Book: Бронзовое божество



Бронзовое божество

Кейт Лаумер


Бронзовое божество

I


Хуганский камердинер, одетый в черное, был высокого роста и с поднятыми плечами. У него была огромная куполообразная голова, полого снижавшаяся к массивным плечам. Глаза на конкистой лице были похожи на свежеочищенных устриц. По бокам туловища свисали длинные руки.

Он обернулся к группе дипломатов с Земли, которые стояли, держа свои чемоданы, под высоким сводом огромного, темного зала. Лучи света странных оттенков проникали сквозь цветные стекла узких окон, расположенных высоко в стенах, слабо освещая неровный каменный пол. Настенная роспись и драпировки тусклых цветов изображали характерные картины семи кругов хуганского ада. Темные коридоры расходились от круглого зала; между ними стояли хуганские копейщики в шлемах и килтах, неподвижные, как каменные горгульи, выглядывавшие из высоких ниш.

- Его Вызокомерие Епискоб любезно бредозтавил в ваше разборяжение эти уютные абартаменты,- сказал камердинер глубоким, глухим голосом.- Вы теберь можете выбрать зебе комнаты на верхних этажах и одеться в бредозтавленные одежды.

- Послушайте, мистер Одом-Глом,- вмешался посол Страпхэнгер.- Я это обдумал, и мы решили, что я со своим штатом сотрудников вернусь на корабль, чтобы провести ночь там.

- Его Вызокомерие ожидает ваз на пиру в епискобских залах джерез джаз,- гнул свое хуганец.- Его Вызокомерие не любит, когда его зазтавляют ждать.

- О, мы все глубоко осознаем ту честь, которую Его Высокомерие оказывает нам, предоставляя апартаменты здесь, в Епископальном дворце, но…

- Один джаз,- повторил Одом-Глом, так что его голос эхом разнесся по залу. Он отвернулся; ритуальная цепь, надетая на шею, позвякивала при движении. Камердинер задержался, затем снова повернулся к ним.

- Кзтати, вам даютзя инзтрукции игнорировать любые мелкие… э-э… вторжения. Езли увидите джто-нибудь… необыджное, сразу же зовите зтражу.

- Вторжения? - с раздражением повторил Страпхэнгер.- Что за вторжения?

- Во дворце,- сообщил Одом-Глом,- водятзя бривидения.


Поднявшись над приемным залом на четыре оборота каменной лестницы, второй секретарь Мэгнан осторожно шел рядом с Ретифом. Они шли по отдающему эхом коридору, мимо черных, обитых железом дверей и замшелых драпировок, едва различимых в свете факела.

- Странные поверья у этого отсталого народа,- Мэгнан прилагал усилия, чтобы говорить добродушно.- Привидения, еще бы! Какая глупость! Ха!

- Почему вы шепчете?- спросил Ретиф.

- Просто из уважения к Епископу, разумеется,- резко остановившись, Мэгнан схватил Ретифа за рукав.- Ч-ч-что это там? - он указал.

Дальше по коридору что-то маленькое и темное выскользнуло из тени пилястра и скрылось в дверях.

- Вероятно, просто наше воображение,- предположил Ретиф.

- Но у него были большие красные глаза,- возразил Мэгнан.

- Их вообразить так же легко, как и любые другие.

- Я только что вспомнил - я забыл свою шапочку для душа в багаже. Давайте вернемся.

Ретиф двинулся дальше.

- Это всего через несколько дверей. Шесть, семь… мы на месте,- он вставил ключ, которым снабдил их помощник Одом-Глома. Тяжелая дверь открылась со скрипом, перешедшим в низкий стон. Мэгнан, поспешив вперед, задержался у ближайшей настенной драпировки, на которой была изображена группа хуган, подвешенных головами вниз над пылающим пламенем, в то время как гоблины различных форм и видов тыкали их длинными зазубренными копьями.

- Любопытно, насколько схожим может быть религиозное искусство в разных мирах,- заметил он.

Оказавшись в комнате, Мэгнан в замешательстве уставился на влажные каменные стены, две спартанские койки и резных демонов, стоявших по углам.

- Какие идеально мерзостные апартаменты! - он уронил свой чемодан и прошел к ближайшей койке, чтобы ткнуть ее, проверяя на мягкость.- Ого, такой матрас мой позвоночник вынести не в состоянии! Завтра я буду инвалидом, после первой же ночи! А сквозняк - Я непременно простужусь! А… а…- его голос прервался.

Трясущимся пальцем Мэгнан указал в самый темный угол узкой комнаты, где высокий пучеглазый демон, вырезанный из бледно-голубого камня, подмигивал гранатовыми глазами.

- Ретиф! Там что-то шевелилось - и оно было похоже на демонов на картинках! Оно все в пушистой рыжей щетине й с глазами, горящими в темноте!

Ретиф открыл свой чемодан.

- Если увидите еще одного, запустите в него туфлей. Прямо сейчас нам лучше переодеться; в сравнении с раздраженным послом несколько демонов - это просто добродушные домашние зверюшки.

Через полчаса, когда Мэгнан обтерся губкой над каменной раковиной, глаза у него все так же нервно блестели. Он поправил складки хуганского церемониального саронга перед потускневшим, неровным зеркалом.

- Думаю, это действительно просто нервы,- заметил он.- Во всем виноват этот тип, Одом-Глом, со своими причудливыми местными суевериями! Признаюсь, его замечания вогнали меня на некоторое время в состояние неуравновешенности.

На другом конце комнаты третий секретарь Ретиф вставлял заряды размером со спичечную головку в магазин пистолета неприметного вида.

- Возможно, таким образом они предупреждают нас насчет мышей,- заметил он.

Мэгнан повернулся и заметил отблеск оружия.

- Послушайте, Ретиф! Что это такое?

- Замечательное средство против местных привидений - если те становятся слишком шумными,- он спрятал пистолет так, чтобы его не было видно под хуганским саронгом.- Просто думайте о нем, как о талисмане, приносящем удачу, мистер Мэгнан.

- Нож в рукаве - это старая дипломатическая традиция,- с сомнением проговорил Мэгнан.- Но силовой пистолет под са.ронгом…

Я беру его на тот случай, если кто-нибудь выскочит из стены и набросится на нас,- успокаивающе сказал Ретиф.

Мэгнан фыркнул, глядя на свое отражение в темном стекле.

- Я испытал большое облегчение, когда посол настоял на том, чтобы сотрудники сегодня были облачены в местное платье вместо полагавшейся церемониальной обнаженности,- он повернулся, чтобы изучить неровную линию низа саронга, открывавшую его голые лодыжки.- Я подумал, что это одно из его важнейших достижений. Посол действительно производит впечатление, особенно, когда его щеки приобретают этот пурпурный оттенок. Даже Одом-Глом не осмелился ему противоречить. Хотя мне все же хотелось бы, чтобы он продвинулся еще на один шаг и добился права носить брюки…- Мэгнан прервался, не сводя глаз с черных занавесей, закрывающих высокое узкое окно.

Тяжелая ткань пошевелилась.

- Ретиф! - задохнулся он.- Оно снова здесь!

- Ш-ш-ш,- Ретиф смотрел, как занавес шевельнулся снова. Часть головы с крошечной, отсвечивающей красным, бусиной глаза появилась из-за края портьеры, примерно в футе над полом; высунулась тонкая, как проволока, нога, затем другая. Появилось тело, похожее на пушистый рыжеватый шар; красные глаза на двухдюймовых стебельках шевелились, внимательно оглядывая комнату. Их взгляд задержался на Ретифе; существо вышло из-за портьеры целиком, постояло, затем двинулось к нему на быстрых ногах…

Мэгнан с воплем бросился к двери и широко ее распахнул.

- Стража! На помощь! Гоблины! Привидения! - его голос разнесся по коридору, смешавшись со звоном оружия и шлепаньем широких ступней хуганцев.

При этом вопле вторгшееся существо заколебалось, подумало мгновение, затем, испустив писк, как фея, за которой гонятся гуси, двумя конечностями порылось в чем-то, прикрепленном к его спине.

За дверью визгливый голос Мэгнана выделялся на фоне хора вопросов хуганцев.

- Тогда найдите кого-нибудь, кто знает земной! - вопил он.- В это самое мгновение монстр терзает моего сотрудника!

Ретиф быстро прошел к окну, раздвинул портьеры и открыл раму, впустив поток влажного ночного воздуха.

- Выбирайся здесь, приятель,- сказал он.- Тебе лучше двигаться, пока не появились полицейские.

Пушистый шар бросился через комнату и, покачиваясь, затормозил перед Ретифом. Он делал быстрые, нервные движения.

Квадратик сложенной бумаги упал Ретифу под ноги. Затем существо прыгнуло к открытому окну и исчезло, в то время как ноги хуганцев затопали у двери.

- Где спизм? - на плохом земном требовательно спросил грубый голос. Коническая голова хуганца в ярком шлеме поворачивалась, оглядывая комнату.

Мэгнан выглядывал из-за спины стражника.

- Где этот зверь? - верещал он.- Он был, по меньшей мере, четырех футов ростом, а клыки у него в четыре дюйма, ничуть не меньше!

Хуганец вошёл в комнату. Своей семифутовой пикой с широким острием он указал на открытое окно.

- В конце концов это оказалась мышь,- сообщил Ретиф.- Она убежала.

- Вы позволил спизму бежать?

- А что, я не должен был? - мягко спросил Ретиф, кладя бумажку в карман.

- Спизм - блохой демон из того мира; может укусить землянина, полуджить заражение кровь.

- Мне кажется, ваши слова неуместны,- резко вмешался Мэгнан.- Кусать землянина - совершенно безвредно…

Хуганец повернулся к нему, зловеще наклонив пику.

- Вы бойдете со мной,- приказал он.- Нагазание за связь зо служителями подземного мира - вас варить в масле.

- Послушайте,- Мэгнан отступил на шаг.- Отойдите, приятель…

Хуганец потянулся к Мэгнану длинной щупальцеобразной рукой; Ретиф зашел ему за спину, выбрал точку и резко ударил сложенными вместе кончиками пальцев. Стражник споткнулся, пролетел мимо Мэгнана и с грохотом уткнулся подбородком в пол. Его пика загремела, скатившись вдоль стены.

- Ретиф! - чуть не подавился Мэгнан.- Вы о чем-нибудь думаете? Вы подняли руку на рядового Епископальной стражи!

- У меня создалось впечатление, что этот парень упал, зацепившись носком ноги за ковер. Вы разве не заметили?

- Ну, вы же прекрасно знаете…

- Как раз перед тем, как ему удалось бы вас достать, мистер Мэгнан.

- А… ну, да, теперь, когда вы об этом упомянули, мне тоже кажется, что он споткнулся,- тон Мэгнана внезапно стал оживленным.- Скверное падение. Я бросился было, чтобы его поддержать, но - увы! - не успел. Бедняга! Так ему и надо, зверюге. Мы проверим его карманы?

- Зачем?

- Вы правы; на это нет времени. Это падение, несомненно, было слышно по всему дворцу.

У открытой двери появился второй хуганец; на его шлеме был клыкастый ангел, что указывало на офицерское звание. Он оглядел лежащего копейщика.

- Вы напали на этого? - требовательно спросил он. Мэгнан взглянул на жертву так, словно заметил его в первый раз.

- Он, по-видимому, упал.

- Убивать хуганца - противозаконно,- зловеще заявил капитан.

- Он… э-э… сломал свое копье,- угодливо напомнил Мэгнан.

- Оджень блохое брезтупление - озквернение церемониального кобья,- строго проговорил капитан.- Требуетзя церемония оджищения. Оджень дорого.

Мэгнан порылся в мешочке для денег, висевшем у него на бедре;

- Я буду рад внести небольшую лепту.

- Дезять хуганских кредитов; все забыто. Еще пять - избавить от тела.

Лежащий хуганец пошевелился, забормотал, сел на полу.

- Ха! - заметил капитан.- Похоже, дела не будет. Но за доболнительные пять кредитов…- он снял с пояса короткую, уродливую дубинку,- …приконджить незчазтную жертву земного назилия.

- Стоп! - возопил Мэгнан.- Вы с ума сошли?

- Озкорбление звидетеля - священника крепости зтоить вам еще два кредита. Для вас делать озобую тсену - три за пять.

- Подкуп? - задохнулся Мэгнан.- Коррупция?

- Три и езть,- хуганец кивнул.- Тшто назщет тебя? - он повернулся к Ретифу.- Платить, как и другой землянин?

- Послушайте, я вам ничего не плачу1 - рявкнул Мэгнан.- Просто помогите этому несчастному выйти отсюда, будьте так любезны, и мы продолжим одеваться!

- Небольшие религиозные поджертвования - старая добрая хуганская традитция! - возразил свидетель.- Хотеть нарушить мезтные табу?

- У нас, землян, есть кое-какие свои обычаи,- спокойно ответил Ретиф.- Мы полагаем, что пожертвование должно выплачиваться добровольно,- он протянул банкноту, которую офицер ловко схватил.

Стражник теперь уже стоял на ногах, покачиваясь. Капитан рявкнул ему приказ, и его подчиненный собрал обломки копья, бросил на Мэгнана ненавидящий взгляд и вышел. Капитан последовал за ним.

Ретиф закрыл Дверь за ушедшими посетителями, достал бумажку, брошенную убегающим спизмом, и развернул ее.

У ФОНТАНА С ВЕЛИКАНОМ ВО ВРЕМЯ ВТОРОГО ВОСХОДА ЛУНЫ; ПРИКОЛИТЕ ЖЕЛТЫЙ НАВОЗНЫЙ ЦВЕТОК.

Мэгнан, снова крутясь перед зеркалом, глубоко вздохнул.

- Не слишком-то благоприятное начало,- прокомментировал он.- Бог ты мой! Уже двадцать тридцать! Мы опаздываем! - Он в последний раз поддернул саронг и разгладил редеющий локон на лбу.

Мэгнан пошел первым по отдающему эхом коридору, вниз по спиральной лестнице до арки, выходящей на широкие ступени над неровной лужайкой. Голубые фонари, свисавшие с ветвей скелетообразных деревьев, слабо светили на грибоподобные декоративные растения. Скульптуры, изображающие мучающиеся души, были расставлены рядом с широкими столами, заставленными земными деликатесами, ради этого случая поспешно сгруженными с транспорта Корпуса. Дюжина фонтанов гротескной формы распространяла по саду тонкий туман и запах серы.

За высокой стеной, утыканной по верху остриями, на расстоянии в полмили от них возвышалась зловещая фигура огромного идола, окрашенного в цвет бронзы. Факелы освещали его свирепую ухмылку, правая рука была поднята в хуганском королевском салюте - локоть прямо вперед, предплечье поднято вертикально вверх, пальцы растопырены, левая рука сжимает бицепс правой.

Мэгнана передернуло.

- Этот звероподобный идол скорее похож на недоделанного хуганца,- заметил Мэгнан.- Это у него там дым идет из носа?

Ретиф фыркнул.

- Что-то горит,- согласился он.




II


Из плотной тени у локтя Мэгнана выступила темная фигура.

- Запах зтарых газет вы джуствуете,- прогрохотала она.- Наши хуганские боги полезны - они злужат общине в качестве музоросжигателей.

Одом-Глом! Вы меня перепугали! - воскликнул Мэгнан. Он отмахнулся от насекомого, жужжащего у его лица.- Надеюсь, что вечер будет удачным. Со стороны Его Высокомерия так предусмотрительно было позволить Корпусу выступить сегодня принимающей стороной; это такой дружественный жест.

- - Гость должен оказывать гостеприимство - это зтарая хуганская традитция,- заявил Одом-Глом.- Вам было бы неплохо знать все наши зтарые хуганские традитций, чтобы не получилозь как с предыдущим земным дибломатом.

- Да, неудачно получилось? что предшественник посла Страпхэнгера был отлучен от церкви и так далее. Но, в самом деле, откуда ему было знать, что он должен был наполнить Епископальную чашу для подаяний стокредитными банкнотами?

- Дело не зовсем в поджертвованиях, но он вылил туда конзервированные бобы и изпортил банкноту, которую Его Вызокомерие положил в каджестве намека.

Недостойная сцена,- согласился Мэгнан.- Но я уверен, что сегодняшний вечер поможет избавиться от остатков взаимного непонимания.

Оркестр начал настраивать инструменты, над лугом стали разноситься мрачные, стонущие звуки. Вооруженная епископальная стража занимала свои посты, а одетые в саронги дипломаты выстраивались в линию у каменной арки, через которую должны были прибыть сановные лица.

- Мне надо зпешить - позмотреть разположение орудий,- сказал Одом-Глом.- Одно позледнее предупреждение: мирзкие ценнозти, конеджно, ниджего не значат для Его Вызокомерия, но змертный грех, который Его Вызокомерие ненавидит больше всего,- это зкупость.- Он ушел, позвякивая своими цепями.

- Посол еще не пришел,- нервно заметил Мэгнан.- Бог ты мой, надеюсь, он появится до того, как прибудет Епископ Ай-Поппи-Гуги. Я боюсь того, что мне придется занимать Его Вызокомерие светской беседой.

- Согласно рапорту поста, с ним общаться совсем не трудно,- сообщил ему Ретиф.- Просто дарите Епископу все, что попадется ему на глаза, а если это его не удовлетворит, подарите еще что-нибудь.

- Как я вижу, вы начинаете разбираться в дипломатии, Ретиф,- одобрительно проговорил Мэгнан.- Но я все же беспокоюсь.

- Поскольку по протоколу ваша функция состоит в том, чтобы задабривать трудных гостей,- заметил Ретиф,- то почему бы вам не встретить Епископа у ворот и не рассказать ему пару скабрезных историй?

- Не могу себе вообразить, что глава теократического государства станет положительно реагировать на похабные анекдоты,- чопорно ответил Мэгнан.

- Ну, разговоры о биологии совершенно не считаются греховными здесь, на Хуге, наоборот, не погрязайте в вежливых беседах. Кстати, согласно руководству, в культурных кругах здесь имеется негласное соглашение о том, что конфеты приносит аист.

- Серьезно? Бог ты мой, а у нас на всех сладостях помечено: «Сделано в Гонконге»! Мне придется сказать распорядителю, чтобы он заменил этикетки. А пока я этим занимаюсь, вам лучше занять свой пост у ворот. Вы сегодня поработаете в первую смену. Через час я пришлю Стрингуисла, чтобы он вас сменил.

- Я мог бы задержать для вас Епископа на несколько минут,- предложил Ретиф, когда они подходили к воротам.- Допустим, я начну с того, что потребую, чтобы он предъявил свое приглашение.

- Бросьте ваши несвоевременные шутки, Ретиф! После провала предыдущей миссии необходимо установить сегодня дружеские отношения с Епископом - это обеспечит нам всем повышение по службе.

- Мне кажется, что традиционная вечеринка на лужайке - это дело слишком утонченное для такого парня, как Епископ. Нам следовало бы воспользоваться более простыми методами - типа нескольких залпов тяжелой артиллерии, размещенной вокруг дворцовых садов.

- Вряд ли это можно считать дипломатическим подходом,- фыркнул Мэгнан.- Опыт столетий доказывает, что, если достаточное количество дипломатов ходят на вечеринки, то в конце концов все получится как надо.

- Интересно, понимают ли эту традицию хуганцы?

- Конечно, мы ведь все схожие друг с другом существа - под кожей мы братья, по сути дела.

- В таком случае, эта кожа должна быть не менее дюйма толщиной и прочнее армопласта. Я не уверен, что мы сумеем добраться до братского слоя, чтобы вовремя остановить кровопролитие.

- По сути дела, я с нетерпением жду момента, когда можно будет посостязаться с Его Высокомерием в составлении эпиграмм сегодня,- величественно проговорил Мэгнан, повернувшись, чтобы обозреть сады.- Как вам известно, при общении с высокопоставленными гостями я всегда нахожусь в самой лучшей форме - и, разумеется, их габариты и сила ничуть не нагоняют на меня робость.

Мэгнан обернулся на звук, раздавшийся позади него, издал придушенный вопль и наступил на ногу хуганскому официанту, когда отпрыгнул от завернутой в золотую ткань фигуры хуганца семи футов высотой и шести шириной. Позолоченные черты лица монстра включали в себя дюймовые носовые дыры, огромные водянистые красноватые глаза и широкий рот, изогнутый в виде кошмарной гримасы, обнажающей зубы, покрытые коронками полированного золота. Две кисти унизанных кольцами пальцев сжимали рукоять огромного обоюдоострого меча.

- Джто-то плохо пакхнет! - прогрохотала фигура. Она склонилась вперед, решительно принюхалась к Мэгнану и фыркнула.

- Ужазно! - объявил Епископ, локтем отодвигая Мэгнана в сторону.- Уйди, парень! Ты заражен острой формой лишая!

- Что вы, Ваше Высокомерие,- это просто прикосновение скобки на коже за ухом.

- Пахнет как позле дешевой ночжи в веселом домике. Где Посол Хапстринкер? Волагаю, вы бриготовили много еды. Как я бонимаю, вы, земляне, оджень интерезуетесь готовкой,- Епископ подмигнул влажным розовым глазом, ткнул Мэгнана под ребра и довольно заржал.

- Уф! - сказал Мэгнан.- Ваше Высокомерие!

Епископ уже шагал к ближайшему столу, его эскорт из вооруженных стражников в шлемах тащился вслед за ним, держа руки на кривых саблях и не сводя подозрительных глаз с дипломатов.

- Я… думаю, что пробегусь немного и посмотрю, как там закуски,- проблеял Мэгнан.- Ретиф, сопровождайте Его Высокомерие и развлекайте его, пока не прибудет помощь - я имею в виду, пока не появится посол! - И он исчез.

Епископ погрузил безкостный палец в большую хрустальную чашу с сырным соусом, изучил его на расстоянии вытянутой руки, понюхал, затем, резко дернув гибким запястьем, разбрызгал соус по гофрированным рубашкам и остекленевшим улыбкам дипломатов, выстроившихся в линию для приема.

- Кто эти бездельники? громко спросил он.- Вероятно, бедные родзтвенники, оджидающие подаджек. У меня та же броблема. Вернее, у меня была та же броблема, я долджен зказать. Две недели назад был Фезтиваль замоотречжения. Я зделал самое значительное пожертвование и всех их предлоджил духам предков.

- Отказаться от родственников из религиозных соображений - это хорошая идея,- заметил Ретиф.- Это может войти в моду.

Епископ поднял блюдо изящных сэндвичей, высыпал пищу, понюхал блюдо и откусил небольшой кусочек.

- Я много слышал о ваших земных блюдах,- заметил он, шумно жуя.- Немного жесткое, но неблохое,- он откусил еще немного тонкого фарфора и предложил Ретифу.

- Кусни,- сердечно сказал он.

- Нет, спасибо, перед самым прибытием Вашего Высокомерия я подкрепился бутылкой пива,- отказался Ретиф.- Попробуйте суповые тарелки. Они считаются восторгом эпикурейцев.

Неподалеку от широких дверей террасы возникло оживление. Амбициозные мелкие клерки посольства приняли позу нетерпеливого ожидания, приготовив восторженные улыбки. Появилась приземистая фигура министра Страпхэнгера, чрезвычайного посла Земли и полномочного представителя на Хуге. На нем было короткое, но богато украшенное парчой лонги, блестящий красный кушак, который чуть ли не тащился по земле, и украшенные драгоценными камнями сандалии. Рядом с ним пыхтел его спутник, примерно такого же телосложения и так же одетый, отличавшийся только пучком ярко-оранжевых волос. В двух ярдах за ними тащился Мэгнан.

- А, посол - двойняжки? - спросил епископ, двинувшись к новоприбывшей паре.

- Нет, это миссис Страпхэнгер,- ответил Ретиф.- На месте Вашего Высокомерия я бы выбросил это блюдце - в ярости она страшна.

- А, тибичная самка, взегда озабоченная броблемами конзервации пищи,- Епископ выбросил ободок блюда за цветущий куст.

- Эй, привет, посол Стракхампер! - проревел он.- И твоя оджаровательная корова! Она зкоро бринесет бриплод, как я понимаю?

- Приплод? Как это? - Страпхэнгер озадаченно огляделся.

- Как я понимаю, ты держишь своих коров беременными? - прогрохотал Епископ.- Или, может быть, эта уже злишком зтарая. Но не важно - в звое время она, незомненно, была великой броизводительницей.

- Вот те раз! - резко бросила миссис Страпхэнгер, едва сдерживаясь.

- Кстати,- продолжал Ай-Пошш-Гуги.- Я не выношу обзуждать финансы за едой, поэтому я бредлагаю зразу же обзудить броблему зоответственного бодарка. Конеджно, я вболне готов забыть банальное недопонимание, возникшее у наз з предыдущим послом, и без уверток принять любую зумму не менее одного миллиона гредитов.

- Один миллион кредитов? - пробормотал Страпхэнгер.- Подарок?

Конеджно, езли вы предподжли бы избежать репутации труса, то лишний миллион никогда не повредит.

- Миллион кредитов из фондов Корпуса? Но… но чего ради?

- Ай-ай,- Епископ предостерегающе погрозил осязательным органом.- Не стоит лезть во внутренние дела хуганцев!

- О, нет, ничуть, Ваше Высокомерие! Я только имел в виду… по какому случаю? Подарок. Я имею в виду.

- Зегодня вторник.

- А.

Епископ безмятежно кивнул.

- Вам повезло, джто вы не узтроили это мероприятие в среду - это день удвоенных подарков.- Он взял стакан с подноса, который держал официант, вылил содержимое на лужайку, откусил от края кусочек своими полированными металлическими зубами и стал задумчиво жевать.

- Не хватает зпеций,- прокомментировал он.

- - Мой лучший хрусталь,- задохнулась миссис Страпхэнгер.- Из самого Бруклина, а он жрет его как козел!

- Гозел? - Епископ подозрительно на нее уставился.- Не думаю, джто мне известен этот термин.

- Это… что-то… вроде гурмана,- сымпровизировал Страпхэнгер. На лбу у него блестел пот,- Известного изысканностью вкуса.

- Теперь бобоводу бензин,- продолжал Епископ.- Я не вижу нужды в боказухе. Бростая тысяджа в день в знак уважения от Корбуса вболне эойдет.

- Тысяча чего в день? - вопросил посол, демонстрируя застывшую дипломатическую улыбку, открывающую старомодные съемные зубные протезы.

- Гредитов, гонеджно. И еще есть броблема зубзидий в хуганскую бромышленность, зкажем, бядьдесят тысядж в месяц. Не беспокойтезь об их распределении, бросто выбисывайте чеки на выблату мне лиджно…

- Хуганская промышленность? Но мне дали понять, что здесь, на Хуге, нет промышленного производства.

- Поэтому мы и требуем зубзидию,- вежливо ответил Епископ.

Страпхэнгер с трудом вернул улыбку на место.

- Ваше Высокомерие, я здесь просто для того, чтобы установить дружеские отношения, чтобы ввести Хуг в поток культурной жизни Галактики…

- Что моджет быть дружезтвеннее денег? - спросил Епископ громким голосом, тоном окончательного решения.

- Что же,-уступил Страпхэнгер,- мы могли бы организовать заем…

- Прямой грант - гораздо броще,- подчеркнул Епископ.

- Конечно, это будет означать дополнительный штат сотрудников, чтобы справляться с административной нагрузкой,- с задумчивым блеском в глазах Страпхэнгер потер ладони друг о друга.- Скажем, человек двадцать пять для начала.

Епископ повернулся, когда к нему подошел хуг среднего роста, одетый в облегающую черно-серебряную одежду, пробурчал что-то ему на ухо и махнул резиновой рукой в сторону дома.

- Джто? - взорвался Епископ. Он резко повернулся к Страпхэнгеру,- Вы зкрываете табулированных существ? Делитесь витанием з призпешниками оббозиции?

- Ваше Высокомерие! - голос Страпхэнгера дрожал на фоне возрастающего рева духовного лица.- Я не понимаю! Что сказал этот парень?

Епископ стал выкрикивать команды на хуганском. Его эскорт рассеялся и стал рыскать по кустам, окружавшим сад. Посол семенил рядом с почетным гостем, который большими шагами прошел к накрытым столам с закусками и стал пожирать хрупкий фарфор, бормоча про себя.

- Ваше Высокомерие,- Страпхэнгер старался отдышаться,- если бы у меня было хоть какое-нибудь объяснение! Я уверен, что все это - просто ужасная ошибка Что ищут эти люди? Я вас заверяю…

- Из доброты звоего зердца я бриглазил ваз на Хуг! - взревел Епископ.- В каджестве огромного комплимента я узвоил важ язык! Я даже готов был бринять налиджные - велиджайший джезт! А теперь я обнарудживаю, что вы открыто общаетезь с врагами Богов!

Оставаясь на обочине словесной перепалки, Ретиф окинул взглядом сад. Он заметил фонтан в виде двухголового хуганского карлика с чрезмерно увеличенными зубами и брюхом и двинулся к нему.

Кто-то дернул его за завязку сандалии. Он посмотрел вниз. Два ярких глаза на концах похожих на проволоки стебельков призывно смотрели из травяной кочки. Ретиф огляделся - все взгляды были направлены на Епископа.

- Ты ищешь меня? - тихо спросил Ретиф.

- Именно! - проскрипел тонкий голос.- С тобой непросто ухитриться побеседовать в спокойной обстановке, мистер… э-э…

- Ретиф.

- Привет, Ретиф. Меня зовут Джекспурт. Парни назначили меня представителем, чтобы я рассказал вам, землянам, о том, что происходит. В конце концов, я полагаю, что у нас, спизмов, тоже имеются некоторые права.

- Если ты сможешь объяснить мне, что происходит в этом гадюшнике, я вечно буду твоим должником. Давай, выкладывай.

- Проблема в хуганцах - они ни на минуту не оставляют нас в покое. Все дело в гонениях. Ты знаешь, эти гиппопотамы, распевающие псалмы, обвиняют нас во всех несчастьях - от скисшего молока до потери потенции! Доходит уже до того, что после захода солнца небезопасно выходить на прогулку.

- Подожди, Джекспурт. Может быть, будет лучше, если ты просветишь меня в отношении некоторых деталей. Кто вы такие? Почему хуганцы вас преследуют? И где ты научился говорить на земном с таким безупречным произношением согласных?

- Я был талисманом на земном торговом корабле, я спрятался там, когда он приземлился здесь с целью ремонта. Это была великолепная жизнь, но со временем я соскучился по дому, по старому доброму Хугу - ты знаешь, как это бывает…

- Ты - исконный житель этого очаровательного мира?

- Конечно - мы, спизмы, живем здесь дольше хугов. И тысячелетиями мы жили с ними без всяких проблем. Хуги взяли себе поверхность, а мы устроились, приятно и удобно, под землей. Затем у них появилась религия, и жизнь с тех пор стала адом.

- Подожди, Джекспурт. Насколько я слышал, религия всегда оказывает благотворное влияние на тех, кому посчастливилось ее иметь.

- Это зависит от того, на чьей ты стороне.

- Это точно.

- Но я не изложил тебе еще всю картину. Эти хуганские священники начали полномасштабную пропагандистскую кампанию против нас - нарисовали множество религиозных картин, где спизмы тыкают хугов вилами, так что вскоре после этого каждый хуг, встретив на улице вышедшего подышать свежим воздухом спизма, начинал подпрыгивать на месте, рисовать в воздухе кресты и бормотать заклятья. Потом мы внезапно осознали, что идет полномасштабная война! Я говорю тебе, Ретиф, мы, спизмы, сейчас находимся в тяжелом положении - и будет еще хуже!

Стражник постепенно приближался к фонтану с великаном.

- Проклятье, жандармы,- сказал Ретиф.- Тебе сейчас лучше скрыться с глаз, Джекспурт. Они рыскают по кустам, ищут тебя. Почему бы нам не продолжить разговор попозже?

Спизм скрылся в траве.

- Но это важно, Ретиф! - донесся из куста голос Джекспурта.- Парни на меня рассчитывают.

- Тихо! Смотри на меня и действуй соответственно. Мэгнан, обернувшись, подозрительно смотрел на Ретифа. Он приблизился к своему подчиненному.

- Ретиф, если вы замешаны в этой суматохе…

- Я, мистер Мэгнан? Каким же образом? Я прибыл сюда только сегодня днем, так же, как и вы.

- Мэгнан! - голос Странхэнгера покрыл шум голосов.- Епископ проинформировал меня, что на территории Посольства сегодня вечером было замечено демоническое существо какого-то вида! Конечно, мы о нем ничего не знаем, но Его Высокомерие пришел к неприятному для нас выводу, что мы общаемся с обитателями нижнего мира! - он понизил голос, когда Мэгнан приблизился.- Суеверный вздор, но нам приходится играть в эти игры. Вы вместе с остальными рассредоточьтесь и сделайте вид, что ищете этого мифического демона. Я утихомирю Его Высокомерие.

- Конечно, мистер посол. Но… э-э… что, если мы его найдем?

- Тогда вы еще больший идиот, чем я думал! - Страпхэнгер вернул кривую улыбку на место и повернулся к Епископу.

- Ретиф, вы начинайте отсюда,- Мэгнан указал на фасад дома.- Я пойду пошарю в кустах. И, что бы вы ни делали, не вздумайте ничего находить - типа того отвратительного существа, на которое мы наткнулись наверху.- Внезапно его лицо приняло испуганное выражение.- Бог ты мой, Ретиф! Вы не думаете?..



- Никоим образом. Лично я предоставляю себе демоническое существо в виде дракона средних размеров.

- И все же… может быть, мне стоило бы сообщить об этом послу…

- И подтвердить мнение Епископа? Очень храбро с вашей стороны. Вы не против, если я постою здесь, чтобы насладиться этим зрелищем?

- С другой стороны, он слишком занятый человек,- поспешно заметил Мэгнан.- В конце концов, зачем беспокоить его банальностями? - Он поспешил занять позицию рядом с Епископом и, нагнувшись, стал делать вид, что вглядывается в изгороди из растений, похожих на хвойные.

Ретиф вернулся к столу, теперь покинутому, если не считать одинокого хуганского уборщика, который на дальнем конце стола собирал пустую посуду на широкий поднос и бросал влажные бумажные салфетки в объемистый мешок для использованной бумаги. Ретиф взял пустое блюдо из-под сэндвичей и сказал:

- Пссст!

Хуганец поднял глаза, когда Ретиф бросил блюдо, уронил свой большой бумажный мешок и поймал брошенную посуду:

- Здесь есть еще,- с готовностью заметил Ретиф. Он собрал и передал пару блюдец, три пустых стакана и пару надкушенных сэндвичей с сыром.- Тебе лучше взвалить это на спину и следовать за Его Высокомерием,- предложил Ретиф.- Он оставляет за собой след из осколков блюд.

- Пытаешься уджить меня моей работе? - свирепо спросил хуганец, в то время как Ретиф, покопавшись, нашел ложку и уронил ее на траву, прямо под краем свисающей скатерти.

- Конечно, нет, приятель,- заверил Ретиф сердито смотревшего на него аборигена. Он наклонился за ложкой и мельком заметил выглядывавший из теней глаз.

- Залезай в мешок,- краем рта прошипел Ретиф.

- 3 гем разговариваедж? - слуга наклонился и стал смотреть под стол. Позади него бумажный мешок негромко зашуршал, когда спизм юркнул в него.

- Просто обратился с несколькими словами к ложечному богу,- мягко ответил Ретиф.- Уронить ложку - плохая примета, как тебе известно.

- Да? - сказал хуганец, Он оперся на стол, вытащил весьма изношенную зубочистку и стал ковырять ею в своих грязных зубах.- У ваз, инозтрандзев, ненормальные идеи. Взем извезтно, джто уронить лоджку - хорошая бримета, блохая бримета - уронить вилгу,- он тщательно осмотрел конец зубочистки.

- У нас дома неблагоприятным предзнаменованием считается падение с десятиэтажного здания,- продолжал бессвязно болтать Ретиф, наблюдая за вооруженными стражниками Епископа, приближающимися к ним. Один из них подошел к столу, бросил на Ретифа изучающий взгляд, сунул голову под стол, затем потянулся к мешку с бумагой.

- Как насчет того, чтобы немного освежиться?

Ретиф взял чашку, погрузил ее глубоко в сосуд с густым пурпурным пуншем, сделал шаг к воину и, казалось, споткнулся; липкая жидкость плеснула в хуганца как раз под защелкой, удерживавшей капюшон радужных оттенков, и растеклась в виде оригинального рисунка по его полированной нагрудной пластине. Слуга схватил свой поднос и мешок и поспешно отступил, в то время как шипящий стражник хлопал гибкими пальцами по пурпурному пятну.

- Идиод! Неуглюджий урод!

- Джто? Бьянзтво на злуджбе? - прогремел громкий голос. Епископ, отодвинув пузом Ретифа, возвышался перед смутившимся хуганцем.- Нагазание - зварить в мазле! - проревел он.- Уберите его!


III


Остальные стражники приблизились и схватили своего несчастного сослуживца.

- Это мой недосмотр, Ваше Высокомерие,- начал было Ретиф.- Я предложил ему…

- Вы зобираетесь вмеживаться в совержение епизкопального правозудия? - рявкнул Епископ, набрасываясь на Ретифа.- Вы имеете наглозть намегать, что зуждение Епископа ожибоджно?

- Не совсем так, вы просто ошибаетесь,- заявил Ретиф.- Это я пролил на него пунш.

Лицо Епископа приобрело багровый оттенок, его рот беззвучно двигался. Он сглотнул.

- Так давно нигто мне не бротивореджил,- задумчиво заметил он,- джто я даже забыл нагазание, положеное за это,- благословляющим жестом Епископ взмахнул двумя пальцами.- Твои грехи тебе отпущены, сын мой,- весело проговорил он.- Во зути дела, я отпузкаю тебе грехи на весь уикенд. Развлекайся, взе за счет хозяев.

- Ну не великодушно ли это со стороны Его Высокомерия,- подобострастно произнес Мэгнан.- Какая жалось, что мы не нашли демона, но я…

- Хорошо, что вы набомнили об эдом,- зловеще проговорил Епископ. Он уставился на посла Страпхэнгера, когда старший дипломат подошел.- Я взе еще жду результатов!

- Послушайте, Ваше Высокомерие! Как мы можем найти демона, если демона здесь нет?

- Это ваша броблема!

У ворот раздался вопль. Двое стражников набросились на уборщика с бумажным мешком, который шарахнулся в сторону, испуская возмущенные возгласы. Мешок упал, раскрылся, рассыпая мусор, из которого выскочил беглый спизм, разбрасывая объедки во все стороны.

Прыжком он миновал ошарашенных стражников и понесся к задним воротам. У него на пути появились еще стражники, выдергивая из кобур длинноствольные пистолеты. Выстрел пропахал длинную полосу в густой траве, чуть не задев остальных приверженцев Епископа, которые бросились вперед, чтобы поучаствовать в акции. Епископ завопил, размахивая своими безкостными руками.

Отрезанный от ворот, спизм изменил направление, бросился в сторону от дома, но его встретил взвод, вышедший из глубины сада. Выстрел разнес блюда на столе за спиной Мэгнана, который взвизгнул и бросился на землю.

Спизм затормозил, увернулся и побежал к украшенным цветами воротам, выходящим на дорогу. Стражники все были теперь позади, путь свободен. С оглушительным воплем Епископ Ай-Поппи-Гуги выхватил свой гигантский меч и прыгнул вперед, чтобы перехватить убегавшее существо. Когда он проносился мимо Ретифа, тот крутанулся и выставил ногу. Ретиф зацепил ногу Епископа как раз над ярко-розовой, украшенной драгоценными камнями, кожаной туфлей. Его Высокомерие нырнул вперед, ударился медалями о землю и проехал носом под стол.

- Эй, кто тут, привет,- послышался тонкий голос Мэгнана из-под приглушающей звуки скатерти,- Подождите минутку, я подвинусь…

Взревев, Епископ встал, подняв вместе с собой стол. Блюда, стаканы и еда посыпались на все еще сидевшего на четвереньках Мэгнана. Епископ отшвырнул стол в сторону и снова взревел, повернувшись в сторону посла Страпхэнгера, который, подпрыгивая, салфеткой пытался сбить грязь с наград почетного гостя.

- Измена! - заорал Ай-Поппи-Гуги.- Аззазины! Убийцы! Агенты ниджнего мира! Наружители закона! Еретики!

- Ну-ну, Ваше Высокомерие! Не расстраивайтесь…

- Разтраиватьзя? Это, моджет быть, джутка? - Епископ вырвал грязную тряпку из руки Страпхэнгера. Он наклонился, схватил свой меч и взмахнул им над головой. Епископальная стража теперь быстро окружала их.

- Сим я отлучаю ваз взех! - возопил Епископ.- Ни еды, ни воды, ни защиты полиции! Также вы будете бублиджно казнены! Парни, окруджайте их!

Оружие внезапно оказалось направленным на кучку дипломатов, сгрудившихся вокруг посла. Мэгнан взвизгнул. У Страпхэнгера затряслись бакенбарды.

- Не убузтите этого! - Ай-Поппи-Гуги указал на Ретифа,- Это из-за его ноги я навернулзя!

Стражник приставил ствол к. ребрам Ретифа.

- О, мне кажется, что Ваше Высокомерие забывает о том, что у мистера Ретифа есть епископальное отпущение грехов,- живо заметил Страпхэнгер.-Ретиф, если вы просто пробежитесь в мой офис и передадите код два-ноль-три - или это три-ноль-два? - вызов помощи…

- Он отбравится вмезте зо вземи вами, негодяями! - возопил Епископ. Полдюжины вооруженных хуганцев подвели к их группе остальных работников штата посольства.

- Внутри еще езть?

- Нет, Важе Выйокомерие,- доложил капитан стражи.- Тольго незколько злуг.

- Зварите их в мазле зе звязь з убийцами! Джто же казаетзя ваз…

- Ваше Высокомерие,- заговорил Страпхэнгер,- Естественно, я не против умереть, если это доставит удовольствие Вашему Высокомерию, но тогда мы не сможем подарить вам подарки и прочие вещи, разве не так?

- Броклятье! - Ай-Поппи-Гуги швырнул свой меч на землю, чуть не попав в ногу Мэгнану,- Я забыл о бодарках! - казалось, он размышляет.- Позлушайте, джто, езли я узтрою вам возмод-жнозть выбизать незколько джеков в камере, беред казнью?

- О, боюсь, это совсем никуда не годится, Ваше Высокомерие. Мне нужна печать Посольства, машина, удостоверяющая чеки, и книги кодов, и…

- Ну… возмоджно, я мог бы зделать изклюджение, я отзроджу нагазание до тех пор, пока не брибудет налиджнозть.

- Простите, Ваше Высокомерие, я не стал бы вас просить отклоняться от традиции просто для того, чтобы оказать мне услугу. Нет, мы все отлучены, так что, я полагаю, мы можем устроиться поудобнее и начать умирать с голоду…

- Зтойте! Не торобите меня! Кто отлуджает, вы или я?

- О, вы, конечно.

- Именно! И я говорю, джто вы не отлуджены! - Епископ огляделся со свирепым видом.- Теберь назджет бодарка. Вы моджете дозтавить два миллиона немедленно, я злуджайно захватил з зобой бронированный автомобиль…

- ДВА миллиона? Но вы же говорили -один миллион!

- Зегодня день удвоенного бодарка.

- Но вы говорили, среда - день удвоенного подарка. А сегодня еще только вторник.

- Зегодня зреда, зоглазно епизкопальному декрету,- заявил Епископ, подняв меч.

- Но вы же не можете… я хочу сказать, как вы можете?

- Реформа календаря,- сказал Ай-Поппи-Гуги.- Давно пора.

- Что же, я думаю, это можно устроить.

- Отлиджно! Сим я объявляю вам Епискобзкое прощение. Но оно не вклюджает этих озтальных неджелательных элементов! - Епископ взмахнул рукой,- Тащите их отзюда, барии!

- Э-э… я, конечно, благодарен вам за помилование,- заметил Страпхэнгер, быстро обретая уверенность,- но я, разумеется, не смогу должным образом проделать всю бумажную работу без своих сотрудников.

Ай-Поппи-Гуги свирепо уставился на него своими большими влажными красными глазами.

- Ладно! Берите их! Они все помилованы, кроме этого! - он уставил на Ретифа палец, подобно стволу пистолета.- Назчет него у меня озобые бланы! - Стражники перенесли свое внимание на Ретифа, окружив его и нацелив на него оружие.

- Может быть, Его Высокомерие на этот раз будет чуть более снисходительным,- предложил Мэгнан, промокая пятно ливерного паштета с обнаженной руки,- если мистер Ретиф извинится и пообещает, что больше не будет так делать.

- Не будет больше джто? - требовательно спросил Епископ.

- Давать вам подножку,- пояснил Мэгнан.- Как он только что это сделал, понимаете?

- Он бодзтавил мне бодножку? - задохнулся Ай-Попп-Гуги.- Намеренно?

- Нет, почему, должно быть, по ошибке…- начал было Страпхэнгер.

- Ваше Высокомерие обладает таким тонким чувством юмора,- заметил Мэгнан,- что, я уверен, вы оцените комический аспект этого дела.

- Ретиф! Вы это нарочно… я имею в виду, конечно же, не нарочно,- задохнулся Страпхэнгер.

- Ну и ну,- возмущенно возразил Мэгнан.- Я же лежал прямо здесь.

- Обызкать его! - рявкнул Епископ. Стражники бросились вперед, деловитые руки почти сразу же обнаружили сложенный листок бумаги, который ему бросил спизм, убегая из комнаты.

- Ага! - обрушился на него Епископ. Он развернул и прочитал послание.

- Это заговор! - завопил он.- Прямо у меня бод нозом! Закуйте его в кандалы!

- Я обязан выразить протест! - заговорил Страпхэнгер.- Вы не можете то и дело заковывать дипломатов в кандалы всякий раз, когда совершается какой-нибудь незначительный неблагоразумный поступок! Оставьте это мне, Ваше Высокомерие, я позабочусь о том, чтобы в его послужной список было занесено строгое порицание.

- Боги должны болуджить звое! - взревел Ай-Поппи-Гуги.- Завтра, во время Великого браздника зреды…

- Завтра четверг,- перебил Мэгнан.

- Завтра зреда! Зегодня зреда! Я объявляю, что взя эта неделя зозтоит из зред, разрази меня гром! А теперь, как я и говорил - этот землянин будет уджаствовать в бразднике! Такова воля богов! И хватит зпорить!

- А, он примет участие в церемонии,- с облегчением сказал Страпхэнгер.- Что же, ради этого мы вполне можем его освободить от прямых обязанностей,- он издал негромкий дипломатический смешок,- Корпус всегда готов поощрять богопочитание в любой форме, разумеется.

- Единзтвенные изтинные боги - это Хуганзкие боги, во имя богов,- прогрохотал Епископ.- И не надо мне никакой вашей земной ерези, иначе я отменю помилование! Теберь уведите этого тиба в храм и бриготовьте для полета в зреду! Взе озтальные озтаютзя бод арезтом, бока не зтанет извезтна воля богов!

- Мистер посол,- дрожащим голосом проговорил Мэгнан, дергая Страпхэнгера за руку,- вы думаете, вам следует, вам следует позволять им…

- Просто позволим Его Высокомерию сохранить свое лицо,- доверительным тоном ответил Страпхэнгер и подмигнул Ретифу,- не тревожьтесь, мальчик мой, для вас это будет хорошим опытом. Вы в действии познакомитесь с хуганской религиозной концепцией.

- Но… что, если они… я хочу сказать, что варить в масле… это дело такое необратимое,- настаивал Мэгнан.

- Спокойно, Мэгнан! Я не потерплю нытиков в моей организации!

- Спасибо, что вспомнили обо мне, мистер Мэгнан,- сказал Ретиф.- Но мой талисман все еще со мной.

- Талисман? - тупо переспросил Мэгнан.

- Колдовство? - прогрохотал Епископ,- Я и подозревал джто-то такое! - огромным красным глазом он уставился на Страпхэнгера,- Увидимзя на церемонии! Не обаздывай! - он посмотрел на Ретифа,- Ты бойдежь без зопротивления?

- Ввиду количества направленных на меня стволов,- ответил Ретиф,- я искренне на это надеюсь.


IV


Камера была узкой, темной и сырой, и в ней не было никакой мебели, если не считать простого стола, на котором стояла бутылка вина с горьким запахом, и узкой скамьи, на которой сидел

Ретиф. Его запястья были скованы цепью, и он прислушивался к приглушенному стуку, слабо доносившемуся из-за стен. Стук продолжался уже часов двенадцать, насколько он мог судить - достаточно долго для того, чтобы, хуганцы успели завершить подготовку к религиозным церемониям, в которых он должен был участвовать.

Стук внезапно изменился по тону - он слышался громче, ближе. Затем раздался слабый звук, будто бы горсть камешков бросили на пол. Через мгновение послышалось тихое царапанье, словно ногтями по доске, затем тишина.

- Ретиф, ты здесь? - прочирикал в полной темноте тонкий голос.

- Само собой, Джекспурт! Входи и присоединяйся! Я рад, что ты смылся от жандармов!

- Раззявы! Хе! Но слушай, Ретиф, у меня плохие новости.

- Выкладывай, Джекспурт, я слушаю.

- Это День праздника - старый Гуги наметил на сегодня крупные события, связанные с их религиозной ерундой. Хуги месяцами готовили этот свой гигантский окуриватель - загружали его мусором, старыми тряпками, использованными шинами и прочей дрянью. В разгар церемонии они зажгут это и включат воздуходувные помпы. Хуги провели систему труб к норам, понимаешь? На многие мили вокруг для спизмов не останется безопасного места. Наш народ начнет выскакивать из своих укрытий, в которых многие семьи жили поколениями, и - тютю! - тут-то их и перебьет стража! Это будет конец для нас, спизмов!

- Это жуткая история, Джекспурт,- вернее, была бы такой, если бы я сам на данный момент не находился в такой же жуткой ситуации.

- Да, Обряды среды. Тебя назначили на утро или на большое вечернее представление? - Джекспурт замолк, когда за дверью раздался звон.

- Святой Моисей, Ретиф! Время пришло! Они здесь! Я должен был проинформировать тебя, но, чтобы пробраться сквозь ту стену, потребовалось времени больше, чем я рассчитывал, а потом я разболтался…

В скважине заскрежетал ключ.

- Слушай! Ты пил из этой бутылки?

- Нет.

- Отлично! В ней наркотик! Когда я уйду, вылей ее! Тебе придется прикинуться, что ты не в состоянии говорить, иначе не поздоровится! Сделай вид, будто ты зомби, понимаешь? Что бы тебе ни приказали сделать - делай! Если они подумают, что ты прикидываешься,- это конец для всех землян на Хуге! И помни! Держи голову склоненной, а руки и ноги - подвернутыми… Замок со скрежетом открывался.

- Мне пора! Удачи! - Джекспурт исчез.

Ретиф сделал шаг к столу, схватил бутылку и вылил ее в трехдюймовую дыру, через которую исчез его посетитель.

Появился свет, когда тяжелая дверь распахнулась внутрь. В камеру вошли трое хуганских копейщиков в капюшонах, за которыми следовал священник в черном балахоне. Ретиф стоял с бутылкой в руках, закрывая собой путь побега Джекспурта,

- Как замоджувзтвие, землянин? - спросил священник, оглядывая Ретифа с ног до головы. Подойдя к нему, он поднял Ретифу веко, крякнул и взял у него из рук пустую бутылку.

- Накачан до бредела,- констатировал он.

- Вы уверены? - требовательно спросил один из копейщиков.- Я не верю этим инозтранцам.

- Езтезтвенно, я уверен, гибервазгулятции зубраозбитальных амотрозраков тибиджны, клаззиджеский злуджай. Забирайте его.

Подталкиваемый пиками, Ретиф прошел по освещенному факелами проходу, затем вверх по винтовой каменной лестнице и внезапно оказался на ярком свету, услышал шум множества голосов, которые покрывал один громоподобный голос:

- …заверяю ваз, мой дорогой позол Хипстинкер, наше главное боджество, Ук-Руппа-Тути,- это не только прекразное украшение и позтоянное напоминание назелению о том, что пора платить очередную дезятину,- он также дает узтные указания, регулярно, по зредам в джаз дня. Конеджно, нам не взегда дано бонять, джто он говорит, но влияние его злов на крезтьянзтво везьма болоджительно.

Щурясь от солнечного света, Ретиф разглядел величественно разодетого Епископа, сидящего под огромным зонтом на массивном троне из темного дерева, с резьбой, изображающей переплетающихся змей. Слева от него стоял посол Земли, а справа сгрудились менее значительные дипломаты. Их группу окружала хуганская стража с обнаженными кривыми саблями и каменными лицами.

Священник, приведший Ретифа, елейно поклонился епископскому трону.

- Ваше Вызокомерие, тот-кто-готов-к-мазлу, прибыл,- взмахом руки он указал на Ретифа.

- А он… э-э…? - Ай-Поппи-Гуги вопросительно смотрел на стражу.

- Озтекленевший взгляд гибервазгуляции эмотрозраков,- сообщил один из копейщиков.

- Звариде этого в мазле,- нахмурился Епископ.- Много разговаривает.

- Вы смотритесь как-то чахло, Ретиф,- заметил Страпхэнгер.- Надеюсь, вы хорошо спали сегодня ночью? Предоставили ли вам удобные апартаменты и все такое прочее?

Ретиф тупо смотрел мимо левого уха посла.

- Ретиф, к вам обращается посол,- резко заметил ему Мэгнан.

- Вероятно, он углубилзя в медитадзию,- поспешно сказал Ай-Поппи-Гуги.- Бродолжайте дзеремонию.

- Может быть, он болен,- заметил Мэгнан.- Вы лучше присядьте.

- Эй-эй,- Ай-Поппи-Гуги поднял гибкую руку,- Замая ваджная джазть дзеремонии еще вбереди.

- Ах, да, конечно,- Страпхэнгер сел, откинувшись.- Я совершенно забыл, Ваше Высокомерие,- он огляделся.- Отсюда открывается прекрасный вид на церемонии.

Подчиняясь толчку стражников Епископа, Ретиф повернулся-и увидел прямо перед собой огромную бронзовую ухмылку хуганского идола.

Ретиф находился на верху двухсотфутового возвышения, но голова бога возносилась еще на пятьдесят футов вверх. Это было огромное стилизованное лицо хуганца, из полированного желтого металла, и рядом располагалась огромная поднятая рука. Глаза представляли собой глубокие провалы, в глубине которых виднелось мрачное красное свечение, придававшее впечатление зловещей разумности. Из ноздрей, по ярду в диаметре, струился дымок, который вился мимо подернутых копотью щек и рассеивался в чистом воздухе. Разделявший массивную голову рот, разинутый в виде крокодильей улыбки, был утыкан лопатообразными зубами с промежутками между ними, за которыми виднелся изгиб полированного пищевода, на котором прыгали отблески огней, горящих внутри статуи.

Двое младших священников выступили вперед и увешали шею и плечи Ретифа изысканными украшениями. Третий, встав перед ним, пел нечто, напоминающее мантры. Где-то вдали барабаны начали отбивать медленный ритм. Шепот пронесся по толпе, сгрудившейся на склонах и на площади внизу. Покачиваясь как пьяный и всем своим видом демонстрируя полное отсутствие интереса к окружающему, Ретиф заметил двухфутовую канаву, прорезанную в каменной платформе у него под ногами, углубляющуюся и идущую вниз и обрывавшуюся в десяти ярдах от него. Послушник лил в канавку масло и разгонял его руками.

- Что же конкретно включает эта фаза церемонии? - поддерживая светскую беседу спросил Страпхэнгер.

- Бодожди и увидишь,- кратко ответил Ай-Поппи-Гуги.

- Мистер посол,- хрипло зашептал Мэгнан.- У него скованы руки!

- Часть церемонии, без сомнения.

- И эта канава,- продолжал Мэгнан.-Она ведет от Ретифа прямо к краю… кончается как раз над этим ужасным большим ртом.

- Я сам все прекрасно вижу, вам нет необходимости играть роль туристического гида, мистер Мэгнан. Кстати,- Страпхэнгер понизил голос,- вы случайно не захватили с собой аптечку?

- Нет, мистер посол. У меня есть прекрасный антивирусный спрей для носа, если он вам поможет. Но насчет этого желоба…

- Жарко, не правда ли, Ваше Высокомерие? - Страпхэнгер повернулся к Епископу.- И сухо тоже.

- Вам не нравится наджа хуганзкая богода? - зловещим тоном спросил Епископ.

- Нет-нет, она прекрасна. Я обожаю, когда так жарко и сухо.

- Э-э, Ваше Высокомерие,- заговорил Мэгнан.- Но что же конкретно вы намереваетесь делать с Ретифом?

- Великая джезть,- заявил Епископ.

- Я уверен, что мы все в восторге от того, что один из наших сотрудников изнутри познакомится с хуганскими религиозными церемониями,- резко заметил Страпхэнгер Мэгнану.- Теперь будьте любезны сесть и прекратите свою бестолковую болтовню.

Епископ быстро заговорил по-хугански, прислуживавшие священники заставили Ретифа сделать шаг вперед и, схватив его за руки, ловко уложили лицом вниз на залитый маслом желоб. Бой барабанов достиг апогея. Вялые руки хуганцев стали толкать Ретифа по снижающемуся желобу.

- Мистер посол! - голос Мэгнана поднялся до визгливого блеянья.- Я уверен, что они собираются скормить его этому монстру!

- Чепуха, Мэгнан! - ответил ему Страпхэнгер раздраженным голосом.- Это все символика, я уверен. И я мог бы указать вам на то, что ваше поведение совсем не похоже на поведение опытного дипломата.

- Стойте! - Ретиф, быстро скользя к краю желоба, услышал вопль Мэгнана и топот быстрых шагов.

Послышался мокрый хлопок, когда в него уперлись костлявые локти. Он извернулся и успел мельком заметить белое лицо Мэгнана, разинутый рот и вцепившиеся в него руки, когда они вместе, слетев с края желоба, полетели прямо к ожидающим челюстям Ук-Руппа-Тути.


V


«Убирай руки и ноги»,- говорил Джекспурт,- вспомнил Ретиф. Он не успел скрипнуть зубами, как уже летел мимо клыков размером с могильный камень. Мэгнан все еще цеплялся за его ноги. Они падали в потоке иссушающего жара и света, когда неожиданно наткнулись на сетку, состоящую из нитей не толще паутины. Она остановила их падение и отбросила назад. Руки Ретифа коснулась толстая веревка, он схватился за нее и оказался на веревочной лестнице, вместе с Мэгнаном, все еще висевшим у него на ногах.

- Точно в яблочко! - пропищал тонкий голос рядом с его ухом.- Теперь давай побыстрее выбираться отсюда, пока они не расчухали, что произошло.

Ретиф нашел опору для ноги в кольце веревки, протянул руку вниз и дернул второго секретаря. Тот был вялым, словно тряпичная кукла, это чувствовалось даже здесь, в закруглении горла божества.

- Ч… что… н… но…-бормотал Мэгнан, ища, за что уцепиться.

- Поживее, Ретиф! - торопил Джекспурт.- Сюда, к миндалинам! Здесь тайный проход!

Ретиф помог Мэгнану подняться. Он протолкнул его в узкую, закругляющуюся нору, проходящую сквозь цельный металл. Вслед за спизмом они поспешно удалялись от озадаченно шумевших голосов священников, затем дошли до узких ступенек, ведущих вниз.

- Теперь все в порядке,- сказал Джекспурт,- Передохните, и потом мы спустимся вниз и встретимся с нашими парнями.

Вскоре они оказались в пещере, грубо вымощенной камнем, освещаемой фитильком, плавающим в мелкой чаше с ароматическим маслом. Повсюду вокруг себя земляне видели уставившиеся на них глаза на стебельках, плотно сбитые красные гоблиноподобные тела Джекспурта и его сородичей, которые беспокойно шевелились, наподобие гигантских крабов на каком-то подземном берегу. Позади них высокие бледно-голубые создания качались на ножках длиной в ярд, выглядывая из затененных углов. Из щелей и трещин стен глазели крошечные зеленые спизмы и медлительные оранжевые существа с белыми пятнами. Темно-пурпурные спизмы, свисавшие с потолка наподобие округлых сталактитов, изучали всю сцену сверху, гипнотически раскачивая свободными ногами. Пальцы Мэгнана вцепились в руку Ретифу.

- В-великие н-небеса, Ретиф! - выдохнул он.- Вы… не думаете, что мы умерли и что моя тетя Минерва все же была права?

- Мистер Ретиф, познакомьтесь с ребятами,- Джекспурт взобрался на выступ, возвышавшийся над собравшимися.- В большинстве своем они ужасно стеснительные, но по натуре дружелюбные и очень смешливые. Когда они услышали, что вы в беде, они все присоединились ко мне, чтобы вас выручить.

- Сообщите им, что мы с мистером Мэгнаном благодарим их,- сказал Ретиф.- Это было такое приключение, без которого мы вполне могли бы обойтись. Верно, мистер Мэгнан?

- Уж я-то точно мог бы обойтись без этого,- Мэгнан шумно сглотнул.- К-как это вы ухитряетесь разговаривать с этими чертенятами, Ретиф? - прошипел он.- Вы… э-э… не заключили ли какой-либо пакт с силами тьмы, надеюсь?

- Эй, Ретиф,- заметил Джекспурт.- У твоего приятеля есть какие-то расовые предрассудки, или что?

- Бог ты мой, нет,- придушенным голосом проговорил Мэгнан.- Некоторые из моих лучших знакомых являются настоящими дьяволами - я имею в виду, что в нашей профессии иногда приходится встречаться с…

- Мистер Мэгнан просто в некотором замешательстве,- ввернул Ретиф.- Он не ожидал, что ему придется играть такую активную роль в сегодняшних событиях.

- Если уж говорить об активности, то нам следует побыстрее доставить вас на поверхность, джентльмены,- заметил Джекспурт,- В любую минуту хуги могут включить свои насосы.

- А куда вы направитесь, когда они пустят дым?

- У нас есть карта маршрута ухода по сточным трубам, так что мы сможем выйти в паре миль от города. Нам остается только надеяться, что хуги не выставили там охрану.

- Где расположены эти дымовые насосы? - спросил Ретиф.

- Прямо над нами - в брюхе Ук-Руппа-Тути.

- Кто их обслуживает?

- Пара священников. А что?

- Как туда отсюда добраться?

- Ну, есть пара проходов - но нам лучше не терять времени на осмотр достопримечательностей.

- Ретиф, вы с ума сошли? - выпалил Мэгнан.- Если священники нас увидят, то нам наверняка поджарят задницы, вместе с остальными частями тела.

- Мы постараемся увидеть их первыми. Джекспурт, ты мог бы подобрать пару дюжин добровольцев?

- Ты имеешь в виду для того, чтобы подняться в брюхо этого бронзового бога? Не знаю, Ретиф. Мои парни очень суеверны.

- Они нужны нам, чтобы совершить диверсию, пока мы с мистером Мэгнаном будем вести переговоры…

- Кто, я? - пискнул Мэгнан.

- . Переговоры? - запротестовал Джекспурт.- Прыгучий Йегософат, как вообще может быть возможно договориться с хугом?

- Э-гм,- Мэгнан прочистил горло.- В конце концов, мистер Джекспурт, в этом и состоит функция дипломата.

- Ну…- Джекспурт кратко пережужжался со своими приятелями, затем соскочил со своего насеста, когда вперед вышло около дюжины спизмов различных цветов и размеров.

- Мы готовы, Ретиф. Пошли!


Тускло поблескивавшие металлические стены огромного помещения, которое представляло собой внутренность бога Ук-Руппа-Тути, неясно вырисовывались перед ними, когда Ретиф, Мэгнан и их команда чертенят притаились в глубокой тени. В центре мрачного помещения работали хуганцы низшей касты, забрасывая в открытую топку гигантской, раскаленной докрасна печи охапки мусора, старых башмаков, связанных в пачки журналов и ломаной пластиковой посуды. Воздух был полон едкого, щиплющего глаза, дыма. Джекспурт фыркнул.

- Ого, когда они начнут закачивать эту пакость в норы…

- Где священники? - шепотом спросил Ретиф. Джекспурт указал на небольшую кабинку вверху через пролет лестницы.

- Там, наверху, в комнате управления. Ретиф осмотрел помещение.

- Джекспурт, вы со своими людьми рассредоточьтесь по помещению. Дайте мне пять минут. Затем выскакивайте по очереди и стройте рожи.

Джекспурт проинструктировал свою команду, они рассредоточились в темноте.

- Может быть, вам лучше подождать меня здесь,- предложил Ретиф Мэгнану.

- Куда вы идете?

- Я думаю, мне следует побеседовать с духовными лицами в этой суфлерской будке.

- И оставить меня одного, в окружении этих упырей-спизмов?

- Ладно, но ведите себя тихо, иначе дым от горящих дипломатов добавится к остальной вони.

Находясь в пятидесяти футах над полом, Ретиф цеплялся за узкие поручни, пробираясь вокруг комнаты управления. Сквозь запыленные стекла виднелся хуганский священник в синем одеянии, сидевший с усталым видом, изучая свиток. Второй хуганец, в знакомой черной одежде, с нервным видом стоял рядом. Внезапно тишину внизу нарушил скорбный вой.

- Что это? - Мэгнан подпрыгнул, поскользнулся и схватился за выступ металлической балки, поддерживающей узкий переход.

- Наши друзья вступили в действие,- тихо ответил Ретиф. Хуганские рабочие, нервно оглядываясь, сгрудились около печной двери. Послышался еще один печальный стон. Один из хуганцев уронил лопату и что-то забормотал. Ретиф резко нагнулся, когда священник в синем одеянии подошел к окну и стал всматриваться вниз. Священник махнул другому, тот прошел к двери крошечного помещения, вышел на переход и закричал на рабочих. Один из них ответил ему вызывающим тоном. Двое других рабочих двинулись к двери, неясно видневшейся в дальнем конце помещения с печью. Священник завопил им вслед, когда его вопль затих и отдался эхом, за ним последовал тонкий вой спиэма, прозвучавший как последний стон умирающей надежды.

Священник подпрыгнул и, крутанувшись, бросился обратно в комнату управления. Он поскользнулся, упал на переходе и, обнаружив, что смотрит прямо в перепуганное лицо Мэгнана, разинул рот, чтобы заорать…

Сорвав свой розовато-лиловый кушак, Мэгнан ткнул им в разинутый рот. Придушенно крякнув, хуганец потерял опору, упал и с невероятным грохотом приземлился на кучу мусора. Истопники с воплями разбежались. Оставшийся в одиночестве священник прижался лицом к окну, вглядываясь в полумрак. Быстрым движением Ретиф перебрался на переход и шагнул в дверь комнаты. Резко обернувшись, священник бросился к похожему на микрофон устройству на угловом столике. Достав из-под саронга силовой пистолет, Ретиф направил его на священника.

- Не стоит делать каких-либо объявлений,- посоветовал Ретиф,- Тебе пока еще не все известно.

- Ты кто? - хуганец бочком подбирался к боковому столику.

- Если ты там держишь свои молитвенники, то им лучше пока полежать.

- Позлушай, ты, моджет быть, не знаешь, что я - Его Прожорливость Дьякон Ум-Муми-Хуби и у меня езть звязи…

- Не сомневаюсь. И не пытайся рвануть в дверь - у меня там сообщник, который славится своей свирепостью,- сказал Ретиф.

Отдуваясь, Мэгнан вошел в дверь комнатки.

- Джто… джто вам надо?

- Я так понимаю, что бог собирается сделать устное заявление, как обычно во время кульминации службы по средам,- заметил Ретиф.

- Да - я только джто зобиралзя брозмотреть звой звиток. Так джто вы меня извините, мне надо…

- Именно об этом свитке мы и хотим с вами побеседовать. Мне бы хотелось вставить туда пару особых объявлений.

- Джто? Вмешиватьзя в звятые текзты?

- Ничего подобного, просто доброе слово в адрес группы наших союзников и, может быть, короткую рекламку ДКЗ.

- Кощунзтво! Ерезь! Ревизионизм! Я ни за джто не зтану уджазтвовать в таком звятотадзтве!

Ретиф щелкнул предохранителем пистолета.

- …Но, з другой зтороны, моджет быть, и моджно было бы джто-нибудь узтроить,- поспешно заметил Дьякон.- Зколько вы хотели бы бредлоджить?

- Я и думать не могу о том, чтобы предлагать взятку духовному лицу,- ровно проговорил Ретиф.- Вы сделаете это во имя всеобщего благополучия.

- Но джто же взе-таки у ваз на уме?

- Первый пункт - это кампания, которую вы проводите против спизмов.

- О, да! Бриджем наши барни брекразно зправляютзя з этой работой. Зоглазно воле Ук-Руппа-Тути, зкрро мы увидим, как они будут зтерты з лица бланеты и добродетель возторжествует!

- Боюсь, к геноциду ДКЗ относится неодобрительно. Я полагаю, что мы могли бы договориться о разумном разделе сфер влияния.

- Договариватзя з зилами Тьмы? Вы, должно быть, не в звоем уме.

- Ну-ну,- вмешался Мэгнан.- Готовность к сотрудничеству сыграла бы на руку репутации Вашей Прожорливости.

- Вы намекаете на то, джто дзерковь должна идти на компромизз з нозителями зла?

- Не то чтобы на компромисс,- умиротворяюще заметил Мэгнан.- Просто выработать нечто вроде плана мирного сосуществования.

- Я, как духовное литцо, никогда не бойду на зговор з затанинзким отродьем!

- Ну, ну, Ваша Прожорливость, если бы вы просто сели с ними за один стол, вы бы увидели, что это отродье, в конце концов, вполне неплохие парни.

У двери послышался тихий звук. Появился Джекспурт - изящная двухфутовая сфера красной щетины, он возбужденно шевелил своими глазными стебельками. Позади него и над ним нависал голубой спизм.

- Отлично, Ретиф! - воскликнул он.- Я вижу, вы прижучили одного из них. Скидывайте его вслед первому, и давайте отсюда сматываться. Наша небольшая акция позволит выиграть время, чтобы улизнуть до того, как пойдет дым.

- Джекспурт, как ты думаешь, твои парни могли бы быстро переключить некоторые шланги? Вам нужно будет перекрыть сточные трубы и направить дым в другом направлении.

- А это идея! - согласился Джекспурт.- И мне кажется, что я как раз знаю, в каком направлении его пустить.- Он дал указания большому голубому спизму, который поспешно убежал.

Дьякон забился в угол, с вытаращенными глазами, руками чертя в воздухе священные символы, видимо, призванные отгонять нечисть. В комнату набились еще спизмы - высокие голубые, крошечные и шустрые зеленые, медлительные пурпурные - и все они уставились своими глазами на стебельках на священника.

- На боможжь! - слабым голосом крикнул он.- Бризлужники ада напали на меня!

Мэгнан выдвинул стул из-под стола.

- Присядьте, Ваша Прожорливость,- успокаивающе сказал он.- Давайте просто посмотрим, не сможем ли мы выработать modus vivendi, который устроил бы все стороны.

- Идти на зговор з врагом? Это будет ознаджать конец дзеркви!

- Напротив, Ваша Прожорливость, если вам когда-либо удастся уничтожить оппозицию, вы потеряете работу. Проблема состоит просто в том, чтобы обустроить вещи цивилизованным манером, чтобы были защищены интересы всех и каждого.

- Моджет быть, в этом джто-то и езть,- Ум-Муми-Хуби уселся с кислым видом.- Но неджезтивая деятельнозть этих служиделен зла должна бодвергатьзя жеетоджайшему контролю - епизкобальному контролю, имеетзя в виду.

- Послушайте, мои парни должны зарабатывать себе на жизнь,- начал Джекспурт.

- Бродажа бриворотного зелья годитзя,- ответил дьякон.- Дзерковь моджет снисходительно смотреть на зкромную торговлю возбуждающими, дурманом и выигрыжными номерами на зкаджках. Но торговать вразнос антисанитарными сладостями для подростков - нет! То же замое казаетзя воровзтва без литцензии и бродажи алкогольных набитков, за исклюджением небольших колиджезтв должным образом зозтаренного бродукта для уботребления духовензтвом, в медицинзких целях, разумеетзя.

- Ладно, на это, я думаю, мы согласимся,- сказал Джекспурт.- Но вам, священникам, с этого момента придется отказаться от вашей пропаганды. Нам бы хотелось, чтобы в церковном искусстве спизмам доставались более достойные роли.

- О, мне кажется, что вы могли бы изображать что-нибудь типа привлекательных маленьких спизмов с крылышками и с нимбами,- предложил Мэгнан.- Я думаю, вы обязаны это сделать для них, Ваша Прожорливость, после всей этой дискриминации в прошлом.

- Демоны з крылышками? - простонал Ум-Муми-Хуби.- Это пойдет вразрез с нашей символикой - но, болагаю, это моджно узтроить.

- И вам придется дать нам гарантии в том, что все, что находится под землей на глубине от двух футов и ниже, принадлежит нам,- добавил Джекспурт.- Поверхность мы оставим вам, включив сюда и атмосферу, если вы оставите некоторые послабления насчет того, чтобы мы могли время от времени выходить погулять и подышать воздухом.

- Это вболне добузтимо,- согласился Дьякон.- Бодлежит оконджательному утверждению Его Вызокомерием, разумеетзя.

- Кстати,- небрежно поинтересовался Джекспурт,- кто будет следующим на очереди на пост Епископа, если с Ай-Поппи-Гуги что-нибудь случится?

- Болучаетзя, джто я,- сказал Ум-Муми-Хуби.- А джто?

- Просто спрашиваю,- ответил Джекспурт.

Громкий прерывистый гул донесся с широкого пола внизу.

- Что это такое? - завопил Мэгнан.

- Насосы,- объяснил Дьякон.- Жаль, джто так много спизмов богибнет, но такова воля Ук-Руппа-Тути.

- Сдается мне, что в последнюю минуту Ук-Руппа-Тути изменил свою волю,- сухо заметил Джекспурт,- Мы переключили трубы, так что дым идет в городскую систему канализации. Думаю, к этому времени черный дым валит из каждого сортира в городе.

- Двурушничезтво, надувательзтво! - Дьякон вскочил, размахивая руками.- Договор отменяетзя…

- Ай-яй-яй, вы же обещали, Ваша Прожорливость,- стал уговаривать его Мэгнан.- И, кроме того, мистер Ретиф все еще держит пистолет.

- А теперь, если вы просто возьмете микрофон, Ваша Прожорливость,- сказал Ретиф,- то, я думаю, мы сможем без дальнейших задержек открыть эру добрых отношений. Просто спокойно выдерживайте свою роль, и весь почет достанется вам.


VI


- Как жаль, что бедняга Ай-Поппи-Гуги упал с зиккурата, когда изо рта Ук-Руппа-Тути повалил дым,- заметил посол Страпхэнгер, сгружая себе на тарелку очередную изрядную порцию хуганского второго блюда.- Все же следует признать, что это подходящий конец для духовного лица его масштаба - пронестись по желобу и исчезнуть в клубах дыма, как это произошло с ним.

- Да, бумаги на канонизадзию уже готовятзя.- Его ново-водворенное Высокомерие, Епископ Ум-Муми-Хупи бросил нервный взгляд на сидевшего рядом с ним спизма.- Он будет звятым - покровителем восстановленных в правах демонов, чертей и гоблинов.

- Жаль, что вы пропустили все эти интереснейшие события, Мэгнан,- жуя, заметил Страпхэнгер,- И вы тоже, Ретиф. Пока вы пребывали в отсутствии, идеология хуганцев претерпела истинное перерождение - не без моей помощи, скромно могу предположить, вкупе с моими миротворческими усилиями.

- Х-хе! - пробормотал про себя Епископ.

- Честно говоря, из-за этого дыма, я не ожидал, что указание божества будет таким явным,- продолжал Страпхэнгер,- ничего уже не говоря о не имеющей прецедента щедрости…

- Щедрозти? - перебил Ум-Муми-Хупи, тяжелые черты его лица отразили быструю работу ума, когда он мысленно перебирал сделанные им уступки.

- Ну как же, передача всех прав на добычу полезных ископаемых ранее преследуемой на планете расе - очаровательный жест примирения.

- Права на добыджу! Каких болезных изкобаемых? Джекспурт, прекрасно выглядевший в своей новой тунике

главного представителя по делам спизмов при дворе Епископа, заговорил со своего места за столом, накрытым на террасе дворца:

- О, он говорит просто о залежах золота, серебра, платины, радия и иридия, не считая еще рассеянных россыпей алмазов, рубинов и так далее, залегающих под землей. Планета переполнена этими залежами. Мы воспользуемся своими правами, чтобы переправлять товар на поверхность, где он сразу будет грузиться на траспортные суда, так что вам, хугам, мы совсем не будем мешать.

Похожие на шкуру аллигатора черты лица Епископа побагровели.

- Вы… знали об этих минералах? - задохнулся он.

- А как же, разве предыдущее Его Высокомерие не упоминало вам об этом? Именно поэтому сюда и прибыла наша миссия. Плановая разведка полезных ископаемых, которую наши техники провели из космоса в прошлом году, показала наличие залежей.

- А мы бозтроили нашего главного бога из бронзы - имбортированной бронзы к тому же,- тупо пробормотал Епископ.

- Слишком испугались нескольких спизмов, чтобы заниматься разработками,- театральным шепотом прокомментировал Джекспурт.

На востоке мелькнула вспышка молнии. Пророкотал гром. Большая дождевая капля упала в тарелку Страпхэнгеру, затем другая.

- Ой-ой, нам лучше спрятаться,- заметил Джекспурт.- Знаю я эти внезапные шквалы…

Яркая вспышка высветила на фоне черно-синего неба нависающий силуэт бога Ук-Руппа-Тути. Блюда зазвенели на столе, когда звук прокатился по небу, будто там пронеслась колесница на деревянных колесах. Епископ и его гости поспешно поднялись, в то время как небо разрезал третий иззубренный электрический разряд - и ударил гигантского идола прямо в плечо.

Посыпался сноп искр, рука, расположенная в виде хуганского салюта, стала медленно поворачиваться в локте. Ее предплечье длиной в несколько ярдов, с растопыренными пальцами, медленно описало дугу и остановилась, когда оттопыренный большой палец прочно уткнулся в курносый нос фигуры. Брызнули искры, и палец оказался прочно приваренным к новому месту.

Епископ уставился на него, затем задрал голову и долгим, изучающим взглядом посмотрел в небо.

- Говоря между нами, мирскими людьми,- хрипло сказал он,- вы не думаете, джто этот феномен долджен иметь какое-то озобое знаджение?

- На вашем месте, Ваше Высокомерие, я бы стал смотреть под ноги,- с благоговением проговорил Джекспурт.- И, э-э, кстати, от лица всех спизмов мне бы хотелось сделать вклад в епископальную сокровищницу.

- Хмммммм. Вы никогда не думали, джто нам з вами зледует броводить взаимные конзультации? - спросил Епископ.- Я уверен, это можно узтроить, а джто казаетзя вашего небольшого безвозмездного вклада, о котором вы говорили, то я зджитаю, джто двадцать процентов дохода будет вболне удовлетворительно…

Они ушли по коридору, погруженные в разговор. Посол Страпхэнгер поспешно ушел, чтобы подготовить депеши в штаб сектора, Мэгнан следовал за ним, наступая на пятки.

Ретиф вернулся на террасу и закурил сигару. Вдалеке виднелась фигура Ук-Руппа-Тути, торжественно показывающего «нос» епископскому дворцу.

Ретиф тем же жестом весело отсалютовал ему.


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

09.01.2009


home | my bookshelf | | Бронзовое божество |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу