Book: Родня Кликклака



Кэт Рэмбо

Родня Кликклака

Чем больше Кликклак сердился, тем сильнее его одолевала сонливость. Он сидел в маленькой неправильной формы комнатке — приемной первого заместителя министра территорий — и ждал. Переутомление и досада накатывали волнами, угрожая смыть его из реальности и унести в океан сновидений. Средняя пара рук Кликклака, которые он обычно использовал для тонкой работы, дрожала от усталости. Он щелкнул замочком кисета и вытащил одной из верхних рук шприц. Инъекции он предпочитал колоть себе в подмышку верхней руки, а не в традиционное нежное и мягкое местечко в широком основании короткого хвоста. Он судорожно икнул, когда иголка проколола толстую кожу, и всей нервной системой ощутил сильный пробуждающий толчок, слетевший с хромированного острия.

Второй компонент бодрящего препарата ударил по его метаболизму — и потрескивающее шуршание вентиляторов космической станции истончилось до повизгивания. Был лишь один побочный эффект пробуждающего зелья, но крайне неприятный — резкое сжатие пузыря и рывок в выводящих протоках, — что обычно сразу заставляло его оглядываться в поисках сепараторной. Когда замедлились дыхание и сердцебиение, участившиеся от химической встряски, Кликклак позволил себе порадоваться, что пропустил очередной прием пищи, а то ведь мало ли что…

Свет в приемной был настроен так, чтобы раздражать посетителей, световая волна буквально вгрызалась в глаза страдальца. Откуда-то из коридора слышалось множественное металлическое эхо шагов — кто-то нервно ходил взад-вперед. «Отсюда примерно третья или четвертая комната, — подумал Кликклак. — Интересно, чья это территория ожидания?»

— Господин Кликклак?

Это возле заветной двери появилась женщина с резким и неприятным голосом, слишком громким для тонкого слуха посетителя. Он распрямил все ушные оборочки на макушке — откровенно грубый жест, но помогает ослабить шумовосприятие. Во всяком случае, вполне возможно, что с баллабелианским этикетом она не знакома.

К несчастью, выражение лица чиновницы сообщило ему: все-таки знакома. Она ничего не сказала, только повернулась и жестом велела ему следовать за ней. Они прошли по закручивающемуся спиралью коридору вверх на несколько этажей и попали в кабинет первого заместителя министра территорий, где его ждали сам первый заместитель и еще два гуманоида.

— Господин Кликклак, не так ли? — спросил первый зам, взглянув на лежащую перед ним на столе информационную пластинку и даже не собираясь слушать ответ вошедшего.

— Для меня большое удовольствие… — начал было заранее подготовленную речь измученный посетитель, но чиновник просто указал ему на табурет.

Первый зам не был облачен в униформу, и Кликклак на минутку понадеялся, что он долгосрочник, чья должность неизменно оставалась за ним, поскольку в его работе заинтересовано любое правительство, вне зависимости от частых на космостанции политических перестановок и переворотов. Но потом он заметил немного отросшую военную «скобочку» чиновника и заранее отказался от долгих и утомительных рассуждений по поводу занимаемого его магазином места, которые с небольшими вариациями повторялись, по его подсчетам, уже тринадцать раз к настоящему времени.

Другие двое присутствующих сидели тихо. Оба были плотные, крепкие, широкоплечие, явно с детства жили в условиях солидной гравитации. Дополнительные усовершенствования на их мощных телах были строго утилитарны, безо всякой попытки достичь малейшей гармонии и красоты: толстые металлические рубцы защищали глаза, а установленные поверх глаз лазерные линзы постоянно фокусировались с предмета на предмет, затемнялись и высветлялись, когда их обладатели шевелились. Темно-синие металлические пластины доспехами защищали руки. Кликклак не сомневался, что были и другие, гораздо более опасные навороты в их организмах.

— Присутствующие здесь медузиане заявляют, что у них имеется преимущественная претензия на. территорию, где расположен ваш магазин, — сказал Первый.

Вздрогнув от неожиданности, Кликклак посмотрел на парочку. Они ответили невозмутимым взглядом. Он очень гордился своим умением воспринимать человеческие жесты и мимику — это весьма ценно в переговорах с заказчиками, — но эта парочка была недоступна для его понимания. На него накатила сомнамбулическая волна… Но нет, здесь он не будет колоться, не выдаст соперникам информацию о том урагане гнева, который вызвала их несправедливая претензия.

— Я занимаю это место в течение трех стандартных лет, — ответил баллабелианец. — Какие могут быть преимущественные претензии?

— Они находились вне станции и были уверены, что их представитель застолбил территорию, — пояснил Первый. — По бумагам, они предъявили права четыре стандартных года назад.

— И у них не было способов проконтролировать свой участок? — вежливо осведомился Кликклак.

— Представитель обманул нас, — заявила медузианка. — Теперь мы вернулись лично, чтобы повторить попытку торговой деятельности.

— Но мой магазинчик — это очень маленькая торговая площадка причудливой формы, — заметил Кликклак. — Несомненно, таким изящным и благородным существам, как вы, подойдут более просторные и величественные помещения. Возможно, подобные найдутся?.. — Он взглянул на первого зама; лучше бы чиновник пригласил его на встречу одного, чтобы было проще договориться о сумме взятки.

— Маленькая торговая площадь с лихвой окупается великолепным местонахождением, — сказала женщина. — Как раз над Полуночной Ступенью и напротив Зала Заседаний.

Кликклак кивнул, тем самым заявляя о своем владении человеческими жестами, и произнес:

— Можно ли мне узнать, какого вида торговлей вы намереваетесь заняться?

— В основном, мы будем торговать тем же, чем и вы, — ответила она. Трещина улыбки рассекла ее губы. — Мы будем рады дать вам хорошую цену за имеющийся в магазине товар.

Он сузил глаза, вспомнив, что именно такая мимика изображает гнев, а сам тем временем напряженно размышлял. Будет ли лучше — если это вообще возможно — принять потерю и подыскать себе другое местечко, обустроиться, подобрать ассортимент и снова начать торговлю?

Слишком трудоемко. Пришлось бы начинать буквально с нуля. Да еще и неизвестно где. Он прекрасно знал, как знали все торговцы на станции, что магазинчик Кликклака напротив Зала Заседаний соперничал в популярности только с Университетом да с припортовыми киосками, где обязательно проходил каждый космофлотец или турист-путешественник. Никакое другое доступное баллабелианцу помещение не позволит ему остаться на плаву. Капля за каплей его капитал станет убывать, и нищета рано или поздно постучится в дверь.

— Будет ли предварительное слушание дела? — спросил несчастный торговец и уловил нервное подергивание, что могло означать надежду Первого избежать формальностей. Но чиновник сказал только:

— Да, конечно. — И, открыв нужную страничку в настольной информационной пластинке, он изучил расписание. — Следующее предварительное слушание назначается…

— Мы бы предпочли как можно скорее, — сказала медузианка, и чиновник продолжил, сделав вид, будто не слышал ее:

— …через пять дней, начиная с сегодняшнего.

Ошеломляюще короткий срок! Интересно, осознали ли соискатели, насколько короток этот срок?! Медузиане встали, а Кликклак остался сидеть, надеясь переговорить с первым замом наедине. Но могучая парочка стояла над душой, пока он наконец не заставил себя подняться на ноги. Все трое поклонились Первому и вышли.

По коридору медузиане практически отконвоировали торговца к лифту.

— Мы понимаем, что расставание с магазином причинит вам некоторое неудобство, — ровно проговорила женщина, — и готовы предложить вам компенсацию за беспокойство.

— Сколько? — спросил он, нажимая кнопку вызова лифта.

— Пять тысяч стандартных кредитов, — ответила она.

Вполне приличная сумма, но недостаточная для возмещения потери торговой точки, которая приносила ему примерно столько каждые несколько месяцев. Он неопределенно хмыкнул.

— Иногда мы не понимаем, что желаемое не всегда несет нам благо, — первый раз за все время заговорил мужчина и пытливо уставился на Кликклака.

— Ритуалы доминирования со мной не пройдут! — дерзко ответил Кликклак, намеренно понизив голос и добавив в него резких, раздраженных интонаций. — Встретимся через пять дней в суде! — Все-таки он решил не сжигать за собой мосты. — К этому времени я подсчитаю стоимость товара, чтобы оперировать более конкретными цифрами.

Пусть они полагают, что баллабелианец собрался уступить, а тем временем он найдет какой-нибудь способ спасти свой магазин.

Он шагнул в лифт, но медузиане остались в коридоре и пристально наблюдали, как скользнули друг к другу закрывающиеся двери и Кликклак унесся прочь.

Подходя к дому, он увидел перед своей дверью три темных силуэта. Остановился в нерешительности: может, медузиане хотят еще больше запугать его. Три фигуры одновременно повернулись, и сердце Кликклака упало. Родственнички.

* * *

Кликклак прибыл на Далеко-Дальнюю космическую станцию десять лет назад вместе с женой Аклой. Оба были баллабелианцами из хороших семей, каждый родился в нормальной двойне, и близнец каждого нашел себе респектабельного спутника жизни и открыл собственный бизнес.

Но у Аклы оказался комплект двоюродных родственников, родившихся не парой, а позорной триадой неудачников. Эти три особи оставались вместе уже долгое время после периода взросления и, как следствие, не смогли ни стать полностью самостоятельными, ни определиться с полом. Не то чтобы это было неслыханно, но очень необычно.

В бизнесе они не преуспели — Акла постоянно рассказывала Кликклаку о многочисленных деловых затеях и глупых провалах злосчастной тройки. Многие истории из их жизни превратились в приватные анекдоты, но в отсутствие жены Кликклак понял, что совсем забыл об этом явлении. Последний раз он видел тройняшек, когда они с Аклой торжественно соединялись узами взаимной привязанности, еще на Баллабеле, но он сразу их узнал. Странные существа очень различались по росту и обладали необычайно покатыми плечами.

Самое высокое существо — как там его? — приблизилось к Кликклаку.

— Возможно, вы меня не помните, уважаемый господин, — нерешительной флейтой просвистел он. — Меня зовут Тедесла, а это мои сотройники, Десла и Сла. Мы двоюродные родственники вашей жены Аклы.

— Ее нет, — грубо ответил Кликклак.

В напряженной тишине слышалось дрожащее потрескивание мигающих лампочек в коридоре за его головой. Он снова почувствовал мучительный рывок в пузыре, несмотря на несколько сепараторных, которые посетил по дороге домой.

Двоюродные обменялись взглядами и шепотом посовещались. Он расслышал жалобную трель самого маленького существа по имени Сла: «Но нам же некуда больше идти!» — и жалость все-таки пробилась в его душу.

— Заходите, — скрепя сердце произнес Кликклак, предпочитая думать о тройняшках как о двоюродных братьях, нежели сестрах, чтобы не слишком разжалобиться.

Родичи вошли за ним, тут же затолпившись в узкой комнатке, которая служила ему и столовой, и спальней, и складом товаров. Вдоль одной стены были в два ряда сложены ячеистые коробки с барахлом, остальные ящики использовались в качестве различной мебели.

Две металлические коробки, сдвинутые вместе посреди комнаты, изображали стол, возле которого имелась кровать в виде тюфяка, набитого тряпьем и застланного полиэтиленовой пленкой. Из одной коробки он вытащил контейнер с похлебкой и переключил ярлычок на «Разогрев», перед тем как порыться в другой коробке в поисках не слишком побитых чашек с логотипом космостанции. С сомнением поглядев на родственничков, он прихватил упаковку сушеного мяса и раскрыл ее на столе.

Двое гостей уселись на полу и принялись за похлебку, в стремлении побыстрее насытиться рассеивая вокруг себя недожеванные кусочки мяса, а маленький Сла энергично жевал, сидя на кровати. Он умудрился сплести ноги кренделем: видимо, его кости до сих пор по-детски мягки и эластичны. Кликклак отвел от него взгляд и сфокусировался на Тедесле.

— Мы выиграли приз, — сказал Тедесла. — Путешествие на вашу космостанцию.

— Выиграли?!

— Оказались миллионным покупателем в новом бакалейном магазине…

— Приз за покупки? — Кликклак взвесил и оценил идею. Достаточно легко можно проделать подобную штуку в его магазине… Если, конечно, помещение останется в его собственности через пять дней, кисло додумал он. Кликклак откусил кусок мяса, глядя на Тедеслу.

— И сколько осталось от выигрыша? Тедесла пожал плечами и ответил:

— Все ушло на билеты.

— А обратно?

— Нет, — помявшись, нерешительно произнес Тедесла, — подразумевался двойной билет туда и обратно, но поскольку нам был нужен тройной… В общем, обратный билет только одинарный.

— И для кого же?

Совершенно синхронно путешественники пожали плечами. Этот жест словно послужил взмахом волшебной палочки: переутомление, нервозность, досада и гнев — весь день мучений и забот в один момент обрушился на Кликклака тяжким грузом, и по коже роем насекомых пронеслась сонная волна. Но он успел проговорить:

— Вы можете остаться, пока все не утрясется.

Отставив чашку, он потянулся к кровати — маленький братец мгновенно скатился на пол, — повернулся к родственникам спиной и провалился в глубокий сон.

Утром он увидел, что гости подчистили всю еду, остававшуюся с вечера. Он подумал, что они ушли осмотреть окрестности, но когда толкнул дверь в коридор, то обнаружил их сидящими посреди холла. Они поднялись на ноги.

— Я иду в магазин, — сказал он. — Вы его уже видели? Они покачали головами и потопали следом.

— Я назвал его «Товары от Аклы», — рассказывал Кликклак по дороге. — Продаю то, что ей всегда нравилось: корринтийские прозрачные шары и другие блестящие безделушки, в общем, всякую ерунду для туристов.

— Ей нравились подобные вещи? — спросил Сла.

— Нравятся, — твердо ответил Кликклак.

Они повернули в коридор и поднялись к Полуночной Ступени, цепляясь за поручни гораздо охотнее, чем шагая по лестницам, потому что местная гравитация была им нипочем. По сторонам стометрового туннеля были начерчены черные ступеньки, но на них не наблюдалось ни следа потертости или ветхости. Мускулистые руки несли Кликклака вперед очень быстро, в скорости передвижения он мог бы поспорить с большинством подобных пешеходов.

— Поначалу не так уж все было гладко, — сказал Кликклак. — Дважды меня грабили в периоды сна, поэтому я нанял механоида присматривать за магазином, пока меня нет.

— Что за механоид? — спросил Тедесла.

— Робот, — пояснил Кликклак. — Большинство из них старается выкупиться на свободу, а потом освободить и собратьев, поэтому они берутся за любую работу по запрограммированным способностям. Ало-2 — хороший робот. Любопытное чувство юмора, конечно…

— За магазином можем присматривать мы, — сказал Сла. — Пока мы рядом, тебе больше никто не нужен.

Кликклак не ответил, но остановился у лавочки фармацевта.

— Как обычно, — бросил он Эркуцио, и тот пробил ему упаковку соковых шариков, заметив при этом:

— Тебе не следует удерживать жидкость в организме, это поможет избежать инфекции.

Кликклак провел карточкой по сканеру, чтобы оплатить покупку и ответил:

— Да знаю я, знаю.

— Это кто еще? — кивнул Эркуцио на странную троицу, окружившую Кликклака небольшим полукольцом.

— Родня, — ответил он. Он прокусил соковый шарик и выпил сладко-соленую жидкость, смешанную с антибиотиками.

— Я слышал, у тебя какая-то беда с магазином… — попытался завязать разговор Эркуцио, и Кликклак чуть помедлил с ответом.

— Да, есть немного… — сообщил он. — Через пару дней смогу сказать тебе больше, мне надо получше оценить обстановку.

Они пошли дальше. Название на баллабельском языке «Товары от Аклы», написанное от руки огромными печатными буквами, громоздилось над дверным проемом, который Кликклак расширил за свой счет для удобства покупателей.

Ало-2 взирал на группу вошедших со своего места за кассой.

— Мы родственники Кликклака. Твои услуги больше не требуются, — официальным тоном заявил Сла механоиду.

Кликклак поспешил сказать:

— Не слушай его. Это просто гости из дома. Вы, ребята, идите посмотрите ассортимент, пока я приму дела.

Ало-2 записал в память новую информацию, мигнув голубыми линзами, которые служили ему глазами. Поверхность механоида, изначально из гладкой матовой стали, была покрыта зарубками и потертостями, испещрена выбоинами и вмятинами после долгих лет работы в порту.

— За время моего дежурства выручка магазина составила 541 стандарт, — доложил он. — Группа из шести матросов купила двенадцать сувенирных единиц в 2 часа 11 минут. Приходили два медузианина, но ничего не купили.



— Они тебе что-нибудь сказали? — спросил Кликклак.

— Они хотели знать размер моего еженедельного вознаграждения, — ответил Ало-2. — Я ввел их в заблуждение, назвав гораздо большую сумму, чем имею на самом деле.

— Хорошо, — печально вздохнул Кликклак. Сам он не был способен солгать. Любая попытка даже минимального вранья заставляла багроветь его ушные оборки, и это безошибочно понимал любой, мало-мальски знакомый с элементарной физиологией баллабелианцев. Сам Кликклак был мастером лаконичности и замалчивания истины, но все равно страшно завидовал способности Ало-2 делать ложные заявления публично.

— С медузианами трудно иметь дело, — заявил Ало-2, словно утверждал абсолютную истину.

Кликклак кивнул, мрачно соглашаясь.

— Раньше они использовали много механоидов, — сказал Ало-2.

— Раньше?

— Они суеверны. Мы распространили слух, что в механоидах содержатся души, которые освободились от тел, то есть привидения. Не все из нас, заметьте, только некоторые. Они до ужаса боятся привидений и смерти.

— Жаль, нам не удастся убедить их, что когда-то здесь был склад трупов или нечто подобное, — сказал Кликклак. Он посмотрел вокруг на стены, которые представляли собой слой унылого мутного пластика поверх серого металла.

Для чего создатели космостанции несколько веков назад предполагали использовать это помещение, до сих пор оставалось неясным. Оно оказалось неподходящим для всего, кроме как для склада, и Кликклак систематически подавал прошение за прошением трем версиям постоянно меняющегося правительства Далеко-Дальней, получив разрешение на собственность лишь с четвертой попытки. Он задумчиво прикоснулся к кассовому аппарату — плитке из серебристого стекла, найденной на распродаже ненужного барахла в Университете — и выругался.

— Что? — переспросил Ало-2.

— Я вложил слишком многое в этот бизнес, чтобы просто так наблюдать, как его у меня отбирают, — пояснил он устало. — Это единственное, что напоминает мне об Акле. Это ее прошлое и мое будущее. — Он повернулся к родичам: — Итак… Десла, подмети в дальнем ряду. Сла, вымой стену; конечно, тебе сперва следует отколоть все разноцветные полосы материи, а после приколоть их обратно. Тедесла, рассортируй эти почтовые карточки в коробке и убедись в том, что они сгруппированы по языкам. Ало-2, мог бы ты остаться еще на несколько часов и показать Тедесле, как пользоваться сканером для карточек?

— А ты куда? — спросил Сла.

— На разведку.

* * *

— Ух ты! — воскликнул Бо, после того как выслушал долгую сагу. — Медузиане — сами по себе плохая новость, они знают закон вдоль и поперек.

— Тебе следовало бы думать, что они не знают законы Далеко-Дальней, — горько произнес Кликклак. Он глотнул ароматного чаю, которым угостил его Бо, благоухающего бледно-желтыми цветами, медом и яблоком.

— Вероятно, они ждали какого-то поворота событий, позволяющего им проделать этот трюк, — предположил Бо, нависая над приятелем. Его рост, превышающий два метра, и свирепый взгляд дико сверкающих черных глаз очень помогали ему держать под контролем собственное заведение. — Многие наблюдают за станцией, следят за всякими изменениями и часто обнаруживают вновь открывающиеся возможности. Но как они могут предъявлять права на твой участок? Лично я до твоего появления считал его незанятым…

— Так и было, — вздохнул Кликклак. — Но там в тот момент стоял передвижной лоток с бутербродами, вроде как временно, всего дня три. Приоритетное требование медузиан основано на том, что они являлись собственниками большей части этой тележки.

— Ну-у, — протянул Бо. — В таком случае, я полагаю, ты можешь стребовать с них громадную кучу денег за попытку, скажем, насильственного отчуждения…

— Это непросто. Местоположение магазина позволит им очень быстро возместить гораздо большую сумму, чем я имею право заломить за помещение и товар вместе взятые.

— Тогда ты можешь отдать магазин, выждать время, и когда в следующий раз сменится правительство… Кликклак покачал головой:

— Тогда они окажутся последними владельцами, и большинство законов будет толковаться в их пользу.

— Жаль, — сказал Бо. — Я помню, когда вы приехали… Целый год копили, чтобы получить гражданство, потом ты единственный решился ходатайствовать за права на этот участок. Когда вы с женой впервые появились… — и фраза оборвалась неловким молчанием.

— Что было, то прошло, — снова тяжело вздохнул Кликклак и допил остывший чай.

* * *

Вернувшись в магазин, Кликклак с ужасом обнаружил, что Сла очень своеобразно выполнил задание. Полосы драпировки, уже приколотые на все еще влажную стену, намокли и полиняли, нестойкая краска расползлась цветными потоками, которые лохматыми кляксами въелись в старый пластик. Он тихо выругался.

— Я не хотел, — жалобно проговорил мелкий родич и с несчастным видом скукожился в углу. Тедесла подошел к «сотройнику», положил руку на его покатое плечо и посмотрел на Кликклака. Взгляд родственника напомнил ему Аклу. А уж она-то прекрасно научилась играть на всех струнах его души. Чувство вины затопило сердце, когда слезы заполнили несчастные глаза Сла.

— Да ерунда, — вздохнул Кликклак. — Сними их и сложи. Я уверен, мы сумеем всучить их медузианам за неплохую денежку. — И мрачно покосился на раскрашенную стену: в розовых и зеленых пятнах угадывались бледные лапчатые сегменты, похожие на листья папоротника.

…Поздно ночью он слышал, как злосчастные тройняшки энергично шептались, выговаривая Сла за бестолковость. Потом малыш сдавленно рыдал, а остальные двое столь же активно его утешали.

— Конечно, здесь всё не так, очень странно, — тихонько вещал Десла. — Но завтра мы пойдем за маленькими кремовыми булочками в ресторанчик, куда советовала сходить та женщина. Сладкие и воздушные, так она говорила. Конечно, мы и сюда их принесем. Наш родственник достоин нашей заботы, тем более у него больше нет жены…

— Он никогда не говорит о ней, — наблюдательно заметил Тедесла.

— Никогда, — сказал Сла. — Вы думаете, она умерла страшной смертью?.. — остальные двое шикнули на беднягу, приглушили голоса, и дальше Кликклак уже не мог ничего разобрать.

Когда лампочки в коридоре ярко засветились, поменяв ночной режим на утренний, он позволил волне света приподнять его сонные веки и выпил еще одну порцию целебного сока. Внутренние органы Кликклака пребывали в том же мучительно болезненном состоянии, что и накануне, но в конце концов не хуже вчерашнего.

Сла был весел. Кликклак дал тройняшкам выходной и горсть рекламных купонов на подарки и скидки, полученные во взаимовыгодных сделках от других торговцев припортового района.

Когда он вошел в магазин, Ало-2 подметал пол.

— Где твой эскорт? — спросил механоид.

Кликклак неопределенно покачал головой:

— Отправил всю банду в ресторанный дворик.

— Хорошо. Что будешь делать с медузианами?

— Не столь уж многое я могу с ними сделать, — ответил он. Подойдя к кассе-сканеру, он постучал по кнопкам, проверяя выручку. — Я собираюсь сегодня к Первому. Можешь снова присмотреть за магазином?

— А родственники? — спросил механоид. Кликклак покачал головой:

— Я дал им сегодня выходной, мы встретимся вечером и вместе поужинаем.

— Вчера они пытались задавать мне вопросы про Аклу.

— Что ты сказал?

— Да так, ничего, мол, не знаю. Кажется, они не в курсе, что не-баллабелианцы вполне могут врать. Не то чтобы я жаловался. К примеру, вчера я рассказал средненькому, какую боль вызывают в моих резисторах резкие движения, так он поверил и страшно сочувствовал.

Кликклак рассмеялся:

— Уверен, довольно скоро они всё поймут. — Он выпил еще один лечебный пакетик, ощутив прояснение сознания, прилив сил и бодрости.

Первый зам принял баллабелианца с удивительным проворством, что тоже порадовало, но ненадолго, потому что чиновник без долгих размышлений напрямик назвал сумму взятки, которую медузиане уже готовы выложить.

— Я не смогу собрать столько за такой короткий срок, — рискнул признаться Кликклак. — Но если бы мне дали чуть больше времени, возможно…

Чиновник покачал головой:

— Тут все очень быстро меняется. Последние лет десять не было правительства, которое удержалось бы больше шести месяцев, — сказал он. — Кто знает, что случится завтра? Надо хватать, что можно и пока можно.

— Ладно, — вздохнул Кликклак.

…Бо тоже был обескуражен.

— Одна горилла внизу, в автомат-баре, сказала, что первый зам время от времени подбирает в порту одиноких моряков, о чем-то с ними договаривается, предлагая хороший обед и завтрак. И он не слишком разборчив насчет внешности, — поделился он информацией. — Так вот, при таких делах я не знаю никого, кто мог бы его припугнуть…

— А медузиане — лучшие в плане запугивания кого угодно грубой силой, — вздохнул Кликклак. — Все равно спасибо.

Он потащился домой через ресторанный дворик. Проходя мимо автомата с лапшой, он вскрикнул при виде родственничков, которые нестройным рядком стояли перед разозленным краснолицым человеком, в замешательстве сжимая попарно верхние и средние пары рук.

— Что случилось? — спросил он, торопливо приблизившись.

— Они заказали суп! Они все смешали! Они испортили программу! — верещал мужчина, его голос буквально раздирал слуховые рецепторы Кликклака. — Дорогущий автомат!

— Мы просто на него смотрели, — с угрюмым упрямством проговорил Сла, шлепнув хвостом по полу.

— Мы думали, что ты мог бы поставить такой же в магазине, — сказал Десла.

— Сколько мы должны за починку? — спросил Кликклак торговца. Как ему не хватало способности лгать! Как он жаждал притвориться, что совершенно не знаком с этой бестолковой тройней! Но никчемные родичи всем своим видом демонстрировали обратное.

— Пятьдесят.

— Даю десятку сейчас или двадцать товаром из моего магазина.

— Пятнадцать здесь и сейчас. — Торговец с силой впихнул карточку Кликклака в сканер и злобно набрал несколько цифр, мрачно глядя на кузенов.

«Как будто и без того деньги не утекали очень быстро», — подумал Кликклак.

— Ты же не платишь ему, верно? — спросил Сла. — Мы только смотрели!

— Вероятно, вы случайно коснулись пары кнопок, — устало произнес Кликклак. Он побрел в сторону Полуночной Ступени, по направлению к магазину, и тройняшки потопали за ним.

— Ты можешь продавать кучу еды в магазине, — предложил Сла.

— В нашей зоне еда не продается.

— А как же шоколад и сушеные фрукты?

— Они в упаковке.

— А-а, — отозвался Сла.

— Сегодня ночью вы можете присматривать за магазином вместе с Ало-2, — сказал он. — В первую пятичасовую смену двое, потом один Десла.

— Хорошо, — согласился Тедесла.

— Что я должен делать один? — встревожился Десла.

— Ты можешь посидеть с остальными в магазине. Просто не будешь работать. Хотя, если вдруг тебе станет скучно, Ало-2 может показать, как плести корзинки. Ходовой товар.

— А когда Десла будет работать, чем нам заниматься? — спросил Тедесла. — Тоже сидеть и плести корзинки?

— Ну, возможно, вы захотите пойти перекусить и, кстати, можете принести что-нибудь Десле. А по дороге не смотрите вообще ни на какие автоматы и тем более не трогайте их, позвольте продавцу выдать еду вам из рук в руки, — напутствовал он. — В любом случае, увидимся утром…

Он остался дома один. Маленькая комнатушка казалась пустой, и одиночество чувствовалось особенно остро. Почти как после ухода Аклы. Ему чудилось странное эхо, виделись темные пустоты, которые нельзя заполнить коробками корринтийских гелевых шаров и биолюминесцентных чернил. Он проглотил еще одну порцию целебного сока и сгрыз пачку сухих протеиновых хлопьев, запивая глотками густого, жирного чая. Одновременно он тщательно мазал среднюю пару рук питательным лосьоном, стряхивая шелушащиеся чешуйки кожи и счищая кутикулу, чтобы каждый острый загнутый коготь красиво блестел.

— Я скучаю по тебе, — громко сказал он. — Скучаю…

* * *

На следующий день Десла умудрился устроить потоп. Вследствие неумеренности потребления кремовых булочек (сладких и воздушных) у всех троих возникли определенные проблемы пищеварения, и сепараторная не справилась — переполнилась и потекла, вынося жидкость на свободу. Кликклак с трудом одолел бескрайнюю грязную лужу, открыл дверь магазина и увидел, что ряды товаров затоплены чуть ли не полностью; поток медленно тащил на своей пыльной поверхности обрывки бумажной упаковки, грязные открытки и комки каких-то тряпок. Он выключил воду в кране и послал за лицензированным водопроводчиком, после чего отправил трио собирать швабрами воду. Они таскали в рециклер по четыре грязных ведра за раз, и наконец несчастный владелец смог восстановить кое-что из своей собственности.

— Послушайте, — обратился он Тедесле. — Вы бы поискали себе другую работу. Через три дня мой магазин уйдет в пользу подателей преимущественного требования, и я больше ничего не смогу для вас сделать.

— Поищем и найдем. — Тедесла добродушно похлопал его по плечу. — Не волнуйся, муж Аклы. Мы будем помогать тебе вести хозяйство и содержать тебя так, как хотела бы твоя жена.

— Я не это имел в виду, — сказал он. — Я хочу сказать, что у меня дома будет храниться много товара, пока я буду искать другой магазин. Комната заполнится под завязку.

Ушные оборки Тедеслы выразительно задрожали от разочарования, но он ответил лишь: «Понятно», перед тем как идти собирать с пола оставшуюся воду.

* * *

Кликклак искал пути спасения магазина и жилье для родственников. Однако на этой неделе проводился съезд торговцев по оптовым закупкам, и последние три дня как раз был самый наплыв участников. Баллабелианец смирился с мыслью, что придется еще неделю терпеть присутствие родичей. Он установил им такой график работы в магазине, чтобы встречаться с ними как можно реже, указывая на эффективность постоянно открытого магазина, и платил Ало-2 двойную ставку, чтобы тот присматривал за тройней.

Кликклак достал специальный код доступа для просмотра бесконечных баз данных и часами пытался найти легальную лазейку в многочисленных правилах, постановлениях и уложениях, делая небольшие перерывы для пробежки в сепараторную, чтобы смягчить жгучие спазмы в животе. По пути домой он снова забежал к Эркуцио за целебным соком, но все вопросы фармацевта попросту игнорировал. Каждый новый поиск закрывал очередную возможность. В магазине его уже ждал Бо с еще одним полезным советом.

— К нам прибыл новый работник, как раз с Медузы, и я расспросил его об их культуре, — сказал он Кликклаку. — Тебе надо быть очень осторожным в словах. Они мастера исковых заявлений, специализируются на лжи и клевете и постоянно провоцируют тебя сказать что-нибудь такое, за что можно засудить.

— Будто бы забрать магазин — недостаточно подло, — проворчал Кликклак.

— И еще пошел слушок, что надо готовиться к смене правительства, — сказал Бо.

— Так скоро?

— Это правительство было слишком апатичным. Старожилы недовольны.

— Да уж, если оно сменится в течение двух дней, то окажется самым краткосрочным на моей памяти, — усмехнулся Кликклак.

— Верно, — откликнулся Бо. — Я так и думал, что упоминание об этом поднимет тебе настроение. Как поживают прибавления твоего семейства?

— Сегодня они ничего такого не сделали, — ответил Кликклак. — Только вчера вечером Сла попытался съесть зверюшку какого-то туриста, конечно, случайно, но Ало-2 вовремя его остановил.

Бо фыркнул.

— Сейчас они в любую минуту могут вернуться на обед, — сказал Кликклак, поглядывая на дверь.

Но вошли совсем не родичи, а вовсе даже пара медузиан. Кликклак вежливо им улыбнулся и незаметно средней рукой просигналил Бо, который, таращась на визитеров, придвинулся поближе.

— Мы слышали, что в магазине произошел акт саботажа, — заявил мужчина, а женщина указала на цветные пятна на задней стене. — И вода, — добавил мужчина. — Здесь были неисправные трубы?

— Небольшая проблема, мы ее быстро решили, — сказал Кликклак.

Сла и остальные вошли в дверь как раз вовремя, чтобы уловить последние слова.

— Мы не хотим, чтобы нашей собственности был причинен еще какой-нибудь ущерб, — настаивал медузианин. — Мы готовы предложить некоторую сумму для обеспечения немедленного освобождения территории. Иначе мы станем начислять штрафы за ущерб нашей будущей собственности.

— Никогда! — с негодованием воскликнул Сла, а Бо в сторонке с выпученными глазами беззвучно шептал слова: «Ложь и клевета! Ложь и клевета!»

— У вас нет права прогонять Кликклака! Вы очень плохие и злые, если можете так делать! — добавил Десла.

— Скажи мне что-нибудь еще, — попросила женщина, жадно внимая. — Почему мы не можем его прогнать?

— Он назвал магазин именем своей жены, а это значит, что она осталась присматривать за ним с любовью и заботиться о нем всей душой! — с пафосом объяснил Тедесла.



Кликклак пытался неистовыми, но бесполезными жестами остановить словесный поток, даже открыл было рот, чтобы прояснить ситуацию, но потом пожал плечами и промолчал.

— Как это? — потребовал объяснений медузианин. — Вы имеете в виду, что она до сих пор живет здесь?

— И в жизни, и в смерти она всегда рядом с ним! — провозгласил Сла. — Заботится об избраннике с неизменной преданностью!

— Призрак! — воскликнула побледневшая женщина. Медузиане обменялись многозначительными взглядами.

— Тут какой-то подвох, — усомнился мужчина, но его спутница покачала головой:

— Баллабелианцы не могут лгать, — сказала она. — Видишь его ушные оборки?..

«Зато вполне могут позволить получить ошибочные представления», — подумал Кликклак. Акла уехала с космостанции на грузовом судне, чтобы «найти себя», и не вернулась. Ни один здравомыслящий баллабелианец не выбрал бы существование в одиночку, поэтому пусть лучше родичи думают, что она умерла. Ему казалось, что она предпочла бы поступить именно так.

— Вы отзовете иск? — спросил он у мужчины, когда медузиане бросились к двери, расталкивая неуклюже топтавшихся на пути баллабелианцев. Женщина злобно плевалась и непонятно жестикулировала.

— Отлично сработано, — похвалил Бо, когда они ушли.

Кликклак с благодушным удовлетворением смотрел на родичей. Нащупав под прилавком припрятанную выпивку, он вытянул на свет большую закупоренную бутылку.

— Это значит, магазин спасен? — спросил Тедесла.

— Да, — ответил Кликклак, разливая алкоголь по кружкам, украшенным блестящими звездами.

— Теперь нам не придется искать работу! Мы можем продолжать работать в магазине! — обрадовался Сла.

— Ну, не знаю, — сказал Кликклак, — вряд ли стоит заходить так далеко…


home | my bookshelf | | Родня Кликклака |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу