Book: Верховная жрица



Верховная жрица

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир

Верховная жрица

Важное объяснение, излагаемое Верховным мастером Синанджу Чиуном

– Ты расплевался с издателем? – огорченно спросил Уоррен Мерфи, когда узнал, что я натворил.

– Он слишком неохотно расставался со своим золотом, – ответил я Мерфи.

– Да ведь только благодаря его золоту я живу себе в свое удовольствие, – печально отозвался тот. – Может, вернемся обратно в Пиннакл? – добавил он, все еще глубоко опечаленный.

– Пиннакл? Я велел Римо сровнять их дом с землей и засыпать солью то место, где он находился.

– Кто-то купил название, – сказал Мерфи.

Я так и подпрыгнул от неожиданности.

– Римо не уничтожил названия?!

Мерфи пожал плечами.

– Никто не застрахован от ошибок.

– Берет с тебя пример, – заметил я.

– И что же нам теперь делать? – спросил белый недоумок, который вот уже больше двадцати зим паразитирует на моей славе.

– Не желаю больше иметь никакого дела с американскими издателями, – объявил я свое решение. Дом Синанджу существовал еще задолго до появления этого кичливого народа и не желает иметь ничего общего с мерзкими толстокожими ублюдками.

– Стало быть, остается единственная возможность: «Золотой Орел».

– Золотой, говоришь?

– Они, кажется, никогда не перестанут публиковать своего «Палача».

– Значит, Пендлтон тоже жив?

– Он успел умотать из Пиннакла еще до того, как ты велел Римо разнести их дом. Во всяком случае, «Золотой Орел» теперь в Торонто.

– А ну-ка расскажи мне, да поскорее, об этом странном Торонто, где водятся «Золотые Орлы»! – воскликнул я. – Каковы их обычаи? Славятся ли их императоры своей невероятной щедростью?

Мерфи обдумывал мой вопрос с тупой медлительностью, свойственной полукорейцам.

– Я помню только белок, больше ничего. Спустившись по трапу самолета, я увидел, что белки там какого-то неприятно зловещего цвета, и весь остаток отпуска провел в баре, стараясь подавить все воспоминания.

– Стоит ли губить свою жизнь, таскаясь по барам? – буркнул я недовольно. – Все, решено. Мы будем работать у издателя, осененного крыльями «Золотого Орла».

– Это всего-навсего название, – заметил Мерфи.

– Вдолби им в головы, что если они не будут доставлять свое золото в замок Синанджу при помощи быстрокрылых орлов, то не только они сами, но и их название исчезнет с лица земли.

– Думаю, это ускорит переговоры, – откликнулся Мерфи. – Ты же знаешь, мы хотим сплавить им всю серию.

– В таком случае, – с пафосом произнес я, – передай издательству «Золотой Орел», что у них ровно сорок восемь часов на то, чтобы сделать нам щедрое предложение; если таковое не поступит – никакой пощады вождям!

– Они не вожди, а книгоиздатели.

– Если они согласятся опубликовать описания моих славных похождений, – продолжал я, – тогда на зависть всему миру получат титулы вождей.

Через день Мерфи позвонил мне из многоэтажного Торонто.

– Мы обо всем договорились. Особенно их прельстило твое предложение присвоить им титулы вождей.

– Тщеславие белокожих подобно мокрой глине: хотя она и тяжела, из нее можно лепить все, что в голову взбредет, – отозвался я.

– Тем не менее они не согласны на изменения.

– Отказываются поставить мое имя на титульном листе?

– Требуют оставить общее название серии «Дестроер» («Разрушитель») и сквозную нумерацию, иначе дело не пойдет.

– Ты осмотрел их золотые запасы, как я тебе велел?

– Да. Попробовал золото на зуб: не фальшивое.

– Сообщи им о нашем согласии.

– Еще они хотят, чтобы ты написал вступление и уведомил читателей, что никаких изменений не будет.

– Хорошо, но при одном условии. – Я многозначительно посмотрел на Мерфи.

– Что еще за условие?

– Ты вернешься из Торонто с парой чудных местных грызунов на плечах. Хочу слышать верещание: «Слава вождям».

– И кто же должен верещать? Я или белки?

– Вы все трое. Дружным хором!

Мерфи издал какой-то нечленораздельный звук, видимо, согласился. И вот я накатал такое вступление:

«Я, Чиун, Верховный мастер Синанджу, гарантирую, что книга, которую вы держите в руках, не носит никаких следов вмешательства новых издательских вождей „Золотого Орла“ и продолжает небезызвестную вам серию.

Главным героем книг этой серии по-прежнему будет мой ученик Римо Уильямс, хотя все понятливые читатели, разумеется, смекнут, что эта честь по праву должна принадлежать мне.

Книги, как и прежде, будут изобиловать лживыми измышлениями, искажениями и антикорейскими выпадами.

Записывать их намерен все тот же неграмотный писец. Даже оформление серии я разрешил продолжить этому горе-художнику Гектору Гарридо, несмотря на то что он упорно малюет такое чудо-юдо – Чиуна с усами. Впрочем, многострадальная жена Гектора, которая чересчур хороша для него, уверяет, что на этот раз все будет в полном порядке.

Если эта книга вам не понравится, не спешите строчить всякого рода глупые жалобы. Написана она американцами, опубликована канадцами. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что это не шедевр. Хорошо еще, если гласные не вывалятся наружу, когда вы откроете книгу.

Испытывающий к вам некоторое снисхождение,

Чиун,

Верховный мастер

Синанджу».

Пролог

Бунджи-лама лежал на смертном одре.

Шел второй месяц тибетского года Огненной Собаки. В каменных стенах кельи для медитирования, что по-тибетски звучит как «Молитвенное убежище от соблазнов мира чувственного», умирал Гедун Тсеринг, сорок шестой бунджи-лама и третий живой Будда, а по всем коридорам монастыря в сапогах из мятой кожи яка сновали регенты.

Над монастырем завывали ветры, но напрасно они вращали молитвенные колеса: небеса не желали принять их моления. Перед алтарем будды Маитрейи горели заправленные жиром яка светильни, они мерцали также и в узких незастекленных окнах простых деревенских домов. Сегодня бунджи-лама должен был завершить свое земное существование. И весь Тибет знал это.

По одной-единственной на всю страну линии связи, что тянулась от гималайской деревни Бунджи-Кианг через девственные снега и непроходимые горные перевалы, да еще по телеграфной линии с помощью потрескивающей морзянки неслась скорбная новость регентам покойного далай-ламы в Лахасе и живого панчен-ламы в Пекине.

Никто, однако, не знал, что бунджи-лама отравлен. Никто, за исключением, разумеется, регентов-отравителей и их жертвы, Гедуна Тсеринга, сорок шестого бунджи-ламы, не дожившего всего трех недель до своего пятнадцатилетия.

Лежа в сумрачной келье для медитирования, бунджи-лама чувствовал, как холод пронзает все его худенькое тело. И только в животе, казалось, пылали раскаленные угли. Последние его мысли были о доме. О Буранге. О деревне, где он родился, сын простого пастуха яков, о деревне, где когда-то играл со своими братьями и сестрами. Пока там не появился совет регентов и, обнажив его левую руку, не обнаружил знак, отличающий всех бунджи-лам, начиная с самого первого. Регенты помахали перед глазами любопытного ребенка блестящими нефритовыми четками предыдущего ламы, а когда мальчик протянул к ним руку, объявили доверчивым простакам, что он сохранил память о своей прошлой жизни. Никто им не возразил, ибо они были жрецами.

Гедуна Тсеринга унесли на позолоченном, украшенном бронзовыми молниями паланкине. Это была великая честь. Мать, разумеется, плакала, отец же так и сиял от гордости.

Посещать сына жрецы не позволяли. Между тем время шло, и он взрослел, изучая пять великих и малых наук, тантры[1] и сутры[2], дабы занять высокое положение бунджи-ламы, живого воплощения Чампы, Будды Будущего.

С приближением великого дня посвящения совет регентов открыл ему ужасно важные тайны: по их словам, предыдущий далай-лама оказался слабым человеком, недостойным Львиного трона, на котором восседал; что до панчен-ламы, то он явился послушным орудием в руках этих злодеев китайцев, которые, словно полчища прожорливых крыс, угрожали священным границам Тибета.

Мальчика предупредили, что в свое время ему предстоит низвергнуть следующего – пока еще не найденного – далай-ламу и выдворить из страны ставленника китайцев – панчен-ламу. Только тогда Тибет наконец достигнет процветания. Так провозглашают оракулы, сказали регенты.

Однако все их утверждения не нашли отклика в сердце бунджи-ламы. Жрецов явно снедало мирское честолюбие. Даже совсем еще юный лама, тоскующий по оставленной им скромной деревне, мог видеть, что они являются рабами чувственного мира.

Поэтому, когда он отверг их требования публично осудить лам-соперников и заложить основу для провозглашения своего верховенства, регенты возмутились и стали его переубеждать. Мало того – пытались ему угрожать, и худшей из угроз было возвратить его в убогую родную деревню. Когда же по глазам бунджи-ламы жрецы догадались, что возвратиться домой – его самое заветное желание, они на долгое время притихли и заперли мальчика в келье для медитации.

Наконец, окончательно уверившись, что потеряли власть над своим творением, решили его отравить.

Регенты ничуть не сомневались, что сумеют найти ребенка, которого можно будет провозгласить сорок седьмым бунджи-ламой. Просто им на какое-то время придется отложить исполнение своих честолюбивых стремлений.

Думая пока еще о безымянном, ничего не подозревающем ребенке, обреченном велением судьбы родиться в момент его смерти, сорок шестой бунджи-лама внезапно возвысил голос:

– Внемлите, о, последователи правоверного пути! Мне было видение.

Обитая железом тиковая дверь отворилась, и в келью в своих великолепных ало-золотых одеждах вошли жрецы. Они окружили бунджи-ламу, лежавшего в шитом золотом погребальном парчовом одеянии в длинном гробу, который был усыпан солью, чтобы сохранить останки усопшего, пока не будет найден и доставлен в монастырь его преемник.

– Колесо Времени неумолимо вращается, – возвестил бунджи-лама, – и скоро мне надлежит поменять свое бренное тело на другое. В эти смутные времена, пока еще не найден четырнадцатый далай-лама, вам не обойтись без моих духовных наставлений. Вот почему мне было ниспослано видение, следуя которому верующие довольно быстро найдут моего преемника.

Жрецы с живейшим интересом и вытянувшимися от любопытства лицами внимали каждому слову бунджи-ламы. Лишь Лунгтен Друба, один из высокопоставленных регентов, сморщился так, будто отведал чего-то кислого.

Бунджи-лама весомо ронял одно слово за другим:

– Душа моя переселится в другое тело, и я предстану перед вами с волосами цвета пламени и не сохраню никаких воспоминаний о нынешней жизни. Ни о чем, с нею связанном. И ничто, связанное с этим телом, не пробудит никаких воспоминаний и во мне.

Жрецы рты пораскрывали от изумления.

– Но как же мы узнаем тебя, а ты – нас, святейший?

– Вы сразу же все поймете, ибо в следующем своем воплощении я стану золотым идолом без лица.

Внимавшие растерянно переглянулись. Никто из них и слышать не слышал о чем-либо подобном.

– В руке этот идол будет держать меч, и находится он очень далеко отсюда. Вот и все, что я могу вам сказать. Ищите.

– Мы не успокоимся, пока не найдем тебя вновь, о святейший! – поклялись жрецы.

Закрыв глаза, бунджи-лама смущенно улыбнулся; в этой его улыбке регенты усмотрели желание подавить боль. Умирающий же тихо радовался: никакого видения не было, безликий золотой идол – всего лишь плод его воображения, подобное диво не сыскать даже в лучшем из миров. Бунджи-лама не сомневался в этом.

Через миг он умер в полной уверенности, что ни одно невинное дитя отныне не станет жертвой честолюбивых замыслов Лунгтена Друбы и совета регентов. Круг его перевоплощений замкнулся, впереди только нирвана.

Под порывами завывающего ветра трепетали на флагштоках узкие молитвенные флаги. Отовсюду слышались трубные звуки раковин[3]. Взмыли ввысь белые траурные полотнища, и весь Тибет погрузился в безутешную скорбь.

В этот миг далеко-далеко от кельи для медитирования, что носила название «Молитвенное убежище от соблазнов мира чувственного», появилось на свет рыжеволосое дитя.

Поиски очередного бунджи-ламы начались на следующее утро.

И волею судьбы тянулись бесконечно долго.



Глава 1

Высоко в Гималаях в своей пещере сидел нагой, исполненный святости Лобсанг Дром Ринпоче. Вот уже шестьдесят лет, с начала года Огненной Собаки, вокруг снежных вершин беспощадно завывали ветры, наметая высокие сугробы у входа в убежище и даже задувая снег внутрь. На каменном полу вокруг Лобсанга Дрома было сыро. Казалось, его костлявое тело излучает тепло, которое растапливает снежные хлопья.

Буйство стихий отнюдь не страшило его, хотя питался он всего лишь раз в день пятью высохшими зернышками ячменя, смоченными тающим снегом.

Далеко внизу, в лилово-черной долине, грохотал гром. Вот снова громыхнуло. Отголоски поднялись к небу, заметались среди гранитных вершин. Откуда-то донеслось рычание леопарда.

Прислушавшись к громовым раскатам, Лобсанг Дром признал в них звуки выстрелов китайской артиллерии. Раскинувшийся внизу Тибет восстал против жестокого правления пекинских угнетателей. Орудийные выстрелы болезненно отзывались в ушах жреца, но в жизни многое причиняет боль. В том числе и неудача.

Сорок три года терпел Лобсанг Дром китайское иго. Горько сознавать, что в течение предыдущих столетий китайцы не раз попирали свободу тибетского народа. Впрочем, порой и они стонали под игом тибетцев. Вращение Колеса Судьбы неотвратимо.

Война закончится, орудия смолкнут. Павших китайцев соплеменники отвезут на родину, тогда как тибетцы похоронят убитых согласно своему обычаю. Однако Лобсанг Дром обречен горько скорбеть до конца своих дней, ибо не выполнил он священного долга, как не выполнил его и отец – Лунгтен Друб, высокопоставленный регент бунджи-ламы.

Сам же бунджи-лама, воплощение Будды Будущего, странным образом затерялся между перевоплощениями. Такого еще никогда не случалось, а почему произошел сбой в обычно безукоризненной системе, никто не знал. Ведь предыдущий бунджи-лама в присутствии отца Лобсанга Дрома ясно предсказал будущее!

Весь Тибет обрыскал Лунгтен Друб в поисках сорок седьмого бунджи-ламы, то так и не нашел ни одного рыжеволосого мальчика. Не нашел он и безликого золотого идола с мечом. Пришлось выйти за пределы внутреннего Тибета. Тщательно обыскан был весь Непал, а также Бхутан, Сикким, даже оба берега Призрачной реки, Ди-чу, на границе Тибета и Китая. Побывали жрецы и в Индии, колыбели буддизма, прежде чем Безымянные Почитатели, Провидящие Свет Во Тьме, среди которых одним из первейших считался его отец, были вынуждены прекратить их.

Китай, как того давно уже опасались, вторгся в Тибет и захватил его. Едва достигший зрелости далай-лама бежал в изгнание. Панчен-лама, как и предрекал Лунгтен Друб, стал раболепным орудием в руках китайцев. Казалось бы, самое подходящее время для явления бунджи-ламы, который к тому времени должен был уже стать взрослым, но он так и не показывался.

То был год Железного Тигра, который на Западе называют 1950 годом.

Наконец настал день, когда Народно-освободительная армия увела с собой всех регентов, за исключением одного-единственного – Лобсанга Дрома. Сначала сын жреца скрывался в высокогорном монастыре, где прошел обучение, необходимое для посвящения в монахи. После принятия обета его, последнего из всех Безымянных Почитателей, Прозревающих Свет Во Тьме, отправили в близлежащие города для возобновления поисков. Он, разумеется, боялся китайских солдат, но чувство долга помогало ему преодолевать страх.

Надежды тем временем постепенно таяли. Все вокруг шепотом только и говорили о поисках Рыжеволосого Мальчика, Который Спасет Тибет. Но он до сих пор не показывался. Возможно, и не хотел даже, чтобы его нашли.

Павший духом Лобсанг Дром вернулся в свою высокогорную пещеру, чтобы провести остаток дней в медитации, питаясь ячменными зернами и горькими мыслями.

Его благочестивые размышления прерывались лишь раз в году, когда по узким тропам поднимался преданный ему крестьянин, пополнял скудные запасы ячменя и сообщал самые важные новости.

– О святой жрец, – сказал он как-то. – Панчен-лама покинул этот мир.

– Панчен-лама был послушным орудием в руках китайцев; таковы слова отца, – ответил Лобсанг Дром.

– Говорят, китайцы его и отравили. Начались поиски нового воплощения.

– Пусть ищут, мне нет до этого дела, – отозвался Лобсанг Дром. – Следующий будет столь же недостойным, как и предыдущий.

Произошло это в год Огненной Собаки, когда Лобсанг Дром уже потерял счет времени. В год Земляного Зайца тот же самый крестьянин, поднявшись наверх, со слезами на глазах произнес:

– С запада идет молва, что изгнанный далай-лама призывает покориться судьбе. С его словами невозможно согласиться, он, например, изрекает, что являет собой последнего далай-ламу, другого больше уже никогда не будет.

– Запад испортил далай-ламу, – обронил Лобсанг Дром. – Именно об этом предостерегал меня отец.

– Остался только бунджи-лама. Не поищешь ли ты его, о святой жрец?

Лобсанг Дром покачал бритой головой.

– Он не желает, чтобы его нашли.

– Стало быть, Тибет навсегда останется вассалом Китая.

– Если кто в этом и виноват, то только тибетские матери, которые не рожают детей с волосами цвета огня, а если и рожают, прячут их ото всех.

Впрочем, все это уже стало прошлым.

Шел год Земляной Собаки, а Лобсанг Дром по-прежнему медитировал. Он сидел в луже тающего снега, практикуя искусство, известное как тумо, помогающее человеку сохранять свое тепло, даже не укрываясь овечьими шкурами. Снизу, с подножий гор, доносились раскаты грома, а в периоды затишья слышалось рычание снежного леопарда.

На это долгое, гневное рычание испуганным пофыркиванием неожиданно откликнулся пони. Все эти годы никакие посторонние звуки не отвлекали Лобсанга Дрома, и потому он поднял низко опущенную голову и склонил ее набок, внимательно прислушиваясь.

Снежный леопард зарычал вновь. И тут же его рычание оборвалось, сменившись полной тишиной. Словно какой-то волшебник вдруг усмирил хищника.

Мягкое похрустывание вязнущих в снеге копыт становилось все слышнее, вот звук уже совсем рядом с хижиной, где Лобсанг Дром предавался своим горьким размышлениям.

– Прими мое тысячекратное благословение, о путник! – выкрикнул он свое приветствие.

Никто ему не ответил, слышался только хруст копыт.

– Если ты китайский солдат, – предупредил Лобсанг Дром, – знай, что я не боюсь смерти.

– Если я и впрямь был бы китайским солдатом, – откликнулся звонкий, как медная труба, голос, – тебе следовало бы задушить меня голыми руками. Только тогда ты вправе называться человеком.

– Я монах и придерживаюсь великого принципа ненасилия.

Невдалеке показалась густая тень – кто-то вел в поводу пони.

– Ты полнейший неудачник, Лобсанг Дром, – обвиняющим тоном произнесла тень.

– Не стану оспаривать, – откровенно признался Лобсанг Дром.

Человек шагнул в пещеру, и Лобсанг увидел, что его плоское лицо напоминает медный гонг, а шея – короткий обрубок ствола дерева. Это не тибетец, монгол. Одет в черную кожаную тужурку и стеганые штаны, какие носят монгольские всадники. На серебряном поясе висит кинжал. На деревянном седле у лошадки – таких пони используют на войне – призрачно-серая туша мертвого снежного леопарда. Любопытно, что на шкуре не видно ни пятнышка крови.

– Как ты его убил? – спросил Лобсанг.

– Плюнул ему в глаз, – рассмеялся монгол. – Ведь он всего-навсего кот, вот я и убил его плевком. Там, откуда я родом, маленькие волчата играючи разорвали бы его на куски.

Лобсанг тем временем заметил, что к седлу пони прикреплено лассо, и сообразил, что гость вполне мог поймать и задушить снежного леопарда одним метким броском.

– Зачем ты поднялся сюда, монгол? – с любопытством спросил Лобсанг Дром.

– Болдбатор Хан приказал мне разыскать твои обленившиеся кости.

– Зачем? – удивился жрец, ничуть не обидевшись.

– Нашли нового панчен-ламу.

Вместо ответа Лобсанг Дром сплюнул в снег.

– Тебе нечего сказать по этому поводу?

– Панчен-лама не заслуживает даже слов, необходимых, чтобы проклясть его имя.

– А ты не заслуживаешь того, чтобы жить в пещере, – проворчал путник, с силой пнув Лобсанга Дрома сапогом в грудь. Тот, отлетев, растянулся на куче ячменя.

Незваный гость же спокойно стащил леопарда со своего жеребца и, достав из-за пояса кинжал, принялся его свежевать.

– Что ты делаешь, монгол? – спросил Лобсанг Дром, вновь усаживаясь.

– Порчу превосходную шкуру, – буркнул в ответ тот и принялся разрезать серебристо-серую шкуру на меховые полосы и ремни.

Когда же странник оторвался от своего занятия, оказалось, что он изготовил некое подобие меховой накидки, которую и бросил к босым ногам тибетца. Шкура все еще хранила тепло умершего животного.

– Надевай, – велел монгол.

– Зачем?

– Чтобы меня не оскорбляла твоя нагота во время нашего долгого путешествия.

– Я не могу покинуть эту пещеру, пока своей железной волей не докажу, что достоин найти нового бунджи-ламу.

Монгол прищурился, и, когда заговорил опять, в голосе его послышались нотки почтения.

– Ты можешь узнать об уважении к тебе бунджи-ламы лишь из его собственных уст. Я отвезу тебя к нему.

Лобсанг Дром ошарашенно заморгал.

– Ты знаешь, где его найти?

– Нет, но я знаю одного-единственного человека, который может найти его. Если, конечно, это вообще возможно.

– Интересно, как? Я последний из Безымянных Почитателей, Прозревающих Свет Во Тьме.

– Для моего превосходного пони сущее бесчестье, если на него усядется такой грязный, немытый всадник, как ты. И все-таки я разрешу тебе сесть на него, – отозвался монгол. – Поторопись! В нашем распоряжении всего четырнадцать-пятнадцать лет, чтобы найти бунджи-ламу. В противном случае на Львиный трон взойдет этот гнусный панчен-лама, и эти треклятые китайцы будут править Тибетом до самого окончания Кали-юги[4].

Едва ли не окоченевший Лобсанг Дром с трудом набросил на себя роскошную леопардовую шкуру. Она дымилась, словно котелок с похлебкой на огне. Ее прикосновение к обветренной коже ласкало.

Взобравшись на деревянное, отделанное серебряной сканью седло, Лобсанг Дром изо всех сил старался удержаться в этом непривычном для него положении, в то время как монгол повел пони по кругу, а затем стал спускаться по узкой, шириной меньше чем в локоть тропе.

– Как тебя зовут, монгол? – спросил жрец немного погодя.

– Кула.

– А что это за человек, который сможет определить место пребывания бунджи-ламы, после того как все Безымянные Почитатели, Прозревающие Свет Во Тьме, последний из которых перед тобой, потерпели неудачу.

– Это мастер Синанджу, – прокричал монгол Кула под грохот канонады китайской артиллерии. – Если только предложить ему достаточно золота, он сможет отыскать луну в снежном буране.

– Но ведь до Кореи, где живет мастер Синанджу, очень долгий путь, к тому же пролегающий по китайской территории.

– Еще более долгий путь до Америки, где сейчас находится мастер Синанджу.

– Мастер Синанджу также в изгнании?

– Тише, жрец. Не сбивай дыхания. Тебе понадобятся все твои силы, чтобы перебраться через перевал.

Из этих слов Лобсанг Дром понял, что монгол намеревается перейти в Индию.

– Между Индией и Америкой – безграничный океан, – заметил он. – Как же мы переправимся на одной лошади?

– На моем намду, – беззаботно ответил странник.

Услышав это, Лобсанг Дром не удержался от вопроса:

– Откуда у монгола может взяться воздушный корабль?

Монгол Кула лишь ухмыльнулся. Пока они спускались по горным склонам, он больше не проронил ни слова.

Все еще продолжался год Земляной Собаки. Миновало уже пять астрологических кругов. Стонали ветры, по обветренному лицу святого Лобсанга Дрома Ринпоче хлестал снег, и он по-прежнему не верил, что в конце пути они все же найдут бунджи-ламу.

В глубине своего ожесточившегося сердца жрец страшился крушения последней надежды, ибо тогда он окончательно падет духом.

Глава 2

Звали его Римо, и он изо всех сил старался правильно написать Буттафуоко.

Он стоял перед АБМ – автоматической банковской машиной – в огороженном плексигласом внешнем вестибюле соседнего банка в приморском городке штата Массачусетс, где, как ему казалось, находится его дом.

Был поздний вечер, и буквы на экране АБМ словно отливали зеленью светлого нефрита.

На экране было написано: «Здравствуйте, мистер/миссис ХХХХХХХХХХ, пожалуйста, наберите вашу фамилию».

– Вот черт, – пробормотал Римо, глядя на длинный ряд клавиш, похожих на клавиатуру пианино. Уличные огни, отражаясь от прозрачного органического стекла, играли на его тонком лице с губами, тронутыми мрачноватой усмешкой. Залегшие под глазами тени придавали лицу сходство с черепом, тем более что высокие скулы были плотно обтянуты кожей. Лицо не выражало счастья. Никогда не выражало счастья, но по крайней мере после многих пластических операций обрело свой прежний вид.

Морща высокий лоб, Римо пытался разрешить возникшую перед ним проблему.

Это было какое-то новшество в банковской системе. Четырехзначного кода, как выясняется, теперь недостаточно: клиент должен правильно написать фамилию, дабы получить доступ к своему банковскому счету.

Вчера вечером, когда Римо под фамилией Браун снял со счета сто долларов, все обошлось, то же самое и позавчера вечером, когда он забрал пятьдесят долларов со счета некоего Блэка. Еще раньше он пользовался фамилией Грин. Все эти фамилии он писал без всяких затруднений.

Вообще-то говоря, Римо надеялся, что его задержат, прежде чем он пустит в ход карточку с фамилией Буттафуоко. В сущности, винить нужно только самого себя. Он сам выбирал фамилию, а затем в канцелярии его обеспечивали подложным водительским удостоверением, кредитными и банковскими карточками. Не предвиделось никаких проблем с быстрым получением очередных ста долларов на фамилию Буттафуоко.

Все шло хорошо, пока банковская администрация из-за участившихся случаев жульничества не дополнила четырехзначный код фамилией клиента.

Римо смотрел на экран, прикидывая, впишется ли фамилия Буттафуоко в длинный ряд мерцающих зеленых знаков X. Вроде должна вписаться. Значит, все в порядке. Римо впечатал первые четыре буквы: их нетрудно было запомнить по простой ассоциации[5].

На экране теперь высветилось БУТТХХХХХХ.

Римо вставил Е. Как будто верно. Теперь осталось закончить.

Но стоило ему набрать буквы ФУОКО и нажать на кнопку «Ввод», как машина мгновенно выдала «Вы – обманщик» и проглотила его карточку.

«Неужели я не имею права на вторую попытку?» – мысленно ужаснулся Римо.

Изображение на экране сменилось. Появилась длинная, мелкими буквами, надпись. Бедолага прочел, что в интересах клиентов для сохранности их вкладов АБМ в случае неправильного написания фамилии выключается.

Далее шли пространные извинения за причиненное неудобство, правда, при этом подчеркивалось, насколько важна банковская безопасность. К тому же вкладчикам следует знать, как писать свою фамилию.

– Не так-то это просто – написать Буттафуоко, – произнес Римо, настоящая фамилия которого в те дни, когда он числился не мертвецом, а добропорядочным гражданином, была Уильямс. – Никто не сможет написать Буттафуоко с первой попытки.

Римо так расстроился, что едва не забыл о том самом грабителе, который подстерегает поздних клиентов, приходящих сюда из отказавших им предместных банков. Бандит выбирал для своих походов поздние вечера. До сих пор никто еще сильно не пострадал, если не считать нескольких избитых людей, в том числе и монахиню из церкви на другой стороне улицы.

Римо вырос в католическом сиротском приюте и поэтому питал слабость к монахиням.

Прочитав о нападениях в газете, он решил вмешаться. Обычно подобного рода преступления не привлекали его внимания, но эти совершались неподалеку от банка, который Римо считал своим: тут у него было четыре счета на четыре различные фамилии, чего, однако, не замечал ни один ревизор. Нельзя же позволить какой-то там мрази нагадить сразу всем!

Выскочив из вестибюля банка, Римо почти уперся в сверкающий крупнокалиберный «магнум». Сказать «почти уперся» было бы, пожалуй, неточно. В тот миг, когда он миновал звуконепроницаемое плексигласовое ограждение, сразу же стало ясно, что кто-то прячется в тени. Чуткие ноздри Римо уловили запах страха, не менее чуткие уши услышали бешеный стук сердца.

Римо прикинулся, будто не заметил спрятавшегося, и как бы машинально двинулся прямо на него.

– Куда прешь? – предостерег его хриплый голос.

Тип с револьвером оказался ничем не примечательным человеком. Мертвенно-серая кожа, дряблое и худое тело, внешность типичного наркомана, весь сплошной комок нервов. Единственное, что бросалось в глаза – револьвер.

Римо позволил себе задержать взгляд на этом мастерски сработанном оружии. В предыдущей жизни подобное зрелище да еще направленное ему прямо в солнечное сплетение дуло вызвали бы у него выброс адреналина. Сейчас же Римо Уильямс просто расслабился.



В прежние времена он был бы устрашен видом такого, явно без всяких допусков изготовленного стального оружия с хорошо подогнанными деталями, оружия, предназначенного для нанесения обширных повреждений человеческой плоти, костям и внутренним органам. В глазах Римо это было грубое, почти средневековое орудие убийства.

Оно представляло собой набор примитивнейших инструментов: колесо – рычаг – молоток. В конце концов спусковой крючок – всего лишь рычаг, приводящий в действие молоточек курка. Что до барабана с пулями, то это просто разновидность колеса.

Пока все эти праздные мысли шевелились в мозгу на удивление спокойного Римо Уильямса, человек с револьвером рявкнул:

– Деньги! Живо!

И взвел курок. Набитый до отказа барабан плавно повернулся, пуля встала прямо перед дулом – примитивной пустой трубкой. Все случилось за какое-то мгновение, впрочем, Римо, все чувства которого были обострены, происшедшее показалось столь же длительным, как и подъем разводного моста.

– Так, значит, ты и есть тот самый человек, который грабит людей? – невозмутимым холодным тоном спросил Римо, рассчитывая успокоить человека с револьвером. В таких случаях лучше всего воздерживаться от угроз. А действовать надо с быстротой молнии.

– Нет. Я хочу ограбить только тебя, – огрызнулся бандит.

Пока он произносил эти слова, правая рука Римо с изумительной толстой кистью, обладавшая к тому же особой гибкостью, взметнулась вверх. И один палец, точно длинная пробка, заткнул дуло.

Грабитель посмотрел на Уильямса, как на психа. Он так и не выстрелил. Да и не выстрелит уже. Вот если бы Римо кинулся бежать, применил кулачную силу или позвал на помощь, человек с револьвером непременно бы нажал на спуск. Но он всего лишь требовал денег. И уж конечно, никак не ожидал, что его жертва выкинет такой фортель: заткнет дуло револьвера пальцем.

– Ты что, наркотиков наглотался? – негодуя, заорал грабитель.

– Именно, – отозвался Римо, крепко держа палец, а следовательно, и «магнум» все в том же положении.

Бандит в желтоватом мерцании ближайшего уличного фонаря покосился на чудака.

– Да? – заинтересовался он. – И чего же ты напринимался? Кристаллического кокаина? Амфетаминов? ЛСД?

– Синанджу, – сказал Римо.

– Это что-то новенькое, – пробормотал человек с револьвером. – И здорово от него балдеешь, от этого синанджу?

– Сильнее не бывает. Приучаешься дышать всем телом, думать всем мозгом, а не десятью его процентами, как большинство людей; ты-то, пожалуй, и двумя обходишься. Ну а в конце концов сливаешься со Вселенной.

– Ты, видать, говоришь про ЛСД, – разочарованно проговорил грабитель. – ЛСД – штука известная.

– Да, – подтвердил Римо, – но мое средство совершенно новое. – И продолжая удерживать «магнум» указательным пальцем правой руки, твердыми, как сталь, пальцами левой вышиб тяжелый барабан из посадочного гнезда.

Он ударился о плексигласовую дверь неподалеку, и патроны как горох посыпались на тротуар.

Реакция у грабителя была неплохая: при малейшем же шорохе он нажал на спусковой крючок. Однако бандит не заметил действий Римо и не почувствовал, что барабан вылетел из гнезда.

Револьвер издал щелчок. Грабитель моргнул. Тонкие губы Уильямса тронула дерзкая холодная улыбка. Глубоко посаженные темные глаза смотрели с мрачным юмором.

Грабитель остервенело нажимал и нажимал на спусковой крючок, но револьвер только тихо щелкал.

Убрав указательный палец, Римо развернул оружие так, чтобы бандиту стало видно квадратное окно, где обычно помещается барабан. В какое-то мгновение тот осознал, что держит в руке лишь обработанный кусок стали.

И вот в руках Римо оружие вновь стало смертоносным. Сверкающий ствол револьвера Уильямс вогнал прямо в мозг своего незадачливого противника.

Римо оставил его, агонизирующего, на тротуаре. Согнутый ствол торчал прямо изо лба, рука все еще сжимала рукоятку. Складывалось впечатление, будто он лег на тротуар и выстрелил себе в голову.

Когда на следующее утро грабителя найдут полицейские, они тут же начнут сверять отпечатки пальцев, найденные на месте преступления. Будут соблюдены все необходимые формальности, допрошены и отпущены все подозреваемые, но копам никогда не найти отпечатков пальцев его, Римо.

Не могут же они знать, что досье на Римо Уильямса уничтожено двадцать лет назад. После того, как его признали умершим.

Возвращаясь домой, Римо весело посвистывал. Он отнюдь не считал себя мертвецом. Наоборот, жизнь в нем так и бурлила. Ночной ветер принес соленое дыхание Атлантики, на уличный фонарь села чайка и принялась высматривать, чем бы поживиться.

А Римо все раздумывал, какой долгий путь пришлось ему преодолеть: из сиротского приюта в дебри Вьетнама, где он служил морским пехотинцем, затем работал под своим собственным именем патрульным в полицейском участке в Нью-Арке, Нью-Джерси. Тогда он старался защищать честных граждан от всякого рода уголовников, которые постоянно меняли тактику. И наконец, камера смертников в ньюаркской тюрьме – там прошли его последние дни. Там он был дома.

Минул год, прежде чем он стал считать Куинси, штат Массачусетс, своим домом. Нельзя сказать, что место это плохое. Скорее место хорошее – жилое предместье Бостона, чудесный пляж, где разгуливают бакланы и чайки, и мелкий песочек, на котором приятно сидеть часами... Голубая водная гладь – можно даже плавать, когда зараженность бактериями не превышает предельной нормы. Обычно дважды в год.

Отсюда удобно добираться до Логанского аэропорта, когда того требует работа, и до Веймутской военно-воздушной базы, когда чрезвычайные обстоятельства диктуют какой-нибудь вылет за счет налогоплательщиков. Достаточно лишь завести автомобиль, и через пять минут окажешься на юго-восточной автостраде (хотя Римо не любил Бостон с его оживленным уличным движением). К тому же, если не считать редких ночных ограблений магазинов и прохожих, здесь было довольно спокойно.

Окончательно освоиться в Куинси, штат Массачусетс, Римо мешали лишь мысли о его прежнем доме.

Свернув за угол Хэнкок-стрит и увидев перед собой среднюю школу, Уильямс наконец понял, почему ему так трудно здесь обжиться.

За зданием школы в свете уличных фонарей отливало теплым золотисто-коричневым цветом другое строение. Некогда здесь помещалась Независимая церковь. По рассказам старожилов, отцы церкви продали ее под сикхский храм. Затем, во время строительного бума, здесь обосновался риэлтор.

Здание представляло собой так называемый кондоминиум, совместное владение из шестнадцати отдельных секций. Правда, обитали здесь только Римо и человек, обучавший его Синанджу, которое было отнюдь не наркотиком, а образом жизни. Ныне строение выглядело как некая дикая помесь церкви и замка эпохи Тюдоров. Весьма безобразный вид! Увенчано оно было высоким шпилем со слуховыми окнами – в этом шпиле располагался третий этаж. Стены выложены из необработанных камней и высоко под карнизами прикрыты декоративными панелями в стиле Тюдоров. Бетонный фундамент выкрашен в бежевый цвет. Кое-где, словно драгоценности, сверкали мозаичные окна.

И все же это был дом. Римо уже привык к нему. Из похожей на маяк башни с амбразурами по вечерам призывно лился янтарный свет.

Все это так далеко от его прошлого, того времени, когда он был патрульным Римо Уильямсом, ветераном Вьетнама, честным гражданином. Жизнь, правда, была не слишком замечательной. Да и может ли быть замечательная жизнь у человека, не помнящего своих родителей? Впрочем, монахини сиротского приюта Святой Терезы воспитали его правильно, служба в морской пехоте сделала его настоящим мужчиной, а работа в полиции помогла приобрести некие жизненные идеалы.

Все шло не так уж плохо, пока его не арестовали.

Конечно, можно было предположить, что Римо стал жертвой ошибки, но ведь он был честным полицейским! Случилось так, что полицейский значок Уильямса нашли возле трупа убитого наркоторговца в переулке, который входил в зону его патрулирования. Ни одного полицейского не предали бы суду на основании такого вещественного доказательства, а Римо Уильямса предали. Ни одного полицейского не осудили бы при подобных обстоятельствах, а Римо Уильямса осудили.

Оказавшись в камере смертников, Римо еще сохранял веру в американское правосудие. Правда, начал уже подозревать, что пострадал именно из-за своей честности.

Он все еще ломал голову над тем, кто именно из начальства подставил его, когда для последней исповеди пришел монах-капуцин. Монах тайком передал ему черную пилюлю и велел проглотить ее уже на электрическом стуле, перед тем как включат рубильник.

Римо проглотил пилюлю за мгновение до того, как электрический ток заструился по его содрогающемуся телу.

Он не сознавал, как очутился в тюремном морге.

Когда «казненный» очнулся, оказалось, что у него новое лицо, нет имени, и перед ним открываются две возможности, ни одна из которых не сулит ничего хорошего. Патрульного Римо Уильямса упрятало в тюрьму не вышестоящее начальство. Его подставило собственное правительство. Имя парня значилось в досье ЦРУ с тех самых пор, как один цэрэушник заметил, с какой холодной методичностью Римо снимал вьетконговских снайперов из своего ружья со скользящим затвором. В один прекрасный момент досье извлекли из общего хранилища, и в результате Римо Уильямс стал живым мертвецом. А так как считалось, что он в могиле, досье наконец было закрыто.

Но Римо предупредили, что в случае отказа сотрудничать он снова подвергнется казни и тогда уж...

Ему не оставалось ничего другого, кроме как согласиться на сотрудничество. Вот так он и стал тайным сотрудником, самостоятельно работающим агентом КЮРЕ[6], сверхсекретной правительственной организации, созданной в начале шестидесятых годов Президентом Соединенных Штатов. К сожалению, тот умер, так и не увидев плодов начатого им эксперимента. В те темные дни заигрывание с демократией в Америке привело чуть ли не к катастрофе. Организованная преступность проникла в высокие правительственные круги. Законы, призванные защищать законопослушных граждан, вместо этого защищали нарушителей закона от правосудия. Перед молодым идеалистом-президентом встала дилемма: приостановить действие конституции, признав, что демократия зашла в тупик, или создать тайное агентство, чтобы поставить заслон на пути преступности.

Так было создано КЮРЕ. Аббревиатура КЮРЕ не просто сокращение, а кодовое название, и означало оно «лекарство от социальных зол Америки». И вот агентство, ведя свою тайную работу, дошло до того, что анонимная борьба за справедливость стала пробуксовывать. Тогда-то директор КЮРЕ и выбрал честного, патриотически настроенного непревзойденного стрелка Римо Уильямса в качестве агента, призванного уничтожать внутренних и внешних врагов страны. В качестве Верховного Разрушителя.

Римо уже изрядно подзабыл те далекие дни, когда его заново обучали владению оружием, употреблению различных ядов и другим смертоносным искусствам, которые показались ему безнадежно устаревшими, стоило ему только начать учебу у пожилого корейца, мастера Синанджу. Те, кто занимался кунг-фу, назвали бы Синанджу боевым искусством.

И в этом качестве оно не имеет себе равных. Уникальнейшая система нападения и защиты, которую практиковали величайшие из потомственных убийц, известных в истории человечества. Такому мастерству учили лишь одного человека из целого поколения, при том непременном условии, что он уроженец затерянной корейской рыбачьей деревушки Синанджу. Тем не менее американское правительство упросило последнего из живущих мастера Синанджу обучить этому заповедному искусству белого человека – Римо Уильямса.

Теперь Римо никогда не брал с собой огнестрельного оружия – просто ни к чему. Отныне при виде такового в нем не просыпался инстинкт самосохранения. Римо с гордостью таскал по земле свои сто сорок пять фунтов тугих мускулов и подвижных костей – самый жестокий и неумолимый убийца после тиранозавра.

Приятно чувствовать себя таким крепким и сильным. Очень приятно! По артериям и венам обучившегося Синанджу циркулировала чистая, не загрязненная химикалиями и наркотиками кровь, а легкие усваивали кислород столь эффективно, что каждая клеточка тела работала, словно крошечное горнило. Римо научился использовать весь потенциал человеческого тела и даже мог его приумножить.

* * *

В ночи послышался странный монотонный звук.

– Ом-м-м...

И вновь:

– Ом-м-м...

Римо вдруг заметил незнакомый силуэт в северном окне квадратной башни.

Сделав несколько шагов, Уильямс тут же перешел на бег, техника которого была столь отлажена, что бегун с невероятной быстротой приближался к цели.

Римо распахнул переднюю дверь и взбежал по лестнице. Сейчас он был предельно собран и напряжен, ибо чувствовал, что рядом смерть. Смерть и незнакомые живые люди. Не американцы. От американцев не исходит такого маслянистого, дымного запаха.

На верхней лестничной площадке он, не раздумывая, перепрыгнул через какие-то разбросанные по полу вещи и толкнул дверь, ведущую в башню.

Посреди квадратной комнаты в позе лотоса сидел азиат в оранжевом одеянии. Голова у него была чисто выбрита, лицо – гладкое, словно шелковая китайская бумага.

Из приоткрытого рта слышался все тот же печальный звук:

– Ом-м-м[7].

Увидев, что он уже не один, азиат постарался как можно сильнее высунуть язык.

– Кто ты такой, черт тебя подери?

Сзади, у подножия лестницы, тотчас хлопнула дверь, и чувствительные ноздри Римо уловили острый человеческий запах. Не успел он повернуться, как до него донесся чей-то раскатистый голос:

– А, Белый Тигр! Я несу тебе смерть. Поймай ее, если можешь. – Римо не ошибся, в тот же миг уловив свист ножа, летящего ему в открытую спину.

Глава 3

В процессе обучения под наставничеством Чиуна, последнего мастера Синанджу, Римо Уильямс выработал автоматическую мгновенную реакцию на любую опасность.

Все холодное оружие, предназначенное для метания, производит специфические звуки. Римо научился различать их уже на раннем этапе постижения премудростей искусства, когда мастер Синанджу выхватывал из своих широких рукавов тупые ножи, кинжалы и даже ножницы и метал их в спину ученика. Римо получил немало царапин и всяческих порезов, но научился-таки, не размышляя, уворачиваться всякий раз, когда слух его улавливал свист летящего ножа. В процессе обучения метательное оружие оттачивалось все острее и острее. Натачивать его до бритвенной остроты Чиун поручал самому Римо.

– Ты пытаешься меня убить? – однажды спросил Римо Уильямс.

– Да, – напрямик ответил мастер Синанджу.

– Ты открыто в этом признаешься?

Мастер Синанджу беспечно пожал плечами.

– Конечно. Ибо враги твои шутить не будут. Чтобы развить в тебе молниеносную реакцию, для твоего же блага я должен воссоздать реальную обстановку со всеми реальными угрозами. Поэтому-то я и заставляю тебя точить ножи. Должен же ты со своими притупленными, как у всякого белого, чувствами полностью отдавать себе отчет, какой опасности подвергаешься!

И Римо все острее сознавал опасность. Царапины и порезы сменились ранами, которые превратились в шрамы, после чего он научился уворачиваться от летящих ножей. Только когда ученик достиг в этом полного совершенства, Чиун перешел к следующему уровню: умению обращать нож против нападающего.

И сейчас Римо мгновенно отступил в сторону, развернулся и, прекрасно отработанным движением поймав кинжал – он сразу же понял, что это кинжал, ибо свист был чуточку громче, чем от стилета или охотничьего ножа, – использовал инерцию его полета, чтобы направить в обратную сторону.

Холодное оружие, острием вперед, полетело в того, кто его метнул. Это называлась: «Вернуть обратно гневную монету».

Кинжал с глухим звуком вонзился в стену.

Под его подрагивающей костяной рукояткой, пригнувшись, заливался веселым смехом какой-то человек.

– Отлично, Белый Тигр! Отлично!

Нападающий выпрямился. Лицо его походило на лучезарный медный гонг; миндалины темных глаз сверкали добродушным весельем.

– Что ты здесь делаешь, Кула?

Монгол Кула быстро поднялся по лестнице и в знак приветствия развел свои могучие ручищи в стороны.

Отскочив, Римо ускользнул от его медвежьих объятий.

– Где Чиун? – спросил он, держась на безопасном расстоянии. От еды и питья, которые употребляют монголы, сквозь поры их кожи просачиваются неприятные запахи, которые Уильямс предпочел не вдыхать.

– Готовит нам чай, как полагается всякому доброму хозяину. – Монгол подозрительно покосился на белого. – Ты не рад меня видеть?

Римо и сам толком не знал. Он по возможности избегал всякого общества: каждый раз, когда Чиун принимал гостей, дело обычно заканчивалось неприятностями.

– Чиун не предупреждал меня о вашем приходе, – заметил Римо.

– Он и сам не знал.

– И как же вы нас нашли?

– Я позвонил по волшебному номеру, слуга мастера Синанджу – Пуллянг – назвал мне адрес.

– Что это еще за волшебный номер?

– 1-800-СИНАНДЖУ.

– У Чиуна бесплатный телефон?

– В наши дни у всех такой телефон.

– И у тебя тоже?

Кула кивнул:

– 1-800-ОГРАБЛЕНИЕ. А у тебя какой волшебный номер?

– Никакого.

– Не заслужил права его иметь? Понятно. – Кула хотел было дружески хлопнуть Римо по спине, но вместо этого заехал себе по лицу. Оказалось, Уильямс уже стоит по правую руку от Кулы.

– Не огорчайся, Белый Тигр, ты еще заслужишь право иметь свой волшебный номер. Мне дал номер сам Болдбатор Хан. Его волшебный номер 1-88-ЧИНГИС.

– Послушай, в Америке зови меня Римо. О'кей?

Монгол Кула явно обиделся.

– Ты забыл о том времени, когда мы с тобой давали прикурить китайским солдатам – ты, Белый Тигр, и я, твоя могучая рука?!

– Нет, не забыл, просто задвинул воспоминания в дальний уголок.

– В вестибюле гостиницы Чингисхана в Улан-Баторе стоит статуя, прославляющая твои подвиги.

– В самом деле? – переспросил Римо, светлея.

– Да. Она олицетворяет твое славное прошлое. Разумеется, ты вылеплен с косыми, а не круглыми глазами, чтобы не пугать наших ребятишек.

– Удачная мысль. И где же Чиун?

– Внизу, общается с бунджи-ламой.

– Кто такой бунджи-лама?

– Увы, великий святой.

– Почему «увы»?

– Узнаешь, когда увидишь. – Римо ткнул большим пальцем в сторону двери; в проеме можно было видеть безмятежно восседающего на полу бритого человека.

– А это что за грубиян?

– Святой Лобсанг Дром Ринпоче. Судьбой ему предназначено найти затерявшегося бунджи-ламу.

– Если бунджи-лама затерялся, то как может он сидеть внизу с Чиуном?

– Сам увидишь.

– А почему бы и нет? – спросил Римо сам себя. – Подожди здесь.

Кула скрестил на груди свои толстые лапищи.

– Всю свою жизнь я ждал встречи с бунджи-ламой. Могу подождать и еще немного.

– Разумно, – бросил Римо, спускаясь по лестнице. Хорошего настроения как не бывало. С Кулой их свела судьба много лет назад, в монгольской распивочной.

В то время монгол был главарем бандитской шайки, и Римо нанял его, чтобы тот помог найти мастера Синанджу, отправившегося в дикие степи внешней Монголии на поиски погребенных там сокровищ Чингисхана. Сокровища были найдены и поделены между мастером Синанджу и Болдбатором Ханом, который с помощью монгольской армии отразил попытку китайских войск завладеть этой добычей для Пекина.

В этой войне Римо пришлось очень и очень нелегко: вдобавок ко всему он не получил даже самой незначительной доли сокровищ.

Уильямс нашел мастера Синанджу на первом этаже, в кухне.

Одет Чиун был в одно из тех кимоно темно-синего цвета с роскошным золотым шитьем, которые приберегал для встреч с главами правительств. Правда, сидело оно на его хрупких плечах, как коврик на палках-подпорках.

Мастер Синанджу ничуть не походил на самого опасного в мире убийцу. Росту в нем было примерно пять футов, весу – столько же, сколько в выдолбленном стволе. На голове – пучки редких волос, спадающие на крошечные ушки. Когда он проходил мимо печи, можно было разглядеть его морщинистое лицо. Узкий клинышек бороды выделялся на пергаментной коже цвета потемневшей слоновой кости.

Выглядел Чиун не просто стариком, а древнем старцем, но двигался быстро, с птичьей грацией. Римо с его скупыми движениями мог только позавидовать этому. Старый кореец прикинулся, будто не замечает присутствия Римо, однако его карие глаза не упускали из виду ничего.

Чиун хлопотал над плитой, заваривая чай. Но тонкий аромат тонул в затхлом неприятном запахе, словно исходящем из могилы.

– Что ты варишь, папочка? Мясо яка?

– Завариваю чай для наших почтенных гостей, – ответил Чиун каким-то странным скрипучим голосом.

Римо нахмурился.

– Пахнет мясом яка. В чем дело?

– У нас гости.

– Мой нос подтверждает это, – откликнулся ученик, оглядываясь. По всей вероятности, пахло от большого черного сундука, с которым обычно путешествуют на пароходах. Сундук стоял в самом углу кухни.

– Что это?

– Сундук бунджи-ламы.

– Должно быть, очень старый, раз так пахнет, – заметил Уильямс, подходя к сундуку.

– Не трогай его, Римо.

– О'кей, не буду.

– Тебе предоставляется честь отнести сундук бунджи-ламы в комнату для медитации. Только, пожалуйста, осторожнее.

– Сперва объясни мне, что все это значит.

– А что такое? – удивился Чиун.

Поразмыслив, Римо вспомнил, что говорит с Чиуном, и спросил:

– Там золото?

Учитель кивнул.

– Верно, золото. Я все-таки кое-чему тебя научил.

– Чиун, если ты решил сдать все остальные секции своим друзьям, чтобы заработать на карманные расходы, я выезжаю.

– Вот и хорошо. Я, пожалуй, неплохо наживусь, сдавая твою комнату.

– Валяй!

– Отнеси сундук бунджи-ламы, а я подам чай.

– Сделав это, я получу наконец прямые ответы на свои вопросы?

– Да.

– Заметано!

Римо взялся за сундук двумя руками, и тот, неожиданно оказавшись очень легким, почти невесомым, взлетел чуть ли не до потолка. Уильямс покрепче ухватил свою ношу.

– Римо, смотри, не рассерди бунджи-ламу.

– Извини.

Римо двинулся вверх по лестнице. Чиун последовал за ним, неся серебряный поднос с фарфоровыми чашками и медным чайником с кипятком.

– А где же бунджи-лама? Кула сказал, что он с вами.

– Был с нами. Теперь с тобой.

– Как это?

– Он в сундуке, который ты несешь. Смотри не урони, а то гнев его обрушится на тебя, словно град черных камней.

– Бунджи-лама в самом деле в сундуке? – уточнил Римо.

– Да. Старый бунджи-лама.

– Должно быть, он и впрямь очень стар, если от него так смердит, – заключил Римо, достигнув верхней площадки.

Затем он поставил сундук посреди комнаты для медитации. Бритый с безмятежностью довольной лягушки все так же сидел на полу. Кула раскладывал циновки вокруг сундука. Чиун поставил поднос на пол, скрестив ноги, уселся на свою циновку и сразу же стал разливать чай.

– Бунджи-лама и в самом деле здесь? – указав на сундук, спросил у монгола Римо.

– Старый бунджи-лама, – уточнил Кула.

– Наверное, летел самым дешевым классом. В целях экономии, – добавил Уильямс, постучав по крышке. – Пора поудобнее вытянуть ноги, приятель.

– Еще не пора, – вмешался мастер Синанджу. – Сначала надо заключить сделку.

Он уже разлил всем чай, и Римо выбрал себе местечко подальше от гостей Чиуна, которые отличались столь своеобразным запахом.

Кула жадным глотком осушил свою чашку и протянул пустую посуду мастеру Синанджу. Тот услужливо наполнил ее вновь.

Бритый азиат, взяв чашку, заглянул внутрь и спросил:

– Якового масла у вас нет?

Мастер Синанджу укоряюще воззрился на своего ученика.

– Римо, неужели сегодня утром ты забыл сбить яковое масло?

– Запамятовал, ах я бестолочь!

– Извините, белые люди порой бывают такими беспомощными! Святой жрец, придется вам обойтись без якового масла.

– Очень хороший чай, – похвалил Кула, в третий раз протягивая свою чашку.

После того как все чашки были вновь наполнены, Римо шепнул Чиуну:

– Зачем ему яковое масло?

– Святой жрец Лобсанг Дром – тибетец. А тибетцы всегда кладут в чай яковое масло, – объяснил Чиун.

– Наверное, поэтому от него так сильно разит.

– У тибетцев масса обычаев, которые показались бы тебе странными. Регулярное купание не входит в их число.

– Не знаю, что сильнее воняет – он или сундук, видимо, долго простоявший в каком-нибудь заплесневелом погребе.

– Так оно и было. Сундук стоял в погребе еще до твоего рождения.

Какое-то время четверо молча пили чай.

Наконец тибетец изрек:

– Я святой жрец Лобсанг Дром Ринпоче. Ринпоче значит «драгоценный». Я ищу Луч Света, который непременно должен просиять. Как тебя зовут? – спросил он Уильямса.

– Римо.

– Ри-мо?

– Да.

– Странное имя.

– Моя фамилия Буттафуоко.

– Бутт-а-фу...

Римо кивнул и с невозмутимым видом произнес:

– Это означает: «Врет и делает все через задницу».

Лобсанг Дром мрачно кивнул:

– Достойное имя.

– Для белого человека, – присовокупил Чиун.

– Для белого имя просто идеальное, – проревел Кула.

Все, кроме Римо, рассмеялись и выпили за его столь замечательное имя.

Уильямс подождал, пока веселье поутихнет, и спросил:

– Так в честь чего мы собрались?

– В честь бунджи-ламы, – ответил Чиун, соединяя руки в расшитых рукавах кимоно.

– Он исчез, – продолжил Кула.

– Я думал, он в сундуке, – удивился Римо.

– Там находится старый бунджи-лама, – пояснил Кула, – а мы ищем нового.

– Раз вы ищете нового бунджи-ламу, зачем вы таскаете с собой старого?

Присутствующие поглядели на Римо с таким видом, будто он спросил, почему они каждый раз делают вдох после выдоха.

– Монахини, мои воспитательницы, нередко говаривали: глупых вопросов не бывает, – как ни в чем не бывало добавил Уильямс.

– Монахини тоже были белыми? – поинтересовался Кула.

– Да.

– Наверное, буддистками? – спросил Лобсанг Дром.

– Христианами, – отозвался на его вопрос Чиун.

Кула и святой жрец глаза раскрыли от изумления.

– Я почти выбил из него христианство, – поспешил сгладить впечатление Чиун. – Чуть ли не целиком. Но кое-что сохранилось. – Учитель пожал плечами.

– Конечно, он же белый, – заметил Кула.

– Да, белый, и тут уж ничего не поделаешь, – добавил Лобсанг Дром.

Все сошлись на том, что Римо и в самом деле ничего не может поделать с тем, что он белый; однако со временем, если мастер Синанджу продолжит его обучение, он, возможно, сумеет выбить из него остатки христианства.

Уильямс тяжело вздохнул. Взгляд его вновь и вновь возвращался к сундуку.

– Я все еще жду ответа на свой вопрос.

Но он так и не дождался.

Вместо этого Лобсанг сказал:

– О великий, чьи руки подобны мечам, мы проделали столь большое расстояние, чтобы заручиться твоей помощью.

– Я ничем не могу вам помочь, – печально проронил Чиун.

Кулу передернуло, Лобсанг Дром разом обмяк.

– Ибо я служу Смиту – белому императору Америки, – пояснил Чин, высовывая из рукава похожую на когтистую лапу руку. В полумраке ногти его сверкали, словно ножи из слоновой кости.

– Страной управляет простой кузнец[8]? – изумился Лобсанг Дром.

– А почему бы и нет? – вмешался в разговор Кула. – Чингисхана звали также Темучином, «обработчиком металлов», когда же он вырос, то стал основателем великой империи.

– Империи грабителей и убийц, – высказался Римо.

– Кто смеет утверждать подобную ложь? – возмутился Кула.

– Книги по истории.

– Христианские книги?

– Нет, американские.

– Выходит, тебя верно назвали Римо Буттафуоко, ибо ты и впрямь врешь и делаешь все задом наперед.

– Через задницу, – поправил Римо.

Кула кивнул и, внеся необходимое, с его точки зрения, уточнение, обратился к мастеру Синанджу:

– Почему вы не можете нам помочь, мастер Синанджу? Неужели американский император боится возвращения бунджи-ламы?

– Не знаю, боится или нет, но пока он платит мне золотом, я не вправе работать ни на кого другого. У нас с ним контракт.

– Мы заплатим больше!

– Сколько?

Кула вытащил из свой тужурки мешочек из яковой кожи. Развязал шнурок и высыпал оттуда бесформенные самородки.

Как и предполагал Римо, Чиун лишь кисло скривился.

– Мало.

Кула с ворчанием вытащил еще мешочек, и кучка золота стала вдвое больше.

Глаза Чиуна подернулись поволокой, он приглушил голос.

– Золото Смита могло бы наполнить три такие комнаты, как эта.

Монгол Кула, избегая карих глаз Чиуна, внимательно обвел комнату взглядом.

– И за сколько лет службы он платит столько золота? – деланно равнодушным голосом спросил он.

– За год.

– Мы просим только помочь найти бунджи-ламу.

– На его поиски, возможно, уйдет год, а может быть, лет двадцать, – возразил Чиун.

– В нашем распоряжении всего десять лет, ибо панчен-лама уже найден.

Чиун понимающе кивнул.

– Я читал об этом. Какой-то китаец обнаружил его в Америке. Тулку еще никогда не находили так далеко от Тибета.

– Далай-лама праздно проводит время в изгнании. Панчен-лама – теперь основной претендент на Львиный трон Лхасы и, достигнув надлежащего возраста, конечно же, предъявит свои права. Если только не будет найден бунджи-лама.

– Плохи ваши дела, – согласился Чиун. – Но я рискую прогневать своего императора, меньше чем за полную комнату золота не соглашусь на это.

– И как далеко ты готов пойти за комнату золота?

– За комнату золота я обыщу весь Запад, либо отыщу бунджи-ламу, либо испущу дух.

– Запад? Почему только Запад?

– Понять нетрудно. Восток уже весь обыскали. Безрезультатно: там так и не нашли дитя с волосами цвета огня и соответствующим знаком на теле. Не нашли и безликого идола с мечом. Отсюда следует только одно: бунджи-лама родился на Западе.

Монгол Кула и Лобсанг Дром изумленно переглянулись. Римо внимал с озадаченным видом.

– Это невозможно. – Лобсанг Дром сплюнул.

– Панчен-ламу нашли на Западе, почему же то же самое не может произойти с бунджи-ламой? – аргументировал свою позицию Чиун. – Совершенно очевидно, что панчен-лама предпочел родиться на Западе, чтобы не оказаться под ярмом китайской оккупации. Разве не способен бунджи-лама предвидеть нашествие китайских оккупантов, а следовательно, и родиться на Западе, чтобы не подвергать опасности свое следующее телесное воплощение?

Наклонившись к Лобсангу Дрому, Кула шепнул:

– Он рассуждает вполне разумно.

– Он морочит голову вам обоим, – неожиданно встрял Римо.

Чиун топнул ногой, да так сильно, что зазвенела люстра на потолке.

– Пошел ты в задницу! – прошипел Уильямс.

– Я должен проконсультироваться с Болдбатором Ханом, прежде чем принять твои условия, мастер Синанджу, – наконец выдавил Кула. – Он уполномочил меня предложить тебе не более шести мешков золота.

Чиун тотчас скомандовал:

– Римо, принеси нашим почетным гостям телефон.

– Ты хочешь, чтобы я набрал код 1-800-ЧИНГИС? – ехидно спросил тот.

– Да, – ответил Кула.

Уильямс, нахмурившись, пошел за телефоном. Вернувшись, сел и стал набирать номер, ибо его снедало желание знать, существует ли номер 800 на самом деле. В трубке что-то щелкнуло, затем музыкальный голос произнес:

– Саин Баина.

– Вроде внешняя Монголия, – пробормотал Римо, узнав традиционное монгольское приветствие, и протянул трубку Куле.

Монгол что-то зашептал на своем родном языке, время от времени прерываясь и вслушиваясь в речь на другом конце провода. Чиун сидел с безразличным видом, но Римо знал, что старый кореец не пропускает ни слова из сказанного собеседниками.

И вот наконец Кула своей мясистой ручищей отвел трубку от уха.

– Болдбатор Хан, Хан Ханов, будущий властитель Человечества, обещал, что заплатит целую комнату золота при одном условии.

– Каково же это условие?

– Говори, – сказал Чиун.

– Золото должно быть переведено на твой особый, федеральный счет.

– Договорились! – воскликнул Чиун, захлопав от радости.

– С каких это пор у тебя появился личный федеральный счет? – поинтересовался Римо.

– Это предусмотрено моим последним соглашением с императором Смитом, – объяснил ему учитель.

Римо знал, что Чиун говорит о Харолде В. Смите, директоре КЮРЕ, которого называет императором для престижа. Предки Чиуна, мастера Синанджу, погибали на службе у королей и императоров, и он, рассчитывая войти в историю рода Синанджу, как Чиун Великий, не мог признать своим повелителем никого ниже халифа.

Кула наконец закончил свой международный разговор и дал отбой.

– Договор утвержден окончательно, – гулко пробасил он.

– Да, договор утвержден, – согласился мастер Синанджу. – Пришло время узнать мнение оракула.

– Какого такого оракула? – удивился Римо.

– А вот этого.

Все взгляды обратились в ту сторону, куда был нацелен указательный палец мастера Синанджу.

Палец показывал на большой экран телевизора, что стоял в углу квадратной комнаты.

Глава 4

– Какой страшный оракул! – певучим голосом протянул Лобсанг Дром. – Это же долбаный телевизор!

– Да, долбаный телевизор, – подхватил Кула. – Теперь, когда мы свергли иго коммунизма, такие вот долбаные телевизоры стоят у нас в Монголии в каждом городе и становье. У меня одного тридцать таких аппаратов, чтобы, не переключая каналы, смотреть все программы одновременно.

– Это не обычный телевизор, – перебил его Чиун. – Волшебный.

– Прямо там – волшебный, – фыркнул Римо. – Самый обыкновенный – японский.

Присмотревшись как следует, все остальные тоже увидели марку: «Нишицу».

– Да, это японский телевизор, долбаный японский телевизор, – пробормотал Кула.

– Это дзен-буддистский оракул? – забеспокоился Лобсанг Дром. – Я не смогу принять предсказания дзен-буддистского оракула.

Мастер Синанджу глубокомысленно покачал головой.

– Это не дзен-буддистский оракул. Он просто укажет нам, где живет новый бунджи-лама.

– Бунджи-лама живет всегда, – заявил Лобсанг Дром.

– Вряд ли он проживет долго, если вы не выпустите его из сундука, – заметил Римо.

Мастер Синанджу резко хлопнул в ладоши.

– Чтобы выслушать мнение оракула, – объявил он, – нам надо свериться с подсказчиком. Римо, принеси волшебный подсказчик.

– Какой еще, к черту, подсказчик?

– Телевизионный подсказчик, дуралей ты безмозглый! – прошипел Чиун. – У тебя что, уши воском забиты?

– Нет, но меня уже воротит от запаха этого долбаного сундука.

– Вот уж не знал, что это долбаный сундук, – просипел Кула.

– Подсказчик всегда хранится на почетном месте возле оракула, чтобы бестолковые слуги всегда могли его найти, – с особой выразительностью произнес Чиун. – Неси же скорее!

– А, этот подсказчик, – протянул Римо и, подойдя к телевизору, взял программу за последнюю неделю. Чиун повернул ее первой полосой к гостям.

– Я не умею читать по-английски, – скосив глаза, признался Лобсанг Дром.

– А я могу, – провозгласил Кула. – Красными буквами написано «ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ПРОГРАММА». Мастер верно говорит: это и есть легендарный подсказчик. В Америке его очень трудно достать.

– Там всего два слова? – удивленно спросил Лобсанг Дром.

– Вам надо бы знать чужой язык, – не удержался от назидания Римо.

Лобсанг Дром вытянул шею, вглядываясь косыми глазами в обложку.

– Эта женщина – дугпа?

Римо понятия не имел, что означает дугпа, но решил, что это вполне подходящее имя для ведущей.

– Эта дугпа внушает самый большой страх на американском телевидении, – заверил он тибетца.

– Я не знаю такого слова – тел-а-виш-он, – медленно протянул Лобсанг Дром.

– Да где ты жил все это время – в пещере?

– Да.

Римо недоумевающе моргнул. Чиун же стал перелистывать подсказчик-программу.

– Я думаю, лучше всего выбрать «Сумеречную зону», – шепнул ему Римо. – Род Серлинг[9] – большой мастер заглядывать в будущее.

– Ш-ш-ш! – зашипел на него учитель. – В этом подсказчике я надеюсь найти предвещания о судьбе бунджи-ламы.

– А если найдешь?.. – спросил Лобсанг Дром.

– Узнаю наиболее благоприятное время, чтобы спросить оракула о судьбе бунджи-ламы, которая откроется нам на темном стекле.

Лобсанг кивнул. Конечно, это странное волшебство, хотя и не более странное, чем предсказания тибетского оракула. И оно внушает надежду.

Римо заметил, что Чиун просматривает вечерние передачи.

– Если вы обнаружите там следы бунджи-ламы, – шепнул он, – я готов съесть то, что лежит в сундуке.

С напряженным выражением лица мастер Синанджу водил длинным ногтем по строкам программы.

– Подсказчик оракула, – торжественно провозгласил он, – возвещает, что бунджи-лама предстанет перед нами ровно в полночь.

Римо закрыл глаза: до наступления полуночи оставался всего какой-нибудь час. Какое-то шестое чувство подсказывало ему точное время.

– Чуть ли не всю свою жизнь я провел в ожидании этого момента, – дрожащим голосом объявил Лобсанг Дром.

– Это великий момент! – подхватил Кула.

– Великая лажа, – пробормотал Римо.

– Лажа? – переспросил Лобсанг Дром.

– Лажа – разговорное американское слово, – поспешил объяснить Чиун. – Оно означает «грандиозное событие».

– Итак, мы на пороге великой лажи, – заявил Кула.

Все четверо стали медленно попивать чай в ожидании, когда наступит полночь.

– Может, откроем пока сундук? – предложил Римо.

Чиун покачал своей старой головой.

– Еще не время.

– Чем же нам заняться – травить истории, которые обычно рассказывают вокруг костра?

– Сейчас я разведу огонь, – воскликнул Кула, порываясь встать.

– Для тех, кто сидит в присутствии Безымянных Почитателей, Прозревающих Свет Во Тьме, в этом нет никакой необходимости, – великодушно возвестил Чиун.

Поняв, что старый кореец говорит о Лобсанге Дроме, Римо спросил:

– Вы его имеете в виду? Но ведь пока еще не темно, он назвал свое имя и к тому же, едва завидев меня, высунул язык.

– Это делает тебе честь, – отозвался Чиун.

– Почему?

– В Тибете язык высовывают в знак приветствия.

– А ты чилинг, – добавил Кула. Заметив немой вопрос в глазах Римо, он пояснил: – Чужестранец.

– Чужестранец? Но это же моя страна – не его.

– Пока, – со значением сказал Кула.

– Что значит – «пока»?

– Хан Ханов собирается последовать по стопам великого Чингисхана, да славится он вечно! В настоящий момент Хан Ханов намеревается захватить власть над оседлыми горожанами, живущими в Улан-Баторе. Затем он покорит Китай, Россию и другие страны. Корею, разумеется, пощадят.

– Мне все равно, что произойдет в Южной Корее, лишь бы до моей деревни не доносились никакие неприятные звуки, – равнодушно произнес Чиун.

– Очень разумная позиция, – кивнул Римо.

– Северную Корею пощадят, – продолжил монгол Кула. – Со временем будет завоевана Европа, а затем, возможно, и эта страна, если здесь найдется достаточно богатая добыча, а женщины будут попокладистее.

– Американки так же покладисты, как мулицы, – буркнул Римо.

Кула широко ухмыльнулся.

– Я был бы рад приручить этих американских мулиц.

– Среди них много больных. Смотри не подцепи проказу, а то и чего-нибудь почище.

– Я не боюсь заразиться, ибо американские женщины пользуются резиновыми колпачками. Эти колпачки защитят монголов от всех болезней.

– Попробуй-ка добиться, чтобы американка надела колпачок, – пробурчал Римо.

Кула наклонился к нему и доверительным шепотом произнес:

– Говорят, в постели ваши женщины пищат, как мыши.

– Никогда не слышал, чтобы женщины пищали в постели.

– Я имел в виду звук, который производят презервативы.

– Переменим тему. – Римо сверкнул глазами. – Ты – монгол, почему тебя так волнует судьба Тибета?

– Китайцы считают Тибет своим, китайским. А тибетцы есть тибетцы. В данный момент они сражаются, и это хорошо! Тибетцы не умеют сражаться, как подобает мужчинам, и их часто завоевывают. По крайней мере каждое второе столетие.

– Но сейчас-то мы сражаемся! – встрепенулся Лобсанг Дром.

Кула кивнул.

– Сейчас вы сражаетесь. И это хорошо.

– Я слышал, их там колошматят почем зря, – сказал Римо.

– Если они потерпят поражение и Китай навсегда поработит Тибет, – продолжил Кула, – китайцы, полагающие, будто правят внутренней Монголией, обратят свои взоры на внешнюю Монголию. Хорошо бы до этого времени Болдбатор Хан успел объединить всю Монголию, в противном случае нам не устоять. Значит, Монголия никогда не завоюет весь мир. Кроме, конечно, Северной Кореи, – добавил он, чтобы ублажить Чиуна.

– Мне наплевать на Северную Корею, – откликнулся тот. – Меня беспокоит только судьба моей деревни Синанджу.

Кула просветлел.

– Ты не будешь против, если мы подвергнем Пхеньян разграблению?!

– Что ж, грабьте. При том, однако, условии, что плач побежденных по ночам не будет мешать сну невинных младенцев в Синанджу.

– По рукам! Никакого плача не будет. А тех, кто все же осмелится плакать, придется безжалостно обезглавить.

– Прежде чем делить целый мир, – вмешался Римо, – вернемся к самому главному. Какое отношение ко всему этому имеет бунджи-лама?

– Мы, монголы, всегда следовали за бунджи-ламой, это всем известно, Белый Тигр.

На помощь ученику тут же пришел учитель:

– Римо заслуживает прощения, ибо он сирота, воспитанный девственницами.

– Вы, монголы, буддисты? – выпалил Римо.

– Да, конечно. И это не секрет.

– Я думал, что буддисты – пацифисты.

Кула грубо рассмеялся.

– Тибетские буддисты – да, но отнюдь не монгольские. Наши бойцы готовы гордо сражаться и побеждать во имя Будды, Воплощения Бесконечного Сострадания, мы знаем, что те, кто умирает, возрождаются, поэтому монголы могут вновь и вновь побеждать и убивать их. Это очень хорошее мироустройство. Всегда есть чем заняться.

– В прежние времена монголы были защитниками Тибета, – изрек Лобсанг Дром.

– Почему же вы носитесь по свету в поисках бунджи-ламы, вместо того чтобы сражаться за освобождение Тибета? – недоумевая, спросил Римо.

– Если Монголия примет открытое участие в боевых действиях, начнется война между Монголией и Китаем. Китайцы, конечно, проиграют. Пусть даже выставят пятьсот солдат против одного монгольского всадника. Правда, для того, чтобы разбить Китай, понадобится время. Если во главе тибетского народа встанет новый бунджи-лама, китайцы будут деморализованы. Когда же мы нанесем решительный удар, они сдадутся без всякого сопротивления, поскольку раз уж не смогли победить мирных тибетцев, то стоять против новой Золотой Орды им вообще не под силу.

– Стало быть, вы готовы сражаться с буддистами? – поинтересовался Римо.

– Мы также чтим предков, – отозвался Кула.

– Почитание предков заслуживает всяческих похвал, – одобрительно кивнул Чиун.

– А ты почитаешь своих предков? – спросил Кула у Римо.

– Нет, – ответил тот.

И тут же на него со всех сторон уставились миндалевидные глаза, словно укоряя за то, что он испортил воздух.

– Он сирота, – вновь пришел ему на помощь учитель. – Не знает своих предков и потому не может их почитать. В противном случае он бы каждый вечер почитал их приношением.

– Быть сиротой – весьма печально, – поцокал языком Кула.

– Да к тому же еще и христианином! – прошептал Лобсанг, качая бритой головой.

Римо закатил глаза и помолился своим безымянным предкам о скорейшем наступлении полуночи.

* * *

В полночь мастер Синанджу закрыл глаза и стал петь по-корейски. Ни Кула, ни Лобсанг Дром не знали корейского, но Римо прекрасно понял, какими проклятиями Чиун осыпал своего ученика, какими карами грозил, если тот будет бесцеремонно вмешиваться в разговор, грозя сорвать надежды корейца на получение целой комнаты золота.

Уильямс слушал молча, не произнося ни единого слова, а старый кореец при этом правой рукой стал выделывать замысловатые пассы перед телевизором, одновременно ловко действуя пультом дистанционного управления, запрятанным в складках одежды.

Телевизор вдруг засветился и ожил.

Лобсанг Дром ахнул от изумления. Сощурив глаза, Кула, сидя на своей циновке, подался вперед.

– Мы воочию увидим бунджи-ламу, – прошипел он.

Римо прикусил язык.

По мере того как телевизор разогревался, из него все громче лилась радостная музыка, краски становились все ярче, и вот появилась беззаботная черная женщина, танцующая на фоне рамки с надписью «Шоу Пупи Серебряной Рыбки».

– Это волшебница? – спросил Лобсанг Дром.

– Это Пупи Серебряная Рыбка, – ответил Чиун. – Знаменитая колдунья нашей страны.

– Кожа у нее черная, как у мертвой, волосы свисают космами, – пробормотал Лобсанг. – Никогда не видел таких женщин.

– Но ведь ее шоу отменили еще в прошлом году! – удивился Римо.

– Я же говорил тебе, что это волшебный телевизор.

– Или видеозапись, – проворчал Римо.

Заставка погасла, заиграла веселая музыка. На экране появилось изображение полутемной жилой комнаты, где на туго набитом диване развалившись сидела Пупи Серебряная Рыбка, а напротив, на небольшом канапе, так же непринужденно расположился кто-то рыжий.

Камера придвинулась ближе.

Мастер Синанджу провозгласил:

– Смотрите, смотрите! Вот он, пропавший бунджи-лама!

И Лобсанг Дром, и монгол Кула тяжело дышали от волнения.

– Но это невозможно! – воскликнул живой жрец.

– Если ты не доверяешь глазам, доверься своим ушам, тибетец.

– Расскажи мне, – словно большая черная кошка, промяукала Пупи Серебряная Рыбка, – сколько именно жизней выпало на твою долю.

Едва Лобсанг Дром услышал ответ, как глаза его чуть из орбит не повылазили.

– Если считать принцессу Мувиан и тот случай, когда я поделила сиамскую душу с Мэй Уэст[10], тридцать два. Я не знаю, почему возвращаюсь в этот мир, Пупи, но, должно быть, на это есть какая-то причина.

– Может, тебе предстоит выполнить какое-то великое деяние на этой земле, но какое именно, ты не знаешь? – предположила Пупи.

– Мой последний гуру мне так и сказал.

Святой жрец Лобсанг Дром Ринпоче с трудом оторвал взгляд от экрана.

– Мастер Синанджу, – произнес он хриплым голосом, – возможно ли такое?

Глава 5

– Минутку, – выпалил Римо. – Знаете, кто это такая? Скуирелли Чикейн.

– Ты знаешь эту огненноволосую женщину, Белый Тигр?

– Не лично. Она актриса. А кроме того, пишет книги о своей жизни.

– И много написала?

Уильямс пожал плечами.

– Вбила, короче, себе в голову, что прожила много жизней. И люди это спокойно глотают.

Кула мрачно кивнул.

– Стало быть, проповедует учение Будды. Это свидетельство того, что она вступила на праведный путь, хотя и имела несчастье родиться белой женщиной.

– Но ведь она женщина, – изрек Лобсанг Дром. Лицо у него почему-то вытянулось. – Бунджи-лама не мог возродиться в женском облике.

– Не подвергай сомнению слова оракула, – громко произнес мастер Синанджу. – Наблюдай и учись. Внимай и веруй, ибо то, что скажет огненноволосое воплощение Будды, будет обладать особой глубиной и силой.

– Ну это уж ты чересчур, папочка, – шепнул Римо.

Мастер Синанджу схватил своего неисправимого ученика и довольно сильно сдавил кисть, словно испытывал его способность превозмогать боль.

Стиснув зубы, Уильямс попробовал высвободиться, но не тут-то было: Чиун усилил нажим. Римо плотно закрыл глаза, но так и не признал своего поражения.

Уверившись, что упрямый белый ученик не станет кричать от боли, а в дальнейшем воздержится от неуместных реплик, учитель отпустил его руку.

Теперь уж Римо сидел спокойно, наблюдая за экраном телевизора.

– Я никогда не слышала о сиамской душе. – Пупи Серебряная Рыбка так энергично тряхнула головой, что казалось, будто ее лохмы потрескивают. Скуластая, с ослепительно белыми зубами и живыми глазами, она напоминала марионетку, управляемую незримыми нитями.

– Вероятно, я первый человек в истории, обладающий сиамской душой, – начала Скуирелли Чикейн. – Думаю, моя душа стремилась к чему-то очень важному и знала, что для достижения цели ей необходимы два тела.

– А ты знаешь, к чему именно стремилась твоя душа?

– Нет. И по правде говоря, Пупи, я уже начинаю тревожиться. Ведь мне скоро стукнет шестьдесят! Одно мое тело – Мэй Уест – уже умерло, второе, оставшееся, постепенно изнашивается.

– Брось! Выглядишь ты просто замечательно. До сих пор еще лучшая профессиональная чечеточница. Откопычиваешь так, что будь здоров!

– Что значит «откопычивать»? – нахмурился Кула.

Римо подавил желание сострить, сказав, что эта женщина – полуяк.

Скуирелли Чикейн просияла, в глазах ее заиграли озорные искры.

– Благодарю на добром слове, Пупи. В космических масштабах этому телу осталось жить всего лишь несколько мгновений. Боюсь, мне придется ждать следующего рождения, чтобы начать поиски заново. Что бы я ни искала, мне надо это найти!

– Бунджи-лама! – выдохнул Кула.

– Нет, нет. – Лобсанг упрямо тряс головой. – Этого не может быть. Она белая.

Кула нахмурился.

– Возраст совпадает. Судя по ее словам, она прожила почти шестьдесят сезонов, когда яки приносят приплод. Примерно такое время отсутствует и бунджи-лама. К тому же волосы у нее огненного цвета.

– Нет, нет, не может быть! Бунджи-ламе надлежит привести Тибет к величию, а эта говорит с каким-то порождением ада.

– Тут вряд ли что возразишь, – сказал Римо.

– Я не вижу безликого идола, – гнул свое Лобсанг.

– Без сомнения, он находится на священном алтаре, который нам еще предстоит обнаружить, – твердо проговорил Кула.

– Слушайте внимательно, – предупредил Чиун. – Истина откроется вам в словах бунджи-ламы. Главное – слушайте.

Программа продолжалась. Мастер Синанджу, казалось, целиком был поглощен происходящим в телестудии, но на самом деле он прежде всего наблюдал за реакцией своих гостей. Лица их, озаренные отблесками телевизионного экрана, были сосредоточенны. Монгол Кула восторгался всем с простодушием ребенка, Лобсанг Дром же кривил свое вытянутое лицо с каждой услышанной им фразой. Из-под своего оранжевого одеяния он извлек нефритовые четки, сделанные в виде маленьких черепов, и стал нервно перебирать их пальцами.

– Каким образом ты вспоминаешь о своей прошлой жизни? – спрашивала тем временем Пупи Серебряная Рыбка. – Может, воспоминания приходят к тебе во сне? Или как?

– Я умею возвращаться в свое прошлое. Мой гуру научил меня пробуждать забытые воспоминания, но мы с ним расстались. Теперь я делаю это сама.

Пупи Серебряная Рыбка закатила глаза. Ее лицо расплылось в глуповато-блаженной улыбке.

– Знаешь, я иногда представляю себя царицей Савской, которая жила так давно.

– А я была принцессой на затонувшем материке My. И меня звали Тумазума.

– И что же случилось?

– Материк затонул, а вместе с ним и я. Но сердце мое до сих пор бешено колотится, когда я погружаюсь в ванну джакузи.

– Со мной происходит то же самое под душем.

– Я мало что понимаю в ее словах, – пробормотал Кула. – Это свидетельствует о неземной мудрости.

– Без сомнения, и гуру ее был мудрейшим человеком, – вкрадчивым голосом заметил Чиун.

Никто не стал оспаривать это замечание. И в первую очередь Римо.

Программа закончилась, но святой жрец Лобсанг Дром Ринпоче так и не изменил своего мнения.

– Это не бунджи-лама, – с горечью произнес он.

– Неужели ты все еще не веришь тому, что видели твои ленивые глаза, жрец? – возмутился Кула. – Тому, что слышали твои уши? Это, конечно же, воплощение, тулку. Свет во тьме. Он...

– Она, – поправил Римо.

– Хорошо, она, – не стал спорить Кула. – Но ведь волосы у нее и впрямь огненного цвета. И говорила она о своих прежних жизнях.

Лобсанг Дром сурово сузил глаза.

– Я не могу принять все это.

– Значит, надо посетить бунджи-ламу и лично во всем убедиться. Не станет же мастер Синанджу лгать!

Чиун, словно предупреждая, бросил многозначительный взгляд на Римо, затем встал на ноги и вытянулся, будто сизая струйка дыма.

– Есть некто, кто может вас убедить, – решительно проговорил он.

– И кто же это? – спросил Лобсанг.

– Старый бунджи-лама. Можно посоветоваться с ним.

Взгляды всех четверых, включая и Римо, устремились на заклятый сундук.

Махнув рукой в его сторону, Чиун сказал:

– Римо, тебе предоставляется честь открыть сундук.

– Я пас, – скорчив гримасу, ответил ученик.

Все смотрели на него так, будто он произнес какую-то непристойность.

– Это большая честь! – подстегнул его Чиун.

– Хорошо, хорошо. – Римо приблизился к сундуку. Тот на удивление оказался незапертым: медные защелки открылись достаточно легко. Откинув крышку, Уильямс поспешно отступил в сторону.

Отпрянуть его заставил запах, а вовсе не то, что он увидел. Чтобы замедлить разложение и приглушить запах, в сундук была насыпана соль.

Все пространство занимала мумия. Бунджи-лама, сложив руки на коленях, застыл в позе лотоса. Облачен он был в траченное молью выцветшее золотое одеяние. Вместо лица – лишайник и плесень, на месте глаз – черные провалы. Сквозь тонкие иссохшие губы виднелись уцелевшие зубы. В руках мальчик держал какую-то бронзовую вещицу, похожую на гантели.

– Какой же он маленький, просто карлик! – удивился Римо.

– Бунджи-ламе не исполнилось еще и пятнадцати, когда он покинул это тело.

Уильямс скривился.

– Вы что, не хороните своих покойников?

– Когда тибетец умирает, – объяснил Лобсанг Дром, – ему устраивают «небесные похороны». Тело относят на открытое место и, лишь после того как стервятники склевывают его до костей, хоронят.

– Таким образом вы экономите много места на кладбище, – сухо обронил Римо, – да еще и развлекаете ребятишек.

Лобсанг Дром посмотрел на его исподлобья.

– А как вы обходитесь со своими покойниками?

– Их кладут в деревянные гробы и погребают в земле.

– Значит, ваш ячмень попахивает мертвечиной, – произнес Лобсанг Дром.

Римо даже оторопь взяла от подобного умозаключения.

– Бунджи-лама всегда восседает в торжественной позе, – вмешался Кула, – пока не найдено его следующее тело. Лицо мумии обычно обращено на юг – в сторону долголетия. В этом проявляется почтение к старому телу, ибо не раз случалось, что старое тело указывало на новое.

– Говорят, тело предыдущего далай-ламы через десять дней после смерти повернулось лицом на северо-восток. Именно на северо-востоке был найден новый далай-лама.

– Подумать только! – изумился Римо.

– Вот и спросим бунджи-ламу, правильно ли указал оракул на его нынешнее тело, – объявил Чиун.

Все встали.

Уильямс внимательно наблюдал за происходящим.

Повернувшись лицом к мумифицированным останкам сорок шестого далай-ламы, Лобсанг Дром проговорил:

– О Угаснувший Свет! Подай знак, о трижды благословенный, правильно ли указал оракул на Свет Народившийся.

Старый бунджи-лама молчал. В его пустых глазницах ползали тени, порождаемые мерцающим светом цветного телевизора.

Из динамиков послышался голос Скуирелли Чикейн:

– Гуру сказал мне, что я, по всей видимости, узнаю свое истинное предназначение после шестидесяти.

– Почему, детка? – поинтересовалась Пупи Серебряная Рыбка.

– Потому что в шестьдесят женщина становится старухой.

– Ты хочешь сказать: ведьмой?

– Это предрассудок. Старуха всегда была символом женской мудрости. В свой шестидесятый день рождения я и обрету мудрость.

– Сладкая моя, – рассмеялась Пупи, – если в шестьдесят ты будешь выглядеть так же замечательно, к слову «старуха» в энциклопедии придется сделать новую картинку.

Пользуясь тем, что внимание присутствующих приковано к экрану, мастер Синанджу незаметно сунул руку в сундук и тут же вытащил ее обратно.

Голова бунджи-ламы, отломившись от иссохшей шеи, покатилась по полу и остановилась перед телевизором как раз в тот момент, когда Пупи Серебряная Рыбка сказала:

– Скуирелли Чикейн, я верю, что ты непременно узнаешь, каково твое предназначение в жизни, и выполнишь его.

– Все слышали? – воскликнул мастер Синанджу. – Бунджи-лама сказал свое слово!

– Бунджи-лама на экране или бунджи-лама, голова которого на полу? – уточнил Римо.

– И тот, и другой! – воскликнул Чиун. – Покатив свою голову по полу, бунджи-лама открыл сокровенную тайну самым недоверчивым.

– Недоверчивый прав, – вставил Уильямс.

Дрожа всем телом, Лобсанг Дром повернулся к Чиуну и, низко кланяясь, проговорил:

– Мне не следовало сомневаться в твоих словах, мастер Синанджу.

Мастер Синанджу склонился в ответном поклоне, стараясь скрыть ликование, сиявшее на его лице. Какие же легковерные простаки эти тибетцы.

– Это великое событие, – почтительно произнес Кула, – может быть, самое великое в моей жизни.

– Ну и кино! – пробормотал Римо.

Глава 6

Наутро Римо Уильямс проснулся вместе с солнцем. Скатившись с матраса, потянулся и подошел к большому стенному шкафу. Внутри с одной стороны на деревянных плечиках висели его тенниски, с другой стороны – брюки. Все запачканные белые тенниски Римо выбрасывал, черные на всякий случай оставлял. А носил он только черные или белые тенниски. Самые простые. Без каких-либо дурацких надписей или рисунков.

Брюки же Римо предпочитал исключительно хлопчатобумажные или твидовые, в основном коричневые, серые или черные. Впрочем, черные брюки, в отличие от черных теннисок, очень быстро обтрепывались – приходилось выбрасывать и их.

Уильямс выбрал белую тенниску и свежую пару черных брюк, но тут вспомнил, о чем предупреждал его Чиун накануне вечером. Сегодня они поедут искать живую бунджи-ламу. Пришлось остановиться на черной рубашке и серых брюках. Не ясно, когда они вернутся, но в надежде, что поездка окажется не слишком долгой, пожалуй, не стоит брать лишнее.

Перекинув одежду через руку, Римо поспешил в свою личную ванную. Из-за закрытой двери доносился какой-то шум.

– Кто там? – постучавшись, спросил Уильямс.

– Это я, Кула, – ответил громкий голос.

– Вода достаточно теплая?

– Удивительно холодная.

– Ты принимаешь холодный душ?

– Я моюсь в белом колодце, вода тут прохладная, и в нее приятно погружать лицо.

– Для полного удовольствия дерни еще серебряную ручку, – посоветовал Римо, досадуя, что его личную ванную так бесцеремонно заняли. Ладно, есть еще шестнадцать секций с ванной в каждой из них. Найти свободный душ не проблема.

Из соседней ванной послышались какие-то странные звуки. Дверь была не заперта, и Римо заглянул внутрь.

Святой жрец Лобсанг Дром Ринпоче, совершенно нагой, сидел рядом с ванной и зубными щетками хозяина помещения счищал грязь с черепа и плеч покойного бунджи-ламы.

– Что за ерундой ты занимаешься?

В ответ на приветствие Римо Лобсанг Дром высунул язык и сказал:

– Старый бунджи-лама должен выглядеть достойно, когда мы будем представлять его преемнице.

– Когда закончишь, не забудь вымыть ванну.

Это замечание явно задело тибетца.

– Ты же здешний слуга, не я.

– Ладно. Я приведу ванну в порядок, если ты согласишься помыться.

– Омовение я совершу, когда настанет подходящее для этого время.

– И когда же оно наступит, подходящее время?

– Когда новый бунджи-лама взойдет на Львиный трон. Ибо я дал обет, что до этого великого дня не стану совершать омовений.

– Ты дал обет, что не будешь мыться?

– Да. А как поступают в таких случаях верующие христиане?

– Как всегда. Ходят к обедне. Постятся. Воздерживаются от интимных отношений. Если все это не поможет, играют в бинго[11].

– Я тоже принял обет безбрачия.

– Раз ты не моешься, то принимать обет безбрачия уже необязательно, – бросил Римо, направляясь к следующей ванной. «Ни одна женщина не ляжет в постель с таким грязнулей», – подумал он, развивая высказанную вслух мысль.

Из кухни снизу доносились какие-то звуки: там, видимо, хлопотал Чиун. Ученик решил с мытьем пока подождать и, на ходу одевшись, спустился вниз по лестнице.

При его появлении мастер Синанджу даже не обернулся. Только шумно принюхался и недовольно поморщился.

– Я вижу, сегодня утром ты не принимал душа, – сказал он сухо.

– Можешь обозвать меня грязным тибетцем.

– Ты куда хуже немытого тибетца! Постоянно дерзишь. Смириться с твоим запахом – еще куда ни шло, но спускать тебе!..

– Послушай, эти люди – твои друзья. Не стыдно тебе надувать их всей этой липовой историей с бунджи-ламой?

Чиун стремительно обернулся.

– Как ты смеешь, Римо, разговаривать так со мной, с человеком, который очистил тебя от скверны этой белой страны и возвысил над всеми белыми?!

– Прости мою непочтительность, папочка.

– Я делаю все что могу, лишь бы дети в моей деревне сытно ели и ни в чем не нуждались. Если мой император говорит мне, что враг обрел чрезмерную силу и должен быть уничтожен, разве я спрашиваю, в самом ли деле этот враг заслуживает смерти? Я иду туда, где он живет, и, каковы бы ни были мои собственные чувства, выполняю императорское повеление. Такое обязательство я взвалил на свои хрупкие плечи, когда стал учителем. То же самое надлежит делать и тебе. Ибо, если мы станем уклоняться от выполнения своего долга, золото перестанет прибывать к бесплодным берегам Синанджу, жители деревни, которые не могут ловить рыбу, потому что вода в заливе слишком холодная, и не могут возделывать землю, потому что она слишком каменистая, вынуждены будут топить своих ребятишек, поскольку не смогут их прокормить.

– Послушай, я уже выучил все это наизусть.

Чиун склонил свою птичью головку набок.

– И ты веришь моим словам?

– Не вполне.

– Чему именно ты не веришь?

Римо на мгновение задумался.

– Честно сказать, ничему.

– Ничему?!

– Да. Вряд ли ребятишкам хоть когда-либо на протяжении веков угрожала опасность, что их утопят. Может, всю историю выдумали твои предки, поскольку вытворяли такое, о чем стыдно вспомнить? К тому же золота у тебя уже столько, что ты в состоянии прокормить всю Корею.

Казалось, сейчас грянет взрыв.

– Ты в самом деле так думаешь? – холодно поинтересовался Чиун.

Римо с вызовом скрестил на груди сильные жилистые руки.

– Да. Извини, но я действительно так думаю.

Мастер Чиун наклонил свою голову на другой бок и хихикнул.

– Ты учишься быстрее, чем я ожидал.

Ученик недоумевающе моргнул.

– Так ответь же на мой вопрос! Почему ты накалываешь своих друзей? Они так серьезно относятся ко всему, что связано с бунджи-ламой. Ведь это их религия!

– Все очень просто.

– Ну?

Чиун многозначительно поднял палец.

– Ведь они обратились за помощью к мастеру Синанджу.

– И что же?

– И предложили целую комнату золота, – сказал Чиун, выбросив сжатые кулаки к потолку так стремительно, что широкие рукава его кимоно вмиг ниспали, обнажив тонкие костлявые руки.

– Мне следовало бы догадаться об этом, – вздохнул Римо. – Послушай, не могу ли я остаться дома, когда вы поедете по своим делам?

– Неужели ты допустишь, чтобы твой приемный отец путешествовал в компании незнакомцев, без всякой охраны?

– Ты просто хочешь, чтобы я тащил твои сундуки.

– Мои сундуки потащит Кула.

– А что понесу я?

– Ты, – со значением произнес Чиун, возвращаясь к горшку с рисом, – возьмешь на себя бремя заставить почетного гостя тащить мои сундуки.

* * *

Через два часа Римо уже тащил сундуки своего учителя к взятому напрокат лимузину, стоявшему на стоянке совместного владения. Так как предполагалось, что поездка займет всего день, Чиун не настаивал на том, чтобы брать с собой все четырнадцать своих сундуков. Он приказал ученику отнести всего пять, но тот заартачился:

– В багажнике места всего на четыре сундука!

– Ну что ж, – неохотно сдался Чиун, – придется ограничиться четырьмя.

Втиснув последний сундук в просторный багажник, Римо запер его.

– Почему ты запер багажник? – тут же спросил Уильямса Кула.

– Потому что он полон.

– А что мы будем делать с сундуком с бунджи-ламой?

– Вот черт! Совсем запамятовал.

– Как ты мог забыть о бунджи-ламе?!

– Сам не понимаю, но в багажнике для него места нет.

– Значит, он поедет вместе с нами.

– Надо подумать.

– А разве не ясно, что бунджи-ламе по положению подобает ехать вместе с нами?

Римо на миг задумался.

– Что, если я поеду на переднем сиденье?

– Согласен, – сказал Кула.

– Хорошо, – кивнул Римо, надеясь, что перегородка, отделяющая передние сиденья от задних, окажется воздухонепроницаемой.

Она и в самом деле оказалась воздухонепроницаемой. Однако, услышав, что Римо сядет впереди, мастер Синанджу отпустил нанятого им дорогого шофера, предоставив ученику самому вести машину. Что до бунджи-ламы, то Чиун собственноручно взгромоздил его на переднее пассажирское сиденье.

Уильямс обнаружил это, лишь сев за руль. Он поспешно открыл все окна и через зеркало заднего вида зло сверкнул глазами на мастера Синанджу.

Чиун сиял простосердечной доброжелательностью.

Римо завел машину, и вскоре они уже катили по юго-восточной скоростной автостраде, к северу от Логанского аэропорта. Обычно это шоссе называли «автострадальной дорогой», но в это утро движение было довольно спокойным.

По внутреннему переговорному устройству послышался раскатистый голос Кулы:

– Почему в холодильнике нет кумыса?

– Напомните, чтобы, когда мы вернемся, я устроил им в конторе разнос по этому поводу. Да это просто возмутительно: нет кумыса! – отозвался Римо.

– Ты живешь в совершенно нецивилизованной стране, Белый Тигр.

– Кто бы спорил, только не я.

– Не расстраивайся. В моем личном воздушном корабле кумыса хоть залейся.

Римо заморгал.

– У тебя личный самолет?

– А как, ты думаешь, я сюда прибыл, на кобыле?

И все дружно рассмеялись над белым придурком, которого мастер Синанджу так радушно принял под свое крыло в надежде превратить если не в корейца, то уж в человека, хоть немного его напоминающего.

Самолет оказался чистого небесного цвета с серебряными полосами вдоль бортов. Этот «Боинг-747» принадлежал какой-то экзотической авиакомпании, имени которой, впрочем, на фюзеляже не значилось, только на хвосте виднелся силуэт тяжелого колеса, водруженного на древко с девятью конскими хвостами. Римо знал, что таков был бунчук Чингисхана.

По обеим сторонам люка навытяжку стояли первый и второй пилоты, одетые в традиционные халаты – дэлы – монгольских кочевников. Стоило только мастеру Синанджу, Куле и Лобсангу Дрому покинуть лимузин, как они низко поклонились.

Римо принялся таскать сундуки, и оба пилота разом закричали, чтобы он пошевеливался.

– Заткнитесь, – тихо буркнул Уильямс, укладывая сундуки Чиуна в открытое багажное отделение. – А то я вам хвосты прищемлю.

Последний сундук – с бунджи-ламой – он отнес прямо в кабину к пилотам.

В салоне была тьма кромешная. Все вокруг, включая и окна, было завешено пестроцветными монгольскими коврами, даже на полу вместо кресел только груды ковров. Лишь кое-где стояли низкие табуреты и сундуки.

Римо уже приходилось бывать в войлочных монгольских юртах. Убранство салона напоминало ему эти кочевые жилища: только юрты обычно круглые и просторные, в самом центре стоит очаг, и от него к открытому отверстию в крыше ведет труба.

Здесь очага не было, никакой дыры в потолке не зияло, но впечатление было такое, что он находится в очень длинном гере.

– Поставь сундук с бунджи-ламой на почетное место! – крикнул Кула, кивнув на великолепный восточный ковер.

– И закрой за собой дверь, – вмешался пилот.

Выполнив все, что ему велели, Римо расположился на полу.

– Приятно сознавать, что все это богатство не испортило тебя, Кула, – польстил он монголу.

Кула просиял:

– Тебе понравился мой воздушный корабль? Здесь есть все современные удобства: микроволновая печь, комната с колодцем.

– А где же стюардессы?

Кула непонимающе уставился на Римо.

– Он имеет в виду рабынь, – пояснил Чиун.

Кула нахмурился:

– Мы не разрешаем монгольским женщинам летать. Не то у них будут рождаться двухголовые уродцы. Летать разрешается только воинам.

– А американские женщины летают? – полюбопытствовал Лобсанг Дром.

– Постоянно, – ответил Римо.

– А как же поступают с детьми, которые рождаются с двумя головами?

– Мать выбирает, какая голова ей больше нравится, и отпиливает лишнюю, – выпалил Уильямс.

– Американки очень умные, – сказал Кула.

– Может, американская женщина с огненными волосами и в самом деле бунджи-лама? – пробормотал Лобсанг Дром как раз в тот момент, когда заработали реактивные двигатели и увешанный коврами фюзеляж затрясся.

Через минуту-другую они оказались в воздухе.

Лобсанг Дром закрыл глаза и стал медленно и тягуче повторять священный звук «Ом».

В руке он крутил что-то похожее на коробку из-под кошачьей еды на палке. Усыпанный бирюзовыми камнями деревянный ящик все вертелся и вертелся, издавая легкое поскрипывание.

– И как долго это будет продолжаться? – поинтересовался Римо.

– Молитвенное колесо, – пояснил Кула. – Туда кладут листок бумаги с записанной на нем молитвой. С каждым оборотом колеса молитва обретает все большую силу.

– Но нам предстоит долгий полет, – простонал Римо.

Кула растерянно моргнул.

– Сколько переходов до этой земли, которая называется Калифорния?

– Переходов?

– Меньше пяти часов, – объявил Чиун.

– Если ехать на коне?

– Самолетом.

Лобсанг Дром мгновенно широко открыл глаза. Они с Кулой обменялись удивленными взглядами.

– Такое большое расстояние?

– Это огромная страна, – кивнул Чиун. – Хотя и с отсталой культурой.

Кула, нахмурившись, откинул ковер и расплющил свой и без того плоский нос о стекло иллюминатора.

– Но я не вижу стад яков!

– У них нет яков, – ответил Чиун.

– Ни одного?

– Ну, может, несколько полуголодных буйволов.

– Оккупационная армия не сможет здесь раздобыть себе достаточно пропитания, – вставил Римо.

Лицо Кулы потемнело.

– Тогда мы приведем с собой яков. Как наш мирный дар. Чтобы усыпить бдительность белых людей. Пусть думают, что мы несем с собой мир.

– Я вижу, вы не скрываете своих захватнических планов, – покосился на монгола Римо. – Вы намереваетесь доскакать на конях от внешней Монголии до самого Лос-Анджелеса и там объявить о переходе власти в ваши руки?

Кула отпрянул от окна.

– Конечно же, нет!

– А как вы думаете провернуть это дело?

– Очень просто. Япония закупила в Америке и других так называемых цивилизованных странах много земель и предприятий.

– Верно.

– Когда они скупят почти весь мир, мы захватим Японию. Остальные так испугаются, что не посмеют даже оказать сопротивление.

– Похоже, у вас разработан долгосрочный проект.

– Рим не за один день был захвачен, – беззаботно произнес Кула.

– Ты хочешь сказать, что Рим не за один день был построен, – поправил Римо.

– А что, думаешь, за один день можно захватить империю?

– Должен тебя предупредить, что американский народ окажет сопротивление.

– Я тебе кое-что покажу, – отозвался Кула, вынимая из изукрашенного ларца толстую книгу в кожаном переплете. Он нашел какую-то определенную страницу и передал фолиант Римо. Пробежав глазами строчки, тот увидел, что речь там идет о Чингисхане. Толстый палец Кулы указал на последний абзац.

В былые времена критически настроенные персидские, китайские и арабские писатели клеймили Чингисхана как жестокого, безжалостного разрушителя, но его терроризм, в сущности, представлял собой тщательно рассчитанный вид психологической войны. Он никогда не ставил своей целью истребление людей вообще, как Гитлер, или какого-то общественного класса в частности, как Сталин и Мао. Несмотря на то что Чингисхан и разрушил несколько культурных центров, как правитель он проявлял терпимость к разным религиям и этническим меньшинствам. Сегодня Китай относится к нему сочувственно, Россия – осуждающе, тогда как в Монголии его почитают как символ монгольской государственности...

– Что за идиот накатал такую чушь? – спросил монгола Римо.

– Это отрывок из знаменитой мудрой американской книги, которая называется «Энциклопедия», – гордо ответил тот.

В руках Римо и в самом деле держал энциклопедию. Ту самую энциклопедию, которую можно найти во всех школьных и университетских библиотеках.

– Это открывает нам новые глубины падения политических взглядов, – пробурчал он, возвращая том.

Кула так и лучился улыбкой.

– Болдбатор Хан хорошо изучил западный образ мышления. Если мы станем убивать и грабить, не обращая внимания на национальную принадлежность, религию и цвет кожи, нас никто не осудит. К тому же мы, разумеется, проявим милосердие в своих завоевательных походах. Если какой-нибудь город, к примеру, сдастся без сопротивления, будут истреблены только мужчины.

– Как вы добры к бедным отсталым американцам! – саркастически пролепетал Римо.

– Будущее за царством мира, принесенного Монголией! – по-прежнему сияя, провозгласил Кула.

– Будет очень хорошо, – одобрил Чиун, – если вы принесете восточную культуру в эту прозябающую во мраке невежества страну.

Посмотрев на учителя, Римо спросил:

– Значит, когда монгольская кавалерия вторгнется в нашу страну, ты будешь молчаливо наблюдать со стороны? Но ведь Америка платит тебе золотом!

– Император Смит нанимает мастера Синанджу с одной-единственной целью: чтобы по его приказу он расправлялся с врагами Америки, – сказал Чиун. – Предотвращение каких-либо вторжений не входит в мои обязанности. Если император объявит Болдбатора Хана врагом Америки, я его убью. С сожалением, конечно, – добавил он, чтобы хоть как-то ублаготворить Кулу.

– А если ты убьешь моего Хана, я вынужден буду отрубить твою прославленную голову, – парировал Кула. – Хотя и буду очень огорчен.

– Какая смертная рука может остановить события, – вмешался Лобсанг Дром, – может предотвратить события, предопределенные Колесом Судьбы?

– Но ведь мы все равно возродимся! – засмеялся Кула. – Все, кроме Белого Тигра, который, как христианин, лишен такой возможности.

– А я и не хочу возрождаться, – заявил Римо. – Так-то вот!

– Римо хочет сказать, что не желает возрождаться христианином, – поддел его Чиун.

– Чушь собачья! – выпалил Уильямс и отправился в туалет, чтобы набрать воды из-под крана. Когда он вернулся, Кула и Лобсанг с нескрываемым ужасом уставились на бумажный стаканчик в его руке.

– В чем дело? – удивился Римо.

– Неужели ты собираешься пить воду, предназначенную для мытья рук? – спросил монгол.

Белый придурок, с удовольствием осушив бумажный стаканчик, ответил:

– Колодезная вода вредна для моего здоровья.

Глава 7

Утром, в шестидесятый день своего рождения, Скуирелли Чикейн проснулась, ожидая просветления.

Она сбросила прикрывавшую лицо маску и часто заморгала голубыми глазами, глядя на струящийся из окон солнечный свет. Тихий океан снаружи катил свои волны на ее частный пляж.

– Мне шестьдесят! – воскликнула она, садясь на постели. И цветом, и текстурой волосы ее походили на морковные очистки. – Это как раз тот возраст, когда женщины обретают мудрость.

Однако в солнечном сиянии не чувствовалось никакой мудрости. Только глазам стало больно. Правда, плеск волн приятно отдавался в голове.

– Надо выровнять чакры[12], – пробормотала она, закрывая искрящиеся голубые глаза.

Но чакры никак не выравнивались. Особенно чакра тепла. Опять заупрямилась, проклятая.

Зазвонил телефон.

– Скуирл, куколка моя, как дела?

– Чудесно, Джулиус.

– Отлично. Ты прочла отправленный тебе сценарий?

– Только три страницы. Придется отвергнуть.

– Отвергнуть? Почему? По-моему, для тебя это просто находка! Свободомыслящая женщина решает в пятьдесят лет завести ребенка, отправляется в больницу, где хранится банк спермы, и через десять лет вычисляет, что это была сперма юноши, которого она любила еще в средней школе. Дама находит отца своего ребенка, они влюбляются друг в друга, но что-то мешает их любви. Выясняется, что это брат-близнец ее бывшего возлюбленного, сам же он умер несколько лет назад. И она решает вырастить малыша без отца. Идеальная любовная история для женщин девяностых. Все возвращается на круги своя, она свободна.

– И те же одежды, что в моей прежней картине?

– Дались тебе эти шмотки! Мы выделим больше денег на твой гардероб, ведь это для тебя, а не для кого-то еще!

– Очень мило с твоей стороны, Джулиус, но сегодня я открываю новую страницу. Хватит с меня дурацких ролей!

– Как? Ты же ведь королева наивности! И обаяния, конечно.

– Чего только обо мне не писали, всего и не упомнишь. Ты знаешь, уже за сорок меня по-прежнему называли «кинозвездой с лицом гамена».

– Ну и что? Ты и в самом деле олицетворяешь юность. В нашем деле это очень важно.

– С сегодняшнего дня я воплощаю старость.

– И что же ты, по-твоему, собой представляешь?

– Блистательную, полную жизненных сил шестидесятилетнюю женщину.

– Когда же ты успела стать шестидесятилетней?

– Сегодня утром. Я как будто заново родилась, Джулиус. Выбрось все сценарии, которые тебе присылают. Отныне я старая Скуирелли Чикейн. Закажи для меня такие сценарии, которые делают для Джессики Тэнди[13].

– Джессика Тэнди? Не хочу говорить о ней ничего плохого, прелестная женщина. Но выглядит она как женщина, забальзамированная еще при жизни. Она будто маринованная.

– Джессика Тэнди? Я могу взять пример и с Барбары Стрейзанд.

– Скуирелли, куколка! Послушай меня, глупышка. Если хочешь, то, конечно, можешь спустить в унитаз свою карьеру, это твое право, но не отправляй туда и своего любящего агента. Ведь у меня есть дети.

– Или будет по-моему, или пусть все летит в тартарары, Джулиус. Пришли мне все сценарии о старухах, какие у тебя есть. И помни, я всегда могу написать еще одну книгу.

– О'кей, я сделаю все, что могу. Но мне это не по душе. Как и весь этот бред о твоем шестидесятилетии. Никому, даже матери, не заикайся об этом.

– Нет, буду кричать об этом со всех крыш. Мне шестьдесят. Отныне мне плевать на мужчин, на секс и на все такое.

Скуирелли дала отбой. И почти сразу же набрала какой-то номер.

– Привет, Бев. Говорит Скуирелли. Сегодня мой день рождения. Шестьдесят стукнуло. Представляешь, какая радость! У меня тут гениальная идея. Написать книгу для серии «Помоги себе», но на этот раз с другой точки зрения. Заглавие такое: «Скуирелли: секс без приставки „экс“. Отлично, не правда ли?

Холодно-вежливый голос на другом конце провода произнес:

– Не думаю, что читатели набросятся на книгу с таким названием.

– Не дури! Читатели набросятся на любую книгу с моим именем. Всегда набрасывались.

– Нужна хорошая реклама... Что с тобой происходит?

– Со мной всегда что-нибудь происходит.

Незримый собеседник долго молчал, затем протянул:

– Ты вспомнила что-нибудь из своих прежних жизней?

– Я тебе не рассказывала, что была посудомойкой во времена Генриха VIII и он даже приударял за мной?

– Пожалуй, это недостаточно пикантно, чтобы написать целую книгу.

– Чего ты хочешь от посудомойки? Пробиться наверх в те времена было не так-то просто.

– Хорошо, если у тебя будет что-нибудь пригодное для опубликования, звони.

В трубке воцарилась тишина, и Скуирелли Чикейн уставилась на дырочки, откуда слышалось гудение.

– Что с ними со всеми? Можно подумать, я подцепила чуму. Я не болела чумой вот уже... В какой прошлой жизни я болела этой ужасной заразой?..

Лежа на спине, Скуирелли смотрела в потолок. Потолок был розовый. Точно такой же, как и стены и все остальное убранство спальни.

– О'кей, – медленно произнесла женщина, – сегодня у меня выходной... Неудачный день рождения, – поправилась она. – До сих пор у меня была такая удивительная карма. Но, похоже, она изменилась к худшему. – Артистка закрыла глаза и стала опять выравнивать чакры. Как только они выровняются, все встанет на свои места.

Но чакры упорно не выравнивались, а утро тем временем уже истекало, превращаясь в день.

– Я думаю, – произнесла она, вновь усаживаясь на постели, – что мне пора прибегнуть к старому, испытанному приему: побывать в одной из своих прежних жизней.

Скуирелли поползла по своей большой, в форме сердца, кровати и взяла с ночного столика парочку серебряных палочек для еды. С их помощью она достала из отделанного бирюзой ларца небольшое количество какого-то коричневатого вещества, положила его в медную чашечку украшенной серебряной сканью хукки[14], лежавшей на столике. Ловко орудуя серебряными палочками, измельчила вещество, и Зиппо принесла ей уголек.

В трубке постепенно забурлило, и Скуирелли Чикейн взяла янтарный мундштук в рот. Глубоко вдохнула, задержала дыхание и выдохнула с хорошо усвоенной томностью.

Очень приятное ощущение. Просто чудесное. Она сделала еще вдох, скользнула под розовое атласное одеяло и с удовольствием стала затягиваться. Прекрасный бханг[15], просто превосходный. Все ее существо наполнилось блаженством.

Окутанная облачком дыма, Скуирелли воображала себе, что находится очень далеко от своего сонного городка в Виргинии.

Бханг воскрешал самые драгоценные воспоминания. Даже не верилось, что прошло столько лет.

– Шестьдесят лет, – пробормотала она. – Шестьдесят лет!

Двести сорок сезонов. Сорок три фильма. Двадцать восемь пьес и мюзиклов. Шесть автобиографий и одна книга, посвященная самораскрытию. Тридцать две прожитые жизни. Правда, одна телевизионная комедия кончилась провалом, но что поделаешь, всякое бывает. Тем более что надо все время зарабатывать себе на хлеб.

Все эти шестьдесят лет она жила полной жизнью. Очень много путешествовала. И где бы ни появлялась, ее повсюду встречали с радостью. Правда, перуанские власти выставили ее из страны за то, что она утверждала, будто пирамиды инков построили горшечники. Кое-где у нее случались неприятности с таможенниками из-за небольшого количества галлюциногенов. Но всем своим существом она ощущала, что лучшее еще впереди. В конце-то концов она ведь Телец!

Достаточно расслабившись и примирившись с миром, Скуирелли отложила трубку и попыталась встать.

Едва оторвав голову от подушки, она услышала какой-то хруст в поясничном отделе позвоночника. Пришлось лечь.

– Что с моим позвоночником? – удивленно пробормотала женщина.

Она решила попробовать еще раз, но с большим трудом только чуть-чуть приподнялась.

– Имельда, принеси целебные кристаллы. Быстро!

Ее верная служанка-филиппинка обработала кристаллами шишковатую спину актрисы, однако это не помогло.

– Я вызову доктора, мисс Скуирелли.

– Зачем? Доктора такие старомодные.

– Но вы же не можете встать с кровати.

– Пройдет. Возможно, я просто простудилась. Закрой все окна и хорошенько растопи камин. Главное – разогреть мои мудрые старые косточки.

– Думаю, это не помешает, – откликнулась Имельда, прикрывая хозяйку одеялом.

– Надеюсь.

– Тепло очень полезно при артрите.

– Артрите?

– У моей бедной матери было то же самое, что и у вас, мисс Скуирелли. Прохладным сырым утром она не могла даже повернуться.

– Артрит! Не может быть. Ведь я строго соблюдаю диету, делаю упражнения как йог. И кроме того, ведь я Телец.

– Вы уже не молодая женщина.

И служанка отправилась за углем, чтобы растопить камин.

Скуирелли Чикейн лежала на своих розовых атласных простынях. На фоне розовой атласной наволочки ярко горела копна ее рыжих волос. Своими голубыми глазами она обеспокоенно смотрела в розовый потолок.

– Мне шестьдесят, и я рассыпаюсь на части, – простонала женщина. – Почему это происходит со мной? И почему сейчас?

Глава 8

Лобсанг Дром и монгол Кула выжидательно уставились на Римо Уильямса.

– Где живет бунджи-лама, Белый Тигр? – спросил Кула.

– А я тут при чем? – пожал плечами Римо.

– Страна-то твоя, – пояснил Кула. – Ты что, не знаешь своих соседей?

– Мы только что объехали всю эту долбаную страну.

– Надо обратиться к оракулу, – провозгласил Чиун.

Все четверо осмотрелись. Здесь, в аэропорту, в нескольких местах были установлены видеомониторы.

– Какого спросим оракула? – осведомился Лобсанг. – Их тут много.

– Каждый из нас задаст один и тот же вопрос, кому-нибудь да улыбнется удача, – высказал свое мнение мастер Синанджу.

Кула и Лобсанг, привлекая к себе насмешливые взгляды, застыли рядом с мониторами.

– Римо, быстрее, – заторопил Чиун. – Надо срочно выяснить, где живет Скуирелли Чикейн. Или я останусь без монгольского золота.

– А ты не мог подумать об этом заранее, перед отлетом?

– Путешествие не путешествие, если не сопровождается неожиданностями.

– Поспешишь – людей насмешишь, – хмыкнул Римо. – Надо позвонить Смиту. В его компьютерах масса бесполезных сведений.

– Только не Смиту.

– Почему?

– Если спросить у него адрес Скуирелли Чикейн, он сразу же потребует объяснений. И тут же догадается, что я калымлю.

Ученик тяжело вздохнул.

– Не «калымлю», а подрабатываю. Впрочем, делай, как знаешь.

Чиун тотчас хлопнул в ладоши.

– Римо было откровение, – объявил он. – Нам следует поступить так, как он скажет.

Тибетец и монгол, прищурив глаза, подозрительно уставились на Белого Тигра.

– Думаю, для начала нам надо взять напрокат автомобиль, – предложил он.

Кула с Лобсангом нехотя последовали за мастерами Синанджу к стойке прокатного агентства. Увидев, что всеми делами за стойкой заправляет женщина, монгол вдруг попросил:

– Пожалуйста, окажите мне честь нанять автомобиль, который доставит нас до места назначения.

Видя, что никто, кроме него, не домогается этой чести, Кула шепнул:

– Римо, научи меня, какими нежными словами американцы дают понять женщинам, что обладают большой мужской силой и бесчисленными стадами яков. Я хочу научиться ухаживать за американками. Когда Америка окажется под нашей милосердной пятой, ни одна женщина не останется неудовлетворенной.

– Обычно начинают со слов: «У меня большой герпес».

Кула деловито заторопился к стойке и, вытащив золотую карточку, начал:

– Я монгол Кула, владелец бессчетных стад яков. И в отличие от ваших американских слабаков у меня большой герпес.

Через минуту он вернулся с квитанцией в руке, лицо его расплылось в широкой усмешке.

– Она был просто сражена! Сильно побледнела от удивления, глаза стали как блюдца.

– Не мог же я дать тебе плохой совет, – сказал Римо.

В автомобиле оказался сотовый телефон, и, едва они тронулись с места, как Римо набрал номер справочного бюро, стараясь дышать ртом, потому что запах, исходивший от сундука со старым бунджи-ламой, – а сундук поставили рядом с ним, на пассажирское сиденье, – ничуть не выветрился. Открыть окна? Это было бесполезно: снаружи почти так же сильно воняло.

– Мне нужны номера голливудских туристических автобусных агентств, – сказал он в трубку. – Всех, без исключения.

– Карандаш приготовили? – спросил оператор.

– В этом нет необходимости, – ответил Римо и тотчас поднес трубку к уху мастера Синанджу, чтобы тот запоминал услышанное.

Затем Уильямс принялся обзванивать все автобусные агентства, каждый раз непременно спрашивая: «Ваш автобусный маршрут проходит мимо дома Скуирелли Чикейн?»

Получив наконец утвердительный ответ, Римо выяснил адрес турагентства, и они покатили туда.

Им повезло. Они подъехали к агентству как раз в тот момент, когда автобус тронулся с места, отправляясь в очередную маршрутную поездку. Римо успел пристроиться за ним.

Вот и приморский поселок Малибу. Осталось только подождать, когда водитель объявит через мегафон, где находится дом Скуирелли Чикейн.

Заглушая шум двигателя, водитель наконец произнес:

– Как раз чуть впереди находится дом нашей многоодаренной Скуирелли.

Неожиданно откуда-то сбоку, завывая, выкатила машина «скорой помощи», и Римо пришлось подать в сторону. Автобус уехал вперед, а бело-желтая «скорая помощь» с ревом помчалась по дороге с надписью «частная».

– М-да, – проронил Уильямс.

– Что это? – испуганно спросил Лобсанг. – Что означает этот ужасный вой?

– Это машина «скорой помощи», – сдавленно проговорил Чиун. – В этой стране она употребляется только в двух случаях: чтобы доставить больного к доктору или увезти усопшего.

– Едет как раз туда, где живет бунджи-лама, – обеспокоенно пробормотал Кула.

Лобсанг нервно сглотнул.

– Если она умерла, нам придется заново начать поиски.

– Быстрее, Римо! – завопил Чиун. – Мы должны спасти бунджи-ламу от смерти, не то наши поиски затянутся на многие годы!

Долгим выдохом очистив легкие от вони старого бунджи-ламы, Уильямс до упора выжал педаль акселератора.

* * *

Скуирелли Чикейн с закрытыми глазами лежала на коврике перед камином, стараясь выровнять свои чакры. Она надеялась, что, если ей удастся это сделать, спину отпустит. Мысль была неплохая, возможно, ей удалось бы выполнить задуманное, но по какой-то причине в глазах у нее все двоилось. Несмотря на то, что они были закрыты. Может, бханг так действует?

Скуирелли открыла глаза. Вокруг по-прежнему все двоилось. Всего в нескольких дюймах от ее розовых ногтей плясали раздвоенные языки пламени. Треск стоял такой, будто горел лес.

– Замечательный бханг! – громко произнесла женщина. Теперь всего было вдвое больше, начиная с пальцев и кончая многочисленными наградами: «Оскарами», «Тони», «Эмми»[16] и другими. Она попыталась вспомнить, сколько «Оскаров» получила. Три или четыре? Трудно сказать. Копии хранились во всех принадлежавших ей домах, начиная с небольшого парижского коттеджа и кончая лондонской квартирой. Лежа на спине, актриса чувствовала, как при малейшем движении потрескивают ее позвонки.

– Может, пригласить хиропрактика? – задалась она вопросом, глядя в высокий белый потолок.

Зазвонил телефон. Имельда тотчас протянула аппарат и принесла трубку, чтобы Скуирелли не вздумала садиться, рискуя вывихнуть какой-нибудь позвонок.

– Хелло, – процедила актриса сквозь плотно стиснутые зубы.

– Хелло, – ответил низкий вкрадчивый голос. – Как поживает моя любимая шестидесятилетняя нимфетка?

– Уоррен? Ты помнишь день моего рождения? Как это мило с твоей стороны!

– Как я могу забыть? – На какую-то долю секунды наступила неловкая пауза. – Теперь, когда тебе исполнилось шестьдесят, почему бы нам не повеселиться?

– Ах, Уоррен. Побойся Бога! Ты же мне как брат.

– Да, но ты единственная голливудская актриса, с которой я еще не переспал.

– Ах ты, похотливый сатир!

– Это отказ?

– Да.

– А может, согласие?

– Нет.

– Но ты подумаешь об этом, ладно?

– Повесь трубку, Имельда, – велела Скуирелли, отодвигаясь от аппарата.

Имельда положила трубку на радиотелефон и покинула комнату.

– А кое-кто считает, будто я кокетка, – пробормотала женщина и только тут осознала, что приподнималась во время разговора.

Она попробовала двинуть ногами и тут же скорчилась, стала извиваться и кричать от боли так, что испуганная Имельда немедленно вызвала «скорую помощь».

* * *

Влетевшие в комнату врачи бегло осмотрели пациентку, и один из них констатировал:

– Спазм позвоночника.

Другой принюхался, посмотрел в расширенные зрачки Скуирелли и добавил:

– Да еще и накачалась чего-то.

Они принесли доску для выпрямления позвоночника и попробовали привязать женщину к ней. Но та только корчилась и кричала еще громче.

Врачи раздумывали, что бы предпринять еще, когда в комнате вдруг раздался громкий, как храмовый колокол, голос и сосновый паркет задрожал под тяжелыми шагами.

– Я монгол Кула, человек с большим герпесом, – загрохотало вокруг, – и убью любого христианина, который осквернит бунджи-ламу прикосновением своих рук.

Врачи, подняв глаза, увидели здоровенного азиата, размахивающего серебряным кинжалом, и тотчас попятились назад.

– Мы не хотим никаких неприятностей, дружище, – выдавил кто-то из них.

– Если вы отойдете прочь от этой женщины, никаких неприятностей и не будет, – проскрипел в ответ еще один голос.

Небольшой восточный человечек в кимоно из алого шелка, окинув присутствующих внимательным взглядом, сразу же заметил Скуирелли Чикейн, привязанную к доске. Он тотчас отвязал ее и отшвырнул доску.

– Западная медицина, – язвительно выдохнул он. – Счастье, что мы прибыли как раз вовремя и они не успели воткнуть какие-нибудь штуки в горло бунджи-ламе или отрезать ей уши.

– Больным здесь отрезают уши? – удивился Лобсанг Дром.

– Западные врачи – шарлатаны. Они считают себя вправе вырезать любой орган или придаток, если полагают, что он поражен раком.

– Да, верно, – подтвердил Римо. – Ушной рак – смертельная болезнь. Всех подряд косит.

И тут сонный голос с пола произнес:

– Кто такой бунджи-лама?

Никто не ответил на этот вопрос. Скуирелли Чикейн увидела, что над ней склонилось милое азиатское лицо. Много лет назад актриса побывала с визитом доброй воли в Китае, вот там-то она и видела такие доверчивые лица. До сих пор люди порицают ее за ту давнишнюю поездку, поскольку по возвращении домой женщина похвалила китайские власти. Ворчат главным образом республиканцы. Что с них взять, они такие необразованные!

– Кто вы такой? – спросила Скуирелли милое доверчивое лицо.

– Я мастер Синанджу и пришел сюда, чтобы избавить вас от страданий.

– Думаю, у меня что-то не в порядке с чакрами, мистер Синатра.

Над ней склонилось другое восточное лицо, весьма озабоченное.

– Я Лобсанг Дром, из Тибета. Вы знаете о чакрах?

– Да, конечно.

– Вы буддистка?

– Да, – ответил за нее другой восточный человек.

– Баптистка, – уточнила Скуирелли.

– Бап-тистка?

– Это американское слово, означающее «буддистка», – пояснил человек с доверчивым лицом.

– Звучит вполне правдоподобно, – согласилась Скуирелли, предпочитая плыть по течению.

– Ты можешь вылечить ее, мастер?

– Вы можете вылечить меня, мистер Синатра? – ухватилась за эту возможность Скуирелли, предположив, что старый человечек – какой-нибудь отдаленный родственник Фрэнка.

Восточный человечек тут же одной рукой приподнял ей голову, а другой стал лечить позвоночник. Скуирелли почувствовала сильное тепло в области шеи, затем ее охватила сонливость. Она задремала, но за сомкнутыми веками видела, как чакры ее выравниваются.

Глаза женщины вдруг открылись, человечек отнял свои сильные руки.

– Можете сесть, – сказал он, вставая.

Скуирелли поджала под себя ноги, типичные ноги танцовщицы. Теперь они полностью повиновались ее воле. Она удивленно села, не ощущая в спине никакой боли или онемения.

– Вы хиропрактик? – спросила она, усаживаясь в позе лотоса.

Повернув голову, восточный старичок сплюнул в огонь.

– Энергия в вашем организме была не сбалансирована. В позвоночнике ощущался избыток ветра. Я убрал вредный ветер.

Скуирелли растерянно захлопала глазами. Она никогда не слышала о ветре в позвоночнике. Но это звучало сугубо современно и потому, очевидно, правильно. Такова была суть ее личной философии: если звучит правильно, стало быть, так оно и есть. Актриса увидела незнакомых людей, сразу четверых, не считая служанки и двух врачей, которые робко упаковывали доску для выпрямления позвоночника и собирали аптечку первой помощи. Впрочем, они тут же тихонько удалились.

Двое незнакомцев оказались азиатами, которых она уже видела. Третий, по всей видимости, тоже азиат, но он отличался от своих собратьев: был громаден, как Конан[17]. Четвертый – белый – отличался неуловимой небрежностью в одежде. Кроме того, Скуирелли еще ни у кого не видела таких больших рук. Да и в том, как он двигался, было что-то необъяснимо любопытное. Скуирелли глаз от него не могла оторвать. Гости же, в свой черед, во все глаза смотрели на нее. Она, правда, не находила в этом ничего особенного. В конце концов она ведь Скуирелли Чикейн, гордость сцены и экрана, певица и обладательница многих жизней!

Женщина улыбнулась сразу всем своей самой обворожительной улыбкой.

– Попробую угадать. Вы делегация, присланная Народной Республикой, чтобы поздравить меня с шестидесятилетием.

Лица азиатов вытянулись, старик опять сплюнул в камин.

– Догадка оказалась неверной? О'кей, извините. Кто же вы такие?

– Я мастер Синанджу, в будущем Чиун Великий, со мной святой жрец Лобсанг Дром Ринпоче и монгол Кула.

– А этот сексуал?..

Гости нахмурились, и прежде всего сам «сексуал».

– Это наш слуга, – объявил человек с милым лицом, который назвал себя Чиуном.

– Поменяйте его на мою служанку!

– Так не пойдет, – запротестовал «сексуал» с большими руками.

– Ты не хочешь быть моим мальчиком? – обидчиво спросила Скуирелли.

– Я свободный человек.

– Сейчас же прекрати! – крикнул мастер Синанджу. – Принеси сундук прежнего бунджи-ламы, Римо.

Белый, которого звали Римо, вышел из комнаты. Скуирелли с удовольствием отметила, что он движется, как танцовщик. Лучше, чем Нуреев, – глаз не оторвешь.

В его отсутствие старый восточный человек заговорил вкрадчивым голосом:

– О огневолосая обладательница многих жизней! Мы прибыли сюда издалека, чтобы сообщить тебе важные известия.

– Желаю счастливого дня рождения, – запела Скуирелли, – желаю себе счастливого дня рождения. Надеюсь, что «сексуал» – превосходный танцовщик. Боже, какое у него могучее телосложение!

Видя, что никто не присоединяется к ней, она остановилась.

– Значит, вы явились сюда не для того, чтобы поздравить меня? Скажите же девочке, зачем вы прибыли?

– Оракул сообщил нам, что ты обитаешь здесь, на земле Малибу, – продолжал Чиун. – И как мы теперь видим, он сказал правду. Здесь мы тебя и нашли.

– Мастер Синанджу всегда говорит правду, – подхватил монгол Кула.

– Да, верно, – поддержал тибетец Лобсанг.

– Обо мне пишут книги, – проговорила Скуирелли.

– А теперь пришло время проверить истинность другого прорицания оракула, – как ни в чем не бывало заявил оракул.

– Оракул? Пророчествовал обо мне? За моей спиной?

– Оракул предсказал, что ты будешь следующим бунджи-ламой.

– Никогда не слышала о бунджи-ламе, – призналась Скуирелли. – Я как-то встречала делийского агнца[18]. На званом вечере вместе с Ричардом Гиром[19]. Есть тут какая-нибудь связь?

На этот раз в камин плюнул тибетец.

– Умирая естественной смертью, – начал он, – бунджи-лама перевоплощается в младенца, родившегося в тот самый момент, когда жизнь покидает тело умирающего. Что до последнего бунджи-ламы, то он предрек, что обретет новую плоть вдали от Тибета, а также назвал некоторые признаки, по которым его смогут найти регенты.

– Все это, похоже, имеет космическое значение, – покачала головой актриса.

– Посмотрите на эту белую женщину, которую зовут Скуирелли Чикейн, – провозгласил мастер Синанджу. – Не правда ли, у нее огненные волосы?

– Да.

– Верно.

– Даже некрашеные, – кивнула Скуирелли, взъерошив лохматую, морковного цвета шевелюру.

– Мы помним, что сорок шестой бунджи-лама прежде всего предсказал, что в своем следующем воплощении будет иметь волосы цвета огня.

– Боже мой, да ведь это он обо мне! – воскликнула Скуирелли. – В своей предыдущей жизни я была бунджи-ламой?

– Первое испытание она выдержала. Теперь надо удостовериться, помнит ли эта женщина какую-нибудь реликвию из своей прошлой жизни.

– Покажите мне реликвию! Покажите реликвию! – взволнованно запричитала Скуирелли.

В этот момент возвратился Римо с сундуком. Скуирелли зачарованно следила за тем, как его открывают. Наконец изнутри гадко пахнуло, и перед ней предстала безглавая мумия в сидячем положении. Голова же покоилась на коленях мертвеца так, будто это было самое естественное для нее место.

– Что это? – отшатнулась женщина.

– Старый бунджи-лама, – ответил Лобсанг, вынимая из скрюченных коричневых пальцев мумии бронзовый трезубец с колокольчиком и потрясая им перед широко раскрытыми глазами Скуирелли.

– Вы узнаете этот дордже?

– Дордже?!

– Этот церемониальный жезл, – пояснил тибетец, – является символом власти бунджи-ламы.

Скуирелли озадаченно сдвинула брови.

– Нет, черт возьми. А почему не звенит колокольчик?

– Она выдержала второе испытание, – объявил Чиун.

– Выдержала?

– Было предсказано, то сорок седьмой бунджи-лама не узнает никаких атрибутов своей прежней власти.

– Совершенно верно. Я не узнаю эту штуку. – И глядя на изъеденное лишаем лицо старого бунджи-ламы, добавила: – По правде говоря, я не узнаю саму себя.

– Что за чушь! – возмутился Римо. – Конечно, она не узнает! Она никогда в жизни не видела старого бунджи-ламу. Что за идиотское испытание?

– Молчи, белоглазый, – оборвал его Лобсанг.

– Есть еще и другие испытания, – сказал мастер Синанджу. – Покажите нам свое левое плечо.

Скуирелли расстегнула верхние пуговицы розовой пижамы, подставляя «сексуалу» свое плечо. Казалось, тот со скучающим видом смотрит в окно. Скуирелли подумала, что он предпочитает взглянуть на отражение. Мужчины такие хитрецы!

– Посмотрите на знак. Вот уже многие века этот знак отличает всех бунджи-лам.

Скуирелли вздрогнула. Старый азиат показывал наманикюренным пальцем на ее голое плечо.

– Знак? Какой знак? – воскликнула артистка, всматриваясь в плечо. На нем и в самом деле виднелась какая-то ямочка.

– Боже! Подумать только! Никогда раньше не видела этой родинки.

– Это след от вакцинации, дура, – фыркнул Римо.

– Что за диковинное слово «вакцинация»? – поинтересовался Лобсанг.

– Это редкое слово, означает «отличительный знак бунджи-ламы», ведь слава бунджи-ламы достигла даже этой отсталой страны, – объяснил Чиун.

Тибетец подошел поближе и покосился на знак. Его и без того худое лицо вытянулось еще сильнее.

– Знак тот самый? – заволновалась Скуирелли. – Скажите мне, тот самый? Я просто запуталась в своих прежних жизнях, не знаю, чего и ждать.

– Знак именно такой, какой описывают древние тексты, – откликнулся Лобсанг. – Но вы – женщина с белыми глазами, а с белыми глазами еще никто не был тулку.

– Что такое тулку?

– Воплощение, инкарнация.

– Зовите меня белоглазой тулку. Хотя вообще-то глаза у меня голубые.

– Есть еще одно испытание. Последний бунджи-лама не говорил о нем, но оно известно всем Безымянным Почитателям, Прозревающим Свет Во Тьме, – с расстановкой проговорил Лобсанг.

– Что это за испытание?

– Я должен видеть ваш пупок.

– Ради Бога! – И Скуирелли задрала пижаму до самой груди. Римо по-прежнему делал вид, будто смотрит в окно.

– Все верно! – воскликнул Лобсанг. – Пупок у нее выдается вперед, как у всех предыдущих лам.

– Значит, вы считаете, что я бунджи-лама?

Чиун повелительно поднял руку.

– Остается еще одно заключительное испытание.

– Что за испытание? Я наверняка его выдержу. Всегда выдерживаю все тесты. Запросто решаю кроссворды, разгадываю любые анаграммы. Только скажите, что мне надо сделать.

– Надо все выяснить об идоле, – обратился к мужчинам Чиун.

– Да, об идоле, – поддержал его Кула. – Есть ли у вас здесь буддийский храм, О Свет, Который, Возможно, Засияет Во Тьме?

– Нет.

– А где же вы поклоняетесь вашим предкам?

– Обычно я разговариваю с ними по телефону.

– Если мы не найдем идола, то должны будем отвергнуть ее кандидатуру, – нахмурился Лобсанг Дром.

– Но я вовсе не хочу, чтобы вы отвергли мою кандидатуру, – простонала Скуирелли. – Я хочу быть бунджи-ламой! И я заслуживаю этого. Кем я только не была в своих прошлых жизнях! Вот только царицей Савской не довелось. Ею хочет быть моя подруга Пупи.

– Стало быть, можно отправляться домой? – спросил Римо.

– Прежде чем уйти, надо обыскать весь этот дом и убедиться, что идола здесь нет. Или же, наоборот, он есть, – безапелляционно заявил Чиун.

– Я, кажется, догадываюсь, о чем вы говорите, и помогу вам в ваших поисках, – обнадежила гостей Скуирелли.

– Это единственный во всем мире идол, которого перед самой смертью подробно описал последний бунджи-лама, – вещал мастер Синанджу, осматривая комнату и стараясь при этом не глядеть на каминную полку.

Случилось так, что Римо Уильямс, который смотрел по сторонам, лишь бы не встречаться взглядом со Скуирелли Чикейн, заметил золотую статуэтку с мечом и без лица.

Захлопав глазами, он открыл рот и тут же, прикусив язык, подошел к каминной доске со статуэткой, дабы собой загородить ее.

– Почему бы вам не обыскать другие комнаты, – предложил он азиатам. – Эту я уже тщательно осмотрел.

Глава 9

Стоило только всем покинуть гостиную, как Римо повернулся, схватил с камина позолоченную статуэтку и стал метаться по комнате в поисках укромного местечка.

Мебель у актрисы была из красного дерева, сугубо современная и состояла всего из нескольких предметов. Римо хотел было сунуть статуэтку под диван, но, зная Чиуна, предположил, что именно там он и будет ее искать.

Оставался лишь камин. Уильямс недовольно поморщился – ведь это была не его собственность, – но и случай выдался чрезвычайный. Что бы ни задумывал Чиун, дело всегда кончалось неприятностями!

Римо швырнул вещицу в камин, за горящее полено. Полено же как назло оказалось не настоящим, а изготовленным из папье-маше. Не выдержав удара, оно развалилось надвое, в воздух взвился целый столб искр.

Теперь статуэтка лежала среди клочков горящей бумаги, открытая для всех взглядов.

– Черт! – в сердцах выругался Римо.

Выбора у него не оставалось. Надо во что бы то ни стало спрятать эту проклятую штуковину! Опустившись на колено, Римо сунул руку в огонь и так стремительно вытащил несчастную статуэтку, что не опалил ни одного волоска на руке.

Вещица, однако, сильно разогрелась. Стараясь избежать ожогов, Римо рванулся к сундуку, спрятал ее под сидящей мумией бунджи-ламы и торопливо захлопнул крышку.

Вернувшись через несколько минут, мастер Синанджу заметил, что Римо стоит с деланно скучающим видом.

Заподозрив неладное, Чиун насторожился:

– Что ты тут делал?

– Ничего. Только перевернул полено. – Римо указал на камин, стараясь ничем себя не выдать.

И тут вдруг с радостным воплем в комнату ворвался Кула.

– Я нашел идола! Нашел идола без лица!

И монгол поднял золотую статуэтку, знакомую всем, кто наблюдал раздачу призов Академией.

– Это тот самый идол, о котором говорил бунджи-лама! – вскричал Чиун. – Тот самый!

– В самом деле? – удивилась Скуирелли.

– Это ваш идол? – строго спросил Лобсанг.

– Да, конечно, мой.

– Им была подперта дверь, ведущая в комнату с колодцем. Как будто это какая-нибудь ненужная вещь.

– Да, я подпирала этой статуэткой дверь. А что делать бедной девочке, когда у нее столько идолов!

– Он не похож на Будду, – заметил Лобсанг – Как его зовут?

– «Оскар».

– «Ос-кар»? Как он оказался в ваших руках?

– Да он у меня уже миллион лет.

И тут все вдруг заметили дым.

– Откуда этот дымок? – спросил Чиун.

– Из сундука старого бунджи-ламы! – воскликнул Кула. – Видишь? Бунджи-лама требует нашего внимания.

– Проклятие! – выругался Римо.

Монгол откинул крышку сундука. Изнутри вырвался столб вонючего дыма. Запах был такой, будто горит высохшая навозная куча.

– Что ты хочешь нам открыть, О Свет Угасший? – спросил Лобсанг у сморщенной мумии.

Но старый бунджи-лама, окутанный дымом, по-прежнему молча сидел. И вдруг его расшитое золотом одеяние вспыхнуло ярким пламенем.

– Старый бунджи-лама весь пылает! – воскликнул Лобсанг. – Он покидает нас. Что это может значить?

– Это значит, – сухо отозвался Римо, – что он горит.

Прямо у всех на глазах мумия почернела, съежилась и превратилась в груду закоптившихся костей и пепла.

Взорам присутствующих вдруг открылась золотая статуэтка без лица, с мечом в соединенных вместе руках.

– Смотрите! – закричал Кула. – Еще один идол без лица. Точно такой же, как и первый!

– Это знак, – изрек Чиун. – Бунджи-лама подтвердил, что идол истинный, магическим образом явив другого, точно такого же.

– Это правда? – поинтересовался Лобсанг у Скуирелли.

– По-моему, весьма убедительно, – усмехнулась та в ответ.

При этих словах Лобсанг Дром и монгол Кула простерлись ниц перед Скуирелли Чикейн.

– Мы твои слуги, о Свет, наконец-то Воссиявший! – воскликнули они.

Скуирелли Чикейн радостно завопила:

– Я – бунджи-лама! Я – бунджи-лама! Я так и знала, у меня такая потрясающая карма. Это даже лучше, чем выиграть в «Колесе фортуны».

– Она бунджи-лама, – недовольно хмыкнул Римо.

Актриса от радости танцевала по всей комнате.

– Вот будет новость для моих друзей. Вот будет новость для моей матери. Я бунджи-лама. И буду такой бунджи-ламой, какой свет не видывал!

– Вот уж поистине чудо, – прорычал Кула, смахивая с глаз слезу.

Приблизившись к мастеру Синанджу, Римо шепнул:

– Не хотелось бы нарушать всеобщее ликование, но это я спрятал «Оскара» в сундуке.

– Я знаю.

– Откуда?!

– Потому что заметил, как вытянулось твое бледное лицо, когда ты увидел статуэтку.

– Погоди минуточку. Ты хочешь сказать, что вывел всех из комнаты, потому что знал, что я спрячу статуэтку?

– Да.

– Почему же ты не указал на нее сам?

– Потому что я указал на все остальные знаки. Пора было выступить кому-нибудь другому.

– А как насчет второй статуэтки?

Чиун пожал плечами.

– Иногда боги улыбаются дважды за один день.

– Прекрасно. Выходит, я помогаю тебе в твоих обманах.

– Никто ни к чему тебя не принуждал.

– Что будем делать раньше?

– Праздновать великое событие. Наши буддийские друзья наконец-то нашли свою затерявшуюся верховную жрицу, – произнес Чиун.

– Похоже, верховная жрица уже празднует свою великую удачу. – Римо кивнул на Скуирелли Чикейн. Присев на корточки, она, как стареющий битник, отбивала барабанную дробь по лысой голове Лобсанга Дрома; тот, впрочем, не жаловался.

* * *

– Итак, – начала актриса, удобно устраиваясь на диване, – расскажите мне о бунджи-ламе. Какова я была? Кто были мои возлюбленные? Любила ли я тогда вишни в шоколаде?

Все сели на полу в кружок, в позу лотоса. Служанка подала им тофу[20] и морковный сок. Скуирелли уплетала за обе щеки замороженный персиковый йогурт.

Римо отсел в сторонку, потому что ему не нравилось, как на него поглядывает актриса. Если бы за похотливый взгляд давали срок, она получила бы на полную катушку.

– Не важно, кем вы были, – произнес Лобсанг. – Важно, кем вы отныне станете.

– Да?

– Вы бунджи-лама.

– Вы хотите сказать, что я была бунджи-ламой? Но ведь лама – это животное. – Скуирелли хмуро взглянула на свой йогурт. – Я видела целое стадо, когда в последний раз была в Перу От этих животных пахло еще противнее, чем от мокрых овец.

– О Свет Воссиявший! Вы были бунджи-ламой во времена минувшие и теперь вновь возродились. Вы всегда были бунджи-ламой и всегда будете бунджи-ламой, пока наконец не обретете духовное совершенство и круг ваших перерождений не замкнется.

Проглотив йогурт, женщина покачала головой:

– Я вас не понимаю. Как я, Скуирелли Чикейн, могу быть бунджи-ламой?

– Теперь вы уже не Скуирелли Чикейн, – объяснил Лобсанг, – а бунджи-лама.

– О'кей, – задумчиво протянула Скуирелли. – Допустим, я бунджи-лама. К этому делу надо отнестись серьезно. Прежде всего я должна знать, как одевается бунджи-лама.

Лобсанг Дром растерянно захлопал глазами.

– Как одевается?

– Да. Каков должен быть мой гардероб? Ведь должен же быть у меня гардероб!

– Конечно. Я захватил с собой ваше одеяние для медитации.

– Римо, – скомандовал Чиун, – принеси новой бунджи-ламе одеяние для медитации.

Римо поднялся.

– Иди помедленнее, Римо! – крикнула ему вслед Скуирелли. – Я хочу помедитировать на твои ягодицы.

Римо с убитым видом, пятясь, вышел из комнаты.

Через несколько мгновений он вернулся с сундучком из эбенового дерева. Лобсанг Дром, поставив его перед собой, с благоговением открыл. Достав оттуда свернутое шелковое одеяние, он с церемонным поклоном протянул его Чикейн.

Женщина взяла балахон, развернула, и ее стареющее лицо гамена разочарованно перекосилось.

– Оранжевая мантия? Но это же не мой цвет! А ничего цвета бургунднского вина у вас нет?

Лобсанг вздрогнул.

– Она получила плохое воспитание, – тотчас нашелся Чиун. – Совершенно очевидно, что новая бунджи-лама, затерявшись вдали от Тибета, страдает амнезией.

Лобсанг кивнул.

– Она действительно страдает от потери памяти.

– Я?

– Она должна получить новое воспитание и образование, – настаивал Чиун.

– Вы буддистка? – спросил Лобсанг у Скуирелли.

– Баптистка.

– Это одно и то же.

– Тут сам черт не разберется, – вмешался Римо.

– По-моему, мы не представились друг другу как следует. – Женщина покосилась на Уильямса. – Я Скуирелли Чикейн.

– Римо Буттафуоко, – отозвался Уильямс.

– Какой-нибудь родственник?

– Он моя сестра.

– Сестра?

– Да. Но это пока еще не открылось.

Скуирелли с озадаченным видом посмотрела не него.

– Знаете, я подозревала это.

– Весьма проницательно с вашей стороны.

– Вы знаете сутры? – спросил Лобсанг.

Женщина оторвала взгляд от пустой чашки из-под йогурта.

– Сутры?

– Ну да, учили вы их в детстве?

– У меня есть «Камасутра». – Она сладко улыбнулась Римо. – Я знаю эту книгу наизусть. Практика позволяет достичь совершенства.

– С этого дня, – изрек Лобсанг, – вам надлежит соблюдать обет целомудрия.

– Обет целомудрия?!

– Да. Вам не следует есть мяса и яиц, и вы должны ежедневно заниматься медитацией.

– Я уже придерживаюсь всех этих принципов.

– Вот доказательство, что она истинная буддистка, хотя и сбилась с праведного пути.

– Послушайте, я сделаю все что нужно, только бы стать бунджи-ламой!

– Вы пожалеете об этом.

– Ш-ш-ш, – зашипел на него Чиун.

– Интересно почему? – насторожилась Скуирелли.

– Потому что я уже участвовал в затеях Чиуна. Все они кончаются одинаково: вокруг одно дерьмо. Он же выходит сухим из воды.

– Я вижу, вы неплохо просвещены.

– Во всяком случае, не внушаю себе, будто бы уже некогда жил.

– Но ведь так оно и было, – тряхнула головой Скуирелли. – Будьте, как и я, человеком открытым.

– Если вы человек открытый, то только потому, что у вас дыры в голове.

– Римо и в самом деле жил в прошлом, – мягко сказал Чиун.

– Ни хрена подобного!

– Ты был Лу Обесчещенным. Корейцем и мастером Синанджу.

– Это верно, Белый Тигр? – спросил Кула. – Ты и в самом деле был корейцем в своей прежней жизни?

Все вопросительно и весьма благожелательно посмотрели на Римо. Он чувствовал себя пьяницей, явившимся на свое первое антиалкогольное собрание.

– Я не хочу об этом говорить, – буркнул он и поспешно выскочил из дома.

* * *

Римо понуро брел по берегу, то и дело хмуря брови и ощущая противное посасывание под ложечкой. Тем не менее, следов за ним на песке не оставалось. Ходить вкрадчиво, как кошка, вошло у него в привычку, и теперь он даже не сознавал этого.

Смеркалось. Прибой что-то бормотал на своем древнем языке, вода расстилалась по песку холодным пенным покрывалом, и она непременно смыла бы все следы, если бы даже Римо умудрился их оставить.

Уильямса воспитали католиком. Он также изучил западную физику, утверждающую, что человек не может обогнать мчащийся автомобиль, влезать по плоской стене высокого здания, увернуться от летящей пули и загнать палец в стальную плиту. Однако под наставничеством Чиуна Римо научился подобным премудростям. И вот после того как мастер Синанджу разрушил его иллюзорные представления об этом мире и своем в нем месте, он бросил вызов и его религиозным верованиям.

Когда Харолд В. Смит нанимал Чиуна, чтобы тренировать Римо, он всего лишь хотел иметь хорошо обученного убийцу, владеющего боевым искусством Синанджу, для проведения необходимых американцам операций. Однако белый человек, отобранный для этой цели Смитом, все сильнее и сильнее ощущал себя продолжателем длинного рода мастеров Синанджу.

Двадцать лет назад Уильямс не чувствовал никаких неудобств, живя представлениями сразу о двух мирах, он как-то смирился с этим, все еще сохраняя верность своей стране. Но какая-то часть его души тянулась к унылой корейской деревушке в Западно-Корейском заливе, где возник род Синанджу, который еще за много столетий до рождения Христова служил тронам старого мира. По мнению Римо, он не был связан с корейцами кровными узами. Но долг, традиции и честь объединяли его со всеми предшественниками-мастерами. Мастера Синанджу появлялись всего один-два раза в столетие. А он был первым белым человеком в их клане и мог по праву гордиться этим.

Много лет назад, во время выполнения одного из их первых заданий, Чиун поведал своему ученику о прорицании Синанджу. Однажды мастер Синанджу, говорилось в этом прорицании, обучит белого человека, и тот погибнет, почитая солнце. Ученик этот по прозванию Белый Тигр станет аватарой Разрушителя Шивы, Индийского бога разрушения.

Римо не без иронии выслушал рассказ учителя, посчитав его еще одной забавной байкой корейца, призванной скрасить суровую действительность, вроде байки о том, как детей топят в море. Долгое время Уильямсу казалось, что этой выдумкой Чиун пытается скрыть замешательство при мысли о том, что обучает некорейца.

Но с Римо стали происходить удивительные вещи. Иногда он ненадолго впадал в беспамятство, очнувшись же, недоумевал. Он вроде бы и не терял сознания, но у его ног, например, лежал поверженный враг, а в памяти совершенно не отложились подробности схватки. Происходило и нечто худшее: во время войны в Персидском заливе Римо лишился памяти аж на несколько дней.

В тот раз Чиун попытался объяснить ученику, что в него вселялся Шива, и уже недалеко то время, когда грозный бог всецело завладеет его бренным телом.

В тот день Римо также выбежал из комнаты.

Нечто подобное случилось с Уильямсом во время выполнения одного из последних заданий, но на этот раз у него сохранилось лишь смутное воспоминание о нем.

Ни ученик, ни учитель никогда и словом не обмолвились о происшедшем, однако у обоих осталось ощущение некоторой неловкости. Римо не хотел вторгаться в какую-либо другую жизнь, как не хотел никакого вмешательства и в свое сознание. Он хотел быть самим собой, Римо.

Чувствовалось, что Чиун нервничает все сильнее и сильнее из-за такого рода эпизодов с учеником. Как бы ни были страшны прорицания, действительность была куда более угрожающей. Мастер Синанджу опасался, что Шива окончательно завладеет сознанием ученика, и тогда он потеряет его. Римо же и в мыслях не допускал, что род Синанджу может прерваться. Что до Чиуна, то он был убежден, что в жилах Римо течет корейская кровь.

Уильямс, впрочем, считал, что это невозможно.

Чиун поведал Римо также, что некто Лу Обесчещенный, мастер Синанджу времен Древнего Рима, по своей слабости допустил гибель самого великого человека, которому когда-либо служили Синанджу.

Ученик в глубине души лишь посмеивался, и так бы все и продолжалось, если бы не повстречался он в один прекрасный момент с Айвори, шриланкийкой, которую никогда прежде не видел, но тотчас вспомнил, стоило ему лишь взглянуть на нее. Оказалось, он знает девушку по прежней жизни.

Чиун сказал ему, что они любили друг друга две тысячи лет назад. Римо был мастером Лу, а она – жрицей Кали, грозной супругой бога Шивы. И в той жизни, и в этой смерть разъединяет их в миг высочайшего блаженства. Римо старался подавлять память о прошлой жизни, и это ему неплохо удавалось. Вплоть до сегодняшнего дня.

А ведь некогда все казалось таким реальным! Таким красочно-ярким.

Может, он и в самом деле воплощение Шивы? И был когда-то мастером Лу?

– Кто же я такой, черт побери?! – в сердцах буркнул Римо, шагая по песку.

Волны Тихого океана, увенчанные тонкими белыми гребешками, бесконечными рядами накатывали на берег и растекались до полного исчезновения – такие же вечные, как и звезды. Римо мрачно смотрел вдаль.

Волны продолжали свои набеги, звезды продолжали пылать холодным огнем. Кто осмелится утверждать, что дух его не может возродиться в какой-то другой жизни?

– Да пропади все пропадом! – со злостью бросил Римо и двинулся по направлению к дому. Одно можно сказать с уверенностью: Скуирелли Чикейн не бунджи-лама. Вся эта история лишь очередное немыслимое надувательство Чиуна.

Глава 10

Скуирелли Чикейн, поедая вишни в шоколаде, лежала на своей розовой, в виде сердца, кровати.

– Привет, мама. Это я, Скуирл. У меня просто потрясные новости!

– Ты встретила мужчину?

– Нет, сразу четверых.

– Не слишком ли это, дорогая? Даже для тебя...

– Что ты, мама, я совсем о другом. Выбрось из головы всякие грязные мысли. Ко мне явились четверо мужчин с совершенно сногсшибательными новостями.

– Что-что?

– Оказывается, я бунджи-лама. Или что-то в этом роде.

– Скуирелли Чикейн, ты, наверное, перепила бурбона, который отец подарил тебе на Рождество.

– Помолчи, пожалуйста! Ну хоть минутку. Я же сказала тебе, что я сорок седьмое воплощение бунджи-ламы. Более того, во мне как бы воплотились все бунджи-ламы, начиная с года Деревянного Дракона. Не спрашивай даже, сколько веков назад это было. Более того, бунджи-лама – рам-пам-пам-пам-пам-пам – воплощение самого Будды!

– Этого безобразного толстобрюхого бога с длинными мочками ушей?

Скуирелли посмотрела на свои розовые ногти.

– Я еще не знаю точно, какого именно Будды. Не перебивай меня, пожалуйста. Я так взволнованна, что едва могу говорить...

– Скуирелли, дорогая, если ты считаешь себя воплощением какого-то языческого бога, значит, у тебя не все дома. Перестань, пожалуйста, хихикать и соберись с мыслями. Как ты можешь представлять собой целое сборище каких-то там лам, когда ты уже на весь свет раззвонила про свои прежние воплощения.

– Ну подумай сама, мама, это событие, возможно, планетарного значения, чтобы его могла постичь женщина, которая выезжала из Виргинии лишь однажды – для негласного удаления матки.

– Не приплетай сюда мою операцию! Если хочешь, можешь верить во всю эту чепуху. Впрочем, здравый смысл подсказывает, что человек проживает не одну жизнь. К сожалению, ты, видимо, чего-то недополучила в детстве.

– К твоему сведению, они весьма убедительно все доказали. У меня нет и тени сомнения.

– И как же им это удалось?

Скуирелли, поджав под себя ноги, с удивлением заметила, что левую ногу ей пришлось подтянуть рукой. Возможно, она даже ощутила бы боль, если бы не бренди, которым были начинены вишни в шоколаде. Актриса уже принялась за вторую коробку.

– Ты в курсе, что я получила «Оскара» за «Постижение медиума»? В этом фильме я играла роль пожилой родственницы, которая все время сует нос не в свое дело. Имя ее я называть не буду, скажу только, что она очень походит на твою мать.

– Ну?

– Случилось так, что этот самый «Оскар» как две капли воды похож на тибетского идола. Последний бунджи-лама, мой предшественник, предрек, что этого самого идола найдут именно у меня, его преемницы, с которой ты сейчас имеешь честь разговаривать. Не правда ли, просто поразительно! Я обо всем заранее позаботилась, и заметь, я была мужчиной.

– Скуирелли, ты, наверное, перебрала наркотиков. Может, вызовешь врача?

– Похоже, мои перевоплощения тебе покоя не дают. А помнишь ту бесстыжую женщину, которая делала вид, будто ей известно все на свете, героиню фильма «Письма из ада»? Я в этом фильме не играла, а просто копировала тебя.

В трубке громко щелкнуло.

– Так-то вот! – злорадно воскликнула Скуирелли. – Можешь вешать трубку сколько угодно! Мне наплевать. Ты моя мать только в этой жизни. Надеюсь, ты умрешь и возродишься шелковичным червем.

Телефон зазвонил вновь.

Женщина сосчитала до трех и елейным голосом произнесла:

– Поздно теперь уже извиняться. Ты слишком сильно меня обидела, чтобы извинениями можно было поправить дело.

– Скуирл, куколка, – послышался голос ее агента. – С какой стати мне извиняться?

– Джулиус, дорогой, я так рада, что ты позвонил!

– Вот и хорошо. Я приготовил для тебя сценарий.

– Выбрось его к чертовой матери. Я нашла себе великую роль, Джулиус!

– Что еще за роль, интересно?

– Я бунджи-лама.

– С чем это едят?

– Бунджи-лама – духовный лидер Тибета.

– Тибета? Ты говоришь, Тибета?

– Да, Тибета. Все верно. Ты представляешь, мне предложили отправиться в Тибет и стать бунджи-ламой!

– Ты хочешь сказать: предложили сыграть бунджи-ламу?

– Нет, я сказала «стать» бунджи-ламой! Не играть, быть! Это классом повыше.

– Говори громче. Мы с тобой обсуждаем новый фильм?

– Книгу. Фильм. В худшем случае основанный на книге мини-сериал. Я хочу, чтобы ты тоже поехал со мной.

– И к кому я должен явиться?

– Не знаю. Наверное, к правительству Тибета. Один из этих людей тут, со мной. Весь высохший, прямо как Юл Бриннер[21]. Зовут его Лобсанг.

– Лобсанг! Лобсанг! Звучит, как колокольный звон. Он что, продюсер?

– Скорее специалист по стране. Вводит меня в курс дела. Рассказывает про язык, обычаи и прочие премудрости. Я уже знаю свой титул по-тибетски. Бунджи Богд. Видел бы ты, какое классное оранжевое одеяние он мне преподнес! Не идет, правда, к моим волосам и ногтям, но, думаю, я как-нибудь выкручусь.

– Скуирелли, детка моя дорогая! Ты опередила меня на целый миллион миль. Как я могу собрать все необходимое для съемки, если нет ни директора, ни продюсера, а местность, где будет происходить работа, совершенно не изучена?!

– Найди кого-нибудь. Есть же кто-то, кто знает свое дело! Например, Харди Брикер.

– Брикера никто не может найти. После того как он снял этот фильм с убийствами, правительственные чиновники крепко взяли его за одно место. Видимо, он все-таки оказался прав.

– Уговори Роберта Альтмана[22]. Какая в конце концов разница? Я ничуть не беспокоюсь по этому поводу. Могу быть и сама директором картины.

– Ты?

– Почему бы и нет? Ведь фильм будет посвящен бунджи-ламе. Место действия – Тибет. Бунджи-лама – давно исчезнувший духовный лидер Тибета. И бунджи-лама я. Все более чем удачно.

– Смахивает на приключенческий фильм. Возможно, нам понадобятся Спилберг[23] или Лукас[24]. Кто-нибудь такого же калибра. А как насчет сценария?

– Сценарий нам и вовсе не нужен. Мы поедем в далекую страну, я освобожу ее, напишу книгу обо всем пережитом, а потом кто-нибудь переработает текст в сценарий. Назову его: «Свет Воссиявший». Думаю, это название будет иметь кассовый успех.

– И как же ты собираешься освобождать страну?

– Фу ты! Чуть было не запамятовала, – с досадой сказала Скуирелли, выискивая вишню, покрытую самым толстым слоем шоколада. Продолжая разговор, она жевала конфету своими хорошо запломбированными зубами. – Я знаю, что между китайским правительством и тибетцами, или как там они себя называют, кое-какие нелады. Думаю, нелады эти чрезмерно раздуты. Когда во времена президентства Никсона я побывала в Китае, страна мне показалась чудесной, руководство просвещенным. Я знаю кое-кого из тамошних высокопоставленных особ. Представляешь, какой шум поднимется, когда я появлюсь в Тибете и предъявлю свои притязания на Львиный трон! В конце концов чем я не львица? Во всяком случае, по прибытии туда я нанесу несколько визитов и улажу все недоразумения.

В трубке воцарилось долгое молчание, нарушавшееся лишь дыханием обоих собеседников.

Наконец Джулиус сказал:

– Скуирелли, сладость моя, чего ты там накурилась?

– Послушай, Джулиус. Думаю, тебе известно, что меня не так-то просто вывести из себя. Договорись с крупной кинокомпанией или еще с кем-нибудь, раздобудь деньги. И мы все вместе поедем в Тибет.

– Ты же знаешь, что я не езжу в такие экзотические страны. Достаточно мне проехать мимо таиландского ресторана, как в животе у меня начинается революция.

– Слушай, Джулиус, сегодня у меня прием. В честь первого появления на людях нового бунджи-ламы. Приезжай, я познакомлю тебя с Лобсангом. Потолкуете с ним о том о сем. Чао! Или, как говорим мы, бунджи-ламы, «кале феб». Что означает: «ступая медленно». Тибетская формула прощания.

Скуирелли Чикейн, плюхнувшись на постель, потянулась всем своим гибким телом танцовщицы. Заканчивался день ее шестидесятилетия, чувство было такое, будто впереди у нее еще целая жизнь.

– А может, лучше поставить мюзикл, – пробормотала она. – Глядишь, удалось бы уговорить этого классного парня-«сексуала» быть хористом – или как их там называют.

Глава 11

– Надеюсь, теперь ты счастлив, – бросил Римо Уильямс, внеся последний из отлакированных сундучков.

Мастер Синанджу сидел на своей циновке, на полированном паркете домика для гостей Скуирелли Чикейн. Ничего не ответив, Чиун продолжал все так же смотреть телевизор. Да и что тут ответишь?

Ученик, однако, продолжал перечислять свои мнимые обиды:

– Похоже, тебе было очень приятно третировать меня как второсортного гражданина. Да еще в моей собственной стране. Перед своими друзьями.

На этот раз мастер Синанджу соблаговолил ответить.

– Прежде чем стать моим другом, Кула был твоим другом, – сказал он. – В Монголии он был твоим, а не моим монголом.

– Но на этот раз он вел себя как один из твоих друзей.

Римо опустил сундучок на пол и начал взад и вперед расхаживать по комнате, бессмысленно растрачивая свою энергию.

– Он поклялся в верности Болдбатору Хану, которого я нашел разъезжающим на коне среди выжженных монгольских степей. Мне удалось убедить Хана, чтобы он занял подобающее ему по праву рождения место. Я укрепил его в этом решении.

– Что верно, то верно. Но не будем о Болдбаторе, поговорим лучше о Скуирелли Чикейн. Ведь она актриса!

– Что же, вполне естественно, что ей будет поручена главная роль. Роль вновь обретенного бунджи-ламы.

– Весь Тибет бурлит. Там идет настоящая гражданская война. Теперь положение станет в десять раз хуже.

– Исход борьбы еще не определен.

– В десять раз хуже, – повторил Римо. – И ради чего все это? Ради золота?

– Целой комнаты золота, – поправил Чиун. – Одного кошеля с золотом или шести кошелей было бы недостаточно. Но ради целой комнаты золота мастер Синанджу решил рискнуть жалким остатком своих дней и предпринять такое важное дело, как поиски потерявшегося бунджи-ламы.

– На это «важное дело» у тебя ушел всего один жалкий день.

– Меньше. Если быть точным, четырнадцать часов твоего времени.

– Превосходно обтяпано!

– Мне повезло.

– Ты видел, как растрогались Лобсанг и бедный Кула, когда решили, что Скуирелли и в самом деле бунджи-лама? – продолжил Римо. – На глазах у них блестели слезы.

– Да. Зрелище было чрезвычайно трогательное.

– Что и говорить, обман удался.

– Да. Кула так и сказал. Он очень наблюдателен для лошадника-монгола.

– Просто уму непостижимо, как ты можешь брать золото под лживым предлогом, не чувствуя при этом никаких угрызений совести.

– Ты и в самом деле многого не понимаешь, – холодно отозвался Чиун. – Но все же я отвечу на твой вопрос. Совесть меня замучает только в том случае, если затеянное мною дело прогорит. Пока же я вполне доволен: я заработал целую комнату золота, а многострадальный тибетский народ получит наконец своего драгоценного бунджи-ламу.

– Ты в курсе, что они собираются тайно ввезти ее в Тибет.

– Львиный трон пустует слишком долго.

– Но она может погибнуть! Китайцы готовы истребить весь Тибет.

– Это только слухи, распространяемые белыми. Никто знать не знает, что на самом деле происходит в Лхасе, столице Тибета.

– А что, если Скуирелли все-таки погибнет?

– Ну и что? Она возродится опять. Теперь же, когда благодаря мне женщина вступила на праведный путь, свое следующее существование она начнет как бунджи-лама, ей даже не придется ходить в белых.

– Не верю я всей этой чепухе.

– Нет, просто ты веришь в другую чепуху. Ты веришь в человеческую доброту и справедливость и цветную тряпку, которая называется флагом, потому что отличается рисунком и цветом от флагов других стран. Во Вьетнаме ты готов был рисковать своей жизнью, потому что жирные кабаны в наглаженных мундирах говорили тебе, что ты сражаешься за правое дело. Ты готов умереть за кусок яблочного пирога твоей матери, а ведь у тебя и матери-то нет. Это всего лишь глупые иллюзии твоей невежественной молодости!

Ученик мастера Синанджу молча, с удрученным видом слушал.

– Ты верил в эту чушь, – продолжил мастер уже менее суровым тоном. – Но ведь есть в твоей памяти и Лу Обесчещенный. И ты сам слышал, как из твоего горла исходит голос Шивы.

– Заткнись!

– Потому-то ты такой злой и встревоженный: не можешь уразуметь всего в совокупности. Ты хочешь найти ответ в мертвой части своего мозга. Во многом ты совсем еще ребенок. Очень грустно, но это так.

– Катись ты со своими нравоучениями!

– Вот, снова в тебе заговорило малое дитя. Тише, помолчи, сейчас начнутся калифорнийские теленовости.

– Думаешь, сообщат что-то интересное?

Чиун нажал кнопку на пульте дистанционного управления. На экране возникла превосходно уложенная голова местного телеведущего, и тут же раздался характерный звонкий голос уроженца Калифорнии:

– В заключение вечернего выпуска сообщаем, что вот уже девятую неделю продолжается Китайское вторжение в Тибет. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций призывает Пекин отменить введенное там чрезвычайное положение и вывести свои войска с оккупированной территории. Сообщения о тайных казнях, к сожалению, не могут быть проверены, но беглецы, покидающие бывшее королевство, распространяют ужасные слухи об убийствах, пытках и других нарушениях прав человека. Находящийся в изгнании в Индии далай-лама опубликовал заявление, которое рассматривается как мягкое осуждение действий китайских властей. В то же время пребывающий в Пекине панчен-лама в своем заявлении призывает тибетцев сложить оружие и перейти к сотрудничеству с Народной Республикой.

– Кто такой панчен-лама? – спросил Римо.

– Орудие Пекина. Пособник угнетателей тибетского народа.

– Все та же история, – проворчал Римо. – А ООН будет громко пускать ветры, пока не станет слишком поздно, чтобы оказать помощь тибетскому народу.

– Белым наплевать на азиатов, – фыркнул Чиун. – Начнут теперь произносить громкие слова, но в конце концов ни одна рука не поднимется на защиту тех, кто в ней нуждается.

– Наверняка.

– Сообщается также, – продолжал ведущий, – что личный агент Скуирелли Чикейн, выдающейся актрисы современности, обладательницы многих наград, автора многих книг о реинкарнации, объявил, что она, провозгласив себя сорок седьмой бунджи-ламой, намерена отправиться в Тибет и вступить там в переговоры с китайским военным руководством.

– Быстро распространяются новости, – буркнул Римо.

– Будем надеяться, что также и далеко, – весьма отчужденно заявил мастер Синанджу.

Римо вопросительно взглянул на Чиуна, но тот сделал вид, что не заметил его взгляда.

Глава 12

Денхольм Фонг как раз делал утренние упражнения тай чи, когда вдруг заработал факс.

Сценарист выпустил воздух из живота, вытянул вперед правую руку, отвел назад левую и крепко уперся обеими ногами в пол. Он старался выдерживать ритм, невзирая на призывное гудение аппарата.

Фонг обошел по кругу обнесенный забором дворик своего дома «Бель эр», который, как он уверял соседей, куплен на деньги, вырученные от продажи самого первого сценария.

Легенда была превосходная. В Южной Калифорнии полным-полно сценаристов, что живут себе припеваючи на доходы от продаж сценариев, никогда так и не ставившихся. Переехав в «Бель эр», Денхольм Фонг регулярно устраивал приемы по случаю мнимой «продажи» очередного сценария.

Ни один фильм по сценарию Фонга так и не был поставлен, но это не имело никакого значения для соседей. Подобное воспринималось ими как обычное дело. Ведь это был Голливуд! И там никого не отвергают без какой-либо компенсации.

К сожалению, это уже начинало задевать самолюбие Денхольма Фонга. В этой странной стране Америке многие наживают баснословные деньги, сочиняя сценарии, которые пылятся потом на полках, но всему есть предел!..

Денхольм Фонг начал писать сценарии с самыми серьезными намерениями. Почему бы и нет? Все его соседи делали то же самое. В эти дни его незарегистрированный факс включался довольно редко. Основным его делом было вовсе не писание сценариев. Деньги, которые он дважды в год получал из Пекина, вполне покрывали его жизненные расходы, что не мешало ему, однако, денно и нощно испытывать мучительную скуку.

Факсимильный аппарат молчал уже так давно, что Фонг сначала и не среагировал на его звоночек. К моменту, когда аппарат замолчал, сценарист закончил свои упражнения и легко взлетел по ступенькам в дом.

Факс выдал один-единственный лист бумаги. Это была всего лишь копия сообщения агентства Рейтер, переданная из Гонконга, потому что прямой связи между Пекином и Денхольмом Фонгом не было. После кровавых событий на площади Тянаньмынь Фонг выхлопотал себе политическое убежище, проучился два семестра в Калифорнийском университете и затем стал писать в анкете в графе «занятие» «сценарист».

Сообщение, написанное на распространенном в Гонконге кантонском наречии, было довольно кратким. В нем в обычном газетном стиле говорилось о том, что американская актриса Скуирелли Чикейн претендует на титул бунджи-ламы, духовного лидера Тибета, скончавшегося в начале тридцатых. Сразу же по выдаче китайскими властями визы она намеревается выехать в Лхасу.

Никаких шифрованных инструкций к этому посланию не прилагалось. Китайская разведывательная служба слишком умна, чтобы допускать подобные промахи.

Со стороны же передача заметки выглядела совершенно невинно. Почему бы одному двоюродному брату не послать другому забавную вырезку: дескать, посмейся, каких только чудес на свете не бывает. Отвечать необязательно. Надеюсь, тебе неплохо живется в Америке, братишка.

Денхольм Фонг, совершенно не переменившись в лице, пробежал глазами строчки еще раз, затем небрежно скомкал бумагу и бросил в корзину. Никакая скрытая камера, никакой жучок ЦРУ, никакой бдительный разведчик не могли бы выявить, что лучший профессиональный китайский убийца, резидент китайской разведки в США получил указание устранить свою следующую жертву.

Денхольм Фонг опустился в кресло перед дремлющим компьютером и набрал номер телефона.

– Скуирелли? Это Денхольм. Послушай, дорогая, какие изумительные новости! Какое везение! Поздравляю. Ты устраиваешь прием? Я был бы счастлив присутствовать. Разумеется, я приду с другом. Чао.

Он положил трубку.

– Кузен Нигель? Это Денхольм. Мой дорогой друг, у Скуирелли сегодня прием, хотелось бы, чтобы ты меня сопровождал. Пожалуйста, предупреди там... Я заканчиваю свой последний сценарий. Называется «Коты Катманду». Да, я все еще разрабатываю тему о котах.

Закончив разговор, Денхольм включил компьютер. Если поднажать, он еще успеет закончить свой последний сценарий до вечера.

Наверняка на приеме будет крутиться немало продюсеров, которые, возможно, прочтут сценарий, после того как тело актрисы положат в пластиковый мешок для покойников.

В конце концов это Голливуд, где внезапная смерть – делу не помеха. Если, конечно, ты сам не оказываешься в мешке для покойников.

* * *

По общему признанию, прием у Скуирелли стал одним из лучших приемов, которые когда-либо устраивались в Голливуде.

Торжество не омрачило даже то, что хозяйку попытались убить террористы. Некоторые из приглашенных заявили, что нападение террористов было самой интересной частью программы.

Пригласили всех, кто был моден на этой неделе. Знаменитости, заполнив собой весь коттедж и домик для гостей, оживленно беседовали, предавались разным порокам и выходили помочиться на пляж.

Скуирелли принимала гостей у себя в комнате. Вся каминная доска была уставлена ее внушительными кинотрофеями. В самом центре, естественно, красовался «Оскар», который вознес ее на новую высоту. В воздухе плавал болезненно-сладкий запах передаваемой из рук в руки самокрутки.

– Надо только получить визу, – говорила новоиспеченная бунджи-лама. – И тогда держись, Тибет!

– Каково это – сознавать себя верховной жрицей? – поинтересовался некий знаменитый директор, передавая самокрутку дальше.

Скуирелли огляделась по сторонам, усмехнулась и сказала:

– Сначала надо убедиться, что поблизости нет этого старого зануды Лобсанга. Ему вечно все не так. Ну вот, смотрите. – Скуирелли стряхнула пепел на пол. – Я верховная жрица, верно? – Она быстро затянулась, выпустила ароматное облачко дыма и, хихикая, воскликнула: – А теперь я не только верховная жрица, но еще и наверху блаженства. Умора, не правда ли?

Все разом закивали головами. Шутка была не ахти какая, но Скуирелли ничуть не сомневалась в своем остроумии.

– Возьмите самокрутку, пожалуйста.

* * *

Террористы миновали охрану, выставленную у ворот, уверенно бросив:

– Мы из «Сони пикчерс».

Первую машину даже не остановили.

Не остановили и вторую.

Оба автомобиля припарковались почти в одно и то же время. Друзья Денхольма Фонга, смешавшись с толпой, непринужденно беседуя с гостями, стали поедать дорогие тонкие сандвичи и попивать еще более дорогие напитки. Спокойные, вежливые люди, типичные жители Южной Калифорнии. Все они якобы занимались кинобизнесом, о чем сообщалось любому и каждому, даже если об этом не спрашивали. Некоторые представились японскими продюсерами и банкирами. В Голливуде сейчас проявляют большой интерес к японским капиталам, и поэтому услышанное весьма впечатляло неспособных с двадцати шагов отличить японца от китайца.

К тому времени, когда подъехал Денхольм Фонг, вечер перевалил за половину. Навеселе были все без исключения, а кое-кто и изрядно набрался.

Выйдя из своего черного «порше», Фонг бросил вокруг оценивающий взгляд. Похоже, дело провернуть – раз плюнуть.

Держась совершенно естественно, он прошел на пляж. Прогуливаясь, улыбался и кивал всем знакомым.

Все здесь, подумал «сценарист». Тем лучше, значит, никаких проблем. Он даже сможет установить необходимую связь.

И тут Фонг увидел старого корейца.

Кореец был в традиционной одежде. Не в брюках, что носят корейские крестьяне на юге, и не в северной рабочей форме, характерной для северокорейских товарищей Фонга, а в кимоно японского стиля, которое корейцы почти никогда не надевают.

Это специфическая одежда одного-единственного корейца. Невероятно! Здесь, на типичном пышном голливудском приеме! Правда, по довольно необычному поводу. Фонг ожидал увидеть тибетцев, но ни одного не увидел. Возможно, они в ужасе ломают руки, наблюдая такое бездуховное щегольство богатством и роскошью.

Однако кореец, казалось, родившийся еще в прошлом столетии, был одет в точности так, как одевается мастер Синанджу.

Денхольм был политическим убийцей и прекрасно знал как своих противников, так и своих конкурентов. В Пекине, конечно же, не было секретом, что род Синанджу работает теперь на Соединенные Штаты – так низко пал.

Сомнений быть не могло. Это мастер Синанджу. Собственной персоной. Остановившись, Фонг взял с протянутого ему лакеем серебряного подноса фаршированную лапу краба. С удовольствием дегустируя деликатес, убийца наблюдал за легендарным корейцем.

Маленький человечек сновал в толпе взад-вперед, как хлопотливая наседка. Его сморщенное лицо выражало явное недовольство. Алые и лиловые шелка кимоно ярко мерцали, то и дело развеваясь на ходу.

На глазах у Фонга кореец обошел всех его агентов в шикарных костюмах, в зеркальных солнечных очках и причесанных по последней моде. К несчастью, все они отчетливо выделялись среди разгулявшейся публики, ибо все были этническими китайцами.

Каждый, к кому обращался старик, тотчас бледнел.

Любопытно, что он им говорит, подумал Фонг.

Денхольм подождал, пока маленький человечек отойдет от Нигеля, и только потом подошел к своему другу.

– В чем дело, Нигель?

– Старый дракон сказал, – сдавленным голосом отозвался тот, – что я приехал не на тот прием. Плейбоев здесь не обслуживают.

– Без сомнения, кореец.

– Покорнейше прошу разрешения всадить пулю в старого дракона, когда настанет время.

Уловив краешком глаза сверкание оранжевого одеяния, Фонг откликнулся:

– Время уже настало.

В этот момент на веранду, обращенную к морю, вышла Скуирелли Чикейн в оранжевом одеянии высокопоставленного ламы. На ее слегка склонившейся от выпитого голове возвышалась одна из тех похожих на рог изобилия конических шляп, которые носят ламы.

– Надеюсь, все хорошо развлекаются? – спросила она, придерживая шляпу.

– Да.

Актриса подняла над головой своего «Оскара».

– Теперь я бунджи-лама?

– Да!

– Самый что ни на есть высокий бунджи-лама?

– Да, Скуирелли! – хором взревела толпа.

– Чудесно. Приглашаю всех вас посетить меня в Тибете, когда я хорошенько обоснуюсь и вышвырну вон китайскую армию.

Приглашение потонуло в громких рукоплесканиях.

– Если кто и может вышвырнуть из Тибета китайскую армию, то это только Скуирелли, – заметил кто-то.

– Совершенно верно. Посмотрите, сколько у нее «Оскаров»!

Во всю глотку, чтобы перекрыть радостный гомон, Денхольм Фонг скомандовал на чистейшем китайском:

– Готовсь!

Из-под шелковых и поплиновых пиджаков показались дула девятимиллиметровых пистолетов с глушителями.

Подождав, пока Нигель прицелится в корейца, Фонг потянулся к плечевой кобуре, где лежала его верная «беретта».

Он решил, что будет стрелять сам лишь в случае крайней необходимости. Ребята справятся и без него. Нет смысла главному убийце Пекина рисковать жизнью и раскрываться ради того, чтобы ликвидировать пустоголовую перезрелую актрису, одержимую манией религиозного величия.

К тому же в машине у него лежал дописанный недавно сценарий. Как только пальба прекратится и агенты скроются, у него появится неплохой шанс всучить этот сценарий какому-нибудь продюсеру.

Впрочем, Фонг на всякий случай решил снять пистолет с предохранителя. Предохранитель даже не шевельнулся, словно кто-то привязал его к ручке. Не беда, решил он. И, выхватив из-под полы небольшой автомат, направил его на веранду. При первых же выстрелах толпа рассеется, вот тогда и начнется настоящая потеха.

Но выстрелов не последовало.

В шейную вену Нигеля вдруг вонзился серебряный кинжал.

Нигель выронил оружие и попытался пальцем заткнуть фонтанчик крови. Бандит завертелся на месте, словно пытаясь совместить взмахи своих рук с прерывистой струей крови. Зрелище было потрясающее, даже комичное, Фонг едва не расхохотался.

В следующее мгновение Денхольм вынужден был схватиться за свои вывалившиеся из внезапно образовавшейся дыры в животе кишки.

Произошло это молниеносно.

Он как раз собирался развернуться, как вдруг услышал звук разрываемой плоти. Живот вмиг опустел, и что-то влажное и тяжелое плюхнулось к его ногам.

Опустив взгляд, убийца узнал покрытые слизью, светло-серые петли человеческих внутренностей. Они все еще продолжали вываливаться; в груди его тревожно екнуло сердце, и он понял, что это его внутренности.

Тем временем старый кореец, в котором Фонг безошибочно определил мастера Синанджу, уже двигался к следующей жертве. На его невероятно длинном ногте, который с легкостью вонзался в человеческое тело, не было заметно ни пятнышка. Зато возле ног Фонга стояла целая лужа крови.

Согнувшись, китаец попытался сделать что-нибудь со своим кишечным трактом. Он вроде бы невредим, просто вывалился наружу. Но тут началось кровотечение.

Фонг был слишком опытным в своем деле человеком, чтобы попытаться обмануть самого себя. Не осталось никакой надежды. Он поднял глаза, решив посмотреть, что происходит с другими, и, не в силах ничего предпринять, увидел, как его ребят одного за другим убивают с такой ловкостью, что никто из присутствующих и понять не мог, в чем же все-таки дело.

К Ли подскочил и схватился за дуло его пистолета худой белый человек, обративший на себя внимание Фонга лишь огромными кистями рук. Вот идиот! С таким же успехом он мог бы ловить смертоносное лезвие меча.

Но прежде чем Ли успел нажать на спусковой крючок, белый отвел оружие вверх, а ударом другой руки превратил лицо бандита в кровавое месиво.

Белый даже не взглянул на поверженное тело. Он тут же подошел к другому агенту и положил руку на плечо с той стороны, где китаец держал револьвер. Одно движение – и предплечье вывернулось из сустава, словно вареный окорок, а револьвер выпал из омертвевших пальцев.

В следующий миг белый швырнул руку в море. Безрукая жертва, извиваясь и визжа, рухнула на землю, ей тут же передавил горло огромный ботинок.

Так повторялось по всему пляжу. Фонг видел, как действует белый. Резкими ударами ногой он дробил кости голени и коленные чашечки, а после того как голова противника оказывалась на прибрежном песке, каблуки завершали начатое. Результат был один – смерть.

Тем временем старый кореец пробирался к оставшимся агентам Фонга сбоку и пускал в ход свои отточенные и прочные, как закаленная сталь, ногти. Все происходило совершенно незаметно и очень ловко. Перед таким потрясающим мастерством даже лучшие агенты Фонга оказывались беспомощными, как дети.

Только у одного из его людей – Уинга – хватило присутствия духа, чтобы попытаться выполнить задание. Он вскинул автомат и нажал на спусковой крючок. Выстрелов не последовало. Уинг постучал по оружию ладонью. Бесполезно. Тут Фонг вспомнил о своей «беретте» и, рассмотрев ее, увидел, что предохранитель полностью выведен из строя.

Кто и как мог это сделать совершенно незаметно? Мистика какая-то...

– Наверное, белый, – выдохнул Фонг. Только хорошо тренированный американский агент по небольшому вздутию на одежде мог определить, где хранится оружие.

Денхольма Фонга вывернуло наизнанку, если бы внутренности уже не лежали у него под ногами. Жизнь и сознание быстро покидали его тело, но китаец вдруг почувствовал резкий неприятный запах: возле него на коленях стоял какой-то грузный человек.

– Я монгол Кула, – загрохотал незнакомый голос. – Почему ты еще не умер, китаец?

«Монгол! – вздрогнув, подумал Фонг. – Странные люди эти монголы».

– Я перережу тебе глотку. Надеюсь, ты сможешь возродиться, и я буду иметь честь убить тебя и в твоей новой жизни, китаец!

Денхольм уже не почувствовал, как острое лезвие отсекло ему голову. Последней его мыслью было: «Я потерпел неудачу». Не то чтобы он не выполнил своего долга перед родиной, это в конце концов не суть важно. Нет, он жалел, что не осуществилась та заветная мечта, с которой он жил в Америке.

Он никогда не удостоится чести быть одним из тех, чье имя впоследствии начертают на серебряной доске.

* * *

На пляже Римо Уильямс укладывал трупы в штабеля.

Сливки голливудского общества вокруг восхищенно аплодировали, как будто они с Чиуном устроили для них какое-то захватывающее представление. Если груда трупов станет еще выше, догадаются ли гости, что происходит на самом деле? Вряд ли.

– Великолепное зрелище! – восторгались они. – Особенно хороши специальные эффекты!

– А вон та огромная лужа крови смотрится как настоящая!

– Это сироп из новозеландского дерева каро, подсвеченный пищевой краской, – объяснил кто-то из присутствующих, с виду настоящий панк. И обмакнул жареную креветку в алую жидкость на песке.

Откусив кусочек, он почувствовал характерный солоноватый привкус и сразу же позеленел.

Что он позеленел – заметили все. Только не все поняли, что произошло, впрочем, многие догадались. Какая-то актриса во всем черном, со слишком белой кожей и вишнево-красными губами сунула палец в лужу, попробовала вкус крови раз, другой, третий. Один из приглашенных сюда продюсеров намеревался снимать фильм с вампирами, а ей надо было как-то закрепиться в этом городе.

– Кровь настоящая, – проговорил официант.

– В самом деле? – удивилась Скуирелли.

– Конечно, настоящая! – воскликнул Римо, укладывая еще одно бездыханное тело. – Если только вы не наняли каких-нибудь актеров, которые сыграли бы сцену вашего убийства.

– Кому я нужна?

– Посмотрите на этих парней. Кто они?

Приподняв длинную юбку, Чикейн босиком спустилась с веранды.

Она посмотрела на трупы. Теперь уже все смотрели на трупы и недоуменно кривили физиономии. Озадаченно чесали затылки и разные другие места, где чаще всего ощущается легкий зуд.

– На кого они похожи?

– На мертвецов? – попробовала угадать Скуирелли.

– Да, Скуирл права. Они похожи на мертвецов.

– Ладно, согласен. На мертвецов... А на еще кого? – допытывался Римо.

Окружающие морщились, ерошили шевелюры, но тщетно. Никто не выдвигал никаких гипотез.

Наконец виновница торжества решилась:

– Они похожи на продюсеров.

Уильямс вздохнул.

– Они похожи на китайцев.

– Китайцы – мои друзья! – громко возмутилась Скуирелли. – Я когда-то гостила у них в стране. Это настоящий рай, где жизнь людей настолько тесно связана с землей, что простые американцы могут им только позавидовать! К тому же это страна сексуального равенства.

– Тогда вы совершили туристическую поездку, разработанную для ОВП – особо важных персон. А теперь, когда вы объявили всему миру, что собираетесь освободить Тибет, китайцы решили вас убрать.

– Римо прав. – Мастер Синанджу показал на груду трупов. – Вот он, истинный Китай.

Скуирелли ошарашенно воззрилась на него.

– Истинный Китай мертв?

– Истинный Китай вероломен.

– Не верю! – заявила Скуирелли.

– Придется поверить, – резонно заметил Римо. – А теперь, пока вы еще не вызвали полицию, самое время нам слинять отсюда. Мы свое дело сделали.

– Зачем мне вызывать полицию? – удивилась Скуирелли Чикейн.

– Чтобы сообщить о совершенном преступлении. Тела следует отвезти в морг.

– Так у нас в Голливуде не делается, – возразила Чикейн. – Нам надлежит всячески рекламировать себя, а плохая реклама может только навредить.

– Не можете же вы оставить их здесь?!

– Но ведь скоро будет прилив, – вмешалась актриса, которой очень хотелось сыграть вампира. Она перестала лизать кровь и теперь, с помощью карманного зеркальца, старалась освежить ею цвет помады на губах.

Неожиданно словно из-под земли вырос Лобсанг.

– Да, – подтвердил он, – скоро начнется прилив. И эту бесполезную шелуху унесет в море. Отныне их обиталище в пучине.

Скуирелли, как малое дитя, захлопала в ладоши.

– Сказано чисто по-буддистски! Мне нравится, когда ты так говоришь, научи и меня этому!

– Слушайте, – буркнул Римо, бросая в кучу последнее тело. – Делайте, что хотите. Мы с Чиуном и так слишком здесь задержались. – Он повернулся к Чиуну: – Я прав, папочка?

– Мы выказали свое почтение сорок седьмому бунджи-ламе и оказали ей важную услугу. – Чиун поклонился. – Это наш дар вам, О Свет Воссиявший! Отныне правьте в мудрости и славе.

– Можешь за нее не опасаться, мастер Синанджу, – решительно вступил в разговор Кула. – Я позабочусь, чтобы бунджи прибыла в Лхасу живая и невредимая. И такая же розовенькая, как и сейчас. Прощайте.

Скуирелли помахала им рукой:

– Кале феб! Ступайте медленно. Или что там это значит? Никто не видел моего мундштука? Хорошо бы курнуть марихуаны.

* * *

По пути к машине Римо спросил у Чиуна:

– Что же произойдет теперь, когда китайское правительство узнает, что Скуирелли жива, а агенты китайской разведки мертвы?

– В правительстве поймут, что их послание получено. И надеюсь, им достанет мудрости поступить так, как подобает.

– Ты это имел в виду, когда говорил, что новости распространяются далеко?

– Не отрицаю.

– Сделай мне большое одолжение. Пусть весь этот эпизод останется между нами. О'кей?

– Идет. Я и сам не заинтересован, чтобы император узнал насчет моей работы по совместности.

– По совместительству.

– И вряд ли ему следует знать, что я заработал много золота.

– Это золото запятнано кровью.

– Ты говоришь, как настоящий Буттафуоко, – буркнул Чиун, стоя у машины и притворяясь, будто смотрит на волны, в то время как Римо распахивал перед ним дверцу. Оставалось еще напомнить ученику, чтобы тот принес лаковые сундучки.

Глава 13

Доктор Харолд В. Смит прибыл на работу ровно в шесть часов утра. Человек он был весьма пунктуальный. Когда видавший виды фургон Смита въезжал в ворота, охранник обычно проверял часы, и, если разница составляла больше тридцати секунд, он ставил правильное время.

В вестибюль Смит входил ровно в шесть часов одну минуту. Если шеф в своей неизменной серой тройке не появлялся там в это время, стоявший на страже дежурный делал вывод, что он заболел.

Личный секретарь Смита знала, что шеф всегда выходит из дверей лифта ровно в шесть часов две минуты. Услышав характерный звук открывающейся двери, она даже головы не поднимала. Просто бросала ему вслед:

– Никаких звонков, доктор Смит.

Таким вот педантичным человеком был Харолд В. Смит, директор Фолкрофтского санатория – этакой небольшой частной клиники, затерявшейся среди тополей и дубов в Рае, штат Нью-Йорк.

Закрыв дверь с табличкой «ДИРЕКТОР», Харолд В. Смит приступал к той части своей работы, о которой знал только он один.

Итак, Смит опустился в потрескавшееся кожаное кресло перед двойной рамой, спиной к окну, откуда открывался великолепный вид на длинный пролив Атлантического океана – Лонг-Айленд-саунд. В этом были свои резоны: сидя таким образом, босс был надежно укрыт от любопытных глаз.

Он посмотрел на свой чрезвычайно аккуратно убранный письменный стол, убедился, что все лежит на своих местах – а стало быть, к нему в кабинет никто не проникал, – и нажал скрытую под столешницей кнопку. Часть столешницы слева отошла, и оттуда появился компьютер. Клавиатура сама встала на место, и Смит прошелся по клавишам своими длинными серыми пальцами.

Серый цвет был весьма характерен для него. Серые глаза под пенсне, серые волосы и сухая серая кожа. Он весь словно был воплощением серого цвета: бесцветный, ничем не примечательный, бюрократ до мозга костей.

Смит ввел лишь одному ему известный код, и на экране компьютера появился Билль о правах, который Харолд В. Смит прочитал как упоминание об ужасной ответственности, лежавшей на его серых плечах с того давнишнего дня, когда Президент Соединенных Штатов, которым он всегда восхищался, извлек из его недр Лэнгли[25], чтобы предложить пост директора КЮРЕ, сверхсекретной организации, тогда еще не существовавшей.

Закончив чтение Билля о правах, Смит перешел к ночным сообщениям. Глубоко в подвале, за бетонными стенами, располагался информационный компьютерный отдел, который в соответствии с составленной самим Смитом программой все двадцать четыре часа в сутки занимался сбором информации обо всем, что могло представлять определенную угрозу безопасности Соединенных Штатов как извне, так и внутри страны.

Эта ночь была довольно бедна событиями. Привлекли внимание только два. Первое – Скуирелли Чикейн, известная актриса, объявила себя возродившейся бунджи-ламой, преемницей тибетского духовного лидера, умершего около полувека назад.

Смит нахмурился. Это сообщение как будто бы не подпадало ни под одну из рубрик составленной им программы. Он продолжил чтение. Оказалось, что Пекин осудил эти претензии актрисы как очевидную американскую провокацию.

Смит задумался. Пекин давно уже не употреблял таких резких слов для осуждения действий американской администрации. Отношения между двумя странами в эти дни носили довольно ровный характер.

В следующей заметке сообщалось о смерти некоего сценариста Денхольма Фонга. Его выпотрошенное тело было выброшено на калифорнийский берег.

Смит снова задумчиво покачал головой. Тут что-то не так. Может, компьютер дает сбои?

Он нажал на клавишу «вопрос», и компьютер высветил в обоих сообщениях одно-единственное слово МАЛИБУ.

– Странно, – произнес Смит сухим, лимоннокислым голосом, свидетельствующим, что он получил образование в Новой Англии. – Нет ли тут какой-нибудь связи?

Смит стал внимательно изучать досье Денхольма Фонга.

Достаточно было посмотреть банковские счета покойного, налоговые декларации и уточнить статус постоянного эмигранта, чтобы прийти к окончательному выводу.

– Тайный китайский агент, – пробормотал он. – Но кто его убил и почему?

Несколько мгновений он сосредоточенно раздумывал над полученной информацией, потом решил, что у него недостаточно сведений, чтобы выдвинуть какую-нибудь более или менее правдоподобную гипотезу, и внес все эти данные в новый файл, озаглавленный им для краткости «БУНДЖИ». Он пробежался пальцами по клавишам, запрограммировав компьютер на сбор в этот файл всей соответствующей информации. Картина, возможно, прояснится сама по себе.

Ладно, пора заняться фолкрофтскими делами, подумал Смит. Время от времени компьютер попискивал и выдавал сведения, отобранные им из тысяч и тысяч не имеющих значения. Ничто не ускользало от внимания компьютерного центра, и, следовательно, ничто не ускользало от усталых серых глаз Харолда В. Смита.

Был уже почти полдень, когда зазвонил внутренний телефон.

– Слушаю, миссис Микулка, – отозвался Смит.

– Вас хочет видеть мистер Буттафуоко.

Смит насторожился.

– Как его имя?

– Римо, – ответил рядом с секретаршей знакомый голос.

– Хорошо, впустите, – тотчас скомандовал Смит и поправил свой темно-зеленый с желтым отливом дартмутский галстук.

– Зачем вы пришли, Римо? – спросил шеф, когда посетитель закрыл за собой дверь.

– Просто решил заглянуть, – приглушенным голосом произнес тот.

– Просто так! Что-нибудь случилось?

Римо опустился на длинный диван у двери и, вытянув ноги, скрестил их. Он смотрел куда угодно, только не на шефа.

– Я просто гулял тут, неподалеку.

– Римо, вы просто так не гуляете неподалеку. Что случилось?

– Ничего, – ответил Уильямс, рассеянно потирая огромные кисти рук. Смит знал, что эта его привычка проявлялась в минуты внутреннего волнения или беспокойства.

– Ладно, будь по-вашему, – согласился шеф, давая знать, что разговор закончен. – Я очень занят.

Римо встал и подошел к компьютеру.

– Есть что-нибудь новенькое? – поинтересовался он.

– Нет.

Римо помрачнел.

– Очень жаль. Я бы с удовольствием выполнил какое-нибудь задание. Надо же чем-то заняться!

– Я полагал, вы отдыхаете от тягот последней операции.

– Неплохая была операции. – Римо теперь смотрел в окно. Его профиль продолжал выдавать тревогу.

Смит снял пенсне и стал чистить его тряпочкой.

– Со слов мастера Чиуна я знаю, что вы едва не погибли от рук этой шриланкийки. Последствия действия яда все еще не проявились?

– Нет, я чувствую себя превосходно. Все равно что перенес легкую простуду.

– Смертельный яд и легкая простуда – совершенно разные вещи, – заметил Смит.

– А мне все равно, что яд, что простуда.

Откашлявшись, Смит сказал:

– Гм... Мастер Чиун доложил, что у вас вновь повторился один из этих... эпизодов.

Римо резко повернулся:

– Он сказал вам об этом?

– Да. Рассказал почти обо всем.

Римо нахмурился, поджал губы и как будто весь ушел в себя.

– Вы ничего не хотите мне сказать, Римо? – спросил Смит, стараясь не выдавать своей неясной тревоги.

Римо пожал плечами.

– А о чем тут говорить? Я ведь ничего не помню.

– Так-таки и ничего?

– Разве что совсем чуть-чуть. Например, голос.

– Вы слышали голос?

– Иногда я слышу его в себе. Иногда говорю им сам.

– Потому вы и пришли?

– Вы знаете, Смитти, в какую чушь верит Чиун. К примеру, в эти легенды о Шиве.

– Чиун объяснил мне.

– Но ведь это всего лишь суеверие?

Смит заколебался. Однажды он видел Уильямса в состоянии одержимости или транса. Шеф понимал, что Римо обладает физической подготовкой, изрядно превосходящей подготовку величайших атлетов и бойцов, которых ему доводилось знать. Но Римо, который говорил не своим голосом, ничем не походил на обыкновенного человека и проявлял способности, не объяснимые даже превосходным знанием Синанджу.

– Вы можете определить, что такое суеверие? – вопросом на вопрос ответил Смит. Римо отвернулся от окна.

– Не хитрите со мной, шеф. Разве вы верите в сверхъестественное?

– Я вообще ни во что не верю, – строго отрезал Смит – Но с тех пор, как я впервые повстречался с мастером Синанджу, мой естественный скептицизм дал некоторые трещины. Тем не менее, я предпочитаю не говорить о том, что не могу убедительно объяснить.

– Я говорю не о Синанджу, я говорю, – тут Римо взмахнул рукой, – об этой дурацкой истории со Скуирелли Чикейн!

Смит откинулся на спинку кресла.

– Я не верю в перевоплощения, если вы именно это имеете в виду.

Уильямс неожиданно приблизился к стулу, уперся руками в столешницу и подался вперед чуть ли не к самому лицу шефа.

– Смитти, у вас тут полным-полно специалистов. Может ли быть какое-либо объяснение голосу, который я слышу?

Смит на мгновение задумался.

– Да. В психиатрии такое состояние называют «временной амнезией». На какое-то время происходит подмена личности пациента, который говорит и действует, как совершенно другой человек. Не знаю, применимо ли это в вашем случае.

– В моем случае?! Я ведь не болен.

– Вы сами сказали, что слышите голоса.

– Говорю я сам. Или мое горло.

– Вы хотели бы проконсультироваться у психиатра, Римо?

– Да. Нет.

– Так как же прикажете вас понимать?

– Я предпочел бы обойтись без всего этого метафизического вздора. Но хорошо бы, кто-нибудь взялся объяснить мне все это.

– Возможно, доктор Герлинг мог бы пролить свет на то, что с вами творится.

– Одну минутку, я подумаю... О'кей! Если я уклонился в сторону от своего пути, я отнюдь не спешу выяснить, как это произошло.

– Что, если я просто объясню ему ситуацию и сообщу вам его мнение?

– О'кей, согласен.

– Хорошо, – подытожил Харолд В. Смит. – Что-нибудь еще?

В ящике стола послышался телефонный звонок. Смит выдвинул ящик, вынул оттуда стандартный настольный телефон цвета пожарной машины и поднял трубку. Наборного диска на телефоне не было.

– Слушаю, мистер Президент, – откашлявшись, произнес шеф.

Римо отвернулся со скучающим видом, но уши его уловили каждое слово, произнесенное Президентом Соединенных Штатов по прямой линии.

– Как поживаете, доктор Смит? – спросил Президент своим хрипловатым и по-домашнему приятным голосом.

– Хорошо, мистер Президент, – ответил тот, едва заметно нетерпеливым тоном выказывая свое недовольство пустым обменом любезностями. На какое-то время на телефонной линии Фолкрофт – Белый дом воцарилось молчание.

– Рад это слышать, Смит. Мне нужна ваша помощь.

– Вам понадобятся мои люди? – тотчас среагировал шеф разведки.

– И да, и нет, – как-то неуверенно произнес Президент.

– Так да или нет?

Римо жестом подстегнул шефа побыстрее выведать у Президента, что ему надо.

Смит проигнорировал этот жест.

– Не знаю, читали ли вы... мне не очень хочется затрагивать этот вопрос – о Скуирелли Чикейн.

– Да, – подтвердил Смит.

– Она подруга моей жены, которая, как вы, вероятно, слышали, назначила себя главой президентской комиссии по сохранению независимости Тибета и полна решимости поехать в Тибет и осуществить свой замысел.

– Кто – Первая леди или Скуирелли Чикейн?

– Скуирелли. Когда вдруг всплыл этот нелепейшей вопрос, кому быть ламой, Первая леди назначила ее особой посланницей нашей страны. Что до меня, то я не верю во всю эту новомодную чушь – кстати, и Первая леди не верит тоже. Но как я уже сказал, они со Скуирелли подруги.

Смит нахмурил свой серый лоб.

– Я не совсем вас понимаю.

– Моя жена попросила китайское правительство ускорить выдачу визы Скуирелли Чикейн для поездки в Тибет.

– Вы, конечно же, сознаете, мистер Президент, возможные последствия этого шага.

– Мы не можем ее остановить. Вернее, их обеих: ни ту, ни другую. А Скуирелли вольна ехать, куда захочет.

– Да, но ее присутствие в Тибете может привести к открытому восстанию.

– Восстание вспыхнуло и без нее.

– Пока только в Лхасе, в сельской же местности относительно спокойно. Появление столь легкомысленной и непредсказуемой особы, как мисс Чикейн...

– «Непредсказуемая» – весьма точное определение, – кисло произнес Президент. – Мне ясна вся серьезность обстановки, но, как я уже сказал, актриса полна решимости ехать в Тибет, а Первая леди теперь проявляет особый интерес к тому, что там делается. Я знаю, что не вправе давать вам задания, Смит. Могу только предлагать.

– Вы хотите, чтобы мы создали группу сопровождения, таким, однако, образом, чтобы избежать каких-либо порицаний исполнительной власти в адрес КЮРЕ?

– И подчеркиваю, что отнюдь не настаиваю. – Президент понизил голос, как бы опасаясь, что их могут подслушать. Теперь он говорил тихо, скорее даже вкрадчиво: – Вы не могли бы послать ваших людей для сопровождения Скуирелли?

Харолд В. Смит уставился куда-то вдаль, в пространство. На его физиономии сохранялось все то же кислое выражение.

Римо приблизился к нему, ребром ладони провел по горлу и энергично замотал головой. Смит по-прежнему его игнорировал. У него – и только у него – было право принимать или отклонять задания Президента.

– Но, мистер Президент, это никоим образом не входит в круг обязанностей КЮРЕ!

– Очень жаль, что вы так настроены, – печально отозвался Президент.

– Дело не в моем настроении. Таковы реалии. То, что происходит в Тибете, не имеет прямого касательства к безопасности Соединенных Штатов. Но если мисс Чикейн отправится в Тибет, не исключено, что в наших отношениях с Китаем наметится трещина. Я могу только посоветовать вам запретить ей выезд. Прочее оставляю на ваше усмотрение.

– Если б я только мог решать...

– Но вы же можете! В конце концов вы ведь Президент Соединенных Штатов.

– Вы не знаете моей жены, сопрезидента.

– Мистер Президент, – менторским тоном заявил Смит. – Американский народ не выбирал сопрезидента. У нас нет такой конституционной должности. Только Президент и Вице-президент. А ваша жена – только ваша жена, а отнюдь не официальное лицо.

– Я принимаю все свои решения вместе с ней. Она для меня – нечто незыблемое в этом мире, и я не держу от нее никаких секретов.

Смит весь так и побелел от негодования. Голос его задребезжал, как надтреснутый колокол:

– Надеюсь, вы не рассказали ей, мистер Президент, о нашей организации?

– Нет, этого секрета я ей не открывал. На случай развода.

– Должен вам сказать, – произнес Смит, – что когда в прошлом месяце у меня зазвонил красный телефон и я ответил, чей-то женский голос с подозрением спросил, кто я такой.

Президент устало вздохнул.

– Да, она мне говорила. Извините, Смит. Весьма сожалею. Она хотела заново обставить спальню и обнаружила в прикроватной тумбочке красный телефон. Естественно, сняла трубку и...

– Что вы ей сказали?

– Соврал. Что это, мол, горячая линия в Канаду или еще куда-то.

– Надеюсь, она вам поверила?

– Ну не совсем, – робко признался Президент. – Она, должно быть, полагает, что это прямой телефон, связывающий меня с какой-то моей старой пассией.

– Не переубеждайте ее, – порекомендовал Смит.

– Вы что, с ума сошли?!

– Мистер Президент, вам будет куда проще развестись с женой, чем признать существование КЮРЕ. Ведь в таком случае импичмента не избежать.

– Не думайте, что это меня не тревожит.

– А пока я прощаюсь с вами, мистер Президент. Как только вы столкнетесь с чем-либо, имеющим непосредственное отношение к национальной безопасности страны, не колеблясь сообщайте мне об этом.

С этими словами Харолд В. Смит положил трубку.

Римо тотчас приблизился к столу.

– Хорошо, что вы ему отказали.

– Почему? – спросил Смит, задвигая ящик с красным телефоном.

– Потому что быть телохранителем этой Скуирелли Чикейн просто невозможно. Тот, кто назвал ее, попал в самую точку[26]. В ее мозгу, кажется, скопились все бредовые идеи, какие только существуют на этом свете.

– Вы, похоже, хорошо ее знаете.

– В последнее время Чиун часто говорил о ней. Я думаю, он очень увлечен ею или...

– Понятно, – буркнул Смит.

Пискнул компьютер, и шеф тотчас бросил:

– Извините. – Какое-то время он смотрел на экран, затем произнес: – Странно.

– Что странно?

– В Малибу на пляж выбросило еще одно тело.

– Должно быть, кто-то перевозит тайных эмигрантов, – предположил Римо.

– Может, оно и так. Но дело в том, что одно из тел принадлежит сценаристу, который прожил в нашей стране некоторое время. Думаю, это был тайный китайский агент.

– С чего вы взяли?

– На его банковском счету переводы из Гонконга. Впрочем, сам он утверждал, будто живет на доходы от продажи сценариев. Его налоговая декларация не совпадает с моими данными.

– Звучит убедительно.

– Может, займетесь?

– Нет, спасибо.

Смит оторвался от экрана, на сером лице его сверкнули фосфоресцирующие зеленые блики.

– Кажется, вы хотели получить задание.

– Хотел. Наметьте какого-нибудь торговца наркотиками или убийцу-маньяка, и я тут же отправлю его на кладбище. Эти двое уже там. Вы не нуждаетесь в моей помощи.

Смит многозначительно посмотрел на своего тайного сотрудника. Тем временем компьютер снова заработал.

– Еще один труп китайца, – заявил Смит, взглянув на экран. – Этого идентифицировали. Гм-м-м. Он, похоже, тоже связан с Голливудом. Какой-то продюсер, хотя и не получает никаких кредитов.

– Я слышал, падают и продажи билетов. Может, кому-то хочется устранить конкурентов.

– Весьма маловероятно, – возразил Смит. – Очень надеюсь, что эти мертвецы не имеют никакого отношения к странному заявлению Скуирелли Чикейн, в котором она объявила себя бунджи-ламой.

– Я тоже, – поспешно подхватил Римо. – Ну, мне пора бежать.

– Я передам вам слова доктора Герлинга, как только он выскажет свое мнение.

– Договорились! – воскликнул Римо, закрывая дверь.

Смит взглянул ему вслед. На его патрицианском лице застыло недоумение. Уильямс вел себя более чем странно. Надеюсь, ничего серьезного, подумал шеф. Обычно Чиун доставлял ему больше хлопот, чем Римо. Он напомнил себе еще раз не забыть к концу дня проконсультироваться с доктором Герлингом.

Компьютер пикнул дважды, и Смит машинально отметил, что уже одиннадцать пятьдесят девять. Нажав потайную кнопку, он отправил компьютер на его прежнее место.

В двенадцать часов две секунды, предварительно постучавшись, вошла миссис Микулка с коричневым подносом в руках.

– Уже полдень, доктор Смит. Я принесла ваш черносливовый йогурт.

– Спасибо, миссис Микулка, – кивнул Смит. Секретаря он приучил почти к такой же пунктуальности, которой придерживался сам. Две секунды, допустимое отклонение. Но это уже предел.

Глава 14

Скуирелли Чикейн скучала по своей розовой, в виде сердца, кровати. Скучала по своей стереосистеме и некоторым записям восточной музыки. Но сильнее всего она скучала по Римо Буттафуоко.

Ведь он спас ей жизнь! Не сразу, но она все же поняла, что произошло на самом деле во время приема.

Весь день на берег выбрасывало мертвые тела.

Она просила Кулу кидать их обратно, и он неизменно выполнял его просьбы. Кула был превосходным телохранителем, несмотря на то что все время жаловался на чрезмерные размеры своего герпеса. Порой он казался ей большим верным щенком. Однажды она случайно подглядела, как он, опустившись на четвереньки, точно взрослый мастиф, пьет воду из унитаза.

И все же Скуирелли тосковала по Римо. Хотя и не так сильно, как по своей мягкой кровати. Спать на полу – еще куда ни шло, но Кула с Лобсангом Дромом настаивали, чтобы она спала на деревянной лавке – канге, ссылаясь на то, что это традиционное спальное место бунджи-ламы.

К сожалению, актриса часто скатывалась. Ее спина не выдерживала такого испытания. Но каждый раз, стоило ей пожаловаться Лобсангу, как он поил ее горячим чаем с растопленным в нем прогорклым маслом. Этот человек, очевидно, ни в малейшей степени не опасался избытка холестерина в организме.

– Вам звонит какая-то леди, святейшая, – объявил вдруг Кула из-за отрытой двери, где он занимал свое место телохранителя, поклявшись, что скорее лишится жизни, яков и герпеса, чем пропустит какого-нибудь китайского убийцу.

– Что еще за леди?

– Она называет себя леди номер один.

– Номер один?.. Ты хочешь сказать: Первая леди?

– Так я и сказал, о святейшая.

– Наконец-то! Я так ждала этого звонка. Скорее принеси мне телефон!

Кула внес радиотелефон и, кланяясь, вышел.

Глядя, как низко он нагибается, Скуирелли почувствовала резкую боль в спине.

– Хелло! – взволнованно воскликнула она.

– Скуирелли, говорит Первая леди.

– Как наши дела? Вы получили для меня визу?

– С большим трудом. Китайские власти тянули как могли. Сначала говорили, что оформить можно только за три месяца и ускорить никак невозможно. Затем все же дело сдвинулось с мертвой точки, но китайцы предупредили, что не в состоянии гарантировать вам безопасность, поскольку в Китае полным-полно, как они выразились, контрреволюционных элементов.

Скуирелли нахмурилась.

– Забавно, как быстро они против меня настроились. А ведь недавно еще были такими хорошими друзьями! Как же вы сумели их уломать?

– Прежде всего, – стала перечислять Первая леди, – я пригрозила отменить режим наибольшего благоприятствования, затем указала, что возглавляю Президентскую комиссию по вопросам независимости Тибета, и, если они не пустят тебя, мою официальную представительницу, я поеду сама!

– В самом деле?! – взвизгнула Скуирелли.

– В самом деле.

– И они сдались?

– Выбросили белый флаг.

– Как здорово! Боже, как здорово! И когда я смогу выехать?

– Как только пожелаешь. Послушай, я думаю, было бы очень даже неплохо, если бы ты заехала в Индию и получила благословение далай-ламы.

– Этого хитрого человека в очках? Он просто душка!

– Выше голову! Чем выше, тем лучше. Тогда они не посмеют вмешиваться в твои дела.

– Я передам ему твой поцелуй.

– Я буду следить, как идут твои дела, по Си-эн-эн. А сейчас мне надо бежать. Весь день деловые встречи. Желаю удачи.

Положив трубку, Скуирелли Чикейн тут же набрала виргинский номер.

– Мама, я уезжаю. Меня ждут великие события. И, знаешь, по пути я должна нанести визит вежливости далай-ламе.

– Постарайся не спать с ним, дорогая. Все-таки он религиозный деятель...

– Такое мне и в голову не приходило, – холодно заметила Скуирелли.

– Еще придет. Чем старше ты становишься, тем больше походишь на своего брата.

– Ах вот как! Ну так не жди от меня ни одной открытки из Тибета! – Тут же оборвав разговор, Скуирелли легла на жесткий канг и задумалась, есть ли религиозный закон, запрещающий сходиться двум ламам. Надо будет спросить Лобсанга. Он сущий дока во всех тайных буддийских заповедях.

Глава 15

В Дом всекитайского собрания народных представителей вошел министр государственной безопасности. Одет он был в серую маоистскую одежду, руки держал по швам.

Премьер Китая, также в серой маоистской одежде, уже сидел, скрестив руки. Он кивнул, указывая на пустой стул рядом с собой, слева. Казалось, у него отяжелели веки и он вот-вот уснет. С помощью этой мнимой рассеянности он одурачил не одного соперника в недавнем прошлом.

Министр государственной безопасности опустился на стул и стал ждать, что скажет премьер. В Доме они были одни. Это, разумеется, не значило, что за ними не наблюдают и разговор их не подслушивают. Китай на перепутье. Он целиком поглощен своими внутренними делами, но в страну все властнее вторгается внешний мир. Беспокойные времена!

– Какие новости? – сдержанно спросил премьер.

– От тех, кто спит, ни слова.

Веки премьера, казалось, отяжелели еще сильнее.

– Возможно, – отозвался он, – их сон будет долгим и спокойным.

– Нет никаких оснований сомневаться в этом, товарищ премьер, – подтвердил министр безопасности.

Так вот коротко обменявшись не слишком понятными, но тщательно подобранными словами, оба поняли, что их тайные агенты в Калифорнии, по ту сторону Тихого океана, мертвы или обезврежены.

Воцарилось долгое, тяжелое молчание.

Первым заговорил премьер:

– Ожидаемый гость не отказался от своего намерения?

– Напротив. Горит желанием познакомиться с родственником.

– В прежние времена эти двое не очень-то ладили, – заметил премьер. – Возможно, нелады продолжаются.

– Ничего не слышал об этом.

Премьер нахмурился.

– Тьма все сгущается, и никто не знает, когда же взойдет солнце.

– Может, гость предпочтет остаться в доме своего новообретенного родственника и не станет продолжать путешествие.

– Как бы этому поспособствовать?

– Все возможно, – ответил министр госбезопасности.

– Хорошо бы добиться этого законными методами, – обронил премьер, совсем сомкнув веки, точно вот-вот уснет.

Министр госбезопасности понял, что встреча окончена, и поднялся. Не говоря ни слова, он тихо вышел из Дома всекитайского собрания и отправился к себе в министерство. Надо связаться со своими сотрудниками в Индии и дать им указания действовать с большой осторожностью, так как в судьбе бунджи-ламы лично заинтересована супруга Президента Соединенных Штатов.

Глава 16

Перед невероятно безобразным зданием, которое мастер Синанджу окрестил замком Синанджу, стояло множество грузовиков. У Римо имелась довольно обширная личная стоянка, где поместилось бы больше десятка автомобилей, но она вся уже была забита, и ему пришлось поставить свой голубой «бьюик-регал» на соседней улочке.

– Господи, – буркнул под нос себе Римо. – Надеюсь, Чиун не собирается заниматься массовыми закупками!

Он заметил, что у грузовиков сильно осели рессоры. Грузчики явно опасались, как бы не заработать грыжу, чуть ли не к земле пригибались под тяжестью сравнительно небольших по размеру ящиков.

И тут Римо осенило:

– Золото!

Он проводил одного из грузчиков до дому и распахнул перед ним дверь.

– Не думаю, что вы и есть тот самый мастер Синанджу Чиун, – выговорил грузчик, тяжело отдуваясь.

Римо одной левой подхватил ящик. Впечатление было такое, будто поклажа вдруг оказалась в зоне невесомости.

– Нет, но я уполномочен расписываться за него, – твердо произнес он.

Пока Уильямс подписывал квитанции, грузчик утирал лоб рукавом своего голубого комбинезона.

– И что же там внутри – свинцовые подошвы для водолазов?

Римо покачал головой.

– Обломки сверхплотного вещества.

– Да ну?!

– Иногда на землю падают кусочки карликовых звезд. Они отличаются такой плотностью, что обломок величиной с баскетбольный мяч весит столько же, сколько весит Детройт. Для транспортировки его приходится сильно измельчать. Камешек, что лежит в твоем ящике, размером с пуговицу для рубашки.

– Шутишь!

– Я бы тебе показал, – многозначительно хмыкнул Римо. – Но если он выпадет из ящика, понадобится огромный кран, чтобы поднять его.

– Как же тебе удается держать этот ящик с такой легкостью, словно он начинен аптечным алтеем?

– В свое время я прессовал сверхплотное вещество. Это входило в мою подготовку.

Грузчик тут же передал слова Римо водителям, и все они загорелись желанием посмотреть, как парень вытащит остальные ящики – ведь у него это так легко получается!

Уильямсу, естественно, таскать тяжести не хотелось, но еще меньше ему хотелось, стоя на крыльце, объяснять теорию сверхплотного вещества двадцати различным людям.

К тому времени, когда Римо сложил все ящики в холле, с верхнего этажа соблаговолил спуститься мастер Синанджу.

– Это то, чего я жду? – взволнованно проверещал он. – Прибыло мое золото?

– А что же еще привезли все эти грузовики? И не говори, что ты их не заметил.

Чиун вдруг замер, тихо втянул в себя воздух и произнес:

– Ты встречался со Смитом?

– С чего ты взял?

– Мне сказал об этом запах лосьона после бритья. Таким лосьоном пользуется только Смит.

Проклятие, мысленно выругался Римо. Чиуна не проведешь. Смит пользовался уцененным лосьоном, производство которого прекратилось в 1972 году. Он купил себе на распродаже тридцатилетний запас, сэкономив девяносто восемь центов на каждом долларе.

– О'кей, – устало сказал Римо. – Не стану отрицать, я встречался со Смитом.

Чиун подозрительно прищурился.

– О чем ты с ним разговаривал?

– Так, личное.

– Что за личное такое, о чем ты не можешь рассказать своему приемному отцу.

– Отстань от меня, Чиун!

– Ты ничего лишнего не сказал Смиту?

– Успокойся, если я и упоминал имя Скуирелли Чикейн, то всего один раз.

– И по какому же поводу?

– Пока я там был, позвонил Президент и поинтересовался у Смита, не могли бы мы проводить эту деточку Скуирелли в Тибет.

– И что ответил шеф?

– Да успокойся ты! Смит отказал!

– Отказал?! Почему Смит отказал?! Решил, что мы не заслуживаем доверия? Или счел, что на тебя нельзя возлагать такую важную ответственную миссию? О Римо, Римо, ты опозорил наш род своей неспособностью!

– Ничего подобного! Смит полагает, что все, связанное с бунджи-ламой, не входит в компетенцию КЮРЕ.

– Нет?

– Нет. Куда прикажешь убирать твое сраное золото?

– Мое золото не сраное.

– Пожалуй, ты прав. Оно весит целую тонну.

– Потому и весит, что золото!

– Ладно. Куда отнести?

– Хорошо бы сложить его в комнате для медитации, чтобы я мог медитировать, сосредоточиваясь на его отличнейшем качестве.

– Не вешай мне лапшу на уши! Ты просто хочешь видеть его в одном месте.

– И это тоже.

Римо принялся таскать ящики вверх по лестнице, сразу по пять в каждой руке. Со стороны казалось, будто он с легкостью делает это. Он то и дело балансировал, чтобы не надорвать бицепсы.

Когда дело было сделано, Римо заявил:

– Я пошел спать. Устал как собака.

Из широких рукавов кимоно появились, чтобы тут же исчезнуть, острые ногти Чиуна.

– Ты не хочешь откинуть крышку? – спросил он вкрадчивым голосом.

– Нет.

– Ну раз уж ты так устал, я прощаю тебя.

– Спасибо, – бросил ученик, направляясь к двери.

– Не забудь принять душ! Ты пахнешь как белый.

– Я и есть белый.

– У тебя только кожа белая. Такая же, как и у нового бунджи-ламы.

Римо на секунду задержался.

– Если Скуирелли Чикейн и в самом деле бунджи-лама, значит, я кореец!

– Не спеши засыпать! – откликнулся Чиун. – Ибо ты как раз начинаешь обретать мудрость. Попробуй сосредоточиться на том, что ты только что высказал.

Уильямс хлопнул дверью с такой силой, что в доме все целую минуту ходило ходуном.

Мастер несколько мгновений молча смотрел на все еще подрагивающую дверь. Пергаментное лицо корейца сейчас сильно смахивало на маску, правда, темные карие глаза его блестели.

Он вошел в комнату для медитации, не обратив никакого внимания на ящики с золотом, заработанные им с помощью редкой проницательности. Сразу же взялся за телефон и нажал цифру один, как это часто делал его ученик. В трубке послышались странные перезвоны: началась проверка, не прослушивается ли линия. Наконец раздались длинные гудки.

– Да? – ответил голос Харолда В. Смита.

– О император Смит, род Синанджу приветствует тебя!

– Мастер Чиун? Чем могу служить?

– Римо сказал, что виделся с вами.

– Да... Его беспокоят... как бы это сказать... приступы.

Чиун прямо-таки вцепился в трубку.

– Был еще один?

– Нет.

– Это хорошо.

– Он просил, чтобы я проконсультировался с одним из здешних психиатров, – продолжил Смит.

– Странно, на него не похоже.

– Знаю, мастер Чиун. Но он невероятно встревожен.

– Это пройдет.

– Будем надеяться. Иначе я не смогу пользоваться его услугами – услугами человека, страдающего чем-то вроде раздвоения личности.

– Не волнуйтесь, Смит. Все совсем не так. Римо проходит через определенную фазу. Эта фаза скоро закончится.

– И Римо снова станет прежним?

Чиун ничего не ответил, только плотно сжал тонкие, словно бумажные губы. Да у него и не было ответа на этот вопрос. Возможно, убедительного ответа и быть не могло.

– Ученик сказал мне, что вы вынуждены заниматься делом Скуирелли Чикейн, – наконец произнес Чиун.

– Я отклонил предложение Президента обеспечить ей охрану в пути. Это не входит в нашу компетенцию.

– Даже если у нее возникнут какие-либо трудности?

– Она – американская гражданка и имеет право путешествовать где угодно.

– Сдается мне, о император, что если Римо в чем-нибудь и нуждается, то только в отпуске.

– Я предпочел бы, чтобы кто-нибудь из вас был у меня под рукой. Мало ли что произойдет!

– Очень мудрое решение, о император Смит. Позвольте мне предложить, чтобы с вами остался Римо. Он для вас лучший помощник, чем я.

– Если хотите в отпуск, пожалуйста. Езжайте себе на здоровье.

– Мне надо отвезти в родную деревню кое-какое свое имущество. Но я не хочу тратить на перевозку вещей свой отпуск, потому что это работа, а не отдых.

– Что-то я плохо вас понимаю, – озадаченно произнес Смит.

Чиун повысил голос:

– Вы не помните в последнем моем контракте семьдесят восьмой пункт?

– Семьдесят восьмой пункт?

– Да. Мастеру Синанджу предоставляется право пользоваться неоплачиваемым отпуском, как только он пожелает.

– Ты имеешь в виду календарный отпуск?

– Да, если так его принято называть.

– Пожалуйста, мастер Чиун, я предоставлю вам календарный отпуск.

– Ваше благоволение просто не имеет пределов!

Мастер тут же положил трубку и стал паковать вещи. На этот раз всего один сундук. Таксист без особого труда уложил его в багажник: ни сам не пострадал, ни сундучок не поцарапал.

Чиун даже не стал будить Римо. Все свое золото он оставил дома. Бывают на свете вещи и поважнее золота. Немного, но все же бывают.

Главное – не допустить Римо в Тибет. Ибо он может узнать эту страну, и даже боги бессильны предсказать, каковы будут последствия.

Глава 17

Высоко над Индийским океаном Скуирелли Чикейн готовилась к предстоящей встрече на высоком уровне – с далай-ламой.

Скрестив ноги, она уселась на мягкую подушку, в свою очередь, положенную на роскошный восточный ковер. Актриса просто утонула в своем оранжевом облачении, но Лобсанг не позволял заменить его на изделие кутюрье из Беверли-Хиллз. Коричневая ламаистская шапка у нее на голове отбрасывала на лежавшую перед ней книгу тень, похожую на большой рог, чем сильно затрудняла чтение.

Была уже полночь, поэтому отдергивать занавески на иллюминаторах личного самолета Кулы было бесполезно.

Уже совсем близко до Дели. Или Бомбея, или куда там они летят.

Когда Лобсанг впервые объявил ей, что они отправляются в святую землю, Скуирелли заключила:

– Что ж, в Израиль так в Израиль.

Все азиаты как-то странно посмотрели на нее. Впрочем, они всегда смотрят на нее странновато. Наверное, никак не свыкнутся с мыслью, что бунджи-лама – белая женщина.

– Для буддистов, – терпеливо пояснил Лобсанг, – святая земля – Индия!

– Никогда не была в Индии, – отозвалась Скуирелли.

– Замечательная земля! Не только потому, что там находится колыбель буддизма, но и потому, что – в отличие от Тибета – это свободная страна.

– Я скоро разберусь со всеми нашими врагами, и Тибет будет свободен.

– Сперва вы должны восстановить свою веру.

– Я везу с собой полное собрание сочинений Германа Гессе и Уильяма С. Берроуза.

Оба ее спутника смотрели на нее непонимающими взглядами. Проницательными и тем не менее непонимающими.

Скуирелли показала им свой экземпляр «Льва драхмы», и стоило лишь Куле перевести заглавие, как Лобсанг блаженно улыбнулся. Так легко было доставить им удовольствие!

Скуирелли снова принялась за чтение. Странно, правда, что исчезли ее книги «Дзен-буддизм» и «Искусство вождения мотоцикла», которые она захватила с собой. Лобсанг почти ничего ей брать не разрешил, пояснив, что, будучи бунджи-ламой, она должна стремиться к отрешению от материального мира.

Однако ей оставили весь запас бханга. Это почему-то их не смущало. Тут-то Скуирелли поняла, что для нее будет истинным наслаждением быть буддисткой.

Чем больше актриса читала, тем более крепло ее убеждение, что она обрела совершенный дух в совершенном теле. Будучи бунджи-ламой, она, оказывается, оставалась в то же время Скуирелли Чикейн! Это куда лучше, чем делить сиамскую душу с Мэй Уест.

Ей нравилось все, что она читала о буддизме. Все одушевленное и неодушевленное находится в гармоническом единении, происходит только то, что предопределено. Поэтому в космическом смысле никто не перестает существовать.

– Все заранее предначертано! – восклицала Скуирелли в мгновения истинного прозрения. – Все взаимосвязано!

Убийство, разумеется, запрещено. Но вопреки западным представлениям, никто и ничто не умирает. Дух обретает то или иное тело в соответствии с кармическими последствиями своих дел и поступков. Убивать – грех, но кара за убийство не предусматривается. Все будет решено кармой.

Считалось, что имеется семь райских обителей и семь преисподних, вместо примитивной христианской системы, которая сужала выбор до двух возможностей. Умирая, ты сбрасываешь свою плоть, как вышедшее из моды платье. А когда хочешь молиться, запускаешь маленькое колесико, и оно молится за тебя.

Удивительно гармоничное, непредубежденное, никак не вторгающееся в личную жизнь совершенное верование, решила Скуирелли.

И Будды! Сотни Будд! Как бунджи-лама, Скуирелли была воплощением Будды Будущего, истинного великого Будды, чьего возвращения все ожидают с большим нетерпением. Как Будда, Скуирелли будет вновь и вновь возрождаться в этом мире, чтобы избавлять его от страданий.

– Все для меня исполнено смысла, – многозначительно произнесла Скуирелли, теребя шафранно-желтые кудри, выбивавшиеся из-под остроконечной шапки ламы.

Двигатели завыли как-то по-новому, из пилотской кабины вышел Кула.

– Мы прибыли, бунджи! – сказал он.

– Чудесно! – обрадовалась Скуирелли, подходя к иллюминатору.

Посмотрев вниз, она ничего не увидела. Совсем ничего. Земля внизу походила на только что вымытую школьную доску.

– Где же город? Огни?

– У них нет электричества.

– Надо же, какие экономные люди. Берегут электричество по ночам.

– Они запрещают нам посадку.

– Почему?

– Индийцы боятся навлечь на себя неудовольствие Пекина.

– И что же нам делать?

– Садиться, – с сияющим лицом ответил Кула. – Если нам чего-нибудь и надо страшиться, то только неудовольствия Будды.

Приземление оказалось не из легких. Аэропорт также был обесточен. Не работал радар, не горели посадочные огни, бездействовали подъездные трапы.

Но все это мало заботило Скуирелли. Она пыхнула сигаретой с марихуаной и закрыла глаза. Правда, Кула помешал ей полностью использовать новообретенные способности левитации.

После того как к самолету подкатили надувную лестницу, Кула открыл люк. Придерживая шляпу, Скуирелли ступила на верхнюю ступеньку.

Она внимательно огляделась: где толпы встречающих? Толп не было.

Затем женщина почувствовала запах.

– Что за ужасный запах? – еле выдавила она, зажав нос и дыша ртом.

– Какой запах? – удивился Кула.

Скуирелли вытащила его наружу, на лестницу.

– Такой!

– Это Индия.

– Пахнет как из выгребной ямы, – поморщилась актриса.

Кула кивнул.

– Да, это Индия.

Присоединившись к ним, Лобсанг втянул своим длинным носом воздух, видимо, нашел его вполне приемлемым и обронил:

– Вы приземлились в Индии.

– Здесь везде такой запах? – поинтересовалась Скуирелли, все еще зажимая нос.

– Такой хороший? – спросил Лобсанг.

– Такой плохой!

– Бывает и похуже. Пошли, нам нельзя задерживаться. Нас могут подкараулить китайские агенты.

– Может, нам подождать приветственного комитета? Обычно, когда я приземлялась в иностранной столице, мне преподносили ключи от города.

– Ключи от Нью-Дели, – проговорил Кула, помогая ей спускаться, – вряд ли останутся здесь надолго.

Их ждал автомобиль. Какая-то британская модель, определенно знававшая лучшие времена. Скуирелли села на заднее сиденье и закрыла окна. Но когда машина покинула аэропорт, удушливая жара заставила женщину снова открыть их.

Так они и ехали – когда запах становился невыносимым, Чикейн закрывала окна, а когда под шляпой слишком жгло, вновь открывала их.

В Нью-Дели, даже в темноте, был заметен общий беспорядок. Уличное движение представляло собой сплошной кошмар. Большой красный автобус едва не ударил в борт их машины. Резко вывернув руль, Кула столкнул автобус с улицы прямо в канаву, где он, трижды перевернувшись, и остался лежать в пыли, на боку.

Впечатление было такое, будто автобусы все, через один, пытаются столкнуть их с мостовой.

– Эти водители автобусов, они что, все чокнутые? – раздраженно взвизгнула Скуирелли.

Кула пожал широкими плечами.

– Они живут в Нью-Дели, все набожные буддисты, и потому их не страшит внезапная смерть. Они смело могут рассчитывать, что новое существование окажется лучше, чем это, теперешнее.

Между тем Лобсанг тянул свое:

– Не обманывайся приятным обращением делийского ламы, святейшая. Он будет завидовать твоему кармическому возвышению.

– Интересно, вспомнит ли он меня, – пробормотала Скуирелли.

– По какой-нибудь прошлой жизни?

– Нет, по этой. Я с ним однажды встречалась на приеме, он милый маленький человечек.

– Когда вы с ним встречались, он еще не предвидел, что ты станешь бунджи-ламой, его старинным соперником. Берегись, под ласковым его обличьем скрывается змея. Он будет взывать к твоим самым глубинным инстинктам, проповедовать опасные идеи.

– Какие, например?

– Пацифизм, – не сказал, а прошипел, как кобра, Лобсанг.

Скуирелли сморщила свое озорное мальчишечье лицо.

– Но ведь именно это проповедовал Будда?

– Господь Будда, – отчеканивая каждое слово, произнес жрец, – не страдал от железного ярма коммунизма.

Атмосфера раздражения, что воцарилась в тесном салоне машины, шнырявшей между автобусами, заставила Скуирелли Чикейн всерьез задуматься над тем, в какую историю она влипла.

* * *

Через некоторое время они въехали в пыльный городок Дхарамсала, севернее Нью-Дели, и в окружении жрецов около храма увидели далай-ламу.

Выглядел он точно так же, каким его помнила Скуирелли: маленький человечек с веселыми, но мудрыми глазками, прикрытыми пилотскими очками. Одежда на нем была коричневого цвета, а все его сопровождающие были в оранжевых шляпах. Лобсанг рассказывал Скуирелли, что далай-лама возглавляет секту верующих, которая ходит в желтых шляпах. Бунджи-лама, в свою очередь, – глава секты верующих, которые носят красные шляпы. Что до нее лично, то она предпочла бы бордовый цвет.

Держа в одной руке бронзовый дордже, другой рукой придерживая свою коричневую шляпу, Чикейн направилась по пыльной дороге к ожидающему ее ламе.

Далай-лама ждал, молитвенно сложив руки. Лицо его было и впрямь приятное, но ничего не выражало. Он не улыбался, не моргал и никоим образом не выказывал, что замечает приближение Скуирелли, даже когда она остановилась всего в шести футах от него.

– Что мне ему сказать? – спросила она у Лобсанга.

– Ничего не говорите.

– Чего он ждет?

– Чтобы вы поклонились.

– Почему же я не кланяюсь?

– Это означало бы, что вы признаете его верховенство.

– Чтобы избавиться от этой чертовой жарищи, я готова встать на четвереньки и поцеловать его шафранно-желтые сандалии.

– Спокойно! – предостерег женщину Лобсанг. – В этот момент решается вопрос о вашем верховенстве.

– Даже присесть нельзя?

– Ничего не делайте.

Скуирелли не присела, далай-лама не поклонился.

– Святейший, – заговорил Лобсанг, – я представляю вам сорок седьмого бунджи-ламу, ныне обитающего в теле Скуирелли Чикейн.

Далай-лама моргнул. Сопровождающие его жрецы вытянули вперед бритые головы, точно впервые увидели ее.

– Та самая Скуирелли Чикейн, которая играла в фильме «Медная жимолость»? – спросил кто-то.

Лобсанг посмотрел на актрису, не зная, что и ответить.

– Скажите: да, – пробормотала Скуирелли.

– Ответ – да, – произнес Лобсанг.

Окаменевшие лица советников далай-ламы вдруг просияли улыбками узнавания.

– Это Скуирелли Чикейн!

Ее окружили.

– Как поживает Ричард Гир?

– Превосходно, – рассмеялась женщина. – Каждый день поет.

– Какие новости из лотосоподобной западной земли? – поинтересовался еще кто-то.

Все это время далай-лама бесстрастно ждал, скрываясь за своими пилотскими очками.

– Он артачится, – шепнула Скуирелли Лобсангу.

– Такой уж он упрямый, – ответил тот.

– Да? Я знаю, как разбить лед. Держите. – И Скуирелли протянула свой дордже Лобсангу. Щелкнув пальцами, она взяла у Кулы шелковый сверток. Развязала и вынула свою сверкающую академическую награду за «Оценку медиума».

– Посмотрите-ка это! – воскликнула она.

– Это статуя давно исчезнувшего бунджи-ламы! – дружно выпалили жрецы.

И к удивлению всех, кроме Скуирелли Чикейн, далай-лама поднес ко лбу молитвенно сложенные руки и низко поклонился не один, а целых пять раз.

– Могу я получить ваш автограф, о Прозревшая? – смиренно спросил он.

Теперь все пошло как по маслу. Они удалились в личные апартаменты далай-ламы, жрецы закрыли двери, и все стали пить чай – к счастью, без прогорклого масла, – сидя друг против друга на подушках. Далай-лама восхищался «Оскаром» Скуирелли, в то время как она любовалась его Нобелевской премией мира.

– Вращение Колеса Судьбы приводит к странным последствиям, – изрек далай-лама.

– Я предвидела, что меня ожидает. Ведь я Телец, а у Тельцов лучшая карма.

– Теперь, когда вы признаны бунджи-ламой, что вы намереваетесь делать?

– Освободить Тибет. Для этого я и приехала сюда, – ответила Скуирелли, продолжая восхищаться Нобелевской премией. – Наверное, трудно получить такую премию?

Далай-лама, заколебавшись, отставил чашку чая.

– Почему вы спрашиваете, бунджи?

– Такая премия неплохо смотрелась бы между моим «Оскаром» и Золотым земным шаром. Кстати, я могу называть вас Дели?

– Называйте меня далай. Это означает «океан». Океан мудрости.

– Да, вот еще что. Давайте начистоту. Как лама с ламой. – Скуирелли подалась вперед. – Я хочу знать, что делаем мы, ламы, когда ощущаем плотское желание?

– Ничего не делаем. Наша жизненная цель – возвышать низменные желания.

– И сколько времени вы этим занимаетесь? – поинтересовалась женщина.

– Всю свою жизнь.

– О'кей. Скажите мне, если бы за сорок лет вам не удалось освободить свой народ, каким путем вы пошли бы к своей цели?

– Я получил Нобелевскую премию за поддержание мира. Мой принцип – принцип ненасилия. Вы ведь тоже выступаете за ненасилие, бунджи?

– Я всегда придерживалась таких взглядов. Хотя это нелегко – порой так и хочется дать сдачи.

– Рад это слышать. Невозможно разрешить проблемы Тибета агрессией, ибо китайцев очень много, а тибетцев мало и они бедны.

– Не беспокойтесь об этом. Я знаю, как обходиться с китайцами.

– Ваши слова радуют мое сердце. Ибо я последний далай-лама. Так уж предопределено судьбой. У меня нет преемника, и это ужасно огорчает моих людей. Но теперь, с появлением нового бунджи, надежда вновь расцветает. Может быть, за три или даже два десятилетия Тибет возродится и вновь станет дышать сладким воздухом свободы.

Скуирелли удивленно скривилась под своей отороченной мехом шапкой.

– Два-три десятилетия? Я думаю, это займет не более двух-трех недель.

– Недель?!

– Конечно, – подтвердила Чикейн и начала загибать пальцы с шафранно-желтыми ногтями. – Две-три недели на то, чтобы освободить Тибет, одна-две недели, чтобы объехать с визитом доброй воли все крупные города и деревни. Шесть месяцев на написание книги. И три – на постановку фильма.

– Фильма?

Скуирелли развела руками – так широко, словно хотела обнять весь мир.

– Подумайте, какая это будет сенсация! Всемирно прославленная американская актриса появляется из космической тьмы, чтобы освободить угнетенный народ. Это большое дело.

– Я не могу уследить за ходом ваших мыслей, бунджи Ринпоче.

– Люблю, когда меня так называют. Послушайте, у вас очень фотогеничное лицо. Вы не хотели бы сыграть сами?

– Сыграть?

– Ну да! Я могу еще поставить мюзикл «Агнец Света». Как в свое время «Эвиту». У вас хороший голос?

– Но вы же бунджи! Ваш первый долг – править Тибетом, если, конечно, китайцы не отправят вас на тот свет.

– Уже пытались, – махнула рукой Скуирелли. – Теперь я нахожусь под защитой Первой леди. Если со мной что-нибудь случится, она прикажет забросать их ядерными бомбами.

– Надеюсь, вы не стремитесь спровоцировать ядерное нападение на Китай?

– Я-то? Нет, конечно. К этому времени я уже реинкарнирую, и мне будет все равно, лишь бы только я не возродилась гражданином Китая.

Раздался стук в дверь. Далай-лама приподнялся.

– Принесли ужин. Прошу вас. Отужинаем и поговорим еще. Войдите.

Слуги внесли ароматные блюда на серебряных подносах.

Кула и Лобсанг оказались тут как тут.

Скуирелли шумно принюхалась.

– Пахнет классно! Что это?

– Тсампа.

– Видимо, диковинное что-то. А это что за суп?

– Тхукпа-лапша. Очень вкусная вещь.

– Тибетская лапша? Замечательно!

– Подождите, не прикасайтесь!

– Почему? Сначала надо прочитать какие-нибудь буддийские молитвы?

– Сперва всю еду должны попробовать.

– Зачем?

– А вдруг она отравлена.

– Кому взбредет в голову отравить вас? Вы такой милый человек.

– Отравить могут вас, – без тени злобы отозвался далай-лама.

– Эй, не нападайте на бедную девушку! Ведь в конце концов я, как и вы, буддистка.

Вошел пробовальщик еды, поклонился всем присутствующим и под внимательным взглядом Лобсанга Дрома, Кулы и свиты далай-ламы стал в огромных количествах заглатывать все подряд. Скуирелли Чикейн не сводила с него испуганных глаз.

– Вы что, не кормите его? – догадалась женщина.

– Его держат в постоянном голоде, – объяснил далай-лама, – чтобы ничто не мешало ему выполнять свои обязанности.

Пробовальщик наконец отведал все блюда и сел. Все выжидающе смотрели на него.

Скуирелли недоверчиво покосилась на свое окружение.

– Мы что, ждем, не отдаст ли этот бедный парень концы?

– Да, – подтвердил Кула.

– И сколько времени это длится?

– Если пища уже остыла, а пробовальщик все еще дышит, значит, отравы не подсыпали.

– Терпеть не могу остывшее!

– Ваш священный долг, как бунджи-ламы, подавлять соблазны материального мира, – напомнил ей Лобсанг.

– Горячая еда не соблазн, а необходимость, – произнесла Скуирелли, тайком погружая палец в свою тсампу. Самое время попробовать лакомство, пока все ждут, не окочурится ли пробовальщик.

Женщина уже хотела было облизнуть свой обмакнутый в пищу палец, когда пробовальщик вдруг позеленел и повалился набок. Он дышал часто-часто и с большим трудом. Агония длилась очень долго, пока смерть не оборвала мучений несчастного.

Лица окружающих вытянулись и окаменели. Жрецы далай-ламы зыркали глазами на Лобсанга и Кулу, те, в свою очередь, сверлили их злобными взглядами. Монгол вытащил кинжал.

Скуирелли с трудом перевела дыхание.

– Значит, еда была отравлена?

– Да, – ответил Лобсанг – Но чья еда? Бунджи или далай-ламы?

Обмен гневными взглядами возобновился.

– Послушайте, – вздохнула Скуирелли, вытерев палец о подушку. – Почему бы нам не выбросить всю эту отраву и не начать заново. Я готовлю неплохой фасолевый салат.

– Сейчас я приведу повара, – воскликнул Кула, выбегая из комнаты.

Поваром оказался маленький толстячок тибетец, словно слепленный из сырого теста. Он дрожал, как пудинг на сильном ветру.

– Как ты смел отравить еду, повар? – заорал громовым голосом Кула.

– Я ее не отравлял.

Монгол приблизил самый кончик своего кинжала к пульсирующей шейной артерии бедняги.

– Врешь! Сейчас я располосую тебе глотку!

– Не я отравил еду! Китаец!

– Что еще за китаец?

– Он сказал, что моя сестра в Лхасе будет изнасилована, если я не отвернусь, пока он кое-что подсыплет в пищу.

– В чью? Бунджи или далай-ламы?

– Бунджи.

– Ты уверен?

– Я не стал бы лгать, монгол, – затрясся от страха повар, – зная, что ты перережешь мне горло, если я это сделаю.

– Ладно. Хорошо, что ты сказал правду, – произнес Кула, резко повернул голову повара и перерезал ему кинжалом глотку.

– Зачем ты это сделал? – в ужасе вскричала Скуирелли, отворачиваясь.

– Я всегда караю предателей, – объяснил монгол, вытирая лезвие о волосы убитого.

Актриса долго смотрела на мертвого повара. Наконец до ее сознания дошло, какая ужасная смерть ей угрожала.

– Они хотели меня убить, – произнесла она каким-то убитым голосом.

– Да, – подтвердил Кула.

– Надо найти в себе чувство сострадания и простить их, – вставил далай-лама.

– Они уже во второй раз пытаются убить меня! Несмотря на то что я нахожусь под покровительством Первой леди. – В голосе актрисы чувствовались гневные нотки.

– Эти китайцы – сущие демоны, – высказал свое мнение Лобсанг. – Бездушные демоны.

– Преобразите свой гнев в понимание, – наставительно произнес далай-лама. – И новообретенное понимание употребите для создания подлинной гармонии. Озарите весь мир этим светом!

Скуирелли Чикейн поднялась с подушки, голубые глаза ее сверкнули стальным блеском. Воздев дрожащий кулачок к потолку, она воскликнула:

– Значит, война!

– Война неприемлема для Будды, – обеспокоенно сказал далай-лама. – Это путь, недостойный того, кто является живым Буддой.

– Знайте же, что война – путь этого Будды! – поклялась Скуирелли. – Мы войдем в Тибет и пинками прогоним мерзкие желтые задницы обратно в Пекин.

Далай-лама печально склонил голову.

– Оказывается, она из сражающихся буддистов! – восхитился Кула, задыхаясь от волнения. – На такое я не смел и надеяться.

Глава 18

Месяц истекал, и на спартанском столе доктора Харолда В. Смита нагромоздилась целая кипа неоплаченных счетов.

Фолкрофтские счета не превышали обычно пятизначных цифр. Но для оплаты их надо было хотя бы бегло взглянуть на чеки, фактуры и различного рода заметки.

Справившись со всем этим, доктор Смит перевел дух, выпил два стакана минеральной воды, потом запил обычной водопроводной водой, лишь после этого он принялся за счета, выписанные на КЮРЕ.

Все эти документы наряду с сопроводиловками поступали в отдельный почтовый ящик, ключ к которому имелся только у Смита. Конечно, порядок отнюдь не идеальный, но шеф не мог доверить Римо, а тем более Чиуну, чтобы они сами своевременно оплачивали свои счета.

На какую бы сумму ни были эти счета, Харолд В. Смит всегда быстро их оплачивал. Его бережливая новоанглийская натура противилась трате денег налогоплательщиков на такие, казалось бы, легкомысленные статьи расходов, как торговля подержанными автомобилями, которой занимался Уильямс. То, что Римо и Чиун, хотя и не были счастливы, все же редко жаловались на свое материальное положение, составляло предмет его гордости.

И Смит никогда не платил проценты по кредитным карточкам. Ни в те дни, когда они составляли достаточно скромную цифру «шесть», ни сейчас, когда компании, торгующие кредитными карточками, поистине стали ростовщиками.

Смит с радостью убедился, что счета в этом месяце составляют достаточно скромную сумму – всего около пятидесяти тысяч долларов. Это было меньше, чем в прошлом квартале, когда Чиун обнаружил торговый центр «Закупки на дому» и, видимо, прошелся по всем спискам товаров, предлагаемых сроком более чем на две недели, включая два ящика с заменителем волос. Смиту так и не удалось выяснить, что это такое.

Смит глотнул еще минеральной и продолжил – строчку за строчкой – изучение расходов.

В карточке на имя Римо Буттафуоко он заметил два обратных авиабилета. Уильямс и Чиун куда-то летали, интересно куда? В следующей графе значилась сумма, уплаченная за взятый напрокат в Лос-Анджелесе автомобиль. Автомобиль был нанят на два дня. Обслуживался он в Малибу.

Смит нахмурился. Малибу, Малибу? Почему это место вызывает у него какое-то беспокойство?

И тут он вспомнил. За три дня до этого на Скуирелли Чикейн было совершено покушение в Малибу. Именно там волны вынесли на берег несколько убитых китайцев.

Какого дьявола они там?..

Смит подошел к компьютеру и стал внимательно просматривать файл на бунджи.

Всего шесть тел. Просматривая последние донесения, он понял, что китайцы были убиты обычными методами, используемыми в таких случаях Римо и Чиуном. Мастер, очевидно, выпотрошил их своими сверхтвердыми ногтями. Те же, чьи лица были превращены в бесформенное месиво, а глотки передавлены, пали, по всей видимости, жертвами Римо. Помрачнев, Смит подосадовал, что не догадался раньше, чьих это рук дело.

Он снял трубку и набрал контактный номер Уильямса.

– Меня нет дома, – ответил сонный голос. – Катись ко всем чертям!

– Римо, это Смит.

– Смитти, что новенького? Вернее, что плохого?

– Римо, – сухо произнес Смит. – Я в курсе, что вы с Чиуном несете ответственность за китайцев, убитых в Малибу.

– О'кей, – признался Римо. – Сейчас слишком рано, чтобы врать. Там действительно без нас не обошлось.

– Пожалуйста, объясните мне, как все это произошло, – холодно проговорил Смит. – Это была несанкционированная операция.

– Поговорите лучше с Чиуном. Вообще-то это его операция.

– Я хотел бы вначале услышать твою версию.

Голос Римо отдалился, затем зазвучал громче:

– Эй, Чиун! С тобой хочет поговорить Смитти...

– Римо, я же просил...

– Чиун, ты проснулся?

Молчание на том конце провода затянулось. Наконец в трубке вновь послышался голос Уильямса:

– Проклятие! Подождите у телефона, Смитти.

Крепко прижав трубку к уху, Смит слышал, как скрипели, открывались и закрывались двери, затем донеслись чьи-то шаги.

– Его нет, – удивленно произнес Римо.

– Я хочу выслушать ваше объяснение.

– Вы не поняли, Смитти, Чиун и в самом деле исчез. Исчезли и два наших сундука, правда, все это долбаное золото пока на месте.

– Золото?! Какое золото?

– Долбаное золото, которое он получил от монголов.

– Монголов?! Каких монголов? Давайте выкладывайте все с самого начала.

– Попробую изложить по порядку, а там уже как получится, – усмехнулся Римо.

– Ну!

– Вы знаете историю о тибетском монахе, который заявился в дом Скуирелли Чикейн и объявил ее бунджи-ламой?

– Да.

– Так вот сперва он заявился ко мне. Вместе с этим монголом Кулой. Помните его по войне в Персидском заливе?

– Продолжайте.

– Они попросили Чиуна отыскать им бунджи-ламу.

– Отыскать? Вы хотите сказать...

– Да, Чиун отвел их прямо к Скуирелли. Проделал какие-то фокусы-покусы, пустил пыль в глаза и в конце концов просто включил телик с «Шоу Пупи Серебряной Рыбки». Тут-то она и объявилась!

– Пупи Серебряная Рыбка?

– Да нет же, Скуирелли Чикейн! Она вырядилась так, будто жила в какой-то другой жизни, и Лобсанг сразу же заглотил приманку.

– Лобсанг – тибетский монах?

– Точно!

– А вы-то тут при чем, Римо?

– Я? Можно сказать, сбоку припека. Таскал их вещи, а за это мне мылили затылок. Когда китайцы вознамерились убить Скуирелли Чикейн, мы с Чиуном вовремя оказались на месте и прикончили их. Если была какая-то польза от нашей поездки, то, видимо, выразилась только в этом.

– Не согласен с вами, – холодно произнес Смит. – Уж лучше бы Скуирелли убили, чем она возымела это нелепое намерение стать тибетской ламой.

– Думаю, Чиун полностью поддержал ее начинание. Недаром же он поехал за ней в Тибет.

– Думаю, вы недалеки от истины, Римо, – согласился Смит. – Вчера мастер позвонил мне и попросил очередной отпуск.

– Он сказал, куда едет?

– Насколько я понял, в деревню Синанджу.

– Это нетрудно проверить. Наберите 1-800-СИНАНДЖУ. Если Чиуна нет и его там не ждут, значит, он направился в Тибет.

– Минутку, – бросил Смит, переключая телефонные линии. Он набрал 1-800-СИНАНДЖУ и услышал ворчливый старческий голос, который что-то сказал по-корейски.

– Я... ищу... мастера Синанджу, – тщательно проговаривая слова, начал Смит.

– Его великого могучества здесь нет, – отозвался голос на каком-то странноватом английском.

– И вы его не ждете?

– Нет, не ожидаем... Что-нибудь передать? Может, надо низвергнуть трон в какой-нибудь стране?

– Нет, спасибо. Я перезвоню.

Вновь связавшись с Римо, Смит сказал:

– В Синанджу его не ждут. Должно быть, он правда в Тибете.

– Ну и дела! – простонал Уильямс. – Не знаю, кого и жалеть: тибетцев или китайцев.

– Римо, – повелительно продолжил Смит, – нельзя допустить, чтобы Скуирелли Чикейн нарушила баланс сил в Тибете.

– Баланс сил? Страна порабощена китайцами. Какой же тут баланс сил?

– И все же это так. Тибет в основном представляет собой горное плато. Это высокий горный район Азии. Оттуда китайцы могут наблюдать за Индией, которую считают своим врагом. Тибет является непроходимым препятствием для всех вражеских сил, находящихся внизу. Известно также, что в некоторых, малодоступных районах Тибета китайцами установлены ракеты дальнего действия. Поэтому китайцы очень чувствительны к тибетскому вопросу и полны решимости удержать эту страну любой ценой.

– Так пишут в газетах.

– Открытый мятеж в Тибете может повлечь за собой вмешательство Монголии или Индии, связанных с этой страной религиозными узами. Если начнется новый китайско-индийский конфликт, Пакистан, являющийся союзником Китая и ожесточенным врагом Индии, несомненно, откроет второй фронт. Пакистан – ядерная держава. Вы понимаете, что это значит?

– Да. Бай-бай, Индия... Проклятие!

– Немедленно выезжайте в Тибет, Римо.

– То, что произошло с тибетцами, по всей видимости, нас не касалось?

– И да, и нет. Но теперь, когда я знаю, что мастер Синанджу положил начало цепи событий, ведущих к кризису, наш долг – остановить Скуирелли Чикейн.

– Чей это «наш», белоглазый? – буркнул себе под нос Уильямс.

Глава 19

Накануне отбытия из Индии в Тибет сорок седьмой бунджи-ламе не спалось.

Обуреваемая дикими снами, она беспокойно ворочалась на своем канге, что и было отмечено в священной летописи. Опускалось, правда, что бессонница в значительной мере была вызвана большим количеством съеденных вишен в шоколаде.

Сидя на канге, слишком взвинченная, чтобы спать, актриса своими безупречно правильными зубами, свидетельствующими о высочайшем духовном развитии, хрумкала шоколадную оболочку, предварительно высасывая сладкий нектар.

Время от времени она напевала себе под нос:

Я Будда.

Будда это я.

Я сижу под деревом бодхи[27].

Не плачь обо мне, Пасадена-а-а.

У обители далай-ламы под названием «Дхарма-сала» собрались тибетские изгнанники. Вращая в руках свои молитвенные колеса с кисточками, они внимали чудесным звукам. Те, кто понимал английский, переводили.

– Новый бунджи-лама поет сладко-сладко, как всякая женщина, – отмечали другие.

– Подойди же, «Эвита», – пела бунджи.

Последнюю фразу не так-то легко было перевести, посему в следующем столетии эти слова вызывали много споров среди буддистов.

– Бунджи, бунджи! – взволнованно кричали тибетцы. – Благослови нас, о бунджи!

Скуирелли Чикейн слышала эти крики, но не понимала их значения. Да и зачем ей понимать? Главное – в связи с ее новым призванием ей никак нельзя игнорировать своих новых поклонников.

Облаченная в свое шафранно-желтое одеяние, в остроконечном колпаке, благодаря которому маленькая танцовщица казалась выше ростом, Скуирелли вышла на большой балкон, откуда далай-лама обращался к своим приверженцам.

Женщина все еще посылала воздушные поцелуи бурно приветствующей ее толпе, когда появился Лобсанг.

– Они всего лишь хотят испить твоей мудрости, о Будда! – изрек Лобсанг.

– Я скажу проповедь, а ты переведешь, – кивнула ему Скуирелли и, повысив голос, начала: – Сегодня первый день всей вашей остальной жизни.

Лобсанг перевел фразу на тибетский, затем на хинди.

– Этот день должен стать поистине великим днем, – добавила Скуирелли.

Толпа затаила дух. Внимавшие простерлись ниц, упершись лбами о землю. Смотрелось это действо как подходящее упражнение для аэробики.

– Их сердца вместе с тобой, бунджи, – отметил Лобсанг.

– О, великий миг! Скажи им... скажи, что жизнь – это блюдо, полное вишен.

Лобсанг перевел. Собравшиеся приподняли головы. На бунджи-ламу устремились тысячи моргающих недоуменных глаз.

– Что-то не так? – забеспокоилась Скуирелли.

– Они не знают, что такое вишни.

– А что тут знать? Вишни есть вишни.

– Они бедные и никогда не только не ели, но даже не видели вишен.

– Тогда скажи им, что жизнь – это блюдо с тсампой.

Едва Лобсанг перевел последние слова, тибетцы вновь ткнулись лбами в землю.

– Знаете что? – изрекла вдруг Скуирелли, купаясь в почтительном обожании новой публики. – Я думаю, можно отснять неплохую видеокассету: «Поклонение вместе с бунджи».

* * *

С восходом солнца из сарая вынесли позолоченный паланкин далай-ламы. Тибетцы растроганно плакали. Когда-то этот паланкин использовался, чтобы унести далай-ламу из Тибета; теперь же на нем должны были унести величайшего ламу всех времен в Лхасу, где она воссядет на Львиный трон, изгнав из страны жестоких ханьских китайцев.

Приверженцы нового бунджи-ламы выстроились вдоль дороги, ведущей к горному перевалу. Они растянулись плотными шеренгами, как большие цветы, до самой границы.

Некоторые счастливцы видели, как бунджи вышла из дома далай-ламы. У них захватило дух, когда далай-лама шесть раз простерся перед бунджи, а бунджи ни разу не поклонилась в ответ.

С царским величием Скуирелли опустилась в паланкин, и носильщики подняли его без малейшего ропота.

Впечатление было такое, будто бунджи весит не больше, чем цветок.

Паланкин двинулся в путь. Перед ним шагал свирепый монгол, взглядом выискивая в толпе возможных убийц. Высоко над головой он нес шафранно-желтый зонт далай-ламы; это означало, что факел передан новому духовному вождю.

Рядом с бунджи, гордо расправив плечи, шел святой Лобсанг Дром, но никто даже не взглянул на него.

Взоры провожающих были устремлены на бунджи-ламу.

– У бунджи такое же неотразимо-красивое лицо, как у женщины, – говорили все. Особое внимание привлекало к себе шафранно-желтое облачение ламы – все от пят и до кончиков длинных сужающихся ногтей. Да, шептали люди, наконец-то возродился тот самый царственный бог, который восседал на троне в дни минувшие.

Когда паланкин приблизился к границе, за ним уже тянулся длинный, многотысячный хвост. Здесь были тибетцы и индийцы, кхампы и непальцы. И каждый на своем языке кричал об обуревавшей его радости и надеждах.

– Бунджи-лама зиндабад! – кричали индийцы на хинди. – Да здравствует бунджи-лама!

– Лама кьено! – подхватывали тибетцы. – Знай об этом, о лама!

– Мы прогоним китайцев пинками в задницу! – отзывалась бунджи, и, хотя никто в те дни не понимал, что это значит, клич бунджи-ламы подхватывали все ее приверженцы, независимо от их национальности. Разрозненные в течение многих столетий, они были наконец объединены Светом Воссиявшим.

– Мы прогоним китайцев пинками в задницу, – вновь и вновь пели они, не понимая смысла этих слов.

– Твои люди с тобой, о святейшая! – громовым голосом возглашал монгол.

– Это, – кричала бунджи, – лишь наш первый натиск!

* * *

К горной границе Тибетского автономного района, как его называют китайцы, мчался человек. В темном тюрбане, с косматой бородой – типичный горец-сикх.

Запыхавшись, он приблизился к пропускному пункту, где пограничные войска Народно-освободительной армии охраняли узкий проход, через который несколько десятилетий назад позорно бежал далай-лама. Далее поднималась заснеженная громада горы Кайласа, а у подножия с немыслимой яркостью отражали небесную синеву озера Маносаравар и Ракас Тал.

Уже более получаса солдаты Народно-освободительной армии с беспокойством слышали какой-то усиливающийся странный шум на западе. Этот звук неприятно резал им уши. До них уже доходили слухи, что в Тибет вернулся бунджи-лама, но, будучи китайцами, они не знали, что это значит.

– Не стреляйте! Не стреляйте! Я такой же китаец, как вы.

Солдаты задержали пальцы на спусковых крючках. Подскочивший к ним горец сорвал бороду и тюрбан: пусть все увидят, что он китаец.

– Я Вангди Чунг, – воскликнул он, еле переводя дух. – Я так и не смог отравить бунджи-ламу. И она направляется сюда.

– Она?!

– Да, это женщина!

Китайские солдаты недоуменно переглянулись. Женщина. Одна-единственная. Чего же проще? Если документы у нее не в порядке, они вправе ее тут же арестовать. А поскольку китайские солдаты были простыми крестьянскими сыновьями и, естественно, не умели читать, документы бунджи-ламы никоим образом не могли оказаться в порядке.

– Да как вы не понимаете, глупые черепахи! – выругался Вангди Чунг. – Бунджи-ламу сопровождают тысячи ее приверженцев.

Солдаты вновь обменялись взглядами. Их и было-то всего трое: один сержант, двое рядовых. Все были вооружены винтовками и штыками. Ответственность за патроны нес сержант. Он подошел к ящику с боеприпасами и произвел несложные подсчеты. Патронов оказалось очень мало. Об этом парень и доложил взволнованному сотруднику спецслужбы.

– У нас достаточно патронов, чтобы убить бунджи-ламу и еще двадцать – двадцать пять ее провожатых. Конечно, если не рассчитывать на возможные промахи.

– Если вы убьете бунджи-ламу, нас всех разорвут на части, – предостерег Вангди Чунг.

Китайцы хором рассмеялись. За долгие годы своего пребывания в Тибете они еще ни разу не видели тибетца, способного на нечто большее, чем проклятия.

– Они буддисты. А буддисты не сражаются.

– Ими предводительствует монгольский солдат. Свирепый, как лев.

– Один монгол?

– Один монгол.

По лицам китайских солдат можно было сделать вывод, что это другое дело. Совершенно другое.

– У нас недостаточно патронов, чтобы остановить монгола, – упавшим голосом сказал сержант, уныло указывая на свои скромные запасы. – И что же нам делать? Если мы покинем свой пост, то будем расстреляны, а счет за израсходованные на нас патроны пошлют нашим родственникам.

Солдаты стали взволнованно обсуждать свое нелегкое положение, а тем временем громкий человеческий гомон, раздававшийся на знойных равнинах Индии, уже покатился ширясь и усиливаясь по горным склонам, отдаваясь несмолкаемым громким эхом. Отчетливо донеслись поющие женские голоса.

Я Будда.

Будда это я.

Самою судьбой

Назначен наш жизненный путь.

– Мы прогоним китайцев пинками в задницы! – откликались тысячи голосов.

После того как Вангди Чунг перевел эту угрозу с английского на их родной язык, солдаты пристрелили его и трусливо бежали в горы.

Вот так историческая процессия бунджи-ламы вошла в кольцо гор, окружающих Тибет, и, стало быть, появилась в самом Тибете.

Министр государственной безопасности, поджидая, пока телефонист соединит его с Домом всекитайского собрания народных представителей, напряженно размышлял, как наилучшим образом объяснить премьеру постигшую его неудачу.

В цитатнике Мао не нашлось ничего подходящего. Во всяком случае, он не смог найти ничего подходящего.

Наконец в трубке послышался прокуренный голос премьера:

– В чем дело?

* * *

Министр безопасности растерялся. Говорить надо было ясно и в то же время дипломатично, ибо телефонная линия, вполне возможно, прослушивалась.

– Слушаю!

– «Когда старый человек потерял на границе свою лошадь, кто мог сказать, что это недоброе предзнаменование», – проговорил министр, надеясь, что конфуцианское речение не оскорбит слуха премьера.

К его удивлению, премьер также ответил ему конфуцианским речением:

– «Голова коровы не подходит к пасти лошади».

Министр государственной безопасности порылся в памяти, подыскивая подходящий ответ:

– «Когда оказываешься в месте, тебе незнакомом, должно следовать тамошним обычаям».

– Так, – сказал премьер. – Я слышу гром среди ясного неба. Сколько человек сопровождают красную шляпу?

Вопрос был прямой. И отвечать следовало тоже прямо.

– Одна-две тысячи. Не знаю, как принять такое количество посетителей в соответствии с моими нынешними инструкциями.

Итак, кот выпущен из мешка. Министр государственной безопасности ждал ответ.

– Сколько телекамер запечатлевают это событие?

– Сколько телекамер? Ни одной.

– Ах вот как, – удивился премьер. Какое-то время в трубке слышалось его хриплое натужное дыхание. Говорят, он слишком много курит.

Ястребы политбюро уже внимательно следили за премьером, но он еще не исчерпал всех своих возможностей.

– Помните старую пословицу: «Убей обезьяну, чтобы испугать кур»?

– Да.

– Я не сомневался, что вы помните. – Этими словами премьер закончил разговор.

Целых полминуты министр прислушивался к гудкам на линии, прежде чем наконец решился дрожащей рукой повесить трубку.

Здесь, в своем кабинете одной из самых могущественных резиденций в Пекине, ему предстояло принять чрезвычайно трудное решение.

Одно дело – отравить бунджи-ламу на индийской земле и бросить тень подозрения на его соперника, другое дело – организовать убийство новоявленного Будды на тибетской земле. Если дела пойдут плохо, вся вина будет возложена на министерство государственной безопасности. Надвигающаяся буря грозила вырваться далеко за пределы страны.

И не было ни клочка бумаги, ни одного записанного обрывка разговора, чтобы подтвердить, что он, министр, действует в соответствии с приказом премьера.

И все же приказ должен быть выполнен, в противном случае министр государственной безопасности рискует потерять поддержку одного из всемогущих людей в Китае, хотя уже пополз шепоток, что вряд ли ему удастся прожить дольше, чем немолодому кролику.

Хуже всего – когда не знаешь, что делать.

Глава 20

Подъем в горы через перевал Гурла давался бунджи-ламе очень нелегко. Голова у нее прямо-таки раскалывалась от боли. Через каждые двести – триста футов она останавливала процессию и укрывалась за какой-нибудь ближней скалой, чтобы извергнуть содержимое своего желудка.

– Бунджи-лама разделяет все наши страдания, – перешептывались ее приверженцы. – Сама, добровольно!

Так позднее было написано в летописи, но в первые дни пребывания бунджи-ламы в Тибете она переносила жестокие муки и беспрестанно жаловалась, хотя летопись об этом не упоминает.

– Ни у кого нет экседрина-форте? – выкрикнула Скуирелли, с помощью услужливых рук выбираясь из паланкина, позолоченная крыша которого защищала ее от жгучего солнца и стихий.

– Вы должны превозмогать свои мучения, – наставлял ее Лобсанг Дром.

– Но что со мной? Я не могу удерживать съеденное, а голова моя трещит так, будто по ней барабанят тяжелый рок.

– Горная болезнь, – объяснил Кула, хлопая себя по груди. – Вы дышите священным воздухом Гималаев. Он очень полезен для вас.

– Я чувствую себя так, будто вот-вот умру, – простонала Скуирелли Чикейн, бросаясь на шелковые подушки.

– Если вы умрете, – подстерег ее Лобсанг Дром, – в следующей вашей жизни вам придется повторить это путешествие.

– И не напоминайте мне об этом, – проскулила Скуирелли, зарываясь головой в кучу подушек. – До чего болит, просто мочи никакой нет!

Паланкин вновь запрыгал по горным тропам, за ним следовали тысячи людей, непрестанно вращая тысячами молитвенных колес.

– Ом мани падме хум[28], – монотонно тянули голоса.

– Прикажите им замолчать, – заскрежетала зубами Скуирелли.

– Нельзя. Они взывают о защите от горных демонов и китайцев.

– Кто из нас бунджи-лама – я или ты? Скажи им, чтобы замолчали!

– Это невозможно, – упрямо повторил Лобсанг Скуирелли открыла свои налившиеся кровью глаза и села. Позывы к рвоте не утихали. Ей еще никогда не было так плохо с тех самых пор, как она пересекла таинственный барьер, рассекающий жизнь надвое.

– Ты простой актер в этой пьесе, а ведешь себя как директор, – обиделась она.

– Тебе предстоит многому научиться, бунджи.

Лицо тибетца так и лучилось самодовольством.

Скуирелли порылась в своем кошельке: не завалялось ли там таблетки аспирина? Лекарства она не нашла, зато обнаружила недокуренную сигарету в золотом мундштуке.

– Нет у кого-нибудь огня? – спросила она, протягивая из паланкина окурок.

Подошел какой-то тибетец и попробовал на ходу зажечь сигарету кресалом. Через три минуты сигарета все-таки затлела.

Выпуская дым в разреженный воздух «крыши мира», Скуирелли сосредоточенно думала о том, что ей предстоит сделать.

Итак, действие первое. Все прошло бы без сучка без задоринки, если бы не эта горная болезнь. Третье действие должно вытанцеваться само по себе. Неужели трудно будет уговорить китайцев проявить благоразумие: ведь они тоже буддисты. Правда, не слишком ревностные. Но все же буддисты. Это у них в крови.

И вот уже три часа, как идет второе действие, но до сих пор ничего не происходит. Голова у нее раскалывается на части, ее тошнит, но и только!..

Неужели публике суждено наблюдать, что Скуирелли Чикейн выворачивает наизнанку? В цвете, в ярких красках. Впрочем, не слишком сильные страдания способствуют усилению интереса зрителей.

– Может, оставить головную боль, а все сцены с опорожнением желудка вырезать.

– Вам следует очистить тело от всего лишнего, – посоветовал Лобсанг.

Вот это уже другое дело! Конечно, ей нужны советы настоящих мужчин. До сих пор она общалась только с актерами, а это совершенно особая публика. Был бы с ней этот красавчик Римо! Он явно послужил бы ей идеальным советчиком.

Впрочем, если никаких других возможностей не представится, подумала Скуирелли, я введу его роль в сценарий. Не в книгу, конечно. Зрители, без сомнения, поймут, если она позволит себе какие-нибудь вольности, чтобы придать событиям драматизм.

Но кто может сыграть Римо? Ричард Гир? Недостаточно мужественен. Стивен Сигал[29]? Поговаривают, что он не пропускает ни одной юбки. Она, Скуирелли Чикейн, с таким в паре не играет. Кен Уал[30] вполне подходит по внешности, но он все время подвизался так далеко на юге, что остряки шутят, будто он спал с пингвинами. А Фред Уорд[31] уже лысеет, такая вот неприятность.

От болезненно сладкого дыма сигареты голова ее, казалось, раздувается, словно воздушный шар.

Ей становилось все яснее, что проблема выбора подходящего партнера очень и очень сложна.

* * *

У подножия горы их ожидали танки «Т-64» с красными звездами Китая на башнях.

Дорогу преградили сурового вида солдаты в однообразных оливковых формах. Перед собой они держали «АК-47» с примкнутыми штыками.

Скуирелли увидела все это лишь после того, как ее разбудил Лобсанг.

– Бунджи. Настал решительный час.

– Что? – сонно пробормотала актриса.

– Решительный час.

– Кульминация? Люблю кульминации, – отозвалась женщина и, перекрестившись, уткнулась лицом в подушку.

Чья-то сильная рука схватила ее за волосы и вытащила из паланкина наружу.

Кула был мрачен как никогда.

– Разве так подобает обращаться с ламой? – возмутилась она.

– Мы вместе встретим опасность.

Скуирелли проследила за взглядом монгола и увидела три танка и солдат.

– Что мне делать? – шепнула она.

– Сейчас узнаешь, – ответил он.

К ним приблизился какой-то официального вида человек в зеленом мундире, сопровождаемый двумя солдатами.

– Я сотрудник Бюро общественной безопасности, – представился он. – Вы Скуирелли Чикейн?

– У меня есть виза.

– Предъявите, пожалуйста, вашу визу.

Актриса вытащила документы из кошелька.

Сотрудник Бюро тщательно все прочитал и произнес:

– Я должен осмотреть ваши вещи, не везете ли вы каких-нибудь контрабандных товаров.

– У меня есть только то, – сказала Скуирелли, расплывшись в своей сладчайшей улыбке, – что вы видите перед собой. Паланкин и несколько близких друзей. – Актриса махнула рукой в сторону своих приверженцев, колонна которых тянулась до самого горизонта.

– Есть ли у них въездная виза?

– Разрешение было дано как бунджи, так и ее свите, – отозвался Лобсанг.

– Я спрашиваю про всех остальных.

– Но я хотела бы поставить масштабный фильм, – быстро нашлась Скуирелли. – Мне нужны помощники для изучения местности, для установления общественных связей и приобретения национальных костюмов и атрибутов. Кстати, вы не знаете, где в Тибете есть хорошие киносъемочные павильоны?

Агент Бюро безопасности посмотрел на нее пустым взглядом мало что понявшего человека, но не пожелал ударить в грязь лицом.

– Я все-таки осмотрю ваши вещи.

Скуирелли указала на паланкин, где лежали ее пожитки.

– Осматриваете, пожалуйста.

Солдаты кинулись вперед и стали колоть подушки штыками. Ничего не обнаружив, они с остервенением стали выбрасывать их на землю.

– Эй вы, поосторожнее, это мой лучший паланкин!

Никто не обратил внимания на ее слова. Длинная колонна приверженцев бунджи-ламы с мрачным видом вращала свои молитвенные колеса.

Скуирелли сделала тайный знак, чтобы тибетцы ускорили вращение.

Молитвенные колеса закрутились еще быстрее, кисточки стали еле заметными.

Актриса улыбнулась. Какое впечатляющее зрелище! Нет, вы только посмотрите на этот великолепный задник! Фарфоровое небо. Целое сборище людей для массовки. Самое оно для широкомасштабного объектива. Нет, этот фильм будет отнюдь не рядовым фильмом Скуирелли Чикейн. Это будет настоящее эпическое полотно. Может быть, последнее эпическое полотно в ее жизни. Она уже предчувствовала грандиозные сборы.

Неожиданно агент Бюро швырнул ее кошелек наземь. В руках он держал мундштук с обгорелым окурком, перед ним лежали ее запасы бханга.

– Контрабанда! – злобно пролаял он.

– Помилуйте, – взмолилась Скуирелли. – Тут меньше унции. Для личного пользования. Неужели вы не понимаете?

Агент что-то выкрикнул на китайском языке и жестом велел своим солдатам окружить актрису.

– Что он сказал? – спросила Скуирелли у Кулы. – Приказал нас арестовать?

– Да. Арестовать. И препроводить в тюрьму.

– В тюрьму?

Сузив обветренные глаза. Кула обнажил свой серебряный кинжал.

Скуирелли ударила его по руке.

– Ты что, с ума сошел? – сплюнула она. – Убери сейчас же!

– Мы не дадимся им живыми! – процедил Кула сквозь зубы.

– Выпендривайся где хочешь, только не здесь, – осадила его Скуирелли. – Все идет замечательно. Бунджи-лама становится жертвой несправедливого преследования, ее отводят в тюрьму. Это наше второе действие.

Глава 21

В окрестностях пограничного города Зангму в Тибете, на непальско-тибетском Шоссе дружбы, Римо ждал появления «вушилинга».

До сих пор ему попадались только дребезжащие старые грузовички «джифенг», и в конце концов он решил удовлетвориться «донгфенгом», который – если верить справочнику для путешествующих автостопом, купленному в Гонконге, – менее просторен, чем «вушилинг», но, несомненно, быстрее, чем «джифенг».

Обычно с помощью Смита Римо не составляло труда добраться в любую точку земного шара. Но китайцы закрыли тибетские торговые аэропорты, отрезав страну от внешнего мира. Через пропускные пункты шел только поток грузовиков с самыми необходимыми товарами.

В гонконгском аэропорту Римо связался со Смитом.

– По слухам, бунджи-лама уже пересекла границу Тибета, – упавшим голосом сообщил ему Смит, – в сопровождении тысячной колонны паломников.

– О Чиуне что-нибудь слышно?

– Нет, – отозвался шеф.

– Может, позвонить по 1-800-ЧИНГИС?

– Извините?..

– У Болдбатора Хана есть свой собственный телефон.

– Вы шутите!

– Я сам звонил по этому номеру.

За многие тысячи миль Уильямс, казалось, слышал, как Харолд В. Смит размышляет, поверить ли Римо на слово.

– Хуже не будет, – заторопил его подчиненный.

– Минуточку, – бросил Смит.

Через несколько мгновений он сказал:

– Линия занята.

– Должно быть, Хан совершает очередной грабительский налет, – сухо отозвался Римо. – Но Чиуна точно нанял Болдбатор, именно он и поручил ему найти бунджи-ламу. Теперь мастер, наверное, выторговывает еще комнату золота за спасение ее от китайцев.

– Раз уж мисс Чикейн и ее свита пересекли границу, на их перехват, несомненно, будут посланы подразделения Народно-освободительной армии, – сдавленным голосом произнес Смит.

– И что же нам делать?

Помолчав, шеф ответил:

– Изменим план. Вам незачем лететь в Нью-Дели. Летите в Непал. Из Катманду вы легко попадете в любое место Тибета. Когда прибудете на место, свяжитесь со мной.

Из Катманду Римо снова позвонил Смиту.

– Скуирелли Чикейн арестована китайскими властями, – сообщил тот. – Я только что получил телеграмму.

– Такова цена гарантий Первой леди.

Смит невесело откашлялся.

– Кажется, ей предъявлено обвинение в провозе наркотиков. Это может поставить Первую леди в затруднительное положение.

– Этого допустить нельзя, – откликнулся Римо. – Постарайтесь не отдать ее на съедение Конгрессу. Итак, что же мне делать?

– Мисс Чикейн препроводили в Лхасу, столицу Тибета. Перейдите непальскую границу, и после того как обойдете таможню и посты Бюро общественной безопасности, вы без труда доберетесь на попутных грузовиках до Лхасы. По Шоссе дружбы.

– На попутных грузовиках?! Стало быть, придется голосовать? А другого способа нет?

– К сожалению, нет. В Лхасе свяжитесь с Бумбой Фуном.

– Это кто – какой-то местный клоун? Шут гороховый?

– Бумба Фун – член Чуши Гангдрук. Тибетского сопротивления.

– В Тибете есть сопротивление? Почему же я никогда не слышал о его бойцах?

– Потому что они действуют довольно успешно, – сухо отозвался Смит. – Китайские оккупационные власти стараются замалчивать их подвиги. Всех же схваченных они подвергают тайным пыткам и казням. Вашим проводником будет Бумба Фун.

– Мне не нужен проводник.

– Разве вы говорите по-тибетски?

– Нет.

– Или можете сойти за тибетца?

– Вы же знаете, что нет.

– Значит, без Бумбы Фуна вам не обойтись.

* * *

Итак, Римо стоял на обочине пыльного шоссе возле гаража для грузовиков, ожидая современного «вушилинга» или хотя бы полусовременного коричневого «донгфенга». Но только не «джифенга», потому что справочник предупреждал, что «джифенги» обладают малой скоростью и часто ломаются, а главное – в машине с трудом помещается водитель, не говоря уже о пассажире.

В течение двух часов мимо проносились только «джифенги», и Уильямс, отчаявшись, уже собирался остановить первый же попавшийся «донгфенг» или «джифенг». Оставалось лишь надеяться, что водитель за последние полгода хоть раз мылся.

Следующим оказался сверкающий новехонький «вушилинг». Похоже, полоса неудач закончилась.

Следуя указаниям туристического справочника, Римо сжал кулаки, оттопырив большие пальцы, и стал крутить руками так, будто сбивал масло.

Взвизгнув тормозами и подняв тучи пыли, автомобиль остановился. Водитель повернул к Римо обветренное лицо с веселыми глазами, в которых светилась мудрость. Трудно было сказать, сколько ему лет: может, тридцать, а может, и все пятьдесят. Суровая жизнь в горах безжалостно старит людей. На голову шофер нахлобучил тесную ушанку. Когда он высунул язык в знак приветствия, Римо подумал, что он здорово смахивает на четырехклассника.

– Лхаса? – спросил Уильямс.

– Шигаце, – ответил мужчина.

– Около Лхасы?

– Да-да. Сто, двести миль не доезжая.

– Достаточно близко для правительственного служащего, – заметил Римо, влезая в кабину.

Врубив первую передачу, водитель спросил на ломаном английском:

– Как тебя зовут?

– Римо.

– Ри-мо. Хорошее имя. А фамилия?

– Буттафуоко.

– Звучит гордо.

– В Америке такую фамилию приходится слышать чуть ли не каждый день.

– Ты журналист?

– Сотрудничаю в «Еженедельнике рабочих-социалистов».

Шофер сплюнул.

– Но на самом деле я агент ЦРУ, – добавил Уильямс.

Водитель с такой силой ударил себя в грудь, что у шапки на голове даже уши задрались.

– ЦРУ – это хорошо. Пинать коммунистов в задницу! Зачем ты ехать в Лхасу? Там сейчас беспорядки.

– Я должен встретиться с бунджи-ламой.

– Таши делек.

– Что это значит? – поинтересовался пассажир.

Шофер рассмеялся.

– Желаю удача, желаю удача тебе и бунджи-лама, хе-хе-хе-хе.

Дорога вилась змеей, как, впрочем, и все тибетские дороги, постоянно огибающие высокие горы с пропастями и заснеженными вершинами, а затем спускающиеся в желтые от горчицы долины или идущие через поросшие пышной зеленью ущелья.

Но Тибет был прежде всего горной страной. Стоило им миновать одну гору, как впереди уже маячили три-четыре других снежных пика. Создавалось впечатление, будто играешь в видеоигру с бесконечно повторяющимися пейзажами; только открывающиеся перед тобой виды не были однообразны.

Римо никогда не был большим любителем гор, но от этих просто глаз оторвать не мог.

Шофер гнал машину как сумасшедший, лихо закладывая крутые повороты. Раза два Уильямсу даже казалось, что колеса с одной стороны вращаются в пустоте. Он все время держался за ручку дверцы, чтобы в случае чего сразу же выпрыгнуть.

Дорога пошла щебеночная, кое-где сужаясь из-за давнишних осыпей. На обочине ржавели разбитые легковые автомашины и грузовики. Те, что не вписались в горную дорогу, валялись далеко внизу, среди скал.

Местность вокруг расстилалась бесплодная, негостеприимная, открытая всем ветрам.

Теперь их окружал разреженный воздух. Римо изменил ритм своего дыхания. В Синанджу дыханию придавалось величайшее значение. «Правильное дыхание, – говорил Чиун, – источник неисчерпаемых сил; оно превращает каждую клеточку тела в миниатюрное горнило, обладающее неограниченным потенциалом».

Уильямс замедлил дыхательный цикл, стараясь при каждом вдохе получать как можно больше кислорода. Ему уже приходилось бывать в высокогорных районах, например, в Мексике и других местах, но Тибет – «крыша мира». Горы здесь самые высокие. Впрочем, Римо не унывал, надеясь, что сможет действовать успешно и в этой разреженной атмосфере.

Ощущение было такое, что мозг все же недополучает кислорода, но через два часа это ощущение исчезло. Это был хороший знак.

– Где кончаются горы? – спросил Римо у шофера.

Тот неопределенно махнул рукой в сторону невероятно голубого неба.

– Горы нигде не кончаются. Идут до самого неба и еще дальше.

Время от времени водитель притормаживал, чтобы пропустить пастуха с двумя-тремя черными мохнатыми яками. За одним из поворотов им вдруг встретилось стадо горных коз. Козы быстро вскарабкались по склону и рассеялись вдали, перепрыгивая со скалы на скалу.

Шофер хохотал так, будто никогда в жизни не видел ничего смешнее.

Оглянувшись, Римо отметил, что ни одна коза не сорвалась с кручи. Прыгуны они были замечательные.

– Сколько ты мне заплатишь? – спросил вдруг водитель.

– Ничего.

Шофер изо всех сил ударил обеими руками по баранке. Уильямс даже удивился, что та не сломалась – так силен был удар.

– Я, черт побери, лучший во всем Тибете водитель!

– Это-то меня и пугает, – мрачно произнес Римо.

* * *

Ночью удача им изменила. Впереди засверкали всполохи, на какое-то мгновение высветив горный рельеф. Прямо фейерверк, устроенный самим Господом.

– Может, китайские танки? – предположил водитель.

Они въехали в долину, и стало ясно, что здесь разыгралась сильнейшая гроза. Небо гневно сверкало, гром громыхал, как орудийная канонада; ему отвечало усиленное естественными резонаторами эхо.

Наконец хлынул дождь, застилая прозрачной пеленой лобовое стекло. Ни один разумный человек не стал бы продолжать путь в таких условиях.

Однако тибетец до упора выжал педаль газа.

– Куда ты гонишь? Остановись на обочине! – заорал Римо, стараясь перекричать шум двигателя.

Но тибетец только покачал головой.

– Нет, впереди река. Мы можем успевать.

– Ты что, спятил? Река уже все равно вышла из берегов!

Хищно оскалив зубы, водитель лишь поддал газу.

Грузовик с ревом ринулся вперед, и вдруг вода на лобовом стекле стала грязно-коричневой. Вибрация шасси прекратилась.

– Мы въехали в реку, – самодовольно произнес шофер.

Колеса с жалобным звуком разбрасывали жидкую грязь. И вот они словно прекратили вращение.

Римо быстро опустил стекло и выглянул наружу. Волосы у него тут же встали дыбом: оказалось, они плывут вниз по течению, медленно разворачиваясь на плаву.

– Мы плывем, – многозначительно заявил он водителю, закрыв окно.

– Хорошо. Экономим бензин.

– Что, если мы пойдем ко дну?

– Ты умеешь плавать?

– Да.

– Хорошо. А я вот нет. Ты должен меня спасать.

Проплыв две-три мили, грузовик ударился о скалу и перевернулся.

Уильямс был наготове. Открыв дверцу, он выскочил наружу. Затем, схватив водителя за сальные волосы, вытащил и его. Тот весь был покрыт грязью.

Римо взвалил его себе на плечи и вскарабкался на уступ. Перепрыгивая с камня на камень, Уильямс добрался до противоположного берега.

Опустив шофера на землю, он хмыкнул:

– До чего же здорово ты водишь машину!

– За зиму грузовик обсохнет, – беззаботно отозвался бедолага. – Дойдем пешком.

– А далеко еще идти?

– Под дождем идти вдвое дольше.

– Это уж слишком, – заключил Римо. Но что он мог поделать? Пришлось следовать дальше на своих двоих.

Опустив головы и прищурившись, чтобы глаза не захлестывало водой, они час с лишним шлепали под непрерывным ливнем по лужам на плато. Гром все еще гремел. К счастью, молнии полыхали где-то далеко на севере.

– Неужели этот дождь никогда не кончится? – проворчал Римо.

Водитель пожал плечами.

– У нас есть такая поговорка: «Люди говорят, что время проходит, а время утверждает, что проходит человеческая жизнь».

Внезапно дождь прекратился, правда, в небе по-прежнему громыхало, полыхали молнии. Римо, проведшему почти всю свою жизнь в американских городах, редко приходилось дышать таким свежим воздухом.

Неустанно двигаясь вперед, Римо усилием воли повышал температуру своего тела. В скором времени от него повалил пар, а еще через двадцать минут ходьбы одежда на нем совершенно высохла.

– Тумо. Хорошо, – одобрительно сказал тибетец.

– Тумо? Что это такое?

– Тумо пользуются ламы, согревая тело. Ты умный американец.

– Неплохо для белоглазого, правда?

– Что ты говоришь? Ты не белоглазый.

– То есть?

– Белые глаза – серые или голубые. Твои глаза хороший цвет. Карие.

– Видно, подмешали чужой крови, – растерянно пробормотал Римо.

Где-то уже за полночь они добрались до перевала и увидели под собой долину. В долине располагался город. Кое-где на крышах каменных домов почему-то стояли люди.

Их черные силуэты отчетливо вырисовывались в свете сверкающих молний. Надвигалась гроза.

– Почему эти люди не уходят с крыш, там ведь опасно? – спросил Уильямс.

– Китайцы не разрешают им уйти.

– Не разрешают уйти?

– Да. Так китайцы наказывают тибетцы. Если в них попадет молния, они будут умирать. Если не попадет молния, значит, будут оставаться живы.

Раскаты грома все приближались.

– А если они самовольно уйдут? – не отставал Римо.

– Весь семья будут убивать перед их глазами, – печально ответил тибетец. – А кто будет отказаться, получит счет за пули, когда расстреляют его семью. Это китайский обычай.

– Похоже, пора вводить новые обычаи, – покачал головой Римо, начиная спуск.

Глава 22

В священной летописи отмечено, что, когда китайские угнетатели захватили бунджи-ламу, Агнец Света, не сопротивляясь, позволила отвезти себя на воздушном корабле в тюрьму Драпчи в Лхасе.

В Лхасу взяли не всех, только бунджи и ее ближайшее окружение. Одни говорят, что остальных прогнали прочь в священную землю, правда, другие утверждают, что их разделили на индийцев и тибетцев. И, возвращаясь к себе на родину, индийцы слышали за спиной частые выстрелы, взрывы гранат и отчаянные вопли, после чего воцарилась глубокая тишина и воздух наполнился металлическим привкусом крови.

Но будучи благочестивыми буддистами, они затаили гнев глубоко в своих сердцах и продолжили обратный путь.

Что произошло на самом деле, так и осталось тайной. В летописи только упоминается, что бунджи-лама прибыла в Лхасу на крыльях китайского воздушного корабля, и никто из тибетцев, трудившихся на полях или в мастерских, не знал, что наконец прибыл Будда Ниспосланный.

Едва окинув взглядом свою камеру, Скуирелли Чикейн воскликнула:

– Вы что, шутите? – Она повернулась и встала на цыпочки, надеясь оказаться выше китайских солдат. – Если вы не предоставите мне более приличного помещения, об этом узнает Первая леди. И не надейтесь, что она ничего не узнает.

– Это лучшая камера в тюрьме Драпчи.

Актриса вновь осмотрелась по сторонам. Это просто настоящий каменный мешок. Гладкие стены, кое-где подкапывает вода, пол застлан песком. Нет даже соломы! Ни крана с водой, ни отхожего места.

– Какое вы имеете право заключать в такое место бунджи-ламу, да еще самого святого бунджи-ламу, который когда-либо ступал на эту землю?

Солдаты переглянулись. С непроницаемыми лицами, не говоря ни слова, они грубо втолкнули Скуирелли Чикейн в камеру, захлопнули решетчатую железную дверь и заперли на ключ. Ключ поворачивался так туго, что для этого понадобились усилия двух ворчливых тюремщиков.

После их ухода Скуирелли глубоко вздохнула и позвала:

– Кула? Ты слышишь меня?

– Я в камере.

– И я тоже в камере, – прогудел Лобсанг. – Здесь холодно.

– Послушайте, мы должны бежать.

– Бежать? – пробурчал Кула. – Вы же сами настаивали, бунджи, чтобы мы подчинились этим китайским демонам.

– И мы подчинились, о'кей. Теперь начинается второе действие. Но мне не нравятся декорации. Что это за ведро? Фу! Как оно воняет!

– Бунджи еще повезло, что у нее есть ведро, – жалобно произнес Лобсанг. – Мне вот придется ходить в песок, а потом на нем же спать.

– Держитесь! Нам надо удрать из этого каменного киоска!

– Но как, бунджи?

– Ты же у нас здоровенный детина. Кула. Неужели не придумаешь, как выбраться отсюда?

– Конечно, все возможно, – согласился монгол, – если будет на то соизволение судьбы.

Скуирелли тотчас заговорила победоносным тоном южной красавицы:

– Ты можешь сделать это, Кула! Я знаю, можешь. Слушай, устрой наш побег, и ты станешь кинозвездой в нашем фильме. Конечно, ты мужчина что надо, но самого себя ты играть не будешь. В твоей игре есть что-то деревянное. Тут, вероятно, лучше всего подошел бы Ричард Гир, но ему придется поднатужиться, показать все, на что он способен.

– Я не понимаю, о чем вы, о Будда Ниспосланный! Чего вы хотите от меня?

– Устрой наш побег, пожалуйста. Бунджи благословит тебя тысячу раз, если тебе это удастся.

Огромный монгол попытался вышибить своими могучими плечами кованую железную дверь. Она дрогнула. И не только она – затрясся весь угол тюрьмы. И все же дверь устояла.

– Простите меня, бунджи, я не смог выполнить вашу просьбу.

– Так было суждено судьбой, – заключил Лобсанг.

– Не беспокойтесь, – сказала Скуирелли. – У меня есть запасной план. При первой же возможности я позвоню первой леди. Она нажмет на все кнопки и вызволит нас отсюда.

Но когда позднее актриса попросила у проходящего тюремщика разрешения позвонить по телефону, тот только рассмеялся.

– Ты еще вернешься! Я знаю свои конституционные права. У меня есть право вызвать своего адвоката. Я американская гражданка, лауреат премии «Оскар». Ты слышишь?

Глава 23

В горной деревушке Тингри не вращалось ни одно молитвенное колесо. Кельсанг Дарло стоял на железной крыше своего скромного каменного домика, вся его семья дрожала от страха. Но сам Кельсанг Дарло не проявлял ни малейшего беспокойства.

Кто-то украл ящик с ручными гранатами из бывшего монастыря, где теперь стоял гарнизон ненавистной Народно-освободительной армии. Всем было ясно, что это дело рук Чуши Гангдрук, но никто не знал, кто именно принадлежит к Чуши Гангдрук, кроме самих ее членов.

Поэтому ни один тибетец, не состоявший в этой подпольной организации, не мог выдать тех, кто в ней состоял.

И когда китайский капитан Ран Гохуа не смог добиться у жителей Тингри признания, где именно находятся украденные гранаты, он тем не менее отступился. Просто решил подождать подходящей грозы.

В горах стояла весна, то время года, когда довольно часты грозы и сильнейшие ливни, поэтому капитану Гохуа пришлось ждать не так уж и долго.

В сопровождении своих солдат он еще раз обошел деревенские дома – не для того, чтобы снова обыскать, нет. Он хотел отобрать десятерых. Десятерых видных тибетцев. Глав семейств, утрата которых чувствовалась бы особенно остро.

И когда разразилась сильная гроза, он заставил этих ни в чем не повинных людей взобраться на крыши своих домов и ждать, когда их поразит молния.

Добрые жители Тингри уже не в первый раз подвергались такой изощренной казни. В прошлый раз из пяти человек погибло двое. Но последнее преступление было очень уж тяжким. Капитан Гохуа хорошо понимал, что похищенные гранаты, если их не найдут, будут пущены в ход против его же собственных солдат.

И вот уже десять человек преданы ярости стихии и прежде всего льющему как из ведра ливню. Когда отхлестал ливень, все десятеро стояли так же прямо, такие же неукрощенные. Среди свежих дождевых капель на лицах трудно было различить слезы, вызванные жутким ожиданием страшного конца.

Но ни одно молитвенное колесо не молило своим вращением о пощаде, ибо китайцы заставили жителей Тингри переплавить медные колеса на снаряды и патронные гильзы. Какое святотатство! Бесконечное святотатство, которое длилось до сих пор, начиная с далекого года Железного Тигра.

Кельсанг Дарло молился, чтобы в случае его смерти Господь Будда избавил его жену и детей от дальнейших издевательств. Он пытался понять солдат – они всего лишь выполняли приказ капитана, который, в свою очередь, выполнял указание пекинских лидеров. Но как понять и простить изнасилования? Молодым женщинам Тингри предложили работу, причем оплачиваемую – служить медицинскими сестрами в Народно-освободительной армии. Но в первый же день их изнасиловали.

Позднее они все же прошли курс обучения. Те, кто не покончил с собой, стали хорошими медсестрами, однако свои обязанности они исполняли грустно и молчаливо. Это было так необычно для тибетских девушек, которые от природы отличаются веселым, жизнерадостным нравом. И такова была участь всех тибетцев с самого начала китайской оккупации.

Зазмеившаяся на темно-синем северном небе молния раскололась надвое и ударила сразу по двум горным вершинам. Целое море ослепительного света!

Гром донесся лишь через двадцать секунд. Кельсанг невольно вздрогнул. Грома он почему-то боялся сильнее, чем молнии.

Но больше всего он боялся зеленых солдат Китая. Молния ударяет слепо и без злобы. Молния не карает, не насилует молодых женщин. Делает только то, для чего предназначил ее Господь Будда.

Кельсанг помолился, чтобы молния поразила китайцев, но тут же раскаялся в своей молитве: не в его натуре было желать зла кому бы то ни было. Впрочем, притеснения, которым китайцы подвергали его народ, пошатнули его веру.

Он начал молиться другим богам, покровителям веры, Лхамо, Гонпо и Яме, богу Смерти. Может быть, кто-нибудь из них смилостивится.

Снова вспыхнула молния. На этот раз южнее, за плато.

В ночи вдруг отчетливо высветился силуэт человека. Высокого. Слишком высокого для тибетца или китайца. Разряд последней яркой молнии длился достаточно долго, чтобы Кельсанг смог разглядеть этого идущего по плато незнакомца.

Он шел с непокрытой головой, одежды его явно были слишком тонки для холодной тибетской ночи. Приковывали внимание огромные, как вязанки дров, кисти рук.

И тут Кельсанг заметил, что в него, сурово нахмурив полуприкрытые зелеными шлемами лица, целятся из своих винтовок два китайских солдата.

Кельсангу приказывали держать голову выше, чтобы молния поразила наверняка. Если, конечно, он не надумал признаться в совершенном преступлении.

Так как бедняге не в чем было признаваться, он поднял голову и посмотрел на север.

Полыхнула еще одна молния, и Кельсанг вновь увидел человека с громадными кистями. Может быть, это отшельник, спустившийся с гор, чтобы укрыться от грозы, или какой-то монах. Он горько пожалеет о своей неосмотрительности, когда его схватят китайцы, подумал тибетец.

Незнакомец же продолжал гордо шествовать вперед, сосредоточенный и неустрашимый. Так, бывало, ходил по долине дед Дарло в те еще времена, когда тибетцы были хозяевами на собственной земле. Приятно видеть человека, явно не испытывающего никакого страха. В Тибете давно уже днем с огнем не сыскать подобных смельчаков.

Любопытно, кто этот неустрашимый храбрец?

Следующая молния ударила на западе. Как будто что-то взорвалось, и Кельсанг повернулся.

Закурилась одна из крыш. Человек, еще минуту назад живой, вмиг обгорел. Тело заметно дымилось, и до ноздрей Кельсанга донесся противный сладковатый запах.

Дарло узнал дымящийся дом. Он принадлежал Палджору Норбу, простому крестьянину, возделывающему ячмень. Хороший человек. Возможно, его следующая жизнь окажется счастливее, с горечью подумал Кельсанг. Норбу места себе не находил с тех пор, как его единственная дочь, завербованная в медсестры, на глазах у всей деревни шагнула в пропасть.

Крики, долетавшие из-под горящей крыши, напомнили Кельсангу о тех, кто еще вынужден бороться за свою жизнь.

Следующий удар грома раздался далеко-далеко. Затем грянул еще один. На востоке. Затем на севере. Снова на востоке. Похоже, гроза то и дело меняла направление. Может, только один человек погибнет в эту жуткую ночь. Может, он, Кельсанг, уцелеет?

То же самое пришло в голову и пекинским солдатам. Они начали о чем-то оживленно переговариваться, но никак не могли найти ответа. Если они не дознаются, кто украл гранаты, капитан их накажет, а если и не накажет, то позднее им все равно не сносить головы.

Кельсанг вздохнул свободнее – и тут же волосы у него встали дыбом, ибо в нос ему шибануло азотом.

К бедняге неотвратимо приближалась молния.

Ни подумать, ни убежать времени уже нет. Он вмиг осознал свою участь, и все его существо переполнило ожидание смерти.

Он не успел ни испугаться, ни раскаяться, ни почувствовать что-либо еще.

Ослепительный светло-голубой свет пронзил веки Кельсанга, как если бы это были розовые стекла. Молния ударила с такой невероятной силой, как будто в грудь ему врезался каменный кулак, который в одно мгновение выдавил весь воздух из его легких и сбил с ног.

Оглушительно грянул гром. Странно, что Кельсанг его слышит, ведь он должен быть мертв. Но мертв ли он на самом деле? Иногда люди переживают удары молнии. Иногда она убивает не сразу.

Дарло считал, что глаза его закрыты, но мир вокруг почему-то сиял светло-голубым светом. Может, он просто ослеп? Несчастный почувствовал боль в груди, она сразу же усилилась, стоило ему попытаться вдохнуть.

Часто моргая, чтобы дать возможность глазам оправиться от вспышки, Кельсанг стал ощупывать свое тело.

– Дай мне руку, парень, – сказал кто-то по-английски, но тибетец все же смог разобрать, о чем речь.

Ничего не видя перед собой, Кельсанг все же поднял одну руку и сразу же почувствовал необыкновенно сильную хватку твердой, как копыто яка, кисти. Не успел он опомниться, как уже стоял на ногах.

Слепящий светло-голубой свет исчез, и впотьмах Кельсанг различил суровое, угрюмое лицо своего спасителя. Это белое, волевое лицо словно изваяли из фарфора. Одет незнакомец был в простую черную одежду. Темные, глубоко посаженные глаза, казалось, лишены человеческого тепла.

Вспыхнувшая за его спиной раздвоенная молния четко вырисовывала темный силуэт этого белого человека.

Гром, прогрохотавший через несколько секунд, напомнил Кельсангу голос белого незнакомца – низкий, утробный, ужасный в своей сдержанной мощи.

– Кто... кто ты? – заикаясь, пролепетал спасенный.

– Не важно. Иди к себе домой. Защищай свою семью.

Кельсанг неотрывно глядел ему вслед. От незнакомца сперва остался один силуэт, потом тень и, наконец, какое-то марево: не скажешь, то ли есть, то ли нет.

Кельсанг не пошел в дом, он последовал за странным белым человеком. Во тьме тибетец наткнулся на тела солдат Народно-освободительной армии, которые заставляли его стоять на крыше под молниями.

Сначала Дарло подумал, что у солдат отсечены головы и, чтобы скрыть кровавые обрубки шей, на них надеты каски.

Но, присмотревшись, он понял, что их с невероятной силой ударило сверху по их каскам и мягкие людские головы сплющились и как бы полностью утонули в них.

Кельсанг решил поискать на земле следы человека, который нанес такие ужасающие удары, – теперь он понял, что, сбросив с крыши, кто-то спас его от прямого попадания молнии.

На земле не осталось никаких следов. Земля после дождя представляла собой жидкое месиво, тем не менее отпечатки солдатских сапог и его собственные следы были заметны.

Кельсанг всю деревню обшарил в поисках существа, способного творить такие чудеса.

Тибетец то и дело натыкался на вражеских солдат, и все они были мертвы. Головы одних явно свернуты назад, у других с суставами вырваны руки. Все они лежали на земле в странных, ужасных позах.

И все-таки приняли смерть молча.

А вот теперь до Кельсанга донесся жуткий вопль. Громкий и долгий. Тибетец кинулся на крик.

И внезапно увидел капитана Рана Гохуа на коленях.

Над ним стоял все тот же белый незнакомец. Восхитительное зрелище! Капитан на коленях, с опущенной головой, с открытым в отчаянном крике ртом. Белый просто сдавливал затылок капитана в какой-то определенной точке. Этого, видимо, было достаточно, чтобы руки и ноги китайца отказывались повиноваться. На глазах у тибетца незнакомец надавил посильнее, и в горле у бедняги заклокотало.

Затем ладонь незнакомца отрубила голову Гохуа с такой же легкостью, как если бы это был острый меч. Едва Римо убрал руку, как обезглавленный труп рухнул на землю.

Кельсанг осторожно приблизился к белому.

– Джигме.

Тот повернул к нему свое бесстрастное лицо.

– Что это значит?

– Я называю тебя Джигме. На моем языке это означает «Не ведающий страха». Откуда ты, Не ведающий страха?

Белый с озабоченным видом молча указал на юго-запад.

– Говорят, там, среди гор, обиталище Гонпо, – дрожащим голосом произнес Кельсанг – Ты Гонпо?

Белый не ответил на его вопрос.

– Мне надо попасть в Лхасу, – только и произнес он.

– У нас есть лошади.

– А машин нет?

– Наша деревня очень бедна. Только у китайцев здесь есть джипы.

– Покажи мне эти китайские джипы, – попросил белый человек, который, возможно, вовсе и не был человеком.

* * *

Пока Римо Уильямс со спасенным им тибетцем шли вдоль освобожденной деревни, изо всех домов на улицу высыпали жители. Увидев, что кругом, словно изуродованные куклы, валяются китайские солдаты, они почему-то громко запричитали.

Тибетец тут же начал им что-то говорить на своем родном языке. Римо ничего не разобрал, кроме двух слов: Гонпо и Джигме. Кто этот Гонпо, с удивлением подумал он. Наверное, какой-нибудь легендарный тибетский герой. Пресловутый снежный человек или местный Геркулес.

Чем дальше он шел, тем больше собиралось вокруг народу. Люди со слезами на глазах пытались притронуться к нему, о чем-то умоляли на непонятном ему языке, причем все одним и тем же тоном. Уильямс не останавливался. До Лхасы длинный путь, и у него нет времени на такие вот сцены.

– Они хотят знать, в самом ли деле ты Гонпо? – перевел тибетец.

– Если им хочется, чтобы это было так, скажи – да.

– Но и ты правда Гонпо?

– А ты сам как думаешь? Похож я на Гонпо?

– Ты похож на Гонпо в обличье чилинга.

– Вполне возможно.

– Тогда я буду звать тебя Гонпо Джигме. Гонпо-Не-Ведающий-Страха.

Эти слова были тут же переданы остальным.

– Гонпо Джигме, Гонпо Джигме, – повторяли жители нараспев.

В казарме местного гарнизона не осталось ни одного солдата. Зато стояли пустые джипы. Римо спокойно завел двигатель одного из них без ключа зажигания, плеснул в бак пару канистр бензина и тронулся с места.

Местные жители побежали следом. Пришлось ему вести машину медленно, чтобы ненароком кого-нибудь не задеть.

– Ты вернешься, Гонпо Джигме? – крикнул один из них по-английски.

– Сомневаюсь.

– Тогда кто же спасет нас от репрессий китайцев, Гонпо Джигме?

– Подберите оставшееся после них оружие и разбегайтесь.

– Мы не можем убивать китайцев. Вера нам запрещает.

– Тогда приготовьтесь к долгой оккупации, – бросил Римо и, заметив просвет в окружавшей его толпе, нажал на газ.

Китайский джип рванулся вперед, и скоро бегущая следом толпа осталась далеко позади.

Уильямс ехал на север, холодным взглядом окидывая бесконечные массивы гор, которые, казалось, странным образом взывали к его сердцу.

И самое удивительное, он словно уже видел когда-то эти горы. А ведь Римо никогда прежде не бывал в Тибете.

Глава 24

Лхаса пребывала в сильном волнении.

Повсюду только и говорили, что в Тибет приезжает бунджи-лама, но когда и в какое именно место – никто не знал. Ходили слухи, что Свет Воссиявший находится уже в самом городе. Однако никто не мог этого подтвердить.

Взоры всех жителей с надеждой устремились на Поталу, огромную, почти тысячекомнатную крепость-монастырь, где в лучшие времена проживал далай-лама. Именно там Львиный трон ожидал будущего правителя Тибета. Далай-лама не требовал вернуть ему этот трон, потому что, будучи человеком мудрым, не хотел становиться марионеткой в руках китайских оккупантов. Панчен-лама не претендовал на трон, потому что знал, что Чуши Гангдрук приложит все усилия, чтобы расправиться с ним как с предателем своего народа.

Только бунджи-лама обладал достаточной смелостью, чтобы взойти на Львиный трон. Весь Тибет знал это, прекрасно знали и все лхасцы. Знали они также и то, что, если бунджи-лама потребует вернуть по праву принадлежащий ему трон, китайцы вряд ли отнесутся к требованию благосклонно.

И вот вся Лхаса, затаив дыхание, в сильном волнении смотрела на чисто выбеленную Поталу, гнездившуюся высоко на Красной горе.

Никто даже не взглянул на дорогу, когда в город въехал какой-то человек. Он был очень стар, но без седины в черных волосах, и в своих красных одеждах сидел на пони, словно ворон на суку. Его узкие, косые глаза с затаенным гневом оглядывали руины монастырей и иные свидетельства попрания древних традиций.

Они просто уничтожили этот священный город, бурчал он себе под нос.

На старика, вернее, на его серого, с черной мордой пони обратил внимание китайский солдат. Подобные пони считались самыми сильными из всех тибетских лошадок, и китаец, естественно, сразу же положил на него глаз.

Он подошел к приезжему и вскинул винтовку.

– Остановись, старый. Приехали!

Старик натянул поводья. Пони, остановившись, помахивал хвостом, как мухобойкой.

Китаец спросил у старика его имя.

– Меня зовут Дордже, – ответил тот.

– Откуда ты родом, Дордже?

– Я из Бово.

– Въезд в Лхасу запрещен, – рявкнул солдат. – Я должен конфисковать твоего пони.

– Если я не могу въехать в Лхасу, – сказал старик, назвавшийся Дордже, – мне понадобится мой пони, чтобы вернуться домой.

– Ну нет, сперва я конфискую твоего пони, а потом возвращайся себе домой.

– Это не мой пони, – умоляюще произнес старик, – это пони моего сына. Он отстегает меня хлыстом, если я вернусь без серого.

– Значит, ты предпочитаешь, чтобы тебя отстегали хлыстом и посадили в тюрьму Драпчи? – грозно спросил солдат.

– Я не хочу ни лишаться пони, ни попадать в тюрьму, – простонал старик.

– Тогда с тобой произойдет и то, и другое, упрямый черт! – вскричал солдат, ткнув дулом в живот хозяину пони.

– Хорошо, я сделаю, как ты говоришь. Я ведь старый человек и абсолютно беззащитен перед таким здоровенным парнем, как ты.

Нетерпеливо махнув винтовкой, солдат знаком разрешил старику войти в город. Сам же двинулся следом, готовый выстрелить старику в спину, если тот попытается улизнуть, и стараясь не ступать на свежий навоз, который пони почему-то стал извергать в большом изобилии.

Происходило это как-то странно. Когда солдат смотрел себе под ноги, земля была чиста. Но стоило ему лишь отвести взгляд, как ботинки его начинали вязнуть в навозе.

Уж не маг ли это из старинной тибетской секты бон, подумал солдат. Эти маги все еще бродят в пустынных северных краях. Говорят, они мастаки на всякие странные, ужасные вещи. Например, способны остановить на ходу человека, да так, чтобы он шевельнуться не мог. Способны опалить кому-либо глаза, призвать птиц шанг-шанг. Солдат заметил, что волосы на голове старика очень уж гладкие и какого-то иссиня-черного цвета. Как будто и не волосы вовсе, а сухой черный снег.

Солдат ощутил какой-то сверхъестественный ужас и с этого мгновения уже не сводил глаз со спины старика. Птицы шанг-шанг теперь уже не вопьются ему в горло, даже если он и должен будет пройти через горы навоза.

Вот так мастер Синанджу вошел в город Лхаса, без шума и никем не замеченный.

Глава 25

Римо старался внимательно следить за дорогой. Это оказалось нелегко: кое-где дороги вообще не было. Бензин уже кончался, близился рассвет, а он понятия не имел, где находится. Знал только, что горный серпантин обязательно приведет его в Лхасу.

Со всех сторон Уильямса окружали горы. Увенчанные снежными шапками, окутанные туманами, вечные и до безумия знакомые.

В прежнем своем мире – он думал о США, о днях, проведенных во Вьетнаме, – Римо действовал уверенно почти в любой ситуации. Ничто, казалось, не способно его остановить.

Здесь – впервые с тех пор, как появился на свет, – он чувствовал себя маленьким, незначительным, ничего собой не представляющим.

А перед ним бежала и бежала бесконечная дорога, змеилась, как бы ускользая, а Римо смотрел на нее, стараясь не думать о том, почему чувствует себя таким ничтожным в этой чужой, но удивительно знакомой стране.

И конечно же, старался не вспоминать о происшествии в той тибетской деревне.

Уильямс прибыл сюда не для того, чтобы спасать Тибет. У него было простое задание: найти Чиуна, найти Скуирелли Чикейн. Вернуть их обратно в большой мир, по возможности избегая международных конфликтов.

Сам Тибет не входил в число его проблем. Конечно, он был бы рад видеть его освободившимся от китайской оккупации. Но страна была огромная, китайская Народно-освободительная армия надежно в ней окопалась, смирению же тибетцев не было предела. Их религия запрещала насилие, и потому они мирились с оккупацией и возлагали надежды на находящихся далеко отсюда слабовольных религиозных лидеров. Жаль их, но, если они сами не хотят сражаться за свое освобождение, это уже их проблема, а отнюдь не его, Римо.

Уильямс мог размышлять только о том, что случилось бы, объявись неожиданно китайская армия в Скалистых горах. Китайцы вряд ли устояли бы перед американцами, пусть и вооруженными пистолетами и охотничьими ружьями.

Свобода! Если ты действительно хочешь обладать ею, то должен сам сражаться за нее. Римо прибыл в Тибет вовсе не для борьбы за его освобождение, но это не значит, конечно, что он упустит удобный случай надрать китайцам задницу, если те ему насолят. Но тут надо знать меру: с этой деревней он наломал-таки дров!

Римо, выключив двигатель, спокойно катился по одному из редких здесь прямых участков дороги, когда вдруг раздался звук, хорошо знакомый ему по прошлому.

Негромкий, глухой, но безошибочно узнаваемый. Во Вьетнаме этот звук вызывал мгновенный выброс адреналина в кровь и заставлял инстинктивно пригибаться. С таким звуком заряжают миномет.

Римо затормозил. Джип остановился. Мина шлепнулась в ста ярдах от бампера. Как раз там, где он должен был бы оказаться, если бы продолжал движение. По свисту Уильямс точно определил место падения мины.

Взметнулся фонтан песка и щебня. Осколки затарахтели по лобовому стеклу, брезентовому верху, корпусу...

Римо на полной скорости проскочил мимо дымящегося кратера и достиг подножия горы прежде, чем нападавшие успели опомниться.

В зеркале заднего вида он разглядел крошечные фигурки на гребне. Теперь они уже слишком далеко, чтобы можно было определить, китайские это войска или участники тибетского сопротивления.

Если это китайцы, то у них наверняка есть рация. Тогда он влип. Впрочем, у него есть фора. Римо стремительно проскочил сквозь долину между двух горных склонов, усеянных желтыми маками. Пейзаж был точно такой же, как в «Волшебнике страны Оз»[32]. Где-то впереди слышалось ленивое звяканье колокольчиков, и Римо даже задумался, не объехать ли ему это место.

Дорога вскоре пропала, оказалось, что он едет по иссохшему пастбищу. Это предопределило его решение: единственный способ добраться до Лхасы – ехать по идущей к ней дороге, значит, надо отыскать ее снова.

Взглянув в боковое зеркало заднего вида и убедившись, что погони нет, он поехал прямо на мелодичное позвякивание.

Впереди показались безобразные черные туши яков. Буколический звук, очаровавший Римо, издавали колокольчики у них на шее.

Стадо пасли два пастуха в пыльных одеждах. Они смотрели в сторону Римо сурово и озабоченно, в глазах их не было и признака радушия.

Но стоило ему подъехать ближе, как они захлопали в ладоши. Хлопали они без всякой радости, но непрерывно. Римо подкатил к ним.

– Лхаса? – спросил он.

Аплодисменты смолкли. Разглядев, что шофер не китаец, азиаты явно растерялись.

– Лхаса? – снова спросил Римо.

Они недоуменно уставились на незнакомца. К счастью, Римо вспомнил о туристическом справочнике, лежавшем на пассажирском сиденье. Перелистав его, он старательно произнес:

– Водао Лхаса. Я еду в Лхасу.

Пастухи резко повернулись к нему спиной и пошли обратно к своим якам, выкрикивая через плечо что-то вроде: «Бу кеки».

Лишь тогда Римо осознал, что пользовался китайским разделом справочника. Они ответили ему что-то вроде: «Чего вы ждете?»

Нахмурившись, Уильямс тронулся с места.

Скоро он заметил вдали дым и круглые черные шатры, которые напоминали ему монгольские войлочные юрты – по-монгольски – гэры. Правда, эти, размером поменьше, были разбросаны по всему серовато-коричневому пастбищу, как черные ульи. На открытом пространстве паслись яки и несколько пони. Людей Римо не видел. Слышал только смех играющих детей.

Уильямс сбавил скорость. Кто знает, как его здесь примут? Из-за войлочных дверей тут и там показались чьи-то головы. Дети, весело игравшие на земле, вдруг куда-то исчезли.

– Теплый прием, – пробормотал он. – Так, вероятно, встречают прокаженного.

Уильямс заглушил двигатель и крикнул по-тибетски:

– Таши делек!

Из шатров, вслед за головами, появились и плотно сбитые туловища. Вокруг незнакомца собрались все мужчины кочевья. Бесстрастные, с каменными лицами, через мгновение они принялись хлопать в ладоши.

– Туджайчай, – остановил он их. – Благодарю вас. – Хлопанье прекратилось. Тибетцы стали расходиться в свои шатры.

– Погодите! Нга Лхаса дру-гий-йин. Я еду в Лхасу.

– Калишу, – откликнулся кто-то.

Римо нашел это слово в справочнике. Ему пожелали счастливого пути.

– Отлично, – буркнул он. – Кто-нибудь из вас говорит по-английски?

Никто из тибетцев даже глазом не моргнул.

– Инджи-гай шинг-гий дюгай? – повторил он свой вопрос по-тибетски.

Очевидно, и эта его попытка не удалась. И на этот раз никто не ответил.

– В Лхасе я должен встретиться с Бумбой Фуном.

– С Бумбой Фуном? – вскричала вдруг какая-то женщина. – Ты ищешь Бумбу Фуна? – Римо, не вставая с сиденья, повернулся на голос. Из одного шатра вышла молодая тибетская девушка в национальном костюме – белая блуза, поверх нее – какое-то длинное, смахивающее на платье без рукавов одеяние угольно-черного цвета, и поверх него – передник. Бронзовое лицо приятного оттенка окаймляли пряди густых черных волос.

– Ты говоришь по-английски?

– Рай. Да.

– Что ж ты сразу-то не сказала?

– А ты почему не говорил, что ищешь Бумбу Фуна? – парировала она.

– И правда... как мне доехать до Лхасы?

– Езжай на север до лиловой тени у подножия горы.

– Какой горы?

Девушка махнула рукой на север.

– Вон той! Она называется Нагбопори. Черная гора.

– О'кей, понял. А потом?

– Будешь все время подниматься и спускаться по горам, пока не доедешь до Лхасы.

– И много впереди этих гор?

Девушка тряхнула смоляными прядями.

– Да, порядочно. Проедешь целый день. Если, конечно, хватит бензина. И если не лопнут покрышки.

– О'кей, ладно. Я все понял. А как я найду Бумбу Фуна в Лхасе?

– Развернешь свою машину и поедешь по горам обратно прямо сюда. А я отведу тебя к Бумбе Фуну.

Римо удивленно моргнул.

– Бумба Фун здесь?

– Рай. Да.

– Тогда зачем мне ехать в Лхасу? Отведи меня прямо к нему.

Тибетка нахмурилась.

– Ты не поедешь в Лхасу?

– Для меня гораздо важнее повидать Бумбу Фуна.

– Ты мог бы повидать Бумбу Фуна и в Лхасе.

– Интересно как, если он находится здесь?

– Бумба Фун есть и в Лхасе, и здесь.

– Мы говорим об одном и том же Бумбе Фуне? – уточнил Римо.

– Сколько людей с таким именем ты знаешь?

– Ни одного. А сколько их?

Женщина наморщила лоб.

– Может, пятьдесят, а может, и все шестьдесят.

– А как мне найти нужного?

– Тебе подойдет любой из них. – Тибетка взглянула на него с таким же недоумением, как, вероятно, и он на нее. Наконец она уточнила: – Ты поедешь в Лхасу или повидаешься с Бумбой Фуном здесь?

– Здесь, – ответил Уильямс, вылезая из джипа.

– Иди за мной, – скомандовала женщина.

– Почему все хлопали в ладоши, когда я подъехал? – поинтересовался Римо.

– Подумали, что ты китаец.

– Тибетцы так приветствуют китайцев?

Женщина помотала головой.

– Пекин настаивает, чтобы мы приветствовали китайцев, хлопая в ладоши, хотя в душе у нас лишь одно желание: поскорей бы вороны выклевали им глаза.

– О-о!

– Мы называем это «приветственным налогом».

Молодая женщина отвела его в один из шатров на краю кочевья и откинула войлочную дверь.

– Входи, – позвала она.

Римо шагнул вперед. В шатре стоял дымный маслянистый запах, который в его сознании привычно ассоциировался с Лобсангом Дромом. Свет в шатер попадал только через дыру в крыше, которая одновременно служила и дымоходом. Посредине, среди темной густой тени, пропахшей затхлым запахом дыма, образующегося при горении кизяка, резко выделялся светлый круг.

Человек, сидевший по ту сторону светлого круга, был стар. Большой, грузный, точь-в-точь монгол, если бы не бирюзовые серьги в ушах и не ярко-красные нити, вплетенные в густые волосы. Он поднял на гостя один карий глаз, похожий на камень «тигровый глаз». Другой – слепой – напоминал молочную жемчужину.

– Как тебя зовут, чилинг? – спросил он.

– В этих краях меня зовут Гонпо Джигме.

Молодая тибетка, стоявшая за спиной Уильямса, ахнула. Бумба Фун широко открыл своей единственный целый глаз.

– Ты спустился с горы Кайласы, чтобы освободить Тибет?

– Я приехал сюда, чтобы...

Снаружи послышался гомон, началась какая-то суматоха. Вот донесся шум моторов, громкие вопли. Римо непонимающе уставился на хозяев.

– Китайцы! – закричала женщина. – Сейчас они увидят джип и всех нас накажут.

– Ну, я мигом улажу это, – успокоил ее Римо, направляясь к выходу. – Им нужен я, а не вы.

Но девушка тотчас преградила ему путь. Выражение лица у нее было умоляющее и в то же время упрямое.

– Нет, нет, лучше спрячься! Они не должны тебя здесь найти.

– Не забывай, я Гонпо Джигме.

Она прижала руки к груди.

– В том-то и все дело. Если ты всех их перебьешь, последуют репрессии, явятся еще китайцы. Спрячься. Ну пожалуйста!

Уильямс заколебался.

– А как же джип? Ведь угнал его я.

– Мы как-нибудь отговоримся. Прячься быстрее!

Римо нырнул обратно в шатер.

– Итак, – начал он, присев и выждав некоторое время, – ты Бумба Фун?

– А ты белый, – ответил одноглазый.

– Что поделаешь, таким уж уродился.

Бумба Фун впился в Римо своим немигающим «тигровым глазом».

– Ты отнюдь не одержим богом.

– Каким богом?

– Гонпо. Его зовут также Махакалой[33].

– Никогда о нем не слышал.

– Он известен также, как Покровитель Шатров. Разве ты не знаешь?

Прислушиваясь одним ухом к шуму прибывающей моторизованной колонны, Римо пожал плечами.

– Нет, не знаю.

– Ты не Гонпо Джигме.

– Возможно, и ты не тот Бумба Фун, которого я ищу, – не стал ничего объяснять гость.

– Возможно. Но я тот Бумба Фун, которого ты нашел.

Снаружи слышались голоса, пронзительные крики китайцев и сдержанные ответы на тибетском языке.

Римо подполз к двери и выглянул наружу.

В самом центре кочевья подразделение Народно-освободительной армии поносило собравшихся кочевников. Опустив головы, они кротко слушали брань в свой адрес. Один тибетец от имени всех остальных пытался урезонить китайского командира с косыми глазами, словно выколотыми штыком на тестообразном лице. Римо не понял ни единого слова из того, что говорил китаец, но, глядя на то, как он то и дело показывал на пустой джип, без труда догадался, о чем идет речь.

Тем временем китайские солдаты, переходя от шатра к шатру, выгоняли оттуда женщин и детей.

– Скоро они и до нас доберутся. Это лишь вопрос времени, – заключил Уильямс.

– А затем, если не поймают кого ищут, они начнут стрелять. Это лишь вопрос времени, – отозвался Бумба Фун.

– Слушай, это моя вина. Почему бы мне не сдаться, а там будь что будет.

– Неплохо, – согласился Бумба Фун, – но сперва я сам попробую их успокоить.

Бумба Фун встал и тотчас вышел из шатра.

При первых же звуках его голоса китайский командир резко повернулся и указал на него солдатам. Они тут же схватили одноглазого тибетца и, подгоняя ударами рук и ног, повели с собой.

Римо хотел было выскочить, но в последний момент передумал. Пусть Фун выложит свои карты. Это его кочевье, и он явно знает, что делает.

Ударами прикладов по плечам китайцы заставили Бумбу Фуна встать на колени перед своим командиром. Старик, не сопротивляясь, опустился на колени.

Солдаты тотчас окружили его. Кочевники же наблюдали за происходящим молча, с суровыми лицами. Римо видел точно такие же по всей Азии.

Начался допрос. Командир вопил, Бумба Фун кротко отвечал, а Римо, стиснув зубы и сжав кулаки, с трудом удерживался от вмешательства.

Наблюдая за происходящим, Уильямс одновременно подсчитывал число солдат, количество оружия, выискивал наиболее уязвимые цели. Он мог бы легко справиться с ними, но кругом стояли женщины и дети. Нельзя, чтобы пострадали невинные.

Даже не закончив какой-то гневной тирады, китайский командир вытащил револьвер и прострелил Бумбе Фуну поврежденный правый глаз.

Дула «АК-47» проводили падающее тело и тут же нацелились в разные стороны, угрожая кочевникам. Женщины пытались прикрыть детей, дети хватались за юбки матерей. Мужчины загородили их своими телами.

Командир пролаял что-то еще, и солдаты сняли автоматы с предохранителей.

Предвидя, что произойдет в следующий момент, Римо резко выскочил из шатра. Его белое лицо исказилось от ярости.

Глава 26

Приближаясь под конвоем к мрачным каменным стенам тюрьмы Драпчи, мастер Синанджу вел себя совершенно невозмутимо. Ни один мускул на его пергаментном лице не дрогнул.

Тюрьма была довольно большая: после оккупации китайцы значительно ее расширили. И только ее внешние очертания остались такими же резкими – низкое, одноэтажное здание с узкими прорезями вместо окон. Тюремщиков хватало, все были прекрасно вооружены, и того, кто задумал бы проникнуть сюда, ждали большие неприятности.

Главной обязанностью суровых стражников с громоздкими ружьями было охранять заключенных. И только затем они должны были отбивать возможные нападения со стороны участников тибетского сопротивления.

Когда небольшого старичка с похожим на угольную пыль волосами на яйцеобразной голове подвели к воротам, навстречу ему вышел китайский солдат, и тут же разгорелся спор, кому теперь принадлежит сильный серый пони – арестовавшему его конвоиру или тюремному охраннику дежурившему у ворот.

Мастер Синанджу с непроницаемым лицом слушал их дурацкие препирательства.

– Этот пони принадлежит мне! – настаивал конвоир.

– А я выше тебя чином, – возражал тюремщик. – Поэтому он мой.

Результат этого спора был предрешен превосходством в чине, но конвоир долго артачился. И сдался только после того, как тюремщик буквально задавил его своей надменностью.

Конвоир отошел в сторону, чтобы почистить грязные ботинки, тогда как тюремщик – капитан – взял пони за поводья и ввел его в ворота, тотчас со звоном закрывшиеся за ним.

Чиун с безмятежным видом въехал на пони в неприступную тюрьму Драпчи. Наидревнейшая уловка, к которой он прибег, была давно известна, но тем не менее возымела успех. Он тихо радовался своей удаче – так провести китайцев, несмотря на то что троянцы еще в незапамятные времена выболтали этот секрет, который теперь знают даже белые!

Мастера тут же заставили спешиться, что он и проделал, не возразив ни слова. Пони увели. Он с успехом выполнил свою роль, потому не жаль и трех золотых монет, что пришлось выложить за него в пограничном городке Рутоге. Капитан, очевидно, заинтересовавшийся только пони, передал Чиуна своему подчиненному.

– Пошли! – рявкнул тот.

Чиун с напускной кротостью повиновался. Они двинулись по сырым коридорам, каждый из которых заканчивался дверью с замком. Мастер Синанджу тщательно запоминал путь. А заодно и старался запечатлеть в памяти исхудалые лица, выглядывавшие из небольших, в кирпич величиной, окошек в дверях. Наконец его втолкнули в камеру с голыми стенами без окон. Тюремщик с лязгом повернул ключ в ржавом замке и удалился.

Чиун подождал, пока смолкнут шаги в коридоре, и громко произнес:

– Я ищу бунджи-ламу.

– Бунджи? Бунджи? Бунджи? Разве бунджи здесь, в тюрьме? – послышались голоса.

– Помолчите, буддисты. Пусть говорит бунджи.

– Так бунджи среди нас? – обеспокоенно спросил чей-то голос.

– Помолчите. Говорит мастер Синанджу.

Воцарилась тишина, хотя и неполная. Мастер Синанджу закрыл глаза и напряг слух. Он слушал биение сердец, обращая особое внимание на их индивидуальный ритм. Через некоторое время он понял, что в камере нет ни бунджи-ламы, которую он возвел на такой высокий пьедестал, ни монгола Кулы, ни тибетца Лобсанга.

Здесь их нет, во всяком случае, в этом крыле. А он должен во что бы то ни стало найти их. Тут-то, возможно, и поджидали его всяческие трудности.

Дверь камеры была очень проста – деревянная, окованная железом – и чрезвычайно прочна. Не было никакой возможности добраться до язычка или сломать замок без риска вызвать тревогу. Петли находились с другой стороны, запоры задвинуты очень плотно и представляли собой как бы единое целое с дверью и косяком.

Мастер Синанджу протянул вперед длинные Ножи Вечности – свои укрепленные диетой и упражнениями невероятно острые ногти, более гибкие, чем если бы они были из рога, и более острые, чем самые отточенные кинжалы.

Сложив три пальца вместе и оттопырив большой, он стал отдирать верхнюю железную полосу, срывая головки болтов. Конечно, он мог бы управиться гораздо быстрее, но тогда не обошлось бы без шума.

Под оторванными головками болтов на фоне черного железа оставались лишь ровные сверкающие кружочки.

Чиун собрал обломки в руку и бросил их на груду песка, куда они упали почти бесшумно.

Затем он принялся за железную обивку. Металл, постанывая, медленно поддавался.

Теперь уже не составляло особого труда вытолкнуть сверкающие стальные стержни наружу. Болты с легким звоном упали на каменный пол. Теперь петли уже не удерживали дверь. Мастер Синанджу без труда вытолкнул ее наружу, и язычок замка выпал из своего гнезда, как старый, давно шатавшийся зуб.

Оказавшись в темном коридоре, тускло освещенном единственной дватцатипятиваттной лампочкой, мастер Синанджу спросил:

– Кто из вас хочет свободы?

– Я, – тихо ответил один.

– И я, – добавил другой.

– Мы все хотим свободы! – подхватил третий.

– А кто будет сражаться за свободу, если выйдет из камеры? – спросил Чиун.

Ответом ему было молчание.

– Обычаи запрещают нам сражаться, – уныло проговорил второй голос.

Мастер Синанджу покачал своей черноволосой головой.

– Буддисты, – только и обронил он и тихо двинулся по коридору.

Ему предстояло любой ценой найти выход из этого нелегкого положения.

Глава 27

Китайских солдат оказалось тринадцать. Двоих из них Римо убил, ткнув своими железными пальцами в затылок, прежде чем они успели заметить, что среди них появилось черно-белое пятно.

Звук падения тел потонул в криках тибетцев, которые опасались пасть под пулями китайцев. На это, собственно, и рассчитывал Уильямс: чем больше врагов он успеет прикончить, пока они опомнятся, тем больше у него шансов выйти целым и невредимым из этой схватки. И тем больше жизней он успеет спасти.

Но один из китайцев держал палец на спусковом крючке автомата. Перед смертью, уже падая, он все же инстинктивно успел дать очередь. Над землей взвились струйки песка и пыли.

Этого оказалось достаточно, чтобы все, включая командира с косыми, острыми, как кинжалы, глазами, повернулись в сторону Римо.

Не обращая внимания на целившиеся в него автоматы, Уильямс двинулся к главному косоглазому. Конечно, тактика примитивная, но Римо был вне себя от гнева. После двадцати лет тренировки поддаться приступу ярости, как какой-нибудь захудалый любитель!

Командир схватил своего «Токарева» и выпалил, почти не целясь. Римо нарочно предоставил ему эту возможность, машинально уклонившись от пули. Даже гнев не мог повлиять на быстроту выработанной долгими годами тренировки реакции.

Рука Римо с выставленными вперед двумя пальцами взметнулась вверх. Они, как два гвоздя, вошли в расширившиеся от изумления и страха глаза китайца, а когда Уильямс вытащил их, на месте глазниц остались две огромные дыры, откуда фонтаном хлестала темная густая кровь.

Вокруг засвистели пули. Римо, извиваясь, принялся танцевать. Во всяком случае, казалось, будто он танцует – так обычно дергается человеческое тело, которое со всех сторон поливают свинцом.

Тибетская девушка в ужасе закричала и закрыла лицо руками, полагая, что пули наносят смельчаку смертельные ранения.

Так же думали и китайцы, стреляя в Римо в упор. А он, раскидывая руки и ноги, плясал в диком упоении, и солдаты не сомневались, что от него во все стороны летят обломки костей.

Они не замечали, что их пули не причиняют никакого вреда, белый человек как бы ловит их в незримую паутину. Китайцы не умели следить за полетом пуль, а следовательно, не имели достаточной подготовки, чтобы следить за движениями пальцев рук и ног Римо.

Автоматы вываливались из сжимавших их рук. Коленные чашечки лопались от мощных пинков, способных изогнуть профильные балки. Белая ладонь одним махом уложила сразу двоих – солдаты стояли плечом к плечу и вели совместный огонь.

Какое-то мгновение они еще стояли неподвижно. Затем их руки бессильно упали, автоматы выскользнули из ослабевших пальцев, колени подогнулись.

Но только когда бойцы повалились, их отсеченные головы покатились вниз, обнажив обрубки шей.

Все это произошло за какую-то минуту, если не меньше. Испуганные тибетские кочевники, которые отвернулись, дабы не видеть, как убьют белого человека, известного им под именем Гонпо Джигме, теперь восторженно смотрели, как Гонпо Джигме крушит самых жестоких китайских солдат.

– Он одержим богом! – крикнула по-английски молодая тибетская женщина. – Лха гьало! – добавила она по-тибетски.

Римо позволил прицелиться в себя трем китайским солдатам. Он знал, что ружье – всего-навсего слегка модернизированный старинный пистолет, и потому никакого страха не испытывал.

Убедившись, что за спиной у него никто не стоит, Римо развернулся на одной ноге. Вторая его нога вознеслась вверх и с неудержимой силой выворотила руки врагов вместе с зажатым в них оружием из суставов. Послышался треск разрываемых связок, хруст ломаемых костей.

Как только солдаты, воя от боли и ужаса, рухнули на землю, Уильямс вдребезги разнес их черепа.

В живых осталось всего трое, впрочем, они уже опустошили свои «магазины».

Расправиться с этими было совсем уже просто.

Шагнув к ним, он произнес:

– Сейчас я покажу вам, как играть в пинг-понг.

И, молниеносно схватив двоих китайцев за головы, столкнул их лбами.

– Пинг!

Один солдат упал с запрокинутой назад головой.

– Понг!

Голова второго лопнула, как переспелая тыква. Из отверстия в черепе потекла ало-коричневая жижа.

Последнего «освободителя» Римо убил ударом ладони по грудной клетке. Переломанные кости ребер так сильно сдавили тому сердце, что оно лопнуло, как красный воздушный шар.

Теперь все противники валялись в пыли. Кое-кто еще дрыгал ногами, кое у кого клокотало в горле, а у некоторых мозги уже полностью отказали.

В этой схватке, к радости Римо, не погиб ни один тибетец. А он и надеться не смел, что удастся избежать потерь дружественных ему людей.

Уильямс опустился на колени перед скорчившимся телом Бумбы Фуна, нащупал сонную артерию. Пульс не прощупывался. Бумба Фун умер, и уже ничто не могло оживить его.

Сзади вдруг послышался знакомый голос тибетской девушки, имени которой Римо так и не узнал.

– А ты и правда Гонпо Джигме! – воскликнула она.

Уильямс обернулся.

– Он сказал им, что украл джип, да?

– Да.

– Почему?

Скрестив руки на переднике, девушка недоуменно взглянула на него.

– Это его долг. Ведь он Бумба Фун!

– Но мне надо было поговорить с ним, – сердито произнес Римо.

– Ты можешь поговорить с Бумбой Фуном в Лхасе.

– Как мне узнать, настоящий ли он?

– Бумба Фун – депунг – генерал Чуши Гангдрук. Все наши генералы называют себя Бумба Фунами, чтобы одурачить этих глупых китайцев. Допустим, они пытали и пытают какого-нибудь депунга Чуши Гангдрук. А он всегда говорит своим истязателям, что его генерала зовут Бумба Фуном. Поэтому китайцы убивают первого же схваченного ими Бумбу Фуна и думают, что убили лидера Чуши Гангдрук. Получается, что Бумба Фун никогда не умирает. Бумба Фун бессмертен. Чуши Гангдрук продолжает борьбу!

Девушка бросила взгляд на изуродованный труп Бумбы Фуна. На глаза у нее навернулись слезы. Но она все-таки не заплакала, сдержалась.

– Он не должен был умереть, – с горечью произнес Римо. – Я мог предотвратить его гибель.

Девушка гордо вскинула подбородок.

– Он умер, выполняя свой долг. Ведь он был Бумбой Фуном!

Уильямс осмотрелся по сторонам. Кочевники глядели на него с каким-то странным выражением на своих обветренных лицах. Они, словно зачарованные, придвигались все ближе и ближе. Казалось, их привлекает какая-то незримая сила. Никто даже не взглянул на валявшееся на земле китайское оружие.

– Китайцы скоро начнут искать свой взвод, – обратился к тибетцам Римо. – Сверните свои шатры и уходите.

Девушка упрямо помотала головой.

– Если мы скроемся, китайцы станут искать виноватых среди невиновных. И накажут других. Нет, мы останемся, и, если понадобится, примем наказание.

– Вы что, все с ума посходили? – взорвался Римо. – Они же вас перебьют.

– Но мы возродимся, чтобы продолжать оказывать сопротивление китайцам, чтобы умирать вновь и вновь, если этого потребует наша карма.

– И что же в этом хорошего?

Она гордо подняла голову.

– Может, если умрут много тибетцев, мир наконец обеспокоит судьба Тибета.

Римо не знал, что и сказать.

– Послушай, мне нужен проводник до Лхасы. Не могла бы ты пойти со мной?

– Нет, я должна остаться.

– И умереть, когда придут китайские солдаты.

– Это мой долг. Павший от руки китайца был моим отцом. Я должна занять его место.

– Ну что ж, поступай как знаешь, – сказал Римо. Он подошел в стоявшим поодаль джипам и грузовикам и быстро вывел их из строя, без труда находя самые уязвимые места. Затем собрал автоматы и голыми руками переломал стволы, как соломинки.

Так он привел в негодность все оружие и весь транспорт.

Затем Римо сел за руль своего джипа и завел двигатель. Но тотчас кое-что вспомнил.

– Что ты имела в виду, когда сказала: «Он одержим богом»? – спросил он тибетку.

– Ты Гонпо Джигме. Ты не знаешь, что это такое?

– Нет, – признался Римо.

Девушка скромно опустила ресницы.

– Значит, ты уже не одержим богом. Когда возвратится Гонпо Джигме, ты сразу же это поймешь.

Уильямс развернул автомобиль в сторону Лхасы. Двигатель работал на холостом ходу а он сидел и смотрел на девушку долгим взглядом.

– Послушай, я даже не знаю, как тебя зовут.

– Бумба Фун, – ответила девушка, махнув ему рукой на прощание.

Сурово насупившись, Римо тотчас покинул кочевье. Он, как летящая стрела, мчался прямо к подножию горы, которую девушка назвала Нагбопори. Она словно звала его к себе. Но чем сильнее он разгонял джип, тем дальше, казалось, отодвигалась от него гора. Римо как будто видел перед собой все время отдаляющийся мираж.

К ночи он все же добрался до подножия. К этому времени лиловая тень почернела. Оказалось, что это узкий проход на горном склоне.

Неожиданно послышалось гудение приближающегося вертолета, и Римо вжался в скалу, пока вертолет не пролетел мимо.

В скором времени несколькими милями южнее раздался приглушенный рев и грохот разрывов класса «воздух – земля».

Римо чертыхнулся. Оставив машину, он, как паук, вскарабкался на утес.

С плоской площадки на вершине он видел вспышки света в той стороне, где лежал лагерь кочевников. С очередной вспышкой земля каждый раз содрогалась. Когда все смолкло, слышно было только, как гудит несущий винт вертолета.

Наконец машина повернула назад, и на фоне горящих пастбищ еще долго виднелся расплывчатый силуэт.

– Гады, – процедил Римо. – Они же были простыми скотоводами.

Подобрав обломок скалы, он встал посреди площадки и помахал руками.

Пилот заметил Уильямса. Подстрекаемый любопытством, он направил свою неуклюжую машину в сторону одинокого человека на утесе.

Римо обманчиво небрежно метнул «камешек» в вертолет. На скорости семьдесят пять миль в час обломок, пробив круглую дыру в плексигласовой кабине, угодил прямо в лицо пилоту.

Вертолет, потеряв управление, закружился в воздухе, словно бесхвостый воздушный змей.

Члены экипажа попытались стащить убитого с пилотского места и восстановить управление машиной.

Однако у них не было никаких шансов на спасение. В следующий же миг хвостовой винт ударился о скалу и воздушный корабль превратился в огромный огненный шар. Точнее говоря, в ничто.

Римо снова сел за руль и помчался дальше сквозь тьму бесконечной тибетской ночи, раздумывая о том, кто же все-таки такой этот Гонпо Джигме.

Впрочем, он знал наверняка, что он такой же Гонпо Джигме, как Скуирелли Чикейн – бунджи-лама.

Глава 28

Целый день сорок седьмой бунджи-лама, воплощение Будды Будущего, стоически переносила тяготы и лишения тюремной жизни. Она медитировала в своей камере, стремилась обрести высшее сознание. К сожалению, ей это плохо удавалось. И все же, невзирая на терзающую ее боль, актриса не теряла надежды.

– Эй вы, – вопила Скуирелли Чикейн, приблизившись к двери. – Если нельзя позвонить по телефону, верните мне по крайней мере мои вещи!

Голос ее гулко отдавался в темноте отсыревшего коридора, но если кто и слышал ее жалобный зов, последствий это никаких не возымело.

– Как насчет моего бычка? От него почти ничего не осталось?

Ответа по-прежнему не было.

– Дайте хоть какой-нибудь галлюциноген. Из тех, что вы сами лижете! – с надеждой выкрикнула Скуирелли.

Но вместе с последними отголосками умерла и надежда. Актриса уселась на кучу песка и застонала.

– Просто уму непостижимо! Притащилась в такую даль, а мне отказывают в каком-то занюханном окурке.

Похлопав руками по своей шафранно-желтой шевелюре, она добавила:

– Неужели эта проклятая головная боль никогда не пройдет?

– Подави боль, – прозудел Лобсанг Дром. – Превозмоги!

– Попробуй превозмоги ее, когда в висках так и молотит.

– Ваше святейшество должно подавать пример всем остальным узникам, – напомнил ей Лобсанг. – Своими страданиями вы облегчаете страдания этого мира.

– Да пойми же ты наконец, я хочу вырваться из этой адской дыры. Сюжет топчется на месте. Представляю себе, как публика валит из зала, чтобы купить себе попкорна. Обратно никто уже не возвращается. Критики просто линчуют меня.

– Бунджи-лама выше всякой критики, – наставительно произнес Лобсанг.

– Скажите это Сискелю и Эберту[34]. Во мне так и звучит голос толстяка: «Скуирелли Чикейн следовало бы продолжать сниматься в фильмах, в которых ее привыкла видеть публика». И пошло-поехало. Можно подумать, он что-нибудь понимает!

Внезапно старый замок заскрежетал, задвигался.

– Кто там? – прошептала Скуирелли. – Меня выпускают?

– Это я, о бунджи, – ответил скрипучий голос.

– Кто «я»?

– Мастер Синанджу. Я пришел освободить вас.

Скуирелли привстала на носочки и попыталась взглянуть в крошечное окошечко. Но она ничего, кроме стен коридора, не увидела.

– Никого не вижу, – пожаловалась она.

– С кем вы разговариваете, бунджи? – встревоженно спросил Кула.

– С этим маленьким человечком – Синатрой.

– Мастер Синанджу пришел освободить нас! – радостно воскликнул Кула.

Скрежет в замке ни на минуту не прекращался.

– Пустое дело, – махнула рукой Скуирелли. – Они запирали дверь вдвоем и еле-еле вытащили ключ. Отпереть они, пожалуй, и вшестером не смогут.

Замок жалобно скрипел и звенел.

И вдруг, к крайнему изумлению Скуирелли Чикейн, дверь камеры отворилась.

В коридоре стоял сухощавый кореец в черной одежде. На его прежде лысой голове блестели черные волосы.

– Ты что, отрастил волосы? – удивилась женщина.

– Это парик, – отмахнулся Чиун. – Пошли. Надо освободить и других.

Застрявших ключей в других замках не оказалось. Жаль, промедление, возможно, смерти подобно. Сначала Чиун подошел к двери Кулы и осмотрел стержни петель. Они были толстыми, как ружейные стволы. Толстыми, прочными и очень большими. А большие препятствия иногда брать легче.

Опустившись на колени, коротким, резким ударом ладони кореец перерубил нижние петли. Они переломились, как палки под топором. Точно так же Чиун переломил и верхние стержни.

Кула поспешно открыл дверь и отставил ее в сторону.

Точно так же не устояли перед силой и ловкостью мастера Синанджу и другие двери.

Когда появился Лобсанг Дром, Скуирелли Чикейн подбросила свою темно-бордовую шапочку в воздух.

– Вот это класс! Класс! Настоящая кульминация, которой я ждала! – Скуирелли встала на колени и поцеловала Чиуна в голову со словами: – Я хотела бы, чтобы ты был высоким, темным и красивым, но к тому времени, когда они отснимут пленку, ты, может, таким и станешь.

– Что там ворчит эта женщина? – спросил мастер Синанджу у Кулы. Огромный монгол пожал плечами: кто, дескать, может измерить глубину мыслей белой ламы?

Скуирелли ощутила на губах странный вкус. Пришлось вытереть их. На шафранно-желтом рукаве осталось черное пятно.

– Что это? – удивилась она.

Чиун пропустил ее вопрос мимо ушей.

– Сейчас нельзя терять время попусту. Нам еще предстоит пройти мимо китайских тюремщиков.

– Мне бы только добраться до телефона! Я вызову сюда морских пехотинцев.

* * *

Во всей тюрьме Драпчи был всего один телефон. И стоял он на столе начальника тюрьмы, полковника государственной безопасности Фанг Лина.

Как раз в этот момент он разговаривал с Пекином.

Как же долго ему пришлось дозваниваться до столицы! Вернее, до министра государственной безопасности, по личному приказу которого всемирно известную Скуирелли Чикейн заключили в тюрьму и запретили ей всякий контакт с Америкой. Теперь Фанг Лин ожидал дальнейших инструкций.

Только бы министр безопасности ответил на его вызов.

Он пытался прозвониться всю ночь. Много раз просил передать, что звонил. Никакого ответа так и не последовало. Полковник Фанг начал подозревать, что ему придется действовать без инструкций. С этой тигрицей Скуирелли Чикейн ему следует управиться самому. Полученные им указания были чрезвычайно просты. Посадить мнимую бунджи-ламу в тюрьму. Держать ее под арестом до дальнейших распоряжений. Не давать ни еды, ни воды. Не допускать никакого контакта с внешним миром.

Этот строгий приказ он нарушить не мог, не рискуя навлечь на себя суровую кару.

Итак, ни еды, ни воды. Никаких контактов. Если этот приказ в ближайшее время не изменят, Скуирелли Чикейн умрет от жажды и голода. А его, полковника Фанга, обвинят в том, что он не проявил должной инициативы, да и просто здравого смысла и не сохранил ей жизнь.

Положив трубку на рычаг, полковник Фанг вытряс из пачки последнюю сигарету. Самолет с продовольственными пайками и другими необходимыми товарами снова запаздывал. Нет никакого сомнения, что пока бунджи-лама не умрет, с Пекином так и не удастся связаться.

Попыхивая сигаретой, полковник Фанг попытался понять тайные причины упорного молчания министра. Разумеется, о них он мог только догадываться, но, прослужив в рядах Народно-освободительной армии целых двадцать лет, он неплохо разбирался, что к чему. Даже если истинные мотивы и тщательно скрывались.

Министр безопасности наверняка получил распоряжения от самого премьера Китая. И явно недвусмысленные распоряжения. Министр безопасности передал их полковнику Фангу, а затем, вероятно, отправился во внеочередной отпуск. Или как-нибудь схимичил со своим рабочим телефоном. Телефоны в Пекине часто барахлили.

Бунджи-лама умрет в тюрьме Драпчи, и всю ответственность за это понесет полковник Фанг, ибо в противном случае – если она не умрет в тюрьме – премьер даст нагоняй министру государственной безопасности, а тот, в свою очередь, устроит разнос полковнику Фангу за невыполнение приказа.

Типично коммунистический способ отделываться от неприятных проблем! Что очень и очень не нравилось полковнику Фангу.

Теперь он яростно дымил сигаретой и, прикрыв глаза, размышлял. На столе у него стояла позолоченная статуэтка, отобранная у американской ламы в надежде, что она отлита из чистого золота. Надежда, увы, не оправдалась. Но полковник Фанг все же решил оставить вещицу себе – он всегда мечтал получить «Оскара».

Оставался только один выход: вину за неизбежный международный скандал надо свалить на кого-нибудь из подчиненных. Но на кого именно?

* * *

У первого поста стоял солдат Народно-освободительной армии. Руки вытянуты по швам, подбородок задран, глаза едва виднеются из-под низкого зеленого шлема.

Мастер Синанджу знаком остановил всех следующих за ним и незаметно подкрался к охраннику.

Тот, разумеется, не слышал его бесшумных шагов. Да и как их мог услышать тупой как пень солдат, тем более что уши его закрывал стальной шлем?!

Поэтому, когда винтовка выскользнула у него из рук, царапнув по пальцу, который он держал на спусковом крючке, парень был очень удивлен, увидев в двух футах от себя, вне обычного поля его зрения, старого корейца, завладевшего его оружием.

Злобно выругавшись, солдат нагнулся, чтобы выхватить свою драгоценную винтовку из рук старикашки, но она неожиданно брякнулась на каменный пол. Китаец нагнулся еще ниже, чтобы подобрать ее.

В этот момент голова в шлеме оказалась в пределах досягаемости длинных ногтей. Один ноготь стремительно прошелся по периметру стального шлема. Солдат даже не почувствовал, как ноготь проделал глубокую канавку, достигнув скрытого под черепом мозга.

И вдруг с шумом, похожим на хлопок пробки шампанского, скальп китайца вместе со шлемом подпрыгнул вверх.

Охранник и сам услышал этот необычный шум. С его макушкой творилось что-то странное.

Точнее, совсем уж неладное. Солдат потянулся к шлему и вместо него нащупал что-то мягкое и пульсирующее.

Затем он увидел, как каска шлепнулась на пол рядом с винтовкой. Внутри серело что-то похожее на внутреннюю часть расколотого кокосового ореха. Только вместо белых волокон он увидел окровавленную черепную кость.

Тут наконец он все понял.

Чиун, который вонзил ноготь в самое сердце несчастного, совершил поистине милосердный поступок.

Сняв железный ключ с пояса агонизирующего солдата, мастер отпер коридорную дверь. Затем махнул рукой, чтобы остальные поторапливались.

Скуирелли мельком взглянула на убитого и закрыла глаза. Кула, остановившись, подобрал винтовку. Лобсанг сердито фыркнул:

– Убивать – грех.

– Умирать от рук оккупантов – еще больший грех, – парировал мастер Синанджу.

Еще трижды кореец таким же образом снимал попадавшихся им на пути охранников. Бунджи-лама и те, кто ее сопровождал, теперь уже не глядя переступали через тела убитых.

* * *

Услышав звук, напоминающий хлопок пробки шампанского, полковник Фанг, сидевший на жестком деревянном стуле, выпрямился.

К этому времени он уже почти докурил сигарету. Погасив окурок о стол, полковник направился к двери. Сквозь вделанное в нее матовое стекло он увидел короткую тень. Здорово смахивало на тибетца. А ведь ни один тибетец не должен разгуливать по тюрьме Драпчи без конвоя.

Фанг Лин вынул из кобуры своего «Токарева», снял его с предохранителя, какое-то мгновение раздумывал, стрелять или не стрелять через драгоценное стекло. Получить такую застекленную дверь из Пекина было чрезвычайно трудно, и полковник решил поберечь имущество.

Он просто распахнул ее.

Но по ту сторону дверного проема никого не оказалось.

А ведь он только что видел тень за стеклом! Ему не померещилось, он в самом деле ее видел. Ошарашенный, полковник Фанг закрыл дверь. Тень возвратилась на прежнее место. Он снова распахнул дверь. Ни тени. Ни маленькой фигурки. Очень непонятно!

Тогда начальник тюрьмы всего лишь высунул свою квадратную голову. Этот опрометчивый поступок стоил ему жизни. Пальцы с длинными ногтями схватили его за воротник и с неудержимой силой потянули вниз.

Полковник Фанг почувствовал, как что-то острое прошлось по его лбу, вискам и затылку. Послышался хлопок.

Затем началось что-то совсем уже странное.

На затылке у полковника Фанга была плешь. В последние два года, с помощью системы зеркал, он внимательно наблюдал за ее ростом.

И вдруг эта плешь вместе со всем скальпом, словно отброшенная шелуха кокосового ореха, упала к ногам полковника. Такое впечатление, мысленно рассмеялся он, будто у меня отвалилась верхняя часть головы.

С этой мыслью полковник Фанг потерял сознание. Он так и не пришел в себя. Когда он лицом ударился об пол, из большого отверстия в его черепе, словно яйцо из разбитой скорлупы, вывалились серые мозги.

– Ну ты даешь! – воскликнула Скуирелли, переступая через упавшего полковника. – Нельзя ли как-нибудь поблагороднее?

– Вот и телефон, – произнес мастер Синанджу, указав на стандартный тускло-черный настольный аппарат.

– Замечательно!

Сняв трубку, Скуирелли набрала код США, затем код Вашингтона, округ Колумбия, и, наконец, личный номер Первой леди.

Телефон звонил и звонил, но никто не снимал трубку.

– Не отвечает. Что с ней такое?

– Возможно, она спит, – предположил Чиун.

– Этого не может быть. Ведь она Первая леди, а Первая леди никогда не спит.

– И все же она, наверное, спит, – заключил Кула.

Скуирелли положила трубку и вытерла лоб тыльной стороной руки.

– Надо подумать, хорошенько подумать. Кому же мне позвонить? Джулиусу? Но он захочет комиссионные, начнет торговаться. Матери? Нет, она только порадуется, что ее предсказание оправдалось. Позвоню-ка я лучше Уоррену.

Зажужжал наборный диск, раздался только один звонок.

– Алло, – протянул скучающий голос.

Скуирелли радостно заулыбалась.

– Я знала, что ты не спишь, Уоррен!

– Скуирелли?

– Она самая. И знаешь, где я? В Тибете.

– Я знаю об этом из газет. Ну и как там?

– Не так жарко, как я думала. Честно говоря, Уоррен, я под арестом. Но не волнуйся: я только что сбежала.

– Все мы должны когда-нибудь спасаться бегством. От своего безумия. От табу нашего непросвещенного века.

– Мне нужна твоя помощь, Уоррен.

– Говори.

– Пригласи Шварценеггера.

– Шварце...

– И Сталлоне. Попробуй также пригласить Сигала, Ван Дамма и всех, кто олицетворяет настоящих мужчин. Пусть приезжают немедленно. Меня надо спасать. Сцена спасения станет настоящим украшением замечательного цветного фильма.

– Ты же сказала, что только что сбежала...

– Я сказала, – с металлом в голосе отрезала Скуирелли, – что только что сбежала из тюрьмы. Но отнюдь не из страны. Послушай хорошенько! Нужна впечатляющая сцена спасения. Скажи им, что мы освободим Тибет от этих гнусных китайцев.

– Мне казалось, они симпатизируют тебе, Скуирл...

– У нас с ними творческие разногласия, понятно?

– Стало быть... тебе нужна помощь. Тебе, моя дорогая сестра, знающая ответы на все вопросы?!

– Да, Уоррен, мне нужна помощь. Освобождение Тибета – отнюдь не двухнедельная съемка боевика. Видел бы ты, какая это большая страна! И везде огромные горы.

В голос на другом конце провода закрались маслянистые, льстивые нотки.

– Если я позвоню им всем, что мне за это будет?

– О'кей, о'кей. Я поняла, куда ты клонишь, Уоррен. Ты хочешь стать ламой? Пожалуйста. Хочешь стать тибетским послом на Таити. Никаких проблем.

– А как выглядят тибетские девушки?

– Приземистые и круглые, не в твоем вкусе.

– Тогда я хочу тебя.

– Прекрати этот разговор, Уоррен.

– Соглашайся, или я вешаю трубку.

– Ты не можешь поступить так со своей сестрой!

– Я уже давно лишен эротических удовольствий. Соглашайся – или я вскрою себе вены.

– Пожалуйста. Вспори себе вены. Желаю удачи! – И Скуирелли швырнула трубку на рычаг – Надеюсь, в следующей своей жизни ты будешь бесполым червем, Уоррен! – в сердцах добавила она, чтобы излить свое негодование.

Повернувшись, актриса увидела, что все смотрят на нее круглыми, полными недоверия глазами.

– Не смотрите на меня так! – вспыхнула она. – Вы же знаете, родственников не выбирают!

Кула просиял.

– Пробыть всего три дня бунджи-ламой и уже обрести такую мудрость! У китайцев нет никаких шансов выстоять против нас.

– А у нас нет никаких шансов спастись, если мы не выберемся отсюда прежде, чем объявят тревогу, – сурово предостерег Чиун. – Пошли.

Перед уходом Скуирелли схватила со стола своего «Оскара».

Глава 29

Из Лхасы в Пекин по военному радио было передано сообщение: «Бунджи-лама бежала».

Премьер Китая получил раскодированную телеграмму.

В своем насквозь прокуренном, душном кабинете, медленно читая телеграмму, премьер яростно дымил сигаретой. Пробежал глазами строчки раз, другой. Хорошо запомнив содержание, кончиком сигареты подпалил бланк.

Затем положил его в фарфоровую пепельницу на столе и завороженно смотрел, как танцуют желтые язычки пламени и обугливаются и темнеют дочерна края телеграммы. Когда она превратилась в серый комок, который уже невозможно было прочитать, он раздавил его своими коричневыми от табака пальцами, такими заскорузлыми, что они уже не чувствовали жара.

Только после этого он вызвал министра государственной безопасности.

Телефонист очень долго дозванивался и наконец доложил, что линия отключена.

– По чьему приказу? – хриплым шепотом спросил премьер.

Телефонист, очевидно, узнал высшее должностное лицо Китайской Народной Республики...

Его голос дрогнул, когда он ответил:

– По приказу министра государственной безопасности.

– Пригласите министра общественной безопасности.

Услышав хорошо знакомый голос, он грубо крикнул:

– Министра государственной безопасности немедленно ко мне!

– В наручниках? – с надеждой спросил министр общественной безопасности.

– Нет, но наручники пусть будут наготове.

Через пятнадцать минут прибыл министр государственной безопасности. Лицо у него приняло пепельно-серый оттенок. Он то и дело вытирал платком свой высокий лоб.

– Садитесь.

Министр государственной безопасности сел. Небрежно взмахнув двумя пальцами с зажатой в них сигаретой, премьер велел охранникам закрыть дверь. Не надо было даже объяснять, чтобы они вышли, а уж потом закрыли за собой дверь. Ясно ведь, что разговор пойдет сугубо конфиденциальный.

– Бунджи бежала из тюрьмы Драпчи, – сказал премьер без какого-либо вступления.

Министр государственной безопасности мгновенно отреагировал на это заявление.

– Я прикажу расстрелять всех, ответственных за такое грубое нарушение служебных обязанностей.

– Ответственность несете в первую очередь вы сами.

– Но я все это время был в Пекине и не имел никакой связи с Лхасой.

– Однако теперь вы отправитесь в Лхасу и уладите этот неприятный инцидент.

Министр государственной безопасности тотчас направился к двери.

– Немедленно выезжаю, товарищ премьер, – произнес он, облегченно вздохнув.

– Сядьте! Я еще не объяснил вам, как надо действовать... Вы поедете не один, – начал премьер, понизив голос до еле слышного шепота.

Министр государственной безопасности кивнул.

– «Огонь нельзя завернуть в бумагу», – привел премьер одно из конфуцианских изречений. – Происшедшее невозможно долго держать в тайне.

– Люди уже открыто говорят про возвращение бунджи. И проявляют явное беспокойство.

– Есть одна английская поговорка, – откликнулся премьер. – К сожалению, не помню дословно. Что-то вроде «с пожаром надо бороться огнем».

– Если точно, «с огнем надо бороться огнем».

Премьер сморщил свое бульдожье лицо.

– Когда поедете в Лхасу, прихватите с собой огонь, с помощью которого, возможно, удастся потушить пожар. Вы знаете, что я подразумевая под «огнем».

– Нет, – признался министр госбезопасности.

Премьер посмотрел на кончик своей сигареты и подул на него. Красный огонек разгорелся сильнее.

– Совсем небольшой огонек, – тихо сказал премьер, – и тлеет не так уж долго. Поэтому его пламя может стать для всех неожиданностью. Но не исключено, что этот крошечный огонек своим очистительным жаром поможет погасить большой пожар.

Подумав, министр произнес:

– Таши-лама[35]?

Китайский премьер торжествующе кивнул.

– Да, таши.

– Не слишком ли рано отправлять таши в Тибет?

– Будем надеяться, что не слишком поздно.

Как-то странно озираясь по сторонам, министр поднялся, собираясь направиться к двери.

– Еще несколько слов напоследок, – тихо бросил вдогонку премьер.

Министр обернулся, явно озадаченный.

– Да, товарищ премьер.

– Это вы хитро придумали – отключить телефон. Я, пожалуй, воспользуюсь вашей уловкой, когда надо будет отделаться от этих стервятников, членов политбюро.

* * *

Таши находился в своем роскошном доме в нескольких милях западнее Пекина. Сидел, медитируя, на подмостках, высоко над полированным полом из вишневого дерева. Отсюда он смотрел на всех своих слуг свысока, даже на самых рослых.

Подоткнутые под шафранно-желтое облачение ноги его были невидимы. Ярко сверкающие, полные мудрости глаза отдыхали на страницах древнейшего манускрипта. Чтение таких вот древних манускриптов было одним из немногих его удовольствий.

Китайское правительство удовлетворяло все, без исключения, желания таши. Единственное, в чем ему было отказано, это в возможности смотреть телевидение. Власти хотели уберечь ламу от его тлетворного влияния. Таши не выказывал недовольства по этому поводу, хотя телевидение его очень интересовало, а рассказы слуг только подогревали этот интерес.

И вот таши перелистывал страницы своими короткими пальцами, которые никогда не знали труда, даже здесь, в раю трудящихся, где он теперь жил в ожидании часа своей славы. Власти заверяли его, что час этот уже близок.

Бедняга уже довольно долгое время жил в изгнании. Вероятно, китайцы, не являясь последователями Будды, смотрели на время иначе, чем он. Но, будучи таши, он проявлял терпение, дожидаясь благоприятного расположения звезд, которое должно предшествовать его возвышению.

Двойные двери открылись внутрь, вошел слуга, остановился и простерся ниц, прижавшись головой к роскошному ковру.

– Говори, – медово-сладким голосом велел таши.

– Час наступил, о таши!

– Что ты хочешь сказать?

– Тебя ожидает фей-чи, чтобы отвезти в святую Лхасу, о таши.

Услышав неблагозвучное китайское слово, означающее «вещь, которая летает», такое неуместное в изысканной тибетской речи слуги, таши заморгал яркими карими глазами.

– Я готов, – сказал он, откладывая книгу и выпрямляясь. С суровым выражением лица, решительно выдвинув вперед подбородок, он ждал, когда сильный слуга спустит его с подмостков.

Глава 30

Ни один смертный человек не видел бегства бунджи-ламы и ее защитников из тюрьмы Драпчи, но священная летопись отметила, что это чудесное деяние было совершено тайно, в полной темноте. При этом погибло много угнетателей. Все они умерли спокойно, даже не сознавая, что их настигла блаженная смерть, несомненно, дарованная им по бесконечному милосердию Агнца Света.

* * *

– Может, нам следовало пристрелить нескольких парней, – пробормотала Скуирелли Чикейн, выскальзывая из ворот тюрьмы Драпчи в необыкновенно яркое лунное сияние. Млечный Путь, казалось, висел у них прямо над головой: протяни руку и дотронься.

– Зачем? – просил Кула, который тащил по «АК-47» в каждой руке так, словно это были игрушечные пистолетики.

– Не хватает драматизма, – пояснила Скуирелли.

– Драматизма?

– Мы просто переступаем через тела, – сказала Скуирелли. – Посмотрите, на них даже нет следов. Не очень-то впечатляюще это будет смотреться на пленке. Слишком нереально.

Кула знаком остановил женщину. Впереди орудовал мастер Синанджу.

– Вы просили мастера Синанджу не снимать больше скальпов с китайцев.

– Но я не говорила, чтобы он снижал накал действия! Накал должен нарастать.

– Вы говорите загадками, бунджи.

– Называй меня Буддой Ниспосланным. Мне это больше нравится. Соответствует космическим масштабам. Несколько автоматных очередей не дадут публике уснуть на своих сиденьях.

– Ты собираешься принимать простую публику? – недоуменно спросил Кула.

– Нет, но должна же быть у меня своя. Все происходящее напоминает мне «Гудзонского ястреба»[36]. Нам нужна одна из тех сцен, что есть в фильме «На север, к северо-западу»[37].

– Понятно, – кивнул Кула, увидев, что мастер Синанджу поманил их в темноте рукой – лишь на какой-то момент став зримым, он подтолкнул бунджи-ламу вперед.

Впотьмах Кула обратился к Чиуну:

– У бунджи было видение. Она говорит, что мы должны идти на север, к северо-западу.

– Это не очень хороший план, – возразил Чиун.

– Но ведь она бунджи!

– Зовите меня Буддой Ниспосланным.

– К северо-западу лежат горы, а за ними – Чамдо. Ты знаешь, кто там живет?

Кула скорчил гримасу.

– Кхампы, – буркнул он.

– Кто такие кхампы? – поинтересовалась Скуирелли.

– Горные охотники, – ответил кореец. – Бандиты.

– Трусы, вот они кто. Прямо как бабы, – продолжил Кула. – Носят красные нити в волосах и думают, что похожи на монголов, – добавил он, чтобы просветить бунджи.

– А звучит не так уж ужасно, – вмешалась Скуирелли.

– Бунджи-ламе самой судьбой предназначено войти на Львиный трон, – перебил Чиун. – Ничто не должно помешать этому.

– Да, да, Львиный трон. Где же он?

– Вон там. – Чиун указал на Красную гору.

В лунном свете можно было разглядеть во тьме длинное белое здание со множеством окон, из которых освещалось лишь одно.

– Что это?

– Неужели вы не узнаете дворец Потала, бунджи, – сказал Лобсанг, – обитель, где находится символ вашей земной власти?

Скуирелли грустно поморщилась.

– Нет, не узнаю. А должна была узнать?

– Последнее ваше тело предупреждало, что вы не узнаете ничего из того, что происходило в вашей прошлой жизни, – напомнил Чиун.

Скуирелли подняла глаза на огромное строение.

– Ну такое большое сооружение я должна была бы узнать!

– Мы поднимемся во дворец Потала, – сказал Чиун.

В ночи много кто бодрствовал. Солдаты. Регулярные войска Народно-освободительной армии. Агенты общественной безопасности. Китайцы в штатской одежде. Тибетские коллаборационисты.

Они шли по улицам Лхасы, стараясь никому не попадаться на глаза.

Горожане спали беспокойным сном. Время от времени мимо пролетали джипы, ехали они достаточно быстро, но не на предельной скорости.

– Они еще не успели объявить тревогу, – заметил Чиун.

– А не объявить ли ее нам самим? – с надеждой спросила Скуирелли.

– То есть как это? – удивился Чиун.

– Послушайте, мы только что вырвались из тюрьмы, радуемся, точно у нас пикник. Но наш фильм не какая-нибудь дешевка. В такой я ни за что не стала бы сниматься. Впереди уже третье действие. Второе был «сплошной перепихончик, легли и встали, спасибо, мой пончик».

Чиун и Кула пристально посмотрели на актрису.

– Неужели вы не понимаете? – в отчаянии сказала Скуирелли. – Как только моя попа окажется на Львином троне, все будет кончено. Дальше спад. Мы могли бы иметь такой же финал, как в «Мисс Сайгон».

Сопровождающие непонимающе уставились на свою повелительницу.

– Послушайте, я еще не решила, обычный это фильм или мюзикл, понятно?

– Понятно, – неопределенно кивнув, ответил Кула.

– Захватив трон без борьбы, я его тут же потеряю. Должна быть упорная борьба.

– Тибетцы борются вот уже сорок лет. Этого недостаточно? – удивился Кула.

– Это их борьба. А я говорю о своей борьбе. О своей! В этом вся суть. Бунджи-лама должна стать символом борьбы. А они пусть идут в задницу!

Над головой у них загудел вертолет, и они все разом примолкли. Кула направил оба автомата вверх как зенитные пулеметы, однако стрелять не стал. Ноготь, чиркнувший по спине, предупредил его о необходимости соблюдать осторожность.

– Когда китайцы узнают, что мы сбежали, что они будут делать?

– Искать нас.

– Верно. – Скуирелли захлопала в ладоши. Наконец-то они начинают соображать! Сразу видно, что они ни черта не смыслят в постановке фильмов. – Они будут искать нас, – пояснила она, – а мы будем убегать. Затем победим их в решительной схватке, и я взойду на Львиный трон. Я, Скуирелли Чикейн, шестидесятилетняя бунджи-лама, к тому же еще и секс без приставки «экс».

– Мы в меньшинстве. Каким же образом нам удастся их победить?

Скуирелли приблизилась чуть ли не к самым их лицам и заговорщически понизила голос:

– Не знаю. Но когда дело дойдет до решительной схватки, вы должны выполнить мою просьбу.

– Хорошо, – согласился Кула.

– Нет, – возразил Чиун.

– Я должна спастись сама, собственными силами. Только так. В кульминационный момент героиня не может быть спасена второстепенными персонажами. Это просто не срабатывает. Возьмите, например, фильм «Ракетчик». Они приложили столько усилий, чтобы создать образ главного героя, но в самом конце Хоуард Хьюз таскал для него каштаны из огня. Естественно, что народ так и не повалил валом на этот фильм. Дураков нет.

– У меня есть другой план, – остановил ее Чиун.

– Какой? – спросила Скуирелли.

– Вы сейчас уснете.

– Усну?!

Мастер Синанджу протянул два пальца с длинными ногтями к нерву, который волей богов находился у нее на шее, и мгновенно усыпил бунджи-ламу.

Кула подхватил падающую Скуирелли Чикейн и перебросил через широкое плечо.

– Ты правильно поступил, мастер. Под влиянием чрезмерного напряжения она несла что-то несуразное.

– Она говорила вполне осмысленно, – возразил Чиун, трогаясь с места. – Поэтому я и решил даровать ей сон.

– Ты понял все, что она сказала?

– Да.

– Объясни мне, пожалуйста.

– Не сейчас, – откликнулся Чиун, торопясь отнести бунджи-ламу во дворец Потала еще до того, как будет объявлена тревога.

Тогда-то и начнутся настоящие трудности.

Глава 31

Римо понимал, что совершил ошибку, сбив вертолет. Как бы подтверждая его опасения, над гористым горизонтом поднялось тонкое коричневое облачко пыли.

Перед ним стлалась волнистая лента дороги, ведущей из Непала в Лхасу. Деваться ему было некуда: никаких ответвлений от основного шоссе, идущего через узкий горный перевал с отвесными склонами с обеих сторон, нет.

Облачко пыли может означать только одно: навстречу приближается колонна. Грузовики это для перевозки торговых грузов или военная техника – не имеет значения. Пребывание в Тибете строго запрещено всем иностранцам. Вполне вероятно, что его, Римо, передадут агентам Бюро общественной безопасности.

Он быстро покатил вниз. Может, там, в скалах, найдется какое-нибудь укрытие?

К сожалению, его джип тоже поднимал за собой облачко пыли, хорошо заметное в гаснущем свете дня.

Римо сосредоточил все свое внимание на управлении машиной. И тут сказывались навыки, привитые ему мастером Синанджу. По вибрации руля он ощущал все камни, через которые проезжал автомобиль, амортизаторы сообщали ему обо всех ямках, а уж опасные места дороги он нутром чувствовал.

Езда здесь была сплошным кошмаром. Сразу же за перевалом без каких-либо предупредительных знаков дорога резко сужалась, у Римо даже дух захватило.

Как раз за одним из таких плавных горбов навстречу ему вылетел джип Народно-освободительной армии. Дорога была слишком узкой, чтобы спокойно разъехаться. Один из джипов неминуемо должен был врезаться в каменную стену или опрокинуться в зияющую пропасть.

Машины шли на сближение на скорости около пятидесяти миль в час.

Побледневшее лицо водителя встречного джипа исказилось от страха. Рассчитывать на его находчивость не приходилось. У Римо оставалась всего одна канистра бензина, но Лхасы еще не было видно, поэтому он принял единственно возможное решение.

Перед, казалось бы, неминуемым столкновением Уильямс резко выкрутил руль вправо.

Джип въехал на горный склон.

В последний момент Римо выпрыгнул и взлетел в воздух. Он исполнил сальто, походившее на те, какие обычно показывают замедленной съемкой, и так мягко опустился на пассажирское сиденье рядом с водителем, глаза которого округлились от страха и изумления, что амортизаторы почти не отреагировали.

Водитель уставился на капот джипа Римо и впервые заметил неожиданно появившегося пассажира, только когда руль перехватила невероятно сильная белая рука.

Выругавшись по-китайски, водитель попытался крутануть баранку. Бесполезно: руль, казалось, был приварен к рулевой колонке.

Шофер попытался нажать на педаль тормоза. Но кто-то сильным пинком сбросил его ногу с педали и нажал на акселератор. Джип ускорил ход.

Это было чистейшим безумием. Дорога была слишком узка и извилиста, чтобы ехать на такой большой скорости. Особенно, если бы началась борьба за обладание рулем. Но никакой борьбы и быть не могло, настолько велико было превосходство Римо в силе.

Автомобиль сильно раскачивался, прыгал, но каждый раз, когда казалось, что он вот-вот свалится в пропасть, каким-то образом отворачивал от нее. Сильнее же всего водителя-китайца бесило то обстоятельство, что незнакомец держал руль одной рукой.

Эта безумная езда закончилась ошеломляюще внезапно.

Нога незнакомца с педали газа перескочила на тормозную педаль.

Джип остановился, словно ударившись о невидимую стену. Сам водитель, однако, остановиться не смог. Он вылетел через лобовое стекло, пронесся над капотом и продолжил движение.

Тщетно китаец пытался хоть за что-нибудь зацепиться. Зацепиться было не за что. Тем временем в действие вступила сила тяжести. В следующий миг голова в шлеме ударилась о каменную стену, после чего в расплющенном мозгу китайца уже не промелькнуло ни единой мысли.

Римо отъехал назад, развернул джип и поехал в прежнем направлении. Он потерял время, зато приобрел полный бак бензина. Если повезет, ему удастся проскочить мимо приближающейся моторизованной колонны.

Взглянув вниз на равнину, он понял, что шансов у него почти нет.

Колонна была танковая. Три тускло-зеленых советских «Т-62» ехали один за другим. Время от времени их округлые башни поворачивались в разные стороны, видимо, угрожая притаившимся снайперам.

На башне головного танка был установлен пулемет, и солдат в зеленой форме бил короткими очередями куда ни попадя. Под градом пуль три пасущихся яка, источник пропитания всех тибетцев, вздрогнув от страха, заревели и повалились на землю прямо с недожеванной травой в зубах.

Затем пулеметчик заметил двадцатифутового сидящего Будду на склоне горы. Статуя, видимо, была очень древняя, и, чтобы вырубить ее в граните на такой высоте, где воздух сильно разряжен, вероятно, потребовалось много лет.

Пулеметчик сосредоточился и тщательно прицелился. В следующий же миг от лика Будды, пусть и изрядно выветрившегося, но все еще прочного, полетели каменные осколки.

Расстреляв ленту до конца, пулеметчик вытащил карманную рацию и бодро кому-то отрапортовал.

В джипе, очевидно, ехал разведчик, подумал Римо. Может, они ищут именно его. Ну что ж, скоро найдут. А потом всю свою оставшуюся, очень короткую, жизнь будут жалеть, что нашли.

* * *

Капитан Дуфу Иту из четвертой полевой армии разыскивал вертолет, посланный с карательной целью. До сих пор о нем ни слуху ни духу.

В этих не прощающих ошибок горах с их разреженным воздухом, где даже танки задыхаются от недостатка кислорода, с вертолетами часто случаются аварии. Без сомнения, вертолет сел. Вероятно, совершил вынужденную посадку.

Или же, в худшем случае, его подбил этот трижды проклятый Чуши Гангдрук. В глубине души капитан надеялся, что так оно и есть на самом деле. С тех пор как Пекин разрешил въезд иностранцев в Тибет, ему запретили практиковаться в учебной стрельбе по тибетским монастырям. А капитану уже опостылело вести огонь по якам и изваяниям Будды.

Так как в настоящее время в Тибете шло восстание, доступ сюда иностранцам был временно запрещен, однако все уцелевшие монастыри были уже сфотографированы. Пекин осуждал использование их в качестве мишеней для стрельбы.

Тем не менее время от времени все же можно было побаловаться, возложив всю вину на движение сопротивления.

Капитан Дуфу ехал в головном «Т-62». Конечно, рискованно, потому что можно было наткнуться на мину, но до сих пор командиры ехали посреди или в конце колонны, и Чуши Гангдрук соответственно изменил свою тактику.

Соответственно изменил свою тактику и капитан Дуфу. В последнее время Чуши Гангдрук обычно не взрывал головные танки.

Капитан приказал открыть люк, потому что дышать в этом разреженном воздухе было трудно. Он, как и всё солдаты, под мышкой держал желтую кислородную подушку с пластиковой трубкой и двумя отводами для ноздрей. При необходимости всегда можно хлебнуть кислорода.

Капитан Дуфу обозревал в бинокль безграничные негостеприимные горы, когда «Т-62» вдруг резко остановился. Приказа останавливать танк он не давал, поэтому, опустив бинокль, повернул голову, готовясь выплеснуть всю свою ярость на глупого водителя.

Тот ошеломленно указывал вперед.

Посреди дороги перед посланным на разведку джипом стоял какой-то человек. Но это был отнюдь не разведчик-шофер, а худой белый человек с большими круглыми глазами и в тонкой черной одежде, при одном взгляде на которую капитана пробрала дрожь: какой дурак может так легко одеваться здесь, на «крыше мира»?!

– Вперед! – приказал капитан Дуфу.

«Т-62» рванулся вперед.

Белый по-прежнему спокойно продвигался им навстречу. Он не проявлял ни малейших признаков волнения или страха, разве что как-то по-особенному крутил своими большими кистями рук. Глядя на эти манипуляции темными оценивающими глазами, капитан Дуфу решил, что парень просто их разогревает.

Но с какой целью? Ведь он не вооружен.

Танк упорно полз по дороге, следом, тяжело громыхая, грозные и неумолимые, два других.

Иностранец продолжал идти по прямой, и водитель, естественно, взял в сторону, намереваясь объехать его справа.

Но тот повернул налево, вновь оказавшись на пути маленькой танковой колонны.

Водитель подал налево.

Человек вновь оказался у него на пути.

Казалось, капитан Дуфу вот-вот закипит от гнева. Он знал, что на прогнившем Западе широко распространялись фотографии одного китайского контрреволюционера, прославившегося тем, что он остановил танковую колонну, распластав перед ней свое хрупкое тело.

– Что делать, капитан? – спросил водитель.

– Вперед! Он отойдет в сторону.

Танк медленно пополз вперед, гусеницы приминали гравий неумолимо и безжалостно: гибель грозила всякому, кто по своей глупости окажется под ними.

Но человек не сдвинулся с места, огромные вращающиеся кисти рук его напоминали машинные поршни в их непрерывном движении.

– Капитан! – нервно воскликнул водитель.

– Вперед! Он отпрыгнет в сторону.

Танк продолжал движение.

Ствол сточетырнадцатимиллиметрового орудия оказался над самой головой иностранца. Из тени ствола на китайцев, казалось, смотрели пустые глазницы слегка ухмыляющегося черепа. Капитан почувствовал какой-то животный страх, по спине у него поползли мурашки.

– Это что еще за идиот? – злобно выпалил он.

Еще мгновение – и стальные гусеницы сомнут, расплющат слабую человеческую плоть.

Внезапно иностранец скрылся из виду.

– Капитан! – завопил водитель.

– Вперед!

Танк прошел еще четыре ярда.

Гусеницы загромыхали как-то по-другому, непривычно и потому странно. Что-то, видимо, с ними случилось.

Капитан осмотрел танк сбоку. Как будто все в порядке. Оглянулся назад, и увидел, что размотавшиеся гусеницы танка, подобно сброшенной змеиной чешуе, лежат на дороге, и на них уже наползает следующий танк.

Скрежет от прикосновения металла к металлу был ужасающий. Дикая какофония! Размотались гусеницы и второго танка. Водитель второго стального коня явно пребывал в смятении.

– Колонна, стой! – скомандовал капитан Дуфу. Но было уже поздно.

Третий танк, не выдержав должного интервала, с ходу врезался во второй. Лязг от столкновения двух боевых машин сильно смахивал на звон колокола судьбы над этой побежденной страной.

И вдруг кто-то схватил капитана Дуфу за щиколотки с такой неимоверной силой, что он выронил бинокль и громко завопил. Казалось, ноги его сжимают неумолимые тиски палача.

Те же стальные руки стащили капитана Дуфу вниз, и он оказался лицом к лицу с иностранцем, который, хотя и выглядел человеком, обладал поистине нечеловеческой силой.

Нападающий отпустил одну руку, капитан ощутил приятное облегчение, но в следующий же миг освободившаяся рука схватила капитана Дуфу за короткие черные волосы и пропихнула его голову в открытый люк в чреве танка. Через этот люк иностранец и проник в неуязвимый, как обычно считалось, «Т-62».

Голова капитана стукнулась о шоссе. Оно оказалось прочнее головы. Капитан Дуфу перестал существовать.

* * *

Римо пролез в водительское отделение и с той же легкостью, с какой выдирают корень из размягченной земли, оторвал водителю голову.

Расправившись с экипажем первого танка, Римо занялся остальными. Устроившись на баке с горючим, он пробил в нем пальцем дыру и ударил камнем о камень около струйки вытекающего топлива. Одной искры оказалось достаточно.

Уильямс уже бежал по пастбищу, когда танки взорвались.

Огненный шар взметнулся ввысь, словно гневный кулак к кобальтовому небу. В ответ низкие дождевые облака вспыхнули зловещим алым светом; казалось, именно от них исходили те громовые раскаты, что заполнили собой всю округу.

– Это вам возмездие за Бумб Фунов, которые не увидят освобожденного Тибета, – пробормотал Римо, садясь в джип и объезжая останки боевых машин, где во всепожирающем пламени мести Гонпо Джигме корчились почерневшие тела танкистов.

Кто бы ни был этот Гонпо Джигме, на своем пути он крушил все и вся.

Глава 32

Старый Тондуп Финтсо ходил по лабиринту дворца Потала, поворачивая большие молитвенные колеса, которые натужно скрипели при каждом обороте.

Светильники на яковом масле горели лишь в его комнате, по всему же дворцу они зажигались только во время посещения достопримечательности туристами.

Кроме самого Тондупа Финтсо, бывшего настоятеля монастыря, павшего до положения простого гида, во всем дворце не осталось ни одной живой души. А опустело здание после прихода китайцев с их репродукторами, пропагандой и машинами на колесах, оскверняющими землю. Неужели они не понимают, что колеса ранят землю и возбуждают гнев богов? Что в один прекрасный день боги потребуют их к ответу? Или им на все наплевать?

Из Поталы были вывезены золотые изваяния Будды, дорогие ковры и гобелены, все, что можно переплавить или использовать для украшения домов коммунистов, которые лишь на словах отвергают приверженность к материальным благам. Только апартаменты далай-ламы остались нетронутыми, здесь на календаре черным был отмечен день, когда он бежал из страны. Дворец ждал его. Однажды он вернется, непременно вернется. А до тех пор ему, Тондупу Финтсо, придется быть музейным гидом, занимаясь бессмысленными делами и влача безрадостное существование.

Он скучал по исполненному таинственного значения пению монахов, которое продолжалось целыми днями, захватывая и большую часть ночи. Скучал про янтарному мерцанию больших медных светилен, наполненных яковым маслом, по чистому белому жертвенному огню, чье святое сияние озаряло все внутренние покои.

Только богато изукрашенные стены напоминали о прежних просвещенных временах. Только запах якового масла и человеческого пота будил в памяти бесчисленные воспоминания.

Тондуп проходил по залам и комнатам, приводя во вращение, колеса, надеясь, что боги внемлют его молитвам. Колеса, казалось, поскрипывали: «Изгоните китайцев. Изгоните китайцев. Возвратите далай-ламу».

Но проходили годы, а далай-лама по-прежнему оставался в Индии. Хорошая страна. Святая страна. Но не его страна. Надежда постепенно увядала в стареющем сердце Тондупа Финтсо, последнего настоятеля Поталы.

Временами он даже готов был принять духовное руководство панчен-ламы, который, хотя и является вассалом Пекина, все же принадлежал к их вере. Но панчен-лама умер в Пекине при невыясненных обстоятельствах. Официально причиной его смерти была названа сердечная недостаточность. Но в эти ужасные дни якобы по той же причине умерли и его родственники, и его советники.

Пекин, очевидно, разочаровался в этом панчен-ламе. Поговаривают, будто у них появился новый панчен-лама, но пройдет много лет, прежде чем он взойдет на Львиный трон. Гораздо больше, чем ему, Тондупу Финтсо, остается жить на этом свете.

Поэтому остается только вращать молитвенные колеса и надеяться на чудо.

* * *

Громкий стук во входную дверь с трудом проник в глубь огромного дворца. И все же скрип молитвенных колес не заглушал его полностью. Наверное, китайцы. Только китайцы способны так бесцеремонно молотить в священную дверь, только китайцы с их грубой речью и безбожными требованиями горазды вламываться в такое время ночи.

Скользнув, словно блуждающее привидение, к большой входной красной двери, Тондуп Финтсо распахнул ее.

Зрелище, которое он увидел, ошеломило его, у тибетца даже перехватило дыхание.

Перед ним стоял монгол в остроконечной шапке, какую носят люди его национальности. На плече у него лежало тело, закутанное в шафранно-желтое облачение. Рядом с ним стоял кореец, глубокий старик с карими глазами и живым властным взглядом.

– Отойди, жрец. – Монгол грубо отпихнул тибетца. – Пропусти мастера Синанджу.

Тондуп Финтсо отпрянул. В течение многих поколений ни один мастер Синанджу не ступал на землю Тибета.

– Что вам нужно? Дворец закрыт.

– Убежище, жрец, – ответил мастер Синанджу.

– Вас ищут китайцы?

– Пока еще нет. Но скоро начнут разыскивать.

Тондуп Финтсо молитвенно приложил руки ко лбу.

– Убежище вам предоставлено, – тихо сказал он.

Монгол шлепнул по спине лежавшую у него на широких плечах фигуру и сказал:

– Где ей можно лечь спать?

Вытянув вперед бритую голову, Тондуп Финтсо с любопытством всматривался в черты лица бесчувственной женщины. Он отметил взлохмаченные волосы, окрашенные шафраном, нездоровые бледные щеки.

– Белоглазая? – спросил он, изумленно моргнув.

– Протри глаза, жрец, и отведи нас в самую дальнюю, самую безопасную в этом дворце комнату, – приказал мастер Синанджу.

– Это Потала, и самое безопасное место – покои далай-ламы. Но там запрещено жить всем, кроме далай-ламы.

– Это бунджи-лама, собачье отродье! – пробурчал монгол.

– Бунджи?!

– Быстро!

Тондуп Финтсо поспешно закрыл большую входную дверь и, прихватив с собой светильню, наполненную яковым маслом, повел за собой вновь прибывших. Бунджи-лама! Бунджи-лама здесь! Да, ходили какие-то слухи, но Тондуп Финтсо не придавал им значения, мало ли что болтают на улицах женщины и всякие бездельники. Бунджи! Бунджи он ни в чем не может отказать.

Ни в чем, мысленно повторил он, даже если бунджи принадлежит к секте красных шляп.

Глава 33

Базальтовая тьма тибетской ночи постепенно переходила в кобальтовую, и массивы увенчанных снежными венцами безымянных гор озарялись розово-золотыми лучами восходящего солнца, когда Римо Уильямс одолел очередной подъем и остановился.

Внизу, в зеленой долине, лежал бетонный тибетский город. Пусть и небольшой, город занимал собой всю долину, объехать его было невозможно, только повернуть назад или пойти дальше пешком.

Римо понял, что это не Лхаса. Он кое-что читал об этом городе и имел о нем некоторое представление. Лхаса с ее однообразными серыми постройками, жестяными крышами не имела ничего общего с историческими традициями Тибета. Только китайцы могли соорудить такой безрадостно-унылый город в самом сердце сказочно живописного тибетского пейзажа.

Пока Римо раздумывал, что ему делать дальше, что-то просвистело над его головой. Хорошо тренированные чувства сразу подсказали ему траекторию летящего предмета. Опасности не было, Римо даже не стал пригибаться, всего лишь взглянул вверх.

Стрела! Тщательно отполированная, с хвостом из вороньих перьев она была снабжена не обычным наконечником, а коробочкой с многочисленными отверстиями. От нее-то и исходил свист.

Римо мигом определил, откуда пущена стрела. На утесе, глядя на него, стоял одинокий человек. Не китаец. В своем угольно-черном национальном костюме он смахивал скорее на монгола. На шее у него болталась изукрашенная коробочка тикового дерева. И он высоко, как бы давая сигнал, поднимал свой прочный лук.

Уильямс уже достаточно насмотрелся ковбойских фильмов, чтобы догадаться, что за этим последует. К тому же его ноздри улавливали затхлый запах человеческих тел.

На холме тотчас вскочили на ноги более десятка похожих фигур. Они размахивали луками, ножами и старинными ружьями, инкрустированными серебром и бирюзой, с раздвоенными роговыми подпорками, сделанными из антилопьих рогов. Казалось, они о чем-то его предупреждали.

Что-то отчетливо щелкнуло под правым передним колесом, которое слегка провалилось в разрыхленную землю.

Для Римо не было секретом, что означает этот звук, и потому он, не раздумывая ни секунды, бросился вперед, на капот. Времени затормозить не осталось. Следующие три секунды решали, останется ли он в живых вообще.

Под машиной что-то рвануло. Она подлетела вверх и бухнулась наземь, на три баллона, которые миной почему-то не разорвало в клочья.

Двигатель своей массой спас Римо от разлетающейся шрапнели. Кверху грибом поднялось облако едкого дыма и дорожной пыли. Окутав джип, оно пронеслось к обрыву.

Римо спрыгнул с капота, несколько раз ловко перевернулся и встал. Тем временем джип покатился по склону, подскочил на валунах и остановился. В следующий момент, опаляя все кругом, взорвался бак с горючим.

Пока джип горел вместе с уцелевшими, правда, теперь на глазах тающими покрышками, Римо осмотрелся.

Тибетцы, которые, видимо, и заложили мину, смотрели на него, пожимая плечами и как бы оправдываясь: «Мы же тебя предупреждали».

Римо окружили со всех сторон, терять ему было нечего, и он воскликнул:

– Чуши Гангдрук?

– Кого ты ищешь, чилинг?

– Бумбу Фуна. – Почему бы не спросить, подумал Уильямс. Хуже, во всяком случае, не будет.

– Какого Бумбу Фуна?

– Меня устроит любой, наудачу.

Тибетец посмотрел на него отсутствующим взглядом.

– Передай ему, что его ищет Гонпо Джигме.

Все тибетцы с удивлением уставились на незнакомца.

– Ты Гонпо Джигме?

– Да.

– Мы наслышаны, что ты спустился с Кайласы. Иди сюда.

Римо пришлось карабкаться по отвесной скале. Что поделаешь, это был самый легкий и короткий путь. Но даже самые выносливые тибетцы, те, что всю жизнь проводят в горах, были поражены легкостью, с какой он поднялся наверх. Словно даже и не поднялся, а взлетел.

Тибетец простерся перед ним ниц.

– Я Бумба Фун, о Покровитель Шатров.

– Зови меня Гонпо, – откликнулся Римо. – Так называют меня все друзья.

Тибетец встал.

– Извини, что мы уничтожили твой джип, Гонпо. Слишком поздно рассмотрели твое белое лицо, чтобы успеть предостеречь тебя нашими стрелами.

– Я направляюсь в Лхасу, – тут же прервал его Уильямс. – И должен попасть туда как можно быстрее.

– Ты хочешь изгнать китайцев, врагов нашей веры?

– Я должен найти бунджи-ламу и спасти от грозящей ей опасности.

– По слухам, бунджи находится в Лхасе. Мы проведем тебя через город, но тебе надо переодеться кхампой.

– Кхампой?

Бумба Фун гордо ударил себя в грудь.

– Мы кхампы. Смелые, неустрашимые бойцы. Неужели Гонпо Джигме не слышал о нас?

– Гонпо Джигме слышит многое, помнит немногое, – сухо произнес Римо. Надо было спешить, очень спешить. Кто знает, что творится в Лхасе, если там объединились Скуирелли и Чиун.

Кхампы тотчас приблизились к Римо и так горячо заспорили по поводу того, кто должен подарить Гонпо Джигме свою одежду, что дело чуть ли не дошло до поножовщины. Пришлось Уильямсу прийти им на помощь.

– Пусть каждый из вас даст по одной вещи, – сказал он.

После этого они заспорили о том, кто что даст и что обладает большей или меньшей ценностью.

В конце концов Римо оказался обутым в разные унты с загнутыми носками и одетым в вывернутые мехом внутрь овчинные штаны и шерстяную чубу. Кто-то протянул ему песцовую шапку. Все сидело кое-как и очень скверно пахло. Римо выловил несколько блох. Пора было отправляться в путь.

– Возьмите вот это. – Бумба Фун снял со своей шеи коробочку.

– Не надо.

– Но это амулет! Защищает от китайских пуль.

– Гонпо Джигме не нужны амулеты, чтобы защищаться от пуль, – заявил ему Римо. – Пошли.

Идти пришлось пешком. Неподалеку догорал джип. Как бы там ни было, в нем все равно уже почти не осталось бензина.

– А до Лхасы еще далеко? – поинтересовался Уильямс, когда они начали спускаться в долину.

– Меньше чем один дневной переход, – ответил Бумба Фун.

– Прекрасно. Может, я смогу проголосовать.

– Всякий истинный тибетец будет счастлив подвезти Гонпо Джигме, но все мы в грузовике не поместимся.

– Главное – проведите меня через город.

– Он называется Шигаце. А почему Гонпо Джигме говорит по-английски?

– Потому что Гонпо Джигме дал обет не говорить по-тибетски, пока Тибет не будет свободен, – вывернулся Римо.

Бумба Фун перевел эти слова своим товарищам. Те одобрительно закивали, зацокали. Уильямс почувствовал некоторое облегчение.

Когда они приблизились к городу, из всех громкоговорителей грянула торжественная, похожая на марш музыка. Это был китайский национальный гимн: «Алеет Восток...»

Лицо Римо потемнело, он нахмурился.

– Замечательно. Теперь все горожане проснутся.

– Это великий день! – подхватил понявший его превратно Бумба Фун. Пока Римо ломал себе голову, как они смогут незаметно пробраться через город, Бумба Фун подал знак своим людям. Те вытащили из колчанов стрелы с продырявленными коробочками, натянули тетивы и выстрелили.

Свист распугал всех ворон, собаки отозвались на него громким лаем; не приходилось сомневаться, что его услышат все солдаты и агенты безопасности, не утратившие слуха.

– Что вы делаете? – воскликнул Римо.

– Возвещаем нашим угнетателям о твоем прибытии, о Покровитель Шатров.

– Вы что, с ума сошли?

– Китайцы разбегутся, как только поймут, что это ты, Гонпо.

– Мы и с места не успеем сдвинуться, как китайцы нас расстреляют!

Кхампа пожал плечами.

– Если нам суждено умереть вместе с тобой, да будет так.

– Вы все испортите! Бьюсь об заклад, что в следующей своей жизни ты будешь яком.

Кхампа просветлел:

– Яки – хорошие животные. Делают тяжелую работу, да еще дают молоко и мясо.

– Ты станешь безрогим трехногим яком. И у тебя будет тьма блох.

Кхампа склонил голову.

– Повелевай, о Гонпо, и мы выполним твою волю.

– Я должен пробраться через город так, чтобы китайцы ничего не заподозрили.

– Все будет, как ты скажешь.

– А потом мне надо как можно скорее попасть в Лхасу.

– Все будет, как ты скажешь.

– И никаких закидонов?

– Что такое «закидон»?

– Безрогий трехногий як.

– Никакие такие яки не будут мешать тебе в пути, о Гонпо. Ожидай нас здесь.

Римо спрятался за стеной и стал терпеливо ждать. Он терпеть не мог бездействия, но ничего другого ему не оставалось. Пусть и переодетый кхампой, он все равно выглядел типичным американцем, к тому же не говорил по-тибетски, поэтому сразу навлек бы на себя подозрение.

Ждать ему пришлось недолго. Раздался взрыв, кверху взвилось облачко черного дыма. Затем завыла сирена. Затарахтели частые выстрелы.

– Эти идиоты все испортили!

Однако появление бешено мчавшегося грузовика, переполненного кхампами, заставило его переменить свое мнение. Уильямс вышел на дорогу и, приглядевшись, заметил, что народу вернулось больше, чем уехало.

– Где вы подобрали этих ребят? – спросил Римо, на ходу вскакивая в машину и садясь на прибереженное для него пассажирское сиденье.

– Чуши Гангдрук везде и повсюду, – ответил Бумба Фун. – Китайцы даже опомниться не успели, как отправились на тот свет.

– Они все мертвы?

– Почти все. Остальным тоже скоро придет конец.

Грузовик развернулся и помчался к городу.

Вблизи город выглядел ничуть не привлекательнее, чем сверху. Они проносились мимо серых однообразных зданий. Тибетцы приветственно махали им руками и почти все показывали язык. Иногда Римо отвечал им тем же самым – высовывал язык.

По пути к ним присоединилось еще несколько грузовиков и один джип. Все они были переполнены шумливым людом.

Шигаце остался позади, и в городе опять загремели взрывы. Уильямс оглянулся. То тут, то там поднималось зарево пожаров.

– Зачем они сжигают свой собственный город?

– Он был построен китайцами. Теперь, когда Тибет обрел свободу, люди хотят жить в городе, возведенном их собственными руками.

– Тибет еще не обрел свободу.

– Теперь, когда вместе с кхампами и Гонпо Джигме бунджи-лама предъявил свои права на Львиный трон, это вопрос нескольких дней.

– Я надеялся, что мы въедем в Лхасу как можно незаметнее.

– Мы въедем в Лхасу так же незаметно, как выезжаем из этого города, – заверил его Бумба Фун. Кто-то пустил в небо свистящую стрелу, по-видимому, вместо фейерверка.

Римо устроился на сиденье поудобнее. У него было такое чувство, что он все же продвигается к своей цели.

А между тем горы как будто взывали к нему, и он почему-то тревожился. Как объяснить этот – такой сильный – зов?

Глава 34

Старому Тондупу Финтсо не спалось. Он беспокойно ворочался на шкурах яка, облаченный в свою темно-бордовую одежду, которую надевал очень редко. И размышлял, что же означает все происходящее.

Бунджи-лама – миг гар, белоглазый. Волосы, правда, шафранно-желтые, а это добрый знак. Но белые глаза?!

Ходили слухи, что бунджи-ламу отыскали в далекой Америке. Еще никогда тулку не находили так далеко от Тибета.

Размышляя обо всем этом, он так и не мог уснуть. На рассвете репродукторы начали изрыгать ненавистное: «Алеет Восток...» Музыка звучала с каким-то металлическим отзвуком. Тондуп Финтсо отбросил яковые шкуры и стал босиком бродить по прохладной Потале. Его обуревало сильное волнение.

Наконец он достиг покоев бунджи-ламы. Тяжелая деревянная дверь, несколько столетий назад доставленная на спинах рабов из Бхутана, была закрыта. Он приложил ухо к влажному дереву и прислушался. Внутри стояла мертвая тишина.

Тондуп Финтсо открыл дверь. Он знал, что петли скрипеть не будут, они и в самом деле не скрипнули.

Роскошные покои прорезал косой луч розового света. Постель на канге вся была разворошена. Не зная, что делать дальше, он растерялся. Сердце его бешено колотилось.

И тут он увидел бунджи.

Бунджи-лама – Тондуп Финтсо все еще думал, что это мужчина, – сидел на ночном горшке. Золотой струей стекая в медный горшок, моча тихо позванивала. Это был личный горшок самого далай-ламы.

Тондуп Финтсо прищурил глаза. Что-то здесь не так!

Бунджи поднял голову, голубые глаза его потемнели от досады. Только тут бывший настоятель понял, что это женщина.

– Господи Иисусе! – вскричала она. – Неужели Будда не имеет права на уединение?

С широко раскрытыми от изумления глазами Тондуп Финтсо поспешно ретировался. Запахнувшись в свои одежды, шлепая босыми ногами, он побежал к большой деревянной двери.

Какое святотатство! Оказывается, бунджи не только белый человек, но к тому же еще и женщина. Ее и близко нельзя подпускать к Львиному трону!

Тондуп Финтсо решил, что у него нет другого выхода, кроме как донести обо всем в Бюро общественной безопасности. Неприятно, конечно, но другого выхода нет.

Вполне возможно, подобный поступок может повлечь за собой ужасные последствия, но он утешался мыслью о том, что все изначально предопределено свыше.

* * *

Под сверкающими крыльями построенного в СССР турбовинтового самолета огромным желто-зеленым ковром разворачивались восточные районы Тибета.

Сидя на месте второго пилота, министр государственной безопасности наблюдал, как внизу проплывают бесконечные пастбища. Скудость здешней природы удручала его. Чтобы добраться отсюда пешком до цивилизованных мест, понадобились бы долгие дни или даже недели. И не так-то просто было бы выжить.

Впереди, на горизонте, смутно маячили горные хребты. Такие же неприветливые, как и эти восточные районы, но куда более суровые. Министра так сильно страшило приземление в Гонггарском аэропорту Лхасы, что думать ему даже не хотелось про горы. Чтобы приземлиться в Гонггаре, пилот вынужден преодолеть узкий проход между двумя пиками. В разреженном воздухе это нелегкое испытание для турбовинтовых двигателей.

На одном из пассажирских мест сидел таши. Среди сопровождающих его лиц он выглядел совсем крошечным. Скорее, какое-то мифологическое существо, нежели человек. Таши вращал твердое позолоченное молитвенное колесо, подаренное министром, как вознаграждение за трудный перелет. Эта жалкая фигурка должна была поддержать претензии Китая на Тибет.

Через десять, двадцать лет, когда таши получит надлежащее образование, досконально изучит свою религию, это станет вполне возможным. Но властителей – пусть и марионеточных властителей – не выбирают и не водворяют на трон за одну ночь. Появление бунджи-ламы смешало все карты. Остается только надеяться, что таши окажется столь же могущественен, как и бунджи-лама.

И все-таки главное, думал министр, благополучно приземлиться в Гонггаре.

* * *

В священной летописи говорится, что бунджи-лама взошла на Львиный трон без каких-либо пышных торжественных церемоний. Бескорыстно преданная делу избавления Тибета от горя и рабства, она явила в этом случае подобающую скромность. Ее водворение в священной Потале свершилось глухой ночью и, как уже отмечалось, без какой-либо помпы, во второй месяц года Железной Собаки. Свидетелями этого великого благого момента были только всевидящие боги.

Скуирелли Чикейн все еще пребывала в полусне. Ощущение было такое, будто ее мозг окунули в эфир. В сущности, не так уж и плохо, ей даже нравилось. Если бы только перестало молотить в висках! Проклятущая головная боль!

Оглядываясь по сторонам, она предавалась глубоким размышлениям по поводу своего местонахождения. Стены комнаты украшали изображения Будды, ботхисатв и всяких мифологических существ. Потолок был сводчатый, очень высокий. Обстановка – изысканно роскошная, особенно бросалось в глаза позолоченное кресло в углу, изобилующее резными изображениями китайских драконов, собак и еще кого-то.

Ничто так не привлекало Скуирелли, как это роскошное кресло, поэтому она подошла и не долго думая плюхнулась в него.

– Очень удобное! – одобрительно воскликнула она. В этот момент актриса решила, что сцена ее пробуждения должна быть заснята именно здесь, на месте. Если, конечно, позволит бюджет. В противном случае придется использовать павильон в Бербанке.

Но где же она все-таки находится? В ее затуманенном мозгу не сохранилось воспоминаний о том, как она здесь очутилась. Где-то далеко-далеко Скуирелли слышала какие-то звуки духового оркестра, который играл какой-то марш, как ей показалось. Где-то очень далеко.

Актриса мысленно отметила, что музыку необходимо будет заменить партитурой Джона Уильямса[38]. Если, конечно, она состряпает из всего этого мюзикл. В таком случае можно будет попытаться написать музыку самой. Кто может возразить против этого? В конце концов она ведь бунджи-лама!

За закрытой деревянной дверью послышались чьи-то шаги. Опасаясь, как бы к ней опять не заявился этот напоминающий сушеную рыбу тибетец, который, похоже, страсть как любит подглядывать, Скуирелли прикрыла одеждой свои скрещенные ноги.

– Бунджи! Бунджи! – позвал Кула. Огромный монгол в своих мохеровых, как бы вывернутых наизнанку штанах распахнул дверь.

Увидев Скуирелли, он остановился, и тревожное выражение исчезло с его лица.

Опустившись на четвереньки, он стал биться лбом об пол.

– Какое великое событие! – едва не прослезился он.

– О чем ты говоришь? – спросила Скуирелли.

– Ты взошла на Львиный трон!

– На Львиный трон?! Где он?

– Под твоим драгоценным задом, о бунджи.

Скуирелли подпрыгнула.

– Это Львиный трон? В самом деле? Ты, наверное, шутишь. Конечно же, шутишь.

– Я не шучу, бунджи. Настал час, которого так долго ждал весь Тибет.

Актриса опустилась на позолоченное кресло.

– Вот это да! Львиный трон. Я сижу на Львином троне. Какой замечательный момент! Я чувствую, как все мое существо вибрирует на какой-то высокой космической частоте. Что мне следует объявить в своем первом указе? Неужели этот момент так и останется незапечатленным?

– О Покровительница! Преврати этих китайцев, которые ломятся в ворота Поталы, в овечьи орешки.

– Каких еще китайцев?

– Нас предали, бунджи!

– Предали?

– Вонючий настоятель, предоставивший нам убежище, выдал нас этим проклятым китайцам.

– Это карма! – вскричала Скуирелли, соскакивая с кресла.

Кула тоже поднялся.

– Чем мы заслужили такую плохую карму?

– Нет-нет, это хорошая карма. Прекрасная! Просто замечательная!

– Что же тут замечательного?

Скуирелли широко раскинула руки, как бы вызывая к жизни живописную сцену.

– Это конец второго действия. Нет, погоди, начало третьего. Бунджи-лама пробуждается и, не отдавая себе отчета, усаживается на Львиный трон. И в этот момент полного, казалось бы, торжества ее предает один из подданных, который обожает подглядывать и сует свой нос не в свои дела. Но тут врывается ее верный слуга-монгол – это ты – с дурными новостями.

– Вы же сказали, что это хорошая карма, – удивился Кула.

Скуирелли принялась мерить комнату шагами.

– В реальной жизни это скверные новости, но в кино это потрясающий поворот сюжета. Не прерывай свою бунджи. На чем я остановилась? О, да. Теперь бунджи знает, что должна схватить яка за рога и, несмотря ни на что, победить. – Актриса хлопнула в ладоши. – Публика проглотит эту сцену с радостью, как попкорн!

Кула посмотрел на дверь.

– Зачем ты говоришь все это, бунджи, в то время как наши жизни в опасности?

– Этого требует сюжет. Надо предусмотреть такие острые моменты в сценарии.

Кула смотрел на нее непонимающим взглядом.

Чикейн продолжала расхаживать из угла в угол.

– О'кей, теперь мне следует повернуть ход событий. Но как это сделать? Как?

Снаружи послышался сильный грохот.

Скуирелли остановилась.

– Что это?

– Враги веры взломали ворота, – ответил Кула.

– Лучше не придумаешь! – воскликнула актриса.

– Сейчас они заполнят дворец, как полчища муравьев, – добавил Кула.

– Это просто фантастика! У них численное превосходство сто к одному. Публика будет просто рыдать от восторга. Отлично! Мне нравится, очень нравится. И мне нравится быть бунджи-ламой!

В комнату ворвался мастер Синанджу.

– Нам надо бежать, – выпалил он.

– Бежать? Ни за что в жизни! Я сейчас в сценическом костюме. Сижу на Львином троне. И надеюсь его удержать.

– Китайцы просто сомнут нас. Мы не в состоянии сражаться с таким количеством.

– Путь прегражден, – сообщил Лобсанг, появившись у двери. – Бунджи должна остаться здесь.

– Она умрет, – уверенно произнес Чиун.

– Если и умрет, – спокойно отозвался азиат, – значит, такова воля богов. Услышав о ее гибели, люди восстанут все как один.

– Бунджи находится под покровительством Синанджу. Ее гибель навлечет позор на мой род. Я не допущу, чтобы она погибла.

Кула подошел к Лобсангу и приложил лезвие кинжала к его горлу.

– Мы поступим так, как велит мастер Синанджу.

Скуирелли топнула босой ногой.

– У меня что, нет права голоса?

– Вы бунджи, – сказал Кула, склоняя голову перед актрисой. – Разумеется, мы выполним малейшую вашу прихоть.

– Хорошо. Так вот, я желаю...

К женщине незаметно скользнул мастер Синанджу и коснулся ее затылка. Губы Чикейн продолжали шевелиться, но ни одного звука не вылетело из ее уст. Она попыталась было откашляться. Безрезультатно, только горло заболело.

«Мой голос! – с нарастающей паникой подумала Скуирелли. – Я потеряла свой голос».

Кула бесцеремонно взвалил ее на свои могучие, подобные окорокам плечи и куда-то потащил. Скуирелли только подпрыгивала при каждом его широком шаге.

– Сюда, – прошипел Чиун.

– Этот путь никуда не ведет, – опасливо сказал Лобсанг. – Мы только попадем в руки к китайцам.

– Ты можешь идти другим путем, жрец, – презрительно бросил Кула.

В самом конце коридора стояла большая бронзовая статуя Будды, слишком тяжелая, чтобы ее могли унести китайцы, грабившие Поталу. Будда сидел на деревянных подмостках, с поднятыми вверх руками. В одной руке он держал лотос.

Чиун схватил статую, качнул ее направо, налево, затем во всех направлениях. Будда вместе с подмостками начал погружаться куда-то вниз.

Когда улыбающаяся голова Будды стала склоняться, Чиун жестом показал остальным, чтобы они встали на подмостки. Первым, придерживая барахтающуюся Скуирелли, поднялся Кула, за ним последовал Лобсанг, на худом лице которого отразилось сильное разочарование. Все четверо спустились на подмостках, как на грузовом лифте, в прохладный подземный ход.

Внизу стояла кромешная тьма. Лобсанг зажег свечу из сала яка, и в ее мерцании беглецы увидели отсыревшие стены – ход вел куда-то к сумеречной тени.

– Идите до конца и ждите меня там, – скомандовал Чиун. – Я попробую установить Будду на прежнее место, чтобы китайцы не догадались, где мы скрылись. Быстрее!

Освещая себе путь зловонной свечой, Лобсанг и Кула со Скуирелли на плечах двинулись вперед.

Мастер Синанджу внимательно осмотрел Будду. Он осел на кучу мягкого песка. Поворот лотоса высвободил захваты, удерживавшие статую. Под тяжелым весом куча песка расползлась во все стороны, и Будда очутился ниже уровня пола. Этот секрет открыл предыдущий мастер Синанджу и, как и полагается, вписал в летопись рода. Однако он не упомянул, как вернуть Будду в прежнее положение.

Вдали уже слышались крики и тяжелый топот бегущих ног. Солдаты искали беглецов. Если они обнаружат опустившегося Будду – все пропало.

Поняв, что для водворения статуи на прежнее место понадобится немало времени, Чиун решил, что самое разумное завалить подземный ход.

Проход по традициям тибетской архитектуры был сооружен из не скрепленных раствором блоков. Мастер Синанджу прошел до первого поворота и стал искать опорный камень. Оказалось, он находился в специальной нише.

Мастер Синанджу приложил к нему свою ладонь, пытаясь нащупать какие-нибудь трещины или разломы. Нащупав слабину, он сжал свои костлявые руки в кулаки.

Ударил по предполагаемому разлому одним кулаком, затем другим. Еще и еще, много раз. Камень с каждым ударом уходил все дальше в глубь ниши. Наконец он во что-то уперся и раскололся на части.

Окружающие камни, лишившись опоры, глухо застонали.

Чиун, откинув голову, энергично заработав руками, припустил что было мочи на своих худых, как щепки, ногах.

Мастер не сомневался, что остальным хватило времени добежать до выхода. Если боги по-прежнему благосклонны к нему, то он успеет присоединиться к беглецам, прежде чем проход завалит камнями.

Грохот падающих камней преследовал мастера Синанджу буквально по пятам.

Он возблагодарил богов, что с ним не было Римо. Его не очень-то проворный ученик наверняка отставал бы на несколько шагов, подвергаясь большой опасности, ибо безжалостный каменный дождь все усиливался.

Глава 35

К раннему утру караван, который следовал за грузовиком с Римо Уильямсом, растянулся на добрую половину мили.

Прямо-таки идеальная цель для китайских вертолетов или артиллерии!

Тибетцы без каких-либо помех промчались через сонный горный городок. По пути к ним присоединялись другие грузовики, и все они оставляли за собой горящие здания.

– Как только китайцы узнают о том, что происходит, они сразу же обложат нас, как волки яка, – невесело усмехнулся Римо, вглядываясь в ярко-голубое утреннее небо.

– Они боятся Гонпо Джигме, боятся Разрушителя, – отмахнулся Бумба Фун. – Вот увидишь, все они сразу же разбегутся.

– И не рассчитывай!

В этот момент на западе появилась вереница вертолетов. Они направлялись на север.

– Легки на помине, – кивнул на горизонт Римо.

Вертолеты, впрочем, по-прежнему двигались на север. Видимо, они держали курс на Лхасу.

– Что-то случилось, – заметил Уильямс.

– Да. К тому же китайцы слишком испуганны, чтобы напасть на Разрушителя Гонпо.

– Приемник в машине есть? – спросил Римо, протягивая руку к приборной доске. Он настроился на какую-то радиостанцию, и тут же из динамика послышался взволнованный голос, говорящий то ли по-тибетски, то ли по-китайски.

– Что он сказал?

– Это радио Лхаса, – ответил Бумба Фун. – Они ввели чрезвычайное положение.

– И?..

– Больше ничего. Тибетцам приказано не выходить из домов. Вероятно, они узнали о приближении Гонпо Джигме и теперь дрожат от страха.

– Может, волнения вызваны прибытием в страну бунджи-ламы? – предположил, в свою очередь, Римо.

– Да. Китайский диктор упомянул и о бунджи-ламе.

– И что с ней?

– Говорят, бунджи посажена в тюрьму Драпчи.

– Пожалуй, это неплохо, – раздумчиво протянул белый.

– Но она бежала.

– А вот это не очень хорошо.

– Прочему, Гонпо?

– Я знаю бунджи-ламу гораздо лучше, чем ты.

– Я вообще не знаю бунджи-ламы, – признался Бумба Фун.

Появилась еще одна вереница вертолетов, эти направлялись к высоким горам, окружающим Лхасу.

– Они, вероятно, считают, что мы китайская колонна, которая спешит на выручку к солдатам, – обронил Римо, наблюдая, как вертолеты палят очередями над горными хребтами.

Бумба Фун ухмыльнулся:

– Мы ворвемся в Лхасу так, словно началось светопреставление.

– Этого-то я и опасаюсь, – вздохнул Римо, размышляя, удастся ли ему вырваться из Тибета живым, когда вся страна охвачена волнениями. И одному будет нелегко это сделать.

* * *

Скуирелли Чикейн была вне себя от бешенства.

Но к сожалению, даже не могла излить свой священный гнев, что весьма усугубляло ее бешенство. Висеть на плече, как большой кусок говядины, – уже само по себе достаточно противно, но лишиться дара речи – это уж слишком!

Она попыталась молотить кулачками по спине Кулы, но только отбила себе руки. К тому же Скуирелли вовсе не хотела сломать своего «Оскара».

Итак, ее спасают. Во всех фильмах, в которых ей доводилось играть, подобная ситуация раздражала актрису больше всего. Ей было уже за сорок, когда она впервые получила позволение самой спасать свою фотогеничную попу.

И вот теперь, став верховной жрицей Тибета, воплощением Будды, вновь попадает в такое же положение. Бесспорно, это значительный шаг назад, вредный как для ее имиджа, так и для карьеры. Если бы она могла говорить! Уж она высказала бы им все, что о них думает.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они вышли из сырого подземного хода в какую-то холодную пещеру. Повеяло свежим ветром, но, едва Скуирелли глотнула этого живительного воздуха, как из прохода послышался глухой шум.

В следующий миг в пещеру вбежал мастер Синанджу.

– Поторапливайтесь! – закричал он. – Потолок вот-вот обвалится.

Что это за рокот, подумала Скуирелли, когда ее потащили дальше. Землетрясение?

Из прохода донеслись новые раскаты гула, и земля задрожала под ногами беглецов. Из каменного прохода пахнуло затхлостью, поднялись клубы пыли и песка.

Подземный ход обрушился. Почему? Скуирелли понять не могла, но, главное, теперь китайцам их не догнать.

Впечатляющий сюжетный ход, но как дальше пойдет развитие сюжета? Конечно, лучше всего была бы стремительная, с риском для жизни погоня.

Потолок, однако, выдержал. Опасность миновала.

Кула поставил ее на ноги, и она по очереди словно лазером пронзила их всех сценически отработанным взглядом своих голубых глаз. Кула был сконфужен. Лобсанг даже отпрянул. Но мастер Синанджу подчеркнуто игнорировал ее.

Скуирелли, разумеется, пришла в бешенство, но тем не менее решила внимательно осмотреться вокруг. Пещера впечатляла. Каждый угол привлекал по-своему. В стенах были вытесаны каменные статуи, крутом блестели большие медные чаны с маслом яка, в котором плавали фитили, горящие тусклым желтым светом.

Тут же стоял целый ряд похожих на валы молитвенных колес. Скуирелли крутанула их все и помолилась, чтобы к ней вернулся голос. Но голос так и не вернулся. Вероятно, она поступила неправильно, помолившись самой себе.

Все четверо осторожно поползли туда, откуда пахнуло свежестью. Через ближний вход в пещеру струился ясный утренний свет.

У входа – пещера представляла собой храм, вытесанный в склоне большой горы, – они постояли, глядя на Поталу. По ее многочисленным этажам, как бы олицетворявшим идею общества Харе Кришна о совместном владении, бегали солдаты в зеленых формах. Сновали они и по многоярусным крышам, украшенным золотыми львами. Из окон валил дым, летела пыль.

– Джип едет, – прошипел Кула, показывая на дорогу вниз.

Мужчины тотчас присели на корточки, чтобы их не заметили. Одна лишь актриса замешкалась, но чья-то сильная рука властно пригнула ее к земле.

Джип проехал мимо.

Скуирелли легла на живот и попыталась исторгнуть из себя хоть какие-то звуки. Тщетно! Она сердито показала спутникам на свой рот.

Промчались еще несколько джипов. Затем загромыхали танки, спеша на оборонительные позиции. То и дело сновали грузовики с брезентовыми кузовами. Там, сурово сдвинув брови, сидели солдаты Народно-освободительной армии.

– Пожалуй, тут слишком много китайцев на одного мастера Синанджу и монгола, – прошипел Лобсанг.

Скуирелли гневно сверкнула глазами. Что она для них – рубленая печень яка?

Сидя на четвереньках, Чиун внимательно осмотрел людную улицу.

– Бежать будет довольно трудно, – вынужден был признать он, и его карие глаза превратились в узкие щелочки.

– Тогда придется стоять здесь до конца, – поклялся Кула. – Если надо, мы все умрем, служа земному посланнику Будды.

«Умрем? – подумала Скуирелли. – Мне никак нельзя умирать. Я главная героиня».

Она хотела выразить эту мысль вслух, но мужчины, увлеченные спором, не обращали на нее никакого внимания. Как это типично для актеров на вторых ролях!

– Умереть каждый дурак сможет, – возразил Чиун. – Надо просто найти себе надежное убежище и тщательно разработать стратегический план.

Глаза его устремились к кольцу заснеженных гор. Казалось, они совсем рядом, а ведь карабкаться на них было очень рискованно.

Кула проследил за взглядом мастера Синанджу.

– Да, горы – надежное укрытие.

– Но как их достичь? – спросил Лобсанг.

Монгол бегло осмотрел свой «АК-47» и сказал:

– Я найду нам достойного коня. – И, не произнеся больше ни слова, полез вверх, в горы.

* * *

Следующий час стал одним из самых нудных и в то же время напряженных во всей шестидесятилетней жизни Скуирелли Чикейн. Это было даже хуже, чем ждать директора, чтобы договориться о съемке фильма.

Они скрылись возле теней подземного храма и затаились. Снаружи доносился грохот грузовиков с пехотой, шум вертолетов и неразборчивые крики китайских командиров. Несколько раз репродукторы разражались громкими призывами и увещеваниями по всей Лхасе.

– Они призывают нас сдаться, – произнес Чиун.

– Мы никогда не сдадимся, – решительным голосом отозвался Лобсанг.

Скуирелли ничего не сказала. Она яростно вращала молитвенные колеса, умоляя Будд Прошлого, Настоящего и Будущего вернуть ей голос. Очевидно, они были в каком-то другом космическом измерении, ибо из ее горла вырывалось лишь невнятное хрипение.

Послышался шум приближающегося вертолета. Он подлетел угрожающе близко, к самому входу. Вся пещера наполнилась оглушительным гулом.

Актриса тотчас устремила взгляд своих голубых глаз на вход. Вертолет кружил снаружи, как огромная стрекоза. Поднимаемая им пыль застила все вокруг.

Лобсанг схватился за «АК-47». Неумело вскинув его к плечу, он прицелился в пилота.

И в тот же миг чья-то твердая рука быстрым движением перехватила автомат.

– Это Кула, – проскрипел голос мастера Синанджу. – Он привел нам коня, на котором мы сможем бежать.

Скуирелли попыталась рассмотреть человека сквозь прозрачный плексиглас кабины. Там и в самом деле сидел большой такой, симпатичный монгол. Кула довольно ухмылялся и показывал пальцем ввысь. Затем вертолет, сделав еще крут, исчез из виду.

Оставалось только вскарабкаться на вершину холма, где их, вращая лопастями, поджидал вертолет.

– Мы сможем бежать прямо из-под носа врагов веры, – хвастливо заявил Кула.

– Ты умеешь управлять этим изобретением нечестивых? Мы будем в безопасности? – боязливо спросил Лобсанг.

– Если мы погибнем, значит, так было предопределено судьбой, – рассмеялся Кула.

– Если мы погибнем, – отозвался Чиун, подбирая подол своего одеяния, чтобы подняться на борт, – ты будешь отвечать за это все свои последующие жизни.

Они поднялись и полетели к снежным вершинам, окружающим долину Лхасы. Почти не замечая, что они в воздухе – так плавно проходил полет, – Скуирелли решила непременно включить в фильм и эту мизансцену. Надо только переписать сценарий так, чтобы вертолет пилотировала она сама. Почему бы и нет? Ведь это будет ее фильм. Пусть только кто-нибудь возразит, она сможет отстоять свои права, подкрепив их соответствующими примерами!

Глава 36

На юге уже полыхали пожары, когда турбовинтовой самолет с министром внутренних дел на борту, борясь с ужасными нисходящими потоками над Гонггарским аэропортом, в восьмидесяти милях южнее Лхасы, пошел на снижение.

Тибет был охвачен восстанием, это подтверждали и радиосообщения. Партизаны Чуши Гангдрука яростно сражались во всех городах, расположенных вдоль Шоссе дружбы.

Не было никаких сомнений, что все это дело рук бунджи-ламы, явно сующейся не в свое дело. Министр государственной безопасности молился всем богам, которые, возможно, еще покровительствовали в эти безбожные дни Китаю, чтобы таши, который, сидя на своем сиденье, повторяет нараспев мантры и вращает золотое молитвенное колесо, признали более достойным власти, чем белоглазую ламу с другого конца света. В противном случае министр готов был принять любые, не санкционированные Пекином меры.

Нет, Тибет он не отдаст. Отдав Тибет, он рискует лишиться не только своего доброго имени, но, возможно, и самой жизни.

Турбовинтовой самолет неожиданно резко вошел в пике, и министр тут же забыл о бунджи-ламе, о Тибете и о потере доброго имени, а возможно, и о самой жизни.

Теперь его заботило только одно – как бы не изрыгнуть завтрак, и он поднес бумажный пакет к своим обескровившим губам.

* * *

Подъезжая вместе с кхампами на грузовике к Гонггаре, Римо сказал им:

– Пусть этот город останется таким, как он есть.

Сидевший за рулем Бумба Фун вмиг осунулся, словно из него выкачали весь воздух.

– Никаких поджогов?

– Ничего. Нам нельзя замедлять своего движения.

– Но почему, о Гонпо?

– Вы сожжете город и разрушите аэропорт. И тогда мы не сможем вывезти из Тибета бунджи-ламу.

– Странная причина, – пробормотал Бумба Фун.

– Отведете душу, когда доедем до Лхасы.

– Но мы не станем жечь Лхасу. Это священный для Тибета город. Мы уничтожим только китайцев и их дома, оскверняющие нашу землю.

– Хватит! Удар по Лхасе надо нанести как можно осторожнее.

– Мы сделаем это очень осторожно, – пообещал Бумба Фун. – Так осторожно, как только могут кхампы.

– Превзойдите сами себя, – попросил Римо. – А как только я вытащу бунджи-ламу из города, можете веселиться, как захотите.

Подавшись вперед, Бумба Фун погнал грузовик, как одержимый.

* * *

Вертолет Народно-освободительной армии сел на горную вершину, взметнув тучи колючих замерзших хлопьев. Его лыжи на добрый фут погрузились в девственный снежный наст.

– Здесь мы в безопасности, – буркнул Кула, остановив вращение лопастей.

Мастер Синанджу шагнул в сугроб. Холодный, разреженный воздух обжигал горло, но он был напоен запахом свободы, и поэтому дышать им было радостно.

Чиун посмотрел на город.

В резком свете дня крыши домов Лхасы сверкали каким-то фантастическим блеском. На улице ни души, мелькают только крошечные фигурки в зеленом. В древнем городе, уютно примостившемся среди вечных гор, было введено чрезвычайное положение. Испокон веков лхасцы воспринимали все, с ними происходящее, как предначертанное судьбой, китайцев же было много и они были хорошо вооружены, поэтому никто не оказывал им сопротивления. Да и что тибетцы могли противопоставить смертоносному оружию оккупантов?

Кто-то должен оповестить их о присутствии бунджи-ламы и поднять их на борьбу. Только тогда они выйдут из своих домов на улицы.

Такое опасное дело под силу только мастеру Синанджу, подумал Чиун. Ну что ж, когда падет ночная тьма и усталые китайцы улягутся спать в своих казармах, он отправится в город, чтобы пробудить тибетцев от их долгого кошмарного сна.

А пока остается только ждать и надеяться, что ни один вертолет Народно-освободительной армии не приблизится к этой горной вершине.

* * *

Турбовинтовой самолет остановился на самом конце посадочной полосы, здесь уже стоял в ожидании вертолет Г-70-СТ.

Министр государственной безопасности сплюнул остатки желчи и утреннего риса в бумажный пакет и поспешил к выходу. Он приветственно махнул рукой пилоту вертолета, затем покрутил ею над головой. Летчик привел во вращение несущий винт, лопасти завертелись со все усиливающимся воем.

Вернувшись в самолет, чтобы подготовить таши к короткому перелету в Лхасу, министр подумал, что худшее уже позади: он благополучно добрался до Гоштара. Теперь уже не страшно: вертолет был американский, «Черный ястреб», специально приспособленный для полета на большой высоте. И управляет им, конечно же, лучший пилот китайского воздушного флота.

Пролетая над Гонггаром, министр заметил колонну военных грузовиков и джипов, быстро продвигающуюся к городу. Вероятно, подкрепления для Народно-освободительной армии, подумал он.

А затем довольно улыбнулся мысли о том, что к тому времени, когда они достигнут Лхасы, все эти трудноразрешимые неприятности с бунджи-ламой будут уже позади.

* * *

На улице Янхе Донглу, на южных подступах к самой Лхасе, стояли два тяжелых боевых танка «Т-72». Они стояли бок о бок, угрожающе направив свои стодвадцатимиллиметровые гладкоствольные орудия на Гонггар.

Впрочем, между ними оставалось достаточно места, чтобы прошел один як – если этот як не был, конечно, стельной самкой.

– Потише, – бросил Римо Бумбе Фуну, когда они подъехали к танкам.

– Вы хотите, чтобы я остановился?

– Сперва сбрось газ. Потом остановись.

Грузовик остановился ярдах в десяти от зияющих стволов.

– Что мы будем делать, Гонпо Джигме? – растерянно спросил Бумба Фун. – Эти танки преграждают нам путь.

– Мне нужна всего минута, – обронил Римо, выходя из кабины.

– Зачем?

– Чтобы сломать танки.

* * *

Командир танка Юн Тинг, сузив глаза, уставился на кхампу, который вылез из грузовика, возглавлявшего целую колонну. Юн Тинг смотрел, как этот – очевидно, невооруженный – человек приближается. Тибетец шел слишком беззаботно, чтобы заподозрить что-то неладное, и все же Юн Тинг, сидевший в открытом башенном люке, взявшись за рычаг, направил пушку прямо на кхампу. Действие было угрожающее, рассчитанное на то, чтобы вселить в сердце несчастного страх и покорность.

Кхампа приблизился к машинам. Затем, игнорируя требования командира назвать себя, небрежно взялся сразу за оба ствола и сжал пальцами твердую сталь. Только тут Юн заметил, что руки незнакомца слишком белы, чтобы принадлежать настоящему кхампе.

Послышался громовой раскат. До конца своих дней Юн не забудет этого звука, с которого, казалось, все и началось. Но в военной тюрьме, куда его посадили за нарушение воинского долга, он вспомнил еще и то, как человек сначала отнял руки, а затем краями ладоней одновременно ударил по стволам. И оба ствола раскололись во всю длину.

Вот тогда-то и раздался этот громовой грохот, не раньше. Но Юн был так потрясен, что запомнил все в обратном порядке.

Расщепленные стволы упали на землю.

Невероятно, совершенно невероятно! Просто немыслимо. И самое худшее, этот наглец кхампа, уничтоживший народную собственность, стоял посреди дороги, дул на побелевшие пальцы и вытирал их о свою одежду.

Он смотрел на Юн Тинга нагловато-насмешливо, как бы бросая вызов: «А ну, попробуй меня застрелить».

На это, однако, Юн Тинг не решился. Он дал приказ к отступлению. Да, верно, в башне был установлен пулемет, но в глубине души командир танка сознавал, что пускать его в ход против существа, способного манипуляциями, похожими на удары, применяемыми в кунг-фу, раскалывать прочнейшую китайскую сталь, бессмысленно.

«Т-72», изрыгая дым и запах масла, развернулись, направили свои безносые башни на север и поехали в город.

До ушей посрамленного Юн Тинга донеслись ликующие крики множества кхамп, которым открылся путь в город.

– Гонпо! – кричали они. – Гонпо Джигме! Лха гьяло. Де тамче пхам!

Китаец не знал, кто такой Гонпо Джигме. Впрочем, все остальное он прекрасно понял. «Боги победили, – кричали кхампы. – Демоны обращаются в бегство!»

Приятного в том, что тебя называют демоном, мало, но не мог же Юн Тинг оспаривать очевидное. Оба его танка отступили перед одним невооруженным существом, видимо, некогда изгнанным, а теперь возвратившимся богом древнего Тибета.

Глава 37

Под лыжами вертолета Народно-освободительной армии мелькнула последняя горная вершина, и внизу, как огромная драгоценная шкатулка, открылась Лхасская долина. От ее величия, от скопища домов и извилистой реки Лхасы и возвышающегося надо всем гаргантюанского дворца Поталы у министра наверняка захватило бы дух, если бы в этот момент он не вел радиопереговоров с лхасским гарнизоном.

Ситуация складывалась странная. Бунджи-лама все еще разгуливала на свободе, хотя по всему городу неустанно велись ее поиски. Всем тибетцам приказано сидеть по домам и не высовываться, но бунджи найти так и не смогли.

– Может, не так это и важно – найти бунджи, – высказал министр свое мнение. – Как только лхасцы узнают, что среди них таши, влияние клики бунджи будет тут же подорвано.

Когда вертолет готовился к посадке у пруда Царя драконов, за Поталой, на вершине горы с другой стороны долины, министр заметил еще один вертолет Народно-освободительной армии. Он достал бинокль из кармана и поднес его к глазам.

Через миг он произнес в укрепленный у него под подбородком микрофон:

– Я нашел бунджи.

В его голосе не чувствовалось никакого волнения. Да и что волноваться? Бунджи и ее реакционная клика, очевидно, находятся в безнадежном положении.

Игра перешла в эндшпиль.

* * *

Мастер Синанджу смотрел со своего наблюдательного пункта на Лхасу. Спасаясь от холодных ветров, он втянул руки в рукава кимоно и соединил их. На пергаментном лице корейца отразилась озабоченность.

Внизу, над самым городом, кружили глупые стрекозы Народно-освободительной армии. Он знал, что они продолжают искать, однако их поиски напрасны.

Увы, не только они одержимы чрезмерным тщеславием. Он взглянул на вертолет, где сидела, попыхивая сигаретой, бунджи-лама. Хорошо, что он заглушил ее голос, ибо за то долгое время, что отделяло их от наступления темноты, никаких сил не хватило бы на то, чтобы слушать ее бесконечные жалобы. С каждой текущей минутой бунджи проявляла все большее нетерпение, и только мастер Синанджу понимал, что вытеснить китайцев из Лхасы было практически не выполнимой задачей.

С юга, из-за гор появился вертолет. Он спустился к городу и, казалось, уже готовился к посадке, как вдруг взмыл вверх и направился прямо к ним.

Вслед за ним, словно самцы-стрекозы за самкой, взлетели и другие вертолеты и тоже направились к ним.

Взятый ими всеми курс не вызывал сомнений.

Повернувшись, чтобы предупредить остальных, мастер Синанджу осознал, что их шансы на благополучный исход значительно ухудшились.

* * *

– Смотрите на эти преступные китайские корабли! – воскликнул Бумба Фун, показывая на север. – Они удирают перед приближением Гонпо Джигме. Боятся Разрушителя, который спустился с горы Кайласа, чтобы вышвырнуть их с нашей священной земли!

– Никогда не слышал о горе Кайласа, – отозвался Римо, наблюдая, как вертолеты взмывают в разреженный воздух. Находившийся впереди пропускной пункт солдаты уже покинули – просто сели в джипы и поехали на север.

– Лхаса наша! – возликовал Бумба Фун.

– Не считай яков, пока не держишь их за рога, – предупредил Уильямс. Чересчур уж легко им все давалось! Их грузовики победоносно промчались по Дузен Галу, мимо дворца культуры трудящихся, и с тех пор, как Римо повредил два танка, никто даже не делал попытки их задержать.

У него было такое чувство, что во всем этом каким-то образом замешан Чиун.

По пути Бумба Фун и его кхампы призывали жителей Лхасы принять участие в борьбе за освобождение. В окнах, словно медные гонги, появлялись тусклые лица. И только. Никто даже не осмелился выйти на улицу. А когда кхампы стали встречать очаги сопротивления, никто не оказал им поддержки.

– Буддисты, – резюмировал Римо.

* * *

Не успел мастер Синанджу сообщить неприятные новости товарищам по несчастью, как небо над ними потемнело от летающих машин. По всей видимости, спастись можно было, лишь спустившись вниз.

– Нам больше нельзя здесь оставаться, – решительно заявил Чиун.

– Мы будем сражаться, – откликнулся Кула. И зажав в своих громадных руках два автомата, стал поливать огнем приближавшиеся слишком близко вертолеты.

Один, смертельно раненный, кружась, полетел вниз, чтобы там расцвести большим огненным цветком. Из другого расстреляли кабину их собственного вертолета. Кула дал очередь, и две огненные струи отсекли несущий винт. Вот и второй вертолет тоже низринулся с неба – раненая металлическая рыба.

Мастер Синанджу не мешал Куле развлекаться таким образом. Расстреляв оба «магазина», огромный монгол с досадой швырнул оба автомата на землю и обнажил свой серебряный кинжал, словно намереваясь вонзить его в бок пролетающему вертолету.

В конце концов по пояс в снегу, покрывавшем огромные валуны, они стали спускаться с горы.

Солдаты в зеленом тотчас высыпали из вертолетов и начали устраивать засады ниже линии снегов. Держа оружие наготове, сощурив жестокие глаза, они нетерпеливо подкарауливали беглецов.

Внизу солдаты, вверху вертолеты... А через пастбище, отделяющее Лхасу от горы, бесконечными колоннами двигались танки, джипы и грузовики.

Ступая впереди, приподняв свои черные юбки, Чиун расчищал путь для бунджи-ламы, Кулы и Лобсанга Дрома. Старец хмурился. Конечно, можно попытаться миновать устроенные солдатами засады, достичь сравнительно безопасной Лхасы и, прибегая ко всяким хитрым уловкам, покинуть Тибет. Но поручиться, что все его подопечные останутся целыми и невредимыми? Нет, он не уверен, кого-нибудь, возможно, потом не досчитаются. А может быть, умрут все. Разумеется, кроме него самого, мастера Синанджу. Он-то уйдет от смерти.

Разумнее всего было бы сдаться, после чего положение, возможно, изменится, и преимущество окажется на их стороне.

Как ни жестока истина, но он должен ее высказать тем, кто ему доверился. И Чиун решился.

Скуирелли Чикейн ушам своим не поверила.

– Сдаться? Сдаться?! – только и кричала она, не в силах выговорить ничего другого.

– Я никогда не сдамся китайцам, – поклялся Кула.

«Молодец!» – мысленно поддержала его актриса.

– Если так предопределено, я сдамся, – печальным голосом произнес Лобсанг.

Пользы от тебя, как от козла молока, обозлилась Скуирелли.

– Если мы хотим остаться в живых, то должны сдаться, – настаивал Чиун.

Никогда, возмутилась про себя женщина. Это просто ужасно. Вся сюжетная линия распадается. Надо срочно вернуть их на праведный путь. Вдохновение – вот что им необходимо. Если бы я только могла сказать что-нибудь или спеть песню! Да, песню! Я бы воодушевила их песней. Души несчастных воспарили бы, и эти пораженческие разговоры вмиг прекратились бы сами собой.

Скуирелли подошла к мастеру Синанджу и постаралась привлечь его внимание. Она показывала на свой рот, корчила гримасы и делала все, что приходило ей на ум, – разве что не пинала его ногой в голень.

– Бунджи хочет говорить, – кивнул Кула.

– Ее следует выслушать, – поддержал его Лобсанг.

Чиун нехотя высвободил ее голосовые связки.

– Говорите, – произнес кореец.

– Давно пора возвратить мне голос – выпалила Скуирелли. – У меня есть план.

– У бунджи есть план! – с волнением вскричал Кула.

– Что за план? – подозрительно уставился на нее Чиун.

– Минутку. – Не вымолвив больше ни слова, актриса взобралась на снежный утес и тотчас оказалась на виду у солдат внизу, вертолетов вверху танков, грузовиков и джипов у подножия горы. Женщина громко запела:

Я Будда,

Будда это я.

Мудрость я обрела

Под деревом бодхи.

Я Бунджи.

Бунджи – это я.

От несчастий и бед

Спасу я Тибе-е-ет!

Голос Скуирелли достиг такой высоты, какой никогда еще не достигал ни на сцене, ни на экране, ни в реальной жизни. Наиболее высоко взятая ею нота вознеслась в невероятную высь, в неземные обители звука.

Все живые существа на горе, начиная людьми и кончая снежным леопардом, замерли, воззрившись на певицу с таким необыкновенным голосом.

Почувствовав, что целиком завладела вниманием аудитории, Скуирелли Чикейн запела еще громче.

К сожалению, никто больше не услышал ни единого звука. Вверху, над линией снегов, что-то загрохотало, заревело, заухало, и этот грохот, этот рев погнали перед собой бесчисленные тонны снега, льда и острых обломков скал.

Лавина!

Это слово, словно снаряд, взорвалось сразу в сотнях умов.

Мастер Синанджу стремительно взлетел на утес и стащил Скуирелли оттуда. Спускалась она нехотя, но все же спустилась.

– Прячьтесь! – крикнул он остальным.

Бесчисленные тонны снега, льда и обломков скал, соскальзывая вниз, сметали все на своем пути. Беглецы едва успели спрятаться за большой скалой и, сидя там, молились богам, которые пожелали бы их услышать в этом грохочущем аду.

Когда наконец снежный обвал кончился, воцарилась звенящая тишина, полное беззвучие.

Из сугроба вынырнула лысая желтая голова, поросшая кустиками черных волос. Мастер Синанджу внимательно осмотрелся и, нагнувшись, вытащил Скуирелли Чикейн за ее шафранно-желтые волосы.

– Я это сделала! Сделала! Сделала! – радостно завопила она.

Следующими, как медведи после долгой спячки, из снега вылезли Кула и Лобсанг.

У подножия горы высились огромные завалы. Уцелевшие танки отползали прочь. Вертолеты же разлетелись, как испуганные вороны.

– Я сделала это! Сделала! Я покарала подлых китайцев! – ликовала Скуирелли.

– Мы еще не свободны, – заметил Чиун, глядя на вертолеты, которые, как стервятники, вновь слетались на еще живую, но уже агонизирующую добычу.

Из подвешенного под фюзеляжем репродуктора послышался властный голос, сказавший на чистейшем китайском:

– Я предлагаю вам безопасный проезд к Гонггарскому аэропорту. Согласны ли вы принять мое великодушное предложение?

– Ни за что! – вскричала Скуирелли, грозя вертолету своим кулачком. – Я правильно говорю? – справилась она у своих спутников.

Никакого ответа не последовало.

И тогда актриса повторила:

– Я правильно говорю?

Азиаты смотрели на нее недоверчиво и качали головами.

– Неужели вы не видите? Это кульминационный пункт! Бунджи-лама своим невероятно могучим голосом взывает с вершины скалы к противостоящим ей негодяям. Великолепный игровой момент! Попробовал бы сам Спилберг превзойти меня. Готова побиться об заклад, что горожане уже пляшут на улицах, радуясь, что негодяев настигло наконец возмездие.

Все взгляды обратились на Лхасу. Те, кто слышал грохот ревущей лавины, наверняка видели поражение, нанесенное силам Народно-освободительной армии.

– Они вот-вот должны высыпать на улицы! – с трудом переводя дух, заявила Скуирелли.

Но Лхаса осталась спокойной.

– Что с ними? Неужели они не понимают, что их освободили?

Когда стало ясно, что и на этот вопрос никто не ответит, актриса сложила рупором ладони и попыталась оповестить Лхасскую долину о радостных новостях.

С вершины горы донесся короткий предостерегающий шум.

Мастер быстро дотронулся рукой до горла Скуирелли, она что-то пропищала, как испуганная мышь, а затем и вовсе умолкла.

Вы все ревнуете, потому что вас спасла женщина, пыталась крикнуть она. Но они спокойно беседовали между собой, абсолютно ее не замечая.

– Я пришел сюда, чтобы водворить бунджи-ламу на Львиный трон, – спокойно рассуждал мастер Синанджу. – Я это сделал.

– Верно, – с готовностью подтвердил Кула.

– Отныне бунджи-лама является полноправной правительницей Тибета.

Вы забываете о законах жанра, идиоты, ругалась про себя Скуирелли. Публика с нетерпением ждет.

– Возможно, – продолжил Чиун, – этой бунджи-ламе не суждено было освободить Тибет.

Все посмотрели на Скуирелли так, словно она переврала свою роль.

– Вполне возможно, – допустил Кула. – В конце концов она белоглазая. Да еще женщина.

– Чему быть, тому не миновать, – молвил Лобсанг. – Кто из нас может остановить вращение неумолимого Колеса Судьбы?

– Стало быть, решено, – подытожил Чиун. – Мы сделали все, что могли. И теперь надо спасаться бегством, чтобы дождаться более удачного, благоприятного времени.

Кому вы вешаете лапшу на уши, молча возмутилась Скуирелли.

Но они уже пришли к окончательному решению. Актриса вновь оказалась в вероломных объятиях Кулы, и все четверо начали спуск. Вряд ли могло быть хуже, разве что ей бы пришлось играть роль какого-нибудь бессловесного животного или, упаси Боже, ребенка.

Глава 38

У подножия горы бунджи-лама и ее спутники нашли пустой джип. Уже после того как отъехали, они заметили шофера. Он прятался под шасси и так и остался валяться на земле с вывалившимися из раздавленного тела кишками и языком.

За рулем сидел Кула. Никто не преследовал их по пути в город – отстал даже вертолет, который сулил им безопасный проезд. Он улетел в Гонггарский аэропорт.

В Лхасе то и дело завязывались автоматные перестрелки. То тут, то там в голубое небо вздымались клубы черного дыма.

– Китайцы сражаются, – пробормотал Кула.

– Интересно, с кем это? – громко выразил свое недоумение Чиун.

– Они сражаются с тибетцами, – гордо провозгласил Лобсанг. – Лхасцы, зная, что бунджи-лама с ними, открыто выступили на борьбу.

– Тибетцы не сражаются, – презрительно проронил Кула.

Но по мере того как они приближались к городу, звуки битвы становились все слышнее.

Самые ожесточенные бои, по-видимому, шли где-то в районе Бюро общественной безопасности. Кула объехал это место. Он мчался по пустынным улицам, под взглядами испуганно выглядывающих из окон тибетцев, пока не выскочил на дорогу, ведущую в аэропорт.

Повернув за угол, он чуть не столкнулся с встречным военным грузовиком, впрочем, образцами краски машины все же обменялись.

– Кхампы – самые худшие водители, – буркнул Кула.

– Кхампы – настоящие бойцы, – возразил Лобсанг.

– Кхампы – бандиты и трусливые слабаки, – не сдавался монгол. И вдруг в зеркале заднего вида мелькнуло что-то такое, что заставило его подпрыгнуть. Скрежеща тормозами, грузовик развернулся и помчался за джипом. – Я им покажу! – вскричал Кула, до упора выжимая педаль газа.

Так они один за другим и неслись по гонггарской дороге. Каждый раз, когда грузовик, казалось, вот-вот их настигнет, монгол каким-то чудом выжимал дополнительные лошадиные силы из мотора китайского джипа.

Еще немного, и они окончательно уйдут от погони, но как раз в этот момент сзади, заглушая шум двигателя, донесся раздосадованный крик:

– Да остановитесь же вы! Это я!

Чиун так и подпрыгнул от неожиданности.

– Римо?

– А кто же еще? – заорал сидевший за рулем грузовика Уильямс.

– Но ты одет, как кхампа, Белый Тигр, – широко раскрыв глаза от удивления, заметил Кула.

– Что же мне, нельзя уж и переодеться, мать вашу так! – прокричал Римо. – Останавливайтесь!

* * *

Кула попытался тормозить. Нога в сандалии помогла ему выжать педаль газа, а рука с длинными пальцами, схватив рулевое колесо, заставила прижать джип к обочине.

Из грузовика в съехавшем набок песцовом тюрбане выпрыгнул Римо.

Чиун бросился ему навстречу.

– Что ты делаешь в Тибете? – гневно спросил мастер Синанджу.

– Я уже вас обыскался, – пожаловался Римо. – На этот раз вы действительно достигли своего. Назревает большой международный скандал.

– Я в очередном отпуске, – огрызнулся кореец. – Как я его провожу, никоим образом Америки не касается.

– Скажи это Пекину! Смита так и трясет от бешенства. Президент места себе не находит, потому что Первая леди не на шутку взволнованна. Послушайте, я должен как можно скорее вывезти вас всех из Тибета.

– Кто это? – поинтересовался Кула, обращаясь к Римо и указывая на Бумбу Фуна.

Ударив себя в грудь, тот заявил:

– Я Бумба Фун, могучая правая рука Гонпо Джигме.

– А кто такой Гонпо Джигме? – спросил монгол.

– Я, – ответил Римо.

Чиун приблизился к своему ученику.

– Ты – Гонпо Джигме?!

– Да.

– Но ты говоришь голосом Римо!

– Я и есть Римо.

– Но ты только что сказал, что ты Гонпо Джигме.

– Я Гонпо Джигме. Послушай, такие дурацкие разговоры мне приходится вести везде и всюду, где бы я ни оказался. Поехали отсюда, о'кей?

В этот момент к Римо подскочила Скуирелли Чикейн. Она отчаянно жестикулировала, указывая на себя, на корейца и на свое безголосое горло.

Легким прикосновением руки к шейному нерву Уильямс восстановил ей голос.

– С какой стати ты нагоняешь меня и портишь весь мой замысел? – негодующе воскликнула актриса.

– Гм.

– Пойми же, это мой фильм, и я не позволю тебе воровать у меня сцены! А если хочешь сниматься в главной роли, то ты уже опоздал. Уже вовсю идет третья часть.

– Что она там бубнит? – справился Римо у учителя.

– Да... никто понять не может, – махнул рукой тот – Но мы должны как можно скорее вывезти тебя из Тибета.

– Меня?! Но я приехал черт знает откуда, чтобы вывезти из Тибета вас!

– Я никуда не поеду, – запротестовала Скуирелли. – Я бунджи-лама, а здесь, в Тибете, слово бунджи-ламы – закон. У меня есть план. Сперва мы...

И Римо, и Чиун одновременно протянули пальцы к затылку Скуирелли, заглушив ее дальнейшие протесты, сели каждый в свою машину и с ревом помчались в Гонггарский аэропорт.

В пути Чиун пересел в грузовик Римо. Машину вел Уильямс, а Бумба Фун прикорнул в водительской койке.

За спиной у них, в Лхасе, беспрестанно гремели оглушительные взрывы.

– Я просил этих кхампов, чтобы они не особенно расходились, – стал оправдываться Римо. – Но стоило им ворваться в город, как они тут же накинулись на китайцев.

– Давно ли ты заделался кхампой? – полюбопытствовал Чиун.

– Я почетный кхампа, – нагнувшись, шепнул Уильямс. – Они принимают меня за Гонпо Джигме.

– А кем ты себя считаешь?

Римо выбросил из окна свой песцовый тюрбан и почесал затылок.

– Грязнулей, которому необходимо срочно принять ванну, – ответил он. И поглядев на лысую, в черных полосах голову мастера Синанджу, добавил: – Что с твоей головой? Такое впечатление, будто ты играл в пустой бочке из-под угля.

– Я изменил свой облик.

– Изменил облик?!

– Ты ведь тоже преобразился. Разве я не вправе сделать то же самое?

– Само собой. Только то, чем ты покрыл голову, слезает, – кивнул Римо.

Оглядев себя в боковое зеркало, Чиун вытащил из одного рукава кимоно баночку с аэрозолем и покрыл свою облинявшую голову липким черным порошком.

Римо бросил взгляд на этикетку. «Заменитель волос», успел прочитать он, прежде чем Чиун убрал баночку.

Уильямс закатил глаза. Скорее бы, скорее распроститься с этим Тибетом навсегда.

* * *

В Гонггарском аэропорту их уже ожидал приветственный комитет. В основном гражданские лица, несколько присутствующих здесь солдат тотчас отошли в сторону.

Вдоль дороги стояли простые тибетцы, они же образовали полукруг и возле взлетной полосы. Лихорадочно вращались простые и богато отделанные молитвенные колеса. Когда бунджи-лама со свитой подъехала к турбовинтовому самолету, все взгляды устремились в их сторону.

– Что-то не нравится мне это сборище, – буркнул Римо, внимательно оглядывая толпу.

– Думаю, они не станут вмешиваться, – ответил Чиун, вылезая из грузовика, но в глазах его застыла тревога.

– Что за чушь вы несете? – возмутилась Скуирелли. – Это обожающая меня публика. – И она стала посылать во все стороны воздушные поцелуи. – Смотрите, это я – ваша бунджи-лама!

Лица тибетцев оставались совершенно бесстрастными.

– Что с вами? Меня не было здесь шестьдесят лет Вам бы радоваться да радоваться!

Из толпы выступил вперед пожилой китаец в военной форме.

– Я тот, кто обещал вам безопасный выезд из страны, – объявил он.

– И вы дорого заплатите, если не сдержите своего слова, – предостерег его Чиун на своем собственном языке.

– Как министр государственной безопасности Китая, я собрал на ваши проводы здешних людей.

– Ну что ж, приглашаем всех посмотреть на это грустное зрелище, – тихо произнес мастер Синанджу.

– Главное, чтобы тибетцы видели, что клика бунджи-ламы не заботится о них и стремится вернуться в комфортную западную жизнь.

– Мы улетаем по собственному желанию, – решительно заявил кореец.

– Но тибетский народ не останется без духовного руководства, – гладко продолжил министр, обращаясь к собравшимся. – В страну прибыл человек, который только один и сможет указать верный путь в эти смутные времена.

При этих словах министр указал на восток.

– В Тибет возвратился таши! – громко оповестил он.

– Таши! – прошипел Лобсанг.

– Таши... таши, – подхватили тибетцы, повторяя этот титул снова и снова, с каждым разом все громче и все более певучими голосами.

– Кто такой таши? – поинтересовался Римо. Несмотря на то что Римо не понимал китайского, он прекрасно расслышал это часто повторяемое слово.

– Таши-лама, – сурово ответил Чиун.

– Еще один лама? – возмутилась Скуирелли.

– Его также называют панчен-ламой, – прошипел Лобсанг – Он всегда был и останется послушным орудием в руках китайцев!

– Он обладает большим могуществом?

– Он воплощение Опаме, Будды Безграничного Света.

Скуирелли изумленно захлопала глазами.

– Воплощение Безграничного Света? Неужели он более яркая звезда, чем я? И выше титулом? Неужели на сцене он заслонит меня собой? И это после всего, что произошло?

– Идет таши, – проворчал Кула.

– Ах ты, Боже мой, идет таши-лама, а я такая растрепанная! А одежда! Кошмар! Мне надо переодеться. Где тут моя артистическая уборная?

– Тише! Это важный исторический момент.

Толпа расступилась, и вперед, величавым шагом, выступили четыре настоятеля в ало-золотых облачениях.

– Кто из них таши? – шепотом спросила Скуирелли.

Как бы в ответ на ее слова настоятели разошлись в стороны, а посредине осталась маленькая фигурка в золотом одеянии. Лицо мальчика, увенчанное митрой, было мягким и безмятежным, глаза сияли невыразимой невинностью и красотой.

– Совсем еще ребенок, – заключил Римо.

Таши-ламе и в самом деле не минуло восьми. Но личико его уже сияло гордостью.

– Какое у него большое молитвенное колесо! – ахнула Скуирелли. – Просто колоссальное! А у меня только и есть что этот паршивый «Оскар».

– Вот он, настоящий шоу-бизнес, дорогуля, – хмыкнул Римо.

Таши-лама подошел к Скуирелли Чикейн без какого бы то ни было злого умысла. Он ни на миг не сводил с нее взгляда своих совершенно бесхитростных глаз. И по-прежнему высоко, хотя и с трудом, нес свое молитвенное колесо.

– Что мне сказать? – нервно спросила актриса у Лобсанга.

– Главное – не становитесь на колени, – посоветовал тот.

– Может, послать ему воздушный поцелуй? Он такой милашка.

– Пусть он поклонится вам, о Будда Ниспосланный! – настаивал Кула.

Скуирелли выпрямилась во весь рост и привела волосы в некое подобие порядка.

Таши, остановившись прямо перед ней, глядел на бунджи в упор. И его личико сияло, как драгоценная жемчужина. Впрочем, глаза оставались непроницаемыми. Скуирелли с трудом перевела дыхание: она никогда не умела обращаться с детьми.

Женщина подняла «Оскара» повыше, чтобы вся толпа могла разглядеть его. Никакой реакции. Что за дикие люди, подумала она. Неужели они не способны ощущать обаяние?

Скуирелли закрыла глаза и напрягла всю свою волю. «Я ни за что не поклонюсь. Ни за что. Да я дам сто очков вперед этому нахаленку, хотя уже и в возрасте. Он, вероятно, еще носит резиновые трусы. С этим я в состоянии справиться. Конечно, в состоянии».

Минута шла за минутой. Таши и бунджи-лама стояли лицом к лицу у самого конца взлетной полосы, под сказочно голубым небом. Со всех сторон на них с беспокойством смотрели тибетцы.

Все знали, что эта встреча должна решить вопрос о том, кому быть истинным духовным лидером Тибета и каково будет грядущее этой страны.

– Как долго это будет продолжаться? – шепотом спросил Римо у Чиуна.

– Пока одна сторона не признает кармическое превосходство другой.

– Мы можем проторчать здесь весь день, – проворчал Уильямс, обводя взглядом напряженные лица присутствующих, и вдруг заметил, что министр безопасности снова скрылся в толпе. Китаец шел, пятясь и оглядываясь, пока наконец не исчез за стеной забывчивых тибетцев.

Римо заподозрил неладное.

А министр тем временем сунул руку в карман, вытащил оттуда небольшой черный предмет, нажал пальцем на какую-то кнопку... Раздался еле слышный щелчок.

* * *

В священной летописи записано, что в тот великий день, когда встретились бунджи– и таши-ламы, столкнулись и их кармы, вознесясь в недоступные для людей сферы. Вступили в противоборство и их железные воли. В этом столкновении не могло быть ни победы, ни поражения...

Единственно возможным выходом из создавшегося положения был одновременный уход и бунджи, и тулку из этого суетного мира; причем каждый из них знал, что им еще суждено встретиться и довести борьбу до конца в следующей жизни.

Все свидетели отмечают, что уход из жизни бунджи-ламы и тулку вызвал большое народное горе, и в качестве утешения для их скорбящих последователей на том месте, где стояли посланцы Будды, осталось яркое сияние – залог непременного будущего возвращения обоих.

И о чудо из чудес! С ясного неба низвергся какой-то странный цветной дождь.

* * *

Гигантское молитвенное колесо в крошечном кулачке таши-ламы вдруг сотряслось от грохота. Взрыв отбросил свидетелей случившегося по крайней мере ярдов на тридцать, смешав их в одну кучу. Нестерпимо яркая вспышка надолго запечатлелась в сетчатке всех, кто ее видел.

Только Римо предвидел, что произойдет в следующую секунду. Но изменить что-либо было уже невозможно. После щелчка радиопульта ему оставалось лишь крикнуть: «Бомба!». Но его тут же, как и всех других, швырнуло наземь и отбросило прочь стеной раскаленного воздуха.

Чувствуя, что его подхватило взрывной волной, Римо расслабился и придал своему телу нужное положение. Описывая задуманную траекторию, он сделал двойное сальто-мортале и опустился на четвереньки, целый и невредимый.

Мастер Синанджу, также отброшенный взрывом, ухватился за ближайший электрический столб, по инерции покрутился вокруг него и приземлился стоя. Он прямо-таки побагровел от ярости.

– Они устроили ловушку! – заорал Римо. – У этого важного китайца был радиопульт, дистанционный взрыватель.

– Бунджи! – лежа на спине, причитал Лобсанг. – Я не вижу бунджи!

Его крик был подхвачен сотнями скорбящих голосов. Все взывали к таши-ламе. Вот тут-то и хлынул дождь. Он был алого, ярко-алого цвета и очень теплый. И низвергался он с совершенно ясного неба.

Тибетцы на лету ловили капли ярко-алого дождя. В последующее время между ними не прекращались споры по поводу того, кому принадлежали эти кровавые капли: бунджи или таши.

В конце концов это не имело значения. Оба вынуждены были покинуть этот чувственный мир.

Римо бродил среди отброшенных взрывом тибетцев в поисках министра государственной безопасности. Но Чиун уже нашел его. Оглушенный министр все еще сжимал в руке неопровержимое доказательство своей вины – радиопульт.

Бессвязно стонавший министр поднял голову, глаза его немного прояснились.

– Главное было – сохранить лицо, – выдохнул он. – Отныне Тибет всегда будет принадлежать Китаю.

– Своего лица ты, во всяком случае, не сохранил, – возразил Чиун, и его пальцы с длинными ногтями заплясали перед глазами министра. Когда они кончили свое дело, там, где была плоть, осталась только кость, а на земле валялись полоски мяса и кожи, которые некогда были лицом китайца.

Министр государственной безопасности понял, что произошло что-то ужасное. Он хотел коснуться руками своего лица, но обнаружил лишь гладкие кости. Глаза его в белых глазницах расширились, изо рта, казалось, через миг вырвется душераздирающий вопль.

Но тяжелый ботинок Римо вбил так и не вырвавшийся вопль обратно в разбитую костяную маску – уже не лицо и не череп, а скорее подобие чаши с белым гравием.

– Надеюсь, в будущей жизни тебе повезет больше, – резко бросил Римо.

– Человек, который пожертвовал ребенком для достижения своих гнусных целей, не заслуживает будущей жизни, – сплюнул Чиун.

– О'кей, – согласился Уильямс. – Нам, пожалуй, пора выбираться отсюда.

Никто не пытался их остановить. Правда, когда учитель с учеником подошли к турбовинтовому самолету, двое китайских солдат имели неосторожность взять ружья на изготовку.

Римо с Чиуном ударили одновременно: вогнали приклады в плечи, сломав и то, и другое. Остальные солдаты тут же утратили всякий интерес к незнакомцам.

– Ты можешь управлять этим самолетом? – спросил Римо у Кулы, пропуская в открытый люк Чиуна.

– Посмотрим, – пожал плечами Кула, поднимаясь на борт.

В следующий же миг пилот вылетел из самолета без крышки черепа и мозгами наружу.

Двигатели были уже запущены. Все быстро расселись по местам. Кула прибавил оборотов. Самолет двинулся вперед, развернувшись, выехал на взлетную полосу. Моторы взревели на полную мощность.

Тибетцы разбежались в разные стороны, а самолет, оторвавшись от земли, направился к ближайшим горным хребтам.

Их даже не пытались преследовать. Вот уже и Лхасская долина позади, они летят над бесконечными тибетскими горами. Но ни один реактивный самолет или вертолет не преградил им путь.

Когда кончилась зона лесов, Кула, оторвавшись от своих приборов, крикнул:

– Я высажу всех вас в Индии.

– А сам-то ты что будешь делать?

– Мы с Лобсангом будем продолжать поиски бунджи.

– Что?!

– В момент своей смерти, – глухо проговорил Лобсанг, – дух бунджи-ламы вошел в тело ребенка. Этого ребенка нам и предстоит найти. На мне, как на последнем из Безымянных Почитателей, Провидящих Свет Во Тьме, лежит обязанность найти новое тело бунджи и водворить его на Львиный трон.

– А я буду помогать ему, ибо Болдбатор Хан объявил, что Китай должен предоставить Тибету свободу, – объяснил Кула.

– Я тоже буду помогать, – вызвался Бумба Фун.

– Я не буду путешествовать вместе с кхампой, – поклялся Кула.

– Простой лошадник-монгол никогда не сможет отыскать бунджи, – заявил Бумба Фун.

– Вы никогда не прекращаете поиски? – удивленно пробормотал Римо.

– Мы буддисты, – хмыкнул Кула. – Нам только надо быть в назначенный час в назначенном месте, и этого уже достаточно, чтобы нас осенили великая слава и добродетель.

– Похоже, у вас все будущее распланировано, – заключил Римо и приблизился к Чиуну, который расположился в самом хвосте самолета.

– Ну и достанется же тебе от Смита! – предостерег он мастера.

– Предоставляю тебе все полномочия для дачи официальных объяснений. От имени рода Синанджу, – махнул рукой Чиун. – Можешь говорить все что заблагорассудится.

– Но я ничего не знаю! – запротестовал Римо.

– По крайней мере ты признаешь, что ничего не знаешь, – буркнул учитель.

Они молча уставились в иллюминатор, глядя, как под крыльями самолета разворачивается бесконечно огромный Тибет.

– Итак, – чуть погодя спросил Римо, – кто такой этот Гонпо Джигме?

– Я объясню тебе, когда мы покинем Тибет, – обронил Чиун, чуть ли не уткнувшись лицом в стекло. – Но не раньше.

– Почему не сейчас?

– Позже объясню и это.

До самого конца полета Уильямс не мог вытянуть из Чиуна ни слова. Странно, очень странно!

Но не менее странно выглядел и пейзаж внизу. Он казался чрезвычайно знакомым. Особенно одна круглая горная вершина около индийской границы. Поверхность ее разрезала глубокая впадина. Римо глаз не мог от нее оторвать – настолько знакомой казалась ему эта впадина!

После того как горная вершина скрылась из виду, Чиун окинул своего ученика каким-то непривычным взглядом. И тут же отвернулся.

Глава 39

Через три дня Римо Уильямс уже говорил по телефону с Харолдом В. Смитом из своей массачусетсской квартиры.

– Президент наконец успокоился, – сообщил Смит.

– Вы хотите сказать, Первая леди успокоилась, – поправил Римо.

– Кризис как будто предотвращен. Китайцы пытались обвинить Вашингтон во вмешательстве в их внутренние дела, но когда Президент указал, что Скуирелли Чикейн, которая формально была гостьей Пекина, погибла при весьма подозрительных обстоятельствах, они сразу же сбавили тон.

– Ну и что?

– Очаги тибетского сопротивления подавлены. Проведены массовые казни. Жертвой одной из них, к сожалению, пал наш доверенный человек в Лхасе – Бумба Фун.

– На родине у него много тезок.

– Хорошо, что этот инцидент не перерос в открытое восстание, – сказал Смит.

– Этого и не произошло бы, – пожал плечами Римо. – Убеждения не позволяют тибетцам сражаться. Пока их убеждения не изменятся, они так и останутся под китайским игом.

– А вы выяснили, почему Чиун вмешался в тибетские дела?

– Нет. Он на этот счет помалкивает. И всю вину за неудачу взваливает на меня.

– Дело обстоит как раз наоборот, – возразил Смит. – Ваше своевременное прибытие спасло нас от вероятности развития событий по одному из наихудших сценариев.

– Скажите об этом наследникам Скуирелли Чикейн.

– Как я понимаю, их наняли консультантами для постановки нового фильма, основанного на ее... довольно яркой жизни, – сухо отозвался Смит.

– Я подожду видеоварианта, – сказал Римо. – Да, кстати, я нашел на пленке тот эпизод из «Шоу Пупи Серебряной Рыбки», с которого и заварилась вся эта каша. Эпизод старый. Видимо, ожидая приезда Лобсанга, Чиун... – Вдруг резко переменив тему Римо спросил: – Вы не нашли ничего в своих компьютерах относительно имени, о котором я вас спрашивал?

– Гонпо Джигме?

– Да.

– К сожалению, нет. Имя тибетское. А в моей базе данных нет никаких сведений об этом экзотическом языке.

– Чиун обещал мне объяснить, что оно означает это имя, но до сих пор увиливает от ответа. И самое странное – почему Тибет показался мне таким знакомым? Ведь я никогда в жизни там не был.

– Дежа вю, – обронил Смит.

– Что?

– Обычная иллюзия. Люди, встретив нового человека или попав в новое место, иногда испытывают ложное чувство узнавания. Бихевиористы считают, например, что это явление могут вызывать определенные запахи, связанные с прошлым человека. Мозг вспоминает только запах, но в глубине души человек убежден, что вспоминает это место, где витал этот запах.

– Ну, что до Тибета, его запахи совершенно специфические, не похожие ни на какие другие, – мрачно хмыкнул Римо.

Внизу хлопнула дверь.

– Чиун вернулся, – бросил Уильямс. – Побегу встречу.

Положив телефонную трубку, Римо сбежал вниз по лестнице, чтобы встретить мастера Синанджу у самой двери. В руках старый кореец держал бумажный пакет – ошибки быть не могло: оттуда пахло свежей рыбой.

– Боже! – воскликнул Римо, принимая пакет.

– Пикши не было, – пожал плечами Чиун, закрывая дверь. – Насколько я помню, сегодня твоя очередь готовить.

– Но ведь я только что готовил! – возмутился Римо, когда они вошли на кухню.

– В прошлый раз твоя стряпня была неудачной. Утка получилась слишком жирной, а рис явно не доварился. Сегодня вечером тебе придется исправить былые ошибки.

– Ответь наконец на мои вопросы, и я с удовольствием приготовлю тебе ужин.

– Мне плевать, готовишь ты с удовольствием или неохотно, лишь бы ты готовил хорошо, – буркнул Чиун.

– Заметано?

– Если еда мне понравится, то да, – согласился Чиун.

* * *

Через час, сытые и довольные, они сидели в комнате для медитации. Во все ее четыре огромных окна лился угасающий свет дня.

– О'кей, – начал Римо, откладывая свои палочки для еды. – Пришло время получить ответы на все вопросы. Во-первых, почему ты поехал в Тибет один, без меня?

– К этому меня вынудили обстоятельства, – отозвался Чиун, отставляя в сторону тарелку с рисом.

– Но ведь у вас с Болдбатором Ханом был другой уговор! Ты должен был отыскать бунджи-ламу, а отнюдь не отвозить ее в Лхасу.

– Да, верно. Поездку в Лхасу я предпринял, чтобы расплатиться со старыми долгами.

– Слушаю, – решил поторопить учителя Римо.

– Я много рассказывал тебе о роде Синанджу, о принадлежавших к нему мастерах, об императорах и властителях, которым они служили. Единственной страной, которая очень редко пользовалась их услугами, был Тибет. А ведь, казалось бы, род Синанджу мог бы найти много выгодных заказов у здешних настоятелей, которые вечно плели интриги. Так, во всяком случае, считал мастер Поджи, получивший свой первый заказ от тибетского настоятеля. Правда, настоятель этот был не тибетцем, а китайцем, регентом некоего далай-ламы, отличавшегося несговорчивым нравом. Он не желая повиноваться своему челе, то есть наставнику. Решено было тихо убрать этого ламу и найти вместо него другого, более покладистого.

Чиун закрыл глаза, как бы воскрешая в своей памяти прошлое.

– В награду за убийство коварный настоятель обещал мастеру Поджи мешочек золота. Сговорились они тайно, в темном уголке Поталы. Глухой ночью Поджи прокрался во дворец и направился к опочивальне далай-ламы. Тот спал на своей кровати, закрывшись с головой, словно чего-то опасался. В глубине души Поджи несказанно обрадовался, ибо это сильно упрощало задачу. Взобравшись на кровать, мастер одним движением раскроил череп под одеялом. И все было хорошо. Так по крайней мере он думал.

На следующий день, когда тело покойного далай-ламы обрядили для похорон, мастер Поджи получил обещанное золото. Будучи еще новичком в своем деле, он поспешил посмотреть на лицо своей жертвы.

Глаза Чиуна помрачнели.

– Я, кажется, понял, что случилось, – тихо произнес Римо.

– Это был ребенок, Римо. Поджи убил ребенка. А это, ты знаешь, худший грех, который только может совершить мастер. И хотя Поджи не питал никакого злого умысла, именно его рука нанесла смертельный удар милому ребенку. В безудержном гневе мастер порешил настоятеля, являвшегося орудием Китая, который уже тогда стремился захватить Тибет. В глубоком раскаянии Поджи поклялся искупить свою великую вину перед Тибетом, но ему так и не представилось возможности. И вот долг переходил от мастера к мастеру, пока такая возможность не представилась. Я заплатил этот долг, отправившись на спасение бунджи.

– Но она умерла.

Чиун скорчил гримасу.

– Это не моя вина. Да и не в том дело: долг был заплачен. К тому же бунджи не умерла. Она просто перешла в новое, возможно, более достойное тело.

– Но ты же не веришь во всю эту чушь!

– Я не желаю обсуждать свои верования, – сухо отрезал Чиун.

– Хорошо. Тогда поговорим о Гонпо Джигме.

Чиун согласно кивнул.

– Ты мне уже сказал, что знаешь значение тибетского слова Джигме. Это означает «Не-Ведающий-Страха». Странно, не правда ли, что это имя довольно распространено среди такого мирного народа?

– Уже усек, – нетерпеливо перебил Римо. – А что значит Гонпо?

Чиун испытующе взглянул на своего ученика.

– Неужели не можешь угадать?

– Нет.

– Даже после того, как вдруг обнаружилось, что Тибет тебе хорошо знаком, хотя ты никогда и не бывал в этой величественной стране?

– Дежа вю.

Чиун погладил бороду.

– Я не знаю этого выражения.

– Смит мне все объяснил. Иногда чувствуешь, будто ты уже бывал в каком-то месте, хотя на самом деле никогда там не был. Именно такое ощущение я и испытывал. В этом нет ничего странного.

– Ничего подобного, – раздраженно перебил Чиун. – Смит не прав. Гонпо – хорошо известный в Тибете бог. Его так же называют Мазакалой.

– Кажется, я уже слышал это имя, – протянул Римо.

– Есть и еще одно имя для Гонпо. Гораздо более употребительное. Ты не можешь угадать его, Римо?

– Я не разбираюсь в тибетских богах.

– Забудь про Тибет Я говорю о Гонпо, которого порой называют Разрушителем. Гонпо-Разрушитель.

Только тут Уильямса осенило.

– Ты хочешь сказать, что Гонпо – одно из имен Шивы?

– Именно! Люди верят, что Разрушитель Шива живет на горе Кайласа. На эту гору взбираются многие паломники, но никто не смеет подняться на самую вершину. Что скажешь, Римо?

– Что ж, это доказывает, что я не Шива и не его воплощение. Я вырос в Ньюарке. И никогда не слышал о горе Кайласа.

– Вовсе это ничего не доказывает! Тибетцы признали в тебе Гонпо. А когда ты летел над горой Кайласой, то ты не мог оторвать глаз от ее ужасной вершины.

– Это была гора с ущельями, недалеко от Индии?

Чиун кивнул.

– Разве это не доказывает, что ты одержим духом Шивы?

– Одержим? То же самое мне сказала девушка-кочевница: «Ты одержим богом».

– Среди тибетцев есть мистики, которых называют «пово». Когда они впадают в транс, в их тела вселяются души тех или иных богов и говорят их устами. Без сомнения, эта женщина увидела, что в тебе проявляется дух Шивы.

– Бред какой-то! Как раз в такие офигенные чудеса и верила Скуирелли Чикейн.

– Если какой-нибудь болван верит, что солнце восходит каждый день, это еще не значит, что солнце будет пренебрегать своими обязанностями только ради того, чтобы позлить этого болвана, – сказал Чиун.

Римо, насупившись, скрестил руки на груди.

– Что бы ты там ни говорил, я все равно ни во что не верю. Ни в реинкарнацию, ни в бунджи-лам, ни в Шиву или Гонпо, ни во что!

– Имеешь право, – огрызнулся Чиун. – Разговор этот завел ты, а не я. А теперь сам злишься на меня за мои объяснения.

Римо надолго замолчал. В затянувшихся сумерках его суровое лицо постепенно смягчилось. Смягчилось и лицо Чиуна. Оба расслабились.

– Может, когда-нибудь я заберусь на Кайласу и осмотрю вершину, – задумчиво протянул Уильямс. – Чтобы окончательно разрешить этот вопрос.

– Конечно, ты можешь это сделать, сын мой, – медленно проговорил Чиун. – Но сперва хорошенько подумай. Если Шива и в самом деле там обитает, кто спустится с Кайласы в твоем облике?

Ученик не нашелся с ответом.

Он только сказал:

– Для меня лишь одно несомненно. Скуирелли Чикейн отнюдь не была реинкарнацией бунджи-ламы. Так, всего-навсего лучистоглазая любительница покайфовать, да к тому же еще и одержимая манией величия.

– Для человека, который заявляет, что не верит ни во что, кроме своей настырности, ты слишком самоуверен, – заявил мастер Синанджу.

– Если Скуирелли Чикейн все же вернется, – отозвался Римо, – пусть на этот раз она ищет нас, а не мы ее.

– Не призывай такой беды на наши головы, – предостерег Чиун. – В этой жизни одной такой, как Скуирелли Чикейн, больше чем достаточно.

И во все еще не сгустившихся сумерках они улыбнулись друг другу.

Эпилог

В самый первый день третьего месяца тибетского года Земляной Собаки Дра Дранг лежала на чистой соломе в коровнике, находившемся в городе Буранг. Со стонами и гримасами она рожала своего первенца – труд тяжелый, но радостный.

Наконец, после долгих потуг, вместе с кровью и амниотической жидкостью на свет Божий появился долгожданный младенец.

Приняв ребенка, повитуха шлепнула его, как полагается, вселяя жизнь в крошечные легкие, и перегрызла зубами пуповину.

Завернутого в одеяло из яка младенца, поражавшего каким-то странным спокойствием, как внешним, так и внутренним, передали Дра Дранг, которая бережно прижала его к своей неспешно вздымающейся груди.

Мать как раз собиралась развернуть этот узел, чтобы определить пол новорожденного: мальчик это или девочка, когда с изумлением заметила первые волосенки на крошечной пульсирующей головке. Волосенки были цвета ржавчины.

«Что это может предвещать?» – подумала она.

* * *

НИКОГДА. Никогда не играй против детей или собак. Благодаря этому маленькому человечку на мою долю выпала необыкновеннейшая удача, и я смогу повторить все сначала. А ведь я уже обрела идеальное воплощение и к тому же достигла третьей заключительной части.

В ее душе не было ни мыслей, ни страха, ни боли. Только воспоминания.

Неожиданный шлепок по попке вывел ее из темноты, и она вновь вздохнула. Запах кругом стоял как в конюшне.

Скуирелли Чикейн открыла глаза и осмотрелась, увидела вокруг себя лица тибетских женщин. Вот и хорошо. Не придется ждать еще шестьдесят лет, пока ее найдут. На этот раз она не допустит никаких ошибок: прежде всего станет выполнять обязанности бунджи-ламы, а уж потом подумает о своей кинокарьере. Это будет поистине триумфальное возвращение.

Скуирелли взглянула в широкое лицо своей новой матери. Прямо сказать, не красавица – рябая, с оспинами физиономия, зубы такие гнилые, что их уже невозможно пломбировать. Да, конечно, ей не стать победительницей конкурса красоты, и все же она, должно быть, лучше ее прежней матери. Непременно лучше. К тому времени, когда здесь начнут снимать фильмы, возможно, объявится какая-нибудь неплохая тибетская актриса. Только неплохая, не слишком хорошая. Никто не должен превзойти ее, Скуирелли Чикейн, возраст которой пока исчисляется всего шестью минутами, но в которой уже чувствуется сексуальность. Без приставки «экс».

Материнское тепло усыпляло Скуирелли. И в этой сонливости воспоминания, связанные с ее прежним телом, стали мало-помалу исчезать. Но она знала, что они вернутся, обязательно вернутся. Вот только Колесо Времени достигнет нужной кармической отметки!..

Прежде чем уснуть первым в своей новой жизни сном, Скуирелли почувствовала, что одеяльце, в которое она завернута, разворачивают. Она с любопытством опустила глаза и увидела крохотный розовый пенис.

Вот так влипла! Оказывается, я теперь мальчик. Моим зрителям явно не понравится, если я появлюсь в роли мужчины или еще того хуже, какого-нибудь педика...

Оставалось, впрочем, одно утешение. Она по-прежнему Телец. А у Тельцов, как известно, самая хорошая карма.

Примечания

1

Тантры – священные книги, написанные в виде диалогов между богом Шивой и Шакти. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Сутры – в буддизме проповеди Будды.

3

Большие раковины используются во многих восточных странах как трубы.

4

По многим восточным мифологиям, последняя из четырех повторяющихся эпох, самая из них короткая, век раздора и зла.

5

Бутт – задница.

6

CURE (англ.) – «лекарство».

7

Священный звук в индуизме и буддизме.

8

Игра слов: Смит по-английски «кузнец».

9

Род Серлинг (1924 – 1975) – американский киносценарист.

10

Мэй Уэст (1892 – 1980) – американская актриса.

11

Бинго – игра, похожая на лото, обычно с большим количеством участников.

12

Чакра – энергетический центр. Чакры (их семь) расположены вдоль оси тела. Они могут гармонизироваться ментально.

13

Джессика Тэнди (род. в 1907 г.) – американская киноактриса.

14

Хукка – трубка для курения.

15

Бханг – одурманивающее зелье (инд.).

16

«Тони» – ежегодная премия Лиги нью-йоркских театров; «Эмми» – самая престижная премия на телевидении.

17

Герой двух фильмов «Конан-Варвар» (1982) и «Конан-Разрушитель» (1984) с участием Арнольда Шварценеггера.

18

Скуирелли путает слово «лама» со словом «лэм» (агнец).

19

Ричард Гир (род. в 1949) – известный киноактер. Был учеником бежавшего в Индию далай-ламы.

20

Тофу – кушанье, приготовляемое из соевого молока.

21

Юл Бриннер (род. в 1915, на Сахалине) – американский киноактер.

22

Роберт Альтман (род. в 1925) – кинорежиссер, сценарист.

23

Стивен Спилберг (род. в 1925) – известный кинорежиссер, поставил «Парк Юрского периода».

24

Джордж Лукас (род. в 1944) – режиссер, ученик Копполы, поставил «Звездные войны».

25

Местонахождение штаб-квартиры ЦРУ.

26

Скуирелли – сумасбродная, чокнутая.

27

Бодхи – просветление.

28

Буддийская священная формула «Сокровище в лотосе».

29

Стивен Сигал (род. в 1952) – киноактер. Владеет карате, айкидо. Снимался в фильмах «Над законом» (1988), «В осаде» (1992) и др.

30

Кен Уал (род. в 1957) – киноактер. Играл в фильме «Пурпурное сердце» и др.

31

Фред Уорд – киноактер, режиссер. Снимался в известном фильме «Генри и Джун» (1990).

32

«Волшебник страны Оз» – кинофильм с участием Джуди Гарланд (1939).

33

Махакала – имя бога Шивы как Разрушителя.

34

Сискель и Эберт – два критика, которым принадлежит большая серия критических отзывов о фильмах.

35

Таши-лама (также панчен-лама, панчен-ринпоче) – одно из высших духовных лиц в ламаизме (по названию монастыря Таши, настоятелем которого он является).

36

«Гудзонский ястреб» – кинофильм с участием Брюса Уиллиса(1991).

37

«На север, к северо-западу» – фильм с участием Альфреда (Джозефа) Хичкока (1959).

38

Джон Уильямс (род. в 1932 г.) – американский композитор, лауреат премии «Оскар».


home | my bookshelf | | Верховная жрица |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу