Book: В плену страстей



В плену страстей

Ферн Майклз

В плену страстей

ПРОЛОГ

С огромной кровати, занимавшей большую часть обитой розовым шелком комнаты, доносились тихие, приглушенные звуки. Нетерпеливо отбросив в сторону одеяла и подставляя обнаженное тело прохладному воздуху, который не мог согреть даже разведенный в камине огонь, Калеб ван дер Рис перевернулся, увлекая женщину за собой. В неровном свете пламени Селеста изучала его лицо, пылающее неподдельной страстью. Она затрепетала, заметив в черных, как ночь, глазах искорки превосходства.

Крепко держа девушку за бедра, Калеб наблюдал за игрой чувств на хорошеньком личике Селесты. Она запустила пальцы в мягкие волосы на его груди и погладила крепкое, мускулистое тело. Его разметавшиеся волосы темнели на подушке, а черные глаза неотступно следили за Селестой, будто Калеб хотел загипнотизировать девушку, чтобы полностью насладиться не только великолепным телом, но и бурей восторга, которую он неизменно вызывал у женщин. Сильные стройные ноги мужчины обхватывали бедра девушки, а руки ласкали грудь Селесты, время от времени приближаясь к месту слияния их тел.

Снизу доносилась музыка, звон стаканов и смех – обычные звуки для заведения мадам де Туа. Но Селеста уже ничего не слышала: мужчина, который лежал рядом, полностью завладел всеми ее чувствами.

Калеб пожирал девушку взглядом, наблюдая за приближением экстаза. Из груди Селесты вырывались низкие страстные стоны, пульс участился, а тело покрылось капельками пота. Глаза Калеба не переставали следить за ней, и это был взгляд победителя, который сознает свою власть над женщиной и благосклонно принимает ее страсть, одновременно утоляя голод своего тела.

Уже два года капитан ван дер Рис являлся одним из клиентов Селесты, и она всегда с нетерпением ждала встречи с ним. Горячий и крепкий, он считался замечательным любовником и с охотой демонстрировал свое мастерство в постели. Сейчас, наблюдая, как он одевается, Селеста думала об абсолютной власти, которую имел этот сильный мужчина над женщинами. Требовательный и волевой, он обладал каким-то мальчишеским очарованием, перед которым не могли устоять очень многие женщины.

Калеб сел на краешек кровати и натянул высокие, до колен, сапоги из мягкой кожи.

– Если хочешь, – тихо промурлыкала Селеста, – мы можем встретиться вне дома мадам де Туа.

Он улыбнулся, взвешивая ее предложение.

– Где мы можем встретиться, дорогая? Мой дом – мой корабль. У капитанов кораблей обычно нет квартир в порту.

– Марсель – очень крупный порт, – надув губки, произнесла девушка. – Ты часто бываешь здесь, я могла бы присматривать за твоей квартирой…

Он запрокинул голову и от души расхохотался, заполнив раскатами смеха всю комнату.

– Неужели? Селеста, не порти вечер. Я уже говорил тебе раньше: мне не нужна квартира, а тем более – женщина, которая держала бы ее для меня. Разве тебе не достаточно, что все время, которое я нахожусь во Франции, я провожу здесь, с тобой?

Чтобы как-то сгладить сказанное, Калеб наклонился и уткнулся лицом ей в грудь.

– Нет! Не достаточно! Девушки снова станут смеяться надо мной. Ты выбираешь только меня, когда приходишь в заведение мадам де Туа, но я, видимо, мало для тебя значу, раз ты не хочешь, чтобы я принадлежала только тебе!

Селеста обиженно выпятила вперед нижнюю губку, а прекрасно изогнутые брови сурово сомкнула над вздернутым носиком.

– Я думаю, у тебя просто есть другие женщины!

– Конечно, есть, – добродушно отозвался Калеб, – так же, как и у тебя – другие мужчины.

– Но ведь это же моя работа! – возразила она, сбрасывая с себя одеяло.

Опустившись на колени, Селеста нежно обняла Калеба за шею надушенными руками.

– Иначе на что мне жить?! Меня уже тошнит от заведения мадам де Туа… Почему ты никогда не пригласишь меня на свой корабль? Я могла бы остаться там и быть рядом, когда бы ты ни пожелал. Это лучше, чем несколько часов ночью…

Ее настойчивость начала раздражать Калеба. Он потянулся за жилетом и с яростью принялся его натягивать.

– Я уже говорил тебе, что никогда не вожу женщин на корабль.

– Ах да! Это же что-то вроде священного места, где твой отец и мачеха поняли, что любят друг друга. Ба! Вот уж никогда бы не подумала, что ты настолько сентиментален!

Калеб в очередной раз пожалел, что рассказал Селесте об истории своего корабля «Морская Сирена». Во всем был виноват ликер, развязавший ему язык, и, возможно, одиночество, в котором он не хотел признаться даже себе. Калеб внезапно понял, что никогда больше не вернется к мадам де Туа: Селеста надоела ему своими чрезмерными требованиями и мольбами.

Почувствовав, что зашла слишком далеко, девушка сразу же сделала вид, что раскаивается. Она прижалась к Калебу и прошептала на ухо, что никогда больше не будет надоедать ему разговорами о корабле.

Зажав в кулаке ее пышные золотистые волосы, Калеб тянул за них до тех пор, пока Селеста снова не оказалась на подушках. Он впился губами в рот девушки, обдав ее горячим дыханием с привкусом вина. С сильно бьющимся сердцем Селеста принялась срывать с него одежду, приглашающе выгибая бедра. Губы Калеба проделали привычный путь от ее рта до груди, а руки завладели всем телом, разжигая огонь, который, казалось, уже погас.

В уголке рта Селесты промелькнула едва заметная хитрая улыбка, а миндалевидные, чуть раскосые глаза торжествующе вспыхнули. Калеб простил ее и всегда будет прощать! Со временем она заставит его признать, что он не может без нее жить. Селеста хотела его, нуждалась в нем. Калеб не был похож на других мужчин, с которыми ей приходилось иметь дело. Одно его прикосновение разжигало в ней неутолимое желание, по телу разливалось приятное тепло, и Селеста ощущала, что хочет его снова, снова и…

Когда проститутка достигла головокружительной вершины страсти, Калеб оттолкнул ее от себя, оставив одну на краю бездны.

– Ты права, Селеста: ты никогда больше не будешь докучать мне.

Беззвучно ступая по ковру, он направился к двери и с грохотом захлопнул ее за своей спиной.

ГЛАВА 1

Тайлер Пейн Синклер прохаживался по широкой галерее, которая протянулась над главной лестницей и холлом его лондонского дома. Глядя на впечатляющий ряд фамильных портретов на стене, он до сих пор не совсем верил, что после смерти отца унаследовал титул барона и занял его место в парламенте. Все угрозы родителей лишить Тайлера наследства, если он когда-нибудь женится на своей дальней родственнице Камилле Ленгдон, не осуществились. Когда, наконец, нахальный отец Камиллы умер от руки Сирены ван дер Рис, старики Синклеры изменили свое решение. Они убедились, что Камилла, лишившись дьявольского влияния Стефана Ленгдона, показала себя как девушка с изысканным вкусом и прекрасным характером. Об этом никогда не говорилось вслух, но было ясно, что Синклеры предпочтут лишиться обеих рук, чем оттолкнуть от себя единственного сына.

Темные глаза Тайлера стали задумчивыми, когда его ухо уловило звонкий девичий смех. Он будет очень скучать по Рэн, когда та уедет вместе с Сиреной и Риганом, которые должны прибыть в Лондон через две недели. Сейчас, когда все мысли Камиллы заняты приближающимся материнством, ему будет не хватать жизнерадостной Рэн и ее зависимости от него, которая, кстати, очень льстила Тайлеру.

Какими одинаковыми и в то же время разными были прекрасные Сирена и Рэн! Тайлеру придется смириться с тем, что он всегда будет беспокоиться о Рэн, как если бы был ее старшим братом. Казалось, Тайлер никогда не мог относиться к Рэн беспристрастно, даже когда заменял ей отчима, пока девушка жила под его опекой. Тайлер тяжело вздохнул. Рэн вскоре вернется на Острова Пряностей[1] вместе с Сиреной и Риганом и там найдет свою судьбу. Хвала Господу, что в ее новой жизни уже не будет места этому денди – Малькольму Уэзерли.

Но как объяснить Сирене появление этого щеголя? Тайлер вздрогнул, представив, как гневно вспыхнут изумрудные глаза, когда Сирена узнает, что малышка Рэн готова выскочить замуж за этого повесу, стоит только ему попросить ее руки. На красивом лице Тайлера заиграла недобрая усмешка: если Малькольму Уэзерли удастся избежать гнева Сирены, то ему придётся иметь дело с Риганом. Тайлеру было досадно, что Риган – в отличие от него самого – возможно, сумеет взять ситуацию под контроль. Но барон утешался тем, что Риган не испытывал на себе очарования Рэн на протяжении последних трех лет.

Тайлер считал себя не в праве в чем-либо отказать Рэн, и Камилла полностью поддерживала мужа. Восхищение Камиллы девушкой было удивительным во всех отношениях. Тайлер ласково улыбнулся при мысли о своей красивой светловолосой жене. Камилла проделала долгий и трудный путь от хорошенькой и легкомысленной молодой девушки, которую он знал и любил, несмотря на ее эгоизм, до любящей, заботливой женщины; и Рэн, как и Тайлер, была благодарна ей за материнское покровительство. Единственное, что не нравилось Камилле – это дружба Рэн с пуританкой[2] Сарой Стоунхам. Даже в этом Камилла защищала и оберегала свою маленькую семью: пуритане высказывали опасные мысли против королевской власти над церковью; ходили даже слухи о гражданской войне.

Как член парламента, Тайлер знал, что страхи Камиллы небезосновательны, но не хотел, чтобы его собственные интересы повлияли на отношение к юной подруге Рэн. Сара Стоунхам была славной девушкой из благородной семьи, с которой Тайлер был знаком многие годы. Для Синклера не имел значения тот факт, что их религиозные взгляды не совпадают. Кроме того, как мог он выгнать из своего дома Сару, когда та приехала по приглашению Рэн дождаться прибытия в Лондон своих родителей?

Тайлер ускорил шаги по направлению к резной двери в комнату Рэн, чтобы пожелать девушкам доброй ночи. Он уже поднял руку, чтобы постучать, когда из-за толстой двери донеслись девичьи голоса.

– Рэн! Ради всего святого, я уже не ждала, что ты вообще вернешься! О чем ты думаешь? Сбежала с Малькольмом и как в воду канула! А если бы барон Синклер и баронесса зашли пожелать нам спокойной ночи? Что бы я им сказала?

Рэн закружилась по комнате. Ее голубая, в розово-лиловую полоску юбка поднялась вокруг стройных ног, как разноцветный колокол. Лицо девушки светилось от радости. Она прижала руки к груди и воскликнула:

– Ох, Сара, не порти мне настроение! Ты всегда ворчишь, когда я встречаюсь с Малькольмом. Сегодня не надо, ладно?

При свете лампы глаза Рэн сверкали, а густые ресницы отбрасывали тень на гладкие щеки. Сара обратила внимание на легкую хрипотцу в голосе Рэн, ее растрепавшиеся волосы и сбившиеся на лбу кудряшки. Увидев распухшие от поцелуев губы и чувственное выражение глаз, легко было догадаться, чем занималась Рэн. Саре были хорошо знакомы эти признаки, ее лицо выглядело точно так же, когда весной девушка убегала из школы на ночные свидания. Сара тоже проводила захватывающие дух часы в объятиях Малькольма Уэзерли, хотя Рэн об этом и не подозревала. Скромная пуританка отлично помнила, как прикосновения рук Малькольма уносили ее в мир, о котором она раньше представления не имела, как его губы разжигали в теле такой огонь, что девушка почти теряла рассудок от страсти и желания отдаться ему. А потом все неожиданно прекратилось. Сара перестала получать тайные записки. Однажды ночью она даже сбежала из общей спальни в надежде встретить Малькольма. Сара ждала до тех пор, пока холодный, сырой утренний воздух не пробрал до самых костей и пока она не окоченела от глубокого болезненного ощущения потерянной любви.

После нескольких недель страданий по Малькольму до Сары докатились слухи, что Рэн ван дер Рис встречается с красивым незнакомцем, и у девушки возникли подозрения о причине внезапного охлаждения Уэзерли. Сара приложила все усилия, чтобы завести дружбу с Рэн, и убедилась, что именно Малькольм обхаживает невинную юную Рэн. Для Сары было настоящим мучением находиться рядом с Рэн, зная, что та – новая возлюбленная Малькольма, но девушка ничего не могла с собой поделать. По непонятным причинам ей казалось, что общение с Рэн приближает ее к Малькольму.

– Тебе не нравится Малькольм, ведь так, Сара? – тихо проговорила Рэн, коснувшись руки подруги. – Я знаю, что ты покрываешь мой обман, но в душе не одобряешь меня, да?

Сара отвернулась, чтобы Рэн не могла видеть ее лица. С каким удовольствием она высмеяла бы Рэн, расцарапала бы ее прекрасное лицо и заставила бы выслушать правду! Бедная, глупая маленькая Рэн! Неужели она не видит, что Малькольма гораздо больше интересует богатство ее семьи, чем она сама? Как бы хотелось набраться храбрости и рассказать Рэн, что Малькольм любил ее, Сару, пока не узнал, что Стоунхамы потеряли благосклонность короля из-за нескольких высказываний по поводу его неспособности собрать заседание парламента. Для пуритан настали трудные времена. Конфискация имущества – и Стоунхамы оказались на грани банкротства. Но признаться во всем Рэн значило положить конец их знакомству и заочной близости к Малькольму. Сара утешала себя единственной мыслью, что Малькольм не любит Рэн, а всего лишь играет с ней, преследуя свои корыстные цели. Сара понимала, что должна возненавидеть Малькольма Уэзерли. Она даже испытывала приступы вины из-за того, что скрывает правду от Рэн, но не могла заставить себя ненавидеть его. Сара любила Малькольма, как никого другого в своей жизни. «Я должна любить его, – говорила она самой себе, – почему же еще я позволяла ему проделывать с собой такие вещи?!»

Пухлые губы Сары растянулись в сладострастной улыбке, когда она вспомнила ночи, проведенные в объятиях Малькольма. Ни единая душа в мире не знала, что было между ними, а Малькольм, конечно же, никому ничего не расскажет.

– Сара, отвечай же, – настаивала Рэн, – почему тебе не нравится Малькольм?

– Рэн, я не стала бы утверждать, что он мне не нравится. Просто… как ты преподнесешь Малькольма своим… Сирене и Ригану?

– Почему ты не можешь воспринимать Сирену и Ригана как моих родителей? Ведь так оно и есть. Они единственные родители, которые у меня когда-либо были, да и относятся ко как к родной дочери! – вызывающе произнесла Рэн, сверкнув янтарными глазами.

– Но ведь они тебе не родные, – нерешительно проговорила Сара.

Она увидела знакомый огонек в глазах подруги, который означал, что Рэн готова вступить в спор.

– Очень скоро ты поймешь, Рэн, что Сирена не вечно будет стоять на возведенном тобой пьедестале. Она такая же, как все смертные. И пора бы тебе перестать мечтать о дерзкой морской колдунье. Все твои разговоры только о ней! Ну просто божество какое-то! И не стыдно тебе, Рэн? Оставь свои фантазии и подумай лучше о свадьбе со стариной Малли. Ты закончила школу и готова войти в общество, поэтому должна выбросить из головы всю эту чепуху. Понимаешь, что я имею в виду?

Сара заглянула в лицо Рэн и увидела, что хитрость удалась: она заставила девушку усомниться в искренности своих приемных родителей. Сара убедилась, что посеянные ею несколько недель назад сомнения о праве Рэн пользоваться именем ван дер Рис пустили корни и зацвели. Кроме того, этот разговор являлся верным средством отвлечь Рэн от слишком личных вопросов о Малькольме.

Тайлер, стоявший за дверью, в растерянности потирал виски. Он вовсе не собирался подслушивать, но был ошеломлен, узнав, что Рэн убегала из дома, чтобы тайно встретиться с Уэзерли. Тайлер даже не подозревал, что все зашло так далеко. А теперь он с нетерпением ожидал ответа Рэн на заданный вопрос. Сара говорила совершенно правильно: Рэн жила в придуманном мире, и эти фантазии привели к тому, что девушка стала жертвой обаяния Уэзерли. Всему виной были услышанные Рэн в детстве истории о Морской Сирене – дерзкой пиратке. Сказки для ребенка, мечты, на которых нельзя строить свою дальнейшую жизнь.

– Сара Стоунхам! Женщина, которую называли Морской Сиреной, существовала на самом деле! Меня совершенно не волнует, веришь ты мне или нет, но ты ошибаешься: она не занимает все мои мысли. Я знаю, ты считаешь, что я хочу построить свою жизнь по ее образу и подобию, но это не так! Не может существовать еще одной Морской Сирены! – в голосе Рэн слышались грустные нотки. – Сирена была самым прекрасным существом, которое когда-либо бороздило морские просторы. Длинные развевающиеся волосы, изумрудные глаза, кожа цвета меда… Она мастерски владела шпагой – лучше любого мужчины. Я даже не мечтаю соревноваться с ней ни в убеждениях, ни в поступках. Глаза у меня другого цвета, а кожа слишком бледна. И я очень маленького роста, очень. И как ни старайся, я никогда не смогу научиться владеть рапирой, как она…

– Неужели? Послушай себя! Ты понимаешь, что сравниваешь себя с этой морской колдуньей в таком невыгодном свете?

Сара схватила Рэн за руку и потащила к зеркалу.

– Посмотри на себя! Посмотри! Рэн с неохотой подняла глаза.

– А теперь скажи мне: неужели то, что ты видишь, менее прекрасно, чем любая твоя фантазия о женщине-пиратке?! Ведь мужчины не могут отвести от тебя глаз! Я была с тобой на Королевской бирже, Рэн, и видела, какое впечатление ты производишь на мужчин. Разве Ролланд Чалмерз не посылал тебе любовных записок, которые прямо жгли пальцы? Что он писал тебе? Что твои волосы напоминают темное ночное облако, глаза как золотой янтарь, а кожа…



– Прекрати, Сара! – Рэн отвернулась от зеркала. – Я никогда не говорила, что считаю себя уродливой! – запротестовала она.

– Да, но ты сравниваешь себя с морской колдуньей, и это не дает тебе покоя. Почему ты не хочешь выбросить из головы эти глупости? Послушай совет старой подруги: сосредоточь все внимание на реальных проблемах. Подготовься к тому, что предпримут твои опекуны, когда узнают о Малькольме. Я почему-то не могу себе представить, что ван дер Рисы дадут тебе благословение на брак со стариной Малли. Особенно после того, что ты мне рассказала.

– Для них же будет лучше сделать это, иначе я просто сбегу, – отчаянно заявила Рэн.

Тайлер решил, что ему пора вмешаться. К черту тайны! Он постучал и одновременно открыл дверь.

– Уже поздно, молодые леди, и вашей красоте пора отдыхать. Именно так говорила все эти годы моя жена.

Тайлер перевел взгляд с одной девушки на другую. «Сара высокая и стройная, как желтая чайная роза, – подумал он про себя. – А наша девочка походит на тонкий язычок пламени свечи…»

В этот момент в глазах Рэн плясали огоньки, готовые превратиться в пожар, если разговор будет продолжен: когда дело касалось Сирены ван дер Рис и Морской Сирены, она становилась непредсказуемой.

Сара рассмеялась и, встряхнув белокурыми кудрями, быстро обняла Рэн.

– Барон Синклер прав, моя дорогая. Мы так давно знаем друг друга, что стали близкими подругами, давай же не будем сейчас разрушать нашу дружбу. Кроме того, – кокетливо добавила она, – барон Синклер был так добр ко мне, что позволил пожить несколько дней в своем доме до приезда моих родителей, поэтому я целиком и полностью на его стороне.

– А я-то и не поняла, что мы занимаем чью-либо сторону, – огрызнулась Рэн, освобождаясь от объятий Сары. – Но тем не менее Тайлер прав: нашей красоте действительно пора отдохнуть. По крайней мере – моей. Завтра Малькольм повезет меня за город, и я должна выглядеть превосходно. Не надо хмуриться, Тайлер, – сказала Рэн, обвивая его шею руками, – Сирена полюбит Малькольма так же, как и я. Можешь мне поверить, она не будет сердиться на то, что ты позволял мне встречаться с ним. Она полюбит его, вот увидишь!

– Я почему-то не могу разделить твой оптимизм, малышка.

– Ты ведешь себя как новоиспеченный отец, каковым ты скоро и станешь, – поддразнила его Рэн, но в ее голосе слышались металлические нотки, что очень взволновало Тайлера.

Он кожей чувствовал, что стоит Сирене бросить один лишь взгляд на этого модника Малькольма Уэзерли, как она сразу же разрубит его на куски своей шпагой. А самому Тайлеру Сирена может поставить в вину отношения, возникшие между Рэн и Уэзерли. Сирена ван дер Рис никогда не делала чего-то наполовину. Нет, Уэзерли испытает на себе ее гнев, а если она и не заколет его, то это сделает Риган, который души не чает в Рэн и не позволит ни одному денди украсть его маленькую девочку.

«Возможно, они сжалятся надо мной, когда я сообщу, что скоро стану отцом…» Тайлер побледнел, представив лицо Сирены, когда она узнает все эти новости. О, он хорошо ее знал, эту женщину! Она скажет: «Прими мои поздравления», – а потом пустит в ход шпагу. Камилле придется встать на его защиту, а он, как трус, отступит. Боже, как мог он быть таким глупцом, что позволил Рэн спутаться с этим Уэзерли? Девчонка обвела барона вокруг своего маленького пальчика! Все очень просто: женщины всегда были его слабым местом. Тайлер надеялся, что Камилла подарит ему мальчика, в противном случае он не дотянет и до сорока. Стоп, необходимо взять себя в руки, нельзя показывать девушкам, как он расстроен. Тайлер выдавил из себя улыбку, чмокнул девушек в щеки и вышел из комнаты, чувствуя холодок страха в животе: Сирена заколет его в расцвете жизни.

Гиацинтовые глаза Сары настороженно поблескивали, когда подруги стали готовиться ко сну.

– Ты действительно собираешься поехать завтра на прогулку с Малли?

– Сара-Анна Стоунхам, прекрати называть Малькольма Малли. Да, я действительно собираюсь прокатиться с мужчиной, за которого выйду замуж. И не будем больше об этом говорить, Сара-Анна! – крикнула Рэн, залезая в постель и сверкая янтарными глазами из-под отделанного атласом покрывала.

– Хорошо, – уступила Сара. – Как сказала бы твоя пользующаяся дурной репутацией Морская Сирена, ты подставляешь свою шею!

ГЛАВА 2

Ночь была темна и тиха, когда наемный экипаж, везущий Сирену и Ригана ван дер Рисов, катился по безлюдным узким улочкам. Мрачная и молчаливая Сирена задумчиво смотрела сквозь грязное окно экипажа. Они направлялись из порта к дому Тайлера Синклера. Этим же маршрутом она ехала с фрау Хольц почти девять лет назад, когда прибыла в Лондон искать Ригана. Горькие воспоминания омрачили радость предстоящей встречи с Рэн. Размышляя о своем вынужденном пребывании в Англии, Сирена всегда вспыхивала ненавистью при мысли о Стефане Ленгдоне. Крепче прижавшись к Ригану, заворочавшемуся во сне, Сирена испытывала что-то похожее на страх. Как чувствует себя Риган, возвращаясь в Англию, и к тому же в дом своей бывшей жены? Интересно, как выглядит «прекрасный цветок» – Камилла – после нескольких лет семейной жизни с Тайлером? Сейчас, когда прошло столько времени, непосредственная как ребенок Камилла должна была стать взрослой женщиной со множеством хитростей и уловок. Станет ли она флиртовать с Риганом, и какова будет его реакция? Сирена вздохнула. Сегодня она не сможет это выяснить. Скоро рассвет. В доме Синклера все спят и, естественно, не готовы к приему гостей. Тайлер, конечно же, не рассердится, что они с Риганом приехали на две недели раньше, чем планировали: Тайлер никогда ничем не возмущался.

На губах Сирены заиграла невеселая улыбка при воспоминании о днях, проведенных в тюрьме Ньюгейт. По правде говоря, это событие было единственным, что раздражало доброго старину Тайлера. Сирена снова устало вздохнула. Как давно это было! Другое время, другая жизнь… Она непроизвольно протянула руку и дотронулась до Ригана, будто хотела убедиться, что он все еще здесь. Как приятно ощущать его крепкое, упругое тело! А каким беззащитным он кажется во сне! Темно-зеленые глаза Сирены на мгновение вспыхнули при мысли, что не такой уж Риган и уязвимый, разве только если дело касается Рэн. Как он радовался, когда видел Рэн, сжимал ее в объятиях и издавал звуки, которые произносят все отцы, глядя на своих обожаемых дочерей. Даже если бы Рэн была их родным ребенком, Сирена и Риган не смогли бы любить ее больше. Возможно, причина скрывалась в том, что они произвели на свет четырех здоровых сыновей, которые в один прекрасный день станут такими, как Риган и Калеб. Сирене всегда хотелось родить Ригану дочь, но это теперь не имело значения, ведь у них была Рэн, которая носила фамилию ван дер Рис, и Риган с Сиреной стали ей отцом и матерью. У малышки Рэн было пять братьев, которые не чаяли в ней души, особенно Калеб.

Экипаж вдруг резко остановился, и голова Ригана соскользнула с удобного плеча жены.

– Слава богу, Сирена, наконец-то мы приехали! Сирена взяла его за руку.

– А теперь, Риган, вспомни, что обещал мне. Ты не станешь требовать, чтобы разбудили Рэн. Утро уже скоро. С нашей стороны было бы мудро не будить и Тайлера с Камиллой. Ты обещал!

Риган нахмурился.

– Наверное, я был сильно пьян, когда пообещал тебе это, дорогая.

– Не пьян, дорогой. Просто ты был в очень… неудобном положении.

– Когда-нибудь я сумею обойти тебя, Морская Сирена! – с восхищением проговорил Риган.

– Я скучаю по детям и хотела бы вернуться на Яву как можно скорее. Ты и это мне обещал.

– Ты просто ревнуешь к Камилле. Я почувствовал это, как только мы вошли в воды Англии, – поддразнил ее Риган.

– Хватит болтать чепуху, Риган, я вовсе не ревную. Но если она сделает хотя бы один неверный шаг по отношению к тебе, это твои глаза я выцарапаю!

Риган содрогнулся: несомненно, Сирена способна на это. Он очень любил жену. Даже сейчас, родив четырех сыновей, она была стройной и проворной, как много лет назад, когда он впервые встретил ее. Сирена не догадывалась, что Риган знает о ее ежедневных упражнениях с рапирой. Он как-то подслушал, как жена говорила фрау Хольц, что это единственный способ сохранить форму.

«И, как обычно, Сирена оказалась права, – подумал Риган и погладил живот. – Слишком много вкусной еды и рома могут расстроить здоровье лучшего из мужчин…» Не то чтобы он злоупотреблял всем этим, но когда мужчина счастлив и спокоен, он забывает об осторожности и расслабляется. А сейчас Риган переживал самый счастливый период в своей жизни, и возвращение Рэн на Яву переполнит чашу его радости и довольства. Не хватало только Калеба. А если бы и Кэл решил жить с ними, Риган поклялся всеми святыми, что никогда больше не будет грешить. Может ли мужчина пообещать богу больше?!

– Постарайся вести себя тихо, Риган. Мы же не хотим перебудить весь дом!

– Дорогая, я пойду на цыпочках, будто у меня под ногами лежат яйца. Можешь не беспокоиться, что я разбужу твоего друга Тайлера.

– Лучше не искушай меня, Риган. Через несколько часов уже настанет утро, а пока тебе нужно поспать.

– Если ты пытаешься убедить меня, что я становлюсь немощным стариком, то попридержи-ка язычок, женщина! Я все еще в состоянии затмить этого Синклера, и тебе это хорошо известно. Хочу сказать тебе одну вещь: я вовсе не умираю от желания поскорее встретиться с ним или с Камиллой. Я дал слово, что мы уедем, как только представится подходящий случай. Я выполню обещание. Никакого шума! Я усну на твоих руках, и ты разбудишь меня с рассветом. Мне так хочется увидеть, какой юной леди стала наша Рэн!

Хихикая, как двое маленьких ребятишек, Риган и Сирена последовали за пожилым слугой наверх по винтовой лестнице.

– Это напоминает мне о том времени, когда я три дня провел в борделе Клариссы…

Риган усмехнулся и ущипнул Сирену за бедро.

– Если ты думаешь, что я стану расспрашивать о той маленькой шалости, мой дорогой муж, то глубоко заблуждаешься. Я поговорю с тобой об этом завтра, – прошептала она, гневно сверкнув глазами.

– Я просто оговорился, дорогая. Ты же знаешь, что временами я люблю похвастать. Это Дикстра провел там три дня. Я просто заглянул туда, чтобы узнать, как идут дела.

– Ты заходил в это заведение по своим личным делам, и нечего сваливать теперь на капитана Дикстру! – прошипела Сирена.

– Но, послушай, я действительно чувствовал себя в какой-то мере ответственным за него! В конце концов, это я привел его туда, а Кларисса… то, что она сделала… на самом деле… Ты права, поговорим об этом завтра. Я вдруг почувствовал такую усталость, что прямо глаза слипаются.

– Будь я на твоем месте, я бы спала с открытыми глазами весь остаток ночи, – зловеще предупредила его Сирена.

Как только дверь за слугой закрылась, Риган прижал к себе Сирену и страстно поцеловал. Боже, как же он любит ее! Риган специально поддразнивал жену, чтобы увидеть ее гнев. Именно таким способом Риган доказывал себе, что Сирена все еще любит его. Правильно он поступал или нет, ему нравилось делать это, а Сирена все понимала и подыгрывала ему. Боже, как он ее любит! Сейчас даже сильнее, чем когда женился на ней.

* * *

Когда Тайлер спустился по лестнице, на его лице было то же беспокойное выражение, что и вчера вечером. Он почувствовал, как заурчало у него в животе, когда экономка сообщила, что ночью неожиданно приехали ван дер Рисы и настояли, чтобы слуги не будили ни барона, ни баронессу.

– Баронесса спустится к завтраку? – спросила экономка.

– Баронесса чувствует себя неважно. Пусть кто-нибудь из горничных отнесет ей чашку чая с мятой и сладкую булочку где-то через час. Она спустится к нашим гостям к ленчу.

«Боже праведный, что же мне говорить Сирене?» – спрашивал себя Тайлер, усаживаясь завтракать. А может быть, он зря волнуется? Вдруг им понравится Малькольм Уэзерли? Нет, кроме Рэн, никто не любит этого модника. Камилла как-то заметила, что Малькольма можно воспринимать только в сумерках, а сейчас день только начинается, и у Сирены с Риганом острые глаза.

Тайлер откусил кусочек сладкой булочки и принялся энергично жевать. Еще пара булочек и две чашки кофе с ромом – или рома с кофе? – и он будет готов ответить на любой вызов, если, конечно, у них нет с собой рапиры или абордажной сабли. Черт побери! Тайлер почувствовал, что здорово запьянел, а ведь еще только утро. Быть зарезанным в самом расцвете лет!

– Не нужно кофе, дай мне бутылку, – потребовал он у служанки.

– Но, барон Синклер, ваша копченая селедка готова, кухарка приготовила ее специально для вас.

– Селед… селед… селед… – пьяно заикал Тайлер. – Ребенок – это всего лишь ма-а-аленькая селедка, вот кто он такой!

– Либо мне изменяют слух и зрение, либо ты пьян, – раздался с порога мелодичный голос Сирены. – Рассвело всего два часа назад, а ты уже навеселе.

«Должно быть, Камилла прибегла к некоторым старым трюкам, раз Тайлер начинает утро со спиртного», – подумала она. Тайлер не был пьяницей; по крайней мере, раньше. С другой стороны, сам факт женитьбы на Камилле мог стать причиной пьянства. Разве Риган не слишком часто прикладывался к бутылке за время своего недолгого брака с этим светловолосым созданием? На лице Сирены заиграла широкая улыбка, когда она погладила по голове Тайлера, мгновенно взмокшего от стыда и страха.

– Я все могу простить тебе, Тайлер, потому что ты так великодушно согласился принять в своем доме нашу Рэн и заботиться о ней.

Тайлер протянул вошедшему Ригану дрожащую руку, но так и не сумел пожать ее.

– Ты похож на рыбу, выброшенную на берег, Синклер, – подозрительно прищурившись, заметил Риган. – Ни один уважающий себя мужчина не пьет спозаранку в этой проклятой стране.

«Без сомнения, здесь не обошлось без Камиллы», – хмуро подумал он. Волею судьбы ему было суждено побывать в шкуре Синклера, но бог благосклонно отнесся к нему, и Риган каждый день благодарил господа за свою удачу.

Тайлер считал ван дер Рисов замечательной парой. Риган был сильным и ловким, как двадцатилетний юноша. Только легкая седина на висках говорила Синклеру, что они не виделись почти девять лет. К радости своей, Тайлер отметил, что время пощадило и Сирену. Все те же озорные искорки вспыхивали в необычайно зеленых глазах; когда-то распущенные, развевающиеся на ветру волосы были теперь уложены в степенную прическу, но фигура ее все еще оставалась девичьей. Перед мысленным взором Тайлера возник образ Сирены, какой она была на борту своего корабля: длинные загорелые ноги в коротко обрезанных бриджах; кристаллики соли, блестевшие на коже; темные распущенные волосы… Тайлер знал, что и теперь за ее широкими юбками и пристойными манерами все еще скрывается прекрасная Морская Сирена.

– Расскажи нам, как идут твои дела, – попросила Сирена.

Тайлер вздрогнул. Черт ее побери! Она видит, что его что-то беспокоит, но не подает вида, хотя наверняка знает, что это связано с Рэн (он прочел это в зеленых, как море, глазах). Делать нечего, придется все рассказать ван дер Рисам.

Тайлер расправил плечи и повернулся спиной к сидящей паре. Он устремил взгляд на дерево за окном, качавшееся на утреннем ветерке, и порхающую вокруг него птичку.

Сирена с Риганом обменялись взглядами и терпеливо ждали, когда он заговорит.

– Ты никогда не считался моим большим другом, ван дер Рис, – начал Тайлер, – но ты, Сирена, всегда была для меня как сестра. Я согласился присматривать за Рэн и выступать в роли ее опекуна, пока она находится здесь в академии. Я делал все возможное, но ты, Сирена, совершенно задурила ей голову многочисленными историями о Морской Сирене. Мне было трудно поверить, что наша маленькая романтичная Рэн очень хитра. Камилла говорит, что все молодые девушки впечатлительны и лукавы, она называет это женскими уловками. Я собираюсь сказать вам, что Рэн вообразила, что влюбилась, и хочет выйти замуж за человека по имени Малькольм Уэзерли – молодого денди, щеголя самого низкого пошиба.

– Что за ерунду ты там плетешь, Синклер? – вскакивая со стула, воскликнул Риган.

Сирена поняла намерение мужа и крепко схватила его за руки.

– Риган, давай выслушаем его! – взмолилась она.

– Спасибо, Сирена, – тихо поблагодарил Тайлер. Он совсем протрезвел и продолжал рассказ:

– Представьте себе, я до последнего времени не подозревал ни о чем и узнал это совершенно случайно. Вот что я выяснил: Рэн встречалась с этим Уэзерли в академии. Поехав в город за покупками, она случайно познакомилась с ним. Рэн встречалась с Малькольмом без ведома учителей и директриссы. Вот что я имел в виду, когда говорил о ее хитрости или уловках – как вам будет угодно. Хочу быть честным до конца и расскажу все. После того как воспитательница делала вечерний обход, Рэн убегала и встречалась с Уэзерли где-нибудь на первом этаже. Однажды ночью директрисса долго не могла уснуть и решила сходить в библиотеку за книгой. Там-то она и застала влюбленных, как она выразилась, в «возмутительных объятиях». После этого директрисса принялась расспрашивать Рэн, у которой хватило здравого смысла рассказать правду. Все это довели до моего сведения с просьбой забрать Рэн с занятий. Она пришла в мой дом вместе с подругой Сарой Стоунхам, которая тоже принимала участие в этом деле: она впускала Рэн обратно в спальню после любовного свидания. Ее родители должны приехать в Лондон через несколько дней, чтобы забрать ее домой. Боюсь, что это происшествие шокировало их. Они пуритане, – добавил Тайлер, будто это обстоятельство являлось объяснением всему.



– Ваша Рэн – очень решительная молодая леди, – продолжил он, – и мы вынуждены были позволить ей встречаться с Уэзерли. Если бы мы не согласились, Рэн убежала бы с ним – так она заявила. Что мне оставалось делать, Сирена? Правильно я сделал или нет, но я подумал, что лучше удержать девочку здесь до вашего приезда, а вы уж сами решите, как с ней поступить. Только богу известно, что стало бы с ней, если бы Рэн выполнила угрозу и сбежала с этим щеголем. Вот и все, – закончил Тайлер, оборачиваясь; щеки его покрывал легкий румянец.

– Черт возьми, Синклер! – зарычал Риган. – Я доверил тебе свою дочь – и что из этого вышло?! Мы попросили тебя всего лишь о маленьком одолжении, и ты не сумел с этим справиться! Слава богу, что у тебя нет собственных детей!

В глазах Тайлера появилось какое-то мучительное выражение.

– Понимаю твое возмущение, – мрачно заявил он, – но через несколько месяцев я сам стану отцом. Мне очень жаль, что так случилось. Больше мне нечего добавить.

Сирена откинулась на спинку стула, глаза ее стали задумчивыми.

– Здесь нет твоей вины, Тайлер. Я все понимаю, и ты поступил правильно. Рэн – очень впечатлительная девочка; по крайней мере, была такой, когда уезжала от нас. Я надеялась, что со временем она перерастет эту особенность характера. Но не только я забила ей голову историями о Морской Сирене. Фрау Хольц тоже рассказывала девочке о моей отчаянной храбрости. Я ни в чем не обвиняю тебя, мой старый друг, и Риган тоже. В данный момент он просто огорчен, но когда все обдумает и взвесит, то поймет: твоей вины здесь нет. Это мы во всем виноваты. Было ошибкой отсылать девочку из дома в столь раннем возрасте. Необходимо было дольше опекать ее и дарить больше родительской любви: Нет, это наша с Риганом вина. Теперь нам нужно все спокойно обдумать и прийти к какому-то решению. Мы не можем оттолкнуть Рэн от себя, потому что слишком любим ее. Естественно, мы обязательно поговорим с ее избранником, поговорим и с родителями ее подруги. Счастье, что мы приехали раньше и сами решим эту проблему. Ты согласен со мной, Риган? – Сирена мягко дотронулась до его руки.

Легкое прикосновение жены и ее спокойные интонации умиротворяюще подействовали на разгневанного голландца, но голос Ригана звучал отрывисто, когда он обратился к Тайлеру:

– Давай выпьем, Синклер, чтобы показать, что ни я, ни моя жена не в обиде на тебя. Мы оба хорошо знаем, что Рэн способна на многое. Она не раз обводила меня вокруг пальца, будучи еще ребенком. Боюсь, когда дело касается женщин, мы, мужчины, становимся бессильны.

– Очень благородно с твоей стороны, ван дер Рис, – с облегчением произнес Тайлер. – Если мы объединим наши усилия и все хорошенько обсудим, то сможем найти выход из положения. Рэн нельзя выходить замуж за этого болвана. Если мы будем исходить из этого, то обязательно найдем верное решение. А сейчас почему бы нам не отведать копченой селедки?

Пока Сирена и Риган завтракали, Рэн одевалась. Она настороженно наблюдала, как Сара приводит себя в порядок. Рано или поздно здравомыслящая Сара начнет наказывать ее за роман с Малькольмом. Единственным человеком, который, кажется, стоял на стороне Рэн, была Камилла. Она как-то сказала, что нет ничего прекраснее первой любви. Наверное, Камилла знает в этом толк. Не она ли влюбилась в Тайлера, когда ей было всего шестнадцать!

– Ты готова, Сара? – спокойно спросила Рэн.

– Да, и я умираю от голода. Надеюсь, кухарка приготовила сегодня что-нибудь вкусненькое.

Так, видно, обычно разговорчивая Сара не расположена к беседе. Может быть, она наконец поняла, что Рэн не собирается обращать внимания на ее злобные замечания в адрес Малькольма? Что известно этой пуританке о любви?!

Обе девушки спустились по широкой винтовой лестнице, покрытой толстым ковром цвета темно-красного бургунского вина. Внезапно Рэн приложила палец к губам, призывая Сару вести себя тихо. Девушка нахмурилась. Голоса, которые услышала Рэн, очень напоминали голоса Сирены и Ригана. Не может быть! Они должны приехать только через две недели… Это они! Издав звук, похожий на воинственный клич, Рэн сбежала по оставшимся ступеням, оставив позади недоумевающую Сару. Ворвавшись в столовую, девушка бросилась в объятия Сирены и стиснула ее изо всех сил. Убедившись, что Сирена не плод ее воображения, Рэн кинулась к Ригану.

Позабыв о тревогах, мучивших его всего лишь минуту назад, Риган почувствовал, как расплывается в улыбке, когда прижал к себе смеющуюся девушку. Сирена со слезами на глазах наблюдала за счастливой парочкой.

– Когда вы приехали? Почему меня не разбудили? Тайлер рассказал вам о Саре? Как я рада вас видеть! – восхищенно щебетала Рэн. – Познакомьтесь с моей подругой Сарой. Иди сюда! – она кивнула девушке, стоящей на пороге.

Когда все познакомились и девушки принялись за еду, Риган откинулся на спинку кресла и, извинившись, прикурил сигару. Он умирал от желания курить, но не хотел уходить в библиотеку Тайлера из боязни что-либо пропустить.

Сирена взяла инициативу в свои руки и заговорила первой:

– Ну, малышка, похоже, обязанности Тайлера по отношению к тебе закончились. Ты готова вернуться на Остров Пряностей и снова жить с нами? Мы очень скучали без тебя!

– Дорогая Сирена, разве обязательно обсуждать это прямо сейчас? Я так рада видеть вас обоих, что не хочу говорить ни о чем, кроме вас! Расскажите, как там мальчики и что слышно о Калебе?

Если Рэн и заметила, как напрягся Риган, то не подала виду, набивая рот копченой селедкой.

– Мальчиков ты просто не узнаешь, – сказал он. – Они так выросли, что я сам их с трудом узнаю. Все они светловолосы, как снопы пшеницы, но у них такие же зеленые глаза, как у матери. Калеб все еще возит грузы для Голландской Ост-Индской компании и преуспевает в этом деле. Нам не на что жаловаться, кроме того, что мы скучаем по нашей маленькой девочке и хотим, чтобы она вернулась домой и мы бы снова зажили единой семьей.

«Сейчас, скажи это сейчас, Рэн, – молила про себя Сирена. – Не делай Ригану еще больнее, иначе он никогда не простит тебя. Будь честной, малышка! Сделай это сейчас, скажи все, что необходимо, прямо сейчас! Ты должна догадаться, что Тайлер рассказал нам о твоих планах».

Рэн тщательно избегала пронзительного взгляда Сирены.

– Вы рассказали мне обо всех, кроме фрау Хольц и Хакоба. Как они поживают? Как я скучаю по фрау Хольц, – Рэн вздохнула, послав Ригану улыбку.

– Ты же знаешь, что фрау Хольц вышла замуж за Джейкобуса, теперь это самая счастливая пара. Они посылают тебе наилучшие пожелания и с нетерпением ожидают твоего возвращения.

«Расскажи все!» – продолжала безмолвно умолять Сирена, но Рэн по-прежнему игнорировала мысли матери.

По всему было видно, что Сару смущает поведение подруги. Она положила на стол салфетку и посмотрела на Тайлера с немой просьбой. Верно догадавшись о значении этого взгляда, барон поднялся из-за стола.

– Прошу вас извинить, но я обещал Саре показать книгу, которую приобрел вчера. Она хочет сделать подарок своему отцу.

Риган вежливо встал, а Сирена улыбнулась уходящей девушке. Теперь они остались наедине с Рэн, и помощи от подруги не последует.

В столовой воцарилась тишина. Каждый ждал, что другой что-нибудь скажет. Девочке было прекрасно известно, что Риган может переждать любой тропический ураган. Никакие удрученные взоры не спасут ее от этого разговора. Риган ждал. Рэн с трудом проглотила подступивший комок и посмотрела прямо в глаза отцу.

– Уверена, что Тайлер уже рассказал вам…

– Нам с Сиреной хотелось бы, чтобы ты сама рассказала обо всем, – спокойно произнес Риган. – Мы очень разочарованы, что ты не сочла нужным написать нам о своих планах на будущее.

– Письмо не дошло бы до вас вовремя! – жалко воскликнула Рэн. – Я знаю, что вы оба, наверное, огорчены, но такое иногда случается. Женщина встречает мужчину, и они влюбляются в друг друга. Между тобой и Сиреной разве не было так? Я ничего не могу поделать со своими чувствами. Так уж вышло. Уверена, вам обоим понравится Малькольм, а вы ему. Он очень любит меня и, думаю, станет мне хорошим мужем. С вашего одобрения, конечно, – поспешно добавила девушка.

Сирена немного отодвинулась назад, предоставив Ригану право вести беседу. Он гораздо лучше мог поладить с Рэн, чем она сама.

– Начнем с того, юная леди, что мы с Сиреной были не мальчиком и девочкой, а мужчиной и женщиной, а ты еще ребенок. Мы послали тебя в Лондон, чтобы получить образование, а не для того, чтобы ты потеряла голову из-за первого обратившего на тебя внимание денди. В мире полно мужчин, подобных Малькольму Уэзерли. Мы надеялись, что ты научишься здраво рассуждать. И что мы узнаем? Директрисса исключила из школы не только тебя, по и твою подругу. А сейчас скажи-ка мне, Рэн, разве допустимо вовлекать в свои проделки другого человека? Подумай, что должны испытывать родители Сары? Помогая тебе, девушка поставила пятно на свою репутацию. Ты поступила необдуманно. Разумная женщина так не сделала бы, поэтому мы с Сиреной хотим знать о твоих чувствах к Малькольму Уэзерли. Кажется, ты слишком быстро выросла. Если твой избранник собирается просить твоей руки, боюсь, я вынужден буду ему отказать.

Глаза Рэн сузились, а затем вспыхнули.

– Сирена была всего лишь на год старше меня, когда вышла за тебя замуж, – холодным тоном произнесла она. – И ты, Риган, не мой отец, поэтому, если ты откажешь Малькольму, я сбегу вместе с ним.

Если бы она нанесла удар в сердце, то и тогда бы не смогла ранить Ригана больнее. Сирене захотелось шлепнуть Рэн по губам. Как смеет она говорить так?

– Риган – единственный отец, которого ты когда-либо знала. Извинись перед ним немедленно! – гневно потребовала Сирена.

– А ты не моя мать! – неожиданно закричала Рэн, сама поразившись чудовищности сказанного.

Не привыкшая к отступлению, она продолжала хлестать изумленных родителей:

– Я никогда не просила вас подбирать меня с улицы. Я никогда вас ни о чем не просила. Я работала на вас и фрау Хольц. Я вносила свою лепту и хотела делать больше, но вы мне не позволяли. Я никогда не собиралась приезжать в Лондон и учиться в этой модной школе. Вы настояли на этом! Я просила, умоляла вас, но вы оба говорили, что делаете это ради моего блага. И что же теперь? Неужели я не заслужила счастья? Как вы можете отказать в единственном, о чем я прошу? Я попросила вас первый раз за все годы, что вы заботились обо мне. Ответь мне, Сирена! И ты, Риган! – девушка почти кричала. – Теперь я вижу, что вам нечего сказать!

По щекам Рэн покатились слезы. Она бросилась к двери, чуть не сбив с ног горничную с тяжелым подносом.

Полными слез глазами Сирена и Риган смотрели вслед убегающей Рэн. Сирена крепко сжала руку мужа.

– Она не это хотела сказать, уверена, что не это. Девушки всегда болтают всякую ерунду, когда рассержены. Сейчас она считает, что влюблена. Нам нужно проявить терпение и дать ей понять, что мы молимся, чтобы все завершилось благополучно. Мы не должны поддаваться гневу и говорить лишнее. Мы взрослые люди и обязаны действовать как родители. Прошу тебя, Риган, не обижайся. Я этого не вынесу.

Риган обнял жену.

– Ты права, как всегда. Мы сделаем все возможное, чтобы помочь Рэн, – задумчиво проговорил он.

В комнату ворвался взволнованный Тайлер. Увидев выражения лиц Сирены и Ригана, он почувствовал, что сейчас у него разорвется сердце. Не в силах найти слова утешения, он предложил супругам еще кофе.

Сирена перевела взгляд с застывшего лица Ригана на беспомощное лицо Тайлера, а потом уставилась на сверкающее серебро и хрусталь на обеденном столе. Она должна была что-то сказать, чтобы облегчить мучения Ригана. Подумать только! Рэн влюблена! Невероятно! И, если верить словам Тайлера, в денди!

Сирена машинально теребила пальцами богато украшенную серебряную ложку, а ум ее лихорадочно работал. Женское чутье подсказывало, что надо промолчать, но как можно спокойно смотреть в удрученное лицо мужа? Он ранен в самое сердце. В глубине души Сирена знала, что Риган лелеял тайную надежду, что Рэн и Калеб однажды найдут свое счастье друг в друге. Жаль, если это останется только мечтой…

Тайлер первым нарушил молчание. Голос его звучал тихо и сдержанно.

– Время. Возможно, время поможет нам решить эту проблему. Когда Рэн вернется на Яву, все уладится.

– Скажи, Тайлер, как можно излечить разбитое сердце? – холодно спросила Сирена.

Лицо Ригана оставалось непроницаемым.

– Разлука…

– Усилит ее чувства, – закончила предложение Сирена.

– Рэн такая же пылкая, как и Сирена, – заявил Риган. – Если она вообразила, что влюблена, никакие разговоры и увещевания не помогут. Мы должны разработать какой-нибудь… план, чтобы заставить ее увидеть, кем на самом деле является этот дурачок. Тайлер, а что думает по этому поводу Камилла?

– Честно говоря, не знаю, и мне не хотелось бы сейчас обременять ее этой проблемой. Подожди, Сирена, скоро ты ее увидишь. Она давно не та девочка, которую ты когда-то знала, – глаза Тайлера засветились, и лицо озарила гордая улыбка. – Когда Уэзерли заметил беременность Камиллы, я увидел, что в ее присутствии он испытывает дискомфорт. Он старался не смотреть в ее сторону. Мне ужасно хотелось расквасить его холеную физиономию. Единственное, что меня сдерживало, – это любовь к Рэн. Но, заверяю вас, я чувствую, что он считает Камиллу чем-то непристойным и не хочет осквернять себя, находясь с ней в одной комнате. Я не драматизирую, поверьте. Я видел это собственными глазами.

Камилла же просто счастлива, что скоро станет матерью, и не обращает внимания на его реакцию.

Риган увидел, как сузились темно-зеленые глаза Сирены, и почувствовал, что приговор Уэзерли подписан: человек, у которого материнство вызывает отвращение, никогда не завоюет расположения ван дер Рисов. Мысль, что какой-то мужчина считает беременность уродством, была выше понимания Ригана. Лично для него Сирена никогда не была так прекрасна, как тогда, когда носила его детей. Даже к концу срока, когда она становилась тяжелой и неуклюжей, Сирена вся светилась изнутри, что делало ее похожей на Мадонну.

Риган встретился взглядом с женой и не был удивлен, увидев, что ее глаза тепло засияли. Как хорошо они понимали друг друга!

Тайлер заметил, как супруги обменялись взглядами, и ощутил себя лишним. Прочистив горло, он отодвинул свой стул от стола.

– Мне нужно заняться кое-какими делами. Продолжайте завтрак без меня. Риган, может быть, ты захочешь прогуляться с Сиреной в саду? Мы стараемся содержать его в том же виде, что и при моей матери, но она большую часть работы выполняла сама, а мы с Камиллой полностью возложили заботу о нем на садовника.

Сирена улыбнулась.

– Тайлер, не считай себя обязанным развлекать нас с Риганом. Мы не собираемся навязывать тебе свою компанию. Кроме того, нам надо подумать о том, как поступить с Рэн. Не обращай на нас внимания и занимайся своими делами. Ты согласен со мной, Риган? – спросила она мужа, толкнув его под столом ногой.

Риган чуть не вскрикнул от боли, но сдержался и выдавил из себя улыбку.

– Конечно, конечно, Синклер! Убери с лица озабоченное выражение. Рэн – наша дочь, и мы сделаем для нее все, что сможем. Мы очень ценим твое отношение к девочке и все, что ты делал для нее в течение этих трех лет. И нам жаль, что она заставила волноваться тебя и Камиллу. Теперь мы берем все в свои руки и очень надеемся на успех.

Сирена одобрительно улыбнулась. Она бы лучше не выразилась. Все должно сработать, она проследит за этим. И если Уэзерли еще больше ухудшит положение, она просто заколет его и тем самым положит конец этой истории. И жизнь Ригана снова станет спокойной и радостной. Никому не позволено заставлять Ригана переживать. Это касается и ее собственных детей. Она сделает все, что в ее силах, чтобы никогда больше у Ригана не было такого выражения лица, как после вспышки Рэн. Риган принадлежит только ей, Сирене, и никто, кроме нее, не имеет права причинять ему страдания.

Супруги бесцельно бродили по саду барона. Сирена то и дело касалась ярких цветов, наслаждаясь компанией Ригана.

– Я хочу кое-что сказать тебе, дорогой, – наконец произнесла она. – Это мой маленький сюрприз, который я приберегала для особого случая. Тебе совершенно необходимо поднять настроение, а единственный человек, который может это сделать, – Калеб… Он здесь, Риган! Он ждет нашего приезда уже две недели. Калеб должен был доставить в Англию груз и обещал дождаться нас. Ну что, обрадовала я тебя хоть чуть-чуть?

Риган усмехнулся.

– Конечно же, обрадовала, но я готовил такой же сюрприз для тебя. Фаррингтон написал мне, что Калеб задержится здесь, чтобы проверить вложения своего капитала. Я скрывал это от тебя до подходящего момента, – он заключил Сирену в объятия. – Я, кажется, догадываюсь, что ты замышляешь. На сцене появляется Калеб, покоряет Рэн – и все счастливы и довольны. Но, дорогая, возможно, у Кэла другие планы. Знаю, знаю, – проговорил он, когда Сирена попыталась возразить, – Кэл сделает все, о чем бы мы его ни попросили, но помни: ты держишь в руках две жизни. Ты заваришь кашу, а потом уйдешь в сторону, оставив все на милость Всевышнего. Я слишком хорошо помню твои слова, когда Рэн и Калеб виделись в последний раз. Ты сказала, что она – судьба Кэла. Я тоже так считаю, но он уже давно не мальчик. Он мужчина.

– А Рэн превратилась в молодую женщину. Прекрасную молодую женщину, которая может вскружить голову любому мужчине, – ответила Сирена. – Она – его судьба. Я чувствую это здесь, – сказала она, положив руку на сердце. – Иногда и Всевышнего нужно слегка подтолкнуть.

– Я согласен, – рассмеялся Риган.

– Тогда все решено. Мы сведем Рэн с Калебом и посмотрим, что из этого выйдет. А если ничего не получится, мы выдернем по соломинке, чтобы решить, кто из нас заколет Уэзерли, – Сирена довольно захихикала, как маленькая девчонка.

– Хочу тебе кое-что сказать, Сирена ван дер Рис: жизнь с тобой никогда не была скучной, – прошептал Риган, привлекая жену к себе.

Сирена засмеялась.

– Пойдемте, сэр, нам нужно все продумать. Рэн и Калеб должны быть вместе!

ГЛАВА 3

Зажав в крупных белых зубах сигару, Калеб ван дер Рис шел широким шагом по палубе ветхого корабля, который был приспособлен под заведение для азартных игр, и в голове у него роились мрачные мысли. Слава богу, что он никогда не давал согласия лорду Фаррингтону вскрыть корпус своей любимой «Рэны» и тем самым превратить ее в вечную рухлядь на пристани. Вид корабля в столь плачевном состоянии разбил бы ему сердце. А Сирена! Что сказала бы Сирена, обнаружив «Рэну» – корабль, названный «Морской Сиреной» в ее честь, – похожей на мусоровоз? В последний раз, когда Калеб находился на борту игорного судна, доходы от которого он делил с Фаррингтоном, дела здесь процветали. В каютах, устланных пушистыми коврами, отделанных полированным деревом и медью, выделялись яркими зелеными пятнами игральные столы. Джентльменам и членам клуба предоставлялись отдельные каюты, обитые парчой и атласом. Когда-то здесь располагалось самое популярное во всей Англии казино. А сейчас… сейчас такое!

Калеб неторопливо вынул из рта сигару загорелой рукой и устремил холодный, тяжелый взгляд на щеголеватого лорда Фаррингтона.

– Гуляй, мышка, пока киска спит… Это самый лучший ответ на то, почему наше заведение находится в таком упадке. Ответь, могут ли леди и джентльмены ступить на эту прогнившую баржу? Где деньги, которые я посылал тебе на содержание казино? Куда ты их истратил? Кто посещает эту берлогу беззакония, кроме бродяг и бандюг? Давай-ка заглянем в бухгалтерскую книгу. Или там зафиксированы только убытки и никаких доходов? Говори, Фаррингтон! Может, та самая киска откусила твой язык? Ага, – тихо проговорил Калеб, – значит, откусила.

Он опять прикусил сигару ослепительными зубами и продолжил:

– Даю тебе пять минут, Фаррингтонон, а потом сброшу за борт. После тебя даже кругов на воде не останется. Где бухгалтерская книга? – гневно рявкнул он.

Фаррингтон подскочил, чувствуя, что угрозы Калеба – это не пустые слова. У старика дрожали руки, когда он принялся нервно теребить манжеты своей тщательно отглаженной рубашки.

– Кэл, мальчик мой, – нерешительно начал Фаррингтон, – ты видишь перед собой человека, для которого настали трудные времена. С деньгами туго. Даже мелкопоместное дворянство очень аккуратно обращается со своими стерлингами… Ты абсолютно прав: доходы оставляют желать лучшего. Я в долгах как в шелках и никак не могу выкарабкаться. А если нашими клиентами стали простые люди, которые вынуждены зарабатывать себе на хлеб на пристани, то это просто знамение нашего времени…

– Хватит рассказывать мне сказки! – прорычал Калеб. – Не забывай: я слишком хорошо тебя знаю!

Видя, что суровый взгляд Калеба не смягчили его объяснения, Фаррингтон решил изменить тактику:

– Видишь ли, Кэл, после того, как ты покинул Англию, дела у меня пошли неважно. Ведь женщины приходили на ночные развлечения только ради тебя и твоего обаяния, – напрямик заявил он. – Мужчины приходили сюда из-за женщин и еще потому, что видели в тебе то, чего им самим не хватало. К несчастью, я оказался довольно жалкой приманкой для публики. Сначала я лгал, что ты уехал по делам и скоро вернешься, надеясь, что посетители не сразу сообразят, в чем дело. Это было глупейшей ошибкой с моей стороны. Мне следовало найти достойную замену тебе, но – увы!

Фаррингтон украдкой посмотрел на Калеба, который уже едва сдерживался, и поспешно продолжил, не отрывая глаз от мощных кулаков компаньона из страха, что они могут обрушиться на его бедную голову.

– Это ты во всем виноват, Калеб, ты бросил меня одного. Бессмысленно ждать многого от старого человека. Да, я всего лишь усталый старик. Я сделал все, что было в моих силах… У меня тут… есть несколько фунтов, припрятанных на черный день, и если ты сейчас нуждаешься, я мог бы поделиться… – тон его стал умоляющим, а взгляд заискивающим.

Калеб прошелся по палубе, осторожно ступая по прогнившим доскам. Состояние корабля вызывало отвращение. К тому же, Калеб чувствовал себя ответственным за старого распутника, который следовал за ним по пятам.

– Значит, так… Две тысячи фунтов – и ни пенса больше. Найми рабочих. Мне совершенно наплевать, если тебе самому придется переквалифицироваться в плотника! Даю две недели сроку, чтобы привести в порядок эту… шаланду. Я позабочусь о том, чтобы напечатали рекламные листки, и лично распространю их. Мы устроим такой праздник, какой тебе и не снился! Но учти, – зловеще предупредил Калеб, – если моя доля в нашем предприятии не увеличится, я исполню свое обещание – от тощего старика не останется даже кругов на холодной воде Темзы.

Обри Фаррингтон выпрямился и преданно посмотрел на Калеба.

– Я все сделаю, Кэл. Я устал быть мальчиком на побегушках. Человеку необходимо иметь чувство собственного достоинства. Я не подведу, даю слово. И я очень благодарен тебе за великодушие.

– Мудро поступает тот, кто принимает к сведению первое предупреждение, – одобрил Калеб, закуривая другую сигару. – Через несколько дней проверю, как продвигаются дела, – бросил он через плечо, спускаясь с палубы.

Старик вдруг почувствовал зависть. Эх, стать бы снова молодым и выглядеть так, как Калеб ван дер Рис! Прищурив старые глаза, Обри наблюдал, как Калеб идет по пристани, провожаемый взглядами местных бандюг. Он знал, что стоит хотя бы одному из них сделать неверное движение – Калеб схватит за горло любого и заставит молить о пощаде. В Калебе уже ничего не осталось от мальчика, это был настоящий мужчина. В эту минуту Фаррингтон готов был заложить душу самому дьяволу, если бы тот взамен превратил его в такого же Калеба ван дер Риса. Обри сделал бы это с радостью, без всяких сожалений.

* * *

Калеб легко вскочил в наемный экипаж и приказал извозчику ехать к дому Тайлера Синклера на Пэлл-Мэлл. Он прикинул, что поездка по Лондону в полдень займет более часа, и с тоской посмотрел на таверну «Петушиный хвост», где он мог бы насладиться кружкой холодного эля вместо того, чтобы трястись в душном и пыльном экипаже. Калеб вздохнул, сознавая, что все это пустые надежды: сейчас необходимо встретиться с Тайлером, чтобы узнать новости о приезде Сирены и Ригана.

Дорога к дому Тайлера проходила через Темз-стрит, которая тянулась параллельно реке. Калеб раздраженно ослабил воротник рубашки и пожалел, что находится не на борту своей «Морской Сирены». Выполняя обещание, данное уже давно, Сирена отдала свой корабль «Рэна» на попечение Калеба, а он из уважения к ней и в память о тех приключениях, которые они пережили вместе, переименовал корабль в «Морскую Сирену».

Калеб сосредоточил внимание на виде, открывающемся сквозь грязные окна экипажа. Здесь все оставалось по-прежнему. Нарядные зеленые улицы в районе Чаринг-Кросс-роул и Гайд-парка были Лондоном привилегированных граждан, а кривые переулки, по которым ехал Калеб, высокие мрачные здания, плотно прижатые друг к другу, где тени казались самыми темными в мире, представляли город простого люда. Но в самом этом внешнем уродстве присутствовала своеобразная красота, и сердце города находилось именно здесь, а не за стенами прекрасных кирпичных домов богачей. Тут жизнь била ключом: улочки были запружены носильщиками, которые тащили тяжелые грузы, то и дело отчаянно ругаясь, если кто-то мешал их продвижению; лавочники и торговцы толкали тележки по узким аллеям, расхваливая свои товары домохозяйкам, которые толпились здесь же, чтобы сделать покупки.

Церковные колокольни вонзались в серое небо, темное от дыма, а воздух был наполнен вонью мыловарен. Сквозь такую дымовую завесу мог пробиться только самый яркий солнечный свет. К общей какофонии трудового города добавлялся звон церковных колоколов, каждый из которых пел на собственный лад.

Центром жизни англичан были многочисленные пивные и таверны, которые легко можно было узнать по ярким вывескам, расписанным кричащими красками, а для тех, кто не умел читать, – разрисованным карикатурами желтых быков, малиновых петухов и пучеглазых сов; но чаще всего на вывесках встречались изображения кружек с элем.

Насытившись этими колоритными картинами, Калеб откинулся на спинку сидения и задумался о предстоящем визите к Тайлеру и Камилле. Так как у Калеба было не слишком много дел в Лондоне, он не очень часто виделся с Тайлером, а с Камиллой и вовсе не встречался. Тайлер всегда назначал ему встречи в своей конторе на Нью-Куин-стрит, на борту «Морской Сирены» или в уютной пивной.

Прошло уже много времени с тех пор, как Калеб «положил глаз» на Камиллу, и теперь он размышлял, благосклонна ли была к ней судьба все эти годы. Каждый раз, находясь в компании Тайлера, Калеб справлялся о Камилле – без всякой фамильярности, просто с дружеским интересом. Калеб не знал, известно ли Тайлеру о его любовной связи с Камиллой в то время, когда она была замужем за Риганом, и не хотел, чтобы всплыла эта старая история. Калеб снова попытался ослабить воротничок. Эти воспоминания были неприятны ему. Калеб слишком хорошо помнил, как страдал, предав Ригана и заведя любовную интрижку со своей мачехой. Но тогда он ничего не мог с собой поделать. Он помнил, как колотилось в груди сердце, а руки так и тянулись к мягким золотым локонам Камиллы. Связь с ней мучила Калеба, жгла сознание, он даже дошел до того, что не мог смотреть в лицо отцу. Он просто заболел этой женщиной и не смог сдержать себя. Камилла бала такой молодой, такой красивой! А когда Калеб обнимал ее, терзаясь угрызениями совести, она шептала и шептала: «Милый, ты мне очень нужен», – и подставляла свои губы, а он жадно впивался в них, чувствуя в руках ее хрупкое тело. Любовь, страсть и желание защитить ее переполняли все его существо. Когда же Калеб отнес ее в постель и Камилла уложила его рядом с собой, аромат ее кожи и округлая нежная грудь изгнали все мысли об обмане и предательстве.

Калеб замотал головой, чтобы отогнать воспоминания. Он старался убедить себя, что думает о Камилле только потому, что скоро снова увидит ее. В конце концов, все давно закончилось, и огромное счастье, что Риган так никогда и не узнал о том, что собственный сын обманывал его. Да, все завершилось удачно: Камилла нашла свою любовь в Тайлере, а Риган вернулся к своей единственной настоящей страсти – Сирене.

Уверенный, что любовь к Камилле осталась в прошлом и он сам хозяин своей судьбы, Калеб по-петушиному приподнял бровь. Он стал настоящим мужчиной и не был больше тем мальчиком, который легко попался на молодость и очарование Камиллы. Нет, на сей раз он будет полностью контролировать себя, даже если и разочарует этим Камиллу. Калеб ни капли не сомневался, что она пожелает возобновить их отношения. Она замужем за Тайлером уже девять лет, и, зная Камиллу, Калеб был уверен, что она успела пресытиться ролью жены Синклера.

Мурлыкая какую-то мелодию, Калеб стал размышлять о том, какие шаги следует предпринять, чтобы удержать Камиллу на расстоянии.

* * *

Малькольм Уэзерли пригладил свой богато расшитый темно-синий жилет, пристально наблюдая, как конюх готовит фаэтон для прогулки с застенчивой маленькой пташкой по имени Рэн, которая носила фамилию ван дер Рис, и всем было хорошо известно, что ее отец – один из самых богатых людей в торговой Ост-Индской компании. Женитьба на Рэн поправила бы материальное положение Уэзерли, которое граничило с бедностью, в чем он даже себе не желал признаваться.

Рэн ван дер Рис… Уэзерли презрительно усмехнулся и брезгливо стряхнул соринку с манжеты. Какое неуклюжее имя! Оно совершенно не подходит жизнерадостной девушке с янтарными глазами, которую он собирался сделать своей. За этим, естественно, последует кругленькое состояние, если ее отец сочтет излишним тщательное изучение дел Малькольма. А если правда, что ван дер Рис до безумия любит дочь, как заверяли Уэзерли, то не возникнет никаких проблем.

Малькольм пожал плечами и посмотрел на свои сапоги. Нужно не забывать покрепче прижимать ногу к земле, чтобы не был виден кусок газеты, затыкающий в коже дыру размером с пенс. Ах, если бы не расточительный дядюшка, он не был бы сейчас в такой нужде!

Уэзерли только что вернулся от своего банкира, где узнал, что положение его гораздо хуже, чем он предполагал. Жить в Лондоне ему оставалось только три месяца: к концу этого срока он станет совершенно неплатежеспособным, а хозяйка выгонит его с квартиры за неуплату аренды. Да, Рэн пришлась бы как раз кстати…

Подумать только! Ведь он чуть было не связался с Сарой Стоунхам! Сама мысль об этом вселяла в Уэзерли страх. Он считал, что семья Сары была богатой и влиятельной, но вдруг обнаружил – и очень своевременно, – что из-за религиозных взглядов и резких высказываний против короля Стоунхамы лишились всей собственности. В хорошенькую бы переделку он попал, если бы обременил себя этой бесприданницей!

Вот Рэн – совершенно другое дело. Невероятная удача, что Малькольм познакомился с ней, да еще так скоро после Сары. К счастью, Сара оказалась мудрой девушкой и держала язык за зубами.

Малькольм усмехнулся, вспоминая ночи, проведенные с Сарой, и ее страстные ответы на его ласки. Умная девушка не станет болтать, что она уже не девственница. Но вот чего Малькольм никак не мог понять, так это отношений между Сарой и Рэн.

Недоуменно пожав плечами, Малькольм достал из нагрудного кармана серебряную табакерку и, повертев ее в руках, посмотрел на свое отражение на полированной поверхности. Табак он никогда не нюхал, считая это дурной привычкой, которая пачкает манишку, обсыпая ее крошками, но носил с собой табакерку, чтобы польстить своему самолюбию. Для мужчин было невиданным делом иметь при себе зеркало, а табакерка прекрасно служила ему заменой. Малькольм горделиво улыбнулся своему отражению: гладкая кожа, сильная челюсть, яркие вызывающие глаза. Женщины всегда оборачивались ему вслед, и он упивался их вниманием. Пусть его наследство промотали, украли у него, но никто – даже время – не сможет лишить его красоты. Стоило вспомнить отца, на которого Малькольм был очень похож: возраст только облагородил его внешность, коснувшись темных волнистых волос легкой сединой на висках, что добавило представительности юношескому очарованию отца. Малькольм строго следил за своей диетой, достигнув стройности и грации танцовщика. Как только он принялся обхаживать Рэн, она не устояла перед его чарами точно так же, как и леди Элизабет Райс – любимая фаворитка короля Карла.[3] Малькольм громко рассмеялся. Прекрасная и жадная Элизабет, слишком зрелая для приключений со страстным молодым человеком, который оказался достаточно умным и никому не сказал ни слова об их связи даже ради того, чтобы поднять собственный престиж!

Легко было понять, почему король Карл со своими назиданиями о святости брака предпочел леди Элизабет печальной и невзрачной королеве. Леди Элизабет обладала пылкой натурой (под стать ее огненным волосам), но самое важное – она была благоразумна и поэтому долго продержалась в любовницах короля.

Малькольм познакомился с ней совершенно случайно, почти так же, как и с Рэн. Леди Элизабет дышала воздухом в Гайд-парке, а он настолько поразился ее красоте, что, набравшись наглости, заговорил с ней. С этого момента и начался флирт. Когда Элизабет пригласила Малькольма на тихий обед с своей современной квартирке на Друри-Лейн, он быстро и с радостью согласился. Они встречались уже не в первый раз, когда Малькольм неожиданно обнаружил, что король тоже любит поспать между теми же шелковыми простынями и теми же алебастровыми бедрами.

Малькольм считал, что удачно скрыл от Элизабет свои финансовые трудности, но только несколько ночей назад понял, что далек от истины. Элизабет, ласково глядя лазурно-голубыми глазами, поведала ему о неком ожерелье, которое готовилось для короля по случаю дня рождения его сына. Постепенно она ввела Малькольма в курс дела, тщательно избегая называть имя ювелира, который создавал этот шедевр. По описанию Элизабет, ожерелье действительно было великолепным. «Стоимостью в целое состояние!» – заявила она.

Сначала Малькольм не понял смысла этого рассказа, но потом до него дошло, что Элизабет предлагает ему освободить ювелира от ожерелья прежде, чем его доставят королю.

Положив обратно в карман блестящую табакерку, Малькольм чуть было не рассмеялся вслух. Если только его не схватят на месте преступления, он в любом случае ничего не потеряет: в случае удачной кражи ему не придется обременять себя женой, к которой он не испытывает никаких чувств; если же ему не удастся стащить драгоценное ожерелье, он получит богатую и красивую жену!

Увидев, что взятый напрокат фаэтон приближается к дому барона Синклера, Малькольм поправил галстук и бросил в рот мятную лепешку, чтобы освежить дыхание. Он легко выскочил из экипажа в тот момент, когда рядом остановился кэб. Малькольм обернулся, ожидая увидеть барона и баронессу Синклеров, но вместо них из кэба появился высокий, крепкого телосложения мужчина с волосами цвета полированного красного дерева и бронзовым от загара лицом. В ослепительно-белых зубах незнакомца была зажата сигара. Малькольм с любопытством наблюдал, как мужчина, засунув руки в карманы брюк, внимательно осматривался по сторонам.

Вытащив изо рта сигару, Калеб забросил ее в заросли кустарника и направился к парадному входу. Малькольм, удивленный тем, что незнакомец чувствует себя здесь хозяином, быстро пошел вслед за ним. Они дошли до дверного звонка одновременно и несколько мгновений рассматривали друг друга.

– Кажется, мы направляемся в одно и то же место, – надменно проговорил Малькольм. – Если позволите, сэр, – добавил он, шагнув вперед, и крепко ухватился за шнурок звонка.

Калебу сразу же не понравился этот денди. От острого взгляда моряка не ускользнула и заштопанная манжета рубашки щеголя.

– Вас ожидают, сэр? – бесцеремонно поинтересовался Малькольм.

– Да, – просто ответил Калеб.

Ему все больше и больше не нравился это человек.

– У меня тоже назначена встреча. Я бываю в доме барона довольно регулярно, но, к сожалению, не знаком с вами. Позвольте представиться: Малькольм Уэзерли, – объявил он, протягивая руку.

– Калеб ван дер Рис, – произнес Калеб, не собираясь пожимать протянутую ему руку.

Малькольм удивленно заморгал ван дер Рис! Несомненно, этот человек слишком молод, чтобы быть отцом Рэн. Уэзерли пытался понять, известно ли Калебу его имя, но так и не пришел к определенному выводу. Зато в одном он был абсолютно уверен: по внешности он значительно уступает ван дер Рису. Стоя рядом с этим бронзовым от загара гигантом, Малькольм чувствовал себя так, будто его облили молоком и повесили на просушку.

Калеба Уэзерли не заинтересовал (если у Тайлера есть друзья типа этого денди, то это только его дело). Конечно, вполне возможно, что Уэзерли – друг Камиллы… Калеб усмехнулся, и крупные белые зубы блеснули на загорелом лице. Должно быть, Камилла совсем не изменилась!

Малькольм задумался, что же так развеселило его немногословного собеседника. Он случайно бросил взгляд на сапоги Калеба и почувствовал укол зависти: ноги гиганта были обуты в прекрасные кожаные сапоги, каких Малькольм никогда еще не видел ван дер Рис был так же безукоризненно одет, как и он сам, но держался так раскованно, с таким чувство превосходства, которое могут позволить себе только очень богатые люди. «Несомненно, женщины от него без ума», – кисло подумал Малькольм. За секунду до того, как горничная открыла дверь, он твердо решил, что никогда бы не хотел столкнуться с Калебом ван дер Рисом в ситуации, касающейся жизни или смерти.

Когда Салли – горничная с ямочками на щеках – отворила тяжелую дубовую дверь, Калеб широко улыбнулся и подмигнул взволнованной девушке. Его манеры были уверенными и непринужденными. «Чувствует себя как дома», – хмуро отметил Уэзерли.

– Пройдемте за мной, – хихикнула Салли и бросилась бежать впереди мужчин.

Щеки девушки пылали, а руки слегка дрожали из-за «бога солнца», который вошел в их дом. Салли резко остановилась и распахнула двери в утреннюю гостиную, чтобы Калеб и Малькольм могли подождать там.

– Как мне о вас доложить? – обратилась она к Калебу, даже не взглянув в сторону Малькольма – Салли знала, к кому он пришел.

– Калеб ван дер Рис, к баронессе, – очаровательно улыбнулся он.

Калебу нравились восторженные взгляды, которые бросала на него миленькая горничная. Он знал, какой эффект производил на женщин, и втайне забавлялся этим. Но как только дамы начинали играть в свои маленькие игры, Калеб переставал обращать на них внимание. В этом отношении он очень походил на Ригана и хотел найти женщину подстать самому себе. Его совсем не привлекали стенания, причитания или застенчивый обман.

– Сэр, – сказала Салли, приседая в глубоком реверансе, – баронесса нездорова и не спустится вниз до ленча. Вы желаете оставить визитную карточку или встретитесь с мисс Рэн?

Калеб запрокинул голову и рассмеялся, тем самым чуть не доведя Салли до экстаза:

– Сразу после баронессы я желаю увидеть Рэн! Скажи ей, милочка, что пришел Калеб, и пусть бежит в мои объятия со всех ног!

Он снова засмеялся, когда горничная бросила на Малькольма недоуменный взгляд и выпорхнула из комнаты.

«Подожди, пока об этом узнают девушки с кухни! – говорила она себе. – Боже, я буду в центре внимания в течение нескольких недель! Я произведу на Морри – слугу по дому – такое впечатление, что он, возможно, даже пригласит меня на прогулку после ужина!»

Забыв от волнения о манерах, Салли громко постучала в дверь комнаты Рэн и сразу распахнула ее.

– Мисс Рэн, мисс Рэн, быстрее спускайтесь вниз! В утренней гостиной вас дожидается один джентльмен, которому другие джентльмены и в подметки не годятся! Он ждет встречи с вами! Господи, я в жизни не видела мужчины прекраснее! Ну идите же скорее, – на одном дыхании произнесла девушка, умоляюще протягивая вперед руку.

У Рэн дрогнули ресницы. Нет, еще слишком рано, она не готова к встрече родителей с Малькольмом. Как сможет она смотреть ему в глаза после ссоры с Сиреной и Риганом? Ведь Малькольм так тонко чувствует ее настроение, что сразу поймет: что-то случилось, что-то не так. Придется сослаться на головную боль и отложить свидание.

– Передай мистеру Уэзерли, что у меня разболелась голова и я отдыхаю. Извинись за меня перед ним и скажи, что я жду его к чаю, – попросила Рэн. – А еще скажи, что я не смогу отправиться с ним на прогулку сегодня.

– Нет, нет, мисс Рэн! – в тревоге воскликнула Салли. – Его зовут Калеб ван дер Рис, и он сказал, что если не может повидать баронессу, то хотел бы встретиться с вами. Мисс Рэн, он выглядит… как бог, – прошептала она. – В его присутствии я совсем потеряла голову и чуть не лишилась чувств!

И, как будто ей в голову только что пришла эта мысль, девушка проказливо добавила:

– Ваш друг мистер Уэзерли тоже находится в гостиной.

У Рэн защемило сердце, и она почувствовала, что близка к обмороку. Калеб! Калеб ждет ее внизу! Калеб в гостиной вместе с Малькольмом!

– Проклятие… – пробормотала она себе под нос.

Горничная нахмурилась.

– Мисс Рэн, как вам не стыдно! Молодые леди никогда не говорят таких слов.

– А эта леди говорит, – процедила Рэн сквозь стиснутые зубы. – Очень хорошо… я сейчас спущусь вниз и встречусь с моими двумя… посетителями-джентльменами.

Она встряхнула темными волосами, пощипала щеки, чтобы вызвать румянец, и пригладила тыльной стороной ладони невероятно длинные ресницы. Почему ей никто не сказал, что Калеб в Англии? По крайней мере, Сирена и Риган могли это сделать. Им прекрасно известно, как она восхищается Калебом. Наверное, это какая-то хитрость с их стороны. Сирена, по словам Ригана, хитра как лиса. А то, что оба мужчины пришли одновременно, – больше чем совпадение.

– Проклятие! – громко проговорила она, вызывающе сверкнув глазами в сторону Салли, чтобы та воздержалась от дальнейших комментариев.

Маленькая горничная ничего не сказала от счастья, что еще раз увидит этого бронзового от загара гиганта. Как бы ей хотелось быть благородной девицей, чтобы к ней приходил с визитом джентльмен, похожий на Калеба ван дер Риса!

– Я готова, Салли, – сообщила Рэн, поправляя розовое платье.

Последнее легкое прикосновение пальцев к прическе, последний глубокий вздох… Подходя к гостиной, она незаметно расправила плечи. Салли распахнула дверь, и Рэн вошла. Глазами она сразу же нашла Калеба и почувствовала, что сейчас потеряет сознание. Но Рэн заставила себя улыбнуться, прошла на середину комнаты и приветственно протянула обе руки.

Калеб, занимавшийся скучным обсуждением лондонской погоды с Малькольмом, был ошеломлен ее появлением. Боже милостивый, Сирена оказалась права! Какая красавица! Куда же подевалась та маленькая девчушка, которую он знал много лет назад на Яве? У Калеба сердце стучало, как молот, когда он сгреб Рэн в охапку, игнорируя негодование Малькольма Уэзерли.

Когда на миг Калеб отстранил девушку от себя, в ее янтарных глазах блестели слезы.

– Ты стала такой взрослой, – с благоговением произнес он. – Кто бы мог подумать, что малышка, которая бегала босиком по пристани, превратится в принцессу из сказки?

Калеб посмотрел на элегантное платье Рэн и прошептал:

– Не думаю, что я должен теперь называть тебя моей сестрой, – его темные глаза смеялись. – Маленькие сестренки никогда так не выглядят!

На мгновение янтарные глаза превратились в тлеющие угольки, а потом вспыхнули огнем. Рэн, словно случайно, освободилась из объятий Калеба и повернулась к Уэзерли.

– Малькольм, это мой… мой… брат Калеб.

– Мы уже познакомились, – отрывисто произнес Малькольм.

Рэн никогда не смотрела на него так, как сейчас смотрела на ван дер Риса, хотя именно он, Малькольм Уэзерли, был ее суженым. Никогда еще он не видел, чтобы сестра смотрела на брата такими глазами; не видел он, чтобы и брат так восхищался красотой сестры. Где-то в глубине души Уэзерли заворочался страх, но следующие слова Рэн успокоили его:

– Я очень рада, что ты приехал пораньше, Малькольм. Сегодня ночью возвратились родители, и они хотят с тобой познакомиться. Встреча намечается на ленч, когда к нам присоединится баронесса. А пока почему бы вам с Калебом не прогуляться по саду? Я скоро приду к вам, – она нежно пожала руку Малькольма.

– Не очень-то хорошая идея, – заметил Калеб, скорчив гримасу. – Как ты говорила раньше?.. «Давай скинем сапоги и пробежимся по сочному травяному ковру вместе…» Я первым добегу до сада! – глаза его призывно сверкнули, отчего сердце Рэн забилось еще сильнее. – Терпение, как тебе известно, не является одним из моих лучших качеств!

Рэн рассмеялась. Впервые за последние месяцы ее смех звучал искренне.

– Я помню! Если все будет хорошо, мы еще успеем побегать босиком по траве до твоего отъезда.

При этих словах глаза Калеба вспыхнули, и он вслед за Малькольмом вышел из комнаты.

Рэн прислонилась к стене и сделала несколько глубоких вдохов. Калеб выбрал не самый удачный момент для приезда!

– Проклятие, проклятие, проклятие! – кричала она, пробегая просторный холл, отделанный мрамором, и поднимаясь вверх по крутой лестнице.

ГЛАВА 4

Ничего не зная о разыгравшейся внизу драме, баронесса Камилла Ленгдон-Синклер встала с кровати, обшитой кружевами, с наслаждением потянулась, погладила свой выпуклый живот и счастливо вздохнула. Если бы кто-нибудь раньше сказал ей, что она будет радоваться теперешнему своему состоянию, Камилла сочла бы это шуткой. Да, скоро она станет матерью. Тайлер пребывает на вершине блаженства, а его общение с юной Рэн красноречиво говорит о том, как он будет относиться к собственному ребенку. Милый, дорогой, чудесный Тайлер, который всегда любил и понимал ее! Светило солнце, и Камилла радовалась жизни. В недрах ее тела рос ребенок – плод их крепкой любви. Ничто больше не сможет разрушить эту любовь, Камилла не допустит этого.

С помощью горничной баронесса приняла ванну и облачилась в соответствующее ее положению платье мягкого золотистого цвета, скроенное так, чтобы скрыть беременность. Как будто она стремилась скрывать ее! Зачем только она послушала не в меру щепетильную портниху, которая утверждала, что недопустимо для «леди на сносях» выставлять напоказ свое состояние? Выставлять на показ! Боже! Да Камилле хотелось, чтобы все об этом знали! Хотелось кричать об этом с самой высокой башни и щеголять округлившимся животом и налитой молоком грудью, говорящими о ее женской зрелости. Она желала, чтобы весь мир знал: баронесса Синклер ожидает ребенка! Она сейчас выйдет, распрямив плечи и выставив вперед живот на всеобщее обозрение. Пусть Сирена с Риганом видят, как она счастлива!

Камилла подняла голову и прислушалась. Почему так тихо? К этому времени дом должен звенеть от задорного смеха Рэн и грубоватого юмора Ригана. С другой стороны, как и предполагал Тайлер, дела могли пойти не очень хорошо, если Рэн рассказала родителям о своих намерениях. Нет, Камилла не собирается ни о чем волноваться. Ничто не испортит ее хорошее настроение. В конце концов, Рэн уже исполнилось восемнадцать. А разве она, Камилла, не состояла в этом возрасте в тайном браке?

Камилле было немногим больше шестнадцати, когда она впервые увидела Тайлера Синклера. Ее отец, Стефан Ленгдон, был дальним родственником старого барона, отца Тайлера. Стояло жаркое лето, когда Стефан с дочерью приехал в Найтсбридж погостить несколько недель в летнем доме Синклеров. Для Камиллы не было тайной, что Стефана считали в семье «паршивой овцой», а баронесса терпеть его не могла. Но добродушный барон решил забыть прошлые обиды и пригласил их в свой дом.

Тем ослепительным летом Камилла с Тайлером влюбились друг в друга до беспамятства, к жадному удовольствию Стефана и ужасу баронессы. Но даже угрозы матери о лишении наследства, если Тайлер будет продолжать свои «несерьезные отношения» с Камиллой, не охладили юношеский пыл. Они любили друг друга – только это имело значение. Позднее, когда выяснилось, что баронесса не собирается менять решение и они должны расстаться, Камилла и Тайлер вступили в тайный брак.

Сначала Стефан Ленгдон был вне себя от радости из-за союза единственной дочери с богатым сыном Синклеров. Но когда Тайлер хотел признаться родителям в тайной женитьбе, Стефан уговорил его не делать этого, и Тайлер, которого от получения наследства отделяли лишь несколько лет, послушался Ленгдона.

Сначала Тайлер думал, что Стефан заботится о счастье молодой пары, и ему потребовалось много времени, чтобы понять что Ленгдона интересовало совсем другое. Ему было прекрасно известно, что Синклеры очень упрямы и, без сомнения, лишат сына наследства, узнав о тайном браке, а тогда Ленгдон останется не только с дочерью-иждивенкой, но еще и с лишенным средств к существованию зятем. К тому же, Тайлера не только лишат наследства, но и вполне могут изгнать из общества, а вместе с ним и Стефана. Старый пройдоха не сомневался, что Синклеры отомстят ему за участие в этой любовной истории и перестанут поддерживать с ним какие-либо отношения. Ведь главной причиной, почему Ленгдона принимали в свете, являлась протекция барона, иначе его бы изгнали из модных гостиных, куда он так стремился, как прокаженного.

Ничего не подозревая об этом, Тайлер согласился держать брак с Камиллой в тайне. Было условлено, что по достижении совершеннолетия он предъявит права на Камиллу. Но Стефан был не в состоянии ждать еще пять лет, чтобы поправить свое финансовое положение. Когда же в Лондоне появился Риган ван дер Рис и разнеслась молва о его несметных богатствах, Стефан ловко устроил свою дочь поближе к голландцу, женой которого она вскоре и стала.

Камилла все объяснила тем, что тогда она была глупой эгоистичной девчонкой, которая легко шла на поводу у расчетливого, хитрого отца. Но единственное, чему она оставалась верна, – это любовь к Тайлеру. Все остальное и все остальные были просто фарсом. Даже в объятиях другого мужчины – Ригана или Калеба – она всегда видела только Тайлера, Тайлера, который знал ее, как самое себе, все ее достоинства и недостатки, особенно недостатки.

Тайлер знал их все наперечет и все-таки продолжал любить ее.

Камилла самодовольно улыбнулась и погладила живот. Она не беременела на протяжении многих лет, а сейчас у нее было все, о чем только могла мечтать женщина: любимый муж, ребенок, который скоро родится, свобода быть самой собой и достичь всего, чего пожелает.

В то время как Камилла прихорашивалась перед выходом к гостям, Рэн вынимала из высокого комода для белья одно платье за другим. Одно не подходило потому, что ей не очень нравился цвет, другое – потому, что не соответствовало ее настроению.

Янтарные глаза Рэн так и заискрились, когда она поймала свое отражение в зеркале в дальнем конце комнаты. Щеки пылали, отчего глаза горели еще ярче и контрастировали с рассыпанными по плечам темными волосами. Малькольм Уэзерли никогда не вводил девушку в такое возбужденное состояние, как приезд Калеба. Красавец Малькольм выглядел очень бледно на фоне Калеба.

«А почему я, собственно, об этом думаю?» – спросила себя Рэн. Малькольм являлся одним из самых красивых мужчин, каких она только видела. Его способность кружить дамам головы была очевидна. Аристократический вид Уэзерли сочетался с очарованием распутного человека. Женщины не могли устоять перед ним. Черные вьющиеся волосы, которые небрежно спадали на высокий лоб и подчеркивали томные смеющиеся глаза, придавали ему мальчишеский вид. Ничего удивительного, что женщины считали Малькольма с его чувственной улыбкой и гибким изящным телом, привлекательным. И не только молодые девушки, как сама Рэн. Женщины постарше, умудренные жизненным опытом, тоже восхищались им. Его холеный вид и манеры были безупречны, но Малькольм держался с заученным жеманством, а Калеб… Калеб просто двигался – без всяких усилий, с природной грацией атлета. Рядом с Калебом манера Малькольма держать себя казалась почти механической.

«Какая же я жестокая!» – обругала себя Рэн. Ведь Малькольм любит ее, а она – его. Неужели она зря разругалась с Сиреной и Риганом? Не лучшее время она выбрала, чтобы начать сомневаться в своих чувствах к Малькольму. Собственные гневные слова Рэн еще звенели у нее в ушах, а перед глазами стояло перекошенное от боли лицо Ригана. От таких воспоминаний щеки девушки вспыхнули огнем. «Я отвечаю за каждое слово», – старалась оправдать себя Рэн, глядя в зеркало. У Сирены и Ригана своя жизнь, а она будет жить своей, согласны они или нет. Погрозив своему отражению пальчиком, Рэн опять принялась энергично рыться в комоде. Наконец она остановилась на блестящем шелковом платье абрикосового цвета, которое усиливало ее красоту и подчеркивало сияющие глаза.

– Рэн, Рэн, я только что вернулась из сада; ты не поверишь, кого я там видела! – закричала Сара, захлопывая за собой дверь; ее глаза горели от возбуждения. – Малькольма и с ним какого-то мужчину – не чета другим! Именно о таком мы обычно шептались в академии. Великолепен! Совершенно великолепен! – она сделала вид, что сейчас упадет в обморок. – Рэн, клянусь, рядом с ним Малькольм выглядит как крестьянин!

Не обращая внимания на выражение лица подруги, Сара продолжала:

– Я должна попросить Тайлера представить его мне. Мы бы отлично смотрелись вместе, потому что у него темные волосы и бронзовая кожа. С моими светлыми волосами мы бы чудесно подошли друг другу.

Сара внимательно наблюдала за реакцией Рэн. Она прекрасно знала, что если будет подталкивать Рэн к этому незнакомцу, то девушка еще сильнее уцепится за Малькольма. Но если она притвориться, что заинтересовалась этим мужчиной сама, Рэн, вероятно, можно будет уговорить забыть Уэзерли и оставить его Саре.

Рэн резко повернулась и схватила Сару за руку. Янтарные глаза так и сверкали, на губах застыла усмешка, когда девушка яростно прошипела:

– Ты говоришь о моем брате. Нет, вы совершенно не подходите друг другу. Калеб – мужчина, а не мальчишка, а ты всего лишь глупая школьница! И если ты еще хоть раз назовешь Малькольма крестьянином, я… я вырву тебе все волосы! Ты слышишь, что я говорю, Сара Стоунхам?!

– Побойся Бога, Рэн! Что это на тебя нашло? Я только хотела подразнить тебя. Ты расстроена, потому что Сирена и Риган здесь и все твои темные делишки вышли наружу. Может, ты из тех, кого называют «в семье не без урода»? – с издевкой парировала Сара.

– Черт возьми, Сара, никакой я не урод, ты же прекрасно знаешь!

– Конечно же, нет, пташечка! Действительно, черт возьми! Если бы моя мать когда-нибудь услышала, как ты выражаешься, она бы запретила мне общаться с тобой. И, возможно, ты увидишь меня в последний раз, когда мои родители приедут спасать меня от твоего плохого влияния. Это из-за тебя меня исключили из школы, не так ли? А если ты так нежно относишься к своему брату, как ты его называешь, то ставлю перламутровый гребень против твоего серебряного браслета, что не пройдет и часа, как он будет у моих ног!

Сара отвернулась, чтобы скрыть от Рэн улыбку. Ее коварный замысел вполне мог сработать. Рэн вовсе не по-сестрински защищала брата. Или Сара ошибается? Может, таким образом Рэн подсознательно оберегает Малькольма?

– Не смеши меня, Сара! Калеб никогда не станет связываться с таким ребенком, как ты. Я принимаю пари. Через час после того, как встретишься с ним!

– Прекрасно. Я буду отчаянно флиртовать, как мы с тобой это делали в школе. Помнишь, как ты говорила, что у меня изумительные ресницы и все мужчины будут ползать у моих ног в день дебюта в обществе?

– Помню, – сквозь стиснутые зубы процедила Рэн.

Откуда такое неприятное ощущение в животе? Сара была хорошей подругой и скрашивала жизнь Рэн вдали от дома. «А теперь я обращаюсь с ней как с ненужным предметом багажа! И вообще… У Калеба могла быть женщина и похуже!» – фыркнула Рэн.

– Прости меня, Сара. Ты моя лучшая подруга, и я не должна была так гнусно обращаться с тобой. Пожалуйста, не сердись, – попросила она, касаясь плеча Сары.

– Я не сержусь, – ответила та, широко улыбаясь. – Но я не думаю, что Малькольм – мужчина твоей мечты. Калеб – сильный, бороздящий моря капитан, именно за таким отправилась твоя обожаемая Морская Сирена. Ведь он тебе не родной брат, Рэн, – отчетливо произнесла Сара, чтобы убедиться: подруга поняла, что она имеет в виду.

У Рэн сильно забилось сердце. Она и сама подумала об этом, как только увидела Калеба. Сара права: Калеб – такой мужчина, какого Морская Сирена захотела бы видеть своим возлюбленным. Рэн вздохнула. Ей нужен Малькольм. За него она хочет выйти замуж.

– Калеб – ужасный волокита. Он обожает женщин – всех женщин. Мне кажется, он задался целью проверить, сколько девственниц сможет уложить в постель прежде, чем выберет жену, если он вообще когда-нибудь женится. Не сомневаюсь, что у него полно женщин в каждом порту. Калеб не тот человек, за которого можно выходить замуж, а я хочу детей от хорошего мужа. Такого, как Малькольм, – холодно добавила Рэн; лицо ее было совершенно спокойно.

От этих слов у Сары похолодело в животе. «Ничего у тебя не выйдет – с моей помощью, подружка», – зло подумала она. Срочно нужно что-то предпринять – все что угодно, лишь бы открыть Малькольму глаза на совершаемую им ошибку. Наверное, первая идея была лучше. Сара видела, как Калеб взглянул на нее в саду. И разве Рэн не сказала, что его интересуют женщины? Не трудно будет испытать на нем свои чары и посмотреть, какое впечатление это произведет на Малькольма. Если он поймет, что такой мужчина, как ван дер Рис, интересуется ею, то, возможно, и оставит бредовую идею жениться на Рэн. Милая непорочная Рэн… Нет, это несправедливо! Она, Сара, пуританка, но падшая пуританка, а Рэн невинна… Решено: она начнет флиртовать с Калебом, как только все сядут за ленч!

– Ты готова, Сара? Ты же знаешь, какой суетливой становится Камилла, когда опаздывают. Если мы задержимся еще, то придем в столовую после других, а я хочу первой представить Малькольма Сирене и Ригану.

– Я уже готова, – ответила Сара, поправляя волосы.

Девушка выглядела не менее прекрасной, чем Рэн, – в бледно-голубом облегающем платье. Необходимо держаться поближе к лихому Калебу, чтобы Малькольм смог оценить, как красиво они смотрятся вместе.

«Ну просто как мед и сливки!» – подумала Сара и улыбнулась про себя.

* * *

Бросив лишь один взгляд на Малькольма Уэзерли, Риган чуть не взорвался от гнева. Сирена накрыла нежной рукой его руку, чтобы успокоить мужа, одновременно с легким прищуром рассматривая избранника Рэн. Вдруг ее взгляд упал на темноволосого гиганта, который вошел в комнату.

– Калеб! – воскликнула она, бросаясь к нему в объятия. – Как чудесно снова видеть тебя!

Калеб подхватил женщину на руки и со смехом закружил по комнате.

– Ты стала еще прекраснее, Сирена!

Он опустил ее на пол, обнял за плечи одной рукой, а другую протянул отцу.

– Рад видеть тебя, отец! Ты выглядишь так, будто родительское бремя вовсе не тяготит тебя! Расскажите, как там мои братья?

– Здоровы и с нетерпением ждут встречи с тобой. Когда ты вернешься на Яву? Куда теперь направляешься? – спросил Риган, похлопывая сына по спине.

– Куда бросит меня море. Дела Ост-Индской компании находятся в надежных руках. Я сказал, чтобы не ждали меня в течение года, по крайней мере.

На мгновение Ригану стало обидно. Мальчик был волен делать все что заблагорассудится. Его же собственные вольные денечки были далеко позади… Риган вдруг ощутил, что Сирена все еще стоит рядом. Как хорошо она его знала! Она почувствовала его мимолетное настроение! Риган улыбнулся, глядя в зеленые глаза, и все мысли о свободе и зависть сразу же улетучились: в этой женщине заключалась вся радость, какая только была ему нужна.

– Итак, – весело обратился Риган к старшему сыну, – ты проложил еще не достаточно длинную тропу из слабого пола?

– От Явы до Суматры, – рассмеялся Калеб. – Думаю, стоит посмотреть, что может предложить мне Америка.

– В Америке же дикие индейцы! – со страхом заметила Сирена.

– А ты считаешь, что мой сын не пара индианке? Постыдись, дорогая! – пошутил Риган.

– Тогда советую тебе оставить шпагу и вооружиться луком и стрелами. Не уверена, что все женщины мира полюбят идущего напролом голландца, – Сирена восхищенно улыбнулась Калебу.

Малькольм Уэзерли стоял в стороне с растерянной улыбкой. Он поражался, что все вокруг выказывают невероятно плохие манеры. Родители Рэн даже не сочли нужным сначала познакомиться с ним! Баронесса, стыдясь, наверное, своего раздутого состояния, не пыталась занять гостей, а Рэн подозрительно отсутствовала. А этот переросток-голландец привлек к себе общее внимание, хотя, по замыслу Рэн, все внимание должно было быть обращено на него, Малькольма Уэзерли! Детально разглядев одежду Калеба, лондонский денди ощутил, что естественное изящество этого мужчины раздражает его. Сколько бы он ни старался, что бы ни выдумывал его портной, Малькольму никогда не удавалось выглядеть так, как этот гигант, который стоял сейчас посередине комнаты. Малькольм наблюдал, как отец и сын закурили сигары, даже не предложив ему.

«Долго мне еще стоять с этой нелепой улыбкой? – размышлял Уэзерли. – Крестьяне – вот они кто! Нужно выпить… Если уж эти деревенщины позволяют себе курить в гостиной баронессы, то и мне можно пропустить стаканчик».

Заметив движение Малькольма в сторону шкафчика с ликерами, Сирена повернулась и очаровательно улыбнулась ему, сверкнув изумрудными глазами.

– Вы должны извинить нас! – голос ее звучал низко, мелодично, почти соблазняюще.

Малькольм с интересом посмотрел на женщину.

– Мы давно не виделись с сыном и очень счастливы, что снова вместе, под одной крышей. Уверена, вы нас поймете и простите. Налейте мне бокал вина! – смело попросила она. – А потом давайте присядем и поболтаем. Кстати, меня зовут Сирена ван дер Рис, а этот светловолосый мужчина – мой муж Риган, а вы, конечно же, Малькольм Уэзерли. Рэн рассказала о вас сегодня утром.

Сирена мило кивнула, принимая бокал вина, и осушила его одним глотком, к большому удивлению Малькольма. Ей хотелось выпить еще, чтобы притупить свои переживания. «Что за фат, – с отвращением подумала она. – О Рэн, как ты могла?»

– Не желаете еще вина? – тихо спросил Малькольм. «Она, наверное, пьяница», – злобно подумал он.

– Если настаиваете, – улыбнулась Сирена, протягивая бокал. – Наполните до краев.

До краев! Ум Малькольма лихорадочно работал. «Если она так пьет, то что же тогда делает ван дер Рис?» – размышлял он, осторожно подавая даме бокал, чтобы не расплескать обжигающую жидкость.

Сирена сделала так, что ее нежная рука коснулась длинных тонких пальцев Малькольма. Она посмотрела ему прямо в глаза, а затем застенчиво опустила ресницы. «Если он дурак, – решила Сирена (а в этом она не сомневалась), – то сочтет этот жест за скрытое приглашение к более глубокой дружбе или еще похуже…» Сирена отпила вина и снова встретилась взглядом с Малькольмом.

Риган подтолкнул Калеба:

– Еще пять минут в обществе Сирены – и этот щеголь забудет, зачем он здесь. Спорим, Кэл?

– Может быть, я не знаю всех тонкостей, но в одном я уверен: только полный идиот может пытаться заигрывать с Сиреной!

Мужчины запрокинули головы и, зажав великолепными зубами сигары, громко расхохотались.

Сирена удивленно взглянула на двух мужчин, которых любила больше всех в своей жизни. Она вздохнула, и по телу разлилось теплое, восхитительное ощущение: они оба принадлежали ей – Риган по браку, а Калеб благодаря невидимым связям, которые установились много лет назад. Они принадлежат ей сейчас и навсегда. Сирена пребывала в этом блаженном состоянии до тех пор, пока Риган и Калеб снова не посмотрели на нее, и каждый хитро подмигнул ей. Они знали, что она делает с Уэзерли, и оба одобряли ее поведение.

«Вот это женщина! – безумно подумал Малькольм. – А я мужчина, способный укротить любую женщину!» Дамы всегда падали к его ногам, умоляя о расположении. Даже леди Элизабет Райс, среди любовников которой был сам король, была к нему неравнодушна и доверила тайну о драгоценном ожерелье короля. Но Малькольм не догадывался, что Сирена никогда не будет молить о его благосклонности либо одаривать таковой; эта женщина никогда не станет ползать в ногах мужчины. Сирена достойна бросить вызов любому из представителей сильного пола.

– О чем вы думаете, Малькольм? – спросила Сирена, дерзко глядя ему в глаза.

– Я думаю, что теперь знаю, откуда у Рэн такая красота и грация.

Он широко улыбнулся, сделал шаг вперед и оказался так близко от Сирены, что мог ощущать тонкий аромат ее изысканных духов.

Сирена потупила глаза, чтобы скрыть их оживленный блеск. Да, Рэн действительно красива, но неужели Уэзерли не знает, что Рэн им не родная дочь? Сирена прихлебывала вино и размышляла. Если Малькольм волокита – судя по словам Тайлера и ее собственным наблюдениям, – то он, наверное, думает, что ухаживает за богатой наследницей. Останутся ли его чувства к Рэн такими же горячими, когда Уэзерли узнает, что ван дер Рис не брали на себя никаких обязательств относительно приданого Рэн или ее доли в наследстве? Какова будет его реакция, если рассказать ему об этом?

Сирена снова бросила взгляд на Калеба и с удивлением заметила, что его внимание приковано к двери за ее спиной, а не к Ригану, который с упоением расписывал «цивилизацию» на Яве. Заинтересовавшись, Сирена обернулась и увидела входящего Тайлера под руку с Камиллой; на лице Калеба застыло выражение не то изумления, не то разочарования из-за явной беременности баронессы. «Значит, – подумала Сирена, – молодой щенок надеялся, что Камилла ждет его возвращения после долгой разлуки. Ты ошибся, Кэл: У Камиллы на уме совершенно другое…»

Улыбаясь, Сирена первой шагнула к Камилле и заключила ее в объятия. Старые раны из-за Ригана давно затянулись, а то, что Камилла согласилась принять в своем доме Рэн, лишь укрепило дружбу женщин.

– Ты стала еще прекраснее, – тепло произнесла Сирена. – Приближающееся материнство очень идет тебе. Правда, Риган? – она повернулась к мужу, который, прежде чем выразить какое-либо чувство, ждал, как Сирена будет приветствовать его бывшую жену.

Глядя на Камиллу, Риган поверить не мог, что много-много лет назад был женат на этой женщине. Ей и сейчас едва можно было дать больше двадцати, как тогда, когда они впервые встретились. Блондинка с фиолетовыми глазами, невинное выражение которых опровергало ее богатый жизненный опыт, Камилла оставалась привлекательнейшей из женщин, каких он только встречал – за исключением Сирены, разумеется. От Ригана не ускользнуло выражение лица Калеба, и мелькнула мысль: не было ли чего между его сыном и бывшей женой?

Риган вздохнул. Все это было так давно, что теперь уже не имеет значения. В любом случае он не может обвинять Калеба за интерес к Камилле. Она и сейчас такая же изящная и прекрасная, как подснежник весной.

Риган шагнул вперед и, обняв Камиллу, шумно чмокнул ее в щеку.

– Сирена права, малышка. Ты никогда не была прекраснее!

Тайлер засиял от гордости за жену и почувствовал огромное облегчение, что ван дер Рис не держит зла на Камиллу. Он все знал о прошлом жены: об обманутом Ригане, о любовной связи с Калебом – но для Тайлера это не имело значения. Он ни разу не усомнился в том, что Камилла по-настоящему всегда любила только его одного.

Лишь Малькольм не принимал участия в разговоре и обмене комплиментами. Когда он заставлял себя смотреть на баронессу, то тщательно избегал вида ее выросшего живота. С презрительной гримасой он размышлял, что беременные женщины, которые выставляют себя перед обществом, так же привлекательны, как свиноматки с сосущими их поросятами. Он поймал на себе взгляд зеленоглазой Сирены и сделал вид, что изучает вино в бокале. Малькольм надеялся, что она не смогла прочесть его мысли.

Однако беглый взгляд сразу сказал Сирене все, что ей надо было знать. Она уже видела такое же презрение к женщине на лице другого мужчины, мужчины, за которого она вышла замуж назло Ригану – Стефана Ленгдона, отца Камиллы, который впоследствии умер от укола ее, Сирены, собственной шпаги. Теперь ее рука снова желала ощутить тяжесть оружия, чтобы таким же образом покончить с Малькольмом. Сирена ни на минуту не допускала мысли, что Рэн может выйти за него замуж. Если раньше она и сомневалась, то сейчас все было ясно как день. Рэн тоже пострадала от руки Стефана, и Сирена поражалась, почему девочка не видит одинакового садистского начала в двух этих мужчинах.

И, словно подгоняемые ее мыслями, в гостиную вошли Сара и Рэн. Даже не посмотрев в сторону Сирены и полностью игнорируя Малькольма, Рэн направилась к Ригану, мягко шурша шелковым платьем цвета абрикосов. Сирена взглянула на Калеба, который, казалось, позабыл о своей досаде на Камиллу и даже не заметил Сару, светлые волосы и хорошенькое личико которой оттенялись изящным голубым платьем. Внимание Калеба было обращено на Рэн, которая уже находилась в объятиях Ригана. Сирена смягчилась, увидев, как боль покидает глаза мужа.

Малькольм старательно избегал испытующего взгляда Сары. Он недоумевал, как ей удалось сдружиться с Рэн почти сразу же после того, как он отказался встречаться с ней. Представить страшно, что было бы, свяжи он себя с Сарой прежде, чем узнал о финансовом положении ее семьи! Малькольм не догадывался, зачем она подружилась с Рэн, но, пока Сара молчала, что была любовницей Малькольма Уэзерли, это не имело значения. Он улыбнулся, обнажая крепкие белые зубы. Сара никогда не проболтается из боязни причинить невосполнимый ущерб своей репутации. А если Сара и решится что-то сказать, то Рэн вряд ли поверит ей.

Пока Камилла отвела в сторону Сирену, чтобы обменяться новостями, а Тайлер с Риганом принялись обсуждать деловые соглашения, касающиеся раздела некоторых поместий, Рэн и Сара окружили Калеба, предоставив Малькольма самому себе. Малькольм никогда еще не находился в компании более недружелюбных людей. Он не привык к тому, чтобы на него не обращали внимания, особенно в присутствии женщин. А Сара-то! Флиртует с молодым ван дер Рисом, позабыв обо всем на свете! Даже Рэн, кажется, забыла о его присутствии, ловя на лету каждое слово Калеба. Если бы Малькольм не знал, что Рэн – сестра Калеба, то вполне мог бы приревновать.

Сирена бросила взгляд на Уэзерли через плечо Камиллы. Она сразу же отметила его досаду на то, что он оказался лишним на этом маленьком празднике. Но вот что Сирене показалось странным: если бы он действительно любил Рэн, то должен был воспылать ревностью к тому, сколько внимания она уделяет Калебу. А потом до Сирены дошла истина: Уэзерли не знает, что Рэн не сестра Калебу. Сирена чуть было не расхохоталась вслух, когда ей пришла в голову мысль, что Малькольм считает ее настолько старой, чтобы годиться Рэн в матери! Сирена фыркнула и гордо вскинула голову. У Малькольма Уэзерли будет сильный шок при известии о том, что Рэн вовсе не богатая наследница, как он рассчитывает.

ГЛАВА 5

Ленч прошел весело, и, к величайшему облегчению Рэн, никто даже не упомянул о ее выходке за завтраком. Складывалось такое впечатление, что Малькольм завоевал расположение ее семьи своим тихим поведением. Сирена, по крайней мере, вроде бы прониклась к нему уважением и время от времени обращала на него внимание.

Сара была весьма поглощена рассказами Калеба о его приключениях на службе в Голландской Ост-Индской компании, и Рэн вынуждена была признать, что заигрывания Сары задевают ее. Но ей не в чем было обвинять подругу: Калеб – обаятельный мужчина и невероятно красив. Опять же, зависть, которую она испытывала, смягчалась тем, что взгляд Калеба постоянно падал на нее, и Рэн надеялась, что Малькольм заметит это. Девушке была приятна мысль, что Малькольм может ревновать ее. А потом она поняла: Малькольм верит, что Калеб – ее брат, и у него нет никаких оснований для ревности. При первом же удобном случае Рэн собиралась все ему рассказать. Может быть, они смогут остаться наедине сегодня вечером, после ужина. Рэн была разочарована, что не отправилась с Малькольмом на прогулку, как обещала, но ленч сегодня слишком затянулся. Кроме того, несколько минут назад Сирена пригласила компанию прогуляться по пристани, чтобы Калеб смог продемонстрировать, как он заботится о «Морской Сирене», и Рэн с радостью ухватилась за это предложение. Еще на Яве, когда Калеб во время своих нечастых визитов заводил «Морскую Сирену» в порт, Рэн любила наблюдать за теплым сиянием глаз Сирены и Ригана, когда они осматривали судно, как они прикасались друг к другу, когда считали, что на них никто не смотрит. Ведь именно на «Морской Сирене» Риган и Сирена открыли свою любовь друг к другу, и теперь один только вид корабля уносил их в счастливые воспоминания.

Завязав ленточки шляпки, Рэн отвернулась от зеркала и спросила Сару:

– Ты уверена, что не хочешь пойти с нами? Я знаю, что Сирена с Риганом не будут возражать.

– Нет, иди сама. У меня ужасно разболелась голова, – ответила Сара и уселась на высокую кровать.

– Мне попросить кого-нибудь принести порошок от головной боли или мокрое полотенце? – Рэн подошла к постели и пощупала лоб Сары. – У тебя горячий лоб. Попросить Камиллу послать за доктором? – в голосе Рэн слышались заботливые нотки, а в глазах было беспокойство: она никогда не видела подругу больной.

– Нет, нет, со мной все в порядке, – заверила Сара. – Кажется, в последнее время пища не идет мне на пользу. Но тебе не о чем беспокоиться.

– У тебя действительно какой-то зеленоватый цвет лица, – заметила Рэн. – Ты убеждена, что я ничего не могу для тебя сделать?

Сара застонала и повернулась на живот.

– Если ты сейчас же не уйдешь вместе со своими духами, то меня вырвет прямо на постель! Уходи же!

После того как дверь за Рэн закрылась, Сара затихла и задумалась. Что с ней происходит? Она еще ни разу в жизни не болела, а последнее время чувствует недомогание каждый день после завтрака, а иногда и после ленча. Но перед обедом ей всегда становится лучше. Сара пыталась объяснить свое теперешнее состояние эмоциональным срывом после измены Малькольма и беспокойством из-за финансовых трудностей семьи. Все это и вызывало у нее тошноту. А если этих причин недостаточно, то ее нездоровье – результат постоянного страха испытать на себе гнев родителей, когда те приедут в Лондон.

* * *

Сара проснулась от какой-то суматохи в главном холле на первом этаже. Оттуда доносились приветствия и звуки властного резкого голоса, который встревожил девушку не на шутку. Отец! Такого голоса не могло быть ни у кого, кроме Джейсона Стоунхама, да еще, возможно, его сына Баскома.

Сара широко раскрыла голубые глаза и рывком вскочила с постели. Вдруг комната завертелась у нее перед глазами, и она снова опустилась на кровать. Сара умирала от страха из-за неотвратимо надвигавшейся встречи с родителями. Она решила снова лечь в постель и притвориться спящей. Но при звуках голоса Джейсона, громыхающего на лестнице, девушка поняла, что это ей не удастся.

– Сара! Ты где?! Ответь немедленно!

Потом послышался тихий голос Маргарет Стоунхам:

– Джейсон! Джейсон! Ты переполошишь весь дом! Нам ведь сказали, что баронесса отдыхает, Джейсон…

– Тихо, Маргарет! Я собираюсь сейчас же встретиться со своей дочерью! Сара, где ты? Сара!

– Я здесь, отец, – пролепетала Сара, внутренне содрогаясь.

Дверь в ее комнату распахнулась, и через порог переступил Джейсон Стоунхам. Сара на какое-то мгновение подумала, что обозналась и это не ее отец. На вошедшем была добротная одежда, которая придавала некоторую элегантность его полноватой фигуре. Ему очень шел черный сюртук и остроконечная шляпа, какие стали слишком популярны среди пуритан. Широкий белый воротник рубашки был выпущен наружу и хоть как-то украшал мрачный костюм Стоунхама. Он снял шляпу, аккуратно положил ее на стул, потом подошел и молча стал перед дочерью, уперев руки в бока и сверля ее холодным взглядом.

– Здравствуй, отец, – выдавила из себя Сара. – Как дела? Надеюсь, все хорошо?

– Достаточно хорошо для человека, который узнал, что его собственная дочь ничуть не лучше проститутки! – заорал он на съежившуюся Сару. – Как ты могла опозорить меня? В академии мне рассказали такое, о чем я в жизни никогда не слышал! Директрисса доложила мне все, и я чуть со стыда не сгорел. Подумать только! Мой собственный ребенок позволил втянуть себя в эти… эти тайные свидания! Я могу только предполагать, через какое время ты сама начала бы бегать по ночам с каким-нибудь безмозглым идиотом, у которого лишь похоть в голове, а эта дрянная девчонка ван дер Рис стояла бы на страже!

– Малькольм не безмозглый идиот! – закричала Сара; слова сорвались с языка прежде, чем она сообразила, что говорит. – Я… я делала это, чтобы помочь подруге! Рэн собирается замуж за Малькольма, поэтому здесь нет ничего дурного!

Джейсон поразился ее резким словам. Ни дочь, ни жена никогда не разговаривали с ним в таком тоне.

– Послушай, дочь, не забывай, о чем ты говоришь…

– Сара! Сара! – в комнату ввалилась задыхающаяся Маргарет Стоунхам, все еще придерживая юбки после подъема по лестнице.

– Мама! Что ты с собой сделала? – Сара открыла рот от удивления.

Маргарет Стоунхам всегда носила модные платья и тщательно укладывала волосы. Сейчас же она выглядела как старуха: волосы были гладко зачесаны и собраны на затылке, из-под полей белой шляпки поблескивали седые пряди; шелка и атлас заменило простое платье черного цвета, которое освежалось лишь белым воротничком и манжетами.

– Она всего лишь обратила свою душу к Господу, оставив все эти глупейшие украшения и посвятив свою жизнь Ему, – сурово пояснил Джейсон. – И тебе нужно сделать то же самое вместо того, чтобы впутываться во всякие сомнительные истории, молодая леди. Ты позабудешь обо всех глупостях, когда наденешь такое же платье. Безделушки – работа дьявола, который отвлекает молодых людей от слова истинного.

Сара с недоверием покачала головой. Ее родители уже несколько лет были пуританами, но никогда не бросались в крайности. Только Баском, со своими безумными глазами и нездоровой худобой, носил такой мрачный костюм.

– Когда же все это началось? Уверена, что вы стали так рьяно исповедовать веру пуритан не из-за того, что я натворила в школе!

– Конечно же, нет. Нам с твоей матерью был указан истинный путь к вечным ценностям. Наши платья символизируют то, что мы посвятили жизни Спасителю.

– Вы хотите сказать, что это произошло, когда вас осудил король за поддержку проповедей Баскома, и из-за близкого финансового краха вы не можете позволить себе носить что-либо другое! – бурно" запротестовала Сара, не обращая внимания на гневный взгляд отца. – Мама, где твои красивые наряды? Что ты сделала со своими волосами?!

Лицо Маргарет на минуту стало задумчивым, но, заметив, что муж испытующе смотрит на нее, женщина побледнела и торопливо произнесла:

– Послушай, Сара, все не так уж плохо. Пойми, это путь к спасению. Ты скоро привыкнешь носить нашу одежду. По крайней мере, тебе не придется каждый день думать, что надеть.

– Скоро привыкну? Нет! Никогда! Я никогда не буду выглядеть как черная ворона! Не буду, пока у меня шкаф набит прекрасными шелковыми и атласными платьями! Я поклонялась Господу вместе с тобой и отцом, слушала проповеди Баскома, но никогда не надену это, это, это! – она тыкала пальцем в наряд матери, дрожа от возбуждения.

– Ты сделаешь так, как я скажу, дочь. Маргарет, вели прислуге, чтобы принесли сумку, которую ты уложила для Сары. И пришли лакея, чтобы вытащить из комода все ее вещи. Моя дочь будет верить так же, как и я, а ее поведение будет соответствовать поведению сестры лидера нашего собрания.

– Я отказываюсь, отец. Я не надену это монашеское одеяние! Я лучше буду ходить голой, чем выглядеть как…

Джейсон оборвал богохульствования своей дочери увесистой оплеухой. Сара была настолько шокирована, что даже не смогла закричать от оскорбления и боли.

– Ты будешь делать то, что я скажу, – угрожающе повторил Джейсон, возвышаясь над дочерью, как скала. – Я воспользовался гостеприимством барона Синклера при условии, что не позволю тебе провести еще одну ночь в комнате с этой сумасбродкой Рэн ван дер Рис. Ты немедленно перенесешь свои вещи – а их останется немного – в комнату своей матери, где мы сможем наблюдать за тобой.

Сара глотала неудержимо льющиеся слезы и беспомощно смотрела, как мать разбирала сумку, в которой лежали простое черное платье и чопорные муслиновые нижние юбки…

Вернувшись с Риганом, Сиреной и Калебом с пристани, Рэн поднялась в комнату, которую делила с Сарой. Ей хотелось переодеться во что-нибудь особенное красивое к сегодняшнему обеду: тогда, возможно, Малькольм и посмотрит на нее так, как Риган смотрел на Сирену на борту корабля. Их прошлое было таким романтичным, таким страстным и полным приключений! Почему-то Рэн могла представить себе Калеба, который глядит на женщину, как его отец на Сирену, но не могла представить Малькольма, делающего то же самое. Может быть, она была дурочкой, когда настаивала, что только после женитьбы их любовь станет полной? По позвоночнику Рэн пробежала дрожь, когда она вспомнила о пылких ласках Малькольма и его протестах, когда она умоляла остановиться.

– Сара, Сара! – возбужденно позвала она, распахивая дверь в их гостиную, но обнаружила там лишь горничную второго этажа.

– Мисс Сара внизу, в комнате миссис Стоунхам, – объяснила женщина.

– Вот как… Она уже переоделась к обеду? – спросила Рэн, разочарованная, что придется подождать с рассказом о прогулке.

– Можно сказать, что она переоделась навсегда, – загадочно ответила горничная. – Мисс Сара останется в комнате своей матери, – добавила она.

– Со своей матерью? А им там не тесно? – Рэн была очень удивлена, но потом вспомнила, что Сара плохо себя чувствовала. – Наверное, миссис Стоунхам захотела быть поближе к дочери на случай, если ей снова станет нехорошо. Ну, ладно… Ты можешь приготовить мне ванну? У меня есть только час, чтобы собраться к обеду. Пока я буду в ванне, погладь мое ярко-красное платье. Я хочу выглядеть особенно красивой сегодня вечером.

* * *

Все собрались в гостиной, ожидая, когда объявят об обеде, – все, кроме Сары.

Рэн беспокоилась о подруге и хотела спросить Стоунхамов, стало ли Саре лучше, но мистер Стоунхам бросал на нее такие колючие взгляды, что Рэн не отважилась заговорить с ним. После того как их представили друг другу, девушка попыталась объяснить родителям Сары, что та ни в чем не виновата, но ей быстро заткнули рот резкими замечаниями. Калеб поспешил Рэн на помощь и увел в дальний угол комнаты, чтобы рассказать о туземцах Бразилии, куда он плавал в последний раз.

Даже Малькольм попал под горячую руку Джейсона Стоунхама, и если бы Сирена не пришла ему на помощь, неизвестно, чем бы все кончилось. Только Камилла выглядела счастливой и не обращала внимания на суматоху, царившую вокруг.

Внезапно на пороге появилась Сара, глаза ее были опущены в пол и красны от слез. Рэн открыла рот от изумления, когда увидела, во что одета подруга. Траурный черный цвет драматически оттенял ее бледную кожу, делая девушку похожей на приведение. Шелковистые светлые волосы Сары были затянуты в тугой узел на затылке, а на макушке примостилась маленькая белая шляпка.

В гостиной повисла тишина. Джейсон вышел вперед и взял дочь за руку.

– Какая ты красивая, Сара! Такая чистая и непорочная!

Сара ничего не отвечала и не поднимала глаз, не находя сил посмотреть кому-либо в лицо, Ей так хотелось, чтобы здесь сейчас не было Малькольма, чтобы он не мог видеть ее в таком одеянии. Когда же она наконец отважилась взглянуть на него, в глазах Уэзерли светилась лишь издевка.

Рэн стало жаль подругу. Никто и ничто не смогло бы заставить ее одеться в пуританский наряд, даже если бы ей стукнуло сто лет!

* * *

Сара на цыпочках вышла из комнаты матери и под тихие похрапывания Маргарет закрыла за собой дверь. Быстро застегнув ненавистное черное платье, надетое поверх ночной сорочки, она несколько мгновений прислушивалась, а затем двинулась к черной лестнице, которая вела на кухню. К счастью, Стоунхамы всегда ложились спать рано, и сегодня, после долгой молитвы Джейсона о спасении души дочери, они уже улеглись в постель.

Отец исполнил угрозу и отобрал у Сары все платья, потому что они считались дьявольским одеянием. Теперь у нее остался только этот черный наряд.

Сара расчесала светлые длинные волосы, молясь про себя, чтобы Малькольм еще не уехал. А еще усерднее она молилась о том, чтобы не проснулась ее мать и не подняла тревогу из-за исчезновения дочери.

Со стороны парадного входа доносились слова прощания. Уезжал Калеб, а Камилла жаловалась Тайлеру на усталость. Через несколько минут, когда все стихло, Сара прокралась через кухню и побежала через сад туда, где стояли экипажи. Последним в ряду был наемный кэб Малькольма, на козлах которого дремал кучер. Сара беззвучно открыла дверцу и забралась внутрь. Она долго не могла отдышаться, но наконец затаилась в укромном месте – на полу, между сидениями.

Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем девушка почувствовала, как зашевелился кучер, увидев приближающегося Уэзерли. Сердце Сары забилось так сильно, словно собиралось разорваться в груди. Наконец-то она сможет остаться с Малькольмом наедине! Сара все еще лелеяла слабую надежду, что он сжалится над ней и увезет с собой. Она и представить себе не могла, как будет жить без него, не видя его, не слыша его звонкого смеха, не ожидая случайного прикосновения его руки…

Черное платье хорошо скрывало девушку в темноте. Сара дождалась, пока Малькольм сядет в экипаж, кучер тронет лошадей, и лишь потом обнаружила себя:

– Малькольм, Малькольм…

Он повернул голову, в темноте блеснули иссиня-черные волосы.

– Сара!.. Что ты здесь делаешь? – спросил он, не веря своим глазам. – А что, если узнает твой отец? Хорошенькое же будет удовольствие объяснять ван дер Рисам, почему ты здесь, со мной!

– Малькольм, Малькольм, прошу тебя! Мне нужно было увидеть тебя… Может быть, в последний раз! Родители хотят увезти меня куда-то. Прошу тебя, Малькольм, – взмолилась она, подползая к нему на коленях.

– Неужели ты не понимаешь, что между нами все кончено, Сара? Почему бы тебе не оставить меня в покое? Я никогда не пойму твоей низменной привязанности к Рэн после того, как я сделал ей предложение…

Сара поднялась с колен и села рядом с Уэзерли. Его глаза сверкали от возмущения, и девушка решила потушить гнев любимого поцелуями. Малькольм пытался оттолкнуть ее от себя, оторвать ее руки от своей шеи, но Сара еще крепче прижималась к нему стройным телом. Наконец он перестал сопротивляться и ответил на поцелуи.

– Сара, Сара, маленькая глупышка, – прошептал он, притягивая ее ближе и зарываясь лицом ей в грудь.

Тело Сары дрожало от прикосновений его пальцев, а губы снова и снова искали рот Малькольма.

Уэзерли быстро расстегнул пуговицы на черном платье и, не колеблясь, стянул его с Сары через голову, оставив девушку в тонкой ночной сорочке. Фаэтон катился по улицам Лондона, и извозчик даже не подозревал, что происходит внутри. Малькольм спустил сорочку вниз, обнажив круглую крепкую грудь; теперь наготу Сары прикрывали только волосы. Она вся дрожала от желания.

Уэзерли снова и снова шептал ее имя, доставляя наслаждение, которого прежде Сара не знала. Малькольм целовал ее, ласкал, проникал в самую душу. Это был ее любимый Малькольм!

Его губы умело ласкали ее тело, пальцы дразнили плоть. У Сары кружилась голова от близости крепкого, мускулистого тела, горячее дыхание мужчины пьянило ее. Сильное желание бросило их в объятия друг к другу, и они вместе вознеслись на вершины блаженства и достигли пика страсти.

Сара выкрикивала:

– Люби меня, Малькольм, люби!

Ей хотелось навеки остаться в его объятиях. Сердце Сары ликовало от радости, когда она отдыхала рядом с Уэзерли после бурной любви.

– Теперь одевайся, Сара. Я должен отвезти тебя назад в дом барона, пока не обнаружили твое отсутствие.

– Нет, Малькольм, не заставляй меня возвращаться туда! Я люблю тебя! Знаю, что и ты любишь меня! – заклинала Сара, обливаясь слезами.

– Перестань ныть! – прикрикнул Малькольм. – Почему ты вечно плачешь?

– Как можно быть таким жестоким? Я отдала тебе себя, Малькольм, и ты взял то, что я предложила. Разве ты можешь выбросить меня, как мусор? – взмолилась она.

– Мусор всегда остается мусором, Сара. Когда я в чем-то больше не нуждаюсь, то это становится либо сокровищем, либо мусором. Ты же, моя маленькая страстная пуританка, увы, не сокровище, – Уэзерли нагло ухмыльнулся. – Я вижу тебя в последний раз, Сара, если, конечно, ты не придешь на мою свадьбу. Но, кажется, у твоего отца другие планы. Он считает, что Рэн плохо влияет на тебя! – Малькольм громко расхохотался, и звук этот был настолько невыносим, что Сара закрыла уши руками.

В то время, когда Сара просила, спорила и умоляла Малькольма взять ее с собой, фаэтон развернулся и поехал к дому Синклера. Все закончилось тем, что Сара осталась стоять в конце аллеи, около конюшни. Она была не в силах тронуться с места и пойти наверх – из боязни, что родители могут услышать ее рыдания.

ГЛАВА 6

На следующий день Калеб пришел в дом барона Синклера, как и было условлено, на ранний завтрак с отцом, чтобы обсудить последние дела Голландской Ост-Индской компании, представителями которой они оба являлись. Калеб чувствовал, что не дела компании заставили Ригана позвать его на этот тихий завтрак и не желание возобновить их отношения. У Ригана на уме было что-то другое, и Калеб подозревал, что это вряд ли что-то приятное.

До позднего утра Риган говорил и говорил о компании, своем доме на Яве, о четырех сыновьях, которые с нетерпением ждут их возвращения домой. Они с Калебом обменялись новостями об общих знакомых и о возможности гражданской войны в Англии. Риган тянул время и не спешил открывать старшему сыну настоящую цель их встречи.

Наконец, когда горничные прервали их беседу, чтобы убрать со стола и накрыть к ленчу, Риган позвал Калеба в библиотеку. Налив себе и сыну по приличной порции рома, Риган уселся в огромное кресло.

– Что ты думаешь о молодом человеке, которого Рэн выбрала себе в спутники жизни, Калеб?

Ответа не последовало, Калеб лишь презрительно скривил губы и сделал большой глоток из стакана. Риган рассмеялся.

– Я тоже так считаю! Мы с Сиреной абсолютно согласны с тобой, но Рэн другого мнения. Он совершенно покорил ее.

– Тогда мне жаль девочку, – пробормотал Калеб. – Уверен, что вы с Сиреной не допустите этого брака.

– Ты же знаешь, что Рэн очень упряма. Она поступит так, как захочет несмотря на наши протесты. Сирена очень расстроена.

Риган выжидающе посмотрел на Калеба, чтобы увидеть его реакцию на беспокойство Сирены. Парень всегда был чуток по отношению к мачехе и симпатизировал ее чувствам.

– Что ты собираешься делать?

– Ничего. Что мы можем сделать? Запрет видеться с ним придаст Уэзерли романтический ореол в ее глазах. Рэн сама должна порвать с ним. Ее всегда опекали. Сначала мы с Сиреной на Яве, где, согласись, общество не такое изысканное, как в Лондоне; потом – в академии. Мне кажется, наша маленькая Рэн влюбилась в первого же мужчину, который начал ухаживать за ней.

– Похоже на то, – кивнул Калеб, – но ты до сих пор не сообщил мне, как собираешься поступить.

– То, что нужно сейчас Рэн, – продолжил Риган, не обращая внимания на замечание Калеба, – так это узнать, что она желанна и прекрасна, что и другие мужчины, не только Уэзерли, обращают на нее внимание.

Калеб вскинул брови.

– Хочу заметить, что у тебя для этого мало времени. Я понял, что Рэн хочет выйти замуж до того, как вы с Сиреной уедете на Яву.

– Вот именно! Я не могу даже передать, как рад, что ты со мной согласен! Тогда все решено. Ты будешь тем человеком, который покажет ей, что Уэзерли не единственный мужчина, считающий ее привлекательной. Превосходно! Сирена очень обрадуется, узнав, что ты решил принять участие в нашем маленьком спектакле.

Калеб чуть не поперхнулся ромом.

– Я ни на что не соглашался! Ты имеешь в виду то, что вы с Сиреной хотите, чтобы я начал ухаживать за Рэн и она позабыла о своем Уэзерли?

– Именно этого мы и хотим! – сияя, повторил Риган. – Очень рад, что ты меня понимаешь.

– Ах ты старый хитрый лис! – воскликнул Калеб. – Я никогда не говорил, что стану делать что-либо подобное! Рэн – прекрасная девушка, но она едва ли принадлежит к моему типу женщин. Сомневаюсь, что у меня что-нибудь получится, отец. Даже если я соглашусь, что из этого выйдет? Я стану тем подлецом, который разобьет ей сердце.

– А! Значит, ты допускаешь, что можешь вскружить ей голову и заставить забыть об Уэзерли?

Калеб самодовольно ухмыльнулся:

– Конечно. Разве ты не знаешь, чей я сын? Скажи, я тебе когда-нибудь рассказывал о той маленькой шлюшке с необычайными аппетитами из таверны в Кадисе?

Риган подался вперед, на лице заиграла горделивая улыбка. В течение следующего часа они обменивались интимными подробностями о женщинах, которых любили и оставили.

Взбалтывая в стакане темную жидкость, Риган как бы между прочим заметил:

– Да, Кэл, твои успехи со слабым полом, о которых ты рассказал, очень впечатляют, но все это подходит для шлюх из таверны и проституток, не так ли?

Калеб вопросительно приподнял бровь и хитро улыбнулся:

– Думаю, лучше сказать, что все те женщины принимают власть мужчины над собой.

– Хм… Наверное, в чем-то ты прав, однако это их работа. Скажем так: ты не станешь верить на слово торговцу лошадьми, который заинтересован продать тебе своего коня, ведь правда?

– Ты имеешь в виду, что проститутки всегда говорят то, что клиенты хотят услышать, потому что в этом заключается их работа…

– Вот именно, – тихо произнес Риган, наблюдая, как растет негодование Калеба.

– Тебе прекрасно известно, что воспитанным женщинам не позволяют общаться с моряками, отец… Или ты так давно женат, что не помнишь об этом? – усмехнулся Калеб.

– Помню, помню, – рассмеялся Риган. – В том-то вся и беда. Даже если девушка обручена, всегда найдется кто-нибудь, кто будет постоянно стоять за спиной, не допуская даже минутной интимности. Целая катастрофа! – Риган сокрушенно покачал головой, лукаво улыбаясь.

– Катастрофа? Ты преувеличиваешь. Просто так заведено. Каждая семья хочет защитить свою дочь от разных повес.

– Ты хочешь сказать, что ты повеса, сын? – Риган критически оглядел Калеба с ног до головы.

– Черт! Надеюсь, что нет. Но я еще не встречал такую девушку, на которой захотел бы жениться. Я как-то не могу представить в этой роли шлюху из таверны.

– Согласен, я тоже не могу себе представить такое. Ты всегда хотел для себя кого-нибудь типа Сирены, если я не ошибаюсь.

Калеб натянуто засмеялся. На что это намекает отец? Неужели он узнал, что они с Камиллой крутили любовь за его спиной?

– Я слишком хорошо знаю тебя, Калеб. Ты серьезно относишься к браку. Ты хочешь, чтобы твоя жена была одновременно и твоей любовницей. Ничто не может быть лучше того, когда муж и жена любят, делят тела и души и ничего не скрывают друг от друга. Ложная скромность явилась причиной многих разводов. Но если ты будешь продолжать в том же духе, то потеряешь все шансы заключить такой брак.

Риган уставился в свой стакан, все его мысли кружили вокруг Рэн. Ему была ненавистна мысль, что она хочет связать себя с этим бесчувственным, самовлюбленным ублюдком, который печется только о своем благе. Насколько счастливее жила бы Рэн, полюби ее мужчина, главной заботой которого стала бы она сама и их любовь! Он подумал о Сирене – своей женщине, прекрасной, хладнокровной, но не сдерживавшей себя с мужчиной, которого любит больше всего на свете.

Калеб был в замешательстве. Этот разговор с отцом был, пожалуй, одним из самых трудных.

– Сначала ты говоришь о проститутках, потом заводишь речь о том, что надо делать любовниц из жен… В таком случае в чем разница между законной супругой и женщиной, которая продает свои услуги?

– Эта разница, сын мой, – между истинной любовью и продажной страстью. Эта граница – между вдохновенным желанием и запланированным поведением; огромна пропасть между нежностью, любовью и неразборчивостью в половых связях.

– Боже! Отец, ты действительно считаешь меня развратником и завсегдатаем публичных домов? – воскликнул Калеб. – Если бы кто-то другой заговорил со мной в таком тоне…

– Это потому, что я забочусь о тебе, – перебил его Риган. – Ты же не получил нормального воспитания. По крайней мере, такого, как положено. Большую часть жизни ты провел среди мужчин, на борту корабля или в различных портах мира, то есть не в тех местах, где мужчина мог бы научиться ценить женщину. Вот что я пытаюсь сказать: когда ты захочешь жениться, твоей избранницей не станет ни одна из портовых шлюх. Это будет хорошо воспитанная девушка из благородной семьи. А в этом случае посвящение в любовь будет зависеть от ее мужа, и он возьмет на себя всю ответственность за счастье молодой супруги.

Калеб провел рукой по темным волосам.

– Хорошо, отец, кажется, ты не отпустишь меня без разговора о птичках и пчелках. Но ты опоздал с этим. Я приму участие в вашей маленькой игре и выслушаю все, что ты думаешь по этому поводу. Ты говорил об обязанности мужчины обратить опекаемую невинную девушку в страстную и отзывчивую жену и об ответственности за ее счастье. Что влечет за собой эта ответственность?

– Во-первых, мужчина должен понять, что он не животное с одной целью в жизни – удовлетворить свои потребности, изнасиловав женщину, – голос Ригана стал тише, и в нем зазвучали нотки глубокой печали. – Ты же видел, что было с Сиреной после того, как ее изнасиловали, и как она страдала.

– Отец, что бы ты обо мне ни думал, но я не насильник! – возмутился Калеб. – Я видел, что случилось с Сиреной, потому что был там. Я никогда этого не забуду. Я не принадлежу к негодяям, которые…

– Не горячись. Как бы ты ни смотрел на все это, но если женщина не готова для тебя, то взять ее равносильно изнасилованию. Ты можешь представить, что значит быть неопытной девушкой при первом знакомстве с сексом? Обнаженный мужчина, его огромный фаллос… Я не считаю, что это ужасно для каждой молодой женщины. Я говорю о чувствительной смышленой девушке. О Рэн, например.

– Я снова спрашиваю тебя: о какой ответственности ты говоришь?

– Терпение. Знать, как насладиться пробуждающейся в женщине страстью. Научиться возбуждать ее и ввести в тайну плотских радостей. Даже если женщина и не девственница, но с ней плохо обращались. Можешь себе представить, как это страшно, когда тебя берут безо всякой нежности? Сравни этот страх со счастьем женщины, переполненной любовью, жаждущей ласк мужчины.

– А ты представляешь себе мужчину, привязанного к женщине, которая невосприимчива к его страсти даже после того, как ей оказано и уважение, и терпение? – поинтересовался Калеб с некоторым ехидством.

– Тогда она либо глупая гусыня, либо он повеса. А так как ты утверждаешь, что ты не повеса, Кэл, будь осторожен: не преврати женщину, на которой женишься, в гусыню!

Калеб снова рассмеялся, но на этот раз весело и непринужденно.

Вдруг дверь открылась, и на пороге возникла Сирена.

– Что вы тут делаете? – спросила она, направляясь к Ригану и шурша нижними юбками при каждом шаге; на лице женщины отразилось недоумение. – Калеб, ради бога, над чем ты так смеешься?

Справившись со смехом, Калеб, задыхаясь, проговорил:

– Ничего особенного, Сирена. Риган только что рассказал мне о гусях, собирающихся вместе. Еще один вопрос, отец. Где ты всему этому научился? – его белые зубы блеснули в широкой улыбке.

Риган обнял жену за талию и поцеловал в щеку.

– Все, о чем я тебе говорил, сын, исходит из лучших источников! А теперь почему бы тебе не смотаться отсюда, чтобы я больше узнал о предмете нашего разговора? – хрипловатым голосом предложил Риган, стискивая Сирену в объятиях. – И, Калеб, закрой, пожалуйста, за собой дверь…

* * *

Калеб сидел в саду, испытывая какую-то обреченность. Какого черта он пообещал отцу исполнить его просьбу? Теперь он не будет принадлежать самому себе, пока не решит проблему с Рэн и Малькольмом. Рэн не дурочка. Почему Риган решил, что она попадется на этот избитый трюк? «Мужское тщеславие», – сам себе ответил Калеб, ухмыляясь. Действительно, он пользовался большим успехом у женщин и всегда мог отыскать цветок среди мусора, если можно так выразиться. Калеб, например, знал, что если бы захотел, то в течение часа уложил бы в постель эту малышку – мисс Стоунхам. Одна мысль о ее белом теле обдала его приятным теплом. Что-то она напоминала ему, но вот что?.. Изящный цветок, мечтающий, чтобы его сорвали! Калеб запрокинул голову и от души рассмеялся. Он готов был поспорить на что угодно, что опытные руки уже сорвали этот цветок по имени Сара.

Смех немного снял с Калеба напряжение. Ему нужна женщина, но сейчас это невозможно. Необходимо запустить в действие первую часть плана отца. Бедняжка Рэн! Он должен выбить почву у нее из-под ног, а что станет с ней потом? Бог не позволит, чтобы Калеб и дальше был связан с ней. А Риган не сказал, что нужно будет делать, когда Рэн откажется от Уэзерли. Калебу не приходила в голову даже мысль, что молодая женщина может устоять перед его напором и неотразимостью.

Уголком глаза он увидел, как в сад вышла Рэн, явно не замечая его присутствия. «Как Риган умудрился все так подстроить?» – размышлял Калеб.

Рэн продолжала идти, устремив взгляд в вымощенную плитками дорожку, не видя Калеба. Когда он подал голос, девушка подняла на него изумленный взор и вспыхнула.

– Привет, Калеб, – пробормотала она почти шепотом.

– Не предполагал, что кто-нибудь, кроме меня, выйдет на столь раннюю прогулку, – сказал Калеб, поднимаясь с железной скамьи и беря Рэн за руку.

Какой же несчастной она выглядела! Проклятие! Если она любит этого щеголя, почему Риган с Сиреной не могут позволить девочке стать счастливой? Почему они должны вмешиваться?

– Это мое самое любимое время дня, – слегка улыбнувшись, ответила Рэн. – Я люблю смотреть на росу на траве и чувствовать ее под ногами. Посмотри! – по-детски воскликнула она. – Я без туфель!

Калеб улыбнулся против воли.

– Я не выдам твой секрет. Садись и давай поговорим. Вчерашний день выдался таким суматошным, что у нас даже не было возможности пообщаться спокойно. Ты превратилась в прекрасную молодую леди, Рэн. Ты очень красива!

Он внимательно посмотрел на девушку, задержавшись на янтарных глазах и матовом лице. Ее роскошные темные волосы были туго заколоты на затылке, и Калеб вдруг понял, что старается подавить в себе желание освободить их и запустить руку в густые шелковистые пряди.

– Если ты можешь согласиться, что я стала женщиной, то почему Сирена с Риганом не могут этого сделать? Я уже достаточно взрослая, чтобы выбрать себе мужа, – в глазах и голосе Рэн чувствовалось напряжение.

Калеб поджал губы и, тщательно подбирая слова, заговорил:

– Возможно, это происходит из-за того, что у них никогда не было собственной дочери и они хотят тебе только самого лучшего. Родители – всегда родители. Риган и Сирена очень серьезно относятся к своим родительским обязанностям. Я сам до сих пор обсуждаю с отцом свои планы. Они старше и мудрее нас. Постарайся быть к ним снисходительной и справедливой.

В янтарных глазах Рэн вспыхнуло пламя.

– Я должна была догадаться, что ты станешь на их сторону. Признайся, тебе ведь не нравится Малькольм!

– Во-первых, чего бы я не стал делать, так это занимать чью-либо сторону, – солгал Калеб.

«Черт бы тебя побрал, отец!» – возмутился он про себя.

– А что касается того, нравится ли мне Малькольм или нет, так я его совсем не знаю. Если ты его любишь, то мне этого достаточно. Просто будь уверена, что действительно любишь его, а не испытываешь к нему какое-нибудь другое чувство.

– Что ты имеешь в виду? Калеб решил ошеломить ее.

– Похоть, – коротко произнес он.

Услышав это слово, Рэн подскочила и, резко замахнувшись, влепила ему пощечину.

– Похоть! – взвизгнула она. – Это то, о чем вы с отцом все время думаете, да? Малькольм не такой! Что же случилось с любовью? О нет, у тебя это похоть. Ты мертв внутри! Так, Калеб? У тебя нет никаких чувств, только животные потребности, которые должны быть удовлетворены за счет женщины. Животное!

Удивленный силой, таившейся в изящной ручке, Калеб встал и схватил девушку за запястье, прежде чем она успела нанести очередной удар. Он прижал Рэн к себе и посмотрел ей в глаза.

– Никогда больше не делай этого. Если такое повторится, я забуду, что джентльмен, и отвечу тем же.

Рэн с вызовом глядела ему в лицо, губы ее дрожали.

Калеб почувствовал, как от ее близости по всему телу разливается тепло и сердце бьется быстрее. Нежный аромат волос Рэн не давал Калебу покоя. Ему захотелось унять дрожь ее губ, увидеть, как густые черные ресницы прикроют пылающие глаза, и узнать, что он именно тот мужчина, который может заставить Рэн радостно вздыхать в его объятиях. Она тоже что-то испытывала. Калеб почувствовал это, когда девушка пробовала вырваться из сильных его рук. Он отпустил ее, следуя своему закону: всегда отпускай женщин, чтобы они пожелали большего, воображая, что могло бы произойти.

Глаза Калеба стали насмешливыми.

– Есть дети, а есть женщины. В тот день, когда я увижу, что ты превратилась в женщину, я сообщу тебе об этом. А теперь беги в свою детскую и надень туфли, пока тебя не увидели Сирена с Риганом.

Взрослые леди не бродят босиком в присутствии джентльмена, и брат он или нет – это неважно.

Pэн пришла в ярость. Ребенок! Не женщина! Она выглядела смешно, когда занесла руку для ара, а Калеб, предвидя ее движение, быстро отступил назад – и Рэн, потеряв равновесие, полетела на влажную от росы траву. Калеб и пальцем не пошевельнул, чтобы помочь девушке встать на ноги. Он наблюдал за ней с улыбкой на лице, покачивая головой, словно давая понять, что она действительно еще не доросла до женщины.

Ослепленная от ярости и унижения, Рэн потянулась и схватила обеими руками Калеба за лодыжки. Прежде чем он успел сообразить, что же произошло, он уже лежал на траве рядом с Рэн.

– Свинья! – закричала она. – Ты мне больше не брат! Ты не что иное, как отвратительное животное!

– Неужели? Дай-ка я покажу тебе, какое я «отвратительное животное», – прорычал Калеб, хватая Рэн за плечи и привлекая к себе.

Он медленно приблизил к ней лицо и заглянул в глубину глаз. Его губы были нежны и требовательны, а руки все крепче сжимали дрожащие плечи девушки. Пальцы Калеба нащупали шпильки в ее волосах и вытащили их. Длинные распущенные волосы Рэн отгородили их, как занавесом, от всего мира, губы молодых людей сомкнулись, и ни один из них не хотел, чтобы это мгновение когда-нибудь закончилось.

В мозгу Калеба сработал какой-то предостерегающий механизм. Он должен помнить, где находится и что делает. А делает он одолжение своему отцу, поцелуем показывая Рэн, что еще один мужчина нашел ее привлекательной и желанной. «Я не должен забывать об этом!» – сказал он себе. Руки его ласкали юное тело Рэн, а губы не отрывались от ее уст. «Почему Риган беспокоится?» – беспечно подумал он, когда Рэн ответила на поцелуй. Где-то в глубине возбужденного сознания он отметил ее тихий страстный стон и понял, что выиграл. Нежно целуя девушку, он заглянул в ее полуприкрытые глаза. Они оба ошибались – он и Риган: Рэн больше не ребенок, она стала женщиной.

Собственные чувства Калеба притупились от великолепия поцелуя, тело расслабилось от нахлынувшего тепла, поэтому он не ощутил, как Рэн выскользнула из его объятий и оказалась сверху, прижав к земле его руки. Путаясь в юбках, она подняла колено и изо всей силы ударила Калеба в пах, а пока он пытался успокоить спазмы в животе, девушка нанесла удар в челюсть.

– Я говорила уже, что ты свинья. Ты отвратительное животное. Ты знаешь, что я собираюсь выйти замуж за Малькольма, и стараешься соблазнить меня. Гадкое животное! – прошипела Рэн яростно.

Открыв затуманенные болью глаза, Калеб понял, что бессилен предотвратить очередной удар: он принял его прямо между глаз и откатился назад, прижав к груди колени и прикрывая их руками.

– Будь ты проклята! – хрипло выругался он.

– В следующий раз, когда захочешь посмеяться надо мной, Калеб ван дер Рис, подумай хорошенько!

После этих слов Рэн рассмеялась, и Калеб чуть не обезумел. Боже, как ему знаком этот смех! Так всегда смеялась Сирена, когда бросала вызов врагу и побеждала!

– Ты можешь лежать здесь и страдать до второго пришествия, – сквозь стиснутые зубы процедила Рэн.

Мутными от боли глазами Калеб наблюдал, как девушка, подобрав юбки, изящной походкой направилась к дому.

– Черт бы тебя побрал! – слабым голосом крикнул он, когда почувствовал новый приступ боли.

Калеб попытался подняться, но снова упал на спину; загорелое лицо побледнело, и он чуть не задохнулся от невыносимой боли в паху, голова раскалывалась. Боже, как только Риган мог попросить об этом «маленьком одолжении»! И где, черт возьми, Рэн научилась так драться?

Калеба обнаружила Сара, когда вышла в сад на последнюю прогулку под лондонским солнцем. Ей хотелось пройтись по улицам и запечатлеть виды и звуки города в памяти, но при мысли о том, что ей придется появиться прилюдно в невзрачном платье, на котором настояли родители, Сара не решилась выйти за ворота. Она нутром чувствовала, что никогда больше не увидит Лондона. И Малькольма тоже. Сердце ее разрывалось от досады, что он видел ее в этом черном мрачном платье пуритан. Фанатики – так называл Малькольм последователей Кальвина.[4] Фанатики! Сара горько усмехнулась. Выбора нет: она обязана повиноваться родителям; по крайней мере, пока. Погруженная в эти невеселые мысли, девушка чуть не споткнулась о тело, скорчившееся на лужайке. Сара опустилась на колени, в голубых глазах стояли слезы, но не из-за мужчины у ее ног, а от жалости к себе.

Калеб перевернулся на бок и открыл один глаз.

Сквозь красный туман он увидел черную, похожую на призрак фигуру, которая, казалось, бесшумно приплыла ниоткуда и присела отдохнуть рядом с ним. Проклятие! Он, должно быть, умирает, а стервятники слетаются, чтобы добить его! Будь проклята Рэн и ее злорадный смех! Смех, как у Сирены в те давние дни в море! Какой позор! С ним, Калебом ван дер Рисом, не могло такого случиться. Подобное могло произойти с кем угодно, только не с ним.

– Лежи спокойно, – прошептал «призрак». – Я схожу в дом за помощью.

Собрав все силы, Калеб снова попытался встать на колени и протянул Саре дрожащую руку.

– Нет, – прохрипел он, – не ходи в дом. Через несколько минут со мной все будет в порядке.

Сара помогла ему сесть и устроилась рядом на корточках, обхватив руками колени. Странные эти Ван-де-Рисы! Кто бы мог подумать, что такого мужчину, как брат Рэн, могут мучить припадки? Ожидая, пока Калеб придет в себя, Сара вновь погрузилась в горестные раздумья. Как ей теперь быть?

Всего лишь за несколько часов вся ее жизнь перевернулась. Сара бросилась в объятия Малькольма с теплившейся в сердце надеждой, и они занялись любовью. А когда она решила, что он выбросил из головы глупые мысли о Рэн и понял, что любовь Сары гораздо важнее, чем женитьба на богатой наследнице, Малькольм разбил ее мечты. Он без всяких обиняков заявил, что они больше не увидятся, если только на его свадьбе с Рэн. Он обнимал Сару и говорил, что их любовная связь была лишь восхитительным развлечением, но сейчас все кончено, он женится на Рэн. А потом Малькольм нанес последний удар: когда Сара пригрозила открыть все Рэн, он просто рассмеялся. Рассмеялся! Он сказал, что если Сара хочет очернить свое доброе имя, то ему все равно, но это будет слишком глупо с ее стороны и ничего не даст. Тогда Сара пообещала рассказать Ригану ван дер Рису, какой Малькольм бабник, на что Уэзерли заявил, что мужчина всегда поймет слабости другого мужчины, тем более, если привлекательная молодая девушка сама на него вешается. Кроме того, мужчина никогда не станет покупать корову, если есть бесплатное молоко.

Но хуже всего было то, что, когда Сара попробовала рассказать Рэн о своей связи с Малькольмом, Рэн смеялась до тех пор, пока по щекам не покатились слезы. Малькольм – ее Малькольм – никогда не посмотрит на другую женщину! И вообще, от него не будет никакой пользы пуританам и фанатикам. А в заключение Рэн дружески заверила Сару, что когда-нибудь она встретит такую же любовь, как у нее с Малькольмом. «Малькольм такой чудесный, – с улыбкой проговорила Рэн, – он насквозь видит все женские хитрости и остается верен мне».

И совершенно добило Сару воспоминание о том, что вчера за ленчем Калеб ван дер Рис абсолютно не реагировал на ее заигрывания. Он не отводил восхищенного взгляда от Рэн, и каждый раз, когда та обращалась к нему, его темные жгущие глаза с густыми ресницами радостно вспыхивали.

Сейчас Сара без особого интереса следила, как лицо Калеба принимает естественный цвет, а дыхание нормализуется. Ее собственное будущее рисовалось в таких мрачных тонах, что у девушки не было ни желания, ни сил волноваться из-за страданий Калеба. Она гадала, что же ждет ее впереди, и была твердо уверена только в одном: ее родители не собираются возвращаться домой, но не хотят говорить, куда отправятся. Что-то здесь не так… Сара никогда прежде не видела отца таким встревоженным, а мать такой испуганной. Что бы они ни задумали, но Тайлер Синклер тоже замешан в этом. Вчера вечером Стоунхамы и он уединились в библиотеке и засиделись далеко за полночь. Сегодня за завтраком Маргарет выглядела так, будто всю ночь не смыкала глаз, а отец был очень резок, почти груб. Но самое удивительное то, что плохое настроение отца, казалось, не имело ничего общего с ее проделками в академии.

– Думаю, что уже могу встать, – сказал Калеб, опираясь на руку Сары и поднимаясь на ноги.

Он побледнел от усилий, но потом его лицо обрело нормальный цвет. Сара заставила себя вернуться в настоящее и тихо, почти шепотом, проговорила:

– И часто тебя поражают такие приступы?

– Приступы? – переспросил Калеб сквозь зубы. Он пригладил сильной рукой темные волосы, стараясь понять, что Сара имеет в виду. Приступы!

– Только когда я гуляю в саду до полудня, – ответил он, пытаясь изобразить на лице улыбку.

– Понятно, – сдержанно произнесла девушка. – Тебе, наверное, нужно послать за доктором или выпить чая на травах. Ты сможешь дойти до дома?

Припадки! Приступы! Боль отступила, и Калеб почувствовал себя лучше. Он предложил Саре руку и обаятельно улыбнулся.

– Это мой крест вот уже много лет. Эти приступы бывают особенно сильными, когда рядом находится женщина, которая, как правило, все истолковывает неверно: считает мои припадки результатом своего очарования.

Сара прищурила голубые глаза.

– Ты такой же бестолковый, как и твоя сестра, – фыркнула она и пошла прочь, понимая, что мужчина, оставшийся за спиной, только что ее одурачил.

При упоминании Рэн глаза Калеба потемнели, он споткнулся. Ни одна женщина не имела права на то, что сделала с ним Рэн. Он готов был сломать ей шею, даже если бы это стало последним деянием в его жизни.

Риган ван дер Рис видел, как Рэн бежала по саду, подобрав юбки. Ее голые ноги звонко прошлепали по террасе, затем девушка с шумом распахнула дверь и взлетела вверх по извилистой лестнице.

– Черт побери! – ни к кому не обращаясь, проворчал Риган, нахмурив лоб. – Что же пошло не так, как надо? Если ты, Калеб, все испортил, я… я… Проклятие!

Он долго сидел на террасе, пока наконец не увидел ковыляющего по широкой аллее Калеба. Риган молчал, когда сын опустился рядом с ним на скамью. Глаза Калеба были тусклыми, а губы угрюмо сжаты.

– Никогда больше не проси меня, отец, ни о каких одолжениях. Я физически не могу позволить себе это.

Риган издал булькающий звук, очень напоминающий смешок.

– Значит, она одержала над тобой верх… Какой позор! Как ты мог допустить такое?

– Точно так же, как ты позволил Сирене поставить себя на колени. Я был застигнут врасплох, – хрипло сказал Калеб. – Можешь забыть о своем плане. Я больше не стану принимать в нем участия. Пусть Сирена сама займется этим. Если бы ты с самого начала позволил ей делать все, что она пожелает, я бы так не страдал. Когда ты наконец поймешь, что только Сирена может что-то придумать? – слова Калеба звучали горько, он бросил на отца укоризненный взгляд.

– Иногда на меня нападает забывчивость, – печально заметил Риган. – Я действительно считал, что Рэн влюбится в тебя. Ты сейчас выглядишь точно так же, как я в твоем возрасте, а женщины тогда считали меня неотразимым. Мне приходилось отбиваться от них тростью, – Риган засмеялся. – Значит, не всегда яблоко от яблони недалеко падает…

– Если бы у меня была трость, мне повезло бы больше, – с трудом выдохнул Калеб, борясь с очередным приступом боли.

Глаза Ригана весело сверкнули.

– Ничего, переживешь! Я же пережил.

– Спасибо тебе, отец, за мудрые слова, но прости, если в данный момент они меня мало утешают.

– Горячая ванна, немного отдыха – и ты снова будешь как новенький… через месяц-другой, – поддел его Риган.

Калеб вытаращил глаза.

– Месяц?!!

– А может быть, и два, – невозмутимо подтвердил Риган, – трудно сказать. Я же не знаю, какой силы был… удар. Будет лучше, если ты воздержишься недель шесть, но если ты поправишься раньше, это станет дополнительной наградой для тебя. Жить ты будешь, Калеб. И пусть этот случай станет твоим первым уроком. Когда дело касается женщин, ты обязан иметь глаза на затылке. Ты не должен позволять втягивать себя в их делишки, иначе они будут вить из тебя веревки, и ты до конца жизни будешь плясать под их дудочку. Ты хозяин, помни об этом. Ты должен приручать женщину, а не наоборот.

– Не могу сказать, что восхищен твоей философией, особенно зная о твоем прошлом и о том, что многие годы ты пляшешь под дудку Сирены.

– Ах, ты еще слишком молод и ничего не смыслишь. Это ты видишь все в таком свете. Я позволяю делать то, что она делает, – вот в чем разница. Сирена, конечно же, об этом не знает, и мы сохраним это в тайне. Ты должен обманывать женщин, убаюкивать их, вселять в них уверенность, что власть их безгранична, а на самом деле… Тебе еще многому предстоит научиться, – спокойно заключил Риган, прикуривая сигару.

– Просто запомни, что я тебе сказал, отец. Больше никаких одолжений. По моему мнению, пусть Рэн поступает, как хочет. Ты слышал выражение «без царя в голове»? Так вот, это точно сказано о твоей «маленькой Рэн»! И не говори потом, что я тебя не предупреждал, – Калеб встал и, не оглянувшись, ушел с террасы.

За все мускатные орехи Явы Риган не согласился бы допустить, что Калеб прав. Пусть Сирена возьмет это дело в свои руки. Кто сможет обвинить его в том, что он не пытался что-то сделать? Бедняга Калеб! Больше его сын никогда не захочет попасть в такой капкан. По крайней мере, он хоть чему-то научился. Приобретенный опыт не означает полного поражения.

* * *

Сара Стоунхам стояла в темной нише рядом с кабинетом Тайлера Синклера с озабоченным выражением лица. Еще одна тайная встреча ее отца с Тайлером! Что это значит? Что случилось? Она должна это выяснить.

Осторожно, чтобы никто не увидел, Сара бочком пробралась к тяжелым двойным дверям кабинета и припала к ним ухом, отчаянно надеясь услышать что-нибудь, что помогло бы ей разобраться в сути происходящего.

Звуки, доносившиеся из-за дверей, были неясными, почти неразличимыми, но Сара не покидала своего поста, зная, что рано или поздно отец повысит голос.

– Время играет существенную роль, барон. Ты обещал, что поможешь нам, а теперь хочешь нарушить данное тобой слово! – возмущенно прогрохотал Джейсон Стоунхам, но, видимо, вспомнив о своем положении, быстро успокоился. – Боюсь, мне придется потребовать возврата моих денег. Немедленно. К несчастью, я не могу ждать. Обстоятельства… изменились в худшую сторону, я еще мягко выразился, – на лице Стоунхама появилось жалобное выражение побежденного. – Прости. Я не должен был разговаривать с тобой в таком тоне, – извинился он, – но мой сын Баском и его жена скрываются в меблированных комнатах на пристани уже около двух недель. Маргарет вне себя от беспокойства и страданий, потому что не знает, что с нами будет. Проклятье! Ты дал слово, что завтра к полудню мы уже будем на пути в американские колонии! – вспылил Джейсон, не в состоянии больше скрывать свой страх и полное падение духа.

Даже за дверьми Сара ощутила, как рассердился Тайлер на поведение ее отца.

– Послушай, Джейсон. Эта задержка не по моей вине. Существуют сотни людей вашей веры, которые тоже хотят уехать в колонии. К несчастью, для таких пуританских семей, как твоя, которые выступили против короля, эта проблема возросла в тысячу раз. Ты, Джейсон, не единственный человек, который потерял все, что имел. Стоунхамам еще повезло гораздо больше, чем многим другим.

– Ба! Легко рассуждать тебе, Тайлер. Ты понятия не имеешь, что значит, когда тебя травят, да еще после того, как обобрали до нитки, конфисковали все, что ты заработал за всю жизнь! – Джейсон горько усмехнулся.

– Возможно, я не представляю, что это такое, – успокоил его Тайлер, – но я предупреждал тебя. Я говорил, чтобы ты прекратил постоянные выступления своего сына против власти. Ты отказался воспользоваться моим советом. Ты настаивал, что Баском – святой человек, что он назначен Богом говорить от имени своего народа. Ради всего святого, Джейсон! Мы с тобой дружим так давно, что я уже и не помню. Ты был компаньоном моего отца в адвокатской практике. Неужели ты думаешь, что я стану надувать тебя на несколько жалких фунтов?!

Джейсон от стыда опустил голову.

– Нет, нет, Тайлер, конечно же, я так не думаю. Просто по моим следам несутся собаки дьявола, и я не хочу видеть гибель своей семьи. Баском поступил опрометчиво, необдуманно, но, тем не менее, он лидер нашего собрания. Уверяю тебя, Тайлер, произошедшие с ним перемены просто удивительны, это можно назвать даже чудом! О, я знаю, ты сомневаешься, когда он заявляет, что его посещают небесные видения. Но от фактов не уйдешь: когда-то Он был никудышным человеком, а теперь пылает огнем спасения!

Тайлер мягко положил руку на плечо Джейсона:

– У меня нет никакого права не верить ему. Достаточно того, что веришь ты. Я только сожалею, что Баском открыто выступил против короля. Благодаря ему вашу семью обвиняют в измене.

– Что сделано, то сделано, – устало произнес Джейсон. – Чтобы спасти семью и остатки собственности, мы должны покинуть Англию как можно скорее!

– Для этого все готово, – заверил его Тайлер. – Остатки твоих земель проданы, а деньги тебе переправят. Это должна быть крупненькая сумма, которой будет достаточно на красивую жизнь в колониях.

– Ха! Мне пришлось продать их этому грубияну Фаррингтону за одну десятую часть истинной стоимости, – с отвращением проговорил Стоунхам.

– Верно. Но одна десятая – это гораздо лучше, чем конфискация земель. А Фаррингтон тоже рисковал и заплатил тебе не меньше, чем ты мог бы получить от другого перекупщика.

– Никогда не думал, что увижу тот день, когда подобные Фаррингтону будут наживать состояние за счет респектабельных англичан! – простонал Стоунхам. – Этот человек отхватит солидный куш, если продаст все по рыночной цене.

– Джейсон, бессмысленно говорить об этом. Что сделано, то сделано, как ты заметил. Сейчас самое важное – вывезти тебя с семьей из Англии.

– Ну и что ты для этого сделал? Я пришел к тебе за помощью, я умолял тебя! А теперь мы сидим здесь, переливаем из пустого в порожнее, а королевские псы все ближе и ближе!

– Держи себя в руках, Джейсон! Ты говоришь так, будто они уже стучатся в дверь. Стоунхамы не единственные беглецы. Таких, как вы, сотни.

– Запомни мои слова, Синклер. Скоро, очень скоро Кромвель[5] положит конец этим гонениям. А когда настанет это время, моя семья будет первой на борту корабля, направляющегося в Англию!

В голосе Стоунхама звучала такая горечь, что у Тайлера сжалось сердце. Джейсон Стоунхам был истинным англичанином, и мысль о том, что он вынужден оставить страну, причиняла ему невиносимую боль. Тайлеру вдруг страшно захотелось разыскать Баскома и избить его до потери сознания. Если бы не его фанатичные призывы против короля, Стоунхамы могли бы спокойно жить и исповедовать свою религию без особых проблем. Тайлеру от души было жаль Джейсона, который слепо следует за своим безумным сыном и верит, что Баском говорит от имени Господа Бога.

– Вернемся к нашему делу, – предложил Тайлер. – Я объяснял тебе, что подготовка вашего отъезда связана с риском. Именно Фаррингтон организует это рейс. Ты отправишься в колонии с группой других эмигрантов. Однако у Фаррингтона сейчас неприятности. Мне неловко напоминать тебе об этом, но вы, пуритане, бежите от короля, и помогают вам очень многие. Вы могли бы бросить на этих хороших людей подозрение? – Тайлер выждал мгновение, чтобы придать своим словам больший вес. – Это временная задержка. Боже праведный! Зачем я вообще влез во все это? Как бы я ни относился к королю Карлу, подвергать свою семью опасности мне совершенно не хочется! Хорошо… Пока я поселю тебя в том же доме, что и твоего сына; он примыкает к таверне, и твое присутствие там не вызовет никаких подозрений. Фаррингтон будет оплачивать все текущие расходы. Что я еще могу для тебя сделать?

– Все понятно… Я рассчитывал на нашу старую дружбу, Тайлер, и очень жаль, если я втянул твою семью в неприятности. Я потерял голову от волнений, – Стоунхам понизил голос, – как долго, по-твоему, продлится подготовка? Когда мы сможем отплыть? Недели через две? – с надеждой спросил он.

– Могу тебе только сказать, что дела пойдут быстрее, когда Фаррингтон найдет капитана и корабль. Репутация Фаррингтона зависит от этого выбора. Вы же не станете рисковать, отправившись за океан на дырявом корыте, которым правит пьяный дурак? Выбор Фаррингтона станет решающим, и лично мне не хотелось бы оказаться в его шкуре. Думайте сами, но не забывайте, что многие из нас могли бы закончить свои дни в Ньюгейт.[6] А мне, например, на всю жизнь хватит и одного знакомства с этим «прелестным» местечком.

– Мы отправимся в гостиницу, где остановился Баском, – пробормотал Стоунхам.

– Джейсон, ты же знаешь, я бы с радостью предоставил тебе свой дом, если бы не Камилла и наш ребенок, который скоро появится на свет.

– Я все понимаю, Тайлер, и на твоем месте поступил бы точно так же. Если мы больше не увидимся до отплытия… – голос Джейсона стал хриплым и оборвался.

Стоунхам протянул Тайлеру руку, а тот в свою очередь обнял друга за плечи и крепко похлопал по спине.

– Напиши мне, когда обоснуешься в Америке. Может быть, мы с Камиллой когда-нибудь захотим отправиться в путешествие. Но, между нами говоря, Джейсон, я очень надеюсь, что скоро настанет тот день, когда ты вернешься в Англию. Если для этого будет необходима гражданская война между Кромвелем и королем Карлом – что ж, так тому и быть.

По другую сторону дверей в кабинет стояла бледная Сара. Америка! Колонии! Индейцы!

Прежде чем дверь отворилась, девушка быстро пересекла холл и поднялась по лестнице в свою комнату. Ей нужно было собраться с мыслями и найти какой-нибудь выход. Америка находится в другом конце света, и если она уплывет туда с родителями, то никогда больше не увидит Малькольма.

Бросившись на кровать, Сара разрыдалась.

– Я их всех ненавижу! – всхлипывала она. – Отца – за радикальные взгляды, мать – за ханжество; но больше всех я ненавижу Баскома – за то, что тот открыл свой поганый рот, и за его дурацкие «божественные видения»!

* * *

Сирена стояла, глядя в темноту; ночной ветерок ласково развевал прозрачные занавески. Свет стоявшей рядом лампы вырисовывал ее стройный стан под тонким шелковым платьем цвета персика. Темные волосы в прелестном беспорядке спадали на спину, а воздух благоухал ароматом ее духов.

Риган смотрел на жену и вспоминал, как много лет назад впервые увидел ее силуэт в полосе света, падающего из окна. Сирена уже не юная леди, она стала более женственной и возбуждающей, но мужской инстинкт подсказывал Ригану, что в глубине души она оставалась той же решительной восемнадцатилетней девушкой, которую он встретил тогда.

Сирена повернулась, почувствовав его присутствие. В ее взгляде мелькнула тревога, но на губах заиграла улыбка. Риган подошел к ней и обнял. Сирена с глубоко вздохнула и прильнула к его груди, наслаждаясь близостью мужа.

– Что тебя мучает, дорогая? Все думаешь о Рэн? – спросил Риган, касаясь губами ее уха.

– Мать всю жизнь переживает за своих детей. Конечно, я беспокоюсь о Рэн. Малькольм Уэзерли не годится в мужья нашей дочери. Тайлер был совершенно прав. Даже если бы он ничего не сказал нам заранее, я сама сразу бы это поняла.

– Ах да, твоя женская интуиция! – проворковал Риган.

Сирена повернулась к нему лицом.

– Риган! Я говорю вполне серьезно! Не говори мне, что хочешь, чтобы Рэн провела всю оставшуюся жизнь при этом денди.

– Нет, дорогая, не хочу. Но что мы можем сделать? Не привязывать же ее к кровати и держать до тех пор, пока она не одумается? Мы знаем Рэн: она не потерпит никакого вмешательства с нашей стороны. Девчонка может быть такой же упрямой, как и ты.

– Лучше улыбайся, когда так говоришь! – пригрозила ему Сирена.

Риган весело рассмеялся.

– Не отрицай! Она получила от тебя хорошие уроки!

– В стойкости или жалобах?

– Конечно же, в стойкости, – заверил Риган.

– Ладно, очаровательные комплименты не решат нашу проблему, – в глазах Сирены снова промелькнуло беспокойство, и она отвернулась.

Риган вздохнул.

– Догадываюсь, что мне нужно что-то придумать. Не могу видеть тебя нахмуренной, потому что на этом прекрасном лице появляются морщинки.

– Морщинки! – вскрикнула Сирена. – Где? Она бросилась к зеркалу и принялась придирчиво рассматривать свое лицо.

Риган опять рассмеялся – громко и хрипло.

– Эх ты глупышка!

– А ты… ты негодяй!

Сирена нащупала щетку для волос, но Риган ловко увернулся от нацеленного на него «оружия мести», наклонив голову; он схватил жену за талию, и они вместе упали на мягкий ковер. Его губы нашли губы Сирены и прильнули к ним в страстном поцелуе, успешно прекратив все протесты жены.

Через несколько минут Риган немного отодвинулся и серьезно посмотрел на Сирену.

– Ты выиграла, дорогая. Если хочешь поговорить о Рэн, то я слушаю.

Сирена улыбнулась. Как хорошо знал ее этот мужчина, и как она любила его! Риган чувствовал, что ей необходимо решить эту проблему и только после этого она будет всецело принадлежать ему.

Риган поднялся на ноги и помог жене встать, на миг задержав ее в объятиях.

– Только поторапливайся и все продумай, как следует, Сирена. Мужчина ведь не может ждать вечно.

Погладив мужа по щеке, Сирена прошептала:

– Знаешь ли ты, как сильно я люблю тебя, Риган?

Она отошла и села в кресло подальше от кровати.

– Скажи, что ты думаешь об Уэзерли?

Риган принялся расхаживать по комнате, как делал всегда, когда размышлял.

– Я целиком согласен с мнением Тайлера. Он пройдоха. Но из того, что рассказал Тайлер, я понял, что положение его оставляет желать лучшего. О его финансовых делах и говорить не стоит. Из всего этого обеспокоенный отец может заключить: главное, чем его привлекает Рэн, – это деньги.

– Согласна, – решительно проговорила Сирена. – Рэн могла бы выбрать себе любого мужчину, какого захочет. Она красивая и умная девушка, но Уэзерли стал первым мужчиной, который принялся ухаживать за ней. Мы не должны допустить, чтобы она совершила ошибку и расплачивалась за нее всю жизнь. Риган, не можешь ли ты прямо отправиться к Малькольму и объявить, что мы не одобряем этот брак и, если он будет заключен, лишим Рэн наследства?

Риган минуту обдумывал слова жены, прищурив синие глаза.

– Нет, Сирена, это не сработает. Мы уже дали ему понять, как дорога нам Рэн. Он мог догадаться, что как бы ни сложились обстоятельства, мы не допустим, чтобы Рэн жила в нужде. Естественно, если Уэзерли будет женат на ней, наши деньги достанутся и ему. Есть другие предложения?

– Мы можем откупиться от него достаточной крупной суммой. Если то, что сказал Тайлер о его финансовом положении, правда, он мог бы согласиться.

– Неужели ты не понимаешь, что этот план погубит нас? Мы превратимся в объект вымогательства. Да, Уэзерли примет начальное предложение, но потом обдерет нас как липку, а сам будет тайно обхаживать Рэн. Даже найдя себе другую женщину, он все равно будет продолжать преследовать нас. И что произойдет, если Рэн обнаружит, что мы откупились от него? Мы потеряем ее, Сирена.

Когда Риган остановился и взглянул на жену, он был весьма удивлен, увидев ее упрямо вздернутый подбородок и сияющие зеленым огнем глаза.

– Что такое? Ты что-нибудь придумала, маленькая колдунья? Ну-ка давай, рассказывай! – потребовал он.

– Все очень просто! Все это время решение лежало у нас под самым носом! – Сирена довольно рассмеялась. – Риган, ты заметил, как вчера Малькольм увивался вокруг меня?

– Ха! Заметил! Разумеется, заметил. Не хотел говорить тебе, но я наблюдал за вами. Я знаю твою игру, Сирена, но не уверен в этом недоумке. Один неверный шаг с его стороны – и я бы перерезал ему глотку!

– Вот оно! Вот решение!

Сирена подошла к столу, села, достала из верхнего ящика лист бумаги, в задумчивости закусила нижнюю губу и начала писать.

– Что ты задумала? – спросил Риган. – Что ты собираешься делать.

– Спасибо тебе, дорогой! Ты только что разрешил проблему Рэн и Уэзерли. Можно с уверенностью сказать, что единственная вещь, которую Уэзерли ценит больше своей красоты и денег, – это его жизнь! Риган, милый, ты будешь угрожать ему!

– Угрожать убить его? Сирена, это бесполезно! Каждый отец так или иначе грозится убить мужчину, который забирает его дочь, но лишь единицы выполняют угрозу, и Уэзерли это хорошо известно!

– Конечно, все это так, когда дело касается дочери. С женой же все совершенно иначе. Я слышала об очень многих мужчинах, которые погибли, потому что были слишком внимательны к чужим женам. Уверена, что и Уэзерли знает о таких случаях. А ты, Риган, можешь разъяриться при необходимости.

Риган на миг задумался, а затем рассмеялся.

– Теперь я понимаю! Если бы я когда-нибудь подумал, что Уэзерли или любой другой мужчина хочет увести тебя, такой несчастный встретил бы свой конец на острие моей шпаги!

– Именно это нам и надо! Я напишу Уэзерли маленькую записку с приглашением посетить меня завтра. Я все устрою, а ты, дорогой, застанешь нашего молодого денди в компрометирующей его ситуации. Уверена, что ты успеешь завершить наш спектакль.

– С удовольствием! – Риган галантно поклонился. – А теперь поторапливайся и заканчивай эту проклятую записку, а я прикажу лакею немедленно доставить ее по назначению. Это глупая идея, но она может сработать.

Сирена закончила писать и отдала листок Ригану. Он прищурился.

– Сирена, мы сейчас испытываем судьбу, потому что, как все хитрости, эта может привести к обратным результатам и отразиться на нас с тобой.

Под вопросительным взглядом Сирены он продолжал:

– Мы должны быть очень осторожны. Рэн никогда не должна узнать, что мы сделали, иначе она возненавидит нас, моя дорогая, а тебя – больше всех.

Взгляд Сирены стал жестоким и решительным: она знала, что Риган говорит правду. Сможет ли она вынести ненависть Рэн?

– Я должна воспользоваться этим шансом, Риган. Пусть лучше Рэн ненавидит меня, чем попадется на удочку этого негодяя и распутника.

Момент был напряженным, в воздухе витали незаданные вопросы и сомнения. Но Риган знал, что Сирена все просчитала, и решил оставить все как есть, чем бы это ни закончилось.

На губах женщины появилась улыбка, но выражение глаз не изменилось.

– Риган, отдай записку лакею и возвращайся побыстрее, – тихо проговорила она. – Мне необходимо, чтобы ты поддержал меня.

ГЛАВА 7

Как только Сирена вышла в сад, легкий ветерок тотчас подхватил концы ее волос и защекотал ими щеки и плечи женщины. Повернув лицо к солнцу, она закрыла глаза и до боли сжала сцепленные в «замок» пальцы, чтобы унять нервную дрожь. Сцена, которую она собиралась разыграть перед Малькольмом, действовала на нее угнетающе. Сирена надеялась, что Тайлер не обратил внимания на ее беспокойство за завтраком и постоянные вопросы о времени. Малькольм должен был прийти с минуты на минуту, и, словно благодаря вмешательству Всевышнего, у Рэн на сегодняшнее утро была назначена встреча с портнихой. Это было большой удачей, иначе Ригану пришлось бы что-нибудь выдумывать, чтобы Рэн не появилась в саду.

Сирена поправила юбку своего платья цвета морской волны. Если ей предстоит роль соблазнительницы, то и выглядеть нужно соответственно. Цвет платья очень шел к ее глазам; Сирена даже подкрасила губы и наложила румяна, чтобы выглядеть ярче. Пытаясь приободриться, она постаралась найти что-то забавное в положении, в которое сама себя поставила, и улыбнулась в надежде, что еще не утратила сноровку. Флирт и умение соблазнять мужчин были тем видом искусства, которым владели все женщины без исключения и в нужный момент применяли навыки на практике.

Сирена взмахнула носовым платочком, обшитым кружевами и щедро политым духами. «Бедный Малькольм! – вздохнула она, уже более уверенная в себе. – Вряд ли он так хитер, как и я. Похоже, гораздо позже, через несколько лет, Рэн будет благодарна мне. И боже упаси, чтобы она когда-нибудь узнала о том, что сегодня произойдет…»

Сирена села на скамью около клумбы с розами и достала свернутый в трубку документ, который стащила со стола Тайлера перед самым выходом в сад. Она медленно раскачивала ногой туда-сюда, чтобы из-под края юбки была видна ее тонкая лодыжка: всем мужчинам нравится смотреть на женские ножки, и Уэзерли наверняка не является исключением.

Она чувствовала, что Малькольм вот-вот появится. Чтобы он пришел, Сирена в записке пообещала продолжить вчерашнюю беседу в «более интимной обстановке» и сейчас была абсолютно уверена, что ждать ей долго не придется.

Услышав шаги Уэзерли по каменной дорожке, Сирена не обернулась, не желая показывать, что знает о его присутствии, и склонила голову над документом.

– Миссис ван дер Рис, – произнес Малькольм, кланяясь и касаясь губами ее руки излишне фамильярно и пылко.

Глаза его, однако, остановились на документе на коленях женщины: бумаги такого сорта всегда означали деньги в той или иной форме. «Возможно, она вместе с Синклером готовит приданое Рэн. Весьма похвально!» – подумал он. Сирена нравилась ему все больше и больше.

– Малькольм, – проворковала Сирена, – как вы точны! Сама вежливость! Отличительная черта серьезного человека! Вы прекрасно выглядите. Я заметила, что вы – англичане – обладаете особенным чутьем, когда дело касается одежды. Обещайте мне дать адрес своего портного, и я скажу Ригану, чтобы он заказал себе новые костюмы до нашего отъезда на Яву, – она пощупала ткань сюртука Малькольма и, будто невзначай, провела длинными тонкими пальцами по его груди. – Вы просто обворожительный мужчина! – Сирена улыбнулась, окинув Уэзерли оценивающим взглядом.

Она поняла, почему Рэн так увлечена им. Любая женщина на ее месте могла влюбиться в этого человека. Черные вьющиеся волосы вроде бы небрежно, но очень живописно падали на чистый лоб, лицо было приятным, даже красивым, но массивный квадратный подбородок придавал ему властное выражение. У Уэзерли была привычка слегка опускать голову и смотреть вверх сквозь длинные черные ресницы, как это делает ребенок, который только что плакал. Пожалуй, только рот Уэзерли говорил, что он за человек. Красиво очерченные тонкие губы, которые, как убедилась Сирена, могли искривляться в жестокой ухмылке, сейчас изображали улыбку, обнажая ослепительные крепкие зубы. Под модной одеждой угадывалось мускулистое стройное тело, натренированное многолетними занятиями верховой ездой и гимнастикой.

Малькольм был польщен замечаниями Сирены, и сердце его забилось быстрее при легком – скорее всего, заигрывающем – прикосновении женщины.

– Надеюсь, головная боль у вас прошла?

– О да, – беззаботно ответила Сирена. – Лучшее средство избавиться от головной боли после пирушки – выпить стакан вина перед тем, как встать с постели на следующее утро. Риган научил меня пить вино, когда просыпаешься по утрам. Он что-то говорил об эффекте типа… «клин клином вышибают», – она рассмеялась, увидев изумленное лицо Малькольма. – Иногда Риган может быть полнейшим невежей. Примите это к сведению. Такой джентльмен, как вы, никогда не скажет ничего подобного, я в этом уверена.

– Может быть, в разговоре с другим мужчиной, но в присутствии леди – никогда, – ухмыльнулся Уэзерли.

– А теперь, Малькольм, я хотела обсудить с вами одно маленькое дельце, но поклянитесь, что этот разговор останется между нами, – голос Сирены звучал приглушенно.

– Дорогая леди, даю вам слово, – прошептал Малькольм; глаза его были широко открыты, а руки слегка дрожали.

– Теперь, когда вы познакомились с моим мужем и приемным сыном, убеждена, вы поняли, что они не… не похожи на остальных мужчин. У них нет такого чутья и манер, как у вас, англичан. Они более… Как бы это выразиться, чтобы не выглядеть вероломной? – Сирена сделала вид, что смущена. – Более земные, – успешно подытожила она. – Да, да, именно так. Они не понимают юной любви, романтики и других вещей, в которых я, будучи женщиной, прекрасно разбираюсь. Я хотела заверить вас: что бы они ни говорили и ни делали, я всегда буду на вашей стороне.

Она подалась вперед, так что ее груди едва не вывалились из низкого декольте.

– Я считаю, что вы – самый лучший выбор для нашей малышки Рэн, – Сирена прикоснулась изящной рукой к щеке Малькольма, придав лицу невинное выражение. – Я чувствую вот здесь, – она взяла его руку и приложила к своей груди, – что вы позаботитесь о ней и нам не придется волноваться о ее благосостоянии. Я просто ощущаю это здесь! – с надрывом повторила она, сильнее прижимая его руку к своей мягкой груди.

– И вы совершенно правы, – согласился Малькольм, судорожно пытаясь расстегнуть воротник. – Вы можете полностью доверить мне ее жизнь… и свою тоже… – пробормотал он; глаза его стали влажными.

Увидев вожделение во взгляде Уэзерли, Сирена задышала быстрее. «Идиот! – вопило ее сознание. – Где ты, Риган? Как долго мне еще ломать эту комедию?!» Риган обещал, что даст ей только десять минут на соблазнение Уэзерли, а они, без сомнения, уже истекли.

Сирена услышала шаги в дальнем конце аллеи. «Наконец-то, Риган!» И женщина сделала очередной ход: глаза ее стали томными, Сирена облизала губы, делая их влажными и приглашающими.

– Иди ко мне поближе, – прошептала она, – я хочу кое-что сказать тебе на ушко… – Сирена наклонилась вперед, так что одна грудь почти обнажилась, а Малькольм в это время сражался с собой, стараясь не сводить глаз с ее красивого лица.

– Ты можешь смело довериться мне, Сирена, – прошептал он в ответ, задрожав при виде того, что должно быть скрыто от посторонних взглядов.

Сирена не шевелилась. – Я хочу, – страстно выдохнула она, чтобы ты любил меня, а не Рэн… Вот я все и сказала, и мне совсем не стыдно! – она услышала стон, вырвавшийся из груди Малькольма, и обнаружила его голову у себя на груди. – Дорогой, ты испытываешь те же чувства, что и я, – промурлыкала женщина задыхаясь и прижала к себе его голову, а Уэзерли все глубже зарывался в ложбинку между ее грудями. – Я знала, что понравилась тебе, еще вчера вечером, когда ты предложил мне вина… Оставайся здесь навсегда! – выдавила из себя стон Сирена.

– Навсегда, – хрипло подхватил Малькольм, руки его лихорадочно шарили по прекрасному телу женщины.

Сирена мысленно взывала: «Торопись, Риган! Сейчас! Сейчас!» Ей были противны прикосновения мокрого рта Уэзерли. Если раньше у нее закрадывались сомнения по поводу любви Малькольма к Рэн, то теперь его поведение убедительно доказывало, какой он лицемер и распутник. Шаги приближались. «Поторапливайся, Риган, ну пожалуйста!»

– Боже, как отвратительно! – в саду зазвенел голос Рэн. – Как ты могла? – закричала девушка. – Неужели ты никогда не насытишься? Разве мало тебе Ригана? Как ты могла устроить мне такую подлость? Шлюха! – лицо Рэн было бледным как смерть, а глаза тусклыми и суровыми. – Я тебе никогда этого не прощу, Сирена! Никогда!

Сирена лишилась дара речи. Где же Риган? Почему Рэн не у портнихи? Малькольм был возбужден, растерян и напоминал общипанного павлина. А Рэн обвиняла ее, Сирену, а не этого напыщенного осла! Сирене необходимо было что-то сделать, что-то сказать, чтобы убедить Рэн, что это всего лишь розыгрыш для ее же спасения.

– Рэн, ты не поняла… Я не…

– Не хочу ничего слышать! Мои глаза сказали мне все, что мне нужно было знать. Тебе всегда надо находиться в центре внимания. Тебе нужны все мужчины, они должны валяться у твоих ног и восхищаться тобой. Ригана, Калеба и мальчиков тебе недостаточно! Ты решила попробовать свои чары на Малькольме, моем мужчине! Но у тебя ничего не выйдет, Сирена, потому что я знаю: Малькольм любит только меня! Он всегда будет любить меня. Меня! Ты слышишь, Сирена? Я больше не хочу тебя видеть! – Рэн задыхалась. – Ты… мне… нам не нужна! Правда, Малькольм? Нам от нее ничего не нужно! Ни ее благословения… ни ее денег… ничего!

Малькольм от изумления открыл рот. Не этого добивался он, когда начал ухаживать за Рэн ван дер Рис.

– Я не хотела сделать тебе ничего плохого, Рэн! – взмолилась Сирена. – Ты моя дочь, мое дитя… Иногда мне кажется, что ты мне дороже детей, которых я носила…

Рэн отвернулась, чтобы не смотреть Сирене в лицо, чувствуя себя преданной. У девушки разрывалось сердце. Ей хотелось броситься в объятия Сирены, выслушать все ее объяснения, но Рэн не могла заставить себя сделать это. Если она послушает Сирену, это будет значить, что предал ее Малькольм, а тогда настанет конец ее жизни.

Малькольм с огромным удивлением глядел на обеих женщин. О чем они говорят? Что подразумевала Сирена, сказав, что Рэн дороже детей, которых она сама носила? Неужели Рэн не родная дочь ван дер Рисов?

– Рэн, поговори с отцом, умоляю…

Рэн повернулась к Сирене, янтарные глаза сверкали от ярости.

– Риган мне теперь не отец, как и ты мне не мать! У меня есть только ты, Малькольм, – произнесла она с неожиданной нежностью. – Ты нужен мне. Ты должен забрать меня отсюда немедленно! Прошу тебя!

Рэн схватила за руку окаменевшего Малькольма и потащила за собой.

Сирена ощутила чье-то присутствие и встретилась глазами с ошеломленным Риганом.

– Мы сделали, что смогли, Сирена, – сказал он, – и, кажется, все испортили. Рэн вернулась домой рано и, должно быть, прошмыгнула через ворота у конюшен. Я только собирался сделать решающий ход, когда она вас обнаружила.

Сирена протянула мужу руки, и Риган прижал ее к себе.

– Что мы будем делать теперь, Риган? Мы потеряли ее. Мы потеряли нашу дочь, – глотая слезы, проговорила она дрожащими губами.

– Мы вернем ее, милая, вот увидишь.

– Но она уходит, уходит с Уэзерли.

– Нет, она не уйдет. Держу пари. Я все слышал. Уэзерли понял, что Рэн нам не родная дочь. И теперь, когда она решила отделиться от нас, он потеряет к ней всякий интерес. Она обязательно вернется. Калеб приведет ее назад.

Но Сирена была вовсе в этом не уверена, и слезы, непрерывно катившиеся по щекам, жгли ее, словно огнем.

Рэн с Малькольмом ждали у подъездной аллеи, пока кучер подаст фаэтон.

– Я соберу свои вещи и приеду к тебе, – тихо говорила девушка, сдерживая душившие ее рыдания. – Думаю, на это уйдет несколько часов. Обними меня, Малькольм! Обними! – вскрикнула она, бросаясь к нему в объятия. – Я никогда раньше так не разговаривала с Сиреной. Я всегда любила ее, была уверена в ее любви ко мне. Я… я не виню тебя, Малькольм! Сирена – очень красивая женщина и сама заставила тебя…

– Я на твоем месте не стал бы этого делать, – холодно произнес Уэзерли; голос его был таким чужим и бесстрастным, что Рэн отпрянула в изумлении. – Я хочу сказать, что тебе не следует приезжать ко мне. Ты разрушила все благодаря своему детскому интеллекту. Боюсь, ты мне теперь совершенно ни к чему, Рэн.

– Ни к чему? Малькольм, что ты имеешь в виду? – голос девушки дрожал. – Я люблю тебя, Малькольм! Я всегда буду любить тебя!

– Не говори ерунды. Неужели ты не понимаешь? Мне самому едва хватает на жизнь, я не смогу содержать еще и тебя. Благодаря моему распутному дядюшке у меня нет ни пенни за душой. Я еле-еле свожу концы с концами. Взять только мои счета от портного! Через несколько дней кредиторы снова начнут атаковать меня. Я не могу позволить себе такую роскошь – нищую жену.

– Мы придумаем что-нибудь! Как-нибудь выкрутимся! Я найду работу, а ты так много умеешь делать…

– Хватит, Рэн. Выбрось из головы эти глупости. А вот и мой экипаж!

Не дожидаясь, пока кучер остановит лошадей, Уэзерли вскочил на подножку.

– Жаль, что все так вышло, Рэн, но ты виновата сама.

– Я приеду к тебе, Малькольм, приеду! Я все буду для тебя делать, буду работать не покладая рук…

– Не стоит, Рэн. Не приезжай ко мне. Держись от меня подальше. Ты мне не по карману.

Стукнув кулаком по верху экипажа, Уэзерли крикнул кучеру, чтобы тот поезжал быстрее. Рэн осталась стоять одна на дороге, по щекам ее катились горячие слезы, а в янтарных глазах застыло выражение недоверия и изумления.

Не бросив даже прощального взгляда в сторону девушки, на которой хотел жениться, Малькольм приказал ехать к дому леди Элизабет Райс. Сейчас более, чем когда-либо, он был заинтересован в сведениях о драгоценном ожерелье, которое готовят королю ко дню рождения его сына. Сейчас – как никогда прежде – Уэзерли нужны были деньги, которые можно было выручить с продажи этих камней, если, конечно, ему удастся их заполучить. Откинувшись на кожаное сидение, Малькольм принялся перебирать в уме адреса всех скупщиков краденого и рынков, где он мог бы избавиться от драгоценностей за высшую цену. В памяти Уэзерли всплыло имя лорда Фаррингтона. До дня рождения принца оставалось две недели, дня за два до этой даты Малькольм должен «освободить» ювелира от дорогостоящего шедевра. Нужно связаться с Фаррингтоном, но сделать это только после разговора с леди Элизабет. Малькольм предвкушал ее гладкое белое тело, такое аппетитное, что у него даже слюнки потекли.

Сирена ван дер Рис разожгла в нем огонь желания, и Уэзерли хотелось утолить свою страсть.

* * *

Напряжение в доме Синклеров стало невыносимым. Рэн заперлась в своей комнате, отказываясь выходить даже к столу. Сирена фыркала и огрызалась с теми, кто был настолько неосторожен, что пытался подойти к ней. Риган расхаживал по кабинету Тайлера, размышляя и сокрушенно качая головой. Он хотел поговорить с Рэн, но она не впустила его в комнату. Тайлер был погружен в какие-то заботы, которыми не желал ни с кем делиться. К обеду приходил Калеб, но после долгой молчаливой трапезы поспешил удалиться. Только Камилла, казалось, не замечала тягостной атмосферы, царившей в доме. Все ее мысли были заняты ребенком, который скоро появится на свет.

На следующей день Сирена спустилась после завтрака вниз, чтобы отдать кое-какие распоряжения. По пути на кухню она увидела Камиллу, которая шила что-то похожее на детское одеяльце.

– Самое малое, что ты можешь сделать, – это сказать хоть что-нибудь! – бросила Сирена. – Разве ты не видишь, что происходит в твоем собственном доме? Почему бы тебе не поговорить с Рэн и не выяснить, что она собирается делать? А ребенку, который еще не родился, не требуется семнадцать одеял. Тебя вообще интересует что-нибудь другое?

Камилла подняла на разгневанную Сирену ясные фиалковые глаза, ее игла застыла в воздухе.

– О чем ты говоришь, Сирена? С Рэн что-нибудь случилось? Я хочу сказать – она заболела? О том, что вы поссорились, я знаю. Кстати, ты ошиблась, Сирена: я простегиваю двадцатое одеяло. В Англии зимой бывает очень холодно и сыро, а матери всегда не хватает одеял…

– Избавь меня от твоей мудрости, Камилла! – резко отрезала Сирена, направляясь на кухню.

Риган подслушал этот разговор и чуть было не бросился извиняться за вспышку Сирены, но передумал и пошел в другую сторону. Ему и так хватает неприятностей с женщинами в собственной семье. Кроме того, Риган не хотел навлекать на себя гнев жены, а так бы обязательно произошло, если бы она когда-нибудь узнала, что он извинялся за ее поведение.

Наверху Рэн бродила по комнате, заламывая руки и вытирая бегущие слезы. Малькольм! Бедный милый Малькольм! Притворился, что не любит ее, чтобы спасти от нужды! Неужели он не знает, что она любит его больше жизни, что ей наплевать на все, лишь бы быть рядом с ним? Милый благородный Малькольм! Последние два дня были днями сердечной боли и слез, а мысль, что она больше не увидит его, была невыносима для Рэн. Она не могла с этим смириться. Малькольм – ее любовь, ее жизнь. Его жестокость – всего лишь игра. Переполненная любовью и нежностью, Рэн бросилась на кровать и зарыдала в подушку.

– Я не позволю тебе этого сделать, Малькольм! Я не допущу, чтобы мы расстались только из-за того, что ты плохо обеспечен. Я достаточно сильна, чтобы посмотреть в лицо бедности. Если мы будем вместе, мне и смерть нипочем!

Со всей пылкостью юной любви Рэн страдала по Малькольму, пока не почувствовала, что сейчас у нее разорвется сердце. На девушку обрушились воспоминания о свиданиях, проведенных в его объятиях, она ощущала прикосновения его губ, слышала, как он шептал о своей любви, клялся, что не может без нее жить. Рэн оплакивала глупые детские мечты пойти к алтарю девственницей. Теперь она жалела, что не уступила Малькольму, не позволила ему большего, тогда бы ничто на земле не смогло бы разлучить их – они стали бы едины навечно.

Внезапно Рэн вскочила с постели и решительно направилась к комоду. Она даже не подозревала, что обладает такими качествами, как воля и решимость. Девушка залезла на стул, достала чемодан со шкафа и бросила его на пол. Тяжело дыша, Рэн открыла комод и принялась перебирать свои модные шелковые платья, автоматически отбрасывая их в сторону: работающая девушка не может себе позволить такие изысканные наряды. Рэн решила взять с собой только самые простые вещи. Закончив сборы, она обнаружила, что чемодан оказался тяжелее, чем она рассчитывала, и нести его было довольно трудно. Она пойдет к Малькольму и сделает его счастливейшим из смертных – в этом Рэн ни секунды не сомневалась. Если Малькольм любит ее хотя бы на половину того, как любит его она, их брак будет заключен на небесах.

Рэн не оглядывалась назад из страха, что в последний момент ее решимость исчезнет. Риган с Сиреной любили ее, но не понимали. Она не должна сейчас о них думать, она стоит на пороге новой жизни, и все ее заботы должны быть теперь о Малькольме, его счастье и благополучии.

* * *

Рэн поставила чемодан на землю у двери в дом, где жил Малькольм, и перевела дыхание. Ей очень повезло: она выскочила из особняка Синклера никем не замеченной и на углу улицы поймала экипаж.

Хозяйка Малькольма засыпала девушку вопросами, но, не получив ответа, умолкла, когда Рэн одарила ее ледяным взглядом. Было видно, что когда-то эта женщина знавала лучшие времена. Она недовольно махнула рукой в сторону двери в квартиру Уэзерли и проследила, как молодая девушка с надменным выражением лица вскарабкалась вверх по лестнице, таща за собой тяжелый чемодан. Скрестив на пышной груди руки, хозяйка пожала плечами. Не ее это дело, пока платят ренту. Может быть, юная мисс поставит все на свои места, а если нет – присутствие девушки, по крайней мере, даст повод выгнать этого франта Уэзерли.

В тот момент, когда Рэн поставила чемодан у дверей квартиры Малькольма, он стоял у туалетного столика со свертком в руках. Уэзерли аккуратно развернул кусок ткани, и черный бархат заструился мягкими складками. Глаза Малькольма горели от жадности, а губы отвратительно обвисли, когда он с нежностью поглаживал свое сокровище. Солнечный свет, пробивающийся сквозь старые, поношенные занавески, заиграл на королевском ожерелье сотней разноцветных искр. Даже сейчас, глядя на сокровище, Малькольм не мог поверить, что отныне оно принадлежит ему. А добыть его оказалось до смешного легко.

Ювелир был убежден, что работает в полнейшей тайне, и, не желая привлекать внимания к своему магазину, даже не потрудился нанять охрану. Сначала Уэзерли испугался, что у него ничего не получится из-за тяжелых кованых решеток на окнах и двери дома ювелира. Но день, который он провел изучая маленький магазинчик на Чип-стрит, принес утешительные результаты. После беглого осмотра Малькольм решил, что магазин отдален от жилых помещений и единственная лестница, ведущая на верхний этаж, находится на улице. Но незадолго до полудня он посмотрел вверх и заметил, как мимо одного из окон второго этажа прошел ювелир. Постоянно наблюдая за наружной лестницей, Малькольм не видел, чтобы ювелир проходил по ней, поэтому пришел к выводу, что внутри магазина тоже есть лестница. На окнах и двери второго этажа решеток не было.

Этой же ночью Малькольм решил забраться на второй этаж дома ювелира. Замок на двери поддался без всяких усилий под нажимом ножа, а спуститься в мастерскую и забрать ожерелье тем более не составило большого труда.

Уэзерли был просто загипнотизирован красотой этого шедевра. Выполненная из золота, довольно массивная вещь была усыпана драгоценными камнями. Сапфиры и золотистые топазы обрамляли огромные бриллианты. При солнечном свете камни сверкали и переливались, словно жидкий огонь.

От неожиданного стука в дверь Малькольм так испугался, что задрожал всем телом. Он быстро завернул ожерелье в бархат и поспешно спрятал его на дно ящика туалетного столика.

– Войдите! Кто там? – крикнул он, пытаясь не выдать волнения.

– Малькольм! Это я, Рэн!

– Рэн?

Дверь распахнулась, и девушка бросилась в его объятия.

– Я пришла! – воскликнула она. – Я больше не могла оставаться вдали от тебя! Я люблю тебя, Малькольм!

– Что ты здесь делаешь? – раздраженно спросил Уэзерли. – Я уже объяснил тебе, как обстоят дела. Пожалуйста, Рэн, уходи домой.

– Я никуда не уйду, – твердо заявила девушка. – Я пришла, чтобы навсегда остаться с тобой. Не надо, не надо ничего говорить, сначала выслушай меня. Я знаю, какой ты благородный, и понимаю: ты не хочешь, чтобы я жила без удобств и вещей, к которым привыкла. Но ты ошибаешься, Малькольм. Не вся моя жизнь проходила в богатстве и роскоши. Мне прекрасно известно, что значит, когда у тебя нечего есть и нечем заплатить за жилье. Мне было десять, когда Сирена нашла меня и забрала к себе. До этого я обитала на улице, мне приходилось работать, чтобы выжить. Лишь один человек в мире, кроме Сирены, был когда-то добр ко мне – хитрая старуха Лотти. Теперь ты видишь, дорогой, я не всегда была избалованной любимицей семьи. Я знала, каково жить в трущобах, еще до того, как научилась ходить.

Уэзерли смотрел на нее с возрастающим изумлением. Рэн не только ввела его в заблуждение по поводу своего родства с ван дер Рисом, но и скрыла свое происхождение. Девка, уличная девка, рожденная в лондонских трущобах, да еще набравшаяся наглости предположить, что достаточно хороша для того, чтобы чистить ему туфли!

Прежде чем он успел вымолвить слово, Рэн снова прильнула к возлюбленному.

– Когда же мы поженимся, Малькольм? Ты не можешь прогнать меня! Я уже сообщила ван дер Рисам, что иду к тебе. Я даже… даже сказала, что мы были любовниками, – солгала девушка, надеясь убедить Уэзерли, что пути назад для нее нет.

Рэн хотела доказать, что пожертвовала всем, лишь бы быть рядом со своим избранником. Она не могла допустить, чтобы Малькольм отослал ее назад теперь, когда они снова вместе, когда она обнимает его и так близка к моменту, когда навеки станет его…

– Ты привезла с собой деньги? – резко спросил Уэзерли.

– Только свои карманные, которые удалось сэкономить. Слава богу, что я не успела оплатить счет от портнихи! Все вместе составляет около пятидесяти фунтов, – с гордостью сообщила Рэн. – Очень хорошее начало для женатой пары. Вот, – проговорила она, вынимая кошелек.

– Этого хватит ненадолго! – фыркнул Малькольм. – Ты должна была принести какие-нибудь драгоценности, которые можно продать.

– Пожалуйста, не расстраивайся так! – взмолилась Рэн. – У нас все получится, вот увидишь! Правда получится!

– Получится! Получится! – передразнил Уэзерли. – Ничего у нас не выйдет. Ты, кажется, до сих пор ничего не поняла. Иди домой, Рэн.

– Нет, Малькольм! Прошу, не прогоняй меня. Ты говорил, что не сможешь содержать меня? Ну и не надо. Я стану работать, буду делать все что угодно, только не отсылай меня домой.

– Два дня назад я сказал, что не могу позволить себе такую роскошь, как ты, – он исподтишка бросил взгляд на туалетный столик, где было спрятано ожерелье, – теперь же я просто не хочу тебя. Ты мне больше не нужна! – Уэзерли злобно захихикал, думая о деньгах, которые выручит от продажи драгоценностей. – Иди домой, глупая школьница!

– Нет! Не пойду! Я не глупая школьница. Я нужна тебе, Малькольм, нужна!

Рэн бросилась к нему, ища его губы, и прижалась к Уэзерли всем телом, чувствуя, как в нем загорается желание.

Малькольм крепко обнял и притянул девушку к себе. Возбуждение, которое он испытывал после кражи ожерелья, усиливалось еще больше от предложений этой красивой девицы. Да, она права: она нужна ему. В данный момент.

– Вот видишь, милый, – я нужна тебе, ты хочешь меня…

– Ты права, Рэн. Теперь я понял, о чем ты говоришь.

Его резкий голос и грубость, с которой Уэзерли рванул ее к себе, удивили Рэн. Не такого Малькольма она знала: ее Малькольм был страстным, нежным, нерешительным. Внезапно девушку охватил страх. Она ожидала увидеть в его глазах любовь, а вместо этого Рэн встретила взгляд, напоминающий горящие уголья. Губы Малькольма жадно впились в ее рот, а руки занялись пуговицами платья. Рэн замерла от ужаса, а Малькольм больно стиснул ее грудь, часто и тяжело дыша, затем повалил девушку на спину, не выпуская ее губ ни на мгновение.

Рэн понимала, что происходит, но не могла его остановить. Все протесты застряли у нее в горле, и девушка принялась бороться с насильником из последних сил. Этот человек не мог быть Малькольмом, тем Малькольмом, которого она знала и любила! Это было какое-то другое, извращенное существо, которое одолевала только похоть.

Боль, которую Рэн испытывала от нетерпеливых толчков внутри своего тела, была обжигающей и не похожей ни на какую другую боль, которую она когда-либо чувствовала. Ей хотелось кричать, пока не разорвутся легкие, но из горла не вырвалось ни одного звука. Мужские пальцы вонзались в ее плоть, а рот терзал соски груди, пока Рэн не взмолилась о смерти. Боль и стыд, которые она испытывала, были невыносимы, но ощущение потерянной, растоптанной любви поглотило все ее существо и поразило больше любой физической муки, притупив все другие чувства.

По ногам девушки текли тонкие струйки крови, мучения и унижения продолжались. Юное тело Рэн одеревенело от шока, а Малькольм все не прекращал дергаться в нем. Внутри у Рэн все горело и набухло, ей казалось, что она вот-вот разорвется на куски от силы непрерывных глубоких толчков. Девушка старалась отбиться от Уэзерли своими маленькими кулачками, но попытки эти не принесли результата: сила была на стороне ее мучителя. А он наслаждался ее бессилием, смаковал мысль, что Рэн уже не девственница, торжествовал, что она стала его собственностью в один день с драгоценным ожерельем.

Уэзерли всегда подмывало сотворить с этой красавицей что-нибудь подобное. В тот день, когда он впервые поцеловал Рэн, Малькольм уже не сомневался, что однажды она отдастся ему. Но Уэзерли не хотелось, чтобы Рэн отдалась по своей воле, – он мечтал взять ее силой! Во время их свиданий, когда он изнывал от желания, Рэн застенчиво отодвигалась от него и, поправляя платье, лепетала о достоинстве порядочной девушки, а потом говорила, что он слишком нетерпелив. Нетерпелив! И это тогда, когда его плоть отказывалась успокоиться и до боли в паху хотелось утолить свое желание!

Находясь в полуобмороке от его жестокости, Рэн ощутила, как тело Малькольма обмякло, толчки прекратились, но он все еще оставался в ней, впиваясь в истерзанные губы мокрым, противным ртом. Рэн почувствовала, что сейчас ее стошнит.

Малькольм наконец встал на колени, посмотрел на ее полуобнаженное тело, а затем нанес еще одно оскорбление:

– Твоя подруга Сара гораздо красивее, а грудь у нее больше, округлее и мягче. Она пришла ко мне по своей воле, и мы слились в единое целое, одновременно отдавая и забирая друг друга. Ты же как комок скользкой глины, – усмехнулся он.

Рэн лежала на полу, даже не пытаясь прикрыть наготу. Какая теперь разница, если он видел ее и даже сравнивал с Сарой? Сейчас ничто для нее не имело значения. Как могла она подумать, что любила этого жестокого, насмехающегося над ней мужчину, который крутился перед зеркалом и поправлял одежду, будто ничего не произошло? Рэн хотелось плакать, кричать, выть, но она не могла. Вдруг девушка увидела над собой ногу, обутую в сапог, но не поверила, что он сможет, посмеет… Удар пришелся прямо в левую грудь, и Рэн скорчилась от боли.

Уэзерли отошел к туалетному столику, порылся на дне ящика и извлек черный узелок.

– Я ухожу, чтобы попробовать превратить те жалкие крохи, которые ты «сэкономила», в осязаемую пачку денег. Дверь я замкну, и если тебя здесь не будет, когда вернусь, я выслежу тебя, как животное, поняла? Даже не думай, что убежишь к Ригану и расскажешь, как скверно я с тобой обошелся. Я просто убью тебя. Да! Никаких рыданий и криков, пока меня не будет, иначе прикажу хозяйке позвать полицию и сказать, что ты свихнулась, и тогда тебя упекут за решетку!

Он ногой перевернул девушку, чтобы видеть ее лицо.

– Скажи, что все поняла.

Рэн покорно кивнула, и Малькольм рассмеялся.

– Ты Саре и в подметки не годишься! – бросил он через плечо, вышел из комнаты и запер дверь.

Рэн с трудом поднялась на ноги, кое-как добралась до кровати, опустилась на сбитый матрац и натянула одеяло на свое измученное тело. Неужели он поступит так, как говорил? Неужели выполнит свои угрозы? Она поняла, что боится.

– Прошу тебя, Господи, пошли ко мне Ригана и Сирену! Я так виновата перед ними… Умоляю, помоги мне! – вслух молилась Рэн.

Так она сидела, кажется, целую вечность. Наконец Рэн сползла с кровати и нащупала свою одежду. Сколько сейчас времени? Надо зажечь свечу. Вернется ли Малькольм назад, а если вернется, то что станет делать?

– Прошу тебя, Боже, помоги мне! – бесконечно повторяла она, натягивая платье.

В конце концов Рэн забылась в тяжелом сне, а когда проснулась, спешно забилась в угол кровати, услышав, как в замке поворачивается ключ. Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге появился Малькольм вместе с четырьмя крепкими матросами.

– Вот она, ваша награда, – пьяно усмехнулся Уэзерли. – Вставай, – произнес он, подходя к кровати и вытаскивая Рэн на середину комнаты. – Я проиграл тебя в карты этим достойным джентльменам, – сказал он, икая. – Сними одежду, чтобы они увидели, что им досталось.

– Пожалуйста, Малькольм… Ты пьян, ты не понимаешь, что делаешь… Прошу, не надо! – слезно взмолилась девушка.

– Если не хочешь сама, я помогу, – усмехнулся Уэзерли, срывая платье с Рэн, чтобы показать истекающим слюной матросам обнаженное женское тело. – Вот! – взвизгнул он, отступая и падая на кровать.

Рэн пыталась прикрыться руками, но матросы вцепились в нее мертвой хваткой, намереваясь получить свой выигрыш сполна. Она позволила им. Разрешила. Она говорила себе, что выбора нет. Она страдала и молча переносила их яростную атаку.

Рэн знала, что это единственный способ дожить до следующего утра.

ГЛАВА 8

Калебу не нравились подозрительные взгляды, которые бросал на него Обри Фаррингтон. В прошлый раз, когда Фаррингтон смотрел на него так, дело закончилось стычкой с Диком Черное Сердце. Однако, по совести говоря, тогда в глазах старого афериста проскальзывало выражение глубокого сожаления. У Калеба было такое чувство, что и сейчас – стоит только внимательнее присмотреться – он увидит то же самое сожаление. Это же ощущение подсказывало Калебу, что настало время бросить все и предоставить Обри возможность обходиться собственными силами. Если Сирена с Риганом могут вернуться на Яву без Рэн, что мешает ему поступить так же? Старый Фаррингтон не стоит огорчений Калеба.

Взгляд Кэла скользнул по кораблю и снова вернулся к Обри. Что-то не давало старому картежнику покоя, что-то глодало его изнутри.

– Если ты выложишь все начистоту, а не будешь ходить вокруг да около, возможно, я и смогу помочь тебе, – отрывисто проговорил Калеб. – Мне слишком хорошо известны все твои хитрости, Обри. Теперь тебе не удастся провести меня, как несколько лет назад. Я хочу, чтобы ты мне все рассказал. И не думай, что я поверил в твои сказки о банкротстве. Я тут поспрашивал кое-кого и решил справиться у твоих кредиторов. Знаешь, что я обнаружил, Обри? Они сообщили мне, что ты очень даже кредитоспособен и пользуешься полным доверием с их стороны. Сначала я подумал, что они имеют в виду кого-то другого, а не моего старого друга лорда Обри Фаррингтона.

– Послушай, Кэл, мне просто улыбнулась удача… Я получил небольшое наследство, что позволило рассчитаться с некоторыми долгами, личными долгами…

– Так хнычут дети и дураки, но ты не относишься ни к тем, ни к другим, – холодно заметил Калеб. – Я в последний раз спрашиваю тебя: что происходит? Если мне не понравится ответ, ты закончишь жизнь с полным животом трюмной воды.

– Это маленькое дельце, касающееся только меня. Ничего, что могло бы вызвать твое беспокойство, Кэл. Честное слово, не стоит тебе даже думать об этом. На самом деле я собираюсь отойти от дел и отправиться в морское путешествие.

– Если ты заговорил о морском путешествии, то это значит, что закон висит у тебя на хвосте и тяжело дышит в твою тощую шею. Было ошибкой с моей стороны переоборудовать этот корабль, да? Ты меня обнадежил, я все подготовил, напечатал рекламные листки, и вдруг ты заявляешь, что собираешься в морское плавание. Желаю тебе удачи, Обри. Я отплываю на «Морской Сирене» с утренним приливом, поэтому видимся мы с тобой в последний раз. Я действительно желаю тебе всего хорошего.

Калеб коротко кивнул и сделал вид, что собирается уходить. «Если старая лиса хочет мне что-то сказать, то сейчас – самое время», – подумал он.

– Куда ты теперь путь держишь? Назад в Африку или на Яву? – спросил Фаррингтон, направляясь вслед за Калебом к трапу.

– Куда понесет меня море. Трюм «Сирены» пуст, поэтому я волен плыть, куда пожелаю. Дела в порядке, и я располагаю временем, чтобы посмотреть мир. Хотя, должен признаться, меня так и тянет снова побывать в родных краях, – Калеб внимательно наблюдал за реакцией Фаррингтона на свои уклончивые ответы.

– Ах! Снова быть молодым! Плыть туда, куда ведет судьба! Ты по-настоящему счастливый человек, Кэл. Стать бы мне сейчас снова молодым и свободным! Конец моей жизни мог бы быть совершенно другим. Значит, ты говоришь, что мог бы поехать в колонии? Я слышал, что в Америке открыты все пути для воплощения мечтаний молодого человека, – не отрывая глаз от лица Калеба, задумчиво проговорил Фаррингтон.

– Позволь, это не я говорил, что направляюсь в Америку, а ты, – прямо ответил Калеб. – Но я связался с Вест-Индской компанией… Ты знал, что они организовали в колониях торговлю мехами?

– Нет, даже не слышал об этом, – солгал Фаррингтон. – Почему они выбрали тебя? Не думают же они, что ты бросишь море ради жизни в кишащих зверьем лесах, – усмехнулся Фаррингтон.

– Конечно же, нет, Обри! – рассмеялся Калеб. – В настоящее время они основали небольшое поселение где-то в долине реки Коннектикут и присматривают человека, который обменивал бы товары и деньги на шкуры. Мне это занятие не кажется привлекательным.

– Ты имеешь в виду колонии? – переспросил Обри.

Затем он неожиданно протянул Калебу руку, глаза его стали какими-то туманными, мутными. Он не имел права втягивать в свои дела парня, особенно после недавнего случая. Тогда, по крайней мере, у него было достаточно оправданий: Дик Черное Сердце выкупил все его долги, жизнь Обри висела на волоске. Натравить Калеба на подлого пирата было тогда вопросом жизни и смерти. На сей раз все иначе. Существуют и другие капитаны – люди, которые маневрируют на грани закона и охотно воспользуются возможностью заработать, люди, которые не ценят свою репутацию и убеждения так, как Калеб. «В конце концов, – обругал себя Фаррингтон, – должна же быть у человека гордость и чувство собственного достоинства! Хотя… Калеб уже не мальчик, а мужчина, способный позаботиться о себе… К черту гордость и достоинство! Спрошу его. Все, что требуется от Кэла, – это сказать «нет» и уйти, обозвав меня старым негодяем. Ну что ж, меня и похуже называли…»

– Выпьем по глоточку, Кэл, до того, как ты уйдешь? – тихо предложил Обри. – Небольшой разговор – и еще по глоточку. Я хочу сказать кое-что, что могло бы заинтересовать тебя и принести прибыль нам обоим.

Водянистые глаза Фаррингтона умоляли Калеба принять приглашение, и старик вздохнул с облегчением, увидев, что молодой человек поставил на палубу сумку в приятных раздумьях о прекрасном импортном роме Обри.

Калеб уселся на ящик и подивился погожему дню – довольно редкому явлению для Англии, насколько было ему известно. Он отпил большой глоток рома прямо из бутылки и передал ее Фаррингтону, показывая, что готов для тайных признаний старого картежника. Над их головами с криками носились чайки.

– Красивые птицы, – заметил Калеб.

– Да, красивые, – согласился Обри, – но мне они не нравятся, потому что по нескольку раз в день приходится убирать с палубы их помет… В этом отношении я не так уж плох, Кэл. Вот здесь, – сказал он, прижимая руку к груди, – я верный и добросовестный человек. Я пытаюсь внести свой вклад в развитие нашей страны, и если в моих карманах оседают какие-то деньги, то хорошо; если нет – это сделает кто-нибудь другой, – Фаррингтон надолго приложился к бутылке.

– Сделает что? – спросил Калеб.

– Я уже подхожу к этому, дай мне собраться с мыслями. Я хочу, чтобы ты понял: когда меня впервые попросили это… это сделать… ну, когда ко мне обратились первый раз, я сказал «нет». Я сказал, что не желаю иметь отношения к этому делу. Но после того, как ко мне пришел сам барон Синклер и сказал, что это будет благородным поступком с моей стороны, я передумал. Кэл, барон – очень уважаемый человек, и нам обоим известно, что он бы не стал делать ничего… незаконного. Но я не давал никаких обещаний во время его первого визита.

– И сколько он к тебе еще ходил, пока не договорились о цене? – спросил Калеб, когда к нему снова вернулась бутылка с ромом.

«На взгляд, рома хватит на весь разговор и немного еще останется для Обри», – определил он.

– Три, четыре – разве упомнишь? – ответил Фаррингтон, достал новую бутылку и с хлопком открыл ее.

Он с жадностью пил обжигающий ямайский ром. На палубу спустилась чайка, издала громкий пронзительный крик и нагадила рядом с сапогом Фаррингтона. Он притворился, что ничего не заметил, только немного отодвинулся и поудобнее прислонился к снастям.

– Ну так что? – поторопил его Калеб.

Обри проглотил ром, прислушался к себе и сел прямо.

– Я занимался контрабандой, если тебе нравится это слово. Беспошлинные товары и перевозка пуритан в американские колонии за плату.

– Знаешь, ты кто?! – взорвался Калеб. – Ты болван, Фаррингтон!

– В придачу ко всему остальному, – улыбнулся Обри. – Как я уже говорил, это сделал бы кто-нибудь другой. На самом же деле я начал с перевозки пуритан, а уж потом потихонечку стал заниматься контрабандой. Синклер не знает обо всех нюансах этого дела и, надеюсь, никогда не узнает. Я со своей стороны все для этого сделал. Моего капитана повесили на рассвете во время последнего плавания, пассажиров сбросили за борт, а груз был разграблен зловещими пиратами. У капитана не было опыта, хотя он имел отличные рекомендации.

– Что случилось с твоим кораблем?

– Об этом известно только Богу. Моя теперешняя проблема заключается в следующем: я взял деньги и дал слово, что подготовлю корабль к отплытию. Я не только взял деньги, но уже истратил их. Моя жизнь сейчас не стоит ломаного гроша, – с грустью констатировал Фаррингтон. – Один фанатик собирается сотворить со мной что-то ужасное. У него глаза горят адским огнем. Кэл, мне нужен ты и твоя «Морская Сирена», чтобы отвезти тех людей в колонии. Что скажешь, мой мальчик? Можешь ли ты оказать такую услугу своему старому другу?

– Не так уж много ты просишь, а, старый друг? – спокойно сказал Калеб, мгновенно впитывая смысл слов Фаррингтона.

Он не был удивлен предложением Обри, потому что предполагал заранее, что план старого мошенника пахнет виселицей. Видя задумчивость молодого капитана, Фаррингтон решил поднажать.

– Это твоя стихия, мой мальчик. Опасности, деньги и женщины. Это путешествие может превратиться в лучшее приключение твоей жизни! Я слышал, что женщины в колониях бесподобны. И голодны… Надеюсь, ты понимаешь, на что я намекаю? – он лукаво подмигнул. – Голодны до настоящих мужчин, а не этих святош, которые больше пекутся о свои молитвах, чем о живых прекраснокудрых богинях. Несколько месяцев, прибыль от твоей Ост-Индской компании, женщины, приключения… Что еще надо? Возможно, ты даже захочешь стать нашим с Синклером партнером?

Как хитер был старый пройдоха! На одном дыхании он предложил сразу две вещи, которые всегда привлекали Калеба: приключения и женщины.

Фаррингтон продолжил, не желая терять нить разговора:

– Ты можешь постоять за себя при любых обстоятельствах. Я знавал тебя и в плохие, и в хорошие времена. У меня бы гора упала с плеч, если бы ты согласился выполнить эту… эту миссию.

Обри был уже пьян и знал об этом, но не хотел передавать бутылку Калебу до того, как услышит его ответ.

– За деньги, говоришь? – засмеялся Калеб. – Не удивлюсь, если ты продашь душу самому дьяволу! Ты болван, Обри.

– Ты прав, я болван, но тогда большинство мужчин находятся в моем положении. Ты согласился – и сам стал болваном, – он пьяно икнул.

Калеб усмехнулся. Хотя он не сказал ни «да», ни «нет», старый дуралей знал, что он согласится, иначе бы так не напился.

– Ты прав, Обри, – произнес Калеб, поднимаясь на ноги, – я схожу к барону, чтобы попрощаться с Сиреной и Риганом, а вечером вернусь сюда. К тому времени тебе лучше протрезветь и держать все наготове. Я отчалю, как только снаряжу «Сирену» и погружу продовольствие.

Фаррингтон вяло махнул рукой, показывая, что все понял, и вздрогнул, когда очередная чайка нагадила точно на его начищенный сапог. Он уставился на помет затуманенными глазами и обмяк. До Калеба долетел громкий храп, когда он с широкой ухмылкой покидал судно.

Снова возвращаться в дом Синклера было неприятно. Калеб уже знал о провале спектакля между Сиреной и Малькольмом. Когда обнаружилось исчезновение Рэн, Риган первым делом примчался к сыну в надежде, что девушка убежала к нему. Риган и Сирена находились в крайне подавленном состоянии. Калеб решил, что если отважится когда-нибудь обзавестись женой, то сначала убедится, что она сидит под замком с кляпом во рту. Как может бегство одной маленькой девчонки вызвать такую суматоху и сердечную боль? Но он-то не будет беспокоиться о Рэн, особенно после того, что она с ним сделала. Проклятые женщины!

Нужно поспешить в контору Синклера и объявить, что Калеб ван дер Рис становится третьим партнером в незаконном бизнесе Тайлера. Молодой капитан рассеянно подумал, что не знает, насколько строго наказывают в этой стране за каперство, но, собственно говоря, не так уж это важно: он связал себя обещанием Фаррингтону и сдержит слово. А через несколько дней Калеб снова ощутит под ногами качающуюся палубу. И какая разница, куда понесут его паруса? В Америку? Пусть будет так. Забрав из филиала компании заказы, он сможет неплохо заработать.

Калеб испытывал какое-то смутное беспокойство. К этому возрасту у него уже должно было сложиться какое-то определенное направление в жизни, цель, к которой стремишься, как у отца, когда тот начал работать в Ост-Индской компании. Да, Калеб служил у своего отца и вел дела филиалов компании в Африке, но это был не его бизнес. У каждого мужчины должно быть что-то свое. И это «что-то» он должен поливать потом по шестнадцать часов в день, чтобы оставить после себя наследство. «А я-то хорош! Собрался в море, чтобы переправить людей на другой континент!» Калеб почувствовал себя бесцельно порхающей пташкой. По возвращении ему необходимо серьезно обдумать свою жизнь и решить, как быть дальше.

Калеб считал себя ровней своему отцу, но чувствовал, что Обри Фаррингтон до сих пор относится к нему как к мальчишке. Может быть, в его внешности было что-то такое, что мог видеть старик и не замечал он сам? Нет, полная чушь! Он самый настоящий мужчина. Если бы ему пришлось брать рекомендации у всех женщин, с которыми он имел дело, каждая подтвердила бы тот факт, что Калеб ван дер Рис – мужчина «на все сто».

* * *

Сквозь единственное окно Комнаты пробивались лучи послеполуденного солнца, высвечивая над потертым ковром столб танцующих пылинок. Кровать в дальнем углу казалась большой и зловещей, ее железный остов тускло поблескивал на фоне обесцвеченной временем стены. Рэн сидела совершенно неподвижно; темные роскошные волосы в беспорядке падали на плечи и подчеркивали мертвенную бледность лица; только глаза были живыми, испуганными, вспыхивающими от ужаса, который довелось пережить и какой еще предстоит. Как могла она допустить, чтобы с ней такое случилось? Как могла быть такой слепой? Ей не было прощения! Былое представление о том, что Малькольм будет любящим, заботливым мужем, теперь казалось ей полным безумием. Как могла она оказаться такой идиоткой, романтичной дурочкой? Риган с Сиреной были правы, говоря, что она не готова к самостоятельной жизни, что совсем не знает Малькольма…

«О Боже!» – простонала про себя Рэн. Подумать только – она сомневалась в Сирене! Теперь, когда она узнала, что за человек Малькольм Уэзерли, Рэн поняла: Сирена специально спровоцировала ту сцену в саду, чтобы помочь своей девочке самой во всем разобраться; Сирена любила Ригана, она никогда бы не стала заигрывать с Малькольмом всерьез, чтобы сделать его своим любовником. А Сара! Почему Рэн не послушалась Сару? Если бы она это сделала, то сейчас находилась бы в безопасности, вместе с двумя людьми, которых любила больше всех в мире.

В сторону несчастной девушки плыли клубы табачного дыма. Рэн сморщила нос и вытерла подступившие слезы. Малькольм и его дружки сидели за маленьким столиком в центре комнаты и играли в карты. За последние полчаса никто из них даже не взглянул в ее сторону. Рэн обдумывала, как ей пробраться мимо них и выскользнуть за дверь, хотя понимала, что из этого ничего не выйдет. А еще она боялась сапога Малькольма. Рэн никогда бы не поверила, что мужчина может быть таким жестоким. Нет, это кошмарный сон! Она знала о дьявольской природе мужчин. Будучи еще ребенком, Рэн терпела побои мужчин, подобных Малькольму, и выжила. Ей пришлось сражаться за пищу и убегать от ужаса, который таился на темных улицах Лондона. До того как Сирена ван дер Рис нашла ее, единственным другом Рэн была старая Лотти, которая любила повторять девочке: «У тебя должны быть глаза на затылке, а ум острый как бритва». Ум Рэн был острым, но от хорошей жизни в семье ван дер Рисов она обо всем забыла, решив, что ей больше никогда не пригодится уличный опыт. Но если кто-то хочет выжить, то сделает для этого все что в его силах, и даже больше.

Рэн была настолько погружена в свои мысли, что почти не слышала разговора за столом.

– Я видел, как сегодня в полдень отчалили три корабля, – сообщил один из игроков, прихлебывая эль и вытирая рукой рот, – «Кавалер», «Ванкувер» и «Святой Михаил». Чего бы я не отдал, чтобы оказаться пассажиром на борту одного из них, – он хрипло рассмеялся.

– Дня через два причал ненадолго расчистится, – заметил другой. – Последней уйдет «Морская Сирена». Ходят сплетни, что она отплывает завтра. Что-то здесь не так, друзья мои… Это судно уходит с пустым трюмом, а это может означать лишь одно!

– И что же? – спросил Малькольм, не отрывая глаз от своих несчастливых карт.

– Наверное, возьмет на борт человеческий груз, – предположил третий матрос.

– После этой сдачи я пуст! – жалко прохрипел Малькольм.

– Мы могли бы устроиться на «Морскую Сирену». Я слышал, что капитан вчера расспрашивал об опытных моряках, – сказал большой, сильный матрос, который сидел ближе всех к Рэн. Я бы ушел с ним, но когда капитан заявил, что порт назначения не моего ума дело, я передумал. Действительно, все очень подозрительно… Время отплытия – полночь. Под покровом ночи…

– Под покровом ночи? И что? – Малькольм бросил карты и тупо уставился на матросов.

– Чем ты думаешь, Уэзерли? Когда ты что-то делаешь и не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал, ты делаешь это в темноте. Ты такой джентльмен и все такое прочее, а не понимаешь простых вещей?

Малькольм бросил взгляд в угол, где Рэн сидела боясь пошевелиться. В его пьяном мозгу крутились торжествующие мысли о королевском ожерелье, а самолюбие требовало отпраздновать свой успех с женщиной. Ему хотелось сделать это с Рэн, но Малькольм знал: стоит ему двинуться в ее сторону, моряки живо его прирежут. Они выиграли девочку в карты и собирались держать ее только для себя.

– Послушай, Бисли! У меня тут завалялся один фунт. Почему бы вам не прогуляться на пристань, устроить там маленькую потасовку и кое-что прихватить с собой? Тащите рому, и мы устроим небольшую вечеринку вон с той маленькой леди, что в углу, – Малькольм был уверен, что они клюнут на такое предложение. – К вашему возвращению она станет послушной, как новорожденная кошечка. Идите, парни! Посмотрим, что вы пронюхаете. Не исключено, что «Морская Сирена» отчалит с контрабандой на борту.

– Что из того, если это так? Какая нам польза? – спросил матрос, сидевший справа. – И что мы можем сделать? Откуда ты появился, а, парень? Контрабанда сейчас уже не та… Единственное, на чем можно заработать, так это на человеке, который везет всякий хлам в Америку.

Ум Малькольма лихорадочно работал.

– Но всем известно о тревоге на улицах города. Похитили драгоценное ожерелье короля! И я подумал: а не имеет ли «Морская Сирена» какого-нибудь отношения к этому? Я слышал о капитане судна, даже встречался с ним. Его зовут Калеб ван дер Рис. Этот довольно предприимчивый джентльмен работает на голландскую Ост-Индскую компанию. Не удивлюсь, если эта кража – голландский заговор.

Мужчины переглянулись между собой, потом посмотрели на Уэзерли.

– Возможно, он прав, – медленно сказал один из них. – Я слышал разговор о краже королевского ожерелья. Где спрятать его надежнее, чем в Америке? Говорят, некоторые богачи живут там вполне цивильно.

– Есть слухи о стоимости ожерелья: на такие деньги можно купить все колонии и жить лучше самого короля.

В разговор вступил другой моряк:

– Не пытайся воспользоваться нашим выигрышем! – грозно предупредил он Уэзерли, указывая пальцем в сторону Рэн. – Не то мы тебя прирежем. Слышишь меня, Малькольм? Нам самим понадобится малютка. А если на борту «Морской Сирены» не окажется никаких камешков, то тебе следует подумать о загробном мире!

Зловещее поблескивание его маленьких глаз-бусинок подтверждало, что все так и случится.

– Вот увидите, что я прав, – хорохорился Малькольм, хотя испытывал совершенно другие чувства:

К черту девчонку! Как только они уйдут, он унесет отсюда ноги и купит место на каком-нибудь корабле. От этих матросов можно ожидать чего угодно. Он возьмет у Фаррингтона аванс за ожерелье. Какая польза от обещаний, что он станет владельцем целого состояния, когда нет денег даже на пропитание? И какое ему дело, если эти бандиты обыщут корабль ван дер Риса в поисках камней? Ожерелье в безопасном месте – у Обри Фаррингтона.

– Не торопись, Уэзерли! Висли останется здесь на случай, если у тебя вдруг возникнут неразумные мысли. А ты, Висли, перережь ему глотку, если он сделает хотя бы одно неверное движение, – поучал матрос своего компаньона.

«Значит, мои планы меняются, – внутренне Малькольм кипел от злости. – Придется ждать их возвращения, а там посмотрим, что будет…»

Он бросился на кровать. На красивом лице Уэзерли застыло угрюмое выражение, он уже забыл о Рэн и своих намерениях. Малькольм знал, что необходимо исчезнуть, не ожидая, пока эти бандиты прикончат его. Но как это сделать? Они не выпустят его из вида, потому что он проиграл им приличную сумму. Они будут сторожить его, как кошка мышку, пока он не отведет их к своему банкиру. И ему не удастся больше морочить им голову, рассказывая, что банкира не будет в городе несколько дней: они сами отволокут его в банк. А что он будет делать утром, когда банкир скажет, что его счет пуст?

Пока Малькольм размышлял над своим смутным будущим, Рэн усиленно составляла план действий. Бисли сидел к ней спиной и попивал эль, совсем забыв о ее присутствии. К Рэн вернулись все навыки и приемы, которыми она пользовалась на темных улочках Лондона. Она вновь жила под мостами, появляясь на улицах лишь ночью, чтобы добыть пищу. Когда живешь как зверь, то и ведешь себя так же. И борешься тоже. Ей придется вспомнить все свое мастерство, чтобы придумать, как выбраться из сложившейся ситуации.

Медленно текло время. Зашло солнце, и в комнате стало темно. Малькольм как ни в чем не бывало похрапывал на кровати. Внезапно, будто в нее вонзились сотни иголок, Рэн почувствовала на себе взгляд Бисли. В его намерениях невозможно было ошибиться: все отражалось в глазах матроса. Он снова возьмет ее силой. Никакого оружия у Рэн не было. Все, что имелось, – это руки и ноги, но девушка решила защищаться или умереть, пытаясь это сделать.

Рэн плавно поднялась, ее янтарные глаза вспыхнули под оценивающим взглядом Бисли. Ни слова не говоря, она подошла к грубому столу, взяла почти пустой кувшин с элем и налила немного в кружку. Сделав глоток, она поставила кружку на стол перед Бисли, про себя отметив его положительную реакцию.

– Вот так-то оно будет лучше, девка. Я люблю, когда мои женщины дружелюбны, – усмехнулся он.

Рэн выдавила из себя слабую улыбку и села на стул перед матросом. Она снова услышала слова Лотти, словно ей опять было восемь лет: «Старайся пользоваться тем, что у тебя под рукой, дитя мое. Если это твои собственные руки, действуй ими. Застигни мужчину врасплох – и тебе не трудно будет с ним справиться».

Не переставая улыбаться, Рэн откинулась на спинку стула и приподняла подол платья. Подняв ногу, она неторопливо начала снимать чулок, позволив Бисли увидеть нежную кожу на своих бедрах. Затем встала, расстегивая пуговицы платья, двинулась в обход стола и остановилась рядом с матросом – так близко, что слышала его неровное дыхание. Все это время мозг Рэн напряженно работал. Она знала, что может это сделать. Раньше она умирала от страха, мучилась из-за злодеяний Малькольма, но теперь все прошло. Если план провалится и она умрет – так тому и быть. Но сражаться она будет до последнего вздоха. По крайней мере, умирая, она будет знать, что пробовала спасти себя.

Рэн посмотрела на Малькольма, который спал на кровати с открытым ртом: выглядел он отталкивающе. Как могла она верить, что он любит ее? Если он внезапно проснется, придется поступить с ним, как с Калебом в саду, хотя сделать это было нужно в тот момент, когда она переступила порог его комнаты.

Не спуская глаз с Бисли, который допивал остатки эля, Рэн проверила свой чулок на прочность.

Петля на шею, упор коленом в спину, держаться подальше от его пальцев – и все будет кончено…

Янтарные глаза запылали, когда Рэн уперлась коленом в широкую спину Бисли и крепко затянула чулок вокруг его мощной шеи. Матрос сопротивлялся: руки его сжались в кулаки и дернулись назад, прежде чем вцепиться в шелк на шее. Закрыв глаза от ужаса, с искривленным в беззвучном крике ртом, Рэн рывком затянула петлю на шее моряка и держала так до тех пор, пока Бисли не испустил последний дух.

Малькольм открыл затуманенные глаза и увидел жуткую картину, представшую перед ним. Глухой удар тела Бисли об пол заставил его окончательно проснуться и остро ощутить нависшую над ним опасность.

Пригнувшись, как дикое животное перед прыжком, Рэн сделала шаг, потом другой, и Малькольм, загипнотизированный ее взглядом, подался назад. Глаза девушки вспыхивали желтым огнем, когда она крадучись продвигалась к намеченной цели – тяжелым щипцам у пылающего камина. Еще шаг, еще…

В тот момент, когда Рэн схватила железные щипцы, Малькольм резко выбросил вперед ногу, но это ему не помогло. Рэн подняла свое оружие и ударила Уэзерли прямо в лицо. Из глубокой раны полилась кровь. Рэн взмахнула каминными щипцами и нанесла удар в голову. Малькольм закрылся обеими руками и заскулил от страха. А Рэн продолжала атаку, на этот раз стараясь попасть в живот. Она била его до тех пор, пока Уэзерли не упал на пол и не взмолился о пощаде.

– Ты взял меня, как животное, обращался со мной, как с животным; то же самое я сейчас делаю с тобой. Кто из нас выживет, а, Малькольм? Я! Потому что меня здесь не будет, когда вернутся твои дружки-головорезы. Тебя они обвинят в том, что случилось с Бисли. Твоя жизнь не стоит ни гроша. Ни гроша, Малькольм!

Она стояла на некотором расстоянии от Уэзерли. Дыхание ее постепенно выровнялось, и девушка рассмеялась. Никогда еще Малькольм не слышал такого смеха. Он испугал поверженного насильника больше, чем раны и понимание того, что с ним произойдет, когда вернутся матросы.

Сквозь красный туман Малькольм увидел, как Рэн сняла чулок с толстой шеи Бисли и натянула его на ногу. Изящным движением она застегнула пряжки на туфлях и поправила платье.

– Я покидаю тебя, Малькольм. Если ты когда-нибудь приблизишься ко мне, я сделаю с тобой то же самое, что и с твоим дружком, – после этих слов она снова рассмеялась.

И этот смех, а не ее слова, заставил Малькольма в ужасе попятиться.

На улице, где дул прохладный ветерок, Рэн мгновенно растворилась в темноте. Все привычки и умения прошлой жизни вернулись к ней. На темных улочках люди жили своей жизнью, покидая свои убежища, чтобы добыть пищу и тем самым протянуть еще один день. Она прежде жила так, сможет жить и теперь. Еще сутки – и она тайком проскользнет на корабль Калеба. Что будет дальше, Рэн пока не загадывала. Сейчас ей требовалось место, где можно провести остаток ночи и спрятаться до того момента, когда «Морская Сирена» будет готова к отплытию.

«Я совершенно не изменилась, – говорила себе Рэн, ступая по булыжникам мостовой. – Меня избили, изнасиловали, но я не перестала быть прежней Рэн. У меня то же сердце, ум и привычки, и я уцелела в схватке».

Девушке и в голову не приходило считаться с тем фактом, что она только что убила одного человека и покалечила другого. Ради того, чтобы выжить, все средства хороши.

ГЛАВА 9

Бархатистая тьма ночи была только на руку беглянке. Рэн остановилась лишь раз, чтобы определить, где находится, а потом осторожно продолжила путь по лабиринту узких улочек и трущоб. Где-то здесь должна быть маленькая выщербленная дверь, висящая на сломанных петлях… Лотти поможет ей. Лотти обнимет свою девочку сильными руками и утешит. От нее будет исходить знакомый запах чего-то кислого и грязного…

Рэн улыбнулась про себя. Лотти наверняка крепко шлепнет ее и отругает за то, что Рэн ни разу не навестила ее за все эти годы. А если у старушки сегодня вечером неважное настроение, то Рэн может достаться как следует – в знак того, что Лотти все еще как-то связана с ней.

Старая Лотти считалась королевой лабиринта, и время от времени к ней приходили за помощью все обиженные и покинутые. Если ты ладил с Лотти, то никогда не оставался без куска хлеба и тюфяка, полного клопов. Философия Лотти была очень проста: если порядочные люди видят ползающих по тебе насекомых, они быстро оставляют тебя в покое; несколько укусов никогда не причиняли никому вреда, а мыло и вода – настоящие убийцы.

Лабиринт… Рэн огляделась вокруг. Десять лет – очень долгий срок. Нужно сосредоточиться и вспомнить. Прижав пальцы к вискам, Рэн заставила успокоиться свой возбужденный мозг. Тогда, много лет назад, она «освободила» от кошелька некого джентльмена, и он погнался за ней. Куда же она бежала?.. Рэн бросилась направо, потом свернула налево, и от джентльмена остались одни воспоминания, но она бежала и бежала, пока, наконец, не оказалась у выщербленной покосившейся двери… Благодарение богу за большой желтый шар на небе!

Сделав глубокий вдох, Рэн резко постучала в дверь три раза, на уровне глаз, а потом еще один раз – так, как делала много лет назад. Девушка повторила все это еще три раза, прежде чем за дверью скрипучий голос спросил, кто это ломится в дверь в такой неурочный час.

– Лотти, это Рэн! Мне необходимо увидеть тебя. Пожалуйста, открой!

– Тебе не провести меня, девочка. Моя Рэн уже давно живет у богатых людей. А теперь уходи, не то окажешься в руках закона. Моего собственного закона! – сердито пригрозил голос.

– Лотти, я не обманываю. Я действительно Рэн. Я убежала и попала в беду, теперь мне нужна твоя помощь. Выслушай меня! Вспомни, как мы с тобой решили обчистить двух пьяных матросов, которые вроде бы спали, и один из них полоснул тебя ножом? Я подкралась к нему сзади и ударила коленом, как ты учила. У тебя до сих пор остался шрам от локтя до запястья на внешней стороне руки. Пожалуйста, Лотти, впусти меня! Мне больше некуда пойти!

С сильно бьющимся сердцем Рэн ждала, пока старая женщина отодвинет сначала один засов, потом другой. Внезапно она почувствовала, как ее стиснули пухлые руки, а в нос ударил кислый запах пота. Теперь она была в безопасности: Лотти позаботится обо всем.

– Проходи в мою гостиную, – весело закудахтала старуха. – Я не сомневалась, что это ты, просто захотела наказать тебя за то, что все эти годы ты не давала о себе знать. Но ты вернулась к своей старой Лотти! Расскажи-ка, как ты теперь выглядишь. Превратилась ли ты в красивую молодую леди, как я и предсказывала?

Слезы обожгли глаза Рэн. Неужели старая Лотти ослепла?

– Я молодая леди, но не знаю, можно ли честно сказать, что я красива. Что с тобой случилось, Лотти? Как ты потеряла зрение? Кто же заботится о лабиринте, если ты не можешь…

– Не беспокойся, девочка. Я все еще королева лабиринта, – быстро успокоила ее старуха, услышав в голосе Рэн боль. – Но отвечу на твой вопрос. Джентльмен с другого конца города ткнул в меня факелом – волосы мои обгорели, а глаза ослепли. Это произошло четыре года назад. Ты не спрашиваешь, что стало с тем джентльменом?

Рэн рассмеялась.

– Мне не нужно спрашивать. Он мертв, а тело разрублено пополам и выброшено в Темзу.

– Так оно и есть, малышка. Ничего, старая Лотти может и без глаз видеть зорче большинства людей. Все мои чувства обострены, а ребята присматривают за мной так же, как я за тобой когда-то. Я могу слышать шаги в самом начале лабиринта. Я слышала тебя; слышала, как ты остановилась, чтобы осмотреться по сторонам; и, если я тебя знаю, девочка, ты стояла там и решала, в какую сторону пойти. Я слышала каждый твой шаг. Стоило мне захотеть – я бы послала за тобой старину Барта, быстрого как ветер. Но я этого не сделала. Мне хотелось увидеть, кто же это отважился пробраться в лабиринт.

– Ты должна помочь мне, Лотти. У меня неприятности, и я не знаю, как быть дальше. За душой у меня ни гроша, а впереди маячит Ньюгейт. Сегодня вечером я убила человека!

Если Лотти и удивили слова девушки, она даже бровью не повела.

– Сиди здесь, а я принесу тебе чего-нибудь поесть. Парни сегодня хорошо поживились за счет одного фермера, который направлялся на рынок. Барт стащил все его товары, поэтому мы можем есть до отвала, еще и на завтра останется. Когда у тебя полон живот, ты можешь справиться со всеми проблемами, – она передала Рэн толстый кусок сыра и ломоть мягкого, влажного хлеба. – А на десерт у нас целая корзина медовых булочек.

– Благодаря старине Барту, – вздохнула Рэн, чувствуя, как понемногу уходит напряжение последних дней.

– Если хочешь, у меня есть холодное пюре из репы, – предложила Лотти, накладывая овощное блюдо в большую желтую миску.

– Хочу! Да я могу убить за это сейчас, – тихо проговорила Рэн. – Я не ела несколько дней… Лотти, я никогда не попробую ничего вкуснее, даже если проживу сто лет!

– В следующий раз, когда встретимся с фермером, мы передадим ему твою похвалу, – захихикала старуха. – Сейчас ешь, а когда насытишься, поговорим.

Когда Рэн поела и осушила кружку эля, она почувствовала, что веки слипаются, но заставила себя собраться с силами. Она должна поговорить с Лотти и упросить ее помочь. Лотти подскажет, что делать.

Сначала запинаясь, потом более уверенно Рэн поведала без утайки, что с ней произошло. Старая Лотти внимательно слушала девушку, ее невидящие глаза смотрели в одну точку.

– Я одного не могу понять, – сказала она, когда Рэн умолкла, – какого черта ты пришла сюда? Пойми, я не отказываюсь помогать тебе. Мой дом всегда открыт для маленькой Рэн. Но как насчет ван дер Рисов? Ты же говорила, что они очень тебя любят. Почему бы тебе не вернуться к ним и не рассказать, что с тобой случилось?

– О Лотти! – воскликнула Рэн. – Я не могу, не могу! Я не смогу смотреть им в глаза после того, что натворила… Подумай сама! После того, как я усомнилась в Сирене? После тех слов, что я ей наговорила? Я не буду винить их, если они вообще больше не захотят меня видеть. О Лотти, я просто не имею права возвращаться к ним! – зарыдала она, закрыв лицо руками.

– Если эта Сирена любит тебя как мать, то почему нет, дитя мое? Ах! Ты еще слишком молода и не знаешь, что сердце матери может простить все.

– Не заставляй меня возвращаться, Лотти. Прошу тебя. Я… я должна на некоторое время исчезнуть из Лондона. Можно уплыть с Калебом. Когда все утихнет, он отвезет меня назад к Сирене и Ригану. Но сейчас я не могу пойти к ним. Я предала их любовь, их доверие.

– Ну тише, детка, – успокоила ее Лотти. – Мы сделаем, как ты захочешь. Тебе нельзя оставаться здесь, но не из-за того, что мне это не по душе; просто для такой леди, как ты, тут не место. Я бы отдала десять лет своей жизни за то, чтобы ты осталась со мной, но это не дело. Ладно, мы что-нибудь придумаем. Этот Малькольм – самая отвратительная тварь, и ты правильно с ним поступила. Сомневаюсь, что тебя станет преследовать закон за совершенное убийство, а тех матросов, которые пошли на пристань, не опасайся: они уже забились в норы, как крысы. Сейчас ложись и поспи, а я отправлю своих ребят разузнать все о твоей «Морской Сирене». Как мог твой собственный брат бросить тебя? – проворчала она.

– Он меня не бросал, Лотти. Он ничего не знает. И он мне не брат, тебе же это известно.

– Ну и слава богу, – пробормотала Лотти.

Может быть, она стара и слепа, но Лотти слышала, как изменился голос девушки, когда она произнесла имя Калеба.

– Ложись на эту кушетку, а когда проснешься, старая Лотти все устроит. На, возьми, – сказала старуха, протягивая Рэн потертое одеяло.

– Много в нем клопов? – сонным голосом спросила Рэн.

– Десятка два будет, и одно-два гнезда по краям. Но ты их не побеспокоишь…

– А они не побеспокоят тебя, – со смехом продолжила Рэн, устраиваясь на кушетке и натягивая грязное одеяло до подбородка.

Лотти дождалась, чтобы дыхание Рэн стало глубоким и равномерным, а потом громко хлопнула в ладоши. Через минуту в комнату вошли трое мужчин и стали терпеливо ждать указаний Лотти. Из глубины своего бесформенного платья старуха извлекла мешочек с драгоценными камнями и проворно ощупала его содержимое. Затем заговорила тихо и настойчиво, а мужчины молчали, не выказывая никаких эмоций, только кивая головами в знак того, что понимают. Один из них протянул руку за рубином, который выбрала старуха, и мужчины вышли так же быстро и бесшумно, как и появились.

Лотти положила огрубевшую, мозолистую руку на голову Рэн, по ее изрезанной морщинами щеке прокатилась единственная слеза. Она знала, что девушка красива, так же красива, как и Лотти в молодости… Из потайного кармана старуха достала щетку и попыталась расчесать свои редкие, сбившиеся волосы. В итоге по спине Лотти запрыгала целая колония вшей, и она оставила эту глупую затею. Зачем только она потревожила их? Лотти уселась в старое, обшарпанное тростниковое кресло-качалку, подождала, пока вши вернутся назад в ее спутанную гриву, и тоже уснула.

* * *

В порту слышались голоса, при свете факелов сновали матросы из команды Калеба, готовя «Сирену» к завтрашнему отплытию. Мужчины таскали на борт провизию, а Обри Фаррингтон стоял на палубе, опираясь на трость, и следил за погрузкой.

– Слава тебе, Господи! Я знал, что ты поддержишь меня, – пробормотал он, наблюдая, как обнаженный по пояс матрос взваливает на плечи деревянную бочку.

Калеб сидел неподалеку с безразличным видом, но в глазах его стояло то же тревожное выражение, что у Фаррингтона. «Если есть на свете король дураков, так это я», – говорил он себе. Каждый раз, когда старый аферист выглядел таким, как сейчас, Калеб знал: что-то ускользает от него, какие-то весьма значительные детали. Он твердо решил, что обыщет корабль сверху донизу, прежде чем отчалит. Старый лис что-то скрывает от него…

– Сколько их, Обри? – спросил Калеб, выпуская в сторону картежника струйку серо-голубого дыма.

– Около сотни. У тебя же на «Морской Сирене» много места. Не беспокойся ни о чем, Кэл. Обо всем уже позаботились.

– Вот это как раз меня и пугает, – проворчал Калеб. – Когда ты берешь дело в свои руки, я в конечном счете оказываюсь в дураках. Скоро рассвет; нам обоим лучше отправиться спать.

– Спать! – возмущенно воскликнул Фаррингтон. – Чтобы эти люди обобрали нас до нитки? Ни за что! Я останусь тут до самого рассвета. Если ты хочешь, то иди и ложись, отдыхай. Я сам за всем прослежу.

– А кто присмотрит за тобой? Моя ошибка заключается в том, что я не посадил тебя на привязь, когда встретил впервые. Я тоже останусь здесь, и если ты еще не растерял остатки разума, то будешь держаться у меня на виду.

Фаррингтон кивнул в знак согласия.

– Как скажешь, Кэл.

– Послушай, Обри: до отплытия я собираюсь обыскать весь корабль от носа до кормы и выяснить, что ты хочешь провезти контрабандой в колонии.

Калеб, прищурившись, наблюдал за стариком. Выражение лица Обри не изменилось.

– Я не стану обращать внимания на это оскорбление, потому что мы с тобой старые друзья, Кэл. Но как ты мог подумать, что я попробую обвести тебя вокруг пальца?

– Ты и сам ответил, Обри. Попробую! Но у тебя ничего не выйдет. Я не хочу, чтобы мой корабль отправился с грузом-приманкой для пиратов. Я не желаю, чтобы мне перерезали горло, а пассажиры пострадали из-за твоих дурацких причуд. Обыщу все от носа до кормы – помни об этом!

В лунном свете Калеб заметил какое-то безумное выражение в глазах старого повесы; голос капитана неожиданно зазвучал мягко:

– Если ты прямо сейчас расскажешь, что собираешься провезти на моем судне, мы, возможно, придем к какому-то соглашению. Пойми, Обри: я хитрее тебя, ты не сможешь меня надуть. Если же ты прибегнешь к своим обычным уловкам, тогда все эти… переселенцы, черт их подери, останутся в порту ждать у моря погоды. А я отправляюся в плавание. Один.

Бросив гордый взгляд на Калеба, Фаррингтон расправил сутулые плечи.

– Последний раз объясняю: я не понимаю, о чем ты говоришь. Я ничего не прячу на твоем корабле и не собираюсь этого делать. Может быть, я и стар, Кэл, но не такой уж я дурак.

На миг Калеб поверил ему, пока украдкой не посмотрел на Обри при свете луны: в глазах Фаррингтона застыло то же безумное выражение. Калеб вздохнул. Придется обыскать «Сирену», и горе этому старику, если на судне обнаружится что-нибудь, кроме крыс.

Когда последние припасы были благополучно доставлены на камбуз, Калебу захотелось прогуляться по палубе. До рассвета оставались считанные минуты. Он любил наблюдать начало нового дня, но сегодня в душу молодого капитана закрадывалось беспокойство: что принесет ему этот день? Наверное, он окончательно спятил, раз согласился принять предложение Фаррингтона. Но теперь слишком поздно раскаиваться: он дал слово. Придется плыть в Америку, как пообещал. Калеб раздраженно оглянулся по сторонам и понял, что хочет женщину, хочет ее прямо сейчас. Удивительно, как в голову могла прийти такая мысль, учитывая все происходящее. Он решил забыть об этой глупости и в задумчивости прислонился к штурвалу. Где-нибудь, когда-нибудь он встретит прекрасную, восхитительную женщину, которая полюбит его так же крепко, как и он ее… Первый раз они займутся любовью, чтобы удовлетворить его страсть, а во второй – страсть обоих… Каждый раз они станут дразнить друг друга, будут безжалостными и в то же время нежными, очень нежными… Но, даже избороздив все морские просторы, сможет ли он найти такую женщину и распознать в ней ту, которая необходима ему, чтобы жить полнокровной жизнью?

«Я узнаю ее, – уверенно и не без самодовольства подумал Калеб. – Обязательно узнаю».

* * *

Малькольм Уэзерли брел по городу в предрассветной мгле. Его истерзанная щека невыносимо болела, левый глаз ничего не видел, к тому же он был очень напуган. Ни разу за свою жизнь он не испытывал большего страха. Что с ним будет теперь, когда его прекрасное лицо испоганено этой маленькой сучкой Рэн, будь она проклята?! Если он когда-нибудь доберется до нее, то сделает с ней то же самое, чтобы весь остаток жизни ей пришлось прятаться от людей. Да, он обязательно сделает так, что ни один мужчина не захочет смотреть в ее сторону!

Малькольм остановился и огляделся, чтобы определить, где находится. Ему почему-то казалось, что он прошел гораздо больше и теперь уже недалеко от порта. В душе Уэзерли начал зарождаться ужас, когда он понял, что с каждой минутой небо становится все светлее. Он постарался взять себя в руки и критически оценить ситуацию. Сейчас, пожалуй, он выглядел не лучше крыс, которые кишели в порту и тавернах, разбросанных по вонючим узким улочкам. Малькольм сомневался, что в таком виде кто-нибудь из знакомых узнает его, а вот крысы точно примут за своего.

Уэзерли посмотрел на восток здоровым глазом, но быстро закрыл его и застонал. Должно быть, напряглись мышцы на поврежденной стороне лица, и теперь из раны снова полилась кровь. Малькольм взбесился. В этот момент он поклялся себе, что, если Фаррингтон хотя бы раз посмотрит на него не так или произнесет неверное слово, он, не задумываясь, прикончит старика и заберет назад ожерелье. Если же его арестуют, то так тому и быть!

Уэзерли пробирался по узкой улочке вдоль грязных стен домов. Наконец его взору открылся порт, где уже кипела работа. Был там и молодой ван дер Рис, который резким голосом кричал на Фаррингтона. Малькольм находился слишком далеко, чтобы разобрать слова, но даже издали было понятно, что старый картежник напуган. «Это хорошо, хорошо для меня», – подумал Малькольм. Фаррингтон собрался уходить, его элегантная тросточка легко застучала по толстым доскам. Малькольм решил дать старику время, чтобы покинуть порт, а потом догнать его и взять все дела в свои руки. Картежник был шустрым старикашкой, ловким и хитрым, но Уэзерли не сомневался, что одержит над ним верх.

Как только Фаррингтон вышел на пустынную улицу, Малькольм окликнул его хриплым голосом. Обри обернулся, его отрешенный взгляд стал испуганным при виде израненного лица бывшего красавчика.

– О Господи! Уэзерли, что с тобой приключилось?

– Не твое дело. Хочу перекинуться парой слов у тебя дома, и мне нужно, чтобы ты позаботился о моей ране. Помоги мне.

– Почему это я должен помогать таким, как ты? У нас чисто деловые отношения. Я не должен тебе ничего, кроме доли за камешки, да и то ты согласился подождать, пока их купят. Я ничем тебе не обязан, – решительно заявил Обри, намереваясь продолжить путь.

– Ах ты ублюдок! – процедил Уэзерли сквозь стиснутые зубы. – Либо ты помогаешь мне, либо, клянусь, я сам найду способ проникнуть в твои хоромы, подожгу их и поджарю тебя, как цыпленка.

Обри Фаррингтон питал глубочайшее отвращение ко всякого рода угрозам, особенно если они касались его персоны.

– Очень хорошо, – холодно произнес он, – но позволь заметить, что я не врач, а от вида крови мне становится дурно. Я не сумею вылечить твои раны, потому что ничего не смыслю в этом деле и не собираюсь учиться. Тебе нужен доктор. Судя по всему, ты рискуешь потерять глаз.

– Это мой глаз, и если я не волнуюсь о нем, то какое тебе до этого дело? Ты позаботишься обо мне, старый грешник, иначе никогда больше не выйдешь из своей квартиры. Я слов на ветер не бросаю, Фаррингтон.

Обри не сомневался, что Малькольм не шутит. Уэзерли был гораздо опаснее Кэла. Обратив поблекшие глаза к небу, старик взмолился про себя: «Господи, почему всегда я? Возможно, я и хитрил иногда, но брал по чуть-чуть в одном месте, чтобы заплатить в другом. Если бы не я, то эти бедные люди, пуритане, остались бы здесь в ожидании, когда на их головы обрушится топор. Помни об этом, Господи, когда станешь судить меня». Закончив разговор с богом, Фаррингтон заметил, что Уэзерли с трудом держится на ногах, и решил уступить ему сейчас, а уж потом как-нибудь отделаться от этого хищника.

Уже в своей удобной квартире Обри принес таз с теплой водой и принялся за работу. Руки его действовали не очень-то нежно, обрабатывая рану Малькольма. Когда Обри заговорил, голос его звучал холодно:

– У тебя рассечено глазное яблоко, и на лицо необходимо наложить швы. Я этого делать не умею.

– Что будет, если рану не зашить? Фаррингтон с неприязнью посмотрел на Уэзерли.

– Повторяю: я не доктор. Рана заживет сама по себе, если в нее не попадет грязь, но твое лицо будет испорчено окончательно. О глазе забудь – его больше не существует. Если наложить швы, у тебя, наверное, останется красный шрам от брови до подбородка. Со временем он побледнеет, но – опять-таки! – я могу ошибаться. Ради бога, парень, я же говорил тебе, что ничего не смыслю в этих делах!

Убирая таз, Фаррингтон не удержался и съязвил:

– Ты, скорее всего, сможешь получить работу в Ньюгейт или Бедламе[7] и держать заключенных или больных в страхе, чтобы были они послушны.

Малькольм проигнорировал насмешку. Позже он хорошенько рассмотрит в зеркале свое лицо. В данный момент, когда рана обработана, нужно заняться другими неотложными делами.

– Это правда, что корабль ван дер Риса отплывает сегодня? Только не лги мне, Фаррингтон.

– Да, правда, – ответил Обри, – «Морская Сирена» отчалит сегодня ночью с полным трюмом пассажиров. А почему тебя это интересует?

– Потому что ты проведешь меня на этот корабль. Здесь мне больше нечего делать. Куда он направляется?

Фаррингтон глубоко вздохнул.

– В колонии, а оттуда на Мартинику,[8] где я собираюсь продать нашу маленькую… вещицу, – он бросил насмешливый взгляд в сторону Уэзерли. – Что с тобой? Ты побледнел, будто встретил приведение.

– ван дер Рис получит какую-то долю? – спросил Малькольм, думая о бандитах, которых послал на пристань, чтобы порыскать вокруг «Морской Сирены» в поисках следа драгоценностей.

– Капитан ничего не знает о королевском ожерелье. Он считает, что выполняет благотворительную миссию, помогая пуританам сбежать из страны. Почему ты вдруг так забеспокоился? – встревоженно спросил Фаррингтон.

– Слышал кое-какие разговоры… Ты уверен, что больше никто не знает о драгоценностях?

– Уверен так же, как в том, что меня зовут Обри Фаррингтон, – заверил его старый картежник. – Не надумал ли ты «охранять» эту вещицу на «Морской Сирене»? Не забывай: ты всего лишь вор! – презрительно бросил старик.

– Тогда кто же ты, черт возьми? – поинтересовался Уэзерли.

– Скупщик краденого. Очень благородная профессия. Я просто слежу за тем, чтобы каждый получил то, что желает, а потом вступаю в свои полномочия. Воровство, – продолжил он поучительным тоном, – работа сатаны. А мои руки чисты. Я занимаюсь исключительно почетными делами.

Малькольм было ухмыльнулся, но резкая боль обожгла его, как удар хлыста.

– Игра в карты – тоже почетное дело?

– А чем еще заниматься мужчине? Если люди хотят спустить свои денежки, разве могу я их остановить? Я честный человек и занимаюсь только благородными профессиями! – Фаррингтон говорил с достоинством.

– Ба! Ты рассуждаешь как старый дурак, и я начинаю терять терпение. Я хочу быть на борту этого корабля. Организуй это, Фаррингтон. Меня не волнует, как ты это сделаешь. Просто сделай – и все. С твоей стороны будет мудрее, если ты спрячешь меня без ведома ван дер Риса. Я знаю, что могу доверять тебе, Фаррингтон, ты сделаешь все необходимое, – голос Малькольма звучал глухо, обезображенное лицо производило удручающее впечатление.

– Да ты с ума сошел, Уэзерли! У ван дер Риса есть список всех пассажиров. Лишнего человека провести на борт средь бела дня невозможно!

– Придумай что-нибудь. Да, приготовь мне продукты и смену одежды – потом вычтешь из моей доли.

Мозг Обри лихорадочно работал. Что, черт возьми, задумал Уэзерли? Кэл не выпускает его, Фаррингтона, из вида, а этот стервятник Уэзерли грозится убить! Если и удастся каким-то образом протащить Малькольма на борт «Морской Сирены», то ничего хорошего из этого не получится. Придется заплатить Уэзерли огромную сумму на Мартинике, вырученную за драгоценные камни, а это значит, что Обри Фаррингтону придет конец. Старик ненавидел потерю конечного результата, особенно если начало было таким многообещающим. А еще больше он ненавидел свой пустой карман. Выход оставался один: отправиться к Кэлу и довериться ему, чтобы защитить свой капитал и обезопасить жизнь. Получить третью часть лучше, чем не получить ничего. Да, он во всем признается Кэлу, а потом придумает способ, как тайно провести Уэзерли на корабль.

«Должно быть, я старею», – заметил про себя Обри, спускаясь по узкой лестнице к домохозяйке, которая за несколько лестных слов и быстрый поцелуй в щеку снабдит его необходимыми продуктами для этого хищника, что развалился сейчас наверху в любимом кресле Фаррингтона. Чего только ни приходится делать, чтобы выжить в этом жестоком, безжалостном мире!

Обри тяжело вздохнул, постучал к хозяйке, а когда та открыла, отступил и воскликнул:

– О Боже, не саму ли Красоту вижу я?

Вот что ему приходилось делать.

ГЛАВА 10

Лидия Стоунхам проснулась и лежала очень тихо. Она всегда пробуждалась с чувством страха. Лидия ложилась в постель, испытывая ужас, сковывающий все тело, ела со страхом, и вообще вся ее жизнь была пропитана этим чувством с тех пор, как она вышла замуж за Баскома Стоунхама по настоянию своих родителей.

Лидия боялась всего: ела ли она слишком много или не брала в рот ни крошки; говорила ли или молчала; пачкала ли свое платье или на нем не было ни единого пятнышка – а это означало в глазах Баскома, что жена ничего не делала, несмотря на то, что ее руки были красны и покрыты трещинами от грубого щелочного мыла, которым он заставлял ее пользоваться. «Чистота, – нравилось повторять младшему Стоунхаму, – то же благочестие». Но больше всего Лидия боялась своего мужа: из-за того, кем он был, и из-за непристойных грязных штук, которые Баском заставлял ее проделывать от имени Бога, чтобы она смогла искупить свою вину. «Каким образом, – снова и снова удивлялась женщина, – эти отвратительные деяния могут очистить меня? Эти вещи так же безобразны, как его уродливое, отталкивающее лицо и тощее тело…» Лидия признавалась себе, что ненавидит Баскома с такой страстью, какой никогда не знала в любви.

Думая о глубоком отвращении к мужу, Лидия всегда начинала дрожать, а в голубых глазах появлялись слезы. Это были слезы жалости к себе и другим несчастным созданиям, которые вынуждены терпеть подобный жизненный фарс.

Вот и сейчас Лидия крепко сомкнула веки, чтобы остановить слезы; в это мгновение Баском прикоснулся к ней своей костлявой ногой. Он почувствовал дрожь жены и, будучи человеком душевнобольным, воспринял это как сексуальное желание. Если бы Лидия сто лет подряд твердила, что постоянно трясется от страха, а не от желания, Баском ни за что бы не поверил. Он был убежден, что Лидия испытывает к нему вожделение даже во сне. А так как он является прекрасным мужем, сначала он позволит ей уступить потребностям тела, а потом заставит жену выпрашивать у Бога прощения.

Но если Бог существует, почему же Он не вмешается? Зачем Он позволяет ей покоряться сумасшествию Баскома? Лидия не находила ответов на эти вопросы.

Ей нужно заставить себя прекратить дрожать, встать с постели и одеться. Если она будет полностью одета, Баском не сможет увидеть или почувствовать ее дрожь. Но… слишком поздно. Его руки, похожие на клешни, уже копошились под ночной сорочкой жены. Ей хотелось кричать, когда одна худая рука вцепилась в ее полную грудь, а другая стала поглаживать плоский живот. Лидия подавила приступ тошноты и замерла, теша себя надеждой, что муж снова заснет. Такого раньше никогда не случалось, но Лидия всегда надеялась на это, иногда даже молилась.

Баском медленно приблизил лицо к затылку Лидии и принялся вылизывать изгиб нежной шеи. Он зарылся лицом в ярко-рыжые волосы жены, чтобы защититься от солнечного света, заливающего комнату. Язык Баскома работал неторопливо, а руки лихорадочно шарили по мягкой податливой плоти. Затем он рывком перевернул жену на живот, не выпуская из руки ее грудь. Глаза Лидии были закрыты. «Это хорошо, – сказал он себе. – Она молит о прощении, как я учил, одновременно позволяя мне, ее любимому мужу, поступать по-своему и даровать ей удовольствие». Каждый мускул тела Лидии дрожал, а за закрытыми веками – Баском знал – пылали глаза от страсти к нему и сексуального удовольствия, которое он доставлял ей.

Он играл с женой, ласкал грудь, пока соски не напряглись. Затем рука Баскома неспешно спустилась вниз и принялась исследовать нежное теплое местечко между бедрами Лидии, пока ее плотно сжатые губы не приоткрылись и она не застонала… от желания… к нему. Всегда к нему! Баском приник ртом к ямочке на шее жены, и снова его язык проделал привычный путь по ложбинке между грудей к упругим соскам, которые он лизал и жадно сосал, а в ушах звенели ее стоны… Баском стянул с Лидии ночную сорочку, а потом снял и свою, прижимаясь к жене сзади своим немощным телом.

– Пора, Лидия. Говори сейчас.

– Прости меня, Господи, за страсть к телу моего мужа. Откажи мне в том, что ищет моя плоть для утоления страсти. Прости меня, Господи, за слабость мою, – громко, нараспев заговорила Лидия, чтобы быть уверенной: Баском слышит ее и не заставит повторять.

– Я слышу тебя, дитя мое, и откажу тебе в том, чего просишь. Я твой господин и спаситель! – заорал Баском. В утренней тишине комнаты голос его прозвучал дико.

«Да, это правда… моя плоть слаба, – всхлипывала про себя Лидия. – Как он может проделывать со мной такое изо дня в день?»

Баском скосил глаза, чтобы увидеть лицо жены. Какой же непристойной она выглядит! Как могла женщина так низко пасть? Он заставит ее покаяться! Он прикажет ей стать на колени и молиться, пока она не охрипнет от мольбы и не изотрет колени до крови. Мерзкая шлюха! Глаза его остекленели, тело содрогалось в экстазе, а из жалкой груди вырывались отвратительные вопли.

Баском ощущал себя великомученником из-за того, что жена «заставляла» его делать.

Лидия села на постели, не поднимая глаз от стыда. Не моргнув, она стерпела удар по лицу. Теперь ей предстоит замаливать то, что она совершила и что «вынудила» сделать мужа. Он считал это обязательным ритуалом для спасения ее грешной души.

Баском взял с ночного столика Библию и раскрыл ее.

– Сейчас мы должны помолиться, чтобы Господь простил твое распутство. Мы оба будем просить Бога оберегать нас от подобных деяний. Он знает, что ты за шлюха, и придет ко мне в видениях, чтобы сказать, как поступить с тобой. Молись, Лидия! – приказал он.

– Боже Праведный, я проститутка, как говорит Твой ученик. Меня переполняет похоть, от которой необходимо избавить мое тело, чтобы я могла служить Тебе. Прости мою слабость и укрепи моего мужа умом и силой, чтобы он мог вынести мои недостатки. Избавь меня, Господи, от гнева Твоего, сжалься и будь милосердным, – голос Лидии звучал монотонно. Она повторяла эти слова опять и опять, пока Баском полностью не оделся.

– Теперь можешь одеваться. Сегодня вечером на корабле мы снова помолимся за твою душу. Скажи, что ты хочешь, чтобы я помолился за твою душу, Лидия.

– Да, Баском, я хочу, чтобы ты помолился за мою душу, – без всякого выражения произнесла Лидия.

– Мои родители и сестра Сара ждут внизу. Когда спустишься в столовую, не забудь опустить глаза, иначе все узнают, чем ты только что занималась. Они увидят, какая ты непристойная шлюха, и вынуждены будут жалеть меня. Жалеть меня! – яростно воскликнул он, глаза его вспыхнули безумным огнем. – Если такое случится, Бог накажет нас обоих. А надо наказывать только тебя, Лидия. Это ты должна постоянно бороться с пороками своего тела и искоренять их. Возможно, когда-нибудь, если будешь достаточно долго и усердно молиться, Бог спасет тебя от себя самой и освободит меня от креста, который я несу.

– Да, Баском, я сделаю, как ты скажешь, – согласилась Лидия, надевая через голову нижнюю юбку и затягивая завязки под грудью.

«Я знаю: должен быть другой Бог, а не тот, которому ты молишься», – подумала Лидия. Перед тем, другим Богом она встала на колени и начала слезно молить его, но не о прощении, а об избавлении от этого сумасшедшего фанатика, который был ее мужем.

* * *

Лотти открыла входную дверь, повернула голову и прислушалась. Шаги трех человек… Ребята возвращаются.

Она тихо закрыла дверь и села в кресло-качалку. Мохнатый рыжий кот устроился у нее на коленях и громко заурчал. Лотти ласково погладила кота грязными руками с обгрызенными ногтями, не отводя невидящих глаз со спящей девушки. Что с ней будет? Лотти сердцем чувствовала, что настанет тот день, когда Рэн выйдет замуж за достойного джентльмена, который будет преданно любить ее до конца жизни.

В дверь постучали – три раза и еще один. Лотти вскочила с кресла, а рыжий кот, сброшенный на пол, недовольно зашипел от столь бесцеремонного обращения.

– Никаких лишних слов, только самое главное, – приказала Лотти парням.

– «Морская Сирена» отчалит в полночь. Корабль не везет никакого груза, только пассажиров в американские колонии. Пуритан. За большие деньги нам удалось купить это платье, – Барт передал Лотти сверток. – Девушка должна проскользнуть на борт незаметно. Если они станут считать по головам, нам придется отвлечь какую-нибудь женщину. Лукас согласился исполнить это маленькое поручение. Так или иначе, но девушка будет на борту, когда корабль отчалит. Сид заложил рубин и получил около двухсот фунтов, приставив нож к горлу ростовщика. Мы правильно поступили, Лотти?

– Очень даже верно, Барт. Я и сама бы лучше не сделала, – подтвердила Лотти, пожимая его руку в знак того, что гордится своими ребятами.

Как заботились о ней эти воры с тех пор, как старуха потеряла зрение! Старина Сид даже мыл ее дважды в год, не обращая внимания на ее дряблое тело. Он намыливал ее, как ребенка, и вытирал, как собственную мать. Эти приятные детали делали терпимой жизнь старой женщины.

– Я накрыла вам завтрак в соседней комнате, – довольно проговорила Лотти. – Ешьте хорошенько, верные друзья. Сейчас я разбужу девочку и подготовлю ее к путешествию.

Лотти погладила спящую девушку по спутанным волосам и провела шершавой рукой по гладкой щечке. Старуха никак не прореагировала, почувствовав на щеке Рэн влагу. Детка плакала во сне – что ж, это бывает.

– Давай, Рэн, пора вставать и готовиться к новому дню. Просыпайся.

Она тихонько потрясла Рэн за плечо и, когда та села, протянула ей сверток. В нескольких словах Лотти объяснила Рэн, что следует делать и куда она отправится, потом ласково потрепала девушку по щеке. Рэн скрылась в отгороженной занавесками части комнаты, чтобы переодеться. Облачившись в черное пуританское платье и заколов волосы под чопорной белой шляпкой, она вернулась и села за стол рядом с Лотти. Рэн быстро проглотила свой завтрак и облизала пальцы, чтобы показать, как ей понравилась еда.

– Слушай меня, детка, – сказала Лотти, извлекая на свет потертый кошелек, – здесь сто фунтов, вот в этом мешочке – драгоценные камни. Спрячь их как следует. Только богу известно, что тебя ожидает в Америке, а эти вещи помогут тебе не умереть с голоду и как-то устроиться. Я бы дала тебе больше, если бы имела, но мне надо присматривать за своими парнями.

Рэн вытаращила глаза.

– Это слишком много, Лотти! Я не могу все взять. Хватит и половины. Я сильная и смогу найти там работу, а деньги нужны тебе самой.

– Не говори ерунды, детка. Мы всегда сможем добыть себе еще. А ты не знаешь, что таит чужая земля; возможно, там не самое подходящее место для женщины, которая ищет работу. Ты должна принять мой подарок и использовать его разумно.

– Мне так не хочется уезжать, Лотти, но оставаться здесь нельзя. Я не хочу подвергать всех вас опасности… Но я никогда не смогу отблагодарить тебя за доброту…

– А мне ничего и не нужно; достаточно знать, что ты благополучно села на корабль. Однако ты можешь сделать мне маленькое одолжение – если, конечно, представится возможность.

– Все, что захочешь! Просто скажи, что я должна сделать, – Рэн приготовилась слушать.

– Сид сказал, что на корабле голландца поплывет человек по имени Обри Фаррингтон. В наших местах он известен как хитрейший картежный шулер. За день или два до прибытия в порт назначения разыщи его и сыграй с ним в карты. Используй все трюки, каким я тебя учила. Вытяни из этого «почтенного» джентльмена все до последнего пенни. А когда обчистишь его до нитки, скажи, что выиграла у него Лотти. Он поймет. Сделаешь это для меня?

Рэн кивнула, и лицо ее осветила озорная улыбка.

– Говоришь, каждый трюк, Лотти?

– Каждый, – настойчиво повторила Лотти. – Сид подслушал его разговор с молодым ван дер Рисом. Вот откуда я узнала, что он тоже будет на этом корабле. Ты за меня сведешь с ним старые счеты. Один-единственный раз в жизни меня ободрали как липку, я до сих пор не могу смириться с этим и хочу сравнять счет.

– Не волнуйся, Лотти, я все сделаю. А когда прибуду в Америку, сразу пошлю тебе письмо с выигрышем или передам его с первым кораблем, направляющимся в Англию.

– Не стоит, детка. Оставь все себе. Я просто хочу, чтобы он знал: я ничего не забыла и выигранные у него деньги мне не нужны. Но я желаю увидеть его побежденным. Играя с ним, используй эту колоду, – Лотти порылась в одном из карманов своего потрепанного платья. – Что бы ты ни делала, не теряй их! Помнишь пометки на картах, а? Работа Сида! Недаром он был лучшим фальшивомонетчиком во всей Англии, его твердой руке не было равных! Взгляни на перья на хвостах павлинов – и отчетливо увидишь пометки.

– Я помню их, Лотти. Даю слово, что выполню твою просьбу.

В комнату вошли трое мужчин и улыбнулись Рэн.

– Мы с Лукасом будем на пристани, а Сид вернется за Рэн, когда подойдет время, – спокойно сообщил Барт.

Лотти кивнула, и воры исчезли за дверью; рыжий кот последовал за ними.

* * *

Обри Фаррингтон остановился у иллюминатора в каюте Калеба, чтобы украдкой проследить, как Малькольм Уэзерли проникнет на судно. Поскольку ван дер Рис был человеком наблюдательным, Обри решил отвлечь его внимание содержательной беседой.

– Ладно, Кэл, я вижу, что шуточки закончились, и мне ничего не остается делать, как выложить тебе все начистоту, – затараторил Фаррингтон. – Все очень просто. Когда ты уехал, а картежная лихорадка прошла, я оказался совсем без денег, поэтому вынужден был согласиться… свести одного моего приятеля с… одной знакомой леди. А потом он…

– Стащил королевское ожерелье, – закончил за него Калеб. – Я заподозрил, что ты замешан в этом деле, как только услышал новость. Единственное, что меня удивляет, так это то, что тебя до сих пор не поймали, – лицо Калеба стало напряженным и мрачным, но в глазах прыгали озорные искорки. – И сколько на черном рынке, Обри?

– Крупный куш, – самодовольно ухмыльнулся Фаррингтон. – Я все организовал для перевозки ожерелья на Мартинику. Я плыву с тобой, Калеб, чтобы защитить свой капитал.

– Очень мило с твоей стороны, – холодно заметил Калеб. – Я почему-то ожидал этого. А сейчас скажи, где находятся драгоценности. На тот случай, если с тобой что-нибудь случится. Сам понимаешь, море преподносит массу сюрпризов. Будет жаль, если такая дорогая вещь затеряется…

– Ты меня разочаровываешь, Кэл! Я никогда не раскрываю карт до конца.

– Хорошо, старый мошенник. Пока оставь при себе свою маленькую тайну, но помни: в тот день, когда я захочу получить ответ, ты выложишь мне все как на духу.

– Похоже, это честная сделка, – вкрадчивым голосом проговорил Фаррингтон, теребя в руках свою новую элегантную шляпу. – Ты очень добр, Кэл.

Обри повернулся, чтобы уйти, в его животе заурчало от облегчения: к этому моменту Уэзерли уже благополучно прибыл на корабль в рундуке.

– И последний вопрос, Обри. Доли равные. Согласен?

– Как скажешь, Кэл. Равные доли – значит равные.

– Тогда ты не будешь возражать и подпишешь этот маленький документ в надлежащем месте? продолжил Калеб, протягивая Фаррингтону бумагу и перо. – На плаху идут не только пираты-головорезы… Это мой корабль, а я капитан. Мы понимаем друг друга, Обри… старый друг?

– Отлично! – Фаррингтон улыбнулся, поставил на документе свою подпись и вышел из каюты.

«Жаль, что в молодости я не научился плавать, – Обри терпеть не мог холодную черную воду, – ну, до этого дело не дойдет!» – думал он, направляясь в каюту, которая должна была стать его домом на время плавания. Обри необходимо было выпить рюмочку-другую, а может быть, и третью, чтобы прийти в себя. Делить сокровище пополам было глупо, на три части – совсем для слабоумных. Победителю достается все – вот как должно быть, но… это невозможно. Правда, выход есть: надо придумать, как устранить Уэзерли, и его долю – третью часть, разумеется, – отдать Кэлу как половину, вот тогда умница Обри Фаррингтон останется в выигрыше!

В ту минуту, когда Фаррингтон покинул каюту, лицо Калеба расплылось в широкой улыбке. Кого старик задумал одурачить? Калеб мог завладеть драгоценностями немедленно, если бы захотел. Разгадать секрет Обри было несложно. Где еще, как не на себе, он стал бы хранить сокровище? А эта щегольская шляпа с пером? Лучший тайник тот, что у всех на виду!

* * *

Рэн сидела тихо, пока Лотти дремала в кресле-качалке. Девушка удивлялась самой себе: она не испытывала никакого душевного волнения, несмотря на исключительные обстоятельства. Она отправлялась в путешествие под вымышленным именем, в одежде, украденной бог знает где, на корабле своего сводного брата, который не должен знать, что Рэн находится на борту. У нее с собой колода крапленых карт, благодаря которым можно мошенничать, сто фунтов и мешочек с драгоценными камнями, спрятанный на груди. Она обманулась в Малькольме, была изнасилована и чуть не погибла; Сирена и Риган – самые дорогие сердцу люди – потеряны навсегда. Она собирается на новую землю, наводненную дикими индейцами. «Почему же все это случилось?» – спрашивала себя Рэн. «Потому что я была дурой», – отвечала она, глотая слезы. Девушка ощущала некоторую уверенность от сознания того, что она всегда может положиться на Калеба. Без сомнения, он не откажет ей в помощи, если таковая потребуется. Рэн вытерла глаза тыльной стороной руки и осмотрела грязную комнату.

Так она жила в детстве. На самом деле девочка жила и похуже до того, как Лотти нашла ее и забрала к себе. Но те дни, когда она спала в кучах мусора, чтобы не замерзнуть, давно прошли, и теперь Рэн стоит на пороге новой жизни на новом месте. Ей придется рассчитывать только на собственные силы. Она хорошо усвоила урок, преподнесенный жизнью, и больше не доверится никому. Пусть этим занимаются дураки. Она доверяла Саре и Малькольму – и посмотрите, что с ней стало! Сирена с Риганом верили в нее – чем она отплатила? А этот негодяй Калеб, который пытался соблазнить ее в саду? Зря она не покалечила его так, чтобы он никогда больше не смог злоупотребить доверием женщины. Рэн мысленно поместила Калеба в ту же категорию, что и Малькольма, а потом и вовсе перестала думать о нем.

Стул, на котором сидела Рэн, громко затрещал, когда она попробовала устроиться поудобнее до прихода Сида. Девушке очень хотелось подождать его на улице, но Лотти не разрешила. Сегодня было полнолуние, хотя сквозь грязное окно не проникал ни один лучик лунного света. Вдруг Рэн заметила целую колонну муравьев, марширующих по столу и облепивших ломоть хлеба на разбитой тарелке. Хлеб словно ожил, и за считанные секунды от него остались только крошки. «Им тоже нужно есть, – подумала Рэн, – они должны жить, как и я». Ножки стула снова затрещали, когда девушка повернулась и посмотрела на дремлющую Лотти. Как может ее давняя подруга жить в таких условиях?

– Потому что никогда не знала ничего другого, – вслух пробормотала Рэн.

Барт и остальные тоже не знали другой жизни. Они существовали по принципу: делать все возможное, чтобы выжить, а если подвернется случай и повезет – снимать сливки.

– Проклятие! – процедила сквозь зубы Рэн.

Она пожила среди мусора и успела вкусить сладкой жизни. Ей совсем не хотелось жить так, как в детстве. И с этого момента девушка твердо решила снимать только сливки.

Тихо открылась дверь, и в щель первым прошмыгнул рыжий кот. Он забрался на колени к Лотти и удобно устроился на ее грязных юбках. Сид слегка кивнул. Первой встала Рэн, а за ней Лотти. Ни одна из женщин не проронила ни слова. Рэн, не оглядываясь, последовала за мужчиной на улицу. Она знала, что Лотти беззвучно плачет, покачивая на руках кота. Но у Рэн ван дер Рис уже не осталось слез, чтобы плакать.

– Хочу подарить тебе на счастье мой талисман, – сказал Сид, протягивая девушке кусок свиного уха, когда они торопливо шли по темной улочке.

Рэн с улыбкой приняла подарок.

– Я буду беречь его и молиться, чтобы он приносил мне удачу, как и тебе.

Больше Сиду нечего было подарить Рэн, и оба знали, что талисман не принес ему никакой удачи, иначе бы Сид не жил в лабиринте, как Лотти, и не заботился бы о ней.

– Иди нормальным шагом, малышка, а когда увидишь стайки этих черно-белых «птиц», смешайся с ними и поднимайся по трапу, будто ты одна из них. Не смотри по сторонам, а опусти глаза в землю, как делают их женщины, – он слегка пожал ее руку и прошептал: – Удачи тебе, девочка!

Рэн кивнула и быстро пошла вперед. Она сразу же увидела собравшихся у корабля пуритан и, не поднимая головы, пробралась в середину группы. Рэн хорошо был известен каждый укромный уголок, каждая щель на «Морской Сирене» еще с тех пор, как Калеб приплывал на Яву. На борту корабля она могла перехитрить любого, кто попытался бы встать на ее пути. Сирена показала ей множество мест, где можно спрятаться, и как быстро перебегать из одного укрытия в другое, когда устраивают охоту на безбилетного пассажира.

Сначала Рэн увидела сапоги Калеба и поняла, что ей предстоит пройти мимо него. Пониже наклонив голову, Рэн прошмыгнула рядом с ним, и, судя по всему, Кэл не узнал ее; да и вряд ли он вообще вглядывался в лица своих странных пассажиров. Они были для него сродни скотине, животным. Человеческие существа не пересекают океан в трюме корабля. Люди живут в домах, едят полноценную пищу и спят на удобных кроватях. Многие ли из этих безумцев выживут за время плавания? Те, что постарше, с бледной кожей и хрупкими костями, едва ли дотянут до земли. В сыром трюме, где мало свежего воздуха, они начнут кашлять, и море проглотит их мертвые тела прежде, чем закончится путешествие. Об этом Рэн рассказывал Риган, а ему она верила. Рэн подумала: рассказал ли Калеб этим людям то же самое перед тем, как согласился на этот рейс? Вряд ли. Почему его должно это волновать? Мужчины все одинаковы. Если они не могут взять то, что хотят, с помощью обаяния, то берут силой. Но Рэн теперь им не уступит ни под воздействием очарования, ни силы. Если ее станут обольщать, она ответит тем же, а против силы употребит силу.

Кто-то грубо пнул девушку багром в бок.

– Давай быстрее! Ты задерживаешь очередь, – приказал резкий голос.

С губ Рэн уже был готов сорваться гневный ответ, но она промолчала. Сейчас не время. Она подняла глаза, чтобы посмотреть, кто толкнул ее. Удовлетворенная тем, что запомнила лицо мужчины, Рэн ускорила шаг и спустилась по лестнице в темный трюм.

«Морская Сирена» была готова к отплытию, и Калеб приказал поднять якорь. Он бросил критический взгляд на луну, оценил сильный ветер, раскачивающий судно. Погода была отличной для плавания, даже лучше, чем он ожидал. Корабль покинул причал и вошел в воды Темзы, но Калеб не ощутил привычного для такого момента волнения. Шесть недель в обществе этого сброда – религиозных фанатиков! В глазах капитана все они выглядели мрачными пингвинами, в головах которых – только обращение на путь истинный, проповеди и молитвы.

Особенно выделялся Баском Стоунхам – с горящими глазами, самодовольными нудными проповедями и бредовыми идеями.

– Избавь меня, Господи, от его ежедневных посланий от твоего имени, – пробормотал себе под нос Калеб.

«А занимаются ли пуритане чем-нибудь еще, кроме молитв?» – подумал он. Перед глазами промелькнул образ Сары, одетой во все черное. Калеб повернул штурвал. Сара не казалась такой уж покорной, а все поучения брата явно пролетали мимо ее ушей. Калеб представил Сару без одежды и решил, что она довольно привлекательная женщина. Плавание будет долгим, и нужно как-то скоротать время… Пусть Фаррингтон страдает от проповедей Стоунхама-младшего. Таким образом, Баском будет и занят, и одновременно принесет какую-то пользу старому распутнику. В конце концов, Обри это не помешает: настало время постараться спасти бессмертную душу этого скряги.

Корабль шел, подгоняемый сильным ветром, а Калеб, как всегда в момент отплытия «Сирены», позволил себе помечтать. Он надеялся, что, когда Сирена с Риганом найдут Рэн, они благополучно вернутся на Яву к своим обожаемым сыновьям. А Рэн, где она сейчас? Калеб поджал губы, будто снова почувствовал боль в нижней части живота. Где бы она ни была, Калеб знал, что девушка в беде. Неприятности преследовали ее повсюду. Суровое лицо капитана немного смягчилось при воспоминании, какой теплой и приятной была Рэн в его объятиях, как пылко ответила на его поцелуй, обещающий кое-что большее. Милая целомудренная Рэн… «Злючка» подходит ей больше. Он опять нахмурился, вспомнив, как корчился от боли на лужайке, а пах горел огнем. Калеб внезапно рассмеялся. Перед ним всплыло лицо Сары, когда она спрашивала, не случаются ли с ним припадки. Он покажет ей, какие с ним бывают «припадки», еще до окончания плавания! Но куда же исчезла Рэн? Неужели убежала с этим фатом Уэзерли? Она не настолько глупа, чтобы выйти за него замуж. Если только всем назло. Она многому научилась у Сирены. У Рэн сильная воля, неуправляемый темперамент и острый язычок. Да, Сирена преподала ей хорошие уроки. Калеб чувствовал, что дорожки их снова пересекутся, но, когда это произойдет, Рэн уже не будет несмышленой школьницей.

Обри Фаррингтон, великолепный в своей, как он говорил, «морской» одежде, нетвердым шагом вошел в рулевую рубку; лицо его было бледным, а руки дрожали. Калеб мельком взглянул на партнера и сразу указал на перила. Пока он слушал, как рвало Фаррингтона, его самого чуть не стошнило на палубу.

– Не ешь сегодня, Обри, – усмехнувшись, посоветовал Калеб. – Поделом тебе! Бог наказывает тебя за недоверие ко мне. Ты можешь страдать этой мерзкой болезнью до конца путешествия. Поищи Баскома Стоунхама и попроси его помолиться, чтобы тебе стало легче.

– Негодяй, – прошипел Фаррингтон, в очередной раз перегибаясь через перила. – Пропали мой завтрак, обед и ужин! У меня уже ничего не осталось в желудке.

– Это твое наказание, – продолжал издеваться Калеб. – Если ты станешь беспомощным и не сможешь двигаться, что прикажешь делать с твоим телом? Скажи-ка мне лучше сейчас, куда ты запрятал свою добычу.

– Я не собираюсь умирать, можешь не беспокоиться, безжалостный нахал. Тебе доставляют удовольствие мои страдания, да? – слабым голосом пролепетал Обри, испытывая новый приступ тошноты.

– Спускайся к себе и ложись. Скоро у тебя закружится голова, тогда ты можешь упасть и разбиться. Я не намерен вправлять чьи-то кости во время плавания, а твои такие старые, что вряд ли уже срастутся. Труха. Так что у тебя никакой надежды, Обри.

Картежник был слишком слаб, чтобы отвечать на оскорбления, поэтому с радостью ухватился за руку моряка по имени Питер, который помог ему добраться до каюты. Обри едва успел доползти до своей жесткой койки, как вновь ощутил тошноту.

Пуритане устроились в трюме, темноту которого рассеивал желтый свет трех чадящих ламп. Рэн огляделась по сторонам, пытаясь отыскать Сару. Светловолосая девушка, с несчастным выражением лица, сидела рядом со своей матерью. Похоже, миссис Стоунхам молилась. Рэн осторожно пробралась в темный угол и села, подтянув колени к подбородку. Она склонила голову и моментально уснула.

Рэн показалось, что прошло всего лишь несколько минут, когда ее разбудили грубым пинком.

– Просыпайся, сестра, сейчас будем молиться.

Рэн непонимающе заморгала. Ей показалось, что она видит перед собой дьявола. Девушка проглотила подступивший к горлу ком, опустилась на колени и вместе с остальными склонила голову. Через час она уже едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться над творящим молитву человеком, глаза которого пылали адским огнем. Рэн решила, что с нее довольно, да и колени разболелись, подняла голову и пристально взглянула на проповедника.

Баском Стоунхам заметил это и проговорил:

– Опусти глаза, сестра, пока я помолюсь за твою душу. Никогда не смотри на меня, когда я читаю молитву, потому что я посланник Божий. Ты же лишь несчастная грешница и не имеешь права глядеть на меня, когда я произношу Слово Божие. Грешница! – заорал он. – Все вы грешники, а я послан спасти ваши души! И я спасу их! А сейчас молись вместе со мной и проси о прощении. Сестра, я не буду больше повторять, чтобы ты опустила глаза. Если ты ослушаешься, то в конце дня будешь наказана.

Рэн хихикнула. Как может он наказать ее? Такой тощий, костлявый, уродливый человек! Как мог Бог выбрать подобное страшилище? Очевидно, мать Баскома тоже подумала об этом, потому что подняла голову и посмотрела на Рэн. Если она и узнала девушку, то ничем не выдала себя, просто снова потупилась. На лице женщины было выражение ярости и отвращения.

– А сейчас, – продолжал Баском, – повторяйте за мной: все мы грешники и должны просить о прощении и наказании, чтобы души наши очистились и смогли мы жить среди порядочных людей и заниматься угодными Богу делами.

Рэн была вне себя. На это раз она подняла голову и громко заговорила:

– А что, если согрешили не мы, а грешно обошлись с нами?

– Кто отважился заговорить, когда я произношу Слово Божие?

На вопрос никто не ответил. Рэн спрятала взгляд, на губах ее заиграла улыбка. «Лицемер, – подумала она, – как ты собираешься наказать меня?» Проклятие! У нее заболели колени. Если так будет продолжаться всю поездку, лучше убраться отсюда, да поживее. Нужно попросить первого же матроса, который попадется на глаза, чтобы прислал Калеба. Лучше уж общаться с Кэлом, чем с этим дьяволом, что стоит сейчас перед ней.

– Пусть каждый грешник, находящийся здесь, встанет и поведает Богу, что он сделал, и я отпущу вам грехи и помолюсь за ваши души! – брызгая слюной, завопил Баском.

Рэн посмотрела вверх. Все, кроме нее, встали. Девушка не считала себя грешницей и не думала подниматься. А если этот сумасшедший вбил себе в голову наказать ее, она сделает с ним то же самое, что с Калебом, хотя по всему видно, что он не наделен такими же мужскими атрибутами, как Кэл. Рэн усмехнулась этой мысли и тотчас почувствовала, как ее руку больно стиснули.

– Ты осмелилась смеяться, когда я молюсь об очищении? Ты посмела насмехаться над тем, что я делаю для этих грешных душ? Как раз сегодня в полдень Господь одарил меня видением и приказал быть осторожным с теми, кто отказывается раскаиваться, и обратить на них внимание. Ты грешница, сестра, – громогласно заявил Баском. – По твоему упрямому подбородку и дерзкому взгляду я могу заключить, что Господь говорил о тебе. Пока еще не слишком поздно, ты должна раскаяться. Все вместе, – он обвел рукой собравшихся, – мы спасем тебя.

– Я ничего не сделала, и меня не надо спасать. Я здесь по ошибке. Капитан ван дер Рис – мой брат. Я Рэн ван дер Рис. Меня исключили из школы вместе с твоей сестрой Сарой.

Все находящиеся в трюме бросили взгляд на девушку и сразу же вернули головы в прежнее положение, потупив глаза. Рэн сорвала с себя белую шляпку, распустила волосы, закинула за плечи темные пряди и оттолкнула руку Баскома.

– Я решила, что мне здесь не нравится, поэтому ухожу. Прямо сейчас, – твердо произнесла она.

– Каждый грешник говорит, что ничего не совершил. Да, я узнал тебя, поэтому собираюсь посвятить себя целиком спасению твоей души. Все остальные уже на пути к спасению благодаря моим усилиям и ежедневным наказаниям. Мы больше не желаем слышать, что ты уйдешь наверх. Ты отправишься на палубу только тогда, когда я позволю. А сейчас ты понесешь наказание и попросишь Господа о прощении за то, что в таком тоне разговаривала со мной. Но сначала, – изрек он, выводя ее вперед, – ты откроешь своим братьям и сестрам, в чем заключается твой грех. А потом мы помолимся за тебя.

– Проклятие, – процедила Рэн, – ну хорошо; если ты должен знать, то я играю в карты, – и, подумав, добавила: – По воскресеньям.

– Варвар, а не женщина! – воскликнул Баском, ужаснувшись ее словам. – Если перед всей моей паствой ты пообещаешь исправиться, я не стану наказывать тебя в конце дня.

– А почему я обязана это делать? Я ведь всегда выигрываю! И не собираюсь менять свои привычки. Какое наслаждение получаешь от игры и стакана хорошего вина! Я не считаю, что совершаю грех, и не желаю раскаиваться. Позови моего брата и выпусти меня отсюда, – потребовала Рэн.

– Всему свое время, всему свое время, – Баском потер руки. – Сейчас ты встанешь на колени и помолишься. Я пойду наверх и поговорю с твоим братом. Я расскажу ему о твоем грешном образе жизни и о том, что хочу очистить твою душу и наставить на путь истинный.

В тот момент, когда за Баскомом закрылась крышка люка, Сара вместе с матерью оказались рядом с Рэн.

– Я видела и слышала тебя, но глазам не поверила, – холодно проговорила Сара. – Как ты могла выставить меня на посмешище, сказав, что меня исключили из школы? Что ты здесь делаешь и почему так одета? Я думала, что ты уже вышла замуж за Малькольма и вы оба купаетесь в достатке и роскоши.

Сара явно нервничала, ожидая ответа Рэн. Ей не терпелось узнать, что случилось.

– Малькольм… был… на самом деле Малькольм умер, – Рэн опустила глаза, как было заведено у пуритан. – Он заразился какой-то разновидностью… сифилиса и поэтому… он просто умер. На моих руках, – поспешно добавила она. – Я решила немного развеяться, а тут как раз… подвернулась возможность попутешествовать на корабле Калеба, и я воспользовалась ею. А что касается одежды, то я всегда испытывала тайное желание так одеваться. Что еще ты хочешь узнать, Сара Стоунхам?

Ни за что на свете, за все золото мира не сказала бы Рэн, что произошло на самом деле. Никому не откроет она свою душу. Сирена всегда учила девушку скрывать обиды, соблюдая внешнее спокойствие. То, насколько глубоко тебя ранили и оскорбили, касается только тебя и никого другого, но не стоит заострять внимание на своих переживаниях, иначе они сожгут тебя изнутри.

– Это самая наглая ложь, какую я когда-либо слышала! – возмутилась Сара. – Всего лишь несколько дней назад Малькольм был жив и здоров. Ты подлая лгунья!

«Боже, умоляю тебя, пусть все это будет неправдой!» – взмолилась она про себя.

– И ты еще называешь меня лгуньей! Я любила Малькольма всем сердцем, ты же знаешь. Разве я сидела бы в этом отвратительном трюме и слушала бы напыщенного болвана, твоего брата, если бы мой дорогой Малькольм был жив? Неужели ты так думаешь? – настойчиво потребовала Рэн.

– Малькольм не мог так просто умереть! Я его знаю! Он боролся бы с болезнью, нашел бы лучшего доктора. Зачем ты со мной так? Я думала, что мы подруги…

– Он лечился и боролся с недугом, а я остаюсь твоей подругой, поэтому и рассказываю, что произошло, – Рэн выдавила слезу. – Я потеряла его навсегда…

Сара не собиралась сдаваться.

– Я ничего не слышала об эпидемии. Сифилис передается от одного человека к другому. Баском что-нибудь сказал бы об этом. И твой брат не позволил бы нам плыть на своем корабле, если бы существовала вероятность, что один из нас может быть заражен. В конце концов, Малькольм контактировал со всеми нами, когда приходил в дом Синклеров.

– Знаю. Ты лучше не сиди так близко ко мне, Сара. Я держала Малькольма на руках, прежде чем он… прежде чем он… – еще одна слеза скатилась по щеке Рэн.

Сара встала, лицо ее приняло пепельный оттенок.

– Не может быть… просто не может быть. Такой жизнерадостный человек, как Малькольм, не может… умереть.

Рэн на секунду почувствовала угрызения совести, но это длилось недолго, стоило ей только вспомнить, как Сара рассказывала о своей любовной связи с Малькольмом. Хотя в то время Рэн ей не поверила, теперь она знала, что Сара не лгала.

– Ты переживаешь, Сара. Попроси своего чокнутого брата помолиться за тебя – он так и сделает. Он любит молиться за всех грешников. А ты, Сара, грешница, – целомудренно произнесла Рэн.

«О Боже, это не может быть правдой, не может быть… – повторяла про себя Сара. – Но Рэн не стала бы мне лгать. Невероятно, но она говорит правду… Ради чего она тогда оказалась на этом унылом корабле, направляющемся в Америку? И что же мне теперь делать? А если мои подозрения верны, и я беременна? Нужно все рассказать Баскому. Но он изгонит меня из общества и заклеймит позором как порочную женщину…»

Рэн проследила, как Сара и ее мать вернулись на свои места и легли на обшитый досками пол. Сара закрыла глаза, будто молилась. А Рэн прислонилась к стене и стала ждать, когда за ней придет Калеб и заберет наверх.

Пока Рэн ждала, Баском разыскал Калеба в рулевой рубке и поведал о состоянии его сестры. Калеб был ошеломлен.

– Дай мне убедиться, что я правильно тебя понял, Стоунхам. Ты говоришь, что моя сестра находится в трюме, одетая как пуританка. Она заявила, что играет в карты и даже жульничает по воскресеньям, так? И она желает подняться наверх. Ты же считаешь, что можешь спасти ее с помощью молитв, и хочешь, чтобы я не вмешивался. Я все правильно понял?

– Совершенно верно, капитан ван дер Рис. Я уверен, что смогу спасти ее. На это, конечно, потребуется какое-то время, но я убежден, что Господь посетит меня завтра и даст ответ, каким образом спасти твою сестру.

Калеб запрокинул голову и захохотал. Баском был шокирован весельем капитана. Здесь совершенно не над чем было смеяться. Но Сара предупреждала его, что ван дер Рис склонен к припадкам, поэтому «посланник божий» воздержался от замечаний.

– Ладно, Стоунхам, будь по-твоему. Если моя сестра приняла такое решение, тогда она сама за себя отвечает. Возможно, ты прав, и все, что ей нужно, – это молитвы, много молитв. А что касается игры в карты, то ты обязан отучить ее от этого. Иначе вся ее жизнь будет разрушена!

– Она сказала, что всегда выигрывает, – заявил Баском.

– Наверное, так оно и есть, и насчет жульничества тоже. В эти дни ты должен зорко следить за женщинами. Ты прав, ответом на все станет молитва. Удачи тебе, Стоунхам. Если понадобится помощь, позови меня. Передай сестре наилучшие пожелания и скажи: я очень надеюсь, что до конца путешествия она исправится.

Калеб проследил, как Баском неуклюже спускается по лестнице, ведущей в трюм, а потом скорчился от смеха.

– Ну-ну, священник, – бросил он вслед Стоунхаму, – не знаю, кто из вас встретил достойного противника, но, похоже, затевается интересненькое дельце! – он снова засмеялся, сверкнув белыми зубами.

В трюме Рэн почувствовала присутствие Баскома прежде, чем увидела его.

– Чего ты медлишь? – спросила она с вызовом. – Веди меня к брату!

– Твой брат просил передать, что посылает тебе самые лучшие пожелания и, поскольку ты приняла нашу веру, знает, что ты исправишься и бросишь свои вредные привычки благодаря молитвам. Твой брат – очень разумный и тонко чувствующий человек, хотя его и бьют припадки.

– Припадки? Что за ерунду ты несешь? Веди меня наверх, или я сама уйду! – закричала Рэн, вскакивая на ноги, но тут же упала назад на дощатый пол.

– Ты не поняла? Ты не пойдешь наверх, а останешься с нами, чтобы мы могли помолиться за тебя и спасти твою душу. Твой брат не хочет, чтобы ты поднималась наверх. Поняла теперь?

– Я все поняла очень хорошо, а вот ты ничего не понял. Не пора ли Богу нанести тебе очередной визит? Можешь подготовиться к этому, пока я уйду. Можешь молиться и спасать кого-нибудь другого.

– Ты еще хуже, чем я думал. Заруби себе на носу, что останешься здесь. Если понадобится, мы с мужчинами тебя свяжем.

Впервые с тех пор, как ступила на борт корабля, Рэн испугалась. Этот сумасшедший действительно сделает так. Возможно, когда он уснет, ей удастся выбраться из трюма. В конце концов, она оплатила свой проезд, и она не заключенная.

«Именно так я и сделаю, – решила Рэн. – Сейчас я уступлю ему, а как только этот ненормальный уснет, убегу».

Будто прочитав ее мысли, Баском произнес:

– Если ты задумала убежать, пока я буду спать, забудь об этом. Моя паства будет охранять тебя. Это для твоей же пользы, да и брат твой согласен со мной, поэтому смирись с нашим решением. А теперь я возьму Библию, и мы почитаем вслух вместе.

Вне себя от гнева, Рэн занесла руку для удара, но Баском сразу же отреагировал и прижал руку к телу девушки. Его лицо находилось в нескольких дюймах. Рэн ощутила несвежее дыхание и, словно в увеличительное стекло, увидела его редкие слипшиеся волосы, свисающие на лоб. У Баскома были такие же тусклые глаза, как у матросов, которым Малькольм проиграл ее в карты. Рэн почувствовала, как руки Баскома скользнули вверх по ее плечу, а потом спустились к груди. Он тихо застонал и затаил дыхание.

– Ты еще, к тому же, и падшая женщина? – хрипло спросил он, из уголков его рта потекла слюна.

– До этого момента – нет, – прошипела Рэн, отрывая его руки от своей груди. – Я думаю, что твое призвание – молитвы, а занятия любовью оставь тем, кто понимает в этом толк.

Молниеносный удар, который получила Рэн, был сильным и пришелся прямо в лицо. Голова девушки закружилась, а когда Рэн сумела сосредоточиться, то с удивлением заметила, что никто из окружающих даже не смотрит в их сторону. «Как дрессированные животные», – с отвращением подумала Рэн, борясь с рыскающими по ее телу руками Баскома. Никто больше не посмеет прикоснуться к ней, пока она сама не позволит, а этому извращенному «слуге божьему» она не разрешит и пальцем до себя дотронуться. Рэн изловчилась и сбила Баскома с ног сильным ударом в подбородок, затем быстро наклонилась над ним.

– Если ты еще раз ко мне прикоснешься, я убью тебя! – она понизила голос почти до шепота. – Я уже убивала раньше и, не задумываясь, сделаю это снова. Надеюсь, теперь мы друг друга поняли, священник? Если мой брат не хочет видеть меня наверху, ладно. Но это не значит, что ты можешь позволять себе вольности. Можешь молиться, пока окончательно не свихнешься, но не ожидай от меня того же. А сейчас я удаляюсь… с твоего позволения! – она состроила ему рожу и вернулась в свой угол.

Рэн села и почувствовала, что дрожит с головы до ног. Боже, во что она вляпалась? «Будь ты проклят, Калеб!» – пробормотала она про себя, не спуская глаз с Баскома Стоунхама. Рэн никак не могла привести дыхание в норму, и сердце ее колотилось в бешеном темпе. Старая Лотти рассказывала ей о мужчинах типа Баскома еще в детстве, и Рэн запомнила это на всю жизнь. Лотти говорила, что у них «не все дома». Тоже мне, «посланник небес»! Рэн фыркнула.

Когда Баском поднялся на ноги, взгляд его сверкал опасным холодным огнем, таким же злобным, как у змеи. Хорошо, что Рэн не рассмотрела это на расстоянии, иначе бы не сомкнула глаз этой ночью.

* * *

Наступил следующий день, и Рэн настроилась еще враждебнее против священника с его шумными проповедями. Он запретил девушке подниматься на палубу вместе со всеми для ежедневных прогулок на свежем воздухе. Вместо этого он заставил ее часами стоять на коленях, хотя Рэн и отказывалась молиться вслух. Даже если это будет последним, что она сделает в жизни, Рэн заставит Калеба заплатить за те унижения, которые ей приходится терпеть от Баскома. Не то чтобы она не верила в Бога – верила и регулярно молилась. «К несчастью, – мрачно думала Рэн, – он, кажется, не слышит моих молитв. Придется взять дело в свои руки…»

Шли дни. Рэн тошнило от вони в трюме, и она видела, как Сару несколько раз рвало. Из-за плохой погоды прихожане Баскома не выходили на прогулки на свежий воздух. Рэн на всех них смотреть уже не могла. Ей был противен и Баском, и Сара со своим отсутствующим взглядом, и миссис Стоунхам с глупой улыбкой на лице. Только Лидия, жена Баскома, казалась девушке нормальным человеком. Три дня назад Лидия осталась в трюме вместо прогулки по палубе и опустилась рядом с Рэн на колени для молитвы. Потом она старалась объяснить поведение своего мужа. В синих глазах Лидии стояли слезы, когда она говорила, что Баском не такой, как все, и к нему необходимо привыкнуть.

– Никогда! – взорвалась Рэн. – Он сумасшедший! Почему ты не бросишь его?

Лидия заплакала навзрыд и объяснила, что ей некуда пойти. Баском обеспечивает ее крышей над головой и пищей.

– Но ведь, кроме крыши и кормежки, есть в жизни еще что-то, – возразила Рэн. – Ты молода, здорова и сильна. Существуют и другие мужчины, которые станут заботиться о тебе и любить. Вот Питер, например. Я заметила, как он поглядывает на тебя, когда приносит нам еду.

Когда Лидия вернулась в другой конец трюма приглядеть за Сарой, которую безудержно рвало, Рэн вздохнула и горячо зашептала: «Господи, она заслуживает гораздо большего, чем муж-фанатик. Помоги ей! Если не можешь помочь мне, то помоги Лидии!»

Повторив свою просьбу несколько раз, Рэн села, вытащила колоду карт и от нечего делать начала рассматривать разноцветные «рубашки». Черт возьми! Вот она – возможность выиграть целое состояние, а девушка заперта, как обыкновенный преступник. Если бы она придумала какой-нибудь способ добраться до денежек Баскома, то хорошо бы зажила. Из-за желтого мешочка с золотом, привязанного к поясу, Баском никогда не подходил к ограждению на квартердеке[9] при сильном ветре. Он был такой тощий и хрупкий, что ветер мог подхватить его, как сухой лист. Кроме сведения счетов с Калебом, Рэн пообещала себе, что каким-нибудь образом постарается завладеть казной Баскома. Лидия рассказывала, что в Америке он собирается нанять скульптора, чтобы высечь свой портрет на новой пуританской церкви. Америке ни к чему портрет Баскома. Если Рэн сможет уговорить Лидию бросить своего ненормального мужа, они разделят богатство Баскома. Эта идея показалась Рэн очень справедливой, и она улыбнулась про себя, пряча в карман колоду карт.

ГЛАВА 11

«Морская Сирена» раскачивалась на высоких волнах, проваливаясь между водяными холмами и взлетая на белых пенистых гребнях. Хотя день был в самом разгаре, небо заволокли черные грозовые тучи, а ветер сбивал с ног.

Калеб бросил тревожный взгляд на матроса, который храбро пытался закрепить такелаж. Вся команда неотступно следила за капитаном, догадываясь по его кивку, пожатию плеч, движению руки, чего он требует, потому что ветер уносил его слова.

Шторм, все набирающий силу, вытеснил из головы Калеба посторонние мысли. Испытывая какое-то странное веселье от мощи стихии и сознания того, что предстоит сражение с океаном, Калеб крепко держал штурвал, а ветер неистово завывал в снастях и спущенных парусах. С севера непрестанно накатывались гигантские волны, грозя потопить судно; в лица людей хлестали соленые морские брызги. Калеб стоял прямо, слившись в единое целое с кораблем, чтобы противостоять стихии. Сверкнула молния, осветив темные призрачные тучи, несущиеся по небу. Дождь еще не догнал «Морскую Сирену», но был где-то рядом. Готовясь к бешеной атаке океана, Калеб, как учила его Сирена, привязал себя к штурвалу.

Минуты казались часами, а часы – вечностью. Шторм уже бушевал во всю силу. Ослепленный свирепым ливнем, Калеб старался вести корабль строго по курсу. Мокрые волосы били капитана по лицу и обвивали шею, будто хотели задушить. Когда физические силы начали оставлять его, главной опорой для Калеба стала железная решимость выжить. Ничто не может помешать ему победить бурю, он попадал на «Сирене» в переделки и похуже, но всегда выигрывал борьбу.

Баском закрылся в трюме, прислушиваясь к шуму ветра и дождя. Вся его паства молилась, стоя на коленях. Большинство из пуритан никогда раньше не выходили в море и не встречались с монстром, который сейчас выл и пронзительно визжал наверху. Они робко жались друг к другу, нуждаясь в поддержке. Сам же Баском находился в приподнятом настроении, и глаза его светились в неверном свете ламп. Он считал, что разразившаяся буря послана Богом в наказание всем грешникам, а самой большой грешницей среди его прихожан была Рэн ван дер Рис. Нужно отвести ее наверх, и, если Рэн выживет, тогда будет ясно: она одна из избранных Богом и Он простил ей все ее грехи. Баском был убежден, что Рэн – проститутка, распутница, испорченная женщина. Она, возможно, переспала с сотней мужчин. Он был уверен в этом так же, как в том, что его зовут Баском Стоунхам, посланник Господа.

Если понадобится, он вытянет Рэн силой на квартердек, заставит стать там на колени, обратить взор к небу и молиться.

Баскома опять посетило видение. Он увидел Рэн, которая стояла на скользкой мокрой палубе и протягивала руки… к нему… моля о помощи. Одежда ее разорвалась, обнажив грудь, одна нога и бедро блестели от дождя. Он помогал ей… Дыхание Баскома участилось, глаза превратились в щелки, а боль в пояснице стала невыносимой. Когда он почувствует, что боль прошла, то узнает, что Господь очистил душу грешницы.

Рэн отбивалась обеими руками, когда Баском потащил ее наверх.

– Убери от меня руки! Помогите! Кто-нибудь! – пронзительно кричала она, чтобы быть услышанной в грохоте волн, обрушивающихся на корабль. – Я убью тебя, поганый ублюдок! – надрывалась девушка, одновременно нанося удары по костлявому телу Баскома.

Никто даже не попытался вступиться за нее. Все просто стояли и не препятствовали своему сумасшедшему предводителю. Рэн продолжала взывать о помощи и сопротивляться, но тщетно. Видя, что люди глухи к ее мольбам, девушка обратилась к Богу:

– Прошу тебя, Господи, не оставляй меня сейчас! Избавь меня от этого безумца, который намеревается убить меня!

Баском тоже взывал к Богу, но с молитвой об очищении ее души и вопил, что делает все возможное, чтобы следовать инструкциям, полученным во время видения.

Калеб был ошеломлен, увидев на квартердеке две мечущиеся фигуры. Что, черт возьми, происходит? Он старался рассмотреть, есть ли на палубе его люди, но все матросы находились на своих местах. Калеб не мог бросить штурвал, поэтому лишь наблюдал за ужасающей сценой. В его ушах звенели призывные крики Рэн, и впервые в своей жизни Калеб почувствовал себя беспомощным. Сердце колотилось в груди со страшной силой от тревоги за Рэн.

Баском выпустил из рук кричащую девушку, когда на них обрушилась ледяная волна. Рэн удалось ухватиться за бочку с водой, которая стояла рядом с тяжелым ящиком со снастями. Она изловчилась вклиниться между ними и попутно закрепить петлей толстые канаты вокруг запястий.

Баском выкрикивал молитвы Богу, слова которых казались непристойными для притупившегося сознания Рэн.

В ярком свете вспыхивающих молний Калеб увидел приближающуюся волну и закричал от бессилия. Рэн смоет за борт!

А дождь все хлестал колючими струями, словно пытался искрошить все встречающееся на пути.

Калеб редко обращался к Богу, но сейчас он молился: «Прошу Тебя, спаси ее! Ты должен услышать мою просьбу, ведь я прошу не за себя!»

Рэн увидела волну одновременно с Калебом. Придется держаться. Девушка втискивалась в щель между бочкой и ящиком для снастей до тех пор, пока грубое дерево не вонзилось ей в ребра. Это было единственным, что она сейчас могла сделать, остальное – в руках божьих. Рэн крепко зажмурилась, поэтому не заметила, что Баском ушел с квартердека и исчез из поля зрения за пеленой дождя.

Калеб беспомощно наблюдал со своего поста у штурвала за всем происходящим. Он видел, как отбросило волной Баскома. Если бы Рэн только смогла продержаться и не ослабить хватку, то, может быть, и уцелела бы… От напряжения у Калеба застучало в голове.

Корабль бросало на гигантских волнах, как щепку; мачты стонали под напором ветра. «Сирена» то балансировала на гребнях головокружительной высоты, то проваливалась в бездну.

Шторм продолжался уже несколько часов. Калеб не мог видеть Рэн в ее укрытии, не знал, жива ли она. Как он сумеет объяснить Сирене и Ригану, что допустил, чтобы Рэн смыло за борт? Они никогда не простят его. Особенно Риган, который любит Рэн так, будто она его плоть и кровь. Риган будет укоряюще смотреть агатовыми глазами… Риган никогда не простит его.

Калеба охватило сознание потери, какое он не испытывал ранее. Рэн… Как отчетливо помнил он ощущение ее теплого стройного тела в своих объятиях! Даже тогда он понял, что хотел бы узнать ее ближе, как мужчина узнает женщину, как Риган знал Сирену.

Калеб чувствовал себя ужасно. Он буквально валился с ног от усталости. Шторму не было видно конца. Как долго он сможет терпеть эти муки? Огромным усилием воли Калеб поднял голову. Грудь, налегающая на штурвал, горела огнем. Калеб знал, что когда он отнимет руки от штурвала, то кожа на них будет стерта до крови. Он мог вынести физическую боль, но душевная рана останется на всю жизнь. Мысль о том, что тело Рэн швыряет в безжалостном океане, была невыносима. И вдруг Калеб понял, что отдал бы жизнь, чтобы спасти Рэн. Он едва знал эту девушку, но каким-то образом его всегда тянуло к ней, с того самого момента, когда они впервые встретились.

Калеб приехал навестить Сирену и находился в библиотеке ее лондонского дома, когда фрау Хольц вошла с очаровательной маленькой девочкой, одетой во все розовое. Впервые он услышал ее имя из уст Сирены.

– Иди сюда, Рэн. Я хочу тебя кое с кем познакомить. Калеб приехал с Островов Пряностей, он сын господина ван дер Риса.

Рэн рассматривала его, позабыв о новом платье, которое хотела продемонстрировать Сирене. Она медленно подошла к Калебу и тихо спросила детским голоском:

– Ты знаешь Морскую Сирену? Золотисто-коричневые глаза девочки светились изнутри, как язычки свечи.

Калеб рассмеялся, сверкнув крепкими белыми зубами.

– О, я хорошо знаю эту историю. Морская Сирена была прекрасной леди, – он шагнул к девочке и опустился на колено. – Думаю, она была почти такой же красивой, как ты, – он взял ручку Рэн и поднес к губам, а смеющиеся глаза спокойно смотрели на ребенка.

Когда Рэн заговорила, ее тихие слова удивили и фрау Хольц, и Сирену.

– Надеюсь, мужчина, которого любила Морская Сирена, был похож на тебя.

Калеб оторопел на миг, а потом прошептал:

– Я тоже надеюсь. Я бы очень гордился, если бы такая женщина, как Морская Сирена, полюбила меня.

Рэн понимающе улыбнулась.

– Когда я вырасту, то стану такой же, как Морская Сирена. Тогда я смогу… – она задумалась на мгновение. – Ты подождешь меня, пока я вырасту?

Подождешь меня… подождешь меня…

Слова, сказанные маленькой девочкой, по силе были, скорее, словами молодой женщины, и они снова и снова эхом отдавались в голове Калеба.

Подожди меня… подожди меня… Эта короткая фраза напоминала песню сирен, зазывающих моряков в море…

Шторм бушевал в течение двенадцати часов, с яростью обрушиваясь на «Морскую Сирену». Калеб уже давно висел на штурвале полуживой, но занемевшие руки продолжали вести корабль сквозь огромные водяные валы и проливной дождь.

За час до рассвета буря стихла, и океан успокоился. Питер, первый помощник капитана, и Харкин, второй помощник, отвязали Калеба от штурвала и унесли в каюту. Позвали Фаррингтона. Он посмотрел на Калеба со страхом и жалостью и немедленно принялся за работу. Мало ли что он когда-то говорил или делал, но старик любил Калеба как родного сына. Он бережно обработал раны Кэла и сел у его постели.

Харкин вновь появился в каюте капитана – с безжизненным телом Рэн на руках. Фаррингтон в изумлении приподнял седые брови. Второй помощник осторожно опустил девушку на другую койку и мрачно изрек:

– Не знаю, жива ли она. Я нашел ее висящей на ящике со снастями. У нее вывихнуто плечо, надо его вправить. Я видел, как это делают, но никогда не пробовал сам. А этот священник, целый и невредимый, молится на палубе за наши души. Он говорит, что все мы направляемся прямо в ад и только он сможет вырвать нас из когтей дьявола. Мне нужно чье-то разрешение выбросить его за борт, пока капитан без сознания.

Фаррингтон махнул Харкину, чтобы тот замолчал, а сам не спускал глаз с Рэн. Он всматривался в ее бледное лицо и обнаружил, что корсаж ее платья разорван и обнажает глубокие красные ссадины. Харкин был прав: девушка была скорее мертва, чем жива, дышала она быстро и хрипло. Но если необходимо вправить ей плечо, то сейчас самое подходящее время, пока она не знает, что с ней произошло, и ничего не чувствует.

– Харкин, подойди сюда и помоги мне. Если ты не справишься, позови кого-нибудь другого. Я буду держать ей шею и плечо, а ты вправляй руку. Старайся как следует, парень, за все ответишь перед капитаном.

Голос Обри звучал грубовато, в нем не было и намека на жалость, которую он испытывал к Рэн. Его познания в медицине были очень ограниченными, и обычно он полагался на общеизвестные средства: теплые одеяла, горячий чай, перевязку ран и нежный, заботливый уход.

Фаррингтон изо всех сил заботился о молодых людях, оберегая и исцеляя их израненные тела. Оба время от времени бредили. Рэн жалко всхлипывала:

– Калеб, помоги мне!

А мужчина на соседней койке, казалось, отвечал ей:

– Рэн, я подожду тебя… Рэн! – крики его были полны отчаяния и разрывали старое сердце Обри.

Хотя Фаррингтон валился от усталости, сбивая температуру и меняя повязки, он отказался от помощи команды и отверг предложение одной женщины из трюма помогать ему в уходе за Калебом и Рэн. Никому, кроме себя, не позволял он пальцем прикоснуться к больным и проводил долгие часы, лежа на полу между их койками.

К концу третьего дня Калеб пришел в себя. Довольный Фаррингтон ласково заговорил с ним:

– Кэл, это я, Обри. Ты должен лежать тихо. Уже несколько дней у тебя жар. Я почти уверен, что у тебя сломаны ребра, но опасался делать тебе прокол из страха, что могу повредить легкое. Я сделаю это сейчас, но ты должен лежать спокойно. Кэл, ты понимаешь меня? Просто кивни головой.

Калеб слабо кивнул. Поняв, что он хочет о чем-то спросить, Обри предупредил, что не стоит тратить силы.

Калеб был слаб, как новорожденный младенец, ему едва удалось приподнять голову. Обри помог ему и ловко перевязал грудь Калеба полосками материи. Силы оставили капитана, и он провалился в глубокий естественный сон. Старый денди вздохнул. Калеб скоро поправится. Если о ком-то нужно беспокоиться, так это о девушке. Пора бы ей прийти в себя. Она то затихала, бледная и неподвижная, словно мертвая, то металась в беспамятстве и звала на помощь Калеба.

Когда на следующий день Калеб проснулся, он услышал голос Рэн. На мгновение ему показалось, что он снова привязан к штурвалу среди бушующего шторма и слышит крики Рэн о помощи. Калеб поднял полные страдания глаза на Фаррингтона. Старый картежник указал пальцем на соседнюю койку, и Калеб обомлел от неожиданности. Это было похоже на чудо: она жива и действительно зовет его! Калеб сделал слабую попытку встать, но боль, пронзившая тело, отбросила его назад.

– Скажи, Обри, она плоха? – едва выдохнул он. Фаррингтон пожал плечами.

– Я не доктор, Кэл. Думаю, она умирает. Она постоянно зовет тебя, но в сознание не приходит. У нее очень высокая температура, как и у тебя, но ты вышел из кризиса. У нее помяты ребра и было вывихнуто плечо, хотя не очень серьезно. Мы с Харкином вправили его; не могу сказать, что процедура была приятной, но она все равно ничего не чувствовала. Последние несколько часов ее знобит, я закутал ее одеялами, какие только мог найти. Харкин постоянно носит с камбуза горячие кирпичи, но, кажется, ничего не помогает. Я не знаю, что делать. Извини, Кэл.

– Это я во всем виноват. Я не должен был оставлять ее с этим негодяем-священником… Сделай же что-нибудь! – взмолился Калеб.

– Ждать – вот что нам остается, – грустно промолвил Фаррингтон.

– Ждать и смотреть, как она умирает, – простонал Калеб.

Вдруг он вспомнил, как однажды у сына Сирены, Майкла, была страшная лихорадка. Мать положила его в свою постель, чтобы согреть мальчика теплом своего тела, и лихорадка скоро прошла. Правда, через два дня Майкл скончался, но Калеб не желал думать о смерти. Рэн не умрет! Она не может умереть!

– Принеси ее сюда, Обри, и положи рядом со мной. Не смотри на меня так, старый лис. Тепло моего тела спасет ее. Сними с нее все. Я не смогу согреть ее, когда она закутана в мокрые от пота одеяла. Действуй осторожно и аккуратно, Обри.

Превозмогая боль, Калеб отодвинулся к стене, освобождая место для Рэн. От напряжения и волнения Кэл почувствовал головокружение, ему стало трудно дышать.

Обри уложил девушку рядом с Калебом и скромно отвел глаза в сторону, когда Кэл нежно обнял Рэн и стал баюкать ее, шепча ласковые слова, которые Фаррингтон не мог разобрать. Картежник решил, что самое время отправиться наверх: неприлично смотреть на то, что видеть не полагается.

– Калеб, помоги мне, – чуть слышно выдохнула девушка.

Кэл осторожно прижал ее к себе, стараясь не причинить боли.

– Я здесь, Рэн, я здесь…

Целый день Рэн звала Калеба, а он отвечал, прижав рот к ее уху. Сильные руки моряка бережно обнимали ее тело, а губы время от времени нежно целовали девушку в щеку.

Ночью, когда лихорадка стала спадать и сон Рэн стал спокойнее, ее слова зазвучали более отчетливо. Теперь девушка не только звала Калеба. Он слушал, что говорила Рэн, и сердце его готово было разорваться, когда постепенно она рассказала, что с ней сделал Малькольм. Сначала Калеб толком ничего не понял, но на исходе ночи, в течение которой он продолжал нашептывать девушке успокаивающие слова, Рэн довольно связно поведала, как Малькольм проиграл ее в карты грубым и угрюмым матросам. Она зажмурила глаза от ужаса, словно опять переживая тот кошмар, но слова снова и снова слетали с языка. Казалось, лишь звук голоса Калеба давал ей силы. Ближе к рассвету Рэн смогла ответить на простейшие вопросы, и Калеб уже ни капли не сомневался, что ужасы, описанные Рэн, не были бредом больной. Все это произошло с ней на самом деле.

Калеб чуть не обезумел от ярости. Ему хотелось убивать, крушить, разрушать. Калеб пытался убедить себя, что испытывает естественную реакцию брата, который узнал, что его сестру изнасиловали. Но когда Рэн успокоилась и доверчиво прижалась к нему, Калеб понял, что боль эта гораздо глубже, чем просто братская. Не стоило долго убеждать себя, но он мог бы полюбить Рэн. Он сумел бы переждать, пока мучительные воспоминания девушки о ее первом физическом контакте с мужчиной. Калеб проникся уважением к внутренней силе Рэн и ее мужеству жить после совершенного над ней надругательства. Он сам был свидетелем опустошения женщины после изнасилования. Вспомнив, что произошло с Сиреной, и представив, что сотворили с Рэн, Калеб еще крепче прижал к себе девушку, которая мирно спала на его руках. Глаза его подернулись влажной туманной пеленой, и свет единственной лампы расплывался перед ним.

* * *

К полудню следующего дня у Рэн начала снижаться температура. Калеб осторожно слез с койки, стараясь не потревожить девушку. Со времени шторма она впервые спала нормальным сном. Осторожно поддерживая помятые бока, Калеб махнул Фаррингтону, который спустился проведать их, чтобы тот возвращался наверх.

Одевшись, Калеб еще долго стоял, глядя на Рэн. Его снова захлестнуло желание защитить ее и уничтожить Малькольма Уэзерли. Рука его сама потянулась, чтобы отбросить спутанную прядь волос со щеки Рэн, но Кэл быстро остановил себя. Он не должен испытывать к ней ничего, кроме братских чувств. Рэн необходимо прийти в себя после потрясения, а не бросаться в очередной любовный роман. После того, что ей пришлось пережить, сможет ли она когда-нибудь довериться мужчине? Сирене понадобилось много времени, чтобы преодолеть воспоминания о перенесенных страданиях, прежде чем признать свою любовь к Ригану и отдаться ему.

Калеб сказал себе, что у него нет времени для таких игр. Рэн – его сестра, или почти сестра. А свои физиологические потребности он удовлетворит с другой женщиной, которая не будет рассчитывать на что-то большее. Если Рэн захочет выговориться, он всегда будет рядом.

Поднявшись на палубу, Калеб нетвердой походкой направился в рулевую рубку, чтобы посмотреть, как справляется его первый помощник. Удостоверившись, что корабль идет верным курсом, капитан вместе с Фаррингтоном отправился на квартердек. Голосом, какого картежник никогда от него ранее не слышал, Калеб тепло поблагодарил старика за заботу о Рэн.

– Не стоит меня благодарить, Кэл. Ты бы сделал для меня то же самое, – уверенно заявил Обри.

– Это действительно так, старина. Но уже второй раз ты приходишь мне на помощь. Помнишь таверну «Совиный глаз», где меня чуть не убили? Я твой должник.

– Просто отвези меня на Мартинику, где я смогу продать свои камешки. Это все, что мне от тебя нужно, Кэл. Ты же мне как сын. О, я знаю, что ты порой теряешь со мной терпение, и я действительно бываю абсолютно невыносим, но в одно ты должен верить свято: я отношусь к тебе как к сыну! – голос старика звучал тепло и искренне.

Вот ведь штука! Как только Калеб решил, что разгадал этого старого лиса, и собрался наказать его за нечестную игру, Фаррингтон совершил поступок, списавший со счетов все его предыдущие провинности.

Но сейчас у Калеба не было времени беспокоиться о Фаррингтоне: Рэн стала его главной заботой. «А пока, – с тихой яростью подумал он, – я пойду к этому Стоунхаму и сверну его костлявую шею, чтоб он стал похож на дохлого цыпленка!»

До возвращения в Англию Калеб ничего не мог предпринять против Уэзерли, но поклялся себе, что разыщет негодяя, даже если на это уйдет вся жизнь. А когда он найдет его, Уэзерли проклянет тот день, когда впервые увидел Рэн.

Вернувшись в свою каюту, Калеб склонился над спящей девушкой, чтобы удостовериться, что она дышит глубоко и ровно. Рэн была очень бледна, но Калеб знал, что она обязательно поправится, наверное, не так быстро, как он сам, но она жива и будет жить – это самое главное.

Калеб медленно спустился по трапу, ведущему в трюм; пассажиры его, как обычно, молились. Увидев омерзительное лицо Баскома Стоунхама, Калеб с трудом подавил желание удушить его собственными руками и ограничился тем, что вырвал из рук проповедника молитвенник и швырнул его на пол. Со всех сторон раздались удивленные вздохи и возгласы.

– Я в своей жизни повидал много дураков, но тебе нет равных! – прорычал капитан. – Ты хоть соображаешь, что мог убить Рэн, вытащив ее на палубу во время шторма? Это просто чудо, что вы оба остались живы! С этого моменты ты и все остальные не покинете трюма. Меня не волнует, нравится вам это или нет. Я отдал распоряжение своим людям немедленно докладывать мне, если кто-нибудь из вас попробует подняться наверх. Ты понял меня, Стоунхам?

– Неверующий язычник! – набожно воскликнул Баском. – Твою сестру было необходимо очистить от грехов, а не самое ли лучшее сделать это во время творимых Господом чудес природы? Ты сам только что сказал, что мы уцелели чудом. Именно это и произошло – чудо! Если ты не хочешь, чтобы мы выходили на палубу, мы останемся внизу вместе с крысами. Но прошу тебя сжалиться над моей сестрой и позволить ей ежедневно дышать свежим воздухом. Она чувствует себя неважно с самого начала плавания, но что бы мы ни делали, ничего не помогает. Сара, – позвал он, – подойди сюда.

Сара поднялась на ноги и медленно подошла к брату и Калебу. Она попыталась улыбнуться, но ее так сильно тошнило, что вместо улыбки на лице появилась какая-то болезненная гримаса. Калеб нахмурился. Если он выполнит просьбу Баскома, то устроит у себя целый лазарет. Но Сара действительно выглядела больной, и капитан не мог оставить ее здесь и не чувствовать угрызений совести.

– Ладно, она отправляется со мной наверх.

Не было необходимости сообщать Баскому, что девушка разместится в одной каюте с Рэн. Чем меньше будет знать этот богобоязненный джентльмен, тем лучше для всех.

Сара послушно последовала за Калебом вверх по трапу, а затем в его каюту. Она никак не отреагировала, увидев спящую на койке Рэн, и Калебу показалось странным, что, будучи подругой его сестры, Сара даже не поинтересовалась ее здоровьем.

Калеб проследил, как Сара легла на пустую койку и натянула одеяло до самого подбородка. Темные тени вокруг глаз и зеленоватый оттенок лица – явные признаки морской болезни – пробудили в Калебе что-то похожее на жалость. Девушка выглядела очень изможденной, и Кэлу вдруг захотелось, чтобы ее неприятности были вызваны только морской болезнью. Не хватает только вспышки тифа или чумы на борту корабля! Калеб хотел уже поместить Сару в другую палату, подальше от Рэн, но увидел, что девушка забылась в каком-то болезненном сне. Не найдя в себе смелости снова потревожить Сару, Калеб уселся на рундук и вытянул ноги. Немного солнца, свежего воздуха и кружка рома – вот что ему сейчас нужно, чтобы вновь прийти в доброе расположение духа.

ГЛАВА 12

Малькольм Уэзерли быстро вывел из терпения Обри Фаррингтона.

– Проживешь и так! – грубо бросил Обри. – У тебя нет выбора. Ты согласился на любые условия, лишь бы плыть на этом корабле.

– Послушай меня, скотина. Я уже сыт по горло. Мне нужна горячая пища и свежий воздух. Я сижу в этой отвратительной яме, как в аду, и если ты не организуешь мне прогулки по ночам и не снабдишь нормальной едой, клянусь я убью тебя, – пригрозил Уэзерли. – Сделать это очень просто.

Фаррингтон ощутил дрожь во всем теле. Уэзерли выглядел отвратительно уродливым. Не осталось ни красивой внешности, ни хороших манер; глаз ослеп, и по всему лицу протянулся зловещий, покрытый коркой шрам. Когда-то элегантный джентльмен теперь напоминал загнанного зверя.

– Я подумаю, что можно сделать, но не хочу давать никаких обещаний. Калеб сейчас отдыхает на палубе. Если подвернется возможность, я утащу для тебя что-нибудь горячее. По поводу свежего воздуха: все будет зависеть от того, кто стоит на посту. Я с самого начала говорил тебе об этом и предупреждал, что иногда придется поголодать, не говоря уже о других неудобствах. Ты согласился. Если хочешь, чтобы все наши старания пошли прахом, поступай как знаешь. Если Кэл обнаружит тебя здесь, что с тобой будет? На случай, если ты не знаком с флотской жизнью, позволь сообщить, что это помещение используется как камера для преступников.

Уэзерли скривил губы, ему очень хотелось ударить старика. Он не мог допустить, чтобы последнее слово осталось за Обри.

– Тогда достань мне чистую одежду. Мне не пристало носить такие лохмотья. От них воняет, – злобно проворчал он.

Фаррингтон ничего не ответил и вышел за дверь. «Не стоит обижаться на хамов», – проворчал себе под нос Обри, задвигая тяжелый железный засов, и улыбнулся. Если все пойдет по плану, этот ублюдок сгниет здесь, и никто ничего не заподозрит. Обри снова улыбнулся и потер нос. Уэзерли прав: тухлая рыба пахнет лучше, чем он.

Оказавшись на палубе, Фаррингтон подошел к Калебу, который сообщил ему о Саре.

– Я займу твою каюту, поэтому тебе придется переехать к команде, – распорядился Калеб, не обращая внимания на явное недовольство Фаррингтона. – А если увидишь, что этот идиот Стоунхам сделает хотя бы один шаг на палубу, сразу зови меня. Матросов я уже предупредил. Да, вот еще что… Обри, я хочу, чтобы ты позаботился о женщинах. Отнеси им поесть и присматривай за Рэн. Она сможет выйти на палубу дня через два. Вверяю дам тебе. Я не знаю, чем больна девица Стоунхам, но уверен: ты найдешь лекарство и для нее.

Фаррингтон уловил в голосе Калеба металлические нотки и не отважился возразить. Он увидел усталое выражение лица Калеба и понял, что его друг плохо себя чувствует.

Ничего не поделаешь – придется одновременно исполнять роль тюремщика и сиделки!

* * *

Тем же вечером, пока Сара прогуливалась по палубе, Калеб спустился в свою бывшую каюту взглянуть на Рэн. Она лежала в постели, хрупкое тело едва угадывалось под одеялами, лицо было бледным и усталым, но тем не менее девушка собралась с силами и улыбнулась ему.

– Рад, что ты выглядишь бодрее. Как поживает твое плечо? – заботливо спросил Калеб.

– Спасибо, гораздо лучше, – прошептала она, не спуская глаз с Кэла.

– У тебя есть все необходимое? Хочешь пить?

Рэн кивнула. Калеб осторожно приподнял ее голову и поднес к губам стакан. Девушка пила медленно, с трудом глотая.

– Теперь ты будешь не одна, я кое-кого привел к тебе, – он так же бережно опустил Рэн на подушку и направился к двери.

– Калеб, подожди, – едва слышно позвала Рэн.

Словно почувствовав, что она собирается сказать, Калеб помедлил, затем неторопливо пересек каюту, стараясь держаться свободно и естественно. Он понимал: лучше выяснить все сейчас, чем избегать этого разговора. В любом случае ей будет больнее, чем ему.

– Калеб, я… у меня такое ощущение, что я… я рассказала тебе кое-что о… о…

Девушка была не в состоянии произнести эти слова вслух, но в них не было необходимости. По боли в глазах Калеба Рэн поняла, что он все знает.

– Калеб, я не переживу, если ты отвернешься сейчас от меня. Я стала противна тебе? – слабым голосом спросила Рэн, задыхаясь от волнения.

Он мгновенно опустился перед ней на колени и приблизил свое лицо.

– Никогда! – заверил он дрогнувшим голосом. – Я считаю тебя самой храброй, самой отчаянной девушкой… – продолжать он не мог.

– Я знаю, что случилось с Сиреной. Фрау Хольц рассказывала мне. И еще знаю: если она смогла жить дальше, то и я смогу. Но мне невыносимо видеть, с какой жалостью ты смотришь на меня, Кэл. Это все, о чем я тебя прошу.

– Нет, Рэн, я никогда не буду смотреть на тебя с жалостью, только с восхищением! И пообещаю еще кое-что. В Англии я разыщу этого зверя и заставлю его поплатиться за все, что он сделал с тобой. Клянусь! Как только я найду его, жизнь его оборвется, чего бы мне это ни стоило.

Мстительные нотки в голосе Калеба испугали Рэн, и она легко прикоснулась кончиками пальцев к его щеке.

– Успокойся. В этом нет необходимости. Каждый раз, глядя на свое отражение в зеркале, Малькольм будет вспоминать, чего стоила ему его похоть.

Медленно, задыхаясь от усилий, Рэн поведала Калебу, как ей пришлось поступить, чтобы спастись от матросов и Малькольма. Она призналась в убийстве одного из бандитов и, затаив дыхание, ожидала встретить выражение ужаса в глазах Калеба. Увидев там только уважение и восхищение, Рэн с облегчением вздохнула, почувствовав себя очищенной после трудной исповеди.

– А сейчас поспи, малышка, – сказал Калеб, нежно прикоснувшись рукой к ее лбу.

Он боялся, что после столь тяжелого разговора у Рэн снова подскочит температура.

Она послушно закрыла глаза. Но прежде чем Калеб успел выйти из каюты, Рэн опять окликнула его:

– Ты еще зайдешь навестить меня?

Не дождавшись ответа, девушка провалилась в сон, и лицо ее было спокойным и безмятежным.

* * *

Через два дня Рэн снова была на ногах. Калеб уже полностью поправился и приступил к обязанностям капитана «Морской Сирены».

Был час пополудни, когда Рэн заглянула в глаза Обри Фаррингтона и произнесла:

– Спасибо вам, что спасли мою жизнь. Я никогда этого не забуду. Не знаю, смогу ли когда-нибудь отплатить за вашу доброту и заботу.

Обри моргнул и слегка нахмурился. В это незабываемое мгновение Рэн заняла прочное место в его сердце. Обри она казалась какой-то особенной девушкой – более женственной, более уверенной в себе, чем другие. Он не был знаком с ней ранее, но лицо Рэн показалось ему таким детским и беззащитным, когда Харкин принес девушку в каюту Калеба. Обри не мог объяснить своего отношения к ней – возможно, просто думал о всякой чепухе, как говорил Калеб. Поэтому Обри решил списать свои мысли и ощущения на счет глупых фантазий старого человека. А может, он составил о Рэн предвзятое мнение из-за слов Калеба, называвшего ее капризной, безответственной, испорченной, с языком «сварливой бабы с пристани», а теперь убедился, что Рэн совсем другая?

– Не надо меня благодарить. Я сделал то, что сделал бы любой, окажись на моем месте. Ты должна сказать спасибо Калебу. Именно он спас тебе жизнь, когда лихорадка достигла критической точки. Я уже ничем не мог помочь тебе, а ему это удалось. Так что благодари его, а не меня.

Сара сидела молча, прислушиваясь к беседе. Девушка пребывала в задумчивости. С Рэн она почти не разговаривала с того дня, как Калеб привел ее сюда. Рэн много спала, а когда просыпалась, предпочитала свою собственную компанию и молчала. Сару также не очень-то тянуло на разговоры, и, в конце концов, долгое молчание – тоже своего рода общение. Сара размышляла, можно ли довериться Рэн и рассказать ей о своих страхах. Иногда становится легче, если выговоришься кому-нибудь, даже такой пустой девчонке, как Рэн. Один раз Сара попыталась завести этот разговор, но была ошеломлена выражением глаз Рэн: в них появилось что-то женское, глубокое; подруга больше не была «глупой школьницей». И все же чего ждать от Рэн? Чтобы она выслушала и сделала резкие замечания, если ей что-то не понравится? К тому же, Сара сомневалась, что сможет открыться Рэн и сказать, что отцом ребенка, которого она носит, является Малькольм Уэзерли. Она просто не имеет права в этом признаться. Но что же ей делать? Если об этом узнает Баском, никакой бог не спасет ее.

Сара задрожала, и Фаррингтон сразу забеспокоился, что у нее начнется очередной приступ морской болезни. Сара улыбнулась и заверила, что чувствует себя хорошо. Обри с облегчением вздохнул. Забота о двух больных девушках пошла на пользу старику: он повеселел и даже выглядел помолодевшим.

«Возможно, он поможет мне, когда мы доберемся до берегов Америки, – раздумывала Сара. – Фаррингтон – опытный человек и многое повидал в жизни. А старые мужчины любят молодых женщин. И если я найду к нему правильный подход, то наверняка обведу вокруг пальца и заставлю плясать под мою дудку. Но не стоит забывать и о Калебе. Ведь он сжалился надо мной и привел в свою собственную каюту, чтобы я могла восстановить свои силы после болезни. Это неспроста…»

В итоге Сара пришла к выводу, что если поведет себя умно и разработает разумный план действий, то сумеет обеспечить себе и ребенку, растущему в чреве, безоблачную жизнь. Надо только хорошенько разобраться в обстановке и не терять даром времени.

* * *

Наступил следующий день. Жаловаться на погоду не приходилось: была середина мая, и солнышко пригревало все жарче.

Сара и Рэн по-прежнему не разговаривали. Настроение Рэн перешло от глубокой депрессии к гневу, когда девушка поняла, что Калеб даже не смотрит в ее сторону. Он заходил несколько раз проведать ее, но тогда, когда в каюте находились либо Сара, либо Фаррингтон. С тех пор, как Рэн выздоровела, ни одна ее попытка разыскать Калеба и поговорить с ним не увенчалась успехом. Каждый раз, когда Рэн подходила к рулевой рубке, кто-нибудь из команды отправлял ее назад со словами, что у капитана нет времени на болтовню.

Рэн решила высказать Калебу все, что она о нем думает, перед прибытием в Америку – и о трюме, и о Баскоме, и о многом другом. Сдерживая слезы, Рэн не хотела признавать, что Калеб стал избегать ее после рассказа об убийстве матроса и увечьях, нанесенных Малькольму. Какое же отвращение он, наверное, испытывает, глядя на нее! Она оттолкнула его своим признанием, уж можно не сомневаться.

Рэн сидела на жестком деревянном стуле на палубе и от нечего делать вертела в руках колоду карт, подаренную Лотти. С тех пор, как Калеб запретил прихожанам Баскома выходить из трюма, на палубе стало пустынно: не звучали разговоры о том, какая жизнь ждет переселенцев в Америке; не было слышно огненных проповедей Баскома.

– Как заноза из пальца, – пробормотала Рэн, переключая внимание на карту, проскользнувшую между пальцами.

Девушка не испытывала ни малейшего желания обставить в игре Фаррингтона теперь, когда познакомилась с ним поближе. Он обращался с ней как отец, а Рэн нравилась его лукавая улыбка и обезоруживающее остроумие. Как может она надуть его после того, что он для нее сделал? Проклятие! Но она обещала Лотти свести с лордом Фаррингтоном старые счеты… Рэн решила, что займется этим позже.

На палубе появилась Сара. Она уже привыкла к морской качке и теперь шла неторопливо и грациозно. Все работающие на палубе матросы повернули головы в ее сторону и, затаив дыхание, наблюдали, как она откидывает на спину длинные светлые волосы, притворяясь, что не замечает восторженных взглядов.

«Тщеславная сучка! – злобно подумала Рэн. – Сейчас она пройдет мимо рулевой рубки, махнет Калебу рукой, а он помашет ей в ответ».

Матросы всегда пускали Сару в рулевую рубку, в отличие от Рэн.

– Будь ты проклят, Калеб! – прошипела Рэн. В этот момент к ней подсел Обри Фаррингтон.

– Что это у нас здесь? – с удивлением спросил он, не сводя глаз с колоды карт.

– Обри! – радостно воскликнула Рэн. – Пожалуйста, посидите и поговорите со мной немного. Я чувствую себя изгнанницей на этом проклятом корабле. Сара смотрит на меня так, будто обвиняет за ненормальное поведение своего брата, а Калеб не подходит с тех пор, как я встала с постели и начала ходить на прогулки. Вы единственный человек, который общается со мной. Сара иногда ворчит что-то, но это не разговор! – девушка наконец заметила, что привлекло внимание Фаррингтона. – Вижу, что вы смотрите на эти карты… Мне нравится тасовать их – это хорошая тренировка пальцев, чтобы оставались гибкими для игры на спинете,[10] – объяснила она. – А еще мне нравится разглядывать птиц на «рубашках» и представлять, откуда они прилетели.

Заметив скептический взгляд Фаррингтона, Рэн продолжила:

– Когда я училась в школе, мы изучали природу, и я прямо влюбилась в птичек. Их яркая окраска достойна восхищения! Вы согласны со мной?

– Конечно, конечно, – заверил Обри. Недоверие на его лице сменилось интересом: – Ты умеешь играть? Я имею в виду – в карты?

– Да, но не очень хорошо. Леди не играют в карты. Мне просто нравится смотреть на картинки. Но если вы желаете чем-нибудь занять время, то, может быть, обучите меня. А через некоторое время мы сыграем по-настоящему… на деньги. У меня есть пять фунтов, и я могу делать ставки! – гордо сообщила Рэн.

Через час Обри встал и пристально посмотрел на девушку.

– Дорогая, да у тебя просто талант игрока! Для тех, кто любит рассматривать «рубашки», ты делаешь поразительные успехи. Если бы мы играли на деньги…

– Мне просто повезло как новичку, Обри. Если бы мы играли на деньги, удача отвернулась бы от меня. Вы уверены, что обучили меня всему, что знаете сами? Мне казалось, что играть в карты гораздо сложнее.

– Трудно, когда мошенничаешь во время игры. А я никогда этим не занимаюсь, – целомудренно заметил Фаррингтон, устремив взгляд к небесам.

– Я тоже, – так же невинно согласилась Рэн. – Быть карточным шулером все равно, что воровать.

– Ты совершенно права, моя дорогая. Как насчет прогулки по палубе до обеда?

Они дружески беседовали, прохаживаясь кругами. Заметив, что Сара вошла в рулевую рубку, Рэн споткнулась, глаза ее сначала погасли, а потом зло вспыхнули. Она резко развернулась и бросилась в свою каюту, оставив Фаррингтона в полной растерянности.

Обри увидел, как Калеб кивнул Саре и жестом пригласил сесть.

– Ты сделал неправильный выбор, Кэл, – тихо проговорил он и побрел прочь.

Сара села, сложив руки на коленях. «Какие у меня бледные руки, с голубыми прожилками», – подумала она. Девушка очень похудела за время плавания, потому что почти ничего не ела из боязни, что ее опять начнет тошнить. Водянисто-голубые глаза Сары показались Калебу настороженными и печальными. «Что она здесь делает?» – подумал он.

Сара понимала, что должна что-то сказать, чтобы оправдать свое присутствие в рубке.

– Капитан ван дер Рис, я пришла поблагодарить вас за то, что вы позволили мне пожить здесь, наверху. Теперь я чувствую себя гораздо лучше и почти привыкла к качке. Если вы хотите, я могу вернуться к брату и остальным.

Калеб внимательно посмотрел на нее. Сара обратилась к нему «капитан ван дер Рис», хотя в доме Синклеров запросто называла его Калебом и открыто флиртовала. Ох уж эти женщины!

Он ответил тихо, почти шепотом:

– Я собирался зайти к тебе попозже и посмотреть… как обстоят дела. Теперь я спокоен, услышав, что ты поправилась и привыкла к качке. А то одно время я даже думал, что управляю кораблем-лазаретом.

Сара смочила губы кончиком языка и украдкой взглянула на капитана. Ей нравилось, что Калеб рассматривает ее. Глаза его перебежали с полуоткрытого рта к шее и ниже – к груди. На лице Калеба появилось восхищенное выражение, он даже не пытался скрыть своего интереса. У Калеба давно не было женщины. Мысленно он с собой заключил пари, что уложит Сару в постель в течение часа.

– Мне пора передать штурвал первому помощнику. Хочешь, я проведу тебя по «Морской Сирене»?

Сара скромно потупилась.

– С огромным удовольствием, капитан ван дер Рис.

С лица Калеба не сходило какое-то забавное выражение, когда он передал штурвал Питеру, а тот понимающе ухмыльнулся в ответ.

Прогуливаясь по палубе, Сара тихо спросила:

– Означает ли эта прогулка, что ты больше не находишь меня привлекательной?

Вопрос прозвучал довольно нагло, но Калеб ответил весьма любезно:

– Я нашел тебя привлекательной еще в Англии и сейчас не изменил мнения. Но за многие годы я пришел к выводу, что если женщина хочет заманить мужчину в ловушку, то он ей зачем-то нужен. А ты, Сара Стоунхам, находишь меня в чем-то полезным для себя?

Сара рассмеялась, и впервые за много месяцев ее смех звучал искренне.

– Если даже и нахожу, неужели ты думаешь, что я в этом признаюсь? Но мы можем прийти к согласию, если найдем какую-нибудь уютную комнатку с кроватью, где ты бы мог оказаться очень полезным для меня.

Калеб тоже рассмеялся.

– Смею ли я надеяться, что ты больше не боишься моих припадков?

Сара весело взглянула на него.

– В последнее время я научилась мириться с тем, что мне не нравится. Думаю, что смогу жить и с твоими припадками!

Краем глаза Сара заметила, какие многозначительные взгляды бросали матросы на нее с Калебом. Очень хорошо, что они это видят. Позже они понадобятся ей как свидетели.

Хотя всё складывалось удачно, Калеб ощутил какой-то дискомфорт. Внутренний голос подсказывал капитану, что он еще пожалеет об этом маленьким приключении. Калеб уже было решил пойти на попятную, но слишком поздно: Сара юркнула в каюту Питера, увлекая его за собой, захлопнула дверь ногой и прислонилась к ней, глядя на Калеба широко открытыми, призывными глазами. Он обнял девушку, а она обвила руками его шею и слегка приоткрыла рот. После длительного страстного поцелуя Калеб немного отодвинулся и, тщательно подбирая слова, произнес:

– Это означает только то, что есть.

Он приподнял подбородок девушки бронзовой от загара рукой.

– Конечно. Момент страсти, потребность наших тел – и ничего больше, Я все понимаю, Калеб, – сказала Сара, падая к нему в объятия.

Когда одежда уже валялась на полу, Калеб лег рядом с Сарой и притянул ее к себе. Медленными, даже ленивыми движениями он играл с ее телом, целовал глаза, шею и впадинку на горле, где в бешеном темпе пульсировала кровь. Руки Калеба настойчиво гладили ее бедра, проникая в теплую влажную пещеру и заставляя Сару умирать от желания. Когда она подумала, что не сможет дольше выносить эту сладостную и божественную пытку, их тела наконец слились в единое целое. Сара вознеслась на вершину блаженства и в экстазе снова и снова выкрикивала имя Калеба.

Позже, когда они лежали бок о бок, Сара нежно погладила щеку Калеба. Возможно, она еще сможет жить, любить и обрести счастье без Малькольма. Тело ее реагировало на ласки Калеба, а в данный момент Саре было этого достаточно.

Когда Калеба одолел сон и дыхание его стало глубоким и ровным, Сара встала с койки и тихо оделась. Она задержалась на мгновение, взглянула на Калеба и с горечью отметила про себя, что не испытывает к нему никаких чувств, кроме физического влечения. Он был искусным любовником, требовательным и страстным, но Малькольм всегда останется мужчиной ее мечты, мужчиной, по которому она сходила с ума.

Сара подумала, что со временем она научится любить Калеба ван дер Риса. В следующий раз, когда они снова займутся любовью, она испробует с ним все, чему научил ее Малькольм. Сегодня было слишком рано демонстрировать свое мастерство. Достаточно того, что голландец очень удивился, обнаружив, что она не девственница. Интересно, что он скажет, когда узнает о ее беременности и своем «отцовстве»? Впрочем, не так важно, что он подумает или скажет. Главное то, как он поведет себя. Сара считала Калеба ван дер Риса честным мужчиной, а честный мужчина всегда поступает так, как говорит ему умная женщина.

* * *

Калеб проснулся и сразу вспомнил, где находится и что произошло между ним и Сарой Стоунхам. Он потянулся и ощутил, как снова ожило его мускулистое тело. Не стоило отрицать, что чувствовал он себя сейчас гораздо лучше и быстро поправлялся после травм, полученных во время шторма. Мужчина всегда должен находиться в отличной форме, чтобы удовлетворить женщину, как он сегодня Сару. У него в ушах все еще звенел ее голос, когда она в порыве страсти выкрикивала его имя. Калеб самодовольно улыбнулся, совершенно уверенный в том, что его раны никоим образом не повлияли на спектакль, устроенный в постели.

Калеб знал, что не испытывает к Саре никаких чувств и ему ничего от нее не надо, кроме еще одной встречи в постели. Он не имел ни малейшего желания разыгрывать умирающего от любви щенка. То, что между ними произошло, было просто эпизодом. Кроме того, у Калеба сложилось впечатление, что у мисс Стоунхам довольно богатый сексуальный опыт, хотя она скрывала это. Калеб обрадовался, обнаружив, что Сара не девственница, но разыграл удивление. Девственницы – такие скучные создания. Он уже устал лишать девушек невинности. Иногда приятнее иметь дело с опытными женщинами.

И, как обычно случалось в последнее время, при мысли о женщинах Калеб подумал о Рэн. Нужно сходить к ней и объяснить, что он намерен отвезти ее к Сирене с Риганом. Чем быстрее он это сделает, тем лучше. Калеб не мог забыть ощущения близости Рэн и того, как он обнимая ее, пытаясь защитить от лихорадки; старался не вспоминать, как она звала его в бреду и он отвечал ей, как зарывался лицом в копну густых темных волос… Стоп! Ни в коем случае нельзя поддаваться этому наваждению. Рэн ему – всего лишь сестра, девчонка с улицы, которую подобрала и удочерила Сирена. Единственная его обязанность перед ней – отомстить за поруганную честь сестры. «Тогда зачем же ты приказал команде не пускать ее в рубку?» – спрашивал внутренний голос.

Калеб хорошо помнил тот день, когда впервые увидел Рэн. Тогда же он случайно услышал беседу Сирены и фрау Хольц, которые не сомневались, что Рэн – его судьба. Почему эти слова постоянно крутились у него в голове? Должно быть, он чего-то недослышал. Как может женщина быть судьбой мужчины? Калеб фыркнул презрительно, свешивая ноги с кровати, но вдруг замер, пораженный: то, что Сирена была судьбой Ригана, Калеб понял раньше их самих.

– Господи, помоги мне, – пробормотал он, торопливо одеваясь.

Ему сейчас просто необходимо подышать свежим воздухом и взглянуть на океан… Море – вот его судьба, а не какое-то двуногое существо с глазами, похожими на горящие свечи.

* * *

Пока Сара развлекалась с Калебом на койке первого помощника капитана, ее брат рассказывал своим прихожанам, что все грешники наверху являются творением рук самого дьявола, но он, Баском, спасет их. Вцепившись костлявыми руками в молитвенник, Стоунхам вызывал прихожан по одному, чтобы лично убедить каждого прикосновением своей руки, что он – избранный Богом посланник, а поэтому ему под силу изгнать дьявола с этого корабля. А если возникнет необходимость, убеждал Баском, он сам станет управлять судном.

Лидия Стоунхам подошла к нему и протянула руку.

– Пожалуйста, Баском, поговори с капитаном ван дер Рисом и спроси, может ли он позволить женщинам ненадолго выходить на палубу. Здесь, в трюме, невыносимо душно и ужасно пахнет. Если потребуется, скажи, что ты очень сожалеешь и просишь у него прощения, – она повысила голос и перешла почти на крик: – Попроси его, черт возьми!

Баском замахнулся и стукнул ее молитвенником по голове, на мгновение оглушив женщину.

– Ты богохульствуешь! Ты посмела богохульствовать в присутствии посланника Господа! И это моя собственная жена! На колени, женщина! И если Бог не покарает тебя смертью, считай, что тебе очень повезло. Моя собственная жена! Перед всей моей паствой!

Терпение Лидии лопнуло.

– Хватит! Я уже достаточно натерпелась от тебя и не желаю слушать безумные речи! Я больше не вынесу и минуты рядом с тобой. Я поднимусь наверх и никогда не вернусь! Ты слышишь меня, Баском? Если мне придется спрыгнуть за борт, пусть так и будет! Я пойду на все, лишь бы быть подальше от тебя. Ты сумасшедший! – бросила она через плечо и, подобрав юбки, побежала вверх по трапу.

Когда Лидия появилась из люка, стоявший на вахте матрос растерялся. Он не мог столкнуть женщину назад в трюм. Капитан ван дер Рис не сказал, что нужно делать, если их трюма выйдет женщина. Прежде чем он успел решить, как поступить, Лидия с душераздирающими рыданиями бросилась бежать по палубе, намереваясь спрыгнуть за борт и покончить со своими страданиями. Лучше умереть, чем прожить жизнь с Баскомом Стоунхамом!

Ослепленная слезами, Лидия не увидела, как к ней потянулась пара сильных рук. Женщина пронзительно закричала, думая, что это Баском поймал ее. Но эти крепкие руки не принадлежали Баскому. И квадратное лицо с волевым подбородком тоже не имело ничего общего с ее мужем. На этом лице сияли темные глаза, полные сочувствия и заботы, и принадлежало оно первому помощнику Питеру.

– Успокойтесь, успокойтесь, – мягко проговорил он. – Что случилось? Как вы попали сюда и куда направляетесь?

– За борт! – выпалила Лидия, вытирая слезы. – Ненавижу его! Ненавижу! – крикнула она. – Он сумасшедший, и лучше я умру, чем вернусь к нему. Если вы заставите меня спуститься в трюм, я снова найду способ сбежать оттуда. Умоляю, не заставляйте меня возвращаться!

– Я не собираюсь силой отправлять вас назад, но, думаю, сначала нужно поговорить с капитаном.

«Значит, она ненавидит своего мужа и считает его сумасшедшим. Замечательно! – радостно подумал Питер. – Теперь у меня появился неплохой шанс…»

Лидия приглянулась первому помощнику еще в начале плавания, и сейчас все складывалось как нельзя лучше.

Когда Питер привел Лидию в рулевую рубку, Калеб громко простонал. Он устал от этих женщин!

– Только самое главное. Что она натворила?

Питер подавил усмешку; глаза его весело поблескивали, наблюдая за явным дискомфортом капитана.

– Она сказала, что хочет спрыгнуть за борт. Потом заявила, что ненавидит своего мужа и отказывается идти в трюм. Она говорит, что, если мы вернем ее назад, она найдет способ сбежать. А еще она сказала, что лучше умрет, чем вернется. Тебе решать, капитан, – с хитрой улыбкой подвел итог Питер и, развернувшись на каблуках, вышел из рубки.

– Миссис Стоунхам, кораблем управлять нелегко, – устало начал Калеб, – требуется полное внимание, чтобы вести его строго по курсу. У меня совсем нет времени, чтобы улаживать семейные ссоры. В чем бы ни заключалась ваши проблема, вы должны решить ее со своим мужем. Наверху больше нет ни одной каюты для женщины. Я приказываю вам возвращаться к мужу.

– Кажется, вы тоже собираетесь объяснить мне, что являетесь посланником Господа? Так вот, я больше не намерена выслушивать никаких посланников. Я сыта по горло! Я сделаю так, как сказала: лучше умру, чем вернусь к нему. Никакой он не посланник Божий, он – сам дьявол. Он несет зло. Знали бы вы, какие ужасные вещи Баском заставляет проделывать меня и других! Он пытался заставить Рэн повиноваться, но у него ничего не вышло. Вы не можете отослать меня назад. Я не пойду, – твердо заявила Лидия, усаживаясь на круглый стул рядом с Калебом.

Чертова баба! И что теперь делать?

– Я капитан этого судна, и вы обязаны мне подчиниться, – нахмурившись, произнес Калеб.

– Ваша сестра вселила в меня мужество и волю к сопротивлению. Что же вы тогда за мужчина, раз настаиваете, чтобы я вернулась в трюм, где он снова будет заставлять меня проделывать эти гадости?

– Дорогая леди, в жизни случаются вещи и похуже, чем молитвы о прощении.

– Я не совершила ничего такого, за что надо просить Бога о прощении! – взвизгнула Лидия. – Но речь о другом!

«Боже милостивый, я ли это? – в ужасе подумала Лидия. – Откуда взялась храбрость заявить, что я прыгну за борт? Я же не умею плавать и камнем пойду на дно!» Опомнившись, Лидия закрыла рот и застонала про себя. Кто обвинит капитана, если он решит, что она такая же чокнутая, как и ее муж?

Калебу не хотелось ни о чем расспрашивать, но ради приличия он все-таки задал вопрос:

– Так какие же вещи он заставляет проделывать вас, миссис Стоунхам?

Переборов стыд, Лидия мужественно открыла капитану, каким унижениям подвергал ее Баском, закончив рассказ словами:

– Я не шучу, капитан, и брошусь за борт, если вы попытаетесь вернуть меня обратно.

«Обри, негодяй, где ты шляешься, когда так нужен мне?» – про себя заругался Калеб. Он принял близко к сердцу положение, в котором оказалась эта женщина. Он не мог отослать ее в трюм. Какой мужчина в здравом уме может подвергать женщину таким унижениям? Только Баском Стоунхам!

Калеб пронзительно свистнул – и в рубку влетел Питер.

– Отведи миссис Стоунхам в мою каюту и организуй для нее постель. Женщины будут по очереди спать на койках. Меня не волнует, как ты это устроишь, просто сделай.

– Слушаюсь, капитан! – усмехнулся Питер, почтительно провожая Лидию из рубки.

«Тот, кто сказал, что мужчины нуждаются в женщинах, явно не встречался с женщинами на моем корабле», – раздраженно подумал Калеб.

ГЛАВА 13

Баском Стоунхам почувствовал, что все взгляды прихожан обращены на него. Первый раз с тех пор, как он стал священником, Баском испытал страх. Если он не может контролировать поведение собственной жены, как же ему тогда совершать богослужения и руководить своей паствой? Он должен что-то предпринять, и немедленно, пока не взбунтовались стоящие перед ним люди. Даже родители смотрели на него как-то странно.

Баском громко прочистил горло, открыл молитвенник, опустил глаза и нарочито мрачно начал читать. Затем толстая книга беззвучно захлопнулась. Глаза Баскома затянуло пеленой, и он обратился к собранию:

– Теперь я вижу: всех наших молитв оказалось недостаточно, чтобы изгнать дьявола из моей жены Лидии. Я понял, что судьба Лидии – пример для всех нас. Только сегодня на меня снизошло видение: Лидия для нас потеряна и никогда больше не вернется. Но, – он повысил голос, – мы продолжим молиться за ее душу и не забудем о ней. Мы сейчас бредем по темному тоннелю, в конце которого брезжит свет. Мы все вместе пойдем к этому свету, а Лидия навечно останется в темноте, во власти дьявола.

Если властитель тьмы и шел по пятам Лидии Стоунхам, она не обращала на него никакого внимания, пересказывая свою историю Рэн.

– Я так напугана. Что мне делать в Америке? Как я выживу? Что со мной станет? – жалобно причитала она.

Расправив хрупкие плечи, Рэн уверенно произнесла:

– Я позабочусь о тебе, Лидия. У меня есть немного денег, и мы как-нибудь справимся. Мы молоды и сильны, так что, без сомнения, найдем работу в Америке – такую, чтобы хватало на жизнь. Ты не должна ни о чем беспокоиться, Лидия, обещай мне.

Лидия улыбнулась и обняла Рэн.

– Мне так хорошо. Впервые в жизни я чувствую себя свободной. Я могу спать на полу безмятежным сном. А когда проснусь, возблагодарю Господа, моего Господа, за дарованное мне мужество и за то, что он послал тебя указать мне путь истинный.

«Не очень-то весело! – подумала Рэн. – Обременила себя еще одной обязанностью, когда, по словам Калеба, не в силах позаботиться даже о себе».

Деньги! Необходимо добыть деньги для Лидии. Все всегда упирается в них! У Обри Фаррингтона, разумеется, водятся денежки, и у Баскома Стоунхама тоже: пуритане доверили ему свои сбережения. И у Калеба должны быть деньги – возможно, гораздо больше, чем у Фаррингтона. Нужно придумать, как вовлечь в игру каждого из них, тогда Рэн обеспечит жизнь Лидии в Америке и не станет о ней беспокоиться. Девушке и в голову не приходило, что она может проиграть. Пометки на картах были выполнены настолько качественно, что даже такой профессиональный игрок, как Обри, не мог заподозрить неладное. А к тому времени, когда они достигнут берегов Америки, у Лидии будет столько денег, что ей придется нанимать помощника, чтобы вынести их с корабля.

Сара вошла в каюту и замерла от неожиданности, увидев Лидию, но не вымолвила ни слова. От Рэн не ускользнуло, как пылали щеки Сары. Рэн знала, куда она ходила и чем занималась. От этой мысли сердце Рэн забилось чаще и сильнее. Сара выглядела как кошка, только что полакомившаяся сметаной.

Лидия подошла к своей невестке и обняла девушку за плечи.

– Я должна сказать тебе, что отвергла твоего брата. Лучше, если ты услышишь это из моих уст. Надеюсь, я не очень расстроила тебя, Сара, – тихо проговорила Лидия.

Сара скривилась.

– А почему меня должно это расстраивать? Баском сумасшедший, и нам с тобой это хорошо известно. Удивительно, что ты нашла в себе смелость оставить его. Я никогда не могла понять, как ты вообще выносила все это. Он же сущий дьявол! Я аплодирую тебе, Лидия.

Женщина еще крепче стиснула Сару в объятиях и рассмеялась.

– Похоже, у нас одинаковое мнение о Баскоме. Я рада, что ты чувствуешь себя лучше, Сара. Меня очень беспокоило твое состояние. Морской воздух сотворил с тобой чудо!

– Морской воздух! Как бы не так! – фыркнула Рэн. – Хватит изображать из себя дурочку, Сара Стоунхам. Мне прекрасно известно, чем ты занималась и с кем, и тебе должно быть очень стыдно. Развлечения с Калебом ни к чему не приведут, ты только унижаешь себя. Он же бабник самого низкого пошиба! – она презрительно поджала губы.

– Уж не ревность ли я слышу в твоем голосе? – холодно спросила Сара. – Калеб ведь тебе не настоящий брат, и ты ревнуешь точно так же, как в случае с Малькольмом, потому что он любит меня. Я говорила тебе, предупреждала, но ты не желала слушать. Малькольма привлекали деньги ван дер Рисов, а не ты, Рэн!

Глаза Рэн вспыхнули, и в них заплясали сотни яростных искорок.

– Думай, что хочешь. Я знаю Калеба, и если ты строишь серьезные планы насчет него, то забудь о них. Калеб не из тех, кто женится. Он играет с женщинами, как дети с игрушками. Не говори потом, что я тебя не предупреждала!

Стройная блондинка с ненавистью посмотрела на Рэн.

– Я рада, что Малькольм умер! Рада, слышишь?! – взвизгнула она. – Теперь он никогда тебе не достанется! Он мой и навсегда останется моим! И Калеб тоже мой! Очень жаль, что ты не заразилась сифилисом. Я хочу, чтобы ты была вместе с Малькольмом – в могиле!

С самодовольной улыбкой Сара улеглась на койку и повернулась спиной к женщинам.

Лидия была абсолютно сражена услышанным, а Рэн почувствовала, что ей необходимо глотнуть свежего воздуха, чтобы рассеять источаемую Сарой злобу. Она бросилась к двери, и Лидия последовала за ней, чтобы поддержать новую подругу. На палубе Рэн прислонилась к перилам и подставила лицо ветру. Лидия с тревогой наблюдала за девушкой.

– Не знаю, что это на Сару нашло, – упавшим голосом проговорила она.

– Что нисходит на женщину, когда ее с презрением отвергает мужчина, которого она любит? – больше утверждая, чем спрашивая, сказала Рэн. – Лидия, Малькольм не умер. Когда я в последний раз его видела, он находился в полном здравии, хотя и не в лучшем виде. Я сказала Саре, Что он мертв, чтобы поиздеваться над ней. Мне нужно вернуться и признаться, что я солгала.

Лидия положила руку на плечо Рэн.

– Нет, не надо. Ей от этого не будет никакой пользы. Пусть думает, что он скончался, так будет лучше. У нее и без того голова забита множеством проблем. Сара ждет ребенка.

– Не может быть! – ужаснулась Рэн.

– Это правда. Женщины сразу замечают такое. Этим и объясняется ее недомогание. Мне хорошо знакомо состояние женщины, когда она ждет ребенка: моя собственная мать выносила и произвела на свет девятерых, не считая меня. Когда об этом узнает Баском, он убьет Калеба ван дер Риса за то, что тот воспользовался его сестрой.

– Почему ты решила, что Калеб – отец ребенка? – возмутилась Рэн. – Это абсурд!

– Тогда кто? – тихо спросила Лидия, глядя Рэн в лицо.

– Кто? – повторила девушка. – Откуда я знаю? Просто не могу поверить, что это Калеб.

Черт возьми, это не может быть Калеб, не может – и точка! Мозг Рэн лихорадочно работал. Времени было недостаточно, ведь плавание длилось всего две недели. На Рэн вдруг нахлынули непрошенные воспоминания: как наяву она увидела себя и Сару в доме Тайлера, и Сара болтала, что может влюбить в себя Калеба еще до окончания ужина.

Ты подождешь, пока я вырасту? В последние дни эти слова часто всплывали в ее памяти. Она сказала их Калебу в тот день, когда познакомилась с ним в Англии. Ты подождешь, пока я вырасту? Калеб рассмеялся, заглянул ей в глаза и сказал: «Могу подождать». Проклятый лгун! Впрочем, как все мужчины. Почему женщина может излить душу другой женщине и быть понятой, тогда как мужчине приходится лгать и извращать правду? Может быть, тогда он чувствует себя более мужественным, более искушенным? Скривив рот, Рэн пробормотала:

– Могу подождать! Проклятый лгун! Ну ничего, ты еще не догадываешься, что придумала для тебя «добродетельная» Сара. Да, старина Калеб, придется тебе расхлебывать кашу, которую сам и заварил!

* * *

Позже, лежа в постели, Рэн призналась себе, что действительно ревновала Калеба к Саре.

«В конце концов, Калеб мог бы дать мне возможность отвергнуть его. Проклятие! Ведь это же мое неотъемлемое право! Он устраивает из меня посмешище!» Рэн решила, что положит конец всем этим унижениям.

– Если не возражаете, леди, я, пожалуй пройдусь по палубе и проверю, кто там есть, – произнесла Сара, переводя взгляд с Лидии на Рэн.

Ни одна из них не вымолвила ни слова, пока Сара не удалилась.

– Дважды за день… многовато, – заметила Лидия. – Она ведет себя как проститутка.

Рэн пожала плечами, почувствовав очередной укол ревности. «Будь ты проклят, Калеб ван дер Рис!» – со злостью подумала она.

Оказавшись на палубе, Сара осторожно осмотрелась по сторонам и стала поджидать Обри Фаррингтона. Вот уже в течение трех дней она видела, как он набивал карманы своего сюртука хлебом и сыром. Для чего? Если она выяснит, что на уме у старика, то сможет пойти и рассказать Калебу, чтобы вызвать его доверие. Длинноногий картежник в этот вечер запаздывал.

«Возможно, он и вовсе не придет», – нервно подумала девушка.

Вдруг послышались звуки шагов, и на палубе появился Обри, как раз в тот момент, когда луна скрылась за облаками. Сара сняла тяжелые башмаки и крадучись последовала за ним.

Один раз Фаррингтон остановился и оглянулся по сторонам. Сара присела за какими-то ящиками и затаила дыхание. Заметил ли он ее? Нет, он продолжил путь. Сара пошла вслед за ним по трапу в носовой части судна, ведущему вниз. Она замешкалась, осторожно нащупывая ступеньку ногой, и с ужасом вступила в лужу трюмной воды, которая мерно плескалась в ритм с покачиваниями корабля. Девушка встала обеими ногами в черную воду и, стараясь не думать, какие страшные существа могут напасть на нее из темноты, чутко прислушалась к хлюпающим шагам Фаррингтона. Сара двинулась на этот звук и зажмурилась от света сальной свечи, зажженной Обри. Она замерла на полпути, увидев, что старик открывает дверь с тяжелым засовом. Кто находится в этом помещении, и что тут делает Фаррингтон?

Сара подкралась к двери и приложила к ней ухо, пытаясь уловить, что там говорят. Послышался скрежет стула и приглушенные голоса, словно находившиеся за дверью люди опасались привлечь чье-то внимание. Сара решила, что придется дождаться, пока уйдет Фаррингтон, и открыть дверь, но для этого необходимо чем-нибудь вооружиться. Только богу известно, кого скрывает там картежник. Головореза? Пирата? Убийцу? Сара тихо отошла назад, в темный укромный уголок, и пошарила вокруг себя в поисках чего-нибудь, что могло бы послужить оружием. Пальцы девушки нащупали кусок крепкой доски, и она уцепилась за него как за спасительную соломинку. Она обязана выяснить, кого прячет старик, чтобы сделать Калеба своим должником и втереться к нему в доверие. Занятия любовью – это одно, а то, что запланировала Сара, – совсем другое. Мужчины не любят, когда из них делают дураков. Этому Сару научил Малькольм еще в самом начале их взаимоотношений. Да, Калеб будет благодарен ей!

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь в камеру открылась и из нее вышел Фаррингтон с перекошенным лицом. Удостоверившись, что поблизости никого нет, он задвинул засов и быстро отправился прочь.

Сделав глубокий вдох, Сара на цыпочках подошла к двери. Эффект неожиданности сыграет в ее пользу. Кто бы ни оказался в этой каморке, он подумает, что старик что-то забыл и вернулся. Зажав между коленями доску, Сара медленно отодвинула железную щеколду, затем схватила свою дубинку и распахнула дверь.

Желтый свет масляной лампы освещал очень маленькую площадь. У стены стоял грубо сколоченный топчан, на котором не было ни матраца, ни постельного белья. На нем лежал мужчина, который начал медленно подниматься, бормоча:

– Ну, что ты еще забыл мне сказать, Фаррингтон? Сара от удивления открыла рот, все ее чувства были поражены, а дыхание остановилось. Не может быть! Должно быть, воображение играет с ней плохие шутки…

– Малькольм! Это ты? – воскликнула изумленная Сара. – Малькольм, как ты здесь оказался? Рэн сказала, что ты мертв!

Наконец, убедившись, что это не сон, девушка бросилась к нему.

– О Малькольм, я думала, что ты умер. Любовь моя, мы снова вместе, и теперь я никогда не отпущу тебя. Никогда! – страстно воскликнула она, прижимаясь к Уэзерли.

Малькольм был ошеломлен.

– Сара! Ты-то здесь какими судьбами? Милая моя крошка! – вскричал он, прикидывая в уме, какую пользу может извлечь из этого неожиданного визита; вдруг он вспомнил о своей внешности. – Не смотри на меня, Сара! – взмолился Уэзерли. – Я попал в беду, поэтому оставил Англию, думая, что никогда не увижу тебя… – слова и тон Малькольма были рассчитаны и направлены на то, чтобы вызвать жалость девушки. – Я всегда любил только тебя, дорогая Сара. А Рэн… Рэн сделала это со мной!.. С нами, – многозначительно добавил он. – Я сказал ей, что люблю тебя и буду нежно любить до конца моих дней. Она взбесилась и ткнула мне в лицо раскаленной кочергой со словами, что если я не достанусь ей, то не достанусь никакой другой женщине. Она хотела убить меня, и бывали такие дни, когда я жалел, что эта попытка не удалась. Я готов был сделать все что угодно, лишь бы ты не увидела моего уродства. Я разбил тебе сердце и в душе чувствую: ты никогда не захочешь меня после того, что выстрадал по моей вине. Теперь я обезображен и слишком опоздал. Милая Сара, пожалуйста, прости меня!

– Малькольм, дорогой мой, что ты такое говоришь? Я люблю тебя и буду любить всегда!

Малькольм медленно повернулся к свету левой стороной лица. Его единственный глаз умолял девушку сказать, что его уродство не такое уж безнадежное, как он себе представляет.

Сара побледнела как полотно, к горлу подступила тошнота. Боже! Что она могла пообещать этому чудовищу? Стараясь взять себя в руки и побороть дрожь во всем теле, она обняла Уэзерли испытывая жалость к его состоянию и новый приступ ненависти к Рэн. Это она сделала его таким уродом – целенаправленно, мстительно, злобно! Рэн довела Малькольма до такого состояния, что он вынужден скрываться в трюме из страха показать свое лицо, почти доведенный до сумасшествия из-за потери единственного сокровища – красивого лица.

В голове у Сары все перемешалось, мысли перескакивали из прошлого в будущее – будущее с человеком, напоминающим какое-то фантастическое существо. Шрам на лице Малькольма покрылся коркой, кожа на лбу сморщилась от ожога; невидящий глаз белел из-под изуродованного века, которое никогда не закроется. Больше не сможет мечтать Сара о том, как ей будут завидовать другие дамы, увидев ее в объятиях Малькольма. Она станет предметом жалости. Женщины будут в ужасе разбегаться от него в разные стороны вместо того, чтобы преследовать Малькольма.

«О Боже! – мысленно застонала Сара. – Зачем я только отправилась за Обри Фаррингтоном в недра самого ада?»

Руки Уэзерли крепче сжали ее, рыская по телу, пытаясь возбудить девушку.

– От тебя плохо пахнет, Малькольм, – поморщилась Сара, поспешно добавив: – Бедняжка, неужели этот противный старик не принес тебе мыла и воды?

Малькольму не удастся соблазнить ее в этой зловонной конуре, когда от него самого несет, как от протухшей свиньи. Нужно как-то выбраться отсюда, пока он не взял ее силой. Боже милостивый, она даже не знает в какой глаз смотреть!

– Ты слышала, что я тебе сказал, Сара? Твоя подруга Рэн сделала со мной это. Как ты поступишь?

От Фаррингтона мне известно, что она находится на этом корабле. Если бы я мог выйти отсюда, то прикончил бы ее собственными руками.

– Что я должна сделать, Малькольм? Почему она с тобой так обошлась? Я ни на минуту не поверила в твою историю. Рэн остра на язык, но не отличается жестокостью. Да, она находится на борту. Так уж случилось, что я живу со своей невесткой и Рэн в каюте капитана ван дер Риса, – голос Сары прозвучал игриво, когда она упомянула имя Калеба, и это обстоятельство не ускользнуло от Уэзерли.

Он понял, что Сара пошла на попятную, и закипел от ярости.

– Скажи прямо, Сара! Мое лицо отталкивает тебя. Ты вдруг поняла, что не любишь меня больше. Ты сравниваешь меня с капитаном ван дер Рисом, и я ничего уже не значу для тебя. Скажи!

Сара внезапно ощутила необычайный прилив сил.

– Действительно, Малькольм, ты противен мне. Ты прав: я больше не люблю тебя. Сомневаюсь, что когда-либо вообще любила. А Калеб сейчас выходит на первый план. Я в любой день ожидаю от него предложения о вступлении в брак. Между нами все кончено, Малькольм. Все закончилось в тот день, когда ты решил, что хочешь Рэн ван дер Рис вместе с ее приданым. Я была недостаточно хороша для тебя, а теперь ты меня не устраиваешь. Удачи тебе, Малькольм. Когда мы достигнем берегов Америки, тебе, конечно же, дадут работу – отпугивать диких индейцев! – она упивалась своей язвительностью. – Можешь не беспокоиться, я не выдам твою тайну, не скажу никому, что ты прячешься здесь, в трюме, вместе с крысами. А кстати, почему ты скрываешься? Место на корабле стоило очень дешево. Это имеет отношение к капитану, который жаждет мести из-за чего-то, что ты сделал его сестре, а? – увидев, что попала в точку, Сара рассмеялась.

Малькольму захотелось свалить ее с ног и бить, пока не вылетят все зубы, но он знал, что Сара будет защищаться, а он на собственной шкуре испытал, что может сделать «слабая» женщина. Уэзерли уже не обладал властью над Сарой, и эта мысль пугала и расслабляла его. Поистине женщины – основа всех зол. Он как-то слышал, как брат Сары разглагольствовал о зле, которое, как гноящая рана, сидит в женской груди. Правильно говорил Баском!

– Прощай, дорогой! – проворковала Сара, захлопывая за собой дверь и быстро задвигая засов.

Темнота трюма и тихий плеск воды успокоили и развеселили девушку. Она почувствовала, что гора свалилась с плеч: теперь она свободна от Малькольма, свободна от Баскома и вольна идти к Калебу. Калеб – вот ответ на все вопросы.

Ноги сами вынесли Сару по трапу на палубу. Вокруг никого не было видно, только матрос стоял на Посту в рулевой рубке. Сара рассеянно подумала о том, где сейчас находится Калеб и знает ли о беглеце, скрывающемся под палубой его судна.

Сара тихо побрела к каюте, которую делила с Рэн и Лидией, но слабая дрожь в животе заставила ее замедлить шаг. И, как с незапамятных времен поступали все женщины, Сара остановилась и прислушалась к себе, ожидая, когда повторится едва уловимое движение плода. Ребенок… Ее и Малькольма… Внезапно Сару пронзил страх. Боже! Что, если увиденный ею сегодня Малькольм оставит метку на ребенке? Нет, Бог не допустит, чтобы дитя родилось чудовищем только из-за того, что его мать увидела изуродованного отца!

Сара вдруг захихикала, сначала приглушенно, а потом все громче и громче, так, что на глазах выступили слезы. Даже в столь жалком состоянии Малькольм не был честен с ней! Он опять хотел использовать ее, лгал и думал, что Сара настолько глупа, что поверит, сжалится и будет любить! Но на этот раз она оказалась умнее.

Интересно, что же такое он сделал Рэн? Из всего рассказа Уэзерли Сара поверила только в это. Единственное, что могло заставить Рэн пойти на подобную жестокость, наверняка было нападением на нее. Сара снова рассмеялась, и в смехе слышались истерические нотки. Значит, Рэн уже не девственница! Сара была уверена, что так оно и есть. Должно быть, Малькольм попытался соблазнить ее до свадьбы, а Рэн не согласилась. Малькольм, не привыкший к отказам, взбесился, и Рэн ему отомстила.

«Грязный подонок, – подумала Сара, – ты заслужил то, что получил».

Она и не вспомнила, что несколько часов назад, лежа на кровати, мечтала о Малькольме. Сейчас все внимание Сары должно сосредоточиться на Калебе – определенно, лучшем мужчине из двух. Ее ребенку необходим отец, а ей – муж, чтобы спастись от оскорблений и презрения общества. Она вздохнула и продолжила прогулку, поглаживая набухающий живот.

Направляющийся на пост матрос столкнулся с ней в темноте. Он поднял фонарь, чтобы рассмотреть лицо, и был совершенно сбит с толку, увидев выражение глаз Сары.

– Проводить вас до каюты? – вежливо осведомился он. – Вы не должны находиться на палубе так поздно, слишком легко упасть за борт и… – он не закончил фразы, а волосы у него на затылке встали дыбом.

При тусклом свете фонаря глаза Сары казались безумными, а зубы обнажились в беззвучном и безрадостном смехе. Когда она, наконец, заметила матроса, у бедного парня создалось впечатление, что ее глазами на него смотрит какое-то дьявольское существо. Матрос попятился, не в силах оторвать взгляд с кошмарного видения, вспоминая, как однажды ему случилось побывать в Бедламе и увидеть выражение буйного помешательства на лицах больных; потом он бросился бежать со всех ног, а в его ушах звенел смех – совершенно безумный, переходящий в одержимый вой.

Вернувшись в каюту, Сара немного постояла, глядя на спящих женщин, и подошла к койке Рэн. После встречи с Малькольмом она чувствовала себя как-то иначе. В голове стоял туман, и мысли были нечеткими. Что-то нужно делать с Рэн, но что? Предстоит все обдумать, прояснить мысли, чтобы знать, как поступить. Утром она поговорит с Баскомом: он должен подсказать выход.

Рэн не спала. С сильно бьющимся сердцем она наблюдала за Сарой из-под полуприкрытых ресниц. Что-то с Сарой не так… Рэн забеспокоилась, увидев странные глаза девушки. Сара казалась бледной и похожей на призрак в лунном свете, льющемся сквозь иллюминатор и обволакивающем ее серебристым сиянием.

Когда Сара наконец улеглась, Рэн поняла, что не сможет заснуть. В каюте было очень тесно, и девушка боялась, что, ворочаясь в постели, разбудит Лидию. Возможно, прогулка по палубе поможет разобраться в мыслях. В этот час на палубе не должно никого быть, и даже часовой вряд ли обратит на нее внимание. А привести мысли в порядок необходимо: пора взглянуть правде в глаза.

Ночной воздух был прохладен, но уже чувствовалось приближение лета. Рэн облокотилась на перила и стала размышлять над событиями, произошедшими в ее жизни с тех пор, как Сирена с Риганом вернулись в Англию, чтобы увезти ее на Яву. Почему она была такой твердолобой? Почему не поверила в их любовь, не слушала их и не сделала, как они хотели?

«Теперь посмотри на себя, – беззвучно причитала Рэн. – Что с тобой стало! Тебе еще нужно беспокоиться о Лидии, о том, как ведет себя Сара; пройдет совсем немного времени – и придется повесить себе на шею заботу и о ней…»

Раздумывая над всеми проблемами, Рэн смотрела на резвые волны, поблескивающие в лунном свете. Она настолько погрузилась в свои мысли, что не услышала шагов, пока большая тень не заставила ее обернуться. Калеб! Рэн ничего не сказала, но от близости Калеба сердце забилось быстрее.

«Какой же хрупкой она кажется при свете луны», – подумал Калеб. Он тоже промолчал и, скрестив на груди руки, уставился на темную воду.

Рэн захотелось накричать на него, высказать все в лицо, но она не смогла вымолвить ни слова. Может быть, она наконец повзрослела? Если так, то это мучительно… Да скажет он хоть что-нибудь?! Наверное, он ждет, когда заговорит она? Рэн с трудом сглотнула и облизала губы, колени ее неудержимо дрожали. Что ему нужно? Сара… От этой мысли Рэн передернуло, и она стиснула зубы. Отлично! Он может обладать Сарой с ее безумными глазами и Баскомом в придачу. И пусть они все плывут хоть на край света!

И тут Калеб ласково заговорил:

– Не очень мудро с твоей стороны прогуливаться по палубе в столь поздний час.

– Я не могла уснуть, в каюте очень душно, вот и захотелось проветриться, – ответила Рэн и изумилась: неужели этот нежный грудной голос принадлежит ей?

– Ты долго здесь стоишь?

– Нет. Но если мое присутствие раздражает тебя, я вернусь в каюту, Калеб, я…

Калеб легонько коснулся пальцем ее губ.

– Меня это совсем не раздражает. Я просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

Это легкое прикосновение опалило губы Рэн.

– Сожалею, что так получилось. Кажется, я всегда все порчу. Мне очень жаль, Калеб.

В лунном свете черты лица девушки казались спокойными, и невозможно было догадаться, что творится в ее душе.

Калеб глубоко вздохнул. Это прекрасное создание, стоящее сейчас перед ним, не могло быть той вспыльчивой Рэн, которая успешно защищалась, когда он поцеловал ее в саду Тайлера Синклера. Не была она похожа и на ту девушку, которая убила матроса и изуродовала другого мужчину.

Калеб хотел подобрать правильные слова, чтобы не испугать ее и не вынудить бежать.

– Все в порядке, – хрипло проговорил он. – А для чего тогда нужен брат?

Как только эта фраза сорвалась с языка, Калеб сразу же понял, что сказал глупость: он не был ей братом и не хотел им быть.

Рэн отступила назад и отвела глаза. Голос ее прозвучал так тихо, что Калеб едва расслышал слова:

– Не знаю почему, Калеб, но я никогда не думала о тебе как о брате. Уверена, что ты уже не помнишь, но очень давно я влюбилась в тебя, как маленькая девчонка влюбляется в своего учителя. Я, помню, спросила, подождешь ли ты, пока я вырасту…

– А я ответил, что могу подождать.

Рэн широко открыла глаза и улыбнулась. Порыв свежего ветерка шевелил ее накидку и тонкую ночную сорочку.

– Тебе холодно, – заметил Калеб. – Я не хочу, чтобы ты замерзла и простудилась, особенно после того, что мы все вместе пережили, чтобы поставить тебя на ноги, – он взял девушку за руку и повел по палубе. – Пойдем ко мне в каюту. Там есть бутылка бренди, это поможет тебе согреться.

Рэн послушно последовала за Калебом в маленькую каюту, которую он занимал с тех пор, как отдал женщинам свою. Каюта освещалась тусклым светом фонаря, но, когда Калеб потянулся, чтобы увеличить свет, Рэн остановила его:

– Не надо. Так очень хорошо.

Калеб наполнил бренди два узких бокала и протянул один Рэн.

– Пей, дрожь пройдет. А затем отправляйся в свою постель.

– Не обращайся со мной, как с ребенком, – Рэн надула губки. – Я уже выросла, или ты до сих пор не заметил?

Калеб запрокинул голову и расхохотался.

– Ну разумеется, заметил!

Рэн ощутила легкое покалывание во всем теле, которое смешивалось с разливающимся теплом от выпитого бренди. Она чувствовала, как ее тянет к Калебу, хочется, чтобы его руки обняли ее, как во время болезни.

Калеб, будто прочитав ее мысли, привлек Рэн к себе и ласково закрыл ей рот поцелуем. Рэн чувствовала его дыхание, ощущала тепло его стройного мускулистого тела, нежность рук. Девушка не сомневалась, что он мог стиснуть ее в объятиях так, что кости бы затрещали, но руки Калеба были осторожными и заботливыми, а не грубыми и властными, как у Малькольма. Щетина на подбородке слегка царапала ей кожу, но от этого соприкосновение их губ казалось более нежным.

«Это Калеб, – говорила себе Рэн. – Калеб, который никогда не обидит и не унизит меня…» Но девушку преследовали воспоминания о том, что ей пришлось вытерпеть от Малькольма Уэзерли и матросов.

Калеб сжимал Рэн в объятиях, стараясь унять дрожь ее тела, побуждая ответить на поцелуй. Сквозь тонкую ночную сорочку он ощущал ее стройный стан и соблазнительную высокую грудь. Губы Рэн были мягкими, с привкусом только что выпитого бренди, руки крепко обвивали шею Калеба. Она казалась такой маленькой, такой уступчивой…

У горячего голландца закружилась голова. Ему хотелось сорвать тонкую ткань сорочки, прикоснуться к обнаженному телу, раздеться самому и…

Рэн резко отстранилась. В янтарных глазах Калеб прочел страх и изумление, но он чувствовал, что в данную минуту не способен рассуждать здраво, потому что ни одна женщина еще так не возбуждала его. Он был обуреваем диким желанием обладать ею.

Не обращая внимания на ее испуг, Калеб подхватил Рэн на руки и понес на постель. Опустив девушку на матрац, он лег рядом. Его губы искали ее рот, руки ласкали шелковистую кожу под ночной сорочкой и потайное местечко между плотно сжатыми бедрами.

Рэн пыталась оттолкнуть его, выкрикивая какие-то нечленораздельные звуки в знак протеста, но Калеб обхватил ее ноги своими и крепко прижался к девушке, остро ощущая упругость ее плоти. Из его груди вырвался стон:

– Я хочу тебя, хочу безумно…

Рэн отбивалась от него изо всех сил: слишком свежи были страшные воспоминания о Малькольме и матросах. Внезапным движением она вырвалась из его объятия и поползла по кровати. Калеб поймал ее за лодыжку и потянул назад, намереваясь подмять под себя. Рэн вцепилась ногтями в его запястья, а другой рукой потянулась к лицу Калеба, чтобы расцарапать его. Их взгляды встретились – друг и враг, охотник и добыча, хищник и жертва.

Две крупные слезы показались на глазах у Рэн и покатились по щекам, из груди вырвалась отчаянная мольба:

– Только не ты, Калеб! Пожалуйста, прошу тебя, – прошептала она. – Только не ты!

Калеб долго смотрел на нее. Вдруг он прижал девушку к себе и, вытерев слезы, нежно поцеловал. Рэн уткнулась лицом ему в грудь, вся содрогаясь от пережитого волнения.

– Думала, что не смогу простить тебя, а выходит иначе… – всхлипнула она, обжигая плечо Калеба слезами.

Сквозь иллюминатор виднелась луна, погружающаяся в океан. Близился рассвет.

Они жались друг к другу, как дети, помирившиеся после ссоры. Шло время, и слезы Рэн высохли, но она все еще лежала уткнувшись в шею Калеба и время от времени всхлипывала.

Страсть голландца улеглась, уступив место раскаянию. То, что он чуть было не сотворил с Рэн, давило страшным грузом. Зная о совершенном над ней насилии, он считал свою жестокость и неутолимую похоть непростительными. Но Рэн все же простила его. Она крепко прижималась к Калебу в поисках утешения. Он обнимал девушку, чувствуя ее тепло и думая с тихой грустью, что любит Рэн. Он желал ее, но хотел, чтобы и она отвечала тем же и нашла в нем своего возлюбленного. Но как может Рэн желать его, когда сама мысль отдать себя мужчине наполняет ее ужасом?

Когда первые золотистые лучи озарили небосклон, Калеб вдруг вспомнил беседу с Риганом. «Терпение», – говорил ему отец. Вдыхая аромат густых темных волос Рэн, Калеб закрыл глаза и с улыбкой повторил это слово про себя: «Терпение».

ГЛАВА 14

«Морская Сирена» шла на всех парусах точно по курсу, скользя по низким волнам. Солнце только что показалось из-за горизонта и заиграло золотистым светом на иллюминаторах по правому борту.

Сара лежала на своей койке и наблюдала, как солнечные лучи пробиваются сквозь запотевшее стекло. При звуке открываемой двери она быстро смежила глаза и притворилась спящей, хотя на самом деле проснулись несколько часов назад и сразу же заметила, что соседняя кровать пуста. Рэн ушла и вот теперь возвращается. До ушей Сары донесся шепот, и она безошибочно определила, кто провожал ее бывшую подругу: Рэн провела ночь с Калебом ван дер Рисом!

Не нужно было обладать особой проницательностью, чтобы понять: встреча «брата» и «сестры» была далеко не невинной. Сара чувствовала, как от Рэн по комнате распространяется тепло; она даже ощущала исходящую от Рэн чувственность. Одиночество и опустошенность обрушились на Сару. Она произведет на свет ребенка – незаконнорожденное существо, без отца, без имени; у него никогда не будет права носить благородную фамилию. Пальцы Сары пробежали по едва выступающему животу, словно нащупывая зарождающуюся внутри жизнь. А сама она станет отверженной, падшей женщиной, презираемой своей семьей.

«Нет! – беззвучно крикнула Сара. – Никогда!» Она еще поборется за себя. Сара Стоунхам пойдет по трупам, но станет миссис Калеб ван дер Рис, и плевать на всех она хотела!

В душе Сары все клокотало от ревности. Рэн! Рэн всегда получает самое лучшее: лучшую семью, лучшие платья, Малькольма… Ну нет, Калеба она не получит! Сара пойдет на все, но Рэн Калеб не достанется!

Этим же утром Сара спустилась в трюм к Баскому. Она терпеливо ответила на все вопросы матери о здоровье и выдержала грозные взгляды отца. Всем своим видом он, казалось, обвинял ее в том, что дочь променяла общество единоверцев на удобство и роскошь капитанской каюты. Не обращая внимания на неодобрение родителей, Сара оттащила Баскома в сторону.

– Я знал: ты поймешь, что встала на неверный путь, и вернешься в лоно семьи, – произнес Баском, следуя за Сарой. – Пойдем, подошло время утренней молитвы.

Сестра глянула на него пустыми глазами, словно ничего не слышала.

– Я должна тебе кое-что рассказать. А ты обязан выслушать меня и забыть о своих глупых предрассудках.

Баском впился в Сару глазами и нахмурился. Она выглядела как-то странно. Может быть, Господь собирается забрать ее к себе? Хорошо, если так. Она глупая девчонка и не служит никакой высокой цели в этой жизни. Наверное, Богу угодно, чтобы Сара не позорила семью; особенно сейчас, когда он, Баском, возглавляет собрание пуритан, очень нужно сохранить доброе имя Стоунхамов.

– Что случилось, сестра? – спросил он, изучая ее лицо. – Ты согрешила и хочешь молить о прощении?

– Конечно же, я согрешила. Все грешат! – нетерпеливо отозвалась Сара, глаза ее горели нездоровым огнем. – Я хочу доверить тебе тайну. Обещай, что никому ничего не скажешь, пока мы не доберемся до Америки. Обещай как посланник божий – на меньшее я не согласна, Баском.

– Даю слово, сестра. Что тебя беспокоит? Исповедуйся, и мы вместе помолимся…

– Мы оба можем молиться до второго пришествия, Баском, но этим не разрешить мою проблему. Я беременна, брат. Отца моего ребенка содержат пленником в запертой камере на этом корабле. Рэн страшно искалечила его, и теперь он урод. Я считала его мертвым, пока вчера не проследила за лордом Фаррингтоном, который в полночь носил ему еду, – глаза Сары хитро засветились, когда она увидела, как побледнело лицо Баскома. – Это твой шанс свести счеты с Рэн за то, что она унизила тебя перед паствой. Замани ее в ту камеру и оставь наедине с тем животным, что внутри. Эта паршивка Рэн хочет отнять у меня Калеба… Капитана ван дер Риса, – поправилась Сара. – Неужели ты не понимаешь, Баском? Если мне удастся одурачить капитана и заставить его поверить, что именно он является отцом ребенка, он женится на мне, а тебе не придется возиться со мной, и репутация семьи не пострадает. Ты не можешь позволить себе совершить еще одну ошибку, и так твоя собственная жена бросила тебя и распространяет о тебе всевозможные сплетни наверху. Рэн стремится заполучить капитана ван дер Риса для себя. Она погубила первого мужчину, которого я любила, а теперь собирается отобрать у меня Калеба. Ну скажи же что-нибудь, Баском! – настойчиво потребовала Сара.

– Господь милосердный, прости эту бедную грешницу…

– Забудь о Боге и скажи, что поможешь мне.

– Хорошо, сестра. Что я должен делать? – после непродолжительной паузы сказал Баском.

Неожиданно Сара с яростью набросилась на него:

– Я не хочу, чтобы ты что-нибудь делал, ты, жалкая пародия на мужчину! Я сама справлюсь! Мне лишь нужно, чтобы ты молился за мой успех!

Впервые в жизни Баском лишился дара речи. Он даже забыл, что настало время утреннего богослужения. Дьявол каким-то образом завладел душой Сары, и это было выше его понимания.

* * *

В то время как Сара грелась на солнышке на палубе, а Баском рассказывал своему собранию, какие ужасы таит в себе грех, Рэн поддразнивала Лидию, обучая ее игре в карты и различным мошенническим приемам. Лидия в ответ тоже шутила и радовалась, что Рэн снова весела и бодра, как прежде. Женщина подозревала, что причиной хорошего настроения Рэн был капитан ван дер Рис, но помалкивала об этом.

Рэн была очень довольна успехами новой подруги: Лидия оказалась способной ученицей.

– А что произойдет, если нас поймают? – с беспокойством спросила Лидия свою наставницу.

Рэн презрительно фыркнула:

– Мы находимся в открытом океане. Единственной властью на корабле является Калеб. Самое худшее, что он может сделать, – это бросить нас в камеру арестантов, но я почему-то думаю, что он на это не пойдет. А сейчас слушай меня внимательно. Сразу после ленча мы уговорим Фаррингтона – это будет несложно – сыграть с нами в вист, а когда увидим, что он считает нас полными профанами в игре, одна из нас предложит сыграть на деньги – и все его денежки станут нашими! Ты уверена, что справишься, Лидия? – с тревогой спросила Рэн. – Ты же знаешь, что я делаю это для тебя. Когда мы доберемся до Америки, тебе понадобятся деньги, чтобы выжить.

Лидия доверчиво распахнула голубые глаза. С тех пор как она познакомилась с Рэн, жизнь ее круто изменилась: она отделалась от ненавистного мужа, открыто флиртовала с первым помощником капитана, в течение нескольких часов стала карточным шулером и теперь была готова ободрать как липку профессионального игрока.

– Конечно, справлюсь, – самоуверенно заявила она.

– Только будь начеку. У Обри Фаррингтона острый глаз, и ему известны всевозможные трюки. Помалкивай и удивляйся каждый раз, когда выиграешь. Завтра мы придумаем, как вытащить из трюма Баскома и обчистить его кубышку. Сегодня у нас состоится «генеральная репетиция». Твои пальцы должны быть очень гибкими, чтобы обращаться с картами без лишних движений. И не нервничай, – предупредила Рэн. – Если одна из нас будет напряжена или испугана, Фаррингтон станет подозрительным. Картежники – очень недоверчивый народ.

Лидия согласно кивнула. Рэн была самой очаровательной женщиной, какую она когда-либо встречала. Жаль, что капитан так не думает. Лидия пожала плечами. Наверное, Рэн права: все мужчины – негодяи. Хотя Питер… Нет, выводы делать рано: они еще мало знакомы.

Как Рэн и предполагала, игра в карты началась сразу же после ленча и все еще продолжалась, когда день стал клониться к закату. Калеб наблюдал за игрой с капитанского мостика, прищурив глаза. Обри проигрывал с удивительным постоянством. Калеб вздрагивал каждый раз, когда до него доносился веселый смех женщин после очередной выигранной партии. В течение всего дня Рэн ни разу не взглянула в его сторону, что не способствовало хорошему настроению капитана. На душе у Калеба вообще было неспокойно: в любую минуту он ожидал появления из трюма Баскома Стоунхама, который утащит свою жену-картежницу вниз, непрерывно читая молитвы громким голосом.

В очередной раз услышав заливистый хохот Рэн, капитан подумал: «Очень хорошо, что Обри не обладает правами на "Морскую Сирену", иначе действительно было бы о чем поволноваться…» Он увидел, как старый картежник встал, поклонился и ушел, а женщины спокойно остались сидеть на своих местах.

«Пошел за деньгами», – заключил про себя Калеб.

Несколькими минутами позже появился Фаррингтон, на лбу его залегли глубокие морщины, а руки нервно сжимались в кулаки. Он небрежно бросил женщинам драгоценный камень и кивнул. Даже с такого расстояния Калеб заметил, как расширились глаза Рэн. Она взяла камень, повертела его перед глазами, а потом засунула в рот и прикусила изо всех сил.

«Ради всего святого! – вскипел от злости Калеб. – Она ведет себя, как заядлый игрок!»

Рэн удовлетворенно кивнула Фаррингтону, показывая, что принимает его ставку. Закусив нижнюю губу, Обри приступил к сдаче.

В течение следующих нескольких часов – уже при свете фонаря – Обри Фаррингтон выложил в центр маленького стола еще девять камней и умудрился проиграть все.

Калеб нутром чуял, что Рэн и Лидия обманывают Обри, но был бессилен остановить происходящее.

«Поделом этому старому лису!» – говорил он себе.

Игра затянулась далеко за полночь, а женщины все продолжали выигрывать. Луна стояла высоко в черном небе, когда Фаррингтон выложил свой последний, по его словам, драгоценный камень. Он посмотрел в свои карты, сплюнул за борт с подчеркнутой точностью и поднялся на ноги. Обри олицетворял саму любезность, когда обратился к смеющимся женщинам:

– Вы обе, леди, оказались самыми ловкими и хитрыми картежницами, с какими я имел удовольствие когда-либо встречаться. Я знаю, что вы надули меня, но только не пойму как. Я буду очень признателен, если когда-нибудь вы раскроете свой секрет.

Рэн издала какой-то булькающий звук, а Лидия укоряюще улыбнулась.

– Как вам не стыдно, лорд Фаррингтон! Мы играли честно, и удача была на нашей стороне. Давайте больше не станем вести пустых разговоров о мошенничестве, иначе мы будем вынуждены бросить вам вызов. Представляете, как это будет выглядеть: две леди сражаются на дуэли с мужчиной!

Калеб неодобрительно покачал головой и вздохнул:

– Ох уж эти женщины!

Вернувшись к себе, Рэн обняла Лидию за талию, и женщины в восторге закружились по каюте.

– У нас здесь целое состояние, – проговорила наконец Рэн, разжимая ладонь с драгоценностями. – Нужно спрятать их понадежнее, только вот где?

– Тебе не кажется, что капитан ван дер Рис сможет сохранить их до прибытия в Америку? – задумчиво заметила Лидия.

– Выброси из головы эту идею, Лидия. Мы сами должны найти укромное место. Вся команда знает, что мы выиграли камешки, и некоторые матросы вполне могут перерезать нам глотки из-за этого маленького сокровища.

* * *

На следующий день, сразу после завтрака, Калеб постучал в каюту к женщинам. Услышав разрешение войти, он открыл дверь и застал Рэн и Лидию за картами. Рэн, по-видимому, обучала новую подругу тонкостям игры. Сара молча сидела на своей койке и пришивала бретельку к ночной сорочке. Калеб заметил, как загорелись ее глаза, когда он зашел в каюту, но подчеркнуто не обратил на нее внимания.

Калеб сделал знак Рэн, которая положила на стол карты и направилась к нему, вопросительно глядя ему в глаза. Он собирался вывести ее на палубу и сказать, зачем пришел, но потом решил, что не стоит секретничать. На борту корабля трудно было сохранить что-либо в тайне, потому что круг общения был слишком узок. И среди пуритан, которым вновь разрешили прогулки по палубе, не существовало никаких секретов. Все про всех всё знали.

– Я буду очень польщен, если ты пообедаешь со мной сегодня вечером, Рэн. Густав обещал приготовить что-то особенное, – Калеб смотрел на Рэн с такой теплотой, что у нее екнуло сердце.

– Когда и где? – она улыбнулась, смягчив официальность приглашения.

– После восьмого удара колокола, в моей каюте. Я как раз сменюсь с вахты.

Когда Рэн возобновила игру с Лидией, ни одна из женщин не обратила внимания, какой ненавистью загорелись глаза Сары. Заняв место за столом, Рэн только раз повернулась, чтобы взглянуть на синеглазую блондинку. Сара же не мигая смотрела Рэн в спину, словно хотела прожечь там дыру.

* * *

Калеб проследил, как закрылась дверь за Густавом, и принялся изучать сервированный стол. Вахта тянулась для него целую вечность, а сейчас он предвкушал обед наедине с Рэн. В центре накрытого белоснежной скатертью стола высилась бутылка вина и два бокала. Калеб решил откупорить бутылку немедля.

Негромкий стук в дверь возвестил о приходе Рэн. Калеб крикнул, чтобы девушка вошла, и был приятно удивлен, увидев ее: длинные черные волосы Рэн были уложены вокруг головы, подчеркивая изящество шеи и женственную округлость плеч; на Рэн было надето несколько нижних юбок и отделанная тонкими кружевами сорочка.

– Раньше ты не заходила в эту каюту без платья, – хрипло проговорил Калеб, не отрывая глаз от ее лица цвета топленого молока и нежной выпуклости в вырезе сорочки. – О Боже, где твое платье, женщина?

– Пуританское платье слишком мрачное, – надула губки Рэн. – Мы с Лидией решили, что этот наряд сойдет за платье, и кроме того я себя прекрасно в нем чувствую.

– Ты сегодня просто сказочно красива! – голос его звучал низко, а в глазах светилось обожание.

Пытаясь разрядить обстановку, Рэн присела в глубоком реверансе, изображая великосветскую даму.

– Благодарю вас, любезный сэр. Не желаете ли поцеловать мне руку?

Калеб никак не прореагировал на это шутливое предложение. Он помнил, как поцеловал Рэн во время их предыдущей встречи и чем это чуть было не кончилось, поэтому не осмелился подыграть ей.

Почувствовав его сдержанность, Рэн села за стол и начала раскладывать по тарелкам дичь и картофель, который подавался на корабле только в исключительных случаях. Она пыталась развеселить Калеба, но шутки казались ему неуместными, он продолжал хранить молчание. Они едва притронулись к еде, однако бутылку вина осушили до дна.

Рэн наблюдала за Калебом из-под полуопущенных ресниц и чувствовала его напряжение.

– Калеб, – задумчиво начала она, желая, чтобы из его глаз исчезло ужасное выражение вины, – хочу тебе признаться… я не жалею о том, что произошло между нами. Ни о едином поступке с твоей стороны. Ты был со мной очень деликатен… – она помедлила. – Если бы я не знала, какой ты страстный мужчина, то никогда бы не смогла оценить твое уважение к моим страхам, – голос Рэн звучал нежно, а глаза умоляли понять ее. – Я теперь хорошо тебя знаю и поняла, что мои чувства важны для тебя.

Калеб заглянул девушке в глаза, увидел там мольбу и смущение и почувствовал, как быстрее забилось сердце. Она пыталась сказать, что хочет его, но было очевидно, что Рэн все еще борется со страхами из-за совершенного Малькольмом насилия. Калеб ощутил, как в нем вновь закипает ярость, и если бы Уэзерли сейчас стоял перед ним, то он бы, не задумываясь, убил его за содеянное.

Заметив, как напряглись губы Калеба, а глаза превратились в горящие угли, Рэн пожалела, что напомнила о жестокости Малькольма. Вскочив на ноги, она обошла вокруг стола и положила руки на плечи Калеба.

– Не надо, Калеб. Что было, то было…

Он посмотрел в янтарные глаза и увидел в них такое понимание и участие, какое однажды видел в глазах Сирены. Она тоже когда-то произносила эти слова. Он удивился тогда стойкости Сирены, и теперь испытывал те же чувства к Рэн.

Вдыхая аромат ее юного тела, Калеб молча посадил Рэн к себе на колени и обнял, будто она была маленькой девочкой, только что увидевшей во сне кошмар и теперь дрожавшей от страха. Рэн подняла лицо навстречу его поцелую, приоткрывая губы.

Калеб сознательно подавлял в себе желание прикоснуться к ее обнаженной шее или груди, которая дразнила своей близостью и доступностью в глубоком вырезе сорочки.

Поцелуи их становились все более страстными. Калеб очень нежно и осторожно раздвинул языком губы Рэн, но тут же пожалел об этом, почувствовав, как она сжалась. Но неожиданно ее рот снова приоткрылся, девушка ответила на поцелуй, взяла его руку, которая лежала у нее на коленях, и непринужденным движением положила себе на грудь. Под тонкой тканью Калеб ощутил восхитительную округлость с упругим, возбужденным соском. Он даже боялся вздохнуть лишний раз из боязни спугнуть Рэн, но не убирал руки с прекрасной груди. Мысли Калеба путались и расплывались. Правильно ли он ее понял? Сознательно ли шла Рэн на более интимные ласки?

Девушка изогнула спину, давая понять, что она во власти мужчины. Она чувствовала, как дрожат руки Калеба там, где он прикасается к ней, а когда он спустил бретельку ее сорочки, Рэн вдруг обдало обжигающей волной пробуждающейся пламенной страсти.

Взгляду Калеба открылась безупречной формы грудь, изумительная белизна которой контрастировала с легким загаром шеи и рук.

Они долго целовались, их губы жадно искали друг друга, с каждой минутой обоюдное желание возрастало. Рэн осторожно высвободилась из объятий, молча повела его к постели, легла и притянула Калеба к себе. Она положила голову ему на плечо и ощутила привкус морской соли.

– Поцелуй меня, – едва слышно прошептала она.

В ответ на эту просьбу Калеб крепко обнял ее и закрыл рот девушки поцелуем. Слегка отодвинувшись от него, Рэн окончательно освободилась от сорочки. Испугавшись, что может пойти на поводу своего желания, Калеб остановился. Мысли о перенесенных ею страданиях, собственная клятва быть терпеливым и огромное возбуждение мешали ему думать. Робким жестом Рэн наклонила его голову к своей груди, чтобы он мог прикоснуться к ней губами.

Калеб всегда считался требовательным, нетерпеливым любовником, но сейчас он с необыкновенной нежностью ласкал кончиком языка коралловые соски, Рэн вскрикивала от удовольствия, не переставая повторять:

– Еще, еще…

Требования Рэн позволили Калебу действовать более решительно, дали возможность выразить свою неукротимую страсть пылкими ласками, доводя девушку до пьянящего восторга.

Непроизвольно Рэн раздвинула ноги, ее юбки задрались, обнажая затянутую шелковым чулком ногу и белое бедро. Калеб зажмурился, стараясь подавить искушение. Он говорил себе, что обещал быть терпеливым, но опасался, что потеряет голову и силой возьмет ее. Кроме того, воображение услужливо рисовало чудесную картину обнаженных бедер и заветного треугольничка, который был совсем рядом…

Рэн откинула голову назад, дрожа всем телом под обильным дождем его ласк, не думая о том, в какое искушение вводят Калеба ее раскинутые ноги, и не сознавая, что его желание становится почти неконтролируемым.

Боясь не справиться с собой, Калеб соскользнул с постели и встал на колени рядом с постелью. Его губы не переставали целовать Рэн, а руки не выпускали грудь. Он нашептывал ей слова любви, восхищался ее красотой. Рэн принялась снимать с него тонкую батистовую рубашку, ее губы искали ложбинку на его горле, где можно было почувствовать биение пульса. Хрипло и нетерпеливо Рэн умоляла Калеба раздеться. Повинуясь ее желанию, он поспешно стянул рубашку через голову и забросил в дальний угол каюты. Рэн подвинулась на край кровати и повернулась к нему, с радостным оживлением любуясь его торсом, потом обвила его руками и прильнула к Калебу, наслаждаясь близостью обнаженных тел. Она осыпала его поцелуями, попутно исследуя точеные мускулы спины и робко прикасаясь к плоскому животу.

Калеб играл с ее волосами, пропуская длинные черные пряди между пальцами, нежно целовал щеки, губы, глаза. Он вдруг понял, что в состоянии сдерживать вожделение из уважения к чувствам и желаниям Рэн. Калеб с удивлением обнаружил, что благодаря ее застенчивой целомудренности и робким изучающим прикосновениям он поднимается на такие вершины чувственности, о которых прежде понятия не имел.

Он слегка отодвинулся от Рэн, но она в порыве страсти снова притянула его к себе, освобождая место на кровати рядом с собой и прижимаясь к его стройному телу. Юбки Рэн высоко задрались и открыли точеные бедра и округлые ягодицы. Калеб с изумлением обнаружил, что его рука лежит на ее обнаженном бедре, и страсть его вспыхнула с новой силой. Учащенное дыхание и стоны Калеба поднимали Рэн на самую вершину блаженства.

Он осторожно протянул руку дальше, желая продлить это неожиданное соприкосновение с ее плотью, но одновременно не допустить, чтобы Рэн отождествила его действия с грубостью и насилием. Калеб чувствовал, что самое важное сейчас – завоевать не тело ее, а сердце. Он уже не сомневался, что любит Рэн, и подорвать ее доверие к себе было бы для него гораздо тяжелее, чем пронзить стрелой свое сердце.

Рэн испытывала удовольствие от прикосновений Калеба к ее бедру и тоже хотела продлить это мгновение. Словно желая совсем потерять голову, она подвинула ногу еще ближе к мужчине. Его прикосновения к внутренней части бедер были такими ласковыми и нежными, что девушка расслабилась и полностью отдалась чудесным ощущениям.

Одобрение его действий позволили Калебу пойти на более смелые ласки. Их губы сливались, языки соприкасались, по телам пробегала сладкая дрожь, но когда его пальцы дотронулись до теплого, влажного места между бедрами, Рэн инстинктивно сдвинула ноги, отказывая ему в этой близости. Но через секунду, как только Калеб отпрянул, девушка взяла его руку и вернула на прежнее место. Он почувствовал, как напряглось ее тело, ощутил непроизвольную зажатость рук, шеи, твердость губ. Калеб сразу пожалел, что вызвал такое сопротивление, и хотел убрать руку, чтобы убедить Рэн, что не собирается совершать над ней никакого насилия. Но Рэн цепко держала его за запястье, пока не расслабилась. Крепким чувственным поцелуем она отметила победу над своей сдержанностью.

Тишину ночи нарушили тихое поскрипывание корабля и приглушенный голос Калеба, нашептывающий слова любви. Он говорил, а она верила. Рэн видела любовь в его глазах, ощущала ее в нежных ласках, в восторженном прикосновении губ. Она знала, что всегда будет доверять ему, а он – относиться к ней с уважением. Калеб боготворил ее, защищал и любил все сердцем.

Рэн отвечала на его чувства со всей искренностью души и пламенностью сердца. Она любила его, знала, что он понимает ее и ценит. Они оба открыто радовались своей любви, и это сокровище было выше всякой королевской награды. Рэн нашла Калеба, а Калеб нашел Рэн. Как им и пророчили, они нашли свою судьбу друг в друге.

Когда Рэн заговорила, в ее голосе слышались счастливые нотки. В словах был вопрос, но в душе она уже ответила на него.

– Почему ты остановился, Калеб? Калеб обнял Рэн и поцеловал в лоб.

– Потому что, любимая, я возьму тебя только тогда, когда ты сама меня об этом попросишь.

– Я не могла заставить себя остановиться и, наверное, простила бы… Но теперь я люблю и восхищаюсь тобой еще больше, потому что ты не стал настаивать…

– Ш-ш-ш. Тихо, любимая. Не надо ничего объяснять. Разве ты не чувствуешь, что наши сердца говорят сами и не нужны никакие слова? А сейчас поторапливайся и приводи себя в порядок. Пора отвести тебя в постельку. Но это пока, – уточнил он, и у Рэн забилось сердце.

ГЛАВА 15

«Я бы могла быть самой счастливой из женщин, – с горечью подумала Рэн, склонившись над поручнями. – Могла быть!»

Она совсем было поверила, что нашла свою любовь и судьбу, но прошло два дня, а у Калеба, казалось, совершенно не было для нее времени. Сара же хитро опутывала его своими сетями, стараясь вызвать ревность Рэн.

Калеб с угрюмым выражением лица шел с камбуза в каюту. Его корабль просто кишел женщинами! Каждый раз, когда капитану хотелось отдохнуть немного на палубе, его любимое место обязательно занимала какая-нибудь женщина. Безусловно, капитан судна должен предусмотреть определенные сложности во время плавания, но только не целую стаю дам, спорящих по пустякам.

Выслушивая настойчивые предложения Сары и видя враждебность Рэн, Калеб был готов рвать на себе волосы. У Рэн не было причин избегать его. Чего же она хочет? Он считал, что девушка любит его, но, вспомнив о проведенной вместе ночи, Калеб вынужден был признать, что это он говорил о любви, а не Рэн. Она, видимо, держит его за дурачка?

«Проклятие!» – выругался Калеб, почувствовав тупую боль в пояснице. А он-то был внимателен к ней, к ее страхам. «Как же она провела меня! – невесело рассмеялся он. – Я отказал себе в удовольствии, и она же меня теперь за это презирает!»

Калеб ускорил шаг в надежде не встретиться с Сарой, с ее очередной мольбой уложить его в постель. Ему уже надоело придумывать предлоги для отказа. Но Калеб опоздал: Сара была начеку и ждала, готовая наброситься на свою жертву. Слава богу, Рэн не было поблизости, и она не могла стать свидетельницей следующей выходки Сары. Калеб решил вести себя строго и сдержанно, чтобы сразу пресечь ее приставания.

– Калеб, – проворковала Сара, – как я рада видеть тебя! Ты выглядишь таким усталым. Вахта была напряженной? – не ожидая ответа, она приглашающе приоткрыла рот, погладила Калеба по щеке и медленно провела кончиком языка по своим губам. – Мне абсолютно нечем занять себя, вот я и решила, что мы могли бы немного побеседовать с тобой, – Сара сделала паузу. – Разговор пойдет о Баскоме и… ну, мне очень трудно стоять здесь и стараться объяснить тебе… Мне необходимо кому-нибудь выговориться. Прошу тебя! – взмолилась она, в глазах блестели слезы.

«Черт бы тебя побрал!» Калеб не хотел разговаривать с ней, и тем более вести ее в свою каюту. Она, наверное, считает его полным идиотом? Вероятно, так оно и есть. Равнодушно пожав плечами, Калеб открыл дверь в свою каюту и, кивнув, предложил Саре войти. И вдруг, на его беду, в конце коридора показалась Рэн. Капитан почувствовал, как вспыхнули у него щеки, отвернулся и уже не видел, как Рэн, задохнувшись от гнева, выбежала вон и исчезла из вида.

«Проклятье!» – чуть не взвыл Калеб. В очередной раз Рэн неправильно поняла увиденное. Только на этот раз на ее лице не было обиженного выражения и боли в глазах – они сверкали от ярости. Рэн хотела убить Калеба прямо на месте.

Сара тоже это заметила и улыбнулась. Ее мало беспокоили переживания Рэн, которая была очень глупой девчонкой и понятия не имела, как обращаться с мужчинами. А вот она, Сара, очень хорошо знала, как соблазнить мужчину. Не она ли только что уговорила Калеба пойти в его каюту? Такие мужчины, как Калеб, не занимают женщину разговорами за закрытой дверью. Такие мужчины оправдывают ожидания женщин. Калеб никогда не признается ни Рэн, ни кому бы то ни было другому, что они всего лишь «разговаривали». С такими мужчинами, как Калеб, чем меньше беседуешь, тем лучше.

«Проклятая бесстыдница! Распутница! – ругалась Рэн, возвращаясь в каюту. – А Калеб ван дер Рис – чертов бабник! Если не мог получить того, что хотел, От меня, то Сара – пожалуйста, к его услугам! На следующее утро после того, как мы вместе провели ночь, я видела, как Сара выходила из его каюты. Если ему так уж хочется уложить Сару в постель, дождался бы темноты. О нет, Калеб! В самый разгар дня, когда на тебя смотрят десятки глаз… Бабник, бабник, бабник!»

Она бросилась на кровать, по щеке скатилась одинокая слеза, единственная слеза из-за Калеба. Большего он не заслуживает. Рэн так радовалась, что не уступила ему, не пошла на поводу его похоти. Она, по крайней мере, может утешать себя тем, что не поддалась зову плоти, черт бы ее побрал! Рэн фыркнула, шумно высморкалась и подскочила с кровати, при этом больно ударившись головой о полку. Она снова начала ругаться, но на этот раз громко и долго, используя самые грязные словечки, какие ей только были известны.

Несколько последующих часов в голове Рэн зрел план уничтожения Калеба. Наконец она остановилась на методе оскорбления и напрягла память, чтобы воспроизвести рассказ о том, как посчиталась Морская Сирена с Чезаре Альваресом. Девушка проглотила ком в горле, вспоминая, как Сирена говорила, что было «море крови». Рэн ненавидела кровь. Придется придумать какой-нибудь другой способ, что бы заставить Калеба заплатить за ее страдания.

«А я страдаю, – сказала себе Рэн. – Я не могу есть, не могу спать, – беззвучно всхлипнула она, откусывая кусочек сыра и быстро прожевывая его. – Я отрублю ему ногу до колена… Точно, так и сделаю! И тогда посмотрю, захочет ли эта шлюха одноногого любовника! Я отрублю ему все пальцы, чтобы он не смог ласкать белое тело Сары», – в раздумье добавила она.

Рэн сразу же почувствовала себя лучше. Раз решение принято, весь мир становится ярче.

Она уже засовывала в рот другой кусок сыра, когда в каюту, пританцовывая, вбежала Сара: платье небрежно застегнуто, длинные золотистые волосы растрепаны и спутаны. Губы Сары казались припухшими, щеки пылали, глаза ярко сверкали. Она напоминала кошку, которая только что проглотила канарейку. Глядя на нее, Рэн решила, что отрежет пальцы Калебу еще и на ногах. «Нет, только пять, потому что у него будет одна нога!» – яростно уточнила она. Рэн казалось, что это справедливо: десять пальцев на руках, пять на ногах и одна нога за то, что он заставил ее страдать и променял на Сару. «Будь ты проклят, Калеб ван дер Рис!» Рэн вдруг почувствовала слабость, представив, что собирается сделать с ним.

– Рэн, Калеб такой прекрасный! Твой брат – самый настоящий джентльмен! Я такая дура, что не верила, когда ты говорила, какой он галантный кавалер. Он знает, как заставить женщину почувствовать себя женщиной!

Сара внимательно посмотрела на Рэн, размышляя, заметила ли та, как небрежно застегнуто платье и растрепаны волосы. К огромному изумлению Сары, Калеб даже пальцем не дотронулся до нее. Он потребовал, чтобы девушка говорила, зачем пришла, и оставила его, чтобы он мог заняться делами. Рэн же, без сомнения, считала, что Сара провела последний час в каюте Калеба, а на самом деле она сидела под палубой, прячась за клетками с курами. Сара выждала там необходимое время, затем вытащила из волос шпильки, расстегнула пуговицы на платье и покусала губы, чтобы они распухли, будто бы от поцелуев, а потом вернулась в каюту.

– Заткнись, Сара! Я ничего не хочу слушать о Калебе и о том, какой он чудесный-расчудесный. Ответь-ка мне на один вопрос: найдешь ли ты его таким же привлекательным, если у него будет одна нога и ни одного пальца на руках? Просто ответь мне, Сара.

– Мне кажется, что от ревности у тебя что-то случилось с головой, – высокомерно заявила Сара. – Разве я виновата, что твой брат влюбился в меня?

– Ты проститутка, Сара Стоунхам! Ты сама вешаешься ему на шею! Любой мужчина становится животным, когда сучка во время течки виляет перед ним хвостом!

– Горшок котел сажей корил! – фыркнула Сара. – Если тебе нравится думать обо мне как о проститутке, то думай себе на здоровье. Калеб, однако, не разделяет твоего мнения, а это самое важное.

– Да откуда ему знать о других женщинах? Все его подружки такие же шлюхи, как ты! – парировала Рэн. – Но ты права: с мнением Калеба надо считаться. Если он тебя любит, я желаю вам обоим удачи.

Сара зевнула и сладко потянулась.

– Посплю-ка я лучше часок до обеда… – она остановила сонный взгляд на Рэн и добавила: – Знаешь, твои пожелания удачи мне и Калебу звучат не очень-то искренне. Ну разве моя вина, дорогая малышка Рэн, что Калеб предпочитает меня?

Сара понизила голос и с наигранным сочувствием спросила:

– Должно быть, больно ощущать себя отвергнутой, да еще когда тебя отвергли сразу двое!

Рэн захотелось вцепиться в Сару, свернуть ей шею или хотя бы врезать кулаком по ее чувственному рту. Но она могла снесла обиду, хотя все внутри бурлило от злости. Ей нужно уйти от Сары, уйти из этой каюты. Может, пойти на палубу? Нет, там можно встретить Калеба. Пожалуй, она отправится на камбуз и поговорит с Густавом.

* * *

Рэн увидела, как Питер сменил на вахте Калеба. Проклятие! Она слишком долго прохлаждалась на палубе. Теперь встречи не избежать, а это очень нежелательно. Калеб обладал над ней какой-то магической силой, и Рэн была как воск в его руках. Но только не на этот раз. Хватит, натерпелась!

Быстро оглянувшись через плечо, Рэн поняла, что ей не удастся ускользнуть от идущего решительным шагом капитана. Он был точно таким же женолюбом, как Риган. Сын весь в отца! Ну нет, она не собирается становиться одной из его «женщин». Рэн почувствовала на шее его горячее дыхание, и в следующий миг Калеб схватил ее за плечо и развернул к себе лицом.

– Убери от меня свои грязные руки! – процедила она сквозь зубы и продолжила путь.

Калеб возмутился:

– Черт возьми, всего лишь на одну минуту, Рэн! Я хочу знать, что происходит. Если тебе есть что сказать – говори. Веди себя как женщина!

«Веди себя как женщина!» Рэн резко повернулась, глаза ее пылали, а маленькие руки сжимались в кулаки. Прежде чем она поняла, что делает, Рэн обеими руками, сцепленными в замок, нанесла Калебу удар в челюсть, вложив в него всю силу.

– Я уже выросла, или ты не заметил? Я – настоящая женщина! А тебе нужна такая, как Сара, чтобы мурлыкала на твоем плече. Это единственное, что заставляет тебя ощущать себя мужчиной!

Боясь, что сейчас разрыдается, Рэн бросилась бежать.

Калеб покачнулся, ошеломленный ее ударом и словами. В следующее мгновение он нагнал девушку и поймал ее за талию. В глазах заплясали насмешливые чертики, когда капитан заглянул в разгоряченное лицо Рэн.

– Ты ревнуешь к Саре? Моя маленькая пташка ревнует к Саре?

Рэн был невыносим его изумленный тон. Стараясь, чтобы в голосе не отразились истинные чувства, она медленно и отчетливо проговорила:

– Напротив, мистер ван дер Рис. Если развратница Сара именно та женщина, которую ты хочешь, – ради бога! Только держись от меня подальше, пока не наградил какой-нибудь венерической болезнью, которую вполне могла подхватить Сара, когда спала со своими… дружками.

При этих словах лицо Калеба стало белым как мел. Боже, только этого ему не хватало! Черт бы побрал эту Рэн, обманывает ли она его? Неужели женщины обсуждают и такие дела? Сколько же у них должно быть мужчин? Эта мысль привела Калеба в такой ужас, что он попятился, стараясь привести в порядок дыхание. Да пошла она к черту! Надо было взять ее силой, когда была такая возможность. Нет, должно быть, Рэн лжет. Сара – пуританка, а у пуритан просто не может быть подобных болезней. Или он ошибается? Несомненно, Сара знала толк в сексе, она действовала почти так же профессионально, как некоторые известные ему проститутки…

Если бы сейчас он увидел на лице Рэн насмешку, убил бы на месте. Калеб бросился в свою каюту. Еще до окончания плавания он затащит Рэн в постель и плевать на все венерические болезни вместе взятые! А когда все произойдет, он свернет ее проклятую шею! Саре он тоже свернет шею! Ох уж эти женщины!

* * *

Саре хотелось наброситься на Рэн, когда та вернулась в каюту. При тусклом свете лампы Саре показалось, что на губах Рэн играет теплая улыбка, а такой удовлетворенный взгляд бывает только у женщины, которая только что занималась любовью.

Сара с ненавистью наблюдала, как Рэн скользнула под одеяло и заснула. Она не могла позволить Рэн увести Калеба. Он должен принадлежать только ей, Саре. В конце концов, ведь он отец ее ребенка! Как легко звучали эти слова после того, как Сара твердо решила, что Калеб станет отцом неродившегося дитя. Калеб – человек благородный, а благородные мужчины ведут себя соответствующе, поэтому он женится на ней. Мужчинам всегда приятно узнать, что их род дает новые ростки. Главное сейчас – что-то придумать, чтобы разлучить Рэн и Калеба, и сделать это побыстрее.

Сара долго лежала без сна, придумывая один план за другим и отбрасывая их по той или иной причине. Обри Фаррингтон и Калеб были близкими друзьями и партнерами. Рэн была влюблена в Калеба, любой дурак мог заметить это. Обри Фаррингтон и Рэн стояли между «ее» Калебом и «их» ребенком. Поэтому эту парочку необходимо устранить.

На губах Сары заиграла коварная улыбка, глаза будто остекленели и смотрели куда-то вдаль. Через некоторое время она уснула, довольная, что наконец-то приступает к решительным действиям.

* * *

На следующий день направлявшийся на капитанский мостик Калеб был мрачнее тучи. Все утро он наблюдал, как три женщины грелись на солнышке, сидя на палубе. Каждый раз, когда его взгляд падал на Рэн, сердце Калеба замирало. Когда он смотрел на Сару, глаза его становились задумчивыми. Лидия вызывала у него улыбку. Когда же Рэн вдруг перегнулась через поручни, запуталась в подоле юбки и чуть не упала за борт, Калеб почти задохнулся от страха. Если бы она погибла, для него бы все было кончено. «Чем это объясняется?» – спросил он себя. Ответ был слишком прост: он, Калеб ван дер Рис, любил Рэн. Испокон веков мужчины любили женщин. Почему он решил, что сможет прожить жизнь, никогда по-настоящему не испытав этого чувства? Потому что женщины были хитры и коварны и манипулировали мужчинами как хотели, а Калеб не желал угодить в расставленные сети.

Он хотел Рэн, нуждался в ней. Боже, как же она была нужна ему! Она была необходима Калебу как очередной глоток воздуха. Выслушает ли она его? Вряд ли…

Калебу казалось, что каждый раз, когда он смотрит на Рэн, ему становится трудно дышать, а в паху появляется характерная боль, которую можно утолить лишь одним способом.

Калеб заставлял себя смотреть на бескрайние морские просторы. Как только Питер сменит его на вахте, он разыщет Рэн и постарается убедить ее. «Но в чем убедить?!» – возмущалось его сознание. Калеб отказывался отвечать на этот вопрос.

Когда Рэн запуталась в разорванном подоле своего черного платья, Сара с досадой подумала: «Ну почему она не упала за борт и не избавила меня от лишних хлопот?» Она бросила взгляд на солнце и быстро подсчитала, сколько еще Калебу осталось нести вахту. Немногим больше часа. К тому времени она придумает способ броситься к нему в объятия на глазах у наблюдательной Рэн. В золотых лучах солнца лицо Сары напоминало маску смерти, и Лидия, заметив это, подтолкнула локтем Рэн, которая не желала смотреть в сторону развратной пуританки.

Время от времени Рэн позволяла себе немного пострадать, когда смотрела на мускулистое тело Калеба, который стоял у штурвала. Как он мог предпочесть Сару? Ведь Рэн любит его, разве он не видит? Зачем он выставляет ее дурочкой перед всей командой и пассажирами корабля? Да потому что он гадкий человек! Почему все мужчины думают, что женщины хороши только для постели? От гнева и отчаяния на глазах Рэн выступили слезы, и она поспешно смахнула их. Черта с два станет она плакать по Калебу ван дер Рису! Никогда! Еще не родился тот мужчина, который заслужил ее слезы. Рэн устало закрыла глаза. Внезапно перед ней предстала картина: она лежит в объятиях Калеба и отвечает на его нежные ласки. Рэн вскочила со стула и помчалась прочь так быстро, как могла. Пробегая мимо рулевой рубки, она послала Калебу такой злой и обжигающий взгляд, что капитан даже побледнел.

«Ну а сейчас какой бес в нее вселился?» – размышлял он. Вдруг Калеб вспомнил, какие испытывал чувства, держа Рэн в объятиях. Черт, он не может сейчас об этом думать! Нет, может. Ему нестерпимо захотелось зарыться в каскад ее черных волос, потом обвить их вокруг пальцев и тянуть, пока ее лицо не окажется на одном уровне с его лицом, и слиться с ней в долгом страстном поцелуе, на который она ответит с восторгом. – Питер!!!

Калеб решил, что будет круглым идиотом, если позволит себе ждать хоть одну минуту. Он отправится к ней прямо сейчас, скажет все, а после этого потащит в свою каюту, понравится это ей или нет. Ничего, понравится!

В рубку влетел задыхающийся от бега Питер, недоумевая, почему в голосе Калеба звучал металл. Но, увидев выражение лица капитана, Питер просто схватил штурвал и решил ничего не спрашивать.

Калеб со всех ног бросился бежать по палубе. Он увидел, как что-то черное метнулось за угол, и прибавил ходу. Через несколько секунд он догнал девушку и заключил в объятия. Глаза его были закрыты, когда Калеб порывисто прижал ее к себе. Она была какой-то другой. Он ожидал, что при первом же прикосновении ее тело напряжется, но оно было мягким и податливым… Калеб открыл глаза и обмер от неожиданности. В тот момент, когда он обнаружил, что обнимает Сару, появилась Рэн. Калеб готов был заложить душу дьяволу, только бы убрать с ее лица это оскорбленное выражение. Похоже, его любовь была потеряна навсегда.

Рэн услышала, как Сара произнесла:

– Дорогой, как мило с твоей стороны найти несколько минут во время вахты, чтобы побыть со мной!

Рэн удалялась, гордо выпрямившись. Пусть она умрет от страданий, но когда останется одна, а не на глазах у всех.

Калеб посмотрел Саре в глаза.

– Что ты здесь делаешь? – резко спросил он, глядя холодно и сурово.

– Я обнимаюсь с тобой. Что за глупый вопрос? – мягко ответила она.

Сара видела выражение лица Рэн и ужас в глазах Калеба, когда он сообразил, кого держит в объятиях. Она принялась извиваться всем телом и тереться о Калеба, всячески показывая, чего хочет. Она заставит капитана забыть Рэн, ему будет нужна она, Сара, и их ребенок. Калеб будет так счастлив, когда она скажет, что они скоро станут родителями. Тогда он полюбит Сару. Благородные мужья всегда любят своих жен и детей. Калеб не может повести себя иначе.

– Дорогой, не пойти ли нам в твою каюту? – затаив дыхание, спросила она.

– Нет!

Краткий категоричный ответ Калеба хлестнул ее, словно плетка, но Сара быстро пришла в себя, улыбнулась и, застенчиво потупившись, произнесла:

– Я все понимаю. Ты не хочешь, чтобы нас видели днем. Я приду к тебе сегодня вечером, когда луна будет высоко. Всю оставшуюся часть дня я буду думать о тебе.

Прежде чем Калеб успел что-то ответить, она исчезла.

* * *

Прошло два дня, в течение которых – как выразился Обри Фаррингтон – Калеб вел себя как сам дьявол. Он тосковал и неистовствовал, потому что не мог приблизиться к Рэн. Каждый раз, когда он попадал в поле ее зрения, девушка замыкалась и исчезала. Сложившаяся ситуация съедала Калеба заживо, вдобавок к этому ему приходилось отражать наглые атаки Сары, предложения которой становились все вульгарнее. Калеб знал, что женщины всегда желали его, но Сара перешла все границы в стремлении заполучить капитана. «Придется откровенно поговорить с ней и поставить все точки над „i"», – думал Калеб но оттягивал это неприятный момент.

Сара настойчиво подкарауливала Калеба в течение этих двух дней и с ужасом обнаружила, что все ее подозрения подтвердились. Калеб был потерян для нее. Он страстно желал Рэн и боролся за нее, как мужчина борется за женщину. «Как дурак! – сердито подумала Сара. – Рэн оказалась не такой уж наивной простушкой».

Сара была уверена, что Рэн избегает Калеба в надежде свести его с ума от страсти. Где эта глупая девчонка научилась таким трюкам? «Но все это неважно, – уговаривала себя Сара. – Калеб попался на удочку и ведет себя как настоящий осел. Ладно, возможно, он и любит Рэн, но будет благороден по отношению ко мне, когда узнает о ребенке. Тогда он разлюбит Рэн и полюбит меня. Но, чтобы подстраховаться и укрепить свое положение, надо устранить двух человек, которые что-то значат для него в этом мире. В горе и печали Калеб станет искать утешения у меня и нашего ребенка…»

На следующий день, к полудню, Рэн чувствовала себя так, будто в нее вселился черт. Ей хотелось рвать и метать, убить Сару, отхлестать Калеба за то, что не обращает на нее внимания, за свои страдания по его милости. Но, Боже, как она любит его! Через день-два они достигнут земли, и Рэн решила, что будет держаться как можно дальше от Калеба ван дер Риса. Она выбросит его из своего сердца и начнет новую жизнь вместе с Лидией. Рэн понимала, что обманывает себя. Она никогда не сможет забыть Калеба, никогда. Он навеки останется частью ее души, но все же она постарается реже вспоминать его.

У Лидии болело сердце из-за переживаний девушки. Она хотела утешить ее, но знала, что Рэн предпочитает оставаться наедине со своими мыслями. Лидия чувствовала, что должна что-то сказать, но не находила нужных слов. Желая хотя бы немного отвлечь девушку от грустных раздумий, Лидия предложила прогуляться по палубе, но Рэн отказалась, сославшись на усталость.

– Рэн, дорогая, а не может случиться так, что ты несправедлива к Калебу? Ты даже не дала ему возможности объясниться. Ты ведь и сама не до конца уверена, что он выбрал Сару. Если все так плохо, как ты думаешь, то почему тогда капитан пытается поговорить с тобой?

– Черта с два! – взвизгнула Рэн. – Я знаю, что видела и слышала! Он самый обыкновенный бабник, и ему требуется лишь затащить женщину в постель. Он подлый и развратный! – Рэн от злости стукнула кулаком по койке.

– Нет, ты знаешь, что это неправда, – защищала капитана Лидия. – Он прекрасный человек, который любит тебя по-настоящему. Я не такая умная, как ты, Рэн, но я читаю это в его глазах. Это ты нехорошо поступаешь по отношению к нему. Прости, что разговариваю с тобой в таком тоне, но кто-то должен тебя заставить понять мужчину, которого ты так мучаешь.

– Не трать слов напрасно, Лидия. Я видела его с Сарой и слышала, что она ему говорила. Сара бегает к нему каждую ночь. Она может забирать его. Мне он не нужен, даже если его преподнесут на серебряном блюдечке. Ты ошибаешься, Лидия. Если бы Калеб любил меня, как ты утверждаешь, он бы обходил Сару за версту. Оборачиваясь, я каждый раз вижу, что Сара виснет на нем. И хватит об этом! – гордо закончила Рэн.

Лидия с ожесточением принялась что-то штопать, чтобы скоротать время, но не выдержала и добавила:

– В любом случае, Рэн, ты обманываешься насчет капитана ван дер Риса. Когда-нибудь ты поймешь, что я была права, но, боюсь, будет слишком поздно.

– Если настанет такой день, ты узнаешь об этом первая, Лидия, но я в этом очень сомневаюсь, – несчастным голосом проговорила Рэн.

Если бы только слова Лидии оказались правдой, она стала бы самой счастливой женщиной на земле! Ну почему, почему она не доказала свою любовь? К черту все глупые страхи! Калеб хотел ее как женщину, и – видит бог! – она тоже желала его. Но после Малькольма и моряков Рэн боялась. «Будь проклят, Уэзерли!» – мысленно закричала она.

* * *

День клонился к закату. Сара была нервной и раздражительной и игнорировала все попытки Лидии завести разговор. На Рэн она вообще не обращала внимания, потому что та являлась причиной всех неприятностей Сары. С тех пор, как Рэн провела с Калебом целую ночь, он наотрез отказывал Саре. Возможно, сегодняшний вечер станет для нее последним шансом заставить капитана снова возжелать ее. Как только Сара скажет ему о ребенке, все может измениться. Все должно измениться!

После обеда Рэн не могла усидеть в каюте и пошла подышать свежим воздухом. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что с запада надвигается шторм, и, судя по приметам, довольно сильный. Команда уже суетилась на палубе, защищая корабль от яростных порывов ветра.

Рэн задумалась: «Чем в эту минуту может заниматься Калеб?» А если Лидия права? Вдруг Калеб действительно любит ее? Возможно, он просто играет с Сарой, чтобы вызвать ревность, чтобы Рэн сама прибежала к нему? Если так, ему долго придется ждать. Она не собирается пресмыкаться ни перед кем, а в особенности перед Калебом ван дер Рисом. У Рэн есть гордость, а Калеб – сознательно или нет – задел ее. Но Рэн вполне может пойти к нему и выслушать то, что он хочет сказать. От этого не будет никакого вреда. Она послушает, уйдет, все обдумает и примет решение. Но прежде чем сделать это, надо успокоиться и сосредоточиться. Рэн прислонилась к мачте. От мысли, что она снова будет рядом с Калебом, у нее радостно забилось сердце.

Пока Рэн решала, как ей поступить, Сара вышла из каюты и прямиком направилась к Калебу. Она думала, что выбрала подходящее время. При приближении шторма у людей обостряются все чувства. У Калеба будет приподнятое настроение, значит, и у нее тоже. Сара едва удерживала равновесие, пробираясь по палубе. Она предвкушала успешный исход своей аферы и считала бушующую стихию хорошим фоном для столь важного дела.

Сара подошла к каюте Калеба, постучала и стала ждать. Сообразив, что из-за завываний ветра он мог не услышать тихого стука, она толкнула дверь и почти влетела в каюту.

Калеб изумленно посмотрел на нее и на распахнутую дверь, которую Сара не потрудилась закрыть. Он бросил на пол сапог, который собирался надеть, и встал, лицо его покрылось красными пятнами.

– Что тебе здесь нужно? – с трудом сдерживая ярость, спросил он.

– Очень глупо с твоей стороны спрашивать меня об этом, Калеб. Тебе прекрасно известно, что я здесь делаю. В действительности я здесь по двум причинам: первая – заняться с тобой любовью, а вторая… Мне известна одна тайна, и я хочу поделиться ею, так как ты тоже имеешь к ней отношение. Эта тайна сделает тебя самым счастливым мужчиной во всем мире. Садись, Калеб, и позволь помочь тебе надеть сапог, – нараспев проговорила Сара, от чего у Калеба по спине побежали мурашки.

Он глубоко вздохнул и сказал холодно:

– Сара, приближается шторм, мне нужно идти на мостик. Послушай, я не хочу тебя обидеть, но… больше не буду заниматься любовью с тобой. Я тебя не люблю и никогда не любил. Я люблю Рэн – думаю, тебе известно об этом. Мне очень жаль, но в самом начале я предупреждал тебя, что это всего лишь…

– Веселое времяпровождение, – снова пропела Сара. – Но, – продолжала она, шутливо щелкнув его по носу, – это маленькое приключение закончилось для меня беременностью. Что теперь скажешь?

Калеб наклонился, чтобы надеть сапог, а когда поднял голову, ошеломленный словами Сары, увидел на пороге Рэн. На ее лице тоже было изумленное, недоверчивое выражение. Затем девушка исчезла. О Боже! Повезло как утопленнику!

Кипя от гнева, Калеб наконец обулся и встал. Он схватил Сару за плечи и сильно тряхнул.

– Ты понимаешь, что наделала? Понимаешь, что Рэн слышала всю эту ложь? Нет, я вижу, ничего ты не понимаешь! Я умею считать, Сара! Я не могу быть отцом твоего ребенка, это исключено! Тебе не удастся меня обмануть. Я не имею к ребенку никакого отношения, и ты это прекрасно знаешь. Я приказываю тебе спуститься в каюту и признаться Рэн, что все это наглая ложь! То, что ты сейчас сделала, отвратительно, и я никогда тебе этого не прощу. Мы с тобой всего лишь переспали, просто утолили свои физические потребности. Мы так договаривались, если ты помнишь. Никто никому ничего не обещал! Ты не была девственницей и вела себя как женщина, весьма искушенная в любви. Я не собираюсь обманывать тебя, и если ты меня неправильно поняла, то это твоя проблема, а не моя. Иди в свою каюту, пока шторм не усилился. Утром ты сможешь обсудить этот вопрос с братом и решить, как быть дальше. Я ничего не могу посоветовать. Но я не позволю тебе разрушать мою жизнь!

Сара все выслушала и кивнула.

– Если бы здесь не было Рэн, ты бы полюбил меня и ребенка. Я тебе не нужна только потому, что у тебя есть Рэн и Обри Фаррингтон. Если ты не хочешь иметь никакого отношения к нашему ребенку, я пойду к Баскому и попрошу совета. Не беспокойся о нашем ребенке. Я как-нибудь обойдусь без твоей помощи. Если через несколько лет у тебя появится желание увидеть свое дитя, я не стану чинить препятствий.

Калеб с ужасом смотрел на Сару и не верил своим ушам. Он был убежден, что ребенок не от него. Так что же с ней происходит? И, черт возьми, почему он стоит здесь столбом и тратит драгоценное время, когда давно должен быть на мостике? Нельзя медлить ни минуты, пора отправляться на вахту.

– Будь осторожна, когда пойдешь по палубе, – предостерег он.

– Конечно. Не волнуйся. Я понимаю: ты сейчас огорчен, потому что мужчине, став отцом, придется оставить свободную жизнь, остепениться и тихо зажить в кругу семьи. Не бойся, Калеб, я буду очень осторожна, чтобы ничем не повредить нашему ребенку.

Калеба пробрал озноб, но не от слов Сары, а от хищного выражения ее глаз и завораживающего голоса.

Калеб ушел, а Сара еще долго сидела на его койке. Мысли сменяли друг друга в бешеном темпе. Она улыбнулась, взяв в руки рубашку Калеба и щетку для волос. Сара прижала вещи к щеке, а потом спрятала под юбками. Эти вещи станут для ребенка напоминанием об отце. Не много, но хотя бы что-то. Сара осмотрелась по сторонам, чтобы выбрать что-нибудь для себя, и взяла пару полинявших брюк. Эти вещи явятся доказательством, что у ее ребенка действительно был отец.

Сара вышла из каюты, мурлыча себе под нос песенку. Сильный ветер почти сбивал ее с ног, но Сара цепко держалась за ограждения. Она приняла решение. Теперь ей осталось только ждать.

ГЛАВА 16

Черное небо рассекла огненная молния, за которой последовал глухой раскат грома. Сара, испуганная зловещими звуками, сидела подтянув колени к груди и обхватив их руками. Хватит ли у нее мужества привести в исполнение свой план? Она испытывала ужас при мысли, что надо опять отправиться к камере и приблизиться к Малькольму. «Я должна это сделать, – говорила она себе, – иначе Калеб достанется Рэн, а меня с ребенком выгонят из общества».

Наконец решившись, Сара на цыпочках подошла к койке Рэн и разбудила девушку.

– Ш-ш-ш, – зашипела она, прижав палец к губам, – пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать. Только тише, ради бога, – заклинала Сара, – не разбуди Лидию.

Удивленная и испуганная странным поведением Сары, Рэн поднялась с койки, на которой спала вместе с Лидией. У Сары был такой же остекленевший взгляд, как и в ту ночь, когда Рэн увидела ее у своей кровати. Ничего не понимая спросонья, Рэн пошла за Сарой, которая двигалась в темноте легко, как кошка.

Когда женщины спустились в чрево корабля, Сара зажгла свечу и понесла ее перед собой, прикрывая рукой язычок пламени. Наконец она остановилась и прижала к губам палец, призывая к тишине.

– Я хочу, чтобы ты увидела то, что находится внутри.

– Сара, с тобой все в порядке? Мне кажется, ты нездорова…

Рэн буквально оцепенела от страха. Девушке казалось, что даже волосы шевелятся у нее на голове. Это же самое настоящее безумие! Сара сошла с ума! Что они делают в недрах корабля, ниже ватерлинии, вместе с крысами? Рэн поняла, что нужно возвращаться в каюту, но таинственное поведение Сары уже разожгло любопытство, и она решила подшутить над своей спутницей, а потом отвести ее спать.

– Ни единого звука, – предупредила Сара. – Ты и представить себе не можешь, что я хочу тебе показать. Как только я открою дверь, мы войдем и станем справа. Стой очень тихо и увидишь такое…

Рэн крепко взяла Сару за руку и ощутила ответное пожатие. Пока Сара медленно и бесшумно отодвигала засов и открывала дверь, Рэн съежилась от страха в ожидании чего-то ужасного. В темноте девушки вошли в помещение, которое, как догадалась Рэн, использовалось в качестве камеры для преступников. Она двинулась вправо, как говорила Сара. Внезапно Сара рывком высвободила свою руку и выскочила за дверь. Рэн угадала, что сейчас произойдет: послышался звук задвигаемого засова. Она бросилась к двери, принялась колотить кулаками по толстому дереву и взывать о помощи.

– Ничто тебе не поможет, моя дорогая, – проговорил вкрадчиво неприятный голос.

При этих звуках у Рэн застыла в жилах кровь. Она медленно повернулась и прижалась спиной к двери.

– Не подходи ко мне!

– О нет, моя маленькая птичка! Я хочу, чтобы ты полюбовалась на свою работу, – Малькольм взял фонарь и поднял его над головой.

Рэн чуть не задохнулась от омерзения.

– А-а, я испугал тебя? Смотри на творение рук своих и знай, что я собираюсь взять реванш. Когда я с тобой разделаюсь, ни один мужчина не захочет взглянуть в твою сторону.

Рэн старалась дышать ртом, потому что вонь в камере была невыносимой.

– Иди сюда, пташечка, поцелуй меня, как ты умеешь, нашепчи ласковые словечки… Черт возьми, иди сюда! Кричи! Вижу, что тебе очень хочется это сделать. Никто тебя не услышит. Кричи, я не стану тебе мешать.

Уэзерли схватил девушку, и Рэн почувствовала на щеке его зловонное дыхание, а затем ощутила горячий мокрый рот. Она сжалась и попыталась вырваться, но бежать было некуда. Уэзерли сорвал с Рэн одежду и жадно припал к обнаженной груди. Кляня себя за то, что оказалась в таком положении, девушка продолжала сопротивляться, но, похоже, это даже доставляло удовольствие мучителю. Уэзерли изо всей силы сдавил нежную грудь Рэн. Она застонала от резкой боли и почувствовала, как по щекам покатились слезы. Рэн поняла: что бы она ни делала, неизбежное должно свершиться. Малькольм похотливо смеялся, в непристойных выражениях описывая, что собирается с ней вытворить. Он грубо бросил девушку на пол и овладел ею, садистски насмехаясь над ее криками боли и стыда. Он снова и снова насиловал Рэн, с каждым разом все извращеннее и грубее.

Насытившись ее телом, Уэзерли отбросил ее к стене и рассмеялся:

– Когда ты мне надоешь, ты ни на что уже не будешь годна!

Рэн с трудом приподнялась на локте, и ее вырвало. «Боже, помоги мне!» – взмолилась она про себя.

* * *

Снова оказавшись на палубе, Сара направилась к каюте Фаррингтона и на цыпочках вошла внутрь. Дьявольски сверкая глазами, она занесла захваченную с собой дубинку и обрушила ее на голову мирно спящего Обри.

Не оглядываясь, Сара вышла за дверь и быстро выбросила за борт окровавленное оружие. Глаза ее были пустыми, а тело безвольным. Выждав некоторое время, чтобы дождь промочил ее насквозь, Сара с громким криком бросилась к капитанскому мостику.

Калеб непонимающе смотрел на возбужденную девушку. Он слышал ее слова, но не мог поверить своим ушам: Рэн выпрыгнула за борт, и Сара не смогла спасти ее… Господи!

– Все ко мне! – заорал он, перекрикивая грохот волн. – Человек за бортом!

«Что, черт возьми, из этого выйдет? Вокруг кромешная тьма, шторм, ливень, гроза. У меня нет никакого шанса… Даже самый искусный пловец не сумеет выжить в бурном море…» – подумал Калеб, но, не желая слушать голоса разума, еще раз хрипло крикнул:

– Все ко мне!

Первый помощник посмотрел на него и покачал головой.

– Капитан, ничего не получится. Ты знаешь это лучше меня. Иди вниз. Я возьму штурвал.

Калеб вышел из рубки, все еще не веря в случившееся. Сара шла сзади.

– Как это произошло? – через силу выдавил он.

– Не знаю, Калеб. Она сказала, что хочет пойти на палубу подышать свежим воздухом. Я просила ее, умоляла, – пролепетала Сара, откидывая со лба мокрые волосы. – Она умерла, да? Я должна была действовать более решительно, но она такая сильная и упрямая. Я пыталась, я правда пыталась. Пожалуйста, скажи, что здесь нет моей вины! Знаешь, что-то не давало ей покоя. Она вела себя очень необычно весь вечер. Скажи, что я не виновата, Калеб, скажи, что не виновата! Я отказываюсь верить в то, что Рэн решила убить себя только из-за того, что узнала о нашем ребенке…

Рэн больше нет. Она умерла. Бросилась в море. Калеб зарычал и закрыл лицо руками.

– Калеб, скажи, что я не виновата, – продолжала бубнить Сара.

– Иди вниз, Сара. Мы поговорим позже. Я хочу побыть один.

Рэн не могла умереть, не могла!

Шторм бушевал всю ночь, ослепительные вспышки молний чертили в небе зловещие узоры, гремели раскаты грома. Калеб ничего не видел и не слышал. На него обрушивались потоки дождя, но он не замечал этого, оглушенный горем. В голове капитана крутился один и тот же вопрос: почему? Почему Рэн бросилась за борт? Вряд ли их встреча на палубе несколько дней назад явилась причиной. Во всем виновата Сара со своей проклятой ложью!

Дрожащими руками Калеб потер виски, потом ощупал колючую щетину на подбородке и щеках. Нужно спуститься вниз, сменить мокрую одежду и побриться. Как только море успокоится, он соберет команду и устроит Рэн похороны. Как капитан корабля он обязан это сделать. Но все-таки, почему… Этот вопрос не давал ему покоя. Надо спросить Обри, может быть, он что-нибудь заметил? Возможно, Рэн что-то говорила ему? У Обри очень острый ум, и иногда он чертовски правильно разбирается в ситуации.

Сгорбившись, Калеб направился в каюту Фаррингтона. Если Обри не сможет помочь ему, что тогда делать? Сара клянется, что ничего не знает. Может быть, Лидии что-то известно? Нет, не похоже, иначе бы она уже прибежала, несмотря на шторм. Лидия производила впечатление очень чувствительной и честной женщины и искренне восхищалась Рэн. Наверное, она ничего не знает, но это странно, ведь они жили с Рэн в одной каюте и, кажется, дружили.

Калеб распахнул дверь, не удосужившись постучать, вошел и окликнул Обри по имени. Ответа не последовало. Подойдя к койке, Калеб попятился от ужаса, поняв, почему Фаррингтон хранил молчание, На голове старого картежника чернела рана, рот застыл в беззвучном крике. Калеб проглотил подступивший к горлу ком и приложил ухо к груди друга, но не услышал ничего, даже слабого биения. Обри Фаррингтон был мертв. Разум Калеба отказывался воспринимать то, что видели глаза.

Что происходит на его корабле? Какой негодяй мог совершить подобное? За всю жизнь Фаррингтон и мухи не обидел, а когда кто-нибудь оказывался на мели, всегда мог рассчитывать на Обри, который был готов помочь и советом, и деньгами. Кто? За что? Слезы застилали глаза Калеба. Он оплакивал старика, у которого, кроме него, не было ни одной близкой души.

Обезумев от горя и ярости, Калеб бросился на главную палубу. Он ругался и кричал, приказывая всем членам команды явиться с докладом. На капитана страшно было смотреть, когда он сообщал членам экипажа, промокшим до нитки, о смерти Обри и том, что Рэн бросилась за борт.

– Слишком подозрительно для случайного совпадения. Я обещаю: прежде чем мы доберемся до Америки, виновный будет повешен. А сейчас обыщите эту чертову посудину и выясните, нет ли здесь безбилетного пассажира, о котором мы не знаем. Притащите ко мне этого ублюдка, чтобы я мог посмотреть ему в глаза и спросить, зачем он это сделал! Питер! – хрипло крикнул он. – Приведи сюда сукиного сына Стоунхама. Быстрее!

Через несколько минут перед Калебом предстал Баском Стоунхам, сжимавший молитвенник в тощих руках. Если они был поражен известием о двух смертях, то не подавал вида.

– Мы все можем засвидетельствовать, что ни один из нас не покидал трюма. Ваш человек, который охраняет выход, может подтвердить это. Вам придется искать виновного в другом месте, – нагло заявил он.

Калеб шагнул вперед и схватил Баскома за грудки.

– Ты мог и не выходить из трюма, но я чувствую: ты имеешь отношение к этому! Уберите это чудовище отсюда к черту, пока я не прикончил его! – взвился Калеб.

Сара стояла рядом с рыдающей Лидией, зорко следя за происходящим. Она почувствовала невольное облегчение, когда Баскома поволокли обратно в трюм. Теперь у нее осталась неразрешенной одна проблема – обыск корабля. Она должна спуститься вниз и постараться отвести матросов от закрытой камеры. Она предложит свою помощь в поиске преступника, заявив, что не может сидеть сложа руки; будет плакать и умолять, если потребуется. Но она не позволит найти Малькольма и Рэн.

Сара насмешливо наблюдала за рыдающей Лидией.

– Утри нос! – презрительно бросила она. – Противно смотреть. Иди к себе и вой там, сколько пожелаешь. Здесь от тебя все равно нет никакого толка. Я собираюсь помочь в поисках неизвестного, а ты будешь мешаться под ногами.

Лидия, привыкшая повиноваться приказам, повернулась и пошла прочь, громко рыдая и утирая красные от слез глаза подолом юбки. Она потеряла свою единственную подругу. Что теперь делать, как быть? Кто убил Обри Фаррингтона? За что? Почему Рэн выбросилась за борт? Лидия, возможно, не очень хорошо разбиралась в людях, но одно знала наверняка: Рэн ван дер Рис никогда бы не покончила жизнь самоубийством. Лидия знала это так же хорошо, как то, что без воздуха нельзя жить.

Палубы, нос, корма и трюмы «Морской Сирены» оживились, когда команда приступила к обыску. Сара взяла фонарь и, подобрав тяжелые юбки, побежала за матросами. Добравшись до запертой камеры, она остановилась и начала размахивать фонарем туда-сюда, напевая под нос какую-то бессмысленную песенку. Когда ей надоело петь, Сара начала расхаживать перед дверью, борясь с искушением отодвинуть железный засов и заглянуть внутрь. Нет, пусть они оба сгниют там! Пусть крысы сожрут их заживо! Они заслуживают смерти.

Подняв фонарь высоко над головой, Густав – корабельный кок – направлялся к запертой двери. Заметив Сару, он остановился.

– Я уже там посмотрела и не обнаружила ничего, кроме множества крыс, – жалобно захныкала она. – Обри Фаррингтон был моим другом, близким другом, – Сара подошла ближе, чтобы Густав мог увидеть слезы на ее лице. – Я так устала, что мне стало дурно. Прошу вас, помогите мне.

Густав, который и сам был не прочь передохнуть, любезно проводил ее до кучи деревянных ящиков, осторожно усадил Сару и поставил фонарь на пол у ее ног.

– О, мне уже чуть лучше, – вздохнула она, расстегивая пуговицы на платье и обмахиваясь платочком. – Ох, как же здесь душно, – продолжала она, слегка наклонясь вперед.

Трюк сработал: кок позабыл, что он делает в трюме; все его мысли сводились к одному: как получше рассмотреть прелести Сары.

– Дорогая леди, вы должны разрешить мне проводить вас наверх, – хрипло произнес Густав.

– Одну минуточку. Дайте перевести дыхание. А пока почему бы вам не проверить тот угол? Все остальное я уже осмотрела. Но, где бы вы ни искали, прошу: не открывайте ту дверь. Во второй раз я этого не переживу. Представьте себе: как только я открыла дверь, огромные крысы бросились на меня. Я постаралась не обращать на них внимания и осмотрела все помещение, но не обнаружила ничего, кроме крыс. Клянусь, это было невыносимо, но я сделала над собой усилие ради моего друга Обри Фаррингтона, – сообщила Сара, снова наклоняясь вперед и устремляя взгляд на свои мокрые туфли. – О Господи, человек уже не может нигде чувствовать себя в безопасности, а я так доверяла капитану ван дер Рису.

Сара внимательно наблюдала, как воспринимает ее болтовню Густав, и пришла к выводу, что сумела провести его.

– Продолжайте осмотр, – распорядилась она. – Мы же хотим доложить капитану, что обыскали каждый дюйм этого проклятого корабля, как он и приказывал.

– Да, мэм, – счастливым голосом произнес Густав.

Удостоверившись, что никто не прятался в темном углу, он вернулся назад и сел в ожидании у ног Сары. Чего он ждал, кок и сам не знал. Сара выглядела как леди, обезумевшая от горя.

Взгляд Густава упал на расстегнутое платье и налитую грудь. Как бы ему хотелось поближе познакомиться с этой аппетитной блондиночкой…

Сара наконец встала.

– Думаю, что я уже в состоянии вернуться назад, если вы позволите опереться на вашу руку.

Она проворно застегнула платье и пошла вперед.

– Да, мэм, – с готовностью согласился Густав.

С чего это он взял, что такая леди, как мисс Стоунхам, может им заинтересоваться? Она, наверное, святая. Подумать только! Такая леди, как она, помогает искать убийцу своего старого друга! Несомненно, она настоящая леди, достойная уважения и восхищения.

* * *

Выслушав доклад членов команды о том, что они не обнаружили на борту ни одного безбилетного пассажира, Калеб помрачнел. Это значило, что ему придется искать убийцу среди своих людей.

Устремив невидящий взор вдаль, Калеб размышлял. Рэн, должно быть, была выброшена за борт из-за драгоценных камней, выигранных у Фаррингтона. Тот, кто это сделал, наверное, думал, что у Обри еще есть камни, поэтому убил и его. Это единственное разумное объяснение.

Все матросы наблюдали за карточной игрой, заключали между собой пари на победителя. Они видели, как Рэн и Лидия выиграли у Фаррингтона драгоценности и как Рэн унесла их. Две жизни за горстку драгоценных камешков…

Когда забрезжил рассвет, вся команда валилась с ног от усталости. У Калеба не было желания с кем-либо общаться, поэтому он отклонил предложение Сары утешить его. Ему, наоборот, хотелось понести наказание за случившееся, чтобы потом жить в ладу с самим собой. Единственное, чего он не хотел и в чем не нуждался, так это в утешении.

ГЛАВА 17

Сара стояла на палубе, подставляя лицо свежему ветру, и обдумывала дальнейшие действия. Несколько часов назад она решила, что не может оставить взаперти эту парочку, какие бы чувства к ним ни испытывала. В конце концов, Малькольм является настоящим отцом ее ребенка, и Сара не должна была убивать его. Если же он смирится с судьбой и не попытается открыть дверь, это будет его решением, а не ее виной.

Сара пришла к заключению, что самым удобным временем для освобождения узников будет сход на берег пассажиров и команды. Во всеобщей суете никто на заметит, как она проскользнет в трюм и отодвинет засов – очень осторожно, без малейшего шума. Рэн и Малькольм не должны сразу догадаться, что свободны, иначе Саре придется опасаться скорой расправы.

Атмосфера на «Морской Сирене» была очень напряженной. Все подозревали друг друга в совершенном преступлении, и сознание того, что рядом ходит непойманный убийца, действовало на людей угнетающе.

Лидия держалась очень скромно и тихо, по щекам ее постоянно катились слезы. Женщина оплакивала Рэн и Обри Фаррингтона и беспокоилась за свою судьбу, к тому же ей не давал покоя маленький мешочек с драгоценными камнями, который она носила на груди – наследство Рэн. Лидия решила отдать его на хранение капитану ван дер Рису и пошла в рулевую рубку.

– Капитан ван дер Рис, – спокойно начала она, – мне бы хотелось поговорить с вами! – Лидия вытащила из-за корсажа мешочек и протянула Калебу. – Не могли бы вы сохранить это у себя, пока мы не войдем в порт? – глаза Лидии повлажнели. – Это Рэн оставила мне в наследство.

Калеб был ошеломлен.

– Это те камни, которые вы с Рэн выиграли у Обри Фаррингтона?

– Да, капитан. Рэн отдала их мне. Она сказала, что они потребуются мне для устройства в Америке. Только ради этого Рэн играла в карты с Обри Фаррингтоном, – Лидия начала всхлипывать.

– Кода она отдала их вам? – с волнением спросил Калеб.

– Сразу же после игры, капитан. На следующий день она собиралась втянуть в игру Баскома. Рэн говорила, что этих камней хватит мне ненадолго, поэтому нужно золото, которое есть у Баскома.

– Миссис Стоунхам, вы уверены в этом? – спросил Калеб.

– Конечно, уверена, капитан. Я не дурочка, как считают некоторые, – Лидия вытерла глаза и сердито посмотрела на Калеба. – А вам должно быть стыдно, капитан, что до сих пор не выяснено, кто убил Обри Фаррингтона и сбросил Рэн за борт. Если вы думаете, что это сделал мой муж, вы ошибаетесь. Он трус, а не убийца.

В глазах Калеба вспыхнула такая боль, что Лидия почти пожалела о своих словах, но она осознавала, что абсолютно права: в обязанности капитана входило разоблачение убийцы.

Некоторое время после ухода Лидии Калеб сидел, подбрасывая на ладони мешочек с драгоценными камнями. Он вернулся к тому месту, откуда начал. Если Рэн и Обри убили не из-за драгоценностей, то из-за чего? Может быть, они что-то знали? Может быть, что-то видели? Мысли Калеба снова вернулись к Баскому. По словам пуритан и стоявшего на посту охранника, Баском Стоунхам не покидал трюма, следовательно был чист как младенец. Так кто же это мог быть?

* * *

«Морская Сирена» шла точно по курсу. Первый помощник капитана Питер собрал всех членов команды, свободных от вахты, на камбузе у Густава и призвал к тишине.

– Пора нам перекинуться парой слов, – начал он. – Я уже устал смотреть на всех вас с подозрением, да и вы, думаю, тоже. Через несколько часов корабль пристанет к берегу, а мы так и не приблизились к разгадке того, кто убил Фаррингтона. И хотя я не выступаю против капитана ван дер Риса, но голосую за то, что не пойду обратно в Англию на «Морской Сирене», если убийца не будет найден. Кто поддерживает меня, пусть скажет «да», кто против – «нет».

Послышалось единогласное «да».

– Если у кого-нибудь есть идеи, ключ к разгадке преступления, пусть говорит. Мы ходим по морям одной командой уже несколько лет, и я не верю, что это сделал один из нас. Скажите, что думаете, ребята.

– Питер прав, – громко произнес француз Жак, – мы хорошо знаем друг друга. Не думаю, что это сделал кто-то из наших.

– А пуритане в трюме и их сумасшедший предводитель – что вы думаете о них? – спросил матрос по имени Клод.

– Трюм постоянно находился под охраной. Верующие любят своего священника, но вряд ли станут лгать, – высказался Питер.

– Все когда-то бывает в первый раз! – фыркнул Жак.

– Конечно. Значит и среди нас может быть тот, кто убил дубинкой старика и выбросил девушку за борт.

Поднялся Диего Санчес, великолепный в своей алой рубахе, и уверенно заявил:

– Плохая примета – женщина на корабле, тем более не одна.

Члены команды переглянулись и посмотрели на нахмуренного Питера.

– Диего прав, – с кислым видом произнес Клод. – Женщины приносят несчастье. Там, где они появляются, всегда возникают проблемы. Так случилось и с нашим кораблем.

Все дружно закивали головами и сошлись в едином мнении, что дело не обошлось без женщины. А поскольку этой женщиной не могла быть Рэн ван дер Рис, которая сама безвременно погибла, поэтому виновата во всем жена священника.

– Я не согласен! – возмутился Питер. – Лидия Стоунхам – безобидное, застенчивое существо. У нее просто не хватило бы сил убить Фаррингтона дубинкой.

Все снова закивали головами, и подозрение пало на Сару Стоунхам. Только Густав поразился услышанному. «Как могут они говорить такие ужасные вещи о леди? – недоумевал он. – Она ведь просто обезумела от горя, даже с трудом передвигала ноги, но все равно помогала вести поиск! Что им известно о прекрасных леди!..» Густав вздохнул. Чего болтать впустую? Матросы просто посмеются над ним.

* * *

Сара разгуливала по каюте, не переставая напевать какую-то печальную мелодию, глаза ее лихорадочно сверкали. Время от времени она бросала беспокойные взгляды на Лидию, которая тихо сидела на своей койке и от нечего делать крутила в руках карты Рэн.

Краем глаза Лидия с тревогой наблюдала за Сарой. Ее раздражало и пугало постоянное пение невестки и то, как ритмично она сжимала и разжимала руки. Набраться бы храбрости и рассказать о своих подозрениях капитану ван дер Рису. Но станет ли он слушать? Поймет ли, поверит? Лидия решила попытаться.

Когда Сара, устав от хождений, наконец легла на койку и закрыла глаза, Лидия быстро встала и вышла из каюты. Она направилась прямо к рулевой рубке и подождала, пока Калеб махнул ей рукой, приглашая войти.

– Боже мой, – пробормотал он вполголоса, – что же на этот раз?

Все же он заставил себя изобразить на лице интерес, когда Лидия начала говорить.

– Капитан ван дер Рис, я долго думала, прежде чем нанести вам второй визит за сегодняшний день, и решила высказать вам свои подозрения. Я отдаю себе отчет, что могу ошибаться, но могу и оказаться права. Мне очень тяжело говорить об этом, потому что… я не хочу, чтобы вы подумали, что это из-за Баскома. Просто… то, что я хочу сказать…

Калеба действительно заинтересовало это вступление, он настроился выслушать Лидию и терпеливо дожидался, пока женщина соберется с мыслями.

Лидия расправила плечи и сложила руки на коленях.

– Я хочу рассказать о своей невестке Саре, капитан. Я знаю, что она… что она… ваша леди. Поэтому мне трудно говорить об этом. Последнее время она ведет себя очень странно. Непрерывно напевает какую-то бессмысленную песенку, а ее глаза… похожи на глаза Баскома, когда он уносится в своих видениях в какой-то другой мир. Сара рыщет по кораблю посреди ночи, расхаживает по каюте, как загнанный в клетку дикий зверь. Господи, смилуйся надо мной, но я считаю, что это она убила Обри Фаррингтона, – затаив дыхание, Лидия следила за реакцией Калеба. – Я это чувствую вот здесь, – сказала она, приложив руку к сердцу. – Я не знаю, за что она убила Обри, но уверена, что Сара ненавидела Рэн. Вас это удивляет? Рэн тоже едва выносила Сару. С женщинами такое случается, – в голосе Лидии зазвучала убежденность. – Это вам предстоит выяснить причину происшедшего. Да, вот еще что… Сара беременна. Она никогда не говорила об этом, но все признаки налицо. Не думаю, что вам известны такие вещи, и не знаю, имеет ли это какое-нибудь значение, но чувствую, что должна упомянуть и об этом. Иногда в женщину вселяется дьявол, когда она обнаруживает, что оказалась в таком… затруднительном положении, да еще и без мужа.

От волнения у Калеба пересохло в горле, слова давались ему с трудом.

– Скажите, миссис Стоунхам, когда вы заметили… состояние Сары?

Лидия вспыхнула.

– Еще в трюме, почти сразу после отплытия. Ее тошнило каждое утро. Конечно, это могло быть связано с морской качкой, но – опять-таки! – женщина разбирается в таких вещах. А еще… у нее… едва заметно округлилась талия, – краска заливала лицо и шею Лидии, и она закрыла глаза. – Прошу простить меня, капитан, за то, что так прямо и откровенно разговариваю с вами. Я понимаю, что леди не должна вести себя подобным образом, но вы должны это знать. Я больше не хочу оставаться с Сарой в одной каюте, она пугает меня.

Калеб испытывал огромное облегчение.

– Дорогая леди, все на этом корабле ваше, только попросите! Вы сейчас несколько раз спасли мне жизнь, сами того не зная. Если не возражаете, можете занять каюту Фаррингтона. Да, вот еще что, миссис Стоунхам… Как по-вашему, зачем Сара это сделала, если, конечно, это она?

Лидия наморщила лоб, слегка постучала согнутым пальцем по голове и сказала:

– Она не в себе, капитан. Я не люблю плохо говорить о своем муже, но он ее брат, и, может быть, это у них от рождения. Вы думаете, то, что я сказала, заслуживает какого-нибудь внимания?

– Даже больше, чем вы предполагали, дорогая леди. Я не хочу, чтобы вы чего-то боялись, и скажу матросам, чтобы присматривали за вами. У вас нет причин тревожиться.

Лидия была очень довольна. Калеб поверил ей! Слава Богу, что она нашла в себе мужество поговорить с ним!

Калеб с легким сердцем наблюдал, как Лидия шествует по палубе. Как это похоже на женщин: одна наводит беспорядок, другая расставляет все по своим местам!

Кивок головы – и Питер уже входит в рубку. Мужчины долго о чем-то разговаривали приглушенными голосами, затем первый помощник отправился выполнять распоряжения капитана.

* * *

Сара вовсе не удивилась, когда за ней пришел Питер. Она последовала за ним к люку и по трапу спустилась в трюм. Ей было все равно. Семья позаботится о ней. Сейчас она слишком устала, чтобы беспокоиться о своей судьбе.

Усевшись рядом с матерью, которая не обращала на нее внимания, Сара наблюдала, как первый помощник о чем-то тихо беседует с Баскомом. Пусть говорят! Она потом объяснит Баскому, что ее вернули только из-за Лидии. Брат разозлится и, возможно, оставит ее в покое. Сейчас Сару не волновали ни Малькольм, ни Калеб, а уж меньше всего – Баском. Но что-то постоянно давило на ее мозг… Рэн! Всегда все сходится на Рэн! Конечно же! Рэн умрет от голода, если не отнести ей что-нибудь поесть, и Малькольм тоже.

– Я позабочусь о ней, – заверил Баском Питера. – Можете передать капитану, что он ошибается насчет моей сестры. Если он считает, что она ведет себя странно, то это из-за лихорадки. Рассудок ее в полном порядке. Она такая же нормальная, как и я.

Заметив скептический взгляд первого помощника, Баском поспешно продолжил:

– Моей сестре даже не знакомо слово «насилие». Не забудьте передать мои слова капитану ван дер Рису. А теперь, с вашего позволения, подошло время молитвы. А так как вы не готовы принять нашу веру, оставьте нас, пожалуйста.

Питеру не нужно было повторять дважды. Через несколько секунд он уже стоял на палубе. Отдышавшись после зловонного трюма, он направился в рулевую рубку передать слова Баскома капитану. Калеб выслушал Питера с непроницаемым лицом. Он кивнул, отпустил помощника и снова устремил взгляд вдаль. Он не знал, что надеялся или ожидал там увидеть. Перед ним расстилалась бесконечная сине-зеленая гладь.

В то время как Калеб созерцал морские просторы, а Сара спала в трюме, Рэн, скорчившись, сидела в углу запертой камеры. «Сколько я уже нахожусь здесь?» – размышляла она. С тех пор, как погас фонарь, девушка потеряла счет времени. Она не могла решить, что же лучше: смотреть при тусклом свете на изуродованное лицо Малькольма Уэзерли или отражать атаки крыс, которые резвились в темноте прямо у ее ног.

«Неужели никто никогда не придет проверить эту проклятую яму, в которой я оказалась узницей? Что наплела Сара о моем местонахождении? К этому времени Калеб уже должен был перевернуть корабль вверх дном, разыскивая меня, – печально думала она. – И куда, черт побери, подевался Фаррингтон? Малькольм сказал, что Орби обычно приносил ему еду поздно ночью, а потом выводил его на прогулку. Куда же запропастился старик?»

После первого жестокого нападения на Рэн Уэзерли оставил ее в покое, заявив, что не станет тратить на нее силы, которых и так осталось мало. Но для того, чтобы быть уверенным, что Рэн не будет кричать и тем самым не выдаст его убежища, Малькольм разорвал свою рубашку, связал девушку и засунул ей в рот кляп.

Импровизированные веревки врезались в руки Рэн, ее тошнило от грязной, пропахшей потом тряпки. Она чувствовала, что близка к отчаянию.

ГЛАВА 18

Когда «Морская Сирена» поворачивала к порту в устье реки Коннектикут, Густав уже заканчивал список провизии, которую необходимо было закупить на обратный путь в Англию. На камбузе все сияло чистотой. Густав налил себе большую кружку кофе и отправился на палубу, чтобы посмотреть на приближающуюся землю. Его друг Диего, который без дела шатался поблизости, потянулся за кружкой и отхлебнул ароматного напитка. Они по-дружески уселись рядом, не сказав друг другу ни слова.

Диего снова потянулся к кружке и, сделав несколько глотков, начал рассказывать Густаву о плане высадки пуритан, которые уже собирали пожитки в трюме. Разговор зашел о Саре Стоунхам.

– Она внизу вместе со своим братом-священником, – произнес Диего, скривив рот, как от горького пива. – Там ей и место. Знаешь, при виде этой мисс у меня по спине бегут мурашки. Ты когда-нибудь обращал внимание на ее глаза, Густав? Создается впечатление, что она вроде здесь, а вроде бы ее здесь нет и она витает где-то далеко.

– Я считаю, что она настоящая леди, – задумчиво сказал кок.

Диего покрутил пальцем у виска и покачал головой.

– У меня была сестра, которая стала вести себя так же, когда застукала мужа на пирушке с другими женщинами. Она умерла, – прямо заявил он.

Густав немного поразмыслил над словами Диего и решил уточнить:

– Она умерла из-за того, что ее муж кувыркался под одеялами с другими женщинами?

Диего внимательно посмотрел на кока.

– И да, и нет. Что-то щелкнуло у нее в голове, и она уже никогда не стала прежней. Моя сестра тоже была леди. Еще вчера с ней все было хорошо, а сегодня – бац! – он прищелкнул пальцами. – Это было ужасно. Ее муж рыдал в течение одиннадцати дней. Каждый день он плакал с очередным ребенком. У них было одиннадцать детей, – объяснил он Густаву.

Старому коку вдруг стало не по себе. Мисс Стоунхам казалась настоящей леди, но и Диего вроде бы знал, что говорил. Густав испытующе поглядел на испанца и спросил:

– Твоя сестра когда-нибудь совершала странные поступки, ходила в странные места и… ну, понимаешь… вела себя так, как настоящие леди никогда не поступают?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, например, ходила ли она ночью с фонарем в места, где темно и полно крыс?

– А я-то думал, что это кофе… – удивленно протянул Диего, заглядывая на дно кружки. – Я же сказал тебе: моя сестра была леди. Ни одна леди, рехнулась она или нет, не сделает ничего подобного. Да ты просто негодяй, Густав, раз мог подумать, что моя сестра способна на такое. Держу пари, ты снова разбавил кофе ромом, так?

– Я всего лишь спросил, – стал оправдываться кок. – Я не имел в виду твою сестру, когда спрашивал об этом. Мне только хотелось узнать, могут ли женщины поступать так. Я бы никогда не сказал ничего плохого о твоей сестре. Если ты говоришь, что она была леди, значит, так оно и было.

– Черт побери, это правда! К тому же она была хорошей матерью! – Диего бросил испепеляющий взгляд в сторону Густава, передал ему кружку и принялся переобувать ботинки.

Кок долго сидел молча. Известно, что женщины всегда делают из мужчин дураков. Он с подозрением взглянул на приятеля: заметил ли Диего, что из кока Густав превратился в дурака? Вроде бы нет. Густав встал и направился к камбузу, насвистывая какую-то мелодию. Первую возможность он упустил, но теперь еще раз заглянет в недра корабля. Не повредит еще раз осмотреть то место.

* * *

В самом отдаленном месте трюма Рэн и Малькольм томились в ожидании. Судно не двигалось. Медленное покачивание волн говорило, что корабль либо стал на якорь, либо его заштилило.

По щекам Рэн текли слезы. До земли оставался всего лишь день пути, когда Сара заманила ее в это адское место. «Морская Сирена», наверное, уже вошла в порт, а Рэн теперь сгниет в этой вонючей темнице. Она умрет вместе с мужчиной, который ненавидит ее больше всего на свете, погибнет – связанная, с заткнутым ртом, – как угодившее в капкан животное…

А на палубе Сара готовилась к высадке. Пуритане, с которыми она не была знакома, стояли рядом и наблюдали, как, рассекая прибрежные волны, судовая шлюпка повернула назад к кораблю за последними пассажирами.

Все мысли Сары занимали узники, закрытые в трюме. Она искала в себе мужество, чтобы спуститься вниз и отодвинуть засов перед тем, как покинуть корабль. Никто не обращал на нее внимания, все взгляды были устремлены на медленно приближающуюся шлюпку. Тело Сары сковало от страха, по спине бегали мурашки. Если она хочет отпереть дверь, нужно сделать это сейчас, чтобы успеть вернуться на палубу до прихода последней шлюпки. Сару приводила в ужас сама мысль остаться на пустом корабле наедине с освобожденным, наполовину безумным Малькольмом.

Она сделала шаг назад, потом другой и стремительно бросилась к люку, ведущему в трюм. Быстро спустившись по трапу, она в кромешной тьме направилась к запертой камере. Сара уже сотни раз мысленно проделывала этот путь. Ее руки нашли знакомые контуры двери, нащупали засов, как пальцы слепого ищут оброненную монетку. Затаив дыхание, Сара беззвучно отодвинула холодную полосу металла и сразу же почувствовала облегчение. Она сделала это! Она их освободила. Они могут выйти из своей клетки, когда пожелают. Она не умертвила их, не убила отца своего ребенка. Она подарила им свободу!

Сара осторожно направилась к люку, стараясь не наступить на крыс, снующих под ногами.

* * *

Несколькими часами позже Рэн захотела переменить положение и вытянуть ноги, потому что все тело затекло. Должно быть, Малькольм услышал, как она зашевелилась, так как двинулся в ее сторону. Рэн съежилась от страха, но почувствовала, что он развязывает ее путы. Малькольм ослабил повязку, удерживающую кляп, и девушка выплюнула грязную тряпку. У Рэн пересохло в горле, а во рту ощущался отвратительный привкус.

– Не прикасайся ко мне, Малькольм, – с трудом прохрипела Рэн.

– Нужна ты мне больно! – огрызнулся он. – Я не собираюсь расходовать силы на почти мертвую женщину.

Правда, заключавшаяся в его словах, вызвала в девушке злость.

– Дверь, – яростно прошипела она, – черт бы тебя побрал, Малькольм, проверь дверь. Стучи в нее! Неужели ты не понимаешь, что мы сгнием здесь?

– Мы дождемся Фаррингтона. И не вздумай кричать! Прежде чем ты успеешь произнести хотя бы звук, эта тряпка снова окажется у тебя во рту.

Рэн замотала головой, забыв, что он не видит ее в темноте.

– Ты поняла меня? – громко произнес Уэзерли, вцепившись в плечо девушки.

– Да… поняла… А ты, кажется, не понимаешь, Малькольм, что мы вошли в порт. Когда меня бросили сюда, до земли оставалось день-два пути. Мы в ловушке! В ловушке! Лорд Фаррингтон не вернется за тобой и никогда не найдет меня!

Уэзерли был поражен словами Рэн. Она ведь права! Фаррингтон предпочтет видеть его скорее мертвым, чем живым, чтобы завладеть всеми драгоценными камнями.

Рэн с трудом поднялась на ноги, растирая занемевшие запястья, и пошла вдоль камеры, вытянув перед собой руки.

– Черт возьми, Малькольм, помоги мне отыскать дверь! Вставай и ищи ее! Стучи! На борту корабля всегда остается часовой – он может услышать нас!

– Еще одно слово – и я придушу тебя! – предупредил Малькольм.

Рэн нащупала дверь, а затем щель между дверью и стеной. Кончиками пальцев она ощутила дуновение прохладного ветерка и принялась колотить в дверь кулаками, но кричать не могла: сильно болело горло.

До Малькольма дошло, что она делает, и он бросился к девушке, чтобы унять ее истерику. Вдруг дверь бесшумно распахнулась. Оба – и Малькольм, и Рэн – упали назад, широко открыв рот от удивления.

– О Боже! Дверь была открыта, – в шоке прошептал Уэзерли. – Все это время дверь был открыта…

Рэн обхватила голову руками. Оказывается, она провела чуть ли не вечность рядом с Малькольмом, а все это время выход был свободен! Сара никогда не запирала дверь!

– Мы свободны? – изумленно спросила Рэн.

– Умолкни! – приказал Малькольм. – Мы свободны. Остается только выйти отсюда.

– Позволь мне уйти! Пожалуйста, позволь! – стала умолять девушка, пытаясь вырваться из его цепких рук.

– Не так быстро, пташечка. Ты мне еще пригодишься. Но не бойся: мы выйдем отсюда вместе.

– Когда? Когда мы можем уйти? Пожалуйста, отпусти меня!

– Заткнись! – рявкнул Уэзерли; швырнув Рэн на пол, он навалился на нее всем телом и зажал рот рукой. Потом свободной рукой пошарил по полу и нашел то, что искал. Он снова связал ее и засунул в рот кляп.

Глаза Рэн сверкали от ярости, она отбивалась от Малькольма ногами.

– Еще раз так сделаешь – я оставлю тебя здесь и запру дверь!

Рэн сразу же замолчала, испугавшись, что он осуществит угрозу.

– Мне нужно забрать у Фаррингтона драгоценности и немного денег на карманные расходы, тогда я смогу устроить свою жизнь, – делился планами Малькольм. – А за тебя, моя маленькая птичка, заплатят хороший выкуп. Сара сказала, что твой брат – капитан этого корабля.

По щекам Рэн потекли слезы. Она проиграла и осталась совсем одна. Калеб не даст за нее ни гроша. Ему сейчас не до нее: у него есть Сара и будущий ребенок…

– Интересно, во сколько тебя оценит твой брат? – продолжал Малькольм. – Я пойду наверх, выясню, как обстоят дела, посмотрю, смогу ли найти еду и воду, и вернусь за тобой.

Он повернулся и исчез за дверью. Через несколько минут Уэзерли уже карабкался по трапу к люку, который приподнял очень осторожно. Он несколько раз глубоко вдохнул свежий воздух и почувствовал сильное головокружение.

Солнце уже клонилось к закату. На палубе никого не было видно. До наступления темноты оставалось около часа.

Уэзерли заметил двухместный ялик, который висел на канате у правого борта. Он решил, что заберет Рэн с собой и они уплывут на этой лодке вверх по реке. Как только девушка будет спрятана в безопасном месте, он сразу заявит о себе, разыщет капитана ван дер Риса и назовет свою цену. А потом устроится как король на одном из островов. Со временем люди научатся понимать, что он власть, сила, с которой необходимо считаться. За деньги можно купить все – красавец ты или урод.

Малькольм поднял голову. Темные облака закрыли лунный диск, и, воспользовавшись этим, Уэзерли стал пробираться к рулевой рубке. Он смеялся про себя. Глупый охранник наверняка уже напился до чертиков! Малькольм тихо подкрался сзади и напал на часового, схватив его за горло и сбив с ног. Он принялся колотить голову моряка о палубу, пока тот не затих. Этот человек был надолго выведен из строя, а когда он придет в себя, Малькольм и Рэн будут далеко, к тому же теперь Уэзерли был вооружен.

Малькольм заскочил на камбуз раздобыть какой-нибудь еды, а затем направился к ялику, который спустил на воду.

Удовлетворившись, что все идет по плану, Уэзерли расслабился и глубоко вздохнул. Несколько часов изнурительного плавания – и он будет далеко в верховьях реки. Он найдет надежное место, чтобы спрятать ялик, а потом отправится пешком в лес. Рэн придется держать связанной, чтобы не убежала. К следующей ночи он сможет вернуться в порт и потребовать выкуп за нее. Все получилось так, как он и рассчитывал.

* * *

Рэн не испытывала страха, но сходила с ума от бессилия. Теперь она знала, что Малькольм не убьет ее, зато вполне может поставить в такое положение, что лучше бы ей умереть. И Рэн ничего не могла поделать, что еще больше разъяряло ее. Когда Уэзерли открыл дверь, в глазах ее горела такая ненависть, что если бы взгляд мог убить, Малькольм уже упал бы замертво.

Он рывком поднял девушку на ноги и толкнул вперед. Рэн не сопротивлялась: не было никакого смысла действовать ему на нервы. Уэзерли вывел ее на палубу и подтолкнул к борту, за которым их ждал ялик.

– Вниз по трапу! – приказал он, развязывая ей руки. – Одно неверное движение – и ты станешь уродиной по сравнению со мной. Я иду следом! – зловеще добавил он.

Рэн потерла затекшие запястья и сделала, как было велено. Она почти задыхалась от кляпа во рту.

Малькольм, не теряя времени, оттолкнулся от корабля, стал грести, глубоко погружая весла в воду, и вмиг вспотел от усилий. С каждым взмахом весел Рэн проклинала его про себя. Боже, как же она его ненавидела! Надо было каким-то образом удрать от него, но такой возможности не подвернется, пока она связана, и Малькольм не спускает с нее своего единственного глаза. Как только Уэзерли бросил ее в ялик, он связал девушке не только руки, но и ноги. Если вдруг он взбесится и сбросит Рэн в воду, она умрет в считанные секунды. Самое лучшее сейчас – лежать тихо и ни в коем случае не злить его.

Рэн расслабилась и как наяву увидела лицо Калеба. Как хорошо ей было тогда лежать в изгибе его руки… Каким нежным и страстным он был… А она повела себя как дура. Нужно было бороться с Сарой и отстаивать свои права. Вместо этого Рэн попросту сбежала, самоустранилась, а надо было пойти к Калебу, открыть ему душу; он бы выслушал и понял ее. Теперь же он потерян навсегда. Калеб женится на Саре, потому что она беременна, и часть жизни Рэн закончится. Она никогда уже так не полюбит, как любила Калеба. Он был ее судьбой. Сирена это понимала, и сама Рэн это знала. Почему же Калеб отвернулся от нее? Ведь говорил, что они половинки одного целого…

* * *

Стоя у свежевырытой могилы, Калеб устремил взор на свой корабль, стоявший на якоре. Его вдруг охватило такое чувство, что если он напряжет зрение, то сможет рассмотреть Рэн. Обозвав себя идиотом, капитан сосредоточил внимание на печальной церемонии.

Обри, лорд Фаррингтон, отправлялся в последний путь. Калеб настоял, чтобы его похоронили на земле, потому что знал, как старик не любил моря. На похоронах присутствовала вся команда. Матросы, склонив головы, ждали, пока капитан подберет нужные слова.

Прочистив горло, Калеб просто произнес:

– Обри был моим другом. Единственный его грех заключался в том, что он слишком сильно любил жизнь и приключения, за это я прошу у Бога прощения от его имени.

Руки Калеба слегка дрожали, когда он бросил первую горсть земли в могилу старого друга. На глазах блеснули слезы, и капитан отвернулся, не в силах смотреть, как матросы засыпают жирной черной землей простой гроб.

– Простите, капитан, – печально произнес Густав, уважая горе Калеба, – мне все равно придется возвращаться на борт до увольнительной… Может быть, приготовить вам ужин? Питер сказал, что вы собираетесь ночевать на корабле.

– Я сам приготовлю себе ужин, Густав. Не утруждай себя. Лучше выпей с ребятами за упокой души Обри.

– Хорошо, капитан. Мы с Диего только проверим, как дела на «Морской Сирене», и присоединимся к остальным.

* * *

Судно плавно покачивалось в спокойных водах порта. Густав осторожно пробирался по палубе. Время от времени он бросал через плечо настороженные взгляды, хотя прекрасно знал, что никто не мог наблюдать за ним. На борту их было только трое: караульный Клод, Диего и он сам. Но кока не покидала ощущение, что кто-то смотрит на него из темноты.

Густав постоял минуту у поручней, наслаждаясь дуновениями свежего ветерка, играющего с его редкими седыми волосами. «Почему пожилые люди становятся такими ослами, когда видят хорошенькие девичьи лица?» – спрашивал он себя. Капитан живо вздернет его на рее, если в запертой камере что-нибудь обнаружится.

Дрожа от страха и волнения, Густав пошел в сторону люка в носовой части корабля. Его голые ноги беззвучно ступали по доскам палубы. Остановился он только раз, чтобы перевести дыхание, чувствуя, что невидимые глаза впиваются ему в спину. Кок насторожился, осмотрелся и ничего не заметил. Но ощущение не исчезало. Густав вздохнул и продолжил путь. Уже почти добравшись до камеры, он опять остановился.

– Кто здесь? – спросил Густав и чуть не подпрыгнул, услышав в ответ голос Диего:

– Какого черта ты делаешь в этой дыре?

Несмотря на сердитый голос испанца, Густав сразу же понял, что произошло что-то неприятное. Он поднял фонарь и заглянул в лицо друга.

– Нам придется плыть за капитаном, – мрачно проговорил Диего. – Я только что был в рулевой рубке и обнаружил Клода. Его ударили по голове, но он не видел, кто это был. И еще одно: пропал двухместный ялик. Мы никогда не используем его для высадки на берег. Ялик обычно висит по правому борту на непредвиденный случай.

У Густава зашевелились волосы на затылке. Диего посмотрел на дверь в камеру.

– А зачем тебя сюда занесло? – с любопытством спросил он.

Кок заколебался, но потом быстро объяснил, почему оказался здесь. Диего расширил глаза и покачал головой.

– Ты прав, друг: капитан без разговоров вздернет тебя на рее, чтобы другим неповадно было, – пробормотал он, следуя за Густавом. – Как насчет нескольких глотков, прежде чем открыть эту дверь? – предложил он, извлекая из-под мешковатой рубахи бутылку рома.

Густав с такой жадностью приник к бутылке, будто во рту у него не было ни капли влаги в течение нескольких месяцев. Бутылка вернулась к хозяину полупустой.

– Я же сказал – несколько глотков, а не половину бутылки! Знаешь, чего мне стоило раздобыть ее? – возмутился Диего, прикладывая бутылку к губам и приканчивая ее. Затем он взял кусок крепкой доски и пояснил коку:

– Человек должен быть готов к любым неожиданностям.

Густав нервно вытер вспотевшие ладони о штаны.

– Давай побыстрее покончим с этим. Я отодвину засов, а ты войдешь первым, прикрыв себя доской, как щитом. Я пойду следом за тобой и буду высоко держать фонарь.

– Почему всегда, когда ты попадаешь в какое-нибудь дерьмо, именно я тебя вытаскиваю из него или иду первым, чтобы тебя не забили до смерти? – проворчал Диего.

Кок затаил дыхание и отодвинул засов.

– Это потому, что ты мой друг и я вытащил тебя из кишащего акулами моря, когда ты еще мочился в штаны, – шепотом ответил кок.

– Так это было тридцать лет назад! С тех пор я сполна оплатил свой долг, – фыркнул Диего, заходя в вонючую комнату.

Густав вошел следом.

– Сукин сын! Я так и знал, так и знал… – он поднял повыше фонарь, освещая темные углы пустой камеры.

* * *

Простая церемония похорон завершилась, настроение у Калеба было отвратительным. Все матросы разошлись, и капитану ничего не оставалось делать, как вернуться на корабль. Он знал, что будет чувствовать себя лучше, если ввяжется в какую-нибудь драку и позволит избить себя до полусмерти. Он жив, а Обри уже никогда не встанет из могилы. Глаза Калеба дико блеснули, когда он посмотрел на холмик мягкой земли, а потом перевел взгляд на Питера, который переминался с ноги на ногу рядом.

– Все мы смертны, – пробормотал первый помощник.

Он тоже оплакивал веселого картежника, с которым часто подолгу беседовал, которого искренне полюбил, как, впрочем, и все члены команды. Смерть всегда заставляет страдать оставшихся в живых. Питер никогда прежде не видел капитана в таком состоянии и сердцем чувствовал, что он больше горюет по Рэн, чем по Фаррингтону. Сегодня должны были хоронить два тела, поэтому Калеб оплакивал сразу двоих.

Питер отошел в сторону. Он не хотел мешать Калебу и не знал, как себя вести, но не мог оставить капитана одного. Питер решил пожертвовать увольнительной и возвратиться на «Морскую Сирену» вместе с капитаном и Лидией, которую из-за разрыва с мужем не принимали в обществе пуритан. Они чем-нибудь поужинают, выпьют немного рома, и после хорошего сна капитан почувствует себя лучше. По крайней мере, Питер надеялся на это.

– Пойдемте, капитан, – ласково сказала Лидия. – Пора на корабль. День был очень длинный, и все мы понесли тяжелую утрату.

Осторожно, словно боясь испугать его, она взяла Калеба за руку, а Питер – за другую. Они вернулись в порт и сели в шлюпку. Вокруг было тихо, ни один звук не нарушал тишину июньской ночи.

Поднявшись на борт, Калеб очень удивился, увидев Густава и Диего. Обветренное лицо кока было мрачным, старик явно нервничал.

– Что тебя беспокоит, Густав? – спросил Калеб. – Надеюсь, ты не спалил камбуз?

Поглядывая для поддержки на Диего, Густав поведал капитану о случае с Сарой и запертой камерой, о сегодняшнем нападении на Клода и о пропавшем ялике.

Через несколько минут Калеб, Лидия и Питер уже были рядом с Клодом, который лежал на своей койке. Лидия тут же начала хлопотать вокруг раненого. В ее распоряжении были вода, чистые полотенца и коробка с лекарствами. Калеб и Питер предложили женщине свою помощь.

– Думаю, – строго сказала она, – будет лучше, если вы оставите меня одну, – голос ее был ласковым, но твердым. – А еще лучше, если сходите на камбуз и посмотрите, не осталось ли там немного бульона; если нет – приготовьте его.

Это был уже приказ. Калеб и Питер переглянулись, пожали плечами и поплелись на камбуз.

Питер недоумевал: женщина отдает приказы, а двое мужчин должны их исполнять! Капитан и первый помощник не готовят бульон на камбузе. Этим занимается кок. Куда, черт возьми, подевался Густав? Ах да! Капитан сам отправил его и Диего в увольнительную на берег. Быстро же они убрались с глаз долой после рассказа о запертой камере! Итак, придется варить бульон, а может, еще и сладкое…

На камбузе Калеб взял инициативу на себя и решительно принялся за дело.

– Прошу прощения, капитан, но у этой воды рыбный привкус. Думаю, нужно было обрезать с костей мясо, вытереть его, а потом уж готовить, – через некоторое время заметил Питер.

– Я так и сделал! – воинственно заявил Калеб; его лоб и верхняя губа покрылись мелкими капельками пота.

– Скажу со всем уважением, капитан: если пациент выпьет ваш бульон, он может и не поправиться. Никогда в жизни не пробовал ничего отвратительнее. Еще хуже пойла Густава!

– И что ты предлагаешь? – спросил Калеб.

– Я не кок, да и вы тоже. Наверное, нам лучше выпить и как следует обдумать это дело. Может быть, бульон станет вкуснее, если его дольше варить? – предположил Питер, откупоривая бутылку рома. – Густав все варит с рассвета до заката, – вдруг его лицо потемнело, – вот еще что, капитан… Если вы испортите этот бульон, мисс Лидия обвинит во всем меня, – он сделал большой глоток и продолжил: – Я уже давно положил на нее глаз, и что бы вы ни натворили здесь, на камбузе, все обернется против меня. Добавьте немного рома, – предложил он, передавая бутылку Калебу.

– Так вот в чем тут дело! – обрадовался Калеб, добавляя в котелок порцию рома.

– Лей, капитан, не жалей! – подбадривал Питер, наклоняя бутылку отяжелевшей рукой. – Да, в этом-то все и дело. Она красивая женщина и будет прекрасно смотреться здесь, – он указал на изгиб своей руки. – Если женщина не подходит сюда, значит, это не моя женщина, – он решительно замотал головой.

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – Калеб вспомнил, как хорошо подходила Рэн к его руке и как приятна была ее близость.

Он хлебнул рома, добавил еще порцию в закипевший бульон и передал бутылку Питеру. Пока тот приканчивал первую бутылку, Калеб открыл еще две.

– Одна для тебя, другая для меня, – Питер пьяно икнул.

– Только не думай, что свою я вылью в котелок! – возмутился Калеб.

– Ты капитан, а я всего лишь первый помощник. Высший чин всегда наполняет котелок, – ухмыльнулся Питер.

– Кто это тебе сказал? – недоверчиво спросил Калеб.

– Густав, кто же еще! – не моргнув глазом соврал Питер, поднося бутылку к губам и промахиваясь.

Он громко выругался, вытирая мокрую грудь.

– Кажется, ты прав, – пьяно согласился Калеб, щедро подливая ром в котелок. – Ты прав: я капитан этого корабля.

– И чертовски хороший капитан! Ты единственный капитан, который умеет варить бульон. Даже этот чертов кок не знает, как варить! – весело рассмеялся Питер.

– Знаю, и мне, черт возьми, стыдно перед матросами. Они ожидают хорошей еды, а мы жрем какие-то помои. Я закупаю лучшие продукты, а Густав все портит. Но сегодня наконец-то у нас будет праздничный ужин.

Оба уставились в котел.

– Я думал, что мы варим бульон для караульного… А почему у тебя слезятся глаза, капитан? – спросил Питер, поднимая голову от котелка, из которого валил пар с сильным запахом.

– Если б я знал, черт возьми! Может быть, от лука, что я положил туда? – ответил Калеб, вытирая глаза.

– То был не лук, а картошка. Лук у Густава закончился еще несколько дней назад, – Питер откупорил еще одну бутылку рома и передал ее Калебу. – Это в бульон. Ты капитан и не должен выливать свою порцию в котел.

– Я тоже так считаю, – довольно согласился Калеб, отправляя в котел содержимое третьей бутылки. – Ну, теперь у нас хватит еды на целую армию! От души поедим сегодня вечером.

– Ты хороший человек, капитан, хотя сначала плохо обошелся с теми… ну… верующими на борту.

– Знаю… Я не мог выносить их, – доверительно зашептал Калеб. – От них были одни неприятности, а теперь ты говоришь мне, что строишь планы насчет жены священника. Вопрос в том, строит ли жена священника планы насчет тебя? – захихикал он, размахивая в воздухе бутылкой и чуть не задев голову Питера.

Первый помощник глубокомысленно кивнул.

– Она смотрит на меня, а потом опускает глаза.

– Это означает, что ты ей нравишься, – объяснил Калеб. – В этом деле можешь положиться на меня!

Увидев подозрительный взгляд Питера, он расхохотался.

– Даже мой отец сказал, что в этом деле у меня большой опыт.

Питер снова кивнул.

– Бутылка пуста! – объявил Калеб и швырнул ее через весь камбуз.

Питер рассмеялся, когда в разные стороны брызнули осколки.

– Ты разбил ее, а Густав ходит по камбузу босиком. Теперь тебе придется убирать.

– Я капитан! – взревел Калеб. – Мои обязанности заключаются в следующем: я управляю кораблем и варю бульон. Так что тебе придется поработать шваброй.

– Вроде звучит справедливо, – Питер склонился над котелком и отскочил назад, закрыв лицо руками. – Капитан, кажется, ты слегка перебавил рома!

– Как ты можешь так говорить! Слишком много – еще не значит, что достаточно. Если ты беспокоишься из-за того, что пары затыкают твой нос и обжигают горло, – это ерунда. Это способ приготовления. Смотри, какой он становится густой, наш бульон…

Калеб отошел от плиты и… рухнул как подкошенный.

Через два часа, когда пациент уснул, Лидия пошла на камбуз проверить, как там справляются Питер и капитан.

Резкий запах, исходящий из котла на плите, заставил ее попятиться назад. Она осторожно заглянула в дверь: Калеб лежал на полу и громко храпел, в одной руке он держал бутылку из-под рома; Питер старался – хотя и безуспешно – собрать шваброй осколки стекла. Делал он это с отвращением, одновременно прихлебывая из бутылки.

– Чем вы тут занимались? Кто устроил такой беспорядок? Кто будет здесь убирать? – громко и сердито спросила Лидия.

Питер уронил бутылку и швабру и зажал уши руками.

– Что ты кричишь? Мало того, что я не могу открыть глаза от этого чертового пара, так ты еще хочешь сделать меня глухим? Не смотри на меня так, будто я устроил этот погром! – Питер ухмыльнулся, указывая дрожащим пальцем на распростертого на полу капитана. – Он делал то, что ты приказала, а я всего лишь наблюдал. Думаю, что это будет самый лучший чертов бульон, который мы когда-нибудь ели… Жаль, что он его не попробует…

Питер сделал шаг, затем другой – к благоухающему ромом котелку – и растянулся на полу. Камбуз сотряс мощный, раскатистый храп.

Лидия беспомощно всплеснула руками. Но, в конце концов, что она теряет? Не переставая утирать слезящиеся глаза, женщина налила щедрую порцию бульона для своего пациента. Либо это его убьет, либо исцелит. Если сам капитан приготовил это варево, то наверняка оно чего-нибудь да стоит.

На взгляд и запах «бульон» очень напоминал чистый, неразбавленный ром.

* * *

Калеб метался в беспокойном пьяном сне на той самой кровати, на которой спал вместе с Рэн, когда у нее была лихорадка. В мучительных видениях он слышал ее крик: «Калеб, помоги мне!»

* * *

Рэн забылась в тревожном сне, в котором к ней опять приходил Калеб. Через несколько часов Малькольм грубо растолкал ее и поставил на ноги. Он ослабил путы, и Рэн негромко застонала, ощутив, как по венам хлынула кровь. Девушку вовсе не утешало, что теперь ее ноги стоят на твердой земле. Она оглянулась по сторонам, но во тьме увидела только черные, похожие на призраки деревья. Она обнаружила, что стоит в скользкой грязи, доходящей до лодыжек. Не было никакой возможности скрыться от Уэзерли. Куда бежать в этой непроглядной ночи?

Малькольм толкнул ее вперед и сделал вид, что осматривается вокруг.

«Если я не могу ничего увидеть в темноте, то что может разглядеть он единственным глазом?» – со злостью подумала Рэн. Она уже хотела сказать об этом вслух, но передумала, решив не испытывать судьбу.

– Я очень хочу есть, и тебе, черт возьми, лучше меня накормить, – прошипела она. – Если ты рассчитываешь получить у капитана ван дер Риса хороший выкуп за меня, я должна быть сытой и здоровой, иначе цена упадет.

– Заткнись! – прорычал Малькольм. – Иди вон к тому дереву. Привяжу тебя к нему за талию. Ты сможешь шевелить руками и ногами, но если ты не закроешь рот, мне придется снова заткнуть его кляпом.

– Ты хочешь, чтобы я замолчала? Хорошо. Но прежде я скажу, что ты, без сомнения, самый настоящий сукин сын! – Рэн сразу почувствовала себя лучше, высказав свое мнение.

Уэзерли пропустил мимо ушей ее слова и потащил девушку к дереву.

– Я не собираюсь повторять! Это последнее предупреждение. Если мне придется заткнуть твой ротик кляпом, значит, ты не получишь еды. Мне все равно, умрешь ты или нет. Я получу выкуп с твоего брата в любом случае. Голландцы любят погребать тела…

Малькольм проверил узлы на веревке, которой привязал Рэн к дереву, остался доволен и передал девушке кусок хлеба с сыром.

– Это твоя еда до завтрашнего вечера, так что лучше растяни удовольствие, – холодно заметил он, рывком затягивая веревку, которая вонзилась Рэн в ребра, но девушка даже не поморщилась.

Рэн откусила кусок скверно пахнущего сыра и проглотила. Пожалуй, она съест хлеб и сыр сейчас: вдруг Уэзерлит через какое-то время придет в голову идея убить ее? Рэн обеспокоило замечание Малькольма о том, что голландцы любят хоронить тела. Если ей суждено умереть, то лучше сделать это на более-менее сытый желудок.

Рэн бросила взгляд на небо. Скоро рассвет. И что будет дальше? Уэзерли бросит ее здесь, привязанной к дереву? Конечно, он так и сделает, у него нет выбора. Он отправится вниз по реке, разыщет Калеба и потребует выкуп. Значит, ей придется провести весь день у этого проклятого дерева. Рэн уже чувствовала, как туго затянута веревка вокруг ее талии. Жаль, что на ней так мало надето: лишняя одежда могла бы защитить тело от жжения, которое уже давало о себе знать. Да и долго находиться в неподвижности было серьезным испытанием для Рэн: она от рождения была непоседой.

Малькольм пытался развести небольшой костерок под раскидистыми ветвями деревьев, но делал это больше для света, чем для тепла. Стоял июнь, было тепло, и усыпанное незнакомыми звездами черное бархатистое небо не предвещало дождя.

Когда костер разгорелся, Уэзерли присел на корточки немного в стороне и осмотрелся кругом. «Хорошее место, – подумал он. – Достаточно далеко от воды, чтобы нас могли заметить с проплывающей мимо лодки. Леса здесь густые и скроют нас от наблюдательных глаз».

Скоро он начнет переговоры с ван дер Рисом и разыщет Фаррингтона. А сейчас необходимо как следует выспаться, чтобы восстановить силы.

Малькольм знал, что ему потребуется хорошая физическая форма и изрядное мужество, чтобы предстать перед таким внушительным человеком, как Калеб ван дер Рис.

ГЛАВА 19

Оставив Питера и Лидию ухаживать за раненым, Калеб высадился на берег, чтобы нанести короткий визит в укрепленное поселение Сейбрук-Таун, расположенное в устье реки Коннектикут, в самом центре территории индейцев племени пикотов. Из-за тяжелого похмелья – результата прошедшей ночи – Калеб покинул корабль ближе к вечеру. Огромный золотой шар быстро спускался на густые зеленые кроны деревьев на западе, когда по утоптанной пыльной дороге капитан вошел в форт и направился к конторе своей компании, известной в Новом Свете как Голландская Вест-Индская компания.

Калеб уже бывал в Сейбруке, когда два года назад приезжал договариваться о поставках табака сорта «Империал» из Вирджинии. С тех пор поселение заметно преобразилось: в стенах форта теперь проживало несколько сотен человек – в основном купцы и ремесленники; в окрестностях Сейбрука появились фермы; широкая полоса леса, окружавшая форт, была начисто вырублена на случай внезапного нападения индейцев.

Калеб тихо открыл грубую деревянную дверь в контору компании и сразу же понял: что-то случилось, притом очень плохое. Контора была грязной и пустой. На гвозде, вбитом в стену, висела ободранная по краям карта, в углу валялся фонарь, в котором кончилось масло. На единственном стуле пьяно развалился какой-то мужчина, которого Калеб никогда прежде не видел. Он сидел положив ноги на ветхий стол и громко храпел.

Калеб взял ноги мужчины, обутые в мокасины, и сбросил их на пол. Он был вне себя от гнева. Неужели всему в этом плавании суждено пойти прахом? Он вновь ощутил тяжесть в груди и вспомнил о Рэн и Обри.

– Что… кто? – пробормотал мужчина, пытаясь сообразить, что происходит.

– Как, тысяча чертей, это называется?! – заорал Калеб. – Ты позор для компании! Где Галт?

– А ты, черт возьми, кто такой, чтобы спрашивать? – сердито сказал мужчина, тыльной стороной ладони вытирая мокрый рот.

– Я капитан Калеб ван дер Рис. Я прибыл сюда, чтобы получить отчет и забрать меха и табак обратным рейсом в Англию. Где вы храните товары? Но сначала скажи мне, где Галт, и объясни весь этот бардак!

Мужчина чувствовал себя не лучшим образом. Он знал, что рано или поздно настанет день, когда придется держать ответ, но не был готов к этому. Человек, который сейчас стоял перед ним, не походил на того, кто станет выслушивать объяснения и принимать извинения. Но почему, в конце концов, он должен оправдываться? Его зарплату уже задержали на месяц, и он ничем не обязан этому разъяренному капитану.

– Я жду, – сквозь стиснутые зубы процедил Калеб, борясь с искушением ударить неряшливого человека.

– Меня зовут Конрад. Галт умер месяц назад: на него напал небольшой отряд индейцев. Меха разграбили, склад опустошили. Если вы думаете, что я пойду разбираться в лагерь индейцев, чтобы меня убили, а ваши ублюдки-бюргеры богатели, то ошибаетесь! Этот набег назревал уже давно. Индейцы стащили все, что могли унести. Они разворовали склады и даже забрали с собой двух женщин!

– Почему? – зарычал Калеб, вспоминая о добрососедских отношениях между краснокожими и белыми, который существовали два года назад.

– А я, черт побери, почем знаю? Кому известно, почему индейцы это делают? Они же дикари и не могут думать как разумные люди, – проворчал Конрад, избегая смотреть Калебу в глаза.

– Я задал вопрос и ожидаю ответа! – Калеб схватил Конрада за шиворот и поставил на ноги, с презрением глядя в глаза старика.

Конрад вдруг почувствовал уважение к решительному капитану. Он был первым белым человеком после бездомного иезуитского священника, что иногда проходил через Сейбрук к долине реки Гудзон, который допустил, что у индейцев есть причины для недовольства. Конрад понимал, почему все были настроены против индейцев. Поселенцы присвоили земли, принадлежащие племени, согнали с них индейцев и, уверенные в своей правоте, самоотверженно защищали их, постоянно живя под угрозой нападения. Этой причины для белых было достаточно, чтобы ненавидеть краснокожих.

И сейчас, когда Калеб спрашивал, почему индейцы выступили против белых, Конрад решил, что он заслуживает ответа.

– Хорошо, капитан ван дер Рис, я скажу, почему между белыми и краснокожими так испортились отношения. Предупреждаю: ответ вам может не понравиться. Во всем виновата Голландская Вест-Индская компания, – Конрад с отвращением скривился и провел рукой по волосам. – Да-да, виноваты мы, практичные голландцы, с нашим «христианским» подходом к аборигенам.

Калеб слушал почти протрезвевшего Конрада, и перед ним начала вырисовываться правдивая, но безрадостная картина.

Впервые прибыв в Новый Свет, компания установила дружеские отношения с индейцами и сумела основать базу в прекрасной гавани у острова Манхэттэн. За сравнительно короткое время процветающая колония Новые Нидерланды со столицей Нью-Амстердам стала одной из самых мощных в Новом Свете. Но два года назад – почти сразу после последнего плавания Калеба в Америку – некий Уотер ван Твиллер был смещен с поста губернатора Новых Нидерландов и местного управляющего компании за недобросовестное исполнение обязанностей. Его место занял человек по имени Уильям Кифт, который оказался более крупным вором и еще худшим управляющим, чем ван Твиллер. Суть торговых отношений нового губернатора с индейцами заключалась в следующем: он вымогал у них «налоги» зерном, украшениями и мехами за якобы предоставляемую защиту.

– Теперь вы понимаете, почему индейцы унесли назад меха и опустошили зернохранилища, – подвел итог Конрад. – Они украли все, чтобы передать этому жирному вору. Я не друг индейцев, но им нужно как-то жить! Это же шантаж чистой воды! Плати – иначе тебя уничтожат. Именно так поставил вопрос наш скромный губернатор.

Калеб покачал головой, пытаясь осмыслить услышанное.

– Индейцы честно добывают пушных зверей, продают меха компании, а затем вынуждены отдавать свой доход Кифту в Нью-Амстердам. Их женщины и дети голодают, и я не виню их за то, что они вынуждены воровать. Мне больно видеть, как индейцы приходят сюда просить еду для своих детей. И если у меня что-нибудь есть, ей-богу, я все отдаю им! И пусть катятся к черту все ваши разодетые бюргеры в Голландии, которые только и ждут получения прибыли. Заплатите мне мое жалование – и место ваше, – заявил Конрад. – Добро пожаловать!

– Кто уполномочил Кифта взимать эти налоги?

– А я почем знаю? – усмехнулся Конрад. – Губернатор не считает нужным делиться со мной своими соображениями. Итак, если вы заплатите, что мне причитается, я передам вам документы.

Калеб отсчитал деньги, лицо его побагровело от гнева. Завтра же он найдет замену Конраду, а затем нанесет неожиданный визит губернатору.

Конрад взял деньги, нырнул под стол, достал оттуда маленький сейф с кипой бумаг по делам фактории[11] и вручил его Калебу, который решил, что просмотрит документы позже, на корабле. Сейчас ему нужно было подумать, как действовать дальше.

Во время своего первого визита в Америку Калеб повел себя мудро. Он установил дружеские связи с вождем племени пикотов и выкурил в знак согласия трубку мира с членами его совета. Их отношения стали настолько теплыми, что, когда Калеб уезжал, вождь предложил ему щедрый подарок – молодую девушку-индеанку. Калебу пришлось очень тактично отказаться и, хитро подмигнув старому вождю, быстро отчалить под слезы Дикого Цветка.

Сейчас же ему рассказали, что пикоты взбунтовались и взяли в заложницы женщин, изъяли свои собственные меха – меха, которые предназначались богатым элегантным леди в Европе. Что-то, помимо налогов, повлияло на решение старого вождя. Тот говорил Калебу, что он мирный человек и хочет дожить свои дни в родной деревне, наблюдая, как молодые индейцы превращаются в настоящих мужчин. Калеб вздрогнул, вспомнив, как однажды слышал, что жители Нью-Амстердама использовали отрубленные головы индейцев для ужасной игры в кикбол на пыльных улицах города. Вождь пикотов тогда с грустью заметил: «Ваш губернатор искренне смеялся. Мы не пошли войной, но отвернулись от него. Посади собаку на цепь или загони в угол – рано или поздно она укусит». Это были единственные угрожающие слова, произнесенные вождем. Неужели прошли те мирные времена? Готовятся ли индейцы к новому нападению? Неужели поведут войну с плохо вооруженными колонистами?

Сейчас самой главной проблемой была компания. Бюргеры заявили Ригану, что хотят видеть Новые Нидерланды самой мощной и богатой колонией во всем Новом Свете и не согласятся на меньшее. Риган послал сына организовать все на месте, и Калеб выполнил приказ, а теперь все достигнутое ранее рухнуло.

Сначала Калеб решил встретиться с губернатором, а затем отправиться вверх по реке – в селение пикотов. Он содрогнулся при мысли об отступниках-индейцах с их смертоносными луками и стрелами. Рука капитана непроизвольно коснулась густых, черных как смоль волос. Он пойдет к индейцам с миром и, если потребуется, возьмет с собой белый флаг с эмблемой компании. Жаль, что он не сможет взять с собой голову мертвого губернатора Кифта, насаженную на копье.

Когда Калеб закрыл за собой дверь, неся на плече сейф с документами, Сейбрук уже окутала темнота. Тут и там разгорались костры, около которых суетились женщины, приготавливая ужин.

Калеб увидел, как Баском ведет своих прихожан к центру поселка (там горел самый большой костер), чтобы помолиться перед ужином. Капитан нахмурился, увидев Сару, идущую рядом с матерью. Он почувствовал легкие угрызения совести, но это длилось недолго, стоило ему только вспомнить, что ложь Сары подтолкнула Рэн покончить с жизнью.

Калеба снова пронзило острое чувство утраты. Рэн… Он был так одинок, горе давило на его плечи тяжким грузом. Как же он будет жить без нее?

Ноги сами привели Калеба к ялику, на котором он собирался вернуться на корабль, но мысли его унеслись к тому дню, когда они с Рэн в последний раз остались наедине и признались друг другу в любви. Как могла она поверить, что Сара носит его ребенка? Калебу вдруг стало стыдно. Если бы он не зарекомендовал себя как бабник и держался бы от Сары подальше, все было бы хорошо. А теперь Рэн потеряна для него навсегда. Калеб понимал это умом, но сердце не желало его слушать.

ГЛАВА 20

Сразу после восхода солнца, когда только начали просыпаться «жаворонки» Сейбрука, Калеб причалил к берегу и, обойдя с тыла простое строение конторы компании, направился к конюшне. Бросив беглый взгляд на тощих неухоженных лошадей, он почувствовал презрение к Конраду за дурное обращение с собственностью компании.

Калеб напоил и накормил трех лошадей, затем выбрал себе одну, которая могла, как ему показалось, без особых осложнений доскакать до Нью-Амстердама. Оседлав животное, Калеб вывел его из конюшни и окликнул маленького мальчика, который играл на улице. Порывшись в карманах, он нашел несколько монет и отдал ребенку. Калеб попросил его вычистить остальных лошадей и провести их вокруг конюшни для разминки.

Мальчуган, которого звали Сэмми, очень обрадовался монетам и согласно закивал головой, разглядывая высокого господина в начищенных сапогах.

– Я только пойду предупредить маму и папу и отдам деньги. Можно?

Калеб улыбнулся.

– Отлично, малыш. Если хорошо справишься, я возьму тебя на работу. Сколько тебе лет?

– Семь, сэр, но я достаточно большой и сильный для моего возраста! – воодушевленно воскликнул мальчик. – Могу я стать вашим конюхом? Мой папа научил меня ухаживать за лошадьми. А моя семья очень обрадуется, если я получу работу. Наши сбережения подошли к концу, а в лавке фермерам не дают товаров в кредит. Приказ губернатора, – Сэмми помрачнел и нахмурился.

Калеб в глубокой задумчивости переспросил:

– Приказ губернатора, говоришь?.. Можешь приступать к работе, Я нанимаю тебя – разумеется, с согласия твоей семьи. Когда вернусь, обговорим размер жалованья с твоим отцом.

Вот и еще один вопрос, который необходимо обсудить с губернатором: кто дал ему право отказывать фермерам в кредите?

Калеб вскочил в седло и направил лошадь вперед ласковой, но твердой рукой. Он обращался с животным так же уверенно, как управлял «Морской Сиреной». Лошадь охотно подчинилась всаднику и поскакала по хорошо утоптанной дороге. Оставив Сейбрук позади, Калеб повернул на запад и поехал вдоль берега залива. Взглянув на солнце, он определил, что доберется до парома еще до наступления темноты и переправится через реку на остров Манхэттэн.

На протяжении всего пути Калеб думал о Рэн. Временами ее облик так отчетливо вставал перед ним, что Калебу даже казалось, что он может протянуть руку и дотронуться до нее. Он чувствовал, как ее янтарные глаза следили за ним, представлял, что может слышать звук ее голоса, низкого и хрипловатого, как тогда, когда она выкрикивала его имя во время болезни… Рэн навсегда останется в его сердце, куда бы он ни отправился. Постоянно он будет тосковать по ней. До конца своей жизни – а может быть, и на том свете – Калеб будет страдать, зная, что встретил свою судьбу и потерял ее по собственной вине.

За два часа до наступления сумерек Калеб уже сходил с парома, переправившего его на остров Манхэттэн. Он подумал о Питере Менуи, первом губернаторе Новых Нидерландов. Сейчас этот хороший человек строил колонии в Новой Швеции, вдоль реки Делавэр.

Несмотря на разногласия с политикой губернатора Кифта, касающиеся отдаленных поселений и индейцев, Калеб ничего плохого не мог сказать о его заботе о быстроразрастающейся колонии Нью-Амстердам. Улицы укладывались камнями, которые на многих кораблях использовались в качестве балласта; люди выглядели сытыми и состоятельными; здания строились крепкие и добротные.

Выяснив у жителей дорогу к дому губернатора, Калеб обогнул центр Нью-Амстердама, чтобы избежать скопления экипажей, и поехал по безлюдной дороге, подгоняя свою выдохшуюся лошадь. Вдруг за поворотом Калеб увидел группу людей, сопровождающих двухколесную повозку со встроенной клеткой. Он сразу узнал желтые кокарды голландских милиционеров и, приглядевшись, понял, кого везут в клетке – двух тощих от постоянного недоедания индейцев, которые были сильно избиты.

– Что они сделали? – бесцеремонно спросил Калеб командира отряда, стараясь, чтобы в его голосе не было и намека на жалость.

Он беспокоился за свою собственную безопасность, потому что находился на пустынной дороге наедине с одиннадцатью мужчинами, которые явно гордились тем, что взяли в плен несчастных индейцев.

– Воры – вот они кто! – прозвучал быстрый ответ, сопровождаемый самодовольной ухмылкой.

– Уже с нескольких ферм поступали жалобы о браконьерстве и кражах, а этих дьяволов мы поймали прямо за руку! – вступил в разговор другой милиционер.

– Что же они украли? – поинтересовался Калеб.

– Зерно и продукты, что же еще? Воруют овец и коров. Их была целая банда, да все удрали, за исключением этих. Ох, и покажем мы им, чтоб другим неповадно было! Когда дружки увидят их головы, надетые на копья, они хорошенько задумаются!

Калеб снова заглянул в клетку и искренне огорчился, увидев безразличное выражение на лицах пленников. Эти краснокожие были жалким подобием величавых, гордых и благородных индейцев, с которыми он был знаком. Эти люди были чуть живы от голода и почти до смерти избиты.

– Из какого они племени? – спросил он, не в состоянии разглядеть на телах индейцев знаки отличия.

– Уоппинджеры. За них нас ожидает щедрое вознаграждение.

– Уоппинджеры? Я слышал, что они были дружественным племенем.

– Может, так оно и было. Их около сотни скопилось на острове Статен. Губернатора мало это волнует, но плавание сюда на пирогах и браконьерство – совершенно разные вещи. Эти индейцы первые, кого мы взяли в плен, и, хочу вас заверить, мы получим за них хорошие деньги.

Видя такую несправедливость, Калеб почувствовал, как в нем закипает гнев. Он пришпорил лошадь и поскакал вперед, сгорая от желания поскорее встретиться с Кифтом.

Длинная тенистая аллея, которая вела к огромному дому губернатора, выглядела ухоженной и живописной. «Должно быть, этот ловкач имеет солидные доходы», – подумал Калеб. Широкую веранду украшали большие кадки с цветами и экзотическими растениями, а фонари были искусно размещены среди этого моря зелени. Калеб представил, насколько красиво и изысканно все это будет смотреться ночью. Интересно, для кого губернатор так постарался?

Калеб привязал лошадь и направился к парадному входу. Солидное красное дерево… Наверное, оно стоит целого состояния в этой чести света. Он сильно стукнул серебряным молоточком и немного отошел назад.

Капитан вовсе не удивился, когда дверь ему открыл одетый в ливрею лакей, на мгновение заставивший Калеба подумать, что он находится в Англии, где великолепие и церемонность были явлением повседневным.

– Капитан Калеб ван дер Рис. К губернатору Кифту, – объявил Калеб.

– Господин губернатор закончил прием. Но в офисе в городе будут очень рады встретиться с вами, капитан. Его светлость никогда не принимают после ленча, – тон лакея был холодным и надменным.

– Неужели? – рявкнул Калеб, сгребая в охапку изумленного лакея и отрывая его от земли. – Сейчас ты покажешь мне, где расположены комнаты губернатора, а потом отправишься по своим делам. Я прибыл сюда как представитель Голландской Вест-Индской компании, и тебе здорово влетит, если ты не сделаешь, как тебе говорят.

– Я все понял, – пролепетал лакей, вытирая вспотевший лоб. – Понимаете, сэр, у губернатора… там… губернатор – человек…

– Похотливый, и сейчас в его постели лежит проститутка, – коротко закончил Калеб. – Будь рядом, чтобы проводить леди из комнаты.

Калеб даже не потрудился постучать в резную дверь спальни губернатора, а просто распахнул ее ногой. Зрелище, представшее его взору, было настолько смешным и нелепым, что Калеб захохотал в голос. Два похожих на студень шара алебастровой плоти неистово скакали на чем-то скрытом от взгляда. Вот состоящая из двух частей гора задрожала, а затем рухнула с глубоким гортанным стоном.

– Надеюсь, что это финал, – рассмеялся Калеб, пересекая комнату и набрасывая одеяло на белый рыхлый зад губернатора.

Он посмотрел на Уильяма Кифта и возненавидел его с первого взгляда. Своей совершенно лысой головой тот напомнил Калебу яйцо. У губернатора не было бровей и ресниц; глаза-бусинки злобно буравили непрошенного гостя; толстые губы недовольно скривились, обнажая мелкие зубы.

– Вон! – коротко скомандовал Калеб женщине, которая уже сгребла свою одежду.

– Беллами! – в ярости завопил губернатор.

– Если вы зовете лакея, то зря стараетесь. Ему уже сообщили, кто является его работодателем. А сейчас оторвите от постели свою жирную задницу, иначе мне придется сделать это за вас. Наденьте что-нибудь, и мы поговорим. Да, кстати, меня зовут капитан Калеб ван дер Рис, представитель Голландской Вест-Индской компании.

Глаза губернатора на миг остекленели от страха, но он быстро оправился и нагло заявил:

– А теперь послушайте меня: я – губернатор, дважды назначенный на этот пост! А это была моя женщина. По какому праву вы вторглись сюда? – Кифт успел прийти в себя, и к нему вернулась обычная манера общения.

– Вот по какому праву! – Калеб бросил на кровать свернутый пергамент. – Хотя в одном вы правы: это была женщина. Мне почему-то казалось, что человек, занимающий такое положение, будет более разборчив и не станет покупать услуги обыкновенной проститутки. А губернатором вы останетесь, если я этого захочу. Поэтому вылезайте к черту из кровати! Быстрее! – лицо Калеба приобрело багровый оттенок, а рот вытянулся в жесткую линию.

Кифт потянулся за пергаментом, который бросил ему Калеб, и торопливо прочитал.

– Я не получил из Голландии приказа об отставке. И пока этого не произошло, я буду исполнять обязанности губернатора.

– Чем вы хотите рискнуть? – спросил Калеб; наклонясь и отбросив одеяло, он уперся коленом в пах губернатора. – Той шлюшке уже никогда не придется опасаться, что ее снова будут расплющивать до полусмерти. А сейчас мне хотелось бы знать, что у вас происходит, и я желаю получить отчет немедленно.

Губернатор ловил ртом воздух, лицо его посинело от боли.

– Вы теряете драгоценное время, Кифт. О-о, да вы уже посинели слегка! Такие толстые люди, как вы, не должны шутить со своим здоровьем… Почему склад пуст? Куда подевались меха, предназначенные для отправки в Англию? Если вы попытаетесь солгать, я прибью вас на месте.

– Уберите колено… уберите… я расскажу все, что вы… хотите знать, – проквакал губернатор.

Калеб немного ослабил давление, но колена не убрал. Толстяк глотнул воздуха и сказал:

– Этот дурацкий склад пуст потому, что проклятые индейцы украли все меха. А теперь не могли бы вы слезть с меня?

– Почему они украли меха? Когда я в последний раз был здесь, пикоты были мирным племенем. Их вождь – благородный человек, желающий мира.

– Старый вождь умер. Теперь главенствует Сассакус, он далеко не старик. Он дикий, жестокий ублюдок! Он быстрее отрежет тебе язык, чем взглянет на тебя. Он украл меха.

– Но вы так и не ответили, почему они украли меха. Я знаком с Сассакусом, мы выкурили с ним трубку мира и преломили хлеб. Если Сассакус стал жестоким, в том ваша вина. Расскажите о том, какими налогами вы обложили его племя. Губернатор закрутил головой.

– Совсем небольшими! Но индейцы хотят, чтобы им все преподнесли на серебряном блюдечке. Вот что происходит, когда научишь их своему языку и попытаешься сделать из них цивилизованных людей. Они же, как бешеные псы, набрасываются при первом удобном случае! Эти дикари не годятся даже для того, чтобы чистить мои сапоги!

– Вы хотите сказать следующее: они слишком хороши, чтобы чистить ваши сапоги. А достаточно ли хороши они были, когда прокладывали эти длинные извилистые дороги и ухаживали за газонами и цветами? А, жирный ублюдок? – прорычал сквозь зубы Калеб.

– Кто-то же должен был делать это! – запротестовал Кифт, его толстые щеки дрожали от напряжения. – Для благополучия компании! Этого от них и ожидали. Пока индейцы работали, они были сыты. Но сейчас для сотрудничества требуются необычные меры!

Калеб скривил губы, отвращение и презрение к Кифту отражались на его лице.

– Способ кнута и пряника может обеспечить их сотрудничество? – прогремел он. – Вставайте и одевайтесь! У нас впереди целая ночь, чтобы поговорить об этих «дикарях», как вы их изволили называть. По возвращении в Голландию я уведомлю хозяев компании, какой «разумный» выбор они сделали, назначив вас губернатором Новых Нидерландов.

Кифт подскочил с кровати и бросился в смежную комнату в поисках одежды. Он боялся ван дер Риса, боялся его власти и презрения. Доклад капитана нужному человеку в Голландии будет означать конец его правления в Новых Нидерландах.

Калеб сел и осмотрел комнату. Она была отделана в стиле французского борделя – к слову сказать, весьма процветающего. Высокие окна украшали тяжелые бордовые портьеры, на стенах висели богатые гобелены, толстый, ручной работы ковер устилал пол. На постели лежало роскошное атласное покрывало, и Калеб знал, как шелестит оно на обнаженных телах всю ночь напролет. На резном столике у кровати стояли золотые кубки и графин с вином. Калеб взял его и сделал несколько больших глотков: вино было превосходным. Без сомнения, Кифт себе ни в чем не отказывал.

Калеб мысленно просчитал предстоящую беседу с губернатором, понимая, что не сумеет восполнить ущерба, нанесенного действиями этого человека, но надеясь, что хотя бы как-то сможет контролировать его жадность и дурное обращение с краснокожими – под угрозой наказания, разумеется.

* * *

Вопреки ожиданиям, губернатор Кифт очень легко согласился с требованиями Калеба. Казалось бы, человек должен был сражаться до последнего дыхания, чтобы удержать все добытое нечестным путем. Вместо этого он слушал и согласно кивал головой, обещая пересмотреть свои методы.

«Что-то он затевает, – решил Калеб, – и что бы это ни было, индейцам все выйдет боком».

Беседа с Кифтом затянулась далеко за полночь, и Калебу удалось поспать лишь три часа в комнате для гостей в доме губернатора, прежде чем отправиться на встречу с Сассакусом.

Лошадь, на которой он приехал из Сейбрука, уже никогда бы не смогла проделать обратный путь, поэтому Кифт снабдил капитана гнедым скакуном, продуктами и питьем в дорогу. За это Калеб был ему благодарен, потому что теперь не было нужды останавливаться на ночь в Сейбруке.

Хорошо выспавшись в лесу, Калеб встал рано и продолжил путь вдоль поросшей густым лесом береговой линии, внимательно вглядываясь в окрестности. Конь резво скакал, не зная усталости. Время от времени Калеб слышал крики птиц и понимал, что это воины Сассакуса предупреждают о приближении одинокого всадника.

Подъехав к поселению индейцев, Калеб остановил коня и стал ждать. Он сидел в седле, гордо выпрямившись. Через некоторое время к нему подошел индеец с непроницаемым выражением лица. Ни один из мужчин не сказал ни слова. Калеб позволил своему коню неторопливо трусить за индейцем.

Женщины и дети в поселке не обращали на пришельца никакого внимания и занимались своими делами. Лишь один старик оторвался от трубки и удостоил его взглядом, но потом, закрыв глаза, вернулся к своему занятию.

Парусиновый полог маленькой хижины, к которой привел гостя безмолвный проводник, был откинут, и Калеб, спешившись, вошел внутрь. Перед кучкой дымящихся углей, скрестив ноги, сидел мужчина. У него было тренированное тело, темная кожа, яркие умные глаза и черные волосы, заплетенные в толстую косу на затылке.

– Добро пожаловать, – произнес Сассакус, легко и быстро поднимаясь на ноги. – Как поживаешь, капитан ван дер Рис? – он говорил почти на безупречном английском.

Калеб протянул руку, и индеец крепко сжал ее. Калеб затаил дыхание, но не сделал попытки освободиться. Индеец улыбнулся и кивнул.

– С последней нашей встречи ты окреп. Калеб рассмеялся.

– Я стал старше на два года, а с каждым годом мы набираем силы.

На лице вождя появилось скептическое выражение, но он не проронил ни слова. Мужчины сели, и Калеб предоставил право вождю говорить первым.

– Мои воины уже много дней наблюдают за морем. Я знал о твоем приезде в Сейбрук, – Сассакус настороженно всматривался в Калеба, будто хотел убедиться, что перед ним все тот же честный и порядочный человек, что и два года назад.

– Я слышал об уходе в мир иной твоего отца. Он был великим вождем. Теперь его место занял ты, другой великий вождь. Хочу заметить, ты подходишь для этой роли, – Калеб усмехнулся.

– Если бы все было так просто! Играть роль великого вождя – еще не значит быть им, – индеец улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые зубы. – Многое произошло с моим народом. Много го… – он задумался.

– Гонений, – подсказал Калеб.

– Часто я не могу подобрать слов. Белые люди слишком много говорят. Теперь мое племя считает меня богом, потому что я знаю язык бледнолицых. Я рад видеть тебя, Калеб ван дер Рис. Передай от меня привет своему благородному отцу.

– Я прибыл сюда поговорить о делах компании. Я только что приехал из дома губернатора и привез его приветствия и обещание начать реформы.

– Это пустое обещание. Он слишком опоздал со своими реформами… А сейчас нам необходимо подкрепить наши силы.

Отведав простой еды, Калеб ждал, пока вождь вновь заговорит, и исподволь изучал Сассакуса. Глаза вождя ярко светились в полумраке хижины, умасленная смуглая кожа матово поблескивала. Индеец тоже дожидался, когда Калеб что-нибудь скажет, и не торопился возобновлять беседу. Наконец Калеб взял инициативу в свои руки.

– Так может пройти целый день, Сассакус. Я умею ждать. Во время своего прошлого визита я многому научился у твоего отца и у тебя. Не стоит играть. Я не смогу помочь тебе, если ты не будешь доверять мне. Индеец кивнул, его стройное крепкое тело раскрепостилось.

– Хорошо. Слушай. Нечестный торговец по имени капитан Джон Смит прибыл сюда около шести месяцев назад и организовал фактории вдоль реки Коннектикут. Белые поселенцы боялись его не меньше нас, индейцев. Из разговоров с некоторыми колонистами я понял, что он угрожал ножом губернатору Плимута и презрительно говорил с властями в районе залива Массачусетс. Где бы он ни появлялся, он пьянствовал и занимался прелюбодейством. Эта история не из приятных… Как я уже сказал, твой собственный народ желал его смерти. Однажды ночью, когда его корабль стоял на якоре в устье реки, отряд индейцев – не мое племя, но тоже пикоты – поднялся на борт и перерезал всех, включая капитана Смита. Он обманывал нас, его головорезы насиловали маленьких детей, а потом бросали их умирать. Скажи честно, если бы такое творили с твоим народом, как бы ты поступил?

Калеб, мрачный как туча, ничего не ответил, только жестом попросил продолжать.

– Ты приехал в очень неспокойное время, мой друг. Власти залива Массачусетс требуют, чтобы мы выдали убийц английскому правосудию. Мы не собираемся этого делать. Наши братья всего лишь отомстили за надругательство над нашим народом, – твердо заявил Сассакус. Калеб тихо спросил:

– Когда объединятся ваши племена и начнется война?

Сассакус грустно улыбнулся.

– Да, друг мой, война неизбежна, но она ничего не решит. Мы были мирным народом, пока сюда не пришли бледнолицие. Мы могли бы поделиться с ними, но они отобрали все без спроса. Можно привязать к дереву заблудившегося пса – рано или поздно он найдет способ освободиться, но станет уже свирепым зверем.

– Что я могу для вас сделать? Скажи мне, я должен знать.

Индеец пожал плечами, и Калеб понял, что больше он ничего не скажет.

– Ты знаешь, куда подевались все меха? Снова Сассакус пожал плечами.

– Чья кровь течет в твоих жилах, Калеб ван дер Рис? – хрипло спросил он.

– Для мудрого вождя ты задал глупый вопрос. Я согласен со всем, что ты только что говорил. Но может быть, мы найдем какой-то компромисс, чтобы избежать войны.

Сассакус рассмеялся.

– А теперь скажи, кто из нас глупец? Война неизбежна.

Калеб поднялся на ноги и сурово проговорил:

– Вижу по выражению твоего лица и слышу по голосу, что ты жаждешь войны.

– Мудрые слова мудрого человека, – с сарказмом произнес Сассакус и встал одним плавным движением. – Это твой народ не хочет ничего слушать! Он глух и не желает слушать не только меня, но и тебя. Ты должен знать еще кое-что, Калеб ван дер Рис. Если дело дойдет до войны и нам с тобой придется повстречаться на пола боя, я буду убивать за то, что принадлежит мне по праву. Я хочу быть уверенным, что ты понял значение моих слов. Если мы столкнемся в сражении, один из нас умрет.

Калеб посмотрел на вождя долгим серьезным взглядом.

– Я понял, Сассакус.

Вождь пикотов провожал взглядом уходящего Калеба, и на душе у него было тяжело. Жаль, что все бледнолицые не были такими, как Калеб. Сассакус очень ценил завязавшиеся между ними отношения – отношения не белого и индейца, а просто двух мужчин. Очень скоро все изменится: бледнолицый будет сражаться против краснокожего, Калеб против Сассакуса. Кто победит? До сих пор всегда побеждали белые… Возможно, на этот раз все будет по-другому.

ГЛАВА 21

Когда Малькольм Уэзерли спускался вниз по реке, чтобы встретиться с Калебом и потребовать выкуп за Рэн, девушка пыталась освободиться от веревок, которыми была привязана к стволу огромного дерева. Рэн плакала от боли, потому что при любом движении веревки еще глубже впивались в тело вместо того, чтобы ослабиться. Хорошо еще, что Малькольм спрятал ее в тени дерева-гиганта, недалеко от воды. На палящем солнце она не дожила бы до конца дня. Рэн уже страдала от жажды, ведь Малькольм не оставил ей ни капли воды. Во рту все пересохло, губы потрескались и кровоточили. Рэн сходила с ума при виде сверкающей речной воды, которая была недосягаема.

Устав от борьбы, Рэн пребывала на грани бодрствования и сна. Внезапно она проснулась, почувствовав, что кто-то ползет по ее ноге. В голове сразу же пронеслись образы ужасных многоглазых насекомых. Рэн попробовала дотянуться до ноги, но не смогла наклониться вперед: мешали веревки. Когда она увидела, что по ноге шествует целая колонна рыжих муравьев, от отвращения ее чуть не стошнило. Рэн постаралась стряхнуть их, потерев ноги одна о другую, но гадкие твари невозмутимо продолжали атаку. Из горла девушки рвался беззвучный крик ужаса, а бесконечная вереница блестящих рыжих муравьев, шевеля усиками, продвигалась все выше и выше. С каждой минутой все отчетливее становилось жужжание их двигающихся жал.

В то время как муравьи размером с дюйм[12] мучили Рэн, Малькольм продолжал путь вниз по реке. Он громко пел, весело работая веслами. Скоро он увидит поселение, дело его займет час, даже меньше, а потом он снова вернется в лес. Малькольм был очень доволен собой, потому что все складывалось так, как он задумал. Он найдет Фаррингтона и заберет свою половину драгоценных камней. Уэзерли давно решил, что не станет дожидаться, пока старик продаст их на Мартинике. Драгоценности были нужны ему прямо сейчас. Он сам сможет продать их, где захочет и когда захочет. А с выкупом, полученным от Калеба, появятся деньги, на которые он может жить. Наконец-то его существование войдет привычное русло.

А вот и форт. Малькольм быстро прикинул расстояние и пришел к выводу, что без труда доберется туда пешком. Он причалил к берегу, вытащил ялик, надежно спрятал его, наломав веток, и пошел к поселению. По дороге ему встретилась свежая могила с крепким деревянным крестом, но Уэзерли не обратил на нее внимания.

Войдя в ворота форта Сейбрук, он стал искать контору Голландской Вест-Индской компании, где можно было увидеть Калеба. Когда эти поиски увенчались успехом, Малькольм улегся в высокой траве у стены конюшни за конторой компании и приготовился ждать, вперив в небо свой единственный глаз.

Уэзерли очень повезло, потому что где-то через час он заметил Калеба, который передавал коня маленькому мальчику с наказом почистить и накормить животное. Малькольм, как призрак, возник из своего укрытия и позвал:

– ван дер Рис!

Калеб повернулся на голос, но не сразу узнал Малькольма в этом жалком уроде.

– Уэзерли?!

– Чем ты так удивлен? Именно на твоем корабле я добрался сюда. Естественно, без помощи Фаррингтона у меня ничего бы не вышло, но, если хочешь знать правду, я прятался в камере для узников. Я был бы тебе очень признателен, если бы ты подсказал, где я могу найти старика.

Калеб был поражен в самое сердце. Он слегка потряс головой, пытаясь прояснить мысли.

– Ты все плавание находился на «Морской Сирене», а никто из нас даже не подозревал об этом?!

Он снова покачал головой, вспоминая странные исчезновения Обри. Почему же он ничего не заподозрил? Нечего сказать, обвели капитана вокруг пальца…

– Наш с тобой друг покоится вон там, – произнес Калеб, указывая в сторону могилы.

– Хватит заливать, ван дер Рис! Где этот старый грешник? У нас с ним есть одно дельце, которое нужно закончить.

– Спроси кого хочешь, – Калеб махнул рукой в сторону поселения. – За день до того, как мы высадились на землю, кто-то ударил его дубинкой по голове и убил. Мы похоронили его три дня назад.

Малькольм искренне удивился.

– А драгоценности? Где они? Эта старая лиса не могла умереть, не оставив никакого намека на их местонахождение!

– Так вот что он прятал! Ты ответил на вопрос, почему его убили. А я-то никак не мог найти причину, по которой кому-то понадобилось убивать безобидного старика. Тебе придется поискать свои драгоценности в другом месте, Уэзерли. Тот, кто убил Фаррингтона, забрал их, – солгал Калеб глазом не моргнув.

Малькольм пришел в бешенство.

– Я не верю ни единому твоему слову! Это ты забрал камни! Ну ладно, сейчас я расскажу тебе, какую пользу они могут принести. Слушай меня, ван дер Рис, и слушай очень внимательно, потому что дважды я повторять не намерен. Я хочу получить все драгоценности – все! – и пятьдесят тысяч фунтов стерлингов в придачу… за твою сестру Рэн!

Лицо Калеба окаменело.

– Рэн мертва, – выдохнул он. – Так же мертва, как и ты сейчас будешь! – Калеб бросился на Уэзерли, внезапно вспомнив, какое зло тот причинил Рэн, но Малькольм ловко увернулся. Он нервно рассмеялся и произнес:

– Она не умерла, но, возможно, скоро это случится. В данное время… я пожелал оставить ее целой и невредимой. Она сидела в камере вместе со мной. Что-то у тебя вид неважный, ван дер Рис, – с фальшивым сочувствием сказал Уэзерли. – Даю тебе время до завтрашнего полудня, чтобы ты свыкся с мыслью, что твоя сестра жива. Пока жива, как я уже сказал. Завтра ты принесешь мне драгоценности и деньги и спокойно заберешь ее.

– Если ты лжешь, Уэзерли, я разрежу тебя на куски и скормлю акулам! – стиснув зубы, Калеб сделал несколько шагов в сторону Малькольма, но тот не сдвинулся с места, хотя сердце бешено колотилось от страха.

– Придержи свои руки, ван дер Рис. Я же говори: она жива и здорова. Завтра к полудню ты ее получишь, если, конечно, выполнишь все мои требования. Если ты задумал меня обмануть, ей конец, – он провел рукой по горлу.

Калеб застыл неподвижно, отдавая себе отчет в том, что если сделает хотя бы одно движение или произнесет слово, то убьет человека, стоящего перед ним. В данный момент ему оставалось только ждать. Достаточно было узнать, что Рэн жива. Бог услышал его молитвы.

Калеб сел прямо в дорожную пыль на виду у всего поселения. Ноги не слушались его, руки дрожали. И снова эта проклятая пелена затуманила его зрение. Придя в себя, он осмотрелся по сторонам и обнаружил, что Уэзерли бесследно исчез, словно совсем не появлялся и не произносил слов, которые вернули Калеба к жизни.

В это время Малькольм, задыхаясь, мчался по лесу вдоль берега реки. Да, смерть старика Фаррингтона несколько усложняла дело, но стреляного воробья на мякине не проведешь: ожерелье у голландца, это ясно как божий день! Даже ребенок понял бы это, стоило лишь взглянуть на лицо хитрого морского волка. Но завтра драгоценности будут покоиться в его, Малькольма, кармане.

Он опасливо огляделся, проверяя, не следит ли за ним кто-нибудь, и, уже не торопясь, подошел к своему ялику. Уэзерли убрал ветки и отнес их подальше в лес, намереваясь воспользоваться ими завтра.

Энергично работая веслами, Малькольм взглянул на небо. Он не ошибся в подсчетах: еще до захода солнца он доберется до стоянки в лесу. Малькольм чувствовал себя на удивление хорошо – достаточно хорошо, чтобы немного побаловаться с Рэн. Может быть, на этот раз она будет с ним поприветливее.

* * *

Рэн металась в агонии. Рыжие муравьи уже ползали по всему телу: под платьем, в волосах, а один даже запутался в густых ресницах. Девушка издала дрожащий крик и потеряла сознание.

Две маленькие индейские девочки, игравшие в лесу, замерли, когда до их ушей донесся жалобный стон. Не услышав больше ни звука, подружки осторожно, мягко ступая обутыми в мокасины ножками, пошли к тому месту, откуда прилетал странный звук. Девочки взялись за руки и тихонько захихикали, радуясь маленькому приключению. Наверное, это раненая птица, и они вылечат ее и отпустят на волю. А если это маленький зверек, угодивший в капкан, то они освободят его, чтобы он мог вернуться в свою норку. Младшая девочка с яркими веселыми глазами, которая напоминала шуструю белку, слегка подтолкнула подружку, которая была выше и старше, вперед.

Картина, открывшаяся им, заставила детей попятиться назад. Они быстро о чем-то заговорили взволнованным шепотом, размахивая руками и притоптывая ногами. Девочка поменьше приблизилась к Рэн, с любопытством рассматривая ее черное платье. Она взглянула на подружку, и обе молча кивнули друг другу. Старшая девочка сбегала к реке и вернулась с полными пригоршнями ила. Они вместе отвязали Рэн, раздели и намазали илом с головы до ног. Девочки с сочувствием зацокали языками, но тут заметили муравьев и в волосах белой женщины. Снова короткая беседа и поход к реке. Через несколько минут Рэн стала похожа на нелепое речное чудовище.

Обе девочки присели на корточки и залюбовались творением своих рук, потом склонили друг к другу головы и зашептались. Через несколько минут девчушки сняли с себя все шнурки, завязки и тесемки, начиная от мокасин и заканчивая ленточками из косичек. Младшая девочка забралась на плечи старшей и наломала еловых веток. Затем они связали ветки и уложили на них безжизненное тело Рэн.

Грязевая «ванна» подействовала: девушка пришла в себя и почувствовала некоторое облегчение. Ей хотелось сказать детям хоть несколько слов, поблагодарить их, но они бы ее не поняли. Рэн попробовала показать, как благодарна им, – глазами, ласковым прикосновением руки. Ей хотелось сказать, чтобы они поторопились и унесли ее из этого леса до возвращения Малькольма. Она с мольбой посмотрела на девочек, указывая на веревку, которой была привязана к дереву.

Первой ее поняла младшая девочка. Она бурно замахала руками, показывая на веревку и взволнованно бегая вокруг Рэн. Ее подружка важно кивнула. Дети взялись за изготовленную волокушу и углубились в лес, уверенные, что это самый безопасный путь. Они часто останавливались, чтобы замести следы сосновыми ветками. Время от времени девочки переглядывались, сознавая всю серьезность своего занятия. Вождь Сассакус будет очень гордиться ими, потому что они оказали помощь бледнолицей сестре. Если повезет, он даже выдаст им по сладкому леденцу. Маленькая девочка уже знала вкус этой чудесной твердой конфетки.

К тому времени, как девчушки добрались до своего поселка, они совершенно выбились из сил. Протащив «носилки» последние несколько шагов, они оставили их под раскидистым деревом, а потом отступили в ожидании, рассматривая волдыри на нежных ладошках.

Женщины племени подошли к «носилкам» и уставились на Рэн и на девочек. Все разом быстро заговорили, размахивая руками. Девочки разочарованно переглянулись, когда одна из женщин сообщила, что Сассакуса нет в поселке. Значит, не будет никаких сладостей… Расстроившись от такой новости, подружки убежали в лес, чтобы нарвать ягод и смочить пересохшие рты.

Все женщины пришли к единому мнению, что дети спасли Рэн жизнь. Но кто она такая и откуда пришла? Никто не мог ответить на этот вопрос, и женщины аккуратно подняли Рэн и унесли в один из вигвамов, где смыли с нее засохший ил и приложили ко всему телу влажные компрессы. Женщины встревоженно переглянулись, увидев красные кровоточащие следы от веревок, но ничего не сказали. Белая женщина, которая была где-то привязана, означала неприятности. Они уложили Рэн на чистое одеяло и сели кругом.

Рэн расслабилась. Она понимала, что попала к индейцам, но, похоже, они не собирались причинять ей зла. Она устало закрыла глаза, и во сне к ней опять пришел Калеб…

Женщины с сочувствием смотрели на спящую беспокойным сном девушку, которая звала какого-то человека по имени Калеб. Они проговаривали и повторяли это имя, чтобы правильно запомнить и передать его вождю Сассакусу, когда он вернется.

* * *

Настроение Малькольма было превосходным, когда он пристал к берегу. Завтра к этому времени у него будут выкуп и ожерелье, и тогда он начнет новую жизнь. Он построит великолепный дом, заведет слуг, которые будут смотреть ему в рот и беспрекословно исполнять любые желания, насладится любовью женщин… «Деньги, – думал он, – могут купить все!»

В таких приятных размышлениях Уэзерли подошел к полянке, где оставил Рэн. Единственный глаз Малькольма чуть не вылез из орбиты, когда он увидел на земле ее платье, покрытое мелкими дырочками, прогрызенными рыжими муравьями.

«Черт возьми, что тут произошло? – спрашивал себя Малькольм. – Рэн освободилась от веревок? Нет, не могла, – отвечал он сам себе. – Вероятно, кто-то помог ей бежать. Но кто?»

Уэзерли осмотрелся по сторонам и ощутил в животе холодок страха. Он как-то совершенно не подумал, что здесь территория индейцев.

Малькольм наклонился и поднял платье Рэн, превратившееся в лохмотья, пытаясь представить, что же случилось. Это оказалось выше его понимания; он тяжело опустился на землю и прислонился к дереву. Все радужные надежды разбились вдребезги. Не будет красивого дома и слуг. Он потерял не только выкуп – драгоценное колье тоже кануло в небытие. Ничего не осталось. У него никогда ничего не было, кроме несбыточных мечтаний и красивого, привлекательного лица, а теперь уже и не будет…

Здоровый глаз Малькольма наполнился горячими слезами от такой несправедливости. Что теперь делать? Если он не приведет с собой Рэн, ван дер Рис убьет его. Если только (он вытер глаз тыльной стороной ладони)… если только он не придумает план, как провести голландца и забрать у него камешки и деньги! Но как это сделать? Малькольм не мог в данный момент напрячь разум, но твердо знал одно: он не хотел умирать, впереди у него была целая жизнь. Решив, что утро вечера мудренее, он соорудил небольшой шалаш и улегся спать, отложив решение всех проблем на завтра.

Проснулся Малькольм на рассвете. Все тело чесалось и зудело. В тусклом утреннем свете он рассмотрел рыжих муравьев, которые ползали по нему. Малькольм издал дикий вопль и бросился к реке, чтобы смыть с себя насекомых. По крайней мере, теперь он узнал, что произошло с платьем Рэн. Всю ночь ему снилось это платье, покрытое мелкими дырочками.

Возвращаясь к месту ночевки, Малькольм весь дрожал от холода. Никакого одеяла, чтобы согреться, у него не было, а вся одежда промокла. Он сел, обхватил руками колени и начал ругать все, что попадало в поле зрения. Это ничего не изменило, но принесло некоторое облегчение – до тех пор, пока Уэзерли не подумал, как поведет себя Калеб, когда узнает о побеге Рэн. Малькольм хотел найти способ, как уклониться от того, чтобы везти Калеба к месту, где должна была находиться Рэн. Нужно просто нагло потребовать выкуп и дать голландцу координаты своей стоянки, а если этому ублюдку не понравится, то что ж поделаешь! Нет выкупа – нет информации. Но вполне возможно, что Калеб думает точно так же: нет Рэн – нет выкупа. В этом случае они окажутся в тупике, и тогда все будет зависеть от силы желания Калеба увидеть эту сучку Рэн.

Малькольм устроился поудобнее и вскоре снова заснул; теперь ему снился высокий темноволосый голландец, который гонялся за ним по всему Сейбруку, потом поймал и запер в камеру на «Морской Сирене». Малькольм проснулся в холодном поту. Он развел костер, сел рядом, дрожа всем телом, и стал лениво жевать ту скудную пищу, которую захватил с корабля. Затем Малькольм отправился к реке, чтобы умыться, и долго смотрел на свое отражение: по неизвестным причинам лицо, которое смотрело на него из воды, одновременно и нравилось ему, и пугало.

Уверенно и обстоятельно Уэзерли приготовил ялик для поездки в Сейбрук. Он засунул под скамейку мешок с продуктами, вставил весла в уключины, потом отошел, чтобы взглянуть на место стоянки. Огонь погас, остались лишь дымящиеся угли, которые зашипели под его сапогами, когда он растаптывал их. Малькольм решил оставить платье Рэн как доказательство того, что девушка действительно была здесь. Калеб ведь захочет получить подтверждение, а платье лучше всего годилось для этой цели.

Уэзерли сел у кострища и угрюмо уставился на дыру в подошве своего сапога. Протерлась не только подошва, но и носок, и в отверстии виднелась серо-розовая кожа. «У мужчины не должно быть дырок в сапогах», – подумал он. В памяти вдруг всплыли шикарные сапоги ван дер Риса – черные, из мягкой кожи, идеально облегающие ноги. А у него самого что есть? Дырявые сапоги и носки? Первое, что он сделает, как только появятся деньги, – найдет обувщика и закажет ему дюжину таких сапог, как у Калеба. А затем закажет семь пар носков – по паре на день. Если у него будут сапоги без дыр и чистые носки, никто не заметит его уродства.

Уэзерли понимал, что все это ерунда. Зачем дурачить самого себя? Он чувствовал, что жизнь его кончена и ван дер Рис выиграл. Даже эта сучка Рэн победила, сбежав от него. Он остался совсем один… По щеке Малькольма покатилась одинокая слеза, и он сердито смахнул ее. Во всем виновата Рэн! В Уэзерли начала закипать бешеная ярость. Женщины всегда побеждают, им всегда удается подняться на вершину и оттуда смеяться над мужчинами. Или только над ним одним? Над Калебом ван дер Рисом женщины не смеялись, все происходило как раз наоборот! От этой мысли Малькольму вдруг стало невыносимо больно и тоскливо, и он в бессильной злобе покатился по земле, колотя кулаками по теплым углям затушенного костра.

ГЛАВА 22

Калеб плыл на лодке с «Морской Сирены» на встречу с Уэзерли. Рэн занимала все его мысли. О Боже! Он-то думал, что никогда больше не увидит ее! Но теперь, всего лишь через несколько часов, исполнится его самое заветное желание. Не будет отныне бессонных ночей и взаимных обвинений. Он станет делать и говорить все, что она только пожелает. Если захочет, он отдаст за нее жизнь! Эта мысль ошеломила Калеба, но была чистой правдой. Если это принесет ей счастье, он, не задумываясь, расстанется с жизнью. Боже, как он завидовал Ригану, который самозабвенно любил Сирену! А теперь и с ним случилось то же самое, то же прекрасное перевоплощение, которое превратило Калеба в цельного мужчину, полного жизненных сил. Он заключит Рэн в объятия и станет нашептывать ей на ухо самые нежные слова, какие только знает. Он снова и снова будет повторять их, пока она сама не взмолится, чтобы он остановился. Боже, как же он любит ее!.. И как ненавидит Малькольма Уэзерли!

Калеб лениво ковырял носком сапога комок земли на дороге и наблюдал, как Баском Стоунхам вел своих прихожан по форту. Он слегка прищурился, заметив, что Баском по-собственнически ухватил за локоть молодую девушку. Потом Калеб увидел, как молодой парень с решительным выражением лица целенаправленно пробивается сквозь ряды пуритан, причем не для того, чтобы присоединиться к молитве. Даже с такого расстояния было понятно, что молодого человека интересует только девушка, которая идет рядом со священником. Не составляло труда догадаться, как будут развиваться события дальше, но голландца больше не интересовали проблемы верующих. Все его мысли занимала Рэн.

Калеб повернулся спиной к колонне пуритан и стал напряженно всматриваться в береговую линию и лес, чтобы не пропустить появления Малькольма.

«Опять этот ужасный туман застилает мои глаза, – внутренне застонал он. – В один из этих дней…» Он не закончил мысль, потому что взгляд его прояснился и оказалось, что в десяти шагах от него стоит Уэзерли.

Калеб не ждал, что тот приведет с собой Рэн, но втайне надеялся, что Малькольм решит на месте обменять девушку на выкуп. Нет, эта тварь не собиралась уступать ни на йоту, а крепкая палка в его руках красноречиво показывала, что Уэзерли не желает оставлять Калебу никаких шансов проявить свои эмоции.

Калеб изнывал от желания убить Малькольма, задушить его голыми руками, услышать, как он будет молить о пощаде, в которой, естественно, ему откажут. Наконец, взяв себя в руки, Калеб мрачно спросил:

– Где Рэн?

Малькольм рассмеялся.

– Сначала деньги и драгоценности. Немедленно! – нагло потребовал он, поигрывая своей дубинкой. – И никаких шуточек, иначе никогда не увидишь ее живой! Бросай сюда обещанное, чтобы я убедился…

Калебу ничего не оставалось делать, как кинуть Уэзерли кожаный мешочек. Малькольм снова засмеялся, засовывая мешочек за пазуху и радуясь, что голландец выполнил свою часть сделки.

– Отлично, ублюдок. Ты получил то, к чему стремился. Теперь отвечай: где Рэн? Предупреждаю: если с ней что-нибудь случилось, я убью тебя!

– Она в лесу вверх по реке. Поезжай вдоль берега моря, а когда доберешься до бухты, у песчаной насыпи сверни направо. Там и найдешь место моей стоянки. Рэн привязана к дереву и с нетерпением ждет тебя.

При этих словах у Калеба замерло сердце.

– О нет, мы пойдем вместе! И если ты солгал, тебе конец!

– Премного благодарен, ван дер Рис, но у меня совершенно другие планы. Если тебе нужна сестра, придется самому ехать за ней. Будь я на твоем месте, я бы уже двинулся в путь, потому что в лагере полно рыжих муравьев, которые могут сожрать человека заживо. Я бы на твоем месте не стал терять времени, – безразличным тоном добавил он.

В глазах Калеба засверкали гневные искорки, и Уэзерли попятился, выставив перед собой дубинку.

– Чтобы меня поразить, нужно что-либо более серьезное! – прорычал Калеб, выхватывая палку из дрожащих рук Малькольма.

Они дрались как звери. Уэзерли изворачивался и царапался, как женщина. Калеб же орудовал кулаками и метил в здоровый глаз Малькольма. Но на миг голландец был застигнут врасплох, когда Уэзерли пронзительно завопил ему в самое ухо. Этого мгновения Малькольму оказалось достаточно, чтобы стремглав броситься к лесу и исчезнуть из поля зрения.

Калеб вскочил на коня и изо всей силы вонзил каблуки в бока животного. Он пришел в ярость, потому что вынужден был положиться на слово Малькольма, обещавшего, что Рэн жива и здорова. Но он обязан в это верить!

В то время, как конь ван дер Риса скакал по песчаному берегу реки, Малькольм как безумный носился по лесу, в панике не замечая, что бегает кругами. Выбившись из сил, Малькольм упал на землю и зарыдал. Ему необходимо было найти безопасное место и спрятаться от Калеба ван дер Рис убьет его, как только выяснит, что там, куда его послали, нет никакой Рэн. Изо рта Уэзерли вырывались жалкие звуки, похожие на кошачьи крики. Где отыскать надежное место на этой проклятой богом земле? Куда бы он ни пошел, Калеб всюду найдет его – Малькольм нисколько в этом не сомневался. Нужно найти укромное местечко и скрыться от всевидящих глаз Калеба. Ведь если вспыльчивый голландец найдет Рэн и она окажется мертва, он посвятит оставшуюся жизнь охоте на Малькольма, а изловив, убьет медленно и жестоко.

Уэзерли обнял руками колени и принялся раскачиваться туда-сюда, тишину леса нарушали лишь его тихие и мучительные стоны. Он не хотел умирать. Убежище – вот что сейчас ему было нужно, да и то лишь до отплытия Калеба… И вдруг его осенило: однажды его уже надежно скрыли от глаз голландца! Тогда ему помог Фаррингтон, но он и сам мог вернуться на «Морскую Сирену» и затаиться в камере, прямо под носом у капитана ван дер Рису даже в голову не придет заглянуть туда. Надо лишь подобраться к кораблю под покровом ночи и подняться на борт. Уэзерли вздохнул. Этот трюк явился бы решением всех его проблем. Главное сейчас – выжить.

* * *

Калеб низко пригнулся к широкой спине жеребца, чтобы животному было легче скакать по сырому песку. Ему казалось, что он едет уже несколько часов; каждый нерв Калеба был натянут, как струна.

Время от времени он звал Рэн, чтобы дать ей знать о своем приближении.

Ветер хлестал в лицо, и Калеб чуть не проехал мимо песчаной насыпи. Он на ходу спрыгнул с несущейся лошади и несколько раз перекувырнулся. В следующее мгновение он уже встал на ноги и бросился в лес. Калеб сердцем чувствовал, что Рэн здесь нет, но разум отказывался принимать эту мысль.

Плечи Калеба поникли от отчаяния, когда он наклонился, чтобы поднять какую-то черную тряпку. Он часто заморгал, заметив мелкие дырочки и засохшую кровь. От бессильной ярости Калеб заскрежетал зубами. Нет, это просто невозможно, невероятно! Приехать так далеко и лишиться последней надежды… Его состояние было похоже на состояние утопающего, который вынырнул на поверхность, чтобы в последний раз глотнуть воздуха и затем навсегда исчезнуть в пучине морской.

Мысль, которой он старательно избегал, снова пришла в голову: а что если это всего лишь уловка Уэзерли и Рэн никогда не была привязана к дереву на этой поляне? Вдруг она действительно бросилась за борт, как утверждала Сара?

– О Боже! – простонал Калеб.

Нет, Рэн не умерла! Она где-то здесь, ведь на платье ее кровь. Это именно кровь Рэн, а сама она сбежала от Малькольма и жива, жива! Он должен верить в это!

Калеб сел, скрестив ноги, заставил расслабиться тело и постарался сосредоточиться. Следует опираться на первоначальную версию, что Рэн была привязана к дереву, как и говорил Уэзерли. Она либо сбежала, либо кто-то ее освободил. Естественно, освободил ее не Малькольм… Значит, это был человек, живущий в этой местности. Поблизости обитали только индейцы – пикоты и другие племена. Калеб содрогнулся, вспомнив леденящие душу истории о жестокости индейцев, но постарался выбросить из головы подобные мысли.

Нужно обратиться к Сассакусу, он обязательно поможет. Итак, вперед! К пикотам!

Гнедой конь полетел стрелой, подгоняемый нетерпеливым всадником.

* * *

Въехав в индейское поселение, Калеб остановил коня и замер в ожидании. Он знал, что никто не собирается докладывать вождю о его приезде. Скорее всего, Сассакус еще час назад получил сообщение о приближении бледнолицего к деревне. Когда вождь сочтет нужным, он сам выйдет поприветствовать гостя.

Калеб молча ждал. Взгляд его переходил с одного вигвама на другой, пока не остановился на небольшой группе шумно переговаривающихся женщин. У Калеба появилось какое-то тревожное чувство, даже лоб покрылся капельками пота. Он привык видеть индейцев занимающимися своими делами, с непроницаемыми лицами. Наверное, что-то случилось, раз женщины подняли такой галдеж.

Сассакус откинул парусиновый полог вигвама и вышел поздороваться с гостем. Он проследил за взглядом Калеба и, пожав плечами, изрек:

– Женщины! Наверняка обсуждают какой-нибудь вопрос о детях. Не стоит обращать внимания. Я рад снова видеть тебя так скоро, капитан.

– И я рад встрече с тобой, вождь, – ответил Калеб, пожимая ладонь индейца обеими руками. – Мы должны поговорить, а затем я вернусь в низовья реки. Мне понадобится твоя помощь…

Они вошли в вигвам вождя, и Калеб рассказал все о Рэн и о ее загадочном исчезновении. Сассакус кивнул.

– Мы поможем тебе. Мои воины начнут поиски, как только забрезжит первый свет. Я вижу, что эта женщина много значит для тебя – вот здесь, – он приложил руку к груди.

– Она и есть мое сердце, – согласился Калеб с улыбкой.

Сассакус тоже улыбнулся.

– Я все понимаю. А теперь расскажи о другом деле, которое привело тебя сюда.

– Что решили ваши вожди? Когда начнется война? Ты заметил, что я сказал когда, а не если. Я еще раз сходу к властям и постараюсь убедить их. Больше я ничего не могу сделать. Очень скоро я отправлюсь в обратное плавание в Англию и Голландию.

Сассакус сделал знак Калебу, чтобы тот следовал за ним, и вышел из вигвама. Указав на восходящую луну, он спросил:

– Ты понял?

Калеб ощутил, как его охватывает чувство безграничной печали, взглянув на ярко-желтый шар на небе.

– Я все понял. Война начнется до следующей полной луны.

Сассакус кивнул.

– К тому времени, мой друг, ты уже будешь на полпути к дому. В этой жизни мы с тобой больше не увидимся. Возможно, там, в другом мире, мы будем с тобой стоять бок о бок, вместе охотиться и ловить рыбу, как братья. Я должен выполнить свой долг перед моим народом, а ты – перед своим. Мы оба сделаем это. Ты мой друг, а я твой. Ничто: ни война, ни люди – не сумеет изменить этого.

Любые слова сейчас были лишними, да Калеб и не мог ничего сказать, потому что спазмы сдавили горло. Вместо этого он обнял индейца за плечи, и они вместе вернулись в вигвам.

Сассакус улыбнулся.

– Мы будем есть и пить, ты расскажешь мне о женщине, которая пленила твое сердце, а я стану лгать тебе, что все женщины в деревне хотят взять меня в мужья, – заметив грусть Калеба, Сассакус добавил: – Ты не должен жалеть меня. Когда-нибудь, через некоторое время, если ты захочешь, погорюй обо мне и моем народе. Даже если один белый человек станет оплакивать индейца, это будет большим прогрессом. Я возрожусь в других, которые придут продолжить начатое нами. Разве я не прав, капитан?

– Конечно, прав, вождь.

* * *

Рэн проснулась и долго не могла сориентироваться в полумраке вигвама. Она увидела индеанок, которые внимательно наблюдали за ней. Девушку вдруг охватило чувство невосполнимой потери. Что же она потеряла? Уж конечно, не Малькольма! Из глаз Рэн брызнули слезы, когда она вспомнила имя, сорвавшееся с губ перед самым сном. Калеб! Неужели что-то случилось с ним? Она должна встать, двигаться, что-то делать…

Две индеанки, догадавшись о намерении девушки, ласково толкнула ее назад на постель, знаками показывая, что она должна лежать тихо. Рэн повиновалась. Скрестив на груди руки, она снова задремала. Какими пустыми казались руки… Руки должны кого-то обнимать…

– Калеб! – душераздирающе крикнула она. Женщины переглянулись и снова повторили странное имя – Ка-леб. Скоро вождь начнет обход поселка, и они назовут ему это имя и расскажут, как белая женщина оказалась в их вигваме.

Сассакус вышел на обход поселения с первыми лучами дневного света. Подойдя к вигваму женщин, он терпеливо дождался, когда ему позволят войти. Они что-то хотели ему показать. Сассакус расширил от удивления глаза, когда увидел лежащую на одеяле белую женщину, которая смотрела на него яркими янтарными глазами. Ему пришлось хлопнуть в ладоши, чтобы успокоить стрекочущих женщин, которые указывали то на Рэн, то на детей, постоянно заканчивая фразу словом «Калеб».

Рэн облизнула сухие губы и посмотрела на высокого вождя.

– Думаю, они пытаются объяснить вам, что во сне я выкрикивала это имя. Я Рэн ван дер Рис. Я приплыла сюда из Англии с капитаном ван дер Рисом и была похищена человеком, который рассчитывал получить за меня выкуп. Где я? Назовите это место.

Изумленный Сассакус опустился на колени.

– Вы женщина ван дер Риса? – недоумевающе поинтересовался он. – Мы с Калебом старые друзья. Я Сассакус. Прошлой ночью Калеб был здесь, и мы проговорили несколько часов, Я не подозревал, что вы здесь, – он пожал плечами. – Мои люди не всегда считают подходящим немедленно сообщать мне обо всех новостях. Я не могу наказать их, потому что вижу: они прекрасно позаботились о вас.

Рэн улыбнулась.

– Да, ваши люди превосходно позаботились обо мне, и я чувствую себя гораздо лучше. Я очень рада, что вы с Калебом друзья. Скажите, где он сейчас?

Лицо Сассакуса озарилось улыбкой.

– Вижу по вашим глазам, что вы любите его. Я прикажу своим воинам отвезти вас к нему. Вы вернетесь к своему народу. Мы не желаем вам зла, верьте нам.

– Я верю и хочу поблагодарить всех, особенно девочек, которые принесли меня сюда. Могу я как-то отблагодарить вас за вашу помощь?

– Достаточно того, что вы вернетесь в свой мир. Калеб – мой друг, теперь и вы станете моим другом. А сейчас вы должны позволить женщинам снять компрессы и вымыть вас. Еду вам принесут. Когда отдохнете и будете в состоянии ехать, отправитесь в путь.

Он опять тепло улыбнулся, довольный, что смог услужить своему другу Калебу.

ГЛАВА 23

Калеб въехал в Сейбрук и передал поводья коня Сзмми. Он очень устал, чувствовал себя опустошенным и испытывал глубокую душевную боль. Находиться так близко от Рэн и снова потерять ее! Будь проклят этот Уэзерли! Нужно разыскать его и выбить из него правду.

Калеб окинул взглядом поселение и подивился такой бурной деятельности в столь ранний час. В ушах стоял гул от яростного стука молотков. Прихожане Баскома трудились в поте лица: с помощью местных жителей они строили себе дома и возводили новую церковь.

Калеб прислонился к могучему дубу, наблюдая, как дружно трудились мужчины, пока не появился Баском с молитвенником в руках. Он громко завопил, стараясь перекричать стук молотков, и стал ждать, когда рабочие узнают его. Люди прекратили работу и обменялись несколькими словами со Стоунхамом. Услышав, о чем они говорят, Калеб чуть не расхохотался вслух.

– Настало время молитвы! – возвестил священник. – Отложите инструменты и присоединяйтесь ко мне, пора помолиться Господу о прощении грехов наших! Мои прихожане ожидают вон там, – изрек Баском, указывая направление сухощавой рукой.

– Мы не можем сейчас пойти на твой молебен, – возразил плотный мужчина с красным лицом. – Каждый день мы должны выполнять определенную норму, пока мы ее ни сделаем, мы не имеем права уйти со строительства. Если бы еще пару лишних рук, то тогда мы могли бы и помолиться. А вы сами не желаете нам помочь, священник? – ухмыльнулся он.

– Молитвы и прощение гораздо важнее работы, даже если эта работа заключается в возведении Храма Господня, – смиренно ответил Баском.

– Вы перестанете так думать, если сюда прискачут краснокожие. Мы работаем с рассвета до поздней ночи, а молимся по воскресеньям, – мужчина подал товарищам знак продолжать работу и взял молоток.

– Нельзя пропускать ни дня без молитвы Всевышнему, – назидательно произнес Баском. – Каждый день принадлежит Господу. Этому я должен вас научить, – он расправил узкие плечи и приосанился. – Я посланник Всевышнего!

Один из поселенцев ухмыльнулся и пробормотал:

– Тогда доставь свое «послание» в какое-нибудь другое место! – и, словно ставя точку в беседе, с энтузиазмом ударил по гвоздю молотком.

Не желая продолжать проигранный спор, Баском сердито зашагал прочь.

– Сдается мне, Господь не очень-то усердствовал, посылая к нам этого священника, – заметил один из рабочих.

Мужчины от души рассмеялись, и звуки эти долетели до уходящего Баскома. Его тонкие губы сложились в тонкую жесткую линию, и он взмолился, чтобы Бог обрушил свой гнев на тех, кто посмел выставить его на посмешище. С тех пор, как от него ушла жена, все пошло наперекосяк. Каждый день Баском замечал задумчивое выражение на лицах своих прихожан. Если мужчина не смог справиться с собственной женой, как он может совершать богослужения и вести за собой свой народ? И рехнувшаяся Сара, разумеется, не способствовала укреплению его авторитета. Сегодня Баском намеревался в присутствии всех членов собрания изгнать Сару из общества. Незамужние беременные женщины обязаны понести наказание за свои тяжкие грехи.

* * *

Солнца уже клонилось к закату, когда Рэн и сопровождающий ее отряд воинов-пикотов продвигались по тропе сквозь густые коннектикутские леса в сторону форта Сейбрук. Птицы пели вечерние песни перед тем, как устроиться на ночлег, с залива дул легкий бриз.

Рэн была очень благодарна женщинам-пикотам за трогательную заботу. На теле девушки до сих пор остались кровавые рубцы от веревок Малькольма, но следы от укусов рыжих муравьев почти исчезли благодаря прохладным компрессам из ила, которыми лечили ее индеанки.

Из-за напряженности в отношениях между колонистами и индейцами воины знаками объяснили Рэн, что здесь, у маленького ручья, несущего свои воды в реку, они покинут ее и дальше она поедет одна. Они также дали понять, что отправятся на поиски капитана ван дер Риса, чтобы сообщить о ее местопребывании. Один из индейцев, заметив на лице Рэн озабоченное выражение, махнул рукой в небо и указал на солнце, потом слегка опустил руку. Девушка поняла, что путешествие должно закончиться до наступления темноты.

Оставшись в одиночества среди удлиняющихся теней, Рэн отдыхала на берегу ручья, восхищаясь красными и золотыми бликами на поверхности воды. Перед тем как девушка покинула поселение Сассакуса, одна из женщин подарила ей прекрасное платье из мягкой оленьей кожи, расшитое бусинками и украшенное бахромой. Темные волосы Рэн были затянуты высоко на макушке ремешком из сыромятной кожи, обнажая длинную и изящную шею. День был жарким, а тропа пыльной, и Рэн с вожделением посмотрела на прохладную воду ручья.

Зачарованная искрящимися струями, она встала, быстро сбросила с себя платье и мокасины, подошла к ручью и попробовала воду ногой. Помечтав о куске душистого мыла, девушка вошла в ручей и обнаружила, что в самом глубоком месте вода доходит ей до пояса. Погрузившись в прохладу воды, Рэн засомневалась, от чего дрожит – от холода или от предстоящей встречи с Калебом. По дороге к Сейбруку все ее мысли были только о нем. Рэн и представить себе не могла, какой будет его реакция, когда Калеб увидит ее. Последнее, что Рэн знала о нем, – это то, что Сара заявила, будто он является отцом ее ребенка. А поскольку Калеб был благородным человеком, Рэн была уверена, что к данному времени он уже женился на Саре…

Усилием воли Рэн заставляла себя не думать об этом и принять все как есть, а не так, как бы ей хотелось. Но она не могла справиться с воспоминаниями: перед глазами всплывало лицо Калеба… его темные глаза, согревающие ее невидимым пламенем, дающие понять, что она прекрасна и желанна… его рот, завладевший ее губами… крепкие белые зубы, нежно покусывающие ее нижнюю губу… его руки, сильные и мускулистые, но такие чуткие и ласковые… Рэн вспоминала свои ощущения, когда гладила густые и жесткие волосы Калеба, когда его стройные крепкие бедра прижимались к ней, от чего ноги у Рэн подкашивались и она чувствовала себя беспомощной… Она слышала звуки его голоса – уверенного и повелительного, когда он отдавал приказы своей команде; бархатного и нежного, когда нашептывал ей на ухо слова любви. Насмешливые морщинки в уголках глаз, едва заметный шрам на верхней губе – все это Калеб…

Рэн подняла глаза и обнаружила, что он стоит совсем рядом. Сначала она подумала, что это просто игра воображения – слишком велико было желание увидеть любимого…

Калеб стоял на берегу, скрестив на груди руки. Он был неподвижен, как могучий дуб за его спиной; лишь глаза казались живыми. Калеб медленно протянул руку, желая прикоснуться к Рэн и убедиться, что все это не сон. Все сомнения девушки сразу же улетучились, ответы на свои вопросы она прочла в его глазах.

Рэн поплыла к нему как во сне. Не замечая своей наготы, не обращая внимания на бриз, холодящий кожу и путающий волосы, она вышла из ручья, протягивая к Калебу руки. Все чувства Рэн отражались в ее глазах.

Уже в его объятиях, при мысли, что они навеки принадлежат друг другу, в душе Рэн вновь воцарились мир и спокойствие. Глаза и губы Калеба рассеяли все сомнения, терзавшие ее.

Калеб потерял дар речи от нахлынувшего счастья. Рэн не сон! Она здесь, в его объятиях, и он уже никогда не отпустит ее…

Длинные пряди волос обрамляли прекрасное лицо Рэн. В лучах заходящего солнца тело казалось вылитым из бронзы. Калеб прижал ее к себе, положив руки на ее бедра, словно они всегда лежали там.

У Рэн от радости закружилась голова, задрожали ноги. В поисках поддержки она прильнула к Калебу и почувствовала, что ее положили на песчаный берег. Она знала, что он рядом, обнимает ее, наслаждается ее близостью и любовью. Рэн отдала тело во власть Калеба и стала рабыней его страсти. Сотни раз его ищущие, жаждущие губы завладевали ее ртом. Тысячи раз его руки ласкали ее тело, но Калеб все не мог насытиться ею. Рэн опьяняла его красотой: стройными длинными ногами, округлыми бедрами, соблазнительной, манящей высокой грудью…

От нежных прикосновений Калеба Рэн дрожала и извивалась, поощряя мужчину целовать свои гибкие бедра, позволяя проникать в лоно, сводя его с ума ответными ласками и вдохновляя действовать дальше. Закрыв глаза, с именем Калеба на устах Рэн послушно пошла за любимым в царство любви…

* * *

Ночной воздух был теплым и приятным. Рэн проснулась и первым делом подумала о Калебе. На миг девушке показалось, что все события этой волшебной ночи приснились ей. Рэн вдруг осознала, что лежит одна – обнаженная, но прикрытая рубашкой Калеба. Испугавшись, что их снова разлучили, она резко села.

Внимание Рэн привлек плеск со стороны ручья. Калеб поливал себя водой, и тонкие струйки стекали по его телу, поблескивая в лунном свете. Рэн, как загипнотизированная, с наслаждением рассматривала его мускулистую грудь, мощные бицепсы, сильную шею и гордую посадку головы.

Она встала, отбросив в сторону рубашку, и вошла в ручей, не обращая внимания на прохладу воды. Лишь одно сейчас имело значение: быть рядом с Калебом, чувствовать его близость.

Все вокруг словно замерло. Слышалось лишь тихое журчание воды и негромкая песня ночной птицы. В ручье отражались мерцающие звезды. И с новой силой в их телах вспыхнуло желание, заставляя бурлить кровь, а сердца – учащенно биться.

Рэн встала перед Калебом, гордо расправив плечи и высоко подняв голову. Она заглянула любимому в глаза и призналась:

– Я ни о чем не жалею, – голос ее был нежен. – Я бросилась в твои объятия и отвечала на ласки. Я ни о чем не жалею!

Она вопросительно сверкнула глазами.

– Я чувствовал твою нерешительность, желание пойти на попятную. Хотя это было почти незаметно, но все-таки имело место, – голос Калеба звучал низко и хрипло от бушевавших в нем чувств. Девушка опустила глаза.

– Теперь ты хорошо меня знаешь. Ты изучил меня всю. На моем теле нет такого места, которое бы осталось для тебя тайной. Но что я знаю о твоем теле? – шепот ее был едва слышен и напоминал шелест листьев.

Калеб взял руку Рэн и положил себе на грудь. Девушка склонила голову к его плечу – жест, известный всем влюбленным. Ее рука, коснувшаяся мужской груди, слегка дрожала. Пальцы Рэн медленно и нежно скользнули вдоль его тела, пробуждая жаркие волны желания, отдававшиеся сладкой болью в возбуждающейся мужской плоти.

Калеб подхватил ее на руки и понес к поросшему мхом берегу; там он бережно опустил ее на разбросанную одежду и лег рядом. Рэн осторожно, но настойчиво познавала тайны его тела, становилась хозяйкой его души. Рэн, его волшебница, пробудила в Калебе страсть и любовь. Она пленила его душу и тело и сделала мужчину своим рабом. С губ Калеба сорвался крик страсти и радости:

– Рэн!

* * *

На рассвете Калеб с нетерпением ждал Сэмми, чтобы мальчик оседлал коня. Все его мысли были о предстоящем дне, поэтому, когда он разговаривал с Рэн, Лидией и Питером, тон его был резким:

– Оставайтесь в форте. Я не знаю, когда вернусь. Проследите за доставкой провизии на корабль. Я хочу, чтобы мы были далеко в море к тому моменту, когда разразится война между пикотами и колонистами.

Когда Рэн с Лидией, взявшись за руки, отправились по своим делам, Калеб предупредил Питера:

– Уэзерли все еще бродит где-то поблизости. Он не сможет вечно жить в лесу и обязательно явится за чем-нибудь в Сейбрук. Это сулит нам одни неприятности, в особенности – Рэн. Держи ухо востро! Я оставляю обеих женщин на тебя. Не подведи, Питер!

– Не волнуйся, капитан. Мы проследим за погрузкой корабля и соберем команду. Если встретишь наших парней в Нью-Амстердаме, скажи, чтобы неслись сюда что есть духу, если не хотят, чтобы их скальпы болтались на поясах краснокожих.

Калеб бросил последний взгляд в направлении, куда удалились Лидия и Рэн. Ему до боли хотелось снова увидеть лицо любимой и крепко обнять ее. Калеб решительно вскочил на коня и выехал из форта, размышляя о предстоящей войне. Готовы ли к ней колонисты? Станут ли они достойными противниками индейцам, которые знают окрестные леса как свои пять пальцев? Калеб с содроганием представил, что могут сделать отчаявшиеся племена с молодым городом Сейбрук. Даже по одной этой причине ему хотелось увезти Рэн и свою команду как можно дальше отсюда.

В то время как Калеб ехал в сторону Нью-Амстердама, Рэн и Лидия разговаривали с женщинами форта и внимательно выслушивали указания, как пройти к ягодному полю. Со сверкающими глазами Лидия представляла, какие пироги испечет сегодня к обеду, как наварит джема на обратную дорогу.

– Если мы наберем ягод, вы дадите нам муки? – спросила Рэн улыбающуюся женщину и получила согласие.

Шагая по пыльной дороге, Лидия без умолку болтала о том, как пекут пироги, и сообщила подруге, что секрет кроется в добавлении лимона. Она сетовала, что вряд ли найдет здесь лимон для пирожков, и раздумывала, чем бы его заменить. Вдруг Рэн дотронулась до ее руки, заставив остановиться.

– Посмотри, – прошептала она.

У Лидии перехватило дыхание при виде своего мужа, который вывел Сару в центр круга, образованного пуританами. Сара выглядела очень неопрятно: волосы растрепаны, платье превратилось в лохмотья. Она прикрывала лицо руками – то ли от стыда, то ли от страха.

– Что он собирается с ней сделать? – с ужасом зашептала Рэн.

– О нет! – простонала Лидия. – Он хочет отречься от нее как от сестры, а затем заставит сделать это и родителей. Он объявит всем людям, что она совершила и за что Бог наказывает ее. О Рэн, мы не должны допустить этого! Я знаю, – быстро проговорила она, заметив колебания Рэн, – что тебе сделала Сара, но все позади. Калеб останется с тобой навсегда. Сейчас Сара уже не та, что прежде: что-то произошло с ее рассудком. Стоит только заглянуть в ее глаза, сразу поймешь, что она сошла о ума. Мне очень жаль ребенка, которого она носит.

– Что с ней будет? – спросила Рэн, оглядывая ряды пуритан в надежде, что кто-то вступится за Сару.

Никто вперед не выходил.

Лидия уловила ход ее мыслей и отрезвила девушку:

– Не жди, что кто-то из них защитит ее. Как бы ты поступила, если бы перед тобой стоял посланник Божий и утверждал, что знает, как спасти Сару? Это очень просто, сама сейчас увидишь. Баском возьмет Сару за руку и выведет из круга. Начиная с этого момента она уже не будет принадлежать никому. Ей придется самой добывать себе пищу, как дикому зверю. Баском считает, что таким образом она понесет наказание. Сара совсем сойдет с ума и в конце концов умрет. Мой бывший муженек уже сотворил нечто подобное с одной бедной старушкой, которая сказала, что у нее нет монетк