Book: Притяжение ночи. Книга 1. Шаг в пропасть



Притяжение ночи. Книга 1. Шаг в пропасть

Сюзанна Брокманн

Притяжение ночи

Книга 1

Шаг в пропасть

Примечание автора:

Все ошибки в этой книге, которые я допустила, и все вольности, которые я себе позволила, принадлежат исключительно мне.

Посвящается всем отважным мужчинам и женщинам, сражавшимся за свободу во время Второй мировой войны, а также храбрым воинам вооруженных сил США, продолжающим эту борьбу в наши дни. Приношу им свою искреннюю и глубокую благодарность. Да здравствует свобода!

Пролог

Афганистан

Операция «Несгибаемая свобода»

Младший лейтенант Майкл Малдун вскинул сжатую и кулак правую руку, останавливая группу.

Темнота безлунной ночи добавила особого колорита этой чужой, измученной войной земле, слишком бедной для того, чтобы позволить себе электрическое освещение. Лейтенант больше ощущал, чем видел, притаившихся за его спиной солдат. Они, как и он сам, прижимались к холодной скалистой почве, стараясь оставаться незамеченными.

Последовал еще один жест: всем прислушаться.

Звездное небо над ними было достойно украсить собой ночной пляж, мягкое полотенце и бутылку вина. Из окон своей далекой городской квартиры лейтенант никогда бы не смог увидеть такого Млечного Пути, сверкающего мириадами звезд. Для этого пришлось пересечь полмира.

От подобной красоты захватывало дух, но у Малдуна не было времени наслаждаться этим зрелищем. Окинув беглым взглядом небосвод, он сосредоточился на раздававшемся вдалеке неясном шуме генератора.

И-йя!

Отлично: они не сбились с пути и были сейчас именно в том месте, в котором нужно.

Координаты, отмечающие на карте главный вход в пещеру, оказались правильными. Карта была составлена в те далекие времена – несколько местных режимов тому назад, – когда США якобы помогали возводить эти неприступные убежища. «Морским котикам» повезло, что к ним в руки попали настолько подробные и точные карты.

Все подчиненные Малдуна знали, что им следует делать, и, когда он подал сигнал, молча принялись за работу.

В их задачи входило убедиться, что входы в пещеру совпадают с данными в документах, и подтвердить координаты для ракетного удара одной из подводных лодок, который должен быть нанесен менее чем через два часа. Кроме того, морским котикам предстояло разместить несколько зарядов взрывчатки, чтобы сделать последствия этого удара еще более разрушительными.

Ну а самое главное – надо было наглухо запечатать входы в пещеру, сделав невозможным проникновение в нее ни с одной стороны.

Во время обсуждения операции Космо Рихтер в своей немногословной, «телеграфной» манере спросил:

– Осама внутри?

Все разом оторвались от изучения карт, поскольку этот вопрос представлялся самым важным.

Малдуну очень не хотелось разочаровывать ребят, но ответ был отрицательным. Во всяком случае, по данным разведки. Пещеру продолжали удерживать талибы, имеющие тесные связи с Аль-Каидой, и США было необходимо исключить эту территорию из списка возможных пристанищ Бен Ладена.

Это была миссия особой важности.

Правда, не из тех, о которых мечтали «морские котики».

Лейтенант вполне разделял чувства своих подчиненных. Каждый из бойцов, включая его самого, хотел бы участвовать в акции, положившей конец существованию террориста номер один. И каждый из них жаждал, как в каком-нибудь дешевом голливудском боевике, схватиться с ним один на один и стереть эту скотину с лица земли.

Но реальная жизнь далека от красот Голливуда. В действительности победу ты мог одержать не как Рэмбо, а только и качестве члена команды.

Потому этой ночью бойцам пришлось загнать свои личные чувства поглубже и сосредоточиться на выполнении приказов. Им придется очистить этот маленький клочок земли от оборонявшего его врага. Они будут выполнить свою работу, и выполнять, как всегда, хорошо. Когда-нибудь, когда Бен Ладен перестанет угрожать безопасности США, они соберутся вместе, выпьют пивка и молчаливо признают, что когда-то и они сыграли в этом не маловажную роль. Никакого хвастовства, никаких комментариев. Ведь никто из них лично не нажал на курок.

С помощью очков ночного видения Малдун разглядел дна ярких тепловых пятна. Это были два боевика Аль-Каиды. В это время Космо и Гиллман готовили взрывчатку, чтобы стереть в пыль верхушку горы. Лейтенант не сомневался, что солнце еще не встанет над горизонтом, а пещера уже отойдет в область преданий.

Неприятный момент наступил тогда, когда один из боевиков, комплекцией почти как Малдун, видимо, собираясь облегчиться, поднялся и направился к груде камней, за которой прятался Космо.

Одна из наипервейших задач, стоящих перед группой, – ни в коем случае не дать заподозрить противнику, что они вообще здесь находятся. Тот факт, что пещера являлась объектом внимания «морских котиков», будет скрыт ковровой бомбардировкой, назначенной на 3 часа 53 минуты.

Следовало создать впечатление, что уничтожение пещеры – результат случайного попадания бомб, а не целенаправленной атаки наземных сил. До сих пор дозоры террористов охраняли лишь ближние подступы к пещере, и командование США не было заинтересовано в том, чтобы у талибов появились причины высылать разведку на дальние рубежи.

Группа Малдуна должна была остаться незамеченной.

Даже сейчас, когда зов природы заставил одного из охранников опорожнять мочевой пузырь всего в нескольких футах от Космо.

Но это был Космо – «король невидимок», – и поэтому лейтенант оставался спокойным. Он заметил только, что «морской котик» будто растворился в ночной темноте. Охранник мог писать прямо на голову Космо – тот бы даже не шелохнулся.

Через несколько бесконечно томительных мгновений (да что же пил этот парень?!) боевик вернулся на свой пост и принялся подпрыгивать на месте, чтобы согреться.

Остальная часть операции проходила как во сне. Второй вход обнаружился именно там, где и предполагалось. На карте были отмечены естественные трещины и расселины, и никаких дополнительных входов в наличии не оказалось.

Значит, у морских котиков все должно получиться и они положат конец существованию этого укрепления.

Около трех часов, когда группе пора было уносить свои задницы вниз по склону горы, появился Непредсказуемый.

Он молчал, но физиономия старшины хранила такое зверское выражение, что Малдун невольно усмехнулся. В который раз лейтенант похвалил себя, что выбрал для этой операции Кармоди – Непредсказуемого.

Однако, всмотревшись в его лицо повнимательней, Малдун понял, что что-то произошло.

«Неприятности?» – на языке жестов спросил он.

Непредсказуемый ответил настолько неприличным движением, что стало ясно: проблема есть, и, судя по всему, серьезная.

Малдун дернул головой в сторону, и Непредсказуемый последовал за ним, отползая подальше от поста боевиков..

Кармоди сразу же перешел к сути:

– Сильверман докладывает, что к пещере по тропе приближается отряд террористов. Тридцать человек. Расчетное время прибытия – примерно через сорок минут.

– Понятно. – Малдун сообразил, что его группе придется изменить маршрут отхода. – Тогда мы спустимся с горы другим путем.

Конечно, это заняло бы больше времени, поскольку земля вокруг была буквально нашпигована минами, но по времени группа вполне успевала отступить.

Можно было бы, – согласился Непредсказуемый, – но они ведут с собой пленника. Похоже, это тот засранец-журналист из Франции, что захватили в Кандагаре прошлой ночью.

Да, положение хуже некуда. Операция, поначалу казавшаяся конфеткой, превращалась в настоящее дерьмо. Пленник, да еще и репортер к тому же. Малдун заскрипел зубами, прикидывая возможные варианты.

– …твою мать! – прохрипел Непредсказуемый. – Если я чувствую, что из-за этого гребаного француза-фотографа наша идеальная акция становится чем-то непотребным, только и остается, что выражаться. Сейчас самое время использовать весь запас ругательств, лейтенант. Ничего больше не остается.

– Это не поможет, – коротко возразил Малдун.

– Этот парень просто недоносок, хотя бы потому, что позволил поставить себя в такое положение.

Тридцать террористов против восьмерых «морских котиков». Почти все шансы в их пользу. В принципе, «котики» могут устроить засаду и перебить боевиков, это не проблема. Но как сохранить пленника, когда начнется перестрелка?..

Да к тому же при этом не дать себя обнаружить?

Есть только один способ оставаться незамеченными: использовать исключительно холодное оружие.

Но с одними ножами засада может оказаться неэффективной. Конечно, можно попробовать потихоньку уничтожать террористов поодиночке. Только рано или поздно кто-нибудь из них заметит, что численность отряда уменьшается, и тогда перестрелки не избежать.

– Этот парень действительно недоносок, и точка. Если уж он выбрал себе такой способ зарабатывать на жизнь. – Непредсказуемый искренне полагал, что для журналистов и фотокорреспондентов в аду зарезервировано отдельное местечко. Дело в том, что сам старшина был женат на Саванне фон Хопф, и этот факт всегда поражал и веселил Малдуна. Особенно когда Кармоди начинал свои разглагольствования. Вместе с семейством Кеннеди и Рокфеллера фон Хопфы были в Америке чем-то вроде особ королевской крови и традиционно служили мишенью для папарацци. Отсюда и резко отрицательное отношение Непредсказуемого ко всем представителям прессы.

– Единственное, что остается, – продолжал Кармоди, – так это оставаться невидимыми и пропустить террористов. Наша миссия не предусматривает спасение идиотов-журналистов. Иначе вся Аль-Каида узнает о том, что мы сегодня были здесь. Я прав?

Конечно, старшина был прав. И все же…

– Если мы позволим отряду добраться до пещеры, то репортер оттуда уже не выйдет, – констатировал Малдун очевидный факт. – Никогда.

Непредсказуемый молчал. Наверное, размышлял о том, какая это жуткая смерть даже для журналиста – оказаться похороненным заживо в окружении озверевших головорезов-террористов…

– Пришли ко мне Дженка, – распорядился Малдун. Марк Дженкинс носил радиостанцию. Пришло время нарушить молчание и связаться с одним из пилотов F-18. Самолеты с полной бомбовой нагрузкой патрулировали район на больших высотах. – А заодно Иззи и Космо. Отправь Гиллмана и Лопеса вниз по тропе: я хочу знать все о каждом камне, каждом скальном выступе и особенно о любом клочке открытого пространства. Мы проходили одно место, где тропа тянется по абсолютно голому участку. Там негде спрятаться. Пусть ребята выяснят, на каком расстоянии оттуда сейчас террористы.

– Слушаюсь, сэр. – Чтобы выполнить приказы лейтенанта, Кармоди не пришлось далеко ходить. Старшина отправил Лопеса за Дженком. Буквально через несколько секунд Кармоди вернулся к лейтенанту. За ним следовали Иззи и Космо. – Я полагаю, у тебя уже созрел и голове план, как первым обосрать этих засранцев.

Именно так выразился Непредсказуемый.

– Да.

– А я и не сомневался, – констатировал Космо.

– У нас найдется взрывчатка, чтобы сымитировать взрыв противопехотной мины? – поинтересовался Малдун.

– Ну, уж этого-то говна… – в своей манере отреагировал Кармоди.

– Тогда действуй, старшина. – Лейтенант повернулся к Космо и Иззи. – А мне понадобятся лохмотья одного из охранников. Того, что почти с меня ростом.

– Кстати, мне они тоже придутся впору, – заметил Иззи. – Я еще не забыл, как в Калифорнии командир советовал мне исключительно вежливо напоминать вам почаще доверять подчиненным, а не соваться вперед самому. Итак, лейтенант, с величайшим почтением напоминаю вам, что…

– Да, а как у тебя с французским? – ехидно поинтересовался Малдун, заранее зная ответ. Иззи свободно владел испанским, но по-французски мог разве что сделать заказ в ресторане, да и то при условии, что официант сам владеет несколькими языками. – Используй свое величайшее почтение по назначению и достань мне одежду. По тропе я пойду сам.


03 ч. 29 мин.


Малдун слышал, как медленно, но неотвратимо приближается к пещере отряд террористов. Вереница молчаливых фигур поднималась вверх по склону, и было слышно, как под их ногами похрустывает холодная каменистая земля.

Из слов Сильвермана лейтенанту стало известно, что террористы обрядили пленного француза в женскую одежду, а его лицо скрывает паранджа.

Это был довольно эффективный способ транспортировки пленных, поскольку он делал их полностью неузнаваемыми.

Дженк, скорчившись рядом с лейтенантом, приник к радиостанции. Он утвердительно кивнул Малдуну и прижал к наручным часам два пальца. Это означало, что первая волна бомбардировщиков обрушит свой груз на цели через две минуты.

Секунды текли, террористы приближались, а где-то над их головами умные бомбы уже прокладывали свой путь по ночному небу. Малдун дышал ровно, так как знал, что координаты, переданные ими пилотам морской авиации, вполне точные. Бомбы должны лечь настолько близко от «морских котиков», что те ощутят ударную волну и жар от взрывов.

Но если в расчеты вкралась хоть малейшая ошибка…

Да, человеку свойственно иногда ошибаться. Не исключено, что воздушный удар, скоординированный Малдуном, накроет и самих «морских котиков».

Но пока ничего подобного не произошло, нечего терять время на пустые размышления.

И вот они уже здесь. Террористы вывернули из-за скал и стали видны.

Впереди шагал авангард из трех дозорных, проверявших тропу на предмет мин-ловушек. Точно так же несколькими часами ранее пробирались сюда «морские котики».

Дозор не слишком оторвался от основной группы, представлявшей собой довольно пеструю толпу. В основном это были раненые, покидавшие район боевых действий под Кандагаром. Некоторые не могли передвигаться без посторонней помощи. Малдун насчитал несколько носилок. На одних лейтенант заметил распростертое тело мальчишки не старше тринадцати лет, у которого, впрочем, как и у взрослых, наличествовал целый арсенал оружия и боеприпасов.

Это террористы. Террористы все до одного. И точка. Не бывает ни бедных, ни усталых, ни несчастных террористов, как бы жалко они сейчас ни выглядели. Это враги. Причем враги смертельные.

Они дали обет погибнуть, защищая Осаму Бен Ладена. Они воспитали своих мальчиков в ненависти и поработили собственных дочерей, лишив их права на образование. Они восхваляли и поддерживали убийцу, воевавшего с безоружными, с женщинами и детьми.

Теоретически тридцать террористов не представляли собой сколько-нибудь серьезной угрозы. Но если учесть, что все они сосредоточились на узенькой тропе, этого было вполне достаточно.

Малдун поискал глазами фигуру переодетого в женское платье журналиста и, наконец, нашел. Тот плелся в середине группы, окруженный со всех сторон боевиками.

В общем-то террористы вели себя довольно разумно. Если бы Малдуну самому пришлось вести пленного, он разместил бы своих людей именно так.

Лейтенанта порадовало, что репортер оказался довольно щуплым. В случае чего его можно будет просто схватить в охапку, не тратя времени на свой давно забытый французский.

Присмотревшись повнимательней, Малдун определил, что журналиста конвоируют двое, причем вместо того, чтобы следить за пленным, они то и дело обмениваются подозрительными взглядами. Это тоже внушало надежду.

Дженк, находившийся рядом, вновь коснулся часов.

Сейчас все свершится. В любую секунду. Или он угробит своих бойцов, или…

Ба-бах!

Слава богу, все остались живы. Первая бомба ударила именно в то место, куда Малдун уговаривал ее попасть. Чуть западней тропы. За ней почти в том же месте разорвалась вторая, и Малдун с облегчением перевел дух.

Молчание в группе террористов сразу же нарушилось. Причем все тридцать заговорили разом, поднимаясь с земли и отряхивая пыль.

Лейтенант вновь обшарил взглядом толпу, стараясь определить лидера.

Может быть, тот, с бородой до пояса, словно сошедший с плаката группы «Зи-зи Топ»? Или другой, молодой парень со злобным хищным лицом, тот, что постоянно размахивает руками, отчего его одежды картинно развеваются? Небось часами тренируется перед зеркалом.

Пройдя лишь обязательные для «морских котиков» краткосрочные курсы пушту и дари, как языков «вероятного противника», Малдун различал лишь отдельные слова террористов, но по жестам и телодвижениям сумел понять, что «Зи-зи» предлагает укрыться, в то время как молодой Злюка требует идти дальше.

Дженк снова указал на часы. Оставалось тридцать секунд, чтобы узнать, насколько верны координаты следующей цели для бомбардировки.

Не надо. Думать. Об этом. Малдун решил не тратить времени на пустые переживания, тем более что сейчас от него ничего не зависело.

Тропа выходила на открытое место, и Малдун еще раз прикинул свой маршрут, по которому он Двинется к переодетому журналисту.

Двое конвоиров, которым он мысленно присвоил клички «Цап» и «Царап», тоже увлеклись дебатами на тему прятаться или двигаться вперед, отстаивая противоположные точки зрения.



Цап тем же жестом, что и молодой Злюка, уверенно указывал на запад, в том направлении, где недавно рвались бомбы. Малдун примерно представлял себе, о чем говорят террористы.

– Ты что, спятил? Мало того что бомбят, так там еще и целое минное поле. Лучше идти к пещере. Безопасней.

Царап в унисон с Зи-зи указывали в восточном направлении:

– Мы можем не добраться до пещеры. Лучше спуститься в долину и спрятаться там.

Ба-бах!

Третья бомба – своеобразный спецзаказ Малдуна – ухнула как раз там, где ему и хотелось, – чуть к востоку. За ней последовала еще одна, разорвавшаяся немного южней.

Террористы снова как по команде попадали на землю, словно исполняя какой-то причудливый местный танец.

Теперь, как и предполагал лейтенант, их жесты и намерения стали одинаковыми. Всем хотелось добраться до пещеры, чтобы оказаться в безопасности. Причем как можно скорей. Идущим последними могло повезти гораздо меньше.

Еще две бомбы легли по разные стороны тропы. Все шло по плану. Атака продолжалась полным ходом во всех направлениях. А теперь бегите и спасайте свои поганые шкуры, ненавистное отродье!

Но сейчас о быстром передвижении не могло быть и речи. Надо было как можно скорей выйти на открытое место, где уже ничто не препятствовало бегству. Террористы принялись толкать и пихать друг друга, стараясь побыстрее очутиться на свободной для маневров территории. Теперь уже нельзя было различить, где люди Зи-зи, а где сторонники Злюки. Началась паника, на что, собственно, и рассчитывал Малдун.

Уверенно кивнув Дженку, лейтенант выскользнул из своего укрытия и почти сразу же врезался в беснующуюся толпу врагов.

Оружие он держал наготове, а нижнюю часть лица для надежности обмотал шерстяным шарфом. Было бы глупо появиться среди террористов, поддерживающих талибов, с чисто выбритой физиономией, а времени для размышления уже не оставалось. Впрочем, выбирать не приходилось.

Малдун плечами проложил себе путь через толпу и оказался рядом с пленником. Тому было тяжело передвигаться: его голову скрывало какое-то подобие мешка. Цап и Царап принялись подталкивать журналиста в спину – они наконец-то пришли к единому мнению и пытались заставить пленника двигаться быстрее. И тут события принялись развиваться в пользу лейтенанта. От одного из толчков журналист запутался в длинном одеянии и повалился ничком прямо к ногам Малдуна.

Это был подарок судьбы, и командир «котиков» не стал терять времени. Он подхватил извивающегося на камнях репортера и вскинул его на плечо. Цап и Царап принялись орать на него.

– Не брыкайся, – буркнул Малдун на французском в складки длинного женского платья. – Я пришел, чтобы помочь тебе.

Однако сопротивление журналиста не прекратилось. Малдуну пришлось посильней прижать того к себе, прислушиваясь к крикам террористов. Но конвоиры либо использовали какой-то местный диалект, либо говорили слишком быстро. Так или иначе, но Малдуну не удалось разобрать ни слова.

Если сомневаешься, кричи сам. И погромче.

– Вперед! – заорал Малдун конвоирам на пушту. – Бежим! Быстро!

И только когда он сам бросился бежать, крикуны умолкли, Правда, перед этим Царап, очутившийся справа от него, как-то подозрительно посмотрел на лейтенанта.

Хорошо хоть журналист, как выяснилось, почти ничего не весил. Нести его было бы до смешного просто, если бы не задача Малдуна ускользнуть от террористов. К тому же лейтенанта при каждом шаге всякий раз больно ударяло в спину что-то твердое, заметно тормозя его бег. Казалось невероятным, чтобы террористы оставили корреспонденту его фотокамеру, но лейтенанту пока что ничего лучше в голову не приходило.

– Прекрати! – наконец приказал он по-французски. – Прекрати драться, а не то я тебя убью прямо на месте.

В тот же миг журналист перестал сопротивляться, чем значительно облегчил задачу лейтенанта, особенно когда Малдун почувствовал, что шарф начинает предательски сползать с его типично американской физиономии.

Ему удалось снова завязать его, на этот раз потуже, и очень скоро он очутился на том самом открытом участке пути, на который обратил внимание еще тогда, когда группа «морских котиков» двигалась к своей цели. Но сейчас он попал сюда раньше, чем предполагал. А следующая бомба (между прочим, самая главная) – Господи, не допусти, чтобы она убила ребят! – еще не была сброшена.

Поэтому лейтенант сделал ложный выпад вперед и упал на колено – правда, ударившись при этом гораздо сильней, чем рассчитывал, поскольку приземлился прямо на острый камень. Черт! Острая боль прорезала ногу, волной прокатившись по всему телу, в ушах зазвенело, но даже это не замедлило его движений.

Правда, репортер снова принялся барахтаться, что усложнило лейтенанту задачу быстро подняться на ноги.

Цapaп очутился рядом с ним и что-то громко кричал, обращаясь к Малдуну, Цап же успел куда-то исчезнуть.

Малдун вовсе не стремился показать противнику, что испытывает жуткую боль. Но уже в следующий момент раздался очередной взрыв.

Ба-бах!

Это была та самая бомба, которую так ждал лейтенант. Она упала настолько близко, что Малдуна взрывной волной усадило на землю – не исключено, что опять на тот же злосчастный камень, о который он только что повредил колено. Вот дерьмо!

Сверху посыпались мелкие камешки и пыль. Все еще крепко держа репортера в руках, лейтенант поднялся на ноги и рванулся к убежищу.

Он направлялся строго на запад.

Царап снова что-то выкрикнул ему, и на этот раз Малдун уловил именно те слова, которые и ожидал услышать.

Противопехотные мины.

Но он не остановился и не прекратил стремительно двигаться вперед даже тогда, когда поблизости разорвалась еще одна бомба, сотрясая землю вокруг него. Малдун перепрыгнул через ближайшие камни, одолев их одним махом, и тут же очутился в объятиях Космо и Сильвермана.

Они быстро втащили и его и журналиста в укрытие за грудой крупных камней, а в это время где-то рядом Непредсказуемый щелкнул тумблером.

Бах!

Взрыв прозвучал довольно убедительно. Можно было подумать, что там, где только что исчез лейтенант со своей ношей, действительно сработала противопехотная мина. Впрочем, грохот взрыва вскоре заглушили удары очередных, уже настоящих авиабомб.

Очевидно, Царап все же обладал некоей долей здравого смысла, потому что сразу же рванул вслед за своими убегающими товарищами из Аль-Каиды.

Сейчас не было времени для личных переживаний, однако колено у Малдуна разболелось не на шутку. Господи боже мой! Да оно еще и раздулось, став размером с арбуз. При этом казалось, что опухоль продолжает расти.

Но это невозможно! Ушибленная коленка не могла так опухнуть! Да, при ударе она сильно болит, человек орет, но потом проходит минуты две-три, и жизнь начинает идти своим ходом. Однако, как ни старался Малдун, он не смог убедить себя в том, что боль унялась.

Лейтенант поднялся на ноги, стянул с себя лишнюю одежду, все еще отказываясь верить в то, что он серьезно повредил себе ногу во время своего притворного падении. Болит, ну и что с того? Распухла, ну и ладно. Подумаешь! Он же все-таки «морской котик»! Ему не раз приходилось терпеть боль и посильнее.

– Снимите с него эту дрянь, – приказал он Сильверману, который сейчас развязывал журналиста.

В этот момент к нему обратился Дженк:

– Сэр, сейчас три часа тридцать семь минут, самолеты продолжают выполнять свою задачу. Вертолет подберет нас в условленном месте, но нужно торопиться, чтобы поспеть туда прежде, чем нас накроет бомбами здесь.

– Вперед! – коротко приказал Малдун.

– Ух ты! – внезапно воскликнул Сильверман. – А наш француз, оказывается, девушка.

– Американцы! – с досадой сплюнула журналистка.

В ее голосе слышался сильный акцент. Фотокорреспондент действительно был женщиной. – Можно было бы сразу догадаться. Так я и знала!

– С вами все в порядке, мэм? – учтиво поинтересовался Малдун.

Ее волосы были смешно выкрашены. Видимо, репортерша безуспешно пыталась добиться угольно-черного цвета. Она гневно сверкала глазами, очевидно недовольная происходящим.

– А вам известно, сколько времени мне потребовалось, чтобы устроить интервью с самим Абдулом Муллой Зишаном? И тут являетесь вы и спасаете меня. Спасибочки вам, капитан, но я вас об этом не просила. Лично я возвращаюсь в пещеру.

Женщина решительно повернулась и в самом деле зашагала назад, в сторону террористов. В другое время, может быть, это показалось бы забавным, но сейчас оставалось слишком мало времени, и смеяться было просто некогда. Если бы при этом у Малдуна еще не болело колено, да так, что, казалось, оно готово взорваться в любую секунду. Боль усилилась настолько, что по спине лейтенанта заструился пот. Каждый шаг стоил ему немалых усилий.

– Примерно через пятнадцать минут от этой пещеры камня на камне не останется. Она будет полностью уничтожена, – сообщил Малдун молодой женщине.

– Чушь собачья! – возразила она и бросила в сторону лейтенанта испепеляющий взгляд, на который способны только европейские женщины. – Ваше собственное правительство заявило, что эти пещеры неуязвимы при любых бомбардировках.

– Они солгали, – спокойно ответил Малдун. – Это называется дезинформацией. Нужно было, чтобы Осама почувствовал себя в полной безопасности и оставался на месте.

Корреспондентка залепетала что-то по-французски. Было ясно, что она в чем-то страстно обвиняет американцев. Потом она повернулась и побежала в сторону тропы, ведущей к пещере.

Только этого сейчас и не хватало! Может, не стоило ее останавливать?

Она была маленькой, юркой и стремительной, но Малдун настиг ее в несколько размашистых шагов. Его колено горело, но он умудрился приземлиться на левую сторону, при этом больная нога даже не коснулась почвы. Он сбил журналистку на землю, а сам навалился сверху. Боль была жуткой, но все же сносной, пока эта фурия не начала снова сопротивляться и не лягнула его.

Причем не куда-нибудь, а прямо в поврежденное колено.

– Чтоб тебя!..

Ну просто замечательно. Лучше не бывает! Лейтенанту показалось, что какая-то часть его самого отделилась от тела и сверху бесстрастно наблюдает за тем, как он мучается там, внизу, едва сдерживаясь, чтобы не вывернуло от боли тут же, на месте.

Не дай ей смотаться!

Малдун изо всех сил удерживал женщину и даже прикрыл ее своим телом, когда одна из последних бомб осыпала их градом мелких камешков и щебня. Журналистка что-то возмущенно вопила, но лейтенант ее не слушал. Она могла с тем же успехом говорить по-марсиански. Единственное, что оставалось командиру «котиков», – это прикрыть ей рот ладонью, надеясь, что она не вцепится в нее зубами, и продолжать прижимать к земле.

Наконец – слава Всемогущему Господу! – рядом оказался Непредсказуемый, не позволивший журналистке убежать в горы.

– Если понадобится, заткни ей рот кляпом и унеси отсюда, – с трудом проговорил Малдун.

– Я займусь ею, сэр.

– Дышите глубже, – посоветовал Иззи. – Просто дышите глубже, и все будет в порядке, лейтенант. Я обещаю, очень скоро вам полегчает.

Занелле показалось, что его ранило осколком в область паха и чуть не снесло яйца. В другое время Малдун бы расхохотался, услышав подобное заявление. Но сейчас…

– С вами все в порядке, сэр? – Лопес навис над лейтенантом с выражением вопроса на лице.

– Да. – Малдун напряг всю силу воли, подтянулся на локтях, чтобы принять сидячее положение, и встал на ноги. Дерьмо! Вот ведь дерьмо! – Да, все нормально, – повторил он больше для себя, чтобы самому увериться в сказанном.

– Сэр, – Дженк осторожно напомнил ему о времени. – Тик-так.

– Бежим! – приказал Малдун. – Вперед, ребята. Отсюда надо поскорей убираться. И немедленно.

Он справится, у него все получится. Вниз по тропе. Шаг за шагом. Он обязательно доберется до вертолета, а потом ему дадут пузырь со льдом, и боль в ноге постепенно начнет утихать.

– А ты в состоянии бежать? – насторожился Непредсказуемый. Он находился позади Малдуна, и теперь ему самому приходилось сбавлять шаг, чтобы идти в ногу с лейтенантом. Наверное, впервые в жизни он говорил вполголоса.

– Да. – Малдуну сейчас очень не хотелось разговаривать. Ни с Кармоди, ни с кем-либо другим. Теперь всю энергию нужно было сосредоточить на том, чтобы продолжать продвигаться вперед. Но он был здесь командиром. Он не мог позволить себе просто исчезнуть. – А где…

– Я передал ее Космо, – ответил старшина, предупреждая вопрос лейтенанта. – Я думаю, когда она поймет, что мы спасли ей жизнь, то будет еще нам благодарна. А врага мы все равно одолеем рано или поздно.

– Ты отличный парень, старшина, – улыбнулся Малдун.

– Клянусь задницей, что так оно и есть. Я всегда забочусь о своих ребятах. – Он закинул руку Малдуна себе на плечи. – Правая нога, угадал?

– Все в порядке. – Лейтенант хотел было отказаться от помощи, но сразу же почувствовал, что, опираясь на старшину, он стал передвигаться гораздо быстрей. А чем быстрей будет двигаться, тем скорее вся его команда сможет попасть туда, где они будут в безопасности. Группа «морских котиков» не могла перемещаться быстрей самого медленного ее члена, каковым сейчас оказался сам Малдун, сознание этого окончательно лишало его сил.

Ничего не в порядке. Ты только что сказал: «Дерьмо», заметил Непредсказуемый. – Ты в команде номер шестнадцать уже почти два года, и впервые за все это время произнес неприличное слово. Причем, как мне покачалось, оно было четырехкратным: дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо. Так что с тобой стряслось? Лодыжка?

– Колено.

– Вывих?

– Нет. Сам не знаю. Я упал на него и… Все будет хорошо.

– Болит, сука, чтоб его!.. Да?

– Со мной все в порядке, – упрямо повторил Малдун. – Давай прибавим шагу.

– Как скажете, сэр.

Непредсказуемый почувствовал, что теперь ему стоит немного помолчать. Ночь для лейтенанта превратилась в туманный кошмар, наполненный разрывами падающих бомб, докладов Дженка, каждые тридцать секунд напоминавшего о том, сколько времени у них осталось, тяжелым неровным дыханием его и старшины и раздирающей огненной болью в колене.

Малдун услышал шум лопастей раньше, чем увидел вертолет. И вот, наконец, его взору открылось самое чудесное зрелище на свете.

Лейтенант привычно пересчитал по головам забирающихся в вертолет бойцов, затем машина оторвалась от земли, и они наконец-то убрались к чертовой матери из этого ада.

Боль снова напомнила о себе, когда Лопес разрезал его штанину, чтобы осмотреть раздувшийся арбуз, который некогда был коленом. Лейтенанта вырвало в шлем одного из членов команды вертолета. Затем, к смущению Малдуна, весь мир для него сузился до какого-то непостижимого темного туннеля, и он потерял сознание.


Он пришел в себя, когда вертолет уже приземлился, но испытывал при этом страшную слабость и не сразу понял, где находится. Рядом стоял Непредсказуемый, и Малдун тут же схватил его за рукав:

– Все в порядке?

– Да. Мы благополучно вернулись на авианосец, лейтенант. Миссия выполнена.

– Отлично. – Голова была тяжелой, но колено уже не болело, слава богу. Он попытался сесть, но Кармоди и подскочивший к нему Лопес тут же удержали лейтенанта в лежачем положении.

– Эй, Майки, ты куда это собрался, приятель?

– Все нормально, – отозвался Малдун.

– Он, мать его, собирается на собственных ногах выйти из вертолета, – доложил старшина Лопесу.

– Сэр, я прямо не знаю, что сказать, – начал Джей Лопес. – До тех пор, пока мы не сделаем рентген, рисковать не стоит. Мне кажется, у вас трещина в чашечке.

– Где?!

– Помнишь, как капитан Малдун бежал сломя голову вниз по горе в Афганистане со сломанной коленной чашечкой? – спросил Непредсказуемый.

Малдун никак не мог вникнуть в смысл сказанного.

– Я хотел сказать этой репортерше… Но я же не капитан!

– Лейтенант, я вам вколол кое-что от боли, – медленно и отчетливо произнес Лопес, – поскольку вы сильно повредили коленную чашечку.

– А потом ты еще пробежал несколько миль, – добавил старшина.

Не может быть.

– Но сейчас со мной все в порядке, – уверенно заявил Малдун, и в это время ребята из корабельного госпиталя вытащили его на носилках из «Морского ястреба».

К руке лейтенанта тянулась трубка капельницы. Все вокруг казалось каким-то ненастоящим. – Нет, ребята, в самом деле, со мной все в порядке.

– Кто бы сомневался, – усмехнулся Непредсказуемый.

Бойцы Малдуна молча смотрели, как уносят на носилках их лейтенанта. Как всегда, Космо напоследок успел сказать ему кое-что приятное. Эти слова были достойны морского котика, и Малдун оценил их. Космо произнес:

– Й-ес! Я рад, что ты на нашей стороне.

Глава первая

Несколько месяцев спустя


За какие-нибудь сорок пять минут советник Белого Дома по связям с общественностью Джоан ДаКоста была понижена в общении с адмиралом до какого-то лейтенанта. Причем младшего.

Она решила не воспринимать это как личную обиду или пренебрежительное к ней отношение здесь, на военно-морской базе. Скорее всего, это диктовалось обстановкой, царившей в военно-морских силах США.



Что интересно, время общения на каждой ступеньке иерархической лестницы по мере ее продвижения вниз становилось все короче и короче, а мужчины в белоснежной форме оказывались все моложе и привлекательней.

Вообще-то адмирал с такой внешностью мог украсить собой страницу настенного календаря как «Красавец месяца». Особенно обращали на себя внимание густая цвета перца с солью шевелюра и озорные морщинки у глаз, свидетельствовавшие, правда, не только о веселом нраве, но и о постоянно испытываемом им волнении. Но так как он командовал специальными боевыми подразделениями, Джоан скорее удивило бы отсутствие у него подобных морщин.

Адмирал встретил Джоан сразу по ее прибытии в Коронадо, и она несколько расслабилась. Ей уже приходилось несколько раз сталкиваться с адмиралом Мортоном Кроули («Называйте меня просто Чип»), но это происходило в Вашингтоне, на ее территории. Он относился к тому редкому типу людей, которые внимательно прислушиваются к словам собеседника.

Однако ее вздох облегчения оказался несколько преждевременным. Чарующе улыбаясь и чуть ли не извиняясь, адмирал вежливо переадресовал Джоан контр-адмиралу Ларри Таккеру, командующему базой.

Таккер на поверку оказался самым настоящим солдафоном, в чем Джоан убедилась, едва он успел раскрыть рот. По роду своей деятельности ей и раньше приходилось сталкиваться с идиотами, поэтому она распознавала их с первого взгляда. Контр-адмирал, с очень красивым лицом и безупречной прической (каждая прядка волос была идеально уложена, чтобы скрыть нарождающуюся плешь), представлял собой, что называется, клинический случай.

К тому же он оказался весьма скользким и неприятным типом. Задержав после рукопожатия ладонь Джоан дольше, чем следовало, он плотоядно прошелся взглядом по ее груди, всем своим видом говоря: «Мы оба знаем, что ты меня хочешь, ведь я такой очаровашка!»

Но! Палец его руки украшало обручальное кольцо.

Джоан нестерпимо захотелось вымыть руки. Таккер тем временем в напыщенных тонах объявил, что он лично займется вопросами безопасности в связи с предстоящим посещением базы президентом и его дочерью.

ДаКоста не знала, радоваться ей или расстраиваться. То ли Таккер хотел подчеркнуть, что он настолько важная персона, что ему некогда заниматься мелочами, которые для нее так важны, то ли собирался, что называется, взять со стола суперклей и намертво приклеиться к ней.

Слава богу, клей остался на столе. Джоан испытала даже что-то вроде радостного облегчения, когда контр-адмирал перепоручил ее заботам лейтенанта-коммандера Тома Паолетти, в подчинении которого находилась шестнадцатая команда «морских котиков».

Всего-навсего.

Зато именно эта команда и была тем подразделением, с которым президент пожелал познакомиться лично во время своего предстоящего визита. Шестнадцатая отличалась своим невероятным послужным списком, выдающейся храбростью, эффективностью, находчивостью и выносливостью. В войне против террористов все эти качества имели первоочередное значение.

Контр-адмирал отправился восвояси, а Паолетти, обменявшись с Джоан коротким рукопожатием, пригласил ее в свой кабинет.

Боже мой! Какой же он оказался прелестью! Настоящий мужчина с большой буквы «М» без грана слащавой угодливости. Широкогрудый, с тяжелой челюстью и живым блеском в умных карих глазах. Джоан пришлось взять себя в руки, чтобы не пялиться на его восхитительные мускулистые ягодицы, обтянутые снежно-белыми форменными брюками. Ведь только что ей самой было неприятно от похотливо-оценивающего взгляда Таккера, и она решила не унижать Паолетти похожим отношением.

Но боже мой, боже мой…

Офицер, руководивший шестнадцатой командой, оказался ее ровесником, может быть, чуть старше. Его прическа, вернее, ее отсутствие делало его похожим на Брюса Уиллиса. И относился он к ней, видимо, так же, как знаменитый актер. Просто позволил ей исчезнуть, не обратив на нее внимания. Очевидно, его это совсем не волновало. А впрочем, чего ему беспокоиться, с таким-то великолепным телом?..

ДаКоста попыталась заставить себя сосредоточиться на его лице. Или лучше на руках. Обручального кольца на пальце не обнаружилось.

Джоан, прекрати немедленно!

Чуть хрипловатым голосом Паолетти поведал ей, какую глубокую гордость испытывает вся команда бойцов из-за того, что президент отметил их заслуги перед страной.

– Я понимаю желание президента нанести визит солдатам именно здесь, в Коронадо. Моя команда и я, соответственно, с удовольствием организуем для него полную экскурсию по базе, раз уж он решил…

Джоан пришлось перебить его:

– Простите, возможно, вы неправильно информированы. Визит президента будет официальным и, скорее всего, недолгим. Насколько мне известно, президент Брайант выступит утром с короткой речью и поприсутствует на военном параде. А его дочь останется на базе на несколько дней. Вот для нее-то вы и организуете полную экскурсию.

На челюстях Паолетти заиграли желваки. Он взглянул на часы, и стало понятно, что он не испытывает никакого удовольствия от подобной перспективы. Джоан не была уверена в причинах такой реакции, хотя некоторые подозрения у нее имелись. Президентская дочурка от первого брака, Брук Брайант прославилась на весь свет своим несносным характером. Она даже заслужила прозвище «Дикое дитя», хотя ей уже скоро должно исполниться сорок.

В обязанности Джоан как специалиста по связям с общественностью входило проследить, чтобы Брук не выставила в невыгодном свете ни себя, ни своего отца-президента. Особенно сейчас, когда дочка якобы «помогала» отцу в его новой предвыборной кампании.

Брук Брайант в общем-то была довольно милым существом, однако ей фатально не везло с фотокорреспондентами. Стоило ей попасть в неловкое положение, как рядом тут же оказывался кто-нибудь с фотоаппаратом, и вскоре снимки уже украшали первые полосы газет.

Но с этим еще можно было бы мириться. Хуже обстояли ее дела наличном фронте. Брук умудрялась постоянно влюбляться в полных идиотов. В результате, когда выяснялось, что ее очередной бойфренд оказался кретином, она совершала абсолютные глупые поступки. А поскольку количество недоумков в Вашингтоне оставалось стабильно высоким, она без труда увеличивала список своих промахов.

Лейтенант-коммандер Паолетти, наверное, заранее представил себе, что начнется на полосах газет и в Интернете, когда Брук у всех на глазах свалится с пристани базы в воду.

– Ну, нам потребуется какое-то время, чтобы согласовать все детали, – произнес он. – Простите, я с удовольствием беседовал бы с вами и дальше, но у меня назначена еще одна важная встреча. Я уже распорядился, чтобы вас сегодня ознакомили с расположением базы. Впрочем, это произойдет уже через десять минут. Если, конечно, у вас нет других планов.

– Прекрасно.

– Мы с вами пообщаемся в контакт позже, – продолжал Паолетти. – Если не сегодня, то завтра или послезавтра. – А сейчас я оставлю вас в надежных руках моего старшего помощника лейтенанта Каспера Джакетта.

– Я сегодня вечером совершенно свободна, – заметила Джоан, выходя из кабинета. Слишком, уж ее заинтриговали слова Паолетти относительно «пообщаемся». Она твердо придерживалась правила, что без игры не добиться победы. Кроме того, она всегда была неравнодушна к Брюсу Уиллису. – Если, конечно, это вас устроит.

– О-о-о, – протянул лейтенант-коммандер, потирая квадратный подбородок. – Как раз сегодня ничего не получится. Я уже договорился о встрече со своей невестой.

Та-а-ак! Эту информацию следовало принять к сведению. Причем Паолетти ухитрился подать ее достаточно изящно и безболезненно для гордости Джоан.

– Я все поняла, – улыбнулась она Паолетти, давая ему понять, что не испытывает ни разочарования, ни смущения. – Не вините меня за неудачную попытку навязать вам свое общество.

– Благодарю вас, – в голосе лейтенанта-коммандера прозвучало искреннее облегчение. – И отдельное вам спасибо от моего эго. – Улыбка у этого красавца оказалась обезоруживающей. Кем бы ни была его невеста, этой крошке исключительно повезло. Видимо, избранница Паолетти действительно торопилась надеть ему на палец обручальное кольцо. – Можете присоединиться к нам за ужином. Я уверен, что Келли не будет возражать.

– Если вы не собираетесь обсуждать со мной какие-нибудь неотложные дела, я предпочитаю воздержаться от столь лестного приглашения, – опустила глаза Джоан. – К тому же я до сих пор живу по вашингтонскому времени, и мне надо адаптироваться. – Джоан планировала задержаться здесь на месяц, взяв отпуск сразу после визита Брук в Коронадо. ДаКоста, конечно, слукавила. Как правило, ее организм не требовал дополнительной перестройки при смене часовых поясов. При кратком визите она продолжала жить по столичному времени, а если случалось провести вдали от дома несколько недель, это не, доставляло ей ни малейшего неудобства.

– Может быть, как-нибудь на неделе мы все вместе пообедаем, – предложил Паолетти. – Я уверен в том, что Келли захочет познакомиться с вами. «Западное крыло» всегда было ее любимым телешоу.

Джоан рассмеялась:

– Передайте ей, что мне тоже приятно участвовать в нем, но было бы лучше, если бы Джош Лайман при этом оставался в соседнем офисе.

Лейтенант-коммандер Паолетти расхохотался, потому что им самим сейчас предстояло перейти в соседний кабинет. Смех у него тоже оказался необыкновенным и заразительным. А чему, собственно, удивляться? Умные, красивые, достойные и уверенные в себе мужчины редко оказываются свободными.

Да о чем тут вообще говорить! Меньше всего ей хотелось крутить романы с «морским котиком», вместе с которым она была вынуждена работать. И нечего даже думать об этом. Впрочем, даже если бы не наличие невесты, Тома Паолетти с его сексуальным смехом, великолепным телом и зовущими глазами правильнее было бы поместить в категорию «смотреть, но руками не трогать».

А так как лейтенант-коммандер оказался конфеткой, на которую можно только облизываться, Джоан понадеялась, что старший помощник будет его достойной заменой.

Лейтенант Джакетт оказался красивым огромным афро-американцем, не столько высоким, сколько необыкновенно широким. При этом не толстым, а громадным, с широченными плечами, на которых он, если понадобится, мог, казалось, унести весь мир.

Его кабинет был меньше, чем у лейтенанта-коммандера, но долго они в нем не задержались. Паолетти, напоследок улыбнувшись, отправился по своим делам, а Джакетт вывел Джоан в коридор и, пока они шли по лестнице, повторил все то, что ДаКоста уже выслушала от Паолетти. Наконец они очутились на улице, под ярким солнцем.

В этот момент зазвонил мобильный телефон Джакетта, и тот, нахмурившись, ответил на вызов. Джоан порылась в сумочке и достала солнцезащитные очки. Закончив разговор, лейтенант обратился к спутнице:

– Если вам что-нибудь понадобится, пока вы будете здесь, у нас, смело обращайтесь ко мне. А вот, кстати, и Малдун.

Джоан подняла глаза и замерла. На фоне сверкающего под солнцем океана нарисовалась крупная мужская фигура. При всем желании этот Малдун не мог бы появиться перед ней более эффектно, чем сейчас.

Подтянутый, широкоплечий, широкогрудый и длинноногий, он замечательно смотрелся в идеально подогнанной белоснежной форме.

На расстоянии он выглядел клоном лейтенанта-коммандера Паолетти – таким же мужественным и неотразимым..

– Джоан ДаКоста – младший лейтенант Майкл Малдун, – растягивая слова, нараспев представил их друг другу Джакетт.

В тот момент, когда Малдун подошел вплотную и Джоан смогла разглядеть черты его лица, самое время было вступить хору ангелов. Явление подобного героя заслуживало исполнения главного церковного гимна «Gloria in excelsis deo».[1]

Младший лейтенант. А звучало это так, будто он был самым главным среди всех лейтенантов вообще. Да и своей совершенной красотой он превосходил Паолетти и Джакетта, вместе взятых. Разумеется, на вид ему было лет двадцать.

Если подобная тенденция сохранится и дальше, скоро Джоан передадут с рук на руки и поручат заботам какого-нибудь десятилетнего энсина. А закончится все карапузом, драящим палубу, которого Джоан видела сразу же по приезде на базу.

– Лейтенант Малдун и будет оказывать вам помощь во время вашего визита, – проинформировал Джакетт опешившую ДаКосту.

Все складывается просто замечательно. Теперь ей подсовывают парня, которого только-только утвердили на роль главного героя. «Алло, Гертруда? Нам сегодня для съемок нужен молодой красавец на роль «морского котика». Убедись, что он не ниже шести футов, что у него тело греческого бога, золотые волосы, голубые сияющие глаза и Бред Питт не годится ему в подметки. Все ясно?».

– Мэм?

«И обязательно нужно, чтобы он оказался настолько юным, что я рядом с ним выглядела бы старухой и он обращался бы ко мне «мэм».

Вот черт! Когда это она успела превратиться в «мэм»? Тридцать два года вовсе не предусматривают никакого «мэмства».

– Лейтенант Малдун сегодня проведет вас по всей базе, – продолжал Джакетт. – Он будет сопровождать вас постоянно. Пожалуйста, постарайтесь держаться рядом с ним.

Ого! Младшего лейтенанта назначили ее личной нянькой. Вот это новости!

Внешне Малдун, осчастливленный подобным поручением, не высказал никаких чувств. Либо он был исключительно вежлив, либо абсолютно непробиваем. Однако Джоан могла поклясться, что младший лейтенант вовсе не мечтал о таком задании. Кого ему повесили на шею, бедняжке? Похоже, он чувствовал себя таким же несчастным, как и она сама.

– Это не столько в целях вашей личной безопасности, – продолжал Джакетт, – сколько в целях сохранения секретности, разумеется. Повторю: если вам что-нибудь понадобится…

Ну, хватит играть в игрушки. Кажется, ВМС США слишком серьезно относится к пиар-компании Брук Брайант.

– Мне нужен полный доступ ко всем объектам базы, лейтенант, – сообщила Джоан.

Однако Джакетт прикинулся глухим:

– …то я вас с удовольствием выслушаю, а лейтенант Малдун окажет всю возможную помощь. А теперь наслаждайтесь прогулкой по базе.

– Я прошла полную проверку на благонадежность, – напомнила Джоан.

Но Джакетт уже разговаривал с кем-то по мобильному телефону – или делал вид, что разговаривает. В следующую секунду он повернулся к Джоан широкой спиной и зашагал прочь, давая понять, что беседа окончена.

Итак, она осталась наедине с «Джуниором», как Джоан мысленно решила называть младшего лейтенанта Малдуна.


– Что еще будете брать? Может, жареную картошку? – спросила Мэри-Лу Старретт.

Тощий матрос с прыщавой физиономией даже не удостоил ее взглядом, не говоря уж о том, чтобы пофлиртовать с молодой женщиной:

– Пожалуй, ванильный коктейль.

– Большой стаканчик или маленький?

А ведь было время (и не так уж давно!), когда такие вот матросики глаз с нее не сводили. А она, что ж, она, разумеется, в его сторону и не посмотрела бы. Подумаешь! Обычный, ничего особенного собой не представляющий матрос!

– Большой. И кстати, я тороплюсь. Поэтому, если не возражаете, я попросил бы… – наконец он взглянул на нее, и в его глазах читалось только одно: «Пошевеливайся же, колода!»

Мэри-Лу достала разогретый сэндвич с курятиной, который он заказал чуть раньше и, укладывая его в пакет, специально надавила на булочку большим пальцем, проделав в ней неаппетитную дырку. Конечно, ей больше хотелось бы плюнуть ему в коктейль, но, к сожалению, пришлось довольствоваться исковерканной булкой.

Она взяла у матроса деньги, выдала ему сдачу, и он, схватив еду и монетки, быстро покинул «Макдоналдс». Официальное обеденное время на территории военно-морской базы заканчивалось.

Муж Мэри-Лу, лейтенант Сэм Старретт, «морской котик» из команды номер шестнадцать, так и не пришел сегодня в кафе вместе со своими товарищами. И это несмотря на то, что он хорошо знал: его жена сегодня работает. Мэри-Лу заступала на смену три раза в неделю, по рабочим дням, когда имела возможность оставить дочку на несколько часов под присмотром миссис Устенски. Для Мэри-Лу это был отличный шанс оторвать задницу от дивана и вырваться из дома…

И какую задницу! Мэри-Лу набрала в последнее время с десяток лишних килограммов, и теперь ее попу невозможно было представить себе, например, в модных нынче стрингах.

Дочка Хейли родилась чуть больше года назад, но у Мэри-Лу не было секса с собственным мужем гораздо дольше. Имеется в виду настоящий секс, а не «давай по-быстрому, пока темно», как будто она не любимая жена, а какая-то завалящая шлюха. Да и такой секс случался теперь крайне редко.

Мэри-Лу неспешно поправляла ряды пластиковых стаканчиков, выстроившихся возле автомата с содовой водой. Она прекрасно понимала, что если не будет выглядеть очень занятой, этот идиот, менеджер Аарон, обязательно придумает ей какое-нибудь дело.

Может быть, если бы Мэри-Лу удалось похудеть, Сэм снопа стал бы смотреть на нее с вожделением, как на женщину, а не на мешок с картошкой. Возможно, это произойдет, когда она перестанет кормить ребенка грудью. Правда, все вокруг говорили, что при кормлении грудью женщина, наоборот, теряет в весе, но, наверное, Мэри-Лу, – какое-то чудо природы, и все у нее получается наоборот. Не исключено, что как только она отнимет Хейли от груди, то сразу же похудеет. И тогда, вероятно, Сэм снова захочет спать с ней.

Сейчас он постоянно засиживается допоздна перед телевизором в гостиной, выжидая, когда заснет жена, и только тогда приходит в спальню. Вернее, так он считает. Как правило, она в это время не спит, а тихо лежит в кровати, мечтая о том, чтобы он начал приставать к ней. Хотя при этом прекрасно понимает, что ничего подобного не произойдет.

Если ей нужно привлечь его внимание, то делать это надо активней. Но несколько раз выходило так, что он просто отказывал ей. Это было настолько унизительно, что оскорбленная супруга перестала проявлять в постели к мужу какую-либо нежность.

Но, может быть, если ей все же удастся сбросить вес…

Отчаявшаяся Мэри-Лу в последние месяцы старалась сделать все, чтобы доставить мужу удовольствие. Начала она с того, что стала усердно хлопотать по дому, превращая его в уютное семейное гнездышко. Каждый божий день она только и занималась тем, что подметала комнаты, что-то скребла, чистила и полировала.

Но этим Мэри-Лу не ограничилась. Миссис Старретт стала удивительно покладистой, ни в чем не перечила Сэму, старалась угадать каждое его желание, никогда не вступала с ним ни в какие споры.

Да, возможно, она и не была самой худенькой женой в этом мире, но, как могла, работала над собой и не доставляла супругу ровным счетом никаких тревог и волнений.

Например, Сэм сердился на нее за то, что она посещала здание, где располагалась шестнадцатая команда «котиков» на территории базы. Его недовольство казалось ей довольно странным, потому что жены его приятелей частенько наведывались туда, и никто не был против. Но Сэму почему-то не хотелось видеть здесь Мэри-Лу. Поэтому она твердо решила не беспокоить его на работе, если, конечно, в этом не возникало крайней необходимости и если не начинались боевые действия. Тогда, разумеется, ей все равно пришлось бы нарушить собственное обещание.

Их брак нельзя было назвать идеальным, но, похоже; у каждой семейной пары со временем возникают свои проблемы. Разве нет? К тому же никто не заставлял Сэма жениться на ней. Другие парни, наверное, отказались бы, даже несмотря на то, что Мэри-Лу к тому времени была беременной.

Нет, он женился на ней только потому, что тогда где-то в глубине души, конечно же, любил ее. И вот теперь у нее наконец-то есть кто-то (да не просто кто-то, а самый настоящий «морской котик»!), кто будет заботиться о ней. У них была дочь, хороший дом и два автомобиля. Хотя ее машину можно было смело назвать грудой металлолома на колесах.

Рано или поздно Мэри-Лу обязательно сбросит вес, и тогда Сэм снова станет самым счастливым. Он признается, что все так же любит ее, и уж после этого жизнь опять наладится. Само собой, ее с удовольствием примут в свою компанию и жены других «морских котиков» из команды номер шестнадцать.

Да, они, разумеется, общались с ней довольно вежливо, тут ничего не скажешь. Однако ни одну из женщин Мэри-Лу Не могла бы назвать своей подругой.

Но это же нечестно! Общество жен «морских котиков» было, как она считала, само собой разумеющимся приложением к их браку. Раз уж она вышла замуж за офицера военно-морских сил США, жизнь ее должна была бы стать счастливой и полной смысла. У нее, как казалось Мэри-Лу, обязательно должны были появиться очаровательные подружки с такими же милыми детками, как ее собственная Хейли. А Сэм просто обязан был каждый вечер после тренировок здесь, в Коронадо, сломя голову нестись домой, к семейному очагу.

Конечно, он должен смотреть на нее с тем же неутолимым голодом в синих глазах, от которого у нее раньше подгибались коленки. Это случалось постоянно с того самого первого дня, когда они впервые встретились в закусочной «Божья Коровка» около двух лет назад. Вот и сейчас ей хотелось, чтобы Сэм шутил, и они вместе весело хохотали, как это было тогда.

Ну, разумеется, в те дни, когда они проводили время вдвоем, оба постоянно напивались. Они заранее договаривались встретиться в баре. Она, как правило, приезжала первой и успевала накачаться еще до появления Сэма, но он быстро нагонял ее, а потом они неровной походкой отправлялись к ней домой, где, не переставая хохотать, раздевались…

В те дни Мэри-Лу напивалась до такого состояния, что ее либо тошнило, либо она попросту отключалась.

Ей было к этому не привыкать. Она росла с матерью-алкоголичкой, хотя сама вовремя спохватилась и теперь надеялась, что никогда не станет такой же безответственной по отношению к Хейли.

– Мэри-Лу!

Вот дерьмо! Сейчас Аарон обязательно заставит ее чистить жарочную машину или еще что-нибудь в этом роде. А ведь она предвидела это!

– Подойди к стойке.

И всего-то? Оказывается, в кафе зашли посетители. Ну, слава богу. Она с облегчением повернулась к своим потенциальным клиентам и замерла.

Перед собой она увидела Алиссу Локке. Молодая женщина стояла совсем близко и разглядывала меню с таким вниманием, словно там что-то изменилось за последние несколько лет. Ее напарник-фэбээровец был, как всегда, рядом с ней. Джулз как-его-там. Фамилию Мэри-Лу так и не смогла вспомнить. Между прочим, Сэм доподлинно знал, что на самом деле этот парень голубой.

Он выглядел даже эффектней, чем сама Алисса, а это уже кое о чем говорило, потому что Алисса Локке совсем небезосновательно слыла красавицей.

Высокая и стройная, с изящными бедрами и длинными ногами. Правда, грудь едва различима. У Мэри-Лу была такая, наверное, в одиннадцать лет.

Алисса коротко, по-мальчишески подстригла свои черные волосы, и эта прическа выгодно подчеркивала ее черные глаза, темную кожу, четко очерченные скулы и пухлые чувственные губы. Все это, конечно, делало Алиссу совсем не похожей на мальчика.

Посетители не обратили внимания на Мэри-Лу и, возможно, даже не узнали ее. Господи, сделай так, чтобы они действительно ее не узнали!

– Помнишь то блюдо, которое я поклялась больше никогда в жизни не заказывать? – обратилась Алисса к своему спутнику, уставившись в меню.

– «Адский гамбургер», – подсказал Джулз. – Но это было не здесь, а совсем в другом месте.

– Ты уверен?

– Да. Подыщите для нее, пожалуйста, что-нибудь особенное. Надеюсь, у вас найдется такое блюдо? – беззаботно поинтересовался Джулз и подмигнул Мэри-Лу.

Ну вот, приехали! Дальше уже некуда. Сегодня с ней кокетничает голубой.

Мэри-Лу даже улыбаться не стала его идиотской шуточке. Да ей было сейчас и не до улыбок.

Она приняла у них заказ и уставилась на кассу, молясь про себя, чтобы они ее не узнали, чтобы эти двое взяли еду, спокойно пообедали и так же тихо покинули кафе.

– Кстати, сегодня плачу я, – сообщила Алисса Джулзу хриплым голосом, из которого начисто исчезла та особенная сладость, что присуща южанам. Локке превратилась в настоящую деловую женщину. Точная и расчетливая во всем. Ну, если не принимать во внимание ее чувственный рот.

Мэри-Лу ждала, а Алисса тем временем ловко извлекла бумажник из заднего кармана брюк.

И пока Мэри-Лу возилась со сдачей, взгляд Алиссы случайно упал на ее рабочий бейджик.

В следующую секунду Алисса посмотрела на Мэри-Лу.

Вот и все. Конечно, она ее узнала. Глаза Алиссы засверкали, когда она поняла, кто именно сегодня ее обслуживает. Ну и теперь, разумеется, сама Мэри-Лу не могла больше притворяться, что не может вспомнить, кто же находится сейчас перед ней.

Несколько секунд женщины молчали. Мэри-Лу еще лелеяла надежду, что Алисса отвернется, сделав вид, что ничего необычного не произошло. Может быть, она просто не захочет ее узнавать. Да и мало ли в Сан-Диего женщин по имени Мэри-Лу. Наверное, несколько тысяч.

Но нет. Чуда не произошло. Алисса наконец раскрыла свой восхитительный ротик:

– А я и не знала, что ты тут работаешь.

Ах, боже ты мой! Как трогательно! Мэри-Лу ни на секунду не сомневалась в том, что Алиссе так же не хотелось встречаться с Мэри-Лу, как и ей самой – с Алиссой Локке. И если бы Алисса знала, кто здесь сегодня работает, она наверняка обошла бы это кафе за две мили.

– Уже три месяца, – пришлось ответить Мэри-Лу. И только для того, чтобы Алисса не подумала, будто она вынуждена работать, поскольку Сэм ее не обеспечивает, миссис Старретт быстро добавила: – Три раза в неделю по четыре часа. Только чтобы хоть немного побыть вне дома. И пообщаться с людьми, у которых нет проблем с раздражением кожи от пеленок. Ради разнообразия.

Джулз озадаченно переводил взгляд с Алиссы на Мэри-Лу и назад, словно не понимая, что происходит.

– Это жена лейтенанта Старретта, – наконец пояснила Алисса.

Он тут же потерял к кассирше всякий интерес:

– Ах да. Конечно. Мэри-Лу. Мы встречались у вас дома с полгода назад.

Да. Совершенно верно. Как раз перед тем, как Сэм отправился в Индонезию. Мэри-Лу хорошо это запомнила. Это случилось как раз перед тем, как и Алисса Локке тоже вылетела в Индонезию.

«Так ты явилась в город, чтобы трахаться с моим мужем?» – эти слова были готовы сорваться с языка Мэри-Лу, и ей пришлось призвать на помощь всю силу воли, чтобы успокоиться и не произнести их вслух. Правда, ей не нужно было задавать этот вопрос. Ответ она знала сама. Сэм до сих пор во сне бормотал ее имя.

Правда, он неоднократно клялся, что порвал отношения с Алиссой сразу же после того, как женился. Так что все то, что когда-то было между ним и Локке, относилось к прошлому. Но Сэм и Мэри-Лу поженились больше года назад. И если бы у него с Алиссой ничего не было, он вряд ли до сих пор вспоминал бы по ночам ее имя.

Нет, это было невозможно.

К тому же Сэм был не из тех мужчин, которые могут месяцами обходиться без секса. А с Мэри-Лу у него, к сожалению, в этом плане практически ничего не было.

Ревность вцепилась в горло Мэри-Лу, из глаз вот-вот готовы были брызнуть предательские слезы.

– Приятно было повидаться, – нагло соврала Алисса.

Мэри-Лу молча стояла и ждала, пока парочка заберет свой заказ и выйдет из кафе на улицу, в жару солнечного дня.

– Мэри-Лу, вернись на землю!

Она вздрогнула и, повернувшись, увидела рядом с собой негодяя Аарона.

– Ты куда улетела? – рассмеялся он, словно радуясь удачной шутке. – Сама стоишь здесь, а все мысли уже куда-то умчались. Словно тебе мозги пропылесосили.

Ей очень хотелось в эту секунду влепить ему хорошую пощечину. Ну хотя бы за то, что он такой идиот.

– Твой муж недавно звонил, – сообщил Аарон. – Еще до того, как ты пришла. Я и забыл тебе сказать. Он говорил, что постарается зайти к нам в обеденный перерыв.

Ну, не зашел. Правда, теперь Мэри-Лу даже не знала, огорчаться ли ей по этому поводу или радоваться. Хуже того, что она встретила Алиссу, могло быть, только если бы она увидела ее и своего мужа в одном и том же помещении.

– Он велел передать тебе, что сегодня вечером уходит куда-то с ребятами, – продолжал Аарон. – Вернется только завтра, скорее всего ближе к вечеру.

Разумеется, сегодня Сэм ночевать домой не явится. Теперь для Мэри-Лу это не казалось такой уж неожиданностью.

Еще бы! Если уж в городе объявилась Алисса Локке.

Мэри-Лу сняла с головы фирменную шапочку. Пора уходить отсюда.

– Ты куда собралась? – осведомился Аарон.

– Я в прошлый раз предупреждала Мэтта, что сегодня мне нужно будет уйти пораньше, – на ходу соврала Мэри-Лу. – Няня Хейли должна идти к врачу. Я хотела договориться о замене, но Мэтт сказал, что вы обойдетесь без меня…

– Хорошо, – кивнул Аарон. – Иди. Увидимся на следующей неделе.

И Мэри-Лу вышла из кафе.

Глава вторая

– Я работаю на президента, – проинформировала Джоан младшего лейтенанта Малдуна, когда они остановились перед зданием, где размещалась шестнадцатая команда «морских котиков». – В Белом Доме. И у меня наверняка степень допуска выше, чем у вас.

– Да, мэм, – без всякого выражения на лице кивнул Малдун.

Вот! Опять это «мэм».

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что Джуниору больше двадцати лет. Возможно, двадцать один.

– Я вовсе не в восторге от сложившейся ситуации.

– Мне очень жаль, мэм.

– Да, я вижу. Вы готовы разрыдаться.

Он посмотрел на нее в упор:

– Начальство не поощряет, если мы проявляем свои чувства на людях. Это разрушает облик солдата.

Джоан рассмеялась. Что ж, у идеального мальчика потрясающее чувство юмора. Правда, при этом на его лице не заметно и тени улыбки.

– Начнем экскурсию, мэм?

– Да, конечно. Почему бы и нет, черт возьми?

– Вы уже видели, где размещается командование специальными операциями и команда номер шестнадцать, – механическим, как у профессионального гида, голосом начал Малдун, когда они двинулись вперед. – Почему бы не начать с полигона, где проводятся тренировки по уничтожению противника под водой? Мы называем это местечко «дробилкой», и на то есть свои причины. Здесь проводятся самые сложные физические тренировки, и мы все через это проходим. Во всех вооруженных силах эта программа считается самой крутой. Из ста сорока человек, поступающих по отбору в «морские котики», большинство отсеивается в ходе программы. Многие просто не выдерживают и бросают тренировки. По окончании курса остается приблизительно процентов двадцать.

Во время полета из Вашингтона Джоан ознакомилась с этой программой. Специальную брошюру где-то раздобыла для нее Мередит. В программу входила так называемая «адская неделя», когда в течение пяти дней кандидаты в «морские котики» подвергались тяжелейшим физическим нагрузкам. При этом на сон им оставалось буквально несколько часов. Джуниор вовсе не шутил, называя эту программу «крутой». Что ж, конечно, впечатляет, но…

– Так вы и есть один из тех, кто выдержал до конца, да?

У нее уже сложилось мнение, что «морскими котиками» могут стать только по-настоящему избранные. Самые крутые. Но пока что Джуниор, красивый и ладный внешне, не производил такого впечатления. Если Малдун и уловил оттенок сарказма в ее реплике, в мимолетном взгляде, брошенном на Джоан, это не отразилось.

– Да, мэм.

– Мои поздравления.

– Это было давно. Но все равно спасибо, мэм.

Мэм, мэм, мэм… Фр-р-р! Может, он без конца повторяет это нарочно, чтобы позлить ее?

Они миновали ворота.

– Так как значительная доля операций «морских котиков» связана с водой, большая часть тренировок проходит в океане или в этом бассейне.

– Откуда вы сами? – перебила Джоан. Ей хотелось, чтобы между ними установились более неформальные отношения. Ей нужен был рядом живой человек, пусть даже у него бурчит в животе от съеденных бобов. Только не этот механически выдающий информацию военно-морской робот.

– Огайо, Мэн и Флорида.

– Это ответ на мой вопрос или мне предстоит самой выбирать?

Улыбка. Правда, какая-то вымученная. Ну слава богу, хоть что-нибудь!

– Это ответ на ваш вопрос.

– Значит, ваш отец тоже был военным?

– Нет, мэм. Он был профессором в колледже, – пояснил Джуниор. – Преподавал физику.

– Вот оно как! Неудивительно, что вы сбежали и вступили в ВМС.

И снова никакой реакции на ее попытку пошутить. Только легкая полуулыбка.

Конечно, шуточка получилась не ахти, но все-таки. Джоан очень захотелось взять этого ребенка за руку и нащупать пульс. А может быть, он вовсе и не лукавил, когда говорил ей про запрет на эмоции? Может, все действительно так серьезно?

– Здесь у нас проходят занятия по преодолению непредвиденных ситуаций в воде, – продолжал Малдун, и Джоан сосредоточила внимание на бассейне, возле которого они очутились. – Проще говоря, здесь учатся не тонуть.

– Боже мой! Что они делают?! – воскликнула ДаКоста, увидев, как одного из молодых парней, в плавках и со связанными за спиной руками, столкнули в воду на самом глубоком месте.

Кстати, бассейн был полон таких же молодых людей. Некоторые из них стояли возле стенок, спокойно ожидая своей очереди быть связанными и брошенными в воду.

– И это называется тренировкой? – ахнула Джоан. – К чему же здесь готовят? Как себя вести в случае захвата Земли злобными инопланетянами?

На этот раз Джуниор продемонстрировал более человечную улыбку. Хотя, возможно, Джоан это только показалось.

– «Морские котики» должны чувствовать себя под водой абсолютно спокойно и уверенно, – пояснил Малдун. – Этих бойцов учат, как вести себя под водой в… скажем, не совсем идеальных условиях.

– Готова согласиться, что условия далеко не идеальные, – кивнула Джоан.

Джуниор откашлялся:

– Полностью это упражнение выглядит следующим образом. Нужно донырнуть до дна, оттолкнуться от него ногами, всплыть, вновь набрать воздуха и снова нырнуть.

Это упражнение можно повторять часами, важно только не выбиваться из ритма. И, конечно же, не паниковать. Часами! Боже мой!

– И вы тоже прошли через это?

На этот раз Малдун смотрел на Джоан несколько долгих секунд, прежде чем ответить:

– Я «морской котик», мэм. И, естественно, я прошел через все эти жернова, и даже более того. Мэм.

Ну-ну. В его голосе даже послышались нотки раздражения. Промелькнула искорка жизни. Может быть, внутри этого идеального робота спрятан живой человек? Видимо, так оно и было. Джоан угадала. Хотя бы потому, что поняла: этот парень решил «замэмкать» ее насмерть.

– Не могли бы вы вместо «мэм» называть меня просто Джоан или уж, на худой конец, мисс ДаКоста? Каждый раз, когда я слышу подобное обращение, меня так и тянет броситься в магазин и купить палочку для инвалидов.

Джуниор не то чтобы рассмеялся, но на его лице заиграла более-менее настоящая улыбка.

– Вы зря потратите деньги. Таково мое мнение. – Потом его улыбка погасла, и лейтенант уставился куда-то вдаль. – Что ж, пусть будет «мисс ДаКоста». Так уважительнее.

А это еще что? «Морской котик», умеющий краснеть? И точно: румянец залил его шею и идеально выбритые щеки.

Похоже, этот день обещал стать самым странным в ее жизни.

По всей видимости, Джуниор хотел дать понять Джоан, что он далек от мысли об ухаживании. Или что он просто не хочет показаться несоответствующим своему положению. А может быть, он воспринял намек насчет палки как заигрывание с ее стороны? И не оценил ее жалкой попытки пошутить. А ведь ей хотелось, чтобы он немного расслабился и вел себя естественно. А вдруг ему стало известно от командира, что Джоан уже пробовала навязаться на ужин, и теперь он решил, что она переключила свое внимание на него? Но это возможно только в том случае, если Паолетти перехватил Джуниора и все ему рассказал… Нет, вряд ли… И все же… Боже мой!

– Понятно. Значит, здесь учат быть непотопляемыми, – бодро произнесла Джоан, чувствуя, как сама начинает потихоньку заливаться краской. А вдруг он подумал, что она подумала… Черт побери! Ведь она старше его на добрый десяток лет! Не мог же он решить, что она собралась… Или мог?.. Неужели он пришел к выводу, что она – женский вариант контр-адмирала Таккера и бросается на все, что шевелится?

Может быть, если она будет просто поддерживать разговор, то никто из них не испытает неловкости?

– Боже мой! Вот что значит настоящий экстрим.

– Это одно из самых легких упражнений, – возразил Малдун. – И поверьте, ничего особо экстремального в нем нет.

– Ну… по крайней мере, свежего наблюдателя это впечатляет, – заметила Джоан. Хватит смущаться. Надо просто разговаривать с этим большим ребенком. – Одной из моих задач является осмотр территории с точки зрения проведения фотосъемок во время визита дочери президента. Белый Дом и командование ВМС хотят использовать это посещение базы для хорошей пиар-компании. Одна удачная фотография заменит тысячу слов, особенно если будет помещена на первой странице «Ю-эс-эй тудэй». А как вы отнесетесь к такому предложению? Давайте свяжем Брук Брайант, столкнем ее в бассейн к этим парням и позволим фоторепортерам ее поснимать.

Смех. Ну наконец-то. Конечно, не гомерический хохот, а просто хихиканье, но это уже ощутимый прогресс. Оказывается, у младшего лейтенанта Малдуна на щеках прелестные ямочки, храни его Господь. Он снова встретился с ней взглядом:

– Мы?

– А разве вы не хотите, чтобы в статье упоминалось и ваше имя?

– Нет уж, благодарю вас. – И лейтенант рассмеялся снова. – Я назначен сопровождать вас, и пусть все остается в рамках полученных мной распоряжений. По крайней мере в том, что касается интересов Белого Дома.

Если бы это произнес кто-то другой, но услышать подобное от Джуниора!..

– А сколько лет вы уже служите в ВМС? – осторожно поинтересовалась Джоан, моля Бога, чтобы он снова не превратился в гида-робота. Нужно показывать людям, что они вам очень интересны, располагать их к себе, по возможности поддерживать контакт «глаза в глаза», не забывая при этом про жестикуляцию и телодвижения; Нужно оставаться полностью открытой и дружелюбной. Но без малейшего намека на сексуальность. Грань здесь очень тонкая, но Джоан была достаточно опытна, чтобы не переступить ее. Ее способность быть «своим парнем» всегда считалась одной из сильных сторон ДаКосты.

Господи! Сейчас Джоан надеялась на то, что ее замечание насчет палки не было воспринято Джуниором как попытка пофлиртовать. Меньше всего ей хотелось сейчас заводить с ним роман.

– Я вступил в ВМС еще во время учебы в колледже, – начал Малдун, немного расслабившись. – Итого получается восемь лет, из которых четыре – в «морских котиках».

Джоан быстро произвела в голове несложные математические вычисления:

– И сколько же вам исполнилось на данный момент? Двадцать четыре?

– Двадцать шесть, – поправил ее лейтенант.

Отлично. Значит, разница в возрасте между ними не так уж и велика. Если соблюдать политкорректность, то она вовсе не старше его, а просто обладает большим жизненным опытом. К тому же Джуниор уже преодолел двадцатипятилетний рубеж, который считается табу у большинства женщин за тридцать.

– Ну, почти двадцать шесть, – поправился Малдун с таким видом, будто Господь сейчас покарает его молнией за нечаянную ложь. Что же за человек этот Малдун?

Джоан рассмеялась. Над ним и над собой. Да и какая, в конце концов, разница, сколько ему лет? Она же не на свидании. Да и не нужны ей здесь никакие неприятности.

– Было время, я тоже постоянно округляла свой возраст, – призналась она. – Удивительно, как некоторые люди бывают щепетильны в этом плане, да? Но, с другой стороны, тут есть и некоторые преимущества, особенно для женщин. Кто-то говорил мне, что, например, там, где работаю я, женщине всегда хочется оставаться в возрасте тридцати пяти лет. И не слишком старая, но и не юная. И знаете, что я ответила, когда услышала это?

– Нет. Что же?

– Я сказала: плюньте вы на эту чепуху. В сорок лет я все равно буду входить в приоритетный список. В пятьдесят, дорогуша, я, может быть, стану старше, но не старее. Что же касается вас, то вы в этом возрасте даже не сможете выступить моим нанимателем. А уж в семьдесят – просто берегитесь!

Он улыбнулся, и на этот раз улыбка получилась открытой и душевной. Она даже коснулась его холодных глаз. Умница, Малдун! Молодец! Всегда надо оставаться человеком.

– Никогда не вступайте в игру по чужим правилам. – Джоан с удовлетворением отметила, что Джуниор внимательно прислушивается к ее словам. – Ну, валяй, Кузнечик. Отправляемся на официальную экскурсию, а потом сразимся насмерть относительно тех мест, куда вам строго-настрого запретили меня пускать.


Сегодня она ушла с работы раньше. Это еще почему?

Хусаам Абдул-Фатах твердо уяснил для себя одно. Жизнь Мэри-Лу Старретт проходила как по расписанию, в котором сама женщина играла роль послушного заводного механизма.

Три раза в неделю она утром завозила ребенка в дневной детский центр, а затем отправлялась на своей развалюхе в Коронадо, на военно-морскую базу. Она спокойно проезжала мимо охраны у ворот, потом по главной дороге до кафе «Макдоналдс», где парковала машину в тени здания. Она заступала на четырехчасовую смену, но приезжала всегда немного раньше, минут за двадцать или даже за тридцать. Это время уходило на чашечку кофе и чтение очередной книги, прихваченной в городской библиотеке.

За пять минут до начала смены она поднималась из-за столика, выходила к машине и бросала книгу на переднее сиденье. Затем посещала дамскую комнату и уже потом приступала к работе, неизменно вооружась фальшивой улыбкой, которой обладает любая королева красоты, и дежурной фразой: «Что будете заказывать?»

Правда, уже через полчаса работы улыбка начинала таять, а к окончанию смены губы Мэри-Лу неизменно сжимались в тонкую прямую линию.

После работы женщина снова садилась в машину и возвращалась в Сан-Диего, по пути забирая ребенка из детского центра.

С этого момента жизнь Мэри-Лу превращалась в какое-то безумие. Через день или два дня она ходила в библиотеку, везя при этом ребенка в коляске. Миссис Старретт буквально глотала книги, набирая их целыми охапками. Она читала все подряд, как ненормальная. Раз или два в неделю по дороге домой она заходила в продовольственный магазин, после чего возвращалась в свой маленький домик, где жила вместе с мужем. Кстати, он очень часто не приходил домой ночевать.

Ребенок, скорее всего, днем спал строго с половины третьего до половины четвертого, потому что в это время Мэри-Лу всегда оставалась дома с дочерью. Иногда она выходила в сад с книгой и каким-то радиопередающим устройством. Наверное, оно позволяло ей слышать, что происходит в доме и как спит ребенок. Кроме того, раз или два в неделю она наносила визит в соседний домик, где обитал какой-то затворник, притом тяжелобольной.

Но там Мэри-Лу долго не задерживалась.

Вечера у женщины были так же расписаны по минутам, как и дни. Ей приходилось присутствовать на собраниях анонимных алкоголиков, которые проводились каждый рабочий день в разных церквях города. До последнего момента она ждала возвращения мужа с работы. Иногда он приходил рано, до того, как ей нужно было выезжать из дома. Случалось, что она заранее договаривалась с приходящей няней и оставляла ребенка с ней. Но бывало, что, не имея другого выхода, она забирала девочку с собой. В такие дни она просто сажала малышку в машину и с обреченным видом рассерженной жены уезжала на собрание.

Муж практически не общался со своей супругой. Он либо пропадал на работе, либо тупо пялился в телевизор, пока не наступало время идти спать.

Для Хусаама Мэри-Лу оказалась настоящей находкой. Более легкой добычи и пожелать было нельзя.

Едва прибыв в Сан-Диего, он начал слоняться по местным барам и ресторанам. Одним словом, стал часто бывать в тех местах, где собирались люди с военно-морской базы. Там, где они выпивали и сплетничали.

«Морские котики» оказались народом неразговорчивым и достаточно скрытным, но зато они сами были темой для всевозможных пересудов. Причем самые разнообразные слухи ходили не только о них самих, но и об их подружках, невестах и женах.

Вот почему Хусаам узнал о «котиках» много интересного. Правда, большей частью это были лишь пустые россказни, но долю истины откопать в них все же представлялось возможным.

Итак.

Мэг Нильсон встречалась со своим новым мужем, официально продолжая оставаться в браке с первым. Скорее всего, в это можно было поверить.

Тери и Стэн Волчонок выстроили у себя на заднем дворе что-то вроде бани, и теперь всем, кто приходил к ним в гости, нужно было раздеваться прямо на участке. А вот это, по мнению Хусаама, было откровенным враньем.

Мэри-Лу Старретт всегда была ярой поклонницей «морских котиков» и нарочно забеременела, чтобы заставить Сэма жениться на себе. Что ж, не исключено.

Марк Дженкинс встречался с воспитательницей из детского сада в Эскондидо, вживившей себе в грудь имплантаты. Доподлинно об этом факте могло быть известно только Дженкинсу и его подружке.

Майк Малдун отличается невероятной красотой и покладистым нравом, так что, скорее всего, может быть причислен к разряду голубых. Процент вероятности мал, наверняка о нем отзывались так исключительно из-за банальной зависти.

Брат Джея Лопеса в свое время умер из-за передозировки героина, и Джей с тех пор дал обет безбрачия, а Космо Рихтера якобы завербовали в «морские котики», когда он сидел в тюрьме на острове Райкерс в камере уголовников, получивших пожизненное заключение.

И так далее, и тому подобное.

Самая последняя, но далеко не самая скучная сплетня гласила: лейтенант-коммандер шестнадцатой команды «морских котиков» Том Паолетти неожиданно потерял всякий интерес к своей подружке, доктору Келли Эштон. Он то и дело откладывает свадьбу. Поговаривали, что влюбленная парочка постоянно спорит о чем-то и нередко дело заканчивается самой откровенной дракой: Не проходит и дня, чтобы Келли не заехала на базу проведать своего дружка, посмотреть, чем он тут занимается, и отвесить ему пару-другую «добрых» слов.

Для задания Хусаама такая ситуация могла бы считаться идеальной, и поначалу он действительно выбрал своей целью Келли Эштон. На то был целый ряд причин. Но сплетни следовало проверить, и вот тут-то выяснилось, что они совершенно не соответствовали истине.

Ему пришлось следить за ней чуть более суток, после чего она встретилась с Паолетти за ужином в шикарном ресторане Коронадо. Прошло всего несколько минут после начала свидания, как девушка выскользнула из-за стола.

Хусаам продолжал наблюдать за парочкой, потому что Паолетти тотчас последовал за Келли прямо в туалетную комнату.

Хусаам и сам прошел мимо туалета, по возможности поближе к запертой двери. Звуки, доносившиеся изнутри, вовсе не свидетельствовали о том, что влюбленные ссорятся. Скорее наоборот…

После этого Хусаам провел собственное расследование и выяснил, что свадьбу откладывала сама Келли. Она не спешила связывать себя узами брака, относительно этого события в груди ее лежала, как говорится, холодная лягушка. Но это, пожалуй, было единственным ледяным местом на ее теле. Все стальное кипело и бурлило.

Хусаам с сожалением вычеркнул Келли из списка возможных кандидатов и стал пристальней приглядываться к Мэри-Лу Старретт.

Та продолжала жить своей жизнью, скучной и до боли предсказуемой. На что он сам, правда, вовсе не мог пожаловаться, поскольку ежедневное расписание Мэри-Лу значительно облегчало его задачу. А если еще принять во внимание сломанный замок багажника ее автомобиля.

Но именно сейчас его внимание привлекло нечто совсем необычное.

Часы показывали один час и тридцать семь минут. До конца смены оставалось целых двадцать три минуты, а Мэри-Лу уже сидела в машине, готовая выехать с базы.

Здесь, возле кафе, Хусаам оказался так рано по чистой случайности. Обычно он появлялся у «Макдоналдса» ровно в два.

Мэри-Лу, разумеется, выберет длинный путь до материка, чтобы не платить дорожные сборы. Хусаам давно выяснил для себя эту привычку миссис Старретт.

Сам он отправится другим путем, а потому прибудет в Сан-Диего раньше нее.

Потому что именно сегодня, после долгой подготовки, он должен был наконец-то вступить в контакт со своей жертвой.


Винсент ДаКоста испытывал жуткую ревность к человеку, который умер более шестидесяти лет назад.

Его звали Джеймс Флетчер.

Винс в уме называл его «Джим» или «Джимми», хотя Чарли, когда вспоминала его, говорила только «Джеймс». Правда, чаще Винс, думая о нем, употреблял более крепкое выражение, а именно «сукин сын». Как, например, сейчас. Хотя, разумеется, при этом он понимал, что по отношению к Джеймсу такой эпитет был по меньшей мере нечестным.

«Сукин сын» погиб 7 декабря 1941 года. Этот день, как известно, пользовался дурной славой в течение последних шестидесяти с небольшим лет. А тот знаменитый «сукин сын» после своей смерти оставил красавицу жену, которая сильно любила его.

Прожив на этом свете почти восемьдесят лет, Винс понимал, что абсолютно уверенным может быть только в некоторых вещах. Но одно он знал наверняка. Если бы он сам очутился в тот роковой день в Перл-Харборе и его смертельно ранило шрапнелью от японской бомбы, он бы бился до последней капли крови, но сделал бы невозможное и ни за что не покинул бы мир, в котором жила очаровательная Чарли Флетчер.

Сейчас она сидела на простеньком стуле в телестудии, декорированной под обычную гостиную. Пожилая женщина сдвинула колени, при этом ее спина оставалась исключительно прямой все время съемок. Примерно также она сидела на своем рабочем месте секретаря в приемной сенатора в Вашингтоне в тот самый день, когда ее впервые увидел Винс.

И еще Винс твердо знал все эти годы (пятьдесят из которых прожил в браке с очаровательной Чарли), что, по правде говоря, он – черт возьми! – не имел никакого права ревновать ее к Джиму Флетчеру.

Флетчеру она принадлежала всего один год.

Винсу же – всю жизнь.

– Он был и вправду замечательным человеком, – объясняла Чарли молодому телеведущему Тиму Брэдли. Съемки на историческом телеканале шли полным ходом.

Приближался декабрь, а значит, и очередная годовщина нападения Японии на американский тихоокеанский флот. А так как настоящие герои Перл-Харбора с каждым годом испытывали все больше трудностей с тем, чтобы самостоятельно приезжать в студию и рассказывать о своих впечатлениях, Брэдли посчитал, что можно будет пригласить и тех людей, кто лично знал героев того рокового дня.

А уж лейтенант Джеймс Т. Флетчер, получивший медаль за доблесть, разумеется, был одним из таких героев. И оспаривать этот факт никто не собирался.

Джеймс бесстрашно бросился на адмирала и закрыл его своим телом, спасая таким образом жизнь офицера. Джеймс принял на себя всю шрапнель, которая могла бы запросто разорвать командира. И когда подоспевшие медики хотели оказать Джеймсу помощь, он гордо отказался отправиться в госпиталь и сам лично повел этих людей – неопытных и нетренированных – к зенитному орудию. Под руководством Флетчера они смогли воспользоваться пушкой и довольно удачно вели из нее стрельбу. Им даже удалось уничтожить несколько вражеских самолетов. Во всяком случае, достаточное их количество, чтобы тем самым спасти множество жизней американцев.

Правда, за это пришлось заплатить дорогой ценой.

Винс наблюдал за мониторами и за Чарли, пока она серьезно, как и полагается при рассказе о таких событиях, вела беседу с Тимом Брэдли.

– Он пожертвовал собой, и это вдохновило других на подвиги. Такие жертвы были нередки среди молодых людей, которые в те годы сражались и умирали за нашу страну. – Чарли улыбнулась так же печально, как она улыбалась в первые дни их знакомства, и у Винса защемило сердце. – Конечно, сама я в те дни никакого вдохновения не ощущала. Я пребывала в отчаянии. Ведь я любила его, а он погиб.

– Что вы подумали и почувствовали в тот момент, когда узнали, что ваш муж был посмертно награжден медалью за доблесть? – поинтересовался Брэдли.

– Первый муж, – недовольно пробормотал Винс себе под нос, невольно поправляя телеведущего. Что он, совсем обалдел, что ли? Да и дико как-то было слушать Чарли, вспоминающую Флетчера. За все время их долгой совместной жизни никто из них о нем не заговаривал.

Но, возможно, они были не правы. Наверное, этот парень все же был достоин того, чтобы о нем вспоминали.

Во всяком случае, когда им позвонил продюсер и предложил поучаствовать в передаче, Чарли тут же согласилась, и притом с большой радостью.

Она сказала, что любила его, а он погиб.

На видеомониторе было видно, как она скрестила ноги. В восемьдесят три года у Чарли все еще были удивительно красивые ноги. Да и выглядела она сейчас просто замечательно, словно каждый день снималась для телевидения. Настоящая кинозвезда, не иначе. Впрочем Винсент всегда считал свою жену потрясающе эффект ной женщиной. Такой она оставалась и по сей день.

– Что я подумала? Какое ужасное слово – посмертно!

– А когда вы услышали о его геройском поступке в Перл-Харборе?..

– Я подумала: «Ну зачем ты это сделал? Джеймс, задница ты этакая!!»

Брэдли нервно рассмеялся, а Чарли недовольно поморщилась:

– Простите, – тут же извинилась она. – Наверное, на телевидении такие слова произносить нельзя, да? Но вы же сами меня спросили.

– Все в порядке, – кивнул Брэдли. – Все хорошо.

– Когда он погиб, мне было всего двадцать два года, – продолжала Чарли. – Я не читала никаких статей и не слушала передач о подвигах наших бойцов. Все это произошло потом, через много лет. Я тогда была бы не в состоянии слушать подробности его гибели. Моя свекровь – его мать – как-то сумела прочитать статью о том дне. Это она рассказала мне о подвиге Джеймса.

Пожилая женщина грустно усмехнулась, и ее глаза затуманились, словно она снова вспомнила те далекие дни.

Винс тоже погрузился в воспоминания. Он снова представил себе ту измученную печальную девушку, какой в то время была Чарли, когда он буквально ворвался к ее жизнь и жизнь Эдны Флетчер. Со дня смерти Джима прошло почти два года, а Чарли никак не могла прийти в себя.

– Когда впервые сообщили о событиях в Перл-Харборе, я сразу же предложила Эдне приехать ко мне в Вашингтон. Мы обе знали, что Джеймс служил на Гавайях, что нападение было ужасным и что при атаке японцев погибло много наших ребят. Но больше нам ничего не было известно. Вот поэтому я ей позвонила и попросила приехать ко мне. Мне казалось, что я сумею хоть немного успокоить ее, если нам сообщат трагическую весть, но на деле получилось так, что это она утешала меня. Вы можете себе представить, что чувствует мать, когда получает телеграмму о том, что ее единственный ребенок погиб?

– Нет, мэм.

– Но она сумела пережить это. Мы вдвоем пережили этот кошмар. Многим матерям и женам пришлось испытать нечто подобное после событий седьмого декабря. И вот его матери дали за убитого сына золотую звезду, а я в двадцать два года стала вдовой. Вскоре после этого нам действительно вручили медаль Джеймса. Но это нас совсем не утешило. Зато теперь, после этой передачи, я уверена в том, что Джеймса все будут знать и чтить как героя. Именно так и должно было быть всегда. Кроме того, я надеюсь и на то, что его будут помнить и любить как мужа и сына. Именно таким буду помнить его я сама.

– Благодарю вас, миссис Флетчер, за то, что вы согласились участвовать в нашей программе, – сказал напоследок Брэдли.

Миссис Флетчер.

Именно так называл ее и сам Винс в первые недели их знакомства, после того как встретил ее в приемной сенатора.

– Сенатор у себя, миссис Флетчер?

– Да, рядовой ДаКоста, но боюсь…

– Для вас просто Винс.

– …сегодня он будет занят до конца рабочего дня.

– Ничего, я подожду.

Она была вежлива, но непреклонна.

– Он не сможет принять вас сегодня.

– Я подожду. Может быть, у него выдастся свободная минутка.

– Рядовой…

– Меня зовут Винс.

И тут она одарила его тем самым знаменитым взглядом. Печальным и недовольным. Но было в ее глазах и еще кое-что. Нечто такое, что заставило его остаться в приемной.

– Отправляйтесь домой, рядовой ДаКоста. Оставьте мне свой телефон, и я вам позвоню, если у сенатора найдется для вас свободное время…

– Спасибо, я буду ждать, миссис Флетчер.

– Сейчас я миссис ДаКоста, – сообщила Чарли ведущему.

– Я все понимаю, – улыбнулся Брэдли. – Разумеется, ведь тогда вам было всего двадцать два года.

– А жизнь продолжается.

– Конечно, – согласился Брэдли. – И судьба вас не обделила, вы, как я понимаю, попали в надежные руки.

Да, судьба подарила ей мужа в лице Винса ДаКосты. Он сделал все возможное, чтобы только она не замкнулась в своей скорлупе, а продолжала жить. Она не должна была навсегда остаться скорбящей вдовой Джима Флетчера.

Или он был не прав? Сейчас, слушая, как она рассказывала о своем первом муже, Винс задумался.

Ведь все эти годы он ни разу не рискнул сесть рядом с ней, заглянуть ей в глаза и откровенно спросить: «Тебе до сих пор не хватает его?»

Он так и не осмелился на это, потому что в глубине души очень боялся услышать ее «да».

Поэтому он делал все что мог, буквально лез из кожи вон, чтобы стать для нее отличным вторым мужем. Он делал все, чтобы она улыбалась, чтобы она смеялась, он подарил ей дом и семью. И все эти годы он любил ее страстно и самозабвенно.

Но при этом он не давал ей возможности окончательно забыть о Флетчере.

– Винс!

Он поднял глаза и увидел, что Чарли направляется к выходу на стоянку. При этом она бросила в его сторону тот же знакомый, чуть недовольный взгляд.

– Мы уже все закончили. Можно ехать домой.

– Прости, – буркнул он и сунул руку в карман, отыскивая ключи от машины.

– Ты меня совсем не слышишь.

Только не надо вот этого. Чарли была убеждена, что Винсу требуется слуховой аппарат. И это превратилось у нее в навязчивую идею. Да, он включал звук очень громко, когда смотрел футбол по телевизору, но чего еще можно ожидать, когда тебе исполняется восемьдесят лет? Слуховые аппараты стоили очень дорого, а деньги им давались нелегко, и потратить их можно было на более необходимые вещи.

– Я не слышал тебя, потому что витал в облаках, – объяснил Винс, открывая ей дверь на улицу. Нужно срочно менять тему разговора. – Ты была неотразима.

– Ты так считаешь? – взволнованно спросила Чарли. – Я не совсем была уверена в том, что именно им от меня нужно. А потом… Ты слышал, как я сказала «задница»?

– Громко и отчетливо.

– Боже мой! Они обязательно оставят этот момент в передаче. Гарантирую. Кстати, Джоан звонила?

Винс проверил сообщения на мобильном телефоне, чтобы выяснить, был ли сегодня звонок от внучки.

– Нет, но ты же помнишь, она предупреждала нас, что, скорее всего, не сможет позвонить до завтрашнего вечера.

– Я знаю. Просто мне не терпится увидеть ее и поговорить.

– Она обещала остаться в городе на месяц. Значит, мы с ней еще успеем и увидеться, и наговориться.

– Боюсь, она не понимает, что происходит с Донни, покачала головой Чарли. В этот момент Винс с помощью дистанционного пульта открыл дверцу автомобиля.

Винс обожал новую технику и считал это маленькое устройство величайшим после персонального компьютера достижением человечества. Он каждый день с нетерпением ожидал новых открытий в мире высоких технологий.

– Она все прекрасно понимает, Чарли. Она же разговаривает с ним по телефону, – заметил Винс, открывая жене дверцу автомобиля.

– Говорить по телефону и видеться лично – разные вещи.

– Ну, теперь она здесь, значит, они обязательно увидятся. И может быть, она поговорит с ним и убедит его перестать корчить из себя дурака и снова начать принимать лекарства. – Винс удостоверился в том, что дверца не защемит полу длинного пальто жены, закрыл ее, обошел машину и сел на водительское сиденье.

– Это ты во всем виноват, – рассмеялась Чарли, когда Винс устроился за рулем. Ее улыбка до сих пор действовала на него обезоруживающе. – До встречи с тобой я и думать не могла о том, что можно произносить слово «задница» на людях. Не говоря уж о телевидении. – Она немного помолчала и добавила. – Как ты думаешь, они вырежут этот кусок?

Он посмотрел на нее поверх солнцезащитных очков. Они прожили вместе более пятидесяти лет, и часто ему не нужно было произносить слова, поскольку жена и без того прекрасно его понимала. Она знала, о чем он думает, а он мог с точностью сказать, какой будет ее следующая фраза.

– Что ж, очень плохо, – покачала головой Чарли. – Но я сказала правду. Меня спросили, и я ответила.

– Ну и хорошо, – пожал плечами Винс, заводя машину.

– Я беспокоюсь не об этом, – заявила Чарли, чуть заметно хмуря брови.

Вот теперь он вряд ли разрядил бы обстановку, если бы рассмеялся. Даже улыбка грозила опасностью, поскольку вызвала бы у Чарли реплику: «Винс, не смейся, это очень серьезно», – или что-нибудь вроде: «Я знаю, что ты так не считаешь, и все же я никогда не волнуюсь». В течение почти шести десятков лет они обсуждали разные темы, навеянные этими двумя вариантами ее ответов.

Но любая реплика оставляла последнее слово за Чарли. Впрочем, Винс и не претендовал на победу в словесных баталиях. Чарли же постоянно о чем-нибудь беспокоилась. Он прекрасно знал об этом ее качестве еще до того, как сделал ей предложение.

Чарли понимала, что ненужное волнение – штука неприятная, а потому постоянно старалась убедить супруга, что она не волнуется.

Винс с годами научился спокойно воспринимать эти ее замечания. Он больше молчал, позволяя ей высказаться, раз уж ей так этого хочется. Поскольку все самое плохое начиналось как раз тогда, когда она старалась держать все свои переживания внутри себя.

Еще Винс умел быть терпеливым и осторожным, успокаивать ее, полностью соглашаясь с женой, когда она уверяла его, что совершенно ни о чем не волнуется.

Хотя в такие минуты труднее было не позволить себе рассмеяться.

На этот раз, правда, ему нужно было только подумать о том, что же приходилось Чарли все эти годы хранить в себе.

А думала ли она когда-нибудь о своей жизни, имея в виду фразу «а что, если»?.. А что, если бы Джим Флетчер не погиб в тот роковой день? А что, если бы ему удалось пройти всю войну и выжить? Не задумывалась ли она над тем, насколько по-другому сложилась бы ее жизнь?

Винс вырулил с парковочной площадки телевидения и посмотрел на жену.

– Наверное, тебе было трудно вот так говорить обо всем этом.

– Я рада, что теперь его будут помнить.

– А никто его и не забывал, – негромко произнес Винс. Это продолжалось каждый день в течение почти шестидесяти лет. Каждый день с тех пор, когда Винс выяснил для себя, что эта эффектная и очень молодая миссис Флетчер, работавшая секретарем в приемной сенатора, является вдовой.

И каждую ночь. Да, Винс не забывал о нем всякий раз, когда проскальзывал в кровать и ложился рядом с женой Джима Флетчера. Он помнил о нем и в те дни и ночи, когда Чарли не было рядом: когда он проходил тренировки, чтобы вернуться на войну, когда сражался за свою страну и даже когда у него почти не оставалось шансов вообще вернуться домой живым. В эти трудные времена он тоже частенько вспоминал Флетчера.

Винсу всегда было очевидно, а сегодня он еще раз убедился в том, что ни Чарли, ни он сам никогда не забывали о лейтенанте Джеймсе Флетчере.

Глава третья

– Ты с ума сошел!

Малдун рассмеялся:

– Нет. Ей очень хочется посмотреть на преодоление полосы препятствий. Вот я и подумал, что нужно продемонстрировать нечто такое, что действительно произведет на нее впечатление.

Лейтенант Сэм Старретт пальцем оттянул планку жалюзи в своем кабинете, чтобы получше разглядеть Джоан, которая ждала Малдуна на улице, подставив лицо теплым солнечным лучам.

– Надеюсь, это не она?

– Именно она.

– Господи, Малдун…

Тот сразу же ощетинился:

– Простите, лейтенант, но я не совсем понимаю, что означают ваши слова…

– Да нет, ничего, – поспешно ответил Сэм. – Я не имел в виду… Не обижайся, Майк. Она, конечно, очень привлекательная, раз тебе так хочется. Тебе нравятся такие, я же совсем забыл. – Он покачал головой. – Прости, но я подумал, раз уж ты решил произвести на нее впечатление… Одним словом, я почему-то решил, что она совсем молоденькая. Ну, в общем, это, конечно, не самое главное, но ты же понимаешь, что… Я даже уверен, что она… – Он печально усмехнулся, закатил глаза к потолку и вернулся на свое место за столом. – Короче, ступай и делай все, что считаешь нужным. Только не убей ее случайно, хорошо? А то там, в Белом Доме, в штаны наделают со страха. – Он взглянул на расписание нарядов. – В твоем распоряжении Дженк, Гиллиган и Космо. Можешь рассчитывать на них в течение следующих нескольких часов. А если вы ее все-таки укокошите, то хорошенько спрячьте тело. – И Сэм углубился в изучение каких-то документов.

Малдун получил необходимое ему разрешение на дальнейшие действия, и, очевидно, разговор на этом был исчерпан. Видимо, Сэм таким образом дал понять, что отпускает его. Но Малдун не мог просто так взять и уйти из кабинета.

– Тебе нужно еще что-нибудь? – поинтересовался Сэм, осторожно посмотрев на младшего лейтенанта.

– Вы можете мне, конечно, не поверить, лейтенант, но в мире еще существуют мужчины, которые думают не только о том, когда им в следующий раз выдастся шанс потрахаться.

Сэм отложил в сторону ручку и вздохнул:

– Ну хорошо, мистер Невинный-как-первый-снег, давай говорить начистоту. Если ты попадаешь в данную сомнительную категорию мужчин, тогда поведай мне, какого черта ты собрался перед ней выпендриваться и производить благоприятное впечатление?

Хороший вопрос.

Действительно, зачем ему понадобилось производить впечатление на Джоан ДаКосту?

Может быть, потому, что она засомневалась в том, что он – настоящий «морской котик», и ясно дала ему это понять? Или из-за того, что она – именно такая женщина, какие ему нравятся? Сильная, ответственная, общительная, имеющая свое независимое мнение. После того, как они провели вместе несколько часов, она даже не намекнула на то, что мечтает затащить его к себе на ночь в гостиничный номер.

Сэм долго смотрел на Малдуна, а теперь не смог сдержаться и рассмеялся:

– А не проще было бы пригласить ее на ужин?

Ну и как он должен на это реагировать? Сказать, что это она должна сделать первый шаг? Во всяком случае, раньше случалось именно так. Женщины – как правило, старше его – сами знали, чего хотели, а потому первыми делали ему свои предложения.

В свое время Господь Бог, видимо, решил пошутить, превратив пухлого неуклюжего подростка в мускулистого стройного юношу с симпатичным лицом, на которое было приятно смотреть, очутившись в постели с этим красавцем.

Наверное, именно поэтому женщины сами искали встречи с ним.

А ему оставалось самое малое: согласиться или отказаться.

Когда дело дошло до Джоан, ответ был однозначным: да, конечно, да. Она ему понравилась. Она оказалась забавной, умной, с живым выразительным лицом, сияющими глазами, сексуальными губами, которые легко и быстро изгибались в улыбке. Джоан была высокой, с длинными ногами и соблазнительными формами. О таких говорят, что в постели будет не страшно ушибиться о нее или, в случае бурного секса, сломать ей какую-нибудь кость, как сухую веточку.

Малдун мог бы держать пари на большую сумму, что ей нравился секс. Она, скорее всего, обожала физические контакты вперемешку со смехом и невероятной, искренней, страстью – в противоположность тем женщинам, которые предпочитали спокойный секс в стиле натюрмортов, приправленных ароматом исключительно дорогих духов.

Малдун легко представлял себе, как они начинают срывать с себя одежду в ту же секунду, как только он закроет за ними дверь в ее номере.

Вот только прошел почти весь день, а Джоан так и не задала ему этот самый главный вопрос. Она даже ни разу не посмотрела на него «со значением». Она ни словом, ни жестом не намекнула, что очень хотела бы увидеть своего помощника в гостиничном номере.

Боже мой, каким жалким он теперь сам себе казался! А ведь он действительно пришел в кабинет к Сэму за разрешением продемонстрировать Джоан прохождение полосы препятствий с единственной целью – произвести впечатление на эту женщину. Потому что после этого, возможно, ей захочется пригласить его к себе и заняться с ним сексом.

Но у него ничего не получилось.

– Я просто хочу, чтобы она относилась ко мне серьезно, – пояснил он Сэму, – впрочем, эти слова нельзя было назвать стопроцентной ложью. – Следующие несколько дней и вечеров я вынужден буду постоянно находиться рядом с ней, и поэтому…

Сэм подался вперед и прищурил глаза:

– В общем, тебе именно это и было приказано.

– Не совсем так, сэр. Я просто неправильно выразился. Лейтенант-коммандер Паолетти поручил мне не просто находиться рядом с ней, но и проследить, чтобы она не попала на ту территорию, где ребята готовятся к предстоящей операции, а также попытаться вообще отговорить ее от того, чтобы визит президента состоялся. Ну, а сделать это будет затруднительно, если она станет относиться ко мне как к Джуниору, как она меня называет. – Джоан действительно несколько раз обратилась к Малдуну именно так, и прозвище задело его. – Я просто… хочу, чтобы она увидела, на что я способен. – А если в процессе демонстрации она поймет, что он и есть тот самый парень, с которым стоит провести ночь… ну что же в этом плохого?

– Хорошо. – Сэм неопределенно пожал плечами. – Иди и показывай ей все, что можешь. – Он выждал пару секунд и вдруг поинтересовался. – Кстати, который час? – Сэм повернулся к компьютеру, чтобы посмотреть время. – Вот черт! Похоже, я иду ко дну.

– Может быть, я смогу чем-то помочь? – насторожился Малдун.

– Если только у тебя найдется машина времени, – горько усмехнулся Сэм. – И ты сможешь мне ее одолжить. Больше ничего нельзя поделать, чтобы спасти мою бедную задницу. – Он в отчаянии помотал головой. – Вот ведь дерьмо! Сегодня Мэри-Лу работала в кафе. Она все утро только и делала, что намекала, как было бы здорово, если бы я зашел к ней в обед. Я даже звонил туда и просил передать, что обязательно заскочу в перерыв. Через пять минут ее смена заканчивается, а я у нее так и не появился. Да еще вечером из-за этой тренировки придется ширять здесь. Не могу поверить, чтобы я так просрался! Теперь у меня и настроение на тренировке будет не то, и все пойдет коту под хвост. Ну надо же!

В этот момент в кабинет постучали, и в двери появились голова Непредсказуемого Кармоди.

– Простите, что беспокою вас, Сэм… О, Майки, привет! Как твое колено, приятель?

– Скоро ему снова предстоят нагрузки, – туманно ответил Малдун. – Спасибо, что так беспокоишься о моем здоровье.

Непредсказуемый перевел взгляд на Сэма:

– Я только что видел на стоянке Алиссу Локке и Джулза Кэссиди. Они сказали, что проведут некоторое время в городе. Сегодня вечером подъедет Макс и кто-то еще из фэбээровцев. Вам что-нибудь об этом известно?

– Нет, черт побери! – Сэм напрягся до предела. – Я и понятия не имел, что они здесь, мать твою!

Малдуну никто ничего не рассказывал о взаимоотношениях Сэма Старретта и агента ФБР Алиссы Локке, но он сам догадывался об их связи, делая выводы из разговоров своих товарищей. Вроде бы все у них было достаточно серьезно, но неожиданно выяснилось, что бывшая подружка Сэма Мэри-Лу забеременела и уже на пятом месяце. Сэму пришлось порвать все отношения с Алиссой и срочно жениться на Мэри-Лу.

Так как сейчас Сэм уже был женатым человеком, Малдун мог предположить, что он больше не встречается с Алиссой. Слова Сэма, обращенные к Непредсказуемому, вроде бы подтвердили его догадку.

– Выясни все возможное, – приказал Старретт старшине. – Сколько еще времени они пробудут здесь, где остановились. Может быть, Макс Багат собирается контролировать каждый наш шаг, пока мы готовимся к очередной операции? Ну, ты сам знаешь, что я имею в виду – Черную Лагуну, разумеется.

Непредсказуемый понимающе кивнул:

– Другими словами, вам нужно вывихнуть лодыжку, чтобы не видеться с ней. Или для надежности лучше сломать ногу? Я готов помочь, босс.

Сэм повернулся к Малдуну:

– А ты иди, развлекайся и трахайся.

Непредсказуемый подождал товарища, затем закрыл дверь в кабинет Сэма.

– Как же так получается? Для меня «иди и выясни все возможное», а для тебя «развлекайся и трахайся»? Все ясно. Опять офицерам привилегии. Зря я в свое время не получил образования, тоже бы присоединился к вашей веселой братии.

– Может быть, надо чем-нибудь помочь Сэму? – Малдун никак не мог успокоиться.

– А что тебе вообще известно обо всем этом? – насторожился старшина.

– Достаточно. Я просто сложил вместе два и два.

– Тогда больше никому о своем открытии не рассказывай, – предупредил Кармоди.

– Ты же знаешь, я умею хранить тайны.

– Да, это я усвоил, Майки. Просто обязан был тебя предупредить. – Непредсказуемый вздохнул. – Самое отвратительное заключается в том, что тут мы с тобой действительно бессильны. Не исключено, что на определенном этапе и можно будет вмешаться, но только не сейчас. Сэм говорил мне, что в последнее время Алисса больше общается с Максом Багатом, и, хотя сейчас Сэм от нее отдалился, ему больно любоваться на них, когда они вместе. Боже мой! Он не может спокойно видеть ее даже одну, без сопровождающих. И все. Точка. Правда, он старается делать вид, что она ему давно безразлична, но я-то его хорошо знаю.

– Во всяком случае, если понадобится моя помощь, дай знать, – напомнил Малдун.

– Хорошо. А теперь выполняй приказ лейтенанта Старретта и отправляйся трахаться. Не опозорь звания "морского котика». А мы будем тобой гордиться. – Непредсказуемый завернул за угол и решительно зашагал по коридору куда-то в глубь здания.

– Старшина, зачем же так? Я могу все объяснить, – крикнул оторопевший Малдун вслед Кармоди.

– Лучше не надо, – откликнулся Непредсказуемый. – Я уверен, что правда даже на сотую долю процента не так прекрасна, как я ее представляю. Расслабься и наслаждайся жизнью.


Из здания младший лейтенант Малдун вышел, уже переодевшись в шорты и футболку, плотно облегавшую его мускулистое тело.

– Я получил разрешение продемонстрировать вам прохождение полосы препятствий, – сообщил он Джоан, пока она надевала свои солнцезащитные очки. – Нас на полигоне будут ждать мои товарищи: Дженк, Космо и Гиллиган.

В такой одежде – в шортах и в армейских, до щиколотки, ботинках – вряд ли могли позволить себе появиться на улице большинство мужчин в Вашингтоне. Однако здесь, как показалось Джоан, такая форма «котиков» была обычной. Кроме того, она очень шла Малдуну, подчеркивая его физическую привлекательность. Определенно Брук оценит этот визит.

– Гиллиган? – переспросила она. – А где же капитан?

Малдун только вздохнул и покачал головой:

– Вы себе даже не представляете, сколько раз мне приходилось слышать эту шутку. Причем из всего телесериала про отважного Гиллигана всегда почему-то вспоминают именно капитана. Никто еще не спрашивал о Джинджере или, например, профессоре.

– Вот проклятие! – огорчилась Джоан. – Значит, я ничуть не оригинальна. Что ж, извините за банальность. Наверное, хуже этого уже ничего и не придумать, да?

– Мне приходят на ум сразу две вещи, – усмехнулся Малдун, и Джоан поняла: этому молодому мужчине в последнее время действительно приходилось частенько рисковать жизнью в борьбе против членов Аль-Каиды.

На ноге у него красовался замысловатый наколенный щиток. Скорее всего, лейтенант был ранен во время одной из операций. Может быть, в него даже стреляли. Эта мысль изменила мнение Джоан о Малдуне.

– Наверное, хуже только снова оказаться в Афганистане, да? – спросила она.

Он взглянул ей в глаза, и Джоан показалось, что в это мгновение он стал старше лет на десять. Да, этот парень был способен на многое, а не только лишь быть образцом мужской красоты.

– Этот разговор вами не записывается? Или мы сейчас беседуем, так сказать, без протокола? – серьезно поинтересовался он.

Джоан напряглась, и от этого фраза у нее прозвучала как-то неуверенно, как у Мэрилин Монро:

– Что вы, я ведь не журналистка.

Вот вам!

Но, слава богу, он, похоже, ничего не заметил.

– Вы, надеюсь, прекрасно меня поняли. Вы же имеете самое непосредственное отношение к пиару, – продолжал Малдун, – готовите новости для Белого Дома. Но я не являюсь частью этих новостей и не собираюсь фигурировать в них. Ни в каком виде. Как и никто другой из нашей команды. Поэтому насчет того, где мы были и что делали… Если вам это нужно для того, чтобы проинформировать кого-то, забудьте о своих вопросах. Давайте лучше обсуждать погоду. Но если наш разговор останется строго между нами, между Майком и Джоан, если вы нигде не используете мои слова…

– Именно так, – кивнула Джоан. Насколько искренне она говорит это? Так ли она честна перед лейтенантом? Вот уже много лет она не вела ни с кем разговоры, которые потом не использовала бы в своих рабочих целях. Как правило, она всегда анализировала любую беседу, мысленно прикидывая, какая ее часть может быть полезна президенту.

– Ну хорошо. – Похоже, ее ответ вполне удовлетворил его, однако напряжение в глазах не исчезло. – Но даже и без передачи третьим лицам я вряд ли смогу сообщить вам много. Поймите, быть там даже наполовину не так тяжело, как не быть там. Я офицер. Я отлично понимаю, что по ряду причин мы обязаны время от времени возвращаться на базу. Ну хотя бы для того, чтобы соблюдать сменность. Кроме того, нам необходимо постоянно тренироваться. Например, способность метко стрелять очень быстро пропадает в обычной жизни. Это и понятно, мы ведь особое подразделение. Улавливаете ход моих мыслей? Наша основная цель – вовсе не вести шквальный огонь по противнику. Наоборот, мы используем огнестрельное оружие в самых крайних случаях, когда нам не остается другого выхода. Вот поэтому нам требуется время от времени возвращаться домой. Ну, по крайней мере, бывать в более или менее безопасной зоне, чтобы поддерживать себя в хорошей форме и не растерять свои способности и умения. Только тогда мы сможем оставаться непобедимыми.

– Но каждый из нас, Джоан, – продолжал Малдун, – буквально каждый член нашей команды, находясь здесь, только и мечтает о том, чтобы его снова направили туда, где он окажется нужен больше всего, где он сможет делать именно то, что у него получается лучше других, – а именно защищать нашу страну от тех людей, которые непримиримы в вопросах религии и не идут ни на какие компромиссы, а в политике доходят до абсурда и готовы убивать невинных граждан. Кстати, почти всегда они именно их и выбирают своей целью. Мы все стремимся снова очутиться там, чтобы защищать вас и вашу семью, ваших друзей и коллег, и даже того противного соседа сверху, который по ночам заводит музыку в стиле «диско» на полную мощность. Мы хотим защитить вас от тех людей, которые объявили всех американцев, даже новорожденных младенцев, своими заклятыми врагами. Они почему-то считают, что мы не заслужили ничего, кроме смерти.

Но если они собрались убивать невинных граждан… Что ж, пусть попробуют. Но сначала им придется попытаться пройти через нас. – И Малдун с гордостью ударил себя в грудь.

Джоан зачарованно смотрела на него. У нее сложилось такое впечатление, что этот Бэмби внезапно перевоплотился в некое грозное существо с клыками и когтями и горит желанием сразиться один на один с Годзиллой.

И еще в нем живет непреодолимое желание побеждать.

Он стоял и смотрел на нее, сверкая глазами, а Джоан не знала, как реагировать на его пламенную речь и что теперь говорить.

– Спасибо, – негромко произнесла она. – Это было… потрясающе. Я рада, что услышала это именно от вас. Я считаю, что это должны услышать все.

Они зашагали дальше, и он, засмеявшись, снова превратился в Малдуна-Джуниора. Но теперь, когда он чуть приоткрыл завесу тайны, она уже не могла не видеть в нем и Малдуна-Суперкотика, защитника невинных.

– Нет, спасибо, но я ни за что не повторю эти слова на торжественной церемонии в присутствии президента.

– А я вас об этом и не просила, – улыбнулась Джоан.

– Нет, не просили, но собирались попросить. Признайтесь, так ведь?

И они снова улыбнулись друг другу. Джоан внезапно осознала, как это чудесно, и вообще какой замечательный выдался сегодня денек. Как только ей удалось уговорить настоящего лейтенанта Малдуна выйти наружу из своей блестящей идеальной оболочки? Она втайне не переставала восхищаться собой. Малдун оказался очень неплохим парнем как снаружи, так и внутри. Особенно эффектно он выглядел в солнечном свете, выгодно оттенявшим его золотистые волосы, буквально заставляя их сверкать.

– А теперь скажите мне честно, пока мы все еще говорим «без протокола», – попросила Джоан, – неужели вашего товарища действительно зовут Гиллиган?

– Конечно нет. Главного старшину, о котором идет речь, зовут Дэн Гиллман. А Гиллиган – его прозвище, – пояснил Малдун. – Почти у каждого бойца есть своя кличка. Марк Дженкинс – Дженк. Но это понятно, для краткости. Лейтенант Джакетт – Джаз. Почему – непонятно. Но он вовсе не покладистый паренек, с которым можно попить пивка и поболтать по душам. Однако откуда пошло это прозвище, боюсь, не смогу вам объяснить.

– А у вас какое прозвище? – спросила Джоан.

– У меня его нет, – тут же солгал Малдун. Правда, он быстро поправил сам себя. – То есть во время обучения, конечно, было, но надолго ко мне не прилипло. И слава богу.

– А какое было?

– Давайте оставим это. Поверьте, о нем лучше не вспоминать.

– Перестаньте, я прекрасно умею хранить чужие тайны.

– Я в этом не сомневаюсь. Но мне понадобилось немало усилий, чтобы отделаться от него, так что простите, но вам я свое прозвище все равно не открою, – упорствовал Малдун.

Джоан потребовалось бы побыть пять минут наедине с одним из товарищей Малдуна, и она выяснила бы, что это за прозвище. Но об этом она ему говорить не стала, а, напротив, сделала вид, что данная тема ее больше не интересует.

– Так, дальше насчет прозвищ… – продолжал тем временем Малдун. – Сэм Старретт – вы еще не успели с ним познакомиться, но это обязательно произойдет в самое ближайшее время, я уверен. Его на самом деле зовут не Сэм, а Роджер. Сэмом его стали называть потому, что этот парень родом из Техаса. Что касается Космо Рихтера, то я даже и сам не знаю, как звучит его настоящее имя. То есть, может быть, конечно, что так и есть – «Космо». Дело в том, что он вообще не любит рассказывать о себе.

В этом он здесь был далеко не единственным.

– Наверное, его зовут Лесли, или Джин, или еще как-нибудь в этом роде. Одним словом, это должно быть какое-нибудь гермафродитное имя, которое совершенно не подходит большому грозному «морскому котику».

– Возможно, хотя я в этом сомневаюсь. Он не из тех, кто будет переживать из-за такой ерунды, как имя, данное при рождении. Ну а уж поддразнивать его из-за имени не рискнул бы никто, если, конечно, человек находится в здравом уме. Его могли бы назвать хоть Елизаветой, и никто бы хихикнуть не посмел при его появлении. Он принадлежит к тому типу людей, которые никогда не высовываются на передний план и ведут себя по большей мере тихо, но в нужный момент всегда умеют проявить себя и, если понадобится, первыми сломают врагу хребет. – Он едва заметно улыбнулся. – И даже это они умудряются сделать незаметно, без лишнего шума.

Еще не легче!

– Боже мой, кого же мне сейчас предстоит увидеть! После такого описания… Может быть, мне не стоит с ним знакомиться?

Малдун рассмеялся.

– Ну что вы, рядом со мной вы можете вообще ни о чем не беспокоиться. Пока что главным тут назначен я. И пока я не прикажу, никто никому хребет ломать не будет.

– Что ж, это успокаивает. Так, сколько, вы говорите, нам было лет, когда…

– Достаточно. Подождите секундочку…

Джоан остановилась, а Малдун нагнулся и поправил щиток на правом колене.

Нет, мужчины определенно должны носить шорты. Джоан твердо решила, когда вернется в свой гостиничный номер, с помощью ноутбука запустить в Интернет идею о возвращении моды на килты.

Бедра у Малдуна оказались массивней, чем у нее, только крепче на вид. А когда лейтенант выпрямился, она сделала вид, что интересуется непонятным устройством на его колене, а не загорелыми ногами с мощной мускулатурой и побелевшими на солнце волосками.

– Вывихнули колено? – поинтересовалась Джоан, когда они возобновили свой путь.

– Повредил. Не так давно, – нехотя пояснил Малдун. – Но это неважно. Уже все прошло. Просто мой врач одновременно является и капитаном, который каждый день примерно в это время бывает на полигоне, где расположена полоса препятствий.

– Означает ли это, что вы тоже будете принимать участие в демонстрации способностей «морских котиков»?

– Да. И вы тоже, – улыбнулся Малдун. Джоан рассмеялась.

– Ну конечно! В этой юбке и на каблуках. Вы можете представить, как я буду ползти по грязи по-пластунски? «Не ждите меня, ребята, я догоню вас! Вот только выпутаю свою задницу из колючей проволоки – и снова вперед!»

– Нет, все будет несколько иначе. Позади вас поползу я, а не наоборот.

Джоан снова рассмеялась, но вдруг смолкла. Черт! Похоже, Суперкотик вовсе не шутит. Она замерла на месте.

– Ну, мы будем преодолевать не всю полосу препятствий, конечно. – Лейтенант тоже послушно остановился.

– Вот здорово, – серьезно произнесла Джоан. – А почему бы сразу не всю?

– Ну, во-первых, вы не подготовлены к таким испытаниям, а на полосе есть некоторые участки, которые…

– Разве вы не почувствовали сарказм в моей реплике? – перебила лейтенанта Джоан. – Я не собираюсь преодолевать препятствия, и одежда тут вовсе ни при чем. Еще чего не хватало! А вам известно, что даже во время учебы я всегда прогуливала занятия в спортзале? Да, иногда на меня находит и я могу начать заниматься, скажем, йогой или аэробикой, но все это не то. Это какие-то оторванные от жизни, надуманные движения, которые я делаю в клубе под присмотром тренера и при наличии кондиционера в зале. Ну и других необходимых условий. Единственный раз, когда я бегала в последнее время, так это когда обнаружила, что у меня кончились шоколадные конфеты, а магазин через пятнадцать минут закрывался. Если я пройду по вашей полосе с десяток ярдов, меня увезут в больницу. И это в лучшем случае.

– Я этого не допущу и вообще не дам вас в обиду, – негромко, но твердо произнес Малдун.

Это было сказано с такой искренностью, что Джоан снова замерла как вкопанная на несколько бесконечных секунд. Она стояла и молчала, просто внимательно глядя на него и стараясь понять этого удивительного парня. Младший лейтенант Майкл Малдун сейчас больше напоминал оживший рисунок Нормана Рокуэлла – такой же милый, решительный, патриотичный, честный, отважный и чистый, и он не даст ее в обиду.

«Никогда?» – хотела спросить Джоан. Разве это не здорово? Он мог бы следовать за ней всю оставшуюся жизнь. Ее персональный «морской котик». Ангел-хранитель, день и ночь оберегающий ее от потенциального врага.

– А у вас есть девушка? – вдруг услышала Джоан собственный голос и тут же испугалась своего вопроса. Какое ей дело до того, что не относится к сведениям о базе? И по какому праву она интересуется его личной жизнью?

Это все равно, как если бы вы встретили Иисуса Христа и осведомились, не страдает ли он грибком на ногах. Совершенно неуместно и не соответствует моменту.

– Нет, – ответил Малдун.

– Очень плохо. – Джоан хотелось выглядеть сочувственной, но для этого ей пришлось постараться. Она не совсем понимала, какие чувства при этом испытывает, но определенно это было не сочувствие.

– Наверное, – так же спокойно ответил Малдун и замолчал, словно ждал от нее еще каких-то слов.

– Ну что ж… – сказала Джоан и тоже замолчала, через силу выдавив из себя улыбку. Она уже собиралась повернуться и зашагать дальше в сторону полигона. Ей нужно было срочно стряхнуть с себя странное ощущение, которое возникло вдруг у такой серьезной женщины. Ей почудилось, что она испытывает к нему нечто вовсе не похожее на дружбу, которой она так старалась заручиться весь день. Но в этот момент Малдун прокашлялся, и она очнулась.

– А вы сегодня вечером… э-э-э… свободны? Или у вас какие-то планы?

Боже мой! Неужели он приглашает ее на свидание?

Или, может быть, он просто выполняет свой долг и проверяет, не будет ли скучать его подопечная в первый же вечер, оставшись одна в чужом городе?

– Вообще-то я собиралась поужинать у себя в номере и пораньше лечь спать. Я все еще живу по вашингтонскому времени.

– А-а, – кивнул Малдун. – Здорово.

– Вы помните тот стишок про сбой биоритмов при дальних перелетах?

Коль на запад держишь путь,

Не забудь и отдохнуть.

Коли путь твой на восток,

Праздник будет недалек!

Ну, праздника, когда я вернусь домой, еще придется подождать.

Малдун рассмеялся.

– Никогда раньше не слышал ничего подобного.

Конечно, Джуниор, потому что ты еще слишком молод. Бритни Спирс, наверное, твоя ровесница. Жутковато звучит, да?

– Я вот о чем подумала, – сменила тему Джоан. – Мне очень хочется посмотреть, как «котики» будут преодолевать полосу препятствий. Но самой участвовать в этом меня что-то не вдохновляет.

– Ну а как насчет того, что мы просто перебросим вас через грузовую сеть?

– Через такую высокую штуковину вроде стенки из веревок? – Джоан рассмеялась. Что ж, как говорится, мечтать не вредно, Джуниор. – Может быть, лучше сразу забросить меня на Луну?

Малдун немного помолчал, затем снова прочистил горло.

– Послушайте. В этом-то и заключается весь смысл. Вы, конечно, можете со стороны понаблюдать за нами. Это, разумеется, впечатляет. От нас требуется высокая физическая подготовка. Ну и что дальше?

– Как это «что дальше»? – удивилась Джоан. – Вам ведь приходилось тренироваться по двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, в воде и на суше, таская на себе телеграфные столбы и сражаясь с волнами во время прибоя. Потом «адская неделя», проведенная практически без сна. И после этого вы говорите «ну и что»? Вы можете сделать сорок два отжимания за две минуты, сесть из положения лежа на спине пятьдесят раз тоже за две минуты, а потом еще и пробежать полторы мили… за сколько? За одиннадцать с половиной минут, если не ошибаюсь. При этом с полной выкладкой и в сапогах. И это только для того, чтобы поступить в «морские котики». Представляю себе, что именно вы в состоянии выполнить после окончания полного тренировочного курса. Вот вам и «ну и что». Так-то!

– Ух ты! Вы помните все эти цифры наизусть? Впечатляет.

Она презрительно усмехнулась:

– Да, я умная женщина, благодарю вас. А что касается ваших способностей, то, как вы сами выразились, «ну и что».

Он снова рассмеялся:

– Я имел в виду совсем другое.

– Что же? Ну, объясните мне, Джуниор. Я вас слушаю.

Он перестал улыбаться и остановился. Лейтенант встал перед Джоан, заслонив ей солнце.

– Во-первых, меня зовут Майк, – произнес он тоном, не допускающим возражений. – Мое звание – младший лейтенант. Так вы тоже можете ко мне обращаться, мэм. Но во мне нет ничего такого, что давало бы вам повод называть меня «Джуниор». Поэтому больше ко мне так не обращайтесь.

Вот это да! Он действительно рассердился. Джоан стало даже немного боязно.

– Простите, – она поспешила извиниться. – В самом деле. Я вовсе не имела в виду ничего плохого. Просто как-то само собой соскользнуло с языка.

– Перестаньте думать обо мне в этом направлении, и ничего больше с языка соскальзывать не будет.

– Извините. Просто вы… Нет, вы никоим образом не напоминаете мне младшего брата, потому что у меня никогда не было младших братьев. У меня был – и есть – старший брат, который близок к тому, чтобы его признали недееспособным, но его-то уж вы точно мне не напоминаете. – Этого еще не хватало! По-моему, она начала болтать лишнее. – Но мне всегда хотелось иметь младшего братишку, и, когда я представляла его себе, он был похож на вас. Такой… идеальный и очень милый. Понимаете?

Малдун рассмеялся, отвернулся, потом снова обратился к Джоан, задумчиво почесывая затылок.

– Что ж, это просто здорово. – Он хотел сказать что-то еще, запнулся, опять захохотал и, похоже, вконец растерялся.

Надо будет запомнить: никогда не называй «морского котика» очень милым. Даже если это правда.

– Так что же вы на самом деле имели в виду, когда говорили «ну и что дальше»? – поинтересовалась Джоан, пытаясь отвлечь Малдуна от осознания того факта, что она сумела всего за несколько секунд сначала рассердить, а потом полностью смутить его.

И он заговорил.

– Я сказал «ну и что», потому что мы, конечно же, сможем преодолеть всю полосу препятствий в рекордно короткое время. Нас специально тренировали для этого. Это здорово, но для нас не представляет большого труда. Но, понимаете, иногда нам приходится проникать в. такие места, которые тщательным образом охраняются или куда почти невозможно попасть, и спасать заложников. Мы вытаскиваем оттуда людей и перемещаем их в безопасные места. В большинстве случаен заложники, которых мы выручаем, люди самые обычные, никогда не тренировавшиеся на прохождение полосы препятствий. Некоторые из них бегают лишь в тех случаях, когда закрывается магазин, а шоколадные конфеты в доме кончились.

– Лейтенанту Малдуну полагается за память награда «Стремись и соответствуй»!

– И я хочу вам показать, как будет действовать команда «морских котиков», если им придется спасать совершенно неопытного и физически не тренированного человека.

– Вот оно что! Такого, как я.

– Совершенно верно. Именно такого, как вы.

Они подошли к полигону, и Джоан сразу указала на предмет, который Малдун назвал «грузовой сетью», – раму, на которую вертикально и горизонтально были натянуты толстые канаты. С виду она действительно напоминала большую рыболовецкую сеть, а в высоту была не меньше пятидесяти футов.

– И вы думаете, что сможете перетащить меня через эту штуковину, и я при этом останусь цела и невредима?

– Я не думаю. Я знаю, что мы это сделаем.

Джоан внимательно посмотрела на сеть, затем перевела взгляд на лейтенанта и рассмеялась. Если они перетащат ее через это препятствие, значит, смогут сделать то же самое и с Брук. Ну разве не чудесная получится фотография для первой полосы?

– О'кей, Суперкотик, – кивнула Джоан ДаКоста. – Посмотрим, как вы справитесь с этой задачей.

Глава четвертая

– Сейча-а-с меня нет дома, – протяжно заговорил автоответчик Рене. – Но я с удовольствием побеседую с тобой позже. Оставь свое сообщение после сигнала, любовь моя, и я тебе перезвоню.

– Рене, это Мэри-Лу. Позвони мне сразу же, как прослушаешь это сообщение. Пожалуйста, это очень важно. Мне необходимо срочно поговорить с тобой.

Боже мой, никого нет дома! Так уж никого. Да, никого. Правда, Мэри-Лу не могла похвастаться большим количеством друзей и подруг, которым всегда могла бы в случае чего поплакаться в жилетку. Среди близких можно было назвать сестру Джанин и разве что куратора по группе анонимных алкоголиков Рене. Вот и весь коротенький список.

Мэри-Лу заранее позвонила няне из детского центра, сделав это сразу же, как только очутилась дома. Она спросила, можно ли ей сегодня забрать Хейли не строго в четверть третьего, как обычно, а немного позже.

Миссис Устенски заверила ее, что Хейли уже зевает и, скорее всего, сейчас заснет, поэтому малышку пока что можно никуда не увозить.

И вот на какое-то время Мэри-Лу оказалась предоставленной самой себе. Она сидела на кухне в полном одиночестве и медленно закипала от злости.

При этом ей так сильно хотелось выпить, что она чувствовала, как волосы у нее на голове буквально встают дыбом.

Впрочем, она могла запросто позволить себе такую роскошь. Раз уж Хейли осталась пока что под присмотром миссис Устенски, сама миссис Старретт могла бы отправиться в «Божью Коровку». Она войдет в зал, и ее тут же со всех сторон начнет обволакивать прохладный полумрак. Она вдохнет такой приятный запах пролитого крепкого пива, а потом…

Мэри-Лу вцепилась в телефон и снова принялась судорожно набирать номер Рене. Но на другом конце провода опять послушно включился автоответчик. Мэри-Лу швырнула трубку на рычаг и вышла из дома.

Нет, Рене и Джанин – не единственные ее друзья. В списке еще значился сумасшедший Донни, ее сосед.

Он был дома. Впрочем, он всегда был дома. Сумасшедшие люди, как правило, практически никогда не покидают свое жилище.

По лужайке она быстро добралась до его домика. Потопила в звонок, потом принялась стучаться. Не дождавшись ответа, женщина крикнула:

– Донни, это я, Мэри-Лу! К тебе можно? Открой, дорогуша.

Она снова и снова звонила, пока наконец занавеска на стеклянной двери не отодвинулась и не появился сам Донни. Он, разумеется, сначала должен был проверить, уж не пришелец ли к нему стучится – с тем, чтобы ворваться в дом и высосать его мозги.

– Что тебе надо? – спросил Донни, но дверь открывать не торопился. К этой двери он приделал штук сорок задвижек, и, чтобы открыть их все, ему требовалось не меньше пяти минут. Если бы в его доме начался пожар, он наверняка не успел бы выскочить наружу и сгорел бы заживо в своей берлоге.

– Пожалуйста, впусти меня к себе! – жалобно выкрикнула Мэри-Лу.

Сэм называл Донни «чокнутым» и закатывал глаза к потолку всякий раз, когда Мэри-Лу относила соседу домашнее печенье или кусок пудинга. Нет, он, конечно, не боялся за безопасность своей супруги, когда та ходила навещать психически ненормального человека. Сэму было неприятно, что визиты Мэри-Лу привели к печальному результату. Теперь Донни считал ее своей подругой. Когда Донни единственный раз за все время, пока Старретты жили здесь, выбрался из своего дома, он выставил на соседскую лужайку несколько зеркальных рефлекторов, расположив их строго по окружности. А потом вполне серьезно объяснил соседям, что это поможет предотвратить посадку кораблей пришельцев на их газон.

Сэм, конечно, никаких грубостей в лицо Донни не говорил. Он старался быть вежливым, даже когда тот заявил, что Сэм отстает от Бога всего на полшага, потому что является «морским котиком» ВМС США. Сэм ворчал на Мэри-Лу за то, что она приваживает к себе «маленького уродца». Конечно, такое обращение сильно расстроило бы Донни, но, слава Всевышнему, он ни разу не слышал лично, как Сэм награждает его подобными эпитетами.

– Я не могу открыть тебе дверь, – отозвался Донни. – Сегодня это опасно делать.

Мэри-Лу успела заметить, что он надел на голову свою любимую шляпу, аккуратно обмотанную алюминиевой фольгой. Это делалось для того, чтобы пришельцы не смогли прочитать мысли Донни.

Эту знаменитую шляпу он доставал из чулана только в те дни, когда неважно чувствовал себя.

– Мне нужно поговорить с тобой, – не отступала Мэри-Лу. Ей казалось, что, если он сейчас не впустит ее в дом, она взорвется прямо на крыльце. – Пожалуйста, Донни! Я же всегда прихожу к тебе, когда ты меня об этом просишь. Ты сам знаешь. Ты звонишь, и я сразу же иду к тебе. А сейчас ты мне очень нужен. Ну, впусти меня, ладно?

– Сегодня я не могу этого сделать.

– Можешь. Просто открой мне дверь. Или окно. Я проскочу в окно очень быстро, и пришельцы не успеют пролезть к тебе в дом вслед за мной.

Услышав это, Донни в страхе отскочил от двери:

– Вот именно так и сказал бы любой пришелец. – После этого он принялся что-то быстро бормотать себе под нос, – должно быть, какие-то заклинания, отгоняющие пришельцев. Мэри-Лу знала: когда он принимается за молитвы, вернуть его к нормальному человеческому разговору уже не представляется возможным.

Отчаянию женщины не было предела. Нервы ее не выдержали, и она закричала во весь голос:

– Ради всего святого! Открой мне, я же не пришелец! Ты, урод несчастный! Ты просто урод, чтоб тебя!

И только произнеся эти слова, она поняла, что совершила что-то ужасное и непоправимое. Донни больше всего ненавидел, когда кто-то называл его уродом. Хуже этого нельзя было ничего придумать. Ну, может быть, только то, что пришельцы с Плутона действительно явились к нему домой с намерением высосать у него мозги. И то вряд ли.

– Донни! – вопила Мэри-Лу, отчаянно звоня в дверь соседа. – Прости меня! Я не хотела тебя обидеть! Я хотела сказать совсем другое!

Но Донни молчал. Мэри-Лу тщетно прислушивалась. В доме воцарилась тишина.

Женщина уныло села прямо на ступеньки соседского крыльца, в ужасе сознавая, что только что сама сократила список своих друзей ровно на одну треть. Неудивительно, что Сэм ненавидел ее и искал утешения в объятиях посторонней женщины. Неудивительно и то, что Мэг Нильсон и другие жены «морских котиков» не хотели иметь с ней ничего общего. Вот почему ей так и не удалось подружиться ни с одной девушкой, работавшей вместе с ней в «Макдоналдсе».

Она была просто жуткой личностью.

Ей захотелось расплакаться.

Она удерживала слезы с того самого момента, когда встретила в кафе Алиссу Локке, но теперь не было никаких причин не выплеснуть свои эмоции. И она зарыдала как четырехлетний ребенок, неожиданно разбивший коленку.

Мэри-Лу была отвратительной личностью, причем очень одинокой.

Она могла пойти куда-нибудь и напиться в одиночку. Она могла накачаться до такой степени, чтобы упасть, чтобы перестать думать, чтобы у нее наконец остановилось дыхание.

Если бы не Хейли, она сейчас наверняка именно так и поступила бы.

Разумеется, если бы не Хейли, она не сидела бы сейчас на ступеньках чужого дома. Если бы не Хейли, она бы никогда не вышла замуж за Сэма.

Боже мой! Все, чего ей хотелось от этой жизни, – так это выйти за сильного и надежного мужчину, такого, как Сэм Старретт, и жить с ним в маленьком уютном коттедже, таком, в каком она сейчас и жила.

Только при этом все у нее получилось не так, как надо. Несмотря на то, что Сэм и считался ее мужем, он не любил ее. И хотя у них действительно был очаровательный коттедж, он при этом не являлся домом в полном смысле этого слова.

Боже мой, как ей плохо!

Ей хотелось выпить чего-нибудь покрепче – так, как еще не хотелось ни разу в жизни.

Она с трудом оторвала свою толстую задницу от бетонных ступенек соседского дома, медленно побрела через лужайку и вскоре очутилась у выезда на дорогу.

Там, где была припаркована ее машина.

Оставалось только сесть в нее и отправиться в «Божью Коровку». Всего-навсего.

Ключи лежали в кармане. Она достала их и положила на ладонь.

И в следующий момент что было сил отшвырнула их прочь. Через двор, на участок соседа напротив. Прямо куда-то в середину ухоженной клумбы возле домика Робинсонов.

Потом устало опустилась на землю и снова горько разрыдалась.


6 января 1944 года, среда


Этот день навсегда изменил ее жизнь, но в то время Шарлотта Флетчер еще ничего об этом не знала.

Она записала в своем дневнике: «Сегодня снова пришлось пообедать прямо за столом на рабочем месте. Я опять не успела все вовремя напечатать. Задержалась на работе, но миссис П. меня выгнала в начале восьмого. Не знаю почему, но мне кажется, что я помогаю выигрывать войну только тогда, когда нахожусь на работе. А домой идти мне не хочется, и я туда совсем не тороплюсь. Когда я вернулась, то обнаружила, что мама Ф. ушла в свой благотворительный кружок при церкви, где они шьют стеганые одеяла. Квартира, в которой когда-то звенел смех мой и Джеймса, теперь стала пустой и молчаливой. С. опять притащила к себе на квартиру очередного солдата из Объединенной службы организации досуга войск. Стены и полы в нашем доме, кажется, сделаны из тонкого картона. А может быть, проблема заключается во мне самой. Но я не могу не слушать того, что происходит у соседей. Мама Ф. поступает просто: она включает радио на полную громкость, чтобы ночные шумы ее не тревожили. Но я не могу поступить так же. А может быть, и не хочу. Похоже, эти звуки представляют собой отличный аккомпанемент моему несчастью, пока я лежу одиноко в своей ледяной кровати и никак не могу заснуть».

В течение двух лет, которые прошли со дня гибели Джеймса, Шарлотта несла на себе дополнительное бремя. Она очень тосковала без физической близости, к которой успела привыкнуть за время замужества. Конечно, это казалось ей мелочным и эгоистичным, и все же ей не хватало не только его улыбки и объятий. Она не могла спокойно жить без его поцелуев, его прикосновений. А ведь он так быстро заводил ее!

Ее одиночество подчеркивалось и поведением соседки сверху. Салли Слэггерти, «Салли-шлюшка», как называла ее Шарлотта, когда бывала в дурном настроении. Салли переехала к ним в дом два месяца назад и, похоже, поставила себе цель переспать со всеми военнослужащими, которые волею судьбы оказывались в Вашингтоне.

Шарлотта снова перечитала запись в своем дневнике от 6 января: «Сегодня снова пришлось пообедать прямо за столом на рабочем месте…» Нет, здесь нет никаких упоминаний о Винсе, который в тот день пришел в приемную сенатора даже раньше ее самой.

Когда она появилась у кабинета без четверти семь, где в ряд стояли стулья для посетителей, он уже сидел на одном из них.

Может быть, она и не обратила бы на него особого внимания, но он выбрал стул, стоявший как раз напротив ее стола. И всякий раз, когда она, печатая документ, отрывала взгляд от листа, она видела его. Иногда он наблюдал за ней, иногда глаза его оказывались закрытыми.

Он кутался в свою шинель, и ей лишь изредка удавалось заметить его измятую форму морского пехотинца.

Он был очень молод. Шарлотта дала ему на вид лет девятнадцать, не больше. Он был довольно красив, даже несмотря на исхудавшее лицо и впалые щеки. У него были темные глаза и черные волосы. Он напоминал итальянца американского происхождения. Впрочем, имя и фамилия у него тоже оказались соответствующие – Винсент ДаКоста.

В десять часов Шарлотта тихонько поинтересовалась у миссис Пирс, почему этого солдата не принимают, ведь он ждет уже очень давно.

Миссис П. так же негромко ответила, что этот солдат не записан на прием к сенатору. Он здесь с самого утра, как только она отперла дверь приемной. Миссис П. предупредила, что сенатор не сможет принять его, потому что весь день у него расписан по минутам, но солдат ответил, что все равно будет ждать. Вдруг все же ему повезет…

Шарлотта украдкой съела принесенный из дома сэндвич прямо за рабочим столом, выбрав для этого минутку, когда солдат сидел с закрытыми глазами. Она чувствовала, что он очень голодный, но не могла придумать, как поделиться с ним скромным обедом и при этом не показаться навязчивой.

В два часа дня, когда стало понятно, что день выдался очень суетный и свободного времени у сенатора не будет, Шарлотта вышла из-за стола и решительно направилась к морскому пехотинцу.

Он тут же поднялся со своего стула, и Шарлотта поняла, что, видимо, он недавно был ранен. Как ни старался солдат, он не смог скрыть, что даже стоять ему пока очень тяжело.

– Вы зря теряете время, – сказала она, быстро присаживаясь на краешек соседнего стула, чтобы и ДаКоста смог снова сесть на свое место. – Мне очень неприятно говорить вам, но дело в том, что у сенатора Говарда сегодня весь день расписан. У него будут встреча за встречей, и так до самого вечера. Я думаю, вам было бы лучше записаться к нему на прием.

– Ближайшее свободное время, когда можно записаться, – только через три недели, – возразил молодой человек. Он сел, но только тогда, когда совсем побледнел от боли. – А мне очень нужно сейчас встретиться с ним.

– Простите, но…

– Послушайте, мне и нужно-то всего пять минут, не больше.

– Ну-ка встаньте в конец очереди и не толкайтесь, – строго произнесла Шарлотта.

Но ДаКоста даже не рассмеялся:

– Это очень важно, – тихо сказал он.

Возможно, он был слишком молодым и всего лишь рядовым морской пехоты, но в его глазах светилось нечто удивительное и непостижимое, и это не могло ускользнуть от взгляда внимательной Шарлотты.

– Все, что здесь происходит, очень важно, – проинформировала она молодого человека и вернулась на свое рабочее место.

– Можно, я подожду здесь, мисс… – попросил он.

– Миссис, – поправила она. – Миссис Флетчер. Да, конечно, можно. Мы живем в свободной стране, рядовой.

Он улыбнулся, и лицо его сразу изменилось. Если раньше оно казалось Шарлотте симпатичным, то теперь стало необыкновенно красивым.

– Да, мэм. Я верю в это и знаю, за что мы сражаемся.


Дженк и Гиллиган сразу же понравились Джоан.

Дженк был ростом ниже своего товарища. Да и вообще, если учесть его стройную фигуру, веснушчатое лицо и жизнерадостную улыбку, он казался самым юным из всей команды. Он выглядел даже моложе Малдуна. Не «морской котик», а выпускник средней школы.

Гиллиган был повыше, темноволосый, с длинным смешным носом, который чуть портил его красивое лицо.

Оба они вели себя непринужденно и отнеслись к Джоан достаточно дружелюбно, поэтому ей не составило труда сразу же развеселить их своими шутками.

Трудней оказалось с «морским котиком», носившим прозвище «Космо». Он не только выглядел старше своих товарищей, но оказался мрачным молчаливым типом. Космо не произнес ни слова, даже когда обменивался с Джоан рукопожатием. И хотя ему пришлось забраться на самый верх сети, чтобы укрепить там какую-то оснастку для страховки, у Джоан сложилось впечатление, что он постоянно прислушивается к каждому ее слову.

Ей даже показалось, что раз или два по его лицу пробежала тень улыбки. Правда, она совсем не была в этом уверена, поскольку Космо надел солнцезащитные очки, и она не могла разглядеть выражения его глаз.

Внешне они все выглядели замечательно. Настоящие атлеты! Сомневаться не приходилось: Брук будет в восторге от представления, которое они для нее устроят. Особенно если она сама примет в нем активное участие. А уж фотографы будут на седьмом небе от радости.

И самое главное, в центральной прессе наконец-то появится хоть одна положительная статья о Брук Брайант с оптимистической, жизнеутверждающей фотографией впридачу.

Малдун тут же взял на себя общее руководство. Он отдавал распоряжения легко и свободно, что лишний раз подчеркивало, каким отлаженным организмом являются он и его бойцы.

Было очевидно, что все члены группы, даже Космо (а может быть, в особенности молчаливый и грозный Космо) относятся к лейтенанту с большим уважением.

Джоан, наблюдая за ними, не могла оставаться равнодушной.

Наверное, в этой слаженности и крылась причина того, что Малдун решил устроить подобную демонстрацию. Хотя для нее оставалось непонятным, хотел ли Майкл лично покрасоваться перед ней или же показать, на что способны его «морские котики».

Впрочем, ей показалось, что здесь имели место обе эти причины. Малдун сам был «морским котиком», и его подразделение состояло из таких же, как он, парней.

Впечатления уже переполняли Джоан до самой макушки, а ведь демонстрация боевой подготовки группы еще и не началась.

– А вот каков сценарий наших действий, – заявил Малдун после того, как дважды проверил готовность полосы препятствий. – Нас забросили с целью освобождения американской гражданки Джоан ДаКосты тридцати лет, которая работает, скажем, в посольстве США в Маниле и пока находится в полном здравии.

– Тридцати двух, – поправила Джоан. – Почти тридцати трех.

Малдун предпочел не реагировать на ее реплику:

– Ее захватил в заложники Абу Сайат, являющийся резидентом Аль-Каиды на Филиппинах. Мы определили ее местонахождение. Заложница содержится на отдаленном острове. Мы атаковали объект и ликвидировали террористов, осуществлявших охрану. После этого…

– Ликвидировали, – фыркнула Джоан. – Почему вы, военные, предпочитаете выражаться таким казенным языком? Не проще ли сказать, что вы их убили?

– Потому что мы их ликвидировали, – спокойно пояснил Малдун. – Террористы являются целью, а цель ликвидируется.

Глаза его приобрели удивительный голубой оттенок. Цвета глаз Космо за солнцезащитными очками различить не удавалось, а у Гиллигана они оказались темно-карими. У Дженка – зеленовато-синими.

Они все смотрели на Джоан, а она разглядывала их. Молодая женщина ловила себя на мысли, что все они, и особенно, наверное, жутковатый Космо, множество раз ликвидировали террористов. Впрочем, это было неотъемлемой частью их работы.

Джоан еще раз вгляделась в глаза Малдуна, пытаясь уловить в них сожаление или даже раскаяние за то, что ему приходилось так часто отнимать человеческие жизни.

Но не увидела ничего, кроме… спокойствия и уверенности. И еще она заметила, что предстоящее мероприятие его развлекает. Джоан могла поклясться, что она очень нравится лейтенанту. Судя по всему, его не очень расстроило ее отношение к совершенным ими убийствам. Ему не требовалось ни ее порицание, ни одобрение. Малдун выглядел полностью уверенным в своей правоте.

В его самоуверенности крылась какая-то особая привлекательность, и Джоан поспешила отвернуться, чтобы не демонстрировать свои чувства.

– Простите, – тут же извинилась она. – Я вас слушаю.

– Мы ликвидировали, – он на секунду взглянул ей в глаза и спокойно продолжал, – террористов в непосредственной близости от здания, где удерживалась заложница, но по данным разведки нам стало известно, что потенциальный враг присутствует на всем острове в большом количестве. Если станет известно, что мы пробрались сюда, то может начаться третья мировая война. Вот почему мы не можем воспользоваться вертолетом для экстракции. – Он выждал секунду и пояснил. – Экстракция означает вывод сил и заложников с места действий после окончания операции.

– А внедрение означает начало операции. Вы мне уже это объясняли, – напомнила Джоан. – Я, как правило, запоминаю все термины с первого раза, когда мне предлагается совершенно новая информация. Продолжайте, пожалуйста.

– Самый безопасный и быстрый путь с острова – это пробраться незамеченными в гавань и плыть, – сообщил Малдун. – В порту стоит французское грузовое судно, готовое отчалить. Они знают о том, что мы должны попасть к ним на корабль, а потому укрепили на правом борту грузовую сеть, примерно такую же, какая имеется тут у нас. Правый борт повернут к морю, поэтому мы можем взобраться вверх по сети, не привлекая к себе постороннего внимания. Вопросы есть?

– А как вы скорректируете подобный план действий, если ваша заложница вдруг объявит вам, что совершенно не умеет плавать? – поинтересовалась Джоан.

– Пока лейтенант Малдун остается рядом с вами, вам и не нужно уметь плавать, – усмехнулся Дженк. – Вам только нужно держаться за него.

– Да, но что, если эта заложница панически боится глубины, вообще относится к ней неадекватно и не в состоянии даже, скажем, спокойно плыть на лодке? – не отступала Джоан.

– Вы про себя говорите? – удивился Малдун.

– Нет, я люблю кататься на лодках. Что касается моря, то у меня тут только одна патология. Я боюсь, что меня насильно заставят переодеться в бикини. Мне больше подойдет, наверное, чехол от танка. – Джоан действительно любила плавать, правда, плаванием это назвать трудно, но она отлично освоила стиль «по-собачьи», хотя опасалась попадания воды в уши. Она легко простужалась, и болезнь зачастую давала осложнения на уши. – Я просто спросила: «А что, если»…

– Скорее всего, информация о серьезных фобиях будет включена в досье, которое составляется сразу после похищения человека и удержания его в качестве заложника, – продолжил свои объяснения лейтенант, после чего повернулся к Дженку. – У нас имеется досье Джоан?

Женщина тоже повернулась к Дженкинсу, пока еще не совсем понимая, что Малдун у него потребовал.

Невысокий «морской котик» уже протягивал Малдуну папку. Досье. Ее личное дело. Вот черт! Интересно, что внутри этой папки?

– А вот и ваше досье, – подтвердил ее предположения Малдун. – Здесь собрана вся необходимая информация о вас и ваших ближайших родственниках. Ну, такие общие сведения, как: где вы жили на протяжении всей своей жизни, где учились и так далее. Сведения о состоянии вашего здоровья. Кроме того, тут наряду с фотографиями имеются данные о вашем весе, росте, размерах одежды и обуви и прочее. Дело в том, что заложников не всегда находят в добром здравии и зачастую они не могут даже назвать свои имя и фамилию. Бывают случаи, когда их обнаруживают в таком изувеченном состоянии, что даже фотографии не сильно помогают их идентифицировать. Поэтому в досье каждого человека обязательно имеется список особых примет. – Он улыбнулся. – Вот, например, вы пять лет тому назад сделали себе татуировку…

– Что за черт! – Джоан выхватила папку у него из рук. – Дайте-ка я сама посмотрю.

Она обнаружила не только три отвратительных фотографии себя самой (из которых только одна была еще туда-сюда), но и подробный перечень ее физических данных. Здесь упоминалось даже о том, что каждое ухо у нее было проколото в двух местах. И разумеется, тут же говорилось о татуировке. Джоан действительно давным-давно сделала себе на левом бедре маленькую розочку.

– Боже мой, вы меня просто смутили. В моем досье есть даже татуировка, но ничего не сказано о моих личных способностях и, например, писательских талантах. Ну и о чем это все говорит?

Дженк пролистал пару страниц и ткнул пальцем:

– Вот тут сказано все о ваших достижениях за время учебы в колледже. Прилагается полный список оценок. Кстати, они почти такие же высокие, как у меня.

Малдун строго посмотрел на подчиненного, и тот тут же убрал со страницы свой палец, как будто его хлопнули по руке.

– Это не совсем обычное досье, – пояснил Малдун. – Здесь указаны лишь те немногие данные, которые помогут нам идентифицировать вас и доставить в безопасное место. Если бы у нас имелось больше времени, мы собрали бы о вас куда более подробную информацию. – Он улыбнулся. – Может быть, раздобыли бы даже образец вашего почерка. Но пока что сведений, приведенных вот здесь, нам будет вполне достаточно. Особенно этих – параметров вашего тела.

– Простите, чего? – Он что, решил пошутить? Этого Джоан не могла сказать наверняка, поскольку Малдун опять улыбнулся. Если да, то шутка получилась неостроумной. Но сейчас Малдун смотрел не на нее, а куда-то мимо, и Джоан инстинктивно повернулась.

– А вот и ваш новый гардероб, – сообщил Малдун. Дженк держал в руках пару высоких ботинок, а Гиллиган – что-то напоминающее спортивный комбинезон коричнево-зеленой камуфляжной расцветки. Джоан вспомнила, что одежда именно с таким рисунком предназначена для джунглей.

– Итак, мы вышибаем ногами двери и спасаем вас, – неожиданно очень серьезно произнес Малдун. – Мы готовы увидеть вас в любом состоянии. Возможно, вас так сильно избили, что вы уже не в состоянии самостоятельно передвигаться. В таком случае мы окажем вам необходимую помощь и понесем на руках. Мы можем увидеть вас обнаженной и закованной в наручники где-нибудь в углу комнаты. Тогда мы снимем их и прикроем вас. Может случиться и так – на это мы больше всего надеемся – что физически вы окажетесь целы и невредимы, но при этом в юбке и на высоких каблуках, вот как сейчас. Я не знаю, как обстоит дело у вас, но лично у меня никогда не получалось быстро бегать на каблуках.

– У меня тоже, – замогильным голосом поддержал товарища Космо.

Джоан взяла у Гиллигана комбинезон.

– Где мне можно переодеться?

– Скорее всего, у вас не будет времени предаваться застенчивости, – как бы извиняясь, сообщил ей Гиллиган. – Вам придется либо переодеваться на месте, либо надеть этот костюм поверх вашего наряда.

– Ну что ж, раз уж выбор так невелик, я предпочитают вариант номер два. – Она сбросила туфли и сунула ноги в штанины комбинезона.

– Будет удобней, если вы поднимете юбку, – посоветовал Малдун, и на секунду Джоан показалось, что сейчас он подскочит к ней и начнет помогать.

Она повернулась к мужчинам спиной.

– Но я в этом зажарюсь, – высказала Джоан свои опасения. К тому же скомканная у задницы юбка создавала ей дополнительные неудобства.

– Зато шансы повредить кожу о канаты значительно уменьшаются, – заметил Гиллиган.

Джоан завела руки за спину и расстегнула юбку, потом потянула вверх замочек молнии на комбинезоне и ловко выскользнула из нее, сняв ее через голову. Она бросила юбку на ближайшую скамейку, туда же отправились и туфли. После этого Джоан просунула руки в рукава комбинезона и застегнула молнию до конца.

Ботинки оказались великоваты, но ведь она была в колготках, а не в носках. Итак, перевоплощение завершилось.

И вся группа направилась к грузовой сети.

– Вы готовы попробовать преодолеть это препятствие? – поинтересовался Малдун.

– А разве по мне не видно? – В камуфляжном костюме, свободно висевшем на ней, Джоан сейчас больше напоминала замаскированную под военный объект тыкву. Когда они начнут проделывать то же самое с Брук, надо будет позаботиться, чтобы комбинезон пришелся ей точно по фигуре. Правда, следует признать, что камуфляжная расцветка идеально подходила для эффектных фотографий.

Но затем Джоан посмотрела наверх. И еще выше. И тогда все эти мелочи перестали иметь для нее хоть какое-то значение.

Только сейчас, стоя рядом с этой немыслимо высоченной сетью, она поняла, что даже попытаться преодолеть ее самостоятельно было бы чистейшей воды безумием. Рама, на которую были натянуты канаты, казалось, вздымалась чуть не до самого неба.

– Может быть, вы хотите, чтобы я облил вас водой из шланга? – услужливо предложил Дженк. – Для большей реалистичности сценария. Поскольку по сюжету вам пришлось только что изрядно поплавать в гавани.

Он это серьезно? Господи, похоже, что да.

– Спасибо, не нужно, и еще раз спасибо, – пролепетала Джоан и постаралась собраться с мыслями. – Послушайте, Майк, а вы уверены, что это совершенно безопасное мероприятие?

– Конечно. Причем вдвойне безопасное, потому что вам предстоит нарядиться еще и в это. – И Малдун быстро надел на нее страховочные ремни, чем-то напоминавшие сбрую. Ремень лег у нее между ног, охватил талию, верхнюю часть туловища и плечи. Он был присоединен к голубому альпинистскому тросу, который уходил вверх на самый край рамы, где крепился к специальному приспособлению.

Боже всемогущий. Эта штуковина поражала своими размерами. Джоан продолжала смотреть вверх, не в силах оторвать взгляд от рамы с сетью. Неужели Малдун рассчитывал, что она сможет забраться туда? А потом еще и спуститься по другой ее стороне?..

– Так что, если вы вдруг поскользнетесь – чего не произойдет, поскольку я этого не допущу, – ремни и трос не дадут вам упасть. Но что вам важно помнить, если все же случится нечто подобное, так это то, что вы должны беречь голову. Вы меня слушаете, Джоан? Посмотрите на меня.

Он дотронулся до ее подбородка и чуть-чуть опустил его, чтобы женщина взглянула ему в глаза.

– Вы меня слышите? – снова спросил он.

Что такое? Ах, ну да!

– Конечно, – отозвалась Джоан.

– Если вы вдруг поскользнетесь, берегите голову. Ремни не дадут вам упасть, но вы начнете раскачиваться. Не исключено, что вы можете удариться о раму, а она сделана из твердого дерева, и ее соприкосновение с головой крайне нежелательно. Это понятно?

Джоан кивнула.

Он потуже затянул ремень на ее талии.

– Так что вы должны делать, если поскользнетесь?

– Беречь голову. Я слушала вас внимательно.

– Хорошо, – подытожил Малдун. Джоан испытала весьма странные ощущения, пока он застегивал замки и поправлял ремни на страховочном снаряжении. Она чувствовала себя в безопасности, словно находилась в очень надежных руках. Что-то похожее ей приходилось испытывать в пятилетнем возрасте, когда мама заботливо укутывала ее, прежде чем отпустить погулять на заснеженный двор.

Когда все было закончено, Джоан даже показалось, что сейчас Малдун поцелует ее в кончик носа.

Но он только улыбнулся:

– Не волнуйтесь. Я буду находиться рядом с вами на всем пути и следить за каждым вашим шагом. Дженк и Космо пойдут снизу и сбоку от нас. Космо наверху будет проверять надежность страховки. О'кей?

– О'кей. – Джоан заставила себя улыбнуться ему в ответ.

– Ну, все готово. Будет здорово. Развлечение вам понравится.

Джоан через силу рассмеялась:

– Ну уж нет. Мне бы понравилось, если бы меня пригласили на вечеринку и вдруг выяснилось, что за столом я буду сидеть рядом с Колином Фертом. Или, например, получить приглашение от первой леди на обед в Париже. А это что за развлечение – карабкаться вверх на миллион футов, а потом на столько же еще и вниз?!

– Каждому свое, – спокойно ответил Малдун. – Я бы, например, не знал, что сказать первой леди. Или тому же Колину Ферту.

– Спрашивайте что-нибудь про них самих и не ошибетесь. Все любят поговорить о себе, – объяснила Джоан. – Это же так просто.

– Ну, лично мне это препятствие представляется намного более простым. Когда вы начнете взбираться наверх, веревки покажутся вам слишком податливыми. Они начнут пружинить и уходить в сторону. А когда Дженк и Космо последуют за нами, канаты начнут натягиваться и дергаться при каждом их движении. Держитесь как можно крепче. Когда будете делать очередной шаг и вдруг вам покажется, что вы можете поскользнуться, зацепитесь за канат каблуком ботинка. Тогда вы почувствуете себя уверенней. – Он повернул ее лицом к сети. – Ну, начинайте.

– Прямо сейчас? Он рассмеялся:

– А вы предлагаете в следующую пятницу? Конечно, прямо сейчас. И ни о чем не думайте, Джоан. Просто поднимайтесь вверх, и все. Начинайте.

И она начала. Сначала ухватилась за веревки руками, потом поставила на сеть обе ноги. Ой-ей-ей! Канаты ходили ходуном, особенно под ногами. Вес собственного тела тянул ее назад, а сила притяжения – вниз, к земле. Да, это оказалось намного трудней, чем подниматься, скажем, по деревянной лестнице.

– Вперед! Держитесь крепче! – отдавал приказы лейтенант. Когда он сам повис на сети, канаты принялись раскачиваться еще сильней.

Уже через мгновение Малдун очутился прямо за ней. Он схватился руками за канаты, расположив ладони прямо возле рук Джоан, а его ноги встали впритык к ее стопам. Его грудь касалась ее спины. Со стороны они, наверное, напоминали возлюбленных, которые готовятся ко сну и устраиваются в постели, «как две ложки в одном ящике».

– Вот так мы и будем подниматься, – заговорил Малдун прямо в ухо Джоан. – Я буду находиться за вами, и так все время, пока мы поднимаемся наверх. Когда вы делаете движение, я его повторяю. Если вам потребуется немного передохнуть, можете откинуться назад и прижаться ко мне. Я удержу вас, не бойтесь. Я не дам вам упасть.

Она почувствовала спиной мощную стену мужских мышц.

Боже мой!

– Все в порядке? – поинтересовался лейтенант.

– Да, – с трудом выдавила Джоан. Сердце у нее тревожно колотилось, а ведь она поднялась всего на метр от земли. – Только, похоже, я не могу заставить себя отцепиться от этих веревок, поэтому продвижение наверх может оказаться весьма затруднительным.

– Начните с левой ноги. – Она ощутила его теплое дыхание у своего левого уха, и в ту же секунду он чуть подтолкнул ее ногой в нижнюю часть левого бедра, отрывая ее стопу от каната.

Для нее не оставалось ничего другого, как вставить носок ботинка в следующую ячейку этой гигантской веревочной лестницы.

– Отлично. Теперь правая рука. – Он помог ей, вытащив ее пальцы из одной ячейки и осторожно переставив их в следующую, чуть выше. – Превосходно. Теперь правая нога. А за ней левая рука.

И она повиновалась.

Они начали подниматься.

Вернее, это больше походило на то, что она сидит у него на коленях, а он взбирается наверх. Но, по крайней мере, ему уже не приходилось вынимать ее пальцы из ячеек, так как она делала это самостоятельно.

– У вас все отлично получается, – проговорил он ей на ухо. – Только не смотрите вниз.

Разумеется, она тут же взглянула вниз, и на этом прогресс в ее действиях закончился. Джоан тут же застыла на месте.

– Вот черт!

Нельзя было сказать, что они поднимались очень долго, но все же им оставалось преодолеть еще добрую половину пути.

– Упс! – огорчился Малдун. – Моя ошибка. Простите. Не надо было мне говорить, чтобы вы не смотрели вниз, потому что вы тут же туда и взглянули, верно? Такова уж человеческая натура.

– Вот черт! – повторила Джоан.

– Вы боитесь высоты? – спросил Малдун. – Тут нечего стыдиться. Очень многие люди страдают этим.

– Я, например, боюсь, – подключился к разговору Дженк, свисая с сети на одной руке, как обезьяна, чуть повыше их.

От его движений вся сеть начала раскачиваться, и Джоан, к своему удивлению, запищала от страха. Боже мой, как это позорно! Именно запищала!

– Забирайся наверх, да поскорей! – приказал Дженку Малдун. – И тебя, Космо, это тоже касается. Не торчите на сети. Она должна быть неподвижной, насколько это возможно.

Джоан закрыла глаза, а двое мужчин быстро понеслись вверх. Еще некоторое время веревки прыгали и раскачивались, но вскоре, к счастью, их движение почти прекратилось.

– Я не боюсь высоты, – сообщила женщина Малдуну. – По крайней мере, я так считала раньше. Но, боже мой, теперь мне кажется, что боюсь.

– Отдохните немного, хорошо? – предложил он. – Прижмитесь ко мне спиной и сосредоточьтесь на дыхании. Не волнуйтесь, я вас удержу. – Каким-то образом он умудрился обхватить ее одной рукой за талию, чтобы она могла почувствовать себя в полной безопасности, продолжая при этом держаться за канаты. – Так лучше?

Если бы Джоан не убедила себя, что между ними установились дружеские отношения и ничего более, она бы решила, что лейтенант умышленно велел ей не смотреть вниз, чтобы иметь возможность обнять ее так, как он делал это сейчас.

Боже, какие у него огромные руки! Одной из них он так крепко прижал ее к себе, что она смогла явно почувствовать и оценить его силу. Другая рука расположилась рядом с ее щекой, и Джоан имела возможность разглядеть мощную мускулатуру, с помощью которой он сейчас удерживал на сети их обоих.

– Но у вас нет страховочных ремней! – внезапно дошло до Джоан, и у нее тут же закружилась голова. – Боже мой! Майк! Не надо было нам все это даже затевать. Я хочу вниз. Я хочу немедленно спуститься вместе с вами вниз, на землю.

– Ш-ш-ш! Джоан, дышите ровнее. Мне очень часто приходится забираться на самый верх. Помните, что я вам говорил? Для меня это сущий пустяк.

– Да, но, как правило, вы забираетесь туда без меня. Я вам мешаю, я очень неуклюжая. Я могу вас нечаянно столкнуть вниз, понимаете? Если вы еще не обратили внимания, то я очень грузная, мне бы надо скинуть килограмм десять. Я не вхожу в весовую категорию «пуха и пера», если уж быть честной до конца.

– Если уж быть честным до конца, – спокойно произнес Малдун ей на ухо, как будто они сейчас мирно беседовали, стоя на твердой земле, – я уже успел обратить на это внимание. Это трудно не заметить, если принять во внимание, как близко друг к другу мы сейчас находимся. Но если вы хотите знать мое мнение, то я считаю, что нам не следует сбрасывать ни грамма. Мне вы кажетесь идеальной. Я это даже чувствую.

Глава пятая

Малдун продолжал держаться за канаты, а Джоан упорно молчала. Шло время, а она так и не произнесла ни слова. И похоже, не собиралась ничего говорить.

Боже мой! Никогда раньше Малдуну не приходилось еще так экспериментировать. Да ему и не приходилось рассыпать подобные комплименты. Он и сам не хотел никому навязываться. И теперь он понял, почему раньше первым никогда ничего не говорил женщинам о своих чувствах. Он боялся встретить отказ, как это произошло сейчас. И от этого ему стало особенно грустно и обидно.

Тем более что от Джоан исходил восхитительный аромат, и держать ее в объятиях было на удивление приятно. Боже мой! Эта женщина прямо-таки излучала сексуальность, чего сама, наверное, даже и не подозревала. У нее была красивая кожа, мягкая и гладкая на щеках, но с крохотными морщинками возле глаз. Подобные морщинки образуются у тех, кто любит смеяться, а Малдуну нравились именно такие женщины. С сегодняшнего дня, когда ему придется делать свой выбор, он первым делом всегда будет смотреть, есть ли у женщины такие морщинки. Он потерял слишком много времени, общаясь с чересчур серьезными дамами, которые не стали бы смеяться даже на свидании с Адамом Сандлером. Решено! Больше он никогда не будет связываться с женщинами, у которых отсутствует чувство юмора.

Он давно покончил с дамами, которых не за что подержать. Хватит этих костлявых, вечно голодающих, тощих, как спички, красоток, которые просят сходить с ними в ресторан, а сами весь вечер ковыряются в салате, так и не съев и четверти порции. Это даже не смешно!

И больше никаких блондинок. Малдуну нравились темные волосы, такие, как у Джоан, – густые, темно-коричневые, может быть, с красновато-золотистым отливом. Он вспомнил, что такой цвет называется каштановым. Точно. И еще у женщины обязательно должны быть карие глаза. Такие же, как у нее.

В настоящее время ее карие глаза были закрыты. Но вот она открыла их и посмотрела через плечо на лейтенанта. И наконец-то заговорила:

– Вы что же, черт побери, решили начать ухаживать за мной на высоте шестидесяти футов от земли?!

– Всего тридцати пяти футов, – поправил Малдун. – И я вовсе не ухаживал за вами, – соврал он, поскольку ей его затея, по всей вероятности, не понравилась. – Ничего подобного. Я только хотел… Вы говорили, что не принадлежите к весовой категории «пуха и пера», как будто в этом есть что-то зазорное. И я хотел дать вам понять, что многие парни не любят худых девушек, которых, кажется, сдует при первом же серьезном ветре. Многие ребята предпочитают женщин, которые выглядят как женщины и имеют при этом… женские тела. Так вот, я как раз принадлежу именно к таким парням. Лично мне кажется, что у вас роскошное, потрясающее тело. И не вздумайте портить его диетами. Если вы сбросите десять килограммов, то станете ходячим скелетом. Это вы понимаете?

Ему удалось удивить ее. Впрочем, он и самого себя удивил, наверное, ничуть не меньше. Несмотря на то, что он солгал ей насчет своих намерений, он раньше никогда не был настолько честен с женщиной. По крайней мере, он не говорил ни одной из них, что именно его так заводит.

Искренняя улыбка, черточки-морщинки вокруг глаз, образующиеся у тех, кто много смеется, мягкое тело и пышные формы, а также именно такие ноги, какие были у Джоан ДаКосты.

– Ну что ж, – негромко произнесла она. – Благодарю нас. Спасибо. Это, пожалуй, самый убедительный аргумент в пользу того, чтобы я больше никогда не оставляла себя без десерта. Давненько мне не приходилось слышать подобных комплиментов.

Она еще раз взглянула на него, чуть заметно улыбнулась и отвернулась.

Ну, Джоан, давай же. Скажи то, что тебе так хочется сказать. Именно сейчас, по мнению Малдуна, она должна была клюнуть на его весьма прозрачный намек и пригласить к себе в гостиницу, чтобы вместе отведать за ужином этот самый десерт. А потом, как следствие, и позавтракать.

Джоан прокашлялась. Ну вот, кажется, она решилась.

– Вы очень милый молодой человек.

Ну вот еще! Это еще хуже, чем слышать из ее уст обращение «Джуниор». Малдун знал по собственному опыту, что, если ты называешь кого-то милым (или так называют тебя), это означает развитие дружеских отношений и абсолютно никакого секса.

Да, ответом на его предложение послужили ее невинные слова, содержащие в себе весьма сомнительную похвалу. Ему стало ясно, что уж сегодня он точно ничего не добьется. Да и вообще в обозримом будущем ему, похоже, не светило оказаться в ее гостиничном номере. Он-то знал, что «милый молодой человек» являлось полной противоположностью такому определению, как «сексуальный и во всех отношениях привлекательный».

Сомневаться больше не приходилось. Она и впрямь посчитала его слишком молодым для себя.

– И мне действительно очень хочется поскорей спуститься на землю, – добавила Джоан.

– Я ни за что не дам вам упасть. – Малдуну показалось, что он повторил эти слова уже в тысячный раз за последние пятнадцать минут. Теперь он старался сделать все, чтобы в его голосе не прозвучали нотки отчаяния. Правда, он знал, что Джоан его не слушает, поскольку не слишком-то ему доверяет. И с чего бы ей верить ему? Он ведь такой юный!

– Я боюсь не потому, что могу упасть, – пояснила она. – Мне страшно за вас… Эй, да вы меня совсем не слушаете, Майкл. Постараюсь объяснить доходчиво. На мне есть страховочные ремни. И даже если я поскользнусь, я не свалюсь на землю. Но если я случайно толкну вас, и вы упадете – а именно так все и произойдет, то от вас и мокрого места не останется. Теперь ясно?

– Ничего подобного не случится.

– А я говорю, все будет именно так.

– Никогда, – упорствовал Малдун. Ему захотелось хорошенько встряхнуть эту женщину. – И кстати, это вы не желаете меня слушать, а не я вас. – Малдун уже знал, как ему следует действовать. – С вами все будет в порядке, если я вас ненадолго оставлю? Я хочу вам кое-что продемонстрировать. Но я не отойду от вас, если вы не скажете мне, что с вами все будет в полном порядке.

Она выгнула шею, чтобы посмотреть на него через плечо.

– А что вы собрались делать?

– Но с вами все будет в порядке?

– Да, но…

– Это все, что мне нужно было услышать, – не дал ей договорить Малдун.

– Но…

– Ш-ш-ш! – зашипел лейтенант, заставляя Джоан замолчать. – Теперь держитесь крепче, потому что сеть сильно дернется. Просуньте руки поглубже в ячейки, по самые локти. Вот так. Вы должны чувствовать себя в полной безопасности.

Теперь он заручился ее вниманием. Женщина снова оглянулась на Малдуна, глаза ее расширились.

– Но что вы собираетесь…

Он не стал ждать, пока она закончит фразу. Малдун резко рванулся вперед и очень скоро очутился чуть ли не на самом верху препятствия. Он хорошо видел, как она смотрит на него, подняв голову. Отлично.

Ну что ж, Джоан. Теперь внимание. Смотри!

И Малдун оторвался от сети. Он начал падать, причем очень быстро. Ноги его повисли в воздухе, и с того места, где находилась Джоан, могло показаться, что он действительно стремительно несется к земле. Может быть, технически этот прием именно так и исполнялся. Но при этом Малдун полностью контролировал свое падение и мог прекратить его в любую секунду.

И он действительно остановился как раз рядом с Джоан.

Канаты натянулись и застонали под его весом. При этом вся сеть сильно дернулась, но Джоан крепко вцепилась в нее и не собиралась отпускать.

Малдун идеально все рассчитал и исполнил прием великолепно. Джоан в страхе зажмурилась.

– Боже мой! Боже мой! – испуганно повторяла она. – Боже мой!

– Хотите, я повторю для вас этот трюк? – предложил Малдун. – Только на этот раз не жмурьтесь, а смотрите внимательней.

Джоан гневно сверкнула на него глазами:

– Что за мальчишеские выходки?! Вы могли бы заранее меня предупредить о том, что собираетесь сделать!

Ух ты! Получается, что она и в самом деле испугалась за него.

– Я просто хотел вам продемонстрировать…

– Вы совершили ошибку. Причем огромную. И если ваш выпендреж на этом закончился, я бы хотела поскорей очутиться внизу.

– Ну, перестаньте, вы же не собираетесь бросить меня здесь одного, верно?

– Я. Хочу. Спуститься. Вниз, – громко и отчетливо объявила женщина. – И при чем здесь вы? Вы мне не нужны. – И она принялась осторожно спускаться.

Малдун перемещался вниз вместе с ней.

– Джоан, послушайте…

– Не раскачивайте сеть! – приказала она. – Оставайтесь на своем месте. Я сама спущусь.

И она действительно благополучно добралась до самого низа.

Но как только она очутилась на земле и принялась расстегивать страховочные ремни, Малдун снова оказался рядом.

– Вот уж не думал, что вы способны бросить дело на полпути и убежать, – заметил он. Пожалуй, сейчас это были не самые подходящие слова для расстроенной женщины.

Она начала закипать:

– А я не знала, что вы полный идиот.

Сбросив с себя страховочные ремни, она устремилась к скамейке, подхватила свою юбку, туфли и сумочку и заторопилась на парковочную площадку.

Малдун оглянулся на сеть. Дженк и Гиллиган уже спускались на землю. Космо все еще торчал наверху, как странная гигантская птица, решившая принять солнечную ванну.

– Сложите ремни и трос, – приказал Малдун, а сам ринулся вслед за Джоан.

– Послушайте, подождите секундочку, – начал он, нагнав ее уже на стоянке и схватив за руку.

Она выдернула ее и даже не сбавила шаг:

– Вы перепугали меня до смерти! Вы должны были сразу рассказать мне про свои цирковые трюки. Но нет! Вам нужно было покрасоваться передо мной.

– Но я же говорил вам, что полоса препятствий не представляет для нас ничего трудного, – объяснил Малдун, когда Джоан, остановившись перед взятой напрокат машиной, принялась искать в сумочке ключи. – Я провел с вами значительное время, рассказывая о том, что в программу можно будет включить затяжные прыжки с парашютом и спуск на тросах с вертолетов. Неужели вы так и не поняли, что, если мы умеем это делать, подъем по грузовой сети для нас – сущий пустяк?

– Нет, не поняла. – Джоан отперла дверцу автомобиля и кинула свои вещи на заднее сиденье.

– Ну что ж, в таком случае мне очень жаль.

Она только засмеялась, устраиваясь за рулем, хотя сейчас ей было не до смеха:

– Только и всего?

– Да нет же! Это совсем не то, что я…

– Мне кажется, будет лучше, если мне назначат другого помощника. – Джоан избегала смотреть Малдуну в глаза.

Ну вот!

– Послушайте, Джоан. Я думаю, что не нужно…

– Завтра утром я первым делом позвоню лейтенанту-коммандеру Паолетти. – Она захлопнула дверцу и завела двигатель.

– Джоан…

Но она даже не стала опускать стекло. Дала задний ход, выехала со стоянки и устремилась вперед.

– Вот черт!

Малдун зашагал назад к полигону и очень скоро увидел Сэма Старретта, который что-то доставал из кузова своего пикапа.

– Похоже, твой план не сработал, – прокомментировал Сэм.

– Все должно было получиться просто замечательно. И если я стремился к тому, чтобы она обозвала меня идиотом и уехала в город одна, можно сказать, что я своей цели добился.

Сэм был человеком тактичным и не стал смеяться в лицо Малдуну. Он достал из пикапа свою сумку, перекинул ее через плечо и обошел машину, чтобы оказаться рядом с младшим лейтенантом и иметь возможность нормально с ним поговорить. Ему не хотелось кричать на всю парковку.

– Иногда можно определить, насколько ты понравился женщине, именно по тому, насколько ты сумел ее разозлить.

Малдун только фыркнул в ответ.

– Я понимаю, что это звучит глупо, – продолжал Сэм, – но это правда. Кстати, я сам узнал эту истину слишком поздно. Не повторяй мои ошибки. Эта дама из Белого Дома сейчас находится в идеальном эмоциональном состоянии для того, чтобы ты позвонил ей и извинился по-настоящему. Только не жалей слов. Не скупись, ползай перед ней на коленях. Соглашайся на все, полностью признавай свою вину. Скажи, что она на сто процентов права. Женщины любят считать себя правыми. А потом пригласи ее на ужин.

– Я даже не знаю… – Трудно было согласиться следовать советам Сэма насчет романтических отношений, потому что у того и брак оказался неудачным, и с любовницей, по-видимому, что-то не ладилось. К тому же Старретт со своим протяжным техасским говором вовсе не напоминал известных психологов.

– В общем, поступай как хочешь, – пожал плечами лейтенант, – но лично я на твоем месте обязательно пригласил бы ее на ужин. Пока еще не слишком поздно.

– Я уже пробовал, – признался Малдун. – Но она отказалась. Сказала, что устала.

– «Устала» еще не значит «нет». Устала значит только то, что она действительно устала. Ради бога, пригласи се еще раз. Пригласи ее на обед, если не хочешь снова напоминать об ужине. Пригласи ее пропустить по рюмочке. Предложи ей покататься на лодке. Не сиди на месте и не ковыряй в носу. Действуй! Пригласи ее куда угодно. А если нет – то, значит, она была права и ты действительно самый настоящий идиот.

– Ну спасибо и на этом, лейтенант.

– Рад помочь.


Мэри-Лу никак не могла найти ключи от машины. Через полчаса ей нужно было ехать в город и забирать Хейли из детского центра, и она никак не могла этого сделать без ключей.

Что еще хуже, скоро начинало темнеть, и уже в сумерках она бы ни за что их не отыскала.

Она ползала на четвереньках по саду Робинсонов, молясь о том, чтобы пауки и змеи, которые могли попасться ей на пути, оказались бы неядовитыми. Она старалась не расплакаться снова, пока прочесывала клумбу с розовыми и желтыми цветами.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? – услышала она чей-то мелодичный голос.

О господи!

Мэри-Лу никак не могла заставить себя повернуться и посмотреть в лицо мужчине, который стоял рядом с ней. Пока что она сконцентрировала свое внимание на кожаных сандалиях и смуглых длинных пальцах ног.

Перед ней оказался садовник Робинсонов. В последний месяц или два она часто видела его в округе. Высокий, тощий, темнокожий иностранец. Он появлялся у Робинсонов каждую неделю, стриг лужайку, ухаживал за цветами и подправлял клумбы. В том числе и ту, которую сейчас исследовала Мэри-Лу, отчаянно стараясь при этом не повредить растения. Мужчина был ей не знаком, но он так старательно следил за садом Робинсонов, что Мэри-Лу не удивилась бы, узнав, что кое-кто еще из соседей успел нанять его по контракту как приходящего садовода.

И это даже несмотря на тот факт, что выглядел этот тип страшновато. Можно было подумать, что в свободное от работы время он тайно руководит ячейкой террористов Аль-Каиды.

– Я… э-э-э… потеряла ключи от машины, – объяснила женщина. Боже мой, в какой глупости приходится сознаваться перед этим человеком. Можно подумать, что она валялась на клумбе, и ключи случайно выпали у нее из кармана.

– Я сама швырнула их сюда, – продолжала она, после чего была вынуждена признаться и во всем остальном, – Для того чтобы не поддаться соблазну и не отправиться в «Божью Коровку», где мне хотелось нализаться до потери сознания. – Она вытерла пот со лба тыльной стороной ладони. – Такое объяснение вас устраивает? Так что если вы не ясновидящий и не можете определить, куда именно попали мои ключи, значит, вы мне не в состоянии помочь. Но все равно спасибо за то, что предложили.

Сандалии затопали куда-то в сторону дома. Ну и слава богу! Видимо, Господь все же сжалился над Мэри-Лу.

Но вскоре сандалии снова вернулись на прежнее место. Кроме того, женщина увидела, что садовник на этот раз прихватил с собой металлодетектор. Такой, которым на пляже люди ищут потерянные драгоценности и монетки.

– Вы позволите?..

Мэри-Лу оставила клумбу в покое и уселась на лужайке. Пока она стряхивала землю с колен, садовник включил свой прибор и уже через секунд пять выключил. Он сунул руку куда-то между розовых цветов и извлек ключи несчастной женщины.

Слава Всевышнему!

Но вместо того, чтобы сразу передать их хозяйке, садовник уселся рядом с ней, скрестив ноги.

– Вы точно уверены, что хотите сейчас же ими воспользоваться? – произнес он с явным иностранным акцентом.

Теперь, когда он сидел на траве, она могла получше разглядеть его и к тому же смотреть ему прямо в глаза.

Когда этот мужчина впервые появился у Робинсонов, Мэри-Лу пожаловалась на него своей сестре. Нет, она не имела предрассудков насчет иностранцев. Она первой вынуждена была признать, что сад у соседей буквально зажил новой жизнью. Но после событий одиннадцатого сентября мало кому хотелось видеть у себя в округе незнакомых арабов.

Садовник оказался старше, чем она предполагала, когда наблюдала за его работой из окна на кухне. Теперь она лучше разглядела морщинки вокруг его глаз и рта. Он носил бороду, и, хотя она была ухоженной, именно из-за нее его смуглое лицо выглядело еще темней.

Издали ей казалось, что он постоянно хмурится, но сейчас она поняла, что ошибалась. Ее вводили в заблуждение его грубые черты лица и густые брови – они создавали впечатление, что этот человек все время на кого-то сердится. Теперь она убедилась в том, что на лице садовника, наоборот, все время присутствует спокойная полуулыбка.

В его глазах она не увидела ничего, кроме тепла и доброты.

Он держал ключи на своей широкой мозолистой ладони. Мэри-Лу могла просто взять их, поблагодарить садовника и отправиться к себе домой. Эпизод на этом был бы полностью исчерпан.

Но араб вдруг заговорил:

– А я видел вас на одном из собраний в церкви. Я тоже часто хожу туда. Почти каждый вечер.

Выходит, этот тип тоже является членом общества анонимных алкоголиков? Мэри-Лу молча уставилась на него.

– Вы часто бываете там вместе со своей малышкой, – продолжал садовник. – Она такая красивая и все время улыбается. Вы, наверное, очень ею гордитесь, да?

– Да, – согласилась Мэри-Лу.

Он понимающе кивнул:

– Мне кажется, что вы на самом деле и не собирались ехать в «Божью Коровку», правда?

Мэри-Лу снова разревелась. Это было странно, даже нелепо. Ей казалось, что она успела полностью выплакаться. Сначала на подъездной дорожке, потом в доме. Она сидела на кухне и, безутешно рыдая, сцеживала молоко из груди, как какая-то корова в человеческом обличье. Но, оказывается, слезы у нее еще оставались. Теперь они с новой силой хлынули из глаз, и она уже не могла их остановить.

Садовник продолжал сидеть рядом. Он не стал участливо поглаживать ее или утешать словами, но и не торопился уходить. Он просто сидел и чего-то ждал.

– Простите, – наконец выдавила Мэри-Лу.

– Наверное, вашего куратора нет дома и вам не с кем было поговорить и посоветоваться, так?

– Так.

Он снова кивнул.

– Это плохо. Но зато вы очень умно поступили, когда выбросили ключи. Молодец!

Мэри-Лу взглянула на араба и вытерла глаза:

– Вы действительно так считаете?

Он улыбнулся еще шире, но улыбка от этого ничего не потеряла, оставаясь такой же нежной, как и прежде.

– Я в этом уверен. Вы же находитесь у себя дома, и при этом вы совершенно трезвая. Возможно, у вас было плохое настроение. Но сейчас все прошло.

В этом Мэри-Лу совсем не была уверена. Впереди еще целая ночь, полная переживаний. Она обязательно будет думать о Сэме и Алиссе… Боже мой, не надо даже вспоминать об этом!

– А сколько времени вы уже не пьете? – поинтересовалась женщина. – То есть, конечно, если вы не возражаете против моего вопроса…

– Уже больше четырех лет.

– Вот это да!

– А вы?

– Полтора года.

Он снова улыбнулся.

– Отлично!

– Но не настолько, как у вас. Боже мой! Подумать только: четыре года…

По улице проехала машина, но не соседская. По крайней мере, Мэри-Лу ее не узнала. Она даже не могла представить, что вообразят о ней те, кто находился в этой машине.

– Весь фокус заключается в том, чтобы не думать о больших промежутках времени, – пояснил садовник. – Ни один человек не может решить не пить четыре года подряд и выполнить это. Но если он примет решение не пить сегодня? Это тоже сложно, но выполнимо. Я бы ответил вам так: я принимал решение «не пить сегодня» каждый день в течение четырех лет.

– А мне почему-то казалось, что арабам вообще не разрешается пить спиртное, – заметила Мэри-Лу.

– У мусульман действительно есть законы, которые запрещают им употребление алкоголя, все верно, – поправил ее садовник. – Но многие все равно пьют. А вот христианам, например, нельзя упоминать имя Господа всуе, но что мы видим в реальной жизни? Евреи не должны есть свинину, в том числе и ветчину. А у католиков свои правила насчет воспроизведения потомства, но многие из них все это просто игнорируют. И так в любой религии. Есть мусульмане, строго соблюдающие все требования Корана, есть и другие, не столь ревностные. Я вырос в семье, где большей частью, придерживались правил, принятых на Западе. Мои родители и их друзья и сами пили вино, и угощали своих близких. Но при этом мы чтим Рамадан и не забывали о других религиозных традициях.

– Откуда вы сами? – поинтересовалась Мэри-Лу.

– Мы живем тут неподалеку…

– Нет, я имела в виду, откуда вы родом.

– Из Саудовской Аравии. Когда мне исполнилось шестнадцать, родители эмигрировали. Им повезло. Сначала мы жили в Беверли-Хиллз, потом переехали поближе к вам. – Он снова улыбнулся. – А вы сами из каких мест?

Из ниоткуда.

– Когда я была маленькой девочкой, мы часто переезжали из города в город, – вздохнула женщина. – Мне вспоминается Алабама, Арканзас, Луизиана. Если поблизости от дома оказывался бар, мы оставались там. Видите ли, дело в том, что я – пьяница во втором поколении. И в том, что я начала пить, нет ничего странного.

– Но вы не таскаете с собой дочку из города в город, от бара к бару, – возразил араб.

– Да, но сегодня мне очень хотелось это сделать.

– Однако вы не поддались своей слабости, – снова заметил садовник, и голос его прозвучал достаточно нежно.

Мэри-Лу подтянула колени к подбородку:

– Подружка моего мужа приехала в наш город. Я больше чем уверена, что сегодня ночью они будут вместе.

Садовник молчал, и Мэри-Лу вопросительно взглянула на него. Он тоже смотрел на нее, но теперь лицо его помрачнело, а голос стал грустным:

– Значит, вот почему вы решили так строго себя наказать…

– Нет, – помотала головой Мэри-Лу. – Я просто хотела напиться в задницу, до беспамятства, чтобы, мать ее… не думать, как они трахаются.

Садовник часто заморгал, услышав от женщины сразу столько бранных слов. Но этим его реакция на ее ругань и ограничилась. Он оставался на удивление спокойным и бесстрастным, и в этот момент Мэри-Лу возненавидела его за безучастие к своей судьбе. Впрочем, сейчас она ненавидела всех и каждого.

Кроме, конечно, Хейли.

– Может быть, вам следует спросить себя, почему вы остаетесь с ним, раз уж его поступки вызывают у вас желание выпить, – задумчиво произнес садовник.

– Я люблю его, – ответила Мэри-Лу, но сейчас ее слова прозвучали как-то холодно и неубедительно.

– Понятно. Тогда вам нужно честно и серьезно поговорить с ним. Скажите ему, что вы не потерпите другой женщины в его жизни.

– Я уже говорила ему об этом. – Мэри-Лу не верила себе. Как же получилось, что сейчас она делится самым сокровенным с соседским садовником? Вот так просто раскрывает ему тайны своего сердца! – Но муж все отрицает. Он говорит, что не виделся с ней с тех пор, как женился на мне.

– А может быть, он говорит правду?

– Эта женщина в городе, я сама ее видела. А он позвонил и сообщил, что этой ночью домой не придет. Не нужно быть гением-математиком, чтобы разгадать их планы.

Садовник промолчал.

– Кстати, если вам это еще интересно, я искала ключи вовсе не для того, чтобы иметь возможность напиться, – печально сообщила Мэри-Лу. – Мне обязательно нужно было найти их дотемна. Но не для того, чтобы поехать в «Божью Коровку», я вам клянусь. Я собиралась принять душ и забрать свою дочку из детского дневного центра. Вот почему мне так понадобились ключи. Чтобы забрать домой ребенка.

– И еще, может быть, они пригодятся вам для того, чтобы съездить на очередное собрание анонимных алкоголиков? – напомнил садовник.

– Определенно, – кивнула женщина.

– И вы не будете думать ни о чем плохом этой ночью, ладно?

Он некоторое время просто смотрел на нее своими темными, как полночь, бездонными глазами, словно что-то обдумывая. Наконец он сунул руку в карман, вынул оттуда потрепанный кожаный бумажник и извлек из него чуть погнутую визитку.

– Здесь есть мой домашний телефон, – сказал араб, протягивая ей карточку вместе с ключами. – Я свободен каждый день после половины десятого. И если вам требуется с кем-нибудь поговорить, пусть даже очень поздно вечером…

На белой плотной бумаге простым шрифтом было напечатано: «Работы по двору и саду. Ибрагим Рахман». После этого следовал номер его телефона.

– Я не знаю… – начала было Мэри-Лу и запнулась. Она хотела сказать: «…одобрит ли мой муж наши разговоры». Но в таком случае она бы солгала садовнику. Сэму было наплевать, даже если его жена возьмет карточку у этого мужчины и будет названивать ему каждый вечер.

– Спасибо, – вместо этого негромко произнесла Мэри-Лу.

Глава шестая

В ванной комнате оказался еще один телефон, так что Джоан не потребовалось выбираться из теплой воды, чтобы ответить на звонок. Правда, она знала, кто ей звонит, потому что уже успела переговорить со своей начальницей Мирой, которая временно стала «укротительницей» Брук Брайант и теперь каждый вечер сообщала Джоан о том, как проходит программа путешествия по стране дочери президента.

Сейчас Брук гостила в Хьюстоне, и ее визит протекал так, как и ожидалось (интересно, что бы это значило). Видимо, все-таки Джоан, как всегда, не сообщались некоторые подробности турне, что делало ее работу еще трудней.

Мира сообщила, что в Сан-Диего они прибывают точно по расписанию.

– Да, не забудь позаботиться о том, чтобы у Брук был персональный эскорт на званый ужин – тот самый, что адмирал устраивает в гостинице, – приказала она. – Найди ей кого-нибудь с впечатляющим «фруктовым салатом» на груди. Капитана, или командующего эскадрой, или…

– Может быть, «морского котика»? – предложила Джоан.

– Да! Отличная идея! Это даже еще лучше. И пусть он обязательно будет официальным героем недавних военных действий.

– Мне кажется, они сейчас все герои, – высказала предположение Джоан.

На этот раз она выждала три гудка и сняла трубку.

– Алло?

– Здравствуйте, Джоан. Это Майк. – Он помолчал секунду и добавил. – Малдун. – Как будто ей то и дело звонят самые разные Майки.

Джоан втайне ждала этого звонка. Мужчина, который добился того, что стал «морским котиком», не будет спокойно лежать на боку, сознавая, что потерпел фиаско. Даже если провал заключается лишь в том, что лейтенант оказался недостаточно способным, чтобы сопровождать по территории базы представительницу Белого Дома, прибывшую сюда в связи с предстоящим визитом беспокойной дочери президента.

– Ну что ж, Малдун. Давайте выслушаем вас, – начала Джоан. – Произнесите достойную речь, добавьте в нее эмоциональной энергии, может быть, имеет смысл даже пустить скупую мужскую слезу, и тогда я не буду утром звонить вашему командиру.

Он рассмеялся с заметным облегчением. Неужели он действительно был настолько обеспокоен?

– Благодарю вас.

– Пока что меня благодарить не за что, Джуниор. Вам нужно пройти еще немало испытаний, чтобы достичь моей благосклонности. Вот тогда и скажете мне спасибо. – Она сунула ногу под кран, перекрывая воду. Ей хотелось услышать, как на этот раз Малдун отреагирует на ее очередное «Джуниор».

Кажется, он даже не обратил на это внимания.

– Простите, – заговорил Малдун. – Я вовсе не собирался вас сегодня пугать.

– Ну-у-у, так не пойдет, – поморщилась Джоан. – В нас не чувствуется искренности. Попробуйте еще раз. Может быть, с дрожью в голосе получится лучше? Примерно так: «О, Джоан, пожалуйста, прошу вас, простите меня за то, что я сегодня был невероятным, неповторимым идиотом. Если вы меня не простите, я расплачусь прямо на месте, в вестибюле здания шестнадцатой команды».

Малдун рассмеялся.

– Я не могу этого вам сказать, потому что звоню сейчас из дома. Но мне действительно очень жаль, что все получилось так глупо. – По телефону его голос уже не казался таким молодым. – Вы были правы, абсолютно правы. Я просто хотел перед вами покрасоваться. Мне так хотелось произвести на вас благоприятное впечатление! И еще я хотел, чтобы… м-м-м…

Джоан жаждала услышать от него те самые слова… Ей вспоминался его голос, звучавший в самое ухо. Мне вы кажетесь идеальной. Я это даже чувствую. В тот момент он тоже не казался ей молоденьким мальчиком.

Малдун набрал в легкие побольше воздуха и произнес:

– Дело в том, что я хотел…

По тут Джоан поняла, что уже не желает слышать от него никаких сладких признаний. Даже напротив, сейчас ей было бы неприятно их услышать. Ни за что на свете она не согласилась бы завести тайный роман с двадцатипятилетним «морским котиком». Даже после того, как закончится ее работа на базе и она уйдет в официальный отпуск. Нет, на это она не согласна. Это было бы унизительно, да и сама она выглядела бы жалкой и смешной.

Конечно, сама идея романтических отношений ей бы, разумеется, понравились, но с каким смущением она вспоминала бы потом об этом несерьезном флирте? После того как она уедет отсюда, ей было бы даже стыдно думать об этом. Особенно если представить, что этот юноша специально прикреплен к ней с тем, чтобы не давать ей скучать. Она так никогда бы и не поняла, что это было – настоящее увлечение или только часть его задания.

Да и никто бы не разобрался, насколько искренне вел себя «морской котик».

Поэтому Джоан не стала ждать, когда Малдун наконец «разродится» объяснением, и заговорила сама:

– А знаете, я ведь уже успела проанализировать свое сегодняшнее поведение. Вам еще интересно, почему я так резко сорвалась и уехала? Я ведь не стала бы слишком переживать, если бы вы мне просто не понравились. То есть если бы я не смогла оценить вашу дружбу, – тут же пояснила она. – Я вовсе не лгала, когда сказала вам, что вы для меня являетесь кем-то вроде несуществующего младшего брата. Вы отличный малыш, Майк, – добавила она, сделав особое ударение на слове «малыш», чтобы до него дошел весь смысл ее речи. – И я, конечно, очень хочу, чтобы мы с вами остались друзьями.

Малдун молчал. Джоан закрыла глаза и молила Бога, чтобы лейтенант не развивал эту тему. А вдруг она ошиблась и неправильно поняла его, когда висела на грузовой сети? Хотя самой ей до сих пор казалось, что он пытался ухаживать за ней. И это даже несмотря на то, что сам он данный факт отрицал. Он не мог выразиться ясней, даже если бы использовал семафорные флажки.

Но, Господи, сделай так, чтобы она ошиблась.

Наконец лейтенант заговорил:

– Тогда вы согласитесь встретиться со мной завтра, чтобы вместе пообедать? Я буду занят ровно до половины двенадцатого, но что вы скажете, если мы увидимся в полдень? Я буду ждать вас в «Беллитани». Это итальянский ресторан на воде. Он находится здесь же, в Коронадо.

Что ж, обед – это здорово придумано. Обед – самое неромантическое мероприятие из всех проводимых в ресторане. Джоан посильней включила горячую воду, чтобы скрыть разочарование.

Что ж, все складывается как нельзя лучше. И время подходящее. Какая-то часть Джоан была расстроена. Именно та часть, которая в свое время расстроилась, когда, во время экскурсии на Ниагарский водопад Джоан не поддалась желанию перескочить через ограду и прыгнуть вниз, в бурлящий поток падающей вспененной воды.

– Отлично, – сказала она в трубку. – Увидимся завтра.

– Отлично, – эхом отозвался Малдун. – Да. И вот что еще, Джоан…

– Что такое?

– Если вы еще раз назовете меня Джуниором, я пожалуюсь маме.


– Только что звонила Джоан из Коронадо, – сообщил Винс, остановившись у двери в спальню.

Чарли уже спала, свернувшись на широкой кровати в окружении старых писем, перевязанных тоненькой ленточкой, и стопочки блокнотов в матерчатых переплетах.

Письма от Джеймса.

И ее собственные дневники.

Первый раз он увидел блокнот с розами на обложке очень давно, десятилетия назад, когда Шарлотта поспешно убирала из спальни свои вещи и расчищала место для Винса.

Это случилось после того, как он буквально спикировал на персидский ковер, покрывавший пол в приемной сенатора Говарда. Столь неприятный инцидент произошел на четвертый день ожидания пятиминутной аудиенции, на которую у сенатора так и не нашлось времени.

Винс пытался протестовать, но Шарлотта настояла на своем. Она вызвала такси и привезла его к себе домой. Впрочем, он и не мог сопротивляться, поскольку его трясло от лихорадки и он почти потерял способность передвигаться самостоятельно. Винс ни за что не соглашался отправиться в госпиталь, хотя ему было так же неудобно заставлять девушку съезжать из собственной спальни, чтобы освободить для него место.

– Наша свободная комната очень маленькая, – пояснила она, помогая Винсу подняться на крыльцо небольшого дома, в котором жило две или три семьи, не больше, хотя по внешнему виду строения он не мог определить, сколько именно людей в нем обитало. И хотя само здание нуждалось в покраске, внутри домик оказался уютным и ухоженным. – Мы вряд ли сможем присматривать за вами в той комнате, потому что там, кроме кровати, ничего не помещается.

Позже он увидел эту свободную комнату. В ней действительно могла уместиться разве что детская кроватка. Джеймс и Шарлотта так и не воспользовались этой комнатой, наивно полагая, что впереди у них уйма времени и они еще успеют завести детей.

– Мама! – крикнула Шарлотта, умудрившись протащить Винса во входную дверь. Он поднял глаза и увидел в окне золотую звезду. Значит, в этом доме жила женщина, потерявшая на войне сына. – Эдна! Мне нужна ваша помощь!

Из кухни вышла женщина, вытирая руки полотенцем.

– Господи! – вскрикнула она и рванулась к ним.

– Мне нужно только выспаться, – пробормотал Винс, пока Шарлотта и ее свекровь наполовину тащили, наполовину подталкивали его по лестнице на второй этаж. – Я не хочу доставлять вам неудобств. Прошу вас, ничего не надо делать. Вы и так были слишком добры, когда привезли меня к себе.

– Он наотрез отказался ложиться в госпиталь, – пояснила Шарлотта свекрови. – Я не знала, как ему еще можно помочь.

– Он же совсем еще ребенок, – грустно констатировала мама Флетчер. Это была крупная женщина с седыми волосами и громким голосом, отчего Винсу сразу вспомнились монахини в его школе.

– Мне двадцать один год, – не удержался он. – Я достаточно взрослый, чтобы…

– Чтобы отправиться на войну и стать ее жертвой, – строго произнесла Шарлотта, заканчивая фразу. – Как, впрочем, и большинство молодых людей в Америке. Вот сюда, мама. В мою комнату.

Их было двое, а он один, поэтому они осторожно, но решительно повлекли его в спальню Шарлотты и уложили на ее кровать.

О боже! От простыней исходил ее аромат! Ему захотелось тотчас закрыть глаза и заснуть навсегда. И чтобы приятный запах духов Шарлотты Флетчер навевал ему сладкие сны.

– Одежду с него тоже надо снять, – отчетливо произнесла мама Флетчер. С таким голосом она могла бы выступать на сцене, но сейчас смысл ее слов с трудом проникал в его раскалывающуюся от боли голову. – Куда вас ранило, молодой человек?

Поврежденной оказалась правая нога, вернее, бедро, а еще точнее, область, прилегающая к самому интимному месту. По этой причине солдат, разумеется, не собирался позволять женщинам осматривать повязку, не говоря уже о самой ране.

– Мне нужно только выспаться, – повторил он, и комната тут же поплыла у него перед глазами. Лица обеих женщин, молодое – Шарлотты и второе, пожилое, оба такие озабоченные, завертелись и куда-то исчезли.

Винс очнулся совершенно голый, как будто только что родился, но мозг его работал на удивление ясно. Он увидел, что тело его частично накрыто простыней. Но, боже, именно «частично»!

Мама Флетчер протирала ему лоб прохладным влажным полотенцем, а Шарлотта… вот черт! Шарлотта перебинтовывала ему бедро. Боже, какая боль! Но хуже было не это. Смущение, которое испытал Винс, не поддавалось никакому описанию.

– Необходимо вызвать врача, – сказала Шарлотта. – Ему нужен пенициллин.

– Я позову доктора Барнса, – ответила мама Флетчер и сразу же вышла из комнаты. Он остался наедине с женщиной своей мечты, которой только что пришлось отодвинуть в сторону его яички, чтобы как следует перевязать раненую ногу.

– Не надо, – слабым голосом произнес Винс. – Не надо никаких врачей.

Шарлотта вздрогнула и посмотрела на него. Глаза у нее были ярко-голубые.

– Значит, вы проснулись…

– Я не хочу в госпиталь. Они меня сразу же увезут из Вашингтона. Мне… мне нужно одеться. Где моя одежда? – Он попытался отодвинуться, в то же время, стараясь оставаться под простыней. Затем Винс сделал усилие, намереваясь сесть, но она осторожно прижала его плечи к кровати, не давая двигаться.

– Вашу форму нужно постирать, – строго сообщила Шарлота. – Вы что же, спали в ней, что ли?

Она угадала.

– У вас сильный жар, вы весь горите. Она провела ладонями по его лбу и щекам. Они оказались такими прохладными и приятными, что ему захотелось закрыть глаза и снова погрузиться в сон. Но на этот раз ничего не получилось.

– Мне никак нельзя в госпиталь, я должен обязательно поговорить с сенатором Говардом. – Винс сосредоточил свой взгляд на ее голубых глазах. Несмотря на всю строгость поведения и полную, как ему казалось, неспособность улыбаться, Шарлотта была самой доброй во всей приемной сенатора. Он провел там несколько дней, и она одна каждое утро приветствовала его, называя «рядовой ДаКоста». Хотя она не обращалась к нему по имени, но все же несколько раз поговорила с ним. А однажды даже поделилась обедом, хотя у него не было никакого аппетита. Его мучила лихорадка, и Винсу было, конечно же, не до еды.

Он протянул ладонь к ее руке.

– Пообещайте, что вы не отвезете меня в госпиталь, – взмолился он.

– Хорошо, но только при условии, что вы будете спокойно лежать в кровати. И позволять мне и маме ухаживать за вами и делать для вас все, что потребуется и что мы посчитаем нужным. Между прочим, вашу рану надо перевязывать каждый день.

Господи, как это ужасно! Если он останется здесь, то каждый день… Он закрыл глаза.

– Я не могу позволить вам… делать это. Вы… зря рассчитывали на мое беспрекословное повиновение, когда везли меня сюда.

– В последние дни я вообще перестала рассчитывать на что бы то ни было, рядовой. Идет война, и поэтому не стоит строить никаких серьезных планов на будущее. – Она снова переключила внимание на его ногу. – Должно быть, вас мучает сильная боль. Рана затянулась, но она определенно инфицирована. Я постараюсь все сделать очень быстро.

Острая боль, казалось, пронзила его насквозь.

– Когда это случилось? – спросила Шарлотта. – Где вас ранило?

– На Тараве, – простонал Винс. Она пыталась хоть как-то отвлечь его, и он покорно ответил на ее вопрос. Пусть думает, что ему стало от этого легче. – Острова Гилберт. Южная часть Тихого океана.

– Я знаю, – мрачно произнесла Шарлотта. – Японские укрепления оказались надежней, чем мы предполагали. Там погибло очень много наших солдат. Наверное, вам пришлось пережить ужасные дни.

Винс издал какие-то нечленораздельные звуки, что должно было означать полное согласие.

– Слава богу, что вы вернулись домой. Наверное, ваша мама так обрадовалась! Кстати, нужно обязательно позвонить вашей семье. Я уверена, что ваши родные очень волнуются о вас.

– Мама умерла… когда мне было девять лет, – с трудом проговорил Винс.

– Я не знала, простите…

– У меня есть отец и сестра, я послал им открытку… пару дней назад. У нас там нет телефона. О господи! Боже!..

– Ой, простите, я нечаянно, – дрожащим голосом извинилась Шарлотта, но тут же снова взяла себя в руки и заговорила уже более спокойно. – Туг, в одном месте бинт присох, но я с ним справилась. Самое страшное уже позади. Я вам обещаю, что больше так больно уже не будет.

Он не сдержался и заплакал. Боже, какой же он все-таки большой ребенок! Винс хотел вытереть слезы ладонью, но они, проклятые, продолжали струиться из глаз. Острая боль прошла, но осталась тошнота, волнами подступавшая к самому горлу.

Шарлотта сделала вид, что не замечает его слез. А еще она притворялась, будто нет ничего особенного в том, что сейчас ее пальцы находятся всего в нескольких дюймах от его «фамильных драгоценностей». Она то и дело поправляла простыню, чтобы хоть частично прикрыть его пах, но Винс понимал, что этот делалось скорее для него, а не для нее.

Боже мой, как же все это ужасно! Но на этом кошмар не закончился. Положение ухудшалось с каждой секундой.

– Простите. – Он снова попытался сесть в кровати. – Простите, но, похоже, меня сейчас стошнит.

Она была готова и к этому. Через секунду перед ним возник тазик. Шарлотта наклонила его вперед, поддерживая сильной рукой, и небольшая порция еды, которую он осилил в обед, тут же вышла наружу.

– Простите, – задыхаясь, снова повторил Винс.

– Все в порядке, – успокоила его женщина, протирая ему лоб влажным полотенцем. – И перестаньте постоянно извиняться, рядовой. Вы серьезно больны. Но вы же не специально заболели. Хотя попозже напомните мне, чтобы я хорошенько отругала вас за такое легкомысленное отношение к собственному здоровью. Последнюю неделю вы обращались с собой непростительно жестоко.

Теперь, когда желудок освободился, Винс почувствовал некоторое облегчение. Правда, ненадолго, потому что почти сразу же с новой силой заболела голова. В висках застучало, и Винс вновь обессилено опустил голову на подушки, пропитанные ароматом сладких духов Шарлотты. В ту же минуту в комнату ворвалась возбужденная Эдна.

– Доктор уже спешит к нам. Мне пришлось сначала звонить Вендтам, потом Фишерам, но я его все же разыскала. Очень скоро он будет здесь. – Она прихватила с собой тазик и исчезла, а Шарлотта снова положила на лоб больного влажное полотенце.

Он попытался открыть глаза, чтобы видеть свою спасительницу.

– Прошу вас…

– Никаких госпиталей, – кивнула она. – Я все помню. Но если к завтрашнему дню область воспаления не начнет уменьшаться, я аннулирую нашу сделку. – Она приложила палец к его губам. – И не спорьте со мной. Не тратьте понапрасну силы. Я не знаю, какие цели вы проследуете, но хотя верю, что благородные, я не собираюсь помогать вам, если вы умышленно будете содействовать гибели еще одного солдата. За последнее время мы понесли большие потери, и я не дам вам просто так умереть.

Господи, она неподражаема!

И тогда он понял, что никогда не расскажет ей о Тараве. Она уже и без того достаточно настрадалась за время войны. Услышать правду ей было бы очень тяжело.

Нет, надо придумать что-то другое, чтобы заручиться ее помощью и все же добиться аудиенции у сенатора.

А пока он находится здесь…

– Выходите за меня замуж, – прошептал Винс.

Она одарила его тем самым измученным взглядом, к которому он уже начал привыкать.

– Не будьте идиотом.

В комнату вошла мама Флетчер и объявила:

– Доктор пришел.

Шарлотта пригладила ему волосы, убрав их со лба.

– Я останусь здесь и обещаю держать вас за руку все время, пока врач будет осматривать вашу ногу, – сказала она.

Потом она повернулась к двери, чтобы поздороваться с доктором.

Однако она не ответила «нет» на его предложение. И он счел это добрым знаком.


Мэри-Лу уставилась на полки с кассетами в отделе «Видео» местной библиотеки. Жаль, что тут не было раздела, называвшегося примерно так: «Кинофильмы, которые гарантированно отвлекут вас, пока ваш муж ходит налево».

Хейли в это время сидела в прогулочной коляске. Она дергала ножками, смеялась и сосала уголок обложки книги, которую Мэри-Лу купила ей еще на прошлой неделе. Девочка хорошо выспалась у миссис Устенски и должна была вести себя тихо во время собрания Общества анонимных алкоголиков в католической церкви. Тем более что у Мэри-Лу имелась для малышки бутылочка с фруктовым соком.

Наконец Мэри-Лу остановила взгляд на ленте «Спасти рядового Райана». Ей так и не удалось посмотреть этот фильм. Правда, она не слишком любила батальные сюжеты о Первой мировой войне, Второй мировой или про что там было это кино. Но буквально несколько дней назад она сама слышала, как Сэм нахваливал фильм в разговоре со своим другом Нильсом. Может быть, если она посмотрит это кино, а потом они поговорят о нем с мужем, он задумается и поймет, как она хочет, чтобы у них началась нормальная семейная жизнь? Может быть, до него дойдет, что для этого она готова пойти на очень многое?..

Он придет домой завтра, но она ни слова не скажет об Алиссе. На этот раз она будет держать рот на замке, как бы трудно это для нее ни оказалось. При этом она хорошенько уберется в доме, наведет повсюду идеальную чистоту, перестирает все белье. Мэри-Лу приоденет Хейли и сама нарядится покрасивей. А на ужин приготовит что-нибудь особенное.

Но что именно?

Она даже не знает, что больше всего любит ее собственный муж. Он безучастно, с одинаково мрачным выражением лица уничтожал любое блюдо. Потом, как заведенный, благодарил ее за еду и добавлял – наверное, из вежливости, – что было очень вкусно. Но он говорил такие же самые слова и в те вечера, когда она успевала только вывалить на сковороду содержимое какой-нибудь консервной банки и разбить сверху пару яиц.

Хорошо, теперь она поинтересуется, какие у него любимые блюда. Она позвонит ему на работу. Конечно, не для того, чтобы проверить, где он находится, а чтобы спросить, чего ему хочется на ужин.

А если вдруг его не окажется на месте, она не станет психовать. Она оставит ему сообщение, чтобы он перезвонил ей при первом удобном случае.

И уже потом, когда он вернется домой, они вместе поужинают и спокойно обсудят все достоинства кинофильма «Спасти рядового Райана». Даже несмотря на то, что она очень не любит батальные сюжеты.

– Эй, малютка, какая же ты замечательная! Лучше всех на свете.

Мужчина, стоявший перед ней в очереди в библиотеке, как и большинство людей на планете, тут же влюбился в крошечную Хейли.

Девочка сразу же заулыбалась ему, кудрявая, голубоглазая и розовощекая. Не удивительно, что эту милую крошку так и хотелось расцеловать в пухлое личико.

Потом незнакомец посмотрел на Мэри-Лу и одарил ее такой же теплой улыбкой, которую прохожие, как правило, припасали только для ее дочурки.

– Сколько ей?

– Год и месяц, – охотно ответила Мэри-Лу.

Мужчину можно было бы принять за старшего и более сексуального на вид брата Хита Леджера – такой же чуть выдающийся вперед подбородок, четко очерченные скулы, светлые волосы и так далее. Улыбнувшись ему в ответ, Мэри-Лу втайне порадовалась тому, что перед выходом из дома успела причесаться.

– Отличный возраст, – кивнул незнакомец, и женщина подумала, что у него голос, как у Джека Николсона. А это в сочетании с красивым лицом и густыми волосами делало его необыкновенно привлекательным.

– Да, конечно, – согласилась она.

– Очень красивая девочка. Вся в маму.

Ну, тут уж незнакомец явно перестарался, но Мэри-Лу благодарно улыбнулась ему еще раз.

Ей было приятно ощущать на себе взгляд мужских глаз, которые смотрели на нее не просто так, а как на желанную женщину. Мэри-Лу не переставала улыбаться, решив полностью насладиться моментом. Никакого вреда это не принесет. Ведь в любую секунду он отвернется, и после того, как библиотекарь отметит в карточке выбранную им книгу, навсегда исчезнет из жизни Мэри-Лу.

– Неужели вы перечитаете все это? – удивился мужчина, кивком указывая на стопку книг, отобранных Мэри-Лу. Она с трудом удерживала их. Незнакомец заметил это и двинулся к ней. – Позвольте, я вам помогу.

– Ничего, я справлюсь. Мне их нужно донести только до машины…

Но он все равно забрал их у нее. При этом незнакомец как бы случайно провел пальцами по ее руке и подошел к женщине так близко, что она явно уловила аромат его одеколона. Боже, как приятно от него пахло! А вот Сэм никогда не пользовался одеколоном. Мэри-Лу подарила ему пузырек, когда они только поженились, но муж поставил его в шкафчик с лекарствами в ванной комнате и даже ни разу не открыл.

– Спасибо, – поблагодарила мужчину Мэри-Лу, и он послушно отнес ее книги и видеокассету на стол библиотекаря. – И если вам еще интересно, я прочту все это за один день.

– Вы не шутите? – И он с уважением посмотрел на женщину, словно перед ним стоял настоящий гений. Господи, ну почему не все люди такие милые? Почему, например, Сэм не смотрит на нее так? – Впечатляет.

– Я очень люблю читать.

– Я понял. Это замечательно!

В это время подошла его очередь. Он отвернулся, но лишь на мгновение, чтобы передать библиотекарю книгу и свою карточку.

– А я взял себе только путеводитель, – сказал он, обращаясь к Мэри-Лу. – Собираюсь отправиться в Нью-Йорк, никогда раньше там не бывал, вот поэтому…

– В Нью-Йорк! – восхищенно произнесла Мэри-Лу. – Мне всегда хотелось там побывать.

– Пожалуйста, возьмите. – Библиотекарь протягивал незнакомцу книгу и карточку.

– Спасибо. – Мужчина уступил место Мэри-Лу, а сам спрятал абонемент в бумажник и сунул его в карман брюк.

Он был одет в деловой костюм, белоснежную накрахмаленную рубашку и красный с синим галстук. Сейчас он чуть ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Некоторые мужчины при этом начинают выглядеть как-то неряшливо, но на внешнем виде этого красавца подобная небрежность никак не отразилась.

– Надеюсь, вы получите большое удовольствие от путешествия, – пожелала незнакомцу Мэри-Лу, пока библиотекарь возился с ее книгами и кассетой.

Он вежливо улыбнулся ей.

– Благодарю вас, но это произойдет не скоро, через несколько недель. – Он нагнулся к коляске и нежно сжал ножку Хейли. – А ты веди себя хорошо и во всем радуй свою мамочку, милая. Но я уверен, что ты так и делаешь всегда, верно? Конечно, только так, могу поспорить. – Он взглянул на Мэри-Лу. – Можно мне помочь вам донести книги до машины? Вы же набрали себе целую полку!

Она рассмеялась:

– Нет, спасибо, а то получается, что я навязываюсь, а этого я себе позволить не могу.

Мужчина еще раз осторожно потрогал девочку за ножку, заставив ее снова заулыбаться.

– Твоя мама почему-то считает, что, если я проведу еще несколько минут в обществе двух потрясающих женщин, это будет с ее стороны неприлично. Она, наверное, сошла с ума, как ты считаешь?

Хейли засмеялась. Детский смех был удивительно чистым, звонким и настолько заразительным, что улыбнулся даже хмурый библиотекарь.

Мужчина снова посмотрел на Мэри-Лу. И хотя он улыбался, она заметила грусть и боль в его глазах.

– Вашему мужу здорово повезло. А вот моя жена развелась со мной и уехала в Нью-Йорк, забрав с собой двухлетнего сына. – Он выпрямился. – Я не видел его уже три месяца, и это меня буквально убивает. Я ведь сам каждый вечер укладывал его спать, рассказывал ему на ночь сказки. А по воскресеньям после посещения церкви забирал его погулять в парк… – Он грустно покачал головой. – Я скучаю даже по его пеленкам, которые я тоже менял с большим удовольствием. И, пожалуйста, поверьте, мне не составит никакого труда донести вам эти книги до машины.

Он рассказывал что-то невероятное. Ну какая женщина, если она, конечно, в здравом уме, уйдет от такого мужчины? Внимательный, красивый, учтивый и к тому же, как видно, очень любит детей. Кто бы ни была его бывшая жена, она, очевидно, просто сумасбродка, раз поступила с ним так жестоко.

Незнакомец решил не отступать и подхватил книги Мэри-Лу прежде, чем она успела что-либо возразить.

– Благодарю вас, – только и смогла пролепетать изумленная женщина.

Он проводил ее до машины.

– Она не заперта, – сообщила Мэри-Лу. Он положил стопку книг на пол у переднего сиденья, пока сама женщина устраивала в автомобиле дочку, пристегивая ее специальными ремнями.

Когда дело было закончено, Мэри-Лу увидела, что незнакомец пытается справиться со складной коляской. У него ничего не получалось, и мужчина выглядел довольно беспомощно, вертя во все стороны хитроумное устройство.

– Простите, – неловко засмеялся он. – У нас была совершенно другая модель.

Мэри-Лу сложила коляску одним движением руки.

– Не может быть. Они все одинаковые.

– Дело в том, что моя жена обожала европейские штучки. И если какая-нибудь вещь стоила меньше тысячи долларов, значит, она была недостойна нашего Этана.

– Какое очаровательное имя! – заметила Мэри-Лу, укладывая коляску в багажник автомобиля.

Багажник был сломан, и любой желающий мог бы открыть его, просто просунув палец в отверстие, где когда-то находился замок. Чтобы закрыть его, требовалось приложить некоторые усилия, и теперь Мэри-Лу пришлось всем телом налечь на крышку, прежде чем та захлопнулась.

В последнее время багажник приобрел скверную привычку открываться сам по себе. Прошла уже неделя с тех пор, как Мэри-Лу обратила внимание на то, что он плохо закрывается. Однако, чтобы починить его, нужно было потратить деньги, а терять время и финансы на такую мелочь женщина не собиралась.

Она вынула ключи от машины и снова повернулась к мужчине.

– Ну что ж… – неопределенно начала она.

– Ну что ж, – такой же ничего не значащей фразой отозвался он.

– Спасибо вам.

– Пожалуйста. – Однако он стоял на месте и, похоже, не собирался уходить.

Мэри-Лу нервно повертела ключи на пальце:

– Мне пора. Я тороплюсь на встречу.

– Да-да, конечно. О'кей. Мне было очень приятно познакомиться с вами, миссис…

– Старретт, – подсказала женщина. – Мэри-Лу Старретт. А мою малышку зовут Хейли.

Он протянул ей ладонь, и они обменялись рукопожатием. Рука у него была такая же, как у Сэма. Длинные пальцы, грубоватая кожа, сильная хватка.

– Боб Швегель. Работаю в страховой компании. – Если бы он носил шляпу, то, наверное, сейчас обязательно приподнял бы ее. – Желаю вам приятно провести вечер, миссис Старретт. Вы определенно подняли мне настроение.

Сказав это, он повернулся и зашагал прочь. Его светлые волосы поблескивали в лучах заходящего солнца.

Мэри-Лу села в машину и в зеркальце проверила, насколько удобно расположилась позади нее дочка.

– Оказывается, он хотел застраховать наши жизни, Хейл, – произнесла Мэри-Лу, стараясь не расплакаться. Она не могла себе позволить разрыдаться в присутствии девочки. – Ну, теперь все стало понятно, правда же?


– Мы называем эту операцию «Черная Лагуна», – сообщил командир шестнадцатой команды «морских котиков» Том Паолетти, усевшись на край своего стола у входа в кабинет. – И только что нам сообщили, что начать ее мы должны примерно через четырнадцать дней.

– Четырнадцать дней? Черт возьми! Но почему?!

– Вас это чем-то не устраивает, мистер Коллинз? – Лейтенант Джаз Джакетт устроился рядом с командующим офицером, но когда Джоэл Коллинз не удержался и раскрыл рот, лейтенант соскользнул с края стола.

Малдун стоял у стены вместе с Непредсказуемым Кармоди и Сэмом Старреттом.

Энсин Коллинз, известный как «Новичок», встал со своего места, расправил плечи, приподнял подбородок и выглядел сейчас как Дэйви, готовый сразиться с Джакеттом-Годзиллой.

– Не устраивает. Так же как и всех остальных в этом кабинете. Мы хотим отправиться на задание прямо сейчас, а не через две недели.

– Этот Новичок, похоже, уже наложил в штаны со страху, – процедил Сэм Непредсказуемому театральным шепотом, который предназначался для всех присутствующих. – Мне кажется, он боится больше, чем мы с тобой.

Стены кабинета сотряслись от смеха. Хохотал даже сам командир.

– Я прекрасно понимаю вас, мистер Коллинз, – кивнул Паолетти. – Но нам мешает одна маленькая деталь, а именно визит президента, во время которого произойдет награждение наших бойцов. От этого мероприятия мы не можем отказаться. Поверьте мне, я не стану звонить в Белый Дом с тем, чтобы сказать: «Простите, но ваши медали нам на хрен не нужны, потому что у нас есть дела посерьезней».

– Кроме того, – продолжал Паолетти, – раз уж я начал говорить, то открою вам еще кое-что. В настоящее время мы делаем все возможное, чтобы убедить прибывшего к нам представителя Белого Дома в том, что сейчас не самое удачное время для подобных визитов. Вряд ли будет уместно устраивать для президента цирковое шоу с пони и собачками, в то время как в нашем регионе усилилась вероятность террористических акций.

Паолетти посмотрел на Малдуна:

– Кстати, как проходит работа в данном направлении?

– Я пригласил на обед Джоан… то есть мисс ДаКосту. Завтра. И мы, конечно, детально обсудим возникшую проблему.

– Отлично сработано, – пробормотал себе под нос Сэм.

– Спасибо, – так же тихо буркнул Малдун.

– Джоан, говоришь? – оживился Иззи. – Я бы тоже не отказался пообедать с представителем Белого Дома по имени Джоан. Хотя… постой-ка, что я говорю? Она же действительно работает в Белом Доме. Нет, я, пожалуй, заберу свои слова назад.

– Я ее видел, – вступил в разговор Космо, который на подобных брифингах, как правило, хранил гробовое молчание. – Отлично выглядит. И к тому же смотрит в глаза собеседнику.

– Значит, она не из Белого Дома, – прокомментировал Иззи.

– Я тоже с ней немного знаком, – подхватил Дженк. – И уже успел влюбиться. Эй, лейтенант, можно мне присоединиться к вам во время обеда?

– Может быть, двинемся дальше? – ровным тоном произнес Джакетт. – Правда, у нас еще целая ночь впереди. Присядьте, Коллинз.

Коллинз уселся на свое место, а Джакетт повернулся к командиру.

– Сегодня ночью мы проведем первую серию погружений, – сообщил Паолетти. – В неизвестном пока для вас месте существует некая пещера, представляющая собой большую ценность для одного из лидеров Аль-Каиды. Одной из причин является ее близость к подземному источнику пресной воды. Там ее настолько много, что образовалось огромное подземное озеро.

Мы обнаружили также, что в пещеру можно проникнуть через это озеро. Команда из семи человек поплывет к означенному месту, чтобы выяснить, сколько членов Аль-Каиды находится внутри пещеры. Если их количество незначительно, наши бойцы всплывут на поверхность, как «существа из Черной Лагуны» – отсюда и название операции, – и ликвидируют врага, очистив от него пещеру изнутри. Если количество террористов окажется значительным, наши бойцы, продолжая оставаться невидимыми, заложат в пещеру взрывчатку.

– Но, кроме погружения под воду, разумеется, в течение двух недель мы будем проводить и другие тренировочные программы, – добавил Джакетт.

– В том числе не забудем и про всеми любимый ближний бой, – заметил Паолетти. – Вопросы есть?

Руку поднял Непредсказуемый:

– Я сегодня на автостоянке случайно столкнулся с парой членов антитеррористической команды ФБР Макса Багата. Тут о них ходили всякие слухи, и мне хотелось бы для себя кое-что прояснить. Скажите, правда ли то, что ФБР тоже собирается активно участвовать в операции «Черная Лагуна»?

– Мне об этом ничего не известно, – ответил Паолетти. – Этот вопрос целесообразней задать самому Максу Багату.

Он кивнул Дженкинсу, который тут же поднялся и открыл дверь в дальнем конце кабинета.

Малдун почувствовал, как напрягся стоявший рядом с ним Сэм, потому что в этот момент вместе с Максом в комнату вошла агент ФБР Алисса Локке.

Глава седьмая

После тренировок по прыжкам в воду и подводному плаванию Сэм Старретт решил отправиться в корпус для холостых офицеров, чтобы там хорошенько отдохнуть, а не ехать домой среди ночи.

Но, выходя из кабинета после собрания, он столкнулся в коридоре с Джулзом Кэссиди и тут же поменял свои планы. Впрочем, эту встречу можно было ожидать. Тот сразу же радостно набросился на Сэма, поскольку они давно поддерживали дружеские отношения.

На собрании Макс Багат (тот самый тип, который спал с Алиссой), сообщил, что ФБР стало известно о террористическом акте, целью которого в самом ближайшем будущем может оказаться Сан-Диего. Источник утверждал, что особую опасность он предоставляет для коммерческих аэропортов города.

Подобные угрозы практически не прекращались после событий одиннадцатого сентября, и члены команды номер шестнадцать со временем перестали возмущаться по данному поводу. Конечно, сейчас, в связи с очередной угрозой, в Коронадо будут приняты меры по обеспечению безопасности, в частности усилится охрана важных стратегических объектов. А это означает, что теперь на проходных базы будут более тщательно досматриваться все те, кто прибывает сюда, и, соответственно, для того, чтобы попасть на место службы, например тем же «морским котикам», потребуется больше времени. Это касалось и пешеходов, и транспортных средств.

Макс (тот, который спал с Алиссой) предупредил всех бойцов, чтобы они обращали особое внимание на необычное поведение прохожих и сразу же докладывали об этом, а также проинформировали о сложившейся ситуации всех членов своих семей.

Хорошая новость заключалась в том, что ФБР не планировало свое участие в операции «Черная Лагуна».

Были и плохие новости. Макс, Алисса, ее напарник Джулз и команда поддержки ФБР собирались провести несколько недель в городе, правда, не на территории базы, а вблизи нее.

И хорошо, что они не будут постоянно маячить в округе, поскольку Сэм, наверное, не выдержал бы такой пытки. Ему до сих пор было больно видеть Алиссу рядом с Максом. Он предпочел бы терпеть жуткие пытки и позволил бы даже выколоть ему глаза иглами, только чтобы не лицезреть эту парочку.

Господи, Алисса коротко подстригла волосы и теперь смотрелась еще моложе и привлекательней!

Против Джулза, однако, Сэм ничего не имел. К тому же с течением лет они действительно успели подружиться.

Что добавляло особую пикантность всей этой сюрреалистической ситуации, так это то, что Джулз являлся самым отчаянным гомосексуалистом и даже не скрывал этого.

Джулз подошел к Сэму сразу же после собрания, И хотя на губах его играла улыбка, в глазах старого товарища Старретт заметил волнение.

– Я понимаю, что ты сейчас очень спешишь, Сэм, но должен тебе кое-что сказать. Дело в том, что сегодня мы с Алиссой совершенно случайно столкнулись с твоей женой. В «Макдоналдсе», тут, у вас на базе.

Вот черт!

– Что ж, бывает и хуже, хотя мне казалось, что это уже невозможно. Спасибо, что предупредил.

– Это произошло еще днем. Я хотел сразу же позвонить тебе, но… – Джулз с Сэмом подошли к лодкам, на которых «морские котики» должны были плыть к месту тренировок. – У тебя все в порядке?

– Да, конечно, – спокойно ответил Сэм. – Все, черт возьми, в таком порядке, что дальше некуда. Ну, теперь, как только вернусь домой, мне предстоит выдержать пытку длиной дня в четыре с обвинениями вроде: «Почему именно тебе нужно уезжать? Почему вместо себя ты не можешь отправить туда кого-нибудь другого?» И так далее. Весело будет.

– Ты уж прости, жаль, что мы вообще туда зашли.

– Да что уж тут извиняться. Вы ведь ничего не знали. Хотели, наверное, перекусить, купить себе по гамбургеру.

– Вообще-то нам хотелось курочки. Но это не важно. Мы действительно собирались пообедать, а не усложнять тебе и без того не слишком сладкую жизнь.

В это время к ним подошел Майк Малдун, и они замолчали. Но Майк, посмотрев на Сэма и Джулза и тут же оценив ситуацию, быстро зашагал дальше, давая им возможность поговорить наедине.

– Сердце, успокойся! – проговорил Джулз, глядя вслед удаляющемуся Малдуну. – Какой красавчик! Он еще свободен?

Сэм только закатил глаза к потолку. Джулз прекрасно знал, что Малдун не голубой, и говорил так для того, чтобы позлить старого товарища. Или, может быть, он просто хотел отвлечь его от переживаний по поводу своей неудавшейся семейной жизни.

– Даже если ты считаешь его гомиком, тебя он не должен интересовать. Мне почему-то казалось, что раз уж ты с Адамом, ну, ты понимаешь… – Джулз жил вместе со своим возлюбленным, и Сэму становилось от этого дурно. Ему было трудно представить себе, что он дружит с парнем, у которого сложились романтические отношения с человеком по имени Адам.

– Адам собрал свои вещички и слинял от меня. Он уехал в Лос-Анджелес.

Ах вон оно что!

– Извини, я не знал.

– Ничего. – На грустном лице Джулза появилось некое подобие улыбки. – Жизнь ведь все равно продолжается, да?

– Да, – согласился Сэм. – И еще как продолжается! – Правда, в этот момент ему показалось, что никого из своих знакомых он счастливыми бы не назвал.

Кроме, разве что, Макса. Макса Багата. Вот ведь счастливчик! Он не мог быть несчастным, если учесть, что рядом с ним почти всегда находилась Алисса Локке. Вот ведь повезло этому сукиному сыну, ничего не скажешь! Сэм внимательно наблюдал за Максом весь вечер и поймал себя на мысли, что тот не слишком доволен своей участью, несмотря на то что делит постель с Алиссой.

Сэм прошелся с Джулзом еще немного по коридору и, хотя поклялся себе, что не станет говорить ничего подобного, все же не смог сдержаться.

– Как у нее дела?

Но как только эти слова сорвались у него с языка, Сэм вдруг понял, что ему не хочется ничего о ней знать. Только теперь он уже не мог сказать: «Забудь, отвечать не надо». Было поздно.

Джулз, разумеется, сразу же понял, что речь идет об Алиссе.

– У нее все в порядке. Она много времени проводит со своей сестрой и племянницей, и это на нее действует положительно. Этот ребенок, Ланора, просто чудо какое-то. Я несколько раз бывал у них. Она лучше всякого лекарства, и это замечательно. И еще одно. Но, думаю, ты и сам знаешь о том, что Алисса успешно продвигается вверх по служебной лестнице. Она делает прекрасную карьеру…

– Ну а как же! Когда спишь с начальником, разумеется, продвижение по службе неизбежно.

– Забыл, какое выражение ты сам постоянно используешь? – рассердился Джулз. – Чтоб тебя! Так вот, теперь я сам могу сказать: «Чтоб тебя, Сэм»! Ты ведь сам бросил ее и женился на другой девушке. Помнишь? И после этого еще выступаешь с какими-то претензиями!

Сэму очень не хотелось спорить с приятелем, потому что тот знал ответы на все вопросы. И всегда оказывался прав. Но на этот раз Сэм был лучше осведомлен и потому решил продолжить наступление:

– Да. Но не забывай и о том, что сама Алисса никогда не относилась серьезно к нашим отношениям…

– Да ты даже не представляешь, сколько всего ей пришлось пережить. Она прошла через такое!..

– Да, я был всего лишь переходным моментом в ее ледниковом периоде. – Алисса действительно постоянно напоминала Сэму о том, что их отношения временные и долго продолжаться не могут. – Скорее всего, она уже тогда успела положить глаз на Багата. Зачем крутить роман просто так, когда можно одновременно иметь роман и повышение по службе? – Боже! Сэм понимал, каким жалким кажется сейчас со стороны, но ничего не мог с собой поделать.

Этого Джулз не вытерпел и теперь встал перед Сэмом, загородив ему дорогу и уставившись товарищу прямо в глаза:

– Да чтоб тебя! Ты не имеешь никакого права жаловаться и скулить по поводу того, что она нашла в этом парне поддержку. Он ей не сделал ничего плохого. Как только она отправляется к Максу, я всякий раз ей мысленно аплодирую. И ты тоже должен радоваться за нее, болван ты этакий! Если она тебе не безразлична, ты должен желать ей только счастья, пойми же наконец!

– А ты радуешься за Адама? – возразил Сэм. – Желаешь ему счастья?

– Я обрадуюсь, если он провалится с головой в бочку дегтя вместе со своим новым дружком, этим задавакой Брэнфордом, – процедил Джулз. – Но это совсем другое дело. Ты же сам сделал свой выбор, причем добровольно.

– Никакого выбора у меня не было, – сердито бросил Сэм и проскочил мимо Джулза. – Мэри-Лу забеременела.

Джулз успел ухватить его за руку:

– Вы с Мэри-Лу разошлись и не встречались – сколько? – четыре месяца, если не ошибаюсь. Это довольно большой промежуток времени, Сэм. Почему она раньше ничего не сообщала тебе о ребенке, когда у вас были нормальные отношения? Что заставило ее так долго молчать?

– Она пыталась мне все рассказать, – ответил Сэм. – Только ей никак не удавалось связаться со мной. Это я во всем виноват. Я не отвечал на ее звонки и сам никогда не интересовался тем, как она живет и что у нее нового. А потом мне пришлось уехать из страны… – А еще через некоторое время он снова сошелся с Алиссой, наивно полагая, что вся оставшаяся жизнь будет для него вечным раем.

Но сестре Мэри-Лу удалось связаться с Мэг, женой Джонни Нильсона. Та рассказала о новостях Джонни, а он поведал их Сэму. Вот и все. В конце концов Старретт узнал правду.

– Мэри-Лу не хотела ничего объяснять тебе напрямик, потому что ей не нужен был другой вариант, кроме того, к которому она стремилась. – Когда Джулз начинал спорить и чувствовал свою правоту, он становился злым и настырным, как питбуль. – Еще бы! Выйти замуж за «морского котика»! Наши поздравления! Невеста может поцеловать свой главный приз. А жениха постигла участь стать на всю оставшуюся жизнь несчастным мужем. Ну а ребенок будет расти с извращенным представлением о счастливой здоровой семье, а потом…

– Прекрати, – нахмурился Сэм. – Тебе этого не понять, Кэссиди, потому что лично ты можешь трахаться хоть всю свою жизнь без известных последствий, а вот Мэри-Лу ждала от меня ребенка, и мне пришлось решать этот вопрос. Я не мог поступить иначе.

Именно эти слова продолжали звучать у него в голове, когда он добрался домой в четыре часа утра. Мэри-Лу спала в гостиной, свернувшись калачиком на диване перед телевизором.

Вот дерьмо!

Тушь с ее ресниц размазалась под глазами. Две широкие черные полосы легли на щеках – свидетельство того, что Мэри-Лу, как всегда, рыдала над своими романтическими кинофильмами. Потому что, кроме любовных лент, она вообще ничего не смотрела.

Но, возможно, на этот раз он ошибся.

На экране телевизора, одетый в форму времен Второй мировой войны, умирал Том Хэнкс. «Спасти рядового Райана». Фильм был довольно длинным. Мэри-Лу, скорее всего, начала смотреть его уже далеко за полночь. А в это время она, как правило, уже спит.

Может быть, конечно, она и не ложилась вовсе, а плакала над тем, что сделал Сэм, или над тем, что он, наоборот, не сделал. Или над тем, что он, по ее мнению, мог бы сделать в ближайшем будущем.

Храни Господь несчастного Сэма Старретта! Какой жуткий образ жизни приходится вести и ему, и его супруге!

Конечно, ему очень хотелось, чтобы все встало на свои места, но всякий раз, когда он брался за что-либо, почему-то все получалось наоборот. Разумеется, речь шла исключительно о семейной жизни.

Выигрывал всегда только Макс Багат, тот самый, что спал с Алиссой.

Сэму вдруг тоже захотелось горько расплакаться. Боже мой! В прошлые годы он и без того столько наплакался, что в его слезах можно было легко утопить боевое судно. Но это не помогало. Напротив, от слез становилось только еще хуже.

Пульт дистанционного управления от телевизора валялся на полу возле дивана. Сэм поднял его и выключил телевизор.

Чем и разбудил Мэри-Лу. Несколько секунд она молча смотрела на него и только хлопала глазами, словно не понимая, что происходит. Наконец она очнулась ото сна:

– Сэ-эм?

Она произнесла это слово со своим характерным южным выговором так, как будто в имени мужа содержался не один, а целых два слога.

– Да, это я, а кто же еще? Прости, я вовсе не хотел будить тебя.

Она села на диване, стараясь побыстрей прийти в себя:

– Сколько времени?

– Начало пятого.

Мэри-Лу облачилась в пижаму из тонкого хлопка, которая практически не скрывала ее пышную грудь. Старретт уже не помнил, где он впервые услышал словосочетание «пышная грудь», но оно приходило ему в голову всякий раз, когда он смотрел на жену.

У нее было непослушное тело, которое никак не желало худеть. После беременности она раздалась еще больше и считала себя не просто полной, а отвратительно жирной, хотя Старретт, неоднократно видевший супругу без одежды, считал, что более подходящим эпитетом могло бы стать «шикарное тело».

Если он немного поговорит с ней о всякой ерунде, чуть намекнет на интим и многозначительно улыбнется, она тут же будет готова отдаться ему. В любом месте и в любое время, как только ему этого захочется.

Вся беда заключалась в том, что ему совершенно не хотелось спать со своей собственной женой.

Он знал, что Мэри-Лу из кожи лезет вон, стараясь сделать все возможное, чтобы понравиться ему. Даже сейчас, хотя она и провела весь вечер оплакивая свою жизнь. Если он сейчас скажет ей, что от нее исходит соблазнительный аромат, она моментально перевернется на спину и примет позу ожидания.

Господи, как все это дико! Получалось, что у него вместо жены – какая-то наложница. Ее самопожертвование – причем не в самом хорошем смысле этого слова – сводило его с ума.

Взять, например, такое простое дело, как домашнее хозяйство. Мэри-Лу готовила, убирала дом и стирала с патологической самоотдачей и с таким неестественным рвением, что становилось страшно. И если вдруг Сэм замечал, что в кухне нужно подмести пол, она тут же доставала щетку, тряпку, ведро и принималась за генеральную уборку.

Как будто чистый дом мог совершить чудо и превратить Сэма в счастливого семьянина.

Мэри-Лу открыла рот, чтобы сказать что-то, и Сэм внутренне сжался. Всю неделю она была на удивление податливой и сговорчивой, но тут в дело вмешалась Алисса Локке.

И не важно, сколько раз Сэм повторял жене, что после их свадьбы он больше не спал с Алиссой, упрямица никак не хотела ему верить.

Однако на этот раз она ни в чем не упрекала его, а сказала лишь следующее:

– Ты пришел домой раньше, чем я тебя ждала.

– Да, так получилось. – Сэм был на взводе. Он не мог ждать, когда Мэри-Лу набросится на него, и решил напасть первым. – Я виделся сегодня с Джулзом. Он сказал мне, что они с Алиссой случайно встретили тебя во время обеда.

– Да. – Мэри-Лу поднялась с дивана. – Они оба выглядят… прекрасно. Мне было… приятно повидаться с ними обоими.

Какого черта? Это еще что такое?!

Сэм тупо смотрел, как его жена спокойно направилась в спальню.

– Было бы неплохо, если бы ты сначала принял душ, а потом шел спать, – посоветовала Мэри-Лу и исчезла в глубине коридора.

Поначалу Сэм решил, что жена наконец-то поверила ему. Все, что он рассказывал ей о связи Алиссы с Максом, было правдой. Мэри-Лу могла сама проверить это, поговорив с местными сплетницами. И теперь она знала, что его отношения с Алиссой остались в далеком прошлом.

Но Сэм понимал, что такой вариант маловероятен. Ну кто мог подтвердить его слова насчет Алиссы? Кто вообще осмелился бы даже просто упомянуть имя Алиссы?

Никто. Кроме, конечно, чокнутого Донни, которому данную информацию могли передать инопланетяне, причем непосредственно в мозг через пломбы в зубах, например.

Сэм грустно взглянул на коробку от видеокассеты «Спасти рядового Райана», лежавшую на журнальном столике. Мэри-Лу не могла взять этот фильм только потому, что ей вдруг самой захотелось посмотреть его. Она не любила ленты про войну. И вообще она предпочитала не смотреть картины, в которых отсутствовал слащавый счастливый конец.

А ведь только на прошлой неделе Сэм мимолетом упомянул об этом фильме и добавил, что лично ему он очень понравился.

Вот еще один пример ее самопожертвования. Сначала она смотрит кино про войну, потом уклоняется от ссоры, неизбежной при разговоре об Алиссе.

Мэри-Лу старалась стать покладистой во всем, только чтобы Сэму было удобно жить с такой женой.

Все это происходило отчасти и потому, что Мэри-Лу знала правду. Где-то в глубине души Сэм и сам осознавал, что, наверное, поступил неправильно, женившись на той, которую не просто не любил, но не мог даже сделать вид, что хоть чуточку любит.


Чарли не спалось.

Она отправилась в кровать сразу после ужина, а потому теперь, в половине пятого утра, бесцельно, как привидение, слонялась по дому, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Винса.

Конечно, она могла достать пылесос и вычистить коврик в спальне, и муж при этом не проснулся бы. Он терял слух, хотя сам постоянно утверждал, что ничего подобного с ним не происходит. Чарли уставала повторять ему все по два раза.

Но всякий раз, когда она начинала разговор о покупке слухового аппарата, Винс находил какую-нибудь причину, чтобы уйти из дома. Чаще всего он просто перебирался на задний двор, где принимался усердно возиться в саду.

Может быть, он просто не хотел верить в то, что стареет? Сама Чарли над этим только посмеивалась. Приближался его восьмидесятилетний юбилей. Трудно делать вид, что старость тебя не коснулась, когда преодолеваешь рубеж в восемьдесят лет, а у Чарли это произошло уже три года назад.

Но, несмотря на возраст, они оба были в отличном физическом состоянии и не могли пожаловаться на здоровье. За что Чарли не забывала каждый день благодарить Бога. Кроме того, здоровы были все их дети и внуки. Ну, разве что за исключением Донни. Чарли уже давно смирилась с тем, что вряд ли он вообще когда-нибудь поправится.

Пути Господни неисповедимы, и по какой-то причине Господь решил, что Донни станет одним из его избранников.

Может быть, таким образом он решил напомнить Чарли и Винсу, что без печали трудно оценить в полной мере радость.

Сама же Чарли познала эту истину давным-давно. Причем, что называется, из первых рук.

Она прекратила слоняться по дому, по их «новому» дому, который она делила с мужем последние двадцать пять лет, и остановилась возле портрета Винса, где он был сфотографирован в своей форме морского пехотинца. Она взяла снимок в руки, сняв с почетного места на каминной полке, и вгляделась в изображение. Винс снялся сразу же после того, как записался в морскую пехоту. На следующий день после событий в Перл-Харборе. На следующий день после того, как погиб Джеймс.

На фотографии Винс усмехался, и казалось, что еще мгновение – и он весело расхохочется. Он выглядел крепким и здоровым, а в глазах у него плясали чертики.

Да, снимок был сделан за несколько лет до их первой встречи, но на нем Винс сильно отличался от того парня с унылым лицом и впалыми щеками, который в январе 1944 года упал без сознания прямо у ног Шарлотты в приемной сенатора Говарда.

Шарлотта тут же бросилась помогать ему, а миссис П. схватилась за телефон, собираясь немедленно вызвать «скорую помощь». Почти сразу же рядовой пришел в чувство и, встав на четвереньки, попросил не отправлять его в госпиталь.

Только тогда Шарлотта выяснила, что он вовсе не останавливался в гостинице. Очевидно, ДаКоста ночевал в церкви. В те дни так поступали многие военнослужащие – те, кто не спал с ненасытной и неутомимой Салли.

И Шарлотта решила поступить так, как считала единственно возможным. Она не придумала ничего лучше, как привезти рядового ДаКосту к себе домой.

В первые ночи они с Эдной Флетчер по очереди дежурили у его кровати. Однако очень скоро пенициллин, прописанный доктором Барнсом, победил инфекцию (слава богу)! С тех пор молодой морской пехотинец стал чувствовать себя значительно лучше и спал уже не так беспокойно, как поначалу.

В понедельник он поправился настолько, что Шарлотта смогла вернуться на работу.

В тот день она впервые за несколько лет уже в пять часов вечера стояла одетая в пальто и готовая сорваться домой. Такое происходило только в те дни, когда Джеймс некоторое время оставался в Вашингтоне после их свадьбы. Тогда она не могла дождаться наступления вечера.

Но сейчас она чувствовала, что делает что-то не так. Ей казалось, что она каким-то образом изменяет своему погибшему мужу. Когда она сошла с автобуса и несколько кварталов шла домой пешком, ей почему-то представлялось, что она предает память Джеймса.

И когда она вошла в дом и повесила пальто на крючок, Шарлотта ощущала себя бодрой, но окончательно расстроенной.

Мама Флетчер готовила на кухне ужин и пела. Именно пела!

Шарлотта молча подошла к ней ближе и принялась помогать.

– Ему гораздо лучше, – сообщила мама. – Он съел весь завтрак и днем тоже перекусил. А недавно попросил меня помочь ему побриться. – Она подмигнула Шарлотте. Подмигнула! – Это хороший знак, когда молодой человек начинает заботиться о своей внешности и хочет побриться.

– Хорошо, – сухо произнесла молодая женщина. – Значит, он скоро выздоровеет и уедет от нас.

– Нет нужды торопить его, – спокойно ответила мать, помешивая соус.

– Значит, вам нравится, что в доме живет посторонний? – удивилась Шарлотта.

– Да, – призналась Эдна и вытерла руки о передник. – Нравится. Он очень милый молодой человек, умница и прекрасно играет в карты. Должна заметить, что мне и в самом деле доставляет удовольствие каждый день видеть его и заботиться о нем.

– Но это же не ваш сын! – в отчаянии воскликнула Шарлотта. Еще несколько дней назад она никогда бы не подумала, что станет так резко разговаривать со свекровью. – И не надо притворяться, будто это не так. Это глупо.

Мама Флетчер тоже была вынуждена повысить голос.

– Мой сын погиб. И если уж говорить о глупостях, то глупо было бы нам с тобой делать вид, что мы хоть как-то можем изменить это. Мы остались живы, а Джеймс погиб. И он не воскреснет, даже если мы будем продолжать относиться по-доброму к этому юноше.

Шарлотта повернулась и вышла из кухни. Она уже поднималась вверх по лестнице, как вдруг поняла, что вряд ли выдержит сейчас одиночество в своей спальне. В той самой спальне, которую она когда-то делила с Джеймсом. Ей казалось, что с тех пор минула целая вечность.

Винсент ДаКоста сидел как раз посреди ее кровати.

Одетый в пижаму Джеймса.

Шарлотта остановилась на месте как вкопанная.

Он держал в руках книгу, но не читал ее. Он смотрел на вошедшую в комнату женщину, и в его глазах читалось смущение. Он словно молча извинялся за свое непрошеное вторжение в чужую жизнь.

Разумеется, он слышал каждое слово Шарлотты и Эдны. Точно так же, как сама Шарлотта слышала все, что происходило у Салли в квартире наверху.

– Как вы себя чувствуете, рядовой? – поинтересовалась Шарлотта, стараясь, чтобы ее голос звучал вежливо.

На самом деле ей хотелось выскочить из комнаты и убежать куда-нибудь подальше. Она ненавидела себя за то, что успела заметить, насколько симпатичней стал ДаКоста, когда на его щеки вернулся розовый цвет, а сам он успел причесаться и побриться. Да, его можно было назвать красивым – теперь, когда из его темных глаз исчезла пелена постоянной боли и тревоги.

– Намного лучше, – ответил он. – Спасибо вам. Я уеду отсюда рано утром, если вы, конечно, не возражаете…

– А разве доктор сказал, что вы достаточно окрепли для того, чтобы путешествовать самостоятельно? – перебила его Шарлотта.

– Нет, но мне кажется…

– Когда доктор разрешит вам уехать, вот тогда и поговорим. При условии, конечно, что у вас есть дом, в который вы будете готовы переехать. Если нет, то пока что вы останетесь здесь, рядовой. И простите меня, если вдруг я сказала что-то такое, отчего показалась вам недостаточно гостеприимной.

Он отрицательно помотал головой:

– Что вы! Совсем нет, вот только…

– Мой муж погиб. – Она уже говорила об этом, но как только произносила эти слова, то поражалась тому, что они звучали как в первый раз.

– Я знаю. – Их взгляды встретились, и Шарлотта поняла: он действительно знает об этом. Он сам был серьезно ранен, сражаясь на этой проклятой войне. Он понимал, что означает смерть там, где каждый день рвутся бомбы, где тебя каждую секунду поджидает опасность. Где тебя может разнести в клочья или ты просто умрешь оттого, что истечешь кровью, продолжая сражаться до последней секунды. – Примите мои соболезнования. Миссис Флетчер, ваша свекровь, рассказала мне о том, что он погиб в Перл-Харборе. Мы потеряли там очень много ребят.

Но Шарлотте сейчас не нужно было его сочувствие.

– Какое глупое выражение, – сухо заметила она. – «Потеряли». Как будто мы какие-то ротозеи и не уследили за тем, куда они все делись.

Он сразу же заметил, что она чем-то разозлена.

– Мне кажется, что слово «потерянный» больше относится к выжившим, – тихо сказал ДаКоста. – Ведь это действительно страшная потеря. И ваша, и моя в том числе. – Он не спускал с нее глаз. – На Тараве мы потеряли более восьмидесяти процентов моего взвода, миссис Флетчер. Я лично уже никогда не буду прежним после всего того, что мне пришлось там увидеть.

Шарлотте очень не хотелось, чтобы ДаКоста ей нравился. Он должен был бы оставаться для нее всего лишь раненым, анонимным рядовым, которому она помогала восстанавливать здоровье. И все.

Но Винс ДаКоста перестал быть анонимным бойцом в тот день, когда Шарлотта принесла из дома лишний сэндвич, которым собиралась поделиться с ним в обед. Пока они разговаривали, он успел сообщить ей кое-что о себе. Он жил у моря, отец его ловил омаров, так что половину своего детства Винс провел в воде. Лучше, чем плавать, он мог только управлять лодкой.

Винс не пошел учиться в колледж, но он был первым из семейства ДаКоста, кто окончил среднюю школу. Для бедной пролетарской семьи это было настоящей победой.

По словам Винса выходило, что остальное образование он получил так же, как это вышло и у Авраама Линкольна. Он читал буквально все, что попадалось ему в руки.

Включая, очевидно, и «Маленьких женщин» – книгу, которая лежала сейчас рядом с ним на кровати.

Странный выбор. Особенно если учесть, что библиотека Джеймса состояла из более «мужских» книг. Сюда входили, например, рассказы Джека Лондона и полное собрание рассказов о Шерлоке Холмсе, причем все это легко было найти на полках.

Но, может быть, Винс предполагал, что для Шарлотты станет ударом даже просто увидеть его в пижаме, некогда принадлежавшей мужу, и не хотел ее расстраивать еще сильнее.

– Пора делать перевязку. – Она знала, что он ненавидит эти минуты. Винс покорно ложился на кровать и закрывал лицо руками, как будто от этого становился невидимым. И все время, пока она возилась с ним, ДаКоста не переставал краснеть.

Конечно, поменять повязку она могла бы и после ужина. Просто Шарлотте очень хотелось, чтобы он снова превратился в пациента. Слишком трудно ей было общаться с ним как с мужчиной, как с человеком.

Пристальный взгляд ДаКосты подсказал Шарлотте, что он догадался о ее мыслях. Но в его глазах она увидела только доброту, а не обиду и не обвинение.

– Я чувствую себя достаточно хорошо и в состоянии сам менять повязки, – сообщил он.

– По-моему, раньше вы тоже так считали, но дело кончилось тем, что вы занесли в рану инфекцию, – напомнила женщина.

– Но я считал, что уже почти вылечился, – начал оправдываться Винс. – Так оно и было. Только вот… В общем, вы правы. Мне нужно было более внимательно относиться к себе. Обещаю, что больше никогда не повторю подобную ошибку.

– В последний раз вы давали обещание, что, если мы оставим вас здесь и не отправим в госпиталь, вы позволите нам менять повязки каждый день, – упрямо продолжала Шарлотта.

– Миссис Флетчер, – вздохнул Винс. – Я действительно чувствую себя намного лучше, и все начинает возвращаться на свои места. – Он продолжал смотреть ей прямо в глаза, хотя на его щеках начала проступать предательская краска.

Отлично. Шарлотта почувствовала, что еще немного, и она покраснеет сама. Она уже собиралась закончить разговор, но в этот самый момент домой вернулась Салли. Ее возвращение сопровождалось шумом и грохотом.

Хотя ее гостиная располагалась не прямо над головами Винса и Шарлотты, молодым людям было хорошо слышно, как Салли топает ногами, словно исполняет фламенко, явно вознамерившись проломить пол.

Салли включила радио, но диктор, как ни старался, не смог заглушить ее и ее гостя. Хозяйка квартиры говорила тоненьким голосом и все время смеялась, ее визитер что-то хрипел в ответ.

Шарлотта посмотрела на часы и охнула про себя. Еще не было шести, а Салли уже успела кого-то привести.

Шаги наверху не прекращались, смех становился громче. Теперь Салли и ее ухажер оказались в спальне. Судя по звукам, они устроили какую-то дикую возню вокруг кровати. Салли убегала, мужчина пытался ее догнать.

Но вот послышалось счастливое хихиканье, и пружины кровати дружно скрипнули.

Кто бы ни был этот незнакомец, он ее поймал.

Обычно в этом месте на пару минут наверху наступала тишина: Салли и ее ухажер раздевались. Но на этот раз мужчина, казалось, очень торопился, потому что уже через пять секунд пружины принялись ритмично поскрипывать.

Не приходилось сомневаться, чем эти двое занимаются там, в спальне.

Смех Салли сменился сладкими стонами.

Бедняга Винсент растерялся не меньше Шарлотты. Наверное, даже больше, если такое вообще возможно было представить.

Шарлотта бросилась было к двери:

– Я пойду посмотрю, как там ужин, – но тут же застыла на месте. Наверное, было бы неправильно вот так бросать его слушать, как совокупляется соседка. Нужно было просто проигнорировать эти звуки, ведь в отличие от Шарлотты Винс не мог уйти из комнаты. Нужно было что-то делать или говорить. И Шарлотта сказала: – Простите меня за то, что вы вынуждены все это слушать…

Он уже взялся за книгу, но тут же снова закрыл ее, придерживая пальцам то место, где остановился:

– Ну, вы не виноваты, что в этом доме такие тонкие полы и стены. А этот солдат, наверное, в отпуске. Или у него просто увольнительная.

– Ее муж погиб на войне.

Он помолчал всего лишь секунду и продолжал:

– Наверное, каждый человек по-своему справляется со своим личным горем.

– Ну, она справляется с ним бесконечно долго, – горько усмехнулась Шарлотта. – Практически каждую ночь. Иногда это становится невыносимо. Поверьте мне, ночи тоже бывают бесконечными.

– Я провел одну ночь в окружении врагов, – вспомнил Винс. – Мы закопались в песок прямо на берегу моря. Я и еще один парень, у которого ногу… ну, в общем, его сильно ранило. И я всю ночь вынужден был слушать, как он плачет и зовет свою мать.

Шарлотта не шевелилась и молчала.

– Вот это была действительно бесконечная ночь, – кивнул ДаКоста, а в это время наверху раздался довольный стон Салли и шум затих.

– Простите, – через силу проговорила молодая женщина и опрометью выскочила из комнаты.

Глава восьмая

– Согласно слухам, ваше колено было сильно повреждено, и это вовсе не пустяки, как вы предпочли мне все представить. Вы разбили себе коленную чашечку, – с места в карьер начала Джоан, когда к ней приблизился Майк Малдун.

Сегодня он снова предстал перед ней в форме. Она не могла быть белее, чем у других «морских котиков», но почему-то на нем буквально сияла белизной.

На мгновение ей показалось, что сейчас он повернется и уйдет прочь на стоянку возле ресторана, где оставил свой пикап. Но вместо этого он только улыбнулся. Улыбка получилась какой-то неестественной и вымученной.

– У нас тут постоянно ходят какие-то слухи, – заметил Малдун, – но вы не должны целиком и полностью полагаться на них. Принимайте их с долей иронии, что ли.

– Значит, вас не ранили в колено в Афганистане, – пояснила свою мысль Джоан.

– Я не намерен комментировать ваше заявление.

Джоан устало закатила глаза вверх. Вот опять!

– Но я ведь не журналистка!

– Я не вправе говорить о том, где я мог быть, а где нет, что мог там делать, а что нет, – возразил Майк. – Джоан, неужели мы не можем обойтись без ссор и споров? Я очень рассчитывал на спокойный обед. В противном случае у меня от плохого настроения может развиться несварение желудка.

Джоан нервничала, а когда она нервничала, то начинала нападать на собеседника, зачастую помимо своего желания.

Ситуация складывалась дикая. Прошлым вечером она специально произнесла по телефону впечатляющую речь о младшем брате, и Малдун, похоже, принял ее целиком и полностью. Но, увидев этого «морского котика» в его сияющей форме, Джоан не могла устоять перед таким великолепием. Еще чуть-чуть, и она забудет свое собственное имя. Не говоря уже о сожалении, которое могло возникнуть у нее недели через две, когда он осознает, что в ее биографии появился еще один эпизод, который ей придется тщательно скрывать от всех остальных. Так сказать, еще один персональный скелет в шкафчике. Джоан надеялась сделать блистательную карьеру, но там, где она вращалась, такие «скелеты» в большинстве случаев очень скоро становились достоянием общественности.

Джоан прокашлялась.

– Мне кажется, товарищи по команде очень любят вас. Это, по крайней мере, мне разрешено сказать?

Малдун покачал головой:

– Определенно нет. Они могут восхищаться мною или уважать меня, но любить? Мы практически не пользуемся этим словом. Оно не в ходу у «морских котиков». Или, точнее, употребляется не в отношении товарищей по команде, за что вам, конечно, отдельное спасибо.

Она рассмеялась. Он улыбнулся, и на этот раз улыбка была искренней.

– Мне действительно очень жаль, что вчера все так вышло, – добавил Майк, открывая перед Джоан дверь ресторана. – И я должен поблагодарить вас еще и за то, что вы не отказали мне и согласились принять приглашение на обед.

– Мне кажется, я простила вас еще вчера вечером, – заметила Джоан и сняла солнцезащитные очки, чтобы глаза быстрей привыкли к освещению в зале. – Ну, раз уж вы до сих пор так раскаиваетесь, то можете снискать мое расположение хотя бы рассказом о том, где команда номер шестнадцать провела всю ночь и все утро. На тренировках, могу поспорить. А вот на каких именно?

– Джоан, поймите, существуют некоторые вещи, о которых я не могу вам рассказать, и при этом совершенно не важно, раскаиваюсь ли я в своем вчерашнем поведении или нет. И вам это отлично известно. Не притворяйтесь, будто вы не знали этого раньше. Я не могу ответить вам на вопросы о прошлых, настоящих и будущих операциях. – Джоан открыла было рот, но Майк жестом остановил ее. – Да-да. Вы сейчас снова заговорите о своей благонадежности и будете до посинения убеждать меня в том, что у вас имеется доступ к любым государственным секретам. Вы даже можете сейчас сделать мне неприличное предложение и пообещать за мою откровенность сумасшедший секс. Сказать, например, что мы будем кувыркаться в постели до полного изнеможения, если я приоткрою для вас завесу тайны. Но это вам не поможет. Вы можете даже пообещать мне выйти за меня замуж и прожить со мной следующие пятьдесят лет, и все равно я не могу и не буду отвечать на ваши вопросы, связанные с нашими операциями. – Он обратился к подоспевшей им официантке. – Столик на двоих, пожалуйста. Если можно, возле окна.

Та оживилась, улыбнулась Малдуну, так что на ее щеках появились очаровательные ямочки, и довольно долго смотрела на лейтенанта. Чтобы оценить Джоан, ей потребовалась лишь доля секунды.

– Одну секундочку, лейтенант, – наконец вымолвила она и исчезла где-то в глубине ресторана.

Малдун снова повернулся к Джоан.

Только ни слова не говори ему о сумасшедшем сексе. И не вздумай комментировать эту шутку. Нужно проигнорировать его выходку, так же как и презрительный взгляд этой сучки официантки. Не клюй на такую дешевую приманку, Джоан! Не смей! Он проверяет тебя, но ты сильная, ты справишься.

– О'кей, – кивнула она.

Ее уступка, видимо, застала Майкла врасплох. Он застыл на месте, и на него сейчас было смешно смотреть.

– О'кей? Только и всего? О'кей? – изумился лейтенант.

– А вас, что же, не устраивает то, что я с вами согласилась? – в свою очередь удивилась ДаКоста. – По-моему, это вы волновались за свое пищеварение и решили лишний раз не нервничать.

– Да, но…

– Если я вдруг задам вам вопрос, на который вы по какой-то причине не хотите мне отвечать, просто скажите мне: «Пас». Договорились? Так будет проще. А то мне придется каждый раз думать о том, можно мне задавать тот или иной вопрос или нельзя. Такая процедура вас устроит? Я буду спрашивать обо всем том, что меня интересует, а вы станете моим, так сказать, цензором, что ли.

Он смотрел на Джоан, как будто вознамерился проникнуть ей в мозг и выяснить, что же она задумала на самом деле.

– Лейтенант Малдун! Какая приятная встреча!

Джоан обернулась и увидела перед собой настоящее совершенство, протягивающее Майку Малдуну руку с идеальным маникюром. Изящное и голубоглазое, с золотистыми волосами, уложенными в изысканную прическу, и фигурой Памелы Андерсон. Совершенство было облачено в костюм от Армани и держало в руке сумочку под цвет модных туфелек.

При ближайшем рассмотрении дама оказалась не столь юной, ей было уже за сорок, но даже в таком возрасте она могла бы запросто показаться на пляже в бикини, что делало ее еще более замечательной личностью.

Малдун пожал даме руку и тут же превратился в своего в высшей степени вежливого двойника, от которого, правда, ничего хорошего ждать не приходилось:

– Добрый день, миссис Таккер. Как поживаете, мэм?

Таккер, Таккер… Джоан уже где-то слышала эту фамилию. Она не стала бы отрицать и то, с каким садистским наслаждением выслушала сейчас в адрес красотки неизменное «мэм» со стороны юного Малдуна.

– Называй меня Лорел, пожалуйста, и все будет отлично. Ларри уехал по делам в Вашингтон, ну а мне всегда приятно несколько дней отдохнуть без него. – Голос женщины оказался таким же красивым, как и все остальное. Мелодичный и бархатный, как у Джинни Барбары Эден из «Благодарю вас, хозяин». – Надеюсь, вы помните мою дочь Линдси?

За Лорел пряталась тощая веснушчатая девочка-подросток с короткими каштановыми кудряшками. Бедняжка страдала отвратительной привычкой постоянно грызть ногти.

Малдун кивнул:

– Конечно помню.

Несчастная Линдси! Джоан представила себе, как нелегко придется в жизни этой малышке, имея рядом мать-совершенство. А вы еще говорите о трудном детстве! Ну как тут не сравнивать мать и дочь, делая выводы далеко не в пользу дочери?! Наверное, Линдси уже успела устать от бесконечных взглядов и перешептываний у себя за спиной.

Но при всем этом бедная Линдси по причине своей молодости еще не знала, что лучшие мужчины (те самые, с которыми стоило иметь дело, а некоторых даже оставить при себе) не желали иметь с Совершенством ничего общего.

Малдун, продолжавший безупречно играть роль «котика»-робота, повернулся к Джоан, при этом сверхвежливая улыбка не сходила с его губ:

– Позвольте представить вам Джоан ДаКосту. Она работает в Белом Доме и прибыла к нам на пару недель.

Джоан вдруг ощутила тепло его ладони. Он действительно обхватил ее за талию, словно она пришла к нему на любовное свидание. Как будто обеденное время предполагало начало романтических отношений!

Джоан наконец вспомнила того самого омерзительного адмирала Таккера, за которым была замужем эта леди Совершенство. Правда, рукопожатие у нее оказалось как у дохлой лягушки.

– Приятно познакомиться, Джоан. А меня зовут Лорел.

– Очень рада видеть вас обеих, – улыбнулась ДаКоста. Линдси не собиралась протягивать ей руку, поскольку с остервенением грызла очередную заусеницу.

– Лейтенант, ваш столик готов, – сообщила подоспевшая сучка-официантка, держа в руке два экземпляра меню.

– Я прошу извинить нас, – отчеканил Малдун. – Миссис Таккер. Линдси.

Он повел Джоан к столику, обнимая ее за талию, и убрал руку только тогда, когда отодвигал стул для своей спутницы.

Джоан спокойно ждала, когда он устроится за столиком и официантка вручит им по меню. К этому времени ее воображение успело преодолеть все возможные границы.

– Только не вздумайте сообщить мне, – начала она, подавшись вперед, чтобы можно было говорить негромко, – что между вами и Лорел существуют некие отношения. – Произнося ее имя, она пыталась имитировать голос самой Лорел.

Он рассмеялся, и тут же «котик»-робот куда-то исчез, а на его место вернулся Майк Малдун.

– А почему нет? Она горячая штучка! Вы так не считаете?

– Господи, Майкл, как вы можете! – Она отложила меню на столик, даже не взглянув на него. – Неужели вы…

Она не смогла договорить фразу и только смотрела на него глазами, полными нежелания верить в предполагаемое. В эту минуту официант принес им хлеб и наполнил водой их бокалы. Когда он наконец ушел, Джоан еще ближе придвинулась к Майку и заговорила на этот раз почти шепотом:

– Может быть, вы хотели заставить ее поревновать или еще что-то в этом роде? Что это было? Ну, когда вы обняли меня за талию и все такое…

– Поревновать? Bay! Нет, конечно, – засмеялся Малдун. – Я только… Даже сам не знаю. Я ее немножко побаиваюсь. Почему-то она оказывается возле меня всякий раз, когда я, так сказать, выхожу в свет. Может быть, она специально меня высматривает? Или же… ну, не знаю, не исключено, конечно, что у меня просто разыгралось воображение. Но мне почему-то кажется, что это она решила, будто у меня с кем-то сложились романтические отношения…

– Как будто это остановило бы ее! Мне даже почудилось, что у нее сейчас слюни потекут, так она вас пожирала глазами. То есть позабыты все правила приличия. Она ведь даже не пыталась скрыть свои чувства! Свежайшие новости: Ларри уехал в Вашингтон на несколько дней. Почему бы тебе не навестить меня, морячок? И кто еще будет говорить о благопристойном поведении! Кстати, все это творится прямо на глазах у дочери. Вот ведь дерьмо! И никаких «может быть» даже не предполагается. Все ясно как божий день. Она просто мечтает завладеть вашей задницей.

Малдун печально улыбнулся:

– Может быть, вы правы.

– Опять это ваше любимое «может быть»! – Джоан уже и не помнила, когда в последний раз ей приходилось столько смеяться. – Ну, смелей же!

– Я почти уверен в том, что она просто заигрывает со мной. Ну, вы же знаете, как женщины любят безобидный флирт.

– Наивный ребенок! Да она смотрела на вас так, как будто вы ее любимый десерт, а сегодня объявили запрет на диеты по всей стране.

Малдун посмотрел в ту сторону, где за столиком устроились Лорел с дочерью и еще одной дамой, которая, если судить по пышной (очень пышной!) прическе, каким-то непостижимым образом прибыла сюда из прошлого века, – видимо, у нее в ванной комнате вместо зеркала находился временной портал, уносящий прямиком в 1983 год.

– Даже не знаю, – покачал головой Майк. – А вот ее муж очень любит заигрывать с женщинами. Мне кажется, что где-то в ее подсознании ей, может быть, даже хочется переспать с «морским котиком». Ну хотя бы для того, чтобы отомстить ему за то, что он изменяет ей. В частности, потому, что он не очень любит спецоперации и уж совсем не является, так сказать, фанатом команды номер шестнадцать. Кое-кто из моих товарищей хотел бы, чтобы я подыграл миссис Таккер, чтобы посмотреть, что она станет делать, если я уступлю ей и поддамся на ее намеки. Но я, конечно, не могу пойти на это. Она ведь замужняя женщина. А я никогда не имел дела с замужними. Даже в том случае, если они – действительно горячие штучки!

Ах вот что его сдерживает! Она замужем!

– Но она ведь… э-э-э… как бы лучше выразиться… – Джоан так и не сумела подыскать подходящее слово.

– Старая? – подсказал Малдун.

– Да, – кивнула ДаКоста. – Именно так. Она ведь, если говорить о возрасте, годится вам в матери.

– Ну, моя мама родила меня очень поздно. Ей совсем недавно исполнилось семьдесят, поэтому…

– Я имела в виду не буквально это. Но с подсчетами у вас все в порядке, мистер Эйнштейн. Я имела в виду теоретически. Миссис Таккер старше вас лет на пятнадцать или даже двадцать. Как это дико!

– Почему же?

Он был удивлен, и вопрос его прозвучал довольно искренне.

– Потому что так оно и есть, – спокойно ответила Джоан.

– Ничего подобного, – так же хладнокровно возразил Майк. – Вот, например, Сьюзен Сарандон почти на тридцать лет меня старше. Ну и что? Я годами мечтал о ней. И до сих пор мечтаю. Ей уже за пятьдесят, а я все тоскую, и у меня сердце замирает, когда я вижу ее на экране. Я бы с удовольствием завалил ее в койку хоть сейчас. О, простите, это очень грубо! Простите.

– Еще как грубо, пошляк вы этакий! Но теперь мне ужас как хочется увидеть, где под вашей сияющей внешностью скрывается нормальный мужчина, сделанный из плоти и крови.

– Ну, насчет «нормального» я бы на вашем месте торопиться не стал, – рассмеялся Малдун.

– Сьюзен Сарандон, говорите, да? Что ж, это… занятно.

– Облачите ее в черную кожу, и на все остальное мне уже будет ровным счетом наплевать. Я в тот же миг забуду обо всех правилах и условностях.

Майк Малдун. Тот самый, который из всей команды номер шестнадцать ближе всех «морских котиков» к образу ангела, оказывается, мечтал о затянутой в черную кожу зрелой кинозвезде. Боже мой! Джоан не знала, как лучше поступить: истерически расхохотаться или пулей вылететь из ресторана.

– Ну, теперь вам остается только рассказать мне о том, что вы просто мечтаете встретить женщину с кнутом в руке.

Она думала все это выставить в виде шутки, но Майк только улыбнулся:

– Что ж, если этот кнут будете держать вы, я, разумеется, никуда не убегу.

Джоан уже не могла оставить эту тему в покое или сменить ее на более нейтральную. Она завелась:

– Но ведь Сьюзен Сарандон худенькая, разве не так? А мне почему-то показалось, что такие вам не нравятся.

– Вы ошибаетесь, у нее имеется множество соблазнительных мест. Вы возьмите в прокате хотя бы «Даремских быков» и внимательно пересмотрите их еще раз. По-моему, там она всего на несколько лет старше вас. Именно после этого фильма я окончательно влюбился в нее и понял, что хочу обладать именно этой женщиной. – С этими словами Майк протянул ей корзиночку с хлебом.

Джоан выбрала кусочек с кунжутом, и Малдун последовал ее примеру.

Господи, оказывается, он с большим удовольствием поддерживал разговоры о женщинах старше себя. Вот почему миссис Таккер ничуть не испугала его своими намеками на свидание. Джоан положила себе кусочек масла, после чего предложила его Малдуну, но он отрицательно покачал головой:

– Нет, благодарю вас.

Джоан хорошо представляла себе, по какой причине лейтенант находится здесь, но его план не должен был сработать. Даже если он собирался говорить искренне (а в этом ДаКоста не сомневалась), у нее имелась своя точка зрения на предстоящую беседу.

Что ж, хорошо. Может быть, ей стоило сейчас произнести небольшую речь на тему «люди, работающие вместе, не должны ходить на свидания друг к другу»? Поскольку ее программа «младший брат/давай останемся друзьями» оказалась несостоятельной. Хотя, возможно, она могла сработать чуть позже, если бы Джоан настойчиво говорила ему о своем желании поддерживать с ним исключительно дружеские отношения.

Джоан намазала маслом кусочек хлеба.

– А что вы скажете о Брук Брайант? Как, по-вашему, можно ее назвать «горячей штучкой»?

Малдун ответил сразу же, не колеблясь:

– Причем очень горячей. И кстати, вот вам еще один пример не слишком худенькой женщины, но при этом на удивление привлекательной.

И вдобавок не слишком молодой. Хотя он не говорил этого, Джоан уже научилась понимать лейтенанта с одного взгляда.

– Ну, в общем, она достаточно взбалмошная, – кивнула ДаКоста, полностью игнорируя его замечание и переданное глазами дополнительное сообщение. – Я ее хорошо знаю.

Но Малдун почему-то не ухватился за предложенную тему. Он просто сидел на своем месте, внимательно смотрел на спутницу и медленно жевал кусочек хлеба с кунжутом.

– А разве вам не интересно узнать о ней побольше? – Джоан решила подогреть любопытство лейтенанта.

– Что? Простите, я… Да-да, конечно, говорите.

– Это очень милая женщина, – начала Джоан. – Она очень похожа на своего отца. Больше, чем пишут об этом в газетах или рассказывают по телевизору. Она, конечно, слишком эмоциональна, но как можно винить ее в этом, если учесть, что она постоянно находится под внимательным взглядом общественности? Я бы, наверное, спятила от такого контроля.

– Да, – кивнул Малдун, – наверное. Видимо, ей приходится очень нелегко. – Он прокашлялся. – Послушайте, Джоан…

Но она не дала ему договорить:

– В связи с этим у меня будет к вам одна просьба. Я прошу вас об услуге, причем довольно значительной.

– Я здесь как раз для того, чтобы во всем помогать вам, – напомнил лейтенант. – И если то, о чем вы собираетесь попросить, в моих силах, то я, разумеется…

– Так оно и есть, – кивнула Джоан. – Меня попросили подыскать для Брук эскорт на ту самую вечеринку, которую организует адмирал в гостинице «Дел Коронадо» в субботу.

Джоан сразу же стало ясно, что Майк ожидал услышать от нее совсем другие слова. Он самым тщательным образом вытер салфеткой с пальцев хлебные крошки, после чего снова расстелил ее у себя на коленях.

– Да, разумеется, я помогу вам найти подходящего человека, – наконец проговорил Малдун.

Ну, хватит игр.

– Я думала, что это будете вы.

– Я? – Он отпил глоток воды. – Почему я?

– Потому что, я уверена, если она будет находиться рядом с вами, то никаких неприятностей не случится. Потому что я доверяю вам. Потому что…

Малдун не торопился с ответом.

– Даже не знаю, – наконец неопределенно произнес он.

– А чего же здесь не знать? Я же не устраиваю ваш с ней брак. И это даже не любовное свидание. Просто…

– А как же вы? – спросил он. – Кто будет сопровождать вас?

Она была готова к такому вопросу.

– А я не нуждаюсь в сопровождении, – решительно произнесла Джоан. – Я же не президентская дочка. Кроме того, в это время я буду работать. Мне еще придется побегать. Пожалуйста, не отказывайтесь. Вы окажете мне большую услугу…

Джоан разработала этот план еще прошлым вечером и теперь была довольна собой. Разумеется, Малдун должен был понять, что она вполне серьезно предлагала ему оставить их отношения на уровне дружеских. Вернее, «брат – сестра». Получалось, что она сейчас как бы просила: «Будь добр, сделай одолжение, сходи на свидание с моей подругой».

И самое главное, если Малдун будет официальным сопровождающим Брук на банкете, сама Джоан не сможет совершить какую-нибудь глупость, например, согласиться на медленный танец с ним в самый разгар вечеринки.

А такой танец мог быть весьма опасным для нее.

– Ну же, пожалуйста…

– Хорошо, – кивнул он. – То есть, конечно, я согласен. Ущипните меня, что ли. Брук Брайант. Bay!

Победа! Джоан раскрыла меню.

– Вы теперь… дорогой мой, стали для меня настоящим героем.

– Здорово, – неуверенно улыбнулся Малдун. – Я… я рад, что могу быть вам полезен.


Хейли уснула довольно рано.

Мэри-Лу провела с ней во дворе все утро, чтобы не разбудить Сэма. Они пробыли там до одиннадцати часов – до того времени, когда Сэму было пора отправляться на работу. Он даже не вышел к ним, чтобы, например, поздороваться или сообщить о том, что скоро уезжает.

Он появился во дворе в самый последний момент, только чтобы попрощаться с Мэри-Лу и потискать напоследок дочку. Ему нравилось осыпать ее щечки поцелуями, заставляя малютку смеяться и довольно пофыркивать, и качать ее на руках, глядя, как она счастливо улыбается.

Мэри-Лу так и хотелось сказать ему сейчас: «Ты бы хоть раз с таким же рвением поменял ей пеленки, когда она обкакается!» – но она вовремя взяла себя в руки и промолчала.

– Ну, мне пора бежать. – Вот и все слова, которые он приберег для нее. Сэм быстро передал дочку жене и умчался к своему пикапу. Мэри-Лу даже не успела рта раскрыть, чтобы спросить любимого, что приготовить для него на ужин.

Хейли не понравился такой поворот событий. Ей не хотелось, чтобы папочка – такой смешной и веселый – ушел, и малышка расплакалась. Кто теперь будет подбрасывать ее в воздух и щекотать?

После того как Сэм уехал, Мэри-Лу с Хейли перебрались в дом и рано пообедали. Пока женщина мыла посуду, девочка начала клевать носом. И это несмотря на то, что рядом с ней лежало специальное печенье для малышей, у которых, режутся зубки, и она могла заниматься им сколько угодно.

Потом наступил полдень. Хейли сладко посапывала, а Мэри-Лу, прихватив с собой приемник для контроля над ее сном, отправилась к соседу, чтобы вручить ему его почту. Ей наскучило сидеть в гостиной, о которой она всегда мечтала, и рассуждать о том, почему она до сих пор так несчастна. Так же невесело ей было в восьмилетнем возрасте, когда она жила в нищенском клоповнике вместе со своей матерью-алкоголичкой.

Почта Донни представляла собой в основном рекламные каталоги и прочие ненужные листовки и проспекты, которые Мэри-Лу только что достала из его ящика.

Миссис Старретт поднялась на крыльцо к Донни и, позвонив в дверь, чуть отошла в сторону. Это было необходимо для того, чтобы Донни увидел соседку и не подумал, будто к нему пытается ворваться орава пришельцев.

Занавеска отодвинулась, и женщина приветливо улыбнулась:

– Привет, Донни. Это я. Я принесла тебе почту. Но дверь ей никто не открыл.

Мэри-Лу позвонила еще раз. На этот раз более настойчиво.

– Донни, открой мне! Это Мэри-Лу. Я волнуюсь за тебя, родной. У меня сегодня выдалось свободное время, и если тебе что-то нужно купить из продуктов, ты скажи. Или в аптеке.

«Например, каких-нибудь таблеток от твоей шизофрении», – хотелось ей добавить.

Когда Донни принимал лекарства, он становился… нет, нормальным он не был никогда, и в этом заключалась горькая правда. Но он, по крайней мере, делался тихим и более покладистым и с ним можно было общаться.

Мэри-Лу стало ясно, что он уже давно забыл про свои лекарства.

Вчера она почему-то не подумала об этом, а только кричала, да еще обзывала его всякими обидными словами. Боже, она вела себя как последняя дура и выплеснула всю свою злость на эту несчастную измученную душу!

– Донни, прошу тебя, я горько сожалею о том, что наговорила тебе вчера. Я ведь хотела сказать совсем не то, Может быть, ты меня сейчас впустишь к себе и мы обо всем спокойно побеседуем?

Тишина. Ни единого движения. Ни единого звука. Донни даже не стал читать свои заклинания.

Скорее всего, он отправился в свой спасительный чулан. Когда-то давно из крохотной комнатки без окон он устроил себе укрытие – пародию на бомбоубежище. Там он хранил ящики консервов, спальный мешок, свои любимые комиксы, фонарь и запас батареек лет на пять.

Ну и, конечно же, свой ноутбук. Он протянул в чулан провод из спальни, чтобы иметь постоянную связь с Интернетом, – наверное, чтобы посещать чаты для таких же сумасшедших, как он сам.

А так как чулан, когда-то исполнявший роль платяного шкафа, был занят, одежда Донни валялась неопрятными кучами по всей спальне. У Донни имелось около полусотни самых разнообразных свитеров. По-видимому, именно такой подарок рекомендуется преподносить каждый год к Рождеству безумным родственникам.

Легко представляется примерно такой диалог.

«Как ты думаешь, любовь моя, о чем Донни мечтает на этот раз?»

«Кто его знает? Он же сумасшедший. Давай купим ему свитер. Сумасшедшие тоже мерзнут».

Конечно если бы у них нашлось для Донни побольше времени, они бы знали, что ему нужны книги. Он любил читать о военной истории. Особенно его интересовала тема «морских котиков». Вот почему, наверное, Донни в свое время решил впустить в свой дом Мэри-Лу. Потому что она сама была замужем за «морским котиком». Женщина не была уверена в том, правда это или вымысел, но Донни твердо верил в то, что кто-то из его семьи тоже был в юности «морским котиком».

Кроме того, Донни любил музыку. Старые мелодии. Вроде «Битлз».

Но и это еще не все. Он был настоящим гением, когда ему доводилось играть на фондовой бирже. Мэри-Лу в этом вообще не разбиралась, а псих Донни, похоже, знал толк. Как-то раз он рассказал ей о том, что за неделю заработал чуть ли не миллион долларов, но она сочла это безумными фантазиями несчастной отчаянной души. Но уже через пару дней, в очередной раз доставая почту из его ящика, она обратила внимание на присланные из банка документы, в частности на счет, где оказалось больше полумиллиона долларов.

Тогда она предупредила его, что такие бумаги нужно держать где-нибудь подальше от посторонних глаз. Ну, чтобы их не нашли пришельцы или кто-нибудь из уборщиц, которые заглядывали к нему раз в месяц и наводили в доме порядок.

Мэри-Лу не понимала, что можно придумать в качестве подарка для человека, который так ловко играет на фондовой бирже. Ну разве что преподнести ему шляпу с вышитой на ней надписью: «Я богаче, чем сам Бог».

А если говорить серьезно, то для Донни, конечно, рулон толстой алюминиевой фольги имел куда большую ценность, чем очередной дурацкий свитер. Тем более что, несмотря на огромное количество одежды, Донни упорно надевал только две любимые рубашки и две пары брюк, меняя их через день.

Раз в неделю к нему с визитом приезжали бабушка и дедушка. При этом бабуле каким-то образом удавалось убедить внука сменить наряд. Правда, уже через три минуты после отбытия родственников Донни вновь облачался в свою традиционную одежду, все ту же рубашку (одну из двух) и брюки (одну пару из двух).

Дедушка и бабушка у Донни были совсем старенькими, каждому по миллиону лет, и Мэри-Лу это сильно тревожило. Что будет с ее соседом, когда их не станет?

Она снова принялась колотить в дверь:

– Донни! Пожалуйста, открой! Это же я, Мэри-Лу! Мне только нужно убедиться, что с тобой все в порядке.

Тишина.

Ну, если Донни решил не отвечать соседке, то ломиться в закрытую дверь уже не имело никакого смысла.

– Вот проклятие! – рассердилась Мэри-Лу, а когда повернулась, то увидела на ступеньках крыльца Ибрагима Рахмана, садовника. От неожиданности женщина взмахнула руками, и несколько листовок и конвертов из почты Донни выпорхнули из общей стопки и полетели на землю.

– Ой! Вы меня до смерти перепугали!

– Простите. – Он помог ей собрать разлетевшиеся проспекты. – Я работал у Бентонов и услышал ваш голос…

Мэри-Лу увидела его желтый пикап, припаркованный на улице через три дома от особняка Робинсонов. Вот, оказывается, как фамилия этих соседей. Бентон. Мэри-Лу не знала их в лицо.

Впрочем, она почти не общалась с соседями, а некоторых и не видела никогда.

– С вашим приятелем все в порядке? – озабоченно спросил садовник, передавая Мэри-Лу конверты и каталоги. В глазах его светилось самое настоящее беспокойство.

– Боюсь, что нет, – покачала головой встревоженная женщина. – Он не хочет открывать мне дверь. Он не совсем здоровый человек… В общем, сумасшедший. – Она тут же понизила голос, боясь, что Донни может подслушать ее. – Понимаете, даже когда у него все в порядке…

– А вы вообще уверены в том, что он сейчас дома? – нахмурился Ибрагим, вглядываясь в окна особняка. Араб был достаточно высоким мужчиной. Не таким, конечно, как Сэм, но все же Мэри-Лу приходилось задирать голову, обращаясь к нему.

– Конечно. Особенно если учесть, что он оттуда вообще никогда не выходит. Кроме того, я видела, как он высовывал голову из-за занавески.

– Может быть, стоит позвонить кому-нибудь, как вы считаете? У него есть близкие? – На арабе была такая странная одежда, которая подошла бы, наверное, Иисусу Христу, если бы он решил сегодня спуститься на землю. Широкие штаны из какого-то легкого, почти невесомого на вид материала, потертая старенькая футболка. И разумеется, неизменные кожаные сандалии.

– Да, его дед с бабкой живут тут неподалеку. Надо попробовать найти их номер, хотя я не знаю их фамилию.

– Можно обратиться в полицию, – посоветовал Ибрагим.

Мэри-Лу только рассмеялась:

– Нет, это не выход. Меньше всего мне хочется доставлять Донни такие неприятности. Да он никому ничего плохого и не сделал, верно ведь?

– Только, может быть, самому себе, – заметил садовник.

Мэри-Лу в изнеможении присела на ступеньки крыльца.

– Кто может это решать, плохо он себе делает или хорошо? Он видит мир совсем по-другому. Не так, как полиция, врачи в психушке или мы с вами. У него в доме есть и еда, и вода, так что он может долго не выходить на улицу, если ему не хочется. Да и кто мы такие, чтобы что-то решать за него? Может быть, ему будет лучше, если он проведет остаток жизни в этом доме с зашторенными окнами. Может, именно этого ему и хочется.

– Позвольте? – попросил Ибрагим разрешения присесть рядом с Мэри-Лу, как будто она имела какое-то эксклюзивное право на ступеньки соседского крыльца.

– Вам не нужно спрашивать для этого мое разрешение. У нас свободная страна.

Он присел.

– Для кого-то свободная, для кого-то не очень. Но я привык не полагаться на собственные чувства. Лучше спрашивать.

Мэри-Лу внимательно посмотрела на его слишком уж «неамериканское» лицо. Темная кожа. Широкие черные, как две нарисованные полосы, брови. Темная борода, И полные губы, почти всегда улыбающиеся.

И еще, конечно, карие глаза. Теплый взгляд, полный заботы, доброты, мудрости и терпения.

Но большинство окружающих не могли заметить его улыбку и глаза, если только не присматривались к нему пристально. Ну а если эти люди походили на Мэри-Лу, они, скорее всего, предпочли бы держать этого типа на безопасном расстоянии. По цвету его кожи, да и вообще по внешнему виду они приняли бы его за чересчур опасную личность.

Мэри-Лу вспомнила, как она волновалась за собственную безопасность, как названивала сестре и сообщала ей о своих опасениях, когда этот человек только начинал работать у Робинсонов. Ей стало стыдно за такое малодушие.

– Простите, – тихо сказала она, хотя понимала, что эти слова вряд ли помогут Ибрагиму забыть все те обиды, которые ему наверняка пришлось испытать после событий одиннадцатого сентября.

– Все в порядке, – ответил он. – У меня есть футболка, на которой написано: «Я тоже американец». В последнее время она иногда меня выручает.

– Жизнь порой бывает отвратительной.

– Не совсем так, – отозвался садовник. – Отвратительной – нет. Тяжелой, да.

Несколько секунд они молча сидели на ступеньках.

– Я бы сейчас с удовольствием выпила, – призналась Мэри-Лу.

– Я вас понимаю, – тихонько произнес Ибрагим. Она не сомневалась. Он действительно понимал ее.


– И самое главное, – подытожил Малдун, вглядываясь в Джоан через столик, – нам кажется, что сейчас для президента будет не совсем безопасно посетить нашу базу. По крайней мере, в том случае, если при этом будет проходить широкая демонстрация возможностей наших войск для всех желающих. Мы не сможем полностью контролировать ситуацию.

Джоан нервно застучала пальцами по чашечке кофе:

– Вы хотите сказать, что лейтенант-коммандер Паолетти готов отказаться от президентских наград для команды номер шестнадцать?

– Совершенно верно, – спокойно ответил Майк. – И если вопрос стоит так: либо показные выступления с пони и собачками, либо отказ президента от этого визита, – Паолетти, несомненно, выберет второй вариант. Поскольку безопасность президента и, кстати, народа ему важней собственной карьеры. К тому же остается другая возможность. Мы сами можем отправиться в Вашингтон и там показать президенту все, на что способны, а также получить его награды. Это можно сделать и у Белого Дома или, что еще лучше, там, где это удобней службе безопасности. Так сказать, на их территории.

Джоан выглянула в окно ресторана, за которым сверкало море и где куда-то вдаль манил горизонт. Она могла понять Малдуна, обожавшего океанские просторы, хотя отсюда был виден и кусочек городского пейзажа. Женщина некоторое время молчала, лейтенант смотрел на нее и терпеливо ждал.

Потом официант подал десерт – на одной тарелке, но с двумя вилками, как будто любовникам на свидании. Или, может быть, хорошим друзьям, давно знающим друг друга. Ведь Джоан как вчера вечером, так и сегодня днем ясно дала понять, что их отношения дальше дружеских не разовьются ни при каких обстоятельствах.

Она попросила его сопровождать Брук Брайант на торжественном вечере-приеме, и это само по себе казалось дикостью. Конечно, не то, что он должен был сопровождать Брук. А то, что Джоан пришлось уговаривать его.

Что же с ним происходит? Почему он не обрадовался этому, как только услышал о ее необычной просьбе?

Ну, конечно, одно дело – фантазировать о Брук, когда она находится от тебя за три тысячи миль, и совеем другое – исполнять роль ее кавалера в течение целого номера!

Правда, он, может быть, совсем не ту хотел бы обхаживать на этой вечеринке…

К этому времени Джоан уже должна была догадаться, что он вовсе не считает ее для себя старой. В конце концов, она намного моложе Брук Брайант, раз уж на то пошло.

Нет, дело не в этом. Проблема, видимо, заключалась в том, что это он для нее оказался слишком уж молоденьким.

Итак, ему предстоит сопровождать Брук на какой-то (чтоб ее!) вечеринке, выглядеть на отлично, постоянно поддерживать светские разговоры ни о чем и так далее…

Все это было ему крайне неприятно.

Боже, спаси!

Итак, он проиграл эту битву Джоан еще в самом начале дня. И теперь, судя по выражению ее лица, ему предстояло потерпеть еще одно поражение.

Он вынужден был отдать ей должное. ДаКоста дала ему возможность выговориться, внимательно слушала его и не перебивала. Малдуну удалось подробно объяснить ей, почему президенту Брайанту было бы нежелательно приезжать на базу в Коронадо именно сейчас.

– Ну, я, конечно, расскажу президенту обо всех ваших опасениях, – наконец произнесла она, отвернувшись от окна. – Но я почти уверена в том, какой получу ответ: «Где же, как не на территории военно-морской базы США, я смогу чувствовать себя в безопасности?»

– Проблема не в базе, – пояснил Малдун. – А в том, что демонстрация будет проходить при большом стечении народа. Существуют известные террористические группировки в…

– Сан-Диего, – закончила за него ДаКоста. – Да, но они есть и во всех других крупных городах страны. Но дело в том, что уже пора начинать предвыборную кампанию, и вряд ли Брайант будет сейчас сидеть в подвале Белого Дома и трястись от страха.

– Но он президент, – возразил Малдун, – и он обязан остаться в живых.

– Если помните, его политикой стал лозунг: «Не позволяйте террористам победить», – тут же парировала Джоан. – Продолжайте жить своей обычной жизнью. Будьте бдительны, но продолжайте летать самолетами, отправляйтесь в отпуска, ходите на концерты и на футбол. Живите на своем любимом девяносто восьмом этаже. И при этом не позволяйте страху завладеть собой».

Малдун кивнул:

– Между прочим, в настоящее время в городе находится антитеррористическая группа ФБР, поскольку остается угроза нападения на коммерческие аэропорты.

– Что ж, в этом есть и свой плюс, – подхватила Джоан, – ведь на территории базы не расположено ни одного коммерческого аэропорта.

– Лейтенант-коммандер Паолетти, конечно, не говорил открыто, но все поняли, что по поводу предстоящего визита у него имеются нехорошие предчувствия с того самого момента, как он узнал о нем от адмирала Кроули.

– И с этим мы справимся. Представьте себе, что я обратилась бы к Брайанту с такими словами: «Извините, но ваш визит в Коронадо придется отложить, потому что у лейтенанта-коммандера Паолетти на этот счет имеются нехорошие предчувствия», – рассмеялась Джоан.

Но Малдун не разделял ее веселья.

– Это именно тот человек, интуиции которого вы должны доверять, – совершенно серьезно предупредил он и еще раз посоветовал. – Поговорите со своим начальством.

– Обязательно. Правда, мне не стоит рассчитывать на какую-то непредвиденную реакцию. – Она подалась вперед, и на секунду Майку показалось, что еще мгновение – и она возьмет его за руку. Однако удача так ему и не улыбнулась. Господи, эта женщина нравилась ему все больше с каждой минутой. Но это же нечестно по отношению к бедному лейтенанту!

И в это же время в том же зале находилась и миссис Таккер, которая, по мнению Джоан, в любой момент могла бы сделать непристойное предложение Майклу, если бы ей представился хоть малейший шанс. Ну разве это не смешно?

– А теперь моя очередь перевести разговор в серьезное русло, – заметила Джоан. – Я по-прежнему хочу…

– Посмотреть на команду номер шестнадцать в действии. Побывать на тренировках. – На этот раз Майк сам закончил за нее фразу. – Я знаю. О'кей.

– О'кей? Только и всего? О'кей? – Она специально повторила его же слова, произнесенные чуть ранее, и при этом старалась смотреть на него такими же широко раскрытыми от удивления глазами.

– Забавно. Я специально назначил сегодня днем проведение имитации тренировок. Отличный денек, чтобы покататься на лодках. Поэтому ровно в шестнадцать часов к нам присоединятся добровольцы. Среди них будет присутствовать и Дженк, который, кстати, на недавнем брифинге признался в полной преданности вашей особе…

– Дженк? – переспросила она, и в ее глазах вспыхнули смешливые искорки, – Этот херувимчик с веснушками? Ну почему всегда получается, что ко мне тянутся дети?

Марк Дженкинс вообще-то был постарше Малдуна, но Майк решил не акцентировать внимание на таких тонкостях.

– Космо также выступил добровольцем, – заметил он.

– А, тот самый, что беззвучно ломает хребты, да? Что ж, это… чудесно.

– Он отличный парень.

– Придется поверить вам на слово. Он не слишком разговорчив, как я заметила.

– Ну, если вы закончили обижать моего друга…

– Я никого не обижала. Просто я обратила внимание, что он все время молчит. И еще у него очаровательные солнцезащитные очки. Пожалуй, это все, что мне о нем известно. Больше у меня нет никаких замечаний.

Малдун рассмеялся.

– Ну, если с замечаниями относительно Космо покончено…

– Я покончила со всем тем, о чем мне разрешено говорить вслух, иначе меня обвинят в назойливости или попытках узнать больше, чем положено. – Она улыбнулась, и Майк в ту же секунду забыл, что хотел сказать.

Что она имела в виду, сказав это? Что Космо показался ей привлекательным? Космо?!

Малдун вернулся к главной теме.

– Значит, так. Все начинается в шестнадцать часов. Семь человек выступили добровольцами с тем, чтобы продемонстрировать вам поисковую технику. Именно вам. И еще прыжки вниз. Это вас устроит?

– Я что же, должна при этом испытывать некое чувство вины, да? – насторожилась Джоан.

– Нет. Просто я подумал, что вы оцените мои старания более эмоционально.

– Так оно и есть. Хотя я, наверное, предпочла бы находиться от Космо на почтительном расстоянии. А что это за прыжки вниз?

– Техника внедрения, – коротко пояснил Майк. Значит, Джоан предпочитает не приближаться к Космо. Малдун перестал даже пытаться понять эту женщину. – Мы будем прыгать в воду с вертолета. Ну, тут есть правильная техника и неправильная. Надеюсь, сегодня мы продемонстрируем вам только правильную. И еще покажем, как извлекают людей из воды. Это делают при помощи большой резиновой петли. Их буквально выуживают из моря и забрасывают в надувную лодку. Надежный способ, был разработан еще во время Второй мировой войны.

– И все это вы будете мне только лишь демонстрировать, – подчеркнула Джоан. – Значит, на мою долю остается только наблюдать за вами, верно? Никто не станет выталкивать меня из вертолета, если я все правильно поняла? И в воде я не окажусь?

– Лучше не надевайте высокие каблуки, – посоветовал Малдун, – и тогда шансы не оказаться в воде значительно возрастут. – Он улыбнулся. – На всякий случай на вас наденут спасательный жилет еще до того, как мы отчалим от берега.

Джоан внимательно посмотрела на лейтенанта:

– Майкл!

– На всякий случай, – многозначительно повторил он и сделал жест официанту принести счет.


– Что ты здесь делаешь? – Донни захлопнул крышку своего ноутбука и забился в угол, подальше от Винса.

– Соседи беспокоятся, что ты не открываешь дверь на звонок. Поэтому я приехал.

В чулане у Донни пахло как в спортивной раздевалке, но Винс успел закрыть за собой дверь, чтобы хоть немного успокоить своего внука. Тот вытаращил глаза так, что были видны белки.

Винс присел на пол чулана. Всю внутреннюю поверхность своего убежища Донни самым тщательным образом выложил алюминиевой фольгой.

– Нам позвонила твоя знакомая. Ну, та самая, с южным акцентом.

– Ты запер за собой входную дверь? – заволновался Донни.

– Ты сам знаешь, что да, – спокойно ответил Винс. Сегодня его внук надел на голову свою любимую шляпу, обмотанную алюминиевой фольгой. Учитывая этот факт, а также то, что Донни переселился в чулан и все время ритмично раскачивался взад-вперед, было ясно, что он не принимал свои таблетки по крайней мере несколько недель.

– Знаешь, Дон, надо обязательно перенести сюда несколько подушек. Когда тебе стукнет семьдесят, начинаешь чувствовать, что попа уже не такая мягкая, и сидеть в шкафу прямо на полу становится тяжело. Можно заработать синяки.

– Только не разрешай бабуле открывать окна, – пробурчал Донни, раскачиваясь все сильней.

– Конечно, сынок, только ее здесь нет. У нее сегодня собрание. – Винс ответил на звонок девушки с южным акцентом по своему мобильному телефону как раз после того, как подвез Чарли до церкви. – Вот почему я долго у тебя задерживаться не стану. Я просто хотел заехать и убедиться, что у тебя все в порядке.

– У меня все в порядке.

Ну, конечно, если носить на голове шляпу, обмотанную алюминиевой фольгой, и жить в чулане считается нормальным, то Донни был абсолютно здоровым человеком.

– В прошлый раз, когда мы с бабушкой приезжали к тебе, ты говорил, что регулярно принимаешь таблетки, – как можно мягче сказал Винс. – Ну а теперь послушай меня, Донни. Я никогда тебя не осуждал и никогда не говорил тебе, как ты должен жить и что делать. Я приезжал к тебе всякий раз, когда был тебе нужен. Так почему теперь ты говоришь мне неправду, разве я это заслужил?

На глазах у Дона заблестели слезы:

– Я не могу говорить, чтобы они не услышали и ничего не узнали, – прошептал он. – Ш-ш-ш! Они добрались до моих таблеток и превратили их в свои таблетки. Но я узнал про это и… Только не думай сейчас об этом. Не думай об этом, а то опять все узнают. Только не думай об этом…

Несмотря на алюминиевую шляпу, Винс заметил, что у Донни начали выпадать волосы. Ему скоро должно было исполниться сорок; он набрал лишний вес и смотрелся как весьма упитанный мужчина.

Винс хорошо помнил внука, когда тому было пять лет. Десять. Скромный мальчонка с огромными беспокойными карими глазами. Он смеялся только тогда, когда взрослые изо всех сил старались его развеселить. В четырнадцать лет он сосредоточил все свои силы на том, чтобы получать в школе только отличные оценки. Он не выходил из своей комнаты и постоянно занимался, как будто его приковали цепью к письменному столу. Все знакомые завидовали Тони и Шерил и постоянно говорили о том, как им повезло иметь такого умного сына. Правда, когда Донни исполнилось шестнадцать, все вокруг уже понимали, что с ним что-то не в порядке. А в семнадцать он перестал выходить из дома.

Поначалу лекарства хорошо помогали ему справляться с недугом, и Донни успешно посещал колледж. Но, вместо того чтобы выздороветь и стать крепким парнем, он вдруг скис, не выдержав стрессов, неизбежных при обучении в колледже. День ото дня ему становилось хуже, и Донни снова уединился в своей комнате.

Это событие положило конец и без того шаткому браку Тони и Шерил. Младший сын Винса и его жена годами старались сохранить семью, но болезнь Донни стала той самой соломинкой, которая сломала хребет верблюду.

Шерил вместе с Донни переехала в Калифорнию, где и умерла от рака, разбив сердце всем своим родным, и в первую очередь Тони.

После похорон Чарли и Винс хотели, чтобы Донни остался жить вместе с ними, но внук отказался. Позднее он удивил всех тем, что, оказывается, годами сколачивал себе состояние, играя на фондовой бирже через Интернет. У него оказалось достаточно денег, чтобы жить в небольшом коттедже до конца своих дней.

– Не думай об этом, – продолжал повторять Донни. Нужно было срочно менять тему разговора, и Винс произнес:

– Джоан – твоя сестра – приехала к нам в город. Донни на секунду перестал раскачиваться и насторожился.

– Да, она мне писала по электронной почте, что на несколько недель остановится в Сан-Диего.

Из-под алюминиевой шляпы на Винса смотрели совершенно нормальные глаза. Такие моменты переносить было трудней всего.

– Она работает на президента, – продолжал Дон. – Она мне говорила, что его служба безопасности каким-то образом не допускает пришельцев до Белого Дома. Нужно будет расспросить ее об этом поподробней.

Донни мог оставаться нормальным всего на секунду.

Винс тревожно посмотрел на часы. Ему нужно было скоро уезжать, чтобы успеть забрать Чарли из церкви, где проходило собрание.

– А мне Джоан рассказывала, что у них есть специальные таблетки, которые они принимают и тем самым отпугивают от себя всех пришельцев. – Слава богу, Чарли не было здесь. Она не поощряла инициативу Винса обманывать внука, играя на его болезни. – Может, мне стоит позвонить ей и попросить, чтобы она привезла тебе такие же таблетки?

Донни чуть покачнулся, что можно было посчитать за кивок головой и определенное «да».

– Она будет здесь завтра утром, – сообщил дед внуку. – Но если она будет слишком занята, то я сам к ней подъеду за этими таблетками и привезу их сюда. Как ты на это смотришь?

Донни качнулся еще раз.

– Вот и хорошо. – Винс поднялся на ноги.

Донни не любил, когда к нему прикасались, поэтому Винс только шутливо отсалютовал внуку:

– Увидимся завтра, сынок.

– Ты сказал, что, может быть, Джоан сама сможет зайти ко мне.

– Хорошо. Значит, завтра к тебе приедет Джоан.

Винс вышел из дома Донни и аккуратно запер за собой дверь. Добравшись до машины, он тут же достал мобильный телефон и, соединившись с лечащим врачом Донни, сообщил ему о новом «рецепте».

Правда, он знал по собственному опыту, что до Джоан дозвониться ему будет не так-то просто.

Глава девятая

Джоан ДаКоста оказалась отличной женщиной.

Сэм почему-то всегда считал, что Малдуну нравились мрачные и жестокие женщины, больше напоминающие нацисток с кнутами в руках. Однако Джоан не подпадала под эту категорию. Почти все время, пока они плыли на лодках, она смеялась и шутила. Джоан ничего не имела против соленых морских брызг и завязала волосы в «хвост» только для того, чтобы они не попадали ей в рот. Пару раз Сэм замечал, как она подставляет лицо ветру, чтобы набрать в легкие побольше свежего воздуха.

Он не мог бы назвать ее привлекательной, во всяком случае по своим стандартам. У Джоан были слишком пухлые щеки, очень большой рот и выдающийся подбородок. И еще тот нос. Сэм просто не мог понять, что именно у нее не так с носом, но у него сложилось странное впечатление, будто этот нос принадлежал когда-то совершенно другому человеку. Так или иначе, он никак не вписывался в ее внешность.

И все же, когда Джоан улыбалась, она становилась даже красивой. Сэму все это показалось более чем странным, но уже через пару минут после встречи он мог понять Малдуна, который сразу же запал на эту женщину и теперь добивался ее расположения.

Правда, на это Малдун вряд ли был способен. Вряд ли он сумел бы проявить такую настойчивость, чтобы она это поняла. Он не проявлял никакой активности, а только время от времени бросал на Джоан тоскливые взгляды, вероятно надеясь на то, что она это заметит и оценит.

И, слава Всевышнему, она все-таки обратила на него внимание. Джоан оставалась хладнокровной к его страданиям, смеялась, шутила со всеми бойцами, беззлобно поддразнивая их и никого конкретно не выделяя. Но ее внутренний женский «радар» при этом работал безотказно, и какая-то часть Джоан постоянно вела наблюдение именно за Малдуном.

Когда они вернулись на берег, она поблагодарила всех «морских котиков» за великолепное зрелище. При этом она назвала их по именам и с каждым обменялась рукопожатием на прощание.

– Большое спасибо за то, что вы нашли для меня столько времени, лейтенант Старретт, – заметила она, когда очередь дошла до Сэма. – Мне кажется, что из-за меня вы сегодня опоздали к ужину.

Ей было невдомек, что Сэм использовал любую возможность оставаться на базе, только чтобы не идти домой.

– Ерунда, – спокойно произнес он. Как и ожидал Сэм, рукопожатие у нее оказалось на удивление крепким. – У нас в семье на такие мелочи никто не обращает внимания.

Мэри-Лу, как правило, ужинала рано, вместе с Хейли. Для Сэма она оставляла тарелку с едой, которую разогревала в микроволновке, когда тот приходил домой.

Тогда она садилась напротив него за стол и молча наблюдала, пока он ест. Ему казалось диким делать это под присмотром собственной жены. Иногда он пытался завести с ней какую-нибудь беседу, но всякий раз убеждался в том, насколько они несовместимы. От этого бедняге становилось еще хуже, поэтому он предпочитал молчать и как можно быстрей заканчивал странный ужин.

По той же причине Сэм старался приехать домой за несколько минут до того, как Мэри-Лу отправлялась на собрание анонимных алкоголиков, и сам разогревал еду.

Правда, при этом ему приходилось питаться стоя и заодно следить за дочкой, бегающей по всему дому. Сэм возненавидел огромный манеж, который приобрела Мэри-Лу и разместила посреди гостиной. Но если Хейли становилась совершенно неуправляемой, Сэм сажал ее в этот манеж, забирался в него сам, садился по-турецки и ужинал. Единственной сложностью было держать тарелку подальше от ловких и быстрых пальчиков дочери.

После ужина Сэм подогревал для Хейли в микроволновке бутылочку с молоком и усаживался с дочуркой перед телевизором. Он смотрел хоккей или бейсбол до тех пор, пока Хейли – милый теплый живой комочек – не засыпала на его груди.

В последнее время Сэму приходилось задерживаться на базе допоздна, и Мэри-Лу забирала дочку с собой на собрания. В эти дни Сэм возвращался в пустой дом, где ему уже не приходилось исполнять никаких обязанностей. Не по такой ли жизни он теперь так тосковал?

– Ну, в любом случае, я оценила тот факт, что вы провели со мной так много времени, – с улыбкой ответила Джоан Сэму.

Солнце опускалось, и наступало самое романтичное время на берегу моря. Малдун стоял возле Джоан, готовый в любой момент проводить ее на стоянку.

– Когда вам должны позвонить? – услышал Сэм, как Майк обратился к ДаКосте.

– В десять часов по восточному времени, а это значит… помогите мне сосчитать. Видите ли, мои и без того скудные математические способности полностью испарились после такого зрелища, которое вы мне сегодня предоставили. Только подумать! Вы так ловко выуживали из воды ребят при помощи резинового лассо, да еще на такой головокружительной скорости! Мне почему-то казалось, что кому-нибудь вы непременно ненароком сломаете шею!

– Все предусмотрено, никакие переломы нам не грозят, – успокоил ее Малдун.

– Но разве нельзя все сделать по-человечески? Остановили бы лодку, и ребята спокойно бы сами забрались в ваши лодки. Конечно, это было бы не так эффектно, и все же…

– Остановить лодку означало бы подвергнуть себя дополнительной опасности.

– Почему? – удивилась Джоан, наблюдая затем, как Сэм заканчивает вынимать из лодки снаряжение.

– Причин много, и самая главная в том, что таким образом мы подвергли бы опасности жизни людей. При условии, что противник ведет стрельбу.

– Ах вон оно что! – воскликнула Джоан. – Типичное мышление военных, если сравнить с гражданским населением. Я, например, даже не подумала о том, что у меня есть какие-то враги, которые к тому же могут еще и стрелять в меня. Я живу совсем в другом мире. Я просыпаюсь и иду на работу. На обратном пути иногда посещаю магазины. Но при этом в меня никто никогда не стреляет. А у вас происходит все иначе. Вы идете на работу, а в вас стреляют.

– Дело в том, что большей частью в нас тоже никто не стреляет, потому что о нашем присутствии враг даже не подозревает, – пояснил Малдун. – Мы, как правило, тайно проникаем на место операции и так же, как невидимки, исчезаем оттуда. Сегодня вы видели технику экстракции, которая позволяет очень быстро удалить бойцов из зоны действий. Если противнику все же удается обнаружить нас, мы предпочитаем действовать стремительно. Кажется, я уже говорил вам о том, что впервые этот метод применялся во время Второй мировой войны.

Ну уж нет, мистер лектор. Это вы приберегите для другой аудитории. Лучше спросите что-нибудь о ней самой. Или признайтесь наконец в своих чувствах. Пусть эта беседа на закате запомнится ей надолго.

Но Малдун оказался полным идиотом.

– Понимаете, боевые пловцы – водолазы-разведчики и водолазы-подрывники – плыли к острову, захваченному противником, чтобы выяснить, какие подводные баррикады тот успел выстроить, – как ни в чем не бывало продолжал Майк. – Они собирали информацию о приливах и отливах, коралловых рифах и так далее. Одним словом, нужно было знать все то, что необходимо для полномасштабного захвата острова, так? После этого водолазы добирались до того места, где их должны были забрать. При этом нельзя было подвергать опасности суда, чтобы враг не обстрелял их, да и вообще, чтобы он даже не догадался о такой подводной разведке.

– Правда? А мне почему-то показалось, что вам просто захотелось порисоваться передо мной.

Малдун рассмеялся.

– Нет. Хотя в чем-то вы, как всегда, оказались правы. Джоан тоже весело расхохоталась.

– Вот видите! И у вас это здорово получилось. Вам удалось произвести на меня неизгладимое впечатление.

– Но теперь у нас не остается времени, чтобы успеть вместе поужинать, – услышал Сэм слова Малдуна, обращенные к Джоан. – Вам ведь нужно попасть в гостиницу вовремя, к тому важному звонку, да?

Сэм только и мог, что закатить глаза. Удивительный человек! Он, кажется, вообще не умеет ухаживать за женщинами. Ты же сам ей подсказываешь, как можно улизнуть от ужина. Ну, Майк, ты непроходимый тупица!

– Дело в том, что у меня еще и обед как следует не переварился. Я думаю просто заказать себе салат прямо в номер, а тем временем посмотреть новости Си-Эн-Эн.

Что ж, это уже что-то. Теперь остается навязать свою кандидатуру. Можно я присоединюсь к вам? Вы не станете возражать? Ну, давай, Майк, действуй! Похоже, ты ей понравился, и сейчас она расположена весьма дружелюбно… Ну говори же, это не так трудно произнести.

– В моем офисе постоянно включен канал новостей, – продолжала Джоан, когда они втроем направились к стоянке. – Когда я уезжаю из Вашингтона, я чувствую, что меня выдернули из моего обычного ритма. Ну, хотя бы потому, что в реальной жизни никто, конечно, не смотрит новости постоянно.

Сэм не совсем расслышал, что ответил на это Майк, но Джоан отреагировала на его реплику следующим образом:

– Я обедаю с лейтенантом-коммандером Паолетти и его невестой.

По-видимому, болван Малдун не стал настаивать на встрече сегодня вечером и решил перенести свидание на завтра.

– Она не останется в городе надолго, кретин, – пробормотал Сэм себе под нос. – Поторапливайся, пока не поздно. Будь более решительным.

– Разговариваете с… вашим невидимым другом?

– Вот дерьмо! – Сэм резко повернулся и увидел рядом с собой Непредсказуемого Кармоди. – Ты еще откуда возник здесь?

– Я подобен ветру, – ровным голосом пояснил тот. – И передвигаюсь бесшумно как по воде, так и по суше.

– К черту твой ветер! Может, по кружечке пива, старшина? – предложил Сэм.

– Ну, если учитывать, что Саванна отправилась в Нью-Йорк, то не откажусь. – Непредсказуемый зашагал рядом со Старреттом. – Итак, вы уже начали разговаривать сами с собой, как я вижу?

– Я обращался к Малдуну. Я не разговаривал сам с собой. – Правда, если бы Сэм мысленно вернулся сейчас на несколько лет назад, он не стал бы отрицать, что ему нередко приходилось разговаривать с самим собой, причем достаточно откровенно. И это продолжалось до тех пор, пока он не убедил свою глупую половину не совершать одних и тех же ошибок.

Кстати, говоря об ошибках, как он собирается поступить с Мэри-Лу?


Наконец в половине девятого вечера Сэм решил позвонить домой.

Мэри-Лу выждала ровно два гудка, после чего сняла трубку. Эта привычка осталась у нее еще с тех времен, когда она была подростком. Мэри-Лу никому не хотела признаваться, что очень ждет звонка. Пусть те, кто хочет поговорить с ней, думают, будто ей сейчас все равно, будто она не сидела у аппарата и не ждала, когда же тот наконец зазвонит. Что, как правило, оказывалось правдой. Как, например, сейчас. Впрочем, с тех пор, как она вышла замуж, так происходило всегда.

– Алло?

Несколько секунд в трубке молчали, потом Сэм заговорил:

– А я подумал, что сейчас придется общаться с автоответчиком. Я не ожидал, что ты… Разве у тебя сегодня нет собрания? Это я, – добавил он напоследок, как будто ей мог звонить кто-то другой.

– Нет, я просто… сегодня не поехала туда. – Мэри-Лу грустно взглянула на стол. Сегодня она достала из шкафа льняную скатерть, ту самую, что им подарила на свадьбу сестра Сэма Элэйн, которая жила возле Бостона, и даже зажгла свечу. Отбивные, которые она наконец-то выбрала для этого «особенного вечера», до сих пор мариновались в специальном итальянском соусе. Этому ее научила Джанин еще до того, как связалась с вегетарианцем Клайдом и переехала жить во Флориду, Господи, как же Мэри-Лу соскучилась по сестре!

– У тебя все в порядке?

– Да, – ответила она. Хейли наблюдала за мамой с детских качелей, грызя пластмассовую игрушку. Мэри-Лу пришлось собраться с силами, чтобы заставить себя улыбнуться. – Ты еще там, на базе?

И снова молчание. Видимо, в эти секунды Сэм размышлял о том, стоит ли говорить ей правду или нет:

– Видишь ли, я… ну, в общем, мы с Кеном зашли в «Божью Коровку».

Он решил не обманывать жену. Хотя бы частично. Оставался один вопрос: кто там еще находится в баре рядом с ним?

– Мы помогали Малдуну производить впечатление на ту даму из Белого Дома, – продолжал Сэм, – и маневры затянулись до самого вечера. Я подумал, что ты все равно отправишься на свое собрание. Ну а так как, может, ты знаешь, Саванны сейчас в городе нет…

Нет, Мэри-Лу, разумеется, не знала, что Саванна, жена старшины Кармоди, куда-то уехала из города. Жены «морских котиков» звонили ей только в самых крайних случаях, когда где-нибудь происходило несчастье. Например, когда в Пакистане разбился вертолет. Мэри-Лу тогда без конца торчала у телевизора и смотрела новости Си-Эн-Эн, пытаясь выяснить, кто же находился на борту злосчастной машины. Потом ей позвонила Мэг Нильсон и сообщила, что только что с ней связался ее муж и сказал, что команда номер шестнадцать вообще не в Пакистане, а в совершенно другом месте и в момент крушения вертолета никого из их ребят на его борту не было.

Значит, в тот раз погибли мужья совсем других женщин.

– Я только хотел предупредить тебя, что со мной все в порядке и мы с Кеном успели поужинать, так что за меня не волнуйся, – продолжал Сэм. – И не жди меня допоздна, ложись спать. Хорошо?

– Хорошо, – с трудом выдавила Мэри-Лу. Значит, ее муж решил провести вечер в «Божьей Коровке», в той самой дешевой забегаловке, где они когда-то познакомились. По тому, как Сэм растягивал слова, она сразу поняла, что он успел пропустить кружечку-другую пивка.

Господи, сейчас она, наверное, отдала бы все на свете за возможность выпить пива.

– Сэм, я вот о чем подумала, – начала Мэри-Лу. – Ты говорил, что у тебя в Сарасоте живут какие-то родственники. Ну, там, куда переехала Джанин с Клайдом, да?

– Да, – подтвердил Сэм. – Есть кто-то из двоюродных братьев.

– Я подумала, что, может быть, нам стоит немного отдохнуть и съездить туда? Я бы навестила Джанин, а ты бы повидался со своими братьями, а?

Сэм молчал.

– Ты меня слышишь?

– Да, конечно, только я… Вряд ли смогу сейчас взять отпуск. К тому же, скорее всего, ты не придешь в восторг от моих родственников. Но если тебе хочется побыть немного с Джанин, то, конечно, поезжай.

Да, против этого он возражать, разумеется, не стал. Мэри-Лу и Хейли отправятся путешествовать, а Алисса Локке пока остается в городе.

– Ну, я даже не знаю, – неопределенно сказала она.

– А ты не торопись, хорошенько подумай, – предложил Сэм. – Ну, увидимся позже. – И он повесил трубку.

Он придет домой очень поздно, и от него будет пахнуть мятными леденцами, которые продают в маленьких железных коробочках. Как будто она из-за этого не почувствует запах пива! Как будто это не напомнит ей о том, что ее муж весь вечер провел в том месте, куда она не имеет права даже ногой ступить, потому что рискует нарушить свой трезвый образ жизни.

Не жди меня допоздна, ложись спать.

Легко сказать! Мэри-Лу знала, что даже если она ляжет в кровать, то уснуть ей все равно вряд ли удастся. Она будет ворочаться, а после того, как Сэм вернется, все равно не успокоится, а станет размышлять над тем, с кем он танцевал сегодня вечером и о ком сейчас мечтает.

Как будто об этом трудно догадаться!

Мэри-Лу швырнула трубку на рычаг и выхватила Хейли с качелей. Ключи от машины лежали здесь же, на столе. Она забрала их с собой и уже собиралась выйти из дома, но на половине пути заставила себя остановиться.

Что она делает? Неужели она и в самом деле решила поехать в «Божью Коровку», чтобы увидеть… собственно, что именно она хотела там увидеть? Там ли проводит вечер Алисса Локке? И как она собирается это выяснять? В «Божьей Коровке» нет окон, а ведь Мэри-Лу не знает, на какой машине приедет туда Алисса.

Тогда зачем туда спешить? Ей от этого станет только хуже. Да, она услышит где-то вдали музыку и веселый хохот разгулявшихся посетителей. Увидит, как паркуют машины посетители, приехавшие расслабиться, готовые выйти из своих автомобилей и присоединиться ко всеобщему веселью, а под конец надраться до потери сознания.

Мэри-Лу прижала к себе Хейли, вдыхая едва уловимый сладкий аромат детской кожи.

Если бы Мэри-Лу позвонила миссис Устенски пораньше, она могла бы договориться и на пару часов оставить девочку у нее, поскольку она не отказалась бы заработать несколько лишних долларов. Если, конечно, миссис Устенски была дома.

Вот тогда миссис Старретт могла бы со спокойной душой отправиться в «Божью Коровку», оставить машину на стоянке и смело зайти в бар.

Нет, так тоже не годится.

Она усадила Хейли в манеж в гостиной, устроив девочку среди пластмассовых игрушек и плюшевых зверей, а сама снова вернулась к телефону и набрала номер Рене.

Вот черт! Она опять услышала проклятый автоответчик.

Мэри-Лу поступила так, как и должна была поступать в подобных случаях. Она звонила своему куратору из Общества анонимных алкоголиков, чтобы та помогла ей воздержаться от необдуманных поступков. Миссис Старретт все делала правильно, только вот почему, почему, почему все Это Так сложно?!

Она позвонила Джанин, но номер оказался занят. Она набрала его снова. Неужели вегетарианцы так долго треплются по телефону? Вот дерьмо!

Она попыталась дозвониться до Донни, но сосед все еще оставался на осадном положении и не отвечал на телефонные звонки. Его дедушка звонил ей чуть раньше. Он рассказал о том, что успел навестить внука. Тот, видимо, просто перестал принимать свои лекарства и потому повел себя с соседкой неадекватно, но в остальном был цел и невредим.

Мэри-Лу тяжело вздохнула и принялась набирать номер матери. Сейчас ею овладело такое отчаяние, что она была готова поговорить с кем угодно, но ей опять не повезло, и она выслушала записанное на пленку сообщение автоответчика. Конечно, на восточном побережье сейчас уже очень позднее время, и, даже если ее мать сейчас дома, скорее всего, она уже пьяна и легла спать.

Мэри-Лу начала рыться в ящике кухонного стола, где у нее хранилась всякая всячина, в том числе синяя книжечка-справочник Общества анонимных алкоголиков с расписанием собраний. Может быть, на этот раз ей повезет и она успеет на какую-нибудь позднюю встречу в Сан-Диего…

Из ящика выпала визитка, Мэри-Лу автоматически подняла ее и прочитала имя владельца.

Ибрагим Рахман.

Несколько дней назад он прекрасно повел себя с Мэри-Лу и был довольно вежлив.

Но почему? Чего он добивался?

Конечно, ему хотелось трахнуть ее. Вот вам и ответ. А зачем еще мужчины подходят к женщинам и знакомятся с ними?

Только она почему-то не заметила в его глазах того знакомого жадного блеска, с каким мужчины обычно смотрят на потенциальных партнерш по койке, оценивая их сексуальные способности.

А это еще почему? Неужели она его не возбудила? Ну, если не считать лишнего веса… Кстати, этим иностранцам, кажется, даже нравятся полные женщины.

Но, конечно, это ее не сильно волновало. Потому что в отличие от своего мужа, который больше слушал свой член, а не голову, лично она бы никогда в жизни даже не посмотрела в сторону смуглого или темнокожего мужчины.

Мэри-Лу все еще была в ужасе от сознания того, что Сэм когда-то серьезно подумывал о том, не жениться ли ему на Алиссе Локке. Как-то раз они даже поговорили на эту тему, и по глазам Сэма Мэри-Лу поняла, что он вовсе не считает зазорным для белого мужчины жениться на чернокожей женщине.

Нет, у Сэма дальше секса мысли не шли.

А ведь кроме секса есть в жизни и другие вещи, и эта жизнь стала бы для них практически невыносимой. Во всех отношениях. Взять хотя бы их семейные проблемы: кто бы их решал и как? Например, где жить, кого выбрать в друзья, в какую церковь ходить по воскресеньям?

Люди бы пялились на них на улице. Куда бы они ни пошли, что бы ни делали, везде в первую очередь чувствовалось бы, какие они разные.

Что уж говорить об их детях…

В этом говенном мире и без того трудно выжить, а тут еще бедному ребенку пришлось бы столкнуться с двумя совершенно разными традициями.

Ну и каким бы образом Сэм, воспитанный в Техасе как белый человек, справлялся со своим чернокожим сыном?! Как бы стал отвечать на его вопросы, которые неизбежно начинает задавать чернокожий ребенок в Америке, стране свободных белых мужчин?

Нет, ничего хорошего из этого брака не получилось бы. И даже если бы Иисус Христос сам спустился на землю, Мэри-Лу ни за что не вышла бы замуж за мужчину, если бы он не был одного с ней цвета кожи.

Жизнь и без того сложная, чтобы еще придумывать себе дополнительные проблемы.

И она решительно набрала номер Ибрагима.

С того места, где сейчас находилась миссис Старретт, она хорошо видела дочку, грызущую ухо очередного игрушечного зверька.

– Алло?

Господи, он дома! Если только не снимает комнату на двоих еще с кем-нибудь…

Она прокашлялась.

– Я хотела бы побеседовать с Ибрагимом Рахманом. Позовите его к телефону, пожалуйста.

– Это я. Кто говорит?

По телефону его голос казался каким-то другим. Официальным и далеким.

– Это… Мэри-Лу Старретт. Я соседка Робинсонов…

– А, ну конечно!

Конечно? Что значит «конечно»? Он что же, выходит, ждал ее звонка и даже не сомневался в том, что она обязательно свяжется с ним? Неужели он догадывался о том, что отчаяние заставит ее набрать его номер?

Но он тут же поинтересовался:

– С вами все в порядке, Мэри-Лу?

– Да, – ответила она. – Я просто… – Она закрыла глаза. – В общем, нет. Далеко не все в порядке. Можно сказать, совеем наоборот.

– Вы не выпили?

– Нет.

– Отлично. Я очень рад, что вы позвонили еще до того, как могли бы совершить что-либо непоправимое. Вы очень сильная женщина. Очень.

Впрочем, не исключено, что именно этим своим звонком она как раз и совершила нечто непоправимое. Мелодичный голос садовника обволакивал ее и успокаивал, что само по себе показалось опасным.

– Я не собираюсь спать с вами, – тут же выпалила Мэри-Лу. – И хочу, чтобы это стало ясно с самого начала.

Он молчал только секунду, потом сказал:

– О'кей. Я думаю, что такие вещи нужно выяснять сразу же. Хотя должен заверить вас, что я дал вам свою карточку с единственной целью оказать вам поддержку в трудный момент и помочь остаться трезвой. У меня не возникло никаких сладострастных мыслей и желаний.

Он именно так и сказал – «сладострастных». Мэри-Лу это слово встречала разве что в книгах. Ни она, ни ее знакомые его никогда не употребляли.

Мэри-Лу опешила и даже не могла понять, какие чувства испытала в этот момент. То ли облегчение, то ли разочарование оттого, что не вызывает у Ибрагима сладострастности (или как там звучит это слово, если употребить его как существительное). Господи, он ее буквально огорошил своим заявлением. Разумеется, она ни за какие богатства на свете не стала бы связываться с этим мужчиной, но какая-то часть ее протестовала. Она действительно расстроилась из-за того, что не сумела вызвать у садовника сладострастных – черт бы их побрал! – желаний.

Ну, и как это ее характеризовало?

– Поговорите со мной, – ласково произнес Ибрагим. – Расскажите мне, почему вы сейчас ни за что не станете пить, даже несмотря на свое ужасное состояние. Именно сейчас, а не когда-либо вообще. Мы говорим пока что только про сегодняшний день. О завтрашнем будем думать тогда, когда он настанет, хорошо? А вы пока что поведаете мне, почему не будете пить именно сегодня.

Мэри-Лу устроилась на полу в дверях между кухней и гостиной.

– А вы действительно хотите выслушать меня? – насторожилась женщина.

– Да, – ответил садовник. – Очень хочу.

Забавно! Он произнес это так убедительно, что она почти поверила.


Когда Чарли поднималась на второй этаж, где-то вдали прогремел гром. Винс включил телевизор, чтобы узнать новости о террористах. Сама Чарли ограничивалась тем, что просматривала заголовки в газетах. Ей нужно было лишь убедиться, что сегодня террористы никого не убили.

Что же касается подробностей, тут она была уверена в одном: в сороковые годы ей пришлось пережить столько этих подробностей, что их хватило ей на всю оставшуюся жизнь.

Люди умирали на войне. Пожалуй, это и было самой главной подробностью. Той самой, которую сегодня в новостях старались всячески завуалировать. Нет, война никогда не может стать таким чистым делом, как это пытается представить канал новостей. Все равно она наполнена смертью и разрушениями. Это падающие сверху бомбы, это куски металла, свистящие в воздухе, это дым, это кровь, это страх, это взрослые люди, кричащие и стонущие от невыносимой боли.

Чарли помнила, как просыпалась среди ночи от воплей морского пехотинца. Этот молоденький мальчик, которого из-за возраста не пустили бы в ночной клуб, требовал, чтобы все спрятались в укрытие. Он паниковал и не мог понять, что находится очень далеко от фронта, а где-то рядом просто началась гроза.

Чарли повернулась и снова спустилась по лестнице. Книга, которую она читала, лежала на кухонном столе, и, проходя мимо него, она захватила ее с собой. Снова послышался раскат грома, и Чарли направилась в маленькую комнату.

Винс поднял глаза и увидел ее. Он понял, почему она вернулась сюда, и улыбнулся. Прошло столько лет!

– Со мной все в порядке, – тихо сказал он.

– Я знаю.

Чарли присела рядом с ним на диван и сжала его колено. Он взял в руки ее ладонь, поднес к губам и поцеловал. По телевизору показывали спортивные новости.

С ним действительно все было в порядке.

И, наверное, только Чарли хорошо помнила, что 17 июля 1964 года Винс наконец-то впервые спокойно перенес грозу, ничего не выкрикивая и даже не напрягаясь. Раньше он всячески пытался скрывать свой страх, и это у него неплохо получалось. Но обмануть Чарли ему ни разу не удалось – она научилась понимать его без слов. Проходили годы, но всякий раз, когда над домом бушевала гроза, Винс просыпался, не понимая, где находится, и снова начинался кошмар. Со временем Чарли при первых далеких раскатах грома привыкла зажигать в доме свет.

С тех пор прошло шестьдесят лет, но он до сих пор просыпается ночью во время грозы и не может заснуть до тех пор, пока она не проходит.

Чарли нежно вынула свою ладонь из рук мужа и зажгла настольную лампу. В комнате сразу же стало ярче и веселей.

– Ты не будешь возражать, если я немного почитаю?

– Конечно нет.

Шестьдесят лет.

Чарли устроилась рядом с мужем так, что их плечи чуть соприкасались, и сделала вид, что погрузилась в чтение.

Почти шестьдесят лет она неизменно держала его за руку и старалась всегда находиться рядом, когда только это было возможно.

Каждый день Чарли молилась о том, чтобы эта новая война не обострилась и не переросла во что-то более угрожающее. Чтобы еще через шестьдесят лет не было такого же огромного количества пожилых женщин, все еще переживающих за когда-то молодых ребят, которым пришлось спасать свою страну ценой собственной жизни. Правда, сегодня на войну с террористами отправлялись и женщины. Ну и кто будет держать их ладони через шестьдесят лет?

Какая огромная цена у свободы! Ведь все эти годы были безвозвратно отравлены видом и звуками войны.

Но хотя годы пролетали мимо один за другим, оставались и такие воспоминания, которые со временем ничуть не поблекли.

И для Чарли это было так же очевидно, как и для Винса.

Чарли прекрасно помнила, когда это случилось впервые. Ей казалось, что это было буквально вчера.

Она проснулась в крошечной комнатке, где они спали вместе с Эдной Флетчер, разбуженная громкими криками.

– Не сюда! Не сюда! Проклятие, назад! Уходите отсюда! Неужели вы ничего не понимаете? Вам все равно не удастся расчистить этот проклятый риф!

Кричал Винс.

За окном сверкнула молния, за ней последовал оглушительный раскат грома. Теплая погода, стоявшая несколько дней, наконец принесла в город освежающий дождь вместе с бесконечными электрическими разрядами и страшным громом – и это невзирая на то, что стояла середина января.

– Не-е-е-ет! – так громко и протяжно прокричал Винс, что Чарли, почти не соображая, что делает, выскочила из постели и рванулась вниз, в его комнату. – Они тонут! Неужели вы не видите?!

Она нащупала рукой выключатель, но света не было.

– Винс! – Молния на секунду осветила пустую кровать. Чарли беспомощно оглядывалась по сторонам, но темнота снова поглотила комнату. – Винс, где вы?

Удар грома, казалось, сотряс старенький дом до самого основания.

– Ложись! Господи, пригни же голову! Они бомбят нас без передышки!

Шарлотта пригнулась и заглянула под кровать, всматриваясь в полный мрак. Снова вспыхнула молния. Винс прятался там, на его исхудалом лице отражался панический страх, темные волосы спутались, на лбу выступила испарина.

Он схватил женщину за руку, и она лишь успела тихонько вскрикнуть, когда он втащил ее под кровать и прижал к себе. Грянул гром, и в ту же секунду Винс навалился и накрыл ее своим телом.

Он был достаточно худым, но все же оказался намного больше ее. Во всяком случае, сейчас он совсем не казался Шарлотте хрупким юношей. Наоборот, ей почудилось, что он стал слишком уж грузным и каким-то нескладным.

– Прекратите! – потребовала она, хотя какая-то ее часть уже давно мечтала о подобной физической близости с мужчиной. Ей так хотелось ощутить сильную руку прижимающую ее к крепкому мужскому телу. – Слезьте с меня!

Но он не сделал этого, а только придвинулся к ней еще ближе:

– Пригнись!

Шарлотта догадалась, что он пытается укрыть ее от воображаемых снарядов. Он защищал ее от возможной опасности. В его голове не было и отдаленных мыслей о сексе.

– Винсент, это всего лишь гроза, – как можно спокойней прошептала она ему прямо на ухо, ощущая при этом, как тревожно бьется его сердце.

Она выскочила из своей постели так стремительно, что не успела даже надеть халат. Сейчас она лежала на полу под его кроватью в тоненькой фланелевой рубашке, которая задралась в тот момент, когда он втаскивал ее в свое «убежище». Шарлотта ощущала прикосновение его теплых голых ног, касающихся ее бедер и голеней.

– Господи, Рэй, мать твою, заткнись и держи голову пониже! – Внезапно его голос сорвался. Может быть, при других обстоятельствах такие грубые слова и покоробили бы слух Шарлотты, но не сейчас. А в следующую секунду в его голосе послышались нескрываемые боль и ужас: – Господи, почему ты не нагнул голову? Скорее врача! Мне срочно нужен врач! Куда подевался этот гребаный врач?!

Шарлотта не придумала ничего другого, как самой обнять Винса одной рукой и крепко прижать к себе.

– Винс, – заговорила она. – Винсент. Послушайте меня. Это я, Шарлотта Флетчер. Я не Рэй. Я Шарлотта. Мы с вами в полной безопасности. Мы в Вашингтоне, а за окном просто бушует гроза.

– Шарлотта! – позвала Эдна.

– Я под кроватью, мама, – отозвалась молодая женщина. – Принесите свечи. Принесите сюда как можно больше свечей. И, прошу вас, побыстрей! Поторопитесь, пожалуйста!

– А где же Рэй? – спросил Винс. Он тяжело дышал, как после быстрого бега. Или же он просто старался успокоиться и больше не кричать.

– Я не знаю, – честно сообщила Шарлотта. – Могу сказать одно: тут его нет. Сейчас, во всяком случае. Здесь только вы, Винс, я и еще мама Флетчер. Она сейчас спустится сюда и принесет свечи. Вы живете в нашем доме в Вашингтоне, и все мы сейчас находимся в безопасности. Никто нас не бомбит, никто не стреляет.

В следующий миг в комнате стало чуть светлей. Шарлотта не видела, что происходит в комнате, но ей показалось, что Эдна принесла подсвечники из столовой и поставила их на дубовую тумбочку.

– Сейчас я добуду еще свечей, – пообещала мама Флетчер.

Свет был слабым и мерцал, но все же рассеивал темноту.

– Откройте глаза, – приказала Шарлотта Винсу.

Он повиновался, но она не могла сказать наверняка, видел ли он ее в ту минуту или нет. Снова сверкнула молния, но теперь она не казалась такой ослепительной, как прежде, потому что стены комнаты освещало слабое пламя свечей.

Винс все еще был напряжен и, когда загрохотал гром, пригнул голову и прижал Шарлотту к себе. На этот раз раскат прогремел глуше. Гроза отступала. Слава богу!

– Это только гром, – повторила женщина, уткнувшись лицом в шею Винса. Она оказалась горячей и пахла душистым мылом. – Всего лишь гром.

Раздался торопливый топот. Приближение мамы Флетчер означало, что в спальне появились спасительные свечи.

– Боже мой! – воскликнула Эдна. Шарлотта заметила, как побледнела ее свекровь, заглянув под кровать.

– Он принял грозу за бомбежку. Ему кажется, что все мы находимся в смертельной опасности, – пояснила Шарлотта. Она раскраснелась при одной мысли о том, что предстало глазам Эдны и как ее свекровь могла трактовать увиденное под кроватью.

– Я могу ему чем-нибудь помочь? – забеспокоилась мама Флетчер. Она сразу же поняла, что происходит, и теперь сама лежала на прохладном полу, чтобы быть поближе к несчастному солдату.

– Понятия не имею, – вынуждена была признаться Шарлотта. – Я надеялась, что ему поможет свет.

Эдна придвинула подсвечник поближе к Винсу.

– Посмотрите на меня, молодой человек. Оглянитесь по сторонам, и вы увидите, где находитесь на самом деле, – приказала она голосом, не терпящим возражений. Наверное, этот голос не раз пугал Джеймса, когда тот был еще маленьким мальчиком.

Может быть, на Винса подействовали властные нотки или пламя свечей, но он начал постепенно возвращаться к действительности, и Шарлотта сразу же заметила это.

Эдна спокойно объяснила Винсу, что война еще не докатилась до Вашингтона и их уютного домика под номером 84 на Честнат-стрит. Молодой мужчина уставился на Эдну, потом перевел взгляд на свечу, на кровать и наконец увидел Шарлотту.

В эту секунду она поняла, что он, наконец, догадался, где находится, и что хозяйка дома, где он временно остановился, лежит прямо под ним. Гамма чувств, отразившаяся на его лице, в другое время могла бы вызвать у нее улыбку, но сейчас Шарлотта едва сдерживалась, чтобы не расплакаться.

Шок, ужас, неверие в то, что произошло, смущение. И еще желание. Шарлотта поняла, что она не единственная, кому стало приятно прикосновение чужих голых ног.

– Прошу вас, скажите мне только одно: я вам не сделал ничего плохого? Я вас ничем не обидел? – прошептал он, поспешно отползая от женщины.

– Вы пытались спасти меня, – убедительно произнесла Шарлотта. Как ни странно, в эту минуту она сама словно потеряла способность нормально общаться, и из ее горла вырвался хриплый шепот. Она нервно прокашлялась. – Ну, вы слегка задели чувство моего достоинства, но больше никакого вреда мне не причинили. Таким образом, я полагаю, что мы неотвратимо пересекли некую невидимую границу этикета, и теперь настаиваю на том, что нам пора официально перейти на «ты».

Как она и рассчитывала, Винс облегченно рассмеялся. Но потом лицо его помрачнело, наморщилось, как у маленького мальчика, живущего по соседству, и он горько расплакался.

Он хотел отстраниться от нее, но на этот раз Шарлотта сама прижалась к нему и крепко обняла солдата обеими руками.

Ничего больше говорить и делать было уже не нужно, и она сама зарыдала. Из того, что он сегодня кричал, Шарлотта начала понимать, через какой кошмар пришлось пройти ему и тысячам других молодых американцев. И что еще страшней, она уже могла представить себе, что именно пришлось пережить тем, кто оказался в Перл-Харборе в тот самый день, когда напали японцы. И когда погиб Джеймс.

Винс и Шарлотта продолжали плакать, пока не вымотались окончательно. ДаКоста, обессилев, заснул, и тогда молодая женщина закрыла глаза и еще некоторое время поплакала в одиночестве.

Когда она в следующий раз открыла глаза, то увидела, что в щели в ставнях проникает свет. Оказывается, она так и заснула на полу в объятиях Винса рядом с той самой кроватью, которую она когда-то разделяла с Джеймсом.

Эдна давно ушла наверх, а свечи догорели и погасли.

Винс еще не проснулся, и Шарлотта осторожно выбралась из его объятий.

Если учесть все то, что произошло ночью, она должна была бы чувствовать себя отвратительно. Она не выспалась, долго рыдала и неизвестно сколько времени пролежала на холодном жестком полу. Если рассуждать логически, сейчас она должна была бы испытывать жуткую боль во всем теле. А что уж говорить о голове!

Но когда Шарлотта выскользнула из комнаты и отправилась к себе в спальню собираться на работу, она поняла, что давно уже не чувствовала себя так хорошо.


Вечер у Малдуна не задался с самого начала.

Миссис Таккер все же выследила его и продолжала гоняться за ним уже в продуктовом магазине.

Все происходило, как в плохом кино. Майку пришлось сначала пробежаться по рядам с собачьим кормом, а после этого скрыться через черный ход, откуда товар поступал на склад и в торговые залы.

По дороге домой Малдун мечтал о кружке пива, но когда подкатил к «Божьей Коровке», то увидел, что рядом с баром, прямо на стоянке, начинается драка между молодым матросом и местными байкерами.

Ему потребовалось около часа, чтобы помирить враждующие стороны и не допустить кровопролития.

Он отвез матроса обратно на базу, а потом вдруг понял, что очутился рядом с гостиницей «Дел Коронадо» – той самой, где остановилась Джоан.

Ему все еще хотелось выпить пива, но еще больше хотелось поговорить с Джоан. А она почему-то упорно не отвечала на звонки по мобильному телефону.

Малдун направился в сторону гостиницы и позвонил администратору. Где-то рядом прогремел гром, который угрожал дождем вот уже в течение целого часа. Наконец небеса разверзлись, и на землю обрушился ливень. Малдун припустился бежать, но это ему не помогло, и, добравшись до вестибюля гостиницы, он промок до ниточки.

Администратор соединил его с номером Джоан, но в комнате ее не оказалось. После четвертого гудка включился автосекретарь.

Малдун не стал оставлять для Джоан никаких сообщений, отчасти потому, что точно не знал, что следует говорить в подобных случаях.

«Привет, я на самом деле вовсе не преследую вас. Правда. Все дело в том, что я не могу прожить спокойно и пары часов, как меня охватывает непреодолимое желание снова увидеть вас».

Или что-то в этом роде.

На столе администратора обнаружился справочник-путеводитель по гостинице, и Малдун остановился, пытаясь собраться с мыслями. Выяснилось, что в «Дел» имеется несколько баров, предлагавших постояльцам и их гостям различные развлечения. Например, в «Пальмовом саду» музыкант играл на пианино классические произведения, а «Бэбкок» славился своими джазовыми аранжировками.

Джоан, скорее всего, предпочла бы послушать джаз, и Малдун направился в «Бэбкок».

Ну же, Джоан, пусть будет так, как я рассчитал, и ты окажешься именно здесь!

Он остановился в дверях бара, чтобы дать глазам привыкнуть к царившему там полумраку. Малдун еще надеялся, что за пару секунд его одежда хоть немного подсохнет, и не торопился идти в зал. Но его останавливало еще и другое. Он просто не представлял себе, что ей сказать, если вдруг окажется, что Джоан и в самом деле решила провести вечер в этом баре.

Ну как вам, например, вот такое?

«Вы мне, конечно, не поверите, но с того момента, как я проводил вас до машины на стоянке, произошло множество самых удивительных событий!»

Нет, это не годилось. Хотя бы потому, что не объясняло, каким образом и, главное, зачем Малдун оказался в этой гостинице.

Или так:

«Я позвонил вам в номер, но вас там не оказалось. Ну а так как я все равно проезжал мимо, то решил: а не выскочить ли мне под проливной дождь и попробовать разыскать вас в этой гостинице? Потому что мне хочется поделиться с вами теми забавными событиями, которые произошли со мной сегодня вечером. Я бы посмотрел вам в глаза, и мы посмеялись бы вместе. А потом вы пригласили бы меня к себе в номер, где мы могли бы в течение семи часов заниматься с вами головокружительным, бесподобным, ни с чем не сравнимым сексом».

Ну, может быть, последнее предложение следовало подкорректировать. Хотя сейчас Малдун окончательно убедился в том, что вылез из своего пикапа не только из-за желания выпить кружечку пива.

Нет, против пива он, конечно, ничего не имел, но он мог бы и отказаться от него, если бы вдруг Джоан сейчас появилась перед ним, протянула руку и пригласила к себе в номер.

И в следующий момент он действительно увидел ее.

Она выбрала себе местечко за стойкой бара и искоса поглядывала на маленькие столики, расставленные по всему залу, потягивая через соломинку какой-то ледяной напиток из высокого бокала.

И смеялась прямо в глаза совершенно постороннему мужчине.

За стойкой бара висело большое зеркало, и Малдун попытался с его помощью получше разглядеть ее собеседника. Его опасения подтвердились: Майк действительно видел его впервые. Мужчина был облачен в дорогой деловой костюм. Ему было уже за пятьдесят, и этот толстый и лысый тип говорил Джоан что-то смешное, потому что она безудержно хохотала все время, пока Майк рассматривал веселую парочку.

Через некоторое время толстяк, видимо, поделился с Джоан какой-то особенно смешной шуткой, потому что она тут же прыснула, и теперь они гоготали вместе. Этот дикий смех, перекрывавший даже звуки джаза, выводил Малдуна из себя.

Что это за тип? Может быть, кто-то из ее знакомых? Или он вздумал склеить ее прямо здесь, в гостиничном баре?

Не исключено, что это она сама первая начала приставать к нему. Кто знает, может, она как раз с ума сходит по пятидесятилетним лысым увальням и сейчас получает массу удовольствия.

Если бы Майк был Сэмом, он одним жестом руки убрал бы со лба намокшие волосы и прямиком прошел бы к стойке бара. Там он устроился бы по другую сторону от Джоан, заказал бы наконец желанного пива и первым представился Лысому.

Вот только сегодня ему вряд ли бы посчастливилось получить от Джоан приглашение в номер, раз уж день выдался такой неудачный.

Малдун почувствовал себя самым несчастным человеком на свете и, чтобы не потерпеть очередное фиаско, молча вышел из гостиницы под проливной дождь и отправился домой.


– В то лето мне как раз должно было исполниться десять лет, – вещала в трубку Мэри-Лу. Она продолжала сидеть в арке между кухней и гостиной, но теперь еще умудрялась одновременно кормить Хейли.

В конце концов, девочка так и задремала прямо на груди у матери.

– Джанин было тринадцать, – тихим ровным голосом продолжала Мэри-Лу, разглядывая идеальное личико Хейли. – Мы тогда жили в Новом Орлеане. Мама работала официанткой в коктейль-баре одного ресторана. Она трудилась в основном в вечернюю смену и при каждом удобном случае подменяла сменщицу. Вам приходилось бывать в Новом Орлеане?

– Нет, – признался Ибрагим. – Никогда.

– Сумасшедший город. Бары работают допоздна, почти до самого утра. Причем там неважно, понедельник сегодня или пятница. Каждую ночь в городе идет нескончаемая гулянка. Мы жили в очень симпатичной квартире. Ее можно было назвать дворцом по сравнению с теми хибарами, где нам приходилось ютиться раньше. Квартира была по-настоящему огромной. У меня и у Джанин были свои собственные спальни. Единственным неприятным моментом оставалось лишь то, что весь дом принадлежал некоему Лайлу, с которым мать познакомилась в баре, а он любил тишину, и нам запрещалось шуметь. По квартире мы буквально ходили на цыпочках. Это был толстый и противный на вид мужчина, но он носил дорогие костюмы, работал где-то в офисе и имел много денег. При этом не жадничал и часто делал нам подарки. Он покупал мне и сестре всякие игрушки, красивую одежду и даже книги. В общем, мне даже показалось, что жизнь у нас начала налаживаться. Во всяком случае, мы не голодали. Впервые за долгое время… Но потом я заметила, что с Джанин стало происходить что-то очень странное. Она постоянно вздрагивала, как будто к ней кто-то тихонько подходил сзади и неожиданно пугал ее. Она часто плакала. А я никак не могла понять, в чем дело. Ну зачем же ей плакать, когда нам все покупал наш новый толстый папик?

Мэри-Лу услышала печальный вздох на другом конце провода, и поняла, что Ибрагим уже догадывается о причинах неведомого недуга ее сестры.

– Помню, я все время боялась, что Лайл надоест маме и нам придется опять переезжать на новое место, в другой город. Я по секрету рассказала Джанин, что, если такое произойдет, я буду умолять Лайла оставить меня в доме. Я могла бы убирать кухню и стирать. Джанин ужасно рассердилась на меня, а я никак не могла понять, за что. И тогда она рассказала мне, что если я действительно так уж хочу жить в этом доме, то за это мне придется сосать у толстого папика его мужское «украшение», потому что как раз именно этим и занимается Джанин каждый вечер, как только мама уходит на работу. Вот почему Лайл позволял нам всем вместе жить у него в доме.

– Я была просто шокирована, – продолжала Мэри-Лу. – То есть я, конечно, тогда уже многое знала о сексе. Мама частенько напивалась и приводила домой своих дружков, и при этом далеко не всегда закрывала за собой дверь в спальню. А временами нам приходилось жить в таких условиях, что мы все вместе ютились в одной-единственной комнатке, и тогда уж нам с сестрой просто некуда было деваться.

Мэри-Лу перевела взгляд на Хейли, мирно дремлющую у нее на коленях. Ну как могла ее мать так поступать со своими дочками? Как могла она не любить Джанин и ее саму так же безрассудно, как любит Мэри-Лу эту крошку? Хотя Мэри-Лу где-то в глубине души понимала, что тут дело было даже не в том, что мать не любила своих дочерей. Скорей она просто гораздо больше любила алкоголь.

– Я уже тогда понимала, что то, о чем мне рассказывала Джанин, очень нравится мужчинам, – продолжала свое повествование Мэри-Лу. – И еще я знала, что многие повесы почему-то предпочитают маленьких девочек. Среди кавалеров нашей мамы находились такие, которые размахивали своими причиндалами прямо на глазах у нас с сестрой. Однажды мы рассказали об этом маме, и она тут же прогнала одного такого ухажера. После этого мы с Джанин начали пользоваться своей привилегией. Если кто-нибудь из маминых нахалов особенно надоедал нам, мы сочиняли про него какую-нибудь небылицу, например, говорили маме, что он «дергал нас за титьки», и она тут же с ним расставалась. Когда Джанин открыла мне тайну про Лайла, я тут же побежала к маме. Я взахлеб пересказала все то, что услышала от сестры, но только Джанин тут же начала все отрицать. Она наотрез отказалась признаваться в том, чем только что поделилась со мной. И еще добавила, будто я все это выдумала сама, потому что Лайл недавно купил ей красивый свитер, а про меня в тот раз почему-то забыл. И мама ей поверила. А меня за вранье отправили спать без ужина. Джанин потом несколько раз говорила мне, что она сама все выдумала, но я-то знала, что это правда. Поэтому как-то раз я сделала вид, что хочу пораньше лечь спать, а сама спряталась у нее в комнате в большом шкафу. И представьте себе, как только мама отправилась на работу, к сестре явился Лайл. И представьте себе…

Этот образ – Джанин и Лайла – предстал перед ее мысленным взором таким же ясным, как и в тот раз, несмотря на то, что с той поры прошли годы. Когда Мэри-Лу вспоминала этот эпизод, ей всякий раз становилось дурно и хотелось расплакаться.

– Что же вы сделали потом? – поинтересовался Ибрагим. – Бедняжка! Ведь вам тогда было только десять лет. Ну как вы могли отреагировать? Вы ведь уже пожаловались маме. Что еще можно было придумать?

– Ну, наверное, ничего, поэтому я снова ей все рассказала, – горько вздохнула Мэри-Лу. – Я выскочила из шкафа вся в слезах. Я громко визжала от ужаса и перепугала Лайла насмерть. Жаль, что с ним тогда не приключился сердечный приступ и он не отбросил копыта. Я опрометью бросилась к матери на работу и снова пересказала ей все то, что на сей раз видела своими собственными глазами.

Только Лайл оказался хитрей. Он уже успел позвонить маме и первым сообщил ей про какую-то драку между мной и Джанин. Мама отправила меня домой и заперла в комнате. Я сама перепугалась, мне не хотелось оставаться в доме вместе с Лайлом. Но Джанин и на этот раз отказалась рассказывать правду. Помню, как я плакала и все время повторяла: «Скажи ей! Скажи ей!» Позже Джанин призналась, что ей просто надоели постоянные переезды из города в город, и к тому же она смирилась с тем, что ей приходилось делать, и решила для себя, что это не самое ужасное в жизни, можно и потерпеть.

Ибрагим опять вздохнул.

– Итак, я сидела запертая в своей комнате, – продолжала Мэри-Лу. – На всякий случай я закрыла дверь па задвижку со своей стороны и придвинула к ней тяжелую тумбочку, как, я видела, некоторые люди делали в кино. Представьте себе, что Лайл тут же заявился к нам на этаж и принялся ломиться в дверь. При этом он страшно ругался, грозился и еще говорил, что будет сейчас делать со мной что угодно и все это пройдет ему безнаказанно, потому что все равно мне никто не поверит. Затем он начал в подробностях рассказывать о том, что и как он со мной сделает, когда откроет дверь, и будет делать это каждый вечер. – Она немного помолчала и добавила. – Я не буду сейчас повторять его слова, хотя прекрасно запомнила их.

– Мне вас очень жаль, – грустно произнес Ибрагим.

– Я бы убила мужчину, который осмелился бы сказать нечто подобное Хейли, – нахмурилась Мэри-Лу.

– Я знаю, – отозвался садовник. – И в этом я бы вам помог.

– Он долго, но тщетно ломился ко мне в комнату, но на это раз Джанин попыталась помочь мне. Она ударила его по голове. Самой большой и тяжелой сковородкой, которую только могла найти на кухне. В кино после такого удара, как правило, человек отключается. Но на Лайла такой прием почему-то не подействовал, и он только еще больше разозлился. Я слышала, как он схватил сестру и принялся беспощадно избивать ее. Потом он изнасиловал ее, и мне показалось, что он обязательно ее убьет. Мне не оставалось ничего другого, как выбраться из окна на крышу и спрыгнуть оттуда. При падении на землю я сломала руку. Боже, как мне было больно! Но я все же бросилась бежать к маме, на ходу истошно крича, что мою сестру убивают.

Наверное, третий раз оказался для меня счастливым, потому что теперь мама мне поверила. Она прихватила с собой ресторанного вышибалу, и мы все вместе бросились бегом спасать Джанин… Одного взгляда на сестру оказалось достаточно, чтобы все сразу стало понятным.

– Вот так и закончилось наше детство, – подытожила Мэри-Лу. – Разумеется, мы тут же съехали с квартиры и вернулись в Алабаму. Мать после этого запила еще сильней. Она часто бросала нас одних, а сама уходила куда-то с мужчинами. Но мне кажется, что она при всем этом не переставала страдать от чувства вины перед нами. На меня легло все бремя работы по дому. Я и готовила, и убиралась, потому что Джанин долго не могла поправиться после того случая. Она и сейчас не совсем здорова… Несколько секунд они оба молчали.

– Я бы убила его, – повторила Мэри-Лу. – Мужчину, который причинил бы вред моему ребенку. Он бы у меня не дожил до утра.

Она с любовью наблюдала за тем, как у крошки за закрытыми веками тихонько подергиваются глазные яблоки. Видимо ей снилось что-то приятное, потому что девочка улыбалась во сне.

– Я бы убила его, – снова произнесла Мэри-Лу. – Но моя мать поступила иначе. Она спилась до смерти. Но я не буду такой, как она. Не буду.

По крайней мере сегодня.

Глава десятая

Когда Майк Малдун подъехал к гостинице на своем пикапе, Джоан уже ждала его у входа.

– А вы очень быстро добрались до меня, – похвалила она лейтенанта, забираясь в машину.

– Я живу недалеко отсюда, – пояснил он.

Волосы у него еще были чуть влажными после утреннего душа, щеки чисто выбриты, что делало его еще мо ложе, чем вчера. Он был одет в свою белоснежную форму, о чем его попросила Джоан. Готовый действовать, весь гладенький и бодрый, несмотря на ранний час.

В кабине пикапа приятно пахло только что сваренным кофе. На специальной подставке с круглыми отверстиями, выдвигающейся у приборной доски, стояли два пластиковых стаканчика.

– Боже мой! – восхищенно воскликнула Джоан. – Прошу вас, скажите сейчас же, что одна порция – моя!

Майк улыбнулся:

– Одна порция определенно ваша.

– Послушайте, кажется, сегодня утром я вам еще не говорила, что очень вас люблю? – Она пристегнула ремень и протянула руку к стаканчику.

– Там, в пакете, еще сливки, сахар и пара плюшек.

– Плюшек? – рассмеялась Джоан.

– Да, мне показалось, что вы их очень любите потому что сами такая… плюшечного типа.

В столь ранний час на улицах не было ни одной машины, и Майкл, ловко развернувшись на сто восемьдесят градусов, выехал на главную дорогу.

– Плюшечного типа? – Кофе оказался огненно-горячим и приятно согревал тело изнутри.

– Сейчас поясню, только поймите меня правильно. Если вы любите кофе, то, следовательно, часто останавливаетесь у придорожных забегаловок и со временем начинаете автоматически покупать одно и то же. А там продают плюшки и печенье. Я подумал, что вам больше нравятся плюшки.

– Ну все, вы меня убили, – покачала головой Джоан, отхлебывая большой глоток кофе. – Нам уже становится опасно встречаться. Вы знаете обо мне все, и очарование таинственности в наших отношениях исчезает!

У Майка был заразительный смех, при этом у глаз сразу же образовывались такие чудесные морщинки! А его зубы! Ровные, белые и такие очаровательные! Да еще и солнышко пригревало, и день обещал быть прекрасным, и солнечные зайчики играли на капоте его симпатичной машины! Короче говоря, утро казалось просто восхитительным и неповторимым.

Ну, если не считать того, что она проснулась в половине пятого, потому что там, где она жила, была уже половина восьмого. А начинать день в такое время считалось для нее непростительно поздно.

Но больше спать она не могла. Особенно вспомнив звонок от дедули прошлым вечером. Тот рассказал ей, что ее брат Донни снова надел свою обмотанную алюминиевой фольгой шляпу.

Ну а раз уж она все равно не спала, то могла бы потратить это время на визит к брату.

– Куда теперь? – Майк Малдун вел машину, как это делают очень молодые люди. И еще те, кто любит свою машину, а потому за рулем продолжают оставаться молодыми очень долго. Он небрежно, но ласково поглаживал «баранку» и рычаг переключения скоростей своими огромными изящными руками. При этом левый локоть он словно невзначай высунул в окно машины. Этот стиль заметно отличался от того, как водят свои обожаемые спортивные машины те, кто уже достиг среднего возраста.

– Я не могу точно сказать, как туда доехать, – призналась Джоан. – У меня есть адрес, но…

– Там, в кармашке на дверце, должна лежать карта города, – сказал Малдун, сбавляя скорость. – Какая улица нам нужна?

– Вэствей-драйв. – В кармашке оказалась целая коллекция карт, в том числе, как показалось Джоан, и подробный план какой-то местности в Афганистане. – Наверное, будет легче, если я пока что отставлю свой кофе в сторонку?

Но Майк уже снова прибавил скорости.

– Не волнуйтесь. Я знаю, где это. Лейтенант Старретт живет на Вэствей.

– Старретт… Мистер Техас, если не ошибаюсь?

– Все верно. – Он бросил на Джоан быстрый взгляд. – Итак, каким на сегодня будет мое прозвище?

Ах, даже так? Джоан притворилась, будто не понимает, о чем идет речь.

– Ваше что, простите?

– Старретт – это мистер Техас. А как вы будете называть меня? Снова Джуниором?

Сейчас Майк представился ей чем-то вроде яблока из райского сада: идеальный, сверкающий и предательски соблазнительный. Но ни за что на свете она не произнесет эти слова вслух.

– Нет, Джуниора больше не будет, – уверенно сказала Джоан. – Теперь вы для меня «Обожаемый «морской котик» Майк, который угощает меня кофе несмотря на то, что я так жестоко бужу его без четверти пять утра, когда он мог бы спать часов до восьми».

Он кивнул:

– На слух значительно длинней, чем просто «Джуниор», и определенно нравится мне куда больше. – Он снова бросил на Джоан быстрый взгляд. – Обожаемый, да? – Он прокашлялся. – Вы действительно так считаете?

Так как Майк вел машину, он не мог долго смотреть на нее. Джоан воспользовалась этим и с удовольствием сунула руку в пакет с плюшками.

– Вы же знаете, что обожаемы в любом аспекте, куда ни кинь, мой маленький брат. Хотите плюшку?

Она протянула ему угощение, и на секунду их пальцы соприкоснулись.

– Спасибо, сестренка. Вообще-то, когда я думаю о себе, мне на ум приходит только слово «ботаник». Но никак не «обожаемый».

Услышав это, Джоан рассмеялась:

– Нет-нет, что вы, «ботаники» не становятся «морскими котиками». Из них получаются неплохие бухгалтеры-счетоводы.

– Мне очень не хочется открывать вам свои тайны, Джоан. Но дело в том, что в школьные годы я был не просто «ботаником», а очень толстым «ботаником».

– Не может быть! – Ну разве это не занятно? Теперь понятно, почему он не красуется и не выставляется перед ней. Обычно красивые молодые люди при встрече с незнакомой женщиной сразу принимали эффектные позы, поскольку знали, как выгодно они смотрятся со стороны. Они привыкли к тому, что все их любят и восхищаются их внешностью.

К Малдуну это не относилось. Похоже, что он, наоборот, был немало смущен и растерян, когда понял, что сумел произвести на нее благоприятное впечатление. И его скромное поведение не было актерской игрой. Оно оказалось настоящим.

– Наверное, тогда вы пребывали, как говорится, в «личиночном» состоянии, – высказала свое предположение Джоан. – Или нет. Тогда вы были чем-то вроде неоперившегося птенца. Пожалуй, так лучше. И слово приятней.

– Но «личинка» более ярко передает мое физическое состояние.

– Ну, пусть будет личинка. Но, судя по вам теперешнему, можно сказать, что перевоплощение произошло удачно и цель достигнута. И «ботаник» переродился в обожаемого «морского котика».

– Нет. По-моему, «ботаник» так и остался «ботаником», только научился выживать в трудных условиях, получил отличную физическую подготовку и изучил военную стратегию. – Он покончил с плюшкой и снова протянул руку. – Если не ошибаюсь, там, в пакете, должны быть салфетки. У белых брюк есть один существенный недостаток: ты забываешь о своей форме и в самый неподходящий момент спокойно вытираешь о брюки грязные пальцы. После одного неприятного эпизода с пиццей я стал специально возить запасную пару в пикапе. Иногда я жалею о том, что на мне не две пары штанов.

Джоан нашла в пакете салфетку и передала ее Малдуну.

– То, что нам сейчас предстоит сделать, не входит, как вам известно, в список ваших обязанностей, – напомнила Джоан. – Я умышленно позвонила вам сегодня на мобильный телефон, а не на домашний, потому что, если бы он был отключен, я просто могла бы оставить вам голосовое сообщение. В общем, вам совсем не обязательно было выступать добровольцем и ехать со мной.

– Я знаю. – Он включил сигнал левого поворота, внимательно глядя на дорогу. – Я сам захотел помочь вам.

– Сами? Отправиться со мной ни свет ни заря, чтобы навестить моего безнадежно сумасшедшего брата? Ну, я бы своим свободным временем распорядилась как-то иначе. Хотя долго спать тоже не стоит.

– Для меня такое время нельзя назвать «ни свет ни заря», – поворачивая влево, произнес Майк. – Половина утра, считайте, уже прошла. Кроме того, я вчера рано лег спать.

– И все же…

– Я рад оказать вам помощь, – твердо произнес Малдун, и Джоан уловила в его голосе командные нотки. Очень скоро она поймет, что именно таким решительным и непоколебимым и должен быть настоящий офицер. Спорить с ним было бесполезно.

– Ну, в любом случае большое вам спасибо. – Господи, ей придется подробней рассказать ему о Донни, чтобы он знал, что его может ожидать. Но с чего начать? С фетровой шляпы, которую брат обмотал алюминиевой фольгой, или с аэрозолей, которые Донни распыляет по подоконникам во всем доме, чтобы отпугнуть пришельцев?

Но прежде чем она раскрыла рот, он снова быстро взглянул на нее:

– У вас… – Ему пришлось прокашляться. – У вас много знакомых в Сан-Диего?

Он задал этот вопрос слишком уж небрежным тоном. Так люди спрашивают о чем-то очень важном для себя, если при этом не хотят показать, насколько серьезной может стать полученная информация. Правда, зачастую получается, что человек «перебарщивает», и в итоге ему так и не удается скрыть своего любопытства.

– Нет. Только бабушка с дедушкой и брат.

Малдун кивнул, но по его виду Джоан поняла, что он ожидал другого ответа.

– Вот как. Гм-м-м… – И снова вопрос. Такой же, из серии «как бы между прочим». Джоан уже не терпелось услышать его. – А как вы провели вчерашний вечер? Чем занимались?

Какого… На кой черт ему это нужно? Джоан внимательно посмотрела на Малдуна и ответила:

– Практически ничем. Я дождалась того самого звонка, и оказалось, что ничего особенного мне сообщить не смогли, так что я напрасно тревожилась. Потом немного посмотрела канал новостей… В общем, я тоже легла спать достаточно рано. – И снова это кислое выражение лица. Он явно ждал от нее чего-то другого. Она понимала это и по его глазам. – А почему вас это интересует? – Джоан не верила в пустые, ничего не значащие вопросы. Она предпочитала те, которые явно преследовали какую-то конкретную цель.

Он снова бросил на нее быстрый взгляд:

– Я просто… ну, видите ли…

Она недовольно фыркнула:

– Прошу вас, не оскорбляйте мой ум и сообразительность. Мне совершенно ясно, что вы добиваетесь от меня каких-то важных для вас сведений. Почему бы не задать свой вопрос более точно, а не пытаться выудить из меня информацию какими-то окольными путями? Что, кстати, у вас совершенно не получается. Вы стараетесь сделать это аккуратно, а на деле выходит так, как если бы вы хотели потихоньку поймать рыбку в пруду и швырнули туда гранату.

Он рассмеялся:

– Ну, что ж, Джоан, продолжайте. Мне очень интересно узнать, что вы обо мне думаете. Не сдерживайте себя.

– Вот именно, – кивнула она. – Не надо сдерживать себя. Как раз это я и пытаюсь вам втолковать. Что вы хотите выяснить, Майкл?

– Сам не знаю. – Он тут же замотал головой от возмущения. Малдун втайне проклинал, но кого – себя или ее? Или, может быть, их обоих?

– Ну, спрашивайте, – подбодрила его Джоан. – Мы ведь с вами друзья, верно? Поэтому вы вправе задавать мне любые вопросы. Ну, или почти любые.

– Я звонил вам, но вас в номере не оказалось, – признался лейтенант. – Ну, это не важно. Я только… У меня выдался такой чудной вечер. Миссис Таккер все же выследила меня и отправилась за мной в продуктовый магазин…

– Да что вы! – Джоан повернулась к нему вполоборота. – Боже мой! Так это вы должны мне теперь все рассказать, а не я вам!

– Мне пришлось сбежать от нее через служебный вход…

– Не может быть! – Что ж, это уже неплохо.

– После этого я поехал в «Божью Коровку», чтобы выпить пивка, и встретил там молоденького матроса, который затевал драку со старым рейнджером. У того в виде подмоги оказалось на стоянке два здоровенных приятеля. Кроме того, рейнджер в свое время воевал во Вьетнаме, он мог бы съесть этого матросика с потрохами… Какой номер дома нам нужен?

– Четыреста двенадцать, – сказала ДаКоста. – И как вы поступили?

Он притормозил возле аккуратного белого особняка.

Дом ее матери. Теперь он принадлежит Донни. Джоан лишь мельком взглянула на него, но этого хватило, чтобы сделать сегодняшнее восхитительное утро не таким уж жизнерадостным.

– После того как начало третьей мировой войны было предотвращено мирным путем, я попробовал дозвониться до вас. Но безуспешно: вас не оказалось в номере, вот почему я решил отправиться домой. – С этими словами он выключил двигатель пикапа.

– Вам нужно было оставить свое сообщение или перезвонить мне на мобильный, – покачала головой Джоан. – Впрочем, вчера вечером, как мне кажется, что-то разладилось в спутниковой связи, и вы могли ко мне не прозвониться. Но, клянусь вам, я выходила из своего номера максимум на двадцать минут, не больше. Мне захотелось газировки, и я пошла к автомату, торгующему безалкогольными напитками. Но на половине пути задумалась: а почему бы не выпить чего-нибудь покрепче? Тогда я отправилась в бар при гостинице и там познакомилась с каким-то местным предпринимателем. Он просто светился от радости, потому что его дочка буквально час или два назад родила ему первого внука. Этот джентльмен просто искрился от счастья и рассказал мне пару забавных семейных историй. Но я беседовала с ним не более пятнадцати минут. Наверное, вы как раз и звонили мне в это самое время. Бедняжка, вам просто не повезло.

Малдун улыбнулся:

– Да, мне очень хотелось поплакаться кому-нибудь в жилетку. Но этого не получилось, а я все равно выжил.

– Расскажите мне побольше о Лорел. Как она объяснила вам свое поведение? Я же говорила, что ей не терпится завладеть вами!

Малдун рассмеялся:

– Она ничего не успела мне сказать. Я как только ее увидел, так и бросился наутек. Конечно, это недостойное поведение для «морского котика». Может быть, у меня просто разыгралось воображение, но я не на шутку перепугался. Дело в том, что буквально за несколько минут до этой встречи я видел ее на заправочной станции.

– Да она же просто преследует вас!

– Сомневаюсь. Но если и так, то, наверное, когда увидела, что я удираю, поняла, что это может означать. – Он усмехнулся. – Я бежал и вопил от ужаса.

– Ну что ж, – понимающе кивнула Джоан. – Поздравляю вас. Ваше путешествие в сумеречную зону еще не подошло к концу. Мало того что вчера вам выпал безумный денек, так теперь еще предстоит войти в мир, где в каждом темном углу прячутся пришельцы из космоса, а чтобы спастись от них и не дать им прочитать ваши мысли, приходится носить шляпу, обмотанную алюминиевой фольгой. Прошу вас, как только мы войдем в дом, не разговаривайте очень громко и не делайте никаких резких движений. Хорошо? Не удивляйтесь ничему из того, что я буду говорить. Моя задача – заставить его снова принимать прописанные ему лекарства, а иногда для этого приходиться ему подыгрывать. Скорее всего, он сам будет говорить о каких-нибудь безумных происшествиях в его доме, но не стоит даже пробовать переубедить его в этом. Совсем не обязательно доказывать ему, что он не прав. Мне самой приходится повторять про себя эту истину всякий раз, когда я его навещаю. Ну хотя бы потому, что я привыкла добиваться правды всегда и во всем. Есть у меня такая слабость. Сейчас нам придется о ней забыть.

Малдун улыбнулся:

– Я готов, – кивнул он. – Обо мне не беспокойтесь. Мне приходилось бывать в темных местах и встречаться с безумцами и раньше.

Джоан понимающе кивнула:

– Надеюсь, вы понимаете, что, когда этим безумцем является ваш родной брат, воспринимать все это становится особенно тяжело.

Улыбка тут же сошла с лица лейтенанта:

– Конечно. Могу себе представить. Но я буду все время рядом с вами.

Говоря это, Малдун оставался крайне серьезным. Джоан почему-то захотелось расплакаться. Но она только похлопала его по колену и одарила лучезарной улыбкой:

– Благодарю вас, Суперкотик. Давайте поскорей разделаемся с нашим заданием.


Брат Джоан любил читать, но вдобавок ко всему отличался неряшливостью.

Вся его гостиная была завалена книгами и журналами. В углах теснились стопки самой разнообразной литературы. Они высились от паркетного пола до лепного потолка.

В доме царила темнота, несмотря на солнечное утро. Оказалось, что на всех окнах закрыты ставни и задернуты шторы.

Джоан сразу достала из почтового ящика конверт с лекарствами, который оставил для нее дедушка, после чего принялась открывать входную дверь. Занятие оказалось не из простых, так как ей предстояло справиться с дюжиной замков и соответствующим количеством ключей на связке. Когда последний замок поддался, она открыла дверь, но первым в дом, чуть отстранив женщину, вошел Малдун. ДаКоста послушно последовала за ним и, плотно прикрыв за собой дверь, выкрикнула:

– Эй, Дон, где ты? Это я, Джоан!

В доме царила тишина.

– Знакомый старый дом, – грустно произнесла Джоан, вертя ключи в руке. При этом она просунула палец в кольцо, и уже через несколько секунд ключи больно ударили ее по ладони. – Мама купила его сразу после того, как я отправилась учиться в колледж. В том же году мои родители расстались, и мама с Донни решили переехать в Сан-Диего, потому что здесь жили мои дедушка и бабушка. Это родители отца. Родители моей матери умерли еще до моего рождения. Но все же мама была даже ближе к родственникам своего мужа, чем он сам, и вот… – Она прошла на кухню. Ключи снова звякнули у нее в руке и снова угодили ей в ладонь. – Донни, ты дома?

Малдун шел за Джоан, но всякий раз, как только он приближался к ней на достаточное расстояние, чтобы отобрать у нее ключи, она делала шаг вперед и снова становилась недосягаемой.

– Они переехали сюда и сделали в доме ремонт, – продолжала тем временем ДаКоста. – Вернее, домом занималась моя мама, а Донни в это время освоил Интернет и стал играть на фондовой бирже. В результате ему удалось сколотить себе целое состояние. – Ключи еще раз больно ударили ее по руке. Она зашагала вглубь коридора, Малдун тенью следовал за ней. – Но потом она заболела, и ее поместили в больницу… В общем, как мне помнится, она очень долго болела и до этого момента. Болезнь Ходжкина в четвертой стадии не появляется вот так, внезапно. Ну вроде того что вы сегодня живы и здоровы, а завтра – бац! – и уже больны. Причем серьезно. Мама, конечно, заболела не вдруг, но в то время, о котором я говорю, она наконец выяснила, насколько опасен ее недуг. Этот дом стал последним ее проектом. Наверное, именно поэтому Дон наотрез отказался продавать его и переезжать к бабушке с дедушкой после того, как… Ну, вы меня понимаете.

Ключи ударили ее по ладони два раза подряд.

Джоан остановилась у закрытой двери:

– Я больше чем уверена, что он там. Забаррикадировался, если можно так выразиться. Подготовился к нападению пришельцев. Донни ДаКоста с ноутбуком на коленях и в шляпе, обмотанной алюминиевой фольгой. Больше похоже на детскую игру. А вы любили в детстве играть?..

Она снова принялась вертеть ключи на пальце, но на этот раз Малдун ловко перехватил их и аккуратно снял металлическое кольцо с ее пальца. Майк переложил ключи себе в карман, и получилось так, что их пальцы переплелись. Все это произошло в одно мгновение, и Малдун, не давая ей опомниться, спросил:

– Когда умерла ваша мать?

– Это было очень давно, – отозвалась Джоан, глядя на их руки. – С тех пор прошло двенадцать лет. Мне тогда исполнилось двадцать. – Она перевела взгляд на Малдуна. – Со мной все в порядке, не волнуйтесь. То есть должно быть, по крайней мере. Я плачу своему психиатру хорошие деньги.

Он улыбнулся ее шутке. Ей хотелось хоть как-то смягчить ситуацию. К тому же она надеялась и даже рассчитывала на то, что он сейчас улыбнется.

– Мне кажется, что большинство людей никогда не перестают тосковать по своим матерям. Вам, наверное, вдвойне тяжело приезжать сюда, потому что этот дом когда-то принадлежал вашей маме.

Джоан снова попыталась отшутиться:

– Ничего страшного, нас так просто не убьешь, зря они надеются. От трудностей мы только крепчаем, верно?

– Только иногда эти трудности кажутся хуже шила в заднице.

Джоан рассмеялась, но, когда снова посмотрела на Малдуна, ее взгляд удивил его. Он увидел настоящую Джоан, без защитной скорлупы и показного лоска. Ранимую, добрую женщину. Такую искреннюю, что у него перехватило дух.

– Я ненавижу этот дом, – тихо произнесла она. – Спасибо, что не отказались приехать сюда со мной. Спасибо, что… – Она сжала его ладонь.

Малдун понял, что судьба предоставляет ему прекрасный шанс признаться в своих чувствах. Сейчас он должен сказать ей, что она сумела потрясти его при первой же встрече. Что он даже думать о ней как о сестре не желает. А потом – будь что будет! – сгрести ее в охапку и поцеловать.

Но он стоял на месте как полный идиот и не сводил с нее глаз.

Она отпустила его руку и повернулась к двери. Затем выпрямилась, расправила плечи и приготовилась ко встрече с братом. Момент был упущен. В эту же секунду он уже увидел перед собой прежнюю Джоан-воина, готовую к сражению. Она уже открывала дверь в спальню.

– Донни, это я.

В комнате было темно, поэтому ей пришлось повернуть выключатель. Одежда кучками валялась на кровати и по всему полу. Брат Джоан превратил свою спальню в некое подобие самого большого в мире платяного шкафа.

– Кто здесь? Кто? – раздался грубый мужской голос откуда-то из дальнего угла комнаты, из-за двери, ведущей в чулан.

– Это Джоан, дурачина ты этакий. Открой дверь.

Малдун тут же схватил ее за руку, не давая идти дальше. Когда она впервые описала ему своего брата, он представил себе тщедушного безобидного очкарика. Но по голосу, раздававшемуся из кладовки, можно было предположить, что он принадлежал великану-людоеду. Правда, этот людоед жил в крохотном чуланчике, но все же…

– Не может оказаться такого, что ваш брат вооружен? – на всякий случай поинтересовался Майк.

– Господи! Конечно нет.

– Джоан? – прорычал ее брат.

– Да, Дон, это я.

Но Малдун по-прежнему удерживал ее:

– Вы уверены, что это совершенно безопасно?

– Конечно. Он ни разу не проявил агрессии, – кивнула Джоан. – Честно. Я бы ни за что не пустила вас сюда, если бы хоть на секунду сомневалась в безопасности этого мероприятия. Самое страшное, что с вами может произойти, – так это то, что вас опрыскают специальной жидкостью типа «пошли прочь, пришельцы». В этом случае я оплачу услуги химчистки и приглашу вас пообедать и поужинать со мной в любом ресторане на следующей неделе. Дело в том, что только одному Господу Богу известно, из чего он составляет эту адскую смесь, но пахнет она как кошачья моча, если не хуже. Этот запах я не забуду с детства. – Она повернулась к двери и громко спросила:

– Можно мне войти?

– Джоан, это правда ты?

– Да, и я уже вхожу к тебе. А вот и я. Я поворачиваю ручку и… Боже мой, ну и запашок! Ты когда последний раз менял носки, милый мой? – Она повернулась к Малдуну и театрально поморщилась. – Кстати, я привезла с собой своего друга Майка, чтобы он познакомился с тобой. Но он, конечно, может подождать и снаружи, потому что здесь так пахнет! Боже мой, Донни, что же это такое?!

– За меня не переживайте, – спокойно заявил Малдун и прошел вслед за ней в чулан. Ему приходилось нюхать и куда более отвратительные запахи, чем аромат давно не мывшегося человека. – Здравствуйте, Дон. Меня зовут Майк.

– «Морской котик»! – восхищенно произнес Дон. У него были такие же выразительные карие глаза, как у Джоан, и немного похожие черты лица. Во всем остальном это были совершенно разные люди. Дон оказался очень крупным мужчиной, как и предполагалось, судя по его голосу. Наверное, он был еще и очень высоким, но об этом можно было только догадываться, поскольку сейчас он сидел на полу. Он накинул на плечи плащ волшебника или колдуна из темной ткани с серебряной подкладкой, видимо, оставшийся еще со времен детства после очередного праздничного маскарада, а на голову нахлобучил шляпу, обмотанную сверкающей алюминиевой фольгой. На его одутловатом лице красовалась недельная щетина. Свою одежду – поношенные штаны оливкового цвета и старенькую футболку – Донни, по-видимому, не снимал уже много дней. Он повернулся к Джоан и удивленно взглянул на нее. Малдун успел заметить, что глаза его покраснели от недостатка сна. – Ты привезла ко мне «морского котика», чтобы он охранял меня, пока я буду спать?

– Дорогой мой, боюсь, что ни он, ни я не сможем надолго…

Малдун тут же остановил ее, чуть сжав ее руку повыше локтя:

– Когда вы спали последний раз? – поинтересовался он, присев на корточки, чтобы быть поближе к Дону.

Тот принялся ритмично раскачиваться:

– Нет-нет, что вы! Мне нельзя спать, иначе они сразу же заберутся сюда, ко мне.

Боже! Неужели этот бедолага действительно не спал с тех пор, как переоделся? Скоро Малдун понял, что он не ошибается.

– Вы, наверное, сильно устали, да?

– Мой дедушка тоже был «морским котиком».

Джоан многозначительно посмотрела на Майка и незаметно покачала головой, что должно было означать «нет-нет, не слушай его», после чего уселась на пол чулана рядом с братом.

– Дон, ты смотрел на прошлой неделе передачу про «морских котиков» на канале «Дискавери»?

– Вы полагаете, что я это придумал? – спросил Дон, устало глядя на Малдуна. – Нет, я не фантазирую. Это действительно так.

– Но если наш дедушка был «морским котиком», то он хоть раз упомянул бы об этом мне. Как ты считаешь? Но он почему-то ничего подобного мне не рассказывал! – возразила Джоан.

– Он не любит об этом вспоминать.

Джоан хотела было поспорить с братом, но тут же закрыла глаза и несколько секунд молчала. Малдун знал, о чем она думает. Сейчас не обязательно добиваться своей правоты. Тут важно совсем другое. Когда Джоан снова открыла глаза, она потянулась к Малдуну и по-дружески похлопала его по ноге:

– Насчет Майка ты прав. Он тоже «морской котик».

– А знаете, вы ведь живете по соседству с одним из моих товарищей по команде, – сообщил Малдун.

– Правда? – обрадовалась Джоан. – С кем же?

– С Сэмом Старреттом.

– Вы не шутите? Он здесь живет? – она повернулась к брату. – Ну, в таком случае, ты должен чувствовать себя в полной безопасности, да?

Дон качнулся вперед:

– К нему в дом они не заходят. Они, как правило, останавливаются у въезда на его участок. Или залезают к нему в гараж. Я их там видел. А ко мне сюда приходят под видом почтальона. Или в образе Мэри-Лу.

– Мэри-Лу? – переспросила Джоан.

– Так зовут жену Сэма, – подсказал Малдун.

– Но меня им не провести, – продолжал Дон. – Они хотят завладеть моим домом, чтобы отсюда наблюдать за ним. Но я их все равно сюда не пущу. – Он тревожно взглянул на сестру. – Ты хорошо заперла за собой дверь?

– Да, конечно.

Он принялся раскачиваться сильней и, похоже, совсем потерял голову.

– Точно? Ты уверена в этом? Абсолютно уверена?

– Может, будет лучше, если я сам схожу и проверю? – предложил Малдун.

Джоан кивнула ему, а сама протянула руку к брату.

– Все будет хорошо, Донни, не волнуйся, – услышал Майк ее голос, вставая на ноги и выходя из чулана. – Ты в полной безопасности, Я тебе это обещаю. И Майк тут с нами, верно же? Он ни за что не допустит, чтобы произошло что-нибудь неприятное. Он мне постоянно говорит об этом.

В доме стояла зловещая тишина. Майк добрался до входной двери и на всякий случай закрыл ее на несколько дополнительных задвижек, о чем так беспечно позабыла Джоан.

В гостиной громко тикали большие часы, стоявшие на невысоком столике рядом с семейной фотографией. С нее на Майка смотрела молодая брюнетка с улыбающимся пухлым младенцем на коленях. Рядом с женщиной стоял застенчивый большеглазый мальчик.

Сама женщина (а это, скорее всего, была мать Джоан) присела на корточки, чтобы стать поближе к мальчику, Дону. Одной рукой она обнимала его за плечи. Казалось, все ее внимание было переключено именно на мальчика. И это невзирая на то, что на коленях у нее сидел младенец, который, если следовать логике, и должен был бы стать любимчиком семьи.

Видимо, тяжелая болезнь Дона ДаКосты давала о себе знать с самого детства и значительно усложняла жизнь всем его родным.

Малдун вернулся в спальню и тихонько постучался в дверь чулана.

Джоан вышла навстречу ему. В глазах ее светилась тревога.

– Дон не против того, чтобы принять таблетки, – сообщила она. – Только он боится, что ему сразу захочется спать. Очевидно, это и есть основная причина, почему он бросил их пить. Они в первую очередь вызывают у него желание спать.

– Он выглядит сейчас так, что еще немного – и он заснет при любом раскладе, – понимающе кивнул Малдун. – К тому же он, наверное, голоден, да и душ принять ему бы не мешало. Но он боится спать. – Майк знал, что означает подобное состояние. Ему и самому приходилось испытывать нечто подобное, когда он несколько дней сидел в засаде во время проведения разведки. – Послушайте, а ваш дедушка, о котором говорил Дон, наверное, живет где-нибудь неподалеку?

– Конечно. У нас только один дедушка, родителей мамы мы даже не знали, – пояснила Джоан и присела на край кровати в спальне. – Что вы задумали?

– Позвоните ему, – попросил Малдун. – Выясните, сумеет ли он приехать к нам сюда и побыть с Доном несколько часов. Может быть, ему даже придется переночевать здесь. Пока он не приедет, я сам останусь в доме и буду охранять вашего брата. Тогда Дон сможет спокойно принять таблетку и поспать.

Но Джоан только отрицательно покачала головой:

– Я не могу просить вас о такой услуге.

– Я понимаю. Но вы меня ни о чем и не просите. Просто позвоните дедушке, хорошо? И если выяснится, что во время войны он не был боевым пловцом, а именно так назывались те, кто сейчас известен как «морские котики», – попросите его вообще не поднимать эту тему, ладно? А мы пока что сами обеспечим вашему брату нормальный сон. Ему это необходимо, он совсем ослаб.

Джоан достала свой мобильный телефон и набрала знакомый номер.

– Вот теперь, – начала она, – мне кажется, я знаю, почему все адмиральские жены мечтают переспать с вами.

«Об этом не надо», – хотел было возразить Малдун, но Джоан в ту же секунду подняла вверх указательный палец, требуя тишины, и заговорила в трубку.

– Бабуля, это я, Джоан. Прости, что так рано. Я звоню от Донни, и… Да… Да… Знаю… Все будет хорошо. Я обещаю. Послушай, а дедуля рядом?


Винс успел только пожать руку молодому человеку, после чего Джоан буквально впихнула лейтенанта Майка Малдуна в пикап.

– Ему нужно обязательно показаться на базе через двадцать минут, – объяснила она, но Винс и так все понял. Несмотря на то, что она представила Майка как друга, дедушка тут же догадался, что внучке этот мужчина очень нравится. Наверное, по этой же причине ей было неудобно знакомить его с членами своей семьи.

Да, Джоан остается собой при любых обстоятельствах. В этом она пошла в свою бабушку. Храни их всех Господь, и в особенности лейтенанта Малдуна. Бедняжке сегодня досталось больше всех!

Джоан выглядела отлично. Во всяком случае, лучше, чем представлял себе Винс. Особенно если учесть, что почти все утро она провела в душной каморке своего братца. Кроме того, Джоан поменяла прическу и сейчас стала похожа на свою мать. Прическа, надо сказать, ей очень шла.

– Я скоро вам позвоню, – пообещала она и на прощание поцеловала и крепко обняла и бабушку, и деда.

Чарли тут же отправилась в дом проверить Дона, а Винс немного задержался во дворе, чтобы навести порядок на клумбе, которую он разбил возле дома три месяца назад. Похоже, цветы прижились. Правда, было бы неплохо, если бы в ближайшее время здесь прошел дождик.

– Мистер ДаКоста!

Он оглянулся и увидел молодую женщину, выходившую из двери кухни соседнего домика. Она была одета в фирменный фартук какого-то знакомого ресторана, а на руках несла грудного ребенка. Судя по кудряшкам и бантикам, девочку.

– Меня зовут Мэри-Лу Старретт, – представилась она, и Винс тут же узнал ее по голосу. Это она совсем недавно звонила ему по телефону. Винс сделал ей навстречу несколько шагов, потому что почти не разбирал ее слов. – Это я вам звонила насчет Донни. Как он себя чувствует?

Женщина оказалась такой молоденькой, что Винсу показалось странным, когда же она успела не только уехать из материнского дома, но и сама стать мамочкой!

– Трудно сказать, когда ему станет легче, потому что он только что начал снова принимать свои лекарства. Но это уже кое-что. Это неплохое начало, – пояснил Винс. – Большое спасибо вам за то, что вы за ним присматриваете.

– Мне не сложно, – ответила соседка. – Он мой друг. – Она улыбнулась, и на ее щеках тут же образовались симпатичные ямочки. – Немного необычный друг, конечно, но… он очень хороший человек. Мне даже неудобно перед вами, потому что я не сразу позвонила вам, как только заметила, что он стал вести себя странно. Та есть еще более странно, чем всегда. Так, наверное, будет точней.

– Это мне должно быть неудобно за то, что вам приходится взваливать на себя такой груз, – сказал Винс. – Мы звоним Дону каждый день, но он не хочет, чтобы мы приезжали к нему чаще одного раза в неделю. Я подозревал, что он перестал пить лекарства. Дело в том, что я не стал настаивать, чтобы он при мне начал глотать свои таблетки. И тем самым совершил большую ошибку. Видите ли, нарушение режима может вызвать непредсказуемый эффект. Так оно и вышло. Правда, бывает и так, что ухудшение наступает и проходит само по себе, без постороннего вмешательства. А на этот раз я просто принял желаемое за действительное.

Мэри-Лу открыла дверцу машины и начала устраивать девочку на заднем сиденье, так что Винс не расслышал, что она ему ответила.

– Что вы сказали? – переспросил он.

Женщина выпрямилась и разгладила ладонью рубашку в том месте, где за нее только что держалась девочка.

– Я говорю, что прекрасно вас понимаю. Сейчас мне нужно ехать на работу, но вы не стесняйтесь и звоните мне всякий раз, когда вам что-нибудь понадобится. Ну, там, могут возникнуть разные вопросы, правда же? Например, что ему подарить на Рождество и так далее, верно?

Услышав это, Винс тепло улыбнулся:

– Ну, спасибо, конечно, но вот как раз тут сомнений быть не может. Лучший подарок для Дона – это рулон алюминиевой фольги. И чем больше, тем лучше.

Мэри-Лу засмеялась и, садясь в машину, снова что-то сказала, но Винс снова не расслышал ее.

– Что-что? – Он нагнулся к автомобильному окошку.

– Я говорю, было приятно с вами познакомиться. Всего вам хорошего, мистер ДаКоста.

– И вам также, милочка, – улыбнулся Винс и шагнул в сторону, уступая машине дорогу.

Винс усмехнулся. Он понял, кого напомнила своим южным выговором соседка Дона. Ну как такое можно забыть! В памяти тут же всплыла небезызвестная Салли Слэггерти. Из какого бы южного городка ни прибыла сюда Мэри-Лу, Винс мог бы поспорить на любую сумму, что именно там более восьмидесяти лет назад родилась и Салли.

Та самая Салли Слэггерти, обитавшая на верхнем этаже в особняке, где жили Шарлотта и Эдна Флетчер. Та Салли, которая развлекала солдат и матросов, предлагая им чуть ли не каждую ночь свои интимные услуги.

Винс очень скоро после своего появления в доме миссис Флетчер возненавидел Салли, потому что сразу после того, как Салли являлась домой с очередным кавалером, Шарлотта тут же покидала комнату Винса, оставляя его одного.

А потом случилось нечто из ряда вон выходящее.

Было уже поздно, почти полночь, когда старушка Салли заявилась домой. Винс лежал в темноте и вот уже целый час вспоминал улыбку Шарлотты, когда та увидела, что ее подопечный впервые сам спустился по лестнице и направился в ванную комнату. Внезапно у Салли заиграло радио.

В течение той недели, пока Винс находился в доме миссис Флетчер, благодаря отличной слышимости он успел узнать о сексе довольно многое. Например, некоторые мужчины старались закончить все побыстрей и так торопились, словно решили побить рекорд на какой-то неведомой суперкороткой дистанции. Другие – а их, как правило, Салли приглашала к себе по два или даже три вечера подряд, пока они оставались в Вашингтоне, – могли трудиться очень долго. В этих случаях пружины кровати наверху скрипели около часа подряд, а сама Салли все это время сладострастно постанывала.

В таких условиях час тянулся особенно долго. Еще бы! Ведь Винсу больше ничего не оставалось делать, как только слушать эти звуки, зная, что Чарли сейчас лежит на своей кровати этажом выше, вынужденная терпеть то же самое.

Винс лежал в постели (ее постели!) и старался не вспоминать о том, как совсем недавно вдруг очутился на полу, прижимая к паркету своим собственным телом хозяйку дома. Он старался поскорей забыть и о том, как она обнимала его, как плакала и какой чудесный аромат исходил от ее тела. И уж, конечно, о том, какими мягкими оказались ее губы, когда она поцеловала его в лоб.

В ту ночь Винс решил сосредоточить свои мысли на триумфальном походе в ванную комнату. Он чувствовал, что уже достаточно окреп и может передвигаться самостоятельно. Очень скоро он встанет с кровати и уйдет из этого дома навсегда. Недолго оставалось и до заветной встречи с сенатором Говардом, о которой специально для него договорилась Шарлотта. Правда, до этого момента оставалось еще несколько дней, но Винсу хотелось попасть в кабинет сенатора крепким и уверенным в себе бойцом.

Увидев свое отражение в зеркале в ванной комнате, Винс не узнал себя, настолько бледным и изможденным оказалось его лицо.

Он еще некоторое время старался заставить себя не прислушиваться к голосам, раздававшимся из комнаты Салли, но внезапно где-то там, наверху, разбилось стекло, и Винс от неожиданности сел в кровати.

Поначалу он надеялся на то, что ничего серьезного у Салли не произошло. Сейчас, как всегда, она начнет хохотать, к ней присоединится ее пьяный кавалер… Но на этот раз ничего подобного не случилось. Только послышалось чье-то приглушенное недовольное ворчание. Затем что-то злобно выкрикнула Салли, после чего отчетливо раздались громкие слова какого-то мужчины:

– Немедленно отдать мне его назад! А уж когда мне уходить отсюда, я решу сам. Когда будет нужно, тогда и уйду. Это понятно?!

И снова звук бьющегося стекла. На этот раз Салли закричала громче, но от боли или страха – Винс так и не понял.

Он тут же выскочил из кровати и встал на ноги. Они тряслись и подгибались, поскольку единственным путешествием ДаКосты за последнюю неделю стал один-единственный поход до ванной комнаты и обратно.

И снова сверху послышались удары. Господи, да этот тип попросту избивал Салли! Куда же запропастились штаны Винсента?

– Шарлотта! – крикнул он.

В коридоре зажегся свет, затем распахнулась дверь в его комнату, и в дверном проеме возникла Чарли.

– Я вызываю полицию, – с мрачным видом сообщила она, после чего потуже запахнула свой легкий фланелевый халат и исчезла.

Судя по звукам наверху, можно было предположить, что Салли удалось запереться в ванной. Теперь ее «дружок» колотил (слава богу!) в дверь, а сама Слэггерти только громко рыдала и призывала на помощь всех, кто только мог сейчас ее услышать.

К черту штаны! К черту полицию! Вряд ли они успеют домчаться сюда вовремя.

Винс помчался вниз по лестнице. При этом он так торопился, что на последних ступеньках не сумел удержать равновесия и растянулся во весь рост. Чарли в тот же миг очутилась рядом с ним. От ее волос исходил чудесный аромат, а сама она, закутанная во фланелевый халат, показалась Винсу особенно мягкой и нежной.

– Не надо, – попросила она. – Не надо, Винс, я сама туда схожу.

– Черта лысого! – сгоряча выругался ДаКоста и тут же, спохватившись, добавил: – Я вас туда не пущу! – Он с трудом заставил себя подняться и решительно направился к двери Салли. – Зовите полицию и оставайтесь на месте.

Прохладный ночной воздух подействовал на него ободряюще. Чтобы попасть в квартиру к Салли, нужно было обогнуть дом и подняться наверх по шаткой внешней лестнице, к которой были пристроены деревянные перила. Винс быстро преодолел ее, перескакивая сразу через две ступеньки и держась за перила обеими руками.

Когда он очутился на самом верху, сзади снова появилась Чарли. На этот раз она держала какой-то предмет, пытаясь вручить его Винсу.

Им оказалась бейсбольная бита.

Без сомнения, когда-то она принадлежала Джеймсу. Что ж, спасибо и за это, старина Джеймс, сукин ты сын!

– Оставайтесь на месте! – снова приказал Винс и, покачнувшись, шагнул к двери Салли.

Но Шарлотта не послушалась и решительно двинулась вслед за ним.

Проклятая дверь оказалась запертой.

В окно сквозь тонкую тюлевую занавеску была видна гостиная. Небольшая уютная комнатка, посреди которой рядом с радиоприемником валялось на плетеном коврике опрокинутое кресло-качалка. И еще Винс сумел разглядеть диван, на спинку которого было накинуто вязаное покрывало.

Мужчина, тщетно пытавшийся проникнуть в ванную, оказался настоящим великаном. Губы его были разбиты в кровь. (Молодчина, Салли! Так ему и надо!)

– Спускайтесь вниз, – Винс еще раз попытался убедить Чарли не участвовать в этом мероприятии. Если ему придется схватиться с этим гигантом, то драка все равно не получится честной, и Винсу не хотелось, чтобы Чарли наблюдала все это со стороны.

Но она упрямо замотала головой:

– Я ни за что не брошу вас здесь одного, Винсент.

Как ему хотелось продлить это мгновение! В ее глазах светились волнение и тревога за него. Сейчас, без косметики, ее лицо выглядело особенно привлекательно, а золотистые волосы светлым облачком рассыпались по уверенно расправленным плечам.

Только – вот беда! – похоже, дверь в ванную вот-вот должна была поддаться натиску буяна.

Салли издала отчаянный вопль, и Винс рванулся вперед. Он размахнулся и ударил битой по оконному стеклу. Оглушительный звон прорезал ночь. Где-то вдали залаяла собака. На другой стороне улицы в доме зажегся свет. Слава богу! Чем раньше примчится сюда полиция, тем лучше.

Винс нагнулся, просунул руку в образовавшееся отверстие и открыл окно. Через мгновение он очутился в квартире Салли, стараясь при этом не наступать на битые стекла, что оказалось практически невозможным.

– Не вздумайте следовать за мной! – предупредил он Чарли, но она и на этот раз проигнорировала его слова. К счастью, у нее на ногах оказались тапочки, под подошвами которых тут же захрустело стекло.

– Какого черта?! Кто вы такие?

Разумеется, вторжение незнакомцев в дом тут же привлекло внимание разбушевавшегося великана. Мужчина оказался одетым в незастегнутую, но в остальном опрятную форму военного летчика. По знакам отличия Винс определил, что перед ним находится лейтенант. Кавалер Салли оказался офицером, но, к сожалению, далеко не джентльменом, и к тому же вдрызг пьяным. Он вытер кровь с разбитой губы и, осмотрев ворвавшихся в квартиру своей подруги, остановил взгляд на тоненьком халатике Шарлотты.

Винс шагнул вперед, загораживая собой женщину и молясь о том, чтобы ноги в такой ответственный момент его не подвели. Только не сейчас, Господи! Чарли крепче сжала его руку, и Винс понял, что она только что увидела, насколько грозным и внушительным оказался их потенциальный противник.

– Я морской пехотинец, и мне приходилось вступать в рукопашный бой на Тараве, – спокойным голосом пояснил Винс, обращаясь к незнакомцу и заодно к Чарли, на всякий случай, если она вдруг забыла, где он умудрился получить такие ранения, из-за которых вынужден находиться в ее доме. – Я предлагаю вам немедленно покинуть эту квартиру, лейтенант. Мне кажется, вам здесь уже не рады.

– Правда? Вот как!

– Салли, с вами все в порядке? – громко спросила Чарли, чтобы ее было слышно в ванной. Но до их слуха донеслись только безутешные рыдания несчастной Слэггерти.

– Эта гребаная шлюха украла у меня бумажник, – заявил великан таким тоном, словно этот поступок (даже если он имел место быть) давал ему право бить женщину.

– Попрошу следить за своей речью в присутствии дамы, – резко потребовал Винс.

– Если она дружит с Салли, значит, тебе сегодня досталась та еще дама, приятель. Так что посоветую хорошенько трахнуть ее, чтобы она честно отработала свои денежки. Именно этим я как раз здесь и занимаюсь, между прочим. Хочу получить то, на что я отдал свои кровные.

– Слушайте меня внимательно. – На этот раз голос Винса прозвучал достаточно ровно. – Вы недостойны даже дышать одним воздухом с этими двумя дамами. Они обе потеряли своих мужей на войне. И ни одна из них не украла ничего в своей жизни. В этом я готов поклясться на могиле своей покойной матери. Поэтому я начинаю считать. И если на счет «три» вы не выйдете отсюда и не начнете свой путь вниз по лестнице, я убью вас.

– Неужели? – усмехнулся громила.

– Именно так, – подтвердил Винс. – Посмотрите мне в глаза. Я действительно убью вас. Наверное, мне даже будет приятно это сделать. Бог свидетель, что мне приходилось убивать людей куда более достойных. Раз!

Великан смотрел то в лицо Винса, то на биту и колебался.

– Два!

Видимо, взгляд Винса в те секунды оказался столь недвусмысленным, что подействовал на незнакомца отрезвляюще. Буян рванулся вперед, но не с целью напасть на отчаянного солдата. Он бросился к входной двери, поскользнувшись при этом на осколке стекла, выскочил из квартиры и так же стремительно захлопнул ее за собой.

Шарлотта мигом очутилась возле ванной комнаты.

– Салли! Он ушел! Откройте!

Винс устало опустился на стул. Хотя ему не пришлось драться, он сумел проявить перед Чарли мужество даже в большей степени, чем намеревался это сделать.

Он посмотрел на свои изрезанные осколками стекла, кровоточащие ноги и удивился: он совсем не чувствовал боли.

– Винс уловкой заставил его уйти, – сообщила соседке Чарли, но когда она снова посмотрела на Винса, он понял, что это не совсем так. Правда заключалась в том, что тут не было никакой уловки.

Он убил бы этого негодяя и даже глазом бы не моргнул.


Все произошло, когда Мэри-Лу по дороге на работу собиралась передать Хейли на попечение миссис Устенски.

Она доставала из багажника коляску, потому что миссис Устенски и ее четырехлетняя Кэти решили вместе с Хейли прогуляться до магазина на углу, где продавали горячие пончики.

Конечно, при таких фигурах, как у миссис Устенски и ее пухленькой дочурки, им обеим было бы лучше воздержаться от пончиков, но Мэри-Лу решила держать свое мнение по этому поводу при себе. Особенно после того, как она, выставив коляску на тротуар, подошла к машине с тем, чтобы закрыть багажник, и увидела ЭТО.

Ее глазам предстал непонятный сверток из промасленной ткани (Мэри-Лу смутно припомнила, что она называется ветошью), засунутый в дальний угол багажника, туда, где миссис Старретт держала на всякий случай трос для буксира и «прикуриватель».

Она достала сверток и размотала его.

Перед ней на куске материи лежало страшное автоматическое оружие с запасным магазином.

– Кое-кто хочет еще раз поцеловать свою мамочку на прощание! – сладким голосом пропела миссис Устенски, и Мэри-Лу, быстро завернув в ткань свою страшную находку, швырнула ее назад на трос и поспешно захлопнула багажник.

Проклятие! Ну Сэм, негодяй! Что он себе думает, когда оставляет оружие вот так, где его могут обнаружить совершенно посторонние люди! Он ведь прекрасно знает, что багажник ее машины не запирается. А следовательно, любой человек может подойти и забрать сверток!

Мэри-Лу кипела от негодования, но внешне сохраняла спокойствие, лишь улыбнулась дочурке, обняла ее и поцеловала.

После этого она отправилась на работу, по пути вспоминая о вчерашнем телефонном разговоре с Ибрагимом.

– Если вы не расскажете ему о том, как вы несчастны, – говорил садовник, когда они начали обсуждать Сэма, – как же он сам догадается об этом?

Она объяснила ему, что в последние месяцы работает по дому не покладая рук, ни в чем не перечит мужу, старается угадать каждое его желание. Она стала послушной и сговорчивой, потому что очень боится, что он ее бросит.

– Но если вас так страшит одиночество, – продолжал Ибрагим, поразмышляйте вот о чем: а разве сейчас в своем несчастье вы уже не одиноки?

Весь остаток ночи ни о чем другом Мэри-Лу и думать не могла. Особенно после того, как Сэм пришел домой. Он забрался в кровать рядом с женой и моментально заснул. И Мэри-Лу почувствовала себя совершенно одинокой, такой же, как и десять минут назад.

Надо обязательно рассказать об этом оружии. Непременно!

Охранник у ворот махнул рукой, пропуская ее на территорию базы, и Мэри-Лу припарковала свой автомобиль на обычном месте.

Выйдя из машины, она направилась в «Макдоналдс», особенно болезненно ощущая навалившееся одиночество.

Глава одиннадцатая

Джоан надевала свежую блузку голубого цвета, когда в дверь ее номера кто-то постучал. Она посмотрела в глазок и увидела в коридоре Малдуна.

– Что вы здесь делаете в такую рань? – поинтересовалась она, открывая дверь после того, как застегнула последнюю пуговицу, и пошла за ключами от его машины, которые положила на телевизор.

Они пробыли у Донни еще некоторое время, вплоть до того момента, когда Малдуну нужно было возвращаться на базу. Он прибыл туда за четыре минуты до начала очень важной встречи, о которой, разумеется, не сказал Джоан ни слова. У него не оставалось времени завезти ее по дороге в гостиницу, и он подумал, что вместо этого она сама может подвезти его до базы, а уже потом на его пикапе вернуться в «Дел Коронадо».

– Можно я зайду на минутку? – поинтересовался Малдун, все еще стоя в коридоре.

– Конечно, – отозвалась Джоан, заправляя блузку под пояс брюк и хватая ключи с телевизора. – Только у меня правда времени в обрез, и я смогу уделить вам не больше минуты. – Она бросила ему ключи, а сама проскользнула в ванную комнату и заговорила громче, чтобы Малдун мог ее услышать. – Я приглашена на обед с лейтенантом-коммандером и его невестой. Атак как феи-крестной у меня не имеется, то придется положиться на косметику и щипцы для завивки, чтобы – ой! – по возможности придать себе презентабельный вид.

Щипцы оказались горячими, и Джоан, не подумав, сунула обожженный палец под струю холодной воды.

Потом она придвинула лицо ближе к зеркалу и принялась неодобрительно рассматривать темные круги под глазами.

– Господи, как я ненавижу, когда после длительного перелета возникает расстройство биоритмов из-за смены часовых поясов! Похоже, придется использовать специальный грим. Ну, тот самый, который накладывают после автомобильной аварии, когда обдираешь лицо о подушку безопасности.

В действительности ей требовалось просто хорошенько выспаться. Джоан закрыла кран и вытерла руки.

– Можете расслабиться, – защелкивая за собой, дверь, заявил Малдун. – В ближайшее время вы узнаете, что обед с коммандером отменяется.

В этот момент раздался телефонный звонок. Хотя в ванной у Джоан находилась вторая трубка, она все же высунулась из двери и подозрительно посмотрела на Малдуна. Он что, ясновидящий?..

Лейтенант тем временем все так же скромно стоял у двери, равнодушно разглядывая комнату. Его взгляд скользил по ноутбуку на столе и по многочисленным пустым пластиковым стаканчикам из-под кофе. Он обратил внимание на шелковое платье, которое Джоан решила не надевать к обеду из-за его слишком уж молодежного покроя, и на неубранную постель, из которой женщина выпорхнула лишь час назад, утомленная после утра, проведенного в компании сумасшедшего брата.

И Малдуна. Он тоже составил ей компанию. Наверное, самым трудоемким было то, что Малдуну пришлось раздеться до майки, чтобы почти силком оттащить Донни в душ, а потом помочь ему надеть пижаму и уложить в спальный мешок.

После того как ее брат заснул мертвым сном на полу чулана, они с Малдуном некоторое время стояли рядом, «охраняя» душевнобольного от нашествия агрессивных пришельцев.

Потом они перешли в мрачную, напоминающую склеп гостиную. В комнате раздражающе тикали, наверное, самые громкие в мире часы.

Джоан всегда ненавидела их.

Они сидели рядом, и Джоан, заглушая адское тиканье, без умолку болтала о пустяках, лишь бы отвлечься от навалившихся на нее проблем. Она не сказала Майку о том, как тяжело ей дается каждое посещение этого дома матери. Но хотя бы раз в году ей приходилось приезжать сюда, потому что Донни вообще никогда не выходил на улицу. Она не рассказала Малдуну и о том, как трудно ей было расти здесь, в атмосфере, пропитанной болезнью брата. И, разумеется, ни словом не обмолвилась о том, как она жаждет, чтобы Малдун сорвал с нее одежду. Чтобы в порыве страсти они перевернули вверх дном всю комнату, опрокинув опостылевшие своим тиканьем часы.

Малдун поглядел на Джоан так, что ей показалось, будто он прочел ее мысли. Она тут же вернулась в ванную и схватила телефонную трубку:

– ДаКоста слушает.

– Здравствуйте, Джоан. Это Том Паолетти. Хорошо, что я застал вас на месте.

– Значит, обед сегодня отменяется, да?

– Да, и я должен извиниться за это. Придется скорректировать наши планы. Видите ли, именно сегодня… кое-что изменилось в расписании…

Джоан выдернула из розетки провод электрических щипцов для завивки:

– Никаких проблем, лейтенант-коммандер!

– Вот и хорошо. Я отдал распоряжение, чтобы вас пропускали на базу в любое время. В наше отсутствие вас будет сопровождать лейтенант Стив Маккини. Он как раз занимается связями с общественностью.

– В ваше отсутствие? – эхом повторила Джоан. Она потянула за телефонный провод и снова высунула голову из ванной, чтобы посмотреть на Малдуна. – Вы куда-то отправляетесь? – спросила она.

Малдун кивнул в подтверждение, а Том пояснил:

– Очередная тренировка. Нас не будет на базе примерно двое суток, но мы вернемся быстро, вы и опомниться не успеете. Стив очень приятный парень. Он ответит на все ваши вопросы и, кстати, поможет решить проблемы, связанные с фотосъемкой, на которую вы так рассчитываете.

– Стив Маккини. – Джоан вернулась в ванную и записала это имя косметическим карандашом на куске туалетной бумаги, тщательно переваривая только что полученную от Паолетти информацию. Значит, Малдуна не будет на базе сорок восемь часов. А когда он сюда вернется, Брук уже приедет в город.

Вот дерьмо!

– И еще я хотел оставить вам номер мобильного телефона Келли, моей невесты, – продолжал Том. – Она сама не хотела вас тревожить, но через меня велела передать, что сегодня вечером у нас дома будет нечто вроде импровизированной вечеринки. Собираются жены и подруги наших товарищей. Женщины частенько ужинают вместе, когда нам приходится вот так внезапно покидать базу. Келли сказала, что будет с нетерпением ждать вас, да и вам самой, наверное, интересно познакомиться с жизнью военнослужащих и их семей.

– Это очень… мило с ее стороны, – только и могла вымолвить Джоан, поспешно записывая номер мобильного телефона, который ей быстро продиктовал Паолетти. Впрочем, перспектива провести вечер в обществе жен и подруг «морских котиков» ей очень понравилась. Это же здорово! Она сразу же представила себе Брук в компании очаровательных молодых женщин, обсуждающих за чашечкой кофе насущные проблемы. Мира придет в восторг. – Я обязательно позвоню ей, – пообещала она лейтенанту-коммандеру.

– Здорово. И еще раз примите мои извинения по поводу несостоявшегося обеда.

– Я вас уже простила.

Он засмеялся, и Джоан поняла, что Паолетти испытал некоторое облегчение, узнав, что она совсем на него не сердится.

– Очень рад это слышать. Послушайте, Джоан, раз уж я все равно дозвонился до вас… Я знаю, что лейтенант Малдун уже поднимал этот вопрос, и, кроме того, я понимаю, что вы не всесильны решать некоторые проблемы, но все же… Мне кажется, что в настоящее время президенту Брайанту не следовало бы приезжать к нам на базу с официальным визитом. То есть я, наверное, неправильно выразился. Если это будет скромный визит, без прессы и представлений для широкой общественности – это одно дело, но то, на что рассчитывает Белый Дом, к сожалению…

– Я обязательно сделаю все возможное, чтобы передать ваши замечания всем тем, от кого зависит принятие подобного решения, лейтенант-коммандер, – пообещала Джоан. – По крайней мере, они учтут ваши пожелания, и все ваши опасения будут внесены в соответствующие документы. Поэтому, если потом случится нечто непредвиденное, то…

– Я смогу заявить, дескать, я предупреждал? – перебил Паолетти. – Нет, я имел в виду несколько другое. Мне не достаточно того, что мои слова будут задокументированы…

– Простите, но дело в том, что у меня нет тех полномочий, на которые вы могли бы рассчитывать.

– Тогда хотя бы постарайтесь убедить их в том, о чем я вас уже просил, – снова повторил Паолетти. – Кстати, если вы вдруг увидите Малдуна, передайте ему, чтобы он как можно скорей явился на базу. Ладно?

– Обязательно. И желаю вам удачи там, куда вы отправляетесь, – закончила Джоан.

– Благодарю вас. Увидимся позже.

Джоан повесила трубку на рычаг и вышла из ванной комнаты.

Малдун так же спокойно стоял возле двери.

– Вам действительно предстоит выполнить какую-то тренировочную операцию? – поинтересовалась она.

Он взглянул ей в глаза:

– Совершенно верно.

– Ну, даже если бы это было не так, все равно вы бы мне ответила «да». Я угадала?

Малдун кивнул:

– Конечно. Но сейчас это на самом деле лишь тренировка.

– Именно таким и был бы ваш ответ в любом случае, – не отступала Джоан.

– Разумеется.

– А куда вы…

– Этого я не могу сказать, и вам это хорошо известно.

– Да, – согласилась Джоан. – Конечно. Простите. Я только…

Он смотрел на нее чересчур уж пристально, и Джоан не могла не улыбнуться. Она прекрасно понимала, что в любой момент этого мужчину могут отправить в любую горячую точку планеты – туда, где США проводят свои операции по борьбе с террористами. Это же самое относилось к Космо, Гиллману, Дженку, Сэму Старретту и другим легендарным бойцам из команды номер шестнадцать, с которыми она успела познакомиться за последние дни.

Они пробудут там в течение сорока восьми часов. Джоан поняла, что не исключено и то, что она может попасть и на похороны Малдуна. Ей вдруг захотелось присесть, но она переборола себя и продолжала стоять и улыбаться Майку.

– У вас ведь есть номер моего мобильного телефона, верно? – спросил он. – Ну, на случай, если я вдруг вам зачем-нибудь понадоблюсь. То есть Стив Маккини, конечно же, поможет вам решить все проблемы, но все-таки…

– У меня все будет в порядке, – спокойно произнесла Джоан. – А вы… вы берегите себя и будьте осторожны, ладно?

Он шагнул к ней навстречу, и Джоан отвернулась, испугавшись того, что именно он мог сейчас прочитать в ее глазах.

Господи, что он там уже успел увидеть?

Вожделение? Не исключено. Храни ее Господь! Он, безусловно, был мужчиной привлекательным. Спокойный и уверенный в себе, с умным взглядом сияющих голубых глаз.

Сильное желание? Непременно! И это даже хуже, чем просто банальная похоть. Она до сих пор испытывала к нему похожие эмоции. Они бурлили внутри нее, но Джоан боялась анализировать их. Ей было страшно даже подумать, что она могла там обнаружить.

Сейчас она особенно остро ощутила, что ей необходимо разобраться в своих чувствах, поскольку, как оказалось, завтрашний день далеко не всегда дает гарантии очередной встречи.

Вот почему ей так не терпелось броситься в объятия Малдуна, покрепче прижаться к нему и умолять его вернуться целым и невредимым.

И она еще больше захотела его.

Да, именно так. Она хотела его, как никогда раньше. Именно его – Прекрасного и Совершенного лейтенанта. Что ж, тешься фантазиями, Джоан, все равно себя не обманешь. Все ее желания словно выплеснулись на поверхность, и она уже не могла их игнорировать. Все, с чем она еще недавно пыталась бороться, теперь стало очевидным.

То, что она сейчас испытывала, наверное, и было причиной, почему во время войны женщины выходили замуж за мужчин буквально после нескольких дней знакомства.

Правда, этот мужчина даже не просил ее выйти за него замуж. Разве не так?

Джоан закрыла глаза и за секунду успела пережить весь их потенциальный роман. Она могла бы прямо сейчас снова повернуться к нему и встретиться взглядом, и пусть он увидит в ее глазах все то, о чем она думает, что ощущает. Пусть узнает, как она хочет его, как переживает за него, опасаясь, что это будет последний раз, когда она видит его перед собой живым. В тот момент Джоан уже не сомневалась, что не пройдет и десяти секунд, как она окажется в его объятиях и будет осыпать его поцелуями.

Боже! Она едва успела подумать о том, как будет приятно целовать его, прижиматься к нему, ощущать тепло его губ, его упругий язык, его… Она почти повернулась к Малдуну, но этот страстный придуманный поцелуй завел ее фантазии еще дальше, а заниматься сексом даже в мыслях было сейчас крайне неуместно. Да и вообще отношения, основанные лишь на физическом желании и временном помешательстве, не оправдали бы ее надежд и ожиданий, а, наоборот, привели бы в ближайшем будущем к сплошному разочарованию.

Джоан стояла спиной к Малдуну, прекрасно понимая, что если повернется к нему лицом, то их дружба перерастет из радостного чувства в нечто несуразное, переполненное болью и обидой. Конечно, все это произойдет не за одну секунду, но все же…

А Майк Малдун ей очень нравился.

Впрочем, для нее это не явилось неожиданностью. Новым оказалось другое – то, насколько он ей нравился.

Достаточно сильно, чтобы она смогла преодолеть смятение, вызванное в ней мыслями о похоти и желании. Теперь Джоан только улыбнулась, думая о том, как разыгралось ее воображение. Истина же состояла в том, что он нравился ей настолько, что она, наверное, уже и сама не смогла бы переспать с ним. Если бы он ей не нравился до такой степени, она, скорее всего, завалила бы его в койку, как он выразился вчера во время обеда. Ну а что бы он ответил на это, если бы она вздумала рассказать ему о своих планах прямо сейчас?

Но вместо того, чтобы раскрыть ему свои тайны, которые лучше было все-таки оставить при себе, Джоан открыла глаза и увидела, что смотрит на собственный ноутбук.

– Вы успеете вернуться к приему, который устраивает адмирал в гостинице? – поинтересовалась она, поворачиваясь к лейтенанту. Сейчас, немного успокоившись, она уже могла себе это позволить. Пусть он думает, что ее взволновала совсем другая проблема. Не получится ли так, что Брук Брайант останется без эскорта во время такого ответственного мероприятия, как званый ужин?

Было просто смешно, как мало сейчас волновал ее именно этот вопрос, но Малдун ни о чем таком не догадывался.

– Я приеду вовремя. Думаю, успею как раз к началу вечера, – уверенно произнес Майк. Если бы только он перестал смотреть на нее с такой страстью! Можно подумать, что он сам только и мечтает о том, как бы повалить ее на кровать и…

– Это хорошо, потому что я уже успела послать Брук письмо электронной почтой и рассказала ей о вас. Теперь ей не терпится познакомиться с вами. Она буквально горит желанием увидеть вас! – Джоан и глазом не моргнула, в один момент изменив настоящий ответ Брук, звучавший примерно так: «Все равно, кто это будет, для меня это не существенно», – в нечто более соблазнительное. – Я попросила ее захватить с собой хлыст, – добавила ДаКоста. – Она спросила меня, какой именно из ее коллекции будет лучше всего?

На мгновение на выразительном лице Малдуна отразилось замешательство, но уже через секунду он рассмеялся:

– Забавно, Джоан.

Но она оставалась серьезной, хотя для этого ей потребовалось собрать всю свою силу воли:

– Я не шучу.

– Я так и понял.

– Нет, ну правда!

– Хорошо, хорошо. – Малдун сделал вид, что поддался, но тут же атаковал сам: – А вы дайте мне ее адрес, и я напишу ей все сам. Для нашей встречи лучше всего подошел бы длинный кнут из серии «садо-мазо».

Джоан разошлась вовсю, и они оба это хорошо понимали. Но ей не хотелось прекращать игру, и она одарила лейтенанта многозначительным взглядом.

– Понимаете, я не могу давать электронный адрес дочери президента кому попало!

– Тогда дайте ей мой, – тут же нашелся Малдун, желая подыграть Джоан. – Я буду писать вам, а вы – переправлять мои письма Брук. И если она сама захочет лично общаться со мной, это ее дело. Ну а если нет…. – Он вздохнул и пожал плечами.

– А разве вам можно будет писать по электронной почте туда, куда вы отправляетесь? – Джоан принялась рыться в сумочке, пытаясь разыскать свою визитную карточку.

– Конечно, – ответил Майк. – Не все время, разумеется, но я выберу минутку для такого важного дела.

Она протянула ему карточку со своим электронным адресом.

– Но вы же едете туда только на тренировки, правда? – еще раз поинтересовалась она, стараясь угадать, о чем он думает.

Малдун только улыбнулся, взглянул на карточку и сунул ее в карман.

– Я позвоню вам позже, чтобы убедиться в том, что Стив справляется со своим заданием и у вас действительно все в порядке. – Он открыл дверь, собираясь уходить, но в последний момент повернулся и добавил: – Помните, что я в любом случае пока что остаюсь вашим официальным помощником на базе. Если возникнут сложности, сразу же звоните мне, Джоан. А я постараюсь вернуться как можно раньше.

– Берегите себя, – повторила она.

– Ну, этого наша работа почему-то не предусматривает, но мы делаем все возможное, чтобы все члены нашей команды чувствовали себя в безопасности.

– Хорошо, – кивнула она. – Это просто здорово. Я… я рада это слышать.

Он почти уже вышел из номера, но почему-то не торопился уходить и все так же внимательно смотрел на нее.

– Еще раз огромное вам спасибо за сегодняшнее утро, – поблагодарила Джоан. Было еще не поздно броситься к нему и поцеловать его на прощание. Это даже выглядело бы более или менее естественно.

Майк кивнул и на секунду замешкался, словно чувствуя ее колебания.

Но она не двинулась с места. Она проявила силу воли, оставаясь непоколебимой в своей решимости. Джоан смотрела на него и думала о том, что он ей нравится. Причем так сильно нравится, что портить этот момент было бы безрассудством.

Пройдет год, и она все равно захочет, чтобы он оставался всего лишь ее другом – чтобы не вспоминать о нем как о бывшем любовнике, о чем и поговорить-то будет стыдно.

– Увидимся в субботу, – наконец произнес он и закрыл за собой дверь.


Мэри-Лу терпеливо поджидала Сэма в коридоре здания команды номер шестнадцать.

Господи! Этого еще не хватало! Сэм не мог поверить собственным глазам. Его жена стояла прямо возле кабинета лейтенанта Джакетта.

Несколько недель назад Джакетт уже имел беседу с Сэмом насчет бесконечных визитов Мэри-Лу на базу.

– Скажите своей супруге, что лучше всего семейные отношения выяснять после того, как вы придете домой. Объясните, что другие офицеры – кстати, старше вас по званию – уже начали проявлять недовольство по поводу ее заботы о вас. Им не нравится, что она частенько торчит здесь и без конца проверяет вас, отвлекает и вас, и всех остальных. Одним словом, мешает вашей работе. Поясните, что это выставляет вас не в лучшем виде.

Сэм уже не раз пробовал втолковать все это своей жене. И вот она снова здесь. Ну что теперь ему делать?! Как назло, по коридору только что прошел Джаз Джакетт. Он бросил в сторону Сэма недвусмысленный взгляд и скрылся в своем кабинете.

– Ты не должна приходить сюда, – в отчаянии произнес Старретт. – Мне кажется, мы с тобой уже договорились об этом месяц назад. Что я еще должен сделать, чтобы достучаться до тебя?

– Я получила твое сообщение. Значит, вас не будет в городе? Но мне очень нужно поговорить с тобой до того, как ты уедешь.

Видимо, она отпросилась с работы, потому что на ней все еще был фартук, волосы слиплись, а лицо блестело от жира, поскольку ей приходилось часами крутиться возле жаровен. Косметика ее давно растаяла от высокой температуры на кухне ресторана, и теперь Мэри-Лу выглядела моложе своих двадцати двух лет.

Хотя куда еще моложе!

Сэм испытывал угрызения совести чуть ли не с первого дня их знакомства. Все произошло по его вине. Он хорошо знал, сколько ей было в тот первый вечер, когда встретил ее в «Божьей Коровке», и кто она такая. Молоденькая девчушка без образования, с тяжелым детством.

Она никогда ничего не рассказывала о себе, но по обрывкам ее воспоминаний Сэм понял, что несколько лет назад она поссорилась с матерью, после чего мать и дочь практически потеряли всякую связь. Вроде бы кто-то из них кого-то предал, но что именно произошло, Сэм точно не знал. Сразу после свадьбы он пытался интересовался семьей своей жены и даже несколько раз задавал ей наводящие вопросы. Но Мэри-Лу всякий раз переводила разговор на другие темы и начинала щебетать что-то по поводу новых занавесок, которые она присмотрела для кухни.

Занавески. Боже мой!

Сэм сбился со счета, сколько раз он вызывал ее на серьезный разговор. Ему хотелось обсуждать с ней важные вопросы, которые имели значение для них обоих, но Мэри-Лу словно оставалась глухой. Или она умышленно не хотела его слушать, либо ей это казалось неинтересным. И она упорно начинала рассказывать ему о том, когда лучше подстригать ребенку ногти на ногах и какой колотый горох класть в суп – зеленый или желтый.

Разумеется, собеседницей она была никудышной, но не красноречие привлекло Сэма в этой девушке. Она сразила его своим внешним видом, как только начала танцевать в полутемном танцевальном зале бара. В джинсовых шортиках и маечке, почти не скрывающей ее огромной груди, Мэри-Лу тут же сразила Сэма Старретта этим своим природным даром.

К тому же она представляла собой полную противоположность Алиссы Локке. Сладким голосом с южным акцентом она сообщила Старретту о том, что везде, где ей только приходилось жить, она всегда выигрывала в местных соревнованиях между девчонками, когда они красовались в мокрых футболках. Как будто это могло быть поводом для гордости! Сэм вынужден был признать, что начал ухаживать за ней только из-за ее великолепной пышной груди.

Правда, Мэри-Лу тут же ответила ему взаимностью и ничего не имела против такого кавалера. Она бы сама с удовольствием провела с ним ночь даже после их первой встречи – так же как и он с ней. Поэтому Сэм не винил себя в том, что он ее совратил. Нет, этого о нем никто бы сказать не мог. Свою вину он осознал позже. Он не сразу понял, что, проводя ночь за ночью с Мэри-Лу, он почему-то не заметил очень многого. Ну, хотя бы того, что для Мэри-Лу он был просто идеалом, неким Прекрасным Принцем, которого она сама себе придумала. Мэри-Лу не понимала, что для него их отношения – это просто секс, удовольствие на физическом уровне, и ничего более.

Как только Сэм понял, что Мэри-Лу надеется на официальный брак, он тут же перестал с ней встречаться. Это было честным поступком с его стороны. Он не хотел морочить голову молоденькой девушке, так как жениться, разумеется, не собирался. Сэм был не полным дерьмом, а лишь наполовину. И к тому же ему вдобавок жутко не повезло.

К своему несчастью, Сэм очень скоро выяснил, что сексуальные отношения превращаются в сплошной кошмар, высасывающий из человека и нервы, и душу, если при этом между партнерами не подразумевается не то что истинной любви, но даже банальной заботы друг о друге. И еще Сэму стало ясно, что, когда тебя считают героем и идеалом, это совсем не любовь и даже издалека не похоже на высокие чувства.

Год назад Старретту и его товарищам пришлось участвовать в одной боевой операции в Афганистане, где с самого начала все пошло не так, как планировалось. Сэм возглавил команду, в которую вошли Малдун, Гиллман, Иззи, Дженк и Космо. Получилось так, что их выследили и подкараулили в засаде члены Аль-Каиды. Но террористы оказались новичками и, не дождавшись, пока бойцы подойдут ближе, поддались панике и выдали себя. Космо был ранен, но, к счастью, пуля лишь слегка царапнула его.

Как только враг обнаружил себя и «морские котики» открыли ответный огонь, террористы бросились наутек. Сэм отдал приказ взять их в плен для допроса или уничтожить, судя по обстановке.

Живыми террористы не дались, вознамерившись сражаться до последнего, и их всех пришлось перестрелять.

Когда с врагами было покончено, выяснилось, что двоим из десяти «бойцов» только что исполнилось по восемь лет. Да и самому старшему террористу, как оказалось, было всего восемнадцать.

Вот уж действительно любительская группа! Они были еще совсем детьми. А стали мертвыми детьми.

После этого случая «морские котики» долго приходили в себя. Кое-кто даже консультировался у психоаналитиков.

Для Майка Малдуна такой опыт стал настоящим кошмаром. Раньше он и представить себе не мог, что Аль-Каида может вербовать в свои ряды детей. Да сгорят их родители в аду! Сэм тогда провел много времени с Малдуном, слушая его и давая ему возможность выговориться.

Но прошло время, и Сэм сам оказался дома. Его встретила Мэри-Лу, приготовившая для мужа горячий ужин.

Но он не мог сразу накидываться на еду. Ему тоже нужно было выговориться, поделиться пережитым с близким человеком.

А кто может понять его лучше, как не собственная жена? Мэри-Лу как раз сидела напротив него за кухонным столом.

Он протянул руку и сжал ее ладонь.

– А ведь наверняка найдутся такие, кто будет учить своих детей так же ненавидеть и убивать. Ну разве же это люди? – спросил он после того, как рассказал ей об операции все то, что имел право рассказать. В основном он делился с ней своими чувствами, переполнявшими его в тот момент, когда он смотрел на лица убитых детей.

Мэри-Лу расплакалась.

Но это были вовсе не слезы сочувствия и сострадания. Нет, она расстроилась из-за него и потому отдернула свою ладонь. Это случилось еще в те дни, когда они часто ссорились, и Сэм никак не мог понять, что он должен делать, чтобы мирно уживаться со своей супругой. В те дни она еще не старалась во всем угождать ему, чтобы любой ценой заслужить его расположение.

– Ты не должен так говорить, – сказала она тогда. – Ты ведь настоящий «морской котик». Ты говоришь так, словно они не заслужили подобной участи. Это я страдала, а не они. Это я боялась за тебя. Я ужасно испугалась, когда разбился тот вертолет в Пакистане. Это я сидела у телевизора по восемнадцать часов в сутки и ждала хоть каких-нибудь новостей. А вдруг мне сказали бы, что теперь мне придется растить нашу девочку без папы? Ты сам хотел, чтобы тебя отправили туда. Ты хотел сражаться с ними. Я постоянно от тебя это слышу. И после этого ты еще переживаешь за них? Лучше переживай за Хейли, которая целых четыре недели вообще не видела отца!

Не нужно и говорить, что их беседа не пошла дальше и ни к чему хорошему не привела.

В этот день Сэм окончательно убедился в том, что жена его не любит. Впрочем, как и он ее. Она любила идеальный образ, который перенесла на него. Этакий супермен, который ни на секунду в себе не сомневается. Сверхчеловек, который не знает неудач и поражений.

А он совсем не такой.

Правда же заключалась еще и в том, что Мэри-Лу было на все это наплевать. У нее не возникало желания узнать своего мужа поближе. Особенно когда она замечала, что ее супергерой, которого она когда-то создала и до сих пор держала в своей голове, очень уж сильно отличается от реального, живого мужа.

С тех пор Сэм отчаялся исправить что-либо в их браке. Он даже не пытался понять разницу между зеленым и желтым горохом. Ему было все равно, сколько пирогов испечет его жена для церковного собрания. Он научился тихо переносить семейную жизнь и не лезть в ее душу со своими глупыми и бессмысленными идеями.

– Ну, пойдем, я провожу тебя до машины, – предложил Сэм, заметив, что дверь в кабинет Джаза осталась приоткрытой.

– Я бы ни за что не пришла сюда, если бы не одно очень важное дело, – заявила Мэри-Лу, когда они направились к лестнице. – Я стараюсь не обращать внимания на очень многие вещи, Сэм. Но тут моему терпению пришел конец.

Сэм внутренне напрягся, стараясь сдержать приступ гнева и скрыть свое отчаяние, внезапно охватившее его с новой силой. Он знал, что злиться на Мэри-Лу не имело смысла. От этого их ссоры только затягивались. К тому же, если она сейчас расплачется, у него уйдет минут двадцать на то, чтобы успокоить ее. А так, глядишь, они разберутся минут за пять, и он сможет спокойно переговорить с Джазом.

– Это насчет Алиссы, да? Можешь зря не беспокоиться. Она не имеет никакого отношения к тому, куда мы отправляемся, и вообще…

– Нет, – помотала головой Мэри-Лу. – Это не касается…

Он обогнал жену и ловко открыл перед ней дверь, ведущую к стоянке.

– ФБР вообще не будет участвовать в предстоящей операции, и ты можешь не волноваться. И почему ты совсем не обращаешь внимания на мои слова? Я тебе, наверное, уже миллион раз говорил о том, что даже не прикоснулся к ней с тех пор, как мы с тобой поженились. Я поклялся тебе в этом, черт побери! Поэтому отправляйся-ка ты лучше домой, Мэри-Лу. И перестань думать о всякой ерунде. Не забивай себе голову подобной чепухой.

Она вспыхнула:

– Нет, я не собиралась о ней говорить. Я вообще не собираюсь ее больше с тобой обсуждать. Никогда.

– Тогда зачем ты вообще пришла сюда? – Сэм издалека заметил ее автомобиль, припаркованный возле здания рядом с пикапом Малдуна. – О чем тебе опять понадобилось спорить?

– Я вообще не хотела с тобой спорить. А зашла к тебе, чтобы напомнить: у моей машины сломан замок на багажнике. И туда может забраться любой, кто пожелает.

Сэм только изо всех сил стиснул зубы. Еще мгновение, и из его горла вырвется поток ругательств. Ему предстоит выслушать весьма неприятную лекцию от лейтенанта Джакетта только из-за того, что на этой гребаной машине у гребаного багажника, оказывается, сломан гребаный замок. Кстати, этот замок был сломан еще задолго до того, как Джанин решила оставить свою колымагу младшей сестре.

Желваки заиграли у него на щеках, но Мэри-Лу, похоже, этого даже не замечала. Она открыла багажник.

– Я пришла сюда сказать тебе, чтобы ты больше ничего не оставлял в багажнике моего автомобиля, – заявила Мэри-Лу, с чувством собственного достоинства приподнимая подбородок, что было уж совсем ей не свойственно. Что ж, ради разнообразия можно было посмотреть и на это чудо природы. – Во всяком случае, не это! – И она пальчиком указала куда-то внутрь багажника.

Сэм понял, что теперь ему придется посмотреть туда же, и на всякий случай молча повиновался.

– И чем тебе помешали трос и «прикуриватель»? Тебе они уже не раз помогали, насколько я помню. А вдруг они снова понадобятся, что тогда?

– А ты посмотри, что там под ними! – презрительно фыркнула Мэри-Лу.

Сэм снова послушно выполнил все то, о чем просила жена. Он даже потряс «прикуриватель» и трос. Так, на всякий случай.

– Дорогая, но тут больше ничего нет. Пусто.

– Что?! – Она чуть не задохнулась и бросилась сама осматривать багажник, словно не верила собственным глазам.

– Не знаю, что тебе там померещилось, – недовольно пробурчал Сэм, на всякий случай приподнимая запаску. Но и там, разумеется, никаких его вещей не оказалось. – Но если ты хочешь, чтобы я не терял надежду на повышение по службе, тебе придется хорошенько запомнить одно правило. Все то, что тебе кажется, все твои причуды и галлюцинации отныне мы будем обсуждать только после того, как я приеду домой, ладно?

Это у него получилось даже несколько жестоко. Глаза Мэри-Лу наполнились слезами, но она и не думала опускать подбородок, когда принялась рыться в сумочке, чтобы поскорей отыскать ключи от машины. Не говоря ни слова, она выхватила из руки Сэма трос с «прикуривателем», швырнула их в багажник, захлопнула его и для надежности придавила крышку своим телом, чтобы она, чего доброго, не раскрылась по дороге домой. После этого Мэри-Лу обошла машину, села за руль и завела двигатель, чтобы поскорей уехать прочь отсюда.

Вот черт!

Сэм постучал ей в стекло, и она опустила его, но только на самую малость, чтобы расслышать, что хочет сказать ей на прощание муж.

– Знаешь что, езжай-ка ты домой на моем пикапе. – Сэм протянул ей ключи. – Я знаю одного парня, его зовут Эл Сперони, помнишь такого? У него своя мастерская, специализирующаяся на кузовах, рядом с магазином, где продают видеофильмы. Так вот, я позвоню ему, он заберет отсюда твою машину и либо починит замок, либо поменяет весь багажник целиком. Он мне многим обязан, поэтому не откажет. А ты катайся на моем пикапе, пока я не вернусь Ну, как тебе такое предложение?

Очевидно, Мэри-Лу этот план понравился, потому что она тут же выключила мотор и опустила стекло пониже, чтобы можно было взять у Сэма ключи.

– А свои оставь под ковриком в салоне, – продолжал Старретт. – Но только ключи от машины, смотри, не спутай их с ключами от дома.

Она послушно кивнула.

– Ну, мне пора, – чуть веселей произнес Сэм. – Поцелуй за меня Хейли.

Она посмотрела на него и серьезно произнесла:

– Я ничего не придумала, Сэм. И у меня не было галлюцинаций.

Но он уже собрался уходить. Ему нужно было идти назад в здание команды номер шестнадцать. Он больше не желал обсуждать данную тему. По крайней мере сейчас. Сэм устал выслушивать ее бесконечные фантазии.

– Мне пора. Береги себя, хорошо? Я очень скоро вернусь, буквально через пару дней.

Сэм бегом бросился к зданию, ощущая свободу, которая продлится целых сорок восемь часов.

Это было приятное чувство невзирая даже на то, что сейчас ему предстояло получить самый настоящий разнос от лейтенанта Джакетта.

Господи! Может быть, ему стоит похлопотать о том, чтобы его перевели в другую команду и отправили куда-нибудь очень далеко, на другой конец света? Туда, где Мэри-Лу не смогла бы достать его?

Черт! А может быть, такое положение дел ее даже устроит. Ведь ее супергерой официально все равно останется при ней. Вот только ей уже не придется каждый день беспокоиться о нем, убираться в доме и готовить еду…

Впрочем, он будет очень скучать без Хейли. И еще без ребят из команды номер шестнадцать.

«И еще без Алиссы Локке!» – напомнил ему противный внутренний голос, который уже давно мучил Сэма и подключался к его размышлениям в самый неподходящий момент.

Сэм ощущал себя таким же несчастным, как и Мэри Лу. Он все еще любил вспоминать Алиссу и фантазировать, хотя при этом, конечно, сознавал, что в реальной жизни она совсем другой человек, чем Алисса из его мечтаний.

Сэм вошел в здание и помчался вверх по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки, чтобы поскорей добраться до кабинета Джакетта. Поднявшись на нужный этаж, он осторожно постучал в приоткрытую дверь:

– У вас найдется для меня минутка?

Джаз Джакетт взглянул на него из-за стола. Его и без того невеселое лицо буквально потемнело, когда он увидел, кто именно просится к нему на прием.

– Понимаете, сэр, она даже не представляет себе, как нужно себя вести жене военнослужащего, – начал Старретт. – Поверьте, я неоднократно пытался втолковать ей, что…

– Я в этом не сомневаюсь. – Джаз откинулся на спинку стула и печально покачал головой, глядя на Сэма. – Плохо то, что она не желает никого слушать, а ведь ее поведение здорово вредит вам, лейтенант.

Сэм кивнул:

– Я понимаю, сэр. Я подумал о том, что мне стоит попросить вас перевести меня в другую команду. Может быть, имеет смысл отправить меня в какой-нибудь отдаленный уголок Земли.

В глазах Джакетта что-то изменилось, но понять, что именно, было невозможно:

– Это стало бы большой потерей для команды.

– Благодарю вас, сэр, но я не знаю, что можно придумать еще.

– Когда-то ходили слухи, что, мол… – Джаз прокашлялся. – Вы женились на ней только из-за того, что она забеременела. Это верно?

Сэм горько рассмеялся:

– Мне почему-то казалось, что эти слухи давным-давно были проверены и оказались правдой. Да, сэр, все верно. Это действительно так.

Джаз понимающе кивнул и задумался:

– Сэм, я сейчас говорю не как ваш командир, а просто как друг. Вы женились на девушке из-за ее беременности. Но ведь сейчас она больше не беременна, правильно?

Сэм сразу понял, куда клонит Джакетт. Как неприятно ни выглядела перспектива развода, он тоже подумывал о том, чтобы навсегда разорвать отношения с Мэри-Лу. Но…

– Но в таком случае мне придется забыть о Хейли. А этого я сделать не могу. Она существует, и я ее отец. Если я разведусь с Мэри-Лу, я потеряю дочь. По-другому тут не получится.

Джаз постучал ластиком карандаша по какой-то папке на столе.

– Понимаете, из того, что мне приходится слышать, я уже сделал некоторые выводы. И мне кажется, что вы не слишком много времени уделяете дочери. Правда, это тоже могут быть обычные сплетни.

Сэму пришлось покрепче стиснуть зубы, чтобы не наговорить дерзостей своему начальнику.

– Сэм, – вздохнул Джаз, – за последние полгода вы думали о чем-то другом, но только не о семье. Я не вдаюсь в тонкости и не знаю, что с вами происходит, но я твердо уверен вот в чем. Мне очень не хочется переводить вас в другую команду. Я хочу, чтобы вы оставались с нами. И при этом я хочу, чтобы мой лучший офицер работал с отдачей в сто, а то и в сто десять процентов, а не наполовину, как это происходит сейчас.

Его лучший офицер! Вот это да! Лейтенанту Джакетту не было свойственно употреблять такие слова, как «лучший». Никогда. Сэм не знал, радоваться ему или пугаться такой реакции начальства. Поэтому он просто стоял перед Джазом и молчал.

– Попросите ее еще раз не появляться здесь, – продолжал Джакетт. – Иначе в следующий раз, когда я увижу здесь вашу супругу, я просто вызову береговой патруль, и ее уведут отсюда насильно. А потом еще мы обвиним ее в противоправном вторжении на территорию военного объекта. Возможно, с причинением вреда. Кстати, предупредите ее о возможных последствиях такого поворота событий. Думаю, это должно заставить ее серьезно задуматься о своем поведении.

Господи! Этого еще не хватало.

– Я обязательно все скажу ей, сэр.

– Хорошо. – И Джаз снова погрузился в изучение каких-то документов. – Кстати, если вы кому-нибудь передадите, что я назвал вас своим лучшим офицером, я буду все отрицать.

Сэм не мог не улыбнуться:

– Если бы я кому-нибудь и рассказал об этом, сэр, мне бы все равно никто не поверил. Это уж точно.

– Ну, это зависит от того, насколько знает вас тот человек, которому вы собираетесь передать наш разговор, лейтенант, – заметил Джаз. – И если это кто-то из ваших боевых товарищей, он вам обязательно поверит. – Он взглянул на Старретта. – У вас разве нет никаких дел?

– Конечно есть, – выпрямился Сэм, – Только сейчас я немного размяк от нахлынувших на меня чувств. Мне хочется еще немного понежиться в лучах вашей любви, сэр.

Но Джаз даже не улыбнулся. Напротив, выражение его лица стало чуть ли не отпугивающе строгим.

– Тогда позвольте мне применить те самые выражения, которые станут для вас доступными. Пошли бы вы отсюда куда подальше, Старретт, вашу мать!

– Ай-яй-яй! Как нехорошо, сэр!

Сэм вышел из кабинета. Но когда он двинулся по коридору, то мог бы поклясться, что слышал, как из кабинета Джакетта доносится сдержанный смех.

Глава двенадцатая

Чарли устроилась в одном из удобных шезлонгов на застекленной веранде в доме Донни.

Эту мебель они с Винсом купили для внука еще несколько лет назад, и Чарли не раз возмущалась из-за того, что Донни ею совсем не пользуется.

Проблема была в том, что Донни не выходил на веранду. Хотя здесь были и стены, и потолок, пришельцы могли просочиться через микрощели между рамами и стеклами.

Но Винс лишь улыбался, слыша ее ворчание, так же, как улыбался в критических ситуациях все эти долгие годы, пока они жили вместе.

– Видимо, эти кресла были предназначены для нас, – говорил он.

В каком-то смысле он оказался прав. И ему, и Шарлотте с тех пор приходилось проводить здесь много времени и, соответственно, часто пользоваться выставленной на веранду мебелью.

Донни все еще спал в доме, а Винс, как и обещал внуку, «охранял» его от вторжения пришельцев из космоса.

Хотя эти твари могут напасть на дом и так, что Винс этого даже не услышит, особенно если они забудут прихватить с собой военный духовой оркестр с барабанами.

Слух Чарли тоже начинал понемногу слабеть. Разумеется, он уже не был таким же острым, как раньше.

Шестьдесят лет назад она прекрасно слышала каждое слово в коридоре или соседней комнате, даже произнесенное шепотом. Особенно ярко ей запомнился один день.

– Я… я пришла сюда, к вам, чтобы поблагодарить вас за то, что вы сделали для меня вчера ночью… В общем, вы спасли меня…

Шарлотта лежала на кровати в спальне в той самой квартире, которую когда-то разделяла с Джеймсом. Она чувствовала себя уставшей и измотанной событиями прошлой ночи. И все же голоса, даже негромкие, пробудили ее ото сна.

В том, что она окончательно выбилась из сил, не было ничего удивительного. Она осталась в квартире Салли ждать полиции. После этого она проводила Винса назад, к себе, промыла и перевязала раны на его ногах. Бедняга сильно порезался об осколки оконного стекла, которое ему пришлось выбить, чтобы проникнуть в жилище Салли.

Но перед тем, как отправиться спать, она попросила Винса еще раз показать ей свои раны. Она хотела своими собственными глазами увидеть их и убедиться в том, что путешествия вверх и вниз по лестнице не навредили ему и швы не разошлись.

Однако для того, чтобы Винс уступил ей, Шарлотте пришлось расплакаться. При этом поток слез, хлынувший у нее из глаз, явился неожиданностью как для солдата, так и для нее самой. Она, в общем-то, никогда не отличалась особой эмоциональностью и привыкла сдерживать свои чувства. Да уж если говорить начистоту, она не плакала так горько даже тогда, когда получила телеграмму о смерти Джеймса.

Увидев, что с Винсом все в порядке, она (как ни парадоксально это звучит) расплакалась еще громче. Правда, на это раз скорее от облегчения.

Тогда он просто обнял ее. Винс понимал, что в данной ситуации не нужно ничего говорить. Поэтому он просто держал ее в своих объятиях и гладил по голове.

Потом она успокоилась и прилегла на кровать, но он по-прежнему не хотел отпускать ее. Так она и лежала рядом с мужчиной, на которого Джеймс, например, и смотреть бы не стал. Простой рядовой морской пехотинец без образования. Сын ловца омаров из какого-то захолустья. Да еще с такой фамилией, как ДаКоста, которая не сулила ничего хорошего, во всяком случае на политической арене, куда всегда стремился попасть ее Джеймс.

Шарлотта пролежала несколько часов, глядя в окно на темное ночное небо и прислушиваясь к дыханию Винса.

Он сам устал не меньше ее, а потому вскоре заснул, и тогда машинально прижал ее к себе еще плотней. И хотя днем он всегда вел себя как истинный джентльмен, ночью его тело повело себя предательски и отреагировало на близость молодой здоровой женщины чисто по-мужски.

Господи Всемогущий, дай ей сил! Это все, о чем она могла просить Бога, стараясь не поддаться слабости и самой не потянуться к Винсу. Точно так же, как когда-то тянулась к Джеймсу, проснувшись посреди ночи и обнаружив, что он хочет и ждет ее.

Хотя, возможно, они и должны были лежать рядом и их отчаявшиеся тела могли поступать так, как велела им природа. Да простит ее Джеймс, но Шарлотте очень хотелось лежать рядом с этим мужчиной. Если даже раньше она не ощущала такого желания, то теперь, увидев, как беззаветно он преодолевает лестницы, чтобы помочь Салли, полностью позабыв о собственном здоровье, Шарлотта оценила его мужество.

И ей захотелось почаще бывать в его обществе.

Когда же она услышала слова предупреждения, с которыми он обратился к буяну, его угрозу, произнесенную как бы между прочим, она поняла, что раны, полученные Винсентом на Тараве, задели больше не его тело, а душу. И это тоже сыграло свою роль в отношении Шарлотты к отчаянному бойцу.

Ей захотелось делить с ним кровать каждую ночь, прижиматься к его телу и ощущать его так же, как в свое время она ощущала тело своего супруга. Ей хотелось смеяться вместе с ним, надеяться на будущую счастливую жизнь и навсегда соединить с ним сердца и души.

Ей хотелось чего-то такого большого и светлого, на что она уже не имела права рассчитывать – хотя бы потому, что не должна была смеяться и радоваться жизни, сознавая, что Джеймс лежит в холодной могиле где-то на другом конце света.

Шарлотта расплакалась, и ее горькие всхлипывания, которые она так долго держала внутри себя, разбудили Винса. Он прижал ее к себе еще крепче и попытался успокоить.

– Не нужно плакать, – прошептал он. – Не надо, Чарли, бедняжка вы моя. Я вас понимаю и очень жалею.

– Помогите мне, – сквозь слезы проговорила она. – Прошу вас, пожалуйста…

– Конечно, – тут же отозвался он. – Я обязательно помогу вам. Мне этого очень хочется. Только… скажите, что я должен сделать. Чем я могу вам помочь? Как?

Но вся проблема заключалась именно в том, что он был не в состоянии помочь ей. Да и никто другой тоже.

– Я не хочу жить без него, – рыдала она. – Я так устала жить без него…

– Нет, Шарлотта, не говорите так!

Он попытался прижаться к ней еще крепче, но внезапно она поняла, что не в состоянии больше ощущать силу его рук, и начала вырываться из его объятий. Она так резко рванулась прочь, что свалилась с кровати на пол. При падении она сильно ударилась о паркет, но не обратила на это внимания. Ей даже показалось, что внезапно все в этом мире потеряло для нее всякий смысл.

– Шарлотта! – Винс тут же очутился рядом с ней на полу, но она внезапно принялась бить его по рукам.

– Не трогайте меня! Не прикасайтесь ко мне! Держитесь от меня подальше!

Он отодвинулся от нее, а потом и вовсе вышел из комнаты. Через секунду в коридоре зажегся свет, а еще через некоторое время Винс вернулся, но уже в сопровождении Эдны Флетчер.

– Боже мой! Я знала, что рано или поздно все так и случится. Она проявила огромное мужество, когда нам сообщили страшную новость. – Свекровь нежно поглаживала Шарлотту по спине теплыми ладонями. – Поплачь, милая моя, никого не стесняйся, просто плачь, – тихонько говорила она, словно напевала колыбельную. – Вот так, девочка моя, вот так.

Каким-то образом Шарлотте удалось успокоиться, и она вернулась на свою узенькую кровать в комнате, которая когда-то считалась гостевой спальней. Она проснулась утром с головной болью, но все же заставила себя одеться и отправилась на работу. Она занималась важными делами, и ее присутствие в приемной сенатора было просто необходимо.

Но уже к обеду стало ясно, что толку от нее в тот день не будет никакого, и Шарлотту отпустили домой. Она тут же забралась в кровать и заснула без сновидений.

Сколько времени она проспала – неизвестно, но ее разбудил чей-то голос. Женский голос. Он принадлежал Салли Слэггерти, жившей наверху.

– А еще я хотела сказать вам, что бумажник Мортона все-таки отыскался, – сообщала она Винсу. Она находилась вместе с ним в его спальне – вернее, в той самой спальне, которая когда-то принадлежала Шарлотте. – Его так зовут, лейтенант Мортон Петерсон из города Сент-Луис, штат Миссури. Мне позвонили из полиции и сказали, что нашли его бумажник возле бара «Золотой Гусь». Именно там мы с ним и познакомились. Он, наверное, выронил его, когда мы оттуда уходили. Вы сами можете позвонить в полицию, если не верите мне, и они вам подтвердят. Так что я этот бумажник не…

– Я знаю, что вы его не брали, – перебил ее Винсент. Голос его прозвучал спокойно, но решительно. Шарлотта даже представила себе, как он улыбается соседке. – И мне не нужно для этого никому звонить.

– Что ж… – Она прокашлялась. – Вы меня… обрадовали.

– Но вам нужно быть более разборчивой в выборе компании, – сказал Винс, при этом в его голосе не прозвучало ни единой нотки нравоучения или осуждения. Можно было подумать, что он не испытывал к этой женщине ни малейшей неприязни. Ну как ему это удавалось?

Прошлой ночью Шарлотта, помогая Салли прикладывать к распухшему глазу пузырь со льдом, подумала про себя: «Что посеешь, то и пожнешь».

– Я… Я знаю, – ответила Винсу Салли. – Я это учту, Просто я… – Она засмеялась. Или, может быть, она всхлипнула, стараясь все-таки сдержаться и не расплакаться. Сейчас Шарлотта не смогла бы сказать наверняка, что происходит там, в ее спальне. – Я повторяю себе эти слова каждый день, снова и снова. Но когда кончается моя работа и я возвращаюсь домой, мне кажется, что впереди меня ждет долгий вечер, такой же жалкий и безнадежный, как и вся моя несчастная жизнь, и я… – Она определенно плакала. – Я ничего не могу с собой поделать.

– Ну-ка, перестаньте сейчас же, – приказал ей Винс. – Не надо, ведь уже все в порядке.

Он пытался успокоить Салли и, скорее всего, держал ее при этом точно так же, как совсем недавно удерживал рядом с собой Шарлотту.

– Простите, – снова всхлипнула женщина. Наверное, примерно так же говорили все вдовы в стране, потерявшие мужей в войне и не сумевшие сдержать свои чувства и желания.

– Все в порядке, – повторил Винс. Ему нужно поставить это дело на широкую ногу и брать плату за то, что он успокаивал бедных женщин с помощью своих рук. – Где он погиб? – негромко спросил он. – Ваш муж.

– Он служил в торговом флоте, – ответила Салли и шмыгнула носом. – Его корабль потонул в Атлантическом океане. В него попала торпеда с подводной лодки. – Она издала какой-то странный звук, который Шарлотта могла бы принять за смешок, если бы не знала, какие чувства испытывает сейчас эта несчастная женщина, вспоминая своего мужа. – Но никто меня о нем не расспрашивает. Понимаете, мне иногда даже кажется, что я сама себе его придумала. Ну, как будто его в реальной жизни и не существовало вовсе.

– Как его звали? – спросил Винс.

– Фрэнки, – ответила Салли. – Обратите внимание: не Фрэнк, а именно «Фрэнки». Смешно, правда? Как маленького мальчика. При этом сам он был громадным мужчиной, весь в татуировках, а все равно настаивал на том, чтобы все вокруг называли его только Фрэнки, потому что, видите ли, так обращалась к нему его мамочка до последнего дня своей жизни. Как он любил свою мамочку! Вы себе даже не представляете!

– Могу поспорить на свое годовое жалованье, что он и вас тоже очень сильно любил, – вставил Винс.

Она рассмеялась, и на этот раз ошибки быть не могло.

– Миленький вы мой! Вы обязательно выиграли бы такой спор! Он был очаровательнейшим мужчиной. – Она немножко помолчала. – Он во многом походил на вас, хотя вы, как я вижу, очень молоды, правда же?

– Молодых сейчас нет, – тихо отозвался Винс.

– И это очень печально. Единственные юноши, которые навсегда остаются молодыми, – это те, что прибывают домой в цинковых гробах. Вот они-то уж точно никогда больше не состарятся ни на один день, правда? – Она снова замолчала, после чего почему-то опять рассмеялась. Правда, смех у нее получился какой-то неестественный. Салли словно заставляла себя смеяться. Эти звуки были знакомы Шарлотте. Именно их она слышала всякий раз, когда соседка приводила к себе очередного кавалера. – Вот вам и объяснение. Жить нужно сегодняшним днем. Что вы на это скажете, миленький?

Винс не удержался и тоже расхохотался. Смех его прозвучал естественно, но тоже как-то странно. ДаКосту эти слова скорее озадачили и смутили, нежели позабавили.

– Я даже не знаю…

После этого наступила тишина. Нет, не совсем полная, какие-то неясные звуки из спальни все же доносились. Шарлотта напрягла слух и села на кровати. Неужели?.. Возможно ли, что они?.. Господи милосердный! Неужели сейчас ей придется сидеть вот здесь и слушать, как Салли и Винс…

Но вскоре раздался задыхающийся голос Винса:

– Подождите секундочку… Ой!.. Ой!.. Погодите-ка!

– Тише! – тут же успокоила его Салли. – Просто расслабься, глупенький. И я постараюсь, чтобы тебе было хорошо.

Он снова нервно рассмеялся:

– Понимаете, дело в том, что я сегодня и так чувствую себя достаточно хорошо, так что…

– Да уж, я поняла, что тебе просто отлично, мальчик мой. И сколько же времени прошло с тех пор, когда ты…

Винс снова хохотнул, на этот раз как-то не слишком уверенно.

– Послушайте, Салли, я ценю ваше беспокойство, это правда, и все-таки…

– Господи всемогущий! – вдруг ахнула Салли. – Так ты еще ни разу в жизни не… – Она рассмеялась, словно сама не верила в сказанное. – Никогда-никогда, что ли?

– Ну… в общем, вы правы, но это вовсе не означает, что…

– Тогда молчи, глупенький, и я попробую достойно отблагодарить тебя за то, что ты сделал для меня прошлой ночью. Да и вообще, уже пора научить тебя кое-чему. Давно пора!

Салли, наверное, не задумывалась над тем, что Винс, прислушиваясь по ночам к недвусмысленным звукам, легко проникающим через тоненькие стены и потолок, уже успел кое-что понять. Сама того не ведая, Салли Слэггерти играла для него роль своеобразной «учительницы».

Шарлотта молча сидела на кровати, и с каждой секундой настроение ее ухудшалось. Она не имела никакого права расстраиваться и переживать по поводу того, что сейчас происходило в ее бывшей спальне. Она только пыталась убедить себя в том, что совсем не ревнует Винса к соседке. Скорей ей было обидно за него. Почему у него до сих пор не было ни одной женщины? Этот парнишка успел познать ужасы войны, но он понятия не имеет о том, как восхитительна бывает любовь!

Как несправедливо! Впрочем, пока шла война, в этом мире ничто уже не подчинялось законам справедливости.

– Подождите! – настаивал Винс. – Прекратите. Я говорю это вполне серьезно. Не надо, Салли!

– О чем ты так волнуешься? – удивилась она. – Ты же сам сказал мне, что сейчас в доме никого нет. И старушка, и наша фригидная монашка – они обе ускакали на работу, если не ошибаюсь.

Монашка? Значит, Салли считает ее фригидной монашкой? Вот как!

– Ну кому какое дело, если мы немного побалуемся и пошумим? – не отступала Салли. – Кто вообще будет об этом знать?

– Я буду знать, – негромко ответил Винс. – Я буду знать, и мне совсем не все равно. И еще вы. И вам это тоже не безразлично. Я знаю, что это так, хотя вы притворяетесь, что вам на все наплевать. И еще: чтобы вы знали, могу заверить вас, что Шарлотта вовсе не фригидная монашка.

– Ах вот оно что! – понимающе покачала головой Салли. – Теперь мне все ясно. Значит, она для тебя уже просто «Шарлотта»? Как это она на такое осмелилась? Какой мужественный, хотя и рискованный шаг с ее стороны!

– Это не смешно, – укоризненно заметил Винс.

– Еще как смешно! – Наступила тишина, и Шарлотта представила себе, как Салли берет свое пальто и сумочку. – Что ж, наверное, я зря дала волю своим чувствам. Я ухожу. Нет смысла оставаться там, где ты нежеланна.

Эта мысль определенно понравилась «сестре» Шарлотте.

– Пожалуйста, не обижайтесь, – попросил ее Винс. – Дело вовсе не в том, что я не считаю вас привлекательной женщиной. Вы очень красивая. И очень добрая. Может быть, зачастую даже чересчур добрая, но все же…

– Но ты бережешь себя для Шарлотты. Это очень благородно, но, миленький, я должна тебе кое-что прояснить. Просто обязана. Понимаешь, когда она вчера сидела вместе со мной в туалете и успокаивала меня, она, как это ни печально, очень ясно дала мне понять, что между ней и тобой ничего не было, да и быть не могло.

– Ее мужа звали Джеймс, – продолжал Винс. – Он погиб в Перл-Харборе. Она его очень любила.

И снова наступила тишина. Мертвая тишина. Шарлотта попыталась понять смысл невольно подслушанного ею разговора. Винс, оказывается, вовсе не собирался становиться очередным четыреста тысяч каким-то в очереди солдат и матросов, которые поддавались чарам Салли, потому что… мечтал о ней, о Шарлотте?

Затем заговорила Салли:

– Ты наивно полагаешь, что, если выждешь достаточно долго, она его забудет? – Она расхохоталась, но на этот раз смех получился жестоким. – А знаешь что, миленький? Ничего подобного не произойдет. Она никогда не перестанет любить его, а отсюда следует, что ты станешь самым великовозрастным девственником во всей морской пехоте. Ну хотя бы потому, что она ни за что тебе не отдастся. Во всяком случае, до свадьбы. У нее колени будто чем-то склеены, и она не раздвинет ножки, пока не услышит от тебя в церкви заветное: «Я согласен». А этого уж точно никогда не произойдет. Неужели ты считаешь, что она выйдет за тебя замуж, продолжая в своем сердце оставаться обрученной с Джеймсом?

– Но в своем сердце я все равно могу лелеять надежду. Разве нет? – после некоторого раздумья произнес Винс.

– Конечно, можешь, – согласилась Салли. – Но, миленький, если ты все-таки передумаешь, прежде чем тебя снова отправят на войну, где – упаси Боже! – на этот раз могут и убить… короче, ты знаешь, где меня найти.

Шарлотта услышала, как каблучки Салли застучали по коридору и по лестнице. Потом за гостьей открылась и захлопнулась входная дверь.

После этого в доме наступила полная тишина. Стало так тихо, что Шарлотта слышала, как тикают ненавистные часы Эдны в гостиной.

Из комнаты Винса послышался легкий шум. Это он встал с кровати, затем вышел из спальни и направился куда-то по коридору. Скорее всего, он шел в ванную, а следовательно, неизбежно должен был пройти мимо ее раскрытой двери.

У нее не оставалось времени, чтобы успеть прилечь и притвориться спящей. У нее ни на что не оставалось ни времени, ни сил, и потому она продолжала сидеть на кровати как полная идиотка и пялиться на него, когда он, увидев ее, замер на месте.

– Боже мой! – испуганно прохрипел он. – Я и не знал, что вы уже дома.

– Я уже дома, – тупо повторила она.

Он на секунду закрыл глаза, а когда снова открыл их, уже был готов встретить ее взгляд во всеоружии.

– Я полагаю, мне не стоит даже надеяться, что вы не прислушивались ко всему тому бреду, который…

Шарлотта только неопределенно покачала головой, чувствуя, как ее лицо заливает краска. Она не могла больше выдерживать этот взгляд.

– Понятно, – вздохнул Винс и попытался улыбнуться. Он тоже покраснел до корней волос. – Я так и думал.

Шарлотта заставила себя снова поднять на него глаза.

– Я не могу выйти за вас замуж, Винсент.

– Я знаю, – ответил он. – Я знаю это и понимаю вас. Я просто… Ну… Любому парню позволено мечтать, верно? Простите, – добавил он, чуть заметно кивнув, и пошел в ванную.


Мэри-Лу покинула территорию базы и отправилась домой в пикапе своего мужа. Примерно в это же время, только чуть раньше, Хусаам Абдул-Фатах, узнав о том, что женщина обнаружила его сверток в багажнике своей собственной машины, приготовился к бегству. Он заранее переживал свой провал.

Но, к его величайшему удивлению, ничего страшного не произошло.

У него имелись свои люди, которые вели постоянное наблюдение и за военно-морской базой, и за штаб-квартирой ФБР в Сан-Диего, но никто из них не сообщил ему о том, что, например, войска на базе уже приведены в состояние боевой готовности или сотрудники ФБР проинформированы о каком-то чрезвычайном происшествии.

Никто не вызвал к себе Мэри-Лу для получения более подробной информации о проклятом свертке. А это значит, что начальство ничего не знало о ее необычной находке.

Не исключено, что женщина просто подумала, что оружие принадлежит ее мужу. Возможно, она вообще никому о нем не рассказала. А если даже и рассказала, то ее никто и слушать не стал.

У Хусаама сложилось такое впечатление, что Сэм Старретт вообще никогда не прислушивался к словам своей супруги.

Хусаам последовал за Мэри-Лу, наблюдая за тем, как она забрала девочку у миссис Устенски, после чего сразу же поехала домой, минуя свой любимый продуктовый магазин. Пожалуй, только этот факт да еще пикап мужа стали в тот день единственными исключениями в ее обычном распорядке дня. Все остальное шло точно так же, как и всегда.:

Один из доносчиков Хусаама доложил, что бойцы команды номер шестнадцать с вещевыми мешками отбыли с территории базы на транспортном самолете в неизвестном направлении.

Вскоре после этого на стоянку базы приехали двое мужчин на грузовичке с надписью «Мастерская Эла», и один из них отвез в ремонт машину Мэри-Лу.

Эта новость немного успокоила Хусаама.

Значит, Старретта несколько дней не будет в городе. И, следовательно, Мэри-Лу временно будет пользоваться его пикапом, пока ее собственная машина находится в ремонте.

В итоге получалось, что беспокоиться ему не о чем.

Более того, отсутствие в городе Сэма Старретта было ему даже на руку. Теперь у Хусаама появлялась отличная возможность еще тесней подружиться с Мэри-Лу. Все получалось до смешного просто.

Одно время он вообще не хотел вступать с ней в какие бы то ни было отношения. Это случилось после того, как он обнаружил неисправный замок ее багажника, посчитав его подарком небес, знаком свыше.

Но в душе он понимал, что это не так. Замок – это просто счастливая случайность, и рассчитывать только на него не приходилось. Вот почему он все же привел свой план в исполнение и подружился с женщиной. В конце концов, ведь именно Мэри-Лу несколько раз в неделю проникала на территорию базы без всяких обысков и ненужных вопросов. К тому же у Хусаама не было никакой гарантии, что Мэри-Лу не сменит наконец свою развалюху со сломанным замком багажника.

И теперь, когда он ехал за Мэри-Лу, Хусаам еще раз мысленно похвалил себя за то, что не поддался слабости и последовал своему первоначальному плану.

День клонился к вечеру. Когда малышка выспалась, Мэри-Лу устроила ее на заднем сиденье пикапа и отправилась в магазин за продуктами. Хусаам последовал за ней.

Миссис Старретт замешкалась на стоянке, вынимая дочку из машины, и Хусаам успел опередить ее и очутился внутри магазина раньше, чем Мэри-Лу. Он быстро схватил у входа пластиковую корзину и рванулся в отдел готовых замороженных продуктов. Теперь со стороны он мог показаться обычным несчастным холостяком, питающимся готовыми обедами, разогревая их в микроволновой печи. Такой мужчина у нормальной женщины может вызвать разве что жалость и сочувствие.

Он сунул в корзину четыре или пять упаковок и собирался уже выйти в проход, заранее приготовив дежурную фразу: «Ой! Надо же! Какое приятное совпадение, Мэри-Лу! Я очень рад видеть вас!», – но внезапно услышал ее голос:

– Ой, привет! Как у тебя дела?

– Привет, Мэри-Лу! У меня все нормально. Здравствуй, Хейли. Послушай, да она у тебя так выросла!

Перед миссис Старретт стояла Келли Эштон, «почти жена» Тома Паолетти. Примерно месяц назад Хусаам именно ее считал лучшей кандидатурой для своей операции, а потому успел кое-что узнать о ней. Он и теперь продолжал следить за этой женщиной.

Но сейчас ему надо было поскорее отсюда смываться. Если он сейчас наткнется на них обеих, Келли покажется странным, что он так же хорошо знаком и с Мэри-Лу. Это могло вызвать у женщин ненужные подозрения.

– Она уже начала ходить, – с гордостью сообщила Мэри-Лу. – Ну и лезет туда, куда не надо. Ты, наверное, знаешь, как это бывает.

– Конечно, – понимающе кивнула Келли. Своих детей у нее не было, но она работала педиатром. – Тебе нужно сделать свой дом, так сказать, «чадонепроницаемым». В первую очередь следи за тем, чтобы был хорошенько заперт ящик на кухне, где стоит мусорное ведро.

– Об этом я уже побеспокоилась, – сказала Мэри-Лу.

– Чудесно. Что ж, мне было очень приятно повидаться с тобой. – Слова Келли прозвучали достаточно официально, означая конец разговора, и Хусаам заволновался. Сейчас нужно было срочно что-то предпринять и удрать из магазина, прежде чем женщины разойдутся по разным отделам и тогда уж обязательно заметят его.

Но Мэри-Лу никак не хотела отпускать свою знакомую.

– Когда Сэма нет дома, я даже не знаю, что из продуктов мне покупать, – призналась она. – И главное, сколько. Потому что еще не известно, когда он вернется, и у меня нет необходимости делать закупки, как в обычные дни. Но стоит мне купить еду, рассчитывая только на себя, как он буквально на следующий же день заявляется домой! Представляешь?

Хусаам осторожно выглянул из-за угла, прикидывая в уме, какой выбрать путь отступления – через переднюю дверь магазина или заднюю. Обе женщины взяли по тележке, причем у Келли она уже была заполнена продуктами, а в тележке Мэри-Лу пока что сидела только пристегнутая ремнями маленькая Хейли.

– Лично я покупаю всего понемногу, – поделилась своим опытом Келли. – И именно по той же самой причине. А теперь, прости, мне нужно поторапливаться, а то я, кажется, уже ничего не успеваю. Ну, я отправляюсь к кассе. Мне очень жаль, что нам не удалось поболтать, но…

– У тебя что, сегодня намечена вечеринка? – удивилась Мэри-Лу, рассматривая продукты в тележке Келли. – Или ты помешана на чипсах и прочих закусках?

– А, ты про это… Нет, какая там вечеринка! – отмахнулась Келли. – То есть ничего особенного не будет. Просто ко мне сегодня придут подруги. Посидим, посмотрим видео. Нам легче собираться, когда Том… в общем, когда его нет в городе. Ну, ты меня понимаешь.

– Да, да, – поспешно кивнула Мэри-Лу. – Еще как понимаю! Так тяжело ждать их, не зная, где они находятся, что они там делают… Ну и так далее.

– Согласна, – улыбнулась Келли. – Полностью согласна.

– Ну… – Голос у Мэри-Лу стал напряженным. – В общем, желаю вам хорошо развлечься. Беги, а то ты говорила, что опаздываешь.

– Кстати, ты тоже можешь присоединиться к нам, предложила Келли. – Ну, если, конечно, ты сегодня на вечер еще ничего себе не запланировала. И если, разумеется, сумеешь найти, с кем оставить малышку.

Даже если бы у Мэри-Лу и имелись какие-то виды на вечер, она бы позабыла обо всем на свете. Отказаться от такого приглашения?!

Теперь Хусаам раздумывал лишь над тем, удастся ли ему каким-то образом перехватить ее по дороге домой.

– Правда?! – обрадовалась Мэри-Лу. – Bay! Как здорово. Спасибо. Bay! Я уверена, что я сумею договориться насчет Хейли. Когда вы собираетесь?

– В половине шестого. Боюсь, что это рановато, – предупредила Келли, – но мне завтра рано вставать на работу.

До встречи оставался ровно час.

– В половине шестого – как раз то, что нужно, – заверила свою знакомую Мэри-Лу. – Скоро увидимся. Это просто здорово!

– Просто здорово, – как эхо повторила Келли. Однако Хусаам достаточно хорошо знал эту женщину и понимал, что ее восторг был наигранным.

Келли направилась в сторону касс, а Мэри-Лу покатила тележку по рядам с продуктами, оставляя Хусааму путь к отступлению через заднюю дверь магазина.

Теперь ему оставалось только все хорошенько заново обдумать, перепланировать и рассчитать. И составить программу действий.

Впрочем, с какой-то точки зрения это было даже неплохо. Ему давно требовалась встряска, поскольку и сама Мэри-Лу, и ее тихая скучная жизнь не представляли для него никакого интереса и порядком ему наскучили.


Мобильный телефон Джоан заиграл, и она тут же нажала на кнопку связи:

– ДаКоста слушает.

– Здравствуйте, Джоан, – приветствовал ее Малдун, сидя на пыльной земле. Там, где он сейчас находился, сигнал проходил плохо, и стоило ему хоть чуть-чуть повернуться, как голос в трубке пропадал. – Это Майк Малдун. Как у вас дела?

– Все на удивление гладко, Майк Малдун, – ответила Джоан. – У меня остается буквально пять минут до полуофициальной вечеринки в доме лейтенанта-коммандера Паолетти. Собираются жены и подруги «морских котиков». Мы будем пить вино и смотреть фильмы по романам Джейн Остин, пока вы, бравые ребята, спасаете мир. Честно говоря, наше занятие кажется мне более привлекательным.

Малдун рассмеялся:

– Ну, это вопрос спорный. Сегодня и завтра нам тоже предстоит применить некоторые удивительнейшие игрушки. Я не могу больше ничего сказать, так что вы лучше поверьте мне на слово. Здесь тоже скучать не приходится.

– И это мне говорит человек, для которого определение забав и развлечений не имеет ничего общего с Колином Фертом! – парировала Джоан.

Итак, жены и подружки «морских котиков» собираются на вечеринку. Интересно уже то, что ее туда пригласили. И вдвойне занятно, что она согласилась туда пойти.

– Значит, вы решили присоединиться к этой компании, потому что…

– Потому что я приняла предложение Дженка выйти за него замуж.

– Ха-ха! Очень смешно, – отозвался Майк, а сам подумал: она, конечно, шутит. Или нет?!

– У меня вот какая задумка, Майк, – как ни в чем не бывало продолжала Джоан. – Я подумала вот о чем. Если Келли и все остальные женщины прекрасно проводят время вместе, почему нам не устроить такие же женские «посиделки», когда в город приедет Брук? Я знаю, что это не входит в ее программу, но зато какие чудесные фотографии можно будет сделать, вы только себе представьте!

– Вы не учли одного, Джоан. В нашей команде нет ни одного бойца, который хотел бы, чтобы фотография его жены или подружки появилась на первой странице центральной газеты, – заметил Малдун. – Понимаете, по той же самой причине им не хотелось бы, чтобы их женщины носили кепки или футболки с надписью «Морской котик». Поверьте, на нашей планете слишком много тех, кто только и мечтает отомстить бойцам-«котикам», выбрав своей целью их близких и любимых, в то время как ребята рискуют собственной жизнью. Давайте не будем упрощать жизнь этим негодяям, рекламируя женщин, таких дорогих сердцу моих товарищей.

– Вот черт! – Майк почувствовал, как вмиг улетучилось хорошее настроение Джоан. – А ведь вы совершенно правы, Суперкотик! Господи, мне такое даже в голову не приходило.

– Простите, – только и мог сказать он.

– Нет, даже не думайте извиняться. Вы предостерегли меня от серьезной ошибки. Я могла бы запросто подставить этих женщин, и тогда бы на меня косо смотрел весь отряд «морских котиков». Неизвестно еще, чем бы все это закончилось. Одним словом, считайте, что вы спасли мою задницу.

Вот теперь наступал тот самый момент, когда (если верить мудрому Сэму Старретту, который и давал все эти советы) Майк должен был выступить вперед и, собственно, начать действовать. Нужно было сказать что-нибудь вроде: «И еще какую задницу! Спасать ее – одно удовольствие!»

Вместо этого он только скромно поинтересовался:

– Простите, как вы меня только что назвали?

– Уже не помню, – ответила Джоан. – Наверное, Малдун. Или, может быть, Майкл. Или даже Майк. Или…

– Суперкотик?

– А, вы об этом…

– Вы уже как-то раз называли меня так.

– Да. В вас есть некое твердое, как сталь, мужское начало, которое частенько дает о себе знать… Вы очень забавный.

Вот оно как! Нет, сейчас Малдун надеялся услышать от нее совсем другие слова.

– Что ж, спасибо и на этом. Мне очень приятно, что я вас… так сказать, забавляю. Мэм.

– Аккуратней, Крошка Хью.

– Боже мой! Каким образом вам удалось узнать…

– Люди меня любят, – рассмеялась Джоан. Сейчас она смеялась над ним. – Люди любят поговорить со мной. И в беседе частенько делятся со мной своими секретами.

– И чужими секретами тоже, – тут же подхватил Малдун. Такому палец в рот не клади! Но ему ничего не оставалось, как только тоже посмеяться. Что ж, не везет так не везет, тут уж ничего не поделаешь. – А кто именно рассказал вам про Крошку Хью? Мне это важно знать, потому что теперь я просто обязан пойти и убить этого человека.

– Значит, меня не обманули, – ответила Джоан. – Именно такое прозвище у вас и было, пока вы проходили обучение и еще не стали «морским котиком».

Да, и, к сожалению, потом она прилипло к нему на довольно долгое время.

– Нет, – тут же солгал он. – Категорически нет. Это гнусная ложь.

Она снова рассмеялась. Господи, как же ему нравится ее непринужденный, заразительный смех!

– Да, кстати, я получила ваше сообщение по электронной почте, – сообщила она. – И переадресовала его Брук.

Ну, теперь пора действовать. Только не тормозить! И строго придерживаться плана. Кстати, эта электронная переписка и стала одной из причин его сегодняшнего звонка. Не надо только думать о том, что Джоан считает его всего лишь забавным.

– Вы прочитали мое послание?

– Да, конечно. Неужели вы могли подумать, что я стану пересылать письма дочери президента без проверки?

– Там было все в порядке?

– Ваше письмо показалось мне… – она колебалась лишь долю секунды, – …довольно дружеским.

Да уж, лучше не сказать. Малдуну пришлось изрядно попотеть над этим посланием, чтобы вложить в него достаточное количество сексуального подтекста. Он делал это умышленно, потому что знал, что каждое его слово будет прочитано самой Джоан.


«Здравствуйте, Брук. Вам пишет Майк Малдун. Я младший лейтенант во флоте США, в команде номер шестнадцать «морских котиков». Я с нетерпением жду нашей встречи на приеме, который дает адмирал в субботу вечером, когда я смогу сыграть роль вашего эскорта. Надеюсь, что смогу сделать для вас этот вечер (как и все ваше пребывание в Коронадо) исключительно приятным. Я готов выполнить любое ваше желание, куда бы вы ни захотели пойти и чем бы там ни захотели заняться».


Не хватало под конец добавить еще какие-нибудь банальности. Чмок-чмок. Жду, целую, надеюсь.

– Ответ получен? – поинтересовался Малдун.

– Да, – отозвалась Джоан. – И я его вам уже отправила. Не знаю, почему она снова решила написать мне, а не прямо на ваш адрес. Но она поступила именно так. Поэтому я просто переадресовала ее письмо. Вот и все.

– И что же она пишет?

– Я что, успела стать вашим личным секретарем? Ступайте и прочитайте свою почту сами, мой брат от других родителей.

– Ну, перестаньте. У меня сейчас нет времени лезть в Интернет. Скажите лучше, она сама сочиняла это письмо или ответ чисто формальный, как на казенном бланке? «Благодарим вас за то, что вы прислали свое сообщение на имя дочери президента США…» и так далее?

– Это был… В общем, не совсем формальный ответ.

– Ну и что же она пишет? – не отступал Майк.

– А как вы сами думаете? Что она может написать? «Дорогой Майк! Я видела вашу фотографию, и теперь мне не терпится поскорей сорвать с вас всю одежду…» – так, что ли, по-вашему?

Малдун понимал, что она говорит так с единственной целью подразнить его. Она и не ведала, как близка была сейчас к истине, но только Малдун почувствовал себя довольно неуютно… в извращенном смысле. Извращенность заключалась в том, что, как бы ему это ни было неприятно, но его исключительная внешность постоянно играла ему на руку.

Если бы внешность могла помочь ему заинтересовать своей особой Джоан, он ни за что бы не упустил такой шанс.

– Говори с ней о том, о чем ты должен говорить, – наставлял его Сэм Старретт, когда они летели сюда на транспортном самолете. Старретт выступал для Малдуна в роли персонального психоаналитика и советника.

– Понимаете, все дело в том, что я не могу припомнить случая, чтобы женщина согласилась переспать со мной из-за того, что ей понравился я сам, – сказал он Джоан. – Я сам, а не моя внешность, вот что главное. Честно говоря, мне все это порядком поднадоело. – Он произнес эти слова и тут же пожалел об этом. Наверное, он сейчас казался ей глупым и жалким. – Простите, но мне пора.

– Эй, погодите-ка секундочку! – заволновалась Джоан. – Я вас так не отпущу. Вы только что раскрыли мне нечто сугубо личное, в чем мог бы признаться только зрелый и опытный мужчина, и теперь собираетесь вот так сразу убежать?

– Мне это показалось глупым. Я не хотел никому жаловаться. А получилось так, что вот, мол, какой я несчастный, пожалейте меня, бедного. Но когда я вхожу в бар, то тут же вижу глаза десятка женщин, которые только и мечтают о том, как бы раздеть меня догола. Жизнь порой бывает жестокой. – И он закатил глаза, втайне презирая себя.

Джоан рассмеялась. Очевидно, он продолжал забавлять ее.

– Ну что ж, могу себе представить нечто подобное. Вам, конечно, это все надоело. Но дело в том, Майкл, что людей зачастую привлекает лишь внешняя сторона вещей. Симпатичное личико, хорошая фигура, деньги, положение в обществе или власть. Знаете, у меня было несколько романов с мужчинами, которых я интересовала только потому, что им хотелось завести связи в Белом Доме. Приходится быть осторожной и внимательной. Надо учиться распознавать истинные чувства и отличать их от кучи неискреннего дерьма, которое, к сожалению, окружает нас со всех сторон. Только при этом не забывайте, что настоящие люди существуют, и они находятся здесь же, рядом с вами.

– Да, я знаю, – согласился Майк. – Только мне они почему-то попадаются крайне редко. – При этом ни один из таких настоящих людей – включая саму Джоан – им еще почему-то не заинтересовался. Даже отдаленно. Но говорить этого Малдун не стал, чтобы не показаться слишком уж безнадежным. К счастью, ему удалось закрыть рот прежде, чем из него начали вылетать ненужные слова.

– А вы не отчаивайтесь и продолжайте искать, – посоветовала Джоан. – Они рядом.

– Наверное, вы правы, – печально произнес Малдун. Но ему не хотелось больше никого искать. Его вполне устраивало то, что он уже нашел. – Послушайте, мне действительно пора уходить. Вы и в самом деле не хотите мне пересказать, хотя бы вкратце, что там написала мне Брук?

– Она задала целую кучу всяких вопросов. Какое ваше любимое кино? Какой ваш любимый цвет? Ну итак далее. Господи, я уже всего не упомню. Брук такая. Никогда не знаешь, что еще она выкинет, чтобы только хорошенько встряхнуть собеседника. Ну, например, ей интересно знать, какая ваша любимая поза в сексе.

– «Звездные войны», красный и когда я лежу на спине.

– О'кей, – только и смогла вымолвить Джоан. – Теперь все понятно. Благодарю за информацию, в которой я совершенно не нуждаюсь.

– Но вы же сами только что задавали мне вопросы.

– Это не я их задавала. Это она их задавала. И даже не совсем так. Я просто размышляла вслух о том, о чем она в принципе могла бы вас спросить. Господи!

– Я разрешаю вам передать для нее данную информацию.

– Да бросьте вы! Она для вас слишком старая. И не надо пошлостей, Малдун. Кстати, не вы ли только что жаловались мне, что устали от секса, который не таит в себе никакой глубины и базируется только на ваших внешних данных?

– Да, я от этого и не отказываюсь, – подтвердил ее слова Майк. – Но если речь идет о том, что будет или такой несерьезный секс, или вообще никакого, то… я все-таки мужчина.

– У которого все баллы по зрелости только что сгорели благодаря его же высказываниям, – сообщила ему Джоан. – Ну, так или иначе, я нахожусь в доме Тома и Келли и мне пора отправляться пить вино и веселиться. Спасибо за звонок, лейтенант.

– Подождите! – Малдун вдруг испугался, не зашел ли он слишком далеко, наслушавшись советов Сэма. Да и что в таких делах понимает Сэм Старретт? – Я не хотел обижать вас.

Эти слова развеселили Джоан.

– Чем вы могли меня обидеть? Своим признанием в том, что ваш любимый фильм – «Звездные войны»? В таком случае, это я должна обидеться. Потому что всем известно, что лучшая серия – «Империя наносит ответный удар».

Малдун рассмеялся, испытав при этом облегчение:

– Скажите всем собравшимся, что мы благополучно прибыли к месту назначения. Все мы целы и невредимы и вернемся еще до начала приема, который устраивает адмирал в субботу вечером. Завтра я вам снова позвоню.

– Да пребудет с вами сила, Суперкотик! – напоследок пожелала ему Джоан и разъединилась.

Глава тринадцатая

По дороге домой от Донни Чарли молчала.

Внук проснулся в половине шестого и даже вышел на кухню, выразив желание что-нибудь поесть. И только после того, как Дон пообедал (бабушка успела состряпать для него несколько блюд, пока она спал), он попросил их уехать.

Чарли вопросительно посмотрела на Винса, надеясь найти ответ в его глазах. Будет ли внук адекватно вести себя, когда останется один? Возможно ли, что лекарства начали действовать так быстро?

Винс утвердительно кивнул. Дело в том, что на этот раз в придачу к обычному набору врач прописал Дону очень мощное седативное средство. Новый препарат обладал сильным успокаивающим действием, и врач предупредил об этом Винсента. Лекарство тут же избавило Донни от всех тревог и волнений.

В доказательство этого Донни даже вышел из своего чулана.

Разумеется, он только что начал сознавать, что бабушка и дедушка из-за него нарушили свое правило навещать его строго один раз в неделю, и сейчас им следовало побыстрей уехать из его дома, чтобы не вызывать у внука ненужных подозрений и опасений.

Донни считал, что ему лучше остаться одному. Его вполне устраивало одиночество. Он привык к нему, имел неограниченное количество свободного времени и мог сколько угодно тратить его, путешествуя по Интернету.

Винс давно подозревал о том, что его внук частенько посещает разные сайты и прочие киберпространства во всемирной паутине. Причем ему совсем не обязательно было пялиться на близкие к реальным фигурки обнаженных женщин. Нет, он часами сидел у компьютера совсем по другим причинам. Его мог заинтересовать ролик о новорожденном жирафенке в зоопарке Сан-Диего. Или же Дон застревал на страничке, где описывались последние достижения чемпионов в игре «Драконы и подземелья».

После того как старики договорились с Доном о том, что навестят его утром и проверят, принял ли он все необходимые лекарства, Винс и Чарли отправились в обратный путь.

– Я понимаю теперь, почему Тони не так часто приезжает навестить его, – со вздохом произнесла Чарли. – И я каждый день благодарю Бога за то, что Дон хочет нас видеть не чаще одного раза в неделю. – Она взглянула на Винса. – Я, наверное, не должна так говорить, да? Ты считаешь меня злой?

Винс улыбнулся жене:

– Нет. Конечно нет. Ты совсем не злая.

– Хм-м-м, – промычала она, что должно было означать ее полное несогласие с мужем.

– Может быть, тебе даже не стоит ездить к нему завтра вместе со мной, – продолжал Винс. – Я же вижу, как тяжело тебе даются эти визиты. К тому же это наверняка расстроит Донни. У нас получается нечто вроде замкнутого порочного круга. Ты огорчаешься, и это его расстраивает. Его состояние, в свою очередь, еще больше огорчает тебя, и так далее. То же самое происходит, когда к нему приезжает Тони. Кстати, сегодня Донни рассказал мне о том, что в последнее время они с Тони стали часто писать друг другу письма по электронной почте.

Одной из главных проблем Тони было то, что он никак не мог смириться с болезнью Донни и переживал, что у них не сложились самые обычные, традиционные отношения «отец и сын». По этой причине он на какое-то время и вовсе перестал общаться с Донни.

Теперь Винс обрадовался, узнав о том, что Тони пытается наладить контакт со своим собственным сыном, и при этом у него хватило сообразительности найти для этого правильный подход – а именно общение через электронную почту, что, несомненно, было вполне доступно для Донни и не вызывало у него стресса.

Хотя никто не исключал и того, что именно этот контакт с отцом и стал для Донни той самой соломинкой, которая сломала хребет верблюду. Или, если выражаться точней, той самой соломинкой, из-за которой верблюд окончательно сошел с ума и перестал глотать свои таблетки.

– Интересно, и когда ты собирался рассказать мне эти новости о Тони?

Внимание: опасность! Очаровательная Шарлотта готовилась нанести коварный удар.

– Сразу после того, как мы сели в машину, – тут же нашелся Винс. – То есть сейчас. Собственно, я так и поступил. Хорошие новости, правда же? Но если уж быть честным до конца, похоже, Донни не слишком обрадовался этой переписке. Может быть, и в этом тоже виноваты лекарства. Он стал какой-то заторможенный, что ли. Ты мне напомни спросить о том, как у них проходит общение, когда Донни станет получше и он снова вернется в обычный ритм. Ну, недельки через две, я полагаю.

– Он никогда не войдет в обычный ритм.

– Я имею в виду тот ритм, который для него привычен и удобен, – поправился Винс.

– Ну как тебе все это удается? – пожала плечами Шарлотта. – Как ты можешь вот так спокойно сидеть и принимать его таким, какой он есть? Неужели это тебя не злит, не раздражает и не выводит из себя? Ты не сердишься и не расстраиваешься. И знаешь что? Я могу буквально по пальцам пересчитать все те эпизоды, когда ты по-настоящему выходил из себя. А ведь прошло почти шестьдесят лет… Меня это так бесит и пугает одновременно, что я со страху могу наделать в штаны, Винсент.

Он рассмеялся, услышав подобную фразу от такой щепетильной женщины, которая и грубого слова не могла себе позволить. К сожалению, сейчас она говорила совершенно серьезно и вовсе не собиралась шутить.

– И вот еще что. Мне уже порядком надоело постоянно кричать тебе то, что я хочу сказать нормальным голосом, – строго произнесла она. – Денег у нас с тобой достаточно. Поэтому, ради всего святого, сходи в магазин и купи себе слуховой аппарат, ладно?

Однако то, что она это говорила, было связано не с плохим слухом Винса, а с безнадежным состоянием Донни. Шарлотта слишком тяжело воспринимала тот факт, что их внук, к величайшему сожалению, уже никогда не сможет жить так же, как все остальные. Он уже не станет тем, кем виделся в мечтах бабушки и дедушки еще тогда, когда был очаровательным большеглазым десятилетним мальчуганом. У него уже не будет своей семьи. И, скорее всего, у него никогда не будет человека, с которым он мог бы делить любовь и сострадание, как это случилось у его бабушки и дедушки.

Смириться со всем этим было очень трудно.

– Мне кажется, с Донни все в порядке, Чарльз, – спокойно сообщил Винс своей супруге. – Я полагаю, его вполне устраивает такая жизнь. Ему нравится одиночество. А Интернет позволяет ему общаться с другими людьми ровно столько, сколько ему необходимо. Он выбирает себе определенные уровни общения и придерживается их. Когда он регулярно принимает лекарства и его не мучают страхи, ему становится лучше. Я бы даже рискнул сказать, что он по-своему счастлив.

На всем остатке пути до дома Чарли молчала. Но когда они подъехали ко входу в особняк, она вдруг спросила:

– Значит, ты считаешь, что мне не следует завтра туда ездить? Что так будет лучше?

– Ну не то чтобы лучше, – начал Винс, когда они выходили из машины, – он же любит тебя и знает, что ты тоже его очень любишь. Но я думаю, что без тебя он будет вести себя поспокойней, пока его состояние еще нестабильное.

Чарли понимающе кивнула:

– Хорошо. Тогда я поеду с тобой, но выходить не буду, а подожду тебя в машине.

Винс сразу догадался, к чему она клонит. Чарли давала ему понять, что не хочет казаться абсолютно ненужной, когда дело касается благополучия Донни. Но вместе с тем не желала и навязывать свое общество. Теперь же выходило, что она поедет к Донни так, на всякий случай. А вдруг Винс не управится один или Донни захочет с ней повидаться?

Однако сам Винс готов был поспорить на какую угодно сумму, что настоящая причина кроется совсем в другом. Просто Чарли не хочет, чтобы ее муж ехал туда один, без нее.

Винс открыл дверь кухни и держал ее, ожидая, когда Чарли зайдет в дом.

– Хорошо, – согласился он с предложением супруги. – Мне кажется, это отличный план.

– Я хочу принять ванну, – сказала Чарли, поднимаясь по лестнице.

– Шарлотта! – остановил он ее. – Ты видела меня по-настоящему сердитым больше десяти раз.

Она на секунду задумалась.

– Нет. Не получается.

– Помнишь, когда Салли, что жила наверху, приволокла к себе в квартиру того здоровенного парня? Он еще бумажник потерял…

– Это и был самый первый случай, – подтвердила Чарли. – Но даже в ту ночь, как мне кажется, ты был не столько зол, сколько огорчен. Ну хорошо, я согласна, этот эпизод, конечно, считается.

– А когда Тони исполнилось пятнадцать лет и он вернулся домой вдрызг пьяный, его еще стошнило в гостиной прямо на наш новехонький ковер?

– Да-да, припоминаю. Ладно, пусть будет два. Три – это случай с Лекси. Автомобильная авария, помнишь? Медсестра никак не хотела тебя пускать в реанимационную палату, – спохватилась Шарлотта, включившись в игру. – Ты вел себя эффектно. Я бы даже сказала, сумел произвести на персонал больницы неизгладимое впечатление.

– А когда Венди подожгла веранду?

– Это номер четыре. – Шарлотта не могла сдержать улыбку. – Правда, лично я до сих пор уверена в том, что хотя ты и орал как ненормальный, но втайне гордился тем, как она сумела все это сотворить.

Винс усмехнулся:

– Для меня так и осталось тайной, как она умудрилась устроить пожар, когда в зажигалке не было бензина?!

– Еще ты взбесился в школе, когда узнал, что уволили дирижера духового оркестра, – напомнила Шарлотта. – Это уже пять.

– Я злился, когда ты сообщила, что не можешь выйти за меня замуж, – подсказал Винс.

– Нет, это совсем не то. Ты тогда жутко обиделся, не более того.

– И злился, – настаивал Винс. – Просто я не хотел все это афишировать.

– Нет, это все равно не считается, потому что внешне ты оставался спокойным.

– Ничего подобного, я весь кипел.

– Значит, надо было орать об этом во все горло, – возразила она. – Но если даже я тебе уступлю и посчитаю этот случай, получается только шесть.

– Должны быть еще эпизоды.

Она удивленно посмотрела на него, словно хотела спросить: «Неужели? Ты уверен?» – но вместо этого сказала:

– Назови их.

– Ну…

– Вот видишь? Ничего у тебя не получается.

– Сейчас получится. – Во время войны ему часто случалось выходить из себя. И уж, конечно, он не раз сердился в течение тех первых нескольких недель, когда ему пришлось жить в доме у Шарлотты. – Вот, вспомнил. Я ужасно разозлился, когда ты вернулась домой после работы и рассказала мне о том, что сенатор Говард уезжает на Гавайи, а тебе велено перенести все его запланированные встречи на более поздний срок.

Чарли и другим секретарям действительно было дано распоряжение сообщить всем, кто стоял в списках встреч с сенатором, что беседа с сенатором переносится. Значит, рядовой ДаКоста напрасно ждал своей очереди и теперь его просто безжалостно вычеркнут из этого бесценного списка.

– Нет, – помотала головой Чарли, вспоминая теперь тот день. – Ты не был зол. Ты только помрачнел, вот и все.

– Если мне не изменяет память, в тот день я ужасно кричал, – закинул удочку Винс.

– Это я орала как резаная, – кивнула Шарлотта. – Припомни: это я бесилась и кричала от возмущения.

И он вспомнил.

Она действительно негодовала и бушевала в той самой спальне, которую так благородно отдала ему на все время его выздоровления.

– Значит, всего получилось шесть раз, – победно произнесла Шарлотта, поднимаясь по лестнице. – Итого в среднем по одному разу за десятилетие, Винс. Хорошо, что я не страдаю галлюцинациями, иначе могла бы принять тебя за одного из космических пришельцев, которые почему-то постоянно мерещатся нашему Донни.

Винс засмеялся. Он был вынужден признать свое поражение. Конечно, в жизни он сердился и выходил из себя гораздо чаще, но если Чарли предпочла не помнить остальные случаи – что ж, тем лучше для них обоих.

Он вернулся на кухню и достал из холодильника баночку пива. Правда состояла в том, что в его жизни очень редко происходило нечто такое, что могло вызвать у него гнев и ярость. И еще можно было сказать, что, очевидно, весь свой запас злости он успел израсходовать во время войны. Трудно сердиться из-за детских проказ, если учесть, какой адский кошмар пришлось пережить Винсу на Тараве в течение трех долгих дней. Да и вообще все то, что он видел на войне, не шло ни в какое сравнение с озорством его детей и внуков.

Шарлотта не считала, что он по-настоящему разозлился в тот далекий день, когда она вернулась домой и сообщила ему неприятные новости. Оказывается, сенатор Говард отменил его встречу, которую Винс ждал несколько недель, пока выздоравливал и набирался сил.

Ну, может быть, она в чем-то была права. Он действительно не сердился и не бушевал. Вид у него в тот день был скорее страдальческий. Он испытывал муки и жгучую боль, но, наверное, все же не гнев и не ярость.

– Нам велено заново перепланировать все его встречи начиная с марта, – добавила тогда Шарлотта, и Винсенту захотелось разрыдаться от отчаяния.

– У меня нет времени, – коротко доложил он. – Через неделю я должен быть в Калифорнии.

– Что?! – От неожиданности она как стояла, так и села на стул возле двери. – Я и понятия не имела, что вам придется так скоро уехать.

– А ведь мне нужно всего несколько минут его времени! – горевал Винс. – Неужели я прошу так много?

Он собирался написать сенатору письмо. Это нужно было сделать давным-давно. Но и тут у Винса возникли сомнения: кто же станет серьезно воспринимать послание полуграмотного солдата?

– Но вы только начали набираться сил, – заметила Шарлотта. – Вам нужно еще много времени, чтобы окончательно выздороветь и быть готовым воевать.

– Шарлотта, как вы считаете, если я напишу письмо сенатору, он прочитает его?

Она часто заморгала, словно не совсем понимая, к чему он клонит:

– Возможно, у него не будет времени ознакомиться с вашим посланием лично, но кто-нибудь из помощников или секретарей обязательно его прочтет. И если там будет содержаться что-то важное, письмо обязательно направят непосредственно сенатору. Да, это вполне вероятно. – Она подалась вперед. – Винсент, разве вы не понимаете, что вы еще больны и слабы? Ну какой смысл так рано отправляться на войну? Рано!

– Нет, не рано, – упрямо произнес он. Винс чувствовал, что с каждым днем становится все крепче. – Если я задержусь у вас, то дело кончится тем, что я растолстею от вашей вкусной еды и просто не влезу в свою форму.

Но Шарлотта даже не улыбнулась, не оценив его жалкую попытку отшутиться. Она сидела на стуле и смотрела на Винса так, словно видела его впервые. Будто перед ней возник незнакомец. А он не знал, как на это реагировать и что ему сейчас делать.

– Вы поможете мне? – наконец спросил он. – Мне нужно написать сенатору письмо, но оно должно быть таким безупречным, чтобы сенатор прочитал его еще до того, как уедет.

Шарлотта молчала.

– Вы поможете мне написать его?

Но она в отчаянии лишь помотала головой:

– Винс, он уезжает послезавтра.

– Ну и что? Значит, это должно быть исключительное, идеальное письмо.

– Но как я смогу помочь вам, если вы даже не рассказываете мне, почему хотите встретиться с сенатором? – удивилась она.

Да, в этом заключались определенные трудности. Ничего не оставалось делать, как рассказать ей правду обо всем, что и как происходило там, на Тараве.

Но, конечно, не всю правду. Он ни за что в жизни не стал бы посвящать ее в кровавые подробности боев и должен сделать все так, чтобы эту часть письма она не увидела вовсе.

– На Тараве было совершено множество ошибок, – начал он, осторожно подбирая слова. – Серьезных ошибок, даже можно сказать, роковых. Я полагаю, что той информации, которая была передана офицерам, готовившим план вторжения на остров, оказалось недостаточно. То, что произошло там, можно назвать… настоящей резней, массовым убийством, Чарли. И вам это хорошо известно. Но в газетах все подали так, будто такой исход был неизбежен и мы в любом случае должны были понести такие страшные потери. Победа досталась чудовищной ценой, но лично я считаю, что добыть ее можно было бы, избежав такого количества жертв. Другими словами, резню можно было предотвратить.

Она напряглась и уже не могла оторваться от его рассказа. Винсу удалось завладеть вниманием Шарлотты на все сто процентов.

– Но как?

– Собрав недостающую информацию, – спокойно ответил он. – О состоянии берега, о приливах и отливах, о подводных укреплениях, а самое главное – исследовать тот самый проклятущий коралловый риф. От него было больше потерь, чем от мин, установленных японцами. – По выражению лица Шарлотты Винс догадался, что она не совсем поняла его последние слова, и поспешил пояснить: – Чарли, морские пехотинцы отправились к острову на лодках, совершенно не приспособленных для того, чтобы лавировать в рифах, и они там попросту начали застревать. Большинство лодок потеряло способность двигаться и стало удобной мишенью для японской артиллерии. Враг об этом и мечтать не смел! Целым взводам пришлось выйти из лодок и передвигаться по пояс, а то и по грудь в воде. Так мы шли примерно пятьсот футов до берега. У нас не было никакого прикрытия. Мы не знали, кому и как молиться. Мы почти что слышали, как хохочут японцы и косят наших бойцов одного за другим.

Шарлотта побледнела, и Винс понял, что, наверное, уже рассказывает ей лишнее.

– В Тихом океане остается несколько десятков островов, которые морской пехоте еще только предстоит отобрать у японцев, и на каждом нас ждет кровавый бой. И мы не можем, не имеем права повторять те же ошибки. Мы должны доставить своих воинов на место схватки целыми и невредимыми. И если у следующего по плану острова имеется такой же коралловый риф, как у Таравы, нужно заранее обложить его взрывчаткой и проделать в нем дыру прежде, чем посылать туда солдат. И вот что я придумал. Я сам отличный пловец, и уверен, что найдутся и другие парни, которые выросли на морском берегу и, так сказать, дружат с водой. Десять-двенадцать таких бойцов могли бы легко подплыть к острову и своими глазами увидеть все, что нужно, чтобы прояснить картину: контур берега, наличие укреплений и так далее. При этом мы захватили бы с собой взрывчатку. Я знаю, что есть и такая, которая срабатывает даже под водой. Мы обложили бы ею все препятствия, которые надо удалить, и стерли бы их с лица земли. При этом мы использовали бы маски и трубки, и японцы бы ничего даже не заподозрили.

Шарлотта продолжала сидеть с открытым ртом и внимательно слушать.

– А что если бы они вычислили вас?

Он посмотрел ей в глаза:

– Да, надо иметь в виду и такое тоже. Но если учесть, что сами мы будем представлять собой двенадцать крохотных мишеней, велики шансы, что один из нас все-таки доберется до основных сил и передаст офицерам недостающую информацию.

Она смотрела на Винса так, словно не верила ему. Потом Шарлотта медленно встала со стула.

– И вы говорите мне все это совершенно серьезно? Вы хотите написать письмо сенатору Говарду, предлагая ему создать что-то вроде отряда пловцов-смертников? Господи, Винс, что вы еще выдумали! У меня создается впечатление, что вы попросту сошли с ума! Плыть до острова, а потом еще и назад? Но как вы собираетесь плыть с автоматом?

Хороший вопрос. Он и сам долго думал над этой проблемой.

– А у нас не будет с собой никаких автоматов. Не стоит так отягощать себя, тем более что нам и так придется доставлять на себе взрывчатку. Понимаете, все дело в том, чтобы попасть на остров незаметно, в этом и заключается весь смысл. Нельзя допустить, чтобы враг нас обнаружил. Плыть, конечно, придется довольно долго…

Шарлотта засмеялась, но вовсе не потому, что ее что-то позабавило в его рассказе. Напротив, она никак не могла поверить, что он сам считает свой план выполнимым.

– Да вы же… просто сумасшедший!

– Нет, я только…

– Именно так! Вы собрались плыть безоружным на остров, захваченный японцами! Да еще и прихватить с собой группу таких же беззащитных ребят. И как, вы полагаете, они с вами поступят, когда вас увидят? Приветливо помашут ручками? Или, может быть, предложат выпить сакэ?

– В том-то и заключается весь фокус, что нас никто не увидит. Мы приплывем в сумерки, а в обратный путь отправимся уже ночью.

– Вот-вот! – не сдержавшись, воскликнула Чарли. – Теперь вы собираетесь плавать в океане по ночам! А вы представляете себе размеры океана? Вы знаете, как это сложно – плыть ночью? И при этом, как мне кажется, вы не планируете, что где-то поблизости таких пловцов будет ждать судно с зажженными огнями, верно? Знаете, есть множество более легких способов позволить врагу убить себя. И наверное, их можно отыскать, не привлекая к этому сенатора и тем более не заставляя меня все это выслушивать!

– Но я не собираюсь предоставлять врагу возможность убить себя. Напротив, я хочу спасти жизни других солдат.

– И для этого пожертвовать своей собственной!

– А вы видели вот это? – Он вскочил с кровати, достал из шкафа свою военную форму и швырнул ее на одеяло. – Посмотрите еще раз. Это солдатская форма, и гораздо больше, чем просто одежда. И каждый мужчина, который носит ее – будь то форма сухопутных войск, или военно-морских сил, или каких-то других, – каждый мужчина, простой солдат или офицер, – все они знают это. Надев форму, человек знает о том, что в любой момент он должен быть готов пожертвовать собой во имя других, во имя победы. Те самые морские пехотинцы, которые погибли на Тараве, не убегали от японцев. Они бежали навстречу им! Неужели вы думаете, что мы не знали, что могли считать себя трупами с того самого момента, как наши лодки застряли в коралловом рифе? Но на нас была форма морских пехотинцев Соединенных Штатов, и мы поступили так, как должны были поступить во благо своей страны. Большинство из нас погибли, но кое-кому удалось выжить. И те, кто остался в живых, не должны позволить так же бездарно умереть другим. Да, это своего рода жертва, Чарльз. Я не хочу умирать – и никто не хочет умирать, – но я все равно сделаю все от меня зависящее, чтобы обеспечить безопасность моей страны. Глаза Шарлотты стали влажными, а еще через несколько секунд слезы градом покатились по ее щекам.

– Я не хочу, чтобы вы снова возвращались туда, – прошептала она. – Я не хочу, чтобы вы умирали где-то там, один, вдалеке от дома. Джеймс снится мне каждую ночь. Будто он там один, он умирает и зовет меня. Эти сновидения преследуют меня, Винс. И если меня начнут мучить такие же кошмары о вас, я этого уже не выдержу.

Он уже не смотрел ей в глаза. Ему пришлось отвернуться и убрать свою форму в шкаф, иначе он мог наделать каких-нибудь глупостей. Например, обнять Шарлотту и покрепче прижать ее к себе. А ей сейчас этого не хотелось. Она не собиралась влюбляться в него.

И Винс ее в этом не винил.

– Мне тоже не хочется туда возвращаться, – негромко произнес он, – но все равно придется это сделать.

– А может, не придется?

– Придется, – упрямо повторил он. – Так вы поможете мне написать это письмо, Чарли? – Он наконец повернулся и посмотрел ей в глаза. – Пожалуйста.

– Нет, – твердо ответила она и вышла из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.


Мэри-Лу позвонила в дверь дома Келли, но когда хозяйка открыла ей, радостное настроение у миссис Старретт сразу куда-то улетучилось. Келли Эштон приветствовала гостью очаровательной улыбкой, но в руке у нее оказался… бокал с пивом.

– Входи, пожалуйста, – предложила она и повернулась к кухне. – Эй, слушайте все! К нам присоединяется Мэри-Лу!

Дружеская улыбка Келли, конечно, оказалась очень милой и уместной, вот только Мэри-Лу и не предполагала, что на этой полуофициальной встрече жены и подружки «морских котиков» станут распивать алкогольные напитки.

Мэри-Лу судорожно вцепилась в свою сумочку и послушно прошла вслед за Келли в ярко освещенную кухню, которая плавно переходила в жилую часть дома – гостиную комнату по одну ее сторону и столовую по другую. Как ни странно, дом Тома и Келли оказался немногим больше, чем ее собственный.

Ну разве что окна были пошире.

Стеклянные раздвижные двери обеих комнат выходили на веранду, а дальше начинался чудесный зеленый дворик, окруженный такими же аккуратными участками соседей.

– Привет, Мэри-Лу! – помахала ей рукой Мэг, жена лейтенанта Джона Нильсона. Она сидела на высоком табурете у стойки бара, которая, собственно, и отделяла кухню от столовой. Ее дочка, Робин, была всего на пару месяцев старше Хейли, но Мэг каким-то непостижимым образом умудрилась вернуть себе вес, который был у нее до беременности. И похоже, ей это удалось безо всяких видимых усилий, несмотря на ее постоянную «диету» из кукурузных чипсов и пива.

Господи, как же Мэри-Лу ненавидела ее! Но сейчас она лишь улыбнулась миссис Нильсон:

– Привет, Мэг! Как поживают Робин и Эми? – Мэг была старше Мэри-Лу больше чем на десять лет, и вдобавок у нее имелась двенадцатилетняя дочка от первого неудачного брака.

– Скажу тебе так: остается три года, десять месяцев и четырнадцать дней до того момента, как Эймс получит водительские права. Но пока это произойдет, я успею намотать триста тысяч миль, не меньше, – улыбнулась Мэг. – Только вообрази: занятия по парусному спорту, по танцам, курсы актерского мастерства, да еще и футбол в придачу… – Она весело рассмеялась. – Я окончательно забросила свою работу. Но, должна тебе признаться, я обожаю такую жизнь!

После этого она обменялась с Келли взглядами. Видимо, женщины хорошо понимали друг друга без слов. Мэри-Лу стало скучно. Ей захотелось зевнуть. Она не ощутила ничего, кроме пустоты в груди.

Ну почему, например, Мэг не стала ее лучшей подругой? Что такого особенного она нашла в этой Келли Эштон, которая еще и замуж-то не вышла за лейтенанта-коммандера Паолетти?!

Где-то во дворе громко зарычала газонокосилка.

– Послушайте меня все! Это Мэри-Лу, – провозгласила Келли. Она прошла через комнату и закрыла стеклянные двери, чтобы избавить гостей от шума.

На кухне собралось пять женщин, но, кроме Мэг, Мэри-Лу узнала среди них лишь одну – Тери Волчонок. Ее в шутку называли красавицей, вышедшей замуж за чудовище – жуткого с виду главного старшину из команды «морских котиков». Но, помимо всего прочего, изящная и хрупкая Тери сама была не робкого десятка и летала на вертолетах, поскольку служила в береговой охране.

– С Мэг и Тери ты знакома, – обратилась Келли к Мэри-Лу. Затем она указала на стройную молодую женщину, очень похожую на темноволосую Гвинет Пэлтроу. – Познакомься, это Кристи. Она встречается с Марком Дженкинсом. А вот это Шонда…

– Которая когда-то встречалась… обрати внимание на прошедшую форму глагола. Именно «встречалась», дорогая моя, со старшиной Уэйном Джефферсоном по прозвищу Герцог. Ты можешь в это поверить? – Шонда оказалась темнокожей афро-американкой с короткой стрижкой. Она красила волосы под блондинку и обладала удивительной улыбкой, которая словно озаряла ее изнутри волшебным светом. – Ну какой взрослый и серьезный мужчина позволит называть себя таким дурацким прозвищем, как Герцог? А теперь я прихожу на эти вечеринки типа «Ура! Ура! Сегодня сплю одна!», чтобы еще раз напомнить себе о том, как я умно поступила, когда бросила этого типа.

– Ну а теперь ты спишь одна каждую ночь, – поддразнила ее другая женщина, вернее, девушка, которая, по-видимому, не успела переодеться после работы и явилась на вечеринку в форменном костюме официантки. Она протянула руку Мэри-Лу: – Меня зовут Элен.

– Что ты в этом понимаешь? – фыркнула Шонда. – Элен проводит время в компании Джея Лопеса, а все в округе знают, что наш Лопес давным-давно принял обет безбрачия. – Она повернулась к Кристи. – Или я путаю его с Дженком?

– Ну нет, это определенно не Марк, – засмеялась Кристи, как будто услышала какую-то остроумную шутку.

– Ну и к Герцогу это тоже никак не относится, – заявила Шонда. – Да вы только поглядите на Джоан! Она, наверное, думает: «О чем говорят эти сумасшедшие?»

– Джоан ДаКоста приехала к нам с визитом из Вашингтона, – пояснила Келли Мэри-Лу. – Она работает в Белом Доме.

– Я не поняла, кто же именно принял обет безбрачия? – поинтересовалась Джоан. – Я определенно пропустила что-то важное. Нельзя ли говорить чуть помедленней? Пощадите меня и, пожалуйста, посвятите в свои секреты. Я совсем не понимаю ваших шуток.

У Джоан ДаКосты – слава богу! – попа была еще покруче, чем у Мэри-Лу. Миссис Старретт очень болезненно относилась к тому факту, что почти всегда является самой полной в компании.

Она скромно встала в сторонке, а женщины как ни в чем не бывало продолжали обмениваться сплетнями. В их обществе Мэри-Лу чувствовала себя чужой. Даже Джоан, приехавшая сюда с восточного побережья, и та успела подружиться с ними и теперь весело хохотала и даже вступала в беседу.

– Обет безбрачия давал Джей Лопес, а у Кристи в груди имплантаты, – пояснила Келли.

– Да, ну и что? – надменно фыркнула Кристи. – Я пошла к пластическому хирургу и прямо так ему заявила: «Док, я мечтаю иметь обалденную грудь, но только маленького размера. Такое вообще возможно или нет?»

Все женщины в комнате покатились со смеху.

– А Майк Малдун голубой, – бесстрастно продолжала Келли. – А вот Космо Рихтер… Ну-ка, девочки, все вместе…

– Был завербован в «морские котики» прямо в камере федеральной тюрьмы, – хором произнесли почти все присутствующие и снова расхохотались.

– Ну, что касается Космо, я готова поверить в то, что услышала – сказала Джоан и многозначительно покачала головой. Если не принимать во внимание ее огромный зад, она казалась довольно милой. Особенно когда смеялась.

А там, за раздвижными стеклянными дверьми, на соседнем участке какой-то мужчина косил газон. Но что это?.. Неужели это… Ибрагим? Мэри-Лу хотела приглядеться повнимательней, но мужчина скрылся за кустом, и миссис Старретт больно стукнулась головой о стекло. Это, конечно, не ускользнуло от острых глаз Келли и Мэг. Правда, они сделали вид, что ничего не заметили, но Мэри-Лу была уверена в том, что они все видели.

Господи, какая же она идиотка! Надо попробовать как-то влиться в эту компанию. Она отошла от стеклянных дверей и незаметно потерла рукой ушибленный лоб.

– Вы даже не поверите, какие слухи витают в нашей округе, – рассказывала Терн, обращаясь к Джоан. – Вот, например, говорят, будто у нас со Стэном на заднем дворе выстроено что-то вроде бани, где мы чуть ли не каждый уик-энд устраиваем самые настоящие оргии.

– А меня к себе не приглашаете! – хором, не сговариваясь, пропели все женщины в комнате.

И снова дружный смех. Мэри-Лу через силу заставила себя улыбнуться.

На кухне, на стойке бара, рядом со стаканами стояло четыре бутылки разного вина.

– Угощайся, Мэри-Лу, – улыбнувшись, предложила Кристи. – У нас тут полное самообслуживание. Если тебе чего-то хочется, наливай сама. Пиво в холодильнике.

Келли тут же хлопнула себя по лбу и выразительно посмотрела на Кристи:

– Да ты что?!

– А в чем дело?

– Мэри-Лу, ты не беспокойся, я уверена, что у нас найдется и минералка. – С этими словами Келли открыла холодильник. – Том обожает всякую шипучку, тут должно было что-то остаться. – Она принялась обыскивать морозильную камеру. – Вот, кажется, имеется баночка лимонада, если хочешь.

Мэри-Лу прошла в кухню:

– Меня устроит и обыкновенная вода.

– А как насчет клюквенного морса?

– Это было бы вообще великолепно. – Мэри-Лу ненавидела всяческие морсы, но нужно было на что-то согласиться, потому что Келли не успокоилась бы и продолжала бы предлагать ей разные напитки.

– Ну, ты уж прости нас, – вздохнула Келли, наливая морс в винный бокал.

– Ничего страшного, – как можно спокойней произнесла Мэри-Лу и взяла стакан в руки, хотя один только вид этих бутылок с вином буквально сводил ее с ума. Господи, ей нужно было немедленно глотнуть свежего воздуха!

Но Келли и на кухне плотно закрыла окно, потому что газонокосилыцик, похоже, переместился ближе к их дому.

– Похоже, Ибрагим зайдет сегодня и к нам.

Мэри-Лу наконец оторвала зачарованный взгляд от бутылок с вином.

– Ибрагим Рахман? – заинтересовалась она.

Келли удивленно засмеялась:

– Ну да. А ты с ним знакома?.

– Он работает садовником у наших соседей. Надо сказать, он прекрасно справляется со своими обязанностями. Настоящий профессионал.

– И недорого берет за свои услуги. Он приходит сюда два или три раза в неделю и пользуется огромной популярностью.

– Приятно слышать, что у него и тут дела идут хорошо, – обрадовалась Мэри-Лу. – Он мне говорил, что только недавно начал заниматься садоводством и с клиентами у него туго.

Келли рассмеялась:

– А мне он твердит, что у него для себя и свободной минутки не остается. Будто бы у него все уже расписано вперед на год. Но Том действительно сходит с ума по своему саду. Его это успокаивает. Хотите верьте, хотите нет, но все эти клумбы Том разбил сам. Представляете себе?

Мэри-Лу подошла к окну.

– Вот это да!

Клумбы и в самом деле были очень красивыми. Надо же! Она никогда бы не подумала, что лейтенант-коммандер Паолетти увлечен цветоводством.

– А я в этом деле ни черта не соображаю, – вздохнула Келли. – И главное, меня это совершенно не заводит. Поэтому я и договорилась с Ибрагимом, чтобы он приходил сюда помогать с садом в те дни, когда Тома нет в городе.

Она улыбнулась и проводила Мэри-Лу назад в гостиную, где остальные женщины до сих пор обсуждали всевозможные сплетни, ходившие в городе о «морских котиках».

– Я очень хочу знать вот что, – сказала Элен. – Кто-нибудь когда-нибудь видел Майка Малдуна с женщиной?

– Мне кажется, он и в самом деле голубой, – согласилась Кристи.

– А почему вы так решили? – спросила Джоан. – Я сама в последние дни провела какое-то время в его обществе, но у меня не сложилось такого впечатления.

– Он не голубой, – прокашлявшись, объявила Тери. – Я с ним когда-то сама встречалась.

Все присутствующие повернулись к ней. В следующую секунду все женщины заговорили разом, но громче всех оказалась Шонда.

– Вот тебе и раз! – воскликнула она. – Как говорится, у самых тихих женщин самые потрясающие секреты! Ничего себе! Когда это случилось и почему этот мужчина до сих пор жив?! Мне почему-то казалось, что старина Стэнли должен был растерзать его на части и разбросать их по всей территории штата.

– Дело в том, что Стэнли сам нас и познакомил, – застенчиво сообщила Тери. – Но это было очень давно, когда Стэнли… запутался в наших отношениях. То есть еще в те времена, когда он считал, что между нами, кроме чистой дружбы, и быть-то ничего не может. – Она улыбнулась и пояснила: – Еще до того, как я сумела объяснить ему, что он ошибается.

– Так, значит, ты и Майк… ну, короче, ты сама понимаешь, о чем я.

– Нет! – засмеялась Тери. – Это было самое обыкновенное свидание. Ничего особенно не произошло. Мы просто пообедали вместе. И долго разговаривали. Кстати, о Стэне.

– Так он что же, даже не приставал к тебе? – удивилась Кристи. – Ну, даже не предложил ничего неприличного? Мол, давай, крошка, я тебе кое-что покажу, что есть у меня, а потом и ты мне продемонстрируешь, что есть у тебя…

– Нет, ничего такого не было, – замотала головой Тери. – Он очень скромный парень. И очень милый.

– Ну и что это доказывает? – пожала плечами Шонда. – Ровным счетом ничего. – Он очень милый. Хм-м-м… Я думаю, что это дает право предположить, что он действительно голубой.

– Ничего подобного, – вступила в спор Келли. – Это только доказывает, что он вежливый, воспитанный и уважает женщин. К тому же не забывайте, что некоторых мужчин требуется чуть-чуть расшевелить или даже встряхнуть, что ли, когда дело доходит до любви и всего такого прочего.

– Хотелось бы мне ради разнообразия встретить хоть одного такого. Мне, например, почему-то попадаются только такие, которых приходится встряхивать только в двух случаях: напоминая им о том, что нужно после себя опускать сиденье унитаза и не разбрасывать где попало свои грязные носки, – поделилась своим опытом Шонда. Все рассмеялись.

– А вы жена Сэма Старретта, да? – спросила Джоан Мэри-Лу. – Я вчера с ним познакомилась. Он… производит приятное впечатление. Внушительный мужчина. Уверена, что о нем тоже ходят самые разные слухи, да?

В комнате вдруг стало совсем тихо.

На Мэри-Лу никто не смотрел. Это было еще хуже, чем если бы они сейчас все вместе уставились на нее, потому что теперь она поняла: они знают, что такие слухи существуют. И понимают, что, по большому счету, это и не слухи вовсе, а сущая правда. Ей захотелось сделаться маленькой, заползти под диван и спрятаться там.

– Ну, слухи здесь ходят о любом человеке, который так или иначе связан с командой «морских котиков», – весело произнесла Келли. – А теперь давайте подумаем, какую пиццу мы будем заказывать?

Шонда и Кристи стали бурно выяснять, следует ли включать в список анчоусы, и напряжение тут же прошло.

– Я, наверное, ляпнула что-то не то, да? – тихонько спросила Джоан у Мэри-Лу. – В таком случае простите меня. Я вовсе не хотела…

– Ходят слухи, что я нарочно забеременела, чтобы заставить Сэма жениться на себе, – так же негромко ответила Мэри-Лу.

Джоан поморщилась:

– Вот как! Это жестоко.

– Да, – кивнула Мэри-Лу. – Извините.

Она прошла на кухню, где Келли составляла дополнительный список продуктов, которые нужно было заказать вместе с пиццей. При этом она стояла как раз рядом с этими проклятущими и невероятно соблазнительными бутылками вина.

– А ты какую пиццу больше любишь? – поинтересовалась она.

– Прости меня, – Мэри-Лу поставила на стойку бара нетронутый стакан с клюквенным морсом. – Но мне пора. Я обещала, что заберу ребенка…

Это была такая неубедительная ложь, что Келли сразу же догадалась об истинной причине столь раннего ухода миссис Старретт.

– И ты меня тоже прости, – тихо заговорила она. – Я как-то не подумала. Просто у нас всегда на таких встречах бывает и вино, и пиво, так что… Сэм говорит, что ты здорово держишься. Полтора года вообще не пить – это же здорово! Такой успех!

– Спасибо. – Разумеется, все это не шло ни в какое сравнение с успехами самой Келли. Та успела выучиться на врача и теперь работала педиатром. Она старалась сделать все, чтобы голос ее прозвучал искренне, но Мэри-Лу все равно ей не поверила. Все, кто собрался здесь, были лицемерками. И ей очень хотелось поскорей выбраться отсюда к чертовой матери.

Сейчас. Ни минутой позже.

Прежде, чем она разрыдается у всех на глазах.

– Если хочешь, я могу включить в список и несколько бутылок минеральной воды, – тут же предложила Келли. – А можно сделать так: мы просто уберем с глаз подальше и вино, и пиво, и тогда…

– Нет, не стоит. Меня это вовсе не угнетает, что ты! – не моргнув глазом, соврала Мэри-Лу. – Просто… я сейчас соблюдаю строгую диету, а пицца… Ну и, кроме всего прочего, Хейли жутко расстроилась, когда я оставила ее с нянькой, и…

Келли ей не поверила.

– Ты уверена, что так будет лучше? А то мы действительно можем…

– Абсолютно уверена. И спасибо за то, что пригласила меня.

– Что ж, было приятно увидеться.

Они нагло врали в глаза друг дружке и прекрасно понимали это. Мэри-Лу почти физически ощутила облегчение, которое испытала хозяйка дома, когда поняла, что миссис Старретт уезжает.

– Я сама найду дорогу. Не надо меня провожать. А всем остальным скажи, что я очень извинялась за то, что была вынуждена вас оставить.

С этими словами Мэри-Лу покинула веселую компанию. Она чуть ли не бегом добралась до входной двери, выскочила наружу и бросилась к машине.

На секунду она замерла на половине пути, не увидев своего автомобиля, но тут же вспомнила, что приехала сюда на пикапе Сэма.

Эмоции переполняли ее, и она какое-то время просто стояла возле машины, жадно хватая ртом воздух и сдерживаясь из последних сил, чтобы не расплакаться.

Господи, неужели она требует слишком многого? Ей всего-навсего хочется иметь настоящую подругу! Единственным близким человеком для Мэри-Лу была Джанин. Но она переехала жить во Флориду, оставив сестру совершенно одну.

– Мэри-Лу!

Возле соседнего дома она увидела припаркованный пикап Ибрагима. Он только что погрузил в багажник газонокосилку и теперь направлялся к Мэри-Лу. Садовник был рад ее видеть и одновременно удивлен тем, что встретил ее именно здесь. Что она тут делает, интересно знать?

Ибрагим! Вот кто ее настоящий друг!

Она нравилась ему как человек. И он искренне переживал за нее.

Как только Мэри-Лу поняла это, она больше не могла сдерживаться и расплакалась.

– Вот это да! – расстроился садовник. – Неужели от меня так ужасно пахнет?

Однако в ее глазах или в выражении лица было что-то такое, что позволило Ибрагиму тут же забыть обо всех границах и условностях, которые он сам четко обозначил в отношениях с этой женщиной. Он бросился к ней навстречу и обнял ее.

Мэри-Лу не сопротивлялась. Она зарылась лицом в его рубашку, обхватила его за талию и продолжала горько рыдать.

– Вот это да! – мелодичным голосом произнес он. – Что с вами случилось? У вас все в порядке?

Ибрагим хоть и был худым, но оказался довольно крепким. Под его просторной одеждой она ощутила мощные мускулы.

И еще от него очень хорошо пахло. Свежескошенной травой и чем-то экзотическим, кажется сандаловым деревом. Джанин любила жечь сандаловые палочки, когда баловалась психотропными наркотиками.

– Мне обязательно нужно сходить на собрание, – всхлипывая, пояснила Мэри-Лу.

– Понятно, – кивнул он, нежно поглаживая ее по голове, как маленькую девочку. – Это вы хорошо придумали. Вам помочь найти что-нибудь подходящее? Моя книжечка всегда при мне, она лежит в машине»

Мэри-Лу задрала голову вверх и посмотрела на него, утирая нос тыльной стороной ладони:

– А вы туда со мной поедете?

– Конечно, – ни секунды не колеблясь, ответил он.


– Как же я ненавижу все это дерьмо!

Малдуну не нужно было поворачиваться, чтобы определить, что сзади него стоит Сэм Старретт. Он уже выплюнул загубник и теперь снимал акваланг.

– Знаешь, какая гадость живет в пещерах? – спросил Сэм. – Летучие мыши, самые отвратительные твари, которые только водятся на земле. Или даже не совсем так: не на земле, а под землей.

Летучие мыши, в общем, у Малдуна никакого отвращения не вызывали. Они использовали звуковые волны для передвижения в воздухе на огромных скоростях. Но Майк решил не распространяться на эту тему. Всего несколько часов назад он видел, как Сэма угораздило врезаться лицом в самую гущу летучих мышей, и при этом лейтенант Старретт не издал ни звука. Зато они пищали и отчаянно хлопали крыльями, стараясь побыстрей отделаться от непрошеного гостя. Но сейчас настала очередь Сэма высказаться по данному поводу.

– А еще эти мерзкие белые жуки, – продолжал он. – И рыбы. И ящерицы. Белые и без глаз. Господи! – Он рассмеялся. – Послушать меня, так решишь, что я жалуюсь! Как будто мне надоели эти тренировки или я не хочу, например, прямо отсюда отправиться в Афганистан. Нет, все как раз наоборот. Я согласен на все. Подать сюда террористов, и немедленно! Делайте со мной что хотите, только не заставляйте возвращаться домой.

Он присел, чтобы освободить от гидрокостюма ноги, после чего принялся потирать лоб так, как будто его мучила страшная головная боль.

– Может, я смогу чем-нибудь помочь? – забеспокоился Малдун.

Сэм рассмеялся, потом поморщился:

– Как бы мне этого хотелось! Впрочем, можешь лишить меня жизни, если хватит духу. – Он запнулся. – Что за черт! Прости, Майк, я не хотел.

– Неужели нет никакого…

– Нет, – прервал его Сэм. – Я сам впутался во все это, сам и должен искать выход… Просто все это… будет очень нелегко сделать.

Малдун понимающе кивнул:

– Если захочется поговорить, я всегда готов выслушать.

– Это хорошо. – Сэм поднялся с земли. – Дружеская беседа всегда помогает.

– Послушайте, но вы же сами велели мне быть решительней в разговоре с Джоан, – напомнил Малдун.

– Да, кстати, как там у вас с ней продвигаются дела?

– Ничего нового, – признался Майк.

– Почему-то это меня даже не удивляет, черт побери! – пожал плечами Сэм, подобрал свое снаряжение и растворился в ночи.

Глава четырнадцатая

– У вас найдется для меня минутка?

– Конечно, Майк, что за вопрос? Хоть целый час, – ответила Джоан в трубку своего мобильного телефона, выключая звук телевизора, передававшего новости по каналу «Си-эн-эн». – И единственная причина, по которой я не смогу разговаривать с вами дольше, – это то, что я отправлюсь на обед к своим дедушке и бабушке.

– Здорово! – отреагировал Майк. – Я рад, что у вас на это нашлось время.

Она не отрывала взгляд от бегущей строки, которая шла в нижней части кадра, сопровождая все выпуски новостей.

– Да, я сейчас нахожусь как раз на той стадии, которую в деловых кругах называют затишьем перед бурей. Завтра, наверное, мы с вами не смогли бы поговорить вот так спокойно, как сейчас. Да, вот еще что. Хочу заранее извиниться перед вами за то, что смогу уделить вам буквально одну секунду, когда вы вернетесь оттуда, где сейчас находитесь. Из той таинственной безымянной земли, где вы и ваши братья по оружию совершаете некие таинственные вещи, которые помогут вам подготовиться к борьбе с террористами.

Малдун рассмеялся, и, несмотря на весьма некачественную связь, его смех был искренним и теплым. К тому же голос его почему-то звучал совсем близко, хотя и сквозь помехи, как будто Майк стал крошечным и свернулся клубочком прямо у нее в ухе.

– Что случилось, мой брат от других родителей? – поинтересовалась Джоан.

– Ничего. Я просто решил проверить, как у вас идут дела, – сказал он. – У меня тоже выдалось несколько свободных минут. И еще, наверное, мне хотелось убедиться в том, что Стив по-прежнему успешно справляется со своей работой и активно помогает вам во всем.

– Совершенно верно, так оно и есть, – подтвердила Джоан. – Он очень милый парень. Ну, конечно, не настолько милый, как вы, но все же… – «Си-эн-эн» переключился на рекламу, и она наконец смогла оторваться от экрана. – Да, раз уж мы заговорили о том, кто милый, а кто нет, спешу сообщить вам, что тут ходят нелестные слухи о вашей персоне. Поговаривают, что вы голубой.

Малдун чуть не задохнулся от возмущения:

– Что-о-о?!

Вот это да! Такая информация, похоже, действительно застала его врасплох. Она была уверена, что ему все это приходилось слышать уже не раз, а потому он должен был просто посмеяться ради приличия, не более того.

– Опаньки! Ну, это неважно.

– Подождите-ка секундочку! – властно произнес он, будто отдавал распоряжение своим бойцам. – Подождите. Нельзя же вот так: сначала выдавать мне подобные сведения, а потом как ни в чем не бывало добавлять, что это, оказывается, неважно. Где вы такое слышали?

– А это соответствует действительности? – ответила Джоан вопросом на вопрос.

Он усмехнулся:

– А вы сами как думаете?

– Думаю, что если это неправда, то какая вам разница, где и от кого я это могла услышать? – парировала она.

– Нет, мне просто интересно узнать, кто же распространяет обо мне подобные слухи.

– И что вы сделаете с этими людьми? Поколотите их, да? – поинтересовалась Джоан. – Или же… О, кажется, я знаю! Вы займетесь сексом прямо у них на глазах! – И она весело рассмеялась.

– Ну да, конечно, – усмехнулся Малдун. – Теперь вы говорите совершенно не смешные вещи.

– Ну, я развлекаюсь, как умею. Наверное, я немного чокнутая, – призналась Джоан. – Я попыталась представить себе… – И она снова рассмеялась, на этот раз еще громче и заразительней.

– Что именно?

– Я попыталась представить себе… – Но она хохотала так, что не могла произнести ни слова.

– Что?! Что вы себе представили?

– Мы долго ломали себе голову, как бы получше уладить вопрос о том, чтобы отменить или хотя бы перенести на более поздний срок визит президента на базу. Ну, чтобы не нужно было проводить демонстрацию сил и способностей «морских котиков» в присутствии широкой публики. И Джон Гротто – он у нас главный в Белом Доме по связям с общественностью – так вот, он постоянно повторял мне: «Нужно сделать что-то совсем уж необычное. Что-то такое, чего раньше еще никто и никогда не делал». Ну так вот, теперь, я полагаю, вы позволите мне отправить ему послание с сообщением о том… Короче, тут даже слово «демонстрация» остается вполне уместным, если хотите.

Тут же не удержался от смеха и сам Малдун.

– Я рад, что мне всякий раз удается вас хорошенько повеселить.

– Ну, не принимайте это так близко к сердцу. Я хочу сказать, что… в общем, секс сам по себе – штука весьма забавная. Вы со мной не согласны?

– Слово «забавный» почему-то не приходит мне в голову, когда я думаю о сексе…

– Нет? – Джоан заставила себя собраться, чтобы снова не расхохотаться прямо в трубку. – Я вас понимаю. Вы абсолютно правы. Когда в сексе участвуют только он и она, когда между ними возникает страсть и даже чистая, настоящая любовь, когда при этом в комнате приглушен свет, или, может быть, совсем выключен… тогда секс становится очень даже серьезным. Но секс на публике? Нет, спасибо большое, не хочется. Ни за что на свете. Это совсем не то… То есть… Одним словом, вы когда-нибудь смотрели короткометражные порнофильмы?

– Ну, как сказать…

– Конечно смотрели. Их смотрел каждый хотя бы один раз. Причем зачастую этого одного раза бывает достаточно. Потому что – давайте говорить начистоту – после таких фильмов уже не хочется заниматься сексом самому. Не говоря уж о том, чтобы еще раз посмотреть похожее кино. И ничего сексуального в таких лентах нет. Они ужасны, они отвратительны. В лучшем случае может попасться что-нибудь потешное. Покажут вам какую-то немыслимую позу в какой-нибудь экзотической обстановке, да еще и в сверхъестественном ракурсе, вот и все. Причем все это, как правило, сопровождается дурацким мычанием, похрюкиванием и повизгиванием, что уж и вовсе не кажется ни на йоту сексуальным. И к тому же… Послушайте, а вы когда-нибудь наблюдали за самим собой во время секса?

– Ну-у…

– Значит, нет. Плохой пример, – сделала вывод Джоан. – Но давайте посмотрим на вас. В вашей внешности, наверное, нет ни одного недостатка. Вы, скорее всего, будете смотреться восхитительно под любым углом. Когда я училась в колледже, у меня был один парень, помешанный на зеркалах. Клянусь Богом, что мне все время приходилось закрывать глаза, иначе я бы просто хохотала не переставая. Мне так и хотелось крикнуть: «Боже мой! Нет, ты только посмотри вон туда! Это еще что такое?!»

Малдун рассмеялся:

– Ну, лично я считаю, что смех в сексе тоже играет немаловажную роль.

– Смех? Да, безусловно, – согласилась Джоан. – Но зеркала, фото– и кинокамеры, а также толпу в двадцать тысяч человек, наблюдающую за вами с открытой трибуны, – все это прошу исключить. Любой из вышеперечисленных элементов может полностью испортить такой чудесный момент.

– Такой чудесный момент, – эхом повторил Малдун. – Мне кажется, что все женщины имеют совершенно определенное мнение по поводу того, каким должен и каким не должен быть секс. То есть я хочу сказать, если ты точно не знаешь, каким именно обязан быть этот момент, становится непонятно, кто и как его может испортить. Верно?

– Не знаю, что и ответить. Обвинить вас в женофобии или же согласиться с тем, что в ваших рассуждениях есть доля истины. Если учесть, что большинство мужчин в этом отношении являются полными идиотами, готовыми заниматься сексом где угодно, когда угодно и с кем угодно.

– Ну, это вы напрасно, – возразил Майк. – Во всяком случае, в части «с кем угодно».

– Да, я понимаю, некоторые парни проводят для себя границу и не смотрят на женщин, которые намного старше их самих. Но все остальные готовы гоняться за любой юбкой. – На экране снова появилась бегущая строка, но на этот раз это был только повтор новостей.

– Вы сами знаете, что это не так.

– О, простите! Я забыла упомянуть, что для многих мужчин запретом являются также замужние женщины. Они неприкасаемы.

– Вот теперь вы сами становитесь забавной, – заметил Малдун. – Может быть, на этот раз я с вами и соглашусь. И если мужчины часто совершают ошибки, не ограничивая себя в сексе, то женщины… Судя по собственному жизненному опыту, могу сказать, что у большинства дам сексуальные фантазии почти всегда расписаны как по сценарию. Сначала должно произойти вот это, потом то, и этот список продолжается до бесконечности. Как мужчина, ты обязан включиться в игру, и не дай бог случайно отойти от главной линии и позволить себе импровизацию!

Но проходит какое-то время, и ты успеваешь выучить все свои реплики назубок. И получается, что ты точно знаешь, что именно женщина хочет от тебя услышать и когда она хочет это услышать.

– Ну, если я теперь кажусь вам забавной, то вас можно назвать пресытившимся.

– Возможно. – Он немного помолчал и добавил: – Теперь скажите мне: что же именно Брук Брайант захочет услышать от меня?

Джоан оторвала взгляд от экрана:

– Вы это серьезно?

Наступила короткая пауза, затем он отчетливо произнес:

– Конечно.

– И вы совершенно искренне собираетесь начать… ну, что-то вроде… с Брук?

– Она мне нравится, – легко признался Малдун. – Она здорово пишет. Оказывается, она не только умна, но еще и обладает превосходным чувством юмора. И вообще, можно сказать, что она… горячая штучка!

Вот черт! Джоан напряглась.

– Горячая штучка, – машинально повторила она. – И вы делаете такой вывод только по тому, как она пишет электронные письма?

– Ну да. Именно так.

Джоан в изнеможении закрыла глаза. Ведь это она сочинила послания от имени Брук. Причем все. Все семь писем.

Получилось так, что за прошедшие сутки они с Малдуном обменялись семью посланиями. Боже! О чем она думала все это время?

Первое послание Майка она честно переправила Брук, й та прислала ей свой ответ.

«На что ты рассчитывала, посылая мне это письмо? – удивлялась Брук. Казалось, она не пришла в восторг от предполагаемой переписки – только этого ей недоставало! – Кто такой этот парень? У меня сейчас нет времени на все это. Пожалуйста, Джоан займись этим вопросом сама. Придумай что-нибудь и скажи, будто это я тебе прислала. Можешь прикрыться моим адресом. Пароль тебе известен. Тем более что я сама свою почту никогда не читаю. Разберись с ним самостоятельно!»

– Послушайте, – не унимался Малдун, – она действительно прислала мне несколько грандиозных писем! Она мне очень понравилась, и я не допущу, чтобы наши отношения вот так просто завяли, не успев распуститься.

– Даже так? Ну хорошо. – Господи, что это с ней? Неужели она ревнует? Да-да, именно так. Но это же глупо, потому что ситуация развивается именно так, как ей того хотелось.

– И как мне себя вести? Как мне убедить себя в том, что она согласна снова встретиться со мной? То есть я, конечно, понимаю, что она считает-меня-слишком молодым и…

– Так вы такой и есть, – перебила Джоан. – Ей уже сорок, а вам двенадцать.

– Двадцать пять.

– Я знаю. Я просто…

– Вы просто высказываете свое предвзятое мнение, – напомнил он.

Внутри у Джоан все похолодело.

– Так вы полагаете, что я…

– Совершенно верно.

– Но ведь она по возрасту годится вам в…

– В любовницы, – подсказал Майк. – За короткое время мы обменялись с ней замечательными посланиями, Джоан. Я больше чем уверен, что очень понравился ей. Понимаете, она прекрасный человек и отлично сочиняет письма, и… В общем, мне теперь нужна ваша помощь.

Джоан встала со своего места и подошла к окну с видом на Тихий океан. Значит, он и вправду решил, что Брук умеет сочинять письма.

– Какого рода?

– Я еще сам не знаю, – признался Майк. – Я ведь никогда раньше… То есть мне никогда еще не приходилось… Понимаете?

– Нет, ничего не понимаю. Выкладывайте, что у вас там, Малдун.

– Случаи, когда я приглашал женщину на свидание, можно пересчитать по пальцам, – начал Майк. – Я просто… Мне никогда не приходилось… Понимаете…

– Нет, – повторила Джоан с раздражением, на которое не имела никакого права. – Не понимаю.

– Женщины сами подходят ко мне, – признался Малдун. – Если мне хочется побыть с женщиной, я иду туда, где их бывает большое количество. Ну, например, в бар, в спортклуб, где проходят занятия по аэробике, в продуктовый магазин, в тот отдел, где торгуют сладостями…

– Боже мой! – удивилась Джоан. – Неужели вы не шутите и все это правда?

– Совершенно верно, – подтвердил он. – Женщины сами подходят ко мне. И так было всегда. Мне остается только сказать «да» или «нет». Ну, конечно, в жизни все происходит не так очевидно и не настолько вульгарно. Начинается нечто наподобие игры. Или это можно скорее сравнить с танцем. Да, мы как бы начинаем вальсировать, но…

– Ну что ж, – Джоан прижалась лбом к прохладному стеклу. Это же просто безумие какое-то. Что она должна ответить ему? Как она будет помогать ему расставлять ловушки для Брук Брайант? – Звучит так, словно у вас уже есть значительный опыт в области знакомств и ухаживания. Так в каких случаях вы говорите женщинам «да»?

Он молчал.

– Ну, если не считать, конечно, размера груди, – едко добавила она.

– Я и сам не знаю, – признался он. – Наверное, я говорю «да», если женщина смотрит мне прямо в глаза и не делает вид, что у нас с ней должно произойти нечто большее, чем будет на самом деле.

– Значит, не забудьте и сами смотреть Брук прямо в глаза, – посоветовала Джоан. Господи, она не верила в то, что ей удалось произнести все это вслух. – Понимаете, Майк, она очень сложный человек, и у нее за плечами слишком тяжелый эмоциональный багаж, так сказать. Я не уверена, что вы полностью отдаете себе отчет…

– Понятно. Значит, я смотрю ей в глаза и говорю… И что именно я должен ей сказать? – не отступал Малдун.

– Господи, ну я не знаю. Что-то вроде: «Хочешь завалить меня в койку, крошка?»

– Послушайте, я говорю серьезно! Помогите мне, – взмолился Малдун. – Скажите, например… Ну, я не знаю… Существуют ли какие-то особые приемы, которые действуют безотказно конкретно на вас? Ну, это должно быть что-то такое, что настроит вас положительно, сработает на все сто процентов.

– Честность, – тут же нашлась Джоан. – То, что нравится в женщинах и вам тоже. Понимаете меня? Когда отсутствует притворство. Когда все, что делается и говорится, пронизано искренностью. Лично я обожаю мужчин, которые выдерживают мой взгляд и говорят, что я им нравлюсь. И при этом не лгут, конечно. Еще хорошо помогают поцелуи, – добавила она.

– Поцелуи.

– Да. Но только не из серии «давай посмотрим, на сколько я смогу засунуть свой язык тебе в горло». Я говорю об искусстве поцелуя. Это должны быть убедительные, настойчивые поцелуи. Сладкие поцелуи. С каждым поцелуем должно передаваться некое тончайшее сообщение. Словно вы передаете свои чувства. «Это не только касается моей физиологической разгрузки. Я еще хочу и тебе доставить наслаждение. Посмотришь, насколько я хорош в этом деле».

– Хм-м-м… – задумался Малдун. – Да, это… полезно узнать.

– Вот такие положительные сообщения получает женщина через поцелуи. Конечно, можно пойти более легким путем. Встать перед ней на колени, объявить ее своей богиней и обещать навсегда оставаться ее личным рабом. Правда, это встречается чаще и лично меня уже достало.

Он рассмеялся.

– Майкл, не исключено и то, что она просто убивала время, когда писала свои письма, и ничего серьезного в них не было и нет. Совсем недавно до меня дошли кое-какие слухи, из которых я сделала вывод, что сейчас она увлечена совсем другим человеком.

– Возможно, – согласился он. – Что касается слухов, о них мы уже поговорили и имеем некоторое предоставление об их правдивости. О, похоже, мне пора. Спасибо, что поговорили со мной, Джоан.

– Майк… – Джоан понимала, что ей нужно признаться в том, что это она сама сочиняла ему все сообщения, но она опоздала: он уже оборвал связь.

* * *

– Простите, я опоздала. – Мэри-Лу убрала с лица непослушную прядь волос и попыталась изобразить на лице улыбку, крепко прижимая к себе Хейли одной рукой.

Боб Швегель, специалист из страховой компании, улыбнулся ей в ответ. Он был так же прекрасен, как и при первой встрече. К тому же Мэри-Лу, готовясь к этому свиданию, успела мысленно представить его себе неповторимым супергероем.

Его светлые волосы переливались в солнечном свете. Подбородок и скулы чисто выбриты, белоснежная накрахмаленная рубашка только что из прачечной, идеально подобранный сшитый на заказ дорогой костюм…

Спокойствие! Вдобавок ко всему от него исходил неповторимый аромат, от которого у Мэри-Лу чуть не закружилась голова.

– Ничего страшного, у меня всегда есть чем заняться. К тому же вы ведь сейчас делаете мне большое одолжение, верно?

Мэри-Лу надеялась, что косметика на ее лице не размазалась, ведь ей пришлось нестись сюда чуть ли не бегом, чтобы поспеть вовремя. И все из-за Хейли! Ей, видите ли, приспичило в туалет как раз в тот момент, когда они уже направлялись к машине, хотя уже и так опаздывали на пять минут.

Он улыбнулся, и его белоснежные зубы сверкнули на фоне идеального загара:

– Вы обе сегодня выглядите просто исключительно!

У Хейли был довольно растрепанный вид. Она только что плакала, глаза у нее покраснели, а щечки все еще оставались мокрыми. Что же касается самой Мэри-Лу… Одному Господу известно, на кого она сейчас была похожа!

– Привет, Хейли, – обратился Боб к малышке. – Как ты сегодня себя чувствуешь? Ты, кажется, чем-то недовольна, да?

Он увидел, что Мэри-Лу до сих пор держит в одной руке и ключи от машины, и сумочку, а потому шагнул вперед и в одно мгновение забрал у нее девочку.

– Только не позволяйте ей…

– Все в порядке. – Он мастерски выхватил из кармана носовой платок и в следующий момент так же ловко вытер малютке щечки и носик.

Мэри-Лу положила ключи в сумочку и перекинула ее ремень через плечо.

– А я и не знала, что мужчины умеют это делать, – заметила она и забрала ребенка. Хейли в это время уже оправилась от шока из-за того, что ее взял на руки незнакомый дядя, и, похоже, собиралась снова разреветься.

– Иди к мамочке, – улыбнулся Боб и убрал платок в карман.

– Спасибо, – поблагодарила его Мэри-Лу.

– Что вы! Мне было очень приятно. – Он смотрел на нее, и глаза его сияли.

Мэри-Лу, забрав дочку у миссис Устенски, отправилась на собрание Общества анонимных алкоголиков, а когда поздно вечером вернулась домой, обнаружила на автоответчике послание от Боба.

– Миссис Старретт, это Боб Швегель из страховой компании. Мы с вами познакомились в библиотеке несколько дней назад. Я тогда еще помог вам донести книги до машины. Простите, что беспокою вас, но мне кажется, что я положил свою книгу вместе с вашими и оставил ее там.

После этого он продиктовал номер своего телефона.

Мэри-Лу записала его и уже собиралась стереть послание, потому что не известно, как бы на него отреагировал Сэм. Но, немного поразмыслив, она решила оставить все как есть. Пусть что хочет, то и думает. Если, конечно, он вообще когда-либо задумывался о своей жене.

Она перезвонила Бобу утром и сообщила ему, что его книгу она не брала. Кроме того, почти все свои она уже успела прочитать и сдать в библиотеку.

Тогда он попросил ее (если, конечно, это ее не затруднит) поискать книгу в машине. Может, она упала и завалилась куда-нибудь под сиденье. К несчастью, это довольно дорогая книга, она стоит сорок пять долларов…

Но у Мэри-Лу не было такой возможности. Ее машину отвезли в ремонтную мастерскую.

Вот тогда они и договорились о встрече.

Мэри-Лу первой вошла в шумный офис, где за столом сидел какой-то байкер, просматривая документы, заляпанные машинным маслом. Увидев посетителей, он вопросительно поднял на них глаза.

– Здравствуйте, – начала Мэри-Лу. – Мой муж чинил у вас мою машину, там был неисправен замок багажника. Теперь мне нужно посмотреть, не затерялась ли в ней одна вещь…

– Старретт, да? – перебил ее байкер, переводя взгляд с Мэри-Лу на Боба и обратно. – Ваша машина готова. Мы поменяли весь багажник. – Он откатился на кресле к стене, где в несколько рядов висели ключи от разных автомобилей, выбрал один и снова подъехал к своему столу. – У нас не работает станок для изготовления ключей, поэтому вручаю вам всего один экземпляр. – И он передал Мэри-Лу ключ на металлическом колечке. – Машина стоит на задней площадке.

– Но… моего мужа сейчас нет в городе. Я не могу забрать машину прямо сейчас, – сообщила она владельцу мастерской.

– Почему нет? – возразил Боб. – Вы поедете домой на пикапе, я последую за вами, а потом привезу вас сюда, и вы заберете свою машину.

– Я не могу даже просить вас об этом, – вздохнула Мэри-Лу, наблюдая за тем, как Хейли вертит в ручках ключ, и следя за тем, чтобы дочка не взяла его в рот.

– Машина может оставаться у нас сколько угодно, если вас это устраивает, – вмешался байкер.

– Спасибо, – поблагодарила его Мэри-Лу, выходя из мастерской вслед за Бобом.

– Передавайте Сэму от меня привет, – добавил напоследок байкер. – Скажите ему, что теперь мы квиты.

– Хорошо, – ответила Мэри-Лу.

– Мне действительно не трудно помочь вам, – заметил Боб, пока они проходили ряды машин.

Мэри-Лу пересадила ребенка на другую руку.

– Мне очень неприятно расстраивать вас, мистер Швегель, но дело в том, что мой муж служит во флоте. Он «морской котик». Поверьте, со страхованием у нас все в порядке.

Боб рассмеялся:

– Вы считаете, что я все это затеял с единственной целью всучить вам страховку?

– А разве не так?

– Конечно нет. Я просто хочу отплатить вам услугой за услугу. Все очень просто. Могут же люди по-дружески помогать один другому. И никакого тайного подтекста тут нет. Кстати, меня зовут Боб.

И в этот момент она увидела свою машину.

– Пропади ты пропадом!

Она сверкала новеньким багажником коричнево-красного цвета, уродливо контрастирующим с бледно-голубым кузовом. Сомнений не оставалось: теперь это будет самая отстойная машина во всем городе. Ну хоть плачь!

– Ничего страшного, нужно только ее покрасить, – Боб попытался успокоить женщину, осторожно тронув ее за руку. – И будет даже еще лучше, чем прежде. Она вся станет такого же яркого цвета, как багажник. Можете считать, что у вас появится совершенно новая машина.

– Ну да, как бы не так, – расстроилась Мэри-Лу. Она хорошо понимала, что никогда не перекрасит свой автомобиль. Она, конечно, поинтересуется стоимостью этой процедуры, позвонит куда следует, подсчитает и ахнет, что это так дорого. Сэм разрешит ей потратить деньга на покраску, но она сама не станет этого делать. Слишком много лет она прожила с матерью и Джанин, подсчитывая каждый цент, чтобы вот так безрассудно тратить деньги на то, без чего можно легко обойтись.

Главное, что машина ездила, возила ее и Хейли туда, куда им нужно было попасть. Все остальное – блажь.

И все же она чуть не плакала, глядя на свое пестрое чудовище.

Мэри-Лу открыла дверцу машины и отступила в сторону, чтобы Боб сам поискал в салоне свою книгу.

С победным: «Ага!» – он почти сразу же извлек ее из-под сиденья.

– Спасибо вам, – добавил он. – Большое спасибо.

– Пожалуйста, – вздохнула она и попробовала открыть багажник новым ключом. Он тут же послушно распахнулся, и она со злостью захлопнула его.

Боб забрал у нее ключи и заговорил:

– Вот как мы с вами поступим. Вы поедете на пикапе, а я сяду за руль этой машины. Ну а потом вы привезете меня сюда снова, и я заберу свой автомобиль. Тогда вам не придется переставлять с места на место детское сиденье. Пусть оно пока так и остается в пикапе. Мудро, правда же?

– Да, но… – засомневалась миссис Старретт. – Я не уверена в том, насколько это будет удобно для вас в смысле времени.

– Следующая встреча у меня назначена на половину третьего, – пояснил он. – Я не только успею помочь вам перегнать машину, но у меня еще останется время пообедать. Желательно в вашей маленькой компании, чтобы всем было веселей. – С этими словами он открыл дверцу автомобиля и сел за руль. – Никаких отказов я не принимаю ни в первом, ни во втором случае.

Боб завел мотор, и Мэри-Лу в смущении отступила на шаг назад.

Потом он состроил недовольную гримасу и жестом велел ей поторапливаться. Рассмеявшись, она повиновалась.

Мэри-Лу спиной чувствовала, что он смотрит на нее, пока она шла к пикапу Сэма, и когда она оглянулась, то не могла не заметить его восхищенный взгляд.

Возможно, Сэму не понравится, что она так легко согласилась пообедать с малознакомым мужчиной. Он всегда учил ее не доверять чужим людям. Она привыкла к запретам: не делать того, не делай этого…

Но сейчас, когда впервые за столь долгое время ее приглашал на обед такой красавец и джентльмен, ей было совершенно наплевать на мнение супруга.

* * *

– Мне всегда нравился ваш дом, – заметила Джоан, помогая убрать со стола посуду после обеда.

Шарлотта удивленно посмотрела на внучку, та засмеялась и подняла руку:

– Знаю, знаю, и не надо ничего говорить. Я помню, как шипела и чуть ли не плевалась, когда вы только переехали сюда. Сколько мне было тогда? Восемь лет?

– Семь, – поправила Чарли, перекладывая в банку остатки куриного салата. – И не только шипела. Ты устроила из нашего переезда настоящую трагедию. Надувала губы, печально вздыхала и смотрела на нас своими огромными печальными глазами. Очень трогательно! И дедушка тоже подыгрывал тебе, когда ты приходила к нам в гости, только чтобы не расхохотаться.

Джоан вспомнила, в каком ящике лежали крышки для банок, и выудила нужную по размеру.

– Я помню, что его терпению пришел конец и он все же накричал на меня. Я тогда здорово перепугалась. Дедушка – и вдруг кричит! Я чуть не лишилась чувств от ужаса.

– На самом деле он даже не сердился на тебя. – Чарли взяла у внучки крышку, закрыла ею банку и поставила в холодильник.

– Я знаю, – кивнула Джоан. – Он просто хотел, чтобы я быстрей привыкла к этому дому. Хотя ваш старый особняк нравился мне куда больше. Это было что-то огромное и неповторимое.

– Да, но только до того, как расширили улицу.

– Я знаю. Я проезжала мимо него, когда в прошлый раз гостила у вас. Там теперь жуткое движение, а от двора совсем ничего не осталось.

– Я вспоминаю нашу знаменитую кладовку, – задумчиво произнесла Чарли.

– А буфет-автомат? А винтовые лестницы? – в тон ей сказала Джоан. – Там было очень интересно играть в прятки. Но не это делало его каким-то сказочным и волшебным, а ты и дедушка. А когда вы переехали сюда, вместе с вами переместилось и волшебство.

Чарли обняла внучку:

– Какая ты у нас замечательная! Мне очень приятно слышать от тебя такие слова.

– Я говорю правду. Конечно, тогда, в свои семь лет, я этого еще не сознавала, но потом все же поняла.

– Мы не всегда бываем готовы принять правду, – согласилась Чарли. В это время сварился кофе, и она налила себе и внучке по чашечке. – Ты по-прежнему пьешь черный кофе?

– Это зависит от того, сколько калорий я успела употребить за обедом, – объяснила Джоан. – А сегодня я уже набрала их предостаточно. Поэтому сейчас кофе будет черным.

– Тебе вовсе не нужно сидеть на диете. Мне кажется, что ты выглядишь просто великолепно, – высказала свое мнение Чарли, направляясь на веранду.

– Спасибо, бабулечка, но…

– А теперь расскажи мне все о лейтенанте Малдуне. Джоан рассмеялась и закатила глаза:

– Ты все еще пытаешься выдать меня замуж? Я знала, что этот разговор неизбежен, как только дедушка ретировался.

После того как умерла Шерил, Винс и Чарли приобрели одну интересную привычку. Когда к ним приезжала Джоан, Винс почти сразу же уходил куда-нибудь из дома оставляя внучку наедине с бабушкой, чтобы женщины могли спокойно обсудить свои дела. Чарли, конечно, не надеялась на то, что сможет заменить Джоан мать, но все же полагала, что, даже просто выслушивая внучку, она делает ее проблемы чуть проще.

– Он мне просто друг, – тут же сообщила Джоан.

– А ты ему об этом уже говорила? Может быть, я уже стала старой, но я вижу, когда один человек нравится другому.

Джоан вдохнула аромат кофе и лишь покачала головой.

– Бабулечка, ему двадцать пять лет. Он просто хочет переспать со мной. Но он хочет переспать со мной, потому что ему хочется переспать с кем угодно. Именно так и поступают мужчины в возрасте двадцати пяти лет.

– Да, конечно. Я еще слышала, что большинство молодых людей обнаружили самый быстрый способ попасть в постель к женщине. Для этого нужно проснуться с восходом солнца и провести пять часов (или шесть?) в доме у ее психически больного брата. Нет, подожди-ка! Это ведь не быстрый, не легкий и, конечно, не самый веселый способ. Особенно если сравнить его, скажем, со знакомством в баре.

– Бабулечка…

– Не все мужчины – ничтожества, Джоан, даже если им исполнилось всего двадцать пять лет. Конечно, ты знаешь этого парня гораздо лучше, чем я, с этим я спорить не стану. Но если тебе интересно знать, каково мое первое впечатление о нем, то я могу сказать…

– Позволь с тобой не согласиться. Вот, например, мое первое впечатление о нем…

Чарли угрожающе нависла над внучкой:

– Когда он пожал мне руку, он смотрел мне прямо в глаза, и тогда я подумала вот что. Это именно он, тот самый мужчина, которого ждала Джоан. Я знаю, что это может показать тебе глупым, но…

– Именно так, – прервала ее внучка. – Просто у него очаровательные глаза. И вообще он сам весь такой очаровательный. Может быть, это он тебя поразил, потому ты так и говоришь.

– Ты так быстро выпроводила его из дома и при этом уехала с ним сама, что я невольно подумала: а не прячешь ли ты его от нас умышленно? Даже дедуля это заметил.

Джоан отставила в сторону чашку с кофе.

– Именно так все и было, – подтвердила она. – Я как раз делала все, чтобы избежать подобного разговора. – Она вздохнула. – Послушай, Майк и вправду очень милый парень. Очень. До невозможности милый. И он мне нравится. Да, это тоже правда. Но я не могу даже представить себе, чтобы у нас с ним были хоть какие-то отношения, кроме дружеских.

– А почему нет?

Джоан снова закатила глаза:

– У тебя есть три часа свободных? Потому что список причин настолько длинен, что займет уйму времени.

– А ты расскажи вкратце.

Она опять вздохнула.

– Ну валяй, выкладывай. Посмеши свою бабулечку.

Джоан расхохоталась:

– Ты просто невозможный человек.

– Винс постоянно напоминает мне об этом. Ну так что?

Еще один тяжелый вздох, и Джоан заговорила:

– Во-первых, он живет в Калифорнии. Насколько мне известно, правительство пока что не собирается переносить столицу из Вашингтона на западное побережье. Если этого недостаточно, могу продолжить. Он «морской котик», а кому нужны такие сложности? Тебе должно быть известно, что «котики» – не совсем простые люди. Да, кажется, я уже говорила, что ему двадцать пять лет. Он очень молод. Даже если бы я сошла с ума и решила связать свою жизнь с человеком, который живет на расстоянии в три тысячи миль от моего дома, причем рисковать собственной жизнью для него является работой, я все равно не смогла бы перешагнуть через возрастной барьер. Все бы показывали на нас пальцем. Куда бы, мы ни пошли, все бы пялились на нас и удивлялись, что он такого во мне нашел.

Внезапно зазвонил мобильный Джоан, и Чарли не успела ей ответить.

И наверное, к лучшему. Не имело смысла спорить по поводу той правды, к которой Джоан еще не была готова.

Когда внучка захлопнула крышку своего телефона, Чарли сказала совсем другое:

– Между прочим, дедуля на несколько лет моложе меня. Ты это знала?

Джоан только покачала головой:

– Три года – это еще не…

– И семь тоже.

Джоан подхватила свою сумочку и рассмеялась:

– Мне пора возвращаться. Как я поняла, там у них возникли проблемы с Брук. Впрочем, меня это ничуть не удивляет. Но меня срочно вызывают в гостиницу. Могу поклясться, что я уже начинаю тихо ненавидеть эту женщину, несмотря на то что она является отпрыском моего президента. Не вставай. – Она чмокнула Чарли в щеку. – Скажи дедуле, мне очень жаль, что я так и не сумела в этот раз поиграть с вами в карты. Когда эпопея с Брук закончится, а это произойдет, как я рассчитываю, уже в четверг, я смогу навещать вас почаще. – Она задорно щелкнула пальцами. – Да, чуть не забыла передать вам приглашение от Дика Эванса. В следующем году нужно будет выступить в Перл-Харборе от имени всех тех, кто потерял на войне своих близких.

– Я не знаю еще, поедем ли мы туда, – засомневалась Чарли. – До этого времени остается почти целый год.

– Откажетесь от бесплатного путешествия на Гавайи? – рассмеялась Джоан. – Нет, я уверена, что вы туда поедете.

– Посмотрим. – Она еще ничего не говорила об этом Винсу. Она не знала, как он отреагирует на эту новость. Конечно, внешне он останется спокойным и виду не подаст, что ему что-то не нравится, но она знала, что ему было не по себе даже от того интервью, которое она давала на прошлой неделе для телевидения. С тех пор Винс казался каким-то подавленным, он больше молчал и вообще вел себя на удивление тихо.

И Чарли не знала, как ей снова поднять данную тему. Неужели ты опять вздумал меня ревновать к моему давно погибшему мужу? Глупость какая-то. Ведь они живут в счастливом браке уже почти шестьдесят лет. И все же…

– Дик еще просил узнать, придешь ли ты на той неделе на представление в Коронадо. Ну, там «морские котики» будут демонстрировать свои достижения. Это устраивается в честь визита президента Брайанта. Предоставляются места в ВИП-ложе…

– Она с удовольствием посмотрит это представление. Чарли повернулась и увидела, что у входной двери стоит Винс.

– Дедуля, данное приглашение распространяется и на тебя тоже.

– Значит, мы с удовольствием посмотрим это представление. – Винс улыбнулся жене. – Хотя мы и не голосовали за этого парня. Скажи нам только, когда и куда нужно подъехать.

– Вы получите официальное приглашение, возможно, уже завтра, но Дик хочет дать поработать и местным журналистам. Так что не удивляйтесь, если вам позвонит корреспондент из «Сан-Диего юнион трибьюн».

– Боже мой! – покачал головой Винс. – Опять эти репортеры. Посмотрим, что они напутают на этот раз.

– Не переживай, – попросила Джоан и поцеловала дедушку в щеку – Репортеры – наши друзья. Ну, а теперь мне действительно пора бежать. Пока, бабулечка.

И в следующее мгновение она упорхнула.

Винс снова покачал головой:

– Ну, по крайней мере, пару часов она с нами посидела.

– Она так и не завела роман с тем лейтенантом, – сообщила Чарли. – Они, оказывается, просто друзья.

Винс от души расхохотался, не в силах сдержать себя.

– Что ты говоришь?! Ну, это примерно так же, как в свое время у нас с тобой. Мы ведь тоже только дружили, помнишь? Могу спорить на что угодно. Ты заметила, как она смотрит на него?

– А как он на нее?

– Вот именно, мэм, – многозначительно кивнул Винс. – Даю им время самое большее до конца недели.

Глава пятнадцатая

Лейтенант-коммандер Паолетти, лейтенант Джакетт и главный старшина Волчонок – знаменитая и могучая троица команды «морских котиков» номер шестнадцать – обсуждали последние новости.

Вернее, говорил только Том Паолетти, а Джаз и старшина молча кивали. При этом все трое оставались крайне мрачными, и это несмотря на то, что учебные погружения в пещере прошли блестяще, то есть именно так, как и ожидало руководство.

Внезапно Сэм заметил, что Паолетти повернулся и посмотрел на Марка Дженкинса. Тот сразу же подошел к троице с блокнотом в руках. Ага! Вот как, значит, Дженк угадывал желания начальства. А Сэм-то уж подумал, что у этого веснушчатого парня имелись какие-то непостижимые телепатические способности. Оказалось, задача решалась куда проще. Дженк просто умел внимательно слушать и оставаться начеку, понимая, что именно может понадобиться командирам в каждую следующую секунду.

Сэм продолжал наблюдать за тем, как Дженк послушно записывает в блокнот инструкции, которые он получил от офицеров и главного старшины.

Сомнений не оставалось: значит, сейчас они отправятся не на базу, а в какой-то промежуточный пункт. Бойцам предстояло пройти какие-то дополнительные тренировки. Впрочем, Старретта это вполне устраивало. Чем позже он попадет домой, тем лучше.

– Что случилось?

Он повернулся и увидел рядом с собой Малдуна и Космо. Видимо, они тоже наблюдали за начальством.

– Сам не знаю, – признался Сэм.

В этот момент к ним подбежал Дженк.

– Предстоит стрельба по мишеням с вертолетов.

– Сейчас? – удивился Малдун. – Здесь?!

– Командование хочет, чтобы мы немного постреляли, причем именно сейчас, но не совсем здесь, – на ходу пояснил Дженк. – Мы отправляемся на базу, но по дороге навестим Калиенте.

Этим «жарким» названием «морские котики» с легкой руки всегда молчаливого Джея Лопеса окрестили свой любимый полигон, расположенный в пустыне к северо-западу от Сан-Диего. Все произошло из-за того, что именно в этом месте команде пришлось пережить горячие денечки с отчаянной стрельбой, бесконечным свистом пуль и непрерывными криками бойцов.

– А я считал, что наша цель – Черная Лагуна, – прокомментировал Космо. Как всегда, выражение его глаз определить было невозможно: они прятались за темными стеклами солнцезащитных очков.

– Так оно и есть, – подтвердил Сэм. В пещере «морские котики» тренировались в ближнем бое, однако применение оружия предполагалось только на последнем этапе операции, то есть в Черной Лагуне. Куда именно их должны были направить, пока не знал никто, но Сэму почему-то казалось, что это должно быть где-то в Афганистане. Поэтому требовалось тщательно скрывать все то, что было связано с операцией, и ни о какой стрельбе с вертолетов не могло быть и речи.

Кроме того, на вертолетах, которые перевозили «морских котиков» к месту операции, всегда находились снайперы, все как один отличные профессионалы и знатоки своего дела.

Майк Малдун только вытаращил глаза, словно не понимал, что происходит.

– Что тебе еще не ясно? – подтолкнул его в бок Сэм. Но Майк только помотал головой:

– Да нет, ничего особенного.

– В представлении, которое устраивают в честь президента Брайанта, примут участие два вертолета, – пояснил Космо. – Такая просьба пришла только сегодня утром. Точное время демонстрации пока держится в секрете, но выступать будем именно мы. Стрелять придется с тросов «Морских ястребов».

Сэм перевел взгляд на Малдуна:

– Это правда?

Малдун кивнул:

– Да, сэр. – И он снова принялся наблюдать за Паолетти, который что-то обсуждал с главным старшиной, оставаясь при этом крайне недовольным.

– Вот черт! – тихонько выругался Сэм. Неужели Том Паолетти и вправду решил, что во время визита президента на базу Коронадо могут возникнуть осложнения и ненужные проблемы?

Если так, то у Паолетти и главного старшины сейчас был крайне неприятный и сложный разговор. Маленький, но очень важный документ под названием «Конституция» явно давал понять, что военные не имеют права использовать оружие против гражданского населения. Вот почему оказывать сопротивление террористам на территории США предстояло ФБР и Секретной службе.

Но, конечно, если ФБР пригласит «морских котиков» подключиться к ним, это будет уже совсем другой разговор.

Лейтенант-коммандер доверял своим дурным предчувствиям, а потому хотел быть уверенным, что его команда всегда находится в боевой готовности.

Примечания

1

«Славься, Всевышний» (лат.).


home | my bookshelf | | Притяжение ночи. Книга 1. Шаг в пропасть |     цвет текста