Book: Дьяволы дня 'Д'



Дьяволы дня 'Д'

Грэм Мастертон

Дьяволы дня «Д»[1]

Купить книгу "Дьяволы дня 'Д'" Мастертон Грэхэм

«Худшие из дьяволов – которых радуют войны и кровопролития, которые набрасываются на людей как самые безжалостные тигры».

Френцис Беррет

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Их приближение я заметил еще за милю: две закутанные фигуры, катившиеся на велосипедах между белых, зимних деревьев; лица их были плотно обмотаны шарфами. Когда они приблизились, я смог услышать их разговор и увидеть клубившийся вокруг их ртов пар. Это было в декабре, в Нормандии – туманной и серой, как фотография, – и печальное красное солнце уже опускалось за лесистые холмы. Если не считать этих двух французских работяг, медленно приближавшихся ко мне на своих велосипедах, я был на дороге один, стоя со своей топографической треногой на жесткой, покрытой инеем траве; рядом, на обочине, под неуклюжим углом, стоял нанятый мною желтый «Ситроен». Было так чертовски холодно, что я едва мог чувствовать руки и нос и почти не топал ногами, чуть ли не из боязни, что отвалятся пальцы.

Мужчины подъехали еще ближе. Это были два старика, одетые в простенькие куртки и береты; на спине одного висел потрепанный армейский рюкзак с торчащим наружу длинным французским батоном. Шины их велосипедов оставляли на покрытой седым инеем дороге белые, пушистые следы. Здесь, в сельских глубинах Швейцарской Нормандии, транспорта почти не было, если не считать редкие трактора и еще более редкие «Ситроены-Мазерати», со свистом проносившиеся сквозь ледяные метели на скорости в девяносто миль в час.

– Bonjour, messieurs, – крикнул я, и один из стариков притормозил и соскочил на землю. Он подвел свою машину прямо к треноге и сказал:

– Bonjour, monsieur. Qu'est-ce que vous faites?[2]

– Мой французский не слишком хорош. Вы говорите по-английски?

Мужчина кивнул.

– Ну, – сказал я, показывая через долину на холодные, серебряные холмы, – я делаю карту. Une carte.[3]

– Ah, oui, – сказал старик. – Une carte.[4]

Другой мужчина, все еще сидевший верхом на своем велосипеде, опустил шарф и высморкался.

– Это для новой трассы? – спросил он меня. – Для нового шоссе?

– Нет, нет. Для исторической книги одного человека. Карта всей этой местности для книги о Второй Мировой Войне.

– Ah, la guerre. – кивнул первый. – Une carte de la guerre, hunh?[5]

Один из стариков достал голубой пакетик «Житан» и предложил одну мне. Обычно я не курил французских сигарет: отчасти из-за высокого содержания смолы, а отчасти из-за того, что они пахли паленым конским волосом; но я не хотел показаться невежливым – спустя лишь два-то дня в северной Франции. Да к тому же я был рад пятнышку тепла, которое давал кончик тлевшей сигареты. Некоторое время мы курили, молча улыбаясь друг другу, как это делают люди, каждый из которых не достаточно хорошо знает язык другого. Затем старик с батоном произнес:

– Они сражались по всей долине; и ниже по реке – тоже. Орне. Я очень хорошо это помню.

– Танки, понимаете? – сказал другой. – Здесь и здесь. Американцы шли из Клеси, с той стороны дороги, а немцы отступали по долине Орне. Как раз там, куда вы смотрите, возле Понт Д'Уолли, была очень тяжелая битва. Но в те дни у немцев уже не осталось шансов. Американские танки пересекли реку по мосту у Ле Вей и разгромили их. Ночью, прямо с этого места, можно было видеть, как до самого поворота реки горели немецкие машины.

Я выпустил дым и пар. Было так сумрачно, что я с трудом различал возле Уолли тяжелые плечи гранитных утесов, где река Орне расширялась и поворачивала перед тем как проскользнуть через плотину возле Ле Вей и, пенясь, помчаться на север. В этот призрачный декабрьский вечер были слышны лишь слабые звуки бегущей воды и печальный звон церковного колокола в дальней деревушке, и нам, стоявшим среди инея и холода, легко могло показаться, что мы были одни на всем европейском континенте.

– Она была жестокая, та битва, – сказал старик с рюкзаком. – Никогда не видел такой жестокой. Мы взяли трех немцев, но это было не трудно. Они были счастливы сдаться. Помню, как один сказал: «Сегодня я сражался с дьяволом».

Другой старик кивнул.

– Der Teufel.[6] Вот, что он сказал. Я был там. Вот он и я – мы кузены.

Я улыбнулся обоим. На самом деле я просто не знал, что сказать.

– Ну, – сказал мужчина с хлебом, – нам пора возвращаться – чтобы поесть.

– Спасибо, что остановились, – сказал я ему. – Довольно уныло стоять тут в одиночестве.

– Вы интересуетесь войной? – спросил второй старик.

Я пожал плечами.

– Не особенно. Я картограф. Делаю карты.

– Есть много историй о войне. Некоторые из них – просто выдумки. Но здесь вокруг ходит много рассказов. Как раз там, внизу, возле Понт Д'Уолли, в кустах стоит американский танк. Люди по ночам рядом с ним не ходят. Говорят, что внутри, когда темно, там переговаривается мертвый экипаж.

– Настоящие привидения.

Старик укутал лицо в свой шарф, так что остались видны только старые, обрамленные морщинами глаза. Он выглядел, как арабский прорицатель или как человек с ужасными ранами. Затем он натянул перчатки, и я услышал его приглушенный голос:

– Это исключительные истории. Я считаю, что на всех полях сражений есть привидения. Но так или иначе, le potage's attend.[7]

Два старых кузина одновременно помахали мне и затем вновь покрутили свои педали. Вскоре они свернули и исчезли за покрытыми туманом деревьями, а я вновь остался один, окоченевший от холода и почти готовый все упаковать и отправиться проглотить какой-нибудь обед. Да и солнце теперь было поглощено клином опускавшегося тумана, и я с трудом различал руки перед своим лицом, не говоря уже о вершинах отдаленных утесов.

Загрузив свое оборудование в багажник «Ситроена», я влез за руль и потратил пять минут в попытках завести мотор. Проклятая штуковина издавала звуки, подобные ржанию лошади, и я чуть было не вышел чтобы пнуть ее, как того заслуживало бы животное, но тут машина кашлянула и ожила. Я включил фары, развернулся и поехал назад, в Фалейс и мой грязный отель.

Однако, проехав около полумили, я увидел знак, гласивший: «Понт Д'Уолли, 4 км». Я посмотрел на свои часы: было только половина пятого, – и подумал, не стоило ли сделать крюк, чтобы взглянуть на танк с привидениями, про который говорили старые кузины. Если бы он был настоящим, то я мог бы завтра, при дневном свете, сфотографировать его: может, Роджеру подойдет для его книги. Роджер Келман был тем самым парнем, который написал исторический труд и для которого я рисовал все эти карты. Дни после дня «Д» и все, что имело отношение к военным достопримечательностям, заставляло его облизывать свои губы, как кот Сильвестр.

Я повернул налево – и немедленно пожалел, что сделал это. Дорога уходила резко вниз, извиваясь между деревьев и скал, и была скользкой ото льда, грязи и полузамерзшего коровьего дерьма. Маленький «Ситроен» дергался и раскачивался из стороны в сторону; лобовое стекло запотело от моего взволнованного дыхания, и мне пришлось опустить боковое и высунуться наружу – нешуточное дело, учитывая, что температура там была гораздо ниже нуля.

Я проехал мимо тихих, заброшенных ферм, с осевшими сараями и закрытыми окнами. Я проехал серые поля, на которых, словно грязные картинки из головоломки, стояли коровы, со свисавшей с их щетинистых губ замерзшей слюной. Я проехал закрытые ставнями дома и поля, сходившие под наклоном к темной, зимней реке. Единственным признаком жизни, встретившимся мне, был стоявший возле обочины трактор с заведенным двигателем и колесами, которые от затвердевшей на них коричневато-желтой глины были в два раза больше своего действительного размера; в его кабине никого не было.

Наконец, между твердыми каменными стенами, под аркадой переплетенных безлистных ветвей, через мост, – петляющая дорога провела меня к Уолли. Я выискивал глазами танк, о котором рассказали мне старики, но с первого раза все равно его не заметил и потратил пять минут на то, чтобы на всем обратном пути, по которому только что проехал, бороться с глупой машиной, дважды глохнуть и едва не врезаться в ворота фермы. Я увидел, как на грязном дворе открылась массивная дверь и на меня с подозрением уставилась женщина, с серым лицом, в белом кружевном чепчике; но потом дверь закрылась, а я врубил «Ситроен» на что-то похожее на вторую передачу и снова выехал на дорогу.

Этот танк можно было бы не заметить и средь бела дня, не говоря уже о сумерках в разгар морозной нормандской зимы. Но только сделав поворот, я сразу его увидел, и через несколько ярдов мне удалось остановить «Ситроен», стонавший и жаловавшийся своей подвеской. Я шагнул из машины в кучу коровьего навоза, но хорошо, что он хоть не вонял при такой температуре. Потом очистил ботинок о камень, лежавший возле дороги, и направился посмотреть на танк.

Он был темный и неуклюжий, но удивительно маленький. Я полагаю, что мы настолько привыкли к огромным армейским танкам, что забыли какими крошечными на самом деле были танки Второй Мировой войны. Его поверхность была черной и покрыта чешуйками ржавчины; а живая ограда разрослась настолько, что танк, со своей башней, гусеницами и короткой пушкой, опутанными кружевами боярышника, выглядел, как какая-то своеобразная спящая красавица. Я не знал точно, какого типа был этот танк, но предположил, что, может быть, «Шерман» или что-то подобное. Явно, что он был американским: на его боку проглядывала поблекшая и проржавевшая звезда и что-то вроде рисунка, который время и погода почти уже стерли. Я пнул машину, и она отозвалась слабым, пустым и гудящим звуком.

По дороге медленно шла женщина с алюминиевым молочным ведром. Приближаясь, она осторожно меня разглядывала, но, когда подошла ближе, остановилась и поставила свое ведро на землю. Она была очень молода – двадцать три или двадцать четыре, – на голове ее была повязана косынка в красный горошек. По-видимому, она была дочерью фермера. Ее руки загрубели от предрассветных доек в холодных сараях, щеки были ярко-малиновыми, как у размалеванной крестьянской куклы.

– Bonjour, mademoiselle, – сказал я. Девушка ответила внимательным кивком.

– Вы американец? – спросила она.

– Верно.

– Я так и подумала: только американцы стоят и смотрят.

– Вы хорошо говорите по-английски.

Она не улыбнулась.

– Я три года была помощницей по хозяйству в Англии, в Пиннере.

– Но затем вернулись на ферму?

– Моя мать умерла – отец был совсем один.

– У него преданная дочь.

– Да, – сказала она и опустила глаза. – Но я надеюсь когда-нибудь снова уехать. Здесь очень одиноко. Очень тоскливо.

Я повернулся к мрачной, приводящей в уныние махине танка.

– Мне говорили, что здесь водятся привидения, – сказал я. – Ночью можно услышать переговоры экипажа.

Девушка промолчала.

Я некоторое время подождал, потом снова повернулся и посмотрел на нее через дорогу.

– Это правда, как вы думаете? Его посещают призраки?

– Вы не должны об этом говорить, – произнесла она. – Если о них говорить, то свернется молоко.

Я взглянул на ее алюминиевое ведерко.

– Вы серьезно? Если говорить о призраках в танке, то испортится молоко?

– Да, – прошептала она.

Я думал, что я уже слышал все, но это меня удивило. Здесь, в современной Франции, образованная молодая леди шептала рядом со старым, разбитым танком «Шерман», боясь, что свернется ее свежее молоко. Я положил руку на холодное ржавое крыло танка и почувствовал, что нашел что-то совершенно особенное. Роджер был бы от этого в восторге.

– А вы сами слышали призраков? – спросил я у девушки.

Она быстро покачала головой.

– А вы знаете кого-нибудь, кто слышал? Кого-нибудь, с кем я мог бы поговорить?

Девушка подняла свое ведро и тронулась дальше. Но я пересек дорогу и пошел рядом с ней, хотя она и не собиралась ни смотреть на меня, ни отвечать на мои вопросы.

– Я не хочу быть любопытным, мадемуазель. Но мы с приятелем пишем книгу: все о дне «Д» и о том, что случилось после. И, кажется, что это как раз та история, которую я бы действительно смог использовать. Вот что я имею в виду. Несомненно, кто-то же слышал голоса, если они реальны?

Она остановилась, и на мне изучающе замер ее твердый взгляд. Она была необычайно хороша для нормандской крестьянки: с прямым носом, какой можно увидеть у женщин на гобелене Байо,[8] и переливающимися зелеными глазами. Под забрызганной грязью короткой курткой, скромной юбкой и резиновыми ботинками скрывалась совершенно замечательная фигура.

– Я не знаю, что заставляет вас так трепетно к этому относиться, – сказал я. – Это просто сказка, правда? Я хочу сказать, что призраков не существует, ведь так?

Она продолжала пристально на меня смотреть и затем произнесла:

– Это не призрак, это другое.

– Что вы подразумеваете, говоря «другое»?

– Я не могу сказать.

Она продолжила свой путь, и на этот раз так быстро, что я едва за ней поспевал. Надо думать, что если ходить два раза в день до коровника и обратно по три мили, мускулы на ногах станут хорошо тренированными. К тому времени когда мы дошли до покрытых мхом ворот, возле которых я разворачивал свой «Ситроен», мое дыхание стало хриплым, а горло болело от сырого и холодного воздуха.

– Это моя ферма, – сказала она. – Теперь я должна идти.

– Вы мне больше ничего не скажете?

– Нечего говорить. Танк стоит там со времен войны. Более тридцати лет, не так ли? Как можно услышать в танке голоса спустя тридцать лет?

– Это как раз то, о чем я вас спрашиваю, – сказал я.

Она повернула лицо в профиль. У нее были печально изогнутые губы, и, вместе с этим прямым, аристократическим носом, ее внешность была почти прекрасной.

– Вы скажете мне, как вас зовут? – спросил я.

Она улыбнулась едва заметной улыбкой и сказала:

– Мадлен Пассерель. Et vous?[9]

– Ден, сокращенно от Дениэль, Мак-Кук.

Девушка протянула мне свою руку, и мы обменялись рукопожатием.

– Приятно было с вами познакомиться, – сказала она. – А теперь я должна идти.

– Я смогу снова вас увидеть? Я завтра опять буду здесь. Мне нужно закончить карту.

Она покачала головой.

– Я не пытаюсь к вам приставать, – успокоил я ее. – Может быть, мы могли бы сходить вместе выпить. У вас есть здесь поблизости бар?

Я оглядел холодный и мокрый сельский пейзаж, коров, собравшихся возле ограды по другую сторону дороги, и поправился:

– Ну, может быть, небольшой отель?

Мадлен покрутила свое молочное ведро.

– Думаю, что я слишком занята, – сказала она. – И, кроме того, мой отец нуждается в постоянной заботе.

– А кто пожилая женщина?

– Какая пожилая женщина?

– Когда я разворачивался, я видел пожилую женщину в дверях. На ней был белый кружевной чепчик.

– А… это Элоиз. Она живет на ферме всю свою жизнь. Она была сиделкой у моей матери, когда та была больна. А-а, есть кто-то, с кем можно поговорить, если вы заинтересовались рассказами о танке. Она очень суеверна.

Наступили холодные сумерки. Я раскашлялся.

– Могу я поговорить с ней сейчас?

– Не сейчас. Может быть, завтра днем, – сказала Мадлен.

Она двинулась через двор фермы, но я нагнал ее и схватился за ручку ее молочного ведерка.

– Послушайте, как насчет завтра? – спросил я. – Я могу заехать около полудня. Вы не смогли бы уделить мне несколько минут?

Я был решительно настроен не дать ей уйти, пока не добьюсь от нее чего-то вроде твердого обещания. Танк, с его привидениями, был очень интересен, но сама Мадлен Пассарель была куда более интересна. Обычно не приходится рассчитывать на какие-то события, когда рисуешь военную карту северной Франции, а несколько стаканов вина и кувыркание с фермерской дочкой в коровнике, пусть даже в середине зимы, – это лучше, чем тихое и одинокое принятие пищи в коричневом, пропахшем чесноком мавзолее, как в моей гостинице в шутку называли столовую.

Мадлен улыбнулась.

– Очень хорошо. Приезжайте – поедите вместе с нами. Но в одиннадцать тридцать: у нас во Франции ленч рано.

– Вы скрасили мою работу. Большущее спасибо.

Я потянулся, чтобы поцеловать ее, но мои ноги скользнули по перемешанной грязи, и я чуть не потерял равновесие. Чтобы сохранить свое достоинство, я превратил это неловкое движение в три быстрых шага, но поцелуй вылетел на морозный воздух облачком пара и исчез в сумерках.

– Au revoir,[10] мистер Мак-Кук. До завтра.

Я пронаблюдал, как она пересекла двор и исчезла в дверях. С вечернего неба начинала сыпаться холодная изморось, которая часа через два должна была, вероятно, превратиться в снег. Я вышел со двора и побрел по дороге назад, к Понт Д'Уолли, где оставил свою машину.

Было тихо, сыро и темно. Я натянул шарф до носа и затолкал руки глубоко в карманы плаща. Справа от меня было слышно, как Орне бежала по коричневым гранитным камням своего мелкого русла, а слева, сразу за живой изгородью, поднимались грязные глыбы утесов, давших этой части Нормандии свое имя – Швейцарская Нормандия. Камни были покрыты слизью, мхом и паутиной висящих корней деревьев; и можно было вообразить необычных и злобных тварей, таившихся в их щелях и трещинах.

Я не имел представления, как далеко я прошел с Мадлен по дороге. Но прошло пять минут, прежде чем я увидел на обочине мою желтую машину и черную груду заброшенного танка. Изморось теперь переходила в крупные, влажные хлопья полурастаявшего снега; и я поднял воротник своего пальто и прибавил шагу.



Кто знает какие необычные шутки могут сыграть с вами глаза во время снегопада и темноты? Когда глаза устали, можно принять темную тень на периферии поля зрения за метнувшуюся прочь кошку; может показаться, что тени лежат сами по себе, ничем не отбрасываемые, а деревья перемещаются. Но тем вечером, на дороге в Понт Д'Уолли, я был уверен, что мои глаза не шутили со мной, и я видел нечто. Есть французский дорожный знак, предупреждающий, что ночь может ввести вас в заблуждение, но я, тем не менее, думаю, что то, что я видел, не было оптическим обманом. Этого было достаточно для того, чтобы заставить меня остановиться и почувствовать, как по моей коже пробежал мороз, который был сильней холода вечернего воздуха.

Сквозь кружившийся снег в нескольких ярдах от брошенного танка я увидел костлявую фигуру, белевшую в темноте, ростом не более пятилетнего ребенка; казалось, что она прыгала или бегала. Это зрелище было таким внезапным и необычным, что я на некоторое время испугался, но затем побежал вперед и крикнул:

– Эй! Ты!

Мой крик отозвался безжизненным эхом от близлежащих камней. Я всматривался в темноту, но там никого не было. Только ржавая махина танка «Шерман», оплетенная ветками боярышника. Только мокрая дорога и шум реки. Не было признаков какой-либо фигуры или какого-либо ребенка. Я подошел к машине и осмотрел, нет ли разрушений: на случай, если та фигура была вандалом или вором; но «Ситроен» был нетронут. В задумчивости я влез в машину и некоторое время сидел там, протирая руки и голову носовым платком и размышляя о том, что за чертовщина здесь происходит.

Потом я завел двигатель «Ситроена», но перед тем как тронуться бросил последний взгляд на танк. И этот взгляд принес мне действительно странное чувство: мысль, что он, неподвижный, гниет возле этой обочины с 1944 года, и что на этом самом месте Американская Армия сражалась за освобождение Нормандии. Впервые за мою картографическую карьеру, я почувствовал, что история была жива, почувствовал, что история двигалась под моими ногами. Мне стало интересно, находились ли до сих пор скелеты экипажа внутри танка; но я решил, что их, очевидно, много лет назад достали и предали подобающему захоронению. Французы относились к останкам людей, погибших за их освобождение, с красивым и серьезным почтением.

Я отпустил тормоз и поехал по темной дороге, через мост, вверх по петлявшей по склону дороге, к главному шоссе. Снег залеплял лобовое стекло, и маленькие, устаревшие стеклоочистители «Ситроена» имели почти столько же успеха в его очистке, как и два гериатретика, подметающих серпантин после парада Линди на Уолл Стрит. Выезжая на главную транспортную магистраль, я чуть не столкнулся с «Рено», мчавшимся сквозь снежный туман на восьмидесяти пяти. Vive la vеlositе,[11] – подумал я, тащась по направлению к Фалейс на двадцати.


На следующий день, в гостиничной столовой с высокими потолками, я поглощал торжественный завтрак из кройссантов и кофе с вареньем, рассматривая самого себя в покрытом пятнышками зеркале и пытаясь разгадать из номера Le Figaro, приколотого к высокой доске, что, черт побери, происходило сейчас в мире. На другом конце комнаты толстый француз с навощенными усами и огромной белой салфеткой, заткнутой за воротник его рубашки, так жадно пожирал выпечку, как будто хотел поднять цены акций хлебобулочной промышленности. Официантка в черном, с измученным лицом, шлепала в теннисных тапочках по черно-белому кафельному полу, и, несомненно, давала вам понять, что вы одиноки и нежеланны и что хотите есть лишь потому, что вы беспардонное насекомое-вредитель. Я думал о смене гостиницы, но потом вспомнил Мадлен, и мне показалось, что не все так уж плохо.

Большую часть утра я провел на новом повороте дороги, которая приходила в Клеси с юго-востока. Сухой ветер унес за ночь почти весь снег, но было все еще крайне холодно; в долине лежала замерзшая деревушка, с раскинувшимися далеко за ней горными хребтами, с жителями, снующими в дверях, занимающимися огородами, или стиркой, или дровами; на остроконечной верхушке церкви звонили часы, и Нью-Йорк казался таким далеким.

Может быть, я был рассеян, но снял только половину показаний, которые рассчитывал сделать, и к одиннадцати, когда на церкви отзвонили часы, я свернулся и был готов ехать к Понт Д'Уолли. Я потрудился заехать в деревенский магазин и купил очень недорогую бутылку «Бордо»: лишь на случай, если отцу Мадлен потребуется немного умиротворения. Для самой Мадлен я купил коробку засахаренных фруктов. В Нормандии очень гордятся своими засахаренными фруктами.

Мотор «Ситроена» кашлянул и заглох. Но в конце концов я выбрался по виляющей дороге к мосту. Здешние сельские пейзажи при свете дня не казалась намного более гостеприимными, чем вечером. Над полями виднелась холодная, легкая серебряная дымка, а над вязами, словно грязный тюль, висел туман. Коровы были все еще там: они терпеливо стояли на холоде, жевали бесцветную траву и выдыхали такое количество пара, что все это было похоже на комнату, набитую заядлыми курильщиками.

Я переехал по каменному мосту через плескавшуюся подо мной Орне и притормозил, чтобы увидеть танк.

Он стоял – тихий и разбитый, оплетенный кустарником и ползучими безлистными побегами. На минуту я остановился и опустил стекло, чтобы рассмотреть ржавые колеса, слетевшие гусеницы и маленькую, темную, покрытую чешуйками башню. В нем было что-то глубоко зловещее и печальное. Он воскресил в моей памяти заброшенный порт Малберри, который все еще стоит на берегу Арроманша, на Нормандском побережье пролива Ла Манш, мрачным напоминанием 6 июня 1944 года, которое никогда не сможет быть равноценно заменено никаким каменным монументом или статуей.

Некоторое время я оглядывал мокрые кусты, а затем снова завел машину и поехал дальше, к ферме Мадлен. Я завернул в ворота, разбрызгивая жидкую грязь, лежавшую на дворе, по которому носились, хлопая крыльями, куры, а стадо грязных гусей рванулось прочь, как атлеты во время забега.

Я вышел из машины, осторожно выбирая места, куда ставить ноги, и протянул руку за своими подарками. За моей спиной открылась дверь, и я услышал, как кто-то направился в мою сторону.

– Bonjour, monsieur. Qu'est-ce que vous voulez?[12] – произнес голос.

Невысокий француз, в грязных штанах, грязных ботинках и грязной коричневой куртке, держа руки в карманах, стоял на дворе. У него было длинное нормандское лицо; он курил «Голуаз», которая, казалось, была постоянно приклеена к его губам. Берет был натянут по самые уши, что придавало ему совершенно деревенский вид; но глаза его горели, и он выглядел, как фермер, который не потерял своей хитрости.

– Меня зовут Ден Мак-Кук, – сказал я ему. – Ваша дочь пригласила меня на ленч. Э-э – pour dejeuner?[13]

– Да, месье. Она мне говорила. Я Жак Пассарель.

Мы обменялись рукопожатием, и я протянул ему бутылку вина и сказал:

– Это я привез вам. Надеюсь, вам нравится. Это бордо.

Жак Пассарель секунду помедлил, а затем залез в нагрудный карман и извлек оттуда очки в проволочной оправе. Он зацепил их за уши и внимательно изучил бутылку. Я чувствовал себя совершившим откровенно наглый поступок, словно предложил вакуумную упаковку бекона «А amp;Р» фермеру из Кентукки, разводящему свиней. Но француз снова кивнул и сказал:

– Merci bien, monsieur.[14] Я сохраню это на dimanche.[15]

Он провел меня через массивную дверь на кухню. Там была пожилая женщина, Элоиз, в своем сером платье и кружевном чепчике; она кипятила медную кастрюлю, полную яблок. Жак познакомил нас, и мы пожали друг другу руки. Пальцы женщины были мягкими и сухими, на одном из них было кольцо с крошечной библией. У нее было одно из тех простых, бледных и морщинистых лиц, которые можно иногда увидеть пристально смотрящими из окон домов стариков или из окон автобусов, вывозящих престарелых на загородные прогулки. Но она ходила выпрямив спину и, казалось, была в доме Пассареллей независимой и имеющей власть.

– Мадлен сказала мне, что вы интересуетесь танком, – произнесла она.

Я взглянул на Жака, но тот, казалось, не слушал. Я кашлянул и проговорил:

– Несомненно. Я делаю карту этой местности для книги о дне «Д».

– Танк стоит здесь с июля сорок четвертого. С середины июля. Он погиб в очень горячий день.

Я посмотрел на женщину. У нее были выцветшие голубые глаза, как цвет неба после весеннего ливня, и было совершенно невозможно понять, смотрели они наружу или внутрь.

– Может быть, мы сможем поговорить после ленча, – сказал я.

Из заполненной паром и ароматом яблок кухни мы прошли по узкой темной прихожей с голыми дощатыми полами, и Жак, открыв дверь, произнес:

– Вы не жалуетесь на аппетит?

Очевидно, это была его гостиная, – комната, которая предназначалась только для визитеров. Она была мрачная, свет закрывали тяжелые шторы; там пахло пылью, застоявшимся воздухом и мебельным лаком. В ней стояли три обтянутых ситцем кресла, выполненных в том же стиле, который можно увидеть в любом крупном meubles[16] магазине во Франции; на стене висел медный угольный нагреватель. Еще в ней была пластиковая мадонна с небольшой емкостью под святую воду, и покрытый темным лаком сервант, со свадебными фото и фотографиями внуков, каждая на своей собственной кружевной салфетке. Высокие часы устало и неспешно отсчитывали мгновения зимнего утра.

– Я бы с удовольствием выпил кальвадос, – сказал я Жаку. – Я не знаю ничего лучшего, чем можно согреться в холодный день. Это даже лучше, чем «Джек Дениэлс».

Жак достал из серванта две маленьких рюмки и, откупорив пробку, налил в них напиток. Протянув одну рюмку мне, он торжественно поднял свою.

– Sante,[17] – сказал он тихо и опрокинул содержимое в горло.

Я потягивал свое более осторожно. Кальвадос, нормандское яблочное бренди, – крепкая штука, а сегодня днем мне предстояла кое-какая работа, требующая трезвого рассудка.

– Вы были здесь летом? – спросил Жак.

– Нет, никогда. Это лишь моя третья поездка в Европу.

– Здесь не так уж приятно зимой. Грязь и холод. Но летом здесь просто великолепно. К нам приезжают со всей Франции и Европы. Можно нанять лодку и прокатиться по реке.

– Это звучит потрясающе. А американцев много бывает?

Жак пожал плечами.

– Один-два. Иногда несколько немцев. Но не многие приходят сюда. Понт Д'Уолли – все еще болезненное воспоминание. Немцы бежали отсюда, словно за ними гнался сам дьявол.

Я проглотил немного больше кальвадос, и оно обожгло мое горло, словно в нем оказалась полная лопата горячего кокса.

– Вы второй, кто говорит это, – сказал я. – Der Teufel.[18]

Жак слегка улыбнулся, и эта улыбка напомнила мне, как улыбалась Мадлен.

– Мне надо переодеться, – сказал он. – Я не хочу выглядеть за ленчем как грязнуля.

– Давайте. Мадлен будет здесь?

– С минуты на минуту. Она хотела накраситься: ну… у нас не часто бывают гости.

Жак вышел, а я подошел к окну и выглянул в сад. Все деревья стояли голыми и подрезанными, а трава была белой от инея. На грубую березовую ограду в дальнем конце сада села птичка, но быстро упорхнула. Отвернувшись от окна, я оглядел комнату.

На одной из фотографий, стоявших в серванте, была изображена молодая девушка с завивкой в стиле сороковых, и я предположил, что это, должно быть, мать Мадлен. Там была и цветная фотография самой Мадлен в детстве, с улыбавшимся на заднем плане священником, и официальный портрет Жака, в белой рубашке с высоким воротником. Кроме всего прочего, в серванте располагался макет средневекового кафедрального собора с колечком оплетенных вокруг шпиля волос. Я не смог решить, что это в действительности должно было обозначать, но, с другой стороны, я и не был римским католиком и не углублялся в религиозные пережитки.

Я уже собрался взят макет, чтобы рассмотреть его получше, когда дверь в гостиную открылась. Это была Мадлен. На ней было бледно-кремовое шелковое платье; ее волосы темной блондинки были зачесаны назад и поддерживались черепаховыми гребнями, губы накрашены ярко-красной помадой.

– Пожалуйста, – сказала она, – не трогайте это.

Я поднял руки от крошечного собора.

– Простите. Я только собирался посмотреть.

– Это принадлежало моей матери.

– Простите.

– Все в порядке. Не берите в голову. Мой отец предложил вам выпить?

– Конечно. Кальвадос. У меня уже звенит от него в ушах. Не собираетесь ко мне присоединиться?

Она покачала головой.

– Я не могу его пить. Мне дали его однажды, когда мне было двенадцать, и меня стошнило. Теперь я пью только вино.

Мадлен присела, и я сел напротив.

– Вам не стоило наряжаться специально для меня. Но все равно: вы выглядите великолепно.

Она покраснела. Не много, всего лишь слабый оттенок, но, тем не менее, это была краска. Я уже долгие годы не встречал такой скромности.

– Вчера вечером со мной произошел очень странный случай, – сказал я. – Я возвращался к своей машине и – могу поклясться – я видел что-то на дороге.

Она взглянула на меня.

– Что это было?

– Ну, я не уверен. Похоже на маленького ребенка, но слишком тонкое и костлявое для маленького ребенка тело.

Несколько секунд она молча на меня смотрела, а затем сказала:

– Я не знаю. Наверное снег.

– Я чертовски перепугался, что бы это ни было.

Она рассеяно теребила тесемки на подлокотнике своего кресла.

– Это атмосфера, среда вокруг танка. Она заставляет людей ощущать что-то – понимаете: что-то – чего там нет. Элоиз, если вы захотите, расскажет вам несколько историй.

– Вы сами в них не верите?

Она пожала плечами.

– Что толку? Только пугать себя. Я больше думаю о реальных вещах, а не о призраках и духах.

Я поставил свою рюмку на небольшой столик для закусок.

– У меня создалось впечатление, что вам здесь не нравится.

– Здесь, в доме моего отца?

– Нет – в Понт Д'Уолли. Это явно не центр развлечений северной Франции, не так ли?

Мадлен встала и подошла к окну. Стоя против серого зимнего света, она казалась неясным темным силуэтом.

– Я не слишком много думаю о развлечениях, – сказала она. – Если бы вы жили здесь, в Понт Д'Уолли, тогда бы вы знали, что такое печаль и что нет ничего хуже печали.

– Не может быть, чтобы вы любили и вас покинули.

Она улыбнулась.

– Допускаю, что вы имели право это сказать. Я любила жизнь, и я потеряла любовь к жизни.

– Не уверен, что понимаю, – произнес я, но в этот момент в прихожей прозвенел звонок, и Мадлен повернулась и сказала:

– Готов ленч. Пойдемте лучше.

Сегодня ленч был в столовой, хотя я подозревал, что они обычно едят на кухне, особенно когда на их ботинках по три дюйма грязи, а аппетит как у лошадей. Когда Элоиз поставила на овальный стол огромную супницу с горячим коричневым луковым супом и хрустящий чесночный хлеб, я понял, что умираю от желания попробовать домашней кухни. Жак, в аккуратно отутюженном коричневом костюме, стоял уже во главе стола, и, когда мы сели по местам, он наклонил к нам свою лысеющую голову и произнес молитву:

– О, Господи, кто дает нам все то, что мы едим, спасибо тебе за эту пищу. И предохрани нас от разговоров зла во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

Я посмотрел через стол на Мадлен, пытаясь задать своими глазами вопрос: «От разговоров зла? О чем это? Про голоса в танке? Или что-то другое?» Но внимание Мадлен было приковано к большой супнице, из которой Элоиз разливала полные тарелки пышущего жаром прозрачного, коричневого супа; и умышленно ли она избегала моего взгляда или нет, она не подняла своих глаз до тех пор, пока вновь не заговорил ее отец.

– Верхнее поле замерзло, – сказал он и промокнул губы салфеткой. – Я пропахал утром гектар, и вместе с землей выворачивается лед. Здесь десять лет не было такого холода.

– Будут и похлеще зимы, – сказала Элоиз. – Собаки знают.

– Собаки? – спросил я у нее.

– Верно, месье. Когда собака не отходит далеко от дома и кричит ночью, то это значит, что три года подряд по ночам будет прибавлять холода.

– Вы верите в это? Или это просто французская деревенская примета?

Элоиз хмуро посмотрела на меня.

– Причем тут верите или не верите? Это правда. Это и при мне самой случалось.

– Элоиз имеет свой подход к природе, мистер Мак-Кук, – вмешался Жак. – Она может вылечить вас молочком одуванчика или заставить заснуть лопухом и тимьяном.

– А может она изгонять призраков?

– Ден… – вздохнула Мадлен.

Но Элоиз не смутилась. Она изучила меня своими водянистыми глазами и почти улыбнулась.

– Надеюсь, вы не подумаете, что я нетерпелив, – сказал я. – Но мне кажется, что все вокруг вроде как обеспокоены этим танком, и если бы вы могли изгнать это…

Элоиз медленно покачала головой.

– Только священник может изгонять, – сказала она мягко, – и единственный священник, готовый нам поверить, слишком стар и слишком слаб для таких вещей.

– Вы действительно верите, что танк посещается?

– Смотря что понимать под «посещается», месье.

– Ну, насколько я смог понять, предполагают, что мертвый экипаж по ночам переговаривается между собой. Это так?

– Некоторые говорят, что так, – сказал Жак.



Я посмотрел на него.

– А что же говорят другие?

– А другие совсем не будут об этом говорить.

Элоиз осторожно черпала ложкой свой суп.

– Никто не знает многого об этих танках. Но они не были похожи на обычные американские танки. Они отличались, сильно отличались; и отец Энтон, наш священник, говорит, что они были карой, пришедшей из l'enfer,[19] из самого ада.

– Элоиз, неужели нам обязательно об этом говорить? – сказала Мадлен. – Мы же не хотим, чтобы испортился ленч.

Но Элоиз подняла руку.

– Это не имеет значения. Этот молодой человек хочет знать о танке, и почему бы ему не узнать о нем?

– Каким образом они отличались? – спросил я. – Мне он кажется обычным танком.

– Ну, – начала объяснение Элоиз, – они были целиком выкрашены черным, но теперь вы не можете этого увидеть: от ржавчины и непогоды краска слезла. Их было тринадцать. Я знаю, потому что я их считала, когда они шли по дороге от Ле Вей. Тринадцать, в тринадцатый день июля. Но – самое странное – они никогда не открывали люков. Большинство американских танков проезжали с открытыми люками и солдаты кидали нам конфеты, сигареты и нейлоновые чулки. Но эти танки пришли, и мы никогда не видели, кто их привел. Они всегда были закрыты.

Мадлен закончила суп и выпрямилась на своем стуле. Она была очень бледной, и было совершенно очевидно, что весь этот разговор ее расстраивает.

– Вы говорили о них каким-нибудь американцам? – спросил я. – Не рассказывали они вам когда-нибудь, что это были за танки?

– Они не знали или не хотели разговаривать, – произнес Жак, рот которого был полностью забит чесночным хлебом. – Они говорили просто: «специальное подразделение», – вот и все.

– Только один из них остался, – перебила Элоиз. – Тот, который все еще стоит там, вниз по дороге. Он повредил гусеницу и остановился. Но американцы ничего не сделали, чтобы забрать его отсюда. Вместо этого они пришли на следующий день и заварили башню. Да, они заварили его, а затем пришел английский священник и прочитал над ним молитву – и оставили его гнить.

– Вы имеете в виду, что экипаж остался внутри?

Жак оторвал еще хлеба.

– Кто может сказать? Они никого и близко не подпускали. Я много раз обращался к полиции, мэру, но все, что они говорили: танк нельзя убрать. Вот и стоит там.

– И с тех пор как он там стоит, деревня неподвижна и уныла, – сказала Мадлен.

– Из-за голосов?

Мадлен пожала плечами.

– Были голоса. По крайней мере так говорят некоторые люди. Но больше – из-за самого танка. Он – ужасное напоминание того, о чем большинство из нас предпочло бы забыть.

– Эти танки невозможно было остановить, – сказала Элоиз. – Они подожгли немецкие танки вдоль всей реки, а потом подожгли самих немцев, которые пытались спастись из них. На утро танков не было. Кто знает куда они делись? И как? Но они прошли долгий путь за один день и за одну ночь, и ничто на земле не могло их сдержать. Я знаю: они спасли нас, monsieur, но меня до сих пор трясет, когда я о них думаю.

– Кто слышал те голоса? Кто-нибудь знает, что они говорят?

– Не многие теперь ходят ночью по этой дороге, – сказала Элоиз. – Но мадам Верье говорила, что она слышала, в одну из февральских ночей, шепот и смех; старик Хенрикс говорил о голосах, которые гудели и кричали. Я сама проносила мимо танка молоко с яйцами – так молоко прокисло, а яйца протухли. У Гастона, со следующей фермы, был терьер, который понюхал вокруг танка; собаку начало трясти и содрогать. У нее выпала вся шерсть, и за три дня она подохла. Все твердят одно: если подойти слишком близко к танку, то случится недоброе – и никто не подходит.

– Может, это просто суеверие? – сказал я. – Я хочу сказать, что нет никаких реальных доказательств.

– Вам нужно спросить отца Энтона. Если вы действительно так отчаянны, что хотите знать больше, то отец Энтон, может быть, расскажет вам. Английский священник, что читал тогда молитву, на месяц останавливался в его доме, и, я знаю, они часто говорили о танке. Отец Энтон всегда был недоволен, что танк остался возле дороги, но он ничего не мог поделать, разве что утащить его на собственном горбу.

– Пожалуйста, давайте поговорим о других вещах, – сказала Мадлен. – Война так угнетающе действует.

– Хорошо, – сказал я, поднимая руки в шуточной капитуляции. – Но спасибо вам за то, что вы мне рассказали. Из этого должен получиться действительно хороший рассказ. Теперь бы я хотел еще немного этого лукового супа.

Элоиз улыбнулась.

– У вас хороший аппетит, месье. Я помню американские аппетиты.

Она зачерпнула добавку супа, в то время как Мадлен и ее отец смотрели на меня с дружеским предостережением и с некоторой долей подозрения, а, может быть, надежды на то, что я не собираюсь на самом деле доставлять какие-то беспокойства, типа разговора с отцом Энтоном о случившемся 13 июля 1944 года на дороге, ведущей из Ле Вей.

После заячьей запеканки, с хорошим красным вином и фруктами, мы сидели вокруг стола и курили «Голуаз», и Жак рассказывал мне истории о своем детстве, проведенном в Понт Д'Уолли. Пришла Мадлен и села рядом со мной, и было ясно, что я ей начинал нравиться. Элоиз удалилась на кухню и гремела там кастрюлями, но через пятнадцать минут вернулась с крошечными чашечками самого великолепного кофе, который я только пробовал.

Наконец, когда было уже далеко за три, я сказал:

– Я изумительно провел время, но должен вернуться к работе. Мне нужно снять до наступления темноты еще целую кучу измерений.

– Было приятно с вами поговорить, – произнес Жак, вставая и отвешивая мне небольшой поклон. – За нашим столом не часто бывают гости. Я полагаю, что мы слишком близко к танку, и поэтому людям не нравится к нам приходить.

– Это плохо?

– Ну, это неуютно.

Когда Мадлен помогала убирать со стола последние тарелки, а Жак пошел открывать для меня ворота фермы, я остановился на кухне, застегивая пальто и глядя на согнутую спину Элоиз, которая мыла посуду над окутанной паром раковиной.

– Au revoir, Элоиз, – попрощался я.

Она не повернулась, но ответила:

– Au revoir, monsieur.

Я сделал шаг к двери, но затем остановился и снова посмотрел на женщину.

– Элоиз? – позвал я.

– Oui, monsieur.[20]

– Что там на самом деле, внутри этого танка?

Я увидел, как почти незаметно напряглась ее спина. Прекратились шлепанье тряпки по тарелкам и грохот ножей и вилок.

– Не знаю я, monsieur. Правда.

– Но есть предположения?

Несколько секунд она молчала, потом произнесла:

– Может быть, там совсем ничего нет. Но, может быть, это что-то, о чем ничего не знают ни небо, ни земля.

– Остается только ад.

Снова молчание. Потом она отвернулась от раковины и посмотрела на меня этими бесцветными, мудрыми глазами.

– Oui, monsieur. Et le roi de l'enfer, c'est le diable.[21]


Священник был очень старым: наверное, ему было под девяносто; он восседал за своим пыльным столом, с крышкой обтянутой кожей, как согнувшийся мешок вялой картошки. Но у него было интеллигентное и доброе лицо; и хотя говорил он медленно и неразборчиво, а легкие его наполнялись и опустошались при его тяжелом дыхании со звуком, подобным звуку древних кузнечных мехов, он был понятен и точен в своих выражениях. У него была лысеющая седая голова и костлявый нос, на который можно было бы повесить шляпу; а когда он говорил, у него была привычка поднимать вверх свои длинные пальцы и вытягивать шею, так что он мог видеть мощеный серым булыжником двор напротив дома.

– Английского священника звали его преподобие Тейлор, – сказал он и внимательно посмотрел в окно, как будто в любой момент ожидал появления из-за угла его преподобия.

– Его преподобие Тейлор? В Англии, наверное, пять тысяч таких.

Отец Энтон улыбнулся и произвел внутри рта какое-то сложное действие со своими зубами.

– Возможно, так. Но я совершенно убежден, что есть только один его преподобие Вудфол Тейлор.

Было уже четыре тридцать и почти темно, но я настолько увлекся загадкой брошенного «Шермана», что плюнул на сегодня на свои картографические замеры и предпринял путешествие на другой конец деревни, чтобы поговорить с отцом Энтоном. Он жил в огромном, унылом и непривлекательном французском доме строжайшего стиля. В холле, с полами из полированного дерева, можно было посадить 747-ой; по бокам холодных мраморных лестниц располагались мрачные масляные полотна, изображавшие кардиналов, пап, и других жалких церковных старцев. Везде куда ни глянь были мрачные лица. Это было так же неприятно, как провести время на вечере памяти Поля Робсона в Пеории, штат Иллинойс.

– Когда мистер Тейлор сюда приехал, он был полным энтузиазма молодым священником. Его переполняла религиозная энергия. Но я не думаю, что он правильно оценивал важность того, что ему предстояло сделать. Я не думаю, что он понимал, насколько это было ужасно. Я думаю – без злобы, – что он был один из тех священников, которые рассматривают мистицизм как фейерверк во славу истинной веры. Обратите внимание: американцы заплатили ему большие деньги. Их было достаточно, чтобы выстроить новую колокольню и молитвенный дом. Его нельзя в этом винить.

Я кашлянул. В доме отца Энтона было ужасно холодно, и он, кроме экономии на тепле, был склонен, кажется, беречь франки и на электричестве: в комнате было так темно, что я мог едва различать его, и единственное, что я отчетливо видел – это блеск серебряного креста, висевшего у него на шее.

– Что я не понимаю: зачем он был им нужен? Что он делал для них?

– Он так и не объяснил этого ясно, месье. Ему заткнули рот клятвой сохранять секретность. Да кроме этого, я не думаю, что он правильно понимал, что от него требовалось сделать.

– Но танки, черные танки…

Старый священник повернулся ко мне, и я смог разобрать только влажный блеск его слезящихся глаз.

– Черные танки – это то, о чем я не имею права говорить, monsieur. За тридцать лет я сделал все, что мог, для того чтобы этот танк был убран из Понт Д'Уолли, но все что мне отвечали, – это то, что он слишком тяжел и буксировать его не экономично. Но, я думаю, правда в том, что они слишком боятся его тревожить.

– Почему они должны бояться?

Отец Энтон открыл ящик своего стола и достал маленькую табакерку из красного дерева с серебряной отделкой.

– Вы нюхаете? – спросил он.

– Нет, спасибо. Но я бы не отказался от сигареты.

Он передал мне портсигар и затем с хрюканьем втянул в свои, похожие на пещеры ноздри, две обильных щепотки табаку. Я всегда думал, что люди после этого должны чихать, но отец Энтон только фыркнул, как мул, и расслабился в своем скрипучем вращающемся кресле.

Я поджег сигарету и произнес:

– Внутри танка до сих пор что-то есть?

Отец Энтон подумал и ответил:

– Возможно. Я не знаю, что. Его преподобие Тейлор никогда об этом не говорил, а когда они запечатывали башню, никого со всей деревни не подпустили ближе, чем на полкилометра.

– Они дали какие-то объяснения?

– Да, – сказал отец Энтон. – Они сказали, что внутри была какая-то мощная взрывчатка и что была некоторая опасность взрыва. Но, конечно, никто из нас не поверил в это. Зачем бы им понадобился священник для закупорки нескольких футов ТНТ?

– Так вы верите, что с этим танком связано что-то нечестивое?

– Это не я верю. Это, очевидно, ваша Армия верила, а надо еще поискать большего скептика, чем солдат. Зачем Армия пригласила священника, чтобы он занимался с ее вооружением? Я только могу предположить, что с танком связано нечто, не согласующееся с законами Божьими.

Я не был полностью уверен в том, что он хотел этим сказать; но того, как он это произнес, – медленно и шепеляво, – того, какими получались эти слова в холодной и напоминавшей склеп комнате, – словно мертвые цветы, – было достаточно, чтобы я похолодел и почувствовал необычный страх.

– Вы верите в голоса? – спросил я.

Отец Энтон кивнул.

– Я сам их слышал. Любой, кто достаточно смел, чтобы подойти к танку после наступления темноты, может их услышать.

– Вы сами слышали их?

– Но это неофициально.

– Ну, а если между нами?

Старый священник высморкался в платок.

– Между нами, конечно, я считал это своим делом. Последний раз я посещал танк три или четыре года назад и провел там в молитве несколько часов. Это не принесло пользы моему ревматизму, но теперь я уверен, что танк – это инструмент злых сил.

– Вы слышали что-нибудь определенное? Я имею в виду, что из себя представляют эти голоса?

Отец Энтон очень тщательно подбирал слова для следующей фразы.

– Они, по моему мнению, не принадлежали людям.

Я хмуро на него посмотрел.

– Я не понимаю.

– Monsieur, что я вам могу сказать? Они не были голосами людских душ или людских призраков.

Я не знал, что после этого говорить. Несколько минут мы сидели в тишине; день за окнами становился все темней, с той примесью зелени, которая всегда предвещает снег. Отец Энтон, казалось, был глубоко погружен в свои мысли, но спустя некоторое время, он поднял голову и произнес:

– Это все, monsieur? Мне нужно продолжать дела.

– Ну, пожалуй, да. Все это кажется какой-то тайной.

– Дороги войны всегда таинственны, monsieur. Я слышал много рассказов о странных и необъяснимых событиях, происходивших на полях сражений или в концентрационных лагерях. Иногда случались святые видения, пришествия святых. У меня был прихожанин, который сражался при Соме; он клялся, что каждую ночь его посещала Святая Тереза. Видели чудовищ и посланников ада, разыскивавших трусость и жестокость. Говорили, что комендант СС держал собаку, одержимую дьяволом.

– А этот танк?

Бледные, иссохшие руки благоговейно вытянулись вверх.

– Кто знает, monsieur? Это вне моего понимания.

Я поблагодарил и поднялся, чтобы уходить. Комната старика была подобна темной и затхлой пещере.

– Как вы думаете: это опасно? – спросил я.

– Проявления зла всегда опасны, мой друг – произнес он, не повернув головы. – Но самая надежная защита от зла – это непоколебимая вера в Господа нашего.

На мгновение я остановился возле двери и напряг глаза, чтобы разглядеть во мраке старого священника.

– Да, – промолвил я и затем спустился по холодной и тихой мраморной лестнице к передней двери и вышел на морозную улицу.


Я не поехал прямо туда отчасти из-за того что ждал, пока сгустятся сумерки, отчасти потому, что все услышанное вызвало во мне странную нервозность. К семи часам, после того как я сделал, однако, окольную прогулку по грязным деревням долины Орне, мимо скотных дворов, и домов с облупившейся краской, и придорожных храмов, где в вечернем холоде печально склонились бледные изваяния распятого Христа, мимо покрытых плотной темнотой деревьев и холодных, шелестящих полей, – я приехал к ферме Пассареллов и остановился на дворе.

Я вылез из «Ситроена» и направился к двери дома. Вечер был холодным и тихим. На какой-то другой ферме, через долину, брехала собака, но здесь все было тихо. Я постучал в дверь и стал ждать.

Открыла Мадлен. На ней была голубая, клетчатая ковбойка и джинсы, и она выглядела так, словно только что сменила колесо трактора.

– Ден, – сказала она, казалось не удивившись. – Ты что-нибудь здесь оставил?

– Нет, нет. Я вернулся за тобой.

– За мной? Je ne comprends pas.[22]

– Можно войти? Здесь как на северном полюсе. Я только хочу тебя кое о чем попросить.

– Конечно, – ответила она и открыла пошире дверь.

На кухне было тепло и пусто. Я сел за широкий сосновый стол, покрытый ранами от ножей и горячих кастрюль, а Мадлен подошла к угловому буфету и налила мне маленькую рюмку бренди. Потом она села напротив и сказала:

– Ты все еще думаешь о танке?

– Я был у отца Энтона.

Она слабо улыбнулась.

– Я так и предполагала.

– Меня так легко прочитать?

– Я не думаю, – улыбнулась она. – Но ты выглядишь как человек, который не любит бросать неразрешенные загадки. Ты составляешь карты, так что вся твоя жизнь – это разгадывание тайн. А это, конечно, очень необычная тайна.

Я потягивал бренди.

– Отец Энтон сказал, что он сам слышал голоса.

Ее глаза были прикованы к столу, на котором своим пальцем она обводила контур цветка, выжженного на дереве котлом для варки рыбы.

– Отец Энтон очень стар.

– Ты хочешь сказать, что у него маразм?

– Я не знаю. Но его проповеди в те дни были бессвязны. Он мог и вообразить все эти вещи.

– Может быть, и мог. Но я бы хотел проверить это сам.

Она подняла глаза.

– Ты сам хочешь их услышать?

– Определенно. И еще бы я хотел сделать магнитофонную запись. Об этом никто никогда не думал?

– Ден, не многие люди специально ходили слушать голоса.

– Нет, я знаю. Но как раз это я и хочу сегодня сделать. И я надеялся, что ты пойдешь со мной.

Она не ответила сразу, а посмотрела через кухню, как будто думая о чем-то совершенно другом. Волосы ее были завязаны сзади узлом, который не очень-то ей подходил, но с другой стороны, предположил я, девушке не приходится много беспокоиться о привлекательности своей прически, если она убирает навоз за свиньями. Почти непроизвольно она перекрестилась и снова посмотрела на меня.

– Ты действительно хочешь идти?

– Ну да, конечно. Должно же быть какое-нибудь объяснение.

– Американцам всегда нужны объяснения?

Я допил бренди и пожал плечами.

– Я полагаю, это национальная особенность. Так или иначе, я родился и вырос на Миссисипи.

Мадлен покусала губу и сказала:

– Предположим, я попросила тебя не ходить?

– Ну, ты можешь меня попросить. Но мне бы пришлось сказать, что я все равно пойду. Слушай, Мадлен, это пленительная история. В этом старом танке происходят какие-то сверхъестественные вещи; и я хочу узнать, в чем там дело.

– C'est malin,[23] – сказала она. – Это опасно.

Я потянулся через старый стол и положил на ее руку свою.

– Об этом-то все и говорят, но до сих пор я не видел ничего, что бы доказывало эти слова. Все, что я хочу сделать – это узнать о чем говорят голоса, если вообще существуют какие-нибудь голоса, – а потом мы сможем оттуда уйти. Я имею в виду, что не могу сказать, что я не боюсь. Я думаю, что это очень страшно. Но целое множество жутких вещей становятся по-настоящему интересными, стоит только потрудиться выяснить, что они из себя представляют.

– Ден, пожалуйста. Это больше, чем просто жутко.

– Как можно так говорить, до тех пор пока это не исследовано? Я не отметаю суеверия, но здесь суеверие, которое мы можем сами же и проверить.

Отняв у меня свою кисть, она скрестила руки на груди, как будто чтобы защитить себя от последствий того, что она собиралась сказать.

– Ден, – прошептала она, – танк убил мою мать.

Я поднял брови.

– Что сделал танк?

– Он убил мою мать. Ну, он ответственен за это. Отец не уверен, но Элоиз знает это, и я это знаю. Я больше никому не говорила, да и никто не проявлял такого интереса к танку, как ты. Я должна предупредить тебя, Ден. Пожалуйста.

– Как мог танк убить твою мать? Он не двигается, так? Пушка не стреляет?

Она отвернула от меня свой изысканный нормандский профиль и отчеканила твердым шепотом:

– Это было в прошлом году, в конце лета. Пять из нашего стада заболели и умерли. Мать говорила, что танк это сделал. Она всегда обвиняла танк во всем, что было не так. Если был дождь и наше сено гнило, – она обвиняла танк. Даже если один из ее пирогов не поднимался. Но в прошлом году она сказала, что собирается навсегда расправиться с танком. Элоиз пыталась убедить ее бросить эту затею, но она не слушала. Она взяла святую воду, пошла к танку, окропила ей все вокруг него и произнесла заговор от демонов.

– Заговор от демонов? Что это такое, черт возьми?

Мадлен прикоснулась к своему лбу.

– Слова изгнания нечистой силы. Мать всегда верила в дьяволов и демонов, и в одной из ее святых книг были эти слова.

– Ну, и что случилось?

Мадлен медленно покачала головой.

– Она была всего лишь простой женщиной. Она была доброй, и она была нежной, и она глубоко верила в Бога и деву Марию. Но ее религия не смогла ее спасти. На тринадцатый день после того как она окропила танк святой водой, она начала кашлять кровью и, спустя неделю, скончалась в госпитале в Канне. Доктора говорили, что у нее была какая-то форма туберкулеза, но они так и не смогли сказать точно, что это была за форма или почему она умерла так быстро.

Теперь я чувствовал замешательство и, кроме того, – страх.

– Прости.

Мадлен подняла глаза, и я снова увидел ту скрытую улыбку.

– Не стоит извиняться. Но ты теперь можешь понять, почему я бы предпочла, чтобы ты не подходил близко к танку.

На некоторое время я задумался. Было бы не трудно совсем забыть этот танк или добавить к книге Роджера примечание, что последний сохранившийся танк «Шерман» из специального секретного подразделения все еще гниет в нормандской глубинке и что местная деревенщина верит, будто он одержим злыми силами. Но разве можно отделываться от такого каким-то там примечанием? Я не особенно верил в чертей и демонов, но здесь целая французская деревня испугана до полусмерти, а девушка серьезно утверждает, что ее мать умышленно убили злые духи.

Я толкнул назад свой стул и встал.

– Прошу прощения, – сказал я, – но я все же собираюсь взглянуть. Если это правда, – то, что вы рассказали о своей матери, – то мы имеем здесь крупнейшее со времен Ури Геллера свидетельство о сверхъестественном.

– Ури Геллера? – нахмурилась девушка.

Я кашлянул.

– Он, э-э, гнул ложки.

Она продолжала сидеть за столом; взгляд ее был немного печальным.

– Ну, если ты настаиваешь, то я должна пойти с тобой. Я не хочу, чтобы ты ходил туда в одиночку.

– Мадлен, если это действительно так опасно…

– Я пойду с тобой, Ден, – повторила она твердо, и все, что я мог сделать, это поднять руки в согласии. Так или иначе, я был рад компании.

Пока я разворачивал на дворе «Ситроен», Мадлен пошла одеть пальто. Небо начинало понемногу очищаться от облаков, и над нами появилась бледная луна, словно бледнолицый мальчишка смотрел сквозь грязное стекло. Мадлен пересекла двор, села в машину, и мы попрыгали по лужам и колеям, пока не достигли дороги. Перед тем как мы повернули, Мадлен дотянулась до моей руки и сжала ее.

– Я хочу сказать: «удачи», – прошептала она.

– Спасибо, – сказал я. – И тебе того же.

Минуты через две-три мы добрались до спрятанного в живой изгороди танка. Увидев его очертания, я тотчас же остановил машину у противоположной обочины и заглушил двигатель. Взяв с заднего сиденья магнитофон, питающийся от батареек, я открыл дверь.

– Я буду ждать здесь, – сказала Мадлен. – В ближайшее время, во всяком случае. Крикни мне, если я понадоблюсь.

– Хорошо.

Сюда вниз, к самой реке, под выступы скал, бледный лунный свет едва достигал. Я пересек дорогу, подошел к самому танку и прикоснулся к его холодному, поддавшемуся коррозии крылу. Он казался таким мертвым, заброшенным и ржавым, – и я снова это очень хорошо видел, – что было тяжело предположить, что в нем было что-то сверхъестественное: он был не более чем оставшимся после войны металлолом.

В траве, возле танковых гусениц, послышался шорох. Я застыл. Но затем из-под танка выпрыгнул заяц и стреканул в кусты. Было что-то поздновато для зайцев, но я предположил, что они могли сделать себе гнездо внутри самого танка или где-то под ним. Может, это и была отгадка реликвии Понт Д'Уолли, посещаемой призраками, – попискивающая и копошащаяся живая природа.

Насколько было возможно, я обошел вокруг танка; его правая сторона была полностью закрыта боярышником, и потребовались бы острые мачете и три туземца, чтобы осмотреть его целиком. Я удовлетворился левой стороной и задней частью. Меня заинтересовало, что были наглухо заварены даже вентиляционные отверстия двигателя; то же самое было сделано и с решеткой поверх водительской щели. Повесив магнитофон через плечо, я взгромоздился на крыло. Делая это я произвел порядочно шума, но полагал, что тридцатилетние привидения не будут сильно обижаться на ночное беспокойство. Я осторожно прошел по становившемуся черным корпусу, и мои шаги прозвучали пустым, металлическим звуком. Добравшись до башни, я постучал по ней кулаком. По звуку казалось, что она была совершенно пуста. И я надеялся, что так оно и было.

Как сказал Жак Пассарелль, танковый люк был заварен. Сварка выглядела сделанной наспех, но тот кто ее делал, знал свою работу. Однако, когда я вытянулся вперед, чтобы рассмотреть шов более внимательно, я увидел, что люк был запечатан еще и другим способом, – способом, который, по-своему, был так же надежен.

К люку было приклепано распятие. Оно выглядело так, будто его взяли с церковного алтаря и грубо закрепили на башне – лишь бы его никто и никогда не смог оттуда отодрать. Приглядевшись более внимательно, я увидел, что на шероховатом металле было еще и выгравировано что-то вроде святого заклинания. Большинство слов нельзя было понять из-за проевшей их ржавчины, но я смог ясно разобрать фразу: «Приказано тебе: изыди».

Там наверху, на корпусе этого неподвижного, разбитого танка, посреди нормандской зимы, я впервые в своей жизни почувствовал страх неизвестности. Я имею в виду настоящий страх. Кожа головы, против моего желания, ощущала холод и покалывания, и я осознал, что раз за разом облизываю губы, как человек оказавшийся в ледяной пустыне. Я видел стоявший через дорогу «Ситроен», но от поверхности лобового стекла отражалась луна и я совсем не мог различить Мадлен. Я мог подумать, что она исчезла. Я мог подумать, что исчез весь остальной мир. Было чертовски холодно, и я закашлялся.

Отталкивая ветки кустарника, я прошел к передней части танка. Смотреть там было особенно не на что, и я снова вернулся к башне, чтобы попробовать разобрать еще какие-нибудь слова.

Прикоснувшись пальцами к люку, я услышал чей-то смех. Сдерживая дыхание, я замер, как вкопанный. Смех прекратился. Я поднял голову и попытался решить откуда мог доноситься этот звук. Это был отрывистый, иронический смех, но он имел какие-то странные металлические нотки, словно кто-то смеялся в микрофон.

– Кто там? – сказал я, но ответом была только тишина. Ночь была настолько тихой, что я все еще слышал далекий собачий лай. Я положил свой магнитофон на верхушку башни и включил его.

Несколько минут не было ничего, кроме шипения пленки, тершейся о записывающую головку, да той проклятой собаки. Но потом я услышал какой-то шепот, словно кто-то тихо говорил сам с собой. Звук был близок, и все же одновременно казался далеким. Он доносился из башни танка.

Дрожащий и мокрый от пота, я встал рядом с ней на колени и постучал, затем еще раз. Я задыхался, словно пацан из начальной школы, который впервые попробовал сухого «Мартини».

– Кто там? – спросил я. – Есть там кто-нибудь внутри?

Сначала была пауза, а потом я услышал, как шепчущий голос произнес:

– Ты знаешь, что можешь мне помочь.

Это был странный голос: казалось, что он приходил сразу отовсюду. И еще казалось, что в нем была улыбка; такой голос бывает у людей, которые скрытно усмехаются. Он мог принадлежать мужчине или женщине или ребенку: я не был уверен.

– Ты там, внутри? – сказал я. – Ты в танке?

– Ты говоришь, как добрый человек. Добрый и справедливый, – прошептал голос.

– Что ты там внутри делаешь? Как ты туда попал? – выкрикнул я.

Голос не ответил на мой вопрос. Он просто говорил:

– Ты знаешь, что можешь мне помочь. Ты можешь открыть эту тюрьму. Ты можешь позволить мне присоединиться к моим братьям. Ты говоришь, как хороший и справедливый человек.

– Слушай! – заорал я. – Если ты действительно там внутри, постучи по башне. Дай мне услышать, что ты там!

– Я могу сделать больше, чем это, – засмеялся голос. – Поверь мне, я могу сделать гораздо больше, чем это.

– Я не понимаю.

Голос мягко засмеялся.

– Ты чувствуешь тошноту?– спросил он меня. – Ты чувствуешь, как тебя схватывают боль и судороги?

Я нахмурился. Я на самом деле чувствовал тошноту. В моем желудке было что-то такое, что переворачивалось и переворачивалось, что-то мерзкое и неперевариваемое. На мгновение я подумал, что это было что-то, съеденное мною на ленч; но затем меня скрутил желудочный спазм и я ощутил приближение ко мне ужасной болезни. И все это произошло мгновенно. Я помнил, как потом мои внутренности вспучились, рот широко открылся и из меня выплеснулся поток взбунтовавшейся жижи и обрызгал корпус танка. Рвота все продолжалась и продолжалась; когда желудок полностью опустошился, я осознал, что сжимаю руками свой живот и плачу.

Только затем я увидел, что вызвало эту рвоту. Из моего желудка, из самых моих уст, в потоке желчи вылились тысячи бледных, извивавшихся червей. Они корчились и копошились по всему люку, розоватые и полупрозрачные; в отчаянии я смог лишь кое-как спрыгнуть с этого ужасного, разбитого «Шермана» и, задыхаясь от боли и отвращения, напуганный до беспамятства, упал на замерзшую траву.

За моей спиной шептал голос:

– Ты знаешь, что можешь мне помочь. Ты говоришь, как добрый человек – и справедливый.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Отец Энтон аккуратно налил мне стакан «Малмси» и в вытянутой руке, словно это была медицинская проба, пронес его через свой кабинет. Я взял его нетвердой рукой и сказал:

– Спасибо, отец. Это очень любезно с вашей стороны.

Он помахал рукой, как будто хотел сказать: «ничего, ничего», затем усадил свое обмякшее, древнее тело в кресло напротив и открыл табакерку.

– Так значит, вы ходили слушать голоса, – произнес он, захватывая щепотку измельченного табака.

Я кивнул.

– Вы выглядите так, – простите за такие слова, – будто они вас напугали.

– Не они. Он.

Отец Энтон хрюкнул, чихнул и высморкался со звуком труб дня страшного суда.

– Демонов можно называть по разному. Один демон может быть и ими, и им, и чем угодно. Демон – хозяин зла.

Я протянул руку к маленькому журнальному столику из вишневого дерева и взял свой магнитофон.

– Что бы это ни было, отец, это здесь, на пленке, и это он. Один дьявольский он.

– Вы записали его? Вы полагаете, что слышали его в действительности?

Выражение лица старого священника – терпеливое и совсем не злое снисхождение – едва заметно изменилось: помрачнело. Он знал, что голоса были реальностью, потому что сам бывал возле танка и сам слышал их. Но то, что я – совершенно незнакомый человек, безо всяких религиозных знаний, – то, что я пришел и сказал ему, что тоже их слышал, ну, очевидно, покоробило его. Священники, я считаю, привыкли к демонам. Все-таки они работают на духовном фронте и готовы к тому, что их будут соблазнять и беспокоить дьявольские проявления. Но когда эти проявления настолько злобны и сильны, что заставляют чувствовать себя и в мире обычных людей, когда скверные флюиды ощущают и фермеры, и картограф, то, я полагаю, что большинство священников должны запаниковать.

– Я не заехал вчера вечером, потому что был слишком слаб, – сказал я отцу Энтону. – Я хотел, но не смог.

– Танк вызвал в вас слабость? Это так?

Я кивнул, и, при мысли о том, что вылилось из моего рта, горло мое снова напряглось.

– Что бы там ни было, внутри этого танка, это заставило меня извергать из себя червей и желчь. Мне потребовалось полдюжины виски и полная горсть парацетамола, чтобы прийти в себя.

Отец Энтон прикоснулся к священному кольцу на своем пальце.

– Вы были один? – тихо спросил он.

– Я ходил с Мадлен Пассарелль. Дочерью Жака Пассарелля.

– Да. Я знаю, что танк долгое время беспокоит эту семью, – печально произнес отец Энтон.

– К несчастью, Мадлен не слышала голоса непосредственно: из-за холода она осталась в машине. Но она слышала запись и сама видела, каким больным я был. Пассарелли разрешили мне остаться на ночь на ферме.

Отец Энтон показал на магнитофон.

– Вы собираетесь прокрутить это для меня?

– Если вы хотите послушать.

Старик посмотрел на меня с мягким, почти печальным выражением.

– Долгое время, monsieur, ко мне не приходили, как вы, за помощью и советом. В свое время я был заклинателем нечистой силы, что-то вроде специалиста по демонам и падшим ангелам. Я сделаю все, чтобы помочь вам. Если то, что вы слышали – настоящий демон, значит мы стоим перед лицом огромной опасности, потому что, очевидно, он сильный и злобный. И хитрый к тому же.

Он взглянул на пустой камин. На улице снова шел снег, но отец Энтон, по-видимому, считал, что более свято сидеть на ледяном холоде, чем развести огонь. Должен сказать, что лично я бы предпочел согреть свои ноги, а потом уж беспокоиться о духовности этого поступка.

– Одна вещь, – начал отец Энтон, – которую я, как экзорсист, узнал, заключается в том, что надо верно определить демона с которым имеешь дело. Некоторых демонов изгнать легко. Ты можешь сказать: «Во имя Отца, Сын и Святого Духа. Сгинь!» – и они снова исчезнут в аду. Но других не так-то просто. Адрамелек, например, упоминающийся в «Pseudomonarchia Daemonum», которая стоит вот тут у меня на полке. Или Велиар. Потом еще Вельзевул, приспешник Сатаны, которого всегда было трудно изгонять. Сам я с ним никогда не сталкивался, и это, наверно, мне же и лучше, что не сталкивался. Но у меня есть интересное свидетельство об одержимости им монахини урсулинского монастыря в Айх-ля-Прованс в семнадцатом веке, при которой потребовалось семь недель непримиримого экзорсизма, чтобы выбросить его обратно в преисподнею.

Отец Энтон, – сказал я насколько мог мягче. – Это все из средневековья. Я имею в виду, я пытаюсь сказать, что у нас здесь какое-то зло, но оно современное.

Отец Энтон печально улыбнулся.

– Зло, monsieur, не бывает современным. Оно может быть только вечным.

– Но что произойдет, если мы имеем здесь древнего демона?

– Ну, – сказал священник, – давайте сперва послушаем пленку. Потом, может быть, мы сумеем составить мнение, кому или чему принадлежит этот голос. Может быть, это сам Вельзевул, который пришел, чтобы поразвлечься.

Я перемотал кассету, нажал кнопку «пуск» и положил магнитофон на стол. Послышалось потрескивание; потом металлический звон, когда я положил магнитофон на башню; потом недолгая тишина, прерываемая лаем далекой собаки. Чтобы лучше слышать, отец Энтон наклонился вперед и согнул локатором руку возле самого уха.

– Вы понимаете, то, что вы слышали, – большая редкость, – сказал он мне. – Я видел раньше дагерротипы и фотографии подобных проявлений, но магнитофоные записи – никогда.

Шипела и шуршала пленка, а потом тот леденящий, шепчущий голос произнес:

– Ты знаешь, что можешь мне помочь.

Отец Энтон напрягся и уставился на меня с нескрываемым трепетом.

Голос говорил:

– Ты говоришь, как добрый человек. Добрый и справедливый. Ты можешь открыть эту тюрьму. Ты можешь позволить мне присоединиться к моим братьям. Ты говоришь, как добрый и справедливый человек.

Отец Энтон собрался что-то сказать, но я приложил палец к губам, предупреждая, что еще не все.

Голос продолжал:

– Ты знаешь, что можешь мне помочь. Ты и тот священник. Посмотри на него! Неужели этому священнику нечего скрывать? Неужели этот священник не прячет под своей святой рясой какой-нибудь тайной похоти?

Я с удивлением уставился на магнитофон.

– Он не говорил этого. Он же этого не говорил.

Отец Энтон побледнел.

– Что это значит? – спросил он дрожащим голосом. – Что он говорит?

– Отец, отец, – шептал магнитофон. – Конечно же ты помнишь теплое лето 1928 года. Так давно, отец, – но так ясно. День, когда ты овладел маленькой Матильдой, на реке, в своей лодке. Конечно же ты помнишь это.

Отец Энтон резко вскочил на ноги, словно старинная заводная игрушка; его табак рассыпался по ковру. Он смотрел на магнитофон, как будто это был сам дьявол. От напряженного дыхания грудная клетка его высоко поднималась, говорить он смог с трудом.

– Тот день был безгрешным! – выдохнул он. – Сама невинность! Как ты смел! Как ты смел предположить, что там было что-то еще! Ты! Демон! Cochon! Vos mains sont sales avec le sang des innocents![24]

Я протянул руку и схватил священника за рукав. Он пытался от меня отмахнуться, но я сжал его еще крепче и сказал:

– Отец, это только трюк. Ради бога.

Отец Энтон посмотрел на меня блеклыми глазами.

– Трюк? Я не понимаю.

– Отец, должно быть так. Это всего лишь запись. Это просто какой-то трюк.

Старик нервно опустил глаза на магнитофон, который все еще мерно наматывал пленку.

– Это не может быть трюком, – сказал он сиплым голосом. – Как магнитофон может сам по себе грубить? Это невозможно.

– Вы сами это слышали, – сказал я. – Должно быть, это так.

Я был так же ошарашен, как и он, но не хотел этого показывать. Я почувствовал, что в тот момент я начал признавать всю эту сверхъестественность, что в тот момент я начал верить в то, что это происходило на самом деле, что я запутывался в чем-то странном и не поддающемся контролю. Это было так, словно ты стоишь на пороге зеркальной комнаты и борешься с соблазном войти внутрь и узнать, что это за искривленные фигуры там, в темноте.

Я нажал кнопку «стоп». Темная комната наполнилась тишиной.

– Сядьте, отец Энтон, – попросил я. – Теперь давайте прокрутим ленту снова, и мы поймем, насколько много здесь обмана.

– Это работа Сатаны, – произнес старый священник. – У меня нет сомнений. Это работа самого дьявола.

Я нежно усадил его назад в кресло и поднял ему табакерку. Он сидел, побледневший и напряженный; пленка перемоталась на начало и я снова нажал «пуск».

Пленка потрескивала и шипела, а мы возбужденно ждали. Мы снова слышали, как магнитофон кладется на башню, лай собаки. Потом снова заговорил этот голос, и на этот раз он казался еще более холодным и злым. Он звучал так, словно доносился из горла какого-то хриплого гермафродита, какой-то бесстыдной твари, которая радуется боли и наслаждается отвратительными поступками.

– Ты знаешь, что ты можешь мне помочь, – повторял он. – Ты говоришь, как добрый человек. Добрый и справедливый. Ты можешь открыть эту тюрьму. Ты можешь позволить мне присоединиться к моим братьям. Ты говоришь, как добрый и справедливый человек.

Отец Энтон сидел в оцепенении; он сжимал потертый материл кресла, и костяшки его пальцев побелели.

– Отец Энтон может убрать крест, который держит меня, и снять заклинание. Вы ведь можете это сделать, не правда ли, отец Энтон? Вы же должны сделать что-нибудь для старого друга, – а я ведь ваш старый друг. Вы можете позволить мне присоединиться к моим братьям за морями, на так ли? Вельзевулу, Люциферу, Мадилону, Солимо, Сарою, Тео, Амекло, Саграэлю, Праредану…

– Выключите! – закричал отец Энтон. – Выключите!

С невероятным для девяностолетнего старика проворством, он дотянулся до магнитофона, схватил его обеими руками и разбил о стальную каминную решетку. Потом он сел на место, – глаза его были широко раскрыты и безумны, – и стал с треском разламывать разбитые части пластика. Он вытянул наружу тонкую коричневую ленту и скомкал ее в беспорядочный клубок узлов и изгибов.

Я сидел, глядя на все это в совершенном замешательстве. Сначала у меня был магнитофон, который, казалось, говорил, что ему захочется. Теперь у меня был священник, ломавший чужую собственность.

– Что случилось? – сказал я. – За каким чертом вы все это сделали?

Священник глубоко вздохнул.

– Это было заклинание, – сказал он. – Слова, которые могли вызвать Вельзевула, Властелина Мух. Еще бы три слова, и тот демон мог бы оказаться рядом с нами.

– Вы шутите?

Отец Энтон поднял обломки магнитофона «Сони».

– Вы думаете я бы просто так разбил ваш аппарат? Те слова могут вызвать из преисподней самого ужасного из всех дьяволов. Не волнуйтесь, я куплю вам другой.

– Отец Энтон, да я не о магнитофоне беспокоюсь. Меня тревожит то, что здесь происходит. Если внутри этого танка такая тварь, не можем ли мы что-нибудь с ней сделать? Изгнать? Выжечь? Взорвать?

Отец Энтон стряхнул со своей сутаны в корзину для ненужных бумаг мелкие кусочки разбитого вдребезги магнитофона.

– Прискорбно, мой друг, но изгнание нечистой силы понимается часто неправильно. В наши дни этот ритуал применяется крайне редко, да и то в очень серьезных случаях одержимости. Что касается того, чтобы сжечь или взорвать: это не принесет ничего хорошего. Демон все равно посещал бы Понт Д'Уолли, но напоминал бы больше бешеного пса на длинной цепи, а не бешеного пса в запертой конуре. Он не может навсегда исчезнуть, пока на башне остается святой крест, и не стерты слова заклинания.

Я открыл лежавший на столе портсигар и достал «Голуаз». Прикурив, сделал глубокую затяжку. Я начинал привыкать к едкому французскому табаку, и если бы в нем не было столько же смолы, как на трехмильном участке магистрали по Аллеганской долине, я бы курил его постоянно.

– Что бы там ни сидело, оно ужасно хочет наружу.

– Конечно, – согласился отец Энтон. – И, кажется, имеет огромное желание присоединиться к своим дружкам. Своим братьям. Возможно, это означает, что остальные двенадцать танков тоже были одержимы дьяволами или демонами.

– Вы имеете в виду, что все они были одержимы?

– Похоже на то. Почему все они были выкрашены черным? Почему все они шли с задраенными люками? Вы сами сказали, что немцы чувствовали, будто за ними гнался дьявол. Я не знаю было ли у вас время прочесть историю войны, которую написал ваш друг, но долина Орне была захвачена в рекордные сроки: гораздо раньше, чем любая из окружающих провинций. Канн артиллерийским огнем сравняли с землей. Но здесь танки прошли на предельной скорости и никто, – кроме самого Господа нашего, – не смог бы их остановить.

Я выпустил дым.

– Вы предполагаете, что это специальное подразделение было составлено из демонов? Я не понимаю, как это возможно. Демоны – это… ну, проклятье, это демоны. Это средневековье. Это нереальность. Они не принимают участия в войнах.

– Напротив, – сказал отец Энтон. – Это именно то, что они делают.

– Но как же могло произойти, что никто никогда прежде не слышал об этом специальном подразделении? Как Армия могла даже допустить, чтобы такое случилось? Предполагается, что это случилось и все это не какая-то там мистификация.

– Многое из того, что происходило во время войны, все еще находиться под секретом. И, в конце концов, что такое тринадцать танков среди сотен? Возможно, ваше правительство решилось на небольшой эксперимент с черной магией.

– Отец Энтон, да в это же нельзя поверить. Если и есть какая-то вещь, в которую Пентагон не замешан, – это черная магия!

Отец Энтон подошел к высокому окну и выглянул во двор. Хотя было только утро, темно было, как вечером. По деревне лениво кружились редкие снежные хлопья. Церковные часы пробили одиннадцать.

– Люди забыли, – сказал он, – что сама война была крайне магической и таинственной. Гитлер уделял магии большое значение; он дал особое указание по конфискации из музея Хотбург в Вене копья, которым был пронзен бок Христа на кресте: он верил, что его обладатель может вершить судьбы мира. Со стороны союзников было проведено множество экспериментов по передаче сообщений с помощью телепатии, по левитации; был такой датский священник, утверждавший, что он мог вызвать гнев десяти святых сефиродов, чтобы сбивать немецкие самолеты огненными молниями.

Я терпеливо слушал, но чувствовал усталость и слабость.

– Отец, все это очень хорошо, но что мы собираемся делать с танком?

Отец Энтон повернулся ко мне.

– Мы ничего не можем сделать, monsieur. Более мудрые люди, чем мы с вами, закупорили это зло, и было бы глупо его тревожить. Если власти не уберут танк, – так ему и стоять.

– И Пассарелли должны будут остаток своих жизней страдать из-за последствий этого? Вы знаете, что Мадлен верит в то, что танк убил ее мать?

Старый священник кивнул.

– Она не говорила мне, но я так и думал. Я бы хотел сделать большее, но не могу. Все, что я могу сказать, это: хорошо, что с нами остался только один танк, а не больше.

Я раздраженно сделал последнюю затяжку и затушил сигарету.

– Ну, я думаю, вы слишком осторожны, – сказал я ему. – Может быть, самое время, чтобы кто-то дал Пассареллям передышку, и, может быть, самое время вернуть Пентагону его грязное белье.

Отец Энтон посмотрел на меня и перекрестился.

– Я только могу предупредить вас, monsieur, что открывать танк было бы более чем глупо. Это было бы равносильно самоубийству.

Я встал и стряхнул с брюк пепел.

– Магнитофон стоил 189 франков. Но я был бы более чем счастлив, получив половину. В конце концов, это же было чем-то вроде совместного предприятия.

Отец Энтон медленно покачал своей головой.

– Быть может, однажды я пойму американцев, – сказал он. – И, быть может, когда-нибудь они смогут сами понять себя.


Я договорился с Мадлен встретиться во время ленча, чтобы выпить стаканчик вина в небольшом прокуренном кафе с неостроумным названием «Туристический бар». За стойкой обслуживала чрезвычайно жирная женщина, время от времени совершавшая рейды, чтобы отшлепать мокрой тряпкой красные столы из огнеупорной пластмассы, словно это были расшалившиеся, непослушные собаки. Домашнее вино было достаточно крепким, чтобы чистить им фамильное серебро; но мне удалось отыскать в местной табачной лавке затасканную пачку «Лаки», и мое небо жаловалось не так сильно, как было этим утром.

Из-за занавесок появилась Мадлен, бледная, с потерянным видом, и, увидев меня, прошла через бар и крепко обвила руками мою шею.

– Ден, с тобой все в порядке?

– Конечно, все в порядке. Я просто ходил поговорить к отцу Энтону.

Я взял у Мадлен ее пятнистое твидовое пальто и повесил рядом с надписью, предупреждавшей: Defense de Cracher. На ней было одето простое бирюзово-синие платье, очевидно, очень модное в Понт Де Уолли, но время которого в Париже прошло лет восемь назад. Но несмотря на это, она была хороша; и я почувствовал воодушевление, встретив человека, который действительно беспокоился о моем благополучии. Десятитонная Тесси из-за стойки принесла нам вино, и мы, как бывшие любовники, встретившиеся в жалком баре в глубине вокзала Грэнд Сентрал, звякнули своими бокалами.

– Ты прокрутил пленку отцу Энтону?

– Ну, вроде как.

Она прикоснулась к моей руке.

– Есть что-то такое, чего ты не хочешь мне говорить?

– Я не знаю. Я думаю, что мы сейчас на самом перекрестке. Мы можем либо открыть танк и узнать, что в нем есть, либо забыть о нем навсегда, то есть поступить именно так, как некоторые уже сделали.

Мадлен протянула руку и погладила меня по щеке, ее тусклые глаза были полны нежности и заботы. Если бы я вчера, в продуваемой сквозняками спальне для гостей в доме Пассареллов, не чувствовал себя так чертовски плохо, валяясь согнувшись пополам, я думаю, что, может быть, я бы прокрался по коридору и постучал в дверь Мадлен; хотя могу сказать из собственного опыта, что после того как ты выблевал из себя полный рот червей, о сексе думаешь в последнюю очередь; да и я предполагаю, что самый горячо любящий тебя человек с трудом бы подарил тебе искренний поцелуй.

Она отхлебнула немного вина и сказала:

– Как мы сможем его забыть? Как же мы сможем его забыть?

– Я не знаю. Но мэр, гражданские власти и даже сам отец Энтон сумели же на тридцать лет его здесь оставить.

– Ты наверно думаешь, что у меня крыша поехала?

– Где тебя научили так говорить? В английской спецшколе?

Она взглянула на меня, но не улыбнулась.

– Война закончилась много, много лет назад. Неужели мы мало потеряли? Мало отцов, братьев, друзей? Они все еще продают почтовые открытки с Черчиллем и Эйзенхауером на морских курортах, – это меня бесит. Они спасли нас, – да; но в этом нет ничего славного, чтобы так воспевать. Выигрывать войны – в этом нет славы, ни для кого. Лучше это забыть. Но, – конечно же, – они оставили нам свой танк, и забыть мы не можем.

Я откинулся на спинку своего дешевого лакированного стула.

– Так значит, ты хочешь его открыть?

Глаза ее были холодны.

– Эта штука сама сказала, что хочет присоединиться к своим братьям. От нас-то что она может хотеть? Если мы ее выпустим, она направится встречаться со своими друзьями, и все на этом кончится.

– Отец Энтон сказал, что открыть танк было бы то же самое, что совершить самоубийство.

– Отец Энтон стар. И, к тому же, он считает, что дьяволы и демоны имеют власть надо всем. Он говорил мне это однажды в классе катехизиса. «Мадлен, – сказал он. – Если бы не было Иисуса Христа, то миром бы правили демоны».

Я кашлянул.

– Предположим мы открываем его, а там – демон?

Она напряженно подалась вперед.

– Что-нибудь там должно быть, Ден. Иначе мы бы не услышали этого голоса. Но у демонов нет рогов и вил. Возможно там нет вообще ничего, что бы смог увидеть человеческий глаз.

– Предположим, что есть?

– Это-то мы и должны выяснить.

Я глотнул еще вина и смутно почувствовал, как оно проскребло в моей груди.

– Что они примешивают в это пойло? Средство по удалению ржавчины?

– Тшш. Мадам Сори развлекала в войну американского сержанта и хорошо знает английский. Весь английский жаргон – как свой родной язык.

– Как свой родной язык? Это было не в войну 1812-го?

– Я никогда раньше не хотела открывать танк, Ден. Я никогда не встречала человека, который дал бы мне для этого силы. Мой отец не притронулся бы к нему, Элоиз – тоже. Но Элоиз скажет нам, как оградить себя от демонов и злых духов, пока мы будем это делать, и, я уверена, что отец Энтон окажет тебе помощь, если ты попросишь его.

Я прикурил очередную сигарету.

– Я не понимаю, почему это так для тебя важно. Если ты так сильно ненавидишь танк, то почему бы тебе не уехать? Тебя же ничего, в конце концов, не держит в Понт Д'Уолли.

– Ден, это важно потому, что он стоит на ферме моего отца, а ферма моего отца всегда была моим домом. Даже если бы я навсегда уехала, эта ферма все равно была бы местом, где я родилась, и на ней все равно бы стоял танк.

Она выпила немного вина и напряженно на меня посмотрела.

– И кроме того, – сказала она, – с самого детства мне снятся сны, связанные с этим танком. Танк вызывает ужасные сны.

– Сны? Какие сны?

Мадлен опустила глаза.

– Это были ужасные сны. Кошмары. И вдобавок возбуждающие.

– Сексуально возбуждающие?

– Иногда. Мне снилось, что меня насиловали покрытые щетиной животные, какие-то необычные твари. Иногда мне представлялось, что меня калечат или убивают. Это было страшно, но это было и возбуждающе. От меня отрезали куски, и было много крови.

Я протянул руку и взялся за ее тонкое запястье.

– Мадлен… ты понимаешь, что танк – это не шутка. То, что там находится, – что бы это ни было, – это что-то по-настоящему злобное.

Она кивнула.

– Я всегда это знала. Но еще я знала, всю свою жизнь, что однажды мне придется с этим столкнуться лицом к лицу. Конечно, я хотела уклониться от ответственности. Я пыталась убедить тебя не ходить туда, чтобы сделать запись. Но я прихожу к выводу, что время, наверное, пришло.

– Ну, – сказал я, – это похоже на то, что мы сами себя уговариваем пойти на это.

По ее лицу пробежала мимолетная, невеселая улыбка.

Позже днем я позвонил отцу Энтону и рассказал ему о том, что мы планировали сделать. На другом конце провода было долгое молчание, но наконец послышался голос старика:

– Я же не смогу убедить вас в обратном?

– Мадлен настаивает на этом, и я, думаю, тоже.

– Но не делаете ли вы это из ошибочного чувства любви к Мадлен? Потому что, вы понимаете, это может принести ей только вред. Вы должны осознавать это.

Я посмотрел на полированный пол почтового отделения Понт Д'Уолли, отмеченный отпечатками грязных ног местных фермеров, приходивших брать свои сбережения или отправлять почту. Возле меня на стене висел потрепавшийся плакат, предупреждавший об опасности бешенства. Снаружи падал слабый, мокрый снег, а небо было непроницаемо серым.

– Когда-то это надо сделать, отец Энтон. В один прекрасный день танк проржавеет насквозь, и тот демон окажется на свободе, и, возможно, кто-то совершенно неподозревающий пройдет мимо. Мы хотя бы знаем, что нам грозит.

На этот раз старик молчал еще дольше. Потом сиплым голосом произнес:

– Я должен буду пойти с вами, вы понимаете. Я должен быть там. В какое время вы планируете это сделать?

Я бросил взгляд на висевшие на почте часы.

– В районе трех. Пока не слишком темно.

– Очень хорошо. Вы сможете забрать меня на своей машине?

– Конечно же. И спасибо вам.

Голос отца Энтона звучал торжественно:

– Не благодарите меня, мой друг. Я иду только потому, что чувствую, что это моя обязанность – защищать вас от того, что находиться внутри этого танка. Я бы предпочел, чтобы вы оставили это в покое.

– Я знаю это, отец. Но я не думаю, что мы имеем право так поступить.


Он ждал меня возле передней двери своего дома, на нем были широкополая черная шляпа и закрытые черные ботинки; в своем плаще старик был таким же суровым и черным, как ворон. За его спиной стояла домработница и неодобрительно на меня хмурилась, словно я был исключительным эгоистом, вытаскивая старого человека из дома в такой холодный и ветреный день; очевидно, она забыла, что внутри этого дома было холоднее, чем снаружи. Я помог ему забраться на переднее сиденье и, обходя машину, улыбнулся домработнице, но та в ответ лишь сердито зыркнула на меня из под своего неряшливого кружевного чепчика и захлопнула дверь.

Когда мы ехали по скользкому серому булыжнику внутреннего дворика дома священника, отец Энтон сказал:

– Антуанетта – женщина, которую вы, вероятно, назвали бы сердобольной. Она полагает, что выполняет божью волю, заставляя меня носить шерстяное нижнее белье.

– Ну, я уверен, что Бог заботится о вашем нижнем белье так же много, как и обо всем остальном, – сказал я ему, включая дворники.

– Мой друг, – произнес отец Энтон, торжественно глядя на меня своими водянистыми глазами. – Бог позаботится о душе, а заботу о нижнем белье оставит для кого-нибудь еще.

Минут через десять окольными путями мы добрались до фермы Пассарелей. Все деревья вокруг нас, с висевшими на них комковидными грачиными гнездами, стояли голыми; над полями, белыми от снега, уже лежал туман. Объезжая по двору фермы, я посигналил, и из дверей появилась Мадлен, одетая в пальто из верблюжьей шерсти, с электрическим фонариком и сумкой из промасленного брезента, набитой разными инструментами.

Я вылез наружу и помог ей погрузить сумку в багажник автомобиля.

– Я взяла и лапы, и молотки. Все, что ты мне сказал.

– Отлично. Что сказал твой отец?

– Он не так уж и счастлив. Но говорит, что если мы должны это сделать, – так значит должны. Он как другие: хочет, чтобы танк был открыт, но слишком боится сделать это сам.

Я взглянул на отца Энтона, терпеливо сидевшего на своем месте.

– Я думаю, он воспринимает это как хороший священник. Он долгие годы страстно жаждал разобраться с этим демоном. В конце концов, это дело церкви. Только пришлось немного поуговаривать.

Открыв для Мадлен заднюю дверь, я услышал, как из кухни крикнула Элоиз. Она вышла на улицу, поднимая свои черные юбки высоко над грязью и размахивая чем-то в руке.

– Monsieur! Вы должны взять это!

Она подошла ближе и, увидев сидевшего в машине отца Энтона, почтительно кивнула.

– Добрый день, отец.

Отец Энтон поднял руку в учтивом приветствии.

Элоиз подошла совсем близко ко мне и прошептала:

– Monsieur, вы должны взять это. Отец Энтон, наверное, не одобрит, так что вы ему не показывайте. Но это поможет вам защититься от созданий ада.

Она всунула мне в руку то самое колечко из волос, обвивавшее модель кафедрального собора в гостиной Жака Пассарелля. Я посмотрел на него и спросил:

– Что это? Я не понимаю.

Элоиз бросила опасливый взгляд на отца Энтона, но тот не смотрел в нашу сторону.

– Это волосы первенца, принесенного в жертву Молоху в прошлом столетии, когда дьяволы наслали бедствия на жителей Руана. Это покажет чудовищам, что вы уже отдали им свою дань.

– Вообще-то, я не думаю…

Элоиз сжала мои руки своими костлявыми пальцами.

– Не имеет значения, что вы думаете, monsieur. Просто возьмите – и все.

Я опустил колечко волос в карман плаща и, не говоря больше ни слова, сел в машину. Пока я заводил мотор и разворачивался, Элоиз смотрела на меня сквозь залепленное снегом стекло. Мы выехали за ворота и, разбрызгивая начинавшую подмерзать грязь, двинулись по дороге к самому Понт Д'Уолли и танку, а женщина все еще стояла в одиночестве на холодном дворе фермы.

Оплетенный кустарником танк был слегка припорошен снегом и казался еще более заброшенным, чем когда-либо. Но все мы знали, что ждало нас там, и, выйдя из «Ситроена» и забирая фонарь и инструменты, никто из нас не мог оторвать от него своих глаз.

Отец Энтон перешел дорогу и достал из под своего плаща большое серебряное распятие. В одной его руке была библия. Он начал произносить молитвы на латыни и французском, стоя под сыпавшимися с неба снежными хлопьями; его широкая шляпа стала уже белой, несильный холодный ветер шевелил полы его одежды.

Затем, держа высоко над головой распятие и совершая в воздухе бессчетные, едва различимые крестные знамения, он произнес заговор от демонов.

– Я заклинаю тебя, о грешный дух: изыди. Во имя Бога-Отца – оставь меня. Во имя Бога-Сына – исчезни. Во имя Бога-Святого Духа – покинь это место. Трепещи и беги, о нечестивый, ибо это Бог приказывает тебе, ибо это я приказываю тебе. Подчинись мне, моей воле именем Иисуса из Назарета, отдавшего свою душу. Подчинись моей воле именем святой девственницы Марии, отдавшей свое чрево, именем священных ангелов, из которых ты пал. Я приказываю тебе исчезнуть. Прощай, о дух. Аминь.

Отец Энтон склонил голову, а мы, содрогаясь от холода, ждали некоторое время, пока он не повернулся к нам и не произнес:

– Вы можете начинать.

Подняв брезентовую сумку с инструментами, я влез на танк. Потом обернулся и помог Мадлен вскарабкаться вслед за мной. Отец Энтон, с поднятым вверх распятием и прижатой к груди библией, остался на прежнем месте. Я осторожно подошел к башне. Черви, извергшиеся вчера из моего желудка, полностью исчезли, словно они были не более чем нездоровая иллюзия. Я встал на колени, открыл брезентовую сумку и достал из нее длинную стальную стамеску и киянку. Мадлен встала на колени возле меня.

– Мы еще можем отказаться, – сказала она.

Несколько секунд я смотрел на нее, потом подался вперед и поцеловал.

– Если мы должны встретиться с этим демоном, – мы должны встретиться с ним. Даже если мы развернемся сегодня, то когда-нибудь нам все равно придется это сделать.

Я повернулся к башне, и пятью или шестью звонкими ударами мне удалось вогнать край стамески под приклепанное к люку распятие. Тридцать лет коррозии ослабили соединение, и после пяти минут жаркой и шумной работы крест был снят. Затем, лишь для большей уверенности, я уничтожил последние различимые слова святого заклинания.

Тяжело дыша, я некоторое время все еще стоял и слушал. Не было ни единого звука, кроме моего собственного тяжелого дыхания и шороха падающего снега. Снег усиливался, и стало почти невозможно различать отдаленные деревья и верхушки крыш на ферме. Но отец Энтон, в белой шляпе, с белыми плечами, стоял, ни на мгновенье не расслабляясь, и по-прежнему держал в высоко поднятой руке в варежке серебряное распятие.

Я постучал по башне и сказал:

– Есть там кто-нибудь? Есть кто-нибудь внутри?

Никакого ответа. Только гулкое эхо моего осторожного стука.

Я вытер холодный пот со своего лба. Мадлен, волосы которой были плотно посыпаны хлопьями снега, попыталась ободрить меня своей улыбкой.

– Ну, – сказал я, – все в порядке.

Широкой стальной стамеской и принялся колотить по всей окружности башенного люка, местами разрушая грубый сварной шов, но большей частью просто оставляя зазубрины на ржавой бронированной обшивке. Я совершал свой седьмой круг, когда лезвие стамески, в месте, где металл глубоко проржавел, прошло насквозь, сделав дыру размером в десятицентовик.

Даже на леденящем холоде, даже в плотной снежной завесе мы смогли услышать отвратительный свист воздуха, вырвавшегося из танка, и ощутить кислое зловоние, запах, о котором я не помнил, чтобы что-нибудь когда-нибудь так пахло. В нем было что-то от запаха тухлой пищи, заставлявшего болезненно переворачиваться желудок, и что-то от смрада, напомнившего мне жилища рептилий в зоопарках. Я не смог справиться с рвотным позывом, и крепкое красное вино мадам Сори снова наполнило мой рот. Мадлен отвернулась и пробормотала: «Mon Dieu!»[25]

Я попытался сохранить спокойствие и повернулся к отцу Энтону.

– Я пробил дырку, отец, – сказал я. – Оттуда чертовски омерзительно пахнет.

Отец Энтон перекрестился.

– Это дух Ваала, – произнес он. Лицо его было серым от холода. Затем он поднял распятие еще выше и сказал:

– Я заклинаю именем Люцифера, Вельзевула, Сатаны, Яконила, их силой и твоим перед ними преклонением, чтобы мучился и страдал этот непокорный демон, пока не явится предо мной и не подчинится моей воле и приказам, что бы я ни повелел и ни приказал делать. Фьят, фьят, фьят. Аминь.

– Ден, мы смогли бы запечатать его снова. Еще есть время.

Я посмотрел на крошечное отверстие, из которого все еще вырывался загрязненный воздух.

– И сколько пройдет времени, прежде чем он выйдет на свободу и последует за нами? Эта штука убила твою мать, Мадлен. Если ты действительно в это веришь, мы должны навсегда от этого освободиться.

– Ты в это веришь? – спросила она меня; глаза ее были широко раскрыты.

– Я не знаю. Просто я хочу выяснить, что тут внутри. Я хочу выяснить, что могло заставить человека блевать червями.

Я облизнул губы и снова поднял молоток. И я снова и снова молотил по башне, пока дырка не достигла размеров двадцатипятипенсовика, и, наконец, бронированная обшивка не начала отскакивать лепестками черной ржавчины. За двадцать минут я отбил весь металл вокруг петлей люка, и получилось отверстие размером с большую сковородку.

Отец Энтон, все еще терпеливо ожидавший, стоя под снегом, спросил:

– Можно что-нибудь разглядеть, monsieur?

Я всмотрелся в черные внутренности танка.

– Пока ничего.

Достав из сумки лапу, я взобрался на верхушку башни и вставил ее в отверстие. Потом отклонился назад и начал приподнимать сам люк, как будто открывая консервным ножом упрямую банку с томатами. Наконец сварка не выдержала и люк открылся. Я запыхался и мне было жарко, даже несмотря на минусовую температуру, державшуюся в тот мрачный день. Но работа наконец была сделана.

– Дай мне фонарь, – сказал я Мадлен.

С бледным лицом она передала мне фонарь. Я включил его и направил луч в чрево «Шермана». Я увидел откидывающееся сиденье командира экипажа, казенную часть пушки и место наводчика. Я кинул луч в сторону – и тогда я увидел это. Черный мешок, пыльный и заплесневевший, сшитый, как почтовый или как саван. Он не был очень большим – может быть размером с ребенка или с мешок удобрения. Он лежал возле стенки танка, как будто бы упал там.

Мадлен прикоснулась к моему плечу.

– Что там? – прошептала она испуганным голосом. – Что ты видишь?

Я выпрямился.

– Не знаю. Что-то вроде черного мешка. Я думаю, мне нужно спуститься вниз и поднять его наружу.

– Monsieur! – крикнул отец Энтон. – Не спускайтесь внутрь!

Я еще раз посмотрел на мешок.

– Это единственный способ. Иначе мы его оттуда никогда не вытащим.

Мне меньше всего на свете хотелось лезть в этот танк и трогать этот мешок, но я знал, что если бы мы попытались зацепить его лапой, то, вероятно, порвали бы материю. Он выглядел очень старым и гнилым: ему было больше тридцати лет, возможно больше ста. Одна прореха – и все вывалится.

Пока Мадлен держала покрытую зазубринами крышку люка, я вскарабкался на башню и опустил ноги внутрь. Хотя мои ноги совершенно окоченели, я почувствовал странное пощипывание, словно кто-то кусал их.

– Я всегда хотел увидеть, как танк выглядит изнутри, – произнес я сиплым голосом и опустился в холодные и затхлые внутренности машины.

Танки своим ограниченным пространством действуют достаточно угнетающе даже тогда, когда они обогреты, освещены и не одержимы мешками с нечистой силой. Когда же я очутился в этой тесноте и в этом неудобстве, имея с собой в компании лишь один фонарь, ударяясь о всякие колеса и оборудование, я почувствовал, как на меня нахлынула волна страха и удушья; и единственное, чего я хотел в тот момент, – выбраться наружу.

Я сделал глубокий вдох. Ужасно мерзкий запах все еще сохранялся, но был не таким интенсивным. Подняв голову, я увидел в открытом люке лицо Мадлен.

– Ты уже трогал его? – произнесла она нервным голосом.

Я направил фонарь на мешок: что-то там было, – что-то или кто-то. Так близко его материя выглядела еще древнее, чем я представлял. Оно могло с успехом быть куском гобелена Байо или средневековым саваном.

Я протянул руку и прикоснулся к нему: материал был слабым от старости. Мои пальцы пробежались по поверхности мешка и ощутили различные бугорки и острые выступы, словно это был мешок с костями, старый, обветшавший мешок с костями.

Я кашлянул и сказал Мадлен:

– Я хочу попытаться поднять его к тебе. Как думаешь, ты сможешь его принять?

Она кивнула.

– Давай быстрей. Отец Энтон выглядит совсем замерзшим.

– Я постараюсь.

Я пристроил фонарь к воздуховоду так, что он светил поперек башни, и присел рядом с мешком. Некоторое время я собирал всю свою силу воли, но, в конце концов, обвив руками старую ткань, приподнял его эдак на фут. Мешок перекосился, и то, что в нем было, перевалилось на одну сторону с тихим постукиванием. Но ткань не порвалась, и я получил возможность, поудобней взявшись, поднять его целиком к Мадлен. Она нагнулась и схватилась за его верхушку.

– Хорошо, – сказал я. – Поднимай.

На одно мгновение – на одно ужасное мгновение, – когда Мадлен приняла на себя вес и потащила вверх, я почувствовал, как мешок изогнулся, словно внутри было что-то живое. Возможно это пошевелились кости, возможно в этом было повинно мое собственное возбужденное воображение, но я так резко отдернул руки, как будто мешок был объят пламенем.

Мадлен ахнула.

– Что это? Что произошло?

– Давай быстро этот мешок отсюда, – заорал я. – Быстро!

Она потянула его вверх, но он зацепился за иззубренный металл вокруг выломанного люка. Прошло несколько секунд, прежде чем она, крутанув мешок, сумела освободить его, и я услышал, как он грохнулся на корпус танка. Схватив фонарь, я выкарабкался из танка; никогда больше я не был так счастлив, увидев снег и печальное, темное небо, как в тот момент.

Держа перед собой распятие и библию, отец Энтон приближался к тому месту, где лежал черный мешок; глаза его были прикованы к нашей необычной находке и напоминали глаза человека, ставшего, наконец, очевидцем того, что жена наставляла ему рога.

– Enfin, le diable, – сказал он.[26]

Я попробовал мешок ногой.

– Это все, что там было. Кажется, что он набит костями.

Отец Энтон ни на мгновение не отрывал глаз от мешка.

– Да, – промолвил он, – кости демона.

Я соскочил с танка и помог спрыгнуть Мадлен.

– Не знал, что у демонов были кости, – заметил я. – Я думал, что все они были в воображении.

– Нет, нет, – сказал отец Энтон. – Было время, в средние века, когда демоны и горгульи ходили по земле, как живые создания. Тяжело опровергнуть: есть слишком много свидетельств этого. Пол Лукас, средневековый путешественник, рассказывает, как он на самом деле встречался в Египте с демоном Асмодеем, а демон Саммаэль, говорили, расхаживал по улицам Руана – давным давно, в двенадцатом столетии.

– Мы пока еще не знаем, что это кости, – сказала Мадлен. – Это может быть все что угодно.

Отец Энтон вернул библию в карман.

– Конечно, конечно. Мы можем отвезти это в мой дом. Там есть подвал, где это можно безопасно запереть. Кажется, оно пока не протестует.

Я посмотрел на Мадлен, но она просто пожала плечами. Если священник хотел забрать мешок домой, мы не имели никакого права ему препятствовать. Я лишь надеялся, что эта штуковина не вздумает проснуться и отомстить кому-нибудь из нас за такое бесцеремонное беспокойство в этот холодный декабрьский день.

Я открыл багажник «Ситроена», и мы перенесли провисающий, заплесневелый мешок через дорогу и аккуратно положили в машину. Потом я забрал инструменты, которые дал нам напрокат отец Мадлен, и сел в машину. Сняв шляпу и стряхнув с нее снег, отец Энтон произнес:

– Я ощущаю необычный восторг. Вы можете это понять?

Я завел мотор.

– Вы тридцать лет хотели сделать это, не правда ли? Открыть танк и выяснить, что за чертовщина происходит.

– Мистер Мак-Кук, – сказал он, – вам давно надо было сюда приехать. Чтобы сделать подобное, требуется необычайная простота, необычайная непосредственность.

– Я не уверен, комплимент это или нет.

– Я не имею в виду наивность.

Сумерки сгущались; все вокруг было окутано беспорядочно кружившимися снежными хлопьями. Когда мы подъехали к дому отца Энтона, стоявшему посреди деревни, часы на церкви пробили пять, и мы с трудом могли что-то видеть сквозь плотно валивший снег. Когда машина остановилась, домохозяйка открыла дверь и стояла с кислой миной и сцепленными замком поверх фартука руками, пока я помогал отцу Энтону подниматься на крыльцо.

– Il a quatre-ving-dix ans, – раздраженно проскрипела она, подхватывая руку старика и вводя его внутрь. – Et il faut sortir dans la neige pour jouer comme un petit garcon?[27]

– Антуанетта, – умиротворяюще проговорил отец Энтон, похлопывая женщину по руке, – я никогда не чувствовал себя таким здоровым.

Мы с Мадлен подошли к багажнику «Ситроена» и достали мешок. Из темной прихожей послышался голос священника:

– Правильно, тащите его внутрь. Антуанетта, ты не принесешь мне ключи от подвала?

Антуанетта с подозрением уставилась на тюк, который мы тащили по заснеженному двору.

– Qu'est-ce que c'est?[28] – решительно спросила женщина.

– C'est un sac de charbon,[29] – улыбнулся отец Энтон.

Она еще раз обернулась, бросила крайне подозрительный взгляд и удалилась за ключами от подвала, а мы с Мадлен опустили нашу нечестивую ношу в прихожей.

– Если это кости, – сказал отец Энтон, – то я знаю ритуал изгнания из них нечистой силы. Кости демона почти так же могущественны, как и сам живой демон – так говорят книги; но их можно разместить так, что демон не сможет снова ожить. Череп нужно зарыть в одном соборе, а руки и ноги – в трех других. Затем оставшиеся кости хоронятся в церквях по всей округе в ритуальной последовательности.

Я достал платок и высморкался. Было так холодно, что я едва чувствовал свой нос.

– Предположим, мы спросим у Пентагона, как от этого избавиться? – сказал я. – В конце концов, они, в первую очередь, оставили это здесь.

Отец Энтон посмотрел вниз, на черный мешок, и покачал головой.

– Я не знаю. Я думаю, что самая важная вещь – изгнать зверя как можно раньше.

Со связкой ключей вернулась взбудораженная Антуанетта и, передав ее отцу Энтону, неодобрительно сморщила губы; но когда старик сказал, что с удовольствием выпил бы ее крепкого ячменного пива, она немного смягчилась и пошла на кухню готовить.

Мы с Мадлен подняли податливый мешок, и отец Энтон велел нам следовать за ним. Преодолев шаркающими шагами длинный полированный коридор, я взглянул назад, на то место, где до этого лежал мешок, – и от моих плеч, вниз по спине, пробежало чувство, словно за воротник рубашки мне положили кусок льда.

Деревянный пол был прожжен, как будто бы прибором для выжигания. Там, где только что лежал черный мешок, вырисовывался ясный контур, который нельзя было принять за что-то другое, – контур маленького, сгорбленного скелета.

– Отец Энтон, – прошептал я.

Старик развернулся и увидел выжженное пятно.

– Кладите мешок, аккуратно.

Пока мы снова опускали на пол потрепанную черную материю, он вернулся, скрипя ботинками, и болезненно опустил свое негнущееся тело на колени.

Его пальцы пробежали по обугленному паркету, прикасаясь к нему так почтительно и нежно, словно это было великолепное средневековое украшение. Я остановился у него за спиной и произнес:

– Вы знаете, что это?

– О, да, – тихо, не поднимая головы ответил он. – Я знаю, что это. Это след демона. Этот дом святой, вы понимаете. Он долгие годы был местом молитв – кости демона не могут прикоснуться к нему, не оставив следа.

– Он кажется очень маленьким. Не многим больше ребенка.

– Он не меньше тех дьяволов и горгулий, высеченных на средневековых церквях. Мы забываем, что многие из них были высечены, тайно, по настоящим телам этих врагов рода человеческого. У меня наверху есть воспоминания одного каменщика, работавшего в Шартрезе; он говорит, что монахи приносили ему черепа и кости, и ему никогда не удавалось определить, кому они принадлежали.

Мадлен шагнула вперед и взяла меня за руку.

– Что мы будем делать? – спросила она мягко. – Что если он пытается освободиться?

– Мы должны сейчас же отнести его в подвал, – сказал отец Энтон. – Я могу удержать его там силой распятия и силой, которой наделил меня Господь наш, Иисус Христос. Затем, при первой же возможности, мы должны расчленить скелет и поместить его части согласно Sepher Ha Zohar, главной кабалистической книге.

Мы вернулись к черному мешку и на этот раз все втроем взялись за него. Так быстро, как только могли, мы направились к резной дубовой двери подвала, находившейся в конце передней. Как только мы были там, отец Энтон взял из связки самый большой ключ и вставил его в замок.

За дверью пахло известкой и плесенью. Отец Энтон включил свет и сказал:

– Аккуратней на ступеньках: они очень старые и неровные.

Подобно подвалам в большинстве французских домов, независимо от их размера, подвал в доме отца Энтона был огромным и разделялся на несколько отделений. Сквозь одну приоткрытую дверь я разглядел винные ящики, за другой – садовые инструменты и куски средневековой каменной кладки. Но отец Энтон направил нас в самый дальний уголок подвала, к тяжелой двери, обитой черными металлическими гвоздями, и открыл ее еще одним сложным ключом.

В этой комнате было совершенно темно и нечем было дышать. В ней не было окон и, за исключением нескольких разбитых цветочных горшков и отжимного катка для белья, она была пуста. Полы из глиняной плитки, побеленные известью, были покрыты слоем пыли.

– Положите мешок прямо здесь, – сказал отец Энтон включив единственную, голую лампочку. – Первоначально эта комната использовалась для хранения драгоценностей и мебели. Замок очень крепкий.

Мы опустили черный мешок в центре комнаты и со значительным облегчением отошли от него в сторону. Отец Энтон залез в карман и достал потрепанный, коричневый очешник.

– Прежде всего, мы должны выяснить что это за демон, – сказал он. – Затем мы сможем приложить усилия, чтобы изгнать его. Мистер Мак-Кук, в следующей комнате вы найдете садовый серп. Может быть, вы будете так добры, что принесете его?

Я направился за серпом, а отец Энтон в это время нетерпеливо двигался вокруг обвисшего неуклюжего мешка, пристально разглядывая его сквозь очки в золотой оправе; время от времени он кашлял: в подвале было очень холодно.

Я нашел пять серпов различного размера, но, будучи уроженцем Миссисипи, выбрал наибольший. Я принес его старику, и тот, улыбнувшись, сказал:

– Вы его распорете? Или я?

Я посмотрел на Мадлен: она выглядела усталой и напряженной, но явно, – точно так же сильно, как и я сам, – хотела узнать, что за гадость находилась в этом мешке. Она кивнула.

– Хорошо, я сделаю это.

Я наклонился над мешком и ударил острием серпа его древнюю материю. Оно прошло легко. Я потянул, и мешок тут же распоролся с негромким сухим треском; его волокна, – после столетий ожидания неизвестности в местах, о которых можно было только догадываться, – разорвались.

Мешок был наполнен пылью и костями. Я отпрянул назад и напряженно, с любопытством, смешанным с ужасом, всматривался в останки, которые не могли принадлежать ни человеку, ни известным мне животным. Ребра были узкими, бедренные кости искривленные, стопы напоминали клешни. Кости были пористыми и матово-коричневыми; и казалось, что им было веков шесть-семь или даже больше. Однажды там где работал отец, в Луине, в Джаспер Каунти, я откопал скелет краснокожего, – так тот имел такой же иссохший вид.

Эти кости не принадлежали и тому телу, которое так сильно меня напугало, но они сами по себе имели достаточно гротескный вид. Что это был за череп! Нижняя челюсть отсутствовала; формой он напоминал клюв; с наклоненными глазницами и рядом маленьких, клиновидных зубов; на затылке располагались рудиментарные рога, и если бы не верхняя челюсть рептилии, я бы сказал, что это был череп козла.

Мадлен крепко сжала мою руку.

– Что это? – произнесла она дрожащим от страха голосом. – Ден, что это?

Отец Энтон снял очки и сложил их с тихим щелчком. Он смотрел на нас покрасневшими от усталости и холода глазами, но лицо его жило человеческим состраданием и религиозной силой. Он уже семьдесят лет был священником – в два раза дольше, чем каждый из нас прожил на свете, и несмотря на то что он был очень старым, за те семьдесят лет он повидал достаточно чудес и дьявольских ужасов, и это придавало ему сил, а нам тут хвалиться было нечем.

– Это как раз то, что я подозревал, – сказал он.

Я поднял брови.

– Вы что-то подозревали? Вы хотите сказать, что догадывались вот об этом и раньше?

Он кивнул.

– Это было после нашего разговора, после того как мы поговорили о тринадцати танках. Я провел что-то около часа, просматривая Pseudomonarchia Daemonum, и натолкнулся на небольшое упоминание о les treize diables de Rouen.[30] Но там очень мало, очень мало информации. Но, кажется, именно это имел в виду Жан Вьер, говоря, что в 1045 году город Руан был запуган тринадцатью дьяволами, которые вызывали огонь, эпидемии, страдания и бедствия. Это были тринадцать прислужников Адрамелека – восьмого демона в иерархии злого сефирода и великого Канцлера Ада.

Я залез в карман за своей потрепанной пачкой «Лаки Страйк» и сказал:

– Это необычно – встречаться с командой из тринадцати дьяволов?

– Ну, в некоторой степени.

– Но что тринадцать дьяволов из одиннадцатого века делали в тринадцати американских танках Второй Мировой Войны? Это вздор.

Отец Энтон пожал плечами.

– Я не знаю, мистер Мак-Кук. Возможно, если бы знали ответ на это, мы бы знали ответы на все что угодно.

– Что случилось с руанскими дьяволами? – спросила Мадлен. – Говорит книга об этом?

– О, да. Они были заключены в темницу могущественным заклинанием, которое наложил на них средневековый экзорсист Корнелиус Прелати. Книга написана на древнефранцузском, так что несколько сложно точно понять, каким образом и на какой срок. Но там встречается слово coude,[31] которое, я думаю, прежде всего, подразумевает, что дьяволы были заперты тесно друг с другом, так что терлись своими локтями. Однако, когда я увидел этот мешок, я осознал, что могла бы быть какая-то связь. Французское слово coudre, как вы, monsieur, знаете, означает «зашивать».

– Дьяволы были зашиты в мешки. Точно так же, как и этот, – прошептала Мадлен.

Отец Энтон промолчал и лишь поднял руки, будто говоря: c'est possible.[32]

Долгое время мы простояли вокруг костей в тишине. Наконец Мадлен сказала:

– Хорошо, но что же надо делать?

Отец Энтон засосал воздух между своими плохо пригнанными протезами.

– Мы должны распределить останки по всей округе, как советует кабалистика. Но, конечно, мы не можем делать это сегодня вечером. В любом случае, я буду должен обзвонить все заинтересованные церковные власти и попросить разрешения на подобное захоронение.

– Это может растянуться навеки.

Отец Энтон кивнул.

– Я знаю. Но боюсь, что это необходимо. Я не могу закопать кости такой твари на святой земле без ведома церкви.

Мадлен взяла меня за руку, очень естественно, очень легко и очень нежно.

– Ден, – сказала она, – по-видимому, ты должен остаться с отцом Энтоном на ночь. Я бы не хотела, чтобы он оставался с этой штуковиной наедине.

Отец Энтон улыбнулся.

– Очень приятно чувствовать вашу заботу. Но вам действительно не стоит беспокоиться.

– Нет, нет, – вмешался я. – Я с ней согласен. Если вы не возражаете.

– Конечно нет. После ужина мы сможем сыграть в шахматы.

– Я отвезу тебя домой, – сказал я Мадлен.

Отец Энтон выключил свет в комнате, и мы на мгновенье задержались возле двери, посмотрев в кромешную тьму, где лежали останки демона. Я мог бы поклясться, что почувствовал слабое дуновение, несшее тот самый кислый дух, которым был пропитан танк. Конечно, это было невозможно: в комнате не было окон. Но все равно было это странное, беспокойное чувство, как будто ты проснулся среди ночи от дыхания из ноздрей какой-то твари возле самой твоей щеки.

Отец Энтон закрыл тяжелую дверь и запер ее на ключ. Затем он встал возле нее, перекрестился и произнес молитву, которую я еще ни разу за всю свою жизнь не слышал.

– О, дьявол, – шептал он, – ты, который не прикасался к пище, не пил воды, не пробовал рассыпанной муки и не знал святого вина, оставайся внутри, – я приказываю тебе. О, ворота, не открывайтесь без моего разрешения; о, замок, держись крепко; о, порог, стой нетоптанным. Ибо скоро наступит Божий день, когда мертвые встанут и превзойдут живых, ради имени Его, аминь.

Старый священник снова перекрестился, Мадлен тоже. И я сразу же захотел, чтобы и у меня была такая вера, – такая вера, которая дала бы мне слова и деяния, которые защитили бы меня от дьяволов ночи.

– Идемте, – сказал отец Энтон. – Наверное, вы не откажетесь от кальвадос, прежде чем повезете мадемуазель Пассарелль домой.

– Думаю, что я смог бы его употребить, – сказал я в ответ, и мы двинулись вверх по лестнице, лишь раз обернувшись на дверь, за которой находились кости демона.


После выпивки и пирогов, я повез Мадлен по улицам Понт Д'Уолли, на ферму к ее отцу. Снег притих, и долина Орне была теперь тихой и холодной, а горы, окружавшие реку, стояли, словно покрытая белыми чехлами мебель. Поднималась бледная луна, еще более слабая, чем прошлой ночью; седые от снега поля были украшены узорами из следов птиц и горностаев.

Я остановил машину у ворот. Мадлен застегнула пальто.

– Ты не зайдешь? – спросила она.

– Может быть, завтра. Я обещал отцу Энтону партию в шахматы. Думаю, он это заслужил.

Она кивнула и дотянулась до моей руки.

– Я не знаю, как вас обоих благодарить. Словно огромный вес свалился с плеч моей семьи. – Я потер глаза. После того, что мы сделали сегодня днем, я чувствовал и физическое и умственное переутомление. Руки ныли от всей той работы стамеской и молотком, а на мозги все еще действовали несколько минут, проведенные в танке.

– Поблагодаришь меня завтра, когда, в первую очередь, я смогу решить, для чего, черт возьми, я хотел это сделать.

Она улыбнулась.

– Мне казалось, американцы помощники по своей природе.

– Скорее, они по своей природе любопытны.

Она приблизилась ко мне – это не было слишком сложно, потому что мой «Ситроен» совсем крошечный, и сидеть в нем так же тесно, как сельдям в бочке, – и ее губы прикоснулись моей щеки. А потом мы поцеловались, и я внезапно открыл для себя, что девушки с нормандских ферм имеют очень приятный вкус, после которого охота на демонов превращается в стоящее занятие.

– Я думал, что французы целуют только в щеки, – сказал я тихо.

Она пристально на меня посмотрела.

– Только когда вручают медали.

– А ты сейчас не то же самое делаешь?

Она долго не отвечала, но наконец произнесла:

– Peut-etre, monsieur. Qui sait?[33]

Она открыла дверь и вышла на снег. Некоторое время она стояла, не двигаясь, глядя то в одну, то в другую сторону белой и безмолвной дороги, потом нагнулась и спросила:

– Мы увидимся завтра?

– Конечно. Почему бы тебе не зайти завтра утречком к отцу Энтону? Я полагаю, что мы должны сделать много телефонных звонков. Поговорить со всеми этими священниками и избавиться от всех этих костей.

В свете фар клубился пар изо рта девушки.

– Спокойного тебе сна, Ден. И еще раз: спасибо, – сказала Мадлен, закрыла дверь и прошла мимо воротных столбов, покрытых снежными шапками, на двор фермы.

Некоторое время я смотрел на нее, но она не обернулась, и я подал задом и двинулся в сторону Понт Д'Уолли. По дороге я лишь мельком взглянул на «Шерман», который стоял среди кустов, похожий теперь на куколку какого-то огромного насекомого.


В библиотеке со стеллажами книг в кожаных переплетах и унылыми портретами стоял ужасный холод; и пока мы после ужина играли в шахматы, отец Энтон позволил себе расточительность и сжег пару вязовых поленьев. Мы сидели возле мерцающего пламени, потягивали «Наполеон», не спеша разговаривали и играли, тщательно обдумывая свои ходы, от чего наши игры растянулись почти до полуночи.

– Вы исключительно хорошо играете, – заметил отец Энтон, после того как третий раз подряд поставил моему королю мат. – Однако, вам не хватает практики, и вы слишком нетерпеливы. Перед тем как ходить, думайте, а потом – думайте снова.

– Я так и пытаюсь делать. Но я думаю, что в моей голове другие вещи.

– Вроде нашего демона? Вы не должны об этом думать.

– Это что-то тяжело забывается.

Отец Энтон взял из табакерки щепотку табака и церемонно затолкнул ее в свою левую ноздрю.

– Демон крепнет на страхе, мой друг. Чем больше вы его боитесь, тем неистовей он становится. Вы должны думать о том, что у нас есть внизу, в подвале, всего лишь как о куче костей, оказавшихся не на своем месте, вроде тех, которые могла припрятать любая гончая в своей заначке.

– Хорошо, я попытаюсь.

Отец Энтон двинул пешку к ладье и откинулся в своем кожаном, обитом гвоздями кресле. Пока я хмурился над шахматной доской, пытаясь найти путь выхода из ситуации, которая, на первый взгляд, пахла четвертым матом через три хода, он задумчиво посасывал бренди, затем произнес:

– Вас удивило, что демоны жили на самом деле? Что они имели мясо и кости?

Я поднял голову: старик пристально смотрел в огонь, в его очках отражались языки пламени.

– Не знаю. Полагаю, что так. Я бы не поверил, до тех пор пока сам бы не увидел этого.

Отец Энтон пожал плечами.

– Мне кажется странным, что в наш практический век, когда люди склонны искать факты и доказательства, материальные проявления религии, подобные демонам и дьяволам, должны быть осмеяны.

– Да бросьте вы! Не многие люди когда-нибудь видели демона.

Отец Энтон повернул голову и серьезно на меня посмотрел.

– Не видели? Они должно быть удивятся. Демоны и дьяволы эволюционировали подобно нам, и удивительно, сколько их еще прячется на земле.

– То же самое относится и к ангелам? – спросил я. Я имею в виду: есть ли кто-нибудь в нашем мире?

Отец Энтон покачал головой.

– Ангелы никогда не существовали как материальные создания. Имя «ангел» описывает состояние священной энергии, которая ужасна в классическом смысле этого слова. Я знаю, что ангелы – это посланники бога; что они охраняют нас от зла и искушений Сатаны. Но я достаточно много о них знаю, чтобы сказать, что в этой жизни я бы предпочел с ними не встречаться. Они грозны, мягко выражаясь.

– Их можно призвать так же, как и демонов?

– Не совсем так же. Но если вы интересуетесь этим, то где-то на моих полках есть книга по вызыванию ангелов. Это была любимая книга его преподобия Тейлора, когда он жил здесь во время войны, – как это ни удивительно. Возможно, проблемы с демонами вашей страны встревожили его настолько сильно, что он искал какую-то помощь от войска божьего.

На несколько минут, пока я размышлял над своим следующим ходом, мы замолчали. За высокими окнами снова пошел снег, густой и тихий, мягко укрывавший северную Францию, пока она не стала похожей на луну. Через Польшу, Германию и Бельгию дул восточный ветер, приносивший с собой бесконечную, холодную и безрадостную зиму.

Отец Энтон оценил шахматную доску.

– Ce n'est pas mal, ca,[34] – сказал он, одобрительно кивая головой. Но затем его костлявая, покрытая пятнышками рука передвинула его королеву к моему королю, и он сказал: – Malheureusement, c'est eche et mat.[35]

Одним ходом он поставил моего короля в безвыходное положение, и все, что мне оставалось, это поднять руки, признав свое поражение.

– Думаю, я получил хороший урок. Никогда не играй с девяностолетними стариками.

Он улыбнулся.

– Если вы остаетесь в Швейцарской Нормандии, то мы должны сыграть еще. Вы – стоящий противник.

– Спасибо, – сказал я, поджигая сигарету. – Но боюсь, что мне больше подходит бейсбол.

Когда резные каминные часы пробили двенадцать, мы покончили с бренди. Поленья в камине вспыхнули и упали; и вокруг нас воцарилась тишина особняка священника, стоящего в самом сердце маленькой, заснеженной деревушки среди скалистых гор Нормандии.

– Вы совершили сегодня смелый поступок, – произнес отец Энтон. – Вы должны это понимать. Я знаю, что Мадлен признательна вам; но и я – тоже. Мне очень грустно, что за все эти годы среди нас не оказалось достаточно отважного мужчины, который бы смог сделать то, что сделали вы, – вскрыть танк.

– Вы знаете, как говорят: «невежество – счастье», – сказал я ему. – Если бы я знал так много, как вы, о дьяволах и демонах, я бы, наверное, и близко не подошел к этому танку.

– Тем не менее, я благодарен. И я хочу, чтобы сегодня ночью на вас было мое распятие, – как защита.

Он снял с шеи большой серебряный крест и протянул его мне. Распятие было тяжелым, с рельефной фигурой Христа. Подержав несколько секунд, я вернул его назад.

– Я не могу это одеть. Это ваше. Вы нуждаетесь в защите в такой же степени, как и я.

– Нет, monsieur, – улыбнулся отец Энтон. – Меня защитят мой разум и мой опыт, и, кроме того, со мной мой Бог.

– Вы думаете, что он может… ну, атаковать нас?

Старый священник пожал плечами.

– В этом деле ни за что нельзя поручиться. Я до сих пор не знаю, что это за дьявол, хотя мы и догадываемся, что один из тринадцати демонов из Руана. Он может быть сильным – он может быть слабым. Он может быть коварным или может быть яростным. Пока мы не проведем семь испытаний, мы этого не узнаем.

– Семь испытаний?

– Семь древних испытаний, которые устанавливают: дьявол ада это или дьявол земли; распространяет он свое зло эпидемией или огнем; высок ли он по иерархии злого сефирода или это не более, чем рабская тварь, выползшая на поверхность земли.

Я поднялся из своего кресла и пересек комнату. Снаружи, в темноте, падал, кружась, снег; место напротив дома священника выглядело, как тусклый двор, в котором исполняются смертные приговоры, неистоптанное и неиспачканное кровью.

– Вы боитесь? – спросил отец Энтон сиплым голосом.

На мгновенье я задумался.

– Да, думаю, что так.

– Тогда встаньте здесь на колени, monsieur, если вы хотите, и я помолюсь за вас.

Я развернулся. Старик сидел возле умиравшего огня, и на его лице была настоящая забота.

– Нет, спасибо отец. Сегодня, думаю, я буду надеяться на счастье.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Мне пришлось спать на высокой, окрашенной зеленой краской железной кровати, в маленькой комнате на самом верхнем этаже. Отец Энтон дал мне на прокат широченную белую ночную рубашку, белые, толстые шерстяные носки и книгу L'Invocation des Anges, в кожаном переплете и пахнущую пылью, чтобы почитать при дрожащем свете ночника.

На втором этаже, где спал сам отец Энтон, мы пожелали друг другу спокойной ночи, и я со скрипом двинулся по темному дому, к узкому коридору, в котором располагалась моя комната. Несмотря на обычную бережливость отца Энтона, Антуанетта оставила наверху свет, и я был за это ей очень признателен. Я протопал по тому коридору, словно за мной гнались десять сефиродов, закрыл дверь и запер ее на ключ.

Комната была простой, но не так уж и плохой. Помимо кровати, там стояло трюмо и обширный французский гардероб, в который я повесил свои мятые плащ и рубашку. В углу располагался умывальник; из круглого окна были видны заснеженные крыши домов Понт Д'Уолли. Я умылся жестким кухонным мылом, прополоскал рот и натянул ночную рубашку отца Энтона. В ней я выглядел как Стен Лорел в одном из его фильмов, где он и Харди должны провести ночь в доме, посещаемом призраками.

Когда я усаживался в кровати, пружины громко жаловались. Некоторое время и просидел, выпрямившись и прислушиваясь к звукам в доме и на улице; потом открыл книгу, которую дал мне отец Энтон, и принялся читать.

Мой французский хромал настолько, что прочтение первой страницы заняло у меня полчаса; она состояла из длинных извинений автора, Святого Генри Эрмина, за серость стиля и отсутствие писательского таланта. Я не мог с ним не согласиться и начал пропускать текст и взамен этого рассматривать гравюры.

Вскоре я понял, что имел в виду отец Энтон, когда говорил, что ангелы ужасны. Были ангелы, представлявшие собой ни что иное как мощные источники света с распростертыми крыльями. Были ангелы, подобные свирепым и гордым зверям. И были невидимые ангелы, появляющиеся ночью, подобно неистовым бурям, и разрушающие жилища грешников. Из надписей под каждым рисунком становилось понятно, что было необходимо правильно вызывать ангела для определенной мирской задачи, в противном случае можно было оказаться, образно выражаясь, фотовспышкой, подключенной к атомной электростанции. Одна надпись предупреждала об «ангеле, который является окутанный облаками и в котором живут лица раскаявшихся грешников».

На улице все еще шел снег; церковные часы пробили два, и я закрыл свое мало успокоительное чтиво, выключил лампу и улегся, чтобы хоть немного поспать. В темноте звуки в доме казались даже громче, чем при включенном свете. Надо мной, на чердаке, что-то бегало и металось. Балки и доски скрипели, стонали и жаловались друг на друга, как старуха, страдающая артритом, жалуется в приемной доктора.

Я поспал, наверное минут десять; проснувшись, услышал тикание своих часов на столике рядом с кроватью. Теперь дом был тише, и я снова заснул; но на этот раз мне начал сниться сон. Мне снилось, что я открывал двери в каком-то мрачном здании, и за каждой дверью – что-то страшное. Я с трудом мог дотягиваться до ручки и поворачивать ее, но что-то настойчиво принуждало меня узнать, что было внутри. В узкий коридор выходили десять или одиннадцать дверей, а в конце этого коридора кто-то стоял. Кто-то маленький, как ребенок, спиной ко мне. Я начал двигаться по коридору, медленно и вяло, чтобы узнать, кто это; и все время пока я шел, я знал, что это кто-то страшный, но все время что-то понуждало меня разузнать, заставляло идти дальше.

Когда я подошел ближе, маленькая фигурка повернулась ко мне лицом, и я увидел оскалившуюся морду, похожую на козлиную, со злобными желтыми глазенками. Я был так напуган, что проснулся. Я выпрямился; ночная рубашка запуталась вокруг ног, тело было покрыто холодным потом. Часы на церкви только что прозвонили три.

Я включил лампу, соскользнул с кровати и прислушался: но дом казался более или менее тихим. Может быть, просто события этого дня сделали меня нервным. Я на цыпочках подошел к двери и прижал ухо к деревянной обшивке; но все, что я услышал, это слабое, печальное завывание сквозняков, постоянно гулявших по всему дому, гремя оконными рамами и звеня люстрами, и обычное поскрипывание паркета и петлей.

Дом был подобен старому кораблю, бегущему, качаясь на волнах, по черному, безмолвному океану, в котором не водиться рыбы.

– Monsieur, – прошептал голос.

Я медленно отступил от двери. От неожиданности, мои уста стали солеными. Я был уверен, что голос донесся снаружи, из-за самой двери. Он был сухим, и невозможно было определить, кому он принадлежал: женщине или мужчине. Голос старухи или голос кастрата. Я пятился назад, протягивая руку за спину в поисках кровати, когда снова послышался голос:

– Monsieur.

– Кто там? Это вы отец? – позвал я хриплым голосом.

– Конечно, – ответил голос. – Кто же еще?

– Что вы хотите? Уже поздно.

– Это мой дом. Я буду ходить там, где пожелаю.

Я в нерешительности кусал губу.

– Слушай, – сказал я. – Я не думаю, что ты отец Энтон.

– Кем же я еще могу быть?

– Я не знаю. Вельзевул?

Голос захихикал.

– Наверное, вам следует открыть дверь, чтобы это выяснить.

Я ждал. Мое сердце пустилось быстрым, неровным галопом; в такт ему колотился пульс. Снаружи послышалось шаркание, затем голос произнес:

– Monsieur?

– Что такое?

– Откройте, monsieur. У меня есть кое-что, чтобы вам показать.

– Мне что-то не хочется, спасибо. Послушайте, я в кровати. Я поговорю с вами утром.

– Вы боитесь, monsieur?

Я не ответил на это. Кто бы, – или что бы, – там ни было снаружи, я не хотел, чтобы они знали, как я был напуган. Я оглядел комнату в поисках какого-нибудь оружия и наконец взял с умывальника подсвечник из какого-то дешевого сплава. Он не был очень тяжелым, но с ним я почувствовал себя лучше.

– Девчонка хороша, правда? – произнес голос.

– Какая девчонка?

– Мадлен.

– Мы не можем поговорить об этом завтра? Я устал. И, в конце концов, я хочу знать, кто ты есть.

Голос засмеялся.

– Я сказал вам. Я отец Энтон.

– Я тебе не верю.

– Вы не верите, что священники также любят секс, как и все остальные? Вы не верите, что я могу смотреть на Мадлен и думать о ее теле? Она заставляет меня бурлить, monsieur! О, да, она заставляет меня хотеть, как хочет козел во время гона! Неужели вы не чувствуете этого тоже?

Меня трясло в нервном припадке. Я сделал неловкий шаг, умышленно топнув изо всех сил разутой ногой по паркету, и закричал:

– Уходи! Проваливай же отсюда! Я не хочу слушать!

Пауза. Тишина, нарушаемая только звуком сквозняка. На мгновение я подумал, что существо, наверное, исчезло. Но затем оно заговорило с приторной, самодовольной интонацией.

– Я испугал вас, да? Я очень вас испугал!

– Ты совсем меня не испугал. Ты просто нарушаешь мой ночной отдых.

Я почувствовал, как по моей комнате, со стороны двери, пронесся едва заметный ветерок, и я был уверен, что уловил тот кислый, тошнотворный запах демона. Может быть, это было лишь мое воображение. Может быть, я видел сон. Но я стоял там, беззащитный, в ночной рубашке и проклятых смехотворных ночных носках, сжимая в руке легкий подсвечник и надеясь, что находившееся за дверью существо, так и собиралось оставаться за дверью, а еще лучше – оставить меня в покое.

– Мы должны поговорить, monsieur, – произнес голос.

– Я не думаю, что нам есть о чем говорить.

– Конечно же есть. Мы должны поговорить о девчонке. Вы не хотите поговорить о девчонке? Не хотите ли вы посидеть пару часов, как мирские мужчины, поговорить о ее сосках, может быть, или о ее влагалище?

– Проваливай отсюда! Я не хочу слушать!

– Конечно же, вы хотите. Вы зачарованы. Вы напуганы, но и зачарованы. Мы могли бы поговорить о многих способах, которыми девушки могут сношаться с животными и пресмыкающимися. О боли и полнейшем наслаждении! В конце концов, мы должны пригласить и ее для этой важной встречи, не правда ли? Мы не смогли бы без нее.

Весь дрожа, я отступал к кровати. Что бы ни находилось за моей дверью, похотливые слова этой твари расползались по мне, словно вши. Я пошарил рукой и нащупал книгу об ангелах, лежавшую на столике возле кровати; исключительно из-за суеверного страха я также взял колечко из волос, которое дала мне Элоиз для защиты от дьяволов и демонов.

Подняв книгу, я строго произнес:

– Я приказываю тебе уйти. Если ты не уйдешь, то я вызову ангела, чтобы он прогнал тебя. Невзирая на опасность, я сделаю это.

Голос захохотал.

– Ты не знаешь, о чем говоришь. Вызову ангела! Как ты только можешь верить в ангелов?

– Так же, как я начинаю верить в дьяволов.

– Ты думаешь, я дьявол? Хорошо, я докажу, что ты не прав! Просто открой дверь, и я покажу тебе.

Я продолжал держать книгу над головой.

– И не собираюсь. Если ты хочешь поговорить, поговорим утром. Но сейчас я хочу, чтобы ты ушел. Меня не беспокоит, отец Энтон ты или нет. Просто уходи.

Наступила долгая, мрачная тишина. Затем я услышал щелчки. Я не сразу понял, что это было, но когда снова посмотрел на дверь, то увидел, к моему величайшему страху, что в замке медленно вращается ключ. Один за одним открылись языки замка; медный шпингалет в верхней части двери скользнул, словно притянутый магнитом.

Мое горло сжалось. Я взвесил на руке подсвечник и поднял его за спину, чтобы ударить того, кто бы там не находился, со всех своих сил.

Повернулась ручка. Дверь открылась, и по комнате вновь пролетел тот легкий кисловатый сквозняк. Затем, без всякого прикосновения, дверь, сама по себе, открылась еще шире.

Снаружи, в коридоре, было совершенно темно. Дом двигался и шевелился. С поднятым подсвечником, я все ждал и ждал, но ничего не произошло. Никто не появился. Никто не заговорил.

– Ты там? – спросил я.

Ответа не последовало. Я проглотил слюну, и этот мой глоток показался самым громким звуком во всем мире.

Я сделал один шаг вперед, по направлению к двери. Может быть, он ждал меня, чтобы я пошел за ним. Ну, возможно, я не должен его разочаровывать. В конце-то концов, демон был просто демоном, не так ли? Это был просто какой-то каркающий голос в ночной темноте. Это был просто какой-то шепот в разрушенном танке. Не более чем беспорядочная груда костей, которую отец Энтон запер в своем подвале.

Я подошел к дверному проему. Лучшее, что можно было сделать, это перепрыгнуть на другую сторону коридора. Потом, если что-то спряталось за дверью, готовясь схватить меня своими когтями, я смог бы развернуться и ударить первым.

– Ты там? Отвечай мне! – сказал я громким и срывающимся голосом. – Отвечай, если ты такой чертовски шустрый!

Ничего. В тот момент было так тихо, что я смог расслышать, как тикали на ночном столике мои часы. Я прокашлялся.

Сжав в своей руке подсвечник, я немного присел и затем бросился сквозь открытую дверь, через крашенные доски коридора. Неуклюже развернувшись, с поднятой рукой и напряженными мускулами, я был готов к действиям.

Ничего. Коридор был пуст. Я дрожал от смешанного чувства страха и облегчения.

Возможно, лучшее, что можно было бы теперь сделать, это спуститься вниз и проверить, что с отцом Энтоном было все в порядке. В конце концов тот голос утверждал, что был отцом Энтоном, и если он открывал двери по всему дому, то мог открыть и дверь к старику. Подтянув свои ночные носки, сползшие мне на щиколотки, я двинулся вдоль темного коридора, пока не добрался до лестницы. На нижней площадке старые французские настенные часы устало отсчитывали короткие минуты холодной зимней ночи; с масляного полотна мрачно смотрел кардинал, с почти таким же счастливым лицом, как у столетней кобылы.

Я начал спускаться по ступенькам. Моя ночная рубашка тащилась по доскам, и, чтобы услышать, не было ли каких-нибудь необычных звуков, я однажды остановился. Внезапно зажужжали настенные часы и пробили полчаса, – я застыл на месте. Но когда затих их звон, снова воцарилась тишина. Я пересек площадку и направился по коридору, в конце которого находилась спальня отца Энтона.

В том коридоре был очень темно. Каким-то образом, я ощущал, что там была особая атмосфера, словно кто-то недавно прошел по нему, растревожив холодный воздух. Я наступал так мягко, насколько мог, но мое собственное дыхание казалось оглушительным, а каждая половица, казалось, скрипела и пищала сама по себе.

Я миновал половину коридора, когда увидел что-то в дальнем его конце. Остановившись, я напряг свои глаза. В темноте тяжело было различить, что это; но это выглядело, как ребенок. Существо стояло ко мне спиной, очевидно смотря сквозь маленькое освинцованное окно на заснеженный двор. Я не двигался. Ребенок мог быть иллюзией, ничем иным, как причудливым соединением света и тени. Но за тридцать футов он казался достаточно реальным, и я почти представил себе, как он поворачивается, и на мгновение я с ужасом увидел оскалившуюся морду, похожую на козлиную, со злобными желтыми глазками.

Я сделал один очень осторожный шаг вперед.

– Ты! – но мой голос вырвался наружу не громче шепота.

Маленькая фигура оставалась неподвижной. Она была одинокой и, в каком-то смысле, печальной, как призрак, по чьему земному телу никогда не было произнесено ни одной молитвы. Она продолжала смотреть во двор, не двигаясь, не поворачиваясь, не произнося ни слова.

Я сделал еще один шаг, затем другой.

– Это ты? – сказал я.

В какое-то мгновение фигура казалась реальной и осязаемой, но потом, когда я подошел еще ближе, спрятанная под капюшоном голова превратилась в тень, отбрасываемую верхней частью оконного переплета, а маленькое тело растворилось в треугольник тусклого света, отражавшегося от снега, который лежал на улице. Я поспешил к окну, но оказалось, что там вовсе никого и ничего не было.

Я осмотрелся по сторонам, хотя и знал, что это было бесполезно. Я был настолько переполнен страхами и суевериями, что мне чудились вещи, которых на самом деле не было. Я развернулся и двинулся обратно, к двери спальни отца Энтона. Немного подождав, я тихонько постучался.

– Отец Энтон? Это Ден Мак-Кук.

Ответа не было, так что я подождал и постучал снова.

– Отец Энтон? Вы не спите?

Но ответа все равно не было. Я слегка подергал дверь, – она оказалась незапертой; я толкнул ее и всмотрелся во мрак спальни священника. Там пахло нафталином и каким-то ментоловым растиранием, которым, по-видимому, старик на ночь натирал свою грудь. С одной стороны стоял высокий гардероб красного дерева, а с другой – комод, над которым висело распятие из черной древесины, с фигуркой Христа из слоновой кости. Дубовая кровать отца Энтона стояла возле дальней стены, и я смог различить лишь его бледную руку, лежавшую поверх одеяла, и седую голову на подушке.

По истертому ковру я подкрался ближе и встал в нескольких футах от него. Он лежал ко мне спиной, но было похоже, что с ним все в порядке. Я начал думать, что страдаю кошмарами и галлюцинациями и недостаточно спал.

– Отец Энтон? – прошептал я.

Он не пошевелился и не повернулся, но голос произнес:

– Да?

Я крепче сжал подсвечник. Он прозвучал, как голос отца Энтона, но, с другой стороны, это был не его голос. В нем было что-то сухое и злобное от того голоса, который я слышал наверху. Я подошел еще немного ближе к кровати и попытался перегнуться, чтобы увидеть лицо отца Энтона.

– Отец Энтон? Это вы?

Секундная пауза. Потом он выпрямился в кровати, как будто его тело подтянули вверх веревками, и повернул ко мне лицо; глаза его слезились, волосы были всклокоченными.

– Что такое? Зачем вы меня разбудили? – произнес он тем же неестественным голосом.

Я чувствовал, что было что-то странно и пугающе неправильное. Священник сидел там, в своей белой ночной рубашке, так, как будто его не поддерживала ни гравитация, ни вообще что-то. И в его манере было тоже что-то необычное: отчасти она была мягкой, а отчасти враждебной. В нем не было ничего от того рассеянного, старого священника. Он казался странно сдержанным; и его глаза изучали меня так, будто за ними был кто-то еще, смотревший сквозь них.

Я сделал несколько шагов назад.

– Я думаю, что, наверное, я ошибся, – сказал я. – Просто плохой сон, вот и все.

– Вы испуганы, – сказал он. – Я могу сказать, что вы испуганы. Так почему же?

– Все в порядке, – ответил я ему. – Я полагаю, что просто недостаточно поспал. Теперь я пойду прямо наверх и буду…

– Вам нет надобности идти. Вы не хотите поговорить? Согласитесь, что в это время ночи чувствуешь себя крайне одиноко.

Лицо отца Энтона было сурово бледным, а челюсть, когда он говорил, ходила вверх и вниз с такими же механическими движениями, как у куклы чревовещателя. Он напоминал актеров в плохо дублированном кино.

– Ну, да, – сказал я. – Но я бы действительно предпочел идти. Тем не менее, спасибо.

Отец Энтон поднял руку.

– Вы не должны уходить. – Он с трудом повернул голову и посмотрел на дверь. Она повернулась на своих петлях и мягко закрылась, – сама по себе.

Я поднял подсвечник.

– Ну, послушайте, – пожурил отец Энтон. – Нет надобности быть агрессивным. Вы понимаете, мы можем быть друзьями. Мы можем помочь друг другу.

– Вы вовсе не отец Энтон, – промолвил я тихо.

Отец Энтон неожиданно засмеялся, отбросив голову назад так, что напугал меня.

– Конечно же, я отец Энтон. На кого же я еще похож?

– Я не знаю. Но вы не отец Энтон. Теперь стойте на месте, потому что я прямо сейчас отсюда уматываю, и не пытайтесь меня задержать.

– Зачем мне вас задерживать? – сказал отец Энтон. – Вы добрый человек и справедливый. Вы помогли мне освободиться, так что теперь я собираюсь помочь вам.

Я трясся, как человек с пневмонией. Я продолжал держать над головой подсвечник, пятясь назад, к двери.

– Только не подходи, – предупредил я.

Отец Энтон неуклюже и равнодушно пожал плечами.

– Вы не должны меня неправильно понять, monsieur.

– Я совершенно правильно тебя понимаю. Я не знаю, что ты есть и что ты хочешь сделать, но не подходи.

Глаза старого священника блестели.

– Понимаете, если мы не найдем двенадцать других, у нас будут ужасные трудности.

– Двенадцать других чего?

– Двенадцать других братьев. Вы знаете, что нас тринадцать. Я говорил вам это. Нас тринадцать. Мы так долго были разделены, и теперь мы снова должны быть вместе.

Почти не поднимая ног, я продолжал пятиться назад.

– Вы не знаете, где они есть? – спросил я его.

Отец Энтон покачивался. Потом он как-то чудно поднял глаза и сказал:

– Они были спрятаны. Их зашили и запечатали, точно как раньше. Я был единственным, который остался. Теперь вы должны помочь мне найти их. Вы и девчонка, вместе. Нам нужна девчонка.

Я напряженно покачал головой.

– Я не собираюсь помогать вам искать или делать что-то. Я ухожу отсюда прямо сейчас, чтобы найти какую-нибудь помощь.

Отец Энтон поднял рывком из под одеяла одну ногу, затем другую. Он нетвердо встал, руки его болтались по бокам. Он ухмылялся. Мне показалось, что на мгновение ока я увидел, как из его рта выскочил тонкий, черный язык, – язык, раздвоенный так же, как и у пресмыкающихся, – но затем он так же быстро метнулся обратно, и я не был уверен, было ли это иллюзией или нет.

– Мы должны будем найти в Англии его преподобие Тейлора, – сказал отец Энтон мягким, шепелявым голосом. – Потом мы должны будем узнать, где американцы спрятали остальных. Мой господин, Адрамелек, будет глубоко благодарен, могу вас заверить. Он наградит вас, monsieur, – так, как никто из людей на земле прежде не был награжден. Вы будете богаты, как вам и не снилось. Вы будете сильны, как тысячи людей. Вы сможете провести годы, доставляя себе удовольствие лучшей пищей и великолепнейшим вином. И вы сможете заниматься любовью с любой женщиной, любым мужчиной, любым животным по вашему выбору, и ваша потенция будет не ограниченной.

Я не знал, что мне говорить или делать. Казалось, что отец Энтон был полностью заменен. Но был ли он действительно одержим или у него был бред? Может быть он принял слишком много сердечных таблеток или слишком много выпил перед сном. Я смотрел на этого пожилого, трясущегося священника, в его длинной, белой ночной рубашке, и едва ли мог поверить, что говорю с дьяволом.

Отец Энтон, покачиваясь, сделал один шаг по направлению ко мне. Я отступил еще дальше.

– Отец Энтон, – сказал я, – вы больны. Почему бы вам на минутку не прилечь, – я бы сходил за доктором.

– Болен? – зашипел он. – Я не болен. Я свободен.

– Не приближайтесь, пожалуйста, – попросил я. – Мне придется вас ударить, если вы подойдете еще ближе, а я не хочу этого делать.

– Вы меня забавляете, – прошептал священник. – Но со мной это никогда долго не продолжается. Отец Энтон меня не забавлял. К счастью, он был слаб. Человек, верующий в нас, всегда более восприимчив, чем тот, кто не верит.

– Вы захватили отца Энтона? Вы овладели им?

– Можно сказать и так, – да.

– Что это значит?

Отец Энтон приблизился ко мне еще на шаг.

– В одержимости больше физического, нежели умственного. Я владею отцом Энтоном, потому что я внутри него.

Я похолодел от дурного предчувствия.

– Я не понимаю вас. Что вы имеете в виду: вы внутри отца Энтона?

Священник в белом неуклюже приближался ко мне. Лицо его было лишено всякого выражения, и если бы не темные проницательные глаза, можно было бы подумать, что оно принадлежит трупу.

– Человек, как и демон, – это механический прибор, – произнес он голосом, который еще меньше походил на голос отца Энтона и был очень сильно похож на тот, что я слышал в танке, и я знал – несмотря на все, что я пытался сделать, чтобы убедить себя в обратном, – что это дьявол, которого мы пытались заточить в подвале, приспешник Ардамелека, принесший однажды бедствие и горе в Руан.

Я ничего не сказал. Я предполагал, что находился теперь в пяти-шести шагах от двери. Старый священник как деревянный продолжал идти ко мне.

– Изнутри я могу манипулировать его руками и ногами, как марионеткой, – сказал дьявол. Я могу смотреть сквозь его глаза и дышать через его ноздри. Здесь, внутри, надежный дом, monsieur. Теплый, кровяной и уже приятно пахнет разложением. Я могу даже соблазнить эту старую, иссохшую домохозяйку его обвисшим пенисом!

Со все возраставшим страхом, я, не отводя глаз, следил за священником.

– Вы лжете? – спросил я, зная, что это не так. – Боже мой, если вы лжете…

– Ваш Бог вам не поможет. Он не помог и отцу Энтону.

– Ну, а где же отец Энтон? – спросил я настойчиво. – Что вы с ним сделали?

Негнущаяся фигура подошла так близко, что я мог прикоснуться к ней вытянутой рукой.

– Вы почти на нем стоите, – произнес он тем грубым, гортанным голосом.

Сперва я не хотел отрывать глаз от священника; но затем бросил быстрый взгляд вниз, за спину: это зрелище заставило напрячься и перевернуться мой желудок. На полу, возле комода, растянувшись бледными, слизистыми веревками, покрытыми комками темно-красных почек, голубоватыми лепешками печени, лежали внутренности отца Энтона. Дьявол распотрошил его и забрался в его опустевшее тело, как какой-то ужасный тип паразита.

Дьявол не двигался. Со страхом и омерзением, я снова посмотрел на него.

– Вы убили его.

Дьявол злорадно хрюкнул.

– Напротив, я думаю, что дал старому дураку что-то вроде новой жизни. Все равно он был почти мертвым. Его сердце протянуло бы не на много дольше, особенно после того, как вы вытащили его на тот снег.

Я замолчал, с тревогой покусывая губу. Если дьявол смог распороть отца Энтона, он, без сомнения, сможет сделать что-нибудь такое же отвратительное и со мной. Я кинул взгляд на черное распятие на стене, подумав: правда ли все это, что показывают в фильмах о вампирах? Действительно ли возможно защититься от демонов и привидений Святым Крестом?

Сделав шаг в сторону от липких остатков отца Энтона, я дотянулся до висевшего над комодом распятия и сдернул его. Затем, сунув его прямо в лицо дьяволу, я закричал так смело, как только мог:

– Я изгоняю тебя! Во имя Господа, я изгоняю тебя!

Сильным ударом старый священник выбил из моей руки распятие. Он издал шипящие рычание и снова двинулся ко мне; глаза его были такими же темными и жестокими, как у аллигатора.

Откинув руку назад, я треснул ему по лицу подсвечником. Голова его дернулась в сторону; основание подсвечника оставило на щеке рубец, но никакой крови не было, потому что сердце отца Энтона больше не качало кровь, а его захваченный дьяволом кадавр просто вздрогнул и снова шагнул вперед.

– Ваша ожесточенность забавляет меня, – прошептал он. – Теперь смотрите, смогу ли я позабавить вас.

Я медленно двигался назад, зная, что ни за что не сумею достигнуть двери вовремя. Я не сводил глаз с серого, со шрамом, лица отца Энтона и начал жалеть о том, что когда-то я увидел этот проклятый танк и мечтал его открыть.

– Видите, какая досада, – произнес отец Энтон. – Вы так сильно могли бы мне помочь. Но я пережил столько веков лишь потому, что защищал себя от нравственных и моральных; и боюсь, что мне придется поступить с вами так же, как я поступил со многими другими.

У меня оставался лишь один маневр: я залез в карман своей ночной рубашки и вытащил колечко из волос, которое дала мне Элоиз, – колечко, которое, как предполагалось, должно было доказать, что я выплатил уже свой взнос иерархии ада.

Наступила тишина, словно перед грозой. Отец Энтон поднял глаза и с нескрываемой злобой пристально смотрел на кольцо. На мгновение я подумал, что он собирается поступить с ним так же, как только что поступил с распятием. Но затем снова выстрельнул раздвоенный язык, и демон, глядя на меня жестоким, ядовитым взглядом, – который приводил меня в такое нервозное состояние, что я едва ли мог говорить, – осторожно отошел в сторону.

– Хорошо, – проговорил отец Энтон, продолжая пожирать глазами колечко волос, – я вижу, что вы менее наивный, чем я думал. Вы не колдун и не некромант, а тем не менее носите с собой прядь первенца. Слушайте, интересно, как вы его достали?

– Это не ваше дело. Только не подходите.

Отец Энтон порывистым движением поднял руки в жесте примирения.

– Нам нет нужды ссориться, monsieur. Нет нужды драться. К тому же, вы должны помнить, что можете только однажды защитить себя этим кольцом; следовательно, чтобы защититься еще раз вы должны будете жертвовать Молоху какого-нибудь очередного первенца. Завтра поднимется солнце и снова сядет, и вся сила, которую вы имеете в этом кольце, умрет вместе с закатом.

– Меня это не интересует. К тому времени я засажу тебя под замок.

Отец Энтон снова откинул свою голову назад и захохотал. Затем, без всякого предупреждения, дверь с грохотом распахнулась и снова захлопнулась; окна вылетели, и пронесся град осколков разбитого стекла. Под вой возникшего в комнате урагана с кровати слетело постельное белье, с треском и глухими ударами по всей комнате попадала мебель.

Самым ужасным было то, что подобным же образом было опрокинуто и тело отца Энтона; руки его бешено вращались во всех направлениях; затем с пронзительным свистом пронесся стремительный порыв ветра, и тело было брошено в зеркало трюмо, острые осколки которого разбили лицо, как яичную скорлупу.

Шум стих. Я опустил руку, закрывавшую мои глаза. В комнате стало очень темно, хотя через развевавшиеся шторы струился неверный, серый свет, отражавшийся от снега, лежавшего на улице. Сквозь разбитые окна в комнату проникал ужасный холод.

В дальнем углу, на дубовой стойке кровати отца Энтона, сидело что-то маленькое и темное. Я не очень хорошо мог различить это существо, но видел рудиментарные рога и глаза, косые, как будто козлиные. Оно пошевелилось на своем насесте с сухим, кожаным звуком.

– Monsieur, – раздался шепот.

– Что это? – спросил я, похолодев.

– Я должен вас предупредить, monsieur, чтобы вы больше не мешали. В следующий раз у вас не будет защиты.

– Следующего раза не будет, – заверил я.

– Monsieur, – сказал дьявол. – Я найду своих братьев – с вашей помощью или без нее. Но, если вы хоть немного понимаете свою выгоду, вы будете делать все, что можете, чтобы помочь мне.

– А что Мадлен?

– И она тоже.

– Об этом не может быть и речи.

Демон зашуршал, словно бумажный, и в этом звуке мне почудилось что-то древнее, как сам Ад.

– Я заключу с вами сделку, – прошептал он. – Если вы, вы и Мадлен, поможете мне отыскать моих собратьев, я воскрешу этого дурака к жизни.

– Это безумие.

Дьявол засмеялся.

– Безумие – это человеческое слово, которое почти всегда описывает деятельность дьяволов. Да, в каком-то смысле, – это безумие. Но Адрамелек может сделать это.

– А как насчет тебя? Ты можешь это сделать?

– Это вне моих сил.

Я снова взвесил на руке подсвечник, подумав, что бы он смог сделать, если бы позволил мне пересечь комнату и смести его с этого насеста.

– Я думал, что только Бог может дать этот дар – жизнь, – произнес я вслух.

Дьявол пошевелил своими невидимыми лапами.

– Жизнь – это не дар. Это проклятие. Адрамелек вполне способен налагать такое проклятие.

Во рту у меня все пересохло.

– Как я могу тебе верить? Как я могу доверять тебе?

Последовала секундная пауза. От дуновений зимнего ветра то поднимались, то опускались портьеры; над подоконником кружились снежинки. Дьявол пошевелился и произнес своим гортанным, бесполым голосом:

– Но вы, конечно же, не сомневаетесь в том, что я могу сделать?

Я осторожно продвигался по мятому ковру, пытаясь как можно ближе подобраться к нему.

– Я сомневаюсь в том, что ты существуешь, – сказал я. – Я сомневаюсь, что ты не просто мой ночной кошмар.

Дьявол загоготал.

– Тогда смотрите, – сказал он. – Просто смотрите.

Наступила тишина. Как крылья какой-то ужасной твари, поднимались и опускались тени портьер. Затем дом пронзил высокий, ужасный вопль; я услышал звуки падающей мебели и разбивающегося стекла. Кто-то плакал и стонал, как животное в агонии. Я развернулся. Снова с грохотом распахнулась дверь. Из коридора подул легкий, завывающий ветерок, и затем послышались чьи-то спотыкающиеся шаги: кто-то, стеная от боли, двигался в нашу сторону.

Раздался треск электрического разряда, и вся комната наполнилась ослепительным голубым светом. Потом снова стало темно. Внезапно, звук оглушительного удара сдавил мои перепонки и почти отбросил меня назад. Затем сверкнула еще одна ужасная вспышка, даже еще более яркая, чем первая, и в распахнутой настежь двери, с поднятыми в отчаянии руками, лицом, белым в свете адской молнии, появилась Антуанетта. Ночная рубашка старой женщины промокла от потоков крови, все ее тело, – ее руки и ноги, живот и лицо, – было утыкано, как у дикобраза, ножами, вилками, ножницами и шампурами. Это выглядело так, словно каждый острый предмет, находившийся в доме, вылетел из своего ящика и воткнулся в нее.

Голос ее был почти поглощен очередным ударом.

– Спасите меня, отец Энтон, – простонала она и, под звон ручек ножей и ножниц, рухнула на колени.

Я снова повернулся к дьяволу. Я был ошеломлен, я был в ярости.

– Вот она, твоя проклятая сила? Зарезать старую женщину? Ты чертов маньяк!

На этот раз голос послышался откуда-то еще, со стоявшего в тени гардероба красного дерева, из угла, где я не мог ничего разглядеть.

– Вы бы согласились, что это сила, если бы то же самое случилось с вами, monsieur. Или если бы это случилось с Мадлен. Я бы мог сделать, чтобы это случилось с Мадлен прямо сейчас. Каждые вилы и каждый нож для кастраций со всей ее фермы могли бы воткнуться в нее прямо сейчас, прямо в эту минуту. Вам стоит сказать только слово.

– Кто ты? Что ты за дьявол? – сказал я, весь дрожа.

Дьявол засмеялся.

– Я Элмек, известный также как Асмород, – дьявол ножей и всего острого. Я дьявол мечей, кинжалов и бритв. Тебе нравится моя работа, ты, со своей глупой дубиной и со своим глупым гневом?

Я бросил подсвечник в темноту, откуда доносился голос, но он бесполезно звякнул о дверь гардероба и упал на пол.

– У вас есть выбор, monsieur, – сказал дьявол. – Вы можете либо помогать мне, либо мешать. Если будете помогать, Адрамелек наградит вас. Если будете мешать, то те мертвые так и останутся мертвыми, а ваша драгоценная Мадлен, – не сомневайтесь, – будет разрезана на кусочки, как мясо.

Я прижал руки ко лбу. Я слышал булькающий звук: это Антуанетта захлебывалась в собственной крови; но я ничего не мог поделать. Попытайся я и дальше бороться с этим дьяволом, он всех разрезал бы на части: и Мадлен, и Элоиз, и Жака; а как только солнце встанет и зайдет, он, вероятно, разрежет на части и меня тоже. И тогда я понял, что должен умиротворить этого демона и выиграть как можно больше времени. Если мы будем искать его братьев, двенадцать его братьев-дьяволов, это может занять месяцы, а к тому времени я, может быть, найду какой-нибудь способ изгнать его навсегда.

Я опустил глаза, пытаясь выглядеть смирившимся и покорным.

– Отлично. По рукам. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

Дьявол довольно зашуршал.

– Я знал, что в вас должен быть здравый смысл. Вы добрый человек и справедливый, не так ли?

– Я просто пытаюсь сохранить людям жизни, – сказал я ему.

– Конечно, весьма похвально. Жизнь полна похвальных деяний, и какая жалость, что обычно они приносят так много боли. Я дьявол самоубийств путем разрезания горла или вен, вы знаете это? Мне всегда льстит, когда кто-нибудь аккуратно себя распарывает.

– Говори же, что мне делать.

– Конечно, – сказал дьявол. – Всему свое время.

– Что я буду делать с этими телами? Что если полиция спросит меня о них?

– Очень просто. Когда мы уедем, дом загорится. Небольшое пламя, но достаточное, чтобы опустошить эту комнату и ту, в которой спала вот эта леди. Это будет колоссальная трагедия. Все будут огорчены; но он был дряхлым старцем, – не правда ли? – и, по-видимому, позволил свече упасть на покрывало или случайно свалиться на ковер полену. Никто и не подумает вас допрашивать. У вас не было мотивов для поджога, поэтому никто не будет подозревать ваше соучастие.

– О боже, я же все равно не убивал их.

Дьявол засмеялся.

– Сколько убийц говорили то же самое! Сколько колдунов заявляли, что они невиновны! Сколько нацистов утверждали, что просто выполняли свои приказы!

Я плотно сжал губы и твердо приказал самому себе держать свой страх и свой гнев надежно закупоренными. Если этот дьявол заподозрит когда-нибудь, что я пытаюсь вести с ним двойную игру, он, вероятно, в мгновение ока разрубит меня на куски. Перед моими глазами все еще стояло отвратительное зрелище, которое представляла из себя Антуанетта, и я знал, что всю оставшуюся жизнь меня будут мучить кошмары с этим лесом ножей и ножниц. Из дверного проема не доносилось теперь ни звука. Я подумал, что, видимо, она мертва.

– Как мы переправим тебя в Англию? – спросил я у дьявола.

Несколько секунд Элмек помолчал, затем произнес:

– В подвале есть сундук, обшитый медью и свинцом. Раньше его использовали чтобы перевозить святые одеяния и чаши, – в те дни, когда король путешествовал по провинции, останавливаясь в замках французских баронов. Я наслаждаюсь этой иронией: теперь я сам буду в нем путешествовать. Вы примете меры, чтобы пересечь пролив сегодня днем, и все, что вам придется сделать, это забрать сундук из подвала и взять его с собой.

– А что, если я тебя случайно забуду? Что, если я брошу тебя?

– Тогда эти двое так и останутся мертвыми, а ваша драгоценная Мадлен умрет самой ужасной смертью, которую я только смогу изобрести. И то же самое будет с вами.

За разбитым окном начинало сереть небо – приближался рассвет.

– Отлично, – сказал я. – Раз уж ты так хочешь.

– Это как раз то, что я хочу. Я в предвкушении новой встречи с его преподобием Тейлором.

Я стоял в разгромленной комнате и думал, что я должен делать дальше. Мой палец все еще обвивало волосяное колечко. Я не мог вынести даже взгляда на развернувшуюся вокруг меня кровавую баню; во рту стоял кислый вкус желчи.

– Теперь вы можете идти одеваться, – сказал дьявол. – Чем скорее вы подготовитесь к нашему путешествию, тем лучше.

Я посмотрел в темный угол, где он скрывался.

– Если бы я не верил в тебя, – если бы я отрицал само твое существование, – ты исчез бы?

Элмек снова засмеялся.

– Если бы я не верил в тебя, если бы я отрицал само твое существование, – ты исчез бы?

Я протер рукой свое грязное и потное лицо; никогда в жизни я не чувствовал себя в таком отчаянии, таким подавленным, как в тот момент.


Только минуло семь, когда я, сквозь холодный и плотный туман, добрался до фермы Пассареллей. Остановив «Ситроен» на грязном дворе, я подошел к массивной двери и постучал. Вышла собака, с черно-белой свалявшейся шерстью, обнюхала мои колени и вприпрыжку скрылась за углом дома.

Затем, вытирая руки о полотенце, возле двери появился Жак Пассарель. С его штанов свисали подтяжки; белое пятнышко крема для бритья приклеилось к левому уху. Он курил «Голуаз» и кашлял.

– Мистер Мак-Кук, qu'est-ce que c'est qui se passe?[36]

– Мадлен здесь? Это очень важно.

– Она доит. Там, за углом, третья дверь. Вы плохо выглядите. Ночной кутеж?

Я скривил лицо.

– Поверите ли, что я провел ночь с отцом Энтоном?

– Эти священники! – засмеялся Жак. – Они еще хуже нас!

Обходя самые жирные борозды грязи, я прошел к коровнику. Внутри было тепло и пахло дыханием коров. Мадлен сидела на табуретке, с голубой косынкой на голове, в джинсах и грязных резиновых ботинках. Ее руки уверенно работали с коровьем выменем, и тонкие струйки молока со звоном ударялись о стенки алюминиевого ведра. Некоторое время я постоял, прислонившись к косяку, затем позвал ее:

– Мадлен.

Она удивленно посмотрела на меня. В своей рабочей одежде она имела какую-то легкомысленную притягательность девочки-подростка, и при нормальных обстоятельствах я не смог бы противостоять ей.

– Ден! Quelle heure est-il?[37]

– Начало восьмого.

– Почему ты так рано? Что-нибудь случилось?

Я кивнул, пытаясь держать под контролем свое потрясение и тошноту.

– Не знаю, как тебе сказать.

Девушка отпустила вымя и поставила ведро вниз, на мощеный булыжником пол. Ее лицо было бледным и напряженным, – казалось, что она спала не больше моего.

– Отец Энтон? С ним все в порядке?

Я покачал головой.

– Нет?

Я был так измотан, что положил голову на дверной косяк; когда я говорил, голос мой был невыразительным и устало монотонным. Я чувствовал себя так, словно меня, как селедку, распотрошили и оставили сохнуть в раковине.

– Дьявол каким-то образом вырвался. Я слышал это ночью. Я спустился вниз. Он убил отца Энтона. Потом, чтобы доказать свою силу, он на моих глазах убил Антуанетту.

Мадлен пересекла сарай и прикоснулась к моему плечу.

– Ден, ты же шутишь. Пожалуйста.

Я поднял голову и посмотрел на нее.

– А каким же я должен быть, чтобы выглядеть серьезным? Я был там. Я видел, что дьявол распорол отца Энтона, я видел, как он убил Антуанетту. Он сказал, что его зовут Элмек – дьявол острых ножей. Он сказал, что если мы не поможем ему найти его братьев, он и нас разрежет на кусочки.

– Я не могу поверить в то, что ты говоришь.

– Лучше бы, черт побери, тебе в это поверить, потому что это правда. Если ты не хочешь закончить так же, как и Антуанетта, лучше бы тебе придумать какое-нибудь оправдание перед отцом и отправиться на неопределенный срок в отпуск.

– Что ты имеешь в виду. – Мадлен нахмурилась.

– Я имею в виду, что нам осталось жить ровно столько, сколько времени хочет отпустить нам этот дьявол. Он требует, чтобы мы помогли найти его братьев; и мы будем живы лишь до тех пор, пока он считает, что мы с ним сотрудничаем. Он хочет сегодня днем уехать в Англию. Если мы уедем в восемь, то впритык успеем на паром из Дьеппа.

Мадлен выглядела совершенно сбитой с толка.

– Ден, не могу я отсюда уехать. Что я скажу папе? Я обязана быть здесь, чтобы помогать ему.

Я был настолько усталым и расстроенным, что чуть не плакал.

– Мадлен, – настаивал я. – Я не просил бы тебя, если бы это не было так ужасно серьезно. Если ты не пойдешь и не отпросишься у своего отца, то придется пойти мне и сказать ему всю правду.

– Но, Ден, все это кажется таким нереальным.

– Думаешь, я не чувствую то же самое? – спросил я ее. – Думаешь, я бы не продолжил лучше свою чертову работу и не забыл бы, что это когда-то случилось? Но я сам это видел, Мадлен. Это реально, и мы оба в смертельной опасности.

Меня пристально и серьезно рассматривали те светлые нормандские глаза. Потом Мадлен медленно стащила со своей головы косынку и произнесла:

– Ты серьезно об этом говоришь.

– Да, черт побери, я совершенно серьезно.

Она посмотрела наружу, на туманный двор. Над горами, за трудноразличимым переплетением потерявших свою листву вязов, поднималось солнце, проглядывая сквозь серую дымку еще одного дня зимы в Швейцарской Нормандии.

– Хорошо, – сказала она. – Я пойду и скажу отцу. За полчаса я смогу собраться.

Сквозь стадо неряшливых гусей я проследовал за ней в дом. Жак Пассарелль, стоя в красной кафельной прихожей, расчесывал свои короткие волосы в аккуратный пробор. Мадлен подошла к нему сзади и обняла за талию. Он взглянул на ее отражение в зеркале и улыбнулся.

– Ты уже закончила дойку? – спросил он.

Она покачала головой.

– Боюсь, что Ден появился сегодня с очень срочным сообщением. Мне нужно отправиться на некоторое время в Англию.

Жак нахмурился.

– Angleterre? Pourquoi?[38]

Мадлен опустила свои глаза.

– Я не могу обманывать. Это имеет некоторое отношение к танку? Мы должны поехать, чтобы найти кое-какую информацию для отца Энтона.

Мужчина обернулся и взял свою дочь за руку.

– Танк? Почему тебе из-за танка надо ехать в Англию?

– Из-за английского священника, отец. Его преподобия Тейлора, который был здесь во время войны. Он единственный человек, действительно знающий об этом танке и о том, что было внутри.

– Мы ненадолго, monsieur Пассарелль, – вмешался я. – Может быть, неделю. Потом, я обещаю, что привезу ее сразу назад.

Жак потер свой гладко выбритый подбородок.

– Я не знаю, что сказать. Все, что связано с этим танком – это, кажется, неприятности и еще раз неприятности.

– Поверьте мне, monsieur, на этом все должно закончиться. Как только мы вернемся из Англии, вы никогда больше не услышите об этом танке. Никогда.

Жак Пассарелль хмыкнул. Казалось, что его не особенно впечатлили мои слова. Он повернулся к Мадлен и спросил:

– Почему это должно касаться тебя? Мистер Мак-Кук один не может? Кажется, что тебе всегда нужно делать работу, которую должны делать другие. И что насчет отца Энтона?

Мадлен умоляюще посмотрела на меня. Я знал, что она не хочет оставлять отца одного в разгар зимы. Но я покачал головой. Чего я не собирался делать, так это перечить дьяволу. Мое волосяное колечко будет защищать меня лишь до захода солнца, а затем я стану таким же уязвимым, как и Мадлен.

– Monsieur, – сказал я. – Мы действительно должны ехать, оба. Простите.

Фермер вздохнул.

– Ну, хорошо, если вы так должны это сделать. Я позвоню Гастону Джумету и спрошу у него, не сможет ли приехать Генриетта. Вы сказали неделю, не больше?

– В районе недели, – ответил я ему, хотя не имел ни малейшего представления о том, как долго мы будем раскапывать гнусных братьев Элмека.

– Ну, хорошо, – сказал он. Затем поцеловал дочь и пожал мне руку. – Если это что-то действительно важное. Может быть, вы хотите немного кальвадос или кофе?

Пока Мадлен упаковывалась, я сидел вместе с Жаком и Элоиз за кухонным столом. На улице снова пошел снег, – слабый, мокрый снег, медленно опускавшийся на оконные стекла. Мы говорили о сельском хозяйстве, коровах и о том, что делать, когда репа начинает гнить в земле.

Через некоторое время Жак Пассарелль опустошил свой бокал с кальвадос, протер рот покрытым пятнами платком и сказал:

– Мне пора на работу. К концу недели надо вспахать два поля. Желаю вам bon voyage.[39]

Мы пожали друг другу руки, и он вышел в прихожую, чтобы натянуть свои болотники и толстую куртку. Ожидая пока он выйдет за пределы слышимости, я осторожно помешивал свой кофе.

– Элоиз? – позвал я наконец.

Старая женщина кивнула.

– Я знаю.

– Вы знаете? Откуда вы знаете?

Она молча достала из кармана своего фартука потрепанную, синеватую фотографию молодого священника; щурясь на солнце, он держал в руках большую соломенную шляпу.

Я продолжительное время смотрел на фотографию, потом сказал:

– Это отец Энтон.

– Да, monsieur. Я знала его долгие годы. В молодости мы были близкими друзьями. По сути дела, настолько близкими, что вряд ли нам было необходимо говорить, чтобы знать, что каждый из нас думал. Ну, отец Энтон прошлой ночью каким-то образом связался со мной. Я проснулась и почувствовала, что потеряла его; а когда я увидела сегодня утром вас, я поняла, что он мертв.

– Вы не сказали Жаку?

– Я никому не сказала. Я не совсем была уверена, что это правда. Я надеялась, что это не так. Но потом я увидела вас и все поняла.

Я достал колечко волос, которое она мне дала.

– Послушайте, Элоиз, – сказал я, – у вас больше нет такого?

Она подняла свою седую голову и внимательно посмотрела на меня сквозь очки, с прилипшими к линзам точечками муки.

– Вам нужно еще? Зачем?

– Дьявол на свободе, Элоиз. Это дьявол убил отца Энтона. Вот почему мы едем в Англию. Дьявол требует.

– Требует?

– Если мы не будем делать, что он говорит, он зарежет нас. Мадлен и меня. Его зовут Элмек. Дьявол ножей.

Элоиз дрожащими руками забрала у меня фотографию отца Энтона. Она была так взволнована, что поначалу не могла говорить, и я налил ей маленькую рюмку кальвадос. Она отпила половину, закашлялась; потом снова посмотрела на меня; лицо ее было настолько страшным от напряжения, что я и сам почувствовал страх.

– Он страдал? – прошептала она. – Он страдал, бедный отец Энтон?

– Я не знаю. Я не думаю. Но я видел, как умерла Антуанетта, его домохозяйка: она ужасно мучилась.

– Что же будет? Что вы собираетесь делать?

– Мы мало что можем сделать, кроме того, что нам приказывают. Дьявол собирается сжечь дом, чтобы никто не узнал, что произошло, – и, Элоиз, страшно важно, чтобы вы не говорили никому.

Элоиз плакала.

– А что с Мадлен? – пробормотала она, вытирая фартуком свои глаза. – Он не причинит Мадлен вреда, ведь правда?

– Этого не произойдет, если мы будем делать то, что он нам говорит. Я должен узнать, как первым его уничтожить, как изгнать его. Тем не менее, мы должны подчиняться ему и помогать искать двенадцать его собратьев.

– Я могу сделать лишь одну вещь, чтобы помочь вам. Подождите минутку.

Она с трудом поднялась со своего стула и побрела по кафельному полу, к кухонному шкафу. Открыв дверцу, она пошарила среди консервных банок, кувшинов и коробок и наконец достала маленькую баночку с напечатанной на ней известной маркой французских таблеток от кашля. Она принесла ее к столу и аккуратно открыла крышку.

Я заглянул внутрь. Там не было ничего, кроме кучки серого порошка.

– Что это? – спросил я ее.

Она закрыла крышку и передала баночку мне.

– Говорят, что это пепел одежды, которая была на Христе, когда его распяли. Это самая сильная реликвия, которая у меня есть.

– Что она сделает? Она защитит нас?

– Я не знаю. Некоторые реликвии имеют действительно магические свойства, а некоторые – просто обман. Это все, что я могу сделать. Это все, что я могу вам дать.

И она отвернулась; глаза ее были наполнены слезами. Я не знал, как ее успокоить. Опустив в карман баночку с пеплом, я допил свой кофе. Часы пробили восемь; я знал: если мы хотели успеть на утренний паром в Нью-Хейвен, мы должны были спешить.

На лестнице, с чемоданчиком в руке, показалась Мадлен. Я встал из-за стола, взял у нее чемоданчик и на прощание нежно похлопал Элоиз по плечу.

– В чем дело? Почему Элоиз плачет? – спросила Мадлен.

– Она знает об отце Энтоне. И она боится, что то же самое случится и с тобой.

Мадлен склонилась над старой женщиной и поцеловала ее.

– Не беспокойся, – сказала она. – Мы ненадолго. Мистер Мак-Кук за мной последит.

Элоиз печально кивнула.

– Поедем, – сказал я, – а то можем опоздать.

Мы вышли на двор, и я погрузил чемоданчик Мадлен в багажник «Ситроена». Как мокрая вуаль, на нас опускался слабый снег. Нам оставалось забрать еще лишь один предмет багажа – средневековый сундук из подвала дома отца Энтона. Мы с Мадлен залезли в машину, и я завел двигатель. По узким и заледеневшим дорогам, сопровождаемые назойливым гудением печки и писком ерзавших взад-вперед дворников, мы направились обратно.

Хотя французы поднимаются рано, к тому времени когда мы добрались до дома отца Энтона и остановились на переднем дворе, деревня все еще казалась необитаемой. Выйдя из машины, я открыл дверь для Мадлен.

– Зачем мы здесь? – спросила она.

– За дьяволом, – ответил я хмуро. – Мы забираем его с собой.

– Забираем его с собой? Я не понимаю.

– А ты просто иди и помогай мне. Я попозже расскажу тебе, что все это значит.

Мадлен подняла голову и посмотрела на дом. Она могла видеть разбитое окно спальни отца Энтона, развевавшиеся с хлопаньем шторы.

– Отец Энтон там? И Антуанетта?

Я кивнул.

– Мы должны спешить. Как только мы уедем, дьявол подожжет дом.

Мадлен перекрестилась.

– Мы должны вызвать полицию, Ден. Не можем же мы допустить, чтобы это произошло.

Я схватил девушку за запястье и потащил к дому.

– Ден, мы обязаны! Я не могу позволить оставить отца Энтона вот так!

– Слушай, – сказал я резко. – У нас нет другого выбора. Если мы не будем делать то, что говорит нам Элмек, то умрем, как и они. Ты можешь это понять? И, кроме того, это и у отца Энтона единственный шанс выжить.

Открыв ключом тяжелую парадную дверь я толкнул ее внутрь.

– Что ты имеешь в виду? – произнесла девушка. – Он мертв. Какой у него может быть шанс?

Я посмотрел ей прямо в лицо.

– Потому что я заключил сделку. Если мы поможем Элмеку найти двенадцать его собратьев и все они вызовут демона Адрамелека, тогда Элмек попросит у него воскресить отца Энтона и Антуанетту к жизни.

– Ты, конечно же, этому не веришь? – Мадлен пристально смотрела на меня.

– А чему мне еще верить? Я видел дьявола, Мадлен. Я видел его собственными глазами. Я видел Антуанетту, утыканную ножами. Я видел отца Энтона, распотрошенного, как говяжья туша.

– О, Господи, – сказала она тихим, тревожным голосом, – я не могу этого вынести.

– Ты должна. Ну же, пошли.

Мы прошли по полированному паркету гулкой передней. Я снял с крючка ключ, открыл подвальную дверь и провел Мадлен вниз, в пахнувшую плесенью темноту. Возле нижней ступеньки лестницы я наткнулся на фонарь и включил его.

Обшитый медью и свинцом сундук ждал нас. Это был старинный, с поблекшей краской прямоугольный ящик, запертый на три медных крючка. Наверное, ему было сотен шесть или семь лет; он был украшен медными инкрустациями, изображавшими лошадей, всадников в шлемах и геральдические лилии.

– Это он? Дьявол там? – прошептала Мадлен.

Я кивнул.

– Тебе придется помочь мне его поднять. Как ты думаешь, ты справишься?

– Я многие недели дою коров и убираю навоз. Думаю, что я достаточно сильная.

Полные дурных предчувствий, мы приблизились к сундуку и встали рядом с ним. Затем обеими руками взялись за изогнутые ручки и медленно оторвали его от пола подвала. Он был ужасно тяжелым, – весил, наверное, фунтов сто двадцать, – и нам пришлось тащить его к ступенькам волоком. Потом, ступенька за ступенькой, мы поднимали сундук вверх, пока не достигли передней.

Нам потребовалось минуты три или четыре, чтобы выволочь эту тяжесть из дома на двор. Я открыл заднюю дверь «Ситроена», но не успел передвинуть свои собственные ящики, чтобы поместился сундук, когда услышал голос Мадлен.

– Смотри! Ты только посмотри на это!

На том месте, где стоял сундук, снег таял. И ни одной снежинки не опускалось на его крышку, словно они в страхе избегали нашей нечистой и злобной ноши.

– Последний рывок, – сказал я сухо, и мы подняли сундук в багажник «Ситроена». Я посмотрел на часы. Если бы мы поехали по Национальной магистрали из Канна, то часа через три мы смогли бы быть в Дьеппе. Я захлопнул и запер на ключ багажник, и мы забрались в машину и расслабились в своих сиденьях.

– Ты не обязана в этом участвовать, если не хочешь, – мягко сказал я Мадлен. – Я хочу сказать, что если ты в самом деле не веришь, что этот дьявол причинит тебе вред, то ты можешь рискнуть и остаться дома.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не уверен, – пожал я плечами. – Но мне всегда казалось, что любой дьявол имеет ровно столько силы, сколько ты готов ему дать. Если бы мы не боялись Элмека, то, возможно, он не смог бы причинить нам вреда.

Мадлен покачала головой.

– Я верю в этого дьявола, Ден. Я верю в него еще дольше, чем ты. И, к тому же, я сама заварила всю эту ужасную резню, так что я думаю, что мой долг – пройти через это.

– Это – твой выбор, – сказал я и включил зажигание. Я вырулил с занесенного снегом двора и поехал по холодным и пустым улицам Понт Д'Уолли, глядя в зеркало на тусклый средневековый сундук, а также высматривая, не поднимался ли уже дым над домом священника. Но сундук оставался тихим и не открывался, а всего лишь через несколько минут езды по продуваемым всеми ветрами дорогам деревня скрылась за деревьями и холмами, так что я так и не увидел в действии необыкновенных сил Элмека.

– Прости меня, Ден, – промолвила Мадлен. – Если бы я только знала.

– Мы все равно их побьем, – сказал я ей. – И Элмека, и Адрамелека, и всю эту чертову команду.

Но когда я снова взглянул на злобную махину старинного сундука, во мне уже не было такой уверенности; и я даже не мог предположить какие ужасные зверства уже замышлял его кошмарный обитатель.

Впереди на велосипеде замаячил торговец луком, и я гневно ударил по клаксону.

– Cochon![40] – крикнул тот. И я видел, как он, исчезая из вида в снежной завесе, потрясал своим кулаком.


Дьепп был таким же мрачным и унылым, как и любой порт на побережье пролива, и мы остановились только раз, исключительно для того чтобы поменять немного французских франков на английские фунты, – на центральной площади, вымощенной булыжником. Время приближалось к ленчу, и нам повезло, что мы успели попасть в банк до его закрытия: во Франции очень серьезно относятся к ленчу. Затем, мимо разбросанных вокруг маленьких кафе, туристических пассажей и баров, с названиями вроде «Англичанин» или «Черчилль», где однодневные британские туристы просаживали свои последние несколько франков на самое обычное вино, мимо кранов и доков, мимо сваленных в беспорядке ящиков и чемоданов, – мы ехали к парому, и наконец, когда повернули за угол, увидели черно-белое судно, с выкрашенной красной краской трубой и бледным, цвета зеленых щей, флагом Ла-Манша.

Я купил билет, и, прежде чем наш «Ситроен» покачиваясь съехал по металлическому пандусу в недра судна, мы провели двадцать минут в нервном ожидании нашей очереди. Оставив машину среди теснившихся «Мерседесов», «Ауди» и «Рено», мы поднялись на верхнюю палубу, чтобы провести там три с половиной часа путешествия через пролив в Нью-Хейвен, – одного из скучнейших морских вояжей.

Мы зашли в ресторан, чтобы отведать лукового супа и телятины с застывшей подливкой, слушая при этом барабанную дробь двигателей и наблюдая, как поднималось и кренилось море за изъеденными солью окнами.

– Ты очень спокоен, – сказала Мадлен.

– Я думал о прошлой ночи, – ответил я, промокнув губы кусочком зачерствевшего французского хлеба.

– Это было действительно ужасно?

– Я оцепенел от страха, если хочешь знать.

– Думаешь, мы сможем его изгнать? – Она посмотрела в окно. – Ты думаешь, есть какой-нибудь способ?

– Ну, может быть, его преподобие Вудфол Тейлор знает ответ на этот вопрос, – если его преподобие Вудфол Тейлор еще жив.

– О, Господи, я надеюсь, что это так.

Принесли мясо и целый выбор перевареных овощей. Хорошо, что у них хоть было приличное вино – бутылка дорогого и крепкого «Марго», от испарений которого меня чуть было не бросило в сон. Я ел, потому что был голоден, но каждый кусок казался словно бы бальзовым деревом.

– А мы не могли бы просто выбросить сундук за борт? – спросила Мадлен.

– Полагаю, что могли бы, – ответил я, потягивая вино. – Но я не думаю, что дьяволы тонут. А ты? А что, если он убьет нас до того, как мы его выбросим? Или после того? И помимо всех этих проблем, нам бы, вероятно, помешал экипаж. Я думаю, они не очень любят людей, которые кидают за борт какие-то странные ящики.

Мадлен отложила вилку, хотя едва притронулась к своей телятине.

– Ден, – сказала она, – я боюсь.

– У тебя есть на это полное право.

– Нет, Ден, я хочу сказать: очень боюсь. Как будто должно случиться что-то ужасное.

Я смотрел на девушку поверх краешка своего стакана с вином; мне нечего было сказать. Я не мог притворяться, что все идет к лучшему, потому что все это выглядело так, что будет только еще хуже. Я не мог даже притворяться, что у меня есть план выхода из этих трудностей. Все что я делал – это тянул время, не имея возможности отделаться от ужасного понимания, что Элмек, очевидно, в любом случае пожертвует нас обоих Адрамелеку. Зачем ему хранить свое обещание, если он в любой момент, когда захочет, может разрезать нас на кусочки, и мы будем бессильны что-либо сделать? Судно продолжало свой мерный бег; ножи и графины, стаканы и пепельницы – все вибрировало, дребезжало и звякало в несмолкаемой кантате.

Потом мы стояли у парапета и наблюдали, как по левому борту появлялось белое пятно Англии – семь меловых утесов, которые называли Семь Сестер, постепенно спускавшихся в западном направлении, к Сифорд бич и гавани Нью-Хейвен. Паром развернулся задом наперед, направляясь кормой в узкий вход в гавань, и едва понятный голос по-французски попросил нас, по внутренней связи, вернуться в свои машины.

Чувствуя страх и подавленность, мы спустились на палубу, где располагались автомобили, и неохотно присоединились к нашему адскому грузу. Ожидая когда откроются двери кормы, мы оба молчали, ни разу не обернувшись на мрачный средневековый сундук, в котором приютился дьявол. Мне было невыносимо находиться внутри этого судна, как будто бы тонны металла давили на меня сверху. Наконец нам махнули, чтобы мы выезжали, и по пандусу мы поднялись на причал. На улице стоял светлый безрадостный день и веял влажный морской ветер. Весело выглядевший таможенный служащий кивком головы подозвал нас к свободному смотровому отсеку; мы подъехали и остановились.

Мадлен открыла свое окошко и этот человек наклонился к нему. Он был непреклонно вежлив, что всегда бесило меня в британских офицерах таможенной службы: то же самое, что и в джи-эф-кей, где жующие жевачку леди в шерстяных пиджаках всегда настаивают, чтобы вы открыли все свои сумки.

– Как долго вы планируете оставаться в Англии, сэр?

– Я не знаю. В районе недели. Может быть две.

– Отдых?

– Да, верно.

Закрыв рукой глаза от солнечного зайчика из зеркала, он уставился в заднюю часть машины. Затем обошел ее со всех сторон и заглянул в мое окно. Сидя со спокойной и любезной, – как я надеялся, – улыбкой, я опустил стекло. По-видимому, я выглядел, как кот Сильвестр, когда в саду внезапно появляется приятель бульдога Твитти-Пайя: со стиснутыми зубами и болезненной ухмылкой.

– Знаете ли вы, что попытка контрабандного провоза животных в Объединенное Королевство – это серьезное преступление, сэр? – произнес таможенник.

– Да, я это знаю, – кивнул я, как идиот. – Что-то связанное с бешенством, правильно?

– Правильно, сэр. Не хотите ли вы теперь мне сказать, что находится у вас в том ящике?

– Ящике? А, вы имеете в виду этот сундук.

– Да, сэр.

– Ну, там всего лишь немного необычной всякой всячины. Я коллекционирую антиквариат. Там несколько книг. Пара статуэток. Всякая всячина.

Таможенник сделал пометку в своем блокноте и указал своей шариковой ручкой на боковой отсек, где уже тщательно осматривали «Мерседес» какой-то германской парочки. Он собрался уже что-то сказать, когда вдруг нахмурился, снова посмотрел на меня, потом вокруг, как будто что-то потерял.

– Все в порядке? – спросил я.

Он покачал головой, словно ничего не соображая.

– Да, сэр. Просто у меня было чувство, будто я собирался что-то сказать. И не могу вспомнить – что?

Я нервно облизал губы и посмотрел на Мадлен. Мы оба молчали.

– Хорошо, сэр. Приятного времяпрепровождения, – сказал таможенник и прилепил к лобовому стеклу «Ситроена» бирку. Я завел мотор и направил машину из порта, в город. Только когда скрылись из вида краны и суда, я позволил себе сделать выдох облегчения.

– Наверное, дьявол знал, что происходит! – прошептала Мадлен. Ты видел, что он сделал с памятью этого человека? Он очистил ее.

Я бросил быстрый взгляд на потускневший, свинцового цвета сундук, начиная чувствовать такое волнение из-за этого сундука, что моя кожа чесалась от воображаемого зуда, а правый глаз моргал в нервном тике. Я не мог осмелиться попытаться представить себе, как в действительности выглядело существо там внутри. Я достаточно видел в темноте спальни отца Энтона; наслушался шуршания его тела, царапанья его когтей, его сиплого, злобного голоса.

Мы бесцельно объехали Нью-Хейвен, город, который, так же как и Дьепп, едва ли мог успокаивающе повлиять на нас: низкие, красные крыши домов, выкрашенные бледно-желтым цветом ворота; склады и магазины.

– Что мы теперь будем делать? – спросила Мадлен.

– Я не знаю. Думаю, что найдем место, где остановиться.

Она посмотрела на часы.

– Думаю, что сначала мы должны попытаться найти, где живет его преподобие Тейлор. Пабы сейчас открыты. Давай что-нибудь поедим, выпьем, а потом мы сможем поехать в местную библиотеку. У них есть адресная книга священнослужителей, – в Англии ее называют книгой Крокфорда, – если он все еще жив, мы найдем там его имя.

Припарковав «Ситроен» на муниципальной стоянке, мы перешли дорогу и зашли в большой, грязный и старомодный паб с названием «Принц Уэльский», пахнувший пролитым пивом и жареным салом.

Мы сидели возле окна с резным стеклом; пили тепловатое, слабое пиво «Скол», ели холодные пирожки с сосисками, в которых не доставало сосисок. Что касается кулинарии, то в Англии, после Франции, всегда чего-то не хватает. Бармен – жирный парень в клетчатой рубашке, с моржовыми усами – без устали накачивал себе пинту за пинтой и обсуждал достоинства А23 и А24, – оказалось, что это были дороги. Одна из навязчивых идей англичан, после крокетных счетов, – это планирование маршрутов своих поездок; и если вы увидите дороги, то поймете, почему.

Выпив, мы отправились на поиски библиотеки. Она оказалась маленьким кирпичным зданием неподалеку от автомобильной стоянки; старая дева в бледно-голубом кардигане и запачканных очках уже почти собралась закрывать ее на ночь. Она нашла для нас экземпляр адресной книги священнослужителей и со страдальческим видом, словно бы у макаки-резус, набравшей полный рот уксуса, принесла ее к столу выдачи. Так быстро, как только могли, мы листали его страницы, – в то время как женщина надевала свой плащ и недовольно фыркала, потом натягивала свои перчатки и снова недовольно фыркала, потом выключала все светильники в дальнем конце комнаты.

Но после недолгих поисков, мы нашли то, что было нам нужно. Тейлор, Перси Вудфолл. Викарий церкви святой Катерины в деревне Страдхоу, возле Льюиса.

– Вот! – вздохнула Мадлен. – Это он! Он все еще жив!

Я поднял голову и позвал госпожу библиотекаршу:

– Извините, мадам. Вы не подскажете мне, где находиться Льюис? Это близко отсюда?

Она фыркнула, шмыгнула и посмотрела на меня, как будто я был слабоумным.

– Восемь миль по этой дороге. Но проехать вы не сможете. Там разрушенный замок.

– А Страдхоу?

– Ну, о Господи, это еще ближе. Три мили по дороге на Льюис, справа. Между самой дорогой и рекой.

Я обернулся к Мадлен; полагаю, что я был так же бледен, как и она. Если его преподобие Тейлор живет так близко и если он знает, где находятся двенадцать братьев-дьяволов Элмека, то мы могли бы закончить наше абсурдное занятие этим вечером.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Зимой долина реки Уз, в графстве Сассекс, серая от тумана, и сложно отличить ее от отдаленных вершин холмов, окружающих ее с обеих сторон. В верхней части можно увидеть беспорядочное нагромождение крыш города Льюиса, его мрачный, обрушившийся замок; с того места река Уз течет равнодушно и невыразительно в своих поднимающихся берегах, скользя к морю. Когда мы выехали из Нью-Хейвен и направились на север вдоль западного берега этой реки, было уже слишком темно, чтобы что-то увидеть, но мы могли разглядеть темные кляксы отдельных групп деревьев и заплатки полурастаявшего снега на полях.

Я не закрывал окно. Зимой английская глубинка имеет своеобразный и везде одинаковый запах, к которому примешивается резкий аромат горящего дерева, тогда как во Франции поля всегда пахнут навозом и инеем. Мадлен напряженно всматривалась в дорогу, чтобы не пропустить указателя на Страдхоу и постоянно с раздражением напоминала мне, чтобы я ехал по левой стороне. Свинцово-медный ящик в багажнике негромко и зловеще постукивал по кузову, когда наша машина подпрыгивала на ухабах дорогах.

– Вон там! – сказала Мадлен. – Это он! Следующий направо!

Я заметил, как в желтом свете фар промелькнул знак, и надавил на тормоза. Поворот был почти совершенно скрыт нависавшими ветками и жавшимися друг к другу каменными стенами, и когда я все же уговорил «Ситроен» пересечь главную дорогу и направиться в сторону деревни, то у меня возникло ощущение, словно мы юркнули в кроличью нору.

Мы медленно ехали мимо побеленных домов, крыши которых были покрыты старым шифером; крошечных садиков, обнесенных стенами; узких, кирпичных тротуаров. В деревне было всего-навсего домов двадцать или тридцать, и всем им было лет по сто; я почти уже пересек всю деревню и выехал на поля, когда понял, что мы уже прибыли. Я остановил машину и дернул рычаг ручного тормоза.

– Интересно, где находится дом священника, – произнесла Мадлен.

– Не знаю. Думаю, будет легче выйти и искать пешком.

Девушка протянула руку и крепко сжала мою кисть.

– О, Господи, Ден, я боюсь.

Я заглушил двигатель, и только после этого мы услышали тихие, едва различимые звуки, доносившиеся из сундука сзади нас. Мы замерли, не в состоянии произнести ни слова, в ужасе глядя друг на друга. И потом мы снова услышали наводящий ужас шепчущий голос Элмека.

– Мы близко, не так ли?

Я промолчал.

– Мы близко, не так ли? – настаивал Элмек.

Мадлен кивнула мне, воодушевляя на ответ, и я проговорил голосом, неестественным от напряжения:

– Да. Да, мы близко.

– Вы хорошо поработали. Вы быстро нашли его преподобие Тейлора. Вы знаете, я награжу вас. Я дам вам силу ломать шею мужчине, если это то, что вы хотите. Или вонзать ножи и бритвы в девушку. Вам было бы приятно это, не правда ли?

Я в отчаянии закрыл глаза, но Мадлен сжала мою руку и прошептала:

– Соглашайся, Ден. Все, что ты должен делать – это соглашаться.

– Да, Элмек, – сказал я громко. – Мне было бы приятно это.

Элмек засмеялся.

– Теперь вы собираетесь отыскать его преподобие Тейлора? Я чувствую его! Он близко!

– Да, мы собираемся отыскать его.

– И вы не будете делать глупостей, не так ли? Я уверен, что в доме его преподобия Тейлора так же много ножей, как в доме отца Энтона. Просто не забывайте Антуанетту. Разве она не кричала? Разве ей не причинили боли все эти ножи и шампуры?

Я с трудом проглотил слюну.

– Да. Они причинили ей очень сильную боль.

Дьявол засмеялся и издал тихий, скрипучий звук, от которого я задрожал.

– Давай Мадлен. Пойдем и отыщем его преподобие Тейлора, – сказал я и открыл дверь.

Когда я выходил, из запертого сундука послышался шепот Элмека:

– Помните: солнце село. Ваше кольцо из волос больше не защищает вас. Так что действуйте мудро!

Я вылез из машины на холодный вечерний воздух. Единственный уличный фонарь, стоявший на углу обшитого досками дома, тускло светил сквозь ореол тумана. Можно было почувствовать, что мы недалеко от реки: холод пронзал до костей, а в воздухе было едва ощутимое движение, словно мимо нас проносились призраки, невидимые и всеми позабытые. Я закашлялся.

Глядя то налево, то направо, мы двинулись по шедшей под уклон улице; но деревня была пустынна. Где-то далеко, на другой стороне реки, прогромыхал поезд в Нью-Хейвен, и сквозь деревья на какое-то мгновение мы увидели свет его окон.

– Ден, тут знак, – сказала Мадлен.

Я всмотрелся в туман. На одной из старых каменных стен была надпись, сделанная белой краской: «Церковь Святой Катерины и дом священника». Она указывала вверх по дороге, куда-то во мрак. На секунду я обернулся и посмотрел на наш «Ситроен», припаркованный под углом к невысокой изгороди.

– Ну, хорошо. Неплохо было бы узнать, дома ли его преподобие Тейлор, – сказал я.

У меня было ощущение, что в моем рту находятся пушистые гусеницы. Я дотянулся до руки Мадлен, и мы пошли, – так медленно, как только было возможно; но уже через несколько шагов мы увидели среди домов церковь Святой Катерины – древнее строение с пирамидальной крышей, покрытую мхом покойницкую, кладбище с покосившимися надгробиями. Рядом с церковью, с окнами, освещенными теплым светом, располагался дом священника, выполненный в стиле королевы Анны, облицованный блестящим сине-черным кирпичом. Ко внушительной, черной парадной двери, отполированной как гроб, вело белое крыльцо, обвитое потерявшими листья вьющимися растениями.

Перейдя улицу, бесшумно, как только могли, мы приблизились к этому крыльцу. Почему-то казалось кощунственным ходить по этой безмолвной, окутанной туманом деревушке и говорить резкими голосами. Мадлен наклонилась вперед, чтобы прочитать выгравированную на латунной пластинке надпись.

– Вот оно, Ден. Его преподобие П. Вудфолл Тейлор.

Я прижал ее к себе и поцеловал в щеку. От нее пахло французской парфюмерией и мылом.

– У тебя холодный нос, – сказала девушка.

Я отвел увесистый латунный дверной молоток и дважды стукнул. По другую сторону дороги кто-то включил свет в спальне.

Внутри дома священника я услышал, как открывались и закрывались двери; потом послышался звук приближавшихся к двери шагов. В замке повернулся ключ, и затем полоска света пересекла тропинку возле дома; в щели приоткрытой двери появилось пожилое лицо.

– Да?

– Ваше преподобие Тейлор, сэр? – произнес я с неуверенностью в голосе.

– Правильно. Вы хотели меня видеть?

Я кашлянул.

– Простите за беспокойство, сэр. Но я должен с вами кое-что обсудить.

Старик посмотрел на меня с подозрением. На его голове была грива жестких седых волос; красноватое лицо его блестело, – английское духовенство всегда вызывало во мне ассоциацию с ящиком каролинских яблок. На нем был воротничок священнослужителя, домашние шлепанцы и штаны, выглядевшие так, будто он их гладил под матрасом. На его носу была глубокая отметина, там, где он, очевидно, обычно носил очки; видимо поэтому его тусклые, выпуклые глаза смотрели на меня так пристально.

– Вы американец, не так ли? – произнес священник, тщательно выговаривая слова. – Вы не от мормонов? Потому что, боюсь, мне нечего сказать мормонам.

– Я не мормон, сэр.

– Они ужасно надоедливы, вы понимаете. И вся эта смехотворная неразбериха по поводу Морони и Борони.

– Мы пришли по поводу танка, – сказала Мадлен.

Викарий повернул свою мордастую голову и прищурился на нее.

– Танка? Это очень странно.

– Почему же это странно? – спросил я. Неужели, подумал я, у него, как и у Элоиз, было какое-то предчувствие или какая-то психическая связь.

– Ну, – сказал его преподобие, – только в четверг его очистили.

Я, ничего не понимая, уставился на него, а он на меня.

– Септический танк, – объяснил он. – Вы не это имеете в виду?

Если бы я не чувствовал такую депрессию, и все это не было бы так серьезно, то, думаю, я смог бы рассмеяться. Но я смог сказать только:

– Не тот танк, сэр. Танк, над которым вы однажды, во время войны, в Нормандии, читали молитвы.

Рот его медленно открылся, словно какая-то невидимая, сильная рука потянула вниз его челюсть.

– В Нормандии? Танк в Нормандии? – вымолвил он ошеломленно.

Я кивнул.

– Он открыт. Дьявол на свободе.

Он пристально, словно в замедленном кадре, глядел на меня, находясь в совершенном ужасе. Затем открыл дверь настежь и буквально втащил нас обоих в беспорядочно загроможденную маленькую прихожую, и мы оказались среди теснившихся в ней подставки для зонтов, дедовских часов и вешалки со священническими плащами и шляпами. Его преподобие захлопнул за нами дверь и закрыл ее на ключ.

– Вам бы лучше пройти внутрь, – беспокойно произнес он и проводил нас в свою гостиную. – Моей жены сегодня нет: организует вечеринку для женского общества; и это, очевидно, очень кстати.

В гостиной пахло трубочным табаком и дровами. Там был широкий, открытый очаг, перед которым грелся рыжий кот и стояли три потертых кресла. Одна из стен была занята рядами книг, вроде «Путь Христа, том IХ», а на дымоходе висело грязное масляное полотно, изображавшее холмы Сассекса возле Фалкинга.

– Садитесь, пожалуйста, садитесь, – сказал его преподобие Тейлор. – Может быть мне удастся позвать служанку, чтобы она сделала вам кофе. Или есть виски, если вы предпочитаете.

– Виски было бы замечательно, – сказал я ему. – Сегодня мы проделали весь путь из Франции.

Викарий подошел к старомодному серванту и достал три не очень-то подходящих к случаю рюмки. Он наполнил их неразбавленным «Вэт 69» и дрожащими руками принес к камину. Проглотив содержимое своего стакана не сходя с места, он вытер губы мятым платком.

– Хорошо, – сказал он.

– Нам нужна ваша помощь, мистер Тейлор, – заговорила Мадлен. – Мы знаем кое-что об этом дьяволе, но не много. С самой войны он оказывал ужасное воздействие на нашу деревню.

– О Господи, – произнес его преподобие Тейлор. – Говорил я им, что все это дело не приведет ни к чему хорошему. Сто раз я им повторял. Но, – о, нет, – они никогда не слушали. «Вы делаете свое дело, – говорили они, – а мы позаботимся о своих делах».

– Кто – они? – спросил я у него.

Его преподобие Тейлор с удивлением посмотрел на меня.

– Мой дорогой друг, у меня нет никакой возможности сказать вам это. Об этом не может быть и никакой речи. Я до сих пор был связан актом о служебной тайне, и пока я не услышу обратного, это будет продолжаться.

– Мистер Тейлор, – сказал я ему, – я не хочу вас обидеть, но вот эта молодая леди и я находимся в очень серьезной опасности, которая связана с этим танком; боюсь, что акт о служебной тайне нужно послать туда, откуда обезьяна вывыаливает свои орехи.

Наступила тишина. Полено, в потрескивавшем огне, перегорело и упало, и в дымоход устремились сотни искр.

– Боюсь, что я никогда в хорошо не понимал этого выражения, – сказал его преподобие Тейлор.

Мадлен решительно подалась вперед.

– Мистер Тейлор, – сказала она, – вы должны нам помочь. Дьявол угрожает убить нас, если мы не поможем ему найти его собратьев.

– Его зовут Элмек, – сказал я тихо. – Дьявол ножей и резаных ран. Если мы не соберем вместе всех тринадцать дьяволов, он пообещал нам самые страшные смерти, какие только можно выдумать.

Викарий откинулся на спинку своего кресла. Глаза его смотрели то на Мадлен, то снова возвращались ко мне.

– Вы о нем знаете, не так ли? Вы уже знаете о нем.

– Всего лишь немного. Во Франции мы сумели получить только несколько обрывков информации и некоторые предположения отца Энтона.

– Отец Энтон! – сказал его преподобие, мгновенно просветлев. – Я и не думал, что он все еще жив! Я поражен! Как он? Он был так добр ко мне во время войны, понимаете. Настоящий джентльмен в духовном одеянии.

– Отец Энтон прошлой ночью умер, мистер Тейлор. Он был убит, когда Элмек вырвался на свободу.

Его преподобие Тейлор опустил глаза.

– Ох, – промолвил он тихо. – Мне очень жаль.

– Мистер Тейлор, – заговорил я, – еще больше людей будут мучиться, если вы не сможете рассказать нам об этих дьяволах. Отец Энтон сказал, что это, очевидно, те самые дьяволы, которые терроризировали Руан в 1045 году. Они были изгнаны Корнелиусом Прелатти и зашиты в мешки, – но это все, что он смог обнаружить.

Его преподобие печально высморкался.

– Это был мудрый человек – отец Энтон. Да, он был абсолютно прав. Это были тринадцать дьяволов Руана. Les treize diablez de Rouen.[41]

– Но как они оказались в американских танках? – спросила Мадлен. – Я этого совсем не понимаю.

Священник пожал плечами.

– Я и сам во всем этом очень мало понимаю. Все это случилось очень давно, когда я был полным энергии, молодым викарием; я только что был назначен в мою первую церковь в Сассексе.

– Вы нам можете рассказать об этом? – спросил я. – Это останется только между нами, если вы на самом деле беспокоитесь по поводу Акта о служебной тайне.

Его преподобие Тейлор посмотрел прямо мне в глаза.

– Хорошо, – сказал он. – Я полагаю, что не будет никакого вреда, поскольку вы уже достаточно много об этом знаете. Вы не желаете еще немного виски? Нет? Ну, а я выпью.

Мы молча ждали, пока викарий налил себе очередную порцию. Затем он вернулся, сел возле камина и напряженно уставился в излучавшие жар красные пещеры, образованные поленьями и сучками, – человек, вспоминавший ад.

– Об этой части Сассекса вам нужно знать, – начал священник, – что она вынесла основную тяжесть норманнской интервенции Вильгельма Завоевателя в 1066 году. Вся эта долина была оккупирована, а Льюс стал резиденцией Вильгельма де Варенне – одного из тех офицеров, которые пользовались наибольшим доверием Вильгельма Завоевателя. Варенне построил в Льюисе замок, а на южных склонах города был возведен огромный монастырь – одно из крупнейших священных сооружений, когда-либо построенных во Франции. В свое время он был даже больше Кантерберрийского Кафедрального собора.

Его преподобие Тейлор проглотил половину своего виски и протер губы тыльной стороной рукава.

– Конечно, когда Генрих VIII порвал с Римом, монастырь пришел в упадок и местные жители растащили большинство его камней на постройку собственных домов. Но монастырь еще долгие столетия хранил некоторые свои секреты. Лишь при королеве Виктории, когда инженеры-железнодорожники при строительстве линии ни Брайтон начали вынимать грунт в том месте, где находился монастырь, им стали встречаться удивительные вещи.

Я посмотрел на часы, стоявшие на каминной полке: восемь. «Сколько времени, – подумал я, – Элмек будет сохранять терпение в своем средневековом сундуке». Мадлен прикоснулась к моей руке, и я понял: она думала о том же самом.

– Во первых, – продолжал его преподобие Тейлор, – они нашли гробницу жены Вильгельма де Варенне, Гундрады, чье место захоронения до тех пор не было известно. Это открытие очень хорошо освещалось. Но была и еще одна находка, о которой не упоминалось вовсе: когда они еще более углубились, то нашли закрытое подземелье, высеченное в толще меловой скалы; в нем находились тринадцать древних мешков с костями.

– Тринадцать дьяволов, – прошептала Мадлен.

– Точно, – кивнул викарий. Тринадцать дьяволов – приспешников Адрамелека. Как следовало из слов, высеченных на крышке подземелья, они, как дьяволы войны, были привезены из Руана Вильгельмом де Варенне, укрытыми в какие-то странные доспехи. Он бросил их в бой возле Сенлака, где разворачивалась Битва за Гастингс; они налетели на Гарольда и его английских солдат с такой яростью, что исход битвы был решен за несколько часов.

Его преподобие Тейлор повернулся ко мне; его красное лицо стало еще краснее от жара, исходившего из камина.

– Полагаю, вы знакомы с той историей, что лучники Вильгельма пускали свои стрелы в воздух так, что они приземлялись среди англичан. Ну, это были не стрелы, а дьяволы; а существо, вырвавшее глаза Гарольду, было зверем из ада.

Я достал первую за весь день сигарету и прикурил.

– Это было девять столетий назад. Как вам удалось углубиться во все это? – спросил я священника.

Он поднял свои глаза.

– Записи в моей самой старой церкви говорили, что Вильгельм де Варенне каким-то образом заключил сделку с дьяволами. Если дьяволы помогли бы норманнам завоевать Англию, он отдал бы им свою жену, Гундраду, как жертву Адрамелеку. Вот почему дьяволы появились в Льюисе, и вот почему именно в то время умерла Гундрада. Но в монастыре был сильный французский экзорсист, и ему удалось успокоить злых духов и вновь зашить их в мешки. Лишь когда строители железной дороги открыли подземелье, они снова увидели свет.

– А что произошло с ними после?

Его преподобие закончил свои виски.

– Ночью их забрали в место, которое известно сегодня, как подземелья церкви Святого Тедиуса, и семь священников римско-католической церкви запечатали их там. Это, очевидно, требовалось для того, чтобы предотвратить их освобождение.

– Отец Энтон пытался запечатать этого дьявола один, – прошептал я. – О, Господи, если бы только мы узнали это раньше.

– У одного священника нет достаточной силы, – сказал его преподобие Тейлор. – Нужно, чтобы их было семь и чтобы они вызвали к себе на помощь серафима. Тринадцать дьяволов Адрамелека – дело нешуточное.

– И что потом? – спросила Мадлен. – Как американцы узнали о них?

– Я никогда не был полностью уверен, моя дорогая, – ответил викарий. – Я самостоятельно обнаружил эту историю и написал о ней короткую статью в журнале моего прихода. Это было в 1938 году. Не могу себе представить, что моя маленькая публикация достигла Вашингтона, но в 1943 году несколько очень таинственных американских джентльменов вошли со мной в контакт и задали мне великое множество вопросов: о дьяволах, о подземельях, что нужно сделать, чтобы держать их под контролем.

– И вы рассказали им? – спросил я.

– Я рассказал им все, что я знал – немного, по сути дела. Некоторое время я об этом и не вспоминал, но в январе 1944 года получил письмо от епископа Анмеринга, в котором говорилось, что силы союзников имеют патриотический интерес в дьяволах Руана и что я обязан оказать им все возможное содействие.

Его преподобие был явно взволнован своими воспоминаниями. Он встал из своего кресла и начал ходить взад и вперед по вытертому ковру гостиной; руки его были крепко сцеплены за спиной.

– Однажды они пришли с римско-каталическими священниками и забрали эти тринадцать мешков. Я не знал – куда, но умолял их быть осторожными. Я говорил им, что с дьяволами шутки плохи, – они ответили, что очень хорошо это знают, и как раз поэтому они им и нужны.

Он снова сел в кресло и потер глаза костяшками пальцев.

– Следующее, что я знаю, – мне было приказано отправиться в Саутгемптон и прибыть к полковнику Спарксу. Помню, это был очень бесцеремонный человек. Очень решительный. Он сказал мне, что эти дьяволы должны быть использованы американскими войсками для секретной миссии. Спецподразделение. Они были вызваны к жизни кабалистическими заклинаниями, и, в случае если они выступят на стороне союзников против немцев, им были обещаны огромные награды. Я так и не узнал, что это были за огромные награды, но теперь я подозреваю, что они могли включать… ну, человеческие жертвоприношения. Я спросил одного американского офицера, но он только улыбнулся и сказал, что все, что они делали – это для свободы и независимости запада.

– Так значит вы направились вместе с этим подразделением во Францию? – спросил я.

– Да, но большую часть времени я провел в тылу. Поскольку было неосуществимо держать при себе семерых римско-католических священников, то именно в мои обязанности входило проверять, на месте ли находились дьяволы; я делал это с помощью серебряных крестов, которые были освящены семью священниками, и с помощью заклинаний святого экзорсизма. Как вы знаете, я потребовался лишь однажды, когда один из танков повредил гусеницу и они сочли невозможным увезти его.

Мадлен медленно покачала головой.

– Неужели вам, мистер Тейлор, никогда не приходило на ум, что дьявол, которого вы оставили в том танке, принесет несчастье всем, кто живет поблизости?

Его преподобие Тейлор нахмурился.

– Я запечатал его, и мне сказали, что с танком никогда ничего не случится.

– Но это единственный из всех дьяволов, который не был награжден, правильно? – спросил я его.

– Полагаю, что так.

– Значит, он неминуемо должен был остаться неудовлетворенным и причиняющим беспокойство?

– Ну, да.

Я откинулся на спинку кресла и устало провел своими пальцами по волосам.

– То, что вы сделали, мистер Тейлор, на тридцать лет наложило наказание на эту общину. Молоко прокисало, яйца тухли, а теперь дьявол на свободе, а двое людей мертвы. Трое, если считать мать этой молодой леди.

Викарий в замешательстве облизал свои губы.

– Я могу чем-нибудь помочь вам? Сделать что-нибудь для вашей защиты, как-то посодействовать вам? – тихим голосом спросил он.

– Вы можете сказать нам, где находятся двенадцать остальных.

Его преподобие Тейлор прищурился, глядя на меня.

– Двенадцать остальных? Но у меня нет ни малейшей мысли. После войны они их забрали, и я никогда не знал, что с ними стало. Полагаю, что они запечатали их, как только те получили свои награды, и отвезли в Америку.

– В Америку? Вы, наверно, меня дурачите! У нас там дьявол, который…

Его преподобие выпучил свои глаза.

– Он у вас там? Элмек возле моего дома?

Я глубоко вздохнул. На самом деле я не хотел говорить ему так сразу. Но, самым спокойным голосом, который я только мог изобразить, я сказал:

– Он заперт в свинцовом сундуке, в багажнике моей машины. Он заставил нас, – под страхом быть или порезанными, или разрезанными, или что он там делает, – привезти его в Англию. Он хочет присоединиться к своим братьям.

Викарий был настолько возбужден, что встал из своего кресла, но сразу же сел.

– Дорогой мой, – вымолвил он почти задыхаясь, – вы хоть немного представляете себе, насколько опасна эта тварь?

– Я видел, как он убил домохозяйку отца Энтона, видел, что он сделал с ним самим.

– Боже мой, – сказал священник, – именно поэтому американцы хотели получить их. Это дьяволы войны, дьяволы насилия. Тринадцать дьяволов в армейских танках были так же жестоки и ужасны, как три дивизии обычных войск. Они за считанные дни пронеслись по холмам Швейцарской Нормандии. Немцы ни за что бы их не остановили. Я не был непосредственно на линии фронта, но слышал страшные рассказы некоторых военнопленных. Некоторые фрицы умирали от проказы или авитаминоза. Тропические болезни в северной Франции! Некоторые сгорали, как факелы. А некоторые утопали в собственной крови без каких-либо намеков на внешние повреждения. Это было ужасное дело, и я был рад, когда Петтон прекратил его.

– Почему он прекратил его? – спросила Мадлен.

Его преподобие вытянул лицо.

– Как только он прорвался через Нормандию, я думаю, он почувствовал, что было бы более благоразумно, – имея в виду предстоящие суды по военным преступлениям, – не оставлять после своих танков тела людей, умерших сверхъестественными, ужасными смертями.

Я сделал глубокую затяжку.

– Вот что я не могу понять: почему церковь с такой готовностью пошла на это? Эти дьяволы – враги церкви, не правда ли?

– Во время войны человеческие стандарты изменяются, – сказал викарий. – Я полагаю, что епископ думал, что поступает правильно. И, кроме того, американцы согласились, что, когда все закончится, они заберут и избавятся от них. Все мы были очень рады этому.

– Но вы не имеете ни малейшего понятия, куда их отвезли и кто это сделал? – устало вздохнул я.

– Я знаю, что, как только их привезли обратно в Англию, ими занялся полковник Спаркс. Но я никогда не слышал, куда он их отвез или каким образом он это сделал. Это была очень секретная операция. Если бы хоть какой-то намек получил огласку… ну, это было бы ужасным ударом.

– Их привезли обратно в Англию? – спросила Мадлен. – Их не отправили прямиком в Америку?

– Нет, не отправили. Последний раз я видел их собственными глазами в Саутгемптоне при разгрузке корабля. Обычным докерам было сказано держаться подальше.

– Так что же заставляет вас думать, что их отправили в Америку? Не могут ли они до сих пор оставаться здесь?

Его преподобие Тейлор почесал свою голову.

– Мне кажется, да. Хотя есть только один способ узнать точно.

– Какой?

– Ну, вы должны поговорить с самим полковником Спарксом. Он каждый год присылает мне рождественские открытки, хотя мы ни разу после войны не встречались. У меня где-то есть его адрес.

Мы обменялись с Мадлен взволнованными взглядами, а его преподобие подошел к столу и начал перебирать беспорядочные стопки бумаг в поисках поздравительных открыток американского полковника. Было восемь двадцать, и я начал ощущать ужасное, не стихающее чувство, что Элмек не собирается давать нам много времени.

– Я был уверен, что они здесь, – сказал Тейлор. – Понимаете, я никогда и ничего не выбрасываю.

Я достал еще одну сигарету и был готов поднести ее к губам когда Мадлен сказала:

– Смотри, Ден. Твоя рука.

Сначала я не мог понять, о чем она говорила, но посмотрев на сигарету, которую я держал, я увидел, что она намокла от крови. На кончике моего пальца был маленький, но глубокий порез.

– Это Элмек, – произнесла Мадлен сдавленным голосом, в котором чувствовалось отчаяние. – О, Боже, Ден, он предупреждает нас.

Выдернув свой носовой платок, я крепко, как только мог, перевязал кончик пальца, но скоро тонкий шелк промок насквозь.

– Мистер Тейлор, я был бы очень признателен, если бы вы поторопились, – сказал я.

– Извините, вы что-то сказали? – спросил его преподобие, подняв глаза от своих бумаг.

– Поторопитесь, пожалуйста. Я думаю, что терпение Элмека подходит к концу.

Священник с шорохом переместил еще какие-то бумаги.

– А, вот, где мы есть! – сказал он. – Это самая последняя открытка, так что, предполагаю, он все еще там живет.

Он передал рождественскую открытку и Мадлен открыла ее.

Почти немедленно, каким-то сверхъестественным образом кровотечение из пальца прекратилось, а рана закрылась. В моей руке остался малиновый носовой платок, но никакого видимого шрама не было.

– Мой дорогой друг, вы порезались? – спросил его преподобие Тейлор.


Трансатлантическая связь с Сильвер Спрингс, в штате Мерилэнд, была слабой, и в трубке все трещало. В Штатах только что миновало время ленча, и мистер Спаркс, бывший полковник, был на улице – косил свой газон. Его уборщица была очень возбуждена, суетилась, но в конце концов согласилась позвать его к телефону. Я был рад, что мне не надо было оплачивать телефонный счет его преподобия Тейлора за эти пятнадцать минут.

Наконец резкий голос произнес:

– Алло? Кто это?

– Простите за беспокойство, сэр, – начал я. Мадлен смотрела на меня, не отрывая глаз. – Меня зовут Ден Мак-Кук, я стою сейчас прямо в доме его преподобия Вудфолла Тейлора.

– Неужели? Вот это сюрприз! Я не видел мистера Тейлора с 1945 года. Как его здоровье? Вы же не звоните для того, чтобы сообщить мне, что он скончался, не так ли?

– Нет, нет, ничего подобного. Мистер Тейлор в отличной форме. Но я звоню по поводу того небольшого дела, которым вы с ним занимались в день «Д».

Наступила потрескивающая тишина.

– Вы меня хорошо слышите? – спросил я.

– Конечно, я вас слышу. Что вы об этом знаете?

– Ну, сэр, мне кажется, что я знаю почти все.

– Понимаю. Это секрет Пентагона; надеюсь, что вы это осознаете.

– Да, сэр, я это осознаю. Но нам, прямо сейчас, нужна некоторая помощь.

– Помощь? Какая помощь?

Неожиданно я почувствовал, как моя рука начала прилипать к телефонной трубке. Из порезов по всем моим рукам снова текла кровь, струясь в рукава.

– Ох, Ден, скажи ему: быстрей, – сказала Мадлен. – Элмек убьет тебя.

– Нормально, нормально, – прошептал я. – Порезы – это не так страшно. Он просто пытается меня подстегнуть.

– Вы слушаете? Вы все еще там? – произнес мистер Спаркс.

– Да, мистер Спаркс, простите. Послушайте, мне нужно знать, куда забрали двенадцать остальных мешков. Один вы оставили в Нормандии. Где остальные? Их отвезли в Америку? Или оставили в Англии?

Снова повисла тишина. Затем мистер Спаркс сказал:

– Ну… я не уверен, что могу вам об этом говорить.

– Пожалуйста, мистер Спаркс. Это дело жизни или смерти. Тот дьявол, которого вы оставили в Нормандии, вырвался из танка. Мы должны найти остальных.

– Ну, мистер Мак-Кук, мы называли их ВНП – аббревиатура вспомогательного невоенного персонала. Мы, конечно, не знали о них, как, – ну, – о дьяволах. Они были ВНП.

– Отлично, мистер Спаркс, – ВНП. Но куда их увезли? Они спрятаны в Штатах?

– Нет, – сказал неохотно мистер Спаркс. – Их привезли обратно в Англию и заморозили, говоря военным языком. Я полагаю, что генерал Эйзенхауэр хотел забрать их в Штаты, но в то время стояли очень сложные проблемы, связанные с перевозкой и хранением их под замком. Мы очень мало о них знали, поэтому оставили их там, где они были.

– И где же это?

– Ну, мы хотели поместить их в церковь Святого Тедиуса, откуда их и взяли. Но у нас была договоренность с епископом, что мы избавим его от этой обузы. Поэтому мы переправили их в Лондон. Они были запечатаны в здании, принадлежавшем Британскому военному ведомству.

– Вы подразумеваете, что они все еще там? И сейчас?

– Насколько я знаю. Я никогда не слышал чего-либо противоположного.

Кровь на моих ладонях начала подсыхать. Мадлен продолжала взволнованно на меня смотреть; через дверь я видел его преподобие, наливавшего себе очередную порцию шотландских виски. Я не мог его за это упрекнуть.

– Мистер Спаркс, вы знаете, где этот дом? Хотя бы приблизительно? – спросил я сиплым голосом.

– Еще бы. Хантингтон Плейс, восемнадцать, сразу от Кромвель Роуд.

– Вы уверены?

– Конечно, я уверен. Мне пришлось ходить туда четыре или пять раз.

Я откинулся на коричневые цветы обоев и закрыл глаза.

– Мистер Спаркс, – сказал я. – Не знаю, как вас благодарить.

– Не беспокойтесь. Вообще-то я не должен был вам это рассказывать.

– Если мы выйдем из этого живыми, – сказал я. – Я нанесу вам личный визит и привезу вам бутылку бренди.

Наступила долгая пауза. На соседней линии я слышал еще один слабый голос.

– Что вы имеете в виду: если вы выйдете из этого живыми?

Я не знал, что ему ответить. Я просто положил трубку.

– Он знал, где они. Мы должны ехать в Лондон, – сказал я Мадлен.

В прихожей появился его преподобие Тейлор; лицо его горело, как никогда.

– Вы уверены, что не хотите еще выпить? – спросил он нас. – А как насчет сэндвичей? Моя жена вот-вот будет дома. Она могла бы быстренько соорудить немного сэндвичей с языками.

– Правда, – сказал я, – это очень любезно с вашей стороны, но мы должны ехать прямо сейчас.

Викарий нервно посмотрел на меня.

– Полковник Спаркс знает, куда их подевали? Он сказал вам?

Я кивнул.

– Он знал, где они были спрятаны после войны. Другое дело, там ли они до сих пор или нет. Но мы должны ехать, чтобы выяснить это.

– О Господи, – сказал священник, – все это так тревожно. Я говорил им, что это до добра не доведет.

– Это не ваша вина, мистер Тейлор, – сказала Мадлен. – Вы не могли этого знать.

– Но я чувствую, что несу за это ужасную ответственность, – сказал он нам озабоченно. – Я чувствую себя так, словно из-за моей неосторожности погиб бедный отец Энтон.

– Ну, может быть, вы сможете искупить эту вину, – предположил я. – Может быть вы сможете дать нам какую-то мысль, как защитить себя от этих тринадцати дьяволов, от Адрамелека.

Его преподобие Тейлор сник.

– Дорогой мой друг, я едва ли знаю, что сказать. Во время войны мы были способны держать дьяволов под контролем лишь потому, что там у нас было много священников. Но что касается самого Адрамелека, – боюсь, что мне вам нечего сказать. Адрамелек – один из величайших и самый ужасный из злого Сефирода. Возможно, только кто-то из святого Сефирода сможет помочь вам; и, согласно тому, что о них написано, святые почти так же неуправляемы, как и злые. Противостоит Адрамелеку на стороне Господа Ход, серафим величия и славы; но можно ли на самом деле вызвать Хода на помощь, – ну, я вам сказать не могу. Все это в мифах.

Я зажег очередную сигарету. Теперь мои пальцы были невредимы. Возможно, Элмек понял, что мы получили ту информацию, за которой приехали, и что он скоро присоединится к своим злобным собратьям.

– Вы действительно верите во все это? – спросил я. – В Адрамелека и Хода? Во всех этих дьяволов? Я никогда не слышал, чтобы протестантская церковь признавала дьяволов.

Его преподобие засунул руки в карманы и выглядел немного смущенным.

– Вы редко встретите протестантского священника, который допускает действительное, физическое существование дьяволов, – сказал он. – Но каждому англиканскому священнику, строго конфиденциально, сообщают факты, доказывающие их существование. Я не могу разглашать, что говориться в книгах, но, заверяю вас, что свидетельства существования и святого и злого Сефирода более чем убедительны. Демоны и дьяволы, мистер Мак-Кук существуют, – так же, как и ангелы.

Как раз в тот момент я почувствовал, как низкочастотная вибрация сотрясла весь дом. Это было так, словно мимо проезжал какой-то подозрительный состав, – состав, издававший смутный, тяжелый свист. Я посмотрел вверх, на потолок: по штукатурке пробежала тоненькая трещинка.

Его преподобие Тейлор тоже посмотрел наверх.

– Что это такое в земле? – он прищурился. – Вы чувствуете?

– Да, я чувствую, – сказала Мадлен. – Наверно, пролетел сверхзвуковой самолет.

Священник нахмурился.

– Я не думаю, что так летают «Конкорды», моя дорогая. Я предполагаю, что это могло бы…

На этот раз послышался еще более громкий гул. Полы задрожали, из камина вывалилось пылающее полено. Его преподобие поспешно схватил каминные щипцы и бросил полено обратно в огонь.

– Это Элмек. Я уверен в этом. Он волнуется. Пойдем, Мадлен; думаю, что мы должны выйти отсюда, пока не произошло что-нибудь похуже.

Его преподобие Тейлор поднял руку.

– Не надо спешить покидать меня. Я ответственен за это, как и другие. И, может быть, я могу помочь.

Он подошел к книжным полкам и минуты три или четыре что-то искал. Наконец он вытащил маленькую книгу, тонкую, как Новый Завет, в черном кожаном переплете, с потрепанной шелковой закладкой. Держа книгу на расстоянии вытянутой руки, он послюнявил палец и пролистал страниц шесть или семь. Мы с Мадлен нетерпеливо ждали; часы пробили девять.

– Ах, вот. Вызывание ангелов.

– В моем багаже есть французская книга об этом, сказал я ему. – «L'Invocation des anges» Генри Эрмена. Трудность в том, что я не могу понять там ни слова.

Дом снова задрожал. Китайский осел и горшок с высохшим кактусом свалились со своей полки и разбились об пол. Две или три книги упали с полки; со звуком, от которого у меня заныли зубы, в рамах завибрировали стекла.

– «L'Invocation des anges» – как раз то, что вам нужно, – сказал его преподобие Тейлор, немного задыхаясь. – Эта книга поможет вам определить всех остальных двенадцать дьяволов и выбрать нужного ангела для их изгнания. Отец Энтон говорил вам о семи испытаниях?

– Вы имеете в виду семь испытаний для определения дьяволов? Да, он говорил мне.

Его преподобие Тейлор печально кивнул.

– Отец Энтон – драгоценнейший человек. Я не могу вам передать, как я сожалею, что он от нас ушел. Он был абсолютно прав. Когда вы найдете дьяволов, вы должны все их по очереди определить и, использую вашу книгу «L'Invocation des anges», изгнать их. Понимаете, это французские дьяволы – французские заговоры окажут на них большее влияние.

– Если мы заговорим их, они не вызовут Адрамелека? – спросила Мадлен.

Священник серьезно посмотрел на нее.

– Остается только надеяться, что это так, моя дорогая. Но, конечно, дьяволы есть дьяволы: никогда нельзя точно предсказать, как они будут себя вести или какой трюк будут использовать. Взять, например, этого зверя Элмека…

Шторы, закрывавшие окна, неожиданно захлопали, словно в них ударил ветер, который мы совсем не ощущали. В испуге я повернулся к окну; и я был уверен, что на какую-то секунду заметил в темноте за окном злобные, косые глаза дьявола ножей. Лампы над нашими головами начали тускнеть, и в конце концов мы с трудом могли друг друга различить; по комнате пронесся кислый запах разложения.

Его преподобие задрожал. Затем он поднял руку, нарисовал в воздухе крест и произнес:

– Убирайся, дьявол! Я заклинаю тебя, о, грешный дух: изыди! Во имя Бога-Отца – оставь нас! Во имя Бога-Сына – исчезни! Во имя Бога-Святого Духа – покинь это место! Трепещи и беги, о, нечестивый, ибо…

Раздался такой грохот, что я подпрыгнул от страха. Это звучало так, будто в комнате бушевал какой-то реальный ужасный зверь. Снова приподнялись и захлопали шторы; целый ряд книг опрокинулся, как костяшки домино, и рассыпался по ковру. Мадлен в страхе сжала мою руку; его преподобие Тейлор поднял обе руки, чтобы защитить себя от неистового звука, вызванного ненавистью демона.

– Ибо это Бог приказывает тебе! – закричал он. – Ибо это я приказываю тебе!

Оконные стекла взорвались, и их острые осколки образовали тучу беспорядочно двигавшихся брызг. Они летели через комнату и били священника сверкающим дождем, врезаясь в его ладони, поднятые вверх, распарывая его священнические одежды на руках и груди, располосовывая кожу на лице и руках до самых нервов. Перед тем как он упал, я увидел, среди изрубленного мяса, белизну костей его предплечья.

Каким-то сверхъестественным – или дьявольским – образом стекла пролетели мимо нас с Мадлен, не оставив на нас почти ни единой царапины. Мы с ужасом смотрели, как его преподобие Тейлор, распоротый на кусочки, опустился на пол; Мадлен, давясь от страха, уткнула свое лицо мне в плечо.

Последний осколок со звоном упал на пол; из окна подул морозный ветер.

– Элмек, – сказал я, крепко прижимая к себе Мадлен.

Ответа не было.

– Элмек! – повторил я громче.

Снаружи, в темноте, послышался сиплый, смеющийся звук. Может быть, это был смех, а может быть это стонущий ветер пошевелил голые ветки деревьев.

Дверь в гостиную отворилась, и я замер от испуга. Но в дверном проеме появилась краснолицая женщина в бирюзовом пальто.

– Что за шум? Все в порядке? Мне показалось, что я слышала звук разбитого стекла, – сказала она и оглядела комнату.


Полиция Сассекса почти три часа продержала нас в полицейском участке города Льюиса. Большую часть времени мы провели сидя на жестких деревянных сиденьях, в выкрашенном зеленым коридоре, и раз за разом перечитывали один и тот же плакат по профилактике правонарушений. Неулыбчивый офицер, с черными, подстриженными усами и ботинками, начищенными до умопомрачительного блеска, задавал нам вопросы и проверял наши паспорта; но мы с самого начала знали, что ужасная смерть его преподобия Тейлора могла выглядеть только как случайность. Странная, конечно, случайность. Но, тем не менее, случайность.

Элмек, в своем медно-свинцовом сундуке, не собирался терпеть помехи или задержки, особенно если они исходили от процедур английской полиции.

Без пяти двенадцать офицер вышел из своего кабинета и вручил нам наши паспорта.

– Это значит, что мы можем идти? – спросил я.

– Пока да, сэр. Но мы бы хотели иметь ваш следующий адрес. Возможно, вам придется дать свои показания во время следствия.

– Хорошо. Отель «Хилтон».

Офицер достал серебристый карандаш и сделал запись.

– Все в порядке, сэр. Спасибо за помощь. Мы сообщим в ваше посольство, но только ради порядка.

– Я не против.

Офицер спрятал свой карандаш и на секунду пристально посмотрел на нас глазами, которые выглядели так, словно отбеливались в хлорной извести. Я знал, что он, конечно же, не понимал, как стекло в доме отца Тейлора могло разлететься с такой ужасной силой или как Мадлен и я отделались лишь незначительными порезами. Но не было никаких признаков взрывчатки, никакого оружия, никаких мотивов и никакой возможности нам самим разрезать его на кусочки тысячами осколками стекла. Я уже слышал, как один констебль пробормотал своему сержанту о «загадочности свойств вакуума» и «одном шансе из тысячи»; и я предполагал, что они собирались списать смерть его преподобия Тейлора на какую-нибудь дикую странность английской погоды.

– Вы не покинете страну, сэр? – спросил офицер. – Хотя бы в ближайшие несколько дней?

– Нет, нет. Мы будем поблизости.

– Очень хорошо, сэр. Пока все, сэр. Пожелаю вам спокойной ночи.

Мы покинули полицейский участок и перешли дорогу, направляясь к покатой автомобильной стоянке. Наш «Ситроен», тихий и мрачный, был там единственной машиной. Мы осторожно забрались внутрь и откинулись на спинки маленьких, жестких кресел. Мадлен зевнула и провела рукой по своим светловатым волосам. Я взглянул через плечо на ящик с дьяволом и сказал:

– Если Элмек нам позволит, то, я думаю, сейчас самое время немного отдохнуть. Я не спал прошлую ночь, да, думаю, и завтра нам не придется слишком расслабляться.

Из тусклой средневековой коробки не послышалось никакого ответа. Либо дьявол и сам спал (хотя я не знаю, спят ли дьяволы), либо он молча даровал мне разрешение на отдых. Я завел машину, и мы отправились на поиски места, где можно было бы остановиться.

Мы потратили уже полчаса, колеся по темным улицам Льюиса, когда на окраине Мадлен заметила табличку с пиктограммой «кровать и завтрак», висевшую на воротах, как раз напротив грозных каменных стен городской тюрьмы. В стороне от дороги, в аллее из лавровых кустов, стоял красный кирпичный особняк, построенный в викторианском стиле; в выходившей на фасад комнате на нижнем этаже кто-то смотрел черно-белый телевизор. Я повернул «Ситроен» в аллею, остановился. Затем подошел к парадной двери и постучал.

После длительного ожидания на морозном воздухе, мне открыла горбатая старушка в халате из ткани под синелевую пряжу и с бумажными бигуди.

– Знаете ли, уже очень поздно, – сказала она. – Вы хотите комнату?

Я собрал все свои силы, чтобы не выглядеть, как растрепанный безумец или как беглый заключенный из заведения напротив.

– Если это возможно. Мы сегодня приехали из Франции и совершенно вымотались.

– Но, видите ли, я не смогу взять с вас полную цену: вы уже потеряли три часа сна.

Несколько секунд я недоверчиво смотрел на нее.

– Это неважно. Все просто восхитительно. Если вы хотите, я заплачу вам полную цену. – Это было все, что я смог сказать.

Я позвал Мадлен, и старушка пустила нас в дом. Она провела нас вверх по лестнице, на площадку, оклеенную зелено-кремовым линолеумом, где под потертым и пыльным абажуром висела картина Петера Скотта с утками. Потом она отперла нам дверь и ввела нас в ледяную, типично английскую спальню, в которой были высокая двуспальная кровать с железными, выкрашенными бежевой краской спинками, дешевый полированный гардероб, потрескавшаяся ванна и газовый камин, от которого откололась половина его огнеупорной плитки.

– Нас это устраивает, – промолвил я устало. Потом сел на кровать и, прежде чем она успела что-либо ответить, снял ботинки. Матрас, казалось, был набит распутанной проволочной оградой, но в тот момент это было божественно. Затем старая леди оставила нас вдвоем; мы разделись, умылись арктически холодной водой и упали в кровать. Я не помню, как заснул, но, должно быть, очень быстро, потому что у меня даже не было времени обнять обнаженную спину Мадлен.


Меня разбудило чье-то шаркание. Какое-то время я не мог сообразить, сплю или нет; но потом снова услышал этот звук, поднял голову и, сдерживая дыхание и пытаясь обуздать бешено стучавшее сердце, огляделся. В комнате было очень темно, – темно и душно; я напряг свое зрение, но все равно ничего не разглядел. Я приподнялся и оперся на локоть; пружины кровати заскрипели и заплакали, как усталый оркестр.

Тишина. Сам того не желая, я прошептал:

– Элмек?

Ответа не было. Мадлен пошевелилась и перевернулась на другой бок.

– Элмек? – снова прошептал я.

Вновь послышалось шарканье; а потом шуршание. Казалось, что они исходили снизу, от ножек кровати. Я сел. По моей коже от страха, казалось, бежали электрические заряды. Я попытался рассмотреть, что скрывалось там в темноте.

И снова тишина. Но я был уверен, что слышал слабые шуршание и царапанье по истертому линолеуму, я был уверен, что видел, как во мраке шевелилась, двигалась неясная тень.

Я оставался абсолютно неподвижным. Я чувствовал, что Мадлен теперь не спала. Она дотянулась до моей руки и сжала ее; она была слишком напугана, чтобы говорить. Я наклонил к ней свою голову и тихо произнес:

– Без паники. Здесь кто-то есть; но только без паники.

Она кивнула и проглотила слюну. Крепко сжав свои руки и едва дыша, мы ждали, когда в ночной тишине снова зашевелится дьявол.

– Ден, окно. Ден! – внезапно сказала Мадлен.

Я повернулся к окну и вздрогнул от ужаса: на шторах вырисовывался чей-то силуэт, какая-то высокая фигура, состоявшая из густых теней, похожих на комки; она была безмолвна и неподвижна. Как только я это увидел, моя рука бросилась на поиски ночника, но пальцы запутались в электрическом шнуре, и лампа опрокинулась и с грохотом рухнула на пол.

В последовавшей вслед за этим, наполненной ужасом тишине раздался женский голос:

– Вы отдохнули?

Это был странный гортанный голос, слишком низкий для женщины, но слишком высокий и женственный для мужчины. Темная фигура пошевелилась и двинулась через комнату. Я мог различать лишь ее бледное лицо – серое пятно, окруженное плотным мраком.

– Кто ты? – решительно спросил я. – Кто ты?

Некоторое время фигура не отвечала. Казалось, что она скрежетала своими зубами: был слышен раздражающий нервы высокий звук.

– Вы знаете, что мы принимаем много обличий. Много субстанций. Вы не боитесь? – наконец произнесла она.

– Ты Элмек?

– Элмек, или Асмород, или Кафис. Мы имеем больше имен, чем прошло ночей с тех пор как распяли Христа. Не думайте, что ваша книга сможет нас идентифицировать, потому что это невозможно.

– Что тебе об этом известно?

Существо издало хриплый, вызывающий смех.

– Я знаю, что вы тратите свое время, занимаясь религиозными глупостями. Ангелы! Должно быть, вы слабоумны. Вы заключили сделку со мной, мой друг, и с моим хозяином Адрамелеком, Великим Канцлером Ада, павлином и змеей. Не говорите мне об ангелах!

– Что ты собираешься с нами делать? – спросила Мадлен. – Ведь ты же не собираешься хранить своих обещаний, не так ли?

Послышалось потрескивание, как будто зверь хрустел своими костяшками или разгрызал кость. Затем он снова заговорил, очень низким, менее разборчивым и более мужским голосом.

– Сделки заключаются для добра и для зла. Сделки всегда заключались для добра и зла. И священники и епископы совершали сделки; и они не были разочарованы. Понимаете, мы сражались не только при Сенлаке. Мы были и с Шарлемань,[42] и с Жанной д'Арк. Ничего удивительного, что англичане сожгли ее! Истории рассказывают об ужасных дьяволах, кружившихся во время битвы вокруг ее головы; и это правда, mon ami. Это только сейчас церкви показалось полезным переписать свою историю и опровергнуть существование нечестивых союзников в их, так называемых «святых войнах»!

Мадлен дрожала от страха; я обнял ее и прижал к себе. Дьявол не умолкал.

– Вспомните испанскую инквизицию, – шептал он. – Вспомните о камерах пыток в Англии и Франции. В каждой был свой дьявол! Во времена минувшие дьяволы свободно разгуливали по земле, и сейчас они тоже разгуливают! Они заключали сделки с людьми, – взаимовыгодные сделки, – потому что люди – злые создания, спасибо звездам, и в то же время добрые.

В углу комнаты, возле двери, я увидел слабый голубоватый свет, похожий на фосфоресценцию ночного океана. Затем, к моему ужасу, что-то стало появляться из темноты. Я все смотрел и смотрел: наполовину скрытое темнотой, со ртом, растянутым в волчьей ухмылке, возникало чудовище: то ли дьявол, то ли блудница, то ли какое-то ужасное, склизкое подводное головоногое. По комнате пронесся кислый запах; голубое сияние ползло и мерцало, словно излучение разлагающейся рыбы.

И в тот момент я почувствовал страх и отвращение. Потому что я увидел все: я увидел то, что было похоже на женские руки, сладострастно гладившие округлые бедра, но только для того, чтобы осознать, что бедра были вовсе не бедра, а отчаянно извивавшиеся щупальца; я увидел надувавшиеся губы, которые внезапно превратились в гноящиеся шрамы; я увидел крыс, набивавшихся в рот спящей женщине; я увидел живую плоть, срезанную с живых костей: сначала это были полосы кожи и мускулов, а потом – мешанина блестевшего влагой мяса, которая заставляла желудок выворачиваться наружу.

Рядом со мной взвизгнула Мадлен.

– Элмек! – заорал я, скатился с кровати и бросился к призрачному видению.

Вспыхнул парализующей белый свет, и я почувствовал себя так, как будто меня ударили по голове ручкой кирки. Ошеломленный и ослепленный, я упал боком на холодный линолеум и рассадил плечо о ножку кровати. Я попытался встать, но что-то снова меня ударило, – что-то тяжелое и мягкое.

– Ден! Это в кровати! Это в кровати! – закричала Мадлен.

Оглушенный, вытирая кровь с рассеченной губы, я ухватился за край матраса и подтянулся вверх. Мадлен в ужасе колотила по одеялу, под ним что-то как будто стремительно двигалось и кишело вокруг ее ног. На какие-то полсекунды, в том жутком голубоватом свете ослабевавшей фосфоресценции, я увидел, как из под одеяла что-то вылезло и дотронулось до ее голой ноги, – что-то черное, клешнеподобное и волосатое, словно какой-то чрезвычайно переросший паук. Крича от страха и гнева, я ударил по нему, а потом схватил Мадлен за запястье и сдернул ее с кровати.

Когда я подумал о том, что тварь, находившаяся под одеялом, поползет за нами, наступил момент полнейшей паники. Я услышал, как с кровати упало что-то тяжелое и как по полу проскрежетали клешни; но затем голубоватый свет снова замерцал и сделался тусклым, как лампочка в фонаре с подсевшими батарейками, а кислый запах дьявола начал рассеиваться. Я услышал тихий шелест, звук ветра там, где не мог дуть ветер, и затем наступила тишина. Задыхаясь от страха, мы оба сжались на полу. Мы все прислушивались и прислушивались, но в комнате не было слышно ни единого звука, и, спустя некоторое время, мы подняли свои головы.

– Я думаю, что он, наверное, ушел, – сказал я тихо.

– О Боже, это было ужасно, – прошептала Мадлен. – О, Боже мой, я так испугалась.

Я зажег люстру, потом подошел к кровати и потыкал разбитым ночником одеяло. Наконец я собрал достаточно смелости, чтобы поднять и перевернуть его. Там ничего не было. Если это не было просто ужасающей иллюзией, то значит эта тварь уже исчезла.

Сзади подошла Мадлен и прикоснулась к моей спине.

– Я не думаю, что смогу спать дальше, – сказала она мне. – Не в этой кровати. Почему бы нам не отправиться в Лондон?

Я нашел свои наручные часы, валявшиеся на полу: было пять тридцать утра. Скоро наступит рассвет.

– Отлично, – сказал я, чувствуя себя не намного лучше по сравнению с тем, когда ложился спать. – В любом случае, это выглядит так, словно Элмек подгоняет нас. Напоминает мне, чтобы я не забывал, что дьяволы редко спят.

Мадлен, не одевая трусиков, натянула свои голубые джинсы и причесалась перед заляпанным зеркалом.

– Я почти ничего не могу из этого понять. Я даже не знаю, зачем он делает все эти вещи, – сказал я.

– Может быть, это хвастовство, – предположила Мадлен. – Полагают, что они самодовольны, эти дьяволы, не так ли?

– Может быть, и так. Хотя мне кажется, что он просто наслаждается нашим испугом. Он намерен по капле выжать из нас обоих весь тот страх и все те мучения, за которые он заплатил.

Мадлен натянула через голову серый рубчатый свитер. В спальне было так холодно, что сквозь толстую шотландскую шерсть я мог разглядеть контуры ее сосков.

– Я не знаю, – сказала она. – У меня такое чувство, что он возбужден, как будто он весь выкладывается, чтобы присоединиться к своим братьям. Вся эта похвальба о том, что дьяволы делали в прошлом. И эта фигура, вся она, со всеми этими головоногими, змеями, тварями. Все это выглядит как что-то вроде ужасного позерства.

Я причесался и, приложив все свои усилия, побрился тупым лезвием и без мыла. Под моими глазами были темные отпечатки усталости: выглядел я так же свежо, как открытая неделю назад банка рыбных консервов. По сути дела, я был настолько измотан, что вряд ли мог и далее чувствовать страх. Собравшись, мы на цыпочках вышли из двери на площадку и спустились вниз, сквозь темноту поскрипывавшего дома. Вокруг не было ни души, поэтому я оставил на столике три фунта, и мы позволили себе покинуть дом и выйти на морозный воздух раннего утра.


Когда мы выехали из Брайтона, над холмами Сассекса как раз поднялось солнце. По одну сторону от нас в туманную даль уходили холодные холмы: до Чанктонберийского Кольца – на запад, и до Дичлинг Бикон – на восток. В графстве Сассекс в это время зимнего утра каким-то странным образом ощущалась вся его предыстория: почему-то появлялась сверхъестественная восприимчивость к тем воспоминаниям, которые оставили после себя на этих склонах древние британцы, римские легионы, предчувствовали, что на той стороне курившейся равнины сассекского Уильда в гуще лесов можно было бы увидеть мерцающие костры англосаксонских рудоискателей. Мы повернули на север, по направлению к Лондону. Рядом со мной, сжавшись в своем пальто, пыталась задремать Мадлен.

Мы ехали по белым от снега дорогам, мимо старых коттеджей и пивных, заправочных станций и придорожных магазинов, выставлявших перед собой для рекламы домашнюю стряпню и крупную красную картошку. В багажнике машины, за нашими спинами, медносвинцовый ящик был тих, как гробница. По правую от нас руку поднималось солнце; я выскочил на магистраль, и оно замелькало за тощими деревьями. Еще через час мы достигли пригородов Лондона. К полудню, возможно, мы узнаем, собирался ли Элмек выполнить условия сделки или нет. Я думал о пословице, говорившей: «ужинаешь с дьяволами – имей длинную ложку», – и она не очень-то меня вдохновляла.

Когда мы оставили позади поля и сельские пейзажи и попали на тесные, невзрачные улицы Кройдона и Стретхэма, небо сделалось зловеще темным, и мне пришлось включить фары. По мокрым тротуарам спешили покупатели и прохожие с поднятыми воротниками пальто, защищавшими их от холода; несколько первых снежинок опустились на лобовое стекло. Дороги были забиты теснившимся транспортом, и после часа медленного продвижения между красными двухэтажным автобусами и блестящими черными такси я пересек Темзу по мосту Челси и направился к Кромвель Роуд. Падал густой снег, но тут же таял, едва прикоснувшись к оживленной дороге или тротуару. Я миновал площадь Слоан, с ее фонтанами и грязными голубями; повернул налево, к Найтбриджу, и затем в плотном транспортном потоке протрясся мимо Харродс и Музея Виктории и Альберта. Сегодня своею мрачностью Лондон напоминал времена Диккенса, и когда мы проезжали мимо Музея естественной истории, с витыми колоннами и расположенными в строгом порядке, безжизненными деревьями его парка, я почувствовал, будто бы появление средневекового дьявола в столице было частью темного и зловещего заговора той эпохи. Лишь только усталость и страх напоминали мне, что запертое в сундуке было ужасной реальностью и что это декабрьское утро в Лондоне омрачалось жестоким ужасом самых древних врагов рода человеческого. Я закурил сигарету и закашлялся.

Наконец мы прибыли к Хантингтон Плейс, восемнадцать. Это был дом позднего викторианского стиля, из мрачных желто-серых кирпичей, располагавшийся в унылом уголке между Кромвель Роуд и Хай Стрит Кенсингтон, разделенном на квартиры, бумажные конторы и древние конюшни. Я въехал на обочину и толкнул локтем Мадлен. Девушка заморгала и потянулась.

– Мы уже здесь? Я еще так хорошо никогда не спала, – сказала она.

На ограде с острыми наконечниками не было никакого знака, показывающего, что дом все еще принадлежал Министерству Обороны. Я неохотно вылез из машины и поднялся к парадной двери, чтобы узнать, не было ли каких-нибудь надписей, по которым это можно было определить, между двумя рядами дверных звонков. Но там не было ничего, даже имени владельца. Сама дверь была заперта, и, судя по состоянию ее серой краски, покрытой трещинками, можно было подумать, что ее не обновляли лет двадцать. Я попытался что-нибудь разглядеть сквозь опутанное паутиной окно, но внутри дома было совершенно темно.

– Какие успехи? – спросила подошедшая Мадлен.

– Не знаю. Он выглядит, словно пустой. Может быть они просто заперли здесь дьяволов и бросили их.

– Но это было тридцать лет назад.

Я пожал плечами.

– Мы всегда можем позвонить и узнать. – Я обернулся и посмотрел на припаркованный на обочине «Ситроен»: на машину мягко опускался снег. – Мы как-то должны войти, – сказал я ей. – Иначе на ленч будет холодная вырезка.

– Может быть, соседи поблизости знают что-нибудь, – предположила она. – Даже если дом пуст, он должен кому-то принадлежать. Если бы мы смогли достать ключ и осмотреть его. Мы всегда можем прикинуться, что хотим его купить.

Я отошел назад и посмотрел вверх, на второй и третий этажи дома, щурясь из-за снега, падавшего на мое лицо.

– Я не вижу никакого света. Думаю, что он пуст.

Я снова подошел к двери и нажал на все звонки. Я смог услышать, как некоторые из них зазвонили в самых разных частях дома. Шевеля ногами, чтобы вернуть кровообращение в замерзшие пальцы, я некоторое время ждал. На меня устало смотрела Мадлен, и я знал, что мы оба приближаемся к пределу наших возможностей. Мимо, посигналив, проехало такси.

Мы чуть было не собрались развернуться и уйти, когда в доме послышались звуки. Я удивленно поднял глаза. Затем послышались громкие шаги по коридору, загремели дверные цепочки, и дверь открылась. В ней стоял худой молодой человек в черной куртке и серых костюмных брюках, с надменно-выпросительным выражением лица.

– Вы что-то хотите? – спросил он тем сдержанным голосом, по которому вы немедленно узнаете человека, получившего безукоризненное образование и, вероятно, читающего «Лошадей и гончих».

Я изобразил неуклюжее подобие улыбки.

– Я не уверен, – сказал я ему. – Этот дом все еще принадлежит военному ведомству?

– Вы имеете в виду Министерство Обороны.

– Верно. Я имею в виду Министерство Обороны.

Молодой человек сделал кислую мину.

– Ну, это зависит от того, кто вы такой, и зачем хотите это знать.

– Значит, это так?

Молодой человек сделался еще кислее.

– Причина, по которой я хочу это знать, заключается в том, что у меня есть некоторая собственность, принадлежащая Министерству Обороны. Часть боевой техники времен войны. И я хочу вернуть ее вам.

– Понимаю, – сказал молодой человек. – А вы не могли бы мне сказать прямо здесь: что это может быть за часть?

– У вас есть здесь старший офицер? – спросил я.

Он состроил снисходительную гримасу.

– Я вам даже не сказал, что это собственность Министерства.

– Хорошо, – сказал я. – Если это собственность Министерства и если у вас есть старший офицер, скажите ему, что с нами тринадцатый друг Адрамелека. Прямо здесь, в багажнике машины.

– Простите, что вы сказали?

– Просто скажите ему: тринадцатый друг Адрамелека. Мы будем ждать здесь пять минут.

Лицо молодого человека смущенно вытянулось, и затем он произнес:

– Полагаю, что вам лучше подождать внутри. Это не так быстро.

Он открыл пошире дверь, и мы вошли в пахший пылью холл, обшитый оливково-зелеными панелями, блестевшими от старости. Я прикурил очередную сигарету и протянул одну Мадлен. Она была неопытным курильщиком и пыхтела ею, как тринадцатилетние пыхтят своим первым «Кемелом»; но в тот момент нам было просто необходимо хоть чем-то успокоить свои нервы. Прямо за нашими спинами, на шелушившейся стене, висела фотография Эрла Хейга, покрытая точечками плесени; и если это не было полным признанием того, что Хантингтон Плейс, восемнадцать принадлежал Министерству Обороны, я не знаю, что могло бы им быть, – разве что танк перед воротами.

Я достал носовой платок и высморкался. В добавление к двум бессонным ночам и гонкам по суровой зимней погоде, у меня начинались проявляться все признаки насморка. Мадлен утомленно прислонилась к стене рядом со мной и выглядела такой изможденной, что не было слов, чтобы это описать.

Спустя несколько минут я услышал наверху голоса, а затем на лестнице показались безукоризненно выглаженные брюки цвета хаки, потом появился камзол с офицерской портупеей и орденскими планками и, наконец, бодрое, квадратное лицо, с жесткими усами и глазами, покрывшимися морщинками от пристального наблюдения за горизонтами Британской Империи.

Офицер подошел к нам с живой, но невеселой улыбкой.

– К сожалению, мне не назвали ваших имен. Нерадивость.

Я щелчком выбросил свою сигарету на снег.

– Я Ден Мак-Кук. Это – Мадлен Пассарелль.

Офицер сделал резкий и короткий кивок головой, словно желая стряхнуть свои брови.

– Я лейтенант-полковник Танет, отдел специальных операций.

Наступила тишина. Очевидно, он ожидал услышать от нас объяснения нашему появлению. Я посмотрел на Мадлен, а Мадлен посмотрела на меня.

– Мне сказали, что у вас есть что-то интересное. Что-то, принадлежащее нам, – сказал лейтенант-полковник Танет.

– Думаю, что в некотором смысле это так, – сказал я.

Он изобразил на свое лице напряженную, сморщенную улыбку. Такую улыбку мой дед, приехавший из Медисона в штате Висконсин, описывал, как «смотреть прямо в задницу мула».

– Что-то, имеющее отношение ко дню «Д», если я правильно понял.

Я кивнул.

– Вы можете угрожать нам Актом о служебной тайне, если хотите, но мы все равно знаем, что случилось, так что в этом нет большого смысла. Мы знаем о тринадцати ВНП, которых англичане дали взаймы Пэттону, и знаем о том, что случилось после. Двенадцать из них привезли сюда и запечатали, а тринадцатый остался в танке в Нормандии и был удобно забыт. То, что мы привезли, в багажнике нашей машины, как раз и есть ваш тринадцатый ВНП.

Полковник смотрел на меня своими ясными, проницательными глазами. Я видел, что он пытался разобраться, что я за парень, под какую официальную категорию подпадала эта данная проблема и какой должна быть последующая процедура.

Но ответил он не армейским жаргоном, и говорил он не как человек, обычно принимающий свои решения исходя из буквы военного устава.

– Вы говорите мне правду, мистер Мак-Кук? – произнес он. – Потому что если это так, то я очень серьезно обеспокоен.

Я толкнул дверь, чтобы она раскрылась шире и офицер мог видеть стоявший на обочине «Ситроен».

– Он в сундуке, – сказал я. – И это реальное существо. Его зовут Элмек или Асмород. Дьявол ножей и всего острого.

Он прикусил свою губу. Некоторое время молчал, затем произнес:

– Он не опасен? Я имею в виду, он запечатан по всем религиозным правилам?

Я покачал головой.

– Вы что-нибудь знаете о нем? Хотя бы что-нибудь? – спросил полковник.

– Да. Он сказал нам, что он приспешник Адрамелека, Великого Канцлера Ада. Мы достали его из танка, потому что он беспокоил живущих поблизости людей и потому что мадемуазель Пассарелль полагает, что он повинен в смерти ее матери. Но с тех пор он убил троих людей и угрожает нам тем же самым.

– Monsieur le colonel,[43] вы совсем не кажетесь недоверчивым. Я бы даже сказала, что вы верите нам, – вставила Мадлен.

Полковник выдавил из себя кривую ухмылку.

– Это едва ли меня удивляет, mademoiselle.[44] На протяжении шести последних лет это было моим особым заданием – разбираться с делами этих ВНП после дня «Д». Очевидно, я знаю об этой специальном танковом подразделении больше, чем кто бы то ни было из живых.

– Значит, это правда? – спросил я. – Остальные дьяволы действительно здесь?

– Кто вам об этом сказал?

– Американский джентльмен по имени Спаркс. Он был одним из тех людей, которые занимались специальным подразделением во время войны.

Лейтенант-полковник Спаркс вздохнул, словно от американцев он и не ожидал ничего другого.

– Это правда? – допрашивал я. – Остальные дьяволы действительно здесь?

– Да, – сказал Танет. – Они запечатаны в подвале. Все двенадцать. Частью моей работы было выработать способ их дальнейшего использования.

– Дальнейшего использования? Разве было мало?

– Очевидно. Но вы знаете, что любят оборонные ведомства. Их чувство юмора трогает все, что подешевле, понеобычней и посмертельней. И тогда им очень нравились какие-нибудь ужасные альтернативы ядерным вооружениям. Поэтому они откопали папки по ВНП и послали меня сюда, чтобы я посмотрел, что можно сделать.

– И вы что-нибудь сделали? – спросила Мадлен.

– Не так уж много. Мы достали парочку этих ребят из их мешков, рассмотрели их кости, их общую физиологию; мы знаем, что если эта печать будет разрушена, то они могут снова нарастить плоть – и жить. Именно так это было сделано во Второй Мировой войне, и именно поэтому мы не нарушили ни одной печати. Но мы планируем более колоссальные вещи. Как только мы будем уверены, что мы сможем сохранять над ними контроль.

– Колоссальные вещи? – с сомнением спросил я. – Что это значит?

– Ну, – сказал полковник, нахмурив брови, – мы собираемся вызвать их хозяина, потому что предполагается, что он обладает в несколько тысяч раз большей силой.

– Адрамелека? – выдохнула Мадлен, широко открыв глаза.

– Ну да. Великое и ужасное самаритянское божество. Вообще-то, я ни за что бы раньше не поверил, но однажды мне показали, что это специальное подразделение наделало под руководством Пэттона…

Он посмотрел на меня, многозначительно наклонив свою стриженную седовласую голову.

– Понимаете, это были фотографии, снятые после дня «Д», – сказал он нам. – Фотографии и даже цветные фильмы. Они были совершенно экстраординарные. Я думаю, что, если не говорить о водородной бомбе, это, бесспорно, самая эффектная и самая ужасная тайна Пентагона.

– Как мы можем контролировать что-то подобное Адрамелеку, если мы едва ли можем контролировать тринадцать его дьяволов? – спросил я.

Лейтенант-полковник Танет потер свою шею.

– Да, все это мудрено, и поэтому я очень обеспокоен тем, что вы привезли Элмека. Мы не знаем определенно, как контролировать этих дьяволов, и определенно не знаем, что делать с Адрамелеком. Мы даже не знаем, как он может выглядеть, если, конечно, человеческие глаза могут в действительности видеть подобные вещи. У нас был лишь один способ держать ситуацию под контролем – оставив тринадцатого дьявола на месте, во Франции. О да, мы знали, что он там. Мы хотели оставить его там, по крайней мере до тех, пор пока не найдем надежный способ предохранить себя от остальных двенадцати парней, которые могли наслать на нас огонь, проказу или задушить нас нашими собственными кишками.

Я взял Мадлен за руку: ее пальцы были ледяные.

– Теперь они снова вместе, и, конечно же, существует определенный риск того, что они вызовут своего хозяина, – сказал Танет. – Во время войны люди Пэттона предотвратили подобное развитие событий, пообещав Адрамелеку человеческие пожертвования и реки крови. Это можно было сделать во время войны. Но теперь, ну… у нас под руками только собственная кровь.

Я достал еще одну сигарету и прикурил. Снег на улице перестал, но небо все еще сохраняло свой мрачный, металлически-зеленый цвет. Возле обочины неподвижно стоял «Ситроен», и сквозь игравшее бликами заднее стекло мы могли различать боковину медно-свинцового сундука.

– Я тоже этого боялся, – сказал я хриплым голосом, а Мадлен посмотрела в сторону с таким печальным выражением, что это заметил даже лейтенант-полковник Танет и, чтобы успокоить ее, приподнял свою руку.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

В кабинете лейтенант-полковника Танета, располагавшемся на верхнем этаже здания, нам принесли чай. Он вытаскивал свои папки по специальному танковому подразделению под названием «Тигры», а мы сидели на неудобных складных стульях. С хмурым и сосредоточенным видом быстро читающего человека он пролистывал какие-то материалы, время от времени останавливаясь для того чтобы изучить диаграмму или график или для того чтобы взглянуть на Мадлен и меня и на мгновенье состроить извиняющуюся гримасу за то время, которое он у нас занимал.

В кабинете было холодно, а светло-голубые стены, с висевшими на них картами оборонительных сооружений Британии и Западной Европы, делали его еще более холодным. В углу гремел обогреватель размером с небольшого поросенка, но от него был только шум и никакого тепла. Возле противоположной стены стояли три железных, выкрашенных в цвет хаки картотечных шкафчика, и если не считать письменного стола лейтенант-полковника, то это была единственная мебель в его кабинете.

Я поднялся и, взяв чашку с обжигающим чаем, подошел к окну. Внизу, на поблескивавшей матовым блеском улице, три сержанта Британской Армии доставали из багажника «Ситроена» ящик Элмека. Со времени нашего прибытия дьявол не вымолвил ни слова, но мы понимали весь риск пренебрежительного к нему отношения. Он ожидал воссоединения со своими собратьями, и если этого не произойдет, то берегись каждый из нас, находившийся близко к окну, к ножу или чему-нибудь еще, что было способно врезаться в человеческое тело.

Лейтенант-полковник Танет прочистил горло и подравнял стоявшую перед ним стопку папок.

– Вы нашли что-нибудь? – спросил я.

Он вытянул лицо.

– Боюсь, что не много. Не более того, что я уже знал. Полное описание этой операции держится под покровом секретности, да и, по правде говоря, есть не так уж много документальных свидетельств. Из ранних предложений, сделанных Пентагоном Британскому Военному Ведомству, вытекает, что за разработку и проведение в жизнь отвечал главным образом генерал Паттон, хотя Эйзенхауер, несомненно, знал об этом месяцев за шесть, за семь до наступления дня «Д». Здесь есть несколько упоминаний об операции «Тигры» и есть письменный приказ о подготовке танков. Переоборудование каждого танка стоило восемьдесят тысяч долларов, главным образом за счет рулевого механизма, который был частично дистанционно управляемым.

– А нет упоминаний об Адрамелеке? Там не говорится, как они держали его под контролем? – спросила Мадлен.

Танет медленно покачал головой.

– Здесь есть только одна информация, которая, может быть, относится к делу. Она сообщает о перевозке германских военнопленных в Англию; среди них была одна француженка, сотрудничавшая с нацистами. Их переправили в армейский лагерь в Алдершоте, в полное распоряжение полковнику Спарксу, – это ваш американский друг, – и полковнику Т.К. Аллингхему, его английскому коллеге; и это значит, что приказ на их передвижение имел какую-то связь с операцией «Тигры». Возможно, эти заключенные были предназначены для умиротворения Адрамелека. Жертвы, если хотите более точное слово.

– По одному мужчине для каждого из тринадцати дьяволов и женщина для Адрамелека, – негромко предположила Мадлен.

– Вполне возможно, – сказал Танет, неловко улыбаясь. – Ваша теория имеет право на жизнь, как и любая другая. Этот приказ на пересылку – единственное уцелевшее письменное свидетельство. – Я отошел от окна и поставил свою казенную чашку с толстым ободком на блюдце.

– Полковник Танет, – сказал я, – возможно, мы имеем только несколько часов, даже несколько минут, перед тем как тринадцать дьяволов соберутся вместе и позовут своего хозяина. Так что же мы будем делать?

– Прежде всего, мы не будем паниковать, – сказал полковник. – Сначала мы убедимся, что религиозные знаки, наложенные на дьяволов, абсолютно невредимы, потому что они мало что могут сделать, пока на эти мешки с костями наложено заклинание.

– Предположим, что Элмек может их освободить, снова вызвать их к жизни.

– Чтобы это сделать, дьявол должен обладать огромной силой. Каждая из этих печатей была освящена семью священниками римско-католической церкви и их целовал кардинал. Можно цинично относиться к религии, но могу сказать по собственному опыту: это сильное средство.

Мадлен опустила голову.

– Мы видели, что Элмек резал священников как сыр, – сказала она тихо.

– Ну, самое лучшее, что мы можем сделать, это спуститься вниз и посмотреть своими глазами, – сказал полковник. – Они должны были уже принести ваш ящик, так что наши ВНП снова вместе, впервые после войны.

Он встал и отточенным движением дернул свой мундир.

– Вы не допили свой чай, – заметил он с явным удивлением.

Я смущенно пожал плечами.

– Думаю, что солдатская еда совершенно одинакова во всем мире, – сказал я ему.

– Странно. Я думал мои парни готовят очень хороший чай, – произнес он, уставившись в мою чашку.

В этот момент дверь открылась; в нее вошел один из сержантов и отдал честь.

– Ящик внизу, в изоляторе, сэр, – доложил он. На его берете блестели снежинки. – Очень тяжелый.

– Очень хорошо сержант, – сказал лейтенант-полковник Танет. – Мы идем. Мадемуазель Пассарелль? Мистер Мак-Кук? Вы не хотите последовать за мной?

Мы со стуком спустились по голым ступенькам, миновали холл с парадной дверью и прошли по коридору в заднюю часть дома, где располагалась широкая дверь в подвал, которая была сделана из крепкого дуба и навешана на стальные петли. Справа от себя, за стеклянной задней дверью, я увидел промокший, запущенный сад и грязные дома следующей улицы. Где-то глубоко под ногами прогрохотал поезд метро, направляясь к Эрлс Корт.

Сержант отпер замок и открыл дверь. Толкнув локтем Мадлен, я показал ей на внутреннюю сторону двери. К дереву было прибито серебряное распятие, точно такое же, как было приклепано на люке танка в Понт Д'Уолли.

– Человек, играющий в крикет, мог бы назвать это нашим лонгстопом. Чтобы быть уверенным, отец Муллани ежегодно переосвящает его, – сказал лейтенант-полковник.

Склонив голову, чтобы не задеть низкий побеленный потолок, Танет переступил порог и спустился по деревянной лестнице. Я двинулся следом, за мной – Мадлен.

Спустившись с лестницы, мы оказались в широком, белом подвале, который освещался лампочками, защищенными проволочной сеткой. Вдоль стен, по шесть с каждой стороны, стояли незамысловатые подмости; и на каждых располагался черный пыльный мешок. Двенадцать прислужников Адрамелека представляли собой не более чем кости. Но каждый из них был способен на страшную, воинственную жизнь. Посередине, тихий и неподвижный, стоял сундук, привезенный нами из Франции. Элмек, или Асмород, – дьявол острых ножей.

Мы медленно прошли туда и обратно, глядя по очереди на каждый мешок.

– Ну? Что вы предлагаете делать? – спросил лейтенант-полковник Тенет.

– Во-первых, мы должны их идентифицировать, дьявол за дьяволом, – сказал я. – Потом, возможно, нам удастся изгнать их. У меня есть книга.

– Вы можете изгнать их? Как? – Танет выглядел сомневающимся.

– Надо вызвать ангелов, – сказала Мадлен. – Это единственный способ.

Лицо военного стало напряженным.

– Ангелов? – сказал он недоверчиво. – Вы сказали ангелов?

Мадлен кивнула.

– Вы можете верить в дьяволов, полковник. Почему вы не можете поверить в ангелов?

– Потому что… ну, потому что их не бывает, не так ли? Или бывают?

Я устало потер свои глаза.

– На самом деле мы не знаем, полковник. Но мне кажется, что у нас другого выбора нет. Отец Энтон дал мне книгу о том, как вызывать ангелов, и то же самое сделал его преподобие Тейлор. А они оба были сведущи в изгнаниях нечистой силы. Я полагаю, что это единственный способ.

Снова послышалось приглушенное громыхание; но на этот раз я не был так уверен, что это было метро. Я быстро повернул голову к Мадлен, и она сказала:

– Пожалуйста, полковник. Я думаю, Ден прав. У нас мало времени.

Лейтенант-полковник Тенет окинул взглядом подвал, потом посмотрел на наш ящик и вздохнул.

– Хорошо. Если вы думаете, что можете сделать что-то полезное. Но я предупреждаю вас: если мне покажется, что дела идут в худшую сторону или если вы попытаетесь уничтожить какой-нибудь из этих ВНП, я тут же вас выгоню отсюда. Эти штуки – правительственная собственность; и если вы их уничтожите, это будет стоить мне всей моей чертовой карьеры.

Медленно и зловеще лампочки в подвале начали тускнеть, как будто подключилось какое-то мощное устройство и забрало на себя все электричество.

– Принеси эти книги – быстро! Они на столе полковника Танета! – бросил я Мадлен. Потом я схватил офицера и оттащил его от сундука.

Лампочки все тускнели и тускнели, пока мы не стали видеть лишь их оранжевые нити, едва теплившиеся в наступившей темноте.

– Сержант Бун! – крикнул лейтенант-полковник. – Трех людей сюда вниз с автоматами!

Вместе с усилением темноты становилось тише. Мы слышали крики и топот наверху; но здесь, в подвале, на нас, словно мягкое ватное одеяло, опустилась тишина. В этом странном мраке лейтенант-полковник Танет прикоснулся к моему локтю.

– Что это? – прошептал он. – Вы знаете, что это? Что происходит?

– Это Элмек, – прошептал я ему в ответ. – Десять к одному: это Элмек.

Мы не видели и не слышали, как открылась крышка сундука; но когда я опустил глаза, она была откинута назад, и даже в этом слабом свете тлевших электрических спиралей я смог разобрать грязный, вековой давности шелк, устилавший сундук изнутри; и еще я смог увидеть, что он был пуст. Как предостережение, я сжал плечо Танета; затем напряженными глазами, медленно, осмотрел подвал в поисках каких-нибудь признаков нашего тринадцатого дьявола.

– Все это очень странно, – сказал лейтенант-полковник Танет. – Я не знаю, чего пытаются добиться эти проклятые штуки.

– Догадываюсь, что они хотят на свободу, – ответил я ему. – С одиннадцатого века они были зашиты в эти проклятые мешки, если не считать короткой экскурсии во время войны. А еще они хотят увидеть здесь своего хозяина.

– Вы действительно думаете, что они собираются вызвать Адрамелека?

– Так говорил Элмек. А Элмек должен знать.

Откуда-то из глубин подвала до нас донеслось размеренное дыхание: так дышит человек, получивший крупную дозу обезболивающего. Я посмотрел в дальний конец подвала, в пространство между подмостями, где было темнее всего. Некоторое время я не видел ничего вообще, но когда прищурил глаза, мне показалось, что я могу различить еще более темную фигуру, – фигуру, которой я боялся больше любой другой: карликовые очертания Элмека, его кошмарные глаза, его страшное, шуршащее тело.

– Элмек, – сказал я тихо. – Я приказываю тебе.

Лейтенант-полковник повернулся ко мне, не веря собственным ушам.

– Что вы делаете? – спросил он нетерпеливым и раздраженным голосом. – Кому вы говорите?

Я не обратил на него внимания. Для объяснений не было времени. Подвал начинал дрожать, как моторный отсек на судне; и я слышал, как деревянные подмости стучали по стенам и по полу.

– Слушай, Элмек. Мы выполнили свое обещание. А как же ты? Вот твои двенадцать собратьев. Верни нам нашего священника, отца Энтона, верни нам Антуанетту.

Дьявол пошевелился и захохотал. Танет сделал шаг назад и попытался тянуть меня за собой.

– Элмек, – сказал я снова.

– Я уже говорил тебе, – ответил он после некоторой паузы. – Только Адрамелек может вдохнуть жизнь в твоих умерших друзей. Сначала мы должны вызвать Адрамелека.

– Сержант! – заорал Танет.

По ступенькам в подвал торопливо прогрохотали тяжелые ботинки. Первым появился сержант Бун, крепыш в комбинезоне цвета хаки и темно-бордовом берете, несший под мышкой автомат. Вслед за ним прогремели еще трое, все с такими же круглыми головами и безжалостными лицами, которые, кажется, развились у британских солдат путем какого-то неестественного отбора.

– В том конце, сержант, – резко сказал лейтенант-полковник Танет. – Приготовиться к стрельбе.

Я с огромным отвращением указал на оружие.

– Вы действительно думаете, что эти автоматы принесут нам какую-нибудь пользу, сэр?

– Я уверен, что нет, мистер Мак-Кук. Но мы должны быть готовы к любым неожиданностям.

Несколько минут мы ждали в темном и тихом лондонском подвале; я видел, как солдаты с опаской поглядывали на то, как тлели и пульсировали, словно электрические черви, нити накаливания лампочек. Из дальнего конца подвала, полностью скрытый темнотой, за нами наблюдал Элмек и тоже ждал.

– Элмек, – сказал я наконец, – что ты хочешь, чтобы мы сделали?

Дьявол зашевелился.

– Мы не сможем помочь тебе вызвать Адрамелека, если ты не скажешь, что нам делать, – напомнил я ему.

– Пусть спустится девчонка, – сказал Элмек голосом старой женщины. – Нужно, чтобы здесь была девчонка.

– Прежде всего, мы должны знать, что ты намерен с ней сделать, – сказал лейтенант-полковник Танет.

Сержант Бун и его люди в замешательстве смотрели на своего полковника. Для них он был старшим офицером, и никто, скрывающийся в темноте в дальнем конце подвала, не должен был осмеливаться говорить с их старшим офицером с таким вопиющим неуважением.

– Мы всегда можем пойти и схватить его, – сказал сержант Бун. – Капрал Перри и я были в Ольстере, сэр. Это наша специальность.

Лейтенант-полковник даже не повернулся, чтобы посмотреть на своего сержанта.

– Не двигайтесь, сержант. Пока я не скомандую, – просто приказал он, продолжая всматриваться в темноту.

– Девушка идет, – сказал я дьяволу. – Она пошла наверх, но она возвращается.

Я чувствовал, как среди теней постоянно шевелился и изменял форму Элмек. Мадлен была права. Дьявол, по-видимому, был в восторге от того, что присоединился к своим собратьям; в крайнем возбуждении, он совершал бесконечные физические метаморфозы. Мои глаза выхватывали из темноты обрывки нездоровых, слизистых фигур, вызывавших во мне приступы тошноты. Когда глаза людей сержанта Буна привыкли к тусклому свету и они сами смогли разглядеть некоторые из омерзительных, тошнотворных образов, поблескивавших слизью в дальнем конце подвала, на их лицах появились растерянность и ужас.

В глухой, удушливой тишине я услышал, как по лестнице спустилась Мадлен и открыла подвальную дверь. Девушка появилась, держа под мышкой две моих книги. Я кивнул в сторону дальнего конца подвала и сказал ей:

– Элмек. Дает представление.

Мадлен передала мне книги и прошептала:

– Что он делает? Он сказал, что ему надо?

Я покачал головой.

– Ему нужна ты, но я не знаю зачем.

– Ты не знаешь, зачем? – закудахтал Элмек. – Ты даже не догадываешься? Ты не понимаешь, что эта бедная девчонка, Жанна д'Арк, сделала, чтобы мы смилостивились помочь ей в сражении? Не можешь вообразить, что случилось с бедной Гундрадой, женой Вильгельма де Варенне?

Сержант Бун вздернул свой автомат, но лейтенант-полковник Танет поднял руку и предупредил:

– Спокойно сержант. Теперь мы имеем дело не с ИРА.

– Элмек, – позвал я, – что ты от нас хочешь? Девушка теперь здесь. Что ты хочешь, чтобы мы сделали?

Подвал снова затрясло; послышался раздражающий нервы звук, как будто бы тысячи мясных мух роились над дохлой лошадью. Стало так темно, что мы почти ничего не видели.

– Боже, тут прямо как в могиле, – сказал один из солдат.

– Тише вы, рядовой, – оборвал сержант.

– Девчонка должна открыть по очереди все мешки, – зашептал Элмек хриплым и насмешливым голосом. – Только девчонка будет это делать. Только у девчонки есть какая-то религиозная вера. Она должна по очереди открыть все мешки и произнести над ними слова заклинания.

Пока Элмек говорил, я напрягал в этом тусклом свете свои глаза, читая страницы, которые отметил в своей тоненькой черной книжке его преподобие Тейлор. Раздел назывался «Семь точных испытаний по отождествлению злого духа»; в нем рассказывалось, что нужно сделать для определения настоящего имени демона или дьявола. Но чем дальше я читал, тем меньше во мне оставалось уверенности. По первому тесту нужно было спросить у дьявола его имя властью Саммуэля, архидемона, который назывался там «яд Господа». Во втором требовалось сжечь волос или чешуйку дьявола и смотреть опускается дым или поднимается. В третьем – посыпать его кожу различными травами: укропом, огуречником, петрушкой и еще дюжиной других, потому что с помощью различных растений различные дьяволы или выделялись или отбрасывались. В четвертом – окропить кровью из серебряной ложки двадцать семь карточек, с написанными на них буквами алфавита: кровь упадет на все карточки, кроме той, с которой начинается имя. Пятое, шестое и седьмое испытания были одинаково невыполнимы; все они, очевидно, были разработаны для полномасштабного ритуала изгнания. А то, что имели мы, в подвале на Хантингтон Плейс, было таинственным, непредвиденным случаем.

– Мадлен, – прошипел я. – Мадлен, я не могу провести эти испытания. Они слишком сложны.

– Подожди, – прошептала она в ответ, подняв вверх палец. – Наверное есть другой способ.

– Какой другой способ? О чем ты говоришь?

– Ты должен мне доверять, – сказала она.

– Ну, и что же мне делать. Ты же не можешь пойти открывать эти мешки!

– Я должна.

– Мадлен, я…

Она дотянулась в темноте до моей руки.

– Верь мне, – сказала она. – Когда я буду открывать каждый мешок, я буду пытаться узнать имя дьявола внутри него и передать это имя тебе. Здесь всего лишь мелкие дьяволы. Они безжалостны, воинственны и противны, но далеко не мудры.

– И что же мне делать, когда ты мне скажешь их имена? – спросил я у нее. – Предполагая, что мы проживем так долго?

Она прижала ладонь к «L'Invocation des Anges».

– Находить в книге каждое из имен. Возле них будет еще одно имя, – имя ангела, противостоящего этому дьяволу. Вызови этого ангела, повторяя слова заклинания.

Я нахмурился.

– Откуда ты все это знаешь? Я думал, что…

– Давай, девчонка, открывай-ка мне эти мешки! – прохрипел дьявол. – Разрывай их и освобождай моих любимых братьев! Поспеши, девчонка, осталось мало времени!

Вспыхнули лампочки, но потом снова померкли. Я чувствовал тяжелые, ритмичные удары, содрогавшие все помещение, как будто стучало какое-то ужасное сердце. Между мною и Элмеком с поднятыми автоматами стояли сержант Бун и его солдаты; лейтенант-полковник Танет, с выражением важного беспокойства, повернулся к нам. Выражению важного беспокойства, я думаю, их учат в офицерских школах.

– Я не могу посоветовать вам делать то, что говорит дьявол, мадемуазель Пассарелль, – сказал он. – Более того, я должен приказать вам оставаться на месте.

На прощание Мадлен мягко пожала мою руку.

– Простите, лейтенант-полковник. Но я не могу делать то, что вы советуете.

– Открывай мешки, девчонка! – крикнул Элмек так, словно это был хор вибрирующих голосов. – Асмород ждет!

Мадлен сделала шаг вперед. Сразу после этого из тени в дальнем конце подвала появилось нечто ужасное, похожее на черный глянцевый панцирь жука. Что-то затрепетало и зашелестело, как будто кузнечик: стрекочущий звук насекомого. Но это было не насекомое. Потому что я видел еще и щупальца, и какое-то искаженное очертание, прикрепленное к его брюшной полости, подобно деформированному сиамскому близнецу.

– Огонь! – закричал лейтенант-полковник Танет.

Казалось, что все случившееся вслед за этим происходило очень медленно, так что в моей памяти остались все детали: как будто какой-то невыносимый повтор раз за разом проходит в моем мозге. Я видел, как сержант и три его солдата вскинули автоматы. Я видел, как лейтенант-полковник Танет сделал шаг назад. Потом изо рта одного из солдат, галлоны за галлонами, словно автоматная очередь, ужасным потоком вылетала кровавая жижа, забрызгивая бетонный пол. Это выглядело так, словно из него вырвало центнер сырого мяса для гамбургеров. Мадлен отвернулась и захныкала от невыносимости этого зрелища. Ошеломленный, я видел, как тело солдата упало, словно пустая наволочка; затем он перевернулся и вытянулся, уткнувшись лицом в окровавленный пол. Рядом рухнул сержант Бун; комбинезон его был черным от крови и рвоты. Затем то же самое случилось и с двумя другими солдатами. Сладковатый запах был невыносим, и только после двух рвотных позывов я смог справиться со своим желудком.

Темнота, почти благодатная, снова сомкнулась над нами. Я вытер со лба холодный пот и потянул Мадлен назад, прочь от четверых мертвых солдат. Минуты две было тихо; но затем я услышал скрипучий смех Элмека, – смех старухи, – но все же это был грубый, нечеловеческий смех, словно воздух проходил сквозь горло, обросшее изнутри шерстью.

– Они осмелились угрожать мне, – смеялся над нами Элмек. – Они осмелились поднять против меня свое оружие. Какая жалость, что вы не смогли видеть изнутри с каким искусством я все это проделал. Это была сама изысканность. Их кишки и их желудки, их легкие и их почки – все было порезано и извергнуто наружу; и их тела остались такими же пустыми, как и их глупые головы.

– Я думаю, что нам стоило бы попытаться сбежать отсюда, мистер Мак-Кук, – сказал лейтенант-полковник Танет, голос его дрожал.

– Я не вижу в этом большого смысла, полковник. Мы будем разрублены на мелкие кусочки даже прежде, чем поднимемся на первую ступеньку. Проклятье, да именно поэтому, в первую очередь, мы были вынуждены сюда приехать! – сказал я.

– Он не причинит нам вреда, monsieur le colonel,[45] если мы будем делать то, что он нам говорит, – прервала Мадлен. – Ну, а теперь я должна открыть эти мешки. Мы больше не можем терять времени.

– Я запрещаю! Я запрещаю вам делать хоть шаг! – резко приказал лейтенант-полковник.

– Тогда я сделаю несколько, – вызывающе сказала Мадлен и устремилась мимо него в темноту.

Элмек одобрительно зашевелился, и от сухого шелестения его тела мне показалось, что мою рубашку внезапно намочили ледяной водой. Я попытался следовать за Мадлен, но она обернулась и тихо распорядилась:

– Оставайся там, Ден. Пожалуйста. Просто слушай имена, когда я буду тебе их говорить, и вызывай их ангелов.

– Что ты говоришь? О чем ты там рассказываешь? – зашипел Элмек.

Мадлен обернулась и посмотрела прямо в неровную темноту, где скрывался дьявол.

– Я делаю то, что я должна делать, – сказала она просто и подошла к первым подмостям.

Она стояла возле них, казалось, целые минуты, но прошло лишь несколько секунд. Затем она заговорила:

– Я вызываю тебя, о, создание тьмы, о, дух преисподней. Я повелеваю тебе: покажись нам в своем самом злом обличье. Я приказываю тебе: появись, – и я уничтожу все печати, лежащие на тебе, все узы, связывающие тебя. Venite, о, дух.

Потом она схватила заплесневелую материю мешка и разорвала ее.

С того места, где я стоял, мне было плохо видно; но я смог мельком заметить какие-то необычные кости, почувствовать запах невидимой пыли и услышать треск дьявольских позвонков. Мадлен сунула руку в мешок и достала наружу череп дьявола, держа его так, чтобы он был виден Элмеку.

– Дьявол Умбакрейл, – сказала она. – Дьявол темноты и ночных происшествий.

Я был настолько заворожен тем, что она делала, что почти забыл отыскать имя Умбакрейл в L'Invocation des Anges. Но когда Мадлен двинулась к следующим подмостям, я быстро пролистал страницы и нашел его. Умбакрейл, он же Умбакурахал, он же С'аамед. Дьявол темноты. Была даже гравюра, изображавшая его: необычный зверь, с пристальными глазами и острыми, как лезвия, когтями. На противоположной странице книги, тяжелым французским Генри Эрмина, было описание его святого противника, ангела Серона, а ниже располагались слова, которые должны были призвать Серона, для того чтобы уничтожить его супостата из ада.

– О, ангел, – пробормотал я, в ужасе от того, что Элмек мог услышать, что я делаю, – я заклинаю тебя, во имя святой девственницы Марии, ее святым молоком, ее священным телом: сойди вниз. Я прошу тебя всеми святыми именами: Илоем, Иеговой, Эль Ористаном, Сешелем, Лаавалем…

– Что это за дьявольщину вы делаете? – спросил лейтенант-полковник Танет.

Я взглянул на него.

– Вы имеете в виду, что это за божественное я делаю? Я вызываю ангелов, чтобы они спасли нас.

– Ради бога, приятель, эта девушка в смертельной опасности! Мы должны…

– Заткнитесь! – зашипел я. – Мы больше ничего не можем сделать! Вы видели, как Элмек разделался с вашими людьми! Так дайте же нам теперь возможность действовать по-своему!

Лейтенант-полковник Танет собрался протестовать, но подвал содрогнулся от низкого, неприятного гула, и он тревожно обернулся в сторону извивавшихся форм демона Элмека. Мадлен произнесла слова заклинания над вторым мешком и дернула мягкую, средневековую материю, чтобы открыть скрывавшийся под ней ужасный скелет.

Она снова подняла череп. Он был узким и удлиненным, с наклонными глазницами и двумя шишками рогов. Я почувствовал, как оттуда распространялась ледяная струйка воздуха, словно кто-то открыл дверь в холодильник. Лампочки в подвале потускнели и замигали; я все сильнее ощущал присутствие злобы и жестокости, которые нельзя выразить словами.

– Чолок, – сказала Мадлен, – дьявол удушений. Дьявол, который душит детей и жертв пожаров.

Лейтенант-полковник Танет смотрел на меня в беспомощном отчаянии, но я был слишком занят пролистыванием своей книги. Вот он. Чолок, называемый иногда Нар-спет. Дьявол с совершенно бесстрастным лицом и кожаными крыльями, как у рептилии. Напротив я увидел его небесного оппонента, Мелеша, ангела непорочности и счастья. Я произнес слова, которые вызывали Мелеша, и увидел, затем, как Мадлен переходила к третьему мешку.

Скелет за скелетом, от третьего мешка к четвертому, а потом к пятому, шестому, седьмому, останки всех дьяволов были извлечены из мешков, в которых они так долго были зашиты. Пока они не проявляли никаких признаков жизни, но я полагал, что как только все они освободятся из своего религиозного плена, то оденут на себя плоть так же, как сделал, наверное, это Элмек в подвале дома отца Энтона.

Шум в подвале был ужасен и выводил из себя. Как только освобождался очередной дьявол, хор адских голосов становился еще громче; и вскоре этот подвал зазвучал как психиатрическая лечебница; скреблись какие-то насекомые, раздавались нелепые взвизги, беспрерывно шептали голоса: о смерти, страдании и умопомешательствах, выходящих за пределы человеческого понимания. Я так вспотел, что мои пальцы оставляли на страницах L'Invocation des Anges влажные следы; а лейтенант-полковник Танет, с ошеломленным и неверящим видом, зажимал свои уши руками.

Наконец Мадлен произнесла слова над последним дьяволом и освободила его из мешка. Это был Темгорот, дьявол слепоты, имевший вид хищной птицы. Я, в свою очередь, пробормотал слова обращения к святому противнику Темгорота – Асрулу.

Я не забыл вызвать ангела и для Элмека. Джеспахада, ангела заживления ран.

Мадлен отступила к нам. Все кости теперь были на виду, и по всему подвалу друг на друга смотрели ужасные черепа, а между ними извивалась и двигалась искривленная фигура Элмека. Стоял отвратительный смрад: зловонная смесь тринадцати тошнотворных запахов, от которого слезились глаза а желудок напрягался в своем протесте. Рядом со мной давился лейтенант-полковник, вытирая рот носовым платком.

Какофония голосов и звуков усиливалась.

– Я сделал это. Я думаю, что я сделал это, – прошептал я, склонившись к Мадлен; она едва могла меня расслышать среди визга, криков и бессмысленного шума.

– Что?

– Я сделал это. Я позвал всех ангелов. Что теперь происходит?

– Да, – сказал Танет. Лицо его было белым. – Где они? Где же, если они должны прийти и помочь нам?

Мадлен секунду посмотрела на нас. Ее бледно-зеленые глаза напряженно блестели. Казалось, что ей был ниспослан какой-то божий дар неограниченной силы и решительности, как будто бы она знала, что и как нужно теперь сделать, и собиралась сделать это любой ценой.

– Еще не время, – сказала она. – Но ангелы придут. Во-первых, мы должны позволить этим дьяволам вызвать Адрамелека.

– Адрамелека? – спросил лейтенант-полковник Танет, пораженный ужасом. – Но у нас нет никаких шансов противостоять Адрамелеку!

– Я доволен, – загрохотал низкий голос Элмека, перекрывая крики и шепот его друзей. – Я очень доволен. Наконец я воссоединился с моими братьями! Вы получите свои награды, смертные! Вы получите свои награды!

Мадлен повернулась к дьяволу и крикнула ему в ответ:

– Нам приятно служить тебе, мой господин.

– Мадлен… – сказал я и взял ее за локоть. Но она не обратила на меня внимания.

– Мы истинные последователи Адрамелека и всех его деяний, – выкрикивала она. Ее высокий голос был слаб по сравнению с ревущими и стонущими голосами тринадцати дьяволов. – Мы будем рады следовать за ним, куда бы ни повел нас Его Величество; мы с радостью склонимся перед ним в его царстве.

– Ради бога, Мадлен, – выкрикнул я. Но она не послушала меня; затем она высоко подняла свои руки.

– Вызывай Адрамелека, когда пожелаешь, – завизжала она. – Позволь нам унизиться перед его преступной славой и его злым величием!

Раздался оглушительный рев, словно мимо на полной скорости пронесся локомотив. Одновременно погасли все лампочки, и мы провалились в темноту, наполненную ужасающими звуками и шепотом и тошнотворным смрадом гниения.

– Мадлен… – снова сказал я, но она закричала мне в ответ:

– Только не двигайся! Оставайся на месте! Дьяволы обретают плоть!

– Мы должны будем двигаться, – резко вмешался лейтенант-полковник Танет. – Мы не можем оставаться здесь. Здесь мы – неподвижные мишени. Я предлагаю идти к лестнице, пока темно.

– Полковник, эти существа – создания тьмы. Они видят, что вы здесь стоите, как бы это было при дневном свете.

– Но, проклятье, мы не можем здесь просто так стоять! Один из нас должен пойти за помощью!

– Пожалуйста, полковник! – взмолилась Мадлен. – Просто стойте спокойно и не двигайтесь! Если вы будете просто спокойно стоять, у нас все-таки будет шанс!

Это было подобно тому, как просить кого-нибудь стоять спокойно в черной как смоль клетке со сбесившимся леопардом. Усугубляло ситуацию и то, что лейтенант-полковник Танет был приучен действовать. Вся философия его жизни заключалась в следующем: если сомневаешься – делай что-нибудь.

– Я собираюсь бежать отсюда – вот и все! – сказал он.

– Нет! – закричала Мадлен. Я попытался в темноте схватить его за руку, но думаю, что он занимался регби или чем-то в этом роде, потому что он ловко пригнулся и пропал.

Мы не могли их видеть, но мы слышали их. Когда лейтенант-полковник вывернулся из моих рук и бросился через подвал, дьяволы неожиданно кинулись за ним: их тела зашелестели и загремели в страшной, возбужденной спешке. Он добрался до лестницы; думаю, сумел доковылять до второй или третьей ступеньки. Но потом ахнул каким-то странным, сдавленным голосом, и я услышал, как он споткнулся и с тяжелым звуком упал на пол.

– Oh, mon Dieu[46] – сказала Мадлен. Но мы оба знали, что идти ему на помощь было бы равносильно самоубийству. Темнота была полнейшей, и нас схватили бы, как слепых мышат, брошенных крысе.

Внезапно, однако, страшные толкотня и суматоха среди дьяволов утихли; и я увидел, как из темноты проступили неярко фосфоресцирующие контуры, в которых угадывался Элмек. Он дрожал и извивался, изменяя свою внешность от отвратительных рептилий до бесформенных головоногих и пугающих клубов эктоплазмы. Затем, настолько скрипучим голосом, что его невозможно было узнать, он сказал своим двенадцати братьям:

– Оставьте… этого человека… невредимым… Он будем сладким кусочком… для нашего хозяина… Адрамелека.

Постепенно лампочки в подвале снова загорались. Светили они тускло, и мы видели лишь груду темных очертаний возле подножия лестницы. Но можно было понять, что лейтенант-полковник Танет был все еще жив; он корчился на полу, закрывая руками голову, чтобы защитить ее от когтей, зубов и кожаных крыльев, только это вряд ли помогало ему.

– Эти смертные… будут принесены в жертву… – продолжал Элмек грубым голосом. – Это их награда… за помощь нам…

Мадлен сделала шаг вперед, в толпе дьяволов послышались шуршание и шепот.

– Не твоя ли это идея насчет сделки? – отчетливо произнесла она. – Не твоя ли это идея насчет того, чтобы хранить обещания?

Элмек засмеялся, и смех этот был похож на звук рассыпавшихся осколков стекла.

– Ты сказала… что вы желаете… служить Адрамелеку…

– И мы будем! Мы будем самыми преданными смертными, которых только знал его злобство! Но мы не сможем ему служить, если вы используете нас как жертв!

В то время когда Мадлен спорила с Элмеком, я стоял на значительном удалении. Во первых, потому что казалось, что она – хотя я и не мог предположить каким образом – в какой-то степени держала ситуацию под контролем. Либо она не была со мной искренна, когда мы впервые встретились возле танка в Нормандии, либо она демонстрировала черту своего характера, о которой я даже не догадывался. Но как бы то ни было, она играла мастерскую игру для того чтобы сохранить наши жизни, и все остальное не имело значения.

И кроме этого, я держался подальше из-за этих дьяволов, этих ужасных горгулий, которые жили, дышали, скрежетали зубами в непреодолимом желании крови, были призрачными персонажами ночных кошмаров; и я знал, что если бы подошел ближе, то нашел бы, что кошмары эти были реальностью.

Из шевелившейся массы дьяволов поднялась костлявая голова дьявола Умбакрейла, и узкое, козлиное очертание его черепа закрыло тускло светившие подвальные лампы.

– Для смертного, высшим проявлением его преданности Адрамелеку является пожертвование ему жизни, дыхания и крови. Как ты можешь говорить, что ты верный слуга Адрамелека, если не хочешь пожертвовать ему свои самые величайшие дары?

– У меня есть более великий и более таинственный дар для вашего хозяина, Адрамелека, чем моя жизнь, дыхание и кровь.

От дьяволов донеслись шепот и бормотание. Сейчас они выделяли такой смрад, что я чувствовал себя, как в зоопарке. Кислый, сухой зловонный запах, подобный запаху мочи медведей или обезьян.

– Скоро у тебя будет шанс показать, что у тебя есть, смертная. Теперь мы вызовем Адрамелека из его многолетнего сна, и тебе будет предоставлена честь самой преподнести ему свой дар.

– Очень хорошо, – сказала Мадлен, секунду помолчав. Затем она повернулась спиной к тринадцати ужасным приспешникам Адрамелека, словно они были не более опасны, чем привязанные псы.

На полу возле лестницы кашлял и стонал лейтенант-полковник Танет.

– Полковник! – позвал я. – Как вы себя чувствуете?

Он снова закашлял.

– Не знаю… очень тяжело. Мне кажется, что я сломал на ребро. И что-то изодрало мне спину своими когтями. Я чувствую кровь.

И снова оглушительный грохот потряс подвал; бормотание и шепот усилились на волне нетерпеливого желания.

– Пора, – сказал Чолок. – Пора вызывать.

Я и Мадлен стояли, прижавшись спинами к стене, а дьяволы выстроились полукругом в центре подвала. Я пытался смотреть на них, стоявших в плотной, густой темноте; я пытался разглядеть, что они в действительности из себя представляли. Но казалось, что они сами создавали вокруг себя мрак, настоящий покров темноты; и единственное, что я смог различить, были чешуйчатые крылья, изогнутые рога и глаза, горевшие, поблескивавшие адскими огоньками. Это были те самые легендарные средневековые дьяволы, – дьяволы, которые с самых давних времен заставляли страдать в Европе людей. Не было почти совсем ничего удивительного в том, что они не были плодом расстроенного воображения какой-нибудь монахини, а ходили по земле, имея настоящие когти и настоящие зубы, и что мы темной ночью должны были так же сильно бояться их, как и грабителей и убийц.

Мадлен склонилась ко мне и прошептала:

– То, что ты сейчас увидишь, будет ужасно. Твоя жизнь будет в опасности. Но что бы не случилось, не паникуй и не пытайся бежать. Ты видел, что произошло с Танетом.

Не говоря ни слова, я кивнул. Смрад и темнота стали теперь сгущаться надо мной; я почувствовал, что нахожусь лицом к лицу с каким-то ужасным, но неминуемым моментом страха, словно при посадке в 747-ом со сломанными шасси, когда осознаешь, что в какой-то момент ты должен разбиться. Я думаю, что готов был сделать что угодно за сигарету. И я был согласен на все, лишь бы оказаться в другом месте.

Дьяволы затянули какую-то длинную литанию на языке, который я не мог узнать. Она имела какой-то удивительно навязчивый ритм, бесконечно повторяющиеся, режущие слух звуки; от этого я неожиданно почувствовал приступ тошноты. В подвале становилось все теснее и теснее, и было уже невозможно вдохнуть воздух, который не был бы пропитан смрадом демонов. Я вытер внутренней стороной рукава со лба пыль, пытаясь сохранять напряженными мышцы желудка, чтобы не вырвало.

– Адрамелек часту ремлишту нарек. Адрамелек хизмарад йонлут. Адрамелек часту ремлишту нарек.

Сначала не было ничего, кроме этого непрерывного, монотонного бормотания. Но затем во мне появилось странное чувство, что-то вроде звенящей металлической пустоты, как будто бы я был у зубного врача под действием новокаина. Я осознавал, что температура опускалась все ниже, ниже и ниже; мне казалось, что дальняя стена подвала исчезла, и там не было ничего, кроме темной и леденящей пустоты.

– Адрамелек часту ремлишту нарек. Адрамелек хизмарад йонлут. Адрамелек часту ремлишту нарек.

Теперь казалось, что стены подвала испарились и сквозь них дул холодный астральный ветер. Казалось, что мы парили в пространстве без времени и воздуха, и я не мог сообразить, где находился верх и где низ или как далеко или близко располагался ко мне тот или иной предмет.

Дьяволы, однако, были все еще на том же месте. Снова и снова они бубнили свое заклинание грубыми голосами насекомых; и я чувствовал, – так же, как в темной, хоть глаз коли, комнате чувствуешь, что к тебе кто-то движется, – чувствовал, что призываемое ими существо было все ближе. Приближалось что-то неописуемо ужасное, вызываемое этой таинственной песней, которую не слышали на земле со средних веков. Мне показалось, что я слышал пронзительный крик лейтенант-полковника Танета, но этот звук был подавлен дьявольской литанией и бесконечной пустотой, окружавшей нас.

Ко мне медленно повернулась Мадлен, – медленно-медленно, как во сне. Я попытался сказать: «Мадлен…» Но мой голос оказался не более чем бесконечной смесью неясных шорохов. Она покачала головой, слегка улыбнулась и снова отвернула свою голову.

– Адрамелек устул! Адрамелек хизмарад! Адрамелек гутил! – призвали дьяволы.

И вслед за этим их темные, похожие на перепонки крылья широко раскрылись и напряглись, их глаза пристально смотрели сквозь темноту; и я своими собственными глазами увидел первое, с тех пор как во время войны его вызвали Паттон и Монтгомери, появление Адрамелека, Верховного Канцлера Ада.

Это вид был настолько ужасным, что на меня, волна за волной, начал накатываться холод страха. Посреди круга из рептилий, образованного дьяволами, огромное и отвратительно ужасное, находилось неясное существо, выглядевшее как гигантский обезображенный осел, вставший на дыбы. Голова его была безобразна, на груди была косматая шерсть, а на животе и задней части торчали, словно опухоли, покрытые струпьями наросты. Его появление из темноты сопровождалось резким звуком, тысячедецибельным свистом, и сам воздух был искажен, подобно тому, как искажает его тепло, поднимающееся с дороги. Несколько бесконечных минут восьмой демон злого сефирода стоял и крутил головой, с высокомерной злобой озирая тринадцать своих приспешников. Шум был настолько невыносим, что я думал, он оглушит меня навечно.

Мадлен упала на колени, и я последовал ее примеру.

– Это Адрамелек! Он приобретает обличье осла, чтобы высмеивать вступление Господа нашего в Иерусалим! – прокричала она, неслышимая дьяволами в этом воющем шуме.

– Что, черт побери, мы собираемся делать? – заорал я в ответ. – Даже точнее будет спросить, что с нами собирается делать Адрамелек?

– Жди! – сказала она мне. – Когда придет время – мы будем действовать!

Раздался тяжелый грохот, а свист стих до негромкого завывания. Стены подвала начали снова материализовываться. И спустя несколько мгновений внушавший ужас Адрамелек стоял рядом с нами, в подвале, медленно оглядывая окружавших и ожидая, когда утихнет подобострастное шелестение дьяволов.

Я ощущал в воздухе такую злобу, что мой пульс отказывался успокаиваться. Это было более ужасно, чем я мог бы вообразить. Это было в сотни раз страшнее, чем если бы вас по дороге домой толкнул хулиган или если бы вы, проснувшись ночью, услышали, что кто-то ломает вашу входную дверь. Это был абсолютный, пронзавший насквозь страх, который все накатывался, накатывался и накатывался и никак не утихал.

Адрамелек повернулся ко мне и Мадлен.

– Кто это такие? – услышал я, как шепотом произнес чистый и культурный голос.

– Это – последователи из смертных, наставленные на пути ада Элмеком, – ответил Умбакрейл.

Наступила пауза, но я не смел поднять голову. Рядом со мной на коленях стояла Мадлен, сжав руки, словно произнося молитву. Я не мог ее упрекнуть. Стоя перед лицом демона Адрамелека, не думалось, что ты можешь сделать что-то большее.

– Я доволен, Элмек, – сказал Адрамелек. – Ты снова собрал нас наконец вместе, как всегда предсказывали Девять Книг Ада. Разве не говорится в третьей книге, что мы поможем смертным в их войне, которая разделит нас, но что потом, перед еще одной войной смертных, мы снова соберемся вместе?

– Там есть такие слова, хозяин, – сказал Умбакрейл подобострастным тоном.

Адрамелек перенес свое внимание на лейтенант-полковника Танета, которого двое дьяволов поставили перед ним на колени.

– А это? – спросил он.

– А это один из тех, кто делает войны, – сказал Чолок. – Тот, кто многие годы пытался открыть слова, которые могли бы вызвать тебя, о, хозяин, но также те слова, которые могли бы прогнать тебя обратно.

Адрамелек засмеялся.

– Только кровавая сделка может прогнать меня обратно. И каждый раз, когда меня вызывают, крови должно быть все больше. Ты даже еще более несведущ, чем те, кто делал войны во времена минувшие.

Лейтенант-полковник Танет поднял свое покрытое шрамами лицо и посмотрел на демона Адрамелека.

– Ты действительно помог бы нам? – сказал он, с трудом выговаривая слова. – Если бы мы заключили кровавую сделку, ты действительно помог бы нам, как во время войны?

– Какой войны? – вопросил Адрамелек. – Мы сражались во многих войнах! Мы сражались при Агинкорте,[47] мы повернули назад римлян у Миндена! Мы сражались в Южной Африке с бурами; но лучше всего мы сражались на Сомме,[48] при Пассчендаеле и Ипре;[49] там мы делали то, что вы от нас хотели, и истребили целое поколение ваших молодых мужчин.

– Я знаю это, – сказал лейтенант-полковник Танет. – Но вы поможете нам теперь?

– Вы хотите истребить больше? – спросил Адрамелек. – Значит, в вас есть страсть к разрушению и насилию, которая доставляет мне удовольствие. Между иерархией ада и смертными, подобными тебе, существуют тесные узы, и это доставляет мне удовольствие. Однажды, возможно, когда смертные поймут, для какой цели они были созданы, они больше не будут уничтожать себя, они больше не будут впадать в отчаяние; но я верю, что мы можем задерживать наступление этого дня сколь угодно долго.

На какой-то короткий момент лейтенант-полковник Танет посмотрел на Адрамелека как человек, а не как солдат.

– Ты знаешь? – спросил он демона. – Ты знаешь почему мы здесь? Почему на земле существуют люди?

Злобный смех Адрамелека прозвучал так, словно в тысяче пустых шахт обрушились тысячи тонн камня.

– Знаю? Ну конечно же я знаю! Но почему это должно тебя беспокоить? Ваше предназначение неизмеримо незначительней, однако и неизмеримо более увлекательно! Разрушать и иметь в руках силу разрушения! Навлекать на самих себя горе! Уничтожать все, что создал человек вместе с Богом! Зачем тебе нужно тревожить себя философией, когда у тебя есть такое наслаждение – право распоряжаться?

Дьяволы, роясь вокруг Адрамелека, как раболепствующие придворные, шипели и шептались. Наступила пауза, но потом лейтенант-полковник Танет произнес:

– Ваша сила нужна НАТО. Вы знаете, что такое НАТО?

– Конечно, маленький творец войн. Адрамелек знает все.

– Ну, это было моим заданием: вызвать тебя и просить твоей помощи.

Адрамелек снисходительно посмотрел на лейтенант-полковника Танета.

– Но ты не должен просить моей помощи. Ты должен для этого заключить со мной сделку. Скажи мне, какие разрушения вы хотите сделать, а я скажу, какую цену вам придется заплатить. Предупреждаю, что цена эта – всегда кровь.

Лейтенант-полковник выглядел смущенным.

– Я не хочу никаких разрушений, – сказал он. – Я просто хочу, чтобы ты был доступной оборонительной единицей.

Адрамелек засмеялся.

– Оборона – не что иное, как скрытое разрушение! Зачем притворяться, что вы вооружаетесь ради обороны, когда все, о чем вы мечтаете, – уничтожить тех, в ком вы видите своих врагов? Покажите мне разницу между оборонительным и наступательным оружием! Оно что, по-разному убивает? Или одно менее опасно, чем другое? Ты еще более глуп, чем я думал!

Лейтенант-полковник Танет попытался встать на ноги.

– Теперь слушай сюда! – резко оборвал он. – Моя заслуга в том, что тебя сюда вызвали, и пора бы оценить это!

Какое-то мгновение Адрамелек молчал. Потом сказал:

– Я оценил работу Паттон а и Эйзенхауера, маленький творец войн. Паттон вызвал меня при помощи моего окружения, тринадцати моих прислужников; и он пришел ко мне как человек, твердо решившийся уничтожать. Он хотел, чтобы немцы были убиты, – и убиты быстро. Я признаю, что он боялся нас и что держал нас под контролем при помощи своих священников. Но он желал смерти своих врагов, и он платил нам кровью; и мы были удовлетворены. Паттон и Эйзенхауер были людьми, которыми я мог бы гордиться. Но ты… Что же говоришь ты? Что ты вовсе не хочешь убивать?

Лейтенант-полковник Танет нервничал. Кроме того, он был в ужасе, хотя и отчаянно пытался не показывать этого.

– Мы не можем просить тебя прямо сейчас окунуться в неистовство убийств и разрушений. Сейчас не война. В отличие от того, как было при Паттоне, – произнес он вибрирующим голосом.

– Почему это должно иметь какое-то значение? – сухо спросил Адрамелек. – Если вы бросите нас на своих врагов, мы начнем войну вместо вас, – войну, которую вы выиграете.

– Я не хочу этого! – заорал Танет, содрогаясь от боли, которую причиняло ему сломанное ребро.

– У тебя нет выбора, – сказал Адрамелек. – Нас вызвали, и ты не можешь вернуть нас назад, не осуществив сделки. У тебя нет совершенно никакого выбора.

– Какого рода сделка устроила бы вас? – спросил лейтенант-полковник Танет. – Вы уже убили четверых моих людей.

Адрамелек повернул свою исполинскую голову.

– Меня бы устроил ты, – намекнул он зловещим шепотом. – Ты бы определенно меня устроил.

– Я? – спросил Танет в ужасе. – Что ты имеешь в виду?

– Мне было бы приятно откусить твою голову, – сказал Адрамелек.

Лейтенант-полковник Танет был совершенно бледен. Он долго стоял на коленях, раскачиваясь от шока и стресса. Я не думаю, что даже тогда он мог искренне верить, что Адрамелек был реальностью. Его разум заперся в самом себе, а его подсознание, очевидно, было занято увещеваниями: он выпил слишком много горького пива и съел слишком много маринованного лука, но он скоро проснется.

– Какая альтернатива? – спросил он испытывая недомогание. – Война? Это так?

Адрамелек промолчал.

Преодолевая боль, лейтенант-полковник повернул голову в нашу с Мадлен сторону.

– Ничего ему не предлагай! – зашипела Мадлен. – Сиди смирно и ничего ему не предлагай!

Он снова обратил свой взор на Канцлера Ада.

– Вы должны дать мне немного времени, – пробормотал он почти неслышным голосом.

– Времени нет, – сказал Адрамелек.

– Но я не знаю, что делать! Я не могу позволить тебе…

– Времени нет! – раздался оглушительный рев Адрамелека.

Последовал леденящий момент, когда демон пристально смотрел на Танета, а Танет в ужасе не сводил глаз с демона. Затем полковник с трудом поднялся и, крича на пределе своих связок от боли, причиняемой сломанным ребром, сделал бросок в сторону подвальной лестницы.

Его остановил Аскалон, дьявол огня. Когда Танет достиг пятой или шестой ступеньки, его внезапно охватило безжалостное ревущее пламя. Это зрелище было ужасно. Танет снова закричал и попытался сбить огонь, который пожирал его волосы, сморщивал его кожу и вытапливал жир; но руки его тоже были объяты пламенем, и все, что он делал, лишь раздувало еще более яростное пламя.

Какое-то мгновение он стоял, горящий человек с почерневшей плотью, а затем боком упал с лестницы и растянулся на полу.

Адрамелек смотрел на него в какой-то дикой тишине.

– Трус и глупец. Совсем не творец войны; Паттон, по крайней мере, дал мне крови.

– Не двигайся, – прошептала Мадлен, прикоснувшись к моей руке. – Не говори ни слова. – Затем она поднялась и, выпрямив спину, посмотрела на Адрамелека и его дьяволов, со спокойствием и уверенностью, которые, я думаю, вряд ли бы отыскались во мне.

– Адрамелек, – сказала она.

Сначала демон не услышал ее, но некоторые его меньшие дьяволы обратили к ней свои косые, козлиные глаза.

– Адрамелек! – сказала Мадлен громче.

Демон поднял свою ослиную голову. Некоторое время, пока Мадлен не подошла прямо к его уродливым ногам, он молчал.

– Я знаю тебя, – прошептал он наконец с подозрением в голосе. – Я знал тебя по прошедшим временам.

Мадлен стояла прямо и смело.

– Я видел тебя раньше, – сказал Адрамелек. – Скажи свое имя, смертная!

– Меня зовут Мадлен Пассарелль, – ответила девушка. – Но ты знал меня прежде, как Шарлотту Лато; и ты узнаешь меня также и под другими именами.

– Что ты имеешь в виду? – зарычал Адрамелек. В Мадлен было что-то тревожившее, волновавшее его.

Мадлен расположила свои руки, словно в молитве.

– Я была девушкой, которую отдал тебе генерал Паттон в оплату за операцию «Тигры», – сказала она тихо. – Они сказали, что я сотрудничала с врагом и предала движение французского сопротивления. Только Бог знает, что это было неправдой, что завистливые друзья разнесли повсюду эту историю. Но мне пришлось страдать из-за этого: меня привезли в Англию и бросили тебе, чтобы успокоить твой разрушительный гнев. Я никогда не забуду, что ты со мной сделал, какие невыносимые страдания ты мне причинил, как надругался, за пределами нормального и ненормального человеческого воображения, над моей женской честью.

Адрамелек не ответил, но дьяволы были взволнованны; я слышал, как их когти нетерпеливо царапали пол.

– Я умерла, – сказала Мадлен просто. – Я умерла и вознеслась в царство Господа нашего, под попечение Царицы Небесной. Теперь я знаю, что такое небеса; и поэтому я могу понять, что такое Ад. Небеса – это страна, в которой вера и постоянство сердца награждаются именно так, как и представляет себе ваш разум. Ад – это невежество и потакание своим желаниям, которые работают против истинного предназначения рода людского.

– Если ты умерла, Шарлотта Лато, как ты оказалась здесь? – спросил Адрамелек.

Мадлен подняла руки.

– Я возродилась в день моих мучений как дочь Жака и Эдит Пассарелль. Я не знала, что являюсь перевоплощением, до тех самых пор, пока не пришло время достать Элмека из танка и воссоединить твоих прислужников в этом подвале. И только сегодня я полностью осознала всю свою судьбу целиком, и что на мне, как на перевоплощении, лежит святая обязанность.

Из Адрамелека вылились волны безобразного хохота.

– Святая обязанность? Ты сошла с ума! Ты такая же сумасшедшая, какой была Жанна д'Арк! Она вызвала нас, полагая, что это ее святая обязанность, а теперь ты сделала то же самое! И сегодня французские девчонки так же наивны, как они всегда были раньше!

Но это не смутило Мадлен. Она подняла руки и стояла как живой крест; когда она говорила, голос ее был таким ясным и глубоко проникающим, что я с трудом мог верить, что это была она.

– Я больше, чем человеческое перевоплощение, Адрамелек. Я человеческое перевоплощение, рожденное, чтобы мной владели.

– Владели? – переспросил Адрамелек. – Владели?

– Чтобы тебя имели? – вмешался Элмек. – Кто имел – человек или мул?

Дьяволы зашуршали в кровожадном ликовании. Что касается меня, то я держался так скромно в тени, как только мог.

И только затем Мадлен подверглась трансформации, которая только-только начиналась, когда она впервые заговорила об ангелах и взяла ситуацию в свои руки. Вокруг нее все потемнело; ее саму становилось все труднее различать, и наконец она исчезла совсем. На том месте, где она стояла, осталось лишь то, что я мог бы назвать интенсивным черным свечением: настолько плотная темнота, что я с трудом мог на нее смотреть.

Я не был особенно развит в научном смысле. В конце концов, я был всего лишь картографом. Но я знал, на что я смотрел. Что бы ни представляла собой Мадлен на самом деле, что бы ни овладело ею, она была теперь настолько физически плотной, что никакой свет не мог отразиться от ее тела и дать нам возможность увидеть ее. Она была подобна черной дыре в космосе, только она стояла прямо среди нас.

По подвалу звенел ее голос. Высокий, чистый, прекрасный голос.

– Теперь ты узнал меня Адрамелек! Ты узнал теперь, что я есть!

Адрамелек свирепо вскинул голову и оскалил зубы. Все его дьяволы толкались возле него, но он отбросил их в сторону жестоким взмахом руки.

– Ход! – завопил он. – Ангел Ход!

Дьяволы завыли и застонали, отступая от сверкавшей черноты. Сам Адрамелек подался назад; теперь он меньше напоминал огромного больного осла и становился все более похож на черного, сатанинского зверя, с красными глазами и ртом, пухлым из-за огромных клыков.

– Я века ожидал этого момента, Адрамелек, – говорил голос Мадлен. – Теперь вы собраны все вместе: все в одно время, все в одном месте, все в одном земном измерении. Ты и тринадцать твоих чешуйчатых прислужников!

Адрамелек в ярости заревел, и подвал содрогнулся. Из стен вышибло кирпичи, с потолка посыпался цемент.

– Со мной мои дьяволы! – закричал он. – Ты – ничто против меня и моих дьяволов!

Он взмахнул черной, покрытой чешуйками рукой в сторону своих слуг – и подвальный воздух стал тяжелым от огня и дыма и от отвратительного запаха болезни. Он снова взмахнул рукой, – и нас окутал рой мух и комаров. Он поднял обе руки и бросил их вниз в мощном, разрушительном взмахе, – и возник толчок, сотрясший, наверное, все здание вместе с его фундаментом.

– Убирайся, Ход! Прочь, вероломный ангел! Вон из этого места и никогда не возвращайся!

Возник еще один толчок, и подвальная лестница разрушилась, похоронив под своими обломками часть сгоревшего тела лейтенант-полковника Танета. Медленно, осторожно подняв свои крылья рептилий, дьяволы окружили блестевшую темноту ангела Хода; их когти были выпущены, зубы оскалены в кровожадном восторге. Сквозь пыль, дым и рой мясных мух я смог разглядеть косые глаза; я почувствовал тот смрад, который они выделяли всегда, когда были возбуждены.

– У тебя нет ни единого шанса, Адрамелек! – говорил Ход чистым голосом. – Уже вызваны мои ангелы! Я призываю вас, мои посланники! Я призываю вас, мои легионы! Я призываю вас, чтобы уничтожить этих подлых дьяволов и выбросить их останки в неугасимый огонь ада! На какое-то мгновение на фоне абсолютной черноты святого ангела Хода я увидел силуэты дьявольских рогов. Я видел, как на заднем фоне, более страшно и злобно, чем когда либо, рычал Адрамелек; ряды его зубов поблескивали слюной. Я видел, что весь подвал освещался фосфоресценцией ужасных тел и был наполнен тучами мух.

Затем я был ослеплен мощным белым светом. Ничего не было видно в этом сиянии, – сиянии ангелов, которое, однако, не достигло по своей интенсивности сияния абсолютной темноты. Я закрыл руками лицо и отвернулся к стене, но послесвечение все еще резало глаза. «Прибыли» все те тринадцать ангелов, которых мы вызывали, принеся с собой взрыв святой энергии, разрушавшей человеческое зрение и поражавшей человеческое понимание.

Подвал дрожал. Я слышал вопли агонии и крики нестерпимого страха. Я приоткрыл свои глаза, щурясь от света, и увидел высокое, невероятно ослабленное очертание дрожащего пламени; создания, излучавшие во всех направлениях энергию, рассекали воздух в куче дьяволов, оставляя за собой светящиеся полосы. Я видел, как упал Умбакрейл; его необычная грудная клетка была расколота светом, внутренности его извергались древней пылью. Я видел плоть Чолока, оторванную от костей и разбросанную бумажными хлопьями ураганом света. Я видел, как, ослепленный, пытался спастись бегством Темгорот, но был рассечен излучавшей свет рукой ангела. Я видел и Элмека: корчившаяся масса щупалец, сжавшаяся от боли, обожженная нестерпимым жаром и сиянием ангелов.

За несколько минут почти все закончилось. Дьяволы лежали как и прежде – кучами костей. Ангелы постепенно исчезали, пока от них не осталось лишь бесформенное воспоминание на раздраженных палочках и колбочках сетчатки моих глаз. По подвалу пронесся холодный ветер, который, казалось, унес пыль и смрад дьяволов Адрамелека.

Остались только сам Адрамелек и Ход. Покрытые коркой ноги Адрамелека были выпрямлены, его гигантская черная туша бросала тень на все вокруг. Великий Канцлер Ада злобно озирался по сторонам. Ход, искрившийся темнотой ангел, стоял перед ним, словно галлюцинация.

– Ход, – прошептал Адрамелек. – Ты не можешь меня изгнать. Это вне твоих сил.

– Я знаю это, – ответил Ход голосом Мадлен. – Но ты уйдешь все равно.

– Ты не можешь изгнать меня! Я останусь! Только смертный может изгнать Адрамелека, и только смертный, который верит, что ваш драгоценный Бог когда-то жил! Ты знаешь это так же хорошо, как и я!

Взгляд Хода был мрачен. Он сохранял молчание.

– За то, что ты сегодня сделал, Ход, – рычал Адрамелек, – я разожгу на этой земле такую войну, которой еще никто не видел. Ты уничтожил моих слуг. Хорошо, я уничтожу миллионы твоих смертных питомцев. Сегодня вечером будет использовано такое вооружение, что земля будет гореть от полюса до полюса, поколения людей будут навсегда обречены на страдания и болезни.

– Господь Бог…

– Господь Бог не сделает ничего! Господь Бог никогда ничего не сделал, никогда не вмешивался – не вмешается и на этот раз! Я увижу землю в огне, Ход. Я увижу, как она будет гореть! И тогда будет ясно, что на самом деле представлял из себя драгоценный план вашего драгоценного Господа.

Прижавшись спиной к стене подвала, я слушал эти низкие, раскатистые, звучавшие словно во сне голоса, обменивавшиеся враждебными речами. Сначала я был неуверен и крайне напуган, но затем сделал шаг вперед, на свет. Непримиримые существа затихли и наблюдали за мной, по-видимому с любопытством и удивлением.

– Я изгоняю тебя Адрамелек, – сказал я хриплым голосом.

Великий Канцлер Ада, возвышавшийся надо мной поблескивавшими спиралями черного змеиного тела, на мгновение задумался над тем, что я сказал. Затем его желтоватые уста открылись и он засмеялся таким страшным и злым смехом, что я понял, что сделал, очевидно, ошибку. Я сделал еще один шаг, но на этот раз назад.

– Так значит, ты изгоняешь меня, наш трогательный смертный? – сказал Адрамелек. – Ты изгоняешь меня, не так ли?

Охваченный ужасом, я утвердительно кивнул. Я вспомнил все что смог из заклинаний, которые произносили отец Энтон и его преподобие Тейлор и заговорил:

– Адрамелек, я заклинаю тебя уйти прочь! Во имя Бога-Отца – оставь меня! Во имя Бога-Сына – исчезни! Во имя Бога-Святого Духа – покинь это место! Ибо это Бог приказывает тебе, ибо это я приказываю тебе! Иисусом из Назарета, кто отдал свою душу, святыми ангелами, из-за которых ты пал, убирайся, приказываю я тебе! Аминь!

Адрамелек остался на том же месте. Зубы его скрежетали, он смотрел на меня с такой яростью и ненавистью, что я был готов поступить так же, как и лейтенант-полковник Танет, и убежать. Может быть, ангелы могли бы защитить меня во время бегства. С другой стороны, могли и не защитить. Я почувствовал, как по моей спине пробежал холодный пот.

– Ты не уходишь, Адрамелек? – спросил тихим голосом ангел Ход.

Адрамелек засмеялся.

– До тех пор пока этот смертный не предъявит доказательств того, что Иисус из Назарета действительно жил. Если он может.

Наступила долгая, напряженная тишина. Я повернулся к ангелу Ходу: его черное сияние было настолько интенсивным, что я не смог увидеть вдохновлял ли он меня или предостерегал. Я снова повернулся к Адрамелеку.

– Без доказательств ты обречен, – усмехнулся Адрамелек. – Я сожру тебя, смертный, и Ход будет бессилен этому помешать. Выбором человечества было самоуничтожение, и даже самый могущественный ангел не может этого предотвратить.

Я закашлялся. Потом я залез в карман и достал баночку из-под таблеток, которую дала мне Элоиз. Я осторожно откупорил крышку и протянул ее к Адрамелеку.

– Что это? – спросил демон, отвернув свою гротескную голову.

Я поднял баночку еще выше.

– Это неопровержимое доказательство жизни Господа нашего, Иисуса Христа. Это прах одежд, которые были сняты с него на Голгофе.

Адрамелек тревожно изогнулся и задрожал.

– Это фальшивка, – сказал он хриплым голосом. – Все святыни – фальшивки.

Я оцепенел от страха. Но я держал баночку высоко поднятой, и, как только мог спокойнее, повторил:

– Это прах Христовых одежд, это не фальшивка. Христос жил, и чтобы доказать это – вот остатки его одежд.

– Ты лжешь! – завопил Адрамелек. – Убери это прочь!

– Это правда! – заорал я в ответ. – Христос жил, потому что никто в этой проклятой вселенной не вынес бы, если бы ты и твои дьяволы правили миром одни! Жизнь Христа была неизбежной и, кроме того, святой – вот и все!

– Ты лжешь! – кипел от ярости демон. – Ты лжешь!

– Я лгу? – закричал я. – Тогда получи это!

Я поднял руку и осыпал змеиное тело великого Канцлера Ада порошком.

Прошла секунда, во время которой я думал, что ничего не произойдет и что демон набросится на меня и раздерет в клочья рядами своих злобных зубов. Но Адрамелек заревел, так громко, что с подвального потолка посыпался ужасный дождь из кирпичей и пыли; он все ревел и ревел, и мне пришлось закрыть свои уши.

Его черная змеиная кожа сходила с него тяжелыми морщинистыми складками. Под ней показалась голая блестящая мякоть: пурпурные вены и что-то желтое и серое. Потом она начала сползать с костей и выделять кислый пар, от которого переворачивало желудок. Наконец его кости рухнули на пол; из грудной клетки, извиваясь, выползла переливчатая тварь, напоминавшая слизняка, свалилась на бетонный пол и высохла, не оставив и следа.

Еще долго я стоял, глядя на останки Адрамелека, и не мог выговорить и слова. В то, что случилось, было тяжело поверить. Наконец я повернулся к темному свечению ангела Хода и спросил:

– Это все? Адрамелек действительно мертв?

– В этой жизни – да, – ответил мне голос Мадлен. – Мы должны за многое тебя поблагодарить, смертный. Ты действовал мудро.

Я стер с лица пыль и грязь.

– А что Мадлен? – спросил я ангела. – Она вернется? Или ты овладел ей навечно?

Чернота засверкала.

– Мадлен ушла, смертный, так же, как до этого Шарлотта Лато. Но она не мертва: она будет жить в другом обличье. Может быть, в один прекрасный день ты встретишь ее снова.

Я закашлялся. В подвале столбом стояла пыль и нечем было дышать.

– Что это значит? – спросил я. – Она возродится?

– В каком-то смысле.

– Ты не мог бы ей кое-что от меня передать?

– Боюсь, что нет. Она не будет знать ничего о том, что было раньше. Но она будет счастлива. Надеюсь, что это будет для тебя некоторым утешением. Она хорошо служила нам, и заслуживает счастья.

Я вытер лицо платком.

– А что с отцом Энтоном и Антуанеттой? Элмек обещал, что Адрамелек воскресит их.

Если такое возможно, то чернота улыбнулась. Или, по крайней мере, она излучило какое-то расположение.

– Обещания дьяволов редко выполняются. Только Господь Бог имеет окончательную власть наделять жизнью и возрождать. Но, наверное, ты знаешь, что отец Энтон на небесах, там, где он заслужил быть; Антуанетта тоже с ним. Те, кто борется со злом, награждаются в загробной жизни.

Я начинал чувствовать, как сильно я устал. Как много, много времени прошло с тех пор, когда два старика проехали на велосипедах по дороге и оторвали меня от занятия картой, чтобы рассказать о танке в Понт Д'Уолли.

– А что с дьяволами? – спросил я. – Мы увидим их когда-нибудь снова?

– До тех пор пока люди будут сотворять войны, Адрамелек и его дьяволы будут возрождаться, в той или иной форме. Демоны злого сефирода не могут быть окончательно уничтожены. Только неверием. То же самое справедливо и для ангелов святого сефирода. Если бы никто из людей не верил в рай, который и есть мое царство, я бы канул в вечность.

– Понимаю, – сказал я ангелу, хотя я не был в этом уверен. Потом оглядел разгромленный подвал. – Что же мне теперь делать? Есть что-нибудь еще, что бы ты хотел от меня?

Ответа не было. Я обернулся: черное сияние исчезло. Я снова был один, в мире смертных.

Очень осторожно, очень медленно я поднялся по подвальной лестнице и открыл дверь в холл. Вокруг никого не было. Здесь, наверху, здание было совершенно обычным, совершенно нормальным, таким же, как мы увидели его, когда впервые нажали кнопку звонка. Передняя дверь была открыта, и я увидел снаружи припаркованный «Ситроен» с торчавшей из-под дворника квитанцией за стоянку.

Я спустился по ступенькам и оказался на зимней улице. Было почти темно, начинался снег. Подняв стеклоочиститель, я достал квитанцию. И еще долго стоял там на мокром тротуаре и радовался холодной измороси, потому что никто бы не смог увидеть, что мои глаза были полны слез.

Примечания

1

День «Д» – день высадки войск союзников в Европе (6 июня 1944 года)

2

Здравствуйте. Чем вы занимаетесь? (фр.)

3

Карта (фр.)

4

Ах, да. Карта.(фр.)

5

Ах, война. Военная карта, да? (фр.)

6

Дьявол (нем.)

7

Суп-потаж ждет (фр.)

8

Гобелен Байо – древняя реликвия, представляющая собой полосу шелка в 231 фут в длину и 20 дюймов в ширину, на которой вышиты сцены завоевания Англии норманнами

9

А вас? (фр.)

10

До свидания, (фр.)

11

Да здравствует скорость, (фр.)

12

Здравствуйте, месье. Что вы хотите? (фр.)

13

Чтобы позавтракать? (фр.)

14

Большое спасибо, месье. (фр.)

15

Воскресенье (фр.)

16

Мебельном (фр.)

17

Ваше здоровье (фр.)

18

Дьявол (нем.)

19

Ада (фр.)

20

Да, месье. (фр.)

21

Да, месье. Король ада – дьявол. (фр.)

22

Я не понимаю. (фр.)

23

Это забавно. (фр.)

24

Свинья! Твои руки в крови невинных! (фр.)

25

Боже мой (фр.)

26

Наконец, дьявол (фр.)

27

И нужно выйти на снег, чтобы играть, как маленький мальчик? (фр.)

28

Что это такое? (фр.)

29

Это мешок с углем (фр.)

30

Тринадцати дьяволах Руана (фр.)

31

Локоть (фр.)

32

Это возможно (фр.)

33

Может быть, месье. Кто знает? (фр.)

34

Это неплохо (фр.)

35

К сожалению, шах и мат (фр.)

36

Что происходит (фр.)

37

Который час? (фр.)

38

Англия? Почему? (фр.)

39

Приятного путешествия (фр.)

40

Свинья! (фр.)

41

Тринадцать дьяволов Руана (фр.)

42

Шарлемань (742–814) – король и император франков

43

Господин полковник (фр.)

44

Мадмуазель (фр.)

45

Господин полковник (фр.)

46

О, Боже мой (фр.)

47

Агинкорт – деревня в северной Франции, известная победой в 1415 году Генри V над французами

48

Сомма – река в северной Франции, где во время первой мировой войны погибло 1.3 млн. чел. При Сомме англичанами были впервые применены танки.

49

Во время первой мировой войны при Пассчендаеле и Ипре было впервые применено химическое оружие


Купить книгу "Дьяволы дня 'Д'" Мастертон Грэхэм

home | my bookshelf | | Дьяволы дня 'Д' |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу