Book: В погоне за мечтой



В погоне за мечтой

Сьюзен Льюис

В погоне за мечтой

Глава 1

– Невероятно! – воскликнула девушка, прижимая ладонь к губам. – О Господи! Не верю своим глазам!

По ее щекам покатились слезы. Она прижала письмо к груди, пытаясь уразуметь то, что прочла секунду назад. Может быть, она спит? Или воображение сыграло с ней злую шутку? А может, после долгих ожиданий, надежд и тщетных усилий ее жизнь наконец изменится?

Девушка стиснула пальцами виски, пытаясь взять себя в руки. Потом, опустившись на нижнюю ступеньку, подумала, не прочесть ли письмо еще раз, но испугалась, что попросту неправильно поняла его смысл. Она глубоко вздохнула. Хвала Всевышнему, она была одна! Ей не хотелось, чтобы письмо увидел кто-нибудь еще, она скорее умерла бы, чем рассказала домашним о том, что затеяла.

Минуты сменяли друг друга. С улицы донеслось мяуканье соседской кошки, просившейся в дом. По ту сторону дороги старый Ходкинз в который уже раз принялся заводить мотор своей дряхлой «фиесты». Кто-то крикнул ему издалека, советуя сдать драндулет в утиль. Даже не глядя в окно, Сэнди отлично представляла низкое серое небо, тяжело нависшее над шеренгой стандартных коттеджей, которую она называла родным домом, а почтовое ведомство – Солнечной улицей.

Она посмотрела на стенные часы. Десять минут одиннадцатого утра. Морин, сестра Сэнди, недавно порвавшая с мужем, скоро закончит мыть полы на фабрике и вернется домой к одиннадцати. Шарон, водитель автобуса, и Гленда, буфетчица из ее парка, появятся к половине второго. Поскольку сегодня пятница, они принесут с собой пакеты с чипсами и соусом карри, купленными в лавке «Мо и Джо» на углу, и, расположившись за желтым пластиковым столом, примутся перемывать косточки работникам автобусного гаража «Беддсли хит». Шарон и Гленда уже давно покинули родительский дом. Обе вышли замуж, детей у них пока не было, и жили они в районе Уэксфорд. Они приходили сюда по пятницам, отдавая дань старой привязанности, хотя их мать Глэдис было трудно застать дома. С тех пор как в городском торговом центре учредили клуб для игры в бинго, она засиживалась в заведении допоздна.

Братья Сэнди, Гордон и Кейт, штукатуры по профессии, каждую пятницу проводили в пабе «Королевская голова», наливаясь горьким пивом, на которое уходила изрядная доля недельной получки. Гордон, которому исполнилось лишь восемнадцать, до сих пор жил в доме, а Кейт недавно перебрался к Лоре, парикмахерше, у которой была собственная квартира в том же районе, где обитали Шарон и Гленда. Парни могли заглянуть в любую минуту; как и прочие дети Глэдис, они порой появлялись в пятницу – хотя бы только для того, чтобы бросить фунт-другой в старомодный чайник, в котором Глэдис держала семейный фонд для празднования Рождества. Что же до Боба, отца семейства, то оставалось только гадать, когда тот вернется домой, ибо уже почти пять лет о нем не было ни слуху ни духу. Что самое печальное, его отсутствие было замечено спустя целую неделю после исчезновения, и только на следующий день кто-то из домашних походя выразил беспокойство по этому поводу.

Сэнди сидела у подножия лестницы, размышляя о своей семье и пытаясь пробудить в себе хоть какие-то чувства к родным. Это было нелегко: домашние казались ей чужими людьми, которых она почти не знала, хотя и прожила с ними всю жизнь. Все они, включая и Сэнди, походили друг на друга как две капли воды. У всех были бледные овальные лица и вздернутые носы матери, а от отца им достались светлые прямые волосы. Их рост не превышал пяти футов шести дюймов; Сэнди со своими пятью футами четырьмя дюймами была самой высокой из сестер. Она была четвертым ребенком в семье. Три сестры были старше ее, два брата – младше. Чтобы уравнять соотношение полов, ей следовало родиться мальчиком – может быть, тогда она выделялась бы среди детей; а так она была лишь самым незаметным ничтожеством в семье ничтожеств.

Кто-то постучал в дверь, и Сэнди испуганно вздрогнула. Судя по звону бутылок на крыльце, это был молочник Рон, который явно надеялся, что ему заплатят. Сэнди быстро прижалась к стене на тот случай, если Рон заглянет в щель для почты. В эту минуту она не должна была оказаться дома, и до сих пор ни одна душа не знала о том, что ее уволили из строительной компании. И уж конечно, у нее не было ни малейшего желания платить Рэнди Рону из своих сбережений. Как-то раз она переспала с ним в старом сарае на ферме Миллера, излюбленном пристанище для всех, кому некуда было деваться. Сэнди частенько появлялась там – во-первых, потому, что уединиться в доме было невозможно, а во-вторых, когда-то она пользовалась огромной популярностью у парней и могла бы пользоваться ею и сейчас, если бы не решила на время завязать с сексом.

Наконец послышались удаляющиеся шаги Рэнди Рона, и Сэнди, собрав волю в кулак, вновь бросила взгляд на письмо. Если там написано именно то, что ей почудилось, она должна покинуть дом, пока не пришла Морин.

Сэнди быстро пробежала глазами по пяти аккуратно напечатанным строчкам. Ее сердце сжалось, а руки затряслись.

– О Господи, благодарю тебя! – прошептала она, дочитывая последние слова. – Благодарю тебя, благодарю… – У нее дрожали губы, глаза застилали слезы радости. Она вскочила на ноги и, торопливо поднявшись по лестнице, вбежала в забитую хламом спальню, которую делила с Морин. В мгновение ока она вскочила на комод, открыла дверцу, ведущую на чердак, и вытянула оттуда чемодан. Он был тяжелый, намного тяжелее, чем думала Сэнди. Он с глухим стуком упал на пол и распахнулся.

Сэнди спрыгнула с комода. В чемодане лежали заботливо упакованные наряды, которые на первый взгляд казались дорогими и шикарными, но были приобретены в магазине «секонд хэнд». Уединившись в спальне, Сэнди любовно перекраивала их, перешивала пуговицы, приспосабливая одежду к своей точеной фигуре и своим вкусам под звуки уроков по совершенствованию дикции, лившиеся из старенького кассетного магнитофона Гленды.

Аккуратно уложив в чемодан вывалившиеся вещи, Сэнди развернула клетчатое платье «Принцесса Уэльская» и внимательно его осмотрела. На миловидном, хотя и бледном лице девушки драгоценными самоцветами блеснули бирюзовые глаза. Ее пронизывали страх и предвкушение. Это было ее выходное платье.

Сэнди уже успела принять душ, поэтому, сбросив с себя махровый халат и порывшись в ворохе нижнего белья и чулок, она тут же натянула белые трусики и лифчик, а остальное смахнула в чемодан. Расческа Сэнди оказалась там, где ее бросила Морин, – на стуле у изножья двухъярусной кровати. Сэнди торопливо схватила ее. Она терпеть не могла привычку сестры без спросу пользоваться ее вещами; еще большее негодование у нее вызывало возвращение Морин в и без того тесную спаленку после того, как закончился крахом ее брак, длившийся восемь месяцев. Эти месяцы были самыми счастливыми в жизни Сэнди.

Она торопливо расчесала спутанные волосы, твердо решив еще до понедельника сделать короткую изысканную стрижку и превратиться в блондинку. Наконец с замиранием сердца извлекла из-под подкладки чемодана маленькую цветастую сумочку с новой косметикой. К сожалению, времени заняться макияжем почти не оставалось, но тут уж ничего нельзя было поделать, и Сэнди, приставив зеркало к окну, принялась наносить на лицо питательную основу «Риммель». Покончив с этим делом, она улыбнулась. На фоне чуть потемневшей кожи ее зубы казались еще белее; впрочем, зубы Сэнди всегда отличались чистотой и белизной, чего никак нельзя было сказать об остальных членах семьи. Хвала небесам, сама она никогда не курила, хотя если учесть пребывание в продымленных помещениях, на ее счету к настоящему времени были тысячи сигарет.

Сэнди потребовалось всего несколько минут, чтобы наложить тени, подвести глаза, накрасить ресницы, подрумянить щеки и намазать губы темно-красной помадой. Прихорашиваясь, она вспомнила прежнего босса в строительной компании, Клива Бакстера, который сводил клиенток с ума своими глазами, словно позаимствованными у Джорджа Клуни, и улыбкой Тома Круза. Как-то раз Бакстера застали с Сэнди в дамской уборной, но, разумеется, место в компании он сохранил. Это был единственный случай, когда Сэнди нарушила обет целомудрия, который добровольно приняла пару месяцев назад, и над ней нависла угроза увольнения. В ту пору она была донельзя огорчена, поскольку ходили слухи, будто бы ее собираются назначить секретарем Бакстера, но тот перебрал на чьем-то дне рождения и поймал Сэнди в туалете, а в самый критический момент туда вошла Присцилла Праведница. Как и следовало ожидать, Присцилла помчалась в главную контору с докладом о том, что видела. Между тем Сэнди знавала за этой святошей пикантные грешки, и вздумай она проболтаться, репутация Присциллы была бы безвозвратно погублена. Просто удивительно, как много людей поверяли свои тайны Сэнди, которая и не думала просить их об этом.

Теперь ее ждала новая работа, но если дело не выгорит, Сэнди всегда могла потянуть компанию в суд за половую дискриминацию, за незаконное увольнение либо предъявить иное приличествующее случаю обвинение. Именно так она поступила с «Мармонс», крупной электрокомпанией, которая выбросила ее на улицу за кражу средств на мелкие расходы. Тогда до суда не дошло: компания предложила Сэнди триста фунтов, и она совершила великую глупость, взяв их, ведь все вокруг знали о том, кто присвоил денежки, но Джулия Старки была дочерью босса, и никому даже в голову не пришло бы ее увольнять. Козлом отпущения оказалась Сэнди Пол, и Джулия дала ей еще пятьдесят фунтов за то, что она приняла на себя вину. Впоследствии Сэнди пришла к выводу, что могла бы получить от Джулии куда больше. Впредь она будет умнее.

Отложив косметичку в сторону, Сэнди осмотрела себя в зеркале и попыталась взбить волосы. Какая жалость, что она не может сделать прическу до отъезда, но любой лондонский салон вдесятеро лучше местной парикмахерской, к тому же Сэнди не терпелось побыстрее отправиться в путь.

Вновь оттянув подкладку чемодана, она достала черный кожаный кошелек. Пока она расстегивала молнию, ее сердце гулко билось. Сэнди заглянула внутрь и едва не рассмеялась от облегчения. Деньги были в целости и сохранности. Семьсот пятьдесят три фунта; ей оставалось лишь молиться, чтобы этого хватило на первое время. Сэнди уже видела, что денег недостаточно. Ее ждали расходы не только на автобус до вокзала, поезд до Лондона и такси до отеля; нужно было оплатить сам отель, комнату, которую она снимет потом, а еще надо чем-то питаться целый месяц и ездить на службу и обратно. Но не беда – она как-нибудь раздобудет денег. Сейчас уже ничто не могло ее остановить.

В десять минут двенадцатого Сэнди спустилась по лестнице с чемоданом в руках. Поставив его у входной двери, она порылась в сумочке в поисках ключа, положила его на столик в прихожей и собралась с силами, готовясь распрощаться с единственным обитателем дома, разлука с которым ввергала ее в грусть.

Дейзи, преданная хворая дворняжка, которой исполнилось четырнадцать лет, лежала в своей корзинке в углу кухни. При виде Сэнди Дейзи завиляла похожим на обрубок хвостом, а ее огромные карие глаза выжидательно воззрились на единственного члена семьи, который не забывал ее прогуливать. Увидев милую мохнатую мордочку, Сэнди едва не утратила решимость. К глазам подступили слезы, но она не позволила себе расплакаться, иначе у нее поплыла бы косметика, а Морин могла появиться в любую минуту.

– Привет, – сказала Сэнди натужно-веселым голосом, склоняясь над собакой. – Помнишь, я тебе рассказывала о своей новой работе? Ту, которую мне предложили в агентстве по трудоустройству, когда пару недель назад я ездила в Лондон? Все решили тогда, будто я собираюсь покутить с девчонками из конторы. И что ты думаешь? Я получила место. Приступаю к работе в понедельник. Ну разве это не здорово?

Дейзи лизнула ее руку и уткнулась носом в ее ладони.

– О Господи! – всхлипнула Сэнди, промокая уголки глаз и поглаживая мордочку Дейзи. – Постарайся меня понять, хорошо? Я не могу остаться. Мне пора начинать собственную жизнь. В воскресенье мне исполнится двадцать четыре года, и я не хочу застрять тут до гробовой доски.

Дейзи печально взирала на свою любимицу.

– Ради Бога, не смотри на меня так, – дрогнувшим голосом попросила Сэнди. – Мне невыносима сама мысль о том, что ты останешься здесь в одиночестве. Придется мне забыть тебя, а ты забудешь меня. Договорились?

Она наклонилась еще ниже и чмокнула Дейзи в затылок, потом, заставив себя не оглядываться, повернулась и вышла в прихожую.

Шагая по садовой дорожке, Сэнди с трудом сдерживала слезы, представляя, как Дейзи стоит у двери, прижавшись носом к стеклу, и ждет возвращения хозяйки. Девушка понимала, что собака будет ждать ее до самого конца, до которого уже недолго осталось. Как только она уедет, Глэдис отвезет Дейзи к ветеринару и попросит ее усыпить.

Она отправилась к остановке сорок четвертого автобуса длинной кружной дорогой, прошла мимо лавки мясника Дьюхерста и пересекла улицу Файвей-Рондебаут, которую вновь перерыли монтажники Британской газовой компании. Был путь и покороче, но там Сэнди рисковала столкнуться с Морин, торопливо шагающей домой по Фуллерз-лейн с сигаретой в зубах. К счастью, Шарон обслуживала другой маршрут, но водитель сорок четвертого вполне мог заметить Сэнди и доложить сестре, что она уехала на его автобусе с чемоданом, принаряженная и подмалеванная. Однако к тому времени Сэнди будет уже далеко, и даже если родные догадаются, что она отправилась в Лондон – Сэнди уже давно поговаривала об этом, – они никак не смогут ее там отыскать. Впрочем, вряд ли у них появится такое желание.

Укрывшись под навесом, она дожидалась появления автобуса, сунув руки в карманы и постукивая ногами друг о друга, чтобы не замерзнуть. Сэнди была человеком мнительным, хотя и пыталась убедить себя в обратном, и теперь, в надежде обрести уверенность, она принялась вспоминать положительные отзывы о своих способностях, которые когда-либо слышала из уст окружающих. Чаще всего ее выделяли за умение быстро учиться, схватывать все на лету. В общем и целом она неплохо ладила с людьми, хотя и держалась несколько замкнуто – вероятно, оттого, что в школе перешагнула сразу два класса и почти не общалась со сверстниками. В четырнадцать лет она получила свидетельство о среднем образовании, к шестнадцати преодолела еще два курса повышенного уровня и наконец, утомленная экзаменами, бросила школу, собираясь зарабатывать деньги, чтобы иметь возможность ходить с сестрами по пабам и дискотекам. Но уже очень скоро эти развлечения прискучили ей, она не видела в них смысла, разве что ей захотелось бы забеременеть, предстать перед алтарем с кем-нибудь из приятелей своих братьев и остаться в городе навечно. Осыпаемая насмешками сестер, Сэнди записалась на трехлетние вечерние курсы в школе бизнеса и довольно долго посещала их, но все же не закончила учебу. Получив диплом, она все равно застряла бы в этой дыре. Оставив курсы, Сэнди всерьез задумалась о переезде в Лондон, о котором говорила уже давно. Однако слово и дело – разные вещи, и до сих пор она не могла набраться храбрости. Сэнди старалась держаться уверенно и смело, но в глубине души она была робкой, застенчивой и с ужасом сознавала, как плохо она приспособлена к жизни.

Наконец подкатил автобус. Сэнди сдала чемодан в багаж и уселась в заднем ряду, надеясь, что если в салоне появится кто-нибудь из знакомых, она сможет делать вид, будто бы не замечает его. Автобус ехал медленно, и у нее было достаточно времени, чтобы бросить прощальный взгляд на городок, в котором она прожила всю жизнь, – тускло-коричневые ветшающие дома, гараж, руководство которого в свое время уволило с работы ее брата Кейта, поймав его на краже запчастей, дряхлая церковь, в которой венчались ее старшая сестра и мать и были окрещены все дети семейства Пол. На погосте этой церкви нашла последний приют бабушка Мардж, могилу которой навещали только Сэнди и Дейзи, да и то изредка.

Выбросив из головы мрачные видения, которые навевал проплывающий мимо пейзаж, Сэнди попыталась сосредоточить мысли на ярких, радостных событиях, которые сулило ей будущее, и уже секунду спустя ее сердце забилось с надеждой и волнением. Сэнди казалась сама себе птицей Феникс, восстающей из пепла предыдущего существования, которое было лишь подготовкой к настоящей жизни, в которой Сэнди станет тем, кем ей полагается быть, – энергичной образованной молодой женщиной. Теперь, когда ее ждала работа в «Маккан и Уолш», одном из самых престижных театральных агентств Лондона, Сэнди не видела препятствий на этом пути.

Ее захлестнуло лихорадочное возбуждение. Казалось, будущее сулит радужные перспективы, и она была не в силах обуздать свое воображение. Она была никем и ничем, а теперь станет причастна к самым шумным сенсациям экрана и сцены. Впрочем, жизнь порой преподносит и не такие сюрпризы. Да, Сэнди еще не доводилось выступать в роли актрисы, но вряд ли это так уж трудно. А может, она станет деловой женщиной и возглавит свое собственное агентство, если, конечно, прежде ей не попадется богатый плейбой, с которым она объедет весь свет, который будет баловать ее мужским вниманием и миллионами долларов. Эта мысль заслуживала самого пристального внимания, но больше всего Сэнди интересовал Майк Маккан, один из будущих ее боссов. Она еще не встречалась с Майком – тот был в отъезде, когда Сэнди приезжала в агентство для собеседования, – но видела множество фотографий, запечатлевших его в компании с десятками знаменитостей. Один лишь взгляд на Майка убедил Сэнди в том, что это именно тот мужчина, который ей нужен и который сможет обеспечить ей достойную жизнь. Сэнди видела перст судьбы в том, что получила эту работу. Всякий раз, когда она думала о Майке Маккане, ее сердце сладостно сжималось – точно так же, как тогда, на собеседовании в тесной комнатушке, хотя там не было Майка, только его фотографии. Сэнди гадала, как поведет себя Майк, впервые увидев ее; было трудно рассчитывать на ответные чувства со стороны мужчины такой головокружительной внешности, однако Сэнди удалось кое-что выяснить о нем у Зельды, женщины, которая с ней беседовала, – а именно то, что Майк до сих пор холост.



Неожиданно мечты Сэнди омрачила мысль о том, что ее ждет по приезде в Лондон. Она понимала, что ей придется нелегко. Сэнди предстояло найти себе жилье в городе, который она посещала лишь однажды и в котором у нее не было ни одного знакомого, если не считать Зельды Фрей. Вряд ли Зельда захочет встретиться с Сэнди до понедельника, когда ей надлежало приступить к работе. Сэнди заверила ее, что к этому времени она переедет к двоюродной сестре и будет жить там до тех пор, пока не подыщет отдельную комнату.

В ее душу закрался страх, к горлу подступил ком. Господи, как хорошо было бы взаправду иметь в Лондоне родственника или подругу или хотя бы друзей подруги!

До станции оставалось две остановки. Сэнди никак не хотела прозябать в родном городе, но ее внезапно охватила нерешительность. Она крепче стиснула ремешок сумки и плотно сдвинула колени. Автобус въехал в туннель, и, поймав свое отражение в стекле, Сэнди почувствовала, как к ней понемногу возвращается отвага. Она прекрасно выглядит, ей не место в этой забытой Богом дыре. К тому же она все продумала до мелочей. Она выйдет из поезда в Юстоне и сразу купит в газетной лавке «Ивнинг стандард» – именно там дают объявления о сдаче жилья внаем. Потом она разыщет туристическое агентство и попросит порекомендовать недорогой отель. Вероятно, ей придется задержаться там на пару дней, но по крайней мере у нее будет крыша над головой и место, в котором можно будет оставить чемодан на то время, пока она будет искать постоянное жилье.

Занятая тягостными мыслями о том, во сколько ей обойдется недорогой отель, Сэнди поднялась на ноги и нажала кнопку звонка. Две минуты спустя она уже тащила чемодан, пересекая под моросящим дождем улицу по направлению к железнодорожной станции. Ей казалось, что все происходит слишком быстро; еще ни разу в жизни она не была так испугана. Та часть ее существа, которую переполняли возбужденное ожидание и отвага, взяла верх над опасениями, но Сэнди понимала, что когда-нибудь малодушие вернется к ней, оно лишь спряталось, давая ей понять, что даже если она на первых порах сохранит твердость, впереди ее ждут времена, когда опускаются руки и хочется бегом мчаться домой. Но она выдержит. Самой судьбой ей предначертаны удача и успех. Начать – вот главная трудность. Теперь у нее хорошая работа, и как только она возьмется за дело, уже ничто ее не остановит. Она будет пробиваться к цели любыми средствами, потому что ей нет дороги назад. Она никогда не вернется домой.

Глава 2

Эллин Шелби сидела на крыльце, покачиваясь на старом диванчике, подвешенном на ремнях. Далекий горизонт был залит последними жаркими лучами заходящего солнца. Эллин небрежно подложила под себя одну ногу, отталкиваясь другой от пыльных половиц крыльца и забросив руки за спинку диванчика. Ее густые каштановые кудряшки были схвачены на затылке лентой. Между ней и далеким краем света не было ничего, кроме обширного пространства, словно ковром, покрытого акр за акром сочными листьями поспевающих соевых бобов.

Зеленые листья трепетали в воздухе подобно крохотным флажкам. Песчаное поле рассекали борозды, словно проведенные гигантской расческой, которая спустилась с небес, чтобы пройтись по буйной растительности и подготовить ее к созреванию. Сколько себя помнила Эллин, посев начинался сразу за последними весенними заморозками, а урожай собирали в октябре после листопада. Это был бесконечный монотонный процесс, не уступавший своей размеренностью ходу светила по небосклону, и со временем Эллин привыкла полагаться на него не меньше, чем на само солнце. Он был неизменен, и лишь капризы погоды оставляли свой отпечаток на густоте и оттенках пышной зелени.

Дом тоже не менялся. Крыльцо всегда было пыльное, за сетчатой дверью стояли две метлы и валялось ведро, а у стены громоздилась поленница. На поручнях висели глиняные горшки, в которых мать заботливо выращивала цикламены, а столбики, подпиравшие крышу крыльца, увивали белые и пурпурные колокольчики фуксий. На спускавшейся во двор лестнице так и не хватало одной ступеньки.

Эллин зевнула, откинула голову на спинку дивана и посмотрела в темнеющее небо. Сквозь медленно плывущие облака проглядывал узенький серпик луны. В далекой выси беззвучно скользил самолет, направляясь неизвестно куда. В вечернем воздухе носился запах сырой земли, смешиваясь с восхитительными ароматами домашней стряпни. Закрыв глаза, Эллин без труда могла представить, что ей всего лишь пять лет, или двенадцать, или шестнадцать.

Через три месяца ей исполнится тридцать. Она сама не знала, стоит ли ей беспокоиться. В настоящую минуту это ничуть ее не тревожило, однако в Лос-Анджелесе такие вещи, как возраст, морщины, одышка и редеющие волосы, значили больше, чем сам Господь. Но единственным идолом штата Небраска был урожай.

Эллин ненадолго заглянула к родителям, прежде чем отправиться в Нью-Йорк и закончить переговоры о съемках фильма с участием Рики Лея, знаменитого комика, который еще год назад выступал в частных клубах, но уже успел прославиться на канале Эн-би-си. Рики был не только великолепным артистом и настоящей звездой. Он был сущим наказанием, однако Эллин привыкла к чудачествам знаменитостей, равно как и к их мнительности и эгоизму. Это было неотъемлемой частью профессии агента.

Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, словно впитывая уютное спокойствие дома, и тут же иронически усмехнулась. Она провела здесь уже два дня, но отец до сих пор не желал разговаривать с ней напрямую. Все, что он хотел ей сказать, передавалось через мать, даже если Эллин стояла рядом. Это продолжалось уже много лет – с тех пор как она приехала из колледжа и объявила, что вновь уезжает в Лос-Анджелес навестить свою двоюродную сестру Мэтти. Мэтти была актриса, а в доме Эллин это слово означало то же самое, что шлюха; и вот теперь она стала агентом и представляла интересы актеров. Как утверждал отец, название ее профессии было лишь замаскированным именем подручного самого дьявола.

Впервые услышав эти слова, Эллин совершила громадную ошибку – она рассмеялась. Фрэнк Шелби, известный полным отсутствием чувства юмора, громадный, словно медведь, фермер, который по воскресеньям ездил в церковь за пятнадцать миль, а вечера проводил, читая вслух жене из Библии, схватился за ремень. В его доме нет места дьяволу, сказал он, и если его дочь, его плоть и кровь, думает, что ей позволено занести в дом нечистую силу, то он, ревностный слуга Господа, выметет ее прочь.

Отец не стал бить Эллин, он никогда не трогал ее даже пальцем; он лишь дважды хлестнул ремнем по столу, заставив Эллин и мать испуганно подпрыгнуть, после чего обратился с горячей молитвой к Всевышнему, прося наставить его падшую дочь на путь истинный.

Она мучительно переживала ссору, зная, что в глубине души отец любит ее, хотя за двадцать девять лет так и не выбрал случая сказать ей об этом. Эллин знала, как тяжело был уязвлен Фрэнк, когда она решила изучать литературу и драматическое искусство в Нью-Йоркском университете, тогда как в Университете штата Небраска преподавали лучшие в мире специалисты по сельскому хозяйству и экономике, а до Линкольна, где располагался университет, была всего пара сотен миль.

Уже много лет прошло с тех пор, как Эллин вступила в битву за право самой выбрать профессию и выиграла ее, но до сих пор ей было невыносимо вспоминать о том, как воспринял отец весть о том, что она не собирается остаться на ферме и выйти за Ричи Хьюджеса, соседского сына, как того ожидали от Эллин все знакомые. Они дружили с детства. Ричи жил с родителями дальше по шоссе, ведущему в Норт-Платт, маленький городок, куда съезжались все окрестные жители, чтобы побродить по магазинам, обменяться сплетнями и заявить еженедельную ставку в лото. Ричи и его семья были ближайшими соседями и друзьями Шелби. Ричи, хороший и послушный сын, окончил колледж в Линкольне и, собрав все дипломы и степени по всем необходимым предметам, вернулся домой, готовясь взвалить на свои плечи заботы о ферме после смерти отца. Он женился бы на Эллин, пожелай она того, и для Фрэнка Шелби не было большего счастья, чем обрести в лице Ричи сына, который объединит четыре сотни акров благословенной земли Хьюджесов с четырьмя сотнями акров самых драгоценных в мире соевых полей Шелби после того, как Господь призовет Фрэнка на небеса.

Эллин до сих пор обожала Ричи. Это был добрый, веселый, крепкий и надежный парень, обладавший несокрушимыми моральными устоями и слишком симпатичный, чтобы прозябать в Небраске. Долгие годы Эллин думала, что выйдет за него, они часто об этом говорили, особенно когда были подростками; после церковной службы Ричи брал отцовскую машину и возил Эллин на пикники, которые они устраивали на обрывистом берегу речки Ларами. Они лакомились домашними пирогами, прихлебывая пепси из бутылок, и Ричи рассказывал Эллин истории о пионерах, некогда пролагавших путь на фургонах по Орегонской тропе. Эллин любила его рассказы, они остались в ее памяти на всю жизнь. Не забудет она и того, как Ричи впервые по-настоящему ее поцеловал, как взрослый, щекоча ее губы языком и прижимаясь к ней всем телом. От неведомого доселе ощущения у Эллин перехватило дух и подкосились колени. Она хотела, чтобы Ричи продолжал, но была слишком застенчива, чтобы попросить его об этом, а тот слишком уважал ее, чтобы предпринять попытку. Им потребовался целый год, чтобы набраться храбрости и пройти весь путь до конца, и это произошло на том же берегу. Внизу река несла бурные воды по каменистому дну, а над их головами проплывали громадные башни облаков.

Известие об отъезде Эллин стало для Ричи тяжелым ударом. Ей и самой было нелегко. Она впервые покидала Небраску и лишь однажды уезжала из дома, когда ее положили в больницу на операцию аппендицита. Но еще в восьмилетнем возрасте они с кузиной Мэтти поклялись друг другу, что в один прекрасный день вместе поедут учиться в Нью-Йоркский колледж, и эта клятва была скреплена кровью. Поскольку Мэтти, ее братья и родители, тетя Джули и дядя Мелвин, проживали в Уайт-Плейнз, кузина без труда выполнила свое обещание, но Эллин этот шаг дался нелегко.

Однако все это осталось в далеком прошлом; три года назад Ричи женился на девушке из Омахи, и только вчера Эллин заглядывала к ним, чтобы познакомиться с новым членом семьи. Жена Ричи, Мицци, подобно всем знакомым Эллин, не пропускала ни одного телевизионного шоу и дотошно расспрашивала гостью о блистательной жизни в Лос-Анджелесе, о том, кого из звезд она знает, какие знаменитые места посещала и правда ли то, что болтают о Брюсе и Деми. Эллин еще не успела открыть рот, а Мицци уже сама рассказывала ей о том, что происходит в Мелроуз-Плейс, потом заявила, что не понимает, отчего все сходят с ума по «Нэнни», если у главной героини сериала голос кошки, угодившей в жестяную банку, и если она когда-то и разбиралась в воспитании детей, то уже давно выбросила из головы свои познания вместе с испачканными пеленками. Ричи, явно боготворивший супругу, поддразнивал ее, шутливо упрекая в излишней горячности, и старательно скрывал смущение, когда Мицци расспрашивала Эллин, не завела ли та роман с кем-нибудь из звезд. Эллин лишь подмигнула Ричи и, щелкнув себя по носу, заговорила о более важных вещах – например, как они собираются назвать младенца.

Сидя на крыльце, уютно свернувшись калачиком и запрокинув лицо к небу, она гадала, как бы отреагировали Хьюджесы, расскажи она им всю правду о себе. Ее губы слегка изогнулись в улыбке, сердце неистово забилось. Закрыв глаза, она погрузилась в размышления о своей тайне, которая согревала ей душу.

Услышав, что в доме включили телевизор, Эллин едва не поддалась желанию оказаться подальше от источника этих звуков, отправиться к сараям, взглянуть на лошадей и повозиться с собаками. Ее мать буквально поклонялась голубому экрану. Будь у нее такая возможность, она бы смотрела телевизор сутки напролет, но Фрэнк ей не разрешал. Учитывая его взгляды, оставалось лишь удивляться тому, что он вообще терпит в доме телевизор, однако какой бы покорной и тихой ни казалась мать, если ей чего-то очень хотелось, она непременно добивалась своего. И она могла по праву гордиться собой, ведь к настоящему времени телевизоры стояли в гостиной, кухне и двух спальнях из четырех; если бы Эллин довелось участвовать в споре о том, кто больше всех знает о «Зейнифилд», «ER», «Саванне» и прочих мыльных операх и комедийных шоу, наводнивших Штаты, она не колеблясь поставила бы на Фрэнка. Ей было невдомек, как он ухитрился уладить этот вопрос со Всемогущим, но, судя по всему, нужный способ нашелся.

Если учесть, сколько времени родители отдавали телевизору, то, вздумай Эллин упомянуть имя Клея Инголла, они прекрасно поняли бы, о ком идет речь. Его знали все, и не только потому, что Клей в свое время играл на соло-гитаре в «Роллинг стоунз», «Пинк Флойд», «Лед Зеппелин» и «Дорз», но также за последние три года снялся в трех нашумевших кинолентах, а в настоящий момент благодаря скандальному разводу был мишенью всех телевизионных сплетен, и его имя регулярно появлялось на страницах бульварной прессы. Просто удивительно, что до сих пор никто не заподозрил о его интрижке с Эллин, ведь она и сама пользовалась широкой известностью, а ее роман с Инголлом длился уже почти полгода.

Разумеется, они с великим тщанием скрывали свою связь, поскольку одному Господу известно, сколько еще миллионов Нола, жена Клея, включила бы в бракоразводный иск и с какими бы нападками обрушилась на супруга в прессе. Она уже объявила Клея импотентом, который лечится от алкоголизма и истязает женщин. Ничто из ее утверждений не соответствовало истине, но Клей не промолвил ни единого слова в свою защиту, опасаясь еще больше навредить детям.

Они познакомились на приеме, устроенном «Американ тэлент интернэшнл», одним из самых авторитетных агентств Лос-Анджелеса, в котором ныне работала Эллин. Пять лет назад она начинала регистратором в куда более скромном заведении, входившем в империю «Олимпик». Хозяева, шустрые старички Фил и Флинн, за год обучили Эллин основам бизнеса, познакомили ее с городом, запустили ее имя на страницы печати, снабдили нужными связями и наконец назначили полномочным агентом. Вдобавок они познакомили ее с Тедом Фаргоном, владельцем Эй-ти-ай, который вскоре обратился к Эллин с предложением. Она хотела отказаться, но Фил и Флинн не желали и слышать ее возражений. В любом случае им пришла пора уйти на покой и отправиться в Палм-Спрингс, а Эллин получала не только новое место, но еще и самые сливки клиентуры Фила и Флинна, которые и составили основу ее личного списка. Несгибаемая твердость, выдающиеся способности в деле поиска талантов и умение распознать удачный сценарий помогли ей обзавестись клиентурой, которой позавидовал бы любой лос-анджелесский делец, и снискали репутацию ведущего специалиста в своей области. Она была замечательно хороша собой, и репортеры повсюду следовали за ней по пятам, сверкая фотовспышками всякий раз, когда она входила в ресторан или ночной клуб в компании самых разных людей – от ее босса, Теда Фаргона, до Феликса Мозеля, отставного калифорнийского сенатора, супруга которого выступала во всех телешоу с рассказом о том, как она застала мужа в кровати голливудского отеля с тремя малолетними красотками и двумя комнатными собачками.

Из дома донеслись звуки музыкального вступления к «Люси», и Эллин, прихватив сотовый телефон, спустилась с крыльца, прошагала по двору и завернула за угол тракторного гаража. Уже стемнело, но она знала местность как свои пять пальцев, и, поскольку в ближайшие полчаса никакие силы не могли оторвать родителей от экрана, у нее выдалась отличная возможность позвонить по телефону, не опасаясь, что ее разговор подслушают. Внутри у Эллин все сжалось, мышцы свело судорогой, а от предвкушения услышать его голос кружилась голова. Он обещал позвонить ей, но не сдержал слово, и Эллин оставалось утешать себя мыслью о том, что в эти выходные он до такой степени занят работой с новой группой, что потерял счет дням и уж тем более часам.

– Привет, это Эллин, – сказала она, как только Клей снял трубку.

– Ох… здравствуй, милая, – отозвался он голосом, в котором угадывалась искренняя радость. – Как поживаешь? Ты до сих пор гостишь у своих стариков?

– Да, я все еще здесь. – Эллин привалилась спиной к стене гаража, обхватив себя за талию рукой. Она улыбнулась, без труда представив его темные насмешливые глаза, всклокоченные седые волосы и невероятно чувственный рот. – А ты? Как дела с новой группой?

– Группа в полном порядке, – отозвался Клей. – Но в остальном я испытываю серьезные затруднения. Очень серьезные.

Улыбка Эллин увяла.

– Опять Нола? – спросила она, от всей души желая, чтобы это имя никогда не упоминалось в их беседах.



Клей негромко рассмеялся:

– Нет, эту женщину зовут Эллин, и я безумно по ней скучаю.

Глаза Эллин тут же просияли, а тревога исчезла без следа.

– Эта женщина уехала всего два дня назад, и завтра ты встретишься с ней в Нью-Йорке, – сказала она. – Неужели это такой долгий срок?

– Еще бы, черт побери, – угрюмо отозвался Клей и, помолчав, добавил: – Послушай, крошка. Мне очень жаль, но вряд ли я смогу выбраться в Нью-Йорк. Наметились кое-какие неприятности. Помнишь Вика Лоуэлла? Парня, которого прочили в сценаристы «Победителей»? Так вот, он дал задний ход, и у нас тут начался такой кошмар, что я вынужден задержаться. Надеюсь, ты не против?

– Нет, конечно, – ответила Эллин. – Я тоже скучаю по тебе и жду встречи. А чем недоволен Лоуэлл?

– Запутанное дело, по телефону всего не расскажешь. Однако если коротко, он поссорился с директором и еще парой ребят, которые и без того хотели от него избавиться. Дурдом какой-то, но мы все уладим. А что у вас? Как твои предки? Ты рассказала им обо мне?

– Мать в обмороке, а отец поджидает тебя с заряженной винтовкой, – отозвалась Эллин.

Клей рассмеялся:

– Когда ты вернешься в Лос-Анджелес?

– Во вторник, – ответила Эллин. – Тед Фаргон велел явиться к нему, как только я приеду.

– Что бы это означало?

– Сама не знаю, – промолвила Эллин, тронутая его заботой. – В четверг перед отъездом у меня случилась небольшая размолвка с Фейт Берри, одной из наших руководительниц. Думаю, дело именно в этом.

– А что произошло?

– Ты знаешь Фейт – очень трудно угадать, что у нее на уме, но, кажется, ей не понравилось, как я разговаривала с ней во время совещания на прошлой неделе. Она вообразила, будто бы я выставила ее дурой перед ребятами из «Юниверсал».

– Это оттого, что ты заключила сделку на сумму, которую она даже не решилась запрашивать, – сказал Клей. – Вряд ли это опечалило Фаргона.

– Да, но Фейт невзлюбила меня с первой встречи, и тебе знакомы превратности нашего бизнеса: сегодня ты на коне, завтра – на коленях.

Клей рассмеялся.

– Да, я испытал это на собственной шкуре, – согласился он. – Но поверь мне, милая: Фаргон никуда тебя не отпустит. Если в этом городе кто-то и умеет отличить хорошее от дурного, то только он. А ты чертовски хороша. Причем настолько, что я до сих пор не верю своему счастью. – Он заговорил тише, чуть растягивая слова, произнося их интимным тоном, и Эллин сразу же охватило желание. Она знала, что сейчас произойдет, и ее сердце гулко забилось, а соски отвердели от острого, почти болезненного вожделения. – Ты одна?

– Вроде того, – отозвалась она. – Я на улице, рядом с сараем.

– Что на тебе надето?

– Рубашка и джинсы.

– Сними рубашку, – хриплым голосом велел Клей.

Эллин взялась за пуговицы и начала их расстегивать.

– Готово, – сказала она минуту спустя.

– На тебе есть лифчик?

– Да, – произнесла Эллин, устремив невидящий взгляд в темноту. – Он застегивается спереди.

– Так расстегни его, милая, – продолжал Клей. – Покажи луне свою роскошную грудь. Надеюсь, все ваши ковбои уже разбрелись по домам?

– Нет, пара-тройка ребят еще шастают вокруг, – сказала Эллин, зная, что он ждет именно этого ответа, хотя рабочие уже давно покинули ферму.

– Прикоснись к себе, милая, – зашептал Клей. – Сжимай соски и рассказывай мне, о чем ты думаешь в эту минуту.

Сердце Эллин было готово выскочить наружу. Она прислонилась спиной к сараю и провела рукой по груди, воображая, что ее соски ласкают его пальцы.

– Я представляю, как ты возбудился, – заговорила она, – и мечтаю о том, чтобы ты сию минуту вошел в меня.

– Я тоже думаю только об этом, – простонал он. – Господи, как же мне тебя не хватает!

– Погладь себя, – велела Эллин.

– Уже, и не просто глажу, а хватаю за всякие места. – Судя по его голосу, он улыбался.

– Кажется, кто-то на меня смотрит, – шепнула Эллин, вглядываясь в ночь.

– Кто-то из ковбоев?

– Да.

– Хочешь, чтобы он оттрахал тебя?

У Эллин перехватило дыхание.

– Хочешь попробовать его штучку? – допытывался Клей.

– Да, – пробормотала она.

– Тогда сними штаны.

Эллин послушно стянула джинсы с бедер. Прохладный ночной воздух ласково коснулся ее кожи, по телу волнами растеклось желание.

– Сняла, – сказала она, едва ворочая языком.

– Этот парень и сейчас таращится на тебя?

– Думаю, да. Господи, как я хочу, чтобы ты был рядом! – выдохнула Эллин, запуская пальцы между ног.

– Я тоже, милая, – негромко произнес Клей. – Если этот придурок хотя бы прикоснется к тебе, я его убью.

Эллин улыбнулась.

– Мои пальцы сейчас в том месте, где полагалось бы находиться тебе, – сообщила она.

– Это я и есть, – отозвался Клей чуть придушенным голосом. – Боже мой, я готов кончить только от одной мысли, что ты со мной!

– Я чувствую, как ты в меня входишь.

– Ради всего святого, Эллин! – простонал он. – Я уже в тебе.

– Крепче, быстрее! – взмолилась она. – Вздрючь меня как следует.

– Я вот-вот кончу, – выдохнул он.

Пальцы Эллин быстро двигались взад-вперед, и наконец ее охватила судорога оргазма.

– Ты здесь? – спросил Клей.

– Ох… – с трудом произнесла Эллин. – Ох, Клей…

Несколько секунд трубка молчала, потом Клей сказал:

– Как жаль, что я не могу тебя поцеловать!

Эллин, закрыв глаза и раздвинув губы, содрогалась всем телом, наслаждаясь ощущением, которое, казалось, источали кончики ее пальцев. Ни с кем, кроме Клея, она не занималась любовью на расстоянии. До сих пор ей и в голову не приходило, что секс по телефону может так завести ее.

– Ты в порядке, милая? – осведомился Клей.

– Да, – слабым голосом отозвалась она.

Клей усмехнулся:

– Кажется, ты и впрямь кончила.

Эллин улыбнулась:

– Ты заставил меня кончить.

– Я и тот ковбой.

Эллин рассмеялась.

– Можно я оденусь? – спросила она.

– Черт побери, я бы хотел сказать «нет», – ответил Клей. – Но кто-то уже в третий раз пытается до меня дозвониться. Может быть, дети. Я перезвоню тебе позже, хорошо? Я тебя люблю. – Он дал отбой.

– Я тоже тебя люблю, – сказала Эллин в умолкшую трубку и, отняв от уха телефон, принялась натягивать джинсы. Теперь, когда Эллин не слышала его голос, так возбуждавший ее, она почувствовала неловкость и смущение и даже с испугом подумала: а что, если и вправду кто-нибудь следил за ней? Но вокруг не было ни души, и Эллин принялась застегивать лифчик и рубашку, обводя взглядом залитые лунным светом поля. Порой после разговоров с Клеем ее охватывало странное, необъяснимое ощущение подавленности; вот и сейчас, чувствуя, как ею овладевает грусть, Эллин забыла о только что прошедших минутах близости и предалась горестным размышлениям о том, что Клей не собирается ехать в Нью-Йорк, хотя догадывалась об этом с самого начала.

Они с Клеем ни разу не появлялись на людях вдвоем. Они встречались в его доме, куда не могли проникнуть посторонние, а если им доводилось столкнуться на приеме или вечеринке, норовили держаться подальше друг от друга. И что еще хуже, иногда им не удавалось увидеться по три-четыре недели, и именно поэтому они достигли такого мастерства в телефонном сексе.

Оттолкнувшись от стены, Эллин медленно побрела к дому. Ветер усилился, и тонкие джинсы, блузка и вязаная накидка матери не спасали ее от холода. Однако Эллин ничего не замечала. Ее мысли были всецело заняты Клеем. Ей хотелось узнать, что он сейчас делает и действительно ли скучает по ней. Собственная уязвимость раздражала Эллин, но и прежние ее приятели – за исключением Ричи, разумеется, – доставляли ей немало неприятностей. Эллин уже начинала подумывать о том, что невзирая на профессиональные успехи в ее характере есть какой-то серьезный изъян. В ней было что-то позволявшее мужчинам дурно обходиться с ней, хотя поначалу все они пылали страстью, не уступавшей ее собственной. Насколько знала Эллин, ни одна ее подруга не ведала подобных затруднений, а значит, было в ней что-то, чего нет в других женщинах. Или, наоборот, ей чего-то не хватало. Эллин была готова на все, лишь бы узнать, в чем тут дело; отношения с мужчинами ранили ее самолюбие, а затянувшийся развод Клея и его маниакальная скрытность лишь усугубляли положение.

Впрочем, сейчас не время предаваться тоскливым мыслям – мать непременно что-нибудь заподозрит, а Эллин, хотя и старалась быть с ней откровенной, понимала, что мать никогда не смирится с тем, какое место занимает в жизни ее дочери скандально известный Клей Инголл. Конечно, он сильно изменился с тех пор, когда наравне с другими рок-звездами шестидесятых пользовался репутацией необузданного дикаря, но если прислушаться к тем обвинениям, которые бросала ему бывшая жена, прошлое Клея начинало казаться на редкость тихим и мирным. Если бы Эллин не знала его так близко, она, вероятно, приняла бы сторону Нолы, поскольку по внешности и манерам Клея невозможно было догадаться о том, какой он добрый и чуткий человек.

Едва Эллин ступила на порог, у нее потекли слюнки. В доме витал восхитительный аромат мяса в горшочках, любимого блюда матери. Мать хлопотала на кухне, она рассеянно помешивала соус, не отрываясь от телевизора.

– Чем бы мне заняться? – спросила Эллин, пробуя соус.

– Накрой стол, милая, – ответила мать, продолжая следить за похождениями Люси. – И подай отцу пиво.

Эллин посмотрела на часы, висевшие над раковиной. Каждый день в шесть пятнадцать отец пил пиво. И уж конечно, Нине Шелби не было нужды смотреть на циферблат, чтобы узнать о приближении заветной минуты.

Эллин почистила себе морковку, откупорила бутылку «Будвейзера» и поставила ее на деревянный столик, у которого сидел отец. Фрэнк, не отрывая взгляда от экрана, протянул руку и взял бутылку. Эллин громко захрустела морковкой. Бутылка на мгновение замерла у отцовских губ, потом он продолжил пить, словно ничего не случилось и рядом не было ни души.

Программа подошла к концу, и они устроились у старого кухонного стола, исписанного именами рабочих и детей, побывавших здесь за долгие годы. Эллин окинула столешницу взглядом и без труда отыскала имя Мэтти, начертанное самыми крупными буквами и обведенное рамкой с цветочком внизу. Мэтти ежегодно гостила у Шелби с тех пор, как ей исполнилось пять лет, а Эллин – четыре. Она неизменно приезжала одна, поскольку ее братьев тянуло в другие места, а тете Джули было отказано от дома, как и дяде Мелвину, – с того самого дня, когда они поженились. В молодости тетя Джули была певичкой в ночном клубе. Мать по секрету сообщила Эллин, что там она раздевалась перед мужчинами до пояса. Эллин впервые познакомилась с дядей и тетей, только когда поехала учиться в колледж. Отправляя Мэтти в Небраску, родители сажали ее на самолет в Нью-Йорке и поручали заботам стюардесс. Эллин от всей души завидовала свободе, которой пользовалась сестра. Она по-своему любила родителей, но, побывав однажды в гостях у дяди и тети, не переставала мечтать, чтобы в ее доме воцарились такое же веселье и непринужденность, как в доме Мэтти.

– Как поживает Мэтти? – спросила Нина, словно угадав мысли Эллин. – По-прежнему работает в кафе?

Эллин кивнула, отправляя в рот ложку.

– Угу, – отозвалась она и, прожевав, добавила: – На прошлой неделе у нее было прослушивание. Ей предлагают постоянное место певицы в клубе на бульваре Сансет.

Мать бросила взгляд на мужа. Лицо Фрэнка оставалось каменным.

– Очень мило, – произнесла она и, вновь повернувшись к Эллин, осведомилась: – Но ведь она, кажется, хотела стать актрисой?

– И сейчас хочет, – подтвердила Эллин. – Беда в том, что начинающие актрисы мало зарабатывают, а Мэтти должна платить за жилье. Кстати, чуть не забыла. Я привезла несколько снимков нашей квартиры в Вэлли-Виллидж. Покажу после ужина. – Нина кивнула, и Эллин продолжила: – Честно говоря, я подумываю обзавестись отдельным жильем. Если Мэтти станет певицей, я перееду на другую квартиру, но только после того, как увижу, что она способна содержать себя.

– Может быть, она пригласит другую компаньонку? – спросила Нина.

Эллин уже собиралась сказать, что Джин, приятель Мэтти, изнывает от желания поселиться вместе с ней, но решила не раздражать отца.

– Думаю, так она и сделает. Нужно лишь найти подходящего человека.

Некоторое время они ужинали молча. Потрескивание дров в камине и едва слышный шорох ветра за окном создавали ощущение уюта и покоя; казалось, окружающий мир стал чем-то очень далеким. Наконец Нина и Эллин разговорились вновь. Следуя давней привычке, они старательно избегали тем, которые могли расстроить или разгневать Фрэнка. Время от времени и он вставлял слово, обращаясь исключительно к жене. Он расспрашивал о помощниках, делился видами на урожай, сказал, что нужно прополоть сорняки, прежде чем начнется уборка. Эллин видела, как тяжело матери разрываться между двумя любимыми людьми, но вместе с тем она сознавала бессмысленность попыток привлечь к себе внимание отца. Он был слишком упрям, чтобы смягчиться, и в своем упрямстве зашел чересчур далеко, чтобы пойти на попятный.

– Ты приедешь на День благодарения? – поинтересовалась мать, когда они с Эллин убирали со стола остатки черничного пирога.

Эллин на минуту задумалась, потом кивнула:

– Постараюсь вырваться. – Вспомнив о Клее, она принялась гадать, как он собирается провести праздник. Может быть, с детьми? Эллин знала, что Клей нипочем не упустил бы такую возможность, но требовалось разрешение Нолы, которое он вряд ли получит. Согласится ли он приехать сюда, к ее родителям?

Мать стала мыть посуду, а Эллин, взяв с полки чистое полотенце, вытирала тарелки насухо. Невольно улыбаясь, она представляла себе сорокашестилетнего рок-музыканта с его замашками кинозвезды, в потертых джинсах и туфлях крокодиловой кожи за одним столом с Фрэнком и Ниной Шелби на ферме в штате Небраска. Эллин едва сдерживала смех. Она ничуть не удивилась бы, согласись Клей ездить с родителями в церковь по воскресеньям, помогать рабочим валить лес или ухаживать за соей. Он обожал время от времени сменить образ жизни, любил общаться с людьми, каких не встретишь в Лос-Анджелесе.

Но представить себе, как родители воспримут появление Клея, было невозможно. При одной мысли об этом Эллин с глубокой жалостью подумала, какое унижение испытал бы отец в компании Инголла, как тяжело ему было бы узнать, сколь важное место в сердце Эллин занимает человек, жизнь которого начисто отвергает те надежды, которые Фрэнк связывал с будущим своей дочери. Вероятно, со временем он мог бы привыкнуть к джинсам, «Оскарам» и гитарам, однако никогда не смирился бы с тем фактом, что Клей прежде был женат. Да, Клей расстался с супругой, но Фрэнку от этого не стало бы легче; наоборот, это только усугубило бы положение, поскольку в глазах отца Эллин развод выглядел одним из самых тяжких грехов.

В следующий раз Эллин встретилась с отцом и матерью лишь назавтра, поздним утром, когда родители, нарядившись в воскресные костюмы, собирались отправиться в церковь. Поскольку к их возвращению Эллин должна была уехать, прощаться следовало именно сейчас, до того как Фрэнк и Нина усядутся в пикап.

Расставание всегда оказывалось нелегким испытанием для Эллин. Ей было неприятно уезжать, не выяснив отношения с отцом, хотя последние два года она практически потеряла надежду. Нина полагала, что со временем все наладится, но прошло уже более семи лет, а дело не сдвинулось ни на шаг.

Эллин с матерью вышли из дома и двинулись к автомобилю. Холодный ветер поднимал с земли пыль и разносил по двору сухие листья, весело посвистывая в щелях старого тракторного гаража. Воздух был кристально чист, в голубом небе светило яркое солнце, а стручки фасоли набухли, готовые вот-вот лопнуть.

Фрэнк уже развернул машину и выбрался из салона. На его чуть побледневшем лице угадывались растерянность и нетерпение. Заметив его, Эллин удивилась. Как правило, отец старался избегать прощаний.

Мать с не меньшим изумлением вскинула брови. Она повернулась к Эллин и протянула ей руки.

– Позвони нам, когда приедешь в Нью-Йорк, – сказала она, обнимая дочь. – Мы хотим знать, что ты добралась благополучно.

– Да, конечно, – пообещала Эллин. – Берегите себя, мама. Не надрывайтесь на уборке. А я постараюсь приехать на День благодарения.

Отец громко откашлялся. Эллин и Нина повернулись к нему. Фрэнк смотрел мимо них в сторону дома, словно был здесь один.

– Скажи ей, пусть остается с Мэтти! – рявкнул он. – Ей нельзя жить одной.

Нина оглянулась на Эллин, но та смотрела на отца.

– Все квартиры, из которых я буду выбирать, находятся под охраной, – сказала она ему.

– Этот город полон опасностей! – прорычал Фрэнк, буравя взглядом жену.

Эллин взглянула на мать, потом опять повернулась к отцу.

– Ты не хочешь приехать в Лос-Анджелес и помочь мне подобрать жилье? – спросила она. – Зная, где я поселилась, ты перестал бы тревожиться.

Но Фрэнк уже шагал к водительской дверце пикапа.

Эллин беспомощно посмотрела на мать. Приглашать отца в город, который представлялся ему средоточием греха, было глупо и вдобавок бессмысленно, поскольку Эллин, расставшись с Мэтти, собиралась поселиться с Клеем – разумеется, после окончания бракоразводного процесса, – а стало быть, она совершенно напрасно создала у отца впечатление, будто хочет жить одна. Наверное, ей попросту хотелось убедиться в том, что отец по-прежнему заботится о ней, и вот спустя одиннадцать часов после ее приезда он нашел способ выразить свою любовь.

– Я люблю тебя, папа! – крикнула Эллин. Дверца пикапа захлопнулась, но она не сомневалась, что отец ее услышал.

– Не надо было дразнить его, – упрекнула мать, целуя Эллин в щеку.

– Чем же я его дразнила?

– Тем, что пригласила его в Лос-Анджелес. Ты ведь знаешь отца… нет-нет, не спорь, – сказала Нина, поднимая руку. – Будь осторожна и позвони нам из Нью-Йорка.

– Непременно, – отозвалась Эллин.

– И передай Мэтти, что тетя Нина и дядя Фрэнк будут рады видеть ее у себя на День благодарения, если она не поедет к родителям.

– Обязательно передам, – пообещала Эллин, беря мать под руку и ведя ее к машине.

Она стояла во дворе, махая рукой и посылая воздушные поцелуи, пока пикап не скрылся за горизонтом, после чего торопливо вернулась в дом, спасаясь от холода. Сама она намеревалась отправиться в аэропорт менее чем через час, и перед отъездом ей нужно было позвонить в несколько мест. Она бросила взгляд на часы, вычислила нью-йоркское время, взяла со стола пачку сценариев с аннотациями и, вооружившись сотовым телефоном, принялась нажимать кнопки. При мысли о том, что сказал бы отец, застав ее за работой в воскресенье, Эллин передернуло. К счастью, он ничего не узнает, а значит, не будет огорчен.

Покончив с делами, Эллин собрала чемодан и погрузила его в машину. Она понимала, что ближайшие полтора дня потребуют от нее напряжения всех сил и умения вести переговоры, но не жалела об этом; ее уже охватил бойцовский азарт, к тому же она была рада любой возможности хотя бы на время отвлечься от мыслей о Клее.

Не меньшее беспокойство вызывал у нее приказ Теда Фаргона явиться к нему сразу по возвращении в Лос-Анджелес. Беседовать с агентами с глазу на глаз было не в его привычках, хотя в прошлом он делал для Эллин подобные исключения. Но такого уже давно не случалось, и теперь, терзаясь неопределенностью и чувством собственной уязвимости, Эллин со страхом подумала, что Фаргон собирается втравить ее в затяжной конфликт с владельцем британского агентства Макканом. Ей не хотелось ввязываться в кровавую схватку, жертвами которой стали уже трое ее коллег, потерявших работу. И в особенности сейчас, когда Эллин более всего занимало дальнейшее развитие ее отношений с Клеем.

Глава 3

Сердце Сэнди рвалось из груди. На ее маленьком, покрасневшем от ветра лице застыло отчаянное выражение. Она обвела взглядом полукруг кабинетов, занимавший мансарду Харбор-Ярд, одного из высотных зданий роскошного комплекса Челси-Харбор, который объединял в себе жилые и деловые строения. Контора Майка Маккана напоминала амфитеатр. Наверху располагались застекленные кабинеты, выходившие окнами на реку, а «сцену» заполонили письменные столы, каталожные шкафы, перегородки и ультрасовременная аппаратура.

Услышав, как за спиной закрылась дверца лифта, Сэнди неуверенно ступила на серую ковровую дорожку и, сделав три шага, оказалась на верхней ступеньке лестницы, ведущей вниз. Людей не было видно, но Сэнди слышала чей-то голос, доносившийся из-за перегородки. Обведя глазами стены, она почувствовала, как ее охватывает тихий восторг. На огромных плакатах и фотографиях красовались лица, известные всему миру. Многих она даже не знала по именам. Сэнди гадала, встретится ли она с кем-нибудь из них, и от души жалела о том, что даже сумей она свести знакомство со знаменитостями, ей некому будет похвастаться.

Она задержалась у фотографий в надежде, что кто-нибудь ее заметит либо вспомнит о том, что она с сегодняшнего дня работает в конторе, и выйдет ей навстречу. Она продолжала вертеть головой, беспомощно уронив руки. На ее плече висела яркая пластиковая сумка, пальто было застегнуто до горла. Сэнди густо накрасила глаза, чтобы скрыть припухлость – результат тех слез, что она пролила за минувшие семь дней. Сейчас она не могла позволить себе думать о своих переживаниях, иначе вновь начала бы плакать. Чтобы отвлечься, она принялась размышлять о своей роскошной прическе, вспоминая, какую радость испытала, увидев себя в зеркале с короткими светлыми волосами. Это помогло ей отчасти справиться с волнением, хотя расходы на стрижку – почти сотня фунтов – по-прежнему ввергали ее в ужас. Ей и в голову не приходило, что прическа может стоить так дорого. Сестры то и дело повторяли, что в городском салоне с клиента дерут три шкуры, но теперь двенадцать фунтов за стрижку с укладкой и еще двадцать за подкраску корней волос казались верхом скромности.

Человек, голос которого раздавался за перегородкой, громко рассмеялся. Было ясно, что он беседует по телефону. Сэнди занесла над лестницей ногу, собираясь спуститься, но передумала. Она не хотела мешать разговору и решила подождать.

Сэнди посмотрела на часы. Четверть десятого: она явилась на пятнадцать минут раньше срока. Дорога заняла более полутора часов. Выйдя на станции метро Баркинг, Сэнди прошла до площади Слоун-сквер, проехала на одиннадцатом автобусе по Кингз-роуд до горбатого мостика у индийского ресторана «Чатни Мэри». Оттуда ей пришлось ковылять на высоких каблуках по холодным, открытым всем ветрам улицам торгового района мимо аукционных залов, биржевых контор и роскошных витрин художественных галерей, которые только начинали пробуждаться к жизни. Впрочем, Сэнди знала, что ее ожидает. В пятницу она проложила маршрут по карте и преодолела его из конца в конец, чтобы не опоздать на службу в первый же рабочий день. Метро стоило бешеных денег, Сэнди не могла приобрести сезонный проездной, и в эти дни ей приходилось ограничиваться разовым билетом часа пик. Внезапно в ее душу закрался парализующий страх, а на глаза навернулись слезы. Того, что у нее оставалось, хватало только на возвращение домой. Ей не на что было купить еду и оплатить завтрашнюю поездку на работу.

Услышав, как раздвигаются двери лифта, Сэнди обернулась. В контору хлынула толпа людей, которые говорили все разом. Пока они проходили мимо, Сэнди вглядывалась в лица, отыскивая единственного знакомого ей человека – Зельду. Ее в толпе не оказалось.

– Здравствуйте. Вы новенькая? – Из-за спины Сэнди выступила высокая девушка с худощавым лицом, в пушистых наушниках и зелено-желтом пуховике.

– Э-э… нет… то есть да, – отозвалась Сэнди, неожиданно почувствовав себя неуютно в простом черном пальто и башмачках фасона викторианской эпохи.

Девушка приподняла брови, предлагая Сэнди продолжать.

– Я должна сегодня приступить к работе, – объяснила та.

Девушка широко улыбнулась и протянула ладонь.

– Стало быть, вы – Сэнди Пол, – сказала она, встряхивая руку Сэнди. – А я – Джоди Уэбб, секретарь Майка. Вы будете сидеть в одном кабинете со мной. Идемте, я покажу вам, где это.

Взяв Сэнди под локоть, она повлекла ее вниз, в толпу людей, которые снимали пальто и вскрывали пластиковые стаканчики с дымящимся кофе, которые принесли с собой.

– Эй, народ! – воскликнула Джоди. – Это Сэнди, наш новый клерк. – Присутствующие как один повернулись к Сэнди, и она почувствовала, что неудержимо краснеет. – Сэнди, – продолжала Джоди, – это Фрэнсис, Джанин, Берти и Гарри. Впрочем, вам достаточно запомнить только Гарри. Он агент, его кабинет находится у дальнего конца полукруга.

– Привет, Сэнди, – сказал Гарри, протягивая руку. – Добро пожаловать в контору «Маккан и Уолш».

– Спасибо, – застенчиво отозвалась Сэнди, пожимая его ладонь. У Гарри было веселое лицо, чуть рябое после юношеских прыщей и щедро усыпанное веснушками. Его золотисто-каштановые волосы начинали редеть на макушке, но ниспадали на воротник густой волной. В бледно-голубых глазах сверкал озорной огонек, тут же внушивший Сэнди симпатию.

Остальные также обменялись с ней рукопожатием. Первыми подошли Джанин и Фрэнсис, антрепренеры, девушки примерно одного с ней возраста, наряженные с такой же лихостью, что и Джоди. Сэнди насторожили взгляды, которыми они окинули ее, но ей хватило выдержки ничем этого не показать. Потом настала очередь Берти, еще одного секретаря. Это был долговязый молодой человек ростом более шести футов; братья Сэнди назвали бы его прямым как палка. Последней подошла Тея, помощница Гарри. Белое лицо, бордовые губы и прямые черные волосы придавали ей невероятное сходство с Мортицией из «Семейства Аддамс».

– Не пугайтесь! – со смехом сказала Джоди, ведя Сэнди по лестнице к застекленным кабинетам. – Они совсем не такие страшные, какими кажутся. Что ж, первым делом мы снимем верхнюю одежду, приготовим кофе, а потом я покажу вам контору. Согласны?

– Еще бы, – отозвалась Сэнди, с удовольствием прислушиваясь к бойкому кокни Джоди и гадая, не стоило ли ей овладеть этим говором вместо того, чтобы усваивать рафинированный английский, который успел осточертеть ей за три месяца занятий под звуки магнитофона. Впрочем, она всегда отличалась способностью к подражанию.

– Вот мы и дома, – промолвила Джоди, ногой открывая дверь, всю площадь которой занимал плакат с портретом Раскина, полицейского из знаменитого телесериала.

– Вы с ним знакомы? – спросила Сэнди, останавливаясь, чтобы разглядеть худощавое лицо, появлявшееся на экране каждую пятницу в пять часов вечера.

Джоди обернулась.

– С кем? С Питером? Еще бы, он то и дело околачивается у нас. Он близкий друг Майка, хотя является клиентом Зельды. Вы тоже с ним познакомитесь. Итак, это наш кабинет, – продолжала она, вводя Сэнди в узкое длинное помещение. Его середину занимали два письменных стола, вдоль стен протянулись ряды каталожных ящиков, а под окном стоял набитый битком книжный шкафчик. – Вы будете работать там, – сказала Джоди, показывая Сэнди дальний стол, на котором стоял компьютер и лежала стопка книг. – Дамский туалет находится рядом с лифтами.

Сэнди казалось, что она должна что-то сказать, но слова не шли с языка. Ощущение, что ей здесь не место, вдруг многократно усилилось, и единственное, что удерживало ее от панического бегства, была мысль о том, что по пути к выходу ей вновь придется протискиваться сквозь толпу. Хмуря брови, она сняла пальто и по примеру Джоди повесила его на крюк, привинченный к двери изнутри.

– Славный костюмчик, – заметила Джоди, и Сэнди зарделась до корней волос. В словах Джоди ей чудилась насмешка, ведь по сравнению с ее лимонно-желтыми леггинсами, красными башмаками и розовой курткой, исполосованной молниями, наряд Сэнди казался именно тем, чем был на самом деле, – тряпкой из дешевого магазина, жалкой пародией на строгий деловой костюм. – Если не ошибаюсь, вы родом из Шропшира? – спросила Джоди, приближаясь к кофеварке.

– Э-э… да, – ответила Сэнди, только сейчас вспомнив, что именно это графство назвала на собеседовании.

Джоди прищурилась:

– Кажется, это неподалеку от Лейк-Дистрикт?

Сэнди не имела ни малейшего понятия, где находится Шропшир.

– Да, рядом, – сказала она. – А вы откуда?

Джоди рассмеялась.

– Я коренная жительница Лондона. Разве вы не заметили? Я родилась и выросла в Кэтфорде.

– И до сих пор живете там? – удивилась Сэнди.

– О Господи, только этого мне не хватало! – Джоди фыркнула. – В Кэтфорде осталась моя мать, а я поселилась с приятелем в Бэлхеме. А у вас есть парень?

Сэнди покачала головой.

– Ага. Ну что ж, скоро появится. В Лондоне полно мужчин, которые нуждаются в ком-нибудь, кто заменил бы им мамочку. Итак, первым делом по утрам вы будете заниматься вот этим. – Джоди показала ей пустой кофейный кувшин. – Вы будете мыть его и наполнять водой в дамском туалете. Кофе и сахар лежат в буфете вот здесь, под факсимильной машиной, а молоко вы будете покупать в магазине и приносить с собой. Ширли возместит ваши траты из сумм на мелкие расходы. Сегодня я сама принесла молоко. – Джоди порылась в сумочке и вынула пол-литровый пакет. – Мы держим его в маленьком холодильнике рядом с буфетом. Кстати, вы умеете обращаться с факсом? – продолжала она. – Прием факсов также входит в ваши обязанности. Большая их часть поступает прямо в компьютеры, но некоторые печатаются на бумаге, и вам придется их разносить. Пару раз я схожу вместе с вами, покажу, кто и где сидит. Полагаю, вы уже ознакомились с расположением помещений? На нижней площадке стоят столы. Те из них, что повернуты к кабинетам агентов, занимают их помощники. Остальные принадлежат антрепренерам, секретарям и администраторам, которые занимаются контрактами и обеспечением авторских прав. Мой кабинет находится наверху, потому что я личный секретарь Майка. Его комната – соседняя справа. Офис Дэна Уолша, второго компаньона, находится слева. Его помощница, Ширли, сидит в одном помещении с Дэном, поскольку он почти не заглядывает к нам. Дэн ведает бухгалтерией, а Майк работает с клиентами, поэтому большую часть времени он проводит в конторе, если, конечно, не уехал в командировку. Дэн руководит финансовыми отделами еще нескольких предприятий, поэтому посвящает нашей компании лишь часть своего рабочего времени. Ширли – я уже говорила о ней – занимается кадрами, оплатой труда и тому подобными вещами, поэтому вам придется с ней встретиться. Кстати, чуть не забыла, – сказала Джоди, заметив, как на одном из телефонов замерцал огонек вызова, – у Майка три телефонные линии, которые приходят сюда, в наш кабинет, и еще одна, которая подключена к аппарату в его комнате. Его личный номер нельзя называть никому, это исключительное право Майка. Мы с вами имеем возможность отвечать на звонки, адресованные любому сотруднику агентства, а они – принимать сообщения для нас… Контора Майка Маккана, – сказала Джоди в микрофон, торопливо роясь в ящике в поисках ручки и блокнота. – Привет, Рики. Спасибо, у меня все хорошо. Нет, еще не приехал. Не раньше одиннадцати, а то и двенадцати. У него совещание в Би-би-си, а потом он поедет на просмотр куда-то в Уэст-Энд. Если у вас что-то срочное, я могу записать сообщение… Хорошо, я передам ему, что вы звонили. – Она дала отбой, черкнула что-то в блокноте и тут же вновь подняла трубку зазвонившего телефона.

Разговор затянулся на несколько минут, и Сэнди, взяв кофейный кувшин, отправилась на поиски дамского туалета. К тому времени, когда она вернулась, Джоди уже положила трубку. Она высунулась из двери и крикнула, обращаясь ко всем с просьбой передать Марлен, что Майк велел ей позвонить ему в Би-би-си, как только она появится. В конторе уже воцарился шум, то и дело раздавались телефонные гудки, и было трудно понять, услышал ли ее кто-нибудь.

– Принесли воду? Отлично, – сказала Джоди, увидев Сэнди, входившую в дверь. – Я научу вас пользоваться кофеваркой, а потом мы приступим к работе. Я положила в верхний ящик вашего стола блокнот и несколько ручек, чтобы вы могли записывать все, что я вам расскажу. Телефоны устроены очень просто. Вот эта панель на столе – коммутатор. Каждый из нас может отвечать на любые звонки и записывать сообщения, адресованные отсутствующему абоненту. Их полагается пришпиливать на доску, которая висит около лифта. Шкаф с канцелярскими принадлежностями стоит по другую сторону лифта, у мужского туалета. Можете брать там все, что потребуется, только не забывайте записывать. Кстати, это еще одна ваша обязанность – вести учет принадлежностей и пополнять их по мере надобности. Но главной вашей задачей будет замещать меня, когда я нахожусь в отлучке. Такое бывает редко, однако иногда Майк берет меня с собой вести протокол бесед, особенно с адвокатами. Вы умеете стенографировать?

У Сэнди сжалось сердце. На собеседовании никто не говорил ей, что она должна владеть скорописью.

– Умею, но плохо, – нерешительно отозвалась она.

Джоди пожала плечами:

– Ничего страшного. Это требуется только при ведении протоколов на совещаниях агентов, но вы всегда можете воспользоваться магнитофоном. – С этими словами она посмотрела через плечо Сэнди, и ее лицо расплылось в улыбке. – Вы только посмотрите, кто к нам явился! – протянула она, уперев руки в бока.

В комнату торопливо вошел невероятно привлекательный молодой человек с буйной гривой светлых волос и ярко-голубыми глазами.

– Сэнди, позвольте познакомить вас с Крейгом Олуэллом. Крейг, это Сэнди, наш новый клерк. Крейг – литературный агент, – объяснила она Сэнди. – Он представляет всех наших сценаристов, редакторов и консультантов. Берти, с которым вы уже познакомились, – его ассистент.

– Привет, Сэнди! – Крейг улыбнулся, встряхнув руку Сэнди. – Рад познакомиться с вами. Тут у нас что-то вроде сумасшедшего дома, но большинство его обитателей не кусаются.

Сэнди рассмеялась, немедленно проникнувшись к нему таким же расположением, как прежде к Гарри.

– Майк здесь? – спросил Крейг, поглядывая на кувшин, в котором закипал кофе.

– Приедет не раньше одиннадцати, – ответила Джоди. – Чем я могу помочь?

– Ничем, если не желаешь разругаться с Томом Уайтхедом, – сказал Крейг. – Надеюсь, Майк захватил с собой мобильный телефон?

– Да, но сейчас у него совещание в Би-би-си, – произнесла Джоди, бросив взгляд на часы. – Через полчаса ты сможешь застать его в такси на пути в Уэст-Энд.

– Ладно, – отозвался Крейг и повернулся к Сэнди. – Моя комната третья отсюда, сразу за кабинетом Зельды, – сообщил он. – Если мне пришлют факс, принесите вместе с ним кофе, и мы немножко посплетничаем. Я расскажу вам о Джоди и ее чувствах к Гарри.

Джоди залилась пунцовым румянцем.

– Ш-ш-ш! – прошипела она, едва сдерживая смех. – Гарри тебя услышит!

– Я расскажу только о том, что ему уже известно, – пообещал Крейг ухмыляясь.

– Не обращайте на него внимания, – попросила Джоди, повернувшись к Сэнди и выталкивая Крейга из комнаты. – У него чересчур живое воображение. Если Майк позвонит, я передам, что ты хотел с ним поговорить, – сказала она Крейгу. – А теперь исчезни!

Проходя мимо окна, Крейг заглянул в кабинет и послал Джоди воздушный поцелуй.

– Если бы я его не любила, уже давно прикончила бы, – пробормотала та.

– Он такой непосредственный, – проговорила Сэнди смеясь. – Он кажется слишком молодым для агента.

Джоди вздохнула.

– Ошибаетесь, – сказала она. – Сколько вы ему дадите?

– Двадцать четыре, максимум двадцать пять, – ответила Сэнди.

– Ему тридцать два года, – сообщила Джоди. – Трудно поверить, правда? Все дело в этих его светлых волосах, синих, как у ребенка, глазах и румяных щеках. И уж коли Крейг показался вам красавчиком, посмотрим, что вы скажете, увидев Майка. – Она на мгновение задумалась, потом добавила: – Впрочем, это зависит от вкуса. Крейг – блондин, Майк – брюнет. Крейг – голубой, Майк – натурал. В сущности, их объединяет одно: возраст, в котором они стали агентами.

– Крейг – голубой?! – воскликнула Сэнди.

– Абсолютно, – отозвалась Джоди. – Очень жаль разочаровывать вас, но на моих глазах многие попадались в эту западню, и я не хочу, чтобы с вами произошло то же самое. Крейг отлично ладит с женщинами, но изменить своим пристрастиям он не в силах.

Сэнди еще раз посмотрела в сторону кабинета Крейга. Увидев его ассистента, который поднимался по лестнице с кипой документов в руках, она спросила:

– Значит, они с Берти?..

Джоди рассмеялась:

– Господи, нет, конечно! У Крейга куда более изысканные вкусы. Я даже не знаю, есть ли у него постоянный любовник. О его личной жизни ничего не известно. Крейг держит рот на замке, но было бы трудно представить, что такой красавчик может оставаться один.

Сэнди согласно кивнула.

– Ну а Дэн, партнер Майка? – осведомилась она. – Что он за человек?

– Дэн – милашка, каких свет не видывал, – ответила Джоди, усаживаясь за стол. – Он женат на Колин, сестре Майка. У них двое детей, вот-вот родится третий, и мать Майка, Клода, практически поселилась у них.

Сэнди улыбнулась.

– Похоже, у них замечательная семья, – сказала она и тоже опустилась в кресло.

– Еще какая! – подтвердила Джоди. – Клода звонит сюда не реже раза в день, как правило, только для того, чтобы посплетничать с первым, кто взял трубку. Все это кончается тем, что она забывает пригласить Майка к телефону. Но она прелесть, ее все обожают. Немножко сумасбродная, но чего еще ожидать от ирландки? У Майка есть младший брат, Каван. Ему двадцать с чем-то лет, и он любимец семьи. У Майка и Колин другой отец, однако, глядя на них троих, этого не скажешь. Все они души не чают в Каване. Все до единого. Увидев его, вы сразу поймете почему. В нем есть что-то, что нельзя выразить словами, можно только почувствовать. Перед его очарованием не устоит никто. Он очень похож на Майка, только моложе. Когда я в последний раз слышала о нем, он обретался в Норвегии, спасал устриц. – Джоди нахмурилась. – Впрочем, может быть, я что-то напутала. Каван вечно занимается странными вещами. Нет, я не хочу сказать, что устрицы – непонятная штука… в общем, вы уловили мою мысль… Здравствуйте. Офис Майка Маккана, – сказала она в телефонную трубку.

К полудню Сэнди почувствовала себя намного увереннее и свободнее. Сотрудники конторы держались предупредительно и дружелюбно, старательно помогали ей войти в курс дел, и былая застенчивость Сэнди почти исчезла. Она надеялась, что уже в ближайшее время сможет смеяться, не заливаясь при этом румянцем. Ей так понравилось отвечать на телефонные звонки и осваивать компьютер, что она почти забыла о том, что денег, оставшихся в ее кошельке, хватит только на возвращение домой. Она не вспомнила бы об этом до конца рабочего дня, если бы Ширли, помощница Дэна, не вызвала ее к себе в кабинет, чтобы уточнить анкетные данные.

Сидя в просторном светлом кабинете с тем же видом на реку, что и в той комнате, которую она делила с Джоди, Сэнди следила за тем, как Ширли скармливает компьютеру ее вранье. Хуже всего было то, что к этому времени Сэнди познакомилась с сотрудниками и поняла – им безразлично, что до сих пор она была никем и ничем. Даже Адриан Фишер, ведущий утренней информационной программы, разговаривал с ней по телефону любезным, доброжелательным тоном. Вдобавок он сказал, что с нетерпением ждет возможности лично встретиться с ней, но Сэнди было трудно понять, говорил ли он всерьез или из вежливости.

– Стало быть, вы шропширская девчонка. – Ширли улыбнулась, и ее морщинистое припудренное лицо напомнило Сэнди ее мать. Не то чтобы у матери была похожая улыбка – просто она пользовалась пудрой так же неумело, как нынешняя собеседница Сэнди. – В Шропшире есть замечательные места, – продолжала Ширли. – Моя сестра жила там некоторое время, и мы каждое лето приезжали к ней в гости.

Сэнди заставила себя улыбаться, молчаливо вознося небесам молитву, чтобы Ширли не пришло в голову спросить, кого она знает в Шропшире. Она от души ругала себя за то, что выбрала это графство, не зная о нем буквально ничего.

– Итак, вы с отцом владели книжным магазином, – произнесла Ширли, посмотрев на экран компьютера. – Ничего лучшего и не придумаешь. Я и сама была бы рада уйти на пенсию, поселиться в провинции и окружить себя книгами.

– В этом деле есть свои плюсы и минусы, – уклончиво отозвалась Сэнди, изумляясь собственной находчивости.

В глазах Ширли что-то промелькнуло.

– Мы в целом знакомы с вашей биографией, поэтому остается лишь уточнить ваш лондонский адрес и номер домашнего телефона, чтобы иметь возможность связаться с вами в случае необходимости.

Сэнди продолжала улыбаться, чувствуя, как ее охватывает паника.

– Да, разумеется, – сказала она, лихорадочно размышляя. Ей не составило бы труда назвать адрес дома в Баркинге, где она сняла крохотную клетушку с общей ванной и туалетом. Там даже был телефонный аппарат, но дать его номер «на случай необходимости» Сэнди не могла. Она еще не познакомилась с соседями, к тому же на собеседовании она сообщила, что собирается остановиться у двоюродной сестры. Она торопливо назвала адрес, после чего продиктовала одиннадцатизначный номер, который первым пришел ей на ум.

Ширли удовлетворенно кивнула.

– Очень хорошо, – сказала она, нажимая клавишу ввода. – Я рада, что вы так быстро обзавелись жильем. Я не знакома с Баркингом. Надеюсь, это приличный район?

– И даже очень, – солгала Сэнди. – Правда, моя квартира не бог весть что, но я готова удовольствоваться ею, пока не подвернется что-нибудь получше.

В душе она заливалась горючими слезами, вспоминая об убогой каморке, за которую внесла аванс в четыре сотни фунтов, а в течение месяца должна была выплатить еще шестьсот за следующий месяц и страховку. Ей крупно повезло, что хозяин согласился взять задаток; Сэнди не имела ни малейшего понятия, где она раздобудет недостающие средства, когда придет пора расплачиваться. Впрочем, впереди у нее был целый месяц, и в эту минуту Сэнди куда больше угнетало сосущее чувство голода. Денег оставалось только на автобус. Будь такая возможность, она бы отправилась домой пешком. Но она не знала дорогу, а если бы и знала, ей потребовалось бы полночи, чтобы добраться туда. Оказавшись дома, она была бы вынуждена тут же развернуться и идти обратно.

Сэнди посмотрела на Ширли и уже собралась попросить аванс, но прикусила язык. Чем она могла объяснить свою нужду, если, по ее собственным словам, она недавно продала магазин и унаследовала имущество отца? И если уж на то пошло, как она очутилась в Баркинге, располагая такими средствами? Сэнди отчаянно жалела о том, что сказала о себе неправду, но не видела способа исправить положение.

– Да, и еще одно, – сказала Ширли. – Сэнди – это Сандра или Александра?

– Александра, – ответила Сэнди и вновь солгала.

Ширли отстучала ее имя и несколько раз нажала на кнопку «мыши».

– Ну, вот и все, – сказала она, поднимаясь на ноги. – Надеюсь, вам понравится работать у Маккана. У каждого из нас свои недостатки, но в общем и целом здесь собралась неплохая компания. Дэн появится завтра, и я познакомлю вас с ним. А Майк приедет с минуты на минуту.

Сэнди кивнула, чувствуя, как от предвкушения встречи с новым боссом замирает ее сердце.

Когда она вернулась в свой кабинет, Джоди собиралась уходить.

– А, вот и вы! – воскликнула она, натягивая куртку. – Майк только что пришел. Он у себя вместе с Зельдой. Я иду за сандвичами, а вы сварите Майку и Зельде кофе и отвечайте на звонки. Хорошо?

– Да, конечно, – отозвалась Сэнди, довольно удачно скрывая испуг. – Э-э… какой кофе они предпочитают? Черный? С молоком? С сахаром?

– Оба пьют черный без сахара. У Зельды своя личная чашка. Принести вам сандвич? Можете заказать все, что угодно, – с тунцом, с креветками, с цыплятами, только назовите.

У Сэнди потекли слюнки.

– Э-э… нет, спасибо. Я не хочу есть, – сказала она. В последний раз она ела почти сутки назад, ей не хотелось даже думать о том, сколько еще придется голодать.

– Джоди, ты еще не ушла?

Джоди повернулась, подбежала к своему столу и нажала клавишу переговорного устройства.

– Еще нет, – ответила она и, подмигнув Сэнди, беззвучно произнесла: – Это Майк.

– Прежде чем уйдешь, принеси мне папку Дона Портмана, но сначала посмотри, указан ли там номер его телефона в Котсвулде.

– Уже несу, – сказала Джоди и отпустила клавишу. – Эта папка находится вон там, во втором ящике, – сказала она Сэнди, перебирая картотеку для визиток. – Покопайтесь там… ага, вот и его карточка. Дон Портман, Тэрбери. – Она протянула карточку Сэнди. – Напишите его номер на форзаце и отнесите Майку вместе с кофе. Я вернусь через десять минут. Если будет очередь – через пятнадцать.

Сэнди сделала все, что было велено. Чуть дрогнувшей рукой она написала телефонный номер и отправилась к кофеварке. На ее лице застыла напряженная гримаса, закружилась голова, засосало под ложечкой – отчасти виной тому были разыгравшиеся нервы, отчасти голод. Ей очень хотелось произвести хорошее впечатление на нового босса, и вместе с тем от одной лишь мысли, что она вот-вот его увидит, у нее подгибались колени.

Крепко стиснув папку под мышкой и прихватив две чашки кофе, она преодолела короткое расстояние, отделявшее ее от кабинета Майка. Почти все сотрудники ушли обедать, а оставшиеся, казалось, не замечали ее, но даже если бы они и обратили внимание на Сэнди, нипочем не догадались бы, как она себя чувствует. Не будь Сэнди голодна, она лучше держала бы себя в руках, однако страх и ощущение пустоты в желудке мешали ей сосредоточиться.

К счастью, дверь была приоткрыта, и Сэнди, легонько толкнув ее ногой, заглянула внутрь, соображая, можно ли ей войти. В первое мгновение она никого не увидела, но потом из-за двери раздался тот самый голос, который она слышала в интеркоме:

– Я понял, о чем ты толкуешь, Боб, но у меня перед глазами расписание, и оно мне не нравится. Всю следующую неделю он будет заниматься съемками в Сандерленде… не вешай трубку, я взгляну… да, съемки должны были закончиться две недели назад, стало быть, что-то изменилось. Я все проверю и вновь свяжусь с тобой. Лады? Да, перезвоню сегодня же.

– Бип-бип, – произнес кто-то за спиной Сэнди.

Сэнди вздрогнула, расплескала кофе и, обернувшись, увидела улыбающуюся Зельду. Ее охватило громадное облегчение.

– Ага, вот и Сэнди! – воскликнула Зельда. – Как дела, моя дорогая? Вы уже освоились на новом месте?

– Э-э… да, спасибо, – запинаясь, пробормотала Сэнди. – Я… э-э… принесла вам кофе.

– Какая прелесть! – нараспев произнесла Зельда, жестом приглашая Сэнди в кабинет. – Вы уже познакомились с Майком? Где он?

– Я здесь, – отозвался Майк, широко распахивая дверь.

– Майк, это Сэнди, наш новый работник, – заговорила Зельда. – Сэнди, это Майк Маккан.

Сэнди повернулась и посмотрела на Майка. Он сидел у стола за дверью, прижав к уху мобильный телефон и глядя в бумаги, поэтому несколько секунд ей был виден только его профиль. Он поднял руку и запустил пальцы в темную всклокоченную шевелюру, потом поморщился, пробормотал что-то себе под нос и потер подбородок. Сэнди подумала, что ей следует что-нибудь сказать, но Майк был поглощен разговором, и она не решилась отвлечь его.

Наконец он заметил ее присутствие и повернулся к ней лицом. Только теперь он с запозданием уловил смысл слов Зельды; в его завораживающих голубых глазах на мгновение мелькнуло смущение, но он тут же улыбнулся.

– Привет, Сэнди, – сказал он, кладя ладонь на плечо девушки и подводя ее к столу. – Как устроились? Со всеми познакомились? Что это у вас – кофе? Поставьте чашки вот сюда.

Сэнди опустила чашки на стол и вынула из-под мышки папку. Майк обошел вокруг стола, втолковывая что-то Зельде, которая тем временем говорила по телефону. Сэнди захлестнул водоворот чувств, ее сердце забилось чаще, лицо залилось нестерпимо горячим румянцем.

Майкл смотрел на Зельду, прислушиваясь к ее словам. Потом он опять повернулся к Сэнди и улыбнулся вновь. У него были чуть неровные зубы, но от этого улыбка казалась еще обаятельнее. У Майка было удивительно привлекательное лицо: безупречной формы нос, густые темные брови, сросшиеся на переносице, а глаза такого насыщенного синего цвета, что Сэнди не сразу уловила таившуюся в них насмешку. Майку не мешало бы побриться, галстук сбился на сторону, но у Сэнди не было ни малейших сомнений в том, что перед ней самый прекрасный из всех мужчин, которых она встречала в жизни.

– Это документы Дона Портмана? – спросил Майк.

Сэнди опустила взгляд на его протянутую руку. У Майка были длинные тонкие пальцы, тыльную сторону ладони покрывали волоски.

– Да, – ответила она, передавая ему папку.

Майк улыбнулся еще шире, и Сэнди покраснела до корней волос. Было ясно, что Майк отлично сознает, какое впечатление произвел на нее. Должно быть, подумала Сэнди, он оказывает такое же воздействие на любую женщину, которая попадается ему на глаза. При одной мысли о том, какие это прекрасные и утонченные женщины, к горлу Сэнди подступил ком. Но может быть, именно разнообразие привлечет к ней внимание Майка?..

– Сварите себе кофе, возвращайтесь сюда, и мы познакомимся поближе, – предложил Майк, усаживаясь за стол и открывая папку.

Сэнди хотела что-то сказать и с испугом поняла, что не может произнести ни звука. Она попыталась вновь и чуть слышно пробормотала:

– В отсутствие Джоди я должна отвечать на телефонные звонки.

Майк смотрел в папку.

– Сейчас обеденный перерыв, звонков будет немного, – произнес он. – Скажи ему, что так дело не пойдет.

Сэнди нахмурилась, потом с опозданием сообразила, что последние слова Майка предназначены Зельде. Она растерянно застыла на месте, не зная, что делать. Майк вновь принялся листать бумаги, а Зельда, усевшись на край стола, с головой ушла в разговор по телефону. Наконец Сэнди решила вернуться в свою комнату.

Сидя за столом и прислушиваясь к доносившимся из-за двери голосам, она гадала, стоит ли поступить так, как ей предложил Майк, – налить себе кофе и отправиться к нему в кабинет. Она разрывалась между желанием вернуться и опасением, что Майк уже забыл о своих словах. Все же она налила себе кофе, чтобы окончательно заглушить голодные спазмы, которые к этому времени несколько ослабли.

Поступил факс на имя Берти, и Сэнди положила рулончик ему на стол. Нижняя площадка опустела: по-видимому, все отправились обедать. Сэнди вернулась в свой кабинет и принялась вносить в компьютер адреса клиентов.

Внезапно в интеркоме послышался голос Майка:

– Сэнди, вы здесь?

Сэнди вскочила на ноги, метнулась к столу Джоди и ткнула пальцем в клавишу, опрокинув чашку.

– Да, я здесь, – ответила она, отодвигая в сторону пачку фотографий, прежде чем к ним подобралась кофейная лужица.

– Попробуйте дозвониться до Пэта Роузмана во Фримен-бэнкс, – попросил Майк. – Его телефонный номер должен значиться в картотеке для визиток под буквой «Р» либо «Ф». Если его там нет, приходите ко мне, поищем вместе.

Сэнди отыскала номер, набрала его и попросила пригласить к телефону Пэта Роузмана. Ей сказали, что Пэт ушел обедать. Сэнди попросила не вешать трубку и связалась с Майком.

– Пэт Роузман обедает, – сказала она. – Может быть, оставить ему сообщение и попросить перезвонить вам позже?

– Почему бы и нет? – отозвался Майк. – Скажите ему, что речь идет о проекте Мантри.

Сэнди вновь взяла трубку, продиктовала сообщение и дала отбой. Она была так горда тем, что предложила оставить Роузману записку, что не могла сдержать улыбки. Ей посчастливилось с самого начала проявить себя инициативным работником.

– Не хотите составить нам компанию? – спросил Майк. – Или предпочтете продолжать драить мебель?

В этот миг Сэнди вытирала разлитый кофе. Она бросила тряпку и воззрилась на интерком. Ради всего святого, как Майк узнал, чем она занимается? Потом Сэнди сообразила, что Майк стоит у нее за спиной. Она повернулась и рассмеялась.

– Прошу прощения, я подумала… – сказала она, махнув рукой в сторону переговорного устройства.

Майк улыбнулся:

– Нет, это я… собственной персоной. Куда запропастилась Джоди с сандвичами? Я проголодался.

– Она еще не вернулась, – ответила Сэнди. – Пойти поискать ее?

– Не надо, она уже здесь, – произнес Майк, увидев Джоди, которая выходила из открывшейся дверцы лифта. – Совсем забыл сказать тебе, – обратился он к Джоди, которая торопливо поднималась по ступеням, – что я встречался с Бутчем Уилкинсоном и он велел передать тебе привет и поцелуй.

– Очень остроумно, – отозвалась Джоди.

Майк расхохотался.

– Надеюсь, вы не успели застращать Сэнди до смерти? – сказала Джоди, сунув сандвичи Майку и снимая куртку. – Не вздумай унести мою порцию, – предупредила она Майка. – Ты уже позвонил Кейт? – Майк вопросительно вскинул брови, и Джоди вздохнула. – Она настаивала, чтобы ты связался с ней до часа дня.

– Ага. Прошу прощения. – Майк скорчил мину. – Совсем забыл. Кого прикажешь в этом винить? Тебя или ее?

– Обеих, – отозвалась Джоди, беря свой сандвич. – Где Зельда?

– Медитирует.

– Тогда, пожалуй, я отнесу ей льда и лимон.

Майк, посмеиваясь, следил за Джоди, которая вынула из холодильника кубики льда и лимон и, протиснувшись мимо него, понесла их Зельде.

– Медитировать, – объяснил он Сэнди, подходя к креслу Джоди и усаживаясь в него, – это общеупотребительный эвфемизм, когда речь идет о Зельде.

Сэнди не знала, что такое эвфемизм, поэтому лишь улыбнулась.

– Не хотите закусить? – спросил Майк, развернув сандвич и положив ноги на стол.

Сэнди покачала головой:

– Я не голодна.

Майк откусил и принялся медленно жевать, оглядывая девушку с ног до головы.

– Давайте поговорим о вас, – сказал он, проглотив. – Где вы работали прежде? Зельда говорила что-то о книжном магазине.

– Совершенно верно, – подтвердила Сэнди. – Я торговала в лавке своего отца.

Майк вновь сунул в рот сандвич. Сэнди смотрела на него, чувствуя, как ее рот наполняется слюной. Внезапно она сообразила, что Майк ждет от нее продолжения.

– Несколько месяцев назад отец умер, я решила продать дело и отправиться в Лондон. – Она смущенно улыбнулась. – Я всегда мечтала о яркой, насыщенной жизни, и мне показалось, что будет неплохо начать с этой должности.

Майк кивнул.

– Вы честолюбивы? – поинтересовался он.

Сэнди не знала толком, как ответить, она еще не думала об этом.

– Э-э… да. Думаю, да.

– Почему вы выбрали нашу компанию? Собираетесь сами стать агентом?

Сэнди покраснела и отвела взгляд.

– Нет, но… Впрочем, да. Собираюсь, – поправилась она, вдруг сообразив, насколько возрос бы ее престиж в глазах Майка, если бы она овладела этой профессией. – Но я знаю, что это займет немало времени.

Майк пожал плечами.

– Все зависит от того, в какой мере вы готовы к тяжелому труду, – заметил он. – Где вы живете?

– В Баркинге, – ответила Сэнди. – А вы?

Брови Майка удивленно поднялись.

– Я? – переспросил он. – Чуть ниже по реке, на том берегу, у моста Альберта. Знаете, где это?

Сэнди покачала головой.

– Честно говоря, я почти не знаю Лондон, – призналась она. – У вас квартира или дом?

– Квартира, – ответил Майк, прищурив глаза. – А у вас?

– Тоже квартира. Не слишком просторная, но на первое время сойдет. Скажите, вы всегда работали агентом?

Майк задумался, склонив голову набок.

– Да, – произнес он наконец. – Можно сказать и так. Во всяком случае, это единственная настоящая работа, которой я когда-либо занимался. Мы с Дэном, моим партнером, одновременно окончили Оксфорд и переехали в Лондон. Один наш приятель познакомил нас со своим отцом, который в ту пору владел театральным агентством, однако едва удерживал его на плаву. Мы нанялись к нему на работу. Если учесть, что мы с Дэном получили образование в области экономики и финансов, но не имели ни малейшего понятия об истинных реалиях жизни, его надежды выбраться из передряги с нашей помощью были весьма шатки. Однако наша энергия с лихвой восполняла недостаток опыта, а Фрэнклин, наш хозяин, был готов цепляться за любую соломинку. Но главное его затруднение было не профессионального, а скорее личного свойства – он чересчур увлекался азартными играми. Поэтому я сосредоточил внимание на подборе клиентов и персонала, а Дэн взял на себя финансовую сторону дела. Пару лет спустя мы откупили у Фрэнклина предприятие и назвали его «Маккан и Уолш». В том же году нам посчастливилось познакомиться со знаменитой Зельдой Фрей и переманить ее к себе. Она работала в «Сильвестерс», крупнейшем агентстве Лондона, и в ту пору – пожалуй, и сейчас – располагала клиентурой, которой позавидовал бы любой делец от шоу-бизнеса. В общем, своим успехом мы всецело обязаны Зельде. Она решительно отвергает предложения стать нашим партнером, утверждая, что предпочитает джин с тоником.

Сэнди рассмеялась.

Майк подмигнул ей и, положив сандвич на стол, отправился к кофеварке. Сэнди с жадностью взирала на сочное куриное мясо и желтоватый майонез между двумя толстыми ломтями белого хлеба.

– Хотите? – спросил Майк.

Сэнди резко повернулась, испугавшись, что он перехватит ее голодный взгляд, но тут же успокоилась, увидев, что Майк показывает ей чашку с кофе.

– Нет, спасибо, – отказалась она, покачав головой.

– Вы, вероятно, уже заметили, – продолжал Майк, подходя к столу Джоди, – что мы не ограничиваемся подбором актеров. Нашими услугами пользуются многие писатели и сценаристы, которыми руководит Крейг, а также режиссеры и продюсеры, которыми занимается Гарри.

– А вы? – спросила Сэнди. – В чем заключаются ваши обязанности?

Майк пожал плечами:

– Я опекаю около дюжины режиссеров и веду прочие дела компании. Как правило, я избегаю личных контактов с клиентами. Моя основная задача – привлечь их к сотрудничеству и передать в руки Зельды, Крейга, Гарри и других агентов. Разумеется, любой клиент, кем бы он ни был, имеет возможность встретиться со мной, однако я стараюсь не вмешиваться без особой нужды.

– Понятно, – отозвалась Сэнди.

Майкл усмехнулся.

Сэнди тоже улыбнулась и опустила глаза. Майкл держался непринужденно и дружелюбно, и хотя она чувствовала себя не в своей тарелке, ей отчаянно хотелось продолжать разговор.

– Откуда вы? – спросила она. – Я имею в виду: где вы родились?

– В Ирландии, – ответил Майк, прожевав. – Я и моя сестра Колин родились там и переехали в Ливерпуль, когда мне было четыре года, а ей – три. Наш отец работал докером, частенько заглядывал в рюмку и как-то раз свалился с крана. Когда он умер, мне исполнилось шесть лет, а Колин – пять. Несколько лет спустя наша мать вновь вышла замуж, и вскоре у нас появился еще один брат, Каван. – Судя по тому, как улыбался Майк, его мать забеременела еще до свадьбы. – Два года назад мой отчим умер от рака, – продолжал он, – и теперь Клода, наша мать, благослови ее Господь, большую часть года живет с Колин в Путни, а оставшиеся месяцы проводит у сестры в Трейли, похваляясь своими детьми и внуками.

Сэнди улыбнулась.

– Похоже, у вас очень дружная семья, – сказала она, вспомнив, что то же самое говорила Джоди.

– Порой даже слишком, – ответил Майк, вздернув брови. – Ну а вы? Остались ли у вас еще родственники после смерти отца?

Сэнди покачала головой:

– Нет, я была единственным ребенком.

– Но ведь в Лондоне живет ваша кузина, если не ошибаюсь.

– Совершенно верно, – ответила Сэнди, сообразив, что Майк уже ознакомился с ее анкетой. – Она приходится мне троюродной сестрой, и, в сущности, мы чужие друг другу. Она согласилась приютить меня, но я провела у нее лишь два дня, а потом переехала в отдельную квартиру.

В глазах Майка мелькнул интерес.

– А ваша мать?

– Она умерла от рака мозга, когда мне было шесть лет.

– Прошу прощения, – пробормотал Майк, и в ту же секунду в дверях появилась Джоди. – Зельда все еще спит? – осведомился он, поднимаясь из кресла.

– Читает молитвы, – ответила Джоди.

Майкл фыркнул.

– Вероятно, просит Всевышнего укрепить ее силы на весь оставшийся день, – сказал он. – Глория еще не давала о себе знать?

Джоди усмехнулась:

– Именно поэтому Зельда ударилась в молитвы. Глория по-прежнему отказывается раздеваться до пояса, и съемки прекратились. Зельда только что говорила с ней и напомнила, что в соответствии с контрактом она обязана оголять грудь, но Глория стесняется. Она хочет, чтобы Зельда приехала на место и все уладила, но Зельда считает, что этим должен заняться именно ты, поскольку – цитирую – «во всем мире только Майк способен заставить Глорию показать свое вымя».

Майк расхохотался.

– Я сам разберусь с Зельдой, – пообещал он, беря со стола чашку с кофе.

Зазвонил факс, и Сэнди отвернулась, следя за выползающей из щели бумажной лентой. Внимание Майка до такой степени ошеломило ее, что она едва разбирала буквы. Скрывая страх, она сидела спиной к Майку и Джоди и не заметила короткого взгляда, которым они обменялись, прежде чем Майк покинул кабинет.

Глава 4

День выдался еще более хлопотливым, чем утро. Сэнди порхала по конторе, разнося факсы и телефонные сообщения, собирая исходящую корреспонденцию и стараясь не забывать о прочих обязанностях. Разговор с Майком до такой степени прибавил ей уверенности, что она не смущаясь заговаривала с любым, даже с Берти, который поначалу показался ей изрядным занудой. Однако она не могла думать ни о ком, кроме Майка. Майк буквально очаровал ее; Сэнди и в голову не приходило, что такой человек может оказаться столь простым в общении. Он ничуть не напоминал босса, впрочем, как и другие агенты, но в нем было нечто особенное, нечто земное, и вести с ним дела было куда легче, чем с остальными. Сэнди подозревала, что причиной тому было его происхождение; как и она сама, Майк родился в рабочей семье, хотя и учился впоследствии в Оксфорде.

Пожалуй, нет. Причины гораздо глубже. Сэнди не хотела обманывать себя, но она не могла не заметить, как он смотрел на нее, с какой охотой разговаривал с ней. Он дважды приглашал ее к себе в кабинет и в конце концов сам пришел к ней, чего вряд ли можно было ожидать от человека его положения. Сэнди окончательно утвердилась в мысли, что она понравилась Майку. А уж как он понравился ей! Но разве может кто-нибудь устоять против такого мужчины?

Всецело поглощенная собственными фантазиями, она в конце концов убедила бы себя в том, что ее мечты вполне достижимы, но около пяти вечера дверца лифта распахнулась и в контору вошла самая красивая женщина из всех, кого Сэнди видела в жизни. Один лишь взгляд на это безупречное создание ростом шесть футов, с роскошными длинными светлыми волосами, раскосыми глазами и улыбкой, которую не опишешь никакими словами, поверг в прах все ее мечты. Сэнди нестерпимо захотелось броситься женщине навстречу и затолкать ее обратно в лифт, прежде чем она попадется на глаза Майку. А потом Сэнди увидела, что Майк улыбается женщине, и стала в бессильной злобе следить из своего кабинета за тем, как он, обняв женщину за плечи, ведет ее вниз по лестнице.

– А, Джейни! – воскликнула Джоди и, вскочив из-за стола, метнулась к двери. – Бобби Мак уже несколько раз пытался с тобой связаться. Ты выключила телефон?

– Сел аккумулятор, – ответила Джейни. – Бобби не передал, где его искать?

В эту минуту они с Майком поднимались по ступеням к кабинету Джоди и Сэнди.

– Он в Уэмбли, – ответила Джоди. – Майк, тебя спрашивают из «Варго».

– Хорошо, я возьму трубку у себя в кабинете, – сказал Майк. – Не забудь познакомить Сэнди и Джейни.

При мысли о том, что Майк не забыл о ней, Сэнди воспрянула духом, но ей вовсе не хотелось знакомиться с его подружкой.

Джоди представила их друг другу. Сэнди выслушала ее с каменным лицом и отозвалась на приветствие Джейни надменным тоном. Джоди объяснила ей, что Джейни – один из агентов компании, однако и тогда Сэнди не смягчилась. Она видела, что ее враждебность смущает Джейни, но все время, пока длился разговор, ее не оставляло затаенное желание выцарапать женщине глаза, поскольку даже если Джейни и агент, ничто не мешало ей оказаться любовницей Майка.

– Кто?! Джейни? – со смехом воскликнула Джоди, когда Сэнди напрямик спросила, верны ли ее подозрения. – Если у нее что-то с Майком, это новость для меня, а также для Бобби Мака, с которым Джейни прожила последние восемь с половиной лет.

Сэнди опустила глаза. Узнав, что Джейни живет с другим мужчиной, она почувствовала себя лучше, но не намного. Увидев, как Джейни входит в контору – высокая, элегантная, головокружительно прекрасная, – Сэнди поняла, сколь смехотворными были ее мечты о Майке.

– У них двое детей, – продолжала Джоди, раскладывая на столе бумаги. – Вообще-то это дети Бобби. Джейни стала им приемной матерью, когда они поселились вместе. Жена Бобби погибла в автокатастрофе. В ту пору дети были такими маленькими, что вряд ли они помнят ее. Печальная история. Но Джейни отлично заменила им мать. Раньше она работала фотомоделью, побывала на всех подиумах Парижа и Милана. Большинство ее клиентов – модели, которые хотят стать актрисами и актерами. Двум-трем из них это удалось. Например, Бина Фербенкс играет роль второго плана в «Лэмпсон Пи-Ай», думаю, вы видели ее на экране. А Гэри Брюс вошел в основной состав сериала «Счет».

– У Майка есть девушка? – вырвалось у Сэнди помимо ее воли. Джоди секунду помедлила, метнув на нее короткий взгляд, потом вновь принялась за работу, и Сэнди принужденно рассмеялась. – За таким мужчиной наверняка увивается множество женщин.

– Так оно и есть, – подтвердила Джоди. – Майк никогда не остается один. Нынешнюю его девушку зовут Кейт Физер. Она занимает какой-то важный пост в Европарламенте, только не спрашивайте меня, какой именно. Кейт Физер – это стиль, красота и ум. – Джоди скорчила гримасу и убрала за ухо пышную прядь волос. – Одному Господу известно, долго ли ей удастся сохранять свои позиции, хотя нынешнее ее положение кажется довольно прочным. – Джоди оглянулась, попрощалась с Ширли, которая проходила мимо кабинета к выходу, и вновь повернулась к столу. – Майк скоро бросит ее, – продолжала Джоди. – Женщины у него не задерживаются. – Она посмотрела на Сэнди и печально улыбнулась. – Если бы вы видели, как ведут себя некоторые из них, узнав, что все кончено, вы бы решили, что у них нет ни капли гордости. Майк с самого начала говорит каждой своей подружке, что их связь рано или поздно завершится; беда лишь в том, что они ему не верят. Майк появляется с ними в обществе, назначает свидания и все такое прочее. Тех, кто особенно нравится ему, он приглашает на свою яхту в Канне либо на виллу в Карибском море, но ни одной женщине не удается удержать его в руках. – Джоди вздохнула и покачала головой. – Они названивают сюда, а то и приходят сами, чтобы закатить скандал из-за того, что Майк не отвечает на их записки, либо им становится известно, что он встречается с кем-нибудь еще. На них невозможно смотреть без сострадания. Каждая из них верит, что именно она изменит жизнь Майка и заставит его остепениться. Узнав о том, что они заблуждались, бедняжки испытывают настоящий шок. Порой я думаю, что Майк никогда не успокоится, – сказала она, словно обращаясь сама к себе. – С тех пор как он расстался с Мишель, прошло немало времени, я полагала, что все уже забыто, но… – Джоди пожала плечами и повернулась к Сэнди. – Может быть, вы помните? Эта история обошла все газеты. Мишель Роу. Это имя что-нибудь вам говорит?

Сэнди нахмурилась:

– Что-то знакомое. Ах да! Не она ли играла в сериале по мотивам боснийских событий? У нее была роль матери, которая ищет, но так и не находит своих детей.

Джоди кивнула:

– Да, это была Мишель. Она приобрела права на книгу и заказала сценарий сериала, с тем чтобы самой в нем сыграть. Постановку ждал шумный успех, а ее участников – неслыханные гонорары. – Она на мгновение умолкла, потом продолжила, не дожидаясь расспросов Сэнди: – Майк познакомился с ней вскоре после того, как Мишель окончила театральную школу. Он увидел ее в спектакле Сэма Шеппарда и в тот же вечер подписал с ней контракт. Подумать только, что я говорю – «подписал контракт»! – Джоди рассмеялась. – Он буквально рухнул к ее ногам, влюбился в нее без памяти! Мишель ответила ему взаимностью. С тех пор они были неразлучны. С таким любовником, как Майк, успех был ей гарантирован. Но Мишель и сама была талантливой актрисой. Так считали все, даже критики. Вы видели ее в фильме «Доброй ночи, Бен Бауэр»? Когда она подходила к могиле, я выплакала целое ведро слез. За эту роль Мишель получила премию Британской ассоциации театральных агентств. Ее еще раз представляли к этой награде за сериал о Боснии, однако премию получила некая Джессика Поллинджер. Но это был чисто политический ход, и никто не сомневался, что премия по праву принадлежит Мишель. Перед тем как она ушла от Майкла, они вместе работали над одним фильмом. Майкл впервые выступал в качестве продюсера. Он уже давно мечтал взяться за эту работу, но был занят другими делами, у него не доходили руки. А тут появился сценарий, словно нарочно написанный для Мишель, и она была так воодушевлена, что Майкл решил принять участие. По общему мнению, он был отличным продюсером. Его до сих пор заваливают предложениями, но он неизменно их отвергает.

– Почему? – удивилась Сэнди.

Джоди покачала головой:

– Не знаю. Майкл не любит говорить об этом. Мне известно лишь, что, как только ушла Мишель, он бросил фильм и больше к нему не возвращался.

– Почему ушла Мишель? – спросила Сэнди.

Джоди изумленно посмотрела на нее.

– Об этом писали все газеты, – ответила она. – Неужели вы не помните? Мишель порвала с Майком, оставила карьеру актрисы и взялась за благотворительную деятельность. К этому ее побудил телесериал. Она до такой степени вошла в роль, была до такой степени потрясена страданиями, выпавшими на долю боснийских детей и женщин, что попросту не могла оставаться в стороне. Она отправилась прямиком на Балканы.

Сэнди смотрела на Джоди широко распахнутыми глазами. Она припоминала эту историю, но более всего ее поразило то, что она, Сэнди, положила глаз на мужчину, любовницей которого была сама Мишель Роу! Она отлично помнила, как ее сестры зачитывались газетными отчетами о похождениях Мишель, помнила, как о ней судачили в конторе. В самых своих заветных мечтах Сэнди не отваживалась и помыслить о том, что ее будут окружать такие люди. Но это случилось, и теперь, познакомившись с Майком Макканом, Сэнди не представляла себе, как могла Мишель Роу бросить такого мужчину. Нельзя сказать, что Сэнди была равнодушна к детям, но ведь никто не мешает человеку вложить в конверт немного денег либо выступить с обращением по телевидению, и уж совсем не обязательно бросать карьеру суперзвезды и мчаться в забытый Богом уголок планеты, чтобы работать медсестрой в каком-нибудь госпитале. С точки зрения Сэнди, это был совершенно бессмысленный поступок.

– Как это отразилось на Майке? – спросила она.

– Майк был убит горем, – ответила Джоди, вновь покачав головой. – Буквально раздавлен. Видите ли, они не собирались ограничиваться работой над фильмом. Они хотели пожениться. – Девушка вздохнула и негромко добавила: – Майк по-настоящему любил эту женщину. Им было очень хорошо вместе. Они были созданы друг для друга. – Джоди умолкла, возвращаясь мыслями к прошлому. – После отъезда Мишель мы не видели Майка целый месяц, – сказала она наконец. – Он отправился куда-то вместе с братом Каваном. Думаю, они вышли в море на яхте. Признаться, я никогда не спрашивала его об этом.

– Они поддерживают связь? – поинтересовалась Сэнди.

– Насколько мне известно, нет, – промолвила Джоди. – Поначалу Мишель присылала Майку письма, но он на них не отвечал. Одному Господу известно, где она теперь. Наверное, Мишель покинула Боснию и отправилась куда-нибудь еще, однако об этом нет никаких сведений. Мы ничуть не сомневались, что она вернется, как только ей это надоест, но так и не дождались.

Внезапно на нижней площадке зазвучали громкие негодующие голоса, девушки разом обернулись и, вскочив на ноги, побежали посмотреть, что там происходит.

– Они с ума сошли! – со смехом воскликнула Джоди, увидев, как Зельда в тренировочном костюме и синей повязке на голове пытается столкнуть Майка с велотренажера.

Из кабинетов высыпали сотрудники. Зельда потянула Майка за ухо, все расхохотались, и Крейг принялся подбадривать Майка, ведя шутливый репортаж с велогонки «Тур де Франс». Тренажер стоял совсем рядом, у двери кабинета Зельды, но Майк сидел спиной к Сэнди, и она не видела его лица.

Было трудно представить, что перед ней тот самый человек, о котором только что рассказывала Джоди, – до такой степени уязвленный предательством подруги, что и поныне не решается всерьез связать свою судьбу с другой женщиной. Наверное, он уже забыл о своем горе, ведь, судя по словам Джоди, Мишель порвала с ним по меньшей мере три, а то и четыре года назад. Все дело в том, что ему не попалась подходящая девушка. Вряд ли он продолжает ждать Мишель Роу.

– Опять телефон, – недовольным тоном проговорила Джоди и повернулась, собираясь отправиться в кабинет.

– Все в порядке, – сказала Сэнди. – Я сама отвечу.

– Джоди, тащи носилки! – крикнул Гарри.

Джоди смешалась с веселой толпой, а Сэнди подошла к телефону.

– Здравствуйте, контора Майка Маккана, – сказала она, беря в руки пачку листков-самоклеек.

– Здравствуйте. Говорит Кейт, – произнес голос в трубке. – Это вы, Джоди?

Сэнди секунду помедлила, потом сообразила, что это, должно быть, та самая Кейт, о которой говорила Джоди, – нынешняя подружка Майка.

– Э-э… нет, это Сэнди, – ответила она.

– Ага. Кажется, мы не знакомы, – сказала Кейт. – Вы новенькая?

– Работаю с сегодняшнего дня, – объяснила Сэнди.

– Вот как? Желаю успеха. Майк на месте? Я звоню из такси, в любую минуту могу выйти из зоны приема.

Сэнди опять помешкала и, взглянув в пустой дверной проем, почувствовала, как ее тело начинает покрываться испариной.

– Нет, – сказала она. – Боюсь, Майк уже ушел. Хотите оставить сообщение?

– Да. Передайте, что я донельзя сердита за то, что он не позвонил мне, прежде чем я отправилась в дорогу, и что он сможет застать меня в отеле «Мирамар» после семи вечера.

– Передам, если он позвонит, – пообещала Сэнди и дала отбой.

В ту же секунду в дверях показалась Джоди.

– Почему вы не едете домой? – спросила она. – У меня еще много дел, но вы, наверное, вымотались до предела, ведь сегодня ваш первый рабочий день.

Сэнди посмотрела на нее и быстро отвернулась, чувствуя, как к горлу подступает комок, а живот подводит от голода. Суровые реалии жизни и насущные потребности организма немедленно вытеснили из ее сознания мысли о Кейт Физер и собственном самоволии, на которое она только что отважилась. Если бы она могла остаться здесь на ночь, ей бы не пришлось беспокоиться о том, как вернуться на работу завтра, вдобавок кто-нибудь мог забыть в столе печенье или пакетик чипсов…

Но делать было нечего, и Сэнди, взяв пальто, принялась натягивать его на плечи. Ее сердце наполнилось таким отчаянием, что закружилась голова. Казалось, все это происходит не с ней. Быть может, если она сосредоточится на этой мысли, ей удастся обуздать муки голода? Сделать вид, будто на ее месте оказался кто-то другой, было совсем нетрудно: события нынешнего дня казались нереальными, фантастическими. Все было совсем не так, как она ожидала. Еще ни разу в жизни Сэнди не была так счастлива, не испытывала такого воодушевления, ни разу не смотрела в будущее с такой надеждой. Ей была ненавистна мысль о том, что все это закончится, едва начавшись, но если к завтрашнему утру она не достанет денег на автобус, ей не на что будет надеяться. Она не сможет наскрести даже на проезд в один конец, не говоря уже о возвращении в Баркинг. При всей нелепости, абсурдности случившегося ей оставалось лишь смириться. Она провела выходные в размышлениях, но так ничего и не придумала, а тем временем отпущенный ей срок неумолимо истекал. Еще ни разу она не оказывалась в таком положении; до сих пор она всегда могла одолжить денег у сестры, уговорить брата отвезти ее на машине, и ни разу в жизни она не оставалась без пищи.

Сэнди посмотрела на Джоди, поглощенную беседой по телефону. Сумей она набраться храбрости и попросить… Хватило бы пяти фунтов. Она могла бы поужинать в «Макдоналдсе» и приехать утром на работу. Ну а что делать потом? У кого занимать очередные пять фунтов?

Взгляд Сэнди упал на открытую сумочку Джоди, стоявшую на полу у ножки ее стола. Как это просто – неловким движением опрокинуть сумочку и, заталкивая назад ее содержимое, незаметно обшарить кошелек! Ни разу в жизни Сэнди не доводилось воровать; с другой стороны, ни разу в жизни она не испытывала такого мучительного голода.

Терзаясь стыдом оттого, что допустила саму мысль о воровстве, она оторвала взгляд от сумочки Джоди, взяла свою собственную и шагнула к двери. Бросив взгляд вдоль полукольца кабинетов, Сэнди на мгновение задумалась, не стоит ли поговорить с Зельдой, но испугалась, что рядом с ней Майк, а она скорее умерла бы, чем рассказала бы в его присутствии о затруднительном положении, в котором очутилась.

Она спустилась в лифте вместе с Гарри и Теей. Они спросили, как прошел ее первый рабочий день и согласна ли она и дальше терпеть таких беспокойных сотрудников. Борясь с желанием разрыдаться, Сэнди рассмеялась и сказала, что постарается. Она покинула лифт в вестибюле, а Гарри и Тея спустились дальше, в автомобильный гараж.

Путь домой Сэнди проделала в оцепенении, терзаясь отчаянием и голодом. На улицах ее обгоняли люди, спешащие к своим семьям и накрытым столам. Они были бы потрясены, узнав, в каком состоянии находится Сэнди, ведь она отнюдь не выглядела нищенкой – во всяком случае, пока. По дороге ей попались несколько бедняков – одинокие потрепанные фигуры, сидящие с протянутой рукой на автобусных остановках и в дверях магазинов. По крайней мере у нее есть крыша над головой, но нечего есть, и надолго ли она сохранит жилье, если потеряет работу?

Время близилось к восьми вечера, когда Сэнди наконец вошла в мрачную холодную комнатушку на втором этаже здания, некогда блиставшего великолепием. На ее этаже было еще четыре двери: две из них вели в жилые комнаты, одна – в туалет, а последняя – в ванную с потрескавшимся грязным кафелем и старой пластиковой занавеской.

Сэнди захлопнула за собой дверь и, даже не включив свет, закрыла лицо руками и разрыдалась. Ей было так одиноко, так хотелось есть, но она не знала, что делать. Она не могла даже отправиться домой: у нее не было денег на билет.

Она еще крепче уткнулась лицом в ладони, всхлипывая и кипя от злости и разочарования. Все вокруг было ненавистно ей – шум дорожного движения по эстакаде за окном, обои, отставшие от стен, лучи света, проникавшие сквозь жалюзи, покрытый пятнами ковер, соседи, которым не было до нее дела, кровать, на которую ей приходилось ложиться в пальто, чтобы спастись от холода. Но больше всего она ненавидела себя. Какой дурой она была, решив, что сможет прожить в Лондоне на семьсот пятьдесят три фунта!

С первого этажа донесся звук захлопнувшейся входной двери. Сэнди опустилась на колени и застонала, словно от мучительной боли. Хлопнула другая дверь, и она услышала, как кто-то расхаживает по комнате, находившейся под ее собственной. Наверное, это та самая женщина, которую она встретила на крыльце дома в субботу. Проходя мимо нее, женщина поздоровалась и улыбнулась. Вспомнив ее приятное дружелюбное лицо, Сэнди разрыдалась еще громче. Зачем она поселилась одна, почему не нашла компаньонку, которая стала бы ей подругой, у которой можно было бы занять денег? Но теперь было поздно искать соседку – Сэнди отдала за эту мрачную сырую клетушку все свои деньги.

Наконец Сэнди улеглась в постель. Ее лицо было искажено отчаянием, все тело содрогалось после долгих слез. Она ослабла и замерзла, ей нестерпимо хотелось есть, но к этому времени она несколько успокоилась. Должно быть, она так измучилась, что ей все стало безразлично. Однако Сэнди решила не поддаваться слабости. Ей нравилась новая работа, нравились люди, с которыми она познакомилась. Ей хотелось одного – вернуться завтра в свой кабинет. А значит, она должна найти выход из этого тупика, иначе ей останется клянчить милостыню либо умереть с голоду. Но теперь, познакомившись с Майком и осознав, сколь яркой и волнующей может стать ее жизнь, Сэнди была готова на все, чтобы не допустить этого.

* * *

– Господи, никак ночь на дворе? – сказал Майк, посмотрев на часы.

– Ночь наступила уже час назад, – отозвалась Зельда, входя в его кабинет и втискивая в кресло свое пышное тело. Отряхнув платье на груди, она задрала ноги на кофейный столик.

Майк бросил ручку и потянулся.

– Джоди еще здесь? – Он зевнул и только теперь заметил, что в конторе воцарилась темнота.

Зельда кивнула и, следуя его примеру, с наслаждением зевнула.

– Джоди снимает копии контрактов Вика и Элли, – произнесла она. – Утром мы первым делом отправим их с курьером в Национальный банк. Кажется, ты сказал «джин с тоником»? – спросила она, приставив ладонь к уху. – Какой вы милый, юноша, вы отлично знаете, как порадовать старую леди…

– Уже несу. – Майк рассмеялся и вскочил на ноги. – Кстати, я только что разговаривал с Алексом Дрю, – сообщил он, обходя вокруг стола и направляясь к бару, который держал на нижней полке книжного шкафа. – Он сказал мне, что у Глории одна грудь больше другой.

Зельда расхохоталась.

– Подумать только! – отозвалась она, заправляя за ухо прядь рыжих волос. – Неудивительно, что Глория не хотела обнажаться выше пояса. Но главное в том, что она выполнила свои обязанности по контракту, а нынешняя техника позволит убрать этот недостаток при редактировании.

Майк со смехом подал ей бокал и вернулся к бару, собираясь налить что-нибудь и себе.

– Кто еще остался в конторе? – поинтересовался он, увидев Джоди, которая входила в кабинет.

– Все давно разошлись по домам, – ответила Джоди. – Господи, у меня вот-вот отнимутся ноги! – Она рухнула на диван, сбросила туфли и водрузила ступни рядом с ногами Зельды. – Чем это ты надушилась, Зельда? – спросила она. – Запах как в туалете.

– Это деттол, – объяснила Зельда. – Я поранила руку, занимаясь на этом чертовом тренажере. Между прочим, собираюсь вернуть его в магазин. У него слишком легко крутятся педали. Майк, ты поедешь завтра на просмотр «Чудотворного»?

– Понятия не имею. Спроси у Джоди, – ответил Майк, подавая девушке бокал.

– Просмотр числится в твоем расписании, но на это же время назначено что-то другое. А что именно, не помню, хоть убей.

– Если все-таки поедешь, – сказала Зельда, – захвати с собой мать, ладно? Я пообещала отвезти ее сама, но завтра мне придется лететь в Манчестер к Пру Дюффельд.

Майк смешал себе виски со льдом и уселся в кресло.

– Да, конечно, – ответил он. – Кстати, Кейт не звонила?

Джоди покачала головой:

– Я уже говорила, что ты должен был позвонить ей до часу дня, пока она не уехала в Брюссель.

– Значит, Кейт в Брюсселе? – уточнил Майк. Джоди кивнула, и он заулыбался. – Наконец-то я проведу вечер в одиночестве. Уж и не припомню, когда такое случалось в последний раз.

Джоди бросила на него озадаченный взгляд.

– Уже почти девять часов, Майк, – сказала она. – Вечер давно закончился. Может, и нам пора закругляться?

Майк откинулся на спинку кресла и положил ноги на стол.

– Итак, – произнес он, сдерживая зевоту, – что вы скажете об этой цыпочке, которую привела Зельда?

Зельда моргнула и пригубила джин.

– Вообще-то она мне понравилась, – сказала Джоди.

– Неужели ты думала, что я возьму на работу плохого человека? – возмутилась Зельда.

– Но приходится признать – она немного странная, – добавила Джоди.

– Ничего подобного. Просто она застенчивая.

– Нет, странная, – настаивала Джоди. – Ну и застенчивая. Зато она умна и сообразительна, не в пример кое-кому из наших коллег. Между прочим, Сэнди без ума от тебя, – добавила она, обращаясь к Майку. Тот вздернул брови, и Джоди фыркнула. – Можно подумать, он не заметил, – сказала она Зельде. – Откровенно говоря, Майкл, ты совершенно никудышный притворщик. Кстати, я попыталась позвонить по номерам, которые назвала Сэнди, чтобы проверить, существуют ли они на самом деле…

– Зачем тебе это потребовалось? – удивилась Зельда. – Вряд ли Сэнди преступница.

– В жизни бывает всякое, – возразила Джоди.

Зельда поперхнулась джином.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

– Нет, – перебила ее Джоди. – Я хочу сказать, что у Сэнди не сходятся концы с концами, что-то с ней не так. Поэтому я решила позвонить и послушать, кто ответит.

– И что же? – спросил Майк.

– Первый телефон так и не отозвался, а второй принадлежит зеленщику из Элинга.

Зельда беспомощно посмотрела на Майка.

– Ее прислали из агентства Линн Мастерс, – сказала она. – До сих пор мы получали оттуда надежных, проверенных людей.

– Твоя последняя протеже едва не потащила нас в суд, – заметил Майк.

– Да, но она пришла с улицы, а Сэнди прислала Линн Мастерс, – возразила Зельда. – Я хорошо знаю Линн, она ни за что не направит к нам кого попало.

Майк взглянул на Джоди:

– Что скажешь?

Джоди пожала плечами:

– Думаю, надо дать ей шанс. В сущности, нам не остается ничего другого, ведь мы уже взяли ее на работу.

– Хорошо, – согласился Майк. – Но если она позволит себе какую-нибудь выходку, я сразу ее увольняю.

– Какой крутой! – заметила Джоди.

– Безжалостный, – поддакнула Зельда.

– Можно я пойду домой? – спросила Джоди.

– Попробуй еще раз набрать тот номер, который не отвечал, – сказал Майк.

Джоди покорно отправилась в свой кабинет, нашла номер и набрала его.

– Кажется, она действительно там живет, – произнесла Джоди, появляясь с курткой в руках в комнате Майка. Они с Зельдой говорили о чем-то другом и встретили сообщение Джоди непонимающими взглядами. – Сэнди, – подсказала она им.

– Ты говорила с ней? – спросила Зельда.

Джоди покачала головой:

– Ответила какая-то женщина и сказала, что Сэнди Пол действительно проживает там, но сейчас она не может подойти к телефону.

Майк и Зельда переглянулись.

– Может быть, она в ванной? – предположила Зельда.

Майк пожал плечами.

– Ты назвалась? – спросил он у Джоди.

– Да, – ответила она, – и женщина сказала, что Сэнди не сможет приехать на работу до обеденного перерыва. Просила, чтобы мы не волновались, Сэнди обязательно появится.

Майк переводил взгляд с Зельды на Джоди и обратно. Выражение его лица было хорошо знакомо Джоди.

– Вот вам и цыпочка, – сказала она Зельде.

Майк помрачнел.

– Если эта девица окажется шпионкой какого-нибудь другого агентства или газеты, либо воровкой, либо – не дай Бог! – ее прислал Тед Фаргон, то, предупреждаю заранее, полетят головы.

С этими словами он поднялся на ноги, снял с вешалки пальто, взял портфель и вышел из кабинета.

Глава 5

– Эллин! Как у тебя дела? Где ты сейчас?

– Привет, Джо. – Эллин рассмеялась и переключила телефон на громкоговоритель. – Я в машине, еду навстречу лучезарному будущему. Не желаешь присоединиться?

– Так и быть, уговорила, – отозвался Джо, – но взамен ты снимешься в этой рекламе.

Эллин вновь рассмеялась.

– Ни за что, Джо, – сказала она и повернула руль влево, сворачивая с Риверсайд на Лорел-каньон.

– Эллин, ты разрываешь мое сердце на куски, – заявил Джо. – Я все устроил. Клиент уже видел твою фотографию и от нетерпения роет землю копытом. Ты – само воплощение Америки, Эллин! Ты прекрасна! Весь мир у твоих ног!

– Кто это? – прошептала Мэтти. Она сидела в пассажирском кресле и прислушивалась, едва сдерживая смех.

– Джо Манчини, – ответила Эллин. – Он работает в рекламной сфере. Давай к делу, Джо, – сказала она в микрофон.

– Не вешай трубку, кто-то звонит мне по другому телефону, – попросил Джо. – Я сейчас.

Мэтти наклонилась, подставляя голову навстречу прохладному воздуху.

– О какой рекламе говорил Джо? – спросила она, пока машина стояла у светофора.

– Это была шутка. – Эллин усмехнулась. – Джо всегда начинает разговор с подначек и только потом сообщает, зачем я ему потребовалась. Если не ошибаюсь, он хочет, чтобы я уговорила Гэла Гейтса взяться за одну работу, которая ему не по душе. Несколько минут мы проведем в бесплодных препирательствах, потом Джо позвонит своему клиенту и вытянет из него еще денег, чтобы сломить упрямство Гэла.

– Эллин! Я тебя обожаю! – послышался в динамике голос Джо.

Давясь от смеха, Мэтти откинулась на спинку кресла, положила ноги на панель под лобовым стеклом, прислушиваясь к разговору, который проходил в полном соответствии с предсказаниями Эллин. Беседа затянулась, Мэтти с невольной завистью подумала о том, с какой уверенностью держится ее кузина. Мало кто знал, что под ее безупречной внешностью и самообладанием скрываются слабость и уязвимость, присущие любой женщине на земле. Порой Мэтти казалось, что Эллин вовсе лишена слабостей, так умело она их прятала.

Наконец Эллин дала отбой.

– Кажется, ты говорила что-то о Теде Фаргоне? – спросила Мэтти, и Эллин кивнула. – Как у него со здоровьем? Когда его выписали из больницы?

– Пару недель назад, – ответила Эллин. – Он вместе с сестрой ездил во Флориду восстанавливать силы. – Она бросила быстрый взгляд в зеркальце и переместила машину на середину дороги, чтобы не оказаться на полосе, выходящей на магистральное шоссе. – Молодец, Джин, – пробормотала она, увидев, что джип приятеля Мэтти буквально сидит у нее на хвосте. Поскольку именно Джин перевозил основную часть ее пожитков, Эллин была особенно озабочена тем, чтобы он не отстал и не заблудился, что случалось с ним довольно часто.

– А я и не знала, что у Теда Фаргона есть сестра, – сказала Мэтти и, помолчав минуту, добавила: – Кажется, целая вечность минула с тех пор, когда его хватил инфаркт. Как давно это было?

– Три месяца назад, – ответила Эллин. – Кстати, я говорила тебе, что он уволил секретаршу, с которой в тот миг занимался любовью?

Мэтти рассмеялась:

– Надеюсь, она подала на него в суд?

– Насколько мне известно, нет, – промолвила Эллин. – Но ходит слух, будто Карлин, секретарша, которую он выбросил на улицу несколько лет назад, судится до сих пор. Одни говорят, Тед выплатил ей пятьдесят тысяч, другие – пятьсот, но ты же знаешь, что люди любят преувеличивать.

– Как я понимаю, он спал и с ней тоже.

– Конечно. А для чего еще нужны секретарши? – Эллин бросила на Мэтти лукавый взгляд.

– Стало быть, врачи разрешили Фаргону вернуться к нормальной жизни?

– Понятия не имею, – отозвалась Эллин. – Я знаю лишь, что завтра он прилетает в Лос-Анджелес и, выйдя на работу в понедельник, первым делом намерен встретиться со мной. Как будто и не было этих трех месяцев.

Мэтти опустила противосолнечный козырек и посмотрела на себя в зеркальце. Ее длинные темные волосы не мешало бы вымыть, симпатичное смуглое лицо побледнело. Обычно живые черные глаза Мэтти заволокло пеленой усталости.

– Господи, я выгляжу хуже некуда, – пробормотала она. – Я не разбудила тебя, когда возвращалась ночью?

– Не слышала ни звука, – ответила Эллин. – А когда ты пришла?

– После трех. Пора с этим заканчивать, иначе превращусь в старуху. Сегодня мой последний вечер в клубе, и с завтрашнего дня он опять станет обычным старым кафе. – Мэтти причмокнула. – Когда ты узнала, что Фаргон хочет видеть тебя?

– Джули, его секретарша, сказала мне об этом в четверг. Еще она принесла мне папку, из которой я должна почерпнуть кое-какие сведения о британце, о котором я тебе говорила. Так вот, подтвердились мои самые страшные опасения. Мне предстоит охота за головой Майка Маккана, причем в буквальном смысле, поскольку Фаргон желает, чтобы ему подали эту самую голову на блюдечке. Впереди супермаркет, – добавила она, указывая пальцем. – Заедем туда и купим чего-нибудь, чтобы подкрепиться у меня на квартире.

– У тебя есть холодильник? – спросила Мэтти, пока Эллин сворачивала на стоянку.

Эллин рассмеялась:

– Есть, конечно. Я же сказала: в четверг привезли все необходимое, так что квартира в полном порядке.

– Ты показывала ее Клею?

– Еще нет. Он приедет ко мне завтра, после возвращения из Сан-Диего.

– Сан-Диего? – переспросила Мэтти. – Зачем его туда понесло?

– Поехал навестить детей. Нола оставила их у своей матери, – ответила Эллин, заглядывая в зеркальце, чтобы убедиться, что Джин держится поблизости.

– Как дела с разводом? – поинтересовалась Мэтти. – Когда наконец завершится процесс?

Эллин пожала плечами.

– Нола всеми силами оттягивает развязку, – сказала она, останавливаясь неподалеку от машины, покидавшей стоянку. – Клей уже начинает терять терпение, – добавила она, глядя перед собой отсутствующим взором. – Он тревожится не столько за себя, сколько за детей. Он души в них не чает, а Ноле, по-видимому, плевать, как на них отражается ее поведение.

Мэтти вздохнула:

– Никак не пойму, чем она, собственно, недовольна. Ведь это она завела любовника и потребовала развод. А теперь выливает на Клея ушаты грязи в газетах, обвиняет его в пьянстве, женоненавистничестве и бог знает в чем еще. Чего она хочет, ради всего святого?

Эллин покачала головой:

– Поверь, если бы Клей это знал, отдал бы ей все, что угодно, только бы покончить с этой сварой. – Она резко нажала на педаль акселератора, направляя свой сияющий белый «понтиак» к освободившемуся месту.

Мэтти посмотрела вдаль, на поросшие лесом холмы.

– Я буду скучать по тебе, – сказала она.

– А я – по тебе, – ответила Эллин, обгоняя почтовый фургон и улыбаясь в зеркальце Джину, который по-прежнему не отставал от нее. – Как это мило с его стороны пожертвовать выходным днем, – добавила она.

Мэтти удивилась, но, сообразив, о ком говорит Эллин, пренебрежительно взмахнула рукой.

– Ты знаешь Джина, – произнесла она. – Он всегда рад помочь. Он не говорил тебе, что в субботу у него было прослушивание на роль в новом фильме Скорсезе?

Эллин кивнула:

– Молчаливый детина с могучими мускулами и нежным сердцем. Я читала сценарий. В самый раз для Джина.

Мэтти хихикнула и поправила козырек таким образом, чтобы видеть в зеркальце своего приятеля.

– Не такой уж он тупица, – заметила она. – У него есть мозги, но с таким телом ему нет нужды пускать их в ход. – Эллин посмотрела на нее, и Мэтти смущенно отвела глаза. – Сегодня я собираю в клубе прощальную вечеринку. – Она зевнула, и в тот же миг зазвонил телефон Эллин. – Не хочешь прийти?

– Это слишком поздно для меня, – ответила Эллин, включая громкоговоритель. – Здравствуйте, у телефона Эллин Шелби, – сказала она.

К тому времени, когда закончился разговор, они уже выехали за пределы города и оказались в Беверли-Хиллз.

– Господи, не дай мне дойти до жизни такой! – проговорила Мэтти, имея в виду престарелую актрису Риту Норманн, которая только что умоляла Эллин спасти ее карьеру.

– Не дойдешь, если не станешь пить, – ответила Эллин.

– Хочешь сказать, ее погубило пьянство?

– Пьянство, развод и нечистые на руку законники.

Мэтти повернулась и посмотрела на Эллин.

– А знаешь, я помню ее с детства, – сказала она, чувствуя легкую обиду оттого, что один из самых обожаемых ее кумиров оказался простым смертным. – Откровенно говоря, я думала, что она умерла. Как ты оказалась ее агентом?

Эллин язвительно улыбнулась:

– Рита досталась мне по наследству от Фила и Флинна. Она уже давно не в силах работать, но ей нужен кто-нибудь, с кем иногда можно поболтать, а тот факт, что у нее есть агент, позволяет ей сохранять достоинство.

– Боже, – пробормотала Мэтти, – хотела бы я знать, что делают те, у кого нет агента…

– Они названивают в радиопередачи.

Мэтти рассмеялась, потом, вспомнив прочитанную недавно заметку об Эллин, спросила:

– Так, значит, ты теперь настоящая голливудская акула?

– Кто? – Эллин сморщила нос.

– Преуспевающий агент.

Эллин рассмеялась.

– Не верь всему, что пишут в прессе, – посоветовала она, сворачивая в уютный дворик, раскинувшийся перед двумя белоснежными виллами. Между зданиями проходила дорога, упиравшаяся в ворота. Эллин остановила машину у поста охраны. – Здравствуйте, – сказала она охраннику, который вышел из будки. – Я Эллин Шелби, апартаменты номер пятнадцать. С сегодняшнего дня буду жить здесь.

– Шелби, номер пятнадцать, – повторил охранник. Щурясь от яркого солнца, он заглянул в блокнот, который держал в руках. – У вас есть документы?

Эллин уже протягивала ему водительское удостоверение.

– Все в порядке, – отозвался охранник, отмечая ее в списке галочкой. – У вас второй этаж, верно? Я пришлю пару ребят помочь вам поднять вещи по лестнице.

– Спасибо, – поблагодарила Эллин, забираясь в машину. – Кстати, джип, который едет следом, – со мной.

Охранник выставил большой палец, и Эллин въехала во внутренний дворик подковообразной формы с декоративными фонтанами, блестевшими в ярких лучах зимнего солнца. Двухэтажный многоквартирный комплекс с белоснежными стенами и простыми мавританскими арками обступал по внешнему краю подъездную дорожку, которая в середине дуги уходила под землю в гараж. Фонтаны по обе стороны дорожки создавали ощущение, будто машина ныряет в водопад.

– Ты шутишь, наверное, – бормотала Мэтти, пока Эллин показывала ей квартиры кинозвезд и промышленных магнатов. – Сколько стоит эта роскошь?

– Четыре тысячи в месяц, – ответила Эллин.

– Кажется, я вот-вот хлопнусь в обморок, – сказала Мэтти, когда они спускались в подземный гараж.

С помощью двух носильщиков, то и дело останавливаясь из-за непрерывных звонков телефона Эллин, они наконец разгрузили обе машины и отперли дверь квартиры. Из огромных двустворчатых стеклянных окон, выходивших на веранду, опоясывавшую здание по всей ширине, открывался вид на бассейн и теннисный корт в южной части комплекса. Окна были закрыты двойными жалюзи с электроприводом, и Эллин раздвинула их, нажав на кнопку. Поток солнечных лучей хлынул в комнаты, заливая светом ковры цвета слоновой кости и глубокие светло-кремовые диваны.

– Какая прелесть! – воскликнула Мэтти, увидев роскошную мебель и драпировки. – Где ты все это раздобыла? Высший класс!

– Недурно, правда? – отозвалась Эллин, обходя стойку, которая разделяла гостиную и кухню, находившиеся на разных уровнях. – Большую часть обстановки я перекупила у женщины, которая жила здесь до меня. Как ты могла заметить, она почти не появлялась в квартире, поэтому все вещи новые. Думаю, она приобрела их в магазине на углу Робертсон-стрит и Мелроуз, в том самом, где торгуют мебелью на заказ.

– Да, знаю. – Мэтти кивнула, выходя на веранду и оглядывая белую тростниковую мебель с голубыми сиденьями и изящными зонтиками-тентами. Слева находились раздвижные окна хозяйской спальни, справа – дверь с аркой и затейливые окошки кабинета и комнаты с телевизором. Повсюду стояли огромные, расписанные вручную кадки с папоротниками и юккой, а ограждение веранды увивали алые и розовые бугенвиллеи.

В дверь с трудом протиснулся Джин, неся в руках по чемодану, зажав под мышкой зеркало в упаковке, а под другой – горшок с амариллисом. Эллин поспешила ему на помощь.

– Дай-ка мне эту штуку, – сказала она, осторожно беря зеркало.

Для своих размеров Джин был на удивление подвижен. Глядя на его бугрящуюся мускулами фигуру, обтянутую джинсами и тесной футболкой, Эллин отлично понимала, почему женщин влечет к нему словно магнитом. Этому немало способствовали его добродушная натура и неистощимый запас юмора. К несчастью, его артистические способности были весьма ограниченными, иначе Эллин с удовольствием заключила бы с ним контракт от имени Эй-ти-ай и сделала бы все возможное, чтобы обеспечить его работой. Однако на студии не терпели кумовства, и Эллин пришлось удовольствоваться тем, что в числе ее клиентуры значилась Мэтти; впрочем, Мэтти была не лишена таланта, и Эллин не было нужды оправдываться. Следовало лишь запастись терпением и ждать, пока Мэтти подвернется подходящая роль.

– Куда нести остальное? – спросил Джин, когда Эллин вынула у него из-под мышки горшок с цветком. Его загорелое, чисто выбритое лицо раскраснелось от натуги, но на губах играла неизменная бодрая улыбка.

– Туда, – ответила Эллин, указывая на дверь напротив кухни. – Здесь у меня гардеробная, – добавила она, распахивая дверь. – Ванная внизу справа, спальня – прямо по коридору. Поставь чемоданы вот сюда. Кто хочет шампанского? – крикнула она, чтобы Мэтти тоже могла ее услышать.

– Неплохо бы, – сказал Джин, выходя из гардеробной и потирая руки. – Классная у тебя квартирка, Эллин, – заметил он, проходя мимо полностью оборудованной кухни с плитой в центре и мебелью с мраморными столешницами и бронзовыми ручками под старину.

Улыбаясь, Эллин спустилась по лестнице в гостиную, задержавшись на мгновение, чтобы взглянуть на себя в дальнюю зеркальную стену комнаты. Напротив зеркала стояли обеденный стол и восемь стульев из светлого дуба, отгороженные от стены изящной, расписанной вручную шелковой ширмой.

– Джин! Ты только посмотри на этот бассейн! – крикнула с веранды Мэтти.

Пока Мэтти и Джин любовались бассейном, Эллин набрала номер на сотовом телефоне и, зажав аппарат между ухом и плечом, принялась рыться в пакетах, разыскивая бутылку охлажденного шампанского, которое они купили в супермаркете. Продолжая беседовать с Розой, еще одним агентом Эй-ти-ай, она вынесла бутылку на веранду и поставила на стеклянный столик. В эти дни компания вела судебную тяжбу с одной канадской студией из-за гонораров трех клиентов общей суммой более пяти миллионов долларов, потому агентам пришлось забыть о выходных. Эллин собиралась через пару часов вернуться на работу; вероятно, ей придется провести в кабинете и большую часть завтрашнего дня, до тех пор, пока вечером не приедет Клей.

– Господи, какой кошмар! – сказала она, наконец завершив разговор и протянув бокалы Мэтти и Джину, которые при ее появлении нехотя выпустили друг друга из объятий.

– Ты купила эту квартиру или сняла? – осведомился Джин, беря шампанское.

– Сняла, – ответила Эллин и, подняв бокал, предложила: – Давайте выпьем за мой новый дом.

Брови Мэтти поползли вверх. Если она правильно угадала причины, побудившие Эллин обзавестись отдельным жильем, эта квартира недолго прослужит ей домом. Обеспокоенный еще одним свидетельством ее независимости, Клей непременно поспешит сделать предложение, к которому его подталкивала Эллин.

Некоторое время они болтали о том о сем, перемалывая киношные сплетни и гадая, кто придет в «Юниверсал» на смену уволенному Чарли Роско. Разговор занимал Эллин не меньше Мэтти и Джина, и все же она не могла отделаться от мыслей о Клее. Сегодня он позвонил ей рано утром, кипя возмущением и гневом. Нола настояла, чтобы на все время пребывания в Сан-Диего он остановился не в отеле, а в доме ее матери, вместе с детьми, хотя уже не раз публично объявляла, что скорее сожжет материнский дом, чем позволит Клею ступить на его порог. Эллин оставалось лишь догадываться, что ей сулит такой поворот событий, и все время, пока она об этом думала, ее внутренности тошнотворно сжимались.

– Знаешь, я так горжусь тобой, – сказала Мэтти, выпроводив Джина и вернувшись к Эллин. Та лишь улыбнулась и протянула ей тарелку с солеными крендельками. – Нет, я серьезно, – настаивала Мэтти. – У тебя все складывается как нельзя лучше. Ты словно рождена для этой жизни. Ты обращаешься с кинозвездами будто с лучшими друзьями, с хозяевами студий – будто с любимыми дядюшками, какими бы мерзавцами они ни были. Тяжелый труд тебе в радость, и каждый готов прийти тебе на помощь. Ничто не может сбить тебя с толку, тебе нипочем атмосфера сумасшедшего дома, царящая в киноиндустрии. Ты выбиваешь почву из-под ног человека, а он тебя еще и благодарит. Если ты перебегаешь дорогу какому-нибудь парню, он считает это удачей. Он никто и ничто, пока Эллин Шелби не даст ему пинка под зад.

Эллин рассмеялась и покачала головой:

– Скажи это тем парням, о которых только что говорила. Зависть и недовольство – это самые безобидные чувства из всех, что они питают ко мне. Между прочим, мне тоже частенько перебегают дорогу. Не далее как на прошлой неделе один агент Си-си-эй провернул сделку с компанией «Тачстоун», которой я собиралась заняться сама. Я узнала об этом, только когда в указанный срок контракт не появился на моем рабочем столе.

Мэтти в упор посмотрела на нее.

– Пустячный промах, с кем не бывает, – возразила она. – Просто ты не любишь копаться в мелочах, предпочитая играть по-крупному. Теперь я вижу это совершенно отчетливо и надеюсь лишь, что ты останешься такой же, какой была прежде.

Глаза Эллин удивленно расширились.

– Тебе кажется, будто я изменилась?

Мэтти пожала плечами.

– Не знаю, – ответила она.

Ее слова ошеломили Эллин.

– Давай-ка откровенно, Мэтти, – попросила она. – Выскажи все, что у тебя на душе.

– Ладно. Я хочу сказать следующее. Вот я вижу тебя в новой роскошной квартире, у тебя прекрасная работа, твой парень – рок-звезда, которая вдобавок становится кинозвездой, у тебя денег куры не клюют, и…

– Что? – спросила Эллин.

– А ничего! – запальчиво воскликнула Мэтти.

На лице Эллин появилось озадаченное выражение.

– Я тебя не понимаю, Мэтти, – призналась она.

Мэтти всплеснула руками.

– В твоей жизни так много всего происходит, что ты начинаешь забывать о тех, кто тебя любит! – вскричала она. – Ты забываешь о своих родных! Например, обо мне. Ты сняла квартиру, а я узнаю об этом, только когда ты собралась переезжать. Ты познакомилась с Клеем и целых два месяца молчала как рыба. Тед Фаргон вызывает тебя к себе, а я узнаю о том, что он вышел из больницы, только когда какой-то придурок звонит тебе в машину и отпускает по этому поводу дурацкие шуточки. Ты понимаешь, о чем я? Мы перестали общаться, и это меня пугает. Я почти не встречаюсь с тобой. Нашей прежней близости как не бывало, и я боюсь, что, когда ты переедешь, мы и вовсе не будем видеться.

– Мэтти, ты поешь в клубе по ночам, а днем работаешь в кафе, – напомнила ей Эллин. – Тебя никогда не бывает дома. Может быть, ты все-таки скажешь прямо и откровенно, что тебя беспокоит?

Черные глаза Мэтти сверкнули. Она глубоко вздохнула, прислонилась спиной к стене и устремила в окно невидящий взгляд.

– Так и быть, – произнесла она наконец. – Я скажу, но обещай не сердиться на меня.

– Я не стану ничего обещать, – отозвалась Эллин. – Говори, я слушаю.

– Так вот, – начала Мэтти, с трудом подбирая слова. – Я хочу, чтобы ты мне сказала… В общем, ты можешь быть совершенно откровенна со мной… Только не думай, что это оттого, что я твоя двоюродная сестра…

– Мэтти! – прикрикнула Эллин.

– Слушай, не надо на меня давить! Все не так просто! – крикнула в ответ Мэтти. – Я хочу спросить: считаешь ли ты, что у меня есть способности, или мне следует сменить профессию? Я хочу знать, не оттого ли ты избегаешь меня, не для того ли обзавелась отдельным жильем, чтобы держать на расстоянии бездарную дуреху, которую вынуждена опекать лишь потому, что она твоя родственница? Только не надо пудрить мне мозги. Лучше горькая правда, чем… – Она опустила глаза.

Эллин обошла вокруг стойки и села рядом, едва сдерживая смех.

– Послушай, бездарная дуреха, – заговорила она, обнимая Мэтти за плечи. – Давай-ка я начну с другого конца. Только что в состав персонажей «ER» ввели еще одну героиню. И как ты думаешь, кто будет ее играть? Мэтти Шелби, вот кто. А знаешь, откуда мне это известно? Все дело в том, что контракт уже лежит у меня на столе, и тебе, моему чрезвычайно талантливому клиенту, моей взбалмошной, хотя и не уверенной в себе кузине, остается лишь подписать его.

Мэтти недоверчиво вскинула глаза.

– Не понимаю, – сказала она. – Меня даже не прослушивали, как же я могу получить эту роль?

– А так, что один из продюсеров передо мной в долгу, – объяснила Эллин. – Для начала всего два эпизода, но если новый персонаж понравится, будут и еще. Кстати, не думай, будто я пристроила тебя по дружбе. Продюсер отлично знает, что я не подсуну ему кого попало – от этого зависит куда больше, чем моя репутация.

Мэтти потрясенно молчала.

Эллин смотрела на нее, с радостью наблюдая первые признаки эйфории, охватывающей сестру.

– Может быть, я сплю? – простонала Мэтти. – Скажи, это все взаправду?

– Еще как! – Эллин рассмеялась. – Сценарий уже отправили тебе по почте. Через неделю-другую с тобой свяжутся по поводу костюмов, сроков и всего остального, что тебе следует знать.

– Кажется, я сейчас заплачу, – дрожащим голосом произнесла Мэтти. – Не верю своим ушам! Я была бы рада любой роли, какая бы ни подвернулась, но «ER»!

– Для этого и нужен агент, – напомнила Эллин, – чтобы тебе не пришлось играть первую подвернувшуюся роль. «ER» словно создан для тебя, а ты – для него, по крайней мере сейчас. Если сериал начнет терять популярность, мы выведем тебя из актерского состава быстрее, чем зритель переключит телевизор на другой канал.

– Ты неподражаема! – Мэтти рассмеялась, обнимая ее. – Я буду молиться, чтобы ты побыстрее села в продюсерское кресло, к которому уже давно приглядываешься. Кто, если не ты? Ох, что я такое говорю?! Если ты станешь продюсером, я потеряю лучшего в мире агента.

– К тому времени ты будешь так знаменита, что и не заметишь этого, – заверила Эллин Мэтти, вновь увлекая ее на веранду. Она не видела смысла признаваться сестре, что будущее их обеих зависит от человека, с которым они даже не встречались. Шанс Эллин преуспеть в деле, которое стоило карьеры трем ее предшественникам, был столь же ничтожен, как надежды на то, что это обстоятельство смягчит решимость Майка Маккана. А если присовокупить недавний поворот в отношениях между Нолой и Клеем, у Эллин появились серьезные опасения, что ее золотая пора близится к завершению.


– Ты с ума сошла? Я и Нола – опять вместе? – В трубке послышался смех Клея. – Ни за что и никогда.

– Зачем же ей потребовалось, чтобы ты остановился в доме матери вместе с детьми? – спросила Эллин, сердясь на себя за то, что так нервничает по этому поводу.

– Ты не поверишь, но у моей женушки наконец проснулись материнские чувства, – объяснил Клей, выключая музыку, чтобы лучше слышать. – Она решила, что нам пора стать друзьями и сделать вид, будто у нас прекрасные отношения, иначе ее репутации будет нанесен непоправимый ущерб. – Клей негромко фыркнул. – А я думаю, все дело в том, что она завела себе нового приятеля.

В душе Эллин забрезжила надежда.

– Ты действительно так считаешь? – спросила она, наливая в ванну воды.

– Уверен на все сто. Но хватит о Ноле. Как ты провела выходные?

– Трудилась не покладая рук, зато успела перебраться на новую квартиру и более-менее разгребла завал на работе. Когда ты приедешь?

– Сейчас посмотрим, – отозвался Клей. – Я сейчас в Брентвуде, значит…

– В Брентвуде! – вскричала Эллин. – Я думала, ты только что вылетел из Сан-Диего!

– Буду у тебя через десять минут, – сказал Клей и рассмеялся. – Встречай меня в костюме Евы!

Даже не попрощавшись, Эллин дала отбой и метнулась в спальню, на ходу выдирая заколки из волос. Она задержалась там только на мгновение, чтобы вынуть из комода короткую прозрачную комбинацию, после чего торопливо вернулась в гостиную, схватила расческу и тут же отправилась в ванную. Она почистила зубы и прибавила напор текущей воды.

– Свечи… – бормотала она. – Куда, черт возьми, я сунула свечи?

Свечи нашлись в кухонном буфете. Эллин расставила их вокруг ванны и зажгла. Потом, выключив свет, окинула помещение взглядом, добавила пару полотенец, плеснула в дымящуюся воду еще немного ароматного масла и отправилась наводить порядок в гостиной.

Десять минут спустя зазвонил телефон.

– Привет, это я, – сказал Клей, когда Эллин взяла трубку.

Эллин была готова взвыть от досады и разочарования.

– Где ты? – спросила она, стараясь подавить жалобные нотки в голосе.

– Знаешь, я не смогу прийти к тебе в гости, – сказал Клей. – Охранники у ворот непременно узнают меня, и мы с тобой попадем на страницы прессы.

Взбешенная тем, что не подумала об этом заранее, Эллин уже хотела накричать на него, сказать, как ей надоело прятаться, что дальше так продолжаться не может, что это пора изменить. И только опасение, что он бросит ее, заставило Эллин прикусить язык. У нее выдались тяжелые дни, не хватало еще ссориться с Клеем.

– Неужели это так плохо, если мое имя появится рядом с твоим? – примирительным тоном отозвалась она. – Или ты хочешь, чтобы я скрывалась до конца своих дней?

– Я уже говорил тебе, Эллин, – сказал Клей. – Мы вынуждены соблюдать осторожность. Мне вовсе не хочется, чтобы Нола в последний момент выкинула какое-нибудь коленце, особенно сейчас, когда процесс вот-вот завершится.

– Что же мне делать? Ехать к тебе домой?

– Сколько времени отнимет у тебя дорога? – Голос Клея зазвучал мягче, интимнее.

– Жди меня через час, – промолвила Эллин и, не дожидаясь ответа, отключила аппарат, проклиная собственную слабость и популярность Клея, из-за которой им приходится таиться. Схватив какой-то журнал, она швырнула его в угол, ворвалась в ванную и уже собиралась бросить свечи в воду, но ее остановил стук в дверь.

На Эллин не было ничего, кроме прозрачной комбинации, и она, сняв халат с крючка на двери ванной, отправилась в прихожую.

– Кто там? – спросила она.

– Один ваш поклонник, который так влюблен, что ему плевать, позвонят ли охранники в газеты, – послышался голос Клея.

Эллин изумленно заморгала, улыбнулась, швырнула халат на пол, распахнула дверь и бросилась ему на шею.

– А вот и я! – Клей со смехом заключил ее в объятия.

– Ты был здесь с самого начала! – с притворным гневом воскликнула Эллин. – Ты звонил, стоя под дверью, иначе не смог бы появиться так быстро!

– Я говорил с тобой, поднимаясь по лестнице, – подтвердил Клей. – Мне лишь хотелось, чтобы ты поняла, какие безумства я готов совершить ради тебя. Я сунул привратнику пару тысяч, хотя и сомневаюсь, что это поможет. Впрочем, плевать. Я обожаю тебя и хочу, чтобы ты знала об этом. Господи, как ты хороша… – проговорил он севшим голосом. Эллин потянулась к нему губами, но Клей не спешил ее целовать. Он продолжал сжимать Эллин в объятиях, всматриваясь в ее лицо. – Под этой штукой надето что-нибудь еще? – спросил он, проводя пальцами по ее бедрам.

По телу Эллин разлилось жаркое сладострастие.

– Если хочешь, могу надеть, – охрипшим голосом отозвалась она.

Клей покачал головой.

– Для меня и этого слишком много, – сказал он, запуская руки под подол комбинации и задирая ее до талии Эллин.

Клей не отрывал взгляда от ее лица. Его пальцы скользнули между ног Эллин, и у нее подогнулись колени. Они все еще стояли в дверях, и в любую минуту их мог заметить кто-нибудь из соседей, проходящих по коридору, но Эллин и не подумала остановить Клея, зная, как его возбуждают подобные приключения. Он то и дело заставлял Эллин подходить обнаженной к окнам своего особняка, словно показывая ее всему миру, хотя они оба знали, что с улицы ничего не видно. Порой он даже выводил ее голышом в сад, шутливо пугая ее садовниками-мексиканцами, которые якобы подсматривают за ней, но Эллин отлично знала, что он не выпустит ее в таком виде, пока в саду есть кто-нибудь из работников.

– Ты скучала по мне? – прошептал Клей.

– Только когда рядом не было кого-нибудь из прочих моих любовников, – шепнула она в ответ.

Он улыбнулся и наконец прижался губами к ее рту, осторожно лаская его кончиком языка. Прикосновение его губ казалось невыразимо восхитительным, и Эллин крепко зажмурилась, обняла его за шею, однако держалась чуть поодаль, давая его рукам ласкать все ее тело. Грудь Эллин мучительно жаждала ласки, но когда Клей наконец нащупал ее, он лишь легко провел тыльной стороной ладони по отвердевшим соскам.

– Хочешь что-нибудь выпить? – предложила Эллин, открыв глаза.

Клей посмотрел на нее из-под опущенных ресниц и кивнул.

Войдя в квартиру, Эллин подошла к резному японскому шкафчику, в котором держала бар, и вынула оттуда бутылку виски. У нее до сих пор подгибались ноги, а тело хранило память о его прикосновениях. Она поставила бокал на стойку, но, почувствовав, как Клей прижимается к ней сзади, замерла в неподвижности. Клей снял с нее комбинацию и швырнул в сторону. Сердце Эллин учащенно забилось. Кончики пальцев Клея легкими перышками скользили по ее телу, отчего Эллин еще острее чувствовала себя обнаженной. Потом она услышала звук расстегиваемой молнии и, не в силах сдерживать желание, повернулась к Клею лицом.

Она посмотрела ему в глаза. Клей положил ладони ей на плечи и легонько надавил. Эллин послушно опустилась на колени, ухватила пальцами его член у основания и коснулась кончика языком. Клей уперся руками в стену и смотрел на Эллин, тяжело дыша, а она тем временем облизывала его член, увлажняя его по всей поверхности, прежде чем взять в рот. Краем глаза она видела, что Клей повернулся к зеркалу, рассматривая их отражения, следя за тем, как губы Эллин скользят вверх-вниз по его отвердевшей плоти.

С каждым ее движением приближался оргазм, и Клея пронзило возрастающее напряжение. Наконец он с придушенным вздохом зарылся пальцами в волосы Эллин и крепко прижал к себе ее голову. Несколько мгновений он не позволял ей двигаться, сдерживая подступающий спазм, потом освободил член.

Эллин замерла, гадая, какая фантазия придет ему в голову на сей раз. Клей наклонился, подхватил ее за локти и поднял на ноги. Опустив голову, он по очереди впивался губами в ее соски, нащупывая пальцами вход в ее лоно, горячее и увлажнившееся от желания. Затем посмотрел в глаза Эллин и шепнул:

– Пора.

Он подвел ее к дивану и перегнул через спинку так, что ее руки уперлись в подушки. Раздвинув ее ноги и отступив в сторону, он провел ладонями по бархатистой внутренней поверхности ее бедер и вдруг резко ударил по ягодицам. Эллин судорожно вздохнула и закусила губу, а Клей продолжал наносить удары, все сильнее и чаще, потом, прижавшись к ней сзади, он рывком вошел в ее тело – так глубоко, что Эллин не удержалась бы на ногах, если бы он не обхватил ее руками.

– Тебе хорошо, крошка? – задыхаясь, шептал он, двигаясь мощными толчками. – Скажи, тебе хорошо?

– Да, очень, – простонала Эллин. – Не останавливайся. Ради Бога, не останавливайся!

– Я с тобой, милая, – бормотал Клей, грубо вторгаясь в нее. – Я с тобой. Давай кончим вместе. Ну же, давай! Господи всемогущий! – Он двигался с такой энергией, что едва не подбрасывал Эллин в воздух. Эллин силилась приподнять голову, но он нагибал ее все ниже, все глубже и быстрее вонзаясь в ее тело, и наконец тугая струя спермы обожгла Эллин изнутри.

Она обернулась и посмотрела на Клея в зеркале. Он стоял запрокинув лицо, закрыв глаза, оскалив зубы и продолжая одной рукой пригибать Эллин книзу. Наконец он обмяк, уронил голову и навалился на Эллин, прижимая ее к дивану всей тяжестью. Эллин повернула лицо, ища его губы. Клей до сих пор задыхался, но его поцелуй показался ей мягким и нежным.

– Нам так хорошо вместе, – сказал он, положив ладони ей на грудь и стискивая пальцы. – Чертовски хорошо!

Наконец он отделился от нее, и Эллин, повернувшись, обвила его шею руками.

– Хочешь принять ванну? – спросила она с улыбкой.

– Неплохо бы, – проговорил Клей, натягивая джинсы. Эллин взяла его за руку и повела в ванную.

Там до сих пор горели свечи, а от воды поднимался жасминовый аромат. Увидев огромную ванну с четырьмя врезанными в мрамор сиденьями и соплами-джакузи, направленными во все стороны, Клей рассмеялся.

– Ну и квартирка у тебя – загляденье! – говорил он, пока Эллин раздевала его.

Эллин улыбнулась, чмокнула его в губы и, усадив в кресло, стянула с него обувь.

Несколько минут спустя они вытянулись в горячей дымящейся воде лицом друг к другу. Клей раздвинул ноги Эллин и принялся ласкать ее бедра. Эллин закрыла глаза, отдавшись воле воображения и чувствуя на себе пристальный взгляд Клея. Кровь ритмично запульсировала в ее жилах, предвещая приближение оргазма. Она выгнулась дугой, поглаживая покрытую мыльной пеной грудь, пощипывая свои соски. С ее губ сорвался стон.

Клей с улыбкой следил за ней.

– Уж не собралась ли ты кончить еще раз? – спросил он.

Эллин кивнула; ее тело дрогнуло, охваченное спазмом, она еще шире раскинула ноги, мотая головой из стороны в сторону и вцепившись в поручни ванны. От того, что Клей смотрел на нее, ощущения лишь обострялись, и когда его пальцы скользнули внутрь ее тела, Эллин судорожно вдохнула и громко вскрикнула.

– Иди ко мне, – прошептал Клей, как только она пришла в себя и открыла глаза.

Эллин улеглась ему в объятия, прижавшись щекой к густым влажным волосам на его груди и обняв его за шею одной рукой.

– Я тебя люблю, – негромко сказал он.

Эллин поцеловала его.

– Останешься на ночь? – осведомилась она.

– Еще бы! – ответил Клей смеясь. – Неужели ты думала, что поеду к кому-нибудь еще?

Эллин улыбнулась.

– Вряд ли, – сказала она.

Клей повернул к себе ее лицо.

– Наши неприятности скоро кончатся, клянусь, – сказал он. – Нола вот-вот уймется, и тогда потребуется лишь несколько недель, чтобы оформить все по закону.

– А потом? – спросила Эллин.

Клей поцеловал ее.

– Потом мы отпразднуем это событие в ресторане.

Эллин со смехом потянулась за полотенцем и выбралась из ванны.

– Сегодня твоя очередь готовить, – сказала она. – Я купила в «Деликатесах» куриные грудки и салаты, а на десерт у нас мороженое с апельсинами.

– Кажется, я умер и попал в рай, – отозвался Клей улыбаясь.

– Будет тебе и рай, но позже, – пообещала Эллин. – А мне нужно прочесть кое-что перед завтрашней встречей с Тедом Фаргоном. Позвони мне, когда ужин будет готов.


Они сидели на диване и читали под звуки Восьмой симфонии Шуберта, льющиеся из динамиков стереосистемы.

Оркестр заиграл andante con motto, и Клей, перевернув страницу газеты, спросил:

– Ты все еще изучаешь досье того парня, за которым гоняется Фаргон?

– Угу, – отозвалась Эллин.

– А в чем, собственно, дело? Зачем Фаргону потребовался этот человек?

Эллин поморщилась.

– Это длинная история, – предупредила она. – Ты действительно хочешь ее выслушать?

Клей пожал плечами.

– Да, если дела и впрямь так плохи, как можно заключить по твоему виду, – сказал он. – Как бишь его зовут?

– Маккан. Майк Маккан. Он британец.

– Живет в Америке?

– Нет, в Лондоне. Именно это обстоятельство занимает Фаргона больше всего. Он хочет заманить Маккана в Голливуд и прикончить его – разумеется, в профессиональном смысле. Беда лишь в том, что Маккан не желает переезжать. – Сердце Эллин сжалось от дурных предчувствий, и она на секунду умолкла. – Впрочем, не совсем так. Главное затруднение состоит в том, что, если я не сумею уговорить его, мне придется расстаться со всем, чему я посвятила свою жизнь. Фаргон не терпит неудачников в своей команде и сделает все, чтобы они не получили работы по специальности, оказавшись на улице. Он уже уволил трех агентов, которым не удалось завлечь Маккана в Америку, и у меня нет ни малейших сомнений в том, какая судьба меня ждет, если я оплошаю.

– Чем же этот парень так рассердил Фаргона? – удивился Клей, подперев щеку кулаком.

Эллин вздохнула и опустила папку на колени.

– Пару лет назад Маккан пристроил неизвестного британского актера на главную роль в голливудском фильме, который взял шесть «Оскаров» и принес неслыханные сборы. Я говорю о фильме «Наркоман».

Клей изумленно присвистнул.

– Если не ошибаюсь, речь идет о Нике Квиллане? – спросил он.

Эллин кивнула:

– Эта лента положила начало его карьере. По крайней мере здесь, в Штатах. Насколько мне известно, в Европе Квиллан преуспевал и до той поры. Как бы то ни было, Нику Квиллану повезло, а Деннису Симсу – нет.

– Деннис Симс?! Из «Белокожего невольника»? – воскликнул Клей. – Что же с ним случилось?

– После «Невольника» он остался без работы, вот что, – объяснила Эллин. – Но потом Фаргон прослышал про «Наркомана» и решил вернуть Симса на экран, дав ему сыграть в этом фильме. Достигнув устной договоренности с продюсерами, он сказал Симсу, что роль закреплена за ним. Разумеется, пресса с радостью подхватила эту новость. Думаю, Фаргон намеренно допустил утечку информации, и слух о многомиллионном контракте, добытом Фаргоном для Симса, карьера которого считалась завершенной, тут же попал на первые страницы газет. Естественно, в городе только и говорили о том, что старина Фаргон по-прежнему творит чудеса; в честь возвращения Симса устраивались бесчисленные вечеринки и пресс-конференции. – Эллин покачала головой, словно дивясь тому, что натворил ее шеф. – Со стороны Фаргона было глупо пускать слухи до того, как подписан договор. Но что сделано – то сделано. Симс на радостях стал названивать приятелям, вознося похвалы Фаргону… Неужели ты не помнишь? – спросила она. – Эта история обошла все газеты.

– Теперь вспоминаю, – отозвался Клей. – Но как Маккану удалось перехватить контракт? Вряд ли Фаргон поднял бы шумиху, не будь у него уверенности в успехе. Он отнюдь не глуп.

– Контракт уже был в его руках, – напомнила Эллин. – Да, это была устная договоренность, документы еще не напечатали, однако Элизар Пик, исполнительный продюсер, долгое время вел дела с Фаргоном, они хорошо знали друг друга, и у Теда не было причин не доверять ему. Эту ошибку мог совершить любой из нас, но вряд ли можно было ожидать подобного промаха от такого стреляного воробья, как Фаргон. Я готова держать пари, что Маккан даже не догадывался об уговоре Фаргона и Пика, а Пик не обмолвился ни словом. Между прочим, он ирландец, как и Маккан с Квилланом.

Брови Клея поползли вверх.

– Сдается мне, у Фаргона не было ни малейшего шанса, – заметил он.

Эллин пожала плечами.

– Кто знает? – сказала она. – Пик с самого начала нацеливался на Квиллана, а хозяева студии не давали ему ходу. Да и кому захочется ставить тридцать миллионов на темную лошадку? В общем, Маккан и Пик принялись уговаривать всех, от кого что-либо зависело, а Пик тем временем поддерживал Фаргона в уверенности, что роль достанется его человеку. Хозяева продолжали упираться, и в конце концов Пик и Фаргон ударили по рукам, но буквально на следующий день узнали о том, что кандидатура Квиллана все-таки утверждена. Маккан составил текст контракта и немедленно вылетел в Нью-Йорк к Квиллану, который тогда играл в бродвейском шоу. Иными словами, Пик натянул Фаргону нос, причем по большому счету, – подытожила Эллин, – и Тед ему этого не простил. Пик скончался от сердечного приступа в тот самый день, когда фильм вышел на экраны, но Фаргона продолжала терзать жажда мести. Маккан тем временем живет себе за океаном и в ус не дует, поэтому Фаргон решил, что единственный способ расквитаться с Макканом за то, что тот выставил его набитым дураком в собственном городе, – это пригреть ирландца под своим крылышком, дать ему все, чего бы он ни пожелал, сделать его знаменитым, а потом погубить. Одного не могу взять в толк – неужели Фаргон всерьез рассчитывает, что Маккан со всех ног помчится к нему, чтобы стать мальчиком для битья?

Клей был озадачен не меньше Эллин.

– Стало быть, Маккан знает, что скрывается за предложениями Фаргона?

Эллин пожала плечами:

– Маккан неглуп, он должен понимать, что его поступки продиктованы чувством мести. И если он понимает это – а чем еще можно объяснить его упорное нежелание принять условия Фаргона? – то я не вижу способа переубедить его.

Лицо Клея помрачнело. Какую бы тревогу ни внушали Эллин возможные последствия завтрашней встречи, в эту минуту ее куда больше занимало участие Клея, интерес, который он проявил к ее заботам.

– Я думаю, – заговорил он наконец, – что тебе нечего беспокоиться. У тебя все получится, вот увидишь.

Эллин рассмеялась. Ей было приятно, что Клей верит в нее, и все же она сказала:

– Не забывай, трое агентов уже сломали себе зубы. Один из них служит страховым агентом в Миссури, другой обслуживает карточные столики в Лас-Вегасе, а о третьем наверняка известно лишь, что в Голливуде он больше не работает.

– В таком случае, – отозвался Клей, – ты должна задать себе вопрос: почему Фаргон решил отправить за Макканом именно тебя? Ведь он ни за что не согласится расстаться с тобой, ты слишком много для него значишь.

Эллин пожала плечами:

– Может быть, его ненависть к Маккану зашла чересчур далеко… либо он всерьез полагает, что я справлюсь с этим поручением.

– Либо, – подхватил Клей, – он надеется, что ты обратишься к Маккану с предложением, от которого тот не сможет отказаться.

Эллин удивленно рассмеялась.

– Такое развитие событий мне более всего по душе, – сказала она.

Клей зевнул, потянулся, взял Эллин за руку и усадил рядом.

– Послушай, – заговорил он, обнимая ее, – ты умная, образованная женщина, честолюбивая, с твердым характером, ты всегда нацелена на успех. Я сомневаюсь, что Маккан способен повредить твоей карьере. Фаргон не настолько глуп, чтобы терять такого ценного работника. – Зазвонил телефон, и Клей взял трубку. – Алло?

Эллин с изумлением смотрела на него. Неужели он забыл, где находится?

– Да, конечно. Минутку. – Клей протянул трубку Эллин. – Это Мэтти.

Опасаясь, как бы Клея не отвлекли посторонние мысли, Эллин быстро закончила разговор с сестрой.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она, возвращая трубку Клею.

– Мне кажется, – сказал он, вновь обнимая ее, – что у Фаргона припасен какой-то козырь. Вряд ли он захочет разом потерять Маккана и тебя, если ты вернешься с пустыми руками. Кстати, ты прочла сценарий, который я оставил у тебя в пятницу? – спросил он, внезапно меняя тему разговора.

– Только несколько первых эпизодов, – ответила Эллин. – У меня не было времени просмотреть его до конца. То, что я уже прочла, нуждается в доработке. Может быть, следует добавить две-три сцены… Точно не знаю. Во всяком случае, тексту не хватает сбалансированности. Неужели ты действительно хочешь сыграть эту роль?

– Не исключено, – промолвил Клей. – Почему тебя это интересует? Хочешь стать моим агентом?

Эллин посмотрела на него. Контракт с Клеем Инголлом был бы невероятной удачей для агентства и для нее лично. Даже если она не справится с Макканом, Фаргон все равно ее не уволит. А если и уволит, то, имея такого клиента, она сможет учредить собственное предприятие и Фаргон будет не в силах ей помешать.

– Ты серьезно? – прошептала она, отлично зная о том, что интересы Клея представляет сам Зак Люберман и у них прекрасные отношения.

Клей рассмеялся и потянулся к ней губами.

– Такую возможность нельзя исключать, – произнес он, целуя Эллин. – Кстати, нам с тобой самое время позабавиться.

– Как скажешь, – пробормотала Эллин, прижимаясь губами к его рту.

– Ты не против прокатиться со мной в машине? – Эллин нахмурилась, и Клей с улыбкой добавил: – Голышом. Представляю, как вытянется лицо охранника, когда мы промчимся сквозь ворота.

Чувствуя, как учащается сердцебиение, Эллин тем не менее запротестовала:

– Не надо, Клей. Я здесь живу. Каково будет мне каждый день проезжать мимо этого парня?

– Клиент желает отправиться в пробную поездку со своим новым агентом, – пошутил Клей, расстегивая ее платье. – Ты ведь хочешь, чтобы я стал твоим клиентом?

– Да, – ответила Эллин. – Хочу. Но твоя затея мне не по душе.

– Мы уже не раз проделывали что-то в этом роде, – напомнил Клей, забираясь под платье и поглаживая ее грудь. – Но если ты стесняешься, что ж, останемся дома. – Он стиснул пальцами соски Эллин, и ее решимость начала улетучиваться. – Мы поедем очень быстро, – продолжал Клей, – к тому же у твоей машины затененные стекла, и охранник ничего не разглядит. Никто, кроме меня, даже не догадается, что ты сидишь рядом обнаженная. И если честно, милая, одна мысль об этом сводит меня с ума.

Глава 6

Следующим утром в половине восьмого официант проводил Эллин к угловому столику ресторана отеля «Времена года», что в Доэни. Ресторан уже был переполнен деятелями кино, которые явились сюда осмотреться и показать окружающему миру, что они по-прежнему на коне. Как всегда, в помещении царила какофония звуков: надрывались сотовые телефоны, звенело столовое серебро, голоса перекрикивали друг друга. Эллин взмахом руки приветствовала знакомых, несколько раз остановилась, чтобы переброситься словцом, и наконец уселась за столик, который забронировала нынешняя секретарша Фаргона.

Спросив чай, она вынула из сумочки заметки, которые набросала накануне, и углубилась в чтение. Эллин наизусть знала каждое слово, поэтому сосредоточить внимание было трудно, и к тому времени, когда появился официант с чаем, она и думать забыла о грядущих неприятностях. Поймав себя на этом, она попыталась вновь сосредоточиться на мысли о Маккане и еще раз задалась вопросом, зачем Фаргону потребовалось в последнюю минуту перенести место встречи из своего кабинета в ресторан «Времена года». Вероятно, подумала Эллин, Тед хочет показать окружающим, что он вновь приступил к работе, и этот способ был ничуть не хуже любого другого.

Она опустила взгляд на лежавшую перед ней страницу и уже собиралась вновь взяться за дела, когда у ее столика остановился знакомый режиссер. После того как он ушел, Эллин еще несколько минут бросало то в жар, то в холод. Она пыталась овладеть собой, упрекая себя в излишней мнительности. В словах человека, который только что разговаривал с ней, не было скрытого смысла, просто у него привычка – смотреть на собеседника с таким видом, будто он не верит собственным ушам. Нет, ей нечего бояться, нечего стыдиться. Если не считать опасений, что кто-нибудь узнает о ее вчерашней поездке голышом по Беверли-Хиллз в компании Клея Инголла.

Эллин не следовало соглашаться, но она не могла забыть того возбуждения, которое испытала, сидя рядом с Клеем и наблюдая за тем, как действует на него ее нагота. Застань ее кто-нибудь в таком виде, она умерла бы со стыда, но в те сладостные мгновения это не имело никакого значения. К счастью, когда они выезжали за ворота, охранник хлопотал у встречного автомобиля и не увидел ее, а как только пришло время возвращаться, Эллин уговорила Клея достать из багажника ее пальто. Она не имела ни малейшего понятия, в какой миг ее заметили – пока машина колесила по улицам или когда стояла у светофора. Всю дорогу Эллин не отрывала глаз от лица Клея, а по возвращении они предались любовной страсти и повторили то же самое утром перед тем, как она отправилась на работу. Но теперь Эллин спрашивала себя, стоят ли эти наслаждения того ужаса, который испытали бы ее родители, развернув газету и увидев свою дочь в таком постыдном виде. От одной мысли об этом ее замутило, ведь даже ребенком она никогда не раздевалась перед отцом, и каково ему будет увидеть, как дочь выставляет себя напоказ, и знать при этом, что вместе с ним на нее смотрит весь мир…

А что сказали бы люди, окружавшие ее в эту минуту, ее друзья, коллеги? Каково было бы ей сидеть среди них сейчас, если бы в утренней газете появилась фотография, на которой она снята голышом в машине рядом с Клеем Инголлом? Вряд ли они придали бы этому уж очень большое значение – Лос-Анджелес видывал и не такое, – но для Эллин подобная публикация стала бы сущим кошмаром. Она неустанно пеклась о своей репутации, но теперь безупречному образу, который она с таким трудом создавала, грозила смертельная опасность.

Заметив Фаргона, поглощенного беседой с вице-президентом «Сони», Эллин поспешно отбросила мысли о личных неурядицах и сосредоточилась на Маккане. На мгновение ее охватили страх и неуверенность, но она тут же усилием воли подавила приступ малодушия. Она тщательно проработала досье на Маккана и ничуть не сомневалась в том, что ей удалось нащупать его ахиллесову пяту. В сущности, у него было два слабых места, и более всего Эллин занимало второе – она до сих пор не могла уразуметь, какие причины побудили столь талантливую актрису, как Мишель Роу, покинуть Майка Маккана в пору расцвета своей карьеры и отправиться спасать мир. Разумеется, Эллин знала официальную версию – на Мишель якобы оказал сильное впечатление телесериал о Боснии, она была не в силах противиться зову души, – однако все эти заявления сделал ее агент, но ни сама Роу, ни Маккан не проронили по этому поводу ни слова. Эллин оставалось лишь гадать, какие обстоятельства столь круто повернули жизнь Мишель. Было неясно, удастся ли их использовать, но Эллин чувствовала, что в этом деле стоит покопаться, вдруг найдется что-нибудь интересное.

У Маккана была еще одна слабость, и Эллин искренне удивлялась тому, что до сих пор никто и не подумал поймать его на эту удочку. Несмотря на то что этот пунктик значился в досье всех агентств, о нем кричали все газеты в пору разрыва с Роу, было ясно, что никому и в голову не приходит пустить его в ход. Эллин собиралась использовать этот козырь во время беседы с Фаргоном – он мог оказаться той самой зацепкой, которая не только поможет ей сохранить работу, но и залучить Маккана в свои сети.

– Привет. – Тед улыбнулся и подтянул к столику кресло. – Как дела? Ты сегодня красавица.

– Все в порядке, – ответила Эллин, чувствуя, как внутри у нее все сжимается. Как она ни старалась сохранять спокойствие в присутствии Фаргона, он неизменно выбивал ее из колеи. – Ты и сам отлично выглядишь, – добавила она.

Фаргон вздернул кустистые брови, словно давая понять Эллин, что ожидать чего-либо иного было бы непростительной глупостью с ее стороны. И вероятно, он был прав. В шестьдесят восемь лет он по-прежнему считался привлекательным мужчиной, хотя своей импозантностью был обязан скорее высокому росту, нежели внешности; его широкое, обтянутое пергаментной кожей лицо носило явный отпечаток многолетнего злоупотребления спиртным и табаком. Трансплантация волос, за которую он выложил двенадцать тысяч долларов, прошла довольно успешно, хотя результат был скорее комический – Фаргон обзавелся густой шевелюрой человека, годившегося ему в сыновья. Эллин подумала, что ему заодно следовало избавиться от дрожания рук и запаха изо рта, но это, по-видимому, ничуть не лишало Фаргона обаяния, ведь, по слухам, той девчонке, которую он трахал, когда с ним случился инфаркт, было всего девятнадцать лет.

– Как отдохнул? – спросила Эллин.

– Замечательно, – ответил Фаргон и взмахнул рукой, подзывая официанта. – Принесите мне кофе, яйца по-бенедиктински и порцию копченой лососины, – велел он, демонстрируя пренебрежение к своим недугам. – Ты будешь есть? – обратился он к Эллин.

– С меня довольно чая, – отозвалась она и обернулась, услышав, как кто-то окликнул Фаргона по имени. Это был еще один вице-президент «Сони».

– Как у тебя дела? – снова спросил Фаргон, пока официант наливал ему кофе. – Готова к схватке с канадцами?

Эллин кивнула.

– У нас безупречная позиция, – сказала она. – Мы должны победить.

– Давно пора. – Тед улыбнулся, салютуя Эллин кофейной чашкой. – Я слышал, ты провела минувшую ночь с Инголлом. Если не ошибаюсь, вы встречаетесь уже полгода?

Эллин похолодела. Ее сердце бешено забилось, в голове закружил водоворот мыслей. Откуда Тед узнал о вчерашней ночи? Откуда он узнал о Клее? Может быть, в эту самую минуту он представляет ее обнаженной в машине? Воображает, как он прикасается к ней? От одной этой мысли кожа Эллин пошла мурашками, но она быстро взяла себя в руки. Нет ничего удивительного в том, что Фаргон пронюхал о ее отношениях с Инголлом. Он наверняка внимательно следит за ее личной жизнью. Уже сам тон, которым Фаргон заговорил о Клее – этакое дружеское любопытство, – подсказывал Эллин, к чему он клонит.

Фаргон впился в ее лицо безжалостным взглядом хищника. Эллин не отвела глаз, напрягая всю волю и давая ему понять, что он ее не испугал. Это было непросто, Фаргон буквально сокрушал ее своей властностью, но Эллин явилась сюда, твердо намеренная выстоять, и не собиралась склонить голову перед первым же препятствием, хотя даже не догадывалась, какое испытание ее ждет.

Официант принялся расставлять на столе тарелки, и Фаргон откинулся на спинку кресла.

– Это у вас серьезно? – спросил он.

– Ты знаешь достаточно, чтобы понять, какой будет ответ, – сказала Эллин, дождавшись, пока уйдет официант.

В глазах Теда мелькнул веселый огонек.

– Все это время Инголл изменял тебе, – произнес он, неторопливо жуя.

Эллин даже не моргнула.

– Может быть, перейдем к делу? – предложила она.

Фаргон ухмыльнулся, подцепил вилкой кусок лососины и отправил в рот.

– Что ж, давай поговорим о Майке Маккане, – сказал он, глотая. Эллин промолчала, и Тед взял чашку с кофе. – Мы можем обстряпать это дело самыми разными способами, однако сначала я хотел бы выслушать твои соображения.

– Так и быть, – отозвалась Эллин. – Но прежде ты выслушаешь мои условия.

Рука Фаргона с чашкой замерла на полпути к губам.

– Условия? – переспросил он.

Эллин опустила глаза на страницу, лежавшую перед ней на столе:

– Мы можем обсудить их, но в разумных пределах.

Фаргон отставил кофе в сторону.

– Думаю, будет лучше, если ты сразу уяснишь следующее: я не торгуюсь со своими работниками. Особенно в делах вроде того, которое поручено тебе.

– Все всегда бывает впервые, – заметила Эллин, сама изумляясь твердости, с которой прозвучал ее голос. Фаргон уже качал головой, и она вызывающе посмотрела ему в лицо. – Если я не ошибаюсь, ты готов на все, лишь бы заполучить Маккана?

Сузив глаза, Фаргон склонил голову набок, окидывая Эллин оценивающим взглядом.

– Ошибаешься, – ответил он.

– Не вешай мне лапшу на уши.

Фаргон оскалил белоснежные фарфоровые зубы:

– Откровенно говоря, Эллин, до сих пор ни один человек твоего положения не осмеливался бросить мне подобный упрек.

– Ты готов выслушать мои условия?

– Еще бы! Сгораю от нетерпения.

Уловив издевку в его голосе, Эллин глубоко вздохнула и заставила себя продолжать:

– Сначала я хочу узнать, сколько ты намерен предложить Маккану.

Лицо Фаргона посерьезнело.

– Семьсот пятьдесят, – сказал он.

– Ты имеешь в виду – тысяч? – спросила Эллин, записывая цифры в блокнот. Фаргон не счел нужным отвечать, и она добавила: – В месяц? – Фаргон лишь усмехнулся. – Стало быть, в год, – продолжала Эллин, невозмутимо глядя на него. – Извини, но мне нужна полная уверенность в том, что я правильно тебя поняла. Итак, семьсот пятьдесят тысяч в год. Что еще?

– Автомобиль. Дом. Членство в загородном клубе. Полезные знакомства.

– Как насчет доли в прибылях?

Добродушия Фаргона как не бывало.

– На кого ты работаешь, черт побери? На меня или на Маккана?

– Я задала вопрос.

– А я отвечаю «нет».

– Значит, нам не о чем говорить. – Эллин закрыла блокнот. – Будь на моем месте Маккан, он бы попросту встал и ушел. – Фаргон гневно воззрился на нее, но Эллин не дрогнула. – Я лишь хочу, чтобы ты понял: без доли с продаж Маккан ни за что не согласится.

Фаргон вновь заулыбался:

– Ему уже предлагали долю, а он решительно отказался.

– Наверное, процент был недостаточно велик, – заметила Эллин.

Фаргон откинулся на спинку и сложил руки на груди.

– Ладно, давай возьмемся за дело иначе, – сказал он. – На сей раз я буду говорить о том, что собираюсь предложить Маккану, а потом ты объяснишь мне, каким образом намерена подать мое предложение, чтобы он не смог отказаться.

– Давай.

Фаргон откашлялся.

– Итак, – заговорил он, – семьсот пятьдесят тысяч плюс ежегодная премия двадцать пять процентов, хороший автомобиль – «мерседес», «лексус», «кадиллак», что его душе угодно, – а также пять тысяч в месяц на аренду жилья, полное покрытие расходов, право самому набирать сотрудников и поездки первым классом.

Эллин смотрела на него, ожидая продолжения, но Фаргон молчал, и она напомнила, подперев щеку кулаком:

– Ты забыл о доле в прибылях.

– Хорошо, он получит долю. И вот еще что. Пусть это будет твоей козырной картой – я готов выкупить его лондонское агентство по рыночной цене, оставив прежнее название и персонал. Я обязуюсь передавать туда все сделки, которые Маккан заключит с европейскими партнерами, находясь здесь, в Штатах. Клиентов он будет искать сам, без моего вмешательства. Единственное мое условие состоит в том, чтобы он обеспечил годовой оборот по меньшей мере три миллиона и постоянно жил в Лос-Анджелесе. – Фаргон потянулся за чашкой, явно очень довольный собой. – Ну, как тебе мое предложение? Ты можешь представить, что он откажется?

Эллин была вынуждена признать, что условия Фаргона выглядят впечатляюще. Никто, находясь в здравом уме, не отверг бы такого неслыханно щедрого предложения. Но судя по тому, что Эллин прочла о Маккане, это был человек на редкость независимый, он не испытывал ни малейшего почтения к Голливуду, и ей казалось, что он ни за какие деньги не продаст компанию, которую создал собственными руками.

– Ну, что ты думаешь? – спросил Фаргон, чуть раздраженный тем, что Эллин не завопила от восторга.

– Окажись на его месте другой человек, ты мог бы считать, что он у тебя в кармане. Только не Маккан… Остается лишь выложить перед ним карты и посмотреть, что получится. – Эллин прикусила нижнюю губу, и в ее глазах на секунду появилось задумчивое выражение. – Я бы добавила еще одну приманку, – сказала она, помолчав. – Предлагать ее не обязательно, но все же хотелось бы иметь в рукаве что-нибудь про запас.

– Например? – спросил Фаргон.

– Не знаю, поможет ли это, – заговорила Эллин, рассеянно вертя в пальцах ручку, – но думаю, что больше всего Маккана заинтересует перспектива стать продюсером.

Фаргон нахмурился.

– О чем ты? – осведомился он.

Эллин продолжала размышлять, выпятив губы.

– У нас есть сведения, – проговорила она, – что Маккан не прочь занять кресло продюсера. Может быть, в этом и заключается его слабость, точно не знаю. Однажды он уже занимался этим делом с Мишель Роу, актрисой, которая в ту пору была его любовницей, но бросил, как только она ушла от него. И я подумала, – продолжала Эллин, – что если бы ты предложил помочь ему стать независимым продюсером…

– Мне нужен агент, а не продюсер! – рявкнул Фаргон.

Эллин пропустила его слова мимо ушей.

– Если бы ты ограничил действие контракта тремя или, скажем, пятью годами, обязавшись впоследствии помочь ему выбиться в продюсеры «Юниверсал пикчерз», «Фокс» или другой крупной студии…

– Неужели я похож на Санта-Клауса? – прорычал Фаргон.

– …при условии, что он оставит свою клиентуру в нашем агентстве, – продолжала Эллин, – то ты получил бы долю в его предприятии и вместе с тем держал бы его на поводке.

Наконец ей удалось завладеть вниманием Фаргона. Едва сдерживая улыбку, Эллин следила за тем, как он напускает на себя безразличный вид, скрывая заинтересованность.

– Предлагаешь сыграть на личных амбициях Маккана? – произнес он минуту спустя.

– Да, если он действительно мечтает стать продюсером.

Пронзительные глаза Фаргона блеснули.

– А если нет?

– В таком случае ты получишь его на пять лет, если, конечно, он примет твое предложение.

– Набросай текст контракта, – велел Фаргон. – Надо показать его юристам.

– Он у меня с собой, – сказала Эллин, беря в руки кейс.

– Теперь я припоминаю, почему взял тебя на работу. – Усмехнувшись, Фаргон потянулся за документом, который Эллин подготовила накануне.

– А вот мои условия, – напомнила она, отводя руку в сторону. Лицо Фаргона побагровело, но Эллин заставила себя не обращать внимания на его гнев. – Мне нужны письменные гарантии, что я не потеряю работу в Эй-ти-ай в случае неудачи с Макканом.

– Даже не мечтай! – отрезал Фаргон. – Подобное соглашение лишит тебя стимула к активным действиям.

– Лучшим стимулом для меня будет премия в пятьдесят тысяч долларов в случае успеха.

Фаргон вскинул брови.

– Ты с ума сошла?! – воскликнул он. – Ты мой работник и обязана с радостью и наслаждением делать все, что я велю.

– Таковы мои требования, – отозвалась Эллин.

Фаргон оглядел помещение, явно обеспокоенный тем, что их разговор могут подслушать.

– У тебя ничего не выйдет, – сказал он. – Я твой наниматель, а значит, именно я ставлю условия.

– Как я уже говорила, мои требования можно обсудить. – Эллин положила на чашку ситечко и взяла в руки чайник. – Я готова удовольствоваться сорока пятью тысячами и статьей в контракте, которая предусматривает полную выплату в тот самый день, когда Маккан подпишет с тобой договор.

Фаргон негодующе фыркнул.

– Не забывай, с кем имеешь дело, Эллин, – проговорил он, – и не думай, будто бы я не понимаю, что, возвращая пять кусков в один мой карман, ты тут же забираешь их из другого. Я занимался подобными фокусами еще до того, как ты появилась на свет.

Эллин улыбнулась.

– Старые трюки самые действенные, – беззаботным тоном отозвалась она.

Фаргон впился в ее лицо долгим тяжелым взглядом.

– Ладно. Твоя взяла, – нехотя произнес он. – Но только потому, что я не в силах устоять перед смазливым личиком. Видит Бог, в моем возрасте это простительная слабость.

Эллин ошеломленно следила за тем, как он подзывает официанта и требует счет. Пытаясь скрыть прилив громадного облегчения, она с нарочито равнодушным видом пригубила чай. Ее изобличали дрожащие руки, а вспышка эйфории, которую она с трудом удержала под спудом, лишь ухудшила положение. Ей не терпелось остаться одной, позвонить Клею, Мэтти и Розе и похвалиться, как ловко, хладнокровно и безжалостно она обыграла Фаргона. Она едва не лопалась от гордости, но взяла себя в руки, ничем не выдавая своей радости.

И только когда Фаргон вновь повернулся к ней и Эллин увидела выражение его лица, она сообразила, что ее торжество было преждевременным. Она отставила чашку, усилием воли пытаясь выдержать жесткий взор его голубых глаз. Ее кожа начала покрываться пупырышками, она уже понимала, что ее радость была не столько преждевременной, сколько совершенно неуместной.

– Итак, ты победила, – кротким тоном произнес Фаргон. – Прими мои поздравления. Составь текст соглашения и позаботься о том, чтобы оно уже сегодня лежало на моем столе.

– Непременно, – сказала Эллин.

– Одноразовая выплата, двадцать тысяч долларов, сумма окончательная и обсуждению не подлежит. – Фаргон бросил взгляд на счет и полез во внутренний карман пиджака за бумажником. – А также гарантии того, что в случае неудачи ты сохранишь свое место.

Эллин молча ждала. Она продолжала смотреть ему в глаза, но была слишком испугана, чтобы оспаривать цифры. Фаргон усмехнулся и швырнул на стол конверт.

– А если тебя и впрямь постигнет неудача, эти картинки попадут в газеты, – добавил он.

Эллин с замиранием сердца посмотрела на конверт. Ей не было нужды заглядывать внутрь, чтобы понять, кто запечатлен на фотографиях. В эту минуту ее интересовало одно – есть ли среди снимков вчерашние или они еще лежат в проявителе? Шантаж, самый древний и простой способ воздействия.

– Вот тебе стимул. – Фаргон улыбнулся, поднялся на ноги и, оставив Эллин расплачиваться по счету, небрежной походкой вышел из ресторана.

Глава 7

– Сэнди! Сэнди, ты не заболела?

Сэнди шевельнулась и попыталась открыть глаза. Сквозь сон она чувствовала на своем плече чью-то руку. Прикосновение казалось на удивление приятным, умиротворяющим. Она что-то пробормотала, и ее веки вновь сомкнулись.

– Сэнди, проснись же наконец!

Девушке потребовалось несколько мгновений, чтобы узнать этот голос, и ее сердце замерло. Его рука по-прежнему лежала на плече Сэнди, но она никак не могла взять в толк, где находится. Она медленно открыла глаза, боясь, что все это лишь сон.

– С тобой все в порядке? – спросил Майк, с беспокойством глядя на нее своими темно-синими глазами.

Тело Сэнди затекло до такой степени, что ей было трудно поднять голову.

– Ты пробыла здесь всю ночь? – поинтересовалась Зельда.

Сэнди нахмурилась и моргнула. Она сидела в своем кабинете, рядом стояли Майк и Зельда. Она чувствовала себя отвратительно – голова гудела, конечности словно налились свинцом, во рту был неприятный вкус.

– Который час? – спросила она.

– Только что пробило девять, – отозвалась Зельда, посмотрев на Майка. – Ты приехала ранним утром или просидела за столом с вечера?

Сэнди промолчала. Она до сих пор не пришла в себя.

– Должно быть, провела здесь всю ночь, – сказал Майк. – Лампа все еще горит, стол завален бумагами.

Сэнди торопливо протерла глаза.

– Прошу прощения, – хриплым голосом сказала она. – Я засиделась допоздна и, должно быть, уснула. – Она рассмеялась и застенчиво повела плечом. – Извините.

Во взгляде Майка, которым он ощупывал ее лицо, угадывалось беспокойство.

– Ты слишком много работаешь, – сказал он. – Я посажу тебя в такси и отправлю домой отсыпаться.

– Нет, не надо! – воскликнула Сэнди. – В этом нет необходимости. Я приму душ, переоденусь и вернусь к обеденному перерыву.

Майк повернулся к Зельде.

– Сэнди, – мягко заговорила Зельда, – мы ценим твое усердие и отлично видим, что ты готова трудиться не покладая рук, чтобы показать себя, но так продолжаться не может. Ты вгонишь себя в гроб.

Сэнди посмотрела на нее, однако тут же перевела взгляд на Майка, услышав его голос:

– Возьми выходной до конца дня, а завтра возвращайся в контору и загляни ко мне после утреннего совещания.

Сэнди смотрела ему вслед. Волосы Майка намокли под дождем, и после того как он ушел, в кабинете остался запах его длинного кожаного пальто.

– Он рассердился? – спросила Сэнди, вновь повернувшись к Зельде. Всклокоченные волосы и растерянный взгляд делали ее куда моложе своих двадцати четырех лет.

– Конечно же, нет, – ответила Зельда. – Майк встревожен, как, впрочем, и я.

Сэнди опустила голову и, выдавив смешок, сказала:

– Это было такое потрясение – проснуться и увидеть его рядом… – Она запнулась, залилась густым румянцем и вновь подняла глаза на Зельду.

Насмешливо улыбнувшись, Зельда шагнула к выходу:

– Я спущусь вниз, принесу тебе кофе.

– Как ты думаешь, зачем он пригласил меня к себе? – спросила Сэнди, прежде чем за ней закрылась дверь.

– Могу только догадываться, – ответила Зельда и вышла из кабинета.

Сэнди посмотрела на свой захламленный стол, пытаясь унять сердцебиение и упорядочить мысли, вихрем кружившие в голове. Зельда права, она слишком много работает и, глядишь, действительно вгонит себя в гроб, но это ее не беспокоило. Главным было то, что она сумела в меру своих способностей разобраться в деятельности компании «Маккан и Уолш» и усвоить азы профессии агента.

К настоящему времени Сэнди добилась немалых успехов на этом поприще – она ознакомилась с практическими методами большинства агентов, знала по именам каждого актера, сценариста, режиссера и продюсера, состоявших их клиентами; она знала, кто сейчас работает, а кто не у дел, у кого хорошие перспективы, знала, как оцениваются способности того или иного актера, и даже начинала понимать, почему престиж одного из них выше другого и какими качествами должен обладать автор, чтобы его привлекли к театральной или кинематографической деятельности. Она наблюдала, прислушивалась, расспрашивала, выведывала и постоянно вела записи. Она завоевала популярность среди клиентов, ее даже приглашали на премьеры фильмов или сериалов, несколько раз она побывала на репетициях. Агенты охотно раскрывали ей секреты профессии, и Сэнди оставалось лишь удивляться щедрости, с которой они тратят на нее время и делятся знаниями и опытом. Она уже побывала в гостях у большинства сотрудников, ее приглашали на деловые обеды, она даже два-три раза устраивала вечеринки сама. Ее нынешняя жизнь настолько отличалась от той, что она вела полгода назад, когда только поступила на работу, что Сэнди не только выглядела и вела себя как совершенно другой человек, но и чувствовала себя полностью преобразившейся.

Мрачная тесная каморка недалеко от станции метро Баркинг на окраине города Баркинг осталась в прошлом, а вместе с ней – одежда с чужого плеча, прилипчивый провинциальный выговор и денежные неурядицы. Теперь благодаря хлопотам своей лучшей подруги Несты Сэнди жила в уютной квартирке в Челси, неподалеку от Слоун-авеню, и ходила за покупками только в «Харродз» и «Харви Николз», а еду приобретала в «Фортнамсе» либо заказывала по телефону.

Встреча Сэнди с Нестой произошла благодаря тому обстоятельству, что мать Несты проживала в помещении, находившемся под комнатой Сэнди в Баркинге. Они бы не познакомились, если бы в тот ужасный вечер, когда Сэнди приехала с работы, не зная, удастся ли вернуться туда утром и как ей раздобыть денег на еду, у матери Несты не кончилось молоко, а круглосуточный магазинчик на углу не оказался закрыт. Неста постучалась к Сэнди, надеясь, что у нее найдется немного молока, и, застав девушку в отчаянии, тут же пришла ей на выручку.

Именно Неста ответила по телефону, когда звонила Джоди, а утром она первым делом повела Сэнди в супермаркет и на автобусную станцию, чтобы купить трехмесячный проездной. Сэнди вернула ей долг менее чем через две недели. К этому времени она уже работала под началом Изабель Вудхерст, которая возглавляла специальное бюро, предоставлявшее иностранцам, политикам и заезжим бизнесменам элегантных девушек-сопровождающих.

Если не считать первых двух месяцев, когда Сэнди отчаянно нуждалась в деньгах, она никогда не спала с мужчинами, которые ее нанимали, но продолжала поддерживать с ними дружеские отношения и многому научилась у этих людей. Они открыли ей мир роскошных ресторанов и отелей, фешенебельных ночных клубов. С их помощью Сэнди усвоила хорошие манеры и научилась правильно одеваться. В иных обстоятельствах на это ушли бы многие годы. Она без малейшего труда выведывала у своих спутников приемы, которые помогли им подняться до самых вершин. Для Сэнди, твердо намеренной добиться успеха, эти сведения были поистине бесценны.

Единственным ее любовником оставался Морис Триерн, сотрудник конторы по найму жилых помещений. Сэнди познакомилась и подружилась с ним в ту пору, когда подыскивала квартиру, которую теперь делила с Нестой. Она спала с Морисом, наслаждалась вниманием прочих своих поклонников, копила знания и опыт, а остаток времени посвящала усердному труду в компании «Маккан и Уолш», надеясь, что когда-нибудь ей удастся убедить Майка в том, что она его достойна.

Зевнув, Сэнди взяла кейс, сунула внутрь несколько сценариев и принялась рыться в бумагах в поисках блокнота. Приехав домой, она проспит все утро, а потом вернется к работе над сценариями. В восемь вечера ее ждал обед в ресторане. При мысли о том, кого она пригласила и зачем, Сэнди охватило возбуждение. Помощница Дианы, Марлен, должна была вскоре родить и, собираясь в отпуск, последние несколько недель неофициально подготавливала Сэнди себе на смену. Ее муж уехал по делам в Манчестер, Марлен чувствовала себя одиноко, и сегодня вечером Сэнди позвала ее в ресторан. Марлен была изрядной занудой, но ее знания и поддержка были неоценимы, поэтому Сэнди всеми силами старалась подружиться с ней, зная о том, что Марлен колебалась, прежде чем назвать ее своей преемницей. Внезапно Сэнди с радостным воодушевлением подумала, что, может быть, Майк пригласил ее завтра утром, чтобы обсудить это назначение.

Услышав за спиной глухой удар, Сэнди обернулась и увидела Джоди, которая протискивалась в дверь с огромным пакетом в руках.

– Ради всего святого, что это? – спросила Сэнди смеясь.

– Подарок моей племяннице на день рождения, – ответила Джоди, бросая сверток в кресло. – Господи, ты выглядишь так, словно провела здесь всю ночь! Как ты себя чувствуешь? Наверное, миловалась с любимым с вечера до утра?

– Хотелось бы, – сказала Сэнди. – Ох, Зельда, ты спасаешь меня от смерти! – добавила она, увидев Зельду, входившую в кабинет с чашкой кофе.

Джоди вздернула брови.

– А почему мне не носят кофе, когда я мучаюсь похмельем? – требовательно осведомилась она, обращаясь к Зельде.

– У меня нет похмелья, – возразила Сэнди и моргнула, обжегшись горячим кофе. – Я уснула за столом.

– Значит, ты и вправду пробыла тут всю ночь? – вскричала Джоди, изумленно глядя на нее. – Я ведь шутила! Что с тобой случилось? Тебя выгнали из квартиры?

Зельда насмешливо фыркнула.

– Что, хочешь приютить меня? – спросила Сэнди.

Джоди пожала плечами.

– Если тебе некуда деваться, можешь пару ночей провести на диване в моей гостиной, – расщедрилась она.

Сэнди уже не слушала. В дверях показался Майк.

– Такси прибудет с минуты на минуту, – сообщил он, глядя на Зельду, и, повернувшись к Сэнди, осведомился: – Как ты себя чувствуешь?

Сэнди улыбнулась, от всей души надеясь, что ее самочувствие не отразилось на внешности.

– Все в порядке, – негромко произнесла она. – Спасибо за такси.

Джоди переводила взгляд с Зельды на Майка и обратно.

– Кофе? Такси? – спросила она. – Может быть, кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? Кто она такая – Спящая красавица?

Майк рассмеялся.

– Мне и в голову не пришло разбудить ее поцелуем, – сказал он и, подмигнув Сэнди, добавил: – Возможно, в следующий раз. – Сердце Сэнди замерло, но прежде чем она успела открыть рот, Майк вышел из комнаты.

Джоди смотрела на Сэнди вытаращив глаза. Едва Зельда скрылась за дверью, она прошептала:

– Да что же такое случилось, черт побери?

Сэнди весело рассмеялась.

– Не знаю, – ответила она. – Но Майк уже не первый раз выдает что-нибудь в таком роде. О Боже, Джоди! – простонала она, рухнув в кресло. – Неужели он наконец начал меня замечать?

– Можно подумать, ты сама этого не видишь, – отозвалась Джоди.

Сэнди смотрела на нее из-под опущенных ресниц. Ей хотелось расцеловать Джоди за эти несколько слов, которые вселили в нее такую надежду и радость, что она была готова открыть объятия всему миру.

– Так почему же ты спала здесь? – допытывалась Джоди. – Только не говори мне, что ты корпела над сценариями, которые Крейг подбрасывает тебе пачками. Ты ведь не обязана их читать. Тебе за это не платят.

– Мне нравится эта работа, – ответила Сэнди. – А в пятницу Крейгу предстоит встреча с руководством Четвертого канала, и он хочет вылизать сценарии до блеска.

Джоди неодобрительно нахмурилась.

– Что ж, надеюсь, твой тяжкий труд не пропадет даром, – сказала она, вешая куртку на крючок рядом с пальто Сэнди.

Сэнди поднялась на ноги.

– Сейчас я еду домой, – проговорила она. – Майк велел зайти к нему завтра после утреннего совещания.

Джоди подняла брови.

– Шутишь? – спросила она. – Зачем ты ему понадобилась?

Сэнди пожала плечами:

– Наверное, я сойду с ума, размышляя об этом день напролет, но спрашивать не решилась. Как я понимаю, ты тоже не знаешь.

– Впервые слышу, – сказала Джоди. – Но готова поспорить, речь пойдет о должности Марлен. Она уходит в отпуск в следующую пятницу.

Сердце Сэнди было готово выпрыгнуть из груди.

– Джоди, твои слова отвечают самым дерзновенным моим мечтаниям, – произнесла она, цитируя реплику из прочитанного накануне сценария. – Но, имея всего лишь полугодовой стаж, даже я не осмелилась бы надеяться на такое.

– Сэнди! Не вешай мне лапшу на уши! – прикрикнула Джоди. – Мы обе отлично знаем, что ты нацелилась на место Марлен, и, что самое главное, вполне заслуженно.

Сэнди была так тронута, что на несколько секунд утратила дар речи.

– Ты настоящий друг, Джоди. Спасибо тебе, – промолвила она наконец.

– А, иди ты! – Джоди фыркнула, явно польщенная. – Смотрите, кто к нам пожаловал, – добавила она, увидев в дверях Берти, помощника Крейга.

– Только что звонили из охраны, – сообщил Берти. – Говорят, внизу ждет такси для мисс Пол. Кажется, мы получили особое задание? – спросил он, меряя Сэнди взглядом и морща нос.

– Именно, – ответила Сэнди.

Берти ждал продолжения, но она молча подхватила сумочку и пальто, попрощалась с Джоди и вышла из кабинета.

– На твоем месте я бы не спускал с нее глаз, – промолвил Берти, вместе с Джоди глядя ей вслед. – О ней ходят такие слухи…

– Которые ты и распускаешь, – напомнила Джоди.

– Говорю тебе, ей нельзя доверять.

– Берти, – сказала Джоди, любезно улыбаясь, – если у вас с Сэнди нелады, это касается только тебя. А я ничего не знаю и знать не хочу.

Ноздри Берти раздулись, верхняя губа приподнялась.

– Ты не хочешь с ней ссориться, и правильно делаешь, – едким тоном произнес он. – Глядя на то, как Сэнди лижет зад руководству, нетрудно представить, что уже очень скоро она станет твоим боссом.

– Вот как? – с иронией спросила Джоди. – Может быть, ты что-то знаешь, а мне и невдомек?

– Я верю своим глазам, – ответил Берти. – И если бы ты держала ушки на макушке, давно заметила бы, какие взоры бросает на мисс Пол наш хозяин и повелитель. И если хочешь знать мое мнение, в этих его взглядах угадывается отнюдь не профессиональный интерес.

– Тебе остается лишь брать с нее пример, – заметила Джоди и, проходя мимо Берти, поправила ему галстук. Прежде чем он успел ответить, послышался телефонный сигнал, и Джоди взяла трубку. Звонила Эллин Шелби, голливудский агент. В который уже раз она пыталась пробиться к Майку.

Джоди посмотрела на часы. В Лос-Анджелесе было два часа ночи. Казалось, Эллин Шелби потеряла покой и сон, и Джоди подумала, что, если Тед Фаргон действительно уволил уже трех служащих, не сумевших подцепить Майка на крючок, у нее были серьезные основания для беспокойства. Джоди нравился голос Эллин, она была бы рада чем-нибудь помочь, но Майк оставил четкие, недвусмысленные инструкции: если позвонят из Эй-ти-ай, он не хочет даже знать об этом.

– Мне очень жаль, – сказала Джоди в микрофон. – Я соединила бы вас с ним, если бы могла, но – увы.

– Понимаю, – отозвалась Эллин. – Скажите мне одно: он получил мои факсы?

– Да, получил, – подтвердила Джоди.

– Он прочел их?

– Не знаю, – ответила Джоди. – Он не говорил об этом.

На линии воцарилось гнетущее молчание, потом Эллин попросила:

– Может быть, вы хотя бы скажете ему, что я звонила, и сообщите мой домашний номер?

– Ладно, – сказала Джоди, подумав, что вряд ли выполнит обещание. Она не хотела лишать Эллин последней надежды, хотя здравый смысл и чувство сострадания подсказывали ей, что гуманнее всего было бы поступить именно так.


Майк и Зельда ехали в Уэст-Энд. Майк беседовал по телефону, и Зельде пришлось дожидаться, пока он закончит разговор. Едва Майк дал отбой, она торопливо произнесла:

– Я хочу кое-что сказать тебе, прежде чем ты наберешь очередной номер.

Майк улыбнулся.

– Откровенно говоря, я пытался избежать этого, – признался он и, сложив аппарат, бросил его себе на колени.

Зельда фыркнула и сунула в рот мятную лепешку.

– Итак, – заговорила она, отправив конфету за щеку, – какой же будет ответ?

– Смотря по тому, какой будет вопрос, – парировал Майк, потянувшись к пакетику с леденцами.

– Насколько мне известно, ты читал факсы Фаргона, и я хочу узнать, уделил ли ты хотя бы немножко внимания его последним предложениям.

– Самую малость, – отозвался Майк.

– И что же?

– Ничего. Я прочел факсы, обдумал предложения, и они меня не заинтересовали.

– Тебя не интересует возможность удвоить, а то и утроить доходы компании «Маккан и Уолш»? – ровным голосом произнесла Зельда.

– Подобные перспективы всегда интересуют меня, но лишь при условии, что я останусь главой «Маккан и Уолш», – ответил Майк.

Зельда выпятила нижнюю губу.

– Может быть, тебе стоит выдвинуть встречные требования? – предложила она.

– Например?

– Например, что ты выкупишь компанию по прошествии… ну, скажем, пяти лет.

– По ее текущей рыночной стоимости? – Майк язвительно усмехнулся. – Если за дело возьмется Эй-ти-ай, я никогда не смогу вернуть себе агентство. Ради всего святого, Зельда, – продолжал он, – неужели ты не понимаешь, куда клонит Фаргон? Он хочет одного – погубить меня. Судьба нашего предприятия ему безразлична. Вероятно, Фаргон увеличит оборот в четыре, пять или десять раз – он деловой человек и ни за что не упустит выгоду, – но главным его стремлением было и остается свести со мной счеты. В Голливуде такое происходит сплошь и рядом.

– Ты прав, однако Фаргон считает, что твои действия нанесли его репутации непоправимый урон.

Майк невольно рассмеялся.

– И теперь я должен подарить ему свое агентство, чтобы искупить свою вину?

Зельда сосала леденец, и несколько минут они ехали в молчании. Наконец Майк сказал:

– Можно подумать, ты пытаешься уговорить меня рассмотреть его предложения всерьез.

Зельда сунула в рот очередную лепешку.

– Я хочу, чтобы ты отчетливо сознавал, от чего отказываешься и по какой причине, – ответила она.

Майк насмешливо приподнял брови:

– Я знаю ответы на оба эти вопроса. Надеюсь, ты довольна?

Зельда медленно кивнула:

– Возможно. Меня удивляет лишь твое упрямое нежелание сотрудничать с Голливудом.

– Ничего подобного, – возразил Майк. – Мы очень активно работаем там. Ты сама месяц назад занималась делами Кэрро и Миллмана. У Крейга, Джейни и Дианы контракты с Голливудом, и судя по тому, что мне сказал Гарри, он встречался с кем-то из тамошних китов по поводу годового соглашения. Нет, мы не отказываемся сотрудничать с Голливудом, но стараемся разнообразить связи, вместо того чтобы бросить все силы на один проект.

– И у тебя нет желания обосноваться там?

– Ни малейшего.

– Ни за какие деньги?

– Именно так.

Зельда разгрызла леденец и положила руки на свою сумочку.

– Ты хотя бы раз встречался с Эллин Шелби? – спросила она.

Майк нахмурил брови и задумался.

– Насколько мне известно, нет. А ты?

Зельда покачала головой:

– Вчера вечером я звонила одному знакомому из Си-эй-эй. Похоже, Шелби не последний человек в Голливуде.

– Там каждый – знаменитость, – заметил Майк. – По крайней мере они так думают.

– У нее хорошая репутация, – продолжала Зельда. – Видно, она протеже Фаргона. Он взял ее на работу два года назад, и с тех пор ее влияние непрерывно возрастает.

– Стало быть, он с ней спит.

Зельда закатила глаза:

– Я не ожидала от тебя такой вульгарности.

– Мы ведь говорим о Голливуде, Зельда, – напомнил Майк. Зельда в ответ промолчала, и он сказал: – Ну ладно. Итак, она протеже Фаргона.

– Угу, – промычала Зельда, перекатывая леденец за щекой, – но, похоже, это продлится недолго, если ты отвергнешь его предложение.

От изумления Майк расхохотался:

– Меня ничуть не волнуют судьбы этих людей.

Он повернулся к Зельде и тут же с силой нажал на тормоз, избегая столкновения с машиной, шедшей впереди. Зельда смотрела прямо перед собой.

– Да, мне очень неприятно, – признался Майк. – Но неужели ты думаешь, что я отдам душу и сердце Фаргону, только чтобы спасти от увольнения одного-единственного человека, которого к тому же не знаю? Нет, такому не бывать.

На полном добродушном лице Зельды отразилось искреннее изумление.

– Я и не знала, что у тебя есть душа и сердце, – произнесла она таким тоном, словно эта мысль показалась ей забавной.

– Хорошо. Я солгал. Но надеюсь, ты меня поняла. Разговор окончен. Я не продаюсь.

– Если Эллин Шелби прилетит в Лондон – а она не преминет это сделать, – ты встретишься с ней?

– Какой смысл? Это будет пустая трата времени – ее и моего. – Майк бросил взгляд на часы. – Напомни, пожалуйста, куда ты сейчас направляешься?

– В «Савой», – ответила Зельда и, помедлив несколько секунд, добавила: – Стало быть, прощай, Лос-Анджелес.

Майк нахмурился.

– К чему ты клонишь, Зельда? – осведомился он. – Мне начинает казаться, будто ты и впрямь хочешь, чтобы я переехал туда.

– Это была бы тяжелая утрата для меня, – призналась Зельда. – Но прошло уже четыре года, Майк, тебе пора забыть о прошлом и взяться за дело, которое тебе больше всего по душе.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Майк. – Впрочем, не отвечай. Я не желаю этого слышать. – Несколько мгновений он колебался, потом посмотрел на Зельду. – Неужели вы все думаете, что я все еще переживаю?

Зельда моргнула, почесала нос и отвернулась, рассматривая роскошные витрины Кингз-роуд.

– Что за глупость! – заспорил Майк. – Все это было так давно, я уже и думать о ней забыл.

– О ком? – осведомилась Зельда.

Майк смущенно взглянул на нее, но тут же был вынужден повернуть лицо в сторону дороги и вновь резко затормозить.

Машина приближалась к Слоун-сквер.

– Кстати, – заговорила Зельда, пытаясь сообразить, в каком здании находится квартира Сэнди Пол. – Что ты собираешься делать с Сэнди?

Майк удивился:

– При чем здесь Сэнди?

– Ты велел ей заглянуть к тебе в кабинет после завтрашнего утреннего совещания.

– Ах да, – отозвался Майк.

Зельда ждала продолжения, впрочем, ничуть не удивленная его молчанием. Имея долгий опыт общения с Майком, она отлично знала, как трудно втянуть его в беседу на темы, которые он не желает обсуждать, а в последние месяцы Зельда замечала, с какой неохотой он говорит о Сэнди. Сотрудники конторы терялись в догадках, откуда у нее такие роскошные наряды и квартира в престижном районе, но Майк не принимал участия в пересудах. Правда, однажды он отметил произошедшие в ней перемены, но было трудно сказать, имел ли он в виду ее внешность или поразительную уверенность в своих силах, которую она обрела в столь короткий срок. Что же касается ее чувств к нему, которые были столь очевидны, что порой приводили окружающих в смущение, то Майк не пожелал бы обсуждать их даже в шутку.

– Что ты имеешь против этой девушки? – спросила Зельда.

– О ком ты?

– Я говорю о Сэнди Пол, и, прежде чем ты ответишь, позволь напомнить, что я знаю тебя как облупленного. Мне знакома твоя манера держаться с теми, кто тебе не нравится. Ты всеми силами пытаешься компенсировать свою неприязнь любезным обращением. Ты не раз поступал так с бывшими любовницами, теперь делаешь то же самое с Сэнди. Чем она тебе не угодила?

– Я собрался повысить ее, – возразил Майк, притормаживая у пешеходного перехода.

– Теперь я понимаю, о чем ты будешь говорить с ней завтра. Сэнди заслуживает поощрения, но чем объяснить твою благосклонность к ней, коли ты едва терпишь ее присутствие?

– Ничуть не бывало, – возразил Майк. – Если бы все работали как она, нам не о чем было бы беспокоиться.

Зельда посмотрела на него:

– Судя по всему, я не дождусь ответа на свой вопрос.

Майк покачал головой.

– Я не намерен обсуждать свои отношения с Сэнди Пол, – сказал он.

– Но ты повысишь ее?

– Возможно. Сначала нам придется кое-что выяснить, но если результат беседы меня удовлетворит, она получит новое место.


– Ради всего святого, что здесь происходит?! – воскликнула Неста, входя в спальню Сэнди, развязывая на ходу пояс пальто и рассматривая содержимое гардероба подруги, разбросанное по ее высокой кровати красного дерева. – Уж не собралась ли ты переезжать?

Сэнди даже не повернулась. Покопавшись в своем гардеробе «под старину», она вынула оттуда розовый костюм.

– Завтра утром я встречаюсь с Майком, – ответила она, приложив костюм к себе и глядя в зеркало.

Неста набросила пальто на спинку стула, стоявшего у туалетного столика, сняла обувь и уселась среди подушек.

– Ты и так встречаешься с ним каждое утро, – заметила она, беря со столика ручное зеркальце и рассматривая в нем свои огромные ореховые глаза и полные губы в форме сердечка. – Как ты думаешь, не пора ли мне покрасить волосы? – спросила она, взбивая прическу пальцами.

– Я думаю, он собирается повысить меня, – ответила Сэнди, чувствуя, как ее охватывает радостное возбуждение.

– Ты имеешь в виду, он назначит тебя на место той женщины, которая уходит в отпуск по беременности?

Сэнди кивнула и нервно поежилась.

– Надеюсь, да, – сказала она. – Узнаю наверняка во время завтрашней беседы. Господи, что мне надеть? Как тебе нравится вот это? – Она показала Несте розовый костюм.

Неста пожала плечами и, услышав донесшуюся с улицы сирену пожарной машины, повернулась к окну.

– Все зависит от того, что ты наденешь с костюмом, – проговорила она, глядя на часы. – Ты сегодня идешь в ресторан?

– Да, но позже. – Сэнди швырнула костюм на кровать и вернулась к гардеробу.

– Иди прямо так, – сказала Неста, отложив зеркало и сцепив пальцы на затылке.

Сэнди рассмеялась. На ней были черный пояс, бюстгальтер и черные чулки на подвязках, поэтому предложение Несты нельзя было рассматривать всерьез, но мысль о том, какую реакцию вызвал бы подобный наряд, казалась Сэнди восхитительно-заманчивой.

Неста зевнула.

– Не хочешь спросить, где я была?

– Как ты думаешь, это подойдет? – Сэнди достала кремовую блузку и приложила ее к костюму. – Нет, – сказала она, отвечая на собственный вопрос. – Слишком похоже на Шери Блер. Может быть, черный? Что скажешь? У меня есть черная прозрачная блузка в обтяжку, помнишь? А сверху надену пиджак… впрочем, нет, этот костюм не пойдет. Он слишком нарядный для конторы. Интересно, какие цвета предпочитает Майк?

– Ты окончательно потеряла из-за него голову, – проворчала Неста. – Ради Бога, он ведь обычный мужчина, из плоти и крови. Говорю тебе, иди к нему одетой как сейчас, и он одновременно повысит тебя и оттрахает на собственном столе.

Сэнди вздрогнула.

– Стоит мне подумать об этом, и по всему телу пробегают мурашки, – сказала она. – Но я не удивлюсь, если такое случится, едва он назначит меня ассистентом, ведь мы с Майком остаемся работать допоздна, когда все остальные уже разошлись по домам, а в последнее время между нами определенно начинают складываться особые отношения. – Она улыбнулась своим мыслям. – Готова спорить, он ждет не дождется возможности повысить меня, чтобы мы могли побыстрее преодолеть последние препятствия.

Неста смотрела на нее, словно не веря собственным ушам.

– Неужели ты действительно думаешь, будто новая должность изменит что-то в ваших отношениях? – спросила она.

Сэнди вздернула голову и посмотрела на нее в зеркале. Неста не отвела глаз.

– Я имею в виду: неужели ты надеешься, что станешь нравиться ему больше только оттого, что стала помощником одного из агентов?

– Нет, я… – заговорила Сэнди, и в ее взгляде появилась растерянность. – Что ты хочешь этим сказать?

– То, что если бы ты ему нравилась, он уже давно переспал бы с тобой, кем бы ты ни была.

– Ни в коем случае! – оскорбленным тоном произнесла Сэнди. – Не забывай, я всего лишь клерк. Трудно ожидать, что он всерьез увлечется мелкой сошкой.

– Я говорила не о серьезном увлечении, а о сексе, – напомнила Неста. – И поверь мне, Сэнди, это единственное, на что ты можешь рассчитывать. Такой мужчина не пара женщине вроде тебя.

Лицо Сэнди исказила гримаса боли и гнева.

– Что значит – женщина вроде меня? – требовательно осведомилась она.

Неста тяжело вздохнула.

– Послушай, я не хочу оскорблять твои чувства, – сказала она, – но такие люди, как Майк Маккан, всерьез интересуются только женщинами своего круга – утонченными, изысканными, образованными. С такими, как ты, они лишь спят.

– К твоему сведению, – отозвалась Сэнди, – он вырос в рабочей семье, стало быть, мы равны.

Неста покачала головой:

– Между вами ничего общего. Во-первых, у него великолепное образование, большие деньги, у него более чем достаточно женщин, так чего может ждать от него девушка вроде тебя? Ты вовсе не хочешь становиться агентом, тебе нужно одно – произвести на него впечатление, дать ему понять, что ты – самое драгоценное, что есть в его жизни, чтобы он влюбился в тебя без памяти и сделал королевой своего двора. Так вот, он этого не сделает, помяни мое слово. Единственное, что он, возможно, сделает, – это переспит с тобой и бросит. Извини, я понимаю, тебе неприятно это слышать, но я не хочу, чтобы ты обманывала себя. Забудь о своих мечтах и живи полной жизнью. К примеру, посмотри на меня. Я только что вернулась на «конкорде» из Нью-Йорка, меня поили и кормили в ресторанах, я жила в «Плазе», меня возили на длинном лимузине, я ездила по магазинам Пятой авеню, побывала на двух бродвейских шоу, сидела в лучших ложах, и что я должна была сделать взамен? Показать ему грудь, размалеванную губной помадой. Что может быть проще? Нас была целая толпа, мы славно повеселились. А чем занималась ты? Просиживала дни напролет с этим голубым, Крейгом. Готова спорить, все это время ты корпела над дерьмовыми сценариями, у которых меньше шансов выйти на экран, чем у тебя – стать женщиной Майка Маккана.

На лице Сэнди появилось ошеломленное выражение.

– Но ведь ты сама не устаешь твердить, что у меня есть шанс! – воскликнула она.

– Шанс переспать с Майком, – ответила Неста. – Я ничего не говорила о долгой прочной связи, потому что знала, что такому не бывать!

– Да кто ты такая? – осведомилась Сэнди. – Пророчица? Предсказательница? Откуда тебе знать, как поведет себя Майк, если ты даже не знакома с ним?

– Я видела его трижды, – сказала Неста. – И уверена, что тебя ждет огромное разочарование. Ты хороша собой, у тебя недурная фигура, при желании ты умеешь пользоваться своими преимуществами, но даже если тебе удастся затащить Майка в постель, ты никогда не станешь его женой и даже любовницей, потому что такие, как он, никогда не появляются на людях с девицами вроде тебя.

Сэнди побледнела и затряслась от гнева.

– Точнее сказать, вроде тебя! – крикнула она. – Не я, а ты получаешь за это плату. Я не беру денег у мужчин, с которыми сплю. Такое бывало несколько раз, когда я начинала, потому что у меня не было выбора, и никто не узнает об этом, если ты будешь держать рот на замке.

– Не говори глупостей, я никому ничего не скажу, – ответила Неста. – Но ты по-прежнему встречаешься с мужчинами в профессиональном качестве, и даже если не спишь с ними, это ничего не меняет. Между прочим, ты и сейчас занимаешься сексом с клиентами, по крайней мере с Морисом, только не берешь с них деньги. Да, Морис тебе нравится, вам хорошо вместе, а задумывалась ли ты, отчего мы так мало платим за эту квартиру? Ты считаешь, что тебя не в чем упрекнуть, но неужели ты надеешься, что Майк Маккан отнесется к твоей профессии столь же снисходительно? Контора Изабель Вудхерст продолжает поставлять тебе клиентов, они платят за право повести тебя в ресторан, на спектакль, куда угодно…

– Майк то и дело появляется в обществе с женщинами, – возразила Сэнди.

– О Господи, Сэнди! – простонала Неста. – Это совсем другое дело, и тебе пора прекратить обманывать себя.

Сэнди с вызовом смотрела на подругу, не желая признавать ее правоту, но не зная, что сказать в свою защиту.

– Ладно, – произнесла Неста, начиная сожалеть о том, что повела разговор с такой прямотой. – Продолжай в том же духе, попытайся подцепить его на крючок, делай что хочешь, стараясь стать ему ровней, но не вздумай плакаться мне в жилетку, когда сбудутся мои предостережения. Нет, конечно, я выслушаю тебя, но почему бы тебе не избавить себя от грядущих разочарований и не забыть о своих мечтах уже теперь?

– Потому что ты заблуждаешься, – гневно заявила Сэнди. – Ты ничего не понимаешь! У нас с Майком все получится, я знаю.

Неста печально качнула головой:

– Как поживает актриса, с которой встречается Майк? Все еще вертится поблизости?

– Это скоро закончится, – ответила Сэнди. – Ни одна из них не задерживается надолго.

– Но ты, конечно, другое дело, – ровным тоном сказала Неста.

Сэнди отвернулась.

– Ты ничего не понимаешь, – пробормотала она. – Бывают вещи, которые трудно объяснить словами.

– Нет ничего проще, – возразила Неста. – Это называется слепая страсть, и хуже всего то, что ты могла бы отлично проводить время в нашей компании, если бы забыла Майка и сосредоточила свои усилия на том, что получается у тебя лучше всего. С кем ты обедаешь сегодня вечером?

Сэнди поморщилась:

– Откровенно говоря, с Марлен.

– А как же герцог? Ведь по средам у тебя свидания с герцогом.

– Я отменила сегодняшнюю встречу.

Неста закатила глаза:

– Если бы ты выполнила его желания, он, глядишь, оставил бы тебе все свои деньги, а это миллионы! Ради всего святого, Сэнди! Ему за восемьдесят, он недолго заживется на этом свете. Сделай все, что он хочет! И никто ничего не узнает…

– Об этом узнает весь мир, – возразила Сэнди. – У него два сына и три дочери, и если герцог оставит мне свое состояние, они будут кричать об этом на всех перекрестках. Он одинокий человек. Он любит поговорить, вспомнить прошлое, похвастаться наградами, которые получил на войне. Вот почему я встречаюсь с ним, и, что бы ты ни говорила, никто ни в чем не может меня упрекнуть, особенно Майк…

– Ладно, сдаюсь. – Неста подняла руки. – Поступай как хочешь, только не строй из себя невинную девочку, которая воды не замутит, ведь мы-то с тобой отлично знаем, как обстоят дела. Сейчас я говорю не о деньгах, которые нам платят за свидания, а о маленьких хитростях, при помощи которых ты достигла своего нынешнего положения в агентстве.

– Я не делала ничего дурного! – заспорила Сэнди.

– Это ты так думаешь, – ответила Неста. – Но есть и другие, и они наверняка полагают иначе. – С этими словами она взяла пальто и двинулась к двери.

– У тебя один серьезный недостаток, – сказала Сэнди ей вслед. – Ты лишена честолюбия и не имеешь ни малейшего понятия о методах, без которых невозможна нормальная работа в учреждении. Уловки, которые я пускаю в ход, чтобы добиться успеха, не идут ни в какое сравнение с твоими занятиями.

– По крайней мере я не делаю из них секрета, – произнесла Неста, останавливаясь и вновь поворачиваясь к ней. – А ты продолжаешь обманывать себя и подсиживаешь людей, которые тебе доверяют. И знаешь, кому все это выйдет боком, Сэнди? Тебе, вот кому. Я не хочу, чтобы это случилось. Я знаю, что в глубине души ты честная, доброжелательная девушка, по какой-то непонятной причине решившая погубить себя из-за человека, который того не стоит, как и все прочие мужчины.

Глава 8

– Кто-нибудь видел Майка? – осведомилась Джоди, заглядывая в комнату для совещаний. За столом сидели четверо из семи агентов компании «Маккан и Уолш»; Сэнди устроилась у дальнего торца, готовая вести стенограмму.

– Мы сами хотели спросить тебя об этом, – ответила Зельда, бросая взгляд на часы. – Ты звонила ему домой?

– Сто раз, – сказала Джоди, избегая пристального взгляда Сэнди. – Его мобильный телефон тоже выключен, а меня донимает какой-то Грангхерт из Будапешта, требует соединить с Майком.

– Что ему нужно? – спросила Зельда, глядя на Джоди поверх очков.

– Он представляет шестерых издателей из Восточной Европы, которые готовы заключить контракт на книги из серии «Безумный культ», но сначала ему нужно утрясти с Майком цифры.

Зельда посмотрела на Крейга, углубившегося в сценарий.

– Ты слышал, приятель? – поинтересовалась она.

Диана ткнула Крейга в бок, и тот встрепенулся:

– В чем дело?

Зельда повторила ему слова Джоди и добавила:

– Уж коли ты наш литературный агент, мог бы позвонить в Будапешт.

– А где Майк? – удивился Крейг.

– Куда-то запропастился.

– Я занимаюсь телесценариями, – сказал Крейг. – С книгами работает Майк.

Зельда развернула кресло в сторону Джоди и сняла очки.

– Скажи этому Грангхерту, или как бишь его зовут, пусть он увеличит первоначальную сумму на треть и изворачивается как хочет, но контракты должны быть подписаны.

– От кого исходит это распоряжение? От тебя или от Майка? – спросила Джоди и, поймав взгляд Гарри, поправила прическу.

Зельда медленно повернула лицо к Гарри и, многозначительно на него посмотрев, ответила:

– От меня. Кстати, Джейни давала о себе знать?

– Насколько мне известно, нет, – ответила Джоди, в последний раз метнув взгляд на Гарри.

– Давайте начинать совещание, – сказала Зельда. – Майк и Джейни подключатся позже. Сэнди, ты записываешь?

Сэнди кивнула и положила руку на магнитофон, готовая нажать кнопку. В последнее время она присутствовала на всех совещаниях, и не только для того, чтобы вести протокол. Она взяла на себя множество дополнительных обязанностей и теперь участвовала в обсуждении наравне с остальными.

Нынче утром она аккуратно собрала свои глянцевитые светлые волосы в пучок, выпустив на лоб челку. Ее раскосые блестящие глаза были тщательно подведены светлыми тенями «Шанель», ресницы накрашены, контур губ подчеркивал темный красно-коричневый карандаш. Желая придать выразительность своему узкому лицу, она чуть тронула щеки румянами. Плотно облегающий костюм из черного бархата придавал ее облику сексуальность, насколько позволяла деловая этика. Она сидела, скрестив под столом стройные ноги в чулках со швом, скрывая под маской внешней невозмутимости нервную дрожь. Майк должен приехать сегодня в контору, просто обязан! Сколько труда она положила, подбирая одежду и макияж, заучивая наизусть слова, которые скажет, когда Майк предложит ей повышение по службе! Ей была ненавистна сама мысль о том, что ее мечтам не суждено осуществиться сегодня, сейчас же.

Началось совещание. Сэнди положила руки на клавиатуру портативного компьютера и опустила глаза, с ужасом подумав, что Майк, должно быть, проспал после бурной ночи с какой-нибудь женщиной. Она с усилием сглотнула и посмотрела на свои покрытые алым лаком ногти, вспоминая вчерашний разговор с Нестой. Заставив себя не забывать о словах подруги, Сэнди подумала о Майке, о том, что он обещал поцеловать ее «в следующий раз», и ее душу согрела надежда.

– Какие новости от Фрэнка Роттера? Как идут съемки этого ужасного игрового шоу, которое выйдет на экраны под Рождество? – спросила ее Зельда, но в тот же миг дверь открылась и в комнату вошла Джейни Макинтайр. Сэнди улыбнулась, глядя, как она пробирается на свое место, виновато посмеиваясь шуткам, которыми ее встретили присутствующие. Сэнди ненавидела ее всем сердцем. При росте почти шесть футов Джейни была выше ее по меньшей мере на семь дюймов, она была так чертовски хороша и соблазнительна, что Сэнди чуть не лопалась от злости. Джейни едва исполнилось тридцать, но она уже успела сменить три профессии, в каждой из которых добилась впечатляющих успехов. Сначала она была фотомоделью, потом актрисой, а теперь работала агентом. Ее союз с Бобби Маком считался прочным и незыблемым, но если так, зачем она то и дело строит глазки Майку? И где она была до сих пор? При мысли о том, что она спала с Майком, сердце Сэнди болезненно сжалось. Достаточно уже того, что Майк семь раз встречался с актрисой Фионой Эткинс. Что, если он нарушит свое правило не заводить романы на работе и сделает это не с ней, а с Джейни? Сэнди даже представить не могла, как она поступит, если такое случится.

– Сэнди? – окликнула ее Зельда, как только Джейни уселась в свободное кресло и открыла кейс.

Сэнди посмотрела на Зельду.

– Вы имеете в виду «Берегись»? – спросила она. – Весь ноябрь они снимали по пятнадцать эпизодов в неделю. Мне нужен список знаменитостей, которые желают принять участие. – Сэнди бросила взгляд на блокнот, лежавший у компьютера. – За каждый эпизод платят двести пятьдесят фунтов, – сообщила она. – Транспорт и прочие расходы за свой счет, прически и грим – бесплатно.

– Крейг, Берти передал тебе, что Джордж Гордон согласен взяться за сценарий Макинери? – осведомилась Диана, записав слова Сэнди и переходя к следующему пункту повестки.

– Да, – ответил Крейг. – Это здорово. Я не знал, что Джордж свободен.

– Он освободится через месяц. Как ты думаешь, Би-би-си согласится подождать?

– Спроси Майка. Кроме него, никому не под силу двигать горы, – сказал Крейг.

– Кстати, о Би-би-си, – вмешалась Фреда, менеджер по контрактам. – У меня возникли трудности с продлением авторских прав Джиллиан Пичи. Она требует повысить процент с каждого проданного экземпляра. Кажется, ее опекаешь ты, Диана? Я загляну к тебе после совещания.

– Следующий пункт, – объявил Гарри. – Грядет Каннский фестиваль. Зеб Джонсон готов предоставить нам свой дом, но ему нужен ответ до конца следующей недели. Если кто-нибудь хочет поехать, запишитесь у Теи. Судя по всему, «Ожидание» будет выставлено на конкурс, так что… – Он умолк, увидев Майка, входившего в комнату.

– Извините, я опоздал, – сказал Майк, захлопывая дверь. – Ко мне приехала матушка, привезла завтрак. Думаю, не надо объяснять вам, каково это – общаться с Клодой, когда она вбила себе в голову какую-нибудь идею.

– Клода, благослови ее Господь, – с ирландским акцентом произнес Крейг.

Майк рассмеялся и, проходя мимо Крейга, взъерошил ему волосы. Обойдя комнату, он занял последнее свободное кресло рядом с Сэнди. Сегодня он был в черном костюме от Армани, в белой рубашке с небрежно повязанным бордовым галстуком. На его запястье свободно болтались золотые часы. Он со звоном швырнул на стол ключи от «мерседеса» и вынул из кейса пачку бумаг.

– На чем мы остановились? – спросил он.

Сэнди перемотала пленку к началу и включила воспроизведение, удивляясь тому, как разительно изменилась атмосфера в комнате при появлении Майка. Задорный огонек в его темно-синих глазах подбадривал людей, заставлял их действовать энергичнее, снимал скованность и напряжение.

Почувствовав на себе взгляд Сэнди, Майк на секунду скосил на нее глаза. Вежливо улыбнувшись, она вновь повернулась к магнитофону.

– Отлично, – сказал Майк, прослушав запись до конца. – Фреда, сегодня же принеси мне контракт Пичи, – заговорил он, роясь в бумагах, которые лежали перед ним. – Дэн только что показал мне финансовый отчет за истекшее полугодие. Спешу вас обрадовать: без рождественской премии мы не останемся. Зато расходы на представительство придется урезать, так что постарайтесь не баловать клиентов. Ставьте на стол одну бутылку шампанского вместо двух, водите их в рестораны попроще. Сегодня утром мне звонил Рис Хоторн, – продолжал он, посмотрев на Крейга. – Он прочел сценарий твоего парня, как бишь его?

– Это женщина, – сказал Крейг, бросив короткий взгляд на Сэнди. Речь шла о сценарии, над которым они усердно трудились вдвоем. – Молли Футмен.

– Да, она самая. Хоторн хочет встретиться с ней. Позвони ему и назначь время.

Сэнди с улыбкой смотрела на Крейга. Он был искренне и трогательно рад за своего клиента. И ему было чем гордиться. Рис Хоторн принадлежал к числу самых именитых кинорежиссеров страны, был одним из тех немногих людей, с которыми Майк работал лично. И, зная Крейга, Сэнди не сомневалась, что он непременно расскажет Майку о том, что и она приложила руку к этому сценарию. Во всяком случае, Крейг так полагает, хотя участие Сэнди ограничивалось тем, что она выслушивала его идеи и подавала их ему как свои собственные.

– На следующей неделе из Парижа приезжает Шанталь Дебюсси, – продолжал Майк. – Она отправила с курьером целую пачку сценариев «Шерше ля фамм»…

– Их привезли сегодня утром, – подала голос Зельда.

Майк кивнул:

– Отлично. Вместе с Шанталь приедут несколько продюсеров и режиссеров, помогут ей набирать британских актеров. Мы должны подготовиться, чтобы начать прослушивание в следующий вторник. Сэнди, займись этим.

– Уже занимаюсь, – ответила Сэнди.

Майк продолжал смотреть в свои записи.

– Этот сериал состоит из двадцати шести частей, – удивленно произнес он и спросил у Зельды: – Ты знала об этом?

– Да, ходил такой слух, – отозвалась та. – Кстати, Лизетта Хопкинс не прочь сыграть роль матери.

Майк скорчил мину.

– Их бюджет не выдержит такой нагрузки, – сказал он. – Впрочем, поговори с Шанталь, может быть, они столкуются. Гарри, как дела с Питом Доусом? – Открылась дверь, он поднял голову и посмотрел на Джоди, которая принесла ему кофе.

– Тебя к телефону, – сказала Джоди, ставя перед ним чашку. – Где будешь говорить? У себя в кабинете?

Майк вопросительно смотрел на нее. Отвечать на звонки во время совещаний было не в его правилах. Джоди не отводила взгляд, и ее молчание подсказывало Майку, кто ему звонит. На его лице отразилась досада.

– Скажи, что я перезвоню позже, – отрывисто бросил он и вновь повернулся к Гарри.

– Говорят, это срочно, – настаивала Джоди.

Джейни рассмеялась.

– Ты сама осмотрительность и благоразумие, – сказала она, – но нас не проведешь, милая. Майк, тебе звонит женщина, и, судя по всему, она вне себя от гнева, так что сделай хоть раз в жизни доброе дело, не мучь ее.

Сэнди смотрела на Джейни, возненавидев ее пуще прежнего.

Майк улыбнулся.

– Ты ошиблась, – ответил он Джейни. – Это репортер из «Эсквайра». На прошлой неделе мы встретились на вечеринке, и я под хмельком почти пообещал дать ему интервью.

Присутствующие разразились смехом. Нелюбовь Майка к прессе была притчей во языцех, и тем не менее он то и дело умудрялся попасть в подобную ситуацию.

– Видать, парня подпирают сроки, если он говорит, что это срочно, – рассудил Крейг. – Выручи беднягу. Дай ему интервью.

– Дал бы, если бы он интересовался мной, – сказал Майк.

Зельда фыркнула.

– Что, Фиона уже затмевает тебя? – спросила она, и Майк вздернул брови. У него был такой уморительный вид, что все опять рассмеялись.

– Это у вас серьезно? – осведомился Гарри.

У Сэнди участилось сердцебиение.

– Зельда никогда меня не простит, – сказал Майк.

– Клода простит, – с улыбкой отозвалась Зельда.

– Как быть с этим интервью? – допытывалась Джоди.

– Пусть этот парень позвонит моей матери, – с сильным ирландским акцентом ответил Майк. – Она обожает поболтать и наверняка согласится встретиться с ним.

Джоди рассмеялась и, сокрушенно покачав головой, покинула комнату.

– О чем мы говорили? – спросил Майк, обводя присутствующих вопросительным взглядом.

– Кажется, ты хотел узнать, как у меня дела с Питом Доусом, – напомнил Гарри.

Совещание продолжалось все утро под неумолчный шелест дождя за окном. И только когда все поднялись на ноги, собираясь расходиться, Майк вновь обратился к Сэнди.

– Сегодня у нас намечен разговор, не так ли? – уточнил он. У Сэнди замерло сердце, она опустила глаза, не желая показывать замешательство.

– Да, – ответила она. – Прямо сейчас?

Майк бросил взгляд на запястье.

– Дай мне полчаса, – сказал он. – За это время я разберусь с самыми неотложными звонками.

С языка Сэнди было готово сорваться предложение пообедать вместе, но ей не хватило смелости. Слишком велика была разница в их положении, чтобы обращаться к Майку с такой просьбой. К тому же его наверняка пригласил кто-нибудь другой, но даже если нет, Сэнди совсем не хотела, чтобы он отказал ей в присутствии остальных.

Уединившись в дамском туалете, она закрыла за собой дверь и взглянула в высокое зеркало. Решив, что она выглядит отлично, Сэнди глубоко вздохнула и задержала воздух в легких, дожидаясь, пока утихнет нервная дрожь. Через тридцать минут она войдет к нему – собранная, решительная, готовая к любым испытаниям, которые сулит ей эта встреча. А потом… Закрыв глаза, она отдалась мечтам о том прекрасном дне, когда Майк поймет: самая замечательная и прекрасная женщина в его жизни – не та, что творит добрые дела в далеких и опасных краях, а та, которая обретается рядом, буквально у него под носом.


– Майк? – послышался в интеркоме голос Джоди. – Тебе опять звонит репортер из «Эсквайра», что ему сказать?

– Скажи, что я выполню свое обещание, если мне позволят отредактировать статью перед выпуском в печать, – ответил Майк. – Если он согласен, я позвоню ему сегодня в четыре часа.

– Хорошо. Сэнди спрашивает, можно ли ей войти к тебе.

У Майка сразу испортилось настроение.

– Где она? Поблизости?

– Только что выскочила в туалет.

Майк на секунду задумался, потом решил, что откладывать разговор не имеет смысла.

– Пришли ее ко мне, когда она вернется. А сама тем временем позвони в «Интерфлору» и закажи цветы для Фионы. У нее сегодня репетиция в Кенсингтоне. Пусть пришлют большой букет, я хочу извиниться перед ней.

– Цветы? И это все, на что ты способен? – негодующе воскликнула Джоди.

Майк на секунду смутился, потом, блеснув глазами, произнес:

– Если я скажу тебе, что еще собираюсь сделать, нам отключат телефон. Так что займись цветами, а все прочее оставь мне.

– Поняла. Уже бегу, – ответила Джоди.

Несколько минут спустя в кабинете появилась Сэнди.

– Привет, – сказала она, закрывая за собой дверь. – Ох! – Из ее рук выскользнула пачка бумаг и рассыпалась по полу. Рассмеявшись, она наклонилась и начала их собирать.

Невзирая на свою антипатию к Сэнди Майк не мог отвести взгляд от ее бедер. Он подумал, нарочно ли Сэнди уронила документы, но тут же выбросил эту мысль из головы, отлично понимая, куда она может его завести.

– Извини. – Сэнди выпрямилась и с улыбкой посмотрела ему в глаза. – У меня дырявые руки.

Сбитый с толку прямым взглядом девушки, Майк шевельнулся в кресле, стараясь не смотреть на ее полную грудь. Ему казалось, что во время совещания она была не так заметна. Возможно, Сэнди расстегнула пуговицу-другую. Худощавая и миниатюрная, она порой умудрялась выглядеть так, словно сошла с центрального разворота «Плейбоя».

– Я решила воспользоваться случаем, – говорила тем временем Сэнди, кладя папку перед Майком, – и принесла с собой все, что успела сделать по прослушиваниям для «Шерше ля фамм». – Она наклонилась, открывая взгляду Майка мягкую упругую грудь, прикрытую черным шелковым бюстгальтером.

Майк быстро опустил глаза, но успел заметить, что Сэнди наблюдает за ним.

– Посмотрю позже, – сказал он, закрывая папку и отодвигая ее в сторону. – Я пригласил тебя, чтобы поговорить о другом. – Он указал на кресло, стоявшее рядом с Сэнди. – Садись.

Сэнди улыбнулась:

– Спасибо. Но я подумала… – Ее голос дрогнул, на щеках появился легкий румянец. – Уже половина первого, и, может быть, ты предпочтешь поговорить за обедом. Я угощаю, – добавила она, смущенно рассмеявшись.

Как ни старался Майк держаться дружелюбно, на его скулах заходили желваки.

– Благодарю, – любезным тоном произнес он. – К сожалению, у меня уже назначена встреча.

Сэнди продолжала растягивать губы, однако в ее улыбке уже не было прежней теплоты.

– Вчера я разговаривал с Фионой Эткинс, – продолжал Майк, когда Сэнди уселась. Девушка замерла в неподвижности, и, каким бы невинным ни был ее вид, Майк понял, что она догадывается, о чем пойдет речь. – Фиона была очень рассержена, – добавил он.

Лицо Сэнди тут же приняло озабоченное выражение.

– Вот как? – сказала она, склонив голову набок. – Надеюсь, ничего серьезного?

Майк набрал полную грудь воздуха.

– Фиона была рассержена по нескольким причинам, – проговорил он. – Во-первых, ей не понравилось, как ты разговаривала с ней по телефону во вторник.

Глаза Сэнди расширились, маленькая, унизанная кольцами рука метнулась к вороту.

– Что бы я ни сказала ей, мне очень жаль! – с пылом произнесла она. – Но думаю, она неправильно меня поняла, ведь я не говорила ничего, что могло бы ее рассердить. Во всяком случае, я не хотела ее обидеть.

– Фиона утверждает, что когда она попросила тебя передать мне записку, ты ответила грубостью.

Сэнди нахмурилась:

– Какую записку?

– Именно об этом я хотел спросить тебя. – Сколь бы отвратительным ни казалось ему притворство Сэнди, он не мог не восхищаться ее самообладанием. – Она утверждает, что ты сказала ей, будто бы я просил не беспокоить меня – а на самом деле просил, – и обещала передать записку позже, если я буду не слишком занят. – Он сцепил пальцы и положил на них подбородок. – Записка еще у тебя?

Казалось, Сэнди сбита с толку.

– Фиона не оставляла никакой записки, – промолвила она. – Она лишь велела передать, что звонила тебе, и я непременно выполнила бы ее просьбу, если бы ты не ушел из конторы раньше, чем я с тобой встретилась.

Майк выпятил нижнюю губу.

– Фиона говорит, что оставляла послание, причем весьма важное. – Он держался любезно, хотя в душе кипел от гнева. – Стало быть, она солгала?

Сэнди обвела взглядом комнату, словно надеясь прочесть подсказку на стенах.

– Послушай, я знаю, что Фиона твоя близкая подруга, значит, я попала в очень неприятное положение, – заговорила она, неловко улыбнувшись. – С одной стороны, я не хочу называть ее лгуньей, но вместе с тем не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я не передала сообщение, о котором мне ничего не известно.

К своему удивлению, Майк почувствовал жалость к ней, хотя и не мог сказать отчего. Впрочем, это ощущение оказалось мимолетным.

– Ты прекрасно знаешь, как я доверяю тебе, поскольку ты тесно сотрудничала с Джоди, – сказал он. – Но мои близкие друзья уже не впервые жалуются на твою манеру вести телефонный разговор. Остается лишь гадать, сколько сообщений не достигли моих ушей. Например, Фионе пришлось просидеть в ресторане полтора часа, напрасно дожидаясь моего появления.

Щеки Сэнди залились румянцем, в глазах отразились боль и недоумение.

– Ты считаешь меня обманщицей? – спросила она, сглотнув.

Майк вздохнул.

– Я считаю, что ты поступила глупо, думая, что это сойдет тебе с рук, – ответил он. – В будущем постарайся сделать так, чтобы все записки оказывались у меня на столе самое позднее к концу дня. Я буду благодарен тебе, если после нашего разговора ты позвонишь Фионе и извинишься за это недоразумение.

– Но…

– Тебе ясно? – с нажимом произнес Майк.

– Да, – сказала Сэнди. – Но она не оставляла сообщение. Во всяком случае, мне.

– Давай покончим с этим, – предложил Майк, беря со стола остывший кофе, словно надеясь отгородиться чашкой от Сэнди. Затем он не без труда заставил себя успокоиться и продолжал: – Думаю, тебе известно, сколько людей являлись ко мне просить за тебя, поэтому я не стану ходить вокруг да около и сразу скажу, что намерен назначить тебя помощницей Дианы до тех пор, пока Марлен не вернется из отпуска.

Он следил за тем, как на лице Сэнди восторг борется с отчаянием. Ему стало стыдно, он понимал, что испортил Сэнди праздник тем, что первым делом завел разговор о Фионе. Майк спрашивал себя, не поступил ли он так из садистского желания отомстить Сэнди, выбить ее из равновесия точно так же, как она сбивала его с толку своей обольстительностью и застенчивостью.

– Извини… – Сэнди рассмеялась. – Это… ну, ты ведь понимаешь, я ждала и надеялась… я тебя не подведу. Клянусь!

Майк принужденно улыбнулся.

– Это огромное облегчение для меня, – сказал он, тщетно пытаясь говорить шутливым тоном. – Но я должен добавить, – продолжал Майк, – что если Джейни согласится, а я в этом не сомневаюсь, то мне бы хотелось, чтобы ты помогала и ей тоже. Если это не слишком тяжелая нагрузка…

– Нет! – воскликнула Сэнди. – Я буду только рада. Я и сама хотела предложить, но не знала как.

Ее смущение и по-детски наивное желание оправдаться в его глазах были столь очевидны, что Майку стало неловко за свою суровость, в которой не было нужды.

– Пока ты будешь выполнять обязанности помощника агента, тебе следует обзавестись собственной клиентурой, – сказал он. – Если, конечно, ты не хочешь через полгода вернуться на место обычного клерка.

Сэнди с изумлением посмотрела на него.

– Нет, конечно, нет! – торопливо произнесла она и, посмотрев на свои руки, сложенные на коленях, вновь перевела взгляд на Майка. – Не знаю, как тебя благодарить, – просто сказала она.

Вместо коварной обольстительницы перед Майком сидела юная хорошенькая девчонка, растерянная и исполненная благодарности. Он еще не видел Сэнди такой.

– От тебя требуется одно – доказать, что ты действительно такой хороший работник, каким тебя считают, – ответил он. – И постарайся не теряться на вечеринках и приемах. Наша работа неотделима от общественной жизни, в ее гуще вершится большинство дел. Не упусти свой шанс.

– Можешь на меня положиться, – заверила Сэнди. – После работы я больше всего люблю общаться.

Майк смотрел на нее непроницаемым взглядом, отлично понимая, какой смысл она вкладывает в слово «общение». Откровенность Сэнди была неприятна ему, но в глубине души он дивился ее смелости. Шея девушки пошла пятнами, грудь бурно вздымалась и опадала, словно у женщины, готовой заняться любовью.

– Все, можешь идти, – сказал Майк, беря со стола ручку. – Договорись с Дианой и Марлен о том, как вы будете передавать дела, и скажи Джоди, пусть позвонит в агентство и пригласит кого-нибудь временно выполнять твои прежние обязанности.

К его облегчению, Сэнди поднялась и вышла, не сказав ни слова. После нее в комнате остался запах дорогих духов, а перед мысленным взором Майка – соблазнительные видения. Он неподвижно сидел, вперив невидящий взгляд в сценарий, лежавший перед ним на столе. Внезапно его дыхание стало неглубоким и учащенным, сжалось горло, и он со стыдом почувствовал, как оттопыривается застежка брюк. Сегодня он в который уже раз испытал желание заняться любовью с Сэнди Пол, и ему оставалось лишь благодарить Господа за быстроту и легкость, с которой он подавлял этот порыв.

Прижав ладони к глазам, он судорожно вздохнул. Он не мог припомнить ни одну женщину, которая воздействовала бы на него подобно Сэнди. Он всей душой надеялся, что не показывает этого внешне, потому что Сэнди была омерзительна ему в той же степени, что и желанна. Она представлялась ему чем-то вроде болезни, отклонения от нормы; словно дьяволица, она пробуждала самые темные его инстинкты, выискивала затаенные слабости и извлекала их на поверхность. Но она могла быть и другой – нежной, ранимой, ей нечего было противопоставить его жестокости. Он всеми силами старался не замечать этой стороны натуры Сэнди, в глубине души опасаясь, что в противном случае ему суждена гибель.

Майк посмотрел на дверь, почти уверенный в том, что она все еще стоит там, словно костлявый призрак горгоны Медузы, но в тот же миг комнату заполнил голос Джоди, которой срочно потребовался сценарий «Невидимых различий», и Сэнди Пол с ее полуобнаженной грудью тут же была хотя бы на время забыта.

Глава 9

В дверь заглянула Фелиция, недавно поступившая к Эллин секретарем.

– По второму телефону звонит Пэтти Дрейфус, – сообщила она. Эллин, зажав трубку между ухом и плечом, смотрела на экран компьютера, проверяя текст договора об авторских отчислениях, и девушка добавила: – Она говорит, съемки фильма приостановлены.

– Не вешай трубку, Боб, – сказала Эллин и сунула что-то в пачку сценариев, оглядываясь на секретаршу и тщетно пытаясь вспомнить, как ее зовут. – «Экстраваганцу» положили на полку? – с недоверием в голосе переспросила она. – Когда Пэтти узнала об этом?

– Пару минут назад, – ответила Фелиция. – Переключить ее на ваш аппарат?

– Нет, мне сейчас некогда с ней говорить, – произнесла Эллин. – Соедини ее с Робом Уэйнбергом из юридического отдела, пусть разбираются сами. Что слышно о Клайде Расселе и «Манхэттене»?

– Пока ничего, – произнесла Фелиция, заглядывая в блокнот. – Зато звонила Крисси Дикс, она говорит, что ее рабочие дни на съемках «Сумасшествия» перенесены на более поздний срок и получилась накладка с «Мадам Бовари».

– Проклятие! – вполголоса выругалась Эллин. – Боб, я перезвоню тебе, – сказала она в трубку и дала отбой. – Свяжи меня с продюсером «Сумасшествия», надо выяснить, в чем дело. Или нет, переговори с ним сама, спроси, до каких пор он будет перекраивать свое расписание и вообще может ли он себе это позволить. Поступили ли средства на счет съемок фильма Джона Гэллена? Банк должен был перевести деньги сегодня.

– Сейчас выясню, – отозвалась Фелиция. – Проверьте свою электронную почту, кажется, Тед Фаргон хотел видеть вас в конце дня, а Роза просит отменить все встречи, которые вы запланировали на…

– …на обеденное время, – подхватила Роза, вплывая в дверь за спиной девушки. На ней было платье, едва прикрывавшее бедра, светлые волосы завиты мелкими кудряшками. – Я веду тебя в «Кейт». Насколько я понимаю, ресторану «Экстраваганца» дали от ворот поворот?

– Дурные вести разносятся с быстротой молнии, – заметила Эллин, запуская пальцы в и без того всклокоченные волосы. – Я не могу ехать на обед, Роза, – проговорила она. – У меня слишком много дел в конторе. Возьми с собой Винса Костелло. Он приедет сюда к двум, но совещание назначено на четыре, у него масса свободного времени. Фелиция, – обратилась она к секретарше, наконец вспомнив ее имя, – как у тебя дела с контрактами? Их нужно закончить до конца дня.

– Справлюсь, – ответила Фелиция.

– Эта девушка – настоящая находка, – сказала Эллин Розе, которая взяла со стола сценарий и принялась его просматривать. – Хотела бы я знать, почему ни одна из них не задерживается больше шести месяцев.

– Потому что находят другую работу – в качестве актеров, – напомнила ей Роза. – Что ты думаешь по этому поводу? – спросила она, имея в виду сценарий.

– Если одним словом, то – великолепно, – отозвалась Эллин. – Это уже четвертая редакция. Видимо, за дело взялся Сэм Коутс.

– Потому-то сценарий так хорош, – заявила Роза, выглядывая в окно и рассматривая улицу, забитую машинами и пешеходами. – Желая тебе помочь, я обзвонила множество народу. Когда у тебя будет время, загляни ко мне, я расскажу, кто есть кто в старом добром Лондоне. Господи, как я завидую тебе! Летишь первым классом?

– Надеюсь, – сказала Эллин, с опасением наблюдая за Розой, которая потянулась к пачке сценариев с таким видом, будто собиралась просмотреть их все. «Господи, сделай так, чтобы она к ним не притронулась!» – молча взмолилась Эллин.

– Дай мне знать, в каком отеле остановишься, и я скажу тебе, достаточно ли он хорош, – продолжала Роза. – Лондон тебе понравится. Он похож на Нью-Йорк, только более старый и изысканный.

Едва она повернулась к двери, оставив в покое сценарии, Эллин облегченно вздохнула и потянулась к трубке ожившего телефона.

Звонил продюсер, с которым Эллин вела переговоры. Ей очень хотелось решить все вопросы до окончания рабочего дня, но собеседник был упрям и, судя по всему, испытывал затруднения с женщинами. Разговор длился десять минут, они спорили и шли на компромисс, выдвигали дополнительные условия и наконец угодили в тупик из-за кредитов. Все кончилось тем, что продюсер обещал перезвонить позже, и стоило Эллин положить трубку, телефон зазвонил опять.

– Это ваша кузина Мэтти, – сказала Фелиция. – Соединить вас?

– Еще бы! – воскликнула Эллин.

Трубка щелкнула, и послышался голос Мэтти.

– Эллин, уйми эту чертову бабу! – закричала она. – Она при каждой возможности оскорбляет меня, заслоняет меня в кадре, а режиссер и пальцем не пошевелит! Ты можешь приехать сюда?

– Мэтти, у меня нет времени! – со стоном отозвалась Эллин. – Пусть режиссер позвонит мне, я с ним поговорю. Как его фамилия?

– Боб Вулф. Он не станет звонить, у него тоже нет времени. В конце концов, она – твой клиент, вправь ей мозги!

– Ты моя сестра, и она неправильно поймет меня.

– Именно поэтому я прошу тебя приехать. Ты должна своими глазами увидеть, что здесь происходит.

– Завтра я вылетаю в Лондон, – напомнила ей Эллин. – У меня осталась куча дел. Ты можешь приехать ко мне вечером? Нам нужно поговорить.

В трубке воцарилась тишина, и у Эллин сжалось сердце. Она решила, что Мэтти собирается отказать ей.

– Боже, Эллин, мне так жаль! – заговорила Мэтти, понизив голос. – За этими хлопотами я совершенно забыла… Я видела снимок в утреннем выпуске «Глобуса». Господи, мне так жаль… Разумеется, я приеду. В котором часу?

– Прежде чем уехать, я должна встретиться с Фаргоном, – ответила Эллин, проглотив ком в горле. – В восемь устроит?

– Приеду. Как ты? Держишься?

– Я очень занята, это помогает.

– Ты уже говорила с Клеем?

– Нет.

– Ты знакома с Карен Дельфи?

– Нет, – ответила Эллин, вынимая из пачки сценариев экземпляр «Глобуса». На обложке красовалась цветная фотография, на которой был запечатлен Клей Инголл вместе с актрисой Карен Дельфи. Они выходили из ресторана. На Карен была полупрозрачная блузка, которая обтягивала ее огромную грудь словно вторая кожа. Карен смотрела в глаза Клею, а над их головами помещался заголовок: «Стало известно о новом романе Инголла».

– Они втайне встречались четыре последних месяца, – ровным тоном произнесла Эллин. – Во всяком случае, так утверждает Карен.

– Послушай, милая, мне пора идти, – сказала Мэтти. – Я приеду вечером, обещаю. Ты позвонишь ему?

– Не знаю, – ответила Эллин. – Надеюсь, он сам мне позвонит.

– Может быть, – проговорила Мэтти. – Итак, в восемь. У меня все. – В трубке послышались короткие гудки.

Не давая Эллин передышки, через несколько секунд телефон зазвонил опять. Помощник режиссера пожаловался на актера, который появляется в кадре лишь на минуту, но, недовольный собственной игрой, заставляет группу в двадцать пятый раз переснимать один и тот же эпизод.

– И что прикажешь мне делать? – осведомилась Эллин, просматривая лежавший перед ней сценарий и посылая молчаливые проклятия Ярдли Эймиссу, который оказался таким занудой.

– Приезжай сюда и уйми его, – потребовал помощник. – Иначе мы сами заткнем ему пасть, причем в буквальном смысле этого слова.

– Приеду, как только освобожусь, – пообещала Эллин и дала отбой. Она позвонила Розе, кабинет которой находился чуть дальше по коридору, и попросила ее разобраться с Эймиссом, а сама тем временем продолжала расчищать завал, образовавшийся на столе.

Сумасшедшая гонка продолжалась весь день. Фелиция носила Эллин чай с булочками, по мере возможности сама отвечала на звонки и отшивала праздных собирателей слухов. Она проявила себя столь незаменимой, что в те короткие мгновения, когда у Эллин выдавалась свободная минута, она не уставала удивляться тому, как до сих пор обходилась без Фелиции.

Как ни старалась она всецело сосредоточиться на работе, это становилось все труднее, но Эллин продолжала бороться. Со дня беседы с Фаргоном прошли недели, а Маккан упорно отказывался выслушать ее, и страх перед тем, что Фаргон сделает со снимками, перерос в настоящую панику. И словно этого было недостаточно, сегодня ей довелось узнать о том, что Клей, бракоразводный процесс которого завершился три дня назад, изменял ей с парой силиконовых протезов, владелица которых охотно выставляла свои прелести напоказ глазам и объективам, если это сулило хотя бы ничтожный шанс оказаться в центре всеобщего внимания.

Карен Дельфи как нельзя лучше соответствовала его вкусам. Уж кто-кто, а Эллин отлично знала о страсти Клея показывать своих женщин окружающему миру в непотребном виде. Даже его бывшая жена до замужества снималась в эротических шоу, и Эллин узнала об этом лишь два месяца спустя после того, как сблизилась с Клеем, когда тот пригласил ее на фильм с участием Нолы. И она, словно набитая дура, сидела и смотрела, как его женушка скачет по экрану в компании полуголых немок в пивном баре, – в ту пору Эллин боготворила Клея и была готова сделать все, чего бы он ни пожелал.

И вот извольте видеть, к чему все это привело. В самых кошмарных снах Эллин не могла представить себя в том положении, в котором очутилась, ведь у нее не было ничего общего с такими женщинами, как Нола и Карен. Ее ужасала сама мысль о том, чтобы показаться на публике хотя бы частично раздетой. Нет, она не была синим чулком, и порой перспектива явиться обнаженной перед посторонними донельзя возбуждала ее, однако игра воображения не имела ни малейшего отношения к реальности. Но Клею удалось обвести ее вокруг пальца и выставить в таком виде, что теперь Эллин боялась даже посмотреть на себя в зеркало.


– А, это ты? Входи, – сказал Фаргон, увидев Эллин, замершую на пороге. Его секретарша уже ушла домой, он сидел в своем необъятном кресле из воловьей кожи и просматривал «Голливуд рипортер», водрузив ноги на стол. – Хочешь что-нибудь выпить? – предложил он, откладывая журнал и подходя к бару.

– Нет, спасибо, – отозвалась Эллин. Со всех сторон окруженная окнами, она чувствовала себя именно так, как о ней написал один журналист, – золотой рыбкой в огромном аквариуме, кишащем акулами. В данном случае акула была одна, но именно ее следовало бояться больше всего.

– Возьми мартини, – настаивал Фаргон. – В конце рабочего дня не помешает промочить горло.

Эллин не стала отказываться.

Пока Фаргон смешивал напитки, она стояла в центре кабинета, держа перед собой сумочку, словно надеясь защититься от его глаз, и рассматривала многочисленные снимки, на которых Фаргон был запечатлен в компании всех самых именитых кинозвезд последних сорока лет. Эллин не раз видела эти фотографии, но предпочитала смотреть на них, а не на Фаргона, понимая, что когда тот оглядывается, его взгляд проникает сквозь сумочку и одежду к самым интимным частям ее тела.

– Вот, – сказал Фаргон, усаживая Эллин на диван, обитый светло-коричневой кожей, и ставя мартини перед ней на мраморный столик. Он уселся на диван, стоявший напротив, положил ногу на ногу и приветственно приподнял бокал. – Твое здоровье.

– Взаимно. – Эллин пригубила мартини. Коктейль был крепкий, но пришелся ей по вкусу. Чувствуя, как к ней понемногу возвращаются силы, Эллин сделала еще глоток.

– Как ты себя чувствуешь? – осведомился Фаргон, сверля ее своими бледно-голубыми глазами.

– М-м-м… прекрасно, – ответила Эллин, сосредоточив внимание на его роскошной вьющейся шевелюре, при взгляде на которую ей всегда хотелось улыбнуться. – С нетерпением жду встречи с Лондоном. Я еще ни разу не покидала Штатов.

– Ты выглядишь усталой, – сказал Фаргон, – и я не задержу тебя надолго. Я лишь хотел сказать, что мне было неприятно увидеть в «Глобусе» эту фотографию. Инголл – мерзавец, каких мало. Я понимаю, что ты предпочла бы узнать об этом не из прессы, но поверь моему слову, Эллин, этот парень тебя не стоит.

Эллин опустила глаза и смотрела в бокал.

– Джорджи Хенникер, – продолжал Фаргон, называя имя гитариста из группы, с которой работал Клей. – Это он дал мне твои фотографии. Этот сукин сын решил, что мне будет интересно увидеть одну из своих работниц в несколько непривычном облике.

Щеки Эллин запылали румянцем. Какой же дурой она была, если думала, что Клей ни за что не покажет ее голой посторонним людям, а уж тем более музыкантам из своей группы!

– Теперь фотографии у тебя, – сказал Фаргон. – Надеюсь, ты их уничтожила.

– Какой смысл их уничтожать? – спросила Эллин. – Ты ведь наверняка оставил себе копии.

– Нет, – ответил Фаргон, качая головой. – И думаю, у Инголла и его парней тоже не осталось дубликатов. Я связался кое с кем из знакомых в Лондоне, – сказал он, меняя тему разговора. Затем встал и подошел к своему столу. – Насколько мне известно, Роза Клейнберг сделала то же самое, так что одиночество на все время пребывания в Лондоне тебе не грозит. Тебя встретят, познакомят с городом, пригласят в театр, в ресторан – у них есть отличные рестораны, – но не забывай о своей задаче. Ты уже условилась с ним о встрече?

Эллин покачала головой:

– Он по-прежнему отказывается отвечать на мои звонки и не читает факсы, которые я ему посылаю.

– Сукин сын, – пробурчал Фаргон. – Но ты его достанешь, я уверен. – Он положил перед Эллин список адресов и фамилий. – Позвони кому-нибудь из этих ребят. Даже если они не встречались с Макканом лично, у них найдутся друзья, которые его знают. Встреться с ним, даже если для этого придется загнать его в угол. Поговори с ним, сделай ему предложение, от которого он не сможет отказаться.

Эллин моргнула, но тут же сообразила, что двусмысленность последней фразы – лишь плод ее воображения. В последнее время она была склонна усматривать скрытый подтекст в любых, даже самых невинных высказываниях и уже начинала ненавидеть себя за это.

– Такое чувство, будто во мне поселился маленький, но злобный демон, – пожаловалась она, уединившись тем вечером с Мэтти в своей спальне и укладывая вещи. – Разговаривая с людьми, я не верю ни одному слову. Мне кажется, будто все вокруг знают об этих фотографиях и представляют меня такой, какая я на них. Я дошла до такого отчаяния, что не могу даже смотреть на свое обнаженное тело. При одном взгляде на него я чувствую себя такой шлюхой, что готова выдрать себе волосы и располосовать лицо ногтями. О Господи, Мэтти! – простонала она, опустившись на край постели и уронив голову на руки. – Ну зачем я это сделала?

– Эй, не надо так переживать, – сказала Мэтти, становясь перед ней на колени. – Очень многие женщины готовы ради любимых мужчин и не на такое.

– Знаю, – ответила Эллин, – но для меня это очень серьезно. Мама и папа… – Она умолкла, переводя дух. – Это убьет отца. Он не переживет такого стыда, он может умереть, так и не поговорив со мной, и эта мысль сводит меня с ума!

– Я думаю, до этого не дойдет, – заверила ее Мэтти. – Поверь мне, Фаргон не станет публиковать эти снимки.

Эллин с горечью рассмеялась.

– Ты не знаешь этого человека, – возразила она. – Он называет Клея мерзавцем за то, что тот передал ему полароидные снимки, а тем временем в его сейфе лежат настоящие, качественные фотографии, которые можно поместить в журнал. Каким же мерзавцем в таком случае выглядит сам Фаргон?!

– Таким же, как и любой другой администратор в этом городе, – уступила Мэтти. – Но вспомни о тех условиях, которые он предлагает Маккану, и спроси себя: способен ли человек в здравом уме отказаться от них? Разумеется, Маккан примет предложение, и Фаргон это знает. Говорю тебе – он не собирается пускать снимки в ход, они лишь послужат ему поводом не уволить тебя, если Маккан заупрямится. Фаргон удовлетворится тем, что унизит тебя. Но до этого не дойдет, – торопливо произнесла она, заметив, что Эллин собирается что-то сказать. – Давай смотреть на вещи разумно. Что получит Фаргон, опубликовав эти снимки? Ни доллара, ни даже цента. А он не из тех людей, которые совершают поступки, не сулящие им личной выгоды.

Эллин проглотила ком в горле и, выдавив улыбку, посмотрела в глаза Мэтти.

– Почему бы тебе не поехать со мной в Лондон? – спросила она.

– Да потому, – жалобным тоном заговорила Мэтти, – что моя сестра, которую я, кстати, обожаю, дала мне роль в одном из самых престижных сериалов и в ближайшие четыре недели у меня не будет ни одной свободной минуты. Разумеется, сестрица могла бы освободить меня от съемок, сделав мне тем самым огромное одолжение, поскольку я куда охотнее отправилась бы повеселиться в Лондон, чем терпеть унижения от Марсии Гласс, которая то и дело заслоняет меня в кадре. Ты уезжаешь надолго?

Эллин рассмеялась.

– На две-три недели, – ответила она. – Мои обязанности будет исполнять Роза, но тебя, к сожалению, заменить некем.

– В следующий раз я обязательно поеду с тобой, – пообещала Мэтти. – Даже если придется просить денег у дядюшки Фрэнка.

Мысль о том, что отец Эллин согласится оплатить увеселительную поездку племянницы, была столь смехотворной, что сестры разразились хохотом. В тот же миг зазвонил телефон.

Эллин побледнела.

– Что, если это Клей? – спросила она, стискивая руки Мэтти. – Что я ему скажу?

– Давай я отвечу, – сказала Мэтти.

Как ни хотелось Эллин принять ее предложение, она отказалась:

– Нет. Лучше я сама. – Поднявшись на ноги, она подошла к столику и нажала кнопку. – Алло? – дрогнувшим голосом произнесла она, моля Господа, чтобы это оказался Клей, хотя понимала, что об этом не стоит даже мечтать.

– Включи динамик, – прошептала Мэтти.

Эллин послушно щелкнула клавишей, из динамика донесся голос:

– Привет, Эллин! Это я, Джо. Я не слишком поздно? Говорят, ты на пару недель уезжаешь из города. Ты не заглянешь по пути в Нью-Йорк? Мы могли бы договориться насчет той рекламы…

Эллин обернулась и посмотрела на Мэтти.

– В другой раз, Джо, – сказала она. – Я тебе позвоню. – И дала отбой.

Под взглядом Мэтти Эллин вышла в гардеробную. Несколько минут она копалась в шкафу, потом вернулась в гостиную с двумя свитерами и вечерним платьем и уложила их в чемодан.

Эллин не сказала ни слова, но Мэтти чувствовала, что она горько разочарована тем, что звонил не Клей. Эллин вновь шагнула в сторону гардеробной, и Мэтти поймала ее за руку. Эллин остановилась, не глядя на сестру.

– Послушай, милая, пора уже забыть о нем, – промолвила Мэтти, стараясь говорить как можно мягче. – Он того не стоит, и в душе ты это понимаешь. Плюнь на него и перестань убиваться.

– Тебе легко говорить… – Эллин сухо рассмеялась.

– А мечтать и того проще, – подхватила Мэтти. – Куда труднее принимать жизнь такой, как она есть. Но ты справишься, Эллин. В твоей жизни хватает и приятных моментов. Тебя ждет Лондон, ты встретишься с людьми, достойными твоего внимания, и хотя бы на пару недель перенесешься в совершенно иной мир. Так что расслабься и получи удовольствие. И кто знает, возможно, через неделю ты позвонишь мне и скажешь, что по уши втрескалась в английского лорда, с которым тебе не будет нужды притворяться, как с Клеем.

Эллин в смятении прикрыла глаза:

– Ты не поверишь, Мэтти, но сейчас я готова навсегда забыть о сексе, а уж тем более об оргазме.

– Поверю, если услышу от тебя то же самое месяц спустя. – Мэтти улыбнулась и скосила глаза на газетную вырезку с фотографией Майка Маккана, валявшуюся на кровати. – А может быть, и нет, – добавила она.

Глава 10

Зельда громко рассмеялась, привлекая внимание людей, сидевших за соседними столиками. Стивен Саттон, известный британский писатель по прозвищу Слим, рассказывал о своих похождениях в Голливуде, куда он ездил, чтобы подобрать себе литературного агента. Майк, Крейг и Сэнди рассмеялись вслед за Зельдой.

– Не может быть! – воскликнула она, вытирая глаза салфеткой.

– Все так и было, клянусь, – отозвался Саттон, проглотив очередную порцию бренди. Его круглое, гладко выбритое лицо лучилось лукавством. – Парень был одет ковбоем. Шляпа, сапоги, шпоры и все такое прочее. Но не забывайте, речь идет о Голливуде, а там одежда служит средством самовыражения. И поскольку все агенты – ковбои, я сам не понимаю, чему удивился. Короче говоря, я вошел в его контору, посмотрел на него и сказал себе: «Слим, чтобы понять, кто этот парень, достаточно одного взгляда на его одежду. Какой смысл заговаривать с ним? Развернись и уноси отсюда ноги». Но он оказался проворнее – усадил меня и накачал кофе быстрее, чем я успел бы выхватить пистолет. Следующие полтора часа он рассказывал мне о своем агентстве самые разные вещи, которых я вовсе не желал знать, например, как получилось, что оно находится здесь, а не в Беверли-Хиллз, по соседству с большими шишками. Я не знал, как заткнуть ему пасть. Он был по уши напичкан самомнением, считал, что я только что слез с дерева, и не догадывался, что я вижу его насквозь. «Значит, ты хочешь стать писателем, – заявил он, как будто я не прочел ни одной книги, не говоря уж о том, чтобы сочинять их самому. – Для этого тебе нужно позвонить вот этим продюсерам… – с этими словами он выхватил из кобуры список длиной с рулон туалетной бумаги, – и сказать им, что ты известный британский автор, а поскольку они лепят – лепят! – то же самое, что и ты, то нельзя ли прислать твоему агенту пару-тройку книжек?»

Саттон обвел взглядом собеседников, наслаждаясь тем впечатлением, которое произвел его рассказ.

– А что он собирался делать, пока ты будешь обзванивать продюсеров? – спросил Крейг, поднимая бокал бренди. – Это ведь его обязанность, разве нет? Или в Голливуде все по-другому?

– Видимо, да, – с сарказмом ответил Саттон и жестом велел официанту принести еще спиртного. – Во всяком случае, в Голливуде, каким его видит этот парень. И кто может упрекнуть его в том, что ему «осточертело делать всю работу, пока придурки клиенты просиживают штаны по домам и поплевывают в потолок»?

– Он так и сказал? – Зельда фыркнула.

– Это точные его слова, – уверил Саттон. – Но самое смешное впереди. Он велел мне забыть о сочинительстве, поскольку-де в Голливуде никто не умеет читать, и велел разработать новую концепцию «Рэмбо». Или «Гамлета». Или любого другого известного произведения. И я осведомился, уж не ждет ли он от меня повторения чужих идей. И он ответил: «Клепай, пока на них клюют!»

Майк презрительно рассмеялся, а Зельда вновь приложила салфетку к глазам.

– Чем все кончилось? – спросила она.

– Кончилось тем, что я, настырный бездарный бумагомарака, спросил, не найдется ли у него сценария, который я мог бы прочесть, чтобы уяснить правила оформления. В Голливуде буквально помешались на компоновке. Такое впечатление, что тамошние люди не в силах прочесть хотя бы страницу, если она изложена в непривычном формате. Короче говоря, я прошу у него сценарий, а он отвечает: «Еще чего! Только этого мне не хватало – учить тебя писать». И тогда я поднялся на ноги и хлопнул дверью.

Зельда и остальные еще долго смеялись.

– Итак, вы поставили крест на Голливуде, – сказала Сэнди, поглядывая краешком глаза на Майка. Тот уже несколько минут пристально смотрел мимо Крейга в сторону дальнего угла зала, но она до сих пор не могла понять, что привлекло его внимание.

– Не на Голливуде, – ответил Саттон, – а на болванах вроде того, о котором только что рассказывал. Как ни странно, они куда удачливее, чем по-настоящему талантливые ребята. Прежде чем ехать в Лос-Анджелес, нужно хорошенько отличиться. Все, что ты делал прежде, в Штатах не ставят ни в грош. Там ты никто до тех пор, пока не изнасиловал несовершеннолетнюю или не убил свою жену и притом не вышел сухим из воды. Известно ли вам, как они называют агентства, которые работают с актерами? – спросил он, повернувшись к Майку.

Майк кивнул:

– Агентства по поиску талантов.

– Иными словами, талантливым может быть только актер, – сказал Саттон. – Представляете? Авторы и сценаристы считаются там полным ничтожеством.

– Поэтому вы вернулись? – спросил Крейг.

– Конечно. Голливуд – прекрасное место, если не воспринимать его всерьез и ничего от него не ждать.

– Вы уже написали сценарий? – подал голос Майк.

– Еще нет. Но обязательно напишу и отдам его вам, ребята. Кто ваш американский партнер? Си-эй-эй? Ай-си-эм?

– Те и другие, – отозвался Крейг. – Но у Майка обширные связи здесь, в Европе, и, может быть, нам удастся раздобыть деньги без помощи Голливуда.

– Постановки по моим книгам влетают в копеечку, – предупредил Саттон. – Действие происходит во многих местах, с большими промежутками во времени.

– Если материал хорош, мы найдем деньги, – сказал Майк и вновь посмотрел на дальний столик, привлеченный донесшимся оттуда взрывом хохота. – Я читал ваши книги и не сомневаюсь в высоком качестве текста. Но сумеете ли вы написать сценарий? Это ведь совсем другой жанр. Вам будет труднее сохранить объективность в работе, чем профессиональному сценаристу.

– Ну вот, вы заговорили словно голливудский агент, – заметил Саттон. – Но в ваших словах есть резон, и я готов с вами согласиться. Итак, я напишу сценарий, а вы скажете, что думаете о нем.

Майк кивнул.

– Вы надолго задержитесь в Лондоне? – спросил он, чувствуя, как о его ногу потирается бедро Сэнди.

Саттон нащупал под столом ее колено и стиснул. Сэнди даже не моргнула.

– Вероятно, дольше, чем рассчитывал, – ответил Саттон.

К облегчению Сэнди, он не подмигнул ей, хотя мог бы. Хищный огонек в глазах Саттона откровенно выдавал его намерения. Хорошо, что Майк вновь отвлекся и, вероятно, ничего не заметил, а Зельда и Крейг сочли его вольность шуткой.

Сэнди встретилась с Саттоном два дня назад в «Трэмпе». Их познакомил один из ее клиентов. Услышав его имя, Сэнди почти сразу вспомнила, что Саттон – писатель, хотя она не читала его книг и не знала, насколько он знаменит. К счастью, Саттон оставил ей визитную карточку, и когда на следующее утро Сэнди рассказала о нем Крейгу, тот тут же объяснил ей, что к чему.

– Где вы остановились? – спросила Зельда, поднося огонек свечи к кончику тонкой сигары.

Ладонь Саттона поднялась выше по бедру Сэнди.

– В «Савое», – ответил он.

Сэнди ничуть не сомневалась, что тем вечером ее клиент рассказал о ней Саттону очень многое. Точнее – все, что знал. Об этом можно было судить по той уверенности, с которой Саттон запустил пальцы за манжеты ее чулок. Сэнди была бессильна перед Саттоном. Она ни за что не решилась бы закатить скандал знаменитому автору, за которого с таким усердием боролся Майк.

Соседний столик освободился, и теперь Сэнди могла видеть, что происходит в дальнем углу. Она до сих пор не понимала, куда именно смотрел Майк, но в ту же секунду он заговорил, и она сосредоточила внимание на его словах.

– Я хочу свести вас с Нилом Осгудом, – сказал Майк Саттону. – Вы его знаете?

– Это режиссер, который снял «Сумерки» и «Черный каньон»?

– И многое другое, – с улыбкой подтвердил Майк. – Я уже говорил с ним о ваших книгах, но всякий раз, когда мы обращались к вашему агенту, выяснялось, что кто-то уже приобрел права на них. Как сейчас обстоят дела?

– Сроки правообладания на все мои книги истекли, если не считать «Лесных божеств», – ответил Саттон. – Но предупреждаю, экранизировать их очень дорого.

– И очень непросто адаптировать, – честно признался Майк. – Но Осгуда это не пугает. Ближайшие две недели он пробудет в Лондоне, и, думаю, вам стоит познакомиться. Я позвоню ему утром и выясню, когда он свободен. Сейчас он готовит к выпуску отснятую ленту и, полагаю, сумеет выкроить время.

– Я не против. – Саттон просиял и, убрав ладонь с бедра Сэнди, вынул руку из-под стола. – Вернусь через пару минут, – пообещал он.

Едва он ушел, Крейг с возбуждением заговорил о перспективах, которые сулило сотрудничество Саттона и Осгуда. Он заявил, что это стало возможно только благодаря гению Майка, а тот, в свою очередь, утверждал, что именно Осгуд привлек его внимание к произведениям Саттона. Пока они разговаривали, Сэнди внимательно следила за Майком и наконец сумела определить, что – точнее, кто – притягивает его взоры к столику в дальнем углу. Один лишь взгляд на эту женщину заставил Сэнди похолодеть. По сравнению с этой красавицей с изящной фигурой, роскошными волнистыми волосами и сверкающими глазами она чувствовала себя плясуньей из дешевого кабаре.

Вернувшись, Саттон тут же положил руку на бедро Сэнди. Она была вне себя от гнева: хотя Саттон и знал, что она была в ресторане с клиентом, знал он и то, что Сэнди работает у Маккана и заслуживает уважительного отношения. Да, она попала в эту передрягу исключительно по своей вине, ведь она не раз обещала себе бросить работу в конторе Изабель Вудхерст, едва получит повышение, но так и не решилась. А какие связи и знакомства сулила ей служба у Изабель! И все же, очутившись в нынешнем щекотливом положении, Сэнди вспомнила слова Несты, которая пыталась убедить ее в том, что вряд ли такая девушка, как она, может рассчитывать на серьезные отношения с Майком Макканом.

– Вы знаете, кто это? – громким шепотом спросил Майка Саттон.

Майк нахмурился:

– О ком вы?

– О женщине, которая сидит вон там, – сказал Саттон, кивком указывая на дальний столик. – Вы не сводите с нее глаз. Это Эллин Шелби. Вы наверняка о ней слышали. Она работает в одном лос-анджелесском агентстве. У нее блестящая репутация.

Майк тут же перевел взгляд на Зельду.

Зельда рассмеялась.

– Да, Майк слышал об Эллин, это уж точно, – сказала она. – Но видит ее впервые.

Саттон вздернул брови, словно почувствовав, что задел больное место.

Крейг смотрел на Сэнди. Она продолжала улыбаться, но вокруг губ залегла жесткая складка.

– Жаль, что она не имеет дел с авторами, – произнес Саттон. – Я бы с удовольствием познакомился с ней, хотя бы только для того, чтобы получше ее рассмотреть. Или она все-таки работает с писателями? Если не ошибаюсь, рядом с ней сидит Кит Рингвуд, – добавил он, приглядываясь к Эллин.

– Да, – сказал Майк, – а также Боб Мэншен и его жена. – Он еще раз посмотрел на Зельду и повернулся к Саттону. – Надеюсь, вы и ваш литературный агент сможете встретиться на следующей неделе с Крейгом, – нарочито безразличным тоном продолжал он. – Пока я буду сдвигать дело с мертвой точки, вы будете в основном общаться с Крейгом… – Майк запнулся и посмотрел на Сэнди, вдруг вспомнив о том, что именно она познакомила его с Саттоном и, хотя главной ее обязанностью было помогать Диане и Джейни, Саттон все же был ее находкой.

– Вероятно, Сэнди также следует пригласить на встречу, – сказал Крейг, приходя ей на помощь.

Майк кивнул и улыбнулся, вновь повернувшись к Сэнди.

Сэнди улыбнулась в ответ. Их глаза встретились, и у нее замерло сердце. Она подумала, так ли уж опасна Эллин Шелби, если решение Майка отступить от своего правила не заводить романы на работе и дать волю чувствам лишь вопрос времени. Она судила об этом по тому, как Майк смотрел на ее полуобнаженную грудь всякий раз, когда она наклонялась над его столом. В последнее время она одевалась все откровеннее. Остальные этого не замечали, поскольку Сэнди неизменно выбирала наряд с пуговицами, которые было легко расстегнуть и тут же застегнуть, либо полупрозрачную блузку, которую было легко скрыть под пиджаком. Два-три раза она даже сняла трусики, прежде чем войти к Майку, хотя еще не набралась храбрости намекнуть ему на это. Но, судя по тому, как развивались их отношения, Майк уже очень скоро сам разберется, что к чему.

Саттон что-то сказал, Сэнди и Майк повернулись к нему, но Сэнди чувствовала, как волнует Майка ее близость. Между ними словно протянулась невидимая нить. Поглощенная этим чувством, Сэнди не замечала, что Эллин Шелби и ее спутники встали и двинулись к выходу, пока те не приблизились вплотную к их столику.

– Как дела, Майк? – воскликнул Боб Мэншен, хватая за руку Майка, который поднялся ему навстречу.

– Лучше не бывает, – ответил Майк. – Как поживаешь, Дженни? – спросил он у жены Боба, целуя ее в щеку.

– Мы только что говорили о вас, – сказала Дженни, обмениваясь рукопожатием с Зельдой. – Вы встречались с Китом?

Майк протянул руку Рингвуду.

– И не раз, – с улыбкой ответил он.

– А это Эллин, – горделиво произнесла Дженни. – Эллин Шелби.

Эллин выступила вперед, устремив на Майка твердый взгляд темных блестящих глаз.

– Вы так старательно меня избегали, и я уже решила, что мы никогда не встретимся, – сказала она, сжимая его ладонь и улыбаясь.

Ее прямота оказалась для Майка явной неожиданностью, хотя скорее позабавила его, нежели покоробила.

– Я бы никогда не простил себе этого, – ответил он, выдерживая взгляд Эллин. Она чуть склонила голову, и по телу Майка пробежала легкая дрожь.

– Мы вполне можем поправить дело, – сказала Эллин. – Почему бы вам не пригласить меня на обед? Меня устраивает любой день на этой неделе.

– Очень жаль, – произнес Майк, – но вам придется позвонить моему секретарю. Именно она следит за моим расписанием.

Глаза Эллин расширились.

– Чего вы так боитесь, мистер Маккан? – спросила она, вызывающе улыбнувшись.

Майк на мгновение смутился, потом заулыбался в ответ.

– Я не смогу пообедать с вами, – ровным голосом произнес он, – однако хотел бы передать свои наилучшие пожелания Теду Фаргону. А еще скажите ему, что упаковка, в которой он прислал свой подарок, куда роскошнее прежних.

Эллин продолжала улыбаться, но, судя по тому, как потемнели ее глаза, оскорбление достигло цели.

– Подобный ответ унижает не только меня, но и вас, мистер Маккан, – негромко сказала она.

Брови Майка приподнялись, и Эллин поняла, что сумела его задеть.

– Я лишь хотел сделать вам комплимент, – ответил он, – но вижу, что вы меня не поняли. Извините. Однако все мои обеденные перерывы на эту неделю расписаны.

– Тогда ужин, – без колебаний заявила Эллин. – Я свободна в четверг. Буду ждать вас здесь в восемь вечера. Я сама закажу столик. Доброй ночи. – Не дав Майку раскрыть рот, она двинулась к выходу.

Распрощавшись с ее спутниками, Майк уселся за стол и посмотрел на Зельду, которая улыбалась во весь рот.

– Полагаю, вы встретили достойного соперника, мистер Маккан, – сказала она.

– Неужели? – сдержанно переспросил Майк.

Зельда кивнула, продолжая ухмыляться.

– Вот что я скажу тебе, Зельда, – произнес он. – Мне безразлично, как выглядит эта женщина, ответ по-прежнему будет отрицательный.

– Ты говоришь об ужине с Эллин? – предположила Зельда.

– Если бы я не хотел поужинать с ней, то ни за что не принял бы приглашение, и ты отлично это знаешь, – сказал Майк.

– Стало быть, ты хочешь встретиться с ней?

– Она проделала долгий путь, было бы невежливо отказаться.

Казалось, Зельда развеселилась пуще прежнего.

– Тогда послушай, что я тебе скажу. – Она подалась к Майку и зашептала: – Если ты надеешься в очередной раз одержать легкую победу, то – я готова держать пари – ты ошибаешься.

Майк удивленно вскинул брови.

– Окажись она твердым орешком, я буду только рад, – заявил он.

Глаза Зельды озадаченно округлились, и теперь настала очередь Майка смеяться.


Сэнди сидела в уголке дивана, свернувшись клубочком, закутавшись в просторный махровый халат и рассматривая неподвижную фигуру, распластавшуюся на кровати. В комнате было темно, но в серебристом свете луны виднелись скомканные простыни и лысеющая голова на бесформенной подушке. Поступок, который она только что совершила, наполнял ее сердце невыразимой горечью, перед которой меркли даже возмущение и обида, подвигшие ее к этому.

Она без труда уговорила себя, что сделала это ради Майка, чтобы не дать Слиму Саттону ускользнуть из его рук, а заодно заставить Саттона молчать о том, что он о ней узнал. Но в глубине души Сэнди понимала, что пошла на это, желая наказать Майка за те взгляды, которые он весь вечер бросал на Эллин Шелби. А может, она хотела наказать сама себя. Да, пожалуй, так и было, хотя Сэнди не имела ни малейшего понятия, за что ей себя наказывать – разве только за то, что она и в подметки не годится таким людям, как Эллин.

С той самой секунды, когда Эллин Шелби подошла к их столику, Сэнди охватило мучительное презрение к самой себе, и теперь она ненавидела Саттона, который еще усугубил это чувство. Да, Саттон не виноват в том, что тем вечером, когда они познакомились, Сэнди была с клиентом в качестве платной спутницы. Саттон и не думал грозить ей разоблачением, стало быть, нынешней ночью Сэнди стала шлюхой по собственной воле. Да, она была вне себя от разочарования и гнева, которые нашли выход в жарком сладострастии, еще больше возбуждавшем Саттона, и теперь терзалась сожалениями и ненавистью к себе.

Сэнди не отрывала взгляд от постели. Вряд ли Саттон станет болтать, и все же она намеревалась просить его сохранить нынешнюю встречу в тайне, даже если в качестве платы за молчание придется вновь заняться с ним сексом. Сэнди была не прочь еще раз переспать с Саттоном – на худой конец она могла воображать, что с ней Майк, – но Саттон оказался так хорош в постели, что ей несколько раз пришлось напоминать себе, что между ними не было даже призрака близости, если не считать взглядов, улыбок и брошенного невзначай намека.

Поднявшись с дивана, Сэнди подошла к окну и, сунув руки в рукава халата, посмотрела на звезды. Она тяжело вздохнула и с глубокой печалью подумала: а хочется ли ей, чтобы ее по-настоящему полюбили? Зная, что мужчинам нравится заниматься сексом, она пыталась завоевать Майка, дав ему понять, что в любую минуту готова удовлетворить его желания. Но может быть, ему нужно совсем иное – женщина, которая не уступает без борьбы, изысканная, образованная, с чувством собственного достоинства.

Сэнди опустила глаза, ее сердце мучительно сжалось. Майку нужна женщина, похожая на Эллин Шелби, сказала она себе. Ее глаза обожгли слезы, дыхание перехватило. Одна лишь мысль о красавице Эллин, облик которой безжалостно отпечатался в ее мозгу, заставляла Сэнди осознать, сколь невзрачной, а то и отвратительной она представляется такому мужчине, как Майк.

Услышав, как за ее спиной зашевелился Саттон, Сэнди повернулась и смотрела на него до тех пор, пока он не открыл глаза. Она улыбнулась и, увидев, как Саттон протягивает ей руку, внезапно почувствовала нечто вроде симпатии к нему, а может быть, всего лишь благодарность за то, что хотя бы кому-нибудь она показалась желанной. Сейчас был самый подходящий момент спросить, намерен ли он сохранить ее тайну.

Сэнди подошла к кровати, сбросила халат на пол и легла рядом с Саттоном. Он начал нежно, почти любовно ласкать ее грудь. Женщинам вроде Эллин Шелби не приходится делать то, чем занималась сейчас Сэнди, – хитрить и изворачиваться. Все, что нужно, – это очаровать такого мужчину, как Майк Маккан, влюбить его в себя и наслаждаться его вниманием и заботой, не думая о том, кем ты был и что делал прежде.

Слим надел презерватив, подмял под себя Сэнди и вонзился в ее тело. Она не попросила его сохранить свою тайну, просто еще раз отдалась ему. Она не хотела за это никакой платы – будь то деньги, драгоценности, поездки в Нью-Йорк или молчание. Она легла с Саттоном, потому что любила заниматься сексом, как и ее нынешний партнер, кем бы он ни был. В идеальном мире она вряд ли выбрала бы Саттона, но тот мир, в котором она жила, был далек от идеала, так почему бы попросту не притвориться, что это и есть то, чего она хочет?

Но с завтрашнего дня все изменится. Она перестанет мечтать о Майке. Сэнди наконец осознала, что, как бы далеко она ни зашла в своих стараниях, сколько бы усилий ни приложила, она никогда не станет ему ровней. Ей пора превратиться в обычную достойную молодую женщину, которая завоевывает место под солнцем трудом и настойчивостью. Больше она не станет сопровождать мужчин за деньги, она перестанет закрывать глаза на реалии жизни. И может быть, когда-нибудь похожий на Майка мужчина посмотрит на нее таким же взглядом, каким Майк сегодня вечером смотрел на Эллин.

Сэнди подумала, долго ли ждать того дня, когда Майк уступит Фаргону и уедет в Лос-Анджелес. По ее щеке скатилась одинокая слезинка. Ее ужасала и мучила мысль о том, что не предложение Фаргона, а Эллин Шелби заставит Майка передумать и отправиться в Штаты. Она была готова убить Эллин, разодрать ее прекрасное лицо, навсегда избавиться от нее. Сэнди лежала в номере одного из самых роскошных лондонских отелей в объятиях едва знакомого мужчины, чувствуя себя опустошенной и беспомощной. Ну почему судьба так жестока к ней, а других одаривает столь щедро?

Глава 11

Эллин приехала в ресторан чуть позже восьми вечера. Ничем не выдавая беспокойства по поводу грядущей встречи, она выбралась из такси и расплатилась десятифунтовой банкнотой. Был холодный ясный вечер, и улица почти опустела. Дорога упиралась в набережную, за которой в лунном свете на темной воде колыхались под напором ветра мачты яхт. Волны прилива накатывались на корпуса судов и замшелые стены набережной. Эллин окружали деловые и жилые здания, вздымавшиеся к ночному небу. По их фасадам были разбросаны редкие огоньки. Эллин осмотрелась, гадая, в котором из них находится контора «Маккан и Уолш».

Повесив сумочку на плечо, она вошла в ярко освещенный вестибюль Харбор-Ярд и двинулась к ресторану. Увидев Эллин, метрдотель поспешил навстречу и распахнул перед ней дверь, приветствуя гостью с почтительностью, которая испугала ее. Недоумение Эллин разрешилось, когда он подвел ее к «столику мистера Маккана» и передал «извинения мистера Маккана» за то, что тот вынужден задержаться. Иными словами, сегодня Майк угощал ее, а не наоборот, и хотя это обстоятельство раздражало Эллин, она, ни слова не говоря, уселась за указанный столик и приняла бокал шампанского с маленькой тарелочкой освежающих закусок.

Едва официант ушел, Эллин вынула книгу и раскрыла ее. Она сделала это только для отвода глаз, поскольку была намерена полностью сосредоточить внимание на предстоящей беседе. Три дня прошло с тех пор, когда случай свел ее с Макканом, и все это время она посвятила тщательной проработке своего замысла, целью которого было преподнести предложения Фаргона в самом выгодном свете. То, что Маккан перестал быть воображаемой мишенью из досье Фаргона и превратился в человека из плоти и крови, сулило Эллин множество затруднений, которые ей предстояло преодолеть. Он оказался очень хорош собой, но это не было для Эллин неожиданностью, ведь она видела его на снимках. Однако никакая фотография не могла подготовить ее к тому, что он окажется таким уверенным в себе и равнодушным к ее усилиям. Более того, в манерах Майка сквозила снисходительность, приводившая Эллин в бешенство при одной лишь мысли о нем. Но сейчас ей требовалось сдерживать свои чувства и забыть о желании залепить ему пощечину до той поры, когда обстоятельства позволят сделать это.

Она перевернула страницу и скользнула глазами по строчкам. Опоздание Маккана не должно вывести ее из себя. Ее терпение неистощимо, и если Маккан думает, что она не разгадала этот старый как мир трюк – унизить собеседника, заставив его ждать, – то его ждет неприятный сюрприз. Очень многие мужчины пытались сбить ее с толку подобным приемом, и Маккан, похоже, собирается повторить их ошибку. Что ж, опыта ей не занимать, и она с предвкушением ждала возможности показать ему, что раздражена его неучтивостью ничуть не больше, чем очарована его обаянием.

– Здравствуйте. Я не помешал? – спросил Майк, выдвигая кресло и усаживаясь.

Эллин оторвала взгляд от книги.

– Нет, ничуть, – ответила она, скрывая испуг улыбкой. – Это и есть то, что англичане называют опозданием в пределах приличий?

Майк весело прищурил глаза.

– Нет, – сказал он. – Это то, что мы называем опозданием по уважительным причинам. Приношу свои извинения. Вам подали что-нибудь выпить?

Эллин кивнула и подняла бокал, к которому до сих пор даже не прикоснулась. Ярко-синие глаза Майка показались ей еще более неотразимыми, чем при первой встрече, и Эллин с беспокойством ощутила, как ее покидает чувство безразличия к нему, которое она лелеяла все эти дни.

– Хорошая книга? – поинтересовался Майк, жестом подзывая официанта и окидывая Эллин оценивающим взглядом.

– Очень, – ответила Эллин. Ей не хотелось, чтобы Майк решил, будто бы она пытается произвести на него впечатление. Только этого не хватало. Она запретила себе даже думать о том, в каком костюме поедет в ресторан, до тех пор, пока не настало время одеваться после душа.

– Ваши волосы как нельзя лучше отражают вашу индивидуальность, – сказал Майк, имея в виду искусную небрежность, с которой она собрала волосы в пучок на затылке, оставив несколько локонов сзади.

Эллин неодобрительно посмотрела на него. Если Маккан рассчитывает покорить ее льстивыми комплиментами, его надежды напрасны. Она набрала полную грудь воздуха, собираясь сказать ему об этом, но вовремя вспомнила, что не он, а она должна завоевывать его.

– Спасибо, – произнесла она.

Судя по насмешливому блеску в глазах Майка, его немало позабавило столь сдержанное высказывание, явившееся результатом такого глубокого вдоха. Он повернулся к официанту и попросил еще один бокал шампанского.

– Как вам нравится Лондон? – спросил он, как только официант исчез.

– Очень, – ответила Эллин. – Очаровательный город.

– Вы здесь впервые?

Она кивнула:

– Да.

– В таком случае, надеюсь, вы не испытываете недостатка в заботливых, внимательных спутниках?

– Едва ли, – ответила Эллин чуть резче, чем намеревалась. – Вы коренной лондонец?

Майк рассмеялся.

– Фаргон собрал на меня досье, в котором больше страниц, чем волос в его обновленной прическе, и вы хотите убедить меня в том, что он не знает ответа на этот вопрос?

Эллин отвела взгляд, скрывая улыбку, которую вызвало его замечание по поводу волос Фаргона.

– Сдаюсь. Вы провели детство в Ирландии, – сказала она.

– И в Ливерпуле, – добавил Майк. – А вы?

Эллин озадаченно промолчала.

– Мне еще не попадался американец, который не знал бы своих предков, – сказал Майк. – Так откуда происходит ваша семья?

– По-моему, из Ирландии, – неуверенно проговорила Эллин.

– Откуда именно?

– Кажется, из Голуэя, – ответила она. – Чтобы сказать точнее, надо спросить моего отца, ведь мы перебрались в Новый Свет много поколений назад. Кто вы по вероисповеданию? Католик? Почему вы смеетесь?

– Разумеется, католик, – кивнул Майк. – А смеюсь я потому, что мне весело.

Улыбка Эллин поблекла.

– Прошу вас, не надо со мной флиртовать, мистер Маккан, – отрывисто произнесла она. – Я здесь не для этого, и вы отлично об этом знаете.

В этот миг официант принес шампанское, и единственным ответом на ее суровую отповедь был полный насмешки взгляд Майка. Щеки Эллин залились гневным румянцем, и она поспешно отвернулась.

– Коли так, приступим к делу, ради которого вы приехали, – предложил Майк, поднимая бокал.

– Может быть, сначала закажем обед? – отозвалась Эллин, терзаясь жгучим стыдом за свою нелепую вспышку.

Майк кивнул и послушно взял в руки папку с меню.

Просматривая свой экземпляр, Эллин лихорадочно раздумывала над тем, как вновь оказаться хозяйкой положения. Хуже всего было то, что она не могла сообразить, в какой момент выпустила инициативу из рук и владела ли ею вообще, а безупречный замысел, который она с таким трудом вынашивала, разваливался словно карточный домик. Она ничуть не сомневалась, что Маккан рассчитывает – и не без оснований – обезоружить ее своей внешностью и обхождением, а значит, надо дать ему понять, что его облик не производит на нее ни малейшего впечатления. Вдобавок не следовало забывать о том, что Маккану нет нужды ее очаровывать; именно она явилась сюда покорить его и без труда справилась бы с этой задачей, если бы не испытания, которые выпали на ее долю в последнее время. В своем нынешнем состоянии она была склонна придавать чрезмерное значение взаимоотношениям полов, и это ее сердило, потому что она никогда не позволяла этому фактору вмешиваться в свою профессиональную деятельность, и одна лишь мысль о том, что Тед Фаргон считает ее чем-то вроде премии в пакете своих предложений, приводила Эллин в бешенство.

– Вы готовы? – спросил Майк, закрывая папку с меню.

Эллин торопливо выбрала омара и тоже закрыла меню. Она хотела побыстрее приступить к сути дела, опасаясь, что всевозможные задержки помешают ей собраться с мыслями.

– Итак, где прошло ваше детство? – спросил Майк, как только официант записал заказ.

– В Небраске, – проговорила Эллин. – Скажите, вы всегда отказываетесь отвечать на телефонные звонки и факсы или только я удостоилась подобной немилости?

Она пожалела о своих словах, едва произнесла их, и не столько оттого, что задавать такой вопрос было глупо, сколько из-за насмешки, которая вновь сверкнула в глазах Маккана.

– Поверьте, Эллин, – заговорил он, беря из рук официанта карту вин, – если бы мне не надоели старания Фаргона погубить меня, я был бы счастлив отвечать на ваши звонки. Между прочим, если вы сочли мои последние слова попыткой заигрывать с вами, то знайте – я сказал чистую правду.

Эллин покоробило то, что он назвал ее по имени, и все же она рассмеялась.

– На вас трудно долго сердиться, мистер Маккан, – призналась она.

– Зовите меня Майком, – предложил он. – Неужели вы все еще сердитесь на меня?

Пропустив его слова мимо ушей, Эллин сказала:

– Насколько я понимаю, вы читали факсы, в которых обговариваются условия Эй-ти-ай.

Майк кивнул и открыл карту вин.

– Что вы предпочитаете? – спросил он. – Боюсь, выбор калифорнийской продукции здесь невелик.

Эллин прищурилась.

– Неужели я кажусь вам такой узколобой? – осведомилась она. – Сойдет и французское. Здесь есть монтраше?[1]

Майку не было нужды заглядывать в карту.

– Да, есть. – Он закрыл карту и вернул ее официанту, который уже записывал заказ в блокнот. – Когда вы возвращаетесь в Штаты?

– Я забронировала билет на самолет, который отправляется в следующий понедельник, – ответила Эллин. – Но если к тому времени я не получу от вас ответ, останусь до той поры, пока вы не согласитесь.

Майк усмехнулся:

– Вы уверены, что я соглашусь?

– Надеюсь, вам не хватит духу отказаться, – сказала Эллин. – Условия исключительно благоприятные, и вряд ли кто-нибудь предложит вам нечто подобное.

Майк кивнул:

– Согласен.

Он смотрел на Эллин так пристально, что она внезапно почувствовала неловкость. Вряд ли он хотел показаться невежливым, но у Эллин создалось именно такое впечатление, и она взяла бокал с шампанским, только чтобы отвести взгляд от Майка.

– Что вас не устраивает? Фаргон или Голливуд?

Майк вздернул брови:

– То и другое, но по разным причинам.

Эллин вдруг захотелось положить ладонь на его пальцы, рассеянно барабанившие по ножке бокала. Она во все глаза смотрела на руку Майка, ошеломленная охватившими ее чувствами.

– Если хотите, – продолжал Майк, кивая официанту, который показывал ему этикетку бутылки, – я дам ответ Фаргону прямо сейчас.

Губы Эллин пересохли. Видимо, он намерен отклонить предложение, и хотя в этом не было ничего удивительного, Эллин неожиданно поняла, какое разочарование принесет ей отказ Майка.

– Мне будет жаль, если такой великолепный обед пропадет даром, – чуть слышно произнесла она.

Он улыбнулся:

– Стало быть, вы вовсе не уверены, что я соглашусь?

Эллин покачала головой:

– Откровенно говоря, нет.

На мгновение Майк отвернулся, пробуя вино, потом кивком велел официанту наполнить бокал.

– В таком случае давайте забудем об этом и поговорим о другом. Что вы скажете, если я предложу вам работать у меня?

Эллин вытаращила глаза.

Майк наблюдал за ней, и было видно, что он еле сдерживает смех.

Наконец Эллин сообразила, о чем идет речь, и ее карие глаза просияли.

– Это и есть ваш ответ? – спросила она. – Вы хотите, чтобы я передала Фаргону, будто бы вместо того, чтобы принять его условия, вы сами выдвинули предложение?

Майк кивнул:

– Я от всей души надеюсь, что перспектива уступить противнику своего лучшего агента вновь уложит его на больничную койку.

На лице Эллин появилось смешанное выражение веселья и подозрительности. Она гадала, насколько серьезны слова Майка.

– Если я соглашусь, его хватит удар, – сказала она. – Но не потому, что он боится меня потерять, а потому, что это означало бы, что вы опять натянули ему нос.

Майк приподнял брови:

– Полагаю, первоклассная медицинская помощь ему обеспечена.

Эллин фыркнула. Ей определенно нравился оборот, который приняла беседа, и она решила подхватить игру:

– Но мне пришлось бы переехать в Лондон.

– Думаю, да, – подтвердил Майк.

У Эллин возникло впечатление, что он не шутит, и ее веселья как не бывало.

– Вы серьезно? – после недолгого молчания поинтересовалась она. – Видите ли, я никак не привыкну к английскому юмору, вам придется мне помочь…

– Я говорю вполне серьезно, – перебил Майк.

– Но зачем это вам?

– Потому что вы отличный специалист, и мне было бы неприятно, если бы вы потеряли работу из-за того, что я отказываюсь идти на поводу у Фаргона.

Он продолжал смотреть на Эллин, и по ее телу начала разливаться жаркая волна.

– На самом деле мне не грозит увольнение, – призналась она. – Я согласилась поехать в Лондон только при этом условии. Но если вы согласитесь, я стану на двадцать тысяч долларов богаче и избавлюсь от большой неприятности.

Майк склонил голову. Его темно-синие глаза улыбались.

– Что ж, по крайней мере ваша карьера не будет на моей совести, – сказал он. – Но мое предложение остается в силе.

– Я не могу его принять, но с удовольствием расскажу о нем Фаргону.

Майк рассмеялся.

– Как бы я хотел присутствовать при вашем разговоре! – сказал он и откинулся на спинку кресла, чтобы не мешать официанту расставлять блюда. Как только тот ушел, Майк взял бокал и чокнулся с Эллин. – Давайте выпьем за то, что мы хотя бы в чем-нибудь нашли общий язык, – предложил он.

– Я по-прежнему не теряю надежды уговорить вас переехать в Лос-Анджелес, – ответила Эллин.

Майк отставил бокал и взял нож и вилку.

– Нравится? – спросил он, когда Эллин попробовала омара.

– М-м-м… просто восхитительно, – сказала она. – А что у вас?

– И того лучше, – ответил Майк. – Хотите попробовать?

– Что это?

– Рыба-монах.

Эллин протянула вилку, но Майк уже отломил для нее кусочек, и ей осталось лишь открыть рот и позволить ему кормить себя.

– Хм-м… вы правы, – проговорила она, стараясь не думать о том, сколь интимным выглядел его жест. – Это чудесно.

Заметив, что Майк следит за тем, как она жует, Эллин смутилась и опустила глаза. Она не могла понять, отчего ее так волнует близость этого в общем-то совершенно незнакомого человека.

– Я не покажусь вам бесцеремонным, если спрошу, в чем заключается ваша неприятность? – спросил Майк, увидев, что она отставила бокал. Эллин с изумлением посмотрела на него, и он напомнил: – Вы сказали, что если я перееду в Лос-Анджелес, вы станете на двадцать тысяч долларов богаче и избавитесь от большой неприятности.

– Ах да! – с деланным смехом отозвалась Эллин. – Пустяк, не стоит говорить. Вы часто бываете в Лос-Анджелесе?

Майк кивнул.

– Время от времени, – сказал он. – Другие агенты бывают там намного чаще. Большую часть своих обязанностей я выполняю здесь, в Европе. А вы много путешествуете?

– Преимущественно из Голливуда в Нью-Йорк и обратно, – ответила Эллин, едва сознавая, что говорит. Каким бы безумием это ни было, она никак не могла отделаться от мысли, каково это – заниматься любовью с Майком. Вероятно, лучше всего было бы на время остаться одной, иначе она, того и гляди, забудет, зачем сюда приехала.

– Прошу прощения… – промолвила она, вставая.

Войдя в дамский туалет, она подошла к зеркалу и уставилась на себя. Ее щеки раскраснелись, глаза сверкали, губы стали темно-вишневыми и увлажнились. Ей не было нужды смотреть на грудь, чтобы почувствовать, как напряглись и отвердели соски. Влечение, которое она испытывала к Майку, направило ее мысли совсем не в то русло, которого ей следовало придерживаться. Она хотела рассмеяться, но не смогла. Какой абсурд – воспылать желанием к мужчине, который всего лишь заглянул ей в глаза и скормил кусочек рыбы! Эллин пожалела, что рядом нет Мэтти, которая помогла бы ей увидеть смешную сторону происходящего, потому что только так Эллин сумела бы продержаться до конца вечера. Впрочем, глупости. Она взрослая женщина и умеет держать в узде чувства.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Майк, поднимаясь навстречу Эллин, когда она несколько минут спустя вернулась к столику.

– Прекрасно. – Она улыбнулась. Недолгая отлучка помогла ей взять себя в руки. – О чем мы говорили?

– Что вы делаете в ближайшие выходные? – поинтересовался Майк.

Сердце Эллин сжалось, ее вновь охватило смятение.

– Э-э… я занята в эти дни, – ответила она, совершенно забыв, что приехала в Лондон с единственной целью – покорить Майка, и заботясь лишь о том, чтобы скрыть свои чувства.

Казалось, Майк удивился, но ничего не сказал.

– А что? – вежливо спросила Эллин.

– Виктор Уоррен пригласил компанию из двадцати человек приехать на эти выходные к нему в шотландское поместье, – объяснил Майк. – Я подумал, что вам захочется там побывать.

Глаза Эллин округлились.

– Вы говорите о Викторе Уоррене, американском режиссере?

Майк кивнул.

– Он обещает охоту и рыбалку – все то, чем обычно занимаются в Шотландии в выходные. Кажется, еще он собирался устроить бал. Но если вы заняты…

На лице Эллин отразилось легкое сожаление, хотя в глубине души она была близка к отчаянию. Но она не могла поехать к Уоррену, во всяком случае, с Майком. Она понимала, чем закончится поездка, и не могла этого допустить.

– Мне так жаль! – сказала она. – Ваше предложение очень соблазнительное, и я с удовольствием побывала бы в Шотландии. – Фаргон ее четвертует и повесит за это, но Эллин не хотела, чтобы Майк решил, будто бы ее предлагают ему в качестве приманки.

Майк пожал плечами:

– Что ж, как-нибудь в другой раз.

Несколько минут они молча жевали, и Эллин наконец переборола чувство разочарования от того, что ей не удастся посетить Шотландию и что Майк не сделал даже попытки ее уговорить. Она вновь вернулась к делу, ради которого приехала сюда.

– Читая ваше досье, – заговорила она, – я заметила, что вы однажды выступили в роли продюсера, но потом бросили это занятие.

Синие глаза Майка тут же стали колючими, предупреждая Эллин о том, что она ступила на зыбкую почву.

– Вам не приходило в голову доснять тот фильм? – продолжала она. – Или стать продюсером какой-нибудь другой ленты?

Майк пристально посмотрел на нее, словно решая, стоит ли отвечать.

– Порой я подумываю об этом, – сказал он наконец. – Но мне никак не подвернется хороший проект.

– А если бы подвернулся?

– Может быть, я и согласился бы.

Эллин напрягла всю волю и, от души жалея, что вновь приходится упоминать имя босса, произнесла:

– Тед Фаргон намерен оказать вам поддержку, обеспечить связями и помочь организовать собственную компанию после того, как вы отработаете пять лет в Эй-ти-ай.

Майк вскинул брови и заулыбался, даже не дослушав ее:

– Неужели Фаргон думает, что я не в силах сделать это сам?

– Может быть, здесь это вам и удалось бы, а в Лос-Анджелесе будет труднее, ведь Фаргон располагает влиянием в самых разных…

– Эллин, – мягко перебил ее Майк, – я не поеду в Штаты.

Эллин смотрела на него, начиная осознавать всю тяжесть последствий, которыми грозило ей поражение. Перед ее мысленным взглядом встала ужасающая картина – пачки дешевых журналов на полках супермаркетов повсюду, от Вашингтона до Флориды, выставляющие во всей красе самую скромную и стыдливую женщину-агента во всем Голливуде. Поверх ее груди и бедер будет напечатан заголовок, но каждый поймет, что она снята голой, а поскольку ее фотографировал Клей, к нему ринутся полчища репортеров, и самые въедливые из них, глядишь, доберутся до Небраски и ее родителей. Телевидение подхватит историю и закрутит ее на собственный манер, а потом, когда Америка насытится этим скандалом, когда друзья и знакомые перестанут при появлении Эллин смотреть на нее раздевающим взором, за дело возьмутся тяжеловесы вроде «Плейбоя» и «Пентхауса», и уж они как нельзя лучше потрафят вкусам своих читателей. Эллин пыталась утешить себя, вспоминая заверения Фаргона, будто у него есть только моментальные снимки, но это не помогало. Зная Теда Фаргона, она не могла представить себе, что тот утаит такой козырь, коль скоро может пустить его в ход.

Заметив, что Майк наблюдает за ней, Эллин тут же улыбнулась и выпалила:

– Я и сама хотела стать продюсером. Во всяком случае, когда-то.

– Когда-то? – переспросил Майк.

Эллин пожала плечами:

– Наверное, хочу и сейчас, но… – Она умолкла, однако, прежде чем Майк успел вставить слово, заговорила вновь: – Находясь в Лондоне, я просмотрела несколько выпусков вашей желтой прессы. Они куда откровеннее, чем у нас, в Штатах.

Клей был настолько знаменит, что вряд ли британские издания пропустят такой скандал, а значит, Майк увидит ее в чем мать родила, и от этой мысли Эллин стало еще хуже. Какая ирония судьбы – Майк был единственным, кто мог ее спасти, но она ни за что не попросит его об этом, потому что вряд ли он пожертвует собой ради ее репутации и спокойствия ее родителей. Да и зачем ему это? Он едва знаком с ней и, вероятно, сочтет непристойные фотографии в десятках миллионов газет и журналов сущим пустяком, ради которого не стоит отдавать себя на съедение Фаргону и Голливуду.

В этот миг Эллин хотелось одного – отделаться от страхов перед грядущим, и она неожиданно выпалила:

– Какова истинная причина вашего разрыва с Мишель?

Майк удивленно моргнул, и, хотя в его глазах по-прежнему мерцал веселый огонек, Эллин поняла, что он не хочет об этом говорить.

– Извините, – пробормотала она, откладывая вилку.

– Ничего страшного, – ответил Майк. – Вы не первая задаете этот вопрос.

Эллин посмотрела на него, ожидая продолжения, но Майк промолчал.

– Я читала о ее благотворительной деятельности. – Она уже жалела о том, что завела этот разговор, но была не в силах сменить тему.

Ресницы Майка дрогнули.

– В таком случае вам известны причины ее отъезда.

– И это все? – недоверчиво спросила Эллин. – Я имею в виду: она бросила вас, съемки, все, что было в ее жизни, только чтобы помогать женщинам и детям в Сараево?

Майк улыбнулся.

– Весьма благородный мотив, – заметил он. – Признаться, мне приятно, что вы этому не верите.

– Честно говоря, не верю, – подтвердила Эллин.

– Так вот, она поехала туда именно по этой причине. Она чувствовала, что должна что-то делать, а я не препятствовал.

– Но вы любили Мишель?

– Да.

– Вы хотя бы попытались отговорить ее?

– Еще бы! Но она не могла остаться. Эта мысль овладела ею без остатка.

Эллин смотрела на него со все возрастающим изумлением. Она не могла представить, что женщина способна так легко расстаться с любимым мужчиной. Разве что для Мишель Роу это было совсем непросто. Возможно, это оказалось самым тяжелым и болезненным решением в ее жизни, но такие подробности редко появляются на страницах газет.

– Вы до сих пор ее любите? – спросила Эллин.

Майк улыбнулся.

– Вряд ли. С тех пор утекло немало воды, – ответил он.

Эллин вспомнила о том, как впервые прочитала об их разрыве. Тогда она подумала, что Мишель подтолкнули к отъезду иные, более веские обстоятельства. Но теперь, беседуя с Майком, она изменила мнение, не в силах представить, что он способен довести женщину до такого отчаяния, что та решится уехать. Но затем, вспомнив о том, как она ошиблась в Клее, Эллин была вынуждена признаться себе, что совершенно не разбирается в мужчинах.

Майк заговорил о другом, расспрашивая ее о жизни в Лос-Анджелесе, о том, как она стала агентом, почему выбрала эту профессию, и сочувственно выслушал рассказ Эллин об отце, который так и не простил ее за то, что она покинула родные края. Они поговорили о кино и театре, о книгах и музыке, политике и истории; потом Майк поведал Эллин о своей семье, рассмешив ее рассказами о сумасбродствах Клоды и ее попытках женить его.

Принесли кофе. Эллин не хотелось расставаться с Майком, но она понимала, что настала пора уезжать. Она слишком много выпила, и легкость, с которой Майк заставлял ее смеяться, подчиняя своему обаянию, создавала у Эллин ощущение уязвимости, с которым ей было все труднее справляться.

Эллин пригубила кофе и, следя за тем, как Майк разворачивает для нее шоколадку, подумала, догадывается ли он, как ей хочется заняться с ним любовью. Казалось, все ее тело оживало только от одного предвкушения его прикосновений, а стоило Эллин представить, как он закрывает глаза, целуя ее, как твердеет его плоть под ее пальцами, она поняла, что почти готова броситься ему в объятия. Она чувствовала, что по первому зову Майка поедет к нему домой, потому что одно прикосновение его пальцев к ее губам, в которые он вложил шоколадку, один лишь взгляд, которым Майк следил за тем, как она ест, возбуждали Эллин до такой степени, что ей не хватило бы воли отказаться.

Майк взглянул ей в глаза, их руки, лежавшие на столе, соприкоснулись. Казалось, между ними протянулась раскаленная нить, и Эллин охватило вожделение, граничащее с физической болью. Ее губы приоткрылись, грудь при каждом вдохе высоко вздымалась. Майк крепче сжал пальцы, и ресницы Эллин затрепетали. Она была не в силах дольше терпеть эту пытку.

– Посмотрите на меня, – прошептал Майк.

Эллин послушно подняла глаза.

– Больше всего мне хочется сейчас же затащить вас в постель, – сказал Майк. – Но я не могу…

– Все в порядке, – торопливо перебила Эллин, вырвав руку. – Вам нет нужды извиняться. И вообще мне пора. Не хочу показаться невежливой, но уже поздно, и… Спасибо вам за чудесный вечер. Надеюсь… – Она на ощупь отыскала сумочку и рывком вскочила на ноги, так и не закончив фразу.

– Эллин, послушайте меня, – сказал Майк.

– Извините, – отозвалась Эллин, понимая, что ведет себя глупо, но не в силах остановиться. – Мне действительно пора ехать. Еще раз спасибо. – И, не дав Майку вставить хотя бы слово, она почти бегом устремилась к выходу.

И только очутившись в вестибюле, Эллин вспомнила, что собиралась оплатить счет. Она издала громкий стон, сообразив, что уже достаточно отличилась, чтобы возвращаться и навлекать на себя еще больший позор. Поэтому она торопливо вышла из здания и ступила во тьму.

Оказавшись на мрачной, продуваемой ветрами улице, Эллин почувствовала, как ею овладевает отчаяние. Ей еще не доводилось испытывать столь острого вожделения, и это пугало ее. После истории с Клеем она должна была испытывать скорее отвращение к сексу, чем такое неодолимое влечение к мужчине. По-видимому, у нее что-то с головой; казалось, унижение и угроза разоблачения лишь возбуждают ее, и именно потому она совершала поступки, к которым ее подталкивали Фаргон и Маккан, каждый по-своему.

Увидев такси, вынырнувшее из-за угла, Эллин дождалась, пока из машины вылезут пассажиры, потом пересекла улицу и забралась в салон. Захлопнув дверцу, она оглянулась. К разочарованию Эллин, никто и не подумал выйти из ресторана, чтобы остановить ее.


Расплатившись по счету, Майк покинул ресторан и отправился в контору. Он поднимался в лифте, чувствуя, как с каждой минутой у него портится настроение, а лицо превращается в хмурую маску. Да, он мог выбежать вслед за Эллин, наверное, ему следовало так поступить, но чего бы он этим достиг? Убедился бы, что способен уложить Эллин в постель, несколько раз улыбнувшись в подходящий момент и бросив ей пару взглядов, которыми привык кружить женщинам головы? Он проделывал это тысячу раз и с самого начала видел, что никаких затруднений не предвидится. Нет, он не собирался заводить с Эллин интрижку, просто хотел узнать, как далеко она готова зайти, только бы заставить его принять предложение Фаргона. Беда лишь в том, что Майк очень быстро забыл о Фаргоне и думал только об Эллин и о себе. Точнее говоря, об Эллин и о том, что она возбуждает его куда больше, чем он ожидал.

Дверцы лифта раздвинулись. Майк включил свет и, поднявшись в свой кабинет, налил себе виски. Он понимал, что его гнев несоразмерен случившемуся, но злость все нарастала, и, желая разрядить напряжение, Майк крепко хватил кулаком по стене. Ради всего святого, ну зачем Фаргон послал именно ее? Ведь Эллин – замечательная, порядочная женщина, которой и в голову не приходит, что ее используют в качестве приманки в грязной мужской игре. Проклятый Фаргон безошибочно выбрал оружие; Майк до сих пор сгорал от желания, и это начинало сводить его с ума. Словно воочию он видел ее губы, пунцовые, полные, мягкие, он был готов целовать их ночь напролет. Ему хотелось видеть ее лицо в тот миг, когда он овладеет ею. Он хотел услышать, как Эллин кричит в самозабвенной страсти, которую он угадал в ее глазах, чувствовать, как она обхватывает его ногами и руками…

Майк замер на месте и закрыл глаза. Он был так возбужден, что не решался хотя бы шевельнуться. Страсть к Эллин оказалась для него полной неожиданностью. А может быть, она нужна ему не сама по себе, а как средство разрядиться? Словно в ответ на его молитвы внезапно послышался стук в дверь. Майк поднял глаза и увидел Сэнди Пол, которая смотрела на него.

– С тобой все в порядке? – с тревогой и беспокойством спросила она.

– Сэнди… – Майк сам чувствовал, с каким напряжением звучит его голос. – Что ты здесь делаешь? Уже одиннадцатый час ночи.

– Мне нужно было многое наверстать, – ответила она. – Я ходила в туалет, а когда вышла, увидела свет… – Сэнди неловко рассмеялась. – Честно говоря, я здорово струхнула и рада, что это ты.

Майк смотрел на нее, изо всех сил сопротивляясь своим желаниям, но уже понимая, что они возьмут верх. Он замечал, как изменилась Сэнди в последнее время. Она перестала демонстрировать свои прелести и бросать на него призывные взгляды. Как ни странно, от этого она казалась ему более привлекательной.

– Хочешь что-нибудь выпить? – предложил он.

Сэнди посмотрела на холодильник, потом вновь перевела взгляд на Майка.

– Не здесь, – добавил он.

Просто удивительно, как быстро Сэнди поняла, о чем идет речь, хотя на мгновение Майку почудилось, что она откажется.

– Куда ты хочешь отправиться? – спросила она.

– Ко мне домой.

Несколько секунд Сэнди не отрывала от него взгляд, потом сказала:

– Я возьму пальто.

К тому времени, когда они спустились к машине Майка, он понял, что совершает огромную ошибку, но не знал, как поправить положение, а если бы и знал, не стал бы этого делать. Сэнди молчала, и он был благодарен ей за это. Майк мучительно размышлял, как же это получилось, что он отверг Эллин, но не сумел противостоять Сэнди.

Они сели в автомобиль и тут же стали целоваться с таким пылом, что Майк мог бы взять Сэнди сейчас же, не обращая внимания на прохожих. Они хрипло дышали, их языки скользили жадно и быстро, пальцы рвали одежду друг на друге. Майк пожалел, что Сэнди не надела чулки с поясом, которые носила прежде, – тогда он мог бы запустить пальцы ей в трусики, а так ему оставалось лишь стискивать ее бедро; Сэнди тем временем поглаживала оттопырившуюся застежку его брюк.

– Поехали отсюда, – пробормотал он задыхаясь.

Сэнди кивнула и, пока Майк заводил мотор, принялась поправлять одежду.

Дорога до его дома заняла менее пятнадцати минут. Сэнди что-то говорила, Майк что-то отвечал, не сознавая собственных слов. Он понимал, что утром пожалеет о своем поступке, но сейчас ему было наплевать.

Впустив Сэнди в квартиру, Майк закрыл за собой дверь и задержался в прихожей, чтобы снять пальто. Сэнди вошла в гостиную и включила свет. При виде громадной, роскошно обставленной комнаты на ее лице появилось ошеломленное выражение. Внезапно Майка охватило чувство вины; ему захотелось сказать что-нибудь ободряющее, дать Сэнди понять, что он рад видеть ее в своем доме. Но нужных слов не нашлось, и он следом за ней вошел в гостиную и вместо того, чтобы сделать то, чего ему хотелось больше всего – не сходя с места овладеть Сэнди, – предложил ей выпить.

Пока он возился с бокалами, Сэнди подошла к окну и выглянула наружу.

– Почему бы тебе не снять пальто? – спросил Майк.

Сэнди с улыбкой повернулась к нему и, расстегнув одинокую пуговицу, сбросила пальто и положила его в ближайшее кресло. На ней был свободный шерстяной свитер и плиссированная юбка до колен.

– Я знала, что когда-нибудь это случится, – сказала она, глядя в лицо Майка и принимая бокал, который он ей протягивал. – А ты?

Майк кивнул и увидел, как неуверенность в глазах Сэнди уступает место огромному облегчению. Она улыбнулась. Майк чувствовал себя настоящим мерзавцем, но он уже не мог остановиться и, положив руку ей на грудь, сказал:

– Я завожусь с пол-оборота, едва взглянув на тебя. Ты знала об этом?

Сэнди вновь улыбнулась и с неожиданной робостью ответила:

– Я надеялась. Но порой сомневалась.

– Хочешь переспать со мной? – пробормотал Майк, запуская руку ей между ног.

– Да… – шепнула она.

– Ты готова?

Сэнди кивнула, и Майк услышал, как учащается ее сердцебиение.

– Раздевайся, – велел он.

Сэнди отставила бокал, отвернулась от Майка и стянула свитер через голову. Ее грудь выпирала из-под лифчика, сквозь полупрозрачную ткань виднелись соски. Майк ухватил Сэнди за лифчик, разрывая его и прижимаясь губами ко рту девушки. Он крепко стиснул ее грудь, сминая, терзая ее, жадно облизывая, а Сэнди тем временем стянула с себя юбку и расстегнула молнию его брюк.

Они вместе рвали и тянули одежду Майка, пока тот не остался обнаженным. Он тут же вонзился в тело Сэнди и, словно обезумев, задвигался грубыми рывками. Сэнди обхватила его ногами, выгнулась, подставляя грудь его губам и впиваясь ногтями ему в спину. Они занимались любовью на полу, у стены, на диване и столе. Сэнди ласкала губами его член, мошонку, запускала язык между его ягодиц.

Майк поднял ее, усадил на себя и понес в спальню, продолжая стискивать ее грудь и кусать ее губы. От возбуждения его член отвердел настолько, что казалось, вот-вот взорвется. Он бросил Сэнди на кровать, перекатил ее на живот и вошел в нее сзади. Было такое чувство, словно гнев и ярость, копившиеся в темных уголках его подсознания, нашли выход наружу, выплескиваясь с бешеной энергией, которой он от себя не ожидал. Ему хотелось причинить Сэнди боль, заставить ее кричать и молить о пощаде. Она хрипло выкрикнула его имя, сунула его руку себе между ног и раздвинула ягодицы, требуя, чтобы он еще глубже погрузился в нее. Майк подчинился, задвигался еще быстрее и энергичнее. Потом он лег на спину, перевернул Сэнди и посадил на себя верхом. Она поднималась и опускалась, ее груди подпрыгивали, волосы разметались, кожа покрылась испариной. Майк положил палец ей на клитор и начал ласкать его, сначала осторожно, потом все грубее. Схватив голову Сэнди, он привлек ее к себе и запустил язык ей в рот. Он чувствовал, что Сэнди кончает. Она изо всех сил стискивала его руками и ногами, с трудом глотая воздух.

Майк крепче прижал ее к себе и рывком приподнял свои бедра. Струя спермы ворвалась в ее лоно, принося ему долгожданное облегчение. Он продолжал корчиться в сладостных спазмах, сжимая Сэнди в объятиях и начиная терзаться мучительной мыслью о том, что сейчас произошло. Его охватило отчаяние. Стыд, ощущение вины, злость и боль превратились в невыносимую пытку. Он ненавидел Сэнди за то, что именно она принесла ему облегчение. Ему хотелось отшвырнуть ее от себя, но он продолжал обнимать ее, ласкать, делать вид, будто любит ее. Он еще подумал, а может, это действительно так – иначе чем объяснить остроту наслаждения, которое он только что испытал.

Когда все кончилось, он почувствовал себя таким опустошенным и измученным, что ему едва хватило сил отделиться от Сэнди. Он распластался на кровати, чувствуя, как его руки и ноги становятся ватными и постепенно успокаивается сердцебиение. Сэнди без сил рухнула на него. Ее кожа покрылась каплями пота и издавала тонкий аромат духов, который смешивался с терпким мускусным запахом секса. Майк вспомнил об Эллин, и его вновь охватило неистовое желание, которое чуть не свело его с ума.

Он осторожно отодвинул Сэнди и закрыл глаза, делая вид, будто погружается в сон. Ему не хотелось думать о ней, он хотел забыть о том, что она лежит рядом. Он знал, что нарушит клятву никогда более не причинять страдания женщинам. То, что Майк собирался сделать с Сэнди, не шло ни в какое сравнение с тем, что он когда-то сделал с Мишель.

Глава 12

Испуганная странным сновидением, Сэнди распахнула глаза и первое мгновение не могла понять, где находится. Потом она все вспомнила, ее сердце замерло и тут же радостно забилось вновь. Она повернулась и провела рукой по пустому месту, где прежде лежал Майк. Постель была еще теплая, и Сэнди зарылась лицом в подушку Майка, вдыхая его запах и словно наяву представляя его ласковые прикосновения. Наконец-то это случилось! Она провела ночь с Майком и помнила, с какой страстью он предавался любви, как он с самого начала потерял голову, как крепко он обнимал ее в конце. В глубине души Сэнди ничуть не сомневалась, что ее ждет еще немало таких же ночей.

Несколько минут Сэнди лежала, забавляясь мыслью, какой маленькой она кажется в этой огромной кровати. В квартире царила тишина. Она прислушалась, гадая, куда запропастился Майк, и решила, что он не захотел ее будить и выбрался из кровати, стараясь не шуметь. Ее руки и ноги затекли, тело пронизывала боль, и все же она была готова вновь заняться любовью и полагала, что Майк испытывает то же самое желание.

Она уселась, подтянула колени к груди и осмотрелась. Сквозь высокие сводчатые окна, занимавшие целую стену, в комнату врывались гигантские столбы солнечных лучей, заливая серебристым светом ковер и черную лакированную мебель. Она еще не до конца проснулась, но все же разглядела со своего места балконные поручни и ярко-голубое небо, в котором не было ни облачка. Зная, что дверь в дальнем углу ведет в прихожую, Сэнди решила, что другая, расположенная между двумя одинаковыми шкафами с ручной росписью, вероятно, открывается в ванную. Подумав, что Майк принимает душ, она поднялась с постели и отправилась его искать.

Она не ошиблась, за дверью действительно оказалась ванная комната, и у Сэнди захватило дух – ей не доводилось видеть ничего подобного ни в книгах, ни в журналах. Она была знакома с Робсджоном-Гиббингзом и сообразила, что ванная Майка отделана в духе американского декора, но не имела ни малейшего понятия о том, кто был автором композиции, однако это не помешало ей в полной мере оценить великолепие овального помещения с высокими потолками и возвышением в центре, в которое была встроена черная мраморная ванна. Пол из розового мрамора, стены с классическими пилястрами, вентиляторы и светильники были выполнены в той же манере тридцатых годов, а в цветных лучах света, проникавших сквозь витражи под потолком, поблескивали хромированные и бронзовые детали оборудования.

Майка здесь не было, и, уловив краешком глаза свое отражение в зеркале, Сэнди лишь порадовалась этому – ее глаза окружали потеки туши, волосы прилипли к голове и торчали в стороны под самыми разными углами. Сорвав висевший на двери халат, Сэнди накинула его на себя и принялась исправлять положение.

Разыскивая зубную щетку и расческу, Сэнди, к своему облегчению, не обнаружила и следа присутствия другой женщины, хотя ей не помешал бы крем для снятия макияжа. Пришлось ограничиться мылом и водой. Сэнди намочила глаза и протерла их салфетками. Большая часть туши смылась, и хотя Сэнди выглядела не так хорошо, как хотела бы, прогресс был налицо. У нее была свежая блестящая кожа, а глаза, хотя и покраснели от мыла, сияли молодостью и удовольствием.

Несколько минут спустя, ополоснув тело водой из-под крана, Сэнди услышала шаги Майка в спальне и задумалась, выйти ли к нему в халате, который сейчас лежал на полу, или обнаженной. Чтобы получше рассмотреть себя, она приблизилась к высокому зеркалу и заметила на его раме маленькую бронзовую ручку. Повернув ее, она увидела, что зеркало висит на двери, ведущей в просторную мраморную душевую кабину с пятью разбрызгивающими головками и скамьей от стены до стены. Дивясь окружающей роскоши, Сэнди хихикнула, с наслаждением подумав, что уже очень скоро все это станет знакомым и привычным. Она беззвучно прикрыла дверь и, решив появиться перед Майком в халате, вышла в спальню.

Майк вновь исчез. Сэнди, улыбаясь, посмотрела на чашку дымящегося кофе у кровати. Было ясно, что кофе предназначен для нее. Потом она заметила приоткрытую дверцу одного из шкафов и подумала, насколько соблазнительнее будет выглядеть в рубашке Майка, чем в халате, в котором почти утопала.

Очутившись наконец в гостиной, Сэнди увидела, что стеклянные двери балкона открыты. С улицы в комнату задувал свежий ветер, и, почувствовав прикосновение прохладного воздуха к своей коже, она порадовалась, что застегнула только одну пуговицу рубашки.

Майк стоял у стойки, отделявшей кухню от гостиной. На нем был халат, похожий на тот, который только что сняла Сэнди. Он читал газеты и, судя по всему, не услышал, как она входила. Его волосы были всклокочены после сна, ему не помешало бы побриться, но он показался Сэнди привлекательным, как никогда прежде. Улыбаясь сама себе, она шагнула к нему, ожидая, что он поднимет глаза. Когда наконец Майк заметил Сэнди, она приблизилась к нему вплотную. Уловив его взгляд, метнувшийся к распахнутому вороту ее рубашки, Сэнди почувствовала, как участилось биение ее сердца.

– Доброе утро, – застенчиво произнесла она.

Майк поднял глаза, посмотрел ей в лицо и потянулся за чашкой.

– Доброе утро, – ответил он, столь же неуверенно улыбнувшись. – Ты… может быть, ты… хочешь позавтракать? – Он неловко махнул рукой в сторону кухни за своей спиной.

– Я не голодна, – сказала Сэнди. Она поняла, что Майк нервничает не меньше, чем она, и ее беспокойство несколько улеглось. – Я почистила зубы твоей щеткой, – добавила она, взбираясь на табурет у стойки и глядя на Майка, который вновь взялся за газету. – Надеюсь, ты не против?

Майк покачал головой и перевернул страницу.

– Ничуть, – проговорил он. – Можешь пользоваться всем, что есть в доме. Ты нашла душ?

Сэнди кивнула, хотя и видела, что Майк не смотрит на нее. Она сообразила, что Майк со своего места может рассмотреть ее ноги вплоть до треугольника волос между бедрами, и принялась гадать, заметил ли он их. Наверное, стоило снять рубашку и сказать ему, что она хочет заняться любовью – минувшая ночь, похоже, пришлась Майку по вкусу, – но сегодня утром он почему-то казался не в своей тарелке, поэтому Сэнди, пригубив кофе, спросила, нет ли чего интересного в новостях.

– Ничего особенного, – ответил Майк, покачав головой. – Очередные нападки на правительство из-за недостатков образовательной системы и ликвидации железнодорожного полотна где-то в Корнуэлле.

– Ага, – произнесла Сэнди.

Майк продолжал читать, и она, как ни старалась, не могла не заметить, что ему не по себе. Сэнди похолодела, ее обуял страх, переходящий в панику. Господи, неужели он жалеет о том, что произошло ночью? Он так хотел ее вчера, смотрел на нее таким взглядом, так крепко обнимал, погружаясь в сон…

– Ты действительно не хочешь позавтракать? – спросил Майк, поднимая на нее глаза и с деланно-насмешливым видом вздергивая брови.

Его неловкая попытка принесла Сэнди такое облегчение, что она почувствовала слабость во всем теле. По-видимому, Майк не из тех людей, которые встречают утро в добром расположении духа, но ради нее старается казаться веселым.

– Нет, не хочу, – ответила она и, соскользнув с табурета, обошла вокруг стойки. – Но я не отказалась бы от поцелуя. – Сэнди потянулась к его губам.

Майк, глядя куда-то поверх головы Сэнди, ткнулся ртом ей в губы, улыбнулся, похлопал ее чуть ниже спины и сказал:

– Наверное, ты хочешь отправиться домой и переодеться, прежде чем ехать в контору.

Сэнди рассмеялась и скорчила гримаску, понимая, что должна заняться именно этим, поскольку, хотя она и могла провести день без нижнего белья, без косметики ей не обойтись. Впрочем, больше всего она жалела о том, что не может приехать на работу вместе с Майком – у нее останется слишком мало времени после того, как она съездит к себе на квартиру и привезет сюда все необходимое для таких случаев, как вчерашний.

– Сейчас всего семь утра, – заметила она, поворачивая запястье Майка и глядя на его часы. – У тебя назначена встреча за завтраком?

– Э-э… да. Да, назначена, – сказал Майк. Сэнди тем временем начала развязывать пояс его халата. – Честно говоря, мне нужно принять душ, – добавил он и положил руку на пальцы девушки, не давая ей развязать узел.

Сэнди рассмеялась, оттолкнула руку Майка, обращая его строптивость в игру, и вновь потянула пояс.

– Послушай, Сэнди, – сказал Майк, ухватив оба ее запястья одной рукой, а другой запахивая халат.

– Я вся внимание, Майк. – Сэнди откинула голову, чтобы заглянуть ему в лицо. – Я слушаю.

Он посмотрел на нее сверху вниз, глубоко вздохнул и заговорил:

– Видишь ли, я не хотел бы… Я хочу сказать, прошлая ночь канула в Лету, и… все было просто замечательно, мне было хорошо с тобой…

Сэнди вырвала руку и нащупала его восставшую плоть.

– О Господи! – простонал Майк.

– Хочешь потрогать мою влажную кошечку? – промурлыкала Сэнди, беря его ладонь и просовывая ее себе между ног.

– Послушай, Сэнди, нам нельзя этого делать, – сказал Майк.

Однако вопреки собственным словам он не спешил отнять у Сэнди ладонь либо выпустить ее пальцы, которые сжимал другой рукой, и Сэнди рассмеялась.

– Отчего же? – Она распахнула халат Майка и посмотрела на его напружиненный член, продолжая скользить по нему пальцами вверх и вниз. – Ты не хочешь ехать на работу вместе со мной? Не бойся, я никому не скажу, чем мы занимались между ужином и завтраком.

– Не в том дело… – Сэнди крепче сжала пальцы, и голос Майка дрогнул. – Мне не хочется, чтобы ты подумала… – Сэнди приложила кончик его члена к своему клитору, и он закрыл глаза. – Я не хочу, чтобы ты подумала…

– Будто бы ты хотел лишь переспать со мной? – закончила Сэнди, не спуская с него глаз, в которых плясал смех.

Ее ласка мешала Майку сосредоточиться, но наконец слова Сэнди проникли в его сознание, и он подумал: неужели Сэнди имеет в виду, что она не против только спать с ним, если ему того хочется? Он посмотрел на Сэнди, и его охватило такое же неодолимое желание, как минувшей ночью. Сегодня ему не хотелось причинить ей боль, в его страсти не было злости и гнева, и все же перебороть ее оказалось невозможно. Сэнди подняла на Майка глаза, продолжая ласкать себя кончиком его члена, и он, тепло улыбнувшись, спросил:

– Тебе тоже приятно?

– Да, – прошептала она.

Майк опустил взгляд и, презирая свою слабость, расстегнул пуговицу рубашки и стянул ее с плеч Сэнди. Потом, сбросив с себя халат, он перенес девушку на кухонный стол и уложил ее на спину.

Как только он вошел в Сэнди, она судорожно вздохнула и потянулась к его рукам. Пальцы Майка легли на ладони девушки и крепко прижали их к ее бедрам. Удерживая Сэнди, он начал ритмично двигаться. Она не отрываясь смотрела ему в лицо и, когда их глаза встретились, застенчиво улыбнулась. Лицо Майка потемнело, он задвигался энергичнее, высвободил руки и, схватив Сэнди за ягодицы, приподнял ее бедра над столом так, чтобы еще глубже вонзаться в ее тело. Внезапно он изверг в нее семя и вполголоса выругался. При мысли о том, что она возбудила Майка до такой степени, что он кончил, едва приступив к делу, Сэнди охватило ликование.

Наконец Майк отделился от Сэнди и помог ей слезть со стола, осторожно придерживая за талию.

– Извини, – сказал он.

Сэнди удивилась.

– За что? – со смехом спросила она, обвив его шею руками.

Майк смущенно потупил глаза и, подняв рубашку, протянул ей.

– Ты не получила удовольствия, – произнес он.

– Это было божественно, – отозвалась Сэнди и вновь рассмеялась.

На лице Майка отразилось сомнение, и она, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его и добавила, что, если не считать прошедшей ночи, ей еще никогда не было так хорошо. И хотя Сэнди не кончила, главным было то, что Майк заботится о ней. И если ей требовались дальнейшие тому подтверждения, она получила их сполна, когда Майк вместе с ней принял душ, не стесняясь своей наготы, как будто они прожили вместе многие годы. Он даже, сказала Сэнди Несте, вернувшись домой, предложил ей взять выходной, если она хочет.

– Как великодушно с его стороны! – заметила Неста, сонно прищурив огромные ореховые глаза и всем своим видом выражая сомнение в том, что ей поведала Сэнди. – Он хотя бы поцеловал тебя перед уходом?

Ее вопрос изумил Сэнди.

– Еще бы, конечно! – Она рассмеялась и запустила ложку в огромную миску с корнфлексом. – Уж не думаешь ли ты, что он пожал мне руку? – Она набила рот хлопьями и подмигнула Несте. – Правда, поцелуй получился короткий, – призналась она, прожевав. – Зазвонил телефон, а я не могла задерживаться, потому что на улице ждало такси, вдобавок я решила, что достаточно покрасовалась перед ним без косметики. Во всяком случае, на данном этапе наших взаимоотношений. – Сэнди вновь рассмеялась и зачерпнула еще хлопьев.

Неста глубоко вздохнула и посмотрела на приемник. Репортаж о движении на городских дорогах сменила последняя композиция «Аэросмит». Неста все еще была в ночной рубашке; двадцать минут назад Сэнди вырвала ее из объятий сна, чтобы с триумфом поведать о потрясающем начале долгожданной интрижки с Майком.

Чай уже давно остыл, поэтому Неста, встав из-за стола, выплеснула остатки в раковину и включила чайник.

– Когда ты встречаешься с ним в следующий раз? – спросила она, прислонившись к посудной сушилке и наблюдая за Сэнди, которая поднесла миску к губам и вылила в рот оставшиеся на дне хлопья и молоко.

Проглотив, Сэнди смахнула пальцем полоску молока вокруг губ и, усмехнувшись, ответила:

– Примерно через час.

Неста нахмурилась, но потом сообразила, что Сэнди, конечно же, встретится с Майком в конторе.

– Я имела в виду: он назначил тебе следующее свидание? – осведомилась она.

Сэнди пожала плечами.

– Наверное, этим вечером мы опять отправимся к нему, – сказала она, неся миску к раковине. – Если, конечно, он не ждет гостей и не собирается куда-нибудь поехать. – Она на мгновение задумалась, потом добавила: – Интересно, возьмет ли он меня с собой, если его куда-нибудь пригласили?

– Интересно, и даже очень, – с сомнением произнесла Неста.

Сэнди посмотрела на нее, сунула миску в посудомоечную машину, достала из деревянной хлебницы булку и отрезала себе ломоть.

– Быть может, он не захочет показаться со мной на людях после первого свидания, – предположила она. – Между прочим, ты могла бы порадоваться за меня.

Неста пожала плечами.

– Я рада, – ответила она. – Просто не проснулась до конца. Расскажи еще раз, как ты очутилась в его квартире.

– Он сам пригласил меня, – сказала Сэнди, вкладывая хлеб в тостер. – Он приехал в контору после десяти вечера. К этому времени я еще не закончила работать. Должно быть, Майк решил, что откладывать дальше бессмысленно. Судя по всему, он принял это решение загодя, потому что наверняка знал, что застанет меня в кабинете, а иначе зачем ему было возвращаться туда?

Неста покачала головой:

– Он не сказал тебе, где был до десяти часов?

– Ужинал с американкой, которая приехала к нему из Голливуда. Помнишь, я рассказывала тебе, как мы столкнулись с ней в ресторане несколько дней назад? – Неста кивнула, и Сэнди продолжала: – Она недурна собой, но разговаривала с Майком таким тоном, что любому было понятно – ее надежды напрасны. Кажется, я рассказывала тебе об этом?

Неста кивнула.

– И, судя по тому, что Майк столь рано покинул ресторан, она и вчера повела себя точно так же. Кстати, я говорила тебе о том, как Майк дал мне понять, что я нужна ему не только для постели?

Неста вновь кивнула.

Сэнди хихикнула.

– Но он такой замечательный любовник, что я была бы не против, если бы ему хотелось исключительно секса, – промолвила она и, рассмеявшись, продолжала: – Видела бы ты его перед тем, как он мне это сказал. Я уже начинала беспокоиться, мне показалось, что он больше не захочет со мной встречаться. Но едва Майк заговорил, я сразу поняла – он боится, что я подумаю, будто бы он попросту использовал меня. Господи, он такой романтик!

– Вы много целовались? – спросила Неста, заливая кипятком свежий пакетик с чаем.

Сэнди задумалась, склонив голову набок.

– Не то чтобы очень… Зато у него потрясающее тело. Жаль, что ты его не видела обнаженным. И он очень богат.

– Ты уже говорила об этом, – напомнила ей Неста и спросила, возвращаясь к столу с чашкой в руке: – Что ты будешь делать, если сегодня вечером он не пригласит тебя к себе домой?

Сэнди нахмурилась.

– С чего ты это взяла? – осведомилась она, не ответив на вопрос. – Почему ты подумала, что он меня не пригласит? Говорю тебе – у нас с ним все очень серьезно. Прими это как свершившийся факт.

– Приняла бы, если бы это было действительно так, – отозвалась Неста.

– Но это действительно так, – заверила ее Сэнди. – Именно поэтому он так долго ждал. Я хочу сказать, если бы ему захотелось только переспать со мной, он сделал бы это уже давно.

– Кто знает? – сказала Неста и, вздохнув, добавила: – Извини, я не хочу тебя обидеть, но что-то здесь не сходится.

– Что именно? – отрывисто бросила Сэнди.

– Не знаю. Мне кажется, он должен был сначала повести тебя в ресторан, театр или еще куда-нибудь. Кстати, ты звонила Изабель? Она хочет уговорить тебя не бросать своих клиентов.

– Ни за что! – вскричала Сэнди. – Я уже сказала ей, что с этим покончено! Я не хочу встречаться с мужчинами за деньги, мне нужны настоящие свидания, как у всех женщин. К тому же если мы поладим с Майком, вряд ли у меня будет время на других мужчин.

– Если? – с удивлением переспросила Неста. – Еще минуту назад ты была совершенно уверена, а теперь сомневаешься?

– Ты знаешь, что я имею в виду, – раздраженно произнесла Сэнди.

– Я знаю одно – ты забегаешь вперед, чересчур торопишь события, – призналась Неста. – Это может плохо кончиться.

– Я вижу, тебя ничем не переубедишь! – сердито воскликнула Сэнди. – Если бы ты видела Майка в ту минуту, ты бы поняла, что я значу для него не меньше, чем он для меня. Да, он продолжает противиться своим чувствам, но уже не так упорно, как раньше. Думаю, он уже понял, что правило не заводить романы на работе – пустая трата времени, коль скоро его соблюдает лишь он.

– Значит, остальные ваши сотрудники его нарушают? – спросила Неста.

– Нет, не все. Только Джоди и Гарри, но об этом никто не должен знать, потому что у Гарри беременная жена, она родит через пару недель.

– Какой негодяй! – сказала Неста, с омерзением наморщив нос. – Я встречаюсь с мужчинами за деньги, но по крайней мере никого не обманываю.

Сэнди бросила на нее скептический взгляд.

– Мы поддерживаем с клиентами чисто деловые отношения, – напомнила ей Неста. – Мы немножко развлекаемся, но никому не причиняем вреда. А Гарри и Джоди совершают грех.

Сэнди рассмеялась.

– Да ты сама добродетель! – язвительно произнесла она. – Как ты думаешь, что сказали бы жены твоих клиентов, узнав о том, что их благоверные спят с чужими женщинами за деньги всякий раз, когда приезжают в Лондон?

– Они ничего не узнают, – возразила Неста. – А если бы и узнали, им не пришлось бы опасаться, что я разрушу семью. Впрочем, я не собираюсь оправдываться. Моя совесть чиста. Я не обманываю себя и воспринимаю жизнь такой, как она есть.

– Мне надоел этот спор, – заявила Сэнди. – Ты сама не знаешь, что говоришь. Да и как ты можешь меня понять, если тебе от мужчин нужно одно – деньги.

– Между прочим, ты выбрала отнюдь не бедняка, – парировала Неста.

– Деньги не имеют для меня никакого значения! – вспылила Сэнди.

Неста покачала головой.

– Ты опять обманываешь себя, Сэнди, – сказала она. – Все дело именно в деньгах, общественном положении и власти. Ты надеешься, что Майк даст тебе все это и тогда ты перестанешь быть никем. Ты хочешь использовать его в корыстных целях. По крайней мере хочешь попытаться. Но из этого ничего не выйдет, даже если ты влюбишь в себя Майка. Никто не в силах сделать из тебя личность – ни Майк, ни я. Человек сам творит свою судьбу. Ты должна поверить в себя и прекратить гоняться за Майком. Ты уже не хочешь быть агентом или актрисой. Ты хочешь одного – произвести впечатление на Майка Маккана, потому что вбила себе в голову, что он – ключик от твоего счастья, хотя и сама не понимаешь, в чем это счастье состоит. Живи своей жизнью, Сэнди. Ты не сможешь завоевать уважение Майка до тех пор, пока не станешь уважать себя саму.

Бледная как мел Сэнди устремила невидящий взгляд на цветочный горшок, стоявший на подоконнике. Она слышала, что говорит подруга, но пропускала ее слова мимо ушей. Должно быть, Неста сошла с ума, если советует ей отказаться от Майка в тот самый миг, когда они едва начали встречаться. Им суждено счастливое будущее, и она ни за что не бросит карьеру, особенно теперь, когда ее повысили, назначив ассистентом Дианы и Джейни. Неста совсем ее не знает, если думает, будто бы она не хочет стать агентом. Ну разумеется, она хочет стать агентом, хочет, чтобы Майк ценил ее не меньше, чем она его. Все, кроме Несты, знают, что если ты чего-то хочешь, у тебя один путь – бороться за свою мечту. Именно этим она и собиралась заняться.

– Мне нужно переодеться и ехать на работу, – сказала Сэнди и, даже не взглянув на подругу, повернулась и вышла в свою спальню.


Майк сидел за столом и просматривал пачку новых контрактов, которые Фреда принесла ему на подпись. Близился полдень, но Сэнди – хвала небесам! – все еще не приехала, однако уже сама мысль о том, что она может объявиться в любую минуту и продолжать играть роль возлюбленной, донельзя нервировала Майка и мешала сосредоточиться. И надо же было такому случиться, что ему позвонили из Рио в тот самый миг, когда Сэнди покидала его квартиру!

Майк вздохнул, бросил ручку на стол и подпер голову ладонью. Он не имел ни малейшего понятия о том, как выбраться из этой передряги.

– Майк, – раздался в интеркоме голос Джоди, – ты сказал, что не будешь отвечать на звонки, но на проводе Эллин Шелби, и я подумала…

– Соедини нас, – велел Майк и, приложив трубку к уху, развернул кресло к окну. – Привет. Как дела? – оживленным голосом заговорил он, стараясь забыть обо всем, кроме Эллин.

– Хуже некуда, – ответила она, подлаживаясь к его тону. – Я хочу извиниться за то, что убежала от вас вчера. Я ведь собиралась оплатить счет.

Майк слушал, вспоминая ее лицо, карие глаза, безупречную фигуру, полные губы, чарующий смех. Чувствуя, как сжимается сердце, он поймал себя на том, что с нетерпением ждет встречи с ней.

– Надеюсь, вы добрались благополучно? – спросил он. – Надо было проводить вас.

– Все в порядке, спасибо, – ответила Эллин. – Мне подвернулось такси. – Помолчав, она добавила: – Я провела восхитительный вечер и очень жалею о том, что он так неудачно закончился.

Майк улыбнулся и, не в силах сдержать иронию в голосе, произнес:

– Мы оба виноваты. Где вы сейчас находитесь?

– У себя в номере.

Майк уже хотел пригласить ее пообедать вдвоем, но тут же увидел Сэнди, которая входила в приемную, и с досадой подумал, что вводить в заблуждение еще одну женщину – это уже слишком. Если учесть, что он не собирался продаваться Фаргону, поступить так с Эллин было бы непростительно.

– Когда вы возвращаетесь в Штаты? – спросил он, заранее зная ответ.

– В следующий понедельник, – сказала Эллин и после секундного колебания добавила: – Разве что…

– Не надо, – перебил Майк. – Не надо спрашивать. Ответ будет тот же, что вчера, и до понедельника ничто не изменится.

– А во вторник? – спросила Эллин, и Майк подумал о том, что возникшая двусмысленность задела его куда больше, чем он хотел.

– И во вторник тоже, – сказал он.

Они помолчали. Майк проводил взглядом стайку птиц, прочертившую небо, удивляясь тому, как же это вышло, что Эллин вошла в его жизнь именно сейчас… Впрочем, заходить дальше было бессмысленно, и он выбросил эту мысль из головы.

– Мне очень жаль, что вы не получите свои двадцать тысяч, – произнес он. – Но по крайней мере сохраните работу.

– Да, сохраню, – подтвердила Эллин.

Майк словно воочию видел боль в ее глазах и решил, что разговор пора заканчивать.

– А как же ваше затруднение? – спросил он.

– Это мое затруднение, – ответила Эллин. – Вам не о чем беспокоиться.

– Если Фаргон выставит вас на улицу, знайте, что вас здесь ждут.

– Спасибо, – негромко обронила она.

Но Майк знал, что, если Фаргон выгонит Эллин, она не вернется в Лондон, а поскольку сам он и не думал переезжать в Лос-Анджелес, то решил, что, может быть, это и к лучшему, если между ними все кончается, даже не начавшись. Однако эта мысль не мешала ему подбирать слова, которыми он пригласил бы Эллин в оперу, в ресторан – куда угодно, лишь бы увидеться с ней. Вместо этого он сказал:

– Берегите себя, хорошо?

– И вы тоже, – отозвалась Эллин. – И если нагрянете в Лос-Анджелес, не забывайте, что я задолжала вам ужин.

Майк промолчал, и секунду спустя в трубке зазвучали короткие гудки.

После недолгого колебания он повернулся к столу и дал отбой, гадая, о чем в эту минуту думает Эллин, так же у нее гадко на душе, как у него; он подозревал, что Эллин, убедившись, что он не подпишет контракт, уедет раньше намеченного срока. В некотором смысле он даже надеялся на это, зная, что соблазн позвонить ей в ближайшие дни будет лишь возрастать.

Откатив кресло к окну, Майк поднялся на ноги и, сунув руки в карманы, посмотрел вниз, на реку. За минутой шла минута, и он продолжал стоять у окна, вспоминая о событиях последних двадцати четырех часов и гадая, как проведет следующие. Его терзал мучительный стыд из-за того, как он обошелся с Сэнди. Он даже подумал, не пригласить ли ее куда-нибудь вечером, чтобы загладить вину, но потом напомнил себе, что уже однажды заменил ею Эллин, и, учитывая, чем все это кончилось, поступать так еще раз было бы глупо. И очень жестоко, добавил про себя Майк, понимая, как много он значит для Сэнди, в то время как для него этот шаг был бы только чем-то вроде искупительной жертвы.

– Конфуций утверждает, будто бы человек, смотрящий в окно, понапрасну растрачивает запас удачи и везения.

Майк со смехом обернулся к Зельде, которая закрывала за собой дверь кабинета.

– А запас джина остается неприкосновенным, – сказал он.

– Кажется, тебе удалось прочесть мои мысли, – изумленно произнесла Зельда.

Майк продолжал улыбаться.

– Нет, но ты определенно прочла мои, – отозвался он.

Брови Зельды насмешливо изогнулись.

– Нет ничего проще. Достаточно было взглянуть на тебя, – промолвила она. – Неприятности по работе или что-нибудь личное? Нет, ничего не говори, я сама знаю. Исключительно личные неурядицы гонят тебя к окну. Профессиональные неудачи способны лишь разгневать тебя. Теперь подумаем, какой из этого следует вывод. Все дело во вчерашней встрече с Эллин Шелби. Но не говори мне, что она тебя отшила.

– Ты права, все закончилось именно этим, – ответил Майк, не желая оказать Эллин медвежью услугу, рассказывая всем и каждому о том, что все было наоборот. – Но дело не в Эллин, а в Мишель, – добавил он.

– Ох… – На лицо Зельды упала тень. Она знала, что Майк заговаривает о Мишель, только если его побуждают к этому серьезные причины. – Ты разговаривал с ней? – спросила Зельда, усаживаясь в кресло для посетителей.

Майк облокотился о подоконник и покачал головой.

– Не с ней, с Каваном, – сказал он. – Каван сегодня утром звонил мне из Рио.

– Оттуда, где сейчас находится Мишель, – добавила Зельда, словно в этом была нужда.

Майк кивнул.

– Что он сказал? – продолжала допытываться Зельда, видя, что он и не думает объясниться.

Майк вновь посмотрел ей в глаза.

– В сущности, Каван даже не упомянул о ней, – произнес он, – но я знаю его и чувствую, когда он что-то недоговаривает.

– И тебе кажется, будто бы он недоговаривает что-то о Мишель? – предположила Зельда.

– Нет, мне не кажется, я знаю точно, – ответил Майк. – Ничто другое не вызвало бы у Кавана такой нерешительности. А он явно пытался что-то мне втолковать.

Зельда растерялась.

– Так что же он сказал? – спросила она наконец.

Майк пожал плечами:

– Каван то и дело повторял, что все в порядке, он держит руку на пульсе, и что он не хочет утаивать от меня это, но не уверен, что именно он должен поставить меня в известность.

– Но так и не сказал, что он имеет в виду.

– Да. Естественно, я расспрашивал его, но он ответил лишь, что я, возможно, уже все знаю и он делает из мухи слона.

– Может быть, он пытался намекнуть тебе, что у Мишель появился мужчина? – напрямик спросила Зельда.

Майк рассмеялся.

– От всей души надеюсь на это, – сказал он. – Ведь столько времени прошло.

В глазах Зельды отразилось сомнение, но она мудро промолчала.

– Что ты собираешься делать? – осведомилась она.

– А что я могу?

– Позвонить Мишель и выяснить, в чем дело, – без колебаний отозвалась Зельда.

Взгляд Майка стал жестким, и сердце Зельды сжалось от сочувствия. Она знала, как тяжело было бы Майку последовать ее совету.

– Тебе тоже пришлось несладко, – мягко произнесла она.

– Мишель знает, где меня искать.

– А ты знаешь, где искать ее.

Майк опустил глаза, и Зельда поняла, что ее замечание достигло цели. Однако Мишель уже не раз звонила Майку, а ему предстояло сделать это впервые, и Зельда сомневалась, что он сумеет себя переломить. Она надеялась, что Майк наконец соберется с силами и преодолеет боль и чувство вины, которые мучили его все эти годы. Иначе было невозможно представить, как он будет жить дальше. У него было немало женщин, но ни одна из них не сумела по-настоящему сблизиться с ним. Зельде казалось, что Эллин Шелби могла бы сделать это, однако, судя по всему, ее постигла неудача. И очень жаль, потому что для Майка лучше всего было бы переехать в другую страну. Разумеется, не для того, чтобы стать марионеткой в руках Фаргона – Зельда не могла и помыслить об этом, – но любовь заставила бы Майка забыть о прошлом.

– Я подумываю спросить у Сэнди, не хочет ли она поехать с нами в оперу сегодня вечером, – сказал Майк.

Изумлению Зельды не было границ.

– Ты серьезно?

Майк криво усмехнулся.

– Пригласи ее, – попросил он. – Это будет наградой за удачный старт в должности ассистента. Ты знаешь, насколько увеличился за последний месяц оборот у Джейни и Дианы?

– Нет, – осторожно отозвалась Зельда. – Но твое решение пригласить Сэнди в оперу произвело на меня большое впечатление.

– Не я ее приглашаю, а ты, – напомнил Майк.

Зельда пристально посмотрела на него.

– Не будь я уверена в обратном, решила бы, что это не просто награда, – заметила она.

– Но ты уверена в обратном и совершенно права. – Майк оттолкнулся от подоконника, снял с вешалки пальто и вышел из кабинета.

Он сам не знал, куда идет. В эту минуту его занимало одно – действительно ли Каван хотел что-то сказать ему или он попросту ищет повод позвонить Мишель? Он сел в машину и мчался до тех пор, пока не очутился на побережье. Ветер гнал по морю высокие волны, солнце заливало яркими лучами голые скалы. Нет ничего удивительного в том, что он приехал сюда, ведь именно здесь они с Мишель сказали друг другу последнее «прости». Однако, приехав на это место, он не мог ни обратить время вспять, ни справиться с ощущением вины, которое с годами не ослабевало, а лишь усиливалось. Сквозь рокот волн и завывание ветра ему слышался негромкий голос Мишель, которым она сказала ему, что уезжает, и он с горечью подумал, зачем он ищет причину позвонить ей, если у него и без того есть полное право не только разговаривать с ней в любое время суток – было бы желание, – но даже заставить ее вернуться в Англию.

Нет, он не воспользуется этим правом – грех был на них обоих, и, как бы ни любил он Мишель, они выбрали свои пути, а теперь слишком поздно что-либо менять или прощать. Однако звонок Кавана встревожил его, он молил Господа, чтобы с Мишель все было в порядке, ведь Рио – город, полный опасностей, и… Майк отбросил эту мысль, понимая, что должен остановиться, если он хочет сохранить рассудок, поскольку бывали мгновения вроде нынешнего, когда смерть казалась ему единственным избавлением от этого кошмара.

Глава 13

По мере того как Мишель двигалась по двору приюта «Сан-Мартино», направляясь к главным воротам, звон бубенцов и шум уличного движения становились все громче и пронзительнее. Как всегда, ее на каждом шагу останавливали ребятишки, чтобы о чем-нибудь спросить, что-нибудь показать или увлечь своими забавами. Она на минутку остановилась полюбоваться рисунками восьмилетних детей, которые расписывали высокую серую каменную стену, окружавшую двор. Услышав взрыв хохота за спиной, она повернулась и тут же засмеялась сама, увидев Кавана, который, подражая двенадцати– и тринадцатилетним танцорам capoeira, попытался пройтись по двору колесом, прыгая спиной вперед и высоко подбрасывая ноги. Нельзя сказать, что это ему не удавалось, хотя он был лишен гибкости и изящества, которыми природа щедро наградила подростков. Мишель взяла у малышки Марии бубен и принялась энергично отбивать такт. Каван заспешил, его движения стали совсем уж комичными, и двор содрогнулся от хохота.

Мишель было очень приятно видеть, что Каван нашел общий язык с детьми, умеет доставить им удовольствие своими сумасбродными выходками, а они обожают его за доброту. Каван сделал последний кульбит и рухнул в объятия Мишель. Она подхватила его на руки, наградила поцелуем, отдала девочке бубен и вновь двинулась к домику привратника. Был час отдыха, и дети были вольны делать все, что им заблагорассудится, прежде чем пообедать и вернуться в классы и мастерские, взяться за выполнение всевозможных заданий, которые давали им сестра Лидия и сеньор Роберто.

Мишель уже собралась ступить на порог домика, когда ей на глаза попалась Таня, тринадцатилетняя девочка-мать, родившая увечного ребенка. Она в одиночестве стояла у футбольных ворот с потрепанной сеткой, разглядывая шумную улицу. Сегодня утром хирург, который навещал приют четыре дня в неделю, сказал сестре Лидии о том, что Таня и ее ребенок заражены СПИДом. Мишель оставалось лишь гадать, знает ли об этом девушка. Судя по тому, как она стояла, обхватив руками свое хрупкое тело и покачиваясь из стороны в сторону, ей уже сообщили эту страшную весть. Впрочем, она нередко проводила время здесь, чуть в стороне от остальных, и словно выискивала взглядом нечто, о чем было известно ей одной.

Как только Мишель подошла к Тане, она отвернула от солнца свое симпатичное юное лицо и улыбнулась.

– Bonita, – сказала она и, протянув руку, коснулась щеки Мишель.

Мишель улыбнулась в ответ, взяла ее ладонь и стиснула в своих пальцах.

– Tudo bem? – негромко спросила она. – С тобой все в порядке?

Блестящие черные глаза Тани чуть расширились, и в них промелькнуло чувство, которого Мишель даже не надеялась понять.

– Где ребенок? – по-португальски осведомилась Мишель.

Таня указала на трехэтажное здание, в котором размещались мастерские, столовая, медицинский пункт и кабинеты персонала. Жилые помещения находились в разбросанных по всей территории стареньких домах, в которых поддерживались чистота и уют, насколько позволяли скудные средства приюта.

– У доктора, – ответила Таня. – Он говорит, у нас СПИД. Значит, мы умрем? Альфонсо сказал, нам не на что надеяться.

Сердце Мишель сжалось. В глазах этой девочки-матери угадывались ум и жажда понимания, которого она была лишена всю свою жизнь. Родители бросили ее, когда ей исполнилось семь лет, и с тех пор она жила на улице, побираясь, попрошайничая, торгуя наркотиками и собственным телом, пока ее не подобрал Антонио, один из бывших питомцев приюта «Сан-Мартино». Полуголая Таня спала под повозкой, она не ела несколько дней, не мылась несколько недель и была на восьмом месяце беременности.

Мишель слишком плохо знала португальский, чтобы успокоить девушку, но все же она не оставляла попыток; наконец беседа наскучила Тане, и она отправилась искать своего ребенка. Ей было достаточно того, что у нее есть еда и крыша над головой, а когда она умрет, найдутся люди, которые ее похоронят. В конце концов, какой смысл цепляться за жизнь, сулившую одни лишь беды и страх, которые она в полной мере изведала на улицах?

Продолжая размышлять о судьбе Тани, Мишель вернулась к домику и неслышным шагом вошла внутрь. Комната была тесная, но хорошо освещенная, здесь был свежий воздух. Большое окно выходило во двор, где до сих пор продолжались афро-бразильские пляски, хотя Каван к этому времени уже брал уроки футбола у десятилетних сорванцов. Мишель уселась за стол. Андреа, молодая симпатичная женщина-адвокат, приветственно улыбнулась ей. Кроме Андреа, в домике находились Марсио, долговязый пятнадцатилетний подросток, который появился в приюте два дня назад в поисках убежища, и юный Антонио, один из самых любимых приютских учителей, который и сам вырос на улицах. В эту минуту Антонио и Андреа пытались уговорить Марсио задержаться в приюте и, похоже, должны были преуспеть в этом, поскольку выбора у подростка не было. Антонио удалось выяснить, что на улице его ждет неминуемая смерть от рук наркоторговцев, которые заявили ему, что он уже вырос и лишился былого проворства.

Мишель молча слушала, склонив светловолосую голову и напряженно морща лоб в попытках уловить слова полузнакомого языка. Она быстро овладевала португальским, но ей было далеко до Тома Чамберса, американского журналиста, который познакомился с ней в Сараево и уговорил приехать сюда. Это решение далось ей без особого труда – она много слышала о зверствах, которые творятся в Бразилии, о детях, которых терроризируют, пытают и уничтожают «эскадроны смерти» – группировки на содержании у богатых бразильцев, задачей которых было «очищать» улицы, чтобы сделать город безопасным для проживающих в нем людей, как будто дети не были людьми. Никто не знал, сколько таких эскадронов в городе, точно было установлено одно – их костяк составляют военные полицейские, причем они занимаются бесчинствами как на службе, так и в свободное от работы время. Целью Чамберса было разоблачение одной из таких организаций, элитного подразделения, насчитывавшего более дюжины человек, которые пополняли свое скудное жалованье на службе у отставного армейского полковника Педро Пастиллиано. Пастиллиано был одним из самых известных в Рио дельцов и филантропов, он не только содержал собственную группу уничтожения, у него где-то в пригородах был собственный застенок под названием «Преисподняя», в котором истязали, насиловали и убивали подростков. Ходили слухи, что рядом с «Преисподней» находилось кладбище, на котором хоронили замученных.

Не вздумай полковник выставить свою кандидатуру на пост губернатора, Чамберс вряд ли заинтересовался бы им, но Пастиллиано решил участвовать в выборах, и журналист начал расследование, надеясь уличить негодяя, как прежде уличал солдат сербской армии, повинных в убийствах мирного населения. Благодаря его усилиям более трех сотен человек предстали перед судом за злодеяния, которые они чинили в ходе кровавой войны, столь бессмысленной, что весь цивилизованный мир до сих пор не мог уразуметь ее причин. Чамберсу пришлось в спешке покинуть страну, поскольку за его голову была назначена награда и он знал, что найдется немало охотников ее получить. Мишель тоже не хотела задерживаться там; ее лучшую подругу Кару Реджисто, учительницу младших классов, изнасиловали на глазах у ее восьмилетних учеников, и она торопилась избавить своих собственных детей от безумия и ужасов войны, которая уже отняла у нее супруга.

Рио-де-Жанейро с его нищетой, преступностью и коррупцией вряд ли был подходящим местом для Кары и ее малышей, но когда Мишель объяснила, что она собирается там делать, Кара не колебалась ни секунды. Поединок с таким чудовищем, как Пастиллиано, грозил Мишель весьма серьезной опасностью, и это было связано с той задачей, которую поставил перед ней Чамберс, – помочь ему как можно больше выведать у тех, кому посчастливилось уйти из «Преисподней» живым. Чамберс видел, как Мишель работала в Сараево; как женщины, так и мужчины с готовностью доверялись ей, сообщая сведения, которыми не поделились бы даже с исповедниками, и Мишель не подвела ни одного из них. Она спасала целые семьи, рискуя собственной жизнью, как, впрочем, и жизнью своих подопечных.

Чамберс предложил ей заняться в Рио тем же самым. Педро Пастиллиано нужно было остановить, иначе трущобы города почти неминуемо превратились бы в латиноамериканские лагеря уничтожения. Уже и сейчас полицейские патрулировали их по ночам, наугад расстреливая заколоченные окна и стены жалких лачуг, которые их обитатели называли домами. Многие пули находили свою цель, но почти никто не жаловался – в этом городе справедливость существовала только для богатых. Даже когда маленьких детей загоняли в сточные канавы и оставляли там тонуть, мало кто отваживался протестовать – в таком случае из дома самым загадочным образом пропадал старший ребенок, а родителям заявляли, что, если они не заплатят к пятнице шестьсот реалов, «случится кое-что пострашнее». Для обитателя трущоб не было иного способа раздобыть такие деньги, иначе как попросив у торговца наркотиками, который взамен заставлял его сына служить у себя на побегушках и чаще всего в конце концов убивал. «Эскадроны смерти» действовали совершенно безнаказанно, поскольку военная полиция была неподсудна гражданским органам юстиции, а состоятельные горожане наивно полагали, будто бы единственный способ «образумить» бедноту – уничтожать ее.

Андреа Сабино, бразильская женщина-адвокат, сидевшая в эту минуту за столом в домике привратника, была редким исключением из правила. Она не только родилась в одном из богатейших семейств Бразилии, но и вышла замуж за молодого человека, равного ей по происхождению. Ни муж, ни отец Андреа не одобряли ее деятельность в приюте, однако не пытались помешать ей и не возражали против частых и щедрых пожертвований, которые она вносила. Тем не менее им было не по нраву ее участие в юридических процедурах, которые привлекали к семье нежелательное внимание. Их протесты не мешали Андреа давать бесплатные консультации тем, кому они требовались, и направлять униженных и оскорбленных к другим адвокатам, которые могли и желали помочь.

Мишель внимательно слушала, как Андреа и Антонио расписывают Марсио преимущества жизни в приюте. Подросток сидел перебросив костлявые ноги через подлокотник кресла и всем своим видом выражая презрение к обитателям «Сан-Мартино», но его манеры никого не могли обмануть. Все трое, включая и Мишель, немало насмотрелись в этой комнате и были способны различить страх под любой маской. По бледному лицу юноши струился пот, его желтушные глаза враждебно поблескивали, он презрительно кривил потрескавшиеся губы, а терзавший его ужас казался столь же материальным, как повисшая в воздухе густая влажная дымка. Ему нравилось считать себя мужчиной, но на самом деле он был совсем еще ребенком.

Внезапный взрыв веселья во дворе заставил всех четверых обернуться к окну. Мишель окликнула Альфонсо, озорного четырнадцатилетнего подростка, щеголявшего ужасными шрамами, и спросила у него, в чем дело. Выслушав его ответ, Мишель, Антонио и Андреа тоже рассмеялись. Оказывается, Флавио, мальчишка с обезьяньим лицом, которого Антонио пару месяцев назад поймал на воровстве в лавке, только что получил у сестры Лидии разрешение самому выбрать себе день рождения. Естественно, Флавио назвал сегодняшний день, потому что новорожденному полагался торт и поход в кино в сопровождении Антонио. С собой можно было взять одного друга.

– Пришли результаты анализа костной ткани, – сказала Андреа, собирая в пучок выбившиеся пряди роскошных черных волос.

– И сколько же лет этим костям? – поинтересовался Антонио.

Флавио с улыбкой подошел к окну.

– Одиннадцать, – горделиво произнес он. – Хочешь пойти со мной в кино? – спросил он у Марсио.

Марсио испуганно вздрогнул, его огромные карие глаза осторожно посмотрели на обезьянье лицо Флавио, потом он перевел взгляд на Антонио и пожал плечами.

Антонио, который в свое время подвергся такому же анализу для определения возраста, пожал плечами в ответ.

– Сколько тебе лет, Антонио? – весело крикнула бледнокожая девчушка с тонкими косичками и щербатой улыбкой.

– Столько же, сколько тебе, – ответил тот, подмигнув.

– Ему двадцать, – сообщил кто-то.

– Неправда, ему целых сто! – заявил малыш, которого мать выгнала на улицу, когда отчим начал его избивать.

Мишель не уставала удивляться тому, какими довольными и беззаботными выглядят дети невзирая на трагизм их судеб. Глядя на них в эту минуту, было трудно представить все те испытания, которые выпали на их долю, тяготы, которые они познали, страх и отчаяние, которые отступали только по ночам, когда сновидения уносили несчастных в далекие сказочные миры, в которых можно было жить так же счастливо и радостно, как живут дети других стран.

Наконец Марсио принял предложение Флавио, и беседа в домике завершилась. В приюте было принято действовать мягко и ненавязчиво. Дети были вольны уходить и приходить когда захотят, и в результате многие из них оставались. Существовало лишь три правила: никакого насилия, оружия и наркотиков. Вдобавок им настойчиво рекомендовали ежеутренне принимать душ перед завтраком и переодеваться хотя бы раз в три дня. Мишель нередко думала, как приятно было бы людям из богатых стран увидеть свою старую одежду на тех, у кого нет вообще ничего. Если бы они это видели, давали бы больше, так как знали бы, что их подарки доходят по назначению.

После шумного обеда, состоявшего из фасоли с цыпленком и рисом, Мишель, как обычно, отправилась на урок португальского, в течение которого восьмилетние сорванцы обучали ее уличному жаргону с тем же тщанием, с которым Андреа готовила их к школе. Потом они вместе спустились во двор, где Флавио угощал всех тортом, а сестра Лидия рассказывала Марии о том, что в Англии, в Йоркшире, нашлись люди, которые только что «удочерили» ее. Мария пришла в восторг, в основном оттого, что Мишель и Каван – англичане, и потому Англия была для нее самым прекрасным местом на земле, тем самым местом, куда она отправится, когда ей исполнится шестнадцать.

Ближе к вечеру, облокотившись на обшарпанный поручень балкона в номере Кавана на восьмом этаже отеля «Лем», Мишель продолжала думать о Марии. Девочка очень обрадовалась, что теперь у нее есть «родители», и хотя скорее всего ей не суждено было с ними встретиться, это не имело никакого значения. Они могли прислать ей «Уолкмен», спортивные туфли или украшения для прически – те же подарки, какие делали своим «приемышам» другие «родители». Если бы только люди знали, как мало нужно, чтобы полностью перевернуть жизнь ребенка! Но и Бразилии следовало измениться, обуздать самые жестокие в мире полицейские силы и поделиться своими несметными богатствами с теми, кто больше всего в них нуждался. И может быть, то, чем они с Томом и Каваном занимаются здесь, хотя бы чуть-чуть приблизит эти мечты к реальности.

Вздохнув, Мишель посмотрела вниз, на узкую суетливую улицу. Как правило, по вечерам она заезжала сюда по пути на свою виллу, радуясь возможности хотя бы на час отвлечься от детей и подкрепиться коктейлем из водки со льдом и лимонным соком. Время от времени она встречалась здесь с Томом Чамберсом, но чаще всего эти минуты безраздельно принадлежали ей и Кавану.

Сделав большой глоток, Мишель присмотрелась к бурлящей жизни улицы. Как всегда, желтые такси, гудя сигналами, лавировали между стойками торговцев, которые предлагали все, что угодно, – от громадных кусков говядины до дешевых футболок и платьев, пластиковых туфель и подгнивших фруктов. Движение не прекращалось ни на мгновение; улицу заполонили спешащие пешеходы, велосипедисты и дворняги, а из музыкальной лавки неподалеку отсюда доносились могучие звуки хэви метал. Потрескавшиеся обветшалые фасады многоквартирных башен смотрели друг на друга, огораживая тесное, наполненное неподвижным раскаленным воздухом пространство, а где-то вдалеке сквозь дрожащее марево виднелась величественная громада отеля «Атлантик», возвышавшегося над пляжем Копакабана.

– О чем ты думаешь? – спросил Каван. Он лежал на кровати, его наготу прикрывала темно-синяя простыня, потолочный вентилятор холодил его влажную, покрытую густым волосом грудь.

Мишель глубоко вздохнула и, что-то полусонно пробормотав, перевела взгляд на горы, которые в своем вечном великолепии вздымались в самом сердце огромного города.

– О многом, – ответила она.

– Наверное, о Майке? – недовольным тоном осведомился Каван.

Мишель посмотрела на него через плечо, и он зарделся. В ее широко поставленных зеленых глазах плясал смех, который поддразнивал Кавана, напоминая ему о его молодости. Мишель отвернулась, но перед его мысленным взором осталось видение ее восхитительного рта с узкими, безупречной формы губами; ее белоснежные зубы продолжали слепить Кавана, и он почувствовал, как черная ревность обжигает сердце. Он беспокойно зашевелился, стараясь унять тревогу. Как ни странно, в приюте в окружении детей либо на вилле у Мишель, играя с детьми Кары, они были намного ближе друг к другу, чем когда оставались наедине. Казалось, как только утихали детские голоса, на смену женщине, исполненной бескорыстной любви и верности долгу, приходила другая, замкнутая и недоступная.

– Так как же? – допытывался Каван, не в силах сдержаться.

Мишель вздохнула, покинула балкон и подошла к дешевому пластмассовому комоду, в котором Каван держал свою одежду. Усевшись на него, она положила ногу на ногу и, держа бокал перед собой, сказала:

– Я всегда думаю о Майке. Сознаю я это или нет, он всегда в моем сердце. И ты об этом знаешь.

Каван ждал совсем другого ответа. Он отвернулся и вперил в стену раздраженный взгляд.

Немного погодя Мишель поднялась и вновь вышла на балкон.

– Я разговаривал с ним, – сказал ей Каван. – Вчера.

Мишель следила за оживленной игрой в кости, которую местные жители затеяли прямо на асфальте.

– Как у него дела? – спросила она.

Сердце Кавана болезненно сжалось, и он произнес, пропустив ее вопрос мимо ушей:

– Я хотел рассказать ему о нас с тобой.

Мишель повернулась, посмотрела на него, подошла к кровати и, усевшись на краешек, взяла Кавана за руку.

– Милый, – заговорила она, – нас с Майком связывают узы, которые ни он, ни я никогда не сможем разорвать, даже не будем пытаться. Ты знаешь об этом, зачем же изводить себя понапрасну?

– Затем, что я люблю тебя, – сердито отозвался Каван. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты прекратила.

Мишель поколебалась мгновение, потом спросила:

– Что именно? Прекратить любить Майка или бросить то, чем я здесь занимаюсь?

– То и другое.

Мишель улыбнулась, поднесла к губам руку Кавана и поцеловала ее.

– Я не могу сделать ни то ни другое, – сказала она. – Я могу только любить и тебя тоже. – Она отвела взгляд.

– Глядя на меня, ты, наверное, видишь Майка, – язвительно произнес Каван. – Не потому ли ты не хочешь смотреть мне в глаза?

Мишель рассмеялась.

– Я не могу не видеть Майка, когда смотрю на тебя, – ответила она, – но это не значит, что я не вижу тебя.

– А когда мы занимаемся любовью? С кем ты – с ним или со мной?

– Я слишком люблю тебя, чтобы представлять на твоем месте кого-нибудь другого. – Лицо Мишель посерьезнело. – Но ты брат Майка, ты любишь его не меньше меня, значит, он всегда будет с нами. Ты должен попросту смириться, как я смирилась с тем, что в один прекрасный день ты бросишь меня ради кого-нибудь помоложе.

– Никогда! – пылко воскликнул Каван.

Мишель улыбнулась, затем рассмеялась.

– Мне тридцать шесть лет, – напомнила она. – Я на четырнадцать лет старше тебя.

– И на три года старше Майка.

– Три – это далеко не четырнадцать, – сухо заметила Мишель. – Но я очень дорожу нашими отношениями, и хотя мне нравится воображать, что они продлятся еще некоторое время, не секрет, что…

– Прекрати! – вскричал Каван и, ухватив ее за запястье, притянул к себе. – Мы всегда будем вместе. Я не оставлю тебя, и даже если ты покинешь Бразилию и поедешь куда-нибудь еще, я отправлюсь за тобой. Я с самого начала говорил, что хочу разделить твои заботы. Я чувствую то же самое, что чувствуешь ты. Я тоже хочу помогать людям.

– Если так, зачем ты звонил Майку? – спросила Мишель.

Посмотрев в глаза Кавану, она увидела смятение, терзавшее его душу.

– Ты решил, что сможешь заставить меня бросить то, что я делаю, – прошептала она, коснувшись пальцами его щеки.

– Я боюсь за тебя, – признался Каван. – То, чем ты занимаешься в приюте, – это одно, а то, что вы задумали с Томом…

– Мне казалось, ты с нами, – заметила Мишель.

– Да, я с вами. Во всяком случае, с Томом. Я лишь подумал, что тебе не стоит вмешиваться. Это слишком опасно. Тебе есть что терять, и если бы Майк узнал…

– Майк тут ни при чем, – перебила Мишель.

Казалось, Каван хочет возразить, но вместо этого он сердито произнес:

– В трущобах, которые ты вчера посетила, была стрельба. Тебе известно об этом? Приехали полицейские и застрелили двоих ни в чем не повинных.

Глаза Мишель расширились. Она поняла, о чем идет речь.

– Ты думаешь, этих людей наказали за то, что они разговаривали со мной и Томом? – спросила она.

Каван впился в нее взглядом.

– Откровенно говоря, я подумал, что на их месте могла оказаться ты. Но нельзя забывать и о людях, с которыми ты общалась. Тебе приходило в голову, какой опасности ты их подвергаешь? Как знать, может быть, вчерашняя расправа была чем-то вроде предупреждения – им дали знать, что их ожидает, если они заговорят.

– Полицейские открыли стрельбу до того, как мы с Томом побывали там, а значит, это не имеет к нам никакого отношения. Антонио сказал мне сегодня, что вчерашние события связаны с наркотиками. Торговцы из того района отказались делиться с полицией. А нам прекрасно известно, что полицейским все равно, в кого стрелять. Для них главное – показать свою силу.

– Тебе не следовало появляться там с Томом, – настаивал Каван. – Мы решили, что ты будешь ездить в кварталы бедноты с Антонио в качестве сотрудника благотворительной организации, но не как журналист или представитель иной профессии, которая может насторожить полицию и, что еще хуже, Педро Пастиллиано.

– Мы проделали это впервые, – ответила Мишель, – и Антонио был с нами. Что касается опасности, которой мы подвергаем людей, то позволь напомнить тебе, что никто не обязан откровенничать с нами. Ты не хуже меня знаешь, что мы не ведем записи и до сих пор не нашли никого, кто побывал бы в тюрьме Пастиллиано. Пока мы довольствовались слухами, но с каждым разом неуклонно приближаемся к цели. У Тома появилась возможность встретиться с бывшим бойцом «эскадрона смерти». Если бы мы заручились его показаниями, наша задача была бы выполнена.

Каван отвел взгляд, рассерженный тем, что последнее слово осталось за Мишель. Она повернула к себе его лицо и примирительно улыбнулась. Но Каван и не думал сдаваться:

– Известно ли Майку, на что ты тратишь деньги, которые он оставил тебе?

Глаза Мишель потемнели.

– Я имею право пользоваться ими как захочу, – напомнила она.

Каван негодующе фыркнул, но в тот же миг зажужжал звонок, возвещая прибытие Чамберса. К тому времени, когда он поднялся на восьмой этаж, Каван и Мишель успели одеться. Разумеется, Том знал об их связи, но квартира была слишком тесной, чтобы принимать гостя в халатах, едва прикрывающих наготу.

Увидев Тома, входившего в дверь, Мишель почувствовала, как сжимается ее сердце. Причиной тому было отнюдь не влечение к Чамберсу, хотя тот был очень хорош собой, а обеспокоенное выражение на его лице.

– Чевис пропал, – сообщил он, принимая бокал виски, который ему протягивал Каван.

Каван вопросительно посмотрел на Мишель.

– Хулио Чевис, – объяснила та. – Тот самый человек, который служил у Пастиллиано.

Каван вновь повернулся к Чамберсу.

– Когда? – спросил он.

– Сегодня утром Пастиллиано прислал за ним людей. – Том провел пальцами по всклокоченным волосам. Его лицо побледнело от усталости, одежда была измята, могучие плечи бессильно поникли.

Глядя на Тома, Мишель подумала, что в иных обстоятельствах сочла бы его неотразимым мужчиной. Но чем ближе она его узнавала, тем больше он напоминал ей Майка – если не внешностью, то свойствами характера. А она, по словам Чамберса, была очень похожа на Рейчел, женщину, которую он любил и по которой тосковал и поныне. Поэтому они уже давно решили не осложнять своих взаимоотношений и ограничиться дружбой.

– Ты выведал у него, где находится «Преисподняя»? – осведомилась Мишель.

Чамберс покачал головой.

– Вчера вечером я говорил с ним по телефону от силы пару минут, – произнес он. – Чевис сказал лишь, что готов встретиться со мной в три часа и ответить на любые вопросы, а взамен я должен обеспечить ему и его жене безопасный выезд из Бразилии. Он не явился на встречу, я позвонил его жене, и та сказала, что сегодня утром Пастиллиано прислал за ним своих людей. – Том допил виски и посмотрел на Мишель. – Мы больше не увидим Чевиса, – без околичностей сказал он. – И его жену тоже.

– Она в безопасности? – спросила Мишель.

Том кивнул.

– Она ничего не знает, а ее муж исчез при таких обстоятельствах, что даже если бы она что-то знала, все равно не открыла бы рот. – Чамберс бросил беглый взгляд на Кавана и, опустив голову, помассировал пальцами глаза. – Мне оставили послание, – добавил он, вновь посмотрев на Кавана и Мишель.

Мишель нахмурилась:

– Послание?

– Мистеру Чамберсу лично от сеньора Пастиллиано, – пояснил Том. – Нет, он не написал его на бумаге, даже не сообщил свое имя, но у меня нет никаких сомнений в том, что эта весточка от него, – продолжал он, увидев, как на лицах Кавана и Мишель отразилось недоверие. – Он передал его на словах через Терезу Чевис. Советует мне покинуть Рио до конца нынешней недели и увезти вас обоих. Иными словами, ваша богоугодная деятельность никого не обманула.

Глаза Мишель гневно сверкнули.

– Мы – граждане Британии и Соединенных Штатов Америки, – заявила она. – Пастиллиано не осмелится нам угрожать!

Каван бросил на нее беглый взгляд.

– Наше подданство обеспечивает нам лишь относительную безопасность, – сказал Чамберс. – Не забывай, эти люди отлично умеют придавать расправе вид несчастного случая. Если им потребуется убить нас, они сделают это, можешь не сомневаться.

– Надеюсь, у тебя и в мыслях нет уезжать? – с горячностью произнесла Мишель.

– У меня – нет, – ответил Чамберс. – Но я хотел бы, чтобы ты всерьез задумалась над тем, что нас ожидает, и сама решила, остаться тебе или покинуть Бразилию.

– Разумеется, мы остаемся, – заявила Мишель.

Каван вновь посмотрел на нее, но тут же заговорил Чамберс:

– В таком случае нам следует принять меры предосторожности. И в первую очередь это касается Кары и детей, которые живут на вилле.


Тед Фаргон оторвался от доклада, который лежал перед ним на столе, и вперил в Эллин злобный пронизывающий взгляд.

– Что это такое? – осведомился он, указывая на страничку, отпечатанную до половины. – Я отправил тебя в Лондон на две недели, и ты вернулась вот с этим? Может быть, ты разыгрываешь меня?

– Нет! – бросила Эллин. Она стояла напротив стола Фаргона сцепив пальцы. Она вернулась в Лос-Анджелес три дня назад, Фаргона в то время не было в городе. Только теперь она смогла встретиться с ним и, честно говоря, была рада тому, что наконец покончит с этим делом, потому что отсрочка казалась ей почти такой же мучительной, как до сих пор владевшее ею смятение по поводу неудачи в Лондоне. Одному Господу известно, что о ней думает Майк Маккан; Эллин знала лишь, что не в силах прекратить думать о нем.

– Итак, ты отправилась с ним в ресторан, перечислила условия и, когда он отказался, уехала? Я правильно тебя понял? – спросил Фаргон. – Я имею в виду, так написано в твоем отчете. – Гнев в его голосе смешивался с недоверием, которое в этот миг преобладало.

– Да, именно так все произошло, – подтвердила Эллин.

Фаргон швырнул листок на стол и, откинувшись в кресле, сжал кулаки и посмотрел на нее.

– Стало быть, ты собираешься попытаться еще раз? – сказал он.

Эллин покачала головой.

– Это была бы пустая трата времени, – откровенно призналась она. – Он не приедет в Штаты, что бы ты ни предложил ему.

Лицо Фаргона превратилось в каменную маску.

– Если бы я опускал руки всякий раз, когда слышу «нет», я бы сейчас батрачил у какого-нибудь фермера, – мрачно произнес он.

Эллин промолчала.

– Что за бес в тебя вселился? – рявкнул Фаргон, давая волю негодованию. – Ты встретилась с Макканом, он отверг предложение, и ты удалилась, как будто кино уже кончилось, а второй серии не предвидится? Ты слышала хотя бы слово из того, о чем я говорил тебе перед отъездом?

– Я слышала все, – ответила Эллин и, покраснев, на мгновение опустила глаза. Одному Богу известно, хватит ли ей выдержки противостоять Фаргону, но Мэтти была права: он ничего не выиграет, опубликовав фотографии, значит, у него нет причин так поступать. Иными словами, ей оставалось лишь собраться с силами и бросить ему вызов.

– В таком случае я предлагаю тебе вернуться в Лондон и поднажать крепче, – прорычал Фаргон, – потому что ты рискуешь потерять не только двадцать тысяч долларов, но и мое уважение. Святой Боже! И ты еще называешь себя агентом! Скажи, когда в последний раз тебе удавалось заключить сделку с первой попытки?

– Но это была не первая попытка, – напомнила Эллин. – К Маккану ездили уже три твоих агента, и ответ неизменно был один и тот же. И поверь мне, отправь ты к нему хоть тридцать три человека, ничего не изменится.

– Так езжай в Лондон и заставь Маккана передумать! – вскричал Фаргон.

– Он не станет работать у тебя! – крикнула в ответ Эллин. – На его месте ты бы тоже не поехал в Штаты. Ты не раз говорил, что Маккан умен, так неужели ему хватит глупости принять твое предложение, зная, что ты намерен его погубить?

– О Господи! Ты так ему и сказала? – вспылил Фаргон.

– Конечно, нет. В этом не было нужды. Он сам обо всем догадался. И даже если я стану умолять его на коленях, он все равно не сделает то, чего ты ждешь.

– Тогда подумай, что бы еще такого сделать, пока будешь стоять на коленях! – угрожающе сверкнув глазами, произнес Фаргон.

– Черт побери! – отозвалась Эллин. – Если ты думаешь, что таким грубым приемом можно заставить его бросить работу, то тебя ждет разочарование, Тед.

– Нет, это тебя ждет разочарование, – возразил Фаргон. – Если фотографии попадут в прессу, тебе останется распрощаться с репутацией, которую ты завоевала в городе. Ведь каждый дурак знает, что Инголл не спит с умными женщинами.

– Ошибаешься. У него была по крайней мере одна умная женщина – я.

Фаргон язвительно рассмеялся.

– Ты так умна, что дала ему сфотографировать себя голышом, даже не зная об этом, – напомнил он. – А теперь возвращайся в Лондон и работай с Макканом, пока он не согласится.

– В таком случае мне придется принять британское гражданство, – сказала Эллин, сердито глядя на Фаргона. – Потому что визы на такой долгий срок не дают.

– Прибереги свое остроумие. Оно понадобится тебе, когда ты станешь объяснять родителям, как же это получилось, что их драгоценная доченька трахается с Клеем Инголлом под прицелом объектива, – насмешливо произнес Фаргон.

Эллин побледнела.

– Ты говорил, что у тебя не осталось копий полароидных снимков, – негромко сказала она.

Фаргон ухмыльнулся и прищурил глаза.

– Эллин, – заговорил он, – последние пять лет небеса баловали тебя. Ты плавала вместе с акулами, словно золотая рыбка, и самой большой неприятностью, которая с тобой случалась, была простуда. Неужели ты думала, что так будет всегда? Да, ты умна – во всяком случае, была, – ты умеешь работать, знаешь, когда нужно уклониться, а когда залечь на дно. Но тебе еще не доводилось бывать в таких мутных водах, когда не подозреваешь, откуда ждать нападения. Именно там ты окажешься, как только фотографии появятся на страницах прессы, и результат тебя не обрадует, поверь мне. Поэтому делай, что тебе велено, придумай новый план, который поможет тебе завлечь Маккана, и…

– Ты буквально помешался на нем! – крикнула Эллин. – Тебе не видать его как своих ушей. Он не верит тебе, не уважает тебя и, уж конечно, не нуждается в тебе, так почему бы не оставить эту затею?

Глаза Фаргона выкатились, лицо побагровело от гнева.

– Извини, – торопливо произнесла Эллин, испугавшись, что его хватит удар. – Я погорячилась. Я лишь хотела заставить тебя понять, что все смеются, глядя на то, как ты гоняешься за Макканом и увольняешь своих лучших людей, когда они являются с пустыми руками. Ты губишь не Маккана, Тед. Ты губишь самого себя. Прошу тебя, оставь его в покое, пока не поздно.

Лицо Фаргона исказилось.

– Если люди смеются надо мной, – гневно заговорил он, – то они будут смеяться куда громче, увидев тебя…

– Так чего же ты ждешь? – вскричала Эллин. – Опубликуй снимки. Не знаю, чего ты этим надеешься добиться, во всяком случае, Маккана ты не получишь. На мой взгляд, такой шаг сулит тебе единственное приобретение – кабинет на третьем этаже, который освободится после моего ухода.

– Это угроза? – осведомился Фаргон.

– Это не угроза, это факт, – кипя негодованием, отозвалась Эллин. – Я ни за что не останусь здесь, если ты унизишь меня и погубишь мою репутацию.

– Ты думаешь, я не решусь напечатать снимки? – спросил Фаргон.

Эллин пропустила его слова мимо ушей и сказала:

– Я думаю, тебе следует знать, что Маккан предложил мне работать у него.

Глаза Фаргона на мгновение расширились, лицо вновь побагровело, а в уголках губ выступила пена. Эллин испугалась, что на сей раз действительно зашла слишком далеко.

– Ах, так вот в чем дело! – процедил Фаргон. – Этот ублюдок вновь выкинул тот же самый финт. Я отправил тебя с поручением соблазнить его приехать в Штаты, но вместо этого он соблазнил тебя остаться в Европе. – Он с горечью рассмеялся. – Я поспорил с Манни, что вы с Макканом найдете общий язык в постели…

– До этого не дошло, – перебила его Эллин.

– Почему же в таком случае он предложил тебе работу? – спросил Фаргон. – Впрочем, не надо объяснять. Он сделал это, чтобы оскорбить меня. Что ж, он добился успеха. И если ты собираешься перебежать к нему, советую тебе сейчас же позвонить папочке и мамочке и предупредить, что вашу семейку ждет скандальная известность.

– Я не поеду. Я отказалась от его предложения, – ответила Эллин. – Но не потому, что боялась твоих угроз. Я не хочу покидать свою страну, точно так же как Маккан – свою.

– Что ж, это первые разумные слова, которые я услышал от тебя сегодня, – сказал Фаргон. – Ладно. Я больше не хочу угрожать тебе позором и выслушивать твои проклятия. У тебя обширная клиентура и отличная репутация в Лос-Анджелесе, и когда я уйду на покой, мне бы хотелось видеть в своем кресле кого-нибудь вроде тебя. Да-да, – добавил он, заметив ошеломленное выражение на лице Эллин. – Я очень высоко тебя ценю. Тебе еще многому предстоит научиться, но ты справишься и станешь одной из самых влиятельных женщин в Голливуде. Я могу сделать это для тебя. И я хочу сделать это для тебя. – Он сел прямо и впился в Эллин взглядом, от которого по ее телу побежали мурашки. – Но я могу и раздавить тебя! – гневно бросил он. – И тогда для твоей прекрасной задницы не найдется кресла ни в этом городе, ни в любом другом. Не забывай об этом, Эллин. Помни о том, кто дал тебе шанс, лелеял твой талант, кто оберегал тебя, когда вокруг начинали рыскать акулы. Ты не знаешь и малой доли тех мерзостей, которыми славится Голливуд, потому что тебе никогда не приходилось копаться в дерьме. Этим ты всецело обязана мне, равно как и удачными сделками и славой, которая к ним прилагалась. Я расчищал тебе путь, Эллин, но ты даже не догадывалась. И я решил сказать тебе об этом, чтобы в следующий раз ты хорошенько подумала, прежде чем заявлять, будто бы я превратился в посмешище в своем городе. Мне нужен Маккан, он нужен мне здесь, в Голливуде. Так что садись за стол и составь новый план, который не предусматривает отступление после первой же неудачи. Ты слышала, что я сказал?

Лицо Эллин окаменело. Слова Фаргона больно ранили ее профессиональную гордость.

– Да, слышала, – с натугой произнесла она.

– Тогда проваливай отсюда! – рявкнул Фаргон.


Пять дней спустя, в субботу, Эллин готовила обед для Мэтти, которая вернулась из Мексики, где снялась в небольшой, зато интересной роли. Эту роль она получила после прослушивания, которое Эллин организовала перед отъездом в Лондон, и теперь, хотя она ничего не сказала Мэтти, Эллин не могла отделаться от мысли, чему именно сестра обязана успехом – собственным способностям или же Тед Фаргон пустил в ход свой невероятный дар убеждения.

– Знаешь, – сказала она, помешивая соус, – если бы не фотографии, я бы не сходя с места послала его к черту и стала продюсером. У меня обширные связи, а Фаргону вряд ли под силу держать за горло весь Голливуд.

Мэтти скорчила гримасу.

– Когда речь заходит о воротилах, которые заправляют Лос-Анджелесом, все возможно, – ответила она, наполняя графины вином. – За их плечами немалый жизненный путь, и как знать, кто из них кому и чем обязан. Впрочем, мне трудно представить, что Фаргон закроет перед тобой все дороги. Конечно, он может причинить тебе неприятности, но вряд ли станет следить за каждым твоим шагом. Да и зачем ему это, если в его распоряжении десятки отлично подготовленных кандидатов на твою должность? Вдобавок тебе совсем не нужна его помощь, если ты хочешь преуспеть на поприще продюсера. Пожелай ты стать знаменитым агентом – что ж, тебе пришлось бы цепляться за этого старого козла. Но если ты хочешь узнать мое мнение, пришла пора избавиться от его опеки и делать то, что тебе по душе.

– У него остались копии полароидных снимков, – напомнила Эллин.

– Это он так сказал, – возразила Мэтти. – На самом деле он до смерти испугался, что ты примешь предложение Маккана и выставишь его еще большим болваном, чем он выглядит сейчас, даже со своими новыми волосами. Именно поэтому он заявил, будто бы делил пирог таким образом, чтобы вкусная начинка доставалась тебе, – тем самым он заставил тебя усомниться в своих силах, хотя ему прекрасно известно, что ты его лучший агент. И уж конечно, Фаргон передаст тебе свою должность в Эй-ти-ай, когда его сердце окончательно откажет, но самое интересное в том, что он сообщил тебе об этом после того, как узнал о предложении Маккана. Пойми наконец, вся эта чушь насчет акул, золотых рыбок и закулисных маневров имела целью внушить тебе, будто бы ты ни на что не способна без поддержки Фаргона.

Эллин улыбнулась и, надев рукавицы, вынула из духовки брызжущего маслом цыпленка с хрустящей корочкой.

– Хватит о Фаргоне, – сказала она, убавляя огонь под кастрюлей с соусом. – Лучше расскажи про Джина. Как у него дела? Он уже переехал к тебе?

Хмурое лицо Мэтти просветлело.

– Каждый вечер он кладет мне на подушку цветы, пишет мне стихи, звонит каждый день, когда я в отъезде. Господи, неужели он и впрямь меня любит?

В глазах Эллин заплясал смех.

– Ты серьезно? – спросила она. – Он действительно пишет тебе стихи?

– Если хочешь, я дам почитать, – ответила Мэтти.

– Он работает? – спросила Эллин улыбаясь.

– Только что подписал контракт и теперь тренирует каскадеров для какого-то боевика, который будут снимать в студиях «Парамаунт».

– А сам он не хотел бы там сыграть?

– Мог бы, если бы захотел. М-м-м, от этого запаха у меня текут слюнки! Где будем обедать – в доме или на свежем воздухе?

– Я подняла тент, и мы можем сесть на веранде, – ответила Эллин. – Если станет жарко, вернемся в комнаты, а позже поплаваем в бассейне. Ты захватила купальник?

– Еще бы! Помочь тебе таскать подносы? Господи, твой телефон перестает трещать хотя бы в выходные?

– Я включила автоответчик, – сказала Эллин. – Я обещала, что мы проведем день вдвоем, и намерена сдержать слово.

Глаза Мэтти забегали, но она промолчала, и только когда они с Эллин сели за стол, спросила:

– Твое обещание останется в силе, даже если позвонит Маккан?

Вилка Эллин замерла на полпути к губам.

– Кажется, я потеряла аппетит.

– Прости, – спохватилась Мэтти. – Так что же, – произнесла она, набив рот и начав жевать, – ты до сих пор ему не позвонила?

Эллин покачала головой.

– Нет смысла, – ответила она. – Маккана не интересует предложение Фаргона, и заговаривать о нем вновь было бы глупо.

– Вряд ли ты стала бы стесняться, не произведи он на тебя такое сильное впечатление, – прямо сказала Мэтти.

Эллин посмотрела ей в глаза.

– Может быть, да, а может, нет. Трудно сказать. В тот вечер, когда мы ужинали вдвоем, определенно что-то произошло. Не знаю, что именно, но с тех пор я не могу отделаться от мысли о Маккане, особенно после того, как он ясно дал понять, что я его не интересую. Да, Маккан предложил мне работу, но разве он стал уговаривать меня, когда я отказалась? Черта с два! Он и не подумал уговорить меня поехать в Шотландию и даже не вышел следом за мной, когда я ушла из ресторана. У него было достаточно времени, чтобы встретиться со мной до отъезда, но он даже не позвонил. А когда я сама позвонила ему… – Эллин умолкла и передернула плечами. – Стоит мне вспомнить об этом, и я начинаю чувствовать себя набитой дурой. Маккан знал, что я буду продолжать охотиться за ним, и наш разговор ограничился тем, что он велел мне беречь себя. Я лишь добавила, что угощу его ужином, если он приедет в Лос-Анджелес, но он не удосужился даже ответить. Господи, я была готова повеситься! – Эллин закрыла глаза и застонала. – Наваждение какое-то. Я провожу целые дни в обществе звезд и знаменитостей и остаюсь холодна как рыба. Пять минут с Майком Макканом – и я воспламеняюсь, словно Шарон Стоун, вот только выгляжу намного хуже. Видела бы ты его, Мэтти. Он так хорош собой, что и ты не устояла бы перед ним.

– А я его видела, – напомнила Мэтти. – Перед отъездом в Лондон ты набила свою квартиру его фотографиями, и я не нахожу ничего странного в том, что он тебе понравился.

– Это еще слабо сказано, – ответила Эллин и, увидев, как приподнимаются брови Мэтти, жалобно произнесла: – Только не смейся надо мной. Ты даже не догадываешься, каково это – выслушать отказ мужчины, который возбуждает в тебе такое желание.

– Тому была причина, – заметила Мэтти.

– Конечно, была. Я ему не понравилась.

– Вот как? Зачем же он взял тебя за руку и сказал, что хочет заняться с тобой любовью?

– А потом добавил «но», – напомнила Эллин. – И это «но» означает, что он попросту хотел быть любезен со мной. Он видел, что я схожу по нему с ума, ему нужно было найти способ остудить мой пыл.

Мэтти рассмеялась.

– Что ж, это ему не удалось, – заметила она.

Эллин бросила на нее взгляд и положила в рот кусочек цыпленка.

– Интересно, что он скажет, если я позвоню ему и приму его предложение?

Мэтти вытаращила глаза:

– Ты всерьез думаешь об этом?

Эллин покачала головой:

– Нет. Но неужели нельзя дать волю фантазии?

– О Господи! – пробормотала Мэтти.

Эллин удивленно посмотрела на нее.

– В чем дело? – спросила она.

– Ты собираешься ехать в Лондон, – заявила Мэтти. – Я вижу это невооруженным глазом. Ты уговариваешь себя покинуть Штаты и перебраться в Англию.

– Ничего подобного, – со смехом ответила Эллин. – Я же сказала тебе, это была фантазия.

– «Все на этом свете начинается с мечты», – процитировала Мэтти.

Ее слова на мгновение отрезвили Эллин, но потом она подняла бокал с вином, посмотрела его на свет и покачала головой.

– Я никогда не уеду из Штатов, – заговорила она. – Мои родители не пережили бы этого, а мне очень не хватало бы тебя и друзей, вдобавок я хочу быть продюсером, а не агентом.

– Ты могла бы заняться этим у Маккана.

Эллин фыркнула:

– В Европе? Не смеши меня. По сравнению с их киноиндустрией самая захудалая голливудская студия выглядит настоящим гигантом.

– Совершенно верно, – подтвердила Мэтти с нескрываемым облегчением в голосе. – Твое место здесь, а не в Англии. Поэтому ты займешься тем, что велел сделать Тед Фаргон, и вновь попытаешься переманить Маккана в Лос-Анджелес.

Слова Мэтти эхом отозвались в мозгу Эллин, когда следующим вечером она открыла номер «Инкуайрера» за минувшую неделю. Заголовок гласил: «Еще одна любовь Клея?» Под заголовком была напечатана фотография, на которой Эллин стояла у окна особняка Инголла в чем мать родила, если не считать надписи «Ух ты!», умело расположенной таким образом, чтобы прикрывать ее грудь и треугольник волос между ног. Снимок был плохо сфокусирован, и было трудно догадаться, что на нем изображена Эллин. Она и сама не узнала бы себя, если бы Фаргон не сообщил ей по электронной почте, что это предупреждение, цель которого – не дать ей усомниться в его словах.

«И если ты права и надо мной смеются в городе, – заканчивалось послание, – то постараешься стереть ухмылки с физиономий насмешников, прежде чем они увидят тебя во всей красе».

– О Господи! – пробормотала Мэтти, захлопывая крышку портативного компьютера Эллин и усаживаясь рядом с ней на диван. – Клянусь, я была уверена, что он не решится на это.

– Все в порядке, – успокоила ее Эллин. – Ты ни в чем не виновата, и, откровенно говоря, я тоже не ожидала от него такой подлости.

– Что ты собираешься предпринять? – после недолгой паузы спросила Мэтти.

Эллин пожала плечами.

– Я уже позвонила Майку Маккану, – ответила она. – Его секретарша сказала мне, что он уехал во Францию на несколько дней. Только не спрашивай меня, правда ли это или она солгала, потому что я и сама ничего не знаю. Она предложила перезвонить в конце недели, если Майк сам со мной не свяжется.

– Что ж, звучит обнадеживающе, – сказала Мэтти и, услышав телефонный звонок, добавила: – Может быть, это он?

Эллин рассмеялась.

– Сейчас во Франции четыре утра, – заметила она, подходя к аппарату. – Здравствуйте, говорит Эллин Шелби, – произнесла она в микрофон.

– Сука! – рявкнул голос в трубке.

Эллин испуганно посмотрела на телефон.

– Что случилось? – удивилась Мэтти и вскочила на ноги, увидев, как побледнела Эллин.

– Ах ты, сука! – повторил голос.

– Кто это? – запинаясь, проговорила Эллин, похолодев. Она уже догадалась, кто ее собеседник.

– Ты отлично знаешь, кто это, – процедил Клей, – так что перестань притворяться и скажи мне, на кой черт тебе потребовалось устраивать эту комедию с газетой?

– Послушай, я ни сном ни духом…

– Если ты надеешься своими грязными штучками поссорить нас с Карен, то можешь забыть об этом, – перебил Клей. – Нам хорошо вдвоем, и я не позволю тебе все испортить. Не вздумай выставлять себя чем-то новым в моей жизни, ты осталась в прошлом, черт подери! Не знаю, где ты раздобыла снимок, мне плевать на это, но предупреждаю – если ты опубликуешь еще что-нибудь в этом роде, я достану тебя из-под земли. – В трубке зазвучали короткие гудки.

Эллин дала отбой и повернулась к Мэтти. В ее глазах застыло затравленное выражение.

– Не верю своим ушам, – пробормотала она.

– Если я правильно поняла, это был Клей, – сказала Мэтти.

Эллин кивнула. При мысли о том, с каким пылом Клей вступился за Карен, у нее болезненно сжалось сердце.

– Он пригрозил достать меня из-под земли, если в газетах появятся другие такие же фотографии, – сказала она, ошеломленно качая головой.

– Хочешь сказать, он подумал, что это ты отправила снимок в редакцию? – спросила Мэтти.

– Да, – ответила Эллин и, закрыв лицо руками, крепко вцепилась пальцами в волосы. – Этот кошмар только начинается, – произнесла она. – Сначала Фаргон, теперь Клей. Когда все это кончится?

– Хотела бы я знать! – промолвила Мэтти. – Но знаю лишь, что единственный человек, который может вытащить тебя из этой передряги, – Майк Маккан.

Глава 14

– Готовы? Раз… два… Мотор!

Первый ассистент режиссера рывком опустил руку, и тележка с камерой покатила по улице, а расставленные по местам артисты массовки отправились по магазинам, принялись гонять по тротуарам на роликовых досках и делать все прочее, что предусматривалось сценарием. Мгновение спустя из дверей магазина вынырнули два главных героя фильма. Они наткнулись на зазевавшуюся парочку, столкнув мужчину с бордюра перед самым носом мчащегося такси, и торопливо пошли вдоль по улице. Съемка эпизода заняла от силы минуту, и как только режиссер крикнул, велев остановиться, все присутствующие замерли на местах, дожидаясь, предложат ли им снять еще один дубль или приступать к следующему кадру.

Сэнди и Неста стояли на краю съемочной площадки за мониторами продюсера и режиссера. Картинка на экранах была как живая, и отсюда было удобнее всего наблюдать за происходящим. Они пробыли здесь совсем недолго, но Несту уже очаровало умение, с которым актеры и члены съемочной группы умудрялись придавать смысл кажущемуся хаосу. В перерывах люди обменивались шутками и подначками, попивая кофе и прохладительные напитки, и всякий раз, когда останавливалась камера, костюмеры и гримеры, сгрудившиеся у фургонов, подхватывали прерванные на полуслове сплетни.

Карл Роман, артист, игравший главного героя, впервые снимался для большого экрана. Во плоти он был столь же хорош собой, как в сериалах Би-би-си, которые принесли ему славу. Его партнершей была Либби Шервуд, которая уже снялась в нескольких удачных фильмах, а совсем недавно стала клиентом Зельды. При виде Романа и Шервуд, торопливо приближавшихся к режиссеру, Несте захотелось ущипнуть себя, дабы убедиться, что она не спит.

– Не верю своим глазам, – шепнула она Сэнди, не отрывая взгляда от Романа.

Не услышав ответа, она повернулась и увидела Сэнди в компании одного из продюсеров и женщины, с ног до головы одетой в кожу. К изумлению Несты, говорила в основном Сэнди, а остальные лишь кивали либо покачивали головами, ловя каждое слово. Неста подкралась поближе и удивленно заморгала, услышав, как Сэнди говорит:

– …боюсь, мы ни при каких обстоятельствах не позволим ей сделать это. В первоначальном варианте сценария этот трюк не предусмотрен, и даже если она готова его выполнить, я не могу дать «добро».

Продюсер бросил взгляд на женщину в коже и вновь повернулся к Сэнди:

– Мы надеемся отснять эту сцену сегодня.

– Что ж, давайте обсудим, – ответила Сэнди.

Они уже собрались куда-то отправиться, когда кто-то крикнул с противоположного тротуара:

– Эгей! Сэнди!

Неста обернулась, и у нее едва не отвалилась челюсть, когда она увидела приближающегося Карла Романа. Сэнди сказала, что Роман лично пригласил ее на съемку, но до этого мгновения Неста не очень-то верила ее словам. Еще большее изумление у нее вызвало то, что Сэнди приветствовала Карла словно старого друга, с которым она случайно столкнулась на улице.

– Здравствуй, – сказала она, приподнимаясь на цыпочки и обнимая Романа. – Как дела?

– Отлично, – ответил Роман. – Во всяком случае, так мне говорят. Я услышал, что мы переходим к съемкам крупным планом, а значит, у нас есть время поболтать, пока будут устанавливать свет. Господи, сегодня такая жара! – сказал он, беря стакан воды со льдом, которую разносил на подносе рассыльный. – Ты уже беседовала с Леном Холтоном? – спросил он, обращаясь к Сэнди. – С парнем, написавшим книгу, о которой мы говорили?

Сэнди кивнула:

– Я звонила ему вчера. Авторские права еще не перекуплены, и Крейг займется переговорами с его литературным агентом. Я не упоминала твое имя, иначе цена взлетела бы до небес. Кстати, вы с Либби пригласили сегодня Майка на ужин. Ты не против?

– А что, мы его пригласили? – Роман нахмурился.

– Да, – твердо сказала Сэнди. – Я оставила у Джоди сообщение для него.

Глаза Романа забегали, потом на его лице появилась ухмылка, но прежде чем он успел открыть рот, Сэнди заметила Несту и произнесла:

– Послушай, мне нужно кое-что уладить с продюсером. Позволь представить тебе мою подругу Несту Хейнс. Она твоя горячая поклонница.

Неста бросила на нее испепеляющий взгляд и покраснела до корней волос. Роман посмотрел на нее своим знаменитым пылким взором и протянул руку.

– Привет, Неста. Рад познакомиться с вами, – сказал он.

– Я тоже, – чуть слышно промолвила Неста.

Он хотел сказать что-то еще, но тут, к облегчению и вместе с тем разочарованию девушки, к нему подбежал ассистент с мобильным телефоном в руке. Роман отошел в сторону, Неста огляделась и увидела Сэнди, которая что-то обсуждала с продюсером, а режиссер и остальные члены группы готовились к съемкам следующего эпизода.

Съемки проходили в красочном торговом районе небольшого городка неподалеку от Уилтшира. За оградами в обоих концах улицы толпились зеваки, надеясь высмотреть Карла Романа и Либби Шервуд. Неста порадовалась тому, что находится внутри, и, хотя она была всего лишь гостем, начинала понимать, за что Сэнди так любит свою работу. Что может быть приятнее, когда люди вроде Карла Романа обращаются с тобой как с человеком, который указывает продюсеру, что тот может и чего не может делать. Откровенно говоря, Неста была буквально потрясена влиянием, которым пользовалась Сэнди, а уверенность и сноровка, с которыми она пускала его в ход, заставили Несту посмотреть на нее совсем иными глазами.

– Как ты? В порядке? – спросила Сэнди, подходя к подруге с мобильным телефоном у уха. Взволнованный продюсер тем временем бросился на поиски режиссера.

Неста кивнула.

– Все просто замечательно, – ответила она. – Но зачем тебе потребовалось говорить Роману, будто бы я его горячая поклонница?

Сэнди рассмеялась. Ей не удалось дозвониться, и она вновь набрала номер.

– Тщеславие артиста нуждается в подпитке, – объяснила она, подмигнув. – К тому же я подумала, что ты могла бы его окрутить.

– Черта с два! – пропыхтела Неста, обмахивая себя рукой. – Вдобавок ты говорила, что он голубой.

– Это действительно так, но никто об этом не знает, так что держи язык за зубами. Как тебе понравился ГО? Он то и дело посматривает на тебя.

– Кто такой ГО? – спросила Неста, нахмурившись.

– Главный оператор, – ответила Сэнди. – Мужчина в красной рубашке и черных шортах.

Неста скользнула взглядом по витринам на противоположной стороне улицы и посмотрела на дверь магазина мужской одежды, откуда только что вынырнул оператор в сопровождении помощников.

– Ах, этот? – сказала она. – Хороший парень.

Сэнди рассмеялась. Несколько минут назад она видела, как Дик окликнул Несту и та в ответ залилась румянцем.

– Не правда ли, порой приятно побыть женщиной, а не девушкой по вызову, – произнесла она.

Неста сузила глаза, давая понять, что не желает развивать эту тему.

– Что ты сейчас делаешь? – спросила она. – Кому звонишь?

Сэнди оглянулась через плечо.

– Ш-ш… – Она прижала палец к губам. – Я сказала продюсеру, что должна проверить некоторые детали контракта Софи, но на самом деле я звоню своему боссу, Диане, чтобы выяснить, готов ли заказчик выплатить надбавку, которую режиссер посулил ей за исполнение трюка.

Неста наморщила нос:

– Почему ты не хочешь, чтобы режиссер узнал, что ты звонишь Диане?

– Потому что это ослабило бы мою позицию, – объяснила Сэнди. – Пусть считает, что я имею право самостоятельно принимать решения, иначе он будет относиться ко мне с меньшим уважением.

– А ты и впрямь достигла немалых успехов, – произнесла Неста. Слова Сэнди произвели на нее глубокое впечатление.

– Проклятие! – пробормотала Сэнди, опять услышав в трубке короткие гудки. Она еще раз набрала номер, рассмеялась и пояснила: – Я лишь слежу за другими агентами и копирую их поступки. И что самое смешное, люди ведут себя так, будто мое слово действительно что-то значит. Никто не хочет общаться с мелкой сошкой, но стоит тебе напустить на себя важный вид, и все счастливы. Привет, Джоди, – сказала она в трубку. – Это Сэнди. Диана на месте?

Она сообщила Диане подробности сделки, которую только что заключила, и ей сразу дали «добро». Потом она вновь попросила к телефону Джоди.

– Джоди, ты передала Майку приглашение от Карла и Либби? – Рядом заверещала чья-то портативная радиостанция, и Сэнди прикрыла ладонью ухо. – Что он сказал? – спросила она, бросив взгляд на Несту и скрестив на счастье пальцы. Она на секунду умолкла, и ее лицо помрачнело. – Так что же, он перезвонит мне? Я должна передать ответ Карлу и Либби… – Сэнди вновь сделала паузу, потом, глубоко вздохнув, сказала: – Ладно. Увидимся завтра.

– Что случилось? – спросила Неста, как только Сэнди положила телефон в сумочку и достала оттуда солнцезащитные очки. – Он приедет?

Сэнди покачала головой.

– Не знаю, – ответила она. – Джоди передала приглашение, но Майк ничего не сказал. – Она пожала плечами. – Майк вернулся из Франции лишь прошлой ночью, может быть, я поторопилась… А, Софи! Привет! – помахала она рукой женщине в коже, проходившей за спиной Несты. – Я связалась с отделом контрактов, все в порядке. Но прежде чем ты будешь прыгать из окна в проезжающий грузовик, мы должны оформить дополнение к договору.

Софи рассмеялась:

– Я проделывала это добрую сотню раз за гораздо меньшие деньги. Ты гений, Сэнди. В твоем лице Диана заполучила настоящее сокровище. И все мы тоже. Филипп прав, тебе пора обзаводиться собственной клиентурой. – Софи смахнула пот со лба, и Неста с ужасом подумала, как ей, должно быть, жарко в этом причудливом одеянии. – Кажется, это меня, – сказала Софи, оборачиваясь, чтобы посмотреть, кто выкрикнул ее имя.

– Да, тебя, – отозвалась Сэнди, глядя на режиссера, который призывно махал Софи рукой.

– Кто такой Филипп? – осведомилась Неста, глядя вслед Софи, торопливо пересекавшей улицу.

– Филипп Уоринг, автор, – ответила Сэнди. – Один из подопечных Крейга.

– Найдется ли в этой компании хотя бы один человек, который не является клиентом Маккана? – со смехом спросила Неста.

Сэнди закатила глаза.

– Я же говорила тебе, что Майк лично участвует в проекте, потому что знаком с исполнительным продюсером, – напомнила она. – Поэтому мы выбрали автора, режиссера, двух помощников продюсера, обоих актеров на главные роли и вспомогательный персонал. Если помнишь, именно поэтому мы рассчитывали, что он приедет сюда на обед. И останется на ночь, – мрачно добавила Сэнди.

Неста посмотрела на нее, поджав губы.

– Но Майк еще может приехать, – заметила она. – Он ведь не отказался?

– Он до сих пор не позвонил, – сказала Сэнди.

– Позвонит, если поверит, что его пригласили Карл Роман и Либби Шервуд.

Сэнди просияла.

– Ты права, – согласилась она, чувствуя, как ее охватывает сладостное предвкушение. – Майк не сможет не обратить внимания на их приглашение. Ты гений, Неста. Без тебя я ни за что не догадалась бы пригласить Майка от имени Карла и Либби.

Неста рассмеялась.

– Я лишь хотела тебе помочь, – ответила она. – И поскольку приглашение предусматривает ночь в отеле, можешь считать, что я превзошла сама себя.

Сэнди уныло улыбнулась и отправилась искать продюсера, стараясь справиться с нервной дрожью, которая пронизывала ее при одной лишь мысли о приезде Майка на съемки, не говоря уж о том, что может произойти впоследствии.

После памятной ночи прошло больше трех недель, и хотя последние восемь дней Майк провел в Париже, у них было предостаточно возможностей встретиться еще раз, однако Майк ими не воспользовался. Он даже не приехал в оперу в тот вечер, когда Зельда пригласила Сэнди, и не ответил ни на одно сообщение, которые она оставляла на его домашнем аппарате.

По правде говоря, Сэнди не имела ни малейшего понятия о том, что о ней думает Майк. В последнее время он стал держаться отчужденно, и не только с ней. Неста согласилась, что причиной тому вполне могут быть возникшие между ними отношения. Сэнди и Неста сходились в том, что было бы глупо заговаривать об этом на работе, однако попытки застать Майка дома также не увенчались успехом. Нельзя сказать, что он совсем уж не обращал внимания на ее звонки, он попросту дожидался утра и, приехав в контору, спрашивал Сэнди, что она хотела ему сообщить. Но всякий раз, когда она собиралась объясниться, рядом оказывался Берти или кто-нибудь еще, и как бы ни хотелось Сэнди дать им понять, что ее взаимоотношения с Майком вышли за рамки служебных, она инстинктивно понимала, что Майк вряд ли будет доволен.

Съемочная группа уже начала сворачивать оборудование, когда Карл Роман нашел Сэнди и сообщил, что минуту назад звонил Майк и, извинившись, сказал, что не сможет приехать. В качестве ответной любезности он пригласил Карла и Либби пообедать вместе в следующий четверг, когда они вернутся в Лондон. Эта весть принесла Сэнди горькое разочарование, но в ту минуту она улаживала неприятности одного из клиентов Джейни, поэтому ей оставалось лишь поблагодарить Карла и вновь обратиться к записной книжке с телефонными номерами.

Пока она вела переговоры, Неста сидела рядом на скамеечке, наблюдая за тем, как группа упаковывает снаряжение, и любуясь Сэнди, которая с таким хладнокровием и знанием дела расправлялась с возникшим затруднением. Актеру, который попросил ее о помощи, следовало обратиться прямо к Джейни, но он решил первым делом позвонить Сэнди, с которой его связывали давняя дружба и взаимное доверие. Неста уже поняла, что недооценивала Сэнди как в профессиональном, так и в интеллектуальном смысле. Сегодняшний день показал, что Сэнди добилась куда больших успехов на выбранном поприще, чем ожидала Неста.

– Знаешь, – сказала она, возвращаясь с Сэнди к автомобилю, который они арендовали на день, – я думаю, Майк до сих пор видит в тебе провинциалку с восторженными глазами, которая не в силах отличить трагедию Шекспира от комедийного сериала. Но вряд ли ты можешь обижаться на него за это, ведь он повысил тебя всего лишь месяц назад…

– Полтора, – перебила Сэнди.

– …и я считаю, что тебе остается запастись терпением и ждать, пока он сам увидит, чего ты стоишь. Если хочешь знать, сегодня ты буквально потрясла меня, а ведь прошел всего лишь один день. Поэтому дай Майку еще месяц, и он перестанет смотреть на тебя как на мелкую сошку, которая сидит у него в приемной в забавных чулках и платье из деревенской лавки. Он поймет, что ты превращаешься в деловую женщину, хотя и ходишь в джинсах и футболке.

Упоминание о ее небрежном одеянии заставило Сэнди расхохотаться; было видно, что комплимент подруги доставил ей истинное удовольствие.

– Уж коли я сумела убедить тебя, смогу убедить кого угодно, – насмешливо произнесла она.

Неста пожала плечами.

– Если тебе хочется обратить мои слова в шутку, ради Бога, – сказала она. – Но меня не обманешь. Ты знаешь, что делаешь и чего хочешь. Откровенно говоря, я только сейчас поняла, почему ты ушла из агентства Изабель. Ты нашла свою собственную нишу, и если бы мне не нравилась моя работа, я бы попросилась к тебе.

Сэнди рассмеялась:

– Мне еще очень далеко до должностей, которые дают право нанимать работников.

– Ты обязательно их достигнешь, – заверила ее Неста. – Если ты будешь продолжать в том же духе, что сейчас, тебя ничто не остановит. Более того, я готова заключить пари, что Майк будет твоим. Остается лишь надеяться, что он окажется достоин тебя.

Сэнди озадаченно посмотрела на нее.

– Раньше ты думала иначе, – заметила она.

– Я серьезно, – ответила Неста.

Сэнди улыбнулась.

– Приятно слышать, – сказала она, – но пока на повестке дня совсем другой вопрос – достойна ли я его.

– Нет, мы обе заблуждались, – ответила Неста, качая головой. – Вчера Изабель дала мне книгу, в которой рассказывается, как обрести самоуважение. Ты должна прочесть ее, Сэнди, потому что, видит Бог, ты достойна куда большего, чем одна ночь в постели, и имеешь полное право злиться на Майка за то, как он к тебе относится. И уж конечно, тебе нет нужды забивать себе голову мыслями о том, достаточно ли ты хороша для этого мерзавца.

Сэнди глубоко вздохнула и скорчила мину.

– Ты только что сказала, что я должна запастись терпением, – напомнила она. – Вдобавок после того, что было у Майкла с Мишель – ты ведь знаешь, какую боль она ему причинила, – вряд ли стоит винить его в том, что он нервничает, опасаясь, что история повторится вновь.

– Ты уверена, что это действительно так? Он сам сказал тебе?

– Разумеется, нет. Он даже не упоминает ее имя. Но подумай сама, как бы ты себя чувствовала, если бы кто-нибудь поступил с тобой так же, как Мишель с Майком? Это ужасно. Думаю, ты права, и мне остается дать Майку время привыкнуть к мысли о том, что в его жизни появится другая женщина.


– Зачем ему это? – спросил Майк, пробежав глазами проект, который только что принес Гарри. – Что он надеется получить?

Гарри пожал плечами.

– Известность и славу, – сказал он. – А в перспективе – кучу денег.

Майк еще раз посмотрел на документ.

– Первоначальный взнос в два миллиона – это уже немалые деньги, – заметил он. – Как ты думаешь, насколько серьезно настроен этот парень?

Гарри провел ладонью по заросшему рыжей щетиной подбородку и взял со стола Майка чашку с кофе.

– Я же сказал тебе, что познакомился с ним накануне, на вечеринке. Он говорил вполне серьезно, а теперь еще и это. – Гарри пригубил кофе и ткнул пальцем в документ.

– Кто устраивал вечеринку? – поинтересовался Майк. – Кто вас познакомил?

– Эд Болдуин.

На лице Майка отразилось облегчение.

– Ты встречался с Эдом с той поры?

– Он в Нью-Йорке. Я оставил ему сообщение с просьбой перезвонить мне.

Майк задумчиво пожевал губами и вновь принялся изучать трехстраничный черновик самого грандиозного кинотелетеатрального проекта из всех, что когда-либо попадались ему на глаза.

– Я сам поговорю с Эдом, когда он позвонит, – сказал Майк. – Потому что если этот парень не шутит, его предложение устраивает нас как нельзя лучше. Ты не знаешь, не обращался ли он с ним к кому-нибудь еще?

– Говорит, нет, – ответил Гарри, оглядываясь на Джоди, которая входила в кабинет. – Он слышал о нашем агентстве много хорошего и решил первым делом обратиться к нам. Он даже записался к тебе на прием в начале следующей недели, но непредвиденные обстоятельства вынудили его поторопиться с возвращением в Австралию, поэтому, услышав, что я работаю у тебя, он сам подошел ко мне, представился и попросил дать делу ход.

Майк прищурил глаза.

– Марк Бергин, – произнес он и повернулся к Джоди. – Ему действительно назначено на следующей неделе?

Джоди кивнула:

– Да, он записался.

– Что мы о нем знаем?

– Он австралиец, разрабатывает полезные ископаемые или что-то в этом роде. Хочет заняться шоу-бизнесом.

– Что еще?

– До вчерашнего дня я слыхом о нем не слыхивал, – вмешался Гарри, уголком глаза следя за Джоди, которая принялась перекраивать расписание Майка в таблице, висевшей на стене.

Майк нажал три кнопки на интеркоме:

– Зельда, тебе говорит что-нибудь это имя – Марк Бергин? Он австралиец.

– Вряд ли, – помолчав, ответила Зельда. – А что?

Майк рассказал ей о предложении Бергина.

– Итак, он готов вложить два миллиона. Чего – фунтов или долларов? – спросила Зельда.

Майк заглянул в проект.

– Фунтов, – сказал он.

– И хочет, чтобы ты нашел в Англии кого-нибудь, кому можно поручить это дело?

– В этом и заключается суть его замысла.

– И ты до сих пор не оттяпал ему руку по самое плечо? – с безграничным изумлением произнесла Зельда.

Майк рассмеялся.

– Буду держать тебя в курсе, – сказал он и, выключив интерком, протянул документ Гарри. – Сделай для меня копию, – велел он, бросив взгляд на часы. – Я позвоню в Сидней и сообщу тебе свое решение. Джоди, уже двенадцатый час. Фитцуоррен так и не объявился?

– Нет, – ответила девушка, провожая взглядом Гарри.

– Стало быть, он пропустил последний срок. Свяжись с Салли Берд из «Фокса», пусть она сама займется сделкой с Ар-ти-ви. Потом позвони в «Националь» и попроси Филомену заказать билеты на завтрашний вечер.

– Сколько человек ты хочешь взять с собой? – спросила Джоди, занося ручку над блокнотом.

– Шесть, – ответил Майк. – Или семь, если мать захочет поехать. Позвони ей и спроси, ладно? Что-нибудь слышно от Эллин Шелби?

Джоди кивнула и принялась перебирать пачку бумаг, которые она положила на стол.

– Эллин прислала ночью факс. Вот он.

Майк взял факс, быстро прочел его и сказал:

– Сообщи ей, что я собираюсь лично связаться с Фаргоном.

Джоди записала распоряжение и посмотрела на Майка.

– Что-нибудь еще? – поинтересовалась она.

Майк, не поднимая глаз, покачал головой, продолжая читать лежавшее перед ним письмо.

– Пока ты был в отъезде, к работе приступила девушка, которую прислали на замену Сэнди, – сообщила Джоди. – Хочешь встретиться с ней?

– Я уже встречался, – сказал Майк. – Я сам проводил с ней собеседование, помнишь? Как у нее дела?

– Я скажу так, – ответила Джоди, – она вряд ли доставит тебе неприятности, в том числе и в плане личных взаимоотношений.

Майк вздернул брови и бросил на девушку хмурый предостерегающий взгляд. Джоди покраснела, захлопнула блокнот и быстрым бесшумным шагом покинула кабинет. Майк несколько мгновений смотрел на захлопнувшуюся дверь, потом вздохнул и вернулся к делам. Судя по поведению Гарри и Джоди, они уже давно миновали стадию ухаживания, но только сейчас Майк впервые намекнул, что знает об их связи. Он не хотел вмешиваться в их отношения, потому что не хотел терять ни Гарри, ни Джоди, к тому же ребенок Гарри уже родился, и можно было надеяться, что он возьмется за ум и расстанется с Джоди, пока их связь не зашла слишком далеко. Майк был совершенно уверен, что Лора, жена Гарри, ничего не знает, и надеялся, что она останется в неведении, ибо в глазах женщины нет более тяжелого греха, чем неверность мужа в то время, когда она носит под сердцем его ребенка.

Гарри повезло, что он выбрал в любовницы Джоди, а не Сэнди, невольно подумал Майк. Сэнди цеплялась к нему даже на работе, но Джоди держалась более благоразумно. Нельзя сказать, что Сэнди вела себя в конторе совсем уж неприлично, однако сообщения, которые она оставляла на его домашнем автоответчике, и то, как она вынуждала людей приглашать его на вечеринки, в рестораны и даже в другой город, где ему пришлось бы провести ночь в отеле, – все это донельзя раздражало Майка. Неужели Сэнди не видит, что он избегает ее, не желая оскорблять прямым отказом? Он пытался щадить ее чувства, но Сэнди вела себя так, что это становилось все труднее; она буквально вынуждала Майка поставить точки над i. Наверное, в конечном итоге было бы гуманнее поступить именно так, но у Майка возникло неприятное ощущение, что если он или кто-нибудь другой попытается открыть Сэнди глаза, она не поверит ни единому слову. И все же надо было что-то делать, и по возможности быстрее, так как сестра только что сообщила Майку, что Сэнди то и дело звонит матери, чтобы по-дружески поболтать, время от времени заглядывает к ней домой понянчиться с детишками, и Клода даже пригласила ее на семейный обед в ближайшую субботу.

Для Майка не было большего удовольствия, чем съездить на выходные в Ирландию, но он совсем не хотел становиться свидетелем того, как Сэнди потихоньку находит путь к сердцу его родных. Уговорить Клоду отменить приглашение будет не так-то просто, потому что Сэнди ей понравилась, а если Клода вбила себе что-то в голову, переубедить ее почти невозможно.

Майк продолжал разбирать корреспонденцию и вновь наткнулся на факс, который Эллин Шелби прислала ему, пока он был во Франции. Он криво усмехнулся, подумав, что Эллин наверняка пришлась бы по душе Клоде с ее ирландскими корнями и приверженностью католическим ценностям. Быть может, в ее глазах Эллин превзошла бы даже Мишель, но Майк никогда не прислушивался к мнению матери, если речь шла о женщинах. Клода отлично знала об этом и, вероятно, именно потому не могла не вмешиваться в его личные дела. Как всякая мать, она лучше знала, что хорошо для ее сына, а что – нет, и хотя они сходились во всем, что касалось Мишель, у Майка возникло чувство, что если Клода не прекратит привечать Сэнди, им грозит серьезная размолвка. Впрочем, он не видел причин доводить дело до ссоры, но плясать под дудку матери тоже не собирался. Находясь во Франции, он несколько раз звонил Кавану и укрепился во мнении, что тот что-то от него скрывает, но теперь это заботило его куда меньше, чем прежде. Иными словами, он не хотел торопить события, во всяком случае, до тех пор, пока не придет к окончательному решению, стоит ли ему вернуть Мишель.

Отбросив эту мысль, он нажал кнопку интеркома и велел Джоди заглянуть в кабинет и записать текст факса для Теда Фаргона.

– Пора покончить с этим, – сказал он, когда Джоди уселась в кресло. – Вряд ли Фаргон обратит внимание на мои слова, но мы обязаны хотя бы попытаться снять Эллин Шелби с крючка.

– Я уже отправила ей факс, в котором сообщила, что ты намерен обратиться к нему напрямую, – отозвалась Джоди и потянулась к зазвонившему телефону. – Кабинет Майка Маккана, – сказала она в трубку. – А, это ты, Крейг? Привет. Как дела? – Джоди помолчала, потом посмотрела на Майка и добавила: – Да, он здесь. Даю. У него затруднения с «LWT», – пояснила она Майку, передавая ему трубку.

Майк прикрыл микрофон ладонью.

– Отправь Фаргону факс. Напиши ему, что я ни при каких обстоятельствах не приму его предложение, ни сейчас, ни в будущем. Пусть он больше не присылает ко мне своих людей, иначе я заявлюсь в Штаты и выдеру ему волосы.

Джоди рассмеялась и, оставив его беседовать с Крейгом, вышла в приемную и застала там Сэнди, в который уже раз изучающую расписание Майка.

Глава 15

Вопреки опасениям Майка вечер удался. Ему понравилась постановка, и он даже был готов признаться себе, что общаться с Сэнди оказалось намного проще, чем он ожидал. Вскоре после возвращения из Франции Сэнди спросила, не хочет ли он посмотреть игру одного молодого актера из ислингтонского театра «Королевская голова», и хотя последние шесть недель Майк раздумывал над тем, как ему отделаться от поездки, в конце концов он все же согласился, потому что у него не хватило духу вновь отказать Сэнди. В последнее время он стал относиться к девушке с большей теплотой. Он не мог не замечать усердия, с которым Сэнди отдавалась работе, и хотя она вновь и вновь пыталась создать ситуацию, при которой могла остаться с ним наедине, Майк видел, какую боль причиняет ей его упорство.

Майк вез Сэнди в Челси, где находилась ее квартира, и, прислушиваясь к ее восторженным отзывам о новом открытии, вдруг подумал, что еще ни разу за много недель, миновавших после той ужасной ночи, он не чувствовал себя с ней так легко и раскованно. По правде говоря, за последний месяц она доставляла ему неприятности лишь пару раз; хуже всего была минута, когда Сэнди пришла к нему в кабинет извиниться за то, что ездила обедать с его семьей. Майк был так ошеломлен, что помимо воли выразил надежду, что Сэнди навестит его родных в один из ближайших выходных. К счастью, с тех пор Сэнди даже не заговаривала об этом.

– Стало быть, ты не против подписать контракт со Стиви Брауном? – сказала Сэнди, бросив взгляд на Майка, когда они проезжали по темным пустым улицам Кингз-Кросс.

Майк кивнул:

– Он отлично смотрится на сцене, и, пожалуй, ты права – на экране он будет выглядеть не хуже. Сколько ему лет?

– Восемнадцать, – ответила Сэнди. – Он не говорил тебе, что уже сыграл роль в дипломном фильме своего друга, который оканчивал режиссерские курсы? Стив пообещал сделать копию самых удачных эпизодов и отправить ее нам, чтобы мы могли увидеть, как он работает перед камерой. Хочешь посмотреть ленту, когда ее пришлют?

– Разумеется, – отозвался Майк, прижимая автомобиль к левой полосе и пропуская полицейский фургон.

Некоторое время они ехали молча. Автомобиль промчался по Юстон-роуд и свернул к югу, в сторону Парк-лейн. Наконец Сэнди нарушила тишину:

– Джоди говорит, что ты через неделю поедешь в Австралию.

Майк кивнул:

– Да.

Машина остановилась перед светофором, и в серебристом свете уличного фонаря Сэнди были видны чеканный профиль Майка и его сильные руки, лежавшие на руле. К этому времени она превратилась в комок нервов и едва отдавала себе отчет в том, что говорит, не в силах думать ни о чем, кроме того, что произойдет, когда они окажутся в Челси. Что сделает Майк – проедет по мосту к своей квартире или отвезет ее домой?

– С кем ты собираешься встретиться? С тем самым Марком Бергином, о котором говорил на последнем совещании? – спросила она.

– Да, – ответил Майк. – И с ним тоже.

– Сколько времени ты пробудешь в отъезде?

– Несколько недель. Потом я отправлюсь в Лос-Анджелес, там дают премьеру нового фильма Виктора Уоррена «Мы упадем обнявшись».

Сэнди отвернулась и посмотрела в окно. Ее сердце мучительно сжалось. Упоминание о Лос-Анджелесе всколыхнуло в ней мысли об Эллин Шелби и опасения, что угроза с этой стороны отнюдь не миновала. Как ни старалась Сэнди, она не могла забыть взгляд, которым Майк смотрел на Эллин в тот вечер, когда они впервые встретились, а мысль о том, что Майк согласился поужинать с американкой невзирая на клятвы никогда не встречаться с посланниками Фаргона, больно ранила сердце Сэнди. С другой стороны, Майк провел ночь именно с ней, а не с Эллин и, насколько было известно Сэнди, ни разу не встречался с ней и даже не разговаривал до ее возвращения в Лос-Анджелес. Стало быть, ей нечего беспокоиться, она слишком близко к сердцу принимает все, что касается Майка, и это положение сохранится до тех пор, пока они не наладят свои взаимоотношения.

– Как ты думаешь, удастся ли тебе заключить сделку с Бергином? – спросила Сэнди, выбросив из головы мысли об Эллин Шелби и рассматривая в окно опрятные белоснежные здания Белгрейв-сквер.

– Хм-м… Может быть, – ответил Майк, бросив на нее взгляд. Ему была видна только светловолосая макушка девушки, и он подумал, насколько лучше стала выглядеть прическа Сэнди с тех пор, как она отрастила волосы. Сэнди держала руки на коленях, нервно теребя пальцы, и Майк догадался, в каком напряжении она пребывает. Чтобы успокоить ее, он рассказал немного о Марке Бергине и добавил, что для агентства было бы невероятной удачей, если бы удалось получить такие крупные инвестиции.

– Чем он занимается, этот Бергин? – поинтересовалась Сэнди и тут же вспомнила, что об этом говорилось на совещании, но больше ей нечего было сказать.

– Он индустриальный магнат, желающий заняться шоу-бизнесом, – напомнил Майк. – И, судя по тому, какие суммы он готов вложить, ему ни в чем не будет отказа, – с улыбкой добавил он.

Сэнди вновь умолкла, чувствуя, как ее захлестывает возбуждение. Машина приближалась к Слоун-сквер, где Майк должен был повернуть либо направо, к дому Сэнди, либо налево, к своей квартире. Какое бы направление он ни выбрал, Сэнди знала, как она себя поведет, потому что это была их первая встреча наедине с тех пор, как они переспали, и она ни за что не упустила бы такую возможность. При мысли о том, что Майк отправится в Австралию, ее охватило жгучее желание поехать с ним. Краем глаза она посмотрела на его колено и с трудом подавила желание прикоснуться к нему рукой.

– Речь пойдет о сотрудничестве с Нью-Йорком и Лос-Анджелесом, – произнес Майк, притормаживая у выезда на Слоун-сквер.

Сэнди на мгновение смутилась, но потом вспомнила, что они говорили об австралийце.

– Значит, ты хочешь учредить международный проект? – спросила она, гадая, показался ли Майку ее вопрос таким же глупым, как ей самой.

– Возможно, – отозвался он. – Я переговорю кое с кем в Лос-Анджелесе, а на обратном пути задержусь в Нью-Йорке и загляну к Крису Раскину.

– Крис Раскин? – переспросила Сэнди. Ее переполняли страх и разочарование. Майк свернул направо, и меньше чем через две минуты они окажутся у дверей ее квартиры. Ей предстояло заставить Майка изменить свои планы и отвезти ее к себе домой.

– Это наш нью-йоркский компаньон, – чуть удивленным тоном сказал Майк, ведь Сэнди отлично знала Раскина. – Этот дом? – спросил он, разглядывая террасы строений из красного кирпича.

– Нет, следующий, – ответила Сэнди.

Майк чуть прибавил скорость и остановился за автомобилем соседа Сэнди.

– Не хочешь заглянуть на чашку кофе? – предложила она, разглядывая свои руки.

– Уже поздно, мне пора возвращаться домой, – сказал Майк, посмотрев на часы.

– Ты не возьмешь меня с собой? – спросила Сэнди, поворачиваясь к нему.

Он тут же отвел глаза.

– Не стоит этого делать, – неловко произнес он.

– Нам нужно поговорить, Майк, – сказала Сэнди. – Нам нужно разобраться в том, что происходит между нами.

Майк глубоко вздохнул и, помедлив несколько секунд, вновь посмотрел на нее.

– Послушай, Сэнди, – заговорил он, – я знаю, тебе будет неприятно, однако…

– Я знаю, что ты обо мне думаешь, – перебила Сэнди, – и знаю, что ты борешься со своими чувствами. Но я готова подождать. Я лишь хочу сказать тебе, что буду хранить в тайне нашу связь столько, сколько потребуется.

– Между нами ничего нет, – мягко проговорил Майк. – Это случилось лишь однажды, и…

Он уже собирался сказать, что это была ошибка, но не захотел еще больнее ранить чувства Сэнди.

– Послушай, ты нравишься мне, – продолжал он, хотя и не вполне искренне. – Ты отличный работник, ты умеешь ладить с клиентами…

– Мы можем повторить, – сказала Сэнди, придвигаясь к нему. – В любой момент, как только тебе захочется.

Ее рука скользнула по бедру Майка, и он поймал ее пальцы.

– Сэнди, ты ставишь меня в трудное положение, – произнес он, хватая вторую руку девушки, когда та попыталась поцеловать его. – Прекрати, Сэнди, – велел он, отворачивая лицо.

– Хочешь потрогать меня? – судорожно выдохнула Сэнди, положив его руку себе на колени. – Тебе так понравилось в прошлый раз, помнишь?

Почувствовав, что на ней нет нижнего белья, Майк выдернул руку, грубо схватил Сэнди за запястья и толкнул ее на пассажирское сиденье. Она потянула его за собой, пытаясь поцеловать.

– Если хочешь, можем заняться любовью прямо здесь, – шепнула она. – Я не против.

– Сэнди, отпусти меня, ради Бога! – процедил Майк, пытаясь оторвать ее руки от своей шеи.

– Зачем притворяться?! – в отчаянии воскликнула она. – Я знаю, ты тоже этого хочешь. Я вижу, каким взглядом ты смотришь на меня в конторе. Я знаю, что тебе приходится скрывать свои чувства от остальных. Но сейчас мы вдвоем. Ты можешь взять меня, и я никому не расскажу.

Сэнди выпустила шею Майка, но, стоило ему отодвинуться, принялась теребить застежку его брюк. Майк крепко ухватил ее за руки и прижал к спинке сиденья.

– Послушай, что я скажу, – отрывисто произнес он. – Я и не думал притворяться. Я не собираюсь заниматься с тобой любовью ни сегодня, ни потом. Ты меня слышишь? Что было, то было. Это моя вина, и мне очень жаль, что я дал тебе повод подумать, будто это может повториться. А теперь, будь добра, одерни юбку и забудь обо всем, что произошло между нами.

Сэнди отпрянула, тяжело дыша. В ее глазах блестели слезы отчаяния.

– Прошу тебя… – прерывающимся голосом проговорила она.

Майк закрыл глаза, чувствуя, как его вновь охватывает раздражение.

– Хотя бы раз…

– Нет! – крикнул Майк. – А теперь, ради всего святого, приведи себя в порядок и вылезай из машины.

Сэнди уронила голову, и на ладонь Майка капнула слеза.

– Тебе пора, – мягко промолвил он минуту спустя и, осторожно высвободив руки, скрестил их на груди на тот случай, если Сэнди снова попытается повиснуть у него на шее.

– Мне очень жаль, – сказала она, качая головой. – Я поторопила тебя, хотя обещала этого не делать. Но если бы ты знал, как я чувствую себя рядом с тобой… – Она со всхлипом вздохнула и запинаясь добавила: – Прости меня…

– Ничего страшного, – ответил Майк. – Давай забудем то, что случилось.

Сэнди подняла голову, и ее лицо оказалось в луче света.

– Ты поцелуешь меня хотя бы раз? – спросила она.

При виде слез на щеках Сэнди Майка охватили одновременно жалость и уже знакомое ему желание ударить ее. Но он ни за что не прикоснулся бы к ней.

– Нет, – негромко сказал он. – Я не стану тебя целовать. Я подожду, пока ты покинешь машину, и уеду домой.

Сердце Сэнди сжалось от боли.

– Ты хочешь меня, – произнесла она, оправляя юбку. – Я знаю, ты меня хочешь. Я буду ждать.

Майк промолчал. Сэнди взяла сумочку и распахнула дверцу.

– Буду ждать сколько потребуется, – добавила она и, обойдя вокруг автомобиля, поднялась на крыльцо дома.

Майк смотрел ей вслед. Он понимал, что не проявил должной настойчивости, не сумел растолковать ей, что между ними никогда и ничего не будет. Одному Господу известно, что творится в ее голове, ясно одно – Сэнди убедила себя в том, что он ее любит, и, оттолкнув ее от себя, он нимало не поколебал ее уверенности. Майк мысленно застонал, подумав о том, что ему предстоит. Долго ли ждать того мгновения, когда Сэнди устроит сцену в конторе? У Майка не было уверенности, что она непременно закатит скандал, но после того, что произошло сегодня, могло случиться все, что угодно.

Майк запустил мотор и, медленно отъехав от бордюра, покатил в сторону реки. Он лихорадочно размышлял, пытаясь найти причину для увольнения Сэнди, не ввергнув агентство в судебную тяжбу и вместе с тем не причинив девушке еще большие страдания. Ему ничто не шло на ум, но он был твердо намерен отделаться от Сэнди, прежде чем она всерьез осложнит жизнь ему и самой себе.


– Не может быть! Ты шутишь! – вскричала Джанин, прижимая ладонь к губам и радостно сверкая глазами.

– Тс-с… – предостерегающе прошипел Берти. Посмотрев на Сэнди, он поближе привлек к себе Джанин и Фрэнсис и продолжал делиться с ними новостью.

Сэнди сидела за своим столом у противоположной стены, размечая сценарии для Джейни и Дианы. Она уже привыкла к манере Берти бросать на нее лукавые взгляды, даже если речь шла о посторонних вещах, и, не желая доставить ему удовольствие, сделала вид, будто бы ничего не замечает.

В эту минуту Сэнди занималась тяжелой кропотливой работой; она сомневалась в том, что Джейни и Диана хотя бы заглянут в сценарии, но все же продолжала трудиться, чтобы те могли, если захотят, ознакомиться с тем, как она распределила роли. Джейни уже давно всецело полагалась на нее – с тех пор, как дети Бобби Мака слегли из-за болезни, которая не поддавалась диагнозу. В результате Джейни все реже появлялась в конторе, и ее отсутствие как нельзя лучше устраивало Сэнди: во-первых, потому, что она могла действовать как полноправный агент, во-вторых, это избавляло ее от переживаний при виде того, какое удовольствие доставляет Майку общество Джейни. Что же касается Дианы, то она была только рада переложить на плечи Сэнди заботы о второстепенных актерах и сосредоточиться на работе со звездами.

Все это укрепляло надежды Сэнди получить дальнейшее повышение уже к концу нынешнего года. Во всяком случае, она могла обзавестись к этому времени собственной клиентурой, если будет усердно трудиться. Однако найти новое дарование – это одно, а работодателей для него – совсем другое. Поправить положение можно было, входя в более тесный контакт с продюсерами и режиссерами, с которыми Сэнди была уже знакома. Она была готова на все, чтобы заручиться поддержкой режиссеров, которых представлял Майк, однако все они были такими знаменитостями, их рабочий график был так уплотнен, что она могла пробиться сквозь эту стену, только если бы за нее попросил Майк.

Коллеги вновь разразились смехом, и у Сэнди сжалось сердце, но она продолжала работать, не отрывая глаз от сценариев. После разговора в машине она каждый день виделась с Майком и, хотя поначалу чувствовала растерянность и смущение, не теряла надежды. Вспоминая о том, что случилось, она вдруг подумала, что, возможно, Майк отверг ее притязания, желая дать ей понять, что она достойна большего, нежели торопливая случка на сиденье автомобиля. Иными словами, оттолкнув ее, Майк показал, что она ему нравится и что со временем его влечение может превратиться в настоящую любовь.

Не поднимая головы, Сэнди выделяла имена в списке исполнителей, водя по бумаге толстым желтым фломастером и стараясь не прислушиваться к шепоту и взрывам смеха, доносившимся из-за столов Фрэнсис и Джанин. Теперь к ним присоединились Тея и Джоди. То, что Джоди затесалась в компанию сплетников, уязвило Сэнди больнее, чем она ожидала. Она сказала себе, что в один прекрасный день станет агентом и обретет достаточную власть, чтобы расквитаться с насмешниками.

Посмотрев на часы, она взяла трубку телефона и позвонила Стиви Брауну, своему новому протеже.

– Стиви, – заговорила она, услышав его голос, – ты уже подготовил кассету?

– Я пытался, клянусь, – со стоном отозвался молодой человек. – Но Тодд не отвечает на мои звонки.

– Давай я сама свяжусь с ним.

– Попробуй, если хочешь, но тебе придется общаться с автоответчиком. Тодд по самые уши завяз с монтажом. Насколько мне известно, он собирается переснять несколько эпизодов.

Сэнди вздохнула. Судьба дипломной работы Тодда ее не интересовала. Она хотела лишь получить кадры с участием Стиви.

– Как ты думаешь, когда он смонтирует для тебя запись? – спросила она.

– Трудно сказать, но я сделаю все, что в моих силах, – пообещал Стиви. – Надеюсь, это не помешает мне стать клиентом Маккана?

– Нет, ты уже мой клиент, – заверила его Сэнди. – Я лишь хотела, чтобы Майк увидел тебя на экране до отъезда в Австралию.

– Когда он уезжает?

– Послезавтра.

Стиви негромко выругался.

– А если я пришлю кассету после его возвращения? – осведомился он. – Это не будет слишком поздно?

Сердце Сэнди упало. Она хотела воспользоваться кассетой как поводом для свидания с Майком до его отбытия из Англии. Ей было приятно воображать, что Майк сам ищет с ней встречи, но она сомневалась в этом и собиралась сделать так, чтобы они могли хотя бы ненадолго остаться наедине перед долгой разлукой.

– Пожалуй, нет, – ответила она, уже придумывая другой способ добиться своего. – А если кассета появится у тебя до пятницы, позвони мне. Я пришлю за ней человека.

Она опустила трубку на рычаг, и в тот же миг из распахнувшейся дверцы лифта вышел Майк в сопровождении Зельды и Дэна. Едва завидев Майка, Сэнди почувствовала, как у нее сжимается сердце. Не в силах оторвать от него взгляд, Сэнди смотрела, как он входит в свой кабинет. Майк не посмотрел на нее, но Сэнди не сомневалась – он заметил ее присутствие. Он только что побывал вместе с Зельдой и Дэном на Кингз-роуд в «Чатни Мэри», где к ним должен был присоединиться Крейг, если бы он не взял несколько выходных, чтобы повидаться с любовником. Сэнди гадала, знает ли Майк, где сейчас находится Крейг. Впрочем, даже если бы он и знал, то все равно не открыл бы рот, как и сама Сэнди, ведь разоблачение этой греховной связи означало бы падение заместителя министра, разрыв его брака и, вероятно, крушение карьеры самого Крейга.

Бросив взгляд на Бобби, который по-прежнему сидел на краешке стола Джанин, Сэнди увидела, что вся компания смотрит в ее сторону. Сэнди отвернулась, заметив, что Джоди по крайней мере покраснела. Она поднялась и вышла в свою комнату. Телефон Сэнди зазвонил, и она до такой степени углубилась в разговор, что не заметила, как несколько минут спустя Джоди вышла из кабинета Майка и подала Берти знак, приглашая его войти.


– …и я сказал, что поскольку Крейг пробудет в отпуске до пятницы, ему лучше переговорить с тобой, – сообщил Майку Берти.

Майк вперил жесткий взгляд в узкое, худое лицо Берти.

– Крейг знает об этом? – спросил он.

Берти покачал головой:

– Насколько мне известно, нет.

– Ты уверен, что правильно понял Слима Саттона?

Берти пожал плечами:

– Он выразился совершенно определенно.

– Повтори еще раз с самого начала, – велел Майк.

Берти переместил вес на другую ногу и сложил руки на груди.

– Саттон позвонил мне и сказал, что он отправил письмо своему агенту из «Сэквила и Питерса», в котором сообщил, что на время перебирается сюда, поближе к Крейгу. Потом он заявил, что приедет в Лондон в следующий четверг, чтобы провести выходные со знакомыми писателями, и хочет, чтобы Крейг организовал несколько вечеринок, таких же, какие были во время его предыдущего приезда в Лондон. Я спросил, какие вечеринки он имеет в виду. Саттон хихикнул и сказал: «Те самые, которые устраивает девица по имени Сэнди. И если у нее найдется пара-тройка подруг…»

– Все ясно, – прервал Майк. Его лицо превратилось в непроницаемую маску. – Ты знаешь, где сейчас Саттон?

– Думаю, дома, в Уэльсе, – ответил Берти.

Майк кивнул и уже хотел попросить Берти сохранить разговор в тайне, но вовремя вспомнил, с кем имеет дело. Поэтому он лишь сказал, что Берти может идти, после чего на мгновение задумался над тем, что услышал. У него появилась мысль посоветоваться с Зельдой, но он решил первым делом позвонить Саттону.

– Слим? Это Майк Маккан, – произнес он, услышав в трубке голос Саттона.

– Майк! – вскричал Саттон. – Как дела?

– Отлично, – отозвался Майк. – Берти сказал, что ты хотел о чем-то попросить меня.

– Да! – Саттон рассмеялся. – Еще бы! Насчет этой твоей девчонки, Сэнди. На следующей неделе я приеду в Лондон повидаться с парой приятелей – они тоже литераторы – и хочу спросить: нет ли возможности одолжить ее нам на несколько дней? Если у нее найдутся подруги, будет даже лучше. Не знаю, сколько это теперь стоит, но мы не поскупимся. Разумеется, если она не заломит несусветную цену.

– Здесь какая-то ошибка, – ответил Майк, чувствуя, как его охватывает напряжение. – Мы не предоставляем своих сотрудников для…

– Ну так отправь ее в командировку, – перебил Саттон. – Назови это как хочешь. До меня с ней общался один мой дружок, и, откровенно говоря, именно потому я обратил на нее внимание. Он сказал, что платил ей пятьдесят фунтов за вечер без секса. Надеюсь, я могу рассчитывать на подобную любезность, хотя бы в качестве поощрения за то, что стал клиентом «Маккан и Уолш»? – Он хихикнул.

Лицо Майка побелело.

– Мы не оказываем подобные любезности, – натянутым голосом проговорил он. – Что бы ни случилось между тобой и Сэнди, это ваше личное дело, оно не имеет никакого отношения к нашей фирме. Понятно?

– Ну да, конечно, – отозвался Саттон, явно испуганный жестким тоном Майка. – Я лишь подумал…

– Ты ошибся, – перебил Майк. – Я не сутенер, Саттон, и если ты осмелишься еще раз сказать что-нибудь в этом роде, тебе придется искать хорошего адвоката.

– Все ясно, – проворчал Саттон. – Видимо, я что-то неправильно понял. Извини, если оскорбил тебя. Это получилось ненамеренно.

– Надеюсь, – сказал Майк. Не попрощавшись, он дал отбой и нажал клавишу интеркома. – Джоди, пригласи ко мне Сэнди.

К тому времени, когда Сэнди вошла в кабинет и закрыла за собой дверь, он был взбешен до такой степени, что едва справлялся со своим голосом.

– Сядь, – коротко произнес он.

Сэнди посмотрела на кресло, потом на Майка.

– Что-нибудь случилось? – спросила она.

Майк смотрел на ее маленькое взволнованное лицо, на ее аккуратную изящную фигуру, которая в любой одежде казалась обольстительной. Вспомнив безобразную сцену, которая разыгралась в машине, и ночь, которую он провел с Сэнди, Майк почувствовал, как в нем вскипает гнев. Ему отчаянно захотелось развернуть ее кругом и вышвырнуть за дверь в буквальном смысле этого слова, ибо Сэнди поставила фирму в такое ужасное положение, что он едва находил в себе силы разговаривать с ней вежливо.

– Я только что беседовал со Слимом Саттоном, – сказал он.

Щеки Сэнди чуть порозовели, но она продолжала разыгрывать невинность, которую вполне можно было принять за чистую монету.

– Саттон сообщил мне, какие услуги ты ему оказывала, – без околичностей заявил Майк. – Он также рассказал, каким образом вы познакомились и чем занимались.

Сэнди побледнела. У нее перехватило дыхание, голова пошла кругом.

– О чем ты? – осведомилась она.

– Пятьдесят фунтов за вечер без секса, – отчеканил Майк.

Сердце Сэнди замерло. Она смотрела в холодные глаза Майка, и ей казалось, что ее мир рассыпается на куски.

– Извини, – прошептала она. – Я не понимаю.

– Ты все понимаешь! – отрывисто бросил Майк.

Сэнди сглотнула, пытаясь унять панический страх.

– Я… – Она судорожно вздохнула. – Я… я могу объяснить.

В глазах Майка появился стальной блеск.

– Мне не нужны объяснения, – язвительно произнес он. – Я хочу одного: вышвырнуть тебя отсюда.

– Нет! – вскричала Сэнди, вцепившись в спинку кресла. – Прошу тебя, позволь мне объяснить!

– Слим Саттон решил, будто бы я использую тебя в качестве приманки для потенциальных клиентов нашей конторы! – гневным тоном промолвил Майк. – Так сколько еще…

– Ни одного! – крикнула в ответ Сэнди. – Ты неправильно понял. Я не…

– Пятьдесят фунтов без секса, – напомнил Майк. – Саттон желал узнать, сколько будет стоить с сексом, поскольку первый раз он переспал с тобой бесплатно и подумал, что это была любезность с моей стороны. Так сколько еще клиентов ты пыталась залучить в свои сети?

У Сэнди подкосились колени, во рту пересохло, и она едва могла говорить.

– Ни одного, кроме Саттона, – охрипшим голосом произнесла она. – И я переспала с ним не для того, чтобы он стал нашим клиентом…

– Но он решил именно так, а мне не нужны работники, из-за которых нашу фирму считают чем-то вроде борделя. Господи, о чем ты думала? Определенно, ты…

– Пожалуйста, выслушай меня! – вскричала Сэнди, чувствуя, что впадает в истерику. – Все не так, как ты думаешь. Я занималась этим, потому что была вынуждена. Когда я приехала в Лондон, у меня не было денег. И я поступила на работу в службу сопровождения. Я никогда не спала с мужчинами. Я только составляла им компанию.

– Но ты переспала со Слимом Саттоном.

– Он не платил мне! Я вовсе не та, кем ты меня считаешь!

Майк покачал головой.

– Очень жаль, однако тебе придется уйти, – сказал он. – Я выплачу тебе полугодовое содержание. Можешь оставить работу сейчас либо в конце месяца. Но я хочу, чтобы к моему возвращению тебя здесь не было.

– Прошу тебя, Майк! Умоляю! – От отчаяния Сэнди разрыдалась. – Не выгоняй меня! Это была ошибка, ты неправильно понял… Пожалуйста, Майк, выслушай меня!

– Слишком поздно, – перебил Майк. – Саттон решил, что за тобой стою я. Одному Господу известно, сколько еще мужчин разделяют его мнение.

– Больше ни одного! – воскликнула Сэнди. – Клянусь! Я переспала с Саттоном только потому, что хотела тебя, а ты…

– Довольно! – произнес Майк. – Мое решение незыблемо. Переговори с Шейлой, она…

– Нет! – взвизгнула Сэнди. – Майк, не надо! Я работала не покладая рук. Я делала все, чтобы понравиться тебе. Я даже спала с тобой…

– Ради всего святого… – прошипел Майк и, выглянув наружу, увидел, что все служащие смотрят в сторону его кабинета.

– Я сделаю все, что угодно, – всхлипнула Сэнди и, упав на колени, молитвенно сложила перед собой руки и с отчаянием посмотрела на Майка. – Пожалуйста, не выгоняй меня! Я люблю тебя, Майк. Я…

– Встань! – сквозь зубы процедил Майк.

– Не встану, пока ты не позволишь мне остаться.

Он смотрел на Сэнди, почти готовый сжалиться, по крайней мере чтобы поднять ее с колен. Но потом, ожесточившись, сказал:

– Я хочу спросить тебя… – Он умолк, понимая, какую боль принесут Сэнди слова, которые он собрался произнести. Но у него не было выбора, и он спросил: – Ты предохранялась, когда спала с этими мужчинами? Или мне придется обследоваться у врача?

– Нет, нет! – выдохнула Сэнди, прикрыв от стыда глаза и оседая на пол.

– Так как же? – допытывался Майк.

Не в силах посмотреть на него, Сэнди лишь покачала головой.

– Нет, я не больна, – ответила она. – И не беременна. – Она подняла лицо. – Неужели ты думаешь, что я поступила бы с тобой так?

Майк взглянул на нее и ничего не сказал.

– Я не сделала бы ничего, что могло тебе повредить, – продолжала Сэнди. – У меня нет ничего, кроме тебя и работы. Ты знаешь об этом.

Майк отвел взгляд.

– Мне очень жаль, – негромко вымолвил он.

– Не надо так говорить! Пожалуйста, позволь мне остаться! Прошу тебя!

Майк встал и обошел вокруг стола.

– Я дам тебе хорошие рекомендации, – сказал он, проходя мимо Сэнди к двери. – И давай на этом покончим.

– Нет! – крикнула Сэнди, цепляясь за его ноги. – Я не уйду. Я останусь здесь, тут мое место! Ты не можешь прогнать меня! Пожалуйста, не прогоняй меня!

– Отпусти меня, Сэнди, – твердо произнес Майк и, освободившись от ее хватки, поднял Сэнди на ноги.

Увидев, с каким отчаянием девушка смотрит на него, он на мгновение словно перенесся в прошлое, когда Мишель точно так же упрашивала и умоляла его, а он смотрел на нее, безжалостный и бесчувственный. Однако обстоятельства, при которых он разлучился с Мишель, настолько отличались от нынешних, что их нельзя было даже сравнивать.

– Не усложняй себе жизнь, – посоветовал он Сэнди. – Тебе нет нужды… – Майк замолчал, не желая причинять девушке еще большие мучения. Он повернулся и шагнул к двери, но Сэнди схватила его за рубашку, заставляя посмотреть на себя.

– Мне все ясно! – крикнула она. – Ты переспал со мной, а потом решил отделаться от меня, и вот тебе представился отличный повод! – Посмотрев в встревоженные глаза Майка, Сэнди почувствовала, как от отчаяния и гнева у нее разрывается сердце. – Скажи, я права?

Майк по-прежнему ничего не говорил, но его молчание было красноречивее любых слов, и в душе Сэнди закипела злость. Она стиснула кулаки и яростно замолотила по груди Майка.

– Подонок! – взвизгнула она. – Я этого так не оставлю. Ты не имеешь права трахнуть меня и выбросить, словно ненужную тряпку. Я не позволю…

– Тебя могут услышать, – сказал Майк, схватив ее за руки.

– Пусть слышат! – крикнула Сэнди. – Может быть, тебе неприятно вспоминать о нашей близости, но мне стыдиться нечего! Я горжусь тем, что переспала с тобой! Пусть весь мир знает, как ты отвез меня к себе на квартиру, как затащил меня в постель и дал понять, что любишь меня…

– Сэнди, – негромко перебил Майк, – это была всего лишь одна ночь…

– Не только ночь, и ты отлично об этом знаешь! Так сознайся же! Сознайся, или я стану рассказывать каждому встречному, как ты заставлял меня спать со всеми этими Томами, Диками и Гарри, чтобы вынудить их подписать с тобой контракты…

– Молчать! – раздался голос Зельды, перекрыв крики Сэнди.

– Так ты знала? – язвительно осведомилась та. – Майк рассказывал тебе, как он заставил меня переспать со Слимом Саттоном?

– Довольно! – рявкнула Зельда. – Собери свои вещи, я отвезу тебя домой!

Сэнди тут же вновь повернулась к Майку:

– Ты сказал, что я могу остаться до конца месяца. – Она выглядела такой потерянной и беззащитной, что Майк не нашел в себе сил ответить отказом.

– Ты действительно хочешь этого? – негромко спросил он. – Даже теперь?

Сэнди посмотрела на свои трясущиеся пальцы, потом подняла на него глаза:

– Ты отвезешь меня домой, если я уйду сейчас же?

Майк посмотрел на Зельду.

– Я отвезу тебя, – сказала та.

– Нет! – крикнула Сэнди, вновь рывком поворачиваясь к ней. – Майк любит меня, разве ты не понимаешь? Вы все видите, как он смотрит на меня. То, что происходит сейчас, всего лишь притворство, потому что он не хочет показывать при вас свои чувства, но все знают…

– Я отвезу ее домой, – проговорил Майк.

– …все знают, что он любит меня так же, как я люблю его. Он хочет жениться на мне, но боится сделать предложение, опасаясь, что я брошу его, как Мишель. Но я никогда не сделаю ничего подобного, клянусь! Я никогда не оставлю тебя, никогда не причиню тебе той боли, которой ты натерпелся из-за нее…

Покуда длилась эта пылкая тирада, Зельда подошла к Сэнди и повела ее к выходу. Майк попытался помочь ей, но она жестом велела ему оставаться на месте. Сообразив, что его вмешательство лишь ухудшит положение, Майк отступил на шаг и молча смотрел вслед женщинам.

Казалось, этой безобразной сцене не будет конца. Зельда и Дэн провели вопящую и брыкающуюся Сэнди по конторе и, стараясь не сделать ей больно, втолкнули в лифт. Последнее, что услышал Майк, прежде чем захлопнулись дверцы, были слова Сэнди:

– Ты заплатишь за это, Майк Маккан! Клянусь, я отомщу тебе!

Майк видел, что Сэнди в истерике, поэтому ее угрозы ничуть не смутили его. Но потом, припомнив этот ужасный скандал от начала до конца, он ощутил неясную тревогу. Было ясно, что Сэнди оказалась во власти чудовищного самообмана, и оставалось лишь гадать, какие фантазии могут овладеть ею в ближайшие недели и месяцы. Однако больше всего Майк беспокоился не из-за того, что Сэнди станет обливать его грязью и клеветой. Его мучило сознание собственной вины. Он избавился от Сэнди, потому что не хотел встречаться с ней день за днем. С другой стороны, Сэнди до такой степени потеряла из-за него голову, что, пожалуй, увольнение было лучшим выходом и для нее самой.

Прощальные слова Сэнди эхом отозвались в голове Майка, и внезапно перед его мысленным взором появилось лицо Мишель. Он причинил ей такие страдания, что даже теперь ему было невмоготу об этом вспоминать. Тогда он полагал, что действует из лучших побуждений, однако расплата за его поступок оказалась столь сокрушительной, что за минувшие годы не проходило и дня без мучительных сожалений. Но прошло слишком много времени, и сколь бы тягостной ни казалась его нынешняя жизнь, Майк сам выбрал этот путь. В последнее время он все чаще раздумывал над тем, что положение еще не поздно изменить, но, понимая, какие тяготы и страдания сулит ему это, не решался пойти на попятный.

Глава 16

Мишель сидела в одной из красочных купальных кабинок, вереницей протянувшихся вдоль просторного, залитого солнцем пляжа Ипанема. В нескольких футах от нее на легком ветру раскачивалась рощица пальм, и юный, исполненный надежд торговец старательно раскладывал на песке ярко-красные саронги. Несколько минут Мишель следила за ним, положив обутые в сандалии ступни на шезлонг напротив и подставив яркому солнцу длинные загорелые ноги. На столе перед ней стоял запотевший стакан местного пива «Чоппа» и лежал последний бюллетень Американского общества защиты прав человека.

Она уже прочла его и теперь, переваривая ужасные факты, пыталась сопоставить их с окружавшим ее великолепием. Было нечто странное в том, сколь щедро природа наградила город, в котором не было места человечности; всего за шесть минувших месяцев военные полицейские Рио безжалостно расправились с четырьмя сотнями человек. Разумеется, это были люди, не способные постоять за себя либо нанять адвокатов и даже рассказать кому-нибудь о преступлениях, которые против них совершались. Это были нищие и голодные, темнокожие и безработные, в основном мелкие воришки и торговцы наркотиками. Однако в бюллетене совершенно ясно указывалось, что они были вынуждены нарушать закон, чтобы избежать голодной смерти и платить вымогателям-полицейским.

Данные по прочим районам страны были ничуть не лучше, вдобавок не следовало забывать, что это всего лишь официальные цифры. Одному Господу известно, сколько еще людей «исчезло», поскольку нежелание их семей заявлять о пропаже хотя и удручало, но было вполне понятным. Никто не хотел говорить из опасения потерять еще одного сына, брата, мужа или внука. Иными словами, террор разрастался с каждым днем, и, по утверждению бюллетеня, более шестидесяти процентов убитых и незаконно лишенных свободы людей были на совести личных «эскадронов смерти» Пастиллиано.

Прищурившись, Мишель задумчиво разглядывала улицу, запруженную гудящими, визжащими и громыхающими автомобилями, которые отчаянно прорывались от одного светофора к другому. У дальнего края пляжа, примерно в двух милях от Мишель, к небесам вздымалась гора, вершина которой утопала в тумане, а склоны были покрыты самыми грандиозными в мире трущобами. Как странно распорядилась жизнь, подарив беднякам роскошный вид на океан и предоставив богатым с напыщенным видом ходить по загазованным улицам города среди стекла и бетона!

Мишель повернулась к воде и, улыбнувшись, помахала рукой Каре и ее детям, которые проплывали мимо на доске. Сегодня на пляже было полно народу; по выходным здесь и на пляже Копакабана собирался весь Рио – нищие и богатые, молодые и старики; креолы и мулаты выставляли напоказ свои бронзовокожие тела, словно в красочной постановке, исполненной чувственности и жизнелюбия. Невзирая на жару они перебрасывались волейбольными мячами и гоняли в футбол, неистово отплясывали регги и самбу на раскаленном белом песке и между делом обворовывали беспечных туристов, которые поджаривались под безжалостными лучами солнца, словно бифштексы. В местах наиболее густого скопления людей детишкам не составляло труда разжиться часами, бумажником или другой столь же ценной добычей, и пропажа, как правило, обнаруживалась слишком поздно, чтобы что-то предпринимать. Босоногие торговцы безучастно взирали на воришек, продолжая разносить футболки, флажки, сигареты и предлагая самым красивым в мире женщинам обольстительные бикини.

Мишель потягивала пиво, наблюдая за юнцом, который вскрывал кокосовый орех для жирного туриста из Германии, расположившегося в соседней кабинке. Потом она перевела взгляд на дорожку, искусно выложенную мозаикой, и, заметив приближающегося Тома Чамберса, весело заулыбалась.

– Два «Чоппа», – сказала Мишель юному торговцу, увидев, что вместе с Томом пришел Антонио.

Том уселся под красно-белым зонтом, а Антонио отправился поболтать с хозяином пункта по прокату шезлонгов.

– Как все прошло? – спросила Мишель.

– И хорошо, и плохо, – ответил Чамберс. – Где Каван?

– Он появится с минуты на минуту, – сказала Мишель.

Чамберс вынул сотовый телефон и набрал номер.

– Ты прочла это? – поинтересовался он, указывая на бюллетень, лежавший на столе.

Мишель кивнула.

Чамберс дернул краешком рта и, соединившись с абонентом, быстро заговорил по-португальски.

Мишель прислушивалась к разговору и гадала, отчего всякий раз, оказавшись рядом с Томом, она вспоминает о Майке. Должно быть, причиной тому манера Тома держаться, решила она, поскольку теплые серые глаза, сиявшие юмором и добротой на жестком морщинистом лице, а также его крупное мускулистое тело не имели ничего общего с Майком. Майк был выше и гибче, выглядел более изящным и ухоженным. И все же между двумя мужчинами было сходство, которое волновало и заинтриговывало Мишель. Вероятно, их объединяли уверенность в себе и внутренняя сила, которые внушали окружающим спокойствие, но могли и взбесить. А может, дело было в том, что в последнее время Мишель очень часто думала о Майке, и напоминанием о нем мог послужить любой мужчина – будь то брат Майка или первый встречный незнакомец.

Чамберс еще не закончил разговор, когда в кабинке появился Антонио.

– Том говорит, все прошло и хорошо, и плохо, – сказала Мишель, когда он опустился в шезлонг и потянулся за стаканом. – Вы встречались с прокурором?

Антонио кивнул и пригубил пиво.

– Он действительно на нашей стороне?

Антонио вновь кивнул:

– Прокурор не хочет, чтобы мы приезжали к нему в контору, он считает, что это слишком опасно, и не только для нас. Будет лучше, если он сделает вид, будто бы занимается делами о коррупции, тогда никто не обратит на него внимания.

– Но как с ним связаться, если мы раздобудем улики против Пастиллиано? – спросила Мишель.

– Он дал номер телефона, по которому можно позвонить и оставить сообщение, – ответил Антонио. Он бросил взгляд на Тома, который был по-прежнему поглощен беседой, и вновь повернулся к Мишель. – Том уже рассказал тебе о Марсио, о парне, который приходил к нам в приют несколько недель назад? Тот самый Марсио, который оказался членом уличной группировки «Эстрелла»?

Мишель покачала головой и нахмурилась.

– А что с ним? – удивилась она. – Я думала, он вернулся на улицы.

– Да, так он и сделал. Вчера вечером его застрелили полицейские.

– Господи, только не это! – пробормотала Мишель, вспоминая страх и враждебность юноши и чувство безысходности, которое охватило ее саму, когда он решил покинуть приют. – Что с ним произошло?

– Минувшей ночью мы обнаружили за стеной приюта его брата, – сказал Антонио. – В него тоже стреляли. Двое парней из группировки принесли его и бросили у ворот. Сейчас он в больнице. За ним ухаживает сестра Лидия.

– Он поправится? – спросила Мишель.

Антонио кивнул:

– Да, должен. Во всяком случае, он в сознании.

Чамберс завершил беседу, Мишель посмотрела на него и перевела взгляд на Антонио.

– Сегодня утром Том сделал несколько официальных запросов, – продолжал молодой человек. – В полиции заявили, что накануне произошла стычка в трущобах Гуарарапес, где обычно обретается «Эстрелла». Судя по рапорту, там была перестрелка. Однако в который уже раз никто из полицейских не пострадал, в то время как погибли трое юношей и один оказался серьезно ранен. Отсюда можно сделать вывод, что мальчишки были не вооружены.

– Думаю, тела были убраны с места преступления еще до того, как там появилась гражданская полиция, – отозвалась Мишель.

Антонио кивнул.

– Я ходил туда два часа назад, – сказал он. – Соседи говорят, что один из полицейских встал над Марсио, который лежал на земле и был уже ранен, и трижды выстрелил ему в лицо.

– О Господи! – прошептала Мишель. – Кто-нибудь согласился выступить свидетелем?

– Никто, – промолвил Антонио.

– Самое неприятное в том, – заговорил Чамберс, – что полицейским разрешено носить второй пистолет, не зарегистрировав его. Поэтому им достаточно открыть огонь из табельного оружия, потом пару раз выстрелить в землю из незаконного и положить его на труп. И дело сделано! В рапорте записывают: «Перестрелка». Никому и в голову не придет всерьез расследовать происшествие, ведь эти мальчишки, вооруженные или нет, загодя считаются преступниками. Быть может, преступниками поневоле, но это не смягчает их вину.

– В деле Марсио есть еще одно обстоятельство, которое может тебя заинтересовать, – добавил Антонио. – У него маленький сын.

Мишель изумленно посмотрела на молодого человека.

– Сын? – переспросила она.

Антонио кивнул:

– Его зовут Энеас. Ему десять месяцев. Я видел его сегодня утром.

– Но… – Мишель покачала головой, пытаясь собраться с мыслями. Пятнадцатилетний Марсио вполне мог оказаться отцом, в здешних местах такое случалось нередко, и все же эта весть явилась для нее полной неожиданностью. – Где его мать? – осведомилась она.

– Умерла от передозировки наркотиков, – ответил Антонио.

Мишель жалобно застонала.

– Что же будет с малышом? – спросила она. – Ты забрал его в приют?

Антонио повернулся к Чамберсу.

Заметив, каким взглядом на нее смотрит Чамберс, Мишель нахмурилась:

– Ну?

Чамберс глубоко вздохнул и произнес:

– Марсио рассказал брату о тебе и Каване, о том, что вы американцы – так он решил, – и попросил передать ребенка вам, если с ним что-нибудь случится.

Мишель изумленно вытаращила глаза:

– Ты имеешь в виду, он хочет, чтобы мы усыновили ребенка?

Чамберс пожал плечами:

– Я не могу сказать наверняка, чего он хочет.

Мишель отвернулась к океану и посмотрела на Кару и детей, до сих пор плескавшихся в волнах. При виде Робби и Ларисы, поднимавших тучи брызг, ее пронзило странное, незнакомое доселе чувство.

– Где сейчас ребенок? – повторила она, поворачиваясь к Антонио.

– Его забрала одна женщина, – ответил Антонио и, рассмеявшись, добавил: – Не принимай близко к сердцу. Такое сплошь и рядом происходит с людьми, которые приезжают сюда, чтобы заняться благотворительностью.

– Я знаю, – сказала Мишель. – Но со мной это случилось впервые. – Внезапно ее охватила подозрительность, и она бросила взгляд на Чамберса. – Только не говори мне, что появление еще одного сироты – это добрая весть.

Чамберс рассмеялся и покачал головой.

– Тебе решать, – отозвался он. – Лично я считаю хорошей новостью то, что Антонио удалось сегодня утром разузнать о человеке, который сидел в тюрьме Пастиллиано.

Мишель тут же встрепенулась:

– И сумел оттуда выбраться?

– Некоторым это удается, – напомнил Чамберс.

Мишель повернулась к Антонио.

– Кто этот человек? – спросила она. – Кто-нибудь из «Эстреллы»?

Антонио кивнул.

– Он даст показания? – допытывалась Мишель.

– Я делаю все, что могу, – сказал Антонио. – После того, что случилось вчера, у нас есть шанс. Но, поступив так, он пошел бы против своих товарищей, а им вряд ли захочется навлекать на себя еще большие неприятности, так что особенно не надейся.

– Но он хотя бы поговорит с нами? – настаивала Мишель. – Даже если мы обойдемся без записей, это уже немало для начала.

Чамберс предупреждающе поднял руку.

– Это наша единственная надежная зацепка, – произнес он, – и мы не можем ее потерять. – С этими словами он посмотрел мимо Мишель и ухмыльнулся.

Мишель повернулась и, увидев Кавана, который расплачивался с таксистом, поднялась на ноги.

– Милый, – сказала она, положив руки на плечи Кавану, когда тот вошел в кабинку, – я уже начинала волноваться.

– И не зря, – отозвался Каван и, весело сверкнув голубыми глазами, взглянул поверх ее плеча на Антонио. – Ты подставил меня, – провозгласил он.

Мишель посмотрела на Антонио, на лице которого появилась виноватая мина.

– Это не я, – заспорил он, вскинув руки.

– Если не ты, то кто же? – Каван со смехом подтянул к себе кресло и сел. – Антонио уговорил меня посетить занятия по половому воспитанию, – объяснил он. – Я пошел туда и оказался в компании малолетних жриц любви.

Чамберс расхохотался и хлопнул Антонио по спине.

– Стало быть, теперь ты знаешь, что такое любовь, – сказала Мишель.

Антонио фыркнул, а Чамберс жестом велел мальчишке-торговцу принести еще пива.

– В общем-то было интересно, – признался Каван. – Но у дверей на страже сидела сестра Тереза, следя за тем, чтобы все присутствующие уяснили урок и получили презервативы.

Мишель улыбнулась. Сестра Тереза была ревностной католичкой, но отнюдь не витала в облаках.

Увидев, что к Мишель присоединились Том и Каван, дети выскочили на берег и наперегонки помчались к кабинке. Едва они ступили на дорожку, Каван подхватил на руки Робби и Ларису, а Томас, старший из трех, сделал вид, что он слишком взрослый и ему безразлично, что он остался один. Увидев это, Том тут же посадил мальчика себе на колени и предложил ему пива.

Мишель было приятно видеть, как легко мужчины находят общий язык с детьми. Она улыбнулась, заметив, с какой радостью воспринимает их внимание Робби, маленький симпатичный мальчуган с твердым, независимым характером и таким бесшабашным, озорным нравом, что не было ничего удивительного в том, как близко они сошлись с Каваном. Поймав взгляд Кавана, Мишель почувствовала, как дрогнуло ее сердце, и с трудом подавила желание прикоснуться к нему. В последнее время Каван все чаще заговаривал о том, что им нужно «упорядочить» взаимоотношения, и Мишель, хотя и не спрашивала, что именно он имеет в виду, понимала, что уже очень скоро ей придется принимать то или иное решение, и она страшилась этого дня ничуть не меньше, чем того мига, когда вновь встретится с Майком.

Но Каван – это не Майк. Они различались буквально во всем, и если бы не внешнее сходство, Мишель, пожалуй, усомнилась бы в их родстве. Каван никогда не пытался ошеломить ее, сбить с толку. Рядом с ним Мишель могла быть самой собой, у нее не возникало ощущения, будто ей навязывают чуждые цели и воззрения. Но она так любила Майка, что долгое время ей казалось, будто она разделяет все его желания. Она была готова на все, лишь бы он был счастлив, и даже теперь по-прежнему все время думала о нем, тосковала по нему. Однако те страдания, которые они причинили друг другу, нельзя было забыть, а возможно, даже простить. Мишель опустила глаза на Робби, гадая, не для того ли она сблизилась с Каваном, чтобы наказать Майка. А может быть, она хотела заставить Майка попытаться вернуть ее, хотя именно она бросила его, а не наоборот.

Думать об этом было слишком мучительно, и Мишель, торопливо выбросив из головы мысли о Майке, повернулась к Антонио.

– Кто та женщина, которая взяла ребенка? – негромко спросила она. – Она родственница Марсио?

Антонио кивнул, приподняв брови с таким видом, будто ожидал этого вопроса.

– Мать? Тетка? Бабка? – продолжала Мишель.

– Тетка, – ответил молодой человек.

– Она видела то, что случилось вчера?

– Судя по ее словам, да.

– Ты уговоришь ее встретиться с нами?

Чамберс вмешался в беседу, не дав Антонио раскрыть рта.

– Забудь об этом, – сказал он.

Мишель повернулась к Чамберсу, удивленная его раздраженным тоном и тем, что тот услышал ее разговор с Антонио.

– Об этом не может быть и речи, – добавил Чамберс, пытаясь избежать столкновения с головой Томаса, который уклонялся от кулачков Ларисы.

Лицо Мишель потемнело. Она откинулась на спинку шезлонга, усаживая себе на колени Робби.

– Я думала, цель нашего пребывания здесь – сбор улик, – с вызовом произнесла она.

– Совершенно верно, – подтвердил Чамберс, бросив взгляд на Кавана, который только сейчас заинтересовался разговором. – Но мы условились, что расследования в трущобах веду я. Особенно после вчерашней перестрелки.

– Женщине будет намного удобнее беседовать со мной, – возразила Мишель, стараясь говорить спокойно.

– Тебе отводится вспомогательная роль, – напомнил Чамберс. – Если люди отказываются общаться со мной, за дело берешься ты.

– Но к этому времени у них может пропасть охота говорить вообще с кем бы то ни было, – процедила Мишель. – Если они, конечно, останутся в живых. И кстати, как быть с ребенком?

– Ребенок – дело другое.

– Какой ребенок? – спросил Каван.

Мишель посмотрела на него.

– Объясню позже, – ответила она и, повернувшись к Чамберсу, добавила: – Я хочу увидеть ребенка.

– Что ж, устроим его в приют, – сказал Чамберс и поднес к губам стакан, давая понять, что разговор окончен.

Мишель не терпелось ринуться в бой, но, обладая большим опытом общения с Томом, она знала, когда следует отступиться. Упрямство могло привести к тому, что Чамберс отправил бы ее из Бразилии, но она зашла слишком далеко, чтобы бросать начатое дело. В сущности, как бы Мишель ни сердилась на Чамберса, она понимала его беспокойство. Выполняя свой профессиональный долг, он уже потерял одну женщину и ни за что не рискнул бы жизнью другой.

Чамберс не заговаривал о Рейчел и ничем не выказывал чувства вины, которое мучило его после ее смерти, но Мишель знала, как часто он вспоминает о подруге и как трудно было ему свыкнуться с мыслью о том, что ее похитили и убили. Рейчел сама была журналисткой и работала с Томом в Колумбии, доводя до сведения окружающего мира ужасные статистические данные, согласно которым в стране уничтожалось до двух тысяч детей ежегодно. К сожалению, смерть Рейчел всколыхнула общественность куда серьезнее, чем трагедия колумбийских детей. Однако причиной гибели Рейчел стали отнюдь не ее смелые, исполненные страсти репортажи о положении детей, а расследование деятельности нашумевшего наркокартеля Кондозы, которое предпринял Чамберс. Не окажись она любовницей Тома, ее вряд ли выбрали бы жертвой; похитив Рейчел, колумбийцы предупредили Чамберса – руки прочь от Кондозы, и немедленно! Отступись он, и Рейчел осталась бы жива, но Том не подчинился и совершил тем самым ошибку, за которую расплачивался до сих пор.

Он решил преследовать убийц, и его другу, главному редактору «Вашингтон пост», пришлось отправить в Колумбию двух бывших десантников, чтобы заставить Тома покинуть страну, пока его самого не лишили жизни. «Пост», «Нью-Йорк таймс» и «Нью-Орлинс таймс пикайун» опубликовали репортаж об убийстве Рейчел, который положил начало долгому ожесточенному конфликту Штатов и Колумбии. Вашингтон настаивал на немедленном аресте людей, стоявших за убийством, но колумбийское правительство, которое практически целиком находилось под пятой Кондозы, раз за разом отказывалось выполнить это требование. И только когда более миллиона людей вышли на улицы городов южных штатов, в особенности Нового Орлеана, родного города Рейчел, чтобы выразить протест и вынудить власти предпринять более жесткие шаги, колумбийцы наконец назвали несколько имен. В своем стремлении восстановить «нормальные» отношения двух стран и унять возмущение, которое уже охватывало Север, вашингтонские деятели старательно обошли вниманием тот факт, что один из перечисленных убийц был убит бойцами соперничающего картеля за две недели до гибели Рейчел.

Если бы к этому времени Чамберс не уехал в Сараево, надеясь забыть о случившемся, то, возможно, убийство Рейчел продолжало бы будоражить общество и грязные политические махинации не остались бы незамеченными. Однако действия американских властей, не говоря уже о колумбийских, внушали Тому такое отвращение, что он предпочел уехать до того, как были названы убийцы. Когда эта новость достигла ушей Чамберса, он был слишком захвачен военными событиями в Европе, чтобы предпринять что-либо. Именно эта его бездеятельность больше всего мучила Тома теперь. Он не только стал причиной смерти Рейчел, но до сих пор не мог простить себя за то, что позволил убийцам избежать наказания.

Зная о том, какие испытания выпали на долю Чамберса, Мишель предпочла промолчать и предоставить ему самому принимать решения. Они уже получили предупреждение от Пастиллиано, и хотя пока не обращали на него внимания, не было никаких сомнений в том, что за ними следят, и стоило им хотя бы чуть-чуть приблизиться к разгадке тайн противника, грозящая им опасность приняла бы такие размеры, что об этом не хотелось и думать.

Мишель вновь посмотрела на детей. Трудно представить себе, что Пастиллиано рискнет поднять международный скандал, угрожая жизни троих детей европейских граждан, и тем не менее были предприняты необходимые меры к тому, чтобы укрыть их в безопасном месте, едва возникнет угроза. Но, не располагая ни единым свидетельством очевидцев и не имея надежды получить их в ближайшем будущем, Чамберс и его сподвижники были далеки от завершения своих планов. Если, разумеется, тетка Марсио и его товарищи из «Эстреллы» не сообщат им заслуживающие внимания сведения.

Заметив, что Каван вновь смотрит на нее, Мишель улыбнулась и подумала, что когда она будет в следующий раз беседовать с Антонио, нужно сделать так, чтобы рядом не оказалось ни Тома, ни Кавана. Увидев реакцию Тома на ее самодеятельность, Антонио наверняка постарается помешать ей. Однако Мишель должна была хотя бы попытаться, поскольку приближался день выборов, и если Пастиллиано захватит власть, те бедствия и ужасы, которые уже пережили обитатели трущоб, покажутся им беззаботным днем на пляже в сравнении с тем, что ждет их в будущем.

Глава 17

Эллин с головой ушла в работу и не замечала ничего вокруг. Перед ней на столе лежали кожаный бювар, в который был вставлен блокнот с желтыми страничками, карандаши, резинки и серебряная ручка. Эллин взяла стакан с водой, сделала глоток и вновь принялась с усердием набрасывать заметки на полях контракта, не имевшего ничего общего с проектом, по поводу которого в эту минуту велись переговоры.

Три администратора студии, два продюсера, три бухгалтера и два юриста вносили последние уточнения в калькуляцию пятимиллионного проекта, который обсуждался три минувшие недели. Главным затруднением была не столько заработная плата участников съемок, сколько размеры авторского гонорара, а также требование о выплате трех с половиной процентов с международных продаж, которое Эллин выдвинула на последнем совещании. Вдобавок теперь она потребовала пять процентов доходов от рекламы, в которой будут использованы голоса и внешность героев, а также гарантий предоставления семи миллионов долларов для съемок продолжения фильма с односторонним правом пересмотра условий договора в том случае, если сборы за первую неделю проката ленты в Америке превысят восемьдесят миллионов.

Условия Эллин оказались для всех полной неожиданностью. Изумление и растерянность вскоре сменились гневом, и Бутч Соммерз, один из продюсеров, наотрез отказался сотрудничать с ней. Соммерз немало рисковал, поскольку, кроме него, никто не возражал против назначения Уокера Николаса на главную роль в «Путнике», фильме по фантастическому роману, ставшему бестселлером и побившему все рекорды в мире печатных изданий. Пока Соммерз бушевал и неистовствовал, требуя бесконечных уступок, чтобы убедить коллег избавиться от Николаса, клиента Эллин, она пережидала бурю, невозмутимая и неумолимая, как и сам Фостер Маккензи, руководитель студии, который следил за ней и за ходом переговоров с тем же пристальным вниманием, с которым его юристы изучали требования и условия, столь дерзко выдвинутые Эллин.

До сих пор у Эллин не было времени задуматься, зачем она подвергает свою карьеру такому риску; вероятно, причиной ее безрассудства была злость на Фаргона, который в последнее время завалил Эллин сложными и зачастую совершенно никчемными поручениями. Казалось, он хочет выяснить границы терпения Эллин, за которыми та потеряет голову и начнет действовать себе во вред. И, судя по тому, с какими предложениями она явилась сегодня на совещание, этот предел был близок, поскольку даже Роза и Кип не имели ни малейшего понятия о том, что Эллин не обсуждала последние изменения ни с Фаргоном, ни с Николасом, и были уверены, что Эллин получила соответствующие инструкции.

От страха перед тем, что она натворила, у Эллин голова шла кругом, адреналин бурно выплескивался в кровь, а слепая злоба на Теда Фаргона словно бичом подхлестывала ее, ослепляя и лишая способности задуматься о последствиях.

Но она, ничем не выдавая бушующих в ней чувств, сидела за столом, прилежно работая над старым контрактом, а бухгалтеры и продюсеры тем временем двинулись к выходу из помещения, чтобы переговорить без посторонних, и наконец Фостер Маккензи поднялся на ноги и отправился за ними. Эллин показалось, что в ее тело впились тысячи раскаленных игл, поскольку всем было известно, что если Маккензи выходит вслед за юристами, а не вместе с ними, значит, представление близится к концу.

И все же только через час Эллин, Роза и Кип встали из-за стола, чтобы обменяться рукопожатиями с противной стороной. Фостер Маккензи так и не появился, но в этот миг Эллин была слишком ошеломлена, чтобы сообразить, что это может означать. В дальнем уголке ее сознания теплилась мысль о том, что она спит в собственной кровати; выслушивая поздравления и добродушные подначки коллег – даже Соммерз присоединился к ним, хотя и с неохотой, – Эллин вдруг поняла, что до самой последней минуты ждала отказа.

– Откровенно говоря, – сказала Роза, как только они с Эллин и Кипом, заведующим юридическим отделом Эй-ти-ай, вышли на автостоянку, – я была уверена, что у тебя ничего не получится, особенно после внесения пункта об одностороннем праве пересмотра условий. Господи, что заставило их пойти нам навстречу?

– До того мгновения, когда Маккензи встал и вышел, я не сомневался, что все пропало, – подал голос Кип. – Но тут кто-то толкнул меня в бок и шепнул, что мы добились своего. Я работаю с Маккензи пятнадцать лет, но до сих пор не знал, что если он уходит последним, это означает, что он готов признать свое поражение.

– Ты заметила, как он смотрел на тебя? – спросила Роза, обращаясь к Эллин. – Клянусь, он был готов испепелить тебя взглядом. Как только ты потребовала эти три с половиной процента… я в жизни не видела ничего подобного. У меня душа ушла в пятки. Я решила, что нам пришел конец. Маккензи, хотя и не показывал этого, был взбешен до предела, когда ты отказалась уступить, и я ничуть не сомневалась, что он встанет и хлопнет дверью.

– Я тоже, – призналась Эллин.

Роза повернулась, посмотрела на Эллин и, увидев смех в ее глазах, рассмеялась сама.

– Неудивительно, что Фаргон дал это задание именно тебе, – произнесла она. – Ты держалась с таким хладнокровием, что Маккензи казался рядом с тобой нервным дергунчиком. Интересно, знает ли Фаргон, что Фостер положил на тебя глаз?

– Они оба ненавидят меня, – с улыбкой отозвалась Эллин, шаря в сумочке в поисках ключей.

– Да, если не считать трех приглашений к ужину и личной просьбы Фаргона уладить это дело, – заметила Роза.

– Ты ничего не понимаешь, – возразила Эллин. – Узнав о том, что я вступила в игру, Фостер позеленел от злости.

– Просто он понял, что Фаргон вводит в бой тяжелую артиллерию, – с улыбкой произнес Кип. – Моя машина стоит на другом этаже. Встретимся в конторе.

Женщины поехали на машине Эллин. Выехав на бульвар Ланкершим, она позвонила менеджеру Уокера Николаса и сообщила ему радостную весть. К тому времени, когда она закончила беседу, автомобиль уже выехал из Вэлли-Виллидж и помчался по ярко освещенной Сансет, направляясь к следующей дорожной развязке, у Санта-Моники.

– Уокер пригласил нас сегодня на вечеринку, – сказала Эллин, положив телефон на колени, и посмотрела на Розу. – Поедешь?

– Еще бы! – Роза рассмеялась. – Ради этого парня я готова хлопнуться на спину и дрыгать ногами. Он до сих пор с Самарой Вито?

Эллин рассмеялась.

– Боюсь, да, – подтвердила она.

– У него совершенно нет вкуса, – пробормотала Роза. – Так что с Фостером Маккензи? – спросила она, складывая руки на груди и скрещивая худощавые лодыжки.

– А что с ним?

Роза закатила глаза:

– Эллин, мы говорим о человеке, который возглавляет одну из крупнейших в мире киностудий, ведет бракоразводный процесс и при этом очень неплохо выглядит. Он трижды приглашал тебя в ресторан. Когда же ты наконец перестанешь вести жизнь затворницы и поступишь так, как поступила бы на твоем месте любая разумная женщина?

– Кто сказал, что я собираюсь это делать? – возразила Эллин.

– Сделаешь, не сомневайся. Фостер Маккензи не из тех мужчин, которым подолгу сопротивляются. Разве что у тебя непорядок с мозгами. – Роза окинула Эллин взглядом. – Ты, часом, не захворала?

Эллин улыбнулась:

– Не вижу, чем он может быть мне полезен.

– Что?! – гневно воскликнула Роза. – Обладая колоссальной властью и влиянием, Маккензи ничем не может быть тебе полезен? Господи, Эллин, у тебя ни на грош фантазии!

– У него близко поставлены глаза, – ответила Эллин.

На лице Розы отразилось искреннее изумление.

– Какое это имеет значение? – удивилась она.

Эллин пожала плечами.

– Послушай, дорогая, – продолжала Роза. – У Фостера Маккензи, может быть, слишком близко поставленные глаза, но твои и вовсе находятся на заднице, если ты не видишь, что он сможет для тебя сделать, если ты сблизишься с ним. Ради всего святого, ты могла бы немедленно распрощаться с Фаргоном и организовать собственную студию, которую завалят такой горой проектов, что ты станешь известнее самого Спилберга!

– Звучит заманчиво, – с улыбкой отозвалась Эллин.

– Ну и?..

– Что – «ну»?

– Что же тебя останавливает?

Эллин посмотрела на Розу и, повернув направо, вырулила на Санта-Монику и поехала к конторе.

Роза ждала, но скоро стало ясно, что Эллин не намерена отвечать. Впрочем, ее взгляд сказал достаточно.

– Послушай, милая, – заговорила Роза, призывая на помощь житейскую мудрость, накопленную за тридцать восемь лет, и опыт трех неудачных замужеств. – Тебе пора забыть о Клее. Я знаю, он дурно обошелся с тобой, хотя в этом не было нужды, но все это осталось в прошлом, ты ничего не можешь изменить, и тебе остается лишь найти в себе силы двигаться вперед.

– Знаю, – ответила Эллин, не отрывая взгляд от дороги.

– Фостер Маккензи ничуть не похож на Клея, – с теплотой в голосе произнесла Роза. – Да, у него было немало женщин, и я не сомневаюсь, что многие из них при встрече с радостью оторвали бы ему яйца, но ты уже несколько месяцев живешь одна, а он совсем неплох для тебя.

Эллин глубоко вздохнула, но в ту же секунду, избавляя ее от необходимости отвечать, зазвонил телефон Розы.

– Привет, – сказала та. – А, это ты, Поллард? Чем могу служить? – Роза на мгновение умолкла, потом ее глаза засверкали, она повернулась к Эллин и сдавленным голосом произнесла: – Не может быть! Неужели получилось? Слушай, Поллард, я обязана тебе по гроб жизни!

Эллин посмотрела на нее.

– Он достал билеты на премьеру «Мы упадем обнявшись», – объяснила Роза. – Каково?

Эллин уважительно вскинула брови. С тех пор как на экраны вышла «Эвита», ни одна премьера не вызывала такого ажиотажа, и билеты на «Мы упадем…» достать было практически невозможно. Точно так же как в пору «Эвиты», актеры, агенты, продюсеры, режиссеры – практически все, кто был причастен к киноиндустрии, – уже несколько недель кряду выпрашивали, вымаливали, воровали, подкупали и делали одному Богу известно что еще, лишь бы попасть на премьеру самой нашумевшей экранизации современной классики, снятой Виктором Уорреном. Список приглашенных был самым точным справочником «Кто есть кто в Голливуде».

– Еще бы! – говорила Роза в трубку. – Да, конечно, я заплачу за лимузин. И первым делом заеду за тобой, если, конечно, ты не хочешь встретиться у меня на квартире… Отлично. Как скажешь… Шутишь? Поллард, если тебе потребуется, я раздобуду к Рождеству целую толпу мужчин с эпикурейскими лицами. Я даже готова помочь тебе избавиться от растительности в носу!

Роза дала отбой, и они с Эллин расхохотались.

– Этот парень – гений, – объявила Роза. – Не будь он гомиком, я бы вышла за него. Боюсь, его приятель тоже голубой, но какая разница? Главное – мы попадем на просмотр. Черт возьми, что надеть? Может быть, завтра прокатимся по магазинам? Лучшего повода не найти.

– Ты хочешь сказать, что у него и для меня найдется билет? – спросила Эллин.

– Конечно. – Машина остановилась у светофора, и Роза изумленно вытаращила глаза, заметив выражение лица Эллин, которая повернулась к ней. – Только не говори мне, что ты не хочешь пойти.

– Не в том дело, – отозвалась Эллин. – Просто… – Но Роза, не слушая ее, пробормотала:

– Ушам своим не верю… – И вдруг слова Эллин достигли ее сознания. – Как ты сказала? – вскричала она, рывком поворачиваясь к Эллин.

Карие глаза Эллин улыбались.

– Я сказала, меня уже пригласили, – ответила она.

Ошеломленная Роза судорожно перевела дух.

– Ты собралась на премьеру и утаила это от меня?! – воскликнула она.

– Извини, – произнесла Эллин, поджав губы. – Но я узнала об этом только вчера, а сегодня у нас были дела поважнее.

– Кто тебя пригласил? – осведомилась Роза, не зная, сердиться ли на Эллин или радоваться за нее.

– Майк Маккан, – отозвалась та, с удовольствием наблюдая за тем, как у Розы от изумления отваливается челюсть.

– Тот самый британец, к которому тебя посылал Фаргон и который нашел в себе силы отвергнуть его предложение?

Эллин рассмеялась и кивнула.

– Ну, как вам это нравится? – пробормотала Роза себе под нос. – Где он сейчас? Здесь, в Лос-Анджелесе? Как же это вышло, что какой-то англичанин получает приглашение, а мы, коренные американцы, должны стоять на коленях, лишь бы попасть в очередь за билетами?

Эллин улыбнулась.

– Маккан – агент Виктора Уоррена, – объяснила она.

– Ну и дела! – произнесла Роза. – И что же, он просто позвонил тебе и спросил, не хочешь ли ты пойти с ним на премьеру?

– С ним, а также с Виктором Уорреном и его женой, – добавила Эллин.

– Не верю своим ушам, – повторила Роза. – Что произошло между вами там, в Лондоне? Ты умудрилась его соблазнить или что-нибудь в этом роде? Не подумай, будто я осуждаю тебя – Маккан так хорош собой, что мог бы делить постель с королевой, появись у него желание делать добрые дела, – но почему ты ничего мне не рассказывала?

– Рассказывать было нечего. – Эллин рассмеялась, довольная тем, что сумела скрыть от Розы, как ошеломило ее предложение Майка, свалившееся словно с небес. Она даже не знала, что Майк в Лос-Анджелесе, пока тот не позвонил ей. Эллин полагала, что он в Лондоне, но в конце разговора Майк дал ей лос-анджелесский номер, по которому она могла связаться с ним. Не в силах удержаться, она наутро набрала названный номер и выяснила, что Майк приехал накануне и остановился в отеле «Времена года». Иными словами, он позвонил ей сразу по прибытии, а значит, ему не терпелось встретиться с ней. А может быть, и нет, ведь до премьеры оставалась целая неделя, и Эллин уже начинала сомневаться в том, что выдержит это испытание.

* * *

– Устрой вечеринку и пригласи его, – посоветовала Мэтти таким тоном, словно говорила о чем-то само собой разумеющемся.

– Не могу, – отозвалась Эллин дрожащим от волнения голосом.

– Почему? Все, что тебе нужно сделать, – это сказать, что ты собираешь друзей, но забыла пригласить его, когда он тебе звонил, и спросить, не хочет ли он присоединиться.

– А если он откажется? Придется устроить вечеринку, а мне этого совсем не хочется.

Мэтти в отчаянии всплеснула руками.

– Так поговори с ним первым, – предложила она.

– А если он занят в тот вечер, который я выберу? Не могу же я заявить: «Ах, простите, я имела в виду не среду, а четверг!»

– Тем более нужно сначала поговорить с Майком, – заметила Мэтти. – А если он занят в тот вечер, который ты назовешь, тебе остается лишь ждать премьеры.

– Какой же вечер назвать?

Мэтти закатила глаза:

– Ели бы ты управлялась на работе с такой же ловкостью и сноровкой, как налаживаешь свою личную жизнь, мы обе давно были бы на улице. Пригласи его в субботу или в пятницу. На твоем месте я бы выбрала пятницу.

– Почему?

– Пятница ближе, а ты ждешь не дождешься встречи.

– Как-нибудь потерплю, – заверила ее Эллин.

– Тогда в субботу.

– А может быть, дождаться премьеры? – спросила Эллин.

Мэтти пожала плечами:

– Как хочешь.

Эллин жестом велела официанту принести еще бокал вина.

– В пятницу, пожалуй, – сказала она.

– У тебя телефон с собой? – осведомилась Мэтти. – Глупый вопрос. Ты повсюду ходишь с телефоном. Так вот, звони сейчас же в отель и спроси, свободен ли Майк в пятницу.

Эллин почувствовала, как внутри у нее все сжимается.

Глаза Мэтти сузились. Выражение, появившееся на лице сестры, было очень хорошо знакомо ей.

– Так и быть, я позвоню сама и назовусь твоим секретарем, – предложила она.

Эллин протянула ей аппарат.

Мэтти связалась с отелем и попросила соединить ее с номером Майка Маккана.

Эллин протянула руку к телефону:

– Если он там, я сама поговорю с ним. – Она поднесла аппарат к уху и услышала голос Майка:

– Алло?

Сердце Эллин замерло, ее охватил такой страх, что она едва не дала отбой.

– Здравствуйте, это Эллин Шелби, – дрогнувшим голосом сказала она. – Э-э… как у вас дела?

– Все в порядке, – удивленно произнес Майк. – Где вы? Что это за шум?

– Я в китайском ресторане на бульваре Сансет, вдвоем с кузиной Мэтти, – ответила Эллин. – Я подумала… В общем, когда вы звонили в последний раз, я забыла сказать, что устраиваю в пятницу маленькую вечеринку, и подумала, может быть, вы захотите прийти…

– В ближайшую пятницу? – уточнил Майк.

Эллин окаменела. У Майка уже назначена встреча, он откажется приехать к ней в гости. Она уже жалела, что взялась за телефон.

– Да, на этой неделе, – пробормотала она.

– В котором часу?

Эллин посмотрела на Мэтти.

– В котором часу? – одними губами произнесла она.

– В любое удобное для него время, – предложила Мэтти.

– Около семи, – сказала Эллин в трубку, криво улыбнувшись сестре. – Немножко выпьем, а после девяти поедем в ресторан.

– Я смогу быть у вас не раньше восьми, – отозвался Майк. – Но разумеется, приеду с удовольствием. Какой у вас адрес?

Эллин уже собралась по буквам продиктовать замысловатое испанское название своего квартала, а потом передумала.

– Завтра утром я пришлю вам адрес по факсу вместе с указаниями, как проехать, – пообещала она.

– Отлично, – сказал Майк. – Жду встречи.

– Я тоже, – ответила Эллин и, выключив аппарат, посмотрела на Мэтти и пробормотала: – Вот только хватит ли мне терпения ждать до пятницы?


– До сих пор тебе и в голову не приходило делать маникюр в салоне! – с отчаянием воскликнула Мэтти, когда Эллин позвонила ей, чтобы попросить совета.

– Должно быть, настала пора, – сказала Эллин, прикрывая листком бумаги мигающие лампочки на панели телефона, чтобы не видеть, сколько людей пытаются до нее дозвониться. – Ты уже ездила по магазинам? Ты достала хорошее вино? Он знает толк в винах.

– У нас есть отличное вино.

– Где мы накроем стол? На кухне или на веранде? Знаешь, мне не нравится блузка, которую я купила. Что скажешь?

– Эллин, возьми себя в руки! – Мэтти рассмеялась. – Все в порядке. Джин уже здесь, со мной, выбирает пластинки и кассеты с музыкой. Мы расставим все, как сочтем необходимым, и тебе останется лишь приехать домой и привести себя в порядок. И думать забудь об искусственных ногтях, они тебе ни к чему, вдобавок с непривычки ты можешь оцарапать Майка или себя, если наклеишь их.

– А как насчет блузки? – спросила Эллин.

– Блузка просто потрясающая. Майк сойдет с ума.

– Тебе не кажется, что она слишком открытая?

– Блузка что надо. И хватит названивать, у меня уйма работы.

Эллин нажала две клавиши и набрала другой номер. Нынче у нее было столько дел, что она рисковала опоздать на свою собственную вечеринку. Такое случалось не раз, но сегодня Эллин ни за что не согласилась бы поставить работу во главу угла. Она скорее умерла бы, чем призналась, что запасла два новых комплекта нижнего белья, один из которых, трехсотдолларовый «Мучино», до сих пор лежал в обертке, а еще раньше съездила в парфюмерный магазин и купила флакон «Куатр Фобюр», самых чувственных в мире духов.

Весь день ее мучил страх, что Майк вот-вот позвонит и скажет, что не сможет приехать, и всякий раз она напоминала себе, что впереди ее ждет премьера, хотя и сомневалась, что сумеет дожить до нее, сохранив рассудок. Какое счастье, что профессия научила ее не выдавать своих чувств и никто, кроме Мэтти, не догадывается, какие жалкие, малодушные мысли одолевают ее!

– Чепуха! – заявила Мэтти, когда Эллин приехала домой и поделилась с ней своими опасениями. – Ты выглядишь так, что при взгляде на тебя меня бросает в дрожь. Это шутка! – завопила она, увидев, как побледнела Эллин. – Ты что – шуток не понимаешь? – На лице Эллин отразилось облегчение, и Мэтти вновь повернулась к зеркалу, чтобы заняться макияжем. – В любом случае заманить Майка в Голливуд тебе не удастся. Ты ведь говорила, что он никогда не переедет сюда. – Мэтти продолжала подкрашивать лицо, но, не услышав ответа, посмотрела на Эллин, которая сидела в ванне, и, заметив смущение в ее глазах, улыбнулась. – Ну, разве что ты надеешься, что он сделает это ради тебя.

Щеки Эллин зарделись.

– Не стану скрывать, мне хочется, чтобы Майк влюбился в меня по уши, перебрался в Штаты и остался со мной до гробовой доски… Ну вот, я все испортила, высказав свои мечты вслух.

Мэтти приподняла изящные брови.

– Трудно поверить, что ваше общение ограничилось ужином в ресторане, – сказала она.

Эллин вздохнула и окунулась с головой.

– Уже и не припомню, сколько раз я занималась с ним любовью… в своем воображении, – произнесла она, вновь показавшись над водой. – Я прекрасно представляю, как это будет – разумеется, если до этого дойдет. В нем есть нечто, чего я не могу описать словами… и это нечто сводит меня с ума. – Она посмотрела на сестру и рассмеялась. – Прочь отсюда! – крикнула она, запустив мочалкой в Мэтти, которая таращилась на нее мечтательным влюбленным взором.

– Ничто не мешает тебе перебраться в Лондон, – заметила Мэтти, вновь принимаясь за косметику.

Эллин задумчиво выпятила губы.

– Ну, не знаю, – сказала она. – Мне там нечего делать.

– Но там Майк, – напомнила Мэтти.

Эллин рассеянно смотрела на свои вытянутые ноги.

– Знаешь, мне очень хочется, чтобы он приехал сюда, – проговорила она после недолгого молчания. – Не обязательно ради меня. Мне кажется, Лос-Анджелес словно создан для него. Я хочу, чтобы он увидел, что мы вовсе не такие мерзавцы и гордецы, как он представляет.

На лице Мэтти появилась удивленная мина.

– А разве он не прав?

Эллин с досадой покачала головой и, взяв толстое мохнатое полотенце, выбралась из ванны.

– Кто-нибудь отказался от приглашения? – спросила она.

– Только Карла, но этого и следовало ожидать, – ответила Мэтти.

– Ты разложила закуски по тарелкам?

– Еще нет. Успеется. И кстати, пошевеливайся, если не хочешь встретить гостей в чем мать родила.

Едва Мэтти вышла из ванной, Эллин подошла к зеркалу и осмотрела свое обнаженное тело, блестящую кожу кремового оттенка, тугие красные соски и покрытый золотистыми завитками треугольник между ног. Эллин попыталась посмотреть на себя глазами Майка, и, стоило ей представить, как она лежит с ним обнаженная, ее сердце забилось чаще, а тело охватила сладостная истома. Эллин уже не сомневалась, что после памятного вечера в ресторане ее влечение к Майку лишь усилилось, и порой она была готова потерять голову от страсти. В эту минуту ей почти удалось убедить себя в том, что Майк позвонил ей, едва прибыв в Лос-Анджелес, потому что чувствует то же самое. Но Эллин не забывала, как он оттолкнул ее тогда, в Лондоне, и надеялась, что это воспоминание поможет ей сегодня вечером сохранять спокойствие и выдержку.


Было уже пятнадцать минут десятого, когда Майк наконец постучал в дверь квартиры Эллин. Судя по тому, что изнутри не слышалось ни звука, вечеринка уже завершилась, но Майк знал, что Эллин в квартире, потому что, прежде чем впустить его, охранник звонил по телефону, чтобы сообщить хозяйке о прибытии гостя. Проезжая по территории комплекса к подземному гаражу, Майк гадал, сердится ли на него Эллин за то, что он не позвонил и не предупредил о том, что задерживается. Пожалуй, так и нужно было сделать, но встреча с Виктором Уорреном затянулась намного дольше ожидаемого, и когда она подошла к концу, Майк счел за лучшее попросту сесть в машину и отправиться к Эллин.

Он уже собрался постучать еще раз, ругая себя за то, что явился с пустыми руками, когда дверь внезапно распахнулась. На пороге стояла высокая привлекательная брюнетка.

– Привет, я – Мэтти, кузина Эллин, – сказала она. – А вы, должно быть, Майк. Входите. Некоторые уже разъехались, но кое-кто остался.

Рассмеявшись, Майк двинулся за ней следом. В комнате горел приглушенный свет, тут и там виднелись остатки пиршества. Майк заметил нескольких человек, сидящих на веранде, но в первую секунду ему показалось, что Эллин там нет.

– Хотите что-нибудь выпить? – предложила Мэтти. – У нас есть почти все, чего только можно пожелать.

– Скотч, – попросил Майк, и в ту же секунду ему на глаза попались трое, которые сидели на веранде чуть поодаль от остальных, и среди них – Эллин. Она была так прекрасна, что Майк тотчас забыл об усталости и смене часовых поясов после перелета из Австралии, захваченный единственным желанием – обнять ее. – Привет, – сказал он, когда Эллин подошла поздороваться с ним. Их глаза встретились, и Майк, не в силах более сдерживаться, протянул к ней руки. – Я не слишком опоздал? – спросил он.

Эллин еще секунду или две не отрывала взгляд от его лица, потом улыбнулась и ответила:

– Надеюсь, нет.

Было трудно сказать наверняка, сердится ли Эллин, но у Майка возникло ощущение, что она ему рада.

– Вот ваш бокал, – проговорила Эллин, когда из-за ее спины появилась Мэтти.

Майк взял виски и, увидев, что Мэтти направилась к гостям, ответил:

– В следующий раз ваша очередь. – Эллин непонимающе нахмурилась, и он пояснил: – Я имею в виду – опаздывать. Я уже дважды опоздал на встречу с вами.

Эллин улыбнулась.

– Остальные уехали ужинать в «Мирабель», – сказала она. – Мы как раз собирались последовать за ними. – Она помолчала и спросила: – Не хотите присоединиться?

Майк продолжал смотреть в глаза Эллин. Ему хотелось одного – прикоснуться к ней.

– Только если вы этого хотите, – произнес он.

Эллин прикусила дрогнувшую нижнюю губу. Они с Майком смотрели друг на друга, не замечая взрыва смеха на веранде.

Взгляд Майка блуждал по лицу и шее Эллин, по ее медным волосам, рассыпавшимся по обнаженным плечам, по ее восхитительной коже, которая казалась такой мягкой. Ее округлая грудь вздымалась и опадала с каждым вдохом и выдохом, а в глазах отражались те же чувства, что испытывал сейчас Майк.

Эллин негромко застенчиво рассмеялась, потом, рассеянно махнув рукой в сторону гостей, сказала:

– С Мэтти вы уже познакомились. Это Джин, ее приятель. Это Роза, она работает со мной. Эрнест, ее друг… Те двое в уголке, с которыми я говорила, когда вы пришли, – Джозеф и Элли, они только что окончили университет.

Майк повернулся, бросил взгляд на окружающих и, пригубив виски, спросил:

– Может быть, присоединимся к ним?

Эллин улыбнулась:

– Если хотите.

Глаза Майка весело блеснули. Выйдя вслед за Эллин в напоенную благоуханием тишину ночи, он пожал гостям руки и вновь извинился за опоздание. Роза и Мэтти тут же забросали его незлобивыми подначками, и хотя Майк достойно встретил их натиск, он ни на мгновение не переставал ощущать близость Эллин. Она уселась с остальными за стол, рядом с Джином, и всякий раз, слыша ее смех, Майк чувствовал, как тот отдается у него в сердце.

Между ними словно протянулась ниточка. Эллин следила за лицом Майка, чувствуя, как в ней разгорается жаркая страсть. Она обижалась и сердилась на Майка за то, что он опоздал и едва не испортил ей вечер. Но теперь, когда он наконец приехал и окунулся в царившую здесь атмосферу веселья и дружелюбия, Эллин забыла обо всем, кроме его властного, завораживающего взгляда и неодолимого желания прикоснуться к нему.

– Пожалуй, нам пора, – сказала Мэтти, поставив опустевший бокал на стол. – Остальные, верно, гадают, куда мы запропастились. Вы едете с нами, Майк? – спросила она.

Майк посмотрел на Эллин. Их взгляды скрестились, и он словно со стороны услышал собственный голос:

– Езжайте, мы вас догоним.

Гости встали из-за стола. Эллин проводила их до дверей и, попрощавшись, вернулась. Майк сидел на балюстраде веранды, глядя на нее. Эллин остановилась в центре комнаты. Они не спускали друг с друга глаз, и Эллин почувствовала, как от желания обмякает ее тело.

Она открыла рот, собираясь что-то сказать, но голос изменил ей. Едва Майк поднялся на ноги и вошел в комнату, ее сердце замерло. Он остановился напротив, Эллин подняла на него глаза, и он наклонился к ней и поцеловал в губы. Это был самый восхитительный и волнующий поцелуй в ее жизни; запах Майка и вкус его губ привели Эллин в исступление. Майк посмотрел ей в глаза, потом взял ее руку и втянул в рот кончики пальцев, словно давая понять, что собирается делать с ее грудью. К этому времени соски Эллин до такой степени отвердели от вожделения, что она едва держалась на ногах, и чем крепче Майк посасывал ее пальцы, тем глубже она погружалась в пучину головокружительного сладострастия.

Майк выпустил руку Эллин и принялся щекотать пальцем уголки ее губ. Она закрыла глаза, наслаждаясь прикосновением второй руки Майка, которая скользнула по ее щеке и легла ей на грудь. Майк продолжал ласкать Эллин, следя за ее лицом, пока ее не охватило такое возбуждение, что она едва могла дышать. Ей так хотелось почувствовать его губы на своей груди, что она была готова умолять его об этом. Она завела руки за спину и, расстегнув пуговицы блузки, сняла ее и бросила на пол. Майк опустил глаза на грудь Эллин, которая затрепетала под его взглядом, точно от самой изысканной ласки. Он стоял так близко, что Эллин почувствовала его дыхание на своем лице и, увидев, как вздрагивают от страсти его губы, едва не бросилась ему на шею. Словно угадав ее мысли, Майк положил руки ей на плечи и, удерживая на месте, опустил голову к ее груди, взяв в рот сначала первый, потом второй сосок. Эллин не сдержала стон; от нового прилива жгучей страсти у нее подогнулись колени. Майк продолжал ласкать ее языком, крепко посасывая и чуть покусывая соски, пока Эллин не поняла, что вот-вот кончит. Внезапно Майк впился губами в ее рот, с наслаждением запуская внутрь язык. Он схватил Эллин за ягодицы и прижал ее к своей восставшей плоти. Почувствовав, что он больше не может сдерживаться, Эллин прильнула к нему и, расстегнув пуговицы широкой юбки, сбросила ее на пол. Теперь на ней оставались лишь узенькие шелковые трусики и золотистые босоножки на высоких каблуках.

Они продолжали целоваться, слившись друг с другом, лаская друг друга языками; они задыхались от страсти, издавая чуть слышные сладостные стоны. Потом Майк стянул трусики с бедер Эллин и продолжал снимать их, опустившись на колени. Он положил ладони ей на ягодицы и стал целовать самые укромные уголки ее тела.

Эллин уже начал охватывать оргазм, когда Майк взял ее за руки и опустил на пол рядом с собой. Не отрывая взор от глаз Эллин, он схватился за пуговицы рубашки, а она тем временем расстегнула ему брюки. Наконец Майк снял с себя одежду, и Эллин прикоснулась к его напряженному члену. Он казался таким огромным и твердым, что она распласталась на ковре и потянула его за собой.

Едва ее рука сомкнулась, Майк громко застонал. Вдруг он крепко прижался к ее губам и втиснулся между ее ног. Эллин забросила ноги ему на спину и вонзила ногти ему в плечи. Майк рывком вошел в Эллин, глядя на нее горящими от страсти глазами. Его губы вновь прижались к ее рту, и он задвигался мощными толчками, ввергая Эллин в забытье.

Она вскрикнула, чувствуя, как напрягаются ее мышцы. Майк приподнялся, глядя туда, где соединялись их тела. Лоно Эллин содрогалось в яростных спазмах, стискивая его плоть; судорожные толчки отдавались в его теле, словно удары хлыста. С каждым содроганием Эллин слабела, ее руки соскользнули на пол, но ноги продолжали крепко охватывать талию Майка, а грудь колыхалась, подчиняясь ритму движений его бедер. Неожиданно его тоже охватил оргазм, и он изо всех сил вонзился в самые глубины ее тела, заставляя Эллин в голос стонать от наслаждения и боли.

Он прижал Эллин к себе, чувствуя, как она тает в его объятиях. Неистовое биение их сердец мало-помалу стихало, судорожное дыхание выравнивалось. Майк запустил пальцы в волосы Эллин и перекатился на спину. Эллин опустила голову ему на плечо и аккуратно положила ногу между его бедер.

Несколько минут спустя Эллин сообразила, что Майк уснул. Улыбнувшись, она поднялась на колени и посмотрела на него. Ее взгляд скользнул по телу Майка и вернулся к его лицу. Он был так мужественно-красив, что у Эллин дрогнуло сердце. Мягким осторожным движением она разбудила его.

Глаза Майка распахнулись; в первое мгновение на его лице отразилась растерянность, а потом он прикоснулся к щеке Эллин и сказал:

– Ты прекрасна.

– Ты тоже, – улыбаясь, ответила она. – И если ты устал так же, как я, то не отправиться ли тебе в постель?

Майк комически вздернул брови, и Эллин подумала, что, не будь он так утомлен, непременно отпустил бы какую-нибудь шутку. Но сейчас ему хватило сил пробормотать лишь:

– Только если ты отправишься со мной.

Немного погодя он вновь заснул под простыней, накрывавшей их переплетенные тела.

Глава 18

Три дня миновало после той ночи, которую Майк провел с Эллин, и с тех пор от него не было ни слуху ни духу. Его поведение казалось Эллин совершенно непостижимым, она с огромным трудом заставила себя поверить в происходящее. Утром Майк встал и тут же уехал на совещание, опаздывая почти на час, и даже не сделал попытки связаться с Эллин впоследствии. Майк, отказавшись от завтрака, торопливо оделся, чмокнул ее в щеку и бросился к двери. Эллин показалось, что он обещал позвонить позже, но теперь она не видела смысла гадать, было ли это в действительности или только в ее воображении. Майк исчез, и если бы не обида и злость, Эллин решила бы, что их свидание лишь плод ее фантазий. В сущности, она была бы рада, окажись это так, – воспоминания о том, как она сбросила с себя одежду от одного прикосновения его губ, больно ранили ее гордость. Однако в то мгновение она подчинилась не раздумывая, потому что хотела этого не меньше, чем Майк. Все произошло так, словно встретились два человека, давно и безнадежно тосковавшие друг по другу. Видимо, она поддалась самообману.

Настал вечер накануне премьеры «Мы упадем…», и Эллин терялась в догадках, по-прежнему ли в силе приглашение Майка. Она не знала даже, где он, потому что ни за что на свете не стала бы звонить в отель и выяснять, не уехал ли Майк. Да, ей было достаточно расспросить портье, но гордость Эллин не позволяла ей сделать даже это. А может, причиной тому была не только гордость, но и страх, поскольку Эллин не знала, что хуже – то, что Майк находится в Лос-Анджелесе и избегает ее, или что он уехал не попрощавшись. Разумеется, он не мог уехать. Он должен был сломя голову носиться по городу с одного совещания на другое, водить по ресторанам продюсеров, актеров, режиссеров, редакторов газет, телевизионных ведущих и одному Богу известно кого еще, но Эллин не понимала, что могло помешать ему улучить минутку и позвонить ей – разве что он умер или попал на больничную койку. Она была готова сделать все, что угодно, только бы встретиться с сестрой, но Тед Фаргон вызвал ее к себе в кабинет и велел уволить Мэтти. С этого мгновения день превратился в ад. Эллин не сомневалась, что демарш Фаргона был лишь очередным испытанием ее терпения, но, отправляясь к нему, она полагала, что Фаргон хочет поговорить о Майке, и требование выгнать Мэтти оказалось для нее полной неожиданностью. Фаргон даже не упомянул о Маккане, хотя знал, что тот в городе, и это до такой степени ошеломило Эллин, что она не сумела толком вступиться за сестру и теперь не решилась бы показаться ей на глаза, пока не уладила бы конфликт. А иного выхода не было – уволив Мэтти, Эллин была бы вынуждена сама уйти из агентства; впрочем, с каждым днем перспектива порвать с Фаргоном казалась ей все более соблазнительной.

Потом Эллин позвонил Фостер Маккензи и дал ясно понять, чего именно ждет от нее в качестве благодарности за то, что позволил ей добиться успеха при подписании контракта Уокера Николаса. Разгневанная его самонадеянностью, Эллин швырнула трубку на рычаг. Вероятно, это был не самый мудрый шаг в ее жизни, зато он принес ей громадное удовлетворение. Во время обеденного перерыва какой-то ненормальный врезался в любимый «понтиак» Эллин, когда она ехала на встречу с менеджерами Мэла Гибсона. Она опоздала на час, вдобавок у лихача не оказалось страховки, и ей пришлось выложить за ремонт две тысячи долларов из собственного кармана. Она не сумела добиться, чтобы одному из самых знаменитых ее клиентов дали главную роль в новом фильме Левинсона, потом ее секретарь потребовала расчет, а в довершение ко всему позвонила мать и сообщила, что заболел отец. Видимо, это была острая форма гриппа, но отношения между Эллин и отцом складывались не лучшим образом, и ее постоянно терзали опасения, что с ним может случиться что-либо серьезное, прежде чем они успеют помириться.

Отказавшись от приглашения на коктейль, Эллин сидела в уголке софы, прижимая к груди подушку и от всей души желая, чтобы мир провалился в тартарары. Но разумеется, еще больше ей хотелось, чтобы наконец зазвонил проклятый телефон и в трубке послышался голос Майка. Ей нравилось воображать, как она пошлет его ко всем чертям; с другой стороны, измученная свалившимися на нее напастями, Эллин была бы не прочь поплакаться ему в жилетку. Однако мечты ее были напрасны. По мере того как шло время, а телефон продолжал упрямо молчать, гнев и разочарование все больше угнетали Эллин.

Внезапно, охваченная нетерпением, она вскочила на ноги и, схватив телефон, вышла на веранду. Ее сердце гулко забилось, вспышка злости превозмогла жалость к себе и заставила Эллин действовать. Хватит сидеть одной в темноте, как кисейная барышня, и размышлять о том, почему к ней так жестока судьба. Уже ясно, что Майк Маккан остался в прошлом, и если единственным способом распрощаться с Фаргоном было переспать с Фостером Маккензи, она должна пошевеливаться. Как говорила Роза, Фостер был совсем недурен, и мало кто из голливудских заправил мог состязаться с ним в могуществе. Нужно лишь дать ему то, что он хочет, в обмен на защиту от Фаргона. Видит Бог, Эллин окажется не первой женщиной, которая достигнет высот таким способом, и кто знает, может быть, при известной ловкости она станет очередной миссис Маккензи, владелицей личного самолета, домов, роскошных яхт и всего прочего, что к этому прилагается.

Едва она набрала домашний номер Маккензи, послышался стук в дверь. Донельзя раздосадованная тем, что ей помешали, Эллин дала отбой и вошла в комнату. Стучать в дверь могла только Мэтти, которую охрана по указанию Эллин пропускала без предварительного звонка, либо пришел кто-нибудь из соседей, чтобы пригласить Эллин на очередное собрание жильцов. В эту минуту она не желала видеть ни сестру, ни соседей, и ей в душу закралась безумная надежда, что за дверью стоит Майк Маккан.

Эллин распахнула дверь и уже собиралась спровадить гостя, сославшись на занятость, но тут же потеряла дар речи от изумления.

– Сюрприз! – воскликнул Клей. В одной руке он держал бутылку шампанского, в другой – полдюжины роз. Его седые волосы были зачесаны назад и собраны в хвост, а худощавое лицо сияло радостью и удовольствием. – Как поживаешь, крошка? Я стосковался по тебе, – сказал он.

Эллин была так ошеломлена, что не могла вымолвить хотя бы слово.

Клей рассмеялся.

– Может быть, пригласишь меня войти? – спросил он. – Или устроим сцену, на потеху соседям?

– Что ты здесь делаешь? – сумела наконец произнести Эллин. – Как ты прошел сюда?

Клей лукаво скосил глаза, знаменитые своей чувственностью.

– Я – Клей Инголл, – заявил он. – Зачем охране задерживать меня?

Лицо Эллин тут же вспыхнуло от негодования, но Клей ничего не замечал.

– Ты отлично выглядишь, – продолжал он, многозначительно поглядывая на обнаженную полоску кожи Эллин между короткой футболкой и брюками. – Лучше прежнего.

– Клей, я тебя не ждала, – прямо сказала она.

– Перестань, Эллин. – Клей ухмыльнулся. – Я принес шампанское. Ты ведь очень любишь шампанское.

– Только не твое, – ответила Эллин.

На лице Клея появилась обиженная мина.

– Крошка, я пришел извиниться, – проговорил он, но в его голосе не слышалось и следа раскаяния.

– Твои извинения приняты. А теперь уходи.

Эллин попыталась закрыть дверь, но Клей распахнул ее ударом ноги и прошел прямо в кухню.

– Клей, ты меня слышал? – Эллин двинулась следом, оставив входную дверь открытой. – Я не хочу тебя видеть. Между нами все кончено. Ты сам этого захотел.

– Я совершил большую ошибку, – отозвался Клей, распахивая буфетные дверцы в поисках бокалов. – Да, это была серьезная ошибка. Но я вернулся, и теперь нам предстоит наверстать упущенное.

Эллин утратила дар речи.

– Ты с ума сошел? – воскликнула она наконец. – Нам нечего наверстывать. Все кончено.

– Эй, эй! – заспорил Клей, покачивая головой. – Никто не в силах нас разлучить. У нас столько хорошего впереди!

Лицо Эллин внезапно покраснело.

– Ты забыл, как разговаривал со мной, когда звонил в последний раз? – крикнула она. – Ты угрожал мне, Клей. Помнишь?

– Черт возьми, мы неправильно друг друга поняли, и все тут, – возразил он и, вынув два бокала, поставил их на стойку рядом с розами. Откупорив шампанское, он налил бокал и залпом выпил, обводя взглядом помещение. – Ты недурно устроилась. – Он улыбнулся. – Я скучал по тебе. Без тебя мне чего-то не хватало.

Эллин схватилась руками за голову, пытаясь уразуметь происходящее. Она услышала хлопок пробки и беспомощно смотрела, как Клей наполняет бокалы. Он вел себя так, словно им действительно было что праздновать.

– Ты выглядишь просто потрясающе, – продолжал он, вновь посмотрев на обнаженную талию Эллин и протянув ей вино. – Впрочем, ты всегда была красавицей. – Он рассмеялся. – В подтверждение своих слов могу предъявить фотографии. Помнишь?

Глаза Эллин полыхнули яростью.

– Те самые снимки, которые в конце концов оказались на столе Теда Фаргона, – процедила она и выхватила бокал из пальцев Клея. – А теперь забирай свое проклятое шампанское и проваливай отсюда!

– Ну, ты это не всерьез, – оскорбленным тоном пробормотал Клей. Он взял второй бокал и вновь повернулся к Эллин.

– Клей, убирайся! – велела она, отступая на шаг и поднимая руку. Было что-то очень неприятное во взгляде, которым Клей смотрел на ее талию, и от дурных предчувствий у Эллин сжалось сердце. – Ты сказал, что я осталась в прошлом, помнишь? – неуверенно заговорила она. – Ты сказал, что влюбился в Карен. Что случилось?

Клей пренебрежительно махнул рукой:

– Забудь о ней. Она твоего мизинца не стоит… – Он рассмеялся. – Ты умная женщина, Эллин, и всегда знала, что я вернусь. Я не сержусь на тебя за то, что ты поместила те снимки в газету, чтобы поссорить меня с Карен. На твоем месте я сделал бы то же самое. Но вот что я тебе скажу: во плоти ты выглядишь гораздо лучше, чем на той фотографии. И мне не следовало забывать об этом.

– Я не помещала этот снимок в газету, – бросила Эллин. – Это сделал Тед Фаргон. Он воспользовался снимками, чтобы шантажировать меня. Как он их раздобыл, Клей? Ты сам дал ему полароидные карточки? Ты знал, что у твоего дома караулит человек Фаргона?

– Эй, эй! – воскликнул Клей. – Я не знал, что у моего дома ошивается этот репортеришка, пока Фаргон сам не сказал мне об этом. И я сразу пригрозил засудить мерзавца.

– Но вместо этого ты отдал Фаргону полароидные снимки.

На лице Клея с трехдневной щетиной и темными блестящими глазами появилось беззаботное выражение.

– Не понимаю, отчего ты так близко принимаешь это к сердцу, – сказал он. – Ты выглядела на снимках просто шикарно, и прекрасно знаешь об этом. К тому же ты сама любила выставить напоказ свои прелести. И я подумал, что ты не станешь возражать, если я покажу эти фотографии двум-трем приятелям…

– Что ты мелешь, черт побери?! – вспыхнула Эллин. – Ведь это ты заставлял меня ходить голышом, и я делала это, потому что любила тебя.

Клей ухмыльнулся.

– Господи, какой дурой я была! – пробормотала Эллин, запуская пальцы в волосы. – Уходи, – сказала она, вновь посмотрев на Клея. – Забирай свое шампанское и уходи.

Клей подбоченился и, склонив голову набок, улыбнулся ей.

– Если бы я решил, что ты говоришь серьезно, я бы обиделся, – ответил он. – Но я знаю тебя и понимаю, что ты имеешь в виду. Ты любишь, когда с тобой обходятся грубовато…

Он шагнул вперед, положил руки на талию Эллин, и ее сердце замерло от страха.

– Клей, я говорила серьезно, – предупредила она, вжимаясь в стену. – Я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне. Немедленно уходи, и…

– На тебе надето что-нибудь под этой штукой? – перебил Клей, задирая ее футболку.

– Ты слышал, что я тебе сказала? – крикнула Эллин, отталкивая его руку. – Не смей ко мне прикасаться! Это не игра, Клей. Я действительно хочу, чтобы ты ушел.

– Хочешь заняться любовью у окна, чтобы нас могли видеть? – спросил Клей, привалившись к ней животом.

– Клей, отпусти меня, – попросила Эллин, почувствовав, как заелозили его бедра. – Отпусти меня! – крикнула она. Но Клей прижал ее руки к стене и навалился на нее так, что она не могла шевельнуться. – Не надо! – задыхаясь, произнесла она, пытаясь уклониться от ищущих губ Клея. – Прошу тебя, прекрати!

– Ну хватит, ты меня не проведешь, – насмешливо сказал Клей. – Ты всегда любила вот так потискаться.

– Нет, Клей, пожалуйста, остановись! – взмолилась Эллин, мотая головой из стороны в сторону и уклоняясь от его поцелуев.

– Эй, это ведь я, неужели ты забыла? – Клей рассмеялся и, едва Эллин попыталась вырвать руки, еще крепче прижал ее запястья к стене. – Мне всегда стоило лишь прикоснуться к тебе, и ты тут же срывала с себя одежду и хваталась за мою штучку. Вот она, крошка. Бери ее. Она твоя.

Продолжая сопротивляться, Эллин с горечью отметила, что Клей говорит чистую правду. Ей не хотелось даже думать об этом, ведь именно так она вела себя с Клеем, а потом и с Майком. Один поцелуй – и она срывала с себя одежду, словно изголодавшаяся по сексу нимфоманка. Может быть, именно поэтому Майк избегает ее? Не оттолкнула ли она его своей доступностью? А вдруг он подумал, что она ведет себя так со всеми мужчинами?

– Не надо, Клей! – вскричала она, почувствовав, как его пальцы забираются под эластичный пояс ее брюк. – Отпусти меня! Ради всего святого… – Она молотила кулаками, стараясь вытолкнуть ноги Клея, вторгшиеся между ее бедер, но он держал ее так, что она едва касалась ступнями пола и не могла оказать ему сопротивление. – Господи, нет! – крикнула она, когда Клей стянул с нее брюки и начал расстегивать свои джинсы. – Клей, прошу тебя, не надо!

Но Клей не слушал. С удивительной легкостью он завел руки Эллин ей за спину и, оттянув тонкую ткань, сунул пальцы ей в трусики.

Эллин кричала и вырывалась, пытаясь укусить или ударить его, и наконец, умудрившись высвободить руку, нащупала настольную лампу, стоявшую позади, и с силой обрушила ее на голову Клея.

– Что здесь происходит, черт побери? – раздался в дверях голос Мэтти.

Клей сполз на пол. Эллин обхватила себя руками, судорожно хватая воздух.

– Господи… – всхлипывая, пробормотала она, прижимаясь к стене.

– С тобой все в порядке? – спросила Мэтти, подойдя к ней. – Что случилось? Боже мой, да ведь это Клей!

– Он пытался изнасиловать меня, – простонала Эллин.

– Она сама этого захотела, – процедил Клей, вытирая кровь со лба и с трудом приподнимаясь. – На кой черт тебе потребовалось бить меня? Мы ведь просто развлекались.

– Ты хотел изнасиловать меня, сукин сын! – крикнула Эллин. – А теперь проваливай отсюда, пока я не вызвала охранника!

– Не забудь выпить чего-нибудь успокаивающего, – съязвил Клей. – Если ты набросишься на парня так же, как набросилась на меня…

– Я не звала тебя сюда! – воскликнула Эллин, когда Клей поднялся на ноги. – Ты сам сюда заявился, подонок! Я не делала ничего, чтобы спровоцировать тебя. Ты все выдумал, чертов маньяк! Я подам на тебя в суд. Я обвиню тебя в домогательстве…

– Не забывай, с кем говоришь, – перебил Клей, вытирая с губ слюну и презрительно сверкая глазами. – Мне нет нужды домогаться женщины, чтобы получить то, чего я хочу. Все было совсем не так. Тебе захотелось потрахаться с шумом и воплями, но едва появилась твоя кузина, ты закричала, будто бы тебя насилуют. Заруби у себя на носу, сучонка: я не хочу, чтобы ты звонила мне и умоляла приехать. Мне не нравится, как ты себя ведешь. Ясно? Ты слышала, что я сказал? Между нами все кончено…

– Уведи его отсюда, – взмолилась Эллин, повернувшись к Мэтти. – Прошу тебя, заставь его уйти, иначе, клянусь Всевышним, я убью его!

– Уже ухожу, – отозвался Клей. – После того, что случилось, я не задержусь здесь ни на минуту. У тебя крыша поехала, – добавил он, повертев пальцем у виска. – У тебя один секс на уме. Тебя нужно изолировать. Слушай-ка! Может быть, это я должен выдвинуть против тебя обвинения и тем самым сослужить службу обществу?

– Уходи! – взвизгнула Эллин и, схватив первый попавшийся под руку предмет, швырнула в Клея. Она промахнулась, но Клей уже стоял в дверях.

– Вот видишь, она ненормальная, – сказал он Мэтти. – Ей надо помочь. – И прежде чем женщины успели открыть рот, он захлопнул за собой дверь.

– Святые угодники, – бормотала Мэтти, продолжая таращиться на дверь. – Что случилось, черт побери? Как он сюда попал?

Эллин покачала головой.

– Охранники пропустили его, – ответила она. – Решили, что если он знаменит, значит, безвреден. – Она горестно рассмеялась и, поморщившись, попыталась встать.

– С тобой все в порядке? – спросила Мэтти, поддерживая ее. – Он не причинил тебе зла?

– Не успел, – сказала Эллин. – Зато испугал меня так, что душа ушла в пятки. – Она вздохнула и вновь покачала головой. – Подумать только! Он явился сюда, словно мы все еще любовники, и начал меня раздевать. Господи, это был такой кошмар! – выдохнула она, крепко зажмурившись. – Принеси мне что-нибудь выпить. Но не трогай его шампанское. А я переоденусь.

Несколько минут спустя она свернулась клубком в углу софы с бокалом виски в руках, а Мэтти тем временем собирала осколки разбитого стекла.

– Ты звонила ему? – нарушила Мэтти тягостное молчание.

– Ради всего святого, нет! – крикнула Эллин. Со стуком опустив бокал на столик, она спросила: – Неужели ты поверила тому, что он говорил?

Мэтти покачала головой:

– Нет. Я ничуть не сомневаюсь, что он пытался изнасиловать тебя, потому что слышала твои крики еще в коридоре. Я просто не могу понять, что привело Клея сюда.

– Он порвал с Карен, – объяснила Эллин, – и, судя по всему, не смог найти женщину на ночь, а посему решил, что может попытать счастья со мной. И разве можно винить его в этом, если я бросаюсь мужчине на шею во время первого же свидания и срываю с себя одежду после первого поцелуя?

Мэтти озадаченно наморщила лоб.

– О чем ты говоришь? – спросила она. – С каких это пор ты отдаешься мужчине на первом свидании?

– С тех пор, как познакомилась с Клеем, – ответила Эллин. – А также с прошлой пятницы, когда мне так захотелось переспать с Майком, что я успела оголиться, прежде чем ты и остальные гости спустились в вестибюль.

Мэтти моргнула.

– Но ведь вы оба этого хотели? Я имею в виду: ты не заставила его силой?

– Нет, конечно.

– Так чего же ты переживаешь?

– Потому что он с тех пор ни разу мне не позвонил! – выкрикнула Эллин. – Он получил то, за чем пришел, и с той поры у него не возникало подобного желания. А может быть, он спит с кем-то еще. С кем-нибудь, кто не преподносит ему себя на тарелочке, с женщиной, которая способна заставить себя уважать.

– Подумать только, какое самоуничижение! – заметила Мэтти.

Эллин сердито посмотрела на нее.

Мэтти пожала плечами.

– Продолжай, – сказала она. – Облегчи душу.

Эллин зажмурилась, потом повернулась к окну и выглянула в сумерки.

– Меня едва не изнасиловали, – произнесла она после недолгого молчания.

– О ком идет речь – о Клее или о Майке? – осведомилась Мэтти.

– Я не шучу! – взорвалась Эллин. – Случись с тобой такое, ты бы запела по-другому.

– Извини, – сказала Мэтти. – Я не хотела тебя обидеть. Но я действительно не понимаю, что тебя терзает – то, как с тобой обошелся Клей, или то, что Майк не звонит тебе?

– Или то, что я почти решила бросить работу? – подхватила Эллин. – Или то, что какой-то осел разбил сегодня мою машину? То, что я сорвала крупную сделку? А может быть, то, что я была готова пригласить Фостера Маккензи, чтобы переспать с ним? Или то, что у меня заболел отец и я вне себя от страха, что он умрет, так и не сказав мне ни слова? Сегодня со мной много чего случилось – выбирай на вкус.

Мэтти вздохнула.

– И какую же из этих неурядиц ты собираешься уладить первым делом? – спросила она.

– Я же сказала – выбирай на вкус, – ответила Эллин.

Мэтти кивнула и, откинувшись в кресле, подтянула колени к груди.

– Что с дядей Фрэнком? Что-нибудь серьезное?

Эллин покачала головой:

– Мама говорит – нет. Всего лишь грипп, но когда-нибудь он заболеет по-настоящему, и прежде чем нам успеют сообщить…

Мэтти опустила глаза.

– Понимаю, – негромко сказала она и после долгой паузы уточнила: – Ты действительно хочешь переспать с Фостером Маккензи?

Эллин пожала плечами и вздохнула.

– Не знаю, – сказала она. – Сейчас, наверное, нет. Но тогда, схватившись за телефон, я была готова сделать все, что угодно, только бы вырваться из когтей Теда Фаргона. Ну и отомстить Майку.

– Фаргон опять напустил тебя на него? – спросила Мэтти.

Эллин сухо рассмеялась.

– Я виделась с ним сегодня, однако он даже не упомянул о Майке, – ответила она. – Но не подумай, что Фаргон решил оставить его в покое или не знает, что Майк сейчас в Лос-Анджелесе. Он попросту решил сыграть по-другому, и мне не хочется даже думать, чем все это закончится. Старый садист обязательно отыщет способ заставить меня расплатиться за то, в чем я ни капли не виновата. Такой уж он человек. Так он обращается со всеми, и только мне, Эллин Шелби, хватило глупости вообразить, будто Фаргон готовит меня к великим свершениям, в то время как на самом деле он окружает меня сетями, в которых мне суждено кувыркаться до тех пор, пока ему не наскучит эта забава.

Мэтти помолчала, в который уже раз подумав, что Эллин начинает тяготиться пребыванием в Лос-Анджелесе.

– Не знаю, – ответила Эллин, когда Мэтти задала ей этот вопрос. – На днях я слышала, как кто-то сказал: «Может быть, кухня дьявола находится в Нью-Йорке, но его личные покои – здесь, в Лос-Анджелесе».

Мэтти улыбнулась.

– Остроумно, – похвалила она и, сделав глоток из бокала, спросила: – Как насчет работы в Лондоне, которую предлагал тебе Майк? Ты бы согласилась?

Эллин покачала головой и рассмеялась.

– Во-первых, это предложение вряд ли еще в силе, – сказала она. – Вдобавок, несмотря на нынешние неприятности, я надеюсь поправить свои дела, а ты не хуже меня знаешь, что уходить следует тогда, когда ты на коне, а не в грязи.

Мэтти кивнула:

– Пожалуй, ты права. Так что с Майком? Ты позвонишь ему?

– Нет. Завтра премьера, и он позвал меня поехать вместе, поэтому либо позвонит, чтобы подтвердить приглашение, либо нет. Пусть сам решает.


Голливуд превратился в огромную театральную сцену, на которой разыгрывалось красочное волнующее представление с участием всех звезд – премьера нашумевшего фильма Виктора Уоррена «Мы упадем обнявшись». У входа в кинотеатр «Шрайн», что в самом центре Лос-Анджелеса, неистовствовала толпа, швыряя в воздух платки и разбрасывая горсти риса, размахивая флажками и пучками лент, а из прибывающих бесконечной вереницей лимузинов один за другим выбирались знаменитости в роскошных нарядах и торопливо шагали по красному с золотой каймой ковру, направляясь к огромному зданию. Тысячи фотовспышек пронизывали темноту, и журналисты со всего света яростно работали локтями, пробираясь в первые ряды, чтобы привлечь к себе внимание Сандры или Мэла, Арни или Джулии.[2] Кое-кто из звезд оглядывался, другие нет, но центром внимания сегодня были исполнители главных ролей «Мы упадем обнявшись», и они с охотой позировали перед камерами, с удовольствием прислушиваясь к восхищенным возгласам и аплодисментам.

Кто-то из лондонских журналистов окликнул Майка, но тот со смехом отказался дать интервью. Он никогда не жаждал публичной известности и не одобрял тех, кто к ней стремился. Зато его спутница улыбалась каждому объективу, махала руками толпе и успевала переброситься словцом с каждым журналистом, попадавшимся на ее пути. Впрочем, от исполнительницы главной роли не приходилось ожидать ничего иного, а для племянницы Виктора Уоррена и дочери одного из самых знаменитых в мире драматургов такое поведение было совершенно естественным.

– Джастин! Пару слов для лондонского Би-би-си! – крикнул ей голос из толпы.

Джастин немедленно повернулась, не выпуская руку Майка и улыбаясь репортеру.

– Что вы скажете по поводу сегодняшнего события? – спросил тот.

– Потрясающее, фантастическое! – Юное лицо Джастин осветилось смехом. – Я и не догадывалась, что у дядюшки столько друзей!

Все вокруг рассмеялись. Джастин заглянула в лицо Майку, и журналисты бешено защелкали затворами камер.

– Кто сшил ваш наряд, Джастин? – допытывался репортер Би-би-си. – Потрясающее платье, между прочим.

– Армани, кто же еще? – со смехом отозвалась девушка. – А откуда ваш костюм?

– От его несчастного кузена, – сказал журналист. – Майк, вы уже видели этот фильм?

– Еще бы, – ответил Майк. – Замечательная лента.

– Вы надеетесь получить «Оскара», Джастин?

– Кто? Я? – воскликнула Джастин, прижимая руку к груди. – Не смею даже мечтать!

И так далее в том же духе. Сменяя друг друга, с Джастин заговаривали репортеры газет, телеканалов, радиостанций и журналов, пока они с Майком не вошли в зал и не заняли места рядом с Виктором Уорреном и его супругой.

Как всегда бывает в подобных случаях, едва на экране появились титры, все присутствующие поднялись на ноги, провожая аплодисментами проплывающие имена актеров, звукооператоров, продюсеров и сценаристов. Виктор Уоррен, тучный хмурый шотландец, которого все принимали за американца, встал последним, но едва он приподнялся, начались первые эпизоды картины.

За последние три дня Майк смотрел этот фильм ровно столько же раз, поэтому его мысли невольно возвращались к Эллин, и уже несколько минут спустя его охватил стыд. Вечер, проведенный вдвоем с Эллин, подтвердил то, о чем он догадывался уже давно, – то, что ему будет трудно сопротивляться очарованию этой женщины. При мысли о том, что она увидит его по телевизору вместе с Джастин Уоррен, у Майка сжималось сердце. Он должен был позвонить ей и не забывал об этом ни на минуту, но был так занят последние дни, что не успевал даже побриться, а уж тем более – наносить частные визиты. С другой стороны, было бы достаточно телефонного звонка, и если бы Майк по-настоящему захотел, сумел бы выбрать время. И он бы позвонил Эллин, если бы его не сбивала с толку страсть, которую она ему внушала. Он хотел ее – в этом не было никаких сомнений, – но понимал, что его чувства к ней куда глубже, чем плотское влечение. Однако ему было невмоготу даже думать о том, что между ними может произойти что-нибудь серьезное, пока он не решил, как быть с Мишель.

Казалось, фильму не будет конца. Эпизоды сменяли друг друга, напряжение все нарастало, и Майк готовился вновь пережить захватывающую развязку. Но перспектива просидеть здесь еще два часа, а потом отправиться на прием, который наверняка затянется до рассвета, вызывала у него все меньше воодушевления. Он посмотрел на Джастин и, поймав ее взгляд, улыбнулся. Ее игра на экране не шла ни в какое сравнение с тем актерским мастерством, которое она демонстрировала в эти минуты. Только близкие родственники знали, что ее жениху именно сегодня вздумалось объявить о разрыве помолвки. Майк от всего сердца сочувствовал ей, понимая, каким тяжелым ударом явилось для Джастин это известие, и именно потому ему не хватило духа отказаться поехать вместе с ней на просмотр. И если не считать мыслей об Эллин, единственным чувством, которое владело сейчас Майком, было восхищение самообладанием девушки, отважно представшей перед всем миром, хотя Виктор сказал, что поймет Джастин, если она решит остаться дома.

Наконец пошли заключительные титры. Майк бросил взгляд на девушку и, увидев слезы на ее щеках, понял, что их вызвали не переживания героини фильма, а личная трагедия самой Джастин. Он с жалостью представил, каково ей будет на приеме, и уже не в первый раз почувствовал ненависть к мужчине, который причинил ей такие страдания. Он протянул ей платок. Джастин вытерла слезы и улыбнулась. Взоры всего мира вновь обратились на нее, и чувство собственного достоинства не позволило девушке выдать свои переживания. Она сделала вид, что растрогана восхищением, с которым публика восприняла фильм. Сидевший за три кресла от нее Линден Форсит, сыгравший главную мужскую роль, протянул руку и поднял Джастин на ноги, чтобы вместе с ней принять аплодисменты.

Виктор Уоррен встал последним. Пока он раскланивался с друзьями и коллегами, Джастин повернулась к Майку и, придерживая рукой изящную бриллиантовую диадему, шепнула:

– Потерпите, пока все это закончится, а потом, если можно, отвезите меня домой.

Ее ясные зеленые глаза блестели от слез, но улыбка оставалась безупречной.

– Да, разумеется, – отозвался Майк.

В печальных глазах девушки на мгновение мелькнул лукавый огонек.

– Люди наверняка заметят, что нас обоих не было на приеме, – сказала она. – Вас это не беспокоит?

Майк улыбнулся и покачал головой.

Уже пробило одиннадцать, когда лимузин доставил их к дому Джастин на Бель-Эйр. Убедившись в том, что она не собирается делать глупостей, Майк сел в автомобиль, который оставил у ее крыльца, и поехал в Беверли-Хиллз. Он понимал, что поступает неразумно и Эллин вряд ли простит его и пустит на порог, но не хотел пренебрегать даже самым ничтожным шансом. Если не получится, что ж, черт побери, он будет пытаться вновь и вновь, пока не добьется своего.

Двадцать минут спустя он остановился у ворот и назвал охраннику номер нужной ему квартиры.

Прошло немало времени, прежде чем Эллин ответила. Майк уже решил, что ее нет дома. Но потом охранник сказал что-то, секунду помолчал, прислушиваясь, и, положив трубку на рычаг, вышел из будки.

– Извини, дружище, – промолвил он, – но леди велела не пускать тебя.

Майк посмотрел на него, отвел глаза и вынул из бумажника десятидолларовую купюру.

– Передай ей, что я буду ждать здесь до тех пор, пока она не согласится встретиться со мной.

Охранник взглянул на деньги, взял их, пожал плечами, вернулся в будку и поднял трубку.

– Леди говорит, – сообщил он, вернувшись через несколько минут, – что ее ответ окончательный и ты понапрасну теряешь время.

Майк выпятил губу и кивнул.

– Как я понимаю, вы не пропустите меня внутрь? – произнес он.

Охранник покачал головой.

– Не могу, дружище, – ответил он. – Вчера один парень пустил кого-то из кинозвезд, и все равно его уволили. Я не хочу терять работу.

– Ладно, – сказал Майк. – Где можно поставить машину, чтобы никому не мешать?

Охранник махнул рукой в сторону стоянки у ворот:

– Сиди там хоть всю ночь, но, судя по тому, как говорила леди, она вряд ли передумает.

Майк включил задний ход.

– Позвони ей и скажи, что я настроен серьезно и буду ждать до тех пор, пока она не согласится принять меня.

Пролетали минуты, и теплая, напоенная ароматами ночь становилась все прохладнее. Майк вновь и вновь спрашивал себя, зачем он продолжает упорствовать. Он заранее знал, что у них с Эллин нет будущего, и менее всего ему хотелось опять заставить ее страдать. Может быть, ему хотелось объясниться с ней или хотя бы увидеть ее, обнять еще раз. А может быть, его удерживали тут какие-то иные, безотчетные и куда более опасные стремления. Майк твердо знал одно: он не откажется от своего слова и будет ждать, пока Эллин не впустит его или не выйдет сама.

Он просидел в машине более часа, и наконец в окошко постучал охранник.

– Леди только что звонила и спрашивала, здесь вы или уже уехали, – сообщил он, когда Майк опустил стекло.

– Ты сказал, что я здесь?

– Да, разумеется. – Майк промолчал, и охранник добавил: – Она сказала, что я могу вас впустить.

Майк посмотрел ему в глаза. Охранник не отвел взгляд, и наконец на его симпатичном чернокожем лице появилась улыбка.

– Ну, дружище, давай пять, – произнес он, протягивая руку.

Майк со смехом шлепнул по его ладони и, повернув ключ, завел мотор.

Несколько минут спустя он стоял в коридоре, дожидаясь, пока Эллин откроет дверь.

Томиться пришлось недолго, и Майку было достаточно одного взгляда на нее, чтобы понять – под маской гнева и оскорбленного достоинства Эллин прячет искреннюю боль. Не задумываясь ни на секунду, он обнял ее.

– Извини, – прошептал он. – Мне так жаль! Клянусь, я сделаю все, чтобы загладить свою вину. Не знаю как, но сделаю.

Он еще крепче прижал ее к себе и поцеловал ее волосы.

– Ты смотрела премьеру? – спросил он.

Эллин кивнула.

– Я все объясню, – сказал Майк.

– Не нужно.

– Нет, нужно, и я все тебе объясню.

– О Господи! – Эллин рассмеялась и отвела взгляд. – Я чувствую себя такой дурой! Я понимаю, мы были вместе всего лишь раз… Извини, может быть, не следует этого говорить, но в последнее время у меня случилось так много всего, и… О Боже, прости, мне надо собраться с мыслями…

– Все в порядке, – сказал Майк. Он прикоснулся губами ко лбу Эллин и, не отпуская ее от себя, повел в комнаты.

На ней был толстый купальный халат, под которым виднелась тонкая хлопчатобумажная пижама. Волосы Эллин были схвачены на макушке, несколько прядей спускались на шею и окружали лицо, кремовая кожа которого сияла чистотой и здоровьем. К горлу Майка подступил ком; он подумал, что еще ни разу в жизни не видел такой прекрасной женщины – цвет лица и губ Эллин был столь же естественным, как ее нежный женственный запах.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спросила она. – Может быть…

– Ничего не надо, – перебил Майк, беря ее за руку и усаживая на софу рядом с собой. Комнату освещали только полная луна и маленькая лампа в дальнем углу. – Ну как? Хорошо? – поинтересовался он, когда Эллин положила ноги ему на колени и опустила голову ему на плечо.

– М-м-м… – отозвалась Эллин, глядя, как он переплетает ее пальцы со своими. – Расскажи о фильме. Тебе понравилось?

– Да, – ответил Майк. – Но я предпочел бы поговорить о том, что случилось с тобой.

– Имеешь в виду, кроме того, что ты не позвонил? – полушутя, полусерьезно спросила она.

Майк приподнял подбородок Эллин и посмотрел ей в глаза.

– Прости меня, – шепнул он. – Я сделал большую глупость.

– Ничего страшного, – дрогнувшим голосом ответила Эллин. – Теперь ты здесь.

Майк завладел ее губами в нежном, ласковом поцелуе, и Эллин захлестнул поток чувств, которых она более не могла сдержать.

Впоследствии Эллин не могла доподлинно вспомнить, с чего она начала. Она знала лишь, что рассказала ему все – о том, что отец не желает разговаривать с ней, о том, как она боится потерять работу в Эй-ти-ай, о фотографиях, которыми ее шантажировал Тед Фаргон, о Клее, который вчера пытался изнасиловать ее, о страхах, что он, Майк, не позвонил ей, потому что так легко сумел ее соблазнить.

Последняя фраза вызвала у Майка улыбку, но потом он понял, что Эллин говорит серьезно, и, прикоснувшись кончиком пальца к ее губам, сказал:

– Вовсе не легко, просто мы оба давно этого хотели, и ты прекрасно это знаешь.

Сердце Эллин подпрыгнуло в груди. Майк крепче обнял ее, и она почувствовала, как ее охватывает жаркая истома. Майк запустил пальцы ей в волосы, Эллин подняла голову, ища его губы, и негромко застонала, когда он начал ее целовать.

– Чем ты собираешься заняться в ближайшие пять дней? – произнес Майк, почти прикасаясь губами к ее рту.

В глазах Эллин отразилось изумление. Увидев, как смотрит на нее Майк, она спросила:

– А что?

– Я хотел бы побыть с тобой, и если ты сумеешь выкроить несколько дней, я постараюсь сделать то же самое.

Эллин отвела взгляд, потом вновь посмотрела на Майка и, покачав головой, заулыбалась.

– Хорошо, – сказала она.

Их губы слились в долгом поцелуе, потом Майк негромко обронил:

– Надо разобраться с Фаргоном.

Эллин смотрела на него широко распахнутыми глазами, не зная, что сказать.

Майк чмокнул ее в нос.

– У Инголла остались еще полароидные снимки? – поинтересовался он.

Эллин покачала головой:

– Не знаю. Я думала, он уничтожил их, но… не уверена.

– Мы найдем способ выяснить.

Эллин рассмеялась.

– Как тебе это удается? – спросила она.

– Что именно?

– Делать все сложное простым.

Майк пожал плечами.

– Думаю, мне это удается потому, что жизнь по сути своей проста, – ответил он. – Трудности начинаются тогда, когда человек сам их создает.

Эллин, нахмурившись, обдумала сказанное.

– Мне бы не хотелось, чтобы между нами возникли сложности, – произнесла она, – но до сих пор без них не обходилось.

Майк улыбнулся и, не говоря ни слова, вновь прильнул губами к ее рту. Целуя Эллин, он распахнул ее халат, расстегнул пижаму и, обнажив одну грудь, принялся ласкать ее рукой. Эллин задышала глубже, и они долго сидели так, время от времени поглядывая друг на друга и обмениваясь поцелуями.

Наконец Майк поднялся на ноги и, продолжая обнимать Эллин, сказал:

– Я хочу тебя, но если ты против…

– Нет, – ответила она. – Ничуть.

В глазах Майка блеснул лукавый огонек, и Эллин рассмеялась.

– Я рада, что ты пришел, – добавила она, входя вместе с ним в спальню.

– Я тоже, – пробормотал Майк и, поставив Эллин перед собой, стал раздевать ее.


Следующие пять дней были самыми радостными и счастливыми в жизни Эллин. До сих пор она и не догадывалась, что можно так много смеяться, заниматься любовью такими разнообразными способами, чувствовать себя такой прекрасной и беззаботной. Они с Майком ни на секунду не выпускали друг друга из виду, чем бы ни занимались – гуляли ли по каньонам, отдыхали в ее квартире, катались по побережью. Они вели нескончаемые беседы, обсуждая все на свете – от экзистенциализма до экспрессионизма, от преступления до страсти, от чудес до самых обыденных вещей. Майк слушал, как Эллин разговаривает по телефону с матерью, и ей удалось уговорить его сказать в трубку «привет». Потом настал ее черед говорить с родными Майка – с тремя племянниками, сестрой и Клодой. Майк рассказал Эллин о том, как тяжело он переживает размолвку с Сэнди, девушкой из его конторы, которую уволил из-за того, что она влюбилась в него. Он признался, что соблазнил Сэнди, потому что его терзало желание переспать с ней, Эллин. Эллин от всей души посочувствовала девушке. Ей было нетрудно понять, какие мучения выпали на долю несчастной.

Майк рассказал ей о договоре, который собирался заключить с австралийцем Марком Бергином, и о том, какое значение эта сделка может иметь для международного сотрудничества в области шоу-бизнеса. Эллин видела, как взволнован Майк этой перспективой, и отлично понимала его, ведь этот проект, если он осуществится, обещал стать самым крупным и престижным предприятием из всех, о которых ей доводилось слышать. Бергин уже довел свой взнос до шести миллионов фунтов, а нью-йоркский партнер Майка был готов предложить еще два миллиона. «Маккан и Уолш» планировала вложить три миллиона и, если удастся договориться с банками, добавить еще столько же. Оставалось найти четвертого партнера в Лос-Анджелесе, который пользовался бы непререкаемым авторитетом и которому доверяли бы трое остальных, так как обычной практикой Голливуда было скупать предприятия, а не вкладывать в них средства. Эллин очень хотелось войти в число участников проекта, она была уверена, что достанет деньги – если, конечно, первым делом избавится от Фаргона, – но понимала, что это предложение должно исходить от Майка, а тот старательно обходил молчанием их будущие отношения невзирая на возникшую между ними близость.

Эллин откладывала этот разговор до последнего вечера, который они провели вместе в «Богемии», ресторане в стиле французского мюзик-холла, расположенном в Санта-Монике. На протяжении всего обеда Майк не сказал ни слова о том, когда они встретятся вновь, не упомянул даже о тех чувствах, которые их связывают, и это испугало и опечалило Эллин. В глубине души она была уверена, что минувшие пять дней значили для него ничуть не меньше, чем для нее самой, но сомневалась, что ей удастся заставить Майка признаться в этом. А даже если удастся, его признание вряд ли даст ответ на вопрос о том, как они будут жить дальше.

Официант поставил на стол две чашки кофе и спросил, не желают ли гости завершить трапезу рюмкой спиртного. Майк посмотрел на Эллин, и та покачала головой.

– Принесите счет, – велел Майк. Официант ушел, и он, взяв со стола чашку, посмотрел Эллин в глаза. – С тобой все в порядке?

Эллин кивнула и, следуя его примеру, принялась за кофе.

– Ты сегодня на редкость молчалива, – заметил Майк.

Эллин взглянула на стол, отставила чашку и вновь подняла глаза на его освещенное огоньками свеч лицо.

– Мне грустно оттого, что ты завтра уезжаешь, – сказала она.

Майк тут же отвел взгляд, и сердце Эллин заныло от желания услышать, что он тоже будет по ней скучать.

– Тебе было хорошо со мной? – спросила она.

– Да, конечно, – ответил Майк.

Эллин попыталась улыбнуться, однако улыбка не получилась. Она уже хотела открыть ему свои сокровенные желания, но не смогла.

– Ты вернешь Сэнди в контору? – осведомилась она и, увидев, как нахмурился Майк, пояснила: – Девушку, которую ты уволил. Ты возьмешь ее на работу?

Майк покачал головой.

– Вряд ли, – сказал он. – Я дал Сэнди хорошие рекомендации, и ей не составит труда найти новое место.

– А как же ее работа в службе сопровождения? Не окажется ли она препятствием для нее? Я имею в виду: возьмут ли Сэнди на работу, если станет известно о ее прошлом?

– В наши дни люди отличаются широтой взглядов, – ответил Майк.

– Только не ты.

– Я уже говорил тебе, что это был лишь повод избавиться от Сэнди, – откровенно признался Майк, – но никак не причина. Именно поэтому мне так стыдно. – Он вздохнул. – Что сделано, то сделано.

Эллин промолчала, гадая, когда же она отважится заговорить о том, что волнует ее по-настоящему.

– Ты уже решила, как быть с Эй-ти-ай? – произнес Майк.

Сердце Эллин болезненно сжалось. Неужели Майк все же позовет ее в Лондон? Или он спросил, только чтобы поддержать разговор?

– Если ты решишь уволиться оттуда, – продолжал Майк, – то скажи Фаргону, что мне известны факты из его биографии, которые он наверняка предпочтет сохранить в тайне, и если он не оставит тебя в покое, я задам ему перцу.

Эллин улыбнулась и посмотрела на свою чашку.

– Ты мой рыцарь, – негромко сказала она и, подняв глаза на Майка, спросила: – Как ты думаешь, мы еще встретимся?

Не отрывая взгляда от лица Эллин, Майк потянулся к ней и, стиснув ее ладонь, опустил глаза.

У Эллин заныло сердце. Молчание Майка был тем самым ответом, которого она больше всего опасалась. Она подумала, что вряд ли выдержит, если Майк выскажет свои мысли вслух.

– Ты все еще любишь Мишель? – допытывалась она, по наитию догадываясь, кто ее соперница.

Она тут же почувствовала, как напрягся Майк, хотя он не выпустил ее ладонь.

– Все не так просто, – промолвил он и, оторвав взгляд от ее руки, продолжал: – Окажись все иначе… если бы я не… – Официант принес счет, и Майк умолк. Вынув из бумажника четыре двадцатидолларовые купюры, он положил их на стол. – Идем отсюда, – сказал он, поднимаясь из-за стола.

– Нет, – ответила Эллин, даже не подумав двинуться с места.

Майк вопросительно посмотрел на нее.

– Я не могу, Майк, – пояснила Эллин, стараясь говорить бесстрастным голосом.

Он вновь опустился в кресло.

– Я не могу провести с тобой ночь, – продолжала Эллин. – Не могу, зная, что завтра ты уедешь и мы скорее всего никогда больше не встретимся. Если настала пора навсегда распрощаться, давай сделаем это здесь. Я вызову такси, отправлю твои вещи в отель…

– Послушай, – перебил Майк, вновь беря ее за руку. – Минувшие пять дней так же дороги мне, как и тебе. Я замечательно провел время, нам обоим было хорошо, и если бы мы могли продолжать в том же духе, то поверь – я был бы только счастлив. Но ты живешь в Лос-Анджелесе, а я в Лондоне, и тут ничего нельзя изменить. Подумай сама, неужели ты готова удовольствоваться общением по телефону или короткими встречами в выходные? Разумеется, мы могли бы время от времени видеться в Нью-Йорке, но, что ни говори, долго такое продолжаться не может.

– Как-то раз ты сказал, что для меня всегда найдется работа в Лондоне, – напомнила Эллин. В ее глазах сверкнул огонек оскорбленной гордости.

– Но ты не пожелала принять мое предложение.

– Ты ничего не предлагал.

– Хорошо. Хочешь работать у меня?

Эллин отвернулась.

– Вот видишь, – мягко произнес Майк. – Ты не хочешь покидать Штаты, а я не хочу уезжать из Англии.

– Дело не в географии, – сказала Эллин, – а в двух людях, которые нравятся друг другу и хотели бы проводить вместе больше времени. Во всяком случае, так хочет один из этих двух. А ты?

Майк кивнул.

– Так что же мешает нам встречаться в выходные и во время отпуска в Нью-Йорке? – допытывалась Эллин. – Неужели мы должны забыть все, что между нами было, только потому, что в настоящий момент не видим иного выхода? Никому не дано знать, что сулит будущее, и я готова использовать каждую возможность, если, конечно, ты не признаешься, что до сих пор влюблен в Мишель. Думаю, причина твоего упрямства именно в этом.

– Если я сейчас и влюблен в кого-нибудь, – отозвался Майк, – то только в тебя.

Эллин уже хотела что-то сказать, но от внезапно нахлынувшего восторга у нее перехватило дыхание.

– Ты серьезно? – прошептала она.

– Да, и ты прекрасно об этом знаешь, – сказал Майк. – Ты все время была рядом со мной и не могла этого не заметить.

Эллин посмотрела на него широко распахнутыми глазами, потом с усилием сглотнула и сказала:

– Стало быть, ты знаешь, что и я в тебя влюблена? Ты ведь все время был рядом со мной.

Майк усмехнулся.

– Я бы сказал, что ты втрескалась в меня по уши, – отозвался он. – Но влюблена ли – об этом мы узнаем, когда ты переедешь в Лондон.

Сердце Эллин замерло.

– Я могу ответить тем же, – заметила она, – и сказать, что поверю в твои чувства, когда ты переедешь в Лос-Анджелес.

Майк вскинул брови, но ничего не сказал. Он поднялся на ноги и встал сбоку от Эллин, давая понять, что им пора уходить.

– Что будем делать дальше? – произнесла Эллин, когда Майк вывел на дорогу ее отремонтированный «понтиак» и повел машину в сторону Беверли-Хиллз.

Майк изумленно посмотрел на нее.

– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросил он.

– Давай слетаем в Лас-Вегас и поженимся.

– Господи! – воскликнул Майк, уворачиваясь от встречной машины. – Ты серьезно?

– Нет, – весело ответила Эллин. – Я пошутила.

Майк вел машину, не отрывая глаз от дороги.

– Ты говорила серьезно, – заявил он, сворачивая на дорожку, ведущую в жилой комплекс, где находилась квартира Эллин.

– Ничего подобного, – возразила она. – Просто когда я спросила, что мы будем делать дальше, ты посмотрел на меня с таким подозрением, что мне не хотелось тебя разочаровывать. На самом деле я собиралась узнать, когда мы встретимся вновь. Надеюсь, ты понял, что я не намерена расставаться с тобой, хотя и не претендую на твою руку и сердце.

– Я буду скучать по тебе, Эллин, – с улыбкой произнес Майк, паркуя машину на стоянке.

– Если бы ты знал, как я счастлива услышать это! – отозвалась она.

Майк заглушил мотор, и они рука об руку поднялись по лестнице.

– Как насчет выходных через неделю в Нью-Йорке? – спросил Майк, когда они остановились у дверей квартиры.

Эллин округлила глаза:

– Так скоро?

– Двадцать пятого у меня совещание по поводу международного проекта, – ответил Майк.

– Неужели? – проворковала Эллин, обвивая руками его шею, и Майк прислонился спиной к стене.

– М-м-м… – отозвался он.

Эллин поцеловала его в губы.

– В таком случае мне придется позаботиться о том, чтобы оказаться в Нью-Йорке в нужный день, – сказала она и вошла вместе с Майком в квартиру.

У нее почему-то возникло твердое убеждение, что этот проект тем или иным образом разрешит их личные трудности.

– Скажи мне одну вещь, – попросила она чуть позже, когда они, выпив по рюмке, сидели на залитой лунным светом веранде. – Ты действительно собирался уехать завтра в Англию с намерением никогда больше не встречаться со мной?

Она сидела на полу у ног Майка и ждала ответа, положив подбородок ему на колено. Майк задумался, лукаво посматривая на нее сверху вниз.

– Это навсегда останется тайной, – ответил он наконец.

Глава 19

Сэнди вошла в квартиру, сбросила плащ и, прошагав по кухне, швырнула зонтик в раковину.

Неста беседовала по телефону.

– Если вы поднимете до шести, мы, пожалуй, согласимся, – говорила она в трубку. – Да, тысяч. Уж не подумали ли вы, что я имею в виду сотни?

Услышав эти слова, Сэнди вбежала в комнату с чайником в руках и посмотрела на подругу, которая сидела за одним из двух письменных столов, стоявших у окна.

– Кто это? – спросила Сэнди.

Волосы, собранные в пучок и схваченные лентой, придавали Несте вид юной школьницы.

– Ванесса Керри, – одними губами произнесла она, прикрыв микрофон ладонью.

Глаза Сэнди нетерпеливо засверкали.

– Что-нибудь получилось? – поинтересовалась она.

Неста подняла руку.

– Если вы предложите меньше шести, то, боюсь… – Она умолкла, улыбнулась Сэнди и, подняв большой палец, сказала: – Отлично. Только что пришла Сэнди, я поговорю с ней и перезвоню вам чуть позже.

Сэнди уселась в кресло напротив и поставила чайник на стол.

– Ну? – осведомилась она, как только Неста положила трубку.

– Ты знаешь, эти ваши киношные забавы начинают мне нравиться, – ответила Неста, рассматривая свои ногти. – Откровенно говоря, я все больше втягиваюсь.

– Что она сказала? – допытывалась Сэнди. – Они дадут Джорджии роль?

– Ага, – ответила Неста. – Предлагают пять тысяч. Я пытаюсь добиться, чтобы ей заплатили шесть.

– Не забывай, это малобюджетный фильм, – напомнила Сэнди.

Неста пожала плечами.

– Ванесса пообещала попросить у продюсера нечто вроде премии для Джорджии, – сообщила она. – Если продюсер не против и если ты согласишься, то шесть тысяч у нас в руках.

В глазах Сэнди вспыхнул радостный огонек.

– Ты гений, – заявила она. – Джорджия Сэндз будет на седьмом небе от счастья.

– Давай сейчас же позвоним ей, – предложила Неста, прищурившись от солнечного луча, внезапно упавшего на столешницу.

Сэнди покачала головой и поднялась на ноги.

– Подождем, пока не будет полной уверенности. Потом можешь позвонить и обрадовать ее. Что еще важного случилось, пока меня не было?

– Всего лишь пара звонков, – ответила Неста, заглянув в блокнот. – Кто-то из группы, снимающей «Счет», пожелал узнать адрес Мириам Флендер, и еще тебя искал наш старый приятель Слим Саттон.

Сэнди заваривала на кухне чай, но при упоминании о Саттоне вновь появилась в дверном проеме комнаты.

– Что сказал Саттон? – спросила она.

– Сказал, что через неделю приедет в Лондон и будет рад встретиться с тобой, – победно улыбаясь, сообщила Неста. – Если хочешь знать мое мнение, он у нас в кармане.

Сэнди мрачно посмотрела на подругу, но тут же вновь зазвонил телефон, и она вышла в кухню, прислушиваясь к разговору и пытаясь понять, с кем беседует Неста. Судя по ее голосу, звонил кто-то из приятелей, и Сэнди налила себе чаю и принялась разбирать почту, которую Неста оставила на буфете. Тут были два готовых к подписанию контракта клиентов Джейни, сценарий одного из клиентов Дианы, который следовало прочесть, счет за телефон и письмо от независимого продюсера, с которым Сэнди познакомилась на приеме неделю назад.

Оставалось лишь удивляться тому, как хорошо у нее складывались дела, ведь не прошло и трех месяцев после того ужасного дня, когда Майк безжалостно выставил ее на улицу, а сама Сэнди повела себя так, что ей до сих пор было стыдно об этом вспоминать. Если бы не Неста, она не добилась бы нынешних успехов. Именно Неста встряхнула ее и заставила воспрянуть духом, когда Сэнди хотелось только одного – заползти куда-нибудь и умереть.

– Он того не стоит! – крикнула Неста, застав ее как-то раз за просмотром кадров видеорепортажа с премьеры «Мы упадем обнявшись», где показывали Майка. – Ради Бога, он всего лишь мужчина! На свете тысячи мужчин в тысячу раз более достойных, так что соберись с силами и заставь его пожалеть о своем поступке!

Не менее удивительным оказалось то, как просто это было сделать. Все, в чем нуждалась Сэнди – по крайней мере для начала, – это записная книжка с телефонными номерами, компьютер и телефон. Ранним утром она являлась в здание конторы, чтобы просмотреть поступившую в ее адрес корреспонденцию, но потом надобность в этом отпала. Они с Нестой обзвонили клиентов «Маккан и Уолш», с которыми Сэнди находилась в постоянном контакте, и сообщили, что она некоторое время будет работать на дому. Сэнди ничуть не сомневалась, что им вскоре станет известно об увольнении, но по какому-то невероятному и счастливому стечению обстоятельств клиентов либо не поставили об этом в известность, либо им было все равно. Во всяком случае, они с удовольствием работали с Сэнди по ее новому адресу и телефону, поскольку с ее появлением почувствовали возросшее внимание к себе. Она также связалась с продюсерами и менеджерами по набору актерского состава, с которыми сотрудничала, будучи работником «Маккан и Уолш», и поведала им ту же историю – она, мол, отныне трудится дома. Просто поразительно, как легко и незаметно ей удалось отхватить изрядный ломоть от пирога бывших работодателей – теперь Сэнди не только заключала контракты, меняя в них имя агента на «Сэнди Пол», но уже положила на свой банковский счет несколько тысяч фунтов комиссионных. Разумеется, после подписания контрактов с ними работали только бухгалтеры и счетоводы, поэтому никого не интересовало, отчего изменился агент; для этих людей имя ничего не значило, главным были условия и цифры. Когда кто-нибудь из клиентов задавал вопросы – таких было совсем немного, – то Сэнди отвечала, что Маккан недавно ввел новую систему и сейчас она проходит испытательный срок.

Конечно, Сэнди понимала, что все ее действия противозаконны, но у нее в запасе были козыри, устранявшие угрозу наказания. Во-первых, она могла заявить, будто бы Майк вынуждал ее спать с клиентами, чтобы переманить их у прежних агентов. Безусловно, он не делал ничего подобного, но уже одних подозрений Слима Саттона хватило бы, чтобы посеять сомнения. Во-вторых, Сэнди знала о близости Крейга с членом правительства ее величества, к которому она могла обратиться с угрозами в том случае, если Майк вздумает выдвинуть против нее обвинения. Вряд ли разоблачение интрижки очень уж повредило бы конторе, но, зная о том, как дружен Майк с Крейгом, Сэнди не сомневалась, что Майк пойдет на все, чтобы его защитить. Но даже если это не поможет, Сэнди всегда могла обвинить Майка в сексуальном домогательстве либо подбросить в его кабинет наркотики и донести в полицию. Эта мера должна была стать средством утопить Майка вместе с собой, вздумай он погубить ее. Так или иначе, Сэнди не сомневалась в том, что заставит Майка заплатить за то, что он использовал ее, а потом безжалостно избавился, как только она стала помехой.

– Как прошла встреча с Морисом? – спросила Неста, появляясь в кухне. – Он предложил тебе что-нибудь по вкусу?

Сэнди рассмеялась.

– Еще бы! – отозвалась она. – Морис уговаривал меня обосноваться в Челси-Харбор.

– Не может быть! – изумленно выдохнула Неста. – Какая пощечина Маккану – посадить тебя в кабинет по соседству с его конторой!

– Этажом ниже, – поправила Сэнди. – Хотела бы я увидеть лицо Майка, если бы мы действительно открыли там свою лавочку, но, к сожалению, я не могу рисковать.

– И тем не менее уже в ближайшем будущем ты станешь действовать официально, – заметила Неста.

– Да, но прежде нам нужно кое-что уладить. Сегодня я встречаюсь с Джоди и надеюсь прояснить ситуацию. Между прочим, по пути Морис показал мне несколько отличных помещений. Я присмотрела кабинет с несколькими примыкающими комнатами. Надо будет свозить тебя туда.

На лице Несты отразилось удивление.

– Значит, ты уже выбрала?

– Еще не решила, – сказала Сэнди, передавая ей чашку чаю. – Хочешь бисквит?

– Я отдала бы за бисквит все, что угодно, – со стоном отозвалась Неста. – Но кое-кому из нас приходится следить за весом.

Сэнди пожала плечами и повернулась к буфету. Неста с завистью смотрела на ее безупречную фигуру. Просто удивительно, каким аппетитным может быть такое хрупкое, изящное тело, подумала она.

– Ты идешь куда-нибудь вечером? – спросила Сэнди.

– Если ты имеешь в виду, работаю ли я сегодня, то – нет, – промолвила Неста, возвращаясь в гостиную. – Но не думай, будто бы тебе удалось уговорить меня бросить мои занятия. Ничего подобного. Просто мне хочется отдохнуть. После целого дня работы на тебя я едва таскаю ноги.

Сэнди рассмеялась.

– Я поверю тебе, только когда ты оставишь свою ночную работу, – сказала она. – Чем ты сейчас занимаешься?

– Ввожу контракт в компьютер и меняю имя агента на твое, – ответила Неста.

Сэнди перестала жевать, опустилась на софу и уставилась в полупустую чашку.

– Ты что-то примолкла, – заметила Неста несколько минут спустя.

Сэнди размышляла, выпятив губы.

– Я задумалась над тем, что мне сказала Джоди, – объяснила она. – Майк опять поехал в Нью-Йорк. Это уже третья поездка за восемь недель.

– И что же? – осведомилась Неста.

Сэнди посмотрела на нее, и Неста закатила глаза.

– Ради всего святого, Сэнди, возьми себя в руки, – мягко упрекнула она. – Не забывай, Макка