Book: Отравленная любовь



Людмила Хлебникова

Отравленная любовь

Купить книгу "Отравленная любовь" Хлебникова Людмила

ПРОЛОГ

Она лежала на кушетке в своем крохотном кабинете и рыдала – воспоминания не давали ей жить. Казалось, что в ее душе осталось место только для ненависти и зависти. А ведь все начиналось так хорошо.

Всего несколько лет назад у нее была прекрасная работа. Находясь на руководящей должности, она занимала просторный, богато обставленный кабинет. Одно общение со своими клиентами доставляло ей удовольствие. Завела много новых знакомых и именно здесь познакомилась с мужчиной, с которым у них завязался бурный роман. Ее подруги прямо-таки лопались от зависти – ведь они вместе закончили институт, делили между собой последние копейки, а тут вдруг подруга так сильно отрывается от них. Она чувствовала себя самой счастливой на свете. Жених приносил ей дорогие подарки, водил в рестораны, дело шло к свадьбе. Но, как говорится, счастье не бывает вечным.

То раннее утро останется в ее памяти до конца дней. Ее разбудил стук почтальона, который принес телеграмму. Там оказалось всего два слова, но они изменили ее жизнь до неузнаваемости. Она была вынуждена бросить дела и ехать в Краснодайск, где жила ее мать, которая была при смерти. Мать нуждалась в уходе, и она не могла оставить ее без помощи.

Там она пробыла целый год, и за это время получила два известия: что ее уволили с работы и то, что ее любимый собирается жениться на другой. Мать умерла, и она вернулась в Тарасов, но вернулась к разбитому корыту.

На работу ей не удалось восстановиться, да и жить в этом городе она не хотела. Здесь ей все напоминало о предательстве жениха, поэтому она устроилась в это забытое Богом место на окраине города. Проработав два года, она поняла, что если не изменит свое положение, то просто сойдет с ума. Не смотря на то, что дела тут за это время пошли в гору, желания здесь работать у нее не было. Каждое ее утро начиналось с того, что она мысленно искала виновного в своих несчастьях. А так как винить в этом мать было бессмысленно, то, в конце-концов, она возненавидела свою соперницу, которая увела ее жениха.

Встретив вчера своего бывшего жениха, она поняла, что он не охладел к ней и даже не прочь продолжить их неоконченный роман; мешала только его молодая жена. Она ловила себя на мысли, что готова на все для достижения своей цели. И сегодня судьба дает ей шанс, другого такого не будет…

ГЛАВА 1

Катя, довольная, вертелась перед зеркалом – сегодня она выглядит на все сто. Да иначе и быть не может, ведь она едет на встречу к своему новому знакомому. Все девчонки в Академии сходят по нему с ума, а он назначил свидание именно ей, Катюхе. «Все-таки мы будем первыми», – вспомнила она фразу из старой рекламы. Теперь ей будет чем похвастаться перед подругами. И если все пойдет удачно, то она заткнет за пояс саму Лариску.

От этих мыслей ее оторвал телефонный звонок. Надеясь, что это звонят девчонки, она взяла трубку.

– Апартаменты Майоровых, – шутя, ответила Катерина.

На том конце провода молчали.

– Алло, я слушаю, – повторила она свое приветствие.

В ответ она услышала короткие гудки, абонент положил трубку. «Как ввели эти дурацкие карточки, – подумала она, – никто не может мне дозвониться». Но тут же забыв о сорвавшемся телефонном звонке, Майорова сняла свою новую кожаную куртку с вешалки и выбежала в подъезд.

Дойдя до гаража, она с досадой подумала, что забыла ключи от джипа дома на полочке. Чертыхнувшись, она вернулась к подъезду, где встретилась со своей подругой Алиной, которая, по всей видимости, возвращалась с работы.

– Стоило мужу уехать, как жена расцвела, словно майская роза, – подколола подругу Алина.

– Ты и правда считаешь, что я сегодня классно выгляжу? – спросила Катька. – Я собираюсь на свидание, – заговорщицки добавила та, не дожидаясь ответа.

– С завтрашнего дня я веду курсы по-английскому в вашей Академии. Может, хоть это вдохновит тебя посетить семинар по иностранному языку? – без особой надежды произнесла подруга.

– Алина, золотце, до учебы ли мне сейчас, – философски отшутилась Катька и побежала домой, за ключами.

«Первый раз собираюсь на свидание за столько времени, и сразу же сталкиваюсь с плохой приметой, – подумала она. – Осталось только чтобы мне перебежала дорогу черная кошка, и можно смело отменять встречу».

Она зашла в квартиру, схватила с полочки ключи и стремглав побежала в гараж. Вид ее сияющего «CHEVROLE», который подарил муж перед отъездом, заставил позабыть Катьку о всех неприятностях и вернул к мыслям о прекрасном. Она представляла себе восторг, который вызовет тачка у ее нового знакомого.

«Юрка обалденный парень, молодой, симпатичный и такой сексуальный, не то что мой Родик. Неужели я влюбилась?» – задала она вопрос самой себе.

С этими мыслями она села в машину и повернула ключ зажигания. Еще раз посмотревшись в зеркало, она решила, что с такой внешностью можно завоевать всю мужскую половину Тарасова. И как это она раньше не замечала своей красоты? Ей повезло, что муж уехал поправлять свое финансовое положение именно сейчас, ведь будь он рядом, все ее романтические приключения обломались бы в очередной раз. «Родик – ты чудо!» – мысленно похвалила она мужа.

Выехав из гаража, она чуть не задела стоявшую рядом урну.

– Тьфу, наставили хлама, проехать невозможно, – крикнула она в окно неизвестно кому и тронулась с места. «Хорошо хоть Юрка живет недалеко, а то я со своим „профессиональным“ вождением далеко не уеду», – немного досадуя, подумала Катя.

Через несколько минут она подъехала к Набережной. Река отражала в себе тучи, и поэтому казалась почти черного цвета. Катя проехала вдоль Набережной и повернула за угол. Здесь находился небольшой дом, в котором и жил ее новоиспеченный друг. У нее забилось сердце – что сейчас будет? В голове пронеслась мысль – как бы поступил муж, узнай он о ее похождениях? Она тут же прогнала от себя подобные мысли – сейчас не время переживать.

Катя пару минут маневрировала в надежде припарковаться и, в конце-концов, заехала на бордюр, остановив машину прямо перед окнами комнаты друга. Она вышла, подумав, что пора бы серьезно заняться вождением. Поставив машину на сигнализацию, Катя радостно открыла калитку.

Она несколько замешкалась перед дверью, но потом уверенно позвонила. В дверях показался Юра:

– А, Катюха, привет, – сказал он и отошел в глубь комнаты, приглашая ее пройти в дом.

– Привет, Юрасик, а я переживала, что ты забудешь о моем приходе и куда-нибудь уйдешь. – как бы напрашиваясь на комплимент, ответила она на приветствие.

– Что за глупости: назначить встречу и забыть о ней. Конечно, я все помню. Кстати, ты классно выглядишь.

– Спасибо, я и не сомневалась, – довольно ответила Катька. – Может, угостишь чайком? – и, не дожидаясь приглашения, направилась в кухню.

Юрка пошел за ней следом и догнав ее, обнял за плечи. Повернул к себе лицом и нежно поцеловал в губы. Катька, почувствовав, как в ней пробуждается желание, моментально забыла о всяком чае, и они направились в спальню. Но тут Юрка остановился и предложил:

– Давай все же выпьем чаю, – с этими словами он вернулся на кухню и сел на стул.

Катька, ничего не понимая, сделала вид, что обиделась, и взяла с полки чашку. Она повернулась к нему спиной и стала наливать заварку, не замечая, что Юрка становится все бледнее. Заварив чай, Катерина немного отпила из чашки и повернулась к другу, который в это время допивал кофе, стоявший на столе.

Только повернувшись, она заметила необычайную бледность на его лице.

– Что с тобой, тебе плохо? – спросила, заволновавшись, Катя.

– Не знаю, что-то спать захотелось, – пытаясь улыбнуться, виновато ответил Юрка.

– Здравствуйте, я к нему на свидание приехала, а он спать вздумал! Чем же ты весь день занимался, что так устал? – съехидничала Катька.

Он направился в комнату, но, не пройдя и половины коридора, стал сползать по стене.

– Юрка, ты что?! – Катька подбежала к нему и стала трясти его за плечи, но он уже ничего не отвечал.

– Толмачев, проснись, твою мать, совсем с ума сошел! – перешла на крик испуганная Катька. Она перестала его трясти и внимательно пригляделась – на мгновение ей показалось, что он претворяется.

– Перестань валять дурака, это не смешно! – в надежде, на то, что сейчас Юрка встанет и засмеется, произнесла Катька.

Ответом ей была тишина. Катька склонилась над Юрой и с ужасом отметила для себя, что он уже не дышит.

– Господи, за что же мне это? – прошептала она. – Ведь я не сделала ничего плохого, ну почему это произошло именно со мной? – уже рыдая, говорила Майорова.

«Надо вызвать скорую», – пронеслось у нее в голове. Но тут же эта мысль сменилась другой: «Надо сматываться, никто не должен знать, что я здесь была».

– Извини, Юра, я все равно уже не смогу тебе помочь. Если я вызову скорую, то мне придется ответить на кучу вопросов, а я не могу допустить огласки, – с этими словами Катька поднялась с пола и направилась к выходу.

Но тут тишину прорезал вой сирен, после чего послышался скрежет тормозов и крики людей. Катька в ужасе металась по дому, не зная, куда бежать. Можно вылезти в окно, но эта дурацкая машина стоит прямо перед окнами и, в любом случае, в первую очередь обратятся за разъяснениями к ней. Катька выглянула в окно и вскрикнула от ужаса – там стояли две милицейские машины. Отступать было некуда.

В это момент в дом ворвались люди с пистолетами и, увидев Катьку, направили свое оружие на нее. Один из них крикнул Кате:

– Лицом к стене, руки за спину, при попытке бежать стреляю без предупреждения.

Катька хотела объяснить им, что она ни в чем не виновата и никуда бежать она уже не собирается. Но слушать ее не собирались, к ней подошел опер и скрутил руки, Катерина вскрикнула от боли, из глаз ее брызнули слезы.

– Доигралась, куколка, – зло сказал ей подошедший мент. – Угрохала парня и думала все сойдет с рук? После этого он достал рацию и сказал, что нужна группа экспертов и врач.

Затем он толкнул ее на стоящий рядом стул и ударил по щеке, чтобы она прекратила реветь. Катька закрыла лицо руками, испугавшись, что за ударом последует следующий. Тут до нее долетела фраза, которая повергла ее в шок:

– Убийство подтверждается…

– Убийство? – закричала Катька. – Я ничего не делала!

– Заткнись и сиди смирно, а то без объяснений отправишься в обезьянник, такая милашка там будет нарасхват, – добавляя масла в огонь, поддержал второй милиционер.

В это время в дом прибыла новая группа людей. Один из мужчин сразу же подошел к телу и начал его осматривать, второй прошел на кухню и начал снимать отпечатки пальцев с чашек, бокалов и другой посуды, стоящей на столе.

– Напоила красна девица дружка чайком, а тот от радости и ножки протянул, – прокомментировал свои действия второй эксперт.

Катька слушала все эти реплики словно со стороны. Она никак не могла понять, что все это происходит с ней. Казалось, будто сейчас все уйдут, Юрка поднимется с пола, и они продолжат пить чай.

Вместо этого к ней подошел человек и со словами «Выводить?» взял под руки.

– Я никуда не пойду! – закричала Катька.

– Конечно, не пойдешь. Сейчас за тобой приедет карета и повезет тебя во дворец, с решетчатыми окнами, – съязвил кто-то, идущий сзади.

– Я ничего не делала, он просто упал и умер, – с надрывом в голосе пыталась объяснить Катька.

– Успокойся, посидишь немножко, образумишься и все вспомнишь, как загрохала своего любовничка.

– Никого я не грохала, какое вы имеете право меня забирать, да вы знаете, кто мой отец? – попыталась отвертеться Катя, но тут же осеклась, представив себе выражение отца, когда он узнает о случившемся.

– Ну и кто же у нас папочка? Джек-потрошитель? Он очень огорчится, если узнает, что ты провалила свое дело.

– Какое дело, о чем вы говорите?

Но Катьке не дали договорить и запихали в машину.

***

После того, как забрали Катьку, в доме продолжили разговор об убийстве.

– И что вы думаете по этому поводу? – спросил подъехавший следователь у врача, который все еще стоял рядом с телом. – Какова причина смерти?

– Ну, Дмитрий Александрович, вы и сами, наверное, заметили, что видимых ран на теле нет, на первый взгляд можно подумать, что смерть наступила в результате естественных процессов.

– Но вы все же уверены, что это убийство?

– Точный ответ я смогу дать только после вскрытия. Но у меня практически нет сомнений, что это убийство.

– Что ж, и это уже кое-что, во всяком случае, можно смело вести дело дальше.

– Один вопрос. Как вы так быстро приехали на место преступления? Судя по трупу, смерть наступила 10–15 минут назад?

– Этот вопрос и меня заинтересовал. В милицию поступил анонимный звонок, какая-то женщина сообщила этот адрес и сказала, что там сейчас произойдет убийство, после чего положила трубку. Вы же знаете, мы проверяем все анонимные звонки, и на этот раз сообщение подтвердилось.

– Да, действительно, очень интересное обстоятельство.

– Хотя, если учесть, что в доме очень низкие окна, можно предположить, как проходящая мимо женщина заметила что-то подозрительное и сообщила куда следует.

– Но почему же она не назвалась?

– А кому захочется иметь дело с убийством? Вам бы хотелось быть свидетелем по такому делу? Тем более, если вы не видели ничего особенного.

– Все возможно, ну удачи вам, Дмитрий Александрович, до свидания.

– До свидания. Кстати, когда будут готовы результаты вскрытия?

– Завтра после обеда, – с этими словами врач сел в машину и уехал.

Следователь прошел в дом и еще раз осмотрел комнату, отметив для себя, что в спальне царит беспорядок. Судя по всему, здесь была женщина.

– Постарайтесь описать кухню и спальню как можно подробнее, – сказал он вошедшему помощнику. – Возможно, нам придется потрудиться, чтобы найти улики.

– Найти улики, действительно, будет сложно, ведь неизвестно орудие убийства, но само дело и выеденного яйца не стоит, – ответил ему помощник.

– Не все так просто, как кажется. Я еду на допрос в прокуратуру, когда все здесь закончите, зайдете ко мне.

Дмитрий Александрович вышел из дома и решил добраться пешком. На улице лучше думалось, а ему сейчас было просто необходимо поставить все на свои места.

***

Тем временем Катю привезли в прокуратуру и направили в кабинет следователя, оставив с ней одного из оперов. Катька села на стул, обхватив голову руками. Она не могла ни о чем думать. Правда, по фильмам она знала, что имеет право на один звонок, но кому звонить? Отца она сейчас боялась больше, чем тюрьмы. Позвонить подругам? Но что они могут для нее сделать…

От безысходности она заплакала. Если для других все было понятно, то для нее происходящее превратилось в кошмар. Почему умер Юрка? А если это убийство, то кто его убил? И почему все сразу решили, что это она отправила его на тот свет? Вопросов было больше, чем ответов…

– Боже мой, как все трудно, – произнесла Катька вслух, даже не заметив этого.

– А по-моему, все очень просто, – ответил на ее высказывание сидящий рядом опер. – Застукала дружка с другой и решила отомстить ему.

Катька уже ничему не удивлялась – за сегодняшний вечер ей пришлось услышать столько обвинений в свой адрес, что она не обратила внимания на последнюю фразу.

– Мой тебе совет, – не унимался опер, – расскажи все как есть, быстрее сядешь, быстрее выйдешь, а начнешь юлить, так загремишь на всю катушку.

Тут только до Майоровой дошло, что никто не собирается выслушивать ее, а постараются засадить за решетку, даже не выясняя обстоятельств. От этой мысли у нее похолодела кровь.

– Я требую адвоката, я никого не убивала, только зашла в гости. Разве за это садят в тюрьму? – закричала Катька и совсем обмякла на стуле.

– Ну, адвоката тебе, конечно, дадут, правда, немного позже. Только вряд ли он сможет тебе помочь, если ты и дальше будешь продолжать отпираться от содеянного.

Тут дверь открылась, и в кабинет вошел молодой, привлекательный человек.

– Оставайтесь за дверью, – сказал он оперативнику и прошел за стол. – Я Дмитрий Александрович, следователь прокуратуры, буду вести ваше дело, – представился он Кате.

– Какое дело, я же говорю, что ничего не делала.

– Ну это уж предоставьте нам судить, сделали вы это или нет.

– Как вы можете судить об этом, если даже не слушаете меня.

– Как раз сейчас мы и займемся этим. Вы расскажете мне, как все произошло. Только предупреждаю сразу, не надо мне врать.

– Выбрал тактику добренького следователя, – прокомментировал стоящий за дверью опер подошедшему помощнику, – надеется, что она расколется.

Ничего не отвечая, помощник прошел в кабинет и отозвав следователя, отдал ему протоколы осмотра. Дмитрий Александрович посмотрел на часы. Они показывали половину одиннадцатого, допрашивать дальше не имело смысла.

– Ну что же, Катерина Майорова, сегодняшнюю ночь вам придется провести в СИЗО, а завтра мы заберем вас для допроса и, если вы потребуете, предоставим вам адвоката.

Катя уже устала повторять, что она ни в чем не виновата, но все же сделала последнюю попытку.



– Я ничего не делала, вы не имеете права сажать невиновного человека.

– Это, девушка, уже не нам решать, а суду. А пока отдыхайте, постарайтесь вспомнить все детали, и, как знать, может, вы и вправду окажетесь невиновной.

– Саша, вызовете конвой, чтобы проводить эту леди в ее ночлежку.

Майорова уже смирилась с тем, что ей придется провести ночь в камере, но в душе она надеялась на чудо. Катьке до последнего казалось, что все это какое-то недоразумение и, в конце-концов, все прояснится, перед ней извинятся и выпустят на свободу. Как много сейчас для нее значило это слово…

В кабинет вошел конвой, и ее повели к машине. Все происходящее Катька переживала, словно во сне. Она даже не помнила, как ее привезли в СИЗО, как оформляли ее приезд. Очнулась она только в камере, когда к ней подошла какая-то женщина и, проведя рукой по ее лицу, спросила:

– Милашка, надолго ты к нам? Мы уже забыли, когда к нам приводили таких куколок.

– Убери свои грязные руки и вали отсюда, – зло сказала Катька и прислонилась к двери, почувствовав, что сейчас получит за свой ответ.

Женщина не заставила себя долго ждать и со всего маху врезала Катьке по почкам. Катерина загнулась и сползла на пол. Но следующих ударов не последовало.

– Хватит с тебя на сегодня, а то я смотрю мы такие неженки! Чего доброго сдохнешь здесь на полу, отвечай потом за тебя.

Так началась первая Катькина ночь в камере.

ГЛАВА 2

Катька отодвинулась от двери и прислонилась к стене. Пол был ледяной, но мечтать о нарах не приходилось – там лежали бывалые девчонки. Она сжалась в комочек и задремала. Сквозь дрему Катька вспоминала первый день после отъезда мужа.

***

Она сладко потянулась в кровати и встала. Вчера вечером она проводила в аэропорт своего мужа и дочь. Родик решил, что он должен ехать поправлять свои финансовые дела в Америку, а так как у Катьки начиналась осенняя сессия в Академии, то он забрал с собой и дочь.

– Может быть хоть в этот раз ты немного позанимаешься? Хотя, честно говоря, я не понимаю, какой смысл в твоей учебе? – сказал ей на прощание муж.

– Родя, дорогой, ты же знаешь, я не занимаюсь только из-за того, что сильно занята. Как ты не понимаешь, семья – это сплошные заботы.

– Я вернусь через месяц-два, так что сильно не скучай. А если у меня все пройдет отлично, ты сможешь прилететь ко мне, сделать для себя внеочередные каникулы.

– Хорошо, милый, идите скорей, а то самолет улетит.

Она чмокнула Настену в щечку и отдала ей ее любимого плюшевого мишку.

– Не скучай без меня, доченька, слушайся папочку и не пускай его гулять с другими тетеньками.

– Котенок, о чем ты говоришь, кроме тебя мне никто не нужен, – ответил ей муж, немного смутившись.

Но Катя не уловила этой интонации в голосе Владимира, она уже погрузилась в мечту о предстоящей свободе.

Катька не любила долгие прощания и поэтому ушла из аэропорта, не дожидаясь, когда самолет взлетит. Она зашла в кафе и отметила начало своей свободы – каникулы ждут ее здесь, целый месяц без мужа!

Утром, Катька, все еще не веря своему счастью, встала и обошла квартиру. Ее несколько смутил тот факт, что муж забрал с собой почти все свои вещи, но она не придала этому значения.

Она подошла к секретеру и открыла потайной ящичек – муж перед отъездом оставил ей достаточно крупную сумму. Не будь Катька так занята своими мыслями, ее бы насторожил это факт. Ведь раньше, когда Родик уезжал, то деньги он оставлял на счету, а сейчас просто положил их в шкаф.

Катя не спеша собралась, взяла с собой пару купюр и отправилась в Академию. Там она впервые познакомилась со своей группой, ведь за все время обучения она не показывалась на семинарах. Первую лекцию она проболтала с одной девчонкой, которая рассказала ей вкратце о других одногруппниках.

Майорова сразу обратила внимание на одного молодого человека, вокруг которого увивалась вся женская половина группы.

– Кто этот парень? – поинтересовалась Катька у своей новой знакомой.

– Лучше не обращай на него внимания, у тебя нет шансов, посмотри, сколько вокруг него девчонок.

Это замечание еще больше раззадорило Катерину.

– Ты считаешь, у меня нет шансов? Ну, это мы еще посмотрим, – с этими словами Катька встала с места и направилась на улицу. – Пойду проверю свою машину, – произнесла она и демонстративно вышла.

Катя подошла к своей машине, которая стояла недалеко от курилки. Туда незамедлительно последовали все студенты после звонка, и среди них был и заинтересовавший Катерину парень.

Она достала из бардачка пачку «Vogh» и выпорхнула из машины. Катька не ошиблась – ее действия произвели должный эффект на парня, даже не на него одного. Новая девушка, да еще на такой тачке, не могла оставить без внимания Катькину группу. Но к ней подошел именно тот парень, который ее заинтересовал.

– Привет, – он щелкнул зажигалкой перед кончиком тонкой Катиной сигареты. – Давай знакомиться, меня зовут Юра. – Уголки его губ поднялись в еле заметной улыбке.

– А я Катя, – несколько смущенно произнесла она.

– И как давно ты у нас учишься? Что-то я тебя раньше не видел.

– Да я была слишком занята, чтобы ходить на занятия, а сейчас вот освободилась и решила сходить, посмотреть, чем люди занимаются.

– Ну и как, понравилось?

– Не сказать чтобы очень, но от нечего делать можно и поучиться.

– Мне тоже не слишком-то здесь интересно. Как ты смотришь на то, чтобы пойти прогуляться?

– Если ты приглашаешь, почему бы и не погулять? Только тебе ли говорить, что здесь скучно, ты же находишься в таком окружении.

– Это все ерунда, так просто, прикалываюсь. Ну что, значит, договорились, после следующей лекции идем гулять?

– Хорошо, я буду ждать тебя здесь.

Катька прошла в аудиторию, девчонки зло посмотрели ей вслед. Она еле досидела до конца лекции и первая сорвалась с места. Выйдя на улицу, она стремглав понеслась к машине, чтобы успеть привести себя в порядок. Мысли кружились в ее голове, подобно рою пчел. Катька не могла поверить в то, что на нее обратили внимание в первый же день.

«Надо было Родику давно отвалить за границу, а то сидел дома, как на собака на сене, никому жить не давал», – подумала Катерина.

– Ты уже пришла.

Катька даже не заметила, как подошел Юра.

– Ой, ты меня напугал.

– Что ж я, страшный что ли такой, – весело спросил он. – Мы гулять пойдем или кататься?

– Ну машину-то мне в любом случае придется отогнать отсюда, а потом можно и гулять.

Катя пригласила его в машину, и они поехали на Набережную. Девчонки с завистью посмотрели им в след.

***

Лариса лежала в клинике для реабилитации наркоманов. Отправиться туда ее уговорили подруги, да она и сама давно хотела избавиться от своей зависимости, только духу не хватало признаться самой себе, что она стала подчинена наркоте. И в душе она была благодарна подругам, что они настояли на лечении. Лорка находилась в клинике уже третий день, за ее состоянием неусыпно следили медсестры, особенно одна из них.

По вечерам к ней приезжали подруги, справлялись о делах. Правда, после всех процедур Лариске было не до девчонок. Да и вообще, в день она проходила столько процедур, что даже не запоминала и половины лекарств, которые ей кололи. А сейчас она вообще плохо соображала – ей только что сделали обезболивающий укол.

В ее палату зашла медсестра и сказала, что к ней приехала подруга.

– Здорово, Лорка, – радостно проговорила Катерина, когда та вошла в зал.

– Тебе бы так здорово, как мне.

Лариска всегда предвзято относилась к Майоровой. Она завидовала подруге, ведь Катерина могла получить все, что пожелает. Сперва ее баловал отец, потом муж. Катька, самая обеспеченная из них, первая вышла замуж. Уж, казалось бы, куда ей торопится, чего не хватало. А теперь у нее одни мысли на уме, с кем бы развлечься. «Жила бы как я, не было бы никаких проблем», – подумала она, но в тот же момент мысленно плюнула на свою никчемную жизнь.

– Лора, ты не поверишь, я сегодня познакомилась с таким убойным парнем!

– Да что ты говоришь, и где же он тебя снял?

– Лариса, ну за чем ты так, я думала, ты порадуешься за меня.

– Девушка, отдайте свою сумку в приемную, – сказала ей вошедшая медсестра. – У нас не положено заходить в помещение, где содержатся пациенты, с вещами.

– Да какие же это вещи, у меня в сумку ключи еле помещаются.

– Моя обязанность – следить, чтобы вы не пронесли с собой наркотики. Если вы не будете подчиняться внутренним порядкам, то вам придется покинуть клинику.

– Хорошо, я отнесу сумку.

Катька вышла из комнаты, сетуя, что ей не дали поделиться своими впечатлениями. «Хотя, может, это и к лучшему, – подумала Катя. – Пока я буду ходить, Лорка немного остынет».

Когда Майорова вышла из комнаты, медсестра, сказав Ларисе, что ей необходимо сделать еще один укол, ушла за шприцем. Лорку начинали раздражать все эти уколы, ей захотелось плюнуть на все и вернуться обратно к своей прежней жизни. Но ей ничего не оставалось делать, как в очередной раз задрать рукав и подвергнуться новой инъекции. После этого укола Лорка почувствовала себя совсем вымотанной, но ей пришлось сидеть дальше – медсестра сказала, что ей необходимо общение с подругами.

В комнату снова вошла Катерина и, посмотрев на Лорку, заметила, что та стала совсем вялой. Впрочем, Катьке это было только на руку – в таком состоянии Лариса вряд ли станет противоречить подруге.

– Ну так вот, Лариска, я все же расскажу тебе про своего нового знакомого, – и, видя, что подруга уже не пререкается, она продолжила:

– Ты же знаешь, что мой муж уехал, и я теперь совершенно свободна. Утром я поехала в Академию на занятия и почти сразу познакомилась там с парнем.

– Простите, а в какой Академии вы учитесь? – поинтересовалась медсестра, сидящая рядом.

– В Академии Права, – гордо ответила Катерина.

– Ну так вот, – продолжила Катя, он учиться в моей группе; когда на перемене он подошел ко мне, то все девчонки просто лопнули от зависти. Юрка, так его зовут, сразу решил со мной познакомиться и предложил пойти погулять. Мы весь день с ним проговорили, ему так понравилось со мной общаться, это он сам мне сказал.

– И это все, на что его хватило – поговорить? – снова съехидничала Лариска.

– Лорка, ты стала такой злой. Наверное, это потому, что у тебя сейчас никого нет, – обиженно сказала Катька. – Не все же тащат парня в постель после первой встречи.

– Тоже мне, святая Тереза!

– Ничего не святая, просто мы с ним завтра договорились встретиться, вечером.

– И где же ваша конспиративная квартира? – без особого интереса спросила Лариса.

– Не помню, где именно. У него дом на Набережной, он мне дал свой адрес, я его сразу в сумочку положила, не глядя.

– Ко мне завтра Ксюша с Алиной приедут, часам к семи, ты придешь?

– Да ты меня, Лорка, совсем, что ли, не слушаешь? Я ж тебе говорю, что в шесть часов у меня стрелка, поняла? Так что, извини, к тебе приехать я не смогу.

– Девушки, свидание закончено, – прервала их вошедшая медсестра и отдала Катерине сумочку. – Я ее захватила, чтобы вы не ходили лишний раз по этажам.

– Ну ладно, Ларис, я пойду, ты лечись.

***

В голове ее лихорадочно носились мысли. Судьба дает ей шанс, сейчас, как никогда, пригодятся ее знания. У нее уже почти созрел план. Детали она обдумает ночью, все равно она не сможет уснуть. Ведь от этого зависит ее дальнейшая жизнь.

После работы она зашла в кабинет главного и попросила уделить ей несколько минут.

– Разрешите мне взять отгул на завтрашний день, ко мне должны приехать родственники из деревни.

– Ну что ж идите, только постарайтесь прийти к вечеру, без вас мы не сможем сделать все вечерние процедуры.

– К сожалению, именно вечер у меня должен быть свободным на завтра.

– Как знаете, – на этом он прекратил беседу и дал понять, что ей здесь больше делать нечего.

***

Катька проснулась от холода, она попыталась встать, но ноги затекли. Катерина тихонько заплакала – еще вчера она радовалась жизни, а сегодня ей не хотелось жить. В камере стояла такая темнота, что невозможно было понять, наступило ли утро или все еще продолжалась ночь.

Тут дверь камеры открылась, и чей-то грубый голос вызвал Майорову. Она с трудом поднялась с пола и пошла на выход. Катя даже не успела слова сказать, как на нее надели наручники.

– Тебя везут на допрос, в прокуратуру, – пояснил ей конвоир.

Катя ничего не ответила – ей уже было все равно, казалось, что мир вокруг рухнул.

Ее вывели из СИЗО и посадили в машину вместе с другими арестованными повезли в Волжскую прокуратуру. А ведь совсем недавно Катька собиралась пойти сюда на практику. Неизвестно, конечно, было ли это ее собственным желанием или просто ее отец договорился с прокурором. Но сейчас ей меньше всего хотелось, чтобы отец узнал о том, что она проходит здесь по делу об убийстве.

Катьку высадили у прокуратуры и повели в кабинет следователя. Уже у дверей с нее сняли наручники и спросили, желает ли она, чтобы на допросе присутствовал адвокат.

– Да, желаю, и еще я хочу сообщить родственникам, где я нахожусь.

– Что ж вы раньше молчали, вам разрешен один звонок.

Майорову провели в кабинет, где уже сидел следователь, и дали телефон. Она быстро набрала номер Александры. С надрывом в голосе она сообщила ей, что арестована и сейчас находится в прокуратуре.

– Саша, помогите мне, – крикнула напоследок Катерина и заплакала.

– Успокойтесь Екатерина, если вы сможете нам все подробно рассказать, то и вам и нам будет легче, – подбодрил ее Дмитрий Александрович.

В это время в кабинет зашел человек и представился адвокатом. Начался допрос.

***

Когда допрос был окончен, в кабинет вошел помощник следователя и сообщил, что какие-то девушки просят свидание с Майоровой. Дмитрий Александрович сказал, что они могут воспользоваться его кабинетом, но не больше чем на десять минут.

Саша с ужасом посмотрела на Катю, а Оксанка и вовсе оторопела в дверях.

– Что с тобой случилось? – в один голос спросили подруги.

– Я была в гостях у парня, а он вдруг упал и умер. Я ничего с ним не делала, но приехала милиция и все решили, что это я его убила.

– Как это убила? – недоуменно спросила Оксана.

– Не знаю я! Я ж говорю, что ничего не делала. Девчонки, помогите мне, кроме вас мне не на кого надеяться.

– Да ты хоть объясни, какой парень, где ты была, что конкретно случилось?

– Ничего я не могу вам объяснить, вчера я была у Лорки, если она хоть немного помнит наш разговор, то она сможет вам рассказать о нем. Он учится, то есть учился со мной в группе. Больше я ничего о нем не знаю.

На этом их свидание прекратилось. Катьку снова повезли в СИЗО, пообещав, что вечером за ней приедут для дальнейшего допроса – результаты вскрытия еще не готовы, а без них продолжать допрос не имеет смысла.

От одной мысли о вскрытии Катьку чуть не стошнило. Еще вчера она верила, что пришла любовь и все будет отлично, а сегодня ее друг рассматривается ни больше, ни меньше как объект вскрытия.

***

Когда Катерину вывели из кабинета, Дмитрий Александрович пригласил для беседы своего помощника. Ему хотелось подробнее обсудить обстоятельства этого дела. На первый взгляд все казалось просто. Девушка, скорее всего, из ревности решила убить своего парня и выбрала для этого довольно простой способ – отравление. И если бы не приехала милиция вовремя, то все сошло бы ей с рук, но ему не давали покоя два вопроса, незначительные, на первый взгляд, но путающие весь стройный ряд его мыслей.

Во-первых, кто и зачем сообщил о еще несовершенном убийстве? И, во-вторых, если она хотела остаться незамеченной, то почему приехала на своей машине? Ведь ее бы кто-нибудь обязательно заметил.

Есть и еще одно обстоятельство: при ней не было найдено никакой тары. Откуда она могла бы достать яд или снотворное, чем именно был отравлен убитый, пока не выяснено.

– Как вы думаете, – обратился он к своему помощнику, – это она совершила убийство?

– Сперва я не сомневался в этом, но сейчас у меня возникают подозрения. Слишком все просто, есть труп, есть убийца, есть даже мотив, и это ставит меня в тупик. Не может быть убийство раскрыто за полчаса. К тому же отравление, как правило, – умышленное убийство. Ведь не станет же простой человек ходить в гости с ядом или большой дозой снотворного? А убийство из ревности обычно случается в состоянии аффекта. Так спрашивается, откуда у Катерины появился яд, если она только что застукала своего возлюбленного с другой? Не сбегала же она, в конце-концов, в аптеку.

– Да, я что-то совсем упустил из виду этот момент. Что ж, отложим этот разговор до тех пор, пока не придут результаты от патологоанатомов.

***

Катька снова оказалась в камере. Она чувствовала себя как лягушка путешественница, ее мотали через весь город, неужели нельзя было спросить все сразу? Майоровой казалось, что она провела здесь целую вечность. Она постепенно выходила из прострации, и первое, что пришло ей в голову: кто убил Юрку?

Если вчера она почти смирилась со своей участью, то сегодня она смотрела на это по другому. В том, что друга убили, не оставалось сомнений, а если убийца не она, то настоящий преступник остается на свободе.



Конечно, Катя могла рассчитывать на помощь подруг, но ведь они практически ничего не знают, а значит, расследовать придется ей самой. Она смутно припоминала, что в милиции говорили о какой-то другой женщине, которая была в доме незадолго до ее прихода. Вероятнее всего, что это именно она убила Юру.

Но как же теперь узнать, кто приходил к Юре до нее? Единственный человек, который мог ответить на этот вопрос, убит, значит, она снова в тупике. Но ведь должен быть выход! Катька от злости и безысходности ударила себя кулаком по ноге. Это не помогло ей ответить на вопрос, зато она несколько успокоилась. Если бы он умер немного раньше, или милиция приехала чуть позже, то все было бы хорошо, ну, конечно, относительно хорошо.

Незаметно для самой себя Катя определила главное направление в своем расследовании – найти женщину, которая была в доме до нее. И если в прокуратуре мало придавали значения этому обстоятельству, то ей самой придется как-то выходить на ее след. Тут Катя поймала себя на мысли, что как раз сама она ничего и не сможет сделать, пока находится за решеткой. Придется полностью положиться на подруг. Майорова впервые разозлилась на себя за то, что она не ходила на занятия.

Если бы она регулярно посещала Академию, то сейчас бы ей было гораздо легче отыскать эту девушку. Катерина предполагала, что это была его подруга, а значит, хоть кто-то да должен знать о ее существовании. Черт, а она сама даже не была знакома ни с кем из Юриных друзей, которые могли бы рассказать ей об этой девушке.

Ее размышления прервал охранник, который пришел за Майоровой, чтобы доставить ее в прокуратуру. На нее снова надели наручники, от которых у нее затекали руки, но приходилось терпеть. Ее радовало одно – когда ее возили в прокуратуру, она вырывалась, пусть и на несколько часов, из этой смердящей темной камеры.

Катя уже не знала, о чем еще можно ее спрашивать – она рассказала все, что могла, в первый же вечер. Неужели они надеются на то, что она не выдержит и сознается в преступлении? Как бы не так, она не собиралась отвечать за кого-то другого.

ГЛАВА 3

В тот же день, когда девчонки узнали о происшествии, случившемся с Катериной, они решили собраться и обсудить, что им делать дальше. Договорились встретиться у Алины – у нее как раз родители уехали в отпуск, и квартира была свободной. Ксюша обещала подойти немного позже – ей надо было отпроситься с работы и отправить Андрюшу в садик. С сыном у нее не было проблем, в садике согласились оставить ребенка на два-три дня, а вот хозяйка кафе долго не соглашалась на отгул.

– Эльза Федоровна, ведь я и так очень редко отпрашиваюсь у вас, а сейчас у меня очень серьезное дело, неужели вы не можете понять?

– Это ты меня пойми, деточка, у меня кафе, и если я начну распускать всех официанток из-за всяких пустяков, то что же получится?

– Да при чем тут кафе, когда судьба человека решается? Я ведь не месяц прошу, а всего один день.

– Что ж иди, я и раньше считала, что на тебя нельзя положиться, а теперь убедилась.

Ксюша, стараясь не принимать слова хозяйки близко к сердцу, выбежала на улицу и поехала к Алине.

***

Саша с облегчением вздохнула, что ей одной можно все рассказать Алине. Она боялась, что Ксюша начнет перебивать ее, а то и еще хуже – плакать. Александра позвонила в дверь, но никто не открыл. Странно, ведь в это время Алька, обычно дома. Тут до нее донеслись звуки шагов – кто-то поднимался по лестнице.

– Саша, привет, ты ко мне в гости? – радостно сказала Алина, подходя к квартире.

– Ты где ходишь, мне срочно надо тебе кое-что рассказать.

– У меня сигареты кончились, вот я и вышла. Что-то случилось?

– Да, открывай скорее дверь, я не хочу, чтобы кто-нибудь посторонний слышал наш разговор.

– Все настолько серьезно? – не получив ответа, Алина открыла дверь и впустила Сашу.

– Катьку в тюрьму посадили, за убийство, – без предисловий сказала Александра.

Эта фраза повергла Алину в шок. Она достала сигарету и закурила.

– Как это в тюрьму? Я ее на днях видела.

– Можно подумать, что для того, чтобы посадить человека за решетку, нужно несколько лет! Я и сама толком ничего не поняла, Катька сказала, что Лариса должна знать все подробнее, чем мы.

И Александра рассказал Алине все, что узнала от Майоровой.

– Просто бессмыслица какая-то, – подвела итог сказанному Алина.

В это время в дверь позвонили. На пороге стояла Ксюша.

– Привет, Алин, – Ксюша сняла куртку и прошла в комнату. – Судя по пепельнице, ты уже все знаешь.

Ксюша села на диван, и они с Алиной молча закурили. Посидев так минут пять, все трое одновременно заговорили. Саша прервала девчонок:

– Я так понимаю, что милиция не собирается вести расследование – в качестве обвиняемой им достаточно и Кати. Я, конечно, не знаю, какие у них там доказательства ее вины, но уж они постараются, чтобы она просидела там как можно дольше.

– Нужно как-то помочь ей, даже представить себе не могу, как ей там тяжело.

– Кстати, Катя просила, чтобы мы как можно дольше держали это в тайне от ее отца.

– Парадокс какой-то получается – именно он может помочь Катерине, но привлекать к делу его нельзя.

– Девчонки, мы должны поехать к Лорке в клинику, может, хоть она расскажет нам что-то стоящее.

– Тогда встретимся через час у меня, поедем на моей машине, – предложила Саша, и на этом подруги расстались.

Алина осталась дома одна, она закурила сигарету и села на диван. Вот и Кате досталось от жизни, а ведь раньше она была самой беспечной среди подруг. Алина сама никогда не завидовала ей, а вот Лорка имела на Катьку зуб. Она вспомнила, как два дня назад они встретились с Катериной. Стоп! Получается, что Алинка видела ее именно перед убийством. И как же она сразу не вспомнила об этом.

Алинка от досады закурила еще одну сигарету. «И почему я тогда не расспросила Катюху, куда она собиралась? – с досадой подумала Аля. – Не забыть бы хоть девчонкам рассказать о встрече».

***

Ровно в пять часов подруги собрались у Саши.

– Девчонки, представляете, я вспомнила, что видела Катю незадолго перед убийством!

И Алина вкратце пересказала им разговор с Майоровой.

После этого подруги сели в машину и поехали к Ларисе, в надежде, что та прольет свет на эту тайну. Девчонки всю дорогу ехали молча, каждая думала о том, как можно помочь Катюхе. Тишину нарушила Ксюша:

– Кто же мог убить парня, притом столь необычным способом?

– Ксюша, если мы ответим на этот вопрос, то считай, раскроем дело, а я сомневаюсь, что все будет так просто. Ведь мы практически ничего не знаем, и помочь нам некому.

Когда подруги подъехали к клинике, то начался дождь.

– Только этого не хватало, – сказала Саша. – Если размоет дорогу, то мы отсюда не выберемся.

Но девчонкам сейчас было не до этого. Главное – расспросить Ларису, потом уж они будут думать, как им отсюда выбраться.

Когда подруги вошли в клинику, их встретила медсестра.

– Мы приехали к Ларисе Ворожейкиной, – Алина пристально посмотрела на медсестру, которая стала неотъемлемым спутником Лорки.

– Проходите в комнату, я сейчас позову вашу подругу. У вас что-то случилось, или вы просто приехали ее навестить?

– У нашей подруги произошло несчастье, – откликнулась на вопрос Оксана, которая хотела поделиться со всеми последними событиями.

– Девушка, будьте добры, пригласите Ларису, – нетерпеливо сказала Алина, которая наоборот, предпочитала держать все в тайне.

Медсестра вышла за дверь и, немного постояв, пошла по коридору. Перед палатой Ларисы она снова остановилась и, казалось, задумалась о чем-то серьезном. Тут она резко развернулась и почти побежала в сторону процедурной комнаты. Через несколько минут она вновь появилась перед палатой Ларисы со шприцем. Медсестра вошла в комнату, подошла к столику рядом с кроватью и набрала что-то в шприц.

– Лариса, к вам пришли подруги, но перед свиданием с ними я сделаю вам укол.

– Какой-такой укол, сколько же можно их делать? Давайте хотя бы отложим эти процедуры на вечер, я хочу пообщаться с подругами, сижу тут как в тюрьме, скоро выть начну.

– Я не могу откладывать процедуру из-за ваших встреч. Я введу вам успокоительное и общайтесь сколько хотите.

Лариса легла на кровать и получила очередную дозу лекарств. После этого они вместе вышли из палаты и направились к комнате для встреч. Лариса немного переживала за свой вид, она совсем осунулась, под глазами появились синяки, и ей ужасно хотелось курить. Ее все время мучил вопрос, почему это происходит именно с ней. В конце-концов, ведь у Катьки куры денег не клюют, вот и подсела бы на иглы, так ведь нет же, наркотой балуется только Лорка.

Ворожейкина недолюбливала Майорову – живет, как сыр в масле катается, да еще все время жалуется, то ей не так, это не так. Пожила бы как все нормальные люди, глядишь бы, и дурь из головы вышла. С этими мыслями Лариса вошла в комнату и с досадой заметила, что среди подруг нет Катерины. «Совсем зазналась, даже проведать не приезжает», – зло подумала она.

– Лорка, здравствуй, – девчонки бросились к подруге и стали ее обнимать. – Как ты здесь, Ларис, мы так по тебе соскучились! – больше всех за Ларису беспокоилась Оксана.

– Как-как, а то не видите, совсем замучилась от этих процедур. Что Майорова глаз не кажет? Совсем нос задрала, даже проведать не приезжает.

– Да лучше б уж так, – вздохнула Алина.

Подруги переглянулись, Лорка поняла, что по каким-то причинам они не хотят продолжать разговор. Саша посмотрела на Ларису и кивнула в сторону медсестры, которая расположилась на кресле около подруг.

– Не могли бы вы нас оставить наедине, – обратилась к медсестре Александра, – нам нужно поговорить.

– Я не имею прав оставлять вас одних, это моя работа, – с этими словами она еще глубже с опустилась в кресло, давая понять тем самым, что никуда она не уйдет.

– У вас что-то случилось? – в конце-концов не выдержала Лорка. – Рассказывайте, не тяните.

– У Катьки такое несчастье! – не удержалась Ксюша и начала было свой рассказ, но тут же замолчала, поразившись реакции Ларисы на эту фразу.

– Так ей и надо, а я уж думала, что она так никогда и не узнает, почем фунт лиха.

– Лорка, что ты говоришь, ты и представить себе не можешь, что случилось!

– Да, интересно, что же могло с ней произойти, наверное, свой джип поцарапала, – язвительно заметила Лариска.

– Лариса, что с тобой стало? Ее в тюрьму посадили за убийство, а ты ерничаешь!

Ворожейкина на минуту замолчала. Она вспомнила о том, как сама совсем недавно сидела в СИЗО. Но ей не было жаль Катерину – она сама сейчас была не в лучшем месте.

– И что, по вашему, я могу сделать? Если мне не изменяет память, именно у Майоровой отец большая шишка в нашем городе, шли бы лучше к нему.

Девчонки не могли понять, что случилось с Ларисой. Она и раньше не бросалась на помощь подругам, но сейчас даже радовалась Катькиным несчастьям. Они уже поднялись с дивана, чтобы уйти, но тут Саша не выдержала:

– Лорка, вся надежда была на тебя, ты одна знаешь, с кем встречалась Катерина более или менее хорошо. Мы же не просим тебя вытащить Катьку из-за решетки, просто расскажи, что знаешь про ее нового знакомого.

Она выслушала Александру, взяла сигарету и закурила. Помолчав несколько минут, она потушила окурок и, посмотрев на девчонок, кивнула головой, давая понять, что согласна на разговор.

– Расскажи нам, кто он, где она с ним познакомилась, давно ли знает, ну и все остальное, что знаешь.

– Мало мне своих проблем, еще и Катькины расхлебывай.

Лариса снова закурила, пытаясь вспомнить разговор с Катей.

– Познакомилась она с ним в Академии, он, кажется, учится с ней в одной группе, классный парень, говорит, не знаю, насколько уж это правда. Познакомились они в тот день, когда она приезжала ко мне, собиралась на следующий день идти к нему в гости. Вот и все, что я знаю.

Девчонки задумались – они рассчитывали на большее, этой информации было явно маловато.

– Может, ты еще что-нибудь вспомнишь?

Тут в разговор вмешалась медсестра, которая заявила, что свидание пора прекращать. На этот раз Лариса не противилась прекращению встречи, ей не хотелось говорить о Катьке, и она с облегчением пошла за медсестрой в палату.

– Лора, если все же что-нибудь вспомнишь, сообщи нам, – с надеждой сказала Ксюша на прощание, но Лариса промолчала в ответ.

Подруги, разочарованные, вышли из клиники.

– Мало того, что Лорка не хочет ничего говорить, так еще и эта медсестра не дает сказать и слова лишнего.

– Если бы она не была нашей подругой, я бы подумала, что это именно она отравила парня.

– Что ты такое говоришь, Саша, Лора на это не способна.

– Да, не способна, но ведь она одна знала, куда идет Катя. По словам Катерины, она рассказала ей все в мельчайших подробностях.

Девчонки молча сели в машину. По крыше тихо стучали капли дождя, но дорога еще не успела размокнуть – они пробыли в клинике совсем недолго.

– Саша права, – поддержала ее Алина, – она знает больше нас и молчит, но у меня возникла еще одна мысль. Кто-то в Академии мог знать об их встрече и воспользовался случаем.

– Каким случаем?

– Убить парня и свалить вину на другого.

Машина подъехала к дому. Девчонки вышли из машины и договорились, что встретятся завтра утром и обговорят план действий, а пока им надо отдохнуть.

***

Алина зашла домой. Родители еще не приехали с моря, и она оставалась одна. Это давало ей возможность подумать. Она прошла в свою комнату, взяла пепельницу и пачку сигарет. Пока матери нет в доме, она могла курить сколько хочет, а курить ей сейчас просто необходимо, иначе она не сможет сосредоточиться.

Алина села с ногами в кресло, зажгла сигарету и глубоко затянулась. До этого ее мучил один вопрос – кто же убил парня? Но сейчас она задумалась о том, зачем его убили. Чем дольше она курила, тем больше у нее возникало вопросов. Почему убийство было совершенно именно таким необычным способом?

После того, как она выкурила четыре сигареты подряд, ее мысли постепенно стали приходить в порядок. Можно сказать, что она начала понемногу подбираться к какому-то определенному выводу, если такой был возможен в данной ситуации.

Алина мысленно формулировала для себя возникшие вопросы. Во-первых, зачем его убили, во-вторых, кто мог его убить. Ей, казалось, что если ответить на второй вопрос, то станет ясен и ответ на первый, но уже через несколько минут Алина поняла, что ошибается. В итоге дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Она снова закурила и задумалась, теперь уже над тем, кто мог убить его. И тут же осеклась – как же можно узнать, кто убийца, не зная мотива?

Алина тихо ругнулась и пошла на кухню, чтобы приготовить кофе. Не смотря на то, что обстановка в доме давала возможность спокойно подумать, мысли проносились в голове с бешеной скоростью, не задерживаясь в памяти и на секунду. Но одна дельная мысль все же пришла ей в голову. Завтра она идет в Академию, на курсы, там она постарается узнать как можно больше об убитом.

Остановясь на этом заключении, она пошла в комнату, выкурила еще пару сигарет и легла спать.

***

Утром, перед работой, Александра забежала к Алине, чтобы поинтересоваться, как дела у подруги.

– Я сейчас иду в Академию, постараюсь там что-нибудь узнать о парне, а вечером давайте соберемся у меня – обсудим, что делать дальше.

– Я зайду к Оксане, а потом постараюсь встретиться с Катькой, может, она что вспомнила, или произошло чудо и милиция сама что-то раскопала.

Девчонки невесело улыбнулись друг другу, и Саша ушла. Алина быстро собралась, выпила кофе и вышла из дома. Она пошла на вокзал, чтобы сесть на троллейбус, хотя сейчас, как никогда, ей требовалась машина. В Академии, где практически все студенты ездили на тачках, преподаватель на «рогатой» машине не произведет должного впечатления, а ей было необходимо как-то расположить к себе студентов.

Алина вошла в аудиторию, и тут в ее голове появился план, пока еще совсем смутный, но это было уже что-то. Она представилась студентам и мысленно порадовалась тому, что выступает в качестве преподавателя. Это давало ей возможность задавать интересующие ее вопросы, не вызывая подозрений. Такие люди вряд ли стали бы отвечать на вопросы незнакомому человеку, а теперь она могла войти в их доверие, используя свое положение.

По собственному опыту она знала, что симпатию студентов можно завоевать, если общаться с ними на равных. Алина поприветствовала аудиторию на английском языке и добавила несколько праздных фраз, привлекая внимание студентов. Заметив, что выбрала правильную тактику, она решила продолжать в том же духе.

Алина рассказала несколько анекдотов на английском, сделала к ним комментарии на русском, и аудитория была завоевана. Не малую роль в Алинином плане сыграло и то, что перед курсом английского у группы стояла лекция на удивление занудного предмета. Студентам просто требовалась эмоциональная разгрузка.

Алине нужно было каким-то образом задержать одного из студентов (кого, она еще и сама не знала) после занятий. На помощь ей пришли сами учащиеся, попросив ее рассказать что-нибудь прикольное. Почувствовав, что более удобного случая не будет, она сделала ход конем.

– If you want to have a brather, say your father… – дальше Алина не стала продолжать фразу. Понимая, что студенты непременно захотят узнать продолжение, она предложила им задержаться на перемене.

Теперь, решила Алина, настало время приступать к самому главному. Чтобы завести разговор об убийстве, она не нашла ничего лучшего, как начать «перекличку» присутствующих студентов. По ее мнению, кто-то должен отреагировать на произнесенную фамилию убитого. Вот тут уж придется воспользоваться своими дипломатическими навыками, чтобы узнать про него все возможное.

Дойдя до фамилии Майоровой, у Алины забилось сердце. Она представила Катьку в камере, рядом со злыми изможденными женщинами, которые только и ждут, чтобы на ком-нибудь отыграться.

– Майорова, – произнесла она вслух, пытаясь сдержать дрожь в голосе.

В аудитории повисла тишина. «Подействовало», – подумала про себя Алина.

– Так что же, Майоровой нет?

– Нет, – ответил кто-то сдавлено.

Алина заволновалась, что на фамилию убитого аудитория также прореагирует молчанием. Тогда ее план рухнет, как карточный домик, а ничего другого придумать почему-то не удавалось. Она произнесла еще несколько фамилий и услышала, что студенты понемногу начали переговариваться.

– Толмачев, – с замиранием сердца произнесла Алина.

– Вы что, не знаете? Его убили, – ответила ей девушка.

Алина с облегчением вздохнула. Сейчас не имеет смысла задавать вопросы, а после занятий она сама подойдет к этой девушке. Возможно, она была знакома с убитым и сможет ей помочь. Алина продолжила занятия, с нетерпением дожидаясь окончания пары. Пока она давала задания, то краем глаза наблюдала за той девушкой, которая прореагировала на фамилию Толмачева. Девушка разговаривала с соседкой по парте, и Алине показалось, что она еле сдерживает слезы.

Наконец, занятия закончились, к Алине подошли несколько студентов и попросили ее рассказать обещанные приколы. Она с трудом пересказала им несколько английских шуток и едва успела задержать интересующую ее девушку. Та удивлено посмотрела на преподавательницу, не понимая, зачем она ей понадобилась. Алина немного растерялась – с чего начать разговор, чтобы не испугать девушку, ведь она может замкнуться и ничего не сказать.

Студенты, сообразив, что больше ничего не услышат от новой преподавательницы, стали расходиться, и Алина осталась наедине с девушкой.

– Я хотела спросить тебя о Толмачеве, мне показалось, что ты была знакома с ним.

– А зачем вам это? – без особого интереса спросила девушка. – Я была его подругой.

Алина почувствовала, что девушке очень трудно говорить об этом, но было необходимо расспросить ее. Аля порадовалась тому, что с первого же раза вышла на его подругу – это поможет выиграть время, может, что-то прояснится до суда. Алина понимала, что в такой обстановке трудно будет вести более менее откровенный разговор. Она поинтересовалась, есть ли у девушки еще семинары, на что та ответила отрицательно.

– Мне очень нужно с тобой поговорить, – начала Алина. – Давай сперва познакомимся, и забудь на время, что я твоя преподавательница, хорошо?

– Хорошо, я – Оля. Давайте пойдем в кафе, здесь недалеко есть хорошее тихое местечко, где можно спокойно поговорить.

Алина обрадовалась тому, что девушка сама предложила ей пойти в другое место, значит, она согласна на разговор.

Недалеко от Академии действительно было кафе, куда они и направились.

– Вы что-то знаете об убийстве? – это была единственная фраза, которую произнесла Оля, пока они шли в кафе.

Алина решила ничего пока не отвечать ей, и начать разговор на месте. Она видела, что Оля вся напряглась и готова была разрыдаться. Они вошли в кафе, и Алина заказала два кофе. Девушки сели за столик в углу, где их никто не мог побеспокоить.

– Оля, если я правильно поняла, ты была его подругой, а значит, должна знать о нем больше других.

– Была… знала, – и тут она не выдержала и заплакала.

Алина попыталась успокоить девушку, но ничего не вышло. Через несколько минут Оля сама успокоилась и кивнула головой, давая понять, что готова к дальнейшим вопросам.

– Зачем вам знать о нем, вы были с ним знакомы?

– Нет, не знакома, но вы лучше расскажите мне все, что знаете о его друзьях и подругах, а потом я объясню вам, для чего мне это нужно.

Алина достала пачку «PALL MALL» и предложила Оле. Ольга взяла сигарету и закурила.

– Оля, расскажите мне вначале немного о самом Толмачеве. Откуда он, какая у него семья, кем он был.

– Вообще-то он сам не местный, несколько лет назад родители купили ему дом в Тарасове, где он поступил в нашу Академию. Родители живут где-то в Охотске. Это очень далеко отсюда, и он редко ездил к ним домой, с друзьями из родного города он практически не общался. Мы познакомились с ним почти сразу, как он пришел в Академию, и стали хорошими друзьями.

– Вы спрашиваете, кем он был? – продолжила девушка. – Если вы хотите знать, был ли он крутым, то нет. Юра был обычным парнем, но единственный его недостаток, на мой взгляд, в том, что он бабник. Вокруг него всегда вертелись девчонки. Правда, Юра с ними не слишком церемонился, но это их не останавливало.

– Ты знала его подруг?

– Всех их знать невозможно, но некоторых, конечно, знаю.

– А друзья у него были, или, наоборот, враги среди парней?

– Вы думаете, что его убил кто-то из его друзей? Я в этом сомневаюсь, он почти не общался с парнями, общих дел у него не было, да и конфликтов с пацанами тоже. Алина, вы сомневаетесь, что его … убила Майорова?

Алина боялась этого вопроса, но знала, что он неизбежен. Она не знала, как лучше ответить на этот вопрос, и решила оставить его пока без ответа.

– Оля, ты говоришь, что он не совсем хорошо обходился с девушками. Может, ты вспомнишь кого-то, кто был сильно на него обижен?

Ольга затянулась новой сигаретой и задумалась. На глаза снова наворачивались слезы, но она быстро успокоилась и продолжила разговор.

– На него обижена не одна девчонка, но вот чтобы убить, пожалуй, таких я не знаю. Хотя, конечно, если учесть что его убили, то значит, кто-то все же решился на это, а я сомневаюсь, что это был незнакомый человек. Мне кажется, пара-тройка девчонок могла быть рада этому событию, но сейчас я их не вспомню. Пожалуй, я постараюсь вспомнить этих девушек, но, боюсь, это произойдет не раньше завтрашнего дня.

Алина догадалась, что Оля прекрасно помнит, кто эти девушки, но не хочет говорить об этом сейчас, возможно, опасаясь, что это может навредить кому-то из них. Но Оля не стала ничего рассказывать о подругах Юрки, потому что не понимала, зачем это нужно преподавательнице, которая первый раз видит этих студентов. Девушка пристально посмотрела на преподавателя, и Алина наконец поняла, что от нее требуется. Молчать дальше не было смысла, и Аля решилась рассказать, что заставило ее расспрашивать Олю о столь неприятном для нее событии.

– Я подруга Майоровой, она уверяет меня, что не убивала твоего друга, она и знакома-то с ним была всего два дня.

Оля все напряглась – она не знала, кому верить. Конечно, каждый убийца будет отрекаться от совершенного преступления, но Оля и сама не верила, что Майорова могла убить Юру.

– Я понимаю, что вы переживаете за подругу, но где гарантии ее невиновности?

– В том-то все и дело, что их нет. Но ведь и улик, доказывающих ее вину, тоже нет, – с досадой произнесла Алина.

– Это дело времени, но если честно, я тоже думаю, что Майорова не виновата. Я скажу вам завтра имена его бывших подруг, может, вам это поможет.

– Я буду тебе очень признательна.

Алина оставила свой телефон Ольге и попросила позвонить ей, когда она что-нибудь вспомнит. На этом они разошлись.

***

Вечером подруги, как и договаривались, собрались у Алины. Саша днем ходила на свидание с Катериной, которой в прокуратуре дали ознакомиться с материалами дела. Катя, в свою очередь, передала несколько интересных подробностей, выясненных в ходе следствия. И Александра собиралась поведать об этом девчонкам. Она считала, что зная эти обстоятельства, они могут продвигаться дальше в своем самостоятельном расследовании.

Ксюша ходила к соседям убитого, но одни ничего не видели, а другие не стали с ней разговаривать. Оксанка ради Майоровой даже решилась на обман. Она представлялась соседям как практикантка из прокуратуры, которой доли задание опросить возможных свидетелей. Но ей, как на зло, попались такие дотошные старушки, что без документов разговаривать с ней не стали. А одна бабуся даже пообещала обратиться в суд, за что мол, ее, участницу войну, посмели допрашивать, Ксюше пришлось немедленно ретироваться из ее дома, пока та не вызвала милицию.

Девчонки зашли на кухню, налили себе по чашке кофе, Алина с Сашей взялись за пачку сигарет и преступили к пересказу своих новостей. Оксана с грустью вздохнула, вспомнив, как Катерина всегда угощала их кофе, расспрашивала про их дела, постоянно звала к себе в гости.

Первой разговор начала Алина, она передала подругам ее разговор с подругой убитого. Особое внимание девчонки обратили на то, что у него все же были подруги, которые желали его смерти. После того, как девчонки выслушали Алину, поддержала разговор Александра.

– Вы знаете, что сегодня я была на свидании с Катериной; я как раз пришла к ней после допроса. Ей предъявили обвинение, и она ознакомилась с материалами дела. Мы уже до этого знали, что парня отравили, но сегодня стали известны подробности убийства. Итак, его отравили каким-то заменителем наркотика. Я, к сожалению, не запомнила его названия, но это не так важно. Главное, что его не так-то просто достать, в обычной аптеке его не купишь.

Девчонки задумались – они переваривали услышанное. Последние сомнения, если они и были, развеялись. Катька не могла убить парня, потому что у нее не было доступа к таким веществам. Но едва ли этот факт принес подругам облегчение; если бы они так хорошо не знали Лорку, то можно было бы подумать, что это Ворожейкина укокошила парня. Вчера она с такой ненавистью говорила про Катерину, что можно было предположить даже это. Но девушки не допускали такой мысли, ведь и Катя, и Лариса были для них подругами…

Алина, догадавшись, о чем думают подруги, поторопилась развеять их сомнения.

– Девчонки, опомнитесь, ведь Ларису не выпускают из клиники даже во двор, она не могла совершить это убийство. Я считаю, что искать нужно среди знакомых убитого.

– Может мне хоть кто-нибудь толком объяснить, кому надо было убивать его и за что? – не выдержала Оксана, которая соображала несколько хуже, чем ее подруги.

– Успокойся, Ксюша, – Алина решила посвятить подругу в подробности дела. Она взяла очередную сигарету и закурила.

– В этом деле, действительно, много непонятных моментов, – поддержала Ксюху Саша, – но мы здесь и собрались для того, чтобы выяснить все возможное.

– Давайте начнем по порядку, – продолжила Аля. – Во-первых, кто, по вашему, совершил убийство, во-вторых, зачем? Алина взяла лист бумаги и карандаш, чтобы лучше представлять себе картину происшедшего.

– Я считаю, что его убила женщина, объясняю почему.

И Алина стала чертить на листе бумаги пункты и какие-то обозначения рядом с этими цифрами. После этих нехитрых манипуляций девчонки увидели следующее:

1) Способ убийства весьма необычный.

2) В окружении убитого почти не было друзей мужского пола.

3) У него есть пара очень обиженных подруг.

Они посмотрели на этот перечень и потребовали у Алину подробных объяснений. Она была не против, но решила сперва закурить.

– Так же подробно разъяснить по пунктам я вам все не могу, но своей версией поделюсь. Легче всего все объяснять путем сравнения или исключения. Сравнивать нам сейчас не с чем, а вот исключать можно запросто. Если это были разборки между друзьями или врагами, то в ход, скорее всего, пошло бы оружие, а не яд – этот способ вернее и надежнее. Такой исхищренный метод убийства больше присущ женщинам.

Если вспомнить о том, что у парня в спальне царил беспорядок… – Алина замялась, – специфический, так скажем, то у нас появляется еще один пункт.

Алина взяла карандаш и нацарапала:

4) До прихода Кати в доме была другая женщина.

– Значит, – продолжала Аля, оглядывая девчонок, – можно предположить, что сладкую парочку застукал ее муж или друг, но и в этом случае, вероятнее, произошла бы драка или бы его грохнули чем-то тяжелым, как это бывает в фильмах. Если бы здесь была Катя, да еще если бы она знала свое уголовное право, нам было бы гораздо легче.

Тут в монолог Алины вмешалась Александра, которая уловила суть ее рассуждений. Саша некоторое время работала помощницей у частного детектива и была знакома с некоторыми нюансами следственного дела.

– Я не понимаю, о чем думает милиция, ведь ясно же, что убийство умышленное, – Саша, увидев вопросительные взгляды подруг, постаралась объяснить им это как-нибудь попроще.

– Ну, понимаете, кто-то пришел к нему с явным намерением его убить, принес с собой яд, и я склоняюсь к тому, что на такой шаг скорее пойдет женщина, обиженная или обманутая, так сказать, убийство из мести.

– Девчонки, объясните мне, почему милиция приехала так быстро? – снова задала вопрос Ксюша, которая еще ничего толком не поняла.

– На мой взгляд, это тоже очень интересное обстоятельство. Если звонила в милицию сама убийца, то непонятно, зачем ей было нужно, чтобы преступление обнаружили так быстро. Если же звонил кто-то другой, то откуда он узнал об убийстве? В общем, этот вопрос остается открытым.

– Итак, давайте подведем итог, – предложила Алина.

– Мы пришли к выводу, что убийца женщина, и убила она его из мести. Женщина эта должна быть знакома с медициной, иначе откуда она знала, как его отравить.

Девчонки снова замолчали, задумавшись над сказанным. Алина налила им новую порцию кофе и закурила сигарету.

– Алька, ты прям как злостный курильщик, одну за другой дымишь, – сделала ей замечание Саша, которая сама никогда не курила.

– Это помогает мне думать, ты вон лучше Оксане замечания делай, у нее ребенок, а она все смолит.

Саша не стала трогать Ксюшу, и они опять замолчали. В комнате чувствовалось напряжение, подруги лихорадочно пытались поймать мысли «за хвост».

– Так, – нарушила молчание Алина, – я думаю, искать убийцу нужно среди знакомых убитого, завтра я еще раз побеседую с его подругой, то есть бывшей подругой. Она обещала мне рассказать про некоторых девчонок, которые имели на него зуб.

– И еще одно, – снова вмешалась Оксана. – Почему убийца выбрал именно такой способ? Ведь это довольно ненадежно, он же прожил почти час после отравления.

– Ну, допустим, не час, но это действительно интересно. Я бы могла еще понять, если бы он мучился все оставшееся время, но он ведь даже на подозревал, что отравлен. Ничего не понимаю.

– Хватит, девчонки, давайте остановимся на том, что убийца женщина и, так сказать, будем отсюда плясать, а там, может, что и прояснится.

Подруги встали с дивана и пошли в прихожую одеваться. Они договорились завтра снова встретиться у Алины и решить, что делать дальше. Уже сейчас они обсудили, кто чем будет заниматься. Алина расспросит бывшую подругу Толмачева. Александра сходит на свидание с Катериной, чтобы узнавать новые детали, на случай, если прокуратура выявит какие-то новые обстоятельства. А Ксюша попытается еще раз узнать что-нибудь от соседей убитого, а если ничего не получится, то она должна будет осмотреть местность вокруг его дома. Это нужно было сделать вот для чего: если звонил человек, который стал случайным свидетелем убийства, мог ли он увидеть что-то в окне? А если звонила убийца, то близко ли телефон от дома?

На этом подруги расстались.

ГЛАВА 4

Катя снова сидела в кабинете следователя, ее вызвали из камеры на очередной допрос. Она провела там целых три дня, для нее они показались вечностью. Адвокат оказался совершенно бестолковым, и Катя отказалась от его услуг. Единственное, что он ей советовал, это признаться в убийстве, за что ей снизят срок. Проводя ночи в камере, она все время жалела себя, но сейчас она стала переживать за своего убитого друга. Она ведь так надеялась, что у них будет роман, влюбилась в него с первого взгляда…

Почему же ей так не везет в любви, снова и снова она задавала себе этот вопрос. Но ее мысли о не состоявшемся любовном романе прервал вошедший следователь со своим помощником. Караульный, который сопровождал Катю, снял с нее наручники и вышел из кабинета.

– Садитесь ближе к столу, Майорова, – указал ей следователь и пододвинул стул.

– Когда вы меня выпустите?

– Прям щас, все брошу и вас отпущу на свободу, – съязвил следователь, который почему то изменил свое отношение к подследственной. Если раньше он относился к ней довольно лояльно, то сейчас полностью пренебрегал ею. – Я прошу вас еще раз рассказать нам все, что с вами произошло на месте преступления. И еще у меня есть один вопрос: куда вы дели тару из под отравы, и где вообще вы ее взяли?

Катя недоуменно посмотрела на следователя.

– Вы хоть понимаете, что за умышленное убийство вам грозит до пятнадцати лет?

Майорова ужаснулась, услышав эту цифру. Она даже представить себе не могла, что может провести за решеткой столько лет, ей казалось, она просто умрет в первый же день.

Катя еще раз рассказала следователю, как Юрка умер через несколько минут после ее прихода. Как они сели пить чай, а он вдруг побледнел и упал…

Следователь придирался к каждой мелочи, переспрашивал ее через каждое слово. Она не могла понять, почему он так изменил к ней отношение.

Если бы Катерина была в состоянии думать, то ей не составило бы труда понять причину такого изменения. А все было очень просто. Следователь чувствовал, что это дело довольно запутанное, но пока еще не знал, где «копать». И от этого злился. Майорова не могла обстоятельно передать ему произошедшее в тот роковой для нее вечер, а от этого многое зависело.

Чем дольше он расследовал это дело, тем больше у него возникало сомнений, что Майорова не убийца. Не смотря на то, что Дмитрий Александрович не так долго работал в прокуратуре, он знал – такие дела обычно гораздо сложнее тех, которые на первый взгляд кажутся неразрешимыми. Так же получается и в этом случае.

Они пошли по ложному следу, ухватившись за то, что Майорова была на месте преступления, а значит, она и убила парня. Сейчас следователь очень сильно сомневается в своей правоте, но, если отпустить Майорову, то у них появится еще одно нераскрытое дело. Так что пока он собирается, так сказать, прикрываться ей, пока это возможно.

Самое неприятное в таких делах то, что пока они тратят силы на ложного, как выясняется потом, подозреваемого, следы настоящего преступника теряются. Да и найти улики становится все трудней и трудней. Поэтому он всегда старался рассмотреть несколько версий, чтобы в случае краха одной из них не остаться у разбитого корыта.

Он злился на себя за то, что не проработал сразу версии о второй женщине, которая была у убитого до прихода Майоровой.

Теперь будет очень трудно найти какие-то зацепки, а тем более выяснить, кто она. Если соседи и могли что-то вспомнить раньше, то сейчас они либо все забыли, либо напридумывают с три короба, как это обычно бывает. Такое частенько бывает, если соседками оказываются бабульки, которым больше делать нечего, как пускать слухи. Он так разозлился на себя, что переломил пополам карандаш, который держал в руке.

– Когда вы подъезжали к дому, вы не заметили, может быть, кто-нибудь выходил из двора? – неожиданно задал вопрос следователь.

– Кого я там могла видеть? Я машину еле вожу, и все внимание сосредоточила в тот момент на этом. Так что если кто и выходил, то я его просто не заметила, – с досадой ответила Катя.

– Не надо за руль садится, если ездить не умеете, – сказал он, срывая зло на Кате. – Вы что, не понимаете? Его убили незадолго до вашего прихода, значит, убийца был где-то недалеко от вас.

Катерина чуть со стула не упала – впервые за все это время следователь в ее присутствии заговорил о возможности существования другого убийцы. Но она не стала радоваться раньше времени, ведь пока это только слова.

– Подумайте еще раз, – умоляюще произнес следователь, – кто мог желать смерти вашему другу.

– Да я же говорила, что практически не знала его, а тем более, откуда мне знать о его врагах?

– Очень плохо, девушка, что вы встречаетесь с мало известными людьми. Посмотрите, чем все это закончилось.

Майорова промолчала. Она видела, что Дмитрий Александрович не в духе, и лучше с ним не спорить. Но перед ее глазами забрезжил лучик света, может, в скором времени они найдут то, что снимет с нее подозрение. У нее так же оставалась надежда на подруг, которые обещали ей помочь. Похоже, у Катьки появился шанс выбраться отсюда.

Сидящей в камере Катерине часто приходила в голову мысль позвать отца на помощь, но она гнала ее от себя. Ведь узнай отец о ее неприятностях, он поднимет на уши весь город, а огласка ей не нужна. Если все случившееся дойдет до ее мужа, то он потребует развод. Мало того, по контракту она не получит причитающейся ей половины имущества.

– Вы все же подумайте. Может, вспомните, находился ли кто-то подозрительный рядом с домом убитого? – немного успокоившись, сказал ей следователь.

Вдруг у него появилась новая идея.

– Может быть, Юрий рассказывал вам о какой-нибудь знакомой медсестре или враче?

Ведь убит он человеком, по всей видимости, сведущим в медицине. Катя отрицательно покачала головой. За ней уже пришел конвоир и одел на нее наручники.

– Может, уже пора меня отпустить, вы же сами не верите, что это я его убила.

– Рано еще делать такие выводы, – с этим словами следователь вышел из кабинета, а Катерину повели вниз к машине, чтобы опять отвезти в СИЗО.

***

После того, как Майорову увели из прокуратуры, следователь позвал своего помощника, и они прошли в его кабинет. В одиночку Дмитрий Александрович вряд ли разберется в этом деле.

Они закрылись в кабинете, сели за стол и достали пепельницу. Немного помолчав, Дмитрий начал излагать свою версию произошедшего.

– Значит так, если Майорова не убийца, то нам нужно выяснить, кто его убил.

Помощник закурил и молча кивнул головой, соглашаясь со следователем.

– Начнем с того, почему я думаю, что она невиновна. Во-первых, надо быть полной дурой, чтобы ехать на убийство на такой заметной машине, ведь успей она удрать с места, кто-нибудь обязательно запомнил бы ее машину и непременно доложил бы нам об этом. Во-вторых, и на мой взгляд это самое главное, непонятно, зачем она так долго оставалась на месте преступления. Подумай сам, – обратился он к своему помощнику, не ожидая, впрочем, от него ответа, – она убивает его столь необычным способом и имеет возможность не только смыться после этого, но даже обзавестись хорошим алиби. А что она делает? Сидит рыдает над трупом. Абсурд.

– Может, ей стало жаль его, – предположил помощник.

– Ну конечно, на хрена она тогда отрицает свою причастность.

– Откуда я знаю, этих баб вообще не поймешь.

– Это мы с тобой со своими куриными мозгами ничего не понимаем, убийство-то умышленное, это уж сто процентов. Ты сам подумай: задумал человек убийство, к тому же давно задумал, совершил, а потом вдруг совесть его видите ли замучила, слеза прошибла!

– Ну и что вы предлагаете, отпустить Майорову и вперед на ковер, еще одно не раскрытое дело, и нам вкатят выговор?

– Правильно говоришь, пусть Катюша посидит лет десять-пятнадцать, че страшного-то, дело пустяковое.

Следователь замолчал и отвернулся к окну, давая понять, что не хочет дальше продолжать разговор в этом направлении. Он закурил новую сигарету и, немного подымив ей, снова продолжил свои рассуждения.

– Итак, если все же Майорова не убийца, то среди кого нам искать настоящего преступника? – спросил Дмитрий Александрович.

– Нужно искать среди его знакомых, – злобно сказал он, – а где мы их возьмем?

В кабинете снова воцарилась тишина. Уж чего-чего, а логики Дмитрию Александровичу было не занимать. То, что Толмачев приехал в Тарасов несколько лет назад, еще больше усложняло задачу. Не исключено, что убийца мог приехать из его родного города. В конце-концов, не проверять же им весь Охотск.

– Будем искать знакомых в Академии, где он учился, – предложил помощник следователю.

– Ты за собой склероз, случаем, не замечал? Вроде учились всего несколько лет назад в той же самой Академии. Там же посещаемость процентов десять, ну, от силы пятнадцать. А уж к концу сессии там вообще никого нет. Не забывай также, что там учится большинство приезжих, а значит, в городе их уже нет. К тому же я сомневаюсь, что убийца из круга студентов.

– У нас скоро практиканты из Института будут, вот пусть и ходят опрашивают.

– Да кто же это им, интересно знать, разрешит проводить допросы, а? – Дмитрий все больше и больше выходил из себя.

Помощник ничего не ответил ему, решив не заводить дальше следователя. Дмитрий и сам понимал, что знакомых искать надо, но на это уйдет много времени. А сроки поджимают, и если посадить Катю окончательно, то может получиться так, что назад ее уже не вернут. Кому надо расследовать дело, по которому уже есть обвиняемый? Дмитрий чертыхнулся и попросил своего помощника оставить его одного.

Теперь Дмитрий злился уже на самого себя – далась ему эта Майорова! Может, она и на самом деле убийца, а он за нее переживает. На самом деле Катя очень понравилась ему – даже сейчас, когда ее приводили из камеры в ободранном, грязном платье, он не мог отвести от нее глаз. Следователь докурил последнюю сигарету и пошел домой – придумать что-то новое у него наверняка сегодня не получится.

***

Алина с утра отправилась в Академию, надеясь застать там Олю, которая обещала помочь ей со знакомыми Толмачева. Но придя на место, она с сожалением обнаружила, что первая пара у ее группы только через два часа. Алина решила пойти на это время в кафе, чтобы посидеть и немного подумать.

Она зашла в кафе, заказала себе чашечку каппучино и собралась было сесть за столик, где вчера они разговаривали с Ольгой, но заметила, что там сидит какая-то девушка. Алина сперва расстроилась, но когда пригляделась, поняла, что с этой девушкой она уже где-то встречалась. Аля решила подойти ближе и узнала Олю.

– Здравствуй, не ожидала тебя здесь увидеть, – Алина поставила свою чашку на стол и села рядом с девушкой.

– Алина, – Оля словно очнулась ото сна, – я не заметила, как вы подошли.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась она у Ольги и полезла в сумочку за сигаретами. Несмотря на то, что в помещении царил полумрак, Алина заметила, что девушка проревела, по всей видимости, всю ночь.

Это было на руку Миловановой, в таком состоянии девушка может многое рассказать. И Оля не заставила себя долго ждать.

– Мы здесь часто сидели с Юрой, – она нервно затянулась сигаретой.

Алина посочувствовала девчонке. Наверняка той трудно смириться с потерей друга. У Алины вдруг мелькнула мысль – а что, если Оля и есть убийца? Аля еще раз посмотрела на эту девушку, и тут же отвергла свое предположение. Оля выглядела слишком вымучено, по всей видимости, они действительно были с Юрой большими друзьями.

– Оля, ты что-нибудь вспомнила? – нетерпеливо спросила ее Алина.

Только сейчас Аля заметила бокал в руке Ольги – она пила что-то крепкое.

– Я уже говорила вам, что была у него пара-тройка подруг, которые спят и видят его в белых тапочках.

«Да, похоже, на сегодня я стану жилеткой для этой девчонки», – подумала Алина и вздохнула.

– У вас есть время? Я уже говорила, что рассказывать придется много, подруг у Юры было немерено.

Алина достала новую сигарету, затянулась и кивнула головой – время у нее было, можно сидеть хоть до вечера, главное, чтобы от этого был толк.

– У меня, Оля, одна просьба. Ты рассказывай о всех подругах, которых помнишь, я сама выберу кого мне надо, договорились? – с этими словами Алина откинулась на стуле, приготовившись внимательно выслушать рассказ.

***

Оксана утром собралась было поехать к Ларисе, но вовремя вспомнила возложенное на нее задание и, в надежде что-то разузнать, отправилась на Набережную. Приехав на место, Оксана не решилась еще раз опрашивать соседей, но вот походить вокруг домов и осмотреться ей никто не запретит.

Подойдя к дому, где жил убитый парень, она заметила, что окна какой-то из комнат выходят на улицу. Получается, кто-то посторонний мог видеть происходящее в комнате. Это обстоятельство могло бы объяснить телефонный звонок в милицию, если бы убийство было обычным: например, человек, проходя мимо окон, увидел драку или что-то подобное и, естественно, позвонил в милицию. Но, глядя на то, как люди пьют чай или обнимаются, разве можно предположить, что здесь вскоре произойдет убийство? Оксана еще пару минут походила вдоль дома и вспомнила, что ей нужно найти ближайший телефон. Автоматы обычно располагались за углом. Ксюша, чтобы не плутать по улицам, остановилась и стала думать, как бы она себя повела, если бы увидела что-то подозрительное. Гораздо удобнее смотреть в окно, если поднимался с Набережной – взгляд сам падал на окна домов. Значит, кто-то, поднимаясь вверх по улице, заметил что-то в окне, логичнее всего предположить, что человек продолжил подниматься по улице и, завернув за угол, увидел телефон, откуда и позвонил.

Оксана проделала этот путь, но, повернув за угол дома, никакого автомата не обнаружила. Ксюша даже расстроилась – она впервые построила такой четкий план, а он оказался ошибочным. К тому же она рассчитывала на то, что телефон будет именно здесь и, сбившись с пути, она не знала, куда идти дальше.

Ксюша прошла пару кварталов, но так и не нашла автомата. Видя, что совсем далеко ушла от дома, Оксана решила повернуть назад. Она спустилась на квартал ниже и подошла к дому с другой стороны, но здесь телефона тоже не было. От досады она встала около окна комнаты убитого, достала пачку сигарет и закурила. От такой прогулки у нее немного болели ноги, и она подумала, что не плохо бы сесть на лавочку.

Напротив располагался многоэтажный дом, у подъезда которого стояли лавочки, и Оксана с радостью направилась к одной из них. Она села, затянулась сигаретой и чуть не поперхнулась дымом – прямо на доме висел таксофон.

– Черт побери, я тебя целый час ищу, а ты тут висишь себе, – не сдержавшись произнесла Ксюшка вслух.

Она подошла к телефону, сняла трубку и убедилась, что автомат исправен. Положив трубку и повернувшись в сторону дома, она замерла – с этого места прекрасно были видны окна дома, где жил Толмачев. Если с той стороны улицы телефон не было видно из-за дерева, растущего неподалеку, то отсюда все просматривалось, как на ладони.

Оксана еще сама не понимала, о чем говорит это обстоятельство, но чувствовала, что оно может помочь им при решении этой нелегкой задачи. Веретенникова поспешно докурила свою сигарету и направилась на остановку, желая как можно скорее рассказать об этой находке подругам.

***

Алина просидела с Ольгой в кафе почти до вечера, они вместе выпили вина и под конец добавили еще какого-то крепкого напитка, поэтому у Алины немного болела голова, но мысли, на удивление, были ясными. Аля спешила домой, ведь они договорились с подругами встретиться вечером у нее, чтобы обсудить, кто что узнал. Ольга рассказала ей много интересного, правда, рассказ ее часто прерывался всхлипываниями, но это не помешало Алине уловить самую суть. Вкратце, Толмачев был большим бабником, а, значит, им придется разгребать огромную кучу грязного белья.

Автобус, в котором ехала Аля, наконец остановился на ее остановке, и она вышла на улицу. Помня о том, что когда она много думает, то начинает много курить, Алина подошла к ларьку и купила пачку сигарет. Проходя мимо Катькиного дома, с тоской взглянула на темные окна ее квартиры. Раньше они частенько сидели у Катерины на кухне, пили кофе и делились новостями, а сейчас не известно, выпустят ли ее вообще из тюрьмы.

Алина с головой погрузилась в свои мысли и не заметила, как подошла к своей квартире. Уперевшись носом в свою дверь, она наконец очнулась, открыла замок и вошла в квартиру. В комнатах стоял полумрак, родители все еще не вернулись из отпуска, и она уже начала по ним скучать.

Включив свет в прихожей, Алина опустилась на пол и села прямо на палас, лежащий в коридоре. Обхватив голову руками, она тихо заплакала. Просидев в такой позе несколько минут, поднялась и направилась на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Алина не могла понять, почему она вдруг сорвалась. Ей не на что жаловаться, есть хорошая работа, ее жизнь спокойна и размерена, так что же ей надо?

На самом деле Алька, как бы это не показалось глупо, завидовала Ольге. Завидовала в том, что у этой девчонки был такой друг, как она поняла из рассказа, с которым они делили все свои радости и беды. У Алины никогда не было таких друзей. Конечно, у нее есть подруги, но это совсем другое.

Ее раздумья прервал звонок. Она подошла к зеркалу, вытерла глаза и открыла дверь. На пороге стоял молодой человек весьма симпатичной наружности… Они удивленно посмотрели друг на друга.

– Простите, а Хазова Анжелла здесь живет?

Алина недоуменно посмотрела на парня. В этой квартире ее семья прожила уже больше двадцати лет, и за это время она не разу не слышала такой фамилии.

– А кто это? – спросила Алина, сама не понимая, зачем ей это.

Молодой человек казался совсем удрученным, он достал из кармана лист бумаги и продиктовал ей адрес. Алина утвердительно кивнула головой – адрес был ее. Они снова вопросительно посмотрели друг на друга.

– Откуда у вас этот адрес? Я давно здесь живу и не знаю никого по фамилии Хазова.

Незнакомец видно был окончательно сбит с толку, и, не зная, чем девушка еще может помочь ему, он извинился и стал спускаться по лестнице. Алине очень хотелось успокоить этого человека, но она не знала как, поэтому молча закрыла дверь.

«Вот так всегда, единственный раз в ее дверь позвонил молодой человек, да и то ему, оказалась, нужна не она», – с горечью подумала про себя Алина. Ей на ум пришла старая и довольно вульгарная поговорка про мужской пол, но зато она как нельзя лучше раскрывала всю суть их натуры.

В дверь снова позвонили, на этот раз это были Саша с Оксаной, которые встретились у подъезда.

– Проходите, девчонки, я уж думала вы не придете.

– Как же это не придем, ты ж обещала кое-что узнать от подруги убитого. Да к тому же я сегодня ходила к дому этого Юры, чтобы найти телефон…

Девчонки не дали договорить Ксюше и утащили ее за собой в зал. Алина налила подругам кофе, поставила на столик бутерброды и, конечно, пепельницу. На это время квартира Алины превратилась в некое подобие военного штаба, куда приходили командующие, чтобы обсудить свои дальнейшие планы.

Аля собиралась сначала выслушать Сашу с Оксаной, а потом уже рассказать о своей беседе с Ольгой. Так как считала, что более важные сведения лучше говорить в последнюю очередь.

Только они успели сесть на диван, как Ксюша начала излагать свой рассказ.

– Представляете, – заканчивала свой монолог Оксана, – кто-то мог сидеть на лавочке или стоять у телефона и увидеть, что происходит в комнате этого самого Толмачева, после чего он и позвонил в милицию.

– И что, по-твоему, мог увидеть этот кто-то, чтобы додуматься позвонить в органы? – недовольно спросила Саша, которая разбиралась в таких делах лучше других подруг.

– Я думаю, в милицию позвонили примерно в то время, когда Катя пришла к Юрке. А я сомневаюсь, что вид входящей в дом девушки мог вызвать такую реакцию.

Девчонки замолчали на несколько минут. Они еще не решили, имеет ли какое-то значение этот телефонный звонок, или нет. Ведь если сейчас зацикливаться на этом моменте, то они могут упустить какую-то другую, не менее важную деталь. Первой нарушила молчание Саша.

– Я считаю, что выяснение этого обстоятельства мы оставим следователям. Я так поняла, что в прокуратуре наконец зашевелились, им проще узнать, кто и с какой целью звонил.

– Никто с тобой не спорит, но у нас не так много времени, чтобы ждать, когда следствие разберется с этим вопросом. К тому же, если вся загвоздка в этом звонке, то мы просто не сможем двигаться дальше, не узнав, кто звонил.

– Постойте, – Саша от неожиданности да же привстала с дивана, – вам не кажется, что мы рассуждаем так, словно убийца Катя? Ведь на самом деле парня убил кто-то другой, логичнее предположить, что это он и звонил в милицию.

Алина с Оксаной закурили, почему это раньше не пришло им в голову. Ведь об отравлении, действительно, мог знать только убийца.

– А зачем бы он стал звонить?

– Не он, а она, – поправила Саша, – мы же вроде сошлись на том, что убила его девушка.

– Да не в этом сейчас вопрос, главное понять, зачем человеку, который только что совершил преступление, которое, кстати, могло сойти за несчастный случай, оповещать об этом ментов, а?

– Может, – вмешалась Ксюша, – эта девушка-убийца увидела, как Катя зашла к Юрке в дом и испугавшись, что вина упадет на невиновного человека, постаралась таким образом исправить свою ошибку?

– Господи, Оксаночка, ты по-моему окончательно лишилась рассудка! – вспыхнула Саша. Убить человека значит не жалко, а вот то, что за это пострадает невиновный человек, пробудило в ней совесть, так что ли?

Алина, чувствуя, что подруги сейчас наговорят друг другу лишнего, постаралась прекратить их спор.

– Давайте хоть на минуту забудем об этом дурацком звонке, лучше я расскажу вам, что смогла узнать от Ольги, подруги Толмачева.

Оксана с Сашей переглянулись и повернулись в разные стороны. Их обеих можно было понять. Оксана уже устала выслушивать обвинения в свой адрес, что она не блещет умом, сама она считала себя вполне нормальной. А Саша просто с детства не понимала людей, которые по каждому поводу пускали нюни и не могли здраво рассуждать. Удивительно было то, что при столь разных характерах они так долго оставались подругами.

Аля в это время закурила очередную сигарету и начала свой монолог.

– Я проговорила с Ольгой почти весь день, выслушала много интересного, но, на мой взгляд, заслуживают внимания две вещи.

Девчонки с интересом посмотрели на нее.

– Во-первых, Толмачев был жутким бабником, и в этом не остается сомнений. Во-вторых, на него имеют зуб, по меньшей мере, человек пять.

– Послушайте, почему мы так категорично решили, что убийца женщина? При таком образе жизни у него запросто могли быть враги среди его соперников. Мало ли у кого он мог увести подружку, – возмущенно прервала Алинин монолог Оксана.

– А никто и не спорит, что у него могли быть враги-мужчины. Только такое убийство не в их духе, кстати, мы уже об этом говорили.

– Нет уж, давайте раз и навсегда решим этот вопрос, почему мы считаем, что убийство совершила женщина, – категорично заявила Александра.

– Во-первых, с врагами, тем более мужчинами, чай не пьют, согласны? Во-вторых, слишком затяжной характер убийства. Где уверенность, что отравленный не почувствует неладное и не вызовет скорую, которая может и спасти его?

Алина утвердительно кивнула головой – Саша рассуждала верно.

– У нас тут в конце-концов не Моцарт и Сальери, а обычное убийство из ревности, во всяком случае, я так думаю. Может, кто-то не согласен со мной? – спросила Алина и затянулась сигаретой.

– Ну хорошо, только потом не говорите, что я вас не предупреждала, – обиженно ответила Ксюша, которая почему-то упорно не хотела верить в то, что убийца – женщина.

Сашка, которую только отвлекали Ксенины замечания, пригвоздила ее взглядом к полу, после чего та замолчала и окончательно отвернулась в другую сторону.

– Да что вы сегодня как с цепи сорвались, вроде всегда хорошими подружками были! Вы от Лорки заразились, что ли? – не выдержала Алина. – Та на Катерину зуб точит, и вы еще между собой собачитесь. Лучше давайте литок бумаги, просто так я не разберусь с подругами Толмачева.

– Хочешь сказать, что у него так много подруг и все они желали его смерти?

– Знаете, девчонки, я думаю, что убийцей окажется именно та, у которой на первый взгляд и мотива-то нет. Помните поговорку «лает, да не кусает».

Алина достала из секретера бумагу и ручку, подвинула столик к дивану, где сидели подруги, принесла чистую пепельницу и села к девчонкам.

– Надо было сразу записывать, а то небось уже половину забыла, – сказала ей Ксюша.

– Ничего я не забыла, – и она, закурив сигарету, начала свой монолог, прерываясь только на то, чтобы сделать запись на бумаге.

– Итак, года два назад у Толмачева была подруга, с которой у него завязался бурный роман, но встречались они не долго. Через некоторое время девушка забеременела, и он ее бросил. Ольга была сама немного знакома с этой девчонкой и узнала, что после случившегося его подруга пыталась покончить жизнь самоубийством, но попытка не удалась. Врачи откачали ее, но вот ребенка спасти не удалось. Но это еще не самое страшное. Ей поставили диагноз, что она больше не сможет иметь детей.

Эта подруга некоторое время пыталась вернуть Юрку, но безуспешно, после этого она стала угрожать ему. Ольга не помнит чем, но Толмачев на ее угрозы не реагировал – он уже давно встречался с другой.

В конце-концов, эта девушка легла в клинику с глубокой депрессией. Выйдя через несколько месяцев оттуда, она уехала в какую-то деревню.

Ольга сказала, что недавно видела ее в Тарасове, скорее всего, она снова сюда вернулась. Кстати, она даже назвала ее фамилию – Стоянова Кристина.

Закончив рассказ про первую подругу, Алина взяла ручку и написала на бумаге: «Подозреваемая N 1 – Стоянова».

Девчонки не торопились расспрашивать Алину, боясь, что она может сбиться. Они понимали, что дело достаточно серьезное. Всем известно, что обиженная женщина способна на все, и, возможно, эта девушка решилась на убийство.

– Есть и еще одна подруга, с которой он поступил не менее жестоко, – Алина взяла новую сигарету и, не зажигая ее, продолжила свое повествование.

– Ты хочешь сказать, что их всего две? Я думала, претенденток гораздо больше, – удивленно сказала Александра.

– Пока две, но не исключено, что Ольга вспомнит еще кого-нибудь, а, может, мы и сами узнаем нечто не менее интересное. Так вот, я продолжу рассказывать про его вторую подругу. С ней он встречался довольно долго, говорят, у них шло дело к свадьбе, но и этот роман закончился трагично.

Алина наконец зажгла сигарету и, сделав несколько затяжек, продолжила:

– Чтобы не забыть, я лучше сразу скажу вам – эту девушку зовут Колесникова Марина. Так вот, однажды Толмачев пошел в кабак со своей подружкой, там они познакомились с какой-то компанией. Да, кстати, этот самый Юра некогда увлекался наркотиками. В этот вечер они решили продолжить вечеринку с этими парнями и пошли к кому-то из них на квартиру.

– Алина, откуда у тебя такие подробности об этом случае, словно ты сама там присутствовала? – не выдержала Саша.

– Вы не представляете, он во всех подробностях рассказывал об этом Ольге, своей старой подруге. Слушайте дальше, они пришли на хату, там основательно напились, да к тому же кто-то предложил догнаться наркотой. Подруга Толмачева собралась уйти из этого притона, но ее дорогой парень остановил ее. Самое ужасное, что под конец вечеринки, лучше сказать попойки, он пустил ее по кругу.

– Господи, какая сволочь, – вырвалось у Оксаны.

– Произошло это сравнительно недавно, эта девчонка пролежала несколько месяцев в больнице и вышла оттуда незадолго до убийства.

– Я не пойму, почему она не заявила в милицию, ведь по нему же тюрьма плачет!

– Думаешь, ты одна такая умная? Конечно, Марина обратилась куда следует, но это не дало результатов – она не смогла ничего доказать.

– Ужас какой-то, как с ним могла общаться эта его Оля, она вообще-то нормальная?

– Вполне. Я же говорю, что она с ним знакома давно, а это случилось всего несколько месяцев назад, она и сама была в шоке. Да, чуть не забыла, Колесникова, ну, его последняя подружка, училась в Медучилище.

– Вау, значит, она кое-что знает о препаратах!

– Кое-что – это мягко сказано, любая медсестра разбирается в лекарствах и ядах и, конечно, в наркотиках.

Алина в очередной раз взяла ручку, листок и написала Колесникову, как подозреваемую номер два. Немного поколебавшись, она вывела имя Ольга и поставила напротив него знак вопроса.

– Кто знает, может, она и правда прикончила своего распутного друга, – прокомментировала Алина.

– В общем, девчонки, я вам рассказала все, что смогла выяснить, теперь нам нужно узнать о наших подозреваемых как можно больше. Раз уж я знакома с Ольгой, то беру ее на себя, постараюсь узнать от нее еще что-то. Если Толмачева убила именно она, то рано или поздно она может проговориться. Двух других подозреваемых я предлагаю вам поделить между собой. Я думаю, Саша, что тебе больше подойдет Стоянова, постарайся как-нибудь познакомится с ней.

– А где мы их найдем? – поинтересовалась Оксана.

– Тут я вам не помощник, единственное, что могу вам посоветовать, – это обратиться в справочное бюро. Правда, придется потратить немного денег, ведь мы знаем только их фамилии. Год рождение можно назвать лишь приблизительно, так что вам дадут несколько адресов, по которым придется походить, прежде чем вы нападете на след нужных людей.

– Даже если мы найдем их адреса, то как мы сможем с ними познакомиться и, тем более, узнать что-нибудь про убийство?

Алина с Оксаной закурили очередную сигарету и замолчали. Ситуация действительно сложная, но другого выхода не было.

– Девчонки, не говорите глупостей, неужели мы не найдем повода свести знакомство с такими же, как мы? Ты же, Аля, познакомилась с подругой Толмачева. Кстати, я не знаю, что бы мы делали, если бы ты не узнала эту девушку.

Подруги снова замолчали, обсуждать было больше нечего. Они прошли на кухню, выпили по чашке кофе, и Саша с Ксюшей стали собираться домой.

– Завтра с самого утра беремся за дело. Вы, девчонки, пойдете в бюро. Кстати, Ксюш, ты же можешь узнать про Колесникову в Медучилище, представься ее подругой, скажи, что тебе нужно узнать ее адрес, в общем, придумай что-нибудь, это же гораздо легче, чем наводить справки в бюро.

– Правда, Оксан, может и еще что узнаешь там про нее?

– Ой девчонки, какие вы умные чужим умом, кто это мне станет рассказывать про нее?

Подруги ничего ей не ответили, понимая, что им двоим придется разбираться в этом.

Пока Оксана закуривала сигарету, Алина шепнула на ухо Александре, чтобы та осталась еще ненадолго. Саша удивленно посмотрела на подругу, но ничего ей не ответила, понимая, что если Алина просит, значит, дело того стоит.

– Оксан, ты наверно иди, а то поздно уже, тебе ж далеко добираться. Да и взяла бы хоть на ночь Андрюшку, бедный мальчишка совсем отвык от матери.

Ксюшка совсем обиделась на подруг, которые сегодня весь вечер в чем-то ее упрекали, Даже не докурив сигарету, она одела куртку и вышла из квартиры.

– Ничего страшного, что обижается, к утру остынет. В конце концов, может она сама хоть раз что-нибудь решить? Всему ее учить надо, – попыталась оправдаться Александра.

Алина никак не прореагировала на Сашино замечание. Она хотела серьезно с ней поговорить, но не знала, с чего начать – тема была очень деликатная.

– Саш, ты садись, я тебе сейчас принесу что-нибудь поесть, – Алина вышла из комнаты, закурив очередную сигарету.

Александра заметила, что Алина напряжена, и терялась в догадках, в чем же дело.

– Алин, может, лучше я к тебе на кухню приду, там говорить приятнее.

И, не дожидаясь ответа, Саша сама направилась к Алине.

Та как раз достала что-то из холодильника и налила чай. Саша села за стол, гадая, для чего подруга попросила ее остаться.

– Саша, ты не обижайся, что я тебя прошу заняться Стояновой. Ну, это которая была в положении от Толмачева, – сказав это, Алина нервно затянулась – она знала, что для подруги это была больная тема.

– Я подумала, что именно ты сможешь найти общий язык с этой девушкой, ведь ты испытала нечто подобное.

Александра склонила голову, этот разговор действительно причинял ей боль.

ГЛАВА 5

Дмитрий Александрович забыл, когда нормально спал последний раз. Это дело с отравлением совсем выбило его из колеи. На первый взгляд все казалось просто, но стоило ему копнуть чуть глубже, то все вставало с ног на голову. Если придерживаться того, что убийца все же Катя, то объяснить все неувязки можно только одним способом. Вначале Майорова ведет себя, как полная дура, когда же дело доходит непосредственно до убийства, то она больше смахивает на аса или да же на киллера-профессионала. Только им под силу не оставлять улик на месте преступления, а в этом случае все выглядит именно так.

Еще вчера он был почти уверен, что Майорова не виновна, но сегодня он снова сомневался в ее непричастности. Кому придет в голову убивать человека таким способом? Если парня убил тот, кто приходил незадолго до Катерины, то почему он выбрал именно такой способ? До сегодняшнего дня его больше всего смущало то, что Майорова приехала на машине, но сейчас он по другому смотрел на это обстоятельство.

Ведь если бы не было звонка в милицию, убийство могло сойти за несчастный случай. Кто знает, когда бы заметили, что парень мертв? А спустя несколько дней, а, может быть, и часов, следы химиката в организме могли исчезнуть. Тогда убийство становится действительно идеальным.

Дмитрий так увлекся этим делом, что на мгновение ему показалось, словно он сам там присутствует. Вот Катя подсыпает ему отраву в кофе, через несколько минут парень засыпает, не о чем не подозревая, и, в итоге, умирает. Она, например, перетаскивает его на диван, создавая ситуацию, будто парень просто уснул и не проснулся, после этого она собирает свои вещи и уезжает. Да же если ее кто-то видел, то доказать ее вину практически невозможно, тем более, если сам факт убийства не доказуем.

Его размышления прервал вошедший помощник, который принес несколько протоколов:

– Вы просили опросить студентов из Академии, вот протоколы и еще рапорты на тех, кого я не смог найти.

Дмитрий бегло просмотрел на протоколы, ничего интересного там не было. Во всех было практически одно и то же, «да, знал, но близко не общался, сказать по-существу ничего не могу».

– И это все, что ты смог узнать? – следователь был явно недоволен.

– Вы же и сами говорили, что застать сейчас студентов крайне трудно. Самое интересное то, что все студентки отрицают связь с Толмачевым, а стоит на них немного надавить, так они сразу начинают качать права. Вляпались же мы в этих юристов.

– Ну, не хотят по-хорошему, будем вызывать их на допрос в прокуратуру, я уверен, что среди них есть хоть одна подруга убитого. Да, нам может помочь то обстоятельство, что убийца имел доступ к наркотикам.

– Я уже подумал об этом. Ведь студенты Академии, как правило, дети судей, прокуроров, а зачастую и следственных экспертов. Так вот, в группе с Толмачевым как раз училась такая девчонка, у нее мать эксперт. Так что у нее был доступ к различным ядам, химикатам и, конечно, наркотикам.

Следователь злобно посмотрел на своего помощника:

– А начать с этого ты не мог?

– Откуда я знаю, что для вас важнее. Начни я с этого, вы сказали бы, зачем вам это надо.

– Да уж лучше бы я так сказал, чем полчаса потратил на то, чтобы выслушивать всякую ерунду. Ладно, бери повестку и дергай к этой самой студентке. Кажется, дело начинает сдвигаться с мертвой точки. Если у нее была связь с убитым, то, можно сказать, у нас появилась новая подозреваемая.

Казалось, что от этой мысли Дмитрий даже повеселел. «Да, пора бы мне жениться, иначе я скоро не смогу нормально работать, надо ж было так заинтересоваться этой Майоровой», – подумал он про себя. Он решил не вызывать сегодня на очередной допрос Катерину. Утро начиналось не плохо, кажется, в деле появилась новая подозреваемая, и это давало шанс раскрыть его как можно быстрее.

***

Оксана, несмотря на то, что вчера была сильно обижена на подруг, сегодня она отправилась в Медучилище, как посоветовала ей Алина. Ксюша еще не решила, к кому обратиться за помощью, но легенду для себя уже придумала. Она подошла к зданию и закурила, чтобы успокоить нервную дрожь, которая пробивала ее тело. Надежды на то, что ей, незнакомому человеку, скажут адрес Колесниковой, а, тем более, расскажут что-то интересное, у нее не было. Но она хотела хоть чем-то помочь Катерине, поэтому решительно направилась к дверям училища.

В холле Оксану встретил охранник, но, посмотрев на нее, счел студенткой училища и не стал задавать ей вопросов. Сперва она обрадовалась этому, но потом поняла, что теперь она не сможет подойти к нему и спросить где что находится, поэтому ей пришлось самой плутать по училищу.

В итоге в учительскую она пришла в последнюю очередь, изрядно помотавшись по верхним этажам.

В училище стояла тишина – судя по всему, шли занятия. Ксюша тихо постучала в дверь и услышав «войдите», зашла в комнату. Увидев перед собой двух сидящих женщин, она остановилась, задумавшись, к кому именно обратиться. Ей на помощь пришла пожилая женщина, которая сидела ближе к входу:

– Вы что-то хотели, девушка?

Оксана поняла, что отступать некуда, и приблизилась к женщине. Только она собралась приступить к расспросам, как та прервала ее:

– Деточка, кто тебе связал такой замечательный свитер? – и ухватила Ксюшу за ее пуловер.

– Я сама связала, – скромно ответила она.

– Боже мой, какая прелесть, а ты не могла бы показать мне схему этого рисунка?

Оксане ничего не оставалась, как взять карандаш и бумагу, после чего она накидала на лист незамысловатые узоры. Еще несколько минут у нее ушло на то, чтобы объяснить женщине, что к чему. И, наконец, можно было приступать к делу.

– Понимаете, мне очень нужно узнать про свою подругу Колесникову Марину. Несколько лет назад я познакомилась с ней и потеряла ее адрес, вы не могли бы мне помочь?

Женщина с удовольствием достала из шкафа журналы и стала их листать. После того, как Ксюша дала ей схему вязки, она стала чуть ли не подругой этой дамочке, а это открывало ей дорогу в самые дебри архива.

***

Александре же пришлось проторчать в справочном бюро полтора с лишним часа, пока ей наконец не выдали с десяток адресов, где проживали девушки по фамилии Стоянова. Женщина из канцелярии недовольно уставилась на Сашу, которая сказала ей, что ищет подругу, но не помнит ее отчество и год рождения. Факт того, что можно быть такой забывчивой в столь юном возрасте, возмутил канцелярскую крысу до глубины души. Взяв справки, Александре оставалось только надеяться, что один из адресов окажется верным, ведь Алина или Ольга, подруга Толмачева, могли ошибиться и назвать неправильную фамилию или имя.

Но проблема была не только в адресе, девушка могла изменить свою внешность, и тогда Саша точно не сможет ее узнать. Не спрашивать же ей, в конце-концов, у каждой Стояновой, встречалась ли она с Толмачевым. Подумав еще пару минут над этим, Саша решила отправиться в Академию, к Алине. Она подумала, что ей может помочь Ольга, которая наверняка сама видела эту самую Стоянову, без ее помощи Саше не справиться.

Она села на проезжающий мимо троллейбус, и через десять минут была в Академии. Если Саша не ошибалась, с утра у Миловановой были занятия, а, значит, она должна быть в Академии. Едва она прошла через турникет, как ее остановил охранник. Саша мило улыбнулась ему и спросила, где можно найти кафедру английского языка. Получив ответ, она сразу поднялась на четвертый этаж и, открыв дверь кабинета, тут же увидела Алину.

– Привет, можно тебя на минуточку?

– Конечно, – Алина вышла в коридор к подруге, не понимая, откуда она здесь вдруг взялась.

– Я взяла адреса в бюро, ты понимаешь, о чем я говорю? Но сама я не смогу найти нужную девушку.

– Вот черт, как же я об этом не подумала, что же нам теперь делать?

– Я подумала, что твоя Ольга сможет нам помочь, она ведь видела эту подружку?

– Конечно, ты гений, Саша, пойдем я отведу тебя к ней, она должна быть здесь, я ее видела утром, думаю, она еще не успела уйти домой.

Они вместе спустились на третий этаж. Им повезло, что сейчас заочники занимались в этом здании – на эту сессию их перевели в основной корпус.

Алина заглянула в зал и кому-то махнула рукой, после чего оттуда вышла довольно миловидная девушка.

– Здравствуй, Оля, ты не могла бы нам помочь? – без предисловий начала Алина. – Познакомьтесь – это моя подруга Саша.

Ольга кивнула головой в знак приветствия и поинтересовалась, чем она может помочь.

– Мы пытаемся найти Стоянову, но кроме тебя никто не сможет ее узнать. Я достала несколько адресов и прошу тебя пройти по ним со мной, – попросила Саша.

Девушка посмотрела на зал, откуда она только что вышла. По ее тусклому взгляду было заметно, что сидеть там ей хотелось еще меньше, чем ходить по адресам. И она согласилась пойти с Александрой, мало того, она предложила ей поехать на ее машине, потому что так можно было сэкономить время.

Они вышли из Академии. Саша послушно следовала за Ольгой, которая подошла к новенькой «AUDI» шестой модели. Александра не удержалась и выразила свое восхищение машиной. Ольга грустно посмотрела на нее и произнесла банальную до ужаса фразу «не в деньгах счастье». Однако тон, каким она это произнесла, почему-то убеждал в правдивости этого высказывания.

Сев в машину, Саша достала из сумочки справки с адресами и передала их Ольге, чтобы та посмотрела. Возможно, она узнает какой-то из них. Но, осмотрев на адреса, Ольга ничего утешительного не сказала, зато предложила навести справки сперва в районе Набережной, так как, по ее словам, Юрка не отходил далеко от дома, поэтому его подруги обычно живут где-то поблизости.

Первый адрес был по улице Комсомольская, туда они и направились. На ходу Саша решила, что ей лучше не показываться на глаза, поэтому по адресу пойдет Ольга. В этом случае она сразу посмотрит, та ли это девушка, которая им нужна, и к тому же не вызовет подозрений.

Подъехав к нужному дому, Оля вышла из машины и направилась к подъезду. Александра, пока отсутствовала ее спутница, пыталась просчитать дальнейший план действий. Она решила, что если они все же нападут на след этой Стояновой, то за ней нужно будет последить, ведь просто так эта девушка им ничего не скажет. Через пару минут из подъезда появилась Ольга и, уловив на себе взгляд сидящей в машине Саши, отрицательно покачала головой. Адрес был неверный.

– Куда теперь? – спросила Ольга.

– Давай поедем на Челюскинцев, потом заедем на Рабочую, а затем можно будет наведаться в Солнечный, – предложила Саша.

Машина тронулась с места, и девушки поехали по второму адресу. Пока Ольга пыталась вырулить на своем автомобиле из закоулков, Саша пристально рассматривала ее. В голове проносилась мысль, что именно она может оказаться убийцей и специально пускает их по ложному следу. Ольга заметила на себе тяжелый взгляд и остановила машину.

– Я так понимаю, что я у вас первая подозреваемая, я не стану вас разубеждать. Только сначала вы сами определитесь, для чего вы со мной поехали, чтобы искать других подозреваемых или чтобы за мной следить.

– Извини, поехали дольше, – Саша поняла, что двух зайцев убить невозможно. За Ольгой должна следить Алина, ее же задача найти других подозреваемых.

Они молча поехали дальше.

***

В кабинет Дмитрия Александровича снова постучали, на этот раз вошел его помощник. Следователь жестом пригласил его к столу и подвинул ему стул.

– Вы просили разузнать про студентку из Академии, у которая мать работает экспертом, я принес рапорт.

Дмитрий вопросительно посмотрел на помощника, давая ему понять, что читать сам он не собирается, а ждет устных объяснений. Георгий, который работал с ним уже второй год, прекрасно понял, что хочет от него начальник. Он достал сигарету и закурил, прежде чем начать свой рассказ.

– В общем так, зовут ее Ольга Станиславовна Бодрова, учится на том же курсе, что и Толмачев. По словам ее сокурсниц, они были большими друзьями. Но сколько близкими, никто ответить не может, возможно, просто не знают. Но если судить по ее другу, то связи с ним она не избежала. К тому же, со слов ее одногруппников, она девушка симпатичная, вряд ли Толмачев обделил ее своим вниманием. Родительница ее долгое время работает экспертом в нашей городской лаборатории. Вы ведь знаете, что у студентов летом бывает практика, вполне возможно, Ольга провела ее у матери в лаборатории.

– Обязательно это выясни, – прервал Дмитрий его монолог.

– Я говорю о том, что фактически она имела возможность убить Толмачева, остается узнать мотив.

Следователь закурил первую за сегодняшний день сигарету и задумался. Если предположить, что убийца эта самая Бодрова, то, в принципе, все сходится. Дмитрий чуть не подпрыгнул от радости, ведь если эта версия оправдается, то Майорову выпустят из тюрьмы.

– Ну мотив то как раз не проблема, убийство, по всей видимости, из ревности. Не исключено, что эта Ольга питала к нему более глубокие чувства, чем дружеские, и решила отомстить ему за безответность.

Помощник был вполне согласен с этой версией.

– Так, – протяжно произнес он, – дуй в Академию, вызывай на допрос эту подружку, а заодно узнаешь, где она проходила практику, ясненько?

Помощник даже подавился дымом своей сигареты – только что его шеф был темнее тучи, а сейчас готов в пляс пойти.

– А если ее там нет?

– То бери повесточку и отправляйся к ней домой. Ну все, шагом марш, – весело сказал он напоследок и повернулся к окну, не желая слышать еще какие-нибудь вопросы. Помощник не заставил себя долго ждать и закрыл дверь с обратной стороны.

***

Саша сидела в машине, пытаясь разглядеть сквозь тонированные стекла силуэты домов, но у нее ничего не получалось – на улице уже смеркалось. На мгновение ей даже показалось, что она сидит в каком-то подземелье. Сегодня они исколесили полгорода, и пока безрезультатно. Вдруг дверца машины открылась, и на сидение плюхнулась Ольга.

– Нашла, – сказала она, еле переводя дыхание, – встретила бы ее на улице, не узнала.

Саша не могла поверить, что они наконец нашли Стоянову.

– Ты ее видела, она дома, что ты ей сказала? – завалила ее вопросами Александра.

– Она была дома, страшно похудела с тех пор, как я ее видела, – Ольга достала из пачки сигарету. – Поверить не могу, что Юрка довел ее до такого состояния.

Оля выкинула в окно сигарету, даже не закурив ее, видно было, что она очень нервничает.

– По-моему, Кристина куда-то собирается, – помолчав немного, она продолжила, видимо, ей было необходимо выговориться, – мы были с ней подругами, но после того, как они поругались с Юркой, я потеряла ее след.

– Так ты хорошо ее знала? Что ж ты сразу ее адрес не сказала?

– Я же говорю, что потеряла ее след, раньше она жила в городе, а теперь перебралась в Солнечный.

Их разговор прервал звонок мобильного Ольги.

– Все понятно, – ответила она и убрала телефон в карман. – Ну вот, не одни вы считаете, что Толмачева убила я, – с тоской в голосе сказала она.

Саша вздрогнула от неожиданности – она действительно сейчас думала именно об этом.

– Я остаюсь следить за ней, опиши мне ее как можно подробнее.

Но вместо этого Ольга показала ей в сторону подъезда, из которого только что вышел человек.

– Вот она, я же говорила, что она куда-то собирается.

Саша не сочла нужным сказать что-нибудь на прощание Ольге и тихо, как кошка, вышла из машины и направилась следом за указанной девушкой.

Постепенно перед ней вырисовывался облик этой Кристины. Она оказалась худой, с длинными волосами. Александра шла не много поодаль, стараясь не шуметь. Преследуемая проделала недолгий путь дворами и свернула за угол, Саша едва успевала за ней. Когда Кристина повернула за угол, первое, что бросилось Александре в глаза, – неоновая вывеска бара «Каролина». Именно туда и вошла Кристина. Немного помедлив перед входом, Саша уверенно открыла дверь.

В баре царил полумрак, приглушенно играла музыка. Перед входом Саша боялась, что столкнется нос к носу с Кристиной, сейчас же она боялась потерять ее в этом мраке. Оглядевшись вокруг, она заметила, как за стойку бара садится девушка. Вершининой не оставалась ничего другого, как подойти ближе, и тоже сесть за стойку. Украдкой она взглянула на Стоянову, та была чем-то сильно удручена.

– Виски с содовой, – сделала заказ Сашина подопечная.

Бармен молча налил требуемое в бокал и протянул клиентке. Саша нервно теребила салфетку, лежащую рядом с ней, не зная, как подступиться к девушке.

– Джин с тоником, – заказала в свою очередь Александра. Произнести эту фразу она постаралась как можно тоскливее, и это сработало. Девушка повернулась в ее сторону и пристально посмотрела на Сашу.

– За воссоединение одиноких сердец, – произнесла она и подняла бокал, призывая к тому же Александру, которая, в свою очередь, проделала аналогичный жест. Саша отпила из бокала, предоставляя девушке возможность самой продолжить знакомство.

– Я – Кристина, – представилась девушка и подсела к новой знакомой ближе.

– Александра, – монотонно ответила она. Саша некоторое время работала с частным детективом, поэтому имела небольшой опыт психологического воздействия на людей. В этот раз она верно просчитала ситуацию – девушку томил груз невысказанного.

– О чем грустим? – поинтересовалась Кристина, потягивая виски, словно это был лимонад.

Сашка поняла, что пришел ее черед рассказывать свою грустную историю, которая чем-то напоминала случившееся с Ольгой.

***

Под вечер в кабинет следователя прокуратуры вошел помощник вместе с молодой девушкой.

– Садитесь, – предложил он ей, указывая на стул, стоящий рядом со столом Дмитрия Александровича.

Девушка бегло окинула комнату взглядом и села на предложенный ей стул.

Следователь кивнул своему помощнику и вышел из кабинета. Георгий последовал за ним.

– Почему так долго, ты за ней в Москву, что ли, ездил?

– Она весь день где-то ездила, я только час назад встретился с ее матерью, которая позвонила ей на мобильный и вот она перед вами, – пафосно произнес помощник.

– Да тебе орден за сообразительность нужно дать, это же не каждому в голову придет, особенно под конец рабочего дня, спросить телефончик девушки, – язвительно заметил Дмитрий Александрович.

– Что-нибудь новое узнал?

– Мне подтвердили, что она была на практике в лаборатории своей матери.

– У них в это время там ничего не пропадало.

– Так они мне и сказали, как только я вошел, они мне сразу досье на каждого входящего выдали!

– Все шуточки шутишь, у нас сроки горят, а он, видите ли, юмористом заделался. Ты с ней уже разговаривал?

– Нет, мы с ней здесь встретились, почти перед твоим кабинетом, так что ничего особенного про нее рассказать не могу.

Огорченный Дмитрий Александрович вошел в свою комнату. Он решил сразу приступить к допросу, чтобы не терять зря времени.

– Ваша фамилия, имя, отчество, – задал он первый вопрос и достал бланк протокола.

– Бодрова Ольга Станиславовна.

После заполнения всех необходимых реквизитов он незамедлительно перешел к сути дела.

– В каких отношениях вы были с Толмачевым?

– Я была его подругой, – спокойно ответила Ольга и спросила разрешения закурить. На самом деле она давно мечтала отомстить Юрке за его мерзопакостные поступки, но уж никак не думала, что ей придется расплачиваться за его смерть. А, судя по всему, дело шло именно к этому.

Допрос длился больше трех часов, следователь взялся за нее всерьез, докапывался до каждой мелочи и добился своего. Бодрова проговорилась, что одно время тоже встречалась с убитым. Они расстались по какой-то глупой, на взгляд следователя, причине. Когда Ольга рассказывал про их роман с Толмачевым, то было заметно, как она нервничает.

Следователь ликовал – мотив есть, осталось найти улики. Но это было практически невозможно, в доме не было обнаружено ничего подозрительного, ничего такого, где мог бы храниться яд. Да, еще нужно доказать, что она была в тот день у Толмачева дома. Им еще работать и работать, но зато теперь он имеет полное основание отпустить Катерину из тюрьмы – она уже не является единственной подозреваемой.

Дмитрий Александрович отпустил допрашиваемую до следующего утра. Однако давать свободу Катерине он не собирался до тех пор, пока точно не выяснит, что она не виновна.

Не смотря на то, что следователь отпустил Бодрову, он решил не откладывать дело до завтра и начать расследование по вновь открывшимся обстоятельствам прямо сейчас.

Ему все еще не верилось, что они так быстро вышли на новую подозреваемую. Дмитрий Александрович решил сегодня съездить еще раз на осмотр дома убитого, послать людей в лабораторию. Дмитрий поймал себя на мысли, что он совсем забыл послать людей на квартиру Бодровой, ведь у нее тоже необходимо провести обыск.

Следователь схватил протокол допроса, дело и направился к прокурору за санкцией на обыск.

***

В девятом часу к Алине наконец заявилась Александра.

– Ксюшка пришла? – спросила она, не успев раздеться.

– Нет, где ты была? Как утром уехала, так никто тебя больше и не видел?

– Ты же знаешь, мы с Ольгой ездили по городу, искали Стоянову.

– Ольгу тоже обыскались, прокуратура подняла на уши всю Академию.

– Не поняла, она-то им за чем понадобилась?

– А ты думаешь, мы одни считаем ее потенциальной убийцей? Катькин следователь, похоже, тоже так думает.

Саша разделась и прошла в зал, Алина принесла ей стакан сока и стала расспрашивать, что узнала подруга за сегодняшний день. Александра не спеша допила сок, было видно, что ей не хочется рассказывать о произошедших событиях.

– Ну вы нашли Стоянову? – не выдержала Алина.

– Нашли. Я пошла за ней в бар, и там мы с ней разговорились. В общем, все прошло, как ты и рассчитывала. Я рассказала ей свою love histori, а она в ответ поведала мне свою печаль. Немалую роль сыграло и то, что к ней заходила Ольга, она снова напомнила ей о Толмачеве, и после этого Стоянову словно прорвало.

– И каково твое мнение, это она убила Толмачева?

– Я не берусь утверждать, что не она убила этого подлеца. Если бы ты слышала ее историю, то у тебя волосы дыбом встали. Но меня насторожило то, что когда она закончила свой рассказ, то горько воскликнула «убила бы его!». Как ты думаешь, может человек, совершивший убийство, заявлять такое?

Алина с интересом посмотрела на Сашу и закурила. У нее появились сомнения: правильно ли она поступила, поручив Александре знакомство со Стояновой. Ведь в чем-то их жизни очень похожи и, узнав Кристину, она может просто защищать ее от возможного правосудия.

– Давай дождемся Ксюши, может, она узнала что-нибудь интересное, – предложила Аля, которая не знала, что же делать дальше. Расспрашивать Сашу, о чем они говорили с Кристиной, ей не хотелось.

Чтобы как-то скоротать время, они прошли на кухню и молча стали пить кофе. Алина лихорадочно соображала, как бы ей самой пообщаться со Стояновой, возможно, она узнает больше, чем смогла выяснить Саша. Милованова украдкой посмотрела на подругу – казалось, та полностью погрузилась в свои размышления. Больше всего на свете ей хотелось научиться читать мысли других – как бы тогда все стало просто, но, к сожалению, это было невозможно. Тишину прервал звонок в дверь. От неожиданности Алина вздрогнула и опрокинула чашку.

– Иди открывай, я сама вытру, – предложила Саша и взяла тряпку.

Аля открыла дверь. На пороге стояла запыхавшаяся Оксана.

– Привет, заждались? – Ксюша вошла в квартиру и начала разуваться. – Я так замерзла, пока пыталась найти эту вашу подружку Толмачева.

– Проходи в зал, Саша уже успела рассказать мне о своих успехах, теперь твоя очередь. Только не тяни кота за хвост, выкладывай, что ты смогла узнать.

В это время в зал вошла Саша, девчонки сели на диван, и Ксения начала рассказывать во всех подробностях о том, как она смогла достать адрес Колесниковой, второй подружки убитого. Алина еле сдерживалась, чтобы не прервать столь подробный рассказ подруги. Ей так не терпелось узнать что-то дельное, а вместо этого она слышала только какая в училище оказалась ладная старушка и тому подобное. Чтобы не закричать на Ксюшку, она достала сигарету и собралась ее закурить. Однако, заметив просящий взгляд Оксаны, Алина протянула ей пачку и решила воспользоваться молчанием:

– Ксюш, скажи, ты нашла ее?

– Какие же вы девчонки нетерпеливые, я вам пытаюсь рассказать, как мне было трудно достать ее адрес, а вы все с одним: нашла, не нашла.

– Оксан, ты не в программе герой дня без галстука! Мы все сегодня вымотались, но пока нет никакого результата. У нас оставалась одна надежа на тебя, а ты несешь какую-то околесицу.

– Да нате ваш адрес, – и она достала из сумки листок бумаги, на котором было что-то написано. После чего нервно затянулась и повернулась спиной к девчонкам.

– Колесникова Марина, Томская 12 квартира 26, – прочитала в слух Александра.

– Ну что, довольны?

Но вместо слов благодарности, она услышала новый вопрос.

– Ты к ней ездила?

Ксюша заерзала на диване, закурила еще одну сигарету и помявшись чуть слышно, отрицательно ответила на их вопрос.

– Так, время идет, а сделанного нет, почему ты не была у нее?

– Что ж вы, все в один день хотите? Я думала, сегодня вам нужен только ее адрес. Вы думаете, я к ней приеду, и она мне все сразу расскажет?

Девчонки задумались, в чем-то Оксана была права, если Стоянова могла довериться незнакомой девушке, то Колесникова вряд ли пойдет на это, ведь история, произошедшая с ней, гораздо ужаснее. В этом случае потребуется совершенно другой подход, простое знакомство тут не поможет.

– Ксюша, ты как хочешь, но запомни, – эта девчонка на тебе, помочь мы тебе можем только советом. Кстати, мы совсем забыли о Ларисе, нужно завтра к ней съездить, – предложила Саша. – Так, завтра с утра ты поедешь к Колесниковой, представишься какой-нибудь социальной работницей и попробуешь узнать, где она была в день убийства.

– Ты что, упала, как я это узнаю? Она и слушать меня не станет, кем я могу представиться.

– Во-первых, представиться можно кем угодно! Скажи, что проводишь опрос по какому-нибудь поводу, во-вторых, она запросто может сказать, была она дома или нет в день убийства, если ни в чем тебя не заподозрит. Сама подумай, зачем ей врать незнакомому человеку? Не было ее и не было, ты, Оксан, успокойся, подумай ночью, какая роль тебе подойдет больше. А, может, вообще на месте что сообразишь.

Ксюша только кивнула – спорить с подругами было бесполезно, лучше добровольно согласиться на поход к Колесниковой.

ГЛАВА 6

Рано утром Катерину в очередной раз привезли в прокуратуру. Пока она ждала прихода следователя, его помощник разрешил ей закурить. Майорова уже не знала, что думать, то ли следователь окончательно утвердился в ее виновности, то ли наоборот. Хуже всего было то, что в дело уже успел вмешаться ее отец, который теперь давил на все возможные клапаны, чтобы скорее выпустить дочь из-за решетки. Она еще не виделась с ним и, откровенно говоря, очень боялась этой встречи.

В кабинет вошел следователь, не дав возможности Катерине представить, что могло бы получиться из ее встречи с отцом. Сегодня Дмитрий Александрович был особенно зол, его глаза метали молнии, и Катя не понимала почему это происходит. Но вспомнив все предыдущие встречи со следователем, она сделала вывод, что его настроение постоянно меняется. «Такой молодой и такой нервный», – подумала про себя Майорова.

– Я вызвал вас, – без предисловий начал следователь, – для того, чтобы сказать о том, что в деле появилась новая подозреваемая, – и, видя, как на Катином лице заиграла улыбка, он поспешил предупредить ее:

– Это обстоятельство пока никаким образом не скажется на вас. Единственное, что я сейчас могу для вас сделать, это отпустить вас из СИЗО под подписку о невыезде.

– То есть, несмотря на то, что у вас появилась новая подозреваемая, вы все равно продолжаете считать меня виновной?

– Здесь вопрос не во мне, дело есть дело, вас застали на месте преступления, и от этого никуда не денешься. Вы должны радоваться тому, что пока вас отпускают. Хочу вас сразу предупредить, вы должны являться в прокуратуру по каждому вызову, если вы уедете из города, то вас вернут обратно в СИЗО, вы все поняли?

– За мной будут следить? – удивленно переспросила Катерина.

– У нас и без этого дел по горло хватает, чтобы еще за вами устанавливать наблюдение. Просто если вы хоть раз не придете по повестке, то вас объявят в розыск, а найдут – посадят за решетку.

– А кто новая подозреваемая, это женщина, да?

– Вы же прекрасно знаете, что я ничего вам не скажу, не имею на это право.

– Как хотите, а я что, могу идти?

– Нет, сначала я поеду с вами в СИЗО, чтобы уладить все дела, а потом вы можете вернуться домой. Да, возьмите на всякий случай мой телефон, вдруг дома вы вспомните что-то новое.

Дмитрий записал свой номер и отдал его Катерине, после чего они вышли из кабинета и поехали в СИЗО.

***

Оксана встала утром с тяжелой головой – за всю ночь она так и не придумала, как ей поступить, когда она приедет к Колесниковой. Вся эта затея казалась ей бредовой. Но у нее не было выхода, она обещала подругам узнать хоть что-то от этой девушки. Ксюша подошла к своему сыну Андрюшке и позавидовала его беззаботному сну. Придется ей сегодня снова отвести его в садик, иначе она не сможет съездить по делу. Она выглянула в окно и увидела, что к ней идет Саша.

– Саша, привет, ты откуда здесь?

– Ксюш, ты извини, что я на тебя постоянно кричу, последнее время нервы сдают. Давай я с Андрюшкой посижу, ты же собираешься к Колесниковой?

– Вот спасибо, подружка, я сейчас быстренько соберусь и поеду. А может, лучше ты со мной поедешь? – с надеждой в голосе спросила ее Оксана.

– Нет уж, это твоя задача, да к тому же если мы придем вдвоем, то нас могут просто не пустить. Ты знаешь, оденься как-нибудь попроще, чтобы больше походить на соцработника. Да, и лучше не делай макияж, притворись этаким синим чулком, так ты вызовешь больше доверия.

Оксана посмотрела на себя в зеркало. Бедная несчастная девушка, что делай макияж, что не делай, эффект одинаковый.

– Ладно, Саш, я поехала, надеюсь, что скоро вернусь, – она чмокнула в щечку сына и вышла во двор.

– Не забудь, что вечером мы собирались поехать к Лорке.

Ксюша помахала рукой подруге в знак согласия и отправилась на остановку. Автобус подошел практически сразу, она поинтересовалась у кондуктора, на какой остановке ей выходить и, получив ответ, села и снова задумалась. Оксана злилась на то, что ей приходится ехать к незнакомому человеку да еще плести бог весть что. Когда она злилась, то ей необходимо было найти виновного в этом. Поэтому она лихорадочно соображала, кто же виноват сейчас. На середине пути ее мучениям пришел конец, – во всем была виновата Катька. Понес же ее черт к этому Толмачеву, есть же муж, так ведь нет, подавайте ей любовника! Ей, значит, развлечения, а подругам теперь расхлебывать. Оксану не смущала даже то обстоятельство, что Майорова поплатилась за свои похождения свободой.

Задумавшись, Ксюша чуть не проехала нужную остановку, впопыхах она выскочила из автобуса и остановилась, не зная, куда идти дальше. Она подошла к киоску и купила две сигареты. Если до этого она просто злилась, то сейчас она готова была просто прибить кого-нибудь. Оксана закурила, пытаясь хоть немного успокоиться, но это ей не удавалось. Попадись ей сейчас Катька, она точно дала бы ей хорошую оплеуху. Ксюша докурила и повернулась, надеясь увидеть человека, который помог бы ей найти нужную улицу. Но, как назло рядом, никого не было. Повертевшись еще пару минут на месте, она решила отправиться на поиски самостоятельно.

Пройдя вниз от остановки два квартала, она с радостью обнаружила на угловом доме табличку с названием улицы Томская. Еще больше ее обрадовало то обстоятельство, что на табличке обозначались номера домов этого квартала. Благодаря этому уже через пять минут она оказалась перед домом номер 12. У Оксаны по спине у нее пробежали мурашки, когда она увидела этот дом. Он стоял особняком от других, на каком-то пустыре, и вокруг не было не души.

Оксана обошла дом и нерешительно открыла дверь первого подъезда, нужная квартира должна была быть именно здесь. В доме стоял какой-то резкий неприятный запах, лифт, естественно, не работал. Оксана пожалела, что купила только две сигареты, ей ужасно хотелось курить. Она поднялась на третий этаж и закурила – по всей видимости, ей предстоит подниматься на восьмой, а сил от злости почти не осталось.

Докурив свою последнюю сигарету, она поднялась до седьмого этажа, где оказалась нужная квартира, и позвонила. На ее звонок никто не ответил, она позвонила еще раз и прислушалась. Казалось, в квартире было пусто. Разъяренная Ксюша пнула дверь ногой, и та неожиданно открылась.

– Эй, есть кто дома? – Крикнула Оксана, просовывая голову в образовавшуюся щель.

Не услышав ничего в ответ, она робко вошла в квартиру. Не смотря на то, что на улице было светло, в комнате царил полумрак. Ксюша еще раз спросила, есть ли кто дома и, окончательно убедившись, что никого нет, прикрыла за собой дверь и наощупь пробралась в комнату.

В углу виднелся силуэт не то шкафа, не то комода, и она направилась к нему. Сама не зная, что она хочет найти, Ксеня стала рыться в комоде, но там была только одежда. Ее глаза уже привыкли к полумраку, и она стала лучше различать предметы, находящиеся в комнате. Решив порыться еще где-нибудь, она направилась к столу. Вдруг ей показалось, что скрипнула дверь, Ксюша замерла, боясь лишний раз дохнуть, но, не услышав больше никаких звуков, она решила продолжить осмотр интересующего ее стола. Тут она увидела, что на столе и вокруг по комнате валяются шприцы и упаковки из-под них.

Ксюша так увлеклась своей находкой, что не услышала шорох за своей спиной. Когда же она захотела повернуться, то на ее голову обрушилось что-то очень увесистое. Она упала на стол и смахнула, лежавшие там шприцы. Больше она ничего не помнила.

***

Охранник, щелкнув ключами от замка, открыл дверь, и Катя оказалась на улице. Она вдохнула свежий воздух улицы и чуть не заплакала. Наконец-то она на свободе. Не успела она опомниться от своей радости, как к ней подошел отец. Они молча посмотрели друг на друга и бросились в объятия. Любые слова сейчас казались бессмысленными. Он посадил ее в машину и повез домой. Катькина рука потянулась к отцовским сигаретам, но она тут же отдернула ее, ведь отец не знал о ее пристрастии.

– Кури, не стесняйся, – подбодрил ее отец. – Катя, почему ты не позвонила мне сразу же?

Но она не смогла ничего ответить, только затянулась сигаретой и заплакала. Это продолжалось всю дорогу, пока они ехали к дому.

Когда они зашли в квартиру, то Катя, как угорелая начала носиться по комнатам. Сейчас ей больше всего хотелось позвонить подругам, чтобы они пришли к ней и порадовались за нее, но как только она подходила к телефону, то у нее не хватало терпения даже на то, чтобы набрать номер. В это время отец уже сварил кофе и силой усадил Катерину за стол.

– Я сам позвоню твоим подругам, а ты пока успокойся, прими ванну и немного отдохни, – посоветовал ей отец.

– Спасибо, папа, я так по тебе скучала, – она допила свой кофе и пошла в ванну.

Пока Катя нежилась, отец позвонил Алине и попросил, чтобы она передала другим девчонкам о Катином возвращении.

– Вечером она ждет всех вас у себя дома, – закончил телефонный разговор отец и решил уехать к себе, чтобы дать возможность дочери отдохнуть.

***

В кабинете следователя было жутко накурено. Со вчерашнего дня Дмитрий не прилег и на полчаса. После того, как они получили разрешение на обыск дома Бодровой, у него не было ни одной свободной минутки. Но это время было потрачено не зря – в квартире они нашли ампулу с веществом, подобным тому, с помощью которого был убит Толмачев. После этого они арестовали Ольгу и всю ночь проводили допрос. Но самое страшное было то, что для совершения каждого действия требовалась санкция прокурора, а это выматывало куда больше, чем сам допрос и обыск.

Теперь, когда появилась еще одна подозреваемая, Дмитрий относился к ней с опаской – что будет, если и на этот раз он ошибся, и она не убийца. Да и прежние сомнения не давали ему покоя, не исключено, что убийство совершила все же Майорова. Хотя, если исходить из того, что преступница Ольга, то практически все встает на свои места. И мотив, и возможности, и желание. И все же следователь решил, что не стоит останавливаться на очередной подозреваемой. Он не мог больше терять время, нужно проверить всех необходимых людей, возможно, появятся еще подозреваемые.

Сегодня утром Дмитрий отпустил Катерину, и с тех пор не находил себе места. Вся надежда была на то, что она не заметила его взвинченное состояние, а если и заметила, то вряд ли поняла причину. Помощнику тоже досталось от него с утра, но все списывали это на усталость. Как бы он хотел, чтобы все действительно обстояло именно так. От усталости можно легко избавиться, а вот от влюбленности – нет.

Дмитрий закурил, он не мог понять самого себя, что же ему в конце-концов нужно. Сначала он боялся, что Майорова окажется настоящей преступницей, а теперь он жалел, что нашлась Бодрова и ему приходится отпустить Катерину. Единственным объяснением этому феномену было то, что пока Майорова была главной подозреваемой, он мог беспрепятственно с ней видеться, а сейчас ему будет необходим хоть какой-то повод, чтобы вызвать ее в прокуратуру.

– Ну и херня получается, – выругался он в слух.

– Что, что? – переспросил его только что вошедший помощник.

– Тьфу, ты здесь откуда, я ж послал тебя в … – и он замахал рукой, пытаясь вспомнить то место, куда же он все-таки его послал.

– Да я уж всех допросил, и в Академии, и в лаборатории, – виновато ответил помощник.

– А, ну да, новенькое что-нибудь есть?

– Сегодня к вечеру принесут результаты анализа того вещества, которое мы обнаружили в квартире Бодровой.

– Хорошо, – задумчиво произнес Дмитрий, – надо будет назавтра вызвать Майорову.

– Зачем? – удивился помощник.

– Как это зачем? Раз я говорю надо, значит надо. Допросим ее еще раз, знала ли она до эту Бодрову. Может, они были подругами, и Майорова решила отомстить за свою отвергнутую знакомую.

Он видел, что помощник остался недоволен таким объяснением, но не стал придумывать что-то другое. В конце концов, он не обязан давать отчет о своих действиях подчиненным.

– Я ухожу на обед, а ты пока просмотри еще раз протоколы допросов Майоровой и Бодровой, может, обнаружишь что интересное.

– Да что там может быть интересного, мы Майорову неделю допрашивали, и ничего нового не узнали, а сейчас за обед я должен что-то найти, – возмутился помощник, но, посмотрев на следователя, понял, что лучше с ним не спорить.

***

Саша посмотрела на часы – стрелка давно перевалила за полдень. Она не могла понять, куда подевалась Оксана, ведь она уехала рано утром и к обеду должна была вернуться. Александра никогда не была паникером, но сейчас начинала волноваться. Что могло задержать подругу у незнакомой девушки? Конечно, она могла встретить кого-то знакомого по дороге, но раньше она никогда не оставляла Андрюшку так надолго без своего присмотра, да и не было у нее друзей в Заводском районе.

– Черт, наверное, она узнала что-то интересное и решила сразу поехать к Алине, – сказала она вслух. – Андрюшенька, собирайся, мы сейчас поедем к тете Але.

Она нашла листок бумаги и быстренько набросала Ксюхе послание о том, куда они отправились. Пожалев о том, что не взяла сегодня машину, она одела Андрейку, и они пошли на остановку. Саша надеялась, что встретит там Ксюшу, но простояв минут десять и пропустив пару автобусов, она в конец отчаялась и села на свой троллейбус, чтобы доехать к Але.

Алина же в это время тщетно пыталась дозвониться Александре, чтобы передать новости о Катерине. Ехать к Оксане ей не хотелось, ведь они все равно договорились вечером встретиться у нее. Она ходила по дому, не зная, на чем остановиться, то ли ехать искать Сашу, то ли съездить пока к Ларисе, то ли вообще одной идти к Кате. В итоге она просто села на диван и начала курить. Когда в дверь позвонили, она уже докуривала четвертую сигарету.

– Саша, ну наконец-то, куда вы все пропали, а почему Андрюша с тобой, где Ксеня? – она буквально засыпала подругу вопросами.

– Что, разве Оксана не у тебя? – ответила та вопросом на вопрос.

– А разве она должна была быть у меня?

Казалось, что их вопросам не будет конца. Но их тираду прервал Андрюша, который, не выдержав столь бурного диалога, разревелся. Девчонки сразу забыли свои проблемы и кинулись успокаивать Ксюшкиного сына. Когда же им это удалось, то они уже несколько успокоились и могли нормально разговаривать.

– Катю сегодня утром выпустили, – наконец сказала Алина.

– Как, на совсем что ли?

– Да я еще толком ничего не знаю, мне звонил ее отец, просил, чтобы мы зашли к ней сегодня вечером. Правда, мы же хотели сегодня навестить Лорку, но, наверное, придется отложить это мероприятие.

– Не знаю, что мы будем делать вечером, сперва нужно найти Оксану, я уже начинаю волноваться за нее. Зря я, наверное, настояла на том, чтобы она ехала к Колесниковой. Во-первых, там район ужасный, а во-вторых, кто ее знает, какая эта самая Марина, так, кажется, ее зовут. Надо было мне самой ехать туда, я хоть самбо владею, в случае чего могла бы дать отпор.

– Ты всегда была пессимисткой, может она… хотя вряд ли, скорее всего, транспорт не ходит, ты что, не знаешь, какие у нас пробки на дорогах, – высказала очередное предположение Алина.

– Транспорт тут ни при чем, здесь что-то другое.

Они снова замолчали, думая, как поступить дальше. Алина хотела закурить, но, вспомнив, что у нее дома маленький ребенок, решила отказаться от этой мысли. Саша ходила по комнате и размышляла, пытаясь найти выход из создавшейся ситуации.

– Может мы, вообще зря волнуемся, вполне возможно, что у нее появились какие-то дела, и поэтому она задерживается.

– Нет, Алин… Ты помнишь адрес этой Колесниковой? Давай-ка я туда съезжу.

– Ну конечно, чтобы мы потом еще и тебя искали?

– А что же ты предлагаешь, сидеть дома? Оксанка раньше никогда так не задерживалась. Вспоминай адрес, я поеду, – и Сашка пошла одеваться.

– Я точно не помню, кажется, улица Томина или что-то в этом духе… – Алина замолчала, пытаясь вспомнить номер дома и квартиры.

– Вспоминай быстрее, скоро стемнеет, и я вообще ничего не найду. По-моему, дом 12 и квартира 24… А, нет, 26.

– Так, если через… – Аля посмотрела на часы, – через два часа ты не вернешься, то я, то я не знаю, что делать.

– Ладно, не волнуйся и не будь сама пессимисткой, – Сашка чмокнула Алину в щеку и закрыла за собой дверь.

Так как с вокзала она не могла сразу доехать до Заводского, то она решила проехать через Сенной рынок, откуда ходили автобусы в этот район, а заодно заглянуть к Ксюше, на тот случай, если она уже вернулась домой. Но, доехав до Оксаны, она с сожалением обнаружила, что ее все еще нет.

На улице уже начинало смеркаться, Саша стала волноваться, что впотьмах она не сможет найти нужный дом. Автобус довез ее довольно быстро до нужного места, какая-то добрая бабушка подсказала ей правильное название улицы и да же объяснила, как пройти к интересующему ее дому. Александра быстро добралась до пустыря, который был перед домом номер 12.

Было еще не совсем темно, и она решила обойти пустырь, а уж потом идти в дом. На другой стороне Саша заметила что-то похожее на свалку и направилась туда. Когда она подошла к этому месту, то увидела груду старого хлама. Постояв немного возле него, она собралась идти в дом, но тут до нее долетел слабый стон.

– Кто здесь? – Саша стала снова обходить свалку, пытаясь найти, откуда доносились стоны. Но, ничего не увидев, она решила, что ей просто показалось, и никто не стонал.

– Что за чертовщина, – сказала она и направилась прочь, но тут ей еще более отчетливо, чем в прошлый раз, послышался стон.

– Ксюша, это ты? – почему-то спросила Саша, надеясь, что ей все это просто мерещиться. Но все же подошла к какому-то ящику откуда, как ей казалось, доносился стон. Она попыталась открыть дверцу этого шкафа, но та отвалилась, едва Саша дотронулась до нее. Александра отскочила от ужаса – там лежала Оксана.

– Ксюха, ты жива? – и она стала осторожно доставать подругу из ящика. – С тобой все в порядке, Оксана? Очнись…

– Саша, – чуть внятно произнесла она.

Но да же этот шепот обрадовал ее подругу, которая уже не надеялась найти ее живой. Вытащив ее наружу, Александра бегло осмотрела Ксюшу и, убедившись, что у нее нет переломов, поставила на ноги. Второй раз за день она пожалела о том, что не взяла машину, сейчас она была ей просто необходима.

– Ксюш, что с тобой случилось? – ласково спросила она подругу.

– Я не помню. Саша, отвези меня домой, у меня голова раскалывается.

– Да тебя же по ней ударили, – заявила она, осмотрев ее голову – на волосах у подруги была запекшаяся кровь.

– Поехали домой, только я не знаю, пустят ли нас в таком виде в автобус.

Но так как другого выхода у них не было, то они пошли на остановку, Саша повязала ей на голову свой платок, прикрыв им рану и кровь. Доехали они, на удивление, без приключений, и уже через час были у Алины. По дороге Саша старалась не расспрашивать подругу о том, что с ней случилось, боясь, что та в любой момент может потерять сознание.

ГЛАВА 7

Подруги, как и в старые времена, собрались у Катерины. Оксану отмыли, намазали рану йодом и стали отпаивать кофе. Подруги решили, что если через пару часов Ксюше станет легче, то они все же поедут в клинику к Лорке. Андрюшу отвели к Катерининым родителям, девчонки знали, что после долгой разлуки они проболтают всю ночь. Пока Ксюха приходила в себя, Катя рассказывала подругам, как тяжело было ей сидеть за решеткой.

– Катя, ты там совсем похудела, – сказала Алина, оглядев ее с ног до головы.

Майорова не могла оставить это замечание без внимания и стремглав бросилась к зеркалу.

– Ты правда так думаешь? Сколько я диет перепробовала, а все бестолку, а посидела неделю на казенной параше и… Правда похудела, да?

– Ладно вам девчонки из пустого в порожнее переливать, – перебила их Александра. – Ксюха почти оклемалась, собирайтесь, едем к Ларисе, по дороге успеете наговориться, хотя нам сейчас не до этого.

– Оксана точно в состоянии ехать? – забеспокоилась Катя, которая чувствовала вину за собой из-за случившегося с ее подругой. – Может, ей лучше остаться у меня?

– Нет, поедем все, – ответила Саша, которая, казалось, сегодня взяла бразды правления в свои руки.

Алина, на всякий случай, забинтовала подруги голову и надела на нее одну из Катькиных шляпок. Девчонки решили взять машину Катерины, но вести ее должна была Александра, иначе они и до утра не доберутся до Лоркиной клиники. Подруги накинули куртки, Катя, у которой, наконец, появилось хорошее настроение, весело пошутила: «По коням».

Саша не спеша вывела машину из гаража, по городу они ехали молча, словно боялись, что кто-то может услышать их разговор, и это может им повредить. Когда же они наконец выехали за черту населенного пункта, то Оксана рассказала подругам, что с ней случилось. Правда, помнила она не много, только то, что когда она стукнула по двери, та открылась, и после этого Ксюха вошла в квартиру. Александра, естественно, отчитала ее за беспечность и сказала, что ей нельзя доверять такие задачи. Подруг озадачило то обстоятельство, что по всей квартире Колесниковой валялись шприцы. Алина переспросила Ксюшу, действительно ли она их видела, или это просто ей показалось, когда у нее закружилась голова.

На этот раз Катя слушала подруг не перебивая. Она была тронута до слез, что девчонки так усердно старались ей помочь вырваться из-за решетки.

– Девчонки, я так вам признательна, если бы меня выпустили чуть раньше, то тебе не пришлось бы ехать в Заводской и получать по голове.

– А почему тебя выпустили? – поинтересовалась Ксюша.

– У них появилась новая подозреваемая. Единственное, что мне удалось узнать о ней, это то, что она из моей группы.

Алина с Сашей переглянулись, им в голову пришла одна и та же мысль.

– Это, случаем, не Ольга Бодрова? – спросила Аля у Кати.

– Да-да, точно, мне отец сказал, а я и забыла.

– Теперь они от тебя отстанут, да, Кать?

– Не знаю, Ксеня, они еще и сами не выяснили, действительно ли это она убила Юру.

Подруги заметили, как изменилось выражение ее лица при упоминании убитого друга. Они замолчали, сопереживая ее потере, хоть они и не знали Толмачева, да и Катя была мало с ним знакома, но понимали, что подруге тяжело вспоминать об этом.

Когда подруги подъехали к клинике, на улице уже стало совсем темно. Саше долго пришлось разговаривать с охранником, чтобы он разрешил им проехать на территорию лечебницы. Согласился он только тогда, когда Катерина обещала ему отогнать машину к сторожевой будке. Подруги решили не терять зря времени и пошли к Ларисе, оставив Катю наедине с охранником, который собрался показать ей дорогу. Когда они наконец вошли в помещение, то на встречу им, как обычно, вышла медсестра, которая сразу узнала Алину. Не задавая вопросов, она проводила их в зал и отправилась звать Лорку. Через несколько минут она вернулась, а следом за ней шла ее пациентка, их подруга.

– Я думала, вы обо мне забыли.

Девчонки посмотрели на Ларису, она не много поправилась и выглядела гораздо лучше, чем в их прошлый визит. Медсестра, как всегда, села на свое кресло в конце комнаты и стала слушать, о чем говорят подруги. Те же, в свою очередь, не торопились выкладывать последние события. Они решили ничего не говорить про Катю, пока та сама не зайдет – им было интересно посмотреть на реакцию Лорки. Минут пять они вели непринужденную беседу, расспрашивая о том, как ее лечат, что дают, но медсестра сделала им замечание, сказав, что это медицинская тайна. Лорка пару раз пыталась узнать, как дела у Майоровой, но девчонки старательно обходили эту тему.

В этот момент в зал вошла Катя, которая не знала, что ее приезд остается тайной для Ларисы.

– Катька, ты здесь откуда, я думала, ты в тюрьме! – воскликнула удивленная Лариса и поднялась ей навстречу. Но ей на встречу шла не только Лорка, но и медсестра, которая вдруг стала бледной, как мел.

– Ты здесь откуда? – спросила она Катерину.

Катька опешила от такого вопроса, она не могла понять, что так поразило медсестру.

– А вам, собственно говоря, какое дело?

– Я имела ввиду то, что ваши подруги давно здесь, а вы почему-то пришли одна и без сопровождения персонала, – попыталась объяснить она.

Майорова оглядела ее с ног до головы, поражаясь наглости здешних медсестер. Но ей сейчас не хотелось спорить с незнакомым человеком, она была слишком рада встрече с подругами.

Девчонки проболтали не меньше часа, но только Лариска заметила, что все это время медсестра не сводила глаз с Катерины. Ксюша сняла шляпу и показала Лоре свою рану.

– Как ты думаешь, кто тебя ударил? – спросила она у пострадавшей подруги.

– Наверное, эта самая Колесникова, кто же еще мог войти в ее квартиру? Ведь я прикрыла за собой дверь, да и кому бы еще я могла помешать.

Лариса задумалась. Хоть она и не считала себя заядлой наркоманкой, но все же частенько бывала в подобных притонах, а эта квартира, по всей видимости, была именно притоном, и поэтому знала, что в таких местах обычно собирается куча народа. Это значило, что ударить Ксюшу мог кто угодно. Она прокрутила в памяти всех своих знакомых, употребляющих наркотики, но так и не смогла вспомнить, знает ли она Колесникову. Впрочем, подумав немного, она окончательно решила, что не знакома с этой девушкой.

– Я думаю, что вам все же стоит кое-что выяснить про эту Колесникову, – сделала предложение Лариса.

– Да зачем нам теперь ввязываться в это дело, прокуратура уже нашла подозреваемую, – отмахнулась Катерина.

– А ты не боишься, что эта подозреваемая так же виновата в убийстве, как и ты? – задала вполне логичный вопрос Алина. – И когда в прокуратуре выяснят это, то, вероятнее всего, они вернуться к твоей кандидатуре.

Катя задумчиво посмотрела на подруг. Безусловно, в словах Алины был смысл. Но она больше не хотела вспоминать об убийстве, с нее достаточно вопросов.

– Почему ты думаешь, что эта новая не убийца?

– Да хотя бы потому, что она с самого начала пыталась нам помочь, – ответила Аля.

– Не поняла, объясни.

– А как, ты думаешь, мы узнавали о бывших подружках твоего знакомого? Именно через нее.

Пока девчонки спорили, Лорка не сводила глаз с медсестры, которая, в свою очередь, старалась не пропустить ни единого слова. Удивило ее и то, что она не разгоняет ее подруг, как это было раньше, хоть они сидят здесь больше часа.

– Ой, Лора, нам пора, мы к тебе на днях заедем, – спохватились девчонки и поднялись с мест.

– Да я через пару дней сама выйду, так что уж как-нибудь свидимся.

Тут с кресла подорвалась медсестра, которая, казалось, совсем забыла о их присутствии. Подруги Лоры уже вышли, и они остались наедине.

– Ты что-то имеешь против Катьки? – внезапно спросила она медсестру.

– Что? – смешалась она, но тут же взяла себя в руки. – Мне нет никакого дела до ваших подруг, а вам пора в палату, – с этими словами она закрыла за пациенткой дверь и пошла в свой кабинет.

***

На обратной дороге девчонки горячо спорили, обсуждая как визит к Лорке, так и то, могла ли Бодрова убить своего друга. Все сводилось к тому, что они практически ничего не знали о том, что же известно прокуратуре и почему они вообще арестовали Ольгу. Катерина настаивала на том, что это именно та девушка убила ее друга, Алина придерживалась противоположной точки зрения. Ксюша внимательно слушала девчонок, но, в конце-концов, не выдержала и высказала свое мнение:

– А я думаю, что убийца – Колесникова, которая мне по голове съездила.

Этим заявлением она просто ошарашила подруг. От неожиданности они даже замолчали на несколько минут.

– Что вы так удивляетесь, почему она, по-вашему, меня ударила, да еще оттащила на свалку?

Девчонки недоуменно посмотрели на нее. До сих пор они не придавали этому обстоятельству особого значения.

– А ведь она права, – поддержала ее Саша, – хотя, конечно, наркоманы не способны хорошо рассуждать.

– Ну не скажи, иногда на них снисходит озарение, и они могут мыслить куда лучше нас, нормальных людей.

– Постойте, – прервала их Александра и даже остановила машину у обочины, – мы зациклились на том, что Колесникова наркоманка. Может, она просто продает наркотики, в ее квартире постоянно ошиваются наркоши, но сама она не наркоманка?

– Допустим, – ответила ей Катя, – но я все же не понимаю, почему убийцей должна быть она.

Подруги переглянулись, пришло время обо всем рассказать Майоровой, она должна, наконец, узнать, каким человеком был ее Юра. И эту задачу взяла на себя Алина, которая знала больше других девчонок. Когда она рассказала ей про Стоянову, то Катька не поверила в это. Ее сомнения еще больше увеличились, когда стало ясно, что все это ей рассказала Ольга, которая теперь находилась под следствием.

Но на помощь Алине пришла Саша, она рассказала ей о своем разговоре со Стояновой в баре. Катерине не хотелось верить, что она просидела за решеткой из-за такого подлеца, каким оказался ее Юра.

Когда же ей рассказали о том, что ее друг сделал с Колесниковой, то Катька не выдержала, чертыхнулась и закурила.

– Если б знала, что он такой подлец, сама бы его прикончила, а я то о нем переживала, думала, бедный парень…

Разговорившись, подруги не заметили, как подъехали к дому.

– Девчонки, я приглашаю вас к себе, я так соскучилась.

– А уж как мы по тебе скучали, ты не представляешь, – ответила ей Алина.

Катерина отдала им ключ от квартиры, а сама стала загонять машину в гараж. Оставшись наедине с собой, она задумалась над тем, кто же на самом деле убил ее друга. Сидя за решеткой, Катя и не представляла, что у Толмачева было столько врагов, а теперь, после того, как подруги просвятили ее о его жизни, ей казалось, что любая из них могла убить.

Единственное, что оставалось для нее загадкой, – это почему прокуратура так долго считала ее преступницей, ведь стоило копнуть чуть глубже, и сразу появляется огромное количество подозреваемых.

Она постояла возле гаража несколько минут, закурила, пытаясь унять нервную дрожь, ей стало обидно за столь несправедливое отношение к ней в прокуратуре. Катерина вспомнила Дмитрия, своего следователя, на протяжение всей недели он постоянно менял к ней свое отношение, то обращался с ней как с преступницей, то как с совершенно невиновным человеком, а в последний день окончательно на нее разозлился. Она не могла понять, почему с ним происходили такие перемены.

Докурив сигарету, она пошла домой, где ее ждали подруги – верные, преданные девчонки.

– Катя, ты что так долго делала в гараже, мы уж думали, с тобой опять что-то случилось, – обратилась к ней Оксана.

– Да нет, все в порядке, давайте пить кофе, – в очередной раз предложила она и засмеялась – ей давно хотелось сказать эту фразу.

Девчонки прошли на кухню и расселись за столом. Саша заметила нездоровую озабоченность Катерины и поспешила поинтересоваться, что случилось с подругой.

– Ну что могло случиться, Александра, тебе просто показалось, я вполне довольна жизнью.

– Не заговаривай мне зубы, я же вижу, как ты поникла. Ты что, все переживаешь из-за своего друга?

Майорова, видя, что так просто от подруги она не отделается, решила все же поделиться своими переживаниями.

– Ведь вы и сами не верите, что в убийстве виновата Ольга. Если к этому же выводу придут в прокуратуре, то, скорее всего, меня опять посадят, правильно? – закончила она свою мысль со слезами на глазах.

– Кать, успокойся, раз они тебя выпустили, значит, уже не сомневаются в твоей невиновности, иначе не стали бы рисковать, – попыталась подбодрить подругу Ксюша.

– Ты, Ксюх, не права, лучше сейчас подумать об этом, чем когда Катерину опять заметут. Я не думаю, что Ольга станет рассказывать в прокуратуре про бывших подруг Толмачева, а если даже и расскажет, то вряд ли они всерьез займутся ими. Поэтому я предлагаю продолжить наше самостоятельное расследование. А тебе, Катя, нужно позвонить отцу, пусть он выяснит, как там дела у Бодровой.

– Правильно, Алин, а пока давайте еще раз попробуем разобраться в этом деле. Может, вместе мы придем к какому-то новому решению. Допивайте быстрей кофе, пойдем в зал и там все обсудим.

Когда они перешли в другую комнату, то девчонки попросили Катьку пересказать им, как все произошло в тот роковой для нее вечер. Она вздохнула – в который раз она слышала эту просьбу, но ей не приходилось выбирать, и Катя в очередной раз вернулась к прошлым событиям.

– Постойте, девчонки, – вдруг перебила Катин рассказ Ксюша, – мы совсем забыли о телефонном звонке, разве я зря столько улиц оббегала, пытаясь найти автомат, из которого звонили?

– Кать, а тебя никто не мог ревновать к нему? Мы все время думали, что его убили из мести, а что, если из ревности?

Девчонки замолчали – Сашино замечание сбило их с толку. Ведь до этого момента они действительно двигались только в этом направлении, не задумываясь о других вариантах.

– Да ревновать к нему мог кто угодно, он парень видный… был, – задумчиво произнесла она.

– Вот если бы твой муж был дома, то я могла бы предположить, что это он угрохал твоего Толмачева, хотя, с другой стороны, Родика с дивана поднять – это великий труд.

– Алина, ты гений, ревновать могли не только Юрку, но и меня, вот только кто?

– Ну все, Катюх, тебя понесло, ты подумай, кто станет тебя, замужнюю даму, ревновать.

– А если Родик не уехал? – предположила Ксюша.

Подруги недоуменно уставились на нее. Они, конечно, знали, что она способна сморозить какую-нибудь глупость, но чтобы до такой степени…

– Это уж черезчур, – сказала Саша, – зачем бы ему оставаться в Тарасове, а затем убивать Толмачева, о котором он никогда ничего не слышал?

– Действительно, – поддержала ее Алина, – это можно было бы предположить, если бы Катерина уже давно встречалась с Толмачевым, в этом же случае такой вариант абсурден.

– Я так и не поняла, кто же, по-вашему, убийца? – задала Катерина вполне резонный вопрос.

– В общем так, – Саша решила взять инициативу по подведению итогов на себя, – пока останавливаемся на Бодровой, если она не виновата, то нужно будет еще раз наведаться к Колесниковой, правда, по одиночке ходить туда не следует, а там видно будет, может, за это время произойдет что-то необычное, что откроет нам глаза.

На этом девчонки решили разойтись. Сегодня им и так досталось, а завтра они решили снова встретиться у Майоровой, которая должна позвонить отцу и узнать, что происходит в прокуратуре.

***

Как только подруги разошлись, Катерина сразу решила лечь спать, но ей помешал телефонный звонок. Она подняла трубку, но ей никто не ответил. Так за вечер повторялось три-четыре раза, она уже начала волноваться, но тут подумала, что ей пытается дозвониться Родик, но у него не получается. И когда телефон зазвонил в очередной раз, она взяла трубку и закричала:

– Родик, я тебя слушаю, говори.

Но вместо голоса своего мужа она услышала смех, причем смеялась какая-то женщина.

– Кто это? – попыталась выяснить Катя, но трубку снова положили.

Майорова всерьез забеспокоилась – кто мог ей названивать в первом часу ночи? Она села в зале, подключила телефон с определителем номера и стала ждать – ей казалось, что это был не последний звонок. И она не ошиблась. Как только Катя закурила сигарету, то раздалась переливчатая трель звонка. Она не торопилась брать трубку, ожидая, когда на табло высветится номер абонента, но ее план не сработал – номер не определялся. Она нервно затянулась и взяла трубку.

– Я слушаю.

– Забудь про Родика, а то будет хуже, или ты еще это не поняла?

– Кто это говорит? Как вы смеете мне угрожать! – кричала она.

– Не уйдешь от него, сядешь за решетку, – и в трубке зазвучали гудки отбоя.

Катьку трясло от такой наглости – ей еще никогда не угрожали, и, уж тем более, не требовали вернуть ее мужа. Сперва она подумала, что это звонила какая-то соперница. Но потом подумала, откуда ей взяться? Родик всегда был ей верен и до свадьбы у него ничего серьезного не было, во всяком случае, так он говорил.

Кате хотелось с кем-то поделиться, но она не знала, к кому можно пойти, ведь уже ночь, и подруги спят, а будить их из-за своих проблем неудобно. Но и дома сидеть она не могла, боялась нового звонка от незнакомки. Катерина вспомнила, что у Алины сейчас нет никого дома и решила, что подруга простит ей столь поздний визит. Катя быстро собралась, выключила в доме свет и только она стала открывать двери, как снова раздался звонок. Взбешенная, она схватила трубку, но говорить ей не дали:

– Если завтра же не подашь на развод, то Родик все узнает о твоем убитом дружке.

Майорова швырнула трубку и выскочила из квартиры. Сердце бешено колотилось, она поднялась на несколько этажей и стала барабанить в дверь подруги. Через пару минут заспанная Алина открыла дверь:

– Что с тобой случилось, на тебе лица нет?

– Алин, можно, я переночую у тебя?

Подруга отошла от двери, пропуская Катю в квартиру – она впервые видела ее в таком состоянии.

– Заходи в зал, я сейчас принесу тебе что-нибудь выпить, пепельница на столе, – подсказала она подруге, видя, что та ищет сигареты.

Она достала из отцовского бара бутылку джина и налила бокал.

– Выпей, – приказала она, – должно помочь.

Катя поморщилась, но сделала, что ей сказали. Она выкурила пару сигарет, прежде чем смогла что-либо рассказывать. Алина мало что поняла из сбивчивого Катиного рассказа и заставила ее еще несколько раз пересказать случившееся, прежде чем уловила суть.

– Так значит, тебе звонили и угрожали, правильно?

– Да, сказали, что я снова сяду за решетку, если не брошу Родика.

– Жаль, что здесь нет Саши, вместе было бы легче разобраться в этом. Надо было тебе записать этот разговор на пленку, ты сама сейчас половину не помнишь, и поэтому можешь сказать то, чего вовсе не слышала.

– Ты считаешь, что я вру? – возмутилась Катерина. – Да зачем мне это надо!

– Не врешь, да забудь об этом. Подумай лучше, кто мог знать, что ты сидишь, и то, что тебя выпустили, кроме нас, конечно.

Катя задумалась и потянулась за очередной сигаретой.

– Папа, – вяло сказала она.

– Ну ты загнула, я имею в виду женщин, знакомых, кто знал, что ты вышла.

– Следователь, – снова промямлила она.

Алина с укором посмотрела на подругу – она поняла, что сейчас Катерина плохо соображает. От того, что о ее возращении знали отец и следователь не было пользы – зачем им звонить Майоровой. Кроме того, звонила ведь все-таки женщина.

– Кать, ты все же подумай, может, ты перешла дорогу кому-то своей свадьбой, а? – Алина решила попробовать добиться от подруги другим способом.

– Нет, ты же знаешь, как он меня любил, у него никого в это время не было.

– А может, он тебе рассказывал о какой-нибудь несостоявшейся любви?

Майорова снова попыталась вспомнить хоть что-то из жизни мужа, но ей ничего не шло в голову. Во-первых, он редко рассказывал ей о своей прежней жизни, а, во-вторых, ее это не интересовало.

– Ладно, Катерина, ложись спать, может, это просто кто-то баловался, а если эти звонки будут повторятся, то нужно будет принимать какие-то меры. Завтра поговорим с Сашей, может, она что придумает, а пока отдыхай.

Она постелила подруге в зале, а сама пошла в комнату. Алина сама не верила, что этот звонок был обычной шуткой, но другой версии у нее сейчас не было. Единственный, кто мог знать о Катеринином возвращении, так это Ольга, но она сейчас была далеко от телефона.

ГЛАВА 8

Она сидела в своем кабинете и курила, поражаясь своей глупости и несдержанности. Получается, что все она сделала напрасно. Если бы у этих девчонок было немного побольше ума, то они давно бы обо всем догадалась. От этой мысли она чертыхнулась, было бы у нее самой побольше ума, она бы сделала все гораздо лучше и, возможно, уже сейчас отдыхала бы где-нибудь в Америке, но нет ведь, она совершала прокол за проколом, а сначала все шло так гладко, все было по ее плану.

Тут она вспомнила старую, всем известную фразу, что человек, совершивший убийство однажды, не остановится и перед следующим. Она улыбнулась. А что случится, если она просто возьмет и уберет ненужную помеху со своей дороге точно таким же путем? Разве кто-то может ее заподозрить? Но тут же она оставила эту мысль – есть один человек, который сразу все поймет, а ей этого совсем не хотелось.

Она закурила новую сигарету, пытаясь придумать, что же делать дальше. Она уже почти добилась своей цели, и оставлять все незавершенным ей не хотелось. Так как же ей поступить, задавала она себе один и тот же вопрос. Его жена так просто от него не отступится, так что рассчитывать на это не приходиться. Выходит, ее все-таки придется как-то убирать. Остается только решить как.

Вот если бы он остался заграницей еще на пару месяцев, то тайну смерти его жены он уже никогда бы не раскрыл. Но скоро он вернется, и она уже не успевает ничего сделать, хотя попробовать, конечно, можно. В крайнем случае она ничего не потеряет, но и не приобретет, а это ее не устраивало.

Она вышла из своего кабинета и украдкой пробралась в соседний. Там она подошла к шкафчику, где стоял пузырек с заветной жидкостью. Постояв так несколько минут, она вернулась в свой кабинет и снова задумалась. Выключила свет и уставилась за окно – в нескольких метрах отсюда было старое кладбище, ей говорили, что раньше здесь хоронили самоубийц. Решение стояло перед ее глазами, нужно обставить все так, словно это было не убийство, а самый натуральный суицид.

Она поругала себя за то, что эта мысль сразу не пришла ей в голову, тогда можно было бы не идти на первое преступление. Хотя его можно считать пробным шагом, теперь она будет знать, что не нужно делать и как лучше запутать следствие. Хорошо бы при этом подставить ее подруг – она ненавидела и их, хотя сама не знала за что.

Правда, и в этом случае были свои трудности – ей придется как-то втираться в доверие, чтобы проникнуть в ее квартиру, иначе она не сможет провернуть свой план. С молодым человеком все было гораздо проще – на ее счастье, он был весьма любвеобильным и без особых опасений пустил ее в дом. Все оказалось так просто, надо было только подбросить ампулу, она до этого не додумалась. Зато сейчас у нее появится такая возможность – если она убьет ее, то заодно и подбросит ей этот флакончик, и в прокуратуре не останется сомнений, что она совершила убийство, а потом не выдержала угрызений совести и покончила жизнь самоубийством. Чтобы осуществить это, оставалось только познакомиться с ней.

– Черт, – выругалась она, – у меня на это совсем нет времени.

Она снова закурила. Пора ложиться спать, а ей лезут в голову бесполезные идеи, которые практически невозможно осуществить.

– Все же стоит попробовать, – решила она и пошла спать.

***

Утром Алина разбудила Катерину и отправила ее домой, пообещав, что через час она зайдет к ней вместе с Сашей. Катя была все еще перепугана вчерашними событиями и ни в какую не хотела идти домой, но видя, что подруга не отступится, она смирилась и пошла в свою квартиру.

Первым делом она выключила телефон и даже убрала его в шкаф, будто он мог самостоятельно зазвонить. Катя ходила по комнатам, не зная, чем ей сегодня заняться. Она посмотрела на свадебную фотографию, стоявшую рядом с ее кроватью, и решила посмотреть кассету ее бракосочетания, надеясь отвлечься. Но потом передумала, взяла свой альбом и тоже отложила его в сторону – у нее не хватало терпения сидеть на одном месте. Катя вздрогнула, когда в доме раздался звонок, и чуть не бросилась к шкафу, думая, что звонит телефон, который она выдернула из розетки. Звонок повторился, и Катерина поняла, что звонили в дверь.

– Девчонки, привет, – обрадовалась она подругам, когда открыла дверь.

– Привет, Катюш, – сказала ей Саша, и они зашли в квартиру.

– Ну, рассказывай, что с тобой опять приключилось.

И Майорова поведала ей о ночных угрозах. После этого Александра достала телефон из шкафа, подключила его, усадила Катю на диван и стала давать ей указания:

– Во-первых, когда в следующий раз тебе позвонят, включай пленку и записывай эти угрозы, или что там будут тебе говорить. Во-вторых, старайся как можно дольше держать ее на связи – возможно, номер все же определится. А, в-третьих, перестань ее бояться, понятно? Может, она больше и не будет звонить.

– Легко тебе говорить, а каково мне слушать ее угрозы!

– Катя, успокойся, ну что она может тебе сделать? Поугрожает и перестанет.

– Она сказала, что если я не разведусь с Родиком, то опять сяду за решетку.

– Да, не мешало бы узнать, кто тебе звонил. Это даже больше похоже на предупреждение, чем на угрозу, но как она может повлиять на то, что ты снова сядешь, мне это не понятно.

– А вдруг она захочет меня убить? – предположила Катерина.

– Ну и глупости ты говоришь с утра, зачем ей это нужно?

– Как же зачем, она ведь хочет отобрать моего мужа!

Саша и сама подумала о такой возможности, но не хотела этим пугать подругу, которая и без того умирала со страха.

– Ты, дорогая, посиди немного дома или, еще лучше, пройдись по магазинам. Да, и не пускай в дом никого незнакомого, я уверена, что ничего не случится.

Майоровой очень понравилась идея отправиться по магазинам. Она даже предложила девчонкам поехать с ней, но они отказались – Алине нужно было идти на работу, а Саше просто не хотелось уходить из дома. Они подождали, когда Катя соберется, и проводили ее до гаража. После отъезда подруги они поднялись к Алине – им хотелось поговорить. В этих звонках действительно было что-то необычное.

– Как ты думаешь, кто мог звонить Катерине? – спросила Саша подругу. – Тебе не кажутся эти звонки подозрительными?

– Удивительно то, что ей звонили именно в тот день, когда она вышла из СИЗО. Значит, звонил тот, кто знал о том, что она сидела. Кстати, звонившая спросила ее: «Разве она еще не поняла, что будет хуже, если она не отступиться от Родика».

– Что ты этим хочешь сказать?

– Я сама толком еще ничего не понимаю, но ясно одно – этой женщине нужен Катин муж. Вопрос в том, почему именно сейчас, когда он уехал заграницу? Я думаю, звонила какая-то соперница, и еще не ясно, насколько она серьезная противница. Может, ей просто понравился Родик, и она решила запугать его жену, чтобы побыстрее перебраться в его кроватку. Не исключено, что у нее довольно серьезные планы, причем небезосновательные.

– В каком смысле? Я что-то не совсем улавливаю ход твоих мыслей.

– Понимаешь, Саша, мы же не знаем, как раньше жил Родик. Может, у него до Кати была подруга, которая рассчитывала на то, что он на ней женится, а тут наша Катюша перешла ей дорогу.

– Но почему она спохватилась только сейчас?

– Ну, это уж я не знаю. Может быть она уезжала из Тарасова, а, может, в больнице лежала, например, как подруга Толмачева.

– Ты хочешь сказать, что это Стоянова звонила? – Саша вся напряглась, ожидая ответа.

– Да при чем здесь она, я сомневаюсь, что она была знакома с Родиком, и зачем ей угрожать Катерине?

Александра замолчала, боясь задавать новые вопросы – она до сих пор не могла забыть историю этой девушки, которая так сильно перекликалась с ее собственной.

Алина закурила и помолчала несколько минут, видя озадаченность подруги, но тут она поняла, что Саша, возможно, нашла правильное решение.

– Слушай, а что, если девушка, звонившая Катерине, связана и с Толмачевым и с Родиком?

– Как это может быть? – недоуменно спросила она.

– А то! Ты что, не знаешь, как это бывает? Сначала познакомилась с одним, а потом с другим.

– Я все равно не понимаю, к чему ты клонишь.

– Да если честно, то я и сама еще ничего не понимаю. Возможно, у нашей незнакомки был роман с Катиным мужем, который по каким-то обстоятельствам прервался. А потом она встречалась с Толмачевым, с которым у нее тоже ничего не вышло. Тогда, конечно же, Катя получается козлом отпущения, понимаешь? За Родика она выходит замуж, с Юркой у нее тоже роман, то есть она при делах, а та ни при чем. И она решила отомстить Катерине или хотя бы просто ее запугать своими угрозами.

– По-моему, угрозы были вполне реальными, и требования тоже. Ведь она сказала Катьке, чтобы та немедленно подала на развод, иначе сядет за решетку.

– Да, вот если бы она просто кричала ей в телефон, что-то вроде «я тебя ненавижу» или «убирайся», то можно было бы не волноваться, а так…

– Постой-постой, помнишь, Алин, ведь следствие установило, что в доме Толмачева была какая-то женщина незадолго до убийства. Мы думали, что это она и убила его. Что, если мы правы, но только убийцей была не Бодрова, как думает прокуратура, а именно эта незнакомка?

– А ты не слишком загнула? Зачем ей убивать Толмачева только потому, что он не стал с ней встречаться? Что-то уж слишком натянуто.

– Может, ты и права… Ладно, давай забудем об этом, кто знает, возможно, этот звонок был обычной шуткой, а мы развели тут демагогию. Расскажи лучше, как у тебя дела.

***

После обеда Катерина вернулась домой. Она немного развеялась и была вполне довольна сделанными покупками. Войдя в квартиру, она с насмешкой посмотрела на телефон.

– Звони сколько влезет, я тебя больше не боюсь, – заявила она, обращаясь не то к телефону, не то к тому, кто мог ей позвонить.

Катя полюбовалась на свое новое платье, сегодняшний день она провела не зря. Она снова посмотрела на телефон, ожидая звонка с новыми угрозами, но вместо этого вспомнила, что должна была позвонить отцу, попросить его узнать, есть ли новая информация в прокуратуре. Майорова так и сделала, отец обещал ей перезвонить через часок другой, он решил сам съездить в прокуратуру и все узнать.

Ей захотелось пойти пока к подругам, но она вспомнила, что их нет дома. Ехать к Оксане тоже не хотелось – на улице сегодня моросил дождь, везде была грязь. Катя уже и так загадила свою машину, пока объезжала магазины.

– Вот бы Ксюха сама пришла, – сказала она вслух, потому что не любила, когда в квартире было тихо. – И Лорка, как назло, лежит в клинике, а то бы обязательно зашла рассказать про своего очередного ухажера.

Она налила себе кофе, достала сигарету и закурила. Сейчас ей не хотелось ни о чем думать – сессия в Академии подходила к концу, и ей опять придется сдавать экзамены с помощью отца. Правда, после того, что с ней случилось, она бы и сама не решилась прийти в Академию. Воспоминания снова нахлынули на нее. Не смотря на то, что подруги рассказали ей про Юрку, она так и не могла забыть про него.

Катя не заметила, как пролетело время. В дверь позвонили, на этот раз пришел ее отец. Обменявшись приветствиями, он прошел в комнату.

– Садись, я только что из прокуратуры, они собирались тебя сегодня вызвать…

– Зачем, что им опять от меня нужно?

– Не перебивай, а то я забуду все, что узнал. Тебя, кажется, выпустили потому, что нашли другую подозреваемую, – он вопросительно посмотрел на дочь.

Катерина утвердительно кивнула головой, после чего отец продолжил:

– Так вот, сегодня ее выпустили, – и он замолчал, ожидая реакции Катерины на это заявление, но вместо того, чтобы задавать вопросы, она просто заплакала.

– Значит, меня снова посадят?

Ему пришлось успокаивать дочь, и на это у него ушло не меньше пяти минут. После этого Катин отец решил, что рассказывать дочери некоторые подробности беседы с прокурором не стоит.

– Катя, ее посадили, потому что нашли в ее доме пузырек с веществом, подобным тому, с помощью которого убили твоего друга, но экспертиза показала, что это различные вещества. Зато они установили, что именно Ольга была у него перед твоим приходом, но она ушла гораздо раньше, чем он умер, а значит, она не могла его убить. Ты бы дочка, подумала, может, ты кого видела рядом с его домом. Я так понимаю, что у Толмачева в тот день побывало не меньше трех человек: Бодрова, ты и, по всей видимости, убийца.

– А в прокуратуре тоже так считают, что был еще кто-то третий, или они продолжают думать, что это я его убила? – всхлипывая, спросила Катерина.

– Конечно, ведь они же тебя выпустили, к тому же у них нет никаких улик против тебя. Так что сиди и не волнуйся.

– Пап, а что они теперь делать будут, ведь кто-то же убил Юрку?

– Говорят, что пока у них на примете никого нет, но я думаю, что скоро все прояснится.

Отец заметил, что Катерину что-то мучит, она хочет спросить, но, по-всей видимости, не знает, с чего начать. Он пристально посмотрел на дочь, давая понять, что ждет от нее объяснений. Катя поняла его взгляд и решила все-таки рассказать о том, что ее тревожит.

– Скоро приезжает Родик, – она помолчала и продолжила, – я не хочу, чтобы он узнал о случившемся. Ведь если он решит разводиться, то я могу не получить причитающейся мне половины имущества. Если, конечно, он сможет доказать, что я ему изменила, – немного помолчав, добавила Катерина.

– Так вот почему ты не хотела сообщать мне, что тебя забрали в СИЗО? Боялась, что я расскажу обо всем Родику? – и он потрепал ее за щеку. – Глупая ты моя, я всегда буду на твоей стороне. Когда твой муж возвращается?

– Примерно через пару недель.

– Ну, будем надеяться, что к этому времени все выяснится и он ни о чем не узнает. К тому же что он может доказать? Я так понял, что между вами ничего не было.

– Да, но если Родик наймет адвокатов, то они смогут обставить дело так, будто это я, а ни кто-то другой была в постели с Юркой, – и она опять чуть не расплакалась.

Отец просидел у Катерины до вечера, они обсуждали, что можно сделать, чтобы ее муж вообще ничего не узнал. Майоровой стало намного спокойней после беседы с отцом. Она поняла, что у нее есть очень мощная поддержка, и снова почувствовала маленькой девочкой, которую взял под крылышко ее добрый родитель.

***

На сегодняшний день она отпросилась с работы – ей предстояло выполнить много дел, откладывать которые дальше она не могла. Все утро она провела в размышлениях – ей не терпелось осуществить свой план, но он был еще слишком несовершенен. Нужно все тщательно обдумать, а это можно сделать только в спокойной обстановке.

Она решила поехать в городской парк, в это время года там практически не бывает народа, а, значит, ей никто не будет мешать. Она купила пару гамбургеров, предвидя то, что проведет в парке довольно много времени.

В горпарке, как она и предполагала, людей не было. Побродив немного по аллеям, возле старой сцены, под навесом, она нашла сухую лавочку.

Для осуществления ее плана ей необходимо было попасть в квартиру ее жертвы. Для этого, конечно же, нужен предлог, а использовать старый уже нельзя – нет уверенности, что с ней захотят общаться. Ей ничего не приходило в голову, и она закурила.

– Думай, думай, думай, – сказала она сама себе.

Конечно, она могла сказать, что с ее подругой что-то случилось и под этим предлогом войти в дом, но она не хотела, чтобы ее узнали. В этом случае ее могут запомнить соседи, а вот это совсем не нужно. Что ж, придется как-то изменить свою внешность. Если бы на дворе было лето, то все было бы гораздо проще: надела солнечные очки, и ты уже другой человек, но сейчас, в дождь, это могло вызвать подозрение. Вполне возможно, с такой странной девицей вообще не захотят разговаривать.

«Да ведь можно представиться, что я сотрудница ее мужа. Разве она знает его секретарш и других подчиненных?» – подумала она и поняла, что первую проблему она решила. Под таким предлогом можно проникнуть куда угодно. Главное, не нарваться на ее подруг, а как она поняла, они постоянно торчат у нее дома, это тоже представляло определенный риск. Самое безопасное время суток – это ночь, но она вряд ли откроет ей дверь. К тому же какая-нибудь любопытная бабка может увидеть ее и потом обязательно расскажет об этом в милиции.

«Мало того, что эти чертовы подруги не работают, так еще и таскаются по гостям», – с досадой подумала она. На мгновение ей показалось, что как только она находит выход из одной ситуации, так появляется новое, практически непреодолимое препятствие.

Она подумала, что единственный выход – если она возьмет отпуск или вообще уволится и станет наблюдать за домом своей соперницы, выжидать удобного момента. Когда-никогда, подруги уйдут, и она сразу отправится к ней. Оставалось решить только одну проблему – откуда она сможет наблюдать за ее квартирой и оставаться незамеченной.

Она решила обдумать это после, потому что у нее совсем не оставалось времени, пора была действовать. «Война, а планы подождут», – вспомнила она фразу. Докурив сигарету, она ушла из парка и решила пойти в магазин, чтобы купить необходимые для маскировки вещи. Побродив по магазинам, она поняла, что такая покупка ей не по карману, и решила поехать на привокзальный рынок, где можно купить все необходимое гораздо дешевле. Она уже почти дошла до остановки, как вдруг увидела выходящую из машины ненавистную ей девушку. Та посмотрела на нее и, не узнав, прошла мимо.

У нее замерло сердце – она не ожидала, что будет неузнанной, ведь они виделись не один раз, причем последний раз их встреча была вчера. Ее ненависть возрастала с каждой минутой – ее соперница прошла всего в нескольких метрах от нее и даже не заметила ее, она была слишком великой для какой-то там… Она не стала продолжать свои размышления, успокоив себя тем, что, возможно, уже завтра она избавится от нее. С этой мыслью она зашла в троллейбус и поехала на вокзал – нужно поскорей сделать покупки и постараться закончить все как можно быстрее.

ГЛАВА 9

Утром Катерине позвонила Алина и предложила поехать вечером к Лорке в клинику. Катя согласилась и сказала, что в обед съездит к Оксане и возьмет ее с собой. После того, как они поговорили с подругой, к Майоровой зашла Александра, узнать, не звонили ли ей еще раз, на что получила отрицательный ответ. Сашка заметила, что Катя уже совсем успокоилась, и выглядела довольно хорошо, не смотря на то, что всего пару дней назад ее выпустили из СИЗО.

Она передела подруге предложение Алины навестить Ларису, и та одобрила его, правда, Саша сама собиралась поехать к Ксюше, и поэтому решила привезти ее к Кате вечером. Александра ушла, и Майорова опять осталась одна. Она вспомнила вчерашний разговор с отцом – Бодрову выпустили… От мысли, что ее опять могут посадить, у Катерины по телу пошла нервная дрожь. Катя закурила, пытаясь отогнать от себя грустные мысли, и пошла за очередной чашкой кофе. На полпути к кухне ее остановил телефонный звонок – она подумала, что сейчас снова посыпятся угрозы, но вместо этого услышала щелчок в трубке, после чего оттуда донеся голос ее мужа.

Катя говорила с ним не меньше десяти минут. «Должно быть, кругленькую сумму он отдаст за этот разговор», – подумала она, положив трубку. Она еще не знала, радоваться или огорчаться от услышанных новостей. Закурив, она решила продолжить свой путь на кухню, но ей в очередной раз помешали – на этот раз звонили в дверь.

Майорова открыла дверь – на пороге стояла высокая девушка с роскошными пепельными волосами.

– Вы к кому? – спросила обомлевшая Катя, которая всегда мечтала иметь такую шевелюру.

– Здравствуйте, вы, наверное, Катя? – поинтересовалась незнакомка и вопросительно посмотрела на Катерину.

– Да, – ответила она, не понимая, что может быть нужно от нее этой девушке.

– Я Павлютина Татьяна, из фирмы вашего мужа, – наконец представилась она и застыла в ожидании.

– А … его нет дома, – сказала Катя и поняла, что сморозила глупость – на работе мужа и без нее знают о его отъезде. Она шире распахнула дверь и пригласила Татьяну зайти.

– Я вообще-то ненадолго, – сказала она и прошла в квартиру, осматриваясь по сторонам, – вы одна?

– Да… – ответила Катя, хотя и не поняла, какое это имеет значение. Она прошла вслед за незваной гостьей на кухню.

– Кофе будете? – поинтересовалась Катерина, не зная, как себя вести в такой ситуации.

– Да, не откажусь, на улице так холодно, а я еще прождала троллейбус, чтобы к вам доехать.

Катя включила кофеварку, достала из холодильника сыр и колбасу.

– А вы по какому поводу ко мне пришли? – не выдержала она и поинтересовалась у своей гостьи.

Девушка, немного замешкалась, словно подбирая нужный ответ, но, по-всей видимости, так и не найдя подходящего объяснения своему присутствию, промолчала, игнорируя вопрос хозяйки.

– Хорошо у вас здесь, – наконец промолвила она, оглядев кухню.

– Да, не жалуемся, – Катя разлила кофе по чашкам, сделала бутерброды и подала все на стол.

– Ой, а мне сегодня Родик звонил, – вспомнила Майорова, – он сказал, что задержится еще на пару месяцев.

– Что значит задержится? – недоуменно переспросила Татьяна – в ее планы это обстоятельство явно не входило.

Катя тупо уставилась на нее, она все еще не поняла, зачем Татьяна к ней пришла, ведь Майорова абсолютно ничего не знала о делах своего мужа и вряд ли могла чем-то помочь.

– А он разве не звонил на работу? – спросила Катерина.

– Наверное, еще не успел, – и гостья в очередной раз решила перевести тему в другое русло:

– Погода сегодня просто ужасная.

Катя кивнула в знак согласия и хотела забрать сумочку Татьяны, чтобы она ей не мешалась за столом, но та наотрез отказалась выпускать ее из рук.

– Таня, если вы рассчитываете, что я смогу вам чем-то помочь, то зря на это надеетесь – я не посвящена в дела своего мужа, – Катерина решила взять быка за рога и поскорее избавиться от странной гостьи.

Но Татьяна не успела ей ничего ответить, так как в дверь снова позвонили.

– О, девчонки, вы здесь откуда? – поинтересовалась Катя, открыв дверь и увидев на пороге Сашу и Оксану, – проходите в зал, я сейчас к вам приду.

– У тебя кто-то есть? – спросила Ксюша, – опять какой-нибудь парень?

– Тихо, – зашипела на нее Катерина, – это не то, о чем ты думаешь, – и она дала легкий подзатыльник своей подруге.

– Саша, ты же сказала, что приедешь ко мне вечером, мы сейчас едем к Лорке?

– У тебя гости надолго? – ответила она вопросом на вопрос.

– Да я сегодня добьюсь хоть одного вразумительного ответа, – взбесилась она и закурила, – выкладывайте, с чем приехали.

Татьяна все еще сидела на кухне. По голосам, доносившимся до нее из комнаты, она поняла, что к Майоровой пришли подруги, а значит, ей сейчас лучше всего уйти. Она взяла свой кофе, вылила его в раковину и помыла чашку, затем взяла свою сумку, заглянула в нее, убедившись, что содержимое не выпало, и осторожно направилась в коридор. Она уже успела надеть ботинки, когда из зала появилась Катя.

– Вы уже уходите? – удивленно спросила она Татьяну.

Та кивнула головой, сняла куртку с вешалки и открыла дверь.

– Я к вам еще зайду, – сказала она с порога и стала спускаться по лестнице.

– Так вы все же по какому поводу приходили? – опомнилась Катя, но гостья только помахала ей на прощание рукой и скрылась за лестничным пролетом.

– Ты с кем разговариваешь? – Катерина не заметила, как к ней подошла Саша.

– Да я и сама не поняла, с кем я разговаривала, – немного помолчав, ответила Катерина. – Какая-то дамочка приходила с фирмы моего Родика, а зачем приходила, так и не ответила, – задумчиво произнесла она.

– А может, это и была тайная поклонница твоего мужа, – мрачным голосом произнесла Ксюша и засмеялась.

– Хватит дурить, Оксан, ты же знаешь, что Родик мне никогда не изменял. И почему эта девушка обязательно должна быть его любовницей? – с досадой в голосе произнесла она.

– Выкладывайте, с чем пришли? – Катя села на диван и закурила, давая понять своим видом, что не потерпит больше молчания со стороны подруг.

– Мы с Ксюхой решили еще раз съездить в Заводской, к Колесниковой, может, удастся что-то выяснить.

Майорова задумчиво посмотрела на подруг:

– Оксан, тебе что, мало прошлых синяков?

– А это еще одна причина, по которой нам просто необходимо ехать в Заводской, не можем же мы оставить все это просто так. К тому же, раз Бодрову выпустили, вполне возможно, что уже сегодня тебя снова потащат в прокуратуру.

Катя была тронута такой заботой – она не ожидала, что подруги так будут переживать за нее.

– Может, мне стоит поехать с вами? – спросила она Сашу.

– Я не думаю, что ты будешь хорошим помощником, лучше сиди дома. Мы к тебе заехали только чтобы предупредить. Если мы не вернемся к вечеру из заводского, то вы с Алиной поезжайте за нами, мы ведь не знаем, как нас там встретят сегодня, ясно, Катюх?

– Конечно ясно, только за чем вы поедете туда вдвоем, давайте поедем все вместе, – настаивала Катя.

– Да уж, сразу всем табуном, чтобы всех сразу прихлопнули и никто не знал, где нас искать.

Катя задумалась – на самом деле ей не хотелось никуда ехать и она была рада, что подруги не хотят ее брать с собой. Еще и эта не званая гостья совсем выбила ее из колеи.

– Девчонки, может, кофе? – предложила она подругам.

– Нет, мы поехали, – и они пошли в коридор одеваться. – В общем, если нас не будет, – Саша посмотрела на часы, – к трем часам, то вы с Алинкой должны будете ехать туда за нами, договорились?

– Да, ну пока, – она открыла дверь и проводила подруг.

– Ну и денек, – сказала она самой себе, глядя в зеркало, – сначала Родик позвонил, потом какая-то дамочка, потом подруги, кто следующий? – задала она вопрос своему отражению.

***

Татьяна вышла из подъезда и села на лавочку у соседнего дома. Ее план провалился. Мало того, что Родик приезжает через несколько месяцев, так ей еще и Катькины подруги помешали. Хорошо, хоть они пришли рано, а что было бы, если бы она уже начала осуществлять свой план, а они бы в этот момент как раз и заявились. Все это навело ее на мысль, что ее задумка далека от совершенства.

Но, тем не менее, ей повезло – кроме Катерины ее никто не видел, а, значит, она осталась неузнанной. Ее огорчало то обстоятельство, что Родик задерживается за границей еще на пару месяцев – она так надеялась уже в ближайшее время изменить свою жизнь, а теперь все снова возвращается на свои места, и ей придется продолжать работать. К тому же ей придется придумать какой-то другой способ, как избавиться от ненавистной соперницы.

Она закурила и повернулась в сторону Катерининого подъезда – в это время оттуда вышли подруги Майоровой. У Татьяны появилась мысль вернуться к Кате и завершить начатое, но она тут же отмахнулась от этой затеи. Теперь у нее уже не было уверенности, что через пять минут к ней снова не придет кто-нибудь еще. Тогда уж точно ей не удастся уйти незамеченной. Ей необходим новый план действия, к тому же нужно учесть, что Родик приезжает только через несколько месяцев.

***

– Может, надо было взять Катю с собой, а то она все не верит в то, что ее Юра был мерзким типом, – спросила Оксана у Александры, когда они выходили из подъезда.

– Мы еще сами не знаем, что нас там ждет, зачем же мы потащим с собой Катерину.

Ксюша промолчала и направились на остановку. Путь предстоял неблизкий, и Оксана завернула по дороге в киоск купить пару сигарет – на пачку у нее, как всегда, не было денег.

После чего подруги сели в троллейбус и поехали в Заводской.

– Слушай, Саш, а что мы будем делать, когда приедем? – не унималась Ксюша.

– В каком смысле? – не поняла Саша.

– Ну, приедем мы, а они нам опять по голове, – неуверенно объяснила Оксана.

– Не нам, а вам, – она ткнула пальцем в подругу, вспоминая знаменитые пререкания в фильме «Операция „Ы“».

– А вдруг сегодня и тебе достанется, что тогда будет?

– Тьфу, какого черта я тебя с собой взяла, – возмущенно сказала Саша, – может, не будешь всю дорогу ныть?

Оксана почесала голову – ее не прельщала перспектива заработать еще пару шишек, но ей не оставалось ничего другого, как довериться своей подруге.

– Ты только сразу кулаками не начинай махать, как только откроют дверь, – предупредила ее Саша, – таким способом мы точно ничего не добьемся, ясно?

Ксюша промолчала – она вообще смутно представляла, для чего они едут к Колесниковой.

Остальной путь подруги проехали молча, каждая погрузилась в свои размышления. Как только они вышли из троллейбуса, Оксана сразу закурила.

– Хватит нервничать, пошли быстрей, – заторопила ее Саша.

Они подошли к дому, около которого, как и в прошлый раз, никого не было.

– А ведь я до сих пор могла лежать на этом пустыре, – и от этой мысли Ксюша поежилась.

Саша дернула подруга за рукав и потащила в подъезд. Они подошли к нужной двери и прислушались, казалось, что в квартире никого нет. Ксюша нажала на звонок, но дверь не спешили открывать.

– Никого нет, – обрадовано заявила она, – пойдем домой.

Саша покрутила пальцем у виска и нажала на звонок.

– Мы разве для того приезжали, чтобы проверить есть кто дома или нет? Раз никто не отвечает, значит, будем ждать, когда вернется хозяйка.

С этими словами она поднялась по лестнице и села на подоконник, Ксюше ничего не оставалось, кроме как последовать примеру подруги. Она села рядом с Сашей и закурила. Прошло не меньше пятнадцати минут, как вдруг дверь квартиры открылась, и из нее показалась голова девушки. Александра схватила подругу за рукав и оттащила к стене, где их не могла заметить Колесникова. Девушка, услышав шорох, подняла голову и посмотрела на то место, где только что сидели девчонки. Никого не увидев, она вышла из квартиры и собралась закрывать дверь. В это время Сашка, перепрыгивая через две ступеньки, спустилась к ней. От неожиданности у девушки выпали ключи, она хотела сбежать вниз, но Александра схватила ее за руку и запихнула назад в квартиру.

– Ксюша, быстро сюда, – скомандовала она подруге, но та уже стояла у дверей квартиры.

– Что вам нужно, – плаксивым голосом спросила их девушка.

Александра не сочла нужным отвечать на вопросы, решила сама начать допрос.

– Ты здесь живешь, как тебя зовут? – и, не дожидаясь ответа, схватила девушку за подбородок, – только не смей мне врать, ясно?

Сашка боялась двух вещей: во-первых, то что эта девушка не Колесникова, и то, что она может не отвечать на их вопросы, а начать сама их запугивать. За второй момент можно было не переживать – девушка, казалось, была совершенно запуганной и согласна отвечать на любые вопросы. Оставалось только выяснить, кто она.

– Я Марина, а вы от кого? – было заметно, что еще пара резких движений со стороны Саши, и девица расплачется.

– Марина Колесникова? – переспросила ее Оксана.

– Да, – испуганно подтвердила она и посмотрела на Оксану, – я тебя где-то видела?

– Конечно, и не только видела…

Саша наступила ей на ногу, не дав договорить. Подруга обиженно посмотрела на нее, не понимая, почему та закрыла ей рот.

– Я что, должна молчать? – негодующе спросила она у Саши. – Мне значит по голо…, ой, ты что, – закричала она, когда Саша в очередной раз наступила ей на ногу.

Но Саша не обращала внимания на подругу. Она взяла Марину за руку и повела ее в комнату. Включив свет, она увидела старое кресло, куда и толкнула девушку. Александра еще не решила, стоит ли им говорить о том, что в этой квартире Ксюше настучали по голове, или лучше об этом промолчать. Она еще раз посмотрела на Марину. «Вряд ли она сама ударила Оксану, скорее всего, ей кто-то помог, а может, в это время ее вовсе не было дома и она ни о чем не знает», – подумала она.

Но, посмотрев на свою подругу, она поняла, что та долго не продержится и рано или поздно все же заявит свои претензии к Колесниковой. «Лучше сказать об этом сейчас, пока девчонка ничего не соображает. За чем я только взяла с собой эту Ксюху?» – с досадой подумала она.

– Давай, подружка, поговорим по-хорошему, – предложила ей Александра, – я тебе буду задавать вопросы, а ты на них честно будешь отвечать, договорились?

Видя, что у девушки еще не прошел шок, Саша решила сразу перейти к главному вопросу.

– Ты Толмачева Юрку знаешь?

Марина растерялась, не зная, что ответить. Она хотела встать, но Александра пихнула ее назад на кресло и схватила за волосы:

– Мы же договорились, девочка.

– Это было давно, что ему опять от меня нужно?

Сашка чертыхнулась, выходит, что и эта девица не знает о смерти своего бывшего дружка. Но она все же решила пойти дальше в своих расспросах, как знать, возможно, она просто претворяется, делая вид, что ничего не знает.

– Ему от тебя уже ничего не нужно. А вот нам ты еще можешь помочь, поэтому скажи нам, крошка, это ты его прикончила?

– Его что, убили, скажите мне, что с ним? – она не выдержала молчания и вскочила, за что получила еще один удар.

Девушка вновь опустилась на кресло и заплакала, то ли от боли, то ли от огорчения.

– Хватит хныкать, рассказывай, как ты это сделала, – вступила в разговор Оксана, – а заодно скажи, за что ты меня по голове шарахнула, когда я сюда пришла пару дней назад.

– Да что вы ко мне пристали, я никогда ни кого не убивала, и тебя я не трогала!

– Не рассказывай мне сказки, кто, по твоему, меня на этот пустырь притащил? – сказала она, махнув рукой в сторону окна, которое выходило как раз на пустырь.

– Господи, да не трогала я тебя, зачем ты мне нужна!

– Так, детка, либо ты все нам рассказываешь, либо загремишь на всю катушку за наркотики.

Марина сразу замолчала, достала из соей кофты пачку сигарет и закурила. Саша не торопила ее, она видела, что девушка сама готова все рассказать – упоминания о наркотиках подействовали лучше всяких ударов. Ксюша разгребла лежащие на кровати вещи и села, ожидая долгого разговора, но ее подняла Саша.

– Иди закрой дверь, нам посторонние не нужны, тем более, наркоманы, – она сделала акцент на последнем слове и зло посмотрела на Марину.

Ксюша закрыла дверь и вернулась в комнату. Посмотрев на курящую девушку, она решила спросить у нее сигарету. Та протянула ей пачку и, воспользовавшись случаем, спросила:

– Вы из милиции?

– А что, похоже? – поинтересовалась Ксюша.

Саша снова вцепилась в волосы Марины и изо всех сил тряхнула ее.

– Будешь ты сегодня говорить или нет? – и отвесила ей хорошую оплеуху. – Ненавижу наркоманов, от вас ничего не добьешься.

– Я не наркоманка, – попыталась она оправдаться, но тут же закрыла лицо руками, боясь очередного удара. Его не последовало, и она сделала еще одну попытку:

– я не убивала Юрку, с чего вы взяли… – но Саша не дала ей договорить.

– Собирайся, поедем в прокуратуру. Наркотики, убийство, нападение… Как ты думаешь, – обратилась она к Оксане, – на сколько это потянет?

– Да подождите, когда его убили? – умоляюще спросила она.

– Ну, хорошо, сделаем вид, что ты ничего не знаешь. Его убили в октябре, в начале месяца.

– Девчонки, меня же неделю назад выпустили, можете проверить это в милиции, меня за… – она замялась, не решаясь говорить, за что ее задержали. – В общем, я просидела в СИЗО около месяца, а значит, я не могла его убить, правильно?

Сашка облокотилась на стол – более железного алиби нельзя было и придумать. Оксана подошла к Марине, закурила свою последнюю сигарету и, посмотрев на девушку, сказала:

– Мы конечно все проверим, но где уверенность, что пока мы будем выяснять то, что нас интересует, ты не свалишь из города? – Ксюша затянулась и продолжила:

– Или, еще лучше, позовешь своих дружков и разделаешься с нами как в прошлый раз, а?

Марина пристально посмотрела на Оксану и опустила глаза.

– Это не я ударила тебя по голове, – она помолчала, – это был мой знакомый, он принял тебя за другого человека, извини, мы не хотели тебе ничего плохого.

– Ничего себе не хотели, зачем же тогда бросили меня на свалку, по доброте душевной, что ли?

Марина замялась, не зная, что ответить. Александра решила прервать их диалог, от которого все равно не было толку.

– Ладно, деточка, мы, конечно, проверим, действительно ли ты сидела осенью в СИЗО, но если ты решила нас дурачить, то в следующий раз будем разговаривать в прокуратуре, и не надейся, что мы тебя не сможем найти.

– Да не убивала я его, зачем мне это нужно, – сказала Марина и, опустив голову, стала доставать сигарету из пачки. Руки словно перестали ее слушаться, в конце-концов, она вывалила все содержимое на пол и тупо уставившись на разбросанные по полу сигареты, добавила:

– За что его убивать?

– Ладно, Марин, мотив-то у тебя был, и мы об этом знаем, но раз ты говоришь, что сидела в это время, значит, действительно не убивала его.

– Откуда вы знаете про то, что у меня было с Толмачевым? – вскрикнула Колесникова и подняла с пола сигарету. – Я не думала, что он еще и рассказывать всем про это будет.

– Зря думала, по всей видимости, он этим гордился, – ответила ей Оксана. – Ты учти, если что, мы к тебе придем, но уже не одни.

Саша отошла от стола и направилась к двери. Оксана немного отстала от подруги – она хотела пригрозить девушке, что заявит на нее в милицию за избиение.

Александра молча открыла дверь и вышла.

– Смотри, если соврешь, мы обязательно вернемся, – сказала на прощание Ксюша и захлопнула дверь.

ГЛАВА 10

Алина сидела на диване у Катерины и курила.

– Ну зачем ты их отпустила в этот дурацкий Заводской, им что, приключений мало?

– Алин, успокойся, ну они же не дети, сами знают, что делать, я их отговаривала, но они решили ехать. Не нервничай так, они должны скоро вернуться.

Но Милованову эти объяснения не устраивали, и она продолжала нервничать. Как только она узнала, что подруги поехали к Колесниковой, сразу предложила ехать за ними, но Катерина наотрез отказалась. Так что сейчас им ничего не оставалось, кроме как ждать.

Катерине повезло в том, что Алина узнала об этом только после обеда, и рассчитывала на скорый приезд подруг. До трех часов оставалось совсем мало, и Катя предложила выпить кофе. В отличие от Алины, она была в хорошем настроении и не думала о том, что с девчонками может что-нибудь случиться. Она оставила подругу в зале, а сама пошла на кухню делать кофе. Но только она подошла к столу, как раздался телефонный звонок.

– Да, слушаю, – ответила Катерина, но на том конце провода молчали. – Я вас не слышу, – повторила она и повесила трубку, так и не дождавшись ответа.

– Может, это были девчонки, ты зачем повесила трубку, – на звонок вышла Алина.

– Идем пить кофе, хватит переживать, они уже сейчас приедут… наверное, – сказала она, посмотрев на часы, стрелки на которых показывали третий час.

Они прошли на кухню, и Катя разлила кофе.

– А ко мне сегодня приходила какая-то девушка, сказала, что она с фирмы моего Родика, – вспомнила Майорова, – только она так мне и не объяснила, зачем приходила.

– Вечно ты пускаешь в дом кого попало, – сделала ей замечание подруга, – и даже не узнала, что ей было нужно. Всему тебя учить надо, ты хоть документы у нее смотрела?

Катя удивленно подняла брови – такая мысль ей и в голову не пришла.

– Что ж я, у каждого входящего буду документы проверять? Зачем бы она врать стала?

– Может, она вообще из налоговой была, а?

Но их разговор прервал звонок в дверь. Катя радостно побежала к дверям.

– Девчонки, я так и думала, что это вы пришли, заходите скорей, – сказала она, открыв дверь и пригласив подруг в квартиру.

На кухне их ждала Алина, которая прочитала им целую лекцию по тому поводу, что не стоит ездить в незнакомые места одним. Но девчонкам было не до нее – им хотелось поскорее рассказать о том, что они узнали у Колесниковой.

***

Вернувшись к себе на работу, она закрылась в своем кабинете и закурила, задумавшись. Родик приедет не скоро, а ей уже сейчас хотелось жить по-человечески, для этого нужно было что-то предпринимать. Она ловила себя на мысли, что на самом деле ей нужен не сам Родик, а его деньги, положение в обществе, и этого она, конечно, сможет добиться, но только тогда, когда он вернется на Родину.

Она задумалась о том, что уже совершила, добиваясь своей цели, и пришла в уныние: «Надо было сразу убирать его жену, а не ходить окольными путями», – подумала она. Получается, что то убийство само по себе ничего не стоит. Теперь ей либо придется снова пойти на преступление, либо пойти на какие-то новые ухищрения, чтобы наконец освободить дорогу к своему Родику.

Мысли роем носились у нее в голове, она никак не могла прийти к правильному выводу. Сейчас времени на обдумывание у нее было больше чем достаточно, но она все равно не могла сосредоточиться. Любой ее план состоял как минимум из нескольких действий, ей же хотелось, чтобы все прошло как можно быстрее и незаметнее. Точнее, она хотела остаться в стороне, а в этих случаях она сильно рисковала выдать себя. К тому же что-то может пойти не так, и тогда весь план полетит в тартарары.

«В любом случае, если я позвоню, то хуже мне от этого не будет», – подумала она и решила остановиться сегодня на этом.

***

Катерина угостила всех кофе, после чего девчонки переместились в зал.

– Ну, рассказывайте, что вы там узнали, – спросила Катя и подвинула Оксане пачку «Marlboro» и пепельницу.

Саша воспользовалась тем, что пару минут Ксюша будет молчать, и решила сама начать рассказ. Но, не успела она дойти и до середины своего повествования, как в углу раздался писк телефона. Майорова, которая внимательно слушала подругу, не сразу поняла, что это за звук, поэтому трубку взяла Алина, сидевшая к телефону ближе всех. Однако на ее «Алло» никто не ответил.

– Наверное, им не понравился твой голос, – подшутила над ней Ксюша.

– Тебе больше не угрожали? – спросила Саша Катерину.

– Да нет, наверное, просто кто-то зло пошутил.

Они дослушали рассказ Александры и решили разойтись по домам, Алина вспомнила, что Ларису выписывают через два дня, поэтому девчонки договорились сегодня к ней не ездить. Ксюша вытащила из пачки пару сигарет, потом посмотрела на Катерину, которая одобрительно кивнула головой, и взяла еще пару. После этого подруги разошлись, условившись, что завтра утром Александра зайдет к Майоровой узнать, не звонили ли ей еще. На этом они и попрощались.

После ухода подруг Катя посмотрела на свою полупустую пачку и решила сходить в магазин за сигаретами. Она залезла в свой заветный бардачок, посмотрела на толстенькую пачку денег и улыбнулась. «Какой же у меня все-таки заботливый муж», – подумала она. Спрятав деньги подальше, она взяла кошелек, одела куртку и направилась к выход, но ее остановил телефонный звонок.

– Алло, – сказала она недовольно, так как не любила, когда ее останавливали на полпути.

– Катя? – тихо спросил женский голос.

– Да, – подтвердила Майорова.

– Я так понимаю, что с мужем ты добровольно разводиться не собираешься? – и, не давая вставить Катерине и слово, девушка продолжала дальше:

– Он все равно узнает об измене, и тогда судом отберет у тебя все деньги, поэтому я предлагаю тебе поделиться со мной и забыть об этой неприятности, – договорив, девушка повесила трубку.

– Эй, гражданочка, алло, – кричала Катя в трубку, но в ответ ей были только короткие гудки. – Черт побери, – крикнула она вгорячах и швырнула трубку на диван.

Первым, что пришло ей в голову, была мысль позвонить подругам, но она сразу отказалась от нее, ведь они не смогут ей ничем помочь. Катя взяла ключи от машины, положила в карман пачку «Marlboro» и вышла из квартиры, с силой хлопнув дверью. Выйдя из подъезда, она вспомнила о том, что нужно было посмотреть номер звонившего на телефоне, но решила сделать это, когда вернется с прогулки.

На встречу ей шел молодой человек, который показался ей знакомым, так и оказалось на самом деле.

– Майорова Катерина? – спросил он, подойдя к ней ближе.

Катя узнала в нем помощника своего следователя прокуратуры.

– Вы что, за мной пришли? – удивленно спросила она его.

– Вас Дмитрий Александрович вызывает к себе завтра, – сообщил он.

– Тьфу ты, а если я сегодня к нему заеду, он у себя?

– Можете и сегодня, я думаю, он будет не против.

Они распрощались и решила подняться домой – нужно было переодеться и посмотреть номер телефона звонившей. Однако сделать это Катерине не удалось – номер не был определен. Она села на диван, закурила и задумалась. Отдавать деньги шантажистке она не собиралась, ведь такие люди на малом не останавливаются. Значит, нет смысла платить им, но и жить в постоянном страхе она не собиралась, хотя сейчас она не видела другого выхода.

Чтобы отвлечься от этих мыслей, Катя надела свое новое платье, сделала макияж и собралась ехать в прокуратуру. «Если бы Дмитрий… Александрович не был таким серьезным, то можно было бы построить ему глазки», – подумала она и улыбнулась своим мыслям – в любой ситуации она не забывала о возможностях завести роман, которого у нее уже несколько лет не было, если, конечно, не брать в расчет мужа.

Она посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна своим отражением. Вспомнив про деньги, Катя вернулась к своему бардачку и закрыла его на ключ, который положила потом в свой кошелек для полной уверенности, что без нее никто не воспользуется ее деньгами. Майорова одела ботинки и в очередной раз вышла из квартиры, на этот раз осторожно закрыв двери, словно боясь, что если кто-то опять услышит об ее уходе, постарается вернуть ее обратно.

Катерина села в машину и аккуратно выехав из гаража, отметила, что сейчас она водит машину гораздо лучше, чем в начале года, а это радовало. Она решила поездить по городу, немного успокоиться, перед тем как показываться в прокуратуре. Ей не хотелось думать, зачем ее опять вызывают туда, вполне возможно, что она снова станет главной подозреваемой. Впрочем, сейчас у нее были хоть какие-то оправдания. Взять хотя бы угрозы по телефону – шантажист запросто может оказаться убийцей.

Не смотря на это, она решила пока не говорить следователю об этих звонках с угрозами. Если сейчас раздуть это дело, то до Родика обязательно что-нибудь дойдет, и тогда ей не избежать развода, а этого она хотела меньше всего.

Катерина выехала на Набережную и остановила машину. Отсюда до прокуратуры было не больше ста метров, и она решила дойти пешком. Катя вышла из машины и осмотрелась по сторонам, сердце бешено колотилось от ожиданий, или от воспоминаний, она и сама еще не поняла, от чего именно.

Ведь не так далеко отсюда был дом Толмачева, воспоминания того кошмарного вечера пронеслись у нее перед глазами. Она села на лавочку и закурила. А ведь, казалось, они еще вчера сидели здесь с Юрой и непринужденно беседовали. «Кто бы мог подумать, что все так обернется», – сказала она, посмотрев в направлении дома убитого парня.

Майорова поспешно докурила сигарету, смахнула выступившую на глазах слезу и направилась в прокуратуру. Когда Катя зашла в кабинет следователя, то его помощник уже был там. Она посмотрела на Дмитрия Александровича, казалось, он был рад, что она пришла. Следователь указал ей на стул, стоящий рядом со входом и продолжил разговор с помощником. Через несколько минут помощник вышел, и Дмитрий пригласил Катерину к столу.

– Я не ожидал, что вы приедите так быстро, – начал он разговор.

– Вы снова хотите меня задержать? – спросила Катерина.

Дмитрий предпочел не отвечать на заданный вопрос, достал из сейфа папку и разложил бумаги на столе.

– Вы знаете, что Бодрову, которую мы подозревали, отпустили, и мы снова оказались в тупике, – он помолчал и продолжил:

– Но и с вас пока спроса нет.

От этих слов у Майоровой словно гора с плеч свалилась. Она облегченно вздохнула и спросила разрешения закурить, на что получила согласие. Они с полчаса поговорили о различных мелочах, касающихся дела, после чего в кабинете повисла неловкая тишина.

– Вы случайно не на машине? – неожиданно спросил Дмитрий Александрович.

– Да, совершенно случайно я сегодня на машине, вас что, подвезти куда-то?

– Если вы не против, – он посмотрел на часы, – мне сейчас нужно ехать на вокзал, вы, по-моему, живете в том районе?

Катя утвердительно кивнула головой и взяла сумочку со стола. Дмитрий убрал все бумаги со стола и закрыл сейф.

– Ну, пойдемте, – и с этими словами он взял Катерину под локоток и вывел из кабинета.

Они вместе спустились до Набережной и сели в машину. Дмитрий выразил свое восхищение по поводу Катерининого авто, это ей польстило. Они медленно поехали вдоль реки, а затем выехали на главную площадь центра города, где находились самые дорогие рестораны и казино.

– А вы были в новом казино, которое открылось в «Словакии»? – неожиданно спросил Дмитрий. – Нет, я вообще мало хожу по таким местам, – немного грустно ответила Катерина.

Дмитрий пристально посмотрел на Майорову и закурил сигарету.

– Вас куда именно подвезти? – спросила Катя, переводя тему в другое русло, но, казалось, Дмитрий не заметил ее вопроса.

– А что вы скажете, если я вас приглашу завтра в это казино? – сказал он тихо и пристально посмотрел на Катю.

От такого предложения Катерина резко тормознула машину.

– Вы хотите пригласить меня? – удивленно переспросила она.

– А что, это запрещено?

– Да нет, просто это так неожиданно, – Катя воспользовалась тем, что остановила машину, и решила закурить, надеясь, что Дмитрий забудет о своем предложении, но вместо этого она услышала еще одно приглашение.

– Катя, я приглашаю вас прямо сейчас в кафе, отказ не принимается, последний раз я был с вами слишком суров, и теперь в знак примирения приглашаю вас поужинать со мной.

Майорова задумалась, стоит ли ей принимать такие предложения, но потом решила, что хуже от этого не станет, и дала согласие на совместное проведение вечера.

Дмитрий предложил ей поехать в кафе «Дон Диего», которое было на Московской улице, на главной магистрали города. Катя, хоть не разу там и не была, сразу поняла, что кафе дорогое, у нее вдруг мелькнула мысль о том, кто будет расплачиваться, но она сразу отогнала от себя такие меркантильные соображения. Конечно, она привыкла к тому, что муж за ней ухаживал, но он предпочитал дорогие букеты и бутики с модной одеждой, но в рестораны и кафе они практически не бывали.

За этими размышлениями Катя не заметила, как они выехали на Московскую.

– Катя, нам сюда, – тихо сказал Дмитрий и указал рукой на специальную парковку для машин с надписью «Только для посетителей кафе „Дон Диего“».

Она плавно вырулила на свободное место между мерседесом и джипом, и они вышли из машины.

– Дмитрий Александрович, вам же нужно было по делам? – вдруг вспомнила она и вопросительно посмотрела на своего спутника.

– Эти дела могут подождать, – улыбнулся он Катерине и продолжил:

– И, пожалуйста, не называйте меня по имени отчеству. Хотя бы здесь, – добавил он.

Катерина согласно кивнула и следователь, взяв ее под руку, повел в кафе. Они поднялись на второй этаж. В помещении царила приятная атмосфера, которая располагала к милой беседе и даже к романтике. Едва они сели за столик, как к ним подошел официант, который принял заказ у Дмитрия. На какое-то время Катерина даже забыла о том, что сидит здесь со следователем прокуратуры. Она украдкой посмотрела на своего кавалера и отметила для себя, что он очень даже ничего.

Несмотря на то, что Дмитрий не заказал вино, Катя чувствовала легкий хмель в голове. Ей вдруг захотелось танцевать, но она подавила в себе этот порыв, не желая торопить события – ей почему то казалось, что у них завяжется роман…

В начале девятого они вышли из кафе. Ужин удался на славу, и Кате не хотелось возвращаться домой.

– Жаль, что ты на машине, мы бы могли немного прогуляться, – и, не давая Кате слова, Дмитрий продолжил:

– Но раз так, то я предлагаю проводить вас до дома на вашей же машине, – он галантно подал ей руку и подсадил в авто.

Катя завела машину, и они поехали к ней домой. Катерина уже начала думать, что Дмитрий собирается остаться у нее на ночь, но, когда она подъехала к дому, он лишь поцеловал ее в щечку и вышел из машины.

– Не забудьте, что завтра вечером мы идем с вами в казино, – напомнил он и помахал ей рукой на прощание.

Катерина летала в облаках. Она поставила машину в гараж и зашла в квартиру. Включила кофеварку и закурила сигарету, но ее романтическое настроение нарушил телефонный звонок. Она подошла к аппарату и увидела, что номер снова не определен.

– Алло, – ответила она, ожидая услышать голос шантажистки.

– Завтра вечером я жду деньги, думаю, десять тысяч для тебя не проблема, – сказала девушка и положила трубку.

– Да пошла ты к черту, – крикнула Катька, но опять не успела – в трубке уже был отбой.

На этот раз Майорова решила позвонить кому-нибудь из подруг. Она дозвонилась до Александры и попросила ее прийти к ней прямо сейчас. Через двадцать минут Саша была уже у Катерины. Майорова рассказала подруге о двух сегодняшних звонках и не удержалась, чтобы не похвалиться сегодняшним романтическим вечером.

– Почему ты не рассказала своему следователю про звонки? – укоряюще сказала ей подруга.

Майорова замялась, не зная, что ответить, но Саша и не ждала от нее ответа – ее мысли сейчас были заняты другим.

– Так значит, номер не определяется, – она помолчала и продолжила:

– О чем это нам говорит?

– Не знаю, – удрученно ответила Катерина.

– Да никто и не сомневается, что ты не знаешь. Привыкла, что за тебя все делают другие, – и видя, что Майорова собирается возмутиться по этому поводу, она прервала ее:

– Ладно, не в обиду будет сказано.

Катя и сама поняла, что сейчас не время спорить, поэтому смиренно села на диван, достала пачку сигарет и приготовилась выслушать Сашу.

– Есть такие телефонные станции, которые обычным определителем не фиксируются. И если твоя шантажистка не исхищряется, а просто звонит по такой линии, то мы сможем ее вычислить. А я больше чем уверена, что она и не подозревает о различных штучках, которые сбивают со следа.

– Саша, – умоляюще сказала Катерина, – к чему ты клонишь?

– Давай листок, так будет легче, – скомандовала подруга и тут же получила бумагу и ручку. – Если мне не изменяет память, то в нашем городе не больше трех-четырех подобных станций. Правда, бывают такие районы, где номера вообще очень трудно определить, но мы, слава Богу, живем в центре, и нам все доступно.

Катя закурила и побежала на кухню, чтобы принести подруге кофе. После того, как она вернулась, Саша уже успела набросать что-то на листке.

– Смотри, – сказала она Кате, – если я не ошибаюсь, не определяется номер Октябрьского района, какой-то из станций Фрунзенского, да, и еще номер не берется в районе Сторожовки, ну это на краю, даже лучше сказать, за краем города.

– И что нам это дает? – непонимающе переспросила Катя.

– А то, моя дорогая, что звонят, скорее всего оттуда. Ну, я думаю, что Сторожовка не в счет, вряд ли там кто-то тебя знает. А вот что касается этих двух районов, то ты подумай, есть ли там у вас знакомые, может, там живет какая-то подружка Родика?

– Саша, постой, а Сторожовка – это где?

– Да зачем она тебе, это почти деревня, кто там может быть знаком с твоим мужем? – возмутилась Саша, но, заметив испытующий взгляд Катерины, все же решила объяснить, где это находится.

– Да это же не далеко от Лоркиной клиники, – вдруг вспомнила Александра.

– Ты хочешь сказать, что это Лариса звонит? – недоуменно спросила Катя.

Сашу поставил в тупик такой вопрос – она не нашлась, что ответить. Ведь несмотря на бредовость этой мысли, она могла оказаться правильной, ну, во всяком случае, отчасти.

И тут Катьку осенило.

– А помнишь, когда вы выясняли, кто мог знать, что я поехала в тот вечер к Толмачеву, я сказала вам про разговор с Ларисой. О том, что именно ей я рассказывала о своих планах?

– Тут что-то не так, – задумчиво произнесла Александра. – Знаешь, Кать, давай я к тебе завтра утром зайду, и мы все обсудим, ладно?

– Хорошо, как скажешь.

Обе подруги были поражены этой догадкой. И та, и другая понимали, что сегодняшнюю ночь они проведут без сна.

ГЛАВА 11

На утро к Катерине вместо Саши заявилась Оксана. Ксюхе вдруг стало нестерпимо скучно сидеть дома, поэтому она решила прийти к подруге. Сына она отдала в садик на всю неделю и пока еще не хотела его забирать, решив воспользоваться появившейся свободой и немного отдохнуть.

Когда Ксюша пришла к подруге, то та была похожа на сомнамбулу и даже забыла предложить своей гостье легендарное кофе. Оксана разгуливала по квартире, не зная, куда бы себя деть, но наткнулась на пепельницу и решила закурить.

– Катя, ты что не выспалась? – наконец спросила она подругу.

– Да, – вяло ответила та. – Можешь пока посмотреть кассеты, скоро должна прийти Саша, а я пойду приму ванну, ты не против?

– Нет конечно, а что мне посмотреть?

Катерина подошла к полке с кассетами и взяла первую, которая попалась ей под руку.

– О, моя свадьба, посмотришь?

Оксана согласно кивнула головой и включила видик. В это время в дверь позвонили, Катя уже была в ванной, и Ксюша сама пошла открывать дверь.

– Ксюха, привет, ты здесь откуда? – сказала, заходя, Александра.

Девчонки поговорили о всяких пустяках, пока Саша раздевалась.

– Будешь со мной видик смотреть, пока Катька купается?

Саша прошла в зал следом за Оксаной и села на диван. Ей хотелось быстрее решить все вопросы с Катериной, но для этого придется ее подождать. Подруги тупо уставились на экран, Оксана заметила, что Саша чем-то озабочена, но не решалась спросить ее об этом. Они так и сидели, не говоря друг другу ни слова, пока Оксана вдруг не увидела на кассете знакомое лицо. Ксюша схватила пульт и остановила изображение.

– Саш, смотри, – привлекла она внимание подруги, – тебе не кажется эта девушка знакомой?

Александра посмотрела на экран и ничего не увидела, но Ксюша так настойчиво утверждала, что девушка на экране на кого-то очень сильно похожа. Сашка сосредоточилась и попыталась внимательнее всмотреться в изображение.

– Что-то она здорова смахивает на Лоркину медсестру, – наконец сказала она.

– Точно, Саш, только она сейчас совсем темненькая, а здесь она блондинка.

Вдруг Александра оживилась и подошла к телевизору.

– Тут плохо видно ее лицо, ну-ка, перемотай вперед, – попросила ее Саша, но пленка дальше обрывалась, и шли просто отдельные моменты, на которых были только молодожены и их родители.

– А альбом у Катьки есть? – снова спросила Саша.

Оксана немного подумала, открыла комод, стоявший рядом, и достала оттуда два альбома.

– Здесь наверняка есть свадебные фотки, – предположила она.

Саша взяла альбом и стала быстро его листать. Она даже замерла, увидев одну из общих фотографий – на ней очень четко вышла интересующая ее девушка.

– Точно, – она ударила рукой по фотографии, – это медсестра, только что она тут делает?

В это время из ванной вышла Катя и подошла к подругам.

– Что вы здесь делаете? – спросила она девчонок.

Александра ткнула ей под самый нос альбом.

– Кто эта девица? – спросила она и указала на фотографию.

Катерина пригляделась повнимательнее и вдруг заявила: «Да это же с фирмы Родика, она ко мне вчера приходила».

Саша была ошарашена этим заявлением. Она посмотрела на Катьку и попросила ее еще раз взглянуть на фотографию.

– Да что на нее смотреть, я ее сразу узнала, только сейчас у нее волосы длиннее и пепельного цвета, – Катя взяла альбом в руки и несколько секунд пристально рассматривала фотку:

– А вам не кажется, что она на кого-то похожа? – неожиданно спросила она.

– Наконец пришла весна, – съехидничала Саша. – Теперь вспоминай, на кого она похожа.

Катя села на диван, не выпуская из рук альбом; девчонки смотрели на Майорову не отрывая взгляд.

– Думай, Катя, думай, возможно, именно в этом весь секрет, – сказала ей Саша. – Могу немного подсказать, сейчас она темненькая.

Но, судя по нахмуренным Катькиным бровям, было ясно, что она с трудом представляет себе это. Тогда Саша достала фотографию, взяла черную ручку и закрасила волосы изображенной на фото девушки. Катерина сперва начала протестовать против такого варварского обращения с ее фотографиями, но, когда она взглянула на полученную картину, то воскликнула: «Да она же здорово смахивает на медсестру из Лоркиной клиники».

Саша с облегчением вздохнула и украдкой взглянула на Оксану – сейчас она явно была здесь лишней, но просить подругу уйти она не решилась.

– Я почти всю ночь думала о том, кто мог тебе звонить, но так и не смогла прийти к определенному ответу. А сейчас, мне кажется, я начинаю все понимать, – сказала Саша после небольшой паузы.

– Не торопись, Саша, может, эти девушки очень похожи, а мы уже возомнили бог весть что, – предположила Катерина.

– Девчонки, да объясните же мне, о чем вы тут говорите? – взмолилась Оксана.

Подруги удивленно посмотрели на Ксюшу – они почти забыли о ее присутствии. Но Александра продолжала дальше свои размышления, не взирая на непонимание подруги.

– Смотри, Катька, все ведь сходится. Во-первых, исходя из того, что она была у вас на свадьбе, она знает Родика, вполне возможно, у них был роман. Ну или что-то в этом духе. Во-вторых, она находится именно в районе Сторожовки, значит, если она звонила тебе, то ее номер ты не могла определить. Правильно? – задала она вопрос, на который не требовалось ответа.

– Так вот, – сделала вывод Саша, – она захотела вернуть себе Родика.

– Что значит вернуть, – оживилась Катя, – я его ни у кого не отбирала и возвращать не собираюсь!

Катя метнулась к вешалке и хотела снять куртку, которая не как не снималась с крючка:

– Я ей покажу, как меня шантажировать, – закричала она и села на пол от досады.

Саша встала с дивана и подошла к подруге. Она не любила нежностей, но понимала, что сейчас без этого не обойтись, поэтому обняла Катерину за плечи.

– Пойдем, выпьешь чаю, успокоишься. Зачем тебе сейчас куда-то ехать? – она привела подругу на кухню и посадила за стол.

– Оксана, завари ей чайку, – попросила она.

– А заодно принеси мне сигарету, – подхватила Катерина. – Почему ты не разрешаешь мне ехать к этой медсестре, – спросила она подругу и посмотрела на нее невинным детским взглядом.

– Разве я тебе запрещаю? Просто подумай, что ты сможешь этим добиться, а потом и решай, стоит тебе ехать или нет.

Катя закурила. Уж что-что, а решать она сейчас была не в состоянии. Саша села рядом с ней, налила ей свежезаваренного чаю и осторожно спросила: «Кать, как ты думаешь, у них могло быть что-то с твоим мужем после вашей свадьбы?».

– Ты что, – разгорячено воскликнула она, – он всегда любил только меня!

– Ты подружка, конечно, не обижайся, но, по-всей видимости, это не так, – подытожила Александра.

– Ой, Саша, ну зачем же ты так, – сказал перепуганная Оксана. – Ты что, не видишь, на ней же лица нет.

Катя нервно хлебала чай, ее давили слезы, но она не хотела расплакаться перед подругами. Ей не верилось, что ее муж, ее верный Родик, мог крутить роман на стороне.

– Может, ты все же ошибаешься? – с надеждой спросила она Сашу. – Откуда она могла все узнать обо мне?

– Да она же была при каждом нашем разговоре с Ларисой, – сказала Оксана, – а ты в первый же день рассказала, что у тебя появился новый друг. Вот она и решила этим воспользоваться.

Александра на мгновение задумалась. Ей в голову пришла какая-то мысль, но она даже не успела ее уловить, так быстро она исчезла.

– А зачем она приезжала ко мне? – поинтересовалась Катя.

– Ну, это уж только ей известно, что она хотела от тебя. Возможно, она надеялась что-то узнать, но мы ей помешали.

Катерина допила свой чай и немного успокоилась. Ее радовала та мысль, что рядом с ней подруги. Александра собралась ехать к Ларисе и заодно приглядеться к медсестре, но об этом решении она никому не сказала. Саша пообещала Катерине, что зайдет к ней вечером, и ушла. Ксюша осталась у нее – ей не хотелось оставлять подругу одну. Они решили вместе досмотреть кассету в надежде обнаружить там что-нибудь интересное.

***

Саша вернулась домой и взяла ключи от своей машины – она хотела подумать, а за рулем это у нее получалось особенно хорошо. Тем более, что ехать в сторону клиники нужно было по трассе, там была на удивление ровная, хорошая дорога, от которой невозможно было устать. Погода просто радовала, и Сашка быстро доехала до клиники, но, к сожалению так, и не пришла ни к какому выводу.

Она зашла в помещение, и ей навстречу вышла какая-то незнакомая медсестра. Девушка поинтересовалась у Саши, к кому она приехала. Александра объяснила, и медсестра провела ее в палату к Ларисе.

– Привет, Лора, а где твоя медсестра? – спросила Саша, когда за девушкой закрылась дверь.

– Не знаю, ее второй день нет, а что, она тебе нужна?

Саша оглядела комнату. Кроме них, здесь никого не было, и это было непривычно, ведь раньше при каждом их разговоре присутствовала медсестра Татьяна.

– Тебе разрешили находиться одной, без сопровождения? – снова спросила Александра.

– Да что это тебя так интересует! – вспылила Лорка.

Саша села на койку рядом с подругой и задумалась над тем, с чего начать, и стоит ли все рассказывать Ларисе. Она посмотрела на подругу и решила, что с ней уже можно нормально говорить. По всей видимости, Ворожейкина уже совсем адаптировалась к здешней обстановке.

– Тебя сегодня выписывают?

– Нет, через два дня, решили убедиться, что полностью избавилась от своей зависимости.

– Это хорошо, мне нужно с тобой серьезно поговорить, ты не против?

Лорка кивнула и достала из под матраса пачку сигарет. Затем она уселась поудобнее на кровати и посмотрела на Сашу, давая понять, что готова ее выслушать.

Александра не могла вспомнить, рассказывали ли ей вообще о том, что Катерине угрожают по телефону, и решила начать рассказ с самого начала, с первого дня, когда Катя вернулась из СИЗО.

На все объяснения у нее ушло не меньше часа. Самое удивительное, за все это время их никто не прерывал. Когда Саша закончила свой рассказ, Лора сказала:

– Я давно заметила, что эта сестричка не добро смотрит на Катерину, но все никак не могла понять, из-за чего. Теперь, кажется, все встает на свои места.

– Кстати, ты помнишь, как она удивилась, увидев Катерину здесь, в тот день, когда ее выпустили из СИЗО? Вы тогда не обратили на это внимания, а я с нее весь вечер взгляд не сводила, а она с Катьки.

Саша вдруг встала с койки и резко открыла дверь, но за ней никого не оказалось.

– Ты что? – удивилась Лариса.

Александра вернулась на место и села, показав Лорке, чтобы та помолчала. Они сидели в тишине несколько минут, но Саша так ничего и не услышал.

– Ты вообще эту медсестру не видела в эти дни, или она просто с тобой не общалась?

– Вообще не видела, – односложно ответила Лариса.

– Тем лучше, ты не знаешь, у нее есть свой кабинет?

– Конечно есть, я несколько раз приходила к ней, чтобы позвать к себе.

– Так ты туда заходила?

– Нет, она к себе не пускает. Черт, если бы знать, что все так обернется, она ведь постоянно расспрашивала меня про Катерину, а я ни о чем и не догадывалась.

Саша снова замолчала, она не знала, как предложить подруге проникнуть в кабинет медсестры – ведь если ее поймают, то у Лорки будут большие неприятности. Но другого способа проверить свою версию у нее не было, и она наконец решилась.

– Лора, у меня к тебе большая просьба, но ты вполне можешь от нее отказаться, я тебе пойму.

– Сомневаюсь, выкладывай, что ты там придумала.

– В общем, нужно проникнуть в кабинет этой Татьяны, ведь мы же должны иметь какие-то доказательства, нельзя обвинять ее голословно.

Она посмотрела на Ларису, ожидая ее реакции на сказанное, но та сидела с непроницаемым видом, и Саше пришлось продолжить изложение своего плана.

– Если ты сможешь проникнуть туда, – робко начала Саша…

– Смогу, не сомневайся, – перебила ее подруга.

Александра расценила такой ответ как согласие.

– А что, по-твоему, я могу там найти?

На этот вопрос Александра не знала ответа, как, впрочем, и на многие другие, но отвечать все же пришлось:

– Ну, может, ты найдешь у нее Катькин телефон, или еще что-то, как-то связанное с ней. Короче, сориентируешься на месте. Только я тебя умоляю, будь осторожна, договорились?

– О чем вопрос, – казалось, Ларису радовало предстоящее мероприятие.

Саша еще несколько минут поболтала с подругой о различных мелочах, о ее здоровье и распрощалась с ней, попросив ее позвонить ей завтра утром, если все пройдет успешно. На этом подруги и расстались.

После того, как Саша уехала, Лорка отправилась с визитом к главному врачу. Она не преминула воспользоваться тем, что это был молодой мужчина, и построила ему глазки, так, на всякий случай. Она постучала в его кабинет и услышав «Войдите», открыла дверь.

Лариса надеялась выяснить, будет ли сегодня Татьяна, а если нет, то когда она появится. Врач расспросил, как она себя чувствует, и, воспользовавшись этим, Лорка поинтересовалась, почему она давно не видела свою медсестру.

– Кто мне сегодня будет делать процедуры? – спросила она и боялась, что врач ответит: «Татьяна». К Лоркиной радости, доктор ответил совсем другое.

– Тани, скорее всего, не будет еще пару дней, так что процедуры вам доделает наша новая медсестра, я надеюсь, вы не будете против?

Сказав еще пару любезных фраз главврачу по поводу его клиники, она ушла. На ночь ей обычно делали укол снотворного, но сегодня ее это совершенно не устраивало. Лорка вышла в коридор и закурила – ей срочно нужно было придумать, как избавиться от этой процедуры, ведь если она уснет, то не сможет проникнуть в кабинет медсестры.

Она прошла по коридору и поднялась на второй этаж, где находился кабинет медсестры. Пройдя мимо него несколько раз и убедившись, что рядом никого нет, она подошла к двери и нагнулась, разглядывая замок. Он был довольно простой. «Я справлюсь с ним при помощи обычной шпильки», – подумала она и спустилась в свою палату.

Она достала из тумбочки свои шпильки и положила одну из них в карман пижамы, боясь, что вечером она об этом забудет. Лорка все еще не придумала, как избавиться от очередного укола, и решила, что можно просто претвориться спящей, когда придет медсестра и, возможно, она не станет колоть ей снотворное. На этом она и порешила.

***

Когда часы показывали восемь вечера, Лорка одела свою пижаму и легла в кровать. Медсестра обычно приходила в девятом часу, поэтому Лариса сделала вид, что спит. Она слышала, как кто-то вошел в ее палату и, немного постояв в дверях вышел. Ворожейкина подумала, что это была медсестра, и не ошиблась.

Радуясь тому, что первая ее задумка прошла успешно, она накинула поверх пижамы халат, который был темного цвета. Лариса выглянула в коридор – там было темно. Она украдкой дошла до лестницы и осторожно поднялась на этаж. Выше также царил полумрак. Лариса подошла к кабинету Татьяны и присмотрелась. Из-под дверей не пробивался свет, похоже, там никого не было. Лорка облегченно вздохнула – она надеялась, что сегодня Татьяна уже не появится.

Лариса уже собралась уходить, как услышала, что по лестнице кто-то поднимается. Коридор был практически прямой, и спрятаться было негде. Лорка заметалась в поисках укромного места и толкнула первую попавшуюся дверь, на удивление, она оказалась открытой. Она зашла в комнату и притаилась за дверью. По всей видимости, по коридору проходили врачи, через несколько секунд шаги удалились, и она осталась одна. Осмотревшись по сторонам, Лариса увидела в углу очертание какого-то шкафчика, на стеклах которого отсвечивалась луна.

Ей вдруг стало интересно, что там стоит, и она подошла ближе. «Сейчас бы мне не помешал фонарик», – подумала она с досадой, лунного света было явно недостаточно для того, чтобы разглядеть содержимое шкафа. Но, в любом случае, ей бы не удалось открыть шкаф – на нем висел довольно серьезный замок, который невозможно открыть шпилькой. Она напрягла глаза и постаралась разглядеть название пузырьков. На одном из них был нарисован череп перечеркнутый красной полосой.

Несмотря на то, что Лариса не разбиралась в лекарствах, она догадалась, что там могло быть. Она пришла к выводу, что в этом шкафу стоят ядовитые или весьма опасные препараты. Опасаясь, что ее могут застать в этом кабинете, она осторожно вышла оттуда и вернулась в свою палату. В кабинет Татьяны она решила проникнуть ночью, чтобы не переживать о том, что кто-нибудь ее застанет.

Лорка радовалась тому, что в этой клинике не закрывали пациентов в палатах, как это делали в некоторых других лечебных заведениях. Перекрывать на ночь все ходы и выходы не было смысла – здесь не лежали люди с последней стадией зависимости.

Лариса уже начинала бороться со сном, который постепенно наваливался на нее. Она встала с кровати и закурила. Ворожейкина хотела походить по палате, но потом передумала, боясь, что ее может кто-нибудь услышать и прийти. Она встала у окна и посмотрела вдаль. Сегодня было полнолуние, и свет заливал комнату. Это, кстати, поможет ей осматривать кабинет медсестры, если, конечно, она сможет туда попасть.

Кто-то из пациенток рассказывал ей, что здесь недалеко находится кладбище, на котором похоронены люди, покончившие жизнь самоубийством. Лариску всегда пугали мысли о суициде. Она пристальней всмотрелась вдаль, и на какое-то мгновение ей показалось, что она увидела могилы. При этой мысли она вздрогнула и отошла от окна. Ей почему-то вспомнился Катеринин знакомый – Толмачев. «Кто мог его убить?» – подумала она и посмотрела на часы, они показывали двенадцать. «Еще минут двадцать, и мне пора», – решила она для себя. Она закурила еще одну сигарету, завязала халат потуже – он был хорошим маскировочным средством, в темноте почти не просматривался. В довершение этого она одела свои тапочки-зайчики, которые практически полностью глушили звук шагов.

Где-то далеко залаяла собака, и Лариса, воспользовавшись этим шумом, открыла дверь. В коридоре было пусто, и она быстро пошла к лестнице. Там тоже стояла тишина, казалось, что все спали. К счастью, комнаты врачей находились в другом крыле здания, поэтому персонала ночью здесь почти не было.

Она быстро поднялась по ступенькам и подошла к кабинету. Сейчас, в темноте, она не могла точно определить, где именно комната Татьяны. Пришлось пройти весь этаж, прежде чем Лариса была полностью уверена, что стоит перед ней. Лорка подергала ручку – дверь не открывалась, она достала шпильку и вставила ее в замок. После нескольких минут ковыряния в замке он поддался. Лорка еле сдержала радостный вопль. Она быстро зашла в кабинет и прикрыла за собой дверь.

Кабинет состоял из двух небольших комнат. В первой стоял старый диван и небольшой стеклянный шкафчик, во второй – кушетка, комод, кресло и стол, и эта комната очень походила на жилую. Лариса не рискнула зажечь свет – ей вполне хватало лунного освещения. Она сразу решила пройти во вторую комнату. Первым делом она направилась к комоду, но и он оказался запертым на ключ. Лорка снова воспользовалась шпилькой, и это сработало. В первом ящике она не нашла ничего интересного – там находилось нижнее белье, белый халат и платки. В следующем было практически то же самое, а вот третьим ящиком ей пришлось провозиться гораздо дольше, чем с предыдущими.

Когда же Ворожейкина наконец открыла его, то обнаружила парик из длинных волос пепельного цвета, там же лежала новая кожаная куртка и юбка. Лорка присвистнула – она не думала, что зарплаты медсестры хватит на такой прикид. Больше в этом ящике ничего не было.

Следующим предметом исследования стал стол. Она открыла боковую створку стола, и оттуда вывалилась кипа бумаг. В первую минута Лариса растерялась, не зная, что ей делать дальше: стоит ли ей смотреть все эти бумаги, или нет. Ворожейкина прислушалась – в помещении стояла тишина, и она решила все-таки просмотреть всю эту кипу.

На большинстве листов были какие-то цифры, похоже, это был какой-то бухгалтерский отчет. Она уже решила не смотреть эти бумаги, как вдруг из пачки вылетел маленький кусочек бумаги. Лорка подняла его с пола и подошла к окну, чтобы лучше рассмотреть, что на нем написано. «Революционная 14 квартира 2» – прочитала она. Это был чей-то адрес, Лорка уже хотела отложить листок в сторону, как вдруг вспомнила, что эта улица находится рядом с Набережной. Лариса задумалась – что-то здесь было странно.

Лорка сунула листок в карман и продолжила смотреть бумаги, но больше ничего особенного не нашла. После того, как Ворожейкина облазила стол, она еще разок окинула взглядом комнату – больше осматривать здесь было нечего. Лариса хотела уже уйти, но вспомнила, что некоторые люди любят хранить интересные вещи в постели. Лорка подошла к аккуратно заправленной кушетке, прощупала одеяло, подушку, но так ничего и не обнаружила. Напоследок она залезла под матрац, и ей показалось, что там что-то есть.

Лариса задрала матрац и увидела там конверт. Постояв немного в нерешительности, взяла его. Внезапно в коридоре раздался какой-то шорох. Лорка сунула конверт в карман, наспех заправила постель и подошла к двери. Ей послышался звук удаляющихся шагов, и она затаила дыхание. Когда все смолкло, Лариса открыла дверь и осторожно выглянула в коридор. Там было пусто. На всякий случай, в поисках своих вещей, Ворожейкина еще раз осмотрела комнату, но ничего не увидела и вышла в коридор, аккуратно захлопнув дверь.

Ей хватило минуты, чтобы добраться до своей палаты, она забежала к себе и закрыла дверь. Сердце бешено колотилось – давно она не отваживалась на такие мероприятия. Сев на кровать, Лариса достала конверт и вскрыла его. Там оказалось письмо. Лорка развернула его и стала читать, но, не дочитав и до середины, перевернула листок и посмотрела на подпись.

«Быстрее бы утро», – подумала она, спрятала письмо под подушку и легла спать.

ГЛАВА 12

На утро Лариса встала одной из самых первых и сразу же пошла в вестибюль – просить разрешения позвонить по телефону. После непродолжительной беседы с охранником она все же добилась разрешения и набрала номер Сашкиного телефона. На том конце провода почти сразу ответили.

– Саша, приезжай скорее, – попросила Лорка подругу и повесила трубку.

Она поблагодарила охранника и ушла в свою палату. Через час Александра была уже в клинике. Лариска выглянула за дверь, убедилась, что поблизости никого нет, и, закрыв дверь, села рядом с подругой. Лорка достала из-под подушки конверт и клочок бумаги с адресом. – Смотри, что я нашла у этой медсестры, – тихо сказала она подруге.

– Так ты все-таки смогла попасть в ее кабинет?

Лорка кивнула и достала сигарету, было видно, что она нервничает.

– Посмотри сначала этот адрес, он тебе ни о чем не говорит? – спросила она подругу.

Саша взяла листок и почти сразу сказала: «Это в районе Набережной». Вдруг Александра ударила себя по лбу.

– Разрази меня гром, если это не адрес Толмачева, – вскрикнула она.

– Это Катькиного хахаля, что ль? – переспросила Лорка.

– Да, но откуда он у нее и зачем он ей нужен?

На этот раз осенило Ларису.

– Да ведь Катька сама, когда приехала ко мне, сказала, что у нее в сумочке лежит его адрес, а сумку забрала Танька – медсестра.

– Очень интересно, может, она собиралась за ними следить?

– Кстати, Танька даже знала, во сколько они собираются встретиться. Слушай, а что, если она знает, кто его убил?

Александра пожала плечами, сейчас она допускала все возможности. Она посмотрела на Лорку – у нее в руках оставалась еще какая-то бумажка.

– Это что?

Лариса повертела в руках конверт и отдала его подруге.

– А это, – заговорщицки сказала она, – письмо.

Она передала его Александре и пристально посмотрела на нее. Саша достала письмо из конверта и начала его читать; оно начиналось со слов: «Дорогая Танюша». Саша бегло пробежала глазами по посланию, досмотрев его до конца, она шумно вздохнула и прочитала письмо во второй раз, теперь уже более внимательно.

– Ну, что скажешь? – спросила ее Лариса.

– Только одно – у нас теперь есть доказательства того, что у нее с Катькиным мужем был роман, притом очень серьезный. Я так поняла, что они собирались пожениться, но из-за отъезда этой самой Тани у них все расстроилось и Родик, не дожидаясь ее возвращения, женился на Катерине.

– Да уж, ничего не скажешь, веселенькая история, – прокомментировала Лорка.

Девчонки замолчали, им было о чем подумать, но тишину вдруг нарушила Лариса:

– Представляешь, я вчера случайно попала в кабинет, где хранятся всякие банки-склянки и увидела, что там полно ядов или чего-то там подобного.

– Как-как, ну-ка, повтори, что ты там нашла и как ты там оказалась, – попросила Саша подругу.

– Ну, оказалась я там случайно, обычно такие кабинеты закрывают на ключ, а в этот раз, наверное, забыли, я и зашла туда. Посмотрела по сторонам и увидела там шкафчик, закрытый на довольно сложный замок, в котором были пузырьки с предупреждением «ядовито», поняла?

После такого заявления Александра подскочила с места, начала быстро ходить по палате и через пару минут села назад, на кровать. Подозрительно посмотрев на подругу, она сказала: «Ужас».

– Что-что? – переспросила ее Лорка.

– Да это же медсестра убила Толмачева, все ведь сходиться!

– Да ты что несешь, на фига ей это надо?

– На фига? Да она же мечтает убрать Катьку с дороги, а тут ей, можно сказать, все козыри в руки. Она решила подставить Катерину и прибрать ее мужа к рукам.

– Зачем ей нужно было идти таким сложным путем? Можно было просто сказать Родику, что его жена ему изменила, и он бы развелся с ней. Так все было бы гораздо проще.

Саша покачала головой.

– Родик за границей, доказать измену было бы практически невозможно. А так она остается в стороне, все шито-крыто. Она не так проста, как кажется, все продумала. И если бы она не стала шантажировать Катьку, мы бы про нее никогда не узнали. Она просчиталась только в том, что не подбросила улики Катерине, и ее выпустили из СИЗО.

– Ты уверена, что это именно она убила Толмачева?

– На все сто. Если бы еще увидеть, какие препараты ты нашла в этом кабинете, тогда бы у нас были неопровержимые доказательства. Сейчас же мы просто голословно осуждаем ее, нужно как-то выбить из нее признание.

Подруги задумались. Лариса еще не была до конца уверена в виновности Татьяны, а Саша не могла придумать, как заставить говорить медсестру.

– Где она сейчас, эта медсестра?

– Не знаю, главный сказал, что она куда-то уехала.

– Нам необходимо достать ее адрес и поехать к ней, – Саша неожиданно пришел в голову план дальнейших действий. – Послушай, человек, совершивший убийство однажды, не остановиться перед следующим.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вполне возможно, что она постарается избавиться от Катерины другим способом, не исключено, что она ее попытается убить.

Александра снова замолчала – она продумывала свой план. Ей казалось, что она, наконец, нашла выход из этой ситуации.

– Я поеду к Катерине, мне нужно с ней поговорить. Жаль, что тебя выписывают только завтра, ты бы нам пригодилась, – с сожалением сказала Саша.

– Если это так важно, я постараюсь выписаться сегодня.

– Мне нужно узнать адрес Татьяны, – Саша поднялась. – Я пойду, если что, приезжай сегодня вечером к Катерине.

Александра взяла свою куртку и вышла из палаты, помахав на прощание подруге. Она торопилась – ей нужно было позвонить своему другу, частному детективу. Только он мог узнать адрес Татьяны. Саша домчалась до дома за двадцать минут и, не раздеваясь, бросилась звонить Борису. Объяснив ему ситуацию, она попросила его узнать у главврача адрес медсестры.

Меньше чем через час адрес лежал у нее на столе. Борис не уходил от Александры, желая узнать, что девчонки собираются предпринять дальше, но Саша держалась подобно крепости, так и не сказав ни слова о своей задумке. Она практически вытолкала друга из квартиры и, схватив заветный листок, пошла к Катерине. Ей повезло – Катька была дома.

– Кать, ни о чем меня не спрашивай, – заявила она подруге прямо с порога, – а слушай внимательно.

Она рассказала ей все, что выяснила Лорка, дала ей адрес медсестры и приступила к пересказыванию своего плана.

– Ты поедешь к ней, изобразишь из себя неприступную дамочку, скажешь ей, что ты все знаешь и намерена пойти в милицию, обо всем там рассказать. Я думаю, она попытается тебя остановить.

– Как остановить? – переспросила Катерина. – Заплатит, что ли?

– Тьфу, балда, откуда у нее деньги? Скорее всего, она попытается тебя убить.

– Да, очень интересно, кто же ей помешает это сделать? Никуда я не пойду, – наотрез отказалась Катя.

Саша встала с дивана и зашагала из угла в угол. Александра нервничала – если подруга не согласиться на это дело, то другим способом они не смогут доказать виновность Татьяны.

– Послушай, мы с девчонками будем рядом. Смотри на адрес – у нее же частный дом, мы сможем незаметно подойти к окнам. Ты в это время постараешься отвлечь ее от них, и мы будем следить, что происходит между вами. Как только она попытается что-то тебе сделать, мы сразу ворвемся и помешаем ей в этом.

– А с кем ты будешь? – Катерина уже начала соглашаться на это мероприятие, но она все еще боялась за свою безопасность.

– Катька, помнишь, она недавно к тебе приходила, может, она уже тогда хотела тебя прихлопнуть?

– Замечательно, ты так спокойно об этом говоришь! – возмутилась Катька. Почему бы нам просто не пойти в милицию?

– И чем мы сможем доказать, что это она убила твоего Юрика?

Катя замялась – она вообще не любила принимать решения. Она всегда думала, что Александра самая умная из всех подруг, и поэтому решила положиться на нее.

– Хорошо, я согласна, только объясни мне все подробнее, и поклянись, что вы не оставите меня одну.

Саша вздохнула и стала подробно объяснять подруге план действий.

***

Когда часы показывали семь вечера, Катерина собралась и вышла из квартиры. Саша запретила ей брать машину, поэтому пришлось идти на остановку – там ее должны были ждать подруги. Когда она подошла к остановке, все уже были в сборе, и даже Лорка. Катя приободрилась – с такой защитой ей не было страшно идти хоть на край света.

Она подошла к девчонкам и обняла их. Подруги молча сели в троллейбус и поехали в сторону Ленинского района – именно там жила Татьяна. Через двадцать минут они были на месте. Катя шла впереди, девчонки держались позади. На нужной им улице оказалось довольно темно, это могло им помочь, ведь девчонки должны остаться незамеченными. Дом номер 37, где жила Татьяна, находился за большим старым забором. В одной из комнат горел свет, значит, медсестра дома.

Катя открыла калитку. Подруги должны были оставаться за забором, пока Катерина не войдет в дом. Майорова постучала в дом, и через несколько секунд на пороге появилась Татьяна.

– Ты здесь откуда? – спросила она и хотела закрыть перед ней дверь, но Майорова толкнула ее и вошла в дом. Саша с Лоркой украдкой пробрались к дому, а Ксюша и Алина остались за забором в качестве запасных помощников.

***

– Пришло время нам с тобой поговорить, – начала разговор Катерина.

– Нам не о чем говорить, убирайся из моего дома, – и она попыталась вытолкать ее за дверь, но Катька шла напролом.

Когда они оказались в освещенной комнате, Майорова села на кресло и осмотрелась по сторонам.

– Значит, ты, сволочь, мужа моего захотела? – сказала она бодро, хотя на самом деле у нее от страха тряслись коленки.

Татьяна остолбенела – она не ожидала такого заявления. Ей ничего не оставалось, как сесть рядом и выслушать Катерину.

– С чего ты это взяла? – спросила она Катю и закурила.

– Я нашла письмо, которое он написал тебе перед нашей свадьбой.

Татьяна подавилась дымом – она была уверена, что об их романе никому неизвестно.

– Где ты его взяла? – закричала она.

– Не ори, мало того, что ты меня шантажировала, так ты еще и Юрку убила!

Татьяна окончательно осела на диване. В этот момент она была похожа на тесто, которое расползлось по столу.

– Так ты все узнала? – она решила не отпираться от содеянного, у нее в голове родился план, который мог решить все ее проблемы. – Ты на машине? – неожиданно спросила она.

– Нет, – Катя была предупреждена, что ей могут задать такой вопрос, значит, все шло по плану.

После этого ответа она встала и на несколько минут ушла в другую комнату. Катерина воспользовалась этим и посмотрела за окно. Майорова надеялась увидеть там подруг, но на улице было слишком темно, и она ничего не разглядела. В это время вернулась Татьяна, которая казалась теперь спокойнее.

– Как ты могла убить человека? – спросила ее Катерина, подталкивая Татьяну на признание.

Медсестра села обратно, на диван, положила ногу на ногу и закурила следующую сигарету.

– А как ты могла отобрать у меня Родика? Если бы не ты, я была бы сейчас за границей вместе с ним, а не торчала бы в этой ненавистной клинике!

– Зачем же ты сама его упустила?

Она замялась, но решила рассказать напоследок все своей сопернице.

– Моя мать болела, и мне пришлось уехать в Краснодайск. Когда же через год я вернулась в Тарасов, то все изменилось. С работы меня уволили, Родик женился, и я осталась ни с чем, а мне хотелось многого. Ты удивляешься, как я могла убить человека? Все было проще чем ты можешь себе представить, – самодовольно ответила она, – он был большим бабником, это сразу видно, а я сделала вид, что ищу человека, который якобы живет по этому адресу. Знаешь, он с радостью пустил меня в дом.

– Как же ты смогла его отравить? – Катя прикинулась дурочкой, надеясь выудить из Татьяны все подробности, и это у нее получилось.

– Очень просто, я напросилась на кофе, так же, как у тебя, – улыбнулась она. – Пока он разглядывал мои ножки, я подсыпала ему сладкий яд.

– И ты не боялась, что кто-то мог войти в этот момент? А если бы я приехала раньше?

– А ты не помнишь, что перед твоим отъездом тебе звонили и не ответили? – с улыбкой на лице произнесла она.

Катя лихорадочно пыталась вспомнить тот вечер. У нее перед глазами проносились отрывки того рокового дня, и она, наконец, вспомнила, что на ее шуточное приветствие по телефону никто не ответил, а только положили трубку. Ей стало жутко – казалось, что Татьяна продумала все мелочи.

– Я собираюсь пойти в милицию, ты будешь гнить за решеткой до конца своей жизни! – выкрикнула она.

– Дорогая, один раз мне помешали тебя напоить тем же напитком, которым я поила твоего Юрочку, – она слащаво произнесла его имя, – но сейчас мне никто не помешает сделать это, – она хотела уже встать, но Катерина остановила ее своим вопросом:

– Ты приходила ко мне в дом, чтобы отравить меня, зачем?

– Чтобы забрать себе твоего мужа, глупая, – она вдруг решила похвалиться своим планом, который она придумала, чтобы убрать Катерину. – Я бы отравила тебя, а заодно подбросила тебе ампулу с тем же ядом, и все бы подумали, что это действительно ты убила своего дружка, а потом, не выдержав угрызений совести, покончила жизнь самоубийством.

– Да ты сумасшедшая, – с ужасом в голосе проговорила Катерина. – И почему ты так уверена, что он вернулся бы к тебе? Он давно не помнит о твоем существовании.

– Если ты до сих пор ничего не поняла, то придется самой тебе объяснять. Перед отъездом за границу я с ним встречалась, его чувства ко мне вовсе не остыли, – гордо сказала она.

– Я не верю, ты все врешь! – закричала Катерина. – Родик всегда любил меня, ты ему не нужна!

– Я и не думала, что еще есть такие наивные люди, как ты, – презрительно сказала Татьяна.

– Неужели ты все еще его любишь? – спросила Катерина.

– Нет, я просто хочу жить богато, – и с этими словами она достала из кармана шприц и бросилась к Катьке.

В это время в дом вбежали Саша и Лорка. Последняя бросилась на медсестру и, загнув ей руку за спину, выкрутила ее так, что у Татьяны выпал шприц.

– Ты здесь откуда? – изумленно уставилась она на Ларису, но та не ответила на ее вопрос, а просто вмазала по лицу со всей силы.

Татьяна упала на пол и, схватив валявшийся там шприц, всадила его себе в вену.

– Идиотка, что ты делаешь?

Они пытались выхватить у нее шприц, но было слишком поздно. Татьяна выдавила из себя слабое подобие улыбки и тихо ответила: «Теперь-то вы ничего не сможете доказать».

– Саша, беги за скорой, мы должны спасти ее, – закричала испуганная Катерина.

Татьянино лицо исказилось, то ли от боли, то ли от того, что ее могли спасти. Александра убежала, Лорка пыталась не давать заснуть Татьяне, но та уже потеряла сознание, и все Лоркины усилия были тщетны.

Скорая приехала только через полчаса, когда Татьяна была уже мертва. Возможно, это было к лучшему, ведь она могла сказать врачам, что девчонки ее убили. Катя по-прежнему сидела в кресле и с ужасом ждала приезда милиции – тогда все ее мучения начнутся заново.

Через некоторое время, действительно, приехала милиция, и начались расспросы. В доме работала экспертная группа, повсюду снимали отпечатки пальцев, девчонок по очереди допросили, но больше всех, разумеется, волновалась Майорова.

В начале десятого их всех отпустили. Катерина несколько раз переспросила следователя, действительно ли ей можно идти домой и, получив утвердительный ответ, немедленно покинула этот дом.

На обратном пути подруги зашли в кафе – им хотелось отдохнуть. Они уединились за столиком и стали обсуждать события минувшего дня. Катерина угостила подруг пивом и купила Лорке пачку «Parlament», в знак особой благодарности.

– Что было бы, если бы ты не проникла в ее кабинет и не нашла там адрес и письмо? Ведь она собиралась меня убить? – обратилась Катерина к подруге.

– Да забудь, – улыбнулась ей Лорка.

– Нет, постой, ведь если бы ты не нашла этот шкафчик с ядами и адрес Толмачева, мы никогда бы не узнали, что во всем виновата медсестра. Мы подозревали всех и вся, а разгадка была так близко.

– Но кто бы мог подумать, что она могла убить совершенно незнакомого человека. Все искали убийцу среди его знакомых, а оказалось, что жертва и убийца совершенно незнакомы.

– Я так и не поняла, как она смогла его отравить? – спросила Алина.

– Очень просто, она сказала ему, что ищет человека, который якобы живет по этому адресу, а потом напросилась к нему на чай.

– Не может такого быть, кто же пустит незнакомого человека к себе в дом? – непонимающе спросила Оксана.

– Пустит, – тихо сказала Алина, вспомнив, как совсем недавно к ней приходил молодой человек, который искал девушку. Тогда она чуть не позвала его в квартиру – он выглядел таким несчастным.

Ксюша удивленно посмотрела на подругу, и Аля рассказала девчонкам про этот случай.

– Кать, – обратилась к подруге Ксюша, которая все еще не поняла, что произошло, – а почему она сразу не убила тебя?

– Вот это вопрос!

– Нет, ну правда, почему?

– Она боялась, что Родик сразу заподозрит ее. А так, подставляя меня, она оставалась в стороне. Представляешь, мой Родик возвращается из-за границы, а я сижу за решеткой, да к тому же налицо факт измены. И в этот момент появляется Таня, этакая честная девушка, преданно и верно ждавшая его несколько лет. Он бы и сам не заметил, как попался бы в ее сети.

– Господи, на что только люди не идут ради денег, – сказала Лорка.

– Послушайте, а кто же вызвал милицию к Толмачеву? – снова спросила Ксюша.

– Как кто? Она же и вызвала, ведь как медсестре ей было известно, через какое время придет конец этому молодому человеку. И чтобы я не успела скрыться с места, она прибегла к помощи наших правоохранительных органов, зная, что они не станут долго разбираться, а посадят того, кто больше всего в этом деле замешан. Она обстряпала все в наилучшем виде. Самое удивительное, что я сама дала ей карты в руки, рассказав ей обо всех своих планах. Интересно, чтобы она делала, если бы я не сказала про адрес Толмачева, который лежал у меня в сумочке?

– А ты все еще не поняла? – упрекнула ее Саша. – Она собиралась убрать тебя с дороги любым путем, и, не найдя ничего другого, просто убила бы тебя.

– Ой, девчонки, какие вы тут ужасы рассказываете, – возмутилась Ксюша.

Они еще долго говорили и ушли из кафе только после закрытия.

***

В обед Катерине позвонил Дмитрий.

– Катя, ты обещала мне составить компанию в казино. Ты не против, если вечером я заеду за тобой?

– Я только за, – ответила она – сейчас ей больше всего хотелось быть рядом с таким человеком.

Когда Дмитрий заехал за Катериной, она выглядела просто ослепительно. Следователь не удержался и поцеловал ее, даже не предполагая, какова будет реакция Майоровой. Но Катя ответила поцелуем на его нежность. Они вдруг поняли, что сегодняшний вечер проведут не в казино, а здесь, дома у Катерины.

– Ты мне сразу понравилась, – поднимая Катерину на руки и унося ее в спальню, сказал Дмитрий.

Катя промолчала и еще крепче поцеловала его в губы. В казино они поехали только в первом часу ночи.

***

На утро, когда они собрались ехать домой, Катя предложила сначала заехать в парк, ей хотелось спокойно поговорить с Дмитрием.

– Ты знаешь, что произошло позавчера? – устало спросила она.

Дмитрий отодвинулся и закурил – вчера ему передали дело о несчастном случае в Ленинском районе.

– Ты хоть понимаешь, что она могла тебя убить? Ведь опоздай твои подруги на секунду, она бы успела вколоть тебе эту дрянь, – недобро сказал он ей. – А что было бы, если бы дверь оказалась заперта? Как можно быть такой беспечной?! – продолжал он распекать девушку.

– А что мне оставалось делать, ведь никто не верил в мою невиновность!

– Да, и именно поэтому мы тебя отпустили, – ехидно сказал следователь.

– Это только вам казалось, что я на свободе, а на самом деле я жила в ожидании нового ареста. Ведь вам некого было больше подозревать, кроме меня.

Они оба замолчали – Дмитрий понимал, что Катерине пришлось нелегко. Он обнял ее за плечи.

– Извини, я плохо расследовал это дело, мне стоило сразу понять, что ты не виновата.

Катерина промолчала – она понимала, что в этой ситуации не было виноватых.

– Как ты теперь собираешься жить со своим мужем? – тихо спросил Дмитрий.

Майорова еще не решила для себя этот вопрос – она не терпела обмана, но и жить одной ей не хотелось. Стать разведенкой никогда не входило в ее планы. Ведь раньше она считалась самой удачливой из подруг, а после развода она может стать такой же, как Лорка.

Дмитрий расценил молчание Катерины как нежелание рвать отношения с мужем. Он склонил голову на руль и закрыл глаза. Катя же подумала, что Дмитрий не хочет больше с ней встречаться. В машине была тяжкая тишина.

– Ты хочешь прекратить наши встречи? – нарушила молчание Катя.

– Ты этого хочешь, – грустно спросил он.

Она отрицательно покачала головой. Катерина надеялась, что их роман продлиться дольше одной ночи. И ее надежды оправдались.

– Я не хочу тебя потерять, – нежно сказал он и наклонился, чтобы поцеловать ее.

Катя отстранилась от него и посмотрела ему в глаза.

– Обещай, что не оставишь меня.

– Обещаю, если ты разведешься с мужем. Я не хочу тебя делить с кем-то другим, – ответил он.

– Не забывай, у меня есть дочь, и ей нужен отец.

– Заметано, – сказал Дмитрий и завел машину.

Первый луч солнца прорезал осеннюю листву деревьев, утро обещало быть прекрасным.



Купить книгу "Отравленная любовь" Хлебникова Людмила

home | my bookshelf | | Отравленная любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу