Book: Хозяйка Судьба



Макс Мах

(Карл Ругер — 2)

РЛ и АЛ — двум женщинам, которым автор обязан написанием этой книги


Обращение к читателям:

Автор убедительно просит уважаемых читателей отнестись с пониманием к вольному использованию им, то есть автором, имен собственных и географических названий. Никакого подтекста в этом не кроется, а объясняется нежеланием множить сущности и обременять читателя необходимостью запоминать неологизмы и бессмысленные сочетания букв. Кроме того, автор напоминает, что данный текст есть сказка для взрослых, фантастическое повествование, но никак не исторический роман. Поэтому анахронизмы и якобы неточности в описании средневекового быта, одежды и оружия таковыми на самом деле не являются, точно так же, как известная мера идеализации описываемого мира — всего лишь жанровый прием.


* * *

Я Карл Ругер. Моя жизнь — дорога. Дорога, у которой нет начала и не будет конца. Я не знаю, как оказался в этом мире, но, вероятно, у этого события, как и у любого другого, есть причины и обстоятельства. Ни первые, ни вторые мне неизвестны, но и это, скорее всего, не просто так. А дорога… Что ж, дорога хороша уже тем, что не утомляет мой разум и мои чувства однообразием. Я иду — и, как знать, не откроет ли мое будущее тайну моего прошлого? Но одно я знаю наверняка. Никто — ни боги, ни люди — не способны положить предел моему пути. Лишь одна Судьба, великая и непостижимая властительница всего сущего, Судьба, внятно говорящая со мной языком моего собственного сердца, лишь она одна вправе и в силе сказать мне однажды: остановись! Вот это и будет конец моей дороги. Но я чувствую, что мгновение это наступит не скоро, и, значит, мой путь устремлен в бесконечность.

Я, Карл Ругер, Боец

Пролог

Давным-давно, в далекой стране…

Так начиналась эта песня. И эта, и многие другие, подобные ей песни, начинаются с того, чтобы определиться со временем и местом описываемых событий. Так принято, так повелось от века: сначала следует сказать, когда и где. Чтобы сразу стало понятно, не здесь, не сейчас. Где-то, когда-то…

Давным-давно, в далекой стране — в Майенской земле, где высокие горы касаются снежными вершинами нежного шелка небес…

Канон предполагает, что это должно быть необычайно красивое место.

Земля, где белопенные реки, подобно обезумевшим скакунам, несутся с гор в зеленые долы, туда, где тучные пашни и прозрачные воды озер…

Таким был и Майен, когда и где он, разумеется, был. Одна беда — никто теперь не знает, где она была, Майенская земля, и была ли когда-нибудь вообще. Но присказка заканчивается и начинается сказка, и, значит, пришло время представить героя песни, того, ради кого она, собственно, и поется.

Жил в ту пору в Майене молодой рыцарь, и звали его Виктор де Майен, потому что был он плоть от плоти той земли, а еще приходился оный Виктор королю Майена родичем. И был Виктор де Майен кавалером учтивым и чистым душой, и сердцем был он отважен, и в бою и на охоте не знал себе равных

Вот так, и только так, разумеется, потому что не мы сложили те каноны, не нам их и менять. Если герой баллады старик, то, уж верно, он величавый, убеленный сединами и мудрый старец. Если девушка, то красавицей и умницей должна она быть, нежной, как дуновение весеннего ветерка, благонравной, как юной деве от века и положено, и нравом кроткой. Ну а если герой сказания кавалер, то всем прочим не чета. Рыцарь без страха и упрека, боец, каких в свете не сыскать, и по имени не назвать. В общем, герой.

Карл усмехнулся своим мыслям и плотнее закутался в плащ. Ночь выдалась сырая и холодная, и порывы ветра приносили по временам клочья дождя, шумевшего где-то над невидимым в ночной тьме морем. Но волн, настоящих высоких валов, накатывающих на берег, как ни странно, не было. Бурные воды были почти спокойны. Впрочем, не надолго. К утру должна была разыграться буря — Карл уже чувствовал ее жестокое дыхание — однако случиться этому предстояло только на рассвете, а пока редкие, медленные и пологие волны лениво набегали на пирс, да покачивали пришвартованные к берегу купеческие галеры. Тишина. Разве что шуршит где-то далеко дождь, трещат в костре сгорающие ветки, и медлительно, «с чувством» рассказывает свою долгую историю двум замершим в напряженном внимании мальчикам старик в изношенном коричневом плаще.

А в те поры случилась в Майене война, и рыцари обрядились в свои сверкающие латы, опоясались острыми мечами, взяли в руки прямые ясеневые копья, вышли из города и поскакали на запад…

«Война», — слово это Карлу решительно не нравилось, но, как говорят в низинных землях, в этих вот именно местах, не возжелай невозможного. Где мир, там и война. По-другому люди не умеют, а коли уж берутся воевать, то быстро теряют то немногое, что даровали им боги, чтобы отличались они от неразумных зверей. Впрочем, и звери не способны сотворить такое, что творят, не задумываясь и не вспоминая о душе, люди на войне. Карл жил на свете так долго и так много войн за эти длинные годы прошло перед его глазами, что, казалось, уже знал о войне все. Все от начала и до конца, хотя, если по совести, и одной войны за глаза хватит, чтобы узнать всю правду о подлой человеческой натуре, о звере, живущем почти в каждом из тех людей, что в годы мира являют и доброту, и участие, и спокойную покорность судьбе.

«Война…» — не раз и не два темные крылья демонов войны касались его души. Но вот, что странно. Случалось это не на поле брани, а в тиши мирных звездных ночей или в наполненные сиянием солнца дни мира и благополучия. И тогда на бумаге и картоне, холсте и пергаменте возникали из-под его руки страшные картины мора и убийства, но Карл не любил эти свидетельства «темной стороны», и, завершив работу, без сожаления уничтожал плоды своего труда и мрачного вдохновения. И тогда огонь принимал в свои беспощадные объятия готовые к долгой жизни картины и рисунки. Не надобно людям знать о себе такое, и негоже искусству рисунка служить Господину Хаоса. Черному Господину и без того хватает слуг, а Карл и меньшему злу даров никогда не приносил.

Впрочем, в героических песнях все обстоит иначе. В них даже злодеи выглядят гораздо благороднее, чем иные из настоящих тружеников войны, идущих на смерть за деньги или по принуждению. И Виктор из Майена — не злодей, а самый что ни наесть герой — уж верно не насиловал крестьянок и не развешивал их мужей и отцов вдоль дорог. Он ведь был кавалер, вот и воевал, исполняя долг перед своей землей и своим народом, но, и воюя, не забывал, разумеется, о благородстве и чести, и о законах рыцарства. Он не рубил безоружного и проявлял уважение к достойному противнику, не казнил признавшего поражение и не бил лежачего. И скрестить мечи совсем не то же самое, что рубиться в собачей свалке ожесточенного сражения, раздавая удары направо и налево, не разбирая, ни своих, ни чужих.

Но вот закончилась война, и с победой вернулись рыцари в родной город…

Разумеется, прошли годы, но Виктор де Майен, прославившийся в боях и поединках и возглавивший, в конце концов, армию Майена, был по-прежнему молод и красив. И, когда у ворот города юная дева поднесла ему венок победителя, то не только он разом полюбил ее, плененный дивной ее красотой, но и она, что не диво, тоже оказалась в «сладком любовном плену», едва успев увидеть Виктора, восседающего в блеске славы на своем могучем боевом коне.

Ну, что ж, в этом как раз не было ничего удивительного. Сколько бы дев и жен не познал в походе рыцарь, война есть война, и походный шатер не родовое палаццо. И если Елена была хотя бы немного похожа на свое описание, то и нет ничего удивительного в том, что в сердце кавалера — «как лесной пожар» — вспыхнула страсть к златовласой красавице с глазами, сиявшими прозрачной синью небес. А ведь кроме глаз и волос, были еще и гибкий стан, и крутые бедра, и груди, подобные «пологим холмам Тайры», то есть все, что раз и навсегда установлено каноном. Но и в том, что и в ее сердце вошла «всепоглощающая любовь» ничего удивительного не было тоже. В кого же и влюбиться девушке из хорошей семьи, которая в силу раннего своего сиротства оказалась на воспитании у Бориса — короля Майена, как не в первого героя и красавца Виктора?

Это, впрочем, был только зачин, о чем мальчики, с восторгом внимавшие старику-рассказчику, еще не ведали. Это была предыстория. История же начиналась тогда, когда охваченный страстью и раззадоренный не без умысла рассказанной ему завистниками историей о древнем сокровище, Виктор де Майен поклялся, что добудет его для своей возлюбленной, чего бы это ему ни стоило. Сокровище же было и в самом деле невиданное и неслыханное — Алмазная Мотта, Мотта Сарайя — Алмазная Роза вечной любви, созданная искусством древнего мастера из Трейи Фаилона в подарок Тойе — богине любви.

Неожиданно тучи над головой разошлись, и в их просвет выглянула луна. Призрачный голубовато-серебристый свет Ночной Девы упал на землю, и из беспросветной ночной тьмы, сплотившейся вокруг костра, возникли неверные очертания пакгаузов порта Кемь, самого крайнего северного порта на берегах Бурных Вод. Восхищенный неожиданным чудом, Карл обвел долгим взглядом каменные и бревенчатые строения, одинокое дерево, росшее всего в нескольких метрах от начала каменной дамбы, прикрывавшей внутренний рейд, высокие борта галер и сверкающую волшебным серебром поверхность воды, видимую кое-где среди бортов пришвартованных к берегу кораблей. Впрочем, чудесное мгновение, как и положено мгновению чуда, длилось недолго. Тучи в низком небе снова сошлись, закрыв луну, и вернув землю обратно в объятия мрака. Обманным и неверным оказалось, как выяснилось уже вскоре, и торжествующее серебряное сияние полной луны. Серебряного полнолуния в тот год не случилось.

Часть Первая

Дорога

Глава 1

Рефлет

1

Гуртовая тропа — старинное название. На самом деле, и не тропа вовсе, а широкий, хорошо утоптанный тракт. Вот разве что, как и прежде, перегоняют по нему с юга на север стада предназначенных к съедению во Флоре коров. Этим старое название и оправдывается. А так, всего лишь еще одна дорога, одна из многих, по которым он шел в своей жизни, которыми вела его судьба. Впрочем, если оставить в стороне философские обобщения, дорога есть предмет сугубо материальный, можно даже сказать, утилитарный. В самом деле, людям свойственно перемещаться. Такова их природа. Однако у того, кто желает, должен, или, возможно, принужден покинуть то место, где он находится теперь, чтобы достичь какого-либо иного места, выбор не велик. Или вода, или земля. Летать человеку не дано.

Не важная эта мысль заставила Карла поднять взгляд к небу, но голубовато-дымчатые пространства над его головой были совершенно пусты. В них не было ни облаков, ни птиц, лишь безжалостное солнце осени неторопливо взбиралось к точке перелома. До зенита «светильнику богов» оставалось совсем чуть-чуть: шаг и еще, быть может, полшага. Никак не больше.

«Скоро можно будет сделать привал», — решил Карл и снова посмотрел перед собой.

На этом отрезке пути дорога была близка к тому, чтобы считаться прямой, и хорошо просматривалась едва ли не на лигу вперед. Впрочем, чем дальше, тем больше дрожащий от зноя воздух искажал очертания предметов. Осень. На севере, вероятно, уже идут дожди, но, даже если и нет, все равно воздух прохладен и прозрачен, ночи холодны, предвещая приближающиеся зимние стужи, а дни расцвечены удивительными красками осени, любоваться которыми Карл не уставал никогда. А вот во Флоре все не так.

— Все дело в том, — сказал Гавриель, — Что скалярные[1] определения не годятся для описания пути. Дорога это всегда и, прежде всего, «Где», «Когда», «Куда», и «Зачем», не так ли, Карл?

Естественно, маршал не поучал, он всего лишь размышлял вслух.

— Так, — согласился Карл, чуть скосив глаза на спутника.

Он увидел красивую руку с длинными пальцами и ухоженными ногтями, небрежно сжимавшую повод из бордовой тесненной кожи, и еще черную с рыжинкой гриву Кастора — каркарового[2] иноходца маршала, и страстно захотел посмотреть на Гавриеля, увидеть его целиком, горделиво сидящего в высоком загорском седле, но головы не повернул.

— Это Флора, — сказал он вслух. — Осень.

— Флора, — согласился Гавриель. — Гуртовая тропа, если мне не изменяет память. Не лучшее время для путешествия на юг.

— Но и не худшее, — возразил Карл. — В конце концов, всего лишь чуть более ста лиг. Вполне можно, обернуться за три декады.

— Какой сегодня день? — низкий баритон Гавриеля прозвучал чуть растеряно. Маршал был не из тех людей, кто мог равнодушно пройти мимо такого неприятного факта, как дезориентация во времени и пространстве, но он был и не таков, чтобы впадать из-за этого в истерику.

— Четвертое октября, — спокойно сообщил Карл. — Я отправился в путь накануне, а к вечеру предполагаю быть в Таборге.

— Значит, за вчерашний день вы прошли не менее двадцати лиг.

— Да, вероятно, что-то вроде этого.

— Неплохо, — констатировал Гавриель. — Но это вряд ли можно назвать неспешным путешествием.

— В принципе, вы правы, Гавриель, — ответил Карл на не высказанный прямо вопрос. — Но и гонкой такой темп я бы не назвал. Просто у меня хороший конь. Он способен и на большее, но я не вижу причин изнурять его понапрасну.

Карл действительно не хотел терзать своего коня без нужды, но и не медлил, хорошо понимая, что времени у него, на самом деле, не так уж и много. Дела задержали Карла во Флоре на все лето, и, если дать им волю, могли удерживать его на месте еще бесконечно долго. Однако на то и дана человеку свобода воли, чтобы самому решать, когда и что делать. И вчера он смог, наконец, выйти в дорогу. На рассвете Карл миновал «Закатные ворота» и направился, вроде бы, на запад, скорее всего, в Кошут, но за два часа до полудня, как и предполагалось, оказался уже на Гуртовой тропе, и теперь его путь лежал прямо на юг.

Утро третьего октября вообще выдалось на редкость удачным. Во всяком случае, лучшего времени, чтобы предпринять «короткую прогулку» к Длинному хребту, и ожидать не приходилось. Первая волна хамды — сухого, дышащего зноем, ветра — уже прошла, а вторая — «Поцелуй Хозяйки Пределов» — по мнению стариков, могла придти не раньше конца месяца. Конечно, в самой Флоре и вокруг Флорианского моря хамда почти никогда не могла сравниться с шарафом, своим грозным отцом, поднимавшим и гнавшим через просторы Западной пустыни стены раскаленного песка. Однако дорога из Флоры к воротам Саграмон пролегала по самому краю пустыни, пересекая, между делом, Мертвую Землю — длинный язык бесплотных песчаных дюн, далеко вдающийся в благодатные земли Верхней Флоры, и имеющий до пятнадцати лиг ширины, как раз там, где Гуртовая тропа прорывалась сквозь пески к близким уже предгорьям Длинного хребта. На самом деле, из Флоры к долине Пенной вели две дороги. Однако Соляной шлях был, как минимум, в два раза длиннее, и Карл, умевший — когда ему это было нужно — считать время, выбрал короткий путь. Если уж приходилось искать теперь лазейку между двумя ударами хамды, то, верно, не для того, чтобы платить драгоценным временем за такую малость, как удобство пути.

— Следует ли предположить, Карл, что вы направляетесь к Саграмонским воротам? — вежливо поинтересовался маршал.

— Вы совершенно правы, Гавриель, — кивнул Карл, рассматривая одинокого путника, идущего по обочине им навстречу. — Именно туда я теперь и направляюсь.

Оживленная в утренние часы дорога почти совсем опустела, что было скорее нормально, чем наоборот. Лишь редкие путники — пешие или верховые — встречались ему в последние несколько часов, ну а обогнать Карла мог только тот, кто очень спешил, однако таких он сегодня еще не встречал.

— А тот человек, который следует за нами, он случайный попутчик, или его связывает с вами нечто большее? — Гавриель снова обрел свойственное ему спокойствие и говорил, не торопясь, плавными длинными фразами.

Неназойливое внимание всадника, едущего в четверти лиги позади, Карл ощутил еще нынешним утром, оставляя крошечную деревеньку, спрятавшуюся среди разросшихся плодовых деревьев, на берегу почти совсем обмелевшей реки. С тех пор, всадник не приближался, но и не отставал, и Карлу, ни в коем случае, не докучал.

— Не думаю, чтобы он оказался здесь случайно, — ответил он после недолгого раздумья. — Впрочем, мне он не мешает, так что пусть себе тащится. Это его дело, а не мое.

— Пока, — мягко уточнил маршал Гавриель.

— Возможно, — согласился Карл.

— Итак, вы собрались на запад, — по-видимому, маршал счел предыдущую тему исчерпанной и решил вернуться к тому, о чем они говорили раньше. — Куда именно, если, разумеется, это не является секретом?

— Какие секреты?! — усмехнулся Карл, который не видел повода таиться и скрытничать в разговоре со старым другом. — Я еду к Воротам, и только. Съезжу и вернусь во Флору.

— Следовательно, ваша цель сами Ворота Саграмон?



— Да, — коротко подтвердил Карл.

— Любопытно, — Гавриель казался задумчивым, однако чем было вызвано такое необычное для маршала настроение, Карл мог только гадать. — Любопытно. Вы один, без свиты… Кто вы теперь, Карл?

— Герцог Герр, верховный воевода принципата Флоры.

— Принципат Флоры, — медленно повторил за ним Гавриель, как бы смакуя это словосочетание. — Сколько лет вы носите мой меч, Карл?

— Почти сорок.

— Сорок лет, — сейчас казалось, что маршал думает вслух. — Сменилось поколение… Любопытно.

— Какова она, нынешняя Флора? — спросил он после довольно долгой паузы. — Это серьезное государство?

— Весьма, — Карл снова скосил глаза влево, но головы так и не повернул. — Принципат вернулся к границам Павла Строителя.

— Вот как?! — по-видимому, маршал хотел изобразить волнение, но, на самом деле, в его голосе не чувствовалось энтузиазма. — Очень интересно. Табачник жив?

— Вы, как всегда, видите суть вещей, мой маршал, — улыбнулся Карл, рассматривая фруктовые сады, появившиеся справа от дороги. — Людо жив, и это его рук дело.

— Простите, что перебиваю вас, герцог, но, сколько ему теперь лет? Должно быть, никак не меньше семидесяти?

— Семьдесят шесть, Гавриель, — ответил с усмешкой Карл. Он вполне оценил ответный выпад друга, назвавшего его герцогом. — Не обижайтесь, больше не буду называть вас ни маршалом, ни герцогом. А что касается Людо Табачника, то его возраст не имеет значения. Он «меченый», хотя и не может обращаться.

— Я должен был догадаться еще под Констанцем.

«Я бы определил это, как равнодушие, — решил Карл. — Все это ему уже не интересно».

— Вы правы, Гавриель, но тогда я тоже не придал особого значения его живучести, а ведь с такими ранами долго не живут. Я думаю, даже для таких, как мы, это могло бы стать фатальным событием.

— Возможно, хотя и не обязательно, — возразил маршал. — Впрочем, на каждого можно найти управу. Мой желудок, например, не переварил яда негоды.

«Зато вы, дважды, на моих глазах, справились с сандараном[3]».

— Я знаю, — кивнул Карл.

— А что вы сейчас не произнесли вслух, Карл? — Гавриель всегда был удивительно чуток к интонациям.

— У вас, Гавриель, великолепное чутье на правду, — грустно улыбнулся Карл и, наконец, повернул голову, чтобы посмотреть на друга.

Маршал совершенно не изменился. Он был точно таким, каким сохранила его образ безупречная память Карла. Вот только одет он был совсем не так, как одевался в те времена, когда их дороги сошлись вместе. Так Гавриель, должно быть, одевался лет за двадцать до их первой встречи, но, надо отдать должное, малиновый, чуть тронутый золотым шитьем, камзол и пышные серебристо-снежные суринамские кружева были ему, что называется, к лицу. Впрочем, как тут же подумал Карл, красивым людям все к лицу, проблемы с выбором подходящего наряда возникают только у тех, кто не был отмечен улыбкой богов.

— Значит, вас, Карл, тоже травили негодой? — маршал повернул голову и их глаза, наконец, встретились. Миндалевидные карие глаза смотрели на Карла иронично, но не обидно, точно так же, как и в тот, самый первый раз, когда Гавриель пришел к нему в мастерскую и нашел Карла наедине с портретом Галины Нерис.

— Я выжил, — ровным голосом сообщил Карл. — Впрочем, это произошло не без помощи Табачника.

— Любопытно, — губы Гавриеля тронула улыбка понимания, но смуглое красивое лицо осталось спокойным.

— А теперь, что-то недоговариваете вы, Гавриель.

— Вероятно, людей, выживших после отравления негодой, можно пересчитать по пальцам, — медленно сказал маршал. — Во всяком случае, вы всего лишь второй, о ком я знаю достоверно.

— Кто же был первым? — было очень трудно отвести взгляд, но Карл все-таки повернул голову и уставился прямо перед собой, на пыльную песчаную дорогу.

— Уль Кершгерид.

— Князь Раконы?

— Да, и мы как раз проезжаем по его землям.

— Я помню историю, — кивнул Карл. — Кершгерид слыл чернокнижником, не так ли?

«А еще он родился в год восхода Голубой Странницы. Во всяком случае, его имя называли и Алексей Сарн, и Пауль Рыбарь».

— Пустое, — возразил Гавриель. — Естественное преувеличение недалеких людей, гнусные наговоры врагов, и обычное для обывателей — хоть в ту эпоху, хоть в эту — неумение отличать черное от темного.

— А вы, Гавриель, стало быть, знаете правду? Откуда?

— Я читал записки Уля. Его личные записки, — маршал сделал короткую паузу, как бы обдумывая то, во что собирался посвятить сейчас Карла. — Я думаю, он был откровенен, так как не предполагал, что его личные записи станут достоянием истории.

— Судя по тому, что я слышу об этом впервые, достоянием истории они так и не стали.

— Ну, что ж, — усмехнулся Гавриель. — Возможно, я несколько преувеличил, но, с другой стороны, я-то их все-таки читал.

— Где? — это был отнюдь не праздный вопрос. Где могли находиться записи человека, жившего четыре с лишним сотни лет назад? При том, так, чтобы никто о них не знал и даже не слышал во все эти годы, однако, чтобы кто-то, в данном случае Гавриель, их все-таки смог когда-то найти и прочесть?

— Я читал их в его замке.

Что может быть естественнее такого ответа! Но, тогда, возникал другой вопрос. Где мог скрываться замок Уля Кершгерида, чтобы и об этом никто ничего не знал?

— А разве его замок сохранился? — спросил Карл, никогда прежде не слышавший ничего определенного не только о месте, где жил Темный Уль, но даже просто о каких-либо вещах, принадлежавших этому грозному воителю и магу. — Где вообще жил Мертвый Волшебник?

— Ну, если Ракона находилась здесь, то где же и стоять замку Кершгерида, если не здесь, на землях его княжества? — чувствовалось, что Гавриель готов засмеяться, и Карл на секунду даже поддался надежде, что так и случится. Но маршал не засмеялся. — Мертвый Волшебник… Стало быть, вы, Карл, тоже слышали это прозвище? Знаете, что оно означает?

— Нет, — покачал головой Карл, которому было известно лишь это прозвище, вычитанное когда-то давно в одной из старых флорианских хроник. — А вы, Гавриель? Вы знаете?

— И я не знаю, — равнодушным тоном ответил Гавриель. — Но мы, кажется, говорили о замке Кершгерида. Он сохранился. Во всяком случае, шестьдесят лет назад, его руины все еще стояли на том же самом месте, где он был когда-то построен, на скале над Второй Ступенью. Будете проходить Три Ступени, Карл, посмотрите налево по ходу движения.

— Только делайте это ночью, — предупредил Гавриель. — При луне. Иначе ничего не увидите.

Вторая ступень. Карл это место помнил хорошо. Долгий подъем к седлу перевала начинался чуть выше долины Пенистой и условно делился на три неравных отрезка, которые из-за резкого перепада высот издавна звались в этих краях «тремя ступенями». Вторая ступень — узкое ущелье с высокими обрывистыми стенами — предстала сейчас перед его мысленным взором во всем множестве мельчайших деталей, сбереженных безукоризненной памятью художника, но посмотрел ли он, проходя Второй ступенью, хотя бы раз вверх, Карл припомнить не смог.

— Как вы туда забрались? — спросил он, рассматривая внутренним взором левую, вертикально уходящую к далекому небу («Выходит, я все-таки смотрел вверх?») стену ущелья.

— Увидите, Карл, — рассеянно ответил Гавриель. — Ночью. При луне.

— Хорошо, — не стал настаивать Карл. — Так что же написал в своих записках князь Раконы?

— Много интересного, — возможно, маршал Меч не был уверен в том, о чем он говорит, но все-таки он говорил, и теперь его речь была похожа на движение несчастного путника, пересекающего замерзшую реку по тонкому льду. — Много любопытного, но главное, он не был чернокнижником, Карл. Да и великим магом, по большому счету, я бы его не назвал. Все его темное могущество выражалось в том, что он умел смотреть сквозь тьму. Только и всего, Карл. Немало, конечно, но, согласитесь, и не много.

— Уль смотрел сквозь тьму, — Карл почувствовал, что обязан произнести это вслух. Знание было слишком большим, чтобы сразу найти ему место в своей душе.

— Вас это ужасает, Карл? — без тени удивления в голосе, спросил Гавриель. — Напрасно. Не спорю, это темное искусство, но не черное. Вы же художник, мой друг, вы должны чувствовать разницу.

— Рукопись все еще там? — странно, но то, что он открыл даме Виктории, рассказать сейчас Гавриелю, Карл не смог. И Деборе он об этом не рассказал тоже. Во всяком случае, пока.

— Я думаю, что да, — Гавриель снова стал задумчив. Неуверенность из его голоса исчезла, но зато он, по-видимому, снова вернулся к каким-то своим мыслям, занимавшим его во все время разговора, и делиться которыми с Карлом маршал не спешил. — Во всяком случае, я их оставил там, где они пролежали предыдущие четыре столетия. Такие вещи… Впрочем, вернемся к вам, Карл. Вы сказали, что теперь вы герцог. Цезарь получил право жаловать своих подданных высшими титулами принципата?

— Нет, Гавриель, — покачал головой Карл. — Великие бояре никогда на это не пойдут. Я получил титул по наследству.

— Вы были женаты на ком-то из этой семьи, — даже теперь голос маршала не дрогнул, и все-таки чувство, глубоко запрятанное за стеной равнодушия, скрыть вовсе не смог. Это была старая история, которая никогда не омрачала их дружбы, но которую, тем не менее, всегда принимали в расчет оба, и Гавриель, и Карл.

— Да, ее звали Стефания, — коротко объяснил Карл. — Она умерла тридцать лет назад.

— Вот, как! Ну что ж, примите мои соболезнования Карл.

— Они приняты, Гавриель, — мягко ответил Карл.

— С кем собирается воевать Флора?

— С нойонами.

— Что ж, цезарь прав. Победить империю нойонов способны только вы. Но нойоны… Я полагаю, что не ошибусь, если предположу, что пала Южная стена?

«Южная стена?»

Несомненно, маршал был необычайно проницателен, и мысль его по-прежнему была стремительна и точна, как стрела, выпущенная умелой и сильной рукой. Все, что не было сказано вслух, он домыслил сам. Впрочем, для того чтобы мыслить таким образом, надо было многое знать и помнить все это многое. Сам Карл вспомнил о пророчествах женевского безумца всего лишь четыре месяца назад, когда ему практически случайно — «А случайно ли?» — попалась в руки копия старинного пергамента. Копия, которую Карл собственноручно сделал, находясь на службе у мемельского герцога Каффы. Но вот, и пророчества нашлись, и странные совпадения не заставили себя ждать, и маршал Меч интерпретировал намек на войну с нойонами одним единственным образом.

— Да, — ответил он вслух. — Южная стена пала.

— А стальные братья?

— Вот, — Карл тронул рукой сначала украшенную алмазами рукоять Убивца, а затем положил ее на кинжал — Синистру. И раз уж разговор затронул эту тему, решил, что имеет право, спросить, наконец, о том, о чем никогда не спрашивал, пока не стало слишком поздно.

— Могу ли я спросить вас, Гавриель, о происхождении вашего меча?

— Меч, — повторил Гавриель. — Меч… Видите ли, Карл, я не вполне уверен, что имею право рассказывать вам об этом. Впрочем, вы получили меч в дар, и Убивец вас принял, и, значит, условия соблюдены… И вы встретились с парным ему кинжалом, который… С другой стороны… — Гавриель был очевидным образом растерян, что было для него не характерно. — Карл, вы читали книгу Августа Шорника?

— «Славные мечи»? Да.

— Вы слышали о ней прежде? Искали ее?

— Нет, — снова покачал головой Карл, вспомнив всю долгую историю своих встреч с этой книгой. — Пожалуй, это она искала меня.

— Тогда, возможно… — казалось, что Гавриель все еще не был уверен. — Я нашел его в Новом Городе,… в трех лигах от столицы Вольхов есть такое место. Оно называется «Облачный клык». Если нету тумана, и облако не сидит на скале, то ночью, при луне…

«Ночью, при луне, — мысленно повторил Карл. — Два разных места… Две скалы. Любопытно».

— На вершине «Облачного клыка» есть развалины замка. Их трудно увидеть, но… Гароссцы называют его «Герстово пепелище». Герст… Как бы вы, Карл, произнесли это имя на загорский лад?

— Хельшт, — не задумываясь, ответил Карл. — Хельшт?

«Бывают ли такие совпадения? — спросил он себя, и мысленно пожал плечами. — У меня бывают».

Хельшт тоже, по слухам, родился под Голубой Странницей. Тоже жил в замке на неприступной скале, и руины его крепости были видны только в лунную ночь. Знать бы еще, кто и когда разрушил эти замки.

— Хельшт?

— Да, я думаю, это была его крепость. Там есть что-то вроде маленького храма. Он тоже разрушен, разумеется, как и все вокруг, но… Несомненно, когда-то это был храм, Карл, вот только, каким богам молился Хельшт, я не знаю. Но зато именно там я нашел Убивца. Случилось это лет за пятьдесят до нашей встречи. Евгений тогда был всего лишь одним из лейтенантов гвардии Рамонов, а я… Я тоже был молод и полон честолюбия. Что это за птица, как вы думаете?

Карл поднял голову и посмотрел в выцветшее от жары небо. Крупная птица неторопливо скользила на широко расправленных крыльях достаточно высоко, чтобы видеть «полмира», но недостаточно, чтобы казаться черной неподвижной точкой.

— Я думаю, это орлан.

— Прощайте, Карл, — неожиданно сказал Гавриель. — Было славно повидать вас вновь, но я чувствую, что время мое истекло.

Карл мучительно хотел повернуть голову и снова — возможно, в последний раз — увидеть маршала Гавриеля, однако интуиция подсказывала, что делать этого не следует, и он продолжал смотреть в небо.

— Эта Стефания… — голос Гавриеля стал глухим и невнятным, как будто между ними возникла и продолжала расти невидимая преграда. — Ваша жена… Она, должно быть,…

Молчание затянулось, и Карл, наконец, повернул голову.

Дорога была пуста.

2

Слева от тракта, за редкой рощицей каких-то невысоких хвойных деревьев, виднелись приземистые строения дворянской усадьбы или, быть может, большого хутора. Туда уводила хорошо утоптанная тропа, петлявшая между придорожным кустарником, по сжатому кукурузному полю и исчезавшая среди деревьев, окружавших постройки. Однако, оценив на глаз расстояние, отделявшее его от человеческого жилья, Карл решил не тратить время на поиски иллюзорного комфорта. Он расседлал коня, стреножил и пустил щипать пожухлую траву чуть в стороне от тракта. А сам уселся в тени старого ореха прямо на землю, съел гречишную лепешку с куском козьего сыра из своих небогатых дорожных запасов, бросил в рот горсть золотистого войянского изюма, запил красным — с запахом дёгтя — вином с северного берега Флорианского моря, и раскурил трубку.

Разговор с Гавриелем оставил у него неприятный осадок. Любой, кто не знал маршала так, как знал его Карл, мог счесть их беседу вполне обычной, и даже более того, весьма содержательной. И в самом деле, Гавриель рассказал Карлу немало интересного, однако, все, что сказал маршал, несло на себе отпечаток недосказанности, фрагментарности, и незаконченности. Как ни посмотри, но и вполне связным этот разговор тоже не выглядел. Во всяком случае, таково было ощущение самого Карла.

За все время, что он сидел под деревом, по тракту прошло лишь несколько местных крестьян, вряд ли направлявшихся дальше, чем в соседнюю деревню, да проехал в ту же сторону, куда двигался и сам Карл, крытый дерюгой фургон. Но преследователь Карла так и не появился.

«Нет, — мысленно покачал головой Карл. — Преследователь — слишком сильное слово».

Он выбил трубку, присыпал пепел сухой землей, сделал еще один — последний — глоток из бурдюка с вином, и хотел уже продолжить свой путь, когда на тракте появилась одинокая всадница. При виде стройной черноволосой наездницы в голубых и синих шелках и ее серой в яблоках кобылы, у Карла болезненно сжалось сердце. Но терпеть боль давным-давно стало для него настолько привычным, что ни один мускул не дрогнул на обращенном к дороге лице, однако отвести глаз от женщины он уже не смог. Так и сидел под деревом, глядя на дорогу и приближающуюся неспешной рысью всадницу.

Наконец, она достигла того места, где ожидал ее Карл, съехала с тракта и направилась прямиком к нему. Он встал и, шагнув ей навстречу, протянул руку, чтобы помочь спуститься из седла.

— Здравствуй, Карл, — сказала Стефания, принимая его руку, и соскальзывая с высокой кобылы на землю. Проделала она это настолько легко и грациозно, что, казалось, будто и не человек она вовсе, а пришедшая из старинных сказаний лесная фея. И так же, как феи осенних лесов, Стефания блистала незнакомой Карлу, изысканной, но несколько холодной красотой.

— Здравствуй, Стефания, — поклонился Карл, приглашая ее жестом в тень.

— Этот человек идет за тобой, или мне показалось? — спросила Стефания. Она не уточнила, кого именно имеет в виду, но Карл ее понял и без этого.

— Да, он идет за мной.

— Странно, — голос Стефании звучал холодно и едва ли не отчужденно. — Он не похож на шпиона и на наемного убийцу он не похож тоже.

— Ты имеешь в виду, что он великоват для того, чтобы быть «тенью»?

— И это тоже, — подобрав пышные юбки, она опустилась на землю, и посмотрела на Карла. — У него нет страха в глазах, Карл. Это важнее.



— Ты права, — кивнул Карл, садясь напротив нее. — Его зовут Март, он аптекарь из Семи Островов, — мозаика сложилась, и он мысленно покачал головой, представляя себе причины, побудившие Марта выступить в путь вместе с ним. — Он мой друг, и таким необычным образом проявляет свою обо мне заботу.

— Почему же он следует за тобой в отдалении?

— Потому что я вышел в дорогу один.

— У тебя больше нет друзей, Карл? Нет слуг и домочадцев? — казалось, она удивлена, возможно даже, обескуражена.

— Они у меня есть, Стефания, — тихо ответил Карл, не в силах оторвать взгляда от ее лица. — У меня все есть, милая. Нет только тебя.

Стефания подняла взгляд и посмотрела ему в глаза. Несколько мгновений длилось молчание, потом тень грустной улыбки коснулась ее изысканных губ, но это было единственное выражение чувств, которое он теперь увидел.

— Как ее зовут? — спросила после паузы Стефания.

— Дебора.

— Просто Дебора? — ее голос был ровен, лицо спокойно.

Стефания всегда умела находить то главное, что скрывалось за звуками слов. Не утратила она этой способности и теперь.

— Дебора Вольх, — ответил Карл.

— Кажется, — чуть нахмурилась Стефания, и это было уже второе чувство, которое отразилось на ее лице. — У Гедеона Чалого есть дочь. Ей должно быть теперь год или два.

— Уже тридцать один, — мягко сказал Карл.

— Значит прошло так много лет… — ее лицо снова было безмятежно. — Как ты жил все эти годы?

— Я шел, — сердце снова было полно боли и черной крови. Боль, ненависть… К кому? К чему? И ярость, которую было не на кого обрушить.

— Ты шел, — повторила она за ним. — Куда?

— Никуда.

— Тебе было жаль меня, Карл?

— Жалость неподходящее слово, — возразил Карл. — Мне тебя не хватало.

— Извини, — чуть улыбнулась Стефания, и ее лицо на мгновение ожило, так что Карл едва не задохнулся от чувства узнавания. Прежняя боль становилась новой болью.

— Извини, — сказала Стефания. — Я знаю, но женщины… Ты должен знать, какими мы можем быть.

Карл молчал, ему нечего было сказать.

— Это она? — неожиданно спросила Стефания, поднимая глаза к небу. Вот теперь в ее голосе появилось настоящее чувство.

«Почти настоящее».

— Возможно, — ответил Карл, тоже посмотрев в небо. — Я не могу различить отсюда. Слишком высоко.

На самом деле, он не был уверен, что смог бы отличить настоящую птицу от оборотня, даже летай она много ниже, а на такую удачу, чтобы орлан подлетел к нему совсем близко и оставался рядом так долго, как надо для уверенного узнавания, он и вовсе рассчитывать не мог. И все-таки, сердце говорило, «да», а своему сердцу он привык доверять.

— Слишком высоко, — повторил он.

— Я тоже не могу, — с сожалением в голосе сказала Стефания. — Но хотелось бы думать, что это она.

— Ты знала, — Карл не спрашивал, сомнений после ее слов остаться не могло.

— Да, — не отрывая взгляда от высокого неба, сказала Стефания. Ее голос звучал ровно. — Я хотела тебе рассказать, но, видимо, не успела.

— Жаль, — что еще мог сказать Карл?

«Судьба».

— Не жалей, — Стефания опустила взгляд, и теперь ее синие глаза снова смотрели в глаза Карла. — Что случилось, то и случилось. Ведь так?

— Это мои слова, — признал Карл.

«Судьба».

— Твои, — ее губы чуть дрогнули, намекая на улыбку. — Куда ты направляешься?

— Я иду к Воротам Саграмон.

— Зачем?

Зачем? Отличный вопрос. Зачем он идет к Саграмонским воротам? В чем смысл этого поступка?

Однажды Иннокентий Мальца спросил своих учеников, рассевшихся перед философом на застеленном соломой земляном полу: «Откуда мы знаем, что то, что мы знаем, истинно?» Возник диспут, но профессор в него не вмешивался, позволив студиозусам говорить все, что они хотели и могли сказать. Он лишь сидел молча на скамье, поставленной на невысокий помост, кутался в свой изношенный плащ, едва ли способный согреть немощное тело — стояла зима, и было очень холодно — смотрел и слушал, и, возможно, обдумывал услышанное. Во всяком случае, много времени спустя, кое-что из сказанного в тот день Карл нашел в последней книге Мальца. Впрочем, философ подверг наивные разглагольствования студиозусов столь изощренному анализу и интерпретации, что узнать исходные мысли было совсем не просто, но память не подвела Карла и на этот раз.

Сам он в споре не участвовал. Он так же, как и мэтр Мальца, молча наблюдал за другими диспутантами, слушал их внимательно, однако ему самому нечего было сказать. Означало ли это, что Карл не умел облечь свои мысли в подобающие случаю слова? Или, что у него наблюдался недостаток самих мыслей, или его воображение было недостаточно развито? Вероятно, нет. Дело было в другом. Мнение Карла было удручающе тривиально, чтобы высказывать его вслух. В этом смысле, Карл мало чем отличался от тех простых людей, которые, как и животные, жили, полагаясь лишь на свои чувства, и не задавались вопросами, само существование которых отнюдь не вытекало из опыта их жизни. Тепло и холод, боль и довольство, солнце, луна и земля, вода и огонь — что могло быть материальней и естественней этих сущностей? Какие сомнения в правдивости знания, дарованного человеку его пятью чувствами, могли возникнуть, пока хозяин этих чувств оставался в тех пределах, где ничто не подвергало сомнению тяжелый опыт поколений? Следовало ли, в таком случае, заменять устоявшуюся картину мира, сложными теориями, в которых сущее представало то грезами богов, то эманациями тонких сущностей?

Диспут длился с полудня до полудня и завершился самым естественным образом, когда истощившиеся физически диспутанты просто не могли уже продолжать его далее, но истина, которая, по уверениям мудрецов, должна была родиться в споре, так им и не открылась. Возможно, ответа на вопрос Иннокентия Мальца не существовало вовсе.

«Вероятно, — подумал тогда Карл. — Существуют вопросы, ответы на которые, следует искать не разумом, а душой. Что говорит сердце, то и есть истина».

Эта давняя история вспомнилась теперь Карлу неспроста. Стефания задала вопрос, который и сам он не раз и не два задавал себе за прошедшие четыре месяца. Зачем? Для чего он теперь идет к Воротам Саграмон, и должен ли он вообще туда идти? Много вопросов. Однако, на самом деле, всего один, зато из тех, ответить на которые разум бессилен. Существует ли для него, Карла Ругера, свобода воли?

В тот момент, когда он усомнился в справедливости утверждения, что его судьба — дорога, что в свою очередь, всегда предполагало, что лишь Хозяйка Судьба направляет его по бесконечным тропам ойкумены, Карл оказался один на один с какой-то иной, неведомой ему силой, которую заподозрил — и не без причин — в некоем не известном ему еще умысле. Ирония, однако, заключалась в том, что, бросив — вольно или нет — Кости Судьбы, и обретя, благодаря этому, казалось бы, абсолютную свободу, Карл обнаружил себя идущим по неверной земле, где всюду, куда он мог бы захотеть поставить ногу, могли оказаться зыбь или топь. В результате, он нашел себя в ситуации полной неопределенности. Разум не в силах был определить, что верно, а что нет. Где заканчивается случай и начинается план? Где собственная воля Карла торит путь к цели, которую выбрал себе он сам, и когда его, Карла, ведет вперед невидимый кукловод, продвигая, как шахматную фигуру, к собственной, этого тайного врага или, напротив, доброжелателя, цели? Но там, где оказался бессилен разум, Карл решил, как и в прошлом, довериться своему художественному чувству. И решение созрело само собой, как зреют сыры в чанах или вино в бочках, и интуиция приняла его без возражений. Карл решил не спрашивать себя, зачем он идет к Воротам Саграмон, но тем не менее пойти туда и посмотреть, что из этого выйдет. В тоже время, он положил не спешить с путешествием, предоставив случаю и стечению обстоятельств определить, когда ему следует отправиться в дорогу. И еще, он понял, что пойдет один, а почему так, и зачем, он спрашивать свое сердце не стал.

— Зачем? — спросила Стефания.

— Пока не знаю, — искренно ответил Карл. — Видишь ли, у меня было что-то вроде видения или предсказания. Что-то, связанное с Воротами Саграмон. Я был там однажды, но не припомню, чтобы дорога на перевал была отмечена чем-то особенным, таинственным, или необычным. Не знаю, есть ли там хоть что-нибудь, ради чего стоило предпринимать это путешествие. Впрочем, я плохо знаю эти места. Возможно, что там все-таки что-то есть. Или там меня ожидает встреча с кем-то, о ком я еще не знаю или о ком успел позабыть? Все возможно.

Кажется, Стефанию заинтересовали его слова. Она задумалась, будто пытаясь что-то вспомнить, и Карл ее не торопил. Кто знает, не откроется ли ему сейчас еще что-то из того, о чем он никогда даже не слышал, как случилось это несколькими часами ранее в разговоре с Гавриелем?

— Геррид, — вдруг сказала Стефания. — Ульмо Геррид, отец Августа Герра — родоначальника нашей семьи, жил где-то там. Возможно, в долине Пенистой, или выше, на Волчьем плато, или еще выше, на Ступенях. Я точно не знаю, но в нашей Домашней книге это должно быть записано.

«Вот только книга та осталась во Флоре… Впрочем, Кершгерид, Герст, Геррид… К чему бы такое сходство? Или это опять случайное совпадение?»

— Домашняя книга? — переспросил Карл.

— Да, — кивнула Стефания. — Спроси Ахилла, он тебе не откажет.

— Ахилл погиб на охоте четыре года назад, — сказал Карл.

— Женат он, естественно, не был, — она задумчиво сдвинула брови. — Или все-таки?

— Нет, — покачал головой Карл. — Он не женился, и не озаботился даже тем, чтобы усыновить кого-нибудь из своих «друзей».

— Значит, теперь герцог Герр ты?

— Да.

— А Валерия?

— Она, естественным образом, моя наследница. В данный момент, ей перешел титул графов Ругеров, но ее собственный титул стоит во Флоре выше.

— Она замужем? За кем? — оказалось, что этот вопрос Стефанию заинтересовал по-настоящему.

— Она вышла замуж за бана Конрада Трира. Конрад…

— Я помню Конрада. Что ж, это хорошая партия.

Карл неожиданно для себя поднял глаза к небу и увидел двух больших птиц, паривших на волнах теплого воздуха высоко над землей. Когда он опустил взгляд, Стефании рядом с ним уже не было. Не было и ее лошади.

3

После полудня подул слабый восточный ветер, но облегчения не принес, потому что зной достиг уже максимума, а ветер прилетел оттуда, где наверняка было немногим прохладнее. Зато теперь по тракту поползли неторопливые песчаные змейки, переходившие при резких порывах ветра «на бег». Еще через полчаса, в небе появились редкие размазанные облачка и резво побежали над головой, но зато больших птиц Карл там больше не видел.

Таборги он достиг, когда солнце спустилось уже к пятичасовой линии, но световой день еще не закончился, и Карл решил в городе не останавливаться, а заночевать у костра, сделав за сегодняшний день еще три-четыре лиги.

Вблизи Таборги, во всяком случае, с северной ее стороны, тракт ожил, что было вполне ожидаемо. Теперь на нем появились многочисленные пешие и верховые путники, проезжали — в разных направлениях — телеги и фургоны, попадались гурты овец и стада коров. Все спешили засветло добраться до города, или, напротив, выехав из него, возвращались к себе домой, в разбросанные по окрестным холмам деревни, хутора и дворянские усадьбы. Однако, когда Карл миновал этот крохотный городок, имевший, впрочем, достойные крепостные стены, как и все остальные торговые города во Флоре, Гуртовая тропа быстро опустела, и в ранних сумерках, Карл снова оказался на дороге один, если не считать, конечно, аптекаря Марта, по-прежнему следовавшего за ним в уважительном отдалении.

— Что это значит?! — голос женщины, внезапно возникший в вечерней тишине, нарушаемой лишь стуком копыт, звенел от возмущения. — С какой стати?!

Карл повернул голову и не удивился, обнаружив, что на дороге он уже не один. Слева от него на превосходном игреневой[4] масти жеребце ехала дивной красоты женщина. Впрочем, красота обращенного к Карлу лица была холодной и, пожалуй, даже отталкивающей, тем более, что сейчас на нем отражались весьма противоречивые чувства — возмущение, удивление, страх и ярость — которые женщину отнюдь не красили. Она была, по-видимому, высока и прекрасно сложена. Во всяком случае, дорожное платье из изумрудного бархата и зеленоватого прошитого золотой нитью шелка, украшенное золотистыми кружевами и скромными по размерам, но яркими самоцветными камнями, не скрывало, а, напротив, подчеркивало ширину ее бедер и пышность груди. Волосы, полускрытые темно-зеленой шляпой, были очень светлыми, почти седыми, но, вероятно, правильнее было считать их льняными. Прозрачные глаза полные ярости и страха смотрели прямо на Карла.

— Зачем?! — голос женщины поднялся едва ли не до крика.

Она не была похожа ни на великолепную Сабину — супругу лорда Томаса Альба, ни на роскошную и наглую Галину Нерис, ни на изысканную Софию Цук, ни на царственную княгиню Клавдию, и все-таки что-то от каждой из этих женщин в ней присутствовало.

— Не надо так волноваться, моя госпожа, — поклонился Карл. — Позволено ли мне будет узнать ваше имя?

— Зачем тебе, Карл? — ее оскал, по-видимому, должен был считаться улыбкой. — Неужели тебе мало имен? Выбирай любое!

— Но я настаиваю, — улыбнулся Карл, почувствовавший, что находится на верном пути.

— Я… — было видно, что женщина изо всех сил борется с силой, которую ей, впрочем, было не одолеть. — Мое…

— Смелее, сударыня, — насмешливо предложил Карл. — Я жду. Итак, как вас зовут?

— Норна, — выдохнула женщина.

— Просто Норна? — уточнил Карл.

— Чего ты хочешь, Карл? — по лицу женщины было видно, что она все еще пытается противостоять неизбежности.

— Я хочу знать ваш титул, сударыня.

— Лунная… — слово далось ей с трудом, но в следующее мгновение лицо женщины разгладилось, и на губах появилась довольная улыбка. — Достаточно, Карл. На этом месте мы должны остановиться, — теперь в ее голосе слышалось торжество. — Должна признать, что я тебя недооценила, но кто не ошибается?

Она помолчала секунду, с интересом рассматривая Карла.

— Ты оказался хорошим учеником, Карл, — сказала она, наконец, ровным, ничего не выражающим голосом. — И достойным противником. Тем сладостнее будет моя победа. А теперь, прощай, Карл. Твое время истекло.

В следующее мгновение всадница и ее конь в богатом уборе исчезли, как будто их никогда здесь и не было.

«Значит, ее зовут Норна, — устало подумал Карл. — А „лунная“, скорее всего, предполагает следующее за ним слово „дева“, не так ли? Лунная Дева Норна…Так просто?»

Некоторое время он медленно ехал по пустынной дороге, размышляя над множеством вещей, которые открылись ему в этот день. Если откровенно, то как бы странно ни выглядело произошедшее с ним сегодня на Гуртовой тропе, по-настоящему удивительным представлялся Карлу именно визит Норны. Содержание разговора не оставляло сомнения в том, что женщина эта жива и явилась к Карлу помимо своей воли. Какие-то мгновения, она, по-видимому, всецело находилась в его власти, вернее, во власти неких чар, о которых он, Карл, к сожалению, ничего не знал. Однако сила неведомого колдовства — «Кто ворожит сегодня на старом тракте?» — не смогла удержать ее надолго и Лунная Дева, которая и сама, вероятно, обладала не малым Даром, смогла освободиться от наброшенных на нее пут. Карл так и не узнал, была ли она его единственным врагом, и почему, зато, он знал теперь наверняка, что нападение крылатых людей организовала именно она, ведь ярхи поклонялись Лунной Деве, а Лунную Деву, оказывается, звали Норной.

«Итак, люди луны», — что ж, о ярхах, благодаря расследованию, предпринятому Иваном Фальхом, Карл знал теперь гораздо больше, чем в утро после их нападения. Откровенно говоря, теперь он знал о них хоть что-нибудь, потому что раньше он не знал о них ничего. Однако следовало признать, что и он, и Норна совершили одну и туже ошибку: они недооценили один другого. Эта женщина — кем бы она ни была на самом деле — не являлась мелкой авантюристкой, как полагал Карл еще несколько месяцев назад. Она была полна честолюбия, это так, но цели ее были куда как сложнее, чем могло показаться при поверхностном рассмотрении фактов, а ее возможности… Карл пока знал слишком мало о том, на что способна Норна, но было очевидно, что она обладает Даром, чего он ранее не предполагал, многое знает, и умеет тоже многое.

«Она умеет смотреть сквозь тьму», — напомнил он себе.

Собственно, это было очевидно. Как бы ей не уметь «искать во тьме», если сама же она его этому и научила?

«Умеет», — и значит, всегда может узнать, где находится Карл. Впрочем, верно и обратное. Карл тоже может узнать, где она находится, и, если подумать, то не только это.

Еще около часа он ехал по тракту, наблюдая, как стремительно вытесняет свет ночная мгла, и, размышляя о том новом, что довелось ему узнать таким странным способом. Когда сумерки сгустились до такой степени, что продолжать путь стало невозможно, Карл выбрал удобное место близ дороги, на опушке небольшой кедровой рощи, и, съехав с тракта, в считанные минуты разбил немудреный лагерь. Расседлав коня и сняв с него дорожные сумки, Карл напоил его водой из бурдюка, обтер, и отпустил щипать траву, пообещав себе, впрочем, устроить Гектору завтра же — в первой деревне, которая встретится им на пути — «званый обед» с зерном. А пока Карл отправился собирать среди деревьев валежник, чтобы разжечь костер. Ночная тьма, разреженная лишь слабым светом восходящей луны и яркими искрами звезд на вновь очистившемся от облаков небосклоне, ему не мешала. Он видел достаточно хорошо, чтобы не заблудиться среди деревьев и не спутать сухую ветку с притаившейся во мраке змеей. Впрочем, змей он так и не обнаружил, зато валежника здесь оказалось столько, что уже через четверть часа, он сидел перед ярко горевшим костром, устроившись прямо на земле, и лишь бросив на нее свой старый дорожный плащ.

4

Леон вышел из мрака и остановился в круге света, отбрасываемого костром.

— Не доехал, — в голосе Мышонка не было печали, одно только раздражение. — И никакие мои фокусы не помогли.

— А что ты умеешь? — спросил Карл, вставая. Он вдруг понял, что Леон уже никогда к нему не приедет, во всяком случае, настоящий, живой Леон.

— Много чего, — отмахнулся Мышонок. Чувствовалось, что он все еще находился во власти последнего в своей жизни настроения. — Да, почти все. Им, Карл, тоже досталось. Не сомневайся. Но мне-то что с того? Месть сладка, как мед, Карл, пока ты жив. А если уже нет?

— Расскажи, — предложил Карл.

— Рассказать? — было такое ощущение, что Леон неожиданно очнулся от забытья, или проснулся, как это бывает с сомнамбулами, и теперь растерянно озирался вокруг, ни на чем, впрочем, не задерживая своего взгляда надолго. — Рассказать? Впрочем, да. Потому что, если не я, то, может быть, ты… Пожалуй, я сяду.

Однако не сел. Еще какое-то время, он неуверенно потоптался на месте, потом пожал плечами, и хотел, было, уже сесть — во всяком случае, таково было движение, которое обозначило его тело — но остановился и стал снова беспокойно оглядываться вокруг.

— Что это за место? — спросил он, беспомощно таращась во тьму.

— Это Флора, Мышонок, — стараясь не повышать голоса, ответил Карл. — Три-четыре лиги южнее Таборги.

— Вот, как… — Леон был растерян. Прежнее его раздражение куда-то улетучилось, и вообще создавалось впечатление, что сила его эмоций стремительно убывает. Он все еще стоял на месте, переступая время от времени своими короткими ногами, похоже на то, как делают это застоявшиеся лошади, но теперь Леон смотрел уже на Карла, и выражение лица у него было такое, как будто он пытается вспомнить что-то важное, например, что он здесь делает и как сюда попал?

— Холодно, — неожиданно сказал он. — Камни холодные…

Леон перевел взгляд на огонь, помолчал.

— Тепло, — снова заговорил Леон. — Мне нужно тепло, но полтораста лиг… тебе не успеть. К утру я совсем закоченею.

— Садись, Мышонок, — предложил Карл. — Садись, и я сяду. Поговорим.

— Сесть? — Леон быстро взглянул на Карла. — Да, пожалуй. Торопиться уже некуда.

То, как он сейчас говорил, совершенно не походило на изысканную манеру речи кавалера и полномочного министра. Мышонок неуверенно опустился на землю рядом с костром, поерзал худым задом, устраиваясь поудобнее, и посмотрел на Карла:

— Спрашивай, Карл, спрашивай…

— Кто это был? — спросил Карл, тоже опускаясь на землю.

— Ярхи… Ты знаешь, кто такие ярхи?

— Да, — кивнул Карл. — Знаю. Когда это случилось?

Леон хотел, было, ответить, но не произнес ни слова, озабоченно рассматривая ночное небо, к которому поднял голову.

— Сейчас… Подожди… До полуночи еще часа два, я полагаю… Значит,… Да. Да, Карл, они напали на нас около часа назад.

— Где?

— На Второй ступени, — пожал плечами Леон. — Кажется, это место называется Вторая ступень.

«Вторая ступень! Ворота Саграмон…»

— Постой, — сказал Карл. — Саграмонские Ворота? Но как ты — именем богов! — оказался в Мраморных горах?! Ведь Неминген…

— Я был в Орше, — перебил его Мышонок, впрочем, не повышая при этом голоса, и никак не выразив нетерпения или какого-либо иного чувства. — А в Немингене… Видишь ли, в конце концов, я поссорился с протектором и мне пришлось уносить ноги. Впрочем, это не важно. Я решил ехать через Сегед. В Сегеде оставил свой возок, и мы пересели на лошадей. Проводник говорил, что в это время года, дорога через перевал не будет трудной, и мы быстро доберемся до Флоры…

— Сколько же вас было? — спросил Карл.

— Десятеро, — удивленно поднял брови Мышонок, как будто не мог понять, как это Карл не знает таких простых вещей. — Я, пятеро телохранителей, двое слуг, повар… И проводник, разумеется. Он обещал, что дорога будет не трудной, но он или врал, или она действительно была легкой… Для него. А я, Карл, плохой наездник, и потом я привык к комфорту, но какие удобства могут быть в диких горах?

— А сколько было нападающих?

— Много, Карл, — Леон почесал свою лысину, как бы пытаясь вспомнить, сколько именно врагов напали на него в ущелье Второй ступени. — Много, и они знали… Да, Карл! Они знали, что со мной шутки плохи. Они подстерегли нас… Уже смеркалось… Пожалуй, я тебе соврал. Два часа назад… Мы как раз искали место для лагеря, когда… У них были арбалеты, Карл… Я «услышал» и успел предупредить остальных, но «злая речь» требует времени… Половина моих людей погибла раньше, чем я смог убить первого из нападавших. И моя лошадь тоже… Я упал, потом встал, выставил «щит», но, видимо, поспешил… Грудь и голову я прикрыл, но болт попал мне в бедро и перебил кость… Очень больно… Но я «заморозил» ногу и даже смог пройти на ней несколько шагов, чтобы укрыться за скалой. Оттуда я убил еще одного… Он был крылатый… Только ярхи… Но почему ярхи, Карл? Я никогда не имел с ними дела…

— Что ты с собой вез, Леон? — вопрос напрашивался сам собой.

— Да, нет, Карл, — отмахнулся Мышонок. — Ты не понял. Это были не разбойники. Это были ярхи.

— Я не о деньгах, — покачал головой Карл. — Что у тебя было с собой, кроме денег? Какая-то вещь? Архив?

— Архив? — переспросил Леон рассеянно. — Нет, Карл, мой архив остался в Немингене. Он слишком велик, чтобы брать его в дорогу…

Он вдруг остановился на полуслове и задумался, склонив голову чуть набок, как будто к чему-то прислушиваясь.

— Да, Карл, — сказал он после недолгого молчания. — Ты прав. Два сундука с самыми важными бумагами я все-таки с собой взял, но в ущелье их со мной не было. Они остались в Орше, а с собой я взял только сундуки, но в них лежали книги.

— Что это за бумаги? — спросил Карл, стараясь не думать о том, что произошло с Мышонком, что происходит с ним сейчас.

— Разные, — пожал плечами Леон. — Я всего и не помню. Там находится, кажется, черновик «Наместнической Войны»…

— Черновик? — удивился Карл. — Ты же уже опубликовал эту книгу.

— Опубликовал… — Леон беспомощно посмотрел на Карла и снова почесал лысину. — Ох, Карл, и хороший стрелок однажды промахивается… В рукописи… Ну, я не все опубликовал, да только и того, что напечатано, вполне достаточно. А с собой у меня был только один пергамент — расшифровка Женевского пророчества.

— Так, — кивнул Карл, чувствуя, как знакомый непокой овладевает его бестрепетным сердцем. — Женевское пророчество.

— Ну, да, — тоже кивнул Леон, но, если не обращать внимания на вполне уместные жесты, по его виду трудно было понять, какие чувства он испытывает. Скорее, следовало предположить, что он не испытывает теперь ровным счетом никаких чувств.

«Равнодушие».

— Ты дал мне когда-то копию пророчества, — продолжал говорить Мышонок. — Лет десять назад я о нем вспомнил. Читал что-то и вспомнил… В общем, я стал над ним думать… Ты знаешь, Карл, оказывается, только ленивый не брался за его расшифровку, но я… Я единственный, Карл, смог понять, о чем говорил этот бедняга… Кожаный футляр… Я… Я сунул его в какую-то щель между камнями… Не помню. Было уже темно. Я спрятал его и перебрался в другое место. Вокруг… Все были убиты, и друзья, и враги… Нет, подожди… Один с крыльями был жив. Он долго еще ходил там, а я уже не мог… Не мог. Он ходил там, искал, нюхал камни… Не думаю, чтобы он что-нибудь нашел…

— А ты? — спросил Карл, просто потому что уже не мог не спросить.

— Я… — Леон равнодушно пожал плечами и посмотрел на Карла. Его взгляд был безмятежен и пуст, как у младенца. — Он слушал мое сердце, но я его остановил. Наверное, он решил, что я мертв. Впрочем, я, и в самом деле, мертв. Кровь уходит слишком быстро, и у меня нет сил ее остановить. Холодно… Очень холодно, Карл. До утра я не дотяну, а может быть, я уже…

Его голос звучал ровно, монотонно, а речь утратила плавность и связанность. Время уходило, и следовало спешить, тем более, что ничем другим Карл Леону помочь уже не мог.

— А те бумаги, что остались в Орше? — спросил он.

— Они на кладбище, — сообщил Мышонок рассеянным тоном. — В каком-то заброшенном склепе. Не помню.

— Кто знал о том, что ты расшифровал Женевское предсказание?

— Все, кто пожелал узнать, — пожал плечами Леон. — Я же, дурень хвастливый, так и написал в «Наместнической войне».

«И поехал через Ворота Саграмон, и туда же направился я…»

— Кто знал о том, что ты «хозяин слова»? — спросил он через силу.

— Никто… не знаю, — казалось, силы покидают Леона. — Извини, Карл, но, кажется, я должен идти.

— Подожди! Ты знаком с Даниилом Филологом?[5]

— Даниил? — Леон погладил лоб, как будто вытирал испарину, которой, впрочем, там не было. — Даниил Кормак… Да… В Бонне… Лет сорок назад… Он научил меня «рамочным формулам»… Теперь, он, кажется, в Семи Островах…

5

Мышонок ушел. Придет ли он когда-нибудь еще? Карл этого не знал, зато он знал теперь другое, Леон из Ру ушел туда, откуда не возвращаются. Настоящий Леон. А тот, кто сидел еще совсем недавно напротив Карла, освещенный светом живого огня, и говоривший с Карлом голосом Мышонка, это все-таки был уже не Леон. Карл не знал, кто это был или, быть может, что, но рациональное знание и знание сердца, разные вещи. Художественное чувство трудно обмануть, впрочем тот, кто приходил к его костру, те, кто посетил Карла сегодня на Гуртовой тропе, и не пытались казаться тем, чем, на самом деле, не являлись.

«Мышонок»

При мысли о друге, казалось, закипела в жилах кровь, и красный туман встал перед глазами. Таких сильных эмоций Карл не испытывал с тех пор, когда полгода назад увидел на Льняной улице толпу разбуженных среди ночи, испуганных людей и решил… Боги! Тогда, его воображение нарисовало образ мертвой Деборы, и ужас от необратимости свершившегося, разрушил стены уверенного спокойствия, которые Карл возвел вокруг своей души. Холодная ярость затопила его тогда всего целиком, и он был готов залить Сдом кровью и утопить его в этой крови.

Карл сидел перед костром, смотрел на огонь, но видел сейчас залитое мраком холодное ущелье в Мраморных горах, черные камни и черные тела, разбросанные, как попало вдоль узкой тропы, ведущей от перевала к долине Пенистой. Черные камни, черные тела… и черная кровь на камнях. Где-то там умирал сейчас маленький нескладный человечек, которого много лет назад, он, Карл, прозвал Мышонком. Леон никогда на него не обижался, вообще ничто и никогда не омрачало их дружбы.

«Ничто и никогда».

Карл снял камзол, вздернул к плечу широкий рукав белой рубахи, и, вынув из ножен Синистру, резко полоснул кинжалом по своему левому предплечью. Протяжно «закричал» клинок, и басовито откликнулся на его вопль Убивец. Хлынула кровь. Секунду Карл безмятежно смотрел на то, как она заливает его руку и капает на камни, потом встал и, протянув руку к костру, пролил свою кровь в огонь.

«Тебе!» — сказал он мысленно. — «Все, что могу».

Ему показалось, что те же самые слова произнесли вслед за ним — на своем особом языке — меч и кинжал, и огонь в костре вспыхнул ярче, чем прежде, как будто кровь Карла могла гореть, как масло или смола. Еще секунду он стоял над огнем, ощущая кожей жар, источаемый пламенем, и чувствуя одновременно тот ужасный холод, который пьет сейчас последние капли жизни из беспомощного тела его друга. Потом он положил ладонь правой руки на рану и, закрыв глаза, представил, как день за днем, медленно, но неуклонно затягивается, заживая, эта рана. Такие вещи удавались ему не часто, а себе самому он смог таким образом остановить кровь всего лишь дважды за всю свою долгую жизнь. Но сейчас он об этом даже не подумал, он просто сделал то, что подсказала ему интуиция и не ошибся. Когда, через несколько минут, он отнял правую ладонь от левого предплечья, от глубокой раны, которую он сам же себе только что нанес, там остались лишь свежий розовый шрам да засохшая старая кровь.

Сердце успокоилось, и кровь уверенно бежала по жилам. Карл ничего не мог сделать теперь для своего друга Леона и, значит, должен был отложить свою боль в сторону. Бесцельная ярость разрушает душу и не приносит облегчения.

Он опустил рукав, снова надел камзол и прислушался. Ночь была тиха, а те слабые звуки, которые все-таки ловило его чуткое ухо, не таили в себе никакой очевидной опасности. Он втянул носом воздух ночи, но и в нем не нашел ничего настораживающего. Тем не менее, поразмыслив, Карл решил не оставлять своего коня на произвол судьбы. «Играющий с Судьбой, платит дороже», — считали в Загорье. А в Илиме говорили еще более определенно: «Не играй с Судьбой в кости, проиграешь». Вспомнив эту старую поговорку, Карл только усмехнулся. В самом деле, в его случае она звучала весьма двусмысленно. Однако и оседлывать коня, тушить костер, идти сквозь ночь на поиски Марта не хотелось тоже. Впрочем, тихой ночью человеческий голос слышен далеко, а свист и того дальше.

Карл встал, обернулся в ту сторону, где — по его расчетам — должен был находиться аптекарь из Семи Островов, и громко свистнул. Свистел он по-убрски, длинно и протяжно, с усилением звука в конце, то есть, так, как свистят обычно убру, собирая своих в ночной степи. «Я здесь. Жду тебя». Что-то в этом роде. Повторив свист трижды, он выкрикнул еще и имя Строителя, надеясь, что Март его услышит — если, конечно, находится там, где должен был находиться — и поймет. В том, что аптекарь поймет его призыв правильно, Карл не сомневался, ведь Март был знаком с убрскими обычаями. Лишь бы услышал.

Он постоял еще немного, прислушиваясь к голосам ночи. Затем, достал из кармана камзола кисет и стал неторопливо и тщательно набивать трубку. Запах табака внес приятное разнообразие в палитру ночных запахов, и Карл неожиданно для себя улыбнулся. Он с удивлением обнаружил, что даже такая безделица, как привычный запах, способна улучшить настроение человека, пережившего в течение одного лишь дня несколько отнюдь не простых встреч с теми, с кем уже не предполагал увидеться никогда, а напоследок, узнал о смерти старого друга из его собственных, казалось бы, навсегда закрывшихся уст.

Перед тем, как раскурить свою трубку, Карл снова призывно свистнул в окружившую его тьму. Прошло несколько секунд и откуда-то, со стороны дороги, послышался тихий отклик. Карл не ошибся, Март действительно знал убрскую «лошну» — пастуший свист. Услышав знакомое, «Иду, оставайся там, где стоишь», Карл усмехнулся и вернулся к костру. Однако прошло никак не менее четверти часа, прежде чем Март преодолел, наконец, разделявшее их расстояние и появился перед Карлом во плоти.

— Доброй ночи, господин мой Карл, — поклонился Март, шедший пешком, ведя своего огромного коня в поводу.

Он мало сейчас походил на скромного аптекаря из Семи Островов, каким увидел его Карл всего полгода назад. Встреть Карл Марта теперь на Гуртовой тропе впервые, принял бы, пожалуй, за сельского дворянина или за отставного офицера. Впрочем, нет. Такой ошибки он бы не допустил. Наверняка, посмотрел незнакомцу в лицо, и тогда, непременно встретил бы особый взгляд желтовато-карих глаз. Март был другим, он стремительно становился другим с тех пор, как когг капитана Грига унес их от берегов Илима навстречу судьбе. И дело было не только и не столько в одежде, которую носил сейчас Март, и не в тяжелой сабле на его боку, а в том, что и лицо аптекаря изменилось, и изменение это не было следствием усталости или необычного освещения. Здесь было что-то другое, гораздо более сложное и глубокое, связанное, возможно, с резко изменившимися обстоятельствами его жизни. Теперь Март выглядел старше — хотя все еще не на свой истинный возраст — серьезнее, тверже, значительнее. Это был уже совсем другой человек, вот в чем дело. Это был человек, внешность которого пришла в соответствие с его сутью, его происхождением и его миссией.

«Миссия? Возможно, что и так».

Вот только пути Строителей темны и причудливы, как утверждает молва, и что заставило Марта следовать за Карлом, вполне возможно, откроется только в конце пути.

— Доброй ночи, мастер Март, — ответно поклонился Карл. — Рад вас видеть, хотя и не припомню, чтобы приглашал вас быть моим спутником.

— Прошу прощения, господин мой Карл, я и не думал докучать вам своим обществом, но, порой, долг сильнее вежества, — Март был искренен и одновременно тверд.

— Кто еще отправился в путь по моим следам?

— Не знаю, — развел руками Март. — Но я видел в небе двух больших птиц. По-моему это были орлы, однако я не поручусь, что одна из этих птиц не была орланом. Слишком далеко даже для моих глаз.

Карл кивнул, молча, соглашаясь со словами аптекаря, который, впрочем, аптекарем уже быть перестал. Что ж, если не разглядел Март, то и Карл тоже ничего не смог рассмотреть, хотя он-то как раз не сомневался, что, опустись эти птицы ниже, и оказалось бы, что одна из них — кондор, а другая — орлан.

— Садитесь, мастер Март, — сказал он, делая приглашающий жест в сторону костра. — Будем пить чай.

— Спасибо, но с вашего позволения, господин мой Карл, — Март обозначил вежливый поклон. — Сначала я должен позаботиться о своем коне. Он, разумеется, замечательно вынослив, но иногда и ему требуется отдых.

Конь Марта был огромен, и весил, вероятно, как буйвол. Однако лошади этой породы, которых на родине Карла, в Линде, называли першеронами, действительно были не только сильными, но еще и выносливыми, не говоря уже о несвойственной травоядным отваге. Такое сочетание качеств делало их незаменимыми в тяжелой кавалерии, но и в перевозке тяжестей им равных не было тоже.

Пока его неожиданный спутник обихаживал своего бурого конягу, Карл заварил чай, собрал ужин на двоих, и, раскурив трубку, сел у костра. Через несколько минут к нему присоединился и Март, устроившись по другую сторону импровизированного «стола». Некоторое время, они сидели молча. Лишь потрескивали в огне сухие ветки, фыркали и переступали ногами кони, пасущиеся в прореженной серебром луны мгле, долетали издалека еще какие-то невнятные ночные звуки. Ссутулившись по-медвежьи, Март сидел у костра, смотрел на пляшущие языки пламени и, по-видимому, о чем-то думал, хмуря густые кустистые брови. Молчал и Карл, снова — в который уже раз — рассматривая внутренним взором события прошедшего дня, но, неизменно возвращаясь мыслью к той последней встрече, которая произошла здесь, у этого самого костра, меньше часа назад.

«Мышонок».

Визит Леона произвел на него неожиданно сильное впечатление. Годы и трудный опыт жизни, казалось, отучили Карла от того, чтобы «открывать душу» и «давать волю чувствам», но стены его спокойствия, которое со временем начало подозрительно походить на равнодушие, дали трещину еще тогда, когда в его жизнь вошла Дебора. Прошлое ожило, вновь обретя кровь и плоть, и настоящее превратилось из намалеванного на стене пейзажа в живую жизнь, в которой всегда есть место и сладости, и боли. Однако произошедшие изменения Карла не пугали, и отказываться от вновь обретенного «глубокого дыхания» он намерен не был.

«Как узнаешь счастье, если никогда не страдал? Как переживешь горе, если нет надежды? И нет истинной любви в сердце, не познавшем настоящей ненависти», — так говорил Лев из Сагеры, и, выходит, что правильно говорил.

Карл достал из дорожной сумки флягу с тутовой водкой и, откупорив, протянул ее Марту:

— У меня умер друг, мастер Март, — сказал он ровным голосом. — Я знаю, на побережье так не делают, но в Загорье, принято поминать мертвых глотком вина. Это водка, мастер Март. Помяните со мной моего друга.

— Я знаю этот обычай, — принимая флягу, серьезным тоном ответил Март и, кажется, нахмурился еще больше. — И охотно помяну вашего друга вместе с вами, господин мой Карл. Спасибо за честь.

Он сделал длинный глоток и вернул флягу Карлу, бросив на того короткий испытующий взгляд.

— Как его звали?

— Леон из Ру, — ответил Карл и в свою очередь отпил из фляги.

— Леон из Ру, — повторил за ним Март. — Министр при дворе протектора Немингена?

— Да, — кивнул Карл. — Кавалер и полномочный министр,… и мой старый друг.

— Когда он умер? — голос Марта не дрогнул, но что-то в нем выдало волнение, которое испытывал сейчас Строитель. Он несомненно знал гораздо больше того, что хотел, или мог, сказать вслух.

— Сегодня, — ответил Карл. — Сейчас.

Он внимательно посмотрел на Марта и кивнул, подтверждая, что сказал именно то, что услышал его собеседник.

— Что вы видели, мастер Март? — спросил он, наконец.

— Много и ничего, — покачал головой тот.

— Расскажите, — предложил Карл.

— Ну, что ж, — пожал плечами Март. — Я же сказал вам, господин мой Карл, что видел я многое, но рассказывать тут, почитай, нечего. Сначала, это был высокий мужчина в малиновом камзоле, ехавший на высоком темной масти коне. Я не заметил, откуда он взялся, но человек этот ехал бок обок с вами, господин мой Карл, не менее четверти часа. К сожалению, изгиб дороги помешал мне увидеть, куда он делся потом, но когда деревья перестали закрывать обзор, его с вами уже не было.

— Так, — мысленно поеживаясь, сказал Карл. — Так.

Пока Март не описал ему встреченного утром на Гуртовой тропе маршала Гавриеля, у Карла еще оставалась надежда, что видел того он один. И не важно, тогда, что это было, образ ли воображения, или подвиг памяти, это было что-то такое, что он мог принять с относительной легкостью. Однако Гавриеля видели не только его глаза.

— Мне показалось, — нарушил повисшее молчание Март. — Впрочем, вы, вероятно, хотели бы услышать от меня все, что я могу сказать, не так ли?

— Так, — кивнул Карл. — Что же вам показалось, мастер Март?

— Мне показалось, что этот мужчина был замечательно похож на герцога Сагера, именуемого так же Гавриель Меч, каким изобразили его однажды вы сами, господин мой Карл, и таким же предстает он на литографиях граверов императорского двора.

«Гавриель».

— Любопытно, — Карл не стал ничего объяснять, но и притворяться, что не знает, о чем говорит Март, не хотел. — Продолжайте, прошу вас, мастер Март. То, что вы рассказываете, для меня крайне важно.

— Важно… — почти шепотом сказал Март и, мгновение, помолчав, продолжил уже своим обычным глубоким басом. — Полагаю, что да, важно. Что ж, потом, вы остановились на привал, а на дороге появилась всадница в синем платье. У нее были черные волосы, это единственное, что я могу сказать определенно. Черные волосы и синее платье. Я не заметил, когда она появилась на дороге и откуда взялась и, хотя следил за вами со всем вниманием, на которое способен, то, как она исчезла, я увидеть не смог тоже. Она, как будто, растворилась в воздухе, но не медленно, если вы понимаете, мой господин, о чем я говорю, а мгновенно. Вы сидели под деревом и, видимо, разговаривали, затем, вы, господин мой Карл, подняли голову и посмотрели на птиц, а она исчезла.

— Да, — согласился Карл, снова мучительно переживая каждое мгновение этой краткой встречи. — Да, я поднял голову.

Он был полон недоумения, почему ему даже не пришло в голову коснуться хотя бы ее руки? Что стоило ему протянуть руку и…

«Великие боги!»

При мысли, что он упустил свой единственный шанс, снова почувствовать под пальцами нежный атлас ее кожи, вдохнуть ее выдох, сжать Стефанию в объятиях, поцеловать, он испытал стыд и раскаяние. Куда же подевалась та страсть, что сжигала его сердце и заставляла кипеть кровь? Что, кроме слов и окрашенных грустью воспоминаний, осталось от той любви?

— Время, — сказал он, едва справляясь со своим языком и челюстью, но Март, смотревший на него с недоумением и тревогой, его, разумеется, не понял.

«Один поцелуй, — с тоской подумал Карл. — Всего один…»

И в этот момент, в его голову пришла совсем другая мысль.

«А что, если…?»

Что, если протяни он тогда руку, Карл не нашел бы того, что ожидал найти?

— Продолжайте, мастер Март, — попросил он. Молчание, повисшее у костра, становилось невыносимым.

— Ближе к вечеру, — пожав плечами, продолжил рассказывать Март. — Рядом с вами появилась еще одна всадница…

— И еще один человек посетил меня около этого самого костра, — устало закончил начатую Мартом фразу Карл.

— Да, — кивнул Март. — Я видел здесь два силуэта.

Итак, слово было сказано. Гостей Карла видел не только он. Вероятно, их могли видеть и, возможно, видели и другие люди. Но, в любом случае, один несомненный свидетель этих встреч сидел сейчас перед Карлом у тихо потрескивающего костра и ждал… Чего? Что мог ожидать от продолжения этого разговора Строитель? А сам Карл? Чего ожидал он?

— Это действительно был маршал Гавриель, — сказал он, не без труда преодолевая не свойственную ему и едва ли даже знакомую робость. — Если не считать того, что он умер от удара отравленным кинжалом почти сорок лет назад, это несомненно был он. Разве что одет Гавриель был так, как одевались сразу после переворота Яра, но в остальном…

Что еще он должен был сказать? К нему приходил Гавриель, и Карл знал это так же точно, как и то, что встреча состоялась сегодня утром, а сейчас уже наступила ночь. А возможно ли такое, и как это возможно, совсем другой вопрос, ответа на который у него пока не было.

— Вы знаете, мастер Март, что мы с Гавриелем были друзья? — спросил Карл.

— Я это понял из ваших рассказов о маршале, господин мой Карл, — ответил Март.

— А та женщина в синем…

«Боги, — подумал он с яростью и смятением. — Что бы это ни было, это была Стефания!»

— Эта женщина… — Карл посмотрел на свою потухшую трубку и стал ее выбивать, чтобы снова набить табаком. — Это была герцогиня Стефания Герр, мастер Март, моя жена.

«Моя покойная жена… Стефания!»

— Должно быть, нелегко встречаться со своим прошлым, — Март не спрашивал, но Карл воспринял его слова, как вопрос, и ответил искренне.

— Да, — сказал он, доставая кисет. — Да, это тяжелое испытание, мастер Март.

— Они говорили с вами? — тихо спросил Март.

Карл поднял на него взгляд.

«Говорили?»

— Они не просто говорили, мастер Март, они рассказывали мне о вещах, о которых я даже не подозревал, о том, о чем мне никогда не приходилось слышать, чего я не знал, но что, вполне возможно, могли знать они.

— Они делали это добровольно? — казалось, Март пытается понять, что на самом деле произошло сегодня на старом тракте, но, Карл не исключал и такой возможности, что, заранее зная ответы на все свои вопросы, Март лишь хочет…

«Чего? Уж не того ли, чтобы на все свои вопросы ответил я сам?»

«Ну, что ж, — решил Карл, обдумав это предположение. — Если я должен знать ответ, но не могу его найти, тем хуже для меня».

— Вы полагаете, что я должен знать, что это было? — прямо спросил он.

— Полагаю, что да, — коротко ответил Март. — Но если вы, по каким-то причинам, все еще не можете этого сделать, помогите себе. Расскажите мне, как вы сами видите то, что произошло, и, возможно, вам удастся, наконец, получить ответ.

Итак, Март был уверен, что Карл должен знать о случившемся больше, чем думает он сам.

«Должен или действительно знаю? Но, тогда, почему я не могу этого вспомнить?»

— Рассказать, — повторил он за Мартом и, усмехнувшись, покачал головой. — Вспомнить… Не много ли вы от меня хотите, мастер Март? Но рассказать я, конечно же, могу.

Что ж, возможно, это была хорошая идея. Если решение лежит настолько близко, как, видимо, полагает Март, то слова могут вытянуть за собой и то, что пока ему в руки не дается.

— Слушайте, мастер Март, — сказал Карл после короткой паузы, и, уже не колеблясь, стал рассказывать о том, что произошло с ним в течение дня пятого октября на Гуртовой тропе.

Карл не торопился и ничего не скрывал, так как считал, что, во-первых, утаивать ему от Марта нечего, а во-вторых, незачем. Он лишь старался не ограничивать себя одними только фактами, но и передать своему внимательному слушателю то, что стояло за содержанием этих странных встреч, как происходили случившиеся разговоры, как выглядели и вели себя его собеседники, и, наконец, что чувствовал при этом он сам и как оценивал произошедшее теперь, когда все закончилось.

— Я все еще не могу понять, что это было, — сказал Карл, завершая свой рассказ. — Но одно могу сказать вам, мастер Март, со всей определенностью, даже моего таланта недостаточно, чтобы образы воображения обрели плоть. Я этого делать не могу, да и никто другой, насколько я знаю, тоже.

— Вы правы, господин мой Карл, — чуть склонил голову, обозначая поклон, Март. — Да и не похоже это на фантомы. Тех, как и духов, можно видеть, но у них отсутствует признак телесности. В тумане или ночью, их, конечно, можно принять за людей, но при свете дня… Сомневаюсь. Тем более, вряд ли могли ошибиться вы, мой господин, с вашим-то талантом. Да и не могут фантомы так говорить. Нет у них этой свободы.

— Тогда, что? — спросил Карл.

Март смотрел на него, чуть прищурив глаза. Выражение его лица было скорее выжидательным, чем разочарованным.

— Неужели не знаете?

— Нет, — с сожалением покачал головой Карл, уже смерившийся с тем, что его память отказывается дать искомый ответ. Он был готов даже признать, что у него могут быть для этого особые причины. Однако, каковы они, и в чем здесь дело, он не знал.

— Знаете, — не согласился с ним Март. — Не можете не знать. Ведь вы, господин мой Карл, очень долго жили среди убру, не так ли?

«Убру? — удивленно подумал Карл, и в то же мгновение стена забвения рухнула, и он вспомнил. — Боги! Но этого не может быть!»

Карл содрогнулся, как от удара. Переход от незнания к знанию был столь стремительным, а само знание — настолько ошеломляющим, что сразу охватить его разумом и, тем более, принять душой, было почти невозможно.

— Жеста? — Карл почувствовал, что губы его пересохли, и голос едва пробивает путь сквозь выжженное русло горла.

— Это не убрское слово, — спокойно возразил Март, который, казалось, совершенно не замечал того, что творится с Карлом. — Убру называют это «рефлет». Во всяком случае, раньше называли.

«Рефлет, — мысленно повторил за ним Карл. — Рефлет».

Да, он знал это слово, и что оно означает он знал тоже. Молящийся за Всех Ишель, обучавший его вере народа убру, рассказывал ему и об этом. Убру верили в Единого, хотя и не совсем так, как делали это другие жители ойкумены. Но и то сказать, убру слыли очень древним народом, и учение свое принесли из мглы веков практически в неизменном виде. Во всяком случае, самый древний список, содержащий Учение убру был записан более тысячи лет назад, и Карл не сомневался, что в тайниках Учителей наверняка найдутся и более древние свитки, тем более, что убру никогда не уничтожали и не выбрасывали своих священных книг. Март сказал как-то, что убру помнят многое из того, о чем успели забыть все остальные, и, вероятно, он был прав. Карл и сам мог засвидетельствовать, что не раз и не два убеждался в глубине и истинности знания, сохраненного этим странным народом, который жил войной, но никогда не захватывал чужих земель.

— Рефлет? — спросил он вслух, хотя, видят боги, уже не нуждался в словах подтверждения. Ошибки быть не могло, это был рефлет, и даже причину своей упорной «забывчивости» Карл знал теперь тоже. — Рефлет…

— Да, — кивнул Март и достал из поясной сумки свою трубку. — Полагаю, это был рефлет.

«Рефлет».

Убру верили или знали — что в их Учении, впрочем, никогда точно не различалось — что в момент зачатия новой жизни, адид, «будущий человек», предстает перед Единым, чтобы получить от него свою судьбу. Однако бхиш, «свидание с божеством», это отнюдь не простое испытание. Зачастую, такая встреча заканчивается тем, что адид души не получает, просто потому что погибает под взглядом Предвечного, и, соответственно, плод не вызревает и ребенок не родится. Случается и так, что плод не погибает, но ужас пережитого ломает дарованную будущему человеку судьбу, корежит ее, извращает, и ничего хорошего таких людей в жизни уже не ждет. Но в любом случае, тот, кто предстал перед ликом Всесущего, отражается в глазах бога. Отражение левого глаза — «тавша», или душа человеческая, отражение правого — рефлет.

Согласно учению убру, рефлет является независимой сущностью, хотя до тех пор, пока человек жив, его рефлет испытывает чудовищное давление живой плоти и свободной души, находясь по отношению к ним в подчиненном состоянии. Не дух, и не тело. Всего лишь живущее рядом с человеком отражение. Зато, когда человек умирает, его рефлет обретает свободу, потому что, как и душа, если и смертен, то совсем не в том смысле, в каком смертной является всякая живая тварь. Однако души умерших покидают Ойкумену, получая воздаяние «за деяние и не деяние», плоть возвращается в «Великое лоно», а рефлет остается в вещном мире, хотя и не видим для живущих в нем людей. Невидимый и неосязаемый он продолжает существовать там, где родился человек, чьим отражением он является. Рефлет живет своей собственной жизнью, непостижимой для простых смертных, но на их жизнь все-таки влияет. Поэтому Учение убру строго определяет то, что они называют «родной землей». Родная земля это ведь еще и то место, где продолжают «жить» рефлеты, всех прежних поколений, и чем дольше остается народ на одном и том же месте, тем больше отражений его предков — «поколений и поколений» — существует рядом с ним, сплачивая его и помогая в годины бедствий.

Иногда, очень редко, в особых случаях и при не совсем ясных обстоятельствах, люди способны увидеть свой собственный рефлет, что четыре раза было отмечено в убрских хрониках. Однако встречу с собственным рефлетом, убру полагали плохим предзнаменованием. Призвать же чужой рефлет — будь то отражение уже умершего человека или человека живого — простому смертному не дано. Однако то, чего не может сделать лишенный Дара, оказывается, было под силу тем, кто Даром был наделен. В этом вопросе убрские учителя были едины. Они утверждали, что волхвы — естественно, не все — могут вызывать рефлет, для чего, как будто, существовали даже специальные арканы. Впрочем, технике убрского волхования Ишель Карла не обучал, потому что тот, как всем было известно, Даром не обладал.

«Еще одно темное искусство, — невесело подумал Карл. — Чего же ты так боишься, боец? Или ты боишься не чего, а кого?»

И в этот момент, Карл осознал, наконец, что боится он, на самом деле, самого себя.

— Спасибо, мастер Март, — сказал он не дрогнувшим голосом. — Вы мне очень помогли.

— Нет, господин мой Карл, — покачал головой Март. — Это я вам должен быть благодарен, а не вы мне. Встретить человека, который с такой свободой повелевает рефлетами живых и мертвых, само по себе редкостная удача, а уж помочь… Я только вот, что вам хочу сказать, господин мой Карл. Черное и темное не суть одно и то же, и не случайно.

Глава 2

Замок Мертвого Волшебника

1

Песок пах давним пожаром, безнадежностью и смертью, которая властвовала на этих жарких просторах. Ни жизни, ни влаги, ни врагов, ни друзей. Только древние мертвые камни и горячий сухой песок. Карл отвел руку от лица, взглянул на дымное марево на западе, и, чуть разведя пальцы, дал песку просыпаться вниз. Сердце молчало, и, значит, тем, что происходило на западном горизонте, снова можно было пренебречь. Как вчера, и как за день до этого. Пока это были всего лишь угрозы, песчаная буря с силами еще не собралась и, возможно, что так и не соберется. Гораздо важнее было то, что, если и сегодня они не доберутся до цели, то ночью им придется повернуть назад, во всяком случае, попробовать это сделать, чтобы вернутся туда, откуда они пришли, если, конечно, их выпустит морок. Лошади измучены, и воды осталось всего ничего, так что выбор не велик: или вперед, или назад. И любое из этих решений может оказаться не верным. Впрочем, возможно, движение куда либо вообще являлось в этом случае бессмысленным, но душа Карла не соглашать признать, что на свете могут существовать безвыходные ситуации.

На мгновение, перед его внутренним взором возникла тихая тенистая роща, тронутая первыми красками осени, и русло ручья, где в заросших травой берегах течет живая вода, но Карл лишь покачал головой, отгоняя счастливое видение. Время для сладких грез было самое не подходящее, им предстоял трудный дневной переход.

— Извините, господа, — сказал он, оборачиваясь к Марту и Георгу. — Сегодня мы не остановимся на дневку. Мы снова пойдем вперед. Что скажете?

Георг промолчал, только коротко поклонился, принимая решение Карла без возражений, и, повернувшись, неторопливо пошел к своим людям, собравшимся рядом с лошадьми.

— Вероятно, вы правы, господин мой Карл, — чуть улыбнулся Строитель. — В «кольце» любое направление — всего лишь иллюзия, но если нам все-таки удастся прорваться, то лучше все-таки на юг, чем на север.

— Ну, что ж, — кивнул Карл. — Последняя попытка, господа.

Эти слова он произнес так, чтобы его услышали и люди бана Трира, которые, надо отдать им должное, вели себя безукоризненно и до сих пор не дали Карлу ни единого повода усомниться в их надежности. Однако люди всегда остаются людьми, им нужен кто-то, кто ведет их за собой.

Карл подошел к терпеливо дожидавшемуся его решения Гектору и, вдев ногу в стремя, легко — пока он еще мог делать это легко — вскочил в седло.

— Вперед, приятель — мягко попросил он коня, и Гектор пошел ровным шагом, раздвигая широкой грудью плотный, наливающийся жаром дня воздух. Следом за ними сразу же тронулись и остальные. Начинался новый день.

2

Три дня назад, на закате, преодолев без приключений — в два дневных перехода — сорок с небольшим лиг пути, они с Мартом достигли границ Мертвой Земли и еще засветло разбили лагерь у последнего в этих местах ручья. Воды в нем почти не оставалось, но она все-таки там была. Струилась по плотному песчаному ложу, тихонько журчала между обнажившихся камней, бросала красноватые искорки отблесков, когда ее касались лучи заходящего солнца.

По большей части, молча, лишь изредка обмениваясь короткими репликами, они напоили и обтерли коней, умылись и напились сами, и наконец, уже в сгущающихся сумерках, развели костер и повесили над ним котелок с водой, намереваясь заварить чай. Все это время, в темнеющем небе над их лагерем медленно кружили две большие птицы, то, поднимаясь выше и, тогда почти исчезая из глаз в густеющей синеве, то, напротив, спускаясь едва ли не до самой земли, и показывая себя, во всем своем великолепии. Огромный кондор и необычайно крупный орлан держались прямо над ними, ни разу не удалившись от лагеря больше чем на пол-лиги, до тех пор, пока не исчезли в окончательно потемневшем небе.

— Это должно что-то означать, — задумчиво сказал Март, собирая на расстеленном плаще их немудреный ужин.

— Нам предлагают компанию, — усмехнулся в ответ Карл. — Предложение, от которого я, мастер Март, по ряду соображений, отказаться не могу. И моя дочь это хорошо понимает.

Он не ошибся. Не прошло и часа, как на тракте появилась сплоченная группа двигавшихся быстрой рысью всадников, освещавших свой путь в ночной тьме горящими факелами. В виду костра, верховые остановились, и к огню направился «парламентер». Карл встал ему навстречу и не удивился, увидев перед собой Георга — командира гвардейцев бана и банессы Трир.

— Доброй ночи, ваша светлость, — спешившись, сказал тот и, прижав правую раскрытую ладонь к сердцу, склонил голову в вежливом поклоне.

— Доброй ночи, лейтенант, — в свою очередь, поздоровался Карл, с интересом рассматривая ночного гостя. — Что привело вас в эти края?

— Приказ моего господина, — ответил Георг, поднимая голову.

— В чем же заключается его приказ?

— Следовать за вами, господин герцог, — снова поклонился Георг. — Но ни в коем случае не нарушать вашего покоя.

— Вы знаете, в чем смысл этого приказа? — поинтересовался Карл, качая мысленно головой. Вопрос он задал из вежливости, так как догадывался, чего хотели от своих людей супруги Трир.

— Да, ваша светлость, — Георг был невозмутим. — Мы везем личные вещи наших господ. Полагаю, несколько позже они предполагают к вам присоединиться.

— Что изменилось сегодняшним вечером? — вопрос был закономерен.

— Не знаю, — чуть качнул головой Георг. — До сих пор, нам не велено было к вам приближаться, но три часа назад я получил от госпожи банессы распоряжения, отменяющие ее прежний приказ.

— Ну, что ж, — снова улыбнулся Карл. — Располагайтесь лейтенант. Выше по ручью полно валежника, русло еще не вовсе пересохло, а места, как вы видите, хватит на всех…

Так и вышло, что, отправившись, пять дней назад из Флоры в одиночку, Карл волею обстоятельств вел теперь за собой целый отряд. Следовало ли ему об этом сожалеть? Возможно. Однако Карл умел принимать обстоятельства такими, какими создали их судьба или случай, и шел им наперекор только тогда, когда чувствовал, что кто-то или что-то пытаются навязать ему совершенно неприемлемый для него образ действий. Однако, путешествие к Саграмонским воротам в компании, назвать таким произволом Карл не мог. Во всяком случае, его художественное чувство идею «группового портрета» не отвергло, и теперь Карл был в своем поиске уже не один, и даже не вдвоем с присоединившимся к нему молчаливым и обстоятельным Мартом. Чуть позади за ними ехали Георг, четверо его гвардейцев, двое слуг и служанка банессы Трир, ни чем, впрочем, не уступавшая мужчинам в холодном упорстве, с которым она преодолевала все тяготы пути.

Впереди, там, куда они теперь направлялись, на плоской, «столовой», горе, казалось, не более чем в одной лиге пути, видны были развалины величественного сооружения: черные, как будто обуглившиеся в яростном огне, стены на фоне серо-голубого неба. Даже на расстоянии замок Мертвого Волшебника — так величали в давние времена князя Кершгерида жители этих мест — внушал ужас и восхищение, хотя, возможно, именно расстояние и дрожащий от жара воздух и были причиной того тревожного чувства, которое возникало у Карла при взгляде на темные руины, покоящиеся на ослепительно белом камне горы. Однако его тревога имела под собой и другую причину. Дело в том, что, не являясь миражом, о чем Карл знал доподлинно, замок, тем не менее, не давался ему в руки уже третий день.

Вначале, то есть, в первый день пути через пустыню, ничего необычного не происходило. Все выглядело именно так, как и должно было быть, согласно предположениям Карла. Выступив со стоянки у пересыхающего ручья на рассвете, они достаточно быстро пересекли слегка присыпанную песком полосу твердых, как камень, солончаков, и в девятом часу утра вступили уже собственно в пустыню, намереваясь преодолеть сравнительно узкий перешеек Мертвой Земли к вечеру. Гуртовая тропа здесь была сильно засыпана песком и временами исчезала, раздавленная низкими волнами дюн, но потерять направление было сложно, даже не обладая способностями Карла. Пока солнце находилось точно слева или справа от идущего через пески человека, он оставался на верном пути. Но и без того, дорога и обозначающие ее редкие каменные столбы, установленные еще во времена империи Яра, хорошо просматривались с вершин пологих песчаных холмов, куда путник, в любом случае, принужден был подниматься, чтобы продолжать движение вперед.

Однако сразу после полудня с окружающим миром случилось нечто неладное. Впечатление было такое, как будто песчаная буря, неожиданно вызревшая и набравшая силу, намеревалась обрушиться на путешественников сразу со всех сторон. Горизонт — куда ни посмотри — стал мутным и резко приблизился, ограничив видимое пространство какой-то сотней метров в любом направлении. Гуртовая тропа, только что ведшая их вперед, исчезла прямо из-под ног, а воздух стал нестерпимо горячим, как если бы они вдруг оказались над жерлом разожженной угольной печи.

— Сплотиться! — приказал Карл, и его спутники быстро подтянулись к нему, образуя плотное каре. — Продолжать движение!

Возможно, это было ошибочное решение, и им просто следовало сразу же повернуть назад, но интуиция подсказывала, что и для этого уже было слишком поздно. «Кольцо» — а для того, чтобы догадаться, что это «кольцо», много времени не потребовалось — их бы все равно уже не выпустило. Куда бы ни направили они теперь своих коней, результат был бы тем же самым.

— Это похоже на «кольцо» — тихо сказал ехавший с ним бок о бок мастер Март.

— Приходилось видеть? — так же тихо спросил Карл и быстро взглянул на своего обычно молчаливого спутника.

— Нет, видеть, не видел, но читал, — почудилось ли Карлу, или в голосе Строителя действительно проскользнули нотки тревоги?

Что ж, если и так, повод для тревоги был самый подходящий. Карлу тоже приходилось читать о «кольце», а один раз — в Высоких горах — даже испытать это подлое колдовство на самом себе. Навести морок «кольца» был способен только опытный и очень сильный чародей. Но зато в любой подходящей для этого местности — на болотах, в дремучем лесу, в горах или пустыне — оно действовало безотказно, лишая человека, ставшего, на свою беду, его жертвой, пути и заставляя его бесконечно кружить практически на одном и том же месте. Вот, только, поймать в западню не жалкого одиночку, а целый отряд, считалось — и не напрасно — задачей почти непосильной для большинства колдунов, не говоря уже о том, что для создания настоящего, «мертвого», кольца, волшебник должен был находиться где-то поблизости от своей жертвы. Потому и приказал Карл сразу же, собраться плотной группой и двигаться вперед, надеясь, что чары, наведенные кем-то из его врагов, не выдержат напора, ослабленные к тому же расстоянием и необходимостью «отводить глаза» девятерым людям и полутора дюжинам лошадей. Однако, к его разочарованию, «кольцо» оказалось невероятно прочным. Оно держало их, не выпуская, весь следующий час, и тогда, Карл предпринял отчаянную попытку разорвать наваждение, использовав против чужой магии свою собственную. Он остановил отряд и, спешившись, опустился на раскаленный песок. Сев по-портновски, Карл положил руки на колени, прикрыл глаза и вызвал Тьму. На этот раз, ему не пришлось уходить глубоко во владения Мрака, потому что образ Второй ступени, хранившийся в его памяти, был ярок и материален настолько, насколько это вообще было возможно. И местоположение замка Кершгерида он мог теперь представить себе тоже. И, разумеется, раз уж захотел, то и увидел: узкое темное ущелье с горным потоком, струящимся по его дну, высокую отвесную скалу, и руины древнего замка на ней.

Когда Карл открыл глаза, он знал уже, что от верного направления они отклонились совсем немного. Однако, продолжай они идти, как шли, забирая понемногу на запад, и морок, пожалуй, мог увести их в самое сердце пустыни, если такова была цель этого подлого колдовства, или все-таки заставить ходить по кругу, если это было то самое «мертвое» кольцо, о котором он сразу же и подумал. Карл встал. Тьма отступила, растворившись без остатка в торжествующем сиянии солнца. Упала с глаз пелена, похожая на плотную серую паутину. Но Карла, несмотря на удушающую жару, все еще немного знобило, и тошнота стояла в горле, затрудняя дыхание и отравляя его кислыми болотными парами. Впрочем, все это было не важно, потому что тошнота и озноб не слишком дорогая плата за знание, ценой которому могли стать его собственная жизнь и жизни попавших вместе с ним в западню людей. А тьма… Что ж, тьма всегда называет ту цену, которую считает подходящей, но и сама исправно платит по счетам. И сейчас она снова открыла Карлу то, что он в ней искал, хотя и не помогла, разумеется, разорвать «кольцо». Но, как говорят загорские старики, кусок хлеба во рту слаще привидевшегося во сне медового пирога. Теперь Карл знал хотя бы то, как оказаться на острее стрелы, обозначившей на возникшей в его воображении карте верную дорогу.

— Туда, — сказал он, указывая рукой направление. — Нам надо туда.

Однако там, куда указал Карл, увидеть цель их путешествия мог сейчас лишь он один. Да и сам Карл ничего такого, на самом деле, не видел. Он просто знал, но это, в данном случае, было даже важнее, чем если бы он и впрямь увидел что-то сквозь окружающие их дымные полотнища. Мало ли что можно увидеть в пустыне?! Много чего здесь можно увидеть, но верить, не зная с определенностью, что это такое, ничему из увиденного нельзя.

Еще некоторое время после «рекогносцировки», Карл и все остальные, кто волею обстоятельств оказались теперь вместе с ним, продолжали — едва ли не вслепую — двигаться между сомкнувшихся вокруг них призрачных стен. Однако вскоре, горизонт прояснился так же стремительно, как до того закрыли его полотнища песчаного морока, и они неожиданно увидели далекую столовую гору и черные руины на ней. Замок — Карл знал это наверняка — был самый настоящий, хотя и должен был, по всем расчетам, находиться далеко на юго-западе. Но вот откуда, вместо скальной стены ущелья Второй ступени, взялась под замком Мертвого Волшебника эта столовая гора, Карл понять не мог. Тем не менее, единственным разумным решением, по-видимому, было продолжать идти прямо к горе, потому что находилась она как раз там, куда им следовало идти. Вот они и шли. Тяжелая дорога по трудной земле, но все-таки дорога, которая, как известно, есть символ надежды.

И в самом деле, первое время, казалось, что дела их пошли на лад. Во всяком случае, расстояние между отрядом Карла и замком постепенно сокращалось, причем сокращалось именно так, как и должно было это происходить, иди они по обычной местности к некоему видимому издали предмету. Однако позже, после дневки, на которую они остановились около полудня среди высоких скал, дававших хоть какое-то укрытие от жестокого сияния солнца, и после ночи, проведенной в движении, выяснилось, что развалины, ставшие накануне уже хорошо видны, не приблизились к ним ни на шаг. Они то ли отступали прочь, уходя в бесконечность вместе с недостижимым горизонтом, то ли это сам Карл и люди, шедшие с ним, только полагали, что идут вперед, а на самом деле, топтались на месте.

Еще полдня и ночь, Карл вел своих людей к замку на горе, но заколдованное место все также оставалось недостижимо. Пустыня выжигала из них силы. Однообразие пейзажей и монотонность пути силились свести с ума. Подходили к концу запасы воды. Слабели измученные жарой лошади. Однако замок Кершгерида — если, конечно, это все-таки был он — неизменно оставался там же, где и был, в пределах видимости и нигде, потому что, если бы он все-таки где-нибудь был (в физическом смысле, а не в метафизическом), они бы до него уже добрались.

И все-таки Карл не отчаивался. Пока человек жив — в особенности, если этот человек кавалер — ничто еще не кончено. Надо лишь знать, что безвыходных ситуаций не бывает, потому что продолжения не имеет только смерть, и делать, что должно, доверяя себе и надеясь на свою судьбу. Впрочем, сам Карл не столько думал теперь о Судьбе, отношения с которой складывались у него в последнее время самым причудливым образом, сколько о тех, кто мог — если, конечно, и в самом деле, мог — ему сейчас помочь.

Он поднял глаза к низко нависшему над их головами тяжелому мутному небу, но, разумеется, ничего там не увидел. Ни богов, которых он там, впрочем, не искал и увидеть не надеялся, ни птиц. За все время перехода через пустыню, ни Карл, и никто из его спутников ни разу не видели больше ни Валерии, ни Конрада. Почему? Означало ли это, что бан и банесса Трир тоже потеряли их из виду? Одно из двух: или да, или нет. Однако, и в том и в другом случае, орлы не могли не догадаться, что с отрядом Карла произошло нечто странное, и, следовательно, должны были вопросом этим заинтересоваться, а, выяснив, и попытаться помочь. В равнодушие Валерии Карл не верил совершенно, другой вопрос, что она могла теперь предпринять?

«Что?»

Гектор неожиданно встал и тревожно шевельнул ушами, поворачивая голову, как будто в поисках неведомой еще опасности. Однако Карл знал, что его коня испугать совсем не просто. Подаренный ему Валерией, карой[6] масти жеребец был воспитан оборотнями и уже почти три месяца жил рядом с Карлом, постепенно «принимая» своего хозяина, и правила им установленные. А правила эти были просты и понятны хоть человеку, хоть зверю. Страх убивает мужество и лишает чести. Но честь дороже жизни, точно так же как долг — сильнее смерти. Поэтому-то и нет в сердце настоящего бойца места страху, а уж кто он — конь, или человек — не суть важно. Вон зверь Деборы, тот и вовсе адат, но кто посмеет сказать, что его душа не ведает чести? И Гектор все понял правильно. Понял и принял не только дружбу, как особый род взаимных обязательств человека и его коня, но и предложенный ему Карлом образ поведения. Поэтому и отнесся сейчас Карл к беспокойству своего верного Гектора самым серьезным образом. Он поднял руку, останавливая следующих за ним людей, и привстал на стременах, изучая лежащие перед ними пески. Впрочем, долго искать Карлу не пришлось. Метрах в двадцати впереди и чуть левее направления, которым следовал теперь его отряд, что-то странное произошло с тенью, отбрасываемой невысоким обрывистым холмом. Она уплотнилась на глазах, приобрела насыщенный черный цвет, и в следующее мгновение, из этой тьмы на раскаленный песок пустыни бесшумно шагнул огромный грациозный зверь.

Гектор адата знал. Поэтому появление зверя Деборы его не испугало, а, напротив, как это ни странно, успокоило. Что ж, и то верно, что и самый лютый зверь, кому-то приходится отцом, братом или другом.

«Здравствуй, боец», — в два легких прыжка адат оказался перед Карлом, и желтые, вертикально расположенные узкие зрачки заглянули прямо в его глаза.

«Здравствуй, друг», — пока Карл мог лишь гадать, каким промыслом богов, занесло в эти края его Дебору, но следовало признать, жаловаться на это обстоятельство ему даже в голову не пришло.

«Плохое место», — адат чуть повел мордой из стороны в сторону, обозначая пространство вокруг них.

«Скверное», — согласился Карл.

«Помощь идет!» — адат дождался ответного кивка Карла, легко скользнул в сторону и мгновенно исчез в жиденькой тени, отбрасываемой иссеченным ветрами камнем.

— К нам идет помощь! — громко объявил Карл, оборачиваясь к людям из своего маленького отряда, и чувствуя, как произносимые им слова рвут плоть пересохшего от жажды горла.

Откровенно говоря, он не испытывал пока такой же уверенности, какая, должно быть, прозвучала сейчас в его охрипшем от жажды и усталости голосе. Но дело было не в том, что он не поверил адату или не верил в страстное желание Деборы и добрые намерения Валерии, без которой, уж верно, здесь не обошлось, помочь ему выбраться из кольца. Дело было в другом. Он просто не знал пока, чем смогут они помочь. Впрочем, если здесь объявился зверь Деборы, на которого чары кольца, по-видимому, не действовали, то почему бы не предположить, что вместе с Деборой на помощь пришли и Виктория с Анной? Такая возможность не казалась лишенной оснований, но Карл не хотел пока питать сердце напрасной надеждой.

«Пусть будет, как будет, а там посмотрим», — решил он, но долго ждать не пришлось.

Внезапно Карл как будто почувствовал на себе чужой взгляд. Вернее, это было очень похоже на то, как если бы кто-то посмотрел на него со стороны. Взгляд этот по ощущению должен был быть долгим и внимательным, однако, на самом деле, там, где обязан был находиться человек, которому мог бы принадлежать такой взгляд, никого сейчас не было и, стало быть, никто оттуда на Карла смотреть не мог. Во всяком случае, пока.

Не слезая с седла, Карл повернул голову в сторону взбирающегося в гору солнца и, прищурившись, обвел мертвую пустыню ищущим взглядом, стараясь не пропустить чего-то такого, чего здесь не должно было быть, какого-то знака, указания, чего-то, что могло быть связано с возникшим у него странным ощущением. И коли уж искал, то не странно, что искомое, в конце концов, нашлось. Карл увидел, как дрогнул и резко — скачком — приблизился восточный горизонт, из настоящего, «живого», стремительно превращаясь в «пейзаж на заднике полотна». Сразу за тем, воздух между двух высоких, выветрившихся серо-желтых скал, метрах в пятидесяти от Карла, потек наподобие струящейся воды, в считанные мгновения образовав высокое и широкое, искрящееся на солнце полотнище, как будто целиком вырезанное из падавшего где-то — неизвестно где — водяного каскада и колдовской силой перенесенное сюда, в смертельное пекло Западной пустыни.

Закололо в висках и ожидаемая кровавая волна прошла даже не перед глазами, а за ними, внутри наполнившегося глухим гулом черепа. Перед Карлом, рядом с ним, едва ли не на расстоянии вытянутой руки, вершилось колдовство невероятной силы. Кто-то — и Карл не разумом, а, скорее, своим художественным чувством уже угадывал кто бы это мог быть — рвал ткань пространства с такой же легкостью, с какой сильные мужские руки способны разорвать ветхую от старости суконную рубаху. Еще одно или два «растянутых» в бесконечность мгновения, и сквозь бесшумно «льющиеся» струи, неизвестно откуда возникающие в воздухе на высоте около пяти метров и неизвестно куда исчезающие, едва коснувшись дышащего жаром песка пустыни, навстречу Карлу выехал на своем мышастом[7] поджаром жеребце встревоженный и настороженный Август Лешак. В руке капитан держал обнаженный меч, и, судя по всему, готов был к любым неожиданностям, в том числе и таким, которые потребовали бы от него сразу же вступить в бой. Во всяком случае, именно такое выражение было написано на его узком суровом лице, когда капитан предстал перед глазами Карла. Однако, увидев своего командира — а Карл до сих пор оставался для Августа прежде всего командиром — тот мгновенно и с видимым облегчением сбросил с лица маску угрюмой решительности, довольно усмехнулся и, не мешкая, двинул коня вперед. А из-за волшебной завесы уже выезжали бок о бок Анна и Виктория, лица которых выражали крайнюю степень напряжения и сосредоточенности. Волшебницы были прекрасны и являли собой настолько живописную пару, что Карл на мгновение даже забыл о том, в каком, собственно, положении находятся он сам и его люди, поддавшись непреодолимому для истинного художника соблазну смотреть и видеть воплощенную в явь божественную красоту. Виктория, одетая в платье и плащ, окрашенные во все оттенки зеленого, ехала на вороном коне, а Анна, несущая на себе цвета пламени — от золотисто-желтого до оранжевого — на красно-серой кобыле. Однако долго любоваться изысканной красотой волшебниц Карлу не пришлось, потому, что сразу за ними сквозь текущий воздух созданного волхованием прохода шагнула соловая[8] кобыла Деборы, и теперь Карл, казалось, действительно забыл обо всем на свете. Он даже сам не представлял, чем для него стала эта женщина и насколько ему не хватало ее все прошедшие с их расставания во Флоре дни. Она была великолепна. Красота ее могла свести с ума, но дело было в другом. Едва Карл коснулся взглядом серых бездонных глаз Деборы, в его сердце вошел великий покой. И это не было расслабленное спокойствие тихого бездумного довольства, а то уверенное спокойствие, с которым Карл обычно принимал любые удары судьбы и ходил даже в самые безнадежные атаки.

Но…

«Не сейчас» — попросили ее глаза.

«Волшебницы», — показала она рукой.

«Потом…» — казалось, шепнули губы, вкус которых он тотчас почувствовал на своих запекшихся от жара и жажды губах.

Боги! Какие чудеса обещали эти губы, дрогнувшие в намеке на улыбку. Карлу потребовалось особое усилие, чтобы оторвать взгляд от Деборы и снова перевести его на волшебниц. Глаза Виктории были полузакрыты, но он не сомневался, будь они даже широко распахнуты, она бы его не увидела. Великолепная дама Садовница находилась теперь где-то за гранью реальности, там, где и вершилось, вероятно, ее великое колдовство. А вот Анна — при всей своей неподдельной серьезности — пребывала именно здесь и сейчас, лишь прислушиваясь, по-видимому, к тому, что творилось с ее возлюбленной и с миром, отданным во власть невероятной волшбы.

— Тсс! — тихо сказала она, встретив взгляд Карла. — Показывайте дорогу, Карл. Виктория откроет путь.

При этом, слово «путь» она произнесла так, что сразу становилось ясно, речь шла не об обычных человеческих путях. А что именно имела в виду дама Анна, как не трудно было догадаться, им всем предстояло узнать в самом скором времени, так что торопиться было некуда, и повода задавать вопросы не было тоже. Другое дело, указывать направление. Вот это было ему понятно и без объяснений, и Карл, не мешкая, двинул своего коня вперед. Он больше не оглядывался, полностью доверившись так вовремя пришедшим ему на помощь колдуньям, лишь позвал за собой — властным взмахом руки — Марта и Георга, люди которого по любому всегда следовали за своим лейтенантом. А сам Карл, положившись на то, что каждый в его отряде делает то, что должен, полностью сосредоточился на замке Кершгерида, чувствуя, как нарастает в нем яростное желание разорвать путы морока и прорваться к этим, на самом деле, находящимся не менее чем в шести днях тяжелого пути руинам. Но и об этом он не думал, потому что даже невозможное становится возможным, когда вступают в игру силы, подвластные высшей магии, ни чем существенно не отличающейся, если подумать, от божественного промысла.

Колдовское варево, которое взялся варить кто-то из его врагов — Уж не блистательная ли Норна возвращала ему теперь должок? — продолжало крутить и корежить вещный человеческий мир, но кашевар у котла уже сменился. Примерно полгода назад, Карлу довелось стать свидетелем грозного колдовства огненной девы Анны, уничтожившей силой своего Дара галерный флот Сдома и убившей гнавшихся тогда за ними дружинников князя Семиона. Сейчас, и вновь на его собственных глазах, другая колдунья демонстрировала свою истинную силу, и Карлу, если бы время и обстоятельства позволили ему это сделать, оставалось только развести руками, признавая, сколь много дивного и доселе неведомого существует под луной и солнцем.

Гектор шел шагом, но уже через несколько мгновений Карл осознал, что столовая гора и руины замка на ней приближаются настолько быстро, что даже если бы он мчался теперь во весь опор, нещадно расходуя силы коня, то и тогда не смог бы столь стремительно приближаться к цели. Казалось, каждый шаг Гектора был равен, едва ли не четверти лиги. Однако дело было не только в этом. Чем ближе оказывался к нему замок Кершгерида — а Карл уже понял, что это не столько он сам движется к замку, сколько тот наплывает на него и его спутников — тем ниже становилась гора, на которой стояла цитадель, и ровнее дорога, по которой уверенным шагом шел, а не бежал, его конь.

Вероятно, чудеса эти видел не один только Карл. За его спиной раздались, было, невнятные голоса, выражавшие испуг и удивление. Им вторили конское ржание и бряцание стали, но властный оклик Георга заставил людей замолчать, а с лошадьми справились уже сами всадники. Секунда, другая, и вот уже лишь постепенно слабеющие удары копыт о землю да тихое фырканье лошадей указывали на то, что отряд по-прежнему следует за Карлом. Сейчас они ехали по совершенно ровной дороге — прямой, как стрела, полосе песка, упиравшейся в пролом, судя по виду, давным-давно образовавшийся в высокой черной стене. Столовая гора окончательно исчезла, и этот пролом неожиданно оказался вровень с пустыней. Впрочем, скосив глаза в сторону, Карл пустыни уже не увидел. Ровная песчаная дорога, гасившая удары конских копыт, пролегла внутри своеобразного тоннеля, образованного закругленными стенами струящегося воздуха, стремительно наливавшегося всеми оттенками зеленого.

Еще несколько метров, и Гектор, перешагнув, не останавливаясь, через мелкие обломки камней, легко взошел на невысокую, «оплывшую» насыпь, образовавшуюся в давние времена, когда по неизвестной причине рухнула эта часть стены. С вершины насыпи, перед Карлом открылся вид на широкий замковый двор, образованный обезглавленным квадратным донжоном, заросшей зеленью стеной жилого корпуса с провалившейся крышей и пустыми окнами, трехгранной угловой башней и остатками куртины[9].

Не желая задерживать остальных, Карл, не останавливаясь, миновал пролом, спустился по обратному скату насыпи, и, подъехав к находившемуся почти в центре двора круглому колодцу, развернул коня, чтобы видеть, как входят в цитадель Кершгерида его спутники. Март, следовавший едва ли не вплотную за ним, уже остановил своего огромного першерона неподалеку, а через пролом проходили сейчас люди бана и банессы Трир. Как только последняя из вьючных лошадей начала осторожный спуск на вымощенный черным брусчатым камнем двор, на вершину насыпи въехал капитан Август Лешак, за которым следовал не меньший, чем у Георга отряд гвардейцев и слуг, одетых в цвета герцогов Герр. Последними в ограду замка въехали Дебора — сейчас Карл увидел, что одета она в темно-коричневый убрский охотничий костюм и опоясана мечем — и дамы волшебницы. Когда они миновали пролом, Виктория неожиданно встрепенулась, как будто очнувшись от глубокого сна, открыла глаза и, воздев к небу руки, встряхнула кистями, как если бы стряхивала с них капли воды. В то же мгновение, исчезли колыхавшиеся над стенами крепости и закрывавшие небо полотнища изумрудного сияния, напомнивших Карлу то необыкновенное явление природы, которое наблюдал он однажды на крайнем севере и которое сами северяне называли «плащом Госпожи Снегов». Это случилось так быстро, что никто, вероятно, не успел даже понять, что, собственно, произошло. Один лишь Карл смог увидеть, как призрачный мир превращается в мир обыденный. Двор замка заливал теперь обычный полуденный свет. Небо было чистым, а воздух прохладным, каким и должен быть горный воздух на такой высоте и в это время года.

3

«Так просто?»

Карл окинул взглядом просторный замковый двор, мощенный небольшими чуть выпуклыми базальтовыми брусками, и мысленно покачал головой. Семь дней назад он покинул Флору, чтобы совершить «короткую прогулку» к воротам Саграмон. Он был один, как прежде, и, как много раз в прошлом, просто шел туда, куда вела его дорога. Он не знал, что ожидает его в Мраморных горах, ничего не загадывал, и не строил никаких планов. Он просто шел, даже если на этот раз, и ехал верхом. Однако уже на второй день пути, ему стало известно о замке Кершгерида. И вот, хотя с тех пор едва ли миновало больше пяти дней, он стоит посередине большого внутреннего двора в потерянном летописцами и утраченном людской памятью горном гнезде Мертвого Волшебника, которого и самого, как казалось, давно постигло проклятие вечного забвения. Но, оказывается, никуда замок не делся. Он уцелел, потому что, хотя и был некогда сильно разрушен — кем? как? когда? — настоящими руинами все-таки не стал. Во всяком случае, на первый взгляд уцелело здесь гораздо больше, чем было разрушено.

«Так просто?»

Вышел в путь и, почти не прилагая к тому усилий, оказался именно там, где хотел, вернее захотел, едва оказавшись на дороге, простертой в неведомое будущее. И куда же привела его теперь эта дорога? Что ожидало его за внезапно открывшимися перед ним дверями? Это предстояло еще узнать и понять, но уже то, как Карл здесь оказался, кое-что говорило и о том, что могло ожидать его впереди.

«Слишком просто» — решил он, обдумав случившееся.

Впрочем, возможно, это был всего лишь случай. Удача, из тех, что приходит иногда к людям, идущим вперед.

Случай? Удача… Снова стечение непредсказуемых обстоятельств и невероятное везение ведут его куда-то по дороге, которую он не выбирал? Возможно. Однако, возможно, так же и то, что случай благоволил Карлу не с проста. Это ведь он сам — и никто иной — принял решение, выйти из Флоры в тот день четвертого октября. И вот он решил и отправился в путь и, значит, породил этим поступком цепь событий, которые затем могли уже вершиться сами собой, подвластные лишь воле случая, но точно так же могли быть и следствием его собственных поступков. Про замок Кершгерида Карлу рассказал Гавриель, а про Геррида — покойная жена.

Рефлеты…

Увы, но это не был тот великолепный Гавриель, каким его друг был при жизни, и блистательная юная женщина, подарившая Карлу великое чудо подлинной любви, навсегда осталась лишь в его памяти.

«Боги!»

Но и рефлеты, как выяснилось, призвал он сам. Вызвал их, совершив, пусть и бессознательно, нечто, что неподвластно случаю — и противно человеческой природе — но зато оказалось в его, Карла, власти. И Норну заставил явиться на встречу тоже он сам, и, следовательно, знай он тогда, что творит, должен был быть готов и к тому, что Лунная Дева не снесет такого оскорбления и нанесет ответный удар. Она и ударила, а в том, что это была именно она, он больше не сомневался. И снова — случайно или нет — но, сплетя вокруг Карла смертельное «кольцо», Норна дала толчок еще одной цепи событий, которая, в конце концов, и привела его сюда, в замок, дорогой, оказавшейся намного короче той, которую он себе представлял, отправляясь в путь.

Итак, руководствуясь одним лишь своим художественным чувством, он вышел в дорогу тогда, когда вышел, и сам же — вероятно, пытаясь найти ответы на тревожившие его душу вопросы — призвал рефлет Норны. Этим последним Карл обратил себя в мишень ее злобной мести, однако «кольцо» не справилось с ним, потому что…

«Вмешался случай?»

И да, и нет.

Что делает людей тем, что они есть?

«Ты снова недооценила меня, женщина…» — впрочем, Карл не чувствовал особого удовлетворения от того факта, что обстоятельства изменили его настолько, что ни он сам, ни его личный враг не смогли предусмотреть всех следствий случившихся с ним перемен. Одинокий путник Карл Ругер исчез, волею случая и обстоятельств превратившись в совсем другого Карла, человека, связанного множеством взаимных обязательств — дружбы, любви, чести и долга — с самыми разными людьми и… нелюдьми.

Но, с другой стороны, случайна ли любовь? А дружба? Случайно ли, что он стоит здесь не один, а в окружении всех этих людей?

Так просто?

Так сложно.

Так мучительно трудно.

4

Карл только и позволил себе, что на мгновение заглянуть ей в глаза, но какое это было мгновение! Казалось, остановилось само быстротекущее время, и руины замка Кершгерида вернулись в сумрак забвения, превратившись в небрежный набросок, сделанный неумелой рукой на серой дурной бумаге. И люди — множество людей и лошадей, толпившихся вокруг них двоих — утратили телесную сущность и стали бесплотными тенями. Исчезли звуки. И признаки времени дня и года, места и обстоятельств тоже утратили свой смысл и значение. Серебристо-серый туман, клубившийся в глазах Деборы, принял Карла, и они остались вдвоем, одни посреди бесконечного мира.

«Не оставляй меня одну, — попросила она. — Никогда!Ни за что не оставляй меня одну!» — Это был крик души. Это была такая мольба, на которую мужчина не может не ответить, не разорвав себе сердце.

«Я не могу без тебя», — объяснила она, как бы оправдываясь. И в этих ее словах было столько тоски, слышалась такая печаль и боль, и такая любовь, что груз этот мог пригнуть принявшего его до земли.

«Я знаю», — как-то сразу, без перехода и паузы, согласилась она с никем не высказанным возражением. — «Я знаю, мужчины уходятИх ведут честь и долг. А женщины… что ж женщины остаются ждать», — обычай сильнее разума, но чувства способны разорвать даже железные обручи обычая.

«Как ты мог!» — закричала Дебора, и гнев заставил затрепетать крылья ее носа. — «Как ты мог?!»

«Видишь, не смог» — Карл не знал, что еще может сказать, что еще должен он сказать Деборе.

Сказать ей, что любит?

«Боги! Какие беспомощные костыли вы дали нам, чтобы ходить по золотистым облакам Высокого Неба!»

«Я тебя люблю», — но что значили эти немудреные слова рядом с тем, что жило в его сердце?

Сердце Карла было полно нежности и страсти. Оно пело от счастья и кричало от боли. Оно билось в едином ритме с другим сердцем, узнавая от него то, что бессильны были передать слова, и, сообщая этому другому сердцу, нежному и мужественному сердцу Деборы то, что хотел и не мог выразить словами «сладкоречивый» мастер Карл. Но теперь слова им были не нужны. Они были излишни, избыточны… Слова…

— Рад вас видеть, моя светлая госпожа, — сказал Карл, склоняя голову в поклоне.

Мир рывком возвратил себе утраченную, было — пусть и на одно краткое мгновение — вещественность и целостность. И, желая, по-видимому, компенсировать испытанное им небрежение, обрушился на Карла водопадом, гигантской штормовой волной, состоящей из огромного множества разнообразных звуков, запахов, и прочих ощущений, вытесненных его и ее любовью за грань осознания и возвращающих теперь себе то, что принадлежало им по праву.

— Где мы, Карл? — вместо ответа спросила Дебора и озадаченно огляделась вокруг.

И тут же, словно очнувшись ото сна, заозирались и все остальные.

— Рад приветствовать вас, дамы и господа, в замке князя Кершгерида, иначе именуемого Мертвым Волшебником, — сказал Карл и сделал широкий жест рукой, обводя окружавшие их развалины. — Располагайтесь, прошу вас. Места хватит на всех.

5

«Полдень».

Солнце стояло прямо над головой, наполняя чуть прохладным сиянием прозрачное пустынное небо. А под ногами Карла, там, где всего каких-то четверть часа назад лежала устланная плотным упругим песком дорога, сразу за проломом в невысокой и не слишком толстой куртине, уходила далеко вниз отвесная скальная стена, казавшаяся отсюда, с высоты, совершенно гладкой. С того места, где стоял Карл, ущелье Второй ступени представлялось невероятно узким, а его дно затягивала сизая пелена. Тем не менее, напрягая глаза и отпустив на волю свою душу, неотделимую от художественного чувства, Карл тщательно — насколько это вообще было возможно — исследовал заваленное большими валунами русло речушки, протекавшей по дну ущелья, и древнюю тропу, принужденную рельефом местности жаться к быстрой воде. Везде, разбросанные как попало между могучих валунов и обломков скал, видны были тела людей и туши павших лошадей. Создавалось впечатление, что бойня в ущелье Второй ступени произошла совсем недавно, но Карл не тешил себя иллюзиями. То, что смог рассмотреть он на дне ущелья, в большей степени являлось плодом его собственного воображения, чем тем, что могли видеть и видели даже самые зоркие глаза. Прошло уже четыре дня, и все это время, мертвые оставались не погребенными, предоставленные произволу стихии и неразумной жадности диких животных.

«Леон».

К сожалению, надеяться было не на что, однако тело его друга заслуживало лучшей участи, чем быть съеденным шакалами и растащенным по косточкам горными ласками. Весь вопрос был в том, как спуститься вниз, и возможно ли это в принципе. Однако если замок стоит на отвесной скале, это ни в коем случае не означает, что жить в нем могут одни лишь птицы да горные духи. Гавриель сказал ему… Карл мысленно кивнул, благодаря богов Высокого Неба за своевременную подсказку, и посмотрел на ущелье другими глазами. Он представил себе, что идет по нему ночью, при луне.

«Луна…»

Он оглянулся через плечо и, не обращая внимания на людей, столпившихся посреди двора в ожидании его распоряжений, посмотрел на восток.

— Что? — чуть слышно спросила стоявшая рядом с ним Дебора. — Что ты увидел?

— Сейчас…

Недалеко за куртиной, соединявшей две треугольные сторожевые башни, всего, быть может, метрах в трехстах от замка виден был крутой скальный подъем. Собственно, крепость Кершгерида, стояла на небольшом плато, на вершине одной скальной стены и у основания другой, являвшейся отрогом горы, снежная вершина которой поднималась на юге. Луна, скорее всего, вставала над пологим гребнем лишь в первом часу ночи, и тогда… Карлу не надо было снова оборачиваться к ущелью, чтобы понять, что происходит, когда луна освещает замок. В лунные ночи, тени стен и башен появляются на противоположной стене Второй ступени, и невидимое в дневное время горное гнездо Мертвого Волшебника обнаруживает себя, но вряд ли больше чем на полчаса-час. К тому же, поскольку люди в горах по ночам не путешествуют, и, вероятно, редко разбивают лагерь в этом узком негостеприимном ущелье, то и тайны замка открывались до сих пор лишь тем немногим, кто не боялся ночных переходов и имел в душе достаточно любопытства и мужества, чтобы поднимать глаза к ночному небу.

Выходило, что Гавриель сказал Карлу правду — «ночью, при луне» — и, следовательно, подъем снизу должен был существовать тоже, поскольку маршал о необходимости взбираться по отвесной скале ничего не говорил.

— Дамы и господа, — громко сказал Карл. — Давайте разобьем лагерь и осмотрим замок. Здесь должен быть спуск вниз. Его следует найти. И ведь где-то же в замке должны быть ворота. Было бы интересно узнать, куда они ведут. А пока посмотрим, есть ли еще здесь вода, или мы будем принуждены таскать ее снизу.

Он улыбнулся Деборе и пошел обратно к колодцу, около которого его терпеливо дожидался предоставленный самому себе Гектор. Подобрав по дороге камешек, Карл подошел к коню, похлопал его по холке, и, приблизившись к высокому парапету колодца, перегнулся через него и посмотрел вниз. Судя по всему, выдолбленная в сплошном камне, круглая шахта уходила глубоко в недра горы. Впрочем, там, внизу, лежала непроницаемая тьма, и рассмотреть в ней хоть что-нибудь было невозможно. Однако клубившийся всего в нескольких метрах перед лицом Карла мрак ощутимо пах водой, и, значит, колодец во все эти длинные годы не пересох. Выпущенный из руки камень бесшумно канул во тьму, но спустя какое-то время чуткое ухо Карла уловило далекий, едва слышный всплеск.

— Подземное озеро, — сказал он, подошедшей к колодцу вслед за ним Деборе. — Или река. Я полагаю, метров восемьдесят-девяносто, самое большее, сто.

— У кого-нибудь есть веревки? — спросил он начавших уже расходиться по двору людей.

Сам он взял с собой в дорогу всего лишь двадцатиметровый моток льняной веревки. Она была тонкой и крепкой — пологой свивки — но ее длины все-таки было, явно, недостаточно для того, чтобы дотянуться до далекой воды. Однако предусмотрительным, как Карл и надеялся, оказался не он один. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Напротив, было бы странно, если бы, отправляясь в дальний чреватый непредвиденными осложнениями путь, люди бана Трира и гвардейцы опытного, много повидавшего в жизни капитана Августа не захватили с собой такой простой, но часто крайне необходимой вещи, как разумной длинны пеньковая или льняная веревка.

— Давайте сюда вашу веревку, капитан, — тихо, но со значением в голосе, сказал, подойдя к нему почти вплотную, Лешак и усмехнулся, как бы смягчая этим смысл своих слов. — Вы ведь герцог теперь, ваша светлость, и негоже вам самому всем этим заниматься. Вот и госпожа принцесса вас уже заждалась. Так что идите и ни о чем не беспокойтесь, мы все, что следует, сделаем сами. Вы теперь не один.

«И в самом деле, — едва ли не с удивлением подумал Карл, как если бы очнулся вдруг от зачарованного сна и обнаружил, что прибывает уже не в измышленном мире грез, а совсем в другом, полном иных реальностей мире. — Я уже не один, но привычка не платье, ее нелегко сбросить или сменить».

— Ты прав, Август, — улыбнулся он своему капитану, передавал свернутую в кольцо веревку, и кивнул, подтверждая справедливость высказанной Августом мысли. — Спасибо, что напомнил.

«Людей делают манеры, а командира — дистанция, не так ли?»

Он учтиво поклонился Августу и, обернувшись, парировал своей открытой улыбкой ироничный взгляд Деборы, наблюдавшей за его суетой со стороны.

«Делать нечего, — покачал он мысленно головой. — Если правда, что некоторые женщины видят то, чего и нет, то есть и такие, от которых не спрячешься ни за плащом ночи, ни за двусмысленностью слов».

— Прошу вас, моя светлая госпожа, — сказал он, протягивая руку Деборе. — Пойдемте…

Он бросил «рассеянный» взгляд вокруг и не удивился, когда неожиданно, но, как ему показалось, безошибочно определил цель предстоящей прогулки. Или это сама «цель» показала ему себя? Но, как бы то ни было, Карлу вдруг страстно захотелось осмотреть донжон[10], в котором Кершгерид, по всей видимости, никогда не жил, раз уж построил себе такой роскошный палас[11]. Впрочем, скорее всего, башня не служила князю и обыкновенной кладовой, как это случалось во многих других замках.

— … осмотрим донжон, — закончил Карл начатую фразу, уже ощущая в своей руке прохладные пальцы Деборы.

— С удовольствием, — улыбнулась она. — Но скажи, Карл, ты теперь все время будешь обращаться со мной, как с принцессой?

— Нет, — стерев с губ улыбку, ответил он. — Иногда, как с принцессой, а иногда, как с рабыней. Не забывай, Дебора, что по законам Сдома ты все еще являешься моей неотъемлемой собственностью.

— Большая беда! — она тоже стала серьезной и смотрела ему прямо в глаза. — Я тебе и так принадлежу, Карл, и сроки владению твоему — вечность.

6

Донжон Карла не разочаровал. Прежде всего, в нарушение традиции, эта огромная квадратная башня не была отделена от прочих замковых строений. Напротив, она составляла единое целое с массивной и высокой внутренней стеной, делившей замок надвое. Впрочем, левая и правая куртины, соединявшие донжон с двумя другими — на этот раз, сторожевыми — башнями, поднимались едва ли на треть его высоты, и прохода со стен внутрь этой мощной цитадели[12] предусмотрено не было. Более того, с той стороны башни, которую мог видеть сейчас Карл, над открытой галереей, проходившей по гребню стены, нависали машикули[13], позволявшие обстреливать противника, буде ему все-таки удастся туда забраться. Точно такая же полубашенка с бойницей в скошенном основании нависала и над единственным входом в донжон — узкой и низкой дверью, расположенной неожиданно высоко, как минимум на уровне третьего яруса. Туда, наверх, вела узкая и крутая лестница без перил, прижимавшаяся к глухой стене, сложенной из крупных, хорошо отшлифованных гранитных блоков. Примерно на середине подъема находилась ровная площадка длинною не менее четыре метров, однако, достигнув ее, Карл обнаружил, что и здесь все обстояло не так просто, как могло показаться, если смотреть снизу. На самом деле, это была не одна, а две крохотные площадки, два каменных выступа, соединенных между собой узким деревянным мостиком. Вообще, как успел заметить Карл, в замке сохранилось на редкость много дерева, что было более чем странно, учитывая, сколько веков он находился в запустении. Поневоле приходилось предположить, что горное гнездо Кершгерида — что бы ни говорил о Даре князя маршал Гавриель — все еще сохраняет некую магическую силу, которой оно, надо полагать, было буквально пропитано в те давние времена, когда в нем еще жил и правил Мертвый Волшебник. Если чары, хранившие дерево от гниения и тлена, продолжали действовать и поныне, то каким же должно было быть породившее их колдовство?

Поднявшись с Деборой на первую площадку, Карл остановился и внимательно осмотрел мостки, по которым им теперь предстояло пройти. Поверить в то, что эти узкие темные доски сохранили свою прочность на протяжении четырех сотен лет, было трудно, но, судя по тому, что видели глаза Карла, и утверждала его интуиция, так все, на самом деле, и обстояло. Впрочем, возможно, мостки эти оставил здесь не Мертвый волшебник, а маршал Гавриель? Однако и со времени, когда маршал — по его же собственным словам — побывал в крепости, тоже прошло совсем немало времени. Тем не менее, художественное чувство Карла подсказывало, что дерево это, пусть и было очень старым, все еще живо и, соответственно, способно выдержать тяжесть человеческого тела. Покачав мысленно головой, он вступил на темные доски, и ничего неожиданного не произошло. Способность на взгляд определять природу вещей не подвела Карла и на этот раз. Мост легко принял на себя его вес, и Карл без труда — в три быстрых уверенных шага — миновал провал и, оказавшись на второй площадке, обернулся к Деборе, предлагая ей руку. Однако помощь его женщине была не нужна. Она только благодарно улыбнулась, и, не дрогнув, легко перешла по доскам, принудив, таким образом, Карла подняться на несколько ступеней выше, чтобы освободить ей место на втором каменном выступе.

Оставшаяся часть подъема никаких сюрпризов не преподнесла. Зато внутреннее устройство донжона приятно удивило Карла, который давно уже не встречал такой блистательной изощренности в строительстве фортификационных сооружений. Оказалось, что башня была хитроумным образом разделена по вертикали и горизонтали, так что являлась уже не столько редюитом[14], сколько главным элементом оборонительного устройства замка. Из просторного и абсолютно пустого квадратного помещения, куда Карл и Дебора попали через узкий стреловидный проем двери, прорезанной во впечатляюще толстой стене, по крутым деревянным лестницам можно было подняться наверх, где, впрочем, смотреть было не на что, так как два верхних яруса были сильно разрушены, или спуститься на второй этаж. Однако дальше вниз ходу из него не было. В принципе, нижний — подземный или цокольный — этаж донжона всегда отделялся от прочих помещений башни, но здесь граница проходила по каменному своду первого, высоко расположенного яруса. Впрочем, загадка разрешалась просто: первый и цокольный этажи донжона образовывали единый объем, в котором размещалось огромное и крайне замысловатое устройство, собранное из деревянных и железных балок, осей, рычагов и колес. Судя по тому, что смогли рассмотреть Карл и Дебора сквозь круглые бойницы, прорезанные в каменном полу просторного покоя, занимавшего весь второй этаж, это был подъемный механизм, устроенный над широкой шахтой, уходившей куда-то вглубь горы. Едва увидев этот механизм и облицованное базальтовыми блоками жерло колодца, вдоль стен которого вилась спиральная лестница, продолжение которой терялось во тьме, Карл понял, как устроил свое подоблачное гнездо князь Уль Кершгерид. Донжон стоял над шахтой, пробитой, по-видимому, до самого основания горы, то есть до уровня ущелья Второй Ступени. Наверх, в замок, можно было подняться или по узкой спиральной лестнице или в клети подъемника, которая, судя по размерам механизма, построенного над колодцем и диаметру самой шахты, должна была иметь достаточные размеры, чтобы поднимать одновременно двух лошадей или пару быков. Однако выйти из донжона поднявшиеся наверх люди могли только во второй замковый двор, отделенный от того, в котором оказались Карл и его спутники, высокой внутренней стеной. Оба двора, наверняка, соединялись проходом через одну из двух сторожевых башен, что уменьшало риск внезапной атаки через колодец. Впрочем, внезапной такая атака не могла быть по-определению, потому что подняться на полторы сотни метров вверх по узкой, жмущейся к каменной стене лестнице без перил, не выдав при этом своего присутствия стражникам, которые в те времена, наверняка, держали пост у основания подъемника, было практически невозможно. А двор, в который попадали гости князя и его квартирьеры, снабжавшие замок всем необходимым, и который Карл рассмотрел через узкое окно-бойницу в стене третьего яруса, являлся, по сути, глухим каменным мешком. Он был образован двумя внутренними стенами, отсекавшими средних размеров площадь, мощенную брусчатым камнем, от остальной территории замка, и внешней куртиной, ограниченной двумя сторожевыми башнями. Впрочем, при более тщательном рассмотрении вторая башня оказалась надвратной, защищавшей вход в замок со стороны горы.

— Ну, что ж, — Карл встал с колен, на которых до сих пор стоял, рассматривая внушающий уважение механизм подъемника, и рассеянно оглядел пустое, скудно освещенное помещение. — Теперь мы, во всяком случае, знаем, как нам спуститься в ущелье.

Взгляд его, как будто сам по себе, остановился на противоположной стене. Казалось, в ней не было ничего необычного, но художественное чувство Карла встрепенулось, едва он пробежал глазами по уверенным строкам прочной каменной кладки, по всем этим невнятным для несведущего человека знакам и символам, составляющим послание, пришедшее к нему из глубины веков.

— Ты видишь? — спросил он через мгновение.

— Ты думаешь, там скрыт тайный ход? — судя по всему, прочесть оставленных Кершгеридом знаков Дебора не могла, но зато она уже вполне научилась понимать Карла с полуслова.

— Да, — кивнул он, продолжая изучать стену. — Но вход находится не здесь. Я думаю, он расположен выше.

— Выше? — в плотной тени, сгустившейся в дальнем углу зала, куда не достигал просачивающийся сквозь узкие бойницы солнечный свет, неожиданно возник огромный зверь, темный силуэт которого и сам, казалось, был всего лишь тенью или результатом игры воображения. Однако желтые, исполненные яростного внутреннего огня глаза с вертикально поставленными узкими зрачками могли принадлежать лишь живому — из плоти и крови — существу. Адат бросил на Карла полный особой звериной иронии взгляд «через плечо» и одним мощным, но грациозным движением прожал свое мощное тело сквозь незыблемую кладку стены.

Он был великолепен, этот зверь Деборы, и он был гораздо более человечен во многих своих проявлениях, чем иные люди, встреченные Карлом за долгие годы странствий по бесконечным дорогам ойкумены. И если столь любезные поэтам «звериные» эпитеты соблазнительны именно в силу своей очевидности и прозрачной до полного исчезновения символики, то и обратное могло быть вполне уместно, если бы не сила привычки и косность людского воображения. Однако Карл был свободен не только в выборе своих дорог, и адата он давно уже воспринимал, как одного из тех великолепных бойцов — вроде маршала Гавриеля, например — которые могли себе позволить быть добродушными и ироничными, просто потому что никого и ничего по-настоящему не боялись, даже смерти. Впрочем, проводив взглядом исчезнувшего за стеной зверя, Карл об этом даже не подумал, почти бессознательно нарисовав, однако, в своем воображении, образ высокого, сильного и гибкого мужчины, пожалуй, даже не мужчины в полном смысле этого слова, подразумевающем зрелость, а юноши с едва начавшей курчавиться на подбородке мягкой рыжеватой бородой. Но образ мелькнул и исчез, осев среди тысяч других образов где-то в бездонной глубине памяти Карла, а мысли его сейчас были совсем о другом, хотя косвенно и об этом тоже. Карл думал о Деборе, неожиданным образом ощущая в это мгновение невозможность и даже неуместность того, чтобы повернуться к стоящей за его плечом женщине. Впрочем, в своем воображении он видел ее так же отчетливо, как если бы все-таки обернулся к ней и обнаружил облаченной в торжествующее сияние солнечных лучей.

Она была прекрасна сейчас, но, с другой стороны, была ли она иной в любое из тех мгновений, которые, как скупец медяки, собирала душа Карла с того казавшегося теперь невероятно далеким дня, когда он впервые увидел ее на Чумном тракте? Однако правда и то, что Дебора изменилась. С тех пор, как принцесса Вольх, наконец, осознала себя такой, какой — на радость или беду — создали ее великие боги, и окончательно приняла свой особый Дар, являвшийся одновременно проклятием и благословением Высоких Небес, ее душа обрела удивительную цельность. А облик… что ж и медный сосуд покажется золотым, когда в нем пылает истинный огонь. Все так и было. Она изменилась. Ее красота обрела подлинные суть и смысл, но, изменившись, Дебора, сама того, очевидно, не подозревая, изменила и окружающий ее мир. Тень кошки — слабый голос ее второго Я, пытавшегося объяснить своей страдающей хозяйке, что происходит с ней на самом деле — эта тень покинула подлунный мир, и, по-видимому, навсегда. Но зато адат обрел плоть, и чем дальше, тем больше становился самостоятельным настолько, естественно, насколько он был способен, оставаясь неотъемлемой частью своего человека. Однако и связь их — женщины и ее зверя, первого и второго Я принцессы Вольх — не оставалась неизменной, развиваясь и изменяясь, обретая свой истинный, заложенный в нее богами смысл.

— Ты прав, Карл, — сказала, прерывая затянувшееся молчание, Дебора. — Вход находится наверху, но это не моя дверь, — в ее голосе звучало удивление, пожалуй, даже растерянность. — Она ждет тебя.

— Меня, — согласился Карл, обдумывая слова, произнесенные его женщиной.

— Меня, — повторил он, начиная понимать их смысл, и обернулся к Деборе. — Меня или кого-нибудь вроде меня, ведь так?

— Да, возможно, — она озабоченно нахмурилась, вероятно, пытаясь облечь в понятные им обоим смыслы то, что узнавала теперь от своего зверя. — Давно…

«Как давно?»

— Давно, — повторила Дебора, заглядывая Карлу в глаза, как будто ожидала найти там ответы на все возникавшие у нее сейчас вопросы. — Очень давно, Карл! Почему?

Глава 3

Лабиринт

1

Звездное небо над головой, полная луна на переломе, тишина и покой. Идиллическая картина. Но это, впрочем, как посмотреть. Карл опустил взгляд на огонь костра, и некоторое время наблюдал за нервным танцем пламени на почти прогоревших дровах, размышляя об относительности человеческого восприятия, воплотившегося в зыбкой природе значений слов и в их тревожной символике. В самом деле, во всех известных Карлу землях Ойкумены, люди не любили и боялись ночь. Что ж говорить о ночлеге под открытым небом? В воображении людей, будь они короли или пахари, и, увы, не только в их воображении, ночь была полна опасностей, от которых лучше всего укрыться за стенами своего дома, даже если это всего лишь лачуга бедняка. Но, как говаривали в Высокой земле, если у человека есть дверь и потолок, то и страху положен предел. И недаром, там же в Высокой земле, как, впрочем, и во многих других местах, где привелось побывать Карлу, людей, занятия или образ жизни которых принуждали их спать под звездами, полагали опасными и, уж во всяком случае, несущими на себе печать ночной тьмы. Так и становились деревенские пастушки да торговые люди, ради выгоды готовые «идти через ночь», героями мрачных сказок, которые во множестве гуляли по миру. Звезды опасные соседи и неверные друзья, ну а если на небосклоне горит к тому же, порождая страх и смятение, Голубая странница, или полная луна заливает горы и долины змеиным молоком своего коварного великолепия? Тогда, и в трактирах «долгая кружка» не на «длинный час», и разговор, как ни старайся, не выстраивается, потому что каждый, и трезвый, и пьяный, если, конечно, еще помнит себя, спешит домой. Вот и расскажи этим людям о красоте звездного неба, объясни убогим, как чарующе прекрасны, могут быть горные долины, спящие в неверном свете луны, как торжественна бесшумная поступь королевы-ночи! Они ответят — и, вероятно, будут по-своему правы — что боги создали людей, чтобы жить под солнцем и спать под луной. А ночь… что ж, «ночь, возможно, и прекрасна, добрый господин, только и сталь меча манит многих своим блеском, но становится ли она оттого, менее опасна?» У ночи свои создания, иные, чем у солнца, и в их мире человеку одиноко и неуютно, если не сказать большего.

Карл достал трубку и, тщательно набив ее загорским табаком, раскурил от щепки с тлеющим на конце малиновым, чуть прикрытым серым пеплом, «живым» угольком.

«Боится тот, кому есть чего бояться», — так говорили старики в Линде. Возможно, что и не зря, потому что, как раз Карл ночи не боялся, хотя из этого и не следовало, что ему ничего не угрожает. Просто страх еще не смог подобрать ключей к его сердцу, только и всего. Он пыхнул трубкой и, подняв взгляд от огня, обвел им спящий лагерь. Люди устали, пережив накануне не легкий день. И то сказать, им привелось стать свидетелями многих чудес, а чудеса, подобно радости и горю, тяжелая ноша для души, и трудная работа для тела. Впрочем, и работы этим людям досталось немало. Пока одни осматривали крепость, которая, впрочем, оказалась пуста, как гнилой орех — И где же, тогда, находилась рукопись Кершгерида, которую читал когда-то в замке Гавриель Меч? — и исследовали горную долину, открывшуюся неожиданно за воротами крепости; другие устраивали лагерь и добывали со дна глубокого колодца воду. Время уходило быстро и незаметно, как та же вода в песок, так что спуститься в ущелье Второй ступени удалось только в ранних сумерках, но и не сделать этого Карл не мог. Он должен был оказаться внизу и найти тело Мышонка теперь же, не откладывая, потому что невыполненный долг хуже колоды каторжника, тяжелее воловьего ярма. А тот долг, что он нес в своем сердце, и сравнить было не с чем. Впрочем, Карл его ни с чем и не сравнивал.

Смеркалось. В ущелье было прохладно и тихо, только ровно и негромко журчала вода, обтекая большие валуны, загромождавшие русло ручья. Вокруг, среди камней и густого кустарника, преддверием наступающей ночи сгустились тени, затопив дно ущелья холодной недвижной тьмой.

— Зажгите факелы, — приказал Карл своим гвардейцам. — Найдите и похороните всех павших.

Он не стал уточнять, кого и как следует хоронить, но не сомневался, что его люди во всем разберутся и без его помощи и не ошибутся в том, в чем разумный человек не ошибается никогда. Сам же Карл знал, что должен делать и куда идти, с того самого момента, когда, миновав короткий, но широкий выводящий туннель, продирался вместе со своими спутниками через стену колючего кустарника, совершенно закрывшего выход в ущелье. Тьма — как будто не прошенная и незваная, но на самом деле покорная теперь даже «невнятно и небрежно» выраженным желаниям Карла — сама метнулась к его глазам, обдав мертвящим холодом и заставив сжаться в моментальном спазме сердце. Впрочем, длилось это свидание не долго, и уже через мгновение Карл смог продолжить путь, так что никто даже и не заметил случившейся заминки. Однако все, что должно, он уже знал, как знал теперь и то, что отныне ему следует быть крайне осмотрительным в своих желаниях, если, разумеется, он не хочет, чтобы Тьма постоянно стояла за его правым плечом.

Вспыхнули факелы, и гвардейцы Августа принялись за свой скорбный труд, а Карл пошел туда, где во мраке, клубившемся среди камней, терпеливо дожидались его прихода кости Леона. Он не стал зажигать огонь, потому что не хотел видеть того, что сделали с Мышонком смерть, время и необузданная жадность диких зверей. Мрак ночи не был абсолютным, и все, что следует, глаза Карла видели и так, но от изучения подробностей, которые и без того были ему известны, он все-таки воздержался. Дойдя до места, он сначала постоял немного в молчании, вспоминая Леона таким, каким знал и каким тот уже навсегда останется в его памяти, затем, прочел шепотом — чтобы не нарушать торжественной тишины, властно приглушившей даже журчание воды в ручье — несколько кратких молитв, из тех, что были в ходу в Ру и Немингене, а потом стал строить могильный холм. Он не спешил, но и не медлил, без остановок и отдыха поднимая и перетаскивая к телу друга обкатанные речной водой валуны и обломки скал. Медленно, но верно вырастала насыпь, темнело небо над головой, стремительно остывал воздух, но Карл не принял предложенной ему Августом помощи, да и не нуждался он ни в чьей помощи. Могильный холм над костями Леона из Ру, полномочного министра и кавалера, Карл должен был насыпать сам. Так он и сделал.

Уже наступила ночь, и на далеком темном небе зажглись холодные глаза звезд, когда Карл завершил, наконец, свой труд, расставил вокруг могилы Леона шесть поминальных факелов, заставивших отступить сплотившуюся, было, тьму, и, принеся положенные жертвы Хозяйке Пределов и Владыке Темных Троп, отправился назад в замок Кершгерида. Он уходил из ущелья последним, хотя, видят боги, Август ни в какую не желал оставлять его здесь одного. Впрочем, и ослушаться приказа Лешак не смог.

Отойдя на несколько шагов от погребальной насыпи, Карл остановился на границе света, отбрасываемого пламенем факелов, мечущимся на окрепшем к ночи ветру, и достал из внутреннего кармана камзола небольшой кожаный футляр. Это была роскошная вещица, сшитая из шагреневой кожи и украшенная золотыми уголками и накладками, но ценность ее состояла не в этом. Это был тот самый футляр с расшифровкой женевского пророчества, о котором рассказал Карлу рефлет Леона. Карл подобрал его, вытянув из глубокой щели между двумя камнями, во время строительства могильной насыпи. Он не искал специально спрятанную Мышонком вещь, а именно подобрал ее между делом, заранее зная о ее местонахождении благодаря непрошенной — или все-таки испрошенной? — услуге Тьмы. Сейчас, когда он остался один, он мог бы достать, наконец, спрятанный в футляре пергамент и прочесть те слова, которые стоили Мышонку жизни. Однако Карл этого не сделал. Сердце подсказывало, что время для такого знания еще не пришло.

«Не теперь», — решил он и, так и не раскрыв, спрятал футляр обратно.

Постояв в тишине ночи еще мгновение, он, уже не медля и не задерживаясь, направился к хитроумно спрятанному в скалах входному туннелю. Одиночество, как и прежде, не тяготило его. И ночь не пугала своими истинными и мнимыми ужасами, однако там, наверху, в разрушенном замке князя Кершгерида, его ждала Дебора, которую, исполняя долг, он снова вынужден был — пусть и не надолго — оставить одну. Дебора ждала его. А еще тайна, скрытая за потайной дверью донжона, и, разумеется, встреча с баном и банессой Трир, которые, как небезосновательно предполагал Карл, должны были вскоре объявиться в замке, если конечно уже не ожидали там его возвращения.

Подъем по длинной — казавшейся в темноте едва ли не бесконечной — спиральной лестнице занял, как и следовало ожидать, немало времени. Но любая дорога когда-нибудь кончается, и любое дело — подходит к концу. Когда Карл поднялся в замок, люди уже успели отужинать и укладывались спать, а костры, разложенные прямо в замковом дворе, неподалеку от колодца, основательно прогорели. Впрочем, все кроме одного. Рядом с этим ярко — и не зря — пылавшим костром, негромко переговариваясь между собой, дожидались Карла Дебора, Валерия и Конрад.

2

«Время», — Карл выбил трубку о камень, спрятал ее в карман, и не торопясь, встал.

У колодца встрепенулся, уловив его движение, часовой — кто-то из людей Георга — но, увидев, что это Карл, сразу успокоился и затих.

«Вот так они все и спят», — усмехнулся про себя Карл, почувствовав, как сбоку от него поднимается с земли Дебора и, видя, как синхронно с ней встает по другую сторону костра Валерия.

«Женщины…»

— Не возражаете, отец, — высокий гортанный голос Валерии разрезал ночь, как острее меча туго натянутый холст палатки. — Если на этот раз с вами пойду и я?

— А что на это скажет мой брат Конрад? — Карл был невозмутим, тем более что чего-то в этом роде давно уже от нее ожидал. Случившееся лишь подтверждало ту бесспорную истину, что хотя пророческим Даром Карл и не обладал, интуиция его была по-прежнему безупречна.

— Что скажешь, Конрад, мой муж и господин? — она не шутила и не иронизировала. Интонация ее вопроса, безусловно, свидетельствовала, что каждое произнесенное ею слово — истинная правда.

— Иди, — коротко ответил бан Трир, поднимаясь со своего импровизированного ложа и садясь у костра. — Но помни, дорогая, пока ты не родила мне сына, ты не имеешь права умереть.

— Я помню, Конрад, — она смотрела сейчас на своего мужа. Лицо ее было бесстрастно, во всяком случае, таким оно казалось в неверном свете костра. Однако Карл увидел другое, то, что наблюдал уже несколько раз за прошедшие месяцы. Эти двое любили друг друга, как отец и дочь, но одновременно и как яростные любовники, звериная страсть которых друг к другу прорывалась даже сквозь зимнюю стужу формализованного до полного окостенения флорианского «закона и обычая».

— Извините, Конрад, — развел руками Карл. — Я не могу ей отказать. И ей тоже, — он обернулся к Деборе и улыбнулся, зная, что в темноте она теперь видит не намного хуже его самого. — Но вас, Конрад, я, к сожалению, пригласить с собой сейчас не могу. Может быть позже…

— Пустое, Карл, — глядя на него поверх огня, серьезно ответил Конрад Трир. — Идите, и да прибудет с вами благословление наших богов.

«Наших…» — Карл был уверен, что не ослышался. Бан имел в виду именно то, что сказал: не богов вообще, и не каких-то особых богов-покровителей Принципата Флоры. Но, тогда, кого он имел в виду?

«Хотел бы я знать, о чем ты сейчас промолчал, Конрад, но всему свое время под луной и солнцем, и на каждый вопрос рано или поздно приходит ответ».

— Если мы задержимся, — сказал он вслух ровным голосом, чувствуя при этом направленные на него «ищущие» взгляды Августа и Марта. — Скажите мастеру Марту, что ему следует пройти сквозь стену.

— Непременно, — кивнул Конрад, ничего, впрочем, к этому не добавив, ни вопроса, ни тени его.

— Пойдемте, дамы, — пригласил Карл Дебору и Валерию и, не оглядываясь, пошел к донжону.

В спину ему смотрело столько пар глаз, что в пору было и удивиться. Не тому, разумеется, что так много людей в их немногочисленной компании, как оказалось, бодрствовали в эту ночь, а тому, что ни Март, ни Август, ни дамы волшебницы, которые тоже не спали, не сказали по поводу его ночной прогулки ни единого слова.

«Жаль, что боги не наделили меня Даром читать чужие мысли», — подумал он отстраненно. — «Впрочем, не жаль. Зачем мне это?»

3

Случайны ли совпадения? По-видимому, не все и не всегда. Во всяком случае, после всего, что случилось с ним и вокруг него за последние полгода, Карл полагал, что и случайности не всегда происходят по внезапному капризу богов, и у совпадений могут найтись свои отнюдь не случайные причины. Однако так или иначе, но копию женевского пророчества, сделанную его же собственной рукой и благополучно забытую среди давным-давно потерянных вещей, Карл обнаружил именно там и тогда, где и когда Убивец и Синистра указали на цель его нынешнего путешествия. Случайно ли это, или все-таки закономерно? Но все так и случилось: нашлась неожиданно среди старых рисунков маленькая книжечка, переплетенная в выцветшую от времени шагреневую кожу, и всего через несколько минут после этого Карлу напомнили — «Кто? Зачем?» — о существовании Саграмонских ворот. И вот он здесь, у ворот Саграмон, в замке полузабытого властителя прошлого, и в кармане его старого кожаного камзола лежит шагреневый — «Снова шагреневый!» — футляр с расшифровкой того самого пророчества. Так случайны ли совпадения, и, если нет, то, что должен найти Карл в недрах замковой горы?

Нет, он больше не верил в такие совпадения, и спокойствие его не было уже родом равнодушия, которое, как сон или оцепенение смерти, владело душой Карла долгие годы после смерти Стефании. Он очнулся от забытья длинною в иную человеческую жизнь, и свежесть восприятия вернулась к нему точно так же, как и нешуточный интерес ко всему, что происходило теперь с ним, Карлом Ругером, и вокруг него. Кто затеял эту странную игру? В чем ее смысл и какова цель, и кто он тот, кто способен на такие игры? Ответов на эти и многие другие вопросы у Карла пока не было, но зато он твердо знал теперь, что оказался в самом центре, боги ведают, кем и зачем затеянной интриги, корни которой, однако, уходили в далекое прошлое. И не в его, Карла, прошлое, которое, и само по себе, было отделено от настоящего не одним десятком лет, а в совсем уже давние времена, когда безумствовал на улицах и площадях Женевы — «Или все-таки это был Пари?» — безымянный и безумный пророк. Когда это было?

«Триста лет назад…»

Карл неожиданно споткнулся о дату, хотя хронологически точным определение «триста лет назад» назвать было трудно. Впрочем, время легко и охотно стирает границы лет и дней, особенно если речь идет о событиях, происходивших задолго до твоего рождения. Но каково, однако, совпадение, если не затруднять себя поисками точности, которая в данном случае все равно была недостижима. Так что, одно из двух: или совпадение или всего лишь его иллюзия. Однако примерно в то же самое время, когда впервые прозвучали пророчества, произошла на Севере Наместническая война, о которой так хорошо написал в своей проклятой книге Леон, и Гавриил Рудой женился на Арине Нове и стал княжить вместе с ней в Семи Островах. Все бы ничего, и мало ли кто и с кем тогда воевал, или кто и с кем сочетался браком три сотни лет назад, но если произнести имя первого князя Сдома на загорский лад, то не тот ли это был Габер Руд — герой «Чумной войны» — о котором мимолетно упоминал Пауль Рыбарь, перечисляя тех, кто родился под Голубой Странницей? Габер ведь, если верить Рыбарю, как раз лет за полста до Наместнической войны и родился. Родился, жил, воевал, и женился, в конце концов, и не на ком-нибудь женился, а на Арине Нове, которая…

Карл страстно захотел обернуться и посмотреть на Дебору, но все-таки этого не сделал, чтобы не выдать ей волнения, неожиданно охватившего его теперь, когда перед его внутренним взором сложилась еще одна, казалось, навсегда утраченная мозаика, яркие краски которой не потускнели за давностью лет и событий. А, между тем, наяву, глаза Карла видели лишь темный камень стен и ступеней, освещенный тревожным пламенем факела, который он нес в руке. Только камень и огонь. Темный грубо обработанный камень, кое-где влажный, а кое-где сухой, как мертвые кости, недвижный и немой, и, напротив, живой и нервный, не знающий покоя огонь. Простые честные вещи, природа которых неизменна, что в том веке, что в этом, здесь и сейчас или где-то и когда-то.

Карл и отправившиеся с ним в этот ночной поиск женщины находились сейчас в глубине замковой горы, и, хотя сам по себе лабиринт, состоявший из узких и широких галерей, прорезанных в твердой скальной породе, был любопытен, ничего таинственного или волшебного в нем не было. Во всяком случае, ничего из того, что предполагал найти здесь Карл, откликнувшись на дошедшее к нему через века приглашение Мертвого Волшебника, они здесь пока не обнаружили.

Винтовая лестница, на которую они попали, открыв хитроумно, но без использования магии устроенную, потайную дверь на четвертом ярусе башни, была упрятана в узкую вертикальную шахту, врезанную в толщу стены донжона. Далее, насколько мог судить Карл, лестница шла строго параллельно колодцу с подъемным механизмом. Во всяком случае, дважды на пути вниз, им попадались короткие ответвления, которые вели в крошечные каменные каморки со смотровыми щелями, забранными железными, насквозь проржавевшими пластинами. По-видимому, метал, в отличие от дерева, не был защищен древней волшбой от безжалостного воздействия времени и природы. Впрочем, возможно, так же, что дело было не только в этом, но и в том, где Карл видел сохранившее свои природные качества дерево, и где встретил теперь столь очевидным образом пострадавшее от дыхания вечности железо. Однако если Карл и заинтересовался этой странностью, то только потому, что проржавевшие заслонки невозможно было теперь отодвинуть в сторону. Но, с другой стороны, и отодвигать их было незачем. Нетрудно было догадаться, что если бы это все-таки оказалось возможным, то из узкой щели, прорезанной в твердом камне стены, на них равнодушно посмотрела бы давным-давно поселившаяся в колодце глухая тьма. Не на что там было смотреть, вот в чем дело. И не надо, потому что мертвую пустоту огромной шахты Карл чувствовал и так, как будто и не было разделяющей их каменной стены.

Лестница, однако, уводила их все дальше в глубь горы, и, чем дальше, тем больше, становилось очевидно, что ведет она не к ущелью Второй ступени, что в принципе было бы логично для потайного хода, но слишком просто для такого сложного сооружения. Между тем, бесконечная череда ступеней действительно вывела их не к выходу наружу — хотя наличие такого выхода художественное чувство Карла и не отвергало вовсе — а привела к началу запутанного каменного лабиринта, состоявшего, как вскоре выяснилось, из множества узких и широких галерей, малых и больших залов и камор, и, естественно, лестниц, на этот раз, в большинстве своем коротких. Ориентироваться здесь было не просто, если возможно вообще, не имея к тому же никакого представления ни о плане самого лабиринта, ни о его назначении, ни о том, что они здесь, в конечном счете, ищут. Вероятно, Карл мог бы прибегнуть к помощи Тьмы, хотя искать во тьме неизвестное, как он хорошо знал, был крайне трудно и даже опасно. Кроме того, не смотря на то, что присутствия магии Карл по-прежнему совершенно не ощущал, он чувствовал, что место это особое, и игры со Тьмой здесь могут стоить им всем слишком дорого. Рисковать же Деборой и Валерией Карл не мог. Однако «дорогу», то есть, маршрут, предназначенный именно для него, как ни странно, великолепно чувствовали обе женщины, и художественное чувство Карла ни разу не усомнилось в правильности выбранного ими пути.

Они медленно шли по коридорам, поднимались или спускались по лестницам, пересекали залы и каменные мостики над подземными ручьями, и Карл, размышлявший, пользуясь воцарившимся в их маленьком отряде молчанием, над разными тревожившими его воображение вопросами, неожиданно подумал о том, сколько труда и средств было вложено в прокладку этих подгорных путей. Впрочем, если быть последовательным, то считать следовало сверху, с самой крепости, построенной в таком труднодоступном месте, как отвесная скала, вздымающаяся над затерянным в диких горах ущельем Второй ступени. Сколько же власти и богатства должно было быть у князя Кершгерида, если он мог позволить себе такое грандиозное строительство? Каково было его могущество? Однако вопросы эти были второстепенными, потому что, как бы ни был сложен и оригинален лабиринт, через который они теперь шли, это никак не объясняло того, почему Дебора решила, что «эта дверь» предназначена именно для Карла.

«Что же ты оставил мне, Кершгерид?»

Или того человека все-таки звали Ульмо Геррид?

Однако, как бы ни звали того, кто все это построил — а ведь это мог быть и кто-то совсем другой и в совсем уже древние времена — одно было очевидно, случилось это много раньше, чем триста лет назад. Герцоги Герр гордились — среди прочего — и тем, что могут назвать поименно всех глав своего рода за последние четыре сотни лет. А в то время, когда на Северном побережье кипела кровью Наместническая война, ворота Саграмон снова уже были диким заброшенным краем, и память о Мертвом волшебнике успела поблекнуть до такой степени, что правду уже трудно было отличить от вымысла.

«Зачем? — подумал Карл вдруг. — Зачем я сюда пришел?»

И в самом деле, зачем он пришел сюда сейчас в сопровождении двух самых близких ему людей?

«Женщины…» — воспоминание это медленно всплыло из глубин памяти, как усталая сонная рыба к поверхности пруда. Всплыло и обрело плоть, превратившись из смутной тени в четкий и ясный образ. Нет, недаром, он так легко согласился с тем, чтобы в этом ночном — вполне возможно, чреватом опасностями — поиске, его сопровождали Дебора и Валерия, а не Август и Март. И мастер Василий Вастион вспомнился ему неспроста… И Сдом… Художественное чувство подсказывало Карлу нечто с того самого момента, как Дебора сказала, что это дверь предназначена для него. Но чувство не обременено необходимостью четко формулировать причины тех или иных действий, и в ясном знании оно не нуждается, питаясь лишь смутными воспоминаниями, случайными смыслами, размытыми временем, как льдины на реке весенней водой. Чувство подсказывало, но сознание, занятое поиском ответов на совсем другие вопросы, еще не готово было воплотить предзнание в знание, смутные догадки в конечное понимание.

Есть врата, которые открываются только в присутствии свидетелей, — голос Молящегося за всех Ишеля звучал чуть напевно, как будто он читал вслух стихи, а не раскрывал перед Карлом сокровенные тайны «Путей и Дверей». — Есть и такие, открыть которые можно лишь в присутствии определенных свидетелей…

Свидетельство женщины — свидетельство души… Ключи сердца надежнее отмычек разума.

Так говорили в земле убру, а не далеко от убрских степей — всего шесть дней пути верхом — в Цейре, что с незапамятных времен сторожит излучину Данубы, в старой части дворца Ноблей, сохранились две фрески работы мастера Вастиона, и на одной из них Василий изобразил рыцаря, отворяющего врата в «Замке Последней Надежды». Карл вспомнил сейчас эту фреску во всех подробностях, так, что смог бы — если бы таково было его намерение — воспроизвести ее на бумаге или полотне, не упустив ни одного штриха, ни единого цветового контраста. Однако из всего богатства, что предложила ему услужливая маркитантка-память, по-настоящему заинтересовала сейчас Карла всего лишь одна деталь. По обе стороны от рыцаря стояли, «свидетельствуя», две женщины: алая и лиловая дамы Василия Вастиона. Случайно или нет, но мотив этот считался таким же характерным для работ мастера, как и его автопортреты, с внушающим уважение постоянством возникавшие на всех его картинах. Алая дама — женщина в алых одеждах, которые время и копоть превратили в бордовые, и лиловая дама, чье одеяние со временем стало черным. Даже на той фреске, что неожиданно для себя обнаружил Карл в цитадели Кузнецов, тоже можно было увидеть две темные женские фигуры, застывшие за спиной окутанного плащом тьмы вождя иных.

Означало ли это что-то, и если да, то что?

«Ишель говорил про парные ключи…»

Ключи, а не отмычки, понял сейчас Карл. Душа, а не разум, женщины, а не мужчины.

Но тогда, картина событий случившихся за эти полгода, обретала новые черты.

«Я вошел в Сдом…»

Он вошел в Семь Островов, встретив на дороге трех женщин, и с ними же, в конце концов, покинул город. Три не два, это так, но три — счастливое число почти в любом уголке ойкумены. Счастливей — только семь. Но и то правда, что две из трех этих женщин образовывали естественную пару.

«Парные ключи? Свидетельницы… Свидетельницы чего?»

Если все на самом деле так и обстояло, как он увидел это сейчас, то тот, кто сплел этот вычурный узор, должен был, кроме всего прочего, предполагать, желать или даже знать наверняка, что Карлу, попавшему в паутину его замысла, придется открывать двери, требующие особого свидетельства. Однако сейчас, приближаясь к той самой «двери», которую ему, по-видимому, предстояло открыть — если, конечно, такая «дверь» существовала на самом деле — Карл был не один. Его сопровождали две женщины. Впрочем, по силам ли кому-нибудь предугадать то, что могло или должно было произойти через три или даже четыре сотни лет?

«Он и не знал, — это был следующий шаг в постижении истины. — Потому что не я цель интриги, но тогда…»

Тогда, выходило, что Карл являлся всего лишь инструментом для достижения этой неизвестной ему пока цели. Не цель, а средство, как любой другой подходящий для этого человек. Но каковы, тогда, должны были быть условия? Являлся ли таким инструментом любой рожденный под Голубой странницей? Возможно. Во всяком случае это звучало вполне логично, однако, Карл чувствовал, что если это и так, то восход звезды — условие при выборе «кандидата» пусть и обязательное, но недостаточное. Не единственное условие.

Что ж, вероятно, все так и обстояло, и что-то из того, что пытался понять теперь Карл, «выявляя неизвестное в известном», уже являлось достоянием других людей, откуда бы ни взялось их знание. Определенно что-то обо всем этом, или, во всяком случае, о нем самом знали и Михайло Дов, и его племянник Март, и Великий Мастер Клана Кузнецов Игнатий, и даже бан Конрад Трир. Знали… Тем более интригующим был вопрос, почему ничего об этом не знает он, Карл Ругер, которому, казалось бы, следовало знать об этом если и не все, то хотя бы что-то? Не менее интересным казалось и то, что ни один из них не хотел — «Или не мог?» — с ним об этом говорить. Почему? Неизвестно, но, пожалуй, именно последнее обстоятельство тревожило Карла более всего. Даже то, что кто-то пытается им теперь управлять, или использовать его в своих целях, беспокоило Карла гораздо меньше, чем молчание посвященных. В конце концов, тот неопределенный, едва уловимый за давностью лет и неясностью намерений, кукловод, кто задумал когда-то весь этот балаган, ничего о Карле знать не мог, просто потому, что Карл Ругер в то время еще не существовал.

«Или все-таки мог?»

Карл чуть замедлил шаги — они как раз проходили по широкой и высокой сводчатой галерее — он уловил в своих рассуждениях некую дисгармонию, которая заставила насторожиться его художественное чувство.

«Мать…»

Вот о ней он почему-то сразу не вспомнил, выстраивая сейчас в уме цепочку доводов и рассуждений. А между тем, кроме его собственного чувства правды, ничто, казалось бы, не подтверждало его веры в то, что женщина, являвшаяся ему во снах — которые и сами по себе были для Карла большой редкостью — что женщина эта на самом деле приходилась ему матерью. Сомнения могли бы быть тем более справедливыми, что рассказ Петра Ругера напрочь разрушал любые иллюзии по поводу этой женщины. Но и то правда, что если какая-то женщина его все таки родила, естественно было предположить, что должен был существовать на свете и мужчина, который Карла зачал. Впрочем, и это, в конечном счете, было пока не важно, так как ничего определенного ни относительно своей матери, ни по поводу своего отца, Карл не знал. И Кукловод, как бы могуществен он ни был, не имел над Карлом той власти, которую, не покривив душой можно было назвать предопределенностью. На каждом шагу, в каждом узле паутины, сплетенной этим древним пауком, Карл находил ту степень свободы, которая позволяла ему поступать по-своему. Ведь и войдя в Сдом, он не стал участвовать в состязаниях, и ушел он из города тогда и так, как посчитал правильным он сам. И расшифровку пророчества, за которую его друг отдал жизнь, Карл читать пока не стал, хотя желание это сделать было столь велико, что собственным его желанием быть никак не могло. Но нет, не стал читать и, отправившись в лабиринт под горой, взял с собой не Анну и Викторию, пригласить которых подсказывали здравый смысл и логика событий, этому походу предшествовавших, а Дебору и Валерию, на которых указало ему сердце. И поэтому, даже ощущая недовольство тем, что вполне логичными и непротиворечивыми его рассуждения не были, Карл в очередной раз утвердился в мысли, что он все делает правильно. Карл Ругер никогда и ни за что не будет ничьим средством, и орудием чужим не будет тоже, и если мало на то его собственного желания, то можно вспомнить и о том, что полгода назад, в Сдоме, он окончательно стал хозяином своей судьбы, метнув — пусть и без намерения — Кости Судьбы.

4

«Кто ты, Карл?» — спросила его однажды Дебора.

«Кто ты? — спрашивали его Виктория и Людо. — Куда ты идешь и зачем?»

«Кто я?» — спросил он себя сейчас, не в первый раз и, вероятно, не в последний, потому что это и был самый главный вопрос, и ответ на него был способен разогнать туман тайны и недосказанности над всем тем, что происходило сейчас и здесь, и над тем, что случилось когда-то где-то, за много лет до его рождения.

Однако додумать эту простую мысль, пришедшую ему в голову как раз тогда, когда они начали спускаться по очередной лестнице, Карл не успел. Сжало виски, и кровавый занавес внезапно упал, застилая взор. Карл остановился, переводя сбившееся дыхание, и, как оказалось, вовремя. Раскаленные иглы пронзили все его тело, заставив испытать мгновенную, но от того не менее жестокую боль. Он почувствовал выступившую на лбу и висках испарину, и подавил рвущийся из груди крик, медленно — слишком медленно — приходя в себя после испытанного им потрясения. Но воля, на которую Карл мог положиться даже тогда, когда вовсе себя не сознавал, заставила его сделать следующий шаг. Движение — один единственный шаг вперед — вернуло ему некоторую ясность мысли. Взор очистился, и Карл увидел под ногами язычки поднимавшегося снизу, из глубины лестничной шахты, неярко светящегося белесого тумана.

— Надо было взять с собой твоих волшебниц, — голос Валерии развеял остатки морока, наведенного творящейся вокруг Карла волшбой, и он окончательно пришел в себя.

«Нельзя», — хотел объяснить он дочери, но его опередила Дебора.

— Этого нельзя было делать, — сказала она. Голос Деборы звучал сейчас почти так же, как в самые волшебные мгновения их взаимной страсти. Он стал низким и чуть хрипловатым, поднимаясь из самой глубины ее груди.

— Почему? — а вот голос Валерии, напротив, поднялся еще выше, и гортанный клекот, который и всегда-то чудился в нем, усилился, стал отчетливым, обретя к тому же напряженный носовой оттенок.

— Да, потому что эта волшба имеет иную природу, — сказал Карл, удивляясь тому, как просто пришло к нему понимание происходящего, и сделал следующий шаг. Теперь он вступил в стелющийся по ступеням, но уже не поднимающийся выше, туман — Обычной магии здесь нет места.

«Нет места… Почему?»

Откуда пришло это знание? Карл затруднился бы ответить на этот вопрос, но знание пришло сразу же как только прозвучал вопрос Валерии.

«А что знает об этом Дебора? Или она просто чувствует? Дебора…»

Гавриил Рудой и Арина Нова, Карл Ругер и Дебора Вольх… Возможно, кто-то еще, когда-то и где-то? Или все-таки такое случилось только дважды?

«Еще одно условие», — ноги Карла уже погрузились в туман по колени, но он бестрепетно шел дальше. Шаг, еще шаг, туман поглотил его целиком, и ступеней под своими ногами и самих ног он уже не видел, а пламя факела превратилось в размытое кровавое пятно.

В таком тумане могло произойти все что угодно. Во всяком случае, пока они медленно — едва ли не на ощупь — спускались вниз по заколдованной лестнице, даже Карлу, видевшему в жизни и не такое, мерещились ужасы, поджидающие в сплотившейся вокруг них сизой мгле. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Если бы Карл был здесь один, то и сердце его было бы спокойно, но сейчас он вел за собой тех, забота о ком легла на его плечи тяжким грузом. О, нет, он ни разу не пожалел, что взвалил на себя эту ношу. Напротив, он был благодарен добрым богам за этот великий дар. Однако и цена такому сокровищу была под стать. Почти незнакомое до сей поры чувство тревоги теперь прочно поселилось в его некогда бестрепетном сердце.

5

Лестница закончилась, и они оказались в узком и низком коридоре, который уводил их теперь все дальше и дальше в недра замковой горы. Плотный, поглощающий все внешние звуки, но при этом какой-то «звонкий» туман по-прежнему не позволял им ничего видеть вокруг. Тем не менее, хотя Карл и женщины находились в его плену уже порядочное время, ничего особенного, кроме того, что двигаться вперед приходилось вслепую, с ними не происходило. А туман… что ж туман, в любом случае, не был природным феноменом, и неожиданным образом оказался для Карла обретшей материальность поэтической метафорой. Его жизнь, если взглянуть на нее с этой точки зрения, являлась ничем иным, как движением сквозь густой туман неопределенности. Из неизвестного прошлого к непредсказуемому будущему сквозь стремительно меняющее свои формы настоящее.

«Но если так…»

Если так все и обстояло, то Карл мог, наконец, вздохнуть с облегчением: никакой предопределенности в его жизни не было и не могло быть. Предопределенность и предсказуемость просто не уживались с Карлом Ругером, идущим по жизни своей дорогой. Дорогой, которая в каждый момент времени возникала перед ним в результате случайного, а значит, свободного выбора и могла быть с легкостью оставлена идущим ради любой другой дороги.

— Карл! — предупреждающе окликнула его Дебора. В ее голосе прозвучали настороженность и тревога, но Карл и сам уже почувствовал возникшую перед ним преграду.

«Ну, вот и конец дороги, — подумал он, осторожно приближаясь к тому, что закрывало им путь. — Или почти конец».

Предполагать можно было все, что угодно. Однако достоверно ему было известно только то, что туман пропустил их, признав достойными, а значит…

«Значит…» — у него возникла, было, мысль о Гавриэле, но в тот момент, когда Карл коснулся кончиками пальцев запиравшей галерею деревянной панели, ему уже стало понятно, что, по всей видимости, рукопись Кершгерида искать в этой части лабиринта было бесполезно. Маршал Гавриель читал ее в каком-то другом месте, потому что вряд ли был способен пройти через «туманные врата». Впрочем, возможно, он тоже был не один?

«Да, нет, — решил Карл, исследуя между тем преграду. — Маршал здесь не был. Замок велик, и подземелья его обширны. Наверняка, здесь существуют и другие укромные места, где так удобно скрыть от чужих глаз ценную для тебя вещь. А здесь… здесь скрыты секреты совсем иного рода».

Однако думать об этом и выяснять, откуда вдруг взялась у него такая уверенность, Карл не стал. Это было неважно сейчас, а времени на неважные мысли у него совершенно не оставалось, потому что деревянная панель, как он и предположил, оказалась дверью, и теперь, если уж они сюда пришли, ее следовало открыть. Рука Карла нащупала, наконец, дверную скобу и, подчиняясь лишь голосу своей интуиции, он толкнул дверь от себя, и, сразу за тем, шагнул в открывшийся перед ним, но все еще невидимый, проем.

Туман, в котором он только что находился, обрезало, как ножом. Здесь, по другую сторону двери, никакого тумана не было и в помине. Карл бросил беглый взгляд вокруг, желая убедиться, что им здесь ничего не угрожает, и сразу же обернулся назад. В дверном проеме стояла непрозрачная сизая мгла. И из этой мглы, осторожно ступая по невидимому им полу и держась за руки, как дети, заблудившиеся в лесу, к Карлу вышли Дебора и Валерия. Только в этот момент он осознал, наконец, почему ему хватило одного лишь быстрого взгляда на то, чтобы удостовериться, что никакая опасность их в этом месте не поджидает. Карл оглянулся и снова посмотрел вокруг, но уже совсем другими — не застилаемыми тревогой — глазами.

Они находились сейчас в обширном квадратном помещении с высоким плоским потолком. Зал этот даже при беглом взгляде производил впечатление эпической древности. Таков был его план, характер обработки пола и потолка, таковы были рельефные изображения, вырезанные в твердом граните и мягком мраморе, которыми были отделаны его стены. Но дело было не в этом, а в том, что все это значительное пространство заливал теплый золотисто-желтый, неизвестно откуда берущийся, но как бы растворенный в неожиданно свежем воздухе «солнечный» свет.

6

Если не считать прямоугольного бассейна, оказавшегося, как и следовало ожидать, безнадежно сухим, обширное помещение, в котором они теперь находились, было совершенно пусто. Во всяком случае, здесь не было ничего такого, ради чего им следовало сегодня сюда приходить. Ничего, что наполнило бы смыслом и «зов» лабиринта, и сам лабиринт, и все остальное, с чем Карлу и его спутницам пришлось столкнуться по дороге сюда. Ничего. Впрочем, по-видимому, это все еще не был конец пути. В противоположной от входа стене, между двумя барельефами, изображающими ощетинившихся, оскаливших пасти волков, имелись еще одни двери. Их высокие и широкие створки из золотисто-коричевого дерева были покрыты сплошным резным узором. Вероятно, предполагалось, что Карл должен был идти дальше. Вот только, знать бы, как далеко?

— Я едва не обернулась, — сказала за его спиной Валерия. В ее голосе звучали неприкрытое раздражение и надменное удивление человека, не привыкшего удивляться, вернее не привыкшего, чтобы его удивлял кто-то другой.

— Да, — согласился Карл, снова поворачиваясь к женщинам. Он догадывался, что именно она имеет в виду. — Мне этот туман тоже не понравился, но таковы условия.

— Было такое ощущение, что он меня изучает, — задумчиво сказала Дебора. Она не была расстроена. Туман ее не испугал, но, по-видимому, заставил задуматься.

— В самом деле? — по правде сказать, Карл не ожидал так скоро и так просто найти подтверждение своим предположениям. — Ты в этом уверена?

— Он как будто задавал вопросы, — вместо Деборы ответила Валерия. — Вопросы, на которые, хочешь, не хочешь, а приходится отвечать, — вот для нее дорога через лабиринт явно оказалась тяжелым испытанием, и скрыть это она просто не могла. Во всяком случае, сейчас, не успев еще окончательно отойти от пережитого там, на погруженной в магический туман лестнице. — Он задавал вопросы!

— Пустое, — Дебора с улыбкой обняла Валерию за плечи и привлекла к себе. — Лабиринт просто желал знать, те ли мы, кому позволено идти дальше.

— Дальше вы не пойдете, — твердо ответил ей Карл. — Во всяком случае, пока.

— Пока, что? — сразу же вскинулась Валерия, которая, как уже успел убедиться Карл, совершенно не выносила никаких ограничений, но Дебора удержала банессу Трир в своих «нежных» — впрочем, лишь до поры, до времени — объятиях. Силы, как душевной, так и телесной женщине Карла было не занимать.

— Тот, кто построил этот лабиринт, — Карл полагал, что обе они имеют право знать хотя бы часть того, что знал теперь он сам. — Предполагал, что когда-то сюда придет некто, похожий на меня. Однако он или, может быть, оно, — Карл пожал плечами и сделал жест рукой, как бы приглашая женщин посмотреть вокруг и убедиться, что зал, в котором они теперь находились, имел не совсем человеческие пропорции — хотя это и могло быть иллюзией, рожденной непривычной эстетикой декора. — Однако он или, может быть, оно, хотел, чтобы меня сопровождал кто-то, похожий на вас.

— Свидетели, — ответил на их недоуменные взгляды Карл.

— Свидетели? — переспросила заинтересовавшаяся его словами Валерия.

— Возможно, — а вот Дебора, по-видимому, знала, о чем он ведет речь, слышала о чем-то подобном прежде или читала в одной из множества прочитанных ею в изгнании книг. — Но тогда… — она нахмурилась, пытаясь понять ход его мысли.

— Все очень просто, — улыбнулся ей Карл. — За этими дверями, — он кивнул в сторону противоположной стены. — Должны быть, как мне кажется, еще одни, главные, двери. Те самые, для открытия которых, и нужны вы обе. Так вот, я не хочу их пока открывать.

— Почему? — Дебора смотрела ему прямо в глаза, а неожиданно притихшая Валерия напряженно следила за их разговором.

— Не знаю, — покачал головой Карл, который и в самом деле не знал пока, почему не хочет принимать ожидающего его за «последними» вратами дара. — Не знаю, но сердце подсказывает, что делать этого не следует. Во всяком случае, пока. Сначала, все это следует изучить и обдумать, а уж потом решать.

— Без вас мне через те врата не пройти, — добавил он для Валерии.

— А если шанс дается один только раз? — спросила та.

— Значит, я им не воспользуюсь.

7

Оставив женщин возле сухого бассейна, на стенках которого, выступавших над полом едва ли не на полметра, вполне можно было сидеть, Карл направился к дверям в противоположной стене. Чужое желание, ощущавшееся им то, как властный зов, то, как вежливое приглашение, пока совпадало с его собственными намерениями, так что откладывать на потом то, что можно и должно было сделать прямо теперь, он не стал. Лишь бросил беглый взгляд на барельефы, украшавшие стены зала и не без сожаления подумал, что в другое время и при других обстоятельствах остался бы здесь надолго, изучая незнакомую технику резьбы по камню и замысловатые сюжеты, которые, наверняка, должны были что-то означать, вот только знание это, скорее всего, было давным-давно утрачено. Впрочем, по-видимому, не все и не навсегда. Взгляд Карла задержался на узкой, вытянутой в ширину гранитной плите, по которой, повернув к зрителям массивную голову, величественно шествовал зверь, поразительно похожий на адата. Скорее всего, это и был адат, потому что на барельефе он появился не один, а в паре с высокой женщиной в длинной — до пят — тоге. Она не была жертвой охотящегося хищника, и уж точно не являлась случайным персонажем. Она шла рядом со зверем, но чуть позади, и художественное чувство Карла интерпретировало связь, имевшуюся между этими существами единственно возможным образом. Единство.

«Любопытно…»

О, да, это было более чем любопытно, но и это тоже предстояло отложить до «лучших времен».

«Потом, — решил Карл, переводя взгляд на ожидавшую его дверь. — Если, разумеется, у нас будет это „потом“».

— Факелы не гасите, — сказал он через плечо, уже вплотную приблизившись к двери. — Мало ли что…

Предостережение, возможно, и излишнее, но кто знает, что могут решить его женщины, оставшись одни в залитом волшебным светом зале? Однако именно магическая природа этого «солнечного» света заставляла Карла быть предельно осмотрительным, ведь магия непредсказуема по самой своей природе. Сам он гасить факел не стал тоже, лишь переложил его в левую руку, а правой — осторожно тронул створку дверей. Та поддалась на удивление легко, без единого звука и какого-либо сопротивления отворяясь внутрь, будто и не была затворена много веков подряд. А за порогом лежала плотная бархатистая тьма, выжидательно взглянувшая на Карла сквозь приоткрывшуюся щель.

«Я должен испугаться?» — с иронией спросил он себя и нажал на створку двери сильнее.

Странно, но свет из зала за его спиной, за порог не проникал. А вот свет живого огня, трепетавшего на конце факела, напротив, заставил мрак немного отступить. Совсем немного, чуть-чуть, но тяжелая плотная тьма медлительно и с видимой неохотой уступила свету, и Карл увидел у себя под ногами кусочек мозаичного пола. Мозаика была выполнена в трейском, давным-давно утраченном, стиле. Но узнал он ее сразу по тем немногим образцам, которые сохранились в разных краях ойкумены, и которые ему приходилось видеть в своих бесконечных странствиях по ее дорогам.

«Трейя… Как минимум, тысяча лет…»

Да, по-видимому, Карл не ошибся, когда предположил, что лабиринт этот был построен не три и даже не четыре сотни лет назад. Во всяком случае, зал, оставшийся за его спиной, и огромное, но невидимое пока пространство, которое он улавливал во тьме перед собой, были созданы за много столетий до того, как на вершине утеса воздвигся величественный замок Мертвого Волшебника.

Карл сделал шаг вперед, украв у тьмы еще один крошечный кусочек многоцветной — с преобладанием золота и кобальта — мозаики, и еще один шаг, попутно закрывая за собой впустившую его сюда дверь. Створки сомкнулись за спиной, издав короткий, моментально растворившийся в царящей здесь тишине звук. Даже факел, как заметил сейчас Карл, горел почти бесшумно. Эта тьма поглощала не только свет, но и звуки, и даже, пожалуй, запахи.

«Жизнь… ее проявления…»

Закрыв за собой дверь, Карл отделил себя не только от Деборы и Валерии, но, возможно, и от полнящегося жизнью мира ойкумены, оставшись один на один с особого рода тьмой, в которую был погружен зал, определить размеры и форму которого не представлялось возможным. Впрочем, художественное чувство Карла, которое по самой своей природе не могло оставаться в бездействии, тут же нарисовало перед его внутренним взором огромное, круглое, как барабан, помещение с купольным потолком и, как всегда, не ошиблось. Прошло совсем немного времени, и вокруг Карла начал возникать свет. Это трудно было бы описать словами, потому что рождение света во тьме не было похоже на восход солнца или луны, или на то, как вспыхивает пропитанный маслом фитиль светильника. Сначала это был как бы и не свет вовсе, а лишь намек на него, какое-то невнятное мерцание, возникавшее то тут, то там в окружающей тьме. Однако уже через несколько мгновений, засветился, плавно набирая силу, сам воздух, которым дышал сейчас Карл. Еще несколько ударов сердца, и один глубокий ровный вздох, и тьма исчезла, уступив место холодному, чуть мерцающему свету, каким тот иногда бывает в пасмурный зимний день над скованной льдом рекой. Но каким бы он ни был, это был свет, и в его присутствии перед Карлом открылся огромный — оказавшийся и в самом деле круглым — зал. В центре его, прямо напротив дверей, через которые вошел сюда Карл, на низком массивном постаменте из тщательно обработанного, бурого, как запекшаяся кровь, гранита стояли, закрывая собой перспективу, две женские фигуры, белая и черная. Изваяния были высокие, по-видимому, никак не меньше, чем в полтора человеческих роста, и поражали воображение выдающейся техникой работы с камнем. Женщины, одетые в одинаковые плащи с капюшонами, стояли к Карлу боком, обратившись, друг к другу лицами. Впрочем, капюшоны, наброшенные на их головы, оставляли видимыми только подбородки, глядя на которые, Карл вдруг подумал, что женская природа этих фигур не очевидна. В самом деле, плащи совершенно скрадывали естественные очертания человеческих тел, так что по здравом размышление, трудно было с уверенностью сказать, женщины это или мужчины, и люди ли вообще. Но с другой стороны, Карл не сомневался, что перед ним именно женщины. Он это просто знал. Здесь, в этом месте, знание было растворено в самом воздухе. Правила и определения существовали сами по себе, как цвет и форма, получая воплощение с каждым сделанным вздохом. Как, раньше, Карл узнал, что, войдя сюда, должен был затворить за собой дверь, так и теперь понял, что видит перед собой именно женские фигуры.

Две женщины, обращенные закрытыми капюшонами лицами одна к другой. Белый мрамор и черный базальт, и еще сила бессмертного искусства, заставляющая забыть, что перед тобой не живые существа, а каменные статуи. Карл с трудом оторвал глаза от этих похожих одна на другую, как объект и его зеркальное отражение, фигур и бегло осмотрел пространство вокруг себя, ощущая при этом сильнейшее желание, как можно скорее вернуть взгляд обратно.

Как и предыдущий, зал этот был совершенно пуст, если не считать, конечно, двух застывших в его центре каменных изваяний. Мозаичный пол, черный, как ночное небо, купольный потолок, беломраморные граненые колонны, поставленные метрах в трех от стен, так что образовывали как бы две полукруглые анфилады — две половинки разорванного круга.

«Круг? Кольцо?»

Белые, как снег, колонны, бурый, как запекшаяся кровь, полированный гранит. Странное сочетание цветов, непривычные пропорции. Карл, уже готовый снова вернуться к изучению скульптур, увидел вдруг на стене слева каменную резную раму, которая отчего-то вызвала в его воображении мгновенный образ окна, хотя «окно» это никуда не открывалось. За рамой находилась глухая стена. Интуитивно, он повернул голову направо и там, между колонн, увидел точно такое же «окно», которое — он это понимал — никаким окном, разумеется, не являлось. Противоречие между впечатлением и реальностью заставило Карла насторожиться, он прищурился, вглядываясь в эту странную деталь декора, но в следующее мгновение, ему уже стало не до нее.

Шевельнулись в ножнах Убивец и Синистра, сгустился и зазвенел, как натянутая на бубен кожа, воздух. Кольнуло в виски, и зал как будто двинулся по кругу, тяжело, словно мельничный жернов, поворачиваясь, но не вместе с Карлом, а вокруг него. И почти тотчас раздался низкий протяжный гул, как если бы вздохнула и тоскливо застонала сама гора, и постамент, до того казавшийся монолитным, вдруг разошелся, и женские фигуры — белая и черная — медленно разъехались в стороны, открывая перед Карлом проход к дальней стене зала. Там в конце выложенной черными базальтовыми плитами тропы, рассекавшей многоцветное великолепие мозаичного пола, находилась резная каменная арка. Впрочем, если эти врата куда-нибудь и вели, пройти сквозь них не представлялось возможным, точно так же, как не возможно было заглянуть в виденные им ранее «окна». Вместо ожидаемых створок в изысканную раму, как огромный изумруд в площадку перстня, была врезана циклопическая плита из полированного зеленого камня. Возможно, это был какой-то редкий сорт малахита, но рассмотреть его в призрачном, мерцающем свете, наполнявшем зал, Карл не мог, а подойти ближе не захотел.

Прямая, как стрела, аспидно-черная тропа, начинавшаяся у самых его ног, манила вступить на нее и идти дальше, «обещая», между прочим, и то, что врата перед ним все-таки раскроются. Карл не сомневался, что такие «обещания» просто так не даются, и что так оно и случится, если он вступит на предложенный ему путь. Вот только потребность идти дальше была сейчас настолько велика, стремительно обретая силу едва ли не штормовой страсти, что быть его собственным, Карла Ругера, желанием или намерением она никак не могла.

«Нет, — решил он, кладя ладони на рукояти меча и кинжала и ощущая их собственную обеспокоенность, граничащую с растерянностью. — Нет. Такие назойливые приглашения я никогда не принимал, не приму и сейчас».

Ему потребовалось изрядное усилие, чтобы сойти с проложенной для него тропы. Тело не то, чтобы сопротивлялось, но действовало как-то вяло, нехотя.

«Интересно…»

Мысли двигались с трудом, как черпак кашевара в загустевшем вареве. Однако, стронувшись с места, возобновив свой размеренный ход, они достаточно быстро обрели свободу, что свидетельствовало, между прочим, и о том, что как бы могущественно ни было колдовство, поджидавшее Карла в этом зале, власти над ним — полной и окончательной власти — оно не имело. А магия эта, судя по всему, и впрямь была небывалая, изощренная и древняя. Такая, с которой людям давным-давно не приходилось иметь дела, но о которой запросто можно было услышать вечерней порой за кружкой пива в придорожной корчме, или прочесть в старинных книгах, повествующих о делах и чудесах давно прошедших дней.

Между тем, давление чужой воли на разум и тело Карла явно ослабевало. В чем тут было дело, в том ли, что магия этого места успела прокиснуть, как вино в забытой хозяевами бочке, или в том, что она, и в любом случае, не была способна преодолеть сопротивление самого Карла, он, естественно, не знал. Зато Карл чувствовал, как стремительно возвращается к нему едва не утраченная свобода. Свобода мыслить, двигаться, идти туда, куда пожелает он сам, и делать то, что подсказывают ему собственные душа и разум, а не то, что навязывает кто-то другой. Вот только выбор у его свободной воли оказался не велик. Он мог вернуться к Деборе и Валерии, или пойти посмотреть на одну из двух каменных рам, которые его собственное художественное чувство почему-то посчитало «окнами». Небогатый выбор, но, если верить интуиции, не случайный. Вот только возвращаться назад было еще рано, и, коли уж идти вперед он тоже не хотел, так почему бы, и в самом деле, не отойти в сторону и не взглянуть поближе на так заинтересовавший его предмет? Он выбрал ту раму, что оказалась слева, сделав это, возможно, потому что в нарушение традиции слева помещалась именно Белая, а не Черная Дама.

«Окно»?

Возможно, хотя на самом деле это было что-то вроде широкого резного бордюра, составлявшего единое целое с гранитной стеной и выступающего из нее, пожалуй, на целую пядь. Однако бордюр этот имел четкую прямоугольную форму — где-то метра под два в высоту и поболее метра в ширину — и не будь образованная им рама приподнята на четыре пяди над полом, она походила бы на дверной короб.

«Окно?» — больше всего это, однако, напоминало великолепную каменную раму для несуществующей картины. Тогда, почему все-таки «окно»?

Карл подошел к раме почти вплотную, так что стали видны мельчайшие детали изощренного узора, которым был покрыт бордюр. Он все еще напряженно пытался понять, что же это такое и каково назначение этого необязательного — если и вовсе не лишнего — элемента декора? Пространство, заключенное в раму притягивало взгляд, но было абсолютно лишено содержания. Всего лишь участок стены из гладко отшлифованного бурого гранита. Всего лишь участок стены? Уже нет.

Превращение произошло настолько стремительно, что взгляд Карла едва уловил тот мгновенный переход от намека на существование идеи к воплощению этой идеи в материальную сущность, когда ничто превратилось в нечто, и вместо голой стены перед ним возникло зеркало. Великолепное, прозрачное, как весенний воздух, оно отразило застывшего перед ним Карла, пространство зала за его спиной, ограниченное лишь двумя белыми колоннами, и обращенную к зеркалу спиной высокую белую фигуру, за которой совершенно скрывался черный ее двойник. Отражение возникло так, как если бы и всегда — вечность и еще вечность — существовало здесь, в этом зале. Однако Карл догадывался, что зеркало перед ним возникло не просто так, и не для того только, чтобы отразить в себе высокого кареглазого мужчину, по правильным чертам которого не возможно было с определенностью сказать, сколько ему на самом деле лет. Двадцать пять, как когда-то в замке Крагор? Или тридцать, как тогда, когда он вел волонтерскую колонну через Драконье Крыло? Отражение собственного лица на мгновение вернуло Карла в Сдом, в то апрельское утро, когда он посмотрелся в маленькое мутноватое зеркальце в их первой общей с Деборой спальне. Оправленное в бронзу зеркало, висевшее там, на стене, отразило те же, возможно, излишне строгие, но все же скорее привлекательные, чем отталкивающие черты, что и это волшебное зеркало, вставленное в раму из резного камня. Тот же взгляд внимательных карих глаз, та же косица, в которую были заплетены его длинные темно-каштановые волосы. То же самое лицо, то самое, которое могло бы смотреть на зрителей с автопортрета, так и не написанного Карлом в Цейре полста лет назад.

«Долгоидущий… Как долго и куда?»

Некоторые из тех немногих Долгоидущих, о ком Карл знал наверняка, прожили более двух сотен лет, так и не состарившись и не достигнув, по-видимому, отмеренного им богами — «Отмеренного ли?» — срока. Обычно, в конце концов, их всех убивали, как убили маршала Гавриеля, но сами они, кажется, не умирали никогда. Во всяком случае, Карл о таком не слышал.

«Мы да оборотни, да еще маги… Впрочем, и маги, и оборотни все-таки старятся. Кто еще?»

«Строители, — неожиданно вспомнил он. — Еще Истинные Строители…»

Удивительное дело, но именно здесь и сейчас, стоя перед волшебным зеркалом и рассматривая отраженные в нем черты собственного лица, Карл задумался о значении этих привычных слов. Истинные Строители.

«Истинные…»

Означало ли это, что существуют и другие строители? Вероятно, именно так, хотя, насколько было известно Карлу, ни Михайло Дов, ни его брат или племянник никогда и ничего не строили. Тогда, почему «Строители»?

Внимание Карла привлекло движение за спиной, отразившееся в зеркале перед ним. Белая Дама ожила — превращение свершилось с естественностью перехода от сна к бодрствованию — шевельнулся и «заструился» накинутый на ее плечи плащ, но Карл неожиданно для себя оказался не в силах обернуться и посмотреть, что происходит, что уже произошло с мраморной статуей. Он по-прежнему стоял перед зеркалом, видя, как в его прозрачной глубине медленно и плавно поворачивается к нему лицом высокая белая фигура, как неторопливо — «Нехотя?» — поднимается выпростанная из-под плаща рука с длинными изящными пальцами и отбрасывает за спину капюшон, скрывавший до этого мгновения ее лицо.

Что ж, Карл не ошибся, это и в самом деле была женщина, вот только лица ее он рассмотреть так и не смог. Оно все время менялось, это лицо, стремительно, но плавно трансформируясь, не постоянное, как солнечные блики на речной стремнине, текучие, как сама вода. Черты его менялись, намекая на многое, но, не позволяя их ухватить, запечатлеть в памяти, увидеть. Неизменными оставались только прозрачные, но направленные как бы внутрь себя, глаза. Даже восприятие Карла, оказалось бессильным перед этим вызовом. Даже его художественное чувство вынуждено было со смущением отступить перед этой тайной. Однако сам Карл никогда не отступал, не сделав всего, что полагал должным. На мгновение ему показалось, что, если совершить еще одно — пусть даже и запредельное — усилие, то ему удастся преодолеть текучесть черт открывшей свое лицо Белой Дамы и увидеть ее истинный облик. Более того, в этот момент он чувствовал — притом чувствовал сам, а не под влиянием чужой воли — что это очень важно, хотя и не знал еще почему. И он сделал это последнее усилие, совершив нечто сходное с тем, что уже удалось ему однажды, во время ночного поединка с переполненным силой Яном Кузнецом. Однако лица женщины Карл так и не увидел.

Ему показалось, что от невыносимого напряжения он просто ослеп. Во всяком случае, свет померк в его глазах, и Карлу потребовалось какое-то время, чтобы понять, что это всего лишь обычное совпадение во времени двух совершенно разных обстоятельств. Просто мгновенное пришествие тьмы совпало с максимальным напряжением способности Карла видеть то, что не дано видеть другим. Тьма упала на него мгновенно и решительно, скрыв от глаз и зеркало, и все, что в нем отражалось, но и у тьмы была своя роль в той последовательности чудес, которую, по-видимому, запустил сам Карл, сойдя с черной тропы. В следующее мгновение перед его глазами снова возник свет. Далекий, невнятный, он приближался к Карлу из глубины зеркала, или, возможно, откуда-то из-за его спины.

И снова Карл совершил невероятное усилие, напряженно вглядываясь во тьму. И неопределенное сияние сразу же немного приблизилось, обретая между делом форму, превращаясь в россыпь искр, наподобие тех, что возникают на границе света и тьмы над горящим ночью костром. Образ этот неожиданно встревожил его не на шутку, потому что за ним — это было очевидно — скрывалось нечто настолько грандиозное, что даже холодный разум Карла пасовал сейчас, не решаясь сделать следующий шаг. Однако начатое дело вершилось уже само по себе. Пригоршня едва тлеющих во мраке искр приблизилась, обрела свой истинный облик, и вот уже в ничем не ограниченном пространстве Мрака летели, рождая свет и объем, шесть игральных костей, выточенных в давние времена из шести первых камней. Бриллиант, рубин, сапфир, изумруд, золотистый топаз и аметист. Шесть костей…

Там, где неслись сейчас сквозь вечность Кости Судьбы, по-видимому, не существовало ни обычного — соразмерного смертным — времени, ни того, что человеческие восприятие и разум могли счесть подобающей такому полету скоростью. Неторопливо вращаясь вдоль случайным образом возникших осей, замедленно «кувыркаясь», огромные, как саманные кирпичи, Кости медленно плыли, едва смещаясь — или не смещаясь вовсе — в пространстве, не обладающем размерностью, которая позволила бы судить об их движении наверняка.

Взгляд Карла непроизвольно остановился на вставшем на угол и как раз в это мгновение заканчивавшим оборот рубине, и не в силах удержаться от этого бессмысленного во всех отношениях жеста, Карл протянул руку во тьму, как будто захотел поймать выпущенное им однажды на волю, но так и оставшееся неизвестным ему самому, желание. Вытянутые пальцы приблизились — во всяком случае, так ему показалось — к неторопливо дрейфующим, рассыпая вокруг себя цветные блики изумительной чистоты, камням. И оказалось, что ему удалось совершить невозможное. Это не было иллюзией, его пальцы и в самом деле вплотную приблизились к Костям Судьбы. Кожу на их кончиках обожгло холодным пламенем, рубин завершил свой медлительный оборот, и средний палец Карла не во сне, а наяву, коснулся кроваво-красного кубика.

Карл ощутил удар, сотрясший не только его тело, но и разум, заставивший вздрогнуть и замереть душу и остановиться сердце.

Глава 4

Капет

1

В глаза ударил ярчайший свет, Карл отшатнулся и замер, инстинктивно смежив веки, из-под которых тут же градом хлынули слезы. Ему потребовалось совершить неимоверное усилие, чтобы снова открыть глаза, но смотреть и видеть мешала соленая влага слез. Впрочем, невыносимый свет уже исчез, и вокруг Карла было сейчас скорее темно, чем светло, да горели в размытой слезами мгле какие-то невнятные огни.

«Свечи?» — спросил себя Карл, одновременно пытаясь понять, что с ним произошло и где он, собственно, находится. Однако сосредоточиться на поиске ответов на эти простые вопросы ему не удалось.

— Со слов его императорского величества божественного Дмитрия, — неожиданно услышал он скрипучий старческий голос. — В присутствии трех положенных свидетелей, собственноручные подписи которых и печати подтверждают подлинность и законную силу сего документа, записал Первый Нотарий Городской Общины Цэйра Александр Ной и большую печать гильдии Нотариев к сему приложил.

Внезапно, как будто скребущий по сердцу голос этот был способен прояснять зрение, влажная пелена упала с глаз Карла, и он увидел, что тревожные огни, которые он заметил с самого начала, и в самом деле, являлись множеством зажженных свечей. Теперь, когда взгляд Карла очистился, ему стало понятно, что находится он в просторном, изрядно обветшавшем, но, тем не менее, все еще роскошном спальном покое. Между тем, комнату эту он хорошо помнил и узнал ее сразу, хотя и не мог сейчас с определенностью сказать, как здесь теперь очутился. Однако, так или иначе, одно Карл знал наверняка, он не был здесь очень-очень давно.

2

За пять лет до битвы при Констанце[15]


— Глаза, — задумчиво сказал Гавриель, откидываясь на спинку кресла. В голосе его звучало приглушенное воспитанием и самодисциплиной восхищение. — Все дело в глазах, Карл. Впрочем, я думаю, ты это понимаешь не хуже меня.

— Разумеется, — согласился с маршалом Карл, раскуривая, между тем, свою глиняную трубочку и размышляя над тем, что оба они, по-видимому, споткнулись об один и тот же предмет. — Разумеется, глаза.

«Глаза…»

— Я писал их множество раз, — Гавриель грустно улыбнулся, как бы заранее, раньше, чем будут произнесены разъясняющие вводную фразу слова, признавая свое поражение. — Но мне не дается это сияющее золото, вот в чем дело.

— Мед, — предположил Карл. — Такой, знаешь ли, золотисто-красный, как в предгорьях Высоких гор, в солнечный день…

Он представил себе этот мед, стекающий из кувшина в плоскую глиняную миску медлительной плавной струёй, пронизанной лучами встающего из-за гор солнца, и почувствовал бессилие перед неисчерпаемым великолепием природы, которое никому не дано отобразить на холсте.

— Гаранс[16] и золото? Может быть, флорианская желтая[17]?… — он перепробовал все эти пигменты, но результат неизменно не соответствовал ожиданиям. — Кармин[18] и янтарь?

— Возможно, — кивнул Гавриель и, подняв глаза, с интересом посмотрел на Карла. — Значит, ты тоже пытался… Я исследовал все возможные сочетания, Карл. Красный краплак с серной кислотой[19]… красный кадмий… — он говорил медленно, явным образом погрузившись в свои воспоминания. — Но ты же знаешь, краплаки выцветают, особенно золотисто-розовый. Флорианская желтая тоже. Впрочем, на масле…

— Она вам нравится, Гавриель? — в голосе Эф, устроившегося, как всегда, когда они собирались втроем, чуть в стороне, звучала растерянность. Он ничего, бедный, не понимал, к тому же сегодня ему приходилось делить сундук, поставленный у окна, с Еленой, обильные прелести которой рвались на волю из тесного плена узковатого для такой женщины платья, синего, отделанного белыми кружевами. Девушку разговор не интересовал вообще. Она его просто не понимала, и оживилась на мгновение только при последней реплике Горца. Елена была слишком тупа и необразованна, но Карл ценил ее не за ум. Она была чудной моделью и изобретательной любовницей, этого было вполне достаточно.

— Она вам нравится, Гавриель? — судя по всему, Эф тоже ничего не понял. Его никогда не знавшая покоя ревность не ведала границ.

— О, да, — усмехнулся Гавриель и снисходительно посмотрел на юношу. — А тебе, Эф, стало быть, нет?

— Она моя императрица, — коротко, но с внезапно прорвавшейся в голосе злобой, выдохнул Эфраим.

— Разумеется, — снова, но уже несколько иначе улыбнулся Гавриель. — Разумеется, она твоя императрица.

«Но не твоя, и не моя, не так ли?»

— И это все, что ты можешь о ней сказать? — а сейчас в голосе маршала звучала ирония.

— Я… — Эф был в явном затруднении. Как выяснилось, при всем своем незаурядном уме, он и сейчас не понимал, о чем, собственно, Карл и Гавриель говорят. Впрочем, в рамках его видения мира, ничего другого от Горца нельзя было и ожидать.

Карл перевел взгляд на окно. На улице шел дождь. Долгий, унылый, он заливал город уже второй день подряд, и точно так же, как медленно уходило из воздуха смываемое дождем тепло прошедшего лета, исчезали с лиц горожан улыбки, и блекли их глаза. Осень, холод и медленные стылые дожди, перемежающиеся серыми унылыми туманами.

— Иногда у нее бывает такое выражение глаз, — нарушил повисшее в комнате молчание Карл. — Что я ощущаю некоторую неловкость.

Это все, что он мог сказать при свидетелях, и почти все, в чем осмеливался признаться самому себе. Но вот, слова прозвучали, и стало ли от этого легче? Ответом ему были недоумевающий взгляд Горца и понимающий — Гавриеля.

«Что означает твой взгляд, Гаври? — спросил он себя, с привычным спокойствием принимая взгляд друга. — Что ты об этом знаешь? Что вообще можешь знать?»

— Итак, — сказал Гавриель. — Ты ее тоже писал.

— Писал, — не стал возражать Карл, тем более что он уже и сам все сказал. — Писал, да только так и не написал.

— Глаза, — усмехнулся он и пожал плечами, признавая свое поражение в этом поединке с моделью. — И еще, пожалуй, губы.

«Губы».

При их первой встрече, воображение сыграло с ним злую шутку. Представляясь Ребекке Яристе, он увидел ее глаза и на мгновение утонул в густом золотом сиянии. Такого с ним не происходило уже давным-давно, возможно, с тех самых пор, как он покинул Линд. Но в следующее мгновение Карл испытал уже настоящее потрясение, когда ощутил на губах медовый вкус ее губ. Проблема, однако, состояла не в том, на что оказалось способно его художественное чувство. О силе своего воображения Карл в то время знал достаточно, чтобы не удивляться. Но, размышляя об этом на утро, оставшись, наконец, наедине с самим собой, он должен был признать, что сила испытанных им чувств была явно не соразмерна имевшей место ситуации. Впрочем, мысль, о том, что, возможно, он просто влюблен, даже не пришла ему в голову.

Была ли это, и в самом деле, любовь, внезапно вспыхнувшая в его холодном, как полагал тогда сам Карл, сердце? Он не был готов принять такое объяснение, но, если быть предельно откровенным, никакого другого ему найти так и не удалось. Однако факт остается фактом, и Карл, который уважал истину, ценя ее, как краеугольный камень мироздания, должен был признать, что не будь этого мимолетного, но такого яркого, впечатления, скорее всего, он не пошел бы на императорскую службу. В конце концов, торговля кожами Карла тогда вполне устраивала, и Яру нечего было ему предложить взамен. Во всяком случае, ничто из того, что мог предложить император своему слуге, ни богатство, ни титулы и власть, не стоили того, чтобы лить из-за них свою и чужую кровь.

Итак, это была их первая встреча. Ребекке тогда было едва за двадцать. Молодая женщина, измученная долгими тяжелыми родами, подняла на него свой взгляд, и Карла окатила волна жаркого золота.

«Именно так!»

— Глаза, — грустно усмехнулся он. — И еще, пожалуй, губы.

Но все это случилось потом, а в начале…

3

За семнадцать лет до битвы при Констанце


Звонили колокола, и раздавались взрывы петард. Ночное небо Цейра, и без того горделиво сиявшее множеством великолепных звезд, горело многоцветными «мерванскими огнями». Звезды и огни фейерверков отражались в спокойных водах Данубы, и, если глядеть на реку так, как смотрел на нее сейчас Карл — стоя прямо над ней, перегнувшись через перила Горбатого моста — трудно было отделаться от впечатления, что смотришь не вниз, а вверх.

— Мастер! — позвал из-за спины чей-то напряженный, «на нерве», голос. — Мастер!

Карл нехотя отвел глаза от полыхавшей всеми цветами радуги воды и обернулся. Прямо перед ним, едва не теряя сознание от переживаемого им верноподданнического ужаса, стоял высокий плечистый парень, одетый в статс-секретарскую, зеленую с лиловым, ливрею. Разумеется, это не был сам имперский секретарь Вайда, но и без того было очевидно, что сегодня в роли посыльного выступал не последний из чиновников дворцового управления. А его юный возраст добавлял ситуации известную долю пикантности. Похоже, что за безвестным торговцем кожами, мастером Карлом из Линда Евгений Яр прислал отпрыска одной из первых фамилий своей молодой, но быстро растущей империи.

— Не правда ли, красиво? — спросил Карл, рассматривая парня и пытаясь, забавы ради, определить, какой именно титул носит его отец.

— Д-да, — с трудом выдавил из себя посланец. — Мастер…

— Я заставляю ждать священную особу императора?

— Да!

Ну, что ж, будущее этого паренька могло оказаться гораздо интереснее, чем можно было предположить по его ливрее. Он, разумеется, боялся не выполнить приказ Евгения, но, с другой стороны, в его глазах горел огонь любопытства, что было совсем неплохо. Впрочем, это могло быть всего лишь отражением гулявшего по небу зарева. Однако интуиция подсказывала, что это не так. Судя по всему, у парня был живой ум, а отсутствие наглости указывало или на внезапное возвышение его родителя, которое еще не удалось толком переварить и усвоить, или на хорошее воспитание.

«Для начала совсем не дурно».

— Меня зовут Карл Ругер, — сказал он вслух. — А вас?

— К-Карл, — слова по-прежнему давались парню с трудом. — Карл Дороган, мастер, к вашим услугам.

— Так ты сын барона Дорогана? — что ж, интуиция не подвела Карла и на этот раз. — И к тому же мой тезка?

— Да, мастер Карл, — ответил начавший приходить в себя посыльный. — Я тоже Карл.

«Очень неплохо», — подытожил свои впечатления Карл.

Любой другой на месте Дорогана уже вспылил бы от одного только предположения, что какой-то торговец кожами может считать себя его тезкой. Однако парень, по-видимому, умел «читать» не только слова, записанные на пергаменте. А император вряд ли послал бы баронского сына за простым негоциантом, да и вообще не стал бы приглашать к себе человека такого сорта, тем более, ночью.

«Тем более в такую ночь».

— Император ждет вас, — напомнил Карл Дороган.

— Давно? — Карл достал из кармана трубку и стал ее неторопливо набивать. Он все еще не был уверен, что хочет идти на встречу с императором.

«Но тогда мне просто не следовало приезжать в Цейр»

— Я ищу вас уже более получаса, — признался Дороган, снова начиная нервничать. — Квартирная хозяйка сказала, что вы ушли гулять.

— Как видите, она вас не обманула, — Карл высек огонь и стал раскуривать едва затлевший табак. По-видимому, загорское зелье успело немного отсыреть на влажном ночном воздухе, но, как говорится, не беда. Был бы табак, а остальное…

— Ну, что ж, пойдемте, Карл, — сказал он вслух. — Не будем заставлять императора ждать.

Они протолкались сквозь густую пьяную толпу на Сенной площади, и по Шпалерной — не смотря на ночь, тоже запруженной народом — вышли ко дворцу. На площади между фонтанами жарили на вертелах быков, и разливали «дареное» вино. Император Яр отмечал рождение наследника со всей пышностью, которой это событие заслуживало. Впрочем, основные празднества ожидались позже, когда в Цейр съедется вся имперская знать. Сегодня, гулял, в основном, простой народ, но кто, как не он, составлял основу благополучия и самого Яра, и его империи?

Карл втянул ноздрями прохладный ночной воздух, пахнущий дымом и жареным мясом, и, пожав мысленно плечами, последовал за спешащим выполнить свою миссию молодым секретарем. На самом деле, никуда идти ему сейчас не хотелось. С большим удовольствием Карл остался бы теперь на этой шумной, кипящей людскими страстями площади. Погулял бы среди костров, поел горячего мяса, выпил дармового вина, хотя оно, наверняка, было дрянным, послушал цеховые песни, посмотрел на танцы, да и сам бы потанцевал и попел вместе с другими простыми людьми, которым нежданно-негаданно выпал случай повеселиться от души. Однако дело было сделано. Дороган его нашел и передал приглашение, а он, Карл, и не подумал отказаться.

Они миновали караулы, выставленные у ворот в дворцовой ограде и на пологой лестнице, ведущей к парадным, высоким и широким, украшенным позолоченным бронзовым литьем, дверям, и вошли во дворец. Здесь было тише, чем на улице, но тоже стоял ровный гул от множества возбужденных голосов. Тут и там слышались короткие властные команды, которые на один и тот же манер отдавали своим людям гвардейские командиры и старшины дворцового штата. Со всех сторон доносились восклицания придворных, окликавших друг друга в царившей на лестницах, в залах и коридорах дворца сумятице. Люди были везде. Они стояли группами, бродили без дела, обмениваясь на ходу короткими репликами, бессмысленно улыбались, часто и без причины смеялись, пили вино, которое в изобилии разносили снующие между ними многочисленные слуги, и что-то жевали. Несмотря на позднюю ночь, все они были разодеты, как если бы заранее готовились к празднику. Впрочем, так оно все, скорее всего, и обстояло, и люди эти уже которую ночь ложились спать готовые в любую минуту — как только ударят колокола — вскочить и бежать во дворец. Карлу придворная жизнь была хорошо знакома. Во всяком случае, он достаточно пожил при разных дворах, чтобы придти к выводу, что такая жизнь ему не нравится. Впрочем, он умел принимать обстоятельства такими, какими они были, а не такими, какими ему хотелось бы их видеть. И, если существовали веские причины, по которым он принужден был все-таки жить при дворе, то принимал все связанные с этим обстоятельством издержки с равнодушным спокойствием, не расходуя понапрасну силы своей души.

Вскоре, однако, он и его провожатый покинули парадную часть императорского дворца и оказались во внутренних покоях. Здесь было совсем тихо, лишь издали — приглушенные расстоянием и толщиной стен — доносились взрывы петард и удары колоколов. Еще несколько десятков шагов по пустынным узким коридорам, и они, наконец, добрались до цели своего путешествия. Император ожидал Карла в приватном кабинете, своими размерами, впрочем, едва ли уступавшем приемной зале. Евгений сидел в резном кресле из черного дерева, у ног его лежали два огромных пса-волкодава из тех, что охраняют отары овец в убрской степи. В руке император держал золотой кубок.

— Ваше величество… — начал было Дороган, но Яр его сразу же остановил.

— Спасибо, Карл, — сказал он, глядя, однако, не на своего посыльного, а на гостя, так что слова его можно было отнести к ним обоим. — Вы свободны.

А вот это уже, наверняка, относилось именно к Дорогану.

— Примите мои поздравления, ваше величество, — поклонился Карл.

— Спасибо, мастер Карл, — улыбнулся император, а за спиной Карла тихо клацнула закрывающаяся за Дороганом дверь. — Проходите, садитесь.

Император указал рукой с кубком на стоящий перед ним стул с высокой спинкой. Это была честь, за которую многое бы отдал практически любой из царедворцев Яра, но Карл сделал вид, что принимает предложение императора, как должное. Таковы были правила начинавшейся между ними игры.

— Благодарю вас, ваше величество, — ответил на приглашение Карл, не торопясь, подошел к приготовленному для него стулу, и без стеснения сел напротив императора.

— Как идет торговля? — не скрывая иронии, спросил Евгений. Он был высок и хорошо сложен. Его узкое лицо, обрамленное длинными светлыми волосами, было выразительно, хотя по-настоящему красивым императора назвать было трудно.

— Спасибо, ваше величество, — Карл был спокоен, голос его звучал почти равнодушно. — Боги благоприятствуют торговле, а спрос на кожи неизменно остается высоким, особенно в Приморье.

— Рад за вас, — улыбнулся Яр. — Процветающая торговля — хороший знак.

— Кожами торгуют и во время войны, — пожал плечами Карл. — Приличных размеров армия съедает любые запасы.

— Ну, что ж, уговорили, — почти серьезно кивнул Яр. — Я подумаю, с кем можно было бы теперь повоевать. Как вам нравится, например, Амст?

— Никак, — покачал головой Карл. — Король будет защищать свои владения тем более яростно, что он молод и честолюбив.

— И глуп.

— Что ж, в данном случае, это более недостаток для вас, чем для него.

— Тоже верно, — согласился император. — А вы, Карл, не хотите поучаствовать в охоте?

— Я торгую кожами, — сухо ответил Карл.

— И то верно, — открыто усмехнулся император. — Но вот мне рассказывали про некоего Карла Ругера из Линда, который, будто бы, был некогда капитаном в армии герцога Венедского… Впрочем, тот Карл, сдается мне, был посвящен в рыцари еще лет десять назад и вряд ли стал бы торговать кожами.

— Да, я служил в армии герцога Якова, — Карл выдержал взгляд Яра и никак не отреагировал на его слова.

— А в Дарме тоже были вы или все-таки кто-то другой?

— В Дарме я командовал дружиной Владыки, — произнося эти слова, Карл, наконец, пришел к выводу, что первое впечатление оказалось верным. Евгений Яр был именно тем, за кого себя выдавал. Вернее он ни за кого себя не выдавал, вот в чем, собственно, было дело. Императору не зачем было кем-то прикидываться. Он именно таким и был, упорным, властным человеком, умным и энергичным, тщеславие которого не мешало ему совершать правильные поступки.

«Не знаю, какой ты стратег, Евгений Яр, но тактикой ты владеешь мастерски».

— Два года назад вы покинули владыку Дарма, — сказал Яр. — Почему?

— Потому что надоело, — безразличным тоном ответил Карл, уже представляя, каким будет портрет императора, если конечно будет.

— А чем вы занимались между Венедой и Дармом? — у императора был красивый голос, в меру низкий, сильный и звучный. Голубые внимательные глаза открыто изучали Карла, по-видимому, подмечая все, что тот готов был Евгению показать или не мог от него скрыть.

— А чем вы занимались между Венедой и Дармом? — императору было интересно, и он этого не скрывал.

— Не помню, — улыбнулся Карл. — Наверное, торговал кожей, или расписывал стены, или учился в Университете. В мире, ваше величество, существует огромное множество занятий, гораздо более интересных, чем война.

«Живопись, например».

А еще можно просто идти туда, куда несут тебя ноги, или куда приводят обстоятельства. Мир ведь огромен, и чтобы пройти ойкумену из конца в конец требуется много времени, особенно если ты никуда не спешишь. Женева, Гайда и Гаросса, Капойя и Флора, Неминген, Каффа, Менск и Во, Новый город… Спасибо добрым богам, с тех пор, как умер его благодетель — лорд Томас Альба, Карл повидал немало интересных мест. С того памятного похода — первого в его жизни — прошло уже много лет. Еще больше времени утекло с того дня, когда он покинул Линд, и ни разу за все эти годы Карл не оставался на одном месте больше, чем на год, максимум два. Всегда находилась причина, чтобы оставить насиженное место и идти дальше. Впрочем, Карл об этом никогда не жалел, не пожалел и сейчас.

— Значит, не помните, лорд Карл? — император вдруг стал задумчив, как будто слова Карла навели его на какую-то важную мысль. — Ну не помните, и ладно. Зато теперь вы торгуете кожами.

— Да, ваше величество, — Карл догадывался, что теперь, когда все свечи зажжены, Яр сделает ему предложение, от которого трудно, если вообще возможно, отказаться. Впрочем, сам Карл уже все для себя решил. Если уж менять на что-нибудь счетные костяшки торговца, то, уж верно, не на меч, а на кисть. Во всяком случае, уже некоторое время, как случалось с ним и раньше, Карл чувствовал нарастающее в его сердце желание писать. Ну, а отказываться от предложений, которые ему не подходили — кто бы такое предложение ни сделал — Карл научился давно. И, как ни жаль, ему было разочаровывать императора, все-таки тому предстояло обойтись без услуг Карла.

Однако Евгений повел себя совсем не так, как предполагал Карл. Он вообще, как показало будущее, оказался одним из немногих людей, которые могли удивить Карла Ругера неожиданными решениями, на которые были способны их умы.

— Сегодня у меня родился сын, — сказал Евгений Яр. — Вы не будете возражать, лорд Карл, если я представлю вас моей супруге?

«Зачем?» — вот это был вопрос, на который Карл так и не смог найти ответа, ни тогда, ни позже. Возможно, это было интуитивное «прозрение» императора, но, тогда, что — ради всех богов Высокого Неба — увидел там, в грядущем, Евгений Яр? Что?

— Почту за честь, — Карл, как того требовали этикет и простая вежливость, встал и поклонился императору. Это ведь, и в самом деле, была неслыханная честь. Особенно, учитывая тот факт, что посетить свою жену, только несколько часов назад разрешившуюся от бремени, император приглашал никому неизвестного в Цейре человека, который, возможно, являлся именно тем, за кого был готов принять его Евгений, а, возможно, был тем, кем и представлялся — простым торговцем кожами.

4

В ту ночь, Карл попал сюда впервые, и в первый раз увидел императрицу. Это была памятная — во всех отношениях — ночь. Но ни тогда, когда этот вопрос у него просто не возник, ни, тем более, теперь, когда прошло столько лет, Карл не знал, являлась ли в то время эта комната личной спальней Ребекки Яристы, или это были их общие, с императором, покои, или вообще специально избранное для родов помещение. Впрочем, ни тогда, ни теперь это было совершенно не важно. Важным являлось лишь то, что именно здесь Карл пережил то странное ощущение «близости» без близости, которое потом долго заставляло томиться его обычно спокойствие сердце.

Судя по всему, с тех пор прошло очень много времени. Палаты заметно обветшали, но если бы и нет, возраст и физическое состояние человека, лежавшего сейчас на широкой позолоченной кровати с балдахином, говорил сам за себя. Сын Евгения и Ребекки Дмитрий Яр был уже глубоким стариком.

5

Через месяц после победы при Герлицких бродах[20] (за пять лет до смерти императора Яра)


— Маршал Ругер! — объявил глашатай, и Карл вошел в Большой Приемный зал.

— Ругер, — многие не удержались от того, чтобы повернуть головы и повторить, хотя бы и шепотом, его имя. Холодный воздух, пропитанный гарью каминов и запахами пота и сгоревших свечей, вздрогнул и зашелестел над головами собравшихся.

Согласно протоколу, придворные стояли двумя шпалерами слева и справа от широкого красного, расшитого золотом ковра, простиравшегося до самых ступеней трона.

«Очень символично», — Карл сделал первый шаг, вступая на красную, как кровь, тропу, и неожиданно «споткнулся» о случайную, в сущности, мысль.

«Символично… Символ? Символ чего, ради всех добрых богов?»

— Ругер, — все лица в зале были обращены к нему, но сам Карл смотрел прямо перед собой, туда, где на возвышении, в золоченых креслах сидели Евгений Яр и Ребекка Яриста. Расстояние было еще велико, но Карл отчетливо видел их устремленные на него глаза: голубые — императора и золотые — императрицы. В глазах Евгения чудилась — и не без причины — холодная синь безжалостной оружейной стали, в глазах Ребекки — жаркая полуденная нега вечного лета. Мед, красное вино и нестерпимое сияние солнечных лучей.

— Ругер, — Карл сделал второй шаг и медленно пошел сквозь сгустившийся от напряжения воздух.

«Маршал Ругер… Забавно!»

Вероятно, он был единственным в этом зале, не считая, разумеется, тех, кто довольствовался местами в самых задних рядах, кто не носил никакого титула. Просто Карл Ругер. Ну, может быть, лорд Карл, но, прежде всего и всегда, только Карл Ругер. Даже звание маршала империи, хотя Яр и вручил ему золотую булаву уже пять лет назад, прозвучало в этом зале едва ли не впервые.

«Маршал Ругер… Маршал Меч… Каково!»

А ведь присутствующие прекрасно знали, что пожелай он того, император давно бы украсил его имя любыми — на его, Карла, выбор — титулами. Вот только самому Карлу это было совершенно безразлично. Это было не нужно, и этого было вполне достаточно.

— Ругер, — воздух ощутимо дрожал, пытаясь заставить дрожать от чужого возбуждения и его собственное тело. Однако не случилось. Карл просто шел вперед к ожидавшему его на троне императору, на губах которого появилась теперь и зажила своей собственной жизнью странная улыбка. И к императрице, разумеется, на лице которой жили сейчас только ее чудесные глаза, читать в которых не дано было никому, кроме, быть может, Карла. Но он этим правом не воспользовался ни разу, интуитивно опасаясь, увидеть в них такое, чего не желал знать.

«Почему?»

Как много всего может случиться в такое короткое время. О скольких разных вещах можно успеть подумать, пока идешь между замершими — не по протоколу, а от силы охвативших их разнообразных чувств — придворными.

Карл уже почти приблизился к трону, когда боковым зрением поймал изумленный взгляд знакомых серых глаз.

«Ты удивлен, парень? Ты думал, это так просто убить триумфатора? Ты ошибся!»

— Здравствуйте, Карл, — сказал он, останавливаясь и поворачиваясь лицом к герцогу Дорогану.

«История повторяется, не правда ли, тезка?»

Возможно, хотя и не так, или не совсем так, как в первый раз. Однако много лет назад они уже стояли лицом к лицу и смотрели друг другу в глаза. Была ночь, и герцог был всего лишь баронским сыном, и вместо красного ковра под ногами Карла бугрилась булыжная мостовая Горбатого моста.

«Долг…»

— Здравствуйте, Карл, — сказал он и понимающе улыбнулся. — А у меня для вас есть подарок.

— Подарок? — Карл Дороган не нашелся с ответом и легко упал в выкопанную им же самим ловчую яму. — Какой подарок?

— Ежик, — тихо ответил Карл. — Я принес вам ежика, ваша светлость.

Карл отцепил от пояса приличных размеров мешок из зеленой замши, на который, уж верно, успели обратить внимание все присутствовавшие, и не торопясь, стал его развязывать.

— Ежик? — Дороган, по видимому, никогда не бывал в Приморье, но кое-кто, если судить по прокатившемуся по залу шороху, знал, что это значит.

— Да, — улыбка исчезла с губ Карла, и он протянул герцогу Дорогану извлеченную из мешка квадратную дощечку, на которой лежал мертвый ёжик, пришпиленный к дереву тонким длинным стилетом с витой серебряной рукояткой.

— Это что-то значит? — голос герцога сорвался и он закашлялся.

— Непременно, — ответил Карл и повернулся к императору.

— Ваше величество, — сказал он, сделав еще один шаг, и опускаясь на левое колено. — Я…


* * *


… Дорога из Гайды в Цейр долгая и трудная — тем более поздней осенью — но Карл проделал ее чуть больше, чем за три недели. Он не жалел лошадей, и людей он тоже не щадил. А сам он, как, по-видимому, думали гвардейцы конвойной роты, был отлит из бронзы или высечен из гранита. Они ошибались, разумеется, и, если бы не воля, которая держала его, как контрфорсы обветшавшую крепостную стену, Карла уже мотало бы в седле от слабости. Он спешил в Цейр и сам удивлялся этому, пока усталость и недосыпание — а спал он не более четырех часов в сутки — не изгнали из головы все мысли, кроме одной: «Боги, как я хочу спать!»

Его упорное стремление в Цейр, весь этот заполошный бег по кое-где раскисшим от дождей, а кое-где уже припорошенным первым снегом дорогам, были иррациональны, потому что не определялись ровным счетом никакой необходимостью. И, однако, Карл спешил, что было каким-то образом связано с тем, что довелось ему испытать там, у Сухой пустоши, в ночь Нового Серебра, через четыре дня после битвы у Герлицких бродов. Справедливости ради, следует отметить, что даже эта невнятная мысль была, в конце концов, стерта неимоверной усталостью, которая овладела Карлом в пути. Но цель была уже определена, задача поставлена, и Карл рвался в Цейр так, как будто от этого зависели его жизнь и посмертная судьба, то есть так, как никогда никуда не спешил. Однако сутки назад, он все-таки сделал одну — первую и единственную — дневную остановку. Он задержался на три часа в Ливо, от которого до Цейра оставался всего лишь один дневной переход. Карл мог, разумеется, миновать, не останавливаясь, и этот чудный — едва ли не игрушечный — городок, примостившийся на Беличьем холме, слева от старого тракта. Мог и, вероятно, должен был так поступить, раз уж нетерпение сердца гнало его вперед, как безумца, стремящегося догнать ускользающий горизонт. Однако, по случаю, именно в Ливо жили два симпатичных ему лично человека, которых Карл не видел уже очень много времени. И он решил, что три часа это такая малость, которую он может себе позволить, тем более что ее вполне можно было затем компенсировать, украв время у ночи. Да и в любом случае, он просто изнемогал от усталости. Проделав столь изнурительный путь настолько быстро, что в это невозможно было даже поверить, Карл нуждался в отдыхе, пусть даже и кратковременном.

— У меня всего три часа, — сказал он прямо с порога, заставив онемевшие мускулы, растянуть губы в улыбке. Извещенные посланным вперед гвардейцем, Кумар и Зима уже сидели за столом в малом зале корчмы с простым и незатейливым названием «Жареное и вареное». — Но эти три часа я хочу провести с вами друзья, ведь ко мне, в Цейр, вас не дождешься, не так ли?

— Так, — с ухмылкой ответил Яков Кумар, вставая навстречу Карлу. Он был худ и сутул, седые длинные волосы обрамляли его узкое темное лицо.

— А что мне делать в том Цейре? — пожал широкими плечами Верен Зима и, демонстрируя озабоченность, почесал свою плешивую голову.

Оба они, и Яков, и Верен, были уже сильно не молоды, и оба — в свое время, разумеется — считались едва ли не лучшими живописцами Южного края. Однако времена, когда они яростно конкурировали, расписывая на заказ храмы и дворцы в разных концах империи или исполняя портреты знати в Цейре и Цуре, давно миновали. Скопив достаточно денег и обзаведясь многолюдными семействами, оба они осели в Ливо и тихо доживали свой век, окруженные преданными учениками и подмастерьями и, естественно, любовью и заботой своих домочадцев.

— У меня всего три часа, — сказал им Карл и не обманул.

Три часа. Всего только три часа. Он вошел в корчму, улыбнулся друзьям, обнял, не чинясь — да ему и в голову такое придти не могло — и вот уже выходит, пожав им обоим, Якову и Верену, на прощание руки. Три часа… Великие боги, куда девается время? За разговором секунды не в счет, и минуты летят, стремительные, как стрелы убрских лучников, и длинный разговор — как чаша густого и терпкого войярского вина. Вот оно, вино! Плещется в чаше, и от его аромата поет сердце. И вот его уже нет, и только послевкусие свидетельствует вечности, что вино выпито. Высокое небо и все его обитатели! Почему счастье не длится столько, сколько способна вместить человеческая душа? Но сердце уже зовет в дорогу, и нетерпение, поселившееся в душе, кипятит кровь. А почему, и зачем? Кто знает? Как будто бы имелась причина, потому что случилось нечто на Сухой пустоши, и в сердце Карла закрался непокой, и ворохнулось тревожно его художественное чувство…

«Император? Возможно…»

Да, все было возможно, и, значит, Карлу следовало поспешить.

«А почему, собственно, „значит“?»

Карлу показалось, что он понимает, в чем тут дело, хотя, на самом деле, тогда, в Ливо, он еще слишком мало знал, чтобы осмыслить происходящее с ним и вокруг него. В сущности, он ничего не знал, и если бы не его великолепная интуиция, ничего бы и не заметил. Однако ощущение было такое — теперь Карл вспомнил это ощущение во всех подробностях — что разгадка уже маячит вдали. Надо было только сделать еще одно, возможно, последнее, усилие, и…

Занятый переживанием «послевкусия» чудной беседы «ни о чем» и мыслями об императоре, Карл пропустил шаги своей собственной смерти, но все-таки узнал ее, Хозяйку пределов, в тот самый момент, когда, казалось, уже поздно было что-либо менять. Его рука почти неосознанно ушла назад, и сильные пальцы охватили чужое запястье как раз тогда, когда жало стилета вспороло тонкую ткань колета. В течение одного мгновения, длинного, как многодневное сражение, сила чужой руки и крепость его собственной решали, что случится теперь с маршалом Ругером, и случится ли с ним вообще что-нибудь еще, потому что развитие сюжета, как утверждают драматурги, предполагает наличие подходящего для этого пространства. А какое, спрашивается, пространство может быть у мертвеца? Саван да гроб, вот и все его пространство.

Однако клинок дальше не пошел, остановленный Карлом в самое последнее мгновение. А еще через секунду раздался сухой хруст, и узкий длинный стилет с витой серебряной рукояткой выпал из беспомощной руки убийцы. Крик боли разорвал тишину, внезапно упавшую на харчевню, а потом все разом загомонили и закричали, но Карл на это даже не обратил внимания. Он смотрел в выпученные от страха и страдания глаза мелкого неприметного человечка, пришедшего, как оказалось за его жизнью.

«Кто?» — хотел было спросить Карл, но снова не успел. Тьма на мгновение застлала ему глаза, и он увидел…


* * *


… Ваше величество, — сказал Карл, сделав еще один шаг вперед, и опускаясь перед императором на левое колено. — Я…

— Вы герой, Карл, — с улыбкой остановил его Яр. — Вы победитель гароссцев, и сегодня мы празднуем одержанную вами победу. Встаньте, маршал, и подойдите ближе.

— Вы его убьете, Карл? — тихо, почти не разжимая губ, спросила императрица, когда поднявшийся с колен Карл приблизился к трону.

— Непременно, — так же тихо ответил Карл, купаясь в золотом сиянии ее глаз. — Когда-нибудь я его непременно убью, ваше величество, но не сегодня, и не завтра. Обещаю вам.

— Наемный убийца? — с видимым интересом спросил Евгений, который на побережье бывал и тамошние обычаи знал неплохо. Впрочем, интерес звучал лишь в его приглушенном голосе, лицо императора оставалось совершенно спокойным. Можно было только гадать, о чем думали сейчас все остальные приглашенные, видя, как шепчется маршал Ругер с венценосной четой. А Дороган уже, по-видимому, прощался с жизнью. Однако если быть откровенным, чувства этого идиота Карла ничуть не интересовали, как, впрочем, и чувства всех остальных гостей императора.

— Да, — подтвердил догадку Яра Карл. — Это был наемный убийца.

— Наемник мог и солгать, — нехотя предположил император.

— Он вам так нужен? — Карл не считал свой вопрос неделикатным. Это был простой вопрос о достаточно простых обстоятельствах, и Евгений его понял.

— Мне нужны все до единого, — ответил он и чуть заметная улыбка появилась на его губах. — Герцог Дороган тоже, просто потому, что он у меня уже есть.

— Наемник не солгал, — равнодушным голосом повторил Карл, который, естественно, императора понимал, но от своих принципов никогда не отступал даже в угоду такому человеку, каким был Евгений.

— Ну, что ж, — усмехнулся Яр, поднимаясь с трона. — Если вы так уверены, Карл…

Император встал, и в Приемном зале тут же повисла тревожная тишина. Никто не знал, чего можно ожидать от столь неожиданного жеста Евгения Яра, который, надо отметить, умел удивлять своих подданных и делал это с нескрываемым удовольствием.

— Между маршалом Ругером и герцогом Дороганом, — сказал император ровным, не выражающим никаких чувств голосом. — Возникло недоразумение, которое касается только их двоих. Однако я, как император и верховный судья, против судебного поединка. Герцог Дороган, потрудитесь заплатить маршалу виру[21], и мы будем считать недоразумение исчерпанным. Я думаю, тридцать тысяч золотом будет достаточно.

При упоминании суммы выкупа зал вздрогнул, но Евгений не обратил на это никакого внимания, точно так же как за мгновение до этого, проигнорировал реакцию своих придворных на легко и непринужденно произнесенное им слово «вира».

— … Тридцать тысяч золотом, — сказал он. — В течение трех дней. А теперь, дамы и кавалеры, я вынужден вас покинуть, — и коротко махнув на прощание рукой, Евгений повернулся и в сопровождении гвардейцев, сразу же оказавшихся рядом с ним, пошел прочь.

— Составите мне компанию, маршал? — спросил он через плечо, уже сделав несколько шагов в сторону дверей, находившихся прямо за троном.

— Ваше величество, — поклонился Карл спине уходящего императора.

— Идемте, Карл! — на этот раз Евгений даже не обозначил попытки обернуться. Он уходил прочь, и Карлу оставалось только последовать за ним.

Итак, Яр, как всегда, все решил на свой манер. Вира отменяла право Карла требовать судебного поединка, освобождая, одновременно, Дорогана от смертного приговора. Но, с другой стороны, только что — в присутствии многочисленных свидетелей — император обвинил герцога в покушении на убийство и объявил сумму кровавого пени, которую платили, если, конечно, вообще платили, только за особ королевской крови.

Следуя за императором, который за всю дорогу так ни разу к нему и не обернулся и даже не обозначил своего интереса к тому, идет за ним кто-нибудь, или нет, Карл миновал несколько коридоров внутренней части дворца, и, наконец, вошел через оставленные открытыми — вероятно, все-таки именно для него — двери в знакомые уже спальные покои. При этом у него возникло впечатление, что, хотя император и ведет себя так, как если бы все, что он делает, являлось для него рутиной, бывает он в этой спальне не часто. Несколько застоявшийся, нежилой, воздух покоев как будто подтверждал такое предположение. Тем не менее, Евгений, судя по всему, предполагал лечь здесь сегодня спать.

— Карл, — спросил император, когда двое слуг уже начали снимать с него парадное платье. — Почему вы не пошли на Новый Город?

— Западная армия не велика, ваше величество, — Карл отошел в сторону и «деликатно» изучал оттуда гобелен на противоположной стене. — К тому же мы тоже понесли у Герлицких бродов не малые потери… И, если и этого мало, мы были слишком далеко от дома.

«Дом? Империя успела стать мне домом? С чего бы вдруг?»

— Продолжай мы двигаться вперед, — объяснил Карл. — Наши и без того растянутые коммуникации истончились бы до полного исчезновения.

— Я бы пошел вперед, — Яр не лукавил, он действительно пошел бы вперед.

— Я знаю, — согласился Карл. — Вы бы пошли на Новый Город. Нерис, вероятно, тоже.

— А герцог Сагер не пошел бы, — сказал Евгений, и Карлу почудилось сожаление, прозвучавшее в голосе императора. Вот только, о чем сожалел Яр, Карл не знал.

— Вероятно, вы правы, ваше величество, — Карл перевел взгляд со стены на потолок, расписанный на сюжет «Рождение Ойкумены». — Полагаю, маршал Гавриель к Новому городу не пошел бы.

— Какого числа произошла битва? — слуги уже облачили императора в ночное платье, и теперь он стоял около кровати, внимательно и строго глядя на Карла.

«Неужели я ему об этом не сообщил?» — Карл был удивлен. Такой забывчивости за собой он никогда не замечал, за Яром, впрочем, тоже.

— Сражение у Герлицких бродов, ваше величество, — пожав мысленно плечами, сказал он вслух. — Произошло шестнадцатого октября.

— А разве не двадцатого? — удивленно поднял бровь император.

«Да, что он, смеется надо мной что ли?»

— Нет, ваше величество, — покачал головой Карл. — Именно шестнадцатого. Через три дня после этого, то есть девятнадцатого, мы разгромили их ополчение на Сухой пустоши, а двадцатого армия отдыхала, и я тоже спал.

— Спали, — задумчиво повторил за ним император и нахмурился. Его озабоченность по поводу даты сражения была Карлу совершенно не понятно. Во всяком случае, тогда. Зато теперь…

«А что теперь?» — Карл, стоявший в старых императорских покоях и с печалью глядевший на успевшего с тех пор состариться и одряхлеть Дмитрия Яра, попытался вспомнить, что же такое, важное, он узнал за прошедшие пятьдесят лет.

«Пятьдесят лет?»

Неужели со времени того разговора прошло полстолетия? Интуиция подсказывала, что так оно и есть, но сердцу согласиться с этим простым фактом было совсем не просто.

«Пятьдесят лет… А двадцатого октября было Серебряное полнолуние, и Евгений Яр метнул Кости Судьбы».

Кости Судьбы. С этим было связано что-то еще, но вот что именно, вспомнить сейчас Карл не мог. А в ту ночь, когда в этих покоях они разговаривали с Яром, он и вовсе ничего не знал ни о Костях Судьбы, ни о том, что произошло двадцатого октября.

— Значит, есть люди, способные совершать невозможное, — Яр отвел взгляд, постоял еще мгновение и, повернувшись, медленно пошел к кровати. И хотя внешне он был по-прежнему крепок, художественное чувство Карла утверждало, что император смертельно болен или, во всяком случае, уже ощутил приближение старости.

— Садитесь, Карл, — каким-то пустым, неживым голосом сказал император, устраиваясь в постели. Слуга взбил подушки и подоткнул их Евгению за спину, так что тот не лежал, а скорее сидел. И это тоже наводило на мысли о болезни и немощи.

— Вина мне и маршалу, — откинувшись на подушки, Евгений чуть повернул голову и снова посмотрел на Карла. Выражение его глаз изменилось. Как ни странно, в них вернулись спокойствие и ирония, свойственные императору.

Чувствуя под этим взглядом некоторую неловкость, как будто подсмотрел нечто, не предназначенное для чужих глаз, Карл сел в придвинутое слугой кресло и приготовился слушать.

— Как создаются империи? — неожиданно спросил Яр. Он был сейчас совершенно серьезен, и заданный им вопрос не был риторическим. Вероятно, Евгений полагал, что сможет получить от Карла ответ, однако тому нечего было ответить. Этот вопрос его совершенно не интересовал.

«Вот если бы ты спросил Мышонка…», — но император спросил именно его.

— Не знаю, ваше величество, — пожал плечами Карл. — Это вы построили империю, а не я. Кому же и знать, как не вам?

— Не знаете, Карл? — в голосе Евгения звучало не прикрытое сомнение. — Ну что ж… Власть, Карл, власть, страх и жадность, вот что создает империи. Вы согласны?

— Я думаю, ваше величество, — спокойно ответил Карл. — Что понимаю, что вы имеете в виду. Однако позволю себе заметить, что все, что вы перечислили — это всего лишь силы, порождающие волну завоеваний, но может ли возникнуть империя на таком зыбком фундаменте?

— И да, и нет, — слуга подал Евгению кубок с вином, и император на мгновение замолчал, пробуя предложенное ему вино. — Не дурно, но мы, кажется, говорили не о вине, — он усмехнулся почти так же, как делал это раньше, но все-таки не совсем так. С ним явно что-то происходило, однако Карл не знал, что, и пока мог об этом только гадать.

— Если откровенно, в начале пути тобой движет лишь жажда власти, ведь так? — император совершенно откровенно пытался разговорить Карла. Вопрос лишь, зачем?

Карл счел возможным промолчать. В конце концов, вопрос императора мог быть и риторическим, или, как минимум, таковым ему, Карлу, представляться.

— Что, Карл, никогда не испытывали этой жажды? — почти зло усмехнулся Евгений.

— Нет.

— И зря. Власть кружит голову и пьянит лучше вина, — император чуть приподнял кубок. — Ты молод. Кровь несется по твоим жилам подобно горному потоку. В душе сражаются духи небес и бездн, и тебе кажется, что ты можешь все. Все, Карл! Даже управлять судьбой. Это сладкое чувство, Карл. Сладчайшее! Вам, вероятно, трудно меня понять, но поверьте на слово, это чудо. Впрочем, правда и то, что на самом деле ты идешь, балансируя на острие меча. Любой неверный шаг чреват гибелью, но и это, в конечном счете, тоже дивное чувство. Опасность способна заставить человека совершать невозможное, однако страх постепенно становится твоим вторым Я. Правда, боишься ты уже не смерти, а поражения, а это, согласитесь, разные вещи. Ведь так?

— Так, — согласился Карл, гадая, зачем Евгению понадобилось все это ему рассказывать. В приступ откровенности императора он не верил, а умысел — пусть пока и не явный — был вполне очевиден.

— Вы не удивлены, — Евгений не спрашивал, он просто сказал вслух то, что было ему известно заранее.

— Пожалуй, нет, — согласился Карл.

— Вот поэтому я с вами об этом и говорю, — грустно улыбнулся в ответ Евгений, который демонстрировал сейчас пугающую быстроту смены настроений. — Вы, Карл, все это знаете и без меня, но, главное, не боитесь сказать об этом прямо. Кто еще при дворе способен на такое? Только вы, да еще, пожалуй, герцог Сагер. Больше никто.

«Я и Гавриель, и больше никто. Но что из этого следует?»

— Так почему же вы пригласили именно меня, ваше величество? — вопрос был не праздный. По общему убеждению, маршал Гавриель являлся едва ли не личным другом императора, что, между прочим, позволяло злым языкам, принадлежавшим не слишком умным головам, отпускать по этому поводу шутки вполне двусмысленного свойства. Однако Евгению на это было наплевать, Гавриелю — тем более.

— Я посылал людей в Дарм и Пари, — вместо ответа сказал император и чуть прищурил глаза. — В Нево, Амст, Во и Линд, и много еще куда.

«Весьма любопытно, — отметил про себя Карл, ничем, впрочем, не выдав своего удивления. — Столько усилий, и ради чего? Чтобы проверить мои слова? Но так ли уж это было необходимо?»

— Если кто-то ловит мышей, ваше величество, мяукает и пьет молоко, так ли уж важно действительно ли это кот? — не скрывая иронии, сказал он вслух.

— Ну, не скажите, Карл, — возразил император, по-прежнему, не сводя с него испытующего взгляда. — Вы знаете, например, что ваш внучатый племянник, Пауль Ругер, был городским головой Линда?

— Нет, — покачал головой Карл. — Я не был в Линде много лет. Так, они преуспели, Ругеры из Линда?

— Да, — кивнул Евгений. — Вполне. Мне докладывали, что на дом Ругеров проходится едва ли не половина всей торговли сахаром и пряностями на побережье.

— Отрадно слышать, — на самом деле, Карл не испытывал по этому поводу ровным счетом никаких чувств. Из всей своей семьи он вспоминал иногда только Петра и Карлу, и больше никого.

— В торговом доме Ругеров, — Евгений отпил немного вина и по-мужицки обтер губы тыльной стороной ладони. — Существует одна интересная традиция, Карл. — Каждые двадцать лет, глава дома возобновляет запись, по которой четвертая часть дела принадлежит некоему Карлу Ругеру сыну Петра и Магды Ругер…

— Так я богат? — странно, но и эта новость его нисколько не взволновала.

«Богат. Ну и что?»

— Чрезвычайно, — Евгений все еще пытался прочесть что-то по лицу и глазам Карла, но ничего путного у него из этого явно не выходило. Впрочем, как знать? Возможно, равнодушие Карла и было тем, в чем хотел убедиться Яр? Что ж, если так, то выходило, что Карл ничего и не скрывал. Ему действительно было не важно, богат он или нет.

— Чрезвычайно, — повторил Евгений. — Ваша доля, Карл, оценивается сейчас в пятьсот тысяч золотых марок. Но дело, разумеется, не в этом, а в том, что мы с вами, оказывается, родились в один и тот же год. Совпадает и месяц, и, возможно, даже день, если верить той записи, которую собственноручно сделал ваш отец в городской книге Линда.

— Это имеет какое-то значение? — Карл подозревал, что они с Евгением ровесники, но что из этого следовало?

— Возможно, — сказав это, император неожиданно замолчал. Молчание длилось долго, возможно, целую минуту, и было прервано так же неожиданно, как и возникло.

— Я родился в Орше, — сказал император. — А вы Карл, по ту сторону Высоких гор. Большое расстояние,… Однако, Петр Ругер рассказывал, что родились вы по пути в Линд, когда он возвращался с войны, а война та, если я не ошибаюсь, происходила в Срединных землях. А это, согласитесь, уже не так и далеко от Орша.

— И что с того?

— Не знаю. Впрочем, это и не важно, потому что я хотел рассказать вам, Карл, совсем о другом. О своем рождении я знаю достаточно, чтобы быть уверенным, мы с вами не братья. Моя мать умерла, когда я был уже взрослым, отец тоже. Однако брат у меня все-таки был. Его звали Константин, и он родился на несколько секунд позже меня и, поэтому, считался младшим. Он был лучше меня, Карл. Говорю это не для того, чтобы покрасоваться. Все это чистая правда. Коста был способней меня, талантливей, энергичней…

— Куда уж больше? — счел возможным усмехнуться Карл, ощущавший, тем не менее, как тревога входит в его сердце. Что-то было здесь не так. Что-то еще стояло за странными откровениями императора. Карл знал это почти наверняка, но пока никак не мог понять, что именно его тревожит.

— Значит, есть куда, — со вздохом ответил Евгений. — Он был во всем лучше меня, Карл, и это правда. Идеальный рыцарь… Но, к сожалению, он погиб на войне. Стрела попала ему в бедро, но вот какое дело. Ее наконечник был смазан ядом негоды.

«Яд Негоды?! Великие боги, но кто же стреляет отравленными стрелами? И потом, негода это ведь что-то очень редкое и дорогое!»

— Сожалею, — сказал Карл вслух.

— Пустое, — отмахнулся император. — Это случилось тридцать пять лет назад. Однако, поскольку Коста был тогда совсем еще молод, нам не дано теперь знать, не был ли он, как и вы, Карл, Долгоидущим. Вы согласны?

«Долгоидущий?»

— С чего вы взяли, ваше величество, что ваш брат был Долгоидущим?

— Трудно сказать, — грустно улыбнулся Евгений. Его настроение по-прежнему менялось слишком быстро, чтобы не обращать на это внимания. — Знаете, Карл, как бывает. Ничего конкретного, но что-то здесь, что-то там… И потом, яд негоды… Я с трудом припоминаю два-три случая, когда противники использовали отравленные стрелы, но даже если допустить, что это был именно такой случай, то, причем здесь негода? Есть множество других, гораздо более дешевых и доступных ядов. Вы понимаете?

— Да, — кивнул Карл. — Возможно, вы правы.

— У меня сохранился его портрет, — неожиданно сказал Яр, и выражение его глаз снова изменилось. — Хотите взглянуть?

«Это то, что я думаю, или у императора в голове свои собственные тараканы?»

— Почту за честь.

— Тогда, смотрите, — Евгений просунул свободную руку под подушку и достал оттуда большой — пожалуй, в ладонь величиной — серебряный медальон. Серебро потемнело от времени, потускнели вправленные в овальную выпуклую крышку камни.

Карл поставил кубок с вином, к которому так и не прикоснулся, на пол и встал, чтобы подойти к кровати. Однако на самом деле брать в руки этот старый медальон, в котором, наверняка, по загорской моде была спрятана лаковая миниатюра, ему не хотелось. Не лежала душа, как говорится, но и отказываться было бы не вежливо. В конце концов, за сегодняшний вечер, император сделал в его сторону так много жестов вполне символического характера, что Карл потерял бы честь, отказавшись теперь от того, чтобы посмотреть на портрет Константина Яра. Он подошел к постели Евгения, взял из его руки тяжелую вещицу, и тут же, никуда не отходя, открыл крышку. Ну что ж, он ведь уже догадывался, почему Яр предложил ему посмотреть на портрет брата, выполненный тридцать пять лет назад. Догадывался, но не хотел впускать эту догадку в свое сердце, вполне резонно опасаясь, что это знание, бессмысленное в виду своей оторванности от всего контекста его жизни, тем не менее, способно не на шутку растревожить его бестрепетное сердце. Так и случилось. Карл откинул крышку и увидел под ней себя, точно такого же, каким видел и тогда, много лет назад, и теперь в иллюзорном мире зеркал.

«Одно лицо!»

— Я родился в предгорьях Высоких гор, — сказал он ровным голосом. — В трех днях пути от Великой, — воспоминания об истории его появления на свет были смутными, как сны, которых он никогда не видел, но, вроде бы, все так и обстояло, и он ничего не соврал, говоря это здесь и сейчас в присутствии императора. — Моей матери пришлось бы проделать невероятно длинный путь, чтобы попасть из Орша в долину Великой.

— Я знаю, — Евгений забрал у него медальон, закрыл крышку, и спрятал обратно под подушки. — Я знаю, но оставим это. В конце концов, в мире случаются и не такие совпадения.

«Тогда, к чему был весь этот разговор?» — Карл неторопливо вернулся к креслу и снова сел.

— Почему вы не пьете вино, Карл? — спросил император, неожиданным образом успокоившись и даже, кажется, придя, наконец, в хорошее настроение. — Пейте, Карл, это хорошее вино, настолько хорошее, что я приказал, не подавать его моим собственным гостям, — улыбнулся Евгений. — Пейте, нам предстоит долгий разговор. Мне просто необходимо поговорить с кем-то о том, что лежит на душе. Душа просит, понимаете?

— Какая ее часть? — ответно улыбнулся Карл. — Человеческая или монаршая?

— Вы в это верите, Карл, или просто поддразниваете своего императора?

— Не верю, — согласился Карл. — Душа у человека едина, даже если он император. А то, что Лев из Сегеры называл «божественным стержнем» не что иное, как обычная ответственность, осознаваемая монархом, как «долг властителя».

В ту ночь, они оба, император Яр и Карл, не сомкнули глаз, до первых петухов обсуждая теорию и практику власти, тяжелую и кровавую науку, которой не учат ни в одном университете ойкумены.

6

Через три недели после сражения при Констанце

— Рада вас видеть, Карл, — императрица не подняла глаз, но все-таки улыбнулась. Улыбка получилась пресная, и Карл испытал мгновенное чувство сожаления. Оказывается, он ожидал другого. Оказывается, он вообще чего-то ожидал.

Ребекка Яриста, сколько знал ее Карл, всегда была и до сих пор оставалась очень красивой женщиной. Возможно, конечно, что некоторые из придворных ее таковой и не считали, но Карл понимал, за что ее любил покойный император. Сейчас Яристе было уже тридцать шесть. Однако благородная бронза волос, покрытых жемчужной сеточкой, не утратила своего изысканного матового блеска, чуть смуглая кожа по-прежнему оставалась гладкой, как мерванский шелк, а глаза и губы… Впрочем, как раз в уголках глаз и губ появились теперь мелкие морщинки — свидетели прожитых лет и пережитых невзгод, однако, как ни странно, они делали ее в глазах Карла еще привлекательнее.

— Всегда к вашим услугам, ваше величество, — Карл, как того требовал этикет, опустился на левое колено и на мгновение опустил голову. Сейчас он ощущал досаду, оттого, что разговаривает с ней, а не с самим императором Дмитрием. Однако приняла его именно вдовствующая императрица и не где-нибудь, а в той самой комнате, где много лет назад он увидел ее впервые.

«Случайность? Возможно, но маловероятно».

— Встаньте, граф! — в голосе Ребекки ему послышалась не свойственная ей растерянность, но чем она была вызвана, сказать было трудно. Возможно, положением дел, которые вряд ли можно было счесть благоприятными, или тем, что она неожиданно осталась одна, лишившись мужа, и не обретя опоры в сыне, который в силу возраста и состояния здоровья не мог стать настоящим императором, каким, несомненно, был его отец.

— Встаньте, прошу вас!

Карл встал и посмотрел на Ребекку Яристу, одетую в черное траурное платье.

— Вы, как всегда, вовремя, — на этот раз, она подняла глаза, и улыбка вышла совсем другой, именно такой, какую, оказывается, не отдавая себе в этом отчета, он от нее ожидал. И снова — второй раз в его жизни — с Карлом произошло то же самое чудо, какое случилось уже однажды в этой комнате шестнадцать лет назад. Полыхнуло навстречу его взгляду золотое сияние ее глаз, и он почувствовал на губах вкус ее губ. Прикосновение, ощущение упругой плоти, поддающейся под напором его страсти, уступающей, впускающей… отдающейся его воле…

Карл чуть прикрыл веки, закрываясь от густого терпкого сияния, и поспешил опустить голову в вежливом поклоне. Он сделал это неосознанно, спасая от неминуемого поражения, последний оплот своего собственного Я, свою душу. Такого с ним еще никогда не происходило и, вряд ли, могло произойти когда-нибудь в будущем. И единственный раз в жизни Карл не согласился с голосом своего сердца, молившего его уступить. Стоило ли теперь об этом жалеть, ведь сделанного не воротишь? Стоило ли вспоминать ту встречу, едва не изменившую его и ее жизни, ведь забвение лучшее лекарство от тоски, способной отравить кровь не хуже настоящего яда? Как бы то ни было, он проявил тогда слабость или, напротив, силу, однако, забывать об этом, был не в праве. Тогда, почему же забыл?

— Вы спасли нас, Карл. Вы, как всегда, оказались там и тогда, где и когда мы в вас более всего нуждались, — Ребекка, как того и требовали обстоятельства, была серьезна, но ее взгляд говорил о другом.

«Боги, сколько времени она способна так на меня смотреть?»

Однако его испытание еще не закончилось. Высказав свою благодарность в форме, которая вполне соответствовала этикету, императрица неожиданно поклонилась ему в пояс, так, как никогда не кланяется ни одна владетельная особа своему вассалу, какой бы подвиг тот для нее не совершил.

— Я был не один, ваше величество, — сказал Карл, возвращая Ребекке поклон. — Армией командовали маршал Меч и кондотьер Нерис.

— И вы, — поправила она его.

— И я, — вынужден был согласиться он.

— Карл, я хочу, чтобы вы остались рядом со мной, — сказала тогда она, но голос ее и взгляд сказали много больше того, что могли выразить слова, слетевшие с ее прекрасных губ.

— Карл, — сказала она. — Я хочу, чтобы вы остались рядом со мной… и Дмитрием. Рядом с вами я… мы будем чувствовать себя спокойнее.

— Лев Скоморох, — начал было он, но Ребекка не дала ему закончить фразу.

— Лев Скоморох — замечательный воин, — сказала она.

— Владетель Нагум, — чувствуя, что от судьбы не уйдешь, все-таки предложил Карл.

— Ему нет равных в бою, — согласилась Ребекка.

— Маршал Гавриель…

«Что я делаю, и, главное, зачем?»

— Герцог Сагер — рыцарь без страха и упрека, — спокойно сказала Ребекка. — Он лучший полководец эпохи. Во всяком случае, так считал покойный император.

«Который был твоим мужем».

— Но для меня, Карл… и для Дмитрия, лучшим являетесь вы.

Что ж, она была, по-своему, права. Из всех перечисленных ею полководцев, начинающуюся войну всех против всех выиграть могли — если, конечно, могли — только Гавриель и он сам. Такова была правда, и Карл не собирался кривить душой перед самим собой. Да, они были лучшими. Что поделать? Однако маршал Меч по причинам, которые хорошо были известны императрице, не мог стать ее любовником.

«А я бы мог».

Да, Карл мог получить теперь все, о чем тайно или явно мечтали многие честолюбивые натуры во все времена, во всех землях. Одна из красивейших женщин эпохи предлагала ему себя, а заодно и власть, а возможно, и корону империи. Но и ее можно было тоже понять: одинокая женщина, все еще носящая титул императрицы, преданная вассалами, окруженная врагами…

— Карл!

— Зачем вам это, Ребекка? — тихо спросил он. — Вы ведь меня не любите…

— А вы? — спросила она вместо ответа.

— Я?

Что он мог ей сказать? Вернее, что должен был теперь сказать? Карл и сам не знал ответа, вернее все еще не мог ясно выразить то, что творилось в его собственной душе.

— Я? Я любуюсь вами, — сказал он холодным ровным голосом. — Но ваша красота меня не воспламеняет.

— Значит, нет? — в глазах императрицы зажегся какой-то новый, не известный Карлу огонь. — Это ваш окончательный ответ?

Ну что ж, он получил сказочное предложение и отверг его, руководствуясь не вполне понятными ему самому мотивами, среди которых было много всякого, вот только голоса своего сердца он тогда не услышал, просто потому, что не пожелал. Или все-таки именно голос сердца все и решил?

— Да, — сказал он и улыбнулся Ребекке Яристе, такой прекрасной и такой чужой. — Но вы можете быть совершенно уверены, ваше величество, я буду сражаться за вас и вашего сына так, как если бы бился за себя.

7

Почему сейчас он вспомнил об этом разговоре? Только ли потому, что снова очутился в этих памятных ему спальных покоях?

— Вы здесь, Карл? — голос Дмитрия едва не заставил его вздрогнуть. — Я вас не вижу, Карл, но мне сказали, что вы, может быть, сочтете возможным…

Карл с удивлением огляделся вокруг. Сейчас, в комнате оставались только они с императором. Судя по всему, за то время, пока он предавался воспоминаниям, все уже покинули спальню императора. Поубавилось и горящих свечей.

— Здесь, — Карл услышал свой голос, но исходил он, казалось, не из его горла, а звучал сам по себе, возникая одновременно везде и нигде. Ощущение было более чем странным, но Карла удивить было сложно, тем более, сейчас.

— Значит, Филипп меня не обманул, — между тем, сказал император. — Он это сделал.

— Кто такой Филипп?

— Филипп Жаворонок, — объяснил император, борясь с отдышкой. — Мой придворный алхимик и маг.

— Он Кузнец, я полагаю? — вести разговор, зная, что ты невидим, было не просто.

— Кажется, он действительно что-то такое говорил… Давно… Я точно не помню, но… но дело не в этом. Только что я подписал последний вариант своего… завещания. Теперь уже, наверняка,… последний.

— Мне очень жаль, Дмитрий, — тихо сказал Карл, но старик его услышал.

— Не жалейте, Карл, — сказал он с усмешкой, которая, впрочем, далась ему с видимым трудом. — Я… я прожил много дольше, чем… рассчитывал. Где вы сейчас… находитесь… Карл?

— Здесь, — пожал плечами Карл. — В изножье кровати.

— Нет, — Дмитрий чуть заметно покачал головой. — Я имею в виду… на самом деле.

— Во Флоре, — ответил Карл и тут же сообразил, что еще мгновение назад ничего этого не помнил. — В Мраморных Горах.

— Далеко, — тяжело выдохнул Дмитрий. — Впрочем… там, кажется, есть проход… в Сегед,… и зима еще не закрыла… перевалы.

— Вы правы, Дмитрий, — согласился Карл. — Но что это меняет?

— Многое… вы можете успеть в… Цейр… до того… как все закончится. Сколько времени?

— Сколько времени возьмет дорога? — переспросил Карл.

— Да, если не жалеть… лошадей…

— Месяц, — ответил Карл, недоумевая, зачем ему теперь ехать в Цейр. — Может быть, три недели.

— Месяц я, пожалуй, продержусь.

— Но зачем?

— Вы же слышали… Карл! — Дмитрий был явно удивлен вопросом Карла. — Вы же…

— Я ничего не слышал, — объяснил Карл.

— Вот как, — Дмитрий закашлялся и какое-то время только перхал и хрипел, содрогаясь всем своим тщедушным телом, прикрытым слишком тяжелым для него меховым одеялом.

— Я завещал империю вам, — сказал слабым голосом Дмитрий, едва оправившись от приступа кашля.

— Мне?

Это был совершенно неожиданный поворот. Империя Яра давно уже превратилась для Карла в сон, образ речи или предмет воспоминаний, хотя он и знал, что нечто, по-прежнему именуемое империей все еще длит свое жалкое существование, больше похожее на призрачное посмертие. Но и в любом случае, какое отношение он, Карл Ругер, имел ко всему этому, тем более к императорской короне Яра?

— Мне? — Карл с удивлением посмотрел на старика и недоверчиво покачал головой, на мгновение, забыв даже, что Дмитрий его не видит.

Старый император действительно его не видел и, возможно, поэтому не правильно понял интонацию произнесенного Карлом слова.

— Я вас… понимаю, — слова давались ему с трудом, но Карл видел, Дмитрий очень старается говорить связно и разборчиво. — Империя… Да, Карл… от империи Яра остались лишь… корона… да название. Округ Цэйра… и полоса по правобережью… Данубы… Ничто. И эту малость еще не… не украли… только потому, что… так сложился… здесь… баланс сил. Это мало… я знаю, но… Карл! В ваших руках… Вы… Ведь вы, Карл, еще можете… возродить империю моего… отца. Прошу вас… Карл! Я… буду ждать… обещаю… но… если нет… если не… успеете… Все тут… в шкатулке… мое… завещание… завещание… Евгения… письмо… его письмо к вам…

Все это было дико, неожиданно и совершенно невероятно, и хотя Карл слышал сейчас каждое произнесенное Дмитрием слово, и как будто даже понимал эти слова, думал он только об одном. Ему не нужна была корона Яра. Ему ни к чему была эта ушедшая уже в прошлое империя. Неожиданно открывшееся наследство раздражало его своей ненужностью. Оно было избыточно, оно предполагало обязательства, которые он совсем не желал сейчас на себя принять, и, тем не менее…

— Я никогда не желал власти, — сказал он вслух и тут же устыдился своих слов.

«Да, власти я не желал, — признал он в душе. — Но принял и герцогский титул и булаву верховного воеводы Флоры».

Конечно, можно было сослаться на обстоятельства, вынуждавшие его, время от времени, принимать на себя очень серьезные обязательства и связанные с ними титулы и посты. И власть, разумеется. Можно было, однако, вспомнить и то, что оставлял он их затем без сожаления и зачастую сразу же о них забывал. Все это так, но чем, тогда, предложение Дмитрия Яра отличалось от всех иных предложений, которые он когда-либо и где-либо не отверг?

— Я никогда не хотел быть императором, — сказал он, сознавая насколько дико звучат эти слова. Но Дмитрия они, по-видимому, не смутили.

— Я знаю, — ответил старик. — Но, Карл… Даже мой отец… Евгений… полагал вас… единственным, кто… кто способен… сохранить… его… империю. В его завещании… наследником… названы вы, а не… я.

«Что он несет?! Какое отношение я имел к наследованию короны? Он просто выжил из ума!»

— Карл, — сказал Дмитрий, как будто подслушав мысли молчавшего Карла. — Я не выжил из ума. Так все… и было. Мать… она подделала… завещание отца. Вы отказались… отказались остаться с ней… и она… Я еще не был коронован… Ждали вас…

«Вот как… Ждали меня…»

— Вы еще здесь, Карл? — старик приподнялся на подушках и посмотрел в пустое пространство в изножье кровати. — Здесь?

— Да, — нарушил молчание Карл.

— Не гневайтесь на нее, Карл! Она… была… Она была в отчаянии… и в бешенстве. Жаль… жаль, что вы тогда… отказались. Я не был… создан… носить… корону… Вы… Вы могли… Не важно. Важно, что теперь… это… ваша… корона.

— Моя?

— Ваша, Карл. И… не отказывайтесь, пожалуйста… В память… отца и… Не понимаю! — вдруг резко, почти громко сказал старик. — Не понимаю! Почему вы тогда не остались?! Почему отвергли ее?

«Кого?» — но задавая себе этот вопрос, Карл уже знал ответ.

— Почему, Карл? Вы же ее любили?

— Я?

«Я любил Ребекку? Я?»

— Вы, Карл, — тихо ответил Дмитрий, бессильно опускаясь на подушки. — Вы… я же видел… видел, — голос его упал почти до шепота. — И он… он тоже знал. И она…

«Что? Что она?» — Карл подошел ближе, он уже едва различал хриплый голос старика.

— Она… всегда… всегда… Карл… только вас… Боги! Она… вас… так… любила, Карл… а вы… вы… она… почему?

8

Он снова был там, где и должен был быть, в зале Врат. И перед ним в помутневшем, выцветшем зеркале, сквозь тьму, ставшую похожей на серый туман, длили свой стремительный — но казавшийся неспешным — полет Кости Судьбы. Зеркало, которое, на самом деле, настоящим зеркалом не являлось, потому что не отражало сейчас ни стоявшего перед ним Карла, ни зала с Белой и Черной Дамами за его спиной, это зеркало-«окно» стремительно, на глазах утрачивало свою сущность. Однако Кости все еще были видны, и Карл увидел, вернее, осознал, наконец, то, что показал ему королевский рубин, когда он коснулся его своим средним пальцем. На кроваво-красной грани золотом была выгравирована трейская буква Капет.

«Капет…Пять…»

Вытянутая по вертикали трехзубчатая трейская корона полыхнула ему в глаза золотом гравировки и окончательно исчезла. Перед Карлом вновь была всего лишь глухая гранитная стена, ничем не примечательный участок которой был огорожен широким резным бордюром.

«Окно? Зеркало?»

Возможно. Однако он понимал уже, что «окно» это являлось не просто прорехой во времени и пространстве, через которую дано было заглянуть туда, куда он — желая того, или нет — смог только что заглянуть. Это было нечто большее, и увиденное им было не случайно, как не случайно было и то, что рубин показал ему именно «корону».

«Капет…»

Карл обернулся и медленно оглядел зал. Судя по всему, за время его отсутствия здесь ничего не изменилось. По-прежнему было светло, хотя свет этот ниоткуда не исходил, а, казалось, возникал сам по себе, наполняя обширное пространство зала призрачным мерцающим сиянием. И две фигуры — белая и черная — как и прежде стояли одна напротив другой на распавшемся надвое пьедестале, скрыв лица под низко опущенными капюшонами.

Дамы… Черная и Белая… и «окно-зеркало»…

Что-то ворохнулось в его памяти, поднимаясь из самых темных ее глубин, возвращаясь из вечной мглы забвения, неспешно обретая форму и смысл.

«Дарм… Зеркало Дня, ведь так?»

Карл бросил через плечо быстрый взгляд на пустую каменную раму и снова посмотрел в спину Белой Дамы.

«Белая Дама — Зеркало Дня, значит, Черная Дама… Но значит ли?»

С того места, где он теперь стоял, Карл почти не видел фигуры Черной Дамы, и уж тем более не мог видеть второй каменной рамы, находившейся где-то там, за ее спиной, на противоположной стене зала.

Белая Дама, Черная Дама… Случай?

«Случайность — приемная дочь порядка», — вспомнил Карл слова Людвига Монца. Он начинал понимать теперь, куда, на этот раз, привела его судьба. Но, в любом случае, предположения такого рода требовали проверки. Ведь разум порой способен играть в весьма вычурные игры, тасуя так и эдак случайные — или, возможно, не случайные — образы и символы, притом таким образом, что, в конце концов, из них складываются не противоречивые, на первый взгляд, картины, цена которым, однако, медный грош. А уж на что было способно его собственное воображение, Карл знал лучше других. Так что подброшенную памятью подсказку следовало обдумать и, если возможно, проверить.

Ну что ж, решение было принято, и, кивнув самому себе в знак согласия, Карл пошел в обход зала к противоположной стене. Однако, уже сделав первый шаг, понял, что первое впечатление, возникшее у него сразу после «возвращения», было не верным, и кое-что в этом зале за время его «отсутствия» все-таки изменилось. Шаги Карла гулко звучали в пустом, пахнущем пылью и забвением, холодном помещении. Все это он почувствовал сразу, как будто внезапно спала пелена, скрывавшая от него до этого мгновения возвращение утраченных, было, признаков и примет жизни. Холод… Но в недрах каменной горы и должно быть холодно, не так ли? Пыль и забвение… Однако так все и обстояло: судя по всему, в этом лабиринте давным-давно никто не бывал. Звуки шагов и треск пламени… Карл поднял взгляд и снова остановился, с удивлением рассматривая факел, который по-прежнему сжимал в своей левой руке. Если верить тому, что видели его глаза, все «путешествие» в Цейр заняло считанные минуты, а, возможно, и того меньше. Факел совершенно не прогорел.

Глава 5

Зеркало Ночи

1

«Время, — едва ли не потрясенно подумал Карл, продолжая рассматривать свой факел. — Какая магия способна справиться с его необоримой мощью?»

И снова, как и пару мгновений назад, вспомнил он слова Людвига Монца, потому, что и то определение времени, которое пришло ему сейчас в голову, Карл, так уж вышло, впервые увидел тоже в Дарме.

«Мера существования существ и предметов… Протяженная непрерывность, имеющая длину, но не имеющая ширины… Закон, охраняющий необратимость причины и следствия, когда будущее изменяется относительно прошлого, но не наоборот».

«Дарм…»

Это случилось в Дарме шестьдесят четыре года назад…


* * *


— Я честная девушка, ваша милость, — сказала Феодора, опустив глаза долу, и нервно перебирая красными пальцами складки на своем белом переднике. — Я вас не обманываю, девами-защитницами клянусь! Что есть, то и предлагаю.

— Свою честность? — уточнил Карл, рассматривая девушку. — Или свою честь?

Если избавить Феодору от всех этих, в три или четыре слоя, напяленных на нее тряпок и не обращать внимания на порченную стирками и морозом кожу на кистях рук, она должна была быть совсем не плоха, хотя и не родилась красавицей.

— Зачем вам моя честь, лорд Карл? — кажется, она даже удивилась его вопросу. — Нешто вам знатных дам мало?

— Почему бы и нет? — пожал он плечами, продолжая игру. Разговор этот, как он вдруг почувствовал, мог оказаться отнюдь не праздным, но и показывать возникшего у него интереса, Карл девушке не хотел. — Почему бы и нет? Разве я первый, кого ты заинтересовала?

— Не первый, — она вдруг подняла взгляд и посмотрела на Карла исподлобья. В глазах ее загорелся огонек какого-то не совсем понятного Карлу чувства, то ли злости, то ли отчаяния. — Но вы не такой, я знаю. Да и что вам с моей чести? Дорого ли стоит повалять порченую девушку?

«Но ты, кажется совсем не против, не так ли?»

— Может и не дорого, — сказал он вслух. То, что Феодора не девушка и гадать было не нужно. А где она потеряла свою невинность, на сеновале в родной деревне, или здесь, в Дарме, в какой-нибудь темной каморке для слуг, это уже совсем другой вопрос, который его, если по совести, совершенно не интересовал. — Но дело ведь не в капле крови, если ты понимаешь, о чем я говорю.

— Я вам дело предлагаю, ваша милость, — насупилась Феодора. — А вы о глупостях. Цена моей «чести» медный четвертак, да я с вами, лорд Карл, и так лягу, коли не побрезгуете, только я вам другое предлагаю и за то дело десять золотых прошу.

— На что тебе так много денег? — почти искренне удивился Карл, на самом деле, вполне оценивший серьезность предлагаемой ему сделки. Десять золотых — большие деньги.

— Куплю трех коров, — пожав плечами, ответила Феодора. — И еще на парасей останется.

— В деревню вернешься? — вопросительно поднял бровь Карл.

— Да, — коротко ответила девушка.

— И что ты там потеряла, в своей деревне? — спросил он. — Не нравится в городе?

— Не нравится, — не стала отпираться она. — Плохо тут, тесно. А в деревне… в деревне я замуж выйду…

— Ну, да, — кивнул Карл, соглашаясь. — С тремя-то коровами…

— Зря смеетесь, ваша милость, — нахмурилась Феодора. — Никакая красавица, с честью она или нет, против стада коров не устоит. Там уж я выбирать буду.

«Не дура. Может быть, и не врет».

— Будешь, — кивнул Карл. — Я дам тебе двадцать золотых, — он увидел, как изумление и восторг вспыхнули в ее голубеньких прозрачных глазках. — Но ты должна честно ответить на мои вопросы, если уж разговор у нас о честности, а не о чести.

— Спрашивайте, — пожала плечами Феодора.

— Почему, именно я?

— Потому что не обманите, — сразу же ответила девушка.

— Резонно, — снова кивнул Карл. — Но откуда тебе знать, на что я способен или нет?

— Слуги все знают, ваша милость, — впервые с начала разговора улыбнулась Феодора.

— И что же знают слуги?

— Ну, говорят, что вы справедливый, и никого просто так не обижаете. И слуг не тираните, и служанок не насильничаете… А еще говорят, что вы самый ученый человек в Дарме, хоть и капитан.


* * *


Как и было договорено, он заплатил Феодоре двадцать золотых. Она их заслужила, хотя на тот момент это было неочевидно. Однако Карл сдержал свое слово и сделал даже больше, чем обещал, взяв девушку к себе, потому что возвращаться в деревню зимой было трудно, а оставаться у прежнего хозяина, имея уже деньги в руках и надежду на лучшую жизнь в душе, невыносимо. А с Карлом ей было хорошо, да и ему, как оказалось, с ней было совсем неплохо. А потом наступила весна, и Карл оставил владыку Дарма и отправился на север, потому что, идя в Илим, мог заодно проводить и Феодору. И снова, как уже часто случалось в его жизни, он не смог бы объяснить даже самому себе, что в этом случае было важнее: его желание проводить девушку или решение идти именно на север. Тем не менее, все так и случилось, и когда через четыре дня пути, они прощались около придорожной харчевни — уже в виду Буковни, как называлась ее деревня — Карл неожиданно для самого себя дал Феодоре еще пять золотых марок. Сердце подсказало, и, возможно, не зря.

Больше в тех местах Карл никогда не бывал, и о Феодоре ничего не слышал, но был уверен, что девушка своего добилась. Уверенность эта основывалась, прежде всего, на том, что Феодора была пусть и не образована, но умна. На самом деле, ведь и там, в Дарме, она нашла на свой «товар» того единственного покупателя, который мог по достоинству оценить предлагаемую ему сделку и не погубить при этом многим рисковавшую продавщицу, не говоря уже о том, чтобы ее обмануть. Другое дело, что и сам он не взял греха на душу, но это было уже его личное дело. Она-то свою часть сделки выполнила честно. А дело было вот в чем. Феодора служила в доме настоятеля храма Последней Надежды. Настоятель Никанор был старик жадный и похотливый, и, как водится, служанку из крестьянок за человека не считал. Так что и бил он ее нещадно, не забывая, впрочем, «валять» девушку всякий раз, как ему этого хотелось. А особенно хотелось ему ее, почему-то, именно после побоев, вот он ее и бил смертным боем, а потом «валял». И хотя Феодора была свободная, уйти от Никанора она не могла. Просто некуда было, потому что никто бы ее к себе на работу уже не взял — кому хочется наживать такого врага, как настоятель главного в Дарме храма? — а в родную деревню возвращаться было стыдно, да и не ждало ее там, в Буковне, ничего хорошего.

Однако не зря говорится, что отчаявшийся человек опасней ночной тати, а Феодора именно, что и была в отчаянии. Она была готова на все, лишь бы избавиться от своей подлой доли, и, если девы заступницы позволят, то и отомстить тиранившему ее хозяину она хотела тоже. Ну а моральные запреты, даже если они есть, легко теряют силу тогда, когда обстоятельства загоняют человека в тупик, из которого не видно выхода. Так случилось и со служанкой Никанора. Чтобы уйти от хозяина, ей нужны были деньги, и способ их получить лежал, что называется, под ногами. Его надо было только увидеть, но и за этим дело не стало. Храм Последней Надежды был старинный, если не сказать древний. Во всяком случае, по достоверным известиям, ему удалось пережить даже Великий Дармский Пожар, случившийся за полтораста лет до того, как Карл пришел в город. А подвалы храма были и того древнее, и именно там, в подземельях, находилась его сокровищница. Впрочем, денег, там, к сожалению, не было. Это Феодора, научившаяся ловко красть ключи у настоятеля, пока тот крепко спал в своей мягкой постели, выяснила сразу. Взять же оттуда одну из драгоценных «освященных» чаш, она побоялась. Дело могло кончиться костром. Однако в сокровищнице она нашла кое-что другое. Это был большой окованный железом сундук с книгами. Замка на нем не было, так что Феодора без помех смогла исследовать его содержимое и, хотя была неграмотна, догадалась, что книги, хранившиеся в сундуке, старинные и для знающего человека могут представлять не малую ценность. Дело облегчалось тем, что хозяин ее, судя по всему, пропажи одной из книг даже не заметил бы, поскольку чтение, насколько знала девушка, его никогда не увлекало, почти по той же причине, что и ее саму. Никанор, в отличие от Феодоры, читать, конечно, умел, но не очень хорошо, так что даже изучение договоров, которые он заключал с городскими гильдиями, стоило ему не малых трудов. Оставалось найти покупателя, но и с этим девушка справилась. Так Феодора пришла к Карлу, и так, однажды, холодной зимней ночью, он попал в крипту.[22]

В сундуке оказалось всего два десятка книг, часть из которых и, в самом деле, были старыми и редкими, и цену имели не малую. Однако Карлу они были или уже известны, или вовсе неинтересны, а о том, чтобы брать их для продажи, и речи быть не могло. Он ведь не вор был, пришедший в крипту за наживой. Его вел один лишь интерес, неукротимое любопытство ко всему редкому и замечательному, которое проснувшись в его душе еще в юности, никогда уже ее не оставляло. Не было ему жаль и денег, заплаченных Феодоре. Есть деньги — хорошо, нет — плохо, но не настолько, чтобы брать на душу грех. К тому же в то время он был при деньгах. Владыка Дарма при расчетах со своим капитаном не скупился, и не зря. Поступив к нему на службу, Карл не только реконструировал Дармскую крепость и привел в порядок дружину владыки, но и выиграл для того войну за графство Цель, которое и само по себе дорогого стоило.

И все-таки Феодора Карла не обманула. Нашлась в сундуке одна вещь, которая стоила двадцать золотых. На самом деле, рукописная книга без названия, переплетенная в потускневшую от времени, а когда-то, по-видимому, крашеную кармином кожу, стоила много больше, чем двадцать дармских марок. Карл открыл книгу, полюбовался редкого качества гравюрой, изображавшей Трех Дев Заступниц и к содержанию книги, как тут же выяснилось, никакого отношения не имевшей, и осторожно перелестнул хрупкую от древности пергаментную страницу. Взгляд пробежал по строчкам, выхватывая слово здесь, слово там и вдруг замер на фразе, которую Карл знал настолько хорошо, что и весь прочий текст, писанный выцветшей за годы и годы тушью, сразу же стал ему понятен, как становится с первого взгляда ясно, что перед тобой находится, кувшин или меч.

«Точка есть то, что не имеет частей», — прочел он и заворожено уставился на открытую страницу.

«Прямая линия есть та, которая равно расположена по отношению к точкам на ней».

Рукопись была очень старая, возможно, что и древняя. Он перевернул страницу, другую…

«… если прямая, падающая на две прямые, образует внутренние и по одну сторону углы, меньше двух прямых, то продолженные неограниченно эти две прямые встретятся с той стороны, где углы меньше двух прямых[23]

Еще несколько страниц…

«Катоптрика[24]…»

«А это здесь при чем?»

Впрочем, еще через минуту, перелестнув с десяток страниц рукописи, он все уже понял. Под одним переплетом, но в полном беспорядке были соединены страницы из семи разных книг Зигмунда Стига[25]. Здесь были представлены и его «Начала», и «Рассуждения о Ложных Заключениях», и даже совсем уже редкая и мало кому известная «Гармония», трактовавшая законы музыки в их математическом выражении.

Подлинников рукописей Стига не сохранилось, но и эта книга, как понял Карл, внимательно изучив характер письма, тип туши и состояние пергамента, не была записана рукой самого мастера Геометра. Другое дело, что сколько-нибудь полными копиями его книг могли похвастаться не многие, так что решись Карл взять инкунабулу[26] себе, он стал бы обладателем очень редкой вещи. Но он этого не сделал, даже не смотря на то, что на некоторых страницах сохранились комментарии самого Людвига Монца[27], который в свойственной ему напыщенной манере, трижды указал в заметках на широких полях, сделанных мелким, но разборчивым почерком, свое имя. Вот это было настолько интересно, что Карл не пожалел времени, чтобы все, написанное рукой философа, прочесть, а уж о том, чтобы все это запомнить позаботилась его безукоризненная память. Помнил он все это и сейчас.

«Метод геометрического счисления есть вычурный абсурд…»


* * *


Карл не взял тогда рукопись. Не стал отягощать душу воровством. Да и зачем, если подумать, она была ему нужна? Вещей в те годы у него было немного, и обременять коня тяжелой и, в сущности, бесполезной книгой явилось бы расточительной глупостью, потому что жадность, как полагал Карл, это глупость и есть.

С тех пор прошло много лет, и он не то, чтобы забыл об этой истории, но все-таки вспоминал о ней крайне редко, в основном, тогда, когда при нем упоминалось имя Стига, или заходил разговор о геометрии. Однако сейчас Карл вспомнил о книге совсем по другой причине. Страницы в ней не были пронумерованы, и переплетены были как попало. И если и этого мало, то вместе с книгами великого геометра под один переплет попали и совершенно не относящиеся к делу листы, например, две дюжины очень разных по качеству и содержанию гравюр. Вот две из них, совершенно очевидно связанные между собой, Карл теперь и вспомнил.

Первая находилась почти в самом начале книги и при беглом взгляде показалась Карлу иллюстрацией к рассуждениям Стига о правильных и неправильных фигурах. Однако, приглядевшись внимательнее, он увидел, что впечатление это было не верным. На гравюре действительно была изображена неправильная шестигранная пирамида, помещенная на наклонную плоскость так, что высота ее — отрезок перпендикуляра, соединяющий вершину пирамиды и плоскость, на которой она была расположена — находилась вне тела самой пирамиды. Вот только плоскость, на которой стояла пирамида, отчего-то оказалась схематически изображенной картой Ойкумены, вернее, частью такой карты. В таком случае, угол наклона плоскости мог быть объяснен тем, что, работая над гравюрой, неизвестный художник исходил из теории Николая Линдского, который утверждал, что земля есть шар, на внешней поверхности которого и живут, собственно, смертные, в отличие от Бессмертных, обитающих во внешнем пространстве Высокого Неба. Такое объяснение казалось непротиворечивым, вот только, что — во имя всех богов и богинь — хотел, тогда, сказать своим рисунком художник? Что именно изобразил он на своей гравюре? Какое послание отправил в будущее? Этого, в то время, Карл не знал, но само изображение, как и следовало ожидать, запомнил во всех деталях. И теперь, стоя в зале Врат, легко воссоздал перед внутренним взором, виденный много лет назад рисунок. Шесть углов основания пирамиды, спроецированные на карту ойкумены — например, на такую, как та, что украшала стену картографического кабинета в отеле ди Руже[28] — совпадали с шестью хорошо известными Карлу и, по-видимому, не случайными местами: Северо-западное побережье Бурных Вод («Линд?») — Северное побережье («Сдом?») — Высокая земля («Надо полагать, где-то западнее Орша?») — Гаросса («Новый Город?») — Убрские горы («Каменная ладонь?») — Долина Данубы («Цейр?»). И высота пирамиды, падающая на Мраморные горы, вполне возможно, что и на ущелье Второй ступени. Если воображение его не обманывало, представляя мнимое, как сущее, то та старинная гравюра виделась теперь совсем в ином свете, возможно, впрочем, и потому, что сейчас Карл смотрел на нее другими глазами. Глазами опыта и знания, а не взглядом любопытствующего прохожего.

Однако, если и этого мало, то существовал ведь и еще один рисунок, вернее, чертеж, выполненный той же самой рукой, что и первый, и находившийся, на этот раз, где-то в конце рукописи. Вторая гравюра, и в самом деле, напоминала кроки архитектора или подрядчика, и представляла собой схематичное изображение какого-то совершенно не знакомого Карлу — во всяком случае, в то время — помещения. Круглое, с двумя полукруглыми аркадами или пропилеями (понять, что это такое на рисунке было сложно) по сторонам, и двумя обозначенными в центре, но не прорисованными статуями… Зал Врат? Возможно.

«Но возможно ли такое совпадение?»

Оказывается, случается и так. Слева, на полях рисунка, чья-то уверенная рука написала красными, впрочем, давно уже выцветшими, чернилами: «Зеркало Дня». А справа — «Зеркало Ночи». Надписи были сделаны трейским скриптом, но с характерным для северян наклоном вправо. «Зеркало Дня»… Именно так, с большой буквы, хотя в трейском языке такой традиции не существовало.

Наверху, у самого обреза гравюры, взятой в двойную рамку-плетенку, тот же человек крупно вывел одну лишь букву «ер», означавшую в числовом выражении 66 или «Задон», который и до сего дня служил герменевтам[29] и алхимикам символом «неснимаемой печати», хотя смысл в это понятие разные мыслители вкладывали разный. Ну а внизу страницы — и тоже под рамкой были написаны еще два слова, и снова с большой буквы: «Чистая» и «Темная». Однако и с этими словами, как и с символом «Задон», не все обстояло так просто, как могло бы показаться с первого взгляда. Оба они были многозначны и оба являлись определениями женского рода. То есть, при переводе к ним нужно было добавлять слово «женщина» или какой-то из его частичных или полных синонимов: «девушка», «дева», «дама», или, скажем, «госпожа». При этом неопределенность и многозначность снимались только контекстом, которого Карл тогда, разумеется, не знал. Он вообще перевел тогда эти слова, как «Чистая Душа» и «Нечистая Душа». А сейчас? Как бы он перевел эти слова теперь?

«Белая Дама — Чистая Душа, Черная Дама — Темная Душа?»

Не черная, вот в чем дело, и не нечистая, а именно темная.

2

Карл сделал еще несколько шагов и, снова остановившись, посмотрел на статуи. С того места, где он теперь стоял, обе каменные фигуры были видны во всех подробностях.

Белая Дама, Черная Дама… Чистая Душа и Темная Душа?

«Так просто?»

Нет, разумеется. Совсем не просто. Однако и неожиданным случившееся назвать было нельзя. Все это было скорее закономерно, чем наоборот, потому что сейчас Карлу стала понятна одна важная вещь, которую прежде он почему-то совершенно не принимал в расчет. А теперь ему оставалось лишь «развести руками» перед внезапно открывшейся простой истиной, настолько очевидной, что странно было, как он умудрился не увидеть этого раньше. Впрочем, случившаяся с ним «небрежность» могла быть с легкостью объяснена, вот только — видят боги — объяснение это не освобождало Карла от ощущения неловкости перед самим собой и перед тем, что сам для себя, он называл «Гармонией Мира». Ощущение вычурной сложности той ситуации, в которой он неожиданно для самого себя оказался около полу-года назад, заставляло Карла искать проявление некоего угадываемого, но еще неизвестного ему «плана» буквально во всем, что происходило с ним и вокруг него. Но это, разумеется, был неверный взгляд на вещи. Первый шаг к пониманию этого факта, Карл сделал всего лишь несколько часов назад, когда, размышляя над тем, каким образом оказался он в замке Кершгерида и не один, а в окружении многих людей, связанных с ним отношениями любви, дружбы и долга, понял, что ничего случайного в этом нет. Ведь тот, кто идет, всегда куда-нибудь приходит, не правда ли? И если так, то почему бы однажды ему не прийти туда, куда и дороги, казалось бы, нет? Но и то правда, что каким бы ни был «план» частью которого ощущал себя с некоторых пор Карл, всех тех людей, с чьей помощью он оказался в этом древнем лабиринте, выбрал он сам. Из множества других, встреченных им на дорогах Ойкумены, пошли с Карлом дальше только эти немногие, потому, вероятно, что не только он — осознанно или нет — выбирал их, но и они выбирали его. И отношения, возникшие между ним и этими людьми, прежде всего, были отношениями взаимности. Это были разделенная любовь и дружба и взаимные верность и долг, вот, в чем дело.

Теперь же Карл сделал еще один шаг к пониманию сложной простоты мира, о которой совсем было забыл. Один маленький шаг, но и того оказалось достаточно. Он осознал, наконец, что случай случаю рознь, и не любое совпадение подразумевает наличие скрытого умысла. В жизни и вообще происходит немало случайных событий, на то она и жизнь. Однако прав был Людвиг Монц: случайность, и в самом деле, дочь порядка, и не суть важно, приемная она дочь или родная. При определенных обстоятельствах случайности того сорта, что происходили теперь с Карлом, были закономерны. Когда живешь так долго и именно так, как прожил свою жизнь Карл Ругер, не диво было узнать так много всего, что когда-нибудь и где-нибудь что-то из виденного, слышанного или читанного на дороге длинною в жизнь, окажется именно тем, что необходимо тебе здесь и сейчас, в совершенно иных, казалось бы, обстоятельствах. Случайна ли была встреча с Феодорой? И да, и нет. Случай привел тогда Карла в Дарм. Он ведь вполне мог пойти и другой дорогой. Но, вероятно, не совсем случайно девушка обратилась со своим странным предложением именно к нему. Однако если бы и нет, то где гарантия, что рисунки, виденные им в подземелье храма Последней Надежды, были единственными в своем роде? Возможно, и даже, скорее всего, где-нибудь еще, там, куда Карл все-таки не дошел, ждали своего часа точно такие же гравюры, поскольку обычно художник делает не один, а несколько оттисков. И пусть даже, на тех, других, копиях не осталось надписей, которые оказались, хотя бы и задним числом, столь полезны для Карла, сопоставление чертежа и оригинала и само по себе дорогого стоило. Однако и других случаев, когда он мог, но не захотел, попасть в Дарм, было в его жизни, если припомнить, как минимум, четыре. Причем в двух из них (когда кондотьер Нерис взял город на меч, или когда новый король Дары предлагал Карлу стать его коннетаблем), сокровищница храма могла попасть ему в руки и без помощи Феодоры.

«Ну что ж, — Карл еще раз взглянул на две застывшие в центре зала статуи и решительно направился к каменной раме на правой стене. — Если я не ошибаюсь, меня ожидает еще одно интересное приключение. Посмотрим».

3

На этот раз, он был готов и не позволил случаю или чужой воле определить свой выбор. Ценою свободы выбора оказалась — как, впрочем, и всегда в жизни — боль. Однако это было не обычное, хорошо знакомое Карлу телесное страдание. Не тело его корчилось от невыносимой боли, а сама душа Карла платила чудовищную цену за право свободно выбирать свой путь. А между тем, перед его глазами в «открывшемся» зеркале Ночи неслись сквозь Великую Тьму, наполняя ее своим нестерпимым сиянием Кости Судьбы, выточенные из шести первых камней. Бриллиант, рубин, сапфир, изумруд, золотистый топаз и аметист. Шесть первых камней, шесть Костей Судьбы…

Карл выбрал изумруд. Он выбрал его, следуя одной лишь интуиции, как камень власти, и терпеливо ждал, изнемогая от тяжкого гнета сожалений, которых никогда раньше не знал, тоски, смысл и содержание которой стали окончательно понятны ему только теперь, и ужаса, жаркое дыхание которого никогда не опаляло его бестрепетного сердца. Однако воля не зря дается человеку, и не напрасно воспитание ее называют закалкой, как и рождение меча. И пока душа Карла корчилась в беспощадном огне страдания, воля держала его в сознании, не позволив отступить и упустить свой шанс. И вот камень завершил оборот и повернулся гранью, на которой ослепительно сверкал золотой гравировкой крошечный двурогий дракон трейского символа «тет». Оставалось только протянуть руку и коснуться его пальцами. Тет.

4

— Люблю, — сказала она, откидываясь на подушки.

«Любовь?» — Карл не мог оторвать жадного взгляда от ее роскошной груди, но мысли никогда не прекращали своего стремительного бега в его холодной — всегда холодной — голове. Даже страсть не могла остановить того, что являлось самой сутью его существования.

«Любовь?»

Нет, конечно. Все, что угодно, но только не любовь. Это Карл знал абсолютно точно. По-видимому, это была всего лишь страсть, возможно, вожделение, может быть, вдохновение, ведь Ребекка была воистину прекрасна. Нет, она не была красавицей в общепринятом смысле слова. Во всяком случае, в глазах тех, кто не способен видеть суть вещей, красавицей она не являлась. Однако для Карла она была чем-то таким, что он просто не мог выпустить из рук, кем-то, чье дыхание он просто обязан был слышать рядом с собой хотя бы иногда. У нее были глаза, любоваться которыми Карл мог часами, и вспоминал их часто, прикидывая между делом, как можно было бы передать на холсте это сводящее с ума золотое сияние. Вероятно, это было очень трудно сделать. Скорее всего, это было невозможно в принципе, но игра — поиск невозможного — ему никогда не надоедала, а воплощение — это всего лишь вопрос техники. Впрочем, если Карл действительно чего-нибудь желал, остановить его не могли ни боги, ни демоны Нижнего Мира. Возможно, одна лишь Хозяйка Судьба могла бы вмешаться и положить предел его не ведающей преград воле, но она Карлу пока благоволила, и портрет Ребекки Яристы он все-таки написал.

Увидев завершенную работу, Гавриель едва не застонал, впервые на памяти Карла утратив душевное равновесие, не покидавшее его, казалось, никогда. И не зря. Положа руку на сердце, Карлу удалось все, чего он хотел от этого портрета. Буквально все. Глаза Ребекки сияли, как живые, заставляя его собственное сердце биться быстрее, а нежные губы… Ну, что сказать, глядя на эти, им же самим написанные губы, Карл сразу же чувствовал их вкус, и пламя вожделения поднималось в нем смертельным валом степного пожара. Единственное, чего он не изобразил на полотне — и не потому, что не мог, а потому, что не захотел — это силу ее собственной страсти. Или это все-таки была любовь? Что ж, возможно, что и любовь, ведь она, как и все прочие люди, не была лишена этой вполне человеческой слабости. А он? О, ему давно было известно о себе все, что он должен был знать.

«Любовь?»


* * *


— Ты не способен любить, Карл, — сказала ему однажды Сабина Альба. — Ты об этом знаешь?

— Почему вы так думаете, госпожа? — спросил он ее, стараясь казаться равнодушным.

— Потому что ты чудовище, Карл, — ответила она с улыбкой.

— Ты чудовище, — повторила она, открыто наслаждаясь его бешенством.

— Но ты мне нравишься, — в ее агатовых глазах зажегся незнакомый Карлу черный огонь. — Знаешь, почему?

— Нет, — он был обескуражен неожиданным поворотом разговора. — Откуда же мне знать?

— Не скажу, — вдруг шепнула она, и на ее скулах появился румянец. — Не сейчас.

— Утром, — объявила она через секунду своим обычным, полным надменности голосом. — Я скажу тебе об этом утром.

«Боги! — подумал он растерянно. — Она что приглашает меня в свою постель?»

Он не ошибся. Все так и случилось, как нарисовало ему его распаленное жаждой женщины воображение. И была ночь, жаркая, как дыхание самума[30], ночь, определившая раз и навсегда его путь. Сабина была великолепна: ее глаза цвета черного янтаря, казалось, горели в полумраке алькова, и светилось, испуская приглушенное — матовое — сияние, как луна сквозь облака, белоснежное тело на черных простынях. Впрочем, для того, чтобы увидеть ее такой, совсем не обязательно было дожидаться пока она сама перед ним разденется. Все это Карл уже знал, видел в своем, не ведающем границ и пределов воображении, но теперь он убедился, что художественное чувство не химера, а тонкий, изощренный инструмент постижения реальности. Тем не менее, нагота Сабины произвела на него впечатление огромной силы. Это было как землетрясение, которое он однажды пережил в горах Восточного хребта, или извержение вулкана, о котором очень красочно рассказал ему как-то в Во подвыпивший моряк. Страсть и вожделение боролись в Карле с голосом разума, твердившим, что между ним, вчерашним мебельщиком, Карлом из Линда, и ею, великолепной и блистательной, леди Сабиной Альба, пролегла пропасть, которую не дано обойти или перепрыгнуть. Однако и это оказалось неправдой. В мире — понял он в эту ночь — нет ничего невозможного, во всяком случае, для него. И исчезла робость, сметенная волной яростной жажды, и мысли о том, что он груб и неловок, растворились в бушующем урагане страсти. Ушли сомнения и юношеские страхи, и осталось только то, что и являлось на самом деле сутью происходящего: мужчина и женщина, их общее желание, и их извечные роли в этой никогда не прекращающейся игре едва ли не самых могущественных сил природы. Мужчина и женщина, и его право повелевать и брать, и ее право подчиняться его воле и отдавать ему себя. Все это возникло само собой, как если бы он и всегда знал, кто он, и каково его место в подлунном мире. Впрочем, и то правда, что такие откровения требуют времени, чтобы быть вполне усвоены, и душевного усилия, разумеется, и еще, вероятно, осознания и принятия.

Когда он проснулся утром — солнечные лучи ударили ему прямо в лицо — и увидел спящую рядом с ним Сабину, первой его реакцией был стыд, едва ли отличимый по силе от смертельного ужаса. Глядя на обнаженную женщину, которая во сне была ничуть не менее прекрасна, чем в порыве страсти, он вспомнил вдруг во всех ужасающих подробностях, что делал ночью с этим безукоризненным телом. И ее, Сабины Альбы, вопли припомнились тоже, как и его собственная ярость, почти не отличимая от той, что бушевала в груди Карла в ту памятную ночь, когда он убивал илимских солдат на залитой кровью крепостной стене, а за спиной его корчился в пламени пожаров родной Линд. Но…

— Ты чудовище, Карл, — сказала вдруг Сабина воркующим голосом и, открыв глаза, довольно улыбнулась ему прямо в лицо.

— Ты не способен любить, Карл, но ты замечательный любовник, — Сабина своей наготы не стеснялась, она ею гордилась. — Ты чудовище, но ты мне нравишься, потому что и сама я чудовище, Карл. Мы с тобой оба чудовища.


* * *


— Люблю! — повторила Ребекка, откидываясь на подушки, и счастливо улыбнулась, наполняя пространство алькова волшебным сиянием своих золотых глаз. — Люблю!

«Любит? Любовь…» — Карл посмотрел в ее одурманенные нежностью глаза, и вместе с новой волной страсти к нему пришло неожиданное и совершенно неуместное ощущение неправды. Что-то фальшивое, ненастоящее почудилось ему вдруг и в этой раскрывшейся навстречу его желанию женщине, и в самой этой сцене, и в том, разумеется, какие чувства кружили сейчас ему голову.

— Люблю!

«Любит? Любовь…»

Он попытался убедить себя в ошибочности возникшего у него впечатления.

«Демоны нижнего мира способны не только соблазнять, но и путать», — сказал он себе, касаясь пальцами ее груди.

Однако все было тщетно, ничто — ни слова, ни ощущения — не могло уже изгнать из его сердца поселившегося в нем сомнения. Его пальцы скользили по нежной бархатистой коже Ребекки, спускаясь от соска в глубокую ложбинку между грудей, не потерявших за эти годы ни формы, ни упругой силы, и чувства Карла утверждали, что все так и есть. Он слышал ее бурное дыхание и помнил едва ли не только что отзвучавшие стоны, готовые вот-вот снова сорваться с этих плавно очерченных губ. Он вдыхал ее запахи, описанию которых мог посвятить целую книгу. По-видимому, чувства его не обманывали, и, тем не менее, во всем происходящем присутствовала странная интонация иллюзорности, ирреальности, фальшь…


* * *


Инквартата[31]. Бронислав качнулся вперед, падая на левую руку, а его вооруженная рука ударила снизу вверх в идущую справа налево — мандритта[32] — правую руку Карла.

«Недурно!» — Карл едва успел увести руку с линии выпада, отмечая, между делом, неуместное движение своего секунданта, лорда Тэша, спешащего к нему, как если бы Карл был убит или ранен.

«Вот же…»

Кинжал Тэша ударил его в поясницу, и время замедлило свой бег, остановленное мгновенным рывком Карла. Правила кодекса и вообще какие-нибудь правила сразу же утратили свой смысл, и состязание превратилось в войну. Карл был стремителен (жизнь быстро уходила из него вместе с кровью, толчками выплескивающейся из раны) и смертоносен (боги сами разберутся, кто прав, а кто виноват). Он убил всех пятерых — своего противника и четырех секундантов — и только затем лег ничком на землю.

«Конец?»

Возможно, именно так и обстояли дела, потому что острие кинжала, скорее всего, достигло печени.

«Но ведь я еще не умер и все еще в сознании…»

Карл выпустил меч и, заведя руку за спину, положил ладонь на мокрую от крови рубашку.

«Через ткань?» — но ни сил, ни времени на то, чтобы раздеться у него уже не оставалось. Приходилось надеяться, что он все-таки сможет затянуть рану раньше, чем потеряет сознание.


* * *


— Ребекка беременна, — неожиданно сказал император и выжидательно посмотрел на Карла.

«Ты ждешь какой-то реакции? Зря», — вряд ли Евгений мог увидеть в глазах Карла что-нибудь, кроме вежливого интереса. Лицо Карла и его глаза давно уже не отражали ни его чувств, ни мыслей. Иногда, Карл позволял окружающим заметить что-нибудь, вроде «удивления» или «иронии», но чаще всего не затруднял себя даже этим. Все это были лишь глубоко безразличные ему «жесты вежливости», избыточные и бесполезные по самой своей сути. Поэтому, обычно на лице Карла, и в его глазах можно было увидеть только граничащее с равнодушием спокойствие, и Евгений, с которым они были знакомы уже одиннадцать лет, не мог этого не знать. Тогда, чего же он теперь ждал?

Они находились в приватном кабинете императора, сидели в двух мало чем отличающихся одно от другого креслах, близко придвинутых к разожженному камину, и уже несколько часов кряду вели неторопливую беседу «обо всем». Такие встречи случались не часто, быть может, два-три раза в году, но они все-таки происходили, и уже поэтому, являлись предметом черной зависти для всех сколько-нибудь значимых лиц из окружения императора. Как ни мало было известно придворным о характере и содержании приватных бесед Евгения и его первого маршала, кое-какие подробности — вероятно, не без помощи слуг — все-таки просачивались сквозь толстые стены и двери, и, как отлично понимал Карл, должны были приводить их в бешенство. Однако, узнай они правду, она их, скорее всего, убила бы вовсе.

Последние полчаса, они обсуждали с императором положение на севере, и Карл не без оснований полагал, что Евгений обдумывает новый поход, хотя окончательно, по-видимому, ничего еще не решил, в частности, и того, поведет ли он свою армию сам, или передаст командование кому-нибудь из своих военноначальников. Впрочем, учитывая все обстоятельства, армию, скорее всего, предстояло возглавить именно Карлу, графу Ругеру, князю Ковно, герцогу Сиены, великому коннетаблю империи.

— Ребекка беременна, — сказал Евгений и выжидательно посмотрел Карлу в глаза.

— Поздравляю, ваше величество, — Карл склонил голову в вежливом поклоне и, выпрямившись, спокойно принял изучающий взгляд императора.

— Вообще-то, — усмехнулся Яр, откидываясь на спинку кресла. — Поздравлять следует вас, Карл. Это ваш ребенок.

— Если ее величество заявляет, что ребенок мой, — лицо Карла оставалось совершенно спокойным, глаза тоже. — Я готов принять поздравления.

— Поздравляю, — голос Евгения не дрогнул, и появившаяся несколькими секундами ранее улыбка не исчезла с его губ.

— Спасибо, — снова поклонился Карл.

На самом деле, если он и был удивлен словами Евгения то только потому, что тот вообще заговорил на эту щекотливую тему. Яр не мог не знать — и, наверняка, знал — что Карл является любовником Ребекки уже много лет. Возможно, ему не было известно, что эта связь началась едва ли не сразу, как только императрица оправилась от родов, одиннадцать лет назад. Но уж то, что двое принцев, родившихся после Дмитрия, не были его родными сыновьями, Яр знать был обязан. Знал и молчал. Тогда, почему заговорил об этом сейчас, когда история давно потеряла свою остроту?

— Почему вы меня не убили, Карл? — спросил император.

— Я думаю, вы знаете, — Карл позволил себе чуть смягчить взгляд, но улыбаться не стал. — Мне не нужна ваша корона.

— Почему? — Евгений знал, разумеется, что корона Карлу не нужна, но никогда не спрашивал его о причинах. Впрочем, они и вообще этой темы в своих разговорах никогда не касались.

— Не знаю, — пожал плечами Карл. — Но мое художественное чувство эту идею не принимает. Мне этого вполне достаточно.

— А как бы отнеслось ваше художественное чувство к титулу Принца Крови? — император не шутил, он спросил именно то, что спросил.

«Принц Крови?» — Карл примерил титул к себе и не нашел в душе ровным счетом никакого отклика. Впрочем, сердце эту идею не отвергало, и этого тоже было вполне достаточно.

— Почему бы просто не отравить меня ядом негоды? — спросил он вместо ответа. — Или отрубить голову…

— Зачем? — в глазах Евгения появилось новое выражение.

Горечь…

«Напрасно я его об этом спросил…»

— Зачем? Что это изменит, Карл? Она снова меня полюбит? — Яр усмехнулся, уже не скрывая этой своей горечи. — Уже поздно, Карл. Вас следовало убить еще тогда, когда я вас ей только представил, но, с другой стороны, кто бы тогда выиграл для меня войну с Гароссой?

— Герцог Сагер, — ответ напрашивался сам собой.

— Возможно, хотя в данном случае я в этом не вполне уверен, — покачал головой Яр. — Впрочем, даже если и так, кто бы, тогда, заменил Гавриеля на востоке?

— Пожалуй, я вас понимаю, — кивнул Карл. — Я был полезен империи, но…

— Оставьте, Карл! — перебил его Яр. — Я давно уже научился держать свои чувства в узде. Здесь, в сущности, одно из двух, или Империя или мои личные капризы, и вы это понимаете лучше других. Так как насчет титула, Карл?

— Вы собираетесь меня усыновить?

— Нет, — покачал головой Яр. — Нет, я объявлю вас своим братом.

«Братом? Брат…» — но сердце молчало.

— Но ваш единственный брат погиб, кажется, тридцать лет назад, или у вас есть и другие братья? — вернулось уже привычное ощущение фальши, с которым Карл жил все последние годы. И сейчас его художественное чувство отказывалось принять происходящее в приватном кабинете императора, как реальное событие. «Фантазия… Ложь…» Впечатление неправдоподобия было настолько сильным, что Карла едва не затошнило, что и вообще-то случалось с ним крайне редко.

— Коста погиб тридцать четыре года назад, — сказал Яр. — А других братьев у меня никогда не было. Но я собираюсь объявить вас именно Костой.

— Я не спрашиваю, зачем, — Карл справился с тошнотой, но теперь ему казалось, что воздух утратил свои природные качества. Стало трудно дышать, хотя каким-то образом он дышать все-таки продолжал. — Вы ведь все равно не ответите, не так ли?

— Так, — кивнул Евгений. — Не отвечу.

— Поэтому я спрошу о другом, — Карл справился и с этой проблемой, просто перестав думать о дыхании, но зато теперь начали выцветать краски и уходить из тела тепло. — Как вы это собираетесь объяснить?

— Просто… — Яр достал из кармана большой серебряный медальон. — Хотите взглянуть на его портрет?

«Это то, о чем я думаю, или одного из нас обуяли духи Нижнего Мира?»

— У вас там миниатюра? — спросил Карл, рассматривая медальон в руках императора.

— Да, — снова кивнул Евгений и открыл крышку. — Сохранился наш семейный портрет, с него и писалась эта миниатюра, — он протянул руку и передал медальон Карлу. — Что скажете, Карл?

На Карла со старой лаковой миниатюры смотрел хорошо знакомый ему человек. Человека этого Карл мог увидеть в любое время и часто видел уже много лет подряд. Всего-то и надо было, что посмотреться в зеркало.

— Удивительное сходство, — сказал он, внимательно изучив портрет.

«Все это неправда, — неожиданно решил Карл. — Все было совсем не так».

Это было странное чувство, «знать», что эта сцена не правдоподобна, потому что однажды она уже произошла, и произошла совсем не так, как развивается теперь, и при этом так же совершенно определенно знать, что такого разговора никогда раньше не происходило.

— Да, вы похожи, как близнецы, но у Косты брата близнеца не было.

— У меня тоже.

— Судя по тому, что я смог узнать о вашей жизни, Карл, брата у вас действительно не было, или следует предположить, что один из двоих врет.

— Что вы имеете в виду? — Карл решил, что каково бы ни было его отношение к этому разговору, он должен продолжать его так, как если бы у него не было никаких сомнений относительно его реальности.

— Что вы знаете о своем рождении, Карл? — вместо ответа спросил император.

— Не много, — пожав плечами, ответил Карл, с трудом припоминая то, немногое, что рассказывал ему когда-то отец. Очень мало… Впрочем, однажды, незадолго до войны с Илимом, Петр Ругер собрался, было, поговорить с Карлом и рассказать ему какую-то историю, связанную с его рождением, но им помешали, а потом случилась война, и рассказывать стало уже некому. Из всей семьи Ругеров в живых тогда остался он один.

— Не много, — повторил Карл. — Мой отец возвращался с войны, из Загорья в Линд. Жена его, моя мать, была на сносях и до Линда не дошла. Она родила меня в трех днях пути от Великой, ночью, в грозу, и той ночи не пережила, умерла, едва успев подарить мне жизнь.

— А я родился в Орше, — тихо сказал император. — Тоже ночью и, представьте себе, Карл, тоже в грозу… Судя по всему, мы родились с вами, одной и той же ночью. Меня смущает только то, что дождь мог лить одновременно в двух настолько удаленных друг от друга местах. Впрочем, не важно. Я родился около полуночи, во всяком случае, так, рассказывали мне и отец, и мать. Из-за непогоды слуга, отправленный за повивальной бабкой, добраться до нее вовремя не смог. Они пришли только на рассвете, а роды принимал мой отец, служивший тогда в гвардии Рамонов. Так вот, он кое-как принял роды, и в этот момент кто-то постучал в двери дома. Случилось это, как рассказывал мне отец, между двумя раскатами грома, иначе он даже не услышал бы стука, таким тот был слабым. Однако услышал, и послал служанку открыть, так как думал, что это вернулся слуга с повитухой. Но это был не слуга. Это была какая-то не знакомая ему женщина, находившаяся в совершенно невменяемом состоянии и к тому же собиравшаяся рожать. Так что — волей, не волей — отцу моему пришлось в скором времени принять еще одни роды. Родился мальчик, а женщина, так и не придя в себя, умерла. В последующие дни, отец попытался выяснить, кто она такая, и откуда взялась, но все его поиски и расспросы оказались тщетными. Никто эту женщину прежде в Орше не видел, и откуда она туда пришла не знал. В конце концов, моя мать выкормила нас обоих, и так у меня появился младший брат Коста.

— Любопытная история, — признал Карл.

— Да, — усмехнулся в ответ император. — Интересная и таинственная история, особенно учитывая ваше несомненное сходство. Однако именно этим мы теперь и воспользуемся. Объявим, что Коста не погиб, а ушел странствовать, имея на то свои личные причины, и, разумеется, сменив имя. Скажем так же, что о том, что мы братья, я знал с того момента, как одиннадцать лет назад вы поступили ко мне на службу. Это объяснит, между прочим, и наши особые отношения…

— Мне не хотелось бы менять имя, — сказал Карл, принимая предложение.

— И не меняйте, — согласился император. — В конце концов, все вас уже знают, как Карла, а принц Карл звучит ничуть не хуже, чем принц Коста.


* * *


В восьмую перемену, подали жареных ежей. Впрочем, от ежей здесь остались только колючие шкурки, нафаршированные телятиной и свининой с имбирем, гвоздикой, сладким перцем и шафраном, но зато — и, вероятно, неспроста — без чеснока. А девятым блюдом был жареный петух в медовом соусе. Однако до петуха дело не дошло, смерть пришла к Карлу как раз между восьмой и девятой переменами. Выцвели вдруг краски драгоценных гобеленов, которыми были завешены стены пиршественной залы, поблекли роскошные наряды и украшения гостей, и в сухом безжизненном воздухе возник какой-то отдаленно знакомый, но все равно чужой и чуждый протяжный звук. На висках выступила испарина, и одновременно Карл почувствовал озноб, и ощутил запах прелых листьев. Он повернул голову и посмотрел на хозяина дома. И, как будто почувствовав взгляд Карла, Ласло, маркграф Лукки и Вогеза, тоже повернулся ему навстречу, прервав на полуслове разговор со своей супругой. Он был необычно напряжен и, возможно, встревожен. Во всяком случае, Ласло явно испытывал какие-то крайне сильные эмоции, которые стремился — впрочем, совершенно тщетно — скрыть от окружающих. В его светло-карих глазах плескалось безумие, рука, державшая золотой кубок чуть-чуть подрагивала.

«Отварная сепия, гарнированная мелко нарубленной жареной печенью…»

— Великолепный обед, — Карлу пришлось сделать над собой усилие, чтобы слова прозвучали внятно и в нормальном темпе. Перед глазами уже появилась тонкая серая пелена, и усилился запах гниющих прошлогодних листьев. — Но особенно вашему повару удалась третья перемена.

— Вы так находите? — голос Ласло скрипел, как несмазанное тележное колесо. Вероятно, это страх высушил его гортань.

— Да, — кивнул Карл. — Несомненно! — он чуть заметно улыбнулся, но маркграф вряд ли мог не увидеть движения его губ. — Чем он приправляет печенку?

«Ядом негоды, разумеется, но от негоды, мой друг, сразу не умирают. От нее умирают постепенно. Вам следовало бы об этом подумать».

— Мне что-то нездоровится, — сказал Карл вслух, видя, что ужас парализовал самоуверенного Ласло, и тот не может вымолвить ни слова. — Но я обязательно пришлю кого-нибудь поблагодарить вас за этот великолепный пир…


* * *


— Здесь в самом деле темно, или это мне только кажется? — вопрос предназначался Сандре и был задан тихим голосом, едва ли не шепотом. Карл не хотел привлекать внимания гостей, но Гавриель его, разумеется, услышал. У герцога Сагера были отличный слух и великолепное зрение, но эту малость Карл, к сожалению, упустил из виду.

«Что еще я упустил из виду?»

Сейчас, Гавриель, наверняка, смотрел на него, размышляя над услышанным. Увы, и этого взгляда искоса Карл видеть не мог. Он просто знал, как смотрит на него старый друг, как знал и то, что тот на него смотрит. Впрочем, Гавриель не зря слыл очень сдержанным человеком. Он промолчал, а на вопрос Карла ответила Сандра:

— Света довольно, ваша светлость, — сказала она, и голос ее предательски дрогнул. Она боялась Карла, бедная, и, возможно, не зря. Любила и боялась. Боялась и любила…

«Любовь…»

«Что такое любовь?» — вопрос был не новый, но ответа на него Карл так до сих пор и не нашел. Не знал и не узнал, и Тьма бессильна была ему в этом помочь, и слова, записанные в книгах, тоже не содержали ответа. А сам Карл все чаще возвращался мыслью к тем давним временам, когда однажды в порыве страсти подумал, что любовь есть род вдохновения. Возможно, что так все и обстояло, потому что Ребекка Яриста его вдохновляла. И не важно, что, в конце концов, он написал всего лишь один единственный портрет женщины, мог бы написать дюжину, или десять десятков. Важно, что он «писал» ее в своей душе, в своем воображении несчетное число раз. Яриста… Она была такой, какой уже не смогла стать для Карла ни одна другая женщина. Может быть, то, что связывало его с Ребеккой, и есть любовь? Как знать.

«Интересно, а что думала на этот счет сама Ребекка?»

К сожалению, он так никогда и не собрался ее об этом спросить. Просто в голову не пришло. А теперь уже поздно. Ребекка мертва. Умер и Евгений. Ушли практически все, кого он знал тогда, тридцать лет назад. От того великолепного мира, которому Карл и посвятил свою последнюю фреску, остались только он и маршал Гавриель, и больше никого.

— Здесь в самом деле темно, или это мне только кажется? — спросил Карл, пытаясь рассмотреть собственную роспись сквозь серую вуаль, висевшую перед его глазами.

— Света довольно, ваша светлость, — ответила Сандра.

«Естественно… Но почему, тогда, я все еще к этому не привык?»

Это было более чем странно. Не то, разумеется, что Карл жил теперь в вечном сумраке. Это-то как раз было понятно. Свет всего лишь цена жизни, которую уже трижды не смог прервать яд негоды. Однако то, что Карл к этому так и не привык, каждый раз, как он это обнаруживал, вызывало у него удивление. И раздражение, пожалуй, тоже.

— Хотите вина, Карл? — Гавриель взял с подноса, который держал перед ними слуга, кувшин и наклонил его над кубком. Сам.

— Благодарю вас, Гавриель, — Карл следил за темной струей упавшей в кубок, слышал звук льющегося вина, но запаха, который уж верно должен был достичь его ноздрей, совершенно не ощущал.

— Это хорошее вино, — нейтральным тоном заметил Гавриель, небрежным жестом отсылая слугу. — Это…

— Я знаю, — Карл раздвинул губы в вежливой улыбке. — Войярское, темное, сорта «Кастор», с плато Нель, урожай прошлого года… Я что-нибудь пропустил?

— Имя винодела, — маршал был невозмутим.

— Риман, я полагаю, — сказал Карл, совершенно определенно знавший, что «делал» вино Симон из Мейри по прозвищу Риман, и поднес кубок к губам. Как он и подозревал, вкуса вино не имело тоже.

«Темное войярское с плато Нель… Как, демоны его побери, оно должно пахнуть?»

Воспоминание пришло мгновенно и оказалось настолько сильным, что душа Карла едва ли не сразу же покинула малую капеллу дворца Ноблей и отправилась странствовать по окрестностям Во, Дикому нагорью, и плато Нель. Западная Флора была прекрасна, а сейчас, осенью, должна была благоухать, как чертоги богов на Высоком Небе. Цветы, созревшие плоды, и тяжелые виноградные гроздья цвета грозовых туч… Карл почувствовал вкус зрелого винограда во рту, и сразу же вспомнил вкус вина, которое налил ему только что Гавриель. И пусть его воспоминания относились к давним временам и совсем к другому урожаю, они все же вернули ему запах и вкус вина, и напомнили, что капелла в это время суток наполнена торжествующим золотым сиянием солнечных лучей, проникающих сюда сквозь огромные витражи высоких стреловидных окон.

Золотое сияние

«Ребекка»

— Я восхищен, — в голосе Гавриеля звучала ирония, но за ней, как прекрасно знал Карл, скрывался напряженный интерес человека, отлично понимавшего, откуда берется такое знание.

— Вы ничего не сказали о моей фреске, — Карл обернулся к расписанной им стене и откровенно усмехнулся. Сейчас он «видел» свою роспись во всех деталях.

— Откровенно? — спросил Гавриель. Неожиданный вопрос, совсем не обычный для маршала. Даже Сандра почувствовала напряжение, возникшее вдруг в воздухе, и отошла, оставив их одних. Впрочем, его хитрая и красивая ласка была, как и многие другие оборотни, необычайно чувствительна к интонациям. Она «услышала», вот в чем дело.

— Вам не понравилось?

— Не понравилось? — переспросил Гавриель. — Нет, пожалуй.

— Нет, — повторил он через мгновение. — Нет, я бы так не сказал. Это не подходящее слово. Во всяком случае, не для ваших работ. Вы гениальный художник, Карл. И талант ваш со временем не убывает, это очевидно. Такой техники и такой выразительности…

— Вам не понравилось, — теперь Карл не спрашивал, он просто подвел черту под сказанным.

— Нет, — возразил Гавриель. — Я же сказал уже, «нравится или не нравится» — не подходящие определения. Ваша фреска изумительна, но она производит тягостное впечатление. Многие уйдут отсюда больными, хотя и сами не смогут объяснить, что с ними произошло.

Гавриель замолчал.

«Больными? Может быть…»

— Продолжайте, Гавриель, — сказал он вслух. — Я вас внимательно слушаю.

— Вы жестоки, Карл, — тихо сказал маршал. — Вы никого не щадите, для вас нет запретов, и вы безжалостно обнажаете суть изображаемых вами людей. Это пугает и отталкивает, даже если все это и соответствует истине.

— Впрочем, — неожиданно улыбнулся Гавриель. — Меня и Ребекку вы все-таки пощадили. Только нас двоих…

Маршала Карл изобразил со спины, так что его лица видно не было, а лица Ребекки было не рассмотреть, потому что она стояла в столбе солнечного света, ликующее золотое сияние которого, стирало все детали.

«Почему я так поступил?»

— Обиделись? — спросил он вслух.

— Нет, — покачал головой Гавриель. — Задумался. Чего вы не захотели показать остальным?

— Вероятно, — Карл не был задет словами старого друга. Все, что тот сказал, он знал и сам. — Вероятно, мне следует прекратить писать.

— Что?! — Гавриель знал, что Карл не рисуется и не «капризничает», как это принято у художников, и, возможно, поэтому не сдержал эмоций.

И в этот момент, Карл снова увидел себя, как бы со стороны. Увидел и понял, что не может принять увиденное, не может с ним согласиться, не желает считать его правдой. Все было не правильно, не так, как должно было быть, как могло случиться, и, может быть, поэтому все и стало для стоящего теперь напротив маршала Гавриеля человека — которого сам Карл отказывался отождествлять с самим собой — таким «никаким». Мир, утративший свои краски, вкус и запах, оставшиеся лишь в его воспоминаниях, таких сильных, что они уже могли соперничать с самой жизнью.

— Я думаю, — сказал Карл. — Мне следует прекратить писать. Не возражайте, Гавриель! Вы ведь уже все сказали. Искусство есть красота, так говорил мой учитель, Уриель Серв из Венеды. Впрочем, не один только он. Однако то единственное, что я могу предложить теперь людям, это правда, которая есть боль.

На самом деле, как неожиданно подумал Карл, ему не следовало не только писать, но и жить. Однако жизнь не отпускала его, и Карл продолжал «идти», даже если, как сейчас, никуда, казалось бы, не шел. Вопрос был лишь в том, куда, в конце концов, должна была привести его эта дорога. Впрочем, и это было ему теперь безразлично. У него имелись, разумеется, некоторые предположения о том, какой может оказаться эта его последняя дорога, но думать об этом Карлу было совершенно не интересно.


* * *


Цаплю добывали белый кречет цезаря Михаила и два балабана, которых здесь, во Флоре, называли шаргами[33]. Расстояние до места схватки было велико — воздушный поединок разгорелся едва ли не над серединой озера — но не для глаз Карла, которые даже через привычную уже серую пелену видели лучше любых других глаз. Во всяком случае, обычно он видел все, что хотел, а сейчас он хотел смотреть на птиц. Нельзя сказать, чтобы перипетии боя увлекали его по-настоящему, однако, и то правда, что красота в любом ее проявлении по-прежнему пробуждала в нем интерес. И сейчас, стоя на обрывистом берегу Зеленого озера, он с нежданно проснувшимся интересом следил за стремительными эволюциями птиц, вписанными в пронизанное солнечными лучами голубое пространство неба.

Цапля была крупная и, если бы не ее снежно-белая окраска скорее напоминала размерами больших голубых цапель севера. По оценке Карла, размах ее крыльев должен был достигать двух метров. Соколы рядом с ней казались совсем маленькими, но они были отчаянными охотниками, «уловчатыми» и дерзкими, и хотя для каждого из них в отдельности добыча была, что называется, не по зубам, вместе они с цаплей должны были, в конце концов, справиться. Впрочем, на охоте, как и в бою, многое зависит от «улыбки богов». Пока цапля держалась на редкость уверенно, настолько хорошо, что на какое-то мгновение Карл подумал даже, что это оборотень, но тогда оборотнями должны были быть и сокола, а это, как он хорошо знал, было не так. Охотники были самыми настоящими, и белый кречет уже получил струю помета «в лицо», а шарг герцога Сангира, первого воеводы принципата, едва смог уклониться от стремительного и смертельного, если быть справедливым, удара мощным клювом, неожиданно выброшенным цаплей под совершенно невероятным углом.

— Хороша, — сказал рядом чей-то выразительный и сильный голос. Карлу послышалось в нем гортанное клекотание, не выраженное, но присутствующее в обертонах.

— Кого вы имеете в виду, Конрад? — спросил он, не оборачиваясь.

— Разумеется, цаплю, — в голосе бана Трира прозвучало вполне понятное Карлу уважение к достойному противнику.

— Согласен, — кивнул Карл и чуть обернулся к собеседнику. — Она…

Ни с того, ни с сего, в голубом бездонном небе почудился вдруг уловленный, как бы краем глаза, тяжелый орлиный мах, и сердце дало сбой. Карл замолчал, не закончив начатой фразы, с внезапно проснувшейся в душе тревогой вглядываясь в небо, но там, куда он смотрел, никакого орла, естественно, не было. Там вообще не было ни одной птицы.

«Валерия…» — имя всплыло само собой, и Карл даже растерялся, совершенно не понимая, что с ним происходит, что с ним произошло.

«Валерия… Стефания… Конрад…» — что-то важное содержалось в этих именах, но оглушенный внезапно вошедшим в его душу непокоем, не привычным, неожиданным, он никак не мог вспомнить, что за мысль — вернее, тень мысли — мелькнула у него мгновение назад.

«Валерия… Валерия Сонза?»

Но какое ему было дело до старой фаворитки цезаря Михаила?

«Стефания…» — вот тут, возможно, что-то и могло быть, потому что герцогиня Стефания Герра ему очень нравилась, впрочем не настолько, чтобы начинать здесь, во Флоре, очередной утомительный роман.

«Конрад… Ну, да! Он ведь оборотень… Он…»

Болт, выпущенный из войярского стального арбалета, ударил его в спину, всего на несколько сантиметров ниже сердца, и свет померк в глазах Карла Ругера.


* * *


Где-то совсем рядом, едва ли не прямо за стеной дома, гулко и протяжно ухнуло, словно в замкнутом пространстве подземных казематов подал голос исполинский филин. «Сафойя!» Пол под ногами дрогнул и заходил ходуном, и снова — в который уже раз за эту длинную ночь — тисками сжало виски, и кровь волной пролилась то ли и впрямь перед его глазами, то ли сразу за их орбитами.

«Боги!» — на этот раз, Карл удара не выдержал. Он упал на колени, с силой ударившись о каменные плитки, которыми был выложен пол, но боли не почувствовал, как не обратил внимания и на просыпавшиеся с дощатого потолка прямо на голову пыль и мусор. Его качнуло вперед, но Карл все-таки не упал совсем, а лишь тяжело оперся на левую руку и с трудом выдохнул из пылавших легких горький, утративший свою жизненную силу воздух. На секунду или две он застыл в этой унизительной, выражающей полную беспомощность позе, ничего толком не понимая и не воспринимая, кроме боли, разрывавшей голову и грудь. Впрочем, даже едва не утратив себя, меча из руки он все же не выпустил. Рука и меч давно уже стали едины, и пальцы, сжимавшие рукоять Шарка[34], не разжались бы, вероятно, даже если бы Карл Ругер умер теперь здесь, так и не успев завершить начатого им дела. Но он не умер, и меч тем более не покинул его руки.

Из состояния болезненного забытья Карла вывел раздавшийся за распахнутым на улицу окном звон мечей. Басовито «закричал» Шарк и протяжно отозвался откуда-то, из-за спины, парный мечу Нош[34]. Голоса «стальных братьев» ударили по туго натянутым нервам, как молот стражника в набатный колокол. Карл встрепенулся, с трудом возвращаясь в себя, возвращая себе едва не утраченную связь с внешним миром. И сразу затем, где-то там, на улице, раздался нечеловеческий рев, от которого задребезжали стеклянные плитки в свинцовом переплете окна и заметался между каменных стен переполненный смертельной магией воздух. Медлить было нельзя. Мысль эта окончательно стерла остатки беспамятства, и, преодолевая ненавистную и непривычную слабость тела, Карл начал подниматься с пола. И в этот момент, Тьма, пришедшая на смену кровавой пелене, всего лишь мгновение назад застилавшей его взор, открыла ему «правду последнего часа», показав сразу всех, и врагов Карла, и союзников, сцепившихся сейчас в смертельном поединке сил, и ту единственную, которая была необходима ему сейчас, и ради которой он, собственно, и сотворил с городом весь этот ужас. Бой шел теперь везде, в домах и во дворцах, в замках Великих Мастеров, на улицах и площадях Сдома. Везде. Однако силы сторон были примерно равны, и перевеса никто пока не имел, и, значит, наступило самое подходящее время, чтобы, воспользовавшись хаосом, в который были ввергнуты Семь Островов, совершить последний бросок.

Отбросив «за спину» исполнившую свою службу Тьму, Карл бросил взгляд через плечо на Анну, вспомнив теперь и о ней. Но Анна, разумеется, никуда не делась, просто потому, что сделать этого никак не могла. Несчастная девушка скорчилась в углу около изразцовой печи, не в силах бежать от Карла, и не способная смириться с неожиданно обрушившимся на нее рабством, оказавшимся во сто крат ужаснее той подлой зависимости, в которой жила она до сих пор. Ее прежний хозяин лежал тут же, широко раскинув руки и ноги и устремив мертвый взгляд в содрогающийся от мощных ударов волшбы потолок. Кровь из раны в груди больше не вытекала. Ян был уже два часа как мертв, к тому же после ударов Шарка и Ноша, кровь обычно сворачивалась на удивление быстро. Вот только пользы от этого тому, кого они сразили, не было никакой. В руках Карла и меч, и кинжал никого и никогда не ранили. Они умели только убивать.

— Пойдем! — сказал он, с трудом проталкивая слова через пересохшее горло, и окончательно утвердился на ногах. — Пойдем, женщина!

Карл хотел, было, отвернуться, чтобы посмотреть в окно, Там, на озаряемой вспышками «проклятий» улице, продолжали яростно сражаться неведомые ему бойцы. Он бросил последний равнодушный взгляд на плененную дочь Кузнеца и начал медленно оборачиваться, и в это мгновение — самое обычное мгновение, одно из множества, успевших кануть за эту ночь в бездонный колодец вечности — все, случившееся здесь, в этой комнате, несколькими часами раньше, внезапно вернулось к нему, обрушившись с силой штормовой волны.

«Как?! — гнев сжал его холодное сердце, и ярость кровью ударила в виски. — Зачем?!»

Снова, как это случалось уже с Карлом много раз в прошлом, его душа как будто распалась на две независимые, но, тем не менее, связанные между собой части. И одна половина его Я была ошеломлена абсурдной реакцией другой, не понимавшей, не желавшей понимать и принимать такие очевидные вещи, как необходимость, или надобность. Ведь ему нужна была Анна. Что могло быть здесь непонятно? Он в ней нуждался, и, коли так, то и взял. Так что же такого исключительного случилось здесь два часа назад, чтобы это неизвестно откуда и зачем взявшееся второе его Я пылало, теперь столь нестерпимым гневом? Но и вторая половина его души, та, что испытывала теперь совершенно незнакомые Карлу чувства — гнев и ужас — была ошеломлена и совершенно не понимала того, что безупречно, во всех мыслимых деталях, сохранила и воспроизвела, «вернула к жизни» великолепная память художника.

Отчаяние в агатовых глазах прекрасной Садовницы, скованной арканами огня и железа, и смертельный ужас, плескавшийся в синих, еще недавно таких холодно-надменных глазах Брата Кузнеца…

«Как?!» — Карл увидел себя как бы со стороны. Уставший, измученный, с мокрым от пота лицом, но все еще полный решимости довести до конца начатое дело, он стоял посередине просторной комнаты в каком-то городском доме Сдома, где, собственно, и произошли в течение первых часов ночи те события, за которые он, Карл Ругер, готов был лишить жизни любого другого человека. И, тем не менее, случившееся являлось уже состоявшимся фактом, принадлежавшим прошлому, и теперь, в настоящем, объятый гневом Карл пытался понять, как такое было возможно. Его сердце, его художественное чувство увиденного не принимали, отвергая и полагая неправдой. Однако другая часть его Я очевидным образом не была способна понять, откуда вообще могли произрасти этот гнев, граничащий с ненавистью, и это неприятие, подвергавшее сомнению истинность событий, которые на самом деле уже произошли, и хотя бы поэтому, являлись истинной правдой.

Он так и не отвернулся. Стоял, смотрел на Анну, в руке которой явственно подрагивал его кинжал, постоянно выцеливавший своим острым жалом ее открытое для удара горло. Смотрел и пытался сбросить с себя внезапно и так не вовремя обрушившееся на него наваждение. Он знал, что время неумолимо уходит, утекая, как песок, просыпающийся сквозь пальцы, и медлить нельзя, но с другой стороны никак не мог изгнать из своей собственной души чужой и непонятный ему гнев.

Холодные, как лед, глаза Великого Мастера, безумие в полных слез глазах Анны…

— Ну! — с силой выдохнул Карл, и Анна, наконец, отвела от лица свободную руку, которой, то ли пыталась скрыть от него свои слезы, то ли закрывалась от приводящей ее в животный ужас картины смерти и разрушения. Ее черные глаза были и сейчас полны слез и отчаяния, лицо утратило свою обычную прелесть, распухшие губы беззвучно шептали проклятия, которые, впрочем, бессильны были причинить ее новому господину хоть какой-нибудь вред.

«Как?!»

А как еще это можно было сделать? Как? Великие боги! Ему нужны были две женщины. Две, и отнюдь не любые, потому что те «двери», которые предстояло открыть, по-другому не открываются. Конечно, идеально было бы взять Анну и Викторию, но Карл, как ни пытался, не нашел способа подчинить себе сразу двух владеющих огромной силой волшебниц. Проще, оказалось, заполучить эту Дочь Кузнеца и затем уже с ее помощью, захватить Норну. Вот и будут у него, тогда, два Ключа, тем более, что второй находился сейчас едва ли не у самого Порога. Впрочем, и тот план, на котором он, в конце концов, остановился, был совсем не прост и требовал серьезной подготовки. Чтобы справиться с этим головоломным делом, Карлу потребовались вся его власть, едва ли не все собранные за столетие несметные богатства, опыт всей предшествующей жизни и еще три месяца тяжелого кропотливого труда в придачу. Но зато сегодня ему хватило всего трех часов, чтобы совершить то, что казалось совершенно невероятным еще год-полтора назад. Однако если он брался за какое-либо дело, то уж, верно, не за тем, чтобы его не завершить. И на этот раз, все произошло точно так же, как неоднократно случалось в прошлом. Карл нарисовал в своем воображении, как все это должно будет выглядеть сегодняшней ночью в Сдоме, и достаточно быстро — всего за каких-то жалких три месяца — добился того, чтобы его «рисунок» обрел плоть и кровь, превратившись из замысла в реальность. Самым трудным оказалось подготовить вспыхнувшую этой ночью войну, но не потому, что это было невозможно в принципе — зерна раздора давно уже проросли и дали крепкие всходы — а потому, что Карл не мог все это время показываться в Семи Островах, где его могли легко узнать. Более того, ему пришлось сделать нечто такое, чего он не делал никогда в жизни. Последние полгода, он был вынужден скрываться от ищущего взгляда Норны, но только потому, что, как выяснилось, Карл был ей нужен не меньше, чем она ему. Вот только цели у них были разные. А Анна…

«Так ли было необходимо ломать еще и эту судьбу?»

«Что ты знаешь о необходимости?!»

Карл все-таки оглянулся на окно, но то что происходило сейчас на улицах Сдома было ему и так хорошо известно, а через окно увидеть это было невозможно.

«Что ты можешь знать?» — гневно воскликнул он, как будто ведя спор с реальным, живым противником.

И тогда пришло понимание. Едва ли не с удивлением, на которое он, впрочем, считал себя уже не способным, Карл осознал, что определяло его поступки сейчас и здесь, и три месяца назад, и годы и годы, которые предшествовали сегодняшней ночи.

«Жажда…»

Тогда и теперь, это была Жажда, чувство сильнее страсти и непреклонней страха смерти, и именно она, эта жажда, вела его по последней человеческой дороге из всех, по которым ему приходилось идти в своей жизни длинною в век.

«Последняя дорога».

Что ж, возможно, что и так. Последняя. Его это уже не пугало.

«Залитая кровью и слезами…»

А если и так?!

Анна была достижима именно потому, что находилась в кабале. Это было древнее проклятие всех, кого боги наделили своим волшебным Даром. Первый мужчина или первая женщина несущего Дар обретали над ним огромную власть. Впрочем, только в одном единственном случае: если тоже обладали Даром, притом не Даром вообще, а тем же самым. На самом деле, именно поэтому волшебники и волшебницы, которые о силе первого соития были осведомлены, опасались себе подобных, во всяком случае до тех пор, пока не потеряют девственность. Однако Анне не повезло. Она была крестьянской дочерью и тайн магического искусства знать, естественно, не могла. Ян нашел ее раньше, чем кто-либо другой, и своего шанса не упустил. Его собственный Дар был сродственен Дару Анны, но исчезающе мал, однако силы — обыкновенной мужской силы — чтобы изнасиловать девчонку, еще не вполне владеющую своей силой, ему хватило с лихвой. И в Сдом, в семью Кузнецов, он пришел не один, а с Анной, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы не только быть принятым в Братья, но и чтобы, не смотря на молодость и вздорный нрав, занять в клане выдающееся положение. Все так и случилось, и никто, казалось, уже не мог ему помешать, ни Игнатий, прямо скажем, его не любивший, но вынужденный считаться с мнением других Братьев, ни Виктория, которая была бессильна разорвать возникшие между Яном и Анной узы, ни тем более сама Анна.

Однако Ян не знал — он вообще много чего не знал, этот самоуверенный, но глуповатый Ян — что способ уничтожить его власть над волшебницей все-таки существует. Впрочем, начиная игру, Карл тоже не знал всех подробностей, зато он знал того, кто мог помочь ему эти тайны узнать. А еще Карл мог заплатить за запретное знание такую цену, которую вряд ли был способен предложить кто-нибудь другой. Игнатий его предложения не оценить просто не мог, и, разумеется, принял, хотя — видят боги — старика корежили (особенно поначалу) те же чувства, которые пытались проникнуть сейчас в холодное, как мертвый камень, сердце Карла. Великому Мастеру Кузнецов было наплевать на Яна, но Анну он любил, как дочь, или внучку, впрочем, желание увидеть Высокое Небо оказалось все-таки сильнее. И все случилось именно так, как и нарисовал задолго до этого в своем воображении Карл, потому что «силой взятое кровью и силой может быть отнято другим».

5

«Нет

Это не было словом. И даже мыслью это «НЕТ», скорее всего, тоже не являлось. Это было чувство или, скорее даже, ощущение, сродни ощущению жизни. Так человек или животное, любая живая тварь всегда знает, что все еще длит свое существование, даже тогда, когда, казалось бы, уже вовсе себя потеряла. И еще, это было отрицание, неприятие, полное и безоговорочное отторжение. Чувство невозможности того, что по всем признакам должно было являться и, возможно, являлось реальностью, истиной, правдой. А чувство гнева пришло позже, потом, вслед за самым первым, и потому самым искренним откликом души. И уже тогда, художественное чувство отвергло увиденное и пережитое, как нечто фальшивое и нечистое, напрочь разрушающее гармонию правды И сила этого гнева, этого отторжения, была такой, что мир, в котором Карл существовал, и сам Карл Ругер, как личность, творящая этот мир, взорвались огнем и болью. И все кончилось.

Глава 6

Зеркало Дня

1

Все кончилось. Карл снова был в зале Врат. Стоял, тяжело дыша и все еще содрогаясь от волн нестерпимой боли, прокатившихся мгновения назад через его тело и душу, а из резной каменной рамы, оттуда, где жизнь назад неслись сквозь великую Тьму Кости Судьбы, по-прежнему слепо глядела на него глухая, тщательно отшлифованная гранитная стена.

«Ничего».

Ему потребовалось несколько долгих мгновений, чтобы осознать, что испытание его закончилось, но воспоминания о непрожитой жизни отпустили его не сразу, да и, отпустив, отступив в тень, вовсе не покинули, оставшись с ним, в его душе и сердце, и уже, по-видимому, навсегда. Впрочем, сейчас Карл находился в таком состоянии, что не смог бы даже с уверенностью сказать, какая из двух версий его жизни была истинной, а какая ложной. Изощренная ловушка, поджидавшая его в Зеркале Ночи, была — что и говорить — из тех, которые так просто свою жертву не отпускают. Если отпускают вообще. И Карл понимал — не умом, так сердцем — ощущал, знал, был уверен (насколько в таком деле вообще можно было быть в чем-то уверенным), что окажись он хоть немного другим, из этого «зеркала» ему уже не возвратиться. Возможно, впрочем, что плоть его и сохранила бы свой привычный облик, но, в любом случае, это был бы уже совсем другой человек, притом такой, каким Карлу — прожившему свою жизнь так, как он прожил ее на самом деле — быть совсем не хотелось.

С тихим стоном, прорвавшимся сквозь плотно сжатые, запекшиеся от внутреннего жара губы, он опустился на мозаичный пол и, совершив нешуточное физическое усилие, развернулся так, чтобы опереться спиной о стену. У него не было сил даже на то, чтобы просто сидеть. Он был опустошен и обессилен, а лицо его, как оказалось, было мокрым от пота и слез. Карл поднял руку и провел ею по лицу. Его обычно твердая и сильная рука предательски дрожала, хотя и слезы, и такая очевидная физическая немощь были ему раньше едва ли знакомы. Впрочем, воспоминание об исковерканной и извращенной жизни и сама эта жизнь, какой предстала она перед Карлом в Зеркале Ночи, оказались тяжелым испытанием даже для его стойкого сердца, а тело… Что ж тело всего лишь платило свою обычную цену за все, что случилось принять в себя его душе. Возможно так же, что тяжесть охвативших его переживаний была неразрывно связана с тем, что душа Карла и неотделимое от нее, не ведающее границ и пределов, воображение легко восполнили пробелы в картинах, виденных им там, в темном зазеркалье магического «окна». Они дополнили неполное до целого, и создали, в конце концов, живой и непротиворечивый образ иного, такого узнаваемого и такого отвратительно чужого Карла. Ведь тот непохожий на самого себя Карл Ругер — и это было самым страшным для него открытием — являлся настолько же реальным, насколько таковым он ощущал себя теперь, здесь и сейчас, в гулком многовековом запустении зала Врат. Все дело было в том, что два эти Карла имели не только одни и те же внешние черты, они и внутренне были одним и тем же человеком со всеми его достоинствами и недостатками. А в том, какие именно из этих черт стали главными, доминирующими, было слишком много случайного, чтобы сказать с определенностью, какая из двух прожитых Карлом жизней была неизбежным порождением его судьбы.

«Неопределенность, — подумал он с тоской. — Случайность и неопределенность. Так что же, тогда, есть человеческая судьба?»

Однако и то верно, что увиденное, а вернее, прожитое им там, за гранью реального, уже успевшего состояться для него и вместе с ним, мира, не было ни ужасным миражом, ни страшным бредовым сном, вроде того, что привелось увидеть Карлу много лет назад в Высоких горах, когда его отравила там местная колдунья. Хочешь, не хочешь, а приходилось признать, что это был особый род реальности, потому что в этом Зеркале, как, впрочем, и в Зеркале Дня, Карл не только жил своей особой человеческой жизнью, но и узнал много совершенно неизвестных ему ранее вещей. И если и это не было обманом — а он чувствовал, что так оно и есть — то существование в «зазеркалье» оказывалось таким же реальным, как и та жизнь, которую человек проживает «под луной и солнцем».

«Так сколько же раз мы живем? — спросил он себя. — Сколько судеб приготовлено нам в сияющих чертогах Высокого Неба?»

Карл посмотрел на факел, горевший в его руке, и, не задумываясь, отшвырнул его прочь. Он уже понял, что свет в этом зале никогда не погаснет. Во всяком случае, он не погаснет до тех пор, пока Карл не покинет это место насовсем. Вопрос был лишь в том, куда, в конце концов, он отсюда уйдет, и уйдет ли вообще. Магия зала Врат поражала воображение своей невероятной силой и неслыханной изощренностью. Даже время здесь текло совсем с другой скоростью, чем, скажем, там, в мире, создаваемом магией волшебных зеркал. Однако и это, если разобраться, являлось не большим чудом, чем сами прожитые Карлом нигде и где-то жизни. Впрочем, теперь, когда снова получила продолжение его собственная, не приснившаяся и не пригрезившаяся ему жизнь, небезинтерсно было узнать и то, отличается ли скорость течения времени здесь, внутри этих гранитных стен, от той, что определяет жизнь человека вне их. Как ни мало было ему известно на сей счет, Карл склонен был полагать, что отличается, но для проверки этого предположения, ему следовало покинуть зал Врат.

«Врата Последней Надежды…» — теперь он знал со всей определенностью, что это не художественный образ и не символ веры, а реальный, на самом деле существующий предмет. При том, существующий не где-то вообще, а именно здесь, в этом древнем зале, куда, в конце концов, и привела его дорога длинною в жизнь.

«Последняя надежда — мысленно повторил он, пробуя привычные, как молитва, слова на вкус. — Последняя… Но чья это надежда

Впрочем, ответ на этот вопрос, кажется, был уже им получен. И если все так и обстояло, то и многие другие вопросы, составлявшие предмет его размышлений в последние шесть месяцев, получили, наконец, свое разрешение. Однако и то правда, что спешить с выводами было бы опрометчиво. Кто знает, возможно, такова и была цель Зеркала Ночи, чтобы внушить Карлу некоторые ложные истины?

«Возможно…» — но он давно уже знал, что ответить сразу на все вопросы, значит, не ответить ни на один.

Не спешите с выводами, господа студиоузы, — сухой, как старый пергамент, голос мэтра Горностая прозвучал в зале Врат так явственно, как если бы старый философ оказался теперь здесь во плоти.

«Не буду», — согласился с ним Карл, возвращаясь к своему самому первому вопросу.

«Как быстро бежит время?»

Любопытный вопрос. Как раз из тех, что так любил старик. Но что бы проверить гипотезу о разности в скорости течения времени в разных частях лабиринта, Карлу действительно необходимо было покинуть это место, чего сделать он не мог. Но если так, то кто-то другой должен был придти к нему сюда, что, как показалось ему сейчас, вполне могло теперь случиться. Мысль эта заставила Карла перевести взгляд на дверь, через которую — то ли вечность, то ли всего лишь несколько минут назад — вошел сюда он сам, и, как оказалось, посмотрел он туда вовремя.

Тихо, едва слышно, скрипнула отворяющаяся вовнутрь створка двери, и, держа перед собой прогоревший почти до самого конца факел, в зал вошла Дебора. Она вышла на свет из плотной тьмы, заливавшей пространство за ее спиной, однако, шла так, что создавалось впечатление, что все обстоит как раз наоборот. Дебора двигалась медленно и осторожно, то есть, так, как если бы это именно здесь, в зале Врат, царил сейчас непроглядный мрак, в который она неожиданно для самой себя вошла со света. И факел она держала так, чтобы «осветить» как можно больший участок пола под своими ногами, и глаза ее были широко распахнуты, подобно тому, как делают это обычно люди, оказавшегося во тьме. А между тем, Дебора сделала еще один неуверенный шаг вперед, и сразу же в проеме двери появилась Валерия, державшая в опущенной руке свой уже окончательно погасший факел.

«Интересно… — мысли Карла еще не набрали привычной для него скорости, они были медлительны и неповоротливы, как снулые рыбы, но уже то хорошо, что он снова мог мыслить. — Интересно, что заставило их забыть о моей просьбе, время или…?»

«Тет… — неожиданно припомнил он. — Тет ведь означает два

Действительно, буквы трейского алфавита имели и числовые значения тоже, что, и дало когда-то толчок возникновению трейской нумерологии, которая со временем благополучно превратилась в герменевтику. Впрочем, трейская нумерология много чего породила и много чему дала жизнь. А «тет», который Карл выбрал сам и не случайно, тет — это, и в самом деле, была не только буква.

«Два… Выходит, я позвал их сам?!»

2

Карл хотел было окликнуть их, но этого не потребовалось. Женщины неожиданно остановились и заозирались с таким видом, как если бы вокруг них сейчас происходило нечто замечательное и необычное, чего Карл, по-прежнему сидевший, откинувшись в изнеможении на стену около Зеркала Ночи, видеть, не мог. Впрочем, так оно все, по-видимому, и обстояло. Он ведь пришел сюда раньше них, и серебристый мерцающий свет зала Врат приветствовал его тоже первым. А теперь вот пришел черед его женщин.

Между тем, на лицах Деборы и Валерии возникло вдруг выражение удивления и настороженности, вполне объяснимое, если принять в расчет, что предстало теперь перед их взорами, а еще через мгновение обе они увидели Карла, и настроение их снова изменилось.

— Зачем вы здесь? — хрипло спросил он, глядя на одновременно шагнувших к нему встревоженных женщин. Слова дались Карлу с трудом, но все-таки с задачей своей он справился, его услышали и поняли.

— Тут творятся страшные вещи, — сказала Валерия своим высоким напряженным голосом, и гулкое эхо ее слов, отразившись от высокого черного купола, обрушилось на Карла, как удар грозы.

— Сердце неспокойно, — коротко и тихо ответила на его вопрос Дебора, с видимым беспокойством осматривая Карла. — Что здесь произошло?

«Хороший вопрос. Что, в самом деле, здесь произошло?»

— Ничего, — Карл просто не знал пока, как рассказать им о том, что пережил за то время, которое они провели без него.

«Они без меня, я без них…»

— Вероятно, поэтому, отец, вы и выглядите так, как если бы пережили здесь хорошую битву, — холодно усмехнулась Валерия, в глазах которой, впрочем, сгустилась сейчас глубокая, знакомая ему до сердечной боли, синь не меньшей, чем в глазах Деборы, тревоги. — И потом, чем-то же вы, герцог, здесь столько времени занимались?

— Сколько времени? — Карл непроизвольно взглянул на свой все еще продолжавший гореть на мозаичном полу факел и перевел взгляд на другой, погасший, который держала в руке его дочь.

— Не знаю, — ответила за Валерию Дебора, и его обдало теплой, врачующей раны сердца, волной ее любви и участия. — Трудно судить без луны и солнца, но наш друг утверждает, что никак не меньше половины ночи.

«Три часа… может быть, даже четыре…»

Впрочем, скорее все-таки три, потому что факелы просто не могут так долго гореть. Значит, три. Три часа и две жизни, настоящая и мнимая. И зов, который он снова, не отдавая себе, впрочем, в том отчета, послал в вечность. Но послал ли? Трезво рассуждая, Дебора и Валерия могли прийти к нему и по собственному разумению. И причины — веские — если иметь в виду время, у них на то имелись.

«Время, — повторил он про себя, как будто пытаясь запомнить это слово раз и навсегда. — Время и… забота, рождающая тревогу».

Однако и без этого, ему было в чем усомниться. В первый раз Карл вызвал рефлеты. Случайно или все-таки нет — боги ведают как — но, что случилось, то и случилось. Рефлеты он вызвал, но мог ли он с такой же легкостью вызывать живых, обладающих свободой воли людей, Карлу было пока неизвестно. Возможно, но не обязательно, вот в чем дело. Однако интуиция подсказывала, что все так и произошло: мог и сделал, позвал, и они пришли. Вот только зачем он их позвал?

Карл попытался сосредоточиться на этой мысли, но думать — тем более, думать быстро, то есть так, как привык он это делать — было пока сложно. Изнурительный это труд ворочать неподъемные глыбы смыслов, однако, и сдаваться было тоже не в его характере.

«Место это особенное, — напомнил он себе, преодолевая апатию и немощь. — И магия его такого сорта, что ожидать от нее можно всего, что угодно».

Однако и то верно, что догадку, мелькнувшую у него перед самым приходом женщин, было легко проверить.

«Тет — два, а капет — пять… А думал я, подходя к Зеркалу Ночи об Алмазной Мотте, вот в чем дело».

Мотта…

— Место это особенное, — сказал он вслух, ощутив вдруг, как мучительно пересохли его гортань и язык. — И со временем здесь происходят очень странные вещи…

Преодолевая предательскую слабость, Карл отстегнул от пояса флягу, вынул, стараясь не показать женщинам, как дрожат его руки, пробку и на несколько долгих секунд приник к горлышку. Вино, терпкое и чуть сладковатое неразбавленное вино с южного берега, из запасов — спасибо им за предусмотрительность — бана и банессы Трир, освежило его и придало сил.

— Мотта, — сказал Карл, когда, наконец, оторвался от почти опустевшей полулитровой фляги. — Я думаю, дорога привела нас в Мотту.

И в тот же момент, как дрогнул воздух, потревоженный силой его голоса, Карл достоверно узнал, что не ошибся. Это и в самом деле была Мотта. Впрочем, ничего, кроме подтверждения этой созревшей в его собственной душе догадки, зал ему про Мотту не «сказал». Подтвердил и все.

Мотта.

— Или это сама Мотта призвала нас. Возможно, и так.

— Мотта, — повторила за Карлом Дебора. — Ты…?

В голосе ее звучала сейчас растерянность, граничащая с испугом. И не напрасно, потому что, если Карл не ошибся, и это, в самом деле, была Алмазная Мотта, то чудо это было такого рода, что трудно так сразу решить, ликовать ли по этому поводу, или горевать. Но дело, судя по всему, было сделано, оставалось только дождаться еще одного, последнего, подтверждения.

— Мотта, — повторила за ним Дебора.

— Мотта? — переспросила Валерия и, как будто в поисках помощи и защиты, оглянулась на дверь, через которую вошла в этот зал вместе с Деборой всего лишь минуту назад.

«Минута или две, какая разница, если они все равно сейчас встретятся. Здесь или там, но они не разминутся».

— Думаю, он уже к нам идет, — сказал ей Карл и полез в карман за трубкой.

3

Ну что ж, вычурная магия Мотты и древняя магия чисел не обманули его ожиданий. И художественное чувство не подвело. И узы, связавшие его самого со всеми этими людьми, точно так же, как и многих из них между собой, выдержали проверку перед ликом Неведомого. Все это так, и, однако, ни о чем подобном Карл даже не подумал, видя, как вновь — уже в третий раз за эту ночь — открываются так долго остававшиеся запертыми двери, чтобы пропустить в зал Врат еще пятерых неслучайных здесь и сейчас людей. Думал Карл в этот момент совсем о другом.

«Это будет длинная ночь», — решил он, глядя на входящего из «света дня во мрак ночи» Конрада Трира. И в мысли этой смешались усталость и восхищение, и понимание огромности чуда, свидетелем которого ему посчастливилось теперь стать, и готовность не упустить этот единственный в своем роде шанс, чего бы это ему не стоило, что бы ни ожидало его затем, за замкнутыми «неснимаемой» печатью Задона Вратами Последней Надежды.

«Это будет длинная ночь…»

За Конрадом, державшим в левой руке ярко пылавший факел, а в правой — обнаженный меч, шли, взявшись за руки, Виктория и Анна. Обе колдуньи были бледны и едва ли не напуганы, но головы, тем не менее, держали гордо поднятыми, и глаза их были бесстрашно открыты в неизвестность. При виде женщин Карл вновь испытал мгновенный приступ ужаса, вспомнив то, что желал бы забыть, но обречен был теперь нести в своей душе до последнего дарованного ему судьбой шага, последнего вздоха, последнего удара сердца. Да и нельзя ему было об этом забывать, никак нельзя.

Искаженное ненавистью лицо Садовницы, задранные юбки Дочери Кузнецов, и ее убитый магией прямо в горле крик, когда Карл силой разрушал прежние узы, чтобы кровью и насилием создать новые

Ему потребовалась вся его воля, чтобы не застонать, но, по-видимому, Дебора сумела все-таки что-то прочесть в его глазах. Она недоуменно нахмурилась, и сразу же отвернулась, то ли спеша скрыть охватившие ее чувства, то ли, желая взглянуть на то, что явилось причиной столь стремительного изменения в настроении Карла. А в зал, тем временем, один за другим вошли уже Строитель Март и верный Август Лешак, не пожелавший, по всей видимости, бросить своего командира в беде. Они тоже, как и бан Трир, несли горящие факелы, и их оружие было обнажено, как будто с теми силами, которые властвовали в лабиринте, способна была справиться эта честная, но бессильная перед магией сталь.

«Впрочем, так ли она бессильна? Ведь мужчина с мечом это уже совсем другой человек, не так ли?»

4

— Что-то случилось? — спросил Карл, вставая на ноги. Силы понемногу к нему возвращались, но он все еще чувствовал себя унизительно слабым, разбитым, едва ли не больным.

— Пустяки, — усмехнулся в ответ Конрад Трир, но хотя по всем признакам обращался он к Карлу и даже смотрел, как будто, именно на него, на самом деле, смотрел сейчас бан только на свою жену и с нею одной вел свой беззвучный, но полный скрытых смыслов и чувств разговор. О содержание их диалога Карл мог только догадываться, но услышать его, разумеется, не мог. — Сущие пустяки, Карл. Вы ушли и не вернулись. Время шло, и, когда солнце добралось до полуденного перелома, я, как вы мне, уходя, и советовали, обратился к мастеру Марту.

— Значит, наверху уже полдень, — задумчиво произнесла Дебора и неожиданно улыбнулась. Улыбка эта предназначалась Карлу, с которым у нее тоже все время возникали «разговоры между собой», не то чтобы не предназначенные для чужих ушей, но посторонним «не интересные» и, скорее всего, не понятные.

— Думаю, что солнце уже за переломом, — пожал плечами Конрад, и уже не таясь, посмотрел на свою жену. — Дорога сюда ведь тоже берет время. Однако, это пустяки, принцесса, — из вежливости он коротко взглянул на Дебору и даже обозначил подобающий случаю поклон. — Вы все живы, это главное.

«Валерия жива, вот что главное», — понимающе «кивнул» Карл. За такую любовь к собственной дочери он уважал бана Трира едва ли не больше, чем за все то, что тот успел уже или мог сделать в будущем для него самого.

— Как вы прошли? — спросил Карл вслух, обращаясь теперь, однако, к Виктории и Анне, а не к Конраду или кому-нибудь из мужчин. По мнению Карла — пусть и не бесспорному — если кто-то здесь и знал, что за магия «одушевляла» древний лабиринт, то это были только они. Вернее, одна из них. Виктория.

— Не знаю, — покачала головой дама Садовница, на глазах овладевая собой и возвращая себе привычное выражение высокомерного равнодушия. — Не должны были, как мне кажется, но бан Трир… У вашего супруга, банесса, — Виктория чуть обернулась к Валерии и раздвинула губы в вежливой улыбке. — У вашего супруга, банесса, такая воля, что пару раз мне даже стало страшно.

Она снова улыбнулась, хотя Карл и видел, улыбка далась ей совсем не просто. Все-таки Виктория еще не до конца пришла в себя после пережитого в лабиринте. Однако она сказала главное, а остальное Карл знал сейчас, пожалуй, даже лучше нее. Воля волей — хотя видят боги, воля порой действительно способна творить чудеса — но и Конрад Трир не зря встал во главе отряда. И дело, естественно, было не в том, что шел он по следу жены, и уж тем более не в том, что он был кавалером и великим боярином Флоры. Суть заключалась совсем в ином обстоятельстве: Конрад Трир являлся одним из тех, кому доверил свою судьбу точно такой же меч, как и тот, с которым оказалась связана судьба Карла. И парный ему кинжал тоже был здесь. Он висел на поясе Валерии.

«Меч человека или человек меча… Не суть важно, как сформулирована эта мысль, важно то, что за ней стоит».

— Ну, что ж, — сказал Карл, обводя взглядом собравшихся рядом с ним людей. — Вы здесь, и полагаю, это не случайно, потому что и у Виктора Майена тоже ведь было именно семь спутников.

Разумеется, он мог выразиться и яснее, но здесь собрались люди, умевшие понимать такие вещи с полуслова и не стеснявшиеся задавать вопросы тогда, когда чувствовали в этом необходимость. И в своих предположениях он не ошибся.

— Майен? — быстро переспросила Виктория и оглянулась, окидывая вооруженным новым знанием взглядом освещенный льдисто мерцающим светом зал. — Виктор де Майен…

— Мотта, — она снова смотрела на Карла и, судя по выражению ее глаз, скрывать которое от него она и не думала, знала теперь совершенно определенно, что так оно есть. Зал «говорил» с ней точно так же, как и с Карлом, который, едва успев высказать мысленно свое предположение, тут же получил этому молчаливое подтверждение, вошедшее в него просто с еще одним глотком воздуха, и с такой же естественностью.

Мотта.

— Значит, это Мотта, — Март тоже оглянулся, но посмотрел, судя по всему, только на каменные изваяния, да еще, прежде чем снова повернуться к Карлу, задержал взгляд на мгновение на темно-зеленом монолите Врат. — Врата…

— Мотта, — почти благоговейно произнес Август, который, как и любой другой солдат в ойкумене, наверняка, не раз слышал балладу Эзры Канатчика о славном рыцаре Викторе из Майена и его квесте к Алмазной Мотте. А, может быть, и сам певал эту песню у бивуачного костра. Может быть.

— Да, — кивнул Карл, отвечая сразу всем, и тем, кто выразил свои чувства вслух, и тем, кто промолчал. — Это Мотта. И мы, разумеется, не первые, кто сюда попал, однако, снять «не снимаемую печать», насколько я понимаю, никому пока не удалось. Иначе бы нас здесь не было.

Говоря это, Карл смотрел в глаза Строителю, но тот уже вполне собой овладел, и ответный взгляд его чуть прищуренных глаз ничего существенного не выражал. Однако Карл не сомневался, что Строителю есть, что рассказать о Мотте. И, если сейчас он молчал, то не из-за того, что хотел скрыть свое знание от Карла, а потому что «служил» — что бы это для него ни означало — именно Карлу, и раскрывать свои секреты перед другими людьми не желал.

«Личные отношения, не так ли?»

Простая мысль, но не праздная. Даже и не мысль вовсе, а интуитивное принятие очевидного. Ведь всех этих людей, если быть до конца откровенным, объединяло, прежде всего, то, что судьбы их — так или иначе — оказались связаны с его, Карла Ругера, судьбой. И каждый из них вел с Карлом свой собственный диалог, и он с ними тоже. Потому что все эти мужчины и женщины пришли сюда своими, зачастую очень не простыми дорогами, и жизнь прожили свою, особую, непохожую на другие жизни, и тайны свои, разумеется, имели, как без тайн! Даже у Августа Лешака — самого, казалось бы, простого и понятного человека из тех, что этой ночью оказались в Мотте, и который на самом деле был отнюдь не так прост, как могло показаться при поверхностном с ним знакомстве, даже у него были свои секреты. И об этих его тайнах — пусть и не обо всех, а только о некоторых — Карл тоже должен был переговорить со своим капитаном с глазу на глаз.

— Да, — кивнул Карл. — Это Мотта. И мы, разумеется, не первые, кто сюда попал, однако, снять «не снимаемую печать», насколько я понимаю, никому пока не удалось. Иначе бы нас здесь не было.

Вероятно, теперь, когда прозвучали эти слова, он должен был объяснить им и все остальное. Вот только Карл и сам пока не знал всего, что хорошо, правильно, было бы в сложившейся ситуации знать. А, возможно, всего, даже если бы это все и было ему известно, говорить и не следовало, потому что всегда есть вещи, которые не стоит обсуждать, и слова, которые вслух не произносят, но и то правда, что для каждого они свои. И все-таки что-то же Карл своим спутникам сказать был обязан? И уж совершенно очевидно, он должен был им объяснить, что и почему намеревается теперь делать. Однако на вопрос, как это сделать, ответа у него пока не было.

И вот все они были здесь. Стояли в зале Врат, случайным образом собравшись неподалеку от зеркала Ночи, но, по-видимому, не случайно выделив Карла, и ожидая каких-то слов именно от него. Каких слов и о чем? Несмотря на свое состояние, Карл отчетливо ощущал важность наступившего момента, его неповторимость и решительную силу, определяющую будущее, начинавшее теперь складываться прямо у него на глазах. Он понимал, что все они — и он и его спутники — оказались сейчас на неком распутье, в мгновении, которое и должно было решить, куда и как протянутся отсюда, из этого времени и из этого места, дороги их судеб. И решения, которые каждому из них предстояло принять, были из тех, которые приходят не только по велению сердца, но и в результате осознанного понимания того, что верно и правильно, и почему. Однако чтобы совершить эту непростую работу души и разума, им всем, прежде всего, необходимо было многое друг другу сказать, спросить о многом, и многое объяснить. Ему им, и им всем, но каждому в отдельности — ему. И сделать это следовало немедленно, не откладывая, и притом так, чтобы не оскорбить никого из них поспешностью и отсутствием вежества, объединив их всех, но и не разрушив ненароком тех особых личных связей, которые между ними существовали.

Какой-то способ, наверняка, должен был существовать, и Карлу даже казалось, что он уже чувствует его «запах», но здесь и сейчас, стоя перед людьми, откликнувшимися на его зов, он этого способа не видел. Или просто еще не успел сообразить, что за идея — вернее смутный ее образ — так настойчиво стучится в двери сознания, запертые усталостью и силой пережитых совсем недавно чувств?

«Мотта, — повторил Карл про себя, как бы нащупывая твердую тропу в зыбкой болотной жиже. — Зеркала… Что?»

Что-то снова мелькнуло, скользнув почти нечувствительно по границе его сознания. Что-то было растворено в призрачном, мерцающем воздухе зала Врат, такое же неверное, как и сам этот свет. Какая-то подсказка, намек, который требовалось всего лишь правильно вдохнуть, чтобы ухватить, наконец, принять в себя и понять.

А всего-то, как оказалось, надо было лишь «посмотреть на вещи иначе».

«Другими глазами…»

Подсказка обрела, наконец, плоть и суть, и, не размышляя над тем, что должны были означать эти неизвестно откуда пришедшие к нему слова, Карл интуитивно сделал именно то, что и следовало теперь сделать. Он отпустил на волю свое воображение, заставив замолчать ищущий во всем точности и смысла голос разума, и чуть прищурил глаза, но как-то так, как никогда до этого мгновения не делал. Он сделал это неосознанно, всецело положившись на своею интуицию и силу древней магии, которая то ли взялась ему вдруг ворожить, то ли просто обязана была теперь ему служить.

Переход оказался столь стремительным, а видение «другими глазами» столь странным, что на мгновение Карл даже утратил связь с реальностью, стремительно отброшенный, выброшенный из обыденного мира людей в какой-то совсем иной, чужой и чуждый мир. Тем не менее, дело было сделано, и в следующее мгновение Карл вновь обрел себя, но только затем, чтобы испытать почти неведомое ему чувство головокружения, столь странно — не по-человечески — увидел он теперь зал Врат и собравшихся здесь людей. У него возникло ощущение, что он видит множество разнообразных вещей одновременно, все вмести и каждую в отдельности. Семь спутников, их фигуры и лица и их направленные на Карла взгляды. Всех вместе и каждого из них, и мельчайшие подробности в выражении их лиц, в одежде и настроении. И одновременно Карл увидел, как медленно поворачиваются к нему — вновь ожившие — изваяния Белой и Черной дам, и их лица, которые они от Карла более не скрывали, и их устремленные на него живые, темные и светлые, но одинаково прозрачные глаза, и весь зал Врат, наполненный мерцающим серебряным сиянием, и Зеркало Дня и Зеркало Ночи, в каменных рамах которых вновь ожила великая Тьма, сквозь которую из вечности в вечность длили свой стремительный полет брошенные рукой Норны и собственной рукой Карла бесконечно прекрасные Кости Судьбы.

5

Где и когда вы встретили свой меч, Конрад? — Уместен ли был такой вопрос? И да, и нет. Нет, потому что о таком обычно не спрашивают. Да, потому что теперь Карл мог спросить Конрада о многом. И об этом тоже.

Конрад? Нет, не теперь. Тогда, может быть, Август?

На кого ты похож, капитан? От кого унаследовал ты эти голубые глаза? — хороший вопрос, но и его можно было задать не теперь, а когда-нибудь позже.

«Куда спешить? Ведь все только начинается…»

За что вас прозвали Строителями, мастер Март? Что такое вы построили, и когда?

Анна, Виктория, Валерия, Март… Нет, нет, и нет. Не сейчас, не теперь.

«Дебора, — решил он, отбросив последние сомнения. — Что бы теперь не случилось, первой, отныне и навсегда, будет только Дебора. И последней тоже будет она…»

Наполненный колдовским светом воздух вздрогнул, и зал Врат как будто повернулся вокруг них двоих, соединив и выделив их из мира людей и вещей, и оставил, как того и пожелал сейчас Карл, наедине.

Они стояли друг против друга у ног Белой Дамы, а вокруг них на расстоянии всего нескольких метров встала стена клубящегося белого тумана, отделившего их от всех прочих людей и от громадного пространства зала. Даже Черная Дама совершенно скрылась за этой неожиданно возникшей непроницаемой для взгляда завесой.

— Дебора, — сказал он.

— Карл.

Два имени прозвучали в наполненном жемчужным сиянием нигде их личного пространства, и Карл понял, что все, что он намеревался ей теперь сказать, уже сказано, и любые слова, которые способна была найти его любовь, чтобы выразить себя в звуках речи, излишни и избыточны. Они были не нужны, все эти слова, потому что то, что сказало его сердце ее сердцу, было чем-то гораздо большим и настоящим, чем то, что он хотел бы и смог передать словами.

— Дебора, — сказал он и увидел, почувствовал, узнал, что она тоже уже все поняла. Какие еще признания и клятвы нужны были там, где их души говорили друг с другом на безмолвном языке богов?

— Карл, — сказала она, и он узнал, что это значит, когда все желания твоего сердца исполнены, и ты можешь уйти из этого мира без сожаления и печали, познав высшее счастье, которому нет и не может быть названия. Однако одновременно Карл понял и другое. Разделив такую любовь, он не сможет уже — не имеет права — уйти, оставив исполненное невероятной любви сердце Деборы страдать в опустевшем мире. Но что, если такова его судьба?

«Судьба. Выбор… Что?»

— Что там? — спросила Дебора, и счастье ушло из ее глаз, выстуженных печалью. Она ничего не добавила, и не стала ничего объяснять, потому что все было ясно и так.

— Что там? — спросила Дебора, и Карл ее понял, потому что она спросила о самом главном.

— Не знаю, — ответил он, и это была истинная правда, правда, которую он не смел от нее скрыть.

— И не хотел бы знать, — добавил он через мгновение.

— Тогда, почему ты все еще здесь? — спросила она.

— Ловушка, — честно ответил он.

Что ж, от правды не уйдешь, даже если побежишь во всю мочь. Тот, кто создавал это место, учел все. И то, что люди, подобные Карлу, не могут не ответить на брошенный им вызов, и то, что такие, как он, идут до конца, не спрашивая о цене. Впрочем, все да не все. Случайный оборот речи заставил Карла задуматься о том, в самом ли деле он готов теперь заплатить ту цену, которую может запросить с него Мотта. Ответ был прост и однозначен, и для того, чтобы его найти, не требовалось долго думать.

«Дебора».

Ответ ясно читался в изящном рисунке ее губ, разрезе глаз, ритме сердца и в том, как согревала ее душа его привыкшую к холоду одиночества душу. Однако, как бы то ни было, Карл уже сделал то, что сделал. Он пошел за тайной, даже сознавая, что Зов может привести его совсем не туда, куда он желал бы попасть. Но так уж сложились обстоятельства и такова была его человеческая природа, что Карл — к добру или ко злу — откликнулся на «приглашение» Мотты и принял вызов судьбы, с которой, так уж случилось, играл теперь в странную и страшную игру «кто кого». Переиграла ли его Хозяйка Судьба, поставив на его пути Алмазную Мотту? Возможно, хотя и не очевидно.

«Время покажет…»

Однако, войдя в зал Врат, Карл «подписал договор», разорвать который уже было не в его силах. Уйти отсюда той же дорогой, которой они все сюда пришли, он не мог, во всяком случае, до тех пор, пока не откроет Врата. А все прочие дороги, о существовании которых он теперь доподлинно знал, могли дать ему лишь передышку, но никуда, на самом деле, не вели. Это были не его дороги, вот в чем дело, и, значит, что бы теперь ни случилось, в конце концов, ему предстояло идти вперед. Вопрос лишь, зачем? Что за тайна так долго ждала своего часа за запечатанной неснимаемой печатью Вратами Последней Надежды? И почему, чтобы открыть Врата, нужен был именно он? Ничего этого Карл пока достоверно не знал, но надеялся все-таки узнать раньше, чем исполнит свой «договор» с Моттой. Чья надежда и почему последняя — догадки не в счет! — и кто он, Карл Ругер, что бы все в конечном счете упиралось в его желание, в его выбор?

— Ловушка, — честно ответил он на вопрос Деборы. — Но я бы не стал спешить с выводами.

Он сделал невероятное усилие и представил себе, казалось бы, непредставимое, здесь и сейчас, будущее. Но, кажется, воображение Карла, и в самом деле, не ведало границ. И он увидел лужайку, зелень которой пестрела яркими цветами весны, и наполнил прозрачный пахнущий свежестью, теплый, но не жаркий воздух позднего утра веселым детским смехом. Картина ожила и зажила своей собственной жизнью, включив в себя, между делом, и своего собственного творца. Карл вдохнул сладкий воздух предгорий и обернулся. Теперь он увидел их всех: своих взрослых детей — дочерей и сыновей — изящных дам и статных кавалеров, каждым из которых, не делая над собой никакого усилия, мог гордиться. И множество своих внуков увидел он здесь. Некоторые из детей его детей были уже взрослыми юношами и девушками, а другие — все еще оставались крошечными детьми, игравшими в траве и собиравшими цветы. И ее он увидел тоже. Дебора, постаревшая, но все еще такая же прекрасная, как в день их первой встречи, сидела в плетеном кресле и смотрела на Карла с улыбкой, игравшей на ее не увядших от времени губах. Ее взгляд был спокоен, но в нем жили все те же любовь и забота, которые, кажется, не покидали их никогда за все эти — такие долгие и такие короткие — годы. И в этом взгляде, как в зеркале, Карл увидел себя, старого, но не сломленного судьбой, такого, каким он и хотел быть поздней осенью своей долгой жизни.

«Хозяин судьбы», — подумал он с усмешкой и открыл свое сердце счастью.

— Кавалер де Майен никогда не вернулся назад, — сказала вдруг Дебора.

— Вот как, — сердце Карла, согретое невероятным счастьем любви, билось сейчас ровно и сильно. — Откуда ты это знаешь?

— Ты знаешь, Карл, где находится Майен? — вместо ответа спросила она. — Где он находился?

— Нет, — Карл этого, и в самом деле не знал, но это было ему, в сущности, уже не важно. Он не знал, где находился когда-то (лет четыреста назад, надо полагать) этот Майен, и что с того? Мало ли было в истории таких мест, о которых время и людская память сохранили одни лишь имена. Карл не знал, где находился Майен, как не знал и того, к чему, на самом деле, относилось это название, к замку, городу, или местности. Однако сейчас, когда из его тела стремительно уходила усталость, а из души — неуверенность, побежденные радостью разделенной любви, это незнание не значило уже ровным счетом ничего, как и то, впрочем, что Виктор де Майен никогда не вернулся назад из своего славного квеста.

— Нет, — сказал Карл с улыбкой. — Я не знаю, где находился Майен, но полагаю, что ты мне сейчас об этом расскажешь. Не так ли?

— Расскажу, — Дебора смотрела ему прямо в глаза. — Сейчас эта земля называется Майскими холмами, и никто уже не знает, почему. Майен… май… Не более, чем созвучие…

Название показалось знакомым — «Майские холмы?» — но вспомнить, откуда оно ему известно, Карл сразу не смог.

— Это примерно в ста лигах к северу от Нового Города, — подсказала ему Дебора, вероятно, увидевшая по глазам Карла, что он не помнит.

Подсказка оказалась к месту, и он, наконец, вспомнил. Как то раз ему пришлось проходить через те места, но случилось это очень давно, и место, насколько он мог теперь припомнить, ничем особенным не отличалось. Скалистые холмы, кое-где поросшие лесом, вересковые пустоши, сиреневые на зеленом фоне, жалкие деревеньки с хижинами, сложенными из светлого камня… Воспоминание было смутным и ничего определенного не говорило ни уму, ни сердцу.

«Майские холмы…»

— Когда-то там стоял город Майен, — тихо сказала Дебора. — Старый город. Когда он был разрушен, уцелевшие жители ушли на юг и построили Новый Город, а кавалер де Майен был, вероятно, одним из моих предков по отцовской линии.

«Предком Стефании был Ульмо Геррид, предком Деборы — Виктор де Майен, и что с того?» — Карл не хотел сейчас возвращаться в мир тайн и случайностей, но не отметить еще одно совпадение, он просто не мог.

«Всему свое время, — решил он. — И у каждого человека свои предки, но чем длиннее род, тем их больше».

Последняя мысль заставила его припомнить кое-что из истории собственной жизни, но только затем, чтобы Карл покачал мысленно головой, представляя себе, как вытянется кое у кого физиономия, когда карты будут сброшены. Однако дело это без затруднений могло быть пока отложено.

«Не сейчас, — решил он, лелея в сердце тепло, которое не смогла прогнать оттуда даже тревога Деборы. — Столько лет жил в неведении, поживет и еще чуть-чуть».

— Все будет хорошо, — сказал он вслух, и, хотя нарисованная его воображением картина уже исчезла, в сердце вернулся утраченный, было, уверенный покой, а улыбка, которую он адресовал Деборе, была полна настоящей, а не нарисованной любви. — К концу этой ночи, ты станешь великой господаркой Нового Города и моей женой.

Дебора нахмурилась, пытаясь осмыслить произнесенные Карлом слова, но сила его любви и счастья, которые она непременно должна была увидеть в его глазах и улыбке, была такова, что противостоять им Дебора никак не могла. Морщинки, возникшие на ее лбу, разгладились, взгляд прояснился, и вот уже улыбка, сияющая улыбка Деборы, появилась на ее великолепных губах.

— Я не знаю, как это возможно, — сказала она, и от музыки ее голоса у Карла привычно захватило дух. — Но я тебе верю.

— Значит, — сказала она еще через мгновение, буквально лучась счастьем, вытеснившим тревогу и печаль. — Значит, наш старший сын не будет бастардом. Ты не солгал.

Часть Вторая

Перекресток

Пролог

Зимний ужин

1

Давным-давно, в далекой стране — в Майенской земле

Впервые он услышал эту песню еще мальчиком. Сколько тогда ему было лет? Вероятно, пять или шесть. Случилось это зимой, и, хотя снег в Линде выпадал редко и таял быстро, было очень холодно. Да, скорее всего, речь могла идти о декабре или январе, потому что с неделю уже порывами дул изматывающий душу и «пьющий жизнь» Егер — беспощадный северный ветер, несущий на своих плечах ледяную влагу жестоких штормов. Но зимний пронизывающий до костей холод остался там, на выстуженных Егером узких и скользких от наледи улицах Линда, а в доме Ругеров, в общей комнате с окнами, плотно закрытыми деревянными ставнями, и жарко пылавшим очагом, было почти тепло.

«Тепло?»

Возможно, что и не совсем так, как им хотелось — Карл помнил, сколько на нем было всякой одежды — однако здесь, около очага, было гораздо лучше, чем там, за толстыми каменными стенами старого дома Ругеров.

Был вечер. Магда[35] сварила густую и жирную — на копченых свиных ребрах — гороховую похлебку, аппетитный запах которой Карл вспомнил сейчас так, как если бы с тех пор и не прошло почти полное столетие.

Запах похлебки и белое облачко пара (все-таки в комнате было не слишком жарко!), поднявшееся над большим чугунком, когда мачеха сняла с него крышку, и шевелящиеся в предвкушении горячего супа ноздри Карлы[36]… И Петр[37], нарезающий большими ломтями темный хлеб утренней выпечки

Отец нарезал хлеб, вознес благодарственную молитву добрым богам «за хлеб и кров», и семья Ругеров села за поздний обед. Впрочем, Карл не был теперь уверен, что дело происходило поздним вечером. Возможно, до ночи было еще далеко, но закрытые ставни, горящий очаг и пара зажженных масляных ламп создавали у ребенка, каким он тогда был, впечатление, что на улице совсем темно. Много лет спустя, Карл вспомнил эту, или какую-то другую, подобную ей, трапезу и написал в княжеском замке, в Капойе, свой, некогда знаменитый, а позже затертый и записанный, «Зимний вечер». Он выбрал для фрески стену прямо напротив той, на которой за двести лет до него оставил свою мрачную версию «Вечерней трапезы» божественный Иеремия Диш. С ним, «Сумеречным» Дишем из Далема, Карл тогда, собственно, и говорил. Их диалог продолжался всего полтора месяца и должен был длиться вечность, но судьба распорядилась иначе. Однако те шесть недель, которые он провел в княжеском паласе, вспоминались Карлу, как время, исполненное вдохновения и мыслей о доме, которые посетили его тогда в первый и, вероятно, в последний раз, с тех пор, как он покинул Линд. А вот о песне Эзры Канатчика, Карл тогда не вспомнил ни разу, возможно, просто потому, что баллада о рыцаре де Майене, «рассказанная» после обеда хриплым басом Петра Ругера, была для него в то время всего лишь еще одной — не самой важной — подробностью воспоминаний об одном из зимних вечеров его детства. Положа руку на сердце, он не смог бы теперь с уверенностью сказать даже того, какой из многочисленных «народных» вариантов баллады пел тогда у горящего очага его отец. Однако совершенно очевидно, что это было первое, сохранившееся в памяти Карла, воспоминание, связанное с историей Алмазной Мотты.

Потом, много позже, в Венеде, в доме лорда Альба, Карл услышал, как исполняют эту балладу настоящие менестрели. Там же, и почти в то же самое время, он нашел в скрипториуме замка старинный рукописный свиток с каноническим текстом песни. Конечно, это не была собственноручная запись мэтра Канатчика — тот, кажется, с трудом мог написать даже собственное имя — но человек, заполнивший узкий второсортный пергамент из плохой кожи ста семьюдесятью шестью строфами баллады о Викторе де Майене, не поленился поставить под текстом и дату. Свитку, стало быть, исполнилось бы теперь триста лет, а в то время читателя и писца разделяли почти два с четвертью века, и, значит, тот человек жил как раз тогда, когда вечно пьяный, нищий, но знаменитый едва ли не по всей Ойкумене, менестрель Эзра Канатчик сам распевал свои божественные песни.

Баллада, что и говорить, была красивая. Это была рассказанная великолепным — сочным и живым — языком история о молодом рыцаре, совершившем для своей дамы сердца неслыханный подвиг любви. Рассказ о человеке, не ведавшем страха, не знавшем слова «невозможно», гордом и несгибаемом кавалере из города Майена. Сага о Викторе де Майене и семи его спутниках, без которых он не смог бы совершить того, что совершил. Песня о любви и стойкости, и об отваге, разумеется, ведь Виктор был бойцом без страха и упрека. Безупречный рыцарь, бесстрашный боец…

Однако, по совести говоря, интересовал Карла в то время уже лишь слог песни, ее ритм, и стройность вполне сказочного сюжета. Для него это была всего-навсего еще одна — пусть и замечательно красивая — песня, содержание которой имело к реальности ровно такое же отношение, как и сюжеты многих других героических песен, рассказывавших о делах давно минувших дней.

Давным-давно, в далекой стране — в Майенской земле

А сказочная земля Майен, оказывается, существовала на самом деле. И значит, прав был Мышонок, всего не знает никто. Ведь и сам Леон был абсолютно уверен, что Майен если и не метафора, то уж во всяком случае, элемент некоего кода. Леон ошибался. В этом ошибался, а в остальном?

2

— Красивая песня, — согласился Мышонок и, подняв блюдо с гусиным паштетом, прошелся вдоль его края своим узким с подрагивающими от вожделения крыльями носом. — Пахнет замечательно… Дай угадаю! Имбирь, кардамон, гвоздика… Н-да, и на вкус, должно быть, не дурен. Чем же мы, Карл, запьем такое чудо?

— «Кровью Риены», я думаю, — откровенно усмехнувшись такому чувственному отношению к пище, предложил Карл. — Как насчет Риенского, мой друг?

— Откуда же теперь в Бонне взяться Риенскому? — брови Леона в удивлении взлетели вверх. — Ты решил меня разыграть?

— Как можно? — притворно обиделся Карл и тут же подмигнул с интересом наблюдавшему за его игрой другу. — Открою тебе секрет, о вечно алчущий радостей чрева Леон из славного города Ру. Вчера пришел обоз с севера, и уж не знаю, каким чудом, промыслом ли светлых богов или наущением демонов нижнего мира, но обозные доставили в город три бочки Риенского.

— Одна тут же ушла в магистратум, — печально кивнул Леон, кося между тем, хитрым своим мышиным глазом на корзинку, содержимое которой до времени скрывала белая, вышитая цветочками, салфетка.

— Две, — кивнул Карл. — Увы, мой друг, нет предела жадности лучших людей города, ведь так?

— Так, — кивнул Мышонок, на глаза которого навернулись вполне натуральные слезы. О чем он сейчас горевал? О несовершенстве системы власти, или об утраченной возможности покатать во рту терпкую с фруктовой гаммой темно-красную влагу Риенского? Трудно сказать. Скорее всего, понемногу того и другого. Таким уж он был, Леон из Ру.

— Но не все так плохо, — поспешил успокоить его Карл. — Одна бочка все-таки миновала магистратум, доставшись мастеру Гамсу, а жирный Маркус, надо отметить, должен мне кое-что за свой портрет, так что сегодня мы угощаемся с его стола.

Он подошел к корзинке, дожидавшейся своего часа на краю длинного стола, и театральным жестом сдернул с нее салфетку. Ну, что сказать? Художественное чувство не обмануло, и натюрморт получился на славу: две бутылки Риенского, узкие, веретенообразные, белые булки, посыпанные маком и обсыпанные белой пшеничной мукой, и плоский голубоватый блин овечьего сыра с красными крапинками жгучего перца, темные, почти черные, леманские колбаски, и, наконец, большой кусок сочной боннской ветчины.

— Там, внизу, есть еще изюм и яблоки, — не без удовольствия сообщил Карл, любуясь, между делом, тем, как загорается в предвкушении знатной трапезы Мышонок. — И горный мед…

— Красный? — уточнил Леон чуть дрогнувшим голосом.

— Красный, — подтвердил Карл. — Почти оранжевый.

— Ты задумал черное дело, Карл Ругер, — покачал головой Мышонок, но взгляда от уменьшенной, но от того не менее прекрасной, копии Рога изобилия не оторвал. — Ты решил уморить меня посредством моих же собственных пороков.

— Из коих чревоугодие не самый главный, — засмеялся Карл. — Вперед, Лон! Но не забудь, с тебя причитается рассказ!

— Достоинства и недостатки суть две стороны одной монеты, — назидательно поднял вверх палец Леон. Казалось, он был совершенно серьезен, и даже разыгравшийся при виде всего этого великолепия, аппетит отступил в сторону, чтобы не мешать Мышонку, говорить. — Чем бы мы были, если бы состояли из одних достоинств, Карл? Плоскостью, не имеющей глубины.

— Продай эту идею кому-нибудь из Геометров, — предложил Карл. — Насколько я знаю, даже у Стига нет определения объекта, имеющего поверхность, но не имеющего толщины. Точка есть, линия есть, а…

— А плоскости нет, — кивнул Леон. — Но то, что не имеет глубины, не представляет в моих глазах никакой ценности. Ты можешь представить себе поверхность, у которой нет другой стороны?

— Могу, — снова улыбнулся Карл и, вытянув из манжета кожаный ремешок, перекрутил его и, соединив концы обратными сторонами, показал Леону. — Изволь. Ты можешь провести пальцем по поверхности ремешка и убедиться, что сейчас у него всего одна сторона, а не две.[38]

— Что за… — Мышонок провел пальцем по кожаной полоске, и брови его снова взлетели вверх. — Как ты это сделал?

— Но ты же все видел собственными глазами, не правда ли? А теперь убедился в моей правоте и на ощупь.

— Да, но… Постой! — Мышонок сиял. — У твоего ремешка все равно есть толщина.

— Есть, — согласился Карл. — Но представь, что это не так. Например, что поверхность этой кожаной ленты состоит из точек, у которых нет объема.

— Представить…

— Замени, для начала, кожу на шелк.

— Д-да… и что?

— А теперь на тончайший слой воды…

— Боги! — неожиданно взмолился Леон. — Сейчас я сойду с ума, и этот чудный паштет пропадет зря!

— Ерунда! — от души рассмеялся Карл. — Ты его будешь есть даже с петлей на шее.

— А вот про ужасы не надо, — сразу же поднял перед собой ладони Мышонок. — Не надо! А то у меня пропадет аппетит или испортится пищеварение.

— Ладно, не буду, — Карл примирительно улыбнулся и, достав из корзины одну из бутылок, оценивающе взвесил ее в руке. — Как полагаешь?

— Вот и славно, — сразу же согласился Леон и вздохнул с явным облегчением. — Разливай, и поговорим лучше о песне.

— А что с ней не так? — спросил Карл, откупоривая бутылку.

— А ты что, действительно, не знаешь?

— Не знаю, — спокойно ответил Карл, разливая вино по кружкам. На самом деле, кое-что он об этом знал, но именно, кое-что. И только поэтому, собственно, и завел о ней сейчас разговор, предполагая, что Мышонок может знать много больше. И, разумеется, не ошибся.

— Чудеса! — Мышонок даже забыл о вине, глядя на Карла с выражением искреннего удивления, граничившего, пожалуй, с потрясением. — Ты меня не обманываешь?

— Леон, друг мой, — торжественно объявил Карл, не забыв, впрочем, поднять кружку. — Клянусь богами и богинями, я говорю правду, истинную правду и ничего кроме нее.

— Ладно, — Леон задумчиво посмотрел на свою кружку и, неуверенно протянув к ней руку, поднял и взвесил в руке. — Возможно, я погорячился. Просто я привык, что ты знаешь все, а это не так. Всего не знает никто. Даже боги.

— Ты так думаешь? — было что-то в интонации Мышонка, что заставило Карла насторожиться.

— Я знаю, — улыбка сошла с губ Леона, и глаза его вдруг стали пустыми, словно смотрели сейчас куда-то, куда Карл, при всем своем желании, не мог заглянуть. А возможно, и не захотел бы, знай, куда смотрит его друг.

«О чем же ты?» — но ответа он тогда не получил, и то, что знал Леон, ушло теперь вместе с ним на «Ту Сторону».

«Я мог бы вызвать его рефлет…» — но Карл знал, что никогда этого не сделает. Не позовет, не спросит, и так тому и быть.

— Так о чем же я не знаю?

— О многом, Карл, — Мышонок поднял на него взгляд и кивнул, подтверждая то ли свои слова, то ли мысли, которые так вслух и не произнес. — Теперь я вижу, что ты многого не знаешь, и сейчас я заполню пустоту твоего невежества малой толикой моего знания. Однако скажи сначала, насколько плохо ты знаешь трейский ланг?[39]

— Я знаю алфавит и науку о его численных значениях, — честно признался Карл.

— Гематрию, — удовлетворенно улыбнулся Леон. — Не дурно. Что-то еще?

— Да, — Карл на мгновение задумался, оценивая свои познания в трейской мудрости. — Я полагаю, что знаю около тысячи трейских слов и еще, вероятно, пару сотен фраз.

— Ну, по сравнению с другими, ты просто кладезь знания, — было видно, что Мышонок уже полностью овладел собой. — Не обижайся, Карл. Дело поправимое. Я научу тебя трейскому языку, и начнем мы уже с завтрашнего утра. После того, как протрезвеем, разумеется. А пока давай выпьем, и за ужином я расскажу тебе то, что знаю о Мотте Сарайе, Алмазной Мотте Виктора де Майена.

— Это как-то связано с Трейей? — удивился Карл.

— Возможно, а, возможно, и нет, — Леон пригубил вино и чмокнул губами от удовольствия. — Твое здоровье, Карл! Но с трейским языком это связано точно.

Он сделал еще один медленный глоток, с нескрываемым удовольствием смакуя густое темное вино, и еще один, и вдруг снова посмотрел на Карла.

— Никогда не понимал людей, разбавляющих вино водой, — сказал он расстроенным голосом, печально глядя на Карла поверх кружки, которую даже не отвел от лица. — Скажи, Карл, зачем они это делают? Ну, зачем?!

— Мало ли зачем, — усмехнулся Карл и мысленно покачал головой. Вот уж действительно: какие вопросы могут, оказывается, волновать одного из самых умных людей своего поколения. — Пей, Лон, — предложил он вслух. — Пей и ни о чем не жалей. Ведь мы-то вино не разбавляем, не так ли?

— Еще не хватало! — почти искренне ужаснулся Леон. — Сохрани нас боги, от такого святотатства. Аминь! — Он сделал еще один длинный глоток и, отставив кружку в сторону, придвинул к себе блюдо с паштетом.

— Все дело в словах, Карл, — Мышонок, по-видимому, «на пробу», подцепил кончиком ножа и препроводил в рот малую толику паштета, и глаза его тут же закатились от удовольствия. Но говорить Леон мог и с полным ртом, и начатую фразу все-таки завершил.

— Все дело в словах, Карл, — сказал он, почти не разжимая губ. — В словах и их смыслах.

— Вот как?! — неожиданно праздный разговор «ни о чем», как это нередко и случалось между ними, приобрел чрезвычайно интересный характер. Но спешить было некуда, впереди у них с Леоном была целая ночь. И значит, торопить друга было в высшей степени не осмотрительно. Хорошую беседу, например, такую, как эта, можно смаковать с ничуть не меньшим удовольствием, чем вино из солнечной Риены. А возможно, и с большим. Ибо, что есть вино, и что есть слово? Можно ли вообще сравнивать две эти сущности?

— Вот как?! — Сказал он.

— Именно так, — кивнул Мышонок, уже всерьез принимаясь за еду. — Канатчик, Карл, если ты этого не знаешь, был совершенно не грамотен и вообще никак не образован. Почитай его песни глазами и ты сразу все поймешь. Огромный талант, удивительное для такого неотесанного мужлана владение словом и его музыкой, если ты понимаешь, о чем я говорю. Какие созвучия! Боги! А его аллитерации[40] могут заставить покраснеть любого из ныне живущих поэтов. Но! — Леон на мгновение даже перестал жевать и воздел перед собой длинный указательный палец, желая, по-видимому, подчеркнуть этим свою мысль. — Но он был верхогляд, Карл. Не имел никакого систематического образования и плохо представлял себе многие вещи, о которых пел. Ну, кроме вина и баб, разумеется. Вот в этом он был истинный знаток. Помнишь это… Лиловые цветы любви на крутых склонах заснеженных гор… Чудо, а не метафора, но во всем остальном… Мужик, он и есть мужик. Черная кость, пусть у него даже семь пядей во лбу. Откуда же тогда взялся в песне о Викторе де Майене трейский ланг? Кое-кто обратил на это внимание едва ли не сразу, как эта баллада прозвучала в первый раз. Мотта Серайя, Задон, Киятта, Корха… Девятнадцать трейских слов и три словосочетания. Случайность?

— Это риторический вопрос? — Карл отпил еще вина и подумал, что Мышонок прав. Вино было не просто хорошее, оно было таким, что святотатца, вознамерившегося убить это чудо водой, следовало казнить на месте.

— Естественно, риторический, — улыбнулся Леон. — Но дело даже не в количестве трейских слов, а в том, что все они многозначны. И, если прибавить к этому все те символы, которые словно бы невзначай Канатчик разбросал в тексте песни, саму структуру сюжета, общее число слов и строф, сдвоенный ритм — а Эзра никогда и нигде им больше не воспользовался — и переменную, но не случайную длину фраз, то внутри вполне тривиальной истории возникает нечто совсем другое.

— Шифр? — Уточнил Карл, промакивая губы кусочком белого хлеба.

— Несомненно, — не отрываясь от еды, подтвердил Леон. — Но при том, Карл, шифр не простой, из тех, какими в новое время и не пользуется уже почти никто.

«Значит, кто-то такими шифрами все-таки пользуется, я тебя правильно понял?»

— Песню пытались расшифровать несколько раз, — продолжал между тем рассказывать Леон. — Во всяком случае, мне известно, как минимум, о четырех более или менее успешных попытках. Однако сделать это оказалось невозможно до тех пор, пока кое-кому не пришло в голову записать звуки загорских слов буквами трейского алфавита.

Карл уже обратил внимание на то, что, рассказывая о песне Эзры Канатчика, Мышонок не упомянул ни одного имени. Ни одного. Тогда это его удивило, но, впрочем, не настолько, чтобы встревожить или по-настоящему смутить. У всякого человека есть право на тайну. И у Леона оно, естественно, имелось тоже. Так что же спрашивать о том, о чем человек не желает говорить? Однако теперь — спустя годы и годы после этого разговора — когда Карлу была уже известна правда о том, кем на самом деле являлся его друг, все недоговоренности стали вполне понятны. Ну, кто еще, кроме Филологов[41], мог почуять неладное и заинтересоваться этой героической балладой? Кто еще мог ее расшифровать? Возможно, Геометры и Мельники, однако Мышонок не был ни тем, ни другим. Его Даром было Слово, а не Число или Дух.

— И что же случилось, когда это было сделано? — спросил Карл, подливая вино в быстро пустеющие кружки.

— Тогда обнаружилось еще сорок семь трейских слов, — как ни в чем, ни бывало, объяснил Леон. — А сорок семь и девятнадцать, это уже шестьдесят шесть.

— Задон? — вот теперь Мышонку действительно удалось его удивить. — Неснимаемая печать?

— В принципе, да, — согласился Леон, отламывая между тем кусок белого хлеба. — И это самое темное место во всей этой истории. Понимаешь, Карл, — он на мгновение поднял взгляд на Карла и как-то рассеянно улыбнулся. — То, что шестьдесят шесть это Задон, известно всем. Да и само это слово появляется в тексте, как бы подтверждая именно такую трактовку. Но, тогда, не понятно, в чем тут смысл. Если все дело в намеке на шифр, как думают некоторые, то зачем нужно было шифровать еще и этот смысл? Или это указание на то, что в песне существует еще один тайный слой, добраться до которого нам пока не удалось? Все возможно. Но правильного ответа я не знаю.

«Зато теперь его знаю я».

— Любопытно, — согласился Карл. — И таинственно. Кому и зачем вздумалось скрывать тайное послание внутри сказки, которую на каждом углу распевал пьяный менестрель?

— Ну, что тебе сказать, — задумчиво протянул Леон, снова отставляя кружку с вином. — Было высказано предположение, что такова, собственно, и была цель отправителя. Такие песни — тем более, песня Канатчика! — имеют привычку долго гулять по миру. Возможно, умысел был именно в том, чтобы донести ее когда-нибудь и где-нибудь до ушей адресата. Не знаю, верно ли это предположение, но оно мне нравится. И логике не противоречит, если, конечно, представить, что они не знали где он, их неведомый адресат, находится.

«Или когда».

— Оригинальный ход, — согласился Карл. — И кто бы это мог быть? И что же, в конце концов, содержится в этом послании?

— Кому оно предназначалось, действительно не известно, — Леон пошевелил кружку пальцами, но пить не стал. — Я это тебе уже говорил. А вот про то, кто мог быть автором послания кое-что сказать можно. Как раз в то время, когда Канатчик написал свою песню, он путешествовал по северу вместе с Василием Вастионом.

— Канатчик был знаком с Вастионом?

— Не знал? — усмехнулся Леон. — И не просто знаком. Они дружили и по некоторым известиям, Вастион и был тем человеком, который впервые записал песни Эзры на пергаменте.

— Допустим, — не скрывая своих сомнений, согласился Карл. — Но учти, Лон, Вастион был всего лишь художником…

— Ты в этом так уверен, Карл? А что ты про него знаешь? Откуда он, например, был родом?

— Не знаю, — признался Карл, который, и в самом деле, этого не знал. О детстве и юности Вастиона действительно ничего известно не было.

— А то, что он был близок к иерархам храма Единого, ты знаешь?

— Нет, — снова покачал головой Карл, удивляясь, откуда все это может быть известно Мышонку. До сегодняшнего дня он был твердо уверен, что знает про историю живописи все, что вообще возможно знать. — Так Василий верил в Единого, но продолжал при этом писать богов и богинь Высокого Неба?

— Близок — не означает, верил, — объяснил Леон, возвращаясь к вину. — Он еще и с человеками был как-то связан. Не знаю, впрочем, как, но такая связь, уж поверь мне, Карл, существовала.

— Час от часу не легче!

— Вот и думай! — Леон приник к кружке и на некоторое время замолчал.

— Он пришел ниоткуда, — сказал Леон, оторвавшись, наконец, от кружки. — И ушел в никуда. Через год после коронации Романа Саффы, Вастион просто исчез, чтобы уже никогда и нигде не объявиться.

А вот про это Карл, разумеется, знал. Василий Вастион ко времени своего таинственного исчезновения успел стать знаменитым художником. Его росписи украшали самые великолепные дворцы и храмы того времени. Его имя было известно многим. И исчезновение мастера Василия естественным образом не могло не произвести на современников самого сильного впечатления. Михаил Кай — гофмаршал Саффы-Завистника — оставил об этом запись в своих «Мемориях», отметив, между прочим, что по его сведениям Вастиону было тогда чуть более сорока лет, и был он человеком крепкого здоровья и спокойного нрава. В нескольких городских хрониках, записях видных людей того времени и даже в королевских анналах дома Рамонов, остались и другие заметки об этом событии. Случай, что и говорить, из ряда вон выходящий. Ведь Вастион, в отличии, скажем, от того же Канатчика, не был ни праздным гулякой, ни искателем приключений. Жизнь его была на виду, и тем не менее, выехав однажды из Капойи в Цвирг, он просто растворился в прохладном воздухе той давней осени, не оставив ни следа, ни указания на то, что же с ним на самом деле случилось.

«Вастион

— Любопытно, — кивнул Карл и решительно вернулся к вопросу, на который Мышонок пока так и не ответил. — Но лично я пока знаю только то, что знают и все прочие люди. Виктор де Майен добыл Алмазную Розу, хотя, видят боги, стоило это ему очень дорого, и подарил ее своей возлюбленной.

— Глупости, — отмахнулся Мышонок, возвращаясь к еде. — Не было никакого кавалера де Майена, Карл. И города такого, насколько я знаю, никогда не существовало. Все это красивая сказка, но к истине не имеет никакого отношения.

3

Мышонок ошибался. Земля Майен не была землей «где-то нигде», и Виктор де Майен не был мифическим персонажем, существующим благодаря одной лишь людской фантазии. Но, по-видимому, Леона ввела в заблуждение изощренная тайнопись послания, отправленного в никуда. Тайна, укутанная в тайну, прикрытую другой тайной. Его увлекли шифры и коды, игра слов и значений великолепной песни, и мнящаяся пытливому уму еще большая тайна, возможно, запрятанная в глубине текста, как кочерыжка в толще капустных листьев. Вот в этом, последнем, он, судя по всему, действительно не ошибся, хотя последняя тайна песни о кавалере де Майене так и осталась не разгаданной.

— Ты знаешь, — спросил Мышонок, тщательно прожевав кусок ветчины. — Откуда взялась эта клятая Алмазная Роза? — он хитро усмехнулся и запил ветчину добрым глотком Риенского. — От дремучего невежества и великолепной хитрости шифровальщика!

— Вот как? — поднял бровь Карл. Ему уже приходилось слышать мнение, что Мотта Серайя это не столько название некоего ювелирного чуда, сколько аллегория выбора. Однако тот, кто ему об этом рассказал, объяснить ничего не мог, просто потому, что и сам был всего лишь сорокой, без смысла и умысла повторяющей чужие слова.

— Именно так, — с видимым удовольствием подтвердил Леон. — И я не зря спросил тебя, Карл, насколько хорошо ты знаешь трейский язык. Все дело в значении слов и контексте, который их выявляет.

Мышонок был доволен собой, и, видят боги, имел на это полное право.

— Начнем с того, — сказал он после паузы, которую использовал, для того чтобы снова приложиться к кружке. — Что «роза» по-трейски «карса». Надеюсь, ты обратил внимание, не Мотта, а карса, и розовый цвет, поэтому, звался у них не «моттада», как в этом случае следовало бы ожидать, а «карсида». Почему-то мне кажется — хитрый взгляд из-под бровей. — Что ты это знаешь. Я ошибаюсь?

«Знаю, знал… какая, к демонам, разница?» — но, разумеется, Мышонок был прав. Карл это знал. «Карсида эсселенца», так называлась красная светлая в Венеде и в Во. А что такое красная светлая, если не розовая?

— Но Канатчик этого мог и не знать, — возразил Карл.

— Мог, — не стал спорить Мышонок. — Но, видишь ли, знал он об этом, или нет, однако он совершил очень любопытную ошибку. Или, вернее, подмену, потому что обыкновенной ошибкой случившегося не объяснить. С одной стороны, Канатчик настойчиво повторяет словосочетание «алмазная роза» и делает это семь раз — запомни, пожалуйста, это число — семь раз на протяжении всего текста песни, как если бы хотел, чтобы мы безоговорочно приняли именно такой перевод словосочетания «Мотта Серайя», которое — вот диво! — появляется в песне всего лишь однажды. Приняли и выучили наизусть! Долей мне, будь любезен, этого чудесного вина. Речь радует слух, но сушит глотку!

— Но Мотта, — продолжил он после того, как снова отдал дань красному Риенскому. — Хоть и не роза, как мы с тобой уже установили, но тоже цветок.

— Трейский цвет, — подтверждая его слова, кивнул Карл.

— Именно так, — согласился довольный Леон. — Именно так, мой друг! И цветок этот, что любопытно, называется «трейский цвет». Тебе приходилось его видеть?

— Да, — ответил Карл и, в свою очередь, отпил из кружки. — В Высокой Земле он по-прежнему расцветает поздней весной на склонах пологих холмов. Розовый, редко, красный, семь больших ажурных лепестков… Что бы еще ты хотел услышать?

— Он действительно похож на розу? — с искренней завистью к много путешествовавшему другу, вспыхнувшей в его глазах и прозвучавшей в голосе, спросил Мышонок. Сам он редко покидал город, да и то только для того, чтобы достичь какого-нибудь другого города.

— Возможно, — пожал плечами Карл, вспоминая трейский цвет. — Дело фантазии. С некоторой долей воображения и при плохом знании ботаники его, пожалуй, можно принять за дикую розу.

— Ну, вот! — искренне обрадовался Леон. — Значит, те, кто говорил, что это хитроумная обманка, были правы. Но главное здесь число семь. Ты не забыл? Семь! Семь лепестков, семь спутников, семь ворот, которые должен был миновать кавалер Майен. Вот, что на самом деле хотели они сообщить. Ты понимаешь, теперь, как они действовали? Это же классический прием трейской риторики: троекратное повторение главной мысли! А какая буква трейского алфавита обозначает семь?

— Шур, — сказал Карл. Получалось, что его не обманули. «Шур» ведь это не только буква и число, это еще и весы — аллегория выбора…

— Вижу, что ты знаешь, о чем я говорю, — кивнул Леон. — Выбор, Карл! Выбор! Знать бы еще, что следует выбирать и из чего!

— Дорогу? — предположил Карл.

— О! — искренне обрадовался Мышонок. — А ты, оказывается, не только мечом махать умеешь!

— Я много чего умею, — усмехнулся в ответ Карл.

«И знаю», — добавил он про себя. Но и то верно, что такой анализ текста, какой предложил ему сейчас Мышонок, Карл слышал впервые. Другое дело, что если бы не «философское» расположение души, возникшее у него тем вечером, Карл вряд ли заинтересовался тайнописью баллады о Викторе де Майене. Не то, чтобы это было ему вовсе не интересно, но тайна старинного текста не была для него притягательна в той же мере, в какой интересовался ею тот же Леон. Однако вечер был замечательно хорош, а компания Мышонка делала его и того лучше, да и настроение сложилось подходящее, так почему бы не поговорить о песнях старого пьяницы Канатчика или «Сказаниях о богах и героях» божественного Корвина, или еще о какой-нибудь книге, легенде или песне, ведь о чем и говорить с Леоном, как не об этом?

— Ну-ну, — улыбнулся Леон. — Пойдем дальше?

— Вперед, — улыбнулся и Карл. — Я готов следовать за тобой так далеко, как скажешь. Знать путь, и пройти его — не одно и тоже.

— Ха! — Мышонок был явно доволен ответом. Он любил куртуазный[42] стиль и был в нем непревзойденным мастером. Его собственная речь могла быть проста и незатейлива, как, например, сейчас, но могла, если он этого желал, становиться великолепным инструментом, способным делать с людьми едва ли не все, что хотел от них этот маленький нескладный человечек. А что творили его речи с женщинами, когда и если Леон из Ру давал волю своему таланту, трудно было даже вообразить. Однажды Карл нашел в постели этой сладкоречивой «серенькой мышки» настоящую графиню, и при том не какую-нибудь высохшую внутри своего корсета старую придворную клячу, а едва ли не первую красавицу Немингенского двора Тильду Виг. Так что о силе слов забывать не следовало никогда.

— Трейский язык, Карл, — сказал Леон через мгновение, закончив смаковать очередную «мужицкую мудрость», преподнесенную ему Карлом. — Интересен своей многозначностью. Контекст — вот что, в конечном счете, определяет значение слова. И слово «Мотта» не исключение. У него есть еще, по крайней мере, два значения, Карл. И одно из них «перекресток» или, вернее, «скрещенье дорог», что в трейской традиции может означать и «выбор». А второе — очень редкое и требующее специального контекста — «место», но не просто место, а особое, чем-то отмеченное место. Ты понимаешь, что получается? Впрочем, нет. Откуда? Ты же не проделал весь этот путь, хотя и имел карту. Но поверь, автор, кто бы это ни был, использует все три значения и даже их оттенки, только намеки на выбор необходимого значения тоже искусно спрятаны среди обычных, казалось бы слов. А ведь есть еще и «Серайя», и одно из восьми значений этого слова — «черный алмаз».

— То есть, — усмехнулся Карл. — Все-таки «алмазный». Алмазная роза, алмазный перекресток…

— Нет, — покачал головой Мышонок. — Черный алмаз символ мощи, но, вот какое дело, понятия мощи и силы в Трейе не различали.

— Перекресток силы? — спросил Карл, желая, чтобы правильный ответ произнес сам Леон.

— Нет, — снова покачал головой Мышонок. — Место Силы, так правильнее.

— Там, где пролита кровь богов… — это были очень древние стихи, и никто не знал их автора по имени. Древними их называли даже в Трейской империи.

— Там где боги разили богов… — закончил строфу мышонок. — Но что это должно означать?

4

С той давней ночи прошло очень много лет, но сейчас Карл, казалось, мог воспроизвести не только слова, сказанные тогда Леоном или им самим, но и вспомнить интонации, с которыми произносились эти слова, взгляды и жесты, и треск горящих свечей и вкус Риенского вина, и шум дождя, неожиданно пошедшего в середине ночи.

Мотта открывается не всякому, и не любому дано воспользоваться мощью, которой она способна наделить избранного. Вот в чем заключалась главная мысль послания. Мотта предлагает выбор, и ошибка стоит жизни.

«Виктор де Майен никогда не вернулся назад» — сказала Дебора.

Но, возможно, дело не в выборе, как полагал его ученый друг, а в условиях? Однако и об этом Карл знал пока совсем мало. Впрочем, кое-что об этом он теперь все-таки знал. На обратной стороне второй Дармской гравюры, тем же самым почерком, которым были сделаны и другие пометки, было написано «открытая душа», и он подумал тогда, что речь идет все о той же «светлой душе», но, кажется, допустил обычную в случае трейских слов ошибку. Определение можно было перевести и по-другому. «Открытая». Может быть, это и являлось условием? Но что, тогда, оно означает? И ведь существовала еще формула, о которой Мышонок рассказал уже под утро.

— Числа, Карл, — сказал Леон, виновато разводя руками. — Ну, почему я не Геометр? Вот кто о них знает все! А я… Я расшифровал этот, демоны его побери, текст, но в результате остался ни с чем. Что означает эта формула я не знаю!

— Какая формула? — спросил Карл.

— 3+1+1+2+2+3=7+2+2=1.

— И что это значит?

— Почем я знаю! — возмущенно воскликнул Леон. — Я не математик, но даже я, Карл, знаю, что сумма чисел до первого знака «равняется» дает более семи. А семь плюс четыре это отнюдь не один. Но это то, что зашифровано в тексте, и в этом я уверен!

«Граничные условия? Возможно. Но что, тогда, должны были скрывать эти цифры?»

Глава 7

Линд

1

И вот все они были здесь. Стояли в зале Врат, случайным образом собравшись неподалеку от зеркала Ночи, но, по-видимому, не случайно выделив Карла, и ожидая каких-то слов именно от него. Каких слов и о чем?

Вероятно, теперь, когда все недосказанное — или почти все — было сказано с глазу на глаз, все вместе они ожидали от него слов о самом главном. О жизни, о Судьбе, и, разумеется, о случае, соединившем их в этой жизни, и о дороге, теперь уже, вероятно, все-таки Пути, которым, так уж вышло, он поведет их всех до конца.

«Последняя дорога», — мысль эта его не испугала. В самом деле, договор, который Карл заключил с Моттой, самим фактом своего здесь присутствия, вполне мог обернуться концом. Но следовало ли ему бояться того, что, скорее всего, было неизбежно?

«Конец дороги?» — Карл бросил взгляд на Врата Последней Надежды и непроизвольно повторил вопрос, ответа на который все еще не знал. — «Почему эта надежда последняя? И чья — ради всех богов и богинь — это надежда

Врата, разумеется, молчали. Они были здесь не для того, чтобы отвечать на вопросы. Исчез и Зов. В нем, судя по всему, больше не было надобности, ведь все уже случилось. Договор был заключен, и Мотта «знала»: что бы ни предпринял теперь Карл, куда ни направил свои стопы, никуда он от нее не уйдет. Так или иначе, ему неизбежно предстояло вернуться в этот исполненный древней магии зал и открыть Врата.

«Дорога пройдена…»

Но конец дороги, как говорят старики, всего лишь начало другой, новой дороги…

«Дорога начинается

Кто знает? Впрочем, в любом случае — последняя или все-таки нет — это была его, и только его, дорога. А семеро спутников Карла свою часть этой дороги уже, по-видимому, прошли. Они пришли сюда вместе с ним — семь! — вошли в зал Врат, и тем самым засвидетельствовали договор с Моттой, обеспечив его заключение самим фактом своего здесь присутствия. В этом, судя по всему, и состояла их роль.

«Тогда, при чем здесь Путь?» — слово, казалось, совершенно случайно мелькнувшее у него в голове несколькими секундами раньше, вызвало сейчас у Карла одно лишь недоумение. О каком Пути могла идти теперь речь, если все уже решено? Однако в случайную подмену одного понятия другим, он, разумеется, не поверил. Ничего случайного здесь и сейчас произойти не могло. Такова была особая природа этого места.

«Значит, все-таки Путь?»

Конец дороги и начало Пути? И ведь именно о Пути заговорил с ним когда-то — при первой их встрече в Семи Островах — хитроумный Игнатий.

«Это была подсказка?»

Означало ли это, что Игнатий уже тогда знал о том, куда когда-то приведет Карла его дорога?

«Знал? Знали?»

Игнатий Кузнец и Михаил Дов, Норна и Даниил Филолог, Март, Конрад, Виктория…Как много людей, оказывается, были посвящены в тайну. Однако, правда и то, что каждый из них владел лишь обрывком рисунка, частью знания, фрагментом древней тайны.

«А правды не знает никто», — подытожил свои мысли Карл, принимая окончательное решение. — «Даже я. Пока».

— Наша общая дорога подошла к концу, — Карл обвел своих спутников долгим внимательным взглядом, как если бы хотел проверить, вполне ли понятны им его нынешние слова. Трудно сказать, что ожидал он получить в ответ. Тем не менее, то, как приняли все эти люди его слова, Карла не удивило. И то, правда, всех их он знал достаточно хорошо и давно, учитывая, насколько насыщенны событиями оказались последние полгода их жизни. И с каждым из них, благодаря вычурной магии зала Врат, успел уже за несколько прошедших секунд — таких стремительных и таких бесконечно долгих — переговорить с глазу на глаз. Так что, все уместные теперь вопросы были уже заданы, и все возможные в нынешних обстоятельствах ответы получены. Им и ими. Взаимообразно. И все, что он обязан был им сказать — не всем вместе, а каждому в отдельности — Карл уже сказал. Оставалось совсем немногое, предназначенное для всех сразу.

— Наша общая дорога подошла к концу. — Сказал Карл. — Вернуться прежним путем никому из нас уже не удастся. Но назад ведут и другие пути. Из Мотты выходит шесть дорог, и любая из них открывается в Ойкумену.

— Не думаю, отец, что пришло время для расставания, — голос Валерии прозвучал на удивление мягко и тихо. Непривычно мягко, совсем не так, как он звучал обычно.

— Мне нравится ваша компания, Карл, — Конрад обнял жену за плечи, едва ли не впервые на памяти Карла, публично выразив свою к ней нежность и любовь. И Валерия, неожиданно утратившая всю свою жесткость и независимость, очень по-женски прижалась к широкой груди мужа.

— Ты не забыл своего обещания, Карл? — Дебора без стеснения подошла к нему и демонстративно заняла место за его правым плечом. — Ты больше никогда не оставишь меня одну.

Карл почувствовал ее дыхание на шее и прикосновение груди к своей руке и едва не потерял мысль, которую держал сейчас в уме. Такого с ним еще не происходило, кажется, ни с кем и никогда, но вполне оценить, пережить и, тем более, обдумать совершенно новое для него ощущение, Карл не успел. Разговор еще не был завершен. Не все успели высказать свое мнение и, значит, минута, когда он смог бы вернуться к этому чуду, чтобы переживать его снова и снова, как раз за разом, не ведая усталости и пресыщения, рассматривает какой-нибудь собиратель попавшую в его руки редкостную драгоценность, еще не настала.

— Я с вами, капитан, — Август не спрашивал позволения, он просто ставил Карла в известность, о принятом им самостоятельно решении.

— Ваша дорога, Карл, и моя, — Виктория повернула голову, но смотрела теперь не на Карла, к которому вроде бы и обращалась, а на Анну. — Что скажешь, милая?

— Ты все уже сказала, — неожиданно беззаботно улыбнулась дочь Кузнеца.

— Мы с вами, Карл, — добавила она через мгновение все с тою же пленительной улыбкой, играющей на ее полных губах. — Долг платежом красен, не так ли?

— Вы мне ничего не должны, — покачал он головой.

— Как знать, — Анна посмотрела ему в глаза и улыбнулась еще шире. — Прогоните?

— Нет, но…

— Я буду признателен вам, господин мой Карл, — впервые на памяти Карла, нарушив правила вежества, прервал его Март. — Если вы позволите мне досмотреть эту историю до конца. — Строитель поклонился и, выпрямившись во весь свой не малый рост, спокойным, уверенным взглядом встретил пристальный, понимающий взгляд Карла.

— Куда мы отправимся теперь? — спросил Конрад, и это уже был всего лишь вопрос о направлении.

— Сейчас узнаем, — вопрос Конрада заставил Карла на мгновение задуматься о ставшем для него привычным образе действия. В самом деле, часто, даже не имея на то никакой веской причины, Карл действовал интуитивно, без размышлений, отдаваясь на волю случая. Было в этом что-то от философского фатализма убру. «Прими слепоту за ясность зрения, а глухоту за острый слух, — сказал ему однажды Молящийся за Всех Ишель. — Восприми опасность, как обещание покоя, а удачу — как вестницу несчастья».

— Прошу вас, дамы и кавалеры, — сказал он, учтиво, но не без оттенка иронии во взгляде и жесте, поклонившись спутникам. — Следуйте за мной, коли таков ваш выбор, и ничему не удивляйтесь. Как знать, возможно, через пару минут нам суждено увидеть нечто удивительное, но в любом случае, полагаю, нам предстоит весьма занимательная прогулка.

Карл приглашающе взмахнул рукой, указывая направление, и первым шагнул в сторону зеркала Дня. То, что он предполагал теперь сделать, вполне можно было исполнить и с помощью Зеркала Ночи, но воспоминание об «иной судьбе» все еще причиняло ему боль, и Карл выбрал другой — всего лишь на полсотни метров более длинный — путь. По сравнению с тем, куда он теперь собирался попасть, это были сущие пустяки. И когда через минуту весь их маленький отряд собрался у резной каменной рамы, обрамлявшей ничем не примечательный участок глухой гранитной стены, никому и ничего более не объясняя, Карл начал творить свою первую в жизни, сознательно и по умыслу совершаемую волшбу. Впрочем, он не был так уж уверен, что то, что намеревался теперь сделать, что уже правил и вершил во внезапно остановившемся и замершем, буквально вмерзшем в вечность, мгновении их общего времени, являлось настоящим — по смыслу и форме — колдовством. Не смотря на то, что пыталась растолковать ему по-прежнему быстрая и ловкая его мысль, в душе, Карл относился к совершаемому им здесь и сейчас, всего лишь как к некоему ритуалу, призванному запустить сложный и до конца не познанный, но от того не менее реальный, чем любые иные существующие в мире устройства и машины, механизм. И тому, если подумать, имелось достаточно простое объяснение. Волшба, настоящее — истинное — колдовство, светлое оно или темное, по-прежнему отталкивало Карла, являясь для него чем-то сугубо внешним, что он готов был принимать, как данность, существующую, впрочем, отдельно от него самого, но которую не хотел и не мог, во всяком случае, пока, впустить в собственную душу. И то сказать, был ли, например, волшебником мэтр Гальб, построивший для императора Евгения «железного болвана»? Нет, разумеется. Гальб был всего лишь гениальным механиком. Только и всего. Но тогда и то, что делал его помощник мастер Дамир, запуская механизм «безупречного рыцаря», заставлявший того шагать и размахивать руками, тоже не являлось магией. Впрочем, так, да не так. Арвид Дамир, крутивший в недрах болвана длинные стальные ключи, и устанавливавший на свои строго выверенные места многочисленные рычаги и противовесы, действительно не волхвовал, а всего лишь выполнял работу, вполне возможно, даже не подозревая, что и для чего он делает. Однако мэтр Гальб вполне мог оказаться и волшебником, ведь его железный рыцарь ходил, как живой, сгибая в коленях ноги. Но как бы то ни было, Карл был сейчас именно помощником «колдуна» Арвидом, знавшим зачем, но не ведавшем, что именно он делает, а не механиком Гальбом, создавшим свое механическое чудо. Ведь не Карл создал эти магические зеркала — и он даже думать не желал о том таинственном «Гальбе», который их построил — он всего лишь хотел воспользоваться силой этих магических инструментов для своих собственных целей, и не видел причины считать это «простое» действие настоящим волхованием.

Он посмотрел на пустую стену, но силою своего воображения увидел вечную Тьму, безграничные владения Великого Ничто, сквозь которое длили свой стремительный, но казавшийся медлительным, полет из вечности в вечность рождающие свет и бросающие по сторонам блики чистых цветов Кости Судьбы.

Цуд… Аметист показал ему цифру «3». И эта случайная — но случайная ли? — подсказка оказалась решающей. Выбор был сделан, и Карл, не раздумывая, выбрал дверь. ЦудШегольКер… Аметист, рубин, алмаз… Ни боли, ни видений… Ни сомнений… Выбор сделан, дверь отворяется… Пространство, ограниченное рамой «окна» заволокло туманом, как будто серый занавес упал перед ними в проеме приподнятой над полом «двери».

— Следуйте за мной! — Позвал, или возможно, даже приказал Карл и первым шагнул через порог.

2

Эта дверь открылась в темную с затхлым воздухом пещеру. Просторная и никем не обжитая, она, тем не менее, носила на себе знаки человеческого присутствия. Вот только это были дела давно прошедших дней, и, судя по ощущениям Карла, он и его спутники были первыми за многие и многие годы, кто снова посетил это не случайное место. Вероятно, почувствовал это не один только Карл, но никто не произнес ни слова, и во мраке пещеры слышалось лишь тихое поскрипывание песка и мелких камешков под подошвами их башмаков да еще более тихое дыхание семи интуитивно собравшихся в плотную группу людей.

Потом Анна зажгла на ладони алый светящийся шар, наподобие тех, что раскалив до бела в топке своей ненависти или боевого азарта, мечут во врагов обученные искусству боя колдуны и колдуньи, и тьма отступила. Пожалуй, найти отсюда выход Карл смог бы и в полной темноте. По-видимому, не хуже «видели» во тьме и все остальные, не исключая и Августа, который совсем не случайно получил уже много лет назад прозвище Лешак. Но при свете волшебного светильника, невесомо парящего над тонкими белыми пальцами дочери Кузнеца, можно было увидеть то, что лишь почувствовал и дополнил своим воображением Карл, едва перешагнув порог двери. Каменную раму, например, украшенную простой незатейливой резьбой, обрамлявшую единственную ровную плоскость обработанного камня на неровной стене пещеры, или узкую стреловидную арку выхода, за которой начиналась крутая лестница вверх с неровными выщербленными ступенями. По ней Карл, не мешкая, и повел своих спутников, тем более, что никаких других путей наружу пещера не предлагала.

Впрочем, поднимались они не долго. Чуть больше полусотни ступеней, длинный, все время меняющий направление коридор, являвшийся, на самом деле, всего лишь цепью естественных пещер, имевших разные, но не впечатляющие размеры и кое-где соединенных искусственными проходами, и вот уже где-то впереди забрезжил дневной свет.

— Как вы смогли…? — Виктория могла не продолжать, Карл вполне понял, о чем она хочет спросить.

— Птицу, вышитую на шелке, можно показать другим, — усмехнулся он в ответ, вспомнив еще одно подходящее случаю изречение Ишеля. — Но игла, которой ее вышивали, бесследно ушла из вышивки. Я ясно выразился?

И это было все, что он мог ей теперь сказать, иначе пришлось бы рассказывать и о многом другом, о чем рассказывать не хотелось, да и не стоило. А ответ, настоящий ответ был одновременно и прост, и сложен, как, впрочем, и все настоящие ответы.

Что бы, на самом деле, ни произошло с ним в Зеркале Ночи — был ли это всего лишь сон, так страшно похожий на жизнь, или все-таки это была настоящая жизнь, пусть и иная, извращенная, похожая на страшный сон — но чем бы это ни было, ничто из того, что довелось Карлу там пережить, узнать и прочувствовать, он не забыл. К сожалению, помнил он и то, о чем хотелось бы как можно скорее забыть, и то, о чем, будучи человеком чести, забыть следовало, хотя забывать и не хотелось. Однако среди множества оставшихся у Карла воспоминаний — впечатлений, ощущений и знаний — имелось не мало и такого, о чем забывать было никак нельзя. Там в мрачном «отражении» Зеркала Ночи ему довелось узнать многое о многом и, среди прочего, открылась ему там правда и об истинной природе магических зеркал. Впрочем, оставалась вероятность того, что знание это было таким же ложным, как и исковерканная жизнь Карла Ругера, прожитая им по ту сторону Ночи. Однако, положа руку на сердце, Карл в такую возможность не верил и, как выяснилось, оказался прав.

3

Последняя пещера, узкая трещина в каменной стене, через которую льется солнечный свет, и вот они стоят уже на неровной каменной площадке, по краям которой растут искривленные ветрами сосенки и жалкие пучки вереска, а перед ними открывается великолепный вид на долину реки и темный, почти черный город, стоящий на берегу длинного и узкого морского залива.

Линд… Карл покинул его восемьдесят три года назад, и никогда больше сюда не возвращался. Что же привело его сюда теперь?

«Прошлое?»

Но мало ли других городов в Ойкумене? Тех, в которых бывал он когда-то и порою не раз, как, например, в Цейре? И сколько других мест хранили память о его прошлом?

«Начало…»

Возможно, что именно это и имел он в виду, отправляясь теперь в Линд, ведь первый шаг запечатлевается в памяти лучше, чем многие из следующих за ним, и означает, обычно, для идущего много больше, чем это может показаться. Однако если верить Петру, Карл родился вовсе не здесь, в стенах древнего торгового города, а в предгорьях Высоких гор. Имело ли особое значение место его рождения? Как знать. Может быть, и имело, однако, верно и то, что Петр Ругер тогда направлялся именно в Линд. Возможно ли, найти теперь, через сто лет, место случайного ночлега безногого ветерана? Ответ был, разумеется, отрицательным. Однако город — это такое место, которое совсем не просто стереть с карты Ойкумены, и Линд — «город под черными крышами», как и прежде, как сто лет назад, и как пятьсот, стоит все там же, где и воздвигли его когда-то люди, на берегу Узкой бухты. Стоял, стоит, и будет стоять, даже если обратится в руины. И скалистая сопка в трех лигах к югу от города все так же будет хранить в своей груди глубокую рану длинной извилистой пещеры, куда открывается дверь из зала Врат. Случайно это или закономерно? Ведь и в Орш, где сто лет назад увидел свет незнакомый Карлу его близнец, ведет точно такая же тропа.

«Близнец», — у него не в первый раз мелькнула мысль о природе такого совпадения, но для того, чтобы рисунок сложился и приобрел завершенность, Карлу требовалось выяснить кое-что еще, и он даже знал теперь — или, во всяком случае, предполагал, что знает — как это можно сделать. Однако и то верно, что дело это было не спешное, в том смысле, что торопиться пока было некуда и незачем, да и обстановка к такого рода разысканиям не располагала. Солнце уже успело пройти две линии после перелома, и если они предполагали попасть в город засветло, то с этим стоило поспешить. Поэтому, отложив пока славную своей простотой идею на потом, Карл обернулся к своим спутникам и, указав рукой на далекий город, сказал с улыбкой, предназначавшейся всем семерым, но прежде всего Деборе:

— Добро пожаловать в Линд, дамы и кавалеры, — сказал он, делая плавный жест рукой в сторону города. Отсюда, с высоты, он был виден едва ли не целиком, хотя это и являлось иллюзией. Линд был слишком большим городом, чтобы увидеть его весь, с гаванью и портом, с северной, приморской, стороной, да и многих других частей города сложный рельеф местности увидеть с этой точки не позволял. Зато они могли видеть Лабу в ее просторной долине, и длинную череду водяных мельниц и жавшихся к ним убогих бараков прядильных и ткацких фабрик. Линд, как и многие другие города, стоял на реке. Однако река через город не протекала, огибая его стороной, вдоль южной и западной, казавшихся сейчас совершенно черными, крепостных стен. С запада же к городу примыкала и темная громада обрывистой скалы, на вершине которой стояла мощная крепость с высоким круглым донжоном, бывшая когда-то резиденцией Линдских князей. Но власть князей над городом и примыкающими к нему землями давно миновала, и в крепости размещался теперь наемный гарнизон, которым командовал кондотьер, служивший за деньги нынешним хозяевам Линда — господам городским советникам.

Черные стены и черные крыши домов, крытых пластинами сланца, узкие извилистые улицы, похожие издали на черные трещины, и клочья серого тумана, наползающие на город со стороны шхер[43]… Линд.

— Добро пожаловать в Линд, дамы и кавалеры, — сказал Карл.

— Благодарю вас, Карл, — усмехнулся в ответ Конрад Трир. — Мне приходилось уже здесь бывать, но, может быть, вы объясните теперь, что мы тут ищем?

— Трудно сказать, Конрад, — Карл перехватил понимающий взгляд Деборы и чуть заметно кивнул, подтверждая ее догадку. — Возможно, я ищу самого себя, но, видят боги, пока не знаю, зачем.

— Чутье, — кажется, Конрад такому ответу совершенно не удивился.

— Интуиция, — улыбнулась Дебора.

— Вы что-то почувствовали, Карл? — спросила Анна.

— Всего понемногу, — снова улыбнулся он. — А кстати, у кого-нибудь из вас есть деньги?

— Не волнуйтесь, герцог, — Дебора тронула тонкими пальцами, затянутыми в бежевую лайку, коричневый, затейливо расшитый золотом кошель. — Я никогда не отправляюсь в путь без денег.

«Никогда…» — у девушки, встреченной Карлом на Чумном тракте и вскоре ставшей, благодаря причудам случая, его рабыней, в маленьком потертом кошеле лежало всего три золотых и семь серебряных монет.

«А сколько золотых теснится теперь в кошеле на твоем поясе?»

Впрочем, ему даже в голову не пришло, что, на самом деле, это его золото. И то верно, разве у мужа и жены есть что-нибудь, что не принадлежит им обоим?

Впрочем, деньги, как выяснилось, имелись почти у всех его спутников. Не было их почему-то только у самого Карла и Августа, который — вот случай! — забыл в лагере свой кошель, с которым действительно никогда не расставался.

«Интересное совпадение, — решил Карл, на ходу обдумывая случившее. — И опять-таки, возможно, совсем не случайное».

Поскольку лошадей у них не было, а дорога до городских ворот могла показаться легкой только совершенно не опытному человеку, им, и в самом деле, следовало поспешить. От устья пещеры в долину Лабы — не широкой, но своенравной реки, вела едва заметная, заросшая травой и молодыми побегами вереска тропа. По ней они и спустились, преодолев крутой склон холма без того, чтобы свернуть себе шею или повредить ноги. Кто и зачем проложил этот, максимально учитывающий топографию местности путь наверх, сказать было трудно. Во всяком случае, на звериную тропу это не походило, но, как говориться — и, вероятно, правильно говорится — вопросы возникают тогда, когда на то имеются веские причины. А у них такой причины просто не было.

4

— Здесь! — сказала Дебора, останавливаясь перед очередной гостиницей. — Карл, я хочу поселиться в этой гостинице.

Гостиница называлась «Морской зверь» и ничем, на взгляд Карла, не отличалась от нескольких других, выглядевших ничуть не хуже, в которых Дебора и Валерия жить не захотели.

— Да, — неожиданно согласилась Валерия. — Мне она тоже нравится. Конрад, супруг мой, ведь правда, мы можем заночевать в этом странноприимном доме?

— По слову женщины, — усмехнулся в ответ бан Трир. — Но, может быть, графиня Брен[44] предпочтет…

— Нам все равно, — улыбнулась Виктория. — Эта или та, только чтобы в ней хорошо готовили и застилали постель чистым бельем.

— Пять комнат, хозяин, — сказал Карл, вышедшему им навстречу дородному мужчине, облаченному в богатый костюм, по верх которого, впрочем, был надет длинный кожаный фартук, указывающий на род его занятий. — С самыми большими и удобными кроватями, какие только вы сможете найти.

— Я обойдусь и обыкновенной, — хмуро буркнул подошедший к Карлу слева Август.

— Почем ты знаешь, Август, что проведешь эту ночь один? — отмахнулся от него Карл и снова посмотрел на хозяина гостиницы. — Найдутся у вас, мастер, такие комнаты?

— Разумеется, ваша светлость, — поклонился мужчина, успевший, верно, посчитать алмазы на рукояти Убивца. — И комнаты, и кровати, и все, что будет угодно господам.

— Обед! — сказал Конрад. — Нам будет угоден обед, и не жалей усердия своих поваров, любезный. За хорошее вино и вкусные яства ты будешь вознагражден отдельно.

— Вы не останетесь недовольны, милорд, — еще ниже склонился в поклоне содержатель гостиницы. — Все самое лучшее, чем славен город Линд будет на вашем столе.

— Но сначала, — мягко остановила его Дебора. — Мы хотели бы привести себя с дороги в порядок. Так что кипятите воду, мой друг. Нам понадобится целое море горячей воды!

— Прошу вас, дамы и господа, — похоже у хозяина голова кругом пошла, когда он рассмотрел всех остальных своих гостей. Как бы не были просты дорожные костюмы Карла и его спутников, опытный взгляд легко мог оценить происхождение тех, кто их носил, по тем особым приметам, которые, в общем-то, и искать не было надобности. Ткани, покрой, и драгоценности говорили сами за себя.

— Ваша милость, — донесся до ушедшего несколько вперед Карла почтительный шепот кабатчика, обращавшегося сейчас, по-видимому, к капитану. — Вы только дайте знать, и вам не придется коротать ночь в одиночестве. В Линде много славных девушек, но для вас…

— Мне нравится это место, — едва сдерживая смех, повторила Дебора. — Пойдем, Карл, и посмотрим так ли на самом деле хороши здесь комнаты, как обещает нам этот славный человек.

5

В Семи Островах не было петухов. Они там просто не приживались. Зато над городом летали чайки. Нервные, вечно встревоженные и крикливые, эти птицы никогда, кажется, не знали покоя, ни днём, ни ночью. А вот в Линде чайки были другими, спокойными, неторопливыми. Другой город, другие птицы. В том числе и петухи.

Петушиный крик разбудил Карла, когда рассвет могли почувствовать только худые и жилистые «северянские тарнеголи», да, быть может, он сам, если бы таково было его намерение. Однако просыпаться так рано — за маленьким гостиничным окном все еще было темно — Карл не предполагал. Но природу обмануть трудно, если возможно вообще. Сон ушел, как ни бывало, чего, впрочем, и следовало ожидать, и, значит, Карл снова должен был выбирать. Ему было удивительно хорошо сейчас под тяжелой пуховой периной, без которой он вполне мог обойтись. Но он был не один, а Дебора… Что ж, все дело было именно в ней. Разумеется, Карл мог бы тихо подняться, даже не разбудив при этом спящую женщину, и оставив ее досматривать сны, отправиться бродить по темным, затянутым туманом улицам Линда, вспоминая его ногами. Но мог и остаться, снова позволив себе раствориться в медленно поднимающейся волне страсти, огонь которой, сама того не подозревая, разжигала в нем сейчас Дебора. Нежное дыхание в плечо, прикосновения горячего бедра и упругой груди, рука лежащая на его животе… Однако прошедшая ночь и без того оказалась едва ли не самой бурной в истории их короткой любви. Дебора была ласкова и нежна, и одновременно неистова. Как ей удавалось сочетать несочетаемое? Вероятно, все дело было в сложной природе ее души, в которой бок о бок сосуществовали женщина и ее зверь, воплощенная женственность и безумная дерзость не ведающего преград бойца. Но и то правда, что такой, как сегодня, Карл ее еще не видел, не чувствовал, и не любил. И он подозревал, что виной этой неутолимой жажды и беспредельной нежности было чувство обреченности, которое Дебора ощутила в сгустившейся вокруг них атмосфере «последних дней» или уловила в изменившемся ритме его сердца. Но, как бы то ни было, даже не зная всей правды, она была с ним такой, как если бы это был их самый последний раз. А он сам? Карл полагал, что знает, что его ожидает — с той мерой уверенности, которая только возможна в мире, где никто не знает всего. И, вероятно, поэтому таким, как сегодня ночью, он не был ни с кем и никогда. Даже со Стефанией… Просто потому, что не знал тогда, уходя от нее на свою проклятую войну, что уходит навсегда.

«А сейчас?»

Сейчас Карл знал, или, во всяком случае, предполагал, что ночь эта в уютной гостинице «Морской зверь», может стать последней дарованной им богами возможностью почувствовать друг друга так, как никто из них никогда уже не почувствует другого. О такой ночи в Загорье говорят, что покой любовников сторожит сама Госпожа Пределов. Возможно, так все и обстояло, потому что страсть и нежность, которые обрушил на Дебору Карл были ничуть не слабее огня, вспыхнувшего в ней. Так стоило ли разрушать великолепную картину любви, написанную этой ночью их собственными телами и душами, еще одной короткой и необязательной близостью?

Но, видят боги, понимать и принимать — две совершенно разные и не обязательно связанные между собой вещи. Умом Карл все это прекрасно понимал и, как истинный знаток искусства, не мог не восхищаться созданным их неразделенным вдохновением рисунком, но его душа отказывалась принимать завершенность их любви, и, как ни странно, его художественное чувство и являлось по сути источником этого ощущения. А, что не завершено, как говаривали художники в Венеде, то может быть дополнено

Так и получилось, что, хотя первый петушиный крик и разбудил Карла, из гостиницы он вышел уже тогда, когда петухи свое давно уже откричали. Впрочем, утро от этого ярче не стало. Туман, пришедший из морских узостей, превративших побережье Линда в подобие суринамских кружев, все еще не рассеялся и скрывал от глаз Карла тот великолепный вид на город и гавань, который должен был открыться перед ним с высоты «Кумовой горки», на которой располагалась их гостиница. Однако не судьба. Линд был скрыт от глаз Карла клубящейся сизой мглой осеннего тумана, из которой кое-где торчали лишь самые высокие шпили городских храмов. И из этого плотного, как хлопковая масса, тумана неожиданно и совершенно бесшумно вылетела навстречу Карлу огромная неторопливая чайка.

«Это Линд, — усмехнувшись, покачал головой Карл. — Великие боги, я действительно вернулся в Линд».

6

— Что будем делать теперь? — Спросила после завтрака Валерия.

Хозяин гостиницы не обманул. И вчерашний обед, и сегодняшняя утренняя трапеза, поданные «знатным путешественникам» в отдельном помещении — красной гостиной, прозванной так, вероятно, из-за цвета ткани, которой были оббиты ее стены — были выше всяческих похвал. А узнав, что гости прибыли из Флоры, мастер Шер даже войярское вино для них раздобыл, и не какое-нибудь, а настоящий «Кастор» с плато Нель.

— Западная Флора, — с удивлением поднял бровь Конрад Трир, едва попробовав предложенное ему вино.

— Я полагаю, это «Кастор»? — спросил кабатчика Карл.

— Рад, если смог угодить, вашей светлости, — расплылся в подобострастной улыбке Примо Шер. Трудно сказать, за кого он принимал Карла, но, судя по его поведению, не меньше чем за путешествующего инкогнито принца крови.

«А настоящая принцесса представляется ему всего лишь знатной дамой, сопровождающей в этом странном путешествии особу королевской крови… Впрочем, со вчерашнего дня я, кажется, являюсь наследником императорской короны, — неожиданно вспомнил он. — Так что, возможно, мастер Шер не так уж и не прав».

— Спасибо, мастер Шер, — сказал он вслух. — Все просто замечательно. И рыба, и мясо, и вино… Но мы хотели бы остаться одни…

— Что будем делать теперь? — спросила Валерия, когда трапеза подошла к концу.

— Не знаю, — улыбнулся ей Карл, отодвигая от себя блюдо с запеченным в имбирном тесте морским окунем, от которого, впрочем, уже мало что осталось, кроме костей, разумеется, и кусочков хорошо пропеченного теста. — Кто что, вероятно. В Линде замечательно богатый рынок, — он чуть поклонился Виктории и Анне. — Сюда привозят все самое лучшее со всего побережья Бурных Вод. А мастеру Марту, я полагаю, не безынтересно будет посетить книжное собрание Гильдии Негоциантов. — Еще один вежливый поклон. — Я слышал, что линдские купцы пробрели по случаю собрание хроник Каардена. Как вы думаете, мастер Март?

— Я думаю, — без тени улыбки сказал Строитель. — Что это достаточный повод, чтобы навестить эту библиотеку.

— Ну, а мы вчетвером, — Карл посмотрел на Дебору, но из вежливости не стал задерживать взгляд надолго и сразу же перевел его на Конрада. — Отправимся с визитом вежливости к моим родным. Капитан! — как бы вспомнив вдруг о Лешаке, добавил он. — Не составите ли нам компанию?

— По Вашему слову, — поклонился в ответ уроженец республиканского Торна.

«Хорошо хоть вашей светлостью не назвал!»

Изменения коснулись всех. Возможно, такова была судьба любого, кто — на счастье или беду — оказывался вблизи Карла и оставался в этой «опасной» близости слишком долго. Впрочем, менялся и он сам, потому, вероятно, что рядом с ним вновь, как когда-то, в славные дни империи, оказались люди, способные на него влиять.

7

К тому времени, когда они покинули гостиницу, туман уже почти рассеялся, и выглянувшее из-за облаков солнце осветило узкие плохо вымощенные улицы, по которым Карл и его спутники отправились — пешком, как простые горожане — искать дом семейства Ругеров. Если верить содержателю гостиницы, идти им было совсем не далеко. Ругеры жили в самом конце Корабельной улицы, ну а улица эта была третьей, «если идти все время на запад, нигде не сворачивая и держась правой стороны». Так оно и оказалось. Кабатчик не соврал. И улицы были не длинными, хоть и петляли туда-сюда, как не способный идти прямо пьяница, и третья по счету улица, как сказала им встретившаяся на пути приветливая женщина, называлась Корабельной, и дом, темный от вечных дождей и ветров и еще от дыма из труб, зачастую стелящегося из ветра по самой земле, нашелся без труда. Он действительно стоял в конце улицы, застроенной высокими — иные и в три этажа! — каменными домами, но фасадом выходил на маленькую площадь с круглым колодцем, украшенным затейливой оградой из кованой бронзы.

Они подошли к колодцу, около которого, как всегда, толпились женщины и мальчишки-подростки, и остановились, рассматривая подворье Ругеров. Что ж, дом был хоть куда. Хороший, добротной постройки дом, большой и высокий. Украсить его колоннами и резным портиком, вполне мог бы зваться дворцом. Но нет, купцы — даже самые богатые в Линде — не живут во дворцах. Они, как и все прочие горожане живут в домах. Впрочем, над широкой надежной дверью с бронзовыми кольцами вместо ручек и таким же бронзовым молотком в каменную кладку была вмурована потемневшая от времени мраморная плита, на которой затейливой вязью было написано имя дома.

«Владение Ругеров»

— Ты родился в этом доме? — спросила Дебора, прижимаясь к его плечу.

— Нет, милая, — покачал головой Карл. — Я родился под открытым небом. Была гроза и шел сильный дождь, и происходило это в отрогах Высоких гор. А дом этот, я полагаю, построили уже после того, как я покинул город.

— Вы родились в грозу? — неожиданно спросил Конрад Трир, с которым подробности своего рождения Карл никогда не обсуждал. — В трех дня пути от реки Великой?

— Да, Конрад, — кивнул Карл. — Вам сказали истинную правду. Так все и было. Гроза, ночлег на опушке леса, и длинная дорога до торгового перевоза.

— Вы знаете, — ровным голосом спросил Конрад. — Кто еще родился в ту самую ночь?

— Кого из двоих вы сейчас имеете в виду? — вопросом на вопрос ответил Карл, чувствуя, как насторожились внимательно слушавшие их разговор женщины.

— Того, кто никем не успел стать, — по-видимому, Конрад уже понял, что Карлу известна история его рождения, но посвящать в нее и всех остальных, даже свою жену, посчитал излишним.

— Да, — кивнул Карл и неожиданно решил, что самое время проверить одну из тех догадок, что появились у него еще в зале Врат, тем более, что его нынешний собеседник был из тех, кто знает многое о многом, хотя и держит обычно это знание при себе. — И ведь это случилось не в первый раз, не так ли?

— Совершенно верно, — на лице бана Трира не дрогнул ни один мускул, но Карл уже понял, что с ним Конрад будет откровенен, потому что свой выбор уже сделал. — Мне известно еще о двух парах.

— Дайте угадать! — своей улыбкой Карл хотел замаскировать серьезность вопроса, но, скорее всего, ввести в заблуждение молча слушавших их разговор Дебору и Валерию, ему не удалось. — Герст и…

— Кершгерид.

«Вот как! Оказывается они были братьями-близнецами… Но почему Гавриель мне об этом ничего не сказал? Или он тоже не знал?»

— А кто двое других?

— Габер Руд[45] и его «тень» Бруно Йонк.

— Тень? — переспросила удивленная Валерия, впервые вмешавшись в их разговор.

— Да, моя супруга и госпожа, — поворачиваясь к ней, чуть склонил голову Конрад. — Именно «тень», но что это означает, я не знаю. Так он назван в нашей семейной хронике. Впрочем, моего прадеда об этом спросить уже, разумеется, не удастся, а больше никто об этом, насколько мне известно, ничего не знает. Но, может быть, Карл, нам следует постучать в дверь? — спросил он, прерывая свое объяснение и снова поворачиваясь к Карлу. — Видя нас стоящими напротив их дома, домочадцы, кажется, начали беспокоиться.

Однако стучать в дверь не пришлось. Она открылась сама, и на пороге дома появилась девушка в белом кружевном чепце и таком же фартуке, надетом поверх платья из темно-зеленого бархата, украшенного серебряным шитьем. На служанку она не походила, хотя возрастом за таковую вполне могла сойти.

— Доброго дня, господа — сказала она, спустившись по невысокой лестнице и подойдя к ним ближе. — Моему отцу показалось, что вы кого-то разыскиваете, и он послал меня спросить, не нуждаетесь ли вы в какой-либо помощи?

— Доброе утро, сударыня, — улыбнулся ей Карл. — Мы в самом деле, разыскиваем кое-кого, но, кажется, уже нашли. Вы ведь принадлежите к славному семейству Ругеров, не так ли?

— Да, господин, — девушка смутилась и отвела в сторону взгляд своих фиалковых глаз. — Я Мина Ругер, мой господин, и прихожусь дочерью Гвидо Ругеру-младшему.

— Великолепно, — кивнул Карл, рассматривая девушку, настолько сильно напомнившую ему Магду Ругер, что сомнений в их родстве и быть не могло. — А кто, простите мне мою неосведомленность, является ныне главой торгового дома Ругеров?

— Элиас Ругер, господин, — с удивлением в голосе ответила девушка. И то сказать, кто же в Линде, а значит, и во всей Ойкумене, мог не знать про мастера Элиаса Ругера?

— Надеюсь, мастер Элиас пребывает в здравии и довольстве? — спросил Карл, стараясь соблюдать полную серьезность. — Дела его благополучны, и торговля процветает?

— Да, господин, — по-видимому, девушка не знала уже, о чем и думать. Стоящие перед ней люди по всем признакам были важными господами, но зачем они пожаловали в дом Ругеров, все еще оставалось для нее загадкой.

— Прекрасно, — снова улыбнулся Карл. — Не могли бы вы, сударыня, передать мастеру Элиасу, что некие знатные путешественники хотели бы иметь с ним приватный разговор.

— Да, господин, но… — девушка была явно смущена. — Но в этот час дедушка обычно разбирает с отцом торговые книги…

— И вы боитесь, что он не сможет нас принять? — подсказал Карл.

— Да… нет, то есть…

— А вы скажите ему, что одна из посетительниц, которая желает с ним переговорить, путешествующая инкогнито принцесса крови.

При этом известии, глаза Мины чуть не вылезли из орбит, и не в силах сказать в ответ что-либо вразумительное, она только пискнула, зажала рот белой ладошкой, и опрометью бросилась обратно в дом. Впрочем, к чести девушки, опомнилась она раньше, чем добежала до лестницы. Внезапно остановившись на бегу, она резко развернулась, от чего колыхнулись ее тяжелые юбки, и снова побежала, но теперь уже, возвращаясь к Карлу и его спутникам.

— Ох! — выдохнула она, снова останавливаясь перед ними. — Простите мою невежливость, добрые господа. Пожалуйте в дом, а я сейчас же передам ваши слова дедушке.

8

Элиас Ругер был грузным человеком в том возрасте, когда старость уже подступает к мужчине вплотную, и только он волен решать, считать ли себя все еще «зрелым мужчиной», или все-таки уже стариком. Но, по-видимому, глава торгового дома Ругеров, имел на этот счет ясное и однозначное мнение. Поэтому, хотя борода его и была бела, глаза мастера Элиаса были полны воли и энергии, и спину он держал прямо, как и подобает человеку, которого не успело — или просто не смогло — «согнуть» безжалостное время.

Он вышел им навстречу из своего рабочего кабинета, высокий, осанистый, в тяжелом, подбитом и отделанном по краям куньим мехом шарлаховом шаубе[46], украшенном объемным орнаментом из серебряного шнура. Сопровождал его еще один представительный и богато одетый мужчина — по-видимому, это и был отец Мины, Гвидо-младший — в бороде которого тоже пробилась уже седина, но который, все-таки, был много моложе главы дома Ругеров.

— Рад приветствовать вас, дамы и кавалеры, в моем скромном доме, — сказал мастер Элиас, остановившись в трех шагах от Карла и отвесив церемонный, но не умаляющий его достоинства, поклон. — Это большая честь для меня, — продолжил он, между тем решая, по-видимому, которая из двух, представших перед его взором блистательных дам, является принцессой, о которой сообщила ему внучка.

— Прошу вас, ваша светлость, — продолжил он через мгновение, опередив тем самым Карла, уже решившего, было, вмешаться и представить хозяину дома Дебору. Однако этого не потребовалось. Мастер Элиас уже склонялся во втором, гораздо более низком поклоне именно перед ней. — Пройдемте в гостиную, ваша светлость, господа! Там я полагаю, нам будет гораздо удобнее, чем в моей пыльной рабочей комнате.

«Он видел Дебору раньше, или это чутье талантливого негоцианта? Любопытно», — Карл церемонно подал руку Деборе и повел ее за показывающим им дорогу Элиасом Ругером, приходящимся ему, судя по всему, племянником. Пусть и сводным. Во всяком случае, характерная лепка лица и цвет глаз указывали как будто на близкое родство именно с Гвидо, который, надо полагать, в свое время — пока был жив — звался Старшим.

— Итак, — сказал почтенный негоциант, когда все расселись в просторной, на диво хорошо и со вкусом отделанной и обставленной комнате, служившей в этом доме гостиной, как назвал ее мастер Элиас, следуя, вероятно, поморской традиции, или приемным залом, как, наверняка, называли бы ее в Загорье. — Каким богам я должен принести жертвы, за случай, приведший в мою скромную обитель принцессу из дома Вольх?

— Мы просто путешествуем, — мягко остановила его несколько излишне напыщенную речь Дебора. — И я попросила моего жениха, — она положила свои обтянутые лайкой пальцы на руку Карла, как бы представляя его хозяину дома. — Чтобы он показал мне свой родной город.

— Вот как? — поднял в удивлении брови Элиас. — Но… Прошу прощения, добрый господин, я, кажется, стал несколько глуховат. Как вы сказали, ваша светлость, вас зовут?

«Умен!» — отметил Карл, который, как и все остальные его спутники, хозяевам дома представиться «не успел».

— Разрешите представить вам, мастер Элиас, наших спутников, — сказал он, вставая из предложенного ему гостеприимными хозяевами кресла. — Принцессу Вольх вы узнали сами, что делает вам честь, ибо не многие знают ее в лицо — он не смог отказать себе в удовольствии еще раз посмотреться во все еще пьяные от любви и счастья глаза Деборы, и перевел взгляд на Конрада и Валерию, которые тоже, кажется, еще не отрезвели от хмеля прошедшей ночи. — Бан и банесса Трир, — чуть склонив голову в уважительном поклоне, представил он их и тут же «увидел» то, о чем, возможно, еще не знали и они сами.

«Кажется, мне скоро предстоит стать дедом… Внучка? Внук?» — но, скорее всего, как подсказывало художественное чувство, через девять месяцев следовало ожидать рождения именно мальчика.

Взмах мощного крылаТоржествующий клекот победителяИ синие глаза материи бабушки

«Горный орел? Скорее всего…»

— И, наконец, капитан Август Лешак, — сказал он вслух после короткой паузы, откладывая возникший в воображении образ в заветные глубины памяти. — А меня, мастер Элиас, называют герцогом Герр.

— Если бы вы, мой господин, не сказали, что вы герцог, — низко поклонился, поднявшийся на ноги одновременно с Карлом, Элиас. — Я бы подумал, что меня посетил император.

«А ты, оказывается, совсем не плохо разбираешь „слова“ жестов и взглядов».

— Но пока я не император, — улыбнулся Карл своему племяннику. — Все дело в том, мастер Элиас, что принцесса, как вы уже слышали из ее уст, является моей невестой, банесса же Трир — приходится мне родной дочерью, а капитан Лешак командует моей личной гвардией. Если добавить к этому, что с баном мы друзья, то характер наших отношений, на который вы только что изволили указать, становится исчерпывающе ясен. Не так ли?

— Так, — глаза негоцианта вдруг стали жесткими и внимательными. — Но вы, кажется, сказали Герр?

— Да, — кивнул Карл, понимая, что вопрос задан не спроста. — Бывали во Флоре, мастер Элиас?

— Бывал, как не бывать. Дела наши торговые, ваша светлость. Приходится ездить, как без этого. Бывал я и в Новом Городе, бывал и во Флоре. Лет тридцать назад или чуть поболее того… А память у меня купеческая, господин герцог, сами понимаете… Однажды во Флоре мне посчастливилось присутствовать при выезде Принцепса и я запомнил одну очень красивую молодую даму, сопровождавшую цезаря… Черноволосую и синеглазую, как вот госпожа банесса…

— Стефания Герра была моей женой.

— Вот-вот, — с готовностью закивал негоциант, взгляд которого, тем не менее, ничуть не изменился. — Стефания Герра, так и есть. А супругом ее, как я слышал, несколько позже стал имперский граф Ругер.

— Титул графов Ругеров теперь ношу я, — с любезной улыбкой пояснила Валерия, явно не менее других заинтересовавшаяся разговором, вернее напряженным его подтекстом.

— Но ее светлость принцесса, господин герцог, — гнул свою линию Элиас. — Кажется, только что сказала, что вы родом из Линда?

— Не будем ходить вокруг да около, Элиас, — мягко остановил его Карл. — Ты ведь все уже понял, не так ли? А еще ты удивительно похож на маленького Гвидо, каким я его помню и каким могу представить себе в зрелые годы.

— Значит, ты, наконец, решил вернуться в Линд… — в этом холодном голосе можно было услышать довольно много всего, что чувствовал сейчас глава семьи Ругеров, не было в нем только радости.

— Нет, — покачал головой Карл. — Я просто немного свернул с дороги… Так бывает, Элиас… Знаешь, как говорят тут, у вас, в Линде? Десять лет я не мог найти дорогу назад, а потом позабыл, откуда пришел.

— Зато здесь тебя никогда не забывали… Так тоже случается, — Элиас смотрел на него со смешанным чувством удивления, быть может, даже восхищения, но и обиды, как, верно, и должно смотреть на того, кто покинул свой дом навсегда.

9

Известие, что дом их посетил знатный родич, как и следовало ожидать, вызвало в семействе Ругеров волнение самого искреннего свойства и породило волну хаотичных перемещений многочисленных домочадцев, и плохо скрытый переполох в задних комнатах дворца, который должен был считаться домом. Впрочем, на мастера Элиаса все это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Разумеется, он, немедля отдал необходимые распоряжения — которые, впрочем, он отдал бы и в любом другом случае — и вскоре служанки принесли в гостиную угощения, состоявшие из засахаренной айвы, фигурок из марципана, и сваренного в меду миндаля. Подали, естественно, и фрукты, которых, не смотря на прохладный климат, росло в здешних местах великое множество. Во всяком случае, вишня и клубника, насколько мог припомнить Карл, родились в окрестностях Линда необычайно сочные и сладкие. Однако сейчас, осенью, ни того, ни другого, разумеется, уже не было и быть не могло. Зато лесная земляника и малина, красные душистые яблоки и иссяне-черные, как ночное небо, сливы выглядели весьма привлекательно, а предложенное гостям грушевое вино было выше всяческих похвал.

— Но, может быть, вы, господа, предпочитаете виноградные вина? — из одной лишь вежливости, насколько мог оценить его интонацию и взгляд, спросил старый негоциант.

— Спасибо, мастер Элиас, — с мягкой улыбкой ответила ему Дебора. — Ваше вино великолепно. Оно напомнило мне наш, гаросский, «Грушевый цвет».

— Я рад, что вам нравится, ваша светлость, — сдержанно поклонился Элиас. — Но, возможно, ваши спутники… Александра, — сказал он, оборачиваясь к своей жене, распорядись, чтобы принесли Риенского и то вино из Корсы, которое подарил мне советник Лукас.

— Дамы, — сказал, снова поднимаясь из своего кресла Карл, едва успев попробовать вино и землянику. — Кавалеры, — он извинился взглядом перед Конрадом и с улыбкой посмотрел на своего племянника, выглядевшего много старше его самого. — Мы вас оставим не надолго. Надеюсь, радушные хозяева не позволят вам заскучать. Что скажешь, Элиас? Найдется у нас с тобой, о чем поговорить с глазу на глаз?

— Как скажешь, Карл, — без тени удивления согласился Элиас и, поклонившись гостям, пригласил Карла следовать за собой, не забыв, впрочем, шепнуть по пути несколько слов сыну и жене, поручая оставшихся гостей их вниманию.

10

— Скажи, Элиас, — спросил Карл, когда они оказались одни в рабочей комнате негоцианта. — Законы Линда так сильно изменились?

— Что ты имеешь в виду? — Элиас открыл резной шкафчик красного дерева, стоящий в дальнем углу кабинета, и оглянулся на Карла. — Вино или бренди, Карл?

— Бренди, с твоего позволения, — Карл достал кисет и начал неторопливо набивать свою старую трубку. — А спросил я тебя об отношении городских властей к аристократии. Линд уподобился Торну? Быть дворянином нынче опасно?

— С чего ты взял? — Элиас поставил перед Карлом серебряный чеканный стаканчик и налил в него темно-коричневую жидкость из маленького пузатого графинчика толстого, отливающего сапфиром граненого стекла.

— Я обратил внимание на то, что на твоем доме нет герба… — Карл понюхал бренди. Он был отменно хорош и вообще спутать этот запах с каким-нибудь другим было сложно.

«Пражский „Единорог“…»

— Какой герб, Карл? — удивленно поднял брови Элиас. — Ты, верно, забыл, дядюшка Карл, Ругеры не дворянский род. Нам гербы не положены.

— Ругеры дворянский род вот уже более полу-столетия, — теперь пришла очередь удивляться Карлу, который доподлинно знал, что так все и обстоит.

— Как так? — Элиас сел на стул с высокой резной спинкой и с недоверием посмотрел на Карла. — Когда это мы успели стать дворянами?

— Тогда же, когда я получил графский титул, — ответил Карл, начиная понимать, что произошло на самом деле.

— В эдикте императора Яра, о даровании мне титула графа империи — объяснил он все еще озадаченному негоцианту. — Род Ругеров был возведен в потомственное дворянство…

— Вот как, — Элиас взял со стола свою трубку и понимающе кивнул Карлу. — Вероятно, Карл, все так и есть, как ты говоришь, но ты, по-видимому, был тогда сильно занят и забыл нам об этом сообщить.

«Забыл, — признал Карл, не испытывая, впрочем, по этому поводу никаких угрызений совести. — Я просто о них даже не подумал, а вспомнил об этой безделице только сейчас… По случаю».

— Возможно, — сказал он спокойно. — Возможно, что и забыл. А, может быть, и нет. Мне кажется, я посылал к вам гонца, Элиас, но он мог до вас, разумеется, и не добраться… Впрочем, теперь, я думаю, это уже не важно. Ты можешь послать своего человека в Цэйр, все эдикты Яра хранятся в имперском Нотарионе.

— Спасибо, что подсказал, — желчно усмехнулся Элиас. — Я как-нибудь кого-нибудь пошлю за копией.

«Ты прав, а я не прав, но что с того?»

— А пока суд да дело, — сказал он, никак не отреагировав на слова племянника. — Я напишу тебе грамоту сам, и мы с баном Триром засвидетельствуем ее своими печатями.

— Вероятно, я должен тебя поблагодарить, — голос негоцианта не выражал ровным счетом никаких эмоций.

— Не должен, — покачал головой Карл, раскуривая трубку.

— Видишь ли, Элиас, — сказал он через мгновение. — Мои обстоятельства складываются теперь так, что я хотел бы раздать хоть те не многие долги, которые могу заплатить в то короткое время, которое имеется в моем распоряжении.

А вот эти его слова, как ни странно, произвели на Элиаса неожиданно сильное впечатление.

— Ты, что, Карл, собрался умирать? — спросил Элиас, нахмурив свои почти совсем седые брови.

— Возможно, — Карл не мог рассказать ему о том, что происходит сейчас и чему, вероятно, предстоит произойти в самое ближайшее время. — Не могу сказать, чтобы мне надоело жить, но, согласись, сто лет это очень почтенный возраст.

— По тебе не скажешь, — все так же хмуро ответил Элиас. — И потом, ты же, вроде, собираешься жениться?

— Да, — кивнул Карл и, выдохнув табачный дым, отпил, наконец, из серебряного стаканчика. — Превосходный бренди, Элиас! Все-таки лучше, чем в Праже, его нигде не делают. Но оставим разговор о причинах, поговорим лучше о следствиях.

— Как скажешь, — Элиас, кажется, был смущен оборотом, который принял их разговор и даже не пытался этого скрыть.

— Как скажу, — повторил за ним Карл и кивнул. — Скажи, Элиас, это правда, что мне принадлежит четвертая часть в деле Ругеров?

— Тебе нужны деньги? — с пониманием кивнул негоциант, привыкший, должно быть, что всем вокруг вечно нужны деньги, причем не деньги вообще, а его, Элиаса, деньги.

— Нет, — покачал головой Карл и откровенно усмехнулся. — Денег у меня достаточно.

«Но что такое деньги? Особенно, когда они есть…»

— Да, — подтвердил Элиас после короткой паузы. — Тебе принадлежит двадцать пять процентов семейного капитала.

— Почему? — в самом деле, с какой стати его сводным братьям надо было делиться с ним нажитыми богатствами?

— Когда ты прислал те деньги, дедушка Петр был еще жив, — сухо объяснил Элиас. — Он вложил их в груз парусины и сахара… Эту историю знает каждый член нашей семьи… Ее рассказывают детям. Собственно, с тех трех кораблей, которые, не смотря на осенние шторма, добрались до Линда целыми, не потеряв и не испортив груз, и началось наше восхождение. Поэтому никто и не возражал, чтобы считать тебя пайщиком и компаньоном. Так хотел Петр Ругер, и… Я тоже не вижу причин, чтобы что-то в этом деле менять. Ты это заслужил. Четверть, Карл. Тебе принадлежит четверть.

— Деньги? — переспросил Карл. — Ах, да, деньги…

Теперь он вспомнил эту историю.

«Пражский „Единорог“… Опять совпадение?»

Это случилось почти семьдесят лет назад. В то время, Карл служил кондотьером у графа Самоны, а Никифор Самонский как раз воевал с Пражем… На стенах города умерло больше наемников, чем за все три года войны, но и Пражу не позавидуешь. Его жителям досталась горькая судьба пережить семь месяцев жестокой осады и три дня, на которые город был отдан на поток и разграбление. Отряд Карла принимал участие в предпоследнем и последнем штурмах, но когда сопротивление защитников Пража было сломлено, сам Карл в город не пошел. Он вернулся в свою палатку, чтобы ни разу затем не пересечь линии городских стен. Так что, впервые он попал в Праж только спустя семнадцать лет, когда время уже затянуло раны той давней войны, а сам он вполне осознал, в чем состоит искусство войны, и какую цену платят ее участники, победители и побежденные.

А тогда… тогда он провел три дня за чтением книг, отказываясь встречаться с кем бы то ни было, за исключением своего единственного слуги, который, впрочем, стремился своим присутствием ему в те дни не докучать. Однако на рассвете четвертого дня, к Карлу пришли оба его лейтенанта и выложили на стол перед ним восемь тугих кожаных кошелей, наполненных пражским золотом. Это была его законная доля, и никому из них даже в голову не могло придти, чтобы утаить хотя бы грош из причитающейся ему «части». Отказаться от этих денег Карл, разумеется, не мог, но что с ними делать, совершенно не представлял. Своего дома у него не было, дорогих и не нужных в повседневной жизни вещей он не любил и не имел, а вино и женщины так дорого не стоили. Ему вполне хватало на них собственного жалования. Однако с деньгами надо было что-то делать, не таскать же эдакую тяжесть все время с собой. Разумеется, деньги можно было отдать в рост кому-нибудь из известных Карлу негоциантов или банкиров. Однако, если уж отдавать их в чужие руки, то не лучше ли было послать их отцу и Карле, которые, уж верно, нашли бы им лучшее применение, чем одинокий кондотьер, живущий войной и живописью. И оказия неожиданно возникла… Послал и забыл.

— Ты забыл и об этом, — с удивлением сказал Элиас.

— Забыл, — признался Карл.

— Отец любил рассказывать нам о великом Карле Ругере…

— Элиас, ему было три года, когда я покинул Линд.

— Возможно, — кивнул негоциант. — Но о бое на крепостной стене он рассказывал так, как если бы видел сражение своими собственными глазами.

— Восемьдесят три года…

«И ведь, сто лет достаточный срок для того, кто родился человеком…» — ему было жаль оставлять этот мир, полный красоты и гармонии и красок, к которым он не успел еще подобрать ключей. Еще больше он не хотел оставлять Дебору, но с другой стороны, смерть, как он это понимал, являлась непременным условием человечности.

«Люди смертны, пора бы угомониться и мне…»

— Элиас, — сказал он. — Как бы то ни было, в ближайшие несколько дней должны произойти два события, которые, несомненно, будут иметь весьма серьезные последствия для Ойкумены, в том числе и династические.

— Что ты имеешь в виду? — на лице Элиаса сразу же появилось выражение озабоченности.

Купцы не любят перемен.

«Но умеют извлекать из них прибыль… Сколько золотых ты заработаешь на знании, обладателем которого сейчас станешь?»

— Во-первых, — сказал он вслух. — Дебора Вольх будет коронована в Новом Городе и станет новой господаркой.

— И она твоя невеста…

— Сразу после коронования, она станет моей женой, — кивнул Карл. — Но супруг королевы в этом случае не король.

— Но? — подался вперед Элиас.

— Ты прав, — усмехнулся Карл. — Но оно и не важно. Потому, прежде всего, что мне совершенно все равно, какой титул я ношу, или не ношу. Я люблю эту женщину, Элиас, и она любит меня. Это все, что мне интересно. Однако есть и второе обстоятельство. К тому времени, как она коронуется, я уже стану новым императором.

— От империи мало, что осталось, — сказал Элиас, который, как ни странно, совершенно не был удивлен известием о том, что его дядя вскоре станет императором.

— Почти ничего, с усмешкой подтвердил Карл. — Но император, взявший в жены господарку Нового города и имеющий к тому же полную и безоговорочную поддержку Цезаря Флоры и… и еще кое-кого…

«Например, убрского совета старейшин…»

— Сможет подчинить своей власти всю Ойкумену, — закончил за него Элиас, глаза которого светились сейчас неподдельным восторгом.

«Подчинить себе всю Ойкумену, — повторил мысленно Карл. — И победить нойонов… Однако, скорее всего, это полотно придется писать кому-нибудь другому. Из Мотты нет выхода».

— Возможно, — сказал он вслух. — Но давай оставим все это будущему. И посмотрим на эти два события с династической точки зрения.

Карл сделал глоток бренди и вернул стакан на стол.

— Для начала скажи, Элиас, титул какой страны предпочтительнее в твоем случае?

— Я только что стал дворянином, — усмехнулся Элиас. — А ты уже говоришь о титуле… Баронском, я полагаю?

— Да.

— Гаросса, — без долгих размышлений ответил негоциант.

— Будь по-твоему, — кивнул Карл. — Принцесса выдаст тебе соответствующее обязательство, а мы с Конрадом Триром скрепим его своими печатями.

— Но, говоря о династических последствиях, ты имел в виду что-то другое…

— Да, Элиас, что-то другое. Моей дочери титул графов Ругеров не нужен. Она банесса Трир и когда-нибудь, возможно, очень скоро, станет герцогиней Герр.

— Этот капитан… — Элиас снова смотрел на Карла серьезно и строго, и все-таки его взгляд изменился.

— Ты проницательный человек, Элиас… Очень проницательный, но скажи, как ты догадался?

«На кого ты похож, Август? У кого еще в твоей семье были такие глаза

— Он не похож на тебя, — сказал задумчиво Элиас. — Но что-то… Он твой сын?

— Он мой внук, хотя и сам об этом не догадывается.

«Феодора не могла знать, но…»

— Я хотел бы, чтобы новый граф Ругер стал частью вашей семьи, — сказал Карл и улыбнулся Элиасу. — Думаю, Линду не помешает такой опытный в военном деле, знатный и богатый человек, как Август Ругер.

— Ты прав, — кивнул Элиас. — Времена ныне не спокойные… И ведь он нам не близкий родственник… Как ты думаешь?

— Что ж, — согласился Карл. — Мина красивая девушка, или ты имел в виду кого-то другого?

— Мина моя внучка.

— Ну, тут, как боги решат, — улыбнулся Карл. — Я не против.

— Вернемся в гостиную?

— Да, пожалуй, — Элиас встал. — Но и у меня есть кое-что для тебя.

Он достал связку ключей и, подойдя к массивному окованному железными полосами сундуку, начал отпирать замки. Карл смотрел на него с любопытством, даже не пытаясь угадать, что за вещь хочет показать ему племянник. Наконец, справившись с замками, Элиас откинул крышку сундука и стал что-то искать в его необъятных недрах.

— Вот, — сказал он, выпрямляясь, и протянул Карлу маленькую шкатулку. — Это доставили через месяц после смерти Евгения Яра. Судя по всему, такова была его последняя воля.

Карл взял в руки шкатулку, откинул крышку и уже без удивления увидел внутри то, что и ожидал теперь увидеть: большой потемневший от времени серебряный медальон.

«Итак, насколько случайным был мой выбор? — спросил он себя, открывая медальон и рассматривая лицо Косты Яра. — И только ли чтобы отдать долги, я пришел теперь в Линд?»

11

Они покинули дом Ругеров, когда невидимое за низкими облаками солнце перевалило уже за первую линию после перелома.

Невидимое солнце… Условная точка перелома, в которой сутки разламываются, как краюха хлеба в руках друга, на две равные доли… Неизвестные причины и неясные следствия из них…

В шкатулке, привезенной когда-то в Линд тайным посланцем Евгения, и о существовании которой не знал никто, даже Ребекка Яриста, лежали старинный медальон, скрывавший под покрытой патиной времени выпуклой крышкой портрет «близнеца», копия завещания, которая могла сделать Карла императором еще сорок лет назад, и сверток пожелтевших хрупких пергаментов, исписанных выцветшей за годы и годы тушью. Оставалось только удивляться, тому, что Евгений Яр решился на такой поступок. И дело было даже не в том, что этим завещанием император лишал короны своего собственного сына и отдавал не только власть, но и саму Ребекку — «… если смерть моя случится преждевременно, тогда, когда жена моя еще будет женщиной молодой…» — своему счастливому сопернику, который, впрочем, никогда не дал ему повода усомниться в своей порядочности. И даже не в том, что такой предусмотрительный человек, каким, несомненно, был Евгений, доверился случаю, отсылая столь ценные вещи в неизвестность, где они легко могли попасть в чужие руки, или пропасть. Суть произошедшего, как видел Карл эту историю теперь, глазами дня сегодняшнего, была в другом. Император Яр знал о Карле много больше, чем сам Карл мог себе представить, и, несомненно, значительно больше, чем знал Карл не только тогда, сорок или пятьдесят лет назад, но и всего каких-то шесть месяцев назад, когда одним холодным апрельским вечером вошел в ворота Сдома, став последним, кого впустили в город в день перед началом Фестиваля. Документы, исписанные разными людьми — почерк тех, кто оставил свои заметки на пергаментах сильно разнился, как и стиль написания и даты их составления — не оставляли в этом никакого сомнения. Много лет, в тайне от всех, не исключая и самого Карла, Император вел свое расследование, и, хотя записи были хитроумно зашифрованы, в Ойкумене нашлось бы не мало людей, которые, как и Карл Ругер, знали личные шифры Яра, или были способны, как, например, Мышонок, их раскрыть. И Евгений должен был это знать, и, тем не менее, отважился послать свою шкатулку в полное превратностей путешествие во времени и пространстве, надеясь, вероятно, что когда-то и где-то она все-таки попадет в руки Карла, но не отдал их в эти руки самым простым и надежным способом, у себя во дворце. Почему? Потому ли, что боялся — и, как выяснилось, не напрасно — стен собственного дворца, или потому, что считал это преждевременным? Возможно, существовали и другие объяснения такому странному образу действий, но и не в этом, если разобраться, был спрятан главный нерв интриги, поразившей сейчас, когда она раскрылась, воображение Карла. Яр подготовил свое послание за несколько лет до своей преждевременной смерти. Он предполагал, что такое может случиться, и заранее побеспокоился не только о завещании, что было обычно не только для монархов, но и о том, чтобы после его смерти шкатулка эта ушла в Линд. Что же творилось в душе Яра, о чем думал этот без сомнения великий человек, когда готовил свое последнее — тайное — деяние? Вот это и оказалось для Карла самым важным. А сами записи, которые он просмотрел еще в рабочей комнате Элиаса… Что ж, многое из того, что содержали эти старые пергаменты, он уже знал, а то — немногое — новое для него, чего он не знал, можно было бы узнать и другими путями. Хотя правды ради, следовало признать, попади это знание ему в руки сорок лет назад, и вся история не только его собственной жизни, но, пожалуй, и всей Ойкумены, сложилась бы совсем иначе.

«И слава богам, что не попали…» — подумал он вдруг. Другой жизни, другой судьбы он, оказывается, себе не желал.

12

Они шли молча. По-видимому, у каждого были свои причины, чтобы не разговаривать. Однако, если свои собственные мысли Карлу были известны — а ему, и в самом деле, было о чем теперь подумать — то задумчивость остальных, кроме, разве что, Августа, жизнь которого в доме Ругеров изменилась мгновенно и самым решительным образом, были Карлу не известны. О чем вдруг так сильно задумалась Дебора? И о чем размышляли Конрад с Валерией?

Вообще, положа руку на сердце, следовало признать, что визит к Ругерам его удивил. Даже если оставить в стороне случайную не случайность этой встречи и то, чем она, вопреки собственным предположениям Карла, обернулась, странными могли показаться и, естественно, показались ему две вещи. То, что никто в семье Ругеров — «Моей семье?!» — кажется, даже не удивился тому простому факту, что он, Карл, живет на свете уже сто лет. Вопрос этот не только не обсуждался, но и не был затронут, хотя бы и намеком.

«Но ведь Долгоидущие представляются обывателям едва ли не такими же сказочными персонажами, как морская дева или Хозяин Гор…»

И другое казалось ему теперь поразительным — как спокойно, без видимости напряжения, провели эти несколько часов в купеческом доме его спутники. Речь, разумеется, не шла о Деборе и Августе. Этим двоим, как бы ни различались их дороги, приходилось бывать и в гораздо более прозаических местах. Странным казалось поведение Конрада и Валерии, которые всем ходом своей жизни, казалось бы, были всего менее подготовлены к тому, чтобы так естественно и свободно чувствовать себя в гостях у «простого», пусть и очень богатого негоцианта. И не только не испытывать при этом никакого неудобства самим, но и не дать почувствовать хозяевам, какая пропасть, на самом деле, пролегла между великими боярами Флоры и «черной костью», какой им должны были представляться все эти крестьяне и горожане. Тем не менее, все так и было: не ощущалось неловкости. Во всяком случае, ее было не больше, чем может быть между не знакомыми прежде людьми, встретившимися в первый раз. И этому можно было только дивиться, как невидали или чуду, но объяснить было трудно. Разве что тем, что посредником между двумя, едва ли соприкасающимися мирами, выступал он сам…

«Мы все меняемся? Нас меняет Мотта?»

Впрочем, мало помалу, странное настроение, охватившее их всех, когда они покинули дом Ругеров, начало меняться, покидая их, точно так же, как медленно и, казалось бы, совершенно незаметно тает лед под лучами весеннего солнца. Чем дольше они гуляли без цели и какого-либо ясного намерения по городским улочкам, чем больше выпивали вина в многочисленных трактирах, попадавшихся на пути, тем оживленнее становился обмен репликами, пока — совершенно незаметно для них самих — не превратился в общий разговор, в который самым естественным образом оказался включен и Август, обычно молчаливый, в особенности, в присутствии столь знатных особ, какими являлись его спутники. Так что ближе к вечеру, когда они, наконец, добрались до «Морского зверя», настроение у всех снова изменилось. Они беззаботно смеялись, шутили — даже обычно чрезвычайно сдержанный Конрад Трир и его замкнутая, взирающая на мир с мрачноватым цинизмом жена — обменивались впечатлениями и действительно производили впечатление богатых и беззаботных путешественников, которых привел в этот город один лишь случайный каприз, один из многих, ведущих их по жизни, состоящей из войн, праздников и развлечений.

По-видимому, на эти изменения обратили внимание и дамы волшебницы и мастер Март, ожидавшие их в гостинице. Впрочем, никто из них случившуюся перемену никак не прокомментировал. Напротив, казалось, хорошее настроение, которое пьянит не хуже крепкого бренди, передалось и им, и за великолепным обедом, поданным все в той же «красной» гостиной воцарилась та замечательная атмосфера открытости и взаимной доброжелательности, которая так же необходима трапезе, как приправы и соль яствам, подаваемым на стол, перемена за переменой.

— Да, — сказала вдруг с улыбкой Анна, отрываясь от кубка с прекрасным Риенским вином. — Я совсем забыла, Карл! Мы должны были передать вам привет, но…

— Кого же вы встретили, леди Анна? — удивленно поднял бровь Карл. — Кого из наших общих знакомых судьба занесла теперь в Линд?

— Вы не поверите, Карл! — В свою очередь улыбнулась Виктория. — Мы встретили сенешаля князя Симеона Эфраима Гордеца!

— Эфраим в Линде? — еще больше удивился Карл. — И как давно?

— Он только сегодня прибыл с галерой из Семи Островов, — ответила Анна. — Собственно, в порту мы его и встретили.

— Вы с ним говорили? — Заинтересовался этой совершенно неожиданной встречей Карл.

— Да, — кивнула Виктория, настроение которой внезапно изменилось. — Он был удивлен нашей встречей не меньше, чем мы сами, Карл, — сказала она задумчиво, как бы пытаясь задним числом осмыслить произошедшее. — Он сам подошел к нам и говорил так, как если бы между нами ничего в Сдоме и не случилось. И еще, — глаза ее стали серьезными и в них вдруг появилось выражение, если не обеспокоенности, то уж, верно, озабоченности. — Он спросил о вас и, узнав, что вы сейчас в Линде, сказал, что предполагает остановиться в гостинице «Дева ветров». Я полагаю, это было приглашение.

«Приглашение… Случай? А если бы я выбрал другую дверь?»

— Возможно, — кивнул Карл. — И, возможно, я воспользуюсь этим приглашением. Но позже, а пока, не выпить ли нам за город Сдом, в котором судьба свела нас вместе, чтобы послать, затем, во Флору?

— Не вижу причины, чтобы не поднять за это наши кубки! — поддержал его впервые осмелившийся на такое Август Лешак.

«Август Ругер, внук Феодоры и Карла…» — поправился мысленно Карл, с доброжелательной улыбкой, наблюдая за собственным взрослым внуком.

Глава 8

Сдом

1

— Зачем он тебе? — спросила Дебора.

— Трудно сказать, — пожал плечами Карл и вдруг подумал, что сегодня он может для разнообразия нарушить сложившуюся традицию любым приглянувшимся ему способом. Можно было, например, и вовсе забыть про Горца, предоставив того своей собственной судьбе, но так же можно было и пойти на встречу, даже если Эфраим настолько глуп, что попытается устроить Карлу западню. Всего лишь бросок костей, и пусть горемычная девчонка-случайность определяет результат и все, что случится — или не случится — затем.

«Почему бы и нет?» — подумал он, доставая из поясного кошеля кости. — «Ведь все это не более чем игра шансов».

Замшевый мешочек с набором Костей Судьбы, принадлежавших когда-то императору Яру, лег на ладонь, и мгновение Карл рассматривал его с таким вниманием, как если бы мог увидеть сквозь тонкую кожу лежащие внутри драгоценные камни. Но что-то мешало ему развязать тонкий витой шнурок, обвязанный вокруг горловины мешочка, и высыпать кости на стол. Что?

«Не по такому поводу, — понял он, наконец, подсказку своего художественного чувства, и не торопясь, убрал кожаный мешочек обратно в кошель. — Не сейчас, не здесь, не для этого».

— Возможно, — сказал он вслух. — Эфраим задумал меня убить. Это очень похоже на него, но все-таки, я думаю, он не настолько глуп. Однако в любом случае, одно из двух. Или встреча эта случайна и малосущественна, или она не случайна и может оказаться полезной, какие бы планы в ее отношении не строил сам Горец. Поэтому я, пожалуй, все-таки схожу к нему в гостиницу. И, знаешь, что, Дебора, если хочешь, мы пойдем туда вместе.

— Ты возьмешь меня на встречу с Горцем? — Ее удивление было тем более искренним, что и сам Карл, кажется, не ожидал от себя такого неожиданного хода.

Но в том-то и дело, что удивляться, как ни странно, было нечему. Точно так же, как не следовало искать в его словах никаких скрытых мотивов. Это было всего лишь наитие, импровизация, и ничего больше. И Дебора напрасно нахмурилась, пытаясь отыскать скрытый смысл его во всех отношениях крайне странного и неожиданного поступка.

— Вы с адатом будете моими телохранителями, — улыбнулся Карл и увидел вспыхнувший в серых глазах Деборы отблеск встающего в тумане солнца.

— Почему бы и нет? — лукавая улыбка скользнула по ее мягким губам, и в комнате сразу стало как будто светлее и теплее. — Прохладный вечерний воздух… Луна и звезды… — «мечтательно», чуть нараспев произнесла она. — Прогулка обещает быть весьма приятной.

— Особенно, если на улице туман, — усмехнулся Карл и протянул ей свою руку. — Вперед, моя госпожа, и, если вам, сударыня, не надоели мои длинные рассказы, то по пути я, пожалуй, познакомлю вас с нашим собеседником немного поближе. Эф Горец, такое прозвище носил он в то время, когда я нанял его в Цейре «слугой за все»…

2

— Здравствуй, Горец, — сказал Карл, когда Эфраим, вызванный гостиничным слугой, спустился в общий зал и подошел к столу, за которым сидели они с Деборой.

— Доброй ночи, принцесса, — галантно поклонился старый сенешаль. — Здравствуй, Карл. Спасибо, что пришел.

Он бросил взгляд на столешницу, на которой стояли уже кувшин с вином и три кружки, и усмехнулся.

— Ты же предпочитаешь вину бренди, Карл, — сказал Эфраим, ставя на стол терракотовый кувшинчик с запечатанной красным сургучом пробкой. — Или ты изменил свои вкусы?

Сейчас в нем не было ни страха, ни ненависти. Только тоска — смертная тоска сгоревшей от пережитых страстей души — отчетливо читалась в по-прежнему ясных синих глазах.

— Нет, — ответил с обычной своей усмешкой Карл. — Вкусы мои не изменились, Эфраим. Садись, и выпьем, если не возражаешь.

— Спасибо, Карл. Ваша светлость, — Эфраим снова поклонился Деборе и, наконец, сел на свободный табурет. — Это пражский «Вепрь»…

В Праже было принято называть бренди звериными именами. «Единорог» Скорняков, «Изюбр» Рудников, «Медведь» Пярнов… но «Вепрь» Скольсов, несомненно, был самым дорогим и редким, возможно, потому что род Скольсов пресекся еще три десятка лет назад, так что их бренди мог быть теперь только старым или очень старым. А этот терракотовый графинчик, если верить печати гильдии виноделов свободного города Праж, должен был стоить целое состояние.

Карл взвесил сосуд в руке, внимательно рассмотрел печать и, только после этого, сорвав сургуч, одним движением своих длинных сильных пальцев вырвал из горлышка глубоко забитую туда пробку. Аромат старинного напитка был великолепен, и Карл даже задержал дыхание, не желая сразу же отпускать на волю попавший в легкие воздух, несущий в себе этот ни с чем не сравнимый запах.

— Спасибо, Эф, — сказал он с улыбкой через несколько мгновений. — Ты меня приятно удивил, — он сделал знак служке, снующему между столами и, когда тот подбежал, попросил принести им более подходящие для бренди стаканчики.

— Надеюсь, ты не испортил бренди негодой? — спросил он, разливая терпкую темную жидкость по моментально принесенным стаканчикам темно-синего, почти кобальтового, стекла. — Мне-то что, Эф, но хотелось бы угостить и принцессу…

— Можешь не беспокоиться. — Без тени улыбки ответил Эфраим, беря в руку свой стаканчик. — Мне твоя жизнь не нужна.

«Не нужна… — согласился Карл. — Более не нужна. Так будет правильнее. Но что же другое ты надеешься от меня получить?»

— Что привело тебя в Линд? — спросил он, подавая Деборе ее стаканчик. — Попробуй, Дебора, тебе это должно понравиться.

— Я искал тебя. — Эфраим посмотрел на Карла, кивнул и залпом выпил свой бренди.

«Искал меня… Любопытно».

— Как ты узнал, что я буду в Линде?

— Даниил[47] сказал, что в эти дни ты будешь в Линде, Цейре или Орше. До Цейра или Орша я, как ты понимаешь, так быстро добраться не мог, а Линд… Что ж, если галера быстроходна, а гребцы не ленятся… Я отплыл из Сдома четыре дня назад. Один шанс из четырех, совсем не мало.

— Ты сказал, «из четырех»?

— Да, — кивнул Эфраим. — Четвертое место — Новый Город, и я хотел бы предупредить ее светлость принцессу. Вам нельзя появляться в Гароссе, моя госпожа. Ваш брат, господарь Людвиг, предупрежден.

— Откуда Даниил узнал, что я буду в одном из этих мест? — спросил Карл, в общем-то, представлявший себе, как такое могло случиться.

«Норна? Или у Даниила есть и свои способы?»

— Не знаю, — мотнул седой головой старик. — Но Великий Мастер, Карл, это всегда Великий Мастер.

— Согласен, — Карл отпил, наконец, бренди из своего стаканчика и пришел к выводу, что за пятьдесят лет он ничуть не стал хуже. — Что-то еще?

— Возможно, — Эфраим взял со стола терракотовый кувшинчик и долил бренди в свой стакан.

— Мне нравится это слово, — как ни в чем, ни бывало, улыбнулся Карл. — Возможно… Возможно, мы к нему еще вернемся. А пока скажи, здесь, в Линде, меня тоже ждут?

— Разумеется.

— Но не ты?

— Не я, — покачал головой Эфраим.

— А кто? — спросил Карл, в свою очередь, беря в руку кувшинчик и доливая бренди Деборе и себе.

— Ну, как тебе? — спросил он ее, не дожидаясь ответа сенешаля.

— Замечательно. — Это было первое и пока единственное слово которое произнесла здесь Дебора. Все остальное сказали ее глаза.

— Не знаю, — ответил Эфраим. — Даниил не просил ему помогать. У тебя, Карл, хватает врагов и без меня.

— Ты прав, — согласился Карл. — Врагов у меня тоже хватает. Но если ты не участвуешь в охоте, то как же ты объяснил свой отъезд?

— Никак. — Усмехнулся Эфраим. — Я не собираюсь возвращаться в Сдом. Одно из двух, или умру здесь, или уеду куда-нибудь на юг.

— Понятно, — кивнул Карл. — Но почему ты ничего не говоришь о Клавдии? Ведь это она, если не ошибаюсь, хотела заполучить меч Гавриеля.

— Она. — При упоминании имени маршала в глазах старика зажегся темный огонь. — Но я не собирался отдавать ей меч, я хотел…

«Я знаю, ты хотел оставить его себе».

— Значит, Клавдия в этом не участвует? — спросил Карл, хотя, в принципе, можно было и не спрашивать. Ответ Горца подразумевался.

— Она покинула Сдом в ту же ночь, когда бежал и ты, — сказал Эфраим и посмотрел в глаза Карлу. — У меня есть просьба.

— Ты хочешь меня о чем-то просить, Эф? — «удивился» Карл.

— Да. — Твердо ответил старик. — И у меня есть, чем заплатить за услугу.

— Чего же ты хочешь? — спросил Карл.

— Я… — Эфраим бросил быстрый взгляд на Дебору, но, видимо, решил, что может говорить и при ней. — Я хочу в последний раз увидеться с Гавриелем!

— Ты сошел с ума? — Голос Карла стал холодным, как лед. — Ты забыл, когда он умер?

— Рефлет, Карл, — Эфраим Гордец отступать не желал.

— Рефлет? — поднял бровь Карл. — Какой еще рефлет?

— Ты умеешь вызывать рефлеты.

— Эфраим, — усмехнулся Карл. — Ты в ожидании нас, случайно не выпивал?

— Карл! — Из глаз старика внезапно потекли слезы, но он, кажется, этого даже не заметил. — Не лишай меня последней надежды. Прошу тебя… Вот держи! — он стремительно сунул руку куда-то за отворот своего богатого кафтана и через мгновение бросил на стол трубку из туго скрученных и прихваченных черной лентой листов старого пергамента. — Посмотри! Там… Ты нигде больше, Карл…!

Карл посмотрел на свитки. Что в них могло быть? Возможно, что-то очень важное и ценное, а, возможно, и нет. Он перевел взгляд на лицо Эфраима. Оно было залито слезами.

«Но ведь он его искренне любил… И они были вместе так много лет…»

— Зачем тебе это? — как можно более мягко спросил он. — И ведь это…

— Я знаю, — вдруг часто закивал головой Эфраим. — Ничего не объясняй. Я все знаю, но… я должен увидеть его перед смертью… Раз есть такая возможность…

— Хорошо, — сказал Карл, решившись. — Сегодня ночью. Сейчас. Ты готов?

— Спасибо, Карл, — голос Эфраима сорвался, но он сразу же взял себя в руки.

— Я виноват перед тобой, — сказал он чуть более крепким голосом. — Простить не прошу. Боги рассудят, а здесь… Не думай, Карл, это не пустяки. Это пергаменты из архива князя… бумаги князя Гавриила, им нет цены…

3

Было уже далеко за полночь, когда Карл и Дебора покинули «Морскую Деву». На улице было темно и холодно, но небо очистилось, и туман… Нет, не то, чтобы он исчез вовсе, но стлался теперь над самой землей, так что, если бы не ощущение твердой почвы под подошвами сапог, можно было подумать, что идут они по мерцающему в лунном свете облачному морю.

«Свинцовые белила и серебро?»

Но свинцовые краски быстро темнеют. И потом, надо же ведь передать и эту тающую, растворяющуюся в оттенках серебряного цвета желтизну…

«Возможно, дополнительные цвета[48]… Желто-зеленый и фиолетовый и опять-таки серебро и немного охры…»

— Тебя научили убру? — Первой нарушила молчание Дебора.

— Нет, — ответил Карл, в тайне радуясь, что она, наконец, заговорила. Молчание, обычно совершенно его не тяготившее, на этот раз ощущалось, как присутствие непрошенного свидетеля при очень личном разговоре.

«Темные искусства… Стихийная магия природы…» — на эту тему можно было продолжать рассуждать до бесконечности, но ночь остается ночью, даже если ты сто раз назовешь ее днем, не так ли? Однако Дебора…

— Нет, — ответил Карл на ее вопрос.

Но и то правда, что про рефлетов он ей еще не рассказывал и мог только гадать, какое впечатление произвело на нее явление маршала Гавриеля. Впрочем, как только тот возник в комнате Эфраима, Карл, едва успев поздороваться со старым другом, увел Дебору вниз. Там, в общем зале, они и провели следующие четверть часа или около того. Они не разговаривали и даже не смотрели друг на друга. Каждый был занят своими собственными мыслями.

Потом Карл почувствовал, что все кончилось. Впрочем, «почувствовал» — не правильное слово. Не было ни знака, ни ясного физического ощущения. Просто внезапно он ощутил пустоту там, где только что что-то было, и понял, что маршал «ушел». Подниматься к Эфраиму Карл не стал, бывший сенешаль князя Симеона его больше не интересовал. Он просто кивнул Деборе, привлекая ее внимание, они вместе встали из-за стола, и по-прежнему молча, вышли на улицу.

— Нет, — сказал Карл. — До последнего времени я даже не знал, что могу их вызывать.

— Виктория сказала мне как-то, что не чувствует в тебе Дара, — тихо, как будто разговаривая сама с собой, сказала Дебора. Она шла так легко и плавно, что, казалось, плывет.

— У меня нет Дара, — подтвердил Карл. — Нет, и не было.

— У трейских волхвов тоже не было Дара…

— Боги! — Вполне искренне удивился Карл, который и сам слышал о волхвах, хотя правильнее было бы называть их ведунами, всего лишь пару раз. — Откуда ты о них знаешь?

Он остановился и удержал продолжавшую медленно идти вперед Дебору, положив ей руку на плечо.

— Подожди, — попросил он, и, остановившаяся Дебора, сразу же повернулась к нему лицом. — Что ты знаешь о волхвах Трейи? — Спросил Карл, рассматривая ее лицо, казавшееся в жидком свете луны бледным и едва ли не призрачным.

— У волхвов не было Дара, — повторила Дебора. — Их специально проверяли, и имеющие Дар к посвящению не допускались. Но они «видели», Карл, и они могли многое, и трейские записи неспроста, наверное, называют их колдунами.

— Трейских записей не сохранилось, — задумчиво сказал Карл. Подсказка Деборы дорого стоила, и не об этом ли говорила ему когда-то во Флоре дама Садовница? — Во всяком случае мне не известно ни об одной их книге, которая не была бы копией другой копии, сделанной с перевода, составленного, боги ведают, когда, где и кем, и источником которого тоже, вероятно, была всего лишь копия, а не оригинал.

— У моего отца была трейская «Книга диковин», — Дебора сказала это ровным спокойным голосом и замолчала на несколько секунд, а потом заговорила вновь, и голос ее не дрогнул, когда она произнесла проклятое имя. — Теперь она у Людвига. С нее, собственно, все и началось.

— Ты читаешь по-трейски?

Они были любовниками уже более полугода, и Дебора, как совсем недавно узнал Карл, носила под сердцем его собственного сына. Если все пойдет так, как он спланировал, через несколько дней — или, возможно, мгновений, если иметь в виду все еще длящуюся в зале Врат ночь — она станет его женой, а потом… потом, возможно, и его вдовой. И тем не менее, в жизни Деборы Вольх многое все еще оставалось для Карла неизвестным. Сама она ему это рассказать не успела, не захотела, или полагала преждевременным, а он… Что ж, Дебора была не простой женщиной, и увидеть ее прошлое одной силой своего воображения Карл не мог, а воспользоваться услугами Тьмы — не желал. Но с другой стороны, а что, собственно, успела узнать о его жизни длинною в век она?

— Да, — кивнула Дебора. — Я читаю по-трейски, и на убрском шейпе, и еще на добром десятке языков. Отягощенные злом, Карл, по-видимому, по-своему талантливы, — она неожиданно улыбнулась, но в ее улыбке Карл не увидел и следа радости или веселья. Там были сейчас только грусть и, пожалуй, тоска, но это он мог хотя бы понять.

— Нас окружают, — сказала вдруг Дебора, стирая улыбку с губ. — Эфраим не солгал…

— Предоставь их мне, — холодно усмехнулся Карл, внезапно тоже ощутивший дуновение опасности. — Отойди куда-нибудь в тень…

— Нет, Карл, — покачала она головой. — Не сегодня. К тому же, — у него возникло впечатление, что Дебора к чему-то прислушивается. — Это странно, но… но к нам идет помощь.

— Помощь? — Ну, что ж, она смогла удивить его во второй раз за последние пять минут. И как удивить!

«Или это был уже третий раз?» — но, как бы то ни было, сам Карл, если что-то и чувствовал, то только сжимающееся вокруг них кольцо врагов.

— Ты не знал, что я «слышу» Валерию и Конрада? — кажется, и удивление Деборы было самого искреннего свойства. Вероятно, она, как и некоторые другие люди, полагала, что Карл знает все — ну, почти все — все видит, и все понимает.

— Они еще далеко, но они идут…

«Далеко…»

Зато враги были близко. Они появились уже — пока едва различимые в неверном свете луны — в конце улицы, лежавшей перед Карлом и Деборой, но и позади себя Карл тоже слышал их шаги, а, оглянувшись через плечо, смог увидеть в отдалении колышущиеся тени их фигур.

Разумеется, это была всего лишь импровизация. Ни Даниил, каким бы могуществом ни обладал Великий Мастер Филологов, ни Норна, являвшаяся для ярхов живой богиней, ничего по-настоящему серьезного предпринять просто не успевали. Слишком далеко, и очень мало времени. Тем не менее, судя по всему, они сделали все, что было в их силах. Врагов было много. По-видимому, они знали — или, во всяком случае, думали, что знают — с каким противником им предстоит иметь дело и пытались компенсировать количеством бойцов отсутствие в их рядах кого-нибудь, похожего на Линду — колдунью «говорившую злом», которую Карл убил в Сдоме. Впрочем, за спинами появившихся с обоих концов улицы наемников — а Карл уже не сомневался, что имеет дело с обычными наемными солдатами — маячили две смутно различимые фигуры, подозрительно похожие на колдунов. Мгновенно упавшая на глаза, Тьма позволила ему рассмотреть обоих — молодого и старого — но она была бессильна сказать ему, насколько сильны эти Филологи, и чего от них можно ожидать в бою.

«Значит, все-таки Даниил», — Карл увидел лиловые плащи колдунов и их равнодушные «сухие» глаза, и, вынув из ножен Синистру, протянул его Деборе рукояткой вперед.

— Положись на него, — сказал Карл тихо. — Если что, он подскажет… И еще, учти, на Синистру не действует магия.

— Я… — хотела, было, возразить Дебора, которая не была ни напугана, ни растеряна, но полна сейчас холодного ожесточения — непременного спутника боевого транса.

— Нет, — остановил ее Карл, смотревший теперь чуть дальше этого вечера. — Будущей повелительнице Гароссы не стоит привлекать к себе внимание появлением адата. Держись за моей спиной, мы попробуем прорваться… С какой стороны, ты сказала, идет помощь?

— Оттуда, — кивнула в сторону подступающих к ним врагов Дебора. — Наверное, ты прав, — и она улыбнулась ему неожиданно ясной и отчасти, как показалось Карлу, даже чувственной улыбкой. — Ты удивительно галантный кавалер, Карл Ругер из Линда, — голос ее не звенел от возбуждения, как можно было бы ожидать, а звучал грубой музыкой любви, той самой, что наполняет кровь, когда рушатся башни и стены воспитания и исчезает даже взлелеянная высоким чувством нежность, сметенная бешеным ураганом страсти. — Я готова следовать за тобой, Карл. Веди! — И, подхватив левой рукой свои тяжелые юбки, чтобы не мешали бежать, Дебора перехватила Синистру обратным хватом, характерным для убрского боя на коротких клинках. В низинных землях, да и в Загорье, такой хват считают «слабым», предпочитая ему прямой. И напрасно. Все, как считал сам Карл, зависит только от техники, скорости, и силы запястья, а не от того, как ты держишь нож или кинжал.

— За спину! — скомандовал он, срывая плащ и набрасывая его на левую руку. У него не было сейчас ни баклера[49], ни даги[50], а драться предстояло в толчее, которая неизбежно должна была возникнуть в узком пространстве между близко сошедшимися стенами домов, где не будет ни времени, ни места для высокого искусства фехтования, а надо будет просто пробиваться через плотно сгрудившихся из-за недостатка места наемников, собранных здесь сегодня ночью злобной волей Даниила или Норны, или еще кого-нибудь из тех, кто желал им с Деборой смерти. Бойцами эти ландскнехты, наверняка, были не из лучших, — а Карл считал, что, кроме как в городском гарнизоне, найти так быстро достаточно много солдат, было просто негде — но в ближнем бою, который им предстоял, зачастую все решает не техника, а сила и масса. Однако ни опрокинуть своих врагов, ни обойти их, ни «просочиться» сквозь разбившийся строй, они с Деборой не могли. Оставалось одно, пройти сквозь импровизированное каре так, как проходит острее брошенного сильной рукой копья сквозь плоть облаченного в броню рыцаря. Насквозь.

Подняв меч до уровня груди, так, что им было одинаково удобно наносить колющие удары в лицо, шею и грудь, и отражать чужие удары, наносимые из средней и верхней позиции — а именно так и держали свои клинки те трое, что образовывали первый ряд вражеского каре — Карл бегом сократил дистанцию, и, не останавливаясь, вступил в бой. Сшшша! — Неуловимо для глаз Убивец качнулся вправо — Йяааа! — Чужой клинок ударился о его стальной бок и пошел вверх, тогда как жало меча Карла чуть развернулось и стремительно вошло в горло высокого рыжего солдата, стоявшего в центре — Йюш! — Карл принял на руку, обмотанную плащом, удар слева, а Дебора скользнув из-за его спины едва ли не под меч правого ландскнехта, всадила тому в грудь не знающего преград Синистру — Пфф! Сшша! — Карл опрокинул мертвого противника, одновременно освобождая Убивца, и нанося левой рукой, удар в лицо тому, чей меч он только что отбил в сторону, — Йяааа! — падающее тело напоролось на чей-то поспешно, но не вовремя поднятый меч, и Карл ударил вправо, освобождая дорогу Деборе, которая, обняв убитого ею врага, крутанулась на месте, как будто совершая фигуру бального танца, и, откинув плечом умирающего от удара Убивца в лицо наемника, оказалась в опасной близости от очередного противника, который, впрочем, осознать этого просто не успел, потому что Синистра пронзил его сердце — Тшшш! — Меч Карла стремительный, как молния и такой же смертоносный, пронесся над ее склоненной головой — реверс[51] — и ударил в чью-то грудь, — Тсааа! — Толчок, шаг вперед, тяжелое дыхание солдата, поворот вправо, туше, запах пота и хриплый стон за спиной, удар, победный клич Убивца, шаг влево, поворот, стокатта[52], шаг, радостный вопль Синистры, поворот, хруст ломающейся берцовой кости, выпад Деборы, чей-то крик…

Все это заняло не так уж много времени. Возможно, сердце Карла успело всего лишь трижды ударить в грудь, но пятеро врагов были мертвы, а двое выброшены из боя, как минимум на три четверти минуты, и Карл уже рубился с двумя оставшимися на ногах наемниками, которые оказались достаточно сообразительны и проворны, чтобы отступить от рушащихся прямо на них мертвых тел.

— Нет! — крикнул он, уловив движение Деборы, и попытался обогнать даже свое собственное быстрое время. Движение вправо, сброшенный с руки плащ летит в лицо одному наемнику, тогда как освободившиеся пальцы захватывают клинок другого, чтобы позволить Убивцу разрубить открывшееся при выпаде горло, но за Деборой Карл все же не успевал, а на его оклик она никак не отреагировала. Отбросив от себя мертвого врага, Карл ударил все еще выпутывающегося из его плаща ландскнехта ногой в пах, и бросился за ней, но лишь за тем, чтобы увидеть завершающую сцену боя.

Что именно применил оставшийся без защиты Филолог, Карл не знал, он лишь почувствовал, как сжало мгновенной болью виски, да кровавая пелена на краткий миг закрыла его взор, и сразу за тем, ночь отпрянула в ужасе от вспыхнувшего нестерпимым голубым сиянием клинка Синистры, ужасно закричал старик в лиловом плаще, Дебора споткнулась на бегу, но удержалась на ногах и, грязно выругавшись по-гаросски, шагнула ко все еще вопящему колдуну.

— Больно? — спросила она голосом, от которого на улице, казалось, стало еще холоднее. — Тебе больно, старик?

Карл был уже совсем рядом, но близко еще не означает на месте. Он все-таки не успел. Мелькнула рука Деборы, и победно закричал кинжал, распарывая живот врага от солнечного сплетения до паха.

— Вот теперь тебе будет по-настоящему больно, — сказала Дебора и отвернулась, чтобы не видеть на вываливающиеся во все еще стелящийся по земле туман внутренности брата Филолога.

4

Своих преследователей они опережали не намного, и, возможно, получи те возможность беспрепятственно гнать Карла и Дебору по ночному городу, раньше или позже, они бы их настигли. Все-таки Дебора в своих тяжелых юбках не могла бежать так же быстро, как Карл. Однако вышло по-другому. Уже в трех десятках шагов от места схватки, на маленькой, освещенной лишь рассеянным светом луны площади, Карл и Дебора лицом к лицу столкнулись со спешащими им на выручку людьми. Причем, то, что во главе отряда бежали с обнаженными мечами Конрад и Август, Карла ничуть не удивило, как и то, впрочем, что среди двух десятков вооруженных мечами и алебардами мужчин самого воинственного вида мелькнули и длинные женские юбки. Но вот сами эти бойцы, одетые в обычное городское платье, и их внушающее уважение количество, в первый момент, его действительно удивили. Впрочем, вскоре он различил среди мужчин, быстро выстраивающихся на площади в подобие боевого каре, несколько знакомых лиц, а затем увидел и отца Мины Гвидо Ругера, и все сразу же стало понятно. Во всяком случае, Карл получил ответы на самые простые вопросы: кто и откуда. Оставался, правда, вопрос, каким образом, но и ответ на него вполне подразумевался контекстом.

— Доброй ночи, господин Ругер! — сказал Карл, усмехнувшись в душе тому обстоятельству, что впервые в жизни обращается таким образом к другому человеку. До сих пор Ругером из Линда был только он. Во всяком случае, там, где он был, это был он. Однако здесь, в Линде все обстояло несколько иначе.

«И ведь у Мины, кажется, есть брат по имени Карл…»

Карл глянул мельком на преследователей, поспешно отступавших назад, в створ погруженной во мрак улицы, и снова повернулся к Гвидо Ругеру.

— Признаться, не ожидал встретить вас сегодня ночью… Но следует признать, вы появились очень вовремя. Благодарю вас!

— Благодарю вас, дамы и господа! — сказал он громко, обращаясь ко всем остальным.

— Вы ранены, герцог! — это, разумеется, был Август, который, если судить по выражению глаз, все никак не мог переварить неожиданно открывшееся родство с Карлом и связанные с этим более, чем драматические изменения, случившиеся в его судьбе.

— Пустяки! — Карл бросил взгляд на свою руку. Перчатка была изрезана и залита кровью, но вид своей крови никогда не вызывал у него никаких чувств, кроме, может быть, раздражения.

— Перехватили лезвие? — как о чем-то само собой разумеющемся спросил, подходя, Конрад.

— Да, — развел в ответ руками Карл. — Просто не было времени фехтовать. Как вы все здесь очутились?

— Вашему родичу, — тем же спокойным, едва ли не равнодушным, голосом объяснил Конрад. — Приватно сообщили об открытой на некоего неизвестного чужестранца охоте. Человека, как я понимаю, насторожило сходство фамилий… Должен сказать, барон («Ну вот, Элиас уже и барон, — усмехнулся в душе Карл. — Каково!») показал себя весьма порядочным человеком.

«Порядочным…»

Другой на месте Конрада и сказал бы по-другому. Элиас оказался не только смелым и быстрым в решениях, но и человеком чести.

— Барон послал слугу к нам в гостиницу, чтобы предупредить, — продолжал рассказывать Конрад. — Но вы с принцессой уже ушли. — Он вытащил из поясной сумки свою трубку и задумчиво на нее посмотрел, как бы решая, не напрасно ли ее вытащил. — Честно говоря, Карл, я не отказался бы чего-нибудь выпить.

— Непременно, — кивнул Карл, соглашаясь с тем, что это хорошая идея. На улице было холодно, да и бой, как ни был он короток, порядком высушил ему горло. — Мы можем вернуться в гостиницу… Но прежде всего, я хотел бы еще раз поблагодарить господина Ругера и его отца. Ваша помощь, Гвидо, была более чем кстати.

— Не стоит благодарности, господин герцог, — ответно поклонился Гвидо-младший. — Отцу сообщили… Впрочем, его светлость бан Трир, вам уже об этом рассказал. Добавлю только, что наша семья имеет в Линде известный вес, — при этих словах Гвидо чуть улыбнулся, давая понять, что он воспользовался всего лишь эвфемизмом, описывая реальное положение Ругеров в городе. — Естественно, завтра, вернее, уже сегодня, мы выясним, кто и почему осмелился устраивать без нашего ведома охоту на человека, носящего фамилию Ругер, но это не важно. Важно, что мы успели поднять всех, кто был под рукой, и вот мы здесь.

— Именно это я и имел в виду, — усмехнулся Карл. — Скажите, Гвидо, из города можно выбраться ночью?

— Можно, — с оттенком удивления в голосе ответил негоциант. Он явно был обескуражен вопросом Карла, но старался не показать виду. — Можно, если таково будет ваше желание, господин герцог. Однако вам совершенно незачем так поспешно покидать город…

«О, да, — на этот раз уже мысленно усмехнулся Карл. — Я понимаю, что назавтра такой человек, как Элиас Ругер, будет способен выставить уже небольшую армию… Вот только война в Линде не входит в наши планы. Напротив, именно теперь нам следует поспешить, потому что, кажется, мы начали понемногу опережать противника. А инициативу в сражении отдает только человек напрочь лишенный вкуса».

— Спасибо, Гвидо, — сказал он вслух. — Но дело не в том, что я боюсь нападавших, просто само это нападение дает мне возможность опередить моих врагов. Поэтому, мы уйдем из города сегодня же ночью, и хорошо бы сделать так, чтобы об этом как можно дольше никто ничего не знал. Это возможно?

— Вполне, — кивнул озадаченный его словами родич. — Я полагаю, что если воспользоваться Речными воротами, а затем переправиться через реку на лодках, то сделать это можно так, что чужие глаза вас не увидят. Однако в этом случае, вы окажетесь на правом берегу Лабы.

— Это нас вполне устроит, — кивнул Карл.

— Тогда, сейчас мы можем отправиться к нам домой, — Гвидо повел подбородком куда-то вправо, по-видимому, обозначая направление. — Там вы сможете выпить вина и отдохнуть, пока мы все устроим. Вам же понадобятся лошади…

— Нет, — прервал его Карл. — Лошади нам не нужны. Нам просто надо оказаться на правом берегу Лабы до рассвета.

Гвидо не стал ни о чем спрашивать, он лишь кивнул в свою очередь, как бы показывая, что понял и как-то по-новому посмотрел на Карла, вполне возможно, воображая уже целую армию, скрытую герцогом Герром в окрестностях Линда.

— Идемте, господин герцог, — сказал он вслух. — Как я понимаю, время вас торопит… Чуть позже, когда все будет готово, мы выведем вас из дома через хозяйственный двор, а охрана останется и с утра ее станет еще больше. Так что, думаю, до вечера никто даже не поймет, что вас в городе уже нет.

5

Они оставили Линд, когда солнце еще не добралось до рассветной черты. Но для Мотты это не имело никакого значения. Что бы ни происходило по ту сторону Дверей, в зале Врат время было недвижно, как стоячая вода в тихой луже. И по-прежнему горел на дивном мозаичном полу брошенный Карлом факел, горел и все никак не мог прогореть, как если бы и не прошло с тех пор почти два дня. Впрочем, здесь и сейчас это было совершенно не важно. Время не имело здесь, в этом зале, никакой власти, точно так же, как огонь смоляного факела был бессилен перед «вечной» трейской мозаикой. Золото и кобальт совершенно не обгорели в огне и ничуть не потеряли своей яркости.

— Куда теперь? — с любопытством, которого она даже не подумала скрывать, спросила Дебора. — Новый Город или Сдом?

— Сдом, разумеется, — ответил Карл, по достоинству оценивший, как ход ее мысли, так и то, что сказанные им по поводу ее брата и короны Гароссы слова, Дебора уже, по-видимому, окончательно перестала воспринимать, всего лишь как фигуру речи.

«Ты права, милая, — согласился с ней Карл. — Зачем же и быть кавалером, если бросать слова на ветер».

— Сдом, — задумчиво повторила за ним Виктория. — Опасное место, даже если Клавдии там уже нет, а Даниил не ведает о ваших планах.

— Вы правы, графиня, — Карл и сам понимал, что из всех возможных мест, которые он мог бы теперь выбрать, Сдом — самое неприятное. Хуже него могли быть только болота к западу от Орша. — Однако, во-первых, так надо. Вы уж поверьте мне на слово, графиня. А во-вторых, в Сдоме нас сейчас не ждут, да и пробудем мы в там совсем не долго. Мне надо только проверить одну мою догадку, да переговорить с Игнатием.

— С Игнатием?! — Едва ли не в ужасе воскликнула Анна и даже отступила на шаг назад.

— С ним, — кивнул Карл. — Но вы зря его опасаетесь, сударыня. Мне он друг, а не враг, а вас любит, как собственную внучку. Просто обстоятельства иногда сильнее даже очень сильных людей.

— Любопытно, — возможно, Конраду было совершенно все равно, куда теперь идти, но он уловил нерв разговора и решил, по-видимому, перевести его в другое, более безопасное русло. — Признаться, никогда не бывал в Сдоме. Это правда, что они не любят оборотней?

— Все относительно, — с облегчением улыбнулся бану Карл. — Декларируемая политика иногда довольно далеко отстоит от повседневной практики.

— Я полагаю, — сказал он, обращаясь уже ко всем сразу. — Что дверь должна открываться в подземельях княжеского замка. Там ведь настоящий лабиринт, не так ли, Август?

— Да,… капитан, — по-видимому, Август находился в затруднении. Он не знал, как должен теперь обращаться к Карлу. Ну, не дедушкой же его, в самом деле, называть!

— Тебе приходилось там бывать?

— Буквально пару раз, — развел руками Август. — Я сопровождал князя в поминальные дни.

— Так ты бывал в усыпальнице? — Карл был приятно удивлен. Это и в самом деле была большая удача.

— Да, — подтвердил Август.

— Ну вот и славно, — Карл улыбнулся своему Капитану и хотел было перейти к следующему пункту своего плана, но вовремя вспомнил о том, что чувство неуверенности особенно болезненно как раз для сильных и уверенных в себе людей.

— Называй меня по имени, Август, — сказал он. — Я думаю, своему внуку и графу империи я это вполне могу позволить. Согласен?

— Да, Карл, — с видимым облегчением подтвердил Август.

— Отлично, — снова улыбнулся Карл, которому на самом деле было сейчас не до смеха. Удивительно, но этот странный квест сквозь двери Мотты, ощущался им точно так же, как острое желание рисовать, охватывавшего его порой. Желание, силу, ведущую его от штриха к штриху по полной неизведанного дороге созидания, которую принято называть вдохновением. Впрочем, где-то в глубине его души зрело уже понимание того, что все, что он теперь делает, это в конечном итоге все тот же рисунок, только настолько сложный, что грандиозность воплощаемой им в жизнь картины понять можно будет только потом, когда полотно будет завершено.

— Отлично, — сказал Карл. — И я полагаю лабиринт этот не самое посещаемое во дворце место, не так ли?

— Вы правы, Карл, — согласился Август. — Люди бывают в основном на верхнем уровне, там где расположены склады, тюрьма, и кухня. А вниз… Я конечно ничего не могу утверждать, но мне кажется, что на нижние ярусы спускаются крайне редко.

— Отлично, — повторил Карл. — Вот там, дамы и кавалеры, вы нас и подождете.

— Кого вас? — чуть прищурился Конрад.

— Нас, Конрад, — усмехнулся Карл. — Вас, меня и Августа. В город мы пойдем втроем. Август знает его, как свой собственный карман. Меня там никто не ждет, а вас — не знает.

— А мы будем сидеть в это время в холодном темном каземате… — Как бы размышляя вслух, медленно продолжила его фразу Валерия.

— По-видимому, — согласился с ней Карл. — Впрочем, теперь у нас есть факелы и вино, так что ни темно, ни холодно вам там не будет. А ходить по такому городу, как Сдом, всей компанией… Согласитесь, Валерия, что это было бы весьма опрометчиво, учитывая, как там любят меня, принцессу и наших волшебниц.

— Скажите, Карл, — неожиданно вмешалась в разговор Виктория. Настроение ее внезапно и без видимых причин изменилось, и объяснение этому могло быть только одно. Колдунья что-то «увидела», но увиденное ее не встревожило, а скорее заинтересовало. — Что вы надеетесь найти в усыпальнице Гавриила и Арины?

«Видела… Ну, на то она и видящая, чтобы „видеть“».

— Ничего, — ответил Карл. — Я полагаю, что костей их в саркофагах нет, но полагать и знать, в данном случае, не одно и тоже.

— Четыре сотни лет… — задумчиво сказал Конрад. — А знаете, Карл, мне нравится ход ваших рассуждений. Четыреста и триста, я вас правильно понял?

То, что Конрад умен и великолепно образован, Карл знал и раньше. Бан не часто и немногим позволял приблизиться к себе достаточно близко, чтобы рассмотреть эти не главные для аристократа, как полагали многие, черты своей личности. Однако Карл был одним из тех немногих, перед кем Конрад приоткрыл врата своего внутреннего пространства, и, даже если бы Людо не рассказал о нем много такого, что трудно было бы узнать за столь короткий срок, все-таки за прошедшие месяцы, Карл и сам успел вполне оценить и недюжинный ум, и огромные знания Конрада Трира. Но только сейчас ему открылось нечто до поры скрытое за сдержанной манерой общения одного из наиболее влиятельных великий бояр Флоры. Конрад, оказывается, шел той же самой дорогой, что и он, и, даже не зная всех обстоятельств, не будучи центральной фигурой этого древнего заговора, пришел к тем же самым выводам.

— Вы правы, Конрад, — согласился Карл, перехватив сразу несколько заинтересованных взглядов. — Именно в этом направлении я и думаю.

6

Он не ошибся. Эта дверь — кез, тет, аш… аметист, сапфир и топаз — открывалась в подземелье, но было ли это то самое место, о котором думал Карл, или какое-либо другое, предстояло еще выяснить. Впрочем, случай ли свел его когда-то с девушкой Феодорой, или это судьба, много лет спустя, привела в его отряд Августа Лешака? Какие боги и за что благоволили Карлу Ругеру из Линда, когда сенешаль князя Семи Островов послал следить за ним одного из лейтенантов княжеской дружины, выбрав из двух, именно того, кто теперь, шесть месяцев спустя, после очередной погруженной во мрак лестницы и перед другой точно такой же, остановился и, покрутив носом туда-сюда, заявил, что помнит эту галерею, потому что именно она ведет к склепам усыпальницы Рудых?

— Спасибо, Август, — теперь, сделав буквально несколько шагов по выложенному красным, крошащимся от древности кирпичом коридору, Карл и сам почувствовал тот особый запах склепа, который здесь ли, или в любом другом месте, трудно спутать с чем-нибудь другим.

— Вы можете на меня рассчитывать, Карл, — Август ведь неспроста получил свое прозвище. Лучшего человека для ночных рейдов трудно было сыскать хоть по ту сторону гор, хоть по эту.

А князя Гавриила и жены его, Арины Новы, в усыпальнице, и в самом деле, не оказалось. Склеп был — «Разрывать могилы грех, ведь так?» — и каменные саркофаги, богато украшенные тонкой резьбой, незыблемо стояли на своих местах, но были они пусты, и Карл полагал, что таковыми они были всегда. Память, традиция, последняя честь… Все, что угодно, но только не могила. А вот, где, на самом деле, покоились останки основателей Семи Островов, знали, по-видимому, одни лишь всеведущие боги. Там же, вероятно, где нашел свой конец и Виктор де Майен, и где, возможно, заканчивались и его, Карла Ругера, собственные дороги. Однако то, чего еще не случилось, не существует до тех пор, пока ты сам не признал своего поражения. И Карл не стал рисовать картину собственной смерти. Этот рисунок создаст когда-нибудь и где-нибудь кто-то еще. А он, убедившись, что догадка его верна, предпочел думать теперь о другом. Вопросов, которые с нетерпением, подобным жажде любовника, ожидали своих ответов, было еще много. Мозаика, та великолепная и невероятная по своей сложности и изысканности картина, которую Карл представлял себе пока в самых общих чертах, еще не сложилась. Она только возникала постепенно из небытия, но до завершения трудов было еще далеко.

«Ночь в зале Врат еще только началась, — напомнил себе Карл. — И до рассвета есть еще время».

И только подумав о рассвете, удивился, откуда вообще вдруг возникло в его мыслях это слово. Однако слово пришло, и было оно настолько не случайным, что его следовало сохранить, потому что, возможно, и этому кусочку смальты предназначено когда-то найти свое неповторимое место в будущей мозаике.

7

По-видимому, Семь Островов не были первым городом, который возник на этом месте. Во всяком случае, когда Гавриил Рудой построил на Третьей Сестре свой замок, он знал, вероятно, что под фундаментом новой крепости, в толще скалы, образующей основание острова, находится рукотворный лабиринт, созданный в седой древности строителями Трейской империи. И хотя в следующие четыреста лет замок князей Сдома неоднократно перестраивался, меняясь в соответствии с меняющимися вкусами и требованиями эпохи, ниже второго подземного горизонта княжеские работники все-таки не спускались. Даже усыпальница Рудых, и та находилась на границе этих двух соприкасающихся, но не пересекающихся миров. И, если дверь из зала Врат открывалась глубоко в недрах скалы, на пятом или, возможно, даже шестом подземном горизонте, то выйти на поверхность можно было только через относительно новые подземелья, построенные людьми в совершенно другую эпоху.

Август предложил пробираться через винные погреба, дорогу к которым из княжеской усыпальницы он хорошо себе представлял. Все-таки это было не то же самое, что идти через полные слуг, домочадцев и придворных жилые покои замка. С этим предложением и Карл, и Конрад, разумеется, согласились без спора, полагаясь в данном случае исключительно на осведомленность и здравый смысл бывшего лейтенанта княжеской дружины. Кому же было выбирать путь на поверхность, как не ему. Поэтому, оставив женщин и мастера Марта в сухом и достаточно просторном, но, по всем признакам, редко посещаемом сводчатом зале на втором уровне, как раз рядом с неприметной дверью в задней, погруженной в вечную тьму стене винного погреба, они «бесплотными тенями», не встретив, впрочем, по дороге ни единой живой души, миновали длинные ряды дубовых бочек, и без видимых препятствий проникли на зады уже вполне обжитых кухонных подвалов. Здесь им пришлось быть намного более осторожными, потому что жизнь на кухнях такого большого двора не замирает даже ночью, а время было уже отнюдь не ночное. Солнце, как узнали они, пройдя через пустые в этот час бочарную и столярную мастерские, уже встало, и, следовательно, здесь, в Сдоме, наступило утро. И на улицах Третьей Сестры, куда они, в конце концов, благополучно вышли через одну из задних дверей хозяйственного двора, было оживленно. Так что Карлу и Августу пришлось поплотнее закутаться в свои дорожные плащи — тем более, что в Семи Островах было хоть и ясно, но холодно — и набросить на головы капюшоны. Их двоих кто-нибудь вполне мог узнать, но как раз этого они желали бы избежать.

Пройдя по прямым, не перестающим удивлять Карла своей чистотой и порядком, улицам к дамбе, они перешли затем на Вторую сестру, во владения семьи Кузнецов, и здесь разделились, условившись, однако, встретиться через три часа или в резиденции Великого Мастера Игнатия, или, если обстоятельства тому воспрепятствуют, в маленьком кабачке неподалеку от книжной лавки Ивана Фальха[53]. Отсюда Август направился на Первую Сестру к аптекарю Махайле Дову[54] с письмами, которые Карл и Март написали еще в Линде, надеясь именно на такой поворот событий, а сам Карл вместе с Конрадом пошел искать встречи с Игнатием, ради которой, собственно, они и находились теперь в Сдоме.

8

Попасть в резиденцию Великого Мастера Кузнецов ранним утром и не то, что без приглашения, но даже без какой-либо предшествующей договоренности, совсем не просто. Однако, когда дежуривший у главных ворот замка офицер получил из рук мальчишки-посыльного пергаментный свиток с печатью великого боярина Флоры бана Конрада Трира, в действие вступили, по-видимому, как раз те механизмы феодального устройства мира, на которые и рассчитывал Карл, отправляя это письмо из общего зала гостиницы «Серебряная луна». Не прошло и часа — они с Конрадом едва успели позавтракать и выпить по паре кружек вина — как прибывший в величайшей спешке гвардейский офицер в цветах дома Кузнецов со всем положенным в таких случаях почтением пригласил их следовать за ним. А еще через четверть часа, пройдя быстрым шагом мимо многочисленных караулов, но, не встретив по пути — что было удивительно, но вполне объяснимо — никого из братьев и сестер Кузнецов, они входили уже в личный кабинет Великого Мастера Кузнецов.

— Одно из двух, — сказал вместо приветствия Игнатий, поднимаясь из своего похожего на трон кресла. — Или Даниил разучился читать будущее, или в Мотту, наконец, пришел тот, кого она ожидала.

По осеннему времени старик был одет в теплый подбитый мехом горностая кафтан из красной парчи с аппликациями из тесьмы червонного золота и мелких, но чистых тонов рубинов, а на лысеющую голову его была надета шапочка из темно-красного бархата, отороченная мехом рыжей лисы. Глаза Игнатия были внимательны и сосредоточены, но лицо — спокойно и даже как бы расслаблено.

— Даниил не разучился читать будущее, — так же спокойно ответил Карл. — Он правильно угадал время и место, но боги ему не благоволили, сегодня ночью в Линде он меня упустил.

— Линд, — кивнул Игнатий так, будто речь шла о длинном мысе или какой-нибудь деревеньке в окрестностях Сдома, а не о городе, расположенном в трехстах пятидесяти лигах на запад от Семи Островов. — Я так и думал, что ты захочешь вернуться в прошлое. Но что же мы стоим, господа! Прошу вас, присаживайтесь. Сейчас принесут вино, и простите мне не вежливость, ваша светлость, — старик бросил настороженный взгляд на Конрада, получил в ответ не менее напряженный взгляд бана, и неожиданно улыбнулся. — Это ведь то, что я думаю, не так ли?

— Трудно сказать, — усмехнулся в ответ Конрад. — Я ведь не знаю о чем вы подумали, господин Великий Мастер. Но, кажется, да.

— Даже не знаю, что сказать, — Игнатий дождался, когда гости усядутся в приготовленные для них кресла и сел сам. — Рад ли я нашей встрече?

— От судьбы не уйдешь, — как бы размышляя вслух, тихо сказал Карл.

— Что произошло тогда между вами и Клавдией? — неожиданно спросил Игнатий, который, наверняка, почувствовал в ту ночь, как меняются пути Хозяйки Судьбы.

— Мы бросили кости вместе…

— Великая неопределенность… — Кузнец задумался на мгновение, но, видимо, все, что он хотел знать о ночи Лунного Серебра, он теперь знал.

— Нам следует быть готовыми к смене господаря Нового Города? — спросил он после короткой паузы.

— Да, — твердо ответил Карл. Лично у него никаких сомнений на этот счет уже не было.

— А Анна? — спросил Игнатий. — Как она?

— Она счастлива, — просто ответил Карл.

— Я рад.

И в этот момент, как будто слуги только и дожидались, когда господин их закончит свои расспросы — а, может быть, так оно и было — в двери тихо постучали. Игнатий бросил быстрый взгляд из-под нахмуренных бровей, и по другую сторону двери басовито ударил гонг. Тотчас створки ее распахнулись, и несколько молчаливых и расторопных слуг в ливреях семьи Кузнецов внесли в кабинет маленькие столики, и, поставив их рядом с каждым из присутствующих, расставили на круглых столешницах серебряные и хрустальные кувшинчики с винами и крошечные серебряные же плошки с разнообразными сладостями. Еще мгновение, и собеседники снова оказались одни.

— Прошу вас, господа, — предложил Игнатий, беря в руку один из графинчиков и тем, показывая пример. — Угощайтесь.

«Ну, что ж, — согласился в душе Карл, выбирая хрустальный графинчик со светлым, желтовато-розовым Войярским. — Слуги при таком разговоре нам только бы помешали».

— Я к вашим услугам, господа, — старик налил себе красного вина, отпил немного и, наконец, прямо посмотрел на Карла. Его глаза были так же прозрачны и так же отливали холодной голубизной, как свинцовое стекло из которого был сделан его тонко ограненный кубок.

— Вы сказали мне тогда, — Карл взгляда не отвел. Держать чужую волю, даже такую, какая была у этого человека, он умел, но, с другой стороны, Игнатий был ему не враг, и сюда он пришел не для того, чтобы соревноваться в силе. — Вы сказали мне тогда, что не знаете вкуса высокого неба. Но я до сих пор не знаю, хотите ли вы его узнать?

— Высокое небо, — повторил за Карлом Игнатий. — А что, если не хочу? Что тогда?

— Ничего, — предложение было сделано, но не Карлу было решать, какой выбор сделает теперь Кузнец.

— Значит, выбор все-таки за мной?

— Если помните, Игнатий, я сказал вам это еще при нашей первой встрече, я не собираюсь ничего вам навязывать. Мое предложение — всего лишь род ответной любезности. Но выбираете вы.

— Я… — Игнатий поднял кубок и снова отпил немного вина. — Значит, прав был все-таки я, а не Даниил. Впрочем… Да, — он перевел взгляд на молчаливо пившего свое вино Конрада. — Вы ведь знаете, бан, о чем идет речь?

— Думаю, что знаю, — Конрад отставил свой кубок и спокойно принял взгляд Кузнеца, в котором за стеной льда уже поднималось бешеное пламя желания.

— Я последний? — голос старика чуть дрогнул. — Или и вы тоже не знаете?

— Нет, — неожиданно усмехнулся Конрад. — Нет, Игнатий, вы не последний. Еще пятеро живут на севере, в горах к востоку от Капойи, и одна удивительной красоты женщина живет во Флоре. Инесса Страад приходится мне дальней родственницей, и… — он сделал короткую паузу. — Да, Игнатий, ее мучают те же сомнения, что и вас, однако что-то мне подсказывает, что если бы рядом с ней появился человек вроде вас… Я думаю это была бы самая удивительная история, которая могла случиться в наши времена, если не считать, разумеется, — усмехнулся он снова. — Моей собственной, так тесно переплетшейся с историей моего друга Карла.

— Инесса Страад, — повторил за ним старик. — Вы знаете, сколько мне лет?

— Я полагаю, около ста.

— Девяносто семь, я родился всего через три года после рождения Карла.

— А мне семьдесят три, — пожал плечами Конрад. — А моей жене, дочери Карла — тридцать.

— Магия преображения, — предположил Карл.

— Возможно, — согласился Игнатий.

— И ведь у вас должен быть еще истинный облик, — тихо сказал Конрад.

— Так говорят, — не стал спорить Игнатий. — Но что если мое желание — лишь вой ветра в кустах? Я третий в роду, кто не знает вкуса высокого неба.

— Вы не узнаете об этом, пока не попробуете, — Конрад достал кисет и стал снаряжать трубку. — Но если верить моему чутью, вы сможете.

— Однако из Семи Островов вам тогда придется уйти, — это была правда, которую охваченному сомнениями Игнатию нелишне было напомнить.

— Но вы же только что пригласили меня во Флору, не так ли?

— Во Флору или Гароссу, — кивнул, соглашаясь Карл. — Куда вам будет угодно.

— Как много времени вам понадобится, что бы…?

— Час, быть может, два, — пожал своими широкими плечами Конрад. — Но если у нас получится, то это будет означать, что вы должны будете покинуть Сдом не позднее, чем через десять дней. Желание сожжет вас, если вы не дадите ему воли.

— И у вас, я полагаю, есть эти два часа?

— Да, — кивнул Карл. — Мы можем оставаться в вашем замке до заката… Если это, конечно, возможно.

— Возможно, — старик допил вино одним глотком и неожиданно улыбнулся. — Спрашивайте, Карл, я весь к вашим услугам.

9

— У меня есть несколько вопросов, — Карл по примеру Конрада тоже раскурил трубку, но вино оставил не тронутым. — Вы знаете, кто такая Клавдия?

— Боюсь, что нет, — покачал головой Игнатий. — Я предполагал, что она не лишена Дара, но полагал, что сила ее незначительна и она просто талантливая авантюристка. Однако теперь… Я теряюсь в догадках, Карл. А вы? Вы знаете?

— Я знаю, — Карл, наконец, поднес к губам свой кубок. — Вино было превосходным, но пить он сейчас не хотел. — Скажите, Игнатий, как вы думаете, стал бы Даниил сотрудничать с Клавдией, если бы узнал, что ее настоящее имя Норна, и что она Лунная Дева народа ярхов?

— Вы уверены, Карл? — потрясение от услышанного было столь велико, что у Игнатия снова, во второй раз за время разговора, дрогнул голос. — Вы знаете это наверное?

— Да.

— Но Лунная Дева должна обладать огромным могуществом…

— Должна, — согласился Карл. — Но до времени не обладала. Вот вы ее Дара и не заметили. Возможно, это потому что она молода… Хотя я познакомился с ней еще восемьдесят лет назад. Но, может быть, владычица ярхов получает свое могущество не сразу?

— Не знаю, — покачал головою Игнатий. — Я плохо знаю этот предмет… Но думаю, знай Даниил с кем имеет дело, он все равно пошел бы на союз.

— Почему? — это и был, собственно, второй вопрос, на который Карл хотел получить теперь ответ.

— Виктория не рассказала вам о книге?

Как ни странно, Карл понял, какую книгу имеет в виду Великий Мастер.

— Она сказала только, что существует некая книга, составленная еще в те времена, когда не существовало шести семей, и когда князь Гавриил только начал собирать в свой город волшебников со всей Ойкумены.

— Значит, всю книгу она не прочла. Что ж, Карл, книга такая действительно существует, и, насколько я знаю, ее копии есть у каждой из шести семей. В сущности, это плод Соглашения… Первые маги в Семи Островах заключили соглашение, позволявшее им жить в мире друг с другом. Только случилось это не во времена Гавриила, а уже при его сыне, Иване. Иван Рудой собрал в Сдом колдунов и волшебниц со всей Ойкумены, пообещав им защиту и покровительство, — в голосе старика явственно ощущалась ирония, если не сарказм. — Времена были тяжелые, Карл, человеки набрали тогда такую силу, что теперь это даже трудно представить. И оборотни… Тогда оборотней было много больше, чем теперь, и ведь оборотни тоже не чужды магии, хотя их Дар иной и редко достигает силы истинных мастеров, но и того хватает… Маги пришли в город и заключили Соглашение. На самом деле, большинство его пунктов в силе и по сей день, но некоторые были вычеркнуты после создания Семей. Но до тех пор, пока не сформировались и укрепились кланы, Соглашение имело большую силу, и вот тогда и была написана «Книга Тайн».

— Книга тайн? — переспросил Карл, вспомнив рассказ Деборы. — Что-то наподобие трейской «Книги диковин»?

— Вот как! — Удивленно поднял брови Кузнец. — Ты знаешь о «Книге диковин». Ты читал ее? Ты читаешь по-трейски?

От удивления, вероятно, Игнатий снова, как когда-то давно, перешел на «ты».

— Я читаю по-трейски, — дипломатично ответил Карл, не желая посвящать Игнатия в чужие тайны, тем более, что это были тайны Деборы.

— Ну, да, — кивнул тогда Игнатий. — За образец они, очевидно, взяли именно «Книгу диковин». Но главное, тогда были записаны многие рассказы о чудесах Ойкумены, которые были известны разным волшебникам. Кости Судьбы, Кубок Удачи, Жеста… Много очень интересных и давным-давно забытых вещей. Там, к слову, есть и рассказ о зачарованном оружии, или, по-другому, оружии иных… Но вы спросили о другом. Вы ведь видели, Карл, фреску Василия Вастиона в приемной дворца?

— Да, — кивнул Карл, поражаясь тому, как переплетаются, порой, раз за разом одни и те же линии.

Василий Вастион и Последняя Битва.

— Вы имеете в виду Последнюю Битву? — спросил он Игнатия.

— Ее, — Игнатий уже успокоился или, во всяком случае, сумел взять себя в руки. — Об этом и рассказ. Собственно, известно об этом очень мало. Но еще в очень древние времена, кто-то из «видящих» сказал, что Последняя Битва — это не то сражение, которое уже произошло, а то, которому еще предстоит случиться в неуловимом для «прозревающего» будущем. Вот тогда и сойдутся рати людей и иных в своей последней битве, и исход ее будет зависеть от того, кто поведет рать людей, и кто будет стоять во главе иных.

— Постойте! — перебил Кузнеца Карл. — Но разве иные не исчезли, если, конечно, они и вовсе когда-нибудь существовали?

— А вот это и в самом деле величайшая тайна, — неожиданно вмешался в разговор Конрад. — Вы об этом никогда не слышали?

— Нет, — Карл был искренне удивлен. Как много, оказывается, тайн могут пройти мимо тебя не замеченными, даже если ты живешь так долго, и так долго идешь по дорогам Ойкумены.

— Подумайте, Карл, — предложил Игнатий с грустной усмешкой. — Ответ напрашивается, хотя традиция скрывать правду зародилась еще задолго до Трейской империи. Иные — это ведь и означает «иные», то есть…

— Другие…

— Ну?

— Оборотни, — предположил Карл.

— Вурдалаки, — продолжил Конрад. — Вампиры, шейпс[55], звери-оборотни, да мало ли и других, — усмехнулся он. — Все, что их объединяет, это то, что они не люди. Уже не люди или людьми никогда и не были.

«Как просто… А я-то всегда полагал…»

— Благодарю вас, господа, — сказал он вслух. — Вот ведь, как бывает. Мне это никогда и в голову не приходило, но и то верно, что сей предмет меня и не занимал никогда.

— В том-то и дело, — кивнул, соглашаясь с ним, Великий Мастер. — Не приходило… не задумывались… Так тайна эта и существует. Вот и понятно все, вроде бы, ан нет, никто ничего не знает. Но тот «видящий», что прозрел грядущее, правду знал. Однако, судя по всему, видение его как обычно и случается, на самом деле, практически со всеми «прозревающими», было не ясным и весьма противоречивым. Он предсказал лишь, что человек, который может привести к победе людей, должен быть магом и носить зачарованный меч, а тот, кто дарует победу иным, должен быть старым, не признавать законов и владеть оружием иных. Как видите, Карл, не много, но Даниилу и того хватило. Он решил, что вы он. Впрочем, и я тоже так подумал.

«Если меч тот, то и человек, стало быть, тот».

— Кто он? — возможно, это был лишний вопрос, но Карл его все-таки задал.

— Вождь иных, разумеется, — усмехнулся Игнатий. — Вы ведь не маг, Карл, и вы старик, и вы опоясаны дивным мечом…

«Не маг… Ты просто многого не знаешь, Игнатий, но… я тебя понимаю».

— Старый это все-таки старый, — улыбнулся он. — А я, как вы видите, вполне еще молод.

— Возможно, — пожал плечами Игнатий. — Возможно, я про вас, Карл, знаю не достаточно… Ваша воля… Но вспомните с чего начался наш разговор?

10

Когда-то давно, лет, может быть, семьдесят назад или того больше, один умный человек, имени которого Карл теперь вспомнить не мог — впрочем, и не пытался (зачем?) — сказал ему по какому-то, надо полагать, совершенно ничтожному поводу, который тоже забылся за давностью лет и случайностью обстоятельств, что, оборотной стороной человеческой способности обозначать явления внешнего и внутреннего мира словами, есть способность слов порождать явления, которых иначе могло бы и не быть. Спорная мысль, если разобраться, но не лишенная изящества. Любившие парадоксальные афоризмы и неоднозначные притчи убру вполне оценили бы и эту идею, не зря же один из их учителей сказал однажды, что достаточно убрать из своего лексикона слово «проблема», и она исчезнет сама собой.

«Но исчезнет ли?»

Карл прошелся по предоставленной в его распоряжение комнате, подошел к окну и смотрел некоторое время на море и корабли, но отвлечься от мыслей, растревоживших его душу, казалось, снова уже обретшую привычный покой, не смог. И сердце его волновалось точно так же, как залитое солнцем море перед глазами. Еще не буря, но уже очевиден нервный, порывистый рисунок низких пока, но обещающих набрать вскоре грозную силу темно-серых с белыми барашками волн.

«Сталь… — подумал он, отворачиваясь от окна. — Оружейная сталь…»

Комната, просторная и богато декорированная — малиновая камка, украшенная вышитым золотом растительным орнаментом, и светло-красное вишневое и «розовое» дерево, инкрустированное слоновой костью и перламутром — в которой он сейчас находился, относилась к личным апартаментам Великого Мастера. Здесь, в тишине и покое, не нарушаемом даже особо доверенными, «ближними» слугами Игнатия, которым было строжайше запрещено беспокоить Карла по личной инициативе, он ожидал возвращения Августа и окончания «инициации», ради которой уединились сейчас Конрад и старый Кузнец. Но предоставленный, едва ли не впервые за несколько последних дней, самому себе, Карл закономерно оказался один на один с той особой проблемой, которая, то набирая силу, как зимний шторм, то отступая, но никогда не оставляя насовсем, волновала его сердце со времени первого посещения Сдома. И, наверняка, не случайным было новое возвращение бури, именно здесь и сейчас, в этом проклятом богами городе, где четыреста лет назад разыгралась уже одна из трагических сцен растянутой в веках пьесы безымянного, но оттого не менее могущественного, автора.

Иные.

Удивительно, но точно так же, как много лет подряд, неторопливо шагая по дорогам Ойкумены, ни разу не задумался он о том, кто он такой, и зачем меряет шагами безмерные пространства подлунного мира, Карл ни разу не задался и другим вопросом, что означает это простое слово — «иные» — великое множество раз прозвучавшее в его присутствии, прочитанное в книгах, произнесенное им самим. Как будто некая печать вечного запрета — «Задон?» — лежала на этих вопросах, не только не разрешая ему их сформулировать, но, даже не позволяя ощутить их присутствия. Однако, в конце концов, это случилось. Он пришел в Семь Островов, и запрет пал. И оказалось, что иные это не какие-то мифические существа, память о которых, пришедшая из древних, «незапамятных» времен, продолжала и теперь тревожить души людей, а реальные из плоти и крови существа, живущие бок о бок с людьми, в войне и мире, ничем принципиально не отличающихся от тех войны и мира, которые определяют отношения между самими людьми. Жили, живут… но будет ли так продолжаться вечно? Что если предсказание о Последней Битве правдиво? И почему слово «последний» так часто в последнее время приходит ему на ум?

Последняя битва, последняя надежда, последняя дорога

И кто такой он сам, Карл Ругер из Линда, оказавшийся теперь там, где он оказался?

«Кто ты Карл», — спросила его Дебора.

Кто?

Не тот ли он человек, о котором грезил в незапамятные времена безымянный «прозревающий»? Но, что, если все так и обстоит? Тогда, который из двух?

Игнатий сказал «маг» и, зная, что Карл лишен магического Дара, предположил, что речь идет не о нем. Однако, похоже, Карл не вовсе лишен такого Дара, ведь он видит сквозь тьму, и может по своему желанию призывать рефлеты…

«Рефлеты», — отметил он, откладывая мелькнувшую вдруг мысль на потом.

Вопрос лишь в том, какова природа этого Дара? И является ли способность к стихийной магии, о которой говорили Виктория и Дебора, исключительно человеческой силой? Ведь и среди иных встречаются маги огромной силы…

Карл подошел к шестигранному столику из полированного вишневого дерева, на котором заботливые и безгласные слуги Великого Мастера оставили серебряные черненые подносы с фруктами, сладостями и кувшинами с вином, и остановился, рассматривая получившийся натюрморт. Ему понравилось сочетание цветов темных поздних вишен с кроваво-красными пятнами сиджерских гранатов и глубокой зеленью северных яблок. Краски осени завораживали, но одновременно и направляли мысль, организуя ее, придавая ей стройность, отсекая лишнее и не существенное.

«Старый… — напомнил себе Карл. — Старый… Но позволительно ли так сказать о Долгоидущем, сколько бы ни было ему лет?»

И, тогда, единственным надежным признаком оказывался меч иных, который входил составной частью в оба определения.

«Если меч тот…» — сказал Даниил, но кто сказал, что Великий Мастер не может ошибаться?

Однако додумать эту мысль до конца он не успел. Короткий стук в дверь означал, что время, предназначенное для одиноких размышлений, миновало.

— Войдите! — разрешил Карл, и мысленно подвел итог своему поиску словами, сказанными им самому себе на второй или третий день своего пребывания во Флоре.

«До тех пор пока не доказано обратное, я человек», — повторил мысленно Карл и улыбнулся вошедшему в комнату Августу.

11

— Рад тебя видеть, — сказал Карл.

— Вам не стоило обо мне беспокоиться, — совершенно серьезно ответил Август, входя в комнату и прикрывая за собой дверь.

— Я и не беспокоился, — снова улыбнулся Карл. — Проходи, угощайся… Как прошла встреча?

— Старик был рад получить весточку от племянника, но особенно, как мне показалось, от вас, Карл.

Август, не чинясь, подошел к столу, налил себе красного вина и в два сильных глотка ополовинил кубок.

— Отличное вино, — сказал он с улыбкой, и отправил в рот спелую вишню.

— Ну, я, впрочем, и не сомневался, что Кузнецы понимают толк в хорошем вине, — сказал он, выплюнув на ладонь косточку. — Вот ответные письма.

Он бросил косточку в пустую плошку, и достал из внутреннего кармана своего колета два сложенных вчетверо и не запечатанных пергамента.

— Это Марту, его, я, если позволите, передам сам, а это вам, — и он протянул Карлу письмо от старого Медведя.

— Спасибо, Август, — Карл принял письмо, развернул его и быстро прочел.

Как он и ожидал, Михайло Дов знал ответы на те вопросы, которые задал ему Карл, однако доверить тайное знание пергаменту остерегался и, значит, или Карл должен был пойти к нему сам, чего делать, по-видимому, не стоило, так как рисковать без причины не следует даже тем, кого согласно принятым на себя обязательствам оберегает древняя магия Мотты, или…

«Или», — решил он, складывая письмо и убирая его в карман.

— Август, — сказал он вслух. — Мне надо кое о чем подумать в тишине. Я сяду вот там, в углу, а ты не тревожь меня, пока я сам не заговорю, и не позволяй другим. Хорошо?

— По вашему слову, Карл. — Если Август и был удивлен, виду он не подал и, кажется, был готов просидеть все то время, которое может понадобиться Карлу, изображая собой неодушевленный предмет.

— Спасибо, Август, — Карл подошел к облюбованному им креслу и развернул его так, чтобы сидеть спиной к комнате. — Но ты не должен делать большего, чем нужно. А нужно только не говорить со мной. В остальном, чувствуй себя свободно. Ешь, пей, кури… Только не пой, пожалуйста, и не танцуй, — закончил он с улыбкой и, сев в Кресло, закрыл глаза.

12

— Вы знаете, Карл, — Лев Скоморох обычно говорил тихим и, пожалуй, даже мягким голосом. Если не знать его так хорошо, как знал Карл, можно было легко обмануться и принять этого не высокого, полноватого кавалера с седыми клочками волос, сохранившихся на совершенно голом черепе только над ушами, за провинциального небогатого землевладельца и непременно отца многочисленного семейства, состоящего сплошь из одних только женщин. И лицо у него было под стать фигуре и манере одеваться, некрасивое, но располагающее, добродушное… Однако все это не соответствовало действительности. Маршал Скоморох был блистательным полководцем великой эпохи. И тихую жизнь провинциального затворника, делящего свое время между полями и фермами своих крошечных владений, любимыми книгами, и малочисленной семьей, состоящей из больной жены, слывшей некогда одной из первых красавиц императорского двора — она была на полторы головы выше своего мужа — и двух богатырского сложения сыновей, вот эту спокойную размеренную жизнь он обрел, только выйдя в отставку.

— Вы знаете, Карл, — сказал Лев. — Что самое трудное для меня в профессии полководца?

— Посылать людей на смерть, — предположил Карл.

— Да, — согласился Лев. — Скверное у нас ремесло, Карл. Но смерть… Смерть лишь частный случай. После сражений мне всегда было стыдно смотреть в глаза уцелевшим. Люди не шахматные фигуры, Карл, так я это понимаю, и война не игра.

«Странно, что я вспомнил именно об этом разговоре…»

Действительно странно, потому что, если мысль, высказанная маршалом, и имела отношение к тому, о чем думал сейчас Карл, то только опосредствованное. На самом деле, занимала Карла гораздо более общая мысль о характере отношений между людьми, о чести и достоинстве человека, и о порядочности, которая предполагает уважение к собеседнику.

«Я могу сделать одно из двух, — размышлял он, сидя в кресле с закрытыми глазами. — Позвать Медведя сюда, или… или „сходить“ к нему самому».

На самом деле, он уже все для себя решил, и рассуждения на данную тему служили сейчас лишь одной цели, успокоить взявшее разгон сердце. То, что предполагал совершить Карл было чем-то настолько новым и, пожалуй, неприятным, что даже его бестрепетное сердце отозвалось на вызов, который предстояло теперь Карлу бросить неведомому. Но…

«Логически рассуждая, если возможно первое, то почему бы не случиться и второму?»

Карл едва успел додумать эту не слишком сложную мысль, как мир изменился, и означало это, что даже невозможное возможно. Чуть окрашенная в красный цвет тьма — он сидел перед окном, за которым сияло яркое солнце ранней осени — сменилась чуть приглушенными сумерками раннего вечера, хотя Карл доподлинно знал, что скачка во времени не произошло. День был тот же самый, и час тоже, но место, разумеется, было другое. Он стоял сейчас в толчее рыбного рынка и перед ним, буквально в нескольких шагах, находился старенький и неказистый дом аптекаря Михайлы Дова.

«Возможно все, — подумал он с каким-то пугающим равнодушием. — Надо только захотеть…»

Однако, несмотря на охватившее его равнодушие, приближающееся по силе к полному безразличию, Карл помнил, что привело его к дому старого Медведя, и зачем он сюда послан. Поэтому, не медля, но и без спешки, он пошел к дверям, не обращая внимания на снующих туда-сюда людей, которых он, впрочем, каким-то образом совершенно не задевал, хотя порой шагал прямо на них. Однако все как-то устраивалось, и им удавалось разминуться, без какого-либо усилия с обеих сторон. И это было странно, потому что точно так же, как Карл не обращал на них никакого внимания, так и они совершенно игнорировали его присутствие. Подойдя к дверям дома, Карл задержался на мгновение, но стучать нашел излишним, и просто прошел через закрытые створки, совершенно этого, впрочем, не почувствовав и не придав случившемуся никакого особенного значения.

В аптеке, как всегда, было тихо, и царил полумрак, в котором, однако, Карл видел гораздо лучше, чем на залитой солнечным светом улице. Михайло Дов сидел на своем обычном месте и что-то старательно растирал ступкой в большом глиняном горшке, но заметил гостя только тогда, когда тот заговорил.

— Здравствуйте, мастер Дов, — сказал Карл, приблизившись к столу, за которым работал аптекарь.

— Что? — Встрепенулся старик и, повернувшись на голос, вперил в Карла недоверчивый взгляд своих карих глаз. — О!

— Вы, кажется, приглашали меня в гости, мастер Дов, — Карл вдруг ощутил некую неловкость, но понять ее причины так и не смог.

— Приглашал, — кивнул Медведь, теперь уже с интересом рассматривая Карла. — И рад, что вы пришли, господин мой Карл.

— Но? — спросил Карл.

— Но я вижу рефлет в третий раз в жизни, мой господин, и в первый раз это рефлет, посланный ко мне другим человеком.

— Человеком, мастер Дов?

— А это уж как вы решите, так и будет, — сказал, явно уже вполне овладевший собой старик. — А мне так просто легче говорить. Вина не предлагаю, но, может быть, присядете?

— Присяду, — согласился Карл, хотя не испытывал никакого желания сесть. Он вообще не испытывал сейчас никаких желаний, да и чувства его были приглушены, напоминая огонь затухающего фитиля.

Все-таки он сел. Сел и старик.

— Что вы хотите знать, господин мой Карл?

— Расскажите мне о негоде, мастер Дов, — попросил Карл.

— Негода, — кивнул старый аптекарь. — Ну, вам, господин мой Карл, не о травке, вестимо, услышать хочется. Хотя о травке этой зловредной я вам как раз рассказать мог бы много чего интересного. Однако вас другое интересует, не так ли? А коли так, то и рассказывать, почитай, нечего. Но… Да, господин мой Карл, да, вы правы. Травка эта есть судьба таких, как вы. На каждого Долгоидущего, хоть раз в жизни, если так можно выразиться, но ложится тень негоды. И обычно это тень смерти, господин мой Карл, потому как мало кому удалось пережить отравление ее ядом. Травят, мастер мой Карл, как не травить, если от века так заведено? Долгоидущие, рожденные под Голубой Странницей, и, разумеется, близнецы

— Близнецы?

— Ну вы же знаете уже, наверное, господин мой Карл, или еще не сподобились?

— Знаю, — согласился Карл. — Но скажите, ведь все мы разные…

— Разные, — кивнул старик. — У одних есть Дар, у других его нет, одни Долгоидущие, а другие проживают лишь короткий человеческий век. Колода тасуется, так я это понимаю, но верно ли мое понимание?

— А откуда вообще пошло травить нас негодой?

— А кто ж его знает! — Всплеснул руками старик. — И не знает никто, я думаю. То древняя история, мастер мой Карл, очень древняя. Никто уж и не помнит, что взялось и откуда. Даже мы, уж на что памятливые, а и то позабыли. Вот разве что Хранители знали, но и о них, почитай, лет триста, как слух пропал. Последним-то, вы, верно, знаете, Вастион был… и все. Прервалась традиция. Но слово-то осталось, господин мой Карл. Слово, записанное, оно долго живет. Однако вот интересное дело, что травить вас надобно, многие знают и почитают при том первейшей своей обязанностью, или думают, что по другому вас не убить… Не знаю. Но то, что выжившему — а и про это они тоже не ведают, что не всех негода в гроб сводит — что выжившему они силу особую сами дают, про то не знают. Вы же вот, господин мой, и сами, небось, знаете, что сотворила с вами эта подлая травка, или как?

— Так, — согласился Карл.

— Ну, вот, собственно, и все, господин мой Карл. Добавить и нечего, почитай. Разве что вспомнить, что по-трейски негода это «элия четана», и, если перевести дословно, а не как название, означает это «освобождающая или открывающая внутреннюю суть». А внутренней сутью, господин мой Карл, да вы о том и сами, верно, ведаете, трейцы душу человеческую иногда именовали.

— Спасибо, мастер Дов, — поклонился Карл. — Спрошу вас еще об одной вещи, но, если не захотите, можете не отвечать.

— Спрашивайте, господин мой Карл, — улыбнулся старик. — Вы же знаете, я не отвечу только на один вопрос.

— Почему вас называют Строителями?

— Догадались? — старый аптекарь подобрался вдруг и приобрел гораздо более значительный, чем обычно, вид.

— Догадался.

— Что ж, догадка ваша верна, мой господин, — спокойно кивнул Михайло Дов. — Это было самое великое, что мы построили за долгие века, но и последнее тоже. С тех пор мы строим только храм знания, господин герцог, а с камнем работают уже другие.

13

Нет, не зря ему вспомнился Лев Скоморох, совсем не зря. Не ходившему в мечи, никогда не понять тех, кого он посылает в бой, а значит, что он не художник, а жалкий подмастерье. Таким и останется, потому что художник это не только — и не столько — тот, кто видит, но, прежде всего тот, кто способен передать свое видение на холсте или бумаге. Но только для этого ты должен досконально знать особенности материала, с которым работаешь, холст ли это, картон, или, скажем, пергамент, и понимать, разумеется, на что способны твое стило или кисть.

Послав к старому Медведю свой собственный рефлет, Карл не только узнал то, что хотел бы теперь знать, но и то, что знать был обязан, коли уж сподобился оказаться «пастухом теней», как называли убру тех, кто волен был вызывать рефлеты.

Нельзя понять мертвых, не побывав на той стороне полуночи.

И не надо, если не готов пережить собственную — пусть и временную — смерть.

Карл открыл глаза. За время его отсутствия, солнце вряд ли прошло больше половины линии.

«Полчаса».

Он встал из кресла, чувствуя, как медленно отпускает его мутное болото равнодушия и безволия, которые, по-видимому, переживает рефлет, оказавшийся не рядом с живыми людьми, а среди них, повернулся и встретил ожидающий взгляд Августа. Лешак сидел на стуле с высокой спинкой, в руке его была зажата дымящаяся трубка, а на столе рядом с ним какой-то по счету кубок с остатками красного вина, едва покрывавшего дно.

— Все спокойно? — спросил Карл и, подойдя к столу, взял в руку графинчик с абрикосовой водкой.

— Спокойно, — пожал плечами Август.

Карл налил себе водки, понюхал, отпил немного, по-прежнему, чувствуя на себе изучающий взгляд капитана — тот ведь не мог не понять, что Карл не дремал все эти полчаса — и неожиданно решил, что, раз уж так случилось, и они оказались сейчас один на один, то почему бы им и не поговорить по душам. И хотя тема, которую собирался затронуть Карл, была весьма щекотливого свойства, но ведь и то правда, что Август не только его капитан, но и внук.

— Там, в Линде, — сказал Карл, сделав еще один медленный глоток. — Когда мы решали с Элиасом наши будущие взаимоотношения, — ничто не дрогнуло в душе, когда он произнес слово «будущие», только лицо Деборы возникло на мгновение перед глазами. — Мы коснулись одной темы, о которой я мог бы тебе и не рассказывать. Дело житейское, но…

— Вы имеете в виду Мину, Карл? — Август был невозмутим, но что-то в выражении его глаз подсказывало, что разговор этот ему неприятен.

— Да, — ответил Карл и допил водку.

— Не думаю, что из этого что-нибудь получится, — пожал плечами Август. — У меня есть женщина, Карл, и я не хотел бы…

«То-то и оно, Август, что у тебя есть женщина. То-то и оно».

— Она тебе действительно нравится? — оставалось только надеяться, что Август поймет его вопрос правильно. Но наверняка знать это Карл не мог.

— Нравится? — То ли переспросил, то ли повторил за ним Август. — А если я скажу вам, капитан, что люблю ее, вы сильно удивитесь?

Голос не дрогнул, и спокойствие не покинуло лица Августа. Даже взгляд не выражал никаких эмоций, но то, что он снова назвал Карла капитаном, о многом говорило и еще больше подразумевало.

— Значит, любишь, — Карл отвернулся от Августа и налил себе еще водки.

— Но она не одна, Август, — сказал он, не поворачиваясь. — И ты должен принимать это в расчет.

— Я знаю, Карл, но сердцу не прикажешь, ведь так?

— Так, — согласился Карл и снова повернулся к Августу. — А она, она знает?

— Да. — Ответил Карл, и в его глазах появилось такое выражение, какого Карл от него совсем не ожидал.

«Так и есть, — признал он, глядя на суровое лицо этого жесткого и даже, пожалуй, жестокого человека, способного с одинаковой легкостью лить свою и чужую кровь. — Любовь, печаль… Кто бы мог поверить? Но я верю».

— Да, — твердо ответил Август. — Она знает. Я ей все сказал, и она меня выслушала.

«Выслушала… Вот как…»

— И этого не мало, — Карл покрутил в руке кубок, обдумывая ситуацию. — Ты ожидал чего-то другого?

— Не знаю, — пожал плечами Август. — Чего угодно, Карл. Всего чего угодно, но только не того, что случилось. Она сказала, что я могу быть с ними. Ну, вы понимаете… Она имела в виду вместе.

«Вместе?! — искренне удивился Карл. — Кажется, я чего-то не понимаю…»

— Не посоветовавшись с Викторией? — спросил он, пытаясь пост