Book: Цена вещей



Цена вещей

Зенна Гендерсон


Цена вещей

Виат едва доплелся до поселка из лагеря пришельцев. Хохолок его был вырван, с куртки исчезло дэви, из разорванного рта сочилась кровь. Глаза его были совершенно пусты. Он просидел целый день на солнцепеке в центре поселка, глядя куда-то вдаль сквозь любопытных детей, которые, обступив его, наперебой о чем-то спрашивали своими пронзительными голосами.

Когда на Виата пала тень надвигающегося вечера, он, с трудом поднявшись на ноги, прошел два шага и рухнул замертво.

Потом пришла его мать. Идти ей было недалеко - скорчившееся в пыли тело лежало совсем рядом с ее домом. Она приколола к обрывкам куртки киом и тем самым подтвердила смерть сына. Это был киом, который она сама придумала и сделала в тот день, когда родился Виат. Родился, чтобы затем умереть.

Ее сын не успел еще никому отдать свое сердце, поэтому киом прикрепляла к его груди единственная дорогая для покойника женщина - его мать. Мать проводила сына в последнюю дорогу, оставив гореть пелу в центре киома, потому что Виат ушел, оставив о себе добрую память среди соплеменников и любовь в сердце матери. А тем, кто оставляет после себя любовь, освещает дорогу в Мир ушедших тусклый свет пелу. И если не прикрепить к груди умершего киом, он будет вечно блуждать по этой дороге наощупь и никогда не попадет в тот таинственный Мир, который ожидает каждого.

Только потому мать вначале приколола киом и лишь затем оплакала тело сына.

После того, как тело Виата было предано земле, собралась небольшая толпа поселенцев. Подставив спины лучам восходящего солнца, они замерли, думая о том, что же им готовит грядущий день. Когда же солнце прошло середину небосклона и начало светить им в лицо, поселенцы разом заговорили, прикрываясь ладонями от слепящего света.

- Пришельцы причинили нам зло! - первым воскликнул Доби, хлопнув обеими ладонями перед собой и подняв густой клуб пыли. - Из-за них не стало Виата! Он не вернулся из их лагеря. Пришло лишь его тело, которое дышало до тех пор, пока не поняло, что душа в него уже не вернется…

- Пришельцы пришли к нам с миром, - перебил Деси, - они даже посадили свой корабль на пустыре, чтобы не повредить наши посевы. Не нужно их бояться. - Деси мечтательно посмотрел на небо, оживляя в памяти тот миг, когда оттуда, с небес, спустился странный аппарат с не менее странными существами. - Не стоит, наверное, переносить место нашего поселка из-за них. Они не сделают нам зла.

- Да! - кивнул Доби. - Они не хотят нам зла. Но дыхание их ядовито для нас. И те беззвучные мухи, которые вылетают из их ладоней, приносят нам смерть! Лучше, если мы навсегда уйдем отсюда. И пусть пришельцы никогда не смогут нас найти!

- Но мы их совсем не знаем! - пронзительно закричал Деси, хохолок его вздыбился, словно от сильного порыва ветра. - Глупо не общаться с ними! Они принесут нам дары…

- Тот, кто приносит дары, обязательно чего-то просит взамен! Мы не можем отдавать жизнь наших юношей за один лишь взгляд на пришельца. - Доби в раздумье пропускал между пальцев серую пыль и глядел, как ее относит вдаль внезапно поднявшийся ветер. Точно так же сегодня был унесен туда, откуда еще никто не возвратился, прах Виата.

- Но постойте, - раздался звонкий голосок Вети. Ее голубой хохолок весь напрягся от волнения. - Они знают то, чего не знаем мы. Нам не удавалось подниматься на небеса и потом возвращаться обратно!

- Да, и сто раз да! - воскликнул Деси, пожирая глазами Вети, державшую, в знак искренности своих слов, руку у самого сердца. - Они много знают, у них есть дары для нас!

- Знания - единственный дар, которого не стоит опасаться, - проговорил Тэфу своим низким голосом. - Но дары в их руках подобны яду, от которого мы оцепенеем. Их дары свяжут нас по рукам и ногам. Это говорю я, Тэфу!

- Старо как мир, - снова закричал Деси, - как тот старый мир, который вот-вот развалится. Придут новые времена!

- Хорошие слова, - кивнул своим полинявшим от времени хохолком старый Доби, - если только эти слова - камень, а не легкая пыль, которая улетает туда, куда подует ветер. Я не знаю пришельцев. Я хочу их узнать. Я пойду к ним.

- И я, - пророкотал Тэфу.

- А я, а я? - вновь затрещал своим пронзительным неокрепшим голоском Деси и вскочил на ноги, вздымая клубы пыли.

- Молод еще,- отрезал Тэфу.

- Молодые глаза могут заметить то, что проглядят старые, - резонно заметил Доби.

- Тогда у нас одна дорога! - закричал Деси, и его хохолок победоносно вздыбился.

- Деси, - прошептала изменившимся от волнения голосом Вети, - ты вернешься из стана пришельцев таким же, каким вернулся Виат. У тебя сейчас появилось новое сердце. Это не твое сердце, Деси!

- Я вернусь! - закричал Деси. - Я обязательно вернусь и наполню ваши ладони чудесными вещами! - Он склонился и поцеловал умоляюще протянутые к нему руки Вети.


Время - это не только часы и дни. Время - это не только шаги солнца по горизонту. Время - это еще и затаенное дыхание, это ожидание, чутко ловящее каждый шорох.

Это время проходит с неимоверной скоростью вместе с шорохом травы, шелестом тростника, отзвуком шагов, которых ждешь, но так и не можешь дождаться. Перед неумолимой поступью времени даже горы раздвигают свои твердыни, чтобы пропустить его туда, откуда оно уже никогда не вернется - в Вечность.

Впереди толпы медленно шел Тэфу, припадая на одну ногу, гребень его вяло спадал на затылок, тугая повязка, наложенная на голову, плотно закрывала глаза. Вслед за ним, наугад, шатаясь из стороны в сторону, брел Доби, пока, наконец, не наткнулся лбом на выступ знакомой с детства скалы и не сполз обессилено в дорожную пыль. Медленно садилось солнце.

- Деси?! - пронзительно воскликнула Веж, и от ее вопля толпа встречающих шарахнулась в сторону, оставив несчастную наедине со своим горем.

- Он не захотел возвращаться с нами, - прошептал Доби. - Он лишь смотрел, как мы уходим.

- Он остался добровольно?! - Вети от ужаса прикрыла руками рот. - Его не заставили там остаться эти пришельцы?

- Добровольно? -переспросил Доби, глядя сквозь Вети незрячими глазами. - Заставили насильно? Нет. Ему никто не связывал рук и никто не стоял на его пути! - И Доби удивленно, словно впервые, потрогал свои незрячие глаза, из которых катились мелкие слезы.

- Ну откройтесь же, - умоляюще прошептал он, - где же свет?

- Расскажите мне! - воскликнула Вети. - Да расскажите мне наконец!

Доби бесцельно возил руками по бархатистой пыли.

- у них есть все, - начал он свой рассказу - и они настоящие волшебники. Пришельцы могут дать на м много интересных и прекрасных вещей для наших дэви. Мы никогда не видели таких чудесных вещей. У них есть страшное оружие претив кровожадных куту, у них есть орудия, при помощи которых мы будем возделывать наши

поля…

- А Деси? Где же Деси? - с тревогой и болью в голосе переспросила Вети.

- Деси увидел все это, и ему захотелось всего, - пророкотал Тэфу. - Его дэви было сброшено с куртки еще до захода солнца. Он был как ребенок на цветущем лугу, который хватает цветок, но видит рядом еще более красивый и бросается к нему… Этой погоне нет конца.

- Нет. Он вернется, - возразила Вети. - Его любопытство должно рано или поздно иссякнуть…

- Он вернется так, как вернулся Виат! - прорычал Тзфу.

- Он вернется так, как возвратились я и Доби! - Протянув вперед руку, он закричал, едва сдерживая слезы:-Сколько пальцев я держу перед собой, а?! Шесть? Два? Один?1 Я их никогда не увижу!!

- Мы изменим место стоянки, - сказал кто-то из толпы.

- Пришельцы нас никогда больше не найдут.

- Они не хотят зла, - слабо веря в свои слова, прошептала Вети, - они не сделают Деси ничего плохого. Он непременно вернется.

- Так, как вернулся я, - упрямо повторил Тэфу. - Я был среди них, и смертоносное дыхание пришельцев ослепило меня. И только Время и Ушедшие смогут ответить, вернется ли ко мне когда-нибудь зрение. Один из них долго говорил со мной. Он рассматривал мои глаза. Он заботился обо мне. Но я все равно ослеп.

- А ты? - обратилась Вети к Доби. - Ты тоже пострадал?

- Я не подходил к ним близко, - ответил тот, - но это не помогло. - Он обнажил ногу. От колена до бедра шла глубокая рана, рваные края которой блестели странным тусклым блеском. - Я был среди деревьев, - продолжал Доби, -, когда услыхал за спиной вой куту. В это время в руках пришельца блеснула молния, и вой прервался. Я бросился в кусты, и …его рука очертила контур раны.

- Но Деси…

- Деси вел себя как нищий маю, - оборвал восклицание Вети низкий голос Тэфу. - Он ходил за пришельцами с протянутой рукой. «Постойте, постойте, - кричал он нам вслед, - с помощью этих вещей мы будем править миром!» А зачем нам править миром? В мире нет ни первых, ни последних, и солнце светит всем одинаково. Почему мы должны грабастать вещи, цена которым - дорожная пыль, чтобы потом управлять нашими братьями?

- Оплачь его смерть, - прошептал Доби, - тысячи смертей окружают - его сейчас. И даже если тело его вернется в поселок, то сердца его с нами уже не будет никогда. Оплачь его!

- Да! - пророкотал Тэфу. - Оплачь его и воздай хвалу небу за то, что поселок наш надежно укрыт от чужих глаз и пришельцы никогда уже не посеют здесь семена зла, из-за которых мы потеряли Виата и Деси.

- Табу, - тихо, но твердо произнес Доби. - Отныне тропа к ним закрыта навсегда.

Вети, распростершись в пыли на тропинке, оплакала Деси, сжимая в руках его киом, киом, который Деси, уходя, оставил ей, как часть своего сердца.

Почти неслышно к Вети подошла мать Виата и стала рядом, чтобы разделить горе, которое постигло их обеих.

- Твоя печаль не может сравниться с моей! - закричала Вети, заламывая руки. - Ты смогла приколоть киом к его груди, ты оплакала его тело и предала его земле! Не смей плакать со мной! Ты знаешь, что Виат на пути в Мир Усопших, а путь Деси мне сейчас неведом! Жив ли он?

Может быть, он умирает сейчас в диких зарослях без пелу, который осветил бы ему путь после смерти! Может быть, он, слепой и искалеченный, ползет по нашей тропе? Я оплакиваю свою надежду. А это страшнее, чем оплакивать смерть! Уйди - я хочу остаться одна!

Вети рыдала до тех пор, пока слезы ее не истощились и рыдания не перешли в глухие стоны. Ее никто не трогал, зная, что Вети проводит свою печаль и снова станет прежней.


Жизнь в поселке шла своим чередом.

Но вот настал день, когда все жители поселка гурьбой высыпали на тропу, ведущую в лагерь пришельцев. Все, оцепенев, смотрели на то, как в поселок, стеная и прихрамывая, входил Деси.

- Деси?! - заголосила Вети, - Деси!

- Дай передохнуть, - тяжело проговорил тот и устало привалился к скале. Это был уже не тот Деси, чьи легкие ноги могли соперничать в быстроте с неутомимым куту. - Дорога забрала у меня все силы.

- Деси, - простонала Вети, прижав к груди киом. Потом она взглянула на свои ладони, рассмеялась и отшвырнула киом далеко в сторону. - О, Деси… - внезапно осеклась она, увидев его искалеченную руку, выщипанный хохолок и разорванную куртку. Глаза Деси уже не принадлежали ему. В них был какой-то странный тусклый блеск. В них отражались пришельцы.

Вети испуганно попятилась.

- Я обещал, - с трудом проговорил Деси, обращаясь ко всем, но глядя только на Вети, - я обещал вернуться, чтобы наполнить ваши дома волшебными вещами…

Но даже Вети в ответ на эти слова заложила руки за сипну - подарки пришельцев еще никому не приносили добра.

- Смотрите, - торжественно произнес Деси, кладя перед собой предмет какой-то странной формы, - в нем - смерть для всех кровожадных куту, будь они шести- или двуногими! И пусть теперь только попробуют эти наглецы из Дарло заявить, что они тоже могут ловить рыбу в ручье Клори! Все будут подчиняться только нам! Вети, - окликнул он подругу, - я дарю тебе власть над всеми.

Вети отступила еще на один шаг.

- А здесь, - положил он рядом с оружием стеклянный флакон, - здесь то, что приносит нам радость и смех. Пришельцы зовут это водой. Этому позавидуют даже жители Мира Ушедших! Один глоток - и все позади: боль, печаль, утраты и несбывшиеся желания… Вети, возьми его и ты забудешь все свое горе!

Вети отрицательно покачала головой.

- А здесь, - он вытащил из-под куртки кусок блестящей ткани, которая, попав под солнечные лучи, на мгновение ослепила всех своими яркими бликами, - здесь, Вети…

Сердце Вети дрогнуло. Ни одна из обитательниц поселка не смогла бы остаться равнодушной, увидев подобную красоту. Она подалась вперед, чтобы получше рассмотреть чудесную ткань, попробовать ее плотность и качество…

- Это - дар твоей красоте, - продолжал Деси, - ты сможешь всегда любоваться собой. И вскоре мы - ты и я -будем править миром!

Вети вновь отшатнулась в сторону.

- Не подарков от тебя ждала я все эти долгие дни, -произнесла она глухо, пятясь от странных вещей, выложенных Деси прямо в пыль, - пойдем, я залечу твои раны.

- Да постой ты! - закричал Деси. - Ты что, не понимаешь, что с этими чудесными вещами наш поселок будет править всей долиной, а затем - всем миром!?

- Зачем?

- Как - зачем? - переспросил Деси. - У нас будет все, что мы только пожелаем! Мы не будем больше работать, мы будем только приказывать и получать все, что захотим! У нас будет Власть!

- Зачем? - повторила свой вопрос Вети. -Нам достаточно того, что у нас уже есть. Мы не голодны. У нас есть где укрыться от ветра. Мы работаем, когда это нужно. Мы отдыхаем, когда работа выполнена. Зачем нам больше?

- Деси считает, что такая жизнь не для него, - сказал Доби. - Ему нравится много шума и суеты. Ничего, Деси, - скоро начнется сезон охоты на куту. Прибереги свой пыл для этого. Сейчас в твоем сердце - искушения, желания и сладкий страх. Если они поселяются в чьем-нибудь сердце, то между ними начинается борьба. Вечная борьба, Деси.

- Искушения, желания, страх, - очень похоже передразнил Деси старого Доби. - Вот, смотрите! - Он схватил оружие, лежавшее у его ног и, слегка поведя рукой, срезал верхушку дома, в котором жил слепой Тэфу. - Что останется от куту, если охотиться на них выйду я? Но если так можно разделаться с куту, - продолжал Деси, - то, что тогда можно будет сделать с жителями Дарло?

- Деси! - снова воскликнула Вети. - Пойдем, я перевяжу твои раны. Время залечит их на твоем теле и в твоей душе. Ты забудешь пришельцев, Деси!

- Не нужно меня лечить! - пронзительно завопил Деси, лицо его посерело, остатки вырванного хохолка встали дыбом. - И вам никогда не понадобится лечение, вы будете всегда здоровы, и у вас никогда не будет ран, если вы впустите пришельцев в наш поселок! Они дадут нам всем волшебные вещи, они напоят всех водой и одарят блестящими одеждами! И все это- взамен на паршивые, никому не нужные дэви. - Деси презрительно усмехнулся: -За дэви нашего поселка они готовы отдать даже свой собственный небесный корабль!

- Но они никогда не придут сюда, - возразил Доби, - путь к нашему посёлку надежно спрятан от их глаз. -Он машинально потер свои ослепшие глаза. - Мы сейчас должны… -

- Ожидать завтрашнего дня! - снова заверещал Деси, и голос его отражался каждой нотой в сердцах притихших соплеменников. - Завтра они будут здесь!

- Как - «здесь»? - переспросил kto-to.

- Ты указал им дорогу?! - раздался пронзительный крик.

- Ты им все рассказал?! - взревел поселок.

- Да, - недоуменно посмотрел на всех Деси. - А как бы я иначе мог получить от них подарки?

- Подарки?! - воскликнул Доби. - Ты принес нам смерть!

- Но я не предавал вас, - из последних сил, внезапно обмякнув, пробормотал Деси. - И не всем несут смерть эти страшные пришельцы! Я-то жив…- Oт внезапно нахлынувшей ярости его голос окреп: - Вы просто не хотите перемен! Но ведь все в мире меняется! Это же естественный ход вещей… - он на минутку замялся, вспоминая услышанное от пришельцев слово, -это прогресс!

- Не всякие перемены - прогресс, - возразил Доби пряча в ладонях ослепшие глаза.

- Хотите вы этого, или нет, но завтра пришельцы будут здесь, - голос Деси поднялся до пронзительного визга: - И вы пока что можете выбирать - или попрятаться по домам, как это сделали дураки из Печу, или прийти к пришельцам со своими дэви и получить взамен богатство и власть!

- Или опять перенести место лагеря, - сказал Доби, как можно дальше от глупой жадности и предательства.

У Деси перехватило дыхание.

- Вети? - раздался его умоляющий шепот. - Нам с тобой не нужно уходить со всеми, мы дождемся пришельцев, и тогда… Мы завладеем всем миром, Вети! У нас будет все, что мы захотим… Останься со мной, Вети!

Вети долго смотрела в его глаза.

- Зачем ты вернулся? - прошептала она сквозь слезь - Зачем? - И вдруг она пронзительно закричала: - Зачем?!

Внезапно наклонившись к подножию скалы, она подняла так недавно отброшенный ею в сторону киом. И прежде, чем Деси понял, что происходит, она прижала знак смерти к его куртке. Затем решительным движением оторвала пелу и отшвырнула его в пыль.

Глаза Деси расширились от ужаса, рука его потянулась к киому, но он так и не осмелился дотронуться до это страшной печати, отделявшей мертвых от живых.

- Нет! - закричал он. - Не- е- е- е- т !!!

Рука Вети, дрожа от напряжения, тоже потянулась к киому, но страшным усилием воли она убрала ее…

Деси упал на землю, зная наверняка, что он сейчас умрет и умрет без любви, что он войдет в вечную тьму неосвещенным киомом. Лежа в пыли, он чувствовал своей щекой твердый угол оружия, а солнечный свет, отраженный граненым флаконом с водой, пускал в его щек веселых солнечных зайчиков.



Один, умерший без любви, - это как цветок, раздавленный на тропинке. Но к цветку, сломленному чужой волей, испытываешь жалость, а здесь…

Все обитатели поселка разошлись по своим делам, пребывая в полной уверенности, что Деси скоро умрет.

Вети шла позади всех неуверенной походкой и что-то тихо шептала про себя.

Подул ветер и занес толстым слоем пыли все подарки, принесенные Деси, а потом и его самого.

Деси лежал не шелохнувшись и ожидал того момента, когда его дыхание остановится навсегда.


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

02.01.2009




home | my bookshelf | | Цена вещей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу