Book: Еретик Силы 2: Обездоленные



Звездные войны: Новый Орден Джедаев

Книга 16

Ереик Силы 2: Обездоленные

"Всегда будут те, кто сопротивляется злу. Но чем сильнее ты становишься, тем больше твое искушение."

 Люк СКАЙУОКЕР, мастер-джедай


ПРОЛОГ

Человек, который больше не был человеком, стоял перед существом, которое не было тем, кем казалось.

– Все готово, – сказал человек.

Существо понюхало воздух, как будто пытаясь почуять ложь.

– Вы уверены?

– Да, генерал, – уверенно ответил человек. Но, несмотря на свой твердый голос, уверенным он себя не чувствовал. Раса, к которой (как думал человек) относился его собеседник, отлично понимала язык тела. Малейший жест или подергивание лицевых мускулов могли быть истолкованы как сомнение.

– Население успокоено фальшивым чувством безопасности. Или, если не безопасности, то уверенности в том, что безопасность когда-то будет возможна. Все должно пройти согласно плану – если, конечно, не произойдет ничего непредвиденного.

– Рад слышать, – сказал чужак, его острые когти царапнули по полу.

Человек мысленно вздохнул с облегчением. Эта сделка была для него буквально вопросом жизни и смерти.

– Это означает…

– Когда вы вернетесь, и я полностью буду убежден в том, что ваша часть сделки выполнена, – сказал генерал, – тогда и только тогда вы получите то, чего вы от нас хотели.

Хвост чужака стукнул по полу: конец разговора.

И словами не выразить яснее.

Человек пожал плечами и кивнул. Не было оснований считать, что все пойдет не так, как ожидалось. Он получит то, что хотел. В конце концов, он сделал все, что мог.

– Тогда я оставлю вас, генерал, – сказал он, – С вашего разрешения.

Чужак коротко взглянул на него.

– Я вас не задерживаю, – сказал он. Его слова были серией звуков, слишком высоких, чтобы человеческое ухо могло воспринять их нормально. Голосовой аппарат человека не мог произнести ни слова на этом языке.

Человек сказал то, что от него ждали:

– Я снова встречусь здесь с вами через несколько дней.

– Я буду ждать, – сказал чужак, – И помните: у нас есть то, что вам нужно.

Человек кивнул, понимая, что этого он никогда не забудет. Покидая чужой корабль через узкий гибкий туннель, он уже жаждал вернуться, чтобы потребовать то, что должно принадлежать ему по праву – триумфальное начало его нового существования. Не важно, сколько чужих жизней это будет стоить. Он будет счастлив греться у костра бессмертия, даже если топливом для этого костра должны стать трупы соотечественников.

Улыбаясь, он проложил курс… к своей судьбе.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЭКСПЕДИЦИЯ

Люк Скайуокер бегом поднимался по каменистому склону, его легкие горели от каждого вздоха, дававшегося с большим трудом. С облегчением Люк услышал, что его племянник также испытывает трудности с дыханием: это означало, что трудности, которые испытывал Люк, не были следствием его возраста или плохой физической формы. Просто атмосфера планеты Мунлали Мафир была слишком разреженной.

Позади них раздался страшный лай кризлау. Звук был пронзительно высоким и резал уши даже в разреженной атмосфере, от него пробегала дрожь по спине. Люк знал, что эти существа с розовой гладкой кожей и большими, похожими на ранкорские, головами находятся где-то поблизости, собираясь вокруг развалин дворца, чтобы поохотиться на высадившуюся группу.

Он оглянулся через плечо, словно ожидая, что они уже готовы схватить его. К счастью, они были не так близко. Но он заметил семерых этих существ, появившихся из-за декоративной арки у остатков ближайшей стены. Они почти бесшумно скользили друг за другом среди руин, направляясь к церемониальному кургану. Еще трое выпрыгнули из окна  разрушенного здания, скрывшись из вида за огромной статуей.

Маленькие красные глаза, пара тонких рук с тремя ядовитыми когтями на каждой, две мощных ноги, отлично приспособленные для прыжков, и челюсти, способные сожрать голову человека одним глотком…

Эта мысль напомнила Люку, что надо продолжать движение.

– Их… только десять… – сказала доктор Сорон Хэгерти, тяжело дыша. Ей было идти труднее, чем остальным, и она поднималась по склону только благодаря помощи Джейсена, – Всегда… их было… одиннадцать… Я думала… это важно…

Через секунду еще один кризлау прыгнул через окно, окончательно разбив то, что еще оставалось от оконной рамы, и тоже побежал к кургану.

Ксенобиолог встряхнула головой, словно подтверждая, что она всегда права.

– Одиннадцать, – кивнула она.

– Пойдем, доктор Хэгерти, – сказал Джейсен. Люк почувствовал, что его племянник пытается уменьшить ее усталость с помощью Силы.

– Ритуальная охотничья партия, как вы думаете? – спросил лейтенант Штальгис.

Коренастый имперский офицер  в легком бронежилете повернулся и выстрелил в тех семерых тварей, что бежали к кургану. Бластерный разряд попал одному из хищников в плечо, кризлау дико взвыл от боли, но не замедлил бега.

– Что-то… вроде этого… – выдохнула Хэгерти.

Люк и Джейсен обеспокоенно посмотрели друг на друга. Ксенобиолог уже сильно устала, а до вершины кургана было еще далеко. Этот курган состоял из земли, спрессованной вокруг каменной сердцевины и имел форму псевдо-пирамиды с усеченным верхом, отлично подходящим для импровизированной посадочной площадки. Там их ждал челнок с включенными двигателями, готовый доставить их на фрегат, ожидающий на орбите. Проблема была только в том, как до него добраться, учитывая то, что Хэгерти была уже не в силах подниматься дальше.

Двое джедаев одновременно обернулись и увидели, что кризлау быстро поднимаются по склону, вцепляясь в камень когтистыми руками, и используя свои мощные ноги, чтобы прыгать вперед. Увидев, что Люк и Джейсен остановились, хищники ускорили движение, их вой становился громче с каждым прыжком. Люк знал, какой эффект это страшное завывание оказывает на мелких животных, на которых охотятся кризлау. Интенсивные вибрации этих звуков тормозят нервные центры жертвы, дезориентируют органы чувств, в мускулах возникает спазм. Парализуя жертву своим воем, кризлау могут есть ее заживо. Доктор Хэгерти говорила, что кризлау полагают, что все еще бьющееся сердце жертвы способствует хорошему пищеварению.

«Переварить джедая вам не удастся», мысленно поклялся Люк, «ни целой тушей, ни кусками

Сконцентрировав Силу, он направил ее глубоко под поверхность кургана. Земля, хоть и сильно спрессованная, все же не могла быть такой же твердой, как феррокрит. Под поверхностью в почве были трещины, и один сильный удар может…

«Здесь

Они с Джейсеном создали боевое слияние в Силе, отлично отработанное в последние месяцы. Вместе собрав Силу, они нанесли удар по точке, которую Люк нашел под поверхностью. Из склона под ними вырвался фонтан земли, как будто включилась закопанная там землеройная машина. Осыпающаяся куча земли начала съезжать вниз, собирая по пути еще больше земли, и лавиной обрушилась на кризлау, сметя их к подножию кургана.

Штальгис поднял бровь.

– Впечатляюще – одобрительно сказал он, с явным облегчением.

Закинув бластерную винтовку за плечо, он продолжил подниматься более медленным шагом.

– Мы еще не избавились от них, – сказал Джейсен.

Люк молчаливо согласился. Продолжая подниматься к челноку, он включил комлинк.

– Мы идем, – сообщил он, – Какие-то признаки враждебной активности?

Пилот кратко ответил:

– Все чисто. К взлету готов.

На вершине Люк услышал рев двигателей челнока. Испытывая облегчение от того, что скоро они покинут эту планету, он только сейчас позволил себе задуматься над тем, что же у них здесь пошло не так.

Вначале все было хорошо. Мунлали Мафир была отмечена в списке Хэгерти как планета, население которой сообщало о появлении в системе «блуждающего мира», который находился там короткое время, а потом исчез. Неизвестно, была ли это именно Зонама-Секот, но никто в экспедиции не сомневался, что эту информацию стоит расследовать.

После прибытия, однако, стало ясно, что на Мунлали Мафир что-то изменилось. Джостраны – разумная раса планеты, согласно данным Хэгерти, были медлительными многоногими существами, едва крупнее человеческой руки. Но экспедиция обнаружила колонию кризлау – согласно тем же данным, диких стайных хищников, не более разумных, чем среднестатистический нерф, и никаких признаков цивилизации джостранов. На планете произошло что-то, от чего кризлау стали разумными, а джостраны полностью вымерли. Или же данные имперских исследователей были ошибочными. Язык, на котором разговаривали кризлау, был тот же, что и в записях Хэгерти, только там он приписывался джостранам.

Кризлау не развились до уровня космических полетов, поэтому прибытие имперского челнока было встречено ими с восторгом. Люк, Джейсен и Хэгерти с небольшой группой охранявших их штурмовиков, были приглашены на церемониальный банкет, на котором они увидели, что обычаи принятия пищи у местных жителей весьма неприятны. Местный вождь, который отличался от других только ярким цветным поясом вокруг живота, рассказал им легенду о «звездном мире», который появился в небе четыре десятилетия назад. У кризлау не было телескопов или других оптических инструментов, и их возможности для наблюдения были весьма ограничены, но судя по их рассказам, этот «звездный мир» появился как сине-зеленый свет в небе Мунлали Мафир, и оставался там почти три местных месяца, а потом исчез так же таинственно, как и появился.

В то время, когда «звездный мир» был виден в небе, на Мунлали Мафир резко возросла сейсмическая активность. Начали извергаться многочисленные вулканы, континенты планеты разрывались землетрясениями, все это стало причиной гибели множества местных жителей.

Хотя на данном уровне развития, туземцы – Люк уже не мог определить, джостраны или кризлау – не владели геологическими знаниями и не понимали, какие гравитационные эффекты могут оказывать друг на друга небесные тела, они все же связывали всплеск стихийных бедствий с появлением «блуждающей планеты». Для них «звездный мир» стал предвестником смерти и перемен, и Люк попытался убедить вождя и его племя, что «звездный мир» едва ли вернется.

Вот здесь и начались проблемы.

Тишина воцарилась среди собравшихся, когда Люк терпеливо объяснял, что появление «блуждающей планеты» – не более чем случайное событие, и крайне сомнительно, что оно повторится. Он считал, что Зонама-Секот просто искала безопасное место, чтобы спрятаться, и улетела, когда стало ясно, что Мунлали Мафир обитаема. Люк сказал вождю, что очень возможно, этот «звездный мир» сейчас находится на другой стороне Неизученных Регионов. Он объяснил, что ужасные последствия пребывания здесь Зонамы-Секот – разрушение большинства городов планеты, нарушение движения океанских течений, потеря жизненно важных природных ресурсов, например, водоносных слоев – лишь временное явление. Люк обещал, что скоро все придет в норму.

Но вместо того, чтобы быть успокоенными его словами, туземцы заволновались. Вождь дал знак своим охранникам, члены экспедиции из гостей мгновенно превратились в пленников. Люк запретил сопротивляться, уверенный, что с помощью Силы он убедит туземцев отпустить их. Однако, когда он попытался воздействовать на вождя Силой, он увидел, что сделать это гораздо труднее, чем казалось.

Как оказалось, у этих существ было два мыслительных центра. Если бы на их месте были другие существа, Люк легко убедил бы их просто отпустить пленников, но здесь, в случае с вождем кризлау, не было какого-то одного места, куда можно приложить давление. Один мыслительный центр ярко ощущался в Силе, и легко поддавался воздействию, другой же был тусклым и расплывчатым, таким же скользким, как яйцо нууруупа. Люк не мог воздействовать на оба центра так легко, как надеялся, и это открытие поразило его. До этого ему никогда не приходилось сталкиваться с подобной ситуацией.

Пока продолжалась его растерянность, кризлау повалили одного из штурмовиков на землю. Облаченный в церемониальную одежду кризлау  засунул в рот штурмовику что-то вроде извивающейся личинки. Человек попытался выплюнуть ее, но мелкая тварь все равно проскочила в горло.

Для Люка этого было достаточно. С помощью Силы он отбросил кризлау от штурмовика. Жизненные показатели человека в Силе были нормальны, кроме отвращения, испытываемого от такой «еды». Оттолкнув своих охранников, Люк помог штурмовику встать на ноги, пока Джейсен быстро освобождал других. Освободившись, все члены группы побежали обратно к челноку.

Убегая, Люк услышал характерный лай вождя, выкрикивавшего команды. Вскоре группа из одиннадцати «ритуальных охотников», как предполагала Хэгерти, отделилась от собравшихся и начала преследование.

Погоня в развалинах дворца была яростной, двое штурмовиков были разорваны челюстями и когтями кризлау за несколько секунд. Их вопли было жутко слышать, но их смерть дала другим несколько ценных секунд. Когда один из кризлау хватал жертву, вся охотничья партия останавливалась, чтобы сожрать ее. Это был первый признак того, на что обратила внимание Хэгерти: ритуальный характер охотничьей партии из одиннадцати кризлау. Люк надеялся, что сейчас, когда большая часть охотников погребена под земляной лавиной, они, возможно, прекратят преследование.

Это было бы неплохо, но Люк отнюдь не был уверен, что так и будет. Даже сейчас, приблизившись к вершине кургана, он не мог позволить себе облегчение, которое, как он чувствовал, испытывают Штальгис и Хэгерти. Излишняя самоуверенность ослабляет осторожность, а это может стоить жизни. Нельзя думать, что ты спасся, пока ты на самом деле не спасся.

Наконец, подъем закончился, они оказались на широкой каменной вершине кургана. Десантный челнок типа «Часовой» стоял на разрушенном барельефе, изображавшем мифическое сражение между двумя страшно выглядящими божествами. На трапе стоял имперский пилот в серой форме и махал рукой.

– Эй, что за спешка? – сказал Штальгис, помогая идти последнему выжившему штурмовику, тому, который проглотил личинку, – Они не могут позволить нам немного полюбоваться пейзажем?

– Может быть, вот почему? – сказал Джейсен, указав влево.

Оттуда большими прыжками приближались трое кризлау, вероятно, оставшиеся от охотничьей партии, попавшей под лавину. Было видно, что они добегут до челнока первыми – что, возможно, и объясняло их триумфальный вой.

Люк собрал Силу вокруг себя и Джейсена. Двигаясь быстрее с помощью Силы, они могли атаковать троих кризлау, тем самым давая другим возможность добежать до челнока. Трое кризлау не смогут противостоять световым мечам двух опытных джедаев.

Но едва он сделал шаг, как вой раздался и справа. Бросив взгляд туда, Люк увидел еще восемь кризлау.

– Снова одиннадцать, – выдохнула Хэгерти. В ее голосе звучала безнадежность.

– Это не те, которых мы закопали! – воскликнул Джейсен, – Это невозможно!

– Да, они не те, – ответил Люк, – Они другой расцветки. Это другая охотничья партия.

– Как они узнали? – спросил Штальгис.

На вопрос никто не успел ответить, потому что в этот момент одиннадцать воющих чужаков набросились на людей. Двое кризлау, отделившись от остальных, направились к челноку, заставив имперского пилота, ожидающего на трапе, срочно спрятаться внутри. Через секунду лазерные пушки челнока открыли огонь. Но кризлау двигались слишком быстро, их длинные прыжки не позволяли стрелку прицелиться.

Люк перестал бежать. Уже не было смысла тратить энергию. Вызывать спидер-байк с челнока также было бессмысленно, это в лучшем случае спасло бы только двоих из них. Привычная медитация уменьшила чувство разочарования и гнева; он напомнил себе, что сейчас не время для темных эмоций. Должен быть другой способ спасти товарищей от свирепых тварей.

Штальгис по-уставному впечатал в землю колено и выпустил очередь из своей бластерной винтовки. Один из кризлау дернулся и упал, ему оторвало руку. Из раны хлынула багровая кровь. Люк с ужасом увидел, что существо, шатаясь, снова встало на ноги и, хромая, пошло вперед. Штальгис скрипнул зубами  от злости, продолжая стрелять.

Люк и Джейсен образовали два угла оборонительного треугольника, Штальгис и еще один штурмовик защищали третий. Измученная Хэгерти оказалась в середине. Ксенобиолог была лишь немного старше Люка, но у нее совершенно не было военной подготовки. Люк подумал, что в ее прошлых экспедициях ей едва ли приходилось так бегать.

Кризлау окружили их. С помощью Силы Люк попытался внушить страх тем из них, кто подошел слишком близко, но он знал, что невозможно будет отразить атаку всех девяти огромных убийц.

Он приготовился к неизбежному нападению и бою до смерти, его мысли обратились к сыну, находящемуся сейчас в безопасности, и он мысленно попросил прощения у Мары, ожидавшей его на орбите на борту «Тени Джейд»



Выход «Сокола Тысячелетия» из гиперпространства был каким угодно, только не приятным. Лейя схватилась за подлокотники кресла второго пилота, радуясь, что Хэн наконец-то переделал кресло под ее хрупкое телосложение.

Она услышала, как за креслом грохнулся на пол С-3РО.

– О, нет! – воскликнул золотистый дроид, поднимаясь на ноги и пытаясь сохранить равновесие, – Я надеюсь, мы ни с чем не столкнулись!

Хэн щелкнул парой переключателей. Когда это не дало никаких результатов, он откинулся в своем кресле и врезал по консоли ногой. Через несколько секунд траектория полета стала более гладкой.

– Извиняюсь, господа пассажиры, – сказал Хэн, ни к кому не обращаясь, – Все уже в порядке.

Лейя закатила глаза и оглянулась на Тахири. Девушка-джедай стоически сидела в своем кресле, ее взгляд был устремлен куда-то за транспаристил кабины. Все время путешествия она молчала, и никак не реагировала на попытки втянуть ее в разговор, ее мысли были где-то внутри. Лейя не давила на нее; она чувствовала, что в душе девушки происходит сложный процесс исцеления, и она не хотела мешать ему.

Тем не менее, были моменты, когда она чувствовала, что более прямое вмешательство было бы уместно, особенно, когда молчание Тахири, казалось, никогда не закончится. Затемнение сознания Тахири на Галантосе было пугающим регрессом в ее исцелении, и оно произошло как раз тогда, когда Лейя считала ее уже полностью излечившейся. Однако, когда Тахири очнулась, ее реакция по-прежнему была безукоризненной. Без ее джедайской интуиции им едва ли удалось бы покинуть Галантос, и уж точно не получилось бы вступить в контакт с таинственным рином, который помог им спастись.

Лейя вздохнула. Что бы ни происходило сейчас в душе Тахири, это было опасно нестабильно.

Субпространственный приемник издал сигнал вызова на связь. Лейя включила канал. Из динамика раздался голос капитана Тодры Мэйн:

– «Сокол», это «Гордость Селонии», ждем ваших инструкций.

– Рады снова видеть вас, «Гордость Селонии», – ответила Лейя, – Надеюсь, полет был приятным?

– Настолько приятным, насколько этого можно ожидать от полета через гиперпространство.

Лейя улыбнулась, рассматривая планету, к которой они приближались.

Бакура была прекрасной зелено-голубой планетой, ее главными предметами экспорта была сельскохозяйственная продукция и репульсорные двигатели. На ее двух спутниках было множество рудников, в свое время обеспечивавших сырьем строительство второй Звезды Смерти. Планета действительно находилась на краю Галактики, диаметрально противоположно «коридору вторжения» йуужань-вонгов. Была старая поговорка «С Бонадана на Бакуру через Ботавуи», означавшая, что легче попасть на Бакуру из Корпоративного Сектора обходом через ботанское пространство, чем прямо через Ядро с его опасными гиперпространственными маршрутами.

В этой поговорке упоминались также три высокоразвитых, но очень разных индустриальных мира. Бонадан был опустошенной планетой, отравленной промышленными отходами, а Бакура продолжала оставаться зеленой и цветущей. Белкейден, первая планета, атакованная йуужань-вонгами, находилась в близком соседстве с Бонаданом, и йуужань-вонги модифицировали ее биосферу для промышленного производства своего оружия и биотов. Лейя надеялась, что никогда не увидит тот день, когда такое надругательство над природой распространится с одного края Галактики до другого, связав все миры страшной паутиной боли и жертвоприношений. Если настанет день, когда Шимрра будет править Бакурой, это значит, что действительно настал конец.

Но сейчас планета выглядела по-прежнему мирной…

На орбите Бакуры было много спутников, и Лейя подумала, что бакуриане уже должны обнаружить «Сокол» и «Гордость Селонии» и вызвать их на связь.

Бакурианские силы обороны постоянно держали под наблюдением все возможные точки входа в систему. Правительство планеты очень внимательно относилось к угрозе нового вторжения сси-рууви. После отражения первой попытки, предпринятой сси-рууви двадцать пять стандартных лет назад, на бакурианских верфях были построены два специально спроектированных легких разрушителя и два легких крейсера – «Нарушитель», «Дозорный», «Часовой» и «Защитник».

Два из этих кораблей – «Дозорный» и флагман оперативной группы «Нарушитель» – погибли, сражаясь на стороне Новой Республики у Селонии и Балансирной Станции во время кореллианского кризиса. У бакурианцев остались только «Защитник» и «Часовой».

– Припоминаешь старые добрые деньки, Лейя? – усмехнувшись, спросил Хэн и взял ее за руку. Она тоже улыбнулась, но не ответила. Они с Хэном были на Бакуре сразу после Эндора, когда их отношения только начинались. В другое время она тоже позволила бы себе насладиться воспоминаниями о тех бурных днях.

– «Гордость Селонии», оставайтесь в боевой готовности, – приказала она, – Не идентифицируйте нас. Используйте регистрационные коды своего корабля.

Мэйн подтвердила получение приказа, и Лейя переключилась на другую частоту.

– Эскадрилья «Солнца-Близнецы», сохраняйте эскортную формацию, пока не получите других приказов.

– Принято, – отозвался голос Джейны.

Истребители «Солнц-Близнецов» окружили «Сокол» и «Гордость Селонии», приняв строй в виде додекаэдра. Одно место в строю оставалось пустым…

– Джейна, ты чувствуешь что-нибудь в Силе? – спросила Лейя.

– Ничего необычного.

– А ты, Тахири?

– Что? – девушка вышла из глубокой задумчивости.

– Я спросила, чувствуешь ли ты что-нибудь необычное в Силе? – сказала Лейя.

– Ах… нет, я еще не проверяла…

Тахири закрыла глаза и погрузилась в Силу, исследуя отзвуки эмоций, излучаемых в пространстве вокруг Бакуры.

– Тахири проверяет сейчас, – сказала Лейя Джейне.

Со стороны Джейны последовала небольшая, но многозначительная пауза. Лейя давно заметила определенную напряженность в отношениях между Джейной и Тахири, но до сих пор у нее не было возможности обсудить это с дочерью. Джейна из-за своих обязанностей командира эскадрильи сейчас очень редко могла побывать на борту «Сокола», и у нее не было времени поговорить с родителями. Если между Джейной и Тахири произошло что-то, положившее конец их дружбе, Лейя не представляла себе, что это могло быть.

– Хорошо, – сказала Джейна наконец, – На наших сенсорах все чисто.

Хэн повел «Сокол» по широкой дуге, чтобы занять место на орбите планеты. Лейя хотела сразу дать понять, что они прибыли с мирной миссией, несмотря на военный эскорт. Она не хотела рисковать, особенно после туманных намеков рина.

Лейя снова открыла канал связи с «Гордостью Селонии»:

– Они все еще не отвечают вам, капитан?

– Нет, – ответила Мэйн, – Мы иногда слышим какую-то болтовню в эфире, и больше ничего. На орбите и в доках станций полно кораблей. Большинство из них выглядят как обычные фрейтеры.

– Никто не взлетает из доков, не выпускают истребителей?

– Нет, абсолютно ничего.

Лейя на секунду задумалась.

– Продолжайте вызывать их, – приказала она, – Они или просто не замечают нас, или намеренно игнорируют. В любом случае, они не смогут продолжать это слишком долго. Продолжайте следовать заданным курсом и сохраняйте бдительность. Будьте готовы ко всему.

– Принято, «Сокол».

Лейя повернулась к Хэну. Он в молчании сидел рядом, обеспокоенно нахмурившись.

– Ты в порядке?

Он взглянул на нее и поднял бровь.

– Мне правду сказать или как?

Она покачала головой и вздохнула. Хэну не было необходимости говорить, что у него плохое предчувствие. Да и сама она чувствовала – что-то здесь не так. Но без очевидных доказательств у нее не было оснований действовать иначе как по стандартному протоколу.

Наконец по субпространственному каналу отозвались:

– «Гордость Селонии», это генерал Паниб, оборонительный флот Бакуры. Сообщите о своих намерениях.

Лейя вспомнила капитана Грелла Паниба, которого она видела во время своего прошлого визита на Бакуру. Вероятно, это он и есть. Низкорослый краснолицый тип с манерами голодного вуки.

Мэйн проигнорировала запрос.

– Мы союзники, генерал. Сообщите нам вектор стыковки…

– Сожалею, «Гордость Селонии», но прежде чем мы дадим вам вектор, нам нужно знать о ваших намерениях.

– Чтоб тебя… – проворчал Хэн.

– У нас есть важные причины спрашивать о ваших намерениях, – продолжал генерал, в его голосе было какое-то странное напряжение, которого Лейя пока не могла понять, – Нас никто не предупредил о вашем визите…

– Генерал Паниб, это Лейя Органа Соло, – прервала она его, пока не вмешался Хэн, – Мы прибыли на вашу планету с дипломатической миссией. Мы хотели предупредить вас, но системы ХолоНета в последнее время работают очень нестабильно.

Со стороны генерала последовала пауза.

– Понятно, – сказал он наконец, – Действительно, у нас проблемы со связью. Тем не менее, я настаиваю, чтобы вы сообщили о своих намерениях.

– Эй, сбавь обороты! – не выдержал Хэн, – Мы спасли ваши задницы от сси-руук пару дюжин лет назад, помнишь, или уже забыл?

– Помню я все, я узнал эту вашу раздолбанную посудину сразу, как только увидел.

Лейя скрыла улыбку, увидев, как Хэн сдерживается от еще более резкого ответа.

– Не все так просто, – продолжал Паниб, – У нас здесь чрезвычайная ситуация…

– Какого рода ситуация? – спросила Лейя.

– Вас здесь не хотят видеть! – на закрытой частоте раздался новый голос, странно искаженный, – Идите красть корабли у кого-нибудь другого!

– Что?! – воскликнул Хэн. В этот раз он явно не собирался сдерживаться. Его лицо покраснело от злости, он наклонился к аппаратуре связи, – Слушай, ты…

– Подожди, Хэн, – прервала его Лейя.

Он хмуро посмотрел на нее, но послушался.

– Генерал Паниб, в наш разговор вмешиваются с вашего разрешения?

– Нет, конечно! – воскликнул генерал, шипя от злости, – И кто бы это ни был, он пойдет под суд, как только…

– Вы не сможете отдать под суд всех, генерал, – насмешливо сказал нарушитель. Он специально исказил свой голос, чтобы не быть узнанным, – Вы не сможете скрывать истину вечно!

– Когда я найду того, кто за это отвечает, – взревел генерал, – клянусь, я…

– Истину? – вмешалась Лейя, – И в чем же эта истина?

– Здесь не место для дискуссий! – голос генерала становился все выше по мере того, как он терял контроль над ситуацией, – Нет необходимости, чтобы вы вмешивались в наши дела!

– Мы здесь не для того, чтобы вмешиваться, – быстро ответила Лейя, – Хотя, я признаю, что мы весьма обеспокоены судьбой Бакуры. Полагаю, вы в большой опасности, генерал. С вами, возможно, связывались те, кто притворяется союзниками. Я могу удостоверить вас, что они не те, кем кажутся…

– В отличие от вас, не так ли? – сказал нарушитель, его голос буквально сочился ядом, – По крайней мере, они не бросали нас на произвол судьбы, ослабив перед этим нашу оборону.

Лейя с трудом сдержалась.

– Мы никогда не бросали наших союзников на произвол судьбы!

– Как не бросали вы Дантуин и Итор, – ответил чужак, – или Дуро, или Тинну, или…

Лейя почувствовала, как ее охватывает волна холодной ярости.

– Каждая потерянная планета, каждая потерянная жизнь была для нас тяжелым ударом!

– Прошу прощения, принцесса, – взволнованно сказал Паниб. Голос генерала драматически изменился за последние несколько минут, и сейчас он был искренне извиняющимся, – Мы делаем все возможное, чтобы найти источник передачи.

– Мне тоже искренне жаль, принцесса, – сказал искаженный голос нарушителя, – Но боюсь, что нам пришло время найти новых союзников.

– Ох… – сказал Хэн, взглянув на монитор.

– В чем дело? – спросила Лейя.

– Ангары «Часового» открылись… – сказал он, зловеще качая головой.

Он указал на экран. Из ангаров крейсера «Часовой» взлетала целая туча дроидов-истребителей сси-рууви, направляясь прямо к «Соколу» и его эскорту.

– Что бы мы ни собирались здесь предотвратить, боюсь, мы опоздали…

– Дядя Люк, смотри!

Джейсен с помощью Силы привлек внимание своего дяди к двойному разуму ближайшего к ним кризлау. Молодой джедай использовал Силу, чтобы «выключить» более яркий из разумов кризлау, но существо все равно продолжало двигаться. Вероятно, второго, более слабого разума хватало, чтобы координировать движения тела, хотя первый разум в это время был отвлечен.

– И как это может помочь нам, Джейсен? – спросил Люк.

– Посмотри внимательнее, – настаивал Джейсен, – Это не одно существо! Они симбионты!

– Два существа? – сомневаясь, сказал Люк, – Но я не вижу…

Но внезапно он увидел. Более яркий разум был господствующим, он отдавал приказы телу, которое исполняло их вне зависимости от того, насколько сильно было ранено. Более тусклый разум принадлежал телу, и мог функционировать даже когда господствующий разум был «отключен». Теория Джейсена явно имела неоспоримые доказательства – он всегда лучше интуитивно понимал животных, чем Люк.

Но если Джейсен прав, тогда более слабый разум легче испугать болью. И если у кризлау отключить господствующий разум, существо можно заставить сбежать просто огнем бластерной винтовки?

Люк понял: господствующий симбионт был свирепым убийцей, обладающим некоей разумностью, но закрытым для доводов. Обученная охотиться, а не обсуждать различия, стая будет продолжать охоту, пока в ней остается достаточно господствующих симбионтов, чтобы держать симбионтов-подчиненных под контролем.

Люк с помощью Силы заглушил господствующий разум другого кризлау. Но тело твари продолжало исполнять последние приказы господствующего симбионта, атакуя четверых человек вместе с остальной стаей. Люк с племянником продолжили воздействовать на тварей, один за другим «выключая» господствующих симбионтов. Только после шестого существа стало заметно изменение в поведении стаи. Действия кризлау стали гораздо менее упорядоченными и скоординированными, а их вой стал более растерянным и в то же время более агрессивным. Люк почувствовал тревогу в разумах оставшихся господствующих симбионтов, когда их собратья по стае все сильнее подчинялись животным инстинктам.

Это все, конечно, было очень интересно, но не спасло высадившуюся партию от нападения. Двое обезумевших тварей бросились вперед и были отражены только объединенным бластерным огнем Штальгиса и раненого штурмовика. Один кризлау упал, взвизгнув, но смог снова подняться на ноги; второй, получив бластерный разряд в горло, отскочил, теряя кровь. Через секунду еще один кризлау атаковал с другой стороны. Этого взял на себя Люк, шагнув вперед и вонзив световой меч в мягкое розовое брюхо монстра. Кризлау упал на землю, но он был еще жив и яростно щелкал огромными челюстями, пытаясь дотянуться до ног Хэгерти. Штальгис навел на него бластерную винтовку, и разряд, попав точно в голову кризлау, прикончил его.

Еще двое кризлау атаковали их, действуя нескоординированно и неуклюже, и Люк почувствовал, как его меч врезается в этот яростный вихрь клыков и горящих красных глаз, свет энергетического клинка и вспышки бластерных выстрелов делали картину еще более сюрреалистичной.

Следующий кризлау бросился на Люка, раскрыв свою страшную пасть. Джедай снова взмахнул мечом, на этот раз вложив в удар больше энергии – мысли о Маре и сыне укрепили его решимость остаться в живых и победить. Клинок перерубил передние конечности твари, но этого было недостаточно, чтобы остановить ее движение. Кризлау, врезавшись в Люка, повалил его на землю. Огромные слюнявые челюсти оказались в нескольких сантиметрах от лица Люка. До того, как джедай смог ударить монстра световым мечом, в голову кризлау один за другим попали пять бластерных разрядов. Кровь и слизь хлынули на лицо Люка, кризлау тяжело упал на бок. Люк хотел поблагодарить штурмовика, спасшего ему жизнь, но пришлось срочно отбиваться от атаки очередной твари. Высказывать благодарности сейчас не было времени.

Люк поднялся на ноги, ожидая следующего нападения. Но… нападения не последовало. Все кризлау неожиданно бросили бежать, издавая такой высокий визг, что от него болели уши. Люк продолжал стоять в защитной стойке, готовясь отразить атаку, которая никак не начиналась.

Сила вокруг была наполнена паническими, животными эмоциями кризлау, в ужасе бегущих к краю плато.

Удивленный Люк повернулся и посмотрел на остальных. У Штальгиса была рана на лбу; штурмовик пытался остановить кровотечение из укуса на плече. Хэгерти была невредима. Джейсен, прихрамывая на правую ногу, выключил световой меч и повернулся к Люку, на его лице было удовлетворение.

– Твоя работа? – спросил Люк.

– Я воздействовал на разумы симбионтов-подчиненных, – объяснил Джейсен, – Когда мы «выключили» большую часть господствующих симбионтов, они уже не могли сопротивляться нашему воздействию… Стая начала бояться нас и при первой возможности сбежала.



– Вы полагаете, стая кризлау обладает коллективным разумом? – спросила Хэгерти, явно заинтересованная этой идеей.

– Да. И у этого коллективного разума есть определенное число компонентов, формирующих устойчивую конфигурацию, – ответил Джейсен.

– Конечно! – воскликнула Хэгерти, – В охотничьей группе их всегда одиннадцать! Возможно, их эволюция развивалась таким путем, и существа-симбионты, управляющие ими, сейчас просто используют это преимущество!

– Таким образом они узнали, сколько кризлау из охотничьей группы было убито, – сказал Джейсен, – Как только в коллективном разуме группы начинает не хватать стабилизирующих компонентов, другие кризлау занимают их место, при этом коллективный разум сразу же передает им сведения о ситуации, и они знают столько же, сколько и прежние члены группы.

Люк кивнул. Это объяснение было вполне правдоподобным, но сейчас не было времени обсуждать его.

– Мы должны скорее погрузиться в челнок, пока мы еще можем, – сказал он, – Я не хочу стоять здесь и дожидаться, пока вождь пошлет за нами еще одну группу.

Все согласились с ним, и Хэгерти первая пошла к челноку. Штальгис помогал идти раненому штурмовику, а Люк и Джейсен шли в арьергарде.

– Хорошая работа, – сказал Люк племяннику, пока они шли, – И ты успел как раз вовремя. Я не знаю, сколько еще мы смогли бы их сдерживать.

Джейсен кивнул, его лицо выражало одновременно облегчение и гордость.

– Я должен был что-то сделать. Я не мог позволить, чтобы нас сожрала стая животных.

– Нельзя недооценивать силу животных, – задумчиво сказал Люк, – Грубая сила и численное превосходство могут одержать верх над самой искусной тактикой. Вместе с отсутствием страха перед смертью это представляет собой страшное оружие.

Они дошли до посадочного трапа без происшествий, хотя вой кризлау в отдалении постоянно напоминал им, что они должны как можно скорее покинуть планету. Люк помог раненому штурмовику подняться по трапу и усадил его на сиденье в челноке. Штальгис занял место рядом, взяв по пути аптечку.

– Его необходимо тщательно обследовать, – сказала Хэгерти шепотом, чтобы штурмовик не слышал, – эта личинка, которую его заставили проглотить, может быть опасна.

– Он, кажется, в порядке, – сказал Джейсен, – Кроме раны на плече.

– Я думаю, доктор Хэгерти обеспокоена возможными внутренними повреждениями, – сказал Люк, взглянув на штурмовика, которого перевязывал Штальгис. Сейчас, когда бой закончился, солдат выглядел более бледным и слабым, чем казалось снаружи.

Хэгерти кивнула.

– Мы должны предупредить медпункт «Оставляющего вдов», что, возможно, понадобится срочное хирургическое вмешательство… а также дезинфекционные процедуры.

– Но зачем? – спросил Джейсен.

– Вы сказали, что кризлау представляют собой симбионты, – сказала Хэгерти, – Но симбионты с чем?

– Вероятно, с какими-то другими существами, – ответил он.

Хэгерти снова кивнула.

– Вот именно. Помните пропавших джостранов?

Услышав это, Джейсен побледнел.

– Вы правда думаете, что…?

Она пожала плечами.

– Может быть, они вовсе не пропали.

– Надо сообщить Тэкли, – сказал Люк, чувствуя, как желудок охватывает тошнота. Но это было ничто по сравнению с тем, что пришлось бы испытать штурмовику, если бы он узнал об их подозрениях.

Люк прошел к своему месту, остальные тоже занимали места, готовясь к взлету. Мысли Люка были заняты вопросом, что же случилось с джостранами и кризлау.

Если рассматривать вещи в ретроспективе, все выглядело относительно ясно. Зонама-Секот, пролетев через систему, дестабилизировала окружающую среду Мунлали Мафир достаточно для того, чтобы какой-то подвид джостранов смог захватить господство над кризлау, получив тем самым преимущество над своими конкурентами. Зонама-Секот была ответственна за помощь в эволюции определенному подвиду, но ценой этого стала гибель прежней цивилизации джостранов.

Пилоты подняли челнок в воздух, как раз когда Люк успел дойти до кабины. Пристегиваясь, он взглянул на экран сенсора. Внизу успела собраться новая группа кризлау ( или джостранов?), и Люк мысленно поблагодарил Силу за то, что ему и его товарищам удалось выйти живыми из этого боя. Кризлау неминуемо смяли бы их маленькую группу, это было только вопросом времени.

Люк был благодарен пилотам за то, что они, взлетев, не стали обстреливать кризлау, хотя могли бы. Люк постоянно говорил, что их миссия – мирная, и не нужно без необходимости применять оружие против людей или других существ. До сих пор имперцы прислушивались к его убеждениям, тем более, что его поддержали капитан Йэдж и лейтенант Штальгис.  У многих из членов экипажа «Оставляющего вдов», в том числе и у Штальгиса, были друзья и родственники, оставшиеся в живых благодаря действиям сил Галактической Федерации Свободных Альянсов у Оринды. И тем не менее, наблюдалась скрытая тенденция к недовольству. Для некоторых имперцев Люк был никем иным, как мятежником, ответственным за смерть Императора Палпатина. Но, несмотря на их негативное отношение к нему, он никогда бы не позволил их неуважению подорвать его уверенность или авторитет.

Он отвлекся от своих мыслей, устроившись поудобнее в кресле, пока челнок набирал высоту, покидая Мунлали Мафир. Люк испытывал облегчение от того, что они возвращаются домой – точнее, к тому, что сейчас служило им домом.

– Вызовите на связь «Тень Джейд», – приказал он связисту.

К удивлению Люка, на вызов ответила Данни Куи:

– Я слышала, у вас были проблемы с туземцами?

– Да, немного поспорили за обедом. Мара с вами?

– Сейчас она занята и просила ее не беспокоить. Передать ей что-нибудь?

– Нет, все в порядке. Скажи Тэкли, чтобы взяла челнок и летела на «Оставляющего вдов». У нас пациент для нее.

– Кто-то ранен? – быстро спросила Данни. Люк знал, что она беспокоится за

Джейсена.

– Штурмовик. Он не только ранен, но и… – Люк не сразу нашел подходящее слово, – … инфицирован, наверное.

– Я сообщу Тэкли, чтобы она была готова. Вы узнали что-нибудь о Зонаме-Секот?

– Да, она была в этой системе, как мы и предполагали, но много лет назад.

– Опять «бей и беги?».

– Боюсь, что так. Если бы мы только знали, что она здесь искала, это увеличило бы наши шансы найти ее.

– Да, галактика слишком большая, чтобы обыскивать ее всю, – согласилась Данни.

– Простите, сэр, – вмешался связист, – вас срочно вызывает на связь «Оставляющий вдов».

– Извини, Данни, – сказал Люк.

Поблагодарив связиста, он подошел ближе к голографическому дисплею, на котором появилось изображение капитана Ариэн Йэдж, командира имперского фрегата «Оставляющий вдов», сопровождавшего «Тень Джейд» в полете через Неизученные Регионы. Йэдж, как обычно, собрала волосы в узел, на ее лице было деловое выражение.

– У нас тут незваные гости, – сказала она, не тратя времени на приветствия, – Пятнадцать минут назад в систему вошел корвет чиссов и две полные эскадрильи «Когтей». Они быстро приближаются, и явно намерены пересечь нашу орбиту.

– Они не выходили на связь?

– Нет, хотя мы пытались связаться с ними, как только они появились на сенсорах. Я привела эскадрилью истребителей в боевую готовность.

– Когда они подойдут на дальность выстрела?

– Приблизительно через полчаса.

– К этому времени мы уже будем на борту фрегата, – ответил Люк, – следите за ними, капитан, и держите меня в курсе.

Йэдж кивнула, и ее изображение исчезло. Люк устало опустился в кресло. Двух эскадрилий чисских истребителей более чем достаточно, чтобы разделаться с дюжиной имперских СИД-перехватчиков, но «Тень Джейд», пилотируемая Марой, сама по себе стоит в бою целой эскадрильи. Так что, если придется сражаться, силы будут приблизительно равны. Но Люк надеялся, что сражаться не придется. В последний раз, когда он и Мара имели дело с чиссами, их отношения были вполне мирными, хотя и настороженными. Усталость все сильнее охватывала его, и он воспользовался Силой, чтобы снять ее. Он действительно очень устал после трудного боя, но сейчас для отдыха не было времени.

Кроме того, не было никаких оснований предполагать, что чиссы ищут боя. Он знал, что они настороженно относятся ко всем не идентифицированным кораблям, встречаемым в Неизученных Регионах. Чиссы были рациональными и прагматичными существами, настолько, что казались холодными и недружественными тем, кто не знал их. Пока Люк ничего не мог выяснить об их намерениях, ему оставалось только ждать.

Он вернулся из пилотской кабины в пассажирский отсек, чтобы узнать, как себя чувствует раненый штурмовик. Солдат был без сознания. Штальгис снял с него мундир, чтобы перевязать рану на плече, и было видно, что кожа раненого блестит от пота. Штальгис, склонившийся над штурмовиком, выпрямился, когда увидел Люка.

– Ему становится все хуже и хуже, – сказал офицер, – У нас здесь нет оборудования, чтобы проверить его кровь на содержание токсичных веществ, поэтому его надо как можно быстрее доставить в медицинский отсек фрегата.

Люк подозвал Джейсена.

– Посмотри, может быть, ты сможешь стабилизировать его жизнедеятельность? Мы летим с максимально возможной скоростью, но все равно можем не успеть.

Джейсен подошел к лежащему штурмовику и положил руку на его лоб. Люк почувствовал, как от его племянника  к раненому исходят волны исцеляющей энергии. Люк прикоснулся к плечу Джейсена, укрепляя его в Силе.

– Похоже, мы привлекли к себе внимание, – прошептал Люк, –

– Чье внимание? – ответил Джейсен, тоже шепотом.

– Чиссов.

Состояние пострадавшего штурмовика постоянно ухудшалось, пока челнок летел к фрегату. Люк чувствовал в Силе, что иммунная система человека не может сопротивляться неизвестному паразиту, захватывающему власть над телом. Джейсен не хотел использовать Силу чтобы убить существо, и Люк знал, что его племянник не сделает этого, пока не придется выбирать между жизнью штурмовика и жизнью этого существа.

Хэгерти наблюдала за ними со смешанным выражением тревоги и любопытства. Люк сомневался, что эта женщина когда-либо не выглядит взволнованной: морщины постоянно придавали ее лицу такое выражение. Чтобы лишний раз не беспокоить Штальгиса и на тот случай, если их опасения окажутся напрасными, Люк не стал спрашивать Хэгерти, встречалась ли она с чем-то подобным до этого. Все равно они это скоро выяснят.

В пассажирский отсек заглянул связист.

– Сэр, снова вызов на связь.

Люк вернулся в кабину, оставив Штальгиса и Джейсена со штурмовиком. На голографическом мониторе снова появилось изображение Йэдж.

– Чиссы наконец ответили нам, сэр, – сказала она, – коммандер Айролия, офицер Сил Экспансионистской Обороны чиссов, хочет говорить с начальником экспедиции. Я сообщила ей, чтобы вы возвращаетесь с поверхности, но она сказала, что хочет говорить с вами немедленно.

– Соедините меня с ней, – сказал Люк.

Второй пилот уступил ему место. Люк, поправив джедайскую мантию, уселся в его кресло.

Лицо Йэдж на мониторе исчезло, и через некоторое время на его месте появилось изображение женщины с синей кожей, одетой в красно-черную форму. Ее глаза были характерного для чиссов ярко-красного цвета, на ее лице не было никакого выражения кроме удовлетворения своей властью. Чиссы быстро взрослеют, но Люк был удивлен тем фактом, что эта женщина выглядела не старше его племянницы Джейны.

– Вы мастер-джедай Скайуокер? – ее голос был холоднее, чем у дроида.

Люк кивнул и сказал:

– Я возглавляю мирную научную миссию по приказу правительства Галактической Федерации Свободных Альянсов. У нас чрезвычайная ситуация. Я потерял двух членов экипажа в схватке с туземцами на поверхности планеты, и еще один человек серьезно ранен. Если мы не вернемся на фрегат вовремя, он умрет. Прибытие ваших сил в систему вынудило нас привести корабли и истребители в полную боевую готовность, а это значит, что посадка челнока в ангар фрегата будет затруднена. Если я потеряю еще одного человека из-за вашего вмешательства, я буду крайне…

– Попрошу вас обойтись без угроз, Скайуокер, – спокойным голосом ответила женщина-чисс, глядя на него немигающим взглядом, – Мы не намерены препятствовать вашей посадке или каким-то еще вашим действиям. Но я требую, чтобы вы встретились со мной лично, как только у вас будет такая возможность.

– Конечно, – сказал Люк, – Я смогу назначить встречу, как только вернусь на фрегат.

– Когда вы сможете, это неважно. Просто знайте, что я не намерена оставаться в этой системе слишком долго. Вы встретитесь со мной, или вам придется иметь дело с последствиями.

Изображение на мониторе мигнуло и исчезло.

– Ну, вы слышали, – сказал Люк пилоту, который слушал разговор с большим интересом, – Думаю, нам лучше поторопиться.

– Всем «крестокрылам» – плоскости в боевое положение, – приказала Джейна по субпространственному боевому каналу, – Всем «Когтям» – приготовиться атаковать приближающиеся корабли. Боевой план А-7.

– Принято, – сказал Джаг, командовавший пилотами-чиссами.

Лейя увидела, что строй истребителей разделился на три группы. Истребители Альянса и чиссов летели рядом с великолепной точностью. Спокойствие, с которым Джейна отдавала команды, наполнило Лейю гордостью: неважно, насколько неожиданной оказалась ситуация для Джейны, она не проявила никакой растерянности. Также она не проявила беспокойства по поводу того, что ее эскадрилья не имела опыта боя с дроидами-истребителями сси-руук. Что же касается генерала Паниба, все признаки хладнокровия в его голосе сразу же испарились при столь неожиданном повороте событий.

– Подождите! – закричал он, – Это ужасное недоразумение!

– Уж конечно, не сомневаюсь, – ответил Хэн, – И мы сейчас его «проясним». Эти корабли принадлежат противнику, и мы атакуем их, как только они к нам приблизятся. Понятно?

– Новые истребители, – сказала Лейя, заметив истребители, вылетающие из ангаров «Защитника», – на этот раз RZ-1 и  B-51, не сси-руук.

Хэн взглянул на экран сенсора.

– Паниб, надеюсь, эти истребители взлетают, чтобы помочь нам? Это было бы в ваших интересах.

– «Сокол», я умоляю вас, не приказывайте вашим кораблям открывать огонь! – из голоса генерала исчезли последние остатки спокойствия, осталась только паника, – Все эти истребители взлетели лишь с намерением мирно эскортировать вас на орбиту!

– Все? – Хэн фыркнул, – Ну да. Если перекачивать души людей в истребители, а потом направлять все эти истребители навстречу нам по-вашему означает мирное поведение, то мы с вами говорим на разных языках. У ваших истребителей тридцать секунд, чтобы сменить курс, иначе мы откроем огонь.

– Хэн, посмотри, – сказала Лейя, указывая на монитор, на котором было увеличенное изображение одного из истребителей сси-руук, не совсем четкое, но достаточное, чтобы рассмотреть детали, – Их двигатели не кажутся тебе знакомыми?

Хэн, нахмурившись, посмотрел на изображение.

– А что с ними такое?

– Мне они кажутся очень похожими на ионные двигатели.

– И что?

– А с каких пор сси-руук начали использовать на дроидах-истребителях типа «Рой» стандартные ионные двигатели?

– Ты о чем говоришь, Лейя?

– И еще кое-что – сказала она, – Ты заметил, что наши переговоры не глушатся?

Хэн нахмурился еще сильнее, его инстинкты протестовали против того, что говорила Лейя.

– Это, должно быть, какая-то ловушка, – сказал он, встряхнув головой, – Они хотят, чтобы мы ослабили бдительность.

Лейю этот довод не убедил.

– Нет, Хэн, если бы они действительно хотели атаковать нас, они позволили бы нам приземлиться, а уж потом бы атаковали.

Лейя почти видела, как мысли кружатся в голове Хэна. Что, если Паниб говорит правду? Но если нет, ошибка может обойтись очень дорого. Кроме того, таинственный некто, вмешавшийся в переговоры с Панибом по закрытому каналу, замолчал после того, как появились дроиды-истребители сси-руук. Если он хотел, чтобы появление истребителей сси-руук было воспринято наихудшим образом, он своего добился.

– Эти истребители пилотируют не люди, – тихо сказала Тахири, вмешавшись в разговор. Лейя повернулась к ней. Глаза девушки были закрыты, как будто она по-прежнему медитировала, – Это явно какие-то другие существа. И… – через секунду Тахири открыла глаза, – Ведь все слышали истории о сси-руук, и о том, как ужасна эта их перекачка? Она очень мучительна для жертвы, не так ли?

Лейя кивнула, вспомнив, как выглядело лицо Люка много лет назад, когда он спасся с огромного крейсера сси-руук, где его держали в плену. Зрелище страшной технологии перекачки, когда жизненная энергия насильственно перемещается из тела пленника в боевого дроида, произвело на него крайне тяжелое впечатление.

– Но в разумах этих существ нет страдания, – сказала Тахири, – Они чисты.

– Так кто же они такие? – спросил Хэн.

– Я не знаю, – ответила она, – Я никогда раньше не встречала такой расы.

Когда Лейя с помощью Силы попыталась проверить разумы существ, управляющих дроидами-истребителями, она также обнаружила, что они не испытывают никакого страдания.

-Неважно, пусть они чисты, как альдераанский снег, – прорычал Хэн, – Они направляются к нам, чтобы атаковать!

– С чего ты так решил? – спросила Лейя. Это было слишком легко предположить, – Мы не можем начать бой просто потому, что нам кажется, будто нас атакуют. Мы будем сражаться, только если не будет другой альтернативы.

– А если ты ошибаешься, Лейя? Я не хочу, чтобы Джейна служила им мишенью для учебной стрельбы.

– Я тоже этого не хочу, Хэн.

Она взяла его за руку, чтобы успокоить, и связалась по закрытому каналу с эскадрильей:

– «Солнца-Близнецы», отступите и спрячьтесь за «Гордостью Селонии» и «Соколом». Не стреляйте по дроидам, пока они не атакуют нас.

– Принято, «Сокол».

Джейна поняла приказ и выполнила его немедленно. Истребители чиссов и Альянса отошли и укрылись за фрегатом и «Соколом».

Хэн скорчился в своем кресле, но ничего не сказал. Лейе тоже нелегко было спокойно сидеть в кресле. Она была уверена, что поступает правильно, но все равно нервничала. Воспоминания о ее последней встрече с дроидами-истребителями сси-руук были далеко не самыми приятными. Она помнила, как маневренны эти истребители, и как хорошо защищены для своих размеров. И еще она помнила, как вражеские большие корабли захватывали пленных в спасательных капсулах, чтобы высосать их жизненную энергию и направить в бой против бывших союзников…

– Комендоры готовы, – доложила капитан Мэйн с «Гордости Селонии», когда истребители сси-руук подошли на расстояние выстрела.

Лейя затаила дыхание.

На экране сенсорной станции она видела, как истребители сси-руук начали перестраиваться в защитную формацию вокруг «Гордости Селонии» и «Сокола», словно действительно собирались эскортировать их. При этом они не стреляли и благоразумно держались на значительной дистанции. Когда за ними подошла группа бакурианских А-образных истребителей и  бомбардировщиков В-51, они проделали тот же маневр, хотя и не так быстро.

Лейя облегченно вздохнула.

– Слава Создателю, – произнес С-3РО из-за ее спины.

– Можешь сказать это еще раз, Золотник, – Хэн слегка поправил курс «Сокола», но Лейя знала, что этим движением он пытается скрыть облегчение, которое он чувствовал, – Мы все еще не выбрались из пасти сарлакка. На самом деле, разве вы не заметили, что они загнали нас в ловушку?

– По крайней мере, мы не начали войну, – сказала Лейя, – и теперь можем получить ответы на некоторые вопросы.

– Что если нам сильно не понравится то, что мы услышим? – спросил ее муж.

Лейя пожала плечами.

– Разберемся, когда узнаем.

Хэн повернулся к станции связи. Паниб, отчаянно пытавшийся привлечь их внимание по субпространственному каналу, казалось, всхлипнул от облегчения.

– Спасибо, «Сокол». Вы не пожалеете о вашем решении.

– Мы посмотрим, жалеть об этом или нет, когда услышим, что здесь происходит, – сказал Хэн.

– Понимаю, – ответил генерал, – Но прежде всего я снова прошу вас сообщить о ваших намерениях.

Хэн выразительно постучал рукой по лбу. Лейя, наконец, уступила.

– Мы хотели бы приземлиться в космопорту Салис Д’аар и встретиться с премьер-министром Кандертолом.

– Боюсь, что это невозможно, – сказал Паниб, – Сейчас… премьер-министр Кандертол не может встречаться с кем-либо.

– Я не понимаю, генерал, – сказала Лейя, – Почему…

– Сейчас на Бакуре введено военное положение, – сказал Паниб, не дав ей договорить вопрос, – До конца кризиса все руководство возложено на меня.

– Тогда, возможно, мы должны встретиться с вами, – сказала Лейя, – Что бы ни был у вас за кризис, я уверена, что мы можем что-то сделать, чтобы помочь вам.

– Действительно, мы были бы рады вашей помощи, – ответил Паниб, хотя в его голосе не было особого энтузиазма, – Однако, Салис Д’аар сейчас… не безопасен для вас. Посадите корабль в ангар «Часового», и я вышлю за вами челнок, чтобы встретиться с вами через час. Когда мы встретимся, я все объясню.

– Понятно, – сказал Хэн. Лейя заметила скептицизм в его голосе, – Только не пытайтесь убедить нас, что сси-руук вдруг стали хорошими парнями, потому что мы вам не поверим.

– Это не сси-руук, – сказал Паниб, – это п’в’еки.

Для Лейи многое прояснилось, и по лицу Хэна было видно, что и для него тоже.

– Хорошо, генерал, – сказала она, – Мы встретимся через час.

-П’в’еки? – удивленно спросила Тахири, – Разве они не рабы сси-руук?

– Да, они действительно рабы сси-руук – ответила Лейя.

– Но как…

– Полагаю, мы скоро это узнаем, – сказал Хэн. Было видно, что напряжение в его позе ослабело. Он склонился над консолью, чтобы проложить новый курс, – А сейчас мы покажем этим рептилиям, как надо летать.

Пока Хэн вел «Сокола» в ангар «Часового», Лейя связалась с капитаном Мэйн и сообщила о сложившейся ситуации. Хотя Лейя понимала, что Хэн готов принять от нее любое разумное объяснение, она решила не высказывать никаких предположений, пока не услышит то, что хотел сказать им Паниб. Она знала, что все не просто, как кажется на первый взгляд.

Только силой воли Джейсен сдерживал тошноту, помогая Тэкли проводить хирургическую операцию над штурмовиком, зараженным паразитом. Человек лежал лицом вниз на операционном столе, раздетый до пояса, к его венам были присоединены многочисленные трубки. Его едва успели доставить в медицинский отсек фрегата вовремя. Если бы Люк с помощью Силы не поддерживал иммунную систему солдата, паразит наверняка убил бы его. Сейчас Саба Себатайн помогала поддерживать жизнь штурмовика с помощью Силы, пока Тэкли пыталась изолировать паразита, осторожно разрезая ткани виброскальпелем. Это была очень сложная и опасная работа, но после сорока пяти минут операции Тэкли наконец смогла обнаружить проблему.

Существо, похожее на многоножку, которое кризлау насильно «скормили» штурмовику, было, разумеется, совсем не едой, а паразитическим организмом, как и предполагала Хэгерти. Личинка джострана смогла выжить в желудочной кислоте достаточно долго, чтобы прогрызть себе путь из брюшной полости к позвоночнику. Там существо, используя когти на своих многочисленных ножках, смогло внедриться в спинномозговой канал, по которому начало подниматься вверх, к головному мозгу. Тэкли успела изолировать паразита в самой верхней части позвоночника, когда тварь уже собиралась влезть в черепную коробку человека.

Паразит вцепился в нервную ткань спинного мозга десятками ножек (или усиков?), тонких, как волосы, что делало его удаление чрезвычайно сложным.

Тэкли не сомневалась, что у этого существа есть многочисленные механизмы защиты, предназначенные для того, чтобы затруднить удаление. Конечности личинки могли физически повредить спинной мозг при попытке извлечения, или же паразит мог выделить токсичное вещество, чтобы умертвить столько нервной ткани вокруг себя, сколько возможно. Только с помощью Джейсена она смогла по одной удалить конечности паразита и спасти штурмовика от страшной участи. Джейсен все это время воздействовал Силой на разум джострана, не позволяя ему проявлять активность. Сейчас влиять на существо было гораздо легче, чем на его собратьев в охотничьей партии.

Джейсен не мог отделаться от страшной мысли о том, что могло бы произойти, когда Тэкли подхватила извивающееся тело паразита и бросила его в контейнер для биологических образцов. Длинные усики были похожи на маленькие корешки растения.

– Отличная работа, Тэкли, – сказал Джейсен, – Мастер Силгэл будет гордиться тобой, когда узнает.

– Спасибо, Джейсен, – сказала Тэкли, отходя от операционного стола и снимая перчатки, пока медицинский дроид накладывал швы пациенту, – Но, боюсь, нам придется отложить поздравления, пока не пройдет анестезия.

Уши чадра-фана обвисли от усталости, и ее шерсть потускнела. Было заметно, что такая концентрация отняла у нее очень много сил.

– Ты очень устала, – сказал Джейсен.

Она кивнула.

– Ты выглядишь не менее уставшим.

Джейсен слегка улыбнулся. У него не было времени переодеться, и сейчас он был в том же комбинезоне, в котором высаживался на Мунлали Мафир. Ему едва хватило времени, чтобы смыть грязь и пот с лица и рук. Конечно, он выглядел уставшим.

Они оставили пациента под наблюдением имперских медицинских дроидов. Выйдя из медицинского отсека, они увидели в коридоре лейтенанта Штальгиса, ожидавшего их. Лейтенант снял свой офицерский шлем, открыв удлиненное морщинистое лицо – он выглядел гораздо старше своих тридцати лет. В отличие от Джейсена, у него было время принять душ и переодеться.

– Как он? – спросил офицер.

– Он в порядке, – успокоил его  Джейсен, – Ему только понадобится время, чтобы восстановиться после операции.

– А эта тварь… джостран? – Штальгис скривился от отвращения, – Он…

– Мы удалили его, – сказал Джейсен.

Лейтенант облегченно вздохнул.

– Я не могу выразить, как я благодарен вам обоим. Тарл не только мой подчиненный, он наш друг, всей нашей десантной группы. Если бы он умер… если бы мы не успели вернуться вовремя… – Штальгис жестикулировал, не находя слов, чтобы выразить свои эмоции.

Джейсен положил руку на плечо его кирасы.

– Мы были рады помочь. Но вам необходимо отдохнуть. Ваш друг сможет поговорить с вами, когда очнется.

Штальгис кивнул почти формально и ушел.

– Возможно, тебе стоило бы последовать собственному совету, Соло.

Джейсен обернулся и увидел Данни Куи. Она улыбалась, но было заметно, что она взволнована.

– Я в порядке, – сказал он.

– Ты устал, – ее блестящие зеленые глаза смотрели на него, – И даже не пытайся отрицать.

Тэкли, уходя, прикоснулась к его руке. Джейсен поблагодарил ее в Силе и снова обратил все внимание на Данни. Она стояла перед ним, одетая в обычный джедайский полевой костюм, сложив руки на груди. Ее светлые вьющиеся волосы были длиной до плеч.

– Да, – согласился он, – Я устал. На самом деле, я отдал бы все что угодно за возможность поспать день или два.

– Это заметно. Но, к сожалению, пока у тебя нет такой возможности. Тебя вызывают на мостик.

Джейсена охватила тревога.

– Что-то случилось?

– Ничего, что не могло бы подождать десять минут, пока ты приведешь себя в порядок.

– Это чиссы? – настаивал он.

– Через десять минут ты все узнаешь, но если ты будешь говорить с коммандером Айролией в таком виде, это может быть расценено как объявление войны…

– Она не позволяет нам лететь дальше?

Данни продолжала уклоняться от ответов:

– …нелегальное использование биологического оружия, или какое-то…

– Хотя бы намекни, в чем дело!

– … жестокое и циничное издевательство…

– Ну ладно…

Улыбаясь и чувствуя себя приободрившимися от разговора, они пошли по узкому коридору фрегата к каюте Джейсена.

– Скажи дяде Люку, что я скоро приду.

– Для этого есть комлинки.

Ее лицо приняло притворно возмущенное выражение, потом она улыбнулась и пошла на мостик.

– Эта планета не более чем легенда, – сказала коммандер Айролия. На ее молодом лице было упрямое и самоуверенное выражение, – Я не могу поверить, что ее поиск является вашей истинной целью.

– Уверяю вас, что это гораздо более чем легенда, – сказал Люк. Саба была восхищена тем, как он может управлять собой. Она знала, что мастер Скайуокер очень устал и раздражен, но в выражении его лица было только спокойствие и терпение, – У нас есть доказательства, что Зонама-Секот существовала. Вопрос только в том, существует ли она сейчас.

– И что это за доказательства?

– О Зонаме-Секот мы узнали от Вержер, джедая…

– Вержер? – Айролия подняла брови, – Это та самая Вержер, которая саботировала проект «Красная Альфа»?

Мастер Скайуокер не стал увиливать от истины.

– Да, это та самая Вержер, которая предотвратила геноцид невиданного масштаба.

Айролия усмехнулась.

– И вы ожидаете, что я поверю ее утверждению?

– Никто не заставляет вас ничему верить, – сказала капитан Йэдж, явно раздраженная ее насмешливым тоном, – Мы хотим только лететь по своим делам, вот и все.

– Но что у вас здесь за дела? Это я и хочу выяснить.

Встреча проходила на мостике «Оставляющего вдов», на виду у экипажа. Айролия вела себя так, словно это был ее корабль и ее экипаж. В ее голосе и осанке была исключительная самоуверенность. Саба знала, что если с чисским офицером и ее немногочисленными охранниками что-то случится, это будет иметь ужасные последствия для мастера Скайуокера и его экспедиции. Более того, Айролия знала, что они знали – и поэтому была так самоуверенна.

Саба не была экспертом по внешности гуманоидов, но она подумала, что коммандер Айролия имела весьма характерную внешность для своей расы. Ее лицо было узким и худым, кожа  – синей и гладкой. Взгляд ее красных глаз выдавал твердый характер и острый ум, и во время встречи ее глаза тщательно осматривали мостик фрегата. Саба не сомневалась, что в этот момент чисская женщина также оценивает мастера Скайуокера и его подчиненных.

– Все, чего мы от вас хотим, – сказал Люк, – чтобы вы не мешали нам проводить поиск.

Айролия некоторое время обдумывала его слова.

– Это наша территория, – сказала она, – Вы сами это знаете.

– Мы знаем, что находимся близко к пространству Империума Чиссов. Но мы не знали, что Флот Экспансионистской Обороны Чиссов успел аннексировать именно эту систему.

– Если мы скажем, что это наша система, вы покинете ее?

– У нас мирная экспедиция, – сказал Люк, – Вы не пропускаете в ваше пространство даже торговцев или исследователей?

Коммандер Айролия засмеялась.

– Не пытайтесь одурачить меня, Скайуокер. Вы не более похожи на торговца, чем я. А если вы прибыли сюда с научными целями, я спрашиваю вас: когда вы найдете эту планету, что именно вы будете с ней делать?

Позади Люка раздался новый голос:

– Мы надеемся, что Зонама-Секот поможет нам выиграть войну и спасти триллионы жизней – включая и жизни чиссов.

Айролия повернулась к Джейсену Соло, только что вошедшему на мостик.

– В таком случае ваши цели не столько научные, сколько военные. А почему мы должны не мешать вам в достижении ваших целей, когда вы помешали нам?

– «Красная Альфа» могла не выиграть войну, а мутировать и превратить нас всех в монстров, – сказал Люк.

– Об этом я и говорю, – сказал Джейсен, подходя ближе к центру мостика, – Это была бы война всех против всех.

Айролия некоторое время обдумывала  это.

– Странно видеть, что имперцы и республиканцы работают вместе, – сказала она наконец.

– Теперь наше государство не называется Новой Республикой, – сказал Люк, – сейчас у него другое название: Галактическая Федерация Свободных Альянсов.

– Неужели Империя добровольно присоединилась к вам? – спросила Айролия.

– Да, – ответила капитан Йэдж.

– Полагаю, вы хотели бы, чтобы чиссы тоже присоединились к вашей… Галактической Федерации?

– Это решение принимать вам. Но… да, мы были бы рады видеть чиссов в нашем Альянсе.

Айролия насмешливо фыркнула, но никак это не прокомментировала. Вместо этого она сказала:

– Что меня беспокоит более всего, так это факт, что вы прилетели сюда на военном корабле с военным экипажем.

Мастер Скайуокер пожал плечами.

– Я уже объяснил, что это все исключительно в целях защиты и безопасности экспедиции.

– Возможно, это так. Но о намерениях экспедиции говорит то, кем являются ее лидеры. Люк Скайуокер. Мара Джейд Скайуокер, Джейсен Соло – все знаменитые воины – джедаи.

– Данни Куи – исследователь, – подчеркнул Джейсен.

– Да, мы знаем о ней. И доктора Сорон Хэгерти мы тоже знаем. Они не противоречат вашему заявлению о том, что ваша экспедиция – чисто научная.

Данни, казалось, была одновременно испугана и польщена тем, что ее узнали. Хэгерти никак не отреагировала.

– Но среди вас есть барабел, – продолжала Айролия, – С какой целью вы взяли  это существо?

Саба напряглась.

– Она  – рыцарь-джедай, – сказал Люк.

– Значит, тоже воин?

– Не в том смысле, в котором вы думаете.

– Неужели? Большинство рептилоидных существ, с которыми я встречалась, были агрессивными и хищными.

Хвост Сабы стукнул по палубе. На это нечего было возразить.

Капитан Йэдж шагнула вперед.

– Скажите мне, коммандер, как бы вы себя чувствовали, если бы я сказала вам, что практически все чиссы, с которыми я встречалась, были существами очень высокомерными и заносчивыми?

Люк мысленно призвал ее к терпению.

– Саба очень хорошо может чувствовать присутствие жизни в Силе. Мы надеемся, что она обнаружит Зонаму-Секот по ее излучению в Силе, когда мы можем находиться близко.

– Вам уже удавалось обнаружить Зонаму-Секот таким образом?

– Пока еще нет. Поэтому нам необходимо продолжать поиск.

Айролия, подумав, кивнула.

– Очень хорошо, мастер Скайуокер. Я пропущу вас, но лишь потому, что мы тоже хотим, чтобы эта война скорее закончилась.

Она махнула рукой одному из своих телохранителей, и он подал ей плоскую прямоугольную карту размером с ее ладонь.

– На этом диске записаны коды доступа, позволяющие совершать полеты в пространстве чиссов и карта гиперпространственного маршрута до Ксиллы. Они будут активны одну стандартную неделю. За это время вы должны встретиться с представителями властей и получить разрешение на дальнейший поиск в пространстве чиссов. Без такого разрешения несанкционированное нарушение наших границ будет расценено как акт агрессии. Вам все ясно?

Люк взял диск.

– Более чем.

– Тогда моя миссия здесь завершена, – взгляд Айролии скользнул по мостику, – Возможно, мы встретимся снова на Ксилле.

– Так вы за этим сюда явились? – спросила капитан Йэдж, – Сказать, чтобы мы доложились вашему начальству?

– Не совсем, – ответила Айролия, – Мне было приказано передать вам диск, только если я найду, что вы заслуживаете доверия.

– А если нет?

Чисская женщина только улыбнулась, но ничего не сказала. Высокомерно кивнув на прощание, она жестом приказала телохранителям следовать за ней, и ушла с мостика.

– Почему эта надутая маленькая…

Снова Люк жестом призвал Йэдж к спокойствию.

– Она просто делает свою работу, Ариэн. Мы не можем ругать ее за это.

– Тем не менее, мне будет куда приятнее, когда она уберется с моего корабля, – Йэдж отвернулась, чтобы дать разрешение на взлет чисского челнока из ангара.

– Я отлично понимаю вас, капитан Йэдж, – на голографическом мониторе появилось лицо Мары Джейд, находящейся в рубке «Нефритовой Тени», –  Я бы ее даже на корабль не пустила.

– Ты все слышала, Мара? – спросил Люк, поворачиваясь к монитору.

– Да уж.

– Что меня особенно злит, – сказала Йэдж, – то, что мы согласились нести ответственность перед ними во всем. Империя сотрудничала с чиссами со времен Трауна. Но мы не заключали с ними никаких договоров – мы не обязаны им ничем! От одной мысли, что я должна докладывать о каждом своем движении, у меня волосы дыбом встают.

– Мы должны считаться с тем фактом, что сейчас мы на их территории, Ариэн, – напомнил Люк.

– Учитывая то, что мы на их территории, – сказала Мара, – как насчет того, чтобы посмотреть диск?

Джейсен взял диск у Люка и вставил в компьютер. Как и сказала Айролия, на диске оказались коды безопасности и карта полета до Ксиллы – и ничего более. Чиссы всегда крайне неохотно делились информацией. Было большой удачей получить от них хотя бы это.

– Прошу всех высказать свои соображения, – предложил Люк, – будем продолжать поиск несмотря ни на что, или полетим докладываться на Ксиллу?

– Решение принимать вам, – сказала Йэдж.

– Да, но я хотел бы услышать ваше мнение.

– Не думаю, что будет большой вред, если мы сделаем как они говорят, – сказала Мара, – даже если это раздражает меня.

– А я бы послала в Прорву их и их требования! – заявила Йэдж.

Люк спокойно кивнул, выслушав комментарии обеих женщин.

– Джейсен?

– Нам нужен доступ к их информации, – сказал его племянник, – Это сильно упростило бы нашу задачу. Данные Сорон весьма точны, но охватывают не более десяти процентов Неизученных Регионов.

Ксенобиолог сидела со скучающим видом, пока говорили о политике, но после слов Джейсена она вмешалась в беседу:

– Чиссы исследовали эту часть Галактики десятилетиями. Айролия, несомненно, слышала легенду о «летающей планете», и чиссы должны знать о Зонаме-Секот достаточно много. Полагаю, их информация была бы неоценимой помощью для нас.

– Вы думаете, их информация отличается от того, что знаем мы? – спросил Люк, сложив руки на груди, как он всегда делал, размышляя над трудными вопросами.

– Я уверена, что это так, – Хэгерти указала на карту, – Даже столь небольшое количество информации, которое предоставила нам коммандер Айролия, уже говорит нам о кое-каких интересных фактах. Обратите внимание на границу пространства чиссов. Видите, что чиссы не потеряли ни одной системы со времени вторжения йуужань-вонгов? Или они разработали такую же тактику и технологию глушения йаммосков, как ваши вооруженные силы, или йуужань-вонги просто не предпринимали здесь никаких активных операций, сконцентрировав усилия на других фронтах. Думаю, что ответ на этот вопрос будет очень интересно узнать вашим тактикам.

Все присутствующие согласились с этим. Правительство Галактического Альянса и командование его вооруженных сил казались очень далекими отсюда, из Неизученных Регионов, но Хэгерти – и Айролия – были правы. Миссия Люка была военной, по крайней мере, в том смысле, что любая полученная информация, имеющая военную ценность, способствовала бы военным усилиям Альянса. Хотя имеющиеся у Альянса системы связи не охватывали Неизученных Регионов, субпространственные передачи отсюда могли быть приняты станциями на границе пространства Альянса, а оттуда немедленно переданы Кэлу Омасу.

Люк кивнул.

– Возможно, вы правы. Саба, скажи, ты ни разу не чувствовала присутствие Зонамы-Секот где-то поблизости? Если она близко, мы можем вообще не связываться с чиссами.

Саба выпрямилась, ее ноздри раздулись.

– Я ничего не чувссствую. Если Зонама-Секот где-то здесссь, она хорошо спряталась.

– Я тоже так думаю. Это все равно, что искать дроида в пустыне: скорее он найдет нас, чем мы его, – Люк снова кивнул, – Я придерживаюсь того мнения, что нам надо сделать, как сказала Айролия, и связаться с чисскими властями. Как говорит Мара, вреда от этого не будет. И кто знает, может быть именно это нам поможет.

Когда возражений не последовало, он сказал:

– Хорошо. Пусть Мара и Ариэн ознакомятся с деталями маршрута до Ксиллы. Тем из нас, кто только что вернулся с Мунлали Мафир, необходим отдых перед тем, как мы предпримем что-то еще.

Капитан Йэдж улыбнулась.

– Я уверена, доктор Хэгерти не имеет на этот счет никаких возражений.

Совещание закончилось, на мостике осталась только капитан Йэдж, обсуждавшая с Марой точки гиперпространственного маршрута до Ксиллы. Люк, Саба, Джейсен и Хэгерти, выйдя с мостика, разговаривали в коридоре.

– Как Тэкли смогла удалить этого джострана? –  Люк прежде всего спросил племянника именно об этом.

– Все висело буквально на волоске, – ответил молодой джедай, – Еще один сантиметр и могло быть уже поздно. Но она смогла его поймать.

– Это хорошо, – сказал мастер-джедай, выражение его лица было мрачным, – Я не хотел бы потерять кого-то еще, – воспоминание о двух штурмовиках, погибших на Мунлали Мафир, было очень тяжелым для него.

– Оная проверила данные, которые вы собрали, мастер Скайуокер, – сказала Саба, – Есть некая взаимосвязь с другими регионами, где было зарегистрировано присутствие Зонамы-Секот. Симбионты джостранов и кризлау технологически не развиты, и сейчас они не представляют угрозы. Но они очень агрессивны по своей природе. Живой планете следовало бы избегать таких последствий своего появления.

– Кризлау, несомненно, агрессивны, – согласился Люк, – И то, что джостраны дали им разумность, сделало их только опаснее. Но как это могло произойти от присутствия Зонамы-Секот? Мы знаем, что живая планета очень ярко присутствует в Силе. Она должна избегать всего, что связано с насилием.

– Возможно, – сказала Саба.

На некоторое время наступила тишина. Саба полагала, что эта тишина наступила больше из-за усталости собравшихся, чем из-за чего-то еще. Она чувствовала усталость, исходящую от трех человек рядом с ней  – особенно от мастера Скайуокера и его племянника.

– Вы должны отдохнуть, – решительно сказала она, – Вы сейчас все равно ничего не сможете сделать.

– Ты права, Саба, – сказал мастер Скайуокер, – Просто я сейчас думал о Дифе Скауре. Он, несомненно, рассказал свою версию случившегося чиссам.

Саба кивнула. Скаур был главой разведки Новой Республики и работал вместе с чиссами над созданием вируса «Красная Альфа», который должен был полностью уничтожить йуужань-вонгов и их биотехнологии. И то, что Вержер нарушила этот план, очень разозлило Скаура. В ответ он вполне мог предпринять что-то, чтобы помешать планам мастера Скайуокера.

– Посмотрим, что ждет нас на Ксилле, – сказал Джейсен, – Кто предупрежден – тот вооружен.

– Но это может привести к предвзятому мнению, – сказал Люк, – Не стоит бежать впереди спидера. Последняя вещь, которая нам сейчас нужна – чтобы мы сами исполняли свои пророчества.

– Как обычно, – Саба засмеялась своим шипящим смехом.

Но, как часто случалось, барабельской шутки никто не понял. На Сабу только удивленно посмотрели.

Первое, что заметила Тахири, оказавшись в ангаре «Часового» – напряжение. Словно удушающий запах исходил от всего здесь – от переборок, палубы, аппаратуры, даже от самих людей. Она поморщилась; это была физическая реакция на то, что она чувствовала в Силе. Что было причиной, Тахири не могла сказать. Она знала только, что оно было здесь.

Второе, что она заметила – резкость, с которой встречающие офицеры и солдаты отсалютовали принцессе Лейе и Хэну, когда они спустились по трапу «Сокола». Бакурианские военные, одетые в темно-зеленую форму, почти подпрыгнули, вставая по стойке «смирно».

Она не думала, что такая реакция может быть следствием имперской дисциплины. Бакура была мирной планетой, в ее истории не было диктаторов, с тех пор, как последний имперский губернатор Вилек Нереус был свергнут во время кризиса с сси-рууви. Тахири подумала, что, вероятно, бакурианцы реагируют на то напряжение, которое она чувствовала в воздухе. Что-то заставляло людей нервничать.

Из рядов бакурианских солдат выступил невысокий офицер с рыжими волосами и усами.

– Генерал Грелл Паниб, – представился он, слегка поклонившись Хэну и Лейе. Все остальные – Тахири, Джейна, С-3РО, ногри – телохранители Лейи и несколько солдат с «Гордости Селонии» удостоились лишь едва заметного кивка, – Добро пожаловать на Бакуру.

– Нам пришлось долго ждать, – сухо заметил Хэн.

– Вы служили под командованием Птера Танаса, – Лейя ничего не забывала.

В глазах генерала мелькнула печаль.

– У вас отличная память, принцесса. Мы с вами тогда едва виделись.

– Путешествие на Бакуру запомнилось мне надолго, – Лейя улыбнулась и представила остальных своих спутников.

– Спасибо вам всем за… – начал Паниб, но движение, возникшее среди солдат, прервало его. Послышался шаркающий звук, словно кто-то проталкивался вперед.

– Я сказал вам подождать, пока я позову!

«Не кто-то», подумала Тахири. Ее сердце неожиданно дрогнуло, когда она увидела, как сквозь ряды людей к ним подходит некая рептилия. «Что-то».

Она мгновенно выхватила световой меч. Это существо пробудило давний страх в ее душе. «Тахири… Тахири… Тахири…». Ящероподобное божество из ее видений звало ее.

Она моргнула раз, два, чтобы очистить свой разум, машинально включив световой меч.

– Это ловушка! – крикнула Джейна. Она тоже выхватила световой меч и включила его. Десантники с «Гордости Селонии» подняли бластеры, а ногри шагнули вперед, чтобы защитить принцессу Лейю.

– Нет! – Паниб быстро встал между ними и рептилией, – У него нет враждебных намерений!

Существо подошло к ним, его когти пронзительно царапнули по палубе, когда оно остановилось за спиной генерала.

Это был рептилоид с клювом и длинным мускулистым хвостом. Его тело было покрыто тускло-коричневой чешуей, из-под надбровных гребней тревожно смотрели золотистые глаза. Из одежды на нем была только кожаная амуниция, к которой были прикреплены какие-то многочисленные предметы, которые могли быть как инструментами, так и знаками различия.

– Это Лвотин – сказал генерал Паниб, явно испуганный реакцией гостей, – Я уверяю вас, что… – его неожиданно прервал пронзительный свистящий голос рептилии.

Когда рептилоид замолчал, Хэн демонстративно прочистил уши.

– Кто-нибудь понял, что он сказал?

– Я понял, сэр, – ответил С-3РО, упустив из виду, что это был риторический вопрос, – Он говорит, что он является лидером Движения Освобождения п’в’еков, и что он рад приветствовать нас. Он говорит о нас, как о «друзьях свободы».

Тахири почувствовала неуверенность людей, стоявших вокруг нее, когда существо снова заговорило высоким свистящим голосом.

– Он говорит, что не собирается причинять нам вреда, – перевел С-3РО.

– Ты даже не представляешь, какое облегчение я от этого испытываю, – сказал Хэн тоном, означавшим прямо противоположное.

– Прошу прощения, – сказал Паниб, – п’в’еки не привыкли к дипломатическим протоколам – человеческим или чьим-либо еще. Они лишь недавно сбросили оковы рабства и  начали говорить от своего имени.

Лейя приказала всем опустить оружие и, проскользнув мимо ногри, подошла к Лвотину, искренне, хотя и слегка нервно, улыбаясь.

– 3РО, скажи Лвотину, что мы рады видеть его, – приказала она протокольному дроиду, – Если, конечно, он – это именно «он».

– Он говорит, что это именно так, – сказал Паниб, – И нет необходимости использовать дроида-переводчика. Лвотин прекрасно понимает наш язык. Вы знаете, мы здесь на Бакуре не очень любим дроидов, так что, если хотите, мы можем дать вам специальные наушники, которые отлично справятся с переводом.

С-3РО разозлился при мысли о том, что его таланты здесь могут быть не нужны, и он может даже вызывать у кого-то отвращение.

– Со всем моим уважением, сэр, я создан именно для таких ситуаций. Я владею более чем шестью миллионами языков, и…

– Он хочет сказать, генерал, – перебила Лейя дроида, – что мы обойдемся без наушников.

Лвотин понюхал языком воздух. П’в’ек был меньше по размеру, чем средний сси-руу, но не намного. И он был заметно крупнее, чем средний человек. Под его чешуйчатой кожей бугрились мощные мускулы, его толстый хвост слегка ритмично подергивался взад-вперед. Вид существа внушал тревогу, и эта тревога становилась еще сильнее, когда Тахири смотрела на лицо п'в’ека. Его янтарные глаза с тремя веками пристально смотрели на нее, как будто читая ее мысли. Тахири знала, что Лейя приказала всем опустить оружие, но Тахири по-прежнему держала палец на кнопке активации светового меча.

– Вы привели сюда рыцарей-джедаев, – сказал Лвотин через 3РО, – Я надеялся когда-нибудь встретиться с одним из них. Световой меч – восхитительное оружие. Элегантная смесь энергии жизни и технического дизайна. Похоже на наши технологии.

Настороженное выражение лица Лейи стало заметно холоднее.

– Вы все еще используете перекачку?

Паниб снова шагнул вперед.

– Не думаю, что здесь подходящее время и место для подобных дискуссий. Возможно, нам стоит перейти в более комфортную обстановку, не так ли?

– Мы никуда не пойдем, пока Лейя не получит ответ, – сказал Хэн, снова взявшись за бластер, – Я не хочу, чтобы из меня выкачали душу, когда я потеряю бдительность.

Лвотин, подпрыгнув на месте, взволнованно заговорил.

– Он говорит, что процесс перекачки совсем не такой, каким вы его помните, – перевел 3РО, – Он в значительной степени усовершенствован. П’в’еки хотят мира, а не войны.

Хэн подозрительно посмотрел на п’в’ека.

– Лейя?

– Как бы все это мне не было подозрительно, – сказала Лейя, – вернуться назад мы уже не можем.

Она повернулась к Панибу:

– Уясните следующее: Галактическая Федерация Свободных Альянсов никогда не заключит союз с правительством, которое использует подобную технологию, независимо от того, кто становится ее жертвой.

– Вы думаете, что п’в’еки перекачивают в дроидов жизненную энергию своих прежних хозяев? – спросил Паниб, –  Могу уверить вас, что это не так.

– Никто не подвергается перекачке против своей воли, – перевел 3РО слова Лвотина, – Лвотин хочет вам объяснить, если позволите.

Лейя кивнула.

– Я хотела бы услышать объяснение. И, возможно, вы также расскажете, что случилось с премьер-министром Кандертолом?

Паниб кивнул.

– Пожалуйста, следуйте за мной, – сказал Паниб.

Хэн и Лейя, взявшись за руки, пошли за генералом по коридору из ангара. За ними шли Джейна, Тахири и 3РО, в арьергарде следовали солдаты с «Гордости Селонии».

Джейна была воплощением сосредоточенной энергии, ее глаза бдительно осматривали все вокруг, избегая лишь смотреть на Тахири. Джейна словно намеренно избегала смотреть ей в глаза.

Это причиняло боль Тахири. С тех пор, как они улетели с Галантоса, Джейна едва обменялась с ней одним словом. И Джаг Фэл был не лучше. Тахири чувствовала, что они словно следят за ней. Им не было необходимости что-либо говорить: она чувствовала их недоверие к ней, и это причиняло ей боль куда сильнее, чем любые слова.

Когда они шли по коридору, Тахири почувствовала, что шрамы на ее лбу зачесались. Она подавила желание почесать их. Тахири стеснялась их и не хотела привлекать еще большее внимание к этим уродливым отметинам. Раны на руках, которые она нанесла сама себе, почти зажили и были скрыты рукавами туники. Она хотела избавиться от них с помощью бакты, но потом решила сохранить их, повинуясь инстинкту, который она не совсем понимала, и не хотела слишком об этом задумываться. Сейчас ее ждали гораздо более важные дела.

На самой верхней палубе «Часового» располагался большой зал для собраний с прозрачным транспаристиловым потолком, открывавшим великолепный вид на звезды. Во время боя транспаристил должен был закрываться стилкритовыми щитами, а сейчас отсюда открывалось прекрасное зрелище планеты Бакура. Зелено-голубой мир, как огромная луна, висел прямо над столом в зале. Здесь было достаточно места, чтобы уселись все, кто вошел в зал, но за стол были приглашены только те, кто участвовал в переговорах.

Джейна стояла позади своих родителей, держа руку на эфесе светового меча. Ей очень не нравилось находиться далеко от своей эскадрильи в такой неопределенной ситуации, и тот факт, что ее оружие было при ней в полной готовности, хоть как-то ее успокаивало. Всем было известно, что сси-руук владели техникой ментального контроля, и кто мог поручиться, что генерал Паниб – не зомби с промытыми мозгами, чья задача – заманить делегацию Альянса в ловушку?

Присутствие п’в’ека тоже отнюдь не успокаивало. Когда к Лвотину присоединились еще двое п’в’еков, подозрения Джейны немедленно возросли. Она решила, что это телохранители, судя по тому, что они шли позади Лвотина, но по внешности они никак не отличались от своего начальника. Они были вооружены странным оружием, прикрепленным к их амуниции: плоские диски, с одной стороны которых выступало что-то вроде сопла.

«Ионные излучатели», предположила Тахири. Чтобы отразить выстрел из такого оружия, нужен был специально настроенный световой меч.

Строение тела Лвотина не позволяло ему сидеть в кресле, предназначенном для гуманоидов, поэтому он улегся на полу на нескольких подушках. Однако, его вид не стал от этого менее угрожающим.

– Блейн Харрис, заместитель премьер-министра, уже летит сюда из Салис Д'аара, – сказал Паниб, – Но мы можем начать и без него.

– Мы готовы вас выслушать, – сказал Хэн, усаживаясь рядом с Лейей.

– Вы прибыли в очень… неудобное время для нас, – признался Паниб, – Я даже не знаю, с чего начать…

– Начните с перекачки, – потребовала Лейя.

– Мы знаем, что вы считаете эту технологию чем-то отвратительным, – сказал Лвотин, а С-3РО переводил его речь, – И я могу понять ваши чувства. П’в’еки были жертвами перекачки тысячи лет. Это было страшное зло для нас…

– Пусть так, – сказал Хэн, – Но я много раз видел, как рабы, получив свободу, проявляли не меньшую жестокость, чем их бывшие хозяева.

– Я признаю, был большой соблазн поступить с сси-руук так же, как они поступали с нами, – сказал Лвотин, его клюв слегка щелкал в конце каждой фразы, – Но… я расскажу вам о том, как мы оказались здесь. Может быть, тогда вы поймете нас лучше.

Джейна увидела, что ее мать кивнула, предложив Лвотину продолжать, и устроилась в большом кресле поудобнее, чтобы слушать.

– Почти тридцать лет назад Империум Сси-рууви начал войну в этой части Галактики… – начал свой рассказ Лвотин.

Джейна знала эту историю. После смерти императора Палпатина сси-рууви атаковали имперское пространство, начав с Бакуры. Но их экспедиционная эскадра потерпела у Бакуры сокрушительное поражение от объединенных сил местного имперского правительства и Повстанческого Альянса. Дальнейшие попытки агрессии были отражены Новой Республикой. Позднее республиканский флот прогнал сси-рууви до самого Лвекка – их родного мира. С тех пор о них ничего не было слышно. Предполагалось, что они или поняли свою ошибку, или накапливали силы для более решительного нападения. «Прямо как йеветы», подумала Джейна.

– … На самом деле, – продолжал говорить Лвотин, – наши бывшие хозяева после поражения пересмотрели не только свою тактику…

Он рассказал, что общество сси-руук было разделено на кланы, отличавшиеся цветом чешуи. Абсолютным правителем Империума был Шриифтат, при нем находились Совет Старейшин и Конклав. Конклав занимался делами религии – еще один аспект жизни, считавшийся сси-руук очень важным. Их верования учили, что душа любого сси-руу, умершего вдали от святых миров, потеряна навсегда. Поэтому сси-руук предпочитали не рисковать своими жизнями в бою, а использовать боевых дроидов, заряженных энергией перекачанных душ пленников.

– Перекачка хорошо служила нашим хозяевам много столетий, и они не видели причин отказываться от нее. Отвращение, с которым вы относитесь к этой технологии, было абсолютной неожиданностью для них. Они думали, что все расы используют подобные технологии. Что вы просто подчеркиваете новизну технологий, которые используете. Но Альянс нанес поражение сси-руук не только потому, что использовал другие технологии. Был еще один аспект, на котором сосредоточили внимание наши бывшие хозяева. Они видели имперские и повстанческие корабли в бою у Бакуры. Они достаточно хорошо знали физику, чтобы воспроизвести вашу технологию в своих лабораториях. Через десять лет им удалось построить прототип истребителя, в котором была использована ваша технология дефлекторных полей и ионных двигателей, но заряженных душами п’в’еков, перекачанными по улучшенной технологии. С уменьшенным расходом жизненной энергии эти перекачанные души существовали гораздо дольше, и их существование не было таким мучительным, как раньше…

– Но они по-прежнему подвергались перекачке, – прервал его Хэн.

– Да. Каждый новый дроид-истребитель приводился в действие душой, украденной из тела п’в’ека. Тот факт, что они страдали меньше, уравновешивался тем, что их страдание длилось гораздо дольше. Ситуация по-прежнему оставалась неприемлемой. И в это время был рожден Кирамак…

– Что это за Кирамак? – спросила Лейя.

– Это трудно объяснить так, чтобы вы поняли… Вы знаете, что сси-руук с синей чешуей составляли правящую касту Империума сси-рууви, а с золотистой чешуей – были жрецами. Клан с желтой чешуей занимался вопросами науки, сси-руук с красной чешуей  были воинами, а с зеленой – рабочими. Ниже их всех, занимая лишь немного более высокое положение, чем п’в’еки, находились те, кто был рожден от запрещенных связей – сси-руук с коричневым цветом чешуи. Некоторые считали, что именно они были предками п’в’еков. Они считались неполноценными и скотоподобными, и использовались для самой грязной и тяжелой работы. Многие  из них, особенно дети от запрещенных связей, уничтожались сразу после рождения.

Таким был наш мир, когда родился Кирамак. Важно, чтобы вы поняли это, потому что Кирамак не должен был существовать. Отпрыск сси-руук с коричневой чешуей, Кирамак имел цвет – такого еще не было! И не просто один цвет – в чешуе Кирамака были все цвета! Это сделало его уникальным существом среди сси-руук.

Лвотин сделал сложный жест, задействовав в том числе мускулы хвоста и позвоночника, как будто пожал плечами, точнее не плечами, а всем телом.

– Было ясно, что Кирамак – мутант, девиация. У него не было определенного пола, и он был огромной величины. Но это все не важно. Его рождение стало шоком для сси-руук. Как вы знаете, религиозные вопросы имеют для них огромное значение, а рождение Кирамака было предсказано много тысячелетий назад. Кирамак, дитя многих цветов, тот, кто сделает рабов господами; тот, кто слабых сделает сильными.

– Так вы говорите, – снова вмешался Хэн, – что сси-руук приняли Кирамака потому, что они думали, что он поведет их к победе над нами?

– Да, – сказал Лвотин, – они воспитывали его как короля, обеспечили ему все привилегии и наилучшее образование. Кирамак был лучшим во всех аспектах: сильный, мудрый, быстро обучающийся. Он спорил со Шриифтатом о делах власти и политики, он обсуждал с Конклавом вопросы теологии, он соперничал с Советом Старейшин в знании подробнейших деталей законов. Но главным было то, что Кирамаку не чуждо сострадание – в отличие от остальных сси-руук.

– И он выбрал вас, а не их? – спросила Лейя.

– Да. Кирамак привел нас к победе над нашими бывшими хозяевами. Он был архитектором нашей революции, и он закрепил ее результаты. Уже через год Лвекк был наш, и Империум сси-рууви навсегда ушел в прошлое. И сейчас, когда прошло уже пять лет после победы, Кирамак продолжает управлять нашим народом.

– Впечатляюще, – сказала Лейя, – Но сбросить угнетателя – это только начало длинного и трудного пути.

– После освобождения мы продолжили исследование перекачки, – продолжал Лвотин, а С-3РО переводил, – Мы нашли способ питать перекачанные души. Жизненная энергия, выкачанная из водорослей и других примитивных форм жизни может предотвратить их распад и гибель. Много времени заняли исследования по устранению… дискомфорта, который живое существо испытывает в процессе перекачки. Сейчас, когда мы переделали большую часть нашей техники, ранее работавшей на перекачанных душах, под ваши формы технологии, и уменьшили страдания перекачанных, мы отказались от многих из тех жестокостей, которым раньше подвергались пленные и рабы. Дроиды-истребители, которых вы видели сегодня, пилотируются перекачанными в последние дни Империума, – тройные веки Лвотина моргнули сложным движением, – Хотя мы продолжаем практиковать перекачку, как форму военной службы. Есть те, кто готов добровольно пожертвовать своим физическим существованием. Конечно, после нее нет пути назад. Такое решение нелегко принять.

– Я уверена, что это так, – сказала Лейя, взглянув на генерала Паниба.

По голосу и позе, с которой Лейя сидела в кресле, Джейна поняла, что ее мать не убедило объяснение Лвотина, хотя оно и подтверждалось чувством спокойствия, исходившим в Силе от дроидов-истребителей.

– Генерал Паниб, вы не замечали ничего, противоречащего утверждению Лвотина, что ни одно разумное существо не будет перекачано против своей воли?

– Никто из бакуриан не был насильственно перекачан, если вы это имеете в виду, – ответил Паниб, – И вообще, п’в’еки не предпринимали против нас никаких агрессивных действий. Хотя…

– Что? – спросил Хэн, слегка наклонившись вперед в своем кресле.

– Ну, есть кое-что еще, о чем необходимо сказать, а именно: почему вы прибыли в неудобное для нас время. Делегация п’в’еков прилетела сюда две недели назад, и они предложили нам союзный договор. Премьер-министр Кандертол и Сенат несколько дней обсуждали это предложение, и в конце концов приняли его. После того, как о решении Сената объявили в информационных программах, начались народные волнения. Народу трудно объяснить, что мы не продаем их нелюдям.

– Да уж, я могу это понять, – проворчал Хэн.

– Мы думали, что люди поймут, – продолжал Паниб, – Оборонительные преимущества от союза с п’в’еками очевидны, учитывая то, что йуужань-вонги постепенно продвигаются в направлении Бакуры. И мы должны быть благодарны п’в’екам за то, что они устранили угрозу сси-руук, – Паниб беспокойно заерзал на месте, – Но есть определенные трудности…

– Например? – спросила Лейя.

– Лвотин упоминал религию; п’в’еки разделяют религиозные верования сси-руук. И есть детали, которые мы должны учитывать… Кандертол хотел, чтобы Кирамак лично прибыл на Бакуру для заключения договора. Но Кирамак не может прибыть сюда, пока Бакура не будет считаться святым миром. Как и другие сси-руук, Кирамак верит, что если он погибнет вдали от святых миров, его душа будет потеряна навсегда. А факты таковы, что нельзя исключить попытки покушения… особенно, учитывая настроения в народе, – он виновато посмотрел на Лвотина, – Мы соседи; мы должны научиться жить в мире, торговать и вместе отражать общую угрозу. Если Бакура и п’в’еки будут сотрудничать, мы сможем согласовать наши религиозные верования. Мы хотим, чтобы п’в’еки чувствовали себя безопасно, посещая Бакуру. Поэтому Кандертол сумел найти компромисс: Кирамак прибудет на Бакуру, чтобы провести церемонию освящения. Церемония должна произойти через два дня. Так обстояли дела, когда…

– … Когда премьер-министр Кандертол исчез, – раздался новый голос у входа в зал.

Джейна, инстинктивно схватившись за световой меч, повернулась к двери и увидела пожилого человека в алой мантии. Его лицо было длинным и худым, кости явно виднелись под кожей. Его сопровождали двое бакурианских солдат с бластерными винтовками.

– Заместитель премьер-министра Харрис, – сказал Паниб, вставая. В его голосе звучало облегчение, – Спасибо, что почтили нас своим присутствием.

Харрис махнул рукой, приглашая Паниба сесть, и кивнул всем присутствующим.

– Принцесса Лейя, капитан Соло… я очень рад видеть вас снова. И, конечно, я рад видеть вас, Лвотин.

Слуга поднес ему кресло, и заместитель премьер-министра сел между Лейей и Лвотином.

– Извиняюсь за опоздание, – сказал он генералу Панибу, – В главном космопорту была угроза теракта, поэтому пришлось вызывать военный челнок. Как вы видите, – обратился он к остальным собравшимся, – у нас возникли гражданские беспорядки. Большинство народа здесь ни при чем, всему виной беспринципные экстремисты, которые думают, что они знают, что лучше для Бакуры. Они считают, что п’в’еки ничем не отличаются от сси-руук, и визит Кирамака не что иное, как хитрая уловка, в результате которой все население Бакуры будет перекачано. Тот, кто был когда-то врагом, останется врагом всегда – вот их принцип. Вести переговоры с такими людьми просто невозможно, – он беспомощно сжал кулаки, его взгляд скользнул по Хэну и Лейе, – Я слышал, что вам они тоже пытались помешать?

– В наши переговоры с генералом Панибом на закрытом канале кто-то вмешался, – сказала Лейя, – Кто бы это ни был, у него есть доступ к правительственным каналам связи.

– Они везде, – печально сказал Харрис, – С приближением срока освящения они становятся все отчаяннее. За последние две недели они по крайней мере пять раз вмешивались в переговоры по правительственным каналам. Похищение Молиерра Кандертола было актом самоубийственной дерзости. Я решительно осуждаю их методы, но не могу не восхищаться их храбростью, – он печально покачал головой, – Тем не менее, мы никогда не согласимся на переговоры с террористами.

– Что насчет Кандертола? – спросил Хэн, – Есть какие-то предположения, где его могут держать?

– Мы скоро найдем его. Тем более, что лидер террористов уже в наших руках.

Генерал Паниб был явно ошеломлен этой новостью.

– Когда вы успели?…

– Она была арестована незадолго до того, как я прибыл сюда. Скоро ее допросят.

– Она… – Паниб помедлил, – … та, кого мы подозревали?

– Да, – сказал Харрис с самодовольной улыбкой, – Это Малинза Танас.

Джейна знала это имя. Малинза Танас была дочерью Птера Танаса и Гэриэль Каптисон – людей, с которыми ее мать и дядя Люк познакомились во время своего первого посещения Бакуры. Когда родители Малинзы умерли, Люк и Мара помогали ей средствами, виделись с ней пару раз. Но никто не знал, что девушка стала лидером террористов.

– Малинза? – спросила Лейя, – Вы уверены?

– Абсолютно, – кивнул Харрис, – Она сама созналась, что возглавляет группировку террористов.

– А она созналась, что это она похитила премьер-министра? – спросил Паниб.

– Еще нет, но это лишь вопрос времени.

– Когда вы сказали, что ее допросят…

– Разумеется, я не имел в виду пытку, принцесса, – сказал Харрис, – Мы цивилизованный народ, и нужно нечто большее, чем незначительные беспорядки, чтобы довести нас до таких жестокостей.

– Что-то здесь не складывается, – сказал Хэн, встряхнув головой, – Тот, кто вмешался в наши переговоры с Панибом, думал, что мы пришли за вашими кораблями. Они явно считали п’в’еков союзниками. Но это противоречит тому, что мы услышали от вас о террористах. Если, как вы говорите, они настроены против п’в’еков, они не говорили бы о п’в'еках как о союзниках.

– Что я могу сказать? Они действуют беспорядочно, их цели неясны даже им самим, – Харрис пожал плечами, – Мы страдали от действий таких групп изоляционистов с тех пор, как вышли из состава Империи. Есть те, кто действительно  возмущен вмешательством Новой Республики в наши дела. Некоторые из них могли примкнуть к анти-п’в’екскому движению, чтобы создать иллюзию многочисленности. Такие люди не будут счастливы, пока Бакура не окажется одна против всей Галактики – и неминуемо падет.

– Что будем делать сейчас? – спросил Паниб.

– Прежде всего, генерал, надо навести порядок в нашем доме. Когда мы найдем премьер-министра, я думаю, мы сможем отменить военное положение и начать готовиться к церемонии освящения. От этого зависит заключение договора. Премьер-министр не хотел бы, чтобы оно из-за чего-то задерживалось. С вашего разрешения, я соберу Сенат, и мы начнем работу.

– Конечно, – генерал явно испытывал облегчение, – Времени осталось мало, а работы предстоит много.

Лвотин заговорил:

– Мы понимаем, что для вас сейчас трудное время, – переводил С-3РО, – И мы благодарны вам за то, что вы продолжаете прилагать усилия к достижению дружбы между нашими народами, – п’в’ек взволнованно щелкнул клювом, – Я сообщу Кирамаку, что все в порядке, и церемония пройдет как запланировано.

– Благодарю вас, друг мой, – Блейн Харрис кивнул послу п’в’еков, – Мы будем рады видеть вас на церемонии, – обратился он к Хэну и Лейе, – Я уверен, вам будет интересно взглянуть на культуру, о которой многие годы мы знали только в теории, но никогда не имели возможности увидеть своими глазами.

– Это большая честь для нас, – ответила Лейя, – Делегации Альянса будет очень интересно взглянуть на церемонию.

Паниб поднялся из-за стола, а за ним и все остальные.

– Надеюсь, вы простите меня, если я объявлю наше собрание законченным. Мне необходимо обсудить крайне важные дела с заместителем премьер-министра.

– Конечно, – Лейя приняла объяснение с ее обычным дипломатическим апломбом, – Благодарю вас за подробное объяснение ситуации. Есть некоторые аспекты, которые я хотела бы позже обсудить более подробно, если возможно.

– Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы, – сказал Паниб. В его голосе и движениях появилась уверенность, после того, как он услышал новости от Харриса, – И я ручаюсь, что в космопорту Салис Д’аар к вашему прибытию будут обеспечены все меры безопасности. Теперь, когда Малинза Танас арестована и организация террористов обезглавлена, ситуация начнет улучшаться.

Лейя слегка поклонилась в знак признательности.

Заместитель премьер-министра также поклонился, прощаясь, когда Хэн, Лейя, и их спутники направились к двери. Лвотин и его двое телохранителей последовали за ними, и, хотя они не подходили к делегации Альянса слишком близко, Джейна старалась держаться между ее родителями и п’в’еками.

Когда они вышли из зала, Лвотин просвистел длинную и мелодичную фразу.

– Лвотин говорит, что сейчас наступает очень важное время для всех наших рас, – перевел С-3РО, – Он также говорит, что будет очень рад вашему присутствию на церемонии. Кирамак будет доволен, когда услышит эти новости.

Не дожидаясь ответа, Лвотин пошел дальше по коридору, его телохранители шли за ним.

– Веселый парень, да? – усмехнулся Хэн.

– Что-то здесь не сходится, – сказала Джейна. Она была рада, что встреча с бакурианскими официальными лицами закончилась, и она снова могла говорить со своими родителями, – Как анти-п’в’екское движение может везде устраивать беспорядки, если его поддерживает меньшинство?

– Максимальный раскол, – сказала Лейя, – минимальными усилиями. Возможно, здесь поработала Бригада Мира?

– Что от них могло остаться после Илезии? – фыркнул Хэн.

– По крайней мере, на этот раз мы не опоздали, – сказала Джейна. Воспоминания о гибели Н’Зота были еще свежи в ее памяти.

– И это означает, – сказала Лейя, – что мы скоро узнаем, что здесь за история.

– История, Йу’шаа. Расскажи нам историю, – шептали аколиты, столпившиеся в темном зале, – Расскажи нам о джиидаи.

Пророк смотрел на них с высоты своего трона, его лицо было скрыто за ужасной маской. В лабиринте шрамов и татуировок едва можно было разглядеть лицо.

– Кто просит? – спросил он, в соответствии с ритуалом.

– Мы просим, Йу’шаа, – хором ответили паломники, кланяясь, – Мы Отверженные, и мы пришли к тебе за мудростью.

Пророк кивнул, удовлетворенный формальным ответом. Охранники у входа в зал тщательно инструктировали паломников, что, как и когда говорить. Существо под маской улыбнулось себе, зная, что все это лишь уловки для того, чтобы вдохновить Отверженных на большее повиновение ему и, в конечном счете, на мятеж против его врагов.

Ном Анор поднялся со своего трона и снял маску. Страшная живая маска должна была символизировать Шимрру, а ее снятие – отвержение старых путей. Ном Анор придумал каждую деталь церемонии с помощью Шуун-ми и Кунры, его старших служителей, но неважно сколько раз он повторял церемонию, она казалась ему неуклюжей. Только реакция новообращенных убеждала его, что все это работает.

Аколиты изумленно воззрились на «настоящее» лицо Ном Анора, не зная, что это была еще одна маска – углит-маскун, делающий его похожим на члена касты Отверженных.

– Боги послали мне видение, – объявил он, – Это видение Галактики, исполненной прекрасных миров – миров, на которых все йуужань-вонги могут жить в мире и красоте, без всякого позора, получая все, что пожелают их сердца и души…

За последние недели Ном Анор научился быть более выразительным в своих выступлениях перед Отверженными. Сначала он просто сидел на троне и говорил, но вскоре он заметил, что внимание аудитории ослабевает от его монотонных речей. Поэтому он усвоил некоторые приемы рассказчика Вуурока И’пана, которого он встретил в начале своего изгнания. Ном Анор в точности вспомнил, как И’пан рассказывал историю о Вуа Рапуунге, и как Отверженные вслушивались в каждое слово, хотя они слышали эту историю много раз.

– И я смотрел на то, что послали мне боги, – продолжал Ном Анор драматическим голосом, – и увидел я темную тень между моими глазами и мирами обетованными. Огромная черная тень, и из глаз ее исходили радуги, и руки ее были покрыты запекшейся кровью…

Собравшиеся зачарованно слушали, как когда-то слушали И’пана. Ном Анор поднял руку, как будто требуя тишины; в этом жесте не было необходимости, потому что тишина и так была абсолютной, просто это лишний раз должно было подтвердить его власть над собравшимися.

– И восстала кровавая тень, демон с радужными глазами, против богов, и послали боги своих святых воинов, чтобы сокрушить его… – Ном Анор внимательно всмотрелся в толпу, – Вы знаете имя этих воинов.

В толпе послышался шепот:

Джиидаи!

Пророк кивнул, подтверждая, и склонился к своей пастве, словно разделяя с ними великую тайну. Это и в самом деле была великая тайна, потому что от ее сохранения зависела жизнь каждого из присутствующих.

– Да, боги послали святых воинов, называемых джиидаи, чтобы сокрушить свирепого врага, демона с радужными глазами. Они сражались недели и месяцы. И враг с радужными глазами убил многих святых воинов. Тьма накрыла Галактику Обетованную, и отвернулись боги от йуужань-вонгов, потому что мы приносим жертвы на алтарь демона!

– Нет! – в ужасе простонал кто-то из собравшихся. Даже со своего места Ном Анор чувствовал вонь, исходящую от гниющей руки Отверженного.

Бывший исполнитель мысленно улыбнулся. Ему было нетрудно завладеть волей этих еретиков. Они отчаялись и были слабы, а он был силен и коварен.

– Действительно, нет, – сказал он, – Даже когда отчаяние охватило меня после поражения джиидаев, даже когда мне казалось, что демона с радужными глазами уже не остановить, боги не оставляли меня, давали мне надежду. И когда тьма накрыла все, я увидел, что даже трава на полях обернулась против врага. И увидел я, как трава обвила ноги демона, и враг споткнулся и упал – и трава поднялась, чтобы связать его могучие руки и ноги! И обвилась трава вокруг горла врага богов, и стала душить его, выжимая из него жизнь, и не давая воздуха его черному сердцу!

Каждая травинка сама по себе слаба, но вместе они сильны!

Слушавшие его проповедь вздохнули с облегчением и радостью.

– Пусть мы не более чем трава под ногами демона, но мы заставим его рухнуть! Поодиночке мы ничтожно слабы, но вместе мы можем стать сильными!

Толпа одобрительно загудела, и Ном Анор наслаждался своим успехом. Когда он служил исполнителем, у него никогда не было такой аудитории. Невозможно было говорить честно и открыто без страха оскорбить мастера войны или жрецов – или, через них, богов. Сейчас он владел вниманием сотен слушателей, и они будут слушать все, что он скажет. Однако, он был достаточно мудр, чтобы понять, что внимание будет длиться пока они одобряют то, что он говорит. Они проглотили небылицы насчет джедаев, и хотя вначале они не слишком верили ему, теперь он был гораздо более популярен. Отверженные были средством, чтобы вернуться на поверхность. Он был счастлив дать им иллюзию.

В бытность свою исполнителем он не мог правильно оценить силу низших каст. Отверженные действительно были слабы индивидуально, как он и говорил в своих проповедях, но это компенсировалось их ошеломляющей многочисленностью. Большинство их принадлежало к касте рабочих до того, как «боги нашли порок в них», но были некоторые из более высоких каст. Более того, не все слушатели его проповедей были Отверженными. В числе новообращенных джедайского культа оказывались молодые рабочие, формовщики, воины, интенданты, и даже жрецы – полноценные члены своих каст. Формовщики владели искусством создания биологических инструментов, интенданты и жрецы знали, как управлять и организовать труд, а воины умели сражаться. И если бы патруль воинов Шимрры спустился сейчас в подземелье, чтобы арестовать еретиков, слуг Верховного Правителя ждал очень неприятный сюрприз.

Хотя иногда было трудно не забывать, что эти еретики не так легковерны, как рабочие. Они не были невежественны; они не были глупы. Они хотели власти, и он мог им ее дать.

Когда шум в толпе утих, Ном Анор снова сел на трон и жестом подозвал свою паству ближе. На самом деле «зал» был лишь огромным подземным складом на глубине нескольких сотен метров под шпилями Йуужань’Тара, а «трон» был простым стулом, покрытым мхом разных оттенков, чтобы хоть немного украсить его. Это все было не важно. Верующие видели только то, что хотели видеть, и слышали только то, что хотели слышать.

Ном Анор слегка наклонился вперед, чтобы говорить менее «церемониально». Настала пора рассказать им легенду.

– Сколько из вас встречались с джиидаями лицом к лицу? – спросил он, – Сколько из вас слышали легенду из их уст?

Он подождал, не скажет ли кто-нибудь, что лично встречался с джедаями, но, как всегда, никто этого не сказал. Ни один из Отверженных, приходивших на его проповеди, даже не видел джедаев, которым они поклонялись и от которых ждали освобождения.

– Я встречался с джиидаями, – сказал Ном Анор, – Я смотрел на священных Близнецов, и видел их могущество. Я видел джиидаи, выдержавшую изменения, которым подвергли ее формовщики. Я видел смерть возможно величайшего из этих святых воинов – Энакина Скайуокера, отдавшего жизнь ради спасения всех джиидаев. Я говорил с вождями джиидаев, и слышал легенду. И то, что я здесь, перед вами, подтверждает истину того, что я говорю вам. Если то, что я сказал вам – ложь, пусть боги покарают меня прямо сейчас!

Все собравшиеся затаили дыхание, и Ном Анор снова мысленно улыбнулся. Еретики все еще боялись старых богов. От старых привычек трудно избавляться…

Ему всегда нравилось наблюдать, какой эффект производят его слова на Отверженных. Его никогда не переставала веселить та легкость, с какой он мог управлять их эмоциями. Строго говоря, Ном Анор не лгал. Он действительно много раз встречался с джедаями по долгу службы, просто встречи эти были отнюдь не дружественными. Также он никогда не переставал интересоваться их философией.

Когда тишина стала такой же напряженной, как натянутый жгут, Ном Анор начал рассказывать историю о Вуа Рапуунге, Отверженном, который вернул себе честь с помощью рыцаря-джедая по имени Энакин Скайуокер. Конечно, все они уже слышали эту историю, ставшую уже легендой; никто из них не был бы допущен сюда, если бы они не знали историю, хотя бы в общих чертах – это показывало, что кто-то счел их достаточно надежными, чтобы рассказать им ее. Но это была «официальная версия», как учил Пророк. Она содержала все детали в правильном порядке и ни в чем не противоречила известным фактам.

Во всяком случае, такой ее считал Ном Анор. И опять, он мог судить только по реакции своих прихожан. Они слушали жадно, и после рассказа выглядели оживленными и явно готовыми распространять легенду и дальше. Все знали, что быть уличенным в причастности к джедайской ереси означает пытку и смерть; приверженцы старых богов были фанатичны в истреблении всех, кто посмел бросить вызов их религии.

Было трудно сказать, насколько распространилась информация о том, что существует культ джедаев. Или другие заботы отвлекли Шимрру от размышлений о борьбе с ересью? Ном Анор мог только надеяться на это.

– … и джедайская ересь могла бы на этом и закончиться, если бы не Отверженные, видевшие бой из дамютека формовщиков. Они первые стали рассказывать историю Вуа Рапуунга, и с того времени легенда начала распространяться среди нас из уст в уста. Она открыла нам новый путь к жизни без позора, и новое слово надежды: джиидаи.

Ном Анор остановился и выпил воды из кружки, которую подал ему Шуун-ми. Конец истории совпадал с тем, что он слышал от И’пана. Ном Анор рассказал легенду именно так, чтобы напомнить себе о ее происхождении и о судьбе И’пана. Старый рассказчик был убит воинами, искавшими украденное имущество – то, что украли И’пан и Ном Анор, чтобы обеспечить жизненно необходимыми вещами маленькую группу Отверженных. Смерть И’пана заставила Ном Анора действовать. Без этого бывший исполнитель мог так и остаться в неизвестности.

– Если у вас есть какие-то вопросы, я могу ответить, – сказал он после небольшой паузы.

Вопросы у еретиков были всегда.

– Это Йун-Йуужань создал джиидаев? – спросила  женщина, стоявшая близко к нему.

– Йун-Йуужань создал всех существ, – ответил Пророк, – в том числе и джиидаев. Они – такая же часть священного замысла Создателя, как и мы. Возможно, у кого-то это вызывает замешательство, но вы не должны забывать, что смертным не известен священный замысел Йун-Йуужаня. Мы не более чем черви перед ним. Может ли червь понять то, что делают разумные существа?

– Являются ли джиидаи аспектом Йун-Шуно? – спросил мужской голос откуда-то из задних рядов.

– Разные существа обращаются к разным богам. Близнецы-джиидаи, Джейна и Джейсен Соло, часто ассоциируются с богами-близнецами Йун-Тзиином и Йун-К’аа. Джейна также ассоциируется с Йун-Харлой, Обманщицей. Все джиидаи – дисциплинированные воины, они сражаются с благословением Йун-Йаммки, Убийцы. Они уважают жизнь, как Йун-Не’Шель. Частью их обучения является самопожертвование ради большего блага, как принес себя в жертву Йун-Йуужань. И – джиидаи проявили себя как заступники за Отверженных, подобно Йун-Шуно.

Но в сущности – они такие же, как и мы. Они не более являются богами, чем Шимрра. Они смертны; их можно убить. Я знаю это, потому что я видел, как они умирали у меня на глазах. Я слышал, что были джиидаи, которые предпочли путь зла и разрушения вместо служения добру – да, у них могут быть те же слабости, что и у нас. Но если мы неуклонно будем следовать их учению, мы станем сильными, как они, и не будем больше Отверженными.

– Йу’Шаа, что такое Сила?

Ном Анор сделал вид, что задумался над вопросом, прежде чем ответить. На самом деле он думал об этом уже давно. Он своими глазами видел, что может Сила, но понять это он не мог. В отличие от тех, кому он когда-то служил, он не признавал версию, что это – обман, придуманный джедаями. Это было абсурдно. Он просто не мог отвернуться от факта, что джедаи владеют чем-то, чего лишены йуужань-вонги.

И чем больше он об этом думал, тем хуже все это выглядело. Если, как утверждали джедаи, йуужань-вонги не владели мистической жизненной энергией, наполнявшей всех живых существ в этой галактике, это означало, что йуужань-вонги и все их создания – и их боги – были также пусты и безжизненны, как машины, которых они презирали?

Ном Анор мог видеть только два очевидных решения этой проблемы. Одно состояло в том, чтобы принять учение джедаев, узнать, что же йуужань-вонги делают неправильно, и, возможно, спасти себя от этой бессмысленной «не-жизни». Другое решение – найти какие-либо доказательства, что йуужань-вонги, возможно, не полностью закрыты для этой вездесущей Силы, что внутри них может существовать та же энергия жизни, что и у джедаев.

Ответ Пророка был основан на обоих решениях, в то же время не склоняясь ни к одному из них:

– Сила – это аспект творения, такой же, как материя или энергия. Это может быть даже первоначальная жертва Йун-Йуужаня, благодаря которой произошла вся жизнь. Нас учили, что Йун-Йуужань – источник всей жизни, Создатель, который, принеся себя в жертву, дал жизнь младшим богам, и через них – йуужань-вонгам. Мы полагаем, что Йун-Йуужань принес в жертву свое тело – как его последователи могут принести ему в жертву руку или тысячу пленных. Но почему это должно быть именно так? Почему мы ограничиваем щедрость Йун-Йуужаня лишь тем, что мы можем видеть и чего можем коснуться? Как ветер невидим для наших глаз, так есть и множество других вещей во Вселенной, которые мы не можем увидеть. Сила – тоже часть этого.

– Но что же это точно?

Ном Анор покачал головой.

– Я не могу ответить на этот вопрос, друзья,  просто потому что у меня сейчас нет ответа. О Силе я знаю едва ли больше чем вы. Сила – это тайна, и, возможно, она останется тайной всегда. Все, что мы можем делать – идти ощупью во тьме, в надежде, что мы наткнемся на знание… – Ном Анор снова наклонился вперед, понизив голос до шепота, – Пока мне удалось открыть две вещи, и я хочу, чтобы вы над ними подумали. Во-первых, наш путь и путь джиидаев – вовсе не обязательно противоречат друг другу. Я говорю не о том, что надо заменить наш пантеон религией джиидаев и Силы, как предлагают некоторые – но о том, что и мы, и джиидаи – пророки нового пути.

Он снова сделал паузу, но не настолько длинную, чтобы кто-то снова успел задать вопрос.

– Другая вещь – не более чем предположение, но все же подумайте над ней. Я упоминал, что Йун-Йуужань мог принести в жертву не только свое тело. Чтобы принести жизнь во Вселенную, он мог отдать что-то еще – чего смертные, подобные вам и мне, не могут увидеть или почувствовать. Мы видим, что аспекты его творения отражены во всем вокруг нас. Так разве не может быть, что Сила со всеми ее чудесами и тайнами – это сама душа Йун-Йуужаня?

Ном Анор откинулся на спинку трона, давая им время обдумать услышанное. И собравшиеся, казалось, действительно напряженно размышляли над тем, что они услышали.

Он позволил себе расслабиться, пока они думали. Вопросы были трудные, и он был рад, что их задали сразу, но к таким вопросам он и готовился больше всего. Следующие вопросы прихожан будут относительно простыми.

– Кто ты, Йу’Шаа? – спросил изуродованный воин.

Ответ Ном Анора был риторическим, отражая вопрос, как амфижезл отражает летящего бритвожука:

– Я – один из вас. Безымянный в служении, известный только моей готовностью бороться с теми, кто угнетает нас.

– Откуда ты?

– Подобно всем вам, я был рожден на одном из многих кораблей-миров, летевших сквозь бесконечное пространство между галактиками, к мирам обетованным…

Это была правда, конечно, но не вся правда. Ном Анор был разведчиком, прибывшим в эту Галактику за много лет до главных сил. Его задачей был сбор информации о расах и государствах, с которыми йуужань-вонгам предстояло сразиться. Он готовил почву для внедрения других агентов, исследовал слабости противника и сеял семена мятежей. Эти семена проросли множеством конфликтов, дестабилизируя Новую Республику и приближая ее падение. Во время войны при самом активном содействии Ном Анора была создана Бригада Мира, доставившая столько неприятностей джедаям. На счету Ном Анора было немало и других операций, успешных и не очень. Разумеется, еретикам знать об этом было совершенно незачем.

– Эта война – неправильна? – спросил мужчина из переднего ряда, его глаза жадно ждали ответа.

Это был очень трудный вопрос. Разделять веру джедаев вовсе не означало, что эта Галактика не предназначена стать новым домом йуужань-вонгов. Также это не означало, что сражаться с Галактическим Альянсом – неправильно, потому что Альянсом управляли не джедаи, и он не защищал открыто джедайские ценности. Это позволяло на словах поддерживать джедаев, и в то же время фанатично выступать за продолжение войны.

Однако Ном Анор все больше подозревал, что йуужань-вонги проигрывают войну. Он не верил, что Шимрра сможет исправить ситуацию. Он отчетливо понимал всю несостоятельность режима Шимрры – он знал о лжи, предательстве, отчаянных попытках заполнить восьмой кортекс. Если все будет продолжаться как раньше, Галактический Альянс победит.

Для поклонников Йун-Йаммки, бога кровопролития, не было такого понятия как поражение. Можно было только победить или умереть. Поражение в войне с Галактическим Альянсом неминуемо означало сопротивление до последней капли крови и гибель всего, что было дорого Ном Анору. Его единственной надеждой было изменить направление войны «снизу» и спасти народ йуужань-вонгов от истребления. Будут ли джедаи столь же беспощадны, когда узнают, что у них есть сторонники среди йуужань-вонгов? Ном Анор полагал, что нет. Джедаи были воинами, но им было не чуждо и сострадание.

– Да, эта война является заблуждением, – сказал он, – Она  – сплошная ложь. Прежде всего, мы не должны сражаться с джиидаями, потому что они – единственные, кто может говорить за лишенных голоса – за подобных нам. Не должны мы сражаться и против тех, кто является союзником джиидаев, потому что одни джиидаи, как бы ни были они сильны, не смогут победить Шимрру. Мы должны сражаться с тем, кто натравливает соплеменников друг на друга, кто использует страх и предательство, чтобы держать других в подчинении, кто отвергает самого Йун-Йуужаня, чтобы удовлетворить свою алчность! Нет ничего  плохого в том, чтобы защищать то, что принадлежит тебе. Вы должны быть убеждены в том, что сражаетесь по правильным причинам. Вы должны знать, кто ваш враг. Это – Позор. Но вместе мы покончим с этим Позором раз и навсегда.

Его слова были восприняты с огромным энтузиазмом, и на этот раз Ном Анор позволил себе улыбнуться. Сейчас они принадлежат ему, все сделают для него. Он сделал для них петлю, и они с радостью надели ее себе на шею.

– Что мы должны делать сейчас, Пророк?

Ном Анор поискал глазами задавшего вопрос, и увидел, что это был тот, с гниющей рукой. Мешки под глазами Отверженного были темно-синего цвета, было видно, как в них пульсирует кровь. Его взгляд… Ном Анор видел такие глаза много раз до этого – с тех пор, как он создал культ. Для некоторых вера была больше, чем ориентир в жизни – это была сама жизнь. И это понятно: ради чего еще им было жить?

– Вы – одни из первых, услышавших Истину, – сказал он, обращаясь ко всем собравшимся, – Сейчас ваша задача – рассказать ее другим, чтобы они тоже поняли ее. Некоторые из них могут потом прийти сюда и получить дальнейшие инструкции, чтобы тоже стать вестниками Истины. Наша вера будет распространяться как чистый поток, смывая наш позор.

В толпе раздался ропот одобрения, собравшиеся закивали головами.

– Конечно, будут и те, кто услышит Истину, но ничего не будет с ней делать, – продолжал Ном Анор, – Они будут хранить ее в своих сердцах, скрывая от других. Относительно таких я могу лишь сказать, что мне жаль их. Истина имеет ценность только тогда, когда ее слышат. Знать Истину и молчать – значит соглашаться с врагом и соглашаться со своим позором…

Он вздохнул. Пришло время закончить аудиенцию. Он сказал все, что должен был сказать.

– Друзья мои, я боюсь за вас. Мы должны ожидать врага за каждым углом. Если о нашем существовании станет известно властям, на нас начнется охота. Поэтому я прошу вас быть предельно осторожными, распространяя легенду и привлекая к нашей борьбе новых сторонников. Шепот услышат лишь те, кто должен его услышать, но крик быстро заставят умолкнуть. Проявив стойкость и терпение, мы победим! Сейчас ступайте и помните: дух свободы с нами!

Ном Анор встал и поднял руки, как будто обнимая их всех. По его сигналу двери открылись, выпуская новых аколитов. Пророк улыбался, когда они выходили, излучая смелость и уверенность.  Это были уже не те жалкие твари, с которыми он начинал распространять ересь.

Иногда ему хотелось выгнать их с проклятиями и угрозами, надеясь, что страх заставит их хранить верность. Но с Отверженными это не сработало бы: угрожая им наказанием, он только показал бы, что ничем не отличается от их повелителей. Из своего изгнания он извлек важный урок: если вся жизнь была наполнена страхом, и терять было нечего, невозможно было постоянно держать их в подчинении с помощью страха.

Когда новообращенные ушли, Ном Анор облегченно откинулся на троне.

«Идите, вы лишь  инструменты моей власти,  средства, с помощью которых я добьюсь заслуженной славы…»

– Удачная аудиенция, Йу’Шаа?

Ном Анор поднял голову. Кунра, бывший член касты воинов, сейчас исполнявший обязанности его телохранителя, вошел в помещение, за ним шел самый верный последователь религии джедаев Шуун-ми Эш. Шуун-ми носил одеяние жреца, но на нем не было инсигний йуужань-вонгских божеств. Кунра не надевал броню, словно желая опровергнуть, что причиной его попадания в касту Отверженных послужила трусость. Зная их истинное лицо, Ном Анор считал, что они – слишком жалкое окружение для вождя революционеров, хотя признавал, что они отлично соответствовали окружению.

– Ничего особенного, – сказал он своим обычным резким голосом, – Когда мы выигрываем в количестве, мы проигрываем в качестве. Несколько из них выглядели так, будто сейчас умрут.

– Прошу прощения, Йу’Шаа, – Шуун-ми сделал раболепное движение своими изуродованными руками, – Я думал, что не нужно отвергать никого, кто желает принять нашу веру.

– Скоро мы сможем быть более разборчивыми, Шуун-ми.

Кроме усталости и раздражения, Ном Анор чувствовал удовлетворение от того, что движение еретиков растет. Каждый день появлялись новые аколиты, искавшие истины в религии джедаев.

– Возможно, настала пора обучать Избранных. Ты составил список?

Шуун-ми энергично закивал, радуясь возможности отличиться.

– Я выбрал семнадцать таких, которые соответствуют вашим требованиям.

– Верные, но не слепо и бездумно? – спросил Ном Анор, – Умные, но не чрезмерно?

– Да, Пророк.

– Тогда приведи их ко мне, – Ном Анор оглядел стены сырого подземного зала, – И чем скорее, тем лучше, потому что я уже устал находиться в этом зловонии.

Шуун-ми поклонился.

– Они предстанут перед вами завтра, Пророк, – сказал первосвященник еретиков, собираясь уходить.

До того, как он успел сделать пять шагов, Ном Анор остановил его:

– Шуун-ми!

Отверженный повернул голову.

– Я не справился бы со всем этим без тебя. Я хочу, чтобы ты знал это.

Шуун-ми, сияя от гордости, с удвоенным рвением побежал исполнять поручение.

Самозваный пророк подавил вспышку раздражения. Хотя Ном Анор считал Шуун-ми очень полезным, иногда ему хотелось убить идиота. Шуун-ми был верным и изобретательным, и Ном Анор был обязан жизнью его сестре Ниириит, которая когда-то не позволила Отверженным убить бывшего исполнителя. Кунра, несомненно, напомнил бы ему об этом в случае чего.

Но это была не самая раздражающая вещь. Для Ном Анора как кость в горле была готовность Шуун-ми работать, не получая ничего кроме похвалы.

Кунра молча стоял у двери и смотрел на него. Ном Анор достаточно хорошо знал Кунру, чтобы понять – что-то случилось.

– В чем дело?

– Вам лучше лично посмотреть, – Кунра повернулся и вышел в «прихожую». Отсюда он повел Ном Анора по короткому коридору в маленькую комнату, служившую Кунре спальней. Там лежала женщина, одетая в лохмотья и приклеенная к полу желе блораш. На ее щеке был огромный синяк, но ее глаза были открыты, и смотрели с дерзким вызовом.

– У нее было это, – Кунра протянул Ном Анору остатки маленького существа, похожего на личинку. Кожистая оболочка твари была раздавлена, и Ном Анор не узнал бы, что это такое, если бы не видел подобное много раз. Это был виллип.

Женщина явно собиралась пронести тварь на собрание еретиков, чтобы кто-то с помощью виллипа мог видеть и слышать Пророка. Это не обязательно означало что-то угрожающее; некоторые из аколитов Пророка пытались распространять Легенду с помощью виллипов – по крайней мере, они так говорили. Однако, Ном Анор не мог рисковать.

– Шуун-ми знает? – спросил он, рассматривая пленницу.

– Нет. Я проверял всех допущенных на аудиенцию до того, как они приходили к нему. Эта пришла одна и держалась в стороне, чтобы поменьше попадаться на глаза.

Ном Анор кивнул. Это заметно упрощало дело.

– Я хочу знать имя того, кто мог слушать нас по этому виллипу, – холодно сказал он, – А также, что она успела узнать о нас, пока шпионила здесь. Выбей из нее информацию любым доступным способом. Потом убей ее.

Кунра кивнул.

– Понятно.

Женщина задергалась, пытаясь вырваться из желе блораш, хотела что-то сказать, но ей не позволил кляп во рту.

Ном Анор проигнорировал ее.

– Я скажу Шуун-ми, что нам опять придется сменить место наших собраний.

– Ему это не понравится.

Ном Анор повернулся к Кунре.

– Я уверен, он тоже считает, что переехать лучше чем умереть.

Не взглянув более на пленницу, он повернулся и вышел.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Легкий фрейтер вышел из гиперпространства слишком близко к Бакуре и беспомощно завертелся в неуправляемом штопоре. Его двигатели работали с перебоями и не могли стабилизировать положение корабля. В эфире не было слышно ничего кроме статических помех, которые напоминали Джагу жужжание разозленных насекомых.

Джаг в свое время потратил много усилий, изучая названия моделей и производителей республиканских и имперских кораблей, но этот корабль он не мог точно идентифицировать. Характерный асимметричный дизайн корпуса напоминал грузовые корабли производства Кореллианской Инженерной Корпорации в модельном ряду между YT-1300 и YT-2400, хотя Джаг не был на сто процентов уверен. В любом случае, корабль явно находился в бедственном положении.

Джаг проигнорировал бы это, если бы не тот факт, что фрейтер уже находился в опасной близости от «Гордости Селонии».

– Звенья В и С, приготовиться к перехвату, – приказал Джаг и переключился на общую частоту:

– Неидентифицированный фрейтер, вы занимаете нашу орбиту. Немедленно измените курс, или мы будем вынуждены принять меры.

В ответ не было слышно ничего кроме статических помех.

Джаг развернул свой истребитель, направляясь к фрейтеру. Его ведомая повторила маневр, приведя крылья своего Т-65 в боевое положение.

– Бакурианский центр управления полетами, это Близнец-1, – спросил Джаг по местному каналу, – Вы давали разрешение этому фрейтеру занять нашу орбиту?

– Близнец-1, ответ отрицательный, – сразу отозвался бакурианский диспетчер, – Мы не давали ему разрешения. Но я уже видел раньше этот корабль.

– Он есть в вашем списке?

– Да. Он называется «Веселый Кавалер» и принадлежит вуки по имени Руффар. На самом деле, странно, что он вернулся сюда. Он должен мне некоторую сумму.

«Не похоже, что это просто ваш вуки», подумал Джаг, наблюдая, как фрейтер, кувыркаясь, приближается к ним, «И не похоже, что это просто заход на посадку».

– Похоже, у него там более важные дела, чем разговоры  с нами, – сказал Джаг, – Прошу разрешения подтолкнуть его на безопасную траекторию.

– Если ты обещаешь не быть с ним слишком мягким, – усмехнулся диспетчер.

– Делайте что собрались, Близнец-1, – добавила капитан Мэйн с «Гордости Селонии», – Просто убедитесь, что он не врежется в нас.

Джаг снова попытался связаться с фрейтером:

– «Веселый Кавалер», если не последуете моим инструкциям, будете перехвачены.

Ответа по-прежнему не было.

– Хорошо, тогда начнем.

Джаг добавил энергии на двигатели и повел «Нсисс» параллельным курсом с кувыркающимся фрейтером.

– Звено В, подойдите ближе, чтобы наши щиты перекрывались. Мы его немного подтолкнем.

Два «крестокрыла» и второй «Нсисс» присоединились к нему и его ведомой. Под воздействием перекрывающихся защитных полей шести истребителей курс фрейтера начал меняться, но для достижения безопасного направления требовались усилия двигателей и щитов всех истребителей. Джаг не сводил глаз с фрейтера, на случай если его пилот вдруг попытается выкинуть какой-нибудь фокус.

«Изменить курс на пять градусов будет достаточно», подумал он. Тогда фрейтер пройдет мимо «Гордости Селонии» и верхней границы атмосферы Бакуры.

Краем глаза Джаг заметил вспышку. В этот момент приборы на консоли выключились, и Джаг понял, что истребитель попал в нейтринный поток.

– Кого-нибудь еще задело? – спросил он.

– Ответ утвердительный, Близнец-1, – отозвался командир звена В, – Посмотрите, что с его двигателями.

Джаг, повернув голову, увидел сквозь транспаристил кабины, что двигатели фрейтера, то включаясь, то выключаясь, извергают необычно яркие вспышки энергии.

– Не нравится мне это… – процедил Джаг сквозь зубы.

Вдруг двигатели вспыхнули особенно ярко и окончательно отключились.

– Все назад! – крикнул он в комлинк, – Всем истребителям немедленно удалиться от фрейтера!

Он рванул штурвал, уводя «Коготь» от поврежденного корабля.

– Всю энергию на кормовые щиты! Эта штука сейчас…

За кормой сверкнула ослепляюще яркая вспышка, что-то сильно встряхнуло истребитель, он неуправляемо закрутился.

Когда удалось восстановить управление и звезды перестали кружиться перед глазами, Джаг прежде всего справился о состоянии четырех других истребителей. С облегчением он убедился, что все они целы,  только пилоты немного потрясены случившимся. От «Веселого Кавалера» остался единственный крупный обломок, вероятно, кусок носовой части. Все остальное было распылено взрывом двигателей.

– Бакурианский ЦУП, это Близнец-1, – мрачно сказал Джаг, – Думаю, вы можете помахать своим деньгам ручкой.

– Не лишай его последней надежды, Близнец-1, – ответила капитан Мэйн, – Перед взрывом с «Веселого Кавалера» было запущено что-то вроде спасательной капсулы.

Это удивило Джага.

– Капсула? Вы уверены? Я ничего не видел.

– Абсолютно уверена, – подтвердила Мэйн, – Она вылетела с другой стороны корабля, поэтому с истребителей ее могли и не заметить.

– Она направляется к Бакуре? – Джаг был все еще дезориентирован взрывом, но положение самого большого источника гравитации он, как и любой пилот, чувствовал безошибочно, – У нее есть двигатели?

– Кажется, двигатели работают, но они не стабилизируют ее положение. Вход в атмосферу будет слишком резким. Капсула сгорит… Хотите попытаться поймать ее, или пусть бакурианцы сами ее спасают?

– Ответ отрицательный, – отозвался бакурианский диспетчер, – Мы не успеем ее поймать. Сожалею, «Солнца-Близнецы», но либо вы ее спасете, либо никто.

– Понятно, – сказал Джаг, надеясь, что больше никаких сюрпризов не будет.

Облетев тучу мелких обломков, оставшихся от фрейтера, Джаг на максимальной скорости направил истребитель к капсуле. Через секунду она появилась на экране сенсора. Ее скорость при падении в атмосферу увеличивалась, но, конечно, не могла сравниться со скоростью «Нсисса». Догнав капсулу, Джаг уменьшил скорость, направив истребитель параллельным с капсулой курсом. На корпусе капсулы не было заметно каких-либо подозрительных устройств, только аварийный радиомаяк, подававший сигнал бедствия.

Джаг не знал точно, какими системами связи Кореллианская Инженерная Корпорация оборудует спасательные капсулы на своих кораблях, но в любом случае едва ли их там слишком много. Перед тем, как подцепить капсулу, Джаг проверил каналы связи на предмет сообщений, которые мог передавать по комлинку пассажир капсулы – если там, конечно, был пассажир. Удалось обнаружить несколько слабых сигналов, в том числе от навигационных маяков, находящихся на расстоянии светового месяца, пока, наконец, Джаг не услышал слабый голос:

– Аварийная ситуация! Кто-нибудь, ответьте мне, пожалуйста! Мне нужна помощь! Меня  кто-нибудь слышит? Я…

– Пассажир спасательной капсулы 1-1-2-В, – Джаг, летевший рядом с капсулой, отчетливо видел идентификационный номер на ее борту, – это полковник Джаггед Фэл. Вы меня слышите?

– Да! – ответ прозвучал немедленно и был наполнен облегчением, – Да, я вас слышу! Слава Святому Равновесию, вы нашли меня! Я уже думал, что меня никто не спасет!

Голос принадлежал явно не вуки, который, по словам бакурианцев, был хозяином «Веселого Кавалера». Это вызвало подозрения у Джага.

– Что случилось с вашим кораблем?

– Что-то произошло с двигателем. Навигационный компьютер сгорел от вспышки энергии из-за аварии двигателя. Мне повезло, что это ведро с болтами дотянуло до Бакуры.

– Кроме вас еще есть выжившие?

– Нет, только я. Весь экипаж мертв – и могу сказать, что туда им и дорога! Кровожадные дьяволы!

Джаг не сразу задал следующий вопрос:

– Вы убили их?

– Только в целях самозащиты, – голос стал более командным, – Слушайте, вы здесь чтобы спасать меня или чтобы задавать вопросы?

– Я просто пытаюсь выяснить, кого я спасаю.

«И что ты за монстр», мысленно добавил он.

– Вы хотите знать, кто я? Я – премьер министр Бакуры, Молиерр Кандертол. И я приказываю вам немедленно подобрать мою капсулу! После всего, через что я прошел, я не хочу погибнуть из-за новичка-пилота! Или вы немедленно доставите меня на орбитальную станцию, или я прикажу отобрать у вас лицензию сразу же…

– Извините, премьер-министр, – перебил его Джаг, – Я сейчас подцеплю вашу капсулу.

Он подвел «Коготь» еще ближе к капсуле, включил магнитные захваты и слегка поправил курс, чтобы подхватить капсулу, уже входившую в атмосферу. Из-за рева двигателей невозможно было поддерживать связь с пассажиром капсулы. Хотя премьер-министр имел все основания быть нетерпеливым, и ему действительно пришлось нелегко, Джаг не собирался так легко прощать ему «новичка».

«Новичок, значит? Ну-ну…»

– Их было семеро, четыре человека, двое родианцев и этот монстр-вуки, их главарь. Конечно, я сопротивлялся, но они напали неожиданно. Они выкрали меня из сенатского комплекса и в ящике пронесли в космопорт. Никто не стал задавать вопросы группе торговцев, несущих ящик якобы с информационными картами. И ни один охранник не догадался просканировать ящик, чтобы удостовериться, что в нем именно то, что они утверждают, – Кандертол печально покачал головой, – Попомните мои слова, у кого-то за это полетят головы.

Премьер-министр Кандертол был высоким плотным мужчиной со светлыми редеющими волосами и  красноватой кожей. Для своих лет он был весьма бодрым, громко разговаривал и оживленно жестикулировал. Благополучно извлеченный из спасательной капсулы, он сидел сейчас на диване в медицинском отсеке «Гордости Селонии». Джаг и капитан Тодра Мэйн находились здесь же. Мэйн, такая же высокая, как и Кандертол, но в два раза более худая, сидела напротив него, ее узкое лицо выражало спокойную сосредоточенность. Только Джаг, стоя рядом с ней, видел, что на ее шее нервно пульсирует жилка.

– Продолжайте, премьер-министр, – сказал он, – Что было дальше?

– Они пронесли меня на борт своего корабля и лишили сознания, вот что было дальше! – несмотря на то что он попал в такое унизительное положение, Кандертолу явно было приятно рассказывать эту историю, – Когда я очнулся, мы были уже в гиперпространстве. Я не представлял, куда они везут меня. Они заперли меня в кормовом трюме. Иногда я слышал, о чем они говорят, и из их разговоров я понял, что меня не собираются использовать в качестве заложника, как я сначала подозревал. Из того, что я смог подслушать, стало ясно, что меня собрались куда-то привезти и допросить – а после этого ликвидировать. К счастью, они связали меня не очень тщательно, поэтому после некоторых усилий я смог освободить руки…

– Захватившие вас не говорили, на кого они работают? – спросила Мэйн.

– Они только иногда упоминали какого-то босса. Но из их разговоров не было даже понятно, мужчина это или женщина, человек или нет.

– В таком случае, – сказала Мэйн, – вам, наверное, будет приятно узнать, что бакурианская полиция арестовала предполагаемого лидера террористов. Вчера была арестована Малинза Танас, ей предъявлено обвинение в создании нелегальной организации и нарушении общественного порядка. Похоже, теперь ваши юристы смогут добавить к этому обвинение в похищении и попытке убийства премьер-министра, когда вы расскажете им вашу историю.

– Малинза? – Кандертол, казалось, был шокирован, – Арестована? Нет, я просто не могу этому поверить…

– Это правда, – сказал Джаг, – Об этом вчера объявил ваш заместитель Харрис.

Премьер-министр погрузился в раздумья, явно ошеломленный новостями.

– Итак, вы развязали себе руки, – сказал Джаг через некоторое время, – Что было дальше?

– А? – Кандертол, выйдя из задумчивости, удивленно посмотрел на него, – Ах, вы про мой побег? Ну, один из этих бандитов зашел в трюм, чтобы посмотреть на меня. Я напал на него и смог обезоружить и связать. Оставив его в трюме, я с его бластером вышел в коридор, чтобы разобраться с остальными. Трое из них сидели в пассажирской каюте. Как вы догадываетесь, мое появление было для них неожиданностью. Я загнал их в угол каюты, и в этот момент туда из рубки пришли еще двое – в рубке остался только пилот. Один против пятерых – не самое лучшее соотношение сил даже для того, кто служил в бакурианском спецназе, – при этих словах Кандертол прямо-таки надулся от гордости, – Я потребовал, чтобы они немедленно вернули меня на Бакуру, но они сказали, что не могут этого сделать, пока корабль не выйдет из гиперпространства. Я сказал, что они могут вывести корабль из гиперпространства прямо сейчас и проложить курс обратно к Бакуре, но они продолжали придумывать всякие глупые отговорки. Было очевидно, что они стараются выиграть время, и единственное, что я мог с этим сделать – пристрелить одного из них, чтобы остальные убедились в серьезности  моих намерений. Но этим я показал бы, что ничем не лучше их, не так ли? – он посмотрел на Джага и Тодру Мэйн, ожидая подтверждения. Они кивнули в ответ, но ничего не сказали.

– Таким образом, – продолжал Кандертол, – я спорил с ними несколько минут, пока вуки вдруг не попытался напасть на меня. Мне пришлось застрелить его. У меня не было выбора! Если бы я позволил им снова захватить меня, я был бы покойником. Мне пришлось убивать или быть убитым. Поэтому я убил их… – премьер-министр посмотрел на свои руки, словно не веря, что он это сделал.

– Вы сделали то, что должны были сделать, сэр, – сказал Джаг после некоторой паузы, – Никто не может вас обвинить за это.

Кандертол рассеянно кивнул.

– Я, конечно, убил не всех, – продолжал он, – Только тех пятерых, что напали на меня. Тот, которого я связал, оставался в трюме, а пилот был в рубке, пока бой не закончился. Когда пилот отказался выполнить мои требования, я связал и его. После этого оставалось только вывести корабль из гиперпространства и проложить курс обратно к Бакуре. Почти весь полет прошел нормально, и вдруг эта авария! Система жизнеобеспечения в трюме отказала, и те двое связанных бандитов погибли. Я хотел, чтобы они предстали перед судом. Такая смерть была слишком легкой для них. Да, слишком легкой…– Кандертол разочарованно скрипнул зубами. Он был явно ожесточен, и, по мнению Джага, имел на это основания.

Дурозианка – медицинский техник, стоявшая у входа в медицинский отсек, также внимательно слушала эту историю. Когда стало ясно, что рассказ окончен, она спросила:

– Вы уверены, что не ранены, сэр? Мы могли бы провести обследование…

– Я в порядке, – сказал Кандертол, раздраженно отмахнувшись, – Чтобы вывести меня из строя, нужно нечто большее, чем простая драка.

Медицинский техник ушла, пожав плечами.

– Вы нашли в обломках какие-то улики? – спросил Кандертол у капитана Мэйн.

– К сожалению, нет. От корабля осталось слишком мало.

– Как жаль, – проворчал Кандертол, – Я очень хотел бы найти того, кто стоит за всем этим. Если этот инцидент вызовет опасения у Кирамака… или еще хуже, если церемония освящения будет отменена совсем… Я не знаю, что тогда с нами будет… Мы не можем допустить напряжения в отношениях с п’в’еками, особенно сейчас, когда йуужань-вонги все ближе подходят к Бакуре. Силы нашего флота сейчас и так слишком растянуты, нам не нужны новые враги…

– Вы не знаете, куда ваши похитители везли вас? – спросил Джаг, – Потому что, если бы это было известно, мы могли бы…

– Сожалею, молодой человек, – резко сказал премьер-министр, – Но вы должны понять, что меня тогда волновали более важные вещи – например, как остаться в живых. У меня не было возможности тщательно их допросить, как вы сейчас допрашиваете меня!

Джаг почувствовал, что краснеет.

– Сэр, я ни в коем случае…

Кандертол, хрюкнув, отмахнулся.

– Когда за мной прилетит челнок? – спросил он, взглянув на хронометр.

– Скоро, премьер-министр, – сказала капитан Мэйн, – Генерал Паниб обеспечит вам сильную охрану, и вы сможете не опасаться новых покушений на вашу жизнь. В настоящее время здесь, на борту фрегата, вы в полной безопасности.

– Лучше быть здесь, чем быть покойником, а? – фыркнув, Кандертол оглядел тесный коридор фрегата, – Я просто рад, что остался в живых.

Что-то в голосе Кандертола сказало Джагу, что премьер-министр на этот раз говорит чистую правду – вероятно, впервые за весь разговор.

«Сокол Тысячелетия», сопровождаемый истребителем Джейны, за час до появления «Веселого Кавалера»  покинул высокую орбиту, направляясь к поверхности планеты, чтобы доставить делегацию Альянса на встречу с бакурианским Сенатом. Когда «Сокол» приземлился в космопорту Салис Д’аар, пришла новость о спасении Кандертола.

Тахири, сидя в рубке «Сокола» за спиной Хэна и Лейи, смотрела в иллюминатор, как Джейна вышла из истребителя и внимательно осмотрела назначенный им ангар, перед тем, как делегаты Альянса покинут борт «Сокола».

Лейя, слушая рассказ Джага по комлинку, нахмурилась.

– Он сказал, что в одиночку одолел семерых похитителей? Это явно не тот сенатор Кандертол, которого я помню.

– Я тоже сильно сомневаюсь в достоверности его рассказа, – послышался из комлинка голос Джага, – В общем-то, это нельзя назвать невозможным. Он в хорошей физической форме, и на его стороне был элемент неожиданности. Но меня очень удивил тот факт, что в этой борьбе он не получил никаких ранений или синяков.

– Вот как? Вы уверены в этом? – спросила Лейя.

– Абсолютно. Я стоял очень близко к нему, когда он рассказывал эту историю, и не видел на нем ни царапины. Можно выйти из такой драки без разбитой губы или хотя бы сбитых костяшек пальцев?

– Он верно говорит, – заметил Хэн. Судя по его взгляду, не меньше внимания, чем разговору с Джагом, он уделял наблюдению за Джейной, разговаривавшей сейчас с местными полицейскими.

– Еще что-нибудь важное о нем вам удалось выяснить?

– Ничего. Он отказался от медицинского обследования.

– Если не ошибаюсь, медик на «Гордости Селонии» – дурозианка, – сказал Хэн, – А Кандертол всегда был ксенофобом, не так ли, Лейя?

– Да, он человек имперского воспитания, – подтвердила Лейя, – Возможно, он просто хотел избежать контакта с представителем нечеловеческой расы.

– Однако, он хочет заключить союз с п’в’еками?

– Он бы заключил союз даже с арахнидами, если бы считал, что это политически выгодно, – сказала Лейя.

Джаг помолчал секунду, потом сказал:

– Возможно, это ничего не значит, но Кандертол не менее вас был удивлен арестом Малинзы Танас.

– Чем именно удивлен: тем, что это она организовала его похищение, или тем, что ее поймали?

-Точно не знаю, но, кажется, первое, – ответил Джаг.

– Ну, Харрис, похоже, не сомневается в ее виновности.

– Может быть, это всего лишь моя паранойя, – признался Джаг, – но в одном я уверен: Кандертол не тот, в чьем обществе я хотел бы находиться, и я был рад оставить его в компании капитана Мэйн до прибытия бакурианского челнока. Они уже везут его на планету, и вы скоро с ним встретитесь.

Было видно, что Джейна, разговаривавшая с полицейскими, сильно раздражена. Повернувшись к «Соколу», она  знаком показала, что все чисто.

«Устроила местным взбучку», подумала Тахири.

– Ну, хорошо, – сказал Хэн, обращаясь к Джагу, – У вас есть что еще важного сообщить кроме того, что вы подозреваете премьер-министра во лжи?

– Полагаю, нет.

– И у вас на орбите все в порядке?

– Да, обломки уже убраны, и наша орбита чиста.

– Хорошо. Если что – свяжитесь с нами. А то нас уже ждет не дождется комитет по встрече.

Хэн выключил комлинк и повернулся к своей жене. Лейя встряхнула головой.

– Что? – спросил он, удивленно подняв брови.

– Весьма занятно: тот, кто всю жизнь прислушивался к своим предчувствиям, так критически относится к предчувствиям другого.

Хэн сделал вид, что возмущен.

– Эй, я же выслушал все, что он сказал. Просто я не думаю, что у его подозрений достаточно доказательств.

– И причина только в этом?

Тахири не видела выражения лица Лейи, но подумала, что принцесса улыбается.

– Или тебе просто не нравится, что у Джейны есть друг с интуицией не хуже твоей?

Выражение лица Хэна рассмешило бы Тахири, если бы она не чувствовала себя неловко от подслушивания их разговора.

– Я прогуляюсь, чтобы не мешать вашему разговору – сказала она, вставая с кресла. Выходя из рубки, она услышала, что Хэн и Лейя опять начали спорить. Как обычно, в их споре не было злости. В их словах Тахири всегда слышала любовь, которую они чувствовали друг к другу.

Снаружи «Сокола» воздух был тяжелым от влажности и пыльцы растений. По местному времени было утро, и температура воздуха повышалась. Через минуту Тахири почувствовала, что начинает потеть. Пришлось использовать джедайскую технику регулирования температуры тела. Последнее, чего она хотела – чтобы бакурианцы обнаружили, что у нее потные ладони – в прямом и переносном смысле.

Через несколько минут на трап «Сокола» вышли Хэн и Лейя. Судя по тому, что принцесса, шедшая впереди мужа, постоянно качала головой, их спор все еще продолжался.

– По крайней мере, у него хороший вкус, – услышала Тахири слова Хэна, когда они с Лейей спустились по трапу. Лейя не успела ничего ответить, потому что в этот момент к ним подошла Джейна.

Они обменялись несколькими словами, но говорили тихо, и Тахири, находившаяся на некотором расстоянии, не слышала, о чем они говорят. Она предположила, что Джейна докладывает им обстановку.

О чем бы они не говорили, это явно не касалось Тахири, поэтому она решила не вмешиваться в разговор.

Вместо этого она внимательно осмотрела ангар. Кроме «Сокола» и истребителя Джейны в нем больше не было кораблей – это было требованием Лейи. Из ангара был только один выход – в дальнем углу. Через транспаристиловую дверь Тахири видела, что у ангара собралась небольшая группа местных представителей власти и сопровождавших их охранников. Почему-то вид их коричнево-зеленой формы был Тахири неприятен, один из шрамов на ее лбу начал чесаться. Почувствовав, что она автоматически чешет шрам, Тахири быстро спрятала руку за спину. Она не знала, почему это произошло, но это ее сильно беспокоило. От этого снова могли вернуться воспоминания, видения…

Она отвернулась от бакурианцев, стоящих за транспаристиловой дверью, и, обернувшись, увидела техника, приближавшегося к «Соколу Тысячелетия» и державшего в руке длинный черный кабель. Он двигался словно крадучись, как будто стараясь не попадать в поле зрения Джейны и ее родителей. Почему-то Тахири решила, что это «он». Скафандр, в который был одет техник, был создан для защиты при работе в условиях повышенной радиации или другой враждебной среде, и был таким тяжелым и громоздким, что невозможно было определить не только пол одетого в него существа, но даже расу.

Тахири знала, что Хэн не разрешал проводить никаких ремонтных работ на своем корабле, пока он находился в бакурианском ангаре, и шагнула вперед, чтобы перехватить техника до того, как он подойдет ближе к кораблю.

– Эй! – крикнула она, – Вам не разрешено здесь находиться!

Фигура в скафандре остановилась – и направилась к Тахири. Девушка-джедай инстинктивно сжала эфес светового меча.

– Стой где стоишь! – предупредила она.

– Я принес сообщение, – сказало существо в скафандре. Голос из микрофона его шлема звучал искаженно, как у штурмовика.

Тахири подозрительно нахмурила брови.

– Какое сообщение? И для кого?

– Для Хэна Соло, – ответил техник, –  Он должен быть осторожным. Некоторые вещи здесь – совсем не то, чем кажутся.

– В последнее время вообще редко что бывает тем, чем кажется, – сказала Тахири, перестав сжимать световой меч с такой силой. Внешность существа в скафандре нельзя было разглядеть, но интуиция подсказала Тахири точно.

– Ты – рин, не так ли?

Существо, казалось, было удивлено.

– Как ты…?

– Я встречала одного из ваших на Галантосе, – объяснила она. Уже более уверенно она шагнула вперед, – На самом деле, это он предложил нам лететь сюда. Он сказал нам, что…

Она остановилась, когда рин встряхнул головой в шлеме.

– Сейчас не время говорить об этом, – сказал он, оглядываясь, – Я свяжусь с вами позже. А сейчас передай мои слова Хэну Соло.

Тахири кивнула.

– Хорошо, но это не скажет ему ничего нового. Он всегда осторожен, и, думаю, он уже заподозрил, что здесь происходит что-то странное.

Рин, казалось, не слушал ее. Он оглядывался, словно боясь, что их разговор подслушивают.

– Я должен идти, – сказал он, – Если вы захотите остаться здесь дольше, чем на один день, вам предложат поместиться в гостиничных номерах. Я советую принять это предложение. Вы найдете там то, что вам нужно.

Ни говоря более ни слова, рин повернулся и ушел. Тахири посмотрела ему вслед. Она почувствовала, что очень заинтригована его намеками.

– Какие-то проблемы, Тахири?

Она вздрогнула, услышав голос Хэна так близко за спиной.

Она покачала головой, понимая, что за ними сейчас внимательно наблюдают бакурианские охранники.

Хэн недовольно взглянул на удаляющегося рина.

– Что он сказал?

Тахири понизила голос:

Это был наш связной, рин. Он просил передать тебе, что некоторые вещи здесь – совсем не то, чем кажутся.

Хэн закатил глаза.

– А когда-нибудь было наоборот?

Тахири нервно улыбнулась.

– То же самое и я ему сказала.

– И это все?

Она сообщила ему о совете рина разместиться в гостиничных номерах.

Хэн кивнул, бросив последний взгляд в сторону, куда ушел рин.

– Хорошо.

Он положил руку на ее плечо и повел ее к кораблю, где ждали остальные.

– Все в порядке, – объявил он им, – Пойдем.

Джейна бросила подозрительный взгляд на Тахири, но ничего не сказала. Все вместе они подошли к транспаристиловой двери, где их ждали бакурианцы. Когда бакурианские солдаты окружили их, чтобы сопровождать из космопорта, у Тахири возникло дурное предчувствие. Как будто это уже происходило  когда-то раньше…

Ледяные поля Ксиллы сверкали под солнечным светом. Сканирование с орбиты скованной льдом планеты обнаружило десятки ледников вокруг экватора и массивные ледяные шельфы, покрывавшие огромные пространства планеты. По сравнению с Ксиллой другие ледяные миры, например Хот, выглядели еще умеренными.

И все же это была обитаемая планета. Огромные города скользили по ледяным полям, как каламарианские водные скиммеры, двигаясь вместе с ледниками; другие города находились глубоко под ледяным панцирем, ближе к геотермальному теплу.

– Прохладно, – сказал Джейсен, с затаенным страхом наблюдая за многочисленными чисскими истребителями, эскортировавшими «Тень Джейд» на орбиту. До этого не было известно, как выглядит родная планета чиссов. Экспедиция Люка и Мары в пространство чиссов несколько лет назад  не достигла центра империи чиссов.

– Ты говоришь о планете или о том, как нас приняли? – спросила Данни.

Джейсен улыбнулся.

– Да,  и почему они не выбрали более подходящую для жизни планету?

– Абсолютное упрямство, – ответила Мара со своего места пилота, – Вы видели, как действует в бою Джаг и его пилоты. Умножьте это на десять, и вы будете иметь представление о среднестатистическом чиссе. Даже с хаттами иметь дело легче по сравнению с тем упрямством, с которым вы столкнетесь на Ксилле.

В комлинке раздался резкий голос чисского диспетчера:

– Вы не должны отклоняться от указанного вектора, пока вам не будет приказано.

– Понятно, – ответила Мара, не скрывая своего раздражения, – Но есть кто-то, кто может…

– Посредником к вашей делегации назначена коммандер Айролия. Со всеми вопросами обращайтесь к ней на этой частоте.

После этого связь отключилась.

– Похоже, коммандер Айролия опередила нас, – заметила Мара.

– По крайней мере, мы услышим знакомый голос, – усмехнулся Джейсен.

– Спроси ее, – сказал Люк, сидящий на месте штурмана, – Можно нам посещать поверхность планеты?

– Ты уверен, что это хорошая идея?

Люк едва заметно улыбнулся.

– Что: спросить ее или высадиться на поверхность? Послушай, Мара, если сейчас, когда имперцы на нашей стороне, нам небезопасно иметь дело с чиссами, то едва ли это будет безопасно когда-либо вообще.

Мара молчаливо согласилась, и Джейсен устроился в кресле поудобнее, чтобы послушать разговор Мары с коммандером Айролией. Как и ожидалось, разговор оказался коротким. Айролия ответила на запрос Мары с краткостью, подразумевавшей, что она давно ожидала этого вопроса. Она дала им разрешение и вектор посадки, который R2 загрузил в свою навигационную базу данных. Маленький дроид свистнул, давая знать, что данные получены.

– Вам нужен челнок? – спросила капитан Йэдж на командной частоте.

– Нет, спасибо, мы сможем посадить «Тень Джейд», – ответил Люк, – Только доставьте Хэгерти к нам…

– Сорон Хэгерти не будет спускаться на поверхность, – сказала Йэдж, – Инцидент на Мунлали Мафир слишком сильно на нее подействовал. На этот раз она решила остаться на борту.

Джейсен почувствовал, что его дядя разочарован. С самого начала их поиска доктор Хэгерти и лейтенант Штальгис оказали Люку большую помощь. И Люк был им за это благодарен – кроме всего прочего это еще и отражало сотрудничество между Империей и Галактической Федерацией Свободных Альянсов. И чем более заметным было это сотрудничество, тем скорее оно должно было заставить циников изменить мнение.

Решение Хэгерти отсидеться в этот раз на борту фрегата, несомненно, породит слухи среди этих циников.

– Хорошо, – сказал Люк, – Тогда кто войдет в делегацию с вашей стороны? Вектор посадки будет чист для нас в течение часа, поэтому надо спешить.

– Проверяют наш характер, значит… – было почти слышно, как Йэдж скрипнула зубами, – По своему статусу мы выше, чем эта самозваная чисская «принцесса».

Когда Йэдж отключила связь, Люк улыбнулся своей жене.

– Думаю, Айролия нажила себе врага.

– Похоже, у нее это лучше всего получается, – согласилась Мара.

Джейсену пришла в голову неожиданная мысль.

– Как вы думаете, может быть, ее послали к Мунлали Мафир специально за нами?

Люк обернулся в кресле.

– Чтобы посмотреть, как мы отреагируем?

Он некоторое время обдумывал это.

– Возможно, кто-то гораздо более высокопоставленный, чем Айролия, хочет проверить нас…

– Не беспокойся, – сказала Мара, – Ариэн права. Мы вполне готовы встретиться с чиссами.

– Я в этом не сомневаюсь, – сказал Люк, снова повернувшись к приборам, – Но меня беспокоят не чиссы…

«Тень Джейд» приближалась к западной части того, что на планете с более умеренным климатом было бы континентом в форме серпа. Сенсоры обнаружили сглаженную скалу на двухкилометровой глубине под поверхностью льда, выгнутую и расколотую весом льда над ней. Каналы от таяния ледника и трещины от вторичного замерзания создали дьявольски сложную сеть пещер и туннелей во льду, и этих туннелях чиссы построили свой город Ак’сиэль.

На поверхности ледника были заметны три космопорта, расположенных в кратерах, образующих как бы вершины равностороннего треугольника, соединенные рядами башен, в которых находились либо сенсоры, либо орудийные установки.

«Или, возможно», подумал Джейсен, «просто для устрашения».

Ветер выл, как вампа, раскачивая корпус «Тени Джейд», когда Мара вела корабль к космопорту, в котором им была назначена посадка. Ее руки управляли кораблем с удивительной легкостью.

Джейсен ожидал посадки в пассажирском отсеке вместе с остальной делегацией. Снаружи разница в температурах придавала бурям огромную силу, создавая иллюзию активного процесса, который мог бы привести к зарождению жизни, но в конце концов всегда побеждал лед. Когда замерзала вода, только самые примитивные организмы могли эволюционировать, и только самые стойкие – выживать. Чиссы явно относились к последней категории, яростно цепляясь за свою планету, хотя она изо всех сил пыталась их заморозить.

Когда «Тень Джейд» совершила посадку, Данни последовала за Джейсеном в воздушный шлюз.

– Я готова, – сказала она, и шлюз с шипением открылся.

Вдвоем они вышли из корабля.

Джейсен ожидал оказаться посреди ледяной бури, но вместо этого вокруг было тепло и тихо. «Тень Джейд» стояла в большом доке, закрытом сверху силовым полем. Феррокритовая платформа под ногами была чистой и сухой, рядом с кораблем стояла небольшая группа встречающих. Семь чиссов – охранников, одетых в красно-черную форму, стояли по стойке смирно, их голубая кожа казалась мраморной в ярком свете прожекторов. Джейсен не мог сказать, есть ли среди них коммандер Айролия, но он все равно передал сквозь Силу едва ощущаемый сигнал узнавания. Ответа не было.

– Ничего неожиданного, – сообщил он Маре и Люку по комлинку.

Через секунду остальные члены делегации присоединились к Данни и Джейсену. Люк шел первым, за ним Мара и лейтенант Штальгис. Второй штурмовик остался на борту яхты, вместе с Тэкли и Сабой. Воздушный шлюз закрылся.

Наступила короткая пауза, в течение которой ничего не происходило. Представители Альянса стояли у корабля и ждали.

– Знаете, я думал, что чиссы более пунктуальны, – сказал Люк.

Джейсен заметил, что его дядя подмигнул Маре.

– Наверное, мы застали их со спущенными штанами, – вставил он.

В этот момент строй чисских охранников расступился. К «Тени Джейд» подошли двое офицеров. Одним из них была коммандер Айролия, ее лицо было таким же суровым, как ее волосы были черными.

Другой офицер был человеком – крепкий, мускулистый мужчина ростом примерно с Люка. Полностью лысый, с тонкими губами, глубокими темными глазами и носом достаточно большим, чтобы соперничать с носом тойдерианца. Когда он заговорил, он не пытался притворяться, что рад видеть делегацию Альянса.

– Я – флагманский штурман Оборонительного Флота Пайта Ааб, – его голос был таким же резким, как складки на его форме. Он остановился перед ними, его холодный взгляд коснулся каждого из них, – Мы готовы организовать вам встречу с представителями властей.

– Вы не хотите сначала узнать, кто мы? – спросил Люк.

Ааб остановил взгляд на мастере-джедае с выражением, предполагавшим, что он делает хорошую мину при плохой игре.

– В этом нет необходимости. Коммандер Айролия гарантирует, что у нас есть необходимая вам информация, – Ааб повернулся, чтобы вывести их из дока.

– Подождите секунду, – сказала Мара, – Я хотела бы узнать о вас больше. Вы человек…

Ааб раздраженно повернулся.

– А что, у вас с этим какие-то проблемы?

– Нет, конечно. Просто… я не знала, что кроме Восса Парка и Сунтира Фэла кто-то еще пошел на службу к чиссам.

– Многие хотели, но лишь немногие были приняты, – на секунду ледяное выражение на лице Ааба сменилось гордостью, – Я замещаю синдика Фэла в его отсутствие. Говорить о моем происхождении нет необходимости.

Он повернулся обратно и пошел дальше. Айролия подождала, чтобы убедиться что они пошли за Аабом, потом последовала за ними.

«Замещает синдика Фэла?», удивленно подумал Джейсен, следуя за Аабом по феррокритовому спуску, «Значит, барон получил повышение…» Хорошо это для них  или плохо, он не знал…

– Приветливый народец, не правда ли? – проворчала Данни, шедшая рядом с Джейсеном.

– Вот такие эти чиссы, удивительный народ. Но лучше иметь дело с ними, чем с кризлау.

Когда они прошли к выходу из дока, семь охранников, стоявших у корабля, снова построились и пошли за ними.

– Куда мы идем? – спросила Мара.

– Я уже сказал вам, – недовольно ответил Ааб.

– Вы сказали, что организуете нам встречу с «представителями властей», но не сказали, кто они и где мы с ними встретимся.

– А это важно в данный момент?

Мара закатила глаза, эти уклончивые ответы выводили ее из себя.

– Вы мне скажите: важно это или нет?

Неожиданно на первый вопрос Мары ответила Айролия:

– Вы встретитесь с представителями Четырех Домов и Оборонительного Флота. Там мы обсудим роль, которую чиссы будут играть в вашей миссии.

Мара повернулась к ней.

– Вы служите Дому Нуруодо, – сказала она, – В его ведении находятся военные и дипломатические вопросы, не так ли?

Айролия не ответила, да не было необходимости отвечать. Чиссы крайне неохотно сообщали какие-либо сведения о себе, но структура их правительства была известна. Джейсен знал, что общественными делами занимались четыре Великих Дома: Нуруодо, Инрокини, Ксэйпла и Сабозен. Дом Ксэйпла занимался административным распределением ресурсов, агрикультурой и другими колониальными вопросами. За промышленность, науку и инфраструктуру отвечал Дом Инрокини. В ведении Дома Сабозен находились вопросы юстиции, здравоохранения и образования, в том числе и в колониях.

– А какому из Великих Домов вы служите, флагманский штурман Ааб? – спросил Джейсен.

– Никакому, – Ааб даже не оглянулся в строну Джейсена, – Я служу в Оборонительном Флоте. А флот с его знаниями о том, что происходит за пределами освоенных территорий нужен всем Великим Домам.

Айролия объяснила:

– Нападения сси-рууви, а позже и йуужань-вонгов плюс опыт гранд-адмирала Трауна научили нас тому, что изолированность может быть не только силой, но и слабостью. Недостаточно быть сильным: по-настоящему успешная цивилизация должна быть также гибкой. А чтобы быть гибкими, мы должны видеть за пределами того, что нам знакомо. Мы должны знать наших соседей так же хорошо, как мы знаем себя.

– Большинство правительств попытались бы установить дипломатические связи, – сказала Мара, – или просто направили бы шпионов.

– Мы используем и эти методы. Ведь мы сейчас разговариваем с вами, – на лице Айролии едва заметно мелькнула улыбка, – Однако, иногда оптимальным путем для достижения наших целей мы находим интеграцию. Ваш бывший Император принял Трауна на службу в Имперский Флот, потому что Траун был гениальным стратегом, невзирая на его нечеловеческое происхождение. Мы также можем принять в наше общество тех, кто не является чиссом.

– И вы приняли бы сси-руу? Или, возможно, йуужань-вонга?

Айролия, не остановившись, взглянула на Люка, выражение ее лица не изменилось.

– Если бы они обладали исключительными талантами и мы сочли бы их заслуживающими доверия – тогда, конечно, мы приняли бы и их.

Джейсен был расстроен таким ответом, и он чувствовал, что и остальные тоже. Понять это было не трудно. Лейтенант Штальгис потерял многих товарищей и подчиненных на Бастионе. Данни видела как ее коллеги погибли на Белкадане в самом начале войны, и сама едва избежала ужасной смерти. Возможно, она видела больше смертей и страданий, причиненных йуужань-вонгами, чем кто-либо еще, кого знал Джейсен. Маленький Бен едва не погиб на Корусканте. И Джейсен сам чувствовал в душе страшную боль от потери своего брата Энакина.

Люк тщательно скрывал в Силе свои эмоции, и Джейсен мог только догадываться, о чем думает его дядя. Но он знал, что чувство потери не должно лишать надежды. Цепляясь за прошлое, было гораздо труднее достигнуть успеха в будущем. А мир был делом будущего.

Ответ Айролии не предполагал продолжения дискуссии, и они продолжали идти в мрачной тишине. Джейсен рассматривал коридор, по которому их вели, его внимание привлекло странное полупрозрачное вещество, из которого были сделаны стены. Оно было похоже на лед, но когда Джейсен коснулся его, оно оказалось теплым и сухим. В толще этого вещества были заметны детали из серебристого металла, расположенные через каждый метр. В каждой из них включался зеленоватый свет, когда они входили в секцию коридора, и выключался, когда они выходили из нее. Джейсен не мог понять, для чего в стены вделаны эти детали, но не сомневался, что они несут какую-то важную функцию. Чиссы не стали бы делать что-то только ради украшения.

Данни заметила его интерес.

– Генераторы силовых полей, – прошептала она.

Джейсен озадаченно нахмурился. «Генераторы? Зачем они нужны здесь?» Возможно, это мера безопасности, но зачем такие меры защиты в этих коридорах? Расход энергии будет неоправданно высок.

Неожиданно он догадался: стены действительно были сделаны изо льда. Силовые поля, создаваемые генераторами, были границей между пузырем теплого воздуха внутри коридора, в котором они шли, и скользкой поверхностью под их ногами. Эти силовые поля одновременно защищали коридор от холода и ледяные стены от таяния. Генераторы включались, когда кто-то входил в секцию коридора, и выключались, когда в ней никого не было – это позволяло свести расход энергии к минимуму. В конечном счете это выходило гораздо дешевле, чем строить длинные коридоры из каких-либо теплоизоляционных материалов (которые еще надо было произвести и доставить) и затем отапливать каждую их секцию.

Это было элегантное решение сложной проблемы – особенно для коридоров, которыми не слишком часто пользовались. Джейсен был впечатлен.

В конце концов они пришли в помещение, стены которого были сделаны из более привычных материалов. В ушах Джейсена хлопнуло, когда они прошли последний из генераторов, и пузырь теплого воздуха растворился вокруг них. Джейсен почувствовал цветочный запах и обнаружил, что они пришли в огромный зал, в котором в несколько ярусов располагались разнообразные растения. Потолок находился не менее чем в двадцати метрах над головой, по всей его длине располагался светильник в форме трубы, освещая все помещение. Атмосфера была спокойной и безмятежной, и первым впечатлением Джейсена было, что это жилая зона – возможно, какой-то подземный парк. Однако кроме них здесь никого не было. Да и коридоры, по которым они шли  сюда, были пусты.

Какова бы ни была причина этого, размышлять над ней не было времени. Ааб повел их к одной из трех дверей в дальнем конце зала, и нетерпеливо пытался заставить их идти быстрее.  Джейсен и остальные, пройдя в двери, оказались в относительно небольшом круглом помещении. В центре помещения стоял черный круглый стол, вокруг него стояла дюжина таких же черных стульев. Стены, пол и потолок в помещении были так же черными, источниками света были только крошечные сферы, парящие высоко в воздухе, вероятно, с помощью силовых полей. На дальней стороне комнаты, противоположной той, с которой они вошли, была еще одна дверь.

Усевшись на ближайший стул, Ааб пригласил остальных так же занять места. Все так и сделали, кроме Штальгиса, который решил остаться у двери вместе с Айролией.

«Следит за соглядатаем», подумал Джейсен.

Дверь за спиной Ааба беззвучно открылась, и в комнату вошли четыре странных фигуры. Они были одеты в длинные одеяния разных цветов – бронзового, ржаво-красного, серебристо-серого и медно-зеленого, а лица их были скрыты капюшонами. Ни говоря ни слова они уселись по обеим сторонам от Ааба.

Странное молчание продолжалось, пока его не нарушила Мара:

– Итак, сейчас нам скажут, с кем мы встречаемся?

– Нет, – ответила фигура в бронзовом плаще, женщина, судя по голосу, – Как наши Дома определяются своими функциями в обществе, так и мы – только представители наших Домов. Мы здесь перед вами не как личности, но как инстанция для принятия решения по вашему вопросу.

– Без имен? – спросила Мара, не пытаясь скрыть свое раздражение.

– Без имен, – ответила фигура в зеленом плаще. Судя по голосу – молодой мужчина.

– Но вы знаете, кто мы.

– Это наше право, – сказала женщина в бронзовом плаще, – Ведь это вы пришли к нам за помощью. Вам нет необходимости знать, кто действует от имени правительства и народа чиссов. Мы представляем всех их.

– Вы должны сказать нам, что вы от нас хотите, – сказал чисс в ржаво-красном плаще.

Представитель в сером плаще согласно кивнул.

– Тогда мы сообщим вам наше решение.

– Наше решение не будет слишком поспешным, – добавил зеленый.

– Но оно будет окончательным, – заключила бронзовая, – Вы согласны с такими условиями?

– А что, если нет? – спросила Мара, вызывающе скрестив руки на груди.

– Тогда вас попросят удалиться, – ответил Ааб. Его тон не оставлял сомнений, что «попросят удалиться» – явный эвфемизм.

– Наша просьба проста, – сказал Люк, – Мы ищем живую планету, которая называется Зонама Секот. У нас есть основания полагать, что она находится в части галактики, называемой нами Неизученные Регионы. И как представители самого сильного государства в этих регионах, вы имеете основания спрашивать нас о целях нашего появления здесь. Я надеюсь, что вы поможете нам, или пассивно – просто разрешив нам проводить поиск в пределах границ вашего пространства, или активно – предоставив нам информацию о Зонаме Секот, если такая информация у вас есть.

– Это все? – спросил серый, видимо удивленный простотой запроса.

Люк кивнул.

– Это все.

– И каких успехов вы добились в своем поиске? – спросила бронзовая.

Люк рассказал о прогрессе в их миссии, кратко упомянув многочисленные системы в Неизученных Регионах, которые они посетили. Информацию о Зонаме Секот неизменно удавалось найти лишь в легендах, рассказанных стариками, или в смутных, едва сохранившихся воспоминаниях. Они были разочарованы отсутствием реальных доказательств. Так как Зонама Секот явно избегала систем, населенных развитыми цивилизациями, нигде не было никаких записей, которые могли бы доказать, что живая планета действительно посещала какую-либо систему. Это было похоже на охоту за призраком, который исчез десятилетия назад.

– И, несмотря на это, вы уверены в успехе вашей миссии? – спросил зеленый.

– Мы не начали бы поиск, если бы не были уверены, что успех возможен, – ответил Люк, – И мы делаем все, что в наших силах, чтобы поиск был успешным.

– Но зачем именно вы ищете живую планету? – спросила женщина в ржаво-красном плаще. Коммандер Айролия не совсем поняла вас, когда вы объясняли ей цель вашей миссии. Хотя она сочла вас достойными доверия, цель вашей миссии кажется неправдоподобной, а ваши мотивы неясны. Вы не можете порицать нас за нашу… осторожность.

Люк вздохнул.

– Да, разумеется. Я на вашем месте тоже отнесся бы к подобным сведениям с подозрением. Могу только сказать, что мы готовы представить все доказательства правдивости наших слов, которые вы потребуете.

– Кроме отказа от поиска? – уточнил серый.

– Да. Мы будем продолжать поиск, с вашей помощью или без нее.

Наступила тишина. Джейсен чувствовал, что чисские представители говорят о чем-то за своими капюшонами, но не мог понять о чем именно. Было трудно проникать в мысли личностей с сильной волей, а у чиссов была настолько сильная воля, насколько это возможно для разумных существ.

– А этот ваш Альянс? – спросила бронзовая, – От нас потребуют присоединиться к нему?

– Нет, – сказал Люк, – Хотя, учитывая тот факт, что у нас общие враги, вы получили бы преимущество, присоединившись к Альянсу.

– Возможно… – сказала красная.

– Относительно действий вашей экспедиции в нашем пространстве, – сказал зеленый, – наши мнения разделились.

– Двое из нас готовы дать вам доступ в пространство чиссов, – сказал серый, – на основании того, что едва ли вы найдете в пределах наших границ то, о чем бы мы не знали.

– Если бы Зонама Секот находилась в нашем пространстве, – добавила бронзовая, – мы несомненно знали бы о ней.

– С другой стороны, – сказал зеленый, – неясность заявленных вами мотивов вызывает подозрения насчет истинной цели ваших поисков. Неизвестно, не является ли поиск Зонамы Секот прикрытием для… каких-либо враждебных целей.

– Хотя мы не нашли явных доказательств ваших враждебных намерений, – заявила красная, – тот факт, что вы явились в наше пространство, не запросив предварительно разрешения по дипломатическим каналам, является самонадеянностью в высшей степени, поощрять которую не следует.

– Таким образом наши голоса разделились, – сказала бронзовая.

– Ничья, – кивнул зеленый.

Серый слегка наклонил голову.

– Это не столь уже необычная ситуация, учитывая разнообразие дел, которые нам приходится решать. В таких случаях решающий голос остается за представителем Оборонительного Флота.

Красная повернулась к Аабу.

– Флагманский штурман Ааб?

Джейсен едва не застонал от разочарования. Едва ли Ааб проголосует в их пользу.

Бывший имперец высокомерно посмотрел на Люка и остальных представителей Альянса.

– Здесь мне все кажется ясным, – сказал он, – Мы не можем позволить чужакам свободно передвигаться в нашем пространстве, они вполне могут предать доверие народа чиссов. В последнее время участились нападения йуужань-вонгов, и малейшее ослабление бдительности может вызвать в будущем тяжелые проблемы. В интересах внутренней и внешней безопасности я советовал бы не давать разрешения экспедиции Альянса вести поиск в пространстве чиссов.

Люк и Мара одновременно приготовились протестовать.

– Однако, – продолжал Ааб, подняв руку, чтобы предотвратить возражения, – я убежден, что намерения Скайуокеров честны, и не в природе чиссов прогонять тех, кто действительно нуждается в помощи. Поэтому, в интересах добрых отношений с Альянсом и в надежде на то, что этот поиск действительно приведет к победе в войне, я предлагаю компромисс. Есть вещь, более необходимая Скайуокерам, чем свобода поиска в пространстве чиссов – это информация. Невозможно в разумные сроки обыскать все Неизученные Регионы, даже с помощью данных, предоставленных Империей. Я предлагаю, чтобы Скайуокеры и их союзники получили доступ к Исследовательской Библиотеке Флота на Ксилле, чтобы они могли проводить свой поиск в безопасности.

Мара нерешительно уселась обратно в кресло. Люк удивленно поднял брови.

Джейсен вынужден был согласиться, что в предложении Ааба есть смысл – хотя было не совсем понятно, о чьей безопасности заботится Ааб. Флагманский штурман имел в виду экипажи «Оставляющего вдов» и «Тени Джейд», или же наоборот – чиссам могло не понравиться, что эти корабли летают туда-сюда в их пространстве. В любом случае, Джейсен был удивлен не менее своего дяди, что бывший имперский офицер вообще предложил такое.

– Это одно условие, – сказал Ааб.

«Ах, вот как…», подумал Джейсен, «Вот где ваша ловушка».

– Я не хочу, чтобы Галактическая Федерация Свободных Альянсов неправильно поняла наши намерения, – продолжал Ааб, – Право доступа в Исследовательскую Библиотеку будет действительно только в течение строго ограниченного периода времени. Если Скайуокеры и их спутники не найдут за это время то, что им необходимо, право доступа аннулируется, и они должны будут немедленно оставить пространство чиссов.

– Сколько времени будет достаточно для поиска, как вы полагаете? – спросил зеленый.

– Два стандартных дня хватит, – ответил Ааб, – Думаю, не слишком трудно будет найти информацию о планете, которая летала по всей Галактике. О ней существует столько легенд, а наша библиотека просто непревзойденная.

Четверо чиссов в плащах кивнули, соглашаясь.

– Мы находим это приемлемым компромиссом, – сказала бронзовая, – А вы, мастер Скайуокер?

Люк поднялся на ноги.

– Я принимаю ваши условия.

Джейсен почувствовал, что Мара мысленно умоляет Люка не соглашаться, но открыто она не возразила.

– В таком случае вам позволяется начать поиск, – сказала бронзовая.

Все четверо представителей чисских Великих Домов встали со своих мест. Серый сказал:

– От Дома Инрокини вам будет назначен помощник, который научит вас пользоваться интерфейсом библиотеки. Если вы готовы, флагманский штурман Ааб и коммандер Айролия проводят вас в библиотеку.

– Благодарю за помощь, – сказал Люк, слегка поклонившись.

– Тогда наши переговоры завершены, – сказала красная.

Четверо чиссов в плащах повернулись и вышли из комнаты.

– И это все? – спросила Мара, наблюдая, как они уходят.

– Чего еще вы хотите? – спросил Ааб, – Мы щедро потратили на вас свое время, и подобную же щедрость мы проявили, изъявив готовность поделиться с вами информацией. Мы не обязаны оказывать вам помощь, и вы должны… – он встряхнул головой, – Я хотел сказать «должны быть благодарны», но это не совсем правильно. Благодарность – понятие более эмоциональное. Думаю, правильнее будет сказать, что вы должны считать это за честь.

– Мы считаем это за честь, – кивнул Люк, – И мы хотели бы начать работу как можно скорее. Мы можем идти?

Ааб кивнул и сказал:

– Я рад, что хотя бы один из вас понимает путь чиссов.

Снова открылись двери в зал с растениями, и Айролия пригласила представителей Альянса следовать за ней. Едва они успели дойти до половины зала, как из ниши в стене выступила высокая фигура. Человек с очень широкими плечами, массивный как стена, встал на их пути, как будто вызывая их на бой. Один его глаз закрывала черная повязка, под цвет его пилотской формы, в черных волосах и бороде блестела седина.

– Мара Джейд… – произнес он, – Мы снова встретились.

Джейсен и остальные остановились. Мара шагнула вперед.

– Теперь моя фамилия Скайуокер, Сунтир Фэл, – сказала она.

Фэл кивнул, но никак это не прокомментировал.

– Флагманский штурман Ааб пытался убедить нас, что вас сейчас нет на Ксилле, – сказала Мара.

– Как видите, это не так.

– Так вы просто избегали нас раньше?

– Да, я не хотел лично принимать решение по вашему вопросу… – голос Фэла был негромким, но сильным. Джейсен заметил, что Джаггед Фэл унаследовал внешний вид своего отца, – … потому, что мое мнение относительно вас не могло быть беспристрастным и лишенным ненужных эмоций. Помню, несколько лет назад я предлагал вам союз…

Мара кивнула.

– Да, какая ирония…

– Вы его не приняли тогда, а сейчас вы ожидаете помощи от нас… – человек, считавшийся когда-то лучшим пилотом Империи, едва заметно пожал своими мощными плечами, – Это путь чиссов – если не можешь принять справедливое и беспристрастное решение, то предоставь решать другому. Я доверил решать мастеру Аабу, и он рассмотрел ваше дело с объективностью, которой я не мог проявить.

Взгляд Фэла был холодный и острый, как ледяной кинжал. Джейсен не мог понять, откуда такая враждебность. Да, когда-то Сунтир Фэл и Люк Скайуокер сражались по разные стороны фронта, но это не объясняло злости, светившейся в глазах барона.

Люк подошел ближе, встав рядом со своей женой.

– Я полагаю, мы пришли к приемлемому решению, – он протянул руку Фэлу, – При других обстоятельствах я был бы рад встретиться с вами, Сунтир.

Фэл, помедлив немного, пожал протянутую руку.

– Мы не союзники, Скайуокер.

– Но мы и не враги. А это уже что-то значит.

Мара взглянула на хронометр.

– Нам надо идти, – сказала она, – Эти два дня не будут длиться вечно.

– Действительно, – сказал Фэл. Его мрачный взгляд скользнул по спутникам Мары и Люка, – Исследовательская библиотека флота находится довольно далеко отсюда, в другом анклаве. Если хотите, я могу обеспечить вам транспорт. Средства, находящиеся в моем распоряжении, могут обеспечить большую безопасность, чем те, что могут предложить вам чиссы.

Люк ответил не сразу, и Джейсен почувствовал, что его дядя мысленно советуется с Марой. Решение Ааба дать им доступ в библиотеку было неожиданным для Джейсена, но он знал, что это может быть и хитрость, чтобы увести их от корабля. И он знал, что Мара не хочет рисковать «Тенью Джейд» больше чем необходимо.

Но рискнут ли они оскорбить Фэла, отказавшись от его предложения? И разве будут они тратить время на то, чтобы добраться до корабля и снова получать разрешение на взлет и посадку, когда есть более удобная альтернатива? Как сказала Мара, эти два дня не будут длиться вечно.

– Спасибо, – сказал Люк, – Ваше предложение определенно сэкономит нам время.

– Но если вы попытаетесь выкинуть какой-нибудь фокус… – Мара не закончила свою угрозу, но что это угроза было ясно безошибочно.

Фэл презрительно улыбнулся.

– Уж поверьте мне, если бы я хотел что-то с вами сделать, я сделал бы это давно, – он отвернулся, – Вы тратите время. Если вы хотите воспользоваться моим предложением, тогда пошли. Данное вам время не будет продлено.

– Не сомневаюсь, что вы позаботитесь об этом, не так ли? – сказала Мара.

Его ледяной взгляд обратился к ней.

– Можете быть в этом уверены, Мара Джейд Скайуокер.

Джейна чувствовала сильную усталость, вернувшись в свой номер после первого дня на Бакуре. Встреча с представителями Сената была отложена до прибытия премьер-министра Кандертола, представители Галактического Альянса все это время ждали в обществе младших чиновников и слуг. И когда время наконец пришло, все внимание присутствующих было отвлечено от делегации Альянса триумфальным появлением Кандертола и последовавшим за этим торжественным банкетом. Длинная, но несколько бессвязная поздравительная речь премьер-министра была встречена аплодисментами бакурианских сенаторов и чиновников. Джейна была согласна с впечатлением Джага: премьер-министр Бакуры был слишком одержим собственными интересами, чтобы быть хорошим государственным деятелем.

Тем не менее, банкет был неплохим. За столом вместо дроидов прислуживали люди в праздничной одежде официантов, и Джейна чувствовала себя неловко в своей поношенной военной форме. Еда была превосходна,  Джейна впервые получила возможность попробовать нектар из фруктов намана, о котором она столько слышала, ликер, являвшийся гордостью Бакуры. И Джейна согласилась, что бакурианцы имели все основания им гордиться. Густой ликер оранжевого цвета вызывал такие вкусовые ощущения, словно луч солнечного света медленно горел во рту. Но Джейна сделала только один глоток: она не хотела, чтобы ее рефлексы притупились.

И судя по тому эффекту, который оказывал ликер на людей, сидевших вокруг, ее решение было весьма разумным.

Кроме нее, абсолютно трезвыми оставались премьер-министр Кандертол и его заместитель Блейн Харрис. Джейне показалось, что несмотря на внешне дружественное поведение и вежливый разговор друг с другом, они сильно напряжены. Вероятно, между ними существовала взаимная неприязнь, хотя Джейна не знала, почему. В конце концов оба они были политиками и работали вместе. Их скрытая неприязнь могла означать лишь то, что оба они были сильными личностями и людьми властными. И когда такие люди работают вместе, и один из них подчинен другому, неизбежно должны возникать трения.

Тем не менее, это вызвало ее любопытство. Она подумала, как Харрис воспринял новость о похищении Кандертола. Вероятно, втайне обрадовался. Если бы премьер-министр погиб или пропал без вести, его заместитель стал бы его преемником. В таком случае возникал вопрос, не был ли Харрис соучастником, или даже заказчиком похищения? И если это так, то арест Малинзы Танас был не более чем попыткой Харриса назначить таунтауна отпущения.

Однако не было ничего конкретного, что могло бы подтвердить смутные подозрения Джага или ее. Присутствие Кандертола в Силе было четким и ясным: он был тем, кем он был, и его мысли были его собственными.

Вождь п’в’еков Лвотин был, казалось, рад возвращению Кандертола. Он, похоже, чувствовал облегчение от того, что церемония освящения Бакуры пройдет точно в срок. После возвращения Кандертола и ареста лидера антип’в’екского движения для Кирамака не было причин откладывать свое прибытие. П’в’ек с тусклой чешуей не ел местные деликатесы, предпочитая вместо них блюдо из ффт – многоногих ящериц, специально для этого случая доставленных с Лвекка. Казалось, во время банкета Лвотин внимательно наблюдает за всем происходящим вокруг, и когда его золотистые глаза несколько раз встречались с глазами Джейны, она ничего не могла прочитать в его взгляде.

– Кто-нибудь кроме нас чувствует, что здесь происходит что-то странное? – спросил Хэн, растянувшись на  летающем диване. Их комнаты в отеле были не так роскошно обставлены, как на Галантосе, но это вполне устраивало Джейну. Слишком уж радушное гостеприимство вызывало у нее подозрение.

– Они все заняты своими делами, – как часто бывало, мнение Лейи было противоположно мнению ее мужа, но чтобы показать, что она не любит спорить ради самого спора, она сидела на диване рядом с Хэном и держала его за руку.

Она не хотела быть его оппонентом. Она просто хотела, чтобы ситуация была рассмотрена со всех точек зрения. Джейне когда-то пришлось потратить много времени чтобы понять, как работает мысль ее матери, а Джейсен понимал это инстинктивно еще много лет назад.

– Они объединятся вокруг нас, когда у них будут причины.

– Возможно, им стоит напомнить, что у них есть такие причины, – сказала Джейна, устанавливая оборудование против прослушивания, то же самое, что они использовали на Галантосе, – У них здесь такие проблемы, которые никак не решит простой договор с п’в’еками, потому что судя по анонимному сообщению, которое мы слышали, когда прилетели сюда, агенты антип’в’екского движения есть и среди достаточно высокопоставленных офицеров. И арест Малинзы Танас никак не устранит этот факт. Наоборот, он скорее усугубит ситуацию.

Краем глаза Джейна заметила, что Тахири беспокойно ходит по номеру, как будто ищет что-то.

– Это зависит от того, что они хотят, – сказала Лейя, – Часть бакурианцев за союз с п’в’еками и против союза с нами. Другие не хотят иметь никаких дел с п’в’еками… – она пожала плечами, – Если наше пребывание здесь вызовет раскол в подполье, это будет хорошо: вместо одного массированного удара по местному правительству, их атаки могут быть нескоординированными и неэффективными.

– Огонь очередями может быть неточным, – сказал Хэн, поглаживая руку Лейи, – но и он во что-то попадает. Все-таки лучше иметь дело с одним снайпером, чем с десятком фанатиков, палящих почем зря. По крайней мере… – он остановился, его внимание также привлекло необычное поведение Тахири. Сейчас она искала что-то под барной стойкой.

– Тахири? – спросила Лейя, – Что ты делаешь?

– Ага! – Тахири выпрямилась, держа в руке какой-то маленький предмет, – Вот оно!

Джейна и ее родители удивленно посмотрели друг на друга.

– Что это? – спросила Джейна.

Тахири показала им найденную вещь. Джейна увидела, что это что-то вроде металлической капсулы размером не больше чем зуб ребенка.

– Рин сказал, что мы найдем здесь то, что нам нужно, – сказала Тахири, – Это, наверное, как раз то, что он имел в виду.

– Рин? – удивленно спросила Лейя.

Хэн кратко рассказал ей о встрече Тахири с рином в ангаре.

– Он еще что-нибудь говорил? – спросила Лейя.

– Только чтобы мы были осторожны, – ответила Тахири, – Но там он не мог говорить открыто, он сказал, что свяжется с нами позже. Может быть, эта капсула – послание от него.

Она повертела капсулу в руках и нащупала в середине ее что-то вроде шва. Она сжала капсулу двумя пальцами. Капсула щелкнула, сверкнула яркая вспышка света.

Джейна, удивленно моргнув, ожидала, что будет дальше. Но ничего не происходило. Как Тахири ни сжимала капсулу, вспышек не повторялось.

– Не может быть… – прошептала девушка-джедай, – Оно должно работать…

– Простите, госпожа Лейя, – сказал С-3РО, – но…

Хэн поднял руку, прося его помолчать.

– Подожди, Золотник. Мы сейчас думаем над тем, как работает эта штука.

– Но, сэр, – сказал дроид, – Я уже знаю, как она работает.

Все четверо повернулись к С-3РО.

Прошло почти пятнадцать секунд тишины, потом Хэн спросил:

– Ну? Давай, поделись с нами.

– Похоже, сэр, – сказал С-3РО, – что эта вспышка света содержала сжатое сообщение – голографическое изображение страницы с текстом. Мои фоторецепторы зафиксировали изображение и занесли его в мою базу данных.

– Записка? – взволнованно спросила Тахири, – Что в ней написано?

– Кажется, она написана гивинским математическим кодом.

– Ты можешь расшифровать ее?

Дроид, казалось, был оскорблен самой мыслью, что он не может расшифровать.

– Конечно! Там написано: «Информация, которая вам необходима, есть у Малинзы Танас. Ее держат в тюрьме Салис Д’аара, в камере № 12-17. Вы можете получить доступ через резервный вход №23 сегодня в полночь. Пароль – «житель границы». Я попытаюсь связаться с вами завтра».

Джейна занесла эти сведения в свой компьютерный планшет.

– Это все?

– Да, госпожа Джейна.

– Не слишком много, – разочарованно сказала Тахири.

– Пока этого достаточно, – возразила Лейя, – В полночь я пойду к Малинзе и узнаю, что она должна нам сказать.

Джейна встряхнула головой.

– Лучше я пойду. Бакурианцы ожидают, что ты будешь разбираться в ситуации с п’в’еками. Если вместо тебя этим займусь я или папа, это вызовет их подозрение.

– Но станет ли Малинза говорить с тобой? – спросила Лейя, – Ведь сейчас у нее не больше причин доверять тебе, чем у нас – доверять ей.

– Ничего, я найду способ заставить ее говорить. Кроме того, едва ли она сможет сообщить эти сведения кому-то еще кроме меня. Это будет ее последний шанс.

– Хорошо, – сказала Лейя, положив руку на плечо дочери, – Но будь осторожна.

Джейна улыбнулась, отмахнувшись, хотя ей была приятна забота матери, и пошла в свою комнату готовиться.

– Стой!

Украденный виллип принял форму лица охранника. Ном Анор наблюдал, как женщина из касты Отверженных, несущая виллип, тщательно спрятанный в мертвой и выдолбленной вазе к’снелл, немедленно повиновалась приказу воина – как и следовало члену низшей касты, вошедшему в вестибюль дворца Шимрры.

Охранник медленно подошел к Отверженной, лицо воина искривилось в презрительной усмешке.

– Ты, видимо, так спешила воссоединиться с Йун-Шуно, что забыла – никто не может войти сюда без разрешения, данного лично Верховным Правителем.

Он остановился в паре шагов от Отверженной, виллип более отчетливо изобразил его уродливое лицо.

– Немедленно объясни причину, по которой ты оскверняешь своим присутствием Священный Дворец!

– Я… меня послал Верховный жрец Джакан… – заикаясь, проскулила шпионка Ном Анора. Она заучила это оправдание наизусть перед тем, как Ном Анор направил ее на эту миссию, но никогда оно еще не звучало так неубедительно, – Он… он приказал мне принести это…

– Лжешь! – воин развернул амфижезл, – Ты скажешь мне, что ты здесь делаешь, а потом за свои проступки ты испытаешь гнев дворцовой гвардии Верховного Правителя.

Воин подошел еще ближе. Отверженная упала на колени, прижимая вазу к’снелл к груди.

– Пожалуйста…

Ном Анор не видел ее лица, но мог представить ее страх.

– Твоя низость является оскорблением для всех йуужань-вонгов! – прорычал воин, замахнувшись амфижезлом, – Приготовься к смерти!

Джиидаи! – неожиданно завопила Отверженная, в ее голосе не было больше раболепия и хныканья. Как и планировалось, она активировала специальную ткань в основании вазы к’снелл.

– Ганнер!

Изображение пропало, когда виллип умер вместе со шпионкой, за долю секунды до того, как был нанесен удар амфижезлом. Последнее, что видел Ном Анор – искаженное злостью лицо воина.

– Она не должна была ничего говорить о джедаях… – сказал Ном Анор, произнося слово «джедаи» правильно, так же,  как его произносили неверные. Он не мог справиться с поднимающейся в нем волной гнева. «Мы были так близко

– Ат’раот была предана нашему делу, – сказал Шуун-ми. Он стоял рядом с новым троном Ном Анора. Новая резиденция Пророка находилась теперь в другом месте, далеко от прежнего.

Бывший Отверженный был обеспокоен неудачной попыткой проникнуть во дворец Шимрры.

– Она пошла на это задание добровольно, зная, что она может погибнуть.

– Но нам неизвестно, умерла ли она, – сказал Кунра, – Что если ее смогли захватить живьем и сейчас уже пытают, намереваясь узнать, кто послал ее?

– Нет! – Шуун-ми, казалось, был возмущен таким предположением, – Она приняла все необходимые предосторожности!

«Необходимые предосторожности» в данном случае означали фальшивый зуб, в котором находилась доза яда иркш. Проглоченный яд должен был убить ее мгновенно. Ее фанатическая преданность делу Пророка гарантировала, что она исполнит этот последний приказ.

«Но даже ее самоубийства может быть недостаточно, чтобы избежать беды», думал Ном Анор. Шпионка открыто объявила о своей приверженности джедайской ереси, и Шимрра мог быть весьма встревожен тем, что еретики пытаются проникнуть в его дворец. В будущем это могло означать новые трудности – и новый риск.

Но это не означало, что Ном Анор откажется от своих попыток. Его не волновало, сколько аколитов погибнет при этом. Информация об активности противника была жизненно важной. Любая кампания, открытая или тайная, зависела от разведки. А это означало, что Ном Анору необходимо внедрить кого-то из своих агентов за стены дворца – и как можно быстрее. Если он не сможет этого сделать, он не будет знать, какие действия планируются против его еретиков, а отсутствие информации о планах противника делало последователей Пророка неприемлемо уязвимыми.

– Удача уже, что у нее получилось зайти так далеко, – сказал Кунра. Это была отчаянная попытка найти что-то хорошее в плохой ситуации, но в голосе явно слышалась усталость, – Ат’раот прошла дальше, чем кто-либо из других.

– Кажется, я даже слышал голоса, – сказал Шуун-ми.

Ном Анор кивнул. Он тоже слышал голоса из-за мембраны за порогом, через который пыталась перейти Ат’раот. Он был уверен, что эти голоса принадлежали верховному префекту Дратулу, верховному жрецу Джакану и отвратительному Оними, шуту Шимрры. Кто-то спорил с ними – возможно, кто-то из воинов. О чем именно спорили, разобрать не удалось. Если бы Ат’раот смогла подойти еще на несколько шагов ближе…

Ном Анор прорычал сквозь зубы богохульное ругательство. Эти ошибки могли обрушить все, что он смог создать. Движение еретиков было еще слишком слабым, чтобы пережить целенаправленную чистку.

– Мы должны попытаться снова, – сказал он, – Нам нужен доступ во дворец!

Злость и разочарование бушевали в нем, как магнитная буря. Теперь у него не было такой сети агентов как раньше, когда столько шпионов передавали ему информацию. Только сейчас он понял, каким богатством он обладал до своего падения. Измученный информационным голодом, он иногда очень тосковал по тем славным дням.

– Если мы не можем пронести во дворец виллип, значит нам нужен агент, который по долгу службы находится во дворце!

– Но кто? – спросил Шуун-ми, – И как нам завербовать его?

– Число последователей Пророка увеличивается, – сказал Шимрра, – Учение Йу’Шаа распространяется все больше. Только вопрос времени, когда среди нас появятся те, кто может входить во дворец.

– Я не могу ждать так долго! – воскликнул Ном Анор, – Чем больше распространяется наше движение, тем больше риск для нас! Не зная того, что планирует Шимрра, мы уподобляемся пленным на жертвоприношении, стоящим на коленях, с куфи, приставленным к горлу, в ожидании смертельного удара.

Он едва заметно пожал плечами под своим длинным одеянием. Иногда ему снилось, как он убегал от воинов, посланных Шимррой за его головой. Он не видел этих воинов, но слышал и ощущал их присутствие позади. В этих снах он был не более чем животным, за которым охотятся.

Он встряхнул головой: сейчас нет времени вспоминать ночные кошмары.

– Я не погибну здесь, – сказал он, – Я не уподоблюсь одному из этих туннельных упырей, слепых и уязвимых на свету.

– Этого не случится, Йу’Шаа, – неуверенно сказал Шуун-ми, – Мы не позволим такому произойти.

Шуун-ми пытался успокоить его как ребенка, и Ном Анор отмахнулся от него с презрением, которого тот заслуживал.

– Хватит! – он снова уселся на трон, – Найдите мне другого добровольца! Мы попытаемся снова. Мы будем пытаться, пока не достигнем цели! Мы должны обмануть службу безопасности Шимрры до того, как они сумеют внедрить своих агентов к нам. Это вопрос жизни и смерти!

Шуун-ми глотнул и, поклонившись, отступил в сторону. Он ничего не знал о шпионке, которую Кунра поймал на их старой базе, но он вполне понимал реальность такой ситуации. Для Шимрры и его жрецов они были еретиками, проклятием, скверной, которую надо уничтожить…

«Ржавчиной», подумал Ном Анор, вспомнив обломки дроидов, которые он видел в начале своих скитаний по недрам Йуужань’Тара.

– Будет исполнено, Йу’Шаа.

– Проследи за этим, – взгляд Ном Анора упал на Кунру, – Вы двое отвечаете за это задание.

Кунра мрачно кивнул. Ему не нужно было говорить, что для множества добровольцев эта безнадежная миссия будет означать смерть. И чем больше их будет умирать, тем меньше добровольцев вызовется в следующий раз. Чтобы жертвоприношение было благородным, оно должно иметь какой-то смысл.

Но Кунра тоже отлично понимал ситуацию. Убить или быть убитым. По крайней мере Отверженные могли выбирать, как умереть. Шимрра не предлагал им и этого.

Джейна присела за каменной балюстрадой крыши тюремного склада. Она пыталась избежать попадания в лучи сильных прожекторов, освещавших территорию. Патрули по периметру зоны не оказались для нее неожиданностью, но рин не предупредил ее, что бакурианских охранников будут сопровождать целые стаи патрульных дроидов G-2RD.

Бакурианцы обычно не любили дроидов, но в этом случае верх взял прагматизм. Патрули были многочисленными, а их маршруты нерегулярными, что еще больше затрудняло возможность проникновения. И что хуже всего, пока она пробиралась к складу, активизировались замаскированные системы сигнализации, и теперь все охранники тюрьмы были подняты по тревоге, усиленно прочесывая территорию в поисках нарушителя.

Полчаса внимательного наблюдения убедили ее, что едва ли она сможет пройти в зону необнаруженной. И если изнутри тюрьма охраняется так же сильно, как и снаружи, то она не останется там незамеченной и минуты, не говоря уже о том, чтобы добраться до камеры, которая ей нужна.

«Нет, мы пойдем другим путем…»

Выскользнув из своего укрытия, она пробежала по крыше, направляясь к дальней стене, к которой была прикреплена узкая лестница. Нижние ступеньки ее были завалены всяким мусором, это позволяло предположить, что лестницей мало пользуются. Спустившись по ней, Джейна три раза глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

«Я не вражеский агент», сказала она себе, «Я представитель делегации Галактического Альянса, и эти люди – наши союзники».

Неторопливым шагом она завернула за угол, попадая в поле зрения дроидов-охранников. Прожекторы немедленно повернулись к ней, ослепляюще светя ей в лицо, но она не остановилась – малейшая заминка могла нарушить иллюзию, которую она пыталась создать.

Два дроида G-2RD выскользнули из ниш в высокой феррокритовой стене. Летающие сферы, оснащенные вооружением, направились к ней, яростно гудя, как взбешенные насекомые.

– Стоять! – приказал один из дроидов. Джейна не могла понять, какой.

Она остановилась на расстоянии трех метров, излучая терпение и спокойствие.

– Назовите ваше имя и намерения! – потребовал дроид. Его голос был гнусавым и воющим, наверное, специально, чтобы раздражать.

– Меня зовут Джейна Соло, – ответила она, – Я здесь чтобы встретиться с Малинзой Танас.

Оба дроида пару секунд сверялись со своими инструкциями. Наконец один из них ответил:

– Посещения не разрешены.

– Попрошу не угрожать мне, – сказала Джейна, заставив дроида завертеться с помощью Силы, – Я этого очень не люблю.

Второй дроид пронзительно взвыл, издав сигнал тревоги, но Джейна  заставила его замолчать, воздействием Силы расплавив его голосовой аппарат.

Новые дроиды направились к ней. Если она хотела привлечь к себе внимание, она этого добилась. Тем не менее, она сохраняла спокойствие и не хваталась за световой меч.

– Я здесь, чтобы встретиться с Малинзой Танас, – терпеливо и спокойно повторила она, – Пожалуйста пропустите меня.

Первый дроид наконец перестал крутиться и снова повернулся к ней. На этот раз он говорил другим голосом, вероятно, голосом охранника, наблюдавшим за ней с помощью сенсоров дроида.

– Сожалею, но мы не можем пропустить вас без специального разрешения.

Джейна скрестила руки на груди.

– В таком случае вы должны получить его, потому что я не уйду, пока не увижу Малинзу. И я не намерена оставлять это просто так. У вас одна минута, чтобы выполнить мои требования.

Сферический дроид зажужжал, раскачиваясь вверх и вниз, как будто ему не терпелось получить разрешение атаковать Джейну. Она внимательно наблюдала за ним, считая про себя до шестидесяти.

Когда минута прошла, она услышала торопливые шаги, направлявшиеся к ней из-за ближайшего угла.

– Я не могу ждать здесь всю ночь, – сказала она, оттолкнув дроидов в сторону с помощью Силы, и подошла к резервному входу, о котором говорил рин в своем сообщении. Потом она сказала пароль:

– Житель границы.

Дверь с шипением открылась. Джейна вошла в ярко освещенный белый коридор, который вел прямо к центру главного здания тюрьмы.

Жужжащие дроиды последовали за ней. Из вокодера ближайшего дроида раздался новый голос:

– Это вопиющее нарушение инструкций! – в голосе охранника явно звучало раздражение, – Кто бы вы ни были, я настаиваю…

– Как я уже сказала, мое имя Джейна Соло. Вы должны решить, станете вы помогать мне, или попытаетесь арестовать меня. У меня нет желания сражаться с вами, но если я буду вынуждена…

– Вы не можете просто прийти сюда и встретиться с любым заключенным. Вы слышали когда-нибудь о протоколе?

– А вы слышали когда-нибудь о дипломатическом инциденте? Услышите, если не пропустите меня к Малинзе Танас.

На этот раз пауза была дольше, и Джейна увидела, что дроиды слегка отступили назад. Позади них появился взвод охранников, ожидавших, что Джейна будет делать дальше.

– Ну? – спросила она через некоторое время, – И что мы будем делать?

– Пожалуйста подождите, – голос был уже не таким агрессивным как до этого, и Джейна подумала, что охранники получили приказ от своих начальников пропустить ее, – Сопровождение скоро прибудет.

Сразу после этого из-за угла появились четыре бакурианских охранника. Джейна заметила, что они не вынимали бластеры из кобуры.

– Пройдемте с нами.

Он говорил спокойно, но было видно, что он напряжен. Джейна едва заметно улыбнулась – они не могли так хорошо скрывать свое волнение, как она.

Она не двинулась.

– Нет, пока не скажете, куда вы собираетесь меня вести.

– На свидание с заключенной Малинзой Танас, как вы и требовали.

Его голос был насмешливым, но эта насмешка была фальшивой. Он знал, что Джейна имеет превосходство в этой ситуации.

Улыбка Джейны стала шире. Не помешает, если в отдаленных мирах научатся больше уважать джедаев, а уважению не всегда можно научить световым мечом.

Она вежливо поклонилась в сторону дроидов, зная, что те, кто дал разрешение, сейчас наблюдают за ней. Больше не было необходимости в агрессивных жестах – если, конечно, ее не спровоцируют.

– Прощу прощения за причиненные неудобства. Чем скорее я смогу встретиться с Малинзой Танас, тем скорее перестану вам надоедать.

Джейна пыталась почувствовать в Силе какие-либо признаки обмана, когда четверо охранников вели ее по коридору к центральной части тюрьмы. Блок строгого режима отличался от обычных только наличием дроидов G-2RD на каждом углу. Они угрожающе жужжали, когда Джейна проходила мимо, как будто предупреждая, чтобы она не пыталась проделывать с ними то же, что с их собратьями снаружи. Джейна старалась запомнить каждый поворот и коридор, который они проходили, но это было нелегко. Они все для нее выглядели одинаковыми.

Наконец они пришли к камере 12-17. Ее дверь выглядела так же, как и все остальные, мимо которых они прошли – стерильно белая, без каких-либо окон и отверстий. Один из охранников набрал код на клавиатуре замка и отступил назад. Дверь со слабым скрежетом открылась.

Внутри на узкой койке сидела стройная темноволосая девушка, на вид ей было около пятнадцати лет.

Несмотря на серую тюремную робу и синяки на лице и руках, она вызывающе посмотрела на вошедших – но за этой вызывающей непокорностью чувствовалась усталость.

– Что еще? – спросила девушка.

– Посетитель, – сказал охранник, приглашая Джейну войти, – Когда закончите, нажмите кнопку вызова.

– Немного поздно для посетителей, не так ли? – сказала Малинза, подозрительно глядя на Джейну.

Джейна вошла в ярко освещенную камеру.

– Меня зовут Джейна Соло, – сказала она, когда дверь закрылась. Посмотрев на Малинзу, она подумала, что едва ли с ней здесь хорошо обращаются.

Исхудавшее лицо Малинзы повернулось к ней. Несколько секунд посмотрев на Джейну, Малинза кивнула.

– Дядя Люк рассказывал о тебе. Он когда-то показал мне голографические снимки тебя и Джейсена, когда вы были маленькие.

Джейна почувствовала странный укол ревности. «Дядя Люк

Почему эта девушка, которую она никогда не видела, претендует на то, что дядя Джейны – и ее дядя?

Однако это возмущение исчезло, когда Джейна вспомнила, что Малинза была кем-то вроде приемной дочери для Люка. Ее родители умерли – Гэриэль Каптисон пожертвовала жизнью, чтобы уничтожить враждебную Сакоррианскую Триаду, а Птер Танас умер от болезни Наута за несколько лет до этого. После этого Люк и Лейя остались самыми близкими людьми для Малинзы. Могла ли Джейна отказывать ей в праве на это?

– Жаль, что пришлось встретиться в таких обстоятельствах, – сказала она и указала на койку, – Можно присесть?

– Да уж, ты выбрала не самое лучшее время для визита, – кивнула Малинза, подвинувшись, чтобы дать место Джейне.

– Не хочешь рассказать мне, почему ты здесь? – спросила Джейна.

Малинза смотрела на нее с серьезностью, странной для такого возраста. Ее пронзительный взгляд приводил в замешательство еще и потому, что ее глаза были разного цвета. Левый ее глаз был зеленым, а правый – серым.

«Как у ее матери», подумала Джейна.

Малинза так долго молчала, что, казалось, она не будет отвечать на вопрос.

– Ты знаешь, почему я здесь, – сказала она наконец.

– Тебя обвиняют в похищении премьер-министра.

– На самом деле мне предъявили обвинение в нарушении общественного порядка и создании нелегальной организации.

– Разве это не одно и то же?

Малинза покачала головой:

– Разница достаточно большая.

– Но сейчас, когда Кандертол вернулся…

– Я его не похищала, – прервала ее Малинза, – Но остальных обвинений вполне достаточно для ареста.

– Извини, но я  с трудом представляю тебя нарушителем общественного порядка.

Малинза улыбнулась и показала синяки на руках.

– Посмотри, – сказала она, – Если бы они хотели бить меня, они сделали бы это, не оставляя следов. Эти синяки я получила, сопротивляясь при аресте. Понадобилось трое полицейских и двое дроидов, чтобы одолеть меня.

На ее лице была гордость, но она не могла спрятать страшную усталость, и Джейна это заметила. Ей тоже было знакомо это чувство, с тех пор, как погиб Энакин: чувство отчаяния и безумия, когда нечего терять.

– За что ты сражаешься? – спросила Джейна.

– Хороший вопрос. Еще неделю назад я вообще ни за что не сражалась… – дерзость Малинзы, казалось, уступила место смущению, – Ты даже не представляешь, что здесь творится. Просто безумие…

– В каком смысле, Малинза? – Джейна придвинулась ближе к ней.

Девушка усмехнулась.

– И, возможно, самое безумное – это то, что я собираюсь рассказать тебе, – сказала она, устало ссутулившись, – Если кто-то здесь враг – то это ты…

Джейна нахмурилась, но ничего не сказала. Давить на Малинзу не было смысла. Она или скажет или нет.

Через дюжину ударов сердца Малинза вздохнула.

– Как бы то ни было… Я уже пыталась сказать это всем здесь.

– И они тебе не поверили?

– А почему еще, ты думаешь, я сижу здесь? – девушка указала на камеру наблюдения, – Думаю, им не повредит услышать это еще раз. И кто знает: может быть, на этот раз они прислушаются…

– Даже если нет, – сказала Джейна, – можешь быть уверена, что я-то прислушаюсь.

Малинза улыбнулась и кивнула.

– Хорошо. Около месяца назад я руководила ячейкой активистов и старалась использовать репутацию моих родителей, чтобы наша идея была услышана. Нас было шестнадцать. Сначала мы организовали протесты, агитировали. Со временем нас становилось все больше. Мы назвали нашу организацию «Свобода», – она закатила глаза, – Да, я понимаю, что это банально, но это имело смысл.

– Какой смысл?

– Мы устали раболепствовать перед имперскими догмами. Пришло время  нам сбросить оковы и самим править своим миром.

– Имперские догмы? – в замешательстве повторила Джейна. Бакура сбросила имперское правление почти тридцать лет назад.

– Я имею в виду не Империю, – объяснила Малинза, – А то, что заняло ее место – Новую Республику. Знаешь, природа не терпит пустоты. Особенно пустоты власти. Не успели мы завоевать себе свободу, как снова были закованы. Мы предложили себя Новой Республике, как домашние животные, которые выпрашивают у хозяина объедки. И это все, что мы получили – объедки.

Джейна поморщилась, услышав, что так говорят  о правительстве, которое помогали создать ее родители.

– Конечно, вы же теперь не называетесь Новой Республикой, да? У нее теперь новое название, с тех пор, как она проиграла войну с йуужань-вонгами,  – Малинза насмешливо фыркнула, – Никто не хочет ассоциироваться с неудачниками, не так ли? Поэтому ваша единственная надежда – притвориться, что вы – что-то другое. Но как навоз ни назови, он все равно будет вонять, – Малинза встряхнула головой, – Если вы победите йуужань-вонгов, то продолжите эксплуатировать нас, как раньше. Если же вы проиграете, то потянете в пропасть всех остальных.

– Нет…

– Нет? Ты, возможно, хочешь сказать мне, что мы все погибнем, если не объединимся против общего врага. Возможно, это так. Но общий враг найдется всегда, Джейна. Деспотические режимы не могут обойтись без него. У Империи таким врагом был Повстанческий Альянс, у нас – сси-руук, у вас теперь это йуужань-вонги. Кто будет общим врагом в следующий раз, когда вашему правительству снова понадобится призвать всех к объединению?

– Я буду счастлива, если доживу до следующего раза, – сказала Джейна, – Но скажи мне, Малинза, что произойдет, если мы проиграем эту войну? Что вы будете делать, когда йуужань-вонги обратят взор на вашу планету, и некому будет помочь вам, как мы когда-то помогли вам против сси-руук?

– Мы будем сражаться с ними, – просто сказала девушка, – Да, мы, конечно, все погибнем. Но это будет НАШЕ решение, а не какого-то безликого бюрократа с другой стороны Галактики.

– Так проблема именно в этом, Малинза? Она сводится к тому, кто правит вами? Или кто принимаете решения за вас?

– Да, именно в этом.

– Я не помню, чтобы Новая Республика требовала чего-то от Бакуры, как это делала Империя. Мы всегда спрашивали вашего согласия.

– И мы всегда соглашались. Я знаю это. И это уязвляет меня больше, чем ты можешь представить. Мы подчинились Новой Республике, а она за это украла наш флот, наши семьи…– Малинза остановилась, и, тяжело вздохнув, оперлась о стену. Джейна с облегчением увидела слезы в глазах девушки. Она уже догадалась, что лежит в основе неприязни Малинзы к Новой Республике. За ее вызывающей позицией, она по-прежнему оставалась пятнадцатилетней девушкой. Она боролась с правительством, которое считала враждебным ее народу, ей пришлось учиться тому, что не обязательно было знать пятнадцатилетнему подростку. И то, что она училась так быстро, говорило о ее способности и решительности. Казалось, она брала пример со своего приемного дяди.

Джейна сама была немногим старше, когда началась война с йуужань-вонгами. «Люди способны на удивительные вещи, если условия требуют этого», подумала она.

– Я сожалею о смерти твоей матери, Малинза, – сказала Джейна, положив руку не плечо девушки, – Я встречалась с ней у Балансирной станции незадолго до ее гибели, но тогда я была еще ребенком. Я знаю, что дядя Люк очень уважал ее.

– Я ее едва помню, – сказала Малинза, сдерживая слезы, – Я помню, как она улетела, и потом моя тетя пыталась объяснить, что произошло и почему мама больше не вернется. Но мне было тогда четыре года, и я еще не могла это понять. Я только знала, кто забрал ее у нас. Новая Республика втянула ее в войну, которая не имела к Бакуре никакого отношения, и мама пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти других. Она сделала доброе дело, но из-за этого пришлось страдать мне, – она беспомощно пожала плечами, – Полагаю, вселенной это было необходимо для равновесия, как всегда…

– Равновесие? – удивленно спросила Джейна, – Что ты имеешь в виду?

– Космическое равновесие. Колесо Судьбы, знаешь? – она повернулась и теперь смотрела Джейне в глаза, – Каждое действие порождает противодействие. Добро не может существовать без зла. И добрые дела могут привести к злым последствиям, абсолютно непреднамеренно. Если ты спасешь кого-нибудь сейчас, это может послужить причиной страданий или смерти кого-то другого позже. Таков закон Вселенной… и Силы тоже. Поэтому я не хочу, чтобы Бакура вошла в ваш Альянс. Это слишком опасно. Я не хочу, чтобы мой дом был сожжен, даже непреднамеренно.

– Так ты не хочешь, чтобы Бакура присоединилась к нам и участвовала в войне  с йуужань-вонгами? Ты об этом говоришь?

– Не пойми меня неправильно, Джейна. Я ничего не имею против дяди Люка. Кроме тети Лаэры, которая воспитала меня после смерти мамы, он – единственный близкий человек, который у меня остался. Мой отец умер вскоре после моего рождения, и я его совсем не знаю. Так что, если я и хотела бы заключить с кем-то союз, это были бы вы. Меня останавливает только страх перед неблагоприятной реакцией Равновесия.

– Но зачем тебе было нужно похищение Кандертола? Он хочет заключить союз с п’в’еками, а это единственная альтернатива союзу с нами, которая дает вам возможность защитить Бакуру от йуужань-вонгов.

– Именно так, – сказала Малинза, – Поэтому мне не было никакого смысла похищать Кандертола.

– Но это же ты приказала…

– Нет, – твердо сказала Малинза, – Я не приказывала его похищать. Если я молодая, это еще не значит, что я глупая.

– Я не говорю, что ты глупая.

– Пусть так, но ты слушала то, что они говорили обо мне. А они говорили тебе, что я поступаю глупо, – Малинза печально улыбнулась, – Впрочем, возможно, они правы, учитывая то, что мы пытаемся сделать…

– Это не так, Малинза, – Джейна пыталась утешить ее, но девушка, казалось, не слышала.

– Я пытаюсь всем объяснить, что цель «Свободы» – избавить Бакуру от власти Новой Республики. Но мы не используем насилие и не похищаем людей. Можешь называть нас идеалистами, но у нас есть принципы. Последнее, чего мы хотели бы – заменить старый режим тем, который от него ничем не отличается.

Джейна задумалась над  сказанным. Эта попытка шестнадцати человек противостоять галактической цивилизации мирным путем была следствием либо безумия, либо невероятной смелости.

– Но как вы надеетесь достигнуть успеха?

– Ну, в этом и все дело, – Малинза слегка улыбнулась, – Видишь ли, мы получаем финансирование из частных источников, и с помощью этих средств мы смогли внедрить своих агентов в государственный аппарат, в поисках того, что могло бы помочь нам: доказательства коррупции, жестокости, непотизма и так далее. Ты удивишься, узнав, что мы обнаружили.

Джейна сомневалась, что это может вызвать ее удивление. О коррумпированных политиках она много знала от своей матери.

– Кто финансирует вас? – спросила она.

– Это секретная информация, – твердо сказала Малинза.

Джейна могла понять нежелание Малинзы разглашать эту информацию, но подозревала, что в этом могла быть замешана Бригада Мира. Подпольная оппозиционная организация отлично подходила для целей бригадников.

– Ты сказала, что ты против насилия в политической борьбе, Малинза. А остальные из вашей организации?

– Никто из шестнадцати первых членов «Свободы» не является сторонником насилия. Это не наш путь. Но…

– Но?

– К нам присоединяются и другие… – сказала Малинза, – и они вполне могут иметь и другую точку зрения. На самом деле, некоторые из них решительно готовы применять насилие для достижения политических целей. Но мы стараемся удержать их.

– И кто может присоединиться к вашей организации?

– Все желающие. Мы занимаемся не только секретными операциями. Мы предлагаем желающим вступать в нашу организацию, и наша политическая программа хорошо известна. У нас же демократия, не так ли? По крайней мере, предполагается, что так. Некоторые вступили в нашу партию потому, что скучали, и искали острых ощущений. Иногда к нам приходили и из других подпольных организаций… – она пожала плечами, – даже после того, как прибыла делегация п’в’еков, и мы стали вызывать всеобщее недовольство.

– Почему?

– Ну, во-первых, мое участие в «Свободе» никогда не было тайной, и местные СМИ знали обо мне, потому, что моя мама была премьер-министром. Кроме того, некоторые члены нашей партии преследовали собственные политические цели, но от таких мы старались избавляться. По крайней мере, до последнего времени… – она опустила голову, – Честно говоря, держать организацию под контролем становится все труднее. Лидеры анти-п’в’екского движения дали нам понять, что если мы не с ними, то – против них. Я не ксенофоб, как я уже говорила, я считаю союз с п’в’еками выгодным для Бакуры. Я не хочу быть против кого-либо, потому что это делает их нашими противниками. Чем сильнее мы ударим, тем более сильный удар нанесет по нам Равновесие. И поверь мне, я не хочу, чтобы этот удар снова пришелся по мне.

– Кажется, я начинаю понимать… – сказала Джейна.

Она верила не всему, что сказала Малинза, но она и не верила, что эта девушка из тех, кто готов похищать и убивать людей ради политической идеи.

– Тогда как ты думаешь, какие действительные причины того, что тебя здесь держат? – спросила она.

– Мы перешли дорогу кое-кому из правительства, – сказала Малинза, – Мы раскопали весьма интересные факты о некоторых сенаторах, и угрожали опубликовать их в СМИ.

– Шантаж?

– Разве это шантаж, когда ты действуешь в интересах народа? – Малинза пожала плечами, – В общем, они занервничали, но они не могли избавиться от нас, не вызвав еще больший шум. Мы не совершали ничего по-настоящему преступного. Им было бы трудно надолго упрятать нас в тюрьму только за то, что мы рассказали народу об их грязных делишках, при этом всеобщее сочувствие было бы на нашей стороне. Так мы оказались в тупике. Было только вопросом времени, кто нанесет удар первым.

– И  в это время, полагаю, вы раскопали еще больше грязи, – сказала Джейна, – А это означает, что, если они действительно думают, что ты не похищала Кандертола, значит ты открыла какие-то новые факты, которые они очень хотели скрыть.

– Даже если и так, то я честно не представляю, что бы это могло быть, – Малинза снова встряхнула головой, – Мы расследовали некоторые финансовые сделки, заключенные после прибытия делегации п’в’еков. За пределы Бакуры ушло огромное количество денег, но мы не смогли узнать, куда они были направлены, и кто за этим стоит. Это выглядело как обычная коммерческая трансакция, но настораживало то, что было неизвестно, куда переведены деньги, – она посмотрела на Джейну, слегка прищурившись, – Ваш Альянс сейчас ищет средства на продолжение войны, не так ли?

– В любом случае, мы не стали бы брать деньги у Бакуры.

Брать деньги у бакурианского правительства было все равно, что брать карманные деньги у ребенка, чтобы финансировать постройку космического корабля.

Малинза кивнула, указав на стены камеры.

– Так я оказалась здесь, – она пристально посмотрела на Джейну, – Я не виновна в похищении Кандертола, клянусь. Но для тех, кто арестовал меня, это не важно. Они не хотят, чтобы правда о них стала известна.

– Но если ты этого не делала, они не смогут предъявить тебе обвинение.

Малинза усмехнулась.

– Ты полагаешь, они будут судить меня по закону? – она встряхнула головой.

Джейна подумала, что девушка права. Она вспомнила, как Блейн Харрис был уверен в виновности Малинзы, когда сообщал о ее аресте. С другой стороны, судя по реакции Кандертола, он был далеко не так уверен в ее виновности, как Харрис.

– Показания премьер-министра кое-что значат, – сказала она, чтобы утешить Малинзу, – Если он не думает, что это ты, я сомневаюсь, что они смогут обвинить тебя.

– Может быть… – едва слышно сказала Малинза. Воодушевление, казалось, покинуло ее, сейчас она более чем когда-либо была похожа на одинокого испуганного подростка, – Я должна верить в Равновесие… Если я сейчас терплю страдания незаслуженно, за это мне воздастся потом. Хоть какое-то утешение…

«Она очень одинока…», подумала Джейна. Но вера Малинзы в Равновесие была не менее сильной, чем вера Джейны в Силу.

Джейна встала, взглянув на хронометр. Было уже за полночь, и ее родители, наверное, беспокоились.

– Мне пора идти.

– Но ты даже не сказала, зачем ты пришла, – возразила Малинза.

– Я просто делаю мою работу, – сказала Джейна, улыбнувшись, – Ты же знаешь джедаев: мы всегда на работе.

На лице Малинзы появилась неуверенная улыбка, потом пропала.

– Должна признать, я была бы рада выбраться отсюда.

Джейна сочувственно кивнула.

– Я посмотрю, что я смогу сделать, – она нажала зеленую кнопку вызова и в последний раз посмотрела на Малинзу, – Возможно, нам удастся оказать давление, и… – она замолчала. За открывшейся дверью был пустой коридор.

– Странно… – прошептала она.

Малинза выглянула за ней в коридор.

– Что странно?

– Охранники сказали, что проводят меня… – Джейна осторожно вышла в коридор, инстинктивно чувствуя ловушку, – Но здесь никого. Даже дроидов нет.

Малинза тоже вышла из камеры. Судя по выражению на ее лице она была удивлена не меньше Джейны. Но вскоре удивленное выражение сменилось радостью.

– Это Вирам! – сказала Малинза, – Это, наверное, он!

– Кто он?

– Он один из главных активистов «Свободы», – ответила Малинза, – Он – мозг нашей организации. Если кто-то мог взломать компьютерные системы безопасности, чтобы вывести меня отсюда, то только он.

– Я не знаю, Малинза, – сказала Джейна, подозрительно оглядываясь вокруг, – Мне все это кажется очень странным.

– Тебе-то что, ты в любом случае выйдешь, – Малинза выпрямилась и посмотрела ей в глаза, – Я должна выбраться отсюда!

Джейна схватила ее за рукав.

– Подожди! Это неправильное направление.

Она никак не могла отделаться от подозрений. Что-то подсказывало ей, что ее действиями словно манипулируют. Но ее выбор был ограничен.

– Давай я покажу тебе дорогу.

Улыбка Малинзы была одновременно благодарной и озорной.

– Я уже думала, ты никогда не предложишь.

Тахири бежала по каньону, усталая и измученная, каждый мускул ее тела словно разрывался от боли. Казалось, она бежит уже годы. С каждой стороны от нее на расстоянии пятидесяти метров возвышались каменные стены, загибаясь куда-то вверх, создавая ощущение, что она бежит по гигантской ладони, сжимающейся в кулак. Остановившись на секунду, она взглянула вверх и увидела звезды, мерцающие над головой. Нет, не звезды! Эти сияющие точки были слишком близко. Они были не более звездами, чем темнота, служившая им фоном, была ночным небом.

Неожиданный вой напомнил ей, что ее преследователи недалеко.

На обширном  пустом пространстве она не видела ничего кроме темноты. Ни существа с ее лицом, ни ящероподобной твари. Но они были где-то здесь. Она знала это. И если она остановится, прекратит бежать, они догонят ее и… она приказала себе не думать об этом и продолжала бежать сквозь тьму в поисках света. Внезапно там, где еще секунду назад не было ничего кроме пустой земли, с обеих сторон от нее, появились деревья. На секунду она почувствовала от этого странное утешение, подумав, что ее нельзя будет найти в переплетении древесных стволов и ветвей. Но утешение было недолгим. Она осознала, что ее преследователям не обязательно видеть ее. Они обнаружат ее по запаху. Именно так они не теряли ее след все это время, и так они продолжат гнаться за ней, пока она не потеряет последние силы.

Рев ящероподобной твари раздался в узких листьях, свисавших с деревьев. Тахири побежала быстрее, вздрагивая, когда острые листья вонзались в ее руки.

Лес неожиданно кончился, перед ней оказалась скала, поднимавшаяся во тьме. На мгновение Тахири охватила паника, потому что некуда было бежать, но потом она разглядела справа от себя небольшую трещину в камне.

– Тахири… – голос был похож на шепот ветра. Казалось, он далеко, но не настолько далеко, чтобы она могла позволить себе расслабиться.

Втянув живот и прижав руки к бокам, она попыталась проскользнуть в трещину, плесень, покрывавшая камень, облегчила ей задачу. Закрыв глаза, Тахири попыталась отогнать мысль, что ее могут сожрать, если она застрянет в трещине. Но она решила, что лучше так, чем встретиться лицом к лицу с тем, что преследовало ее.

Узкая трещина расширялась вокруг нее, и вскоре привела ее на другой конец скалы. Тахири открыла глаза, и ее сердце вздрогнуло от того, что она увидела: дорога впереди была прямой и узкой, и по ее краям были деревья с исаламири. Она выбралась из трещины в скале и долго стояла, дрожа от страха, слишком испуганная, чтобы двигаться или даже дышать. Но боялась она не потому, что нужно пройти между деревьями, а того, что она видела вдалеке, там, где деревья кончались: темная ящероподобная фигура, возвышавшаяся на фоне неба.

– Тахири…

Вскрикнув в страхе, она обернулась и увидела, что существо с ее лицом смотрит на нее из трещины в скале. Его рука тянулась к ней. Окровавленные пальцы пытались прикоснуться к ее мокрой от пота коже.

– Ты не можешь оставить меня здесь, Тахири…

Тахири с криком проснулась. Ее рука схватилась за световой меч, когда она вспомнила, что находится на Бакуре. Она вздохнула с облегчением. Это был не корабль-мир на орбите Миркра. Она была в безопасности.

«В безопасности? В самом деле в безопасности

Она дотянулась в темноте до панели освещения, с облегчением наблюдая, как желтоватый свет заполнил комнату. Кровать вздрогнула под ней, когда она села. Почти вся мебель на Бакуре была летающей. Репульсорами оснащалось все, что возможно – кресла, столы, продуктовые прилавки…

Хотя ей не нравилось, что вещи вокруг нее плавают в воздухе, в данный момент ее беспокоило отнюдь не это. Не было это и напряжением, душившим ее как густой туман. Нет, беспокойство было другого рода – подозрение, что люди, близкие ей, ее «семья», членом которой она была, как уверял Джейсен, что-то замышляют против нее.

Джейна говорила со своей матерью перед тем, как идти на встречу с Малинзой. Лейя вошла в комнату Джейны и не появлялась оттуда некоторое время. И когда она вышла, ее взгляд был холодным и настороженным. Лейя видела что-то, что встревожило ее – что-то, касавшееся Тахири.

Тахири почувствовала это отчетливо, как ледяную воду, льющуюся на спину. И хотя она пыталась игнорировать это, чувство не покидало ее.

Чувствуя себя как во сне, она встала и подошла к двери. Открыв ее, она осторожно вышла в коридор, соединявший их комнаты. В отличие от Галантоса, где их пять комнат выходили в центральный зал, на Бакуре их помещения были больше похожи на обычный гостиничный номер. Хэн и Лейя устроились в самой большой комнате, а прилегающая к ней комната использовалась как общая. Комнаты Тахири и Джейны находились близко, но не соединялись.

Тахири остановилась у входа в комнату Джейны и приложила ухо к двери. Не было слышно ничего; Джейна, вероятно, все еще не вернулась, хотя было уже далеко за полночь. Тахири почувствовала тревогу за Джейну. Но не надолго. Джейна была одной из тех, кто подозревал ее, кто следил за ней в ожидании… чего? Что Джейна хотела увидеть в ней? Истину? Кем является Тахири на самом деле?

Эта мысль поразила ее как внутренний взрыв.

«Нет! Это не я

Она сражалась с этой мыслью, разрывая ее в клочья.

«Ты не заставишь меня быть тем, кем я быть не хочу

Ужасный момент прошел, и туман опять окутал ее. Она снова вошла в странный полусон, позволяя ему растворить ее тревогу. Но эта тревога по-прежнему была внутри нее, как будто невидимый крюк зацепил ее душу, и какой-то страшный удильщик тянет ее к себе.

«Это необходимо остановить…» Она не знала, сколько она еще сможет выдержать до того, как случится что-то страшное.

Она отошла от двери Джейны, пройдя небольшое расстояние до комнаты Хэна и Лейи. Там она снова приложила ухо к двери, прислушиваясь. И опять не услышала ничего.

Она ввела в замок код и открыла дверь. Странно, но телохранителей-ногри нигде не было видно. Однако размышлять над этим не было времени. Они, несомненно, были где-то недалеко, и если они сейчас вернутся, у них возникнут вопросы, что делает Тахири ночью в комнате принцессы…

Из  темноты к ней обернулись горящие фоторецепторы С-3РО.

– Ни слова, 3РО, – прошептала она, приложив палец к губам, – Мне просто нужно взять кое-что.

– Как пожелаете, госпожа Тахири, – ответил дроид, не стараясь говорить тише, чем обычно, – Но не могли бы вы…

– Шшш… – зашипела она, – Я быстро, обещаю.

С-3РО неуверенно кивнул, и Тахири подошла к кровати Хэна и Лейи. Они спали, сейчас было слышно только их спокойное дыхание.

Тахири стояла неподвижно, с помощью Силы пытаясь обнаружить ту вещь, которая звала ее… И эта вещь была здесь. Тахири чувствовала ее.

«Я должна уничтожить улику… уничтожить, и проблема исчезнет…»

Используя Силу, чтобы находить путь в темной спальне, она подошла к маленькому столику, на котором стояла ваза с цветами и стакан воды. Там было и что-то еще… Что-то, что Сила не могла открыть ей. Подойдя ближе, она увидела это – маленький предмет, освещенный лунным светом из окна. И, как и на Галантосе, где она нашла его в первый раз, все ее чувства затрепетали от энергии, исходящей от этой маленькой подвески.

Она протянула руку, чтобы взять серебряный тотем, сделанный в виде Йун-Йаммки, Убийцы. И когда ее пальцы коснулись его, из темноты протянулась рука, схватившая ее, и страшный голос назвал ее имя.

Если голос говорил что-то еще, она уже не слышала, потому что темнота вдруг закружилась перед ней и поглотила все ее чувства.

– Мы прибыли, – сказала библиотекарь, стройная женщина с короткими волосами, ее имя было Трис. Она привела их к широким дверям на секретной базе, скрытой глубоко во льду в удаленном секторе Ксиллы. Сунтир Фэл привез их сюда на ледовой барже, бронированном корабле, использовавшем мощные репульсоры, чтобы скользить над ледяной поверхностью планеты. На барже могло уместиться пятьдесят пассажиров, но сейчас на ней были только Люк со своими спутниками, коммандер Айролия, флагманский штурман Ааб и сам Фэл. Не было ни пилотов, ни охранников, похоже Фэл очень доверял автоматике.

После прибытия их представили проводнику от дома Инрокини, которая повезла их на турболифте куда-то глубоко под землю. Турболифт, казалось, будет ехать вечно, а Фэл и остальные продолжали официальный разговор.

– Мы уже здесь? – спросил Джейсен. Как и остальным, ему не терпелось скорее начать поиск.

Библиотекарь кивнула и открыла двери.

– Добро пожаловать в Исследовательскую Библиотеку Флота. Вы – одни из очень немногих представителей иных рас, которые получили сюда доступ.

Она пригласила их войти. Джейсен и остальные, помня о чести, которой они удостоились, вошли в огромный зал. Только через секунду они смогли оценить его размеры. Огромный библиотечный зал прямоугольной формы был большим как портовый ангар. Вдоль стен тянулись дорожки, к которым вели лестницы. С потолка на длинных кабелях свисали светильники, распространяя теплый свет. Воздух тоже был теплым и свежим. Глубокая тишина наполняла огромный зал, как будто это пространство поглощало любой звук.

– Здорово, – сказала Мара, ее длинные рыжие волосы распушились, когда она оглянулась, – По крайней мере, тесно нам здесь не будет. Если вы покажете нам, где голографические экраны, то мы начнем.

Трис нахмурилась.

– Голографические экраны? Здесь их нет.

– Тогда как мы получим информацию?

– Я вам покажу.

Она повела их по гигантскому залу, между двумя длинными полками. Джейсен на ходу рассматривал содержимое полок, думая, что здесь на них может быть. На полках находились странные коробки, похожие на кирпичи, и Джейсен подумал, что это какие-то устройства для хранения информации. Вероятно, в таком важном и тщательно охраняемом месте использовались особые способы хранения и защиты информации. Возможно, эти коробки реагировали на прикосновение рук определенного читателя, которому и сообщали содержащуюся в них информацию. В каждом из этих «кирпичиков» содержалось, вероятно, огромное количество информации.

Дойдя до конца полки Трис повернула направо и повела их в боковой проход между полками.

– Здесь записаны сведения об исследовании планеты, которую вы посетили последний раз – Мунлали Мафир, переведенные на общегалактический язык, – она взяла с полки один из «кирпичиков», – Все здесь тщательно каталогизировано. Возможно, вам понадобится время, чтобы разобраться, но я здесь, чтобы помочь вам.

Она передала «кирпичик» Маре, которая неуверенно взяла его, подержала в руках и отдала Джейсену. Предмет был тяжелее, чем ожидал Джейсен, и на его поверхности не было никаких портов для подключения. Передняя и задняя части странной коробки были сделаны из одинакового материала, также как и одна боковая сторона – ярко-красные с надписями на общегалактическом языке. Другие три стороны были странно мягкими и неровными.

Видя его недоумение, Трис взяла предмет у него из рук и открыла его. Верхняя часть открылась как крышка шкатулки, но внутри пространство не было пустым. Оно было заполнено – заполнено текстом.

Только сейчас Джейсен понял, и почувствовал себя идиотом из-за того, что не понял раньше. И судя по удивленному вздоху Данни, не он один.

Предмет в руках Трис был книгой.

– Да вы шутите! – сказала Мара, удивленно подняв брови.

Настала очередь Трис удивляться.

– Чиссы всегда хранили важную информацию в таком виде. Так она хранится долго и безопасно. Мы потеряли слишком много информации из-за ледяных штормов, и не доверяем более сложным формам хранения.

– Но как мы здесь найдем что-либо? – спросила Данни, – Ведь здесь нельзя вести поиск по ключевым словам!

– Можно найти все необходимое, и я здесь чтобы помочь вам.

Трис выглядела спокойной и уверенной, но разум Джейсена отказывался от мысли копаться в миллионах – возможно и миллиардах – страниц на полках вокруг них. В библиотеке было полно докладов об исследовательских миссиях, трактатов по ксенобиологии, антропологических исследований и сведений о контактах чиссов с другими расами во время исследования Неизученных Регионов – а это исследование продолжалось столетиями.

«И сколько же времени нам придется искать

Видимо, о чем-то подобном подумала и Саба.

– Нам нужны сведения о Зонаме Секот – сказала она, – Пожалуйссста, помогите нам найти их.

– Конечно, – библиотекарь положила книгу назад  и пошла вдоль полки, – Следуйте за мной.

Люк обменялся взглядами с Марой и Джейсеном и пошел за ней.

Это была огромная яма: около тридцати метров в глубину и почти километр в ширину.

Огромные колонны тянулись в небо, словно пытаясь дотянуться до планеты, висевшей во тьме, как перезревший плод, готовый упасть. На земле вокруг нее было множество кораблей, некоторые из них находились в доках, защищенные специальными щитами, другие просто лежали на земле, в разных стадиях разрушения.

Она знала, что это старый космопорт – одновременно знакомый ей и странно чужой. Она хотела сесть в один из брошенных кораблей и улететь с планеты – потому что знала, что в космосе она будет в большей безопасности – но ветхое состояние полуразвалившихся кораблей не оставляло ей такой возможности. Космопорт и все эти корабли не использовались уже множество лет. Они были заброшены, как и вся эта планета. И такой же заброшенной она чувствовала себя.

Кто-то стоял позади нее. Она испуганно обернулась и увидела, что смотрит словно на отражение самой себя. Только это была не совсем она. У той были шрамы на лбу. Она же, дотронувшись до своего лба, поняла, что на нем нет шрамов. Единственные шрамы у нее были на руках, и они выглядели по-другому. Шрамы на руках ее отражения, казалось, были нанесены специально, и она носила их с гордостью. Ее же шрамы были следами гнева и напряженного желания удалить что-то, что, как она думала, было у нее под кожей…

– Теперь некуда бежать, – сказало ее отражение.

Где-то вдалеке раздался вой ящероподобной твари.

– Тебе тоже некуда бежать, – сказала она.

Во взгляде ее отражения появился страх, несмотря на явное усилие скрыть его.

– Почему ты хочешь причинить мне вред? – спросила она.

– Потому что ты хочешь причинить мне вред.

– Я хочу только остаться одна! Я хочу быть свободной!

– Я тоже.

– Но мое место здесь!

Ее отражение оглянулось вокруг, потом снова повернулась к ней.

– Мое тоже.

Снова раздался вой ящера, на этот раз ближе и громче.

– Оно чувствует нас по запаху, – сказало ее отражение, – Оно чувствует мой страх и твою вину.

– Я не чувствую себя виноватой.

– Не чувствуешь. И все же вина есть.

Она поглядела внутрь себя и увидела ту вину, о которой говорило ее отражение. Она знала, что чувство вины было с ней всегда, просто она не хотела замечать его. Но сейчас аморфная эмоция превратилась в слова, которые поднялись в ее мыслях: «Почему я жива, когда мой возлюбленный мертв

Ящероподобное существо издало оглушительный рев. Это был рев гнева, раскаяния, сожаления… Его эхо отдавалось в ней снова и снова, становясь все тише, пока не превратилось в далекий шепот во тьме:

– Тахири… Тахири…

– Тахири?

Рука, встряхнувшая ее за плечо разбудила ее быстрее, чем голос, произносящий ее имя. Она моргнула и огляделась вокруг. Стены вокруг нее казались гораздо более тесными, чем во сне.

– Давай, детка, бросай это, – голос Хэна был резким и грубым, как и рука, встряхнувшая ее. Взглянув на него сквозь слезы, она увидела его усталое и взволнованное лицо. Лейя подошла к ним, ее доброе лицо улыбалось Тахири.

– Ты в порядке? – спросила она.

– Я… проснулась… – пробормотала девушка. Потом, поняв, что она не ответила на вопрос, она кивнула и добавила:

– Думаю, я в порядке…

В голове у нее стучало, свет жег глаза, как солнце. Она сморщилась, когда из глаз снова потекли слезы, и попыталась сесть. Она чувствовала себя очень смущенной, и ее смущение усилилось, когда она увидела, где находится: на постели в номере Хэна и Лейи.

– Что случилось? – спросила она. Но она уже знала ответ: произошло то же, что на Галантосе. Иллюзия незнания была ее единственной защитой, – Что я здесь делаю?

Родители Энакина стояли рядом с ней, одетые в пижамы.

– Ты не помнишь? – спросила Лейя.

– Я… – начала она. Как она могла сказать правду, если сама не была уверена, что это было? – …я искала кое-что.

Лейя взяла серебряную подвеску. Изображение Йун-Йаммки на ней словно смеялось.

– Ты искала это?

Тахири смущенно кивнула.

– Оно… оно звало меня. Оно напомнило мне…

Она замолчала, не в силах выразить словами свои чувства.

– Напомнило о том, кто ты? – спросила Лейя.

Эти слова обернулись острой болью в ее разуме, на которую она ответила гневом.

– Я знаю кто я! Я Тахири Вейла!

Лейя села на кровать и заглянула в лицо девушки. Тахири не хотела смотреть ей в глаза, но принцессе было трудно сопротивляться.

– Ты знаешь, кто ты? – спросила Лейя, – Ты не похожа на ту Тахири, которую я когда-то знала.

– О чем ты говоришь, Лейя? – Хэн выглядел раздраженным и усталым, – Что здесь происходит?

– Иногда мы забываем о том, что случилось с ней на Йавине 4, Хэн, – ответила Лейя, не сводя успокаивающего взгляда с Тахири, – Йуужань-вонги сделали с ней что-то ужасное – что-то, что мы до сих пор не можем понять. Они пытались превратить ее в… какое-то другое существо. Последствия этого непросто преодолеть. Нужно время…

– Но я думал, что с ней все в порядке. Зачем тогда мы взяли ее на эту миссию?

Они продолжали говорить, но Тахири уже не слушала. Хотя Хэн, возможно, не намеревался причинить ей боль, недоверие, прозвучавшее в его словах, очень ранило ее. Горе ошеломило ее, и это чувство только усиливалось тем, что родители Энакина говорили о ней так, словно ее здесь нет. Из-за этого она испытывала необычную отстраненность от того, что происходило вокруг нее.

– Я не спала, – говорила Лейя Хэну, – Джейна сказала мне о том, что Джаг нашел на Галантосе, и я ожидала, что Тахири придет за этим. Поэтому я приказала Кахмаиму и Миуолх спрятаться – чтобы позволить Тахири прийти за подвеской.

Сказав это, Лейя указала в сторону, и Тахири заметила стоявших там ногри-телохранителей.

Хэн вздохнул.

– Я предпочел бы, чтобы ты предупредила меня о том, что происходит.

– Не было необходимости, Хэн. Я хотела видеть, что случится.

– Но в чем причина этого? – спросил он, – Ты думаешь, это… из-за Энакина?

Лейя встряхнула головой.

– Нет. Это нечто большее. Она скрывает что-то – от себя и от других.

Это обвинение вонзилось в сердце Тахири, заставив ее вскочить на ноги.

– Как вы можете так говорить? – закричала она, шагнув вперед. Но она успела сделать только один шаг, Кахмаим схватил ее за плечи, не позволяя подойти к Лейе. Она извивалась в его тонких руках, но не могла вырваться.

– Я никогда не причинила бы вам вреда! Вы… – она вспомнила, что Джейсен говорил ей на Мон Каламари, – Вы моя семья!

Хэн подошел к ней, взяв ее за руки.

– Эй, успокойся, малышка, – он вытер слезы с ее лица, – Никто не обвиняет тебя ни в чем. Просто успокойся.

Тахири почувствовала себя странно успокоенной его дружеским голосом. Она увидела, что Лейя махнула рукой ногри, приказывая ему отпустить Тахири.

Лейя подошла к ней.

– Прости, Тахири. Я не хотела огорчать тебя.

Тахири не знала, что сказать. Она чувствовала себя глупо из-за своей вспышки. Поэтому она ничего не сказала, а просто кивнула.

– Но скажи мне, Тахири, – продолжала Лейя, – Ты осознаешь, что происходит в твоей голове последнюю пару лет?

– Я… иногда теряю сознание… – неуверенно начала Тахири, – У меня бывают… видения…

– И видения говорят тебе, что ты – кто-то другой? – предположила Лейя.

– Мое имя Тахири Вейла! Вот кто я!

Лейя взяла Тахири за плечи и посмотрела ей в глаза своим пронзительным взглядом.

– Я знаю, что это нелегко, Тахири. Но ты должна попытаться понять. Я хочу, чтобы ты вспомнила момент перед тем, как ты потеряла сознание. Ты помнишь, что я сказала тебе?

– Вы звали меня по имени…

Лейя посмотрела на Хэна.

– Что? – спросила Тахири, разозленная этими заговорщическими взглядами, – Вы называли мое имя! Я слышала!

Во взгляде Лейи светилось сочувствие.

– Я не называла имя Тахири. Я звала тебя Риина.

Что-то холодное как лед поползло по плечам Тахири. Ужасная темнота поднялась в ее разуме, угрожая поглотить ее.

– Нет… – пробормотала она, качая головой и сражаясь с этим чувством, – Это не правда…

– Это правда, Тахири. Перед как потерять сознание, ты кричала что-то на языке йуужань-вонгов. Ты говорила что-то, что даже С-3РО не мог перевести. Ты не была Тахири в этот момент… – Лейя сделала паузу перед тем, как произнести страшную истину, – Ты была Рииной из Домена Кваад, той личностью, которую Межань Кваад пыталась внедрить в тебя. Возможно, личность Риины до сих пор внутри тебя.

Тахири встряхнула головой более энергично, желая отогнать надвигавшуюся тьму.

– Это… не может быть правдой… Это… просто не может быть…

– Это так, Тахири, – сказала Лейя, – Поверь мне. И чем скорее ты примешь это, тем скорее мы можем начать…

– Нет! – завопила Тахири так громко, что это было неожиданно не только для Лейи, но и для нее самой. Лейя даже отступила назад.

Тахири неожиданно вскочила. Сила текла сквозь нее. Она схватила подвеску и, проскользнув мимо Хэна и Лейи, побежала к двери – слишком быстро, чтобы даже Кахмаим мог поймать ее. С-3РО стоял с одной стороны двери, когда она пробегала, но она просто отбросила его с дороги, сбив золотистого дроида с ног. Выскочив из номера, Тахири побежала так, словно ее жизнь от этого.

Она не видела ничего кроме коридоров, мелькавших перед глазами, и не чувствовала ничего кроме холодной подвески Йун-Йаммки в ладони. Убийца, казалось, улыбался в злобном удовлетворении.

Кроме собственных рыданий она слышала, как кто-то произносит имя. Она не была уверена, принадлежит ли это имя ей, но он заставляло ее кричать громче и бежать быстрее…

Джаг внимательно слушал рассказ Хэна и Лейи по закрытому субпространственному каналу о происшествии с Тахири. Супруги Соло выглядели очень уставшими, что было неудивительно, учитывая то, что им пришлось перенести.

– Она никому не причинила вреда? – спросил Джаг.

– Нет, – сказала Лейя, – И я не думаю, что она причинит кому-то вред.

– А как насчет личности Риины?

Лейя ответила не сразу.

– Мы больше обеспокоены тем, что она может причинить вред себе, – твердо сказала она.

– И где она сейчас?

– Убежала, – ответила Лейя.

– И мы больше о ней не слышали, – устало добавил Хэн, – Бедняжка была явно не в себе.

Джаг вздохнул: он никак не мог им помочь.

– Вы сообщили бакурианцам? – спросил он.

– И что мы им скажем? – возразил Хэн, – Что личность йуужань-вонга захватила контроль над разумом джедая? Не думаю, что это улучшит наши отношения с бакурианскими властями.

– Возможно, они попытаются арестовать нас, – сказала Лейя, – В любом случае, они никак нам не помогут. Но ее необходимо найти – и как можно скорее. Мне не нравится мысль, что она сейчас одна пытается бороться с… этим. Ей нужна наша помощь.

Джаг встряхнул головой.

– Я просто не понимаю, как это могло произойти. Судя по тому, что я понял, она преодолела последствия плена.

– Мы тоже так думали, – сказала Лейя, – Но ее… формирование было слишком глубоким. Она может говорить на языке йуужань-вонгов и управлять их кораблями. Были моменты, когда сам Энакин говорил, что она ведет себя странно. Но внешне казалось, что она в полном порядке. Похоже, ей удавалось держать себя под контролем.

– Но потом Энакин погиб, – сказал Хэн, – и это должно было многое изменить в ней…

Джаг слышал эхо по-прежнему мучительного горя в словах Хэна, боровшегося с эмоциями в своей душе.

-… и если личность этой Риины все еще внутри нее, мы должны что-то сделать с этим…

Джаг был согласен, но он знал, что это будет нелегко. Тахири сейчас могла быть где угодно, и если она была так напугана, как говорили Хэн и Лейя, она вряд ли хотела, чтобы ее нашли. Хотя Лейя, возможно, была права, что Тахири не причинит никому вреда, сама Тахири могла так не считать. Не имея возможности контролировать личность Риины, она могла думать, что представляет угрозу для своих друзей, и держаться подальше от них, чтобы не причинить им вреда…

– Но вот что меня беспокоит, Джаг, – продолжала Лейя, – Вы с Джейной подозревали, что что-то не так, и решили ничего нам не говорить.

Джаг глотнул, подумав, что лучше бы этот вопрос обсуждали с Джейной, а не с ним.

Конечно, Лейя имела все основания беспокоиться. После того, как Джаг показал Джейне подвеску, которую Тахири нашла на Галантосе, они обсуждали, что им делать с Тахири. В ней явно было что-то, привязывавшее ее к йуужань-вонгам, и были моменты, когда чужая личность пыталась захватить над ней контроль. Однако девушка была обученным джедаем, и они чувствовали, что надо дать шанс ей решить эту проблему самостоятельно. Они не намеревались специально держать Хэна и Лейю в неведении, и не думали, что что-то пойдет не так, пока кто-то из них будет постоянно следить за Тахири.

– Я сожалею, – вздохнул Джаг, –  мы не ожидали, что может случиться нечто подобное.

– Да уж, – сказал Хэн, – И если бы не подозрения Лейи, все могло быть куда хуже.

– Ну… я сожалею, – снова сказал Джаг, – Где Джейна? Она собиралась следить за Тахири, пока вы будете на Бакуре.

– Джейна еще не вернулась со встречи с Малинзой Танас, – ответила Лейя. Если принцесса и беспокоилась о дочери, она никак этого не проявила.

– И она не связывалась  с вами? – Джагу было известно о миссии Джейны, – Но сейчас уже далеко за полночь. Она должна была вернуться…

– Мы знаем, – проворчал Хэн.

Джаг почувствовал, что его кулаки сжимаются от таких новостей. Ему снова захотелось оказаться на поверхности планеты, где он мог бы как-то помочь…– Может быть, я попрошу капитана Мэйн послать челнок…

– Нет, – прервала его Лейя, – Я доверяю Джейне. Если бы ей была нужна помощь, она связалась бы с нами. Где бы она ни была, я уверена…

Вдруг с консоли Джага зазвучал сигнал вызова на связь.

– Подождите секунду, – сказал Джаг, – У меня срочный вызов по другому каналу.

Он переключился на канал, по которому его вызывали.

– Фэл слушает.

– Полковник Фэл, неизвестные корабли выходят из гиперпространства в секторе 11, – голос принадлежал Селвину  Маркоте, старшему офицеру «Гордости Селонии».

Джаг заставил себя выбросить из головы проблему с Тахири. Его долг командира эскадрильи был важнее беспокойства о Джейне и Тахири.

– Сколько кораблей?

– Тридцать, и прибывают новые корабли. В том числе как минимум два больших боевых корабля.

– Они связывались с Бакурой?

– Сейчас их пытаются вызвать на связь. Я подключу вас к бакурианскому каналу.

– Принято.

Джаг снова переключился на закрытый канал.

– Лейя, Хэн, извините, но я должен идти.

– Нас тоже сейчас вызывают на связь, – ответила Лейя, – Мы свяжемся с вами, если ситуация изменится.

– Звенья А и В, – приказал Джаг на частоте «Солнц-Близнецов», – оставайтесь здесь и следите за большой птичкой. Звено С, следовать за мной.

Джаг вывел свой истребитель из формации, за ним последовали два «крестокрыла» и один «Коготь». На экране сенсора скопление кораблей, вышедших из гиперпространства, выглядело как туманность в глубоком космосе. Сейчас их было уже более сорока, и новые корабли продолжали прибывать.

– Это Флот Обороны Бакуры, – раздался голос бакурианского диспетчера, – Пожалуйста идентифицируйте себя и сообщите о ваших намерениях.

Ответ пришел в форме мелодичного свиста.

Джаг сразу узнал, чей это язык. Флот прибыл с Лвекка – но кто командовал им? Сси-руук или п’в’еки?

С-3РО сообщил:

– Они говорят: «Люди Бакуры, мы пришли с миром, чтобы провести церемонию освящения вашей планеты и связать союзом наши культуры».

По бакурианскому каналу послышался еще один голос. Джаг узнал его – он принадлежал премьер-министру Кандертолу:

– Мы приветствуем Кирамака на Бакуре, и надеемся, что новая дружба принесет процветание нам всем.

От слащавой сентиментальности в его голосе Джаг закатил глаза. К счастью, долго выслушивать это не пришлось.

– Эскорт Кирамака, пожалуйста, проследуйте на указанную орбиту, – сообщил бакурианский диспетчер.

Потом последовал длинный список требований, призванных минимизировать беспорядок, причиненный появлением многочисленного флота. Чужаки просвистели ответ, который С-3РО перевел просто – «Понятно».

Джаг повел свое звено, сопровождая прибывшие корабли, при этом внимательно изучая их. Чиссам когда-то приходилось сражаться с сси-руук, их помощь оказалась очень кстати Новой Республике в борьбе против Империума Шриифтата. Но сам Джаг до сих пор видел корабли сси-руук только на тренажере. Стандартные дроиды-истребители типа «Рой» представляли собой угловатые пирамиды с оружием и сенсорными антеннами в каждой вершине, но большие корабли сси-руук имели более органический дизайн, как корабли мон каламари. В их сверкающих корпусах было мало углов и ломаных линий, надстройки имели раковинообразную форму, что придавало кораблям странный, но красивый вид. Джаг заметил два ударных авианосца типа «Ш’Нер» с корпусами овоидной формы, сопровождаемые многочисленными сторожевыми канонерками типа «Фв’Сен». Ударный авианосец имел в длину 750 метров, его экипаж составляли более пяти сотен п’в’еков и триста перекачанных дроидов, если они еще использовались. Судя по надстройкам, объем корпуса авианосца был больше чем у звездного разрушителя типа «Победа».

Для дипломатической миссии п’в’еки взяли слишком много военных кораблей. Но потом Джаг подумал, что п’в’еки, возможно, так же нервничают, как бакурианцы. Они только недавно отстояли свою свободу, и, вероятно, боялись отпускать своего вождя в потенциально опасное путешествие без сильной охраны.

По крайней мере, они не боялись сообщить информацию о себе. На экране перед Джагом рядом с каждым кораблем сси-руук появились их названия. Авианосец в центре ордера назывался «Фирринрии», второй, следовавший за ним – «Эрринунг’ка». На изучение названий сторожевых кораблей Джаг не стал тратить время.

Когда подошли последние отставшие корабли, формация п’в’еков разделилась на три части, чтобы выйти на орбиты, предписанные бакурианским диспетчером. Маневр был выполнен очень гладко и без суеты – это говорило о дисциплине и отличной выучке экипажей п’в’екских кораблей. Одно было ясно – бывшие хозяева успели научить п’в’еков управлять кораблями.

Джаг облетел вокруг главной группы флота, слушая их переговоры с бакурианцами, и увидел, что с первого авианосца взлетели семь тяжело вооруженных десантных кораблей типа «Д’Кии». Кирамак летел на Бакуру.

Джаг надеялся, что бакурианцы готовы встретить его.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

АГРЕССИЯ

От теплого сухого воздуха библиотеки чешуя Сабы зудела, и джедай-барабел рассеянно чесалась, перелистывая множество книг, предложенных Трис. Однако, Саба едва замечала этот дискомфорт: ее мысли были сосредоточены на информации, которую она читала. Ее саму удивило, как быстро она освоилась с этой формой поиска. Когда они начали, Саба думала, что никогда не привыкнет перелистывать страницы – казалось, на это уходило столько времени! А сейчас она листала книги с такой же легкостью, с какой ящерицы скоткарп скользили по глиняным склонам горы Сте’вшуулш.

– Нашла что-нибудь?

Саба обернулась и увидела, что Мара смотрит на нее с другого конца книжного шкафа. Саба покачала головой и закрыла книгу. Она читала о планете на внешней границе Неизученных Регионов, населенной разумными насекомыми, жившими в богатой кислородом атмосфере. Их легенды рассказывали о боге огня, который вырывается из ядра планеты каждые три года, начиная новый цикл смерти и рождения. Однако эти легенды едва ли помогли бы в поиске Зонамы Секот. Там ничего не говорилось о таинственной планете, появляющейся в небе.

– Оная не нашла ничего, – сказала Саба.

Мара кивнула.

– К сожалению, мы тоже. Полагаю, мы еще не совсем освоились с этими книгами. Поиск в них идет очень медленно…

– Он мог бы быть еще медленнее, если бы эти книги были написаны не на общегалактическом языке, – возразила Саба, – Наша настойчивость будет вознаграждена. Так всегда бывает.

Мара улыбнулась и подошла к Данни, чтобы узнать, как продвигается поиск у нее.

Саба положила книгу на полку и взяла другую, из тех, что были предложены Трис. Еще одна раса, еще один тупик. Впрочем, Саба не была недовольна. Она радовалась многообразию жизни в Неизученных Регионах. Этот поиск очень отличался от других обязанностей, которые ей, как джедаю, приходилось исполнять, и она понимала, что он может оказаться более трудным, учитывая, сколько материала они должны изучить. Но она также знала, что поиск информации будет, возможно, самой легкой частью, а проверить ее всю и решить, относится ли она к их миссии или нет, займет гораздо больше времени.

Еще через две книги пришло время встать и потянуться. Глаза Сабы начали болеть от усталости, спина тоже заболела от напряжения. В поисках новых книг Саба прошла вдоль длинных полок к центру огромного зала, где слышались голоса Джейсена и остальных. Когда она подошла, Люк и Мара выглянули из-за трех огромных штабелей книг. Они заняли под книги деревянный стол, достаточно большой, чтобы за ним могли разместиться двадцать человек. Перед Люком и Марой лежали компьютерные планшеты, в которые они записывали информацию из книг. Из-за книжного шкафа появился лейтенант Штальгис, неся в руках новую кучу книг. Никто не был освобожден от работы. Единственным не задействованным членом экспедиции была по иронии судьбы та, которую эта работа, возможно, привлекала бы больше всего: доктор Сорон Хэгерти. Случай на Мунлали Мафир произвел на нее слишком большое впечатление, и она решила на этот раз ждать на орбите. Но она поддерживала связь с высадившейся группой, и ее голос часто слышался из комлинка, требуя новую информацию.

– Посмотрите, – объявил Люк, указывая на книгу перед ним. Саба заглянула через плечо Джейсена. Хотя большая текста в книге была переведена на общегалактический язык, все еще оставались отрывки на туземном языке, для перевода которых требовалась помощь библиотекаря. Саба сконцентрировалась, чтобы понять, о чем говорится в тексте.

На страницах, которые открыл Люк, сообщалось о местонахождении и истории планеты под названием Яшувху. Люди заселили ее около трехсот стандартных лет назад, но только недавно встретились с чиссами. После быстрого просмотра книги не было обнаружено сведений о летающих планетах, но там сообщалось о древней женщине, которую называли Пророчицей. Она была лидером духовной жизни колонии. Пророчица учила, что существует особое энергетическое поле, которое окружает всех живых существ, и этой энергией можно управлять…

– Она говорит о Силе, – сказала Мара.

– Я тоже так думаю, – кивнул Люк, – Смотри.

Он открыл страницу, на которой было изображение Пророчицы. Ее настоящее имя было Валара Саар. Она выглядела пожилой, но все еще сильной. Группа исследователей-чиссов пыталась посетить дом Пророчицы в горах Яшака, но они не смогли туда попасть. Похоже, никто не мог прийти в убежище Пророчицы без приглашения.

Портрет Пророчицы был очень схематичным и, казалось, был нарисован в большой спешке, но одну подробность можно было разглядеть четко:

– У нее световой меч! – воскликнул Джейсен.

– Похоже на то, – согласился Люк, проявляя больше спокойствия, чем его племянник.

– Как долго она жила там? – спросила Саба.

– В записях не говорится, – ответила Мара, – Но если она училась с детства, то, возможно, десятилетия.

– Или она нашла Голокрон, – предположил Джейсен.

– Давайте не будем делать поспешных предположений, – сказал Люк, – Строго говоря, это не то, что мы искали.

Тем не менее, он углубился в чтение информации о Яшувху и Пророчице. Саба заметила, что другие книги, разложенные вокруг него, были на ту же тему. Сама Пророчица не говорила с чисскими исследователями, но с ними встречались многие ее аколиты. Записи сообщали о том, чему Пророчица учила своих последователей: терпение, смирение, сострадание, ясность мысли, баланс между физическим и духовным развитием, строгое соблюдение поста, и, наконец, отшельнический образ жизни. Все эти годы, что Валара Саар учила людей на Яшувху, у нее не было мужа и детей. Единственным постоянным ее спутником было существо под названием дуувхал, о котором она заботилась.

– Эй, похоже, я что-то нашла!

Все обернулись к Данни, которая появилась из-за книжного шкафа, держа в руках очень большую книгу. Ее волосы были взлохмачены, в глазах сверкало восхищение, она положила книгу на стол и открыла ее.

– Смотрите: здесь, и здесь…

Саба и другие посмотрели туда, куда она указывала. Данни нашла упоминание о поясе астероидов, в котором возникло странное гравитационное возмущение. Миллионы каменных обломков, по размеру от песчинки до гигантской скалы, были сорваны со своих орбит чем-то очень большим в течение трех последних десятилетий. Само по себе это не было столь необычным: солнечные системы часто были нестабильны, туда могла придрейфовать планета из межзвездного пространства, или одна из планет системы могла вдруг изменить свою орбиту. Но что делало именно этот случай уникальным – записи цивилизации, населявшей планету внутри астероидного пояса, сделанные до того, как атмосфера планеты помутнела от пыли. Более десяти больших астероидов упали на поверхность планеты, сделав ее непригодной для жизни.

На руинах, обследованных чиссами, были найдены фрески, изображавшие новую звезду в небе. Сине-зеленая звезда появилась в небе однажды летом, словно из ниоткуда, и через полгода исчезла. Ее появление вызвало ужасную религиозную войну, в ходе которой один из народов, населявших планету, был полностью истреблен, а другой – порабощен. Победители праздновали появление звезды. Но их праздник скоро превратился в траур, когда с неба обрушился огонь и новое «солнце» исчезло. Через два поколения все население планеты вымерло.

– Еще одно появление, еще одна цивилизация, склонная к насилию… – сказала Мара, – Взаимосвязь становится яснее.

– Я не вижу доказательств, что Зонама Секот намеренно пыталась причинить вред населению миров, где она появлялась, – задумчиво сказал Люк.

– Тем не менее, – возразила Мара, – именно это она и делала.

– Возможно, по невнимательности, – сказал Люк, – но не преднамеренно.

– Может быть, она вообще не может мыслить так, как мы? – предположил Штальгис.

– Или раньше не могла, – добавил Джейсен, – Это же очень старые свидетельства.

– Да, – сказал Люк, – И пока у нас не будет каких-либо новых сведений, не думаю, что мы можем правильно судить о поведении Зонамы Секот.

Саба только сейчас поняла, что мысли Люка насчет Зонамы Секот весьма противоречивы. Нечто столь могущественное, как разумная планета, может быть использовано и в злых целях, или подвергнуться злому влиянию. Поэтому, даже если они найдут Зонаму Секот, Галактический Альянс должен решить, можно ли доверять ей. Предположение, что Зонама Секот может быть ответственна за уничтожение цивилизации – намеренно или нет – еще более усиливало это недоверие.

– Отличная работа, Данни, – сказал Люк, – Впрочем, мы все хорошо поработали. Пусть и медленно, но мы добиваемся результатов.

Взяв другой список книг у Трис, Саба снова последовала за Данни в лабиринт книг.

– Знаешь, Саба, – сказала девушка, – Думаю, сейчас мы делаем самую легкую часть работы. Ты когда-нибудь пыталась воссоздать звездные карты по старым наброскам? Это почти невозможно!

– Оная полагает, что это так, – кивнула Саба.

Данни взяла книгу о новой звездной системе, находившейся очень далеко от всех известных маршрутов. Если там найдется что-то, это значит, что Зонама Секот летает в поисках убежища через все пространство Неизученных Регионов. Если она следует по случайному пути, то найти ее след будет невозможно. Лучше не думать, что это так – иначе даже пытаться искать не стоит…

Планеты, планеты, планеты… Саба пролистывала записи о цивилизациях – мертвых, существующих и недавно появившихся. Здесь сообщалось о тысячах новых рас, но не было времени подробно читать о них – только быстро просмотреть.

– Сделай перерыв, если это необходимо, – сказал Люк, когда Саба пришла за новыми книгами, – Мы все заслужили немного отдыха.

– Хорошая мысль, – кивнул Джейсен, оглядывая горы книг на столе, – Вы с Данни ищете информацию уже шесть часов. У нас уже куча данных для изучения, а вы пока можете отдохнуть.

Саба на секунду потеряла дар речи. Шесть часов? Она и не думала, что так долго… Так приятно было на какое-то время забыть о своих проблемах. Только сейчас она ощутила, насколько устала.

Она встряхнула головой.

– Время идет, – сказала она, набирая новую стопку книг, – а охота – профессия оной. Потом, морщась от запаха старых книг, она возобновила свой терпеливый поиск.

Джейна нагнула голову, следуя за Малинзой по плоской черепичной крыше.

– Ты уверена, что знаешь, куда идешь? – спросила она через некоторое время.

– Абсолютно, – ответила Малинза, не поворачивая голову, – Сюда.

Малинза подошла к краю крыши и без колебаний спрыгнула с него. Джейна подбежала туда же и увидела, как Малинза приземлилась на другую крышу, на два этажа ниже. Несмотря на растущее подозрение, Джейна последовала за ней.

Салис Д’аар сверху показался Джейне более сложным и запутанным, чем до этого. Его радиальное паутинообразное расположение и высокие небоскребы напомнили ей о других богатых колониальных мирах, которые она посетила. На Бакуре гниль проникала в здания с подвальных этажей из-за высокой влажности атмосферы, медленно разъедая стилкрит и другие материалы, или способствуя росту паразитических растений. Нежелание бакурианцев использовать дроидов приводило к тому, что текущий ремонт зданий часто не проводился. Только сбежав из тюрьмы, Джейна увидела, что здания города подвергаются особого рода гниению. И чем больше она удалялась от центра города, тем более непривлекательно это выглядело. Покраска зданий была менее качественной, улицы выглядели все более неряшливыми, фонари уличного освещения и транспортные средства не были оснащены репульсорами. Это был как будто другой мир, сильно отличавшийся от того, что видела Джейна сразу после прибытия на Бакуру.

Джейна следовала за Малинзой на расстоянии полудюжины шагов. Она не пыталась подойти к ней ближе, только старалась не упускать из вида. Побег из тюрьмы прошел слишком легко, и это вызывало большие подозрения. Единственным утешением было то, что путь их движения через город был слишком запутанным, чтобы кто-то мог за ними проследить.

Они спустились по лестнице на третий этаж здания. Там они пролезли в окно и по обесточенному кабелю перебрались в другое здание. Казалось, этот дом пустовал со времени вторжения сси-рууви. Во внешней его части находились пустые офисы и залы для приемов. Внутренняя часть представляла собой гигантский атриум, заполненный одичавшими тропическими растениями. Транспаристиловая крыша была сделана так, чтобы пропускать солнечный свет днем и открываться ночью, хотя она явно не открывалась уже долгое время. Открывающий механизм сильно заржавел, и сейчас, кроме узкой щели, через которую протекала дождевая вода, крыша была постоянно закрытой.

Малинза на секунду остановилась на балконе второго этажа, оглянувшись на Джейну. Она уже собралась идти дальше, когда Джейна схватила ее за плечо и потянула назад. Малинза удивленно оглянулась на нее, и Джейна приложила палец к губам, приказывая сохранять тишину. Чувство, что их ждет ловушка, было сильнее чем когда-либо.

Единственный шум, который она слышала – звук капель, падающих с растений в центре здания. Если бакурианская  полиция и отслеживала их путь с момента побега из тюрьмы, то абсолютно незаметно. Кроме того, у Джейны было больше чем просто подозрение, что местная полиция – не единственная угроза здесь.

Вдруг Джейна услышала щелчок где-то над ней, в ветвях деревьев. Мгновенно она выхватила световой меч. Свободной рукой она отодвинула Малинзу себе за спину, стараясь защитить ее.

– Она быстрая… – Джейна вглядывалась в заросли, но так и не увидела, кто это сказал.

– Кто она?

– Посмотри на световой меч, – ответил другой голос, – Она джедай.

– Один световой меч против трех бластерных винтовок, – отозвался первый, – Она не сможет быть настолько быстрой.

– Попробуй – и увидишь! – крикнула Джейна, засекая место, откуда слышались голоса. Их было трое на деревьях, на разной высоте. Двое мужчин и одна женщина. Судя по легкому движению листьев, там был и четвертый, который до сих пор молчал. Командир?

«Кто бы там ни был», подумала она, «если встряхнуть ветви с помощью Силы, все, кто там прячется, полетят вниз».

– Все в порядке, – сказала Малинза, выходя из-за спины Джейны, – По крайней мере, я так думаю.

– Что она здесь делает, Малинза?

– Это я привела ее, – Малинза повернулась к Джейне, – Все в порядке. Можешь убрать оружие. Это наша «Свобода».

Джейна неохотно выключила световой меч. Она вовсе не считала, что все в порядке, но последнее, чего ей хотелось – по глупости влезть в драку с товарищами Малинзы.

Мини-лес зашуршал листьями, и из него вышли трое. Из них наиболее необычно выглядела женщина – волосы по бокам ее головы были выбриты, а сзади собраны в длинный хвост. Мужчина рядом с ней был одет в рваную полицейскую форму, которая была велика ему на два размера. Его коричневые волосы были взлохмачены, и выглядел он так, словно не брился неделю. Третьим был родианец, его зеленая кожа отлично маскировала его на фоне листвы.

– Это Джейна Соло, – сказала им Малинза.

Джейна кивнула им, бросив взгляд на деревья, где, как она подозревала, прятался четвертый.

– И чего хочет эта Джейна Соло? – спросила светловолосая женщина.

– Что-то происходит на Бакуре, – сказала Джейна, – И я хочу знать что именно.

– Ты имеешь в виду, что-то необычное? – спросил первый мужчина, – Что-то кроме эксплуатации слабых сильными, хищнической добычи природных ресурсов, коррупции…

– Полегче, Зел, – прервала его  женщина, – Не пугай ее, пока мы не услышим, что она хочет нам сказать.

– Будь осторожна, Джиорг, – сказал родианец дребезжащим голосом, – Джедаи могут воздействовать на разум других.

– Это действует только на тех, чей разум слаб, – сказала Джейна, – Кроме того, я здесь не затем, чтобы промывать кому-то мозги.

– И ты думаешь, мы тебе поверим?

– Эй, хватит! – приказала Малинза, – Джиорг, где Вирам? Мне нужно поговорить с ним.

– Он где-то здесь прячется, как обычно, – ответил Зел.

– Полагаю, что это он сидит там, на дереве, – сказала Джейна, указывая туда, где, как ей казалось, кто-то прятался.

В листьях раздался смех.

– У тебя отличное зрение, джедай, – сказал чей-то голос, – Если, конечно, ты нашла меня с помощью зрения.

Из зарослей появился еще один человек. Это был стройный черноволосый мужчина, возможно, немного старше Джейны. Его скулы выдавались даже под бородой, он ловко слез с дерева.

– Я научилась не полагаться на одно лишь зрение, – ответила Джейна.

Человек, которого Малинза называла «мозгом организации», едва заметно улыбнулся.

– Ты пришла сюда с Малинзой, – сказал он, – Этого достаточно для меня. Пока…

Джейна почувствовала, что Малинза и Вирам неравнодушны друг к другу, но они не показывали, что их связывают какие-то другие отношения кроме профессиональных.

– Открывай двери, Зел, дай нам пройти, – сказала Малинза, – Я уже устала стоять здесь.

Человек с лохматыми волосами снова исчез в листве. Джейну повели по узкой лестнице вниз, и когда она спускалась, у нее закружилась голова. Странное ощущение заставило ее остановиться и схватиться за что-то, чтобы не упасть – и она поняла, что мини-лес вокруг нее был не тем, чем казался. Это было искусственное сооружение, замаскированное лозами и другими растениями, поддерживаемое в воздухе знаменитыми бакурианскими репульсорами, так что случайный взгляд ничего бы не заметил. Джейна подумала, заняла ли организация Малинзы уже существующее строение, или они сами его и строили. Отсюда нельзя было точно сказать.

К этому времени они с Малинзой подошли по лестнице к первому этажу, основание постройки было на расстоянии вытянутой руки над их головами. Оно выглядело не слишком элегантно, напоминая несколько больших прямоугольных грузовых контейнеров, соединенных друг с другом и окруженными многочисленными слоями креплений и тяжелых канатов с горшками для растений, но все вместе это создавало эффективную маскировку. Джейна бросила взгляд на темное пространство внутри строения и лестницы, ведущие еще выше.

Малинза схватилась за  один из горизонтальных брусьев и подтянулась на нем, скрывшись в листве. Джейна, повесив световой меч на пояс, сделала то же самое. Со скрипом строение поднялось вверх, там, где  оно раньше и находилось, на некотором расстоянии от пола.

Джиорг и Салкели, родианец, стояли у входа в самом нижнем контейнере, и помогли Малинзе подняться в него. Джейне они помощи не предложили, ей пришлось подниматься самой, что она сделала с легкостью. Вирам тоже был здесь, он сидел в углу на ящике.

– Добро пожаловать в Стэк, – сказал он Джейне, – Обстановка довольно скромная, но это все, что у нас есть.

– Где другие? – спросила его Малинза.

– Где-то прячутся, – ответил он. Его глаза блеснули электрическим светом, – Наше положение… усложнилось.

– Твой арест заставил нас поволноваться, – сказал Салкели.

– Только не меня, – засмеялся Зел, пролезая в контейнер через дыру в крыше, – Я был хладнокровен как всегда.

– Ага, – усмехнулась Джиорг, – Хладнокровен, как красный карлик.

Малинза проигнорировала их.

– Я уверена, что другие вернутся, как только им станет известно о том, что я на свободе.

– Полагаю, эта… Джейна Соло как-то помогла тебе сбежать? – спросил Салкели.

– Джейна? Вообще-то я думала, что это был ты, Вирам.

Черноволосый мужчина встряхнул головой.

– Я пытался, но защитные системы слишком хороши. Я собирался еще раз попробовать завтра, когда внимание всех будет привлечено церемонией освящения.

Малинза нахмурилась.

– Если не ты, то кто же помог мне?

– Может быть, кто-то из других групп, – Вирам пожал плечами, – Или даже кто-нибудь из полиции. Возможно, кто-то из них разделяет наши идеи.

– Или даже кто-то еще выше, – усмехнулась Джейна.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Малинза.

– Кандертол не верил, что ты виновна, – ответила Джейна, – И, так как ты была арестована, и официально он, вероятно, ничего не мог сделать, то он, может быть, попытался хотя бы облегчить тебе побег.

– Премьер-министр? – Зел явно сильнее занервничал, и, пытаясь скрыть это, засмеялся, – Не может быть! Это было бы слишком…

– В любом случае, сейчас это не важно, – сказал Вирам, – Я просто рад, что ты вернулась.

И снова Джейна почувствовала, что он испытывает к Малинзе нечто большее чем просто уважение, как к лидеру организации.

– Она все еще не в безопасности, – сказала Джейна, – Не забывайте, что Малинза теперь беглый преступник, независимо от того, кто помог ей. Поэтому ей лучше скрываться, пока мы не найдем того, кто действительно виновен в похищении Кандертола.

– Я уже пытался что-то искать в этом направлении, – сказал Вирам, – но найденная мной информация ничего не проясняет.

– Можно мне взглянуть на эту информацию? – спросила Джейна.

Вирам посмотрел на Малинзу, та кивнула.

– Тогда пойдем, – сказал он, вставая, – Надеюсь, ты не боишься высоты. Моя мастерская на самом верхнем «этаже».

– Уж постараюсь не бояться.

Улыбнувшись, Вирам пролез через дыру в потолке, Джейна и остальные последовали за ним. Лестницы оттуда вели в другие контейнеры, до самого верха импровизированного строения, где находился «кабинет» Вирама. Джейна не сомневалась, что Стэк построен достаточно крепко, иначе члены «Свободы» вряд ли стали бы использовать его в качестве базы, но ее инстинкты говорили ей другое. При любом резком движении верхние контейнеры колебались, что заставляло нервничать.

– Присаживайтесь, – сказал Вирам, указав на кучу пустых ящиков в углу. Его собственное рабочее место было гораздо более комфортабельным, представляя собой оборудованное репульсором кресло, установленное перед целым комплексом компьютеров, многие из которых тоже поддерживались репульсорами. Джейна уселась на ящик, вместе с ней сели Малинза, Зел и Джиорг. Только родианец Салкели остался стоять.

Вирам включил систему.

– Информации, конечно, не так много, но…

– Принимая во внимание условия, – сказала Джейна, – я уже впечатлена.

Она заметила паутину в углу ящика, и что-то похожее на гнездо птицы под консолью.

– И ты проникаешь отсюда в планетарную сеть?

– Не всегда. У нас есть коммуникатор ХолоНета на крыше, но мы используем его только тогда, когда нам нужен прямой доступ. Менее рискованно просто подключиться и найти то, что нам нужно. Именно это система и делает в данный момент. Сканнеры помечают все, что выглядит подозрительным, чтобы я мог проверить это позже. Если необходимо, можно вернуться и произвести поиск еще раз.

Джейна подумала, что это имеет смысл. Отследить нелегальные узлы в сети трудно, но не невозможно. Нерегулярные подключения к планетарной сети было труднее засечь.

– Что же вы нашли? – спросила она, – Малинза сказала мне, что вы обнаружили доказательства коррупции в Сенате. Впрочем, наивно было бы предполагать, что это что-то особенное. Все известные мне правительства страдают от этого – в том числе и мое.

Вирам кивнул.

– Поэтому мы и противостоим правительству. Сильная оппозиция заставляет Сенат и премьер-министра быть более честными. Они, конечно, могут попытаться избавиться от нас, но мы должны делать то, что делаем – ради народа Бакуры. Мы – это совесть Бакуры.

– Вы поддерживаете Равновесие, – сказала Джейна.

Малинза улыбнулась.

– Точно.

– Но откуда же вы получаете средства? – снова спросила Джейна, – Ведь все это оборудование стоит недешево.

– Ты будешь удивлена, – Вирам с гордостью улыбнулся, – Вся аппаратура очень старая, а Стэк был здесь уже давно. Мы просто приспособили для наших нужд то, что смогли найти. Хорошо, что мы никому не должны, не так ли?

– Наши сегодняшние союзники могут завтра стать врагами, – согласилась Малинза, – Видишь, Джейна, мы вовсе не наивные идеалисты. Единственный способ быть беспристрастными – это оставаться независимыми.

– Я восхищена вашими достижениями, – сказала Джейна абсолютно честно. Она могла не соглашаться с целями и методами «Свободы», но тот факт, что члены организации так долго продолжали свою деятельность во враждебных условиях, был весьма замечательным, – Но что-то изменилось. Вопрос только: что?

– Единственное, о чем мы сейчас можем думать – вот что, – руки Вирама скользнули по клавиатуре, вводя код, – Мы обнаружили утечки денег из правительственных фондов через нескольких посредников. Количество денег в разных случаях было различным, и выплаты производились нерегулярно, но наше программное обеспечение оказалось достаточно совершенно, чтобы проследить их путь.

– И куда же они уходят?

Вирам встряхнул головой.

– Пока нет точной информации. Кто бы за этим ни стоял, он очень осторожен. Как только мы пытались обнаружить хоть что-то, связь сразу отключалась.

Джейна много слышала о преступных организациях, но ее собственные знания в этой области были невелики. Тетя Мара развлекала ее историями о своих приключениях в организации Тэлона Каррда – истории о пиратах, разбойниках и контрабандистах. И если даже небольшой процент из того, что она слышала, был правдой, она не сомневалась, что было достаточно много организаций, которые были более чем рады присвоить бакурианские деньги – украденные у правительства или нет.

– И вы думаете, что именно это привело к аресту Малинзы? – спросила она.

– А что еще могло? – отозвался Вирам, – Мы не нашли более подозрительных дел, чем это. Полагаю, речь идет о миллионах кредитов. За всем этим стоит кто-то из правительства, потому что больше ни у кого не может быть доступа к этим деньгам. Если бы это стало известно общественности, наверное, был бы большой скандал.

– Возможно, мы допустили какую-то ошибку, когда прорубали «лед», – сказала Малинза, – и защитные системы отследили нас. Тот, кто за этим стоит, понял, чтобы мы обнаружили утечку денег, и немедленно начал действовать, пока мы не успели опубликовать эту информацию. Тогда мы даже толком не представляли, с кем связались.

Вирам мрачно кивнул.

– Поводом для ареста Малинзы стала наша агитация против правительства

– И кто у нас главный подозреваемый? – задумчиво сказала Джейна, – Кто-то из правительства. Достаточно высокопоставленный, чтобы распоряжаться правительственными деньгами и отдать приказ об аресте.

– Кто бы это мог быть?

– Как насчет Блейна Харриса, – предположила Джейна, – Он первый сообщил нам об аресте Малинзы. И у него есть доступ к правительственным фондам.

Малинза и Вирам обменялись взглядами, которые Джейна не поняла. Потом Малинза пожала плечами.

– Возможно…

– Я могу еще раз взглянуть на его записи, – сказал Вирам, снова берясь за клавиатуру, – Сейчас я подключусь к планетарной сети, и посмотрим, что мы можем найти на него.

Это удивило Джейну.

– Ты можешь копаться в личных файлах заместителя премьер-министра?

Вирам улыбнулся.

– Дай мне минуту, и увидишь.

Вирам закрыл документы, которые они просматривали, и запустил новую программу. Его пальцы быстро бегали по клавиатуре, когда он устанавливал соединение с планетарной сетью. Джейна не единственная восхищалась его искусством. Лицо Малинзы прямо сияло от восхищения, когда она наблюдала за его работой. Но восхищение на ее лице сменилось беспокойством, когда компьютер издал серию коротких гудков.

Вирам нахмурился.

– Проблемы? – спросила Джейна.

– Я не могу приконнектиться.

Он попытался снова, но опять послышались те же гудки.

– Какие-то помехи…

– Нас глушат?

– Я так не думаю. Похоже, это какой-то близкий сигнал мешает установить связь со спутником. Попробую отследить его…

На экране замелькали данные, когда он быстро переключался с одной программы на другую.

– Вот, слушайте.

Из динамиков послышались гудки.

– Я знаю этот звук,  – сказал Зел, – Это сигнальный маячок.

Все поднялись на ноги, уставившись на Джейну.

– Так вот почему мне так легко позволили уйти… – сказала Малинза.

– Эй, подождите, – запротестовала Джейна.

Салкели закричал:

– Ты вывела полицию прямо на нас!

– Я так и думала, что она  – шпион, – сказала Джиорг, – Мы убьем ее!

– Подождите, – сказал Вирам, – Источник сигнала – не она.

– Что? – Джиорг остановилась и удивленно посмотрела на него, – Тогда откуда же сигнал?

Вирам молча указал на Малинзу.

– Я? – ее лицо побледнело.

Вирам еще раз взглянул на экран компьютера.

– Боюсь, что так, Малинза. Чем ближе к тебе, тем сигнал сильнее.

Все ошеломленно уставились на своего лидера, не зная, как на это реагировать. Даже Вирам, казалось, был в нерешительности.

– Можем мы найти, где именно на ней маяк? – спросила Джейна, – Возможно, мы успеем удалить его до того, как полиция явится сюда.

Вирам настроил антенну и провел ею вдоль тела Малинзы. Прибор запищал, оказавшись в районе диафрагмы. Она подняла свою тюремную робу и увидела, что в пояс штанов что-то вшито.

– Они следили за тобой все время! – Зел дико оглядывался, как будто ожидал, что полицейские вот-вот ворвутся в Стэк, – Они могут быть здесь прямо сейчас!

– Заткнись, – приказала Джиорг, давая понять, что его паника ей отвратительна, – У нас по периметру базы установлена сигнализация, разве нет? Никто не сможет подобраться к нам незаметно.

– Почему сейчас? – спросил Салкели.

Джиорг повернулась к нему.

– Что ты имеешь в виду?

– Они могли установить такую штуку на Малинзу месяц назад. Почему только сейчас они использовали ее?

– Потому что она совершила побег, – сказал Вирам, – А мы оказали помощь беглому преступнику. Мы теперь соучастники. Это очевидное преступление, в отличие от проникновения в планетарную сеть.

Малинза встала.

– Оно было бы очевидно только в том случае, если мое предыдущее обвинение не было фальшивкой, – сказала она, – каковой оно и является.

– В любом случае, – сказала Джейна, – лучше нам убраться отсюда.

– Но это только подтвердит нашу вину, – возразил родианец.

– Я согласен с джедаем, – сказал Зел, – Если мы останемся здесь, нас схватят.

Внезапно из динамиков компьютера раздался страшный визг. Все повернулись к Вираму, ожидая объяснения.

Его лицо было мрачным.

– Сработала сигнализация.

– Я так и знал! – завопил Зел, в ужасе бегая по помещению, – Я знал! Они пришли за нами!

– Заткнись уже, Зел! – приказала Малинза. Повернувшись к Вираму, она спросила:

– Какие именно датчики сработали?

– Север-14 и Юг-9.

– А воздух?

– Пока нет.

– Хорошо, – Малинза повернулась к остальным. Сейчас она больше не была похожа на испуганного подростка. Она была теперь настоящим лидером, – Я готова выслушать ваш предложения.

– Почему бы джедаю не помочь нам сражаться? – предложил Зел, его лицо приняло какое-то безумное выражение, – Она могла бы…

– Нет! – резко сказала Малинза, и Зел сразу замолчал, – Мы не будем сражаться с бакурианцами. Вы знаете, что я всегда старалась избежать кровопролития.

– Боюсь, сейчас у нас нет выбора, Малинза, – сказала Джиорг.

– Нет, альтернатива есть, – вмешалась Джейна, – Вы можете снять маячок с Малинзы и дать его мне. А я постараюсь увести их подальше.

– Не слишком ли поздно для этого? – вздохнула Джиорг, – Они уже здесь, снаружи.

Джейна подавила желание выругаться. Хотя Вирам доказал, что это не она привела сюда полицию, ей все еще казалось, что виноватой считают ее.

– Они еще не здесь, – задумчиво сказал Вирам.

– Да, но они не глупы, – сказала Джиорг, – Они сразу заметят, если их попытаются отвлечь.

– Только если мы не предоставим им слишком много вариантов сразу, – ответил Вирам, – Мы давно подготовили средства отвлечь их внимание, на случай если они найдут нас, – он вздохнул и посмотрел на Малинзу, – Я думаю, что этот случай наступил.

Малинза кивнула, оторвала жучок от штанов и передала его Джейне.

– Они приближаются, – сказала Малинза, взглянув на экран, когда взвыла еще одна сирена, – Я бы на твоем месте поспешила.

– Я пойду с тобой, – сказал Салкели, – Я знаю улицы лучше, чем ты.

Джейна неохотно кивнула. Она не могла отрицать, что в словах родианца был смысл.

– Хорошо, – сказала она и спросила Малинзу:  – Ты не скажешь мне, куда ты намерена скрыться?

– Думаю, тебе этого лучше не знать, – девушка улыбнулась и протянула ей руку, – Но мы еще встретимся, я уверена.

Джейна пожала ей руку и кивнула. Сейчас не было времени для разговоров.

– Только после вас, – сказала она Салкели, и родианец первым вылез из контейнера.

Работа в библиотеке была трудным и кропотливым процессом, и после многих часов, проведенных над книгами, Саба начала чувствовать сильную усталость. Ее мускулы ныли от напряжения под зудящей чешуей. К счастью, в книгах встречалось достаточно много упоминаний о странствующей планете, чтобы сохранять оптимизм. После того, как Данни нашла первое упоминание, Саба быстро обнаружила еще два, а потом еще одно нашел Джейсен. После этого нужная информация начала попадаться регулярно. Когда что-то, похожее на Зонаму-Секот, проходило поблизости от относительно цивилизованной планеты, это событие обозначалось достаточно точными датами; в других же случаях оставалось только гадать, основываясь на неточных упоминаниях и физических доказательствах. Саба думала, что они, к счастью, не пытаются отследить событие, произошедшее столетия назад. Во многих случаях свидетельства были достаточно свежими, чтобы исследовательские группы чиссов заинтересовались рассказами о «появлении Новой Звезды» или «восходе Солнца Смерти», или как там это еще называлось. На основе этой информации Люк и его спутники смогли восстановить направление движения живой планеты.

Зонама Секот впервые появилась на границе имперского пространства и Неизученных Регионов, в течение пары лет посетив три системы. Потом ее полет проходил по внешнему краю Галактики, где обитаемые системы встречались редко. Там ее видели расы, которые до порабощения их йуужань-вонгами в начале вторжения, сообщали чисским исследователям о появлении в небе пылающей планеты. Это не соответствовало рассказам Вержер о том цветущем мире, которым была Зонама-Секот. Вероятно, планета испытывала сильные перегрузки от прыжков через гиперпространство. Никаких записей или экспериментальных данных, разумеется, не было, но основы планетологии доказывали, что Зонама-Секот просто не могла остаться невредимой после гиперпространственных прыжков.

После этого Зонама-Секот полетела к Ядру Галактики. Во время этого полета она также была замечена несколько раз. Почти год она провела неподвижно в одной звездной системе. Новый свет в небе вдохновил жителей обитаемой планеты этой системы, и два ведущих государства планеты начали «космическую гонку», чтобы первыми послать зонд к таинственной планете. Однако до того, как зонды соперничающих государств смогли достигнуть ее орбиты, Зонама-Секот снова улетела.

Снимки, которые успели сделать зонды до исчезновения планеты, показывали мир, полностью покрытый дымом и пеплом. Саба почувствовала сострадание к планете, так не похожей на то, что Вержер рассказывала Джейсену – мир, полный жизни, находящийся в гармонии с Силой.

Однако более поздние свидетельства о контактах с планетой сообщали, что Зонама-Секот снова покрыта зелеными лесами. Или она смогла восстановить свою атмосферу и жизнь на поверхности, или во время полетов в гиперпространстве не получала непоправимых повреждений. Живая планета летала от звезды к звезде, словно в поисках… чего? Саба думала об этом, но не могла представить. Возможно где-то по пути Зонама-Секот потеряла ферроанцев, которые жили на ее поверхности и заботились о ней, и теперь искала им замену…

Но потом Саба подумала, что она, как одна из немногих уцелевших барабелов, по-прежнему скорбит о потере родного мира и, возможно, она перенесла эти переживания на Зонаму-Секот. Она не могла знать, о чем может думать такое непредсказуемое существо – разумная планета. Вдруг рядом послышался громкий визг, Саба от неожиданности вздрогнула и чуть не выронила книгу. Повернувшись, Саба увидела высокую женщину средних лет, одетую в зеленый костюм, она стояла, прижав руки ко рту. Присутствие барабела в библиотеке, похоже, было для нее неожиданностью.

Позади нее стояла светловолосая девочка, на вид около десяти лет. Она была одета в черную форму – миниатюрную версию обмундирования, которое носили в чисском флоте. Девочка презрительно взглянула на старшую спутницу, словно оскорбленная ее испугом.

– Я.. Я… – женщина запнулась, опуская руки. Нервная улыбка не могла скрыть ее испуг, – Простите, вы меня напугали.

– Нет необходимосссти извиняться, – сказала Саба, – Оная тоже испугаласссь. Мы думали, мы одни в библиотеке.

– Да, одни… То есть, были одни… – женщина явно чувствовала себя неуверенно в присутствии Сабы.

– Моя мама хочет сказать, что мы только что пришли, – сказала девочка, – Мы искали моего отца, Сунтира Фэла.

Что-то заставило Сабу подумать, что девочка говорит неправду. Тем не менее, при упоминании имени барона Саба поняла, кто перед ней.

– Вы, должно быть, Сиаль Антиллессс?

Женщина улыбнулась уже не так напряженно.

– Да. А это моя дочь Вин.

Саба вежливо поклонилась. Ей было приятно познакомиться с женой Сунтира Фэла, матерью Джаггеда Фэла и сестрой Уэджа Антиллеса.

– Оную зовут Саба Себатайн.

– А что вы искали? – спросила Вин, вытягивая шею, чтобы посмотреть название книги, которую Саба поставила на полку.

Саба не была уверена, имеет ли она право рассказывать о целях миссии.

– Оная читала историю расы, называвшейся Хемес Арбора.

Вин пожала плечами.

– Никогда о них не слышала.

Саба снова достала книгу с полки и открыла ее когтистой лапой.

– Они произошли с планеты Карривар и мигрировали на Оссеритон через Умарен’к. Оная обнаружила их влияние на культуру Умарен’к’са.

– А что это значит?

– Вин… – предостерегающе сказала ее мать.

Сиаль Антиллес стояла на некотором расстоянии от Сабы, опасаясь к ней приближаться. Хотя кореллианка прожила со своим мужем многие годы среди чиссов, она все еще настороженно относилась к иным расам – как и многие имперцы. Она сказала Сабе:

– Я должна извиниться за излишнее любопытство моей дочери. Уверена, у вас слишком много дел, чтобы она докучала вам своими вопросами.

– Оная рада поговорить с вашшшей дочерью, – ответила Саба. Потом, подмигнув девочке, она сказала: – Мы ищем определенную планету. За исключением одного обитаемого мира, Оссеритон – пустая система. Хемес Арбора должны были заметить новую планету, если бы она появилась.

Вин засмеялась.

– Вы так странно говорите.

-Вин!

Девочка на полметра ростом ниже Сабы даже не обернулась.

Саба, улыбнувшись, сказала:

– Все в порядке, оная не обижена.

Вин тоже улыбнулась, потом повернулась к картам, в ее глазах сияло восхищение.

– Вы, наверное, ведете удивительную жизнь! Путешествия по разным планетам, приключения…

Саба кивнула, зная, что с точки зрения ребенка так оно и есть. Рыцари-джедаи, где бы они не появлялись, были окружены мистической аурой.

Однако едва ли работа, которой сейчас занималась Саба в библиотеке, была похожа на приключения, которые воображала Вин.

– Так значит, это правда… – прошептала Сиаль, шагнув вперед. На ее лице мелькнуло подозрение, – Вы действительно ожидаете, что мы поверим, будто вы ищете Зонаму-Секот.

Саба не собиралась это отрицать.

– Да, это цель нашей миссии.

– Но Зонама-Секот – всего лишь миф, легенда, – Сиаль, прищурившись, встряхнула головой, – Что на самом деле вам нужно?

– Оная не понимает, что вы хотите сказать.

– Я хочу сказать, что мне трудно поверить в то, что вы гоняетесь за призраком!

Саба нахмурилась. Она не понимала, чего от нее хочет эта женщина.

– Зачем еще мастеру Скайуокеру вести нас сюда?

– Затем, чтобы покопаться в чисской библиотеке. Чтобы узнать информацию обо всех планетах и расах, известных чиссам.

– Но зачем нам это?

– Потому что вы ищете союзников, – сказала Сиаль, – Мы  сражались с йуужань-вонгами куда более успешно, чем вы. Вы нуждаетесь в нас гораздо больше, чем мы нуждаемся в вас.

– Вы думаете, что мы хотим убедить вас присоединиться к Галактическому Альянсу?

– Или принудить нас, – прямо сказала Сиаль.

– Мама… – сказала Вин. В ее голосе было смущение и упрек. Она взглянула на Сабу извиняющимся взглядом, – Она просто боится, что папа уйдет на войну, как ушел Джаг.

Женщина сердито посмотрела на свою дочь.

– Вин!

– Ох, да ладно, мама, – девочка повернулась к ней, – Ты волнуешься о папе с тех пор, как Джаг отправился помогать Новой Республике.

– Это не так, – твердо сказала Сиаль, хотя что-то в ее глазах подтверждало, что ее дочь говорит правду, – Не после того, как ушел Джаг. После того, как пал Корускант.

Саба чувствовала, что не понимает ее. Она хотела бы, чтобы мастер Скайуокер был здесь и ответил на обвинения кореллианки вместо нее. Он гораздо лучше разбирался в таких вещах.

– До падения Корусканта я даже пыталась убедить Сунтира помочь вам в борьбе против йуужань-вонгов, – агрессивность исчезла из голоса Сиаль, чему Саба была рада. Вначале она подумала, что Сиаль враждебно относится к ней, как представителю иной расы, – Я хотела, чтобы он присоединился к войскам Новой Республики, как это сделал Джаг, вместе с чиссами или без них. Но Сунтир не хотел; он сказал, что Новая Республика сможет отразить нападение йуужань-вонгов, как его отразили мы в нашей части Галактики. Но потом, когда вонги взяли вашу столицу… – она помолчала некоторое время, словно формулируя мысль, – я увидела две вещи: что Сунтир изменил свое мнение, и что вы проигрываете войну… – она переводила взгляд то на Вин, то на Сабу, – Я не позволю вам забрать у меня мужа. Я не позволю…

– Вы полагаете, он будет в безопасности здесссь… если чиссы не вступят в войну?

Выражение лица Сиаль сказало Сабе все. Женщина знала, что если йуужань-вонги захватят большую часть Галактики, у чиссов не будет шансов. Через несколько лет захватчики смогут восстановить силы и сокрушить даже самую сильную оборону чиссов.

– Не делайте ошибку, недооценивая йуужань-вонгов, – сказала Данни, внезапно появившаяся с другого конца книжной полки. Все присутствующие повернулись к ней. Саба не слышала, как Данни подошла к ним, и не знала, как долго она уже слушает их разговор. Лицо девушки было очень усталым, но ее слова были ясными, и, несомненно, основанными на личном опыте, – Слишком многие уже заплатили страшную цену за такую ошибку. Новая Республика, Империя, хатты, родианцы… И с каждым годом войны этот список увеличивается. Вы, несомненно, в курсе событий и знаете, что происходит в Галактике. В таком случае вы должны осознавать, какую угрозу представляют йуужань-вонги. Вы думаете, что спрятавшись за своими укреплениями, вы в безопасности? Они могут напасть на вас просто из прихоти, как напали они на Империю.

-Ваше положение опасссно, – добавила Саба, – И отрицая это, вы его никак не улучшите.

– Я не хочу потерять его… – прошептала Сиаль. На ее лице отразилась борьба эмоций, – Я не вынесу этого…

– Мама… – Вин испуганно посмотрела на нее.

– Не бойтессссь, – сказала Саба, вложив в свой грубый барабельский голос столько сочувствия, сколько могла, – Мы не враги вам. Мы понимаем ваш страх.

Вин взглянула на нее широко открытыми глазами.

– Но война на позволяет легких решений, – продолжала Саба, – Для победы мы должны объединить усилия. Оная абсолютно уверена в этом, Сиаль Антиллес.

– Вы Сиаль Антиллес? – спросила Данни, подойдя ближе.

– Да, – ответила женщина, – А в чем дело?

– Барон Фэл только что пришел, – сказала Данни, – Но он не говорил, что ожидает вас.

– Он и не ждал меня, – кивнула Сиаль, подтверждая подозрение Сабы о том, что Вин лгала насчет отца, – Мы услышали, что на Ксиллу прибыла экспедиция из Новой Республики, и захотели встретиться с ними.

Исчезла испуганная мать и жена. Теперь перед ними стояла спокойная, уверенная женщина,  улыбавшаяся чужестранцам, которые не должны были слышать ее сомнений.

– И сейчас, увидев вас, мы можем идти, – она взглянула на Сабу, и в ее взгляде была благодарность, – Спасибо вам, Саба за ваши слова. И простите меня за мою подозрительность.

– Нет необходимости извиняться, – Саба слегка поклонилась.

Сиаль ответила на поклон.

– Пойдем, Вин.

– Думаю, я могла бы остаться и помочь им, если они не против, – девочка взглянула на Сабу и Данни. Они обе кивнули.

– Не думаю, что это хорошая идея, Вин, – сказала ее мать, – Ты будешь больше мешать им, чем помогать.

– Нет, все в порядке, – сказала Данни, – На самом деле, мы не отказались бы от помощи.

– Вы уверены? – спросила Сиаль. Казалось, ее смущение еще не прошло.

Саба подумала, что энтузиазм Вин – именно то, что им сейчас нужно.

– Оная уверена, что помощь Вин будет очень кстати.

Лицо Вин сразу оживилось.

– Вы не пожалеете об этом! Я знаю эти записи лучше, чем кто-либо другой. В том числе и Трис.

– В этом я очень сомневаюсь, – сказала ее мать.

Вин не удостоила ее ответом. Вместо этого она спросила у Данни:

– Правда, что с вами прилетел один из близнецов Соло?

– Да, Джейсен Соло.

– И я могу с ним встретиться?

– Можешь, – кивнула Данни.

– Не спеши так, Вин, – сказала Сиаль. Казалось, она не хотела, чтобы ее дочь помогала чужестранцам, – Мы еще должны обсудить это с твоим отцом.

– Он не будет против, мама, – сказала Вин, подпрыгивая от радости. Судя по ее энтузиазму,  ее жизнь здесь едва ли была богата интересными событиями.

– Оная присмотрит за Вин, пока вы будете говорить с бароном, – сказала Саба.

Сиаль не очень уверенно кивнула, и Данни повела ее к Сунтиру Фэлу.

– Спасибо за то, что разрешили мне остаться! – воскликнула Вин, когда ее мать и Данни ушли, – Это очень интересно!

– Но это тяжелая работа, – предупредила ее Саба, – И очень важная работа.

– Да, я понимаю, – кивнула Вин и оглянулась вокруг, – С чего начнем?

Джейна следовала за Салкели так быстро, как могла, когда он скользил по трубам и лианам Стэка. Вся конструкция медленно опускалась, чтобы им не пришлось прыгать на землю с большой высоты. Джейна оглянулась, чтобы убедиться, что поблизости нет полицейских. Никого не было. Бакурианцы еще не добрались до первого этажа.

Салкели махнул ей рукой. Держа «жучок» в кармане, а выключенный световой меч в руке, она последовала за родианцем дальше. Ее ноги приземлились на сухие растения, из-за которые здание было больше похоже на руины в джунглях, чем на покинутый офисный комплекс. Родианец через несколько коротких коридоров вывел ее из атриума. Они вошли в помещение, бывшее когда-то душем, и, прислушавшись к звукам на улице, открыли окно.

– На этот раз после тебя, – сказал Салкели. Джейна проскользнула через узкое окно на темную улицу.

Она оказалась на длинной и узкой аллее. Она была очень рада, что здесь их не ждут полицейские, потому что здесь не было достаточно пространства, чтобы сражаться световым мечом.

Джейна еще не привыкла к местному времени, но полагала, что рассвет уже скоро. Малинзе и другим членам «Свободы» нужно поспешить.

– Что Вирам имел в виду, когда говорил, что отвлечет полицейских? – шепотом спросила она родианца, когда он тоже вылез на улицу.

– Жди и смотри, – подмигнул он.

Он побежал по аллее, двигаясь быстро, но осторожно. Джейна последовала за ним. Порывистый ветер дул ей в лицо, поднимая пыль и клочки бумаги. Джейна знала, что полицейским не нужно быть супер-сыщиками, чтобы обнаружить ее. Все, что им нужно – следовать за сигналом «жучка». Если бы она прикрепила «жучка» к какому-нибудь дроиду, она смогла бы скрыться. Но пока такой возможности не было, оставалось только бежать и сохранять бдительность.

Салкели был уже в десяти метрах от конца аллеи, когда над их головами неожиданно пролетел аэрокар с включенными посадочными огнями, и скрылся за домами. Джейна услышала, как взвыли его турбины, когда он разворачивался.

С помощью Силы Джейна почувствовала вооруженного врага за спиной еще до того, как женщина, державшая бластер, успела выстрелить. Одним движением Джейна развернулась и включила световой меч, отразив им бластерный разряд. Сверкнула вспышка, когда разряд ударился в стену рядом с ней, отколов каменную крошку. Полицейские выстрелили снова, но дым в воздухе мешал им прицелиться. Джейна побежала за Салкели, приготовившись прикрыть его от новых выстрелов.

Родианец зашипел, призывая ее поспешить. Чувствуя, что впереди никого нет, Джейна изо всех сил побежала из аллеи. Салкели достал бластер, приготовившись стрелять в любого, кто встанет на их пути. Но Джейна не хотела стрелять в людей, которые, несмотря на сложившуюся ситуацию, считались союзниками Галактического Альянса.

Выйдя из аллеи, они оказались на более широкой улице. Салкели уже наполовину перебежал ее, направляясь к зданию с выбитыми окнами на противоположной стороне. Джейна побежала за ним, выключив световой меч. Перебежав дорогу, она вскочила в окно буквально через секунду после Салкели. Быстрый взгляд вокруг показал, что они находятся в остатках давно заброшенного офиса, на полу которого были разбросаны обломки мебели.

Салкели вскочил на ноги, увидев в окно, что полицейские появились из выхода с аллеи.

– Бежим! – крикнул родианец, выскакивая из комнаты.

Он повел ее дальше, вглубь здания, и вскоре они оказались в одном из подвалов. Салкели открыл дверь, за ней оказался узкий туннель, который, судя по его длине, проходил под несколькими другими зданиями на этой улице. Джейна и Салкели вбежали внутрь.

– Надеюсь, у тебя есть план, – сказала Джейна.

– Более или менее, – он оглянулся на нее, – На секунду мы снова выглянем наверх, чтобы запутать их. Когда мы удостоверимся, что Малинза и все остальные в безопасности, я буду готов выслушать твои предложения.

Из коридора позади них раздался звук шагов. Джейна развернулась, включила световой меч, и как раз успела отразить несколько бластерных выстрелов. Салкели свернул направо и побежал вверх по лестнице, Джейна последовала за ним.

Добравшись до первого этажа, родианец не остановился, и продолжил подниматься по верхним этажам на крышу. Над зданием кружился аэрокар, напомнивший Джейне тренировочных дроидов – только гораздо больше и гораздо опаснее. В нем сидели двое полицейских, вооруженных бластерными винтовками, они немедленно открыли огонь по беглецам. Уклоняясь от выстрелов, Джейна и Салкели укрылись за вентиляционной шахтой. Джейна с помощью Силы встряхивала аэрокар, пока родианец отстреливался. Это несколько уравнивало шансы, но они по-прежнему находились в безнадежной ситуации, потому что бежать было некуда.

Джейна уже собиралась сказать об этом, но вдруг поблизости раздался сильный взрыв, огонь из аэрокара прекратился. Внимание полицейских было отвлечено огромной вспышкой огня, вырвавшейся из соседнего здания – как заметила Джейна, того здания, в котором находился Стэк. Она была настолько удивлена таким поворотом событий, что едва не пропустила появление других полицейских с лестницы. К счастью, они тоже были отвлечены взрывом, уставившись с изумлением на то, что появилось из огромной пробоины в транспаристиловой крыше здания.

Сам Стэк – конструкция из контейнеров, скрепленных гвоздями и тросами – поднимался в предрассветное небо, осколки транспаристила сыпались с него, как серебряный дождь. Удерживаемая в воздухе репульсорами конструкция парила в небе, как воздушный шар. Вылетев из дыры в крыше здания, она стала медленно дрейфовать по ветру, оставляя за собой след дыма и осколков.

Аэрокар помчался за ней, оставив полицейских на крыше.

– Вот сейчас наступило время выслушать твои предложения, – прошипел родианец, – Только быстрее, пока полицейские не вспомнили, зачем они сюда пришли. Сейчас они стоят между нами и единственным путем к спасению.

– Есть и другой путь, – сказала Джейна, указав на край крыши.

Салкели засмеялся.

– Только не говори мне, что джедаи умеют летать.

– Нет, но мы неплохо умеем прыгать. Пошли!

Она подбежала к краю крыши, не останавливаясь, чтобы проверить, следует ли родианец за ней. Потом, доверившись своим инстинктам и Силе, она прыгнула.

Вместо того, чтобы приземлиться на другую крышу, она упала в глубокий канал, наполненный быстро текущей водой. Поток немедленно подхватил ее и понес вперед. Ее руки и ноги молотили по воде, она пыталась вынырнуть и глотнуть воздуха. Легкие горели, наконец, ей удалось вынырнуть, немного отдышаться и очистить легкие от воды, которую она проглотила. Где-то поблизости, сквозь шум воды она услышала хриплый смех родианца.

– Я здесь! – крикнул он, пока течение несло их по туннелю. Он находился в нескольких метрах от Джейны.

Она выплюнула изо рта воду и поплыла к нему.

– Полагаю, Стэк и был тем средством, которое должно отвлечь полицейских? Он был пустой, да? – спросила она.

– Да, – голос родианца эхом раздавался в высоком туннеле, – Пока полицейские разберутся что к чему, наши уйдут через подвалы.

– Но как же все ваше оборудование? Вся информация? Такая потеря должна быть очень чувствительной для вашей группы.

– Информация и оборудование – восполнимые потери. Жизни – нет.

Они проплыли мимо шахты в потолке, через которую в туннель проникал свет, отразившийся в фасеточных глазах родианца.

– Отлично, мы здесь, – сказал он, – Плыви к краю.

– Ты знаешь, где мы? – она была очень удивлена.

– У родианца всегда готов план побега, – он энергично поплыл к краю туннеля, – Я думал, это всем известно.

– Но прыгнуть с крыши была моя идея!

Родианец фыркнул, эхо звука необычно громко раздалось в туннеле.

– Я как раз думал об этом. Просто хотел проверить твою смелость.

Он добрался до стены и уцепился за ее скользкую поверхность. Джейна сделала то же самое. Ее пальцы вцепились в щели между кирпичами там, где старый цемент был разрушен эрозией.

– Посмотри вверх, – сказал Салкели, – Видишь?

Джейна посмотрела туда и увидела открытую крышку люка. Оттуда спускалась ржавая металлическая лестница.

Джейна и Салкели поплыли к лестнице. Течение здесь было сильнее, чем до этого, и Джейне пришлось напрягать все силы, чтобы ее не унесло. Дальше в туннеле слышался глухой рокот, похожий на отдаленное рычание. Джейна предположила, что там туннель становится еще более узким, или он оканчивается чем-то вроде подземного водопада. В любом случае, ей не слишком хотелось это выяснять.

– Я помогу тебе подняться, – сказал Салкели, когда они доплыли до основания лестницы.

– Все в порядке, – она подтолкнула его вверх с помощью Силы и насладилась удивленным выражением на его зеленом лице, – А мне нужно от кое-чего избавиться.

Пока он поднимался по лестнице, Джейна достала из кармана «жучка» и выбросила его в грязную воду. Она была рада доставить полицейским удовольствие обыскать канализацию. Потом она поднялась по лестнице, вдохнув относительно свежий воздух.

Солнце уже поднималось над горизонтом. Оглядевшись вокруг, Джейна обнаружила, что они находятся в совсем другой части города. Улицы здесь были шире, а здания менее высокими гораздо более ухоженными. Это было больше похоже на предместье города.

– Мы сделали это, – сказала Джейна, смеясь с облегчением.

– Ты выбросила «жучок»?

Джейна кивнула, думая о том, что делать дальше.

– Ты сегодня здорово помогла «Свободе», – сказал Салкели, – Хочешь вернуться обратно в город?

– Если для этого не придется снова нырять в канализацию.

Он усмехнулся, приглашая ее следовать за ним к ближайшему зданию – длинному и низкому складу. Вход был закрыт металлической дверью. Салкели ввел код в замок, и дверь скользнула в сторону. За  ней оказался пыльный, но вполне исправный двухместный аэроспидер.

– И ты хочешь сказать, что это твой спидер? – усмехнулась Джейна.

Фасеточные глаза родианца моргнули.

– И ты поверишь мне, если я скажу, что да?

– Ну, знаешь, как говорят, – весело сказала Джейна, – У родианца всегда готов план побега.

Он улыбнулся, делая знак своими длинными зелеными пальцами, приглашая ее сесть в спидер, пока он регулировал рули.

В этот момент чувства подсказали ей, что происходит что-то неправильное – что-то, чего она не ожидала. Но было уже поздно.

Она поднималась в спидер, когда ее пронзила жгучая боль.

Падая, она успела бросить взгляд на Салкели, держащего в руках бластер.

– Всегда, – услышала она перед тем, как тьма поглотила ее.

Она бежала изо всех сил по пустым коридорам, не зная, где она находится и куда бежит. Все, что она знала – что она, возможно, бегает кругами. Но это не важно. Она должна бежать, в надежде, что это отвлечет ее от страшной боли.

Но от воспоминаний убежать нельзя. Ее жизнь казалась одной сплошной трагедией, начиная со смерти родителей на Татуине и до случая на Бакуре. И, конечно, Энакин…

«Помните – вместе вы нечто большее, чем просто сумма ваших  частей». Последние слова мастера Икрита, сказанные ей в Силе, помогли ей принять те чувства, которые она испытывала к Энакину. Она всегда любила Энакина. Когда она была ребенком, она любила его как подруга. Когда они выросли, она училась любить его как женщина. Но сейчас, из-за йуужань-вонгов, из-за воксинов и Миркра, эта любовь никогда не воплотится.

Ее тело тряслось от рыданий, когда она, скорчившись, схватилась за живот. Отсутствие Энакина стало зияющей пустотой в ее жизни, пустотой, которая никогда не будет заполнена. Будущее, которое у них могло быть… теперь его не будет, и ничто не сможет возместить эту потерю. Даже то, что она стала рыцарем-джедаем, не может служить утешением. Сила без присутствия Энакина была пуста для нее.

«Так не должно было быть!», хотелось крикнуть ей. «Пусть все будет по-другому! Пусть боль уйдет

Она, скорчившись, каталась по полу, отчаянно пытаясь прогнать боль. Энакин пожертвовал собой ради спасения всех джедаев, и мысль об этом только усиливала ее чувство любви к нему. Она хотела вернуться и поцеловать его в последний раз, вместо того, чтобы стоять в стороне, как она тогда сделала. Она хотела вернуться и вместе с ним сражаться с йуужань-вонгами, помочь ему победить, не позволить врагам убить его. Она хотела умереть вместе с ним, потому что жизнь без него была невыносимой.

Воспоминания…

Корран Хорн сказал Энакину когда-то на астероиде у Йаг’Дхула: «Ты не бессмертен и не всесилен… Если ты не усвоишь этого урока, тебя ожидает неприятный сюрприз».

Энакин ответил ему тогда: «Каждого когда-нибудь ожидает неприятный сюрприз. Но я лучше встречу его стоя в полный рост, чем лежа в канаве».

Воспоминания…

«Я думаю о Темной Стороне больше всего. Моя мать назвала меня именем человека, ставшего Дартом Вейдером. В ее утробе я ощутил прикосновение Императора. Каждую ночь я видел кошмары, в которых я надевал доспехи моего деда. Со всем уважением, мне кажется, что я размышляю о Темной Стороне больше чем кто-либо, кого я знаю…»

Воспоминания…

«Ты была покрыта шрамами и татуирована как Цавонг Ла. Ты была джедаем, но темным. Я чувствовал, как Тьма исходит от тебя…»

«Ты же не думаешь, что такое может случиться со мной?», сказала она тогда, устрашенная этим видением, «Ты спас меня до того, как они закончили».

Его сомнения, его страх, что она может присоединиться к врагу и уничтожить джедаев, ранили ее сильнее, чем все физические страдания, которые она перенесла в плену. «Энакин, я никогда не перейду на сторону йуужань-вонгов…»

Воспоминания…

«Было бы проще, если бы мы не делали этого…» После их первого поцелуя, когда не было пути назад, когда их отношения уже не могли стать прежними…

«Да… Тебе жаль

«Нет. Абсолютно»

«Надо выжить, так у нас будет шанс понять это…»

Рыдания сотрясали ее. Она была одна. Она была так одинока… Семья Энакина могла стать ее семьей, но вместо этого они боялись ее. Они подозревали ее и отталкивали. Все отталкивали ее. Все, кроме…

– Тахири?

Голос звучал где-то снаружи, вне ее воспоминаний. Она не ожидала услышать здесь свое имя. Мгновенно вскочив на ноги, она включила световой меч и встала в защитную стойку, даже не увидев, кто к ней обращается. И даже когда она посмотрела на него, она не смогла его разглядеть из-за слез на глазах.

– Нет, подожди! – кто бы это ни был, он испуганно отступил назад, отчаянным жестом умоляя ее опустить оружие.

– Ты откуда-то появился, – прошипела она, – и так напугал меня, что…

– Я не хотел тебя пугать, – она не узнала его голос, – Я просто слышал, что ты потерялась. Это все. Я пришел, чтобы помочь тебе.

– Помочь мне? – подозрительно спросила она, – Почему ты хочешь помочь мне? Ты меня даже не знаешь.

– Я знаю тебя. Ты джедай, которую изменили формовщики. Ты…

Она почувствовала, как кровь отлила от ее лица.

– Никогда не говори мне об этом!

Он отступил еще шаг, когда световой меч угрожающе дернулся.

– Извини, – сказал он, – Я не знал, что ты считаешь это оскорблением.

– Да, – сказала она, – Это напоминает мне о том, что нужно скорее забыть.

– Я могу это понять. Ты во многом похожа на нас.

Он пытался ею манипулировать. Гнев снова вспыхнул в ней.

– Кто ты?

– Я ваш друг. Мы уже встречались в космопорту, помнишь?

– Рин?

Она моргнула, пытаясь стереть слезы, чтобы лучше разглядеть существо перед ней. Рин был серокожий, с клювом вместо носа и длинным хвостом. От него исходил особый запах, характерный для этой расы.

– Да, это ты, – сказала она с некоторым удивлением, чувствуя в Силе, что он  знаком ей,  хотя в космопорту она не видела его лица.

Он кивнул.

– Меня зовут Гур, – он попытался улыбнуться, но при виде светового меча, все еще направленного на него, это было не так легко.

– Может быть, сейчас ты уберешь оружие? Я чувствую, мы привлекаем ненужное внимание.

Тахири только сейчас обратила внимание, что они находятся в общественном месте. В другом конце коридора начали собираться люди, удивленно рассматривая джедая и рина. Тахири быстро выключила световой меч и повесила его на пояс.

– Извини, – сказала она, удивившись собственной глупости, – Я иногда просто… нахожусь не в своем уме.

Гур добродушно пожал плечами.

– Ничего, бывает, – сказал он, – Пойдем, надо найти такое место, где можно поговорить, не привлекая внимание. Но постарайся сделать так, чтобы казалось, что ты не следуешь за мной. Например, я слуга, и ты приказала мне показывать дорогу.

Она кивнула.

– Я потерялась, и ты ведешь меня домой.

– Точно.

Он слегка сгорбился, как старик.

– Вот так.

Она пошла за ним, высоко подняв голову, на ее лице не было следа эмоций, которые она чувствовала за несколько секунд до этого. Она растолкала толпу в конце коридора, ее холодный взгляд отпугивал всех, кто стоял у нее на пути. Но за внешним спокойствием ее разум был в беспорядке.

Гур повел ее по улицам Салис Д’аара, мимо летающих статуй на репульсорах и изящных фонтанов. В городе было очень много растений, цветущих в благоприятных условиях влажного воздуха и плодородной почвы. Стволы деревьев росли из аккуратно проделанных отверстий в панелях и стенах, густые лианы отвлекали взгляд от полицейских постов и камер наблюдения. В некоторых местах Салис Д’аар так был покрыт растительностью, что, казалось, джунгли поглотили город. Но феррокрит не позволял растениям нарушать положенные пределы. Город по-прежнему оставался бастионом цивилизации в битве против природы.

– Сюда, – сказал Гур, кивнув в направлении узкого коридора между двумя богато украшенными статуями. Тахири последовала его указанию без вопросов. От него не исходило в Силе ощущения угрозы или предательства. Гур зашел в коридор после нее и нажал переключатель. Включился маленький голографический проектор, маскируя вход в коридор изображением участка стены.

– Эта маскировка не может удержать от проникновения в коридор, – сказал Гур, направляясь вперед, – но она может скрыть его от чужих глаз.

– Меня ищет полиция? – спросила Тахири.

– Нет. Тут дело не в тебе, – его хвост беспокойно сворачивался и разворачивался, – Просто мы предпочитаем не оставлять следов.

Комната в конце коридора была пустой, из мебели там были только два простых стула и низкий ящик. Голые каменные стены и слабое освещение создавали зловещую обстановку, но Тахири не чувствовала в Силе, чтобы от рина исходил страх. Гур излучал спокойствие и уверенность.

– Присаживайся.

Гур залез в ящик и достал оттуда две металлические кружки и бутылку воды. Тахири присела на стул у входа, радуясь возможности отдохнуть. Она чувствовала себя очень уставшей, словно бежала без перерыва уже целый день.

Гур предложил ей кружку воды, которую она с удовольствием выпила. У воды был освежающий вкус, и Тахири закрыла глаза, наслаждаясь ею.

– Что случилось с твоими руками? – спросил Гур, кивнув на шрамы.

– Ничего особенного, – неохотно ответила она, скрестив руки, чтобы скрыть шрамы, которая она сама нанесла себе на Мон Каламари.

– Сколько сейчас времени? – спросила она, чтобы сменить тему разговора.

– Два часа до рассвета.

Это удивило ее – хотя и объясняло ее усталость. Следующий вопрос она очень не хотела задавать, но должна была, чтобы хоть немного успокоиться:

– Что… что я делала?

Гур сочувственно взглянул на нее.

– Ты никому не причинила вреда, если ты об этом.

– Ты сказал, что узнал о том, что я потерялась. Как?

– У меня много возможностей узнать о том, что происходит, – сказал он, – Я рин. Мы относимся к низшим кругам общества, делаем работу, которую никто другой не стал бы делать. Но это и позволяет нам проникать в такие места и получать такую информацию, о которой другие даже не подозревают. Я собираю слухи, прослушиваю полицейские частоты, копаюсь в мусоре…

Она сморщилась, но рин только улыбнулся.

– Да, я знаю, это не самая чистая работа, но она приносит неплохие результаты. Твое имя упоминалось в сообщениях полиции. За тобой следили очень осторожно, не зная, что еще ты можешь сделать. И я решил, что лучше спрятать тебя до того, как они решат тебя арестовать, – он пожал плечами, – Было несложно узнать, где ты была и куда направляешься.

Тахири почувствовала себя отвратительно при мысли о том, что полицейские могли следить за ней, когда она находилась в таком… состоянии. Чувство злости и обиды было невероятным. В таком состоянии она, конечно, могла напасть на полицейских.

Но Гур сказал, что она никому не причинила вреда. И она была рада это слышать.

– А Хэн и Лейя? – спросила она, – Они знают?

– Боюсь, у них сейчас много других проблем, – лицо рина стало мрачным, – Ночью полицейские получили приказ арестовать Джейну.

– Что?! Но почему?

– Охранные дроиды сделали запись того, как она помогала совершить побег из тюрьмы Малинзе Танас. Джейну обвиняют в организации побега и подстрекательстве к мятежу. Но ее еще не нашли. Полицейские говорили, что она вооружена и очень опасна, и намерены использовать все средства для ее задержания.

Эта новость потрясла Тахири настолько, что она перестала беспокоиться о себе. Джейну хотят арестовать? Первой мыслью Тахири было как-то помочь. Связь с ее… почти семьей была еще очень сильна. Но не так сильна, как внезапное воспоминание.

«Я называла тебя Риина»

Словно вспышка вспомнилось: лицо Лейи во мраке, серебряная подвеска… «Джейна сказала мне о том, что Джаг нашел на Галантосе…».

Тахири потянулась в карман и нащупала там подвеску, ее изгибы и острые края, созданные руками йуужань-вонгов. Агенты Бригады Мира оставили ее на Галантосе, возможно, случайно. Подвеска упала под кровать в комнате отеля для дипломатов, там, где останавливались бригадники. Что-то в этой подвеске звало ее, обращалось к ее инстинктам. Они говорили ей, что что-то происходит. Они звали ее к подвеске…

Тогда она потеряла сознание. А когда она очнулась, подвески уже не было. Джаг нашел ее и отдал Джейне, которая сообщила о своих подозрениях матери. Все это время подвеска занимала мысли Тахири, раздражала, как непрекращающийся зуд, звала ее к себе…

Нет. Не ее. Подвеска звала Риину из домена Кваад – монстра, в которого йуужань-вонги хотели превратить Тахири!

И личность Риины до сих пор была внутри нее.

Непроглядная тьма поднялась в ее разуме, угрожая поглотить ее. Тахири сражалась с ней, сопротивляясь той, которая хотела занять ее место.

«Я не Риина! Я Тахири Вейла! Я джедай!» Несмотря на ее решительность, голос в ее разуме звучал слабо.

Тьма отступила на этот раз, и Тахири бессильно обвисла на стуле, сдерживая слезы. Что ей делать? Если слабейшее проявление личности йуужань-вонга способно так на ее подействовать, как она может надеяться принести пользу в этой войне? А если Риина окончательно завладеет ее разумом? Что тогда станет с ней и с людьми вокруг нее?

– Тахири? – хотя голос был мягким, он сначала напугал ее. Но она была так рада слышать свое настоящее имя, что заплакала от облегчения.

– Извини, Тахири, ты в порядке?

Погрузившись в свои мысли, она совсем забыла о рине. Он присел рядом с ней, его сильный запах наполнял ее ноздри, проникал в ее мысли, врываясь в коридоры ее разума словно очищающий ветер.

Джейну нельзя было обвинять за то положение, в котором оказалась Тахири. Так же как и Джага, или родителей Энакина. Во всем виноват был один человек – она сама. Теперь она должна доказать всем, что ей можно доверять, что она держит свой разум под контролем, что она не Риина.

– Не извиняйся, – сказала она встревоженному рину. Она вытерла слезы с глаз и прогнала остатки тьмы, которая все еще угрожала подняться на поверхность. Подвеску она затолкала глубоко в карман, – Просто помоги мне спасти мою подругу.

– Это я и собираюсь сделать, – сказал рин, его хвост взволнованно хлестал по воздуху, – Первое, что мы должны предпринять – выяснить, арестовали ее или еще нет. В сообщении только приказывалось арестовать Джейну. Хэн и Лейя сейчас, вероятно, выясняют все обстоятельства. Но я не уверен. Нам нужно выяснить это самим.

– Я сделаю все, что необходимо, – решительно сказала она, – Я хочу помочь Джейне.

– И лучше всего это сделать с моей помощью. Ты на некоторое время должна остаться здесь.

Она встретила его взгляд, собрав все оставшиеся силы. Какая-то часть ее хотела немедленно вернуться к Хэну и Лейе, чтобы попытаться исправить последствия своей ошибки, но другая ее часть была обеспокоена тем, что происходит прямо сейчас. И кроме того, если она останется, она сможет больше узнать о том, почему рин так заинтересован в этом деле. Было важно узнать, кто помогает им и почему.

Гур кивнул, словно подтверждая это.

– Очень хорошо, Тахири Вейла. Прежде всего я хочу тебя попросить ждать меня здесь. Ты не можешь разгуливать по улицам в таком виде.

Она оглядела свою одежду и нахмурилась.

– В каком виде?

– В котором ты сейчас. Полицейские едва ли позволят тебе пройти туда, куда тебе надо. В нашей ситуации важнее всего быть незаметными.

– В таком случае мне нужна маскировка?

Он кивнул, улыбнувшись.

– Я уйду ненадолго, обещаю.

– На сколько? – встревоженно спросила она, вставая. Пустота этой комнаты уже начала угнетающе действовать на нее. Когда он уйдет, ей будет нечего делать, ничто не будет отвлекать ее от страшных мыслей. Возможность оказаться одной в незнакомом городе также пугала ее. Что если сюда придут полицейские? Что если Гур не вернется?

«Попытайся не бояться, Тахири. С тобой все будет хорошо». Именно это она могла прочитать в медленных жестах его рук. Он словно хотел утешить ее, но чего-то боялся. Возможно, того, что у нее начнется новый приступ.

– Я.. просто боюсь снова остаться одной… – она опустила глаза, смущенная этим признанием. Это была слабость, недостойная рыцаря-джедая, которым она являлась, – Я чувствую себя очень… растерянной…

– У нас есть поговорка, – сказал Гур, – Даже в самой темной яме можно найти немного света, надо только открыть глаза.

– У нас тоже есть поговорка, – ответила Тахири, – Чем темнее тень, тем ярче свет, в котором она видна.

– Очень мудро, – сказал Гур, кивнув, – Но скажи мне, Тахири Вейла: когда ты сказала «у нас», ты имела в виду джедаев или… песчаных людей?

Она улыбнулась, вспомнив, как слышала эти слова в первый раз.

– Песчаных людей, – сказала она, – А ты кого имел в виду: ринов или бакурианцев?

– Ринов, – на его клювастом лице появилась улыбка, словно его развеселила шутка. Он коснулся рукой ее плеча.

– Я вернусь быстро, Тахири.

Она кивнула, и рин, пройдя по коридору, проскользнул в отверстие в стене, замаскированное голограммой. Снаружи слышался шум города – отдаленный, обезличенный. Городу было все равно, кто она, чего она хочет, живы или мертвы ее друзья. Странно, но эта холодность подействовала на нее как лекарство, напомнив ей, что в масштабах Галактики, возможно, действительно не имеет значения, кто она.

Но это имело значение. Если она уступит свой разум Риине, и опасения Энакина станут фактом, кто тогда сможет противостоять йуужань-вонгам? Жизнь в Галактике будет поглощена тьмой, в которой никогда не наступит рассвета.

Она встряхнула головой, чтобы изгнать из разума эту мысль, и, скрестив ноги, села на каменный пол, ожидая возвращения Гура. С мрачной решительностью она начала процедуру джедайского восстановительного транса. Прошло много времени с тех пор, как она последний раз спала, и она чувствовала, что ей необходимо восстановиться. Ее тело должно быть сильным, ее чувства – острыми. Ее концентрация, словно алмазное копье, пробивала покров лжи, добираясь до истины…

Однако, в ее трансе присутствовал и червь сомнения. Она уже никогда не сможет стать прежней. Она не сможет полностью вычеркнуть Риину из своего разума. Ее всегда будет мучить вопрос: «Кто же я на самом деле?» Если ей так трудно прожить с этим хотя бы один день, как она сможет жить дальше?

«Я Тахири Вейла, рыцарь-джедай и дитя Песчаного Народа. Я одержу победу! Или умру, сражаясь…»

Аудиенция была неудачной.

– Йу’Шаа, ваше учение распространяется все больше, но мы по-прежнему пребываем в страхе и унижении. Нас мучают и убивают, как всегда. Когда мы будем свободны?

Ном Анор ответил:

– Мы будем свободны только тогда, когда мы перестанем быть Отверженными в глазах наших соплеменников и богов. Если их не убедит наше учение, мы заставим их принять его – и принять нас, как равных. Только тогда мы достигнем нашей цели, – он сделал значительную паузу, – Я знаю, это трудный путь. Но его необходимо пройти.

– Но если мы исполняем повеление Йун-Йуужаня, – его воля должна стать известна и нашим врагам? Они должны увидеть, что наше учение – не ересь?

– Слепому можно показывать что-то тысячу раз, и он все равно этого не увидит. Глухому можно говорить о чем-то, пока не погаснут звезды, и он все равно не услышит. Так и с нашими врагами. Только те, кто открыт истине, примут джедайское учение. Но те, кто его не слышит, те, кто поддерживают извращенную религию боли и бессмысленных жертвоприношений – они сами должны быть принесены в жертву! Только так может быть достигнуто искупление.

Новообращенная неуверенно кивнула, словно ответ Ном Анора только частично удовлетворил ее. Ном Анор внимательно посмотрел на нее, пытаясь узнать, почему она стоит отдельно от всей паствы. В толпе Отверженных, приходивших на проповедь, все чаще встречались здоровые представители более высоких каст, неудовлетворенные своим статусом на поверхности. Но несмотря на шрамы и отвергнутые имплантанты, по которым было ясно, что эта женщина – одна из Отверженных, Ном Анор чувствовал, что что-то отделяет ее от остальных. Одетая в простую, ничем не украшенную одежду, она была стройной, но не истощенной. В ее глазах светился разум и… сомнение. В осанке ее не было согнутой униженности, характерной для Отверженных.

– Но, Пророк, – продолжала она, – Что если один из наших врагов усомнится в том, чему его учили? Трудно бороться с ложью, когда ее внушают тебе всю жизнь. Особенно, если истина скрыта. Он слышит только то, что ему говорят. Ваше учение искажается, очерняется теми, кто на самом деле ваш враг, кто приписывает вам все ереси. Что если кто-то хочет слышать истину, но не может ее получить? Оправдает ли это незнание его в глазах Йун-Йуужаня?

Ном Анор прищурил глаза под своей маской.

– Наше учение должны услышать все йуужань-вонги, независимо от касты и звания, они все должны знать истину. Мы начали с низших каст не только потому, что среди них легче вести проповедь, но и потому, что они самые многочисленные. И… они больше всего нуждались  в нас.

– Но нуждаться в свободе не то же самое, что нуждаться в искуплении, Йу’Шаа.

– Одно не наступит без другого.

– Да, но если даже вы соберете под  знаменем вашего учения всех Отверженных и рабочих, вам придется сразиться с высшими кастами – а они обладают огромным могуществом. На борьбу могут уйти годы – годы, которых, как я думаю, у нас нет. Сейчас, когда мы разговариваем, Шимрра разрабатывает планы, чтобы уничтожить ваше движение и обратить в прах ваши мечты.

Все собравшиеся напряженно слушали. Ном Анор тоже слушал с каким-то нездоровым восхищением. Это была не обычная кающаяся грешница. Она говорила слишком хорошо, высказывала слишком умные мысли, не задавала пустых вопросов, как часто это делали Отверженные, приходившие к Пророку, искавшие ответов, которых просто не могло быть в реальном мире. Нет, эта женщина видела проблемы, которые пытался решить Ном Анор, и внимательно их обдумывала. И, подобно Ном Анору, она тоже могла предложить лишь неполные их решения.

Среди сторонников Ном Анора были и другие с не менее острым умом. Кунра и Шуун-ми учили их отдельно, под наблюдением Ном Анора, и после направляли их проповедовать религию джедаев. Уже сейчас было подготовлено шесть таких учеников, и Ном Анор знал, что ему нужно гораздо больше проповедников, чтобы как можно больше йуужань-вонгов услышали его слово. Столько же, сколько Отверженных пришли сегодня на проповедь…

Но сомнение в этих глазах…

«Нет… Это не простая грешница»

– Мы слышали о том, что против нас предпринимаются определенные меры, – сказал он, осторожно подбирая слова. Он предпочел бы вести такой разговор наедине, но если бы он приказал всем уйти, это было бы воспринято как знак сомнения,  – И приложили усилия, чтобы выяснить об этом больше.

– Но эти усилия не увенчались успехом.

– Да.

– И они были замечены врагом.

Ном Анор пристально посмотрел на женщину, прежде чем ответить.

– Да. Но все, что мы могли сделать.

– Всегда есть альтернатива, Йу’Шаа. Бессмысленно атаковать неуязвимую крепость. Лучше ослабить ее изнутри.

– Это легче сказать, чем сделать, – ответил Ном Анор, – Как мы можем ослабить их изнутри, если нам не удается проникнуть туда?

«И как ты сможешь ответить на этот вопрос

– Необходимо подождать, когда представится возможность войти, – сказала женщина, – И когда такая возможность представится, вы должны использовать ее наилучшим образом.

В помещении воцарилась тишина.

«Наконец-то», подумал Ном Анор.

– Кто ты? – спросил он.

– Это имеет значение? – усмехнулась она, – Я здесь, и я хочу присоединиться к вам. Я думаю – более того, я, кажется, начинаю верить – что у вас есть ответы, в поисках которых йуужань-вонги пришли в эту Галактику. Если вы не знаете этих ответов, то джиидаи их точно знают. Боги больше не говорят через тех, кто утверждает, что говорит с ними. Я не хочу больше быть врагом истины.

Ном Анор чувствовал искренность в ее словах. Эта женщина думала так же, как и он. Ее разум не был разумом простого последователя, пожираемым страстями, мало чем отличавшимися от животных. Нет, ее разум был выше, подобно разуму Ном Анора. Те, кто обращал взгляд на Йун-Йуужаня в поисках ответов, неминуемо должны были разочароваться, потому что если боги и существовали, то их истины должны были быть неизмеримо более сложными, чтобы смертный хотя бы надеялся понять их.

На лице женщины не отражалось таких мыслей, но лишь потому, что ее лицо было фальшивым, как лицо Ном Анора. Она тоже носила углита-маскуна, созданного, чтобы имитировать внешность Отверженного. Снова иллюзия, обман…

«Неужели это она?», удивленно подумал Ном Анор. «Возможность проникнуть во дворец Шимрры

Он не был таким наивным, чтобы надеяться на появление высокопоставленного воина или интенданта. У них были слишком хорошо промыты мозги. Но было бы достаточно и простого слуги – того, который имел бы доступ в резиденцию Шимрры и мог бы подслушивать совещания, на которых принимались политические решения. Имея шпиона в ближнем окружении Верховного Правителя, Ном Анор действительно мог бы ослаблять врага изнутри, как говорила эта женщина, получать ценнейшую информацию – и вербовать других агентов, чтобы не полагаться только на нее.

Но как он мог доверять кому-то, не зная даже его имени? Что если эта «новообращенная»  внедрена сюда разведкой Шимрры, чтобы снабжать еретиков фальшивой информацией о намерениях Верховного Правителя? Способен ли Шимрра на такой тонкий ход?

У Ном Анора возникло подозрение.

– Подойди ближе, – сказал он, махнув ей рукой. Он чувствовал, как все присутствующие напряженно смотрели на него. Это был необычайно важный момент, и они знали это. То, как он будет действовать в следующие несколько минут, было жизненно важным.

Женщина подошла на расстояние вытянутой руки.

«Достаточно близко, чтобы убить», подумал Ном Анор. Он сделал жест, приказывая подойти еще ближе.

– Как я могу узнать, можно ли тебе верить? – еле слышно прошептал Ном Анор.

– Ты можешь мне верить, – голос ее был лишь чуть громче дыхания, – Боги привели меня сюда.

Ном Анор сурово посмотрел ей в глаза.

– Сейчас нам больше нужен разведчик, чем благочестивый проповедник.

В ее глазах едва заметно мелькнула улыбка.

– Я обладаю качествами и того и другого.

– Возможно, – сказал Ном Анор, – но мы не так глупы, чтобы полагать, что полностью защищены от шпионов Шимрры. Враг может прийти в самом разном обличье.

– Тебе об этом больше известно, чем мне, Ном Анор, – прошептала «новообращенная», – Ведь шпионаж был твоей работой.

Ном Анор, похолодев, оттолкнул ее.

– Как…?

– Я узнала тебя сразу, как только увидела, несмотря на твою маску.

Ее глаза пристально смотрели на него. В них было что-то, похожее на триумф, словно реакция Ном Анора подтвердила то, что до сих пор было только догадкой.

– Сначала это показалось мне невозможным. Нам говорили, что ты мертв. Но чем больше я тебя слушала, тем больше была уверена, что это ты. Дерзость и смелость всегда были характерны для тебя, Ном Анор. Когда Шимрра…

– Довольно! – ном Анор снова оттолкнул ее, словно что-то нечистое, – Я услышал достаточно!

Он в отчаянии оглянулся на Кунру и Шуун-ми. У них был план, как действовать в таком случае – запереть помещение и убить всех, кто в нем находится. Нельзя позволить уйти никому, кто слышал истинное имя Пророка.

Но Кунра и Шуун-ми не двигались. Они стояли у двери и, казалось, были в замешательстве. Они не слышали шепота женщины. Они не знали, что происходит!

– Подожди, – сказала «грешница», засунув искривленную руку под одежду, – У меня есть кое-что для тебя…

Ном Анор отреагировал инстинктивно. Времени думать не было. То, что она его узнала, уже было достаточной угрозой. Подозрение, что она сейчас достанет оружие, заставило его действовать.

Кровь прилила к мускулам вокруг левой глазницы, заставляя их оказать давление на то место, где раньше было глазное яблоко. Ном Анор почувствовал короткую, резкую вспышку боли, когда плэрин бол изверг струю яда в лицо «новообращенной».

Вскрикнув, она упала.

Среди собравшихся послышались крики. Ном Анор бессильно сидел на своем троне, его мускулы словно превратились в желе. Он слышал вопли ужаса, крики, призывающие к порядку. Внутри он чувствовал только странную пустоту. Смерть была так близко… Плэрин бол уже когда-то спасал ему жизнь, и он знал, что это может произойти еще раз. Но он также знал, что это лишь временная отсрочка. Убийца, посланный Шимррой, сумел подойти так близко к нему… За ним последуют другие. Ном Анор больше никогда не сможет почувствовать себя в безопасности.

Он заставил себя собраться с мыслями и действовать. Кунра и Шуун-ми, стараясь навести порядок в толпе, смотрели на него в ожидании приказов. У его ног корчилась женщина, парализующий яд сжигал ее нервную систему. Ном Анор, наклонившись, ткнул когтями в ее лицо около носа, пытаясь найти точку, нажатие на которую заставило бы углита-маскуна свернуться. Его не волновало, что при этом живая маска может содрать кожу с  ее лица. Ему важно было знать, кого Шимрра послал за его жизнью. Он должен посмотреть в лицо неудачливого убийцы.

Углит-маскун свернулся со странным шумом, как будто разрывалась ткань. Лицо под ним оказалось более знакомым Ном Анору, чем он ожидал. Убийца не был воином Шимрры или безымянным слугой. Отнюдь нет.

Это была Нгаалу, жрица Йун-Харлы. Он знал о ней из-за прошлых попыток жрецов Обманщицы внедрить своих агентов к еретикам. Ном Анор видел эту жрицу когда-то в свите Харрара.

– Ты? – Ном Анор нахмурился, – Но почему?…

Глаза Нгаалу испуганно расширились, голубые мешочки под ними были почти не видны. Яд жег огнем ее нервы, не давая дышать. Скоро ее сердце остановится, и все кончится. Сквозь боль она пыталась что-то сказать. Она протянула ему что-то, но Ном Анор испуганно отшатнулся.

Потом он взглянул на то, что выпало из ослабевшей трехпалой руки жрицы. Это не было оружие, как он сначала подумал. Это был живой унрик – кусок ткани, вырезанной из тела Нгаалу, как жертва богам. Унрик, жизнь в котором поддерживалась биотехнологией, был символом служения Нгаалу – и она предлагала его Ном Анору!

«Глупец

Ном Анор опустился на колени рядом с дергающимся телом Нгаалу. У него был антидот от яда плэрин бола, но он не ожидал, что его придется когда-нибудь использовать. Нервные окончания биота уже начали атрофироваться, и пришлось сосредоточиться, чтобы пробудить биот к жизни. Сустав большого пальца правой руки резко щелкнул. Ном Анор задержал дыхание от резкой боли, вспыхнувшей в суставе. Игла, тонкая, как волос, появилась из-под когтя. Ном Анор воткнул ее в шею Нгаалу, где пульсировали сосуды. Боль стала еще сильнее, когда антидот вливался в кровь жрицы, но это было ничто по сравнению с тем, что испытывала женщина. Ном Анору пришлось удерживать Нгаалу, когда каждый мускул ее тела начал сокращаться в спазмах. Из судорожно сжатых челюстей жрицы вырывалось шипение, становясь громче с каждым спазмом.

Вдруг Нгаалу неожиданно затихла. Опасаясь худшего, Ном Анор склонился над ней.

– Йу’Шаа… – голос Нгаалу был тихим, как дыхание. Она закрыла глаза. Ном Анор приложил руку к ее шее, куда он впрыскивал антидот. Слабый, едва ощутимый пульс был доказательством того, что жрица еще не оставила этот мир.

Ном Анор поднял глаза. Все собравшиеся смотрели на него в тревоге и удивлении. Он не знал, сколько из них  поняли, что здесь произошло, но сомневался, что хоть кто-то из новообращенных догадался об истинной важности случившегося. Боги послали ответ на молитвы Ном Анора, послали ему эту жрицу – а он едва не убил ее!

Унрик лежал рядом с бесчувственным телом Нгаалу. Ном Анор подобрал его. Унрик был теплый и пульсировал в его руке. Нгаалу, вероятно, выкрала его из священного хранилища высшего жреца, чтобы предложить в жертву новым богам. Как и почему она поверила в религию джедаев, Ном Анор не мог себе представить. Так или иначе, в появлении Нгаалу он увидел новую возможность, и не хотел ее упускать.

Он жестом приказал Шуун-ми подойти. Слуга немедленно приблизился, проталкиваясь сквозь взволнованную толпу.

– Йу’Шаа, все в порядке?

– Позаботься об этой новообращенной, она должна получить лучший уход, – едва ли этот «лучший уход» был возможен, учитывая их скудные ресурсы, но все же это лучше, чем ничего, – Она очень важна для нас, Шуун-ми, ты меня понял? Она должна выжить.

– Будет сделано, Пророк.

Шуун-ми побежал за носилками.

Следующим жестом Ном Анор подозвал Кунру. Бывший воин подошел и опустился на колени рядом с Пророком, чтобы можно было разговаривать шепотом.

– Что случилось? – спросил Кунра, – Кто эта женщина?

– Она жрица, из числа приближенных Шимрры. Я знал ее до моего… падения. И она знает мое имя, Кунра.

Глаза бывшего воина расширились, и Ном Анор увидел, что тот понял всю важность происходящего.

– Но я думаю, мы можем доверять ей, – продолжил Ном Анор, – Она предоставила… доказательства этого.

Унрик в его руке пульсировал, как сосуды на шее Нгаалу.

– Тогда… она, возможно, именно то, что нам нужно, – сказал Кунра.

– Именно так. Но прежде мы должны убедиться, что о случившемся известно только нам.

Собравшиеся на проповедь становились все более обеспокоенными, бесцельно бродя по залу и разговаривая между собой.

– Возможно, необходимо… принять меры, о которых мы говорили?

– Нет, – Ном Анор знал, что Кунра готов убить всех собравшихся, чтобы обеспечить безопасность Пророка – и свою. Но это было бы далеко не лучшее решение. Нгаалу потом будет спрашивать, что случилось с ними, да и Шуун-ми тоже, – Мы не должны без пользы тратить жизни наших сторонников и давать повод для ненужных слухов. Лучше удостовериться, что моя тайна осталась тайной и отпустить их. Кто знает, возможно в будущем это сослужит нам хорошую службу?

Кунра подумал немного и кивнул.

– Будет сделано.

Ном Анор встал и обратился к толпе:

– Сегодня знаменательный день, – сказал он трагическим голосом, зная, что истина слишком опасна, чтобы открывать ее, – Меня пытались убить, но я победил и стал сильнее. Идите и расскажите всем! Врагу потребуется нечто большее, чтобы не позволить нам добиться того, чего мы заслуживаем!

Толпа приняла это объяснение одобрительно, хотя и с некоторой неуверенностью. Он успел сказать им все, что хотел до того, как Нгаалу отвлекла его. Они услышали все, что им нужно было услышать. Хотя Кунра предпочел бы их не выпускать отсюда живыми, им было позволено уйти, чтобы начать миссионерскую работу.

– Наше время наступает,  – сказал он, когда они начали выходить, – И после того, что произошло сегодня, оно наступит еще быстрее, чем я ожидал…

– Если здесь станет еще хоть чуть-чуть жарче, я расплавлюсь, – Тахири стряхнула пот со лба.

– Отрегулируй систему охлаждения, – сказал Гур, его голос звучал приглушенно из-под шлема тяжелого скафандра. Огромный скафандр с экзоскелетом для работы в опасной среде позволял рину выполнять самую тяжелую и опасную работу. На Тахири был точно такой же скафандр тускло-металлического цвета со стершимися номерами на груди и спине. Смотря вокруг сквозь визор шлема, Тахири чувствовала себя так, словно надела древние боевые доспехи.

– Поверни термостат вниз, и тебе станет прохладнее.

– Он уже повернут до упора, – сказала Тахири.

Они могли бы  говорить по встроенным комлинкам, но Гур сказал, что при этом есть риск, что их подслушают. У скафандров были внешние динамики и микрофоны, и они хорошо работали –  в отличие от системы охлаждения в скафандре Тахири.

Пытаясь стряхнуть соленый пот, заливавший ей глаза, она ударилась подбородком о панель управления. Выросшая среди Песчаного Народа, она привыкла находиться в жаркой среде, но здесь ситуация была просто нелепа.

Что-то толкнуло ее в спину, потом послышался отчетливый щелчок. Поток ледяного воздуха ворвался в скафандр, облегчение было такое, что Тахири могла только выдохнуть благодарность.

– У тебя засорился шланг подачи охладителя, – сказал курцен Арризза, еще один рабочий, сопровождавший их. Гур сказал Тахири, что Арризза не является членом конспиративной сети ринов, хотя и помогает им. Он работал в подземных коммуникациях сенатского комплекса, не преследовал никаких политических целей и просто был рад помочь Гуру незаметно провести Тахири в здание сената.

– Думаю, ты только что спас мне жизнь, – сказала Тахири, изгибаясь в скафандре, чтобы холодный воздух достиг каждого сантиметра ее измученного жарой тела. Экзоскелет, усиливавший ее движения, давал ей увеличенную силу и гибкость, но ее движения выглядели странными.

– Как-то один из наших умер от перегрева на работе, – сказал Арризза, – Поэтому мы всегда следим, в порядке ли скафандр у товарища.

Тахири не знала даже, что сказать на это.

– Спасибо, – сказала она через некоторое время, – Я постараюсь об этом не забывать.

Турболифт, лязгнув, остановился, и стальная решетчатая дверь открылась перед ними. Арризза вышел первым. Странно, но его скафандр казался грязнее, чем у Гура. Кроме того, на нем сверху скафандра был кожаный пояс с карманами. Тахири предположила, что там были инструменты, хотя она сомневалась, что толстые перчатки скафандра позволяют работать маленькими инструментами с точностью.

Они вышли в аварийный коридор на подвальном этаже сенатского комплекса. Коридор, созданный для облегчения доступа к оборудованию и коммуникациям здания, был достаточно широким и высоким, чтобы по нему можно было пройти в скафандрах. В обслуживании сенатского комплекса не использовались дроиды. Тахири вспомнила, что бакурианцы испытывают к дроидам отвращение. Но если нет дроидов, чтобы делать грязную работу, ее приходится делать живым существам. Поэтому им и приходится надевать такие скафандры.

Арризза провел их к другому турболифту, который доставил их прямо под главный зал сената. Отсюда можно было войти в сам комплекс, избежав внимания охраны, усиленно следившей за обычными входами. Как часть ремонтной бригады, совершавшей обычный обход, Тахири и ее спутники могли беспрепятственно передвигаться по нижним уровням комплекса. Конечно, они не могли подняться на верхние этажи, но и с нижних этажей можно было относительно легко подключиться к внутренней сети сената.

– У тебя есть какие-то соображения насчет того, что происходит? – спросила она.

– Нет. Полиция усилила бдительность после похищения Кандертола. Я еще не знаю, кто  стоит за этим, но это точно не Малинза Танас. Это просто не ее стиль.

– Тогда кто же?

– Я… не уверен.

Некоторое время они шли в тишине, потом Тахири включила комлинк и  задала следующий вопрос:

– Нам обязательно идти в этих штуках? – спросила она, когда они шли по коридору, металлическая обувь скафандров тяжело топала по бронированному полу, – Должен быть какой-нибудь другой способ добраться туда.

– К сожалению, из-за усилившегося внимания полиции мне стали недоступны мои обычные источники, – сказал рин, – Особенно в связи с прибытием Кирамака и этой церемонией освящения. Я знаю, это тяжело, но сейчас это единственный способ, который позволяет проникнуть сюда. Я надеюсь, это не приведет к тому, что моя активность здесь будет раскрыта.

– А что случится, если тебя раскроют? Пришлют кого-то другого?

– Да. Как только нашим станет об этом известно, меня заменит другой рин.

– Но как им станет известно, если ваши бакурианские агенты не смогут им сообщить, когда введено эмбарго и ограничена межпланетная связь, как сейчас?

– Наши агенты прежде всего разрабатывают способы, как передавать такие срочные сообщения. Мы умеем проникать туда, куда проникать не должны потому, что нас игнорируют, никто не подозревает нас во владении таинственными технологиями или сверхъестественными способностями. В этом наше преимущество. Кто заметит сообщение, зашифрованное, например, в судовой декларации? В слове, которое докер сказал дроиду? В сплетнях, рассказываемых в таверне? Даже сейчас на Бакуру продолжают летать торговые корабли. Всем нужны репульсоры. Мы вполне можем передать сообщение через этих торговцев. Конечно, это не так быстро, но зато эффективно.

Тахири некоторое время обдумывала услышанное.

– То есть ваши агенты  – что-то вроде галактических собирателей слухов?

– Ты говоришь так, как будто в этом есть что-то плохое. Но на самом деле наша сеть работает очень эффективно. Если одно из моих регулярных сообщений не придет в определенное место в определенное время, об этом будет сообщено туда, где могут принять решение послать на мое место другого агента.

– Кого же? – Тахири не могла справиться с любопытством, ей хотелось узнать больше о шпионской сети ринов. До Галантоса Тахири вообще не знала о ее существовании, но, похоже, рины действовали куда более эффективно, чем агенты Бригады Мира.

Гур засмеялся.

– Я не могу рассказать тебе слишком много, Тахири. Тайная организация может действовать эффективно только пока она остается тайной. Так как ты уже знаешь, что у нас такая организация есть, я могу сказать, что у ринов нет такой строгой иерархической системы как у джедаев. Но у нас есть лидер, который получает всю добываемую нами информацию и кому доверено принимать важные решения.

– А у вашего лидера есть имя?

– Конечно. Но открыть его означает поставить под угрозу его безопасность. Даже мне неизвестна его настоящая личность.  Мы просто знаем, что кто-то руководит  всей нашей сетью агентов, и возможно, это тот, кто учил меня – и многих подобных мне – нашему искусству получать информацию, и направил меня сюда. Запомни мои слова: придет время, когда о нем сложат песни.

Гур остановился, когда они подошли к другому турболифту. Он был таким старым и изношенным, как и все оборудование на этом этаже. Его двери открылись со стонущим скрипом. Как только Тахири и ее спутники зашли в турболифт, он резко поехал вверх. Тахири вцепилась в стенку лифта, чтобы удержаться на ногах. Все ее мускулы напряглись. Чтобы отвлечься, она задала другой вопрос:

– Как можно сложить песню о том, у кого нет имени?

Из динамиков скафандра Гура раздался дребезжащий звук, Тахири поняла, что это смех.

– Ты такая практичная…

Но до того, как Гур успел ответить, Арризза поднял руку, призывая к тишине.

– Мы уже почти пришли, – сказал он, – Не забывайте, как мы договаривались...

Тахири кивнула внутри своего шлема. Теперь они должны были называть друг друга Йон, Гайзи и Скод, рабочие подземной ремонтно-очистительной группы, называвшейся «Треножник».

Через секунду лифт со скрипом остановился, и массивные двери открылись. За ними был еще один коридор, почти не отличавшийся от того, что они видели внизу – за исключением того, что заканчивался толстыми  бронированными дверями.

Тахири последовала за Арриззой по коридору, пытаясь создать впечатление, что она чувствует себя в тяжелом скафандре так же удобно, как и в обычной одежде.

– Идентификация, – раздался голос с другой стороны бронированной двери. По скафандрам скользнули  лазерные лучи, считывая код идентификации.

– Рабочая группа «Треножник», – сказал Арризза скучающим голосом, – Хватит уже, Скиффл, пропускай нас, я не могу стоять здесь весь день.

– Да уж, вам сегодня предстоит много работы, – двойная дверь открылась с гидравлическим шипением, –  Вам назначен мусорный отсек в блоке J.

Арризза только хрюкнул, проводя свою группу мимо охраны. Двое охранников, сидящих в открытой будке, наблюдали за ними, держа оружие на коленях и самодовольно улыбаясь. Экзоскелет скафандра мог раздавить их как насекомых, но более высокий социальный статус был важнее физической силы.

Тахири прошла шаркающей походкой, униженно сгорбившись, как по ее мнению и должны были ходить простые рабочие. Она так сосредоточилась на этом, что не сразу поняла, что один из охранников говорит с ней.

– Гайзи, как насчет поцелуя? – спросил он, скорчив рожу. Его напарник расхохотался.

Тахири издала губами мокрый сосущий звук, отвернулась и пошла дальше.

– Просто очаровательно, – проворчал Гур, когда они, пройдя пост, шли за Арриззой по подземному коридору сенатского комплекса, – Я всегда удивляюсь, что происходит с мужскими особями большинства рас, когда они надевают униформу и берут в руки ствол.

– А ваши мужчины, конечно же, выше этого, не так ли? – ехидно поинтересовалась Тахири.

– Разумеется! – возмущенно воскликнул Гур, – Поэтому мы действуем тайно, без всяких напыщенных званий или привилегий. Мы против тех методов бессмысленного самовозвеличивания, которые использует, например, Бригада Мира. Вообще-то ходят слухи, что основатель нашей агентурной сети был вдохновлен примером «Великой Реки», которую создал мастер Скайуокер для спасения джедаев от предателей.

– Поэтому рин помог нам на Галантосе?

– Мне лишь недавно стало известно о том, что там произошло, – сказал он, – Но действительно, если там была Бригада Мира, мы сделали бы все возможное, чтобы помешать им. Рассматривай это как наш вклад в военные усилия Альянса. Мы не воины, и не можем прямо сражаться с йуужань-вонгам, как не можем внедрить агентов в их структуры. Но мы можем помешать тем, кто пытается разложить Альянс изнутри.

– Вторая линия обороны? – сказала Тахири.

– Мы предпочитаем рассматривать наши усилия как первую линию обороны, – возразил рин, – Нет смысла побеждать йуужань-вонгов, если мы убиваем сами себя изнутри.

Это звучало так таинственно, что напомнило философские размышления Джейсена о последствиях войны, выигранной одним насилием. Также это заставляло ее задуматься о возможных причинах собственных проблем.

– Мы же не собираемся чистить этот мусорный отсек, правда? – спросила она частично чтобы сменить тему, частично не желая оказаться в замкнутом пространстве среди кучи отбросов.

– Вы пойдете делать свое дело, – сказал Арризза, – а я пока буду очищать отсек.

– Мы сможем связаться с тобой, если понадобится, – сказал Гур.

-Если вас будут спрашивать охранники, – добавил Арризза, – Просто скажите, что ищете сектор С. Я найду вас там.

Тахири кивнула.

Они дошли до перекрестка и разделились: Арризза пошел направо –  чистить мусорный отсек, а Гур и Тахири направились в левый коридор. Тахири знала, что с этого момента риск многократно возрастает. Она не знала, насколько тщательно следили здесь за рабочими, или как глубоко они могут проникнуть в комплекс, пока кто-нибудь не заметит, что они не следуют обычным путем. Все, что она могла – действовать быстро и надеяться, что у них будет достаточно времени, чтобы сделать то, зачем они пришли.

Гур вел ее долгим и извилистым путем по подземным уровням сенатского комплекса, иногда приходилось подниматься или спускаться на турболифтах, или проходить мимо складов, полных закрытых контейнеров.

– Комплекс гораздо больше, чем кажется снаружи, – прокомментировала Тахири, когда они проходили по огромному бункеру, который был до потолка набит контейнерами с продовольственными пайками.

– После войны с сси-руук здесь было построено убежище, – объяснил Гур, – Сенат и значительная часть населения Салис Д’аара могут выжить здесь достаточно долгое время – пока противник не вторгнется сюда с поверхности.

– А тогда что?

– На этот случай здесь есть и склады с оружием, – ответил рин, – Достаточно, чтобы вооружить небольшую армию.  Можешь мне поверить, они не намерены сдаваться без боя.

Зная об ужасах перекачки, Тахири могла понять, почему бакурианцы так намерены избежать их. Десятилетиями над ними висел призрак смерти и вечного рабства. Страх перед новым вторжением глубоко укрепился в их душах. Не удивительно, что многие бакурианцы не хотели иметь дело с п’в’еками, неважно рабы они сси-руук или нет.

«Почему вдруг такой неожиданный поворот в политике?» размышляла Тахири. Принцесса Лейя как-то упоминала, что Кандертол, будучи сенатором Новой Республики был настроен против нечеловеческих рас. Почему же сейчас он так изменил убеждения?

Она заставила себя отбросить посторонние мысли и сконцентрироваться на том, что необходимо сделать.

– Если у них здесь склады с продовольствием и оружием, – сказала она, – то наверное, должно быть и что-то вроде командного пункта?

– Конечно, – ответил Гур, – Мы туда и направляемся.

Им пришлось сделать небольшой обход, чтобы взять репульсорную уборочную машину, потом они продолжили прежний путь. Они прошли мимо пустого поста охраны и еще раз спустились вниз на турболифте. Тахири внимательно осматривала помещения, через которые они проходили, но этот уровень комплекса был необитаем. Они словно шли по хорошо сохранившимся древним руинам.

Но на каждом углу здесь были камеры наблюдения. Все это выглядело подозрительно.

Большие бронированные двери открылись, пропуская их в пустой командный пункт. Тахири и Гур уверенно вошли внутрь, как будто они ходили сюда каждый день. Тахири с помощью сенсоров на своем скафандре осмотрела огромное помещение, пустые посты техников и операторов и выключенные голографические проекторы. Здесь были места для пятидесяти человек, расположенные вокруг центрального мостика, на котором, как предположила Тахири, во  время войны должен был находиться премьер-министр и его высшие офицеры. Хотя командный пункт явно был пустым уже много лет, он был готов выполнять свои функции в любой момент – словно это место ожидало, что такой момент наступит.

«Возможно, так и произойдет», цинично подумала Тахири, «если намерения Кирамака не такие, как кажется».

Гур остановился в середине огромного зала и включил уборочную машину. Звук работы ее двигателя должен был помешать подслушивающим устройствам.

– Делай вид, что чистишь пол. Я взломаю сеть и посмотрю, есть там что-нибудь насчет Джейны. Переключи сенсоры на 17-й канал, так ты сможешь следить за моей работой.

– Никто не сможет обнаружить, что мы здесь делаем?

– Нет, если я сделаю все как надо, – он улыбнулся ей сквозь транспаристил шлема, – а я сделаю все как надо.

Уже более серьезно он добавил:

– Чтобы проникнуть в сеть, нам нужно находиться в командном пункте, но я не хочу пользоваться его компьютерами, потому что тогда нас точно обнаружат. Наши скафандры могут сделать всю работу за нас. Думаю, мы справимся очень быстро.

Тахири старательно изображала работу, используя силу и гибкость своего скафандра,  продолжая при этом наблюдать за действиями Гура, используя дисплей в своем шлеме, на который передавалось то же, что на дисплей в скафандре Гура. Сначала Тахири не увидела ничего кроме строчек машинного кода, когда Гуру удалось подключиться к сети. После этого работа пошла труднее, и ему понадобилось некоторое время, чтобы взломать защиту. Наконец он получил доступ к данным полиции Салис Д’аара, где сообщалось об арестованных и выпущенных, но о Джейне там ничего не было.

Следующие двадцать минут Гуру понадобились на то, чтобы проникнуть в сеть правительственной администрации Бакуры, где, как он говорил, были спрятаны настоящие секреты. Тахири была восхищена его искусством, и он напомнил, что рины имеют славу отличных «ледорубов». Кроме того Бакура была захолустным изолированным миром на краю Внешних Территорий, и здесь не было такого продвинутого программного обеспечения и систем безопасности, как, к примеру, на Мон Каламари. Тем не менее, способность так быстро взломать системы безопасности государственной администрации произвела на Тахири впечатление.

– Интересно… – прошептал Гур.

– Ты что-то нашел? – воодушевилась Тахири. Она уже устала изображать уборку помещения.

– Да, но не насчет Джейны. Я получил доступ к скрытым голографическим камерам в тех помещениях, где их не должно быть.

На дисплее Тахири появилось изображение широкой круглой кровати, окруженной пышными занавесками.

– Похоже, кто-то за кем-то шпионит? – предположила Тахири.

– Сомневаюсь. Скорее это слишком бдительный начальник службы безопасности. Наверное, это тот случай, когда левая рука не доверяет правой.

Гур просмотрел еще несколько скрытых камер в других комнатах. Изображение на дисплее менялось от полного 3D до черно-белого 2D. В основном это были пустые офисы сенаторов, которые ушли на подготовку к церемонии освящения. Ничего особо интересного.

Пока Гур переключался с камеры на камеру, Тахири уже подумала, что едва ли они так найдут что-то полезное. Как вдруг…

– Стой! – крикнула она, – Прокрути назад!

Но Гур и сам заметил. На экране появилось изображение Хэна и Лейи. Они находились в роскошном офисе премьер-министра Кандертола, стоя перед его рабочим столом. Выражение лица Лейи было, как обычно, спокойным и сдержанным, но на лице Хэна явно было видно разочарование.

Тахири только собралась спросить, можно ли включить звук, как Гур включил его.

– … понимаю ваше беспокойство, – говорил Кандертол, – Но сейчас я ничего не могу сделать, особенно учитывая тот факт, что ваша дочь помогла сбежать опасной преступнице.

Хэн ощетинился.

– Если Джейна помогла Малинзе бежать, у нее, несомненно, была для этого очень важная причина.

– Возможно и так, капитан Соло, но она нарушила закон. Если ваша дочь считала, что Малинза невиновна, она могла бы использовать законные средства для доказательства этого. Вы сами видите, что мои руки связаны. С точки зрения закона невозможно отрицать то, что она виновна.

– Виновна в том, что помогла невиновной девушке!

– Едва ли Малинза Танас невиновна, – мрачно сказал премьер-министр, – Она создала незаконную политическую организацию и нанесла более чем достаточно ущерба миру и спокойствию Бакуры. Но до сих пор ей удавалось уходить от ответственности.

– Но вы сами считали, что она невиновна! – возразил Хэн.

Кандертол изумленно взглянул на него.

– Почему вы так решили?

Лейя решила вмешаться, чтобы предотвратить вспышку кореллианского характера Хэна:

– Премьер-министр, я скажу вам о своих подозрениях насчет того, во что была вовлечена Джейна. С нами связался некто, заявивший, что у него есть информация для нас. На основе полученной информации Джейна решила встретиться с Малинзой Танас – но только чтобы поговорить с ней! Она точно не собиралась помогать Малинзе бежать. И если она в этом участвовала, то, вероятно, под принуждением.

– Записи показывают, что она вывела Малинзу Танас из тюрьмы без всякого принуждения.

– Тогда, вероятно, она была обманута, – сказала Лейя.

– Каким образом?

– Если бы мы это знали, – огрызнулся Хэн, – мы не тратили бы здесь время, а решали бы эту проблему сами.

Лейя положила руку на плечо мужа.

– Мы не собираемся вас осуждать, – сказала она, – Мы просто обеспокоены судьбой нашей дочери.

– А что насчет другой вашей спутницы? Девушки-джедая? Она вернулась?

Хэн нахмурился еще сильнее, но выражение лица Лейи оставалось спокойным.

– К сожалению, нет. И я начинаю беспокоиться о ее безопасности.

– Значит, по Салис Д’аару разгуливают два неконтролируемых джедая. Думаю, вы простите мне предположение, что здесь происходит… нечто странное. Всего за день до вашего прибытия Бакура готовилась заключить прочный мир со старыми врагами, но тут появляетесь вы, и начинаются неприятности. Я думаю, не хотите ли вы заставить нас разорвать связь с остальной Галактикой. Или, возможно, есть что-то, что вам нужно от нас, и вы боитесь, что мы не захотим вам это дать…

– Не думаю, что вы  сами верите в это, премьер-министр, – сказала Лейя, продолжая сохранять спокойствие, несмотря на эти обвинения, – Вы знаете нас, и вы знаете, что мы действуем только в интересах мира.

– Боюсь, что не вижу доказательств этого, принцесса…

В этот момент из стола премьер-министра раздался звонок. Одним быстрым движением Кандертол встал и пригладил волосы. Перемена в его поведении была поразительной. Во время разговора он оставался невозмутимым, несмотря на угрожающий тон Хэна, сейчас же премьер-министр явно был встревожен.

– Сожалею, но вынужден прервать нашу беседу. Вы действительно должны меня простить: у меня назначена еще одна срочная встреча. Уверяю вас, что мы делаем все, что в наших силах, чтобы найти пропавших джедаев – и Малинзу Танас.

Словно только сейчас вспомнив, он добавил:

– Надеюсь увидеть вас на церемонии освящения. Я не хочу, чтобы вы считали меня невежливым настолько, что я из-за срочных дел забыл пригласить вас. Принцесса Лейя, капитан Соло, вы остаетесь нашими почетными гостями… пока у нас не будет причин считать иначе…

Лейе пришлось буквально за руку вытаскивать Хэна из офиса. Они явно были не удовлетворены встречей с премьер-министром, но Тахири понимала, что они мало что могут в данный момент.

Когда двери за ними закрылись, Кандертол снова сел на свое место. Некоторое время он сидел абсолютно неподвижно, словно находился в медитации.

– Лейя упоминала тебя, – сказала Тахири Гуру, – Это ты связался с нами в космопорту и предложил расспросить Малинзу Танас. Возможно, Лейя думает, что ты как-то замешан в тех неприятностях, в которых оказалась Джейна.

– Тем больше причин выяснить, что с ней случилось. Давай посмотрим, не сможем ли мы…

– Подожди… Смотри!

Дверь в офис Кандертола снова открылась. Вошли четыре п’в’ека – телохранителя с тускло-коричневой чешуей, одетые в разукрашенную кожаную амуницию и вооруженные ионными излучателями. Они встали по обеим сторонам стола и начали подозрительно осматривать помещение. За ними вошел Лвотин, а позади него двигалось с необычайной грацией, несмотря на свои размеры, существо, которое внешне напоминало п’в’ека, но в то же время почти во всем отличалось.

«Кирамак», догадалась Тахири. Она не могла не восхищаться сверкающей многоцветной чешуей необычного сси-руу. Чешуйки блестели и переливались всеми оттенками радуги под ярким светом ламп в офисе. От каждого движения на чешуе словно сверкали драгоценные камни. Сси-рууви обладали телосложением совершенных охотников, выработавшимся за тысячелетия господства над низкорослыми п’в’еками. Осанка Кирамака была более прямой и сбалансированной, чем у п’в’еков, конечности были гораздо длиннее, мускулы более гладкими, а его глаза светились умом и коварством. Взгляд Лвотина по сравнению с ним напоминал угрожающий взгляд эвока.

За ним вошли еще двое п’в’еков – телохранителей, и дверь закрылась. Кирамак подошел к столу Кандертола и остановился, подергивая своим мощным хвостом.

Кандертол встал и поклонился.

Кирамак сказал что-то на свистящем языке сси-рууви. Тахири приготовилась услышать перевод, но его не было. Она предположила, что у Кандертола в ухе микронаушник, переводящий речь сси-рууви на общегалактический язык. «Жаль, конечно, но ничего. По крайней мере, мы услышим, что он скажет в ответ», подумала Тахири.

Но то, что произошло потом, повергло ее в полное изумление. Когда Кирамак закончил говорить, премьер-министр Кандертол открыл рот и ответил ему на том же языке сси-рууви – на языке, который не мог произносить голосовой аппарат человека.

Тахири уставилась на экран, наблюдая, как Кандертол издает серии быстрых свистков.

– Это невозможно… – ошеломленно сказала она.

Кирамак громким свистом прервал речь Кандертола, махнув когтистой лапой. Кандертол запротестовал, но Кирамак снова прервал его. Наконец, с угрюмым выражением лица Кандертол кивнул и сел обратно в свое кресло, скрестив руки на груди.

Он снова заговорил на языке сси-рууви, на что Кирамак ответил, фыркнув, что вероятно, означало смех. Лвотин попытался вмешаться в беседу, но Кирамак грубо оттолкнул его в сторону. Кандертол улыбнулся.

– Не нравится мне все это… – сказала Тахири.

– Мне тоже, – ответил Гур, – Если бы мы только могли записать это, или хотя бы включить компьютер-переводчик. Но если мы сделаем это, то привлечем внимание службы безопасности.

– Возможно, нам придется это сделать, – сказала она, – Кто-то должен узнать о том, что здесь происходит!

Едва она успела это сказать, как разговор между Кандертолом и Кирамаком закончился. Премьер-министр встал и снова поклонился. Лвотин и Кирамак вышли из офиса, сопровождаемые п’в’еками телохранителями.

Когда они ушли, Кандертол снова опустился в кресло, на его лице было явное облегчение.

– Я не знаю, что здесь происходит, – ответил Гур, – Но ты права: мы должны кому-то рассказать.

– Только о чем рассказать? – спросила Тахири. Уже сейчас, спустя несколько секунд после окончания этого странного разговора, она с трудом могла поверить, что видела и слышала его. И как другие смогут поверить им с Гуром без доказательств? – Мы просто выйдем и скажем, что премьер-министр – гибрид человека и сси-руу? Нам никто не поверит!

– Кое-кто может поверить… – задумчиво сказал Гур.

– Если об этом узнают, с политической карьерой Кандертола будет покончено, независимо от того, какие у него были намерения. И кто получит от этого наибольшую выгоду?

Тахири кивнула.

– Заместитель премьер-министра.

– Точно. У него есть как мотив, так и возможность что-то сделать. Если мы сообщим ему…

– …до церемонии освящения! – закончила Тахири, – Если Кирамак намерен атаковать Бакуру, мы должны успеть сообщить об увиденном до церемонии. Единственное, что сейчас удерживает их от нападения – страх за их души. Когда Бакура будет освящена, их ничего не остановит.

– Согласен. Тогда у нас осталось мало времени.

Изображение офиса премьер-министра на дисплее сменилось схемой сенатского комплекса.

– Посмотрим, где сейчас находится Харрис…

Но прежде чем Гур успел найти заместителя премьер-министра, в командном центре раздался громкий голос:

– Рабочая группа, по чьим указаниям вы действуете?

Гур включил внешний комлинк, его голос зазвучал слишком громко в правом ухе Тахири:

– По указаниям инспектора Джакейтиса, сэр.

– Инспектор Джакейтис заявляет, что не направлял своих рабочих в эту зону, – немедленно ответил голос, – Ваше присутствие здесь не санкционировано.

– Сэр, думаю, если вы его спросите еще раз…

– Вы нарушаете статьи с четвертой по шестую Закона о секретности. Оставайтесь там до прибытия сотрудников службы безопасности. Вы считаетесь официально задержанными.

Связь с камерами наблюдения пропала.

Тахири выругалась сквозь зубы, снова вспотев, несмотря на то, что охладитель в скафандре работал на полную мощность. Они слишком увлеклись, наблюдая за Кандертолом и забыли о том, что надо поддерживать видимость работы.

Сейчас охранники почти наверняка прослушивали их каналы связи. Гур уткнулся шлемом в шлем Тахири, чтобы можно было говорить, не используя связь. По крайней мере, их личности еще не были раскрыты.

– Продолжаем действовать по плану, – сказал он.

– Нам надо выбираться отсюда! – Тахири охватило дурное предчувствие. Она не чувствовала в Силе, что кто-то приближается сюда, но за ними вполне могли послать дроидов.

– Не волнуйся, – сказал он, – Следуй за мной и делай как я.

– А что насчет Харриса?

– Я успел найти его прямо перед тем, как они отключили камеры. Все, что нам нужно – добраться до него.

– А Арризза?

– Он сможет сам позаботиться о себе. Пошли!

До того, как она успела еще что-нибудь спросить, он уже побежал к выходу. Массивный неуклюжий скафандр, хотя и не был предназначен для бега, все же позволял двигаться достаточно быстро, когда это было необходимо. Тахири последовала за ним, топая металлическими ботинками по полу. Отчетливо слышались звуки работающих гидравлических механизмов экзоскелета.

Гур привел ее обратно, к первому турболифту, на котором они спустились сюда. Но, зная, что охранники, вероятно, ждут их на выходе, он не стал пользоваться лифтом. Вместо этого он повел Тахири через другие коридоры к спиральной лестнице. Ступеньки опасно вздрагивали под их весом, но это лучше, чем быть пойманными в лифте.

Они без помех поднялись на десять этажей. Но вдруг возникла проблема, куда более серьезная, чем устойчивость ступенек: сверху на них летели две черные сферы, завывая включенными сиренами.

– Охранные дроиды! – крикнул Гур. Его голос из динамика эхом разнесся по лестнице.

Тахири взглянула вверх. Дроиды, которым мешали ступеньки, должны были опускаться по лестничной шахте. Их было только двое, но Тахири не сомневалась, что за ними последуют и другие. Их парализаторы были безвредны против брони скафандров, но они могли быть вооружены и более мощным оружием.

– Вы арестованы! – объявили дроиды, – Вы арестованы! Бросьте оружие и не двигайтесь!

«Нет уж», подумала Тахири, открывая металлический люк в боку скафандра. Перед тем как надеть скафандр, она спрятала там световой меч, на случай непредвиденных обстоятельств. Меч казался крошечным в ее огромном металлическом кулаке, и требовалась невероятная концентрация, чтобы сражаться им в неуклюжем скафандре, но, взяв его в руки, Тахири сразу почувствовала себя лучше.

– Нет! – крикнул Гур, увидев, что она делает, – Если ты его включишь, они сразу поймут, кто ты!

«Какая разница?», хотела она сказать ему. Если они еще не знают, то все равно узнают после того, как арестуют ее.

Но инстинкт подсказал ей поверить Гуру. Он явно знал, что делает, и куда бы он ни вел ее, очевидно, был уверен, что они смогут выбраться отсюда. И кроме того, джедаи могут сражаться и без светового меча.

Она направила психокинетический удар Силы на ближайшего дроида. Сферический дроид неуправляемо завертелся, ударился о стену, и, рассыпая искры, полетел в лестничную шахту. Второй дроид отошел назад, его оружие начало угрожающе подниматься. Тахири энергетическим импульсом перегрузила цепи его репульсоров, и он полетел вниз вслед за первым. Его протестующие вопли быстро затихли.

– Отличная работа, – сказал Гур, дотягиваясь до ближайшей камеры наблюдения, чтобы разбить ее, – Пойдем дальше.

Они поднялись уже на тринадцать этажей над командным пунктом. Коридор, в который они вошли, явно не предназначался для того, чтобы по нему ходили в тяжелых скафандрах-экзоскелетах. Тахири пришлось опустить голову, чтобы не задевать шлемом потолок. Гура, похоже, это не беспокоило. Его металлический шлем скреб по потолку, срывая облицовочные плитки и разбивая светильники. Когда он проходил мимо очередной камеры наблюдения, он, не останавливаясь, крушил ее кулаком.

– Я так полагаю, ты знаешь, куда мы идем? – спросила Тахири. Ее прежняя уверенность в Гуре начала убывать. Она уже сомневалась, действительно ли у него есть план спасения, или он просто намерен причинить сенатскому комплексу как можно больший ущерб.

– Если мне не изменяет память, где-то здесь должна быть ремонтная шахта…

Перед ними была цилиндрическая колонна двухметровой ширины, высотой от пола до потолка. Гур подошел к ней и, используя силу экзоскелета, разодрал ее обшивку. Внутри Тахири увидела многочисленные кабели и трубопроводы. Эта шахта, созданная для облегчения ремонта и обслуживания, явно протянулась на много этажей вверх и вниз отсюда.

Гур потратил некоторое время на поиски нужного ему кабеля, но не найдя его и разозлившись, начал выдирать кабели целыми горстями.

– Пошли уже, – прошептала Тахири, нервно оглядываясь вокруг и каждую секунду ожидая появления охранных дроидов. Они должны быть где-то близко.

Из шахты сыпались искры и вырывался шипящий пар, когда Гур разрывал кабели и трубопроводы. Погрузив руки по локоть в булькающую жидкость и дымящийся изоляционный материал, он схватился за что-то и изо всех сил дернул.

Мгновенно все освещение вокруг погасло и целый этаж погрузился во тьму.

– Отлично… – еле слышно прошептал Гур.

Тахири включила инфракрасный режим и увидела, как Гур отошел от колонны, шагнул к вентиляционной шахте и открыл ее решетку.

– У нас мало времени, – сказал он, – Это не задержит их надолго.

В спине его скафандра с шипением открылась дверца. Оттуда появилась голова и руки Гура. Тахири подошла и помогла ему выбраться, легко подняв его рукой скафандра. Хвост рина облегченно завилял, освободившись от неподвижности скафандра.

– Переключи управление своим скафандром на мой перед тем, как выйдешь, – сказал ей Гур. Она так и сделала, и нажала кнопку ВЫХОД. Выбравшись, она глубоко вздохнула, наслаждаясь чистым прохладным воздухом.

– Что дальше? – спросила она, забирая световой меч из перчатки скафандра.

Гур указал на открытую вентиляционную шахту:

– Мы поднимемся по ней. Но сначала…

Он нажал переключатель, расположенный в подмышке скафандра. Оба скафандра немедленно включились и, повернувшись, быстро зашагали прочь по узкому коридору, задевая о стены и потолок и срывая облицовочные плитки.

– Этот след они не пропустят, – сказал Гур, его лицо на мгновение осветили искры из разорванных кабелей, – Я запрограммировал их бежать вперед, а если встретится лестница – подниматься вверх. Если они добегут до лестницы – это будет здорово, если нет – они все равно выиграют нам минуту или две.

Он помог Тахири залезть в вентиляционную шахту, и последовал за ней, поставив решетку на место.

– Где-то недалеко должна быть центральная вентиляционная шахта, – объяснил Гур, – Когда мы найдем ее, мы поднимемся наверх и посмотрим, как выбраться из шахты. И – мы на свободе!

– Будем на это надеяться, – сказала Тахири.

Гур мрачно кивнул.

– Да, будем надеяться.

– А что насчет заместителя премьер-министра?

– Если Харрис сейчас не улетел куда-нибудь очень далеко, то мы сможем найти его вовремя. Но до начала церемонии остался только час, а нам еще нужно подняться на семнадцать этажей.

– Ты хочешь сказать, что нам лучше поспешить, не так ли?

Через вентиляционную решетку было видно, что в коридоре включилось красное аварийное освещение. В отдалении слышались грохочущие шаги скафандров и шипение бластерных выстрелов.

Повернувшись к ней в красноватой полутьме, Гур молча кивнул, и они полезли наверх.

– Ты хочешь сказать, что улетел, оставив свою сестру сражаться? – Вин Антиллес посмотрела на Джейсена, словно он сошел с ума. В своей строгой черной форме, с короткими светлыми волосами, она выглядела как школьница, пытающаяся сыграть роль гранд-моффа: она могла знать роль, но была недостаточно взрослой для нее.

– Там, откуда я прибыл, – ответил Джейсен, – у нас нет обычаев, запрещающих женщинам служить в вооруженных силах и сражаться. Я вижу, что и у вас такого нет.

– Конечно, – сказала Вин, – Это было бы глупо, не так ли, коммандер Айролия?

Женщина-чисс кивнула. Она сидела на дальнем конце стола и просматривала данные, которые Джейсен отобрал для дальнейшего анализа. Вин присоединилась к Джейсену и Данни, когда они просматривали информацию на компьютере, пока остальные члены группы разговаривали с родителями девочки.

Сначала Вин была восхищена встречей с Джейсеном, и активно расспрашивала его о поисках Зонамы Секот. Но потом, когда ее любопытство было удовлетворено, девочка решила, что будет весело поддразнить Джейсена относительно его роли в этой миссии и вообще в войне. Джейсен не знал, действительно ли ей интересно, что он скажет, или она просто хочет проверить как долго можно издеваться над джедаем, пока его терпение не лопнет.

– Я имею в виду, что когда ты должен сражаться – надо сражаться, – сказала Вин, –  Твой враг не остановится просто потому, что ты не хочешь сражаться. Или ты победишь – или умрешь.

«Суровые слова для столь юного возраста…», подумал Джейсен. Но, учитывая происхождение Вин и культуру, в которой она воспитывалась, не столь уж неожиданные.

– И все же я предпочитаю ситуации, где более полезными оказываются мои небоевые навыки, – Джейсен пытался выражать свою мысль с абсолютной точностью, чтобы  не дать Вин возможности уцепиться за очередную двусмысленность. Хотя из-за усталости это было нелегко, – Не каждый конфликт может быть решен насилием, Вин. А некоторые из них становятся несравненно более сложными, если для их решения использовать насилие. Силе для равновесия нужны две стороны жизни – рождение и смерть. Но это не значит, что мы не можем искать мирное решение. Часто кажется, что насилие – единственный, или, по крайней мере, самый легкий вариант решения. Но это только кажется.

К его облегчению, Вин приняла это объяснение, задумчиво кивнув.

– Хорошо, я могу понять это. Ну, а твоя сестра? Что она думает насчет того, что ты позволил ей рисковать жизнью и решать проблему «самым легким» способом?

– Я не думаю, что могу позволять ей что-то или не позволять, – сказал Джейсен, – Она следует своим путем, тем, в котором она достигла наибольшего успеха. Пока я проводил время в философских размышлениях о Силе, она сосредоточилась не на внутреннем, а на внешнем, на том, что она может изменить. Но мы с ней решаем одну и ту же проблему – просто с разных направлений.

– Однако, ты носишь световой меч, – подчеркнула Вин.

Он пожал плечами.

– Это символ джедая – просто как знаки различия на форме коммандера Айролии.

– Тем не менее, это оружие странно смотрится на поясе человека, который говорит, что отвергает насилие.

«Что я могу ответить на это?», подумал он, «Если я скажу ей, что не отвергаю насилие, этим я опровергну все, что сказал ей до того. Если же скажу, что действительно отвергаю, это будет насмешка над моими убеждениями. Неужели я сам загнал себя в этот угол

– Вам не кажется, что мы отвлеклись от главного? – сказала Данни, устало потягиваясь, – Мы ищем Зонаму-Секот, не забыли?

Джейсен кивнул. Они уже очень устали, но достигли лишь частичных успехов. Число систем, где были записаны хоть какие-то сведения о «летающей планете», было огромным. Из них отбирались те, которые было легче найти. Таким образом набралось около шестидесяти подтвержденных или предполагаемых свидетельств о появлении Зонамы-Секот за период в сорок лет – начиная незадолго до образования Империи и спустя несколько лет после ее распада. Где бы ни появлялась Зонама-Секот, это происходило не менее чем за двадцать лет до вторжения йуужань-вонгов.

– Но ты говорила до этого, что мы, возможно, ищем не в том месте, – сказала Вин.

Данни вздохнула, и когда она заговорила, в ее голосе слышалось разочарование:

– Сначала мы искали по социологическим записям. Но лучше было бы сразу обратиться к астрономическим данным. Нам нужно искать те системы, которые пригодны для пребывания в них новой обитаемой планеты, независимо от того, обитаемы они сами или нет.

– Но вокруг чисского пространства сотни тысяч звезд, – возразила Вин, – Плюс еще потерянные планеты, дрейфующие в межзвездном пространстве. Системы, наверное, часто теряют свои планеты, или наоборот, захватывают дрейфующие.

– Это не так, – после успехов Данни в области йуужань-вонгской биологии было легко забыть, что изначально ее специальностью являлась все же астрономия, – Действительно, случается, что звезда захватывает планету вне своей системы, но это очень редкое событие – и еще реже такое происходит в обитаемых системах. Большой процент таких систем неоднократно посещался исследовательскими дроидами, а изменения в характеристиках  других систем фиксировались приборами в соседних системах. Чиссы проверяли каждую систему как минимум дважды за последние шестьдесят лет. Любые изменения были бы обнаружены.

Вин кивнула.

– Мы можем поискать сведения, добавленные к старым записям. Я могу попросить Трис и…

Она замолчала, уставившись на Люка, внезапно появившегося из-за полки. За ним подошла Саба.

– Извините, что прерываю вас, – сказал Люк, – Мы решили перевести «Тень Джейд» в ближний космопорт. Если вы хотите отдохнуть и освежиться, у вас есть такая возможность.

– Мне срочно нужно и то и другое, – немедленно ответила Данни.

– А ты, Саба, – спросил Люк, повернувшись к ней.

– Было бы неплохо принять душ, – сказала она, в ее голосе была заметна усталость, – Даже самым лучшим охотникам нужно мыться.

– Отлично, тогда встретимся все на барже, – сказал Люк, – Когда мы вернемся, то возьмем с собой R2. Он может здорово помочь нам.

– Хорошая мысль, – сказала Данни, поднимаясь на ноги и оборачиваясь к Джейсену, – Ты идешь?

Он встряхнул головой.

– Думаю, что лучше останусь здесь. Кто-то должен просмотреть всю информацию, которую мы собрали. Работы еще очень много, а у нас остался только один день.

Данни была явно разочарована, но Люк согласился, кивнув.

– Только не перетрудись, Джейсен. Я уверен, коммандер Айролия обеспечит тебе место для отдыха и душ, если понадобится.

– Разумеется, – сказала Айролия.

– Сиаль и Сунтир отправятся с нами на барже, – продолжал Люк, – Мы будем рады пригласить и тебя, Вин, если хочешь.

– Я лучше останусь и помогу Джейсену, можно?

Джейсен кивнул.

– Конечно. Мы попробуем искать так, как предложила Данни. И если найдем что-нибудь, я свяжусь с вами, хорошо?

Данни, взглянув на Джейсена и Вин, без особого энтузиазма кивнула.

– Ладно, – сказала она и обернулась к Люку, – Когда мы идем?

– Можно прямо сейчас, если хочешь.

– Отлично, – сказала Данни, и едва заметно взглянув на Вин, добавила: – чем скорее, тем лучше.

Люк, Мара и лейтенант Штальгис, попрощавшись, пошли к барже, за ними последовали Данни и Саба.

– Ну, что ты хочешь делать? – спросила Вин, когда все ушли, – Я могу устроить экскурсию и показать тебе всю библиотеку, если хочешь. Или…

– Не думаю, что у меня есть время для прогулок, – мягко сказал Джейсен. Коммандер Айролия молча сидела у стены напротив, наблюдая за Джейсеном и Вин.

– Срок, отведенный нам, истекает. Если мы за оставшееся время не найдем ничего, мы останемся с тем, с чего начали, и наш визит на Ксиллу окажется бесполезным.

Девочка вздохнула, закатив глаза.

– Ну, тогда продолжим работу.

«Нет…», подумал Джейсен. Если они найдут то, что искали, тогда все может рухнуть. Это может быть начало конца всего, что они считали само собой разумеющимся последние несколько лет.

Он никому не говорил этого. Когда он думал о будущем, образы в Силе были неизменно затемненными. Видение Галактики, скользящей во тьму, еще горело внутри него, и он боялся думать, что любая ошибка с его стороны может способствовать такому исходу. Он был исполнен решимости привести в жизнь идею его дяди о мирном решении конфликта. И, несмотря на ощущение вины, он не мог позволить чувствам Вин помешать этому.

«Хотел бы я знать лучше…»

Джейна пыталась понять, где она находится и что с ней, когда удушающие объятия бессознательного состояния начали отпускать ее. Единственный сигнал, который она получала от тела – это сильное жжение между лопатками, куда попал выстрел. Джейна думала, что серьезных ранений быть не должно, но действие парализующего разряда на нервную систему было очень болезненным.

Джейна не смогла сказать, прошли минуты или недели, когда тьма в глазах наконец начала отступать, и она смогла увидеть дневной свет. Застонав, она попыталась встать, но обнаружила, что Салкели крепко связал ее руки и ноги. На ее голову также был надет полупрозрачный капюшон.

– Вижу, ты очнулась, – услышала она его голос сквозь гудение двигателя ландспидера. Судя по тому, как все крутилось перед ее взглядом, она предположила, что лежит на откидном сиденье. Несмотря на свое положение, она нашла эту мысль утешительной: это означало, что прошло не так много времени с момента, когда она потеряла сознание.

– Куда ты везешь меня? – спросила она.

– Кое-кто хочет встретиться с тобой.

– Кто?

– Неважно. У него есть деньги, и это все, что меня интересует.

Джейна попыталась сконцентрироваться в Силе, чтобы проникнуть в его разум, но не смогла из-за боли и дезориентации.

– Ты предал их… – с отвращением сказала она.

– Ты имеешь в виду «Свободу»?

– Ты их продал.

– Они сами угробили себя. Чего они ожидали? Если ты бежишь в атаку на большую пушку, не удивляйся, если тебя вдруг подстрелят.

–  И ты был тем, кто нажал на спуск…

– Ну, это лучше, чем быть с другой стороны ствола. Кроме того, если бы они не причиняли столько проблем, с ними ничего бы не случилось.

– Значит, они подобрались к кому-то слишком близко?

– Ты действительно думаешь выудить из меня  информацию? – он засмеялся, – Должен разочаровать тебя, джедай.

Джейна снова попыталась воспользоваться Силой, и на этот раз Сила ответила ей. Джейна ухватилась за нее, как за спасательный плот.

– Ты хочешь отпустить меня, – сказала она вкладывая в слова как можно больше убеждения, – Я не представляю ценности…

– Ты права, – сказал он, – Поэтому я могу также и пристрелить тебя.

Она услышала, как он достает бластер из кобуры.

– Нет, стой!

Бластерный разряд вонзился в ее плечо, и она снова погрузилась во тьму.

Сотни тысяч звезд.

Сказать эти слова легко, но гораздо труднее понять, что они на самом деле означают. На карте Неизученные Регионы составляли только 15 процентов всего пространства Галактики. Но когда эти 15 процентов становились зоной поиска чего-то такого маленького, как планета – а планета по космическим масштабам несравненно меньше иголки в стоге сена – только тогда становилась очевидной вся необъятность задачи.

И у них было на все только два дня!

Джейсен сосредоточился на изучении сведений, собранных Сабой и Данни, пока Вин работала над алгоритмом поиска. Необходимо было проверить тысячи докладов об исследовательских миссиях. Очень часто встречались сообщения об астероидах и близких встречах с кометами, и не всегда было легко отличить их от сообщений о таинственной живой планете. Скоро Джейсен запутался во всех этих незнакомых именах и названиях.

– Кто этот Джер’Джо Кам’Ко, который упоминается в записях? – спросил он Вин.

Девочка пожала плечами.

– Понятия не имею.

– Джер’Джо Кам’Ко – один из наших главных синдиков, – сказала Айролия, терпеливо наблюдавшая за работой Джейсена и Вин, – Он был назначен командовать Оборонительным Флотом после того, как несколько исследовательских экспедиций под его руководством открыли для чиссов источники важных ресурсов.

Джейсен кивнул. Это объясняло, почему имя чисса так часто упоминалось в старых докладах. Его именем были названы как минимум семь кораблей и две звездные системы. В республиканских документах о нем вообще не упоминалось, что наглядно показывало, как много еще надо было узнать о чиссах.

Поэтому его повеселило, когда Вин показала, что и чиссы со своей стороны мало знают Новую Республику.

– Расскажи мне, – попросила она, – на что похож Корускант?

Джейсен постарался описать столицу Новой Республики, как он ее помнил. Его воспоминания, однако, нарушались тем, что он видел во время плена – знанием того, что столько прекрасного на Корусканте погибло или осквернено. Ему больно было думать о том, что бывший Имперский Дворец обращен в руины, или что на площади Монумент-Плаза теперь поля для выращивания йорик-коралла. И больнее всего было то, что даже если Галактический Альянс завтра одержит победу над йуужань-вонгами, ущерб, причиненный Корусканту, никогда уже не будет возмещен. Воспоминания – все, что останется от прежнего Корусканта для будущих поколений. Вин серьезно слушала, только иногда задавая вопросы. Представить мир-мегаполис, лишенный биосферы, мир, где большая часть населения живет под землей, ей было не так трудно, как он сначала подумал. Возможно, потому, что она сама жила в похожих условиях. Поверхность Корусканта была покрыта городами, поверхность Ксиллы покрыта льдом. Эффект в основном был тот же.

– Я хотела бы когда-нибудь побывать на Корусканте, – сказала она после того, как он закончил рассказ, – Когда война кончится, конечно. Может быть, отец разрешит мне взять «Старфлер», нашу семейную яхту. У меня есть лицензия на ее пилотирование!

Вероятно, она ожидала, что Джейсен пригласит ее когда-нибудь посетить Корускант. Но он только улыбнулся и ничего не сказал.

– Ну… конечно, если Саба и Данни были правы, мне едва ли придется увидеть Корускант.

Джейсен удивленно посмотрел на нее, она объяснила:

– Иногда они говорили о… войне, забывая, что я их слушаю, – она смущенно остановилась, – Скажи, ты правда думаешь, что йуужань-вонги могут победить?

Джейсен кивнул.

– Да, вероятность такого исхода по-прежнему высока, Вин.

Она тоже кивнула, но несравненно более печально, как подросток, которому сказали, что скоро он может умереть.

– Иногда я думаю… – она остановилась, опустив глаза. Эта мысль явно пугала ее.

– Что ты думаешь, Вин?

– Это неважно, – вздохнула она, – Все равно никому не интересно, что я думаю.

– Если бы мне было не интересно, я бы не спрашивал, – серьезно сказал Джейсен.

Она снова взглянула на него, благодарно улыбнувшись.

– Иногда я думаю, что чем скорее мы избавимся от йуужань-вонгов, тем лучше. Я не хочу, чтобы здесь случилось то же, что случилось на Корусканте, Джейсен. Я думаю, мы должны сделать все возможное, чтобы не допустить этого.

– Даже если для этого придется присоединиться к нам?

– Да, – сказала она, кивнув, – Но, к сожалению, в этом вопросе папа и я находимся в меньшинстве. Большинство чиссов считает, что йуужань-вонги, как в случае с Империей, немедленно нанесут удар, как только обнаружат, что мы вам помогаем. Другие также боятся, что вы окажете вредное влияние на чиссов, что сотрудничество с вами ослабит дисциплину и облегчит йуужань-вонгам ведение войны против нас. И похоже, что поведение Джага только подтверждает это их мнение.

– Что ты имеешь в виду? Причем здесь поведение Джага?

– Джаг и его эскадрилья должны были вернуться несколько месяцев назад, – объяснила Вин, – И для многих тот факт, что он не вернулся, только подтвердил, что вы оказали на Джага дурное влияние. Раньше он никогда не нарушал приказов.

– Я и не знал, что проблема именно в этом, – сказал Джейсен, подумав, что сказала бы насчет этого Джейна, – Но я могу сказать, что твой брат оказал нам воистину неоценимую помощь в борьбе с врагом. Надеюсь, чиссы тоже понимают это.

– Ну, так как Джаг не сообщал нам о своих действиях, хотя должен был это делать, никто не знает, чем он на самом деле был занят.

– Думаю, он был слишком занят, сражаясь с йуужань-вонгами, и у него не было времени связаться с вами.

– Возможно, – сказала Вин, – А возможно, он просто проводил слишком много времени со своей новой подружкой.

Джейсен с любопытством взглянул на нее.

– Откуда ты можешь знать об этом?

Она ехидно усмехнулась.

– Я не говорила, что он вообще не связывался с нами. Я сказала только, что он не сообщал о том, о чем должен был сообщать. Для чиссов это большая разница, знаешь ли…  –  на ее лице было выражение подчеркнутой невинности, смешанной с озорством. И ее улыбка не оставляла сомнений – она знает, что подружка Джага является родной сестрой Джейсена.

– Он, наверное, предпочел бы, чтобы в его личную жизнь не лезли, – сказал Джейсен, давая понять, что не хочет продолжать эту тему.

Вин подмигнула ему:

– Эй, если он влюблен, это еще лучше для меня. Хоть на какое-то время он перестанет меня доставать. Иногда он бывает просто невыносимым.

Это напомнило Джейсену, насколько юной еще была Вин, несмотря на всю ее разумность. Джейсен не сомневался, что она любит Джага, но  в то же время достижения старшего брата не впечатляют ее.

– А твой отец? – спросил Джейсен, – Что он думает?

– Он и сам, похоже, испытывает дурное влияние, – сказала Вин, – Чиссы предпочитают не использовать дроидов в бою, потому что считают их слишком медленными и уязвимыми. Отец соглашается с этим, но говорит, что в войне решающим фактором может стать восполнимость потерь. Группа конструкторов под его руководством работает над созданием прототипа дроида-истребителя, который…

Вин замолчала, когда Айролия многозначительно откашлялась и предупреждающе уставилась на Джейсена. Выражение ее лица говорило, что она ни на секунду не поверит, что Джейсен задает такие вопросы из простого интереса.

– Извините, – сказал он, обращаясь к ним обоим, – Я не должен был об этом спрашивать. Моя задача – найти Зонаму-Секот, а не вмешиваться в ваши дела.

Потом, обращаясь к Вин, он добавил:

– Ты очень помогла мне, Вин, и я тебе благодарен. Мне бы очень не хотелось, что из-за меня у тебя были неприятности.

– У меня не будет неприятностей, – сказала Вин, едва заметно бросив враждебный взгляд на Айролию, – Хотя, конечно, нам лучше сменить тему.

Они вернулись  к работе.

– Как работает новый алгоритм поиска? – спросил Джейсен после того, как они некоторое время изучали данные.

– Все почти готово. Нужно только задать параметры поиска.

– Как мы и говорили раньше: любая система, в которой за последние шестьдесят лет появилась планета, пригодная для обитания. Если Данни права, это очень сузит наш поиск. Ты можешь задать это?

– Конечно.

Девочка склонилась над компьютером, не обратив внимания на чьи-то шаги, приближавшиеся к ним.

Джейсену не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кто пришел: он угадал это по тому, что коммандер Айролия встала по стойке смирно, и по враждебности, которую излучал вошедший человек.

– Вольно, коммандер, – приказал флагманский штурман Ааб.

Джейсен и Вин оглянулись на него.

Лысый мужчина подошел к столу, сопровождаемый двумя чисскими охранниками. Подойдя к Вин, он опустил руку на ее плечо.

– Твой отец просил привести тебя к нему.

Девочка взволнованно сказала:

– Я не преднамеренно упомянула о дроидах, это была ошибка, я клянусь. Если вы мне позволите…

– Объяснять это будешь своему отцу, – сказал Ааб, – И то, что ты нарушила его указания, едва ли его обрадует.

Вин с грустным видом встала.

– Извини, Джейсен, – сказала она, – Желаю тебе удачи в поиске.

– Спасибо.

Джейсен проводил ее взглядом, когда Ааб вывел ее из комнаты.

– Надеюсь, что у тебя все-таки будет возможность прилететь к нам в гости.

Она улыбнулась ему, и дверь за ней закрылась. Джейсен остался наедине с Айролией. Коммандер устало села на место, ее красные глаза избегали смотреть на Джейсена. Он чувствовал, что ей тоже не понравилось, что Вин увели.

Ничего не было сказано, но Джейсен не мог избавиться от внезапно возникшего дурного предчувствия по поводу того, что только что произошло. Что-то здесь явно было не так…

Алгоритм поиска действительно работал отлично. Джейсен вывел список ссылок на экран и несколько минут сидел, задумавшись. Но сейчас он просто не мог думать о Зонаме-Секот.

Он снял с пояса комлинк и отвернулся от Айролии.

– Дядя Люк? Ты меня слышишь? – спросил он едва слышным голосом.

– Слышу, Джейсен. Ты нашел что-то?

– Еще нет. Просто я хотел убедиться, что у вас все в порядке.

– Все нормально. Мы все еще на барже, уже почти добрались до космопорта. Через два часа мы вернемся в библиотеку. А у тебя все в порядке? – спросил Люк после небольшой паузы.

– Ну… здесь происходит что-то странное. Ты не в курсе, связывался ли Сунтир Фэл с флагманским штурманом Аабом за последние полчаса?

– Насколько я знаю, нет. Он все время был с нами.

«Ааб солгал, что послан Фэлом за Вин! Но зачем? Чего он добивался

Джейсен взглянул на Айролию. Она продолжала спокойно сидеть, молча наблюдая за ним. В ее мыслях он не чувствовал ничего враждебного, и ничего не заставляло предположить, что она намерена напасть на него. Угроза была, но не здесь, где-то в другом месте. Где?

– Джейсен? – голос Люка звучал обеспокоенно,  – Что-то не так?

– Возможно, ничего особенного, – ответил он, – Просто это…

Джейсен не успел договорить. Чувство сильнейшей тревоги ворвалось в Силу. Оно исходило не от Люка, но от кого-то, находящегося близко к нему. В мыслях появился образ белой ледяной пустыни и звук воющего ветра.

– Мы атакованы! – раздался вопль в комлинке.

– Тетя Мара!

Хотя она была в тысячах километров отсюда, Джейсен инстинктивно вскочил на ноги и потянулся к световому мечу.

Айролия тоже встала, испуганная неожиданным движением Джейсена, автоматически схватившись за оружие.

– Что происходит? – встревоженно спросила она.

Джейсен проигнорировал ее.

– Дядя Люк! Тетя Мара! Ответьте!

Люк ответил через несколько секунд, но для Джейсена они показались целой вечностью мучительной тишины.

– Джейсен, я не могу сейчас говорить… – ответил Люк. В комлинке что-то треснуло, и связь прервалась.

Джейсен остался один. Он отчаянно хотел знать, что случилось, но понимал, что сразу это невозможно. В воздухе ощущался запах предательства, такой сильный, что на секунду Джейсену показалось, что он не может дышать.

– Да пребудет с вами Сила, – прошептал он в комлинк, неохотно отпуская световой меч.  Его мысли обратились к Вин, где бы она сейчас ни была.

«И с тобой…»

Джейна открыла глаза, сморщившись от яркого света.

– Где я?… – прохрипела она, моргая и пытаясь сесть. От этого движения каждый мускул ее тела закричал от боли, и она на секунду пожалела, что пришла в сознание.

Ей казалось, что она находится в каком-то кабинете, но в глазах все расплывалось и разглядеть обстановку было нельзя. В воздухе чувствовался сильный запах кожаных изделий, ее пальцы нащупали плюшевую обивку дивана.

– Добро пожаловать обратно, Джейна.

Она повернула голову в направлении голоса и увидела зеленое размытое пятно, вероятно, где-то около двери. Но и смотреть было не обязательно: она узнала голос.

– Салкели… Ты маленькая зеленая…

– Вашего оружия здесь нет, – сказал другой голос, когда она потянулась к поясу, чтобы найти световой меч. Голос был знакомый, но чей именно, она вспомнить не могла, – Все в порядке. Вам не причинят вреда – если вы, конечно, будете вести себя разумно.

Она чувствовала себя голой без светового меча и в таком беспомощном состоянии. Парализующие разряды, да еще с такого близкого расстояния, были крайне болезненны. Ее глаза с трудом могли сосредоточить взгляд. Похитители забрали не только световой меч. Не было комлинка, она не могла связаться с родителями и позвать на помощь.

Она заставила себя сесть и повернула голову к обладателю второго голоса. Он тоже казался размытым пятном.

– Салкели сказал, что кто-то хочет встретиться со мной, – сказала она, – Думаю, этот кто-то вы и есть.

– Правильно думаете.

– Так где я нахожусь? – снова спросила она, оглядывая помещение в надежде увидеть что-то знакомое.

– Вы в моем кабинете, – ответил человек, – Мои комнаты звуконепроницаемы и защищены от всех видов сканирования. Двери бронированы, и замки открываются только по отпечатку моего пальца.

Кожаное кресло скрипнуло, когда он уселся в него.

– Поверьте мне, вы не сможете выбраться отсюда без моего согласия.

– Уже понятно… – сказала она, снова оглядываясь вокруг. Ее зрение медленно возвращалось в норму, позволяя рассмотреть обстановку. Кабинет был роскошно обставлен: вдоль стен стояли полированные шкафы из ценных пород дерева, в них находились хрустальные бокалы, рюмки и кубки, некоторые из них были ярких цветов. Но красоту обстановки мешал разглядеть Салкели, стоявший перед ней с выражением крайнего самодовольства.

Когда Джейна обратила взгляд к тому, кто сидел за столом, ее зрение обрело прежнюю четкость. За столом сидел заместитель премьер-министра Блейн Харрис. Он посмотрел на нее вопросительным взглядом.

– Ну? – спросил он, протянув к ней руки, – Мы будем сотрудничать?

Джейна никак не проявила своего удивления.

– Это зависит от…

– От чего?

– От того, что вы намерены сделать со мной, – ответила она, – И от того, что вы сделали с украденными деньгами.

Он нахмурился.

– С какими деньгами?

– Которые вы украли из правительственных фондов. «Свобода» обнаружила утечку. Поэтому вы упрятали Малинзу за решетку. Вот чего я не могу понять, это зачем вам столько денег. Вы что, планету собрались покупать?

– Ах, вот что… – Харрис, усмехнувшись, кивнул, – Салкели кое-что рассказал мне об этой вашей версии. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но «Свобода» ничего не смогла накопать именно на меня, не так ли?

– Да, но я уверена, что Вирам найдет доказательства.

– Очень в этом сомневаюсь, – Харрис улыбаясь, сложил руки на столе, – На самом деле, эти деньги украл не я.

Джейна недоверчиво усмехнулась.

– Вы ожидаете, что я…

– Я говорю абсолютно честно, – прервал он ее, – неважно, верите вы мне или нет. Это действительно не я. Если бы у меня было столько денег, я бы не нанимал таких как этот…

Он указал на Салкели. Родианец никак не прореагировал на очевидное оскорбление.

– Сожалею, что пришлось вас разочаровать, Джейна, – продолжал Харрис, – но я не ваш вор. Мне и самому было бы интересно узнать, кто это организовал. Когда этот дурацкий спектакль наверху закончится, я займусь этим делом. Я не позволю расхищать народные деньги.

Джейна прищурилась, пытаясь понять, не лжет ли Харрис. Но она не почувствовала лжи. Тем не менее, она ему не верила.

– Вы что-то замышляете, – сказала она наконец, – Я это чувствую.

– А я и не отрицаю это, – засмеялся Харрис, – Но это не то, о чем вы думаете.

Он нажал кнопку на столе, и секция стены скользнула в сторону. За ней оказался огромный голографический проектор – около трех метров в диаметре. Заместитель премьер-министра вышел из-за стола, чтобы лучше разглядеть изображение.

Джейна узнала на изображении здание, которое она видела на своем пути по Салис Д’аару: массивный амфитеатр, стены которого были покрыты вымпелами и флагами с бакурианскими и п’в’екскими эмблемами. Между каменными колоннами были натянуты транспаранты с приветствиями п’в’екам, а всю арену накрывал огромный купол, раскрашенный в цвета бакурианского флага. Солнце всходило в небе, освещая золотыми лучами каменные ступени и колонны. Зрители уже занимали места, охранники в темно-зеленой форме следили, чтобы оставалась свободной центральная часть стадиона, наиболее украшенная.

– Церемония… – сказала Джейна.

Блейн Харрис кивнул.

– Она начнется менее чем через час. Предполагают, что она должна стать весьма впечатляющей.

– И вы намереваетесь остановить ее?

Харрис бросил на нее презрительный взгляд.

– Не кажитесь более глупой, чем есть, – сказал он с явным презрением и вновь повернулся к голографическому проектору, – Мои намерения… несравненно более амбициозны.

Джейна задумалась. «Что-то происходит, но что именно

– Вы сказали «спектакль», – напомнила она.

– Я не имел в виду церемонию, если вы об этом.

На голографическом проекторе было видно, что на стадионе появился взвод п’в’еков – охранников. Мощные мускулы перекатывались под их тускло-коричневой чешуей. П’в’еки тщательно проверяли центр стадиона, где, как предположила Джейна, должна пройти церемония.

– Они не сообщили никаких подробностей о церемонии, – задумчиво сказал Харрис, – Полагаю, это их право. Вероятно, они оказывают нам большую честь, позволяя участвовать в ней.

– А я думала, что бакурианцы будут только зрителями.

– Так и есть. Но наша планета станет для п’в’еков священной. Такое случается не каждый день.

– Вы действительно верите в эту чушь? – спросила Джейна.

Он засмеялся.

– Конечно нет. Но п’в’еки верят, и этого достаточно.

Он снова повернулся к Джейне.

– Вы заметили, как много общего у сси-руук и йуужань-вонгов? Обе этих культуры ксенофобские, кастовые, религиозные и экспансионистские. Обе они склонны к насилию. Обе были или есть сильными врагами Новой Республики.

– Как и йеветы, – сказала Джейна.

Харрис нахмурился.

– А причем здесь йеветы?

– Возможно, ни при чем, – сказала Джейна, – Продолжайте.

– И сси-руук и йуужань-вонги используют пленных как рабов. Я рад, что п’в’еки покончили с этой отвратительной практикой. Это один из двух полезных уроков, которые они извлекли из печальной участи своих бывших хозяев.

– А второй урок?

– Отказались от ксенофобии, конечно! – сказал он, словно это было чем-то очевидным, – И я надеюсь, мы можем еще больше способствовать этому: проведение этого ритуала, возможно, сделает их религию менее ориентированной на насилие. Далее, мы постараемся повлиять на их кастовую систему, и посмотрим, не сможем ли мы сделать менталитет бывших рабов более гибким. Как видите, сотрудничество может быть не менее эффективным инструментом изменения менталитета, чем принуждение.

Джейна нахмурилась, не улавливая контекста сказанного.

– Извините, я не совсем понимаю, что вы хотите сказать.

Харрис отошел от проектора и начал шагать взад и вперед по комнате.

– Я хочу сказать, Джейна, что нам, бакурианцам, не нужно, чтобы Новая Республика указывала нам, что мы должны делать. Мы можем сами принимать решения, а то, что вы дышите нам в затылок, только все затрудняет.

– Но мы прибыли сюда не за этим, – возразила она, – Мы только хотели убедиться, что все в порядке…

– Неужели? – прервал он ее, – Едва ли можно в это поверить. Накануне величайшего события в нашей истории – союза с наследниками наших старых врагов – вы появляетесь и начинаете сеять семена недовольства. Случайное совпадение? Я так не думаю.

– Подождите. Мы получили информацию, что на Бакуре происходит что-то… опасное.

– И от кого же вы получили такие сведения?

Джейна отвела взгляд.

– От… нашего информатора, – большего она сказать не могла.

Харрис фыркнул.

– На военной службе я выучил очень полезную истину – дезинформированный агент может причинить больше вреда, чем настоящий предатель.  Единственный способ быть уверенным в чем-то, моя дорогая Джейна, – видеть это своими глазами. И даже тогда… – он, не закончив, повернулся к проектору. Когда он заговорил снова, его голос стал мягче: – Я не думал, что увижу этот день. После стольких лет страха и сомнений Бакура наконец обрела то, чего мы всегда хотели добиться: независимость и безопасность. С этого дня Бакура станет действительно независимой, не прикованной ни к Империи, ни к Новой Республике. Вместе с п’в’еками мы создадим новый союз – союз, который мы выбрали сами, а не были принуждены обстоятельствами. Больше никто не отнимет у нас наш мир. Пришло время нам стать сильными…

Вспомнив все, что она слышала о мятежах и беспорядках на Бакуре, Джейна сказала:

– Думаю, не все бакурианцы согласны с вами.

– Этого следовало ожидать. Нужно дать народу время, и он сам поймет, что лучше для него.

Улыбка скользнула по его угловатому лицу.

– Я понимаю, что я предаю некоторые из своих принципов. Но, как говорят те, кто верит в Космическое Равновесие, иногда оно причиняет большое зло, чтобы принести еще большее добро.

– Что вы имеете в виду под злом?

Он проигнорировал ее вопрос.

– Странно, что нам, бакурианцам, приходится так открыто отвергать волю джедаев. Не потому, что Люк Скайуокер помог нам тогда отразить нападение сси-руук, а потому, что наша религия очень близка вашей. Вы тоже верите в космическую систему равновесия, которая заботится о процветании жизни. Я не знаю, известны ли вам верования бакурианских туземцев. Они верят в некую жизненную силу, которая так похожа на вашу всепроникающую Силу. Но, насколько я знаю, ни в Старом Ордене, ни в Новом никогда не было джедаев с Бакуры. Я нахожу это странным…

– Вы думаете, что мы вами пренебрегаем? В Галактике тысячи миров, и чтобы исследовать их в поисках личностей, способных управлять Силой, нужно время. А с начала войны у нас не было…

Он засмеялся, прервав ее.

– Нет, я не это хочу сказать. Видите ли…

Он не закончил, услышав, что в дверь позвонили.

Харрис взглянул на Салкели. Родианец поднял бластер.

– Это, наверное, они.

Заместитель премьер-министра вернулся за стол и кивнул, взглянув на Джейну с улыбкой.

– Похоже, подкрепления прибыли. Едва ли они знают, но все же…

Он сделал знак родианцу. Салкели подскочил к Джейне и схватил за руку, ткнув ей бластером в бок. Джейна решила пока подыграть им. Она чувствовала, что воля родианца слаба, и можно будет попытаться заставить его направить бластер на Харриса. Однако пока более полезно будет подождать и попытаться узнать, в чем состоит план Харриса – и как можно ему помешать.

Салкели утащил ее в угол кабинета, где входящие не могли увидеть ее. Там он приставил ей бластер к шее и зажал рот зеленой ладонью. После этого он кивнул Харрису, который подошел к двери и открыл ее, приложив палец.

Двойные двери с шипением скользнули в сторону, и в кабинет вбежали трое в плащах и капюшонах. Джейна не узнала их, но сразу поняла, что это не ее родители и Тахири. Харрис явно не их имел в виду, когда говорил о «подкреплениях». Когда двери закрылись, вошедшие подошли к Харрису, и Джейна смогла разглядеть, кто они.

– У нас проблемы, – сказала Малинза Танас. Двое других стянули капюшоны. Это оказались Джиорг и Вирам.

Харрис обеспокоенно взглянул на нее.

– Что случилось с Зелом?

– В него попали, когда мы убегали из Стэка, – сказала Малинза, в ее голосе слышались одновременно гнев и слезы, – Они застрелили его, Блейн!

– Главное, что ты в безопасности, – хладнокровно сказал Харрис, – Все будет хорошо.

– Как вы можете говорить так? Все, что мы смогли сделать – просто пробраться сюда незамеченными! И то лишь потому, что охранники отвлечены церемонией. Теперь мы не сможем открыть лицо, пока вы не найдете, кто стоит за этим!

– За чем стоит, дорогая моя?

– За обвинением меня в похищении Кандертола! А потом мне позволили сбежать из тюрьмы, чтобы в моей виновности никто не сомневался. Теперь еще меня наверняка обвинят и в смерти Зела!

Голос Малинзы звучал так, будто она была готова потерять самообладание, но с явными усилиями она сдерживала свои эмоции.

– Мы потеряли и Салкели. Он отвлекал погоню, когда мы убегали, но не встретился с нами в назначенном месте. Я боюсь, что…

– Малинза, ты могла бы знать, что я не позволю так просто поймать или убить себя, – сказал родианец, выходя из-за угла и вытаскивая с собой Джейну, – Но я полагаю, ты не знаешь меня так хорошо, да?

Малинза удивленно повернулась, и когда увидела Джейну, ее изумление усилилось.

– Я… я не понимаю…

– Сейчас поймешь, – произнес Харрис, доставая бластер из складок своей роскошной красной одежды, – Будьте любезны положить оружие на пол.

Лицо Малинзы побледнело, она бросила свой маленький бластер на ковер. Джиорг подчинилась, рыча от ярости, Вирам сложил оружие, никак не выдавая своих эмоций.

– Что вы намерены делать? – спросила Малинза. Было видно, что сейчас еще больше она отчаянно старается не потерять контроль над собой.

– Что делать? – Харрис махнул Салкели, и родианец толкнул Джейну к остальным, – Работу, которую намеревались сделать вы. Я не стал бы финансировать деятельность твоей «Свободы», Малинза, если бы наши цели во многом не совпадали. Я хочу объединить народ Бакуры против Галактического Альянса. С помощью п’в’еков я обеспечу безопасность Бакуры от вторжения йуужань-вонгов. Теперь мы сами будем управлять нашей судьбой, – он холодно улыбнулся, – Единственное различие между твоим планом и моим состоит в том, что бакурианцы объединятся вокруг меня, а не вокруг тебя. Жаль, но для этого потребуется твоя трагическая смерть. А еще – ужасное вероломство джедаев, которые пришли, чтобы поработить нас снова.

– Что?! – вскричали Малинза и Джейна одновременно.

– Могу вас уверить, все будет сделано должным образом. Салкели, надень на них наручники.

Родианец засунул бластер в кобуру и достал из ящика в  столе Харриса четыре пары наручников. Теперь на пленников был направлен только один бластер. Джейна попыталась поймать взгляд Малинзы, но та не заметила  – от злости или от отчаяния.

– Ты сошел с ума, если думаешь, что тебе это сойдет с рук, – сказала Джейна, стараясь привлечь к себе внимание Харриса.

– Что сойдет с рук? – засмеялся Харрис, – Вы даже не знаете, что я намерен делать.

Заместитель премьер-министра был настроен слишком уж весело, по мнению Джейны. И это ей сильно не нравилось. А еще – та твердая готовность, с которой он целился из бластера в своих пленников.

Малинза с яростью уставилась на Салкели, когда он стал  надевать на нее наручники.

– Мы верили тебе… – прошипела она.

– Это была твоя последняя ошибка, Малинза, если тебя это утешит.

– Малинза, нет! – крикнула Джейна, заметив, что девушка напряглась, как перед броском.

Но было уже поздно. Не ожидая, пока наручники защелкнутся, Малинза оттолкнула руки Салкели и погрузила колено в его пах. Когда он сложился пополам, она ударом по шее отправила его на пол. Удивление еще не успело появиться на его зеленом лице, когда Джиорг рванулась вперед. Высокая блондинка подпрыгнула к Харрису, намереваясь отнять у него оружие.

Он даже не двинулся – только нажал спуск. Прошипел бластерный выстрел, и Джиорг упала.

Харрис направил бластер на Джейну.

– Что бы ты ни задумала, – мягко сказал он, – я не рекомендую этого делать.

Малинза отступила, в ужасе открыв рот, уставившись на неподвижное тело Джиорг. Вирам хотел помочь упавшей подруге, но Джейна оттолкнула его.

– Бластер установлен не на парализацию, – сказала она.

– Почему ты ничего не сделаешь? – спросила Малинза, в ее голосе звучало обвинение, по щекам текли слезы.

Джейна встряхнула головой, подбирая слова для объяснения.

Харрис избавил ее от этой необходимости.

– Если бы Джиорг не сопротивлялась, – сказал он, – она осталась бы жива.

Джейна сказала бы то же самое и добавила бы, что возможность убежать представится позже, когда они выяснят, что именно задумал Харрис.

Салкели поднялся на ноги, его зеленое лицо посерело. Подойдя к Малинзе, он прорычал:

– Даже не пытайся снова…

Он надел на нее наручники, и Джейна увидела, что Малинза сморщилась, когда закрепил их более туго, чем было необходимо. Малинза не сказала об этом, ее челюсти были сжаты, а в глазах сверкала злость.

– Это даже хорошо, что вы начали сопротивляться, – сказал Харрис, когда Салкели надевал наручники на Вирама, – Вы избавили меня от необходимости решать, кого из вас надо пристрелить. Труп – лучшее доказательство, что была схватка, не так ли? К несчастью, охрана была так отвлечена церемонией, что не заметила, как вы пробрались к моему офису. Теперь ни у кого не возникнет сомнения, что это ты, Вирам, взламывал правительственную сеть.

Джейна протянула руки, когда дошла очередь надеть наручники на нее. Когда Салкели уже собирался защелкнуть их, она спроецировала в его разум простую мысль – щелчок закрывающихся наручников. Для большей достоверности она поморщилась, как Малинза, как будто наручники прищемили ей кожу.

Родианец злобно покосился на нее, отступив назад. Теперь он был уверен, что все пленники надежно скованы. Джейна дерзко улыбнулась. Наручники, надетые на нее, не были защелкнуты. Когда наступит подходящий момент, их можно сорвать. Тогда она поможет Малинзе и ее друзьям спастись.

Салкели снова достал бластер и встал рядом с Харрисом. Малинза смотрела на него взглядом, полным ненависти. Харрис посмотрел, как на стадионе собирается толпа и выключил голографический проектор.

– Через час Бакура будет освящена. А ты, моя дорогая Малинза, станешь мученицей во имя нашей свободы. Разве это не наполняет тебя гордостью?

Малинза плюнула ему под ноги.

Харрис улыбнулся, в его глазах светилось злорадство.

– Ответ, достойный мятежницы.

Повернувшись к родианцу, он приказал:

– Салкели, выводи их.

Родианец подвел пленников ближе к двери, которую Харрис открыл отпечатком пальца. Джейна, Малинза и Вирам пошли по коридору под конвоем Салкели.

– Куда вы ведете нас? – спросила Малинза.

– Увидишь, – сказал Харрис, – Обещаю, вы не будете разочарованы.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ОСВЯЩЕНИЕ

– Разочарованы? – оттенок недоверчивости в голосе Джага не мог скрыть его раздражение, – Джейны все еще нет, и ты думаешь, что мы можем быть разочарованы, не увидев этой церемонии?

Близнец-3 замолчала, ее попытка поднять настроение полностью провалилась.

Джаг два раза щелкнул по комлинку, напоминая своим пилотам, чтобы они не засоряли эфир. Мысленно он выругал себя за раздражительность. Он был обеспокоен долгим отсутствием Джейны, но в то же время он должен был верить в способность Джейны позаботиться о себе. И, кроме того, если бы с Джейной что-то случилось, Джаг был уверен, что Лейя обязательно почувствовала бы это. Тот факт, что Джейна не звала на помощь в Силе, позволял предположить, что с ней все в порядке. А раз все в порядке, Джаггед Фэл должен сосредоточиться на своих делах.

Он лично возглавил смешанное звено истребительного патруля «Гордости Селонии», наблюдая за тем, что происходило на нижних орбитах. И бакурианцы и п’в’еки вели себя спокойно. Два больших авианосца «Эрринунг’ка» и «Фирринрии» занимали орбиты, диаметрально противоположные орбитам двух бакурианских легких крейсеров – «Защитника» и «Часового». Недалеко от бакурианских кораблей находились две полных эскадрильи  дроидов-истребителей и два сторожевых корабля п’в’еков с плоскими корпусами. Если вдруг начнется бой, они смогут нанести тяжелые повреждения бакурианским кораблям, пока те не успели выпустить свои истребители. Хотя Джаг очень надеялся, что ничего такого не произойдет, он должен был думать тактически и предвидеть разные варианты.

Отец говорил Джагу: « Не просто предугадывай возможные действия врага, но всегда предполагай, что он на два шага впереди тебя. И сам опережай его на три шага».

Джаг вел свой «Нсисс» по широкой дуге вокруг «Гордости Селонии», двое ведомых следовали за ним. Фрегат сверкал обшивкой в лучах солнца Бакуры, явно игнорируемый и п’в’еками и бакурианцами.

Джаг чувствовал, что бакурианская игра движется к эндшпилю, и ему не нравилось находиться так далеко от событий, происходивших сейчас на поверхности Бакуры. Но если не случится ничего плохого, и его подозрения не оправдаются – это уже хорошо. Какая-то часть его соглашалась с Лейей, что возможно, – только возможно – союз с п’в’еками окажется одним из самых успешных достижений бакурианского правительства…

Голос связиста с «Гордости Селонии» прервал его мысли.

– «Часовой» выпускает истребители!

– Вижу, – ответил Джаг, развернув «Нсисс» в направлении «Часового». Сенсоры показали, что из ангаров бакурианского легкого крейсера вылетают многочисленные истребители. Ведомые Джага повторили его маневр.

– Бакурианцы ничего не сообщали нам о цели подъема истребителей?

– Похоже, они не думают, что должны нам что-то сообщать, – ответил связист, –  Но я спрошу у них.

Джаг приблизился достаточно, чтобы сенсоры смогли определить типы взлетающих истребителей. Их состав удивил Джага. Здесь были «крестокрылы» и Y-крылы из бакурианских сил обороны, и примерно такое же количество дроидов-истребителей сси-рууви. «П’в’еков», напомнил себе Джаг. Они летели в красивой формации, разделившись на тройки и пятерки.

– Они говорят, что это почетный караул, – сказал связист.

«Почетный караул? Достаточно правдоподобно…» Истребители летели в тесной формации, и пилоты явно репетировали такие маневры заранее. Это указывало на степень сотрудничества и доверия между бакурианцами и п’в’еками.

Но Джага все равно что-то тревожило. Истребителей было уже пятьдесят – если начнется бой, это слишком много для «Солнц-Близнецов», уменьшившихся в числе после боя у Галантоса. Особенно, если противник застанет их врасплох…

«Опережай на три шага…»

– Интересно, они будут против, если «Солнца-Близнецы» присоединятся к ним, чтобы выразить уважение их союзу? – спросил Джаг.

– Мы спросим.

Ожидая ответа, Джаг по другому каналу приказал пилотам «Солнц-Близнецов» срочно готовиться и взлетать так быстро, как это возможно.

– Мы уже готовы, сейчас взлетим, – сказала Йосэлл, – Никто из нас не ожидал, что это будет спокойный день, не так ли?

Джаг зашел в хвост звену из трех истребителей, два из которых были дроидами п’в’еков. Они никак не отреагировали на его присутствие, но сообщение с «Гордости Селонии»  показало, что «Солнц-Близнецов» заметили.

– Они просят нас оставаться на орбите и сохранять спокойствие, – сказала капитан Мэйн по открытому каналу, – Я сказала, что мы и рады бы, но нам необходимо принять меры, чтобы обеспечить нашу безопасность.

Джаг улыбнулся. Это означало разрешение делать все, что он считает необходимым для обеспечения этой самой безопасности.

Он продолжил следовать за тройкой истребителей. Общее количество истребителей «почетного караула» достигло сотни – и новые продолжали вылетать из ангаров.

«Мы атакованы

Мгновенно Саба проснулась и вскочила на ноги. Пребывая в растерянности после сна, она сначала не могла сориентироваться. Потом она вспомнила: она заснула в большом кресле на пассажирской палубе ледовой баржи. Во сне она видела холмы и джунгли ее родины. Небо было красным и покрытым тучами, теплый ветер успокаивал, и она улеглась на теплых камнях. Рядом слышалось рычание ее сородичей…

Крик Мары в Силе вырвал ее из объятий сна, и Саба с разочарованием поняла, что рычание, которое она слышала, было на самом деле звуком работающих репульсорных двигателей баржи. Она стряхнула  с себя остатки сна и побежала в рубку к Люку и Маре.

Баржа представляла собой узкий корабль с корпусом овальной формы, скользящий на репульсорах над ледяными полями. Внутри корпуса находились три палубы, на которых были установлены мощные генераторы и репульсоры, удерживавшие баржу в воздухе. Дефлекторные поля защищали корабль от ледяного ветра, но его вой был слышен на палубе, словно далекий вопль иксла. На барже имелись четыре орудийные установки, и сейчас две из них целились во что-то, мелькающее вдали с правого борта, едва заметное сквозь пелену снега.

– Еще двое позади нас, – сказал Сунтир Фэл, указывая толстым пальцем на экран сенсора. Десять быстро движущихся целей окружали баржу. Сенсоры показывали, что размерами эти аппараты уступают боевым аэроспидерам, но почти так же вооружены и бронированы. Их корпуса имели форму вертикальных дисков, они выглядели как толстые монеты с заостренными краями.

– Судя по скорости, это одноместные флаеры.

Предупредительный выстрел с левого борта, отраженный щитами баржи, попал в сугроб, подняв облако пара.

– Пираты? – спросил Люк.

– Возможно, – Фэл повернул баржу на обгонявший их флаер, заставив его убраться с дороги.

– Может быть, надо связаться с космопортом и сообщить, что происходит? – предложила Мара.

– Я уже пытался, – сказал Фэл, резко разворачивая баржу вправо. Послышался громкий хлопок, когда щиты баржи соприкоснулись со щитами одного из флаеров, – Нас глушат.

– Если это не пираты, это могут быть какие-нибудь ваши враги? – спросил Штальгис.

– Конечно, но кто именно? – проворчал Фэл, – Кто бы они ни были, мы не можем уйти от них или уничтожить их. Наше преимущество – щиты, я уверен, что они не смогут их пробить, Если они не пригонят что-нибудь посерьезнее, мы здесь будем в относительной безопасности.

Сиаль Антиллес положила руку на его плечо.

– Когда мы доберемся до космопорта, охрана отгонит их.

Близкий взрыв встряхнул баржу от носа до кормы. Осколки льда ударили в щиты. Другой взрыв расколол лед прямо перед носом баржи. Фэл сделал резкий разворот, чтобы не попасть в воронку.

Когда он попытался вернуться на первоначальный курс, усилившийся огонь с флаеров не позволил это сделать.

– Это если нам удастся до него добраться, – запоздало ответил он на слова Сиаль.

– Они пытаются сбить нас с курса, – сказала Мара.

– Думаю, вы правы, – прорычал Фэл, – Если бы я был один, я попытался бы уйти по той расселине. Но… – он оглянулся на Сиаль, стоявшую позади него, и встряхнул головой, – Сейчас я не могу так рисковать.

– Простите, это мы втянули вас,  – сказал Люк, – Это за нами они охотятся.

– Не спешите с выводами. Некоторые синдики были бы рады избавиться от меня, потому что я хочу изменить чиссов. И один из них вполне мог воспользоваться ситуацией – напасть на одинокую баржу в ледяной пустыне.

– В любом случае, – сказала Мара, – мы должны действовать вместе.

– Может быть, если я сдамся им, они оставят вас в покое, – сказал Фэл.

– Нет! – воскликнула Сиаль, – Я не позволю тебе!

Люк согласно кивнул.

– Это будет бессмысленная жертва. Они все равно не оставят живых свидетелей, и вы это знаете. Более того, они используют нас как таунтаунов отпущения. Что может быть более правдоподобным, чем ссора между старыми врагами? Они скажут, что мы убили вас, а потом оказали сопротивление при задержании и были убиты.

Фэл кивнул.

– Так что вы предлагаете? Мы не можем бежать от них и не можем сражаться с ними.

– Я предлагаю остановиться.

– Но вы только что сказали, что мы не можем дать им то, чего они хотят, – удивилась Сиаль.

– Да.

– Так о чем же вы говорите?

Люк улыбнулся.

– Мы можем дать им больше того, что они ожидают.

Лейя прошла к своему креслу вместе с Хэном, С-3РО и двумя ногри – телохранителями. В огромном кратере стадиона самые комфортабельные места располагались наверху, позволяя привилегированным гостям с удобством наблюдать за церемонией, которая должна была вскоре начаться на стадионе. И, разумеется,  делегация Галактического Альянса относилась к таким привилегированным гостям. Места для них располагались справа от кресел премьер-министра Кандертола и старших сенаторов, находившихся на возвышении над остальными. День был жаркий. Зонтики на репульсорах медленно кружились над толпой. В толпе Лейя заметила флаги и транспаранты. Она не разглядела, что на них написано, но предположила, что здесь присутствуют и сторонники и противники союза с Кирамаком. Сегодня был очень важный день для Бакуры, от которого зависело будущее ее народа.

Но прямо сейчас ничего особенного не происходило. Премьер-министр еще не появился, и несомненно, после утренней встречи он избегал делегации Альянса. Пятьдесят солдат – п’в’еков образовали почти идеальное кольцо вокруг зоны в центре стадиона, в которой должна была происходить церемония, достаточно далеко от ближайших зрительских мест.

Хэн мягко пожал руку Лейи. Его тепло напомнило ей, почему она любит его. Даже в самые трудные времена он всегда был с ней. Вспышки раздражения скрывали глубину чувств, которая иногда удивляла даже его самого, и Лейя всегда была рада, когда он проявлял эти чувства.

– Как думаешь, дождь не испортит церемонию? – спросил Хэн.

Лейя проследила за его взглядом. К западу на горизонте собирались густые тучи, предвещая тропическую бурю.

– Если бакурианцы ничего не сделают, – сказала она, – то мы промокнем.

– Вот здорово… Еще одно оскорбление с их стороны.

Зазвучали фанфары, объявляя о прибытии лидеров сторон. Премьер-министр Кандертол, одетый в великолепное пурпурное одеяние, и Кирамак, возглавляли большую группу официальных лиц – людей, курценов и п’в’еков, направлявшихся к центральному кольцу. Здесь, после того, как прозвучал бакурианский гимн, они повернулись, обращаясь к толпе и, символически, к самой Бакуре.

– Народ Бакуры, – начал Кандертол, его голос, усиленный тысячами динамиков, разносился над стадионом, – Я рад приветствовать вас всех в этот знаменательный день. Вместе с нашими новыми союзниками п’в’еками мы вступим в новую эру мира и процветания. Как соседи и друзья мы примем общие ценности, которые связывают все культуры. Сегодня Бакура встречает свою судьбу, освобождаясь от страха перед старыми врагами и начиная строить общее будущее с новыми друзьями.

В толпе раздались как крики радости, так и неодобрения. Кандертол отступил назад, предоставляя слово Кирамаку. Мутант сси-руу был одет в блестящую серебристую амуницию, увешанную разноцветными лентами и крошечными колокольчиками, которые тонко звенели при каждом движении. Его чешуя радужно сверкала в слабеющих лучах солнца, постепенно скрывавшегося за тучами, и было трудно сказать, где кончаются украшения и начинается кожа. Небо все больше темнело, но это не могло скрыть уникальной красоты этого необычного существа.

Когда он заговорил, из динамиков раздался перевод его речи:

– Народ Бакуры, я имею честь представлять расу п’в’еков, недавно сбросившую оковы рабства. Мы свергли деспотический режим сси-рууви, основанный на жестокости и насилии! И теперь мы предлагаем вам союз! Два наших великих народа соединятся узами более чем просто дружбы. С заключением договора мы станем единым целым, наши судьбы будут связаны навеки!

Реакция толпы была той же, что и на речь Кандертола, но это никак не смутило обоих лидеров. Они поклонились друг другу, и премьер-министр с сопровождающими вернулся к своему месту. Проходя мимо Хэна и Лейи, он только небрежно кивнул им.

Хэн проворчал, что Кандертол не стоит и кучки навоза минокка. Лейя зашипела на него.

Заместителя премьер-министра нигде не было. Его отсутствие явно никого не беспокоило, но Лейя нашла это странным.

Но обдумать это она не успела – церемония уже началась. П’в’еки  – жрецы, украшенные длинными лентами, запели ритуальную песню. Кирамак ходил вдоль охраняемого кольца и разбрасывал какие-то блестящие осколки. Каждые несколько секунд в контрапункте песни Кирамак поднимал голову и произносил что-то.

– Ты можешь перевести это? – шепотом спросила Лейя С-3РО.

– Только частично. Это не тот диалект, на котором разговаривают п’в’еки. Это древний ритуальный язык, который…

– Не надо таких подробностей, Золотник, – раздраженно сказал Хэн, – Просто переведи то, что понимаешь.

– Как пожелаете, сэр. Кирамак обращается  к духу жизни Галактики, просит его услышать молитвы и исполнить желания. Он говорит: «Золотой свет этого утра принадлежит тебе. Это синее небо и белые облака принадлежат тебе. Ты там, где зеленеют листья и цветут цветы. Ты там, где дети вырастают и становятся сильными душой и телом».

– Очень поэтично, – проворчал Хэн, – И сколько еще это продлится?

– Церемония будет продолжаться целый час, сэр.

– Просто прекрасно… – Хэн вытянул ноги  и закинул руки за голову, – Лейя, разбуди меня, когда все закончится.

У неохраняемого входа на стадион остановился репульсорный фургон. За фургоном следовал аэрокар, которым управлял Гур. Он пролетел мимо, завернул за угол и там остановился. Тахири, выбравшись из машины, осторожно выглянула из-за угла. Как раз вовремя, они с Гуром успели заметить, как Блейн Харрис ведет Джейну, Малинзу Танас и двоих других в здание стадиона.

– Здесь совсем нет охраны, – прошептала Тахири, звуки странного пения из динамиков на стадионе заглушали ее голос, – Они прошли прямо внутрь!

– Я думаю, этот вход специально не охраняется, –  сказал рин, его хвост ритмично постукивал по ногам, – И если мы будем достаточно быстрыми, то сможем воспользоваться этим.

Они быстро, но осторожно подошли к дверям, в любой момент ожидая сигнала тревоги. Ничего не происходило, и они вошли в здание. Внутри шум толпы был гораздо громче. Тахири подумала, что на стадионе происходит что-то весьма впечатляющее, что бы это ни было.

– Ты сейчас чувствуешь свою подругу в Силе? – спросил Гур.

Джейна была заметна в Силе, как сияющий маяк, когда ее вывели из кабинета Блейна Харриса, за несколько минут до того, как туда пришли Гур и Тахири. Пока они пытались убедить охранников пропустить их к заместителю премьер-министра, Тахири почувствовала, что Джейна уходит из здания сенатского комплекса. Не добившись ничего от охранников, Гур и Тахири нашли порт для подключения дроидов, через который рин смог подключиться к камерам наблюдения и увидел, что Харрис идет вместе с Джейной. Хотя они не знали, куда и зачем заместитель премьер-министра ведет Джейну, они немедленно бросились за ним. Тахири уже потеряла надежду догнать Харриса вовремя, чтобы остановить церемонию. И то, что Харрис приехал на стадион, где и проводилась церемония, было большой удачей. Тахири подумала, что заместитель премьер-министра, возможно, уже знает о Кандертоле и хочет остановить церемонию.

Но мысли Джейны, ощущаемые в Силе, нарушили уверенность Тахири. Что-то здесь было не так. Если Джейна пленница Харриса, то… что это значит? Тахири не могла определить, кто на чьей стороне

– Ну? – спросил Гур.

Тахири кивнула.

– Да. Я отчетливо чувствую ее в Силе.

Они пошли дальше, следуя за Джейной по коридорам здания стадиона.

– Куда ты нас ведешь? – спросила Джейна.

Харрис, идущий в нескольких шагах впереди, проигнорировал ее. Салкели толкнул ее сзади в плечо. Это означало «заткнись и иди». Ей пришлось подчиниться, и следовать дальше за Харрисом по узким коридорам. Через некоторое время они остановились перед закрытой дверью, достаточно большой, чтобы в нее мог проехать ландспидер.

Харрис набрал код на замке и открыл его.

– Заходите, – приказал он пленникам.

Джейна подумала, что это помещение, вероятно, склад для оборудования. Но сейчас он был пустым, только в центре на полу стоял небольшой металлический контейнер.

– Слишком пусто на мой вкус, – усмехнулась она.

– Но в общем подходящее место, чтобы умереть, не правда ли? – Харрис закрыл дверь и встал рядом с Джейной, – Посмотри на это  ящик и скажи мне, что ты видишь?

Джейна опустилась на корточки, чтобы внимательнее взглянуть на ящик, продолжая при этом притворяться, что ее руки скованы наручниками. Подумав, она пожала плечами.

– Дистанционный  детонатор?

– Очень хорошо, – кивнул Харрис, – А теперь нажми красную кнопку.

Джейна невесело засмеялась.

– Ты думаешь…

– Нажми ее, – приказал Харрис, направив бластер на Малинзу, – иначе я застрелю девчонку.

Джейна взглянула на Малинзу. Лицо девушки было решительным, но ее глаза не могли скрыть страха. И Малинза и Джейна знали, что угрозы Харриса – не пустые слова.

– Хорошо, – сказала она и нажала кнопку. Включился таймер, отсчитывая время с десяти стандартных минут.

Харрис удовлетворенно кивнул и опустил бластер.

– На кнопке остался отпечаток твоего пальца. Когда ты умрешь и бомба взорвется, никто ничего не сможет сказать в твою защиту.

Джейна призвала Силу, заставляя себя сохранять спокойствие.

«Скоро…», сказала она себе, «Еще немного…»

– Знаешь, – сказала она, вставая, – Взрыв стадиона никак не улучшит отношений Бакуры с п’в’еками.

Она все еще надеялась выудить из него информацию.

– Если бы это было моим намерением, – ответил Харрис, – тогда действительно, это серьезно нарушило бы наши отношения с п’в’еками. Но… я не собираюсь взрывать весь стадион. Только ту его часть, где находятся мои враги.

«Враги?…»

С ужасом осознав, о ком он говорит, Джейна спросила:

– Мои родители?

Харрис удовлетворенно улыбнулся.

– Именно так, дорогая моя. Расследование неминуемо обнаружит, что это ты подложила бомбу, чтобы помешать заключению договора с п’в’еками. Джедаи очень не хотели, чтобы Бакура вышла из состава Галактического Альянса, и готовы были пойти на все, лишь бы не допустить этого. Твои родители должны были стать необходимой жертвой. Ты обманула Малинзу Танас и сумела убедить ее  похитить меня и привести сюда, на стадион. Но здесь Малинза, оставшаяся верной патриоткой Бакуры, раскрыла твои коварные планы и ценой собственной жизни и жизней своих друзей помогла мне освободиться. К сожалению, предотвратить взрыв бомбы было уже нельзя. Премьер-министр и большая часть сенаторов погибнут при взрыве…

– И тут появишься ты и поможешь провести церемонию до конца, – закончила Джейна.

– Да, в память о храброй Малинзе Танас, – улыбаясь, кивнул Харрис, – Красивый план, не правда ли?

– Это отвратительно… – прошептала Малинза, не силах скрыть дрожь в голосе.

– Но эффективно… – Джейна бросила взгляд на таймер, пока Харрис упивался злорадством. Осталось только семь с половиной минут на то, чтобы разобраться с Харрисом и Салкели и деактивировать бомбу. Трудная задача даже для джедая.

Лейя с интересом наблюдала за церемонией. Жрецы – п’в’еки к своей странной песне добавили необычный, словно текучий, танец. Кирамак закончил обходить круг и теперь обращался к небу, раскинув руки, словно намереваясь обнять всю планету.

– «Океаны космоса создали этот остров изобилия», – продолжал переводить С-3РО, – «Даже в бесконечной пустыне должен быть оазис. Мы приглашаем вас разделить его с нами в единстве Галактики: один разум, одно тело, один дух, один…». Боюсь, я не могу точно перевести эту фразу.

– Напомни мне, зачем мы сюда пришли, – прошептал Хэн. Лейя снова зашипела на него.

– Звезды милостиво освещают этот мир, – говорил Кирамак, – потому что это благословенное место…

Лейя вовсе не была в этом уверена. У Бакуры было не меньше проблем, чем у других планет, и Лейя сомневалась, что благословение п’в’еков способно это изменить. Если сюда явятся йуужань-вонги, потребуется нечто большее, чем размахивание руками и звон колокольчиков.

Лейя подумала, что если п’в’еки научились сражаться так же хорошо, как сси-руук, то есть шанс, что они смогут отразить нападение йуужань-вонгов. Сси-руук хорошо сражались, когда были вынуждены к этому. Страх умереть вдали от освященных миров заставлял с большой осторожностью вести боевые действия вне пространства Империума. Возможно поэтому сси-руук стали мастерами внезапных быстрых ударов, совершенствуя эту тактику годами. И чем больше было таких успешных нападений, тем сильнее становились сси-руук, потому что часто целью нападения был именно захват пленных для перекачки.

Тем не менее, по мере продолжения церемонии, Лейя чувствовала нарастающее беспокойство. Пение жрецов стало пронзительно высоким, так что С-3РО едва мог различать то, что говорит Кирамак.

Зрители сидели в глубоком молчании. Даже Хэн перестал притворяться, что ему неинтересно, и наклонился вперед, словно загипнотизированный пением и танцами п’в’еков.

«…укрепим связи… соединимся в славном союзе… хотя космос разделяет…»

Неожиданно Лейя почувствовала, как через нее прошла волна тревоги и страха. Сначала Лейя не могла понять, откуда это взялось, но потом почувствовала, что эмоции исходят из Силы.

– Хэн! – прошептала она, – Хэн, это Джейна!

Он мгновенно повернулся к ней.

– Где? – спросил он, оглядывая толпу в поисках дочери, – С ней все в порядке? Я не вижу ее!

– Она… не здесь, – Лейя попыталась объяснить, что она чувствует, – Она зовет меня в Силе. С ней что-то случилось, но она боится не за себя, а за нас, хочет нас предупредить… – Лейя встряхнула головой, не до конца поняв сообщение, – Что-то происходит…

Хэн посмотрел на нее.

– Что?

Лейя закрыла глаза, пытаясь разобраться в сигналах из Силы. Образы, значение которых она не могла понять, наполняли ее растущей тревогой.

– Хэн, нам надо убираться отсюда. И как можно быстрее!

Хэн немедленно вскочил на ноги. Он привык доверять инстинктам жены и дочери. Кахмаим и Миуолх шли рядом с Лейей, готовясь защищать ее, а Хэн пошел впереди. Никто из зрителей не обращал на них внимания: всех слишком увлекло зрелище, происходившее на арене.

Они без помех добрались до конца трибуны для почетных гостей. Поблизости не было ничего, что могло бы представлять угрозу, но дурное предчувствие Лейи не уменьшалось. Сигналы, посылаемые Джейной сквозь Силу, становились все более тревожными.

– Что происходит, Лейя? – спросил Хэн, – Где она?

– Она где-то поблизости. Я не хочу отвлекать ее, Хэн. Она…

Вдруг яркий образ возник в ее разуме: взрывное устройство, таймер отсчитывающий секунды…

– Ах… вот оно что… – выдохнула она, – Бегите все, бегите!

Последние слова она прокричала зрителям, стоящим вокруг нее, но никто, казалось, ее не услышал. Они были слишком увлечены происходящим внизу…

Ногри – телохранители торопили ее и Хэна с С-3РО к выходу.

– Нет! – крикнула Лейя, – Мы не успеем! Ложись! Ложись!

Ногри прижали ее к полу, закрыв собой, не переставая внимательно оглядывать толпу в поисках возможной угрозы. Пение жрецов, доносившееся из динамиков, стало невыносимо высоким. Расслышать что-либо было невозможно.

Следующее сообщение от Джейны было таким отчаянным, что словно вонзилось в ее разум: «Тахири, нет

Мир вокруг стал ослепительно белым и связь с Джейной в Силе оборвалась.

Ледовая баржа остановилась у подветренного склона огромной снежной дюны. Резкий вой репульсоров постепенно затихал. Фэл с ловкостью опытного пилота совершил почти идеальную посадку.

Когда баржа опустилась, могучий кореллианец взглянул на Люка, словно спрашивая: «Ты знаешь, что делаешь?»

Люк, тоже молча, кивнул. Фэл отключил щиты. Баржа сразу же вздрогнула от порывов ледяного ветра.

– Нам нужны защитные костюмы, – сказала Сиаль.

Сунтир Фэл встряхнул головой.

– Мы не пробудем здесь так долго, чтобы они нам понадобились.

Данни смотрела, как десять маленьких  катеров кружатся вокруг приземлившейся баржи. В глазах девушки уже темнело от усталости.

– Один направляется сюда, – сказала она, указывая на флаер, приземлившийся рядом с баржей.

– И второй, – заметил Штальгис.

Саба наблюдала, как странное транспортное средство в форме вертикального диска опустилось на лед рядом с баржей, опираясь на четыре длинные  стойки шасси. Открылась круглая панель в его борту, и оттуда вышла женщина-чисс в черной форме без знаков различия, вооруженная большой винтовкой. Она была высокая и стройная, как и все чиссы, которых Саба когда-либо видела. Женщина уверенно подошла к закругленному борту баржи и запрыгнула на палубу.

К ней присоединился второй пилот, также державший в руках большую винтовку. Саба знала, что чиссы называют это оружие чаррик. Женщина сняла шлем, открыв худое суровое лицо и короткие черные волосы. Голубая кожа ее лица казалась холоднее, чем лед вокруг.

– Ганет, – мрачно сказал Фэл, – я так и думал.

– Кто она? – спросил Люк.

– Ина’ганет’нуруодо.  Она командует фалангой враждебного мне синдика, одного из тех, кто выступает против предлагаемых мной реформ. И мне известно, что она настроена против вас.

Люк улыбнулся.

– Ну что ж, тогда нам пора встретить ее. Посмотрим, сможем ли мы изменить ее мнение о нас.

Фэл не ответил. Надев на руки черные перчатки, он повернулся к жене.

– Все готовы?

Сиаль кивнула и нажала кнопку на панели приборов. На маленьком дисплее рядом с главным экраном начался обратный отсчет.

Две минуты… одна минута пятьдесят девять секунд… одна минута пятьдесят восемь секунд…

Двери открылись, теплый воздух в рубке немедленно вырвался наружу. Саба почувствовала обжигающий холод. Как и все рептилии, она плохо переносила низкие температуры, и ей пришлось воспользоваться Силой, чтобы противостоять холоду – в груди образовался словно шар тепла, медленно распространяющегося по телу. Только ее конечности продолжали чувствовать холод, и Сабе пришлось сжать пальцы в кулаки и прижать хвост к ногам.

Сунтир Фэл вышел из рубки первым, излучая спокойствие и уверенность. Он оглянулся вокруг и подошел к чиссам. За ним вышел Люк, потом Саба, Мара и Штальгис. Данни и Сиаль остались в рубке.

Одна минута сорок пять секунд…

Фэл остановился перед женщиной и оглядел ее с выражением явного осуждения. Наконец он встряхнул головой.

– Вы не решитесь на открытый мятеж, Ганет.

– Я предпочитаю называть это… удалением, – спокойно ответила она.

– Именно этим вы оправдываете ваши действия?

Второй пилот подошел ближе, направив чаррик на Фэла и его спутников. Поблизости приземлились еще два флаера.

– Я не намерена препираться с вами, Фэл, – сказала Ганет, – Я хочу вашего сотрудничества. И вы будете сотрудничать с нами, потому что ваша дочь у нас.

Саба заметила появившееся напряжение в позе Фэла, но его лицо и голос оставались спокойными.

– У кого это «у нас»?

– Это неважно, – сказала она, и направив чаррик в грудь Фэла, – Важно только то, что она у нас, не так ли?

– По крайней мере, скажите мне, почему? – Фэл шагнул вперед, игнорируя направленный на него ствол, – С тех пор, как я присоединился к вам, я отдавал чиссам все. Я…

– Вы присоединились к Трауну, Фэл! Это не то же самое, что присоединиться к чиссам. Он отверг наши традиции, и, присоединившись к нему, вы доказали, что тоже не уважаете их.

– И одна из этих традиций – не стрелять по врагу, пока он не начнет стрелять первым?

Ганет спокойно улыбнулась.

– Вы не враг нам, Фэл. Вы всего лишь досадная помеха, от которой надо избавиться.

Одна минута…

– А что насчет нас? – спросил Люк.

Ганет повернулась к нему, наконец обратив на него внимание.

– Вы прибыли сюда по причине, не заслуживающей доверия. Вы могли обмануть Великие дома, но всех вы обмануть не сможете. Ваши поиски Зонамы-Секот – лишь прикрытие для чего-то более зловещего. Просто мы не знаем, для чего именно…

– Значит, вы намерены и от нас избавиться?

Ганет засмеялась.

– Мы всегда собирались избавиться от вас, джедаи. Нельзя позволить вам оставаться здесь.

– Значит, задержка… – начал Штальгис.

– Была уловкой, чтобы дать нам возможность подготовиться к действиям против вас.

– Так мы все были пешками в маленькой игре Ааба? – Люк встряхнул головой, – Что вы ему пообещали? Пост Сунтира, когда он освободится?

Тридцать секунд…

– Он помог нам решить сложную проблему, – кивнув, сказала Ганет, – В свое время он будет соответственно награжден.

– Так же, как собираетесь «наградить» Сунтира? – усмехнулась Мара, – У вашей расы вообще есть совесть?

– Нам знакомо  понятие совести, – сказала Ганет, поднимая чаррик, – но на войне ей нет места. А это война, Мара Джейд, не сомневайтесь. В войне есть только союзники и противники. Чиссам не нужны такие союзники…

Она махнула рукой, подозвав еще одного пилота.

– Пожалуйста отойдите от двери и повернитесь лицом к рубке. Все…

Десять секунд…

– К вашей жене это тоже относится, Фэл.

Барон махнул рукой. Сиаль и Данни вышли из рубки.

– Я обещаю вам легкую смерть, – сказала Ганет, – Нет позора в том, чтобы принять свою судьбу.

Три секунды…

– За чиссов!

– Да, – кивнула Ганет, неправильно поняв боевой клич Фэла, – За…

Люк передал в Силе приказ: «Атаковать!»

Саба, Мара и Данни набросились на чиссов – через долю секунды после того, как выстрелили пушки баржи.

Отвлечение сработало – Ганет и ее сообщники на секунду были отвлечены залпом с баржи и взрывами. Именно эта секунда и была нужна джедаям.

Фэл легко шагнул влево. Ганет инстинктивно повернулась за ним, собираясь стрелять. С шипением включился световой меч Люка, срезав ствол ее чаррика. Фэл ловким приемом сбил ее с ног, а Люк ударом Силы вырубил второго пилота.

– Вы меня услышали? – Люк повернулся к Фэлу, – Я не знал, что вы можете чувствовать Силу.

– Нет, – сказал Фэл, – просто я умею считать.

Бластерный разряд пролетел над головой Люка. Мара повернулась и увидела, что двое чиссов заняли удобную позицию для стрельбы у края борта баржи. Первый выстрел Мара отразила световым мечом, разряд ушел в снег. Второй выстрел вообще прошел мимо. Саба с помощью Силы вырвала винтовку из рук одного чисса. Второй выстрелил в нее. Выстрел был точным, и убил бы Сабу, но она отразила его световым мечом прямо в противника. Чисс упал с борта баржи в снег.

Ревущий звук двигателей возвестил о еще одной опасности. Выстрелы с флаера прошли над палубой, едва не задев Сабу. Флаер начал разворачиваться для второго захода. Еще два аппарата приближались с той же целью.

– Включите щиты! – крикнул Штальгис, схватив с палубы чаррик и выстрелив по одному из флаеров. Выстрел попал в борт, но не причинил флаеру вреда.

– Смотри. Саба! – сказала Мара, указывая на приземлившиеся флаеры, которые остались без пилотов, – Вот наш шанс!

Саба мгновенно поняла, что хотела сказать Мара. Даже с включенными щитами баржа, способная только к пассивной обороне, могла быть уязвима для шести оставшихся флаеров. Чтобы добраться до космопорта, необходимо действовать более активно.

Напрягая мускулы на своих мощных ногах, Саба подбежала к борту и прыгнула в снег.

Вовремя. Ее хвост попал во включившееся дефлекторное поле. Свернув его от обжигающей боли, Саба побежала к ближайшему флаеру. Мара, выбрав флаер, стоявший правее, использовала Силу, чтобы двигаться быстрее по глубокому снегу.

Флаеры были крупнее, чем казались в полете – диаметром не менее чем в два роста Сабы и в три раза шире. Они стояли в снегу, как блестящие черные колеса. Подбежав к флаеру, Саба по лесенке забралась в кабину. Управление флаером отличалось от всего, что Саба видела раньше, но, как и чаррик, работало по понятным ей принципам. Флаер не был оснащен сложной системой безопасности. Обернув обожженный хвост вокруг ног, Саба включила двигатели.

Флаер завис над поверхностью, стойки шасси с легким жужжанием втянулись в корпус. Потом аппарат резко взлетел в небо, кабина задрожала от работы мощных репульсоров, Сабу вдавило в кресло, она зарычала от боли в хвосте.

Управление оружием флаера также было довольно простым. Саба активировала бластерную пушку и прицелилась в один из шести вражеских флаеров, уже заметивших новую угрозу. Ее первый выстрел прошел мимо. Она поправила прицел, одновременно привыкая к тому, как флаер реагирует на управление. Второй выстрел был гораздо ближе к цели, но опять не попал. Саба пыталась бороться с головокружением, когда преследуемый ею флаер сделал резкий вираж, чтобы стряхнуть ее с хвоста. Прошло уже немало времени с тех пор как она последний раз сражалась с реальным противником на истребителе над Барабом-1, но ей было приятно обнаружить, что ее навыки за это время не ухудшились.

Низкое рычание вырвалось из ее горла, когда вражеский флаер оказался в перекрестии прицела. Она выстрелила.

Брызнул фонтан искр. Ее выстрел разбил левый стабилизатор противника. Вражеский флаер завилял из стороны в сторону, пилот явно пытался посадить его. Саба не стала смотреть, удастся ему это или нет: она занялась следующей целью.

Мара сбила еще один флаер, но этого оказалось недостаточно, чтобы оставшиеся четыре отступили. Они прекратили атаковать баржу и построились в компактную квадратную формацию. Саба и Мара не могли пользоваться средствами связи флаеров, но Сила более чем компенсировала это. Саба следовала подсказкам Мары, даже если они противоречили тому, что говорили ее собственные инстинкты.

Когда Сила подсказала ей направить флаер прямо в центр чисской формации, она так и сделала, расколов строй чиссов и заставив их разлететься в разных направлениях. Мара, следуя за Сабой, сбила одного, сократив численное превосходство противника до трех к двум.

«На хвосте, Саба

Саба дернулась в кресле, пытаясь оглянуться, но тут же пожалела об этом. От резкого движения хвост, долгое время пребывавший в неподвижности, свело судорогой. Разряд вражеской бластерной пушки пролетел в опасной близости от кабины с правого борта. Заставив себя игнорировать боль, Саба потянула штурвал на себя, направив флаер вверх и вверх. Совершив петлю, она оказалась на хвосте того флаера, что стрелял по ней. Противник заметался, пытаясь стряхнуть ее, но оказался недостаточно быстрым. Выстрел Сабы срезал его бластерную пушку и пробил фонарь кабины. Неуправляемый флаер врезался в снежную дюну и взорвался. Обломки разлетелись далеко от места взрыва.

Мара, выполнив блестящий маневр, сбила еще одного противника и оказалась на встречном курсе с последним оставшимся чисским флаером. Два флаера мчались навстречу друг другу, и чисс не собирался сворачивать. Саба знала, что Мара тоже не намерена уступать. Полностью открыв себя Силе, она закрыла глаза и выпустила очередь из бластерной пушки. Когда она открыла глаза, чисский флаер, войдя в штопор, летел к земле, попадание повредило его маневровые двигатели.

Мара и Саба выполнили «круг почета» над приземлившейся баржей перед тем, как садиться. Люк, Данни и Сунтир Фэл связали Ина'ганет’нуруодо и троих оставшихся пилотов. Четверо чиссов на коленях стояли на палубе, с ненавистью наблюдая, как Саба и Мара поднялись на борт.

Саба, облегченно помахивая хвостом, присоединилась к своим друзьям. После жаркого боя воздух казался даже холоднее, чем раньше.

– Отличная работа, – сказал Люк, адресуя комплимент и Маре и Сабе.

Похвала от такого знаменитого пилота, как сам глава Ордена, была очень приятна Сабе.

– Спасибо, – смущенно сказала она.

– Генератор помех  установлен на флаере Ганет, – Люк указал на один из флаеров, стоявших рядом с баржей, – Он так и не был отключен, и они не смогли вызвать подкрепления.

– Но сейчас мы можем отключить его? – спросила Мара.

Все повернулись к Фэлу, который лучше всего знал, как на этот случай отреагируют местные силы безопасности.

– Я думаю, нам лучше продолжить полет в космопорт, как и планировалось, – сказал он, – Пока мы здесь, все еще есть возможность, что на нас опять нападут. А если мы появимся в космопорту с пойманными преступниками, мы поставим власти перед свершившимся фактом, – он взглянул на Ганет, с яростью смотревшую на него, стоя на коленях, – Пусть они увидят этих недостойных называться чиссами. Мы должны показать всю тщетность бездействия, когда галактика охвачена войной. Нет смысла притворяться, что мы сильны, когда структура командования чиссов разложилась настолько, что синдики позволяют себе пиратские нападения.

Сиаль подошла к нему.

– Я не хочу, чтобы ты опять ушел на войну, – сказала она, – но лучше воевать, чем быть предателем своего народа.

Фэл обнял ее за плечи. Он ничего не сказал, но по его глазам было видно, как он любит ее.

– Надо подобрать других пилотов со сбитых флаеров, – сказал Люк, – Мы не можем оставить их замерзать.

– Почему? – спросил Штальгис, враждебно взглянув на Ганет, – Они убили бы нас без всяких колебаний.

Ганет посмотрела на него не менее враждебно.

– Но мы – не они, – подчеркнул мастер-джедай, – Саба, ты можешь обнаружить их?

Проверив с помощью Силы пространство вокруг баржи Саба легко обнаружила выживших чиссов.

– В живых осталось четверо. Трое из них ранены. Оная приведет вас к ним.

Фэл поднял пленников на ноги.

– В трюм, – приказал он, – И без фокусов, Ганет. Мне не свойственно джедайское милосердие, можешь мне поверить.

Женщина бросила на него злобный взгляд, но подчинилась.

– А что с Вин? – спросила Сиаль, – Как мы сможем ей помочь?

– Не волнуйтесь, – сказал Люк, – Насколько я знаю Джейсена, он уже занялся этим.

Джейна никогда не позволяла себе полностью сдаться отчаянию. Но разочарование – иное дело. Она уже дважды пыталась отвлечь Салкели, но родианец слишком бдительно наблюдал за ними. Его бластер был все время нацелен на Малинзу, и Джейна не рисковала атаковать его.

Потом она почувствовала прикосновение в Силе, знакомое и в то же время странно незнакомое.

Тахири была где-то поблизости и искала ее.

Хотя Джейна не хотела соприкасаться с ее разумом, она сделала свое присутствие в Силе как можно заметнее. Если Тахири подойдет вовремя…

Не подозревая о происходящем, Харрис достал из складок своей роскошной одежды световой меч Джейны и включил его.

– Осталась только одна вещь, чтобы сделать нашу историю неопровержимой, – сказал он, – Если наши враги – джедаи, то на теле мученицы должны быть найдены раны от их оружия. Не так ли, Малинза?

Салкели усмехнулся, когда Харрис подошел к Малинзе. Девушка в ужасе отшатнулась. Вирам встал между Харрисом и своей возлюбленной. Но Харрис не остановился.

– Все равно никого из вашей «Свободы» нельзя оставлять в живых, – сказал он, поднимая фиолетовый клинок, – Неважно, кто умрет первым.

Джейна не могла больше ждать. Если она собиралась атаковать, надо было атаковать сейчас.

Быстрым движением она сбросила наручники и ударом Силы выбила световой меч из руки Харриса. Глаза Салкели расширились от изумления таким поворотом событий. Он попытался выстрелить в нее, но Джейна оказалась быстрее –  перекатившись, она сбила родианца с ног. Харрис, не теряя времени, достал свой бластер, но Джейна была уже на ногах и отразила первые два выстрела. Следующие два прошли мимо. Джейна бросилась к Харрису и ударила его по голове рукояткой светового меча. Оглушенный бакурианец рухнул на пол, на его лице застыло выражение испуга и злости.

Убедившись, что Харрис больше не представляет угрозы, Джейна снова повернулась к Салкели. Но о нем уже позаботилась Малинза. Несмотря на наручники, девушка сумела провести болевой прием, выкрутив родианцу руку, и прижала его к полу.

Джейна кивнула.

– Отлично, – сказала она, – Протяните вперед руки.

Ловкими движениями светового меча она разрезала наручники Малинзы и Вирама.

– Ты заплатишь за все! – прорычал Салкели, – Скоро тебе придет конец, джедайская мразь!

– Может, вырубить его? –  спросил Вирам, поднимая бластер Харриса.

– Не сейчас, – сказала Джейна, выключая световой меч, – Нам может понадобиться его помощь.

Вдруг она увидела, что от пульта управления взрывным устройством остались лишь обломки, и ее охватил страх. Один из отраженных бластерных выстрелов попал прямо в пульт. Родианец взглянул на дымящийся оплавленный ящик и издевательски расхохотался.

Малинза тоже увидела это и растерялась.

– Что же нам делать? – спросила она.

Джейна отчаянно искала решение.

– Сколько времени у нас еще осталось по таймеру?

Вирам встряхнул головой.

– Понятия не имею.

– Вы проиграли! – злорадно прохрипел Салкели.

– Еще нет, – Джейна схватила его за подбородок, – Ты, гадость зеленая,  говори где бомба?!

Родианец уставился на потрескивающий клинок светового меча, приблизившийся к его лицу.

– Я-то скажу, но вы все равно ничего не сможете с ней сделать. Она прямо под трибуной для высокопоставленных зрителей, за феррокритовой опорой.

– Мы действительно ничего не можем сделать, – сказала Малинза, – Мы заперты здесь.

Послышался стук в запертую дверь.

Джейна почувствовала в Силе, что Тахири пытается привлечь ее внимание, но дверь была слишком толстой, чтобы кричать через нее, а двух джедаев было слишком мало, чтобы образовать боевое слияние в Силе.

Отчаяние снова охватило ее, но только на мгновение. Взглянув на Салкели, она неожиданно вспомнила… Обшарив карманы родианца, она нашла то, что искала: свой комлинк.

– Тахири, ты меня слышишь?

Через секунду пришел ответ:

– Джейна? Мы здесь, прямо за дверью!

– Я знаю. Вы можете открыть ее оттуда?

После некоторой паузы Тахири ответила:

– Чтобы подобрать код, потребуется минута или две, но… да, мы можем открыть дверь.

– У нас нет минуты или двух. Тахири, слушай: на стадионе заложена бомба. Ты должна найти ее и обезвредить.

– Где она?

Джейна повторила информацию, полученную от Салкели.

– И сколько времени у нас осталось?

– Я не уверена, но явно не очень много. Таймер был включен на десять минут, и сейчас какое-то время уже прошло. Тебе лучше поспешить.

– Хорошо. Гур останется здесь и попытается открыть дверь.

– Кто это?

– Это рин, который помогал нам. Ты можешь ему доверять.

Джейна кивнула.

– О нас не беспокойся. Мы в большей безопасности, чем ты. А сейчас иди!

Джейна почувствовала, что Тахири убегает по коридору, пользуясь Силой, чтобы бежать быстрее. Она чувствовала, что Тахири очень устала, и хотела как-то помочь ей. Но отсюда Джейна мало что могла сделать.

Она отвернулась от двери и подошла к корчившемуся на полу Салкели, который тщетно пытался освободиться.

– Я думала, у родианцев всегда есть план побега.

Салкели только плюнул в ее сторону. Она не обратила на это внимания.

– Отвечай, как обезвредить бомбу?

– Откуда я знаю? – прорычал он, – А если бы знал, то все равно не сказал бы. Я и так сказал вам слишком много.

Джейна вздохнула.

– Ладно, попробуем снова.  Как обезвредить бомбу? – спросила она, воздействуя на его разум Силой.

Его глаза на секунду потускнели.

– Сейчас невозможно ее обезвредить, – сказал он.

Ответ поразил ее.

«Но ведь должен быть какой-то способ

Она еще раз воздействовала на его разум Силой. Она не могла поверить, что родианец вообще ничего не знает о бомбе Харриса.

– Каким способом можно обезвредить бомбу?

– Отключить дистанционный детонатор, – ответил он без сопротивления. Потом, бросив взгляд на разбитый пульт, он злорадно улыбнулся, – Но, как я уже сказал, сейчас ее невозможно обезвредить.

Джейна выругалась сквозь зубы. Едва ли родианец мог сопротивляться воздействию Силы, поэтому, скорее всего, он сказал правду – по крайней мере, так, как он эту правду видел. И даже если Харрис знает другой способ обезвредить бомбу, она уже не успеет вовремя привести его в сознание и допросить.

– Я уже почти там, – сообщила Тахири по комлинку, сигнал с которого с трудом пробивался через десятки метров дюрастали и феррокрита, – Ты не узнала какую-нибудь информацию о бомбе?

Джейна встряхнула головой, начиная чувствовать тошноту.

– Тахири, я думаю, что бомбу нельзя обезвредить.

– Что?

– Ее нельзя отключить без пульта управления – а пульт уничтожен!

– Но должен быть какой-то способ, Джейна!

– Нет. Я видела такие штуки раньше. Нам  еще повезло, что она не сработала автоматически, когда пульт был разбит.

– Тогда что делать?

– Я попытаюсь связаться с мамой и отцом, и пусть они предупредят Кандертола. Может быть, они успеют уйти с трибуны.

– Сколько времени у нас осталось?

– Я по-прежнему не знаю, Тахири. Но его все меньше и меньше, поэтому лучше тебе уйти оттуда побыстрее.

Джейна попыталась связаться с Лейей по комлинку, но сигнал был слишком слабый. Тогда она обратилась к Силе. Присутствие Лейи в Силе было ярко заметно даже среди тысяч разумов. Через нее Джейна почувствовала гипнотическую энергию церемонии освящения, и с трудом пробилась сквозь нее.

«Мама! Вы должны скорее уйти оттуда! Там бомба

Общаться в Силе возможно было не словами, а только представляемыми образами, и Джейне было трудно передать то, что она хочет сказать. Она отчаянно старалась передать свое сообщение и, наконец,  получила отклик от своей матери. Но было трудно понять, поняла ее Лейя или нет.

– Я нашла бомбу, – снова вышла на связь Тахири, – Она здесь, прямо передо мной.

Тревога Джейны удвоилась.

– Что ты там делаешь, Тахири? Я сказала тебе уходить оттуда!

– Я должна попытаться обезвредить ее.

– Тахири, делай как я сказала! Уходи оттуда и постарайся предупредить других.

– Джейна, мы не знаем, сколько времени осталось до взрыва. А если со стадиона не успеют вывести всех вовремя?

Джейна с трудом удержалась чтобы не выругаться.

– Ты… даже не знаешь, что надо делать чтобы обезвредить бомбу!

– Тогда я буду импровизировать.

Джейна попыталась создать боевое слияние в Силе с Тахири. Связь была слабой, но она все же смогла увидеть то, что видела Тахири. Бомбу перед ней нельзя было обезвредить без специального оборудования, но на бомбе был таймер. Синие цифры на индикаторе показывали, что до взрыва осталось семьдесят секунд.

Шестьдесят девять…

Что-то темное и холодное оттолкнуло ее и связь прервалась.

«Мама! Ты слышишь меня?», снова вызвала ее Джейна, сопротивляясь охватившему ее отчаянию, «Выведите всех оттуда

Дверь склада с шипением открылась, и вошел рин.

– Что происходит?

Джейна взглянула на хронометр. До взрыва оставалось около тридцати секунд.

– Закрой дверь, – приказала она, – Бомба сейчас взорвется.

Связь в Силе с Тахири восстановилась, но по-прежнему была слабой.

– У меня кое-что получается, – сказала Тахири по комлинку, – Я открыла корпус бомбы и думаю, что смогу…

Вспыхнули искры. Джейна увидела в Силе картину горящих проводов. И чувство безнадежности – Тахири не знала, что делать дальше.

-Тахири, ты должна уйти оттуда!

– Нет, есть возможность обезвредить бомбу!

– Ее нельзя обезвредить. Беги!

– Я могу сделать это, Джейна. Я должна!

– Почему? Ты хочешь умереть как Энакин?

Джейна почувствовала, какую боль причинили Тахири эти слова, и пожалела о них.

– Тахири, я…

– Джейна, ты не веришь мне?

– Тахири, ты не должна ничего мне доказывать. Пожалуйста, просто…

– Я могу сделать это! Я знаю, что могу!

– Тахири, давай отложим споры на другое время, хорошо?

Вдруг снова что-то темное разорвало связь в Силе, его присутствие словно отбрасывало черную тень в разуме Джейны.

– Мон-маул рриш ха камассаими!

Эти слова врезались в разум Джейны как зазубренный клинок.

– Тахири!

– Нет! – закричала Тахири, ее отчаяние раскололо тьму, – Оставь меня!

Но ее воля была не такой сильной, как тьма, и разорванные куски призрачной тени собрались вместе, став вдвое сильнее.

– Доро’ик вонг пратте!

Голос в комлинке не был похож на голос Тахири, но Джейна узнала слова. Она много раз слышала их раньше. Это был боевой клич йуужань-вонгов.

– Риина? – спросила Джейна.

Голос с необычной легкостью перешел на общегалактический язык.

– Энакин убил меня, и ты хочешь убить меня! Я не позволю этому случиться! Крел наг ш’н рруш фек!

– Подожди, Риина!

Было слишком поздно. Время истекло. Джейна скорее почувствовала, чем услышала приглушенный взрыв. Пол склада вздрогнул, никто не устоял на ногах. Освещение погасло, кто-то закричал.

Джейна пришла в себя, когда пол перестал трястись. Она отчаянно потянулась к Силе, пытаясь найти Тахири. Но не смогла ее найти.

Тахири не было.

Джейсен чувствовал в Силе страх Вин, когда он следовал за ней и за ее конвоирами – чиссами по ледяным туннелям под замерзшей поверхностью Ксиллы. Он чувствовал, что Вин испугана, но не обнаруживал ничего конкретного, к чему был привязан ее страх. Она явно испытывала неприязнь к Аабу, но пока он не сделал ничего такого, что могло бы напугать ее.

«Будем надеяться, что это положение не изменится в худшую сторону», подумал он.

– Не понимаю, – прошипела Айролия, стоя позади него, – Зачем Аабу похищать дочь синдика Фэла?

– Я тоже этого не знаю, коммандер. Все, что я знаю – то, что он похитил ее и мы должны остановить его до того, как он причинит ей вред.

– Но откуда вы это знаете? – спросила она, – Мы не представляем, что такое эта ваша Сила. Как я могу знать, говорите ли вы правду? Насколько мне известно…

Он жестом заставил ее замолчать. Они достигли перекрестка, и Джейсен осторожно выглянул за угол. У него не было времени оправдывать свои действия перед Айролией или убеждать ее в существовании Силы. Вин была близко; он чувствовал ее.

Впереди блеснул зеленоватый свет. Пузырь тепла, в котором находились Ааб, двое чиссов-охранников и младшая дочь Сунтира Фэла, быстро удалялся от них.

– Они направляются к конечной станции, – сказала Айролия, выглянув вместе с ним.

– Что это за конечная станция?

– Станция подземной транспортной линии. Глубоко под поверхностью прорыты туннели, по ним ездят вагонетки.

Джейсен быстро обдумал услышанное.

– Значит, мы должны остановить их до того, как они доберутся до станции.

– Согласна, потому что если они сядут в вагонетку, то через час могут оказаться на другой стороне планеты.

Джейсен обернулся и посмотрел на нее. Айролия смотрела вперед, ее лицо выражало решительность. Голубая кожа и красные глаза контрастировали с окружавшим ее ледяным мраком. Скептицизм, звучавший в ее голосе еще несколько секунд назад, казалось, покинул ее. Даже если она не была уверена в мотивах Джейсена, она была исполнена решимости помочь ему спасти Вин.

Он ощутил что-то вроде смутного чувства вины. Она отвечала за безопасность делегации Галактического Альянса во время ее пребывания в пространстве чиссов. Вины Айролии не было в том, что ее предал старший офицер, в приказах которого она даже не сомневалась. Джейсен мог понять ее желание как-то исправить ситуацию.

Свет мелькнул и погас в конце туннеля. Джейсен знал, что необходимо подойти ближе. Он подумал, как придется прятаться в темном ледяном коридоре, чтобы Ааб и охранники не заметили, но ждать дальше было нельзя. Чем больше он медлит, тем меньше шансы на спасение Вин.

– Пойдем, коммандер. Нам придется бежать, чтобы догнать их.

– Вы уверены, что можете это сделать? Бегать при такой температуре более опасно, чем вы можете представить.

– Просто постарайтесь не отстать от меня.

Джейсен позволил Силе течь сквозь него, направляя его шаги и усиливая мускулы ног. Усталость исчезла, как и тревога за Вин. Он сосредоточился на беге: чистое действие, позволявшее ему сфокусировать мысли. Он не знал точно, что он будет делать, когда догонит Ааба. Да это и неважно. Ничего не важно. Он сейчас существовал только для того, чтобы пробежать этот ледяной туннель, отделявший его от Вин, и пока он сконцентрирован на этой задаче, он способен выполнить ее с легкостью.

Айролия не отставала от него, но ей для бега явно требовались большие усилия. Когда они достигли перекрестка, за которым в последний раз видели Ааба, она уже задыхалась и оперлась о стену, чтобы отдохнуть, пока Джейсен осторожно выглядывал за угол. Теперь они подошли гораздо ближе – Ааб был уже четко различим, его лысый череп блестел в пузыре света.

– Вы можете бежать дальше? – шепотом спросил Джейсен.

Айролия кивнула.

– Я в отличной физической форме, – сказала она, вытирая пот со лба, – Я могу пробежать в три раза большую дистанцию и сражаться после этого.

– Рад слышать, – сказал Джейсен, – потому, что именно это нам и придется делать, – Он снова заглянул за угол, – Как вы думаете, скоро они доберутся до этих вагонеток?

– Через два перекрестка будет конечная станция.

– Тогда нам лучше поспешить. Вы уверены, что можете бежать?

– Просто постарайтесь не отстать от меня, – съехидничала Айролия.

Джейсен улыбнулся и продолжил бежать. На этот раз он был более осторожным, потому что сейчас его вполне мог заметить Ааб или чиссы – охранники. Джейсен не знал, как распространяется звук сквозь силовые поля, удерживающие тепло, но сейчас он не мог допустить, чтобы его заметили. Он даже не знал, сможет ли он сам пробиться через эти поля. Следующие два поворота дадут ему и Айролии время догнать группу Ааба как раз в тот момент, когда они дойдут до станции – и окажутся вне прикрытия силовых полей.

Когда Джейсену удалось подобраться ближе, он услышал слабое шипение от включающихся силовых полей. Слышались и звуки голосов, слишком слабые, чтобы можно было услышать что-то кроме отдельных отрывков фраз. Однако из нескольких слов он понял, что Вин начала задавать вопросы о намерениях Ааба, спрашивая, почему ее отец приказал вести ее через ледяные туннели, а не на барже. Ааб проворчал что-то, чего Джейсен не расслышал, так же как и ответа Вин, но в голосе девочки явно звучало недоверие.

Они повернули за один угол, потом за другой. Теперь между ними и конечной станцией оставался только прямой отрезок туннеля. Джейсен и Айролия шли за пузырем тепла, оставаясь за пределами освещаемого в нем пространства. Джейсен снял с пояса световой меч и приготовился его включить.

Пузырь тепла растворился, когда Ааб, охранники и Вин вышли из туннеля. Перед ними была конечная станция – пространство, гораздо меньшее, чем представлял Джейсен. В стене коридора было несколько дверей. Джейсен предположил, что это воздушные шлюзы, ведущие к вагонеткам.

Джейсен и Айролия остановились на выходе из туннеля, спокойно наблюдая, как Ааб и чиссы подошли к одной из дверей. Только когда одна из дверей скользнула вверх, Вин снова заговорила:

– Я хочу поговорить с моим отцом, – сказала она, – Я хочу знать, где он сейчас.

– Ты не думаешь, что немного поздно спрашивать об этом? – злорадно произнес Ааб, его большой рот искривился в угрожающей усмешке.

Вин обеспокоенно встряхнула головой.

– Это неправильно, – сказала она, делая шаг назад, – Вы лгали мне. Мой отец не просил меня прийти сюда!

Ааб отошел в сторону, отрезая ей путь к отступлению.

– Почему я должен лгать тебе, Вин? Я доверенный подчиненный твоего отца. Ты знаешь это. Зачем же ты оскорбляешь меня этим обвинением?

– Доверенный подчиненный? – Вин выглядела испуганной, но была настроена решительно, – Мой отец говорил, что даже не слышал о вас, пока вы не появились в пространстве чиссов в поисках убежища. Он думает, что вы дезертир!

Джейсен сейчас не мог видеть лица Ааба, но поза флагманского штурмана стала более напряженной.

– У тебя просто истерика, – холодно сказал он, – Следи за тем, что говоришь.

– Так вы это отрицаете? – продолжала Вин, хотя вполне понимала, в какой опасности находится.

– Это неважно, – сказал он, расстегивая кобуру, – Ты пойдешь со мной, хочешь ты того или нет, а о твоем отце скоро забудут. Его время прошло. Оборонительный флот не будет помогать соседям, которые не в состоянии справиться со своими проблемами. Чем скорее от вас избавиться, тем лучше для чиссов.

Вин отступила назад еще несколько шагов, попав прямо в руки одного из охранников. Ааб вытащил бластер.

Джейсен услышал достаточно. До этого можно было предполагать, что Ааб следует каким-то приказам, но теперь не оставалось сомнений в его намерениях.

– Флагманский штурман, я думаю, в ваших интересах будет положить оружие и отпустить девочку, – сказал Джейсен, включая световой меч и выходя из темного коридора.

Ааб повернулся, направив бластер на Джейсена. Увидев рядом с джедаем Айролию, бывший имперец нахмурился.

– Что это значит? Я требую объяснений!

– Интересно, а я собиралась потребовать того же от вас, – сказала Айролия, доставая свой бластер.

– Я не обязан ничего вам объяснять, коммандер, – насмешливо улыбнулся Ааб, – Я здесь старший по званию. Не забыли? И я приказываю вам вернуться к исполнению ваших обязанностей.

– Моя обязанность, как офицера Оборонительного Флота – обеспечивать безопасность пространства чиссов. Эта обязанность, как вы отлично знаете, важнее любой другой. И прямо сейчас я исполняю свой долг, – Айролия подняла бластер, – Поэтому, если вы не бросите оружие, сэр…

– Глупцы!

Джейсен почувствовал возмущение в Силе за секунду до того, как Ааб выстрелил. Инстинкты джедая заставили его броситься вперед, и световой меч отбил бластерный разряд, не позволив ему попасть в Айролию. Спустя долю секунды она тоже выстрелила. Джейсен отразил мечом и ее выстрел.

– Что ты делаешь?! – прошипела Айролия.

Джейсену некогда было объяснять ей, что совсем не обязательно кого-то здесь убивать. Он подошел к Аабу, флагманский штурман попятился. Чиссы – охранники застыли в нерешительности.

– Вы трусы! – крикнул Ааб, – Это всего лишь мальчишка! Взять его!

Но охранники отошли в сторону, явно не желая вступать в конфликт с джедаем и Айролией. Когда коммандер жестом приказала им сложить оружие, они сделали это без промедления. Участвовали ли они в заговоре Ааба или просто выполняли приказы, предстояло выяснить позже.

Оценив ситуацию, Ааб схватил Вин и поставил ее между собой и Джейсеном. Потом он немного повернулся, чтобы открыть дверь шлюза, ведущего к вагонеткам – его единственный путь на свободу. Джейсен быстро шагнул вперед, держа световой меч в положении изготовки к бою.

Воздействием Силы он заставил дверь снова закрыться. Ааб врезался в дверь и рухнул прямо к ногам Джейсена, бластер вылетел из его руки. Вин, освободившись, быстро подобрала оружие и направила его на своего похитителя.

– Бежать некуда, – сказал Джейсен. Наступившую тишину нарушало только гудение светового меча.

Вин с удивлением наблюдала, как он, воздействуя на разум Ааба, заставил его сдаться. В глазах Ааба мелькнула дерзость, но только на мгновение. Флагманский штурман вздохнул и сел на пол.

Джейсен опустил световой меч, радуясь, что Вин на свободе и что все обошлось без крови.

Джейсен включил комлинк, и немедленно раздался сигнал вызова. Это был его дядя.

– Джейсен? У тебя все хорошо?

– Все отлично.

– А Вин?

– Она в полном порядке. Мы арестовали Ааба. Подробности я расскажу тебе позже.

– Ты отлично справился, Джейсен, и очень помог нам.

– Спасибо, дядя Люк, – ответил Джейсен, выключая световой меч и вешая его на пояс.

Айролия в это время разговаривала по коммуникатору, вмонтированному в стену, вызывая подкрепления.

– А у вас как дела? – спросил Джейсен.

– Сейчас все нормально, – ответил Люк, – С нами связалась Тэкли. Кто-то пытался проникнуть в воздушный шлюз «Тени Джейд», но не очень решительно. Охрана космопорта уже расследует этот инцидент. Похоже, мы весьма удачно избежали большой опасности, как думаешь?

Джейсен, наблюдая, как охранники поставили Ааба на ноги, смог только молча кивнуть, хотя Люк не мог этого видеть. После неудачной попытки уничтожения делегации Альянса, чисские власти должны были изменить отношение к ним в лучшую сторону – так же как и семья Фэлов. Организаторы покушения, если предположить, что Ааб был не самым высокопоставленным из них, несомненно, ни за что не признаются в своей причастности к нападению на мирных дипломатов, опасаясь репрессий со стороны властей или мести Галактического Альянса, который, конечно, не оставит инцидент без внимания. Возможно, даже, что двухдневный срок на разрешение пользоваться библиотекой будет продлен.

– Когда вы вернетесь в библиотеку? – спросил он дядю.

– Где-то через час, – ответил Люк, – Тогда мы продолжим наш поиск.

Джейсен снова кивнул себе, радуясь, что смог справиться с ситуацией и можно вернуться к работе.

– Джейсен,– сказал Люк, – Не думай, что все, что здесь произошло, является неважным. Даже самые незначительные действия могут иметь большие последствия. И мы можем только гадать, что это будут за последствия.

– Я знаю, дядя Люк, – сказал Джейсен, – Мы поговорим об этом, когда ты вернешься.

– Береги себя, Джейсен.

– Ты тоже.

Выключив и повесив на пояс комлинк, Джейсен задумался над словами дяди. Какие последствия могут быть вызваны событиями сегодняшнего дня? Возможно, Вин еще сильнее захочет посетить Корускант. Когда-нибудь, когда война закончится, она сможет последовать за братом и покинуть государство Чиссов ради Галактического Альянса. Джейсен чувствовал в ней смелость и решительность в сочетании с незаурядным интеллектом. И если она захочет чего-то, несомненно, она этого добьется.

«Что станет с тобою, Вин Фэл?», подумал он, «Только время знает…» И если он не может дать ей ничего, он даст ей хотя бы это – время, чтобы она успела осознать свой потенциал. Свой, чиссов и самой Галактики.

Он прервал ход далеко ушедших мыслей, заставив себя вернуться в настоящее. Вин стояла рядом с ним, держа бластер. Она смотрела на Джейсена, и в глазах ее было что-то вроде благоговейного обожания.

– Ты в порядке? – спросил Джейсен.

Она кивнула.

– Да, все нормально,  – она не сводила с него восхищенных глаз, – Спасибо за то, что не бросил меня. Ты был великолепен!

Джейсен почувствовал, что краснеет от такого комплимента. Но он заставил себя не думать об этом. Есть гораздо более важные вещи – важнее чем Вин, чем Ааб, чем даже сам Джейсен. Поиск Зонамы-Секот представлял первостепенную важность. Все остальное только отвлекало от него.

– Это наша работа, – сказал он и улыбнулся, стараясь скрыть свое смущение, – Жизнь джедая не назовешь скучной!

«Мама? Мама

После взрыва разум Джейны наполнился болью. В Силе, наполнившейся страданиями раненых и умирающих, она искала свою мать. И она почувствовала ее – Лейя и Хэн пробивались сквозь охваченную паникой толпу туда, где более всего была необходима помощь.

Джейна села и осмотрелась в тусклом свете аварийного освещения. Складское помещение было заполнено пылью, но осталось неповрежденным, как и предполагал Харрис. Малинза встала, оглушенно встряхивая головой. Вирам и Гур уже стояли на ногах, кашляя от пыли. Салкели лежал, свернувшись клубком и радостно ухмыляясь от того, что их попытки обезвредить бомбу не увенчались успехом. Харрис по-прежнему лежал без сознания в углу, где его оставила Джейна.

Она схватила с пола комлинк и быстро включила его.

– Мама? – она открыла дверь склада, чтобы уменьшить помехи, – Мама, ты меня слышишь.

Через несколько секунд Лейя ответила:

– Да, Джейна, я слышу тебя.

Услышав голос матери, Джейна испытала огромное облегчение.

– Ты в порядке, Джейна?

– Да, мама, но… Тахири…

– Я знаю. Я тоже это почувствовала.

– Что с ней?

– Мы не знаем, Джейна.

– Я никогда не прощу себе, если она…

Лейя прервала ее:

– Ты не должна винить себя за то, что случилось здесь.

Но Джейна знала, что это не так. Если бы она не отдалилась от Тахири, если бы она помогла ей, вместо того, чтобы…

Она заставила себя отбросить эти ненужные самообвинения.

– Что у вас там происходит, мама?

– На стадионе полный хаос. Взрыв разрушил трибуну премьер-министра. Полиция пытается очистить стадион.

Джейна почувствовала в Силе образы, мелькавшие в разуме ее матери: искаженные от боли и страха лица, дымящиеся обломки и кровь – много крови.

До того, как она успела спросить, может ли она чем-то помочь, Салкели не упустил возможности позлорадствовать.

– Ты выглядишь испуганной, джедай, – произнес он со злобной усмешкой, – Ты уже не так уверена в себе…

Вирам не дал ему закончить, оглушив родианца рукояткой бластера.

– Что будем делать? – спросил он, подойдя к Джейне.

– Надо выйти наверх , – ответила она, – Кроме того, надо сообщить полиции об этих двух…

– Я сообщу, – вызвалась Малинза.

Джейна встряхнула головой.

– Они могут не поверить тебе.

– Нет, – сказала девушка, – Они меня выслушают.

– А я останусь здесь и послежу за этими, – сказал Вирам.

После секундного размышления Джейна кивнула.

– Хорошо, я потом приду сюда.

– Подожди, – сказал Гур, – А ты куда?

– Искать Тахири.

– Тогда я пойду с тобой, – сказал рин. В его глазах было что-то похожее на взгляд ее отца – когда он так смотрел, Джейна знала, что спорить бессмысленно.

Она пожала плечами, и вместе они пошли по коридорам, поврежденным взрывом. Здание стадиона устояло, но ему явно требовался серьезный ремонт. И чем ближе они подходили к центру взрыва, тем больше разрушений видели. Потолки обрушились, феррокрит растрескался, опорные конструкции изогнулись, и воздух был полон пыли.

– Думаю, нам туда, – сказала она, вспоминая образы, полученные в Силе от Тахири. Но тогда все здесь выглядело по-другому, коридоры были гладкими и чистыми. Сейчас все было в руинах. Отовсюду раздавались вопли раненых, от дыма и пыли было трудно дышать.

В самом сердце этого хаоса они нашли чистое пространство около двух метров в диаметре. Взрыв уничтожило все вокруг, но то, что находилось внутри этого пространства, не пострадало. И там лежала Тахири, свернувшись, как ребенок, который пытается спрятаться от кошмара.

Джейна остановилась на границе пространства, не затронутого взрывом, ее сердце забилось болезненно быстро. Она попыталась обнаружить девушку в Силе – но в Силе Тахири по-прежнему не было.

– Что здесь случилось? – спросил Гур.

– Она, наверное, создала щит Силы вокруг себя, – сказала Джейна, оглядываясь вокруг и рассматривая разрушения, – И, похоже, этот щит отразил взрыв.

Джейна протянула руку вперед, чтобы обнаружить пузырь Силы, и была удивлена, ничего не почувствовав.

– Наверное, щит пропал, когда она потеряла сознание.

Гур подошел к Тахири и перевернул ее на спину. Она по-прежнему была без сознания, ее глаза были открыты.

– Тахири?

Рин проверил ее пульс.

– Она жива.

Джейна снова попыталась найти ее в Силе.

«Тахири

Ничего. Тахири ощущалась в Силе как пустота, почти как… Джейна остановилась, не желая впускать эту мысль в свой разум, но было уже поздно.

«…как йуужань-вонг

Комлинк Джейны пискнул.

– Джейна? – раздался голос ее матери.

– Да, мама?

– Команды спасателей уже прибыли в эпицентр взрыва.

Взглянув вверх сквозь балки рухнувшего потолка, Джейна увидела на верхних этажах прибывших спасателей.

– Да, они прямо над нами. Вы с ними?

– Да. Они начали вытаскивать трупы из обломков.

Джейна почувствовала тошноту. Если бы она только была быстрее, если бы не тратила время, надеясь, что бомбу можно обезвредить…

– Сколько? – спросила она.

– Пока нашли четверых. И… – Лейя замолчала. Джейна поняла, что случилась еще какая-то беда.

– Что еще, мама?

– Премьер-министр Кандертол… он мертв.

Джейна молча посмотрела в пустые глаза Тахири. Эта пустота словно затягивала…

– Джейна? Ты слышишь меня?

– Да, мама. Сейчас я поднимусь к вам.

Гур взял Тахири на руки, и вместе они стали искать путь на верхние этажи. И когда они вышли наверх, Джейне вспомнились слова Малинзы о Космическом Равновесии. У добрых дел оказались злые последствия. Джейна изо всех сил пыталась исправить ситуацию, но становилось все хуже: Салкели предал ее, Зел и Джиорг мертвы, Тахири без сознания, премьер-министр убит – и все это несмотря на все ее усилия.

Конечно, это зависело не только от нее. Дядя Люк освободил бакурианцев от власти Империи, а теперь они отворачиваются от Галактического Альянса. Новая Республика помогла Бакуре построить собственный флот для обороны от сси-руук, но половина этого флота погибла во время Кореллианского кризиса, и теперь Бакура снова уязвима. Бакура никогда не была агрессором, но ее народу от этого не становилось легче. Не удивительно, что бакурианцы ищут какой-то альтернативы…

«А если будет заключен союз с п’в’еками?», спросила она себя, «Что тогда? К каким злым последствиям это приведет

Они увидели группу людей, собравшихся вокруг тела премьер-министра, в шоке и ужасе глядя на него. Высокий человек лежал на репульсорных носилках, обугленные остатки его церемониальной одежды были разорваны в центре, там, где медики безуспешно пытались реанимировать его. Лейя внимательно наблюдала за суетой вокруг трупа Кандертола, но потом оглянулась на Джейну. Лицо Лейи было бледным и запачканным копотью, в глазах были слезы и боль…

Сообщения с поверхности Бакуры были отрывочны, но Джаг понял, что там произошло несчастье. В сведениях, получаемых связистами «Гордости Селонии» из  выпусков информационных программ и неофициальных источников, оставался слишком большой простор для дезинформации. Было известно, что на стадионе во время церемонии освящения произошел взрыв. Однако, согласно сообщениям некоторых комментаторов, разрушения оказались не такими значительными, какими могли бы быть.

Тем не менее, погибли два сенатора, полдюжины полицейских и несколько гостей. Еще более сорока зрителей пострадали от взрыва, получив повреждения от легких ранений до потери конечностей. И самое главное – погиб премьер-министр Кандертол.

– Ктах… – выругался Джаг. Чиссы редко выражали свои эмоции вслух, но у них были слова для этого. Политические убийства, независимо от того, в каких целях они совершались, чиссы считали подлым и бесчестным приемом. И если этот взрыв – работа террористов, Джаг надеялся, что виновные будут наказаны максимально сурово.

Судя по некоторым сведениям, за этим взрывом стоял не кто-нибудь, а сам заместитель премьер-министра…

Некоторым утешением стало то, что Джейна, наконец, вышла на связь, совсем ненадолго. Она подтвердила худшие слухи: организатором теракта был  Блейн Харрис, этим он надеялся убрать одновременно Кандертола и Малинзу Танас, и обвинить во всем Галактический Альянс.

Это известие ошеломило Джага. Он задумчиво встряхнул головой. Кандертол мертв, Харрис, наверное, уже арестован, на Бакуре образовался вакуум власти… Словно продолжением этой мысли явилось очередное сообщение с «Гордости Селонии». Капитан Мэйн сказала:

– Нам только что сообщили с «Часового»: генерал Паниб объявил военное положение. Нам рекомендуют не предпринимать никаких действий, независимо от того, что происходит на Бакуре. Того же Паниб просит и от п’в’еков. Он не уверен, что намеревается предпринять Кирамак в связи с этим происшествием, но мы засекли усиленную активность в космопорту Салис Д’аар, там, где приземлились транспорты п’в’еков. Как мне кажется, они не намерены сидеть сложа руки, когда их любимого вождя чуть не взорвали.

Джаг согласился. Возможно, п’в’еки решили  отложить церемонию. Нигде не упоминалось, что церемония должна пройти в определенное время, и, вероятно, они без проблем проведут ее позже.

– А нам что делать? – спросил он.

– Ничего не делать. Обстановка на Бакуре сейчас очень нервная. И если они захотят усилить свой «почетный караул», не надо проявлять к ним нежелательного внимания. Просто оставьте их в покое.

– Понятно.

Джаг передал приказ своим пилотам и изменил курс звена, направив его подальше от планеты. Сейчас более чем когда-либо ему хотелось запросить разрешения приземлиться – не только чтобы помочь бакурианцам, но главным образом, чтобы увидеть Джейну.

Как только Тахири была помещена на репульсорные носилки, Гур присоединился к работающим спасателям. Хэн удивленно поднял брови, увидев рина, но еще одна пара рук здесь была явно не лишней, и Хэн не стал задавать вопросов. С помощью импровизированных репульсорных саней удалось извлечь из-под развалин двух человек. Джейна тоже помогала спасателям – она использовала Силу для разборки завалин и извлечения людей, а также помогала раненым, которым не могла быть немедленно оказана медицинская помощь. Но всего этого было недостаточно. В первые минуты после взрыва паника и хаос, которыми сопровождалась эвакуация со стадиона, помешали прибыть медицинским машинам. Те немногие медики, которым удалось попасть сюда на аэрокарах, работали так, как, наверное, никогда до этого.

Предгрозовое небо над стадионом еще более потемнело от пелены дыма. Телохранители п’в’еки сомкнули ряды вокруг Кирамака. Разноцветный мутант сси-руу наблюдал за происходящим на стадионе, его чешуйчатое лицо ничего не выражало.

Джейна едва успела обнять мать и отца и порадоваться, что видит их живыми. Только позже, когда прибыли медицинские машины, она получила время осмотреться вокруг. Все было покрыто пылью и залито кровью. Смешиваясь с пылью, кровь превращалась в ржаво-красную грязь. Выжившие еще не пришли в себя от шока, даже те из них, которые помогали спасателям. Трагедия объединила сенаторов и полицейских. Никто не обращал внимания на грозу, собиравшуюся в небе. Сейчас это было уже неважно.

Но было и еще кое-что, что было трудно игнорировать – звук поднимающийся с арены, он  перекрывал даже шум толпы. Это был странный и жуткий вопль, казалось, он пытается выразить абсолютное отчаяние, но не может найти ноту…

Хэн нахмурился.

– Слышишь, Лейя?

Она недоверчиво повернулась.

– Они снова начали!

Джейна взглянула за ней на центр стадиона. Действительно, п’в’еки возобновили церемонию. Гибкие рептилии продолжили свой танец, а разноцветный сси-руу пел свой гимн, звучавший как злая песня какой-то огромной птицы.

– Что это? – спросила она.

– Они собираются закончить работу, – сказал Хэн, вытирая пыль с подбородка, – Можно восхищаться их настойчивостью, не правда ли?

«Восхищаться?», подумала Джейна, «Вряд ли…» Скорее это было проявление исключительного равнодушия. Странное пение перекрывало шум толпы и стоны раненых, от него сводило зубы.

– Я не понимаю, – сказала Джейна, – Почему бы Кирамаку не закончить церемонию потом, когда здесь будет более безопасно?

– Это же нелюди, – сказал ближайший к ней медик, – кто знает, что может прийти им в голову?

– 3РО, – сказала Лейя, – переведи мне, что они поют?

Протокольный дроид прекратил разгребать обломки и прислушался.

– «Просторы космоса не дом для нас», – перевел он, «И бесплодные миры не дом для нас. Миры огня и миры льда не дом для нас. Только там, где горит кислород и течет вода, в мирах, которые соединяет углерод и защищает озон, мы пускаем наши корни. Семя нашей расы плодородно, и нам нужна почва, чтобы посадить его».

– В общем, все то же самое, – вздохнул Хэн, – Но я не понимаю, какая срочность доводить церемонию до конца прямо сейчас, когда вокруг такое творится!

Джейна вспомнила, что Харрис говорил ей о сходстве между сси-руук и йуужань-вонгами. Воины йуужань-вонгов не начнут атаку без соответствующих жертвоприношений Йун-Йаммке. Сси-руук, в свою очередь, боятся потерять свои души, погибнув в неосвященных мирах. Возможно, из-за взрыва они хотят закончить церемонию как можно быстрее, опасаясь, что последуют новые террористические акты.

Она подумала, что такую логику ей трудно понять. Сила не требовала жертвоприношений, и не предпочитала одно место другому. Она просто существовала во всем.

Мысли Джейны вернулись к словам Малинзы о космическом равновесии. Надо попросить родителей выяснить, что случилось с девушкой. Кроме того, Джейна хотела спросить Гура, каким образом он во все это замешан. Были и другие важные вопросы, и не последний из них – что будет делать бакурианское правительство. Снова арестуют Малинзу Танас? Или даже саму Джейну за то, что она помогла Малинзе бежать? Без доказательств предательства Харриса расследование могло затянуться очень надолго. И еще Тахири…

«Добрые дела привели к злым последствиям…»

Переформирование личности Тахири, устроенное йуужань-вонгской формовщицей Межань Кваад, было страшным испытанием. Но, казалось, что после спасения Тахири смогла восстановиться. Смерть Энакина была новым ужасным ударом. А что происходит с ней сейчас? Личность Риины Кваад снова проявила себя. Если в Галактике есть равновесие, когда же оно повернется в пользу Тахири?

Мысли Джейны были прерваны ревом двигателей, заглушившим пение. Он становился все громче и громче. Джейна взглянула вверх. Из-за туч появились три десантных корабля п’в’еков типа«Д’Кии». Их корпуса, выпуклые в центре, веретенообразно сужались к носу и корме. Корабли медленно опускались на стадион. Посадочная стойка одного из кораблей разрезала большой флаг, свисавший с купола, его остатки хаотически захлопали на ветру.

– Подкрепления? – спросил Хэн, ни к кому не обращаясь.

Анти-п’в’екски настроенные бакурианцы, пришедшие на церемонию, после взрыва прорвались к центру стадиона, яростно размахивая плакатами. Джейна подумала, что они, вероятно, считают п’в’еков виновниками взрыва. Солдаты п’в’еки, вооруженные ионными излучателями, пока успешно сдерживали толпу, но они должны были знать, что толпа может увеличиться и стать более агрессивной.

– Они хотят закончить церемонию, потому что боятся погибнуть в неосвященном мире, – высказала Джейна свое предположение, – Но я сомневаюсь, что они надолго задержатся тут после окончания церемонии.

– Наверное, ты права, дочка, – сказал Хэн.

Джейна вдруг подумала, какое удивительное впечатление производит ее отец: он становился все более старым, но в момент опасности он чудесным образом преображался. На дипломатических приемах он чувствовал себя не в своей тарелке, но когда надо было браться за оружие, он первым бросался в бой.

Десантные корабли начали приземляться на безопасном расстоянии от кольца солдат п’в’еков. Рев двигателей стал невыносимым, и бакурианцы начали разбегаться, в ярости размахивая кулаками и что-то крича, но шум двигателей заглушал их крики. Десантные транспорты типа «Д’Кии» были небольшими по меркам космических кораблей, но все же были высотой с четырехэтажный дом.

– Простите, госпожа, но… – начал С-3РО.

– Смотрите! – воскликнул Хэн, стараясь перекричать шум, – Еще три корабля!

Лейя, прикрывая глаза рукой, посмотрела туда, он указывал. Еще три таких же транспорта опускались на стадион.

– Что они собираются делать? – спросила Лейя. Джейна почувствовала в голосе матери напряженность. Ей самой все это казалось подозрительным.

– Госпожа, простите, что прерываю… – снова вмешался С-3РО. Он отчаянно пытался что-то сказать, но шум на стадионе заглушил большую часть сказанного.

Неожиданно двигатели всех транспортов, совершивших посадку на стадион, выключились. Стало относительно тихо. Пение жрецов п’в’еков тоже прекратилось. Кирамак стоял в середине огромного круга, сверкая своей радужной броней. Охранники п’в’еки замерли, держа ионные излучатели наготове.

В наступившей тишине Джейна, не выпуская из поля зрения п’в’еков, наклонилась к протокольному дроиду и спросила:

– Так что ты хотел сказал, 3РО?

– Церемония закончена, госпожа, – сказал дроид.

– Спасибо, Золотник, – сказал Хэн, – Но мы это и сами заметили.

– Но, сэр, я хотел сказать, что Кирамак в процессе церемонии дал Бакуре новое имя – Ксви.

Лейя повернулась к нему.

– Но сообщил ли он бакурианцам об этом до начала церемонии?

– Очень сомневаюсь в этом, госпожа, – сказал С-3РО, – Кроме того, Кирамак посвятил Ксви Империуму сси-рууви.

Теперь к дроиду повернулись и Хэн с Джейной. Словно в ответ на слова дроида, в небе раздался удар грома. Первые капли дождя упали на металлический корпус дроида, превращая пыль в красноватую грязь.

– 3РО, ты уверен в этом? – спросила Лейя.

– Полностью, госпожа. На самом деле, Кирамак заявил об этом в своем гимне несколько раз, упоминая «славный Империум сси-рууви, Величайший Империум сси-рууви, Безграничный и Несравненный Империум сси-рууви».

Хэн повернулся к Лейе.

– Но… Может быть, это просто часть церемонии? Какой-то старинный обычай, традиция? Вот мы, например, можем говорить о Новой Республике вместо Галактического Альянса. Может быть, этот старый Империум не имеет ничего общего…

– Я так не думаю, – сказала Лейя, – Посмотри на корабли.

Дождь усиливался, превращаясь в ливень. С десантных кораблей были спущены трапы. Джейна пыталась сквозь дождь разглядеть, что там происходит.

Тускло-коричневая краска смывалась дождем с тел жрецов, открывая золотистую чешую – знак касты жрецов сси-руук. Поняв, что больше нет необходимости притворяться п’в’еками, жрецы выпрямились, сразу став выше, приняв позу, исполненную холодной гордости, знакомую Джейне по голографическим записям.

Осознание происходящего ошеломило ее. «Конечно

Договор Бакуры с «п’в’еками» был всего лишь дымовой завесой. Как только Бакура стала освященным миром, сси-руук могли захватить ее!

– Кажется, мы по уши в пудуу… – произнес Хэн, увидев, что с ближайшего десантного корабля спускаются по трапу колонны воинов сси-руук с красной чешуей.

Джаг испытал сильнейшее разочарование, когда в самый интересный момент церемонии передача вдруг была прервана статическими помехами. Все передачи с планеты словно глушились, в наушниках был слышен только треск и шипение. Джаг проверил систему связи и понял, что проблема не в ней.

– «Гордость Селонии», это Близнец-1,  у вас есть связь с Бакурой? А то у нас какие-то помехи.

– Ответ отрицательный, Близнец-1, – сообщил связист с борта фрегата, голос был искажен помехами, но вполне различим, – У нас тоже пропала связь. Подождите, мы выясним, в чем дело.

Джаг напряженно ожидал. И вдруг сквозь треск помех он услышал другой звук. Некий странный вой, то усиливающийся, то затихающий, одновременно пугающий и гипнотический…

– С  п’в’екских авианосцев взлетают истребители!

Голос одного из его пилотов вырвал его из задумчивости. Быстрый взгляд на экран сенсора подтвердил: ближайший из больших авианосцев «Эрринунг’ка» выпустил десятки истребителей. Компьютер Джага сразу определил знакомые дроиды-истребители типа «Рой», но здесь они составляли только половину всех взлетевших аппаратов. Остальные истребители были такого типа, который до этого никогда не использовался за пределами Империума сси-рууви – истребители типа «В’сетт». Джаг вспомнил, что их огневая мощь в два раза больше, чем у дроидов-истребителей, и по маневренности «В’сетт» также превосходят их. И самое главное – они управляются живыми пилотами.

Джагу понадобилось менее секунды, чтобы понять, что происходит. Предложение п’в’еками союза было простой уловкой. Церемония освящения планеты была подготовкой к вторжению! Не нужно быть гением, чтобы понять, что сейчас здесь начнется…

– «Солнца-Близнецы», это Близнец-1, боевая тревога! «Гордость Селонии», вы видели это?

– Да, Близнец-1, мы уже поняли… Пытаемся связаться с генералом Панибом. Связи по-прежнему нет… – голос связиста заглушили помехи, – … глушат нас. Будьте…

Сигнал пропал окончательно, заглушенный воем усиливавшихся помех.

Что делать дальше? Противник выпускает все новые истребители, а от бакурианских сил обороны нет никакого ответа. Между Джагом и противником оказались смешанные звенья «почетного караула» из бакурианских и п’в’екских истребителей. Казалось, что с того времени, как они в такой формации приблизились к планете, они не получали приказа разойтись. Это удивило Джага. Даже если связь глушится, хоть кто-то из бакурианских пилотов должен понять, что происходит. А они здесь по-прежнему маневрируют в парадном строю, словно происходящее их не касается.

Джаг повел свое звено параллельным курсом с ближайшим звеном «почетного караула». Два дроида-истребителя сопровождали бакурианский бомбардировщик BTL-A4, повторяя каждое его движение.

Просканировав звено, Джаг понял, почему они маневрируют с такой синхронностью. На дроидах-истребителях были мощные лучи захвата, они схватили Y-образного и тащили его с собой.

Джаг прикинул их курс и почувствовал холодную дрожь. Звено направлялось по широкой дуге к авианосцу «Фирринрии». Они похищали пилота!

Быстрое сканирование подтвердило, что то же самое происходит во всех звеньях «почетного караула». Бакурианские пилоты не могли освободить свои машины из лучей захвата и оказались беспомощны в ужасной ловушке. Их гибель означала потерю половины всех истребителей бакурианского флота.

И Джаг не мог сообщить об этом ни генералу Панибу, ни на «Гордость Селонии», ни даже своей эскадрилье. Но не мог он и просто сидеть и смотреть, как несчастных бакурианцев тащат на перекачку. Он мог только надеяться, что пилоты его эскадрильи поймут его действия и последуют за ним.

Докачав энергии в пушки, он резко увеличил скорость, стараясь отрезать дроидов от Y-образного. Первый залп лазерных пушек ушел в щиты одного из дроидов, которые оказались крепче, чем Джаг предполагал. Попадания ослабили щиты, но не пробили. Как только истребитель Джага пролетел мимо, второй дроид бросился за ним. Ведомый Джага, Близнец-6, встретил его шквалом лазерного огня, заставив изменить курс. Дроид рванулся в сторону, но успел обстрелять Близнеца-3.

Первый дроид-истребитель прекратил притворяться и вместе со своим невольным спутником изменил курс, устремившись напрямую к «Фирринрии». Взглянув на сенсоры, Джаг увидел, что другие дроиды сделали то же самое; маскарад был окончен.

Джаг сел на хвост удирающему дроиду и залпом лазерных пушек превратил его в космическую пыль. Ослабленные щиты противника не выдержали. Освобожденный Y-бомбардировщик немедленно изменил курс и покачал корпусом, вероятно, выражая благодарность. Тем временем Близнец-2 покончил с вторым дроидом и присоединился к формации своего звена. К ним присоединился и Y-образный, его пилот, не имея возможности связаться с Джагом, мог только щелкать по комлинку. Но Джаг понимал, что ему хотят сказать. Он повел свою смешанную группу истребителей на следующее звено «почетного караула».

Сейчас на его сенсорах было множество новых целей. Авианосцы выпустили все свои истребительные группы, и сотни полностью заправленных вражеских истребителей не собирались просто так уступать ему своих пленников. С «Часового» и «Защитника» тоже начали взлетать истребители – бакурианцы наконец поняли, что происходит. Начался бой за истребители «почетного караула» – бакурианцы пытались освободить их, п’в’еки же делали все возможное, чтобы этого не позволить.

Джагу давно уже не приходилось сражаться с противником, использующим знакомую технологию, и это было приятно – даже несмотря на то, что противник имел значительное превосходство в силах. Странным образом Джаг почувствовал себя так, будто он снова оказался в летном училище и тренируется с инструктором на тренажере в имитации боя против сси-руук. Еще приятнее было сознавать, что за время боев с йуужань-вонгами он не забыл тех навыков.

Но истребители «В’сетт» с живыми пилотами сси-руук оказались трудными противниками. Напоминавшие по форме увеличенные и более уплощенные версии обычных дроидов типа «Рой», эти истребители ощетинивались во все стороны сенсорными антеннами. Их двигатели испускали режущие глаз фиолетовые вспышки, выстрелы их оружия сверкали ослепительно белым огнем. Темный корпус был защищен мощными дефлекторными полями, которые зеркально вспыхивали от каждого попадания.

Это была ранняя версия тех щитов, которые, как узнал Джаг в училище, так хотел получить Император Палпатин. Ради этого он и заключил договор с Империумом Сси-рууви незадолго до своей гибели при Эндоре. Джаг боялся думать о том, что случилось бы, если бы мечта Императора исполнилась. Если бы у имперцев были такие щиты, с Восстанием, несомненно, было бы покончено. Более того, даже чиссы недолго оставались бы в безопасности.

Но чиссам приходилось сражаться с истребителями сси-рууви  раньше, и они успешно сражались с ними и теперь, несмотря на то, что сейчас у противника были более совершенные истребители. Джаг быстро обнаружил, что истребители «В’сетт» наиболее уязвимы для атак с нескольких направлений. Координировать заход на цель с разных углов было очень трудно без нормальной связи, но скоро все пилоты поняли ситуацию и стали действовать именно так, как хотел их командир. И вскоре количество сбитых истребителей «В’сетт» начало увеличиваться достаточно быстро, чтобы заставить сси-руук задуматься дважды.

Увидев, что один из «крестокрылов» его эскадрильи пытается стряхнуть с хвоста «В’сетт», Джаг бросился в погоню. Поймав противника в прицел, он открыл огонь, но «В’сетт» внезапно ушел влево, и выстрелы прошли мимо. Джаг выругался, стараясь не выпустить его из прицела. Но до того, как он успел выстрелить снова, с левого борта его атаковали еще два истребителя сси-руук, сверкнули белые вспышки выстрелов. Втянув воздух сквозь стиснутые зубы, Джаг бросил истребитель в пике, уходя от огня. Когда через секунду он получил возможность взглянуть, что происходит с «крестокрылом», он увидел, что Т-65 разваливается на части под огнем лазерных пушек «В’сетт».

Два истребителя, атаки которых он едва избежал, снова сели ему на хвост. Вся эскадрилья была связана боем с превосходящими силами противника, Джаг знал, что на помощь ему никто не придет. Оставалось надеяться только на свое умение и удачу…

Хэн вел их к ближайшему выходу со стадиона. Внизу, на арене, слышались дикие крики, толпа в ужасе разбегалась от наступающих сси-руук. Бакурианские солдаты и полицейские открыли беспорядочный огонь по воинам сси-руук, те ответили сокрушительным залпом ионных излучателей. Вооруженные не только энергетическим оружием, но еще и мощными когтями и хвостами, сси-руук быстро опрокинули бакурианцев. П’в’еки – телохранители Кирамака, оказались на самом деле п’в’еками, в отличие от замаскированных жрецов – сси-руук. Они продолжали защищать вождя, держа ионные излучатели наготове.

– Разумной идеей было бы тактическое отступление, – предложила Джейна своим родителям, – Сейчас, когда Бакура освящена, эти ребята совсем не боятся лезть в бой.

– Если бы нам только удалось добраться до «Сокола»… – сказала Лейя, ее телохранители ногри зловеще смотрели на сси-руук.

– На фрегате знают? – спросил Хэн.

Лейя встряхнула головой.

– Нам глушат связь.

Джейна подумала о Джаге, надеясь, что с ним все в порядке. Неизвестно, что сейчас происходит на орбите. Если  то же, что здесь, тогда дела бакурианцев плохи. Ей очень захотелось оказаться в кабине своего «крестокрыла», увидеть врага в прицеле…

Но одно желание не поможет выбраться отсюда. Нужно действовать – и быстро!

Она повернулась к Гуру, который стоял рядом с Тахири, лежащей на носилках.

– Надо срочно выбираться из этой ловушки, – сказала она.

Гур взглянул на нее, молния, сверкнувшая в небе, ярко осветила его лицо.

– Выходы со стадиона, наверное, уже перекрыты! – крикнул он, стараясь перекричать гром.

Джейна снова оглянулась вокруг. Дождь усиливался, было все труднее разглядеть, что происходит на арене стадиона. Слышалось шипение ионных излучателей. Враг стремительно приближался.

Она кивнула.

– Вот для чего там садились другие три корабля: чтобы не позволить нам уйти.

– Тогда тем путем, которым мы пришли, – рин указал на кратер от взрыва в трибуне, – Так будет даже безопаснее. Джейна согласилась, и вместе они начали собирать растерявшихся спасателей и зрителей, все еще толпившихся вокруг. Джейна объяснила им ее намерения и, попросив их верить ей, направила их выходить через пробоину. Ей не возражали; все были испуганы и не знали, что делать, и люди были рады, что появился хоть какой-то план спасения. Пока они спускались в дыру, Хэн и Лейя помогли Гуру опустить туда репульсорные носилки с Тахири. Джейна и ногри прикрывали отступление.

– Что с премьер-министром? – спросила одна женщина, проходя мимо Джейны.

– Он мертв.

– Мы не можем оставить его тело свисткам!

– Но… начала было Джейна и махнула рукой, – Ладно, я посмотрю, что можно сделать.

Оставив своих родителей руководить эвакуацией, Джейна оглянулась в поисках носилок, на которых она в последний раз видела труп Кандертола. Носилки с телом, спрятанным в мешок для трупов, обнаружились поблизости за обломками. Если прикрепить носилки Кандертола к репульсорным носилкам Тахири, их удалось бы вытащить вместе. Подумав, она решила бросить эту затею. «Надо спасать живых…»

Ее мысль оборвалась, когда она подошла к носилкам. Мешок для трупов был пуст.

Удивление было недолгим. Наверное, кому-то еще пришла в голову та же мысль, что нельзя оставлять врагу тело премьер-министра. Возможно, кто-то из охранников или сенаторов унес его. В любом случае, это теперь не ее проблема.

Она возвратилась к кратеру, куда спускались последние из зрителей. Радуясь, что удалось вывести хотя бы часть людей, Джейна посмотрела на стадион. Дождь уже превратился в ливень, но она все еще могла различить мелькающие фигуры сси-руук и людей. Кое-где еще слышался бластерный огонь – отдельные группы бакурианцев продолжали сопротивляться. Но, несомненно, скоро сси-руук займут весь стадион. Джейна с содроганием подумала, что пленников тогда загонят на транспорты и повезут на авианосцы – для перекачки…

Она повернулась, когда кто-то коснулся ее плеча.

– Пошли, Джейна, – сказал ее отец, – Нам здесь больше нечего делать.

Ей была ненавистна мысль бежать от боя, но обстоятельства были таковы, что иного выхода не было.

Перед тем, как спуститься в кратер, она бросила взгляд на покрытое тучами небо.

«Да пребудет с тобой Сила, Джаг. Где бы ты ни был…»

Перебросив всю энергию на двигатели, Джаг направил истребитель к ближайшей из двух лун Бакуры. Не нужно было оглядываться, чтобы знать, что его преследуют: мимо кабины постоянно пролетали сверкающие разряды лазерных пушек.

Джаг повел «Нсисс» к северной части луны, надеясь найти там что-нибудь, что поможет ему укрыться от преследователей. И чем ближе была луна, тем менее вероятным казалось найти там укрытие. Джаг бросил истребитель почти перпендикулярно вниз, выровняв его над самой поверхностью. Поверхность была очень гладкая и казалась огромным, давно застывшим потоком лавы. Спрятаться было негде – а именно это сейчас было необходимо Джагу.

Он отчаянно маневрировал, уклоняясь от лазерного огня и от лучей захвата, но так не могло продолжаться бесконечно. Мысленно он выругал себя: эта попытка найти укрытие на луне привела его в худшую ситуацию, чем до того!

Внезапно ровная поверхность луны резко ушла вниз прямо перед ним, переходя во что-то вроде неподвижного водопада, за которым открывался огромный каньон, шириной около пятидесяти километров и вдвое большей глубины. Из стен каньона выступали мощные скалы, как огромные кровавые кулаки. Истребители сси-руук нырнули за ним в каньон, теперь они не пытались сбить его, а явно намеревались поймать лучами захвата. Вероятно, они поняли, что в конце концов схватят его, нужно только проявить терпение.

Джаг спустился почти до самого дна каньона, маневрируя между отложениями минералов, выступающими из стен. Около трех метров в ширину и по крайней мере втрое больше в длину, они выглядели как огромные окаменевшие деревья. И их было множество, Джагу понадобилось все его мастерство, чтобы проскальзывать между ними на полной скорости. Но когда он случайно задел одну такую штуку щитом, «дерево» рассыпалось пылью, запорошившей его кабину. После этого он уже не маневрировал между этими странными выступами – летел прямо сквозь них. Кроме того, он надеялся, что пыль хоть немного ослепит преследователей – если он выиграет хотя бы секунду или две, это будет уже что-то.

Каньон начал сужаться. Джаг знал, что рано или поздно придется выбираться из него или врезаться в стену. Он направил истребитель вверх, ориентируясь на скалы на гребне стены каньона. Два каменных пальца поднимались к небу, словно указывая на бой, идущий наверху. Если ему удастся вернуться туда, возможно, другие пилоты помогут ему, снимут с хвоста этих сси-руук…

Поняв его намерения, вражеские истребители снова открыли огонь. Лазерные выстрелы вонзились в стену рядом с ним, каменные осколки застучали по щитам. Джаг хотел пролететь между двумя каменными «пальцами», но немного ошибся в расчете и задел один из них. В кабине зазвучал сигнал тревоги, истребитель бешено завертелся в штопоре.

Джагу все же удалось вывести «Нсисс» из штопора, но истребитель был поврежден и плохо слушался управления. Два истребителя «В’сетт», пролетев сквозь град каменных обломков, продолжали преследовать его. Джаг бросал «Коготь» из стороны в сторону, отчаянно пытаясь не попасть в лучи захвата, но потеря маневренности не позволяла уклониться от них. Еще секунда, и… Вдруг что-то белое мелькнуло мимо кабины. Сенсоры успели показать, что это BTL-A4, и что он выпустил торпеды. Пилоты сси-руук не успели выключить лучи захвата, и торпеды были притянуты ими. Один «В’сетт» взорвался сразу, второй закувыркался к поверхности, где на месте его падения бесшумно распустился цветок взрыва.

Сейчас Джага никто не преследовал, но «прогулка по каньону» не прошла даром для его истребителя: был поврежден маневровый двигатель. Y-образный поравнялся с «Нсиссом». Это был тот самый бомбардировщик, который Джаг и его ведомые спасли в самом начале боя. Сквозь транспаристил кабины было видно, что его пилот – женщина – помахала Джагу. Однако в этом жесте не было заметно особого оптимизма, и взгляд на сенсоры показал почему.

Положение бакурианского флота все более ухудшалось. «Часовой» с самого начала попал под сильный огонь и уже потерял щиты. «Защитник» еще держался, но без истребителей и ему недолго оставалось. Сси-руук быстро сбивали все истребители, пытавшиеся вылететь из его ангаров. Захваченный врасплох многократно превосходящими силами противника, бакурианский флот погибал.

И, словно в противоположность этому, два огромных авианосца сси-руук величественно двигались сквозь бой как неуязвимые сверкающие крепости. Их щиты казались непробиваемыми. Целые гроздья обездвиженных бакурианских истребителей висели рядом с ними, сотни пилотов ожидали участи более страшной, чем смерть, сидя в своих машинах, превратившихся в дюрастиловые гробы.

Из-за горизонта маленькой луны появились семь истребителей «В’сетт», построившихся в треугольную формацию, и сразу набросились на Джага и его бакурианскую спутницу. Джаг попытался увеличить скорость, но покалеченный «Нсисс» уже не мог лететь быстрее. Семь полностью боеспособных «В’сетт» против его поврежденного «Когтя» и старого Y-крыла – исход боя был предрешен.

Помехи в эфире вдруг исчезли, и Джаг получил возможность связаться с другими пилотами эскадрильи.

– «Солнца-Близнецы», это Близнец-1, доложить! – Джаг  дернул штурвал, уводя истребитель от очереди ослепительно белых разрядов.

– Близнец-3 здесь.

– Четвертый здесь.

– Близнец-6.

– Близнец-8, – после некоторой паузы, – Джаг, они меня поймали!

– И меня, – сказал Близнец-6.

– Похоже, у меня здесь компания, – сказала Близнец-3, – Они и меня схватили.

Джаг выругался. Кроме него из всей эскадрильи свободным оставался лишь один пилот – и вряд ли надолго.

Джаг видел, что Y-бомбардировщик, маневрируя, пытался уйти, но его схватили сразу семь лучей захвата. Его пилот не выходила на связь – или комлинк был неисправен, или она решила, что сообщать об этом просто незачем.

Джаг поклялся себе, что любой ценой избежит подобной участи. Он лучше взорвет двигатели, чем позволит засунуть свою душу в одного из этих проклятых дроидов. Но пока еще была возможность сражаться и попытаться спасти своих пилотов. Пока есть жизнь, есть надежда.

Ему хотелось кричать от бессильной ярости. И он почти не почувствовал, как луч захвата поймал его сопротивляющийся «Коготь» и потащил к авианосцу.

Джейна шла вместе с колонной выживших, двигавшейся по туннелям под стадионом при красноватом свете аварийного освещения.

Несмотря на феррокрит, окружавший их, Джейна слышала звуки выстрелов ионных излучателей и крики снаружи. Хотя ее световой меч висел на поясе, она была готова выхватить его в любой момент. Поблизости не было очевидной угрозы, но Джейна знала, что за ними, скорее всего, уже направлена погоня.

Колонну возглавлял рин, буксируя за собой репульсорные носилки с Тахири. По полу тонкими струйками текла вода, смывая пыль и делая пол предательски скользким.

– Госпожа, боюсь, что мои схемы не выдержат дальнейшего пребывания в такой сырости, – пожаловался С-3РО, поскользнувшись в шестой раз. Он обращался к принцессе Лейе, но говорил достаточно громко, чтобы услышали все.

– Прекрати ныть, Золотник, – Хэн хлопнул С-3РО по спине, отчего в туннеле послышалось металлическое эхо и дроид опять поскользнулся, – Ты бывал и в худших переделках, и уцелел. Помнишь, когда мы в тот раз были на Бакуре, и тебе пришлось переодеться в форму штурмовика?

Если бы С-3РО мог вздрогнуть от страха, Джейна была уверена, что непременно вздрогнул бы при этих словах.

– Помню даже слишком хорошо, сэр, – сказал он, жужжа сервомоторами, – Моя память, к сожалению, не позволяет мне забывать то, что лучше бы забыть…

Вдруг Джейна услышала странный шум впереди. Она сняла с пояса световой меч и включила его.

– Принцесса Лейя! Капитан Соло! Что вы здесь делаете?

Джейна узнала этот голос.

Малинза? – позвала она, проталкиваясь вперед. Люди расступались перед сияющим клинком светового меча, – Ты давно должна была уйти.

– Выход заблокирован, – девушка стояла перед их группой, держа в руках бластер. Позади нее оказался Вирам и их пленники – угрюмый Салкели и вызывающе глядевший на них Харрис. Оба связанные и с кляпами, – Там повсюду сси-руук!

Джейна повернулась к Гуру.

– Есть другой выход отсюда?

– Я… не уверен, – рин старался говорить спокойно, но по движениям хвоста было видно, что он нервничает, – Но, возможно, он знает, – Гур указал на Харриса.

Джейна махнула Малинзе, чтобы та вынула у него кляп.

– Ну?

– Что «ну»? – прошипел Харрис, свирепо сверкая глазами.

– Есть другой выход отсюда?

– И почему же я должен об этом рассказывать? Чтобы помочь вам? – он злобно рассмеялся и встряхнул головой, – Даже не надейтесь!

Джейна вздохнула.

– На случай, если вы еще не знаете: ваш план с треском провалился. Эти «п’в’еки» – не что иное как прикрытие для сси-руук. Вы убили премьер-министра, но это не остановило церемонию освящения. И как только она была закончена, сси-руук начали вторжение на Бакуру.

Харрис заметно побледнел.

– Вторжение?.. – казалось, он потерял дар речи, но ненадолго, – Если Кандертол мертв… тогда Бакуре нужен сильный лидер. Возможно, вам не нравятся мои методы, но сейчас я нужен Бакуре на посту премьер-министра. Освободите меня, и…

– Слишком поздно, – сказала Джейна, – Вы можете не пережить даже следующего часа. О каком еще посту премьер-министра вы говорите?

– Значит, теперь всем командуете вы, – Харрис насмешливо улыбнулся, повернувшись к Малинзе и другим выжившим, – Вы не думаете, что представители Галактического Альянса появились очень вовремя? Чтобы спасти нас от нападения, о подготовке к которому мы даже не подозревали? В то время, когда…

– Бросьте, Харрис, – перебила его Джейна, – Вас никто не слушает. Сси-руук высаживаются на поверхность Бакуры, и в этом есть и ваша вина. Вы должны были больше узнать о ваших новых союзниках перед тем, как… продавать им душу.

– Это не он продал им душу, – сказал новый голос, раздавшийся из тени в коридоре.

К ним подошел высокий человек. Сначала Джейна не узнала его. Волосы на его голове обгорели, кожа была покрыта ранами и ожогами. Одет он был в лохмотья церемониального пурпурного одеяния.

– Рынок политиков, – сказал премьер-министр Кандертол, – довольно невелик…

– Вы?! – Лейя не могла скрыть удивления, – Но вы же…

– Мертв? – Кандертол улыбнулся, – Не совсем. К счастью, взрыв только оглушил меня. Потом я очнулся здесь, внизу. Я услышал шаги и увидел Малинзу. Но я не хотел открывать себя, пока не узнаю, что она здесь делает, и почему с ней Харрис. Сначала я подумал, что это ее «Свобода» похитила его и организовала теракт на стадионе. Но, похоже, я ошибался насчет тебя, Малинза, – за что и приношу свои извинения.

Малинза кивнула.

– Это был Харрис. Он хотел убить нас и подставить делегацию Альянса.

– Это невозможно! – воскликнул Харрис, – Бомба была… То есть, говорили, что вы погибли!

– Ну, они ошиблись, – Кандертол вынул из лохмотьев бластер, – И я ошибся, что верил тебе, Блейн. Не могу поверить, что это ты виноват во всем, что случилось сегодня.

Хотя оружие было направлено на Харриса, Джейна инстинктивно напряглась, подняв световой меч. Ногри – телохранители Лейи, угрожающе зашипели, встав между Кандертолом и принцессой.

Что-то было не так с премьер-министром. Джейна чувствовала это, но не могла определить, что именно. Когда она попыталась просканировать его в Силе, чтобы проверить, не является ли он йуужань-вонгским шпионом, она почувствовала… что-то странное. Присутствие Кандертола в Силе было не похоже на все, что она знала до этого.

И словно ее инстинктов было недостаточно, она почувствовала, что Гур буквально излучает напряжение. Он явно что-то знал, Джейна была уверена в этом, но словно боялся сказать это в присутствии Кандертола. Джейна решила не выключать световой меч, пока не станет наконец ясно, что здесь происходит.

– Простите наше удивление, премьер-министр, – сказала Лейя, – Но за последний час произошло… слишком уж много событий. Вы, наверное, уже знаете, что предложение «п’в’еками» союза было лишь прикрытием для подготовки сси-руук к вторжению.

Кандертол кивнул, не спуская глаз с Харриса.

– Эти проклятые нелюди давно собирались напасть на нас. Думаю, у вас уже есть какие-то соображения, как мы можем отразить атаку?

Джейна поморщилась от столь неприкрытого расизма. Ей приходилось видеть его проявления и раньше, но из уст премьер-министра это звучало особенно грубо и оскорбительно.

– Несомненно, ваш оборонительный флот  и «Гордость Селонии» уже ведут бой на орбите, – сказала Лейя, – К сожалению, противник глушит связь, и воины сси-руук идут за нами. Нам нужно скорее выбраться отсюда. Если бы мы смогли добраться до «Сокола»…

Премьер-министр кивнул.

– Разумный план, – сказал он, – Блейн, ты, наверное, уже собирался сказать, где здесь другой выход, когда я прервал тебя.

– Я скажу тебе то же, что сказал ей, – ответил Харрис, – Почему я должен помогать вам? Мне нечего терять! – с бешенством уставившись на Кандертола, он встряхнул наручниками.

– Ты можешь потерять свою жизнь, – просто сказал Кандертол, – или ты предпочтешь перекачку, когда свистки в конце концов найдут вас?

– Боюсь, я не могу помочь вам, – сказал Харрис, – Все выходы заблокированы. Единственная надежда спастись – спрятаться в одном из складских помещений и подождать, пока сси-руук уйдут.

Кандертол с сожалением покачал головой.

– Нет, я не собираюсь прятаться.

Бластер в его руке выстрелил, и Блейн Харрис упал.

– Извини, это был неправильный ответ.

Джейна была потрясена. Харрис, конечно, был преступником, но она не могла смириться с таким хладнокровным убийством – и не ожидала такого от государственного деятеля. Салкели в ужасе рухнул на колени, явно ожидая той же участи. Джейна шагнула вперед, чтобы предотвратить еще одну пародию на правосудие.

Однако Кандертол не обратил внимания на родианца. Вместо этого он приставил бластер к голове Малинзы.

– Другого выбора нет…

Джейна застыла. Она думала, что едва ли можно удивить ее чем-то еще, но она ошибалась. Премьер-министр открыл рот и издал крик на языке сси-руук. Крик всего из трех нот, но такой громкий, что даже от его эха болели уши. И сразу же на него ответили…

Оправдались худшие опасения Джейны. Она выругалась сквозь зубы, негодуя, что так попалась. Она шагнула вперед, но остановилась, когда премьер-министр еще сильнее прижал бластер к голове Малинзы.

Молиерр Кандертол триумфально улыбался. Он ничего не говорил. Он просто знал, что Джейна не будет рисковать жизнью Малинзы. Стоит только нажать спуск – и девушке конец.

Джейна опустила световой меч и решила попробовать иную тактику.

– Отпусти ее, – приказала она, воздействуя на его разум Силой. Ментальная команда, подкрепленная словами, заставила бы обычного человека немедленно повиноваться.

Но премьер-министр только покачал головой.

– Даже не надейся, – сказал он, широко улыбаясь.

– Что же ты такое? – ошеломленно спросила Джейна.

– Я – нечто… новое, – ответил он, – Но сейчас у нас нет времени на подробности. Пора вам встретиться с вашими новыми повелителями.

В коридоре послышались быстрые шаги, и спереди и сзади них. Две поисковые группы воинов сси-руук, обмениваясь свистящими сигналами, шли по коридору с обоих направлений. Выжившие бакурианцы инстинктивно сбились в угол. Джейна встала между ними и Кандертолом, намереваясь защищать людей. Отсюда она могла видеть оба отрезка коридора. Она почувствовала, что позади нее встали ее отец и мать, Гур, ногри и двое полицейских  – бакурианцев.

«Если бы мы уничтожили Кандертола, когда это было возможно!», подумала Джейна, «Если бы…»

Она заставила себя отбросить эти мысли, которые были в лучшем случае бесполезны. Сожалеть о сделанных ошибках можно и позже. Если, конечно, у них будет это самое «позже».

– Ты знал о сси-руук! – прошипела Малинза, в ее голосе было неприкрытое отвращение, – Ты предал Бакуру! Ты не лучше Харриса!

-Насчет последнего ты ошибаешься, – усмехнулся Кандертол, – Я во всех отношениях лучше Харриса.

У Джейны не было времени раздумывать над тем, что он имеет в виду. Шесть воинов сси-руук появились в коридоре слева. Они шли большими шагами, держа в когтистых лапах ионные излучатели. В аварийном освещении их глаза и чешуя сверкали красноватым блеском. Увидев беженцев, они с шипением остановились.

Их командир издал несколько пронзительных свистков, обращаясь к Кандертолу, который ответил на том же языке.

– 3РО? – прошептал Хэн, толкнув дроида.

-Это обычное приветствие, – ответил дроид, поглядывая то на Кандертола, то на сси-руу.

Огромный рептилоид указал на труп Харриса и что-то просвистел, махнув хвостом.

– А сейчас он упрекает премьер-министра за то, что он напрасно убил этого…

До того, как Кандертол смог оправдаться, в коридор вошел второй отряд. Его возглавляла самка сси-руу, такая огромная, каких Джейна еще не видела. Красивая, с красной блестящей чешуей и двумя гребнями на голове. На ней была черная амуниция, украшенная серебряными медалями, которые звенели при каждом движении. Ее ноздри расширились, когда она бросила взгляд на Джейну и ее спутников.

За ней шли еще пять воинов обычного размера и четверо жрецов с золотистой чешуей. А за ними грациозно двигался сам Кирамак, его радужная чешуя уже не так блестела в тусклом освещении. В арьергарде отряда шла большая группа  воинов п’в’еков,

Кирамак двигался с изяществом, удивительным для его размера. Воины и жрецы смотрели на бакурианцев, ожидая, что они заговорят. Но никто ничего не сказал.

Мутант сси-руу издал несколько мелодичных свистков.

– Сдавайтесь, – перевел С-3РО, – и я обещаю, что после перекачки вы будете назначены на почетную и полезную работу.

– Вы говорили, что вам больше не нужна перекачка, – сказала Лейя, не скрывая отвращения в голосе, – Полагаю, это была еще одна ложь.

Кирамак грациозно поклонился.

– Одна из многих, Лейя Органа Соло, – перевел его ответ С-3РО, – Но то, что мы усовершенствовали процесс перекачки – это правда. Сейчас мы можем сохранять жизненную энергию в дроидах почти неограниченно долго. Ваша жизненная энергия очень сильна. Вы будете работать для нас столетиями!

Лейя, сжав губы, вытащила собственный световой меч – средство, которое она использовала, только когда возможности дипломатии были исчерпаны. Энергетический клинок бросил красноватый отблеск на лицо Кирамака.

– Вы никогда не получите мою жизненную энергию, – решительно сказала она.

– И мою, – Джейна тоже подняла световой меч.

Кирамак отступил назад, что-то просвистев.

– Он сказал: «как пожелаете», – перевел С-3РО.

– Не будьте глупцами, – сказал Кандертол, – Разве вы не понимаете, что вам предлагают?

– Даже очень хорошо понимаем, – прорычал Хэн.

– Вы слышали слова, но не поняли их! Перекачка – это не то, что вы думаете. Это не конец – это начало! Это не плен, а освобождение!

– Вы и сами не верите в это, – сказала Лейя.

Кандертол, не обращая на нее внимания, обратился к остальным:

– Представьте, вы будете обитать в собственном дроиде-истребителе, в сердце гиперпривода большого корабля, в компьютере, управляющем целым городом! Представьте свободу, которую вы получите, когда лишитесь оков плоти и крови! Вы будете жить вечно!

– Свободу? – откликнулась Джейна, – Мы будем рабами!

– Бессмертными рабами! Что значат несколько лет службы в обмен на бессмертие, на вечность! Эти годы пролетят как секунды!

Внезапно стало ясно, почему Кандертол стал предателем.

– Это они и вам обещали? – спросила Лейя, – Бессмертие? За это вы продали свою планету и свой народ?

Кандертол улыбнулся.

– На самом деле, они ничего мне не обещали, принцесса. Они не предлагали мне сделку, я сам нашел их. Оставалось только продумать детали.

Джейна встряхнула головой.

– Вы не можете быть таким наивным! Если вы думаете, что это происходит…

– Не происходит, а уже произошло. Если вы отказываетесь принять истину… что ж, я ничем не могу вам помочь. Вы сами выбрали свою судьбу.

Кирамак щелкнул когтями, и половина п’в’еков вышла вперед, закрывая собой воинов сси-руук. Ими явно намеревались пожертвовать. Джейна почувствовала тошноту. Чтобы спастись, придется убивать рабов…

П’в’еками командовал Лвотин, выглядевший еще более встревоженным, чем обычно. Он повернулся к Кирамаку и склонил голову. Джейна поняла это как жест уважения и покорности. Могучий сси-руу просвистел глубокую трель. Чтобы ее понять не требовалось перевода. Это могло означать только одно: Кирамак приказал п’в’екам привести пленников к покорности.

Лвотин кивнул своей длинной рептилоидной головой и выпрямился. Джейна напряглась, приготовившись к бою. С ужасным воплем, ошеломившим Джейну, Лвотин поднял ионный излучатель и выстрелил в упор…

Двигатели истребителя Джага перегрелись. Несмотря на то, что они работали на полную мощность, истребители «В’сетт»  тянули «Нсисс» к большой группе захваченных бакурианских истребителей. Было там  и несколько машин Галактического Альянса. Более сотни истребителей и бомбардировщиков удерживались мощными лучами захвата авианосца «Эрринунг’ка» и дроидов-истребителей. На всякий случай здесь дежурили два сторожевика «Фв’Сен», чтобы гарантировать, что никаких проблем с пленными не возникнет. Огромный закругленный борт авианосца нависал над головой Джага, по сравнению с огромным кораблем истребители казались ничтожно маленькими.

Когда истребитель Джага подтащили к другим пленным, в комлинке раздались щелчки. Только так пилоты его эскадрильи могли связаться со своим командиром. Поблизости Джаг увидел знакомый уже Y-крыл. Его пилот держала руки на штурвале, ее лицо было мрачным. Джаг не сомневался, что если ей дать возможность, она будет сражаться до смерти. В ее глазах была та же мрачная решимость, что он чувствовал в своем сердце.

Только едва ли такая возможность представится. Если бы они были с другой стороны щитов, если бы вырваться из лучей захвата… Надежды спастись не было.

«Прости, отец…», подумал Джаг. Он очень хотел, чтобы отец сейчас слышал его. И мать. Они так надеялись на него. Всю свою жизнь он боролся, чтобы доказать, что он достоин быть сыном таких родителей. Медленно взрослеющий ребенок чужой расы, попавший в общество, пронизанное духом  яростного соперничества, растущий в тени Трауна и амбиций своего отца. Мог ли он думать, что его ждет столь позорная участь?

– Это капитан Мэйн, – неожиданно раздался голос в комлинке, – Я обращаюсь к вам на открытой частоте. Сси-руук прекратили глушить связь, чтобы позволить мне передать приказы с поверхности планеты. Все истребители должны прекратить сопротивление и выключить двигатели, в противном случае сси-руук угрожают начать орбитальную бомбардировку. У них есть бомбы с отравляющими веществами, способные уничтожить население целого города. Первой целью будет Салис Д’аар. Во имя сохранения жизни ни в чем не повинных мирных жителей, я прошу прекратить сопротивление.

Джаг слушал с нарастающим изумлением. Неужели это действительно говорит Тодра Мэйн? От мысли о сдаче в плен сси-руук его затошнило.

– Вы предлагаете сдаться в плен, капитан? Тогда уж лучше сразу быть покойниками, – сказал Джаг на той же частоте.

– Сси-руук обещают, что обойдутся с пленными по справедливости.

Джаг дернул штурвал, тщетно пытаясь освободить истребитель из мертвой хватки.

– Вы имеете в виду, как с п’в’еками? Превратят в материал для перекачки?

– Это лучше, чем мучительная смерть.

Джаг заметил, что двигатели едва ли долго продержатся, работая на полной мощности. И если уж взрывать их, то надо делать это быстрее, пока двигатели не отказали.

– Ты должен верить мне, Джаг, – в голосе Тодры Мэйн слышалось напряжение, – У них Джейна.

«И что?», хотел спросить он, «Одна жизнь стоит дороже, чем жизнь населения целой планеты

Но он не мог сказать это. Его сердце разрывалось при мысли, что Джейна сейчас страдает в плену у мерзких нелюдей. Он выключил двигатели, и его истребитель вместе с другими был втянут под щит авианосца. Дефлекторное поле не было заметно визуально, его «видели» только сенсоры, но Джаг представил, что попал в утробу какого-то огромного монстра. Жгучий желудочный сок переварит его душу, и кишки извергнут бесполезное тело…

Снаружи еще продолжался бой, выстрелы вспыхивали, как звездные россыпи в небе – отдельные группы бакурианских истребителей все еще сопротивлялись захватчикам. Сторожевые канонерки сси-руук, охранявшие пленных, вернулись к патрулированию. Здесь же, под щитами авианосца, все застыло в мертвой неподвижности. Попавшие в паутину лучей захвата пилоты могли только проклинать свою злую судьбу. И ждать…

Все замерли, когда Кирамак без звука рухнул на пол.

Замешательство длилось какие-то доли секунды – сси-руук были ошеломлены поступком Лвотина. Они просто стояли и смотрели на Кирамака, лежащего на полу, из раны в его груди вытекала вязкая сероватая жидкость. П’в’еки воспользовались секундной растерянностью сси-руук, и туннель осветился новыми вспышками ионных выстрелов. Джейна тоже была ошеломлена на секунду, но это длилось недолго. Было очевидно, что произошло: п’в’еки восстали против своих повелителей сси-рууви!

Воины сси-руук были лучше обучены и лучше вооружены, чем п’в’еки, и, хотя уступали им в численности, сумели вернуть себе преимущество, сражаясь с устрашающей свирепостью. Джейна сразу поняла, что п’в’екам нужна помощь, и когда воин сси-руу навел ионный излучатель на Лвотина, она световым мечом выбила оружие из рук твари. Сси-руу развернулся, атаковав ее рукой с тремя огромными когтями, и она, присев, едва избежала удара, который должен был лишить ее головы. Рептилоид был огромным – но Джейна в свое время тренировалась с Сабой Себатайн, и знала, на что способны в бою подобные существа, и как с ними бороться. И, кроме того, с ней была Сила, направлявшая каждое ее движение, усиливавшая ее боевые инстинкты. К счастью, сражаться с сси-руук –  не то же самое, что сражаться с йуужань-вонгами, намерения которых нельзя предвидеть с помощью Силы.

Джейна нанесла удар ногой в корпус сси-руу в область диафрагмы. Рептилоид, охнув, отшатнулся назад, используя хвост, чтобы сохранить равновесие, и снова ударил ее когтями. Но Джейна, снова присев, избежала удара, и разрубила мечом горло твари. Сси-руу упал, хрипя и заливая пол кровью.

Другой воин взвыл и выстрелил в нее из ионного излучателя. Световой меч не мог отразить ионный выстрел так же эффективно, как бластерный, но все же Джейна смогла направить его в стену. На спину сси-руу прыгнул п’в’ек, повалив его. Джейна выхватила из его лап ионный излучатель и бросила Вираму, который сразу же прицелился в Кандертола.

– Если из-за твоего бластера у Малинзы будет синяк, ты заплатишь за это жизнью.

Внезапно бой закончился. Сси-руук, потрясенные смертью своего вождя и неожиданным нападением, утратили первоначальную уверенность, и последние выжившие воины сдались п’в’екам. Кандертол опустил бластер.

– Вы все погубили… – прошептал он, устремив пустой взгляд на тело Кирамака, – Вы погубили всех нас…

– Да неужели? – усмехнулся Хэн, оглядываясь вокруг. П’в’еки собирали ионные излучатели и раздавали их бакурианцам. Такое оружие было непривычным и неудобным для человека, но все же это лучше, чем ничего, – Что-то никто больше не жалуется!

Лидер Движения Освобождения п'в’еков взволнованно заговорил на своем мелодичном языке.

– Лвотин просит вас срочно связаться с вашими истребителями, – перевел С-3РО, – Он говорит, что связь больше не глушится.

– И что мы должны сказать им? – спросила Лейя.

Лвотин снова что-то просвистел.

– О, нет! – воскликнул С-3РО, – Он хочет, чтобы вы приказали им сдаться!

Лейя открыла рот, но ее муж первым успел высказать ту же мысль:

– Даже не думайте, что мы отдадим такой приказ!

Лвотину пришлось объяснять свой план, насколько ему позволяло время. Когда он закончил, Джейна заметила, что Лейя посмотрела на труп Кирамака, в ее глазах было недоверие.

– Как я могу быть уверена, что вы не предлагаете нам направить наши истребители прямо в ловушку?

– Вы не можете быть уверены, – сказал п’в’ек через С-3РО, – Но если вы этого не сделаете, все пилоты погибнут в бою. Мой план – их единственная надежда, – глаза Лвотина светились, – Время лжи и ловушек прошло. П’в’еки – ваши союзники. Мы не предадим вас.

Все чувства подсказывали Джейне поверить ему. Впервые она почувствовала, что они подобрались к самой сути того, что происходит на Бакуре. Лейя, казалось, чувствовала то же самое. Кивнув, она включила комлинк и вызвала «Гордость Селонии».

Разговор был коротким. Следующее, что услышала Джейна в комлике, было обращение капитана Мэйн к пилотам истребителей.

– Это капитан Мэйн. Я обращаюсь к вам на открытой частоте…

Когда она закончила говорить, в комлинке послышался голос Джага:

– Вы предлагаете сдаться в плен, капитан? Тогда уж лучше сразу быть покойниками.

Услышав его голос, Джейна немного расслабилась. Когда Лвотин описал ход сражения на орбите Бакуры, ее первая мысль была о Джаге. Возможно, он уже убит или, что еще хуже, захвачен в плен для перекачки.

– Сси-руук обещают, что обойдутся с пленными по справедливости, – продолжала Мэйн.

– Вы имеете в виду, как с п’в’еками? Превратят в материал для перекачки?

– Это лучше, чем мучительная смерть

В комлинке раздался высокий стонущий скрип, как будто истребитель испытывал перегрузки, для которых не был предназначен. Джейна ждала ответа Джага, но он не отвечал. Она чувствовала его неуверенность и отчаяние, как будто он стоял рядом с ней. Его тревога за нее горела, будто маленькая звезда.

Тодра Мэйн, казалось, тоже это почувствовала.

– Ты должен верить мне, Джаг, – сказала она, –  У них Джейна.

Эта ложь была крайне неприятна для Джейны, но она была необходима. Если что-то и могло преодолеть самые глубокие инстинкты Джага, то лишь это. Он очень беспокоился за нее, хотя никогда не признался бы в этом.

Он не ответил, но Джейна почувствовала, что он сдался.

– Надеюсь, вы знаете, что делаете, принцесса, – сказала Тодра Мэйн по закрытому каналу.

Лейя переключила комлинк на тот же канал.

– Не сомневайтесь, Тодра, – она взглянула на Лвотина со смертельной угрозой в глазах, – Поверьте мне.

Время, казалось, застыло. Сидя в неподвижном истребителе, Джаг дрожал от напряжения. Он не знал, что происходит сейчас на поверхности планеты или на орбите. Вскоре после сообщения Тодры Мэйн сси-руук снова начали глушить связь. Джаг чувствовал себя одиноким и бессильным, как и другие пилоты, пойманные в своих истребителях, ожидавшие, когда за ними придут те, кто захватил их в плен.

Вдруг произошло что-то странное. Сенсоры зафиксировали ослабление лучей захвата, державших истребитель. Полагая, что один из истребителей сси-руук, державших его, отключил лучи захвата и ушел, потому что пленные никуда не могли сбежать из-под щитов, Джаг взглянул на экран. Все истребители сси-руук были на месте.

Через секунду лучи захвата ослабели еще больше. Джаг проверил управление и обнаружил, что к его истребителю возвращается управляемость.

Секунду он сидел неподвижно, сопротивляясь побуждению включить двигатели и вырваться из ослабевшего луча захвата. Даже если он и вырвется, что дальше? Щиты авианосца не позволят ему вылететь в открытый космос.

Мощность луча захвата уменьшилась еще на несколько процентов. И это происходило не только с его истребителем. Джаг почувствовал, что к нему возвращается надежда, когда он понял, что происходит.

Дроиды-истребители, управляемые перекачанными п’в’еками, понемногу ослабляли лучи захвата – чтобы сси-руук не заметили. П’в’еки восстали против своих повелителей – на этот раз по-настоящему, – и намеревались использовать помощь бакурианцев. Освобожденные боеспособные истребители окажутся под щитами авианосца!

Джаг щелкнул по комлинку три раза, призывая своих пилотов к вниманию. Пилоты эскадрильи «Солнца-Близнецы» немедленно ответили. Бакурианцы тоже заметили, что происходит. Но Джаг не мог ждать, пока они разберутся в ситуации. Необходимо было действовать быстро, пока сси-руук не заметили.

Когда мощность лучей захвата еще больше снизилась, Джаг щелкнул по комлинку два раза, и еще два раза – это был кодовый сигнал эскадрильи «к атаке», и пилоты поняли его мгновенно. Джаг и все его уцелевшие пилоты практически одновременно включили двигатели на полную мощность. Вырвавшись из почти отключенных лучей захвата, они атаковали истребители «В’сетт», что для сси– руук стало полной неожиданностью. К тому же дроиды – п’в’еки перенаправили свои лучи захвата на истребители сси-руук, лишив их маневренности. Через несколько секунд все было кончено. Все истребители сси-руук были уничтожены.

Формация сразу же рассыпалась. Помехи в эфире пропали. Джаг обратился ко всем пилотам на открытой частоте, надеясь восстановить хоть какой-то порядок, пока связь снова не пропала.

– Внимание всем пилотам! – крикнул он, – Сохраняйте первоначальные формации! Не стреляйте по дроидам-истребителям! Повторяю, не стреляйте по дроидам-истребителям! Они управляются перекачанными п’в’еками, а п’в’еки на нашей стороне! Это они освободили нас!

– Принято. А что нам делать дальше? – спросил кто-то из бакурианских пилотов.

– У нас есть цель, – ответил Джаг, разворачивая истребитель носом к борту «Эрринунг’ка», – Мы под щитами их авианосца, а их эскадрильи снаружи. Чтобы позволить истребителям добраться до нас, им придется отключить щиты, что откроет авианосец для лазерных пушек «Гордости Селонии» или «Часового», – Джаг довольно усмехнулся в предвкушении боя, – У нас есть шанс всыпать им как следует. Так не упустим его!

Неожиданное превращение п'в’еков из врагов в союзников, потом снова во врагов, а потом опять в союзников вызвало понятное замешательство у бакурианских пилотов, но они повиновались приказам Джага и оставили п’в’еков в покое. Снова сформировав тройки и пятерки, они атаковали авианосец. Джаг, собрав остатки своей эскадрильи, сделал то же самое. Оказалось, что ангары авианосца не были совсем пусты – десяток истребителей «В’сетт» вылетел навстречу. Шесть дроидов-истребителей напали на сси-руук с тыла. Атакованные со всех сторон, истребители сси-руук потеряли строй, и вскоре с ними было покончено.

– Атаковать проекторы лучей захвата, – приказал Джаг, – После их уничтожения атаковать проекторы защитных полей. Постарайтесь повреждения корпуса свести к минимуму. Не забывайте, что на борту авианосца есть наши союзники п’в’еки, и я не хочу, чтобы они пострадали.

И он бросился в бой, находя цели и обрушивая на них шквал лазерного огня. Сделав несколько заходов на ионные пушки, он уничтожил три из них. Истребители его эскадрильи закончили с остальными.

Авианосец слабо реагировал на атаки, и Джаг знал, что это из-за п’в’еков, которые сражались не только снаружи, но и внутри корабля. Но он понимал, что это преимущество не будет длиться бесконечно. Боевой корабль длиной 750 метров  является грозным противником даже для сотни истребителей.

Тем не менее, любой урон, который они нанесут врагу – это уже что-то. Чем больше они смогут сделать здесь, тем меньше останется для Джейны…

Сообщение об успешной атаке истребителей на вражеский авианосец пришло с «Гордости Селонии» сразу после того, как прекратили глушить связь. Но Джейна не успела дослушать подробности. Краем глаза она заметила чье-то быстрое движение. Подумав, что кто-то из пленных сси-руук пытается сбежать, она моментально повернулась, приведя световой меч в положение изготовки к бою, но увидела только спину премьер-министра, убегающего по коридору с невероятной скоростью. Вирам лежал на спине, схватившись за правую руку.

– Прости, Джейна, – сказал он, поднимаясь на ноги, – он двигался так быстро!

Джейна, не дослушав объяснений, бросилась за Кандертолом. Нельзя было позволить ему сбежать. Если он свяжется с сси-руук, план п’в’еков будет раскрыт, и Джага поймают по-настоящему. Она следовала за звуком быстрых шагов Кандертола по пыльным коридорам – похоже, он направлялся к кратеру от взрыва на стадионе.

Ей пришлось согласиться с Вирамом, что Кандертол умеет бегать быстро. Его скорость действительно впечатляла.

Звук шагов ушел в другом направлении. И через два поворота и пятьдесят метров Джейна поняла почему. Отряд восставших п’в’еков шел по туннелю, блокируя выход со стадиона. Кандертол не хотел встречаться с ними и свернул в другой туннель, возможно, ведущий к выходу, через который пытались выбраться Малинза и Вирам. Джейна немедленно повернула за ним, промчавшись мимо п’в’еков.

С помощью Силы Джейна слышала шаги Кандертола на двух этажах ниже. Звук шагов был странно тяжелым и, казалось, Кандертол совсем не устал, что было невероятно. Такая скорость и выносливость противника серьезно встревожили  Джейну. Даже она уже начала уставать, несмотря на то, что поддерживала себя с помощью Силы.

Где-то впереди хлопнула дверь. Джейна подумала, что Кандертол ушел с лестницы на пятом подземном этаже. Она заставила себя бежать быстрее и уже собиралась вскочить в дверь, как что-то полетело в нее из темноты. Джейна отразила это ударом Силы и перекатилась. Встав на ноги и приняв защитную стойку, она увидела Кандертола в дальнем конце широкого коридора. Что-то снова просвистело в воздухе, маленький болт ударил в стену позади нее, оставив глубокую выбоину. Сначала Джейна подумала, что Кандертол стреляет в нее из гвоздомета, но его руки были пусты. Обдумывать это не было времени – еще один болт просвистел рядом с ее головой, едва не задев волосы.

«Он метает их!», изумленно подумала она.

Его сила явно превосходила его меткость, но Джейна не собиралась давать ему время поупражняться. Она атаковала его ударом Силы, который сбил бы с ног обычного человека. Кандертол лишь слегка отшатнулся назад. Этого было немного, но достаточно. Джейна бросилась вперед через открытый коридор.

Кандертол не хотел вступать в ближний бой и сбежал через другую дверь с огромной скоростью. Джейна последовала за ним, но теперь уже более осторожно.

«Что же он такое? Откуда у него такая сила и скорость?..»

Что бы ни было, она не сможет поймать его, полагаясь только на свою скорость. Надо придумать что-то еще…

Его шаги послышались уже в другом коридоре, потом внезапно прекратились.

Джейна, остановившись, осторожно выглянула из-за угла. Темный коридор казался пустым, но она чувствовала, что в нем что-то есть.

– Ты не сможешь сбежать отсюда, Кандертол! – крикнула она, надеясь, что он ответит, и хотя бы по голосу можно будет определить его местонахождение.

– Да неужели? – отозвался он. Его голос был заглушен не только расстоянием, но и чем-то еще, – Уж не ты ли меня остановишь, дорогуша?

– Именно это я и собираюсь сделать, – Джейна нахмурилась, у нее не получалось определить, где он находится.

– Боюсь, что твои благородные намерения стоят немного, – его голос раздался прямо позади нее.

Она развернулась, приготовившись нанести удар, но Кандертол отбросил ее в сторону, словно тряпичную куклу. Его физическая сила несравненно превосходила возможности обычного человека. Джейна ударилась о стену, но тут же атаковала его снова, нанеся удар в голову световым мечом. Кандертол, проявив нечеловеческую реакцию, поднырнул под меч и мощным ударом сбил Джейну с ног так, что она пролетела около пяти метров прежде чем упасть. Световой меч прочертил на полу широкую дугу, но Джейна не выпустила его из руки.

Кандертол не тратил время на разговоры. Искаженное выражение его лица говорило о том, что его интересует только одно – сбежать. И если Джейна оказалась между ним и его целью, ее необходимо уничтожить.

Джейна вскочила на ноги прежде чем Кандертол успел подбежать к ней, и встретила его взмахом меча.

Кандертол сделал отвлекающий выпад слева и атаковал ее справа. Поднырнув под меч, он нанес ей удар в грудь с такой силой, что Джейне показалось, будто ее пронзила силовая пика. Она снова отлетела в сторону и, захрипев от боли, упала на бок. Световой меч покатился по полу. Прежде чем она успела притянуть его к себе с помощью Силы, Кандертол уже прыгнул к ней, намереваясь добить ее.

– Ты хорошо сражалась, – сказал он, угрожающе взглянув на нее.

– Бой еще не закончен, – ответила Джейна, притягивая к себе Силой световой меч.

Меч с шипением полетел к ней. Кандертол, услышав его приближение, откатился в сторону, но недостаточно быстро, чтобы избежать прикосновения обжигающего энергетического клинка. Взвыв, он схватился за поврежденную руку. Джейна использовала выигранные секунды, чтобы вскочить на ноги, хотя это далось ей нелегко. Она еще не пришла в себя после удара Кандертола, и казалось, что мир вокруг нее безумно раскачивается. Тем не менее, Джейна устояла на ногах, направив свои мысли к мечу. На этот раз меч вернулся прямо в ее руку.

Кандертол тоже не терял времени. Джейна увидела, что он уже скрывается за углом в конце коридора. Она собралась снова броситься за ним, но вдруг позади нее послышался звук бегущих шагов.

– Джейна! – ее мать подбежала к ней, положив руки на ее плечи, – С тобой все в порядке?

Джейна слабо кивнула.

– Кандертол… – только и смогла произнести она, кивнув в том направлении, куда он скрылся, – Он…  убежал туда.

– Не волнуйся, дочка, мы его достанем, – ее отец во главе смешанной группы людей и п’в’еков побежал за бывшим премьер-министром.

– Будьте осторожны! – крикнула им вслед Джейна. Руки матери помогли ей опуститься на пол, и мир, наконец, перестал раскачиваться. Джейна оперлась о стену, сражаясь с тошнотой. Кандертол ударил ее сильнее, чем она полагала.

– Все будет в порядке, – сказала Лейя.

Но Джейна знала, что не все в порядке. Мысли в голове смешались. Что-то с Кандертолом было не так. Что? Она точно знала, что ранила его. Меч ранил его в руку…

И тут она увидела эту руку, лежавшую в тени в нескольких метрах от нее. Джейна высвободилась из объятий матери и, с трудом встав на ноги, подошла к руке, взглянув на нее со смешанным чувством удовлетворения и удивления.

– Что это? – спросила Лейя, подойдя к ней.

– Его рука, – ответила Джейна, рассматривая отрубленную конечность. Да, она не просто ранила его в руку – она отрубила ему руку до локтя! Но что-то в этой руке было… неправильно. Кроме нескольких капель на полу, крови совсем не было. Действительно, иногда световой меч способен прижечь вены и остановиться кровотечение, но не только кровь вызвала ее подозрение. Запах… Смрад сожженной синтплоти…

– Все хорошо, Джейна, – сказала Лейя, – Если он ранен, они обязательно схватят его.

Слова матери вернули Джейну к реальности. Наконец она поняла, с кем сражалась. Кандертол был дроидом!

– Нет, они не догонят его, – сказала она, мрачно уставившись на искусственную руку, – Даже раненый, он сможет сбежать от них.

Прежде чем она успела объяснить, в комлинке Лейи послышался п’в’екский свист.

– Прошу прощения, госпожа, – сказал С-3РО, – Лвотин сообщает, что авианосец «Эрринунг’ка» захвачен п’в’еками. «Фирринрии» скоро также будет захвачен.

«Это должно возместить потерю «Нарушителя» и «Дозорного»… как минимум…», подумала Джейна.

– Что с Джагом? – спросила она Лейю, – Есть от него какие-то сообщения?

– Есть, – ответила ее мать, – сейчас он возглавляет атаку на «Фирринрии».

Голос Лейи был успокаивающим. Джейна понимала, что хочет сказать ее мать: «Это не твоя проблема, успокойся».

Может быть, она и права, но Джейна подумала, что едва ли успокоится, пока Джаг не будет рядом, и она не будет уверена, что больше им не угрожает перекачка…

ЭПИЛОГ

Джейсен недоверчиво смотрел на результаты поиска. Он чувствовал напряженное внимание всех, находящихся в комнате, когда данные, найденные в записях библиотеки по алгоритму Вин, были выведены на экран его компьютера. В список попала каждая система, где за последние шестьдесят лет появились новые планеты. Саба и Данни уже проверили большинство этих систем по записям чисского оборонительного флота, и все, что осталось – обычные случаи захвата звездами дрейфующих планет, или случайные встречи с живой планетой. Всего пятнадцать случаев захвата дрейфующих планет и около сорока свидетельств о встречах с летающей планетой. Но, к сожалению и огромному разочарованию Джейсена, каждый из этих случаев можно было исключить.

Джейсен огорченно  покачал головой.

– Ее здесь нет.

– Она должна быть здесь, – сказала Мара, – Ей больше некуда деваться.

– Если только она не прячется в какой-нибудь другой части Галактики, – устало сказал Люк.

– Но мы бы знали, если бы это было так, – возразила Мара.

– Возможно, мы просто недостаточно хорошо искали. Она может быть в еще каком-то из глухих мест, например, в Кластере Минос.

– Или она вообще покинула Галактику, – мрачно добавила Данни, – Или даже погибла.

-Нет, – сказал Джейсен, – Она не умерла. У нас же есть ее голографические снимки в двух системах, которые она посещала, помните? – Джейсену стоило большого труда не позволить разочарованию прозвучать в своем голосе, – И она не могла улететь из Галактики – если только она знает о гиперпространстве что-то, чего не знаем мы.

– Ил