Book: Хроники Избранных. Трилогия



Хроники Избранных. Трилогия

Сергей Сергеевич Ермолаев


Хроники Избранных. Трилогия

ХРОНИКА ПЕРВАЯ


НАЧАЛО


***


По обе стороны обычной, не самой большой сибирской реки раскинулся простой русский город. Но простой ли? Для кого-то и простой, а для кого-то нет. Но для всех красивый и любимый. Для всех его жителей.

Улицы пестрели толпами прохожих, на Пешеходном бульваре, на других бульварах, в скверах и парках гуляло много молодежи и детей. Город был наполнен самыми различными звуками: шумом автомобилей, голосами прохожих и отдыхающих, музыкой, доносившейся из динамиков "Радио города". Подходил к концу очередной летний день, и, приближавшееся к западному краю небосвода, солнце как-то по волшебному осветило все высокие и даже не очень здания.

Среди прочего транспорта по городским улицам двигались, по возможности обгоняя попутные машины, две белоснежные "Волги". Внутри каждой сидело по три человека.

Все они просто на удивление были похожи друг на друга: все молодые парни, среднего роста и телосложения, светловолосые, сероглазые, одетые в светлые костюмы. В мощных колонках автомагнитолы негромко звучала музыка одной из местных радиостанций.

– Самолет приземлится через тридцать минут! Мы не успеваем.- Проговорил низким голосом молодой человек, сидевший рядом с водителем в первой "Волге".

– Едем так быстро, как только возможно на наших дорогах.- Отозвался водитель.- Я же не могу гнать по тротуарам, врезаться во всех и давить пешеходов. Доедем, Эльдар. Куда денемся?

Тот взял рацию, лежавшую на специальной подставке, на панели перед ним, и, настроив частоту, заговорил в нее:

– Штаб N2, как слышно?

И тут же из рации донеслось:

– Мобильный штаб N2 слушает. Как дела? Где гуляете?

– Все в порядке, Скотт. Мы идем к вам настолько быстро, насколько позволяет ситуация на дорогах. Вот пройдем сейчас кольцо и припустим.

– Давайте, давайте. Вы не поверите, но Ворги тоже тут появились!

– Понял. Ждите. Мы едем.

Эльдар убрал рацию на место и заговорил с водителем:

– Слыхал, Тимофей? Враги уже там! Спешить нужно!

В салонах работала громкая связь и все могли говорить друг с другом, находясь в разных автомобилях, но при этом не прикасаясь ни к какому прибору связи.

Постоянную связь между машинами обеспечивали специальные компактные радиостанции, встроенные в приборные панели и настроенные друг на друга. Благодаря этому во второй "Волге" все эти разговоры прекрасно слышали, и в динамике Прибора постоянной громкой связи раздался голос другого водителя:

– Тимофей, ты спать что ли хочешь? Я не пойму, почему вы так тащитесь. В Рощино непонятно что происходит, а мы тут, как правильно выразился Скотт, гуляем. Улица не так уж и загружена. Давайте быстрее или мы вас перегоним и уйдем вперед.

– Я хотел бы доехать до места назначения, ни с кем не столкнувшись. А обгонять меня не надо. Кто руководит операцией – ты или я? Держись за нами, Яко, и не нервничай.- Отвечал водитель первой машины.

– Какого черта шеф постоянно тебя назначает руководить всеми нашими операциями?- То ли в шутку, то ли всерьез возмутился Яков Черный.- Ну и что, что ты его правый помощник? Так не честно. Я старше тебя на три года!

– Потому что у тебя фамилия слишком черная.- Попытался в шутливой форме ответить Тимофей.- И не упоминай черта, иначе придет к тебе.

– Ты чего, а? Чертей нет! Я не маленький.

– А вот и есть.

– Да нет чертей!

– Есть!

– Нет их!

– Нет, есть!

– Да почему?

– Я их видел.

– Врешь.

– Ладно, их нет.- Вроде как сдался Тимофей.- Только для тебя. Понял?

– Да иди ты…

На этом шутливый спор и закончился.

Между тем обе белые, чистые "Волги – 3110", обгоняя все машины, уже достигли кольца, промчались по нему и вышли на трассу, ведущую из города. Вот теперь можно было разогнаться по-настоящему. Позволяло не только резко уменьшившееся количество транспорта, но и само дорожное полотно, хотя городские улицы в последнее время тоже стали заметно лучше, чем были еще в начале двухтысячных.

Особенно в центре и заречных микрорайонах. Это радовало. И радовало, в первую очередь, всех автовладельцев, не представляющих свою жизнь без своего средства передвижения на четырех колесах, давно переставшего быть роскошью даже для рядовых граждан.

Буквально через несколько секунд на трассу за "Волгами" с Институтской улицы пулей вылетел черный джип с тонированными стеклами.

Поглядывая в зеркало заднего вида, Яков заметил его и произнес:

– Мы не одни, ребята. За нами хвост.

Остальные двое, сидевшие с ним в машине, услышав такие слова, тут же повернулись назад и нашли подтверждение слов своего водителя.

– Понял.- Ответил из ППГС Тимофей.- Если начнут обгонять, то пусть. А если будут мешать нам, вам придется с ним разделаться как-нибудь.

– Понял.- Со вздохом отозвался Яков.

"БМВ – Х5" стремительно нагнал их, встал между первой "Волгой" и второй и начал замедляться, заставляя тем самым сбавлять ход последнюю. Да, Ворги умели действовать быстро и без лишних разговоров.

– Вот уроды!- Выругался Яков.- Черт их принес сюда. Ну, что делать? Они не дают мне ехать.

Молодой мужчина начал попытки объехать джип и снова разогнаться, но тот не позволял этого сделать, все время маяча впереди и заставляя водителя "Волги" нервничать, если не сказать больше.

– Я возьму его на себя.- Произнес уверенным голосом сидевший рядом парень.

Он опустил дверное стекло до самого конца и высунулся из машины, держа в правой руке автоматический пистолет, а потом обратился к приятелю:

– Яко, возьми левее.

– Но тогда я выйду на встречную полосу.- Предупредил тот.

Он начал сдавать влево. Джип впереди также начал съезжать на другую половину шоссе, но все же не сразу, а с задержкой на секунду – другую. Этого хватило, чтобы прицелиться в кабину, в ту ее часть, где сидел водитель, и открыть огонь.

Несколько пуль полетели прямо в стекло дверцы водителя, но отскочили от него, оставив после себя лишь небольшие царапины.

– У них броня!- Удивился стрелявший.- Черти поганые.

И он принялся палить по всей машине. Та начала разгоняться, совершенно невредимая от попадания в нее множества пуль, а затем из люка в крыше высунулся человек.

– Стелл!- Узнал его Яков.- Смотри в оба, Константин. Кто знает, что он сейчас предпримет.

Константин в этот момент перезарядил свой "ТТ" и снова высунулся, чтобы стрелять дальше. Автомобили в этот момент шли со скоростью около 50 километров в час.

Джип опять начал замедляться, приближаясь к "Волге" и заставляя ее еще больше сбавлять скорость движения. Яков попытался в очередной раз обогнать неприятеля, перебравшись на полосу попутного движения, но тот опять не дал это сделать, перестроившись сразу за ним. Только Костя произнес недовольно:

– Яко, езжай прямо. Не виляй. Я только прицелился, а ты…

Тут, наконец, был выполнен ответный ход врага. Высунувшийся через люк из "БМВ – Х5" лохматый тип, на вид грузин или таджик, до этого все секунды державший в руке какой-то непонятный предмет, похожий на степлер, метнул из него на дорогу шарики. Ударившись об асфальт, они взорвались. С ужасной быстротой на дороге выросли горы темно-серого клубящегося дыма, но Яков не остановился, проговорив:

– Прорвемся. Это всего лишь дымовая завеса.

Он повел автомобиль влево, туда, где дыма было меньше, и тут все трое, сидевшие внутри "Волги", почувствовали удар. Машину бросило вправо, и она с грохотом перевернулась, вылетев из дымовой завесы уже на кабине с изуродованным передним левым крылом. В нескольких десятках метров позади на обочине дороги в груде разбитых стекол с помятым левым боком стоял большой высокий автобус "Вольво", судя по надписям на нем, принадлежавший одному крупному тюменскому туристическому агентству.

В первом автомобиле заметили уже далеко позади себя что-то темное на дороге, поднимающееся к небу, а переговорное устройство, не перестававшее работать ни на секунду, передало им звуки всего там произошедшего, а затем замолчало.

– Там что-то серьезное случилось.- Воскликнул Тимофей и начал тормозить.

Скорость быстро пошла вниз от ста километров в час.

– Но мы должны ехать в Рощино! Мы опаздываем.- Запротестовал молодой парень, сидевший сзади.

– Анатолий, неужели ты хочешь оставить в беде товарищей? Мы же никогда не бросаем своих! Ты что?

Снизив скорость на несколько десятков километров, Тимофей резко вывернул руль, и машина с визгом развернулась, встав ровно посередине трассы, между двумя полосами движения. Все увидели, что прямо на них мчится черный джип, а из люка в крыше торчит голова и верхняя часть туловища одного из их врагов. Тот держал в каждой руке по обрезу и целился в "Волгу".

– Мать твою!- Вскрикнул Тимофей.

Он врубил заднюю передачу и начал пятиться, набирая скорость. И в этот же миг раздались автоматные очереди. Струи пуль начали ударяться в асфальт совсем близко от переднего бампера "Волги", которая уходила задом от них. Но очереди продолжались и нагоняли ее. Вот несколько пуль попали в левую фару, раскромсав ее, еще три пробили бампер. Наконец, одна как-то умудрилась попасть прямо в зеркало заднего вида у водителя. Между ней и "БМВ – Х5" было метров триста, и расстояние быстро сокращалось.

Секунды три все, кроме Тимофея, сидели как в ступоре, оценивая ситуацию, но потом Эльдар вдруг опомнился и, схватившись за рукоять своего складного меча, произнес:

– Давайте я отвлеку их, а вы езжайте к машине Яко и посмотрите, что с ними. Добро?

– Ладно.- Согласился Тимофей.- Добро. Удачи в твоем замысле.

Эльдар распахнул дверцу и выпрыгнул из салона, перекувыркнувшись на земле через голову. Дверца закрылась. "Волга" затормозила, но уже через секунду взревела своим мощным двигателем, прокручивая на дороге задние колеса, и рванула вперед, мимо вражеского джипа и дальше, к месту аварии.

Пока происходил этот маневр, занявший мгновения, Эльдар оказался на ногах, а в его руках из большой и массивной рукояти в мгновение ока выросло мощное лезвие метрового меча, возникшее буквально из ниоткуда. Он принял боевую стойку и с молниеносной быстротой начал отбивать им летящие в него снаряды, еще быстрее уклоняясь от тех, которые не мог отбить.

"БМВ – Х5" затормозил в двух десятках метров от отчаянного парня. Тип с обрезами прекратил стрельбу, швырнул оружие в стороны и вдруг вылетел прямо из люка в крыше кабины. Сделав в воздухе кувырок, он приземлился совсем близко от Эльдара и выпрямился. В обеих руках, как будто из воздуха, появились мечи, сверкнув в предвечернем солнечном свете начищенной сталью.

– Приветик, Светленг – Эльдар. С тобой мне еще не приходилось сразиться на мечах!

Я рад этому случаю и этой встрече. Как думаешь, чья возьмет?

– Не будем забегать вперед, Ворг – Стелл. У меня один меч, а у тебя два. У тебя есть преимущество.- Нисколько не струсив при виде сильного соперника и его оружия, проговорил Эльдар.- Только сможешь ли ты своим преимуществом правильно воспользоваться? Вот это вопрос.

– Ты меня недооцениваешь? Ты слабее и менее опытен. У меня шестой уровень силы и боевой подготовки. А у тебя? Второй? Третий?

– Не угадал.- Бросил Эльдар в гневе и набросился на Ворга.

Начался поединок.

– О-о!- Удивился тот, вступив в схватку.- Что-то новенькое. Светленг нападает первым? У вас поменялись правила?

– Заткнись!- Крикнул Эльдар, быстро перейдя из наступления в оборону, так как с двумя мечами, да еще таким опытным бойцом, как Стелл, сражаться оказалось труднее, чем он себе представлял.

– Ты быстро начал сдавать позиции!- Громогласно отметил Стелл, усмехаясь.

Ответа не последовало. Эльдар собрал все свои силы и все мастерство, полностью сосредоточившись на битве и не замечая ничего вокруг, кроме двух мечей Ворга.

Они дрались посередине дороги, мимо нечасто проезжали автомобили, но водители словно не замечали происходившего. Что-то заставляло их не обращать внимания на бой и поскорее проехать это место.

Эльдар почувствовал, что начал уставать. Это случилось уже на второй минуте поединка. И тут, после пары мощных атак противника, которые лишь чудом удалось отбить, он все-таки получил ранение. Кончиком одного меча Стелл задел Эльдара за ногу, сильно порезав ее. Тот вскрикнул и упал. Ему удалось отбить еще несколько ударов, а потом враг выбил у него из рук меч.

– Честно скажу, мне еще не доводилось так легко побеждать Светленга!- Торжествовал Стелл.

Лишившийся оружия и раненый, Эльдар сидел на земле, но почему-то ничего не предпринимал для своего спасения. Ворга это озадачило, и он заколебался, не зная, как лучше напасть и нападать ли вообще. Потом рассвирепел и закричал:

– Да чего же ты расселся, идиот? Немедленно подбирай свой меч и дерись!

– А не пойти бы тебе в задницу?- Отчеканил раненый парень.

Стелл, казалось, вскипел от ярости и хотел, было, броситься на безоружного, но в этот самый момент в него влетело сразу несколько стрел. Эти стрелы не были похожи на обычные стрелы из лука или арбалета. Они, скорее, напоминали иглы длиной в одну пятую метра и не более миллиметра в толщину с маленьким стабилизатором для более ровного полета посередине и на конце. Ворг взвыл и рухнул на дорогу, выпустив из рук мечи и корчась в предсмертных судорогах. А стрелы, пройдя насквозь его туловища, улетели куда-то в деревья, за обочину дороги. На мгновение появился слабый запах жареного человеческого мяса.

– Есть!- Обрадовано выговорил Эльдар.

К нему возвращалась "Волга" Тимофея. Рядом с ним сидел Яков, державший в руке похожий на арбалет с барабаном, пристроенным параллельно стволу, стреломет. Да, этот вид оружия у них был самым любимым и действовал безотказно в любых ситуациях. Раскаленные почти докрасна стрелы – иглы вылетали из стреломета практически с такой же скоростью, что и пули огнестрельного орудия и имели зону уверенного поражения при отсутствии ветра до двух-трех сотен метров.

Парень продолжал сидеть на земле и, когда уже можно было рассмотреть четко всех, кто сидел внутри приближавшегося автомобиля, помахал им рукой.

В салоне сидело пятеро его товарищей. Все живы и, вроде как, невредимы. Было только одно "но". Там уже не оставалось места для шестого человека.

Из "БМВ – Х5" никто больше не выходил, и Эльдар, обратив на это внимание лишь после того, как помахал своим, весьма озадачился этим фактом. Ему показалось странным это. Получается, машина каким-то образом ехала сама по себе, когда Стелл высунулся из люка.

Его размышления были внезапно прерваны взрывом большой силы. Джип врага с оглушительным грохотом разлетелся буквально по кусочкам. Горы огня выросли за секунду до неестественно больших размеров. Взрывная волна врезалась в "Волгу" Тимофея, и та, не выдержав такого напора, завалилась на правый бок, а потом и вовсе перевернулась вверх колесами.

Эльдар, находившийся всего в трех или четырех метрах от рванувшего джипа, лишь на долю секунды ощутил на себе силу и плотность ударной волны, а потом еще несколько мгновений видел, как его понесло вверх и в сторону от шоссе.


***


Алексей прослушал весь монолог стюардессы, сообщавшей пассажирам о том, что их рейс близится к завершению, самолет начинает снижение к аэропорту и нужно пристегнуться, и, убрав из ушей бусинки стереонаушников, успел разобрать лишь ее последние слова о погоде, ожидавшей людей после приземления. Приятный женский голос негромко сообщал, что вечер в Тюмени и районе аэропорта безоблачный, температура воздуха не выше 23 градусов, а давление почти в норме.

В новеньком CD-плеере, купленном в Москве, звучал диск группы "Русский размер".

До того, как его пришлось выключить, конечно. Но Алексей остановил воспроизведение только тогда, когда закончилась одна из его самых любимых песен.

Отключив плеер и уложив наушники в карман рубашки, парень пристегнулся ремнями безопасности, зная без всяких напоминаний, что это нужно сделать.

Молодой человек, ростом чуть выше среднего, худощавого телосложения, русоволосый, с немного вытянутым, но, тем не менее, приятным, добрым лицом, возвращался в свой родной и любимый город из столицы России, где провел первые несколько дней своих каникул, повидал родственников, сходил в лучшие московские кинотеатры и музеи…

Полет продолжался вот уже почти 2 часа и 20 минут, и, наконец, лайнер пошел на посадку. Отодвинув заслонку иллюминатора – а парень сидел возле него, – Алексей посмотрел сквозь толстое стекло. Внизу проплывали поля, казавшиеся с высоты нескольких тысяч метров заплатками, которые имели самые различные оттенки зеленого цвета от светлого, почти желтого, до темного болотного. Какое это было удовольствие – любоваться реками, полями, лесами и городами с такой высоты! Ему вообще очень нравилось летать. И во время взлетов и посадок он всегда смотрел в иллюминатор.

Старый добрый "Ту-154" снижался, с каждой секундой все больше приближаясь к городу и аэропорту. Гул турбин был по-прежнему ровный и не такой резкий, как снаружи: внутри самолета звук двигателей всегда приглушался его герметичным корпусом и слышался несколько иначе. Люди сидели на своих местах и не двигались, напряженно ожидая посадки и часто глотая слюну, чтобы откладывало уши.



– Самолет захвачен! Всем спокойно! Кто начнет дергаться, тот получит бесплатный билет в мир иной.

Отвратительный хриплый мужской голос, прокричавший эти слова, ворвался в уши пассажиров, заставив всех вздрогнуть от неожиданности и испуга в креслах.

В конце салона с кресел поднялись двое мужчин и девушка. Они кинулись по проходу к кабине пилотов, повторяя:

– Всем оставаться на местах. Не дергаться! Хоть кто-то понял?

Среди пассажиров, понявших, наконец, что к чему, пошла волна испуганных возгласов. Кого-то из слабонервных тут же бросило в истерику.

Но троица, объявившая о захвате самолета, совсем не походила на террористов, какими представляют себе их обычные люди. На них даже масок не было. Только в руках появились какие-то подозрительные предметы. То ли пистолеты, то ли еще что-то, но, наверняка, оружие. Все были одеты в обыкновенные джинсовые костюмы.

Сделав несколько шагов, девушка остановилась. Остановилась прямо у того ряда, где сидел, замерший от испуга, Алексей, и, взяв его на прицел своего непонятного оружия, произнесла:

– Картон, Виктор, я, кажется, нашла его. Вот он!

Сердце у Алексея, как ему показалось, сорвалось и упало в пятку. Он с ужасом наблюдал за этими тремя, а в уме только вертелось: "Им был нужен я? Им я был нужен? Почему им нужен был я"? И тут он не выдержал и нервно выкрикнул:

– Господи боже, что вы от меня хотите? Я ничего никому не сделал.

Но на него никто не обратил внимания, и парню оставалось только ждать чего-то.

Те двое повернулись к девушке, и один мужчина сказал:

– Я беру под контроль пилотов. Картон, займись пойманным, а ты, Катя, возьми на себя все остальное.

– Хорошо.- Согласилась Екатерина.

Виктор скрылся за шторой, висевшей в проходе между пассажирским салоном и отсеком перед кабиной.

Картон быстро переместился к девушке и, тоже наставив на Алексея дуло своего диковинного пистолета, приказал:

– Вставай.

Екатерина повернулась на внезапно усилившиеся крики в конце салона и, держа перед собой оружие, произнесла решительным тоном:

– Никому не двигаться! Оставаться на местах.

Три стюардессы сбились в панике в кучку в проходе из одного салона в другой и, не зная, что делать, смотрели перепуганными глазами на захватчиков.

– Садитесь. Быстро.- Приказала им Екатерина, указав на несколько свободных мест в салоне.

Те молча повиновались.

И тут в самолете раздался чей-то резкий громкий выкрик:

– Всем пригнуться! Быстро пригнуться!

– Светленги!- Вскрикнула Екатерина, моментально повернувшись на голос.

В это же время в начале салона среди пассажиров вскочил с кресла парень с таким же необычным пистолетом, как и у захватчиков, который и посоветовал всем пригнуться. Одновременно с ним чуть подальше от него встала какая-то молодая девушка.

– Светленги?- Взвыл от изумления и досады Картон.

– Что, не удалась ваша затея с поимкой незачисленного Избранного?- Спросил, усмехаясь, парень.

– Не-е-ет! Нет, Кирилл. Еще рано говорить, что удалось, а что нет. Вас только двое. Получайте.

И вот здесь в ход были пущены те самые чудо – пистолеты с цилиндрами под стволами. По салону засвистели огненные стрелы. Новый, еще больший всплеск криков пассажиров заглушил брань Воргов и Светленгов, направленную друг на друга.

И те, и другие стреляли непрерывно друг в друга, но не попадали, потому что каждый метко отбивал снаряды противника своими. Стрелы падали на пол, кресла, на людей, неистово вопящих со всех сторон, отлетали в стены и потолок.

Прошло некоторое время, и стрелы у Кирилла и Картона закончились – они палили друг по другу гораздо интенсивнее, чем девушки. Бросив ненужные стрелометы, они выхватили большие ножи и начали биться на них. Затем крепко сцепились и вывалились в проход между рядами кресел, продолжая бороться на полу. В это время из кабины пилотов прибежал чуть напуганный Виктор. Он сразу сообразил, что к чему, а в руках прямо из воздуха появилось по небольшому пистолету. Ворг громко произнес:

– Прекратить немедленно все!

Екатерина и девушка – Светленг повернули головы к нему, прекратив метать стрелы, и он выстрелил из обоих пистолетов. Две пули метнулись мимо Кати, и одна из них точно попала в ее соперницу, не успевшую увернуться.

– Черт, Настя!- Крикнул Кирилл, заметив, как упала его напарница, получившая огнестрельную рану.

В следующие секунды события развивались вообще быстро и интересно. Алексей вдруг с воплем сорвался со своего места, выдрал с верхней полки чью-то тяжелую сумку и обрушил ее на Екатерину. Девушка вскрикнула, придавленная грузом как минимум в несколько килограмм. Виктор повернулся на Алексея, но больше ничего сделать не успел. Его пронзила раскаленная стрела, выпущенная Настей, которая потом сразу выронила из рук свое оружие и обмякла, потеряв сознание. Ее рана на правом плече сильно кровоточила. Вторая пуля пролетела рядом с ее головой и застряла где-то в стене.

Бой Кирилла и Картона все еще продолжался, оба успели сильно поранить друг друга в разных местах, но, словно, не замечали этого. А Алексей набросился на Екатерину и заломил ей руки, не позволяя подняться на ноги с пола.

– Чтоб ты сдох, паршивый Светленг!- Со злостью выговорила она, пытаясь освободиться.

Парень не понял, что это означало, кто такой Светленг, но ему было ясно видно, кто здесь плохие, а кто хорошие. И он неожиданно решил, что ему нельзя сидеть и наблюдать за всем, необходимо принять участие в обезвреживании захватчиков, выполнить свой долг. Долг? Почему он посчитал это своим долгом? Алексей не имел пока времени на обдумывание своих действий и разбирательства с самим собой, а потому отложил это до лучших времен.

Наконец, борьба одного Светленга и одного Ворга завершилась победой первого. В один из моментов нож Кирилла скользнул по шее Виктора и проделал в ней глубокий разрез. Тот закряхтел, начал захлебываться своей кровью и вскоре застыл с открытыми глазами.

Тяжело дыша после борьбы с сильным противником, Кирилл встал на ноги, убрал нож и достал из-за пояса наручники, которыми с помощью Алексея сковал Екатерину и, усадив ее в одно из свободных кресел. Усыпил уколом из крошечного, размером меньше ладони, пистолета для инъекций. Разделавшись с ней, Кирил бросился к Насте, а Алексею сказал:

– Посмотри, все ли в порядке с пилотами.

– Ага.

И тот пошел в кабину, по-прежнему ни о чем не думая, лишь испытывая желание помочь этим людям, обезвредившим террористов, как он считал, и спасших его неизвестно от какой участи, возможно, и от смерти от рук тех троих.

В кабине ему открылась картина, какую вряд ли кто пожелал бы видеть: ни первого, ни второго пилота на месте не было, а самолет летел сам по себе, стремительно снижаясь.

– О, черт!- Воскликнул с ужасом Алексей, увидев, как на горизонте появляются признаки города и того, что они летят прямо на него.

Молодой человек выбежал на дрожащих ногах в салон, где Кирилл делал перевязку своей напарнице и приводил ее в чувства, и крикнул, чтобы тот его хорошо услышал:

– В кабине никого нет! Самолет снижается без пилотов и сейчас разобьется о землю!

Услышав такое, все пассажиры в панике и с дикими криками начали вскакивать со своих мест. Кто-то бросился на Алексея, кто-то с диким видом устремился в задний салон, где пассажиров почти не было. Некоторые люди набросились друг на друга и принялись драться. Парню пришлось вернуться в кабину, не дожидаясь ответа, и закрыться там, чтобы взбесившиеся люди не разодрали его.

Едва началась паника, Кирилл достал из кармана брюк какой-то прозрачный шарик и бросил его на пол. Тот разбился, а по салону стал распространяться мутный, чуть заметный дым, резко запахло чем-то, напоминающим цветочный освежитель воздуха.

Люди моментально начали падать, вдыхая этот запах, но сам парень уже успел натянуть на рот и нос кислородную маску, вторую дал очнувшейся Насте. Откуда только взял? Неужели все оттуда же – из карманов?

– Все нормально?- Спросил он сквозь маску у девушки.- Ворги обезврежены. Можешь подняться?

– Да. Все хорошо.- Сказала она, вставая с помощью друга.

Парень усадил ее в кресло и произнес:

– Лучше сиди здесь и расслабься. Рана большая и не перестает кровоточить. Только держись. А мне нужно в кабину. Ворги уничтожили пилотов. Наверное, сами хотели посадить самолет или угнать его вместе с нами. Сиди тут, хорошо?

– Ладно.- Молвила Настя слабым голосом, поддерживая раненую руку.

Кирилл в несколько прыжков достиг двери кабины и стал стучать, проговорил:

– Открой, это я. Пассажиры успокоились.

Алексей, обрадованный таким сообщением, сразу открыл. Но только дверь приоткрылась, как Кирилл сунул ему в лицо маску, перепугав парня:

– Надень быстро. Я применил быстро действующее снотворное. Подышишь три секунды и будешь спать столько, сколько еще не спал никогда.

Алексей послушно устроил маску на своем лице. Конечно, он не горел желанием свалиться прямо на месте и храпеть, пока вокруг будет происходить черт знает что.

– И что теперь?- Спросил он с надеждой услышать утешительный ответ.

– Сейчас будем пытаться сесть.- Сказал Кирилл, устраиваясь в кресле командира.- Садись и надевай наушники. Кстати, меня Кириллом зовут.

– А? Кирилл? А я Алексей.

Парни быстро обменялись рукопожатием и, когда устроились в креслах, стали в спешке разглядывать приборы, кнопки, переключатели.

– Мне не справиться.- Заявил Кирилл после осмотра.- Это какой-то кошмар. Почти никакой автоматики. И совсем не такое оборудование, как даже в иностранных лайнерах. Когда этот самолет сделали? 15 лет назад? Или 20? Или вообще когда я еще на свет не появился?

Он снял с пояса мобильный телефон и нажал клавишу, запрограммированную на вызов какого-то определенного номера.

– Я слушаю, Кирилл.- Ответили из трубки.- Как вы там? Что у вас?

– Скотт, скорее!- Чуть не закричал Кирилл.- Мы сейчас упадем. Мне нужны инструкции по управлению самолетом "Ту – 154" доисторического года выпуска.

– Есть инструкции.- Отозвался голос из телефона.

Скотт сидел в микрофургоне "ГАЗель" без окон, в наушниках за столиком с ноутбуком и с огромной скоростью стучал по его клавишам.

– Готово.- Сказал он.

На мониторе открылось окно с информацией, которую он искал.

– Слушай внимательно. Я буду диктовать, а ты молча, без вопросов выполняй.

Сработаемся – и вы сядете благополучно.

– Готов. Слушаю.- Ответил ему из наушников голос Алексея.

Самолет уже пролетел аэропорт и устремился прямо на город, находясь на высоте всего нескольких сот метров. Он снижался все круче, с каждой секундой все быстрее теряя высоту.

В городе раздался шум авиационных двигателей, и вскоре прохожие стали замечать приближающийся авиалайнер.

Советы Скотта пошли вовремя и быстро. Кирилл начал устанавливать контроль над ситуацией и сперва-наперво он выровнял самолет, прекратив его снижение.

"Ту-154" ворвался в спокойное мирное тюменское небо с ревом и визгом своих турбовентиляторных двигателей и, казалось, уже был обречен на столкновение с девятиэтажками микрорайонов, но тут его нос резко пошел кверху и, спустя несколько мгновений, он весь начал подниматься, не дотянув до крыш зданий всего-навсего несколько десятков метров. Многие окна в домах стали сильно вибрировать и даже трескаться из-за шума пролетающего прямо над их крышами самолета. Люди на земле с возгласами удивления и страха разбегались в стороны при виде крылатой машины, проносящейся совсем невысоко. Где-то на дорогах в нескольких местах сразу перебились автомобили, водители которых также не смогли остаться равнодушными к происходившему.

У Алексея и Кирилла дух захватило от того, что они видели в окна, находясь в кабине "тушки". Спасенные от катастрофы, городские районы быстро проплывали внизу, сначала приближаясь, а потом, когда Кирилл потянул на себя штурвал и чуть изменил положение дросселей, удаляясь от них. В какие-то мгновения можно было хорошо рассмотреть перепуганных людей во дворах своих домов и сталкивающиеся машины, людей, выбегающих на свои лоджии посмотреть, в чем дело.

– Кирилл, у тебя есть радиомаяк?- Спросил Скотт, по-прежнему находясь за компьютером внутри "ГАЗеля".

– Есть. А что? Чем это поможет? Лучше говори, как быть дальше. Мы вновь набираем высоту.

– Это поможет. И еще как!- Сказал Скотт.- Возьми радиомаяк и включи его. Мне нужно следить, на какой точно высоте вы находитесь и с какой скоростью, над какой территорией пролетаете. Как же я вас посажу, ориентируясь на один твой голос? Сам-то не догнал?

– Я понял.- Проговорил Кирилл.- Знаешь, если бы ты сейчас находился на моем месте, сам бы нервничал и забыл что-нибудь. Так, сейчас я. Вот! Все, включил.

– Отлично. Одну минуточку.

Скотт достал из-под железного столика второй ноутбук, подключил его к какому-то кабелю и, запустив, проговорил:

– Все отлично! А вот и вы на своей птичке у меня на электронной карте. Теперь дело только во времени. Выполняй все, что скажу, и реагируй молниеносно, как свеженький Пентиум-4. Итак, вы на высоте 700 метров и поднимаетесь выше.

Достаточно. Сейчас…

Скотт замолчал. Изображение на втором ноутбуке начало скакать, а сигнал самолета исчез.

– Эй, а я потерял вас!- Испугавшись, сообщил парень.

– Что такое?- Наверное, еще больше напугался Кирилл.

– У вас все нормально? Тогда это кто-то блокирует ваши сигналы. Моя антенна не ловит их. Подожди минутку.

Скотт наклонился к боковой дверце и, распахнув ее одним движением, крикнул:

– Госсман, ты где? Что за хрень у меня происходит? Мне нужен срочно нормальный чистый сигнал с маяка Кирилла, а его нет!

У открытой дверцы появился высокий, коротко подстриженный парень с горбатым носом и волосами цвета соломы.

– Я ничего не знаю.- Сказал он.- Наверное, это Ворги. Они, вон, по всему аэропорту. Видимо, блокируют как-то твой сигнал.

– Так надо сделать так, чтобы они перестали его блокировать.

И тут рядом с "ГАЗелем", стоявшем на большой и длинной автостоянке перед главным зданием аэропорта, с визгом и скрежетом остановилась какая-то машина. Именно какая-то, потому что "Волгой" ее назвать было нельзя: отсутствовали бамперы, были сильно помяты все бока и крылья, а кабины будто вообще никогда у нее не было. В салоне уделанной "Волги" сидели Яков, Константин, Тимофей, Анатолий и Дмитрий.

– Что случилось, мать вашу?- Не сдержался от такого словесного излияния удивленный тем, что увидел, Скотт.- Вы что, в аду с сатаной катались?

– Почти.- Ответил Тимофей.- Потом объясним. У вас-то здесь как все?

– А никак! Ворги блокируют сигнал радиомаяка Кирилла, и я не могу посадить самолет с ним.

– Почему ты так уверен, что это Ворги?- Поинтересовался Яков.- Может, это маяк сломался? Было же такое как-то.

– Было, да сплыло.- Сказал Скотт, возвращаясь к своим ноутбукам.- Я уверен, что это Ворги. Сделайте прямо сейчас что-нибудь! Мне нужен сигнал!!!

– Ладно.- Громко заговорил Тимофей, выбравшись с трудом из полуразвалившегося автомобиля.- За мной, братцы!!!

И все пятеро, как только оказались на ногах, ломанулись куда-то в сторону, доставая свои мечи и обнажая лезвия, до этого каким-то непостижимым образом прятавшиеся в рукоятках.

Краем глаза Скотт заметил, что они побежали к двум микрофургонам Воргов, которые стояли на противоположном конце почему-то почти пустой стоянки.

Вадим Госман встал спиной к "ГАЗелю" и снял с пояса два стреломета, приготовившись, если что, защищать его.

Навстречу пятерым Светленгам из воргских фургонов непонятной иностранной марки выскочили шестеро здоровых парней с озлобленными лицами и дикими взглядами и бросились с криками на них, приводя в боевую готовность свои мечи. И вот, через секунду – другую, воздух над стоянкой наполнился звоном стали.

Вскоре неизвестно откуда появилось еще трое Воргов, и группу Тимофея взяли в кольцо. Светленгам пришлось несладко. Видя, что бой идет не в пользу своих, Госман двинулся маленькими шагами вперед и начал нажимать спусковые крючки своих "пистолетов". Раскаленные стрелы в виде каких-то фантастических световых отрезков полетели во врага. Моментально двое Воргов отделились от общего числа своих и сделали несколько шагов навстречу Светленгу, в это же самое время начав чрезвычайно быстрыми и четкими движениями мечей отбивать все стрелы, пущенные Вадимом.

– Чтоб вы все подохли, собаки.- Крикнул он.

Прошло совсем немного времени, и стрелы в его стрелометах закончились. Как только это случилось, двое Воргов, молниеносно догадавшиеся, в чем дело, с воплями бросились на парня. Перезаряжать оружие не было времени и тот, бросив его, выхватил из-за пояса свой меч, мужественно приняв бой.

Двое на одного, семеро на пятерых. Так и продолжались два сражения перед центральным зданием аэропорта Рощино. Вокруг было ни души. Все люди пропали еще за некоторое время до приезда сюда Тимофея со своими товарищами. Те, кто находился внутри здания, те не обращали никакого внимания на происходившее снаружи. А почему, знали, вероятно, лишь Светленги. Ну и Ворги.

Обменявшись несколькими словами с Кириллом и дав ему какой-то совет, Скотт с ругательствами выскочил из своего "ГАЗеля". Он прекрасно видел, что происходит неподалеку и, как, наверное, поступил бы любой из тех его друзей и коллег, кто сейчас дрался, бросился к своим на подмогу.



– Какого черта ты вылез?- Спросил Госман, когда Скотт внезапно атаковал наседавших на него противников.

– Как это какого?- Удивился тот.- Вылез такого черта, чтобы вам помочь.- И потом так закричал, что даже Ворги вздрогнули.- А ну, братцы, покажем им! Вперед!

Услышав его крик, Тимофей и другие ребята, начавшие почти сразу терпеть поражение, вдруг оживились и принялись биться с удвоенной энергией.

Между тем, вступив с одним из Воргов в поединок и сильно ранив его, Скотт стал пробираться к вражеским микрофургонам, внутри одного из которых, по его (и не только его) предположению, сидел кто-то, кто позаботился о блокировке сигнала с самолета, отбивая попутно удары, сыпавшиеся чуть ли не со всех сторон.

В неразберихе и суматохе никто не заметил быстро шедшую по трассе к аэропорту белоснежную с затемненными стеклами "Волгу, ГАЗ – 24". Только когда не совсем обычная для современных автовладельцев с их всевозможными навороченными "Мерседесами",

"БМВ", да "Тойотами" и кажущаяся им уже чуть ли не настоящим раритетом, машина выехала к стоянке, все услышали глухой мощный гул двигателя автомобиля, выпущенного, еще, наверное, задолго до распада Советского союза. И надо же – сколько лет прошло, а он до сих пор работал. Да и сама "Волга" имела такой вид, словно несколько часов назад сошла с конвейера автозавода.

– Смотрите, это же Матрэкс!- Воскликнул кто-то из Воргов.

"Волга" плавно остановилась метрах в пятидесяти – шестидесяти от всех, и из нее вышел молодой мужчина ростом немного выше среднего, в бежевом костюме и темных очках.

– О, да! Это наш шеф!- Радостно выговорил Скотт, пронзив одного, зазевавшегося на незванного гостя, неприятеля.

Среди Воргов воцарилось замешательство, чего и нужно было Светленгам, которые начали их рубить, как сухие поленья. Тут обнаружили себя и те, кто все это время оставался в фургонах. Обнаружили тем, что завели двигатели и начали попытки выехать со стоянки. Один микрофургон, рванув с места и задев Анатолия, устремился прямо на Матрэкса, успевшего отойти от своей машины. Глава Светленгов достал свой меч – чуть более длинный и массивный, чем у остальных – и отпрыгнул от микрофургона за секунду до того, как тот его сбил бы. Сделав разворот, он вонзил меч в центр дверцы водителя. Из салона послышался крик раненого, а возможно, и вовсе убитого Ворга. Не медля ни секунды, Матрэкс выдернул меч, одновременно с этим подпрыгнув и ударив правой ногой о борт машины. Получив на корпусе большую вмятину, фургон перевернулся на правый бок и через несколько метров остановился, так и оставшись на боку.

Второй фургон в это время уже выезжал на шоссе, но и ему не суждено было убраться отсюда целым и невредимым. Не убирая меча, глава Светленгов взял свободной рукой из-за спины автоматический пистолет и выстрелил в удиравших врагов несколько раз. Причем, нисколько не целясь. Все пули достигли цели.

Машина взорвалась, разлетаясь на крупные и мелкие обломки. Большое огненное облако взмыло в вечернее небо.

Светленги добивали неприятеля, но тут из-за дома выбежало еще трое Воргов.

Размахивая мечами и не останавливаясь, они летели прямо на Матрэкса. Тот повернулся к ним со спокойным видом и, убирая назад, под расстегнутый пиджак, пистолет, громко произнес:

– Скотт, быстро в "ГАЗель" и сажай самолет с нашими! Помех больше нет.

– Исполняю!- Отозвался парень и вприпрыжку, как маленький мальчик, с радостным выражением лица направился к автомобилю, где у него был устроен передвижной штаб.

Трое Воргов пробежали мимо него и еще через несколько секунд оказались в непосредственной близости от Матрэкса. Их встретил его меч. Он разделался с ними, оставаясь на месте и работая только одной левой рукой, которой держал оружие, нисколько не напрягаясь. Закончив дело, он повернулся к своим людям. Все шестеро, также закончившие сражаться, разразились короткими аплодисментами. Затем они вдруг приобрели серьезный вид, Тимофей сделал шаг вперед и заговорил:

– Андрей Александрович, у нас потеря. Наверное, Вы почувствовали.

– Да.- Кивнул тот.- Эльдар Кондаков погиб. Поэтому я здесь. Вражеская машина, видимо, была поставлена на самоуничтожение в случае гибели ее владельца. Недавно Ворги начали оставлять нам такие "подарки". Отмечено три точно таких же случая в Алтайском крае. Я все чувствую. Чувствую всегда, что и с кем происходит.

Находящиеся сейчас в самолете Кирилл Мачульский и Настя Самойлова тоже ранены, причем у Самойловой достаточно серьезное огнестрельное ранение в правое плечо.

Алексей Шахнозаров, из-за которого все и происходит, невредим. Так, Скотт сейчас посадит их. Яков, вызови еще кого-нибудь из наших. Пусть приедут на скорой.

Остальные на летное поле, встречать самолет. Ворги обязательно появятся здесь, ведь тут остались их убитые собратья. Я даже ощущаю их энергию. Они где-то недалеко.

– Выполняем.- Молвил Тимофей и направился быстрым шагом прочь со стоянки.

За ним последовали Анатолий, Дмитрий, Вадим и Константин. Яков Черный в это время взял свой сотовый телефон и начал с кем-то говорить. Когда же его недлинный разговор завершился, Матрэкс ему сказал:

– Садись в "ГАЗель" и езжай за всеми на летное поле.

– А Вы уходите?- Спросил парень.

– Еще нет. Пока самолет не приземлится, буду следить, чтобы у вас все прошло нормально, а потом поеду вперед вас в центральный штаб и там вас встречу. Но вам лучше поторопиться. Ворги должны появиться здесь в любую минуту.

– Хорошо. Исполняю.

Яков захлопнул боковую дверцу "ГАЗеля" и запрыгнул на место водителя. Матрэкс смотрел, не отрываясь, как он уезжает, пока машина не скрылась из вида.

Проводив Якова и Скотта взглядом, мужчина подошел к своей машине и, помедлив с половину минуты, сел за руль. В салоне тихо играла музыка его любимой радиостанции. На втором переднем кресле лежали телефон, наручные часы и меч Эльдара. Что ж, у каждого свой жизненный путь. У кого-то он длиннее, у кого-то – короче. Путь Эльдара оказался коротким.

Через неделю Эльдару исполнилось бы 25 лет. Он готовился к этому дню, хотел устроить большой праздник для себя и для всех. И кое-кто ждал этот день, чтобы не только повеселиться и поздравить виновника торжества, но и, наконец, перестать скрывать свои чувства к нему и признаться в том прекрасном и светлом чувстве, которое всеми называется любовью.

– Бедная Юля.- Проговорил сам себе Матрэкс.- И именно мне придется сообщить ей о том, что ее любимого человека больше нет, что он так и не узнает о ее любви к нему.

Нынешнее столкновение Светленгов и Воргов глава первых определил как одно из самых крупных с момента обоснования части Избранных в этом городе. Он прекрасно знал, что враги отомстят или, по крайней мере, попытаются отомстить за свои 17 потерь. Они никогда еще не оставались в долгу.

Семнадцать Воргов! Это еще минимум, если только в том взорванном микрофургоне не было людей помимо водителя. Столько же за один раз Светленгам удавалось убивать противников лишь несколько раз за всю их историю. Хотя, если разобраться, это были все простые бойцы низких вторых и третьих уровней. Кроме Стелла. Тот был весьма сильным, с шестым уровнем силы и боевой подготовки. Было непонятно, почему глава Воргов послал на проведение операции по захвату потенциального великого Избранного своих самых слабых людей. И непонятно также, зачем они начали действовать прямо в самолете и напали на пилотов, что-то с ними сделали.

Сразу несколько загадок. И ведь никому от этого никакой пользы – ни тем, ни другим. Хорошо хоть все воздушные диспетчеры сегодня оказались Светленгами, и никаких проблем ни с какими официальными службами не будет.

Матрэкс был расстроен событиями уходящего дня и тем, что случилось с Эльдаром.

Он всегда переживал любую потерю. И это понятно, ведь каждый начальник несет ответственность за своих подчиненных, а для него все его люди были не просто подчиненными, они ему были как сыновья и дочери. Он их всех сам растил, кого нужно было растить, воспитывал, давал знания. И не только касаемые Избранных, но и знания вообще. Они все ему как родные стали. Как тут не переживать?

Если бы эта смерть не оказалась еще такой бессмысленной. Ведь ничего не изменилось из-за нее, особенно в статистическом плане. Один погиб – один пришел на его место. Светленгов по-прежнему стало столько, сколько и было до проведения этой операции. Если бы Эльдар погиб ради того, чтобы вместо него пришло хотя бы двое или трое новых Избранных, то его смерть еще не казалась бы такой бесполезной. Да и тогда его было бы жалко, ведь он являлся одним из лучших бойцов-оперативников. А уж что говорить сейчас, когда есть один Алексей Шахнозаров и еще неизвестно, каким он окажется на самом деле. Но не должны быть все усилия и все, что они сейчас делали, напрасными. Верховный Предсказатель говорил, что в течение этого года у Избранных будет шанс получить очень хорошего и сильного воина с многосторонними способностями. Только неизвестно, кому он достанется – Светленгам или Воргам. И Матрэкс надеялся, что им станет именно Алексей. И что Предсказатель не бросал слов на ветер и знал, о чем говорил.

Солнце все быстрее подходило к горизонту, и тени росли чуть ли не на глазах.

Вечер вступил в свои законные права, закат окрасил западную часть небосвода. С каждой минутой он становился все ярче, а его краски сочнее.

– Если солнце садится и небо при этом такое красное, завтра будет ветрено.

Народная примета.- Произнес Дмитрий, устремив свой взгляд кверху.

Все стояли рядом с "ГАЗелем" Скотта на одной из дорог, выходящих на взлетно-посадочную полосу, на которую тот направил самолет с Кириллом и остальными. Каждый смотрел в небо и искал взглядом знакомый силуэт "Тушки".

– Я вижу их! Вижу!- Вдруг заговорил радостным голосом Тимофей, показывая куда-то ввысь.

Над тем местом, где взлетно-посадочная полоса сливалась с горизонтом, появилась темная точка с мигающими вокруг красными огоньками. Она быстро увеличивалась, превратившись вскоре во всем известный национальный русский самолет "Ту-154".

– Все в порядке?- Спросил в микрофон, составлявший одну систему с наушниками, Скотт, зная и без того, что в самолете все шло хорошо, а Кирилл делал все как надо.

– Все прекрасно.- Ответили ему из наушников.- Вижу аэропорт.

– Как Алексей?

– Отлично. Только нервничает и задает вопросы.

– Ну, это ничего. На его вопросы мы ответим обязательно, как только он окажется на земле. Давайте, легкой посадки. Смотри на датчик высоты, чтобы не пропустить высоту, на которой нужно потянуть на себя штурвал. Но смотри, потянуть надо очень медленно, плавно, иначе сделаешь так, что вы опять взлетите.

– Понял.

"Ту-154" приближался к полосе, сверкая бортовыми огнями, и становился все больше.

Вот еще совсем немного и войдет в зону над аэропортом. Из-под крыльев, недалеко от их основания, и из фюзеляжа, где-то под кабиной, неспешно вылезли шасси.

Светленги не сводили глаз с авиалайнера. Шли секунды, которые вдруг показались всем уж слишком длинными, превратившимися не в секунды, а в целые минуты томительного ожидания. Но вот, наконец, свершилось. Самолет коснулся полосы и промчался, утверждаясь на ней всеми своими колесами, мимо ожидавших его людей.

Те, в свою очередь, быстро погрузились в "ГАЗель", и Яков тронул с места.

Микрофургон выехал на взлетно-посадочную полосу и устремился за самолетом, который, медленно снижая скорость, шел вглубь территории аэропорта, приближаясь к его зданиям и зонам для стоянки лайнеров, где находились самые различные машины от совсем простых "Ту-134" до шикарных и больших "Ил-86" и "Боингов-767-200".

– Эй, а почему до сих пор нет "скорой"? Яков, ты же вызвал их?- Спросил Тимофей.

– Вызвал. А почему еще нет, у них и спроси потом. Я-то откуда могу знать? Ехать долго.

– Какое долго? Они же имеют право на свободную дорогу как никто другой. Маяки да сирену врубили и вперед.

– Да ладно тебе.- Сказал Константин, так же сидевший в кабине.- Сейчас будут. Не нужно забывать, что абсолютно на все требуется какое-то время.

Скотт тем временем все еще продолжал общаться с Кириллом по телефону. Остальные Светленги сидели рядом в креслах, поставленных по обе стороны салона и смотревших друг на друга.

– Ручной тормоз находится справа от тебя, Кирилл. Он рядом с дросселями, но отличается от них. Нашел?

– Конечно.- Ответил из наушников мужской голос.

– Поставь его в положение, противоположное нынешнему, чтобы быстро и окончательно остановить самолет.

– А я не буду выруливать на стоянку? Прямо как ехал, так и остановлюсь?

– Да, так остановишься. Постановкой машины в гейт займется буксировщик. Ты сейчас остановишься, заглушишь двигатели и все. Нашел панель управления двигателями?

– Да. Наверное.

– Действуй, а я вызываю буксировщик с нашим человеком.

Пока Скотт переключился на общение с диспетчерами – Светленгами, которые, конечно же, участвовали во всем происходящем, к ним подлетел "ГАЗель" скорой помощи, сверкавший со всех сторон синими маяками.

– А вот и наши врачи!- Обрадовался Яков.- А ты, Тимофей, волновался.

Еще немного и самолет остановился, а шум турбин стал медленно слабеть и мало-помалу полностью растворился в воздухе. В эту же минуту к нему подкатил небольшой буксировщик в виде длинной платформы на мощных тяжелых колесах с низкой тесной кабиной на одного человека. Двое рабочих, прибывших вместе с буксировщиком, быстро подсоединили его к переднему шасси лайнера посредством специальной жесткой тяги, и началась отводка последнего к ближайшему свободному месту на стоянке для самолетов такого типа. Как только "Ту-154" аккуратно установили в гейте, к нему сразу примкнули два трапа. С подсказки Скотта, Кирилл и Алексей открыли один из люков.

Светленги высыпали из двух микрофургонов к трапу встречать своих коллег, получивших, к счастью, возможность ступить на твердую землю и, конечно, поспешивших это сделать.

– Ну и как полетали?- Спросил Тимофей, здороваясь за руку с Кириллом.

– Отлично. Все благодаря Скотту. Наконец-то я свой город увидел с высоты!

Тут к нему шагнул тот, о котором он так хорошо отозвался, и друзья обменялись крепким рукопожатием.

– Рад видеть живым и жизнерадостным.- Проговорил Скотт.

– Да, да. Тебе спасибо за это.

Затем Кирилл решил уже обратить внимание всех на Алексея и заговорил следующим образом:

– Вот, представляю вам нашего нового друга и коллегу Алексея Шахнозарова.

Знакомьтесь.

– Подождите, подождите.- Начал тот испуганно.- Какой коллега? Мне никто ничего толком не объяснил, я не знаю, кто вы такие на самом деле и что вообще вокруг происходит, а меня уже сделали чьим-то коллегой! Мне кажется, так не пойдет.

– Я согласен.- Молвил Тимофей.

Он похлопал Алексея по спине и, приглашая отойти с ним в сторону, начал:

– Алексей! Я хочу, чтобы ты все правильно понял, во всем разобрался и принял правильное решение, потому что назад пути нет, и это нужно сделать. Скажу сразу, ничего не утаивая: ты, как и мы, кого ты здесь видишь, не такие люди, как все.

Мы – люди, наделенные сверхъестественными способностями. Смотрел фильм "Люди икс"?

Вот, что-то в этом роде. Но мы не мутанты! Мы – Избранные! Избранные природой, чтобы быть такими. Есть и другие Избранные, которые склоняются к стороне зла и нам приходится им постоянно противостоять. Вечная борьба добра и зла. Никуда от нее не деться. Усваиваешь, что я говорю?

– Вроде. Только…

– Да.- Перебил Тимофей.- Ты – Избранный! Мы находим себе подобных по нашей необычной ауре. У нас она существенно отличается от ауры остальных людей. В нас больше энергии, больше жизненных сил и, соответственно, гораздо более сильный иммунитет. Четко выделяется спектр аномальной энергии. Тебя засекли давно, еще до твоей поездки в Москву. Но когда ты улетел, мы поняли, что ты не просто потенциальный Избранный, а, возможно, очень сильный Избранный, с большими возможностями. Нам нужен как раз такой человек. Мы решили не рисковать и отправили своих агентов – Кирилла и Настю – везде незаметно тебя сопровождать и охранять. Но наши враги тоже о тебе узнали и решили силой привлечь тебя на свою сторону.

– Да?- Вырвалось у Алексея.

– Да. Но это неправильно. Каждый потенциальный Избранный сам должен решать, кем ему быть – Воргом или Светленгом. Ты уже решил, на чьей ты стороне, когда стал помогать нашим в самолете. Не забыл еще? Ну вот. Поэтому ты теперь являешься Светленгом и должен, по сути дела, перейти работать к нам.

– Стой!- Вдруг резко заговорил Шахнозаров.- Какой еще Светленг? Что это за бред?

Я – Светленг?

– Да.

– Но я… я…- Парень окончательно перепугался и растерялся.

– Спокойно. Успокойся. Не надо так нервничать.- Проговорил Тимофей, желая его успокоить.- Мы тебя не можем удерживать у себя насильно. Но послушай. Если ты не захочешь остаться у нас, Ворги обязательно постараются забрать тебя к себе, а они так ни с кем не церемонятся. Я не скажу, как твоя жизнь после этого сложится, но хорошо тебе от этого вряд ли будет. Подумай теперь. Мы заинтересованы в том, чтобы ты стал одним из нас, правильно развил свои способности и получил хорошую, интересную и легкую жизнь.

– Я что-то плохо все понимаю.- Заговорил Алексей, дрожащим голосом.- Во что вы меня втянули? Почему я должен становиться каким-то Светленгом и быть одним из вас? Что это за чертовщина такая?

– Алексей, послушай меня.- Попытался говорить более серьезным и властным тоном Тимофей.- Никто и ни во что тебя не впутывал! Это должно было случиться! Ты должен смириться с тем, что ты необычный человек. И ты должен решить, за кого ты будешь: за тех, кто Добро, или за тех, кто Зло.

Тут со стороны послышался резкий мальчишеский голос Скотта:

– Эй, Морфеус, пора ехать!

Услышав свое второе имя, Тимофей повернул голову в его сторону и, увидев, что Настю уже посадили в скорую и повезли прочь отсюда, произнес:

– Сейчас. Подождите еще минуту.

После этого он перевел взгляд, полный надежды, на Алексея.

– Ну, ты с нами?

– Я?- Вздрогнул тот.- Я не хочу никуда с вами ехать! оставьте меня в покое.

– Алексей, подумай хорошо. Я ничего плохого не предлагаю. Наоборот, я хочу тебе помочь.

– Нет.- Почти закричал парень, шарахнувшись в сторону от сделавшего к нему шаг Тимофея.- Я не верю. Не верю. Все это бред какой-то. Никакой я не Избранный и не Светленг! Нет!!! Я на вас в милицию заявлю, если меня не оставят в покое.

И тут Алексей сорвался с места и побежал к зданию аэропорта, надеясь где-то проникнуть внутрь и скрыться от этих людей.

– Поймайте его!- Крикнул Тимофей.- Поймайте его и успокойте, чем хотите.

– Черт, да это же против правил!- Воскликнул Яков, подбежав к нему.

– Прекрати звать черта!- В спешке выговорил тот.- Я сказал вам взять его! Скорее!

Мне плевать, против правил это или нет. Я за все отвечаю! Он нам нужен! Он должен быть с нами!

Яков устремился за беглецом. За ним побежал Дмитрий.

Алексей заметил погоню и стал звать на помощь, но Светленги быстро его догнали.

Дмитрий достал из внутреннего кармана пиджака крошечный пистолет для инъекций и уколол его в руку. Парень еще пытался вырваться несколько секунд, а потом обмяк.

Его на руках дотащили до "ГАЗеля" и положили прямо на пол в передней части салона, где стояло кресло со столиком Скотта. Заняв все места – кто в кабине, кто в салоне – Светленги двинулись по направлению к выезду с летного поля.


***


Когда Яков, наконец, остановил "ГАЗель" на стоянке во дворе четырехэтажного здания постройки конца XIX века, было около полуночи. Но, не смотря на это, небо не было полностью черным. Во время коротких летних ночей небо никогда не приобретало истинно черного цвета. Тем более время "около полуночи" для летнего периода времени было еще не таким поздним, как для зимы, и не считалось глубокой ночью. Тем не менее, городское освещение на всех улицах работало, разбавляя полумрак темного летнего времени суток своим желтоватым, во многих местах настоящим оранжевым и только кое-где чистым белоснежным светом электрических ламп.

Дворик исторической четырехэтажки не освещался ни единой даже тусклой лампочкой.

Прямо перед входом в дом стояла "Волга" шефа. Самого его здесь не было.

Светленги вышли из микрофургона, и Тимофей, сразу направляясь к крыльцу, проговорил:

– Отнесите спящего на четвертый этаж в комнату для гостей. Пусть отсыпается там.

А я к шефу.

Он покинул двор.

Внутри здания было тихо. Под потолком на первом этаже – достаточно высоком – горели белым холодным светом длинные лампы дневного освещения. Тимофей прошел мимо поста дежурного, расположенного здесь же, у заднего входа, и свернул, было, на лестницу, но тут услышал сзади голос:

– Я здесь, Морфеус.

Парень обвернулся. Матрэкс стоял посередине холла, относящегося к парадному входу, и смотрел на него. Его лицо не было ни злым, ни добрым, вообще ничего не выражавшим. Это Тимофею не понравилось. Если шеф не показывал никаких эмоций, это не к добру.

Молодой человек шагнул к нему и заговорил:

– Андрей Александрович, я к Вам с докладом. Я…

Мужчина остановил его:

– Да. Да. Я знаю. Я все знаю, что у вас там происходило.

– Знаете? Откуда?

В этот момент через задний ход в дом внесли спящего Алексея и на глазах у Матрэкса понесли наверх по лестнице. Никто не задержался здесь, внизу, чувствуя, что у шефа и Тимофея уже начался, или, по крайней мере, сейчас должен начаться разговор насчет этого, который не принесет второму ничего хорошего и не станет для него приятным.

Когда все прошли, глава Светленгов молвил:

– Тимофей, не задавай глупых вопросов. Ты будто вчера родился. Ты же прекрасно знаешь, что при необходимости я могу отслеживать любого из вас и узнавать, что он делает, не пользуясь при этом никакими приборами. Вот мне стоит задать тебе вопрос. Я хочу знать, Тимофей: этого ты не мог избежать?

– Андрей Александрович, так как же я должен был поступить в этой ситуации?- Начал объяснять молодой человек, не растерявшись перед своим начальником.- Алексей психанул и начал убегать от нас, как не знаю от кого. Я и приказал поймать его.

– Тимофей!- Чуть повысил голос Матрэкс.- Я спросил: ты мог этого избежать?

– Не знаю.- Прямо ответил тот.- Я не хотел, чтобы он удрал.

– Понятно.- Шеф отвернулся от него и, сделав руки за спину, подошел к окну.- Тогда скажи мне, ты отдавал отчет себе в том, что делал?

Парень подошел к нему и все таким же уверенным голосом отвечал:

– Я полностью осознавал, что делал. И все из моей команды были свидетелями того, что я сказал. А сказал я, что за это несу ответственность я один.

На минуту повисло молчание. Матрэксу не хотелось оставлять этот случай без разбирательства и наказания виновного, ведь была нарушена главная директива Избранных – Светленгов. А оказался повинен в этом его первый помощник и заместитель по имени Тимофей Анатольевич Люборец, который нарушил директиву N1 и, по сути, должен был понести за это наказание. И ему нужно было что-то сделать, что-то предпринять, но… В глубине души лидер считал поступок своего помощника в какой-то мере оправданным, не смотря ни на что. Тимофей и Эльдар являлись хорошими друзьями, и тот не хотел, чтобы смерть друга оказалась напрасной. Он решил обязательно получить взамен то, ради чего все это произошло.

– Тимофей.- Начал, наконец, глава Светленгов спокойным, ровным голосом.- Ты нарушил нашу директиву N1, которая гласит: "каждый человек делает свою судьбу сам и только сам, а потому он имеет право на самостоятельный выбор того пути, по которому ему идти дальше. Никто из Светленгов не должен привлекать на свою сторону никого из потенциальных Избранных или простых людей силой. В случае нарушения этого правила Светленг должен понести одно из самых сильных наказаний: лишение права делать самостоятельный выбор на определенный срок или пожизненно, либо быть изгнанным и отправиться в закрытую зону, где проживают уединившиеся от всего мира Избранные, не пожелавшие стать ни Воргами, ни Светленгами, и остаться там жить до своей смерти". Понимаешь?

– Да.- Ответил Тимофей, чуть склонив голову и держа руки в карманах брюк.- Я виноват и прошу прощения. Я готов к наказанию.

Последних слов Матрэкс не ожидал услышать. Тимофей впервые в жизни у кого-то просил прощение.

– Скажи мне одну вещь.- Матрэкс решил задать вопрос, ответ на который знал, но хотел лишний убедиться в том, что это так.- Ведь вы с Эльдаром были очень хорошими друзьями?

– Да.- Тот внимательно посмотрел на шефа.- Почти как братья. А почему Вы спрашиваете? Это же всем известно.

– Знаешь, я не буду тебя судить и выносить приговор. Я не хочу давать тебе никакого, по крайней мере, большого наказания.- Произнес вдруг лидер.

Люборец молчал, не зная, что сказать на это, и удивленным, но небезрадостным взглядом смотрел на того.

Поняв, что парень пока ничего не скажет, Андрей Александрович продолжил:

– Я понимаю, что ты испытываешь, оставшись без лучшего друга. Да, Эльдар был для многих хорошим другом, коллегой и просто человеком. Но я не хочу, чтобы ты считал, что наказания не будет только из-за этого. Нет, не только из-за этого. И не столько.

– Андрей Александрович…- Выговорил, наконец, Тимофей.

– Слушай меня!- Перебил тот.- Такого еще не было, насколько я помню, чтобы кто-то из моих людей нарушал любую из списка наших директив. Нарушение, сделанное тобой, серьезное нарушение. Но я не только не хотел бы тебя наказывать… я просто не могу сделать это.

– Почему?

– Почему? Не надо. Не спрашивай. Вообще никогда не спрашивай ничего подобного у меня. А теперь иди и с этого момента занимайся обучением Алексея. Я даю его только тебе. Если мы ошиблись и он не тот Великий Избранный, о котором говорил Верховный Предсказатель, тогда все твои действия, произведенные сегодня, станут безосновательными, не имеющими уважительной причины и оправдания как такового.

Тогда, увы… не обижайся. Надеюсь, ты меня понял.

– Я понимаю.- Кивнул парень.- Андрей Александрович, Юля еще не знает об Эльдаре?

– Нет, наверное. Ее нет здесь, в штабе. Должно быть, она дома.

– Можно я ей сам все расскажу?

– Хорошо. Пусть так будет. Отправляйся к ней прямо сейчас, но утром чтобы здесь был.

– Есть!

Тимофей вышел из дома, а Матрэкс вновь повернулся к окну и, глядя на темную улицу, проговорил негромко самому себе:

– Да… Зря ты все же так поступил, Тимофей. Как бы от этого не стало всем нам только плохо… Но я, действительно, не могу тебя наказать.

Большой кабинет, выполненный в черно-красных тонах, освещался лишь одной настольной лампой. За столом, покрытым темным коричневым лаком, сидел брюнет с резкими чертами лица, одетый в черные брюки и черную рубашку с коротким рукавом.

Его большие черные глаза, блестя злобными огоньками, смотрели на человека, стоявшего напротив.

– Итак, Антон, ты хочешь знать, почему я внезапно прекратил операцию по захвату этого потенциального Избранного?- Переспросил после некоторой паузы сидевший за столом.- Ты садись, садись. Чего так стоять?

Мужчина, названный Антоном, сел в гораздо менее дорогое и солидное кресло и продолжал смотреть на того, от кого ожидал ответа. Тот заговорил:

– Я прекратил операцию не потому, что вы начали ее не вполне грамотно и начали терять людей. И даже не потому, что там появился лидер Светленгов. Кстати, Стелл был моим главным помощником и командиром бойцов – оперативников много лет, но он оказался сегодня не в форме и был убит, как еще несколько человек. Наверное, заболел или, что еще хуже, влюбился. Мне непременно нужен новый помощник. Прежде чем я отвечу до конца на твой вопрос, хочу спросить у тебя: как ты смотришь на то, чтобы занять место покойного Стелла и стать моей правой рукой?

– О, хозяин!- Тот даже вскочил с места.- Это для меня честь. Я буду рад!

– Замечательно! Назначаю тебя. А теперь обещанный ответ.

С этими словами брюнет встал и, обойдя свой стол, направляясь к выходу. Антон молча последовал за ним. Они вышли из комнаты в длинный коридор, прошли по нему до конца и свернули налево, в большое помещение.

В зашторенном зале, освещенном люстрой с регулируемой яркостью света, посередине стоял прямоугольный стол с креслами на колесиках. По обе его стороны сидело по пять черноволосых молодых мужчин в черных костюмах.

Когда высокий брюнет со злобным блеском глаз, с короткой стрижкой и также весь в черном вошел в зал, все вдруг разом встали, а один из них произнес:

– Доброй ночи, шеф. Все, кого Вы просили, прибыли.

– Отлично. Отлично.

Названный шефом человек подошел к креслу, стоящему во главе стола и никем не занятому, и проговорил:

– Уважаемые коллеги! Я рад вам представить нового начальника наших оперативных отрядов и моего главного помощника Антона Антоновича Чернова. Назначая его на эту должность, хочу присвоить ему кодовое имя – Черв.

Когда Антон встал на противоположном конце стола с важным видом, шеф обратился к нему:

– Мистер Черв, нет возражений по поводу второго имени?

– Нет, мистер Шорох.- Ответил Антон Чернов.

– А у других?

И все остальные также ответили, что не имеют ничего против подобного второго имянаречения коллеги.

– Замечательно.- Слегка улыбнувшись, сказал шеф.- Садимся. Собрание открыто.

Садясь вместе со всеми, Антон, удивленный происходившим, подумал: "когда же он успел созвать всех на это собрание, и когда они успели приехать?".

– Итак.- Начал, спустя паузу, Шорох.- Мы собрались, чтобы обсудить очень важное событие для Избранных. Всем Избранным Верховным Предсказателем определенное количество времени назад было предсказано, что в текущем году или ряды Светленгов, или наши ряд пополнит новый Избранный, который может оказаться сильнейшим среди ныне живущих. Наши вечные конкуренты, или враги, если хотите, нашли человека, который, как им показалось, и есть тот самый Великий Избранный.

Его имя Алексей Шахнозаров. Когда до меня дошла информация, что Светленги, будто бы, нашли Великого и готовы привлечь его на свою сторону, я решил действовать быстро и решительно. Но я сомневался насчет того, что Шахнозаров действительно тот самый, о ком говорилось в предсказании, а поэтому послал на выполнение задания одних из самых слабых и малоопытных оперативников. Мне нужно было посмотреть, как отреагируют на наши действия Светленги. Когда в аэропорту появился их лидер, я понял, что за простого потенциального Избранного они вряд ли стали бы так биться, и послал туда сильнейших – вас. И вдруг, в самый разгар операции, я всех снимаю с выполнения заданий и возвращаю в штаб. Я это сделал не без причины. У меня появилось основание предполагать, что Алексей может и не являться тем Великим, которого мы все ждали. Патруль наших охотников доложил о появлении в Ишиме девушки, которая имеет необычайно сильную и гипераномальную ауру, указывающую на то, что в ней с рождения заложены большие паранормальные способности. Ее энергия бьет, как говорится, через край и порой из-за того, что ее не замечают и не используют, начинает проявляться сама по себе в реальном мире в виде различных происшествий, полтергейста и других случаев. Где бы ни была эта девушка, там всегда что-нибудь случится. Мне очень быстро собрали на нее полное досье. И знаете, я думаю, нам нужна именно она – Белова Майя Антоновна, – а не какой-то Алексей, о котором такого же ни мы, ни Светленги сказать не можем. Очень странно, что наш противник не знает о ее существовании.

Почему наши люди ее почувствовали, а Светленги нет?- Он замолчал на пару секунд, а затем заговорил быстрее, повысив голос.- Ладно. Отвечать не обязательно.

Оставим обсуждение этого на более позднее время. Мистер Черв, я в Вас не сомневаюсь, но, так как эта операция станет вашей первой, в этот раз мне хочется, чтобы Вам помогал мистер Смирт. Вы с ним должны быть знакомы. Его настоящее имя Александр Смирнов. Это очень опытный боец, один из старейших оперативников, живущих на тюменской земле. Операцию по захвату действительно потенциальной Великой Избранной проведете вдвоем. Я даю вам отряд из шести бойцов – оперативников четвертого уровня силы и подготовки. Как докладывает разведка, сейчас в Ишиме нет ни одного Светленга. Этот случай упускать нельзя! Действуйте немедленно. В случае появления в том городе противника, я немедленно вышлю к вам отряд из пятнадцати оперативников шестого уровня, который будет стоять наготове все время, пока вы не выполните задание. Все. Начинаем. Больше мне сказать нечего.

И глава Воргов, хлопнув ладонью по столу, быстро встал. Поднялись все, после чего Антон Чернов и Александр Смирнов одновременно кивнули лидеру и со словами "выполняю" удалились из помещения.

– Вот наше время, братья!- Торжествующим тоном произнес после их ухода Шорох.- Настает наше время, я это чувствую. И чувствую, что настоящий Великий Избранный будет с нами.


***


Сначала не было ничего. Только безмолвие. Черная пустота, куда провалился Алексей после того, как его поймали люди, называвшие себя и его какими-то Светленгами и Избранными. Потом начались сны. Непонятные, обрывающиеся. В мелькании картинок можно было угадать все то, что происходило с парнем после того, как он сел в самолет в одном из московских аэропортов и отправился домой.

Спустя еще какое-то время он вдруг резко проснулся, широко раскрыв глаза и уже абсолютно ничего не помня из только что приснившегося. По лбу стекал пот. Вся кровать была сильно измята, простыня, заменявшая одеяло, валялась на полу.

Кажется, последние минуты сна стали для Алексея настоящим кошмаром, и он сильно ворочался.

Пролежав еще минуты три, глядя в потолок и вспоминая, где он и что с ним приключилось, молодой человек поднялся с постели.

Теперь, осмотревшись чуть испуганным взглядом, он убедился в том, что комната ему неизвестна. Кровать стояла параллельно окну, у ног и изголовья стояли тумбочки, у стены справа от входной двери стояли современные стеллажи и металлический сейф на высоких ножках. Стены и паркетный пол были голыми. На деревянной гардине висела одна штора, закрывавшая две трети оконного проема.

Полумрак в помещении говорил о том, что ночь была еще в самом разгаре.

– Вот черт!- Протянул Алексей, потирая свои глаза ладонями и стряхивая остатки сна.- Черт! Где это я? Что со мной стряслось? Ничего не помню.

Парень чувствовал себя как после похмелья. Ему снова захотелось спать, но не сильно, и он решил побороть это желание. Нужно было выяснить, в чем дело и где он.

Проверив себя и удостоверившись, что одет и с одеждой все в порядке, Шахнозаров решился выйти из комнаты, не включая верхний свет. В принципе, было не темно.

Электрический свет с улицы, попадавший внутрь через незашторенную часть окна, очень неплохо освещал помещение.

Дверь оказалась незапертой. Это уже немного обрадовало. Алексей вышел в темный коридор со стенами из деревянных узких вертикальных панелей и навесным потолком с выключенными лампами дневного освещения. Стояла такая тишина, будто здание находилось где-то далеко за городом, и в нем не было больше никого, ни души.

Хотя, почему же в нем должно быть шумно и людно, если на дворе еще стояла ночь, и было не более трех часов.

Парень взглянул на свои наручные часы и различил в темноте стрелки, показывавшие самое начало четвертого. Он практически угадал время!

Не зацикливаясь на мыслях о времени и тому подобном, он осторожно начал движение по коридору к прикрытым не до конца дверям, через щели которых было заметно, что там, за ними, светлее. Алексей подошел к этим дверям, отодвинул одну из них не без опасения, что та заскрипит, и шагнул на лестничную площадку, оказавшуюся последней, самой высокой. Во внешней стене здания были сплошные окна, идущие по всей ее высоте от первого этажа. От этого на лестницах и было значительно светлее, чем в закрытом коридоре.

И тут до ушей ночного путешественника донеслась музыка. Где-то далеко, на первом или втором этаже, кто-то играл на пианино. Нагнувшись через перила, посмотрев между лестницами вниз и прислушавшись, Алексей узнал одно из произведений Бетховена. Играл, явно, умеющий. Может быть, даже профессионал в этом деле.

Слушая чью-то игру, Алексей спустя небольшой промежуток времени вдруг различил среди приглушенных звуков пианино шаги. Кто-то поднимался к нему. Парень замер, а сердце у него учащенно забилось. Но вот на лестнице, на пролете между нижним этажом и промежуточной площадкой, появилась девушка невысокого роста с изящной, хрупкой фигуркой и распущенными каштановыми волосами, слегка кудрящимися к концу.

Она была одета в коротенький сарафан и несла в руках красную кружку с надписью "Нескафе" с чем-то горячим. Правое плечо было перевязано. Шахнозарову показалось, что он ее уже где-то видел и, возможно, был с ней даже знаком. Только почему так показалось? Он не стал убегать и прятаться, что хотел поначалу сделать, только заслышав шаги, а стоял и смотрел на нее.

Девушка прошла промежуточную площадку и, поднимаясь по последнему пролету, улыбнулась ему такой милой, очаровательной улыбкой, что тот прямо обомлел, не зная, как реагировать на это.

Поднявшись к нему, она заговорила нежным негромким голосом:

– Привет, Алексей. Меня зовут Настя. Рада с тобой познакомиться.

– Я тоже… рад.- Выговорил он, посмотрев прямо в ее красивые серо-зеленые глаза.

Она смущенно отвела взгляд, потом обошла его и, опять встав рядом, только теперь слева, спросила:

– Ну, как у тебя дела? Нормально себя чувствуешь?

– Да. Вроде как нормально.- Неуверенно ответил парень, по-прежнему не сводя глаз с собеседницы.

Та заметила, еще когда шла по лестнице, что он странно так смотрит не нее, как завороженный.

– Ты что так смотришь?- Спросила она, выждав пару секунд после его ответа.- Что-то не так? Если из-за бинтов, то не обращай внимания. Я была вчера ранена, но мне уже немного лучше. Только рукой еще больно ворочать.

– Нет, нет.- Начал попытки объяснить все Алексей.- Все очень даже нормально.

Просто… Просто ты такая… красивая. Я не ожидал тут встретить такую девушку.

– Ой, Алексей!- Засмеялась Настя, окончательно смущенная и даже слегка покрасневшая.- Спасибо за комплимент. Спасибо. Рада, что ты так думаешь.

– Разве другие думают иначе?

– Ну, есть люди, кому я не симпатична, к сожалению.

Шахнозаров был удивлен подобным ответом и в какой-то мере даже разгневан.

– Это вранье.- Заявил он.- Они или врут, или не имеют зрения, если смеют считать тебя несимпатичной.

– Спасибо еще раз, Алексей.- Сказала Настя.- Вот. У меня тут кофе. Хочешь?

– Но… разве ты не для себя его сделала?- Робко поинтересовался парень.

– Я уже не хочу. Пей. Я, если честно, пью только капуччино, а это самый обычный.

Даже без сливок.

– Ладно. Спасибо.

Он взял из ее рук чашку и стал пить маленькими глотками. Потом вдруг остановился и, взглянув на нее, проговорил:

– Слушай-ка, как странно все: я здесь разговариваю с тобой, пью кофе, будто так и должно быть, а вместе с тем… Даже не знаю, как объяснить. Вместе с тем у меня такое чувство, что я не должен был здесь находиться. Почему я здесь? Что это за место и что случилось со мной? Почему я оказался тут? Это что, больница?

– Я бы попыталась объяснить, но гораздо лучше меня это может сделать Андрей Александрович.- Проговорила Настя.

– Андрей Александрович? Кто это? Почему он?- Тут молодой человек догадался.- Подожди, подожди. Так что же, со мной, действительно, что-то произошло?

– Да.- Неуверенно отвечала девушка.- С тобой случилось такое, из-за чего твоя жизнь теперь изменится в корне. Но я повторяю, Андрей Александрович все расскажет лучше. Он на втором этаже в 206-м кабинете. Это наш начальник.

– Тогда я пойду к нему? Мне, правда, нужно разобраться в этом и выслушать объяснения. Я должен узнать, что за чертовщина вокруг меня происходит или происходила, и… и… вспомнить. Все вспомнить. Вот ведь черт! Я ничего не помню, что было вчера. Не помню даже того, что делал позавчера и несколько дней назад.

– Конечно, конечно. Иди к нему.- Закивала головой Настя.- Давай кружку. Я отнесу ее тебе в комнату.

Тот отдал кружку, еще раз поблагодарил за кофе и отправился вниз.

Сейчас Алексей был взволнован еще больше, чем когда вышел в коридор, а потом и на лестницу. Он чего-то не знал, но это было, происходило с ним. Это не просто волновало, это тревожило. С ужасом для себя молодой человек открыл, спускаясь все дальше вниз, что вообще ничего из своей жизни не помнит. Его память словно стерли. Что это такое? Что за чертовщина?

Он за секунды спустился с четвертого этажа на второй, свернул наугад направо и, заметив на белой двери табличку с числом "206", буквально вбежал в помещение, скрывавшееся за ней. Это оказался не кабинет, а настоящий зал с потолком, приравненным к потолку третьего этажа. С него свисало две больших тяжелых позолоченных люстры, чуть ближе к стене с входом в данное помещение стояло три квадратных колонны, как оказалось, подпиравших тянувшийся вдоль зала балкон, проход на который был явно где-то на третьем этаже. Большую часть зала, отделенную от меньшей теми самыми колоннами, хорошо освещаемую из-за больших окон и украшенную с одной торцевой стены огромной картиной, а с другой белым трехметровым экраном, занимали ряды столов и кресел. Прямо какая-то лекционная аудитория получалась. Оказавшись в ней, Алексей понял, что не слышит игры пианино еще с того момента, как поспешил сюда. Он пошел мимо колонн под балконом в сторону стены с экраном. Около нее стояло и то самое пианино, за которым на классическом круглом табурете сидел светловолосый мужчина в белом халате. Когда Шахнозаров приблизился к нему, он молвил:

– Ну, здравствуй, что ли? Здравствуй, Алексей Михайлович. Рад личному знакомству с тобой. Меня зовут Андрей Александрович Рудаков. Для своих я просто Матрэкс.

Это мой псевдоним. Я лидер Избранных – Светленгов в Уральском федеральном округе и Сибири. Тебе говорит это о чем-нибудь?

– Н… нет.- Выдавил из себя парень.

– Садись рядом. Поговорим.- Матрэкс указал на кресло на колесиках, стоявшее в двух шагах от себя.- Я тебя ждал.

– Да? Но… как? Вернее, почему?- Алексей хоть и сильно нервничал, но решил сразу не задавать вопрос за вопросом, разговаривать с осторожностью, чтобы не повернуть ситуацию против себя и не разозлить этого человека. Он даже подавил свое нежелание садиться и расположился в предложенном ему кресле.

– Почему?- Тот мужчина разговаривал спокойно, не торопясь.- Меня Настя предупредила, что ты идешь.

– Предупредила?- Удивился Алексей, но тут же вспомнил о мобильных телефонах и уже решил, было, для себя, что она просто позвонила этому человеку.

Но вот следующие слова Андрея Александровича его просто-напросто поразили.

– Предупредила телепатически.- Сказал тот.

Алексей молчал, не находя ничего для ответа. Тогда глава Светленгов стал говорить дальше:

– Ты, должно быть, слышал, как я играл? Это Бетховен, мой любимый композитор.

Правда, такие произведения лучше исполнять на фортепиано, не зря же они написаны специально для такого инструмента. Но, как видишь, у меня тут пианино. И то не самое новое и хорошее.

– Вы… Вы хорошо играли. Правда.- Вдруг сказал Алексей.- Я уважаю классику.

– Рад это слышать. В наше время, когда на дворе уже во всю идет 21-й век, большая часть молодежи все больше отдаляется от такой музыки, не понимает ее и не слушает, что очень плохо. Я, в свою очередь, не понимаю их. Они отвергают эту музыку, но покупают диски и ходят в клубы, где можно услышать техно, хаос и тому подобное. Вот это они называют музыкой. Набор ужасных электронных звуков. Эти люди не понимают, что такое настоящая музыка. Мне с такими не по пути.

– Вы знаете…- Алексей попытался говорить более живо и уверенно.- Я, наверное, соглашусь с вами. А вы много произведений знаете? А Лунную сонату Бетховена?

– Конечно.- Тут же ответил Матрэкс.- Как же не знать такое? Это же одно из самых известных, красивых, гениальных произведений вообще! Не стоило спрашивать, знаю ли я его. Ну, ладно. Сыграть?

Тот молча кивнул. Андрей Александрович положил пальцы на клавиши, и пианино ожило, красиво зазвучало.

Не переставая играть, мужчина заговорил:

– Алексей, скажи мне, будь добр, ты что-нибудь помнишь из своей жизни?

– Нет. Ничего. Это меня очень беспокоит, если честно.- Сразу оживился парень.- Настя сказала, что Вы знаете, что со мной приключилось и можете все объяснить.

– Да. Могу объяснить. И я сделаю это.

Он еще поиграл около минуты, а потом остановился и, впервые повернувшись к Шахнозарову, начал:

– Если честно, меня тоже беспокоит твое состояние. Но ты не подумай ничего такого.

Твоей жизни ничто не угрожает… в данный момент. Просто… мои люди, судя по всему, немного переборщили с… Ладно, дело не в этом, а вот в чем. Послушай меня внимательно. В тебе с рождения были заложены необычные, сверхъестественные возможности. Долгое время, почти двадцать лет, они спали, и их нельзя было заметить, как-то почувствовать. Сейчас же они ожили и стали проявляться. Я даже могу сказать, как именно. Еще с прошлого года ты вдруг стал меняться на глазах у всех. У тебя стало улучшаться здоровье, ранее тебя никогда не радовавшее, ты начал вести более активный образ жизни, стал необычайно удачлив, и почти все твои желания непременно сбываются. За последние месяцы ты несколько раз выигрывал в различных лотереях и конкурсах. Неужели не помнишь и этого?

Алексей сидел, упрямо вспоминая что-нибудь из своего прошлого и, как ему показалось, попытки начинали иметь некоторый успех.

– Постойте!- Заговорил он.- По-моему, что-то было такое. Что-то припоминаю! Но… откуда Вам известно это?

– Откуда известно? А вот такой вопрос тебе: ты знаешь, кто такие Избранные?

– Нет.- Замотал головой молодой человек.

– Избранные – это люди, обладающие сверхъестественными способностями и тем самым отличающиеся от всех остальных. Это я, это Настя, это ты и много кто еще. Но нас все же меньшинство, если брать в соотношении "Избранные – простые люди". Нас гораздо меньше, в сотни раз меньше. Мы всегда чувствуем друг друга. Вернее, сильнейшие чувствуют тех, кто слабее их самих. Как только твоя энергия потенциального Избранного стала более или менее заметна, я и кое-кто еще из наших, близких по уровню силы ко мне, почувствовали, что в городе появился еще один человек как мы сами. И мы решили найти тебя, какое-то время последить за тобой, а потом пригласить к нам в наше общество. И вот ты сидишь рядом со мной.

– Я Избранный?- Переспросил Шахнозаров.

Матрэкс кивнул.

– И я обладаю нечеловеческими способностями?

– Ты потенциальный Избранный, не смотря на то, что твоя энергия уже достаточно активно проявляется во внешнем мире. Способности нужно еще развить и научиться обращаться с ними.

– Боже!- Только и смог выговорить после этого Алексей, переваривая услышанное.- Неужели это правда? Не могу поверить…

– Да, согласен. Поверить трудно, но это так.- Матрэкс закрыл крышкой клавиши пианино и, протянув одну руку в сторону небольшого столика, стоявшего под экраном, сказал.- Смотри!

Стакан, наполовину наполненный водой и стоявший на том столе, вздрогнул, а затем взял и пополз по его поверхности. Видя это, Алексей чуть не подскочил на месте и продолжал наблюдение за движущимся предметом выпученными глазами.

Добравшись до края стола, стакан не упал. Он продолжил движение в воздухе и вскоре оказался в руке у главы Светленгов.

– Вот так.- Сказал мужчина.- Это лишь некоторый процент из того, что могу делать я. И ты так сможешь, если захочешь. Как, впечатляет?

– У меня нет слов. Я не знаю… не знаю, что говорить.- С трудом выговорил молодой человек, пораженный тем, свидетелем чего явился только что.

– Понимаю. Если есть что спросить, спрашивай. Но не могу обещать, что отвечу именно сейчас на любой из твоих вопросов.

Алексей недолго молчал, собираясь с мыслями, а потом его словно осенило, и он быстро озвучил свой вопрос:

– Вы сказали, что искали меня, чтобы предложить остаться с вами. Скажите, я дал свое согласие на это?

– В принципе, да. Можно считать, что ты дал свое согласие.

– Но когда и где? Я не помню этого!

Глава Светленгов встал, все держа в руках тот стакан, и, когда Шахнозаров вскочил следом, молвил:

– Ты сам говорил, что ничего не помнишь из своего прошлого. Естественно, ты и это не помнишь. Но, я думаю, память вернется к тебе. Тогда ты и должен узнать где и когда ты стал одним из нас. Если к полудню не вспомнишь, то наш разговор продолжится, а пока иди.

– Хорошо. Пойду. Что-то мне нехорошо от всего этого.

И парень направился к выходу. Матрэкс не смотрел ему вслед. Этого не требовалось.

Он мог все "видеть" с помощью телепатии.

Алексей выбежал на лестницу, дрожа как при лихорадке. В глазах у него потемнело и он, не понимая, что происходит, с криком бросился вниз. Преодолев один пролет и оказавшись на промежуточной площадке с очень широким подоконником, которым заканчивались (или начинались?) окна, идущие по всей стене до четвертого этажа, споткнулся и упал. Растянувшись на лестнице, он замер…


***


День начался с поистине яркого, солнечного утра. Город ожил – не было еще и восьми часов. Быть может, какой-то части его жителей нужно было идти на работу не к девяти, а немного раньше. Наверняка так и было. Общественный транспорт активно сновал в разные стороны, развозя людей кого куда. У всех имелись свои дела. И надо же, все еще у некоторых не было собственного автомобиля.

В здании, стоящем на центральной улице города, постепенно становилось все оживленнее. Ночная тишина и даже некая таинственность, обитавшие в нем до восхода солнца, исчезли.

Большой зал на втором этаже с табличкой "206" на двери к полудню стал заполняться большим количеством народа. Все мужчины были в светлых одеждах. Кто в костюмах с пиджаками, кто в одних рубашках с укороченными рукавами. Среди них находилось и несколько девушек, одетых, как никто другой, по-летнему – в топиках, майках, коротеньких юбочках и шортах, модных обтягивающих джинсах – радовавших их своим присутствием.

Столы, еще ночью стоявшие несколькими рядами напротив белого экрана для проецирования изображений и фильмов на него, теперь были проставлены в два слившихся ряда, протянувшихся вдоль почти всей длины помещения. Все стулья, а точнее кресла на колесиках, были на месте.

Люди шумно общались между собой, большинство стояли поближе к длинному столу, получившемуся из двенадцати отдельных, а некоторые уже садились. Время от времени в зал заходили новые люди, кто-то просто заглядывал и удалялся.

И вот, когда стрелки на всех часах в данном часовом поясе показали без одной минуты полдень, один парень, быстрым шагом зашедший в зал, объявил всем:

– Шеф идет!

Те, кто еще стоял, поспешили занять свои места. И только люди затихли, как в большом помещении появился Матрэкс. Все синхронно встали, молча его приветствуя.

У Светленгов, впрочем, как и у Воргов, с этим было строго. На любых собраниях и даже на коллективных праздничных мероприятиях, обедах или ужинах своего лидера Светленги встречали стоя.

Остановившись во главе стола, под большой картиной, пришедший молвил:

– Добрый день. Рад вас видеть здесь. Объявляю собрание открытым.

Сейчас он говорил, как и обычно, уверенно, быстро, четко выговаривал слова своим от природы громким, резким голосом. Из-за этого могло создаться впечатление, что он зол. И у некоторых оно, действительно, создавалось. Его глаза постоянно блестели, зорко наблюдая за всем происходящим вокруг, но лицо не выражало ровным счетом ничего.

Светленги сели, только когда опустился в свое кресло их глубокоуважаемый и всеми любимый лидер. Да, именно уважаемый и любимый. Все Светленги без исключения преклонялись перед ним, уважали как никого другого, всегда ставили его себе в пример, стремились быть на него похожими и, разумеется, готовы были пойти за ним куда угодно. Некоторые его боготворили, а некоторые – это, скорее, относилось к девушкам – были от него просто без ума.

Обводя присутствующих взглядом, Матрэкс заметил одно пустое место по левую сторону от себя, что его не обрадовало.

– Кто не пришел? Опять Скотт?

– Да, Андрей Александрович. Его здесь нет.- Произнес кто-то из мужчин.

– Кто-нибудь, позвоните ему. Если через 10 – 15 минут он не явится, пусть вообще не показывается мне на глаза.

Один из молодых людей встал из-за стола и, на ходу набирая номер Скотта на своем мобильнике, вышел в коридор.

Глава Светленгов не стал его дожидаться и начал о чем-то рассказывать. Его слушало более тридцати пар ушей.


***


Новенькая серебряная "Шевроле – Нива", снабженная всеми нужными и ненужными дополнительными приспособлениями, с нарисованным на капоте мотора женским лицом, стояла буквально в нескольких метрах от воды и метрах в 50 – 70 от обрывающейся узкой дороги, ведущей к этому месту. Передние дверцы были распахнуты и из непомерно высокой мощности динамиков автомагнитолы доносились негромкие, но уже очень мощные звуки музыки. Работала одна из тюменских радиостанций. Скотт в шлепанцах на босую ногу, бриджах и расстегнутой рубашке сидел на покрытой простыней земле еще ближе к озеру. В руках он держал цифровую видеокамеру и рассматривал ее со всех сторон.

Скотт был невысоким молодым человеком с торчащими постоянно в стороны очень светлыми волосами, с хитрыми часто прищуренными глазами и чертами лица, делавшими его весьма похожим на голливудского актера Тома Круза. Парень об этом знал и очень гордился этим.

– Ты что, камеры никогда не видел?- Вдруг раздался совсем недалеко приятный женский голос.

Парень, действительно, сидел с этой камерой, как загипнотизированный и тупо пялился на нее, не отрывая взгляда. Выйдя из ступора, он улыбнулся подсевшей к нему девушке с недлинными темными волосами, которая принесла сумку с продуктами, и произнес:

– Эту модель я, правда, вижу впервые. Только вчера ее купил. Но, мне кажется, я знаю, как с ней обращаться. Она не слишком отличается по управлению от моей старой. Подожди, не доставай из сумки ничего. Я хочу тебя поснимать за этим делом.

Девушка чуть засмеялась, смущенная таким заявлением друга, но противиться этому не стала. Зачем? Ведь Скотт не фильм для тех, кто старше 18-ти, снимать предлагает, а только как она будет устраивать им пикник. Хотя… Скотт был таким человеком, от которого можно было ожидать неожиданностей.

Он отполз на пару метров, к противоположному краю простыни, и, нажав на аппарате какую-то кнопку, проговорил:

– Ты отлично смотришься у меня на дисплее. Можешь начинать, я снимаю. Можешь сказать что-нибудь. Да! Обязательно говори о чем-нибудь!

Улыбаясь и поглядывая мельком на него, девушка стала рыться в сумке и доставать из нее все, что там было.

– Ладно. Посмотрим, чего ты насовал в эту сумку. Что-то много всего. Ага, две полторашки пива. А почему полторашки? Почему не по два литра? На тебя это не похоже. Хорошо, идем дальше. Вижу кучи всяких сухариков и чипсов. Зачем так много? Бутерброды с плавлеными сырками. Это уже лучше. А это что?- Она показала Скотту пластиковую коробочку в форме сундука без единой надписи.

– А! Это вкусная штука! Даже не штука – целое блюдо. Мидии и каракатицы в специальном соусе.- Торжественным тоном объяснил молодой человек.- Это очень вкусно! Попробуешь?

– Только твои мидии я еще и не ела!- Вздохнула его подруга.

– Да вкусно это, говорю тебе. Я отвечаю.

В этот момент раздался полифонический гимн Российской Федерации, прорезавшись сквозь какую-то новомодную русскую группу, исполнявшую по радио очередной низкосортный хит, какие обычно нравятся молодежи, с абсолютно бессмысленным текстом и несвязанными друг с другом фразами.

– О, ну неужели мне кто-то соизволил позвонить впервые за сегодняшний день?- Скотт сделал вид, что удивился, держа в руках продолжавшую снимать камеру.- Лен, пожалуйста, принеси мой телефон, будь такой хорошенькой.

– А пока я еще не хорошенькая?- С улыбкой поинтересовалась Лена, поднимаясь с земли.

– Да нет, ты что? Конечно, хорошенькая. Даже очень. Но будешь вообще супер, когда принесешь.

Он проследил за подругой сквозь камеру, как она легко подбежала к машине, взяла его сотовый с приборной панели и вернулась.

Но даже когда он взял его и ответил, видеокамеру продолжал держать в одной руке, и та снимала.

– Слушаю.

– Привет, Скотт.- Раздался громкий голос из трубки.- Это Армэн.

– Зачем ты постоянно говоришь, что это ты? Ведь ты же у меня на дисплее всегда высвечиваешься, и я знаю, что это ты звонишь!

– А, ну да, правильно.- Спохватился тот.- Ладно. Слушай, ты где сейчас? Куда пропал?

– В смысле "пропал"?- Не понял Скотт.- Не-е-ет, друг, почему я пропал? Никуда не пропал! Я на пикнике на озере Цимлянское. А что такое?

И тут Скотт вспомнил о том, что сегодня в 12 часов у Светленгов средних и высших уровней силы, прописанных в Тюмени, собрание!

– Черт!- Вскрикнул он, резко вскочив на ноги.- Черт! Армэн! Черт! Почему, ну почему я то забываю о совещаниях и встречах, то опаздываю на них, то еще что-то?

Сколько времени?

– Четыре минуты первого.- Проговорил Армэн и добавил потом.- Шеф сказал, если ты не появишься в штабе через 10 минут, то лучше вообще чтоб не появлялся у него на глазах.

– Так и сказал?

– Практически так.

– Все, я мчусь в штаб, как только могу.

Он отключил телефон и, сделав, наконец, то же самое с камерой, громко объявил:

– Лена, Лена, ты даже не представляешь, какой я осел беспамятный! Я забыл, что у меня собрание. Важное еженедельное собрание. Черт бы меня сейчас задрал! Нужно ехать. Сворачиваемся! Скорее.

Он подбежал к ней, чтобы помочь сложить все вещи обратно в сумку.

– Ну, вот и погуляли.- Вздохнула девушка, сделав обиженный вид.- Как ты мог забыть такое?

Скотт обнял ее и, поцеловав в щечку, проговорил:

– Ну не обижайся, Ленюсь. Обязательно погуляем. Ведь завтра и послезавтра выходные! И здесь погуляем, и на Алебашево съездим, и на Ключи, и, если хочешь, даже на Верхний бор.

– Ладно, ладно, поверю.

– Вот и отлично. Давай скорее все это сюда.

Он схватил сумку, побросал туда продукты вместе с телефоном и камерой и побежал к машине. Закинув все на заднее сиденье, устроился за рулем. Во второе переднее кресло уже через две или три секунды запрыгнула его подруга.

– Пристегнись покрепче.- Попросил он, заводя мотор.

"Шевроле – Нива" взвыла, ожила и рванула с места, яростно прокручивая всеми четырьмя колесами на прибрежном песке. Развернувшись у самой воды, машина, продолжая набирать скорость и виляя из стороны в сторону, как на скользком снегу, очень скоро выбралась на асфальтированную дорогу. На асфальте колеса получили более хорошее сцепление с дорогой, и автомобиль понесся вперед так, что его пассажиров резко откинуло на спинки кресел.

– Ой, Скотт, ты осторожнее только.- Перепугалась девушка.

Парень глянул на спидометр и удивился: прибор показывал свыше ста километров в час.

Они быстро добрались до большой автомобильной дороги и "выехали" на нее, заскользив. Занос оказался настолько сильным, что машина встала на два правых колеса и просто каким-то чудом не перевернулась. Но вот Скотту все же удалось утвердиться на дороге, почти не снижая скорости, и дальше перед ним предстала почти прямая трасса, почти на километр вперед не занятая никаким транспортом.

Это ему и было нужно. Испытывая дикий азарт, парень переключил передачу и стал разгоняться еще больше. Сначала до 140 километров, а потом и дальше.

– Ты что, хочешь взлететь?- Спросила Лена.

– Совершенно верно. Я еще ни разу не совершал силовые перелеты*. Да, я не летал еще!

– Может, тогда не стоит?- Испуганно проговорила девушка.

– Мы торопимся. По земле нам ни за что не добраться за десять минут. Даже за пятнадцать, я думаю. А по воздуху – раз и там!

С этими словами он напрягся и полностью сосредоточился. И тут Лена увидела впереди автобус. Они быстро догоняли его и до столкновения оставались секунды.

Она готова была закричать, но никакой аварии не произошло. Их Автомобиль плавно взмыл в воздух за несколько метров до автобуса и постепенно поднялся высоко над дорогой, продолжая теперь двигаться по инерции, так как не имел двигателя, подобного тем, что имеют самолеты.

– Классно!- Восхищенно заговорила девушка, забыв о своем только что пережитом страхе.- Слушай-ка, а какой у тебя уровень силы и подготовки? Ты же, вроде как, говорил о четвертом, но при четвертом, насколько мне известно, такого нельзя сделать!

– Четвертый – А уровень, почти пятый.- Поправил молодой человек.- Он был. Сейчас его нет. Вместо него сейчас, наверное, появился весь шестой – никак не меньше!

Нет, какой шестой? Не меньше седьмого!

– Но это же невозможно! Ты что?

– Возможно, раз уже произошло! Видимо, матушка – природа меня вдруг очень полюбила за что-то. Ладно, не мешай. Полет мне дается с трудом и становится еще труднее, как отвлекаюсь на разговор.

Лена моментально смолкла, не желая рухнуть с высоты порядка 25 – 28 метров.

Скотт едва смог подняться чуть выше обычных жилых девятиэтажек, чтобы пролететь напрямую к началу улицы Республики. Его могло не хватить и на несколько минут пути, но машина двигалась достаточно быстро, и он очень надеялся, что силы не покинут его, и они успеют долететь хотя бы до моста через Тюменку, от которой, правда, осталось теперь одно название.

Секунда за секундой, метр за метром "Шевроле – Нива" двигалась по воздуху над городскими районами. Внизу проплывали дома, дороги, деревья, люди, ходившие в разных направлениях, автомобили, передвигавшиеся, как и положено им от природы, – по проезжим частям улиц.

Вот позади осталась не только Барнаульская улица, но и Военная. Затем Скотт провел свою машину над улицами Лесной, Пролетарской, Льва Толстого, Свободы и другими, какие были в этой части города.

Если разобраться, они летели не прямо, а перемещались, плавно виляя из стороны в сторону, словно выбирая какой-то особый маршрут или следуя по невидимой воздушной дороге. Скорость движения снижалась, но медленно, так, что ее хватило бы, чтобы нормально облететь весь город или, по крайней мере, его большую часть.

Мало-помалу Скотт и Лена достигли Ямской улицы, уже недалеко от Строительной академии, пересекая которую, парень вдруг резко пошел на снижение. "Шевроле – Нива" дернулась и завибрировала. Через секунду ее стало бросать в стороны, как на обледенелой дороге.

– Скотт, в чем дело?- Испуганно спросила девушка.

– Теряю управление, не могу больше лететь.

Парень сделал все, чтобы приземлиться как можно осторожнее, но полностью без сучков и задоринок так и не обошлось. Сначала автомобиль двух Светленгов два раза чуть не врезался в здания, потом днищем протащился по верхушке одного невысокого дерева, из-за чего завертелся и едва не рухнул на тротуар с прохожими, идущими как ни в чем не бывало, не обращая абсолютно никакого внимания на летящую над головами машину, и только после всего этого он коснулся колесами земли. Это произошло как раз перед загоревшимся красным светом светофора, и Скотт затормозил, переводя дух, словно после тяжелой физической работы или бега, а через секунду-другую молвил:

– Фу-у-у. Да, я, действительно, так еще никогда не летал. Тебе было страшно?

– Было.- Призналась Лена.- Давай больше не будем летать.

– Я и не собирался.- Сказал парень.- На это, как оказывается, тратится очень много сил и энергии. Сколько времени мы летели?

– Ты думаешь, я замечала? Мне не до этого было!- Заговорила его подруга.- Минуты две. Может, три. Вряд ли больше.

– Ладно. Теперь начнется наземный экстрим!

– Скотт!- Вырвалось у девушки.- Или едем нормально, или я выхожу!

– Да ладно тебе. Я пошутил.- Успокоил он.

Загорелся зеленый. И Скотт моментально нажал на педаль газа. "Шевроле – Нива", стоявшая на светофоре самой первой, чуть провернула передними колесами и устремилась мимо Строительной академии, у которой благополучно свернула в сторону улиц Республики и Ленина, где снова немного разогналась.

Спустя некоторое время Скотт, к их общему облегчению и радости, заехал в дворик четырехэтажного дома, в котором находился центральный штаб Светленгов. Он не стал дожидаться, пока выйдет Лена, и, выскочив из салона, бросился внутрь строения. Крикнув напоследок:

– Увидимся еще. Если нет, я позвоню. Сама тоже звони, о' кей?

Шли последние секунды из тех десяти минут, что дал ему шеф для прибытия в штаб.

На лестнице парень столкнулся с одним из своих друзей.

– Здорово!- Воскликнул тот.- И опять ты опоздал на собрание!

– Да в курсе я.- Отозвался Скотт, пожимая руку приятелю. Вот и спешу, как ненормальный.

– Где же ты был? С самого утра бухал что ли?

– Кого бухал? Иди, знаешь куда…

Тот засмеялся, а Скотт поднялся на второй этаж и, повернув направо, и приостановился перед дверьми в зал, успокаиваясь и переводя дыхание. Зайдя в помещение, сразу виноватым тоном проговорил:

– Здравствуйте, Андрей Александрович. Простите, что опять опоздал. Обещаю при всех, что больше такое не повторится!

Все обвернулись на него, а глава Светленгов, посмотрев на наручные часы, молвил, не скрывая своего недовольства:

– Ты знаешь, сколько сейчас времени? 12 часов 13 минут! И такие опоздания у тебя уже вошли в систему. Я требую от тебя своевременной явки на все наши регулярные собрания, когда бы они ни происходили. Где ты был все утро? Что делал такого, что прийти не смог точно в назначенное время?

– Я был на Цимлянском озере, на пикнике. Честно говорю, у меня просто из головы вылетело, что надо было сюда к двенадцати.

– Ты находился на Цимлянском?- Переспросил Матрэкс.

– Да…

– А когда тебе звонил Армэн, где ты был?

– Там же.- Ничего не подозревая, ответил Скотт.- Потом, как вспомнил с его помощью о собрании, так сразу сюда.

После этих слов в зале зашептались. Все присутствующие почему-то были удивлены тем, что услышали.

– А в чем дело?- Поинтересовался Скотт, подойдя к шефу, который, кажется, также был озадачен его ответами.

Тут, наконец, до парня дошло, в чем дело. А Матрэкс молвил:

– Слушай-ка, Скотт! Как ты смог за каких-то десять минут, даже неполных, добраться сюда с Цимлянского озера? Ты что, по воздуху летел?

– Да. Я совершил силовой перелет с Барнаульской улицы до Строительной академии.

На большее меня не хватило.

– Скотт! У тебя четвертый – А уровень силы и боевой подготовки! При нем еще невозможно так хорошо летать. Вообще нельзя. Только прыгать с высоты и в высоту, еще кое-что, но… не летать! Как ты можешь это объяснить?

– Не знаю, Андрей Александрович. Сам не знаю, как так получилось. Просто взял и полетел, почему-то уверенный, что могу это сделать. И сделал…

– Да, удивил ты нас…- Вздохнул глава Светленгов.- Ладно, садись. Позже уточним, что с тобой произошло, хотя, в принципе, я могу и сейчас догадываться, без специальной проверки.

Скотт занял свободное место, расположенное от шефа в нескольких метрах. После этого тот продолжил собрание:

– Итак, мы начали с обсуждения вопроса о усилении контроля за Воргами. Давайте продолжать тему, потому что мне необходимо принять решение по этой проблеме сейчас же. Ворги умудрились как-то подготовить свою операцию по захвату Алексея, о чем никто из нас не знал до последнего мгновения, и смогли даже проникнуть в самолет незаметно для нас. Кирилл и Анастасия обнаружили их, когда рейс уже начался. Это говорит о том, что или Ворги маскировались как-то по-особому, или наши агенты сработали не достаточно хорошо, невнимательно следили за окружающей обстановкой.

– В нашей работе не могло быть промахов.- Заявил почти с другого конца длинного и широкого стола Кирилл.- Должно быть, Ворги, действительно, маскировались от нас очень хорошо и успешно.

– Я тоже так подумала.- Произнесла Настя, сидевшая рядом.- Но они ведь нас тоже не заметили! И не узнали бы, что мы рядом, если бы мы не вмешались в то, что начало там происходить. Значит, наша маскировка была не хуже.

– Тогда не понятно, почему вы сразу их не засекли.- Сказал Матрэкс.- Это нельзя так оставлять. По возможности нужно не оставлять попыток разобраться в этом.

Расследованием этого момента, а также пропажи пилотов и поведения Воргов как в аэропорту, так и в воздухе, поручаю заняться Якову Черному, как непосредственному участнику событий на земле, Дмитрию Быданову, Тимуру Сонникову и Олесе Беловой. Надеюсь, вам удастся разобраться хоть в чем-то.

– Сделаем как всегда все возможное.- Отозвался со своего места Яко.

– Хорошо.- Кивнул шеф.- Так, что касается подобранных обломков взорванного воргского джипа, то ими сейчас занимаются Константин Зима и Вадим Госман. Они стараются выяснить, что привело к взрыву машины, и потом сравнят свои результаты исследования с результатами исследований наших коллег с Алтайского края. Теперь прошу доклады главных патрульных об общей обстановке в городе и за его пределами.

Начались короткие выступления, из которых можно было узнать, что столкновение Светленгов и Воргов на территории аэропорта Рощино никак не повлияло на жизнь областного центра и обычных людей за исключением нескольких автомобильных аварий во время прохождения низко над городскими районами самолета с несколькими Избранными на борту. Все Ворги вскоре после тех событий куда-то пропали и в городе нигде не заметно ни одного из них, нет никаких признаков какой-либо их деятельности. Будто разом все вымерли. И вообще везде все абсолютно спокойно.

Казалось бы, такое положение дел должно радовать, но Матрэкс сидел и слушал патрульных, нахмурившись и о чем-то задумавшись. Когда те закончили, он заговорил следующим образом:

– Спасибо. Теперь послушайте внимательно. Патрули в городских пределах усилить на ближайшие четверо суток втрое! О любых передвижениях противника сообщать немедленно дежурному. Семен, Валерий, Полина, Ульяна, Роман, Игорь, Яна, все понятно?

– Да.- Отозвались негромко все главные патрульные.

– И непременно нужны патрули в соседних населенных пунктах, а то мы их что-то совсем забросили последнее время, почти не работаем там. Простые деревни, разумеется, брать не надо, а вот в Боровский, Богандинский и другие более или менее крупные поселки городского типа должны отправиться люди. Кто у нас главные патрульные по соседним населенным пунктам? Если мне память не изменяет, а она не изменяет, это Марина, Армэн, Матвей, Олег, Артур и еще один Олег.

– Еще Кира и Максим.- Сказала одна из девушек.

– Ах, да, верно. Ну вот. Слышали? Если бойцов – патрульных не хватит, берите из бойцов – оперативников. Только самых сильных не трогать! Все Светленги выше шестого уровня кроме вас должны остаться в Тюмени!

– Андрей Александрович!- Начал один молодой человек, отличавшийся от остальных весьма невысоким ростом и длинными волосами.- Объясните, из-за чего все эти меры?

Ведь только что из докладов мы все слышали, что всюду спокойно.

– А как ты думаешь, Виталий, почему врага не видно и не слышно?

Тот не решился предположить, и тогда Матрэкс проговорил:

– Все спокойно. Ворги будто разом все покинули город или затаились где-то. Это не может не настораживать, потому что такого никогда раньше не наблюдалось. Они всегда делали попытки отомстить за своих убитых и за свои сорванные планы, а сейчас что? Хоть бы один из них напал на нас! Здесь что-то не так! Поэтому я и устраиваю все эти меры. Если Ворги готовят нам какой-то необычный сюрприз, мы должны быть хоть немного, но готовыми к нему.

Тут Скотт не выдержал и задал свой, мучивший его последние минуты, вопрос:

– А предстоящий уик-энд как же? Неужели никому нельзя будет отдыхать, расслабиться?

– Ну, почему же?- Улыбнулся Матрэкс.- Все, кто не будет занят патрулированием города и его окрестностей, будут жить, как и жили прежде. Только прошу всех не терять бдительности и, случись что, обязательно выполнить необходимые действия, направленные на нейтрализацию противника.

Сидевший рядом с главой Светленгов Тимофей тоже хотел о чем-то спросить или, наоборот, сообщить что-то свое, но в этот же момент в дверь постучали. Более тридцати голов повернулись к ней, и все увидели Алексея Шахнозарова. Тот выглядел так, словно был после страшного похмелья. Осматривая сидящих покрасневшими глазами, он произнес:

– Извините, если помешал.

– Проходи, садись.- Сказал Рудаков.- Потом повернулся к людям и проговорил.- Представляю вам Алексея Михайловича Шахнозарова. Теперь вы все будете знакомы с ним.

Светленги с улыбками на лицах приветствовали парня, который неуверенной походкой приблизился к лидеру и встал около него. Промолчать и никак не отреагировать на приветствия было бы нехорошо, некрасиво, поэтому Алексей решил ответить тем же:

– Здравствуйте. Добрый день.

– Ну, Алексей, как твои дела сейчас?- Поинтересовался Матрэкс.

– Я… я… Кажется, я все вспомнил!- Выдавил из себя признание парень.- Я все смог вспомнить!

– И что теперь?

– Не знаю. Мне нужно еще поговорить с Вами. Нужен еще разговор.

– Какой разговор, Алексей?- Как будто возмутился Рудаков.- Ты все решил для себя еще там, в самолете! Никто за тебя не мог и не может решить, какой твоя жизнь будет дальше! Ты стал помогать моим людям, значит, ты встал на нашу сторону, а это, в свою очередь, означает. Что ты сделал выбор. Принял решение. Так или нет?

Скажи здесь при всех.

Алексей колебался несколько секунд, но затем молвил:

– Так-то оно так, но…

– Не стой так надо мной, прошу тебя! Сядь, наконец.- Вдруг оборвал его слова глава Светленгов.

Парень взял кресло, стоявшее у пианино, в котором сидел ночью, впервые разговаривая с этим человеком, и, подкатив его к столу, сел в него. Когда это произошло, мужчина проговорил:

– Не нужно никаких "но", Алексей. Ты должен отбросить все, не позволяющее тебе смириться с тем, что ты Избранный, и смириться с этим. Думаешь, ты просто так взял и стал помогать Кириллу и Насте в борьбе с теми тремя? Нет! Вряд ли кто-то из нормальных людей все же решился бы так рискнуть своей жизнью. Тебя что-то заставило вмешаться в происходившее там, ты почувствовал, что не можешь сидеть сложа руки, и должен, подчеркиваю, должен хоть что-нибудь сделать. Было такое?

– Было.- Вздохнул парень и дальше постарался говорить чуть тише, чтобы его слышали, по крайней мере, не все в зале.- И знаете, это же чувство или, возможно, похожее на него я испытываю в настоящий момент! Вы все кажетесь мне совсем даже не чужими людьми, и что-то внутри меня говорит, что мне нужно остаться здесь с вами, но… Но как же мое прошлое? Моя прежняя жизнь? Неужели мне придется с ней расстаться?

– В жизни Избранного нет ничего, чего нет в жизни простого человека.- Произнес Матрэкс.- А если и есть, то лишь потому, что Избранный сам позволил этому быть.

Каждый Избранный сам строит свою судьбу, наполняет свою жизнь теми или иными событиями, деталями, сам делает выбор, как это сделал ты. И давай уже оставим этот разговор. Идет?

После этих слов он обратился ко всем:

– Так! Уважаемые коллеги! Мне нужно уходить. Я думаю, о самом главном на день сегодняшний мы успели переговорить, а все остальное оставим тогда до следующей недели. Доведу еще только до вашего сведения, что прощание с Эльдаром пройдет послезавтра, в воскресенье в одиннадцать часов на кладбище по Червишевскому тракту. Приедете, кто посчитает своим долгом там присутствовать.- На этом месте мужчина поднялся, заставляя встать за собой остальных.- Напоследок попрошу не обделить вниманием нового члена нашего общества. Познакомьтесь с ним поближе, ответьте на вопросы, какие у него еще появятся. Скотт, а ты идешь со мной. Пошли, потолкуем.

Когда они ушли, люди ожили: начались веселые разговоры, шутки, обсуждения каких-то пустяков и друг друга. Среди всего народа только одна девушка была мрачной и невеселой. Она сразу направилась к выходу, как только вышли Скотт с Матрэксом.

Никто ее не остановил и не окликнул. Все знали, что она любила Эльдара и сейчас очень переживала его гибель.

Тимофей подошел к Алексею и негромко сказал ему:

– Видел девушку в ярко-синих джинсах, которая только что вышла? Я бы не советовал тебе первое время попадаться ей на глаза и тем более подходить к ней.

– Почему?

– Потому что она не слишком хорошо к тебе относится после того, как в нашей операции по твоему спасению погиб ее любимый человек.

– Но я при чем здесь? Не я же его убил! Я ничего никому плохого в жизни не делал и не хочу!

– Ты ничего не сделал, можешь быть спокоен. Но только попробуй-ка это объяснить ей. Ну что, ты здесь останешься или как?

– Я не знаю.- В полной растерянности ответил Шахнозаров.- Тимофей, скажи, почему этот человек… ну, Андрей Александрович не ответил на мои вопросы нормально, прямо и однозначно? Почему он так разговаривает?

– Он обычно так со всеми. Особенно, если настроение не очень. Ты привыкнешь. А что за вопросы были? Я что-то и не помню уже, про что ты спрашивал.

– О моей прежней жизни. Что с ней теперь будет? Как все мои друзья, родные?

– Ладно.- Молвил Тимофей.- Мне еще многое рассказать тебе придется, так что поехали со мной, покатаемся. Я все постараюсь объяснить.

Двигаясь по зданию в направлении выхода из него, заместитель лидера поинтересовался:

– Как ты хоть после ночного падения с лестницы? Кости целы? Не отбил ничего?

– Вроде бы не отбил. А что случилось?

– Что случилось?- Засмеялся Люборец.- Ну, ты даешь! Сам не вспомнишь? Видимо, у тебя случился нервный припадок после разговора с шефом, ты взбесился, побежал зачем-то вниз и распластался на лестнице прямо в тот момент, когда я приехал сюда и стал подниматься по ней. Просто удивительно, что ты цел и невредим после этого!

Через несколько секунд они вышли на главную улицу города, по которой постоянно проезжали автомобили и автобусы различных маршрутов. По тротуарам с обеих сторон от проезжей части ходило много людей.

У обочины дороги, прямо напротив крыльца здания стояла "Волга – ГАЗ 3110" золотистого цвета с округленными передними фарами, блестевшая на солнце своим начищенным корпусом.

– Красавица, правда?- Проговорил Тимофей, отключив сигнализацию, и подводя к машине своего нового друга.

– Да, ничего не скажешь!- Согласился тот.- Твоя?

– О, да! Такие только у меня и еще у нескольких человек. Шеф, кстати, к ним не относится. Он вообще со странностями, так что не удивляйся ничему.- Следующие слова он произнес, когда оба сели внутрь.- Представь себе, он ездит на такой модели "Волги", которую, наверное, еще в Советское время перестали выпускать!

Где только достал такую хорошо сохранившуюся, можно сказать, вообще новенькую?

Молодой человек завел мотор и плавно тронул с места, после чего Алексей у него спросил:

– Я слышал, как в зале одного парня называли Холмсом! Это что, имя у него такое интересное что ли?

– Да. Артур Холмс. Это его имя и фамилия. Чаще мы его называем просто Холмс. Но у нас есть некоторые люди, кто имеет кроме своих имен еще и псевдонимы. Ворги, кажется, называют псевдонимы кодовыми именами. У меня есть псевдоним – Морфеус.

У тебя он тоже может быть. Может, если захочешь. А может сам по себе прилипнуть, образоваться не по твоей воле, как какое-нибудь прозвище. Так, кстати, и бывает чаще всего.

Алексей сидел, то ли усталым, то ли непонимающим взглядом уставившись вперед, на дорогу, тщательно осмысливая все, что слышал, а потом его словно осенило, и он задал вопрос:

– Слушай-ка, а кто были те люди, которые захватили самолет и от которых вы меня спасали? Ворги?

– Ворги!- Отозвался удивленный Тимофей.- Только почему ты так подумал? Или уже что-то знаешь и успел в чем-то разобраться?

– Шутишь? Ни в чем я не разобрался! Только вспомнил, что когда мы были еще в аэропорту, ты их так называл. А Ворги – это и есть наши враги. Верно?

– Хорошо, Алексей. Давай тогда начнем говорить посерьезнее. Я должен тебе кое-что поведать об Избранных и ответить на твой вопрос о том, что теперь будет с твоей обычной жизнью, какой ты жил до вчерашнего дня.

Следующие несколько минут, во время которых они проехали до краеведческого музея, свернули на улицу Ленина и проехали по всей ее длине, Тимофей Люборец посвятил объяснению некоторых вещей, касающихся мира Избранных, которое выглядело примерно так:

– Начнем с того, как тебе быть с твоим прошлым и твоими друзьями. Тебе надо дать нам все их координаты, какие имеешь, и мы их проверим на наличие аномальной энергетики. Если же никто из твоих друзей не является потенциальным Избранным, к сожалению, тебе придется значительно ослабить контакты с ними или вообще их прекратить. Они твое прошлое. К прошлому ты не должен возвращаться. Ты начинаешь совершенно новую жизнь, где все есть только новое! Только насчет родителей не стоит беспокоиться. Родители – это святое. С ними ты будешь и поддерживать связь и видеться, когда захочешь. Тут есть только один строгий запрет: не рассказывать ни о нас, ни о себе, что ты стал Избранным. Хотя, когда ты начнешь развивать способности, твоя энергия сама тебе не даст ни о чем проговориться простым людям.

Ты просто не захочешь говорить ни о чем таком или даже, сам того не осознавая, забудешь на некоторое время, кто ты на самом деле. Да, еще тебе придется сменить место проживания. Идем далее. Избранные, как уже сказал тебе шеф, могут жить, как и все нормальные люди. Ты можешь учиться, можешь работать, но главным у тебя отныне будет служба общему делу Избранных – Светленгов. А наше дело – это борьба с Воргами. Ради этого ты должен научиться жертвовать всем, начиная своим свободным временем и заканчивая здоровьем. Скажу сразу, не откладывая на потом, чтобы знал – мы не мутанты, не бессмертные, не кто-то еще в этом роде! Мы люди, наделенные с рождения особой энергией, которая начинает проявляться и давать о себе знать разными способами когда человек взрослеет. До этого она спит в нем, словно ее и нет.

– Андрей Александрович показал мне при нашей ночной встрече, как он может заставить летать предметы.- Сказал Алексей, прервав своего рассказчика.

– Вот! Это кое-что из того, что могут делать Избранные. На самом деле, как говорит Верховный Предсказатель, наши возможности почти безграничны! Если только кто-нибудь из нас захочет, и природа не будет этому противиться, то он может стать могущественнее любого из ныне живущих Великих Избранных – нашего шефа Матрэкса, главы наших врагов Шороха и еще некоторых.

– А ты не Великий?

– Я не считаюсь Великим, но у меня очень даже неплохой уровень развития силы и боевой подготовки – седьмой! Я могу при необходимости свободно перепрыгнуть через Туру с места, не разбегаясь нисколько, прыгать с высоты нескольких этажей как с табуретки, разумеется, передвигать предметы, очень быстро двигаться в бою и еще ряд всяких вещей. Если ты действительно Великий Избранный от природы, ты быстро научишься всему этому и превзойдешь меня по силе минимум на три – четыре уровня. Но пока этого не произошло, меня приставили к тебе, сделав твоим наставником и помощником во всем.

За те два неполных часа, сколько двое молодых Светленгов ездили по городу, Тимофей поведал Шахнозарову чуть ли не все, что знал сам об Избранных. Рассказал об их методах борьбы с противником и об используемом оружии. Уже под конец их бесцельных путешествий по тюменским улицам ему все же удалось разговорить Алексея, и он услышал от него, что тот родился и вырос в Тюмени, родители его сейчас уже на пенсии и летом почти все время живут на даче. Сам он с недавних пор жил в небольшой двухкомнатной квартире в районе "Космоса", доставшейся ему по наследству от дедушки, учился на очном отделении одного замечательного вуза, где получал высшее гуманитарное образование. Жил скромно, хотя, в принципе, ни в чем особо не нуждался. Пока учился, подрабатывал в некоторых местных газетах рекламным агентом, а после получения образования хотел обязательно найти какую-нибудь настоящую, хорошо оплачиваемую и интересную работу.

– Только теперь, после всего этого, я не знаю, как буду жить дальше и что делать.- Проговорил Шахнозаров.

– Не будь пессимистом.- Молвил Тимофей.- Верь в хорошее будущее и тогда все будет хорошо. Ведь живут же некоторые из наших, имеют и работу, и квартиру хорошую, и машину дорогую – часто не одну. Даже семьи заводят, как, например, Александр – мастер по боевым искусствам с использованием силы Избранного, Константин Зима или шеф. Если это получается у них, то почему же у тебя-то не получится? Ерунда!

Знаешь что? Давай где-нибудь остановимся и перекусим? Я угощаю. Только договоримся не думать о плохом и не унывать. Идет?

– Я постараюсь.- Сказал Алексей.

В это время они съезжали с моста в сторону телецентра, и Тимофей, миновав светофор, свернул к автовокзалу, объяснив:

– Мне нравится бывать в кафе в подобных местах: на вокзалах, в торговых центрах или на заправках. Сюда, на автовокзал, я заезжаю регулярно. Только не смотри на меня, как на психа. Я нормальный.


***


В этот же день Алексей решил воспользоваться советом Тимофея и выставить свою старенькую квартиру на продажу. И он это сделал вскоре после их обеда. А после визита в агентство недвижимости он попросил того отвезти его домой, чтобы забрать часть вещей, ведь уже с предстоящей ночи ему следовало начать жить где угодно, но только не в своей квартире, так как, по словам Тимофея, если Ворги о нем что-то знают и им известен адрес, то они могут к нему наведаться.

В конце дня с двумя большими сумками своих вещей Алексей вновь появился в старом четырехэтажном здании, стоявшем почти в начале улицы Республики. Тимофей Люборец зашел в дом сразу за ним, держа в одной руке еще сумку, а другой прижимая к себе коробку со стереосистемой. В холле им повстречался Скотт, который пытался всунуть в автомат по выдаче напитков полтинник, но тот ни в какую его не принимал. Увидев вошедших, молодой человек проговорил:

– Поганый автомат! Опять сломался! Я к нему с самыми добрыми намерениями, кофе попить, а он вот так, значит! Ну, ладно. Ну и черт с ним. Здорово, Алексей! Меня зовут Скотт. Как дела?

– Здравствуй… Как мои дела? Да вот, продаю квартиру, а пока не появится новая, решил воспользоваться предложением Тимофея и пожить здесь.

– Отлично. Но предупреждаю: если любишь тишину, покой… и хороший сервис, чтобы в любое время можно было без проблем выпить любимый кофе, лучше сразу иди в гостиницу. Здесь четыре дня в неделю шумно, как на вокзале, а автоматы постоянно или сломаны, или работают по-идиотски. Придется мне за капуччино идти в какой-нибудь магазин или в кафе. Ладно. Ничего, если я надумаю заглянуть к тебе позже?

– Заходи.- Кивнул Шахнозаров.

После этого Скотт пожелал ему всего хорошего и пошел на улицу, а тот вместе с Тимофеем стал подниматься по лестнице на последний этаж в ту комнату, в которой и началось его знакомство с данным памятником архитектуры.

В здании на этажах были люди, слышались разговоры, бряканье посуды, щелканье клавиш компьютерных клавиатур и музыка. Откуда-то с третьего этажа, когда двое Светленгов проходили мимо него, поднимаясь до самого верхнего, послышался уже знакомый Алексею голос Андрея Александровича Рудакова, громко говорившего или даже спорившего с кем-то.

Добравшись до комнаты Алексея и оставив у двери вещи, Тимофей произнес следующее:

– Мне надо идти, а ты будь как дома. У нас есть все. Туалет в противоположном конце этажа, последняя дверь слева. На третьем этаже в 308-м кабинете стоят компьютеры, подключенные к интернет. Буфет на первом. Как сойдешь с лестницы, так сразу налево, а в конце коридора направо. Если свернешь направо от лестницы, то сможешь попасть в нашу библиотеку и читальный зал. Ну все, до завтра. А завтра нам уже надо начинать работать с тобой, заниматься развитием твоих способностей Избранного, ведь чем скорее начнем, тем лучше.

С этими словами он ушел.

Оставшись, наконец, наедине с самим собой, Алексей осмотрелся. В комнате было все так же, как и прошлой ночью, если не считать появившегося стола с тремя стульями у стены, противоположной той, где стояли стеллажи и сейф.

Парень взял коробку со своей стереосистемой, поставил ее на стол и, достав из нее аппарат, совсем негромко включил его, чтобы не привлекать чье-либо внимание.

На стеллажах, спустя несколько секунд, он нашел свой CD-плеер с одним из самых любимых дисков, который хотел уже считать каким-то непонятным образом потерянным.

Неужели кто-то из этих людей позаботился о сохранности плеера и не стянул его себе? Поразительно! Надо будет обязательно высказать благодарность кому-нибудь.

Оставив Алексея одного, Тимофей решил догнать Скотта и, предположив, куда тот мог направиться, поспешил в том направлении. А тот мог направиться лишь в кофейню, расположенную недалеко отсюда, напротив библиотеки ТГУ.

Переходя улицу по светофору, Люборец понял, что не ошибся: его друг на самом деле пошел сюда и уже успел удобно устроиться за единственным свободным столиком из нескольких, стоявших возле заведения.

– О! Как ты меня нашел? Неужели научился чувствовать всех, как это делает шеф?- Спросил Скотт.

– Я бы мог включить свой телепатический сканер и попытаться вычислить тебя. Но зачем это делать, если я и без того знаю, куда ты пошел? Это же твое любимое место. Не возражаешь, если сяду?

– Конечно, садись, Морфеус. Зачем же спрашивать?- Проговорил Скотт.- Только насчет места ты не прав. Нет, это не самое мое любимое. Просто оно гораздо ближе к штабу, чем другие.

Разместившись напротив него, Тимофей решил поинтересоваться:

– Ну, что там у тебя случилось с твоей силой? Почему ты летал? Разобрались вы с шефом?

Скотт вдруг схватился за голову и, покачав ею, жалобным тоном проговорил:

– Ой, да что же это такое? Как только все узнали об этом, так покоя мне нет!

После этого собрания все только и делают, что спрашивают, как я, да что со мной!- Потом он успокоился и продолжал говорить уже нормальным голосом.- Да ничего особенного не произошло со мной. Оказывается, время от времени в экстремальных ситуациях могут происходить скачки силы и значительно расширять круг наших возможностей! Это и произошло со мной! Шеф проверил меня и сказал, что сейчас я вновь на своем родном мерцающем четвертом-А уровне*. Он сказал, раз я так летал, то был всплеск энергии до десятого уровня! Ты знал, что такое возможно? Я нет.

– Я слышал об этом, и слышал о подобных случаях.- Признался Морфеус.- Но они происходят крайне редко, даже не во всех экстремальных ситуациях, угрожающих жизни. А тебе ничто не угрожало, как я понимаю, поэтому я и спросил. Думал, что это что-то другое.

– Наверное, я счастливый человек.

– А кто тебя знает? Может, счастливый, а может, и нет.

– Э-э-э-э…- Вскричал Скотт.- Ты не пугай только меня! Я ведь спать не смогу два дня целых!

– Почему не три?

– Ты чего? Издеваешься?

Они на секунду уставились друг на друга, а потом рассмеялись.

– Я же шучу.- Проговорил Люборец.- Что, привык только сам над всеми подшучивать?

Спустя несколько секунд Скотт пошел в кофейню делать заказ, вспомнив, что пришел сюда не просто посидеть, но уже очень скоро вернулся с двумя чашками дымящегося капуччино и шоколадным рулетом.

– Я не заказывал у тебя кофе, но благодарю за это.- Сказал его друг.- Выпью с удовольствием, раз угощаешь. Будь уверен в этом.

Они разделили рулет и начали его есть, запивая горячим напитком.

Прошло какое-то время, и Скотт спросил:

– Как Алексей? Сильно переживает из-за случившегося с ним?

– Ну, а как? Переживает. До сих пор не может поверить во все это. Я его понимаю.

Жил себе человек, никого не трогал, и тут внезапно весь мир перевернулся вверх дном, вся его жизнь разом поменялась, не оставив никакого шанса вернуться в прежнее русло.

– Может, не стоило все-таки усыплять его и тащить к нам насильно? Можно же было отпустить, а потом просто опять встретиться с ним, пусть даже в этот же день, но только немного позже.

– Да я и сам уже думал над этим, особенно после того, как сегодня познакомился с ним лично. Но ведь если бы мы его отпустили, его сразу бы прибрали к своим рукам Ворги! От судьбы не уйдешь. Он должен был стать именно в этот день или Светленгом, или Воргом.

– Шеф знает о том, что это ты решил применить силовые методы, чтобы получить этого человека?- Спрашивая так, Скотт даже попытался сделать серьезный вид, что, в принципе, получилось неплохо.

– Разумеется.

– И что он?

– Ничего! Он отнесся к этому весьма спокойно и не стал пока применять в отношении меня никаких наказаний. Только я теперь лично отвечаю за то, станет ли Алексей тем, кем хотел бы его видеть наш лидер.

– Ясно.

Друзья покончили с рулетом, допили кофе, и Скотт сказал:

– Мне пора!

– Куда собрался?- Поинтересовался Тимофей.

Когда поднялись из-за столика, тот ответил:

– Мы с Ленкой Сапроновой в кино пойдем. Если я опоздаю к ней, она меня прибьет на глазах у всех!

– С Леной?- Переспросил Люборец.- А что ты к ней прилип? Как же Вика? Неужели ты с ней уже порвал все отношения?

– Ну почему же? Она по-прежнему мне нравится, и я стремлюсь общаться с ней. Но и Ленка нравится тоже! Она такая замечательная, веселая!

– Все с тобой понятно! И когда же ты успокоишься и остановишь свой выбор на какой-нибудь одной? Сознайся, ведь не только Лена и Вика тебя интересуют! Да?

– Ну что ты? Конечно, не только они! Да мне много кто нравится! И Роза, и Настя, и Яна… Да все почти! Что ты на меня так смотришь? Я, в конце концов, мужик или не мужик? Да это же нормально, когда тебе нравятся все девчонки, какие попадаются на глаза! Так и должно быть! Ты чего?

– Да, ладно тебе, ладно.- Махнул рукой Люборец.- Иди уж.

– Ну, до скорого.

Скотт почему-то засмеялся и пошел назад, к зданию штаба Светленгов, у которого стояла его машина.

Заканчивался очередной день, и город вновь окрашивался красивым золотистым светом предзакатного солнца.


***


Алексей лежал на кровати, играя на своем стареньком и немодном мобильном телефоне в одну из имевшихся в нем игр. В стереосистеме играл CD все того же "Русского размера".

Игра не задалась. Проиграв уже который раз в течение вечера, молодой человек отложил телефон и сел. Мысли были самыми разными, но все как одна невеселыми.

Вспомнились друзья. Вспомнился институт, который, как ему сказали, нужно бросить или, по крайней мере, перейти на заочное обучение и на другую специальность. Он не хотел бросать институт, ведь позади было целых три курса. Два года ему оставалось доучиться! Поступать куда-то в другой и начинать все заново? Нет, он не хотел так. Уж лучше поменять вид обучения и специальность, но остаться в своем вузе и доучиться до конца.

Просидев, ничего не делая, несколько минут, не прекращая думать о том, как круто изменилась его жизнь, парень полез в сумку, стоявшую на кровати, и достал толстый фотоальбом. Он был толстым, но фотоснимков там было, на самом деле, немного, всего штук сорок. На них был он со своими друзьями и подругами из института и своей группы.

Вдруг в дверь постучали. Это заставило Шахнозарова вздрогнуть, сунуть фотоальбом назад в сумку и потом только ответить на стук:

– Да! Входите!

Дверь приоткрылась, и в комнату вошла Настя – его недавняя знакомая.

– Привет.- Поздоровалась она.- Я не помешала тебе?

– Привет.- Произнес в ответ парень, не сдержав улыбки при виде своей гостьи.- Ты нисколько не помешала!

Затем он встал, прошел к столу, где стояла стереосистема, и, остановив диск, предложил ей сесть.

Когда оба расположились на мягких и удобных современных стульях, он поинтересовался:

– Как твое плечо? Все нормально?

– Спасибо, гораздо лучше, чем даже было тогда, ночью.

С этими словами девушка положила на стол что-то, завернутое в цветной пакет, которое до этого держала в руках, и начала объяснять:

– Тут кое-что шеф тебе передал. Можно назвать это подарком. Здесь медальон с нашей символикой и новый мобильный телефон, разговоры по которому тебе не нужно будет оплачивать, это сделают за тебя другие.

Алексей взял сверток и развернул его. Медальон оказался в виде круглой серебряной пластинки диаметром около трех сантиметров на такой же серебряной цепочке. В его центре с одной стороны было рельефное изображение российского герба, а с другой – солнца в окружении трех одинаковых облаков, расположенных следующим образом: один сверху, а другие два внизу.

– Это наш новый символ, или герб.- Молвила девушка.- Раньше был другой, но недавно поменялся. У мужчин медальоны из серебра, а у женщин из золота! Его не обязательно носить на шее, но всегда иметь при себе необходимо. Это как наш второй паспорт.

– Понятно. Спасибо.

Затем Шахнозаров взял в руки телефон и даже не поверил в то, что держал сейчас как раз тот аппарат, который уже давно хотел купить, но никак не получалось. Это была одна из самых последних моделей телефонов финской фирмы "Нокиа".

– Ты мне не поверишь.- Произнес он, даже как-то повеселев чуть-чуть от этого.- Не поверишь, но я именно о таком и мечтал! Давно хотел такой телефон себе!

– Ну, вот видишь, как мы угадали!- Порадовалась за него Настя.- У всех нас такие.

Мы пользуемся одинаковыми телефонами. Кстати, в его записной книжке уже есть имена и номера сотовых большинства людей из нашего тюменского состава.

– Да-а-а.- Протянул парень.- Ну, спасибо большое за такой подарок! Даже не знаю.

Что еще сказать.

– И не надо ничего говорить. Лучше скажи, как провел день. Успел еще с кем-нибудь из наших познакомиться или только все время с Морфеусом был?

– Да, я был с ним. Но когда мы с ним вернулись сюда с некоторыми моими вещами, в холле нам встретился Скотт. Он, кстати, обещал зайти ко мне сегдня.

– Зайти? Когда же он зайдет, если он сейчас уехал на свидание к одной из своих подруг. Ты не слушай его. Он много чего говорит и обещает. Это такой человек…

– Он показался мне хорошим, веселым парнем.- Сказал Алексей, вспоминая их встречу.

– Нет, он так-то хороший.- Согласилась Анастасия.- Но… Он такой бесшабашный, легкомысленный. И если от кого-то и стоит ждать обещанного три года, так, скорее, от него, чем от кого-то еще. И еще скажу тебе по секрету: он просто помешан на девушках! А когда он в кампании с девушкой, он забывает все на свете, так что не жди его сегодня.

– Все ясно. А скажи, у него это настоящее имя или опять псевдоним?

– Да как тебе сказать?- Вздохнула девушка, чуть задумавшись.- Его никто не называет по-другому. Только Скоттом. И так с самого начала, как он стал Светленгом несколько лет назад. Но это, по-моему, все же не настоящее имя. А настоящее, если оно и есть, он никому никогда не говорит и его никто не знает.

– Тимофей так и не объяснил, зачем нужны эти псевдонимы.- Проговорил Шахнозаров.- Он только говорил, что у наших противников они есть у всех, а у нас лишь у некоторых.

– Да. Понимаешь, Ворги с некоторых пор пользуются вторыми именами, чтобы мы, да и никто другой, не узнали их настоящие. Настоящее имя священно и с ним нужно обращаться осторожно, его должны знать только его носитель и самые близкие к нему люди. Вот так! Но это у них так. У нас же это просто способ как-то выделить себя среди окружающих, способ выделения лучших и вышестоящих по должности и силе.

Шеф Матрэкс как-то сказал, что хочет, чтобы и мы все подобно Воргам имели псевдонимы.

– И что, люди не против?

– Нет. А отчего им быть против? Это ведь только хорошо будет. Наши родные имена тоже окажутся защищенными, и не будут известны кому не следует.

– А у тебя есть псевдоним?

– Ну… В общем, есть.- Вдруг почему-то засмущалась девушка.- Найя. А что?

– Интересно.- Кратко и понятно объяснил парень.

– Ну что, я пойду, наверное?- Сказала Настя спустя короткую паузу.

– Хорошо.- Не стал возражать Алексей, но про себя отметил, что ему очень приятно находиться в обществе этой девушки и хотелось бы пообщаться с ней еще.- Я очень рад, что ты зашла ко мне. Правда. После твоего визита мне даже как-то лучше стало.

– Я рада, если смогла тебе помочь.- Произнесла Найя, поднимаясь со стула.

Он проводил ее до двери. Выйдя в коридор, она остановилась и, повернувшись к нему, неожиданно, стараясь говорить негромко, спросила:

– Скажи, я действительно тебе так нравлюсь, и понравилась с первой минуты нашего знакомства?

Такой вопрос застал Шахнозарова прямо-таки врасплох. У того даже все слова куда-то пропали от удивления и смущения, но потом к нему вернулось самообладание, и он, видя, что Настя обо всем догадалась, молвил:

– Ну… раз тебе известно это, то… глупо будет отрицать. Да и зачем? Да, признаюсь, что ты мне очень понравилась.- Он занервничал и тщательно подбирал слова, опасаясь сказать что-нибудь не так.- И… и… Не знаю больше, что тебе сказать.

– Ладно. Не говори больше. Я все поняла.- Сказала девушка, улыбнувшись ему.

– Поняла? Но как ты вообще могла догадаться? Или я себя как-то выдал?

– Да нет, ты себя особо никак не выдал. Внешне, я имею ввиду. Но, Алексей, не забывай, что все окружающие теперь тебя люди, как и ты сам, Избранные. Некоторые умеют читать мысли других, если те не защищаются от этого, а ты еще не научился закрывать свои мысли от проникновения в них посторонних. У меня седьмой уровень силы, возможностей и боевой подготовки, если это тебе о чем-нибудь говорит.

Телепатические способности есть у всех даже слабых Избранных.

– Спасибо за разъяснение. Извини, если что… Я просто…

Но та не позволила ему договорить:

– Зачем ты извиняешься? Ты ничего не сделал плохого. Все отлично.

– Но… Тебе, вероятно, нравится кто-то другой!

– Почему ты так решил?

– Я помню все, что мы говорили друг другу, встретившись ночью на лестнице. Ты сказала, что есть кто-то, кто не обращает на тебя внимания. Можно предположить, что тот человек, судя по тому, как ты говорила о его безразличии к тебе, тебе нравится. Чтобы сделать такой вывод или хотя бы осмелиться предположить, не обязательно быть телепатом.

Настя опустила глаза и со вздохом молвила:

– Ладно, я пошла. Спокойной ночи.

– Тебе тоже спокойной ночи.

Он посмотрел, как она прошла по коридору к лестнице, а затем зашел к себе. В это время на этаже вновь было тихо и безлюдно.

А на улице темнело. Приближалась очередная июльская ночь.


***


Сразу несколько одинаковых автомобилей "Волга" во главе с Андреем Александровичем Рудаковым на своей неизменной "ГАЗ-24" въехали на территорию кладбища, двигаясь колонной, и вскоре остановились на краю дороги рядом с часовней. Здесь их уже ждал "Соболь", привезший сюда пятнадцатью минутами ранее покойного.

Когда Матрэкс выбрался из машины, к нему подошли двое людей, сидевших до этого в микрофургоне, один из которых произнес:

– Все готово. Начинаем?

– В каком месте будет могила?- Спросил глава Светленгов.

– Вон там.- Мужчина указал в сторону, куда продолжалась дорога.- Будет одной из крайних в том направлении на данный момент.

– Хорошо, Александр. Там, так там. Давайте приступим.

Мужчина кивнул и вместе со своим напарником вернулся в кабину "Соболя", завел мотор и не спеша двинулся мимо часовни. Светленги пошли за ним пешком, оставив весь свой транспорт на месте. Тимофей, шагая с Алексеем позади всех, спросил:

– Видел того парня в джинсовом костюме из фургона?

– Ага.- Кивнул тот.- А что?

– Это и есть тот самый Александр, наш главный тренер и мастер по боевым искусствам, один из немногих Великих Избранных, почти равный по силе и едва ли уступающий в своих возможностях нашему лидеру! Я, как мне кажется, упоминал о нем в наших беседах. Я до сих пор с ним тренируюсь. И тебе советую с ним позаниматься.

– А кто с ним был сейчас?

– А, это обычный патрульный. Я даже его имени не помню. Он, как и ты, из новеньких. Всего несколько недель с нами. Только что получил свою первую зарплату Избранного. Кстати, тебе никто еще не говорил, что мы ежемесячно получаем кое-какие деньги от шефа?

– Нет! Впервые слышу!- Удивился такому известию Шахнозаров.- Зарплату?

– Ну, мы так это называем. Это не то чтобы зарплата, а просто такое небольшое поощрение за то, что ты Светленг и служишь общему делу Светленгов. Только первые месяцы ты как новичок будешь получать немного меньше остальных.

– И сколько же?- Заинтересовался молодой человек.

– Я не скажу точно, сколько будут давать, так как не знаю. Сам давно уже получал, а сейчас все изменилось. Тысячи полторы или около того.

– А сколько ты получаешь сейчас, если не секрет?

– Вообще-то, секрет. Скажу так: в несколько раз больше, чем тысяча с небольшим, которую имеют каждый месяц новые Светленги. Но учитывай то, что я первый помощник и заместитель Андрея Александровича.

– Откуда же он берет деньги?

– Кто? Шеф?- Уточнил Люборец.- Я вижу, тебя увлекла тема денег. Ладно, скажу. Наш лидер, если ты не знал, а ты не знал, крупный бизнесмен! Владеет аж двумя тюменскими ночными клубами, еще одним в каком-то из северных городов, да еще сетью интернет-салонов по югу области. Вот так. Отсюда и берет деньги на существование нашей организации, если это можно так назвать.

– Так это что, я могу где-то работать, но еще и здесь, у нас буду немного денег получать просто за то, что я один из вас?

– Совершенно верно.

Так, разговаривая негромко, они дошли до того места, где для покойного Эльдара уже была приготовлена и яма, и памятник, а работники кладбища возились с установкой вокруг небольшого декоративного заборчика.

Церемония погребения и установки памятника заняла всего несколько минут, но перед этим еще какое-то время Светленги стояли в скорбном молчании над гробом с мертвым.

После всего этого по просьбе Матрэкса один из парней сбегал к машинам и принес пару бутылок водки с пластиковыми стаканами, которые у него тот же разобрали.

Андрей Александрович сам разлил по стаканам содержимое обеих бутылок и произнес:

– Сегодня мы похоронили хорошего человека, чье имя Эльдар Борисович Кондаков.

Этот человек всегда отличался умом, безупречно выполнял свои обязанности, не провалил ни одного задания, и просто был многим отличным другом. Пусть память о нем живет столько же, сколько будем жить мы, ибо мы его не забудем.

Он первым выпил свою порцию водки, и только потом это сделали другие.

И тут неожиданно глава Светленгов услышал в своей голове знакомый ему голос его заклятого врага и вечного соперника Владимира Леонидовича Шорохова – предводителя Воргов:

– Эй, Матрэкс, рад снова увидеть тебя здесь! Давненько ты не появлялся на кладбищах! Да, прими мои соболезнования.

– Оставь свои соболезнования при себе, а то не хватит для своих.- Ответил ему Рудаков, также используя телепатический способ общения.

– Я у часовни.- Сказал Шорохов.- Сейчас зайду на минутку внутрь. Если хочешь, зайди тоже. Хотелось бы посидеть с тобой, поболтать.

– Хорошо. Я иду! Надеюсь, у тебя не приготовлено для нас никаких сюрпризов на этот час.

– Какие сюрпризы? Мы на священной территории! Или ты забыл? Неужели забыл?

Неужели стареешь потихоньку?

Матрэкс промолчал и так же молча, не говоря ничего ни своим людям, ни Шорохову, вышел на дорогу, направившись к белому с ярко – голубыми куполами строению.

Никто не придал его быстрому уходу никакого значения, так как он всегда ходил и двигался быстро и мог убраться с места событий так же неожиданно, как и появиться.

Зайдя внутрь часовни и перекрестившись перед алтарем, Рудаков увидел справа от входа того, с кем только что говорил. Глава Воргов сидел на лавочке с каким-то угрюмым, невеселым или просто очень сосредоточенным видом, одетый в черный костюм и темно-красную рубашку. Нечасто даже такому человеку, как Матрэкс, представлялась возможность так близко находиться от такого человека, да еще сидеть с ним, как с другом. Все это выглядело немного подозрительным. Зачем он один приехал сюда и пригласил лидера Светленгов сесть с ним? Что он хотел такого сказать, если хотел?

Но никто из Избранных, действительно, никогда не проводил друг против друга никаких действий, тем более боевых, в пределах священных территорий: церквей, храмов, соборов, кладбищ, даже старых и заброшенных, и так далее. А раз так, то ничего такого здесь и сейчас произойти не могло. Поэтому Андрей Александрович все же решился присесть рядом с главным Воргом чуть ли не всей страны – Избранным очень высокого уровня силы, боевой подготовки и возможностей, едва ли не превосходящим в этом его самого. Никто из Светленгов не знал, какой именно уровень силы, боевой подготовки и возможностей у Шороха. Это их расстраивало.

Когда главный Светленг сел, тот заговорил уже нормально, вслух:

– Ты можешь не верить, но я выразил тебе соболезнование искренне и могу повторить эти слова снова.

– Не надо.- Сказал Матрэкс, разговаривая так же спокойно и негромко, как и его враг.- Объясни только, с каких же это пор ты вдруг стал сочувствовать тем, кого всегда желал уничтожить? Не похоже что-то на тебя.

– Сам не знаю, что на меня нашло. Может, меняюсь с возрастом.

– Так это что, пройдет еще года три – четыре и вражде нашей придет полный конец?

Станешь Светленгом?

Шорох засмеялся, но быстро начал успокаиваться и молвил:

– Да ты что? Скажешь тоже! Каким Светленгом? И почему им? Почему не наоборот?

Почему бы вам не стать Воргами? Ведь, согласись, между нами, на самом деле, очень небольшая разница и много чего общего. Мы имеем одну и ту же силу, убиваем одинаково как друг друга, так и остальных людей, издеваемся над ними… Много чего еще схожего.

– Нет, ты не прав!- Поспешил возразить Рудаков.- Мы не убиваем людей и не издеваемся! Кто тебе сказал этот бред?

– Ну, с убитыми ладно. Не буду спорить, лично не видел.- Поправил себя тот.- Но вот издевательства кое-какие есть. Например, использование снотворного газа твоими агентами в самолете. Это не издевательство над простыми, беззащитными перед нами людьми? Они же после этого сна половину жизни своей не вспомнят, долго будут мучаться хроническими головными болями и бессонницей! Согласись, у этого вашего газа масса нехороших побочных эффектов.

– Это вынужденная мера. Мы если и прибегаем к таким методам, то в самых крайних ситуациях, когда без этого никак не обойтись.

Ворг, слушая эти слова, достал из внутреннего кармана пиджака железную в кожаном чехле фляжку и, глотнув из нее, предложил Матрэксу:

– Будешь? Это коньяк. Хороший коньяк.

– Благодарю, но лучше оставь себе. Отравишь еще.

– Как хочешь. Мое дело предложить.

– Зачем ты меня позвал?- Спросил глава Светленгов.- Я ведь чувствую, что тебе нечего мне сказать.

– Я и не говорил, что хочу сообщить тебе какую-то новость. Ты что?

– Ну да, ну да… Тебе просто делать нечего и ты решил так развлечься, пригласив меня сюда.

– Вот это уже ближе!- Обрадовано проговорил глава Воргов.- Я хотел поинтересоваться, как там ваш новенький Великий Избранный. Алексей его зовут, вроде бы, да?

– Что "как"?

– Ну, елки – палки… Как он у вас прижился, как не свихнулся и все же решил быть с вами в команде?

– С ним все нормально. Больше ничего не могу сказать.

Тот как-то странно улыбнулся в пол.

Андрей Александрович встал.

– Ты куда?- Моментально прозвучал вопрос.

– Поставить поминальную свечку. И не более. А что?

– А… Ну, ладно. Нет, ничего.


***


Двое людей – белокурая загорелая девушка и молодой парень, оба примерно одного возраста – ехали в своем автомобиле по улице Широтной в сторону ТЭЦ-2. Молодой человек с серьезным видом сидел за рулем и постоянно смотрел внимательно по сторонам, словно кого-то выискивал среди транспорта и прохожих, а его спутница, находясь на втором переднем сиденье, листала журнал. Потом она не выдержала, отложила его и заговорила с другом:

– Роман, мне надоело смотреть на твою каменную физиономию! Ты что так напряжен? И ездишь так осторожно, небыстро. Такое ощущение, что вчера научился водить.

– Полина!- Воскликнул тот, то ли обиженный, то ли еще что-то в этом духе.- Как я, по-твоему, должен ездить? Как ненормальный, врезаясь во всех, пробивая своим бампером дорогу сквозь скопления машин и с заносами на поворотах? Мы что, куда-то катастрофически опаздываем? И чего тебе мой вид не нравится? Я разве должен орать, словно псих, как мне жить хорошо на этом свете и всем улыбаться, будто придурок?

– Ну, будь хоть чуточку повеселее, а то и не скажешь ничего. Сколько ездим вместе, а ты все молчишь. Скучно мне что-то от этого.

– Мы на службе!- Сказал Роман.- Мы патрулируем город, и нам необходимо быть бдительными ко всему, смотреть в оба, а не веселиться! Чего это тебя на веселье потянуло?

– Мы на службе…- Передразнила девушка.- И что, даже если и так? Скучно. Все равно скучно.

В этот момент молодой человек остановился на светофоре у поворота на Моторостроителей. Остановился самым первым. На встречной полосе на красный свет также стали все останавливаться. И среди прочего транспорта оказались два черных джипа "Форд". Второй был с абсолютно черными, хорошо тонированными стеклами, а сквозь лобовое стекло первого можно было увидеть тех, кто сидел на передних местах. И те, кого увидели Роман с Полиной, им не понравились. И они, и те двое уставились друг на друга.

– Мне кажется, это Ворги.- Проговорил Роман.

– Почему? Ты их почувствовал?- То ли испуганно, то ли просто насторожившись, спросила девушка.

– Кажется… Кажется, да…

– Кажется? Или точно?

– Не знаю. Не уверен. Хотя… Нет, это Ворги! Я пробил Поле невидимости* того, который сидит рядом с водителем!

– Нужно проследовать за ними и проследить, что они будут делать!

Как только красный свет светофора сменился на зеленый, первый "Форд" рванул вперед и стал быстро уезжать. За ним устремился и другой.

– Они вычислили нас!- Встревожено проговорил Роман, трогая с места.

– Но у нас же тоже есть Поле невидимости.- Вспомнила Полина.- И мы сильные Избранные. Если они увидели в нас Избранных, значит, среди них есть кто-то более сильный, чем мы, с отлично развитым телепатическим сканером! Я звоню дежурному в штаб.

Пока Полина это говорила, а потом взяла свой телефон и стала звонить в штаб, Роман резко газанул и с визгом скользящих по асфальту колес развернул "Волгу" на 180 градусов, поспешив за джипами противника.

– Ух ты!- Удивилась Полина.- Я не знала, что ты так можешь.

Парень ничего не ответил. Он теперь был полностью занят погоней. Именно погоней, поскольку те начали улепетывать от них, что есть силы, виляя между попутными машинами.

Закончив с поминальной свечой, Матрэкс хотел вернуться на лавку, где сидел со своим врагом, но тут остановился, услышав у себя в голове голос Тимофея:

– Андрей Александрович, Вы где?

– Я недалеко. А что такое?- Отозвался мужчина.

– Только что звонила Полина. Они с Романом на Широтной наткнулись на Воргов и сейчас преследуют их, потому что те стали от них уезжать.

– Понятно. А почему она позвонила тебе, а не дежурному, координирующему действия патрульных?

– Она сказала, что в штабе никто не отвечает, сколько бы она ни звонила. Поэтому решила связаться со мной.

– Спасибо за информацию, Морфеус. Я сейчас подойду к вам.

– Ты с кем-то общался на телепатическом уровне?- Спросил глава Воргов, когда Рудаков, молча простояв на месте несколько секунд, резко двинулся к выходу.

Матрэкс ничего не ответил и вышел из часовни молча, направившись к Светленгам, которые уже вернулись от могилы Эльдара к своим машинам. Провожая его взглядом, Шорохов опять улыбнулся своей непонятной, странной улыбкой.

Тимофей встретил лидера и с озадаченным видом проговорил:

– Сам пробую сейчас связаться со штабом, но там не отвечают.

– У дежурного, как и у любого нормального человека, есть мобильный.- Напомнил Матрэкс.

– На мобильный звонит Яков.- Сообщил Тимофей и посмотрел на рядом стоявшего парня.

– Мобильный телефон дежурного также не отвечает.- Произнес тот.

– Ладно. Я поехал в штаб. Разберусь с этим. Яков, продолжай звонить на мобильник и стационарный телефон дежурного. Морфеус, думаю, ты понял, что нужно взять координацию действий патрульных на себя, пока остается такая ситуация с тем, кто это должен делать. Справишься?- Были слова лидера.

– Думаю, что да.

– Отлично.- Потом он обратился к остальным.- Всем в город и быть на связи!

Отдав распоряжения, глава Светленгов сел в свою "Волгу" и, запустив мотор, двинулся прочь с кладбища.

Когда Тимофей и Яков подошли к машине первого, к ним подбежал Алексей:

– Что-то случилось?

– Возможно.- Ответил Яко.

– Мы куда-то поедем?- Снова задал вопрос Шахнозаров.

– Да. Только почему мы? Ты с нами что ли?

– Пусть с нами едет.- Сказал Люборец.- Ему все равно нечего делать.

Все трое сели в золотисто – желтый автомобиль и отправились вслед за шефом.

Тимофей включил прибор постоянной громкой связи и установил на его электронном дисплее, торчавшим вместе с небольшим динамиком и пластинкой с несколькими кнопками из приборной панели справа от руля, частоту, на какой работали аппараты связи всех патрульных. Но в радиоэфире стояла тишина.

– Что, молчат?- Спросил Яков, хотя и сам все видел.

– Видимо, ни одной патрульной машины в радиусе нескольких километров нет. Мы же еще за городом.

Спустя полминуты, а может и меньше, они выехали на трассу, и Люборец прибавил в скорости. Яков в это время продолжал звонить в штаб, а тот, как только разогнался, набрал на своем сотовом номер Полины.

"Форды" свернули на улицу Пермякова и мчались к мосту. Когда поворот на эту улицу преодолел и Роман, проскользнув на запрещающий сигнал светофора и едва не сбив одного пешехода, Полина услышала мелодию своего мобильника. На его дисплее высвечивалось имя – Морфеус.

– Да, слушаю!

– Полина, как у вас дела? Вы где?- Раздался голос Тимофея.

– Мы заезжаем на пермяковский мост. Продолжаем ехать за двумя джипами противника.

А почему в штабе никто не берет трубку? Там что-то случилось?

– Мы пока не знаем, что там стряслось. Шеф помчался туда, а я еду вместе с Яко к вам! Включи свой радиомаяк, чтобы я видел, где вы движетесь, и не спрашивал постоянно об этом.

– Хорошо, включаю!

– И еще одно.- Добавил Тимофей.- Не выключайте ППГС. Я настроился на волну патрульных. Будем все говорить по нему, как еще приблизимся друг к другу.

Постарайтесь не отставать от Воргов, но не атакуйте, пока вы одни.

– Хорошо.

Девушка отключила телефон и обратилась к парню:

– Только преследуем. Никаких обгонов и попыток их остановить.

– Понял.

Впереди сверкнул взрыв и через несколько мгновений Морфеус, Яко и Алексей услышали характерный звук.

– Мать вашу! Что это?- Выругался Черный.- Что произошло? Атака?

– Похоже на то.

– Какая атака?- Испугался Алексей.- Нас атакуют Ворги?

– А кто же еще?- Отозвался Яков.- Разумеется, Ворги!

Когда дым впереди рассеялся, они увидели в небе "Волгу" Матрэкса. Она поднялась над городом и скрылась в лучах солнца на фоне светло – голубого небосвода.

– Шеф просто так никогда не совершает силовые перелеты, даже если ему перелететь весь город вдоль и поперек, как по своему кабинету пройтись из угла в угол!- Проговорил Яков Черный.

– Значит, впереди нас ждет что-то серьезное.- Заключил Люборец.

И тут что-то взорвалось на дороге в нескольких метрах от его автомобиля. "Волгу" тряхнуло, бросило в сторону, но водитель смог удержать ее на дороге, не сбавляя скорости. На стеклах появилось несколько мелких трещин. Заметив их, Тимофей воскликнул:

– Ого! Неслабо рвануло, раз чуть не выбило стекла в дверцах! Кто это делает?

Вернее, как?

Светленги уже подъезжали к червишевскому кольцу, как вдруг с улицы Федюнинского, нарушая все дорожные правила и не объезжая кольцо вокруг, чтобы попасть на шоссе и выехать из города, им навстречу вышло несколько огромных мощных джипов, которые перегородили дорогу.

– Вот и ответ на твой вопрос.- Молвил Яко.- Наверное, они стреляли из гранатомета!

– Попробуем их перепрыгнуть?

Не дожидаясь ответа, Тимофей резко вдавил педаль газа в пол, разгоняя машину до скорости свыше ста километров в час, и через несколько секунд начал использование своей силы Избранного. "Волга" подобно самолету, поднимающемуся со взлетной полосы, взмыла вверх. Но даже он не мог долго лететь, так как все равно имел не достаточно высокий для таких трюков уровень силы. Парень, действительно, мог лишь перепрыгнуть вражеские машины, перегородившие дорогу, и потом сразу опуститься на дорогу.

– Я прикрою нас на всякий случай защитным экраном*.- Произнес Черный.

Из джипов выскочило по одному Воргу, каждый из которых держал в руках автоматический обрез! Все они разом подняли оружие и открыли огонь по машине Светленгов, пролетавшей над ними. Пули без малейшего промедления стали попадать в цель, и "Волга" содрогнулась под их ударами.

– Долго не выдержу.- Сказал Яков.- У меня же слабое силовое поле, я слабее тебя.

А для такой атаки необходима более мощная защита!

Сразу после этих слов несколько пуль пробили его защитный экран, ударив по днищу машины. "Волга" завалилась на правый бок и стала терять высоту, смещаясь в сторону поля. Прошли всего считанные секунды, и она рухнула на кабину в траву.

Тимофей приложил много усилий, чтобы падение получилось как для него самого, так и для его авто как можно более медленным и мягким.

Сбив трех Светленгов, Ворги переключили свое внимание на других, которые приближались к ним по дороге, где продолжались непонятно из-за чего происходившие взрывы. Один из взрывов прогремел совсем рядом от автомобиля, в котором ехали Кирилл и Юля Лазебникова, буквально в полуметре от правого борта, и его отбросило на встречную полосу. "Волга" перевернулась, и в нее врезалась на всей скорости "пятерка", оказавшаяся здесь не вовремя. Другой взрыв произошел прямо под микрофургончиком Александра. "Соболь" подбросило почти на три метра вверх, и он рухнул на одну из ехавших сразу за ним машин Светленгов, вмяв ее кабину в корпус.

В следующие секунды на подходе к кольцу подорвались и остальные три "Волги", причем одна из них, вероятно, получила повреждение бензобака и рванула изнутри, разлетаясь на множество обломков.

Когда все затихло, Ворги разразились смехом. Они смеялись, не веря тому, что смогли разделаться сразу почти с половиной сильнейших противников, до тех пор, пока не услышали сзади голос:

– Неужели вы думаете, что мы настолько тупые, что готовы подорваться на ваших минах?

Смеявшиеся люди моментально заткнулись и с испуганными лицами обвернулись. В нескольких метрах от их джипов стоял Матрэкс и ухмылялся им. Затем он выпрямил перед собой руки и четыре "Мицубиси Паджеро" поднялись в воздух. Те, хотя и напугались, сначала услышав, а затем и увидев перед собой главу Светленгов, но присутствия духа не потеряли и нажали на курки обрезов. В этот же момент Матрэкс обрушил джипы, но не куда-нибудь на дорогу, а на их владельцев, раздавив людей тяжестью автомобилей. Успевшие вылететь из обрезов пули отскочили от невидимой стены, возникшей около Великого Избранного – Светленга. Уж Матрэкс мог создать очень мощную защиту, его уровень силы позволял это сделать.

Разделавшись без труда с четырьмя врагами, Андрей Рудаков посмотрел на дорогу, где лежали побитые машины. Там в его сторону ехал запыленный, видавший виды "ПАЗ", набитый Светленгами. В своей голове он услышал голос Александра, который вел автобус:

– Отлично мы с Вами обманули их! Пустить машины по дороге, управляя ими со стороны своей силой – это оригинально. Такого мы, по-моему, еще не проделывали.

– Все когда-то в первый раз.- Послал ему ответ Рудаков и повернулся к своей "24-й", оставленной в стороне.

– Кто звонил?- Спросил Смирт, ехавший за Червом в "Форде" с тонированными стеклами.

Ворги всегда, когда не могли нормально говорить друг с другом, общались на телепатическом уровне, не используя таких переговорных устройств, как Светленги.

– Шеф.- Ответил Чернов, управляя первым джипом.- Светленги разбили наших на Червишевском кольце и прорвались в город. Нам надо немедленно спрятать где-то девушку, пока ее не почувствовали.

– Ясно. Слушай сюда! Обманим тех патрульных, разойдемся в разные стороны. Ты поедешь по Мельникайте в сторону Республики, а я сверну направо. Я собираюсь поехать через заречные микрорайоны на свою дачу!

– Хорошо, действуем.

Автомобили мчались уже по улице 50 лет Октября, обгоняя попутный транспорт и постоянно проскальзывая на красный свет светофоров. На одном из них "Форд" под управлением Черва сбил сразу двух людей, начавших переходить дорогу. Один из них отлетел на противоположную сторону улицы прямо под колеса "КАМАЗа".

Роман и Полина не отставали от преследуемых и даже пару раз вплотную приближались к ним. В городских условиях было трудно ездить на больших скоростях даже Воргам – большим любителям прокатиться с ветерком и мастерски умеющим делать это.

Неожиданно из динамика прибора постоянной громкой связи раздался мужской голос:

– Говорит патруль N 3. Что у вас произошло такого, что вы так летите, ребята?

– Семен, ты?- Узнала Полина.- Мы преследуем Воргов. А ты где?

– Вы только что меня проехали. Я сворачиваю в вашу сторону с Одесской.

– Да, давай за нами и побыстрее. Ты, кстати, звонил в штаб сейчас?

– Нет. А что?

– Да мы просто никак туда дозвониться не можем. Нам ведь нужны инструкции дежурного, а он не отвечает.

– Вероятно, там что-то случилось. Мне сейчас позвонили с Четвертого патруля и сообщили, что на Червишевском кольце произошло крупное столкновение наших с Воргами.

– Ой…- Вырвалось у девушки.- Никто не пострадал?

– Не знаю. Ворги напали на наших, когда те возвращались с похорон Эльдара. Все машины, на которых они ехали, взорваны, но тел нигде нет. Сейчас, наверное, Четвертый патруль выясняет, в чем дело.

– Как же так? Не может быть, чтобы все были убиты!- Заговорил напуганный такими известиями Роман.

– Сплюнь!- Сказала Полина.- Никто не мог погибнуть. Я сейчас же позвоню Четвертому патрулю.

Она взяла сотовый телефон, но тут же услышала в динамике ППГС:

– Говорит Нева, патруль N 4. Мы на месте столкновения. Все в порядке. Полина, не волнуйся. Все наши целы.

– Правда? Слава богу. Но что там стряслось?

– Наши обманули Воргов, пустив подрываться на минах пустые машины, а потом шеф разделался с теми, кто это устроил!

– Отлично. Так им и надо.

В это время два джипа Воргов вышли на кольцо, в котором пересекались улицы Мельникайте и 50 лет Октября и внезапно разошлись в совершенно противоположные стороны.

– Они разделились! Они пошли в двух направлениях!- Вскричал Роман, вдруг растерявшись и не зная, что делать.

– Что у вас происходит?- Спросила Нева, судя по всему, услышав слова парня.

Полина не обратила на вопрос внимания, переключившись на разрешение сложившийся ситуации. Парень, тем временем, решил двигаться за тем автомобилем, который пошел влево, проезжая кольцо, как того и требовали правила, и уже сам выехал на него, как вдруг его спутница поспешно проговорила:

– Нет, нет, вон за тем! Надо за тем, вторым!

Роман, сидевший весь как на иголках, в сильном напряжении, судорожно вывернул руль вправо. "Волгу" сильно занесло, и она влетела прямо в двигавшийся по улице троллейбус. Все произошло на глазах у Семена и его напарника Валерия. Парни подкатили к месту аварии и остановились, поспешно выйдя из машины.

Столкновение получилось сильным. "Волга" Романа и Полины была изуродована вся целиком, почти до неузнаваемости и, выбив троллейбусу весь передний левый угол вместе с колесом, лежала вверх колесами в стороне от него. По асфальту разливалась чья-то кровь!

– Черт бы меня задрал!- Выругался Семен, рассмотрев все повнимательнее.- Валерий, скорее, скорее, скорую!!! Нет, две скорых!

Потом сам кинулся к машине, но вспомнил, что мобильный телефон висит на поясе, и схватил его дрожащими руками.


***


Матрэкс стоял в холле здания центрального штаба. Перед ним стоял с перевязанной правой рукой и головой другой мужчина и взволнованным голосом говорил:

– Несколько Воргов проникли в здание. Да, несколько. Пять или шесть. И начали все крушить на первом, потом и на втором этаже. Во всем доме были только я и дежурный – Антон. Он ведь сидел внизу, поэтому его убили сразу. Я поначалу полез драться с ними, но потом испугался за свою жизнь и рванул наверх. Они были не слишком сильными, где-то как я сам, но их было не меньше пяти, а я один.

– Хорошо, хорошо. Успокойся, Артем.- Проговорил шеф.- Больше такого не повторится.

Нужно будет только что-то сделать для этого, для охраны штаба. Двое Светленгов четвертого уровня силы для него не защита. Будем решать вопрос. Можешь идти.

Парень кивнул ему и направился к лестнице, по которой начал подниматься наверх.

Глава Светленгов медленным шагом двинулся по первому этажу, наблюдая за тем, как трое уборщиков занимаются восстановлением порядка. Картины со стен были сорваны, а стекла, под которыми они находились, разбиты. В стенах тут и там красовались дыры с отбитыми вокруг кусками цемента и известки – следы от стрельбы из огнестрельного оружия. Лампы на потолке также были все разбиты, их обломки, стеклянные осколки усеяли пол.

Обходя этаж, Андрей Александрович заметил, что ему уже несколько минут как-то не по себе и что ощущение некоего дискомфорта или тревоги усиливается. Он остановился у входа в читальный зал и прислушался к себе.

– Черт!- Произнес он.- Вот черт!

Его даже передернуло на этих словах. И это отнюдь не от того, что произошло здесь. Не это его вдруг повергло почти в шоковое состояние. Произошло нечто гораздо более ужасное, отчего и появилось у него это нехорошее смешанное чувство.

Уж лучше бы весь дом разнесли к чертям собачьим, оставив их без штаба, но только не то, что случилось, из-за чего ему стало нехорошо.

Тут на этаже появился Тимофей с несчастным, скорбным видом, неся мобильный телефон. Не доходя до шефа нескольких метров, молодой человек остановился в нерешительности, и тогда Матрэкс сказал:

– Не надо, Морфеус. Не надо никаких телефонов. Я и без них все знаю. Я в курсе.

– Господи, Андрей Александрович, что же это такое? Четыре потери за последние три с половиной дня!

– Насчет последних не знаю.- Проговорил тот.- А вот налет на штаб был, явно, местью. Местью за их потери в аэропорту и за то, что Алексей достался нам.

– Что теперь делать?

– А ничего не делать!- Вдруг вскричал Рудаков, взмахнув руками.- Хоронить наших и пить водку на поминках. Вот что делать!


ПО ОБЕ СТОРОНЫ РЕКИ


***


Майя не знала точно, куда ее везут и что будет там, когда они приедут. Она сидела на заднем сиденье джипа с полностью затемненными стеклами в окружении четырех человек в черных костюмах с каменными выражениями лиц. Девушка сидела как в ступоре, словно в полудреме, плохо соображая, что вокруг происходит. Ее будто напоили чем-то опьяняющим или одурманили каким-то иным способом. Все те часы, сколько ее везли из Ишима в Тюмень, она была спокойна и даже не думала о том, чтобы сопротивляться этим людям и попытаться убежать. Зачем убегать, если она была одной из них, Избранной? Об этом сказали эти четверо, когда встретили ее, прогуливающуюся возле дома утром. В доказательство своих слов незнакомцы рассказали о ней многое: о ее полной странностей и происшествий жизни, о тех сверхъестественных способностях, которые она не могла понять, взять под контроль энергию, порождающую их, из-за чего с некоторых пор постоянно страдала. Зная, что с ней происходит явно что-то не то, Майя не была шокирована услышанным от Избранных, восприняла все вполне спокойно. Но как и почему она согласилась с ними куда-то поехать? Вероятнее всего, потому что они обещали помочь справиться с ее даром или избавиться от него! И все же непонятно было, каким образом она очутилась в их машине. Провал в памяти какой-то произошел. Ну, и ладно. Черт с этим. Лишь бы все было хорошо.

До Тюмени все время ехали нормально, без каких-либо происшествий, а когда оказались в городе, начались какие-то гонки. Но и здесь девушка по-прежнему была спокойна, молчалива, словно ее вообще нисколько не интересовало происходившее.

Сидела с каким-то отрешенным видом, будто бы засыпала, но никак не могла заснуть до конца.

Воргам было очень приятно осознать то, что такая, казалось бы, сложная, ответственная и чрезвычайно важная для них операция прошла достаточно гладко, без проблем. Они даже не думали, что девушка, за которой послал их шеф, не только не окажет им сопротивления, но и сразу же поверит всему сказанному ими и почти полностью на добровольной основе вернется в областную столицу вместе с ними. Просто удивительно. Но тем лучше только для них. Да и для нее в какой-то мере.

Между тем Ворги все же не могли не подстраховаться и не оказать на свою будущую коллегу хоть какого-то воздействия. Им была нужна стопроцентная уверенность в том, что с девушкой за время переезда из Ишима в Тюмень ничего не случиться, и она не начнет сопротивляться потом, в дороге.

Когда погоня, состоявшая из одной, а впоследствии из двух автомобилей патрульных – Светленгов, отстала, Смирт, уже не спеша подъезжая по Мельникайте к мосту через реку, заговорил:

– Дэн, ты не переборщил с успокоительным? Это же серьезно! Ей хватило бы и одной дозы, а ты дал двойную. Посмотри на нее. Она вообще никакая. Вдруг ей плохо будет? Шеф с нас шкуру за это снимет и сделает из нее себе тапочки.

Сидевший рядом с ним молодой человек достал из кармана пиджака маленький, размером с обычный флакон из-под глазных каплей, баллончик с насадкой для распыления содержимого и, подумав, произнес:

– Нет, ничего серьезного не будет! Я уверен в этом препарате, ведь его сделал один из моих хороших знакомых. Он абсолютно безвреден, даже если человек получит сразу три дозы! Поверь мне.

Смирт взял из рук коллеги баллончик с газом и стал разглядывать его, продолжая следить и за дорогой. Потом понюхал кончик распылителя и спросил:

– Ты точно уверен в этой штуке?

– Ну, да…- Вдруг неуверенно отозвался тот.

Сидевший за рулем мужчина покосился на него:

– Ага! Ты уже не уверен?

– Да все нормально! Все!- Начал возмущаться Ден.- Ты что, не веришь мне? Откуда я могу знать, почему ей нехорошо? Может, у нее аллергия на запахи, газы или еще что-то.

– Да уж, на твои химикаты у любого начнется аллергия.- Проговорил Смирт, возвращая баллончик его владельцу.- Ладно.

Когда они проехали мост и стали углубляться в заречные микрорайоны, Майя, наконец, подала голос, впервые за всю дорогу:

– Долго еще ехать? Мне что-то не по себе…

– Не по себе?- Переспросил Смирт, взглянув на нее через зеркало.- В каком смысле?

Укачивает?

– Не знаю. Голова сильно болит… кружится…- Выговорила девушка.

– Осталось немного. Потерпи еще минут пятнадцать – двадцать. Сейчас будем на месте. Там ты сможешь отдохнуть столько, сколько тебе понадобиться.

Майя едва заметно кивнула в знак согласия и больше ничего не стала говорить, потому что ее ни о чем больше не спросили.

На Салаирском тракте джип Смирта нагнал "Форд" Черва, и тот обратился к первому на телепатическом уровне:

– Вот и я! Извиняюсь, если заставил себя долго ждать.

– Ничего.- Отозвался тем же способом Александр Смирнов.- Я вообще не думал, что ты нас догонишь так скоро. А что там случилось с этими Светленгами? Ты что ли с ними сделал что-то?

– Нет! Я абсолютно ничего не делал! Как мы и договорились, я поехал на улицу Республики, но никто за мной не погнался. Я решил, что обе машины Светленгов свернули за вами.

– Ладно, черт с ними. Нам не должно быть никакого дела до того, что там произошло.

У нас дела поважнее.

"Форды" выехали за город и в числе прочего транспорта, которого было на этой трассе немного, устремились в сторону дач на Верхнем бору, где находилась и знаменитая одноименная база отдыха, хорошо известная среди всех тюменцев и пользовавшаяся среди них большой популярностью.

День еще продолжался, и солнце ярко светило в небе, но до вечера уже оставалось не слишком много времени. Город жил своей обычной летней жизнью со всеми ее атрибутами: загруженными транспортом улицами, некоторые из которых были закрыты на ремонт вот уже который месяц, жарой и работающими по этому поводу фонтанами, парками и скверами, где находилось много отдыхающего народа, и можно было увидеть немало красивых девушек, открытыми повсеместно летними кафе и ларьками мороженого. Горожане не могли не радоваться таким замечательным дням. Хорошая жаркая погода в выходные – это то, что было нужно. Ну, конечно, нужны были еще и деньги, чтобы эти самые выходные как-то проводить, ведь без них никуда. Но у работающих людей они точно были, а, значит, и отдыхалось им куда лучше и легче.

Они могли позволить себе многое: и в кино сходить, и на аттракционах на Пешеходном бульваре или где-нибудь еще покататься, и просто посидеть с пивом. У кого денег не было или они водились в достаточно ограниченном количестве, те проводили время, кто как мог, но, в принципе, тоже неплохо. Не скучали.

Прошло еще совсем немного времени, и Ворги достигли базы отдыха. Проехав ее, они значительно замедлили ход. Смирт разглядывал лес по левую сторону от шоссе и спустя минуту заметил между деревьев узкую грунтовую дорогу, ведущую куда-то в заросли. Туда он и направил с трассы свой джип. Антон Чернов проследовал за ним.

Он еще не был ни разу на секретной даче Александра Смирнова – только слышал о ней много раз. Среди Воргов установилось мнение, что дача Смирнова была невидимой не только для врагов, но и время от времени для них самих.

Смирт знал, где сделать свое так называемое "Убежище Воргов". Его дача располагалась в месте не только окруженном растительностью и удаленном от основной массы всех дачных домиков и участков, какие были в этом районе, но и, как они сами говорили, "в зоне с повышенным радиоактивным земным фоном".

Возможно, повышенный фон природной радиации и защищал "Убежище Воргов" от других Избранных, создавая вокруг него своеобразный защитный экран, и Светленги не могли почувствовать скопления в этом месте своего противника.

В зимнее время радиус энергоактивной зоны почему-то значительно уменьшался, едва не пропадал, но летом, бывало, возрастал до нескольких десятков метров!

Одноэтажный, но мощный, с высокой крышей и достаточно большой, деревянный дом стоял в сотни метров от дороги и был окружен невысоким забором из сухих толстых палок, вбитых в землю. На территории этой "дачи" не было обычного огорода, как у всех нормальных дачников. Тут были сделаны лишь несколько клумб по периметру огражденной территории, где росло много разных цветов, грядка с подсолнухами, небольшая полянка у одного торца дома, да еще пустое место для стоянки трех – четырех легковых автомобилей. На этой стоянке и остановились два "Форда". Звук моторов стих, и наступила полная тишина. Так тихо могло быть только здесь, в стороне от городской суеты и различных городских шумов. Вокруг была природа, а в двух с лишним сотнях метров отсюда находилась база отдыха, куда Ворги, если что, бегали со своей секретной дачи за продуктами.

Зная, что на территории базы очень любили бывать некоторые из их противников, они сами там просто так показывались крайне редко, предпочитая отдыхать на своей личной территории или где-нибудь еще.

– Приехали!- Сообщил Смирнов и вышел из машины.

Вышли и остальные.

– Куда вы меня привезли?- Спросила Майя, когда один из Воргов растормошил ее и помог выбраться из салона на землю.

– Это наша дача.- Ответил молодой мужчина.- Добро пожаловать. Нравится? По-моему, здесь здорово. Как ты считаешь?

Не обращая на него внимания, девушка медленно, словно пьяная, двинулась к дому, оглядываясь по сторонам. Все молча проследили, как она подошла к крыльцу, остановилась там, продолжая какое-то время рассматривать местность, а потом произнесла:

– Мне кажется это место каким-то необычным. Здесь слишком тяжелая атмосфера. Вам так не кажется?

Ворги переглянулись, весьма удивленные такими словами гостьи. Ну, надо же, Майя только утром узнала, кто она на самом деле! Как же ей удалось определить, что этот участок земли имеет повышенный радиационный фон? Она ведь это имела в виду, заметив, что тут тяжелая атмосфера. Не все Избранные могли вот так с ходу определить, где какой фон имеет Земля. Только самые сильные и специально этому обученные!

Черв шагнул к Смирнову и шепнул ему:

– Думаю, шеф не ошибся и она – настоящая Великая Избранная! И уже сейчас, когда она еще не начала развивать свои способности, заниматься самосовершенствованием, чувствуется, что сила у нее есть. И немалая.

– Тебя это пугает или радует?- Поинтересовался тот.

– Да, нет… Почему меня должно это пугать? Скорее, радует… наверное. Просто это так необычно выглядит.

– Ты чувствуешь в ней Избранную?

– Нет.- Сразу отозвался Черв.- Не могу почувствовать, сколько ни пытаюсь ее сканировать.

– Я тоже…

– И что? Это плохо или хорошо?

– Спросим у шефа, когда приедет. А пока иди, проведи ее в дом. В большую спальню, которая слева.

Черв недовольно посмотрел на коллегу, вдруг возмутившись, что почти все время только он командует, но в последний момент удержал себя от замечания и зашагал к девушке.

– Эй!- Вдруг окликнул его Смирнов не вслух, а мысленно, через телепатический канал.

Антон оглянулся и увидел, как тот бросил ему магнитную карточку для открытия двери, сопроводив ее словами:

– Теперь ты тоже имеешь доступ к моей даче. Карточка твоя.

– Благодарю.- Произнес Черв, поймав посланную ему вещь.

На тяжелой дубовой двери стоял электронный замок, который он открыл только тогда, когда провел магнитной стороной пластиковой карты в специальной щели.

Пропустив гостью вперед, Ворги все стали заходить внутрь.

Дом только снаружи выглядел как обыкновенное деревянное бревенчатое строение.

Внутри все его пять комнат и прихожая были облицованы стальными плитками. Пол покрывал толстый слой линолеума, под которым был неизвестный пол: то ли деревянный, то ли бетонный.

Прихожая была пуста. Лишь на стенах слева и справа торчали крючки для верхней одежды и еще светильники с маленькими лампочками в плафонах – полусферах.

– Пошли.- Позвал Чернов девушку.- Вот эта комната для тебя. Тут тебе должно быть удобно и хорошо.

Он проговорил это, распахнув перед ней дверь спальни и включив у входа в нее точно такой же светильник, как в прихожей.

– А здесь довольно уютно.- Позволила себе заметить Майя.

Она прошла вглубь помещения, а потом спросила:

– И сколько я должна тут ждать, пока вы сможете мне помочь? Надеюсь, мне не придется тут сидеть до самой ночи?

– Думаю, что придется остаться не только до ночи, но и до завтрашнего дня как минимум.

– До завтрашнего дня?- Воскликнула Белова, никак не ожидавшая такого.

– При всплеске ее эмоций Антон Чернов почувствовал, как его обдала энергетическая волна, истекшая от девушки. Бронированное двойное стекло в раме дрогнуло. У Ворга от этого даже мурашки по спине пробежали, и он как можно вежливее и убедительнее попытался объяснить:

– Наш начальник не может приехать прямо сейчас, а решить твою проблему под силу только ему. Придется подождать.

– Но… но я не думала, что так будет. Почему вы не предупредили, что придется ждать?- Проговорила, расстроившись, Майя.- Как же так? Ведь родители не знают где я и что со мной! Я хотела вернуться домой сегодня же!

– Майя, дорогая! Ты разве забыла, куда мы приехали? Мы сейчас в Тюмени. Ну… почти в Тюмени. Это более чем в двухстах километрах от твоего Ишима. Даже если бы что-то и решилось уже сейчас, ты бы все равно не смогла вернуться в свой город до вечера.

– Но почему тот человек не может приехать сейчас или мы не можем поехать туда, где он в данный момент?

– Ряд обстоятельств мешает этому.- Сказал вошедший в комнату Смирт.- Мы сейчас позвоним Владимиру Леонидовичу и уточним, когда завтра состоится ваша с ним встреча. А пока, чтобы ты не переживала из-за родителей и не думала ни о чем, возьми телефон и позвони им. Скажи, что ты у друзей и будешь ночевать с ними.

С этими словами мужчина передал ей свой мобильный телефон.

– А разве я не могу сказать правду, где нахожусь, и зачем сюда приехала?- Осторожно поинтересовалась девушка, переводя взгляд то на одного, то на другого Ворга с некоторой долей подозрения или недоверия, или того и другого.

Это не ускользнуло от наблюдательных Избранных, и хозяин дома проговорил:

– Такая мера для твоего же блага. И для блага твоих родителей. Если ты откроешь им всю правду, они начнут нервничать, переживать за тебя и наверняка потребуют, чтобы ты немедленно к ним возвращалась. Тогда мы не сможем абсолютно ничего для тебя сделать. Ты можешь им рассказать все, но не сейчас. Только не сейчас.

Девушка простояла некоторое время в нерешительности, держа в левой руке "раскладушку" фирмы "Motorola" Александра Смирнова. Затем, начав набирать номер, негромко произнесла:

– Хорошо. Но я никогда еще так не обманывала родителей. Надеюсь, это будет первый и последний раз.

Еще до ее разговора, длившегося минуты полторы или около двух, Черв успел незаметно для нее достать из кармана пиджака металлический цилиндрик размером с указательный палец, из которого вытряс на пол голубоватый шарик. В помещении сразу появился едва заметный запах трав, словно цветочным освежителем воздуха брызнули.

Забрав у Беловой после ее переговоров с родителями свой телефон, Смирнов сказал:

– Вот теперь все просто замечательно. Всем хорошо и спокойно. Надеюсь, тебе будет здесь хорошо. Можешь закрыться в комнате, если тебе будет так спокойней. Ну, мы пойдем пока. Если что-нибудь понадобится, мы все в соседних комнатах.

Ворги удалились, прикрыв за собой дверь и оставив ее одну.

– Снова успокоительное?- Решил уточнить у Черва Смирт, когда они вышли от Майи.

– Тот шарик? Нет, не совсем. Это ароматический шарик с медленным усыпляющим эффектом. Она скоро заснет, и до утра мы о ней можем не беспокоиться.

– Отлично. Слушай, дай мне тоже таких. Пригодятся.

– Потом дам. В моей квартире в городе их много хранится.

Потом они чему-то засмеялись и прошли к остальным Воргам на кухню – комнату 2,5 на 3,5 метра.

Майя уселась на кровати и продолжала сидеть без движения, затаив дыхание, пытаясь изо всех сил собраться с мыслями и восстановить картину событий, происходивших с ней с самого утра этого дня. Но мысли не слушались, разбегались кто куда. Ей снова стало нехорошо. Во всем теле появилась сильная слабость, и она сама не заметила, как свалилась на бок во сне, так и не поразмыслив как следует над сегодняшними событиями.


***


Воскресным вечером в свой, пострадавший от набега противника, центральный штаб стали стягиваться Светленги, большинство которых были не очень довольны тем, что их отдых в такое замечательное время суток, да еще в такой день оказался прерванным. Но что поделать? Служба есть служба. Раз лидер позвал, надо прийти.

Еще далеко не все знали о том, что случилось в середине дня сразу в двух местах: в штабе и на кольце улицы Мельникайте.

В здании уже все давно прибрали, успели заменить разбитые лампы на потолке, и даже заштукатурили в стенах места попадания в них пуль. О произошедшем ничего не напоминало, если не считать тех самых настенных "заплаток", покраску которых оставили на завтра, и отсутствие картин, разбитых и испорченных налетчиками.

В коридорах исторической четырехэтажки никогда по воскресеньям нельзя было увидеть кого-нибудь работающего за исключением дежурного. Просто нет и быть не может таких людей, кто не любил бы выходные и не стремился в такие дни только отдыхать, развлекаться и ничего больше не делать. Однако, в кабинетах и в обычные дни постоянно сидели, проделывая ту или иную работу, буквально единицы.

Подавляющее большинство Светленгов не являлись офисными работниками и занимали места за компьютерами в штабе только для составления ежемесячных отчетов для шефа, в которых рассказывалось не только об официальных делах Избранных, но и об их жизни вообще. Так как в областной столице и на юге области проживало достаточно много Светленгов – счет шел на тысячи, – для сдачи отчетов приезжали постоянно. Вот и было в здании часто людно и шумно, создавалось впечатление, что Светленги очень много работали, не высовываясь за стены дома или даже за пределы своего этажа.

В общей сложности около шестидесяти человек было приглашено Андреем Александровичем Рудаковым в срочном порядке на внеочередное, экстренное собрание, большая часть из которых к середине 19-го часа уже прибыла к зданию штаба.

Ожидалось еще несколько десятков Светленгов после 19-ти часов.

Весь задний двор забили автомобилями. Когда там закончилось свободное место, Светленги стали ставить свои машины вдоль обочины на проезжей части центральной улицы и улицы Кирова. Некоторые заезжали даже на тротуар.

– Такое ощущение, что сейчас не воскресный вечер, а утро понедельника или вторника.- Проговорил Вадим Госман, подойдя к товарищам, стоявшим у парадного входа.- Здравствуйте.

Их было много – его друзей. По этой причине он не стал со всеми обмениваться рукопожатием, на что ушла бы не одна минута, а поприветствовал их на словах.

– Вот уж точно подметил.- Согласился Яков Черный.

– Как до этого время проводил?- Поинтересовался у Госмана Артур Холмс.

– Особо никак. Находился один у себя дома, но собирался отправиться в кино с Мариной.

– Ясненько. Я, знаешь ли, тоже хотел. Но, может, еще и пойду. Думаю, шеф нам что-то расскажет, как всегда попросит быть осторожными и минут через двадцать – тридцать отпустит.

– Да?- Задумался над его словами Константин Зима.- Надеюсь.

– А что, и у тебя были грандиозные планы на вечер и ночь?- Полюбопытствовал Евгений Рускол.

– Конечно. Меня жена ждет в половине девятого.- Ответил Костя.- Мы собрались в Боровский в развлекательный центр.

– Здорово.

– Слушайте, а никто еще не знает, из-за чего весь шум?- Громко озвучил свой вопрос Анатолий Маловик, постаравшись, чтобы было слышно всем.- Что случилось?

– Так ведь на штаб нападали!- Сказал Госман.- Убили сегодняшнего дежурного.

– Да ты что? Опять?- Вскрикнул тот.- Ворги совсем обнаглели! Что им надо? За последние годы они несколько раз нападали на наш штаб и все не успокоились.

– Да. Что-то здесь не так. Чего-то они добиваются.- Молвил Холмс.- Только чего же?

– Может быть, шеф как раз и скажет нам?- предположил Виталий Чаругин.- Кстати, на сколько назначено собрание?

– На 19 часов ровно.- Сказал Кирилл Мачульский.

Тут парни заметили, как по улице проехал большой джип – пикап "Тойота" Александра и, заехав на тротуар на противоположной стороне улицы, остановился.

Вместе с мужчиной из кабины вышла Лиза Лазарева – их лучшая программистка после Скотта, симпатичная невысокая молодая девушка с густыми, но недлинными пепельными волосами. Она была и впрямь очень красивой и нравилась всем без исключения, в том числе и тому самому Скотту, выехавшему в момент ее подхода к крыльцу здания со стороны Театра Кукол. Он увидел свободное место на тротуаре и направил свою "Шевроле – Ниву" туда по дороге против движения транспорта, воспользовавшись тем, что никаких машин не было, только один кто-то на вазовской "десятке" заворачивал сюда с перекрестка у Филармонии.

В следующие секунды его внимание привлекла Лиза, остановившаяся с парнями.

Засмотревшись на ее стройную, привлекательную фигуру, обтянутую спортивной майкой и штанами чуть ниже колен, Скотт крикнул, высунув лицо в окно дверцы:

– Эй, Лиза! Привет! А что ты сегодня такая красивая?

В этот же момент все услышали отчаянный гудок "десятки", а затем удар со звуком бьющегося стекла. "Лада" и "Шевроле – Нива" столкнулись лоб в лоб. Скотт успел только крякнуть и взвизгнуть. Ему в лицо ударила расправившаяся подушка безопасности.

– Так тебе и надо!- Весело крикнула ему девушка.- На дорогу надо смотреть, когда едешь, а не куда-то еще!

Среди молодых людей прошли смешки и всякие замечания по поводу всего этого.

Между тем Скотт быстро опомнился, сдул подушку безопасности и выскочил из машины, но тут же попал в руки разъяренного водителя "десятки". К счастью, это оказался очередной Светленг, спешивший на собрание, а не кто-то из обычных тюменцев.

– Ты что сделал, урод?- Вскричал он, взяв парня за грудки, а потом швырнув на свою машину.- Посмотри, идиот ненормальный, что ты сделал. Пьяный что ли?

Испуганный Скотт мельком взглянул на повреждения обоих автомобилей и, не заметив ничего особенного, заговорил, стараясь быть вежливым:

– Только спокойно, Матвей! Спокойно. Я страшно виноват и спешу извиниться.

– Будешь своими деньгами извиняться! Понял?- Проговорил Матвей Файзулин, начав лично осматривать повреждения.

На самом деле обе машины, двигавшиеся совсем небыстро, получили незначительные вмятины бамперов и разбитые фары. Причем мощный бампер из труб на "Шевроле – Ниве", какие обычно ставят на большие джипы и вездеходы, пострадал еще меньше.

– Да-а, за бампер тебе точно придется мне заплатить. Ну, и за фары, разумеется.

– Надеюсь, не слишком много?- Жалобным тоном промолвил Скотт.

– Уж сколько нужно будет.

– Эй, Скотт, Матвей, не ссорьтесь из-за этого.- Раздался громкий голос Алексанра.- Ставьте свои тачки куда-нибудь и идите сюда. Собрание начнется через несколько минут.

– Вот это мудрые слова.- Отметил Скотт.

– Иди ты знаешь куда, Скотт!- Произнес Файзулин.- После сегодняшнего не жди, что я буду с улыбкой протягивать тебе руку для приветствия. По крайней мере, пока не расплатишься со мной.

– Да ладно тебе.- Уже успел оправиться тот от испуга и более смело заговорил с приятелем.- Все будет в норме. И вообще я не один виноват. Разве ты не видел меня и не мог увернуться?

– Увернуться???- Начал вдруг закипать тот с новой силой.- Какого черта ты пер против нормального движения? Это грубейшее нарушение правил дорожного движения!

Тебя было не различить за твоими чертовыми тонированными стеклами, и я до последнего думал, что ты все видишь и сам свернешь!

– А я не видел! И вообще не думал, что так получится!

– Потому что ты урод!!! Ни один нормальный человек так не поехал бы! У тебя что, ориентация нарушена?

– Чего-о??? Кто я? Что у меня нарушено???- Скотт тоже начал злиться.

– Да ты лох!!! Понял???- Уже рассвирепел Матвей.

– За базар отвечать будешь!- Взбесился Скотт и, выпученный, яростно взмахнул руками.

Созданная им силовая волна* метнулась, было, в Файзулина, но тут же ударилась о мощное невидимое препятствие и растворилась.

Спустя секунду оба парня услышали голос Александра:

– Прекратить немедленно разборки! И не смейте применять силу Избранных друг против друга.

Скотт повернулся к нему и, моментально успокоившись, виновато заговорил:

– Моя волна все равно слабая и не может никому причинить большого вреда.

– Иди сюда.- Требовательным тоном проговорил Александр.

Молодой человек повиновался.

Убрав свое силовое поле, поставленное между двумя разругавшимися Светленгами, мужчина молвил:

– Еще раз повторяю: никогда ни при каких обстоятельствах не применять свои сверхъестественные способности против своих! Директива номер три! Забыл?

– Нет, не забыл. Извини, Александр.

– Ладно. Теперь все в дом.

Толпа, стоявшая у дверей, начала просачиваться внутрь четырехэтажки и подниматься на второй этаж в зал собраний. К тому времени за длинным столом, состоящим из нескольких отдельных, уже сидело с десяток Светленгов, в том числе и Тимофей Люборец. Он чертил на электронной карте города в своем ноутбуке какие-то линии, проецировавшиеся вместе с картой через специальный небольшой аппарат на трехметровый экран на стене, объясняя, что какая черта значит.

В мгновения зал до отказа заполнился народом. Все места заняли главные Избранные, а остальные – их было не меньше – вынуждены были стоять.

И вот, как только часы на стене показали 19:05, в помещение стремительно вошел глава Светленгов. Он был в своем неизменном бежевом костюме, с немного растрепанными волосами и суровым выражением лица. Его, как обычно, приветствовали стоя. И сели, когда опустился в свое кресло он сам.

– Доброго вечера!- Заговорил Рудаков.- Я говорю всем большое спасибо, что приехали. Те происшествия, которые заставили меня устроить это собрание, ни в коем случае не должны остаться без нашего внимания и расследования. Еще не все в курсе, что произошло. А произошло сразу два инцидента. Одно хуже другого.

Сегодня мы потеряли еще троих наших коллег и друзей. Во время нападения нескольких Воргов на штаб погиб, героически сопротивляясь противнику, дежурный этих выходных Антон Грязнов. Примерно в это же время патруль Романа и Полины наткнулся на Воргов, которые почему-то начали от них уходить, что, разумеется, не могло не показаться очень подозрительным. Наши, конечно, начали преследование, поступив так, как и должны были. На кольце, где пересекаются улицы Мельникайте и 50 лет Октября, Роман и Полина почти на полном ходу врезались в троллейбус и погибли на месте от полученных травм. Из-за чего именно случилась авария не ясно.

Семен Сафьяник в этот момент следовал за погибшими и в своем отчете о происшествии, свидетелем которого стал, утверждает, что машина, которой управлял Роман, шла прямо, не собираясь никуда сворачивать, но потом внезапно и резко устремилась вправо, прямо на троллейбус. Свидетель высказал предположение, что на водителя пострадавшего патруля могли оказать какое-то воздействие Ворги. И это вполне возможно. Но мы не можем сказать с большой долей уверенности, что было воздействие. Это проверить, к сожалению, едва ли представляется возможным.

Лидер замолчал, ожидая услышать кого-нибудь. Как всегда слева от него сидел Александр, а справа Тимофей. Далее за столом по часовой стрелке располагались другие Светленги, в основном агенты – следователи, сильнейшие бойцы – оперативники и разные специалисты: Анастасия, Виктория, Лиза, Яков, Вадим, Константин, Кирилл, Артур, Кира Новотинова, Игорь Беланов, Анатолий Маловик, Армэн, Матвей, Скотт, Дмитрий, Станислав, Юлия и другие. Не было только ни одного бойца – патрульного, так как все они в эти минуты продолжали находиться в городе и его районе, исполняя свои прямые обязанности. Среди присутствовавших был и Алексей Шахнозаров, сидевший рядом с Настей Самойловой и молча с уставшим от чего-то видом наблюдавший за происходившим.

Тишина повисла просто гробовая. Многих новость о гибели двух патрульных шокировала, многих озадачила, многих удивила… Полностью равнодушных к данному происшествию не оказалось и не могло оказаться. Но никто почему-то не находил, что сказать по этому поводу.

Матрэкс ждал около четверти минуты и, не дождавшись ни чьей речи, продолжил свою:

– Хочу, чтобы все здесь присутствующие знали: нападение на нас на Червишевском, налет на штаб и гибель патруля N 7 связаны между собой. Я думал обо всех сегодняшних событиях непрерывно несколько часов и пришел к такому выводу не просто так. Но давайте обсудим все по порядку, начиная еще с событий более чем трехдневной давности. Я поручил заняться исследованием взорвавшейся машины Ворга Стелла Константину Зиме и Вадиму Госману. У вас есть уже что-нибудь нам сказать?

– Есть. Исследование завершено полностью.- Сообщил Зима.- Вот наш отчет.

Он достал из кармана рубашки дискету и попросил передать ее шефу. Когда она достигла того, кому ее передавали, молодой мужчина заговорил снова:

– Мы изучили все обломки всеми доступными нам средствами и пришли к интересному выводу. Ни на одном фрагменте "БМВ – Х5" нами не было обнаружено ни малейшего присутствия каких-либо химических элементов, которые могли бы составлять взрывной заряд. У машины взорвался бензобак. Это подтвердила проверка взорванного автомобиля на наличие эпицентра взрыва. Сканирование кусков бензобака и изучение их под микроскопом доказало, что рванул именно он. И рванул изнутри. В одном из его фрагментов мы обнаружили пробоину совсем небольшого размера, которая вряд ли могла образоваться в результате взрыва. Вот тут-то мы и приняли вполне реалистичную версию случившегося: погибая, Стелл воздействовал силой Избранного на свою машину и повредил ей бак, проделал в нем ту самую дыру.

Искра от этого и послужила причиной взрыва. Другого варианта произошедшего у нас нет.

– Хорошо.- Кивнул Андрей Александрович.- Принято. Я еще почитаю подробности из вашего отчета. Спасибо.- Он перевел взгляд на Якова и спросил.- Яков, ты работал вместе с Тимуром, Олесей и Дмитрием над установлением причин поведения Воргов на территории аэропорта и вблизи него. Есть результаты?

– К сожалению, мы не можем ничего особенного сказать.- Констатировал факт Черный.- Я и мои коллеги не можем восстановить и объяснить все действия противника. То есть восстановить-то мы их восстановили… на 75 процентов, но объяснить не в силах. По-моему, это невозможно.

– Это так.- Согласился лидер.- Выяснить, что думали Ворги, что замышляли, какой имели план действий, и что у них случилось, из-за чего они прекратили внезапно борьбу за Алексея, не представляется возможным. Но попытаться предположить, создать версию, которая была бы близка от истины, можно. Необходимо лишь подключить всю свою интуицию, фантазию, сообразительность и умение делать правильные, логически обоснованные выводы. Яков, ты был тогда, можно сказать без преувеличения, в центре событий. У тебя достаточно высокий уровень силы и подготовки – шестой! Так скажи, неужели ты не смог почувствовать приближения хотя бы тех Воргов, которые были ниже твоего уровня?

– Не смог.- Признался Черный.- Вы же знаете, что я из тех Избранных, кто не обладает достаточно развитым телепатическим радаром и не может чувствовать себе подобных. К тому же я был слишком возбужден из-за битвы и не мог ни на что больше отвлекаться.

– Андрей Александрович.- Подал голос Дмитрий Быданов.- Во время событий в аэропорту мне показалось, что я ощутил приближение трех или четырех Воргов как минимум шестого уровня, но это ощущение тут же меня покинуло. Я думал, что ошибся и почувствовал наших, но сейчас я разобрался с этим и уверен, что засек на секунду врага, который сначала шел на нас, но затем вдруг повернул назад.

– Яков сказал правду.- Продолжила тему Олеся.- Мы не можем узнать, что случилось с Воргами, которые поначалу бросились к аэропорту, видимо, помогать своим, сражавшимся с нами, но потом внезапно отступили. Однако мы, объединив свою энергию Избранных, просканировали район, где была подмога Воргов, и смогли определить, что противник был всего в семи сотнях метров от аэропорта и энергетическая взвесь, которая остается на время от использования полей невидимости сильнейшими, указала на то, что помимо нескольких Воргов средней силы там находились и несколько Воргов – Великих Избранных! Это все.

– Спасибо.- Поблагодарил Рудаков.- Теперь вот вам общая картина всего произошедшего за последние дни, восстановленная лично мной на основе моих ощущений, выводов, раздумий, логических умозаключений. Первым делом мне показалось очень странным, что все Ворги, кто в тот день боролся с нами за Шахнозарова, кроме Стелла, были слабыми бойцами – до третьего уровня.

Оперативники, выполнявшие операцию по спасению Алексея, не могли сразу осилить их только потому, что тех было почти в два раза больше, и они объединяли свою энергию, чтобы поддержать и подбодрить друг друга. Яков и его группа следователей не стали утруждать себя глубокими размышлениями насчет того, зачем сначала в действие пошли слабые бойцы, а сильные выжидали чего-то в километре от места событий или даже чуть ближе – расстояние значения не имеет – и двинулись в атаку, когда слабых начали добивать. Но, как все уже знают, мы так и не встретили той подмоги. Начав свое наступление, она тут же остановилась и как будто обратилась в бегство. Никто не удосужился сообразить, в чем тут дело, а я вам скажу, в чем. Нет, подмога, состоявшая в большей степени из сильных Воргов, не стала нападать не потому, что на место событий подъехал я. Они бы не отступили. У меня очень большой опыт противостояния Воргам, можете поверить. А поэтому я уверен в том, что говорю. Говорю же я следующее: Шорох послал на нас слабых бойцов, чтобы посмотреть, как активно мы будем отстаивать право на получение в свои ряды нового Избранного – Шахнозарова! Убедившись, что мы не отдадим его просто так, не сдадимся, он выступил по крупному, но… происходит нечто, о чем нам пока неизвестно, и он отзывает своих людей! Вот так! Как вам такое? И это еще не все! У Воргов произошло, действительно, что-то важное. Я это чувствую и вижу по тому, как они себя ведут. Сначала они исчезли, залегли где-то и не высовывались некоторое время, а сегодня вновь пошли против нас! Но опять же хочу вам все разложить по полочкам, чтобы вы увидели некоторую странность в их поведении. Когда мы были на кладбище, я "имел честь" встретить – кого бы вы думали? – Шороха! Он позвал меня, и мы с ним несколько минут пробыли в часовне.

Я пытался выяснить, что ему нужно было от меня, но, как оказалось, он ничего не хотел, и зачем отнял у меня время, пусть даже столь небольшой его промежуток, тогда еще даже мне не могло стать понятно. Затем мы все поехали с кладбища, а нас, оказывается, уже поджидали, устроили ловушку из мин. Хорошо, что я поехал первым и моментально принял решение, как нам поступить. Мы обманули противника, но его нападение на нас, на меня лично, просто бессмысленно. Если Шорох был инициатором этого нападения, а я думаю, что это так, то это глупо. Ему очень хорошо известно, что абсолютно никто из Воргов, кроме него самого, не может померяться со мной силой и иметь хоть какой-то шанс на победу. Тем более, среди нас был еще один Великий Избранный – Александр. Вследствие этого мне на ум пришла одна мысль: Ворги не ставили перед собой цель убить нас, так как это сделать очень непросто небольшой горстке оперативников, какие бы они мины, бомбы и автоматы не имели при себе. Им нужно было задержать нас!!! И моя встреча с Шорохом в часовне была запланирована им как отвлекающий маневр. Только от чего они нас пытались отвлечь? Неужели у них появилась какая-то тайна? Похоже, Ворги что-то скрывают! Я не боюсь заявить об этом, так как в данный момент стал почти уверен в своих догадках и словах, что произношу вам. Вспомните Воргов на джипах, которых встретили наши патрульные. Почему те дали деру без какой-либо причины?

Ведь наши патрульные могли с ними нормально разъехаться, и ничего бы с Романом и Полиной не случилось.

– Патрульные могли почувствовать что-то неладное. Или Ворги могли что-то сделать, не понравившееся нашим.- Произнес Артур Холмс.

– Они и сделали то, что нашим не понравилось. Они стали уезжать от них! Разве этого не достаточно?

– Ах, да… правда.- Поправился Холмс.

– Ну и? Что дальше? Будут какие-нибудь версии насчет этого?

– Ворги разработали секретное оружие и перевозили его в тех джипах!- Решил выдвинуть свою теорию Тимур Сонников.- Они настолько боятся, что мы можем догадаться о его существовании и попытаться завладеть им, что готовы удирать от нас вроде как без причины. Но этим они наоборот только будут привлекать к себе внимание.

– Хорошо.- Оказался доволен этой теорией Матрэкс.- Хорошо, Тимур. Хорошо, потому что и я начал склоняться к такой версии происходящего. Но я ее немного дополню, ладно? Ворги привезли какое-то супероружие из другого города и в тот момент, когда они оказались в Тюмени, им нужно было на всякий случай как-то отвлечь нас – отвлечь хотя бы большую часть Светленгов – дабы мы ничего не заподозрили! Вот вам и моя встреча с Шорохом, и бессмысленная атака на Червишевском кольце. Все, думаю, сходится.

– А нападение на штаб?- Спросила Настя Самойлова.

– Не будем исключать вероятность того, что и это стало акцией, призванной отвлечь Светленгов.

Наступила пауза. Кто-то тяжко вздохнул, вероятно, заработав на весь оставшийся вечер плохое настроение. Погрустнели и потупили взоры почти все, особенно женская половина Светленгов.

Снова прождав чего-то определенное количество времени, Андрей Александрович решил, что хватит просто разговоров и обсуждений. Нужно как можно скорее переходить к делу и принимать какие-то меры. Он заговорил следующим образом:

– Ладно, уважаемые коллеги. Секретное оружие – это вполне возможно, но не будем зацикливаться только на нем. Может быть, масса теорий о том, почему Ворги так себя ведут в эти дни, каждая из которых имеет много шансов на то, чтобы стать достоверным, подтвержденным, доказанным фактом. Давайте не будем сидеть и только предполагать. Давайте пытаться выяснить что-то еще, ведь если противник и впрямь имеет оружие, о котором никому из нас пока ничего не известно, и задумал против нас нечто очень серьезное, мы можем оказаться в опасности. Мы установим за противником тотальную слежку! И, конечно, будем искать те две машины, которые преследовали Роман с Полиной. Кстати, Семен запомнил номер одного из джипов и передал его мне. Сейчас вы увидите на экране. Еще до этого собрания через нового дежурного я передал номер всем патрулям и дал им распоряжение – искать черный джип "Форд" с таким номером. Запомните и вы его. Это нисколько не помешает, а наоборот может пригодиться.

Тимофей тем временем провел определенные манипуляции мышью, подключенной к ноутбуку, и проектор, висевший напротив экрана и над столом, прикрепленный к потолку с помощью длинного держателя, дал трехметровое изображение нескольких букв и цифр. Светленги достали свои мобильники и начали сохранять этот автомобильный номер в записных книжках, чтобы не забыть.

– И мне нужны два особо сильных агента для выполнения специального задания.- Сказал Матрэкс.- Среди присутствующих агентами восьмого уровня с хорошо развитыми способностями телепатического сканирования являются лишь двое – Игорь Черняев и Олег Чмиль. Уважаемые коллеги, вы готовы к сложной и чрезвычайно опасной миссии?

– Готовы!- Почти в один голос отозвались парни.- Не сомневайтесь в нас.

– Отлично. Сегодня ночью вам предстоит вооружиться и отправиться на территорию Воргов к их штабу, чтобы проверить, чем они там занимаются. Если в штабе не будет Воргов сильнее пятого уровня, вам нужно будет проникнуть внутрь здания и все там обследовать. Вы будете постоянно держать радиосвязь с Морфеусом, который станет руководить вами и направлять вас. Задача ясна?

– Так точно!- Вновь ответили вместе молодые люди.

– Тогда все, уважаемые коллеги. Собрание закончено. Благодарю за внимание.

Через секунду лидер встал, и с ним встали все те Избранные, кто сидел.

Пожелав всем хорошо провести остаток вечера и ночь, шеф удалился в один из соседних кабинетов, как сказал, для подобного собрания, но с гораздо меньшим количеством людей – с бойцами – патрульными, приехавшими на инструктаж лично к Рудакову из Ялуторовска и Заводоуковска.

– Ни у кого нет вопросов по той схеме, которую я показывал перед собранием?- Громко спросил Тимофей.

– Все ясно, как божий день.- Сказал Скотт.

– Что тебе может быть ясно, если тебя в это время не было здесь? Ты что?- Спросил Люборец, не поняв, шутит тот или нет.

– Все равно понятно. Правду говорю. Я увидел твою схему и сразу догадался – ты кому-то объяснял, что Ворги ведут себя крайне странно и подавляющее большинство их передвигается только по определенным улицам. Ты говорил, где нам стоит быть всегда начеку и ожидать встречи с ними, а где можно расслабиться. Так? Я же не слепой и видел все обозначения на карте.

– Ну, ладно, ладно.- Остановил его Тимофей.- Успокойся.

Потом заместитель лидера объявил:

– Ну, а те, кто еще не разобрался в этом, желает послушать мой доклад или даже побывать на нем повторно, сообщаю: в понедельник, то есть завтра, я буду здесь с 11 до 12 часов. Третий раз зачитаю доклад в пятницу перед обычным еженедельным собранием. Все!

После его слов Светленги начали расходиться. Такого оживления и приподнятого настроения, как обычно бывало после собраний, не наблюдалось. Некоторым остаток уик-энда точно был испорчен. Но только не для Скотта. Парень быстро переместился к дверям за Лизой и, обняв ее на выходе, о чем-то заговорил с ней. Взглянув им вслед, Тимофей только покачал головой и принялся собирать аппаратуру, чтобы унести куда-то.

– Весьма опасное занятие, весьма…- Проговорил с сочувствием Быданов, подойдя на первом этаже к Черняеву и Чмилю.

– Да. А что делать? Долг свой нужно исполнять.- Отозвался Олег.- Но мы же не новички какие-то, чтобы испугаться сложной миссии. Выполним, будь уверен.

– Это говорит профессионал!- Произнес Быданов с одобрением и пожал ему руку, а потом и Игорю.- Ну, давайте. Удачи.

– И тебе удачи, если будешь работать в ближайшее время.- Сказал Игорь.

Они разошлись. Каждый, выйдя из дома, поспешил к своей машине.

Все ушли. В зале остались только Алексей Шахнозаров и Тимофей Люборец, все еще что-то делавший на ноутбуке, но уже убравший в коробку с ручками проекционный аппарат. Увидев, что тот не уходит, Морфеус решил спросить, запустив, наконец, безопасное выключение компьютера через кнопку "пуск":

– А ты чего ждешь, не идешь никуда? Если так скромно будешь себя вести, еще долго не сблизишься с нами и ни с кем не подружишься.

– Нет настроения что-то… знакомиться с кем-то.- Ответил молодой человек.- Давай лучше помогу унести что-нибудь.

– Ну, бери коробку.

Один взял коробку с проектором, другой ноутбук со своей папкой, в которой были бумаги, и вышли, закрыв за собой дверь зала.

– Тебя напрягло то, что ты услышал от шефа?- Спросил Тимофей.

– Наверное…- Вздохнул Шахнозаров.- Что-то не могу понять этой вражды Светленгов и Воргов. Если мы все Избранные, почему мы так относимся друг к другу? Так не должно быть, я думаю.

– Не должно.- Согласился Люборец.- Но это есть.


***


Черный "Мерседес – Е 600" с тонированными стеклами плавно и почти бесшумно по сравнению со многими другими автомобилями, особенно русскими, съехал с моста через Туру, двигаясь в общем потоке машин. Никого не обгоняя, он очень скоро добрался до выезда на Салаирский тракт и после короткой задержки свернул налево, прямо к Верхнему бору. Как на мосту, так и на этой дороге поток транспорта в данные минуты был слабым. "Мерседес" быстро прошел мимо базы отдыха и, спустя несколько секунд, свернул на узкую, вытоптанную ногами и прокатанную колесами дорожку, едва доходившую до ширины этого авто. Машина медленно и осторожно прошла все неровности тропы, все же пару раз из-за своей низкой посадки задела днищем землю и, наконец, остановилась перед домом, рядом с двумя большими черными джипами. Водитель сразу же выскочил со своего места и распахнул заднюю дверцу. Из "шестисотого" вышел Владимир Леонидович Шорохов собственной персоной.

К нему навстречу из дома высыпали восемь Воргов, обрадованные приездом шефа.

После взаимного приветствия (Ворги, как и Светленги, здоровались с лидером только на словах, без рукопожатия) Шорох спросил:

– Ну? Как тут у вас обстоят дела? Что-нибудь случилось со времени нашего вечернего телефонного разговора?

– Нет, хозяин. Все по-прежнему спокойно. Светленги не беспокоят. Девушка цела, здорова. Ждет вас… с нетерпением, наверное.

– Почему "наверное"?

– Мы не видели ее с тех пор, как привели в комнату, которую приготовили ей. Она там закрылась и ее не видно, не слышно.

– Хорошо, Черв. Благодарю всех за хорошее выполнение задания. Вам обязательно зачтется. Ну, я к ней. Надеюсь, то, что ты сказал сейчас, не означает, что девушки тут нет.

– Разумеется, не означает. Мы бы не допустили, чтобы она сбежала или с ней что-либо случилось.- После этого Чернов, с самой первой секунды их встречи желавший задать этот вопрос, все же решился спросить.- Владимир Леонидович, а ведь никто из нас не может почувствовать присутствие здесь этой девушки! И когда мы приехали к ней в Ишим, мы тоже ее не чувствовали! Нашли ее только благодаря фото и знанию адреса, где она живет. А вы можете ощутить ее присутствие?

Глава Воргов бросил суровый взгляд на своего заместителя и проговорил:

– Я еще вчера во время телефонного разговора заметил скрытую неуверенность в твоем голосе. Если только вы привезли не того потенциального Избранного, который нам нужен, то ответите.

С этими словами лидер направился в дом, а когда зашел внутрь, Черв молвил:

– Ничего не понимаю. Неужели и он не отметил ее присутствия? Или просто не говорит? Как странно все это…

– Да она это.- Сказал Смирт.- Сомнений быть не должно. Мы ведь приехали по указанному охотниками адресу, сами за ней недолго следили… И у нас были ее фотографии, как ты сам сказал. Нет, мы не могли ошибиться. Исключено. К тому же мы ведь успели получить кое-какие доказательства того, что Белова Избранная. Не забыл, как она определила сходу геопатогенную зону вокруг нашей дачи?

– Ладно. Посмотрим, что будет дальше.

Между тем их шеф прошел к двери в комнату, где сидела Майя Белова, и, остановившись перед ней, постучал, проговорив:

– Майя, ты здесь? Открой! Это Владимир Леонидович. Тебе должны были говорить обо мне. Я приехал, чтобы поговорить с тобой и помочь.

Шорох тщательно просканировал комнату и только после этого смог отметить в ее глубине слабое энергополе Избранного, а точнее – Избранной. Слабое, едва заметное, потому что эта Избранная, как ему показалось, держала вокруг себя весьма мощное поле невидимости, с трудом пробиваемое даже им – Великим, очень сильным Воргом. Владимир Шорохов стоял в полном недоумении, не понимая, что это такое. Как такое вообще возможно? Не может быть, чтобы эта девушка была настолько сильна, чтобы так защищать себя от телепатических сканеров Избранных.

Она же еще не умеет обращаться со своими способностями! Но если эти способности уже сейчас, в диком состоянии, настолько мощные и едва ли ограничены, что же, интересно, будет, когда она начнет их развивать, и станет хорошо управлять ими?

Неужели она станет еще сильнее его – практически самого сильного Избранного из живущих в настоящее время? Вот это да-а-а! Ничего себе! Такого он не ожидал. Не думал, что все настолько серьезно с ней. Вот уж действительно Великая Избранная!

Иначе и не скажешь.

Простояв почти минуту под дверью в комнату и не получив ответа, мужчина повторил свои слова и потом, после секундной задержки, добавил:

– Если ты не откроешь сама, я войду в комнату без чьей-либо помощи. Мне это сделать ничего не стоит! Ты слышишь меня?

Наконец, он услышал ее нежный, негромкий, почему-то вздрагивающий голос:

– Заходите, если, правда, можете, а я посмотрю, как вы это сделаете и тот ли вы человек, кого мне обещали.

Слова девушки не понравились Шороху. Что значит, его ей обещали? И как она вообще посмела так говорить? Говорить, что хочет посмотреть, проверить, как он сможет сдержать слово и проникнуть к ней в комнату. Глава Воргов не любил, когда кто-то разговаривал с ним, как с себе равным или даже как с кем-то, нижестоящим.

Он, конечно, еще не разозлился по-настоящему, но получил состояние, близкое к тому, что называется яростью. Легким движением руки он сделал так, чтобы замок сам по себе открылся, а затем одним взглядом оттолкнул дверь и вошел в помещение.

Комната, в которой девушка пребывала с конца предыдущего дня, была длинной, но достаточно узкой: 5,5 на 2, 75 метров. На кровати возле окна сидела Майя и вытирала на лице слезы. Увидев ее, главный Ворг вдруг решил не делать ей строгое замечание по поводу того, как ей нужно с ним разговаривать. Кажется, ей и без того было не слишком хорошо и весело.

– Здравствуй, Майя.- Произнес он.- Почему ты плачешь? В чем дело?

Вместо того чтобы ответить ему, Белова, продолжая всхлипывать, задала встречный вопрос:

– Если вы тот самый начальник у тех людей, которые меня похитили, объясните, пожалуйста, зачем я вам нужна? Что вы хотите со мной сделать? Они говорили, что вы поможете мне, избавите от моего проклятия, но я уже не верю вам! Что вы за люди на самом деле и зачем меня сюда привезли? Я хочу домой!

И она вновь залилась слезами, уткнувшись в подушку.

– Какое похищение? Что за ерунда? Послушай меня, будь так добра! Никто тебя не похищал! Это первое. Во-вторых, мне действительно хочется помочь тебе. В моих интересах, чтобы с тобой все было в порядке, поверь.

С этими словами он сделал к девушке шаг, но та вдруг вскрикнула, вздрогнув и резко выставив вперед руки, как бы заслоняясь ими от него:

– Нет, не приближайтесь. Не надо.

В это же мгновение комната дрогнула, простенькая люстра, висевшая посередине потолка, сорвалась и устремилась в Шороха, едва успевшего поставить перед собой на секунду защитное силовое поле. Люстра наткнулась на невидимую преграду и отлетела в стену. Помимо всего прочего Ворг ощутил на себе силу энерговолны, созданную Беловой и направленную на него. Со стен также слетели несколько картин, висевшие до этого спокойно, никому не мешая. Остальная мебель – небольшой узкий шкаф напротив входа, тумба возле кровати, письменный стол с креслом – не пострадала.

– Вот так всегда! Я ничего не могу с собой поделать. Что же это такое?- Почти прокричала Майя и снова упала на подушку.- Что теперь со мной будет?

– Если ты успокоишься, и мы нормально поговорим обо всем, то абсолютно ничего плохого с тобой не произойдет.- Шорохов старался быть терпеливым с ней, а терпеливым он, если честно, быть не привык. И вежливым тоже старался оставаться, не смотря ни на что произошедшее.

Она не отвечала – только продолжала плакать. Владимир Леонидович все же подошел к ней и присел на край кровати, после чего осторожно положил левую руку на ее голову, начал медленно разглаживать густые, немного завивающиеся черные волосы.

Девушка сразу стала успокаиваться. Защиту от воздействия на себя гипнозом она еще, кажется, не умела ставить. И хорошо. Но как ей удалось установить такое поле невидимости? Это Шороха просто поражало. Он решил не тянуть время и сразу перейти к делу, все выяснить, узнать, а потому заговорил следующим образом:

– Майя, дорогая, теперь объясни мне, каким образом тебе удалось так хорошо защититься, что кроме меня никто в тебе не смог распознать Избранную? Ты же еще не умеешь обращаться со своим даром!

Майя Белова вытерла остатки слез и, продолжая лежать, повернулась к Воргу, непонимающе уставилась на него. Тот взглянул в ее выразительные ярко-голубые глаза и, просканировав ее и поняв, о чем она думает и что сейчас чувствует, молвил:

– Можешь не отвечать. Я сам узнал ответ. Теперь мне все становится ясно, Майя.

Ясно, почему никто из Светленгов не может обнаружить тебя. Ты просто-напросто закрылась от всех невидимым щитом, сама того не подозревая. Это из-за того, что у тебя избыток аномальной энергии, и она сама ищет себе применение. Просто закрыть себя – Избранную – от других Избранных немного проще, чем закрыть свои мысли. Хотя, надо заметить, ты и вторую защиту, которая от сканирования сознания, успела создать. Но она очень слабая. Я почти не заметил ее. – Он вздохнул, продолжая гладить ее по голове, и заговорил дальше.- Ну, ладно. Как только ты начнешь тренироваться обращаться со своим даром, у тебя все проблемы начнут исчезать. Все будет хорошо. Главное не думай о плохом. Я ничего плохого тебе не желаю, и ты должна мне верить. Я помогу тебе абсолютно во всем. Ты можешь ожидать от меня любой помощи и поддержки.

– Хорошо, Владимир Леонидович, я верю вам. Помогите мне скорее избавиться от этого и вернуться домой. Мне надо приехать домой до следующей ночи.

Она села, и мистер Шорох, понимая, что не для того сидит здесь с ней, чтобы позже она уехала домой, начал объяснять:

– Давай я расскажу подробно обо всем. Дело в том, что мы с тобой Избранные. Ты это уже должна была знать до нашей встречи. Мы Избранные – Ворги. Есть Избранные – Светленги, которые являются нашими врагами. Пока я не буду останавливаться на них. Сперва нужно поведать все о нас – Воргах. И о том, что представляет из себя наша сила, наш дар и вообще что такое Избранные. Чтобы понять, зачем ты здесь и кто ты на самом деле, у тебя не должно быть никаких вопросов.


***


День шел своим чередом. Каждый занимался своим делом. А тот, у кого дел не было никаких, отдыхал назло работающим. Отдыхал и Скотт, а если быть более точным, то бездельничал по полной программе. Он сидел под зонтом за одним из пластиковых столиков летнего кафе и держал в руке свой сотовый телефон с уже набранным номером. Один наушник телефона был в ухе, а другой на воротнике рубашки. Нажав вызов, парень стал с нетерпением ожидать ответа. И вскоре дождался. Ему ответил женский голос:

– Да, Скотт. Что тебе надо, что звонишь?

– Ох ты какая! Может, тебе звонят с самыми добрыми намерениями, а ты сразу "что надо".- Проговорил тот, чуть обидевшись на собеседницу.

– Скотт, не обижайся, но ты меня уже достал своими звонками и СМС, честное слово.- Проговорила девушка из наушника.- Ты что, опять хочешь меня куда-то позвать?

В ее голосе не было ни капли злости или раздражения, но парень почувствовал все же определенную строгость, с которой звучали слова, и понял, что вряд ли уже хочет приглашать куда-то именно эту девушку. Он проговорил:

– Да, Лена. Хотел пригласить, но ты, наверное, не настроена сегодня на общение со мной. Может быть, тогда в другой раз встретимся? Завтра, например?

– Ой, Скотт…- Вздохнула его подруга.- Я действительно не настроена ни на какое общение с кем-либо. Нет настроения куда-то идти.

– Хорошо. Я понимаю. Давай так сделаем: скажи сама, когда тебе позвонить завтра или послезавтра.

– А тебе разве не нужно работать над нашим новым Интернет-сайтом? Забыл, что послезавтра среда?

– Я всегда найду время для тебя.- Заверил Скотт.

– Нет уж. Давай сделаем вот как: ты хорошо поработаешь во вторник и среду, не отвлекаясь ни на что, а с четверга и хоть до конца выходных можешь забирать меня с собой куда угодно.

– Хорошо!- Обрадовался парень.- Тогда договорились. Я могу обещать, что тебе не будет со мной скучно.

– Посмотрим, посмотрим.

Они простились. Молодой человек убрал телефон в специальную сумочку на ремне брюк, все же оставшийся доволен разговором, и тут увидел двух своих друзей. Те шли к нему мимо крыльца Областной научной библиотеки и тоже увидели его. Скотт встал и, когда пара его друзей подошла ближе, пожал приятелю руку, а потом молвил с улыбкой:

– Надо же! Глазам своим не поверил, заметив тут вас. Долго же мы не виделись!

Даниил! Милана! Рад встрече! А ведь вы уезжали куда-то. Кажется, на Байкал, верно?

– Да. Но мы же давно уезжали.- Проговорил Даниил.- Пора и назад. Вот, ночью только прилетели. Кстати, Скотт, мы можем сообщить тебе одну хорошую новость.

– Да вы что? Давайте, давайте.

– Во время нашего с Миланой отпуска мы приняли решение пожениться!

– Это поистине замечательная новость.- Обрадовано воскликнул Скотт.- Поздравляю!

Слушайте, это необходимо отметить! Пойдемте, я угощаю. Пойдемте. Надо срочно выпить за это!

Девушка засмеялась, произнеся:

– Ну, ты по-прежнему в своем репертуаре. Только бы выпить и повеселиться, а потом опять выпить.

– А что такого? Разве это не повод?

– Повод, повод!- Согласился Даниил.- Только мы хотели на Верхний бор поехать вечером. Там бы и отметили.

С этими словами он обнял Милану, и девушка кивнула, подтверждая то, что он сказал.

– Нет проблем. Это даже лучше, чем болтаться в такую жаркую погоду где-то в городе.- Не долго думая, согласился с другом Скотт.- Решено. Едем на Верхний бор.

Но я все-таки угощаю. Пиво за мой счет! Если вдруг забуду – не стесняйтесь требовать с меня.

– Хорошо. Как скажешь.- Смеясь, вымолвил Даниил.- Только не торопись. Поедем после пяти. Пока, может, расскажешь какие-нибудь новости? Все же нас три недели не было в Тюмени!

– Да. У нас тут такое творилось!- С выражением заговорил Скотт.- Настоящие события! И знаете, не хотелось бы об этом сейчас говорить, потому что хорошего вы услышите от меня мало. К тому же вы знаете, что рассказчик из меня не слишком хороший. Особенно, когда говорю о таких вещах.

– Нет уж, Скотт! Давай поговорим.- Сказал его приятель.- Ты уже начал и я заинтересован. Ты знаешь, что я не боюсь плохих новостей. Согласись, лучше обсудить это прямо сейчас и потом, вечером, не возвращаться к этому. Так будет лучше.

– Ладно. Пошли ко мне в машину. Там хорошо, там кондиционер есть. Там никто нас не подслушает.

– Может, тогда еще ко мне домой съездим?- Предложила Милана.- Я хочу переодеться в более легкую одежду, а то в джинсовом костюме что-то уж больно жарко.

– Конечно. Я к вашим услугам.- Учтиво поклонился ей Скотт.

И кампания направилась к автобусной остановке напротив библиотеки, где стояла серебристая "Шевроле – Нива" парня.


***


День заканчивался. На медленно темнеющем небе не было ни облачка. В воздухе стояла тишина, нарушаемая лишь проезжавшими по дороге машинами.

Двое молодых высоких мужчин в ярких костюмах дорожных рабочих стояли рядом с "ЗИЛом", держа в руках по лопате и поглядывая в сторону группы зданий в стороне от них.

Среди строений находился прямоугольный трехэтажный дом с высоким фундаментом и современной стальной наклонной крышей, закрывавшей собой стены третьего этажа и делая его из-за этого похожим не на обычный этаж, а на шикарный, просторный и высокий чердак. Почти под всеми окнами среднего этажа были кондиционеры. Вокруг отделанного пластиковыми плитами здания росло несколько невысоких деревцев, посаженых, видимо, не так давно. Задний двор вместе с забором окружали высокие кусты шиповника и густые заросли вьюнка, опутавшего стальную ограду.

– Почти сутки мы пасем здесь неизвестно кого.- Проговорил один из "рабочих".- Олег, это точно новый штаб Воргов? Поисковики не ошиблись?

– Нет. Это исключено. Ты же знаешь, что агенты – поисковики берутся за дело и всегда доводят его до конца. При этом их работа бывает проделана только с качеством. Гарантия не требуется. Да, мы долго не могли узнать, куда Ворги перенесли свой центральный офис из Механизаторов, но все же поисковики и патрули спустя несколько месяцев добились своего. Нет, Игорь, это их штаб! Сомнений не может быть. Тем более мы имели возможность убедиться в этом сегодня утром, когда видели, как сюда приезжали сразу несколько экипажей охотников*.

– И что ты думаешь? Они приезжали на какое-нибудь собрание?

– Возможно.

– А почему больше ни одного Ворга? Ни слабого, ни сильного? И где их лидер?- Недоумевал Черняев.- Мне это кажется странным.

– Мне вообще-то тоже, но…

– Эй, а они, случайно, не знают, что мы за ними следим?- Перебил Черняев.

– Я не думаю, что Воргам вообще известно, что мы знаем о новом адресе их штаба.- Ответил Чмиль.- Но послушай, мы могли вполне просмотреть, как здесь появлялся или уезжал отсюда Шорох. Ведь почувствовать его нам не под силу: он Великий Избранный.

– Да-а-а…- Протянут тот.- Что же делать?

– Нужно действовать!- С уверенностью сказал Олег.- Идем внутрь! Хватит ходить вокруг да около. Если это действительно их штаб – а я, как только что говорил, уверен в этом – и он сейчас пустует, то мы не должны стоять тут как последние идиоты, упуская великолепную возможность побывать внутри, посмотреть, что и как там.

– Ну, если время пришло, то я готов!

– Ты чувствуешь в доме кого-нибудь?

– Только двух слабых Воргов. А ты?

– Точно так же. Отлично. Поля невидимости и защита от проникновения в сознание на максимуме?

– Она всегда или на максимуме, или ее просто нет!

– Очень хорошо. Даже я в тебе не ощущаю Избранного! Это значит, для Воргов до восьмого уровня мы точно незаметны, неощутимы. Вперед!

Они осмотрелись по сторонам и, удостоверившись, что никто из немногих прохожих на этой улице не обращает на них никакого внимания, направились осторожно к трехэтажному дому.

– Нужно доложить Морфеусу, что мы собираемся сделать.- Молвил Олег.

– Сообщи сам.- Попросил Игорь.

Тот посмотрел с подозрением на коллегу и спросил:

– Что, волнуешься?

– С чего ты взял? Я активно сканировал округу и наткнулся на непонятный источник энергии. Кажется, в нашу сторону откуда-то движется Ворг нашего уровня силы.

Хочу внимательно проследить за ним.

– Ладно, ладно. Будь настороже.

Парни прошли по тротуару мимо трехэтажного здания и резко свернули в кусты, разросшиеся между ним и другим строением. Присев среди растений на корточки и сложив рядом лопаты, Светленги прислушались. Не только к звукам, но и к тому, что называлось фоном окружающих предметов и людей.

– Чувствуешь его?- Спросил Игорь.

– Да. Но с трудом.- Отозвался его приятель.- Да, какой-то паршивец не менее восьмого уровня силы и боевой подготовки. Давай скорее внутрь. Там мы будем в безопасности от телепатических сканеров, потому что они не будут пытаться найти кого-то в своем штабе, зная, что нас там быть не может.

Они активировали на мгновение свою аномальную энергию и с ее помощью перепрыгнули двухметровый забор. Оказались во дворе штаба противника. Со стороны улицы у дома не было никакого входа, а вот с другой стороны Светленги обнаружили большое крыльцо с тяжелым навесом, стоявшим на колоннах. Пригибаясь к земле так, чтобы головы находились ниже окон первого этажа, оба двинулись к нему.

Оказавшись на крыльце, Олег взял свой мобильный телефон и набрал номер Тимофея, которому нужно было докладывать о ходе дел каждые полтора – два часа, советоваться с ним относительно всех действий. И это было само собой разумеющимся, ведь проникновение даже просто на закрытую для Светленгов территорию их противников – если здание, стоявшее на улице Судостроителей, правда, являлось центральным офисом Воргов, то закрытой была вся территория Лесобазы – оказывалось делом нешуточным, не говоря уж о вторжении в сам штаб.

Двое агентов – Светленгов были сильными Избранными, но, тем не менее, рисковали каждую минуту, находясь в районе Лесобазы. Потому и нужно было поддерживать связь с кем-то из своих, находящимся далеко от них, но способным помочь советом, оценить ситуацию со стороны, отдать то или иное распоряжение, наконец, выступить к ним на помощь.

– Да, Олег, я слушаю.- Раздался голос в трубке.

– Слушай, Морфеус, мы сейчас вплотную приблизились к штабу врага и хотим попасть внутрь. Здесь пока нет почти никого из Воргов.

– Почти – не значит вообще нисколько! Вы определили их количество в настоящий момент?- Прозвучал голос Тимофея.

Олег негромко отвечал:

– По нашим ощущениям, полученным от сканирования, в доме не меньше двух Воргов третьего или четвертого уровня, и еще как минимум один нашего уровня где-то неподалеку на улице.

– Ясно. Патрули, находящиеся сейчас рядом с Лесобазой, сообщили перед твоим звонком, что противника не видно. На Мысу, в поселке Энтузиастов, на Казачьих лугах все спокойно. В ближайшее время к штабу Воргов никто не должен подъехать, так что вы можете действовать. Но предупреждаю: действуйте быстро, не задерживайтесь там. Ставьте телефоны на режим вибровызова. Я вас предупрежу, если мы заметим приближение к вам нежелательных лиц.

– Хорошо. Все понял. Конец связи.

Парень отключился и, быстро сменив режим вызова на своем мобильном, посоветовал то же самое сделать Игорю, после чего молвил:

– Ну, готов? Входим?

– Конечно!

Олег Чмиль поднес ладонь к дверному замку и мысленно представил, как он открывает его нужным ключом. Замок щелкнул.

– Открыто. Добро пожаловать.

Он распахнул дверь, а когда проник вместе с Черняевым внутрь, осторожно ее прикрыл, но не до конца.

Избранные оказались в квадратном помещении. Впереди была лестница и лифт, а в стороны уходили неширокие коридоры. В уходившем направо коридоре по левую руку от всякого, кто в него заходил, стояла только одна дверь. Она вела в большую столовую. А в другом коридоре, но уже по правую сторону от входа в него, Светленги насчитали три двери. Еще здесь же, в холле, находилась просторная будка с удобным креслом и ноутбуком на столике.

– Здесь у них, наверное, сидит вахтер.- Сказал Чмиль, обращаясь к другу по телепатическому каналу.

Вслух теперь говорить было нельзя, так как их могли услышать.

– Да. Наверное. Почти как у нас.- Согласился Игорь и сразу перешел к другому.- По-моему, те двое, которых мы отметили еще с улицы, вон там, в столовой.

Олег посмотрел на дверь с надписью "столовая", произнес:

– Идем наверх. Не будем тут задерживаться. Нам нужно найти кабинеты главных Воргов.

Уже на лестнице Игорь спросил:

– Как же мы их найдем? Не думаю, что и на их дверях будет написано, чьи это кабинеты.

– Почему ты так решил?

– У нас же не написано!

– И что? Не сравнивай их с нами.

Они поднялись на второй этаж.

– Как думаешь, у Шороха на втором или на третьем кабинет?- Решил узнать мнение Игоря Олег.

Тот подумал несколько секунд и произнес:

– Думаю, на третьем. Он же лидер и должен быть выше всех!

– Хорошо. Идем на третий этаж и сначала осматриваем все тщательно там.

Очень скоро напарники оказались на последнем этаже этого здания. На большой лестничной площадке стояла абсолютная тишина. Слишком уж необычная тишина.

– Кажется, у них стены и окна со звукоизоляцией.- Вымолвил Игорь.

После этих слов оба просканировали этаж, напрягаясь изо всех сил, но ни одного Ворга не засекли.

– Очень хорошо.- Сказал, улыбнувшись, Олег.

– Очень подозрительно.- Сказал Игорь.

– Почему тебе это подозрительно?- Спросил Олег.

– Нет никого. Это и подозрительно. Почему штаб стоит пустой?

– У нас тоже не всегда штаб переполнен людьми. А в выходные, как ты знаешь, вообще никого не бывает кроме дежурных.

– Но сегодня не выходные! Сегодня понедельник!

– Да откуда же нам знать всех подробностей жизни Воргов? Мы не знаем, когда какие у них собрания происходят и когда они тут все собираются. Быть может, у них понедельник такой же свободный день для всех, как суббота с воскресеньем для нас!

Давай не обсуждать это, а поскорее сделаем то, ради чего мы здесь. Мы, между прочим, жизнями рискуем, находясь в этом месте.

– Ладно. Как будем прочесывать кабинеты? Вместе или разделимся?

– Нет! Разделяться нельзя! Только вместе!

С этими словами Олег Чмиль повернул направо и, распахнув дверь, оказался в коридоре.

По обе стороны на равном расстоянии друг от друга стояло по шесть дверей.

Коридор тянулся метров на двадцать или около того, заканчиваясь окном.

Игорь пошел следом.

Оба Светленга направились по коридору, намереваясь начать обыск с дальних кабинетов. Они двигались по толстому серо – черному ковровому покрытию бесшумно.

Немного не добравшись до конца этого крыла здания, резко замерли на месте, насторожившись. Сзади кто-то был! Они почувствовали это! Нет, не с помощью телепатии – на ее уровне и уровне энергетического фона природы присутствия Воргов за их спинами не ощущалось. Им вдруг дало тревожный сигнал шестое чувство, интуиция.

Остановившись, Светленги напряглись, усилив свой слух в несколько раз.

– Странно. Ничего не слышу даже так.- Сказал в мыслях Олег, отправив эти слова в голову напарника.

– Я тоже не слышу ничего, а ведь показалось что-то.- Ответил тот.

– На счет "три" резко поворачиваемся и создаем силовую волну!- Скомандовал Олег.- Раз, два, три!

Агенты резко повернулись на 180 градусов и выставили перед собой руки. Впереди возникло едва заметное колебание пространства – их силовые волны, объединенные в одну мощную разрушительную волну. Но… в коридоре никого не было, и она промчалась к лестничной площадке, никого не сбив с ног и не покалечив.

Еще раз тщательно просканировав этаж и даже часть этажа нижнего, объединив свои усилия, парни вновь не отметили присутствие поблизости противника. Это позволило немного расслабиться и вздохнуть с облегчением.

– Неужели нервы начинают пошаливать?- Вслух спросил, скорее, сам у себя, чем у друга, Игорь.

– Нам обоим надо съездить куда-нибудь на юг отдохнуть. На недельку – другую.- Также вслух произнес Олег.

Но только парни повернулись назад, в ту сторону, куда шли, как тут же за спиной у них раздался грохот, а потом они получили удар брошенной кем-то в них силовой волной. Их с силой ударило о стену под окном и даже придавило к ней, удерживая несколько мгновений. Светленги хоть и напугались, но не растерялись, сразу, как их отпустило, поспешили подняться на ноги, не обращая внимания на сильные ушибы, и вызвали перед собой силовое защитное поле. Только после этого оба увидели, что в коридоре, метрах в двенадцати – пятнадцати от них, стоит… Шорох… с ухмылкой психбольного на лице и светящимися зеленым блеском глазами. Его волосы были растрепаны, а расстегнутый пиджак развивался, словно тот стоял на ветру.

– Почему не здороваетесь?- Спросил он, продолжая улыбаться своей странной, но не иначе как злобной улыбкой.- Что, не уважаете?

– Вот черт!- Вырвалось у Олега.- Бежим!

Агенты – Светленги кинулись к окну, разбив его с расстояния взмахами рук, но прыгнуть так и не успели. За окном в воздухе появился еще один из сильных Воргов и, зависнув рядом с ним, выпрямил перед собой одну руку. Олег и Игорь ощутили, как в их защиту врезалась струя энергии того Ворга и начала пробивать ее.

Светленги собрали всю силу и направили ее на экран между ними и тем могучим противником. Ворг с нескрываемой радостью продолжал посылать в них силовые струи.

– Что это такое? Почему он такой сильный?- Проговорил Игорь, не ожидавший столь мощной атаки.

Их щиты слабели, и молодые агенты удерживали их из последних сил, но ждать пока защита полностью будет разбита, не стали. Они повернулись и рванули на Шороха, выхватив из-за пояса складные мечи. На что только они могли надеяться, идя против лидера своих врагов с мечами, непонятно. Владимир Шорохов разделался с ними легким взмахом левой руки. Их защитное поле разлетелось в прах, а их самих бросило на потолок. После удара об него оба рухнули на пол. Удары оказались настолько сильными, что оба Светленга вырубились.

Ворг, пускавший силовые струи, влетел в разбитое окно и встал на ноги напротив своего лидера, поклонившись ему. Тот молвил:

– Прекрасно мы с тобой сработали, Михо. Эти идиоты думали, что смогут провести нас и пробраться сюда незамеченными. Нет! Такому не бывать, к их сожалению, никогда! Мы не такие дураки, чтобы у себя под носом не заметить двух вражеских агентов пусть даже и восьмого уровня. Все равно они не самые сильные. Есть много Избранных, кто превзойдет их по силе и сообразительности. Мы, например. Ладно, Михо, скрути их, кольни хорошего снотворного и в кладовку.

– Будет сделано.- Отозвался тот.

Шорох повернулся к выходу из коридора, но, прежде чем его покинуть, успел сказать:

– В честь такого улова нужно выпить. Буду ждать тебя в столовой за своим столиком.


***


Первый рабочий день давно уж как закончился. Вечер не только начался, но и вступил в ту фазу, которую называют глубоким, или поздним вечером. До окончания суток было рукой подать. Но, не смотря на это, на даче, стоявшей в стороне от общей массы дачных участков и домов, окруженной деревьями и кустами, ложиться спать никто не собирался.

Слева от крыльца, где между двумя клумбами была небольшая полянка и скамейка со столиком, вбитым в землю, находилось несколько молодых мужчин. Они развели костер и разместились вокруг него на корточках или даже усевшись на земле с вытянутыми ногами, держа над огнем шампуры с насажанными на них кусками мяса.

Один из них проговорил, глядя на свой шашлык:

– Да-а-а, мяско просто замечательное! Свежее, сочное! Вкусно-то как будет его съесть! Обожаю шашлык из баранины!

– Да ты не только шашлык из баранины любишь, Фил.- Заметил рядом сидевший Ворг.- Тебе дай свиную отбивную, так ты и ее начнешь хвалить, как только сможешь, утверждая, что это твоя самая любимая еда.

– Нет, Поп. Ты не прав.- Возразил тот.- Я давно определился насчет того, какую еду я действительно обожаю и не могу жить без нее, какую просто люблю, а какую есть обычно не стану, так как она мне не по вкусу. И если я называю шашлык лучшей едой, так оно и есть на самом деле.

– Ну, ладно.- Произнес еще один Ворг и поднялся с корточек с шампуром в руке.- Ты выбираешь шашлык с бараниной, а я – с грибами! И мои грибки уже готовы!

И он начал есть, не отходя от костра.

Пока Илья, Вадим, Филипп, которого называли Филом, и Виктор, которого называли Попом, занимались приготовлением шашлыков, Антон Чернов и Александр Смирнов сидели за столом и развлекались по-другому: перед ними стоял раскрытый ноутбук, показывавший с работавшего в нем диска новый голливудский блокбастер. За скамейкой и их спинами стояла коробка с некоторым количеством пустых банок из-под пива. Но только им было мало того, что они уже выпили, а новых порций пока не было, и Черв обратился к друзьям у огня:

– Эй, кто знает, куда подевались Ден и Араб? Я их, кажется, за пивом на чердак посылал! Они что, застряли там где-то?

– Здесь они. Я одного даже могу наблюдать через окно!- Сказал Поп, а затем крикнул тем, о ком спрашивал заместитель лидера.- Эй, вы, которые на чердаке!

Что вы там делаете так долго? Минут двадцать уже копаетесь!

– Сейчас идем!- Донеслось сверху.

Через пару минут из дома вышли Ворги, один из которых нес две пластиковых упаковки с банками пива, а другой тащил коробку без всяких обозначений.

Когда они подошли к столу и поставили на него то, что принесли, Смирт удивленно спросил:

– А это еще что такое?

– Ты про коробку?- Уточнил Ден.- Сейчас увидишь! Я нашел на чердаке телескоп! С весны ведь думал, где он, куда я его подевал, а он, оказывается, здесь все последние месяцы пролежал!

– Телескоп, говоришь? Надо же!- Удивился Черв.- Не знал, что ты увлекся астрономией.

– А, по-моему, ты вообще ничего обо мне не знаешь, кроме того, что я Ворг и служу нашему хозяину агентом.- Проговорил Ден, настоящее имя которого было Денис Ковалев.

– А ты просвети.

– Ладно.- Кивнул Денис.- Как-нибудь.

Араб – не для Избранных Владимир Абраменко – распаковал пивные банки и удалился к костру выяснять, где там его порция шашлыков. А Ковалев разложил на столе детали оптического прибора, отбросил в сторону ненужную коробку и принялся собирать его.

– Думаешь там увидеть что-то сегодняшней ночью?- Смирт показал пальцем на небо.

– Почему думаю? Я и увижу! Небо чистое, и ночь будет вся ясной, безоблачной.

– Учти, неизвестный ты наш человек, что я тоже хочу посмотреть.- Предупредил Чернов.- Мне, между прочим, все такое очень интересно! Если бы не служба нашему многоуважаемому Владимиру Леонидовичу, я бы, наверное, серьезно занялся астрономией. Возможно, открыл бы свой кружок любителей этой науки.

Смирт покосился на него и осторожно спросил:

– Ты что заговорил так, словно вслух размечтался? Ты только что стал вторым человеком среди нас после мистера Шороха! Не забыл?

– Ты что? Разумеется, я не забыл!- Заговорил тот.- И не подумай про меня ничего.

Я не собираюсь из-за астрономии бросить заниматься нашим общим делом. Я давно хотел стать правой рукой шефа, и буду исполнять свой долг хорошо!

– Не ты один хотел.- Похлопал его по плечу Смирт.

Антон понял, что он хотел этим сказать, и произнес следующие слова:

– Ну, извини уж, что шеф решил выбрать меня своим главным помощником.

– Да, ладно. Зачем извиняться? Ты будто сам захотел стать его главным помощником, а потом взял и стал им.

– Но я мог отказаться. Тогда место, которое занимаю теперь я, наверняка, досталось бы тебе. Я не стал отказываться.

– Нет. Ты все правильно сделал. Даже если бы ты не хотел этого повышения, тебе все равно было бы лучше согласиться. Ты знаешь нашего лидера. Ему не понравился бы твой отказ. И он мог бы после этого относиться к тебе хуже, может, даже невзлюбил бы!

– Да-а-а-а…- Протянул Черв, слегка кивнув головой.- Могло такое случиться.

Могло.

Они промолчали немного, досматривая фильм, а потом, запустив другой, с другого диска, Антон Чернов спросил у всех:

– Ну, скоро там или нескоро будут готовы ваши шашлыки? Сколько можно ждать?

– Готовы.- Ответил Араб.- Все готовы. Вот.

Он подошел к сидевшим за столом, положил перед каждым по два шашлыка с крупными кусками мяса и еще одну упаковку острого соуса на всех.

– Отлично.- Обрадовано проговорил Смирт, потирая руки.- Наконец, поедим.

– А этой… как ее, Майя что ли? Ей, наверное, тоже что-то надо дать?- Спросил Араб.

– Пойди, спроси, будет ли она ужинать. Можешь к нам сюда пригласить.- Произнес Черв, опередив Смирта, тоже хотевшего что-то сказать, но не успевшего это сделать.- Что она весь день сидит в комнате и не выходит? Пусть развеется.

– Ладненько! Сходу к ней.

– Не стоит. Я уже здесь!- Вдруг раздался голос девушки.

Абраменко даже вздрогнул, услышав эти слова, и сразу же обвернулся на нее.

– Как ты меня перепугала!- Вымолвил он.

Майя улыбнулась ему, подходя ближе к столу и людям, находившимся за ним и возле него, молвив:

– Мне надоело сидеть в доме. Вот и решила выйти к вам, посмотреть, чем вы занимаетесь. Я же вроде бы как не пленница и могу свободно передвигаться… по крайней мере, на этом участке.

– Ну, разумеется.- Кивнул ей Чернов.- Проходи, садись к нам. Мы шашлыки едим.

Хочешь шашлык?

– Я не ела со времени нашей с Владимиром Леонидовичем встречи, но… боже, вы едите шашлык! Извините, но я не смогу разделить с вами трапезу, если мне не предложат что-нибудь другое.

– Ты не любишь мясо?- Удивился Араб.

– Да. Я вегетарианка. Понимаете? Мне нужно что-нибудь другое.

Оставшиеся у костра Ворги краем глаза следили за тем, что происходило чуть в стороне от них. Фил негромко проговорил:

– Ишь ты какая! Шашлыки она не ест!

– Да. В голове не укладывается, как можно их не любить.- Согласился один из парней по имени Илья Чулков.

– Вы видели, какие угощения ей привез шеф?- Поинтересовался Вадим Сидоров.

– Видели, видели.- Сказал Фил.- Надо же, всякие конфеточки, печеньки и прочее она покушать не прочь, а от мяса нос воротит. Не понимаю.

– Да я не столько из-за этого, сколько из-за того, сколько и чего накупил ей мистер Шорох.

– А! Действительно! Он, правда, сегодня потратился на нее. Может, она ему понравилась, вот и решил одарить ее разными подарочками, гостинцами.

– Да, девчонка она и впрямь отличная, ничего не скажешь!- Произнес Поп.- От такой любой мужик не откажется.

– Бросьте.- Заговорил серьезным тоном Илья Чулков, он же Чук.- Ей не больше восемнадцати. Шеф старше в два с лишним раза.

– И что?- Осведомился Поп.- Не она же старше, а он! А это все-таки лучше, как ни крути.

Тут все почувствовали на себе чей-то взгляд и повернули в ту сторону головы. На них смотрел Смирт. Потом он засмеялся и, ничего не сказав, отвернулся. Но все, располагавшиеся у костра люди, поняли, что он услышал их разговор.

Тем временем Белову усадили на скамью за стол, и Черв, помнивший, как и остальные, наказ хозяина, чтобы все хорошо ухаживали за гостьей и оберегали ее, чтобы с ней ничего не случилось, спросил:

– У нас нет сейчас ничего кроме пива и шашлыков. Скажи, что бы ты хотела, и мы тогда съездим куда-нибудь за этим. Что хочешь?

– Ну… – Она задумалась, но потом вдруг спросила не по теме.- А как вас зовут?

Владимир Леонидович сказал, что я смело могу за всем обращаться к Черву.

– Это я и есть. Так что тебе привезти? Будешь заказывать?

– Хорошо. Мне бы хотелось вишневого сока и каких-нибудь булочек.

– И все???- Поразился такому маленькому заказу Антон Чернов.

– Да…- Смутившись, она уставилась на него.- А что?

– Ничего, ничего. Просто так мало. Я думал…

– Нет, я ничего больше не хочу. У меня был очень калорийный обед. Почти из всего только сладкого. Вот я и не хочу больше ничего.

– Ясно.- Затем Чернов подозвал одного из парней, сидевших у костра.

– Да, мистер Черв.- Произнес тот, подойдя.

– Фил, сбегай, будь так добр, на базу отдыха и принеси вишневого сока и что-нибудь из свежей выпечки. Понял?

– Было бы странно, если бы я сказал "нет".

И Филипп Привалов отправился исполнять поручение, умело скрывая от всех недовольство по поводу того, что его послали за соком и выпечкой и следующие минут тридцать – сорок этого замечательного вечера у него пропадет. Но возражать он даже не думал, потому что знал: пребывание на этой даче было, на самом деле, не отдыхом и не развлечением, а самой настоящей работой. Они работали: охраняли девушку. И должны были не просто охранять ее, но и ухаживать за ней, выполнять по возможности все ее просьбы и делать так, чтобы она всем была довольна. Лидер так пожелал. А, уходя, предупредил: если кто посмеет ее обидеть, тому не поздоровится. Вот и обсуждали теперь между собой Ворги, кроме Смирта и Черва, встречу Шороха и Майи и говорили друг другу, что она ему приглянулась.

Когда Фил ушел, Смирт спросил у девушки:

– Ну, что, Майя, как настроение? Как ты себя чувствуешь после всего, рассказанного тебе шефом? Вы же говорили о том, зачем ты здесь?

Она кивнула в знак согласия и, сделав задумчивый вид, через несколько секунд молвила:

– Мы обо всем поговорили. Я не могла его отпустить, пока у меня на тот момент оставались вопросы.

– И как тебе то, что ты узнала от него?

– Не знаю.- Вздохнула Майя.- Мне еще нужно время, чтобы до конца осмыслить всю информацию. Но давайте пока не будем больше ни о чем разговаривать. Я хочу отвлечься от этого и до завтра не думать ни о чем таком. Завтра Владимир Леонидович снова приедет.

– Ясно.

Прошло несколько секунд общего молчания, и Смирнов заговорил снова:

– Ты, наверное, не знаешь еще нас всех, кроме Черва? Я могу представить всех.

Меня зовут Смирт. Это,- и он указал на парня, все еще возившегося с телескопом,- Ден. А это,- он стал показывать на людей возле костра,- Араб, Поп, Дровен, Чук.

Который ушел тебе за соком, зовется Филом.

– Понятно. Постараюсь запомнить.- Сказала девушка.- А почему такие странные имена?

Вы все не русские?

– Не русские?- Смирнов чуть не рассмеялся от этого.- Да нет, что ты! Разве ты еще не знаешь, что мы пользуемся вторыми именами для того, чтобы наши настоящие не были известны кому-нибудь, кто не один из нас, например, нашим врагам. И эти имена нам нравятся. Понимаешь, у нас так принято. Нужно обязательно иметь псевдоним. А лучше даже два! Вот так.

– Не знала.- Призналась Белова.- Извините, если что.

– Все в норме.- Заверил ее Черв.- Тебе тоже нужно будет заиметь второе имя.

– Да? И это обязательно?

– Ну, в общем-то, да. Но разве в этом есть что-то плохое для тебя? Или неприятное?

Мне думается, что нет.

Тут заговорил Ден, собравший, наконец, свой телескоп – большую, почти метровой длины, трубу со всякими дополнениями со всех ее сторон, окуляром, расположенным не на одном ее конце, как должно, по идее, быть, а сбоку:

– Вот! Готово!

– Это телескоп?- Решила уточнить у него Майя.

– Совершенно верно. Хороший любительский рефлектор российского производства! В него можно увидеть, в принципе, все от лунных кратеров до спутников планет – гигантов! А ты, случайно, этим не интересуешься?

– Не знаю.- Пожала плечами Белова.- У нас в школе не было астрономии. Как-то не думала о ней.

– Если заинтересуешься и захочешь что-то узнать – я к твоим услугам. У меня в школе по этому предмету были только "пятерки"!

– Хорошо. Буду иметь ввиду.

Филипп Привалов прошел на территорию базы отдыха и, пройдя немного вглубь, остановился в легком испуге. Впереди за столиком летнего кафе сидел Светленг.

Почувствовать его Фил не мог из-за того, что не обладал такой способностью, но узнал внешне, первым делом по лицу, разумеется. Это лицо он запомнил на долго после их поединка этой весной на Мосту влюбленных. Это был один из тех немногих Светленгов, которых он действительно ненавидел и при виде их всегда испытывал желание с ними разделаться с помощью какого-нибудь колюще – режущего предмета или пистолета. Но во втором случае удовольствия от убийства было бы куда меньше.

Увидел же Филипп Скотта! Тот сидел в кампании еще одного парня и какой-то девицы.

Не исключено, что и эти двое являлись Избранными. Знать бы только, насколько они сильны. Скотт был примерно такой же силы, как Фил, а значит, не мог почувствовать в нем Избранного, если он имел способность к сканированию. Хорошо все же, что вычислять Избранных путем просмотра аур людей или ощущения специфического энергетического поля, распространяющегося на многие метры вокруг Избранного, могли в основном только те Светленги или Ворги, которые были сильными и очень сильными. А очень сильных было и среди тех, и среди других довольно мало. Но вдруг те двое, что сидели со Скоттом, сильные, способные сканировать ауры и энергетический фон? Тогда они заметят его присутствие здесь!

Привалов, с опаской и злобой поглядывая в сторону троицы, пошел мимо них к ларьку. Ну, не бежать же из-за них отсюда! Заметят, так заметят. Тогда он и будет убегать или примет бой. Хотя Светленги сами почти никогда не нападают, особенно просто так, только из-за того, что увидят Воргов.

Троица молодых Светленгов, кажется, достаточно подвыпившая – особенно это было заметно на Скотте, – не обращала на Фила абсолютно никакого внимания: они весело болтали о чем-то, шутили, а на него даже не смотрели.

Подойдя к ларьку и применив гипноз, Фил получил от продавца все, за чем пришел, не произнося ни слова, и, взяв пакет с продуктами, быстро направился к выходу с этой территории, не заплатив.


***


Полная тишина. Нет никакого ответа. Тимофей сидел со своим сотовым в руке и смотрел на него так, словно ожидал чего-то такого, что тот оживет, например, или еще нечто в этом духе.

Просидев какое-то время, ничего не делая и не двигаясь, он нажал несколько раз клавиши и запустил вызов того абонента, чей номер отыскал в записной книжке мобильника. молодой мужчина был взволнован и напряжен. Было видно, что он чем-то весьма озабочен.

– Слушаю, Морфеус.- Раздался в трубке голос Матрэкса.

– Андрей Александрович, похоже, наши агенты, ушедшие в штаб врага, попали в какую-то передрягу. Быть может, с ними что-то случилось. Они более двух часов не связываются со мной. Я стал звонить им сам, но система сообщает, что номера вызываемых мной абонентов заблокированы! Что за ерунда?

– Ты правильно сделал, что встревожился, Морфеус.- Отвечал лидер Светленгов.- За несколько минут до твоего звонка я получил голосовое сообщение от Шороха. Он сообщил, что захватил наших агентов и они у него в плену.

– Н-да…- Только и смог выговорить Люборец.- У меня было нехорошее предчувствие.

Не надо было разрешать им проникнуть в штаб Воргов.

– Но они же именно для этого и отправились туда, на Лесобазу. Наблюдением со стороны они ничего бы не добились и не получили никакой конкретной информации о планах противника.

– Ну, да. Только что теперь делать? Готовить атаку на вражеский центр, чтобы их вызволить?

– Ты что? Нет! мы не это будем делать. Приезжай сейчас же в штаб. Я тебя жду.

– Хорошо. Я сейчас дома. Буду через 15 минут.

Разговор закончился. Тимофей бросил телефон на стол и кинулся из гостиной в спальню, чтобы переодеться.

Машин на улицах практически не было, а все тротуары были пусты и безмолвны, из-за чего создавалось впечатление, что все жители разом куда-то пропали, и город, словно призрак, стоял в мертвой тишине, освещаемый таинственным оранжевым и желтым светом уличных фонарей.

Тимофей решил нарушить безмолвность спящего города, выехав со двора многоэтажного дома, где жил, на такси, прибывшего буквально через несколько минут после того, как он сделал заказ.

Его "Волга" была в капитальном ремонте после воскресных событий на Червишевском кольце. Слава богу, ее можно было привести в порядок, хотя это и требовало немалых усилий. Ремонтом занимались свои люди – Светленги, работавшие на одной из станций технического обслуживания в Тюмени.

На путь по пустому городу с улицы Малыгина до штаба ушли считанные минуты.

Морфеус расплатился с водителем такси и вышел перед парадным входом четырехэтажки. Ни одно окно этого здания не светилось, но молодой мужчина знал, что внутри находятся как минимум несколько человек: шеф, пара дежурных и двое – трое Светленгов – охранников.

Выйдя из такси и простояв минуту на тротуаре, в двух или чуть более метрах от дверей, Люборец пронаблюдал, как уехала "Жигули – пятерка" с оранжевой прямоугольной лампой на кабине, на которой высвечивалось пять старых добрых, всем знакомых еще с далеких Советских времен, кубиков: три сверху и два снизу.

Тогда все машины такси обязательно имели такой значок. И, как правило, это были только "Волги".

Но вот минута истекла, и Светленг подошел вплотную к входу в дом. Слева, в той двери, которая не имела ручки и не открывалась, всегда оставаясь неподвижной, имелось узкое, малозаметное вертикальное отверстие длиной около двадцати сантиметров. В эту щель подошедший сунул пластиковую карточку с магнитной и стальной полосками с одного края и провел там ею сверху вниз.

Что-то чуть слышно пискнуло. Он потянул за ручку правой дверцы и, открыв ее, проскользнул во внутренние помещения. Тяжелая толстая деревянная дверь, лишь изнутри покрытая тонким железным листом, захлопнулась сама собой, притянутая обратно гидравлическим механизмом, именуемым в народе "локтем".

Холл пребывал в полной тиши и тьме, которую лишь немного разбавлял свет уличных фонарей, проходивший сюда через окно, расположенное по правую руку от любого входящего в это помещение человека. У лестницы, где стояла будка без крыши и со стенками метровой высоты, Тимофея встретили двое охранников в одинаковых военных камуфляжных костюмах с электрометателями* и стрелометами: все висело у них на поясах.

– Доброй ночи, парни!- Поздоровался он.- Как ваши дела?

– Доброй ночи, Морфеус.- Отозвался тот, что был немного ниже, но зато полнее и крепче.- Все спокойно. Пока больше никаких происшествий, кроме недавнего захвата в плен на Лесобазе агентов. Знаешь уже об этом?

– Да, Владимир. Потому я здесь в столь поздний час.

Больше Люборец не стал задерживаться с ними на первом этаже и поднялся на третий в кабинет лидера, дверь которого стояла почти напротив выхода на лестничную площадку, чуть левее от нее. Оказавшись в приемной – сам кабинет главы Светленгов начинался только после еще одной двери, находившейся слева, – он обнаружил того сидящим на столе, который окружал с трех сторон мягкий диван.

Рядом стояла пустая бутылка из-под пива, в руке Рудаков держал другую, начатую.

Из CD – магнитолы на окне доносились негромкие звуки Лунной сонаты Бетховена.

– Доброй ночи, Андрей Александрович.- Сказал Тимофей, встав перед ним.

Тот вел себя весьма странно: сидел в тусклом свете одного ночника с таким непонятным, отсутствующим, туманным взглядом, будто был сильно пьян или обкурился. Сидел с растрепанными сильнее обычного волосами, в наполовину расстегнутой рубашке. Но когда он заговорил, голос оказался вполне трезвым и даже почти таким же резким и громким, как всегда:

– Проходи, Морфеус. Знаешь, мне нравится, как ты исполняешь свои обязанности. Ты никогда и никуда не опаздываешь, делаешь все вовремя и выполняешь обещанное. Ты точен и исполнителен. Именно поэтому я сделал тебя своим главным помощником в прошлом году.

– Я рад это слышать. Но я только такой, какой есть. Специально таким не становился.- Ответил на комплимент шефа парень. Если только это был комплимент, а не что-то еще.

Ему, как и всем, нравилась похвала, было приятно слышать в свой адрес подобные слова, но в устах начальника, да к тому же Матрэкса, они звучали как-то странно, если не сказать подозрительно. И не только потому, что тот редко делал такие большие комплименты своим людям просто так, без особой причины. Хотя сейчас, возможно, причина была.

Наступила пауза. Тимофей Люборец не решался первым начать разговор о случившемся на Лесобазе. Да ему и не о чем было говорить. Это тот, напротив кого он стоял, должен был что-то сказать, раз вызвал его к себе.

Молчание и бездействие длилось несколько секунд, после чего Рудаков слез со стола и, допивая бутылку между предложениями, подойдя к окну, заговорил:

– Я сегодня не в духе! Но если быть честным, я редко бываю в духе. Только никто из вас этого не замечает. И пусть так будет дальше. Тебе не обязательно помнить то, что ты видел меня, сидевшим на столе с тупым видом в окружении пустых бутылок и слушавшим Бетховена.

Он отключил магнитолу, и в помещении примерно 4 на 4 метра повисла тишина.

– Я ничего не подумал плохого.- Заверил шефа его первый помощник.

– Но тебе все же показалось это странным. Зрелище-то необычное: великий лидер Светленгов Матрэкс сидит полупьяный на столе и слушает классику! Нет, я не напился. Я размышлял.

Морфеус подошел к нему и продолжал внимать Андрею Александровичу. Тот говорил:

– И не подумай, что я тебе льстил. Ты действительно хорошо исполняешь свой долг, и мне это нравится. Даже если бы моего первого заместителя не отправили в одной потасовке с Воргами в мир иной, я все равно поставил бы тебя на его место, а его… отправил бы отдыхать.

– Он был хорошим бойцом – оперативником не смотря на низкий уровень силы и боевой подготовки и плохую сообразительность.- Решил встать на защиту покойного Матвея Гаврилова Люборец.- Он все же иногда приносил пользу.

– Вот! Даже ты признал, что он был тупым и только иногда приносил пользу. Был бы он чуть сообразительнее, то и жил бы до сих пор. Нет. Мне он нисколько не нравился, но я был вынужден несколько лет держать его в главных помощниках, раз мне его всучил сам Верховный Предсказатель! Можешь осуждать меня, но я рад, что Гаврилов распрощался с жизнью. Это был один единственный случай за всю мою жизнь – он и по сей день остается таковым, – когда я нисколько не сожалел о потере своего человека.

– Я не хотел бы никого осуждать, но мне и впрямь не нравится такое слышать. Каким бы он ни был, он был одним из нас, нашим товарищем.

– Ладно, ладно.- Замахал руками Матрэкс.- Я больше ничего не говорю. Но все знают, как я относился к нему.

Тут заместитель главы Светленгов все-таки не выдержал и спросил:

– Так что насчет захвата наших агентов? Мы ведь будем решать эту проблему?

– Да, да, да… Да-а! Да!!!- Закивал головой мужчина, вдруг приняв крайне серьезный вид.- Когда ты вошел, я думал именно об этом. Пошли в твой кабинет.

Тимофей направился к двери в свой кабинет, которая была справа, как входишь в это квадратное помещение, и напротив точно такой же двери кабинета лидера.

Здесь все было в точности таким же, как и у Матрэкса: письменный стол, сидя за которым человек находился левым боком к окну, сразу напротив входа стоял шкаф для книг, папок – скоросшивателей и одной стеклянной полкой, не закрытой никакими дверцами, где предполагалось хранение каких-нибудь статуэток, других сувенирных изделий подобного рода. От шкафа до окна тянулся ряд современных стульев с металлическим, но очень легким каркасом. Между письменным столом и дверью находился низкий стеклянный журнальный столик с низким креслом, подобранным специально к нему. Единственным отличием кабинета главного Светленга от его заместителя было наличие у того торшера, специального шахматного столика с фигурками и низкими стульчиками, приобретенными с ним вместе, да еще нескольких картин на стенах.

– Садись за свой стол, если хочешь.- Проговорил Рудаков, когда Тимофей зажег верхний свет.

Когда молодой помощник лидера опустился в кресло, тот заговорил, оставшись стоять возле окна:

– Не знаю и не хочу тратить время на то, чтобы узнать, понять или догадаться, как Шорох смог узнать номер моего сотового телефона, знаю лишь одно: он прислал мне голосовое сообщение, в котором не только объявил о захвате наших людей, но и выдвинул условие, которое мы должны выполнить, если хотим получить Игоря и Олега назад живыми.

– И что за условие?- Спросил Люборец, принимая самый серьезный вид, на какой был способен.

– Он хочет обменять их на Алексея Шахнозарова!

– Обменять? Черт!!!- Воскликнул Тимофей.- Но… как же мы выполним это условие?

Он хочет невозможного! Алексей уже стал полноценным Светленгом! Шорох не соображает, что требует от нас?

– Не могу тебе сказать, соображает он или нет, но времени у нас не много. Он назначил место и время обмена. Это уже сегодня в 21 час между озером Алебашево и кладбищем.

– Почему там?

– Да откуда же я знаю?- Чуть ли не вскричал Матрэкс, но тут же успокоился.- У него и спроси при случае. Может, объяснит.

После непродолжительного молчания и обдумывания всего услышанного Морфеус спросил:

– И как же поступить? Мы не можем вот так бросить Игоря и Олега.

– Мы провернем одно дельце.- Как-то загадочно улыбнулся в окно шеф.- У меня в голове созрел гениальный план. Все же я не зря посидел на столе, пока тебя не было.


***


Алексею просто не верилось, что агентство так быстро, буквально на третий день, если не считать еще двух выходных, нашло покупателя его квартиры. В районе полудня ему позвонили на старый номер мобильного телефона из агентства недвижимости, куда он обратился в пятницу, и сообщили, что уже есть человек, который вроде как желает купить квартиру, и после ее посещения хотел бы увидеть и ее владельца. Поехал Шахнозаров на встречу со своим новым другом или, по крайней мере, хорошим знакомым Валентином Проскуряковым – бойцом – оперативником среднего уровня силы. Они познакомились накануне вечером.

Встреча прошла успешно. Потенциальный покупатель превратился в действительного, реального покупателя и обещал, что в ближайшие дни двухкомнатная "хата" Алексея сменит хозяина, а тот получит за нее кругленькую сумму. Не миллион, конечно, ведь квартира была в старом доме, но вполне достаточно для того, чтобы купить такую же старую однокомнатную квартиру и подержанный автомобиль российской марки.

Отвозя Алексея назад к штабу от офисного здания, стоявшего почти у перекрестка улиц Республики и Профсоюзной, Проскуряков поинтересовался просто так, чтобы немного разбавить молчаливую атмосферу:

– Ну что, продал?

– Да! Этот человек берет ее!

– И когда переоформление документов?

– Я отдал им все сейчас, что им было нужно. А когда в регистрационные палаты нужно будет приехать, мне они позвонят и скажут. Там надо еще какую-то очередь занимать или записываться, чтобы меня с моим покупателем приняли. Насчет этого я ничего не понял, но и бог с ним. Главное, мне позвонят и пригласят туда, то есть все сделают сами, а я только приеду расписаться в документах. Нет, кто бы что ни говорил, а с агентством дело иметь очень хорошо. Не понимаю, почему люди – и таких немало – не желают иметь дело с агентствами.

– Просто агентства за свои услуги берут плату со своего клиента.

– Я думал, причина в чем-то другом.

– А мне кажется, что только в этом. В чем же еще, по-твоему?

– Не знаю…

– И я не знаю.

Пока они так разговаривали, белая, но словно потускневшая от времени или сильно запыленная "Волга ГАЗ – 31029" Валентина уже проехала по участку главной улицы города, проходившему мимо центральной площади с памятником В. И. Ленину и остановилась на светофоре – это был перекресток с Первомайской. И тут Алексей заметил возле нестандартного, но красивого здания "Лукойла" знакомую фигурку, а потом и лицо человека – это там, по тротуару, вымощенному евробрусчаткой, шла Настя Самойлова. Одна. Ее волосы легко развивались на слабом теплом ветру и переливались на солнце. Она и впрямь была красивой, Алексей ничуть не преувеличивал, когда говорил ей об этом при их первой встрече. И видя ее сейчас, он только убедился в правоте тех своих слов. Валентин тоже увидел ее и догадался сразу, куда, а, вернее, на кого так внимательно, будто завороженный, смотрел его пассажир.

Прошло несколько секунд, и Шахнозаров вдруг быстро заговорил:

– Слушай, Валентин, я выйду сейчас! Не стоит отвозить меня к самым дверям штаба.

Хочу прогуляться. И так последние два дня никуда не выходил. Все будет хорошо, никто меня тут не убьет на виду у всех.

– Ты уверен в этом?

– Слушай, друг, я же все равно теперь не буду непонятно из-за кого, каких-то Воргов, девяносто процентов своей жизни проводить за стенами штаба, а другие десять – в своей новой квартире, если куплю ее. Вон, ведь идет Настя – и ничего.

Абсолютно ничего не происходит. Не может быть, чтобы я был таким сверхособенным и не мог проделать то же – пройти по улице в числе остальных людей.

– Вообще-то я и не думал тебя удерживать.- Проговорил Проскуряков.- Просто так спросил… вырвалось. Мне же Морфеус поручил тебя отвезти на эту встречу, а потом привезти обратно.

– Пусть позвонит мне, и я скажу, что ты не нарушал его приказа, что я сам ушел.

– Хорошо.

Тут вспыхнул зеленый, и машины тронулись с места. Валентин направился к стоянке перед "Лукойлом", а когда затормозил там, произнес:

– Только хочу сразу озвучить небольшую поправку, Алексей. Мы – Светленги – никогда друг другу не приказываем. Мы просим или отдаем распоряжение. Приказ ограничивает свободу действий человека и порой обязывает делать что-то против своей воли и желания.

– Какая длинная поправка!- Позволил себе отметить Алексей, но, не желая этими словами как-то обидеть приятеля, поспешил добавить.- Ладно, извиняюсь, если что.

Сам ведь знаешь, что и недели не прошло, как я Светленг.

Тот, видимо, не обратил внимания на извинение, не придал значения ни ему, ни сказанному Шахнозаровым до этого и вполне нормальным голосом, без примеси обиды в нем задал вопрос:

– Ты к ней хочешь выйти? Из-за Насти захотел выйти?

Шахнозаров на мгновение растерялся от такого вопроса, не зная, как лучше ответить. Видя это и читая его забегавшие мысли, Валентин сказал:

– Тебе непременно нужно поскорее научиться закрывать доступ телепатов к своим мыслям. Прости, что ненароком прочел в твоем сознании, что она тебе нравится.

Возможно, ты скоро влюбишься в нее по-настоящему. Но если так, то только пожелаю тебе удачи в этом. Она пока, как это ни странно, свободна.

– Она говорила, что ей кто-то нравится.- Сказал Алексей.

– Я знаю. Это Холмс. Но она ему не нравится. Он уже любит Викторию Герштайн, прозванную Нереидой. Так что у нее с ним ничего не выйдет. Не позволь ей любить его и постарайся понравиться ей больше всех. Не откладывай, если, правда, хочешь этого.

– Спасибо.- Выговорил, улыбнувшись, Алексей и вышел из "Волги".

Через полминуты он нагнал девушку.

– Привет!

– Ой, Алексей! Привет!- Воскликнула она, удивленная такой встречей.- А что ты здесь делаешь?

– До того как тебя увидел, не делал здесь абсолютно ничего, потому что не шел, а ехал в машине. Но вот теперь иду с тобой!- Последовало не вполне обычное объяснение, если говорить откровенно, заранее придуманное парнем, на случай, если спросят, что он тут делает.

Не зря придумал! Спросили!

– Я иду вон туда, в торговый центр. Давно в нем не была.- Проговорила девушка, махнув рукой в сторону здания, ослеплявшего прохожих солнечными лучами, отраженными от многочисленных больших окон самого центра и обычных по размерам, но таких же сверкающих, как зеркала, высокого здания, стоявшего за ним.

– Я могу составить тебе кампанию?- Полюбопытствовал парень.- Я в нем вообще еще не был с того момента, как его отреставрировали.

– Можешь.- Улыбаясь чему-то, ответила Настя.- Расскажи тогда, куда и зачем ездил.

Расскажи что-нибудь.

Она произнесла все эти слова так интересно, с такой интонацией, да еще улыбаясь, что Алексею показалось то, что его не могло не порадовать. Она попыталась с ним заигрывать?

Только начав размышлять над этим, молодой человек вспомнил, что его мысли пока не защищены, и она опять может что-нибудь узнать, о чем он думает, и постарался скорее подумать о другом. Стал вспоминать все детали своей поездки на встречу с покупателем квартиры и начал рассказывать об этом.

Они провели в торговом центре не меньше двух с половиной часов. Но даже за это время прошли не все отделы и бутики, расположенные в нем. Настя сделала несколько покупок, взяв кое-что из новой одежды. Алексей решил тоже себе сделать приятное и, оказавшись на втором этаже в отделе по продаже музыки и фильмов на различных носителях, выбрал пару МР-3 дисков и один обычный СD.

Вышли на улицу с еще более хорошим настроением, чем когда заходили в здание торгового центра. Алексей, по обыкновению своему человек не слишком разговорчивый, не обладавший искусством красноречия, в эти часы говорил с Настей практически постоянно. Он рассказывал ей что-нибудь из своей жизни и обсуждал с ней товары, которые они смотрели в том или ином отделе центра.

На улице, когда пара направилась назад, к улице Республики, их встретил Морфеус.

– Алексей, здорово! Привет, Настенька!- Приветствовал он их.

Когда и те поздоровались, Тимофей Люборец обратился к парню:

– Алексей, нам необходимо поговорить. Извини, пожалуйста, что помешал, но дело не только серьезное, но и неотложное. Я и так немного подождал, не стал идти к вам прямо в торговый центр – решил встретить здесь.

– Ой, а что же такого случилось?- Настороженно спросила Настя Самойлова.

– Кое-что хреновое, прости за выражение.- Сказал Тимофей.- Нет времени объяснять.

Алексей, идем. Ты должен помочь нам в одном деле. Все надеются только на тебя!

– Господи, да в чем же дело? Почему ты не скажешь?- Забеспокоилась девушка.

– Приходи через треть часа на закрытое собрание и все узнаешь. Улица – не место для подобного разговора.

– Хорошо. Я приду!

Тимофей еще раз извинился перед ней, что вот так подлетел к ним, встревожил неизвестно чем и так же быстро уходит, но уже с Шахнозаровым. Когда они пошли быстрым шагом, стремительно удаляясь от Найи, Алексей спросил:

– Ты и мне не скажешь, в чем дело? Почему все на меня надеются? Я должен что-то важное сделать?

– Да. Настало время впервые послужить Общему Делу Светленгов. Сейчас будет срочное закрытое собрание, на котором в присутствии всего нескольких человек – сильнейших Светленгов – ты должен будешь решить, помочь нам или нет. Но мы очень надеемся, что ты все поймешь и не станешь против того, что тебе предложат сделать, хотя определенный риск есть. Риск не только для здоровья, но и для жизни в целом.

– Черт. Ты меня пугаешь, Тимофей.- Проговорил парень.- Что же будет, если я откажусь делать это что-то? Нечто ужасное?

– Вроде того. Ворги захватили в плен двух наших товарищей и убьют их! Будет только это. Хотя, возможно, и не только это. Но что еще я не знаю.

Алексей помрачнел, слушая эти слова, но молчал, не находя, что сказать.

Они шли в штаб, где уже собрались специально приглашенные шефом на закрытое собрание люди. Алексей был недоволен, что его так вот разлучили с Настей, но, оказавшись в здании Светленгов, сам не заметил, как забыл об этом. Теперь он был занят только предстоящим собранием и с тревогой гадал, чего же от него потребуют?

Что такого попросят выполнить?


***


На собрании присутствовали только приглашенные лидером Александр, Виктория Герштайн, Роза Анфимова, Юлия Лазебникова, Елена Сапронова, Милана Лелянова, Давид Цицко, братья Андрей и Артур Чернобровы – все, кроме Александра, агенты с уровнем силы от седьмого до восьмого. Тот же не являлся ни бойцом – оперативником, ни бойцом – патрульным, ни поисковиком, ни даже агентом. Он был Великим Избранным с силой, превышавшей силу любого из них. Конечно же, за столом оказывались и Тимофей с Алексеем, и пришедшая в штаб сразу за ними, заинтересовавшаяся в происходящем, Анастасия, которую пригласил первый. Матрэкс ее приходу не был против. Даже наоборот, похвалил своего заместителя, когда тот пояснил, что девушка пришла с его разрешения, так как в суматохе дня сам забыл включить ее в общий список приглашенных. Обычно шеф никогда ничего не забывал.

Неужели и он нервничал? Причем нервничать нужно было сильно, чтобы так забыть про одну из своих лучших сотрудниц, про агента седьмого уровня!

Разумеется, вслух никто об этом ничего не сказал, потому что лидер не стал ни перед кем оправдываться и что-либо говорить по поводу своей внезапной забывчивости.

Без лишних слов и даже стандартного приветствия своих людей он сразу же перешел к делу, заговорил о том, из-за чего созвал всех их сюда в начале семнадцатого часа.

У дверей в зал стояли двое Светленгов, которым было поручено больше никого на собрание не пускать, и тем самым поддерживать его секретность, закрытость, если можно так выразиться.

Уже до середины часа Алексей Шахнозаров узнал все подробности того дела, ради которого прервали его прогулку с Настей.

Объяснив положение дел, Рудаков тут же огласил всем свой, как он сказал еще в кабинете Тимофея, гениальный план крупномасштабных действий, операции, осуществить которую можно было лишь с тем условием, что Шахнозаров согласится принять в ней самое непосредственное участие. Так Матрэкс сказал, а далее добавил:

– Ну, вот и все, что у меня было для вас. Вы все знаете мой план, каждый, в том числе и Алексей, осознает опасность данного мероприятия, поэтому я жду добровольцев. Первым делом самого главного добровольца – Алексея Михайловича.

– Да… Непростое дело.- Проговорил тот.- Но я до сих пор не могу представить себе, какие злые, беспощадные, жестокие и хитрые эти Ворги, как вы о них отзываетесь. А поэтому мне трудно получить представление о том, в какой опасности я буду находиться, участвуя в таком мероприятии.

– Я тебя понимаю. Ты еще меньше недели с нами и с Воргами ни разу не контактировал, не имеешь практики "общения" с ними. Та встреча в самолете, я думаю, все же не в счет. Но решить, однако, надо сейчас. У нас остается меньше четырех с половиной часов до назначенного Воргами времени, когда должна состояться эта так называемая сделка.- Молвил Матрэкс.- Решайся! Нам нужна твоя помощь, нужно твое участие!

– Простите… Я в таких сомнениях… Я бы… Не знаю.- Не находил себе места Шахнозаров.- Я никогда ни в чем таком не участвовал раньше!

– Знаю. Но рано или поздно нужно начинать. Итак…

– Почему я поставлен перед выбором? Почему нет приказа пойти и сделать? Тогда было бы легче.

– Ты хочешь, чтобы я приказал?- Спросил Андрей Рудаков.

– Мне уже успели сказать и даже не один раз, что Светленги отвергают приказы и только просят друг друга о чем-то. В крайнем случае, отдают распоряжения.- Проговорил Алексей, смотря в стол и как бы рассуждая с самим собой.

– Да. Это так. Но могу заметить, что приказ и распоряжение ничем особенным не отличаются от друг друга.

И тут лидер Светленгов, резко встав, произнес решительным тоном то, что никто от него не ждал услышать, по крайней мере, в данную минуту:

– Так, Светленги! Вот вам мое решение: операцию объявляю утвержденной и начатой!

В ней присутствуют только те, кто сейчас здесь! Кроме Насти, Морфеуса, Елены, Миланы и Юлии. Да, всего четыре агента, Александр и Алексей! Команда из бойцов – оперативников будет лишь наготове, если понадобится их помощь. Я так понял, все со всем согласны и возражений ни у кого нет. Приступаем!

– Андрей Александрович!- Воскликнула одна из присутствующих на собрании девушек.

Но Рудаков не стал ее слушать, а направился к выходу, позвав за собой Александра.

Когда они вышли в коридор и пошли по нему до лестницы, Александр молвил:

– Не слишком круто? Ты, похоже, всех их огорошил тем, что сказал! Они, да и я тоже, удивлены, Матрэкс.

– Знаю.- Холодно ответил тот и, повернувшись к нему, стоя у дверей между коридором и лестничной площадкой, решил объяснить свои действия.- Я не хочу терпеть поражения! У меня прекрасный план. Вы все с этим согласились! Мы можем легко обдурить Воргов и оставить их ни с чем, понимаешь? Нам давно не представлялся случай так над ними посмеяться. Я не желаю упустить эту возможность, Александр. Алексей не мог отказаться! Чтобы он не отказался, я и закончил так резко собрание, сказав, что все со всем согласны и все участвуют.

– Позволь заметить, что ты не просто объявил, а бросил им в лицо неожиданное для них решение, принятое единолично!

– При всем уважении к тебе, Александр, я не желаю слышать от тебя то, что ты в данный момент говоришь! С кем ты сейчас разговариваешь?- Андрей Александрович начал выходить из себя.- Ты что так? Ладно, считайте, что я отдал приказ!

– Я уважаю тебя и не собираюсь спорить с тобой, перечить тебе, лидер Матрэкс.- Произнес, в отличие от того, спокойным голосом Александр.- Но…

– Тогда к чему мы тут встали, и я тебя выслушиваю, что-то объясняю тебе?- Спросил Рудаков, не позволив больше ничего ему сказать.- Я тебя не за этим позвал!

– За чем же? Слушаю тебя!

– Поручаю тебе отобрать группу из восьми лучших оперативников и лично координировать их действия. Ты ведь справишься?

– Разумеется. Если это все – иду исполнять.

– Да.- Уже спокойнее сказал Матрэкс.- Александр вышел на лестницу и стал подниматься. Скорее всего, направился в свой кабинет, который, если честно, был не совсем его: он делил его с еще одним сильным Светленгом Давидом Цицко.

Глава Светленгов выждал около половины минуты и двинулся в свой кабинет. Уже оттуда он послал заместителю телепатический сигнал и попросил пройти к себе.

Морфеус явился незамедлительно.

– Садись.- Лидер указал на кресло напротив себя (сам же сидел за своим письменным столом).

Тот занял предложенное место и услышал следующие слова:

– Ты, случайно, не хочешь мне выразить недовольство тем, как я только что отличился перед всеми? Это уже попытался сделать Александр!

– Нет.

– И тебе не интересно узнать, почему я решил так поступить с ними?

– Незачем спрашивать, так как без этого понятно. Тем более ваш разговор в коридоре был слышен нам всем. Вы громко говорили.

– Хорошо, Морфеус. Возьмись лично за подготовку Алексея и агентов к действиям.

– Конечно.

– Благодарю. Как Алексей отреагировал на все это?

– Он в смятении.

– Понятно. Ладно. Будем надеяться, что все пройдет нормально. Скажи ему, что он за участие в этой операции получит разовую прибавку к своей ежемесячной стипендии Избранного в размере 150 процентов. Остальные получат добавку по 50 процентов. Можешь идти.

– Хорошо, Андрей Александрович. Спасибо.

Когда тот выходил, шеф окликнул:

– Морфеус!

– Да…

– Я рад, что ты понял мотивацию моих действий и не имеешь ничего против меня. Иди.

Если бы Тимофей и не понял шефа, он бы вряд ли смог по доброте своей души разозлиться на него и уж точно не стал бы выяснять с ним отношения, как это пытался сделать вспыльчивый и часто считавший себя оскорбленным по поводу и без Александр. С ним у Рудакова никогда не складывалось слишком теплых дружеских отношений, хотя они были оба Великими Избранными и одного возраста. Даже почти одинаковой силы. Слишком тяжелый был у того характер. Немногие находили с ним общий язык. И он не стремился к тому, чтобы иметь кучу лучших друзей, единомышленников и власть. Ему и в голову не приходило покуситься на власть Рудакова, так как это было самым ужасным преступлением всех Избранных на планете Земля, еще более серьезным, чем лишение свободы и права выбора другого человека.

Но, чувствуя, что он не просто Избранный, а Великий Избранный, своей аномальной силой способный сравниться с шефом, что имеет преимущество перед всеми остальными Светленгами, он мог позволить себе закатить спор с Матрэксом, начать обсуждение его распоряжения там, где бы его не возникло. Он даже мог дойти до обвинений в чем-то, которые бы не побоялся бросить прямо в лицо лидеру, не тратя время и силы на намеки. Такое и бывало. Не часто, но бывало.

Да… Александр и Андрей Александрович Рудаков отличались друг от друга не меньшим, чем были схожи. Их характеры были и похожи, и отличны. Но в одном Александр очень отличался от своего начальника: он был справедлив до невозможности. Как однажды сказал про него Верховный Предсказатель: "один из самых справедливых и бескорыстных Избранных в этом мире, если не самый".

В этот день на этом, закрытом от посторонних глаз и ушей, собрании Матрэкс поступил не совсем справедливо по отношению к Алексею Шахнозарову, внезапно объявив, что последний согласен вместе со всеми участвовать в его затее. Это и задело почему-то Александра, хотя, если разобраться, он и Алексей почти не знали еще друг друга и не были пока хорошими друзьями, и тому не должно было быть до того никакого дела. Возможно. Так и было бы, если б Александр являлся Воргом. Но он принадлежал к Светленгам, подавляющее большинство которых по своей природе стремилось к справедливости и миру во всем мире. Что же до уважения, то это было сказано, скорее, для того, чтобы Матрэкс не превратился в разъяренного демона и не стал все вокруг себя крушить, нежели из-за чего-то еще. Но сказать, что Александр боялся гнева лидера, было нельзя. Вряд ли он боялся.


***


Вечер вторника был в самом разгаре. Близилось время, когда солнце, и так стоявшее на небе невысоко, полностью зайдет за горизонт и темнеть начнет быстро и уверенно.

Под конец 21-го часа все были на своих местах. Алексея Шахнозарова привезли к берегу озера Алебашево Виктория Герштайн, еще называвшая себя по неизвестной никому причине Нереидой, и Давид Цицко. Все трое подъехали к нужному месту и остановились в нескольких десятках метров от забора, обгораживающего кладбище.

До воды было всего несколько метров. Но не до той, что была в озере, а до воды своеобразного небольшого канала, образовавшегося, скорее всего, образовавшегося естественным способом. Этот канал протянулся почти от самой АЗС на пересечении улиц Дружбы и Профсоюзной до гаражей. Между АЗС и теми гаражами и находилось кладбище, около которого приехавших уже ждали Ворги в количестве пяти человек.

– Они сильнее.- Заметил Цицко, обратившись к девушке по телепатическому каналу.- Должно быть, нашего же уровня. Не меньше!

– Думаешь, ты бы почувствовал в них Избранных, будь они слабее нас?- Спросила та.

– Думаю, что да. Я же не просто агент. Я – поисковик! Я могу чувствовать Избранных, если захочу этого, не хуже Игоря и Олега, ради которых шеф все это затеял.

– Ладно. Мы тоже сильные. Идем. Надеюсь, это то самое место, о котором они говорили, а не какое-то другое.

– Я думаю, то самое. Мы же все равно у озера, хотя нас с ним и разделяет этот канал.

Уже вслух попросив Алексея оставаться пока в машине, Нереида и Цицко вышли из "Волги".

"Хоть бы они нашу засаду не учуяли".- Пронеслось в голове у Виктории.

А парень обратился к врагам:

– В нашей машине стекла прозрачные, и вы можете рассмотреть, кто там сидит. А теперь покажите нам ваших пленников, двух наших людей.

– Пожалуйста.- Молвил один Ворг и махнул рукой влево от себя, сигнализируя кому-то.

Давиду показалось, что этот человек знаком ему, что он его уже видел. Как же его звали? Смирт, что ли? Или как-то наподобие этого? Вот остальных он точно не знал.

Но чувствовалось, что они были слабее Смирта. Возможно, всего на один уровень.

Через несколько секунд со стороны гаражей до Светленгов донесся звук медленно приближающейся машины. Пока она еще не подъехала близко, Давид усердно сканировал округу. Девушка это заметила и спросила так же, как они общались перед выходом из машины:

– Что-то не так?

– Нет. Пока, вроде бы, ничего, однако мне на мгновение показалось, что на кладбище находятся Ворги. Двое или даже больше.

– Надеюсь, это не засада?

– Ну, что ж, в ближайшие минуты мы это узнаем.

Микроавтобус "Лада – 2120" затормозил рядом с пятью Воргами, остановившись к Светленгам правым боком. Из кабины выпрыгнул один молодой парень и открыл боковую дверцу в пассажирский салон. Там Виктория и Давид увидели своих коллег – агентов Черняева и Чмиля, лежавших на полу без движения.

– Они спят. С ними пока что все в порядке. Снотворное перестанет действовать через час – другой.- Проговорил Смирт.

Водитель "вазовского" микроавтобуса захлопнул боковую дверцу, а тот потребовал:

– Я показал вам ваших. Теперь сделка!

– Хорошо.- Отозвался Давид.

– Ну, тогда я жду этого вашего Великого Избранного.

– Мы должны быть уверены, что получим Игоря и Олега в обмен на Алексея.- Произнесла девушка твердым решительным голосом.

– О, да! Как скажете! Хотите быть уверенными – пожалуйста.

Водитель микроавтобуса вновь распахнул дверцу автомобиля и примкнул к своим, с которыми сделал еще пару шагов назад, к кладбищу.

"Отлично.- Подумал Цицко.- Все как надо. Почти как надо".

Он кивнул своей напарнице, и та, стоя у дверцы переднего пассажирского сидения, нагнулась к открытому ветровому стеклу Алексея, проговорив:

– Давай, Алексей. Пора.- И уже на телепатическом уровне добавила, прозвучав в его голове.- Надеюсь, ты помнишь, что делать и куда бежать после атаки.

Молодой человек вышел, своим видом никак не показывая, что услышал и понял ее слова, и, обойдя "Волгу", прошел до середины расстояния, отделявшего ее и группу противников. Остановившись, он заговорил:

– Ворги! Вот вы какие, значит? Ничем вы не отличаетесь от Светленгов и обычных людей. Конечно, я имею ввиду лишь одну внешность. Я готов пойти с вами, надеясь на то, что вы не убьете меня сразу, как получите.

Ворги не могли знать, что эта речь была у него заготовлена. Чтобы понять это, да и не только это, у них не было времени. Они не успели залезть в его сознание и порыться там, почитать мысли и перебрать воспоминания с целью выведать, не скрывают ли чего Светленги, не задумали ли ловушку. Не успели ничего сделать, потому что едва молодой человек успел договорить, как в небе что-то зажужжало.

Ворги подняли головы, и в тот же миг на них посыпались разрывные снаряды, выпущенные из гранатометов, находившихся где-то… вверху.

Три взрыва прогремели друг за другом, раскидывая Воргов в стороны. Взрывные волны смели бы и Алексея, но они вдруг наткнулись на невидимую преграду и обошли его. Он обвернулся и увидел, что Виктория и Давид стоят, вытянув руки перед собой, создав перед ним защитное силовое поле, защищая и его, и себя одновременно этим невидимым экраном.

Зная, что делать дальше, Шахнозаров бросился к машине со спящими Светленгами, захваченными в плен, и сел в кабину, захлопнув дверцу. Он не умел водить, но за некоторое время до того как отправиться на выполнение данной миссии, Морфеус провел с ним инструктаж и за крайне короткий срок добился того. Что парень мог уже самостоятельно завести машину, включить первую передачу и хотя бы немного отъехать в сторону. Но этот автомобиль и заводить не пришлось – его мотор не заглушали.

Он снял ее с тормоза и вдавил педаль газа в пол. "Лада" дернулась, но дальше не поехала, хотя мотор взревел, будто она разгонялась до предела. Тут Алексей вспомнил, что нужно включить передачу, но растерялся и все перепутал: он переключился на задний ход. Микроавтобус начал пятиться к все еще валявшимся на земле Воргам, а потом мимо них. Понимая, что нет времени объяснять незадачливому новичку – Светленгу, что нужно сделать, чтобы поехать вперед, а не назад, Давид Цицко лишь крикнул ему:

– Держи руль прямо!

Он за секунду представил траекторию движения автомобиля с Алексеем, если тот никуда не свернет, и увидел, что ему ничего не помешает добраться так до самой дороги, подходящей к заправке.

Но далее стало происходить то, что, в принципе, и парень, и девушка ожидали, но очень надеялись, что этого не будет. Через ограду кладбища с боевым кличем перепрыгнули несколько Воргов, видимо, подтолкнув себя силой Избранных, и побежали на двух Светленгов, выхватив на ходу мечи, которые в мгновение ока увеличились в длину в два раза, если не больше.

Спустя пару секунд, через забор перемахнули еще двое, державшие в руках стрелометы, и открыли огонь по микроавтобусу. Стрелы светящимися красными отрезками полетели в него и начали попадать в корпус и стекла, которые сразу же разбились, обдав Шахнозарова осколками. Парень вскрикнул и, без того пребывавший далеко не в спокойном состоянии, упал в страхе на пол и забился под приборную панель у переднего пассажирского кресла на столько, на сколько позволяло пустое место под ней.

В этот момент враги обстреляли колеса, и они лопнули. Машина просела на покрышки и, конечно, дальше ехать уже не могла.

Те, кто был с мечами, добрались до Нереиды и Цицко, но встретили мощный и грамотно организованный отпор: пара тоже успела достать свои складывающиеся мечи, которыми, стоит заметить, владела в совершенстве. И все же пятеро на двоих – это слишком. Слишком неравные силы. Но пока что оба смело отбивали удары и пробовали атаковать сами.

Из шести Воргов, обстрелянных из гранатометов, в живых осталось только двое. Они, отойдя от взрывов, начали вставать, соображая, что к чему, а полностью поднявшись, разом выхватили автоматические пистолеты из-под пиджаков, но… ни один из них не стал стрелять в Светленгов с мечами или обстреливать и без того побитую "Ладу" – микроавтобус. Они направили пистолеты вверх, потому что к полю боя со стороны озера летел воздушный шар, ловко направляемый силой избранных туда, куда нужно было лететь, его пассажирами и державшийся в воздухе за счет получаемого тепла от специальной огнеметной установки. Вот откуда сверху стреляли из гранатометов! В корзине шара стояли братья Чернобровы и Роза Анфимова. До этого их не замечали, так как шар висел высоко в небе на пределе видимости с земли.

Прозвучали выстрелы, и пули без проблем достигли шара и его корзины, хотя тот находился еще более чем в сотни метрах от стрелявших. Одна или две пули попали в баллон с газом для аппарата, выбрасывающего струи пламени в шар. Прогремел взрыв.

Большое облако огня закрыло едва ли не половину неба. Однако никто из находившихся в корзине взорванного шара людей не погиб и даже не пострадал. Они выпрыгнули из нее за какую-то долю секунды до выстрелов, поняв, что те непременно произойдут.

Приземлившись на самом берегу одного из тюменских водоемов со скоростью парашютиста или даже еще медленнее, не смотря на то, что прыгнули с высоты многоэтажного здания, отважная троица ринулась на своих врагов. Перепрыгнуть канал между озером и кладбищем им не составило никакого труда. Не иначе как они помогали себе во всех этих трюках силой Избранных. И вот Анфимова и Чернобровы, уже с мечами в руках, совсем рядом с Воргами. Те с бранью открывают по ним огонь из пистолетов и стрелометов. Стая снарядов летит в трех Светленгов, но девушка выставляет вперед левую руку, и перед ними возникает защитный экран, останавливая большую часть стрел и многие пули. Все, что прорывается сквозь него, два брата отбивают невообразимо стремительными взмахами мечей.

Рядом происходит рубка Воргов и Светленгов исключительно на мечах. Немного в стороне из поврежденной "Лады – 2120" выбирается Алексей, на которого пока никто не обращает внимание, и бежит к сошедшему с дороги и остановившемуся метрах в ста – ста тридцати от всего этого безобразия новенькому "Соболю" Александра с отрядом оперативников. Почему он ездит только на "Соболях"? Чем "ГАЗель" хуже?

Или "УАЗ" – санитарка? Или старый добрый "Рафик", которых уже практически не увидеть на улицах города? Но черт с ним, сейчас не до этого.

Бойцы выбегают из микрофургона и устремляются на помощь к товарищам, а Алексей добегает до "Соболя" и, тяжело вздыхая от бега и волнения, падает на его капот.

Ворги замечают несущихся к ним оперативников – тех не двое и не трое, а целых восемь – и с невероятными ругательствами и матом, посылая с невероятной красочностью слов и злобой всех Светленгов, проклиная их, начинают отступать.

Теперь численное преимущество на стороне Светленгов. девять Воргов сомневаются, что могут одолеть четырнадцать противников, хотя сами они достаточно сильные. А, быть может, им поступил приказ отступать во избежание новых потерь? Приказ от кого-то, кто направлял их действия или же от самого лидера? От кого приказ пришел и был ли он вообще (если был, то, скорее всего, на телепатическом уровне) неизвестно, однако Ворги отступили.

Видя, что враг уходит, Светленги прекратили атаковать и не пытались добить даже тех, кого сильно ранили. Просто им не поступило распоряжение добивать и преследовать.

Когда враг скрылся за гаражами, Светленги, наконец, перевели дух и убрали оружие.

– Неплохо мы размялись, ребята!- Произнес Давид Цицко.- Они здорово наседали, но я справился! Мне даже понравилось! Заметьте: на мне нет ни царапины!

– Тебе повезло.- Молвила Виктория жалобным голосом и с несчастным видом.- Вот у меня проблема. Кто-нибудь, помогите мне скорее!!!

Все обратили внимание на ее большую рану на правом плече, полученную, вероятно, от меча противника.

– Ух, ты! Да у тебя идет большая потеря крови! Нужно скорее перевязать твою рану!- Воскликнул Артур Чернобров.- Бедняжка. Больно, наверное?

– Ты еще спрашиваешь?- Произнесла девушка с таким видом, словно собиралась через секунду разреветься.

– Вон Александр едет. У него аптечка.- Сказал один из восьми бойцов – оперативников.

К ним всем подъезжал "Соболь", в кабине которого находились Александр и Алексей.

Но раненая не смогла дождаться перевязки и упала без сознания прямо в руки стоявшего рядом Артура. Парень подхватил ее и понес к машине.

– Никто больше не ранен?- Спросил громко Андрей Чернобров.

Люди осмотрели себя и друг друга, но, к своей радости, не обнаружили на себе никаких серьезных ран. Царапины и ссадины не в счет. Их можно было обработать позже или вообще не трогать. Сами исчезнут.

Выйдя из своего фургончика и осматривая место побоища с тремя трупами Воргов, Александр молвил:

– Да… Ни наш лидер, ни мы с вами не ошибались, предположив, что нам устроят засаду. Подобным сделкам доверять нельзя никогда. И сдается мне, Ворги, забрав себе Алексея, вряд ли отдали бы нам Игоря и Олега. Но мы настоящие молодцы! Мы первыми их обманули. И обманули так же, как хотели обмануть нас они! Едем домой, друзья, не будем больше здесь задерживаться. Только кому-то нужно зарыть поглубже этих троих выродков. Рад, что у нас впервые за последнее время обошлось без единой жертвы, а у них они снова появились.

Все события, произошедшие возле озера Алебашево, вновь остались сокрытыми от простого народа неизвестной им силой, которая еще ни разу не подводила Избранных.

Даже взрыв шара в небе не привлек внимания горожан.

В этот вечер Ворги и, в первую очередь, Светленги отлично защитили себя от посторонних любопытных глаз. Не то, что тогда, когда пассажирский самолет намеревался приземлиться в центре города.


***


Шорох сам вел свой большой черный "Мерседес", направляясь на дачу Смирта, который с перевязанной головой и правой рукой сидел рядом. Он молчал, а глава Воргов, пребывавший в эти минуты в ужасном, паршивом, скверном настроении, постоянно говорил. Точнее, не говорил, а яростно поносил весь белый свет, не стыдясь самых отборных словечек, которые только мог знать. Он не находил себе места от злости, заполнившей его. Он был зол на всех и на все. Ему не нравилось, что его люди, а, значит, и он сам проиграли в этот раз.

– Как такое могло произойти?- Выкрикнул он, ударив по рулю левой рукой.- Не могу поверить в то, что Светленги нас надули. Обманули как каких-то лохов, провели точно так же, как мы хотели провести их! Как я их ненавижу! Я хочу их убить!

Всех! Всех убить хочу! Но чтобы они подыхали с муками! Да! Только с муками!

Уроды! Выродки! Чтоб им всем хреново было!

Ночь скрыла бы черный автомобиль полностью, если бы он ехал без включенных фар, и не работало уличное освещение. "Мерседес" двигался из заречных микрорайонов в сторону Верхнего бора сначала по улице Тимуровцев, а затем по Магистральной.

После событий у Алебашево прошло более двух часов, но Шорох никак не мог успокоиться. В ярости он снова ударил рукой по рулю, чуть не свернул его, попал на кнопку гудка. Прозвучал сигнал. С ним поравнялась какая-то белая, более скромного вида иномарка с правым рулем, и водитель, выглянув из своего окна в дверце, голосом, в котором чувствовалось беззаботность и веселье выпившего, заговорил, стараясь четко и громко выговаривать слова:

– Эй, приятель, чего сигналишь? Впереди пусто! Не видишь?

Владимир Леонидович резко повернул на него голову и, одарив свирепым, леденящим кровь взглядом, бросил ему в ответ:

– Ты сейчас подохнешь, выродок! Готов?

Выпивший парень ощутил сильный удар о правый борт своей машины. Но это был не удар "Мерседеса", как ему показалось – тот шел почти в метре от него. В него ударило что-то невидимое, чрезвычайно твердое и большое. Двери иномарки вмяло в салон, зажав ноги водителю, а саму ее отбросило на полосу встречного движения.

Там она заскользила, завалилась на левый бок и перевернулась на кабину. Затем встала на колеса, но тут же перевернулась снова, уже вылетев за обочину дороги.

И только перевернувшись в третий раз, наконец-то, остановилась, вся измятая и похожая на большой железный комок. Шорохов засмеялся, радуясь, как он ловко обошелся с этим водилой. Кажется, ему даже слегка полегчало. Ярость чуть отступила.

Он снова сматерился, посылая Светленгов во всевозможные места, а потом обратился к своему спутнику, несколько понизив голос:

– Слушай, Смирт! Ведь ты же был там и бился вместе с остальными! Ты опытный боец!

Почему вы не смогли взять под контроль ситуацию и победить их?

– Мы бы попытались, мистер шорох! Честное слово, у нас могло получиться. Но только не тогда, когда их стало почти в два раза больше, чем нас. Кроме всего прочего там появился Великий Избранный! Не Матрэкс, но…

– Александр почти такой же могущественный.- Сказал шеф еще более спокойно.

Вероятно, разборка с полупьяным водителем все же пошла ему на пользу.

– Тем более, хозяин! Если бы он не приехал с целым отрядом бойцов, я уверен: мы бы могли победить.

– Почему ты уверен?- Вдруг резко спросил Шорох.

Смирт не хотел, чтобы из-за его слов тот рассвирепел и взбесился больше прежнего, но что-то отвечать нужно было. И он все же осмелился сказать следующее:

– Не знаю. Почему-то уверен. Я бы мог через несколько секунд придумать какой-нибудь план.

– Какой к черту план?- Взмахнул руками лидер Воргов.- Видели бы вы себя со стороны! Вы дрались как простые бойцы третьего или четвертого уровня!

– Извините.- Выдавил из себя Смирнов, человек, который не любил извиняться, но которому приходилось это делать.

Вопрос так и застыл на его устах, чуть не слетевший с них, но вовремя задержанный. Откуда шеф знает, как они сражались? Он что, наблюдал за всеми?

Ничего себе! Так почему же тогда не вступил в бой и не разогнал Светленгов одним взмахом руки, как свору паршивых собак?

Словно прочитав его мысли, Шорохов произнес:

Я воспользовался особым телепатическим каналом и несколько секунд наблюдал за вами глазами одного из вас. Да, ты меня удивил, Смирт, честное слово, мать твою!- Он снова почти вскричал со злостью.- Я думал, что ты такой боец, за какого себя выдаешь!

– Мистер Шорох!- Возможно, Смирнов хотел сказать еще что-то в свое оправдание, но тот, к кому хотел обратиться, остановил его:

– Нет! не хочу ничего больше слышать, пока сам не спрошу! Ни от кого!

Очень скоро они проехали базу отдыха, всю в огнях и полную народа, и свернули на вытоптанную, но все же малоприметную среди кустов и деревьев, тропу, которая вела к даче Александра Смирнова. Спустя еще около минуты медленного продвижения по неровностям голой, не асфальтированной земле Владимир Леонидович остановился в одном ряду с двумя такими же черными, как сама ночь, "Фордами" и вышел.

В доме горел свет. Через мгновение на крыльце в тусклом свете единственной лампочки, освещавшей его и площадку перед ним, появились двое Воргов и девушка.

Черв и Фил – а с Беловой вышли именно они – поздоровались со своим лидером.

После них своим негромким, нежным голосом, который, разумеется, невозможно было нисколько сравнить с их голосами, поздоровалась сама Белова.

Шорох захлопнул дверцу своего автомобиля и повелительным тоном произнес:

– Ничего у меня не спрашивать! Не хочу ни с кем говорить. Все в дом!

Парни молча повиновались. За ними в дом прошел и Смирт, мрачный и надутый после общения с шефом по дороге сюда.

Девушка замялась, не зная, как поступить, но все же решила спросить, не смотря на запрет задавать вопросы:

– Мне… тоже уйти?

Шорох подошел к ней и взглянул в ее красивое, нежное, с ровным темным загаром лицо и вдруг молвил таким тихим и спокойным голосом, что сам этому удивился:

– Нет, Майя, не уходи. Это я сказал только им, но никак не тебе. С тобой я не мог так грубо поступить.

– Владимир Леонидович, я вас ждала, но вы не пришли, когда обещали.- Сказала Майя.

Слова ее прозвучали робко, неуверенно и так, будто она была на него обижена.

– Я не мог приехать раньше, дорогая. Произошло кое-что, изначально не входившее в мои планы.- Он поднялся к ней на две ступени, подошел совсем близко и обнял левой рукой, легонько прислонив к себе.- Ты, наверное, скучала здесь? Я действительно собирался приехать к тебе еще вчера, но так и не приехал. И сегодня я вот когда только смог здесь появиться, в самом конце дня. Но ничего.

Теперь я тебя не оставлю ни на день. Могу обещать это. Я сделаю тебя счастливой и независимой ни от кого. И ты станешь самой могущественной из всех Воргов.

Никто с тобой не сможет сравниться ни красотой, ни силой Избранных. И вот тогда мы покажем этим Светленгам кто на этой Земле главный. Только ты верь мне, что все будет хорошо.

Слушая его, девушка только грустно вздохнула и продолжала стоять с Шорохом в обнимку. Нельзя сказать, что ей очень сильно понравилось, как он ее взял и обнял, но отстраниться от него она не могла. А, может, и не хотела. Все же он внушал ей доверие, какими бы странным он и его люди ей ни казались. Но все-таки не это было самым главным. Девушка не смогла бы все это достаточно спокойно перенести и смириться со всем, если бы не ощущение того, что она должна остаться с этими Избранными, что ей с ними будет хорошо, что она – одна из них. Но откуда это чувство взялось?


ХРОНИКА ВТОРАЯ


ДРУГАЯ ЖИЗНЬ


***


Лето продолжалось. Однако его большая часть прошла, а той, что осталась, недолго было закончиться. Оставшиеся светлые, теплые, веселые и беззаботные дни каждый старался провести так, чтобы не было обидно за бесцельно прожитое время. И у каждого для этого имелись свои способы: кто-то просто гулял в городе с друзьями или родными, наслаждаясь солнцем и отличной погодой, кто-то отдыхал на даче или даже на дикой природе. Можно было придумать массу возможностей, как проводить это лето с достоинством. Главное, чтобы все они принесли отдыхавшим только благо и положительные эмоции.

Солнце стояло высоко в небе и ярко отражалось в лужах на асфальте. Дождь прошел совсем недавно, и еще пахло сыростью, но облака быстро стали расходиться, и город вновь радовался лучам дневного светила, блестел вымытыми стеклами окон и витрин зданий, переливался освеженной зеленью листвы.

В отличие от лужиц из чистой воды в Туре сложно было увидеть свое отражение.

Частенько в ее водах можно было заметить плывущий по течению мусор: пластиковые бутылки, ветки и даже целые обломки деревьев, какой-нибудь непонятный сор, растягивающийся по поверхности подобно нефтяному пятну, много чего еще. Да и сама по себе вода в реке была довольно мутная, наверняка, содержащая много нехороших примесей.

Только что стоявший над берегом звон стали внезапно смолк. Поединок двух людей, осуществлявшийся на мечах, неожиданно закончился. Один молодой человек выбил из рук другого его меч, и тот отлетел в сторону, упал около самой воды. Сам поверженный упал на влажный от недавнего дождя песок и замер.

– Ну вот, снова не удержал,- сказал победивший, опустив свое оружие.- Ты хорошо следишь за движениями противника, Алексей, и неплохо отбиваешь удары. Но стоит мне резко усилить напор и ударить со всей силы, со всего размаху, как ты остаешься безоружен.

– Прости, Тимофей, но я никак не ожидал, что эти складные мечи окажутся такими тяжелыми.

Тимофей засмеялся и подал приятелю руку. Когда тот поднялся, он проговорил:

– Тяжелые? Да, вес они имеют – не спорю. Однако ж управляются с ними все! Видел бы ты, как ими машут некоторые из наших нежных, хрупких девушек! Неужели ты – настоящий мужик – будешь им уступать?

Отряхиваясь, Алексей Шахнозаров молвил:

– Э, нет, дружище, отставать я не хотел бы. Но я не привык не только держать в руке какое-либо оружие, но и к подобным физическим нагрузкам. Почти неделя каждодневных изнурительных тренировок: то эти трехкилограммовые мечи, то стрельба раскаленными стрелами, то бокс и каратэ. Я устал. Нельзя ли передохнуть пару-тройку дней?

– Я тебя понимаю. И впрямь, всю предыдущую неделю у нас был плотный график тренировок,- согласился Люборец.- Давай поступим следующим образом: отдохнешь день-другой, ни о чем таком не думая, а потом начнем заниматься, сделав акцент на развитие дара Избранного и умение им пользоваться. Это будет куда легче.

Физической силы особо не понадобиться. Идет?

– Ich habe nichts dagegen*,- молвил Алексей.

– Ausgezeichnet!**. Тогда бери свой меч, и идем к машине.

Тот подобрал меч, ярко сверкающий на солнце начищенной сталью, и одним движением сложил его пополам. Длина оружия сократилась почти до полуметра. Молодые люди не спеша направились вдоль берега в сторону подъема на проезжую часть, где оставался их автомобиль.

Они были во многом похожи друг на друга: примерно одинаковый рост, оба русоволосые, оба одевались исключительно в костюмы светлых расцветок… Лишь глаза существенно различались: у Люборца они были голубые, а у Шахнозарова – карие с зеленоватым оттенком. И еще лицо у первого оказывалось чуть более круглое и полное, чем у второго.

По дороге Алекс (так последнее время его стали звать некоторые из Светленгов) спросил:

– Кто вообще придумал эти дурацкие складывающиеся мечи? И зачем?

– А чем они тебе не нравятся?

– На мой взгляд, они неудобны. К тому же тяжелые. Я уверен, что далеко не каждый может размахивать ими, как пушинкой, и владеть в совершенстве. Для этого нужны нормальные мечи стандартного размера и веса.

– Насчет первого согласен, а вот со вторым утверждением все же можно поспорить.

Ничем особенным от других мечей наши на самом деле не отличаются, если не брать в счет, что последние складываются.

– Хорошо. Но зачем такие мечи, если в мире есть другие, нормальные, настоящие?- не унимался Алекс.

– Это, кстати, тоже не игрушка,- позволил себе отметить Тимофей.- А зачем? Видишь ли, когда мы их складываем, их длина заметно уменьшается, и мечи становятся менее заметны под одеждой. Чтобы их носить с собой по улице уже не обязательно одевать плащ. Можно носить под пиджаком или свитером. Подойдет даже просторная футболка. Как ты мог сам заметить, хотя мечи Избранных и тяжелые, но они достаточно тонкие. Основную часть веса им придает массивная рукоять, куда и прячется лезвие.

– Так Светленги и Ворги пользуются ими только из-за того, что их можно спрятать под одеждой?

– Да, совершенно верно. Других преимуществ перед обычными мечами у них нет. И так уж сложились обстоятельства, что мы предпочитаем именно складные мечи.

– Ну, а как же стрелометы? Уж эти-то большие пистолеты с обоймами-цилиндрами под дулами никак не спрячешь ни под каким пиджаком. Они больше любого из известных мне пистолетов!

Тимофей Люборец и на этот вопрос ответил с поразительным терпением:

– Стрелометы – это изобретение Светленгов. мы сконструировали их для того, чтобы по возможности не использовать огнестрельное оружие, ведь оно, как ты знаешь, производит много шума при выстреле, а посему привлекает внимание окружающих.

Однако насчет ношения стрелометов под одеждой ты оказался прав: ничего не выйдет – они слишком объемистые для этого.

– Вы, наверное, не слышали про глушители к пистолетам,- подколол Шахнозаров.

– Да нет, не в этом дело. Тут дело даже не столько в том, чтобы наше оружие было бесшумно, сколько в том, чтобы у Избранных оно было другое, не такое, как все оружие обычных людей. Понимаешь? Поначалу Избранные хотели вести борьбу друг с другом исключительно своими методами и своим собственным оружием, вот и начали изобретать всякие мечи, стрелометы, газовые разрывные пули и так далее. Но сейчас это уже уходит. Теперь мы не испытываем такого рвения отличаться от всех людей, какое испытывали на заре своего существования.

Тимофей неплохо умел все объяснять, и Шахнозарову это нравилось. Ему вообще нравилось с ним беседовать, что-то спрашивать, а потом рассказывать самому.

Главное, Тимофей всегда, в отличие от многих других Светленгов, давал полный и развернутый ответ и отвечал без всяких "а зачем тебе это?" или "а почему тебя это интересует?". Они с ним сразу стали хорошими друзьями, как только начали более или менее узнавать друг друга.

Когда молодые люди дошли до своего автомобиля, Морфеус снял с него сигнализацию, и они оба заняли передние кресла, Алексей Шахнозаров заметил:

– А я не знал, что ты владеешь немецким!

– Ich versteche Deutch, kann aber nicht sprechen*,- пошутил Люборец, четко и правильно выговаривая немецкие слова.

Парни засмеялись и Алексей сказал:

– Ты очень хорошо разговариваешь! Можешь сойти за настоящего немца! Правда!

– Ну ладно тебе. То, что я сказал, достаточно просто. Эти фразы можно выучить, не зная языка. Кто действительно очень хорошо знает немецкий из наших, так это Виктория Герштайн. Пожалуй, она единственная из Светленгов, владеющая им в совершенстве.

– Ну, правильно, ведь она же немка!

Морфеус включил в салоне кондиционер и завел двигатель. Золотисто-желтая "Волга" осторожно развернулась на узкой дороге и пошла вверх к проезжей части улицы Республики, покидая заброшенную и грязную набережную Туры, у которой был пришвартован белоснежный туристический теплоход, почти никогда не покидавший этого места.

В то время, пока они выезжали на улицу, Шахнозаров облокотился о свою дверцу, высунув в открытое окно локоть, и подпер подбородок, уставившись вперед с задумчивым видом. Казалось, он внезапно погрустнел. Но всякий, подумавший о нем так, оказался бы недалеко от истины.

Парень вспомнил о своих родителях, и ему захотелось увидеть их, пообщаться с ними. Они не виделись уже порядка трех недель. Как много случилось в мире за эти дни, за эти три недели! Очень многое переменилось.

Выезжая на Ленина и двигаясь мимо областного военкомата, Тимофей включил радио и настроил звук, выбрав перед тем вторую станцию из списка тех, что вещают в Тюмени. Все Светленги любили эту радиостанцию, не смотря на то, что формат ее звучания предполагал преимущественно хиты, проверенные временем, песни 70-х, 80-х и 90-х лет, немало русской музыки, а в завершении каждого часа еще и классические произведения.

Как раз подходил к концу очередной час, и в эфире заиграла "Лунная соната" Бетховена.

– Не любишь классику?- поинтересовался Люборец у приятеля.

– Да почему же?- отозвался тот.- Очень даже люблю! Особенно такую! Это произведение Андрей Александрович наиграл мне при нашей с ним первой встрече.

– Я знаю,- кивнул Люборец.- Шеф хорошо играет даже очень сложные сочинения классиков. А ты в курсе, что он вообще помешан на такой музыке? Мало того, что постоянно слушает ее, так еще и сам играет!

– Ну… я почти догадывался,- улыбнулся Шахнозаров.

Он промолчал около минуты, а когда "Лунная соната" завершилась (если быть точнее, то ее просто остановили, не дав людям дослушать до самого конца), и на радио начались новости, решил обратиться с просьбой к своему другу и одновременно наставнику:

– Слушай, Тимофей! Можешь оказать небольшую услугу? Отвези меня, пожалуйста, к родителям. Хочется побыть в семье хотя бы денек. Только так я смогу по-настоящему отвлечься от своей новой жизни и отдохнуть.

– Я понимаю тебя,- ответил тот.- Хорошо, отвезу. Но тебе стоит быть осторожным, Алексей. Ворги могут за тобой следить и попытаться напасть, как ты окажешься один. Это серьезно!

– Я не боюсь! К тому же я буду не один. И, в конце концов, я не маленький мальчик и могу хоть как-нибудь за себя постоять.

– Да я, собственно, и не сомневаюсь,- заверил Морфеус.- Но ты все-таки недооцениваешь врага. Ладно, закроем тему. Куда ехать?

– Сегодня они должны быть у себя на даче. Это в Казарово. Улица Вторая новая.

Знаешь, как добраться?

– Не беспокойся, разберусь,- пообещал парню его друг.

Он свернул на улицу Челюскинцев и по ней повел свою чистую, отполированную до почти зеркального блеска "Волгу" прямо к мосту через Туру. Он уводил от "Нефтяника" в заречные микрорайоны. А там уже путь двух молодых Светленгов пролегал по 2-й луговой, Щербакова, Тимуровцев и Магистральной.

Последний участок дороги удалось проехать значительно быстрее, чем все предыдущие, и вот они оказались на месте. Пока ехали, Люборец пару раз перекликался с какими-то патрульными по Прибору постоянной громкой связи, встроенному в приборную панель авто и успешно заменявшему на малых и средних расстояниях любые другие виды связи. Он вызывал Светленгов, патрулировавших районы Зареки, и спрашивал, нет ли где поблизости противника. Но везде, где они ехали, оказывалось спокойно, как говорят патрульные, "чисто".

Остановившись перед домом, на который указал Алексей, Тимофей Люборец произнес:

– Желаю хорошо провести время. Если что, звони. Когда соберешься назад в город, можешь вызвать любого из наших патрульных. Тебя обязательно подбросят в нужную точку.

– Хорошо. Спасибо,- кивнул молодой человек. Собрался уже выходить, но тут спохватился и спросил.- А ты не хочешь остаться с нами до ужина? Я бы представил тебя родителям!

Тот замялся, но затем все же решил отказаться:

– Нет, Леха, я не могу. У тебя отдых, а у меня нет. Мне надо еще кое-какие дела доделывать. Но за приглашение спасибо. Возможно, в следующий раз.

– Ладно. До скорого! Я пошел.

Шахнозаров выбрался из салона автомобиля и, хлопнув дверцей, обошел его в направлении большого, относительно нового и чистого деревянного дома.

Остаток дня он провел с матерью и отцом, тесно общаясь с ними и просто проводя вечер в полном покое на их даче. Те приняли его достаточно тепло, даже с радостью. Конечно, ведь последнее время они видели своего единственного сына все реже. Его жизнь становилась для них все более неясной, непонятной и таинственной, если можно так выразиться. Им это, разумеется, не нравилось, хотя и мать, и отец понимали, что Алексей уже довольно взрослый и имеет право на личную жизнь, протекающую где-то в стороне от них. Просто они, как и любые родители, всегда заботящиеся о своих детях, тревожились за него, сами не зная толком почему.

Возможно, из-за странных, подозрительных поступков парня.

Для чего Алексей так вдруг взял и продал квартиру, доставшуюся ему от бабушки с дедушкой, причем в срочном порядке? Почему некоторый период времени вообще не общался с ними: не отвечал на звонки, сменил номер сотового, избегал встречи?

За ужином молодому человеку пришлось заговорить обо всем этом с родителями. Им хотелось убедиться, что с ним все в порядке, а он, понимая это, вынужден был терпеливо отвечать на вопросы, местами говорить правду, а местами лгать им.

Он не мог рассказать ничего о том, что с ним произошло на самом деле, как поменялся его образ жизни и с кем ему приходится теперь водить знакомство, потому что это было строжайше запрещено правилами Союза Избранных – Светленгов.

О них не должны были знать простые люди. Никаких Избранных в их глазах существовать не могло. Так было нужно. Но зачем именно, Шахнозаров так и не понял до сих пор, однако нарушить запрет боялся. Но как более или менее правдоподобно мог он объяснить свое поведение в течение последних недель? А вот как!

– Единственное объяснение тому, что со мной случилось, выглядит следующим образом,- начал молодой человек, заваленный вопросами и просьбами рассказать о своих делах и проблемах, если таковые имелись.- Вы, быть может, не поверите сразу, но я неожиданно для самого себя нашел свою любовь! Вот взял и полюбил! И она ответила мне взаимностью! Я очень счастлив из-за этого, у меня все прекрасно. Я продал квартиру и переселился к ней. Поверь, мам, у нас все очень серьезно, правда.

Думаю, у меня появилась возможность создать свою семью! Разве это не здорово?

Деньги от моей квартиры помогут нам, пока никто из нас не закончил учиться и не имеет хорошей постоянной работы.

Мать лишь вздохнула на все услышанное, будто и не обрадовалась, а потом, подперев голову рукой, негромко вымолвила:

– Ох, сынок! Ну что ж, мы не будем мешать твоему счастью, если это действительно твое счастье и ты в ней уверен. Только скажи, кто же твоя избранница и как ее зовут?

Парень вспомнил девушку, которую встретил на лестнице здания штаба Светленгов в одну из первых ночей пребывания среди людей, называвших себя Избранными, и ее имя само собой слетело с его уст:

– Настя Самойлова.


***


Субботний вечер Майя Белова – новая Великая Избранная, как назвали ее Ворги, – вновь посвятила тренировке обращению со своей Силой. Почти всегда ее занятиями руководил сам мистер Шорох – лидер Воргов. Однако на этот раз учителем девушки выступил первый заместитель шефа, отбывшего куда-то в северный города по делам.

– Прошло немного времени, а ты уже так хорошо научилась общаться через телепатический канал, ставить и снимать многократную Защиту от телепатических сканеров Избранных, управлять Силовыми полями!- восхитился Черв, когда по его просьбе Майя показала ему все, что успела выучить и какие действия смогла отработать за минувшие три недели.

– А ты думал, я все эти дни с Владимиром Леонидовичем в салочки играла?- усмехнулась та.- Нет, мы тренировались и продолжим тренироваться, как только он вернется из командировки. Он говорит, что чем скорее я разовью все свои способности до предела, тем лучше будет для меня самой. А мне это нравится!

– Правда?!

– Да! Я действительно ощущаю себя особенным человеком… даже среди Избранных!

Наверное, потому что я Великая, как все вы повторяете. Это придает мне уверенности, и я уже почти не жалею о смене образа жизни и круга друзей. Я чувствую превосходство над остальными людьми! Возможно. Даже власть!

При таких словах ее голубые глаза заблестели, заискрились, выражая подъем положительных эмоций от осознания того, что было сказано ею самой.

– Это замечательно!- произнес Антон Чернов, положив девушке на плечо руку.- Я искренне рад за тебя. Очень хорошо, что ты с нами и ничуть не жалеешь об этом.

– Все благодаря вам. Благодаря тебе, Владимиру Леонидовичу и некоторым другим людям, кто помог мне справиться с моральным потрясением, пережить переломный момент в моей жизни и стать другой.

Молодой мужчина заулыбался в ответ и, почти смущенный, выговорил:

– Да, ладно, не стоит благодарности. Мы же друзья и коллеги. У нас не принято благодарить за помощь сотоварищу, так как это наша обязанность.

Они замолчали на несколько секунд. Тишину комнаты Майи в доме агента Смирта и секретной даче всех Воргов, находившейся среди зарослей кустарника и деревьев недалеко от базы отдыха "Эльдорадо-Верхний бор", не нарушало ничто.

Шорох обещал, что у Беловой будет своя квартира, а пока все дни, начиная от своего приезда сюда на джипе в окружении агентов-Воргов, она жила здесь. Но тут было неплохо. Тихо. Природа кругом. База отдыха рядом.

Наконец, молодая Избранная заговорила:

– Владимир Леонидович просил меня самостоятельно начать повышать мощность моих Поля невидимости и Кругового Защитного поля. Первое вроде бы получается, а вот усилить Экран у меня не выходит. Поможешь?

– Давай попробуем. Но предупреждаю: у меня восьмой уровень Силы и боевой подготовки. Больше того, что умею сам, я не смогу тебе дать,- отозвался Черв.

– Если мою Силу измерять по этой шкале,- сказала девушка,- то я пока остановилась на седьмом! Лишь Поле невидимости у меня получилось поднять до уровня номер одиннадцать!

"Поразительно! Одиннадцать!- изумился Черв.- Почти уровень шефа".

Когда очередное занятие, посвященное отработке навыков контролируемого снижения и повышения уровня Силы Избранного, закончилось, а время стало приближаться к 23-м часам, Майя вышла на террасу дома. Последние несколько дней она очень уставала.

Частое и продолжительное использование Силы забирало немало энергии и утомляло.

Но девушку это не останавливало. Ей необходимо было тренироваться, и она готова была делать это с утра до вечера и до самого изнеможения. Все неприятности, связанные с ее сверхъестественными способностями, прекратились, и это стало настоящей радостью для нее.

Облокотившись на перила террасы, Майя решила еще раз испробовать свои телепатические возможности и сосредоточилась. Научившись пользоваться внутренним сканером, то есть обнаруживать на уровне каких-то внутренних мысленных ощущений Избранных, стоящих ниже ее уровня, она теперь постоянно использовала его для поиска своих. Это было забавно! Почувствовать удавалось без труда любого из слабых и даже средних Воргов. Только таких Сильных, как Смирт, Черв и Михо, еще не получалось, но это был только лишь вопрос времени.

В данный момент никого на территории засекреченной дачи не нашлось, а если кто и был (а кто-то рядом все равно был, тот же Черв, например), то ей не удалось его засечь. Ну, ничего, не беда. Еще неделя-другая занятий со своей Силой, и она будет обнаруживать самого Шороха! По крайней мере, ей казалось, что будет.

Через пару минут позади нее раздались небыстрые уверенные шаги. Так обычно ходил только… -…Владимир Леонидович!- удивилась Майя Белова, повернувшись на звук шагов и увидев мужчину, как всегда одетого в строгий черный костюм и рубашку вишневого цвета.

– Добрый вечер, моя дорогая!- произнес подошедший.- Не ждала еще увидеть меня сегодня?

– Да…- призналась девушка.- Как же вы так быстро? Только вчера уехали, а сегодня уже вновь дома!

– А вот так,- дал он шутливый ответ и погладил свою любимицу по голове.- Ну, как успехи? Мистер Черв занимался с тобой сегодня?

– Угу,- кивнула Белова.- Мы закончили не так давно.

– Хорошо. Ты молодец, Майя. Если подобным образом будет идти и дальше, то очень скоро ты превзойдешь в Силе и возможностях абсолютно всех Воргов и Светленгов. Я уверен.

– Даже вас?

Шорох улыбнулся на этот вопрос и пожал плечами, притворяясь, что на него точного ответа не знает:

– А кто тебя знает? Поживем – увидим. Но если такое произойдет, я только буду гордиться тобой, и в скором времени мне придется уступить тебе место лидерства над Воргами. И знаешь, мне будет приятно это сделать, зная, что на мое место взойдешь именно ты, а не кто-то иной.

Майя заулыбалась, отворачиваясь от него, и снова заняла ту позу, в которой стояла до его появления. Тот встал рядом и с важным видом посмотрел по сторонам.

Не засек в радиусе действия своих телепатических Сил ни одного Избранного кроме Майи, Черва, Смирта и Дена. Последняя троица что-то делала на верхнем, чердачном этаже. Наверное, они там пьянствовали. Потом мужчина заговорил:

– У меня есть для тебя сюрприз, Майя.

– Правда?- встрепенулась девушка, убрав руки с ограждения и выпрямившись.

– Я позаботился о том, чтобы тебя зачислили в один из вузов города. Теперь тебе не нужно будет придумывать для родителей всякие истории на тему: почему я уехала от вас в Тюмень. Теперь ты скажешь им правду. Скажешь, что будешь жить в Тюмени, потому что стала здесь учиться. Где будешь жить? У одной хорошей подруги.

Например, у Екатерины Ясько. Да, учиться ты действительно можешь, если хочешь, но только заочно, о чем родителям ни слова. Ну, как?

– Превосходно! Я теперь живу в Тюмени, потому что решила учиться!- повторила Белова.- Хорошо, Владимир Леонидович. Я рада, что все складывается подобным образом и мне больше не придется обманывать маму с папой… по крайней мере, во всем и на каждом шагу. Но…- тут она запнулась, пытаясь подобрать более подходящие слова.

Шорох же сразу разобрался в ее мыслях, понял, чего она хочет, и закончил за нее:

– Ты хотела бы навестить их перед тем, как надолго покинешь!

– Да!- кивнула она.- Вы говорили, что я смогу иногда встречаться с ними. Это же мои родители и я по ним все равно скучаю, кем бы я ни стала!

– Ну, разумеется, дорогая. Раз я обещал сделать для тебя подобное исключение из наших правил, то так и будет. Когда ты хотела бы съездить в твой бывший дом?

– На следующей неделе. Может, в понедельник или вторник?

После разговора с Шорохом Майе Беловой захотелось развлечься, сходить на базу отдыха. Ночь стояла теплая, звездная, ветра ни малейшего. Так отчего же не провести хотя бы часть ее под открытым небом возле озера, слушая клубную музыку, воспроизводимую одним из местных ди-джеев. Ден – он же Денис Ковалев – вызвался составить девушке кампанию, и они вместе отправились на "Эльдорадо-Верхний бор".

От секретной дачи Смирта до нее пришлось шагать менее пятнадцати минут.


***


Ночной клуб заполняло большое количество народа. Разумеется, это была исключительно молодежь. Все, кто находился на ногах, танцевали под динамичную электронную музыку. Позади свободного пространства для танцев стояли ряды столиков. В нескольких местах между ними возвышались круглые колонны, подпиравшие верхний этаж, который нависал над зоной со столиками и обрывался над серединой танцпола. Вторая половина клубного зала, над которой не было никакого потолка, поднималась на два этажа, причем высота каждого составляла не менее трех метров, и венчалась люстрой, которую окружали разноцветные вращающиеся прожекторы. По бокам зала висели четыре колонки, направленные в центр зала, в толпу танцующих. Несколько цветных ламп сверкали и над полукруглой сценой, где за большим ди-джейским пультом на ножках стоял невысокий молодой парень с торчащими во все стороны светлыми волосами. Перед ним, ближе к краю сцены, танцевали две шикарные длинноногие полуобнаженные девушки почти одинакового роста, с одинаково длинными волосами: у одной они были черные, к кончикам менявшие цвет на ярко-синий, а у другой – белоснежные, переливающиеся розовым.

Роза Анфимова и Виктория Герштайн составляли хореографический дуэт, выступающий во время игры на "вертушках" обожавшего их обеих Скотта. Это было одно из первых совместных выступлений данной троицы, состоявшееся в клубном зале одного из городских Дворцов культуры.

Кроме огней светомузыки и переливающихся зеркальным блеском стеклянных шаров, висевших над столиками, клубный зал не освещался больше ничем. Музыка продолжала рвать динамики несложной и не слишком мощной акустической системы, девушки на сцене выполняли красивые движения разной сложности, отработанные перед этим в рамках предварительных репетиционных занятий. Парень за пультом качал головой в наушниках и подергивался в такт мелодии воспроизводившегося трека. Народ неустанно двигался под него, но кто-то и сидел за столиком.

Глянув на прокручиваемую пластинку и отметив про себя, что до конца сэта осталось меньше минуты, Скотт бросил взгляд поверх голов толпы в зону со столиками и сразу заметил одного странного типа. В самом дальнем конце зала за бутылкой какого-то пива сидел чисто выбритый мужчина средних лет, одетый в черный костюм и смотревший из-за этого среди общей массы клаберов совершенно нелепо. Вдруг он посмотрел на Скотта. Их взгляды встретились. Даже с такого расстояния, в полумраке, молодой ди-джей рассмотрел его зеленые глаза, излучавшие какой-то тревожащий душу, злобный, холодный блеск. В следующую секунду подозрительный тип чуть улыбнулся, поднял перед собой стакан с пивом и, кивнув Скотту, принялся пить.

Трек закончился. Роза и Виктория на мгновение замерли в финальной позе, а потом выпрямились и, все вспотевшие и запыхавшиеся, помахав публике, поспешили удалиться со сцены. Их провожали одобрительными выкриками несколько парней, пришедших в особый восторг от этих танцев и тех, кто данные танцы исполнял. Кто-то захлопал в ладоши, а кто-то махнул руками в ответ. Скотт покинул сцену следом за своими компаньонками, так же одарив аудиторию в зале парой взмахов руки, но на него почти не обратили внимания: все были заняты двумя сексапильными красотками, выступившими с ним.

Троица Светленгов направилась в буфет Областного Дворца культуры и там заняла один из дальних столиков, заказав холодного пива.

– По-моему, им понравилось,- сказала Роза Анфимова.

– Не сомневаюсь,- отозвался Скотт, а сам продолжал думать о странном посетителе их мероприятия.- За все время, сколько вы были на сцене, на меня даже девчонки из зала почти не смотрели!

Анфимова и Герштайн вместе звонко рассмеялись и обняли парня с обеих сторон, не замечая его чуть менее веселого настроения.

Тут к ним подошел охранник и, протягивая в руке почтовый конверт, произнес:

– Скотт? Вам просили передать это! Один посетитель.

Светленг вздрогнул при этих словах, но конверт принял. А Вика с улыбкой молвила:

– Вот видишь! И у тебя есть поклонницы, раз кто-то написал тебе!

Скотт поблагодарил охранника и, когда тот отошел, вскрыл конверт. Внутри него оказалась тысячерублевая купюра, на которой карандашом было аккуратно написано:

"Поздравляю. Ты можешь стать отличным ди-джеем. А твои подружки – просто чудо!" -Это от того мужика!- воскликнул парень, не желая думать никак иначе.

– Что?- непонимающе уставилась на него Виктория.- От какого мужика?

Услышав ее слова, Скотт сообразил, что проговорился. Пришлось ему рассказать все о том человеке в костюме, непонятно почему встревожившем его, чего еще минуту назад делать не хотел. Не хотел, потому что не желал попусту беспокоить своих очаровательных и веселых подруг.


***


Народа на базе отдыха оказалось так много, что просто некуда было ступить. Все столики на свежем воздухе, расставленные между деревьев и под большим навесом напротив сцены, где играли какие-то малоизвестные ди-джеи, занимала отдыхающая молодежь. Во всех летних кафе было не протолкнуться. Майя не любила находиться в толпе, поэтому нашла себе место на пристани за единственным свободным столиком, а Дениса Ковалева отправила за напитками и чем-нибудь съестным. Он долго выполнял ее поручение, но все-таки вернулся, и не с пустыми руками. На столе перед девушкой появилась полуторалитровая бутылка пива, шашлык и несколько видов салатов. Шашлык парень взял себе, так как Белова от него любезно отказалась и пододвинула к себе салаты с крабовыми палочками и свежими овощами.

Перекусив, они стали пить пиво. В это время Денис завел разговор о себе, о том, как он жил, чем занимался, рассказал историю своего зачисления в ряды Воргов.

– Таким образом, я и стал одним из Избранных, являюсь им вот уж как третий год и ничуть не жалею, что мне выпало вести подобный образ жизни,- закончил Ковалев.

– А как ты открыл в себе сверхспособности?- поинтересовалась Майя.- Как это случилось и когда?

– Я не знаю точно,- пожал плечами Ворг.- Все произошло незаметно. Играя в футбольной команде своей школы, я стоял исключительно на воротах, так как благодаря быстроте движений и молниеносной реакции не пропускал ни одного мяча.

Представляешь, как мной все гордились! Моя команда не проиграла ни единой игры за то время, пока я оставался в ней! Ну, а потом я стал замечать, что вообще все могу делать чрезвычайно быстро и, причем, без ошибок. А друзья и родные постоянно отмечали, что у меня превосходная память и наблюдательность! И вот в один прекрасный момент я понял неожиданно для самого себя, что я не такой, как все, что со мной происходит какая-то фигня. В тот момент я открыл, что помимо всего прочего могу читать мысли других и даже передвигать предметы усилием воли!!!

На следующий день ко мне явился мистер Шорох и позвал за собой.

– И ты сразу пошел?

– Да! Я хотел быть среди таких же, отделиться от тех, кто стоит ниже нас по развитию и возможностям. Я стал презирать всех людей, и новая жизнь принесла мне много радости, удовольствия.

– Но как же твоя семья? Родители? Как ты мог вот так взять и уйти от них, забыть…

– Я не забыл их, поспешил ответить тот, чтобы вдруг не произвести на собеседницу, которая ему очень нравилась, отрицательного впечатления.- Нет, я не забыл. Но я должен был покинуть семью. Я хотел бы с ними видеться, но нашими правилами это запрещено. Ты единственная, кому шеф разрешил сохранить связь с родными… по крайней мере, на первое время. Почему?

– Не знаю,- честно призналась девушка.- Может быть, потому что я Великая Избранная?

Они не на долго остановили беседу, потягивая из пластиковых стаканчиков "Толстяка", а спустя какое-то время молодой человек произнес мечтательным тоном:

– Да-а, Великим быть хорошо…

– Скажи честно,- попросила Майя,- ты завидуешь мне?

Но тот даже не взглянул на нее в этот момент и так же задумчиво, но почти бесстрастно ответил:

– Нет. Мне и на пятом уровне неплохо.

"Врет!"- подумала девушка-Ворг.

Она решила проверить, о чем думает ее приятель, и вызвала одну из своих суперспособностей – чтение чужих мыслей. Ей пока удавалось пробить Защиту мыслей только до четвертого уровня, но вдруг очень захотелось нагло влезть в сознание того типа, что сидел рядом. И Майя Белова принялась делать попытки для того, чтобы удовлетворить свое желание. У Дениса оказалась хорошая Защита.

Пока Ден с увлечением доводил до ее сведения, как хорошо он умеет плавать, на сколько минут задерживает дыхание под водой и хвастался другими достижениями, юная Избранная упорно сверлила его Защитное поле сознания своим "телепатическим сверлом". И вот у нее кое-что начало получаться! Это был успех! Но ей пришлось полностью сосредоточиться на этом занятии. Она даже перестала понимать и слышать, что парень говорил вслух. Всецело ушла в себя, в свое занятие и по истечению нескольких минут добилась, чего хотела. Защита Ворга не выдержала упорной телепатической атаки Беловой, и последняя прошла в его внутренний мир, в его мысли. Конечно, для углубления в сознание, в недра души, Майи не хватало опыта и уровня развития телепатических способностей, но мысли, блуждавшие у парня "на поверхности", ей удалось поймать и прочитать. Вместе с этим девушка ощутила внезапную слабость. Голова закружилась, одноразовый стаканчик выпал из руки, наполненный на треть напитком. Она поняла: это был побочный эффект от слишком резкой, длительной и напряженной активизации своей аномальной энергии.

Ковалев, разумеется, заметил сразу, что его подруга вдруг побледнела и чуть не выпала из кресла. Подавшись вперед, он взял ее за руку:

– Эй, с тобой что-то не так?

Она вышла из мира его мыслей и едва не потеряла сознание, однако смогла взять себя в руки. Ничего себе! Нет, это было, явно, переутомление. Пока так делать больше не стоит без предварительных тренировок.

– Майя!- позвал Денис.

– А? О, нет, ничего… Ничего плохого со мной не случилось, лишь голова закружилась,- наконец вымолвила девушка.

– Ты "прослушивала" мои мысли!- заявил удивленно Ворг.

– Извини. А как ты догадался?

– Это всегда можно почувствовать, особенно если кто-то менее опытный, чем ты сам, лезет в твое сознание, взламывая Защиту так, как это никогда не сделает очень опытный и Сильный телепат.

– Извини,- повторила Майя.

– Да ладно,- махнул рукой парень и тут увидел, что Белова встает из-за стола.- Подожди, ты куда? Ты уходишь?

– Да!

– Так скоро? Жаль. Я хотел пригласить тебя покататься на лодке или пройтись по берегу,- огорчился Денис Ковалев такому положению дел.

– Я бы и рада, но не с тобой!- последовал неожиданный для него ответ.- Гуляй один!

Молодой Ворг остался в ступоре. Чего это на нее нашло? Разве он сказал что-то не так? Ничего не сказал и не сделал!

И только когда та удалилась на порядочное расстояние и вообще скрылась из виду, поднявшись с пляжа на гору, до молодого человека дошло: Майя прочла в его мыслях то, что ей не понравилось! Что же именно? Неужели…

– Черт!- выругался Ковалев.- Вот облом!

И со злости швырнул взглядом все, что находилось на их столике, в воду.


***


Алексей Шахнозаров не стал никого вызывать, никому звонить и просить отвезти куда-нибудь в город, а взял и пошел пешком с родительской дачи на "Эльдорадо-Верхний бор". Захотел прогуляться в одиночестве, поразмыслить над жизнью. Настроение и погода к этому занятию располагали.

Простившись с отцом и матерью до следующих встреч, обещая не пропадать и держать их в курсе событий, он выступил в путь. А путь его был не слишком велик, хотя и не сказать, что мал. Одним словом, потопать нужно было.

Солнце каждую минуту все выше поднималось по небосводу. Ночная прохлада отступала, а ее место занимала жара очередного летнего дня. Прогноз погоды на эти сутки давали самый великолепный: без осадков и до 30 градусов! Вот это было настоящее лето! И такая жара стояла уже неделю.

После бурной, шумной, кипящей жизнью ночи база отдыха стояла практически в абсолютной тишине. Не работало даже радио на столбах, установленных на пляже.

Лишь только бегали взад-вперед уборщики с мешками, собирая мусор и подметая территорию. Посетители практически отсутствовали.

Миновав пропускной пост на входе, молодой человек сразу направился вниз к озеру, собираясь посидеть где-нибудь и посмотреть на воду, пока жара не ударила в полную силу.

– И ничего не происходит,- заметил он.- Ворги не нападают стаями, никто не стреляет из стрелометов и не угрожает мне. Все так же обычно, как и когда я слыхом не слыхивал ни о каких Избранных.

На спуске к берегу Шахнозаров остановился и активизировал телепатические способности, как учили его этому Морфеус и Александр. Попытался определить, есть ли в пределах базы отдыха еще какой-нибудь Избранный. Напрягся и выложился, как говорится, на полную. Телепатический радар пустил плотный поток энергии в стороны на десятки метров. На слишком большое расстояние распространять свою аномальную энергию у парня еще не получалось. В связи с этим "найти" Избранного даже самого низкого уровня, стоявшего в стороне, он мог, однако в радиусе четырех – шести метров от себя легко пробивал Поле невидимости вплоть до шестого уровня!

Ему объяснили, что, научившись хорошо обращаться со своей Силой, каждый Избранный ставит вокруг себя постоянную Защиту в виде Экрана против прочтения мыслей и Поля невидимости. Обе Защиты всегда существуют сами по себе и постоянно ни ту, ни другую держать под контролем не требуется. Их владельцу лишь нужно уметь, если понадобится, либо усиливать, либо уменьшать их мощность в пределах собственных возможностей. Но если ставишь Постоянную двойную защиту (ПДЗ) навсегда, можно прекращать все тренировки, связанные с развитием Силы и аномальных способностей, так как она мешает этому. Поэтому Алексей ПДЗ не ставил до сих пор: сначала нужно было дойти до наивысшего уровня своего развития, которое было определено природой и выше которого не дано подняться никому.

Кругом все оказалось спокойно: ни одного себе подобного человека засечь не удалось, хотя… вроде как на секунду парню показалось, что он кого-то все же почувствовал. Но ощущение быстро пропало и не повторилось. Прекратив сканировать окрестности, Светленг стал осматриваться визуально, чтобы удостовериться в отсутствии подозрительных личностей. Он нисколько не ожидал заметить за столиком летнего кафе на пристани знакомого человека, при одних мыслях о котором возникало непонятное волнение, не говоря уж о моментах, когда они встречались.

Настя Самойлова! Она сидела за столиком кафе спиной к Алексею, но… не одна!

Напротив нее сидел парень худощавого телосложения, высокий, с длинными волосами и резкими чертами лица. Пара беседовала. Говорил преимущественно молодой человек, а девушка что-то кушала. Шахнозаров присмотрелся и узнал в том человеке Артура Холмса. Тот самый Артур Холмс, с кем хотела завести отношения Настя! Но ведь Артуру нравилась другая! В чем же дело? Зачем, или почему, они здесь сидели и так мило общались?

Настроение Алексея упало. Он развернулся и устремился к выходу с базы. Можно было бы подойти к ним, но зачем? Он же не хотел устраивать скандал, а возмущаться и высказывать какое-либо недовольство Насте просто-напросто не имел права, потому что они еще не были парой. Да он и не знал еще, любил ли ее по-настоящему или же она ему только очень нравилась и это может скоро пройти. Однако ему постоянно хотелось быть с Самойловой, видеть ее, говорить с ней, что в ее отсутствие он думал о ней, и на него находила тоска, все становилось неинтересным. Что это было, если не любовь?


***


Воскресное утро было тихим, без происшествий и в самом городе. После вечерних и ночных гуляний, посещения различных мест развлечения значительная часть населения еще отдыхала, тем самым заметно снижая интенсивность автомобильного и пешеходного движения по улицам.

Скотт проснулся в своей квартире на последнем этаже элитного дома, стоявшего по улице Ленина, оттого, что ему в бок уперлось чье-то плечо. Это оказалась Роза Анфимова. Он повернулся к ней, еще дремлющей, и поцеловал в шею. Потом запустил руку под тонкое летнее одеяло, накрывавшее их обоих, и стал там что-то делать с расплывающейся по лицу хитрющей улыбкой. Девушка ощутила его прикосновения и заулыбалась в ответ, наконец, засмеялась и произнесла:

– Ну, хватит, Скотт! Прекрати!

– Да ладно! Еще скажи, что тебе не нравится,- проговорил ей тихо на ушко парень.

– Мне щекотно…

Роза повернулась к нему, и ее тут же встретил поцелуй. Прямо в губы. Она не ожидала такого, но не возмутилась и не возразила ничего, а только опять засмеялась.

Еще некоторое время, но недолго, пара лежала молча и спокойно, а потом молодой человек, воспользовавшись Силой телекинеза, подтащил к себе свой мобильник, который лежал на тумбочке у изголовья кровати. Его 4-А уровня хватало лишь на подобные мелочи, да на образование вокруг себя Защитных экранов, однако Светленгу и не требовалось большего. Он не гнался за Силой и властью, а хотел только самого простого и безобидного: иметь деньги, быть немного знаменитым и ни на день не оставаться без какой-нибудь очаровательной девушки. Так, ничего слишком особенного…

Схватив телефон и вдавив одну из его кнопок, чтобы загорелся яркий цветной дисплей, он посмотрел на часы.

– Эх, времени-то много,- с досадой объявил Скотт,- а я хотел бы лежать в твоих объятьях вечно, детка!

– Вечно не получится,- вздохнула Роза и потянулась за своим топиком, отброшенным в сторону, когда они, приехав ночью из клуба, добрались до постели.- Давай вставать, не то голова будет тяжелее гири оттого, что перележим лишнего.

– Ладно, встаю,- согласился парень,- но лишь ради тебя! Не валяться же мне здесь одному, в конце концов.

– Встать нужно еще и потому,- добавила Анфимова,- что ты обещал шефу сегодня установить на наш интернет-сайт новую высокоэффективную защитную систему. И обещал сделать это до обеда. А сейчас сколько времени?- Она взглянула на свои золотые наручные часики, которые извлекла из-под матраса.- Боже! Двенадцатый час пошел!

– Ой, ну зачем я согласился что-то делать в выходной?- простонал Скотт, с видом мученика поднимаясь с постели и натягивая штаны.- Потянул ведь меня черт за язык, и я согласился!

– Не ворчи,- попросила его с улыбкой подруга.- Кто, как ни ты, сделает это? Ты же у нас главный компьютерный гений! Радуйся, что тебя о чем-то просят. Знаешь, что это означает? Что тебя не забывают, а твою помощь и твои услуги ценят! Это же так здорово!

– О, да-а,- протянул тот,- Вот это мне нравится! О'кей, уговорила! Иду в душ, а после – на службу Добра!!! Но сначала…

Скотт обошел кровать, приблизился к девушке вплотную и, обняв ее за тонкую хрупкую талию, одарил долгим поцелуем. Шепнул на ухо:

– Побольше бы таких ночей, как эта! Нам с тобой непременно стоит повторить это, детка!

– Ну и засранец же ты!- Роза Анфимова стукнула его в шутку кулачком по плечу, и они оба дружно рассмеялись.

Ровно в полдень "Шевроле-Нива" Скотта выехала из прохладного полумрака подземного гаража элитного жилого дома, большая часть квартир которого принадлежала Светленгам, в жару дня. Молодой парень и молодая девушка вместе отправились в главный штаб. Он для того, чтобы закончить работу с защитой для сайта, а она – просто "посидеть" немного в интернет, как говорится, за счет заведения.

Старое, но не так давно отреставрированное и выглядевшее как новое, четырехэтажное здание конца XIX – начала ХХ века по-прежнему находилось на улице Республики, на участке между улиц Челюскинцев и Кирова и имело все тот же нечетный номер. С 1991 года здесь была центральная штаб-квартира Избранных – Светленгов Западной Сибири, но никто из тюменцев об этом и не догадывался.

Защищенное специальной аурой Избранных, данное здание не привлекало к себе внимание людей, и многие из них вообще не придавали ему никакого значения, проходя мимо и даже глядя в его сторону.

Серебристый автомобиль объехал дом со стороны Кирова и остановился на заднем дворике, где в то время кроме него оказались припаркованными только три машины:

"Волги" главы Светленгов и его первого помощника. Третьей была навороченная, безумно красивая и дорогая иномарка. "Лексус RX-300". Скотт не помнил, чтобы у кого-нибудь из Светленгов всей Тюмени было даже нечто подобное. Выпрыгнув из своего внедорожника, он с раскрытым ртом обошел кругом черный сверкающий "Лексус" и не удержался от восклицания:

– Черт бы меня задрал прямо на этом месте!!! Кто это себе такую тачилу отхватил?

Нет, это надо же!

Не осталась равнодушной к происходившему и Роза, проговорив:

– Да, интересно, чья это машина. У кого столько денег было, чтобы купить ее?

После трех минут восхищения пара все-таки вошла в здание через задний вход.

На втором этаже девушка и парень разошлись в разные стороны. Анфимова свернула в компьютерный кабинет под табличкой 208, а ее друг двинулся дальше, на третий.

Поднимаясь по последнему пролету перед третьим этажом, Скотт сунул руку в карман брюк и веселое, живое выражение его лица вдруг изменилось на суровое, озабоченное. Он нащупал в кармане тысячу рублей, которую передал ему странный незнакомец после их с девочками ночного выступления. Все вспомнилось и вновь стало не по себе.

– Черт бы тебя…- начал, было, Светленг, но осекся.

Он уже оказался напротив дверей компьютерного кабинета, где его ожидала работа, когда за спиной раскрылась дверь приемной, по обе стороны которой располагались кабинеты Матрэкса и Морфеуса. Оттуда вышла молодая светловолосая женщина очень приятной внешности, благоухающая какими-то чудесными вкусно пахнущими духами, и, словно не заметив парня, вышла на лестницу. Когда она начала спускаться вниз, Скотт "услышал" в своей голове голос шефа. Тот обратился к нему по телепатической "связи":

– Добрый день, Скотт! Рад, что все же пришел. Что не поприветствовал нашу гостью?

Со старшими надо здороваться!

И только теперь Скотт понял, кому могла принадлежать та дорогая иномарка во дворе. Анне Стрекаловой, или Наяде – Великой Избранной, управляющей Светленгами на Урале, супруге мистера Матрэкса!

– Каюсь. Не узнал ее,- ответил молодой человек тем же образом, каким обратились к нему.

– Да я понял,- вновь зазвучал в его голове резкий быстрый голос.- Не хочешь мне что-нибудь рассказать?

– Рассказать?

– Тебя же что-то обеспокоило прошедшей ночью!

Как только шеф умудряется все обо всех знать и отслеживать своих людей через толщу стен!

Скотт решил не скрывать ничего, раз начальство что-то пронюхало.

– Я зайду к вам?

– Разуметься!

Скотт направился к Матрэксу. В этот момент с лестницы на этаж вышел Алексей Шахнозаров. Вид у него был невеселый, можно сказать, подавленный, хотя от всего, связанного с переменами в его жизни, он уже стал отходить, и лишь пару дней назад они со Скоттом сидели на лавочке, на Площади борцов Революции и весело болтали о пустяках. Тот решил окликнуть его:

– Привет, Алекс! Ты в курсе, что ты сейчас сам на себя не похож?

Свернувший направо от дверей, ведущих на лестничную площадку, Шахнозаров обвернулся на мгновение, чтобы только ответить:

– Привет. Извини, я, правда, сегодня не в духе. Лучше пойду, куда шел и побуду один.

В голове у Скотта в очередной раз раздался голос Матрэкса:

– Оставь его. Пусть посидит наедине с собой. Ничего, это пройдет. Скоро пройдет, потому что все не так плохо, как он думает.

– Вы о чем сейчас?

– А ты разве не прочитал его мысли? Не ощутил его переживания?

– Так это… он же…

– Нет, он еще не Закрылся ото всех. Но ты молодец, раз не лезешь в чужие мысли. Я тобой доволен. Он переживает из-за Насти Самойловой! Чувствую, очень она ему понравилась.

– Ясненько.- Потом вдруг выдал то ли в шутку, то ли всерьез.- Вот черт! Пусть только попробует отбивать у меня девчонок!

Спустя секунду-другую Скотт зашел в приемную и шагнул к двери шефа. Тот сам открыл ее, используя Силу.

– Как вы можете за всеми следить?- спросил молодой Светленг, переступая через порог.- Я ведь все-таки Закрываюсь, как ни как!

– Не сравнивай свой 4-А уровень с моим,- был ответ главы Светленгов.

Скотт плюхнулся в кресло напротив шефа, сидевшего за рабочим письменным столом.

– Ну-у?- протянул Рудаков, чему-то слегка улыбнувшись.- Сам расскажешь?

– Да вы и без того уже, наверняка, все знаете, Андрей Александрович,- сказал Светленг-программист.

– А ты прав! Теперь точно все!

– И что вы думаете по этому поводу?

Парень послал по воздуху шефу тысячерублевую бумажку, удерживая ее в пространстве Силой Избранного. Тот подхватил купюру своей и вдруг разорвал одним взглядом на сотни крошечных кусочков, почти в порошок превратил. На поверхность стола медленно осыпался бумажный прах.

Скотт чуть не вскочил с места от такого зрелища, удивленный и возмущенный действиями Матрэкса:

– Это же целая тысяча!

– Спокойно.- Андрей Рудаков поднял вверх указательный палец.- Тебе она не понадобится. Получишь другую тысячу.

Тот сразу успокоился. Если шеф что-нибудь обещал – он выполнял это всегда!

– Хочешь знать, кто это был?

На лице главного Светленга вновь появилась чуть заметная таинственная улыбка, будто он готовился получить невероятное удовольствие от реакции молодого подчиненного на раскрытие личности незнакомца из ночного клуба.

– Вы его знаете?- воскликнул Скотт.

– Ну-ка представь его снова, каким успел запомнить.

Программист выполнил просьбу Матрэкса, и мужчина, довольный чем-то, расцвел в широкой улыбке.

– Клуб, где ты играл, посещал сам мистер Шорох!!! Это был он! Без сомнения!

– Е-о-о-у!!!- вырвался возглас у парня.

– Да! Е-о-у! Кстати, как прошло выступление? Это же, по-моему, было ваше первое?

Сам расскажешь?


***


Все воскресенье у Алексея не было никакого настроения. Он много сидел в своей комнате на четвертом – спальном – этаже здания штаба, иногда выходил посмотреть, что делается в других помещениях. Однако было тихо. Стоял главный выходной, и в штабе гуляли сквозняки, да иногда встречался кто-нибудь из охраны. Внизу, в комнате у лестницы, и в кабинке вахтера возле той же главной лестницы, всего в трех-четырех метрах от заднего входа, находилось несколько охранников. Некоторых Шахнозаров знал, успев познакомиться с ними в течение последних дней. Знал, например, Евгения Рускола, Игоря Черняева, Артура Черноброва, Владимира Банкова.

Была среди них и девушка – Юлия Лазебникова. Все – Светленги довольно высокой Силы и боевой подготовки, 7 и 8 уровня. К последней он так и не подходил, старался не попадаться ей на глаза, как посоветовал Морфеус.

Здание к этому времени стояло на новой многоступенчатой сигнализации, разработанной самими Светленгами. Ее подключили после прошедшего налета на него Воргов. Но подключили не сразу: установка сложнейшей системы заняла почти неделю непрерывных работ. Но кроме всего прочего теперь внутри постоянно дежурило вместо двух-трех Избранных средней и малой Силы до пяти Светленгов с уровнем Силы не меньше шестого.

Буфет в этот день не работал, и поужинать Алекс выходил вместе с одним приятелем в ближайшее кафе.

После посещения кафе парень решил отправиться в один из компьютерных кабинетов на третьем этаже. Захотелось немного бесцельно "побродить" по просторам Всемирной Паутины. Хотел открыть свой электронный ящик, но не обнаружил его существования и лишь после этого вспомнил, что тот был удален им же самим.

Припомнились слова Тимофея в то время, когда его ученик, согласившись порвать связи со старыми друзьями и знакомыми, удалял e-mail: "У тебя начинается совсем иная жизнь. Тебе необходимо прекратить общаться со всеми, с кем имел контакты до этого. Даже с родителями слишком часто контактировать нежелательно. Для твоего же блага". Вот и не стало у парня ни старого электронного адреса, ни номера мобильного, которым он пользовался до появления всяких Избранных, ничего из прошлого – все только новое.

В помещении не было больше никого. Алексей знал код электронного замка на двери кабинета на случай, если его закроют, как то случилось сейчас, и, без труда проникнув в помещение, занимался своим делом. Царило глубокое безмолвие, если не считать легкого шипения работавшего компьютера.

И вот в один прекрасный момент дверь компьютерного кабинета скрипнула.

Шахнозаров повернул голову на звук и узнал в вошедшем к нему парне того самого Артура Холмса, сидевшего с Настей на "Верхнем бору".

– Добрый вечер,- сказал Артур Холмс.- Мне сказали внизу, где тебя можно найти. Я пришел к тебе по делу.

– По делу?- Тот, если честно, не испытал никаких чувств при появлении этого человека, хотя в глубине души у Алекса все же затаилось некое подобие неприязни, даже злости, испытываемой к пришедшему.

Артур являлся опытным Избранным с Силой не самых низких уровней, а потому он вполне мог "заглянуть" в сознание Шахнозарова, узнать об этом и вообще понять, что тот в момент их встречи ощущал. А раз новый Светленг еще даже не Закрылся, то грех было не поступить именно таким образом, ведь никто об этом не узнает и не осудит его поступок, который вообще-то не очень приветствовался начальством, поскольку это могло быть посягательством на личную жизнь, свободу и все такое.

Глянув мельком в сознание сотоварища, а лучше сказать – просто коллеги, Холмс промолвил:

– Я видел тебя сегодня в начале дня на "Верхнем бору" и знаю, почему ты поторопился уйти.

– И что же ты от меня теперь хочешь?- сухо поинтересовался Алексей, вставая с кресла и становясь против молодого мужчины.

– Совершенно ничего. Я пришел сказать, что между нами с Настей ничего нет. Мне давно нравится другая, с которой я хочу встречаться, а это значит, что я не намерен вставать на твоем пути. Тебе нравится Настя, а мне Виктория. Видишь: мы не мешаем друг другу. Сегодня же мы с Анастасией встречались, чтобы расставить все точки над "и". Я объяснил ей, почему мы не можем быть вместе, и мы разошлись просто друзьями. Она поняла меня. Я так думаю. Если не веришь, я сниму на минуту Защиту от проникновения в сознание и дам тебе прочитать свои мысли, чтобы ты убедился в правдивости моих слов.

– Не стоит. Я еще плохо могу это делать,- проговорил Алексей Шахнозаров уже чуть более дружественным тоном.- Но почему ты мне все это сказал?

– Ну, как почему? Мы же не враги с тобой, верно? Я, как и любой другой настоящий Светленг, всегда помогаю друзьям и хочу, чтобы у них тоже все было хорошо.

Холмс протянул ему руку. Спустя пару секунд Шахнозаров пожал ее.


***


Утро первого рабочего дня наполнилось множеством живых звуков, которых так не хватало в выходные, особенно их вечерами. Некоторые даже успевали за недолгий уик-энд соскучиться по будничной суете и охотно присоединялись к тем, кто начал работу раньше их.

Алексея разбудил шум, а точнее, очень громко воспроизводимая песня. Кто-то в одной из соседних комнат врубил на приличную громкость музыкальный центр, так, что вибрация от басов и ударов сотрясала грудную клетку даже за стенами. На фоне однообразного ритма звучал рэп:

"…Оставшись с мыслями наедине,

Ты растворяешься в густой тишине.

Хмель не отпустил, ослабляя внимание,

Слабость поглощает твое подсознание.

Печаль и разлуку она гонит прочь.

Что это? Это белая ночь"*.

"Это что-то новенькое. С музыкой я здесь еще не вставал!"- подумал молодой человек и решил поскорее покинуть постель.

Между тем песня продолжалась:

"Вдвоем остаешься с городом,

Тебя породившим.

А может, когда-то случайно

И не убившем.

С городом, в котором

Ты никогда не был лишним.

С местом, где забывается

Тяжелый твой день.

Что это?

Это ночная Тюмень!

Ночная Тюмень"*.

Алексей вышел из своей комнаты и сразу понял, откуда шел звук. Из комнаты, которая находилась на другой стороне здания и была первой по правую руку, как сворачиваешь в это крыло с парадной лестницы. Он двинулся к приоткрытой двери этой комнаты и, достигнув места назначения, раскрыл ее больше, чтобы посмотреть, что там за ней делается.

В помещении стояли кровать, письменный стол с одной тумбой, шкаф для книг, скорее напоминавший обычные легкие стеллажи. На стенах было прикреплено множество мелких отдельных полочек, висело несколько картин. А на специальной тумбе у окна, рядом со столом, стоял музыкальный центр – действительно мощная система с несколькими колонками, две из которых – главных, были гораздо больше блока с управлением, кассетными деками и чейнджером на пять дисков. Напротив него танцевал, а если сказать несколько с большей точностью, то кривлялся и дергался, словно взбесившийся пьяный, Скотт. Да еще и повторял слово в слово весь рэп из динамиков. Но прошло несколько секунд, и он заметил, что за ним следят. Остановившись и смахнув со лба волосы, парень крикнул сквозь мощнейший звук, выходивший из 400-ваттных динамиков:

– Привет, Леха! Присоединяйся! Будем вместе проводить зарядку и учиться танцевать.

– Спасибо, но я на отдыхе. Мне хватает того, чем заставляет меня заниматься Тимофей!- так же прокричал пришедший.

– А-а! Понимаю.- Разговор продолжался на уровне крика.- А я, правда, учусь танцевать. Под рэп. Но, видимо, без кого-нибудь, кто мог бы дать мне парочку наставлений и проконтролировать мои успехи, не обойтись.

– Увы, ничем помочь не могу. Никогда не танцевал хип-хоп.

Тут сзади Алексея неожиданно крикнули:

– Эй, что здесь происходит??? Это ты, Скотт, с ума сошел? Твою музыку слышно на другой стороне улицы!

К парням зашла девушка, держа в одной руке бутылку минеральной воды, которую пила, а другой закрывая одно ухо. Это оказалась Настя Самойлова. Она посмотрела в сторону музыкального центра и, когда под ее взглядом он отключился, произнесла нормальным негромким голосом:

– Вот, теперь лучше. Иначе бы я оглохла.

– Это еще не вся его мощность!- торжественно заявил Скотт.

– А если бы сейчас шеф приехал?

– Он бы тоже поднялся ко мне посмотреть, в чем дело. Или разнес бы мою систему, не выходя из своего кабинета.

– Издеваешься?

– Не-а. Что, похоже?

– Очень!- проговорила Самойлова и показала любителю хип-хопа кулак.- Только попробуй издеваться!

Алексею вдруг стало смешно за ними наблюдать, и он заулыбался. Увидев его реакцию, Скотт опередил и засмеялся первым. Шахнозаров не смог не присоединиться к нему на несколько секунд, а потом обратился к девушке, выставив перед собой руки, как будто закрывался от кого-то:

– Извини, Настенька…

– Да, ну вас всех,- махнула на них та, едва сдерживая свою улыбку, и вышла.

– Никогда не дадут нормально послушать музыку. Ни здесь, ни у себя дома!- незамедлительно стал жаловаться меломан.- Лишь в клубах могу нормально оттянуться. Надо будет подумать о собственном доме за городом. И чтобы на полкилометра вокруг ни души.

– Ладно, ты думай, а я пойду,- сказал Алекс.- Кстати, это ты меня разбудил своей музыкой, за что тебе большое спасибо. Иначе я мог проспать поход в агентство.

– Какое агентство?- захотелось выяснить тому.- А! Наверное, агентство недвижимости! Угадал? Тебе нужна новая "хата"?

– Угадал. До скорого.


***


Спускаясь на первый этаж, молодой Светленг нагнал Настю, чему очень обрадовался, но не нашел ничего сказать, поскольку оказался опережен ею:

– Мне сейчас нечем заняться. Узнала, что ты сегодня хотел поехать по агентствам в поисках квартиры и…- она замялась.- И решила узнать, можно ли составить тебе кампанию. Я могла бы тебе чем-то помочь, если хочешь.

Алексей столь обрадовался данному предложению, что поскользнулся на лестнице, от волнения неровно поставив ногу, и чуть-чуть не упал.

– Конечно же, я не против такого!- ответил он.- Я буду рад, если мы съездим вместе. Будет намного веселее, а мне вдобавок ко всему и приятно!

– Тогда договоились,- весело проговорила девушка под ожившим и засиявшим взглядом парня.- Когда поедем?

– Я только перекушу в нашем буфете,- сказал он.- Это минутное дело.

– Хорошо. Я подожду на заднем дворе.

Самойлова хотела заговорить о вчерашнем случае на "Верхнем бору", если то, конечно, можно было назвать случаем, и объяснить, что ее встреча с Артуром Холмсом носила почти деловой характер. Однако в последний момент поняла, что не знает, как лучше сказать об этом Алексею так, чтобы это выглядело как случайные слова, и он не заподозрил, для чего оно ей нужно. А потом ей стало ясно, что молодой человек обо всем знает. И хорошо. Очень хорошо. Теперь, когда она разобралась окончательно с Артуром, ей стало вдруг так одиноко, захотелось внимания и общества какого-нибудь стоящего мужчины. А зная, что она очень, так сказать, приглянулась Шахнозарову, что тот почти "тащится" от нее, как в последнее время стала выражаться молодежь, Настя решила пойти ему навстречу. Он ей тоже был симпатичен, и девушка, понимая это, подумала, что он поможет ей забыть Холмса, отвлечься. Кто знает, может ее любовь возьмет, да и перейдет с Артура на Алексея? А почему бы и нет?


***


Получив разрешение от Владимира Леонидовича Шорохова съездить к себе в Ишим в понедельник, но уже самое позднее в среду вернуться, Майя сама выбрала из тех Воргов, кого уже неплохо знала, своих сопровождающих. Это было единственным условием Шороха, выполнив которое без малейшего возражения и обсуждения, девушка могла навестить семью.

И вот все собрались перед отъездом Беловой. Провожал ее и сам Шорох.

– Удачно съездить, Майя,- сказал мужчина.- Не задерживайся слишком и помни, дорогая, что не стоит говорить ничего лишнего. Только то, о чем мы с тобой договорились. Я надеюсь на тебя, надеюсь, что все пройдет как надо.

– Я все сделаю так, как мы условились,- улыбнулась ему Майя,- ведь теперь это правда, что я поступила на учебу и поселилась у подруги.

Она села на заднее сиденье черного джипа "Форд", а один из Воргов – водитель этого самого авто – по собственной инициативе, чтобы показать, какой он хороший и услужливый, быть одобренным хозяином, да и самой Беловой, открыл перед ней дверцу. А потом еще и закрыл, когда девушка оказалась в салоне.

– Надеюсь, вы не допустите никаких происшествий с ее участием,- произнес Шорохов на телепатическом уровне.

Его слова прозвучали в головах у всех троих Воргов, ехавших с Беловой: у водителя, которым стал Филипп Привалов, звавшийся среди своих Филом, Вадим Сидоров – он же Дровен – и… Денис Ковалев?

Увидев последнего рядом с собой на заднем сиденье, Майя воскликнула:

– Эй, а ты что тут делаешь? Почему ты здесь? Где Сан?

– Виталий не смог поехать,- сказал Дэн.- Ему стало нехорошо, и он попросил меня…

– Врешь!- заявила девушка, не скрывая раздражения. Отвернувшись от него, она спросила неизвестно у кого.- Надеюсь, Владимир Леонидович знает?

– Могла бы и не спрашивать,- ответствовал все тот же Дэн.

Мотор большого тяжелого автомобиля загудел, и он двинулся со стоянки секретной дачи на автостраду. Когда же выехали на дорогу и рванули вперед, Ковалев обратился к Беловой:

– Слушай, Майя! Вот не могу я никак понять, почему ты вдруг обозлилась на меня!

Не понимаю, что я сделал не то, или сказал?

– Может, и не сделал. Вероятнее всего, даже не сказал,- попыталась намекнуть ему Майя.

– Тогда что?- На самом деле, парень сразу понял, в чем дело, но хотел услышать объяснения поведения девушки из ее же уст.

Однако та не сдавалась:

– Ты на самом деле тупишь, или прикидываешься?- раздраженно бросила девушка-Ворг, после чего опять отвернулась.

Денис решил пока промолчать, чтобы, не дай Бог, не разругаться с ней, но позже хотел обязательно продолжить.


***


– Наконец мне отремонтировали мою любимицу, и я опять могу на ней ездить,- сказала Анастасия Самойлова, когда к ней в салон плюхнулся Алексей Шахнозаров.

– А что было с машиной?

– Обстреляли спереди из автомата. Разбили лобовое стекло, изрешетили капот с двигателем. В общем, сделали из моей тачки дуршлаг!

Девушка так торжественно, с таким воодушевлением рассказала об этом, запуская мотор, что ее пассажир никак не мог остаться равнодушным к услышанному.

– Это были Ворги? А ты? Как ты…

– Меня в машине не было, но я собиралась в нее сесть. Они знали, что она принадлежала кому-то из Светленгов. Я просто каким-то чудом не оказалась в салоне, когда его вспарывали пули Ак-74!* -И ты не боишься опять на ней ездить?

– Не беспокойся. Номер изменен, сама тачка перекрашена с белого на темно-серый, а за тонированными стеклами нас никто не увидит,- успокоила Настя и в течение следующих секунд лихо вырулила со двора.

Отметив, как смело она управляется со своей "Ладой" 112-й модели, перестроенной под спортивный двухдверный автомобиль, Алекс поинтересовался:

– Давно водишь?

– Да нет, не очень. Года два,- весело ответила девушка, одной рукой вырулив на улицу Республики, другой увеличивая мощность работавшего в салоне кондиционера.- Начинала с отцовского "Форд-Фокус". Но папа очень боялся, что я разобью его дорогую тачку и купил мне эту. А я взяла и переделала ее в спортивку. Люблю такие машины. Хочу попозже купить настоящий спортивный автомобиль. Или джип.

Тоже будет хорошо.

– Ну, ты даешь!- только и смог выговорить удивленный Шахнозаров.

Он откинулся на спинку, прижимаемый к ней ремнем безопасности, и чуть позже спросил:

– Значит, ты тоже не очень давно стала Светленгом?

Та кивнула:

– Меньше двух лет назад.

Она доехала до улицы Тургенева, и лишь затем по ней перешла на Ленина и припустила в обратном направлении, минуя Семакова и Кирова. Остановившись на одном из светофоров, рассмеялась сама над собой, проговорив:

– И чего я такую петлю дала? А все потому, что не спросила, куда едем! А ты сам что молчишь?

– Увлекся нашим общением,- оправдался парень.

– А-а, понимаю. Так куда едем?

– Несколько дней назад я звонил в одно агентство по Республики, 59. Давай туда.

– Ну… так не интересно,- надула губки Настя.- Это же совсем недалеко. А я думала, что мы с тобой покатаемся.

– Так потом и покатаемся!- не упустил свой шанс Алексей.- С меня будет мороженое в любом количестве, а с тебя интересный маршрут. И чтобы длился подольше.

– Ладненько. Договорились,- заулыбалась девушка и кокетливо взглянула на своего пассажира.


***


В небольшом, но уютном скверике у памятника основания Тюмени было относительно спокойно. Никого рядом не находилось, никто не мешал отдохнуть среди кустарников и деревьев, подумать. Даже непосредственная близость оживленной улицы Республики, берущей здесь свое начало, почти не ощущалась и не отвлекала, так как парк находился на холме, и звуки с дороги, врезаясь в его склон, уходили вверх, а не налетали прямо на его одинокую посетительницу.

Юлия Лазебникова подошла к краю обрыва, на дне которого виднелось какое-то подобие маленькой речушки, называемой Тюменкой. Посмотрела безучастным, не интересующимся ничем взглядом вниз и по сторонам. Внизу, у самого берега, копошились трое грязных мальчишек в страшненькой, рваной, грязной одежонке.

Бездомные.

Чистенькая, опрятная, одетая в красивое короткое летнее платье без рукавов, Юля с презрением отвернулась от них и прошла к ближайшей скамье. Села. Она хоть и была Светленгом, но это не мешало ей отрицательно относиться к подобным людям.

Как можно любить и защищать бродяг, попрошаек, бомжей? Они – грязь и отбросы общества. От них следует избавляться так же, как от наркоманов и преступников: решительно и безжалостно.

Но долго ей над этим размышлять не пришлось: не за этим сюда пришла. Ею вновь овладели воспоминания о человеке, которого она любила, но потеряла три с лишним недели назад. Девушка так и не смогла примириться с произошедшим. Продолжала мучиться и переживать потерю, хотя, конечно, времени прошло еще не так много, чтобы все забыть. Но ее горе слишком уж было сильным.

И тут ей в голову пришла одна идея, очень заманчивая и привлекательная, которая моментально стала напрашиваться на то, чтобы быть осуществленной.

"Почему бы и нет?- подумала Лазебникова.- У меня есть веский повод, и лидер Матрэкс не имеет права отказать. Такое можно делать, раз как-то были случаи".

Голос, раздавшийся справа, заставил девушку-Светленга вздрогнуть от неожиданности:

– Ты серьезно? Неужели ты, правда, решишься уйти от нас?

Матрэкс подошел к ней и сел рядом, не спрашивая разрешения. Та оказалась не в восторге от его появления и заговорила с ним неприветливо, почти грубо:

– Когда вы перестанете читать мысли каждого, кого видите, и следить за всеми, словно мы не свободные люди, а какие-нибудь подозреваемые в преступлении?

– Это моя работа,- невозмутимо отвечал Рудаков, между тем чувствуя неприязнь собеседницы.- Я должен знать все обо всех, чтобы суметь помочь в нужный момент, защитить.

– Но это неправильно. Это вторжение в личную жизнь, нарушение свободы граждан страны, в Конституции которой говорится, что у каждого есть право на…

– Пожалуйста, избавь меня от цитирования Конституции,- оборвал ее главный Светленг, переходя на свой обычный тон: быстрый, словно он постоянно торопился выдать определенную порцию слов за ограниченный промежуток времени, и отчасти дерзкий.

– Но это так! Я не хочу ссоры, но молчать дольше тоже не могу,- продолжала Юлия, начиная нервничать и злиться.- У нас даже наши собственные директивы часто нарушаются! Андрей Александрович, мы никуда не придем, если будем следить только друг за другом, мешать друг другу, нарушать права друг друга и жертвовать своими людьми впустую!

Сказав это, она перевела дыхание, так как выдала все на едином выдохе, опасаясь быть вновь прерванной.

– Молодец, справилась,- с насмешкой в голосе сказал мужчина, отметив старания собеседницы.- Но ты ошибаешься, дорогая моя. Мы обязательно куда-нибудь придем.

– И куда же?- чуть ли не вскричала девушка.- Мы уже несколько лет не движемся никуда, только теряем людей, наших любимых друзей, подруг, коллег… Почему нельзя разом покончить с Воргами? Как все устали этого ждать! Я честно скажу, многие перестают верить в нашу победу. И поэтому появляются случаи, когда Светленги уходят на нейтральную сторону, либо пытаются стать Воргами.

– Воргом стать невозможно, если ты Светленг. Как, впрочем, и наоборот,- позволил себе вставить поправку Матрэкс.

– Но ведь точно было один раз такое!

– О, нет, милая, не стал он Воргом. Все это иллюзия. Он погиб в попытках обратиться к стороне Зла, потому что Сила покидает того, кто хочет поменять сторону. Ты все прекрасно знаешь. И не надо меня ни в чем упрекать!

– Неужели вам не кажется, что мы ходим вокруг да около?- пошла в контратаку Лазебникова.- Мы ничего не делаем – только защищаемся, но не наступаем! Сколько такое будет продолжаться?

– Я понимаю, ты расстроена потерей любимого человека, но…

– Не надо об этом!- резко потребовала молодая Избранная.

– Ну, чего ты от меня хочешь, сердитая детка?- Матрэкс был само спокойствие и не думал выходить из себя из-за слов Юли, хотя ее раздражал до чрезвычайности. Не столько тем, что говорил, сколько тем, как говорил. Он словно бы специально пришел, чтобы испытать ее нервы, насмеяться над ее речами и ею самой. Для чего?

Какую цель он преследовал? Просто решил поиздеваться? Понимая, что это действительно может быть так, Избранная почти закричала на него:

– Зачем вы пришли сюда? Чтобы еще больше расстраивать и обижать меня?

– Пусть так, коли угодно. Но ты сама начала эту словесную потасовку. Или откажешься? Только попробуй!

– Да…

Девушка вскочила со скамейки и быстро, спотыкаясь, пошла прочь, не удержав слез.

Андрей Александрович понял, что она хотела сказать последним: "Да, идите вы все к черту, мать вашу!" Даже так! Он разразился хохотом, не пытаясь нисколько сдерживаться. Засмеялся вслед Лазебниковой чуть ли не во весь голос, но быстро умолк, решив, что с нее хватит.

Смех за спиной оказался последней каплей. Юля разревелась в полную силу и побежала, чтобы скорее убраться подальше от этого сумасшедшего, швырнув с яростью свою сумочку в Лог, подтолкнув ее Силой Избранного. Сумочка перелетела через обрыв и исчезла в вершинах деревьев на том склоне.

– А ты была неплохим агентом,- раздался в голове голос шефа.- Мы будем вспоминать о тебе.

Рудаков остался сидеть на месте, откинувшись на жесткую спинку деревянной скамьи, удовлетворенный тем, как он пообщался с одной из своих подчиненных, теперь уж наверняка бывшей. Может, и не стоило так с ней обходиться, но она сама виновата.

Нечего влюбляться в своих коллег. Работать надо, а не об этом думать! Все эти любовные штучки, порой, очень мешают делу, из-за них и случаются некоторые беды с теми, кто поддался прекрасному чувству, потерял от него голову.

Затем его мысли обратились к тому, что Юля наговорила. А ведь она не дура! Знала, что говорить! Твою мать!

Из Лога вылез мальчишка – беспризорник лет одиннадцати и встал перед Матрэксом с жалобным видом, слабым голоском промямлил:

– Дяденька, дайте десять рублей. Ну, пожалуйста. Кушать нечего.

Во время его речи из обрыва вылез еще один подросток, весь в рванье и гораздо более грязный, чем первый.

– Да, идите вы все к черту, мать вашу!- рявкнул на них глава Светленгов и рывком поднялся на ноги.

Двое беспризорников шарахнулись от него в испуге.

Направляясь к выходу из парка, Рудаков достал бумажник и бросил на дорожку из брусчатки целую пятисотку, предварительно порвав ее на две части.

– Вот вам. Жрите, сколько влезет.

Мальчишки с диким восторгом бросились к невиданному для них богатству, не смотря на то, что оно оказалось испорченным и, скорее всего, не годилось к оплате ни в магазинах, ни где-либо еще.


***


"Лада-112" перебралась через бордюр и остановилась на тротуаре, где находилось еще несколько машин. Настя хотела припарковаться у самого крыльца серого многоэтажного здания, в которое им предстояло войти, однако там не оказалось свободного места.

– Здесь тоже нормально,- сказала она и вынула ключ из зажигания.

Выйдя вместе со своим пассажиром из салона и, направившись к высокому крыльцу, Самойлова поинтересовалась у него:

– Какую же ты хочешь квартиру? А главное, где?

– Андрей Александрович строго-настрого наказал мне искать квартиру в центре. Чем ближе к штабу, тем лучше. Но я по-другому и не хотел. Зачем жить где-нибудь на отшибе, если в центре гораздо лучше? Только вот здесь даже однокомнатные квартиры стоят недешево. Едва ли хватит денег с моей старой двухкомнатной,- сказал Алексей.- Если только дом окажется старый, или квартира будет в ужасном состоянии…

– Ну, зачем же так? Ведь можно взять кредит в банке. Или даже у нас из общего бюджета занять! Шеф дает на подобные нужды, не раздумывая. А если будешь очень хорошо служить нашему Делу, будешь полезен всем, то и не придется все возвращать!

– Да? Я столько еще не знаю, оказывается!- воскликнул парень.

Молодая пара вошла в дом и стала подниматься по узкой лестнице. Пока больше не о чем было говорить, но тут молодой человек заметил, что лицо его подруги вдруг стало напряженным, сосредоточенным, если не сказать – испуганным.

– Что такое, Настя?

Шахнозаров не мог не спросить, ведь он имел право волноваться за ту, которая ему нравилась.

– Кажется, в здании несколько Воргов!- ответила ему девушка телепатически, чтобы не произносить вслух имя противников.

Парень заговорил тем же путем, хотя ему это давалось еще очень трудно, он еле справлялся:

– Как же ты их почувствовала? Где?

– Они здесь,- лишь повторила та.

Светленги остановились на третьем этаже в коридоре. Настя продолжала сканировать помещения вокруг, и каждая новая секунда прибавляла ей все большую уверенность в том, что они окружены минимум четырьмя Воргами.

– Ворги могли отследить тебя. Ты ведь все не Закрыт от других Избранных! Вот черт!

Они точно тебя учуяли и сейчас, наверное, что-то будет.

Легкое волнение девушки передалось парню, но в нем усилилось многократно. Ему стало страшно оттого, что их успели незаметно окружить и вот-вот случится нечто; он испугался и за себя и даже за свою спутницу.

– Извини. Это действительно из-за меня. Мне нужно защититься Полем невидимости.

– Нет, нет, все нормально,- заверила девушка вслух, но тихо.- Я не думала тебя обвинять. Здесь нет ничьей вины.

Она взяла его за руку и отвела на шаг назад, так, что они прильнули спиной к стене.

– И что же теперь делать?- спросил Шахнозаров, не отпуская руки подруги от волнения.

– Надеюсь, драться не придется,- проговорила Самойлова, потянувшись рукой к своему мобильному телефону на поясе коротких штанов. Нажимая на нем несколько кнопок, не гладя на них, добавила.- Будем вести себя так, как будто ничего не знаем. Главное – не паниковать, ладно? Здесь же много простых людей. Не должны Ворги напасть на нас прямо тут. Пошли. Пошли в офис агентства.

– Ты уверена, что не нападут?

– Нет, но…- Настя вдруг растерялась, но потом сказала.- Нет, не бойся. Пошли.

– Настя!- заговорил Алексей, устремившись за ней.- Я не хочу, чтобы из-за меня пострадала ты!

Они прошли несколько шагов и остановились уже рядом с дверью офиса одного из агентств по недвижимости. Анастасия посмотрела на друга и с чуть заметной улыбкой сказала ему:

– Спасибо за заботу. Но раз я с тобой и я гораздо опытнее, а пока еще и Сильнее тебя, то придется тебе смириться с тем, что я буду тебя защищать, а не ты меня.

В главном штабе Светленгов дежурный принял сигнал "СОС" с мобильного телефона Анастасии Самойловой в виде мерцающей точки на электронной карте города на мониторе компьютера. В телефоне девушки работал миниатюрный радиомаяк с радиусом действия около нескольких километров, посылавший специальные сигналы с кодом. Их могли принимать и расшифровывать только дежурные в штабе.

На призыв о помощи моментально выехала бригада бойцов-оперативников, находившаяся к тому моменту как раз в том районе, где начинали происходить интересные события с участием Шахнозарова и Самойловой. Им требовалось всего-то две-три минуты на дорогу.

Как-то странно и тихо стало на этажах здания, будто работники все замерли в своих офисах, посетители поспешили покинуть их, а новые не приходили. Но, в сущности, так и было.

Двое молодых Светленгов посмотрели по сторонам и отметили, что в одну секунду они оказались в коридоре абсолютно одни. Или одни, но с врагами.

Алексей почувствовал, как напряглась и еще больше сосредоточилась Настя. Она резко повернула голову в сторону нужного им офиса и послала в голову парня следующие слова:

– В офисе агентства, которое ты выбрал, сидит Ворг! Он знает о нас. Придется уходить.

В следующие секунды дверь агентства резко отворилась, и им навстречу вышел высокий парень с внешностью маньяка и прической панка. Он развел руками:

– Ну, чего не заходите к нам, голубки? Сколько еще ждать? Самим вас завести что ли? Да ведь невежливо будет! Не по правилам хорошего тона и все такое.

– Ворг!- вырвалось у Алексея Шахнозарова.

Теперь он сам схватил свою спутницу за руку, хотя это и вышло чисто инстинктивно.

А Ворг позволил себе рассмеяться:

– Слушай, а ведь это правда! Я действительно Ворг! Ты молодец, что догадался, Алексей. Что же ты не пошел к нам?

– Он уже никогда не станет одним из вас! И вы это знаете! Так зачем он вам, и зачем вы сейчас мешаете нам?- произнесла таким суровым тоном Самойлова, на какой была способна. А способна она оказалась в этом отношении не на многое.

К первому Воргу вышел еще один почти такой же внешности и громогласным, властным голосом сказал:

– Ты чего с ними играешь, Матфей? Забыл, что надо делать? А ну взять их!!!

– Бежим, вскрикнул в ужасе Алексей и хотел, было, рвануть к выходу из коридора, но у Насти, похоже, имелся иной план. Она активизировала свою Энергию Избранной, одним взмахом руки поставив между собой и противником невидимую стену – Силовое поле.

Ворг по имени Матфей достал из кармана джинсовой жилетки маленький пистолет для инъекций. Наверняка там было или снотворное, или что-то в этом духе. Он должен был действовать не без помощи товарища, однако тот, первым шагнувший на Светленгов, готовясь бить их Силовыми волнами, наткнулся на невидимую простым глазом преграду. Случившееся моментально взбесило Ворга. Он не привык, чтобы ему преграждали путь. И кто преграждал! Какая-то сопливая девчонка!

– Ты не знаешь, с кем связалась, крошка!- выговорил он, злобно сверкнув глазами.- Я сотру тебя в порошок! Я сильнее тебя! Лучше убери свой Щит!

– Нет, не уберу!- ответила та.- Будем драться!

– Глупая!- заявил ее противник.- Нам был нужен только твой дружок, но теперь я хочу разделаться с тобой! Получай же!!!

Он взмахнул руками, и в защиту Светленга ударила Силовая струя. Щит Насти дрогнул, а сама она ощутила напор вражеской Энергии, прогибающей Защиту, заставляющей ее трескаться. Повернувшись к Алексею для того, чтобы посмотреть на него, как он, почти крикнула от напряжения:

– Убегай, Алексей! Убегай скорее. Сейчас придут наши! Беги на улицу.

Ее щит начал слабеть, хотя очень медленно, будто с большим нежеланием. Противник был сильнее ровно на один уровень. Это означало, что сдерживать его некоторое время получится, но победить в подобном Силовом поединке – нет. Девушка знала, что через полминуты она выдохнется и не сможет дальше удерживать свое Силовое поле. Надо было придумать что-нибудь эдакое. Но почему Алексей не уходил?

Осмыслив происходящее, Шахнозаров подошел к ней вплотную и взял за плечи.

– Нет, я не могу заставить себя оставить здесь тебя один на один с ними. Давай объединим Силы Избранных! Ты же умеешь это делать!

Та ответила ему телепатически:

– Погибать, так вместе, да? Хорошо. Скорее, сосредоточься на Щите. Представь, что ты его видишь. Не надо меня держать. Для этого достаточно сделать свой Щит. Мы их сольем в один.

Тут парень к своему ужасу понял, в чем его ошибка. Ему казалось: для того, чтобы Объединиться, им необходимо держаться друг за друга. Оказалось не так.

– О, Господи! Прости, я не думал, что мне надо будет что-то делать. Я еще ни разу не создавал Экран.- Светленг почувствовал за собой большую вину. Он отнял у его защитницы драгоценные секунды, в течение которых она могла придумать выход из сложившейся ситуации, предпринять меры, продумать свои действия на тот или иной случай.

В этот момент Защита Насти не выдержала атаки приблизившегося к ней на шаг Ворга и "лопнула". Пробив ее струями концентрированной аномальной энергии, нападавший моментально перешел к другим видам Энергоатаки, метнул вперед Силовую волну. Его жертвы не успели ни увернуться, ни попытаться защититься. Волна с силой ударила Анастасию. Девушку отбросило на Шахнозарова, и они оба оказались на полу, почти оглушенные от удара противника.

– Отлично, Патрик. Отлично,- обрадовался этой маленькой победе друга Матфей.

– Вперед!- скомандовал тот, выхватив из-за пояса пистолет.

Взяв на прицел Светленгов, молодой мужчина, названный Патриком, обратился к ним:

– А вы не двигайтесь, коли жить хотите. Я убью, если что. Мне, если говорить откровенно, по фигу, что скажет хозяин.

Настя завидела приближающегося человека с инъекционным пистолетом и быстро заговорила с Алексеем по телепатическому каналу:

– Нужно вырваться отсюда, а для того следовало бы оказаться на ногах. Ты умеешь хотя бы пускать неуправляемую Силовую волну?

– Вроде бы пробовал это делать с Морфеусом на прошлой неделе,- ответил так же молодой человек.

– Соберись,- прозвучал в его голове голос девушки-Светленга,- и бей Силой Ворга с пистолетом для уколов. Готов?

– Да!

Он уже не боялся. Ему захотелось врезать этим ублюдкам, покусившимся на них и посмевшим действовать против Насти. Как они – два здоровых быка – могут нападать на одну маленькую девушку? Это же дикость какая-то! Видимо, Воргам было глубоко плевать, кто перед ними стоял, и они мочили всех без разбора.

– Пошли!!!

Ее команда разожгла в нем решительность к действию и еще больше отогнала страх перед неприятелем. Парень взмахнул руками, словно отмахивался от мух, и сделал это прямо перед Воргом, который почти начал подсаживаться к нему, чтобы сделать укол. Получилось! Волна Шахнозарова подхватила Матфея и откинула на стену, выбив оружие из руки. В то же время Настя в один миг поднялась на ноги с помощью своих суперспособностей и вложила в удар Волной всю Силу, какой располагала. Однако Патрик встретил ее атаку собственным невидимым Щитом и разбил ее. Затем, не раздумывая над тем, что делать дальше, просто нажал два раза на курок. В коридоре офисного здания грохнуло два выстрела. Алексей метнулся к Насте с неестественной скоростью, что явилось признаком действия настоящего Избранного, обладающего возможностью Ускоряться в движении тогда, когда необходимо. Он оттолкнул девушку к стене, закрывая собой, и спас от одной пули, просвистевшей в считанных сантиметрах от ее головы. Вторая же все-таки попала в цель. Но не в ту, в которую была выпущена, а в другую. Она поразила парня в левое плечо.

Шахнозаров крикнул от острой боли и обмяк в руках той, которую пытался защитить собственным телом.

Не предпринимая больше никаких действий против Воргов, Настя, пораженная случившимся, опустилась на пол вместе с Алексеем, взяв его голову в руки и положив себе на колени.

– О, нет, Алекс, ну зачем ты так…- только и смогла выдавить из себя спасенная, всхлипнув носом, уже готовясь расплакаться.

– Какая трогательная сцена!- отметил Матфей Могильный, вставая на ноги и отряхивая брюки.- Давайте про вас кино снимем и назовем его "Погибшая любовь"!

Как тебе, Патрик?

– Заткнись, бери свой прибор и занимайся делом,- приказал второй Ворг.

Сам он не отводил своей "Беретты" от Светленгов, готовый в любую секунду стрелять на поражение.

Через несколько секунд Алексей и Анастасия получили по уколу и были связаны на месте, пока засыпали.

И тут, наконец, на этаж с лестницы выбежали третий и четвертый Ворги: молодой мужчина и девушка.

– О, вы уже сделали это!- обрадовалась девушка, державшая, как и ее напарник, небольшой, аккуратный, скорее газовый или маломощный пневматический, пистолет.

– Лида, Конт, где вы шлялись, пока мы тут вкалывали?- недовольно заговорил с ними Патрик.- Вы должны были подняться следом за этими двоими и оказать нам поддержку.

Те непонимающе переглянулись. Чего это Патрик опять разошелся? Все ведь хорошо:

Светленгов выследили и захватили, они не убежали и, похоже, не сопротивлялись особо…

– Извини, Патрик. Мы думали, что будет лучше, если мы останемся на выходе из здания. Ну, мало ли что…- попытался найти оправдание парень, чуть ранее названный Контом.

– Я никого не просил думать!- По-прежнему злой, Патрик сделал акцент на последнее слово.- Ладно, действуем дальше. Эта девчонка-Светленг сказала, что сюда спешит подмога. Нам надо поспешить, если не хотим застрять в этом хреновом месте и отбиваться от целой бригады бойцов противника. Конт, поможешь мне и Матфею с пленными, а ты, Лида, беги к машине, заводи и жди на заднем дворе.

– Уже иду!

– Бежать надо, а не идти!!!- закричал Патрик, но уже не со зла, а чтобы просто подогнать ее.

Девушка бросилась на лестницу и устремилась вниз одновременно с тем, как трое мужчин принялись брать на руки усыпленных Шахнозарова и Самойлову, чтобы вынести их из дома на задний двор. Там своих должна была дожидаться Лида Изотова, сидя за рулем микрофургона "Мерседес".

На последнем пролете перед первым этажом Изотовой пришлось с испугом резко остановиться: ей навстречу через холл у центрального входа шагали два Светленга со стрелометами наперевес. Не говоря ни слова, они открыли огонь. Несколько раскаленных светящихся стальных стержней, похожих и на стрелы, и на иглы, и на очень тонкие, вытянутые пули, полетели в живую мишень, но девушка-Ворг в последний момент успела поставить перед собой Силовое поле, и легкие снаряды.

Врезавшись в невидимую преграду, упали на пол. А Лида уже бросила в холл пару шариков, которые разбились между ней и Светленгами, образуя быстро увеличивающиеся в размере клубы дыма.

– Ставим двойную защиту!- скомандовал один из Светленгов.

Парни соединили свои Щиты в один, но прошло две секунды, прошло три секунды, а ответной стрельбы от врагов так и не последовало.

– Объединенная Силовая волна!- выкрикнул все тот же молодой боец-оперативник.

Они создали Волну и бросили ее сквозь дым туда, где только что стояла их противница. Дымовую завесу смело Волной – та, в свою очередь, разбилась о стену и перила лестницы, заставив первую потрескаться в некоторых местах, а последние задрожать от удара по ним чего-то невидимого, но твердого.

– Скрылась,- проговорил второй Светленг.- Наверное, пошла наверх. Ну, ничего, там ее встретят наши.

– В здании не она одна, Камиль. Яко только что сообщил мне, что здесь четверо Воргов. Только не уточнил: вместе с ней, или же не считая ее.

– Будем оставаться здесь, на выходе, Стас?

– Да, пока останемся тут, будем охранять главный вход.

Станислав Широкий и Игорь Беланов – оба бойцы-оперативники средней Силы и боевой подготовки – проверили свои стрелометы и отошли к дверям, ведущим на улицу. Но выходить не стали.

Изотова широкими прыжками понеслась назад, к своим друзьям и сообщникам, на ходу телепатически сообщая им о прибытии Светленгов. Тут в окно на лестничной площадке между вторым и третьим этажами, разбив его на куски, влетело что-то твердое, темно-зеленое и упало прямо под ноги бегущей. Лидия вскрикнула, увидав, что это газовая граната и еще быстрее понеслась вперед. Через две секунды за спиной раздался хлопок, почти оглушивший ее. Дыма не было много, но запах парализующего на некоторое время все тело газа моментально стал заполнять воздушное пространство лестничной шахты, вытесняя остальные запахи. В уже разбитое окно влетела вторая граната, и хлопок повторился. Девушка задержала дыхание и побежала по коридору третьего этажа в поисках Патрика, Конта и Матфея, но тех и след простыл. Сзади же слышались крики и топот Светленгов. она обвернулась, создав одновременно Защиту, и увидела двух врагов, один из которых был ей знаком. Уже не раз ей приходилось с ним сталкиваться, и все в подобных случаях. Яков Черный – один из лучших и главных бойцов-оперативников Матрэкса, хотя далеко не самый сильный Избранный. В носу у каждого Светленга торчал респиратор.

– Стоять!- закричал ей Черный и начал стрелять из своего "Кольта".

Несколько пуль ее Защита остановила, но одна все-таки нашла в ней слабое местечко, трещину и проскользнула, ударив девушку-Ворга в левую руку возле локтя.

Лида с громким возгласом и бранью повалилась на стену, а затем, держась за раненую руку, не заметила, как съехала на пол.

Напарник Якова бросил к ней газовую гранату. Через несколько секунд Изотовой против своей воли пришлось вдохнуть запах Парализатора, как называли этот газ и те и другие Избранные, и она свалилась, не способная двигаться и даже говорить.

– Они на четвертом!- раздался где-то чей-то крик.

Яко с приятелем по имени Вадим Госман подошли, было, к парализованной, но тут же поспешили назад.

А этажом выше в эти мгновения началась плотная перестрелка. Ворги засели в одном кабинете, взяв людей, оказавшихся там, в заложники, и не подпускали к себе Светленгов, отстреливаясь из стрелометов, "Беретты" и еще какого-то непонятного пневматического пистолета. С лестницы в них пытался попасть из своего пистолета, метающего стрелы, Юрий Целина. Он и позвал товарищей к себе. Когда те прибыли, парень заговорил в спешке, чтобы не потерять на слова много времени:

– Их трое. У них там Алексей и Настя. Все в кабинете направо, до него около двенадцати-четырнадцати метров. И у них еще не меньше двух простых людей. Что скажете?

– У нас больше нет гранат. Все повзрывали на втором и третьем этажах, думая, что они где-то там,- сказал Яков, вынимая из носа респиратор, защищавший его от парализующего газа.

– Но зато обезвредили людей, которые сидели в офисах и могли нам помешать,- подметил Госман.- Хоть в этом плюс.

– Люди и так не помешают. Они попрятались в своих офисах, и не высунутся, пока мы здесь.

– Да-а,- протянул Целина,- как начинают действовать Избранные, так остальные – не подозревая о том, что это не они делают, а наша Энергия заставляет их – отворачиваются, прячутся и не видят, не слышат нас! Хорошо! Ну, так что, как поступаем дальше?

Яко посмотрел одним глазом из-за косяка двери в коридор и стал выкладывать всем план действий:

– Я и Госман ставим двойной Щит и идем под его прикрытием на врага. Ты, Юрий, стреляешь, если что.

– Давайте.

И трое Светленгов одновременно ввалили в коридор четвертого этажа, защитив себя Силовым полем. Началось наступление на противника. А тот вновь принялся отчаянно отстреливаться, но все безуспешно. Тогда Ворги решили закрыться в кабинете.

Железная дверь захлопнулась перед самым носом наступавшей троицы.

– Как нехорошо!- покачал головой Юрий Целина.- Закрывать дверь перед гостями неприлично, некрасиво, невежественно!

Яков снял свою часть невидимой Защиты и, взяв в руки "Беретту", поменял в ней магазин.

– Ничего,- улыбнулся он двери.- Мы гости непрошеные, а поэтому войдем без приглашения.

Мужчина вытянул пистолет в одной руке, другой лишь немного придерживая его, и выстрелил несколько раз прямо в замок, а затем и в петли, на которых держалась дверь.

Юрий и Вадим сразу поняли, что сейчас будет, и вскинули стрелометы, подходя ближе. Черный собрался и резко выставил вперед свободную руку. Дверь сорвало с поврежденных петель его Силой и понесло в окно. Она пробила стекло, вывернула раму и вместе с их обломками полетела вниз. Углядев большой падающий предмет, люди бросились врассыпную. Кусок железа – теперь это был металлолом, а не дверь – рухнул на тротуар.

Троица бойцов с криками "Не двигаться", "Всем стоять" ворвалась в офис. Все прошло за мгновение, начиная от стрельбы по двери и заканчивая приставленными к головам Воргов дулами стрелометов и пистолета, так что те едва ли могли, даже используя возможности к ускорению, что-либо предпринять. Да и нужно было знать, что делать, а Светленги тоже начали действовать как в ускоренном просмотре видеофильма.

Ворги растерялись, так как сидели в тупике. Они могли прыгнуть из окна, но не хотелось этого делать. Тогда пришлось бы оставить пленных. Поэтому Патрик вызвал своих друзей в качестве подмоги, а Матфею и Конту приказал стрелять, сдерживая натиск Светлых. Но на что они могли надеяться? Его операция оказалась безуспешной, непродуманной до мелких деталей на случай мощной атаки противника.

К тому же хозяин не знал о том, что происходило в пятьдесят девятом доме по улице Республики.

Шахнозаров и Самойлова лежали спящие и связанные под окном. Черный держал свою "Беретту", нацеленную в переносицу Патрика, а за его спиной то же самое делали его товарищи.

Однако и Ворги не опускали своего оружия, успев лишь нацелиться на ворвавшихся к ним людей. Так и стояли некоторое время, целясь друг в друга, пока Яко не заговорил требовательным тоном, таким, что любой преступник сразу бы повиновался:

– Вам следует бросить на пол свое вооружение и повернуться лицом к стене! Я жду, и повторять не хочу.

Те, кому адресовались данные слова, молча повиновались, понимая безысходность ситуации в данную минуту. Но Ворги были бы не Воргами, если б они не начали судорожно обдумывать все варианты побега. Оперативники-Светленги построили их и вывели в коридор, перед этим вызвав к себе двух коллег, ожидавших внизу.

Враги, явно, переговаривались телепатически, но Яков не пытался их "подслушать", у него вряд ли получилось бы, учитывая тот факт, что они с ним были одинаковой Силы. Он и другие бойцы-оперативники вывели их в коридор офисного здания. Через считанные секунды к ним на этаж поднялись Игорь и Стас. Но как только напарники свернули ко всем с лестничной площадки, обезоруженные Ворги решили больше не тянуть и действовать, попробовать осуществить план отмщения, о котором беззвучно, на уровне мыслей договорились мгновение назад. Все трое резко развернулись на сопровождающий их конвой из Якова, Юлия, Госмана и разом ударили в них Силовыми волнами. Энергия Избранных огрела не ожидавших этой атаки Светленгов, обрушилась на них, как огненная лавина, оглушила и сшибла с ног. Прежде чем шедшие от лестницы молодые люди открыли по восставшим огонь из увесистых и не слишком удобных стрелометательных аппаратов, и тонкие снаряды-иглы красными шипящими отрезками устремились вдоль стен, Ворги успели окружить себя щитами. Затем один из них – это был Конт – достал из-за пояса какой-то предмет и уверенным шагом двинулся на стрелявших. Неизвестный предмет в его руках превратился в рукоятку, с которой на недлинной цепи свисал шар, усеянный толстыми шипами. Конт принялся размахивать этим шаром, чей размер не превышал размеры его кулака, ухмыляясь и наступая на своих противников.

– Этот придурок хочет рукопашной!- воскликнул Игорь Беланов.

– Так он ее получит!- добавил Широкий.

Парни бросили на пол стрелометы и выхватили из-за пояса брюк большие складные ножи.

– Вы меня не победите. Я разобью ваши головы своей булавой!- прокричал Ворг, пребывая в восторге от начавшегося поединка.

– Твоей булавой только мух бить!- усмехнулся Беланов.- Где взял эту игрушку? Я тоже такую хочу.

Тот с яростью бросился на них, стараясь ударить своим оружием-шаром на цепи, но молодые бойцы-Светленги лихо увернулись и после нескольких маневров обезоружили противника. Потеряв мини-булаву, Ворг хотел достать из своих карманов еще что-то, но времени у него на это не было. Его остановили, обрушив со всех сторон серию ударов рук и ног.

Примерно то же происходило буквально в нескольких метрах отсюда: там началась нешуточная потасовка между Патриком, Матфеем, Яко, Целиной и Госманом. Сначала начали биться на ножах, а Патрик даже мечом пытался воспользоваться, но дальше все это осталось на полу, выбитое из рук друг друга, и пошла драка на голых кулаках. Нет, какими бы Ворги ни были сильными и проворными, а Светленгов было почти вдвое больше. Этим они, в первую очередь, и взяли врага.

Драка продолжалась не более двух минут. Светленги, конечно, получили немало, но Воргов избили гораздо сильнее, вообще почти до полусмерти. И вот они выпрямились над теми, переводя дух и осматривая сдавшихся и корчившихся на полу со стонами подчиненных мистера Шороха.

– Вы хорошо нападаете, но защищаться и уходить от удара совершенно не умеете,- Сказал Яков Черный, вытирая салфеткой кровь у носа, а потом, бросая ее на Матфея, которому полминуты назад, кажется, сломал пару ребер.

– С Силой Избранных вы для кого-то, быть может, и страшны,- подхватил Юрий Целина, нагибаясь за ножами,- однако в простой рукопашной борьбе не представляете из себя ничего.

Тут Светленги услышали, как по лестнице кто-то спешил снизу вверх. По частоте шагов Черный тотчас определил, что к ним шли как минимум трое. Он просканировал этаж, но отметил только одного Избранного. Двое были гораздо большей Силы, чем он сам.

– Неужели подмога этим выродкам?- спросил у него по телепатии Госман.

– Не исключено,- ответил тот и подал знак остальным: занять позиции вдоль той стены, в которой был выход на лестничную площадку, и быть в боевой готовности.

Сам же прыгнул в кабинет со связанными и все так же спавшими почти в обнимку Алексеем и Настей.

Но в следующие секунды в коридоре зазвучал знакомый, мощный, звучный чуть с хрипотцой голос:

– Отбой, парни. Свои.

На этаж вышли друг за другом Александр, Олег Чмиль и Валерий Буткевич.

– Вы что здесь делаете все?- удивился Яко.- Мы уже давненько со всем справились.

Их было всего трое, если не считать девки, которая где-то на нижнем этаже парализована газом. Не говорите только, что кто-то из наших еще и внизу стоит.

– Нет. Не скажу. Нас трое,- спокойно ответил Александр.- Но ладно удивляться, вам бы потребовалась помощь через минуту-другую. Во дворах мы остановили экипаж из четырех охотников, спешивших сюда. Они бы вас прижали, так что скажите спасибо шефу, что настоял на моем вмешательстве в ваши дела и на помощи Олега с Валерием.

– Хорошо, благодарим вас всех, чуваки, и его в отдельности,- кивнул Целина.

Александру не нравилось, когда кто-то кого-то – особенно его самого – называл чуваком. Фыркнув от недовольства, но ничего не возразив, он пошел мимо товарищей, переступая через тела Воргов, в офис, где находились те, кого все они спасали.

С этой минуты Самойловой и Шахнозарову точно ничто не угрожало, и их можно было везти в штаб, чтобы там парочка пришла в себя и порадовалась благополучному завершению настоящего столкновения Воргов и Светленгов.


РАЗОБЛАЧЕНИЕ


***


Было так приятно оказаться в своем спокойном небольшом городе, где прошло все детство, где прошли все школьные годы и остались все друзья.

Майя попросила своих новых друзей-Воргов высадить ее за три квартала от дома, и пошла пешком, прогуливаясь по знакомым до боли улицам, мимо родных дворов и садиков, где раньше гуляла и играла с подругами. Безветренный вечер, ярко освещенный садившимся солнцем, навевал сентиментальное настроение, воспоминания.

Все это, конечно, уходило и без Избранных, жизнь не могла не меняться, но после того, как девушка стала одной из них, прежняя жизнь оборвалась чересчур резко.

Это событие оказалось для Майи весьма болезненным. Она старалась избегать воспоминаний, не поддаваться чувствам, но, приехав в свое прошлое, в город своего детства, это оказалось невозможно сделать. Память нельзя взять и выключить, чтобы не думать о прошлом, о старых добрых временах.

Девушка медленно брела к своему дому, чтобы в последний раз посмотреть на квартиру, где она жила все свои первые годы жизни, в последний раз переночевать в своей уютной комнате, обклеенной плакатами знаменитостей и, быть может, даже последний раз повидаться с родителями, поговорить с ними, пережить еще раз чувство единения и счастья во время тихого семейного ужина. Больше ничего этого не будет, потому что теперь она другая, и образ жизни у нее другой. Она – Избранная, причем Великая Избранная!

Трое Воргов на черном джипе уехали, но обещали появиться в момент, как только Майе понадобится помощь, и она позвонит кому-нибудь из них или позовет телепатически.

И вот из-за деревьев показалась ее трехподъездная пятиэтажка. Окна на четвертом этаже первого подъезда светились сквозь цветастые шторы. Майя никогда бы не спутала этот свет родных окон ни с каким другим.

Фил, Дровен и Дэн, прокатившись по нескольким ишимским улицам, нашли красивое и спокойное летнее кафе, где было мало посетителей, и решили остановиться, чтобы поужинать. Выбрали самый крайний столик.

– А заказывать хавчик будет Пушкин?- спросил с подковыркой Денис Ковалев, когда они сели.

– Нет, Лермонтов,- в том же духе ответил Филипп Привалов и с бесстрастным видом отправился к прилавку, за которым стояли продавцы.

– Деньги-то возьми,- окликнул его Вадим, а среди своих – Дровен.

Он и Ковалев всучили Филу по три сторублевых купюры, и тот вновь повернул к продавцам, уже приготовившимся принимать заказ.

– Ты злой?- решил заговорить с Дэном Вадим Сидоров, пока они сидели в ожидании заказа.- Тебя что-то беспокоит?

Ковалев пристально посмотрел на коллегу, а потом произнес, махнув рукой:

– Брось. Мне очень хорошо. Я не злой. Почему ты решил спросить?

– Мне показалось, что вы с Майей не поладили.- Затем Дровен наклонился к приятелю и полушепотом проговорил.- Ты точно не в духе. Хочешь, угадаю из-за чего?

Дэн тоже подался вперед, и его глаза заблестели. Интересно, сможет ли Сидоров угадать, почему он ходит мрачный.

– Ну?..

– Ты положил глаз на Белову и, наверное, приставал к ней, но она тебя отшила!

Верно?

– Ты догадливый засранец!- прошептал Денис и откинулся назад, на спинку пластикового кресла.

Вадим Сидоров не удержался от того, чтобы не засмеяться. На его смех обвернулись все, кто находился неподалеку, в том числе и Фил. Ковалев же, которому тоже вдруг захотелось рассмеяться во весь голос, чтобы не сделать того, что сделал сидевший напротив него Ворг, заговорил:

– Тебе смешно? Знаешь почему? Потому, что ты псих и придурок! Я к ней не приставал! Все было иначе. Она прочитала мои мысли и узнала о том, о чем я думал.

А я…

– Ты думал о том, как бы поскорее заняться с ней сексом! Слушай, ты попал!

– Никуда я не попал, понял!- заявил Ковалев, сделав вид, что обижен на друга за его чрезмерную догадливость и не способность подождать всего одну минуту и дать рассказчику самому все объяснить до конца.- Однако ты не зря такой засранец, сующий нос не в свои дела, раз догнал, о чем я хотел сказать. А знаешь, я все равно буду добиваться своего. Она мне нравится и все тут.

– Да ничего у тебя не выйдет! Не смеши меня больше этим.

– Но почему?

– Потому что она любимица шефа. Он за нее шкуру сдерет! Кроме всего прочего она еще умница и красавица. А ты кто? Урод!

Денис молча, но со звереющим взглядом поднял кулак, намереваясь вмазать Сидорову по физиономии, но в это мгновение к ним с подносом в руках подоспел Филипп.

– Эй, чуваки, избавьте меня от лицезрения битья ваших морд вами же самими!!!

Хотите лить кровь – вон в кусты, чтобы никто не видел! Не хочу, чтобы мне портили аппетит. Я буду спокойно кушать, и получать от этого удовольствие.

– Этот козел назвал меня уродом и сказал, что Майя никогда не будет моей!- пожаловался Ковалев, словно маленький мальчик, которого обидели.

Фил посмотрел на него, покачал головой и вымолвил:

– Я тоже так думаю.

И отправился за вторым подносом.


***


– Ну, вот, перевязка закончена,- сказала Ярослава Хохлова, выполнявшая у Светленгов функцию одного из главных врачей, так как училась на хирурга в Медицинской академии и недавно с успехом окончила третий курс.

Медицинский пункт находился на первом этаже главного штаба напротив буфета, то есть почти в конце коридора, справа, как проходишь от парадного входа к лестнице.

– Спасибо,- поблагодарил Шахнозаров, трогая бинты на раненом плече. Затем взял рубашку с кушетки.- Мне лучше. И не болит уже нисколько!

– Не болит, потому что ты получил хорошую дозу обезболивающего,- объяснила девушка, убирая остатки бинта и инструменты со столика у изголовья кушетки.- А рана может быть опасной еще несколько дней, поэтому всю следующую неделю настоятельно советую воздержаться от любых нагрузок: не напрягаться, не поднимать ничего, ну и так далее. Сегодня перевязка больше не понадобится, но завтра ранним утром нужно будет поменять бинты.

– Как не люблю больницы и все, что с ними связано,- поморщился молодой человек.- Конечно, не в обиду тебе будет сказано, Ярослава, но не люблю, честное слово. Но раз надо, значит надо.

– Кто же их любит? Никому не приятно болеть и страдать,- поддержала его доктор.- Я могу сама прийти к тебе в комнату на перевязку, если хочешь.

– О, нет, не стоит. Я могу проснуться рано, если необходимо.

– Хорошо. Тогда спускайся сюда около семи.

– Договорились.

Это была вторая перевязка. Первую парню сделали сразу, как привезли еще спящего в штаб. Все думали, что он проспит до следующего утра, но парень очухался спустя несколько часов. Он оказался весьма выносливым, его организм легко справился с действием вражеского снотворного. А вот Настя Самойлова спала до сих пор.

Одетый, с приподнятым настроением, Алексей вышел из медпункта и зашагал мимо комнаты, где находился пост дежурных, и сидела охрана, собираясь подняться на последний этаж. Однако перед лестницей вдруг остановился. Его внимание привлекли шорохи и шепот в холле. Заглянув туда, парень увидел Скотта и Яну Невскую. Они обнимались возле автомата по раздаче горячих напитков, видимо, ожидая, когда тот закончит готовить им выбранный сорт кофе.

"Ладно, не буду мешать",- подумал с улыбкой Алекс и пошел наверх.

На четвертом этаже, где были спальные комнаты, как и обычно, стояла тишина.

Никого не наблюдалось. В эти дни тут почти никто не жил. Но Шахнозаров знал, что Настя имела на этаже свою собственную комнату и часто любила в ней ночевать, хотя не так далеко, на улице Ленина, у нее была отличная дорогая квартира. Он повернул к ней и тихо прошел в комнату, находившуюся в конце коридора левого крыла здания и выходившую окном, как и его, на главную улицу города.

Настя мирно посапывала в кровати, лежа в одежде поверх покрывала. Алексей присел на корточки возле кровати и осторожно прикоснулся ко лбу девушки, провел рукой по волосам, любуясь красивым лицом. Коснулся ее нежной шелковой щеки и заметил на ней свежий румянец. Значит, она уже приходила в себя! Ему захотелось поцеловать ее, но он боялся, что сюда в этот момент войдет еще кто-нибудь. А так как он был немного робким парнем, то решил все же не проделывать этого и удалиться восвояси. Но вот, когда уже собрался осторожно, чтобы не напрягаться из-за раны, подняться на ноги, ощутил, что его руку схватили. Его остановила Настя и, открывая усталые, заспанные глаза, тихо выговорила:

– Побудь со мной, Алекс, не спеши уйти.

– Х… хорошо, я останусь,- сказал молодой Светленг, смущенный таким внезапным пробуждением подруги.- Только… сяду рядом на стул, хорошо?

Он выполнил то, о чем сказал, и девушка опять дотронулась до него. Шахнозаров взял ее слабую руку в свои и услышал:

– Как знать, успела бы я увернуться или отбить пули или же нет. Спасибо тебе.

– Да не за что, Настенька. Я всегда готов встать на защиту друзей,- проговорил парень.

– И на мою защиту в первую очередь!- заметила она, улыбнувшись. Промолчав и не услышав от него ни слова, Самойлова все так же тихо, вкрадчиво, едва заплетающимся языком из-за того, что еще не до конца очухалась от снотворного, заговорила дальше.- Меня и до этого пару раз усыпляли разными способами, но никогда голова так сильно не кружилась после сна, как сейчас.

– Тогда лучше не вставай до утра, отдыхай,- посоветовал Алексей.- Мне тоже так говорили, не смотря на то, что я чувствую себя вполне сносно.

– Мне понравилось, как ты меня сейчас гладил. Так приятно,- не спеша, но неожиданно для своего друга, выговорила Настя.

Если бы она в этот момент посмотрела на него, то заметила бы, как он слегка покраснел и чуть отвернулся. Но она почувствовала своим сверхъестественным чутьем Избранной, что ему стало неловко.

– Я тебя смущаю?- И девушка снова улыбнулась.- Не беспокойся, я не буду читать твои мысли. Я скоро и не смогу, если ты встанешь на более высокий уровень Силы, чем я.

– Если я стану Великим Избранным, мне не будут страшны никакие Ворги и тем более обычные преступники,- решительно заявил Алекс, не отпуская ее руки.

– Тогда ты будешь моим героем!- Она вздохнула и прикрыла глаза, не говоря больше ничего.


***


Владимир Леонидович Шорохов с яростью распахнул двери своей Силой телекинеза и подобно смерчу ворвался в комнату отдыха, оборудованную на месте холла второго этажа, где его ожидали четверо подчиненных. При его появлении все в комнате задрожало, стекла в окне завибрировали, а на Воргов, сидевших в перевязках, с подтеками и синяками, подул ветер, взявшийся неизвестно откуда.

– Жду объяснений, мать вашу, уроды!- прогремел голос лидера Воргов.- Какого черта вы там вытворяли? Делать было нечего? Решили развлечься, дворняги? Отвечайте, собаки, я слушаю!

Патрик, Матфей, Антон – он же Конт – и Лида вздрогнули от таких слов и вдруг поняли, что хозяин вместо того, чтобы поблагодарить их за попытку захвата Великого Избранного Алексея Шахнозарова с его подружкой и как-то вознаградить за это, разгневался на них. Но почему, черт побери? В чем дело? Они же хотели как лучше! Думали сделать ему сюрприз.

Мысли у испуганных бойцов-оперативников лихорадочно забегали в поисках нужных слов, чтобы объясниться. Но шеф не желал их ждать. Он уже прочесал сознания их всех, получив за секунды полную картину происходившего на Республики, 59.

Получив нужную информацию, он сверкнул от злости глазами, и диван, на котором располагался незадачливый квартет, подхваченный его невидимой Силой Великого Избранного, подлетел вверх и сбросил Воргов на пол. Затем почти свободно, едва ли поддерживаемый Шорохом, рухнул прямо на лежавших под ним людей, придавив собой. Оперативники закричали и застонали от новых ушибов. Их охватил страх перед лидером, каждому показалось, что он сейчас сотрет их в порошок, переломает им все кости и заставит ужасно мучиться. Но Шорохов только процедил сквозь зубы:

– Я не отдавал приказа брать кого-либо из Светленгов!!! Вы, безмозглые идиоты, решили заняться самодеятельностью. Вы самостоятельно выследили Шахнозарова и напали на него в людном месте, но умудрились только всполошить полгорода и получить от противника как следует. Я сожалею, что вы отделались одними побоями.

– Но мистер Шорох…- прокряхтел Патрик, первым вылезая из-под дивана.

– Молчать!- рявкнул Шорохов.

В Патрика полетела Силовая волна, и его с такой силой отбросило на стену, что парень едва не лишился чувств.

– Слушать меня!- приказал Шорох, отходя к окну и от переизбытка эмоций одним взглядом выбивая весь оконный блок к чертям собачьим.

Когда рама с оконными стеклами, бьющимися на лету, отправилась куда-то через весь сад во дворе, и где-то там упала, издав характерный звук, а мужчина продолжал:

– Я не отдавал приказа! А вы настолько безмозглы и тупы, что даже не сообразили, что этот ваш Шахнозаров теперь уже никогда не станет одним из нас. Кроме всего прочего никакой он не Великий! Вам ясно, уроды? Мне не нужна, мать вашу, лишняя шумиха, а вы что сделали? Теперь Светленги думают, что это я опять пытался заполучить этого долбанного Шахнозарова, а простые люди помнят о крайне странных событиях, происходивших в офисном здании рядом со сквером Немцова. А если бы кто-то из них все-таки узнал, что происходило на самом деле и кто вы такие?

– Простите нас, мистер Шорох,- взмолился Матфей Могильный.- Мы совершили ошибку – исправимся.

– Я не потерплю самовольничества!

После этих слов один из стеклянных журнальных столиков, который стоял напротив дивана, взорвался, окатив лежавших на полу мелкими осколками.

– Да, разумеется.- Могильный теперь был напуган еще больше.

– Мне не нужны подобные инциденты впредь!

– Мы больше не будем,- пообещала Изотова.

– Я бы не стал переживать, если бы кого-то из вас прибили там, в той нелепой драке. Пошли вон, собачьи отродия, пока я не добавил вам. И чтобы до сентября я вас не видел и не слышал! Увижу – врежу по харе собственной рукой. Покажете еще какой-нибудь номер самодеятельного народного творчества – ухлопаю на месте, как плешивых собак!

Все Ворги бросились к выходу и уже через несколько мгновений Владимир Леонидович остался один. Но вскоре в комнату вошел Михо. Он увидел перевернутый диван, пустой оконный проем, груду стекла на полу и трещину в торцевой стене прямоугольного помещения. Глава Воргов заговорил с ним:

– Я тут немного побуйствовал…

– Видимо, кто-то заслужил этого, хозяин,- молвил его верный воин и помощник.- Каждый, кто вас ослушается или будет действовать без вашего ведома, должен понести наказание.

– По-моему, я слишком мягко с ними обошелся. Ты не находишь?- спросил Шорохов, повернувшись к Михаилу Судакову.

Великий Избранный пожал плечами:

– Не знаю. Возможно. Но вам виднее, как лучше поступить в такой ситуации. Думаю, они напугались и больше не будут ничего вытворять.

– Нужно проследить за ними всеми. Я должен знать, образумятся они после этого, или останутся прежними. Патрик – это еще тот тип. Он никогда не отличался преданностью и исполнительностью, всегда был себе на уме и стремился быть как можно более независимым. Мне он не нравится, понятно? И я не хочу проблем не с ним, не из-за него. Будь добр, займись им лично. Проследи.

– Будет сделано,- кивнул Михо и вышел из немного пострадавшей комнаты.

Шорох еще стоял в ней, на втором этаже и думал. Это оказался первый случай за то время, сколько он являлся лидером, когда кто-то его ослушался, не посоветовался, ничего не сказал, а взял и провел самовольно, без разрешения одну операцию против противника. На самом деле ему было плевать, что сейчас думали о Воргах Светленги, как расценивали их последние действия. И совсем не заботило то, как восприняли проведение боевых действий в офисном здании в центре города простые люди. Его возмутил и задел сам факт самовольничества со стороны Патрика и его шайки. Видите ли, сюрприз они хотели сделать! Собаки!


***


Дача родителей Алексея Шахнозарова полыхала со всех сторон. Внутри дома что-то взорвалось, крыша разлетелась в щепки, и в темное небо поднялся клокочущий огненный шар. Алексей добежал с пустым ведром до колонки, чтобы набрать воды, но, поняв, что он ничего не может сделать и одним ведром большой деревянный дом не спасти, выпрямился и просто наблюдал за пожаром. Его глаза наполнились слезами и выражали ужас от виденного. Отец и мать с криками отчаяния бегали во дворе с другой стороны строения, пытаясь спасти из огня хотя бы незначительную долю вещей, однако скоро им уже невозможно было и приблизиться к дому, не говоря о том, чтобы войти внутрь.

Через несколько минут, когда первый приступ страха стал проходить, и появилось осознание происходящего, Шахнозаров увидел вокруг себя собиравшихся людей.

Соседи? Прохожие?

Молодой человек осмотрелся и к своему ужасу обнаружил, что это были никакие не соседи. Его обступали Ворги! Десятки озлобленных каменных лиц смотрели на него.

В руках кто-то держал нож, у кого-то был меч Избранных, а кто-то покачивал мини-булавой с полуметровой цепью. И тут в голове у Алексея мелькнула мысль, заставившая его содрогнуться: никакой это не несчастный случай и не проводка! Дом загорелся, потому что его подожгли Ворги!

Ведро выпало из руки и откатилось на пару метров.

– Ты правильно понял!- раздался голос за спиной.

Парень резко обвернулся и увидел, что на него замахнулись булавой. Он каким-то чудом увернулся от удара и кинулся бежать по дороге, громко взывая о помощи.

– Тебя никто не услышит!!!- закричали ему вслед Ворги, начиная погоню.- В этом городе теперь есть только мы все и ты один!!! Ты нигде не скроешься!

У догорающей дачи прогремели два ружейных выстрела, после чего кто-то из толпы врагов громко объявил:

– Охота на последнего Светленга началась!!!

– А-а-а-а,- завопил Алексей и остановился.- Вы убили моих родителей!!! Вы убили всех моих друзей! А-а-а-а!!!

Он решительно повернулся к толпе бегущих на него Воргов, жаждающих его мучительной и долгой смерти, но больше ничего не успел сделать. В него попала маленькая стальная игла-стрела, выпущенная кем-то из стреломета. Она вонзилась прямо в левое плечо, где еще не зажила рана от пули. В следующую секунду масса бегущих смела его с ног и принялась топтать, пинать, своим смехом и радостными криками заглушая остальные звуки, стоны и призывы на помощь избиваемого Светленга… От ударов у того потемнело в глазах, боль сковала тело…

Шахнозаров проснулся в поту с дрожащими руками. Сел в кровати и тут же содрогнулся от боли в левом плече. Пулю он получил вчера, а сейчас было раннее утро вторника.

– Сон…- пробормотал он, сообразив, что находится у себя в комнате на четвертом этаже штаба Светленгов.

Просидев около минуты, он осторожно вернулся в лежачее положение и взял с тумбы наручные часы. На светло-голубом циферблате "Командирских" было начало шестого.

Значит, он проспал всего несколько часов.

Лежа в постели и успокаиваясь, молодой Светленг прокрутил в уме запомнившиеся фрагменты страшного, волнующего сна и вздохнул с облегчением, повторив себе:

– Сон. Всего только сон.

Но, попытавшись вновь заснуть, обнаружил, что не может осуществить данную задумку. После такого сна ему больше не заснуть как минимум до следующей ночи.

Что ж, нет, так нет. И он встал. Оделся в чистые брюки и рубашку и посмотрел в окно. Ничего особенного там не оказалось. Обычное утро.

На перевязку спускаться было еще рановато: она должна была состояться в семь, но парня потянуло выйти. Увиденный сон все не давал покоя, и тот отправился развеяться, прогуляться по зданию, побродить по этажам – все лучше, чем сидеть у себя, отдавшись на волю дурных мыслей.

В коридорах и на лестницах – парадной и второй, находившейся в конце его крыла – свет не горел, царила мертвая тишина. Алексей прошел по всей длине дома, два раза прошагал мимо комнаты Насти, но так и не решился к ней заглянуть. Размышляя о ней, стараясь прогнать остатки кошмара приятными мыслями, парень свернул на запасную лестницу и стал спускаться. Раненое плечо заболело с новой силой.

Видимо, действие обезболивающего закончилось.

Если последний этаж являлся спальным, имеющим чуть более десятка комнат, предназначенных для проживания в них, то третий и второй этажи состояли из кабинетов главных Светленгов. На третьем располагался сам Андрей Александрович со своим заместителем Тимофеем Люборцом, а также имели свои "четыре стены с окном", как говорили некоторые, Александр, лучшие компьютерщики Скотт и Лазарева, яко и Госман – одни из лучших оперативников, Холмс, Андрей Кравченко – специалист по технике, Мачульский – агент и исследователь, Анастасия Самойлова, Виктория Герштайн и Роза Анфимова – одни из лучших агентов-девушек. Кроме того, на этаже было два компьютерных зала – в каждом по несколько машин. Там могли работать все, у кого не было своего домашнего компьютера.

На втором этаже имели кабинеты еще несколько Светленгов, снова был компьютерный зал, где также проходили небольшие закрытые совещания, и большой зал общих собраний… в котором опять раздавались звуки пианино.

Заслышав игру, Шахнозаров сразу догадался, кто это. Играть Бетховена на простом стареньком пианино, да еще с таким мастерством способен был один единственный человек среди известных парню людей – шеф, мистер Матрэкс. Кстати, он очень любил, когда его называли псевдонимом, а не настоящем именем. Почему, Алекс не мог понять, а спросить стеснялся.

Когда он вышел с черного хода в коридор второго этажа, Рудаков прекратил играть, добравшись до самого финала "Лунной сонаты". Однако уже через десять-пятнадцать секунд заиграло другое произведение все того же композитора. Оно носило красивое название "К Элизе".

Молодой человек тихо подошел к дверям зала собраний и тут услышал в своей голове среди собственных мыслей голос лидера:

– Ну, что же ты? Заходи! Оцени мою игру, а то меня так редко кто-нибудь специально слушает.

– Доброе утро,- сказал в ответ парень тем же способом. Поздоровался, а заодно и повторил то, что должен уметь делать так же хорошо и с той же легкостью, как умеет ничего не делать.

После ответа Шахнозаров шагнул в зал и прикрыл за собой дверь. Андрей Рудаков сидел на круглой табуреточке за пианино в углу справа от входа и с вдохновением нажимал клавиши инструмента. Вошедший скромно опустился на мягкий стул с удобной округлой спинкой, стоявший рядом с музыкантом. Стал слушать, бегло посмотрев по сторонам. Столы и современные комфортные стулья стояли так же, как при всех собраниях. На правой торцевой стене (если определять, стоя спиной к выходу) все так же висел большой белый экран для проецирования изображений, а на противоположной – все та же тяжелая, громадная и мрачная картина. Окна, поднимавшиеся почти на всю высоту помещения, закрывали горизонтальные жалюзи.

– Я не буду читать твои мысли, не опасайся этого,- молвил Рудаков, не прекращая свое занятие. Спустя четверть минуты продолжал.- Читать чужие мысли нехорошо.

Оно противоречит нашим директивам, говорящим о свободе человека и обо всем с этим связанном, но бывает, что мы все же нарушаем свои правила. Жизнь вынуждает.

– На Свете нет законов, которые бы хоть раз кто-нибудь не нарушал,- прозвучал ответ его единственного слушателя.

Матрэксу понравилось рассуждение этого человека, однако он не подал вида и вскоре, закончив музыкальное произведение, решил рассказать следующее:

– Я играю только тогда, когда есть расположение к этому. Иногда бывает очень скверное настроение, или ты чувствуешь, что тебе чего-то не хватает. Чего-то, но чего именно – понять не получается. В такие моменты я просто сажусь за пианино, отбрасываю все мысли, забываю о существовании мира и окунаюсь в океан музыки собственного исполнения. Это почти всегда помогает. Сразу чувствуешь себя лучше, настроение поднимается. Ты не пробовал поступать подобным образом, когда тебе бывает паршиво?

Алексей оказался несколько удивлен откровением шефа, но постарался никак не выразить этого, а просто ответить ему на вопрос:

– Я не умею играть ни на пианино, ни на гитаре… к сожалению.

– Значит, хотел бы научиться?

– Ну, почему бы и нет? Хотел бы.

– Гитара – это инструмент современного мира, мира, где играют рок и любят рок.

Сейчас гитара у всех ассоциируется только с рок-музыкой. И если ты играешь на ней, то ты либо бард, либо рокер. Третьего, как говорится, не дано. А пианино – еще лучше фортепиано – это то, что нужно. Только здесь настоящая музыка и настоящее искусство. Настоящая классика, обогащающая душу и настраивающая на положительный лад. Игре на пианино я мог бы попробовать тебя научить, хотя никого никогда не учил и не уверен, что у меня получится.

– Это было бы здорово,- обрадовался Алекс.

– Ну, тогда договорились,- сказал Матрэкс.- Как-нибудь займемся с тобой этим благородным делом, но только не прямо сейчас. Видишь ли, обо всем нужно договариваться заранее, чтобы оно прошло нормально, без эксцессов, затруднений и принесло нужный результат. Так принято делать повсеместно в цивилизованном обществе, и давай не будем нарушать этот закон.

Лидер Светленгов закрыл клавиши музыкального инструмента специальной крышкой и заговорил вновь:

– Что ж, на сегодня с меня хватит. Проиграть несколько довольно сложных сочинений подряд без грубых ошибок не так-то просто. Но я получил нужную порцию положительных эмоций от игры, а чтобы не перестараться и наоборот не начать от этого уставать, следует вовремя остановиться. Что, собственно, и произошло прямо на твоих глазах.

Проговорив это, мужчина встал и перешел к окну, возле которого стоял письменный стол. Когда Шахнозаров последовал за шефом, приглашенный жестом руки, он увидел на столе начатую пластиковую бутылку пива.

– Будешь?- спросил Андрей Рудаков, указав на нее.- Одному пить не всегда приятно и весело. Время от времени хочется кампании, а если сказать по-русски – собутыльника.

– Можно и принять ваше предложение, выпить стаканчик, хотя сейчас и утро,- сказал с улыбкой парень.

Матрэкс расположился за столом, его собутыльник устроился напротив, и они, разлив по пластиковым стаканчикам напиток, стали пить, делая после каждого глотка перерыв, растягивая удовольствие.

– Как твое плечо?- поинтересовался Матрэкс.

– Побаливает,- признался молодой Светленг.- Но в медпункте сказали, что ничего слишком опасного в моем ранении нет. Скоро заживет.

– Конечно,- кивнул шеф.- У нас – Избранных – все заживает быстрее, чем у обычных людей. Это тоже наше отличие от них. Разумеется, рука новая не отрастет, если отрубить старую, но вот раны, как у тебя, исчезают в пять-восемь раз быстрее положенного.

– Андрей Александрович!- решил более серьезно заговорить с начальником Алексей.- Вам известно, почему на нас напали в оживленном, людном месте?

Главный Светленг разлил ему и себе остатки пива и, отпив из своего стакана, молвил, так же нешуточно, однако по-прежнему в своем фирменном быстром темпе, из-за чего тон его голоса казался шутливым, ироничным, но, бесспорно, был преисполнен воодушевления, даже пафоса:

– Почему напали в людном месте? Слушай, друг! Я, конечно, Великий Избранный, однако мой статус и уровень Силы вовсе не говорит о том, что я должен знать абсолютно все! Хотя… в этом случае может быть кое-что ясно, как божий день.

– Что же?

– Вероятно, за тобой следили. Или за Настей. Ведь не Господь Бог им сказал, что ты в определенное время дня и именно в это число появишься в данном офисном здании!

– Черт!- вырвалось у молодого человека.- Как? Как за мной могли следить, если подавляющую часть времени я находился с кем-нибудь и никуда один не ходил, кроме воскресного утра, когда сам приехал от родителей?

– Послушай, Алексей! Если бы я был Воргом, я рассказал бы, как и кто тебя выследил и чего он хотел от тебя. Но я не Ворг, к сожалению.

– К сожалению?- вздрогнул тот.

– Да, ну тебя!- взмахнул рукой Рудаков и скорчил гримасу.- Не слушай мою болтовню.

Давай не будем углубляться в эту тему, иначе снова придется сесть за пианино, а этого лучше бы не делать – время уже не то.

Шахнозаров опустил на минуту взгляд, вздохнув от того, что услышал. Просто этот человек даже о том, что не знает ответ на заданный ему вопрос, не может нормально сказать. И надо ему постоянно извергать целый вулкан слов и выражений, когда присутствовала реальная возможность ограничиться одним коротким предложением.

Матрэкс не прочел его мыслей, как и обещал, но по испытываемым парнем чувствам догадался, о чем тот думает, и почему поник головой.

– Если тебе не нравится, как я изъясняюсь – так и скажи.

Алекс выпрямился, невольно воскликнув:

– Вы же обещали не "подслушивать" мои мысли!

– Я и не делал этого,- невозмутимо ответствовал мужчина.- Разве тебе не известно, что по внешнему виду человека и по его поведению также можно многое о нем сказать. Особенно если наблюдение ведет настоящий психолог. Я не хвастаю и не хочу хвалить сам себя, не подумай. Говорю я это лишь затем, чтобы ты не обвинял меня в неспособности держать слово. Знаешь, ведь это достаточно серьезное обвинение, для многих оно одно из самых обидных, каким бы человек ни был.

– Я не хочу никого обвинять. Мне вот только интересно многое об Избранных, а я не решаюсь у вас спросить. Вы ведь больше кого бы то ни было знаете о Светленгах и Воргах!

– Возможно, возможно…

Алексей открыл, было, рот для еще каких-то слов, но был опережен:

– Я знаю, я понял! Ты хочешь спросить, но боишься, что ни фига не поймешь из моих слов! Верно? Говори честно, или же начну читать мысли!

Молодой человек несколькими крупными глотками допил все пиво в стакане, который держал, и, набравшись смелости, кивнул:

– Наверное, вы правы. Что же мне делать? Спрашивать или нет?

– Это твое дело. Можешь спрашивать, а можешь дождаться одного человека, который приезжает к нам один раз в несколько лет, и все узнать у него. Но если спросишь у меня – буду отвечать, как мне станет удобно это сделать, понятно? Как говорится: не обессудь.

Шахнозарова заинтересовало то, что лидер сказал о каком-то человеке, и он решился спросить:

– Что это за человек? Лидер Светленгов из другого города?

Матрэкс позволил себе слегка засмеяться, хотя, вероятнее всего. С его стороны это было некрасивым жестом в сторону его собеседника.

– Если бы! Нет, ты не представляешь, что за человек тот, с кем тебе нужно будет встретиться и провести беседу! Когда он приедет, тогда и узнаешь, что он за личность такая. Скажу только, что это единственный во всем мире Величайший Избранный, не принявший ни сторону Светленгов, ни сторону Воргов, но способный помочь как тем, так и другим!

Алексей кое-как поборол желание попросить сказать еще что-нибудь о таинственном Избранном, а Рудаков улыбнулся на это, словно прочитал его мысли. Но ведь он мог это делать незаметно для Алексея, так как был профессионалом и мастерски владел своими сверхъестественными способностями, а тот оказывался еще очень неопытным и неспособным заметить, что его "прослушивают".

Опасаясь такой ситуации, парень решительно поставил стаканчик рядом с пустой бутылкой и, поднимаясь со стула, произнес:

– Если не возражаете, я лучше пойду. Хорошо?

– Да, мы уж не царь со слугой, наверное. Зачем так спрашивать разрешения удалиться, бросив меня здесь одного на растерзание одиночеству и крысам? Ступай с Богом.

Наконец, Алекс Шахнозаров не выдержал и рассмеялся над словами Матрэкса, а тот, не долго думая, поддержал его в этом, чуть позже услышав:

– Все же интересно с вами общаться, Андрей Александрович. Вы веселый человек. Это хорошо. Мне бы стать таким же веселым и беззаботным в окружении бед и мрачных будней. Но никак не получается.

– Да?- словно удивился тот и тоже поднялся на ноги.- Что же мешает?

– Да… не знаю, если честно,- вздохнул парень.- Видимо, склад характера не позволяет.

– Хочешь бесплатный совет?- предложил Андрей Рудаков.- Все просто. Не надо зацикливаться на проблемах, даже если они тебя топят. Умей расслабиться и видеть в жизни больше веселого, доброго, хорошего. Если мне – человеку, который скоро войдет в солидный возраст – это удается, то почему не может получиться у тебя – молодого и живого мальчишки? Я не хочу видеть тебя унывающим, понял?

– Но я стараюсь не унывать…

– Вот и старайся дальше. Только еще лучше старайся.

Выходя из зала собраний, Алексей подумал: "Сколько же ему лет, если он так сказал про свой возраст? По внешнему виду едва ли дашь тридцатник!"


***


Быстрым шагом Лена Сапронова – один из агентов-Светленгов седьмого уровня – вошла в здание штаба и приостановилась у будки-поста охранника.

– Привет, Грэг! Как работается?

Парень улыбнулся подошедшей симпатичной девушке, сидя в кресле внутри своей кабинки и слушая радио.

– Привет, Лен. Хорошо работается! Ночь прошла абсолютно спокойно. Никаких происшествий в сфере Избранных!

– Это радует,- согласилась Елена.- Ты не в курсе, здесь Скотт, или его нет?

– По-моему, здесь. Но я не знаю точно. Возможно, что и ушел.

– Ладненько, я сама посмотрю. Вряд ли он может сидеть где-то еще, кроме одного из трех компьютерных кабинетов.

Девушка-Светленг пожелала Грэгу – Григорию Дымнику – скорейшего окончания смены и двинулась на верхние этажи.

Как она и предполагала, искомый объект оказался в компьютерном зале N 208. Он сидел в помещении один. Это девушке только сыграло на руку.

Ворвавшись в помещение, Сапронова, не на шутку повышая тон, заговорила:

– Вот я тебя и нашла! Ты не догадываешься, для какой цели ты мне был нужен?

Скотт хотел, было, обрадоваться приходу подруги и что та его искала, но, как только встал ей навстречу, моментально получил звонкую пощечину.

– Вот для чего я тебя искала, паршивец!!!

– Ты что?- вскрикнул от неожиданного нападения парень.- В чем дело? За что?

Он схватился за вспыхнувшую от шлепка по ней ладонью щеку и отпрянул назад.

Суровое выражение лица Лены говорило, что это был не розыгрыш, не шутка, что все происходило на полном серьезе.

– Я не хочу больше никуда с тобой ходить, нигде не желаю с тобой гулять и тем более приезжать к тебе домой!- заявила девушка-Светленг.- Не вздумай меня никуда приглашать, понял? С этого дня будет так!

– Да, что же случилось? Почему…

Но та не дала удивленному, почти опешившему программисту и слова договорить, практически прокричав в гневе:

– Для тебя, возможно, и ничего не случилось, а для меня случилось. И еще как! Я не собираюсь больше быть одной из твоих многочисленных простодушных, глупеньких, наивных подружек, готовых закрыть глаза на то, что сегодня ты с одной, а завтра с другой, и бежать к тебе, как позовешь. Понял?

– Но…

– Какие "но"? Никаких "но"! Я знаю, что в воскресенье ты провел ночь с Анфимовой!

И это через два дня после того, как устраивал свидание со мной! Пройдоха!

Паршивец! Негодяй! Забудь про меня!

Она топнула ногой, не зная, каким образом еще выпустить из себя все эмоции, развернулась к выходу и с гордым видом удалилась. Напоследок с силой хлопнула дверью, так, что Скотт вздрогнул даже.

– Ничего себе!- вымолвил он после целой минуты ступора и осмысления случившегося.- Так у нее характер есть, оказывается!

Он помотал головой, все еще удивляясь, и плюхнулся в кресло, где сидел две-три минуты назад.

Чтобы задуматься над своим поведением и понять, что он действительно ведет себя не очень хорошо? Как бы ни так! Парень вновь погрузился в мир интернета и спустя десять минут не помнил, что вышеозначенное количество времени назад в этой комнате происходило, а главное – почему. И ему даже не стал утруждать себя мыслями о том, каким образом Ленке Сапроновой стало известно, что он ночевал с Розой Анфимовой. Знает? Ну и пусть. На здоровье, как говорится. Падать перед ней на колени и просить прощения что ли?

После визита к Скотту на душе у Лены полегчало. Все потому, что ей удалось, наконец, разобраться с ним, чего хотелось еще вчера. Все-таки хватило смелости.

Какая она молодец!

Вскоре она стала успокаиваться и решила заглянуть в кабинет к своей очень хорошей, наверное, даже самой лучшей подруге Юлии Лазебниковой. Та обычно сидела на первом этаже в комнате напротив читального зала, как все называли одно из самых больших помещений штаба. Там Светленги могли не только отдыхать и читать книги с журналами из собственной библиотеки, но и смотреть кино на трехметровом проекционном экране с хорошим звуком Dolby Digital: колонки акустической системы общей мощностью 400 ватт висели по всему периметру зала, вмещавшего в себя не менее 100 человек.

Остановившись напротив двери, девушка-агент услышала за ней шорохи, стук, а затем и голос подруги. Та, кажется, ругалась.

Сапронова постучала. Странные шумы в кабинете прекратились, и через полминуты ей открыла Юлия. Вид у нее был жалкий: волосы растрепаны и спутаны, лицо несчастное, покрасневшие от слез и уставшие глаза, словно их обладательница не спала двое суток.

– Привет,- упавшим голосом произнесла Юлия, увидев незваную гостью.- Хорошо, что заглянула. Пройди ко мне.

– Ага…

Лена насторожилась при виде Лазебниковой и ее словах, но решила не торопиться с расспросами о том, что у нее случилось, почему такой вид.

Закрыв за вошедшей дверь, та все тем же невеселым голосом заговорила:

– Нам следует поговорить. Мне очень плохо и некому разделить со мной то, что я сейчас чувствую…

– Да, Юля, конечно, поговорим,- отозвалась Лена, уже начиная волноваться и переживать за подругу.- Что случилось?

Во время произнесения последних слов она поняла, что видит в кабинете дикий беспорядок. Разные вещи валялись на письменном и журнальном столах, на маленьком диванчике для отдыха и посетителей, на полу. Все тумбы и ящички имеющейся здесь мебели были открыты. На окне стояло два раскрытых чемодана, куда владелица данной комнаты успела уложить кое-что из вещей. В голову тут же ворвалась тревожная догадка.

– Ты… ты собираешься куда-то ехать?

– Верно. Я хочу убраться отсюда,- кивнула Юля.

Две девушки расположились на диване среди борохла, и Елена Сапронова спросила:

– Но… в чем же дело? Расскажи мне. Куда и зачем ты уезжаешь?- Потом до нее внезапно дошло, что является тому причиной и, нежно взяв руку лучшей подруги, она с понимающим видом тихо молвила.- Это из-за Эльдара? Ты все еще не можешь прийти в себя после его гибели?

Ответом ей послужил молчаливый кивок.

Минуту-другую подруги сидели в молчании, не решаясь заговорить ни о чем. Но Лазебниковой нужно было поделиться кое-чем с Сапроновой. Всегда, когда изольешь кому-то душу, становится легче. Сейчас ей требовалось сделать это, как не требовалось никогда ранее.

Взглядом, полным сострадания и понимания Лена смотрела на нее и ждала, зная, что сейчас или еще через несколько минут обязательно услышит что-нибудь. И услышала.

Услышала рассказ, поведавший ей о недавней встрече сидевшей рядом подруги и лидера Матрэкса. Юлия почти в точности воспроизвела свой с ним разговор, после которого опять впала в депрессию. Она с уверенностью заявила, что он почему-то решил над ней поиздеваться.

– Господи!- не удержалась от восклицания Елена.- Ничего себе! Никак не ожидала от шефа подобного. Он, конечно, странный, себе на уме, вполне способен удивить тем или иным поступком, но чтобы вот так в открытую смеяться над кем-то…

– Я вообще была поражена таким отношением… и очень расстроена. Мне хотелось в тот момент заехать ему по лицу, а потом броситься с обрыва, у которого мы сидели.

– Слушай, а может, он не желал тебя обижать, а наоборот пытался развеселить, поднять настроение?

Лазебникова усмехнулась и замотала головой в знак несогласия:

– Развеселить? Ну, ты и скажешь тоже! Нет! Он издевался!

– Наверное, не стоило в чем-то его обвинять, говорить какие-то замечания…

– Но я говорила правду! Все действительно так, как я сказала ему! Нет у Светленгов будущего при таком раскладе дел! Мы вымрем!

– Не говори так, Юль!- возразила Сапронова.- Не может все быть настолько худо.

Надо попытаться…

– Не надо,- вздохнула Лазебникова.- Я все для себя уже решила! Я больше не хочу быть в Деле Светленгов. ухожу на нейтральную сторону.

Такие слова не на шутку испугали Елену, заставили даже вздрогнуть, посмотреть на коллегу округленными глазами.

– Что? Ты уходишь от нас навсегда? Я не ослышалась?

– Нет, дорогая подруга, ты не ослышалась. Моя обида на Матрэкса за тот разговор слишком велика. И не пройдет. Я потеряла цель в жизни и моему горю нет предела.

На следующей неделе я выхожу из-под его подчинения.

– Но как же так?- с отчаянием, не желая верить ушам своим, вымолвила Сапронова.- Зачем торопиться? А вдруг все скоро уляжется, изменится и станет хорошо? О, господи! Неужели ты серьезно?

– Прости, если что,- вздохнула та.

– Нет, не могу поверить. Неужели ты думаешь, что твоя отставка как-то решит все проблемы, повлияет на дальнейшие дела всех Светленгов? Да как бы ни так!

– Пожалуйста, Леночка, не старайся уговорить меня отказаться от моего решения.

Мне нужно уйти и точка! Пожалуйста, только прости меня за это, ладно?

На глаза Лены навернулись слезы. Она, возможно, теряла одного из самых дорогих себе людей. Они одновременно были зачислены в ряды Избранных-Светленгов, бок о бок проходили курс тренировок для новичков, потом много работали в паре, знали друг друга с самого начала и вопреки всяким устоявшимся мнениям являлись живым примером отличной, крепкой, настоящей женской дружбы. Неужели этому пришел конец?

Ведь если Лазебникова действительно покинет своих, то все изменится. Она должна будет жить как можно дальше от тех, с кем служила Добру, и не сможет ни с кем из них поддерживать какую-либо связь. Это все равно что умереть для своих. Значит, у Лены больше не будет того человека, которого она считала не просто подругой – практически своей родной сестрой!


***


Проведя в Ишиме со своей семьей двое суток, Майя получила на мобильный телефон звонок мистера Шороха. Главный Ворг, говоря с ней, как и всегда, спокойно, вежливо, попросил девушку о возвращении, высказав надежду, что за время, прошедшее с момента прибытия в родной город, она смогла все разъяснить родителям и позаботиться о том, чтобы они не были против.

– Конечно, Владимир Леонидович,- сказала Белова в трубку, находясь в своей комнате.- Я поговорила с ними и убедила, что мне будет очень хорошо в Тюмени. Я рассказала об учебе, сказала, что буду жить не одна, а с подругой. Одним словом, все нормально. Папа даже поддержал меня и был больше остальных обрадован моим "сюрпризом", преподнесенным ему с мамой. Знаете, они очень хотели, чтобы я поступила куда-нибудь в хороший вуз.

– Прекрасно,- раздался в трубке голос удовлетворенного услышанным от девушки Шороха.- Ты молодец, Майя. Так что, возвращаешься? Я хотел завтра же показать тебе твою новую квартиру.

– В смысле, где я буду жить с Катей?

После непродолжительного молчания Шорох ответил:

– Да, да, разумеется. Где ты будешь жить с ней.

Белова вздохнула, понимая, что придется возвращаться, и молвила:

– Ладно. Я возвращаюсь. Мы только с семьей ужин закончим. Они, конечно, удивятся, если я начну так неожиданно собираться на ночь глядя, но… что ж поделать…

– Я буду ждать, дорогая. Удачи,- произнес напоследок Шорох, ничего не ответив на ее последние слова.

На том разговор и завершился.

Девушка-Ворг вернулась на кухню за стол и, чтобы не омрачать праздник – для нее каждый семейный ужин теперь был большим праздником, – не стала пока говорить об отъезде. Ей очень хотелось еще немного посидеть дома. Хотя бы часок. Так, чтобы не думать ни о чем вообще.

Час прошел. Время становилось все более позднее, а Майе надо было уезжать. Она собиралась ехать на машине, а путь автомобильными дорогами занимал как минимум 3,5-4 часа. А вообще можно было потратить на дорогу и около шести часов. Шорох думал, что она уже выехала, а потому наверняка ждал ее в Тюмени в 4 часа утра – самое позднее. Нужно собираться.

С погрустневшим видом девушка поднялась из-за своего письменного стола в комнате, за которым писала в тонкой школьной тетради о том, что с ней приключилось на самом деле. Глаза были влажными от слез, так как она понимала, что, скорее всего, видит семью в последний раз. Было ясно, что они не смогут встречаться постоянно, так, как ей этого захочется.

Когда Майя находилась на базе "Верхний бор", Дэн проговорился ей о каких-то правилах и о том, что шеф для нее сделал исключение из них. Ворги, как успела уяснить себе девушка, были в большей степени людьми серьезными, строго придерживающимися различных правил, предписаний, которые сами же придумывали.

Это могло означать только одно: Владимир Леонидович сжалился над ней и позволил проститься с родными. Именно проститься, так как второго исключения из правил не последует. Майя Белова была уверена в этом. Она это чувствовала.

Оставив исписанными около четверти страниц, Белова поспешила привести себя в порядок. Надо было собраться, сказать маме и папе "до свидания" без грусти и печали и мокрых глаз, чтобы не расстраивать и не пугать их и не растягивать из-за этого церемонию прощания.

Звонок Филу занял считанные секунды. Ворги, которые в эти дни тоже находились в Ишиме и непонятно где ночевали, отозвались уже после третьего гудка и обещали подъехать к дому Майи через пять минут.

Парни попадали на черные кожаные сидения большого мощного джипа, хлопнули дверьми и через несколько секунд взяли нужный курс.

– Наконец-то наша Белянка собралась назад,- сказал Дровен.

– Белянка?- хмыкнул Дэн.

– Ну…- тот хотел засмеяться, но все-таки не решился, только заулыбался своей выдумке с прозвищем для девушки.- Она же Белова! Вот мне и пришли в голову всякие Белянки, Белки…

– А-а-а,- протянул Денис Ковалев.- Интересно. Белянка, значит? А что, звучит, по-моему, неплохо. А Беляна – еще лучше! Отлично придумано, чувак!- И он похлопал сидевшего спереди товарища по плечу.

– Вы бы хоть у нее спросили сначала. Вдруг ей не понравится,- посоветовал Филипп.

– А мы и спросим,- заверил его Дэн.- Я лично спрошу потом. Вот, будет как раз лишний повод заговорить с ней!

Джип свернул на другую улицу, на которой стоял дом Беловой, и через две минуты остановился возле него с торцевой стороны, так, чтобы никто из окон ее квартиры не смог увидеть, какая машина приехала за девушкой.

– Сбегать что ли за пивом, пока ждем?- пробормотал Дэн, ни к кому конкретно не обращаясь. И хотел выйти из салона, но голос Фила его остановил:

– Идет. Ты опоздал.

Остальные моментально сменили кислые и уставшие физиономии на более приветливые и живые, подтянулись, сами не зная, для чего это было им нужно. Чтобы приободрить подругу и не наводить на нее, и без того, наверное, переживавшую разлуку с родственниками, уныние своим видом. А может, чтобы понравиться ей. Или то и другое вместе.

Держа на плече большую сумку с вещами, Майя подошла к "Форду" и, не дожидаясь, пока кто-нибудь выйдет помочь, сама открыла багажник. Наконец, к ней выбежал Ковалев, но уже опоздал: девушка со всем справилась сама и молча забралась внутрь машины. Вернувшись на свое место и отдав команду трогаться, Дэн поинтересовался у нее:

– Ну что, все нормально? Попрощались? Извини, я не сразу заметил, что ты с сумкой.

Избранная, похоже, не собиралась отвечать. Сидя у правой задней дверцы, она отвернулась от парней в стекло и, вся сжавшись у стенки салона, закрыла глаза, удерживая в них слезы. Но их невозможно было просто так сдержать, они все равно просачивались наружу и текли по щекам.

– Не приставай, Дэн,- проговорил Филипп Привалов, запустив двигатель и начиная движение.- Дай ей немного прийти в себя. Не видишь, как тяжело человеку?

Ковалев решил, что приятель прав, и не стоит пока лезть к девушке со всякими разговорами о ерунде. Он хотел добиться ее расположения к себе, а поэтому имело смысл показывать себя лишь с хорошей стороны, во всем угождать ей и не надоедать с тупыми речами, лишними вопросами. Он лишь только дотронулся рукой до ее головы, провел ею по пышным черным-черным волосам и так ласково, насколько только получилось, вымолвил:

– Ничего, все образуется, поверь мне. Все будет хорошо.

Черный воргский "Форд" провожал дождь, нежданно-негаданно хлынувший, когда тот выезжал за город на трассу.

– Ух, ты!- проговорил Привалов, бросая взгляд на небо.- Час назад не было ни облачка!

Дальше четверо Избранных-Воргов молчали. Джип небыстро двигался сквозь сплошную стену дождя под редкие, но мощные раскаты грома. Ливень с силой бил по крыше кабины и лобовому стеклу, дворники не успевали сбрасывать с него воду.

Дождь пошел так неожиданно, что Майе казалось: сама природа ее родного края плачет из-за ее ухода. Великая Избранная – это здорово: власть, Сила, превосходство над простыми людьми и даже многими Избранными, богатство… Это Беловой нравилось, и она не жалела, что поменяла образ и стиль жизни. Но она все никак не могла заставить себя смириться с потерей семьи, родственников, друзей, которая теперь состоялась точно. Хотелось, чтобы последнего не случилось, но девушка знала, что не станет ни о чем таком просить Шороха. Все. Для всех своих она, можно сказать, умерла. Просто исчезла из их жизни. А они – из ее. Зачем же рыдать и бить кулаками в стены, если нельзя ничего сделать? Но Майя не нашла в себе сил сдержать порыв чувств. Громко разревелась, в бессилье упав на Дениса. В это мгновение парень ощутил чувство сострадания и жалости к ней. Ему почти никогда в жизни не было кого-нибудь жалко, но сейчас он ничего не сумел с собой поделать и подавить непривычное ему чувство. Даже Ворг – олицетворение зла и холода – не может не пожалеть человека, который ему симпатичен, к которому он неравнодушен.

Но Денис не стал ничего говорить. Он только обнял девушку и погладил по голове.


***


Ночь. Как там об этом говорится в тексте рэп-команды "Новокаин"?

"…Ночь.

Просто иди, плыви по движению

Мягкой усталости.

Оставшись с мыслями наедине,

Ты растворяешься в густой тишине.

Хмель не отпустил, ослабляя внимание.

Слабость поглощает твое подсознание.

Печаль и разлуку она гонит прочь.

Что это? Это белая ночь"*.

Да, ночь и впрямь белая. Ну, как минимум светлая. Из-за новых уличных фонарей, светивших оранжевым светом. Кому только пришло в голову ставить на мачтах городского освещения такие лампы? И усталость некоторая присутствовала. Все-таки пятый час по полуночи! Но вот насчет остального песня оказывалась неправа.

Никакого хмеля в голове не было, неоткуда ему было взяться. Слабость в мышцах чувствовалась, но все же не сильная и не от опьянения, а от бессонной ночи. Что там дальше? Печаль и разлука? Нет, эти два персонажа даже на горизонте не просматривались.

"Волга" патрульных остановилась на светофоре. В машине сидели Светленги Максим Мудров и Кира Новотинова. Не просто коллеги, а нежно любящие друг друга люди.

Впервые им удалось провести дежурство на ночных городских улицах вместе. Это очень их порадовало и не позволило заскучать ни на минуту.

Сейчас же они находились на улице Чекистов, направляясь в центр города в штаб, чтобы сдать письменный отчет и на трое дней уйти на отдых, после которого вновь предстояло сутки колесить по городу, охраняя его покой.

Оперативников, патрульных и даже иногда агентов, которые находились на отдыхе, начальство могло срочно вызвать на Службу, но лишь в крайнем случае, если без этого никак не обойтись.

Песня про Тюмень закончилась, но тут же началась другая.

– О! Это одна из моих любимых песен!- сказала Кира, немного прибавляя звук в автомобильной CD-магнитоле.

Из динамиков запел молодой женский голос:

"Мне холоден твой лед,

Но не прошу огня.

Когда никто не ждет,

Дождись же ты меня…"* -Это Наташа Третьякова. Одна их наших. Я был с ней знаком, но пару лет назад она уехала служить нашему Делу в Курган. По-моему, так и живет там, раз не появляется здесь,- поделился своими воспоминаниями с любимой девушкой Мудров.

– Симпатичная? Хорошенькая?- явно, не просто так поинтересовалась Новотинова.

Парень понял, что в ее вопросе есть какой-то подвох, и, зная, какая она у него ревнивица, ответил так:

– Ничего была девочка. Довольно приятная. Но ты без сомнения лучше, милая. Не я один так считаю, значит так и есть на самом деле. Не зря же мне пришлось со многими соперничать, чтобы добиться тебя!

– Ну, ладно тебе. Думал, я сейчас ревновать начну?- Девушка слегка засмеялась.- Поехали, а то уже четверть минуты как горит зеленый.

Молодой мужчина переключился на первую передачу, а когда белоснежная "Волга-3110" с округленными передними фарами пошла вперед, включил вторую.

В момент, когда патрульные сворачивали на еще одну улицу Чекистов, шедшую перпендикулярно первой, из динамика Прибора постоянной громкой связи раздался голос Морфеуса:

– Внимание всем патрулям, находящимся в данную минуту в юго-восточных и восточных районах города! Замечен черный джип "Форд", принадлежащий Воргам и находящийся у нас в розыске четвертую неделю. По сообщению патруля N29, полторы минуты назад "Форд" въехал в город и движется по улице Республики мимо участка, где она заканчивается и разделяется на Старотобольский тракт и шоссе IP-402. Всем окружить джип и задержать. Без крайней необходимости врага не бить. Прием.

Максим дотянулся до прибора, находившегося справа от руля, нажал кнопку и стал говорить на расстоянии от него, так как брать в руки микрофон и подносить ко рту для разговора было совсем не обязательно в случае с таким переговорным устройством:

– Говорит патруль N13. Все поняли. Идем на перехват. Находимся примерно в двух минутах езды от места обнаружения противника.

Затем он и Кира услышали, как на сообщение заместителя лидера откликнулись еще два экипажа.

– Это тот "Форд", который преследовали погибшие Роман и Полина?- решила уточнить девушка.

– Скорее всего, раз объявлен перехват. Долго же мы его искали.

– Но ведь Ворги не дураки и как минимум должны были обязательно сменить номера.

Как 29-й патруль узнал, что это именно тот автомобиль, который нам нужен?

– Не знаю, Кира. Пристегнись, пожалуйста.

Та послушалась, так как их, скорее всего, ожидала погоня, но напоминать своему возлюбленному о том, чтобы он был внимателен и осторожен, не стала. Этого делать не требовалось. Максим на семь лет был старше Киры и, разумеется, гораздо опытнее во всех отношениях. Он прекрасно знал, что делать.

Через считанные секунды "Волга" Мудрова свернула направо, напрямую к Республики, и тут же перед ними по главной транспортной магистрали, протянутой через большую часть города Тюмени, проехал джип весьма внушительного размера. Очень мощный и, наверное, тяжелый.

– Они!- выдохнул Макс и нажал педаль газа почти до предела.

"Волга" взвыла и с легким заносом вышла на дорогу, по которой мчался "Форд", устремляясь за ним вдогонку.

Из динамика ППГС были слышны переговоры уже восьми патрулей, которые шли на противника по улицам 50 лет Октября, 50 лет ВЛКСМ, Пермякова, Энергетиков и самой Республики. Из разговоров можно было понять, что сам Тимофей Люборец мчался на перехват врага где-то в районе Пермякова-Широтная. Чего он туда заехал?

Или ночевал у кого-то, а потом получил сообщение о появлении искомого джипа?

Когда Фил вел свой автомобиль по загородному шоссе, но уже вплотную подъезжал к Тюмени, рация на приборной панели – аналог ППГС Светленгов – запищала, а потом голос из динамика назвал несколько цифр. Ее взял Дровен и ответил:

– Машина N 7-06, Дровен слушает.

У каждого автомобиля Воргов была своя частота. Порой было невозможно не только запомнить номера всех частот, но и внести их все в память приборов – объема памяти не хватало. Приходилось использовать всечастотную радиоустановку, находившуюся в одном из штабов и каждые несколько дней менявшую местоположения, и сообщать в эфир номер той машины, какой требовалось передать информацию.

Экипаж того автомобиля, услышав свою частоту, сам связывался с дежурными в штабе.

В отличие от своих врагов, Светленги общались на одной частоте, когда надо и когда не надо слушали друг друга. Их рации всегда стояли включенными, порой даже не требовалось брать микрофон, чтобы говорить с кем-то. Ворги были менее общительны, более замкнуты и осторожны. В отличие от своих противников, никто из них никогда не держал включенными микрофон дольше, чем положено. Вдруг кто "наткнется" на их частоту и станет подслушивать. Такая система, безусловно, имела как плюсы, так и минусы, но Воргов данное положение дел устраивало. Не собирались ничего радикального предпринимать в отношении своей аппаратуры и Светленги. Принцип работы у нее оставался прежним. Она лишь совершенствовалась: появлялось голосовое управление и все такое.

– Говорит главный дежурный. Поступило сообщение о скоплении патрулей противника в районах Гилево, Войновка, на улице Республики и на многих параллельных улицах по отношению к ней. Почему ваш радиомаяк не включен? Где вы находитесь?

– Въезжаю в город по шоссе IP-402. За маяк просим извинить. Сейчас же включим.

Слушая разговор товарища с дежурным, Фил понял, что нужно сделать, и потянулся одной рукой к лежавшему на приборной панели за рулем небольшому приборчику, напоминающему карманное радио. Уже очень скоро сказал:

– Порядок! Я включил.

– Маяк включен,- сообщил в микрофон рации Дровен.- Значит, вокруг нас много Светленгов?

Голос из переговорного устройства так же сухо и бесстрастно отвечал:

– Хозяин сам проверял данные, полученные от охотников. Кажется, что-то заставило Светленгов засуетиться. Он считает, что вас каким-то образом смогли вычислить.

Будьте крайне осторожны, а мы вас направим и поддержим, если что.- Голос немного промолчал.- Ага! Вижу вас у себя на электронной карте. Хорошо. В штаб на Лесобазе вам нельзя. Двигайтесь по Республики. У моста по Пермякова к вам пристроятся два экипажа охотников и будут сопровождать дальше.

– Понял. Спасибо.

Отключив рацию, Вадим Сидоров посмотрел на друзей.

– Слышали?- спросил он.- Светленги чего-то взбесились! Но вряд ли, я думаю, они почувствовали нашу Великую Избранную.

– Извините, мальчики, но я еще не оградила себя Постоянной Двойной Защитой. Пока что меня и вы найдете, если захотите.

– Черт!- выругался Фил.- И шеф отпустил тебя такую?

– Какую?

– Ты отличаешься от всех Избранных,- заговорил с ней Дэн.- Ты Великая! У тебя особое энергополе. Почувствовав твою аномальную ауру, Светленги тобой непременно заинтересуются. Тогда нам будет сложно избежать с ними боя. Но не волнуйся. Ты уже настоящий Ворг и они не смогут переманить тебя на свою сторону. Поэтому им лучше будет разделаться с тобой, пока ты не научилась хорошо управляться со своей Силой и использовать все возможности.

– Разделаться?- испуганно переспросила девушка.

– Убить, задушить, повесить, утопить, пристрелить, зарезать, изнасиловать и прибить дубинкой, заморить голодом… Да все с тобой могут сделать,- невозмутимым тоном пояснил Филипп.

В эту минуту их джип небыстро, но и не сказать, что медленно, проехал мимо поворота на улицу Чекистов, с которой за ними сразу же вышла белая "Волга". Этот факт не ускользнул от зоркого и наблюдательного взгляда Привалова, и он почувствовал тревогу. Этого оказалось достаточно, чтобы сделать определенные выводы.

– За нами хвост, пацаны,- быстро проговорил парень и вдавил в пол педаль газа.

Двигатель "Форда" взревел, разгоняя машину. Остальные Ворги – в том числе и Майя – не без испуга посмотрели в заднее окно. Их преследовала одна машина.

– Почему-то очень многие Светленги постоянно ездят на белых "Волгах". Особенно патрульные,- сказал Фил.- Идиоты! Мы уже можем вычислять их по одному транспорту, не прибегая к сверхспособностям!

Максим Мудров начал преследование, разгоняясь вслед за неприятелем.

– Они поняли, кто мы!- воскликнул он.- Уходят, сволочи! Ничего, я никогда никого не упускал!

"Волга" мчалась за черным "Фордом", но тот начал уезжать еще быстрее, легко лавируя между встречными и попутными автомобилями, которых в столь ранний час наблюдалось еще достаточно мало. И это было хорошо. Макс, конечно, тоже был очень умелым водителем, но, похоже, Ворг, управлявший джипом, оказался истинным профессионалом, настоящим гонщиком.

– Ничего, не уйдете, выродки!- Парень ощутил азарт погони, как часто случается с автолюбителями, и вновь пошел на сближение, стараясь ни в чем не уступать противнику.

Тем временем Кира выключила музыку и говорила с другими патрульными по ППГС, сообщая, что у них с Мудровым происходит и слушая от коллег новости.

Скоро – быть может, и минута не прошла с начала гонки – к ним одновременно присоединилось два автомобиля патрульных, которые выскочили на Республики с улицы Воровского.

– Привет, ребятки!- весело крикнул из динамика Прибора постоянной громкой связи Яко.- Нужна поддержка, я так понимаю?

– Не повредит,- откликнулся Макс.

– Давайте загоним их на какую-нибудь другую улицу и остановим там,- предложил голос Ульяны Еремеевой, которая находилась в другой машине.

Ни Максим, ни Кира ответить ей не успели – у всех в приборах связи зазвучал голос Морфеуса:

– Вниманию патрульных, начавших преследование. Попытайтесь заставить преследуемых свернуть на улицу Пермякова. Там будут наши.

– Тринадцатый понял,- громко сообщил Мудров.

– Седьмой понял,- отозвался Яко, ехавший с Госманом.

– Девятая поняла,- крикнула Адда, она же Ульяна, сидевшая в автомобиле со своим напарником Пэтом, или Петром Кузичевым.

Да, бывало и такое, когда главной в экипаже патруля оказывалась девушка, к тому же пребывавшая в рядах Светленгов на полтора года меньше и по возрасту уступавшая своему коллеге на целых два года.

После слов Адды раздался голос одного из братьев Чернобровов:

– Агенты на месте! Можете спать спокойно.

Серебряная "Волга" братьев примкнула ко всем, сорвавшись с места у остановки, что была на кольце у завода медоборудования: они там останавливались подождать, когда погоня подойдет к ним.

И вот впереди был Пермяковский мост. Два автомобиля Светленгов ринулись на обгон джипа Воргов и стали прижимать его вправо, одновременно с ним оказавшись под мостом.

– Ворги сейчас матерятся, наверное…- мечтательно произнесла Кира Новотинова.

Все патрульные, слышавшие ее слова, разом засмеялись.

"Форд" и одна из "Волг" соприкоснулись друг с другом бортами. Последняя навалилась на него, заставляя свернуть.

– Черт бы задрал этих сучьих отродий!!!- не сдержал порыва гнева Фил, когда их начали прижимать вправо.- Твари! Чтоб вы издохли! Ох, выйду если драться, всех вас перерву на хрен голыми руками, собаки!

Он уже не мог оторваться от преследователей и оказался вынужденным резко свернуть направо, на первое же дорожное ответвление от улицы Республики, которое встретилось после проезда под мостом. "Форд" чуть заскользил на асфальте, устремляясь по дороге, являющейся переездом с главной улицы города на улицу Пермякова и почти прямо на вышеупомянутое сооружение, но тут его водитель увидел, что путь ему перегородили два автомобиля Светленгов, вставших поперек. С громкой бранью Филипп Привалов нажал на тормоз, выворачивая руль влево. Джип развернуло, занесло, и он врезался правым бортом в левый борт одной "Волги". Под громкий звук удара и бьющихся стекол ту почти столкнуло с дороги, а "Форд", подлетев на полметра вверх и рухнув обратно на колеса, не удержался на них и перевернулся на бок.

Патрульные затормозили рядом с местом столкновения и высыпали из своих автомобилей, окружая Воргов и целясь в их перевернутую машину из стрелометов.

Обе дверцы джипа, лежащего на боку, с лязгом сорвало с креплений. Они взлетели на несколько метров от земли и рухнули поблизости. Из салона с яростными криками выпрыгнули, подталкивая себя Силой, двое Воргов, на лету доставая складные мечи и приводя их в боевую готовность.

Светленги начали нажимать спусковые крючки пистолетов, стреляющих раскаленными стрелами длиной не больше указательного пальца. Красные стальные отрезки засверкали в воздухе, устремляясь в неприятеля.

Фил и Дэн, еще не успев приземлиться, начали отбивать их, работая мечами в ускоренном темпе, словно являлись какими-то скоростными роботами. Затем они оказались на ногах и бросились на Светленгов. братья Чернобровы и Яко выхватили из-за пояса свои мечи и вышли им навстречу. Но драться пришлось только с одним из врагов. Того, что звался Филом, кто-то смог подцепить стрелами: два или три иглообразных снаряда пробили ему ногу, и Ворг с криком упал, успевая пустить на своего обидчика Силовую волну. Светленги ее отбили Силовым полем и через несколько секунд окружили парня. Кто-то – Фил не успел понять, кто именно – подбежал сзади и вколол ему в плечо из дозатора дозу Замедлителя реакции.

Дровен решился присоединиться к своим. Он посмотрел на Майю, сжавшуюся от страха в комочек под креслами, и произнес:

– Оставайся здесь и не шевелись. Хорошо? Мы отобьемся, уже подходит поддержка.

Она кивнула ему в знак согласия, и тогда только парень выпрыгнул из джипа. И сразу попал в самую гущу событий. Взмахи его меча заставили Светленгов отпрянуть от него. Один из них даже получил ранение.

Краем глаза Дровен заметил, что к месту этого военного столкновения подъезжает по несколько машин Светлых и Темных. Крики, звуки ударов кулаков по лицам и телам, звон мечей и шипение выстреливаемых из стрелометательных пистолетов снарядов заполнили воздух, слились в один общий звук большого побоища. Еще молодой Ворг успел увидеть, как Дэна сбили с ног и едва не зарубили, обрушив сверху не него лезвие меча. Упавший на землю чудом увернулся, и меч разрубил пустоту, воткнувшись в почву с травой рядом с дорогой. Однако спустя мгновения Денис, поднимаясь на ноги, получил от кого-то удар ногой сзади и вновь упал.

Вторым ударом выбили из его рук его меч, а в третий раз пнули в живот. Парень с хрипом согнулся и почувствовал легкий укол в руку. Замедлитель!

"Все,- подумал он.- Если не убьют, то покалечат – это точно!" Как ни странно, его никто не стал больше трогать.

В скором времени на переезде от улицы Республики на мост дрались и резали друг друга более двух десятков Светленгов и Воргов. Последние продолжали прибывать с дикой скоростью, и вот значительный перевес в численности оказался у них. Они стали сильно ранить Светленгов и оттеснять их подальше от перевернутого джипа.

Вот подкатил еще экипаж из трех бойцов-оперативников Светленгов. Высокие, сильные молодые парни выскочили из машины, но моментально были окружены пятью, а потом аж восемью врагами. Между ними завязался поединок с использованием Силы Избранных.

Ожесточенные бои продолжались уже несколько минут. Начали, наконец, кидаться гранатами со слезоточивым газом, гранатами с Парализатором. Зазвучали выстрелы огнестрельного оружия. Кто-то в этой суматохе истошно завопил. Крик перешел в протяжный стон и оборвался. Послышалось, как кого-то пронзили насквозь мечом.

Жертва застонала, закряхтела, но закричать не смогла.

В минуты полнейшего беспредела, когда кровь то и дело брызгала в стороны, а брань с криками раненых вообще не прекращалась, простые люди, оказавшиеся здесь в столь ранний час – в начале шестого утра, – обходили это место стороной, не обращая на происходившее никакого внимания. Для Невидимой завесы и отвода глаз случайных прохожих случайных прохожих в стороне остался стоять один из Сильных Светленгов. Чтобы наверняка быть защищенными от любых свидетелей. В районе сражения и без того скопилась масса разной аномальной энергии, служившей Избранным как бы автоматической Завесой, однако подстраховаться всегда не мешало.

Дальше начались еще более интересные события. По улице Пермякова к сражающимся быстро подкатил черный "Мерседес-Е600" и резко остановился, оставив на асфальте след от шин почти метровой длины. За ним встал большой джип "Форд". Тоже черного цвета и с тонированными стеклами. При их появлении что-то заставило и Светленгов и Воргов прекратить все действия и уставиться на них. У Светленгов пошли мурашки по коже, кого-то передернуло и пробрало холодом. Что за волнение и недоброе затишье привезли с собой два странных автомобиля? Кто в них сидел?

Ворги угадали это первыми, и вид у них стал просветленным и торжественным. Они ощутили себя победителями и в душе ликовали.

Внезапно их радость сменилась замешательством, непониманием происходящего. Все потому, что из подъехавшего за "Мерседесом" джипа вышло четверо человек в черных костюмах, каждый из которых держал по гранатометательному пистолету Избранных – совершенно обычному на вид барабанному пистолету типа "Смит и Вессон-357 Магнум", но только несколько большего размера и стрелявшему не пулями, а мини-гранатами, наполненными одновременно Парализатором и дымовой завесой. Прозвучало не менее десятка выстрелов. Газ быстро разлетался по полю битвы, окружая Избранных.

Легкая дымовая завеса прикрыла их от приехавших людей с пистолетами ГМПИ.

Светленги вместе со своими противниками стали падать. Движение воздуха на улице разносило газ в стороны, быстро рассеивало его, но чтобы лишиться возможности двигаться хотя бы на четверть часа, достаточно было малейшего вдоха этого вещества, попадания на слизистую носа и в легкие лишь считанных молекул.

Из "Мерседеса" вышел высокий, крепкий мужчина в костюме и темно-красной рубашке.

Он осмотрел поле брани и чему-то ухмыльнулся. Затем его взгляд остановился на белой и чистой "Волге" старой модели, свернувшей сюда с улицы Республики.

– Быть того не может!- вымолвил он с саркастической улыбкой.- И Матрэкс здесь!

Вот ведь нечего делать человеку дома! Взял и приперся в такую рань! Зачем?

Думает, что-то сделать сможет? Тут уже ничего не поделаешь. Все уж закончилось.

В нашу пользу.

Сзади четверо Воргов – самых Сильных агентов, очень близких к уровню Великих Избранных, захихикали.

Андрей Рудаков покинул свою машину, остановив ее напротив врага, и заговорил с ним сурово, но все в том же темпе, как общался почти всегда и почти со всеми даже в обычной спокойной обстановке:

– Я все слышал, Шорох! Я тоже могу вызывать способность Суперслух!

– Я рад за тебя,- глава Воргов с улыбкой развел руками.- Что еще могу сказать?

– Зачем ты здесь? Неужели самолично защищаешь свой мерзкий джип, который мы разыскивали?- спросил Рудаков и посмотрел на заветную машину, лежавшую на боку.- Не похоже на тебя. Ты же никогда не занимался столь мелкой работой. Что-то здесь не так! Я это чувствую!

– Ты думаешь, не так что-то!- Шорох изобразил задумчивый вид.- Ты прав. Я редко являюсь на место проведения той или иной операции своими подчиненными. Поэтому действительно странно, что я здесь. Но знаешь, самое странное и удивительное, что и ты тоже здесь! Тебя что-то потянуло сюда? Ведь у тебя тоже немало хороших бойцов и агентов, которые могли бы сами справиться.

– Я приехал, так как почувствовал, что ты будешь здесь!

– Ну вот, я стою здесь перед тобой!- усмехаясь, говорил Владимир Шорохов.- Насмотрелся? Что дальше? Какие будут пожелания?

Рядом с "Газ-24" затормозил джип-пикап "Тойота". Из него вышел Александр, Великий Избранный.

Из "Мерседеса" Шорохова не спеша, с важным видом выбрался Михо – тоже Великий, но уже Ворг.

– Итак?- Шорох начинал немного нервничать. Он по-прежнему лишь догадывался, знают ли Светленги о Майи и о том, что она новая Великая Избранная. Ему нужно было вывести ее отсюда, но хорошо бы сначала понять до конца противника и как-то отвлечь от перевернутого "Форда".

Девушка до сих пор находилась в нем и ждала, когда все закончится.

Вдруг произошло неожиданное и весьма страшное. Что-то совсем недалеко от двух лидеров хлопнуло, оглушив их. Затем последовал звук рвущегося металла. Оба повернули головы в сторону источника звука и лишь долю секунды наблюдали, как пострадавший "Форд" встает на колеса, а его кабину разносит по кусочкам. В следующий момент их сбило с ног мощной Энерговолной. Ударная волна аномальной энергии отбросила на десяток метров назад всех, кто стоял и лежал вокруг джипа, лишившегося крыши.

Это оказалась Майя Белова. Она была сильно напугана тем, что здесь совершалось.

Данные переживания присоединились к ее отрицательным эмоциям, связанным с уходом из родного дома в Ишиме, и получилась жуткая смесь. Все навалилось тяжелым, нестерпимым грузом, нервы отказались выдерживать подобное давление, и Белова потеряла над собой контроль. На мгновение сама Сила Избранной, живущая внутри Майи, завладела ею всей и заставила действовать против воли. Она заставила девушку разорвать автомобиль, в котором та сидела, выйти из него, разметать всех своих и врагов, очистив от них близлежащую местность.

Матрэкс и Шорох отлетели далеко на тротуар и рухнули возле мини-магазинчиков, напоминающих переносные ларьки, в которые можно было входить и делать покупки внутри них. Не смотря на то, что сильно ушиблись, мужчины сразу поспешили подняться. Главный Ворг уже догадывался, в чем дело, а его противник, поставив перед собой Силовой щит, начал сканировать улицу, одновременно высматривая и глазами того, кто на них напал. С помощью телепатического сканера удалось насчитать своих: одиннадцать бойцов-патрульных, десять бойцов-оперативников и пять агентов; Воргов – в полтора раза больше. Тут взор Андрея Александровича упал на черноволосую девушку, стоявшую на месте, где велись активные боевые действия, недалеко от разбитого вконец черного джипа. Она смотрела прямо ему в глаза, и ее взгляд, безумный, яростный, но в то же время несчастный, безмолвно взывающий о помощи и сострадании, сверкал яркой голубизной. Девушка шагнула на главного Светленга и выпустила вперед руку. В Защитное поле Матрэкса ударила Силовая струя. Его Щит дрогнул и затрещал, угрожая разлететься в невидимый прах.

Мужчину вновь откинуло на землю.

Морфеус и Александр, оказавшиеся с двух противоположных сторон от Избранной, находившейся непонятно на чьей стороне, встали в боевую стойку и, переговариваясь телепатически, приняли решение об одновременной атаке. Они ударили по своей цели и создали Силовые поля для защиты. Майя остановила их Волны, расставив руки в стороны. Уже в следующие мгновения она метнула в атакующих по Энергоструе и разбила их Защиту.

Девушка уже не могла остановиться. Энергия Избранной полностью завладела ею и не возвращалась в свое прежнее состояние, разрывая ее на части. Голова раскалывалась, в глазах потемнело и ничего не стало видно. Скривившись от боли во всем теле и содрогаясь, она во второй раз устремила взгляд к Матрэксу (Шорох в это время уже отбежал от него и давал какие-то указания своим агентам). Белова только посмотрела на лидера Светленгов, и того подхватило ее Силой. Руки и ноги мужчины сковало и его стало поднимать над землей.

Матрэкс ощутил на себе немыслимую силу, державшую его в воздухе. С такой силой он давно не сталкивался. Со дня их с Шорохом поединка, случившегося несколько лет назад и закончившегося ничьей. Но это, похоже, была еще более мощная Энергия.

Он начал противостоять схватившей его Силе, но тут понял, что просто так ему не освободиться. Кому же принадлежала столь чудовищная Сила? Неужели все Ворги объединились и захватили его? Вряд ли такое возможно: объединять можно только Щиты.

Напрягая свои сверхспособности, Матрэкс пытался ослабить сковавшие тело невидимые путы, опуститься на землю. Внизу он видел опять засуетившихся Воргов и своих людей. Двое Воргов в костюмах побежали к черноволосой девушке, с которой явно происходило что-то странное. И только увидев ее снова, он понял, откуда, точнее, от кого, исходила невероятно мощная аномальная энергия. Как раз от той Избранной! Она была Великой! Настолько могущественной, что ему с большим трудом удалось опустить себя на тротуар и начать ослаблять ее "хватку".

– Остановите ее! Дайте снотворное!- крикнул своим Владимир Леонидович.

После этого он услышал отчаянный крик Майи:

– Помогите мне! Я больше не могу! Шорох, помогите…

Она упала, и в ту же минуту Энергокольцо, созданное ею, исчезло. Но аномальная энергия не исчезла насовсем. Она перекинулась на его машину, и стекла старой, но великолепно выглядевшей "ГАЗ-24", разлетелись вдребезги! Затем стекла начали вылетать у всех автомобилей, стоявших поблизости.

Наконец, двое агентов Шороха сумели подобраться к Беловой незаметно, и один уколол ее в руку из дозатора. Снотворное начало действовать почти сразу, и Майя затихла на траве, раскинув руки.

Кто-то из Воргов – наверняка не без приказа шефа – бросили на дорогу, тянувшуюся от Республики к телецентру и дальше, горсть бесцветных шариков. При падении те лопнули и кругом заклубился дым, стремительно окутывая большую территорию.

Завеса из плотного тумана растеклась на десятки метров в стороны, продержавшись лишь считанные секунды. Легкий ветерок не позволил ей оставаться на месте и погнал под мост. Скоро завеса растворилась. И что увидел после этого Матрэкс?

Ничего! Нигде не оказалось ни одного Ворга! Все исчезли, будто телепортировались отсюда в другое место.

Он все еще не мог поверить в то, что столкнулся с небывало сильной Избранной, которая, судя по всему, стояла на стороне противника. Но откуда у них взялась эта девчонка, чуть не переломавшая ему все кости, создав Силовое кольцо?* Такой способностью обычно обладают лишь Величайшие!!!

Матрэкс все стоял, ошеломленный произошедшим событием, не замечая Светленгов, неспешно приходивших в себя от бойни и газовой атаки неприятеля.

– Ты в порядке, Матрэкс?- спросил Александр, подойдя к лидеру.

– Эта девчонка держала меня в Кольце! Ты можешь в это поверить?- с мрачным видом выговорил Рудаков, глядя в пространство.

При таких словах Александр остолбенел, не в силах что-либо ответить.

Вскоре к ним подошел Морфеус и прискорбным тоном сообщил:

– Плохи дела. У них новая Великая Избранная, о которой нам ничего не было известно.

– Великая? Ты думаешь, она Великая?- голос Андрея Рудакова звучал сейчас без каких-либо эмоций.- Мне так не кажется, друг.

Тимофей оказался в тупике, ничего не понимая:

– То есть как?

Тот лишь вздохнул, но потом, поворачиваясь к своей машине и чему-то усмехаясь, молвил:

– А вот так! Собирай людей. Будем праздновать появление у Воргов Величайшей!


***


Весь тюменский состав Светленгов скоро узнал о столкновении с Воргами около Пермяковского моста, случившемся рано утром. Это событие стало поворотным в истории Избранных, так как лидером Матрэксом была озвучена пренеприятнейшая, многих напугавшая новость о том, что у Воргов появилась Великая, если не Величайшая, Избранная. Но если Величайшая, то она по своей Силе превосходила всех ныне существовавших Суперлюдей, будь то агенты или Великие Избранные.

Последнее, разумеется, было предположением, однако предположение это выросло не на пустом месте. Оно имело под собой почву. Факты указывали сами на себя: девчонка создала Силовое кольцо – самый энергозатратный, требующий большой концентрации Силы, и сложный способ использования своей аномальной энергии.

Кольцо сковало Матрэкса, и если б он не оказался Великим и не смог оказать ему достойного сопротивления, раздавило бы его. Но затянись атака, и оно все равно могло его убить, ведь Рудаков не мог вечно сдерживать натиск Кольца. Хорошо, что все это быстро закончилось.

В тот же день – когда не было и одиннадцати часов – Андрей Александрович созвал экстренное собрание. И вот здание центрального штаба забилось народом до отказа.

Большинство, конечно, и без собрания уже знало о случившемся, но каждый из Светленгов, взволнованных утренними событиями, желал услышать, что скажет по этому поводу начальство в лице самого Матрэкса и первых после него Морфеуса, Александра, Якова Черного, Игоря Черняева и других. Большой зал собраний забился в считанные минуты. Избранные сидели и стояли десятками. За длинным столом сидело 29 главных Светленгов: все основные агенты тюменского состава и кое-кто из Сильных бойцов-оперативников.

На данном собрании тюменских Светленгов присутствовала и Наяда, она же Анна Стрекалова, гостившая в городе своего супруга Андрея Рудакова в рамках своего отпуска от работы на Урале.

За столом рядом друг с другом сидели Самойлова и Шахнозаров. Недалеко от них был Артур Холмс, однако он вел себя так, словно они все и не находились в одном помещении. Тем не менее, Алексей не спешил полностью поверить его словам, произнесенным тогда в компьютерном зале, хотя было видно: Холмс и в самом деле не проявлял никакого интереса к Насте.

В течение почти часа практически полторы сотни Светленгов, заполонивших большой зал совещаний, услышали в подробностях обо всем, что происходило около пяти часов утра в их городе. Матрэкс говорил как всегда очень много, отвечал на вопросы. Потом Люборец зачитал свой срочный доклад по последнему военному столкновению, закончив его такими словами:

– В итоге семь наших бойцов оказались тяжело ранены, убит один патрульный. Его имя Николай Федорович Асташенко. В особо тяжелом состоянии в больницу была доставлена Кира Новотинова. Мы поместили ее во второй городской больнице и на всякий случай поставили там охрану. Количество убитых и пострадавших у противника примерно двое и девять соответственно. У меня все.

– Спасибо,- молвил Рудаков.- Что ж, мы сказали все, что собирались сказать друг другу, ответили на все возникшие вопросы. Больше говорить пока не о чем. К тому же одни обсуждения не помогут нам в борьбе с врагом, у которого теперь на одного Великого Избранного больше. Желаю всем удачи. Спасибо за внимание. И не унывайте, друзья.

Лидер встал и те, кто сидел, также поднялись, провожая его из просторного и высокого помещения.

Однако после официального окончания собрания народ не спешил расходиться.

Разговоры между простыми Светленгами, да и теми, которые были главными, продолжались еще долго.


***


Наяда догнала Матрэкса, когда тот проходил в свой кабинет с целью уединиться ото всех. Ему нужно было немного расслабиться и прийти в норму после пережитого. Она схватила его за руку и остановила, проговорив чуть взволнованно:

– Андрей, почему ты сразу ничего мне не рассказал о том, что ты находился в такой опасности? Господи, я не могу поверить, что ты мог погибнуть от рук непонятно кого!

Тот повернулся к молодой красивой женщине, очевидно, беспокоившейся за него, но, пока шло собрание, не показывавшей этого перед всеми, и сказал:

– Я тоже с трудом верю в это. Было небезопасно находиться в Кольце – это верно, но ведь я все-таки жив!

Наяда обняла его и положила голову ему на плечо.

– Ну ладно, будет тебе!- ласково произнес Рудаков, проводя рукой по ее прямым коротким пепельным волосам.- Правда испугалась?

– Еще спрашиваешь! А как же?- не обижаясь нисколько на такой вопрос, проговорила Анна.- Как бы хотелось, чтобы наша война когда-нибудь закончилась. И чтобы это произошло при нас.

– Все когда-нибудь заканчивается,- вымолвил Матрэкс, намереваясь все же зайти в кабинет. Не стоять же все время в приемной!

– В том числе и войны,- закончила за него Стрекалова, зная заранее, что скажет ее муж.

Они перешли в его кабинет и расположились на низком диванчике напротив стеклянного столика, где стояла открытая бутылка вина с двумя стаканами.

– Что ты намерен делать после сегодняшнего,- спросила молодая женщина.

Рудаков махнул рукой в сторону окна, поморщился и произнес:

– Давай пока оставим врагов и не будем о них. Не хочу сейчас ни о чем думать.

Хочу расслабиться и выпить с тобой. Ты же мне не откажешь?

– Но дорогой! Дело-то серьезное!- возразила Стрекалова, взяв его руку в обе свои.

– Ну, пожалуйста!- он наклонился к ней и, обняв левой рукой сидевшую слева от себя жену, правой дотронулся до ее щеки. Затем провел рукой вниз по шее и поцеловал в губы.

– Мы так долго не виделись и не были вместе!- сказал Матрэкс после поцелуя, против которого Наяда ничего не имела и даже ответила на него.- Давай не будем сейчас ни о каких делах. Не хочу!

– Чего же ты хочешь?- с лукавой улыбкой поинтересовалась Наяда и, чтобы удобнее было целоваться, пересела к мужу на колени.

– Тебя хочу!- заявил полушепотом Андрей Рудаков и снова поцеловал свою любимую женщину.

– Да? Опять?- засмеялась та.- Знаешь, я почувствовала, что у нас пойдет к этому…

– Пытаешься прочитать мои мысли?

– Да что ты! Я хоть и Великая Избранная, но все же на один уровень ниже твоего. Я не смогу.

– И не надо. Ничего интересного там для тебя нет!

– Тогда чего мы ждем?

Поцелуи возобновились.


***


После того как Светленгам стало известно о наличии у Воргов нового Великого Избранного, их начальство в лице Матрэкса, его главного помощника Морфеуса и Александра, занимающего непонятно какую должность, стало терять надежды на то, что Алексей Шахнозаров окажется Великим. Он имел достаточно большую Силу – это бесспорно, однако до минимального уровня, с которого начинается титул Великого, так и не доходил, сколько бы ни тренировался. Как будет обидно, если они все ошиблись в нем и, занимаясь им, пропустили того, кто действительно был им нужен для победы. Означало ли новое положение дел, что теперь Ворги могут одержать верх над Светленгами, и все будет кончено? Что теперь вообще будет?

Полный мыслей, от которых становилось не очень весело, Андрей Рудаков лежал у себя дома в постели с открытыми глазами, будто рассматривая потолок. На самом деле он смотрел отсутствующим взглядом, так как был полностью погружен в себя и свои размышления. У него под боком тихо дышала спящая Анна, положив одну руку ему на грудь.

Рудаков не намерен был показывать при своих подчиненных, как он обеспокоен и расстроен событием, которое некоторых из них вообще потрясло. Но он же не бесчувственный робот и тоже мог переживать разные чувства, свойственные всем людям. Однако лишь его верная подруга и жена знала, что Андрей остался озабочен произошедшими событиями, так как с ней одной он был полностью откровенен и почти не прятал от нее свои эмоции.

Ему никак не удавалось заснуть даже в объятиях любимой: мысли о Воргах и их Величайшей никак не желали уходить.

За окном стояла ночь четверга, в комнате царил мрак. И тут мужчина услышал сбоку тихий голос:

– Почему не спишь?

– Думаю…

– О вчерашнем?

– Вероятнее всего…

– Ну что же, я понимаю тебя, дорогой. Но ты ведь сам сказал, что не хочешь об этом говорить.

– А я разве говорю? Я только думаю.

И сейчас он оставался в своем репертуаре!

– И что надумал?- спросила Анна.

Тот немного промолчал, но затем ответил:

– Да ничего примечательного. Перебирал в уме события и не более.- Замолчав на несколько секунд, он продолжал.- Просто у меня в голове не укладывается, как мы могли пропустить эту Избранную, не заметить ее появления. Как успели найти ее Ворги и зачислить в свои ряды в полной тайне от нас?

– Да, мы просмотрели,- молвила Наяда,- но что теперь поделаешь? Теперь только воевать с ними дальше, но чуть более осторожно и обдуманно, нежели до этого.

– Я их не боюсь!- на секунду повысил тон Матрэкс, но дальше вновь говорил тихо и без каких-либо интонаций.- Меня беспокоит лишь то, как они нашли Величайшую Избранную. Почему мы не почувствовали ее прежде и вновь не опередили их? Что-то здесь не то! Либо Сила Воргов растет, и они становятся более искусны в подобных делах, либо мы деградируем.

– Ну не говори так, Андрей! Что ты, в самом деле?

– Ладно, ладно.- Он похлопал нежно по ее руке, все еще лежавшей на нем, и спросил.- Как ты думаешь, может быть нам стоит раньше вызвать Великого предсказателя? Или все-таки подождать до конца осени, когда он сам приедет?

– У тебя плохое предчувствие? Ты чуешь что-то недоброе?- насторожилась Наяда, приподнявшись даже в постели и посмотрев на Рудакова.

Он тоже посмотрел на нее, но взгляд его не был таким серьезным. Через пару секунд он сказал:

– Да нет, не волнуйся. Ничего я не почуял. Все нормально. Мне бы только поскорее узнать, на самом ли деле Шахнозаров Великий, или я заблуждался в нем с самого начала. И узнать бы, есть еще у Светленгов шанс найти какого-нибудь сильного потенциального Избранного и привлечь его на свою сторону или же нет. Ты знаешь, что на эти вопросы точно ответить способен только один человек – Великий Предсказатель.

– Я никогда не любила раньше времени узнавать будущее,- сказала Анна, поворачиваясь на спину.- Это нехорошо.

– Да, но мы во все времена пользовались его услугами и советами. Мне интересно, стала бы ты его сейчас вызывать?

– Не знаю. В этом городе ты главный – тебе и решать.

Он повернулся к ней.

– Но разве я не могу посоветоваться со своей женой? Это не запрещено!

Матрэкс подтянулся к ней и поцеловал в губы. Напряжение спало с лица Стрекаловой, и она улыбнулась ему, вымолвив в ответ:

– Наверное, я не стала бы, если б сама не ощутила грозящей нам всем большой опасности. А теперь давай поспим. Я устала.

– Да…- согласился Матрэкс и улегся обратно на спину. Ему стало немного легче после этого недлинного разговора с Наядой.

Больше они не говорили ни о чем до нового дня.


***


Такие вот дела происходили на четвертой неделе с момента зачисления в ряды Светленгов Алексея Михайловича Шахнозарова. Сам парень воспринял последние события не менее эмоционально, чем остальные, и на следующий день после внеочередного собрания несколько раз порывался найти Морфеуса, чтобы обстоятельно поговорить с ним на эту тему. Но так и не решился.

Его мучили сомнения в том, что он действительно тот, кто нужен Светленгам. Какой же он Великий Избранный, если до сих пор даже мысли других толком читать не умеет? На собрании сам шеф, да и еще кто-то, намекал, что Великий, которого они искали, на самом деле оказался у врага, а он – Алексей – не тот, кем они его считали. И несчастному парню казалось теперь, что все за его спиной шепчутся об этом, обсуждают его, говорят о том, что зря все радовались, отбив этого человека у противника, и что вряд ли это тот, о ком говорится в Предсказании. В каком еще Предсказании? Что за новая загадка?


***


Что бы ни случилось у Воргов или Светленгов, а у хорошего настроения и "боевого" духа Скотта не было ни выходных, ни отгулов. И каждую неделю повторялись настоящие выходные: два дня, когда все уважающие себя люди отдыхали от работы, проводя свободное время дома, на даче, в других местах. Выходные! Как нравилось это слово таким любителям отдыха, безделья и дуракаваляния как Скотт.

Скотт был мастером в деле отдыха. Если он собирался где-то развлечься, весело провести время, то среди друзей равных ему просто-напросто не оказывалось. Рядом с таким профессионалом по устройству всяческих вечеринок все попросту "отдыхали", сложа руки. А если парень появлялся в клубе… Можно было догадаться, что с ним происходило и как он себя вел, ведь это была его родная стихия. Вследствие всего этого Скотт и оказался в числе новых ди-джеев города. Но он не просто играл самые лучшие и популярные русские миксы. Он сам, согласовывая все детали со своей командой из двух молоденьких, до сумасшествия красивых и нежных девушек, придумал целую программу выступления в клубах. Именно программу, а не просто какой-то там сэт.

В программе второго выступления троицы, которое, согласно плану, проходило в том же самом клубном зале Дворца национальных культур, было три главных элемента. Во-первых, получасовой микс "Современные суперхиты немецкой поп-музыки" отчасти в авторской обработке самого Скотта; во-вторых, хореографический номер на четыре с половиной минуты с участием Розы и Вики; в-третьих, песня на немецком языке в безупречном исполнении девушек. Это был отличный дэнс-хит в стиле "Benassi Bros".

Те люди, которые побывали на их первом, дебютном выступлении, знали о том, когда состоится второе, и многие вновь пришли в ДНК послушать и посмотреть. В первую очередь – посмотреть. Троица понравилась публике. Скотта отметили многие посетители клуба женского пола, а посетившие тогда клубный зал ДНК молодые люди просто влюбились в сногсшибательных Анфимову и Герштайн.

И вот настал момент, когда до начала выступления Скотта остались считанные минуты. Зал с колоннами, столиками, небольшим свободным пространством под танцпол, полукруглой сценой, потолком, который над половиной клубного зала возвышался на три метра больше другой, забился посетителями до отказа. Сверкала светомузыка, прожекторы пускали во все стороны разноцветные лучи, над зоной со столиками висели блестящие зеркальные шары. Музыка била из прямоугольных колонок, подвешенных к стенам.

– Все, сейчас наступит мой черед!- с горящими глазами и чувством азарта проговорил Скотт, вставая из-за стола в кафе Дворца культуры, расположенного на том же этаже, что и клубный зал.- Не забывайте время своего выхода, девочки.

Ровно через 20 минут после начала моей игры! Ваш танец будет великолепен!

Сделайте это еще лучше, чем в первый раз.

– Иди, иди,- сказала Роза.- Главное, чтобы ты не забыл там ничего нажать, когда мы выйдем.

– Постараюсь все сделать правильно,- засмеялся парень и побежал к выходу.

Через полторы минуты молодой ди-джей оказался на сцене и, приветствуя зал взмахом руки, подошел к пульту, на котором оказывалось возможным проигрывать и CD-диски, и виниловые пластинки. Это было очень удобно!

Неожиданно холод пробежал по его телу и заставил вздрогнуть; в голове зазвучали чьи-то слова:

– Приветствую, о замечательный ди-джей-Светленг! Ты выбрал хорошее, веселое занятие для себя, так играй же!

О господи, кто еще заговорил с ним через телепатию? Светленг в испуге стал водить взглядом по залу в поисках обладателя твердого, уверенного и красивого мужского голоса. В том же самом месте, что и неделю назад, сидел мужчина в черном костюме и вишневой рубашке. Из-за такого наряда тот был почти незаметен в полумраке клуба. Однако Скотт все же заметил его своим зорким взглядом, и глаза его расширились от еще большего испуга. Из уст вырвалось:

– Шорох!

В зале повисла тишина. Предыдущий диск-жокей закончил свой сэт и убежал. Скотту нужно было немедленно начинать свой, но его словно парализовало страхом. Он не знал, как поступить в данной ситуации. Глава Воргов опять пришел в клуб на его выступление! Но зачем? Чего он хотел?

А народ ждал музыку и начинал возмущаться из-за затягивавшейся паузы. Кто-то с кем-то переглянулся, кто-то зашептался, бросая непонимающие и недовольные взгляды на Скотта.

Мужчина поднялся на ноги и, окинув большое помещение взглядом, пропитанным злом и холодом, достаточно весело и громко заговорил:

– Это же твой вечер, ди-джей Скотт! Чего ты вдруг потерял уверенность? Давай же, играй! Все ждут. Я жду. Мне нравится твоя музыка и твои выступления. Я хотел бы еще раз получить удовольствие. Играй, чувак! Ничего дурного здесь не произойдет.

Обещаю.- А с помощью телепатии добавил: "Ты должен знать, что слово любого лидера Избранных – закон. Как он говорит, так и будет".- А мы, друзья,- дальше Шорохов обращался уже к народу,- давайте поддержим моего старого приятеля.

Разволновался чувак, увидев меня! Все же пять лет не виделись! Попросим его включить нам музыку, а с меня всем присутствующим будет бесплатное пиво!

В толпе послышались удивленные и радостные возгласы. Некоторые клаберы закричали на сцену ободряющие слова, стали повторять: "Давай, сделай нам тему! Играй!

Смелее! Чего ты ждешь?" Выкрикнув несколько слов вместе с людьми, Владимир Леонидович подозвал к себе официанта и вынул ему из внутреннего кармана пиджака несколько купюр по тысяче рублей.

– Пива. На всех, кто здесь.

– О`кей,- отозвался тот.- Будет сделано.

Стоявшие рядом парни видели эту процедуру и в знак одобрения показали Шороху большой палец.

– Никогда не думал, что такое возможно,- сказал один.- Ты, наверное, очень богатый и большой человек, раз угощаешь целый клуб!

– Не просто большой,- ответил молодым людям Ворг и поднял вверх указательный палец,- а Великий!

Те засмеялись, и он присоединился к ним. И в этот момент, приободренный голосами из зала и тем, что ничего плохого не происходило, Скотт запустил свой первый диск. Звуки танцевальных ритмов разом заглушили все остальное. И вновь кроме музыки, разноцветных огней и отрывающейся молодежи в зале не стало ничего.

Скотт стряхнул с себя напряжение, надеясь, что все пройдет нормально, и уже спустя несколько минут полностью отдался своему делу, лишь изредка поглядывая в сторону врага. Владимир Шорохов сидел в кампании нескольких парней, одетых в кожу и джинсы. Он, по-видимому, угостил их выпивкой отдельно от всех и вел с ними веселую беседу, что-то рассказывая, потом слушая их и снова рассказывая.

Казалось, мистер Шорох пришел сюда не только послушать новые клубные хиты, но и что-то отпраздновать. Праздновал он вместе с простыми людьми и делал это от души: пил, как лошадь, успевая между делом что-нибудь съесть, говорил с клаберами, обмениваясь с ними острыми шутками и анекдотами, обсуждал с ними "тачки", электронную аппаратуру, "прикиды" и, разумеется, женщин.

Прошло двадцать минут, и на сцену выпорхнули Роза Анфимова с Викторией Герштайн.

Зал взорвался от восторга и радостного возбуждения. Девушки танцевали и не подозревали, что вместе с простыми людьми ими любовался один из самых Сильных Избранных планеты, лидер Воргов, их заклятый враг.


ХРОНИКА ТРЕТЬЯ


ИЗМЕНА


***


Кто никогда не жил в этом городе, не гулял по его летним и осенним людным улицам и скверам в момент приближения солнца к горизонту, тот никогда не скажет, что в такие минуты тот словно преображался. Всюду царила особая атмосфера, почти безмятежность. Город блистал стеклами высоких зданий, отражавших заходящее светило, шелестел на легком ветерке листвой деревьев, освещаясь мягким закатным светом. Хотя людей везде было немало, а в некоторых отдельных местах даже очень много, никто никуда не спешил, не бежал на работу, не торопился по делам. Это было время, когда рабочий день закончился, но до окончания самих суток и начала ночи времени оставалось еще предостаточно, если его использовать с толком, с пользой, на благо себе и окружающим.

Народ отдыхал. Взрослые гуляли с маленькими детьми, студенты занимали скамейки, держа в руках по баночке того или иного напитка, и весело общались на свои темы.

Некоторые из них катались на роликах, велосипедах и скейт-бортах по гладкой поверхности Пешеходного и Текутьевского бульваров, Центральной площади у памятника В.И.Ленину и площади 400-летия Тюмени, других обустроенных мест общественного отдыха, показывая свое мастерство окружающим.

В такое время суток в воздухе витало что-то необъяснимое. Будто сам город, а не только его жители расслаблялся после напряженного трудового дня. Время, казалось, замедляло ход, и все проблемы и дела сами собой отходили на дальний план в ожидании следующих суток. Ощущение тюменского вечера – особенно летнего или первой половины осени – нельзя полностью передать простыми словами. Это надо пережить. Только ощущение даст полную картину всего великолепия и волшебного присутствия того времени. Почувствовать и осознать это дано не каждому. Только тот, кто умеет видеть настоящую красоту, имеет воображение и, помимо всего прочего, любит свой родной город, способен познать таинство лучшего времени дня этого места на Земле.

Бабье лето все тянулось, если, конечно, погоду без частых дождей с температурой воздуха днем от 10 до 15 градусов можно было так странно наречь. А отчего нет? самое настоящее бабье лето! Листья желтели и опадали, создавая на земле своеобразные цветные сугробы; днем иногда было вполне неплохо, так, что можно было гулять в самых легких курточках, а то и без них вовсе.

Свое свободное время в один из таких дней можно было провести по-разному.

Например, отправиться в кинотеатр и посмотреть какой-нибудь фильм. Так мог поступить каждый, но вот заставить себя посетить концерт классической музыки в Областной филармонии дано не всем. Только истинный почитатель классики мог позволить себе посвятить этому занятию, возможно, последний или предпоследний великолепный сухой и почти нисколько не холодный вечер. Лидер Избранных-Воргов вышел на парадное крыльцо Филармонии и стоял между колонн, наблюдая за стягивающимся сюда народом. На этот концерт большая часть билетов оказалась распроданной и лучших мест не было уже тогда, когда Владимир Леонидович Шорохов решил пригласить Майю провести с ним этот вечер. Но он позаботился о том, чтобы лучшие места появились. И вот он ожидал, когда приедет та, ради которой двое других хороших людей, которые очень хотели попасть именно на этот концерт, отдавшие за билеты едва ли не последние свои деньги, лишились возможности послушать музыку в исполнении живого оркестра. Воргам немного нужно было для этого сделать: "заглянуть" в сознание кассира, продававшего билеты, найти там образы людей, получивших лучшие места, после чего отыскать их с помощью специальных приемов и гаданий, а затем просто явиться к ним домой и, оказав на них гипнотическое воздействие, отнять билеты. Вот так и делаются многие дела у Воргов. И Майя Антоновна Белова знала об этом. Однако не возражала таким действиям сотоварищей. Она была теперь самой что ни на есть полноценной девушкой-Воргом и жила среди своих вот уже не один месяц. Теперь ее звали Готикой, и она достигла такого уровня Силы, на каком стоял сам Шорох. Она, наконец, поставила на себя постоянную Защиту от прочтения мыслей и Поле невидимости, но ее возможности и аномальная энергия Избранной продолжали очень медленно расти. Курс подготовки молодого Избранного уже закончился, но время от времени Белова продолжала заниматься собой: не только физически, но и внутренне, то есть работать со своей Силой, оттачивать мастерство, заучивать все новые приемы ее использования.

Среди Воргов не было ни одного человека, кто не любил бы ее и не восхищался ею во всех отношениях. А Майя, в свою очередь, подружилась почти со всеми и даже наладила отношения с Дэном. Однако это были пока что лишь дружеские взаимоотношения. По крайней мере для нее. Она не подпускала его к себе. А он, все же признавшись ей вслух, что без ума от нее и хочет более серьезных отношений, ждал того момента, когда она скажет ему "да". Надежда у парня, может быть, и была, но все-таки небольшая. Чем-то он ей так и не смог понравиться до конца.

Самые теплые и нежные отношения у Майи сложились с самим Шорохом. Они казались великолепной парой, когда были вместе, потому что действительно подходили друг к другу как нельзя лучше. Он – высокий, крепкий, широкоплечий мужчина средних лет, с темными волосами, всегда чуть растрепанными, словно это была такая специальная прическа; она – молодая девушка, брюнетка, ростом доходившая ему до плеч, стройная и хрупкая, особенно на его фоне. И он, и она любили темные, мрачные цвета, были поклонниками тяжелого готического стиля в архитектуре и домашней обстановке, частенько слушали мрачную музыку, соответствующую их странным увлечениям.

Одевалась Майя тоже необычно, стараясь придерживаться готических нот даже здесь, в одежде. На ее коже лежал ровный темный загар, полученный под ультрафиолетовыми лампами солярия, а глаза, когда их не закрывали темные очки, блестели холодной голубизной, внушавшей всем, кто в них смотрел, чувство тревоги и какого-то непонятного дискомфорта. Последнее делало ее настоящим Воргом.

Да, они очень подходили друг к другу. Многим другим людям, постоянно видевшим их вместе, казалось, что Майя Белова и Владимир Шорохов на самом деле полюбили один другого. Такие люди оказывались не так уж и далеко от истины. Возможно, сама девушка и не испытывала к Шороху никаких сверхнеобычных чувств (он ей все же в отцы годился, раз был в два раза старше), но вот он полюбил ее по настоящему. И в этом ничего плохого не было. Любить никому нельзя запретить. Любить имеет право каждый.

"А вот и моя прелесть пожаловала",- улыбнулся первый Ворг, держа руки в карманах брюк и наблюдая за подкатившем на стоянку перед зданием Филармонии черным лимузином "Чайка" с тонированными стеклами. Он был бронированным от стекол до самих колес. Самая защищенная машина в автопарке Воргов. Еще прочнее и надежнее мог быть только настоящий танк. Эту машину Ворги собирали сами и поэтому вложили в нее всю свою душу: поставили дизельный движок с реверсом, турбину с реактивной тягой для так называемой "особой", или гиперскорости и так далее.

Привезти Белову к Филармонии от ее квартиры, которую Владимир Леонидович купил ей несколько недель назад и обставил строго по ее указаниям, было приказано одному из суперагентов* по имени Эд.

"Чайка" остановилась, мотор затих. Эд вышел первым, поспешил к задней дверце и с видом гордого, высокомерного, но беспрекословно выполняющего все приказы хозяина слуги открыл ее. Из лимузина выпорхнула девушка ослепительной внешности. Ее милое, смуглое личико обрамляли завитые в пружинки волосы. Они ниспадали на плечи и прикрывали их собой. Сзади волосы были прямыми и опускались почти до талии. Волнующие формы тела подчеркивало темно-синее облегающее платье с блестящими украшениями в виде кружев, цветочков и чего-то еще, пришитыми к нему по бокам и вокруг левого плеча. Справа у платья был разрез, который поднимался вдоль ноги почти до талии. Ее длинные стройные ноги были обуты в черные туфли на каблуке средней высоты. Грудь украшало дорогое ожерелье, подаренное родителями на ее совершеннолетие в прошлом году.

Выпрямившись, Майя подняла глаза, и, когда их с Шороховым взгляды встретились, она улыбнулась. Тот смотрел в этот момент на нее с замиранием сердца. Майя была неотразима. Такая мрачная, загадочная, вселяющая в души всех людей необъяснимое волнение и чертовски красивая, что глаз не отвести!

Пока Шорох вместе с многими другими людьми, находившимися рядом, любовался приехавшей особой, та быстро подошла к нему, немного съежившись от прохладного ветра, подувшего в этот момент. Все же осень стояла, конец сентября. И пусть вторая половина первого осеннего месяца проходила без дождей, была сухой, но температура 13-14 градусов выше нуля – это вам все-таки не 25 и даже не 20!

– С какими почестями меня сюда доставили!- произнесла Белова голосом, полным силы, уверенности, спокойствия и в то же время нежности и сексуальности.- Благодарю за встречу!

Он улыбнулся ей своей сдержанной, приятной мужской улыбкой и, взяв под руку, повел в здание, говоря следующее:

– Ты выглядишь блистательно. Все остальные женщины меркнут рядом с тобой, дорогая.

Рад, что ты изволила подарить мне в этот вечер свое общество.

– Разве я могу отказать такому мужчине как вы, мистер Шорох!- проворковала Готика.

– Но я тебе не приказывал и не настаивал на встрече,- сказал он, проходя с ней по холлу Филармонии в направлении лифта.- Я тебе никогда не отдавал никаких приказаний и не собираюсь этого делать. Ты вправе отказываться от того, чего не хочешь делать, ведь ты теперь Великая Избранная, а это о многом говорит.

– Да, но я не об этом, если честно.

– Да?

– Да.- Она улыбнулась, бросив на него лукавый взгляд.- Раз вы так отзываетесь обо мне, то неправильно будет, если я не скажу, что вы тоже красивый человек, с которым приятно провести время. Я согласилась, так как мне самой хотелось побыть с вами.

– Спасибо, дорогая, но мне как-то неловко слышать комплименты в свой адрес. Давай лучше не будем про меня.

После концерта, когда на областную столицу опустились поздние сумерки, и небо приобрело темно-синий цвет, а на улицах зажглись оранжевые фонари, Владимир Леонидович повел Майю Белову в ресторан, который находился в здании Филармонии со стороны улицы Республики. Их столик, который был заказан еще предшествующим днем, стоял в самом дальнем углу ресторанного зала в приятном тусклом свете. Вся обстановка ресторана отлично подходила для проведения спокойного, романтического ужина и настраивала на соответствующий лад.

Заказ Шорох сделал дорогой и попросил официанта принести лучшее вино из тех, что у них имелось.

За ужином Великий и Великая Избранные мило и непринужденно беседовали на отвлеченные темы, почти никак и ничем не связанные с миром тех людей, к которым они принадлежали. Говорили о музыке, о искусстве, о кино. К изумлению Майи, Владимир Шорохов оказался не только воинственным, жестоким и мудрым предводителем Воргов, но и глубоко образованным человеком. Он знал историю русского кинематографа, отлично разбирался в жанрах и видах живописи и кино, знал историю России и Древнего мира. Вести с ним разговор о древнегреческой культуре или современном мировом кинематографе было так интересно и увлекательно, что они засиделись почти до глубокой ночи, до самого закрытия ресторана. Конечно, Майя тоже знала немало, была достаточно начитанна, но знания Шороха ее просто поразили. И в конце концов она осмелилась поинтересоваться:

– А где вы учились, Владимир Леонидович?

– Дорогая, с укоризной посмотрел на нее тот,- мы ведь договорились обращаться на "ты" и без прочих формальностей. Тем более мы здесь одни, без кого-либо из своих людей.

– Ой, да, конечно,- спохватилась она.- Я забыла.

– Ладно.- Он откинулся на спинку мягкого большого и тяжелого стула и, отпив своего вина, молвил.- Я очень много учился. Сначала, разумеется, была школа.

После этого техникум. Вслед за ним два университета. Второе высшее образование я получал уже в Тюмени, заочно.

– Так значит ты родом из другого города!- искренне удивилась Белова.

– Не только из иного города, но даже из другого региона.

Мужчина замолчал, о чем-то задумавшись, и майе вдруг показалось, что в его глазах впервые за все то время, сколько она его знала, мелькнула грусть. Ей захотелось что-нибудь сказать или спросить насчет его родного края, но так и не решилась на этот шаг.

Шорохов заметил, что его собеседница хотела бы услышать что-нибудь о его прошлом, но сказал только следующее:

– Сейчас не время для слишком серьезных разговоров, дорогая. В моем прошлом нет ничего интересного и хорошего, а с местом, где я родился и вырос, связаны одни неприятные воспоминания. Я не хочу говорить о них. И не спрашивай меня никогда о моем прошлом. Договорились?

– Хорошо, не буду,- кивнула Майя.

Он сменил тему разговора, но с той минуты общение уже не было столь же веселым и естественным.


***


Пришло время заканчивать затянувшийся ужин в ресторане. Шороха и Готику провожали как самых уважаемых посетителей и на прощание приглашали приезжать еще.

И вот пара направилась по ночной улице к оставленной на стоянке Филармонии машине Шороха. Он так и продолжал ездить на великолепном черном, как чистое зимнее небо, "Мерседесе-Е600". И почему Ворги любили такие марки автомобилей как "Мерседес", "Форд" и "БМВ"? Почему ездили в основном только на них? Кроме них самих этого не знал, вероятно, никто.

– Я отвезу тебя домой,- сказал Владимир Леонидович,- потому что никому не говорил, чтобы за тобой заехали.

– Очень хорошо,- выговорила Майя, содрогнувшись на холодном ночном воздухе.

Было на три или четыре градуса холоднее, чем несколько часов назад, в начале вечера, поэтому Шорохов любезно предложил девушке свой пиджак, а сам остался в рубашке.

Спустя две минуты они сели в машину и Ворг, положив свою руку сверху на руку спутницы и чуть подавшись к ней, спросил:

– Тебе понравилось, дорогая?

– Все было замечательно!- заверила та и, взглянув на него, улыбнулась весело и искренне, почти как ребенок.

Шорох едва удержался от того, чтобы придвинуться еще ближе к ней и поцеловать.

Откинувшись на спинку своего кресла, вновь спросил:

– Я рад, что у меня получилось сделать так, чтобы тебе понравилось. Ты не была бы против повторить такой вечер в ближайшее время? И не обязательно идти на концерт.

Можно и в кино.

– Да-а…- протянула мечтательно Белова.- Как давно я не была в кинотеатре!

– Я возьму это себе на заметку,- с улыбкой заявил Шорох.

Наконец, двигатель дорогого и красивого автомобиля тихо и мерно загудел, и Владимир Леонидович вырулил со стоянки на дорогу. Ехать до дома, где стала жить Майя, было недолго. Пешком пришлось бы идти минут 45, если не больше, а на машине дорога должна была занять считанные минуты.


***


Шорох приобрел для Майи отличную трехкомнатную квартиру на самом верхнем этаже элитного кирпичного дома на улице 50 лет Октября. Дом стоял совсем недалеко от дороги и всегда находился на виду у водителей и пассажиров проезжавших мимо автомобилей. Поэтому ничего здесь не должно было случиться, на девушку никто не мог совершить покушение просто так, на виду у всех. Напасть, разумеется, могли только Светленги. Кому же еще могла понадобиться Великая Избранная? Какому-нибудь сексуальному маньяку, убийце? Нет, из-за последних главный Ворг не переживал. С помощью своей Силы Избранной его любимица могла справиться с этими людишками в одну секунду. Они не могли ничего ей сделать.

Приехав на место, Владимир Шорохов и его очаровательная пассажирка вышли из шикарного кожаного салона "Мерседеса" одновременно и машинально осмотрелись по сторонам. Кругом было тихо. Машин, редко проезжавших в столь поздний час по улице, которая оказывалась одной из самых шумных, оживленных и загрязненных в городе, со двора одноподъездной десятиэтажки было слышно чуть хуже, чем с тротуара у самой проезжей части. Большая часть машин жильцов стояла в полуподземном гараже, поэтому около подъезда оставалось много свободного пространства. Освещение в этом районе, в принципе, было нормальным, а людей, успевших заселиться в квартиры после недавнего окончания строительства дома, глава Воргов лично проверил. Никто из них не оказался ни Светленгом, ни потенциальным Избранным, ни насильником, ни каким-либо еще преступником. Все были людьми приличными, законопослушными, имеющими нормальную работу. Майя могла спокойно здесь жить и не опасаться соседей.

Когда девушка, хлопнув дверцей "Мерседеса" в очередной раз оказалась на холодном осеннем ветре, мужчина сказал ей:

– Я провожу тебя до квартиры. Донесу тебе пакет с продуктами.

– Он открыл багажник одним взглядом, не прикасаясь к его замку, и взял оттуда большой тяжелый пакет, начал рассказывать:

– Здесь все то, что ты любишь: пшеничные хлебцы, сухие завтраки, дорогое вкусное печенье, чипсы…

– И кому же мне сказать за все это "спасибо"?- удивленно и обрадовано, но почти не показывая этого, что и было ей свойственно, произнесла Белова.

– А ты догадайся,- ответил Шорохов все с той же едва просматривающейся улыбкой.

Майя догадалась и молча повела его за собой в дом, открывая дверь подъезда не ключом, как то делают нормальные люди, а Силой Избранной.

В прихожей квартиры Беловой Шорох поставил пакет с продуктами на одну из двух тумб, стоявших по обе стороны от широкого зеркала и столика, находившегося под ним, и проговорил:

– Ну вот вы и дома, мисс Готика! Надеюсь, ничто не помешает вам сейчас отдыхать, ничто не нарушит ваш покой.

– О, не беспокойтесь, сударь. Что может мне помешать здесь? В этих стенах не может ничего произойти,- отозвалась на его шутливую речь такими же тоном девушка.

Он подождал, пока она повернется к нему после смены уличных туфлей на домашние тапочки, и хотел что-то говорить, однако был опережен.

– А ты разве не хочешь остаться у меня до утра?- как-то вдруг неуверенно поинтересовалась Майя, не поднимая на гостя своего ясного голубоглазого взгляда.- Я могла бы сделать нам чай…

Владимир Леонидович нежно взял ее за руку и со вздохом, будто резко впал в грусть, сказал:

– Я бы остался, дорогая, но не могу. Завтра к нам приезжает с деловым визитом координатор Воргов Алтайского края, а с ним вместе будут двое агентов. Нужно подготовиться к их встрече и проведению большого специального собрания с их участием.

– Понятно. Значит, не выйдет…

Он обнял ее, шагнув к ней ближе, и ласково проговорил, гладя черные волосы и убирая их с очаровательного личика:

– Обещай, что не расстроишься и не позволишь себе грустить одной. Я хотел остаться, правда, но у меня завтра слишком много работы.

Их взгляды встретились. Девушка смотрела на Шороха снизу вверх и словно ждала от него что-то. И тогда Шорох решился сделать то, чего ему очень хотелось сделать уже давно. Майя была так близка и так желанна, что удержаться хотя бы от одного поцелуя было просто невозможно. Он коснулся ее восхитительных бархатных губ своими губами и поцеловал. Его поцелуй был уверенным, крепким, таким, какой мог сделать только настоящий мужчина. Так Майю еще никто никогда не целовал.

Но вот поцелуй остался в прошлом, оставив после себя приятные и незабываемые ощущения. Открыв глаза и вновь глянув на лидера Воргов, Белова с загадочной улыбкой тихо спросила:

– Точно не останешься?

– Точно.

– Жаль,- вырвалось у той.

Девушка опустила чуть погрустневший взгляд и больше ничего не стала говорить, понимая, что уговаривать своего гостя задержаться хотя бы на час будет бесполезным занятием.

– Пока. Спокойной ночи, милая,- сказал Владимир Шорохов.

После таких слов он отвернулся к входной двери и вскоре вышел, осторожно закрыв ее за собой, чтобы не хлопнула. Майя Белова так и осталась стоять в прихожей, глядя на выход. Ей почему-то захотелось броситься за Шорохом и начать умалять его остаться, просить об этом на коленях, однако она знала, что это будет выглядеть слишком глупо. Но ведь он полюбил ее! Она это поняла еще до этого дня, а сейчас полностью убедилась в том. Так что же ему помешало провести с ней всю ночь? Неужто дела? Нет, вряд ли. Дело было в чем-то другом.

В ту минуту, пока девушка все еще находилась у себя в прихожей и продолжала огорченно вздыхать из-за того, что ее покинули, черный "Мерседес-Е600" уже во всю мчал по городским улицам.

Видя перед собой на многие сотни метров абсолютно пустую улицу, Владимир Леонидович разогнался до недопустимо высокой скорости, на какой никто из нормальных людей не передвигается по городу ни днем, ни ночью. Он был зол на себя. Злился за то, что оставил Майю с подпорченным настроением после столь прекрасного вечера. Но он не мог остаться, потому что знал, чем это может закончиться. И приезд гостей-Воргов был здесь пустой отговоркой. Дело было даже не в том, что они сильно различались в возрасте. Все было куда сложнее. Поэтому он вообще не должен был влюбляться. Но раз такое случилось, нужно было всего лишь не поддаваться искушению. Пока это получалось. Пока. Вдруг в следующий раз не получится? А Белова, раскусив его этим вечером, хотела, вероятно, его соблазнить. Это чувствовалось по ее поведению, по тому, как она смотрела на него.

Глупенькая. Нет, Шорохов был не из тех, кто способен вот так плюнуть на все и прыгнуть с ней в кровать. Он относился к таким вещам серьезно. Он ко всему относился серьезно.

Ночь царствовала повсюду, на улицах стояла тишина. Машины встречались по пути очень редко. Не смотря на приборную панель, Шорох нащупал кнопку запуска диска в CD-магнитоле и включил первый попавшийся трек с МР-3 сборника, который записал ему Михо. Зазвучала песня:

"Я следом за тобой пойду.

Меня не отличишь от тени.

А спрячешься в траву -

Я притворюсь растением.

Это я незаметно крадусь

В час, когда ты отходишь ко сну…"* Постепенно Владимир Леонидович Шорохов начал подпевать "Пикнику".

Эту группу глава Воргов уважал и постоянно слушал их песни. Они казались ему очень хорошими, чувственными, печальными. И каждый раз, включая их диск и запуская песни в случайном порядке, он попадал на такую, которая как раз подходила под настроение и окружающую обстановку. И сейчас такая картина повторилась. Ему хотелось остаться с Майей, обнимать ее, целовать, прижимать к себе… Возможно, позже они смогут полностью подчиниться своим чувствам, если те еще не угаснут, но не сейчас. К сожалению, не сейчас. А быть может, и к счастью.

Думая о Майе и удивляясь самому себе, тому, как же так получилось, что он снова полюбил, Шорохов гнал свой "Мерседес" по ночной притихшей Тюмени: по Осипенко, 2-й луговой, Щербакова, Дружбы. Затем он вновь направился в центр по мосту через реку и в скором времени мчался по улицам Мельникайте, Николая Чаплина, Рабочей.

По мосту на Мориса Тереза Ворг выехал на улицу Республики и устремился по ней в направлении Строительной академии, пулей промчавшись мимо четырехэтажки, в которой вот уже четырнадцать лет оставался один из штабов Светленгов.

Когда главный Ворг бесцельно катался по городу, он находил в этом некоторое успокоение. Становилось немного лучше на душе. И он продолжал проезжать улицу за улицей. А сзади из мощных колонок в сотню ватт звучала песня, ставшая саундтреком его настроения в эту ночь.

"Да, ты можешь пустить

В свою комнату

Пеструю птицу сомнений

И смотреть,

Как горячими крыльями бьет она по лицу,

Не давая уснуть.

Что мне мысли твои?

Это жалкая нить,

Что связала и душу и тело.

Нет! Должно быть моим твое сердце!

Твое сердце вернет мне весну…"*


***


На следующий день штаб Воргов на Лесобазе наполнился людьми. Прибыли долгожданные гости. По этому случаю Владимир Леонидович Шорохов распорядился устроить в столовой штаба шикарный обед, на который следовало отправиться после собрания.

Здание штаба усиленно охранялось. По всей Лесобазе в 60-80 метрах друг от друга стояли машины с экипажами охотников, несколько бойцов охраняли двор и еще по двое дежурных находилось на каждом из трех этажей. По улице Дамбовской и другим автомобильным дорогам вокруг Лесобазы, Энтузиастов, Дорожного, Мыса и Букино курсировали дополнительные экипажи охотников.

Неужели Шорох думал, что Светленги пронюхают об их делах и попытаются совершить налет на его штаб с целью предотвращения их собрания и убийства гостей? Все эти предосторожности были лишними. Светлые и не думали нападать. Они спокойно занимались своими делами и пока не вмешивались в дела Воргов ни в одном из концов города.

Когда до прибытия в штаб делегации Воргов с Алтая оставалось еще около двух часов, к Шороху в кабинет постучали. Стук застал его за столом, и мужчина сразу узнал его. Так негромко и неуверенно всегда стучала только Белова. Что ей надо?

Они вроде как не договаривались о том, чтобы она сегодня приехала сюда!

– Входи, Готика,- вздохнул Шорох непонятно из-за чего.

Девушка прошла в кабинет. Вид у нее был невыспавшийся и очень уставший, волосы свисали по спине и плечам непричесанные, неуложенные.

– Что-то случилось?- спросил Шорох, глядя на нее.-Ты плохо спала, дорогая?

– Я совсем не спала,- сказала, улыбнувшись ему, Майя.

Она села напротив него в кресло для посетителей и потупила взор. Тот ждал, что будет дальше. Как-то странно она себя вела. Чутье Избранного подсказывало ему, что девушка пришла по какой-то особой причине. Ей хотелось о чем-то спросить очень важном.

Лидер Воргов не ошибся. Так все и было.

Промолчав около минуты, Майя Белова заговорила:

– Я хотела… удостовериться, что все хорошо. Просто произошедшее этой ночью…

Мне казалось, мы хотели быть вместе и… Я, наверное, вела себя глупо, когда просила тебя остаться.

Она умоляюще посмотрела на Шорохова, ища в нем поддержки и надеясь, что он не зол на нее. Ворг прочел все по ее лицу и поднялся с места. Он обошел стол и подсел к ней на корточки, взяв ее руку.

– Не вздумай считать себя виновной в чем-то, слышишь? Все нормально. Ты ни в чем не повинна!

Он смотрел своими черными глазами в ее ярко-голубые, постоянно чуть грустные даже во время самого хорошего настроения глазки, и Майя, слыша все его слова, верила ему. Она не могла не верить, потому что с самого начала ей настоятельно рекомендовали запомнить и не забывать: лидер Воргов никогда не лжет и всегда делает то, о чем говорит, он отвечает за свои слова как никто другой.

– Я ни при чем?- переспросила Майя, хотя понимала, что этого не следовало делать.

– Абсолютно.- Шорохов был сама серьезность.

– Но…

– Майя, милая, давай обойдемся без "но". Позже, может быть, я объясню тебе, причину, которая в большей степени вынудила меня оставить тебя в эту ночь, а пока лучше закрыть данную тему.

Он выпрямился, и девушка тоже поспешила встать с кресла. Она не отводила от него глаз и, когда тот хотел отпустить ее руку, она не дала этого сделать, заговорив с ним:

– Шорох, скажи мне одну вещь прямо сейчас. Только одну. Чтобы я могла успокоиться.

Нет, это уже не связано напрямую с прошедшей ночью.

– Хорошо. Что ты хочешь спросить?- спокойно вымолвил Владимир Леонидович.

– Я только хочу знать точно, любима я тобой или нет. Я чувствую что-то непонятное, исходящее от тебя, и мне кажется…

– Пытаешься заглянуть мне в сознание?- улыбнулся мужчина.

– Вовсе нет. Я просто ощущаю это. Ощущаю некую энергию. Это любовь, да?

– Ты сама себе ответила. Зачем тебе еще мой ответ? Вижу, что тебе все ясно без моего ответа.

Он привлек ее к себе и, обнимая, добавил:

– Поверь, радость моя, то, что ты гораздо младше меня, нам не помеха и это не есть то обстоятельство, которое помешало мне быть в эту ночь с тобой. Я сказал, что позже, возможно, и открою тебе ту самую причину. Сейчас еще не могу. Ну что, позволишь теперь мне заняться делами? У нас гости сегодня, если ты не забыла.

Неплохо было бы мне приготовиться к собранию. Ты можешь ехать развлекаться, так как на нем тебе не обязательно присутствовать. Я представлю им тебя завтра на даче Смирта. Приезжай туда к полудню.

– Хорошо. Тогда я пойду.

Настроение у Беловой в этот момент стало улучшаться. Шорох поцеловал ее и отпустил. Выходя из кабинета, она обвернулась и сказала напоследок:

– До завтра.

– До завтра. Желаю тебе всего приятного.

Готика направилась с третьего этажа вниз, решив заглянуть в комнату к дежурным.

Чтобы попасть к ним, ей пришлось свернуть от лестницы направо, пройти немного вперед и снова свернуть вправо, уже непосредственно к входу в дежурку. Дверь той была распахнута настежь, а в помещении трое Воргов низкого уровня Силы и боевой подготовки слушали на компьютере рок-музыку.

– Привет, ребята!- произнесла их гостья своим обыкновенным тихим, нежным, эротичным голосом.

Молодые люди так и замерли, остановив свои взгляды на ней. Ее красота словно околдовывала всех, притягивала к себе внимание окружающих. Но девушка ничуть не смутилась, видя, как ее поедают взглядами эти трое, и сказала:

– Вижу, я вам понравилась, мальчики! Вы тоже ничего, но, к вашему сожалению, я пришла сюда спросить, нет ли у нас кого-нибудь из свободных охотников, способных отвезти меня в город – не более того.

Дежурные начали приходить в себя, осознавая услышанное, и один из них, который казался самым молодым, нашел в себе силы заговорить:

– Я бы мог сам отвезти тебя, Готика. У меня хорошая тачка, и я все равно скоро должен был отправиться в город по своим делам.

– Спасибо за предложение, но я ведь спросила не про вас, а про охотников.

Парень почувствовал, что ничего не выйдет и лучше не уговаривать ее. Хоть голос девушки и звучал спокойно и сладко, но он все же был уверенным и в нем прослушивались повелительные нотки.

– Сейчас проверим,- поник молодой Ворг-дежурный, получив отказ Беловой. А он так надеялся, что у него получится с ней познакомиться поближе, стать ей хотя бы очень близким другом.

Он включил свой микрофон, настраиваясь через компьютер сразу на несколько автомобилей патрульных (у каждой из них была своя частота для переговоров с дежурными и между собой) и спросил, кто имеет возможность отвезти Великую Избранную туда, куда она пожелает. Вскоре нашлась одна такая машина. Переговорив с ее водителем, дежурный повернулся к Майе и произнес:

– Через пять минут к дому подъедет черный "БМВ-420i". Он в твоем распоряжении, Готика.

– Благодарю.

Она помахала ему рукой, подмигнула и вышла из комнаты.

Когда трое парней остались одни, каждый вздохнул с облегчением, а один проговорил:

– Хороша девчонка!

– Да,- кивнул другой.- Но никому из нас не светит заполучить ее себе.

Вновь подал голос первый:

– Я слышал, что сам шеф на нее глаз положил. Если это действительно так, то к ней лучше даже не подходить.

Спустя пару часов к штабу Воргов подкатило два джипа "Лэнд Крузер-Прадо", в которых на долгожданное собрание прибыли четверо гостей, весьма уважаемых и влиятельных личностей среди Темных Избранных.

Владимир Леонидович Шорохов лично встречал приехавших у входа в свое здание и в знак приветствия подал руку самому высокопоставленному визитеру – координатору алтайских Воргов.

– Приветствую, Дуб!- молвил он.

– Приветствую, Шорох, великий предводитель всех Воргов-Избранных нашей великой страны!- ответил ему высокий человек с худым, вытянутым лицом, пожимая протянутую руку.

Примерно тем же образом Шорох приветствовал и остальных, а затем пригласил их следовать за собой в зал на втором этаже.

При его появлении в большом прямоугольном помещении несколько десятков Воргов – самых главных, с высокими уровнями Силы – встали со своих стульев вокруг длинного стола. На столе перед некоторыми из них были раскрыты ноутбуки.

Владимир Леонидович стал во главе стола и, когда рядом с ним, возле свободных стульев, оказались четверо ожидаемых всеми гостей, заговорил торжественным тоном:

– Уважаемые коллеги, друзья, единомышленники! Открывая сегодня данное собрание, скажу, что оно очень важно для нас всех и является своего рода историческим событием. К нам приехали наши коллеги из Алтайского края, с которыми нам предстоит сейчас общаться. Я вам представлю их.- И он стал показывать на мужчин, стоявших справа от него, называя каждого.- Мистер Дуб – координатор Избранных-Воргов на Алтае, мистер Ково – его первый помощник, мистер Антонелло – агент из Барнаула и мистер Николау – главный агент-Ворг из Бийска.

Затем началось аналогичное знакомство приехавших со всеми присутствующими на собрании. После этой церемонии все люди опустились на стулья, и началось их длительное, тянувшееся свыше двух с половиной часов, заседание. Сначала Шорох дал слово своему заместителю Черву, главному агенту по югу области Мануйлову и главным охотникам: Сану (по городу), Конту (по Тюменскому району) и Розину (по всей области). Каждый из вышеназванных представителей Темных зачитал по небольшому докладу, в которых сообщалось обо всех столкновениях со Светленгами, случившихся за последние годы, также приводилась статистика по погибшим, тяжело раненным и взятым в плен для стирания памяти. Кроме того, сообщалась и другая информация. Докладчики ответили на несколько вопросов алтайских Воргов и были удостоены их похвалы за хорошие выступления, знание того, о чем говорили, правильность подачи ответов. А раз понравилось высокопоставленным гостям, то у Шороха уже не могло возникнуть ни малейшего сомнения в том, что его люди выступили нормально и не сплоховали.

Далее стали выступать с докладами и сообщениями сами визитеры. Это делалось для того, чтобы тюменские Ворги имели представление об общем положении дел в среде Избранных Алтайского края. Координатор Дуб, лично выступая с подведением итога монологов своих людей, сказал:

– Мы видим, друзья, каково нам приходится в последнее время. Ранее подобной активности Светленгов не наблюдалось, и у Воргов не было необходимости создавать вокруг себя кольцо отцепления при проведении таких собраний, как сейчас, да и вообще любых мероприятий. Что я хочу сказать? Я хочу сказать, что мы отмечаем у себя тенденцию роста активности неприятеля: Светленги никогда со времен появления Избранных не атаковали нас ни с того ни с сего, не наносили ударов первыми, тем более без особых причин. Это нас очень беспокоит и заставляет задуматься. Светленги уже не только обороняющиеся, спокойные и миролюбивые Избранные, какими являлись еще не так давно. Особенно напряжена обстановка в крупных населенных пунктах. Вы это поняли из докладов. В городах Барнаул, Бийск, Горно-Алтайск, Рубцовск, Новоалтайск за последние 9 месяцев прошло 39 военных столкновений, причем 18 из них оказались довольно крупными, в которых мы потеряли 8 охотников, 10 бойцов-оперативников, 7 агентов и двух суперагентов!

Никогда до этого мы не теряли за 9 месяцев столько человек. И я хочу спросить у вас, уважаемые собраться, у вас, Великий Шорох: как оцениваете в целом ситуацию на своей земле вы и каково ваше мнение по поводу сказанного мною? Судя по вашим сообщениям, даже у вас дела идут не слишком гладко, хотя состав Воргов Тюменской области всегда был вторым по мощи и количеству Сильных агентов после московского.

– Да, у нас тоже не все гладко и спокойно,- молвил Шорох.- Жертв еще больше, чем у вас, за тот же срок. Причем большая часть потерь пришлась на последние 2,5 месяца.

– Тридцать потерь за 9 месяцев – это жестко!- воскликнул Высоцкий, будто не придал значения этой цифре тогда, когда ее озвучивали в рамках одного из докладов, и понял все только сейчас.

– Поэтому,- сказал Шорох,- лично я полностью соглашаюсь с мнением мистера Дуба и говорю то же: со Светленгами стали происходить подозрительные вещи. Они меняются.

Никогда раньше они так не нападали и не били нас. Друзья! Именно потому, что у нас сложилась чрезвычайная ситуация, мы находимся в данный момент времени здесь.

Мы собрались, имея перед собой цель: обсудить свою проблему и решить всем вместе, как нам быть дальше, что предпринимать. Но перед тем как мы с многоуважаемыми гостями начнем обдумывать нашу политику на ближайшее будущее и договариваться о совместных действиях, направленных против Светленгов, я хотел бы сообщить им одну новость, вселяющую в наши сердца уверенность и надежду.

Четверка алтайских Темных приготовилась слушать, о чем это пойдет речь, заинтересовавшись неизвестной им новостью.

– Я,- продолжал Владимир Шорохов,- держал это в строгой тайне ото всех Воргов страны больше двух месяцев. Дуб, Ково, Антонелло и Николай! Вы первые, кому я открываю свою тайну. Последнее предречение Великого Предсказателя сбылось в нашу пользу! Один из последних Великих и последний из Величайших Избранных найден и привлечен на нашу сторону! Он уже с нами! Точнее будет, если я скажу "она". Это девушка. Ее настоящее имя Майя Белова. Она уже прошла курс подготовки молодого Великого Избранного и завтра будет сдавать нормативы, чтобы подтвердить это звание. Кто знает: возможно, ей удастся сразу же сдать экзамен и на звание Величайшей. Хочу всех вас, друзья, пригласить на это историческое событие. Это будет наш общий праздник, так как я полностью уверен в Майе. Она обязательно подтвердит статус Величайшей, вот увидите!

– Не могу поверить!- взволнованно выговорил Николай.- Предсказание о появлении в этом году Великого Избранного, способного стать последим из Величайших, сбылось?

Но когда? Как вы нашли ее? Расскажите подробнее, господин Шорох.


***


В одной из квартир обычного пятиэтажного дома царила мрачная тишина. Яркий дневной свет задерживали плотные шторы, и в комнату, где собралось трое человек – двое молодых мужчин и девушка, – проникала лишь небольшая его часть. Один из мужчин – высокий, худощавый, со злобно сверкающими глазами и суровым выражением лица – подошел к окну, чуть раздвинул шторы и взглянул на главную улицу поселка Боровский. Потом повернулся к остальным, сидевшим на диване перед столиком с чашками дымящегося чая, и задал вопрос:

– Я сказал свое слово. Меня никто не отговорит от того, что я задумал сделать. Я собираюсь отомстить во что бы то ни стало! И я хочу, чтобы вы сейчас решили: со мной вы, или же не со мной.

– По-моему, глупо мстить хозяину из-за одного лишь нагоняя, полученного, стоит заметить, вполне заслуженно,- произнес второй мужчина.

– Кому-то он, может быть, и один, а кому-то уже далеко не первый. Мне эти нагоняи, выговоры и штрафные санкции шефа уже поперек горла стоят!- со злостью огрызнулся стоявший возле окна Избранный.- Меня задолбали его упреки и наезды! Разве не видно: он меня из-за чего-то невзлюбил с самого начала, как я перевелся в тюменский состав Воргов. Я отказываюсь терпеть такое отношение и дальше! С меня хватит!

– Это серьезное заявление!- отметила девушка, ставя свою опустевшую чашку на стол.- Ты прекрасно знаешь, кто такой Шорох. Что ты можешь сделать против него?

– Я знаю, что делать!- заявил стоявший мужчина.- Но я не открою вам свой план, пока вы не скажите, кто из вас со мной. Кто-нибудь кроме меня хочет поставить на место этого зазнавшегося властолюбивого типа?

– Он не зазнавшийся, Патрик! Он – наш лидер, а лидеру положено так себя вести. Он все правильно делает. А мы действительно совершили ошибку там, у Сквера. Он имеет полное право высказывать своим людям свое недовольство их поступками.

– Лида!- вскричал от негодования Патрик.- Я не желаю продолжать это слушать.

Парашу какую-то ты говоришь! Дерьмо! Он не справедлив к нам, а ты пытаешься его оправдывать?

Лидия Изотова с задумчивым видом покачала головой и произнесла:

– Вряд ли у тебя что-либо получится, каким бы твой план ни был.

– Я тебя не спрашивал, получится у меня что-то, или нет!!!

– Извини, Патрик, но я – пас. Я не дура, чтобы пойти против Шороха! С моим пятым уровнем это просто смешно.

Ворг Патрик перевел взгляд на своего приятеля, также не отличающегося приятными и безобидными чертами лица. Тот пялился на стол с чайным сервизом и думал.

– Матфей!- не выдержал Патрик.

– Смотря что ты придумал и какой у нас будет при этом шанс на успех.

Патрик обрадовался, что одного сообщника он все-таки может заполучить себе, и, подсев к Матфею Могильному, заговорил:

– Все получится. Шанс на успех будет достаточно большой. Я все хорошо продумал.

Тут подала голос Изотова:

– Если я остаюсь не у дел, то, думаю, мне стоит удалиться и не стеснять вас своим присутствием.

Патрик бросился к ней, схватил за плечи и, сажая обратно на диван, с самым серьезным выражением лица, на какое был способен, промолвил:

– Изотова! Слушай внимательно! Я буду надеяться на то, что ты не побежишь сейчас ни к кому с донесением на нас с Матфеем. Только попробуй настучать на нас! Я доберусь до тебя и убью до того, как убьют меня.

– Я возьму это на заметку,- ничуть не испугавшись, сказала девушка.

– Вот и отлично. Мы друзья – ты не забывай про это. Друзья не должны предавать один другого.

Патрик отпустил ее и через минуту двое Воргов остались одни.

Не меняя сурового выражения на более мягкое и доброжелательное, Патрик вернулся к Могильному, а тот молвил:

– Выкладывай свои карты. У меня тоже есть кое-какие обиды на шефа. Будь, что будет! Все равно умрем когда-нибудь в одной из битв со Светленгами. Какая разница, как помирать: от руки противника или своего шефа?

– Все просто до безобразия,- принялся объяснять Патрик.- Ты в курсе, что он втюрился в эту свою Великую Избранную?

– Разве? Я о таком не слышал. Кто тебе сказал? И какое отношение это имеет к…

– Кто сказал?- оборвал приятеля инициатор заговора.- Да все про то говорят! Любой поймет, что у них за отношения, когда будет видеть их повсюду вместе. Шорох никогда ни с одним из своих подчиненных не был так приветлив и обходителен, как с ней! Смотреть противно!

– Так что ты хочешь сделать?- сгорал от нетерпения Матфей.

– Мы похитим девчонку! Да! Мы похитим ее!

Могильный так и подпрыгнул на месте:

– Ты спятил? Она же Великая Избранная! А шеф? Он же за нее…

– Да замолчи ты!- прикрикнул на него жаждавший мести Ворг.- Вспомни: я сказал, что знаю, как все сделать так, чтобы у нас получилось задуманное.

Затем он откинулся на спинку дивана и с улыбкой вытянул вперед ноги, расслабляясь. После этого Матфей услышал более спокойную и неторопливую речь:

– Нужно точно узнать, где она живет. И все! После этого можно считать, что дело сделано.- Потом говоривший чему-то усмехнулся и подался вперед, чтобы дотянуться до столика и налить себе чай.- Великая! Ха! Да пошла эта Великая куда подальше!

Сучка она, которую так и хочется поиметь, а не Великая!

– Ладно. Может быть, нам и удастся ее схватить. Но что мы с ней будем делать потом, Патрик?

Тот повернулся к нему, держа около рта чашку, в которой плавал пакетик "Гринфилда", и, подняв брови, удивленным тоном молвил:

– Что будем делать? Ты не знаешь, что обычно делает нормальный мужик с хорошенькой девчонкой?

– Пат, я серьезно!!!- нервно выговорил Матфей.- Ты задумал слишком опасную игру.

Опасную для нас! Ты понимаешь, что это не шутка – бросить вызов шефу?

– Конечно, я понимаю!- вновь серьезным тоном заговорил Патрик.- Мы возьмем ее в заложники, а там уже решим, что дальше. Сейчас главное – взять ее! Если будем уверены в себе, то у нас получится! Не дрейфь!

– Что ж, поиграем немного с огнем,- вздохнул Могильный.

– Поиграем. Все равно помрем когда-нибудь…


***


Ворги выстроились в ряд и наблюдали со стороны за тренировкой Готики, активировав энергозатратную способность – Инфракрасное зрение, которое позволяло видеть создаваемую Избранными Защиту в любом ее виде, а так же атакующую Энергию:

Силовые волны и струи, Пресс, энергополя для перемещения предметов, Подушку и так далее. Была разыграна небольшая атака противника. Ворги, притворившиеся Светленгами, окружили Майю, и ей нужно было отбиться от них всех одновременно, используя Силу Избранной. И впервые за все время упражнений девушка справилась с поставленной задачей почти безупречно. Разбив Защиту нападавших и разбросав их в стороны (одного Ворга при этом едва не покалечив на всю его жизнь), испытуемая повернулась к наблюдавшим за ее действиями мужчинам и, шагнув к ним, слегка поклонилась. Это было последнее задание, выполненное перед публикой. Алтайские Ворги с улыбками и блестевшими восторгом глазами одарили ее аплодисментами.

– Рада стараться ради нашего общего Дела,- вымолвила с чуть заметной улыбкой Майя.

– Что я могу сказать?- начал Константин Константинович Дубцов, поцеловав ручку Беловой.- Не смотря на то, что вы, мисс, лишь около трех месяцев являетесь одной из нас, ваши результаты, впечатлили нас. Я не могу не признать в вас полноценную Великую Избранную, уже достаточно неплохо овладевшую своей Силой. Поздравляю с присвоением статуса.

– Благодарю, мистер Дуб,- проворковала девушка.- Я усердно занималась каждый день.

И буду продолжать упражняться.

Затем к девушке стали подходить с поздравлениями другие Ворги. Делегаты отошли в сторону, оставив ее с Дэном и другими товарищами, на которых она показывала некоторые приемы самообороны и атаки, которыми успела овладеть.

Ожидания Владимира Леонидовича оправдывались. Майя быстро училась и делала огромные успехи. Она овладела основами боя Великих Избранных за считанные занятия! Все Избранные обычно шли к этому многие месяцы! Единственное, чего Белова по-прежнему не могла, так это создавать Силовое кольцо. И у нее так и не получилось поднять уровень своей аномальной энергии до отметки Величайшей. Но это не в счет. Все еще впереди. Главное, что гости единогласно и без колебаний признали в Майе Великую. Ничего, пройдет еще немного времени, и они увидят перед собой Величайшую! Обязательно!

– У нее все впереди,- говорил Шорох, отходя с гостями.- Она обязательно достигнет уровня Величайшей. Я уверен в этом.

– Очень хочется верить,- сказал Константин Дубцов.- Она пока еще довольно неопытна, но в ней чувствуется очень большой потенциал. Будем надеяться, что у нее все получится. Главное – тренироваться. Я ощущал постоянные скачки напряжения ее Силы. В моменты использования Энергии Майя слишком напряжена. Я бы советовал ей тренировать свои эмоции, работать спокойно и уверенно, без спешки и фанатизма, который, порой, мешает ей думать и использовать все свои возможности с максимальной эффективностью и минимальными затратами сил.

– Это со временем уйдет,- отвечал Шорох.- Со временем она станет более серьезно относиться ко всему, что делает с помощью Силы Избранной. Этот азарт и детская тяга показать себя пройдут. Мы все когда-то были такими же, но потом изменились.

Майя нас не подведет. Я ручаюсь за нее.

– Раз так, то нас ждет многообещающее будущее,- проговорил Константин Высоцкий.

– Предлагаю отметить сегодняшнее событие,- молвил Шорохов.- Как вы на это смотрите, господа?

– А-а, Шорох, любитель выпить по великим поводам и незначительным событиям!- похлопал лидера тюменских Воргов по плечу координатор Воргов на Алтае.- Лично я не против этого. Что нам предложат?

Когда мужчины отсмеялись после этих слов, Владимир Шорохов предложил гостям выпить шампанского на базе отдыха "Верхний бор". Разведка донесла, что в эти минуты никаких Светленгов там вроде как не было, и Ворги отправились туда веселиться.

Майя осталась с несколькими соратниками, которых не позвали с собой лидеры, на секретной даче. Все собрались во дворе вокруг прямоугольного стола – обычной доски, прибитой к двум деревянным столбам, вкопанным в землю. Из дома на свежий воздух вынесли кушанья и спиртные напитки. Здесь были и Дровен, и Черв, и Смирт, и Араб, и Поп, и Фил с Чуком. Была Екатерина Ясько со своей подругой из ишимских Воргов Катей Звонаревой. Было еще несколько человек: Сан, Михо, Эд, Рон и Толстый, он же Марк Антонович Толстой.

– Что ж, мы по-своему отметим официальное вступление нашей дорогой и любимой Майи в категорию Великих!- громко и весело произнес Денис Ковалев.

Вскоре за этим последовали поздравления друзей. Еще никогда Майю не окружали таким вниманием и никогда так дружно и с таким воодушевлением не поздравляли с чем-нибудь.

Потом Дэн убежал куда-то в дом, но через несколько минут вернулся к шумной кампании с большой алой розой, которую торжественно вручил Беловой. Он обнял девушку и поцеловал ее в щеку. Рядом раздались возгласы удивления и одобрения, кто-то захлопал в ладоши.

– Можно и мне обнять тебя?- крикнул издали Филипп Привалов.

– Попробуй,- отозвалась Майя, принявшись в шутку строить ему глазки.

– Я бы тоже не отказался тебя потрогать…- раздался неизвестно чей голос в толпе.

Кажется, это был Араб или Поп.

Среди Воргов прошла волна смешков и хихиканья. Кто-то переспросил:

– Потрогать или обнять?

Майя ничуть не растерялась и не засмущалась, слушая все это, а засмеялась и, отыскивая взглядом желающего дотронуться до нее, проговорила:

– Кто там захотел меня потрогать? И за какое место, если не секрет?

Смех зазвучал с новой силой.

Наконец, шампанское было разлито по бокалам, а на столе стояли овощи, фрукты, запеченный картофель и бутерброды с кабачковой икрой. Праздник начался.

После тоста, предшествующего общему застолью, Дровен – мастер по приготовлению шашлыков – развел костер, поставил рядом приспособление, на котором будут лежать шампуры с мясом, и принялся готовить к тепловой обработке небольшие кусочки свинины, на которую Белова не могла даже смотреть. Во время застолья было решено продолжать этот праздник несколько дней, чтобы не делать перерыва в торжествах и плавно перейти в празднование дня рождения Великой Избранной.


***


Шорох, Дуб, Ково, Антонелло и Николай выпили столько спиртного, что на их месте любой простой человек давно лежал бы пластом где-нибудь под столом. Однако они чувствовали себя довольно неплохо, будто выпили всего пару-тройку кружек пива.

Наевшись и напившись, мужчины, лишь слегка покачиваясь и общаясь громче и активнее обычного, оставив в прошлом официальные тон и обращения друг к другу, вышли с территории базы.

Вечерело. Солнце все быстрее приближалось к закату, и становилось прохладно.

Многие люди ходили в легких курточках, но Ворги вечерней прохлады, казалось, не замечали.

– Все так замечательно, Владимир! Мне нравится гостить у вас!- сказал Дубцов, закуривая.- Я, знаешь ли, впервые в Тюмени. Здесь все не так, как в тех местах, где я живу. Здесь по-настоящему чувствуется присутствие цивилизации. Ваш город уже достаточно большой, и в нем действительно есть выбор развлечений и мест отдыха. Я бы переехал жить сюда, хотя еще не видел некоторых районов города.

– Все верно,- подхватил его заместитель.- Здесь хорошо. Весьма приятный и симпатичный город. И люди здесь живут в большей части красивые и приятные!

Остаться бы тут на более длительное время, да нельзя. Завтра нам уже следует возвращаться к себе в Алтайский край.

– Поездом по стране ездите?- как бы невзначай спросил Шорохов.

– Нет,- замотал головой Дуб.- У нас есть личный самолет, который завтра к полудню прилетит за нами. Мы отправимся сразу в Бийск, где на следующий день после нашего прибытия туда состоится собрание главных Воргов Алтая. Мы должны донести до остальных результаты наших с вами переговоров и решить еще некоторые из своих вопросов. Кстати, Владимир!- и он поднял перед Шорохом указательный палец.- Очень рекомендую завести свой самолет. "Бичкрафт 1900D" или "Локхид Джестар" удобны и надежны. Летают, конечно, на короткие дистанции, на них и половины нашей страны не облететь, однако перелеты на частном авиатранспорте – это круто!

Очень рекомендую.

Ворги медленно шли в сторону секретной дачи Смирта.

– Личный самолет?- задумался Шорох.- Это интересно. Я вообще-то хотел вертолет…

– Это тоже можно, но только если не нужно лететь далеко. На расстояния от нескольких сотен километров гораздо более полезен и эффективен все же самолет. У него в любом случае дальность полета больше, чем у вертолета, да и скорость полета не сравнить. О комфорте я уже и не говорю!

– И какой же у вас самолет, Константин?- осведомился Шорох.

– О, ничего такого. Один из самых обычных и недорогих, хотя по размерам не самый маленький. "Кэнадэйр Риджанал".

– А почему иностранной марки?

– А ты видел где-то в России производство подобных самолетов? У нас этим не занимаются! Если что-то и есть, то, разумеется, отличия будут не в лучшую сторону.

Скоро они подошли к даче, и Владимир Шорохов неожиданно предложил:

– Сегодня будет великолепная ночь, а вы, я так понял, хотели бы лучше увидеть наш город. Не прокатиться ли нам по ночным улицам?

– А что, идея хорошая!- сказал Дубцов.- Можно прокатиться, если на нас не нападут.

– Не должны. Светленги обычно не нападают вдруг. по крайней мере, тюменские. Тем более сейчас в городе несколько десятков экипажей охотников.

– Тогда вперед.

Спустя пять минут бронированный лимузин "Чайка", которым решил управлять сам глава тюменских Воргов, выехал на Салаирский тракт, устремившись в городские дебри. Темнело. Тюмень окрасилась в цвета заката. Ветер стих, и город стоял, окруженный безмолвной природой. Но если природа затихла, то улицы продолжали шуметь толпами прохожих и длинными вереницами автомобилей.

– Ночная Тюмень – это красивое зрелище,- заговорил гид Шорох.- Но сейчас все как обычно. Вот на Новый год вам действительно будет, на что посмотреть. Столько огней, гирлянд, разных дополнительных декораций! Новогодняя Тюмень – это город разноцветных огней!

Он вставил в автомагнитолу МР3-диск с песнями группы "Пикник" и нажал воспроизведение в случайном порядке. Интересно, какая песня сейчас начнется?

Лимузин проезжал по заречным районам, когда из колонок послышалось:

"Огнями реклам,

Неоновых ламп

Бьет город мне в спину,

Торопит меня.

А я не спешу.

Я этим дышу.

И то, что мое,

Ему не отнять…" О, да! Точно под настроение! Настоящий саундтрек этого вечера! Аппарат никогда не ошибается и всегда выбирает песню, соответствующую происходящему в действительности. А все потому, что у "Пикника" много песен про жизнь и наш несносный мир. Есть выбор.

Ночь была все более отчетливой. Начали загораться огни реклам и уличного освещения, но экскурсия не заканчивалась. "Чайка" небыстро проезжала улицу за улицей. Гости Владимира Леонидовича любовались вечерней Тюменью и временами обсуждали виденное.


***


Денис Николаевич Ковалев пребывал в отличном настроении. Он прекрасно провел вчера время на празднике в честь Майи Беловой, а сегодня направился в магазины с целью выбора для вышеупомянутой девушки какого-нибудь подарка. Она пригласила его на свой день рождения. Так как парень ждал этого с волнением, он не мог явиться к ней с пустыми руками. Ему так хотелось произвести на нее впечатление и стать к ней еще ближе, чем теперь. Но торопить события тоже не хотелось, чтобы не навредить. С Беловой нужно было быть осторожным, ведь она являлась непростой штучкой. В настоящий момент они были хорошими друзьями, и пока лучше было довольствоваться этим.

Майя на самом деле имела сложный и неоднозначный характер, была трудносговорчивой, большой привередой и любила, чтобы все было так, как хочется ей. Это смогли понять уже многие Ворги, с кем она общалась неоднократно. Белова любила спорить и что-нибудь доказывать, даже если была не права. Нет, она никогда не злилась по-настоящему, не психовала и не испытывала настоящего гнева по отношению к кому-либо из своих собратьев, однако всегда говорила уверенным, твердым голосом. Иногда повышала его, из-за чего в нем появлялись повелительные нотки, но в целом оставалась хорошей, милой девочкой. А главное – необычайно красивой, привлекательной. И Майя об этом знала не хуже окружающих ее.

Подарок Дэн выбирал с особой тщательностью, так как чувствовал, что не переживет, если он ей не придется по душе. Припарковав свою потрепанную "пятерку" на стоянке между Пешеходным бульваром и ЦУМом, он занялся делом, решив не отступать до тех пор, пока не увидит то, что ему подойдет.

Честно говоря, молодой Ворг понятия не имел, что может понравиться его подруге, что вообще искать, на что обращать внимание. Украшение? Нет, не стоит. Во-первых, он ничего не смыслил в ювелирных изделиях, а во-вторых, такие вещи нужно покупать, точно зная, какие бы хотела получить твоя девушка или супруга. Что же тогда смотреть? Что угодно, но только не косметику! Это вообще должны выбирать себе исключительно сами женщины. Да и ко всему прочему Майя косметикой почти не пользовалась, насколько парню было известно. И молодец! Если девушка действительно обладает какой-то особой красотой, ей не нужно лишнего грима, иначе это наоборот будет портить ее вид.

В растерянности Ковалев остановился у витрины отдела-киоска с мобильными телефонами на первом этаже торгового центра. Телефон? Это уже можно было рассматривать как вариант. Но спешить не стоило. Нужно еще поискать что-нибудь.

Денис решил подняться на третий этаж в отдел спортивных товаров. Для начала просто взглянуть на все, что там есть. Вдруг и для себя вещицу присмотрит! Он, кстати говоря, давно хотел поставить у себя дома беговую дорожку. Велотренажер мужчинам не нужен, от него мало пользы для них, а вот беговая дорожка – это очень хорошо. И тут у него мелькнула мысль о том, что он может подарить Майе тренажер. Однако вскоре вспомнилось, что у нее уже есть и дорожка, и велосипед, и даже еще что-то. А потом, еще обидится, подумав, что это намек: занимайся, мол, побольше своей фигурой. Вообще же это было ни к чему. Казалось, тело Майи было настолько совершенно, что не было никакого смысла пытаться еще больше его улучшить. Ей оставалось лишь изредка притрагиваться к тренажерам, чтобы сохранять свои идеальные формы.

Повернув к лестнице, Дэн вдруг заметил возле нее знакомое лицо. Точнее сказать, вечно недовольную и озлобленную физиономию.

– О, Патрик! Здорово! Какая встреча!

Они пожали друг другу руку.

– А что за встреча? Встреча как встреча,- пробурчал тот.- Чем занимаешься?

Его глаза как-то странно и подозрительно блестели, но спустя несколько секунд Ковалев уже перестал обращать на это внимание и, ни о чем не подозревая, разговорился с приятелем:

– Вот, подарок ищу: у Майи завтра день рождения. Только ничего не могу выбрать.

– Ясненько. А зачем мучиться? Купи цветы. Хватит ей и этого.

– Ну, это для нее, конечно, приятным презентом будет, однако цветы завянут через несколько дней. Надо что-то практичное, если можно так выразиться.

– Я тебе в этом, увы, не помощник, если надеешься на совет,- сказал Патрик, посмотрев по сторонам и проверив телепатическим сканером, нет ли поблизости других Избранных.- Я почти никогда никому не делаю подарков.

– А что ты в таком случае здесь делаешь? Просто гуляешь?- спросил Дэн.- Сначала мне показалось, что тоже что-то выбираешь!

– Смеешься? Выбираю? Нет, меня, во-первых, никуда не приглашали, а во-вторых, здесь можно не только что-то покупать, но и просто проводить время. На втором этаже есть кафе, если ты запамятовал, а на третьем удобные скамеечки. Хорошо там посидеть часок, полистать книгу или журнал.

– Это, конечно, верно, но не думал, что можно просто так прийти в торговый центр, только чтобы здесь посидеть, да полистать журнал.

– А ты попробуй. Знаешь, как затягивает!- ухмыльнулся Патрик.

– Значит, ты именно за этим здесь!- рискнул предположить Дэн.

– Вероятнее всего!- размыто ответил тот.

Парни негромко засмеялись, и Дэн позвал Патрика за собой на третий этаж.

Заглянуть с ним в спортивный отдел. По дороге встретившийся ему здесь приятель спросил:

– Когда и где будете отмечать? Наверное, в каком-то хорошем кафе или даже ресторане!

– Нет, Пат! Вот и не угадал!- охотно ответствовал Ковалев.- Майя не захотела никуда идти. Собралась устроить вечеринку в собственной квартире, подаренной ей хозяином. Шикарная "хата", стоит сказать. Не у каждого из нас есть подобная.

– А ты что же, видел ее квартиру?

– Забегал к ней как-то на днях. Ну, помогал сумки с продуктами донести.

"Получается, он знает уже, где находится ее дом,- подумал Патрик.- Это значительно облегчает дело. Не придется никому задавать лишних вопросов и вызывать подозрения!" Уровень Силы Избранного у Патрика был восьмым. Он бог довольно легко пробить Защиту сознания Дэна – Ворга с пятым Уровнем – и узнать все. Так он и решил поступить. А пока проходил процесс аккуратного проникания в сознание парня и поиск там нужной информации, он заговорил, отвлекая жертву и, тем самым, снижая вероятность своего обнаружения:

– Даже если бы меня пригласили на этот праздник жизни, я вряд ли пошел бы. Не хочу лишний раз встречаться с шефом, ведь он там будет?

– А как же!- ответил Денис.- Чую, после того инцидента у вас с ним окончательно испортились отношения.

– Не то слово!- воскликнул Патрик.- Не думаю, что он меня простит когда-нибудь.

Может быть я и хотел бы наладить с ним отношения, но первым ему навстречу не пойду ни за что. Ты ведь меня знаешь!

Денис Ковалев промолчал. Они подошли к отделу спортивных товаров, и тут Патрик вдруг резко остановился, второпях заговорив:

– Э-э… Дэн, не обессудь, но я оставляю тебя и ухожу. Совсем забыл, что должен забрать до обеда из ремонта свой ноутбук.

– Что ж, иди, если так. Не буду удерживать,- отозвался Дэн.- Был рад увидеться!

– А я как был рад!!!- с загадочной улыбкой проговорил тот.

Вновь рукопожатие – теперь только на прощание, – и молодые мужчины разошлись в стороны.

Дэн отправился дальше на поиски подарка для Майи. Сделав пару шагов, он почувствовал легкое головокружение, которое, впрочем, быстро прошло и больше не беспокоило его. Патрик направился к лестнице и стал спускаться по ней. Он получил от Дэна все, что хотел. И тот вряд ли вообще когда-нибудь сможет догадаться, что был слегка загипнотизирован, чтобы не отказался говорить с ним, а потом еще и подвергся сканированию сознания. Гипноз был необходим, так как они с Дэном, если разобраться, вовсе не были друзьями и тот, подобно многим, осуждал Патрика. Он мог даже не захотеть заметить сородича и уйти от него в сторону, чтобы не общаться, но Патрик постарался сделать так, чтобы они все же переговорили.

– Ее квартира в краснокирпичном элитном доме с одним подъездом. Улица 50 лет Октября. Район перекрестка 50 лет Октября и Горького. Отлично. Там уже разберусь, что да как,- бормотал себе под нос Патрик, выходя из ЦУМа и двигаясь к стоянке.

Там, под яркими лучами солнца, блестела его чистенькая, ухоженная "Лада-Самара".


***


Патрик ворвался в свою квартиру в Боровском так стремительно, что напугал Матфея, который в это время на кухне обедал сухими завтраками: ничего другого у хозяина обнаружить не удалось.

– Все!- торжествующе начал Патрик.- Все!! Я знаю, где поселилась эта девчонка!

Сегодня же едем туда, чтобы оценить обстановку.

– Как ты узнал?- удивленно полюбопытствовал Могильный.

– Ходил спрашивать у Шороха,- отрезал тот, не скрывая ехидной улыбки и насмешки в голосе. Но потом сразу же добавил.- Не важно, как я узнал. Главное, узнал!

– Ну, и где она живет?

– На 50 лет Октября. Давай, заканчивай с этой сухомяткой. Поедем в кафе отмечать первый успешный шаг нашей злонесущей операции.

– О! Это дело!- обрадовался напарник Патрика.- Не могу наесться одними хлопьями.

Патрик взял в руки коробку, стоявшую до этого на столе обеденной зоны, и, прочитав надписи на ней, произнес:

– "Нестле". Шоколадные шарики. Нет, Мат, это не хлопья, а шарики! Хлопья мне самому не нравятся. Идем!


***


Праздник был в самом разгаре. К Майе Беловой пришли все, кого она ждала, за исключением Дэна и лидера Воргов. Последний просил начинать без него, так как его задерживали какие-то неотложные дела. А вот Денис Ковалев неизвестно почему опаздывал. Обещал обязательно прийти, что бы в мире не случилось.

Стоя на балконе своей квартиры, Белова с задумчивым видом держала в руке мобильный телефон. Отыскав в записной книжке номер парня, она замерла, не решаясь позвонить. Ей никогда еще не приходилось самой звонить кому-либо из молодых людей. Всегда ей звонили! Поэтому никак не решалась вдавить кнопку вызова абонента, украшенную изображением зеленой телефонной трубки. К тому же не хотелось этому человеку давать лишние надежды на то, что они все же могут стать парой, э этот звонок мог быть истолкован им совершенно не так, как следовало.

Но вот, когда девушка все же почти решилась и начала медленно вдавливать кнопку большим пальцем, на дороге, проходившей мимо дома, забелела крыша знакомых "Жигулей".

Дэн! Его машину было трудно не узнать, хотя машина была самая обыкновенная, каких в одной только Тюмени сотни. Парень ездил с радиоантенной, которая крепилась к кабине своими обеими концами, образовывая своеобразную железную дугу.

Девушке вспомнилось, как она, впервые увидев транспортное средство Ковалева, тут же спросила: "Что это у тебя за дебильная проволока на крыше?" Тот засмеялся и объяснил, что это такая антенна, причем очень хорошая.

Дождавшись момента, когда "пятерка" с проволокой-антенной свернула во двор, Белова захлопнула крышку телефона-"раскладушки" от "Самсунг" и поспешила внутрь квартиры.

Комнаты разрывала громко воспроизводимая танцевальная музыка. Двигаясь в сторону входной двери, Майя приостановилась перед входом в гостиную, откуда шли все звуки, и крикнула туда:

– Кто включил Moby? Не люблю его! Давайте лучше какой-нибудь рэп! -50 Cent подойдет?- отозвался Фил, но виновница торжества уже убежала к трубке домофона, висевшей на стене слева от двери.

Дэн поднялся ровно через две минуты после того, как заехал во двор к подъезду. В руках он держал букет роз и небольшую коробочку в блестящей обвертке. Проходя в двери, гость громко и весело проговорил:

– Вот это все тебе от меня, Майя. С Днем рождения! Желаю любви и прекрасного будущего. Пусть твои мечты сбываются, даря тебе радость.

Он вручил свои подарки девушке и поцеловал ее в щеку. Потом хотел чмокнуть ее в другую, но именинница успела, хихикнув, закрыться цветами, а потом мягко заговорила:

– Ну, ну, не увлекайся, а иначе перевозбудишься.

– Иногда для этого может хватить одного взгляда на тебя – такая ты прекрасная и желанная!

– Так что, поцелуи, значит, необязательны?- полюбопытствовала Белова.

– О, нет! Поцелуи нужны, без них нельзя,- стал подыгрывать Ковалев, говоря таким же лукавым тоном.- Поцелуи – это то, где начинается истинное удовольствие!

– А дальше?- У Майи появилась хитрая улыбка на лице.- Что следует за поцелуями?

"Она заигрывает со мной?"- подумал Денис, однако не растерялся и молвил:

– Много чего еще. Но об этом я не смею и мечтать, моя королева!- Он поклонился ей.

Повисшая к этому моменту в квартире тишина, вдруг была выбита прочь за стены оглушающими ударами музыки, выходившими из мощнейших колонок большого музыкального центра. В громыхающих басах, порождаемых сабуфером, угадывалась одна из известных всем песен рэп-группы "DMX".

– Что они там творят?- воскликнула Майя.- Идем, Дэм! Идем, я не кусаюсь.

И хозяйка потащила запоздавшего гостя за собой в гостиную.

– Убавьте звук!- закричала девушка сквозь грохот музыки двум парням, колбасившимся под звуки "Party one" прямо перед колонками.- Так громко, что офигеть можно!

– Что??

Это были Попов и Апресян. Девушка не стала им повторять, надрывая свой нежный негромкий голос. Сделала по-другому: заговорила с ними на телепатическом уровне.

Усвоив замечание, они моментально снизили уровень громкости почти до тихого.

– О, кого вижу! Наш долгожданный Дэн!- увидал друга Чук.

– Всем привет!- сказал Денис.

Посередине просторной гостиной стоял стол, на котором не было свободного места от различных тарелок с едой и бутылок с напитками. Среди съестного не обнаруживалось ничего мясного – только вегетарианские блюда. Так пожелала Майя, а она была здесь главной.

Вдоль одной из стен тянулись шкафы, составляя мебельную "стенку" темно-коричневого цвета. То здесь, то там на шкафчиках крепились страшные фигурки идолов. У противоположной стены стоял мягкий диван, выполненный в старинном стиле из дерева, покрытого темным лаком. Тяжелая бронзовая люстра светила шестью маленькими вытянутыми лампами. Пол скрывало толстое мягкое ковровое покрытие. А на подоконнике за вертикальными жалюзи стояли в ряд несколько бутылок шампанского. Еще две – уже открытые – стояли на столе.

Из кухни вышел Дровен, который выполнял на этой вечеринке роль шеф-повара. Он принес к столу блюдо с бутербродами из красной икры и спросил:

– Так что будем делать? Сейчас выносить торт со свечами, или подождем шефа еще какое-то время?

– Он скоро будет,- сказала Белова.- Но торт не из-за этого нужно немного попридержать, Вадим. Его полагается выносить в самый последний момент, после всех других блюд. К чаю.

Потом она хлопнута в ладоши и оживленно вымолвила:

– Давайте за стол. Начнем пирушку сейчас!

Среди молодежи пошли возгласы одобрения.

Патрик сидел на крыше одного из соседних зданий и чуть выглядывал за ее край, рассматривая в небольшой бинокль окна квартиры Майи Беловой. Иногда в них удавалось заметить кого-нибудь из ее гостей, а пару раз он увидел и саму хозяйку.

Ворг следил за квартирой, домом и его окрестностями уже несколько часов и видел, как на праздник Беловой стягивались все, кого она приглашала. Вот, наконец, явился последний гость, несколько припозднившийся. Дэн. Хотя, нет, не совсем последний. Еще должен был появиться сам Шорох! И когда он появиться, Патрик даст сигнал своему сообщнику, чтобы тот начал действовать по их заранее придуманному плану. Чтобы все прошло так, как они хотели, присутствие здесь лидера было необходимо.

Проследив за въезжающим во двор дома Денисом, Патрик вновь сконцентрировал внимание на окнах и скоро увидел в одном только что приехавшего молодого Ворга.

Затем он снял с пояса телефон, собираясь вызвать Матфея. Тот отчего-то не звонил, хотя должен был сообщить о том, занял он позицию возле штаба Воргов или нет и готов ли к началу атаки. Звонок задерживался уже на 15 минут. Неужели что-то случилось? Но если произошли неприятности, если его разоблачили, то он просто так не выдаст его – Патрика. В этом случае позвонить ему – значит, выдать самого себя.

Подавив желание связаться с сообщником, Патрик хотел уже убрать трубку на место, в специальную сумочку на поясе, как вдруг мобильник задрожал, издавая слабое жужжание. Вибровызов! Ворг быстро взглянул на дисплей, дабы убедиться в том, что звонил именно тот, кто был ему нужен, и нажал кнопку ответа.

– Слушаю, Матфей!

Из динамика сотового послышалось:

– Я на месте, Пат! Нахожусь совсем недалеко от штаба, вижу его без помех.

– Отлично. Слишком к нему не приближайся. Шорох здесь еще не появился! Он может быть еще там, поэтому будь осторожен.

– Понял.

Патрик отключил связь и опять принялся смотреть в бинокль, с нетерпением ожидая приезда Шороха. Ровно через 10 минут на улице появился черный "Мерседес" с тонированными стеклами. Патрик посмотрел на номер автомобиля и улыбнулся.


***


Матфею Могильному не особо нравилась затея друга. И почему ему взбрело в голову делать налет на штаб, когда шеф уедет на День рождения Готики? И почему нападать должен был именно он – Матфей? А если ему не повезет и кроме простых дежурных там окажется еще кто-нибудь? Не должно, конечно, однако чем черт ни шутит!

Раздался звонок мобильного телефона. Матфей вынул из кармана куртки своего джинсового костюма трубку "Сименс" и нажал "зеленую кнопку". Хотел ответить, но не успел. Как только установилась связь, из мобильника заговорил Патрик:

– Шорох приехал! Начинай действовать. Но так, как мы условились. Понял?

– Понял,- угрюмо отозвался Могильный.

Он уже начал жалеть, что ввязался в это дело и пошел против хозяина. Ему не верилось, что он