Book: Сердце изгнанника



Сердце изгнанника

Сюзан Таннер

Сердце изгнанника

ПРОЛОГ

Энн Гилликрист смотрела на человека, которого любила почти двенадцать лет и которого все окружающие считали ее мужем. Ее красивые темные глаза были полны слез. «Как мне сказать ему?» Скомканный листок бумаги, который она нервно теребила в руках, предчувствуя конец своего безоблачного существования, был причиной ее слез.

Сэр Джеффри осторожно взял листок из ее рук.

– Мы всегда знали, что этот день придет. И мы должны встретить его вместе.

Он привлек ее к себе, и, успокаиваясь в его объятиях, Энн попыталась взглянуть правде в глаза. Она молила Бога, чтобы этого не случилось никогда. Она смогла бы прожить с ложью до самой смерти, и ее сын никогда бы не узнал правды. Аласдер Гилликрист! Будь он проклят! Даже сойдя в могилу, он не оставляет ее в покое. На мгновение она подумала о том, что могла бы продолжить обман, написав в Шотландию, что сын умер еще ребенком. Поклясться, что все ее дети были рождены от любовника, англичанина сэра Джеффри.

До сегодняшнего дня она наслаждалась счастьем за счет человека, который никогда ее не любил. Если бы она солгала сейчас, когда он умер, она отказала бы своему сыну в праве первородства, богатстве и звании. Лорд Аласдер Гилликрист умер богатым человеком, хозяином нескольких поместий, разбросанных вдоль границы Шотландии. Он так и не женился во второй раз, и его единственным наследником был ее любимый сын Иан.

Джеффри нежно погладил ее по волосам.

– Я никогда не жалел о том, что увез тебя из Шотландии, любимая, но мне очень жаль, что это причина твоего сегодняшнего страдания.

– Молчи. – Она прижала палец к его губам. – Никогда не говори так. Ты подарил мне жизнь, полную счастья. Моя жизнь с Аласдером была кошмаром.

При мысли о том, что он мог никогда не встретить эту женщину, Джеффри крепче прижал ее к себе. Начавшийся как простая забава набег на приграничную территорию перевернул всю его жизнь. Молодые англичане, разгоряченные напитками, увели скот, лошадей и умыкнули молодую жену Аласдера Гилликриста, который был вдвое старше ее. Джеффри Линдел никогда не жалел о содеянном. Он встретил ее, одиноко едущую верхом в темноте, стащил с седла и пересадил на свою лошадь. Вернувшись домой, он пресек попытки своих друзей обесчестить пленницу и не отпустил ее к мужу.

С тех пор как Джеффри полюбил Энн, он только однажды предложил ей вернуться в Шотландию, но она не захотела. Они оба совершили ошибку. Они скрыли правду, сказав, что отцом ребенка, которого она носила в своем чреве, был он, Джеффри Линдел, и убедили в этом всех и вся, в том числе и Иана. Только один человек знал правду.

Энн не хотела, чтобы ее единственный и любящий брат жил с горестной мыслью о том, что его сестра убита, и дала о себе знать, написав среди прочего о рождении сына, отцом которого был Аласдер. Зная, как глубоко несчастна была Энн в браке с Аласдером, Рос Доннчад уступил желанию сестры и хранил молчание о рождении сына. Лорд Гилликрист мог отвернуться от своей заблудшей жены, но, узнав о сыне, он сдвинул бы горы, чтобы заполучить его. Сейчас Рос был готов заявить о правах своего племянника на наследство, оставшееся после смерти Гилликриста.

Он написал Энн о смерти ее законного супруга и о наследстве. Он никогда бы не позволил Энн отказать Иану в праве первородства. Сейчас она могла послать Иана в Шотландию, где он получил бы то, что по праву принадлежит ему, но при этом она навсегда потеряла бы его доверие и уважение.

– Нет, я не могу это сделать. – Не в силах сдержать слезы, Энн разрыдалась на широкой груди Джеффри. Его батистовая сорочка стала мокрой от слез.

Джеффри гладил ее волосы, думая о том, что они такие же мягкие и красивые, как много лет назад. И, как и прежде, близость ее тела взволновала его, и он подумал, что она навсегда останется ему желанной. Целуя темные завитки ее волос, он знал, что не переживет, если Иан перестанет называть его отцом. Другой человек зачал ребенка, которому он отдал всю свою душу. Ни один из его родных детей не значил для него так много, как первенец Энн.

Джеффри ничего не сказал о своих терзаниях Энн. При всей любви к Иану он не мог лишить юношу возможности получить то, что принадлежало ему по праву.

ГЛАВА 1

Шотландия, март 1548 года

Свежий утренний ветер поднимал рябь на луговых травах. Подставив лицо ветру, Сесиль Лотаринг полной грудью вдыхала прохладный весенний воздух. У ее босых ног тихо журчала река Клайд, больше похожая на ручеек, протекающий за селением Ланари. Сегодня Сесиль пришла сюда позже, чем обычно, к тому же босиком, что сулило ей неприятности. Легкая улыбка тронула ее губы. Ей не привыкать к нагоняям, которые она получала от жен своих братьев.

При мысли о них лицо ее погрустнело. Одна была уже вдовой. Память вернула образ смеющегося брата, высокого, светловолосого и голубоглазого, как все ее братья. Одвулф погиб в прошлом году, в сентябре, у Пинки Клу в битве с англичанами вслед за Уорреном, ее вторым по старшинству братом, погибшим пятью годами раньше у Солвей Мосс.

Смахнув подступившие к глазам слезы, Сесиль посмотрела в сторону замка Сиаран, возвышающегося среди лугов. Его массивные стены и изящные башни значили для нее все, что она когда-либо любила и знала. Сесиль исполнилось шестнадцать лет, и Ниарра, жена ее старшего брата, не раз говорила о том, что наступит день, когда ей придется покинуть родной кров. Вряд ли это было предостережением. Она часто поддразнивала Сесиль, намекая на неминуемое замужество и обзаведение собственным домом.

Окажись она при дворе, она выглядела бы, по мнению матери, белой вороной среди своих сверстниц, посланных туда с единственной целью найти себе женихов и посвятивших себя исключительно этому занятию. Сесиль умоляла не посылать ее ко двору. Сэлек, ее отец, не мог допустить и мысли о том, чтобы сделать ее несчастной, а в том, что так оно и было бы, она не сомневалась.

Даже теперь, когда отец все чаще заводил разговор о том, что следовало бы найти ей подходящую пару, Сесиль предпочитала не думать о замужестве вообще и не дразнить родителей, называя возможных кандидатов, которые наверняка были бы ими отвергнуты как недостойные руки их дочери.

Шорох в зарослях ракитника и черного василька отвлек ее от этих мыслей. Наверняка ее уже хватились, и, хотя ее отсутствие в предрассветное время никого особенно не удивило бы, пора было возвращаться в замок. При виде зайца, который вначале застыл, застигнутый врасплох, а потом пустился наутек, Сесиль рассмеялась и пошла решительным шагом по направлению к замку, не обращая внимания на тяжелые стебли, цеплявшиеся за ее шерстяную юбку, выкрашенную в желтоватый цвет папоротника.

Лучи белесоватого солнца с трудом пробивались сквозь утреннюю дымку. Опять она пропустила службу, и опять отец Эйндреас, который явно недолюбливал ее, будет недоволен. При этой мысли лицо Сесиль приобрело решительное выражение. Обычно дружелюбная ко всем, она платила ему той же монетой. Прошло совсем немного времени с тех пор, как он появился в замке Сиаран после смерти любимого всеми отца Люсьена, но его властные манеры и повелительный тон вселяли надежду на то, что ему не удастся здесь задержаться.

Ворота замка были открыты, как и рано утром, когда она убежала на реку. Сесиль знала, что стоило ей покинуть пределы замка, как она оказывалась под неусыпным оком отцовских стражей.

Амальрик, который ждал ее во дворе замка, захихикал при виде ее босых ног. Девятнадцатилетний юноша, он был самым близким ей из братьев по возрасту и темпераменту.

– Рилла придет в восторг, когда увидит твою грязную, всю в траве юбку.

Сесиль ответила, смеясь:

– Я думаю, что ее уже давно нет ни в спальне, ни в детской. – После гибели Одвулфа в утешение его молодой супруге остались два маленьких сына, два маленьких солнца, осветивших жизнь замка Сиаран после того, как немного притупилась боль потери.

Улыбка сошла с лица Амальрика:

– Сеси, тебе не стоит выходить из замка без охраны. Англичане все еще нападают на шотландцев к югу от Эдинбурга. – Он вздохнул, поняв по блеску в ее глазах, что она готова возразить, и поднял руку, желая опередить ее:

– Не нужно меня бранить. То же самое тебе скажет и отец.

Он увидел, как она сникла. Она могла дразнить отца так же немилосердно, как и братьев, но ни один из них не мог пренебречь им. Амальрик ободряюще улыбнулся, извиняясь за напоминание, вмиг сделавшее ее несчастной. Сесиль была ярким украшением семейства Лотаринг: ее золотистые волосы были подобны первым лучам восходящего солнца, а темно-голубые глаза – чистым сапфирам. И хотя все Лотаринги, светловолосые и голубоглазые, были хороши собой, Сесиль и среди них просто ослепляла. Миниатюрной она была в мать, в то время как Амальрик и другие братья унаследовали массивность фигуры отца.

– Не волнуйся, – с нежностью в голосе сказал Амальрик. – Я пойду с тобой, куда ты захочешь. Со мной ты будешь в безопасности.

Сесиль представила себе рассеченное тело своего брата, а именно так погибли Уоррен и Одвулф, и попыталась скрыть пронизавшую ее дрожь. Амальрик был бы оскорблен, почувствовав, что она опасается за свою и его жизнь, считая его молокососом, не способным их защитить.

– Спасибо, Амальрик. Но, – она со вздохом распрямила плечи, – лучше мне сейчас пойти к себе, а не то мне потребуется твоя защита от Риллы или Ниарры.

– Я думаю, ты опоздала, – сказал Амальрик, наблюдая, как Ниарра и отец Эйндреас выходят из главной башни замка.

Не дойдя до конца лестницы, пара остановилась, разглядывая взъерошенное существо, которое представляла собой девушка из Сиарана. Ниарра первой пришла в себя и направилась к Сесиль, кивая аккуратно причесанной головой. Как всегда, она была воплощением благопристойной женственности, платье из мягкого голубого шелка ловко облегало ее ладную фигуру. Подойдя к Сесиль, она изобразила улыбку:

– Ты опять бродяжничала, Сеси, – голос Ниарры звучал спокойно. Спокойны были и золотисто-карие глаза.

Находясь в окружении голубоглазой родни, Сесиль не переставала восхищаться красотой этих коричневых глаз, которые казались еще темней благодаря белизне гладкой кожи. Сесиль расслабилась и улыбнулась в ответ, всем своим видом изображая раскаяние.

– Да, я знаю, я должна была прийти раньше. Амальрик говорит, что мне вообще не следовало выходить из замка. Во всяком случае, одной.

Ниарра засмеялась:

– Раз ты согласна с ним, тогда я пощажу тебя и избавлю от очередного нагоняя.

Сесиль всем своим видом выражала покорность.

– Ну, если ты меня пощадишь, – сказала она, сделав гримасу, – то он нет.

Ниарра повернулась к священнику, который следовал за ней по пятам. Отца Эйндреаса не любил никто. Он был высок и худощав; казалось, что он всегда голоден. Голодный блеск был даже в его цепких бледно-голубых глазах, которые ничего не упускали из виду. В отличие от отца Люсьена, воплощавшего добро и любовь, которые несла церковь, отец Эйндреас отдавал предпочтение основам церковного учения, направленным на умерщвление плоти.

Он коротко поклонился и кивнул Сесиль:

– Вы пропустили службу, госпожа Сесиль.

Он не мог не винить отца Люсьена за ту расхлябанность, которая царила в этом семействе.

– Мне очень жаль, – ответила Сесиль, переживая, что сказала неправду.

Отец Эйндреас принял ее раскаяние.

– Бог с Вами. Но я хочу услышать вашу исповедь сейчас.

Сесиль умоляюще посмотрела на Ниарру, которая предпочла не заметить ее взгляда.

– Да, отец Эйндреас, – повиновалась Сесиль, подавив в себе желание, показать ему язык и сбежать. Еще несколько лет назад она бы так и поступила и заслужила бы хорошую взбучку от отца.

На какое-то мгновение она пожалела, что уже выросла.

Священник нахмурился, видя, что она не горит желанием исповедаться. Все члены семьи Лотаринг, хотя и были искренни в своей вере, не отличались особой приверженностью к ее принципам. Он боялся, что девушку легко будет сбить с пути, если не отнестись к ней со всей строгостью.

– Есть люди, чьи души жаждут иметь те возможности, над которыми вы насмехаетесь; к сожалению, разум уводит их в сторону от истины.

Сесиль скорчила гримасу. Ей уже была знакома горячая реакция отца Эйндреаса на простое упоминание о реформаторах. И хотя она честно пыталась прикусить язык и не отвечать, ей это сделать не удалось.

– Возможно, это сердца уводят их от истины, а не разум.

И хотя тон ее высказывания был вежливым, она знала, что ее слова будут подобны раскаленным углям.

– Гореть им адским пламенем! – Прогремел священник, в ужасе оттого, что она не видит зла в этих заблудших душах.

– Земное пламя жарче! – Принимая вызов, она вспомнила о тех, кто был сожжен заживо за открытое неповиновение священной католической церкви. В Шотландии все еще не выветрился дух горящей плоти Джорджа Уишарта, сожженного два года назад. Сесиль в то время было четырнадцать лет, и ей никогда не забыть того ужаса, который охватил ее, когда она узнала об этой казни. Даже теперь при одном воспоминании об этом она почувствовала легкое подташнивание.

Отец Эйндреас не мог не заметить ее сердитого тона и ответил таким же образом:

– Не принимаете ли вы воздаяния Господа за кару для простых смертных?

– Если бы Господь хотел сжигать еретиков, то он приделал бы им деревянные ноги, – нашлась Сесиль.

Лицо отца Эйндреаса стало мертвенно-бледным от злости, он размахнулся и с силой ударил Сесиль по щеке. Ниарра застыла от ужаса, и, прежде чем она пришла в себя, Амальрик в ярости схватил священника и сжал его, словно в тисках.

– Убирайтесь отсюда, – прошипел Амальрик сквозь стиснутые зубы, – побыстрее, прежде чем появится мой отец и положит конец вашему жалкому существованию.

Отбросив его, Амальрик обнял дрожащую сестру. Он свирепо поглядел на священника, который принял вызов.

– Вы пожалеете об этом дне, – предостерегающе сказал он, расправляя свою сутану.

– Я сожалею о том дне, когда вы впервые появились в замке Сиаран. – Амальрик передал Сесиль на руки Ниарры и стоял со сжатыми кулаками до тех пор, пока священник не отвернулся и не направился широкими шагами к часовне в хлопающей на ветру сутане, которая окутывала его напоминающее треугольник тело. Погруженный в свои мысли, Амальрик наблюдал, как Сесиль высвободилась из рук Ниарры и, гордо распрямив плечи, направилась к главной башне замка. Наступит ли время, подумал он, когда Сесиль Лотаринг научится сдерживать себя и перестанет сеять семена раздора?

Ниарра привела Сесиль в комнату ее матери, куда сама вошла не без тени смущения, которое все еще испытывала после четырехлетнего замужества и пребывания в этом доме. Жизнь била через край в этой семье, члены которой, даже эта миниатюрная женщина, ее свекровь, всегда были уверены в себе.

Джиорсал Лотаринг отложила в сторону тонкую ткань для алтаря, которую вышивала, и с улыбкой посмотрела на невестку. Солнечные лучи, проникающие в комнату через узкое окно, высветили прекрасные черты лица Ниарры, но ее обычно золотисто-коричневые глаза были темны от испуга. Джиорсал перевела взгляд на дочь, и яркое пятно на щеке Сесиль частично помогло ей понять причину этого испуга.

Джиорсал встала. Гнев охватывал ее по мере того, как она изучала темные отпечатки пальцев на нежной коже лица дочери.

– Сэлек высечет любого из твоих братьев, кто осмелился поднять на тебя руку. – Она не могла себе представить, что кто-то другой мог сделать это. Сесиль постоянно дралась со своими братьями, а ее острый язычок время от времени приводил в бешенство то одного, то другого. Но чтобы ударить ее! Нет, до такого никогда не доходило.

– Матушка, – с нежностью в голосе сказала Ниарра, – ваши сыновья здесь ни при чем.

– Тогда кто? – голос Джиорсал был резким и холодным и звучал, как трескающийся лед.

Ниарра любила свою свекровь, хорошо знала и уважала ее за постоянную готовность броситься на защиту своих детей. И хотя было трудно представить себе более миниатюрную женщину, чем она, а серебряные пряди, вкравшиеся в золото ее волос, и морщины вокруг рта и глаз безжалостно говорили о возрасте, она была сама гроза. Ниарра предпочла бы встретиться с диким животным, но не с Джиорсал Лотаринг в тот момент, когда она защищала своих детей.

Сесиль ободряюще похлопала Ниарру по руке и ответила:

– Это отец Эйндреас ударил меня. Я спровоцировала его, – добавила она просто.

– Я убью этого человека, – выдохнула Джиорсал, глаза ее горели голубым огнем. – И это будет для него мягким наказанием по сравнению с тем, что сделает с ним отец, если доберется до него первым.

Видя, что ее дочь не очень страдает, Джиорсал слегка расслабилась.

– Что ты сделала, чтоб спровоцировать его на это, Сеси?

– Я только сказала правду!

Ниарра удивилась простоте, с которой Сесиль объяснила свою точку зрения.

– По его мнению, она богохульствовала, – объяснила Ниарра, повторив слова, сказанные Сесиль священнику.



Джиорсал с трудом сдерживала улыбку.

Как она может осуждать дочь за то, что та исповедует взгляды, которые она сама разделяет? Однако она знала, что Ниарра никогда бы не могла и подумать о том, чтобы открыто бросить вызов церкви.

– Сеси не хотела быть непочтительной, Ниарра.

Успокаивающая реакция свекрови не могла обмануть Ниарру. Она знала, что ничто не сможет укоротить ни язычок Сесиль, ни ее мысли.

– Скажите это отцу Эйндреасу, – сказала она с сожалением. – Нам повезет, если епископ не обратит на нас свой гнев. Он может поставить под сомнение нашу верность церкви. – Она содрогнулась при одной мысли о такой возможности.

– Отцу Эйндреасу приходилось иметь дело с особами более острыми на язык, чем моя дочь, уверяю тебя. Конечно, ему бы следовало научиться сдерживать свой темперамент, особенно когда он имеет дело с искренними детскими признаниями.

Она улыбнулась, заметив, как оскорбилась Сесиль на то, что ее назвали ребенком. Действительно, к шестнадцати годам Сесиль расцвела и превратилась в молодую женщину с тонкой талией, округлыми бедрами и грудью, которая больше не выглядела плоской под корсажем платья.

– Нет особого вреда в том, что здесь, в Сиаране, каждый говорит то, что думает.

Джиорсал благодарила Бога за это. Сэлек превратил замок в надежное убежище для всей семьи. За годы их совместной жизни он увеличил свои владения, присоединив к ним земли к югу от Эдинбурга и Глазго, но они продолжали жить в Сиаране.

– Ну, – продолжала Ниарра, не желая уступать доводам свекрови, при этом, обхватив золовку за плечи и с любовью прижав к себе, – не всякую правду следует говорить. Часто лучше промолчать.

Джиорсал склонила голову в знак согласия.

– Не буду спорить с тобой, Ниарра. Я знаю, ты часто предпочитаешь промолчать, даже когда ты не согласна. Но иногда я бы хотела, чтобы ты не молчала и чтобы твой тупоголовый муж при случае имел возможность почувствовать, с кем он имеет дело, хотя я сомневаюсь, хватит ли у него ума, чтобы понять это.

– Матушка Джиорсал! – Ниарра должна была признать, что ей приятно все это услышать. Временами ей казалось, что Джиорсал была единственным человеком, кто допускал, что помимо связки ключей, висевшей у нее на поясе, отличительного знака хозяйки дома, ее занимали и другие вещи. Ее муж, Берингард, конечно же, не допускал такой мысли.

Проходя мимо дочери и невестки, Джиорсал улыбнулась и коснулась щеки дочери.

– Ниарра, возьми у меня немного смягчающего масла для Сеси. Боюсь, мне нужно поискать Сэлека, а то он не оставит мокрого места от этого посланца Господа.

Гигант, который приходился Джиорсал мужем, мерил широкими шагами двор замка в ярости от своей беспомощности. Мысль о том, что кто-то мог ударить его дочь, приводила его в бешенство, но он не мог наказать негодяя. Убить посланца Господа было выше его сил!

Самый младший сын спрятал улыбку при виде взволнованного отца. Сэлек Лотаринг был легендарной фигурой, в битве ему не было равных, его оружие разило насмерть, отвага его не знала границ. В делах домашних он всегда уступал своей жене и сейчас с явным облегчением следил за ее приближением.

– Сеси?

– С ней все в порядке, – ободряюще сказала Джиорсал, бросив взгляд на младшего сына, стоявшего рядом с отцом. Предмет постоянной материнской гордости, высокий и стройный Амальрик был хорош не только телом, но и душой. – А что сталось с отцом Эйндреасом?

Амальрик вспыхнул, уловив в ее тоне легкое осуждение.

– Его в замке нет, но я его не трогал.

– Я бы первая с ним расправилась. – Амальрик выглядел удрученным, и она смягчилась. – Я не сомневаюсь, сын, ты вел себя правильно. Мне не хотелось бы, чтобы здесь пролилась кровь посланника Господа, но я не потерплю грубого обращения с моей семьей.

Сейчас, когда священник был далеко за пределами замка, Сэлек потерял к нему всякий интерес и переключился на другие темы.

– Ты знаешь, что именно она сказала священнику? – спросил он с негодованием.

– Да. Я не считаю, что ей нужно было скрывать свои мысли, хотя, возможно, она могла бы быть дипломатичнее. – Джиорсал посмотрела на взволнованного мужа. Глаза ее смеялись. – Она сказала не больше того, что ты сам говоришь и думаешь.

– Да, но не священнику же это говорить! Боже праведный, неужели я ничему не научил своих детей?

– Ты научил их быть храбрыми и честными, – сказала Джиорсал примиряющим тоном. Она знала так же хорошо, как и ее муж, что правда часто таит в себе опасность.

– Все, пора ее выдавать замуж, – прорычал Сэлек. – Муж быстро ее образумит.

– Возможно. – Хотя, как мать, Джиорсал имела большие сомнения на этот счет.

– Со смертью Аласдера Гилликриста нас ждет новое кровопролитие на наших границах. Дай Бог, чтоб его наследник был совершеннолетним и неженатым.

Джиорсал не стала спорить. Она сама была не против, чтобы дочь вышла замуж и устроила свой дом в одном из владений, расположенных на границе с замком Сиаран. И хоть время для помолвки пришло, она не могла назвать человека, достойного, по ее мнению, руки ее дочери. Брачный союз с новым хозяином Дейлисса упрочил бы позиции Сиарана в борьбе против англичан. Гилликрист скончался внезапно всего лишь несколько недель назад, и наследник еще не объявился.

Амальрик нахмурился:

– Я слышал краем уха, что его внебрачный ребенок может с равным успехом претендовать, по меньшей мере, на часть земельных владений Гилликриста. В отсутствие законного наследника он давно уже залез в карман к Гилликристу в надежде заполучить свой кусок.

– Я так не думаю, – возразил Сэлек, качая головой. – Аррану и Совету лордов нужен человек, который смог бы противостоять англичанам, а если потребуется, то силой оружия защитить границы владений Гилликриста. Тавис на это не годится.

– Ладно, – сказала Джиорсал, направляя разговор в более понятное ей русло, – слишком рано строить планы по поводу нового лорда Гилликриста. – Она обняла Сэлека, увлекая его за собой в главную башню. – Ты что-то разговорился, любимый.

Едва они успели сделать несколько шагов, как их остановил крик стражника, предупреждавшего о приближении всадников. Сэлек и Амальрик разом остановились в ожидании.

– Это Берингард, – прокричал стражник, завидев штандарт Сэлека, развевающийся над группой всадников.

– Слава Богу, добрались благополучно, – с облегчением сказала Джиорсал, радуясь тому, что судьба хранила ее старшего сына, пока он был вне родных стен.

Сэлек посмотрел на нее презрительно:

– Боже правый, женщина, твой сын всего две недели не был дома, провожая своего брата.

Джиорсал презрительно фыркнула, не соглашаясь. Она потеряла слишком много сыновей: одного в младенческом возрасте, двоих – в битве с англичанами, – чтобы не волноваться, когда тот или другой уезжал из дома. Сейчас Раймунд, ее шестой по счету ребенок, отправился в Германию, чтобы жениться на девушке, с которой был помолвлен, но которую никогда не видел, и остаться там для управления владениями, доставшимися Сэлеку в наследство. Преклонный возраст не оставлял ей надежды вновь увидеть дорогое лицо, и единственным утешением было узнать, что он в добром здравии и благополучии.

Тяжелый стук копыт о вымощенную плитами мостовую не дал Сэлеку продолжить мысль о бесстрашии супруги, без раздумий бросающейся на спасение своих детей. Он не мог не напомнить ей, как он обыкновенно делал, о том, что все, что у них есть, дано Господом и что все они в руках Господних.

Берингард слез с лошади, снял шлем и обнял мать, прежде чем улыбнуться отцу. Старший сын был любимцем Сэлека, он был очень похож на него характером, чего нельзя было сказать о внешности. У него были каштановые волосы, отдельные пряди отливали золотом, а глаза с одинаковым успехом можно было назвать и зелеными и голубыми. Он был стройный и гибкий, в отличие от братьев, унаследовавших массивность фигуры своего отца.

– Добрались благополучно? – пробурчал Сэлек, стараясь не показывать, что он так же, как и мать, рад видеть сына живым и невредимым под защитой стен замка Сиаран. На юге Шотландии было неспокойно, англичане подступили к самому порогу.

– Без особых приключений. – Берингард понимал, что даже сейчас, когда он находился совсем рядом со своими родителями, они все равно нуждались в подтверждении его безопасности. – Я кое-что узнал о наследнике Гилликриста. – Он помолчал. – Он англичанин.

– Как? – рев Сэлека заглушил слова Джиорсал, пытавшейся возразить. – Как это могло случиться?

– Его воспитали англичанином, – уточнил Берингард. – Он сын Аласдера Гилликриста и Энн Доннчад.

Джиорсал нахмурилась.

– Но ее убили англичане в том году, когда ты появился на свет, Берин. Двадцать лет тому назад.

– Ее не убили, – сказал Берингард, стараясь вспомнить кривотолки, которые наводнили Эдинбург по его приезде туда. – Ее пленили. Англичанин, который взял ее в плен, с тех пор живет с ней.

– И она не противилась этому? – Джиорсал не скрывала своего потрясения.

– Нет, и выдавала сына Гилликриста за сына этого англичанина.

– Проклятье, – с чувством выругался Сэлек. – Какая низость – поступить так с человеком.

Джиорсал было трудно что-либо возразить, но она все же напомнила Сэлеку о том, как обходился Гилликрист со своей молодой женой, добавив:

– Я не могу ее осуждать за то, что она воспользовалась этой возможностью. Но забрать наследника… – Здесь она замолчала, потому что не была уверена в том, что поступила бы иначе, окажись она в такой же ситуации.

– Этот молодой человек приедет в Дейлисс? – спросил Сэлек.

– Вначале он поедет в Коэ, и говорят, что там его ждет не особо горячий прием.

Сэлек ухмыльнулся.

– Хоть мне не нравится его английское воспитание, я буду ему сочувствовать, когда он предъявит свои права на наследство. Тавис настроен против него?

– Этот внебрачный сын Гилликриста? Я не слышал, чтоб об этом говорили. Одни считают, что он будет против, другие, что нет, но никто не слышал, чтобы Тавис сам что-нибудь сказал по этому поводу.

– На стороне наследника будет его дядя, и я сомневаюсь, что кому-либо, даже Тавису, удастся долго продержаться в схватке с Доннчадом, – размышлял Сэлек. – Из Доннчада получился бы отличный союзник.

Его слова испугали Джиорсал. Конечно же, он не думает о том, чтобы выдать свою дочь замуж за наследника Гилликриста, несмотря на все блага, которые сулил этот союз. Во всяком случае, сейчас. Несмотря на свою шотландскую кровь, сын Энн мог быть англичанином, и только англичанином – и в мыслях, и в поступках. Нет, конечно же, Сэлек даже не подумает о том, чтобы сейчас выдать Сеси замуж за этого человека.

ГЛАВА 2

Иан Гилликрист разглядывал могучие, сложенные из серого камня стены замка Дейлисс и не испытывал при этом никаких чувств. Ни чувства родного дома, ни радостного ожидания, ни зова предков. Он и не ожидал, что испытает что-либо подобное, и почувствовал облегчение, потому что муки, которые терзали его последние месяцы, на какое-то время отпустили. Каково было услышать из уст своей матери, что человек, которого ты почти двадцать лет называл отцом, вовсе не твой отец и даже не муж твоей матери.

Муж Энн Линдел, нет, муж Энн Гилликрист лежал в свежей могиле на пограничной полосе с Шотландией. Англичанин, которого он привык видеть рядом с матерью, был всего-навсего ее любовником, человеком, который однажды похитил ее.

Лошадь под Ианом переступила с ноги на ногу и вернула его к реальной жизни в одно из многочисленных владений лорда Гилликриста, первое, на которое он заявил свои права. Небольшой замок всего в нескольких милях от границы с Англией лежал сейчас в развалинах в назидание непокорным и как память о том дне, когда отсюда была похищена его мать с сыном во чреве.

Для смотрителя замка Дейлисс не требовалось больше никаких назидательных примеров. Когда передовой отряд Иана подъехал к воротам, они широко распахнулись, и он ощутил атмосферу покорности и повиновения, чему был не очень рад, так как его меч все еще жаждал крови.

– Лорд Гилликрист?

Иан вздрогнул от непривычного обращения и посмотрел на капитана, который с нетерпением ждал дальнейших распоряжений.

Фрейн сглотнул слюну. Пресвятая Дева Мария, этот человек не похож ни на кого, кому он раньше служил: он почти ничего не говорит и совсем не улыбается. Прервав так глупо его мысли, капитан совсем не жаждал продолжать что-либо говорить. Но лорд Гилликрист ждал, всем своим видом выказывая нетерпение.

– Мы приближаемся?

Фрейн знал, что сражения не будет. Половина обитателей замка находилась на жаловании у лорда Гилликриста. Другая половина была напугана рассказами о жестокости Иана, с которой он сражался в замке Коэ.

Иан натянул поводья.

– У меня нет ни малейшего желания провести еще одну ночь в этом забытом Богом месте. – Забытом, как и он сам.

Приближаясь, Иан вглядывался в очертания замка. Расположенный на ровной долине, образованной подобием холмов, замок был сооружен со знанием строительного дела: имел квадратные стены и башню в виде перевернутой буквы Г. Снаружи он выглядел внушительно и прочно, но Иан уже заметил две особенности незнакомца, который был его отцом. Насколько Аласдер Гилликрист был богат, настолько же он был и жаден. Замок Коэ, хотя и находился на самой границе с Англией, не имел ни достаточной охраны, ни запасов оружия. Стены замка обрушились еще до первой атаки.

Нельзя сказать, что, будь всего в достатке, исход мог бы быть иным. Смотритель замка сдался при первом пушечном выстреле, но Иан был полон холодной ярости, которая не покидала его с того дня, когда он узнал от матери о смерти своего отца и похоронил все свои мечты. Разрешив обитателям покинуть замок, Иан безжалостно разрушил его стены, не оставив от него камня на камне.

Очертания замка Дейлисс проступали все явственней, напоминая английскую крепость. Это было для него самым тяжелым ударом. Он мог простить своей матери измену своему мужу. Он мог простить ей ту ложь, с которой, оказывается, всегда жил. Но она лишила его главного. Он, англичанин до мозга костей, сейчас оказался шотландцем. Страна, которую он тайно презирал, была его родиной. В его жилах текла кровь людей, на которых он тайно смотрел свысока. Тайно, потому что его отец, сэр Джеффри, никогда не позволял ни челяди, ни детям высмеивать Шотландию или шотландцев. Теперь Иан знал, почему.

– О Боже!

Голос капитана вернул его к реальности. Он поднял глаза и увидел небольшую группу всадников, выезжающую из ворот замка и направляющуюся к нему. Он обругал себя за то, что позволил себе так расслабиться, что был, застигнут врасплох, отметив при этом, что, хотя он и сплоховал, его люди оказались на высоте. Они стояли вокруг, готовые к бою. Он остановил их жестом и натянул поводья.

Минуту спустя напряжение спало. Группа всадников, едущая ему навстречу, излучала миролюбие. Вообще, похоже, было, что они только что вышли из гостиной: так богаты были их одежды, яркие краски которых соперничали с золотом утреннего солнца и голубизной неба. Их бархатные камзолы и плащи из легчайших тканей были украшены сверкающими драгоценными камнями.

Один из всадников ехал посередине группы и немного впереди. Его некогда темные волосы, уже тронутые сединой, прямой нос и пронзительный взгляд темных глаз напомнили Иану о матери, и он понял, что перед ним был его дядя – человек, который затеял все это, разбил его жизнь надвое.

Иан потянулся к шлему и снял его, чтобы подчеркнуть свое сходство с этим человеком. Вряд ли в этом была нужда. Все это время Рос Доннчад ждал и следил за Ианом, его люди были готовы оповестить его о любых действиях Иана. Ожидая, когда подъедет Доннчад, Иан наслаждался холодным ветром, трепавшим его волосы.

Наконец Доннчад подъехал и остановил коня.

– Племянник, – он оценивающим взглядом посмотрел на Иана, усталость заострила черты красивого лица. Темные глаза молодого человека смотрели умно и настороженно, сильный подбородок говорил о решительности. Да, Иан продлит родословную Гилликриста и умножит наследство Доннчада.

Иан с неохотой склонил голову.

– Доннчад. – Он все еще не считал этого человека своим дядей.

Глядя на доспехи Иана, Доннчад усмехнулся:

– Готовишься к бою?

– До сих пор без этого не обходилось, – сухо ответил Иан.

– Неужели холодный прием в замке Коэ оправдывает разрушение одного из шотландских укреплений? – не сдержался Доннчад, и на какое-то мгновение лицо его стало гневным.

Иан чуть не задохнулся от ярости.

– Вы ждете, что я буду беспокоиться о шотландских укреплениях? Для защиты от англичан?

Доннчад вспыхнул, осознав неуместность своего высказывания.

– Пока, возможно, нет. Но, племянник, тебе нужно запомнить, что это твой дом. И если ты не будешь защищать то, что принадлежит тебе – даже от англичан, ты потеряешь все.

– Я сумею защитить то, что принадлежит мне, – мрачно ответил Иан. – Не сомневайтесь.



С печалью Доннчад признал за племянником право на резкость.

– И сколько еще ты собираешься разрушить? – испытывающе спросил он.

– Не больше, чем нужно. Я готовился к приезду. Коэ был разрушен, потому что из всех владений Гилликриста этот замок был самым бедным и первым бросил мне вызов. Я тщательно все продумал, прежде чем так поступить. Мне знакомо каждое надворное строение, каждая лига земли.

Доннчад кивнул. Если это, правда, то тогда из племянника будет толк, стоит ему привыкнуть к мысли, что он шотландец. Молодой человек умен, хотя немного бесчувственный. По его сигналу всадники построились в колонну за Ианом и направились к воротам замка Дейлисс.

– Ты долго здесь пробудешь?

– Сколько потребуется для того, чтобы быть уверенным, что команды мои выполняются независимо от того – в замке ли я или вдали от него.

– Я думаю, что твоя расправа с Коэ поможет тебе в этом.

– Нет, – с чувством ответил Иан. – Есть много способов для вассалов уклониться от повиновения своим господам, способов, где оружие бессильно.

Доннчад посмотрел на племянника с уважением. Да, из этого парня выйдет толк.

Войдя через широко распахнутые двери в зал, Иан был приятно удивлен. Смотритель замка, который озабоченно суетился в глубине зала, явно оправдывал связанные с ним расходы, так как даже после смерти хозяина никто в этой старинной крепости не позволял себе относиться к нему пренебрежительно. В скудном солнечном свете, проникавшем через узкие прорези окон, расположенных высоко по обе стороны огромной комнаты, тускло поблескивало оружие. На нескольких искусно сотканных коврах были изображены, правда, в мрачных тонах и слишком натуралистически, батальные сцены.

В то время как Иан рассматривал комнату, Доннчад изучал его. Сожалея о том, что не занимался воспитанием юноши, он в то же время с сожалением должен был признать, что, находись Иан в Шотландии, у дяди было бы мало возможности влиять на него. Аласдер позаботился бы об этом. Доннчад надеялся, что молодой человек не унаследовал характер своего отца. Жестокость не украшает человека.

– Ну, как тебе нравится, племянник?

– Я рад, что эта крепость не оказала мне сопротивления. Я думаю, ее было бы трудно сравнять с землей.

– Да, – согласился Доннчад, – и твое возвращение в Шотландию было бы менее спокойным.

Улыбка сошла с лица Иана.

– Я не нахожу спокойствия здесь ни в чем. Я был бы благодарен Богу, если бы никогда не знал ни этих мест, ни вас.

Доннчад не обиделся. В голосе молодого человека не было гнева – только глубокое отчаяние. Он положил руку на плечо племянника.

– Шотландия – твоя родина, Иан. Я знаю, что тебе трудно, и дальше будет еще трудней. Но тебе досталось наследство, которым ты можешь гордиться. Аласдер Гилликрист был тяжелым человеком, но его отличали храбрость и ум, которыми наделены все представители рода Гилликристов и которыми нельзя пренебречь. Равно как и моими предками. Шотландия может гордиться родом Доннчадов.

Иан встретил его взгляд, не уклоняясь.

– Непросто поменять одну жизнь на другую. У меня получится, дядя, но я уверен, что никогда не буду благословлять тот день, когда был вынужден это сделать.

Обрадованный тем, что племянник, наконец, признал их родство, Доннчад кивнул.

– Ты не будешь один. Ты мой наследник, моя единственная семья. Доннчады всегда заботились о своих.

Доннчад взял тяжелые кубки, украшенные драгоценными камнями, и подал один из них Иану. Он поднял свой кубок и ждал, что племянник присоединится к его тосту, и улыбнулся, заметив его нежелание.

– Добро пожаловать домой, молодой человек. – Улыбка его стала шире, когда Иан поднял свой кубок с вином и выпил его.


Иан сидел, развалившись в глубоком кожаном кресле и вытянув ноги. Он никогда в жизни не чувствовал себя более усталым и более одиноким. Его дядя, который сейчас спал в одной из многочисленных комнат наверху, такой приветливый и такой проницательный, был ему чужим. Но Иан понимал, что не может копить враждебность к этому человеку за то, что тот нарушил спокойный ритм его жизни в Англии. Он поступил так, действуя, как он считал, в интересах Иана и всей семьи.

Иан все еще не считал Роса Доннчада членом своей семьи. Иан вспомнил уверенное заявление дяди о том, что он единственный его наследник. Хотя Иан сгорал от любопытства, он воздерживался от расспросов об остальной родне. Он не стал расспрашивать об этом и мать, осознав всю гнусность того, о чем она рассказывала в тот день в Англии. Он просто больше не мог ничего слышать о семье, о существовании которой до того момента не догадывался.

Подавив в себе желание, выплеснуть содержимое кубка в холодный камин, Иан беспокойным взглядом окинул комнату. Она была красивой. Дорогие драпировки на стенах были экзотической расцветки. Массивная полка из резного камня была отделана позолотой. Теперь он был богатым человеком. Со вздохом он встал со стула и подошел к окну, ставни которого были открыты в ночную тьму, пропуская в комнату прохладный весенний воздух.

Иан смотрел на темное небо, усеянное звездами, и думал об Англии, о доме. Он вспомнил мать такой, какой видел ее в последний раз, всю в слезах, и у него защемило сердце. Но стоило подумать о том, что пора бы дать о себе знать, как он почувствовал жгучую боль потери. Еще не время. Он не готов пока сказать слова, которых она ждет. Он все еще не мог смириться с потерей Англии и Эдры, златокудрой, с очаровательными карими глазами, леди Байрхэм. Помолвленная с ним, она не потерпела бы и намека на скандал, который сейчас разгорался вокруг его имени.

Он предпочел рассказать ей все сам. Она была так хороша в тот день, хотя он не мог вспомнить даже цвет ее платья. Он помнил только ее взгляд, когда она услышала его слова, и ее реакцию.

– Лорд Линдел не твой отец. Твоя мать… – Ее рыжевато-коричневые глаза выражали презрение. – Твоя мать, его любовница, – жена шотландца?

– Я разговаривал с твоим отцом, Эдра. Это не будет препятствием для нашего брачного договора.

При этих словах она отступила на шаг назад.

– Не будет препятствием? Я не вынесу позора твоей матери. Ты думаешь, я поеду с тобой в Шотландию? Это нация варваров. – Ее передернуло. – Я не допущу, чтобы шотландская кровь текла в жилах моих детей.

Она с особым тщанием подобрала подол своего платья и отошла от него, давая понять, что потеряна для него навсегда. Так, в свои двадцать лет он в одночасье остался без семьи, родины и будущего. Он, наследник принадлежащих Линделу владений, был, чуть ли не ублюдок. В нем не было ни капли английской крови, и он не имел никаких прав на наследство в Англии. Ему не суждено было назвать женой самую красивую девушку в Англии.

Нет. Он не напишет матери ни слова, пока не найдет в себе силы простить ее. Для этого нужно, чтобы утихли гнев и боль, наполнявшие его душу.

Вконец измученный, он упал на кровать и, утонув в ее безбрежной мягкости, заснул. На рассвете его разбудил неясный шум. Он быстро надел мундир, шерстяные, плотно обтягивающие ноги чулки и вышел из комнаты, держа в руке меч. Огромный зал под ним был безлюден; не было видно даже слуги в сером утреннем свете, льющемся сквозь высокие освинцованные окна.

Как только он толкнул тяжелую дверь в зал, неясное бормотание, которое разбудило его, переросло в рев. Как оказалось, во дворе замка собрались все его обитатели, включая дядю и его людей.

В центре всеобщего внимания находился небольшой отряд всадников. Спускаясь по ступеням главной башни, Иан замедлил шаг. Его внимание привлек один из всадников, высокий и широкоплечий, с такими же темными волосами и глазами, как у него самого. Взгляд всадника остановился на Иане и затем скользнул по мечу, который тот держал в руке. Улыбаясь, юноша слез с лошади и склонился в притворно почтительном поклоне.

– Милорд Гилликрист, не так ли? – У всадника была квадратная челюсть, высокий лоб и умное выражение лица, а также острый и цепкий взгляд, по которому ничего нельзя было прочитать.

Иан остановился перед ним и поклонился.

– Я – Иан Гилликрист.

– Добро пожаловать в Шотландию… брат.

Иан напрягся и посмотрел на Доннчада, который спокойно встретил его вопросительный взгляд и ответил:

– Это, племянник, твой единокровный брат, Тавис.

– Твой ублюдочный единокровный брат, – растягивая слова, сказал Тавис, удивленный реакцией Иана. – Ты что, не знал? – Он закинул голову и рассмеялся горьким смехом. – Жаль, но это не имеет значения. Я тоже не догадывался о твоем существовании. До тех пор пока не умер наш благословенный отец.

Одна за другой мысли проносились в голове Иана, пытавшегося распознать истинную реакцию Тависа на свое прибытие. Неужели Аласдер Гилликрист убедил незаконнорожденного сына в том, что ему все достанется? Сделав это, он бы поступил правильно. В конце концов, откуда ему было знать о существовании Иана?

– Добро пожаловать в Дейлисс, – наконец молвил Иан, не зная, что сказать дальше.

Тавис снова засмеялся. Смех его был безрадостным.

– Премного благодарен… брат. Приятно, когда ты желанный гость в доме своей юности.

Понимая, в какое положение попал этот человек, и сочувствуя ему, Иан тем не менее начинал испытывать раздражение от его тона. Дела Гилликриста были в дьявольском беспорядке по вине этого человека.

– Вы будете желанным, – наконец сказал он, – до тех пор, пока будете желать этого сами.

Взгляд Доннчада был проницательным, но не осуждающим. Лицо Тависа напряглось.

– Вы меня не за того принимаете, милорд, – резко сказал Тавис, – я не собираюсь занимать ваше место.

Иан не извинился, но мрачно кивнул.

– Давайте посмотрим, чем мы можем разговеться. – Он бросил взгляд на небольшую группу все еще не спешившихся всадников. – Пусть ваши люди присоединяются к нам.

Как бы забыв о возможном вероломстве, он повернулся к ним спиной. И, хотя он еще многого не знал, он был уверен, что поступает правильно, не показывая своего страха перед этим человеком. Его братом. Эта мысль обескураживала его. Он думал о том, что еще предстояло ему узнать.

К удивлению Иана, за трапезой, которая состояла из хлеба, сыра и эля, Доннчад и Тавис оживленно беседовали. Было ясно, что они давно хорошо знают друг друга. Поначалу Иан больше слушал, так как они говорили о той Шотландии, которая была незнакома ему. Хотя он и был в курсе политических интриг – Джеффри Линдел заботился о том, чтобы его дети были сведущи в делах своей страны и ее изменчивого соседа, – это была та сторона шотландской жизни, о которой он ничего не знал.

Тавис сообщал Доннчаду последние новости:

– Наша малышка Мэри переехала в Дамбартон. Оставаться в Стирлинге было небезопасно.

Доннчад кивнул:

– Этот незаконнорожденный Сомерсет оставил орды своих кровожадных ублюдков к югу от Эдинбурга. Аррану недостает мужества, чтобы повести против них армию филистеров, и еще меньше желающих пойти в бой, который потом превратится в бойню.

Иан был удивлен услышать столь уничтожающую характеристику регента Шотландии из уст своего дяди. Ясно, что благородное сословие любило Аррана не больше, чем любили Сомерсета, которого год тому назад в январе провозгласили лордом-регентом Англии после смерти Генри.

Слушая их, Иан подумал, что ни одна из стран не была благополучной. В Англии на троне восседал десятилетний хрупкий король, королева Шотландии появилась на свет пятью годами раньше, буквально за несколько дней до смерти своего отца. Сомерсет был угрюмым человеком, одинаково нелюбимым баронами и простолюдинами. Арран, как оказалось, больше был известен своей трусостью, чем храбростью.

– Ну, а что слышно о Франции? – спросил Доннчад после того, как Тавис оставил без внимания его нелестную характеристику Аррана.

Взгляд Тависа скользнул по Иану, и тот заметил тень недоверия в его глазах. Все знали о страстном желании Мари де Гиз, вдовствующей королевы Шотландии, обручить свою дочь с Фрэнсисом, дофином Франции. Это обеспечило бы, как она надеялась, возможность заручиться сильной поддержкой Франции при защите границ Шотландии, а также давало Мари необходимые войска для подавления восстания реформаторов против ее любимой церкви.

Все это было известно Иану, как и то, что Сомерсет дорого заплатил бы за то, чтобы знать, подписан или нет брачный договор между королевскими семьями Франции и Шотландии. Именно это Тавис и боялся разгласить.

Иан горько улыбнулся, глядя на своего единокровного брата, и поднял кубок, как бы намереваясь произнести тост. Лучше бы Тавис попридержал язык. Иан по-прежнему не чувствовал себя шотландцем. Хотя его богатство и наследство находилось в Шотландии, он не принадлежал к ней.

Доннчад сказал:

– Возможно, тебе это и не понравится, мой мальчик, Шотландия является родным домом для семьи Гилликрист, и каждый из Гилликристов готов умереть, защищая ее.

И хотя эти слова предназначались для Тависа, Иан знал, что Доннчад имел в виду его, и не мог не удивляться тому, насколько дядя был уверен в нем, в то время как он сам в себе не был уверен совсем. Но Доннчад смотрел на него так ободряюще, что Иан не посмел сказать о тех сомнениях, которые терзали его душу.

ГЛАВА 3

– Матушка Джиорсал, вы должны как-то повлиять на Сесиль! – с этими словами Ниарра вошла в комнату, раздосадованная тем, что ей приходится жаловаться на золовку. Прошло почти две недели с тех пор, как отец Эйндреас с позором был изгнан из замка.

Джиорсал Лотаринг отложила в сторону моток шелка и взглянула на Ниарру. Вне всяких сомнений, ей нравилась Ниарра, но иногда она могла быть очень утомительной.

– Ну что этот чертенок натворил на этот раз?

– Несмотря на предупреждение Амальрика, она опять убежала из замка. Ее нет ни в ее комнате, ни во дворе замка. Стражник сказал, что она опять у реки. Он следит за ней, но… – Ниарра выглядела беспомощной.

Зная, что охрана Сиарана умрет, но защитит ее дочь, и поэтому, не очень беспокоясь за нее, Джиорсал решительным жестом пригласила Ниарру присесть на низенький диван рядом с ней.

– Посиди, Ниарра, успокойся немного.

Она знала, что жена ее старшего сына готовила замок к приезду гостей, и видела, как та устала. Могущественный граф Арран, регент Шотландии, собирался почтить их своим вниманием на этой неделе. Сиаран не особенно нуждался в приготовлениях. Ниарра справлялась с обязанностями смотрительницы замка намного лучше, чем это когда-либо удавалось Джиорсал. Все четыре года, которые прошли с тех пор, как Джиорсал с облегчением сняла с себя обязанности по хозяйству, Ниарра вела дела ровно и безупречно, что было полной противоположностью той суматошной манере, с которой Джиорсал правила в течение пятнадцати лет после смерти матери.

Видя замешательство Ниарры, Джиорсал улыбнулась. Мать Джиорсал, Кайрин, полюбила бы Ниарру за ее мягкость.

Ни одной девушке не удалось бы добиться от Берингарда так много, как Ниарре. Она редко когда с кем-либо спорила, но ей удавалось добиться своего значительно чаще, чем другим обитательницам замка, исключение составляла лишь Сесиль. Джиорсал была другой, но и она прекрасно понимала, что, будь она такой упрямой и громкоголосой, как Сэлек, она бы только проиграла в своих отношениях с ним. Разные по росту, они были одинаковы по темпераменту и цвету волос. Голубоглазая и светловолосая Джиорсал приходилась Сэлеку по верхнее ребро, но только не в минуту разногласия, когда она, казалось, вырастала до устрашающих размеров.

Вздохнув, Ниарра опустилась на диван рядом.

– Мне не хотелось тебя огорчать, матушка. Прости меня.

– Глупости, – усмехнулась Джиорсал, соглашаясь. – С момента своего рождения Сесиль только то и делает, что огорчает нас.

– Возможно, если бы у меня были свои собственные дети, я бы понимала ее. – В глазах Ниарры отразилась давняя боль.

– У тебя будут дети. – Джиорсал с сочувствием коснулась ее руки.

– Я думаю, что нет. Уже четыре года, как мы женаты, а у нас никого нет. Это наша с Берином печаль.

– В тот день, когда Берингард появился на свет, моя мать сказала мне, что у него будет столько же сыновей, сколько у его отца. Ты просто немножко запаздываешь. – На губах Джиорсал заиграла улыбка. – Ну, а когда пойдут один за другим, ты будешь молить Бога, чтобы это случалось пореже! – После рождения восьми мальчиков, шесть из которых благополучно появились на свет и миновали младенчество, Джиорсал могла иметь свое авторитетное суждение по этому вопросу. Вспомнив о двух сыновьях, отдавших свою жизнь за независимость Шотландии, она почувствовала острую боль, но не выдала себя и продолжала улыбаться.

Глаза Ниарры оставались печальными.

– Если это и случится, то, боюсь, не со мной.

– Нет, – мягко сказала Джиорсал. – Моя матушка еще сказала одну вещь, которую я не поняла до тех пор, пока не встретила тебя. – Она замолчала и молчала до тех пор, пока Ниарра не посмотрела ей прямо в глаза. – Она сказала, что мой сын женится на девушке, которая станет близким ему человеком, матерью его многочисленных детей и моей помощницей в старости. Когда Берингарду исполнилось четырнадцать лет, я стала внимательно следить за девушками в нашем доме. Когда он женился молодым, я была разочарована в его выборе и решила, что впервые за всю свою жизнь моя мать ошиблась. Должна признаться, что мне не нравилась та молодая кокетка, и я не могла заставить себя оплакивать ее смерть. Особенно после тех слез, которые пролил мой сын из-за многих ее поступков. И когда я уже оставила всякую надежду на то, что он женится опять, появилась ты. Ты вошла в мой дом и в мое сердце. Я думаю, моя мать знала твое имя. Ниарра на нашем языке – самая близкая. Да, дорогая, у тебя будут сыновья. Я тебе это обещаю.

Прежде чем Ниарра смогла что-либо ответить, как всегда, стремительно в комнату вошла Сесиль в ярко-зеленом шелковом платье, подчеркивающем изящность ее движений. Лицо ее светилось от радости. Каждый день Сесиль, как казалось матери, был наполнен радостью, и она молила Бога, чтобы это чувство ее не покидало никогда.

При виде серьезных Ниарры и матери Сесиль резко остановилась. Джиорсал улыбнулась и пригласила ее подойти. Сесиль с неохотой повиновалась. Конечно, Ниарра опять нажаловалась на нее. Ей нравилась жена Берина, но она не могла и не хотела вести себя так, как Ниарра.

– Я еду с отцом, – скороговоркой начала она, – с Амальриком и Берином.

– А куда они собрались? – реакция Джиорсал на слова Сесиль была непонятной. Сэлек любил брать дочь с собой, в то время как ей лучше было бы сидеть дома!

– В Дейлисс – знакомиться с новым хозяином.

Глаза Сесиль сияли. Почти целый день в седле! Джиорсал чувствовала, что не в силах ей отказать, и знала, что навлечет на себя недовольство Ниарры, но вроде бы им ничего не грозит:

– Он приехал?

– Да, всего три дня назад. Говорят, он, чуть ли не армию привел с собой.

Уже несколько недель подряд в Сиаране ходили слухи о приготовлениях в замке Дейлисс к встрече нового хозяина, а также о том, как он сурово обошелся с замком Коэ. В отличие от Сэлека, Джиорсал было не по себе от историй, связанных с именем лорда Гилликриста. Сэлек же воспринимал спокойно все рассказы о воинственности Гилликриста, как и тот факт, что он был больше англичанин, чем шотландец. Немец по рождению, Сэлек считал себя большим шотландцем, чем кто-либо другой. Он был почти уверен, что подобная перемена произойдет и с новым лордом Гилликристом.

– Мама, мне можно?

Джиорсал подумала, что вряд ли она когда-либо сможет в чем-нибудь отказать этому созданию. Всеобщая любимица, Сесиль была так хороша, что могла скрасить самый мрачный день. У нее были более светлые волосы, чем у Джиорсал. И хотя Сесиль редко удостаивала их вниманием и лишь иногда брала гребень, чтобы расчесать спутавшиеся пряди, они были великолепны: цвета белого золота, шелковистые, они тяжелыми волнами спадали до ее талии.

Джиорсал посмотрела в голубые глаза дочери и улыбнулась:

– Да, ты можешь поехать… если отец собирается вернуться в тот же день.

– Он собирается, но говорит, что вернется поздно.

Ниарра грациозно поднялась.

– Ну, если ты поедешь, Сеси, то дай я уложу твои волосы. Ты же не можешь выглядеть, как сорванец.

Сесиль посмотрела на жену своего старшего брата с обожанием.

– Спасибо, Ниарра. Мне очень жаль, что я никого не послушалась и ушла из замка. Сим сказал мне, что ты волновалась. – Сесиль осторожно следила глазами за матерью, которая, хотя и выглядела недовольной, не собиралась ее отчитывать, по крайней мере, на этот раз.

Ниарра улыбнулась, услышав искреннее раскаяние Сесиль, которая всякий раз сожалела о содеянном, но в следующий раз поступала точно так же.

– Ну, я думаю, ничего страшного не случилось. Только, пожалуйста, в следующий раз возьми с собой слугу.

Реакция Ниарры заставила Джиорсал улыбнуться – вот уж воистину Ниарра была послана им Господом Богом. Затем она строго посмотрела на дочь.

– Это не просто просьба, Сесиль. Больше никогда не выходи из замка одна. Во всяком случае, до тех пор, пока англичан не отогнали от наших границ.

Когда девушки вышли из комнаты, Джиорсал тяжело поднялась на ноги: давал себя знать возраст. Ей нужно поговорить с Сэлеком перед отъездом. Она очень хотела, чтобы ее младший ребенок, ее единственная дочь, благополучно вышла замуж, и хотела успеть увидеть это, но Джиорсал не могла согласиться с тем, что недавно услышала от Сэлека.

Нужно сделать все возможное, чтобы эта поездка не стала началом осуществления планов Сэлека. Лорд Гилликрист, возможно, богатейший человек, а Дейлисс, возможно, самый близкий к ним укрепленный замок, но лорд Гилликрист слишком жесток, чтобы быть мужем Сеси. И к тому же он англичанин.

Спускаясь с лестницы в поисках мужа, Джиорсал думала о том, что Сесиль нужен такой же добрый и сердечный муж, как она сама. Смелая, но не наглая, она не умела постоять за себя. Ей нужен был человек, возможно, более похожий на ее братьев или отца, добрых великанов, способных сражаться и, возможно, даже получать удовольствие от битвы, но не жаждущих насилия ради насилия. Замок Коэ, превращенный в руины по милости лорда Гилликриста, заставил Джиорсал усомниться в том, в чем не сомневался ее муж: к хозяину замка Дейлисс нужно относиться как к будущему мужу их дочери.

Несколько недель тому назад Джиорсал почувствовала одышку, которая напугала ее. С тех пор эти приступы повторялись несколько раз. Конечно, пока она жива, нужно выдать Сесиль замуж, но она не видела ни одного подходящего кандидата. По крайней мере, Сесиль не будет возражать, если отец займется этим сам. Джиорсал на это надеялась.

Она нашла Сэлека во дворе замка. Он заключил ее в свои объятия, прежде чем она смогла открыть рот. Когда же ей это удалось, она не стала ругать его. С каждым днем она любила Сэлека все больше. Мысль о том, что ей придется покинуть его, уходя в мир иной, страшила. Она закрыла глаза и прижалась щекой к жесткой бороде, которую он недавно отпустил. Она почувствовала его руку на своем бедре и открыла глаза.

Его глаза смеялись.

– Неужели моя жена не может обойтись без меня и дня?

Она рассмеялась в ответ, но предупредила:

– Осторожно, дорогой муженек, а то останешься без руки.

Вместо ответа он опустил руку ниже и начал гладить ее ягодицы, нисколько не заботясь о том, что кто-то может их увидеть. Это была его женщина. И после почти тридцати лет совместной жизни он все еще не утолил своей страсти.

– Сэлек! – Повинуясь, он отдернул руку. Джиорсал покраснела от смущения, поняв его взгляд.

– Ну, если я неправ, то зачем ты тогда так торопилась, узнав, что я еду? – Он помолчал. – Я полагаю, наша юная мошенница уже выторговала у тебя разрешение на поездку?

– Ты не должен ее так называть, – начала было отчитывать его Джиорсал, но сама себе возразила, добавив: – Хотя она и есть мошенница. Да, я разрешила ей поехать, но я хочу предупредить, чтобы и намека не было с твоей стороны на союз между ней и лордом Гилликристом: ни ему самому, ни Доннчаду.

Сэлек был сама невинность.

– Да как бы я посмел после того, как ты твердо сказала, что этого не потерпишь?

Прежде чем Джиорсал смогла отреагировать на его притворство, а он знал, что она не откажет себе в этом удовольствии, раздался голос Сесиль:

– И я не потерплю этого. Я выйду замуж за Рейнарда.

– Нет, – взревел Сэлек.

Джиорсал поморщилась: ей одинаково неприятны были и гнев Сэлека, и мысль о том, что ее дочь выйдет замуж за брата Риллы. Рилла была вдовой Одвулфа, их третьего по старшинству сына. Одвулф женился на Рилле в Германии четыре года тому назад и вернулся в Шотландию только в прошлом году. Рейнард путешествовал с ними и остался в Германии. Сесиль была очарована его поэтическими и музыкальными способностями. Бедняга Рейнард был слишком мягок. Он никогда не смог бы держать Сесиль в узде, не говоря уж о том, чтобы защитить ее и их дом. Юноша сам нуждался в присмотре!

– Сесиль, перестань дразнить отца.

Веселые искорки зажглись в ярко-голубых глазах Сесиль.

– Вы можете мне не верить, но Рейнард – это мой выбор, и кроме него мне никто не нужен.

Джиорсал вырвалась из объятий Сэлека и теперь стояла лицом к лицу с дочерью.

– И ты бы уехала с ним из Шотландии?

– Если это нужно.

Джиорсал изучала самодовольное лицо дочери. А что, если это серьезно?

– Мы поговорим об этом потом, Сесиль. Без Сэлека!

– Если хочешь, мы можем поговорить об этом, мама. Но если я не выйду за Рейнарда, то я не выйду замуж совсем. – Голос Сесиль был мягким и вежливым.

По правде говоря, глядя на жен своих братьев, она не жаждала выйти замуж. Их покорность и готовность выполнить любую глупость, не задумываясь, были не для нее. Если уж она должна выйти замуж, то тогда только за Рейнарда. Он боготворил ее. Она не могла поверить в то, что после женитьбы он начнет унижать ее и помыкать ею! Кроме того, она страстно хотела иметь детей и подозревала, что скорее умрет, чем решится на то, чтобы заиметь их, не выходя замуж, хотя она знала не одну из прекрасных дам, которые зачинали детей и даже заводили наследников в долгое отсутствие своих мужей.

– Я не пожалею тебя, если еще раз услышу, как ты произносишь имя этого щенка, – Сэлек свирепо смотрел на дочь в бессильной злобе. Конечно, он отлупит ее как следует, прежде чем позволит выйти замуж за этого слабака.

– Сэлек, – Джиорсал коснулась его руки, пытаясь успокоить его. – Потом, мой дорогой. – У нее перехватило дыхание от боли и неожиданного ощущения тяжести, сдавившей грудь.

– Мама!

По взволнованному голосу Сесиль Джиорсал поняла, что та чувствует страх, который пронизал ее мать от этой жестокой боли. От своей бабушки Сесиль унаследовала дар проникать в мир чувств самых близких ей людей, а иногда даже незнакомцев, к которым она случайно прикасалась. Джиорсал считала это скорее проклятьем, чем даром, и была рада, что Сесиль никогда не показывала на людях, что обладает даром предвидения, тоже унаследованным ею от бабушки. Усилием воли Джиорсал заставила себя сделать глубокий вдох, пытаясь одолеть боль и страх.

– Пустяки, Сеси. Послушай, – она кивнула в сторону слуги, – твоя лошадь готова.

– Я не поеду. – Упрямые линии подбородка подчеркивали серьезность намерения Сесиль.

– Нет, поезжай. Вы уедете, а я ничего не буду делать. Ниарра присмотрит за мной. – Глаза ее умоляюще смотрели на дочь.

– Что случилось? Ты больна? – в голосе Сэлека слышался страх.

– Нет, просто устала слушать, как вы ругаетесь, – солгала Джиорсал, все еще глядя в глаза Сесиль.

Сесиль медленно наклонилась и потерлась о щеку Джиорсал своими губами.

– Я люблю тебя, мама.

– И я. Ради отца веди себя хорошо, пожалуйста.

Стараясь ослабить сильное чувство страха, которое испытывала мать, Сесиль пообещала:

– Я постараюсь. Обещаю.

– Вы идете? – закричал Амальрик. Он и Берингард уже оседлали лошадей и ждали остальных.

Ниарра стояла у ступени главной башни и наблюдала, сгорая от желания присоединиться к отъезжающим. Вскочив в седло, Сесиль бросила на нее сочувственный взгляд. Ниарра с превеликой радостью поехала бы с ними, но она плохо сидела в седле, и Берингард редко брал ее в длительные поездки. Еще одна причина не выходить замуж!

Бросив последний ободряющий взгляд на мать, Сесиль обратила все свое внимание и мысли на местность, простирающуюся за стенами замка Сиаран. Вдали, приглашая следовать ее течению, протекала река Клайд. Дальше к северу лежали шотландские города Глазго, Эдинбург и Линлитгоу, которые она мечтала когда-нибудь увидеть. Она не была нигде дальше Ланарка, а вот братьям, Уоррену и Одвулфу, повезло больше: они ездили в Германию, на родину своего отца, где и нашли себе жен.

Жена Уоррена умерла вскоре после их возвращения в Шотландию, незадолго до смерти своего мужа, которую он принял в Солвей Мосс, где король Джеймс был побежден англичанами. Они не оставили после себя детей. Одвулф вернулся год тому назад только для того, чтобы найти свою смерть в битве с англичанами у Пинки Клу. Его жена Рилла осталась жить с двумя детьми в Сиаране. Конрэт со своей женой поселился в горах на северо-западе Шотландии, и скоро на свет должен был появиться еще один Лотаринг, третий по счету внук Сэлека и Джиорсал. Раймунд, который был старше Сесиль и Амальрика, был помолвлен с немкой по имени Аларис, которую никогда раньше не видел, и сейчас был на пути в Германию, где должна была состояться их свадьба. Сесиль мечтала поехать с ним.

Поскольку ее братья, за исключением Амальрика, были женаты, то генеалогическое древо семьи не вызывало опасений. И даже Амальрик был помолвлен с шотландской наследницей, которой, правда, было всего двенадцать лет отроду. Сесиль была уверена, что ей разрешат выйти замуж по желанию. А если так, то она желала бы выйти замуж за Рейнарда! Хотя, в этом она признавалась только себе, ей не хотелось, чтобы он дотрагивался до нее, что значительно должно было осложнить рождение от него детей. И дело не в том, что он слишком часто пытался дотронуться до нее. Он никогда не сделал бы ничего, что ей не нравится.

Просто, когда однажды он попытался поцеловать ее, ей это было неприятно. Это не было насилие, скорее, что-то мимолетное, лишенное каких-либо чувств.

Сесиль посмотрела на отца. Вот если бы с ней обращались так, как он с матерью! Он временами кричал и сердился на жену, но всегда считался с ней. Когда Джиорсал высказывала свое мнение, отец слушал ее так, как будто это говорил мужчина. Но, со вздохом констатировала она, братья не пошли по его стопам. И это заставляло ее думать, что она не найдет человека, который будет относиться к ней так же, как отец к матери.

Сесиль в задумчивости покусывала губы. Интересно, знает отец о том, что мать испытывает боли, что она боится, что боль – предвестник болезни? Осмелится ли она, Сесиль, сказать ему об этом? Наверное, нет. Это бы очень огорчило мать, а Сесиль совсем не хотела ее расстраивать.

Амальрик нарушил ход ее мыслей.

– Отец, как ты думаешь, почему лорд Арран приезжает в Сиаран?

Сесиль напряглась в ожидании ответа. Ей всегда было интересно узнать о том, что происходит в окружающем мире.

– Ну, – медленно начал Сэлек, – учитывая, какое скопище англичан собралось в окрестностях Эдинбурга, я уверен, любой правитель беспокоился бы за свои укрепления. Мы находимся слишком близко к границе, и почему бы ему не проверить нашу лояльность.

– Ты думаешь, он сомневается в нашей преданности? – пророкотал Берингард.

– Нет, – мрачно усмехнулся Сэлек, – но он хочет убедиться; что мы остаемся верными Шотландии и ему. Его положение, в лучшем случае, непрочное, особенно теперь, когда стало ясно, что брак между маленькой Мэри и его сыном не состоится.

Берингард кивнул. Вся Шотландия знала, что он должен был получить французское герцогство в обмен на свою помощь в заключении брачного контракта между сыном французского короля Генри II и пятилетней королевой Шотландии. Мэри, единственная оставшаяся в живых дочь Джеймса V, получила множество предложений руки и сердца с момента ее рождения и до печально известного поражения ее отца в битве при Солвей Мосс, после которого прошло всего несколько недель.

– А где королева Мэри сейчас? – Сесиль пришлось по душе, что женщина правит всей Шотландией, хотя эта женщина всего-навсего ребенок. – Она в безопасности? – продолжала расспрашивать Сесиль.

– В большей безопасности, чем этот болван Арран может обеспечить, хотя достаточно много шотландцев хотели бы видеть ее покоящейся под могильной плитой Генри.

Сесиль не нужно было спрашивать отца, почему он считал Аррана болваном. Он был никудышным предводителем, проигравшим в битве при Пинки Клу, в битве, стоившей жизни их Одвулфа. Сколько бы времени ни прошло, никто не забудет этот горький сентябрь.

Неожиданно прямо перед ними выросли массивные стены замка Дейлисс. Сесиль задрожала от волнения, хотя никогда бы и не подумала выйти замуж за человека, который был более предан Англии, чем Шотландии. Это неудивительно, принимая во внимание, что воспитание он получил в Англии. И все-таки ей не терпелось его увидеть. Похож ли он на варвара, которыми в ее представлении были все англичане? Такой же кровожадный и жестокий, как и они? Она поежилась и посмотрела на отца, пытаясь сообразить, достаточно ли у них стражников на тот случай, если их новый сосед окажется таким же коварным, как его соотечественники.

ГЛАВА 4

– Бьюсь об заклад, Сэлек Лотаринг ищет зятя и союзника, – объявил Доннчад, не глядя на Иана. – Замок Сиаран – ближайший сосед и может соперничать с твоим по силе и богатству, хотя Сэлек Лотаринг всего лишь баронет.

Он стоял между Ианом и Тависом, и с зубчатой стены башни замка Дейлисс они втроем следили за приближающимися всадниками. Конская сбруя ярко блестела в лучах утреннего солнца. Всадники миновали ручей, который поил водой луга, окружающие замок.

– У меня нет желания обзаводиться семьей, но надежный сосед не помешал бы, – Иан скрыл горечь сожаления. Знай, он о своем шотландском наследстве шесть месяцев назад, он бы привез сюда с собой жену, хотя и не очень жаждущую оказаться в Шотландии.

Тавис хмыкнул, услышав слова Иана.

– Не один уже сватался к его дочери. Но Лотаринг слишком привередлив.

Что-то в изгибе губ Тависа, когда он говорил, заставило Иана предположить, что он был из числа отвергнутых претендентов на руку и сердце дочери Лотаринга. Он не осуждал человека, пусть даже человека из народа, не имеющего других званий и титулов, кроме титула чести, за то, что тот отказал незаконнорожденному в руке дочери.

– Лотаринг может позволить себе быть щепетильным, – в задумчивости пробормотал Доннчад. – У него достаточно богатств, чтобы купить себе нечто большее, чем титул, который он заслужил за свою верность Шотландии. Это очень скромное вознаграждение. Он отдал не только людей, оружие и свои собственные силы, но и пожертвовал жизнью двух сыновей.

– Тогда, – заметил Иан, – он может купить себе и зятя. Где-нибудь. – Его глаза продолжали следить за гостями, которые приближались к воротам. Он вслух высказал удивление при виде большого числа стражи.

Доннчад хрипло рассмеялся.

– С сентября прошлого года на границе неспокойно. И лучше быть хорошо вооруженным, если хочешь уцелеть даже во время короткого путешествия.

Здесь Тавис нарушил свое молчание язвительным замечанием:

– Между прочим, дядя, не забывай, что владениям Гилликриста больше не грозит опасность со стороны англичан.

Почувствовав оскорбление в словах Тависа, Иан машинально схватился за оружие, но Доннчад перехватил его руку.

– Нет, племянник. Не от своего брата ты должен защищать свои земли и свое право владеть ими. Не хватайся за меч. Если Тавис поверит тебе, он останется верным до самой смерти. – Доннчад перевел взгляд с Иана на удалявшегося от них Тависа.

Иан отметил упрямый разворот плеч своего единокровного брата, когда тот спускался по каменным ступеням во двор замка. Встретив дядин взгляд, он высказал то, о чем не мог не думать:

– Ты не допускаешь, что, будь это возможно, Тавис завладел бы воем, чем владею я?

– Не земли и богатства заботят Тависа Гилликриста, а отсутствие семьи. Подумай об этом, парень. – И Доннчад повернулся, чтобы последовать за Тависом навстречу гостям, ожидая, что Иан последует его примеру.

Сэлек критическим взором окинул внутренний двор замка Дейлисс. Ничто не указывало на смену хозяев, что в этой ситуации обрадовало его. Хотя до Сэлека доходили слухи о том, что другие владения Гилликриста находились в запустении, замок Дейлисс не подтверждал этих слухов. Осмотрев беглым взглядом внутренние укрепления, Сэлек переключил внимание на нового хозяина и его свиту.

Доннчад, который стоял рядом с племянником, приветствовал Сэлека первым.

– Хорошо, что вы приехали, Лотаринг. Надеюсь, ваша жена и сыновья здоровы? – Его улыбка предназначалась двум сыновьям Сэлека, стоявшим рядом с ним, и дочери, которая выдвинула лошадь немного вперед, чтобы лучше видеть происходящее. Заметив ее любопытство, Доннчад расплылся в улыбке. Ему всегда нравилась эта девушка, прелестное и отчаянное существо.

– Спасибо, Доннчад. Приятно видеть вас здесь, и, сказать по правде, для нас это не такой уж сюрприз. – Переводя взгляд на нового лорда Гилликриста, Сэлек слез с лошади, чтобы протянуть ему руку. – Милорд, рад приветствовать вас в Шотландии. – Гилликрист криво усмехнулся, и Сэлек подумал, что, видимо, нашлись люди, которые омрачили приезд молодого человека в Шотландию. Наверное, этот ублюдок Аласдера. Нет, возможно, он просто не хотел никаких приветствий и, будь на то его воля, был бы рад оказаться дома в Англии.

Иан крепко пожал руку Сэлека. Ему сразу же понравился его сосед за открытый взгляд, хотя он и не торопился показывать свое расположение, приберегая его до лучших времен, когда познакомится с ним поближе.

– Для нас большая честь принимать вас. Поужинаете с нами?

– Мы не можем. Я обещал матери этой девушки, что привезу ее до темноты. И по правде говоря, мы не хотели бы обременять вас, хотя было бы неплохо перекусить после нашей поездки.

Смотритель замка, который на расстоянии наблюдал за происходящим, уважительно поклонился, когда Иан посмотрел в его сторону, и заторопился, чтобы приготовить еду для гостей.

Иан обратил свое внимание на молодых людей, которые спешились и стояли позади Сэлека. Несомненно, это были его сыновья. Он поздоровался с ними. По возрасту, они были почти одногодки. Глаза их смотрели так же прямо и честно, как у их отца. Продолжая рассматривать братьев, он заметил, что Тавис направился к девушке, чтобы помочь ей слезть с лошади.

Вид у его единокровного брата был глуповатый, и Иан понял, что его догадка была правильной. Тавис – один из отвергнутых, один из тех, кому было отказано в ее руке. Иану было интересно узнать, насколько это было ее решением, хотя сейчас, похоже, она была рада видеть его единокровного брата.

Первое, о чем подумал Иан, когда увидел Сесиль Лотаринг: «Как могло случиться, чтобы такое милое лицо украшало столь крошечное существо, явно не приспособленное к тому, чтобы рожать сыновей?» Второе, что пришло ему в голову: «Жаль того, кто вздумал бы ее обесчестить, ее отец разорвал бы негодяя на части». Иан был рослый мужчина, но Сэлек из Сиарана был размером с мамонта.

Пока Сэлек жестом указывал своей дочери пройти вперед, чтобы поздороваться с Гилликристом, Иан вспомнил слова Доннчада, когда они следили за приближением гостей. Человек искал благородного зятя, однако, разглядев его дочь, Иан не переменил своего мнения о ней. Она была привлекательной, даже красивой, но ей было далеко до той элегантной стати, которую он искал в будущей жене. Ее красота была пикантной, острые черточки ее лица оживлялись, когда она улыбалась. Она излучала тепло, но ей не хватало холодной загадочности Эдры Байрхэм. Для кого-то другого это отличие могло быть притягательным. Для него – нет.

Здороваясь с ней, он слабо улыбнулся и обратил свое внимание на ее отца и братьев. Его интересовали мужчины, его соседи, которые в минуту опасности встанут с ним плечом к плечу. Хотя он не мог себе представить, чтобы эта опасность исходила от англичан. Боже правый, ведь он был англичанин, хотя его кровь говорила об обратном.

Сесиль была очарована Ианом. Она никогда еще не встречала человека, так щедро одаренного природой. В отличие от ее светловолосой родни, он был темноволосым, такого же темного цвета были его глаза. Каждая линия его тела излучала силу – от волевого подбородка до упругих мышц, обтянутых шерстяной тканью.

И если по цвету волос и глаз он был прямой противоположностью ее родне, то, что касается роста, он был почти такой же высокий, как ее отец, с плечами под стать его росту. Она поймала себя на том, что не может оторвать глаз от мышц, которые проступали под его рубашкой в то время как он показывал дорогу к главной башне. Она испытала досаду от той легкости, с какой он с ней расстался, после того как познакомился.

Единственным весьма слабым утешением для нее было искреннее внимание Тависа, а также то, что в действительности она не хотела, чтобы Иан уделил ей много внимания. По крайней мере, не столько, чтобы начал сбываться план Сэлека, против которого так горячо возражала ее мать.

Сэлек лишь мельком взглянул на убранство зала, куда они проследовали за хозяевами и где за массивным, обшитым досками столом им подали эль. Этот зал мало, чем отличался от зала в Сиаране и был красивым и уютным настолько, насколько может быть уютной большая комната при постоянных сквозняках и стенах из холодного камня. Но драпировки согревали камень, хотя, в отличие от Сиарана, в огромном камине не было пламени. Вполне возможно, если бы здесь были женщины, камин бы горел. А пока женщины не могут отогреться здесь даже с приходом весны.

Эта мысль напомнила ему о его надежде на союз между двумя домами, которую он лелеял раньше. Нельзя сказать, что он полностью отказался от этой мысли, но его напугало раздражение, наполнявшее, как он чувствовал, молодого человека, унаследовавшего замок Дейлисс. Кто-нибудь другой даже не обратил бы на это внимания, но не Сэлек. Те пятнадцать лет, которые он прожил под одной крышей с матерью своей жены, не прошли для него бесследно: он научился распознавать людей, пользуясь ее даром проникновения в их душу. Джиорсал развила свои природные способности так же, как это сделал Сэлек, но с наибольшей полнотой потусторонние способности Кайрин проявились у Сесиль. Он посмотрел на дочь и увидел, что она с каким-то озабоченным видом изучает Иана Гилликриста.

Неожиданно Сэлек сказал:

– Вы думаете, вам удастся избежать кровопролития из-за вашего воспитания?

Глаза Иана налились гневом. Немного погодя он успокоился. Это был вполне естественный вопрос соседа, и если он сам никак не мог смириться со своим прошлым, то, что ожидать от других? С горькой улыбкой он ответил:

– Я думаю, все будет зависеть от англичан. Среди них могут оказаться люди, которые сохранят преданность человеку, еще совсем недавно бывшему наследником Джеффри Линдела. К моему отчиму хорошо относятся в землях на севере Англии. И есть люди, которые завидуют семейству Линдел и его состоянию.

– Вы сможете им противостоять, если они атакуют?

Иан знал, что Сэлек имеет в виду не его храбрость и способность сражаться.

– Это будет трудно, – признался он, – но не невозможно. Если они с оружием встанут у моих ворот, я буду защищать свою собственность от всех, кто бы ни пришел. – Он не смотрел на Тависа, но имел в виду и его. Несмотря на те слова, которые он услышал от дяди, Иан читал в глазах своего единокровного брата ничем не прикрытое желание стать хозяином. Может быть, Тавис не сможет побороть в себе это желание. И тогда в один прекрасный день он заявит о своих претензиях. Если этот день настанет, Иан должен встретить его во всеоружии.

Так же неожиданно Сэлек переменил тему разговора и посмотрел на Доннчада.

– Арран едет на юг. Мы ждем его на неделе в Сиаране, – Глаза его остановились на Иане. – Несомненно, он нанесет визит и вам.

Иан следил за дядей и понял, что для того эта новость не была неожиданной.

Доннчад заметил его взгляд и слегка покраснел.

– Да, я знаю, что он приедет.

– И то, что он приезжает сюда? – ровным голосом спросил Иан, скрывая раздражение, которое чувствовал. Очень скоро его дядя узнает, что он сам себе хозяин. Он надеялся, что они обойдутся без кулаков.

– Да, – признался Доннчад, испытывая при этом неловкость.

– Ты что, не поверил этому, дядя? Тебя смутила моя реакция на эту новость или у тебя были какие-то другие соображения?

При этих словах Доннчад помрачнел.

– Мне бы и в голову не пришло подозревать тебя в коварстве или неспособности самому управляться с делами. Я просто не был готов начать об этом разговор.

Сэлек заерзал. Он испытывал неловкость оттого, что явился свидетелем этой перебранки. Иан неожиданно улыбнулся.

– Ну что, я погорячился, дядя?

Доннчад расслабился, пожал плечами, но не извинился.

– Да, немного, я еще не знаю тебя. По правде говоря, я сам не всегда с уверенностью могу сказать, на чьей я стороне в этой борьбе между Арраном и Мари де Гиз.

– Борьбе?

– Королева, дочь Джеймса V, имела бы регентство, если бы не была так мала. И Арран трясется каждый день от страха, что его лишат титула.

– Такое может случиться? – Иан вспомнил, что ему рассказывали о трусливом поведении Аррана перед лицом опасности и презрительном отношении шотландцев благородного сословия к правящей власти.

Доннчад покачал головой:

– Я не знаю. Будь это угодно Богу, я бы это сделал.

– Человек или годится на роль правителя, или нет, – заметил Тавис.

Иан с удивлением посмотрел на Тависа. Все это время тот молчал, и, казалось, не слушал, о чем они говорили. На мгновение взгляд его скользнул дальше и остановился на девушке из Сиарана. Она смотрела на него, и ее проницательный взгляд привел его в замешательство. Казалось, этот взгляд проникает глубоко в душу. Он улыбнулся ей нарочито ласково и вежливо и перевел взгляд на Тависа, но только взгляд, потому что его внимание все еще было приковано к девушке.

– Легко сказать, – откликнулся Сэлек на слова Тависа. – Я думаю так же, как и вы, Доннчад. Трудно сказать, что было бы хорошо для Шотландии в этом случае. Арран – дурак и трус, это правда. – Он говорил, открыто, не таясь. Если Доннчад доверяет своему воспитанному англичанином племяннику в этих делах, то почему бы ему, не сделать то же самое.

– Но если Мари де Гиз примет регентство, то нам не миновать кровопролития во имя религии.

Иан посмотрел на него с удивлением.

– Вы реформаторы?

– Нет. Моя семья сохраняет верность Риму, но мне совсем не нравится запах горелого мяса. И потребуется возрождение французского влияния и могущества, чтобы разжечь страсти против тех, кто хотел бы порвать с церковью.

– Но именно с могуществом Франции связана безопасность нашей маленькой Мэри, – добавил Берингард, вступив в разговор. – И, защищая Мэри, мы защищаем будущее Шотландии.

– Да, – с трудом согласился Доннчад, – и в этом суть дела. Мэри нужно охранять. У Франции есть власть, но, как только она распространит эту власть на нас, да поможет Господь тем, кого называют еретиками.

– И это приведет к расколу Шотландии?

– К расколу? – Доннчад встретил вопрошающий взгляд Амальрика. – Нет, но то, что это не пройдет бесследно, несомненно.

Разговор прервали слуги, которые внесли на подносах холодное мясо, свежеиспеченный хлеб и засахаренные фрукты. Когда разговор возобновился, Доннчад спросил об отъезде Раймунда в Германию.

Иан был удивлен, узнав, что сыновья Сэлека нашли себе невест вдали от родного дома, в Германии.

– Неужели нет подходящих в Шотландии?

– Есть, – признался Сэлек, – но многие считают нас неподходящими. Хотя мать моих детей шотландка, в жилах моих детей течет кровь простолюдинов, и, хотя я богат, у меня нет титула, который бы помог мне преодолеть эту преграду.

На какое-то мгновение Сэлек пожалел о своей откровенности, так как понял, что дал своему новому соседу повод не рассматривать свою дочь как возможную для него партию. Но титул виконта, который носил сосед, позволил бы ему смотреть сквозь пальцы на недостаточно благородное происхождение отца его жены. Если бы, конечно, до этого дошло.

– Сколько у вас сыновей?

– Осталось в живых четыре. Самый старший Берингард. – Он кивком показал на сына. – Уоррен, второй по старшинству, убит в битве при Солвей Мосс, после него был Одвулф, который погиб в Пинки Клу. Потом идут Конрэт, Раймунд и Амальрик, самый младший. И Сесиль, – с улыбкой добавил он, – наша любимица, самая юная и послушная из всех моих детей.

Иан вновь обратил свой взгляд на девушку и был удивлен, заметив, с какой улыбкой та посмотрела на своего отца. Когда же он понял, что отец пошутил по поводу ее кротости, то заулыбался: уж больно проказливыми были смотревшие на него глаза. Хорошо, что ему не прочат ее в жены. Ему и так хватало беспокойства в жизни.

К концу застолья разговор коснулся более легких тем – придворных сплетен. У Доннчада было что рассказать, хотя высказывался он осторожно: все-таки среди них была молодая девушка.

И только когда гости в сопровождении хозяев направились к выходу, разговор опять вернулся к Аррану. На этот раз начал Сэлек.

– Было бы лучше, милорд, если бы ваша первая встреча с Арраном прошла в дружеском окружении.

Иан пристально посмотрел на него.

– Почему?

– Арран обязательно попытается склонить вас на свою сторону в вопросе о регентстве. У вас не было возможности изучить этого человека. Если вы вначале приедете в Сиаран и встретите его там, у вас будет больше времени, чтобы твердо знать, чего вы хотите.

Иан кивнул.

– Я воспользовался бы этой возможностью, хотя, если мой дядя не может сказать что-либо определенное после всех лет, что он его знал, я не думаю, что мне потребуется меньше времени, чтобы сделать свой выбор. Мы должны определиться? – Они вышли во двор замка, и Иан остановился, чтобы спросить своего гостя напрямую: – А что, похоже, дело дойдет до вооруженного противостояния?

– Нет, но ваши пристрастия могут повлиять на многое в вашей жизни. Вы должны решить, кому вы преданны. Многие из нас ходят по острию ножа, стараясь не споткнуться и не упасть в ту или другую сторону.

Сесиль слушала разговор вполуха, когда Тавис задал ей интересующий его вопрос:

– Ну, как тебе мой брат?

Она взглянула на Иана Гилликриста и поняла, что Тавису будет неприятно услышать не только ее восторженный отзыв о физическом великолепии Гилликриста, но и простую похвалу в его адрес. Она знала, что Тавис просил ее руки и получил отказ. И дело не в том, что он был внебрачным ребенком. Человек, которым Сэлек восхищался и за которым последовал из Германии много лет тому назад, тоже был внебрачным ребенком. Но Гейвин Макамлейд завоевал расположение в обществе, разбогатев и став обладателем многочисленных титулов, которых бы с лихвой хватило на несколько человек. Тавис же не делал ровным счетом ничего, а только сидел на горбу у своего отца, надеясь получить то, что им не было заработано.

И все же, несмотря на то, что в Тависе не было силы Макамлейда, Сесиль хорошо к нему относилась и поэтому, не желая ранить его чувства, сказала осторожно:

– Прошло еще слишком мало времени, чтобы можно было что-либо сказать. Но то, что он сделал с замком Коэ, мне не по душе.

– Нет, это было необходимо сделать. – Слова Тависа поразили ее – он оправдывал человека, который лишил его всякой надежды на наследство. – Иначе Иану пришлось бы сражаться за каждый замок, на который он предъявлял свои права, независимо от того, принадлежит он ему по праву или нет.

– Тогда, – продолжила Сесиль, – я совсем не знаю, что о нем сказать и подумать, кроме того, что в его глазах живет печаль. – И гнев, о котором она ничего не сказала, потому что не знала, откуда он появился и на кого направлен. Если бы она могла с ним поговорить, она бы, несомненно, все узнала. Но, как и ее бабушка, она никогда не проявляла любопытства к тому, что ее не касалось, и таким образом старалась защитить свое сердце и разум, хотя это ей не всегда удавалось.

– Ты думаешь, он останется верным Англии? – Тавис знал о ее даре, хотя никогда не обсуждал с ней эту тему. Почти все из их окружения знали о том, что Сесиль унаследовала способность проникновения в чужие души от своей бабушки Кайрин.

– Не знаю, Тавис, – просто ответила Сесиль. Ее глаза неожиданно встретились с глазами Иана. Она залилась краской, надеясь, что он не догадался, о ком они говорят. Но когда его проницательный взгляд остановился на Тависе, она поняла всю тщетность своих надежд. Вообще-то, они ничего обидного не говорили, и он не должен удивляться тому, что стал предметом всеобщего внимания и любопытства, и будет оставаться таковым еще долгое время.

Ей удалось скрыть свое замешательство благодаря суматохе, вызванной отъездом, но когда она выезжала из-под арки и оглянулась, то увидела, что Иан Гилликрист все еще смотрит ей вслед. В его глазах ясно читались и боль, и гнев, и смущение.

Иан был потрясен, когда увидел выражение сострадания на лице девушки. Он был потрясен и разгневан. Как смеет какая-то худосочная шотландка жалеть его! После Эдры Байрхэм ни одной из женщин, и уж тем более этой, рассчитывать не на что. Он надеялся, что дядя ошибался, говоря, что Сэлек Лотаринг будет стремиться к помолвке. Иан сделает все возможное, чтобы эта тема никогда не возникала. Он предпочел бы не отказывать этому человеку в открытую. Но если он не поймет, то придется действовать иначе.

ГЛАВА 5

– У тебя должен быть наследник, – убежденно сказал Доннчад, – поэтому рано или поздно тебе придется жениться. – Он и Иан сидели в небольшой передней, и битый час обсуждали этот вопрос.

– Но только не на дочери Лотаринга.

Доннчад был поражен тем, сколько чувства Иан вложил в эти слова. Он не видел ничего дурного в этой партии, дочь Сэлека устроила бы любого мужчину.

– У тебя уже кто-то есть? – Да поможет нам Бог, если племянник выберет себе в жены англичанку.

– Нет, – без обиняков ответил Иан, – я не хочу жениться. Почему бы Тавису не стать моим наследником? Разве мой отец не одобрил бы это?

– Из этого ничего не выйдет. Тавис за год пустит по ветру все наследство. Я говорил об этом Гилликристу. – Нельзя сказать, что муж Энн обратил внимание на этот совет.

– Он, кажется, не робкого десятка, – проворчал Иан. Правда, смелость брата граничила с глупостью. Иан устал от его назойливости. Ему казалось, что Тавис прямо-таки жаждет, чтобы они поссорились.

– Да нет, смелым его не назовешь, скорее, он глуп. – Доннчад взъерошил волосы в замешательстве. Он не хочет вызвать в Иане чувство неприязни к своему единокровному брату, но кое о чем Иана следовало бы предупредить. – Тавис не вылезает из дворцовых интриг. Даже сейчас он принимает живейшее участие в событиях, связанных с претензиями Мари де Гиз на регентство.

– Ты против нее? – удивился Иан, памятуя, что сказал дядя утром, когда речь шла о выборе, который предстояло сделать. По его мнению, дядя должен был испытывать к Аррану неприязнь из-за его всем известной трусости.

– Нет, я не против, но еще не время для открытых действий. Тавис неосторожен. Он действует по велению сердца, но не разума.

– Неосмотрительность Тависа еще не повод для моей женитьбы. – Иан вернулся к началу разговора, желая покончить с этой темой раз и навсегда. Во всяком случае, в беседах с дядей.

– Недоверие, которое испытывает к тебе Тавис, и, вообще, его отношение к тебе равнозначно отношению многих других людей. Потому что твои притязания на владения отца эфемерны, если не сказать больше. Тебе придется отбиваться от желающих завладеть твоими землями в открытую или пользуясь различными уловками.

– Чтобы удержать свою собственность, мне не нужна помощь Лотаринга.

– Не нужна, если все будет происходить в открытую, но похоже, что тебе нельзя на это надеяться. Тебе попортят много крови, если кто-нибудь поставит под сомнение твою преданность Шотландии и доведет это сомнение до сведения королевских особ. – Доннчад не спускал с него пронизывающего взгляда. – Женитьба на девушке из шотландской семьи, хорошо известной своей лояльностью к власти, могла бы пресечь такого рода попытки. – Посмотрев на упрямый подбородок племянника, Доннчад вздохнул. – Подумай об этом, парень. Женитьба не такое уж плохое дело, она может принести пользу.

– Я подумаю об этом, – с неудовольствием сказал Иан. Он знал, что исполнит свое обещание, хотя это и раздражало его.


– Он прекрасный парень, – настаивал Сэлек.

– Он англичанин, – Джиорсал прижалась к широкому плечу Сэлека, чувствуя безопасность и покой, которые она всегда ощущала с ним в постели. Ей хотелось, чтобы ее любимый муж поскорее бы закончил приводить все новые и новые аргументы в пользу женитьбы Сесиль и Гилликриста, и она могла бы спокойно заснуть.

– Он – шотландец. Если уж зашла об этом речь, то я – немец.

– Германия – наш союзник.

Услышав это, Сэлек рассмеялся довольным смехом.

– Германия слишком занята разборками со своим собственным народом, чтобы затеять войну с кем-нибудь еще. А Гилликрист – наш сосед, а не враг.

– А он сам хочет жениться? – с раздражением спросила Джиорсал.

– Я этого не касался. И как я мог что-то спрашивать, если ты категорически против?

Чрезмерная рассудительность его тона исторгла тяжелый вздох из груди Джиорсал: она хорошо знала, что если ему будет надо, он поступит так, как считает нужным.

– Не очень-то тебя этим остановишь. Услышав нотки раздражения в ее голосе, Сэлек притянул ее поближе к себе.

– Ты прекрасно знаешь, что это не так. Я не сделаю ничего, что тебе не нравится.

– Первый раз в жизни я пожалела о том, что не обладаю даром моей матери, – призналась Джиорсал. Его искреннее заверение успокоило ее. Пока Сэлек был ей послушен, она могла проводить свою линию. – То, что я хотела бы знать, скрыто от меня.

– Ты хочешь знать, будет ли твоя дочь счастлива в браке?

– Да, я хотела бы, чтобы брак ее был счастливым и благополучным.

– Ни один родитель не может получить такую гарантию, – Сэлек долго лежал в полном молчании. – Хотя Сесиль не может сказать, что случится, она обладает интуицией. Я думаю, что в этом вопросе мы могли бы ей довериться.

Удивившись его словам, Джиорсал отодвинулась от него, чтобы лучше видеть лицо мужа в тусклом свете.

– Ты думаешь, она хочет его? – Сесиль ничего не сказала матери – ни да, ни нет.

Сэлек покачал головой.

– Я не спрашивал, – признался он, – я боюсь опять услышать имя Рейнарда из ее уст.

Джиорсал рассмеялась:

– Она дразнит тебя, я ручаюсь. Она любит его как кузена, но как мужчина он ее не волнует.

Сэлек исчерпал все свои доводы. Он лежал в темноте и думал о молодом человеке, которого встретил в этот день, и о том, правильно ли поступает, думая склонить его и дочь к женитьбе. Он слышал ровное дыхание Джиорсал и решил, что она спит, как вдруг, к его удивлению, она проговорила сонным голосом:

– Если Сесиль захочет выйти замуж за лорда Гилликриста, я не буду больше возражать.

* * *

Сесиль проснулась с ноющим чувством сожаления. Перед глазами стоял образ Иана Гилликриста, красивого темноволосого человека, с незаживающей раной в сердце. Вглядываясь в темноту, Сесиль пыталась восстановить фрагменты своего сна, но тот улетучился, как только она проснулась. Все, что она смогла вспомнить – это лорда Гилликриста и боль, которая не отпускала его. Когда она заснула опять, Гилликрист все еще оставался с ней.

Она проснулась во второй раз от неясного шума: в дальнем конце комнаты суетилась служанка.

Изабел с улыбкой наблюдала, как она потягивается.

– С отъездом отца Эйндреаса вы обленились. Приехал новый священник, и он собирается провести службы сегодня утром, чтобы благословить все ваше семейство.

– Так ведь еще рано, – запротестовала Сесиль. – Неужели ему не надо отдохнуть? Он, наверное, провел в пути всю ночь, чтобы приехать к этому времени.

– Да, священник сказал вашему отцу, что отец Эйндреас попросил его обратить внимание на душевное здоровье вашей семьи.

По лицу Изабел гуляла плутоватая улыбка, и Сесиль со стоном выдохнула:

– Еще один отец Эйндреас? Я так надеялась, что будет что-нибудь другое. Мне так не хватает отца Люсьена.

Изабел помогла ей надеть платье из тяжелого шелка цвета зеленого мха, расшитое черной нитью на тугих манжетах и по вороту, и скромную шапочку из черного бархата – поверх распущенных волос.

– Этот цвет вам не идет, – проворчала Изабел, считая, что, хоть он и подчеркивал ее привлекательность, но одновременно старил.

– Придется с этим смириться, – ответила Сесиль. Ее нисколько не задевало, что Изабел не выразила своего одобрения ее выбору. Ей нравилась мягкая ткань платья, и это ощущение было для нее важнее, чем ее внешний вид. Она знала, что всегда доставляет массу беспокойства Изабел, когда речь заходит о выборе материалов для ее платьев.

С превеликой неохотой Сесиль присоединилась к остальным членам своей семьи в небольшой часовне замка Сиаран, но вскоре, как и остальные члены ее семьи, была приятно удивлена. Новый священник был довольно высокого роста и угловатый, как отец Эйндреас. На этом, однако, все сходство кончалось. В отличие, от горящих огнем глаз отца Эйндреаса, его глаза излучали теплый свет любви. И благословение отца Митчела было таким же, в нем не было и намека на осуждение или обещание Страшного суда.

Сесиль все еще находилась под впечатлением от службы, когда они вышли из часовни и перед их взором предстал взволнованный всадник на взмыленной лошади.

Сэлек тотчас же узнал знак Аррана.

– Он едет?

– Да, милорд, они покидают Мелроуз с первыми лучами солнца. – У посланника был более загнанный вид, чем у его лошади.

– Тогда они будут здесь вечером, – пробормотала Ниарра, заранее соображая, что уже сделано и что еще предстоит сделать к их приезду.

Мысли Сесиль скакали в одном направлении с мыслями отца, и она не удивилась, когда услышала, что отец снаряжает в путь своего гонца.

– Берингард, скачи к лорду Гилликристу и дай знать о приезде Аррана. Если он пожелает приехать, мы будем рады принять его сегодня вечером, а также его дядю и Тависа.

Сесиль не удивилась и тогда, когда заметила взгляд матери, который та бросила в сторону отца. Сесиль знала, что Джиорсал думает о том, что Сэлек пытается использовать любую возможность, чтобы сосватать ее и Иана Гилликриста. Этим утром Сесиль сама много думала об этом. В поведении их нового соседа не было ничего, что привлекало бы ее, но ей не давал покоя недавний сон, благодаря которому Иан занял прочное место в ее мыслях.

– Пойдем, Сесиль. – Рилла, все еще одетая в траурные одежды, светилась такой же спокойной красотой, как в день, когда Одвулф впервые привел ее в замок Сиаран. Она коснулась руки золовки:

– Давай поможем Ниарре, пусть твоя мама отдохнет.

Слова Риллы заставили Сесиль вспомнить о страхе, испытанном накануне.

– Ты думаешь, она действительно больна? – тихо спросила она.

– Боюсь, что да, – ответила Рилла. В ее бледно-зеленых глазах было сочувствие. Все дети семьи ее мужа обожали свою мать, и Рилла знала слишком хорошо, что будет значить эта потеря. – Но она не хочет говорить об этом, и мы должны ее понять.

– Она такая сильная. Мне становится страшно при мысли, что она может заболеть, – призналась Сесиль.

Рилла обняла ее за плечи, и они направились к главной башне.

– Будем заботиться о ней, и все будет хорошо.

Когда они вошли в зал, Ниарра вздохнула с облегчением.

– Ну, наконец-то, пришли. Рилла, пожалуйста, проследи за тем, чтобы в каждой спальне положили чистое постельное белье. А ты, Сесиль, не посмотришь ли еще раз с поваром меню?

Рилла и Сесиль обменялись улыбками, слушая, каким взволнованным тоном Ниарра отдает приказания.

Все домашние дела в Сиаране всегда делались исправно. Слуги любили Ниарру и никогда не давали ей повода для огорчений. Не было никакой нужды в помощи Риллы и Сесиль, но, если Ниарре это было нужно, они согласны исполнить ее желание.

Когда Сесиль убедилась, что на кухне, как всегда, полный порядок, Ниарра дала ей новое задание, затем еще одно и еще, и так продолжалось до тех пор, пока Сесиль не подумала, что у них не осталось времени, чтобы привести себя в порядок. И если Рилле было все равно, то Сесиль не хотела, чтобы Иан Гилликрист видел ее в грязных юбках с распущенными волосами. Торопливо поднимаясь вверх по лестнице к себе в комнату, она усмехнулась при мысли, что ее совершенно не заботит, что подумает о ней регент. Повязавшись платком и надев старое платье, она могла бы чистить серебро, нисколько при этом, не смущаясь его присутствием.

Как только она появилась в своей комнате, Изабел принялась ворчать:

– Я так и знала, что вы даже не подумаете о том, чтобы сменить платье. И вода в ванне совсем холодная.

– Не страшно, – беззаботно сказала Сесиль, – здесь не холодно.

Тем не менее, она постаралась побыстрее вылезти из прохладной воды и дрожала всем телом, пока Изабел полоскала ее волосы.

– Еще умрете от простуды. – При этой мысли лицо Изабел помрачнело и стали видны складки вокруг рта.

– Вряд ли, – ответила Сесиль, поднимаясь из ванны и давая Изабел обтереть себя. – Я ужасающе здорова, не волнуйся.

Сесиль знала, что крепкое телосложение было не в моде.

Изабел каждый раз получала удовольствие, глядя на щеки девушки, румянец которых свидетельствовал об отменном здоровье. Поводом для дурных предчувствий был ее рост, но мать девушки была миниатюрной и, несмотря на это, никогда не болела. По крайней мере, до недавнего времени.

– И так же красива, – согласилась Изабел. Взгляд ее смягчился, она взяла кусок материи и принялась вытирать шелковистые волосы Сесиль, потом добавила: – И испытание для всех, если признаться!

Сесиль привыкла к глупости Изабел и снисходительно относилась к ней, зная, что, хотя эта пожилая женщина и любила поругать ее, она безгранично была предана своей хозяйке.

– Так что мне надеть? Зеленое или голубое? Я думаю, в бархате будет жарко.

– Да, – кивнула Изабел, – хотя я видела, как некоторые с холодной кровью носили его в разгар лета. А что, если надеть темно-фиолетовое?

– Оно мне не идет, – неуверенно сказала Сесиль, думая больше о том, что оно ей тесно.

– Да, – согласилась Изабел, недовольная тем, что кто-то помимо нее осмелился это сказать.

Заметив, как сгустились тени в комнате, и понимая, что у нее осталось мало времени, Сесиль уступила советам Изабел и была облачена в платье, которое, как она помнила, было, ей очень тесно. Она поморщилась, когда Изабел стянула его на груди, чтобы застегнуть.

Мгновение спустя, когда прислуга вошла в комнату, чтобы зажечь свечи, Сесиль заметила, как поблескивает золотая нить, проходящая сквозь ткань, и успокоилась, представив, что платье будет приятно для глаз. Изабел, удовлетворенная внешним видом Сесиль, была готова с ней расстаться.

Девушка, с любопытством обнаружив, как часто забилось сердце, стала медленно спускаться по каменным ступеням, ведущим в зал. Обутая в бархатные туфельки, она ступала едва слышно, и похожий на шепот звук ее шагов сливался с мягким шелестом юбок, мерно покачивающихся в такт.

Весь зал был залит ярким светом. Сесиль окинула взглядом комнату и поняла, что спустилась в зал последней. Она почувствовала легкое разочарование оттого, что никто из гостей еще не приехал.

Рилла и Ниарра стояли возле камина, в котором не было огня. При ее появлении они с облегчением улыбнулись, хотя у каждой были на то свои причины, как подозревала Сесиль. Ниарра была довольна, что Сесиль одета как подобает ее положению, а Рилла вплоть до последнего момента сомневалась, что она вообще появится. Все хорошо знали ее привычку исчезать в то время, когда в Сиаране принимали важных гостей.

– Сеси, ты такая красивая, – искренне прошептала Ниарра.

Сесиль улыбнулась, но не успела открыть рот, чтобы ответить, как широкие двери зала распахнулись и впустили первых гостей. Она старательно отводила взгляд от трех мужчин, которые подошли к родителям.

Иан Гилликрист привел Сесиль в замешательство. Он был по-настоящему красив: темноволосый, с темными глазами и правильными чертами лица, которые были чуть грубоваты и лишали лицо мягкости. Но не красота Иана притягивала Сесиль, а печаль, которая таилась в глубине его глаз. Иан стоял спиной к Сесиль и разговаривал с ее отцом. Даже в таком положении Сесиль не могла не отметить, как широки мускулистые плечи, обтянутые атласом камзола, и сильны такие же мускулистые ноги в черных шерстяных чулках.

Можно было ожидать, что, по сравнению с изумрудным цветом дядиного одеяния и небесно-голубым – Тависа, одетый в серое платье Иан будет выглядеть бесцветным. Но этого не случилось. Он выглядел элегантнее и импозантнее благодаря скромности своей одежды. В то время как у Тависа рукава были укорочены с целью показать золотую ткань рубашки, рукава камзола Иана были украшены шитьем тяжелой черной нити. И если Доннчад был увешан сверкающими цепями и украшен драгоценными камнями, то на шее Иана красовалась только одна тяжелая золотая цепь.

С того момента, как он появился в комнате, он ни разу не посмотрел в сторону Сесиль, чем вызвал ее разочарование.

Иан чувствовал присутствие Сесиль, и это раздражало его. Меж тем он повернулся, чтобы она оказалась в поле его зрения. Прекрасные черты ее лица были не менее привлекательны, чем в прошлый раз. Ладная, хотя и миниатюрная, фигура, как и тогда, не вызывала желания обладать ею. Но он чутко реагировал на ее присутствие, и взгляд его вновь и вновь ловил сияние волнистых волос, соперничающее с блеском ее платья. Каждый раз, когда ему не удавалось отвести от нее взгляд, он начинал испытывать злость. Конечно, это благодаря Доннчаду он постоянно думает о ней. Мысль о том, что его могут уговорить жениться для того, чтобы обезопасить себя и свое наследство, вызывала в нем ярость.

Хотя Иан не жаждал этой встречи, он вздохнул с облегчением, когда появился Арран, приковавший к себе всеобщее внимание. Иан с удивлением заметил, что, по сравнению с большинством сопровождавших его высокородных особ, Арран был одет скромно.

Возможно, это было естественно, учитывая его реформаторские взгляды. Гилликрист вспомнил слова Доннчада, которые тот сказал ему утром по дороге в Сиаран:

– В течение пяти лет он поддерживал эту фракцию, но его желание удержать регентство изменило его взгляды. Он был утвержден регентом в 1542 году, в том же году наложил на себя епитимью за отступничество и был причащен в церкви францисканцев у Стирлинга.

– Он изменил веру?

– Нет, свою судьбу. Если бы он не связал свою жизнь с церковью, он никогда бы не достиг такого положения. Конечно, он может его лишиться, но по причине своей непригодности, а не из-за веры.

Этот разговор все еще вертелся у Иана в голове, когда его представили Аррану. Он увидел перед собой бесстрастного человека, начисто лишенного того обаяния, которое обычно притягивает людей и с помощью которого становится лидером.

Иан уже знал, с какой легкостью этот человек может отказаться от своих взглядов ради власти. Если ему будет выгодно, он так же легко отвернется от своих сторонников. Такому непостоянному человеку нельзя доверять.

Арран сердечно приветствовал нового лорда Гилликриста, пытаясь при этом угадать, что за человек стоял перед ним.

– Как вам Шотландия, милорд?

Стоявший рядом с Арраном Лотаринг внезапно переступил с ноги на ногу. Иан ухмыльнулся. Он понял, что Лотаринг боится, как бы он не сплоховал с ответом. Неужели он считает Иана союзником? Союзником-соседом или союзником-зятем?

– Я ее совсем не знаю, – ответил он осторожно, ловя на себе одобрительный взгляд дяди. Уж не считают ли они его за идиота?

Арран кивнул, как будто бы Иан сказал что-то важное.

– Когда вы собираетесь в Эдинбург? У вас владения там и еще в Данблейне, не так ли?

– Да, но еще много дел в Дейлиссе. Наверное, я выберусь в Эдинбург в середине лета.

– Надеюсь, что стены остальных ваших владений останутся целыми? – Это был намек на Коэ.

– Надеюсь, меня пустят в мои собственные владения, – ответил Иан не без колкости.

Сэлек и Доннчад переглянулись. Отдать Сеси этому молодому нахалу?

Иан не подал вида, что заметил, как они переглянулись. Даже если бы он мечтал заполучить Сесиль Лотаринг себе в жены, он все равно ответил Аррану точно так же.

Лицо Аррана выражало скорее удивление, чем раздражение.

– Надеюсь, что да, милорд. А если нет, я молю Бога, чтобы кому-нибудь не пришло в голову обратиться с прошением о вторжении к королевской власти.

– Ему бы дали разрешение? – прямо спросил Иан.

Сэлек охнул. Нет, молодой человек не годится в мужья его дочери. Он такой же резкий на язык, как и Сеси. Да при первой ссоре будет драка – если, конечно, Иан с таким языком доживет до этого времени.

Арран, казалось, не обиделся.

– Нет, молодой человек, не дали бы.

Внезапно Доннчад схватил Сэлека за запястье, и Сэлек услышал его приглушенный голос:

– Пресвятая Мария, Лотаринг, кто эта красавица?

Сэлек, еще не повернувшись, начал отвечать:

– Я не знаком со всеми этими благородными дамами, о… – Голос его затих, когда он последовал за взглядом Доннчада. Боже милостивый, так ведь это же Рилла! Он повернулся к остолбеневшему Доннчаду.

– Это моя дочь, жена моего сына. – Сэлек по привычке назвал ее женой. Услышав это, Доннчад изменился в лице.

– Вдова моего сына, – поправился Сэлек. Временами он не мог поверить в то, что Одвулфа не было в живых.

Доннчад сочувственно кивнул, пряча свою радость.

– Она все еще носит траур.

Ее темные бесформенные одежды красноречиво свидетельствовали об этом, но ничто не могло приглушить яркие краски прекрасного лица и скрыть мягкое сияние зеленых глаз, изящные линии ее груди и бедер.

– Прошло уже шесть месяцев с тех пор, как он погиб у Пинки Клу. Вы хотели бы поговорить с ней, милорд? – спросил Сэлек, не испытывая при этом никаких неприятных чувств. Рано или поздно Рилле надо будет снова выйти замуж. Ему нравилась его невестка, и он хотел бы видеть ее счастливой.

– Поговорить с ней? – Доннчад все еще не опомнился. – Да, я бы хотел поговорить с ней.

Извинившись перед Арраном, Сэлек, пряча улыбку, повел Доннчада за собой. Вначале, как полагалось, он представил Ниарру, жену Берингарда, затем Риллу и, наконец, Сесиль.

– С ней вы уже знакомы.

Не желая раскрывать себя, Доннчад одинаково ровно поздоровался с каждой из них, хотя всякий раз взгляд его возвращался к предмету его истинного интереса, к Рилле.

– Может быть, мы поговорим с вами попозже? – сказал он, наконец.

Рилла смутилась и быстро перевела взгляд на свекра.

– Может быть, милорд. – Она отвыкла от мужского внимания и теперь терялась от смущения.

Однако когда Доннчад удалился вместе с Сэлеком, она проводила его взглядом, почти не обращая внимания на шутливые намеки Сесиль. Мужчины подошли к Аррану, который продолжал беседовать с Ианом, а Рилла, поймав на себе любопытный взгляд Джиорсал, покраснела от мыслей, которые казались предательскими по отношению к Одвулфу. И хотя она все еще хранила память о своем муже, она не могла не восхититься прекрасной фигурой Роса Доннчада.

Какое-то время спустя Доннчад сидел рядом с Риллой Лотаринг. По огоньку в глазах Джиорсал он понял, кому этим обязан, и старался изо всех сил, чтобы угодить всей компании, сидевшей рядом с ним.

Иану повезло меньше с соседями по столу: ему пришлось парировать словесные выпады одного знатного лица из окружения Аррана, который, казалось, был полон решимости заставить его защищать англичан.

– Сомерсет – храбрый солдат, но скоро его войско обратится в бегство. – Данмар разговаривал с Ианом, но взгляд его часто останавливался на Сесиль, которая сидела напротив.

Иан, заметив, с каким интересом Данмар рассматривает Сесиль Лотаринг, не стал напоминать ему о том, что уже шесть месяцев шотландцы безуспешно пытаются добиться ее руки. Он чуть улыбнулся и ответил:

– Я думаю, все шотландцы разделяют вашу уверенность.

– А вы? – В его тоне, как и во всем его облике, был вызов.

– Меня мало волнуют дела, не относящиеся к моему наследству, и я надеюсь, что мне не придется убивать тех, кто усомнится в моем праве на него. – Он заметил почти бесстрастно, что Сесиль Лотаринг смотрит на него, не отрывая взгляда.

– Вне всяких сомнений, есть много желающих оспорить ваше право на шотландские земли, – усмехнулся Данмар.

– Конечно, – спокойно согласился Иан. – Но я хотел бы надеяться, что ни один из них не решится заявить об этом.

Сесиль слышала сдерживаемую ярость в его голосе, чувствовала ее в воздухе, окружавшем Иана, и молила Бога, чтобы этот красавец лорд Данмар больше не касался опасной темы. Он не знал, что разговаривает с человеком, доведенным обстоятельствами своей жизни до состояния, в котором мог бы пойти на убийство. Сесиль не успела подумать об этом, как увидела, что Данмар собирается продолжить разговор. Что бы он ни сказал, это было бы сейчас некстати. Зная, что поступает так же неумно, как и Данмар, она вступила в разговор:

– Даже если кто-то на это решится, никому не удастся проигнорировать власть, которая признает за вами право первородства.

Иан не мог проверить своим ушам. Эта девушка решила его защищать. Боже правый, неужели этот ребенок думает, что он не в состоянии защитить себя сам! У него дернулась челюсть, он бросил на нее взгляд и тотчас отвернулся, не удостоив ее ответом. Вместо этого он посмотрел на Данмара, готовый ответить на его вызов. Но тот молчал – то ли оттого, что понял, что привлек к себе излишнее внимание, то ли оттого, что почувствовал в Иане ярость.

Ярость, охватившая Иана, была лишь отчасти вызвана словами Данмара и тем более Сесиль. Она была связана с тем, что сказал дядя. Если найдутся желающие, как, например, лорд Данмар, оспорить его права на отцовское наследство, потребуется верный союзник, способный помочь ему защитить его собственность. Он уже понял, что Аррана можно было легко склонить на любую сторону и с успехом убедить в том, что в глубине души Иан Гилликрист навсегда останется англичанином.

И в этом есть доля правды, спокойно согласился Иан. Но в этом нет его вины, и он проклянет себя, если не удержит то, что по праву принадлежит ему. Шотландия – это его будущее, в Англии у него ничего не осталось. И он должен сохранить и умножить то, что завещал ему отец.

Он снова бросил взгляд на Сесиль, хотя был уверен, что, если ему суждено вступить на эту стезю, он поищет себе невесту где-нибудь в другом месте. Эта девушка не пришлась ему по вкусу. Сочувствие, которое он читал в ее взгляде, бесило его. Было, похоже, что она чувствует ту ярость и боль, которые терзают его изнутри.

Сдерживая себя, чтобы не выругаться, он отвел взгляд. Нет, он ни за что не женится на Сесиль Лотаринг.

ГЛАВА 6

В то время как менестрели услаждали своим пением слух гостей, Сэлек, отвечая на просьбу Аррана о частной беседе, повел его в небольшую комнату для приемов. Он опустил тяжелые портьеры над дверью так, что они закрыли проход, и ухмыльнулся, заметив двух стражников, которые встали по обе стороны двери. При дворе эта мера была бы оправданной, но здесь, в Сиаране, безопасности Аррана ничто не угрожало.

Арран окинул быстрым, но цепким взглядом маленькую, просто обставленную комнату. Убедившись в том, что они одни, он сел в придвинутое к столу кресло с прямой спинкой и жестом пригласил Сэлека последовать его примеру. Затем он приступил к изложению истинной цели своего визита.

– Мы ждем прибытия французского флота.

Сэлеку не пришлось скрывать удивление – он нисколько не удивился тому, что услышал.

– Значит, Совет лордов согласился на брак?

– Да, каждый из лордов по отдельности, но не Совет в целом. Однако согласие будет.

– И королева Мэри переедет во Францию? В более безопасное для нее место?

Арран поджал губы при напоминании о его неспособности защитить свою подопечную.

– Да, на этом настаивает ее мать, – в его голосе звучало презрение к Мари де Гиз.

Сэлек промолчал. Он вряд ли смог бы утешить Аррана, поскольку разделял взгляды вдовствующей королевы. Малышка Мэри будет чувствовать себя в большей безопасности во Франции с королем Генри, чем здесь в Шотландии с этим вечно мечущимся Арраном.

– Но, – взволнованно продолжал Арран, – я намерен лично произвести отбор тех, кто будет сопровождать ее в поездке. И я бы взял одного из ваших сыновей.

Сэлек чуть не зарычал от его слов. Шотландия уже заявила права на двух его сыновей, и он не хотел отдавать больше никого. Особенно если Арран собирается втянуть его сына в опасную интригу.

– Для какой цели?

Хотя заданный Сэлеком вопрос прозвучал невежливо, Арран не мог позволить себе добавить к числу уже имеющихся врагов еще одного.

– С одной единственной целью – обеспечить безопасность Мэри.

– А если я не смогу этого сделать? – спросил Сэлек бесцветным голосом, явно не соглашаясь.

– Тогда я поищу где-нибудь еще, правда, с большим сожалением. В Шотландии много храбрых фамилий, много сыновей, готовых отдать жизнь за королеву. Но мало таких, которые способны распознать тайного врага.

Говоря все это, он спокойно встретил взгляд Сэлека. Сэлек знал, что Арран не льстит Лотарингам. Возможно, ему многое мерещилось, но он явно опасался подвоха со стороны Франции. Сэлек с трудом сдержал брань. Ему совсем не хотелось, чтобы его семья принимала в этом участие, но Арран ждал ответа, и было ясно, что он не отступится от своего намерения. Сэлеку придется дать ему ответ, но был только один ответ, который он мог дать.

– У меня осталось слишком мало сыновей, Арран, наследника я тебе не дам. Я пошлю самого младшего, Амальрика, и да поможет тебе Бог, если с ним что-нибудь случится по твоей вине.

– Я обещаю, что ничего не случится, – выдавил Арран в надежде, что он больше никогда не столкнется с этим человеком, если не сдержит обещания. – Но эта поездка поможет твоему сыну занять подобающее ему положение в Шотландии. Доблесть и преданность не остаются невознагражденными.

Прежде чем вернуться в заполненный народом зал, они еще немного поговорили. В зале Сэлек, оглянувшись вокруг, заметил, к своему неудовольствию, фигуру Данмара, склонившегося над Сесиль. Он внимательно ее слушал. Говорили, что Данмар не мог устоять перед невинностью юных дев, которых он впоследствии бросал. Но прежде чем Сэлек сделал шаг в их направлении, глаза его расширились, и он замер от удивления: Иан Гилликрист с хмурым лицом двигался широкими шагами по направлению к Сесиль и Данмару. С минуту поколебавшись, Сэлек остался стоять на месте, не спуская глаз с компании.

Иан был в ярости. Его взбесил Данмар, глазами голодного волка пожирающий нежную плоть в вырезе платья, в которое была одета дочь Лотаринга. Сама девушка, как наивная овечка, явно не понимала, что привлекло к ней внимание мужчины. Но больше всего он злился на самого себя за то, что чувствовал необходимость вмешаться и защитить. Но ради всего святого, где отец этой девушки, который должен оберегать ее целомудрие?

Он никогда не видел Данмара раньше, но встречал подобных типов много раз и сталкивался с трагическими последствиями. Его сестра чуть не стала жертвой такого соблазнителя, но Джеффри Линдел позаботился о том, чтобы тот изменил свое отношение к предмету своей страсти.

– Госпожа Сесиль, ваши братья сказали мне, что вам нравится охота, – по лицу Иана гуляла довольно мрачная улыбка. Ее братья никогда не говорили ему ничего подобного.

Сесиль хотела бы знать, кто из них сошел с ума. И Берингард, и Амальрик знали, что она съеживалась от страха при виде погибающего животного. С тех пор как ей исполнилось двенадцать лет, ее перестали брать на охоту.

Данмар, поймав на себе холодный взгляд Гилликриста и заметив смущение Сесиль, все понял.

– Возможно, они имели в виду другую охоту, не на открытом воздухе, Гилликрист.

– Осторожно, милорд, это вам не какая-нибудь придворная дама, чье имя вы собирались опорочить.

Резкий голос Иана говорил о его инстинктивной готовности заступиться за девушку. Хотя это и было помимо его желания, не считаться с обстоятельствами он не мог. Он чувствовал, что Сесиль следит за ним широко раскрытыми глазами. Сам он по-прежнему пристально смотрел на Данмара.

Короткий взрыв смеха несколько уменьшил раздражение, охватившее Данмара при вторжении Иана, которого он считал малоподходящей компанией.

– Успокойтесь, милорд, это всего лишь шутка. А у девушки есть отец и братья, чтобы заботиться о ее репутации.

– Посмотрим, как им понравится ваша шутка? – голос Иана был нарочито мягок. К своему удовольствию, он заметил, как лицо Данмара потемнело от гнева. Все это время он чувствовал на себе испытующий взгляд Сесиль. Он видел, с каким огромным любопытством она изучает его, как если бы он был каким-то диковинным животным, которое она пыталась понять. Он знал, в чем дело: он был англичанин, и ее интерес к нему только распалял его.

Иан жаждал, чтобы Данмар бросил ему вызов, жаждал покрыть свои кулаки кровью от ударов по лицу этого человека, услышать, как хрустят его кости. Он жаждал обхватить плечи девушки и трясти ее до тех пор, пока слезы не брызнут у нее из глаз, и она перестанет на него глазеть.

Но Данмар только снисходительно улыбнулся, давая понять, что ничего другого он и не ожидал от человека, воспитанного в Англии. Затем он повернулся спиной к Иану и склонился к руке Сесиль Лотаринг.

– Боюсь, миледи, мои простые слова были неправильно поняты. Я глубоко сожалею, если обидел вас.

Иан почти не расслышал ее ответа, так как внутри его все клокотало. Данмар ушел, оставив их одних.

– Зачем вы это сделали? – тихо спросила Сесиль.

Иан не стал делать вид, что не понимает, о чем идет речь.

– Он вам не пара.

Сесиль склонила голову, и свет упал на ее волосы. Их мерцание, как будто от тысячи свечей, заворожило Иана.

– Как сказал Данмар, – не без сарказма ответила Сесиль, – за меня есть, кому постоять.

Она совсем не сердилась на Иана за его вторжение и, хотя понимала, что ей не стоило пытаться проникнуть в его израненную душу, ничего не могла с собой поделать.

Иан быстрым взглядом окинул зал и многочисленную свиту Аррана, смешавшуюся со слугами и семейством Лотарингов. Те из них, кто не был занят поглощением еды и напитков, слушали менестреля или флиртовали в надежде на успех. Быстрым движением Иан увлек Сесиль в небольшой коридор за ними.

У нее перехватило дыхание, и она не могла понять, что вывело ее из состояния равновесия – эмоции или та быстрота, с которой она оказалась вне зала, одна в компании с очень сердитым молодым человеком. Тот факт, что она была одна, успокоил ее. Если бы это был Данмар с его ужасной сексуальностью, ей пришлось бы туго. И хотя Иан выглядел намного мужественней, она справлялась с его гневом. И именно с его гневом она столкнулась сейчас. Она не могла понять, почему он так сердит, но, тем не менее, чувствовала себя уверенно.

– Что дальше? – тихо спросила она, чувствуя напряжение, с которым его пальцы сжимали ее плечи, когда он пытался повернуть ее к себе. Ей не было больно, через кончики его пальцев она ощущала только силу его чувств – и гнев, и отчаяние, и тоску, которые она распознавала намного лучше, чем неприкрытую похоть Данмара.

– Никто не заставит меня жениться, – процедил Иан сквозь стиснутые зубы в ответ больше на собственные мысли, чем на ее слова.

От удивления Сесиль заморгала глазами, у нее задергались губы.

– Рада слышать это, милорд. Можно мне вернуться в зал, пока нас не хватились?

Иан встретил ее прямой взгляд и почувствовал, как погружается в бездну темно-синих глаз. Сострадание, которое он там встретил, привело его в ярость. Ему хотелось излить свой гнев от бессилия, на которое обрекла его жизнь, и причинить боль, которую испытывал сам. Вместо этого он склонился к Сесиль и коснулся ее губ.

Сесиль задохнулась от изумления и невольно разжала губы, отвечая на его прикосновение. Еще до того, как он впился в нее губами, она знала, что это будет не простой поцелуй, какими осыпал ее Рейнард, и не страстный поцелуй, который мог бы подарить Данмар, если бы ему представилась такая возможность. Этот поцелуй нес боль и страдание, которые испытывал Иан Гилликрист. Он нес разрушение.

Та боль, которая передалась ей через кончики его пальцев, сжимавших плечи, была не сравнима ни с чем. Его пальцы по-прежнему, хотя и не с такой силой, сжимали ее плечи и сквозь плотную ткань платья жгли ее тело. Но сила, с которой он прижимал свои губы к ее губам, не могла сравниться с той душевной болью, бессильной злобой и отчаянием, которые накатились на нее волна за волной.

Вместо того чтобы поступить так, как предписывали правила, Сесиль, несмотря на опасность быть застигнутой в объятиях молодого человека, встала на цыпочки, обхватила Иана руками, чтобы не потерять равновесия, и, движимая желанием утешить, ответила ему нежным поцелуем.

Иан содрогнулся, ощутив в себе ответное желание. Внезапно его озарило – утешение! Вот что она стремилась дать ему, касаясь его губ своими мягкими и нежными губами. Будь она проклята!

Он слегка отодвинулся от нее, собираясь высказаться по поводу ее моральных устоев, но замер при виде ее слез.

– Нет, – хрипло сказал он, – только не это.

Он понял – ей было больно и горько не за себя, а за него.

– Не плачьте, – повторил он, отодвигаясь от нее все дальше, так, что чуть не потерял равновесие, и ему пришлось инстинктивно дотронуться до нее. Коснувшись ее локтя, он почувствовал жар ее тела, хотя шелк платья холодил. Что это за девушка? Откуда у нее эти чувства и как ей удается передавать их ему?

Она все еще молчала, просто стояла и молчала, глядя на него. Боль поселилась в ее широко раскрытых глазах, полных слез, – его боль. Сдерживая брань, он жестом показал ей в сторону зала.

– Возвращайтесь в зал. Было ошибкой привести вас сюда. – Это прозвучало почти как извинение.

Видя, что она продолжает стоять, он слегка подтолкнул ее:

– Идите.

Нехотя она отошла от него, едва обращая внимание на дрожь в коленях. Она прищурилась, глядя на сверкающую, хриплую, беззаботную толпу в большом зале, которая не догадалась о том, что произошло. Но она знала, что один-единственный поцелуй изменил ее жизнь навсегда.

Первым, кто увидел ее, когда она появилась в зале, была Ниарра. Она ахнула при виде пылающих щек, казавшихся еще более яркими на бледном лице, и глаз, полных слез.

– Сесиль?

– Я… – не могла продолжать Сесиль. Боль в горле мешала ей говорить. – Мне нужно поговорить с мамой.

В панике Ниарра грубо схватила ее за руку.

– Что случилось, Сеси? Ты ушиблась? Позвать Берингарда?

– Нет, Ниарра. Все в порядке. Мне нужно поговорить с мамой.

Ниарра беспомощно оглядела зал. Уверенная в том, что случилось что-то ужасное, она боялась доводить это до сведения Джиорсал.

Сесиль, взяв Ниарру за руку, старалась успокоить ее.

– Все в порядке, – повторила она. – Ну, пожалуйста, Ниарра.

Успокоенная тем, что щеки Сесиль обрели нормальный цвет, а голос – спокойствие, Ниарра кивнула.

– Поднимись наверх к Изабел. Я пошлю Джиорсал к тебе, как только она сможет оставить гостей.

Как будто в тумане, Сесиль направилась через зал к лестнице, ведущей в верхний коридор. Она шла, улыбаясь незнакомым людям и машинально здороваясь со знакомыми. Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, она подняла глаза и прямо перед собой увидела Данмара. Его пронзительный взгляд, казалось, проникал в душу, на губах появилась усмешка. Сесиль улыбнулась, как будто в его взгляде не было ничего дурного.

И только Доннчад заставил ее замедлить шаг. Он стоял у лестницы, и по его взгляду она поняла, что он видел, как его племянник увел ее из зала. Он улыбнулся ей доброй улыбкой, и у Сесиль навернулись на глаза слезы.

На первой же ступеньке она споткнулась, и у нее из глаз брызнули слезы. Что Иан Гилликрист сделал с ней? Она привыкла считаться с чувствами других людей, привыкла скрывать собственные чувства, чтобы не причинять людям боль и не вызывать их гнева. Но с Гилликристом все было не так. Она буквально старалась вытянуть из него его боль, разделить ее с ним и как-то смягчить ее. Это открытие потрясло Сесиль. Она пренебрегла приемами защиты, которым когда-то обучала ее мать, и намеренно открылась страданиям другого человека.

Добравшись до своей комнаты, Сесиль закрыла за собой дверь и стояла, прислонясь к ней спиной. В комнате было тихо и спокойно. Слабым пламенем горел камин, зажженный для Изабел, которая, в отличие от Сесиль, с трудом переносила холод каменных стен замка Сиаран. Сесиль отошла от двери и тихо окликнула ее.

К тому времени, как появилась Джиорсал, тесное платье уже покоилось в гардеробе, а Сесиль нежилась в мягких ночных одеждах.

Джиорсал внимательно посмотрела на спокойное лицо дочери и не поняла, что так взволновало Ниарру.

– Оставь нас, Изабел. Мне нужно поговорить с Сеси. Я тебя позову. – Она улыбнулась, глядя, как Изабел почтительно изогнулась в поклоне и вышла из комнаты.

Сесиль устроилась на середине кровати и разгладила место рядом с собой. Джиорсал послушно села рядом.

– Ты напугала Ниарру.

– Я не хотела этого.

– Плохо себя чувствуешь?

– Нет, мама. – Сесиль не знала, что сказать дальше. Ей было что сказать, но объяснить что-либо она никогда бы не смогла. Она знала, что мать непременно будет задавать вопросы, на которые она не сможет ответить. Джиорсал ничего не говорила, а просто сидела и смотрела на дочь. Наконец Сесиль собралась с духом.

– Я выхожу замуж за Иана Гилликриста.

Брови Джиорсал поползли вверх:

– Чтобы сделать приятное отцу?

– Себе. – Это было правдой лишь отчасти. Ей было бы куда как приятнее никогда не слышать имени Гилликриста, но сейчас она не могла закрыть глаза на то, что произошло между ними. Между ними установилась незримая связь, которую она не могла отрицать. Зная это, она уже не могла выйти замуж ни за кого другого.

– Почему?

Этого вопроса она ждала, но отвечать на него не могла. Ее пальцы нервно теребили простыню. Наконец ее взгляд встретился с пристальным взглядом матери.

– Потому что я должна. Я действительно не знаю почему, но я должна. Это правда.

– О, Сеси, – выдохнула Джиорсал. Ей была знакома спокойная решимость дочери, ее уверенность в своем выборе. Много лет назад она сама испытала те же самые чувства, когда впервые увидела Сэлека. За его доспехами она услышала биение его сердца. Они поженились, и никогда за всю свою жизнь она не пожалела об этом. Все эти годы они оставались единым целым. Сэлек был ее пожизненным избранником, и Джиорсал не могла не понять, что ее дочь повторяет ее судьбу.

Сесиль пыталась разгадать те чувства, которые обуревали мать и отражались на ее лице, хотя и понимала, что со стороны Джиорсал больше не последует ни вопросов, ни протестов.

– Ну, хорошо, – спокойно сказала Джиорсал. – Я поговорю с отцом, и пусть будет так, как ты хочешь.

– Если и Иан этого захочет. – Сесиль не была уверена, что он захочет на ней жениться. Скорее всего, нет. Она не чувствовала в нем той страсти, которую испытывает мужчина к женщине.

– Захочет. – По своему опыту Джиорсал знала, что если между ними образовалась незримая нить, то иначе и быть не может. Она надеялась на то, что эта нить будет придавать силы им обоим, как ей с Сэлеком. Однако ей хотелось, чтобы избранником ее дочери был кто-нибудь другой, а не этот сердитый Гилликрист. Если бы только не ее недомогание, которое она чувствовала последнее время, она бы, конечно, не торопилась со свадьбой дочери.

Джиорсал поцеловала дочь в лоб и пожелала ей спокойной ночи. Она вернулась в зал, где по-прежнему толпились многочисленные гости, из которых мало кто обратил внимание на ее отсутствие.

Иан был из тех, кто видел, как Джиорсал ушла из зала вслед за дочерью, и ждал ее возвращения. Его взгляд следовал за ней, когда она шла по залу, здороваясь с теми, кого знала, и, улыбаясь незнакомцам. Он обратил внимание на ее скованную фигуру, и, когда она подошла к мужу, Иан весь напрягся, готовый к действию. Он расслабился, только когда заметил, что Джиорсал не торопится прервать беседу своего мужа с одним из гостей. Возможно, ему удастся покинуть Сиаран без боя.

– Хочешь заполучить ее первым, англичанин? – услышал он за своей спиной. Издевательские интонации не оставляли сомнений в том, кому этот голос мог принадлежать.

Он повернулся – перед ним стоял Данмар, рассматривающий его с ненавистью. Несомненно, этот шотландец видел, как они исчезли в затененном коридоре, и пришел в ярость от его наглости. У Иана не было ни малейшего желания драться с ним из-за девушки, как две собаки, которые не могут поделить одну кость, но он испытывал сильную антипатию к этому человеку и поэтому ответил ему в его же манере:

– Не имеет значения, заполучу ли я ее первым или последним. А ты ее не получишь никогда.

От насмешки не осталось и следа. В ответ Данмар чуть ли не зарычал, растянув рот и обнажив свои зубы.

– Уж не считаешь ли ты себя ее защитником, англичанин? Я уложу ее в постель назло тебе.

– Только дотронься до нее, – тихо сказал Иан, оставив вопрос без ответа. Сейчас Данмар олицетворял страну, с которой Иан все еще не мог сжиться, а проявления враждебности Иан мог встретить на каждом шагу. Им овладело знакомое ему желание направить свой кулак или меч в живую плоть.

Данмар подошел почти вплотную к Иану, так, что никто другой не мог их слышать, и сказал тихим глумливым голосом:

– Я уложу ее в постель только для того, чтобы проучить тебя. И попробуй мне только помешать. Я убью тебя так же, как буду убивать твоих соотечественников, которые посмеют ступить на шотландские земли.

– Они пока живы, – насмешливый тон Иана напомнил Данмару об англичанах, которые все еще находились в пределах границы с Шотландией.

– Сволочь, – сплюнул Данмар, подняв стиснутые кулаки.

Но вместо того чтобы кинуться на обидчика, Иан просто посмотрел на него с презрением, так как понимал, что тот не отважится на драку в присутствии регента. Данмар повернулся и пошел прочь. Иан понял, что нажил себе и, наверное, девушке вечного врага.

Он стоял в одиночестве и как будто прислушивался к разговору, но думал при этом о том, о чем предупреждал его дядя. Данмар был подтверждением его слов: шотландцы не признают Гилликриста за своего, как бы он ни старался. В одиночку он не сможет преодолеть их предубеждение против него. Он не мог убивать каждого, кто смотрел на него как на англичанина. Он не мог доверять своему единокровному брату, который, как он думал, не упустит возможности заполучить то, что, по его мнению, однажды ему принадлежало.

Распрямив плечи, Иан широким шагом направился в сторону дяди, который увлеченно разговаривал с хорошенькой молодой женщиной.

Доннчад заметил его приближение. Иан, не теряя времени на извинения, отвел его в сторону.

– Я уезжаю в Дейлисс. Сделай от моего имени предложение дочери Лотаринга. – Он резко повернулся, не обращая внимания на удивление, которое отразилось на лице дяди.

Доннчад проводил его взглядом и покачал головой. Что бы там ни было, но внезапная перемена во взглядах племянника на женитьбу не пришлась ему по душе. Он, однако, надеялся, что другим претендентам на руку и сердце дочери Лотаринга предложение племянника не сулит ничего плохого.

ГЛАВА 7

В Сиаране давно уже все спали, в то время как Сэлек обдумывал слова человека, сидящего напротив него. Они находились в той же самой небольшой комнате для приемов, где Арран обратился к Сэлеку с просьбой послать одного из своих сыновей для сопровождения несовершеннолетней королевы в ее поездке во Францию. Сейчас Доннчад просил еще об одном его отпрыске – о его дочери. Почему Гилликрист делает ей предложение?

Сэлек, который раньше хотел этого, сейчас не чувствовал прежней уверенности. Он искал достойную партию для своей дочери, а Гилликрист занимал такое высокое положение в обществе, о котором он мог только мечтать. Кроме того, Сэлек очень хотел упрочить позиции Сиарана. Но больше всего на свете он желал счастья своей дочери, а в молодом Гилликристе было что-то такое, что заставляло Сэлека усомниться в этом браке.

– Почему люди женятся? – Доннчад чувствовал, что поступает, не совсем честно, так как сам тоже задавал себе этот вопрос. Что касается Иана, то он заранее позаботился о том, чтобы дядя знал о его нежелании даже говорить о браке с дочерью Лотаринга. Что заставило племянника изменить свое отношение? Чтобы иметь наследников, богатство или влияние? Есть тысяча разных причин.

Сэлек смотрел на Доннчада изучающе.

– Но почему Сесиль? Она подарит ему наследников, но с таким же успехом это могли бы сделать и многие другие девушки. Правда, у нее приличное приданое. Вы пока этим мало интересовались. Мое влияние при дворе намного меньше вашего! Почему моя Сесиль? – повторил он.

Доннчад решил сказать правду в той мере, в которой он ее знал.

– Я могу только сказать, что вначале, когда я только упомянул об этом, Иан был против женитьбы, но это было перед тем, как они познакомились. Она очаровательный ребенок, Сэлек, все это знают. А потом они как-то пару раз разговаривали. – Он надеялся, что это было не больше, чем разговор. Он вспомнил пылающие щеки Сесиль и ее сверкающие глаза. Разве можно провести с ней время и не потерять голову?

Сэлек фыркнул.

– Пару раз! Возможно, она и очаровательна, Доннчад, но она не паинька. Да как он будет с ней жить, если она норовит все время настоять на своем? Если она смотрит в глаза и говорит, что поступит так, как считает нужным. Я не допущу, чтобы ее кто-то бил, а так поступают многие мужья. – Сэлек забыл на минутку, как часто он обещал побить ее сам. Но между тем, что он позволял себе сам и что позволял делать другим, была большая разница. К тому же он не мог забыть, как ужасно относился отец Иана к своей жене. А что, если у сына такой же темперамент?

– Я вполне допускаю, что плохо знаю своего племянника, Лотаринг, но клянусь, он не из тех, кто способен обидеть слабого. Если потребуется, я встану на ее защиту.

– Я не знаю, – сказал Сэлек, думая о том, как Джиорсал встретит эту новость. – К тому же сегодня вечером Данмар также сделал ей предложение.

– Данмар! – Доннчад не мог поверить своим ушам. – Я надеюсь, вы не приняли это всерьез?

– Нет, – подтвердил Сэлек. – Не принял. Но если такой влиятельный человек, как Данмар, делает предложение, то это значит, что Сесиль может себе позволить выбирать среди титулованных особ.

– Но среди них нет никого, чьи земли граничили бы с землями Лотарингов.

– Это правда. – Сэлек потер подбородок. Ему нужно было обсудить все с Джиорсал. Она знает, как поступить наилучшим образом. – Дайте подумать, Доннчад. Вы получите ответ завтра к вечеру.

Доннчад допил вино и кивнул.

– Тогда я иду спать. День слишком затянулся.

Они вместе поднялись по ступенькам и расстались у двери комнаты, которую Доннчад делил с одним из знатных господ из свиты Аррана. Сэлек вернулся в своих мыслях к Джиорсал. Он еще не сказал ей о грядущем отъезде Амальрика во Францию и, предвидя ее реакцию, старался пока не думать об этом. Ему совсем не хотелось говорить ей и о предложении Гилликриста. Его Джиорсал, если ей чего-то не хотелось, могла быть очень упрямой.

Джиорсал ждала его в постели, ее крошечное тело едва угадывалось под плюшевым покрывалом. Она увидела выражение его лица и улыбнулась. Он всегда так выглядел, когда собирался сказать о том, что хотел сделать или уже сделал, и боялся, как она отреагирует на это. Недавний разговор с Сесиль не оставлял у Джиорсал сомнений, о чем будет идти речь.

– Ну что, он сделал ей предложение? – вздохнула она.

Закрыв за собой дверь, Сэлек покачал головой в изумлении.

– Клянусь, ты проницательна, как твоя мать.

– Только когда это касается тебя, любимый.

– И ты спокойна? – голос Сэлека потонул в рубашке, которую он тащил через голову, пытаясь снять, не развязывая шнуровку.

– Сесиль хочет замуж.

– Он что, вначале ей сказал об этом? Я выдеру этого щенка, если он осмелился это сделать.

– Я думаю – нет. Она боится, что он не примет твоего предложения.

– Почему это? Наша Сесиль – хорошенькая молодая девушка.

Лицо Джиорсал расплылось в широкой улыбке: так быстро сменился тон его голоса. Гнев оттого, что Иан мог рассказать о своих намерениях Сесиль, не поговорив предварительно с ее отцом, сменился возмущением от мысли, что кто-то может отказаться от руки его дочери.

Сэлек снял плотно облегающие его ноги шерстяные чулки, бросил их поверх рубашки и камзола и скользнул в постель, устроившись рядом с ней и забыв при этом потушить свечу на прикроватном столике.

– Что, как думаешь, могло между ними произойти? – На лице его отразилось недоумение. – Доннчад сказал мне, что еще совсем недавно Гилликрист и слышать не хотел о женитьбе. А Сесиль только и говорила, что о Рейнарде.

– Я не знаю, – призналась Джиорсал. – Но если они оба желают этого, а ты думаешь, что он – хорошая партия, я не возражаю против их женитьбы.

– Данмар тоже сделал предложение.

– Нет, – выдохнула Джиорсал. – Только не он! Даже если Сесиль, Сэлек, и сам Господь желали бы этого!

– Да, я тоже против, но сам факт и ободряет и настораживает меня. Мне приятно сознавать, что моя кровь, которая течет в жилах Сесиль, не мешает ей сделать хорошую партию. Но в то же время я боюсь за нее, когда ей оказывают внимание такие люди, как Данмар.

Тем больше оснований выдать ее замуж за племянника Доннчада, про себя подумала Джиорсал. Она очень любила Сэлека, но не доверяла его способностям распознавать плохое в людях. Он был слишком честен, чтобы подозревать других в бесчестии. И хотя у нее все еще оставались кое-какие сомнения насчет Иана Гилликриста, Росу Доннчаду она интуитивно доверяла.

– Я поговорю с Сесиль утром, – сказала Джиорсал, когда Сэлек прижал ее к своей широкой груди. – Если она не передумала, тогда ты договоришься о женитьбе.

Чувствуя, как Джиорсал устраивается поудобнее, прижимаясь лицом к его бороде, Сэлек подумал об Амальрике и просьбе Аррана. Он знал, что должен сказать ей об этом сейчас, но, почувствовав ее ласкающие руки на своей груди, счел более подходящим отложить этот вопрос до следующего дня. Он не мог испортить себе ночь.


Сесиль не передумала. Она не смогла бы объяснить это никому, но ей казалось, что каждый ее мускул, каждый нерв напряженно ждет Иана Гилликриста. Он опять явился ей во сне, и опять она не могла вспомнить ни одной подробности. После этого сна она чувствовала невероятную печаль, ей казалось непостижимым, что один человек мог нести в себе столько боли и гнева.

Чувствуя тяжесть от еще не отпустившего ее сна, Сесиль открыла глаза: ярко светило солнце, у кровати, нежно улыбаясь, стояла мать.

Джиорсал смотрела на нее любящим и обеспокоенным взглядом.

– Гилликрист сделал тебе предложение.

Услышав эти слова, Сесиль постаралась скрыть пронизавшую ее дрожь.

– Отец согласился?

– Он согласится, если ты этого хочешь.

– Я хочу.

– Гилликрист может не остаться в Дейлиссе.

– Это не имеет значения. – По правде говоря, Сесиль тотчас захотелось покинуть надежные стены родного дома. Она любила свою семью, но чувствовала, как ее тянет в мир, который находится за стенами замка. Она знала, что мать понимает ее чувства, хотя и не разделяет их. Отец, который много повидал на этом свете, никогда не понимал этого.

– Ну что ж, хорошо, – сказала Джиорсал, грустно улыбнувшись. – Пора подумать о твоем свадебном наряде.

Сесиль со страхом уловила муку в ее голосе. А что, если после ее отъезда здоровье матери ухудшится? Все ее опасения отразились на лице, когда мать притянула ее к себе.

– Рано или поздно каждой матери приходится расставаться со своими детьми, Сесиль, и каждая мать страшится этого дня. Каждой матери знакомо это чувство, оно приходит с рождением ребенка. Ты испытаешь его тоже. Если это девушка, то она уходит жить в дом мужа. Если это юноша, то наступает день, когда он уходит на войну. – При воспоминании об Одвулфе и Уоррене у Джиорсал сжалось сердце. Она глубоко вздохнула и отстранилась от Сесиль, чтобы та могла видеть ее улыбающееся лицо. – Но мы рады за тебя, Сесиль, потому что ты сама сделала свой выбор, и никто не принуждал тебя, как это случается со многими.

– Тебя тоже, – Сесиль любила слушать историю женитьбы своих родителей. Ее отец отправился верхом с легендарным Берингардом предъявить права на Сиаран ее деду, который заявил о своей лояльности к англичанам. Защищая свой дом, ее мать кинжалом ранила отца, и Сэлек клянется, что он сразу же понял, что Джиорсал послана ему судьбой. Они поженились, как только он поправился, хотя ее матери еще не было и четырнадцати лет.

– Нет, – усмехнулась Джиорсал, видя, как Сесиль наслаждается воспоминаниями о днях минувших. – Меня никто не заставлял. Но многих заставляют, и поэтому у нас с тобой есть все основания быть благодарными судьбе. Сейчас я позову Изабел, чтобы она помогла тебе одеться, пока я буду разговаривать с твоим отцом. Они с Доннчадом развлекаются спортивными играми.

– А что Арран? Он разве не с ними?

– Он и еще несколько человек с рассветом отправились на охоту. С ними поехали и твои братья. – Губы ее вытянулись в тонкую линию. Сегодня утром Сэлек рассказал ей о предстоящей поездке Амальрика во Францию. Она знала, что осталось до его отъезда совсем мало времени. Слишком мало. Как она теряет своих детей!

– Мама?

Джиорсал заставила себя расслабиться. Она совсем забыла о способности своей дочери читать чужие мысли.

– Ничего страшного. Я просто немножко устала от народа. Но вскоре все разъедутся, и жизнь в Сиаране вернется в нормальное русло.

Сесиль с сомнением посмотрела на нее, но ничего не сказала. Спорить с Джиорсал было без толку, к тому же нужно подумать о многих других делах.

Джиорсал велела Изабел помочь Сесиль одеться и, оставив их вдвоем, спустилась вниз, чтобы сказать Сэлеку о готовности Сесиль выйти замуж за Иана Гилликриста. Она нашла его в компании с Доннчадом. Они смотрели, как тренируются молодые воспитанники замка Сиаран в приемах владения оружием. Какое-то время она тоже следила за тем, как ловко они управлялись с деревянными муляжами настоящих тяжелых мячей. Их одежда потемнела от пота, он катил градом с их лиц под реальной тяжестью их «оружия». Эти мокрые люди находились в самом начале рыцарской подготовки, но уже сейчас их не по-юношески серьезные лица говорили, что они осознают всю важность стоящих перед ними задач.

Заметив присутствие жены, Сэлек обнял ее за плечи. Внимание его по-прежнему было сосредоточено на молодых людях. Они были разнородны по своему составу: двое французов, один немец и двое шотландцев. По сигналу воина, руководившего занятиями, молодые люди расслабились, их молодые тела говорили об усталости. Но со вторым сигналом, возвещавшим об отдыхе на несколько часов, усталость чудесным образом испарилась, и молодые люди помчались гурьбой, оглашая местность радостными возгласами.

Их наставник обернулся к Сэлеку, который, улыбаясь, покачал головой.

– Если бы главы государств могли вести себя, как эти молодые люди, не нужно было бы готовить их к войне.

К удивлению Джиорсал, улыбка воина получилась натянутой. Он был простой человек, который гордился своей профессией. И для него отсутствие войн означало бы отсутствие возможности применить навыки, владением которых он гордился.

Перед тем, как ответить, он откашлялся.

– Среди них нет англичан. – Ясно, что для него это обстоятельство имело значение.

– Вполне могли бы быть, – ответил Сэлек. – И я думаю, что и с англичанами они бы обходились так же, как с любым другим. Эти молодые еще не научились ненавидеть.

– Но они научатся, – сказал Доннчад с легким оттенком сожаления. – Они научатся.

Воин-наставник неловко откланялся, не зная, что ответить хозяину замка Сиаран, который говорил странные вещи.

Сэлек обратил все свое внимание на Джиорсал.

– Ты поговорила с ней?

– Да. – Она перевела взгляд на Доннчада. – Она согласна. – Ей не хотелось говорить в присутствии Доннчада о чувствах своей дочери.

Доннчад выглядел довольным.

– Это будет хорошая партия. На благо Шотландии.

– Меня больше волнует их собственное благо, – резко сказала Джиорсал, чем вызвала удивленный взгляд Сэлека.

– У тебя дурные предчувствия? – Брови его поползли вверх и образовали складку, в то время как он внимательно изучал ее лицо.

Она вздохнула.

– Не больше, чем у любой другой матери, думающей о будущем своей дочери. Нет, все будет, как Сесиль того желает. Я согласна.

Доннчад заметно повеселел и похлопал Сэлека по плечу.

– Когда поедем в Дейлисс?

– Завтра утром Арран отправляется в Стирлинг. Дайте знать Гилликристу, чтобы он нас ждал. Ну а сейчас, когда мы все обговорили, я пойду, разговеюсь. Пошли?

Доннчад кивнул и пошел вслед за хозяевами, судорожно думая о том, не слишком ли рано заводить разговор на тему, которая волновала его больше, чем будущее его племянника. Он колебался, не зная, как начать, но, подумав, решился. Он этим не причинит никому никакого вреда. Или они отнесутся со вниманием к его сватовству, или нет.

– Эта девушка, Рилла, – начал он хриплым голосом, когда слуга предупредительно открыл дверь, пропуская их в зал, – вы позволите ей выйти замуж еще раз?

Сэлек и Джиорсал обменялись взглядами, в их глазах зажглись огоньки, но лица оставались серьезными. Ответил Сэлек:

– Мы решим это в более подходящей обстановке.

– Какая будет более подходящей? – Доннчад подумал о двух внуках Лотарингов. Редкая мать откажется от сыновей, и мало кто из отцов охотно отдаст своих наследников под чужое крыло. Дети могли оказаться камнем преткновения на пути к его счастью.

– Если вы хотите на ней жениться, тогда начинайте ухаживать. Потому что она не уедет отсюда до тех пор, пока сама, как Сеси, не придет и не скажет, что она этого хочет, – добавила Джиорсал.

Доннчад почувствовал облегчение, хотя догадывался, что они не испытывают большого потрясения. По сравнению со многими, Лотаринги были просвещенными людьми. Сэлек, казалось, относился с таким же уважением ко взглядам своей жены, как к своим собственным, а Джиорсал столь же уважительно относилась к интересам всей семьи.

Продолжая улыбаться, Джиорсал оставила мужчин, предварительно позвав слугу обслужить хозяина и их гостя.

Сесиль ждала ее с нетерпением. Она сидела перед зеркалом и смотрела, как Изабел старательно заплетает ей косы: Глаза Изабел были подозрительно красными, но Джиорсал предпочла не заметить этого. Она вошла в комнату и закрыла дверь.

Едва Джиорсал села в кожаное кресло, как Сесиль атаковала ее:

– Когда свадьба? – В ее вопросе звучали и волнение и ожидание. Ей все еще трудно было разобраться в своих чувствах.

– Этого я как раз еще не знаю. Предложение Гилликриста было передано через Роса Доннчада, при этом дата не обговаривалась. Твоему отцу надо было убедиться в моем и твоем согласии, прежде чем он мог вести дальнейшие переговоры.

– Отец не встречался с лордом Гилликристом?

– Нет. Лорд Гилликрист уехал из Сиарана вчера вечером. Сэлек, возможно, поедет к нему, как только уедет Арран. А теперь, – оживилась Джиорсал, ей не хотелось слишком долго обсуждать предстоящие изменения, – какую материю мы возьмем для твоего свадебного платья?

– Что-нибудь мягкое.

Ответ был настолько в духе Сесиль, что Джиорсал закрыла глаза, чувствуя в себе желание, крепко обнять и защитить ее. Дитя, которое так любило, чтобы все окружающие ее вещи были мягкими и красивыми, никогда не должно узнать той жестокости жизни, которую выпало испытать Джиорсал перед тем, как она встретила Сэлека. Бог будет хранить ее. Он должен это сделать.


Арран уезжал из Сиарана в веселом настроении. Хотя накануне охота не принесла трофеев, он был доволен результатами своего визита. Он подробно поговорил с Амальриком и был доволен: молодой человек был достаточно умен и хладнокровен и вполне подходил для предстоящей поездки во Францию.

Он познакомился с новым хозяином Дейлисса, хотя и не мог сказать, что у него сложилось четкое представление об этом человеке. Ясно, что Гилликрист сильный и честный человек, один из тех, кто придерживается своих принципов. Но как далеко они простираются? Арран знал, что ему придется последить за этим человеком, пока он не получит ясного ответа.

Да, он был доволен своим визитом и, когда прощался с хозяином и хозяйкой, одарил их широкой улыбкой.

– Мы были бы рады видеть вас при дворе. – Насколько он знал, они там никогда не появлялись. По крайней мере, хозяйка Сиарана.

– Возможно, это случится, когда вновь наступит затишье на наших границах, и ни один англичанин не будет угрожать нашему миру. – Сэлек не надеялся, что он когда-нибудь опять пройдется по королевской резиденции, но не чувствовал при этом горечь потери. Он совершенно не обратил внимания на окружавших его людей и предметы, когда был в королевском дворце много лет тому назад.

Арран кивнул.

– Шотландии везет на преданных подданных, стоящих на страже ее границ.

Краем уха, услышав его слова, Данмар подумал об Иане Гилликристе. Этот никогда не станет подданным Шотландии, при его-то воспитании, и Данмар поможет всем убедиться в этом. От злости он с силой потянул за поводья, когда садился верхом, и лошадь стала описывать круги в знак протеста. Да, он позаботится о том, чтобы все поняли, что Иан Гилликрист навсегда останется англичанином.

ГЛАВА 8

Тихим вечером Иан стоял на зубчатой стене замка Дейлисс и смотрел, как дядя и отец Сесиль поднимаются верхом по склону к замку. Тот факт, что они приехали вдвоем, говорил сам за себя. В случае отказа вполне хватило бы одного Роса Доннчада. Даже сейчас Иан не мог сказать ничего определенного по поводу своего решения; было ли оно умным или глупым. Как бы то ни было, дело сделано, и он никогда бы не позволил себе сокрушаться по этому поводу.

Твердым шагом Иан стал спускаться по ступеням, вырезанным в сером камне, из которого были сделаны стены замка, и оказался во дворе почти одновременно с гостями, миновавшими подъемную решетку, поднятую при их приближении.

Посмотреть на гостей во дворе появился Тавис. У Иана мелькнула мысль: правильно ли он поступил, позволив брату остаться. С другой стороны, пока у него не было веских причин для того, чтобы отослать его. На деле Тавис оказался прекрасным собеседником, помогавшим коротать длинные вечера, и даже помог Иану спланировать взятие следующего замка, если бы потребовалось применить силу.

Иан выбросил Тависа из головы и обратил свое внимание на гостей.

– Ваши важные гости уехали? – В голосе Иана не было сарказма, хотя, по его мнению, Арран не заслуживал особого уважения.

– Сегодня утром, – ответил Сэлек. – Он пожелал вам удачи в вашем деле.

– Здесь не приходится уповать на удачу, – неожиданно сказал Тавис, в его глазах появился блеск. – Здесь нужно иметь голову на плечах, а она, я знаю, у Иана на месте.

Сэлек был доволен тем, что внебрачный сын Аласдера, казалось, не собирался оспаривать права Иана. Одной заботой меньше для его Сеси. Он не хотел, чтобы дочь оказалась вовлеченной в семейные распри по поводу наследства.

– Хорошо сказано. – Он с улыбкой посмотрел на обоих братьев и только сейчас обратил внимание на сильное сходство между ними. Он вспомнил, что Тавис тоже хотел жениться на его дочери и был страшно разгневан, когда получил отказ. При этом воспоминании Сэлек помрачнел. Тавис был уверен, что ему было отказано по причине его низкого происхождения, и никакие заверения Сэлека не могли его убедить в обратном.

Иан заметил внезапную перемену в лице Сэлека. Неужели он собирается ему отказать? Приглашая гостей в зал, где их ждало угощение, Иан не мог не отметить, что голос его звучал не особенно приветливо.

Доннчад уловил холодный тон племянника и старался угадать причину: уж не раскаивается ли ой в столь поспешном предложении руки и сердца дочери Лотаринга? Со вздохом он проследовал в зал за остальными. Временами он думал, не лучше ли было оставить Иана Гилликриста в неведении относительно его наследства.

Пока слуги расставляли напитки и закуски, крепкий эль и холодное мясо, все хранили молчание о причине приезда гостей. Нарушив молчание, Тавис обратил внимание на простую еду и отсутствие в Дейлиссе хозяйки. Нервы присутствующих напряглись.

Заметив, как Иан в гневе сжал челюсти, а Сэлек засмущался, Тавис улыбнулся про себя. Они держали его за дурака, но ошиблись. Хотя он уехал из Сиарана почти вслед за Ианом, он многое успел там увидеть и понять, что происходит. Внутри себя он чувствовал смятение. Он не был безумно влюблен в Сесиль и, получив отказ, нашел скорое утешение в объятиях другой. И все же он не мог не чувствовать раздражения от той легкости, с какой этот незнакомец, его брат, лишил его всего: дома, надежды на богатство, а сейчас и девушки, которую он прочил себе в жены. Нет, он не доставит Иану этого удовольствия. С какой стати?

Доннчаду удалось быстро изменить настроение присутствующих, заметив, что за последние несколько недель замок преобразился.

– Я собираюсь кое-что сделать в моих владениях в Эдинбурге и Данблейне, если потребуется.

– Дом в Эдинбурге в прекрасном состоянии, как и соседние замки, – сказал Тавис. – Там не надо почти ничего делать. А вот в Уэйтфельде придется поработать. Мы с отцом там почти не бывали.

Иан весь напрягся, хотя лицо его оставалось бесстрастным. Как легко Тавис говорил об их отце и тех годах, которые он провел рядом с ним. Для Иана потеря отца была безвозвратной. Одновременно он понимал, что, если бы ему довелось жить в доме отца и видеть, как тот издевается над матерью, он бы возненавидел этого человека. Он презирал отца за его поступки, но все же жалел, что не имел возможности сам узнать, что за человек был Аласдер Гилликрист. Он поймал на себе взгляд Тависа и спокойно спросил:

– Уэйтфельд так же запущен, как и Коэ?

Сэлек заметил негодующий взгляд Тависа и расстроился. Нет, не суждено сбыться его надеждам на мир между братьями. Надо предупредить Доннчада, что он не потерпит, чтобы его Сеси оказалась втянутой в войну между братьями.

Со вздохом Доннчад снова переменил тему разговора, надеясь, что у него найдется достаточно безопасных тем для обсуждения и удастся избежать драки между сыновьями Аласдера. Он облегченно вздохнул, когда Сэлек наконец отставил кубок в сторону и обратился к Иану с просьбой поговорить с глазу на глаз.

Иан провел Сэлека в небольшую комнату, плотно закрыл дверь и жестом пригласил его сесть на один из двух стульев, стоящих у незажженного камина.

– Не хотите ли вина? – Предвидя необходимость в этом, Иан попросил принести вино и чистые кубки заранее.

– Нет. – Сэлек откашлялся. – Я бы хотел поговорить о вашем предложении моей дочери.

Неожиданно Иан почувствовал, что напряжение, в котором он находился, спало. Он присел на стул рядом с Лотарингом и кивком головы попросил его продолжать.

– Ваша мать была прекрасной женщиной, – внезапно сказал Сэлек. Видно было, что он испытывает неловкость. – То, как ваш отец обращался с ней, было позором для него и для тех из нас, кто не вмешивался в их отношения.

Иан молчал.

– Не так-то просто вмешаться в семейную жизнь другого человека, да к тому же, по всей видимости, и бесполезно. Аласдер был трудным человеком, но мне следовало бы, по меньшей мере, поговорить с ним об этом. – Он резко перешел к тому, что его волновало. – Моя дочь никогда не знала такого безобразного обращения с собой. Сеси не привыкла к грубости.

– И я в своей жизни не видел ничего подобного. – Иан держал себя в узде. Он не был похож на отца, но пусть этот человек сам убедится в этом. – Отчим относился к моей матери с любовью и уважением.

Сэлек слушал его с облегчением.

– Я не скажу, что моя дочь всегда поступала правильно, Гилликрист, но я рад, что все эти годы она была счастлива.

– Но мы встретились здесь не для того, чтобы говорить о моих родителях? – У Иана не было никакого желания продолжать это обсуждение. – Вы принимаете мое предложение?

– Да, потому что его принимает Сеси. – Сэлек хотел внести большую ясность. – Если бы она не согласилась, я бы не согласился тоже.

– Так обычно не делают предложений, да?

– Возможно. Даже немцы так не ведут себя, – намеренно добавил Сэлек. – Вас не смущает мое происхождение?

Иан рассмеялся.

– Еще меньше, чем вас мое.

Сэлек улыбнулся. Ему все больше и больше нравился этот молодой человек, хотя он не мог не волноваться за будущее своей дочери.

– Вы очень великодушны по отношению к ней и совсем не просите приданого.

– У меня достаточно богатства. Мне же предстоит научиться, как всем этим с умом распорядиться.

– Вы этому научитесь довольно быстро. Значительно больше времени и труда у вас уйдет на то, чтобы научиться управлять женой, – сострил Сэлек, думая о Джиорсал.

Иан представил себе Сесиль Лотаринг такой, какой он видел ее последний раз – в слезах, вызванных его поведением. К сожалению, в словах Сэлека была правда. Он достаточно плохо начал и боялся, как бы ему не пришлось сожалеть, что он вовремя не остановился. Он бы мог уйти от Сесиль Лотаринг без оглядки и навсегда освободиться от этого наваждения. Но мог ли?


Сесиль тихо сидела рядом с женихом, который, казалось, был еще меньше расположен к разговору, чем она. Во всяком случае, с ней. Он был более внимателен к служанкам, подносившим блюда, полные яств, чем к Сесиль. Вряд ли она могла рассчитывать на большее. Они не виделись две недели с той памятной ночи, когда приезжал Арран. Не было сомнений, что Иан, как и она, отчетливо помнил эту встречу и испытывал при этом ту же неловкость.

Сесиль чуть слышно вздохнула; она чувствовала себя крайне неуютно в своем тесном одеянии. Обе, и Ниарра и Рилла, настояли на том, чтобы она надела платье с накрахмаленными кружевами по воротнику и манжетам. Они также настояли на том, чтобы завить ее мягкие волосы и закрепить на затылке так, чтобы локоны каскадом падали на плечи. Эта прическа, однако, плохо сочеталась со скромной бархатной шапочкой, расшитой нитью цвета изумруда в тон платью.

Она почувствовала легкий укол, когда Иан бросил на нее взгляд. Она понимала, что слишком часто проявляет свое беспокойство.

– Устали? – Голос его был вежливым, а взгляд холодным.

– Нет, – ответила она так же вежливо, пытаясь скрыть в улыбке дрожащие губы. Если бы она все еще не чувствовала невероятную тягу к этому человеку, она бы думала, что совершает ужасную ошибку, намереваясь выйти за него замуж. Она сомневалась, не придумала ли она все те чувства, которые передавались от него к ней раньше, потому что сейчас он излучал холодное спокойствие. И тотчас лицо ее приняло решительное выражение. Она окончательно сделала выбор.

Сесиль пугала скорость происходящего, она бы хотела иметь несколько месяцев перед свадьбой, чтобы лучше узнать будущего мужа. Мать, казалось, приняла это как должное и не выглядела особенно расстроенной. Именно Джиорсал объяснила Сесиль причину спешки.

– У лорда Гилликриста есть еще несколько владений, таких же богатых, как Дейлисс, на которые он должен заявить свои права. К тому времени, как он закончит с этими делами, он будет женат. Официально твоя помолвка будет объявлена через две недели, и в мае состоится свадьба.

Пораженная услышанным, Сесиль посмотрела на мать:

– Осталось всего два месяца?

Джиорсал улыбнулась.

– Он просил, чтобы свадьба была через месяц. Твой отец не согласился.

– Где… где мы будем жить? – Она молила Бога, чтобы этим местом был Дейлисс, поближе к ее дому.

– Он перестраивает замок Коэ, – нерешительно сказала Джиорсал.

– Так близко к границе с Англией? – С прямыми плечами и поднятым кверху подбородком Сесиль была сама решимость.

– Да, это не очень далеко, – неуверенно кивнула Джиорсал.

Несмотря на свой решительный вид, в глубине души Сесиль думала о том, как трудно ей будет строить жизнь с этим незнакомым человеком, ее будущим мужем, не имея рядом матери. И еще она думала о том, насколько он был привязан к Англии, если захотел жить в этом медвежьем углу.

Ее продолжали одолевать разные мысли, когда она стояла рядом с женихом и слушала, как ее отец объявляет их помолвленными. В то время как Сэлек представлял их гостям и остальным членам семьи, Сесиль пыталась угадать, о чем думает Иан и насколько увереннее он себя чувствует, по сравнению с ней.

Со стороны трудно было что-либо сказать, кроме того, что он был красив, как, впрочем, многие мужчины, которых ей доводилось знать. Некоторая жесткость линий делала его худощавое лицо не похожим на лица придворных. Но каждый раз, когда он улыбался, в нем проглядывал другой человек, которым он, она надеялась, станет. Если бы она смогла помочь ему изгнать дьяволов, терзающих его душу…

Иан ловил на себе ее взгляды исподтишка, но не делал ничего, чтобы как-то ее ободрить. Он не мог. Он чувствовал неловкость от своей решительности, которая подтолкнула его к женитьбе. Ни о какой любви здесь не могло быть и речи, и чем скорее Сесиль поймет это, тем лучше. Он женится на ней, и будет исполнять свой супружеский долг, и не более того. И он не собирается таскать ее повсюду за собой. Нет, она, конечно, будет находиться в Дейлиссе, пока он не закончит свои дела в приграничных районах центральной Шотландии. Затем необходимо проследить за строительством в Коэ. У них будет достаточно времени для того, чтобы между ними сложились хорошие отношения. Во всяком случае, он не собирался пренебрегать ею.

Бросив на Сесиль косой взгляд, Иан отметил про себя, что выполнение супружеского долга будет для него не слишком обременительным. Под кружевной тканью ее платья проступали округлости груди, тело в вырезе отражало свет сотен факелов. Платье было сильно стянуто в талии, но он почему-то был уверен, что жесткий корсет, который неестественно сужал ее тело, скрывал нежную плоть. Он поднял глаза и увидел, что она осторожно наблюдает за ним. Почти против своей воли он ободряюще ей улыбнулся. Она ответила слабой улыбкой, но настороженность во взгляде осталась.

Сесиль вздохнула с облегчением, когда был произнесен последний тост за их здоровье и его мужские и ее женские достоинства. Наконец они могли спокойно посидеть. Если бы она выслушивала все тосты, которые с каждым выпитым стаканом вина становились все напористее, она бы умерла от стыда. Но вместо этого она была занята тем, что пыталась представить себя в роли хозяйки собственного дома. Это занятие оказалось довольно увлекательным, пока она не заметила, что Иан наблюдает за ней.

Его пристальный взгляд не особенно ее беспокоил, потому что она сама не раз позволяла себе его рассматривать. Однако ее взволновало едва уловимое изменение в его чувствах. Антагонизм и отчаяние, которые он испытывал в начале вечера, уступили место чему-то другому. Она не могла точно сказать, что это было за чувство. Сильное желание, смешанное с негодованием? Она боялась, что начало их совместной жизни не будет таким гладким, как ей хотелось. И когда он заговорил с ней секунду спустя, пользуясь тем, что окружающие были заняты разговором, Сесиль показалось, что он читает ее мысли.

– Почему вы согласились выйти за меня замуж, зная, что я, похоже, не смогу особенно осчастливить вас? – Он наклонился к ней, предлагая пригубить вина из тяжелого кубка.

Сесиль взяла кубок из его рук и поднесла к губам, используя его как щит, чтобы скрыть свои чувства.

– Почему вы сделали мне предложение, не испытывая при этом никакого интереса ко мне как к женщине? – ответила она вопросом на вопрос.

Иан широко раскрыл глаза. Он почему-то считал ее кроткой и скромной, а она оказалась совсем не робкого десятка. Не наглой, нет, – смелой, причем смелость ее не имела ничего общего с чувственностью. Она была невинной, он мог поклясться в этом.

– Почему вы так думаете?

Она рассмеялась довольным смехом:

– Самое сильное чувство, которое вы испытывали до сих пор, – это желание задушить меня.

Иан громко рассмеялся, чем привлек внимание окружающих.

– И хотел защитить вас, – успокоившись, добавил он.

– От Данмара? – угадала она. – Возможно, только потому, что он вызвал в вас низменный инстинкт.

Если бы вы не были цивилизованным человеком, то просто прибили бы его насмерть, а вы этого не сделали. Возможно, посчитали, что обязаны на мне жениться.

На короткое мгновение Иан подумал, что она надеется услышать от него щедрые комплименты. Если это так, она не дождется ничего подобного. Но прямой взгляд ее сверкающих голубых глаз говорил об обратном, и Иан почувствовал разочарование. Неужели у нее нет к нему никакого интереса?

– Для моего решения были другие причины, – сказал он. Голос его звучал грубо, но это его не беспокоило.

– Женитьба на мне позволит вам обезопасить ваши владения?

Его глаза сузились: или она была проницательней, чем ему хотелось видеть свою жену, или внимательно слушала все, что говорилось вокруг, доказывая тем самым, что его персона была предметом, по меньшей мере, одного разговора. Но это его никоим образом не удивило.

– Да, это поможет, – согласился он. – Но мне также нужен наследник. – И ни один человек, с яростью подумал он, вспомнив при этом отца, не выбросит своего наследника из его родного дома. Эта мысль причинила ему острую боль, он вспомнил человека, который увез его из Шотландии незадолго до его рождения. Даже сейчас он любил Джеффри Линдела как своего отца. Будь он проклят!

Сесиль видела эту смену чувств в его глазах. Только глаза могли сказать ей о том, что творилось в его душе. Его лицо оставалось бесстрастным, и, глядя на него, Сесиль поражалась его самообладанию. Иан казался холодным и неприступным. Что-то отличало его от мужчин ее семьи, к которым она привыкла.

– И вам, кажется, не по душе мысль сделать его вместе со мной?

Иан поперхнулся вином, которое он потягивал, слушая ее, и оглянулся проверить, не подслушивают ли их. Бог мой, похоже, что она не знает, что можно говорить, а что нельзя. Если бы она, с ее непосредственностью, хоть немного побыла при дворе, ее давно бы обесчестили. Ему придется научить ее держать язык за зубами, и не нужно этого откладывать. Он начал намеренно пристально рассматривать ее, начиная от крохотной шапочки, что примостилась у нее на макушке, и, кончая изгибом бедра, он не посмел опустить глаза ниже.

– Это было бы не так уж неприятно, хотя я сомневаюсь, что вы что-нибудь знаете о том, как доставить мужчине удовольствие.

– Я могу научиться, – нашлась Сесиль, уязвленная его высказыванием. – Если у меня будет желание и подходящий учитель. – Она заметила, как глаза его налились гневом, и пожалела всей душой, что не сдержалась. Если он ее ударит, отец убьет его на месте, и она даже не успеет сказать о том, что сама во всем виновата.

– Из… извините меня, – пролепетала она. – Мне не следовало этого говорить. – Но затем добавила с некоторым вызовом: – Я бы ничего этого не сказала, если бы вы не спровоцировали меня.

Внезапно Иан почувствовал, что его гнев проходит. Да, она была невинна, слишком доверчива, но и умна при этом.

– Простите и меня за это, – ответил он, удивившись самому себе и удивив ее. Он улыбнулся при виде ее расширяющихся глаз. – Вы никогда не слышали, чтобы человек, который неправ, извинялся?

– Я никогда не слышала, чтобы человек признался, что он неправ. Отец просто свирепеет и делает вид, что его не поняли.

– А ваши братья? – Иану интересно было узнать побольше о семье, в которой выросла такая необыкновенная девушка.

Сесиль улыбнулась:

– Берингард ведет себя, как отец. Другие, доказывая свою правоту, стараются всех перекричать. Вы, наверное, воспитывались в совсем другой семье. – Она тотчас пожалела о сказанном, но было уже поздно. Он вновь замкнулся.

– Да, совсем в другой семье, – сказал он и отвернулся от нее, потянувшись за кубком с вином.

Сесиль замолкла. Их сближение закончилось, едва начавшись. Конечно, впереди их ждет еще много откровений, прежде чем исчезнет неловкость и придет доверие друг другу. И в следующий раз она будет намного осторожнее.

К концу вечера уверенность Сесиль была поколеблена. Она не встречала еще человека, который бы мог так отгораживаться от окружающих. Он вежливо разговаривал с ней, но был далек, как Северный полюс, и столь же холоден. Когда они расстались, ей захотелось поплакаться кому-нибудь, и, завидев Риллу, которая шла следом за ней, она обрадовалась. Ей не хотелось тревожить мать, у которой хватало своих забот со слабеющим здоровьем, своими переживаниями.

Рилла улыбнулась Изабел, поджидавшей свою хозяйку, чтобы помочь ей раздеться:

– Я помогу Сеси сегодня. – Она подождала, пока служанка вышла из комнаты, и повернулась к улыбающейся золовке: – Я знаю, что лезу не в свои дела, но я видела, как он смеялся с тобой, и подумала, что он не знает, как себя вести.

– Возможно, ему было смешно, но сейчас он такой грустный и сердитый. – Сесиль повернулась к Рилле спиной и подняла волосы, чтобы той было удобно расстегнуть платье, из которого ей не терпелось вылезти.

Рилла сосредоточенно возилась с застежками, обдумывая слова Сесиль.

– Я пытаюсь представить себе, как бы я сама себя чувствовала, если бы вдруг узнала, что мой отец – незнакомый мне человек, а моя родина – страна, которую я всегда считала враждебной.

Сесиль повернулась к ней лицом. Платье уже лежало на полу. Она зябко поеживалась от прохладного воздуха.

– Что вообще чувствуешь, когда выходишь замуж за незнакомого человека и приезжаешь в страну к людям, которых никогда раньше не встречала? – Сесиль вспомнила, насколько потерянной и одинокой чувствовала себя Рилла в первое время в Сиаране.

Улыбка коснулась губ Риллы, когда она помогала Сесиль надеть ночную рубашку.

– Я скучала по дому, – призналась она, – но я почти три года встречалась с Одвулфом, прежде чем он привез меня в Шотландию. У нас был сын. Вольдемар был совсем крошкой. Я помню, как я и моя мама нянчили его. Я успокаивалась, когда думала об этом. К тому же я ждала Тюдорика. Слава Богу, он родился до гибели Одвулфа.

– Я не хотела тебя опечалить, – мягко сказала Сесиль. Она сидела перед зеркалом, ее глаза встретились с глазами Риллы, когда та начала расчесывать тугие кольца ее волос.

– Когда я думаю об Одвулфе, я успокаиваюсь. Воспоминания да дети – все, что у меня от него осталось и с чем я никогда не расстанусь.

– Тебе никогда не хочется вернуться в Германию? – Сесиль задала вопрос, который не давал ей покоя первое время после смерти брата. Но время шло, и никто никогда не заводил разговора о том, что Рилла может уехать из Сиарана.

– Мои дети выросли здесь, – тихо сказала Рилла, – да и я считаю себя членом этой семьи.

Сесиль с чувством обняла ее.

– А ты и есть член нашей семьи. Мне будет тебя не хватать больше, чем братьев, когда я выйду замуж.

– Что скоро случится, – сказала Рилла, напомнив о предстоящем событии.

– И я уеду далеко, далеко, – скорбно сказала Сесиль.

Рилла в удивлении подняла брови.

– Дейлисс всего в нескольких часах езды верхом отсюда, разве не так?

– Мы будем жить в Коэ. Он перестраивает его сейчас.

– Ну, на это уйдут месяцы. К тому времени ты уже привыкнешь к своей семейной жизни и не будешь сильно скучать. – Рилла улыбнулась, прочитав в глазах Сесиль явное недоверие. Она знала, чем может обернуться семейная жизнь, но не сомневалась: Сеси сумеет обуздать этого свирепого Иана Гилликриста. Наступит день, когда она перестанет считать Сиаран своим домом, хотя сейчас ни за что в это не поверит.

– Может быть. Но в Дейлиссе у меня не будет достаточно времени, чтобы привыкнуть. Мы должны объехать все другие владения Иана. – Хотя Сесиль заставляла себя производить его имя вслух, оно все еще звучало отчужденно.

Рилла усмехнулась:

– Он, конечно, не возьмет тебя с собой. Это опасно.

– Я поеду вместе с ним! Жена должна находиться рядом со своим мужем.

– Но только не во время войны, – нашлась Рилла. – И если даже он, пренебрегая опасностью, возьмет тебя с собой, то твой отец не позволит ему этого сделать. Я уверена.

Сесиль встала, обернулась к Рилле, взяла из ее рук гребенку и отложила в сторону. Затем она обхватила ее руки своими руками.

– Лорд Гилликрист… Иан не воюет. Он просто отстаивает то, что по праву принадлежит ему. И если ему угрожает опасность, то я должна быть рядом. Рилла, я выхожу замуж, потому что нужна ему. И я не могу его подвести.

В лице Риллы отразилось беспокойство.

– Нужна ему? Неужели такому человеку, как лорд Гилликрист, нужна шестнадцатилетняя девчонка? – Если только не в физическом смысле, но она знала, что Сесиль имела в виду другое.

– Я не могу это объяснить, но я знаю, что нужна ему, и я не подведу его.

– Конечно нет, – сказала Рилла примирительно, хотя не совсем понимала, куда клонит ее дорогая золовка.

Сесиль улыбнулась Рилле, зная, что та никогда ее не поймет, хотя и любит всем сердцем.

– Мне действительно будет не хватать тебя, Рилла. – Как не будет хватать и всех остальных, но сейчас ее жизнь связана с Ианом. Он получит ее преданность и, если Богу будет угодно, ее любовь.


Отец Мишель благожелательно улыбался, глядя на коленопреклоненную перед ним пару. Он благословил многих, но никогда еще не встречал такой хорошенькой невесты. Конечно, на каждом бракосочетании он думал то же самое, но сейчас был убежден, что никто не сможет сравниться с Сесиль Лотаринг. Льющийся из окон солнечный свет запутался в ее серебристых волосах и бросал отблеск на кожу цвета слоновой кости. Даже спадающее волнами старинное прекрасное кружево не могло приглушить этот свет. Ярче волос светились только ее глаза, которые могли соперничать по цвету с голубизной весеннего неба.

Торжественно произнеся нараспев последнее благословение, он подумал, что сама природа благословляет этот союз. После нескольких недель ненастья день выдался на редкость ясным. По его знаку жених помог невесте подняться. Посмотрев на суровое лицо лорда Гилликриста, которое никак не вязалось с происходящим, отец Мишель вздохнул. Похоже, счастье, которого он желает каждой новой паре, этим двоим не грозит.

– Ну да ладно, – вздохнул он про себя, когда отступил назад, чтобы дать родственникам подойти к молодым. Господь добр, и он научит их всему тому, что нужно знать, чтобы любить друг друга. Он еще больше укрепился в своей вере, когда эта милая девушка застенчиво улыбнулась ему через плечо. Довольно скоро ее прекрасный характер сделает свое дело и растопит сердце мужа.

ГЛАВА 9

Рилла не завидовала счастью золовки, но не могла не думать о своей собственной свадьбе. Как и Сесиль, она была молода и полна надежд на будущее. Одвулф был так же красив, как и Иан Гилликрист, да и Рилла, хотя ей и в голову бы не пришло соперничать с красавицей Сесиль, была чудо как хороша в тот день, когда они с Одвулфом поклялись в верности друг другу. С тех пор прошло совсем немного времени. Одвулф Лотаринг покоится в могиле, а Рилла осталась один на один со своей жизнью.

В задумчивости она крошила кусочек торта. Потребовалось всего лишь три года, чтобы все ее мечты с такой же легкостью рассыпались, как этот торт.

– Нелегко переносить потерю, – услышала она чей-то низкий голос.

Рилла встревоженно вскинула глаза. Перед ней стоял Доннчад, неотразимый в своем камзоле песочного цвета и бриджах. Она почувствовала, как запылали от смущения щеки, и с тревогой посмотрела в сторону новобрачных. Те встречали гостей и, казалось, не замечали ее грустного настроения. Хотя и сами выглядели не особенно радостными.

– Нет, – успокоил ее Доннчад, – никто больше не заметил вашей печали. Это понятно. Я вспоминаю, с какой надеждой я смотрел в будущее в день своей свадьбы.

– И что, это будущее оказалось таким же коротким, как мое? – Рилла заглянула в его глаза, радуясь возможности излить душу.

– Не таким коротким, но горьким… Да, так оно и было. Я думал, что продолжу род Доннчадов. Но моя жена оказалась бесплодной, и это печальное обстоятельство омрачало всю нашу жизнь.

Печаль так и осталась в его темных глазах, но Рилла не думала, что причиной тому было отсутствие детей.

– Но вы долго были женаты? – И счастливы, догадалась она, но не рискнула добавить это слово.

– Достаточно долго, чтобы почувствовать, что от тебя отсекли половину, когда жена умерла. – Он с нежностью смотрел на нее. – А ваша семейная жизнь длилась недолго?

– Три года. Слава Богу, я успела родить Одвулфу двух сыновей. Это единственная радость в моей жизни.

Доннчад с восхищением смотрел на нее. Мягкий зеленый цвет ее глаз, обрамленных пушистыми ресницами, сводил его с ума.

– Но сыновья вырастают и покидают родной кров. Какие радости тогда будут согревать вашу душу?

Ее губы изобразили печальную гримасу, свидетельствующую о том, что он попал в точку.

– Внуки? Вы не думаете о том, чтобы снова выйти замуж?

Она пожала плечами, и это движение показалось ему грациознее, чем движение лебедя.

– Я не могу сказать, что эти мысли занимают меня постоянно, – ответила она.

– Я думаю, еще прошло слишком мало времени. – В конце концов, Одвулф был убит всего восемь месяцев тому назад у Пинки Клу. Доннчад тоже потерял в этой битве двух братьев. Они не вернулись, как и многие другие лучшие сыны Шотландии.

Он увидел, как задрожали ее губы. Болван, обругал он себя, вместо того чтобы отвлечь ее от печальных мыслей, ты заставляешь ее страдать еще больше. Он постарался исправить положение.

– Сколько лет вашим сыновьям?

– Вольдемару два года, Тюдорику – один.

Доннчад не показал своего удивления, услышав немецкие имена, которыми Одвулф нарек своих сыновей.

– И на кого они больше похожи, на вас или на Лотарингов?

– Внешне они копия отца. По характеру… – Она пожала плечами. – Я думаю, Вольдемар больше похож на меня, а Тю – более требовательный. Если у него не хватает слов, чтобы заявить о себе, он просто топает ногой и показывает пальцем. К сожалению, и его брат, и няня кидаются исполнять все его требования.

– А вы?

В его глазах зажглись огоньки.

– Я не бросалась исполнять все желания Одвулфа, хотя и любила его, и не собираюсь угождать сыну, хотя люблю его не меньше.

– Может быть, как-нибудь я приду взглянуть на ваших детей, – непринужденно сказал он.

Рилла с удивлением посмотрела на него.

– Вам будут очень рады, я уверена. – Она не могла понять, почему Росу Доннчаду, занимающему такое высокое положение, пришло в голову взглянуть на двух неряшливых мальчишек.

– Я люблю детей, – сказал Доннчад в ответ на ее вопрошающий взгляд.

– А вы не собираетесь снова жениться? – Она повторила его же вопрос и поразилась собственной смелости. – Вы еще могли бы иметь своих сыновей.

– Если только причина была не во мне, а в моей Катрионе.

Он засмеялся, заметив, что его слова вызвали у нее шок. По общему мнению, это был щепетильный вопрос, задевающий мужскую гордость.

– Вы никогда бы не подумали, что услышите такое признание от мужчины? – Он воспринимал отсутствие детей не как удар по его мужскому самолюбию, а только как повод для сожалений. Он опомнился. – Я вас не обидел?

– Конечно нет, – поспешно ответила она. – Я удивлена, потому что вы правы. Редкий мужчина согласится взять на себя вину за отсутствие детей в браке.

– Только Господу Богу известно, почему иной брак бесплоден.

Рилла поняла, что со времени гибели Одвулфа она ни с кем не чувствовала себя так легко и свободно в разговоре. Это открытие смутило ее.

– Сесиль уже, наверное, вернулась в свою комнату. Я должна быть с ней.

Она покраснела, вспомнив свою первую брачную ночь. Для нее это было самое мучительное испытание в жизни, которое она выдержала только благодаря тому, что Одвулф был очень внимателен к ней. Она надеялась, что Иан Гилликрист тоже проявит себя как джентльмен.

Рилла простилась с Доннчадом и направилась к Сесиль, продолжая думать об этом человеке. Он был намного старше ее, но от него исходила такая жизнеутверждающая сила, которой бы хватило на несколько человек. Она устыдилась своих собственных мыслей и торопливо пересекла комнату.

Иан, стоявший рядом с Сесиль, отступил при приближении Риллы. С дрожащей улыбкой, исполненной благодарности за ее присутствие, Сесиль схватила Риллу за руку почти в отчаянии. Рилла охнула: ее пальцы были холодны как лед.

Как бы повинуясь негласной команде, Ниарра встала по другую сторону Сесиль и взяла ее за руку. Она смотрела наверх, дожидаясь, пока Джиорсал не достигнет последней ступеньки. Окружающие их гости снова подняли кубки за здоровье новобрачных, и Ниарра движением губ сказала Рилле:

– Пора.

Ноги Сесиль сделались ватными. На середине лестницы она остановилась, у нее перехватило дыхание от страха перед тем, что ожидало ее впереди. Нельзя сказать, что она была в полном неведении относительно того, что ей предстояло узнать: Джиорсал позаботилась об этом заранее. Просто Иан Гилликрист был для нее тайной.

Мать улыбнулась ей сверху, стараясь приободрить. Они вместе добрались до конца лестницы. Изабел, поджидавшая их у открытой двери, тотчас захлопнула и накрепко закрыла ее за ними. Сесиль стояла, тяжело дыша и прислушиваясь к хриплым голосам гостей, приближающихся к закрытой на засов двери.

Рилла довольно рассмеялась.

– Нам надо поторапливаться, а то они разнесут дверь.

Вместо ответа Ниарра сняла с локонов Сесиль кружевную наколку. Изабел начала расстегивать крошечные крючочки на спине ее платья, в то время как Рилла помогала расстегнуть рукава.

Чем меньше оставалось на Сесиль свадебных одежд, тем страшнее ей становилось. Она поняла, что мать чувствует этот растущий внутри нее страх, когда Джиорсал дала ей кубок с вином.

– Выпей, дорогая. Согреешься.

Сесиль с благодарностью отпила немного вина. Затем Рилла забрала кубок из ее холодных рук, чтобы Ниарра могла надеть на нее ночную рубашку. Не ее привычную рубашку из мягкой белой материи, а сшитую специально для этой ночи. С неглубоким девственным вырезом и длинными рукавами, сделанная из легкого голубого шелка, она облегала ее фигуру, подчеркивая каждый изгиб тела.

Слишком скоро они пришли. Джиорсал направилась к двери и сняла засов, послав дочери последний ободряющий взгляд.

Сесиль застыла, когда ее братья втолкнули в комнату Иана Гилликриста. Они не вошли за ним следом, а попятились назад, чтобы помешать кому-нибудь из гостей проскользнуть в комнату вместе с Сэлеком и Доннчадом.

При взгляде на свою жену у Иана перехватило дыхание. Перед ним стояло крошечное существо со всеми признаками женщины. Волосы каскадом ниспадали на ее спину. Бледное лицо было спокойным, и только нижняя губа, которую она покусывала мелкими ровными зубами, выдавала волнение.

Вспомнив, как нервничала ее мать в первую брачную ночь, Сэлек улыбнулся, пытаясь ободрить дочь. В эту минуту Сесиль так была похожа на свою мать! Те же застенчивость и ожидание. Он неловко откашлялся и посмотрел на Иана.

– Доннчад говорит, что ты берешь ее как не имеющую никаких пороков.

– Да. – У Иана не было никакого желания видеть свою жену раздетой перед свидетелями для доказательства ее полноценности. Он считал это варварским обычаем.

Сэлек с облегчением вздохнул.

– Тогда мы уходим. – Он неуверенно посмотрел на Сесиль, затем на Иана. – Вручаю ее твоим заботам.

Иан усмехнулся, так как было ясно, что Сэлек на самом деле не хотел этого. Иан мог только надеяться, что опасения Сэлека были естественными переживаниями любого отца, а не сожалением о том, что он позволил своей дочери выйти замуж за человека с сомнительной родословной. Ничего не сказав в ответ, Иан просто кивнул и стал ждать, пока разойдутся окружавшие его жену люди.

Последние делали это с явной неохотой. Первой ушла Джиорсал, нежно поцеловав Сесиль в щеку и похлопав новоиспеченного зятя по плечу. За ней последовали две молодые девушки. Иан с интересом заметил, что его дядя по-прежнему полон нескрываемого восхищения одной из них. Служанка медлила, и Сесиль пришлось ее выпроваживать.

Последними ушли Сэлек и Доннчад. Иану показалось, что дядин прощальный взгляд как бы предупреждал его о чем-то. Неужели он думает, что Иан будет бить свою жену в первую брачную ночь? При этой мысли он почувствовал растущее раздражение.

– Он желает нам добра. – Слова были сказаны спокойным голосом.

Иан резко повернулся, посмотрел на Сесиль и понял: она тоже видела этот взгляд. Он почувствовал раздражение.

Сесиль посмотрела на него с раскаянием.

– И сейчас я все испортила.

Не отвечая, Иан налил себе вина. Что она за человек? Она так легко читает его мысли. Ему это было не по душе.

Сесиль тихо ждала, не зная, что требовалось от нее в этот момент. Она бы с радостью нырнула в постель, но предпочла стоять и смотреть в затылок Иана. Она нашла, что форма его головы была очень недурна. Его тело было совершенным. Ей хотелось потрогать жесткие завитки волос на сильной шее. Она покраснела: скоро ее желание осуществится. У нее не осталось никаких других воспоминаний об их встрече, кроме того водопада, что обрушился на нее. Интересно, случится ли что-нибудь подобное на этот раз?

Иан внезапно повернулся и поймал ее взгляд. Она покраснела пуще прежнего. Поднеся кубок с вином к губам, Иан принялся открыто рассматривать ее, медленно переводя взгляд с головы на кончики пальцев голых ног, выглядывавших из-под ночной рубашки. Сесиль страшно хотелось заговорить, чтобы нарушить неловкое молчание, но язык ее не слушался и она не смогла вымолвить ни слова. На мгновение ей действительно захотелось узнать, что чувствует другой человек. В этот раз, однако, было ясно, что он владеет собой. Если бы она коснулась его, то знала бы, но она была к этому не готова. Пока не готова.

– Ну что, леди Гилликрист, мы оказались там, где хотели бы быть, разве не так? – В его взгляде была насмешка.

В действительности Сесиль совсем не была уверена в том, что это было именно то место, где она хотела находиться. Она не продумывала в таких подробностях свое решение взять в мужья Иана Гилликриста. И потом сейчас уже поздно что-либо менять. Она подняла подбородок кверху:

– Да.

Улыбка Иана смягчилась. Ее неуверенность примирила его с ней. Если бы ему удалось удержать ее в этих пределах, они вполне могли бы поладить. Эта мысль позабавила его, как и то, что он себя чувствовал не намного увереннее, чем она. У него были женщины, но никогда не было жены. Обычно это были женщины, пресытившиеся радостями супружеского ложа. Это его устраивало, потому что не надо было беспокоиться ни о каких привязанностях, которые могли бы возникнуть.

Он сделал шаг в ее сторону и обрадовался, что она не отстранилась. Более того, она продолжала смотреть на него с доверием и любопытством, которые подействовали на него, как бальзам. Несмотря на то, что она всегда застигала его врасплох и доказала свою способность доводить его до бешенства, сейчас он был ее хозяин и повелитель. И это обстоятельство, казалось, не очень угнетало ее.

Продолжая глядеть в глаза жены, он обнял ее и притянул к себе. И только тогда почувствовал ее смятение: прекрасные глаза широко раскрылись в смущении и удивлении.

Она не ожидала встретить такую силу. Она знала, что ее ждет, но только не эта сила. Все сомнения мгновенно улетучились. Разве есть еще другой такой человек, способный открыться от простого прикосновения плоти о плоть.

То, что ей открылось, удивило ее. Она ожидала почувствовать страсть и, возможно, гнев, который переполнял его раньше. Но гнева не было. И если была похоть, то она не была так отвратительна, как в случае с Данмаром.

Она попробовала встать к нему поближе, так, чтобы между ними оставалось всего лишь несколько сантиметров, и она могла чувствовать его дыхание на своей щеке. По его быстрому взгляду она поняла, что застигла его врасплох, отчего ей сделалось приятно.

Иан чувствовал, что улыбается. Так, ее интересуют постельные дела. Ну что же, он удовлетворит ее любопытство так, что она будет долго помнить об этом. Надо быть осторожным, однако, а не то все воспоминание сведется к боли. Он не любил и не собирался любить ее, но она была его женой. Насколько это возможно, он будет беречь ее.

Сесиль все еще анализировала чувства, которые передавались ей от него, когда он дотронулся до ее груди. Даже через тонкую ткань рубашки она ощутила жар его прикосновения, от которого ей внезапно сделалось тепло. Кровь, которая едва согревала руки и ноги, сейчас наполняла огнем ее вены. Инстинктивно она потянулась к нему губами.

Иан ощутил ликование, о котором и не помышлял. Ведь он держал в объятиях не Эдру Байрхэм, как тому следовало быть. И рука его не чувствовала знакомой полноты ее груди. Ему пришлось приподнять Сесиль, чтобы ее поцеловать, чего никогда не приходилось делать с Эдрой. Но все это его мало волновало. Девушка, на которой он женился, полностью завладела им.

Он чувствовал под своей ладонью ее твердый сосок и ее губы, прижатые к его губам, и страсть наполнила все его тело. Он понимал, что должен быть очень осторожен, чтобы не разорвать ее пополам в момент их близости.

Иан слегка отстранил ее от себя и развязал ленту у ворота рубашки. Рубашка спала с ее плеч, обнажив полную, но изящную грудь. Обхватив грудь снизу руками, он наклонился, чтобы ее поцеловать. Когда он выпрямился и посмотрел ей в лицо, он увидел, что она следит за ним сквозь полуприкрытые веки, отрывисто дыша.

Испытывая чуть ли не боль от желания обладать ею, он потянул через голову ее ночную рубашку и обомлел. Она была само совершенство. Искусно изваянные углубления и возвышения плавно чередовались друг с другом, образуя высокую полную грудь, тонкую талию и округлые бедра. Она опустила ресницы под жарким взглядом его глаз, и нежный румянец коснулся ее бледных щек.

Иан легко поднял ее и отнес на постель, где она лежала некоторое время одна, пока он раздевался. Он почувствовал, как она затаила дыхание, когда он опустился на постель рядом. Но он только ласково коснулся ее щеки, и ее напряжение спало. Чувствуя, что она немного расслабилась, он начал ласкать ее легкими и нежными движениями рук.

Он гладил и целовал ее грудь, а рука опускалась ниже, пока не достигла мягких завитков в ложбинке между ног. Хотя вначале она вся сжалась от его прикосновения, он продолжал настойчиво ласкать ее до тех пор, пока она откликнулась на его ласку, подавшись всем телом вперед к его руке.

Иану становилось все труднее сдерживать себя и ее. Опершись на руки и балансируя, чтобы не раздавить ее, он навалился на нее всей тяжестью своего тела и почувствовал, как она в ожидании замерла.

Иан вошел в нее осторожно, с мучительной для обоих медлительностью. Он был слишком большой для нее. Поняв это, он подождал немного и отступил.

– Я мог бы остановиться. – В голосе его не было уверенности.

– Только для того, чтобы начать все с начала, – сказала Сесиль рассудительно.

Нельзя сказать, чтобы Иану понравился ее ответ. Он надеялся, что желание, которое он в ней вызвал, поможет ей пережить этот момент, но ошибся. Пламя страсти почти не задело ее. Но его тело уже не могло больше ждать.

– Прости, – услышала Сесиль и почувствовала, как он резко вошел в нее. Она подавила крик, и было, похоже, что она задохнулась от боли. Господи, этот человек – великан. Конечно, это что-то ненормальное. Мать предупреждала ее о том, что будет немножко больно, но не так же. У нее было чувство, что ее разрывают пополам. Она закусила губу до крови, и постепенно боль стала стихать.

И тогда Сесиль оказалась в плену желаний, охвативших Иана. Ей не нужно было заглядывать ему в глаза, чтобы увидеть, что он испытывает наслаждение, граничащее со страданием. Она подняла руки и прижала их ладонями к его груди так, чтобы чувствовать биение его сердца. Что чувствовал он? Это было неведомое ей ранее чувство, опустошающее, но прекрасное.

Помимо своей воли, Сесиль прижалась к нему, пытаясь впитать в себя владевшие им чувства. Они кружились в вихре вокруг нее, дразнили ложными надеждами и обещали необычайное наслаждение. Она согнула ноги в коленях, обхватила его за плечи и притянула к себе так, чтобы разделить эту непреодолимую страсть с человеком, который всего лишь несколько часов назад стал ее мужем. Саднящая боль – это все, что она ощутила. Все было так, как говорила ей мать. Ее действия были для Иана последней каплей. Не в силах больше сдерживать себя, он со стоном припал к ней, содрогаясь всем телом.

Какое-то мгновение Сесиль лежала, неотрывно глядя в его лицо, затем сжала ладони в кулаки и начала колотить ими по его мускулистой груди.

– Я хочу почувствовать это, – сказала она с отчаянием в голосе. – Я хочу почувствовать то, что чувствовал ты!

Опустошенный, все еще отрешенный от земных мыслей, Иан в смущении с удивлением смотрел на девушку, которую он только что лишил невинности, и понимал, что его прежней жизни пришел конец.

ГЛАВА 10

Сесиль встретила свое первое утро в качестве жены Иана Гилликриста в постели в полном одиночестве и с ощущением слабой боли. Она спокойно лежала и изучала свое состояние. Что касалось болезненных ощущений, то, моментально вспомнив об их происхождении, она обрадовалась, что Иан не видит, как она покраснела. Отсутствие Иана заставило ее серьезно задуматься.

Сесиль понимала, что ему не понравилась ее реакция на посвящение в тайны супружества. Возможно, жена не должна быть такой требовательной. Действительно, после того как прошло ее удивление, он засмеялся над ее словами, но ничего не пообещал. А она была так обескуражена его смехом, что даже не попыталась продолжить разговор. И только какое-то время спустя, когда сгустились сумерки, и они лежали, думая каждый о своем, она ощутила перемену. Темнота, которая скрывала от нее Иана, была настолько плотной, что ей казалось, она чувствует ее тяжесть. У нее появилось жуткое ощущение, что другая женщина завладела его мыслями, и что ее сравнивают с этой другой женщиной, и что она, Сесиль, проигрывает в сравнении с ней.

Это обстоятельство беспокоило ее. Она никогда не любила читать мысли и ни в коей мере не хотела начинать это сейчас. Но если она угадала его мысли, то тогда Иан страшно несправедлив к ней. Он ведь сделал предложение ей, а не какой-то другой женщине. Ей не хотелось иметь рядом с собой человека, который не удовлетворен своим выбором.

Да, но его не было рядом с ней. Она села в кровати, и почти в тот же самый момент в комнату вошла ее мать с подносом в руках. В обычные дни это была обязанность Изабел.

Джиорсал улыбнулась дочери и расстроилась, уловив печаль в ответной улыбке.

– Где Иан? – тихо спросила Сесиль. Джиорсал удивленно посмотрела на нее.

– Он тебе не сказал? – Она ни за чтобы не поверила, что этот молодой человек мог оказаться таким трусом. Уж он-то должен был знать, что чувствует жена, когда ее оставляют одну, не сказав ни слова, на следующее утро после брачной ночи.

– Нет, не сказал. – Сесиль спокойно смотрела, как устанавливают поднос у нее на коленях. – Я не хочу есть.

– Нет, ты поешь, – твердо сказала Джиорсал, – а я тебе пока расскажу, где твой муж.

Муж. Применительно к Иану это слово звучало странно. Она послушно взяла овсяную лепешку, в то время как Джиорсал пристроилась на краю кровати.

– Вчера Иан очень подробно обсудил все с твоим отцом. Они решили, что для тебя будет лучше, если ты останешься здесь, пока он приводит в порядок все остающиеся дела, связанные с наследством. Он еще не знает, может быть, он встретит сопротивление. – Джиорсал вздохнула, заметив знакомый упрямый наклон подбородка дочери. – Он заботится о твоей безопасности.

– Он заботится о своем удобстве. – Так же, как он заботился о своем удовольствии в их первую брачную ночь. Ну что же, скоро он обнаружит, что отнюдь не все может делать по-своему.

На какой-то момент Джиорсал почувствовала раздражение, но, уловив страдание в глазах дочери, не стала с ней спорить. Ей так хотелось, чтобы Сесиль была счастлива в браке. Она надеялась, что их союз будет удачным, хотя и не таким, каким она его себе представляла. Может быть, она ошиблась, позволив Сесиль сделать выбор по своему усмотрению.

– Да, – наконец мягко сказала она, – мужчины любят комфорт. И хороших, послушных жен.

На губах Сесиль появилась улыбка.

– Тогда почему отец счастлив с тобой?

– Твой отец – человек другой породы, – ответила Джиорсал с сочувственной улыбкой.

– Иан не такой, как все. – И помоги ей Господи, она до сих пор не знала, как к нему подступиться.

Джиорсал согласно кивнула.

– Да, это так. Но он твой муж, которому ты должна повиноваться. – Заметив вопрошающий взгляд Сесиль, она со вздохом сказала – Да, я знаю, не мне говорить о покорности, но я всегда слушаюсь твоего отца, когда он прав.

Сесиль рассмеялась.

– А когда он неправ?

– Тогда я стараюсь переубедить его.

Сесиль улыбнулась, но улыбка не затронула ее глаз.

– Мужей надо также беречь… так, как ты оберегаешь отца, скрывая от него, что у тебя болит грудь.

Улыбка Джиорсал была печальной.

– Это расстроит его, Сесиль, и не принесет никакой пользы. Мое счастье зависит от него. Я поступаю эгоистично, не говоря ему ничего.

Пальцы Сесиль беспокойно теребили вышитый край покрывала.

– Мне страшно, мама. Я не хочу, чтобы ты болела или…

Джиорсал приложила палец к губам.

– Я буду с вами так долго, как смогу, дорогая. И всегда буду любить тебя. – Она похлопала ее по щеке и сказала веселым голосом – Ну, а сейчас ты замужем и должна жить своей собственной жизнью.

Принимая такой поворот в разговоре и настроении, Сесиль скорчила гримасу.

– Да, а если мой муж не позволит мне это сделать!

– Я уверена, что ты с ним согласишься.

– Нет, – сказала Сесиль с негодованием. – И хочу сегодня же поставить все на свои места. Мой дом в Дейлиссе, и я буду жить там до тех пор, пока не вернется мой муж и не скажет, где мы будем жить дальше. Можно, со мной туда поедет Амальрик сегодня утром?

Мать с испугом посмотрела на нее.

– Отец не разрешит тебе этого.

– Нет, – ответила Сесиль, и в ее глазах зажглись огоньки. – Он разрешит. Он будет умолять меня об этом, прежде чем я соберусь.

Все оказалось не совсем так, как она сказала, но Джиорсал не очень удивилась, когда дочери все-таки удалось настоять на своем. Ссора началась, как только Сесиль, одетая для поездки верхом, появилась и стала плавно спускаться по лестнице вниз, нежно улыбаясь отцу и братьям, которые завтракали после утренней поездки. Каждое утро они объезжали границы владений Сиарана.

Сесиль остановила свой пристальный взгляд на младшем брате, который смотрел на нее и понимающе улыбался. Амальрик всегда хорошо понимал ее.

– Амальрик, я собираюсь домой сегодня утром, не поедешь ли со мной?

– Не поедет, – ответил Сэлек, прежде чем Амальрик успел открыть рот, – потому что ты никуда не поедешь. – Он свирепо посмотрел на дочь.

– Я поеду. – Легкая шерстяная юбка входящей Сесиль грациозно покачивалась при ходьбе. – И если ты не пустишь Амальрика, я поеду одна.

– Взгреть бы ее как следует, – спокойно вставил Берингард, следя глазами за сестрой и поднося к губам кружку эля. Он не хотел, чтобы Ниарра заразилась этим духом пренебрежения к желаниям мужа. Если бы Гилликрист хотел, чтобы Сесиль жила в Дейлиссе, он бы взял ее с собой, когда уезжал несколькими часами раньше.

Сморщив нос, Сесиль выразила ему свое неудовольствие, но не удостоила ответом. Она по-прежнему следила глазами за отцом, обрадованная тем, что он переключил внимание на мать, спускающуюся по лестнице.

– Гилликрист хотел, чтобы она оставалась здесь, – обратился он к жене.

– Но она хочет поехать к себе домой.

– Ее дом здесь, – прорычал Сэлек, нарочно не замечая свою элегантную дочь, которая терпеливо стояла рядом. Берингард прав. Но надо было наказывать ее, когда она была маленькой. Сейчас, он боялся, было уже поздно.

– До тех пор, пока Иан Гилликрист не стал ее мужем и его дом не стал ее домом, – ответила Джиорсал, не обратив внимания на его дурное настроение.

– Он оставил ее здесь.

– Если бы он знал ее лучше, он бы взял ее с собой. – Сейчас Джиорсал стояла рядом с мужем. Она провела рукой по его седеющим вискам, – Я бы никому не позволила, не пускать меня в дом моего мужа.

Сэлек перевел полный раздражения взгляд на дочь.

– Почему ты никогда не поступаешь так, как тебе говорят?

Сесиль даже не пыталась ответить на этот вопрос. Чтобы она ни сказала, все было бы не так.

– Папа, Иан не должен был оставлять меня в доме моего отца. Получается так, будто бы я боюсь занять свое место в его доме. Мне хотелось бы почувствовать себя хозяйкой в его доме. И чем скорее это случится, тем лучше.

Заглянув в глаза дочери, Сэлек увидел там ту же силу и решимость, какую встречал только у ее матери. Откуда у этих двух крошечных созданий берется эта стойкость характера?

– А что ты будешь делать, если он рассердится на тебя за твое непослушание?

– У меня будет время об этом подумать, не так ли? Пройдет не один месяц, прежде чем он вернется в Дейлисс.

– Да. Когда он уедет. Но он собирается уехать завтра утром. Если поедешь туда сегодня, навлечешь на себя его гнев.

– Ну, значит, так тому и быть. – Лицо ее снова приобрело решительное выражение. – Он мой муж, и я его не боюсь. – От нее не ускользнуло беспокойство, промелькнувшее в отцовских глазах, и она поняла, что он вспомнил родителей Иана. – Он не сделает мне ничего, папа, как бы он ни был зол, – мягко сказала она.

По правде говоря, то, что Иан все еще находился в Дейлиссе, очень устраивало Сесиль. В ее планы не входило оставаться там и покорно ждать возвращения мужа. Она собиралась ехать вслед за ним. Сейчас надо как можно скорее собраться, чтобы успеть застать его, пока он не уехал из Дейлисса. Мысль о поездке взволновала ее, и, хотя она очень любила свой дом и свою семью, ей не терпелось начать новую жизнь в роли, которая сулила свободу.

– А как быть с твоими вещами? – Сэлек почувствовал, что сдается.

– Я никогда не думала, что меня оставят. – Было ясно, что она оскорблена решением Иана, и ему придется дорого заплатить за это. – Мы с Изабел начали упаковывать вещи несколько недель тому назад. Сегодня я возьму с собой лишь часть вещей, а остальное Изабел привезет через пару дней.

– Как, Изабел не едет с тобой? – брови Сэлека поползли кверху от удивления. Больше половины ее жизни Изабел неотлучно находилась при Сесиль.

– В Дейлиссе достаточно слуг, чтобы я могла обойтись без нее один вечер, – ответила Сесиль. Она не хотела, чтобы Изабел сопровождала ее, потому что та помешает осуществлению ее плана поехать вслед за Ианом Гилликристом на север в Уэйтфельд. – Сейчас… ты разрешишь Амальрику поехать со мной?

Сэлек бросил последний умоляющий взгляд на Джиорсал и нехотя кивнул.

– Да, но я считаю, что ты поступаешь неправильно. И если Гилликрист побьет тебя, я не буду вмешиваться. – Но сама эта мысль была для него выносима, и он строго посмотрел на Амальрика. – Будешь при ней до тех пор, пока не убедишься, что все в порядке.

Амальрик усмехнулся – непоследовательность отца забавляла его – и кивнул в знак согласия. Сесиль поцеловала отца в лоб.

– Я люблю тебя, папа. Все будет хорошо. – Коснувшись губами его огрубевшей кожи, она почувствовала томительную грусть. Всю жизнь отец любил и оберегал ее. Сэлек любовно потрепал ее по щеке, но ничего не сказал. Наверное, потому, что слова дались бы ему с большим трудом, подумала Сесиль.

Расставание с матерью было еще мучительнее. Они гуляли по двору, пока седлали лошадей и Амальрик готовился к отъезду. Страх сжал сердце Сесиль при мысли, что она может больше не увидеть мать.

– Береги себя, мама. Пусть Ниарра позаботится о тебе.

Джиорсал ободряюще улыбнулась.

– Я буду нянчить твоего первенца, любовь моя. И никак не иначе.

Взгляды их встретились, и Сесиль внезапно остановилась.

– Мама, я буду скучать по тебе. – Мать раскрыла свои объятия, и на какое-то мгновение Сесиль снова стала ребенком, прижимающимся к теплой материнской груди.

Но детство давно кончилось, и, услышав, что Амальрик зовет ее, она неохотно выпрямилась.

– Иди, – прошептала Джиорсал, зная, что ей будет очень не хватать ее любимицы. – Твой муж ждет тебя.

Минуту спустя, миновав вместе с Амальриком ворота замка Сиаран, Сесиль выехала навстречу новой жизни. Она бросила прощальный взгляд на родителей, которые являли собой привычную картину: Сэлек стоял, обнимая Джиорсал за плечи, а ее голова покоилась на его широкой груди.

Когда Сесиль обернулась к Амальрику, на ее лице горела улыбка, но в глазах блестели слезы.

– Скоро мы все разъедемся, я думаю, – с печалью в голосе сказал Амальрик. Ему будет не хватать своей любимой сестрички.

– Все? – удивленно спросила Сесиль.

– Ну, я уеду в Дамбартон, а потом во Францию вместе с малышкой королевой. А вслед за мной и Рилла с сыновьями.

– Рилла? Но куда она поедет? – Сердце матери не выдержит разлуки с сыновьями Одвулфа.

Амальрик фыркнул.

– Ты что, не заметила, как Рос Доннчад смотрит на нее?

Сесиль подумала об Одвулфе и вздохнула.

– Да… но я не заметила, чтобы она бросала на него такие же взгляды.

– Для Сиарана это было бы очень даже неплохо, – сказал Амальрик, обнаруживая практический подход. – Доннчад – находка для любой женщины, не говоря уже о вдове с жалким приданым. – Нельзя сказать, что Сэлек Лотаринг был скупой. Но хотя они преуспевали в делах, они не могли похвастаться таким состоянием, какое было у Доннчада.

– Я бы больше беспокоилась о ее счастье. Амальрик посмотрел на нее с раздражением.

– Никто ее не гонит. Никто не хочет, чтобы она уехала вместе с Тю и Вольдемаром. Но ты не будешь отрицать того, что это – выгодная партия. И он от нее без ума.

Сесиль задумалась. Она не считала, что женщина, которая потеряла мужа, согласится навсегда остаться в его доме, как бы хорошо к ней там ни относились. А Доннчад был красивым мужчиной, хотя и немолодым. По сравнению с двадцатилетней женщиной, он не будет выглядеть так, как выглядел бы рядом с шестнадцатилетней, особенно когда эта женщина – мать двоих детей. Сесиль кивнула, соглашаясь сама с собой. Возможно, это не плохая партия. К тому же положение Риллы, которую она любила, в их семье еще больше укрепится благодаря двум сыновьям Одвулфа и дяде Иана.

Остаток пути они проехали в молчании. Скоро показались башни Дейлисса. Расположенный среди мирных холмов, Дейлисс не был красивым замком. Он не был похож на Сиаран. Прочный и громоздкий, он был лишен архитектурных ухищрений, к которым Сесиль привыкла у себя дома. В конце концов, она не собиралась оставаться здесь надолго. Они будут жить прямо на границе с Англией. Эта мысль вызывала у нее смутное беспокойство. Нельзя сказать, чтобы ее пугала близость англичан, просто это было напоминание о том, что ее муж считал себя англичанином. Какие узы связывали его с ними? Насколько прочны они были?

Амальрик поймал ее озабоченный взгляд и сдержал поводья. Сопровождающая их охрана остановилась.

Сесиль недоуменно посмотрела на брата. Он откашлялся и неуверенно начал:

– Я желаю тебе счастья, Сеси. Не одна девушка пожалела о своем решении после первой брачной ночи.

Сесиль тронули его слова, и она сдержала улыбку.

– Я не передумала, Амальрик. Просто немного страшно начинать новую жизнь.

Амальрик бросил взгляд на внушительные очертания замка Дейлисс, а затем посмотрел на сестру.

– Одно слово, и я отвезу тебя обратно в Сиаран. Она покачала головой и улыбнулась.

– Нет, Амальрик. Я жена и не боюсь быть рядом со своим мужем.

Она вспомнила свои храбрые слова несколько часов спустя, когда столкнулась с яростью мужа. Иан был холоден и сдержан, когда разыгрывал роль хозяина перед ней и ее братом, но у Сесиль было дурное предчувствие, что ее ждет расплата за свой поступок. Она улыбнулась, стараясь не показать Амальрику свое растущее нежелание остаться один на один с Ианом. Амальрик уехал с видом человека, уверенного в том, что все будет хорошо.

Когда, наконец, во дворе замка не осталось никого, кроме нее, Иана и его стражи, находившейся на небольшом отдалении, она совсем сникла, хотя старалась держаться прямо и тянула подбородок кверху изо всех сил. Он смерил ее свирепым взглядом сверху вниз, и она была вынуждена признать, что высокий рост имеет ряд несомненных преимуществ. Она чувствовала себя нашкодившим малым дитем, которого призвали к ответу.

– Если бы я хотел, чтобы ты здесь поселилась, я бы взял тебя с собой.

– Ты даже не попрощался со мной. – Ее слова говорили о готовности перейти в наступление. То, что нападение лучшая защита, она усвоила еще в раннем детстве, а так как с тех пор успела натворить много разных дел, то хорошо в этом преуспела.

Иан немного смягчился. Она была похожа на обиженного ребенка.

– Возможно, я был неправ. – Он не думал, что она обратит на это внимание. И ему было довольно приятно, что он ошибся.

Сесиль заморгала от неожиданности признания им своей вины. Она не предполагала, что он так быстро капитулирует. Ей нужно было, чтобы он сопротивлялся, подписывая тем самым ее решение ехать с ним на север. Решение, которое он наверняка воспримет в штыки.

– Конечно! Не спросить меня, хочу я или нет оставаться в Сиаране! Я вышла замуж не для того, чтобы как маленький ребенок жить в доме родителей.

– Почему ты вышла замуж? – спросил он, чувствуя, что пора дать волю поднимающемуся раздражению.

Иан попал в точку. Так же, как и он, Сесиль не знала ответа на этот вопрос. Она не могла солгать и сказать, что вышла замуж по большой любви, и она пока не чувствовала, что может довериться Иану Гилликристу и рассказать ему о невидимой нити, связавшей их с момента первой встречи. Она не могла признаться и в том, что ее решение отчасти продиктовано желанием защитить его, избавить от страдания, с которым он жил.

Сесиль вздернула подбородок. Совершенно ясно, что нужно продолжать нападать.

– Я вышла замуж для того, чтобы быть с мужем. А почему ты женился? Конечно же, не для того, чтобы быть с женой. Иначе бы ты не оставил меня в Сиаране. – Она заметила, как напряглись его скулы, с такой силой он сжал зубы. Наверное, не нужно было этого говорить.

Иан поднял глаза к нему и глубоко вздохнул. Когда он снова посмотрел на Сесиль, то увидел, как она вздрогнула, а затем напряглась; если она и боится его, то совсем немного. Почему, действительно, почему он на ней женился?

– Возможно, я был неправ, – сказал он в ответ на те мысли, которые возникли у него при взгляде на Сесиль. Она не была ни высокой, ни элегантной, ни статной, как Эдра. Но она была его женой и будет матерью его детей, и он не хотел, чтобы она его боялась.

Сесиль смутилась. Никогда еще ни отец, ни Берингард, ни даже Амальрик не признавались в своей неправоте.

– Мы с твоим отцом обсудили мое положение и с чем я могу столкнуться в Уэйтфельде, – продолжал Иан. – Возможно, там будет сражение и кровопролитие. Я… мы решили, что будет лучше, если ты останешься со своей семьей, пока все не уладится. Мы не подумали о том, что ты предпочтешь сидеть здесь одна и ждать.

Сесиль заскрежетала зубами. В ее планы не входило оставаться в Дейлиссе одной или с кем-нибудь еще.

Ни один из них не заметил появления Тависа, и Сесиль подскочила, услыхав за спиной его голос.

– Одна? Не беспокойся, брат. – Он тянул слова, чтобы они не заподозрили его в проявлении нежности. – Я останусь в Дейлиссе и позабочусь о ее безопасности и благополучии.

Он приятно улыбался, делая вид, что не замечает удрученного вида Сесиль и раздражения Иана. Он провел рукой по подбородку, радуясь тому, что не поленился соскоблить щетину. Если бы он знал, что появится Сесиль, то вместо кожаной куртки надел бы камзол из дорогой ткани. Он не собирался красть ее у брата – она не стоила его жизни. К тому же сейчас у него была Элспет, обществом которой он вполне доволен. Но он бы не возражал, если бы Сесиль увидела, что он не самая плохая партия.

Иан потемнел лицом и бросил на брата свирепый взгляд.

– Ты поедешь со мной. Мне нужны будут люди. – Он не такой дурак, чтобы оставить свою молодую жену с человеком, который желал ее. И возможно, все еще желает.

Рассерженный, он бросил взгляд на Сесиль. Неудивительно, что Тавис дурел, когда смотрел на нее. От солнечного света волосы ее блестели, как золото высочайшей пробы, а глаза светились, как чистые сапфиры.

– И чтобы ты знала на будущее – ты подчиняешься мне во всем.

Смущенная тем, что он позволяет себе так обращаться с ней в присутствии посторонних, Сесиль тут не нашлась.

– Да, – ответила она с явным спокойствием, – я буду послушной женой или сбегу, как это сделала твоя мать.

Ярость застлала глаза Иана, и на какое-то мгновение она подумала, что он ее ударит. Гнев, темный и жгучий, обволакивал ее. Но, она заметила, Иан овладел собой. И в том, что он одолел такую ярость, было что-то пугающее.

– Никогда, – сказал он низким и гневным голосом, – никогда больше не упоминай при мне о моей матери.

Он отвернулся, и Сесиль поняла, что совершила ужасную ошибку. Ей было стыдно за то, что она умышленно причинила ему боль. Она вышла замуж для того, чтобы облегчать, а не усложнять его жизнь. Закусив губу, она стояла и смотрела, как он идет к караульному помещению. Да, ей будет нелегко перебороть себя. Сейчас. И с таким человеком.

ГЛАВА 11

Отец Эйндреас шагал по узким улочкам Эдинбурга с чувством определенного удовлетворения. Вот где он должен был находиться все время. Вот где нужны Божьи слуги. Здесь, а не в каком-нибудь захолустном замке, обитатели которого играют в религию. Он содрогнулся от мысли, что мог бы остаться там еще на три года вне борьбы за заблудшие души.

Но здесь, в этом великолепном городе, уверенная рука Мари де Гиз чувствовалась во всем. Правда, те, которые называли себя реформаторами, не были полностью повержены, но ценою своей жизни уже знали свое место. Даже еретики-англичане постепенно покидали Шотландию, с тех пор как в начале прошлого года умер их король. И хотя его преемник Эдвард был протестантом, он был, слаб здоровьем, что рождало надежду на то, что на английском троне еще может воцариться католик.

Да, это прекрасно – чувствовать себя участником крестового похода за господство католической церкви. Дочь Лотаринга, сама того не ведая, оказала ему неоценимую услугу, хотя он никогда не простит ей унижения, которому подверг его ее дурно воспитанный брат. Если бы он мог отблагодарить ее за это, он бы не упустил такой возможности. В конце концов, она задела не его достоинство, а самого Господа, поскольку кем он был, как не его слугой?

Добравшись до цели, отец Эйндреас оглянулся вокруг в сгущающейся темноте и негромко постучал в дверь большого красивого дома, свидетельствующего о богатстве и могуществе не одного поколения его хозяев. Он был удостоен аудиенции с одним из фаворитов Мари де Гиз. Она всегда хорошо понимала всю ненадежность своего положения, чтобы позволить себе ослабить бдительность. Но этот придворный пользовался ее благосклонным вниманием. Ходили слухи, что он шпионит за Арраном, находясь всегда в его окружении, и его неоднократно видели шептавшимся с ней в ее передней.

Слуга проводил отца Эйндреаса в небольшую комнату, отделанную деревянными панелями, где он остался ждать с плохо скрываемым нетерпением.

На какое-то мгновение в дверях появился Данмар, наблюдая за священником, который не замечал его. Он был тем типом священнослужителя, презираемым Данмаром, который предан церкви до самозабвения и не ведает, что истинной основой христианства является доброта. Но Данмару не нужен был ни добрый священник, ни христианство. Он собирался использовать его в своих корыстных целях.

Как он приказал, комната была слабо освещена, но даже при этом свете Данмар мог видеть яркий блеск в глазах священника, с которым тот рассматривал богатое убранство комнаты. Несомненно, он думал о том, как все это золото могло бы послужить великому делу Господа. Но у Данмара были свои планы. Он использовал его для великого дела своей жизни – достижения власти. И ниспровержения Иана Гилликриста. Было также еще одно даже не дело, а дельце – это дочь Лотаринга, которая осмелилась унизить его в присутствии этого варвара с его английским воспитанием.

Он вошел в комнату, и священник обратил свой взор к нему.

– Отец Эйндреас. – Это было больше похоже на подтверждение, чем на приветствие.

– Лорд Данмар. – Священник говорил спокойным и ничего не значащим голосом.

– Не хотите ли вина?

Как будто по негласному сигналу, в комнату вошла служанка с графином и двумя кубками на подносе. Она поставила поднос на маленький столик, и Данмар резким движением отослал ее. Он сам разлил вино в кубки и подал один из них священнику.

Отец Эйндреас смело встретил его взгляд и взял кубок.

– Я вам нужен?

– У нас с вами одинаковые цели. Возможно, что мы нужны друг другу. – Данмар сел таким образом, чтобы лицо его оставалось в тени.

Отец Эйндреас не стал дожидаться приглашения и сел тоже.

– Цели? – Его не беспокоило, что в его голосе звучало сомнение и некоторое высокомерие. Разве можно сравнивать заботы этого придворного с его святыми делами? – Моя единственная цель – это уничтожение врагов Господа.

– Что случится тем скорее, чем скорее Мари Гиз получит регентство. – Это помогло бы и Данмару в достижении его целей. Но священнику не нужно об этом знать.

Священник наклонил голову и слушал Данмара. Что правда, то правда. Искренняя вера вдовствующей королевы и ее связи с Францией будут способствовать прекращению опасного распространения инакомыслия в Шотландии. Святой представитель Господа Бога на французском троне поможет и людьми и оружием в подавлении религиозного бунта.

– Что мы должны сделать, чтобы увидеть де Гизов у власти?

– Мы должны постараться сокрушить любого, кто выступает на стороне Аррана. – Данмар сделал паузу. – Вы совсем недавно служили у Сэлека Лотаринга, не так ли?

– Я никогда не был ни у кого в услужении, кроме Господа, – прогремел отец Эйндреас. Он все еще не забыл унижения, которое тогда испытал.

– Но вы были в Сиаране, – настаивал Данмар.

– Да, – сказал священник почти шепотом, у него перехватило дыхание от неприязни.

– Семейство Лотарингов на стороне Аррана.

– Я ничего не знаю об их политических пристрастиях.

– Возможно, вы знаете больше, чем отдаете себе в этом отчет. Может быть, я мог бы помочь вам понять, что стоит за тем, что вы слышали и видели и чего не понимали?

По глазам отца Эйндреаса можно было понять, что до него начинает доходить смысл сказанного Данмаром.

– Возможно, – сказал он наконец.

– А вы когда-нибудь бывали в Дейлиссе? – как бы невзначай спросил Данмар.

– Никогда. А что, там тоже есть предатели?

– Арран обхаживает наследника Гилликриста, а дочь Лотаринга вышла за него замуж.

– Наследника? Он получил английское воспитание, не так ли? – Задав этот вопрос, отец Эйндреас следил за выражением лица Данмара. Он чувствовал, что тот многое от него скрывает.

– Да, – тихо сказал Данмар. – В течение двадцати лет он считал себя англичанином.

– Как такой человек может быть предан Шотландии? – спросил священник.

– Действительно – как? – согласился Данмар с холодной улыбкой. Действительно – как?

ГЛАВА 12

На следующее утро после прохладного приема, оказанного ей в замке Дейлисс, Сесиль проснулась оттого, что кто-то грубо ее тормошил. Она сопротивлялась: ей не хотелось покидать мир своих снов. Ей опять снился Иан, на этот раз с какой-то странной настойчивостью, неведомой ранее. И опять, проснувшись, она не могла вспомнить ни один из своих снов и не испытывала ничего, кроме чувства горечи.

Сесиль открыла глаза и увидела перед собой суровое лицо мужа.

– Одевайся, – резко сказал он. – Ты едешь в Уэйтфельд вместе со мной.

Сесиль не надо было упрашивать. Она была рада, что проснулась с ясной головой. Соображая, что могло случиться, Сесиль потянулась за ночной сорочкой: она не даст ему повода переменить свое решение.

Иан не ушел, а подошел к окну, распахнул ставни и стал смотреть вниз на двор замка. Свет раннего утреннего солнца разлился по комнате, ласково касаясь рук Сесиль сквозь тонкую материю сорочки. Она подождала какое-то время. Иан не обернулся. Сесиль пожала плечами. Ее муж имеет право находиться в ее комнате, хотя он пренебрег этим правом в предыдущую ночь. Это воспоминание оставило легкий привкус горечи.

Не спуская глаз с его спины, она сбросила сорочку и быстро ополоснулась в тазике с холодной водой, стоявшем на умывальном столике. Иан не двинулся с места даже тогда, когда она поспешно надела на себя юбку для верховой езды и блузку, которые заранее положила на комод. Все это время она боролась с собой, но любопытство взяло верх, и, кончив одеваться, она решилась задать мучивший ее вопрос:

– Почему?

Наконец-то Иан обернулся к ней. От его взгляда не ускользнула простота ее прически и практичность наряда. Продолжая глядеть на нее, он почувствовал, как в нем с новой силой пробуждаются противоречивые чувства. В самом деле – почему? Он провел целую ночь без сна, презирая себя и думая о том, что ему делать с женщиной, которую он никогда не хотел видеть своей женой и которая стала ею. Он не чувствовал облегчения оттого, что его тело помнило и снова жаждало ее. Не плотские желания были причиной смятенного состояния его духа. Он желал многих женщин и многих имел. Нет, он никогда не был и не будет рабом своих желаний. Дело было в другом, и Иан никогда бы не признался ей в этом. Он не был уверен, что сможет управлять ею издалека, хотя, и мог читать ее мысли лучше, чем она думала.

Сесиль уже не ждала ответа, когда на его губах появилась саркастическая улыбка.

– Потому что, если я не возьму тебя с собой, ты поедешь следом, ведь так?

От изумления Сесиль открыла рот, не зная, что ответить. Она не могла лгать, но и не хотела говорить ему правду.

– И не пытайся меня переубедить. – Его голос звучал почти доброжелательно, хотя он прекрасно понимал, что она заслуживала хорошей трепки за свое непослушание и за саму мысль, что можно такое себе позволить. Если он сейчас не отлупит ее, она потом устроит ему веселую жизнь.

Перебрав в голове все возможные ответы, Сесиль остановилась на дипломатическом варианте:

– Жена должна быть рядом со своим мужем.

– Жена должна быть там, где хочет ее муж, – уточнил Иан, не особенно надеясь убедить ее.

– Но ты ведь возьмешь Меня с собой?

Иан изучал обращенное к нему лицо. В горящих глазах Сесиль читалось нетерпеливое ожидание, жажда приключений, которую он никогда не встречал у женщин. Он прекрасно понимал, что это никак не связано с ее желанием быть рядом с ним. Да он и не хотел этого. Она была ему нужна в этой странной новой жизни, к которой он примеривался с осторожностью человека, не искушенного в искусных играх.

– Да, возьму, но, по-моему, тебе будет тяжело. Почуяв вызов, Сесиль выставила подбородок.

– Я не собираюсь жаловаться.

Иан с трудом сдержал улыбку. Нет, конечно, он не услышит ее жалоб. Маленькая, хрупкая и такая же привлекательная, как и другие женщины, которых Иан знал, она обладала такой твердой волей, которой мог бы позавидовать любой мужчина. И если бы он даже не взял ее в поездку, он, конечно же, не услышал бы от нее никаких стенаний.

Он протянул ей руку и поймал быстрый вопрошающий взгляд.

Доннчад ждал их внизу в зале. Он сидел за прекрасно отполированным столом, накрытым к утренней трапезе, которая включала овсяный хлеб, сыр, холодное мясо и эль.

Оглядев его, Иан вопросительно поднял брови.

– Не похоже, чтобы ты собрался в дорогу.

Садясь за стол, Сесиль молча с ним согласилась. Доннчад выглядел весьма привлекательно в камзоле и чулках теплого цвета. Его наряд резко контрастировал с кожаной курткой и бриджами Иана.

– Я догоню вас, – успокоил его Доннчад. – Я должен кое-что сделать сегодня утром.

– Конечно, это кое-что не может подождать. – Иан бросил на него понимающий взгляд.

– Не кое-что, а я не хочу ждать.

В его ответе не было ничего вызывающего. Сесиль пожалела, что не знает этих двух мужчин достаточно хорошо, чтобы присоединиться к их разговору. Она вздохнула, ничего не сказав, и потянулась к кружке с элем. Может быть, когда-нибудь она и сможет это сделать.

Сесиль промолчала и когда обнаружила отсутствие Тависа за столом. Она смутно догадывалась, что Иану не понравится, если она проявит интерес. Нельзя сказать, что у него были основания для беспокойства. Если бы она хотела выйти замуж за Тависа, она могла бы сделать это давным-давно. Так ей говорил отец. А она отвечала, что Тавис может рассчитывать только на ее дружбу. Но сейчас, однако, мысль иметь друга в качестве мужа показалась ей привлекательной, как никогда ранее.

Сесиль узнала о местонахождении Тависа, когда они уже седлали лошадей во дворе замка. И то только потому, что спросил об этом Доннчад.

– Я послал его в Эдинбург. – Иан не смотрел на Сесиль. Он вообще едва удостоил ее взгляда с тех пор, как они покинули спальню. – Он должен позаботиться о том, чтобы заменить всех, не желающих находиться у меня на службе, на менее чувствительных особ.

– А причем здесь чувствительность? – резко спросил Доннчад, прекрасно понимая, что его племянник имел в виду.

– Ну, – растягивая слова, начал Иан, – мое происхождение не вызывает особого уважения.

Сесиль услышала, нет, скорее, почувствовала страдание в его голосе, в то время как Доннчад, казалось, не заметил ничего неладного, а если и заметил, то продолжал, как ни в чем не бывало.

– Большинству людей кроме заработка и крыши над головой больше ничего не надо. Конечно, есть те, которых беспокоит положение их работодателя, но от этого они не становятся менее преданными.

Иан кивнул и уселся в седло. Возможно, так и надо с ним обращаться, подумала Сесиль. Иан мельком взглянул на нее, чтобы убедиться, что она сидит в седле, и посмотрел на дядю.

– Когда тебя ждать?

Улыбка мгновенно озарила лицо Доннчада.

– Прежде чем вы минуете Данблейн.

Сесиль терялась в догадках. Когда Иан послал Тависа в Эдинбург? И почему? Предложение Тависа остаться с Сесиль в Дейлиссе не вызвало большого восторга у Иана. Неужели ему была неприятна мысль даже об их совместной поездке в Уэйтфельд? Сесиль попыталась объяснить все ревностью Иана, но отбросила эту мысль. Он никогда не ревновал, и она не хотела давать ему для этого повод.


Рилла в отчаянии смотрела на помощника повара.

– То, что осталось от свадебного пира, нужно отдать бедным.

– Повар сказал, только не сладости. – Голос молодого человека слегка дрожал, но он стоял на своем. Перед ним, в конце концов, была не настоящая хозяйка, хотя он знал, что леди Джиорсал сказала бы то же самое.

Рилла почувствовала, как в ней поднимается злость. Он не стал бы спорить с Ниаррой, она была уверена в этом, не говоря уже о Джиорсал. А к ней, вдове одного из сыновей хозяйки, он до сих пор не испытывал никакого уважения.

Грациозно придерживая рукой юбку и гордо выпрямив спину, она прошла мимо помощника повара на кухню. Незадачливый молодой человек смотрел ей вслед и жалел того, кто подвернется ей под руку.

Повар оторвал взгляд от горячей жидкости, которую он осторожно пробовал.

– А, хозяйка Рилла, не попробуете ли бульон, который я готовлю для леди Джиорсал? Я уверен, он подкрепит ее силы. И мне очень хочется, чтобы он ей понравился.

Рилла попробовала бульон и одобрительно кивнула.

– Я уверена, он понравится маме. Вы очень внимательны к ней – Пара комплиментов была здесь кстати.

– Мы заботимся о ней.

– Прекрасно. Тогда, я думаю, вы бы не хотели огорчить ее из-за таких пустяков, как свадебные сладости. Их нужно наряду с другой едой отдать бедным, когда те придут за милостыней. – Им всегда приходилось думать о бедных.

– Но, хозяйка, беднякам нужно мясо, чтобы не ослабеть.

Хотя голос его был искренним, Рилле почудилась жадность в его глазах. Он мог бы продать сладости деревенским жителям и получить приличный куш.

– Я совершенно с вами согласна. – Рилла продолжала улыбаться. – После мяса сладости будут для них прекрасным подарком. Ни один из нас не хотел бы расстроить леди Джиорсал; если у вас есть еще вопросы, я спрошу сэра Сэлека, что он думает по этому поводу.

Скрипя зубами, повар кивнул.

– Не надо. Я уверен, что вы совершенно правы. Удовлетворенная, Рилла отвернулась. Ей пришло в голову, что, может быть, когда-нибудь она станет хозяйкой своего собственного дома. Ей редко приходилось иметь дело со слугами, занимающими более высокое положение, чем простые служанки, и она часто терялась от надменности их манер. Так как здоровье Джиорсал ухудшалось с каждым днем, Рилла взяла на себя часть многочисленных обязанностей Ниарры, пока та ухаживала за Джиорсал. Конечно, Рилла прекрасно знала, что Ниарра с легкостью справилась бы со всеми своими обязанностями, но в этом не было особой нужды. Рилле же пришлась по вкусу ее новая роль.

Довольная собой, она направилась в большой зал, и вдруг перед ней возник Рос Доннчад.

Узнав от явно удивленной Ниарры, что Рилла на кухне, Рос Доннчад последовал туда. Ступив в узкий проход, ведший во владения повара, он столкнулся с предметом своего интереса, который уткнулся ему прямо в грудь. Он помог Рилле сохранить равновесие, нежно обняв ее за плечи. Хрупкость ее телосложения вызвала у него прилив нежных чувств: ему захотелось защитить ее и позаботиться о ней.

Глаза их встретились, и Рилла почувствовала, как краска заливает ее лицо.

– Господин Доннчад, извините меня. Я была невнимательна.

– Все в порядке, если вы не ушиблись.

– Конечно нет, – запинаясь, ответила она. – Вы ищете сэра Сэлека? Я думаю, он с начальником стражи.

Доннчад неохотно снял руку с ее плеча.

– Я разговаривал с Лотарингом. Он мне разрешил навестить вас. – Внезапно уверенность оставила его. Черт возьми, он не хотел идти напролом. А что если она против его знаков внимания?

Пораженная услышанным, Рилла в смущении разглаживала руками юбку. Она была одета для домашних дел, а не для встречи гостей. Тем более такого гостя! Контраст в одежде только усугублял ее неловкость, хотя она не могла не заметить и не восхититься тем, как ловко сидел на нем прекрасный французский камзол, мягкая ткань эффектно облегала мускулистые плечи. Она знала, что многие мужчины вынуждены были подкладывать плечики, чтобы выглядеть подобным образом.

Понимая, что он ждет ее реакции на свои слова, она облизнула кончиком языка пересохшие губы.

– Я рада принять вас в любое время. Хотя было бы лучше, если бы вы меня заранее предупредили, – добавила она.

Доннчад с облегчением улыбнулся, увидев, как в ее глазах отразилась радость, когда она поняла, что он пришел к ней. Даже то, что она мягко его отчитала, не смущало его.

– Я заранее предупрежу вас и буду рад, если вы будете называть меня Рос. Мне нужно предупредить и о том, что каждый раз я бы хотел видеть ваших сыновей.

Улыбка Риллы была неторопливой и ласковой и окончательно растопила его сердце, когда она мягко сказала:

– Я буду знать об этом заранее сама, мой… Рос. Его имя прозвучало так естественно в ее устах, как будто это было для нее привычным делом. Она знала, будь Рос молод и напорист, она бы страдала и испытывала чувство вины, вспоминая Одвулфа. Но поскольку Рос Доннчад был намного старше Одвулфа, такой серьезный и надежный, с ним было абсолютно безопасно. Даже тот факт, что Рос был тоже привлекателен, не имел большого значения. Она хорошо знала Одвулфа, его любящую и благородную натуру. Он желал ей счастья и заботился о детях. Рилла каким-то шестым чувством догадывалась, что Рос Доннчад сможет обеспечить и то, и другое.

Она вспомнила о том, как одета.

– Если вы немного подождете, я надену что-нибудь более подходящее для приема гостей.

– Вы прекрасно выглядите, – запротестовал он. В ответ Рилла сморщила нос.

– Пять минут, – пообещала она, проскользнув мимо него в тот момент, когда ее свекор вошел в зал. Не останавливаясь, она улыбнулась Сэлеку.

Увидев счастливое Лицо Доннчада, Сэлек вздохнул:

– Нам будет тяжело остаться без нее и без сыновей Одвулфа.

– Она далеко не уедет. И сыновья Одвулфа навсегда останутся Лотарингами. Я о них позабочусь, обещаю вам.

– Да уж, пожалуйста, – хриплым голосом сказал Сэлек. Он не сомневался, что это произойдет очень скоро. Он видел счастливую улыбку Риллы и нетерпение в глазах Доннчада.


После целого дня в седле Сесиль чувствовала себя совершенно разбитой, но такой же счастливой. То, что за все это время ее муж едва перекинулся с ней парой слов, не имело большого значения. Остальные попутчики охотно вступали с ней в беседу. Так, один пожилой солдат называл замки, чьи владения они пересекали, и рассказывал истории про их хозяев. Она сомневалась в правдивости его историй, но с удовольствием их слушала. И если время от времени она и бросала тоскующий взгляд на широкую спину Иана, то молчала и не старалась привлечь его внимание.

Иан не делал скидок на то, что с ним ехала его супруга, с которой они были женаты уже целые сутки. К счастью, Сесиль была молодой и сильной и терпеливо сносила тяготы многочасового пребывания в седле. Она не пришла в уныние, когда обнаружила, что выбранное для ночлега место представляло собой небольшое понижение рельефа, едва ли достаточно глубокое, чтобы называться долиной, окруженное со всех сторон невысокими холмами. Вскоре, к ее восторгу, по периметру их небольшого лагеря развели костры, вернулись с добычей охотники, которых капитан Фрейн отправил еще в начале дня.

Скоро у нее потекли слюнки от запаха поджариваемой дичи. Их короткого завтрака из холодного мяса и тепловатого эля хватило лишь на то, чтобы поддержать ее силы. Когда сумерки сгустились до полной темноты, дневное тепло сменилось прохладой. В тот момент, когда Сесиль сидела и дрожала от холода, решаясь попросить Иана, чтобы кто-нибудь распаковал вещи и принес ее плащ, он возник перед ней с плащом в руках.

Она закуталась в него, а Иан тем временем расстелил на земле одеяло и жестом пригласил ее сесть. Сесиль опустилась на колени и почувствовала, как устала. Возбуждение, которое она испытывала в течение дня, помогло пережить этот день, но силы ее были на исходе. Она обрадовалась тому, что они были не одни, так как у нее вряд ли нашлись бы силы ответить Иану взаимностью, если бы у него возникло желание. Но ему, казалось, было вполне достаточно их брачной ночи.

Солдат принес им кружки с элем. Иан протянул одну из них Сесиль, затем сел рядом с ней на одеяло.

Сесиль думала, что они будут ночевать в палатках, но потом, когда поняла свою ошибку, была рада, что не спросила, будет ли у них другое укрытие, кроме одеяла. Иан наверняка бы подумал, что она жалуется. По правде говоря, Сесиль нравилась мысль провести ночь под открытым небом со звездами над головой, хотя она посматривала на небо с некоторым опасением – ей не хотелось промокнуть до нитки во время сна.

– Дождя не будет.

Сесиль резко обернулась и увидела Иана, который пристально смотрел на нее.

– Не будет, – спокойно согласилась она, – небо чистое.

– К утру соберутся облака, но дождя не будет.

– Откуда ты знаешь, что будет облачно? – Она услышала восхищение в своем голосе и почувствовала себя молодой и невежественной.

– По запаху ветра. – Иан поймал себя на том, что следит, как лунный свет преломляется в ее волосах. При каждом ее движении волосы загорались мерцающим светом, как будто в локоны были вкраплены драгоценные камни. Он подавил в себе желание дотронуться до них. Здесь не было места для того, что могло последовать за таким прикосновением.

– Я не чувствую сырости, – сказала Сесиль.

Иан был удивлен, что ей все еще не надоело обсуждать эту тему.

– Вот почему не будет дождя. Ветер обычно стихает на рассвете. Когда этого не случается, он нагоняет облака.

– Ты провел много времени в разъездах, да?

– Какое-то время, – сказал он осторожно. Ему не хотелось обсуждать с этой девушкой свои ранние годы, часы, которые он провел рядом с сэром Джеффри, когда тот обучал его манерам и военному делу. Он обучался в семье, а не на стороне, как другие молодые люди и его собственные братья. В то время он объяснял это тем, что он самый старший из них и наследник. Сейчас он понимал, в чем была причина.

– А ты был когда-нибудь при английском дворе? – Сесиль знала, что играет с огнем. Она чувствовала, что ей еще многое предстояло узнать о своем муже.

– Был, – наконец ответил он, не пускаясь в объяснения.

– Это было великолепно? А при шотландском дворе тебе приходилось бывать?

Он понял, что она не пытается выведать какие-либо секреты: его или чьи-либо еще. Просто она молода и любопытна. Он знал, что она никогда никуда не выезжала за пределы своего дома дольше, чем на несколько часов. Он немного расслабился и улыбнулся:

– Я был там несколько лет тому назад, когда еще был жив король Генри. И двор при короле Генри Восьмом был действительно великолепен. Я был достаточно молод, и тогда меня потрясли богатство убранства и великолепие церемоний.

– А если бы сейчас? – мягко спросила она.

– А сейчас мало что может меня потрясти. – Он понимал, что это звучит цинично, но могло ли быть иначе, когда он подумал, как мало от этого великолепия досталось самому королю Генри – неверные жены и тщедушный сын.

– И Арран на тебя не произвел впечатления?

Это был хитрый ход с ее стороны, и Иан пристально посмотрел на Сесиль. Хотя он не низкопоклонничал перед Арраном – и никогда ни перед кем, – он считал, что показал себя хорошим политиком в разговоре с регентом Шотландии. Интересно, что она слышала.

– Мне никто ничего не говорил, – заверила его Сесиль.

Иан подавился элем.

– Ты прочла мои мысли! – В его тоне слышалось суровое осуждение.

– Нет, я просто почувствовала, что ты меня подозреваешь, и догадалась, что ты не любишь, когда о тебе говорят. У тебя есть на это причины. Я уверена, о тебе сейчас ходит много сплетен и здесь, и в Англии.

– Ты очень смелая, – сухо сказал он, решив не сердиться на нее за бесстрашие.

– Отец говорит, что я очень глупая. Я никогда не знаю, когда нужно держать язык за зубами. – Она подумала об отце Эйндреасе и вздохнула. Она не чувствовала себя виноватой в этой истории, хотя у нее было больше чем достаточно случаев достойных сожаления, когда ее острый язычок ранил даже тех, кого она любила.

– Это качество не считается женской добродетелью. – Он поддразнивал ее, но голос звучал строго. Ей не стоило знать, что он не против женской храбрости.

Его ответ приятно удивил Сесиль. Ей хотелось, чтобы между ними установились отношения, допускающие шутливый тон.

– Ну что же, ты можешь внести это в список всех прочих моих отнюдь не добродетельных качеств.

Он почувствовал, что она смеется.

– Как ты узнала, что я говорю несерьезно? – Его разбирало любопытство. – Ты что, можешь читать чужие мысли?

Он не встречал еще никого, кто бы мог это делать, но довольно часто слышал от других людей, что они знали тех, кто обладал этим даром.

– Нет, – неуверенно сказала она, внезапно ощутив некоторую неловкость. – Я могу иногда почувствовать, что происходит с другими людьми, но это случается не всегда и не с каждым человеком. – Она не уклонилась от его пристального взгляда. – Обычно у меня получается с близкими мне людьми. И очень редко с незнакомыми, которые прикасаются ко мне. – Так, как он прикоснулся к ней той ночью в Сиаране. Она вспомнила тот поток чувств, который захлестнул ее и убедил в том, что между ними установилась связь, отрицать которую было невозможно.

Иан вспомнил другое время – их брачную ночь и тот момент, когда она барабанила своими кулачками по его мускулистой груди, умоляя дать ей почувствовать то, что чувствовал он. У него осталось ощущение, что он обманул ее.

Сесиль почувствовала его внезапное смущение и не смогла прочесть его мысли.

Глядя на ее растерянное лицо, Иан радовался ее недогадливости.

Они замолчали. И как раз в этот момент к ним приблизился один из их спутников, принесший жареную дичь, запах, который сводил Сесиль с ума.

Иан проследил за тем, чтобы у Сесиль было достаточно еды и питья. И когда ей принесли кружку горячего сидра с крепким виски, он заметил, как она обхватила кружку руками, пытаясь согреть их. Иан испытал угрызения совести при мысли о тонком одеяле, которое, как он полагал, должно было согревать ее в течение ночи.

Он расстелил свое одеяло рядом с Сесиль, сказав себе, что поступает так только потому, что не хочет, чтобы она простудилась. А когда он, обойдя лагерь и убедившись в том, что тот надежно защищен, вернулся, лег и притянул ее к себе, а она, повернувшись в его объятиях, прижалась щекой к его груди, он объяснил ее поведение холодом ночи.

Спустя два дня они миновали Данблейн и заночевали под стенами замка Уэйтфельд – третьим наследственным владением Иана.

ГЛАВА 13

Тавис добрался до Эдинбурга в середине туманного дня. Он беспрепятственно миновал городские ворота и уверенно направился в богатую часть города, почти не замечая домов с покрытыми соломой крышами и таверен. С юношеских лет каждый год этот город на какое-то время становился его домом. Ему был дорог каждый грязный булыжник, особенно сейчас, когда он не мог заявить о своих правах на дом, который принадлежал его отцу. И хотя он не винил Иана, это обстоятельство мешало ему полюбить своего единокровного брата. Чем, как не ужасным поворотом судьбы, можно было объяснить, что внебрачный ребенок был взращен с сознанием того, что все будет принадлежать ему.

Моросило, и Тавис поднял повыше воротник. Он спешился на заднем дворе дома перед конюшней, из дверей которой выскочил молодой человек и схватил поводья его лошади. Старший конюх стоял в проходе конюшни и во весь рот улыбался.

– Господин Тавис, рады снова видеть вас здесь. Вы надолго?

– Вы меня знаете, Мюррей. Я не могу долго находиться на одном месте. Посмотрим. У вас что-нибудь найдется поесть? – Он думал о том, чтобы остановиться в таверне, поскольку не предупредил о своем приезде. Но, однако, ни одна из них, с тяжелыми деревянными дверями, около которых лежали груды городского мусора, не пришлась ему по душе.

– Хозяйка Элспет обязательно вас накормит. – Да, но при этом заставит всех остальных, включая его самого, умирать с голода. Капризная сволочь!

Тавис лишь улыбнулся и направился к дому. Мысль об Элспет согрела его сердце. Она всегда была готова принять его, куда бы ни приводил его голод – на кухню или в верхнюю комнату.

Дверь легко поддалась, и какое-то время Тавис стоял у заднего входа, впитывая в себя благородные запахи этого дома. Слабый запах нежилого помещения смешивался с ароматом пчелиного воска, которым десятилетиями натирали до блеска тяжелую деревянную мебель. Свечи источали легкий аромат засушенных цветов, примешиваемых к воску при их изготовлении.

Вниз по лестнице спускалась молодая женщина, которая при виде Тависа остановилась на последней ступеньке и завизжала от восторга. Смеясь, Тавис схватил ее в свои железные объятия и приподнял над землей.

– Элспет, любовь моя. – Он закружил ее по комнате, смеясь и заглядывая в светло-коричневые глаза, обрамленные золотистыми ресницами такого же оттенка, что и веснушки, рассыпанные по ее щекам и носу.

– О, Тавис, я скучала по тебе. Кажется, прошла целая вечность с нашей последней встречи.

– Всего четыре месяца, любимая. Я не могу находиться вдали от тебя дольше этого срока. – Если и существовала женщина, которую он мог полюбить, то это была она, Элспет Литхэн. Он желал Сесиль Лотаринг, и страсть закипала в нем при мысли о близости с ней, но никогда не испытывал он к ней той нежности, с которой относился к Элспет.

– За четыре месяца многое может измениться, – сказала Элспет, и в ее глазах промелькнула печаль.

– Но только не твое отношение ко мне, – сказал Тавис почти свирепо, опуская ее на землю. Конечно, она имела в виду не это. Ее любовь была несокрушима, и, возможно, для нее она значила больше, чем для него.

– Нет, – успокоила она, отступив от него на несколько шагов так, чтобы он мог видеть ее в полный рост, – оно не изменится никогда. – С этими словами она стала разглаживать передник на своем округленном животе.

На какое-то мгновение Тавис почувствовал, будто его ударили в солнечное сплетение. То, что он увидел, не вызывало никаких сомнений. Если бы он на минуту оказался на месте Иана, наследника всего того, чем владел Аласдер Гилликрист, он бы закричал от радости. Но какая радость в появлении на свет еще одного внебрачного ребенка, за которым ничего не стоит?

Элспет заметила досаду в его глазах и опечалилась. Она знала, какие злые духи терзают душу Тависа Гилликриста, бедного малого.

– Я все равно буду его любить, – сказала она с улыбкой и слезами на глазах.

– Мы будем его любить, – почти выкрикнул Тавис и постарался улыбнуться. – Но это может быть и девочка. – Ему не приходило в голову, что, если бы он унаследовал все состояние, он едва ли связал бы свою жизнь с экономкой, даже если бы она принадлежала к обедневшей благородной семье, как Элспет. Нет, он бы выделил ей небольшую сумму денег и расстался с ней, потом, возможно, забрав ребенка.

Элспет дала волю слезам. Он не оставит ее, как она опасалась. Она знала, что небезразлична ему, но понимала, как мучительно переживает он свое положение в обществе и с каким презрением сталкивается, будучи внебрачным ребенком пэра.

– Почему ты плачешь? – грубо спросил Тавис, чувствуя, что и сам готов расплакаться. – Ребенок – это не повод для слез. Нечего оплакивать моего сына.

Его сына. Что он мог ему завещать? Положение внебрачного ребенка и подаяние от Иана Гилликриста.


Почти стемнело, когда Тавис смог встать с постели.

– Куда ты? – сонным голосом спросила Элспет. Она накормила и приласкала его, наслаждаясь тем, что наконец-то спала в его объятиях. Возможно, скоро она станет его женой, правда, пока он не сказал ей об этом.

– Надо повидать знакомых. – Тавис посмотрел на ее милое лицо, белевшее в полумраке комнаты. – Я ничего не получил в наследство от Аласдера Гилликриста. Мне нужно позаботиться о том, что я оставлю своему ребенку.

– Это опасно? – Элспет в тревоге села на постели.

– Ты не станешь вдовой раньше, чем станешь моей женой, – с легкостью ответил он, Да, возможно, то, чем он занимается, и опасно, но разве у него сейчас есть выбор? Он всегда хотел посвятить свою жизнь делу служения Мари де Гиз. Если бы он оказался среди тех, кто помог бы ей получить регентство, он был бы вознагражден вместе с ними. А деньги и незаконнорожденного сделают уважаемым человеком. Но, подумал он с горечью, смогут ли они оказаться столь же полезными для прислуги?

Он надел свой лучший наряд – Гилликрист, по крайней мере, при жизни ему ни в чем не отказывал – и крепко поцеловал Элспет в губы.

– Поспи, любимая. Моему сыну нужен отдых.

Она улыбнулась и уютно закуталась в одеяло. Она станет женой Тависа Гилликриста, и совсем неважно, что он рожден вне брака. С их сыном такого не случится!

Тавис с нежностью похлопал ее по бедру, широким шагом вышел из комнаты и спустился вниз по лестнице. Лакей раскланялся с ним, как ни в чем не бывало, как будто это не Тавис сразу же после ужина отправился в постель с экономкой. Тавис ухмыльнулся – Иан получал безупречную прислугу. Лицо его посерьезнело. Впервые за все это время ему захотелось оспорить право Иана на наследство.

Тавис довольно быстро добрался до цели, несмотря на то, что шел пешком, сопровождаемый одним-единственным вооруженным слугой. Сам Тавис в слуге не нуждался, но вечером он наносил визит богатым и знатным особам, и, хотя Тавис не принадлежал к этому сословию, он одевался и путешествовал, как подобало знатному господину. Давным-давно Аласдер научил его гордой осанке и умению постоять за себя.

И действительно, Тависа встретили так, как будто он был голубых кровей, как и хозяин дома. И хотя он пробыл в гостях недолго, он ушел, получив пригласительный билет с золотым обрезом. На нем был указан день, время и место проведения встречи, но ни слова не говорилось о самой встрече. Да, он занимался опасным делом, и у Элспет были все основания для беспокойства, но что еще ему оставалось делать, как только сколачивать состояние любым возможным способом.

Два дня спустя Тавис явился по указанному адресу в указанное время. Дом, куда он пришел, был еще изысканнее, чем тот, который он посетил в первую ночь своего пребывания в Эдинбурге; его хозяин занимал более высокое положение в титулованном обществе. Среди богато одетых гостей Тавис нашел несколько знакомых ему лиц, в том числе лорда Данмара, в глазах которого промелькнули огоньки, когда их представили друг другу. Обе сделали вид, что незнакомы друг с другом, и не сказали хозяину, что встречались раньше до этой ночи.

Тавис отвесил легкий поклон и двинулся дальше приветствовать других знакомых. Приглушенные голоса, доносившиеся из каждого угла комнаты, предвещали близкую измену. Измену, потому что по закону правил Арран. Но пришедшие сюда люди: кто в силу исповедуемой веры, кто из-за чувства ответственности за судьбу Шотландии, а кто из-за жажды приключений – были единодушны во мнении, что Мари де Гиз должна править Шотландией. В конце концов, она была королевой, когда был жив ее муж Джеймс. Мэри – ее дочь. Но самое главное, как дочь Франции она может рассчитывать на ее могучую поддержку.

Через несколько мгновений, однако, Тавис ощутил смутное беспокойство. Он не слышал, чтобы кто-нибудь упомянул о планах по достижению этой общей цели. Было много разговоров о том, какой прекрасной станет жизнь, когда все это совершится, и о том вознаграждении, которое получат преданные Мари де Гиз люди. И все. Сплошная болтовня.

– Вы недовольны? – услышал Тавис рядом с собой спокойный голос. – Вам не нравится, что говорят вокруг?

Тавис повернулся и столкнулся лицом к лицу с Данмаром. Он попытался быстро скрыть выражение лица, хотя не мог объяснить почему.

– Нет, – ответил он спокойно, – ничего неприятного я не слышу. Просто слишком мало того, что могло бы обрадовать человека, желающего видеть Мари де Гиз во главе Шотландии.

К его удивлению, Данмар рассмеялся, обратив на себя внимание нескольких пар глаз. Тавис ощетинился. Данмар примирительно поднял руку.

– Не бейте меня. Просто я подумал о том же самом. Слишком много всяких «вот если бы только» да «все увидят», но почти ни слова о том, что нужно сделать.

Тавис посмотрел на него с большим интересом и меньшей враждебностью и признался:

– Я ничем не лучше тех, кого я презираю, потому что я так же, как они, не имею великих планов, гарантирующих успех.

– Но вы производите впечатление человека, готового к действию и не боящегося его. – В глазах Данмара был вызов.

– При наличии хорошо продуманного плана я готов участвовать в этом деле, – сказал Тавис, не задумываясь. Он будет действовать независимо от качества плана.

– Если мы потерпим поражение, падение Аррана совершится без нашего участия. – Данмар снова рассмеялся, заметив тень разочарования в глазах Тависа. – Но я нетерпеливый человек. – Он понизил голос. – И у меня есть план.

Тавис оглянулся вокруг. Двигающиеся кругом по залу важные особы были похожи на овец, согласных следовать, куда прикажут.

– Вы поделитесь им?

– Здесь? Нет. Я привлеку к нему людей, которых выберу сам. Вы не хотели бы быть одним из них, Тавис Гилликрист?

– Хотел бы, – ответил Тавис, глядя ему прямо в глаза.

Данмар довольно долго смотрел на него изучающим взглядом.

– На неделе я пошлю к вам человека. Он введет вас в курс дела, а затем вы решите, сможете ли посвятить себя делу Мари де Гиз.

Какое-то время спустя Тавис ушел. Он встретил единственного человека, готового к решительным действиям. Остальных можно было не брать в расчет.

Когда Тавис покидал комнату, Данмар проводил его взглядом и улыбка медленно озарила его лицо. Все внутри него пело. Нежданно-негаданно он получил помощь, которая ему была необходима для того, чтобы сокрушить Иана Гилликриста – плоть и кровь самого Гилликриста.

ГЛАВА 14

На рассвете Иан разбудил Сесиль, которая сладко спала в теплом коконе из двух одеял.

– Я спрячу тебя в безопасном месте, где ты сможешь наблюдать за сражением.

Сесиль широко открыла глаза и села, зябко поеживаясь от утренней прохлады. В Иане не осталось и следа того одинокого человека, каким он был прошедшей ночью. Две ночи Иан провел рядом с ней, обнимая ее, чтобы она не замерзла, и не вкладывая в эти объятия никаких эмоций. По крайней мере, ей так казалось. Она знала, что он далеко от нее в своих мыслях. Он думал о той своей жизни, с которой расстался навсегда. Но наступало утро, и Иан превращался в самоуверенного, владеющего собой человека.

– Вы атакуете сегодня? – спросила Сесиль в тревоге. – Так скоро? – Они подошли к стенам крепости Уэйтфельд в полдень предыдущего дня. Сесиль не знала, как будут разворачиваться события, но не ожидала, что они начнут осаду так скоро.

Иан сжал губы.

– Они встретили моего посланника так же, как и предыдущих – градом стрел. Нет нужды откладывать. Мы готовы к сражению, и я не хочу, чтобы люди застоялись. – Он улыбнулся, улыбка получилась довольно жалкой. – Мне бы не хотелось, чтобы моя жена оказалась в этом пекле. После того как ты поешь, тебя отведут в безопасное место на опушке леса.

– А что будет с тобой? – Сесиль понимала, что задает глупый вопрос, но ничего не могла с собой поделать – внезапно ей стало страшно за него. Ведь он был ее мужем.

Иан с удивлением посмотрел на нее.

– Со мной?

– Ты… пожалуйста, будь осторожен.

Эти слова немного скрасили его мрачное настроение, мрачное оттого, что ему приходилось силой доказывать право на свою собственность.

– Да, мэм, я буду осторожен. Я не хочу умирать.

Он отвернулся, и солнце, отразившись от его доспехов, мгновенно ослепило ее. Честно говоря, она ослепла не от солнца, а от слез, застлавших ее глаза. На какое-то мгновение Сесиль захотелось, что Иан нежно простился с ней, пусть лишь дотронувшись до ее руки. Неужели и через двадцать лет они будут так же далеки друг от друга, как сейчас!

Спустя около часа Сесиль из своего укрытия с восхищением следила за тем, как Иан и Доннчад, который присоединился к ним накануне, командовали своими войсками. Несметное число солдат окружило широко раскинувшуюся крепость Уэйтфельд, демонстрируя грозную военную силу. Сесиль подумала, что ее окружает народу не меньше, так как Иан выделил, казалось, целый отряд для ее защиты.

Сесиль была в восхищении не столько от всего происходящего, сколько от самого Иана. Она знала, что его низкий голос будет звучать спокойно и уверенно, когда он отдаст команду о штурме крепости, если кастелян станет упорствовать в своем непризнании его прав. Повсюду стояли пушки, готовые к бою, хотя они с собой не везли никаких пушек. Сесиль тронула за рукав стоящего поблизости солдата. Он повернулся. В лице его читалось раздражение, оттого что он не участвует в сражении, и одновременно гордость, что он находится среди избранных, тех, кому поручили охранять самое драгоценное сокровище Иана Гилликриста. Сесиль улыбнулась ему.

– Когда прибыли пушки? Ночью?

– Нет, миледи… Они были отправлены заранее, как и большая часть войска. – Он продолжал следить за происходящим.

Сесиль вздохнула. Солдат был вежлив, но не расположен к разговору.

– Почему вы шли не с нами? – упорствовала Сесиль.

– Лорд Гилликрист хорошо все продумал, – солдат не устоял перед искушением похвалить человека, которым он все больше и больше восхищался. – Он не хочет, чтобы его люди сражались на незнакомой местности, и потом полезно продемонстрировать противнику свою силу. Ожидание изматывает нервы и порождает страх, в то время как быстрые действия придают смелости.

– Да, здорово придумано, – сказала Сесиль с некоторой гордостью. Действия Иана могли бы предотвратить сражение, если бы люди в замке были основательно напуганы. Она по-новому посмотрела на людей, окружавших Иана.

– Глядите, миледи!

Сесиль посмотрела в ту сторону, куда показывал солдат. Хотя было трудно разглядеть то, на что он показывал, из-за большого скопления людей в шлемах вокруг, но когда она подняла глаза к зубчатым стенам замка, то увидела пожилого мужчину, одетого в лиловые одежды, он простирал свой кулак к небу в знак неповиновения. Почти в то же самое время ворота замка открылись, и оттуда хлынул поток вооруженных людей.

– Проклятый ублюдок, – выдохнул солдат, забыв о присутствии дамы. – Он решил драться.

От неожиданности и страха у Сесиль заболело сердце. Глаза ее искали Иана. Сейчас нельзя использовать пушки. Люди сойдутся один на один, и она беспокоилась, как бы Иан не присоединился к ним.

– Почему этот человек сопротивляется? – спросила Сесиль резким от страха голосом. – Это ничего ему не даст. Аласдер Гилликрист мертв, и теперь хозяин – мой муж.

– Этот человек благородного происхождения. Если он сможет победить вашему мужа в бою, возможно, даже убить его, тогда он сможет обратиться к королю с прошением отдать ему Уэйтфельд. Он присматривал за ним многие годы.

Сесиль задохнулась в гневе.

– Какой король согласится вознаградить за вероломство?

Солдат презрительно усмехнулся и напомнил.

– Король, миледи? Наш король – Арран. Сесиль посмотрела на него с тревогой и замолчала. Да, действительно, Арран.

К счастью, бой был коротким. Первый раз в своей жизни Сесиль была окружена ранеными и умирающими людьми. Она не думала, что переживет это. Страх и страдание, царившие вокруг, волнами накатывали на нее, погружая в людскую боль. Услышав первый предсмертный крик, она вздрогнула, как будто ее ударили, и так продолжалось до тех пор, пока боль павших не стала ее болью и ее страданием. Стоны умирающих стояли у нее в ушах. Задолго до конца сражения Сесиль стала задыхаться. Она цеплялась слабеющими руками за седло. Она молила Бога о том, чтобы муж не увидел ее позора и чтобы она избавилась от этой предательской слабости прежде, чем он пошлет за нею.

Иан взглянул на бледное лицо Сесиль, она, качаясь, еле сидела в седле, и обрушил весь свой гнев на стоявшего рядом с ней солдата.

– Какого черта! Почему она все еще в седле, она же едва в нем держится! – Не закончив свой вопрос, Иан стащил ее с седла и пересадил на своего боевого коня.

Солдат, глазами следивший за ходом сражения, повернулся, удивленный поведением Иана. Что могло случиться с леди? Никто ее и близко не касался. Он побледнел, когда увидел, в каком она состоянии. Опасаясь за свое будущее, он пробормотал извинение. Не могло быть и речи о том, чтобы он остался на службе у лорда Гилликриста, и он молил Бога о том, чтобы его оставили в живых.

Сесиль ухватилась за его доспехи, и Иан, вспомнив ее слова: «Иногда я чувствую то, что чувствуют другие», ругал себя последними словами. Если через нее прошла лишь половина страданий раненых, удивительно, что она оставалась в сознании. Он с чувством выругался. Ему бы следовало запрятать ее подальше от поля боя.

Солдат снова вздрогнул. Да, он был бы рад остаться в живых.

Прижав Сесиль лицом к своей груди, Иан поскакал к воротам замка, старательно объезжая места со скоплением убитых и раненых. Ворота замка были открыты. У ворот Иана и его жену окружил отряд охраны с Фрейном во главе.

– Я поеду первым, милорд.

Иан посмотрел на прижавшуюся к нему Сесиль. Они еще могут попасть в западню, и ему не хотелось оставлять ее под присмотром кого бы то ни было.

– Да, – согласился он, пропуская вперед Фрейна и нескольких человек из охраны.

Кругом было тихо. Двор замка был пуст, но Иан чувствовал сотни глаз, следивших за каждым его движением. Нигде не было видно человека в лиловом одеянии, до последней минуты оказывавшего неповиновение Иану.

Резким движением Иан велел Фрейну подняться наверх на зубчатую стену замка, на которой этого строптивца видели последний раз. Через минуту Фрейн вернулся с посеревшим лицом.

– Он мертв, милорд. Он сам наложил на себя руки.

Иан кивнул. Он не испытывал жалости. Все это время Сесиль сидела, не шелохнувшись. Наконец, она подняла голову, обвела пустым взглядом окружающих и обернулась к Иану. У него перехватило дыхание – столько страдания было в ее взгляде. В ярко-голубых глазах стояли слезы, они дрожали на ресницах, но она не плакала. В какой-то миг она не узнала его, и Иан забеспокоился, не потеряла ли она рассудок.

– Сеси?

Впервые он назвал ее именем, которым звали ее дома, и на мгновение этот звук принес с собой чувство нежной любви. Уловив беспокойство в его голосе, Сесиль попыталась ободрить его улыбкой, но губы лишь задрожали, не повинуясь ей.

– Мне лучше, милорд. Я могу ходить.

Иан не обратил внимания на ее слова и, держа жену на руках, слез с лошади с такой легкостью, как будто бы не чувствовал тяжести своих доспехов и супруги на руках.

– Фрейн, охрану для моей жены. – Не оглядываясь назад, он ступил в главный зал замка Уэйтфельд и остановился как громом пораженный. Такого богатства он не видел ни в Дейлиссе, ни тем более в Коэ: золотая посуда с вкраплениями из драгоценных металлов, богатые гобелены, старинное оружие, отполированное до блеска драгоценного металла, восточные ковры, устилавшие пол. Неудивительно, что смотритель замка не хотел отдавать все эти сокровища.

Представив себе, как кастелян обманывал его отца, утаивая значительную долю доходов, Иан почувствовал, как в нем закипает злость. Он вспомнил слова Тависа о том, что они редко посещали этот замок. Стиснув челюсти, Иан усадил Сесиль на мягкий стул, стоящий недалеко от камина на случай холодной погоды. Конечно же, старые кости покойного кастеляна давали о себе знать в зимнюю пору. Теперь они будут гнить в холодной могиле. Он бросил оценивающий взгляд на молодого человека, которого прислал Фрейн.

– Ты за нее отвечаешь головой. Удовлетворенный ответом, который он прочел в глазах солдата, Иан отвернулся. В этот момент Сесиль почувствовала, будто ее лишили чего-то очень важного. Какое-то время о ней с любовью заботились. Она усмехнулась. Наверное, это была вся нежность, на которую он был когда-либо способен.

Пристроив жену, Иан переключился на более срочные дела.

– Пришлите сюда начальника стражи. Или, если он погиб, старшего по рангу, – обратился он к Фрейну.

Начальник оказался живым, но у него было серьезное ранение руки. Лицо его стало серого цвета, когда он предстал перед законным хозяином замка Уэйтфельд, человеком, которого он изо всех сил старался сокрушить, если не убить. Он держался прямо, хотя не без усилий.

– Милорд.

Помимо боли, которую причиняла ему рана, и усталости от боя, он чувствовал стыд за то, что выполнял приказы, которые считал позорными. Но разве у него был выбор?

– Ваше имя? – бесстрастным голосом сказал Иан.

– Лиодлоу, милорд.

– Ваши люди сражались хорошо.

Иан нашел начальника охраны замка Уэйтфельд вполне оправдывающим свое звание. Это был крупный мужчина, возможно, около пятидесяти лет от роду, с мускулистым телом настоящего воина. Он спокойно встретил взгляд Иана. Глаза его засветились от гордости за своих солдат, когда он услышал похвалу из уст Иана.

– Они хорошо обучены, милорд. И храбрецы. – Гордость сменилась печалью. – Сейчас многих из них уже нет в живых.

– Вы следовали приказам своего командира, и повели их на бой.

Лиодлоу почувствовал минутную неловкость. Он не мог продолжать этот разговор в таком ключе. Новый хозяин замка разговаривал так, как будто бы ему не пришлось отвоевывать то, что ему принадлежало. Лиодлоу был готов к тому, что его будут допрашивать с пристрастием, а затем убьют.

– Да, милорд, – признался он. – Я должен был так поступить. – Он не извинялся, а просто констатировал факт.

– Кому вы служите? Лиодлоу был в замешательстве.

– Смотрителю этого замка, милорд.

– Он мертв. – Иан следил за выражением его лица.

– Сэр Амхьюин мертв, – согласился Лиодлоу, – но я служил двум другим, которые были до него.

– А сейчас?

– Как вы прикажете, милорд. – Лиодлоу прикинул, что у него, возможно, есть шанс сохранить голову на плечах. Он не заметил гнева у молодого лорда, который стоял перед ним.

Иан резко кивнул.

– Позаботьтесь о своей руке. Мы поговорим с вами попозже.

Лиодлоу поспешно удалился с чувством огромного облегчения.

Небольшой отряд, состоящий из людей Иана, с топотом спустился по лестнице, и Иан выжидающе посмотрел на них. Их начальник, по имени Гален, вышел вперед и ответил на его вопрошающий взгляд:

– Наверху никого нет, кроме женщин. Он никого не оставил для защиты замка и женщин.

Иан не был удивлен. Если бы кастелян погиб в бою, а войска его были разбиты, то не нужно было бы оборонять замок. Сэр Амхьюин знал это.

– У него была жена?

– Только любовница, насколько можно судить. – Гален переминался с ноги на ногу, вспоминая ее проклятья, которые бы сделали честь любому старому служаке.

– Тогда отведите мою жену наверх и позаботьтесь о ней. Ее жизнь в ваших руках. – Он не ожидал никаких провокаций, но кто знает, что могло случиться.

Иан уже направился к дверям, ведущим во двор замка, когда случайно оглянулся назад – в тот момент, когда Гален подошел к Сесиль, чтобы проводить ее наверх. Она явно спорила, шатаясь при этом из стороны в сторону. Она все еще была слаба. Молодой капитан неуклюже пытался ухватить ее за руку. Сдерживая проклятья, Иан направился к ней и, подойдя, услышал, как она сказала, обращаясь к капитану:

– Мне надо присмотреть за ранеными. Раздраженный, Иан подхватил ее на руки.

– Ты доставляешь много беспокойства, дорогая, – мягко сказал он, с легкостью взбираясь вверх по ступеням. Она была легкой, как перышко.

– Но раненые, – слабо протестовала она.

– Не беспокойся, я позабочусь о своих людях. И о своей жене. – Он посмотрел на нее и заметил темные круги усталости у нее под глазами. – На твое счастье, я знаю, как это делать. Боюсь, ты бы свалилась с ног, если бы попыталась заняться этим делом.

Как будто в подтверждение его слов, несмотря на все попытки Сесиль оставаться в бодрствующем состоянии, ресницы ее опустились, скрыв яркую голубизну глаз. Она невероятно устала. Казалось, ее тело никак не освободится от боли и страданий раненых и погибших на поле сражения. Где-то в глубине души она понимала, что ей нужно быть сильной и храброй, какой, конечно же, была бы ее мать. И она смогла бы быть такой, если бы не эта невероятная усталость.

Еще не дойдя до комнаты, которую им предложили для ночлега, Иан знал, что Сесиль спит. Окружив ее своей заботой, Иан испытал прилив торжества. На это время Сесиль полностью зависела от него, впервые ничего не оспаривая и не отрицая и абсолютно доверяя ему. Это опьяняло и пугало его. Одно дело, когда от тебя зависят жизни солдат, людей, которые живут одним днем. И совсем другое – отвечать за безопасность и благополучие своей жены и детей, которые могут появиться на свет в результате их союза.

Иан прижал Сесиль к себе. Хотя он не сможет полюбить ее, он сделает все возможное, чтобы она чувствовала себя в безопасности.


Сесиль проснулась от того, что ей не хватало воздуха. Она с трудом выбралась из-под тяжелых одеял, которые, казалось, цеплялись за ее конечности и тянули ее назад. Бешено колотилось сердце. Хватая ртом воздух, Сесиль пыталась успокоить сердцебиение. Ее не покидало ужасное чувство неизбежности происходящего. Снова во сне ей явился Иан, а от самого сна не осталось и следа.

Постепенно она успокоилась и смогла оглядеть затемненную комнату. Хотя ставни были закрыты, чтобы не проникло дневное солнце, Сесиль почувствовала, что вся взмокла. «Это все оттого, что мне было жарко», – успокоила она себя. Ее часто мучили кошмары, когда она слишком тепло укутывалась на ночь. Кроме того, она не привыкла спать в дневное время. И вообще, о каких приятных снах можно говорить после утреннего сражения. Сейчас в ней все еще жил страх за Иана, который она испытала во время боя.

Она поднялась, подошла к окну и открыла ставни. Вдали, за стенами замка, виднелись скалы. Прямо за воротами простирались луга. Она не могла смотреть на эти луга, ей казалось, она видит трупы убитых, лежащих на обсыпанной росой траве, и все ее тело пронизала дрожь. Чувствуя новый приступ печали, Сесиль перекрестилась. Господи, защити их души!

Окинув быстрым взглядом комнату, она не обнаружила никаких следов присутствия прислуги. Никто не принес ни вина, ни эля, чтобы подкрепить ее силы при пробуждении. Она сжала губы. У Иана и так хватает хлопот, чтобы еще думать о прислуге. И хотя в ее прошлой жизни ей не доводилось решать подобные проблемы, она была уверена, что справится. Уроки Ниарры не прошли даром.

Сесиль распахнула дверь комнаты, напугав солдата, приставленного к ней для охраны.

– М-миледи?

Она улыбнулась, успокаивая его.

– Пришлите ко мне смотрительницу замка. Солдат посмотрел на нее в оцепенении от страха.

Смотрительница, любовница сэра Амхьюина, вряд ли была готова исполнять чьи-либо желания. Солдат не знал, как это объяснить Сесиль поделикатнее. Он откашлялся.

– Она… она все еще скорбит о своем хозяине.

От Сесиль не ускользнул густой румянец, заливший его щеки, и она все поняла, потому что слышала ответ, который получил Иан, когда справлялся о жене сэра Амхьюина. Настал ее черед смущаться.

– Хорошо. Пришлите любую прислугу.

– Да, миледи.

Сесиль закрыла дверь и стала ждать. Прошло совсем немного времени, и в комнату, пугливо озираясь, вошла женщина. Она выглядела, возможно, лет на девять старше Сесиль, но хорошо знала свое место в обществе. Ее пальцы нервно теребили складки фартука.

– Как тебя зовут? – спокойно спросила Сесиль.

– Сорча, миледи. Меня зовут Сорча, – дружелюбный тон Сесиль успокоил ее – движение рук замедлилось.

– Какое положение ты здесь занимаешь? Сорча распрямила плечи.

– Я подчиняюсь только хозяйке Маири.

– На какое-то время в хозяйственных делах ты будешь подчиняться только мне. По выражению лица Сорчи Сесиль поняла, что та гордится своим новым статусом, и почувствовала удовлетворение.

– Да, миледи. – Девушка медлила, все еще не чувствуя себя уверенной. – Какие будут распоряжения?

– Готовят ли еду для моего мужа и его людей? Сорча задумалась.

– Я думаю, что да.

– Тогда выполни мое первое распоряжение – убедись в этом сама. Затем мне нужна вода для умывания. Пусть кто-нибудь принесет мои вещи. Но не беспокойте солдат моего мужа. Пусть об этом позаботится тот, кто отвечает за мой гардероб.

Женщина сделала реверанс.

– Да, миледи. Что-нибудь еще?

– Не сейчас, – Сесиль благожелательно улыбнулась. – Я была бы счастлива искупаться. – Она провела несколько дней в пути и не имела возможности, как следует помыться.

Иан, казалось, не видел большой пользы в палатках, но, если бы ей довелось пробыть с ним в пути еще какое-то время, она бы смогла переубедить его.

Прошло меньше часа, и на пороге появилась Сорча в сопровождении двух молодых людей, один из которых нес тот единственный сундук, который Иан разрешил ей взять с собой, а другой – чайник с горячей водой. Не прошло и часа, как Сесиль, освежившись и чувствуя себя намного бодрее, спустилась вниз, по-прежнему сопровождаемая солдатом из охраны.

Первым, кого она встретила, был Рос Доннчад, который тепло ей улыбнулся и справился о ее самочувствии. Она в удивлении посмотрела на его перевязанное плечо.

– Я думаю, лучше вашего, милорд. – Ей нравился Доннчад, но в то же время она ощущала какую-то неопределенность в их отношениях. Она не могла забыть тот момент, когда после их бурной встречи с Ианом поймала на себе взгляд Доннчада.

– Не будет ли вам удобнее называть меня дядей? – спросил он с улыбкой. – Это не так уж сложно, и я уже убедил вашего мужа в этом.

– Хорошо… дядя. Сильно болит плечо? Я не так искушена в медицине, как Рилла, но, наверное, смогла бы вам помочь.

При одном упоминании имени еврей любимой Доннчад почувствовал безмерное счастье, и болезненное жжение, казалось, пропало.

– Нет, спасибо, дорогая. Я чувствую себя хорошо. Я думаю, вы рады, что этот молодой щенок, за которого вы вышли замуж, не ранен.

Сесиль была довольна, что низкий голос, раздавшийся за ее спиной, не дал ей возможности достойно ему ответить. Она собиралась сказать, что Иан настолько тверд, что никакой меч его не возьмет. Однако эта шутка могла быть воспринята ее мужем совсем иначе, чем дядей. Пока она мало знала его, чтобы судить о его реакции.

– Осторожнее с вопросами к Сеси, – предупредил Иан. – Она режет правду-матку, не задумываясь о том, выгодно ей это или нет.

– Вы могли допустить, что мне безразлично ваше здоровье, милорд? – Она с улыбкой посмотрела на него и с облегчением увидела, как добреет его взгляд, он не казался уже таким холодным и отчужденным, как раньше. На смену его железной выдержке пришло облегчение от осознания того, что Уэйтфельд был отвоеван меньшей кровью, чем ожидалось.

– Безразлично? Нет, хотя я допускаю, что пару раз вам хотелось бы послать меня к дьяволу.

В его темных, как омут, глазах появился дразнящий огонек, и Сесиль ощутила прилив радости. Она сделает так, что он не пожалеет об их женитьбе. Улыбка коснулась ее губ.

– Нет, мой дорогой супруг, я просто думала, что вы и есть тот самый дьявол.

Услышав ее ответ, Доннчад расхохотался, а Сесиль почувствовала облегчение. В этот момент подошел капитан Фрейн в ожидании дальнейших приказаний, и у Иана уже не было времени найти достойный ответ.

– Раненые получают необходимую помощь, – сказал Фрейн Иану, – убитые захоронены.

– И с той и с другой стороны?

– Да, милорд.

– Замок надежно защищен? – спросил Иан только из уважения к службе Фрейна, так как уже составил собственное мнение об этом.

– Достаточно надежно, милорд, хотя я бы добавил пушку. Стены крепкие и надежные.

Иан кивнул.

– Пришлите ко мне Лиодлоу.

Во время разговора между Ианом и Лиодлоу Сесиль сидела тихо. Ее интересовала любая мелочь в делах мужа, и ей не хотелось, чтобы ее отослали заниматься вещами, составляющими круг исключительно женских обязанностей. Ей с первого взгляда понравился капитан Лиодлоу, причем не только понравился, но и вызвал доверие, однако она бы никогда не осмелилась сказать об этом Иану. Она знала, что пока ее мнение ничего для него не значит. Но со временем все изменится. Она поклялась себе в этом.

Лиодлоу стоял, расправив плечи настолько, насколько позволяла раненая рука, и ждал окончательного решения своей судьбы.

– Милорд, – сказал он гордо. Иан не счел нужным продолжать вежливую беседу.

– Будете ли вы так же преданы новому кастеляну, как старому?

В глазах Лиодлоу блеснула радость. За ним сохраняется его служба.

– Да, милорд. Я готов служить вам и подчиняться во всем любому, кого вы назначите кастеляном. – Он замялся.

– Вы не собираетесь жить в Уэйтфельде?

То, что он решился задать такой вопрос, определенным образом характеризовало этого человека.

– Нет. Но у меня есть единокровный брат, и, я думаю, он не откажется от пребывания в этом замке. – От Иана не скрылись ни радость, промелькнувшая во взгляде Доннчада, ни удивление, тотчас спрятавшееся в глазах Сесиль. Он надеялся, что не совершает большой ошибки, наделяя Тависа такой властью. Он также полагал, что его решение никак не продиктовано желанием держать Сесиль подальше от человека, который однажды хотел на ней жениться. Он не решался спросить себя, почему хотел держать ее подальше от Тависа.

Ближе к ночи Сесиль лежала, свернувшись в постели, пытаясь угадать, придет ли он к ней или нет. Он спал с ней все то время, что они были в дороге, но она подозревала, что причина крылась не в скрытом желании быть рядом с нею, а в чем-то другом. Он, конечно же, не проявлял никаких нежных чувств. Она не заметила, чтобы он желал ее с того самого утра, когда она проснулась после их брачной ночи, обнаружив, что он уехал. Она догадывалась, что это связано с ее требовательным поведением в их первую ночь и с настойчивостью, которую она проявила, уговорив взять ее с собой в поездку в Уэйтфельд. Она начинала понимать, что ее мужу не нравится ни требовательность, ни насилие.

Как раз в тот момент, когда она решила, что он не придет, и уже собиралась заснуть, послышался скрип двери. Она открыла глаза и увидела Иана, подходившего к постели.

– Милорд, – сонно прошептала она.

Глядя на нее при свете свечи, которую он принес с собой, Иан почувствовал, как напряглось его тело. Он пришел ведь только за тем, чтобы посмотреть, хорошо ли она устроилась, уверял он себя. Но он никак не ожидал, что кремовая плоть ее обнаженных хрупких плеч вызовет в нем чувство. Он не видел цвета ее глаз, но был заворожен их блеском в мерцающем свете свечи.

Сесиль, расслабленная и томная, естественным движением откинула покрывало, ожидая его и чувствуя, как сон постепенно овладевает ею.

Выругавшись про себя, Иан потушил свечу и поставил ее на умывальный столик. Он торопливо снял одежду, успокаивая себя уговорами, что это его жена и он обязан исполнять свой супружеский долг, если ему нужны наследники.

Первое же прикосновение его разгоряченного тела к ее прохладной плоти опровергло все его заверения. Он страстно желал прикосновения этого маленького эльфа, миниатюрного существа, обладающего магической силой. Разве это не волшебство, если она может жить чувствами других людей и через кончики своих пальцев знать, что у него на душе. Он мог только молить Бога о том, чтобы это волшебство не оказалось злодейством.

Сесиль обвила руками его шею, и все его дурные мысли улетучились. Все, что с ним осталось, было, ощущение ее плоти, сосков, ставших упругими от его ласк, шелковой кожи ребер, покрывшейся пупырышками под его пальцами, когда они, гладя ее, достигли ее бедер и притянули их к пульсирующей и жаждущей части его тела, требующей насыщения. Иан не торопился и ласкал каждый изящный изгиб ее тела, легко касаясь губами мочки уха и нежного овала лица.

Сесиль отдалась его ласкам, чувствуя, как тепло наполняет все ее тело, и ничего не замечая, кроме Иана, движения которого становились все настойчивее. Она задыхалась от переполнявших ее острых, слепящих чувств, заставивших ее изогнуться дугой под его ищущими пальцами и забыть о всякой скромности. Она застонала, когда он раздвинул ей ноги и стал примериваться, при этом с каждым разом движения его становились все напряженнее.

– Пожалуйста, – умоляла она в страхе, что все может прекратиться.

В этот раз она получила сполна, ей не пришлось довольствоваться остатками вихря чувств, налетевшего некогда на Иана. Сесиль даже не могла сказать, что она чувствует. Она не испытывала ничего, кроме сладостного мучения. Иан терзал ее, но если бы он сейчас прекратил эту пытку, она бы умерла.

Иан с трудом сдерживал свою страсть, но не мог обмануть Сесиль во второй раз. Он владел собой, подбадривал ее ласковыми словами, но, когда у нее перехватило дыхание, он, не в силах больше сдерживать себя, с торжествующим рыком погрузил внутрь ее свой палец, чувствуя, как она судорожно обхватывает его загрубевшую плоть.

Со стоном Иан высвободил палец и вошел в нее, повинуясь сжигающей страсти. Он почувствовал, как Сесиль впилась зубами в его ключицу, и больше не сдерживал себя.

ГЛАВА 15

Позже Иан не мог с уверенностью сказать, что разбудило его, но знал, что никогда не забудет то, что последовало за пробуждением. В первый момент он ощутил только ровное дыхание девушки, которая лежала рядом, прижавшись к нему своим хрупким телом. Острое желание защитить и приласкать ее переполнило его.

В следующее мгновение он почувствовал едва уловимый шорох и увидел, как блеснул стальной клинок. Прежде чем он сообразил, что таил в себе этот блеск, клинок начал медленно опускаться над мирно спящей Сесиль.

Инстинктивно пытаясь защитить ее и попасть в тень, нависшую над ней, Иан, с силой оттолкнувшись, перевалился через нее и ударил вслепую в живот ее предполагаемого убийцы. Крик ужаса, исторгнутый Сесиль, смешался с его проклятьями, когда клинок полоснул ему по ребрам, срезав часть мяса. Противник опомнился быстро, но не быстрее Иана. Меч снова неумолимо повис в воздухе – на сей раз над грудью Иана. Иан подался вперед, едва слыша крики Сесиль, звавшей на помощь Доннчада и охрану.

Клинку не суждено было опуститься, он оказался слишком тяжел для атакующего и потянул его назад. Не теряя ни минуты, не отдышавшись от падения, Иан схватил нападающего за горло. Его переполняла ярость: Сесиль чуть не погибла от руки убийцы. Почти мгновенно он услышал хруст костей и столь же быстро осознал, что сжимаемая им плоть была слишком нежной, чтобы принадлежать мужчине. Он ослабил хватку и стал подниматься на ноги, но это стоило ему усилий. Кровь хлынула из его раны, и он почувствовал странную слабость.

– Боже милостивый, что это?

Сквозь шум в голове он услышал, как будто издалека, удивленный голос дяди. Иан видел мерцающий свет свечи и чувствовал нежное прикосновение Сесиль. Страдая оттого, что он убил женщину или ребенка, Иан больше не мог сохранять самообладание и, когда Сесиль попросила принести бинты, впал в беспамятство.

– Она мертва, – сказал Доннчад, выпрямляясь после осмотра трупа.

– Она сама все это придумала, – горячилась Сесиль, прижимая простыню к ребрам Иана и пытаясь сдержать поток крови до прихода слуги с бинтами. – Она хотела убить Иана – он только защитил самого себя.

Доннчад с удивлением посмотрел на нее:

– Я его не виню, дорогая.

Сесиль вздохнула.

– Извините, дядя. – Она закусила губу. – Иан потерял много крови. Я боюсь, что он не проснется.

– Для него сейчас сон самое лучшее средство. Нужно только, чтобы какое-то время он находился в беспамятстве, а вы могли бы зашить ему рану. – Доннчад отошел от трупа, чтобы взглянуть на мертвенно-бледное лицо Иана.

– Я? – Сесиль побледнела. Она не могла сделать даже стежка без того, чтобы не испортить всю вышивку.

– Ну, мы поищем того, кто сможет, если хотите. Сесиль показалось, что он разочарован ею. Она ласково коснулась Иана.

– Нет. – В ее голосе слышалась решимость. – Нет, не надо, это мое дело. Я сделаю это.

В какие-то считанные минуты комната заполнилась людьми. Сесиль слышала, как разговаривали между собой Фрейн и Доннчад, в то время как выносили труп женщины. Не думая, что Сесиль слышит его, Фрейн назвал эту женщину. Это была любовница Амхьюина. Слуга принес таз с горячей водой, другой – чистые бинты и инструменты для шитья.

Сесиль ощутила странное спокойствие, когда промывала рану Иана и осторожно вдевала нитку в иголку. Она молила Бога о том, чтобы ей не опозориться перед Ианом и не причинить ему дополнительных страданий. Глубоко вздохнув, она наложила первый шов. Рука не дрогнула, хотя ей пришлось глотнуть воздуха. Желая подбодрить Сесиль, Доннчад положил руку на ее плечо, и Сесиль продолжила работу.

Закончив, она с облегчением вздохнула, и Доннчад сказал с теплотой в голосе:

– Прекрасная работа, дорогая.

Она огляделась вокруг и удивилась, обнаружив, что комната опять опустела. Кроме Доннчада, ее самой и Сорчи, которая держала свечи над ней во время операции, в комнате никого не было. А вскоре Доннчад попросил и Сорчу пойти зажечь несколько свечей перед тем, как ей уйти спать.

– До рассвета осталось еще несколько часов, Сеси. Пойдите в другую комнату и отдохните. Я останусь с Ианом.

Сесиль удивленно посмотрела на него.

– Нет, дядя. Я его не оставлю. Когда Иан проснется, он увидит меня рядом с собой. И так будет всегда.

Доннчад широко улыбнулся. Он начал было сомневаться в их женитьбе. До этого момента они держались так отчужденно друг от друга. Продолжая улыбаться, он пододвинул стул поближе к постели.

– Тогда устраивайтесь поудобнее. Он проспит еще несколько часов, насколько я знаю.

Доннчад поставил еще один стул рядом и опустился на него с усталым вздохом. Сесиль знала, что он никуда не уйдет, даже если она предложит ему это сделать. Каким-то образом Доннчад, так же как и Сесиль, понимал, что они нужны Иану больше, чем он когда-либо давал им об этом знать. Сейчас они были его семьей. Сесиль поклялась себе, что заполнит пустоту, образовавшуюся после потери им матери и отчима.

– Иан похож на мать? – спросила она тихо, сгорая от любопытства узнать как можно больше о своем муже.

– Больше на мать, чем на того мерзавца, который зачал его. Я проклинаю тот день, когда она была отдана этому человеку.

– Вашим отцом?

Чувство сожаления оказалось горше.

– Нет, наших родителей к тому времени не было на свете. Энн жила со мной, и это я своими собственными руками отдал ее Аласдеру Гилликристу.

Сесиль коснулась его руки с сочувствием:

– Вы могли не знать, что он за человек.

– Да, – с усилием сказал он. – Я не знал. Но от этого не легче. Я очень любил Энн и по своей вине потерял ее. Я страдал оттого, что не видел, как взрослеет Иан, который мог бы скрасить нашу бездетную жизнь с Катрионой.

– Энн, наверное, была счастлива все эти годы, проведенные с англичанином.

– Да, но сейчас она потеряла сына. И это тоже сделал я своими руками.

– Я думаю, время залечит любые раны.

Его грустный вид вызывал сочувствие у Сесиль.

– И я надеюсь, что ваши собственные раны скоро заживут. – Она помолчала, сомневаясь, правильно ли она поступает, так как он, в конце концов, был для нее малознакомым человеком. Но с другой стороны, он стал ее дядей после замужества, и она сделает все, чтобы облегчить его страдания.

– Рилла – прекрасный человек.

Как она и ожидала, он просиял от ее слов.

– Да, – он стал похожим на мальчишку. – И кажется, она не возражает против моих ухаживаний.

– Конечно нет! – Сесиль забыла свои собственные опасения относительно его возраста. По силе и здоровью он, казалось, не уступал Иану. К тому же он был настолько красив, что ни одна молодая девица не смогла бы перед ним устоять.

– У нее прекрасные сыновья, которые носят прекрасную фамилию. – Это было счастье, что они с такой готовностью приняли его в свою семью.

Сесиль почувствовала, как у нее сжалось сердце при воспоминании об Одвулфе.

– Да, – сказала она тихо, – они сделают вам честь.

Иан пошевелился и застонал. Сесиль погладила его щеку, и он моментально затих.

– Он все еще не согрелся. – По ее тону можно было понять, что она боится лихорадки.

– Ну, еще рано говорить о том, заболеет он или нет, – предостерег Доннчад. – Рана была чистой, и вы хорошо ее обработали. – Он гордился тем, что она так прекрасно справилась с этой операцией, понимая, насколько тяжело ей досталось.

– Как ужасно, что это произошло. – Она содрогнулась при мысли о том, что бы произошло, если бы Иан не проснулся. Они бы оба почувствовали, как стальное лезвие проходит сквозь их сердца. Но она не испытывала никакой ненависти к ослепленной горем женщине. Сесиль не была уверена, смогла бы она перенести смерть Иана или нет, а ведь она даже не любит его. – Пожалуйста, дядя, – сказала она мягко, – пусть отслужат мессу за упокой души этой женщины.

Доннчад посмотрел на нее с удивлением. Он бы не смог быть таким всепрощающим, но сделает все, как она просит.

* * *

– Я думаю, для меня было бы лучше, если бы этот стальной клинок пронзил твое сердце. – Сесиль свирепо посмотрела на Иана. Он был идеальным пациентом только до той поры, пока не пришел в себя. С этого момента он начал изводить ее жалобами на свою слабость, выплескивая раздражение на любого, кто оказывался поблизости. А поскольку он настоял на том, чтобы Сесиль ухаживала за ним, то очень часто на ней срывал свое дурное настроение.

– Не над моим сердцем был занесен меч, когда я получил это ранение, – напомнил ей Иан с раздражением.

– Ну что же, я думаю, ты жалеешь о том, что позволил ему отклониться от курса!

Это было свыше его сил. Он засмеялся, глядя на ее свирепое и негодующее лицо.

– Нет, единственное, о чем я прошу, это принять во внимание беспомощное состояние, в котором я оказался по вашей милости, и не стараться зарезать меня.

– Я же сказала тебе, что никого никогда не брила, – защищалась Сесиль. – И у меня нет никакого желания заниматься этим сейчас. – Она считала, что неплохо справилась с этой работой для первого раза. Правда, в одном или двух местах кожа была порезана, и ей пришлось прикладывать примочки к порезам, из которых била ключом кровь в результате ее неловких манипуляций. И все же усы были сбриты, и Иан остался жив.

– Сделай то, о чем я прошу, ты же послушная жена.

На сей раз настала очередь Сесиль веселиться.

– Ты же знаешь, что это не так, что я не хочу быть послушной, хотя и могла бы, если бы постаралась. Я уверена, тебя предупреждали об этом перед женитьбой.

– В том-то и дело, что нет, – солгал Иан. – Меня заверили, что ты скромная и послушная и что никогда не будешь сердиться. – Ему доставляло удовольствие смотреть, как ее глаза искрятся от смеха. В течение тех трех дней, что она безотказно находилась подле него, готовая исполнить любое его желание, ее прелестные глаза были полны тревоги и опасений за его здоровье.

И он, и Доннчад старались убедить ее, что от таких ран не умирают, но только время смогло ее успокоить.

– О, Иан, дело не в том! – Она перестала смеяться, хотя улыбка все еще витала на ее губах. – Я рада, что мы учимся ладить друг с другом. Это прекрасно, что мы можем дружить, пусть и не любим друг друга.

Иан спрятал хмурый взгляд. Хотя ему не хотелось иметь прилипчивую жену, ему не понравились ее слова.

– Я достаточно належался, – проревел он. – Принеси мне одежду.

– Я думаю, что тебе не стоит вставать с постели, – спокойно сказала Сесиль, откладывая в сторону лезвие, которым сбривала его усы. По выражению его лица она почувствовала, что спорить с ним бесполезно, но считала себя обязанной предупредить его.

– Мне все равно, что ты думаешь! – Иан отбросил покрывала в сторону, скрипя зубами от боли, которую вызвал своим неосторожным движением.

– Я это знаю. – Ей часто приходилось бывать в компании мужчин со скверными характерами, и она научилась не обижаться на их слова. Вздохнув, она принесла простую шерстяную рубашку, чулки и камзол.

Смущенный своей неблагодарностью, Иан взял одежду с жалкой улыбкой.

– Я удивляюсь, почему ты не бежишь из комнаты с воплями о том, что вышла замуж за сумасшедшего. – Он понимал, что другая женщина уже давно бы перепоручила его заботам слуги, как минимум.

Сесиль поборола в себе желание убрать волосы с его лба, инстинктивно понимая, что он не потерпит никаких проявлений заботы с ее стороны. В ответ она тряхнула головой.

– Мне больше хочется вылить ушат воды на твою голову.

Иан спрятал улыбку, наклонив голову над застежками рубашки. Он догадывался, что Сесиль, доведенная до белого каления его язвительным языком, вполне могла бы это сделать. На ее месте леди Эдра надела бы маску оскорбленной добродетели. Сравнение пришло непрошенно, и Иан нахмурился. Ему не хотелось думать ни о леди Эдре, ни о каком-либо другом периоде прошлой жизни.

Сесиль заметила его хмурый взгляд, когда он встал, чтобы надеть плотные чулки, и вздохнула. Каждая маленькая победа, которую она одерживала, откалывая кусочки от оборонительной стены, надежно укрывавшей чувства Иана, сопровождалась сокрушительным поражением. Она скрыла досаду и осталась довольна своим самообладанием, когда Иан подал ей руку, и они вышли из комнаты.

Они удобно сидели за столом, за которым прислуживала сияющая Сорча, когда дверь распахнулась и в зал широким шагом вошел Доннчад.

Он одарил их широкой улыбкой.

– Я уже думал, ты останешься в постели навсегда. Конечно, если бы за мной так же хорошо ухаживали, как это делает Сесиль, я бы, наверное, сделал то же самое.

– Наша Сеси пыталась зарезать меня, – заворчал Иан, чувствуя, что она старается не рассмеяться. Почему-то его раздражали похвалы, которые расточал дядюшка его жене.

– Если бы ты всегда был таким раздражительным, каким был эти три дня, я, возможно, захотел бы поступить так же.

Он сел за стол и взял кусок теплого хлеба.

– Получается, что все против меня, – подытожил Иан, намазывая мед на свой кусок.

– На самом деле, парень, наконец удача повернулась к тебе лицом. У меня хорошие новости.

– Мне бы хватило немного удачи и немного хороших новостей.

Сидя рядом с ним, Сесиль задавалась вопросом, считает ли Иан свою женитьбу удачей или нет.

– Поздно ночью приезжал посыльный. Оказывается, кастелян Хагалиха наслышан о твоих подвигах и хотел бы знать о твоих планах относительно замка. Если захочешь, все будет твое.

Сесиль насупилась, в то время как Иан заулыбался.

– Что такое Хагалих?

– Четвертый и последний наследный замок Иана Гилликриста, – ответил Доннчад.

– Я никогда не слышала, чтобы его кто-нибудь упомянул. Это недалеко?

– День дороги, – ответил Иан. – Это небольшой замок со скромным доходом. Вот куда я пошлю тебя, если ты когда-нибудь станешь мне противна. – Говоря это, он потянулся к ее руке и сжал ее.

Сесиль ощутила волнение от такого проявления его чувств. Значит, еще есть надежда на то, что ее семья будет такой же крепкой, как и семья ее родителей, даже если и с меньшей долей любви. Она испытала глубокое удовлетворение, когда пальцы Иана крепко сжали ее пальцы. Если это все, что она может иметь, она примет это с радостью.

ГЛАВА 16

Элспет съежилась под пронзительным взглядом бледно-зеленых глаз. Ей казалось, что священник видит ее чрево с зачатым в грехе ребенком.

– Я бы хотел видеть Тависа Гилликриста, – нетерпеливо повторил отец Эйндреас. Господи, эта молодая женщина, видимо, туго соображает. Не может быть, чтобы он ошибся адресом.

Элспет торопливо попятилась, приглашая его войти. Она рукой показала на резную скамью в проходе:

– Подождите здесь, отец, пока я позову Тависа – господина Гилликриста.

От отца Эйндреаса не ускользнула ее оговорка, и он нахмурил брови. Такая вольность по отношению к хозяину со стороны, по всей видимости, прислуги говорила многое о нравах, царящих в этом доме. Он молил Бога, чтобы он простил его за то, что приходится иметь дело с такими людьми, но сам Бог прибегал к помощи грешников в борьбе со злом. Возможно, в этом был свой святой смысл – бороться с дьяволом с помощью его же прислужников. Эта мысль успокоила.

– Святой отец? – В конце зала стоял Тавис. Облаченная в сутану фигура поднялась ему навстречу.

– Я – отец Эйндреас. – Он оглянулся, чтобы убедиться, что они одни. – Меня прислал к вам Данмар. Мы можем поговорить?

У Тависа учащенно забилось сердце, хотя его удивил выбор Данмара. Священник в роли заговорщика? А впрочем, каких только случайных знакомых не было в прошлом у него самого. И потом, кто лучше может хранить секреты, чем слуга Господа?

Тавис жестом показал священнику следовать за ним и привел его в небольшую гостиную. Прежде чем сесть за стол, Тавис потянул за ленту колокольчика. Эйндреас расположился рядом. Лица обоих мужчин ничего не говорили об одолевавших их сомнениях.

Господин Гилликрист оказался моложе, чем ожидал отец Эйндреас. Перед ним сидел молодой человек с гладким, не омраченным невзгодами лицом. Ну что, в конце концов, он, священник, понимает в заговорах? Возможно, люди постарше слишком умны, чтобы в них участвовать. И хоть Данмар тоже молод, он все же более крепкой породы, чем Тавис Гилликрист.

На звук колокольчика неслышно появилась Элспет.

– Да, сэр, – спросила она, как подобает хорошей прислуге, будто это не она провела ночь в постели хозяина.

– Пожалуйста, Элспет, принеси нам вина. И может быть, что-нибудь перекусить?

Отец Эйндреас отрицательно покачал головой. Тавис повернулся к Элспет спиной.

– Тогда вина. – По его улыбке можно было догадаться об их теплых отношениях.

Ожидая, когда принесут вино, мужчины говорили о пустяках… Как только Элспет вышла из комнаты, Тавис мягко окликнул ее:

– Дверь, Элспет. – Она послушно закрыла за собой дверь.

Тавис выжидающе посмотрел на отца Эйндреаса, как бы предлагая ему начать разговор.

– Данмар нащупывает пути, по которым можно влиять на человека через тех, кто ему предан, – окольным путем начал отец Эйндреас. – Несмотря на всю его глупость, Арран все еще имеет много сторонников.

– У меня есть немного золота для того, чтобы его сторонников обратить в его противников, – сказал Тавис с горькой усмешкой.

– Да, – растягивая слова, начал отец Эйндреас, – для нас было бы лучше, если бы они продолжали оставаться преданными ему людьми, но при этом мы смогли бы как-то изменить их имущественное положение. Разорившись, они уже не смогут никого возвысить.

– Многие превозносят Аррана, хотя он этого не заслуживает, – Тавис отважился открыто осуждать Аррана в присутствии почти незнакомого ему человека. Но кому-то надо доверять, если хочешь добиться успеха. А поскольку священник был от Данмара, он будет доверять священнику.

– Но мало таких, на чье будущее мы могли бы повлиять, исходя из того, что знаем о них. Если Аррану станет известно о предательстве тех, кому он больше всего доверял, у него останется меньше людей, на которых он может положиться и кто будет его поддерживать. – Отец Эйндреас следил за реакцией Тависа, но пока не мог ничего распознать. Это ему понравилось. Возможно, господин Гилликрист не так уж неопытен, как кажется.

– Это довольно долгий путь к регентству. – Тавис рассчитывал на быстрые решительные действия, хотя не мог сказать, какие именно.

– Но наилучший, если мы хотим сохранить головы на плечах. – Хотя в действительности отец Эйндреас с удовольствием бы пожертвовал своей жизнью ради блага единственно истинной церкви.

– У вас есть их имена? – спросил Тавис.

– У меня имена тех, кого вы должны знать. Тавис на мгновение сжал кубок, который держал в руках. Он заставил себя расслабить пальцы.

– Данмар сомневается во мне?

Отец Эйндреас улыбнулся, пытаясь приободрить Тависа, но его лицо не привыкло к улыбкам, и он ощутил неловкость.

– Данмар осторожен и не хочет, чтобы люди знали лишнее, в противном случае это может угрожать жизни многих. Все делается в целях вашей безопасности, а также тех, кто находится рядом с вами. Чем меньше вы знаете о них, а они о вас, тем лучше.

– Сколько еще людей помимо меня? Священник пожал плечами.

– Даже я не знаю наверняка. Но достаточно для успеха нашего дела.

Прежде чем задать следующий вопрос, Тавис глубоко вздохнул и медленно выдохнул.

– Ну, а фамилии тех, кого Данмар хочет, чтобы разорил я?

Отвечая ему тихим голосом, отец Эйндреас пристально следил за выражением его лица:

– Сэлек Лотаринг и Иан Гилликрист. Чувствуя горькое разочарование, Тавис сказал ровным и спокойным голосом:

– Нет.

Священник насупился. Данмар уверил его в том, что из всех, живущих в христианском мире, именно этот человек имел все основания желать убрать Иана Гилликриста со своей дороги.

– Нет? – повторил он с вопросительной интонацией, как будто не расслышал ответа.

– Передайте Данмару, пусть назовет мне имена других людей, и я сделаю все, что смогу. Но только не Лотаринга и Иана.


Данмар не просто огорчился, узнав от отца Эйндреаса о реакции Тависа, – он разразился долгой бранью.

– Этот молодой дурак, – с горечью воскликнул Данмар, – он нас выдаст? – Он не мог смириться с тем, что так просчитался. Он редко ошибался в людях.

Отец Эйндреас пожал плечами.

– Говорит, что нет, но отказывается участвовать в разорении этих двух. Я пытался убедить его, что речь идет не об их физическом уничтожении.

Данмар мрачно улыбнулся.

– Дать ему имена других людей? – спросил отец Эйндреас, нарушив молчание, которое последовало за его высказыванием.

– Нет. – Данмар тяжело задумался. Круг общения Тависа Гилликриста был небольшим, хотя его отец приложил немало усилий к тому, чтобы его расширить. – Он не сможет повлиять на других. И как обычный грабитель он тоже не годится. Я не знаю, как его можно использовать. Очень жаль.

Отец Эйндреас откашлялся.

– Нельзя ли его подключить к какому-нибудь малозначительному делу для того, чтобы он молчал?

Данмар в задумчивости поглаживал подбородок.

– Возможно, вы правы. Я должен подумать, как нам получше сделать это. Сейчас я доверяю ему меньше, зная, что он находится в плену у неправильно понимаемых им родственных отношений.

Спустя короткое время священник ушел, и Данмар начал тщательно готовиться к предстоящей встрече с Арраном. Арран считал его своим наиболее надежным советником, так как Данмар обстоятельно докладывал ему каждую подробность жизни Мари де Гиз. Подробности, которые они с Мари придумывали специально, вкрапляя среди банальностей важную информацию, чтобы Арран оставался доволен Данмаром.

Как обычно, Данмар оделся богато, но без претензий. Он никогда не старался перещеголять яркостью своих нарядов павлина и для встречи с Арраном предпочел неброские краски. Данмар выбрал французского покроя камзол спокойного темно-синего цвета. Гладкие чулки обтягивали его мускулистые ноги, как вторая кожа. Широкая, цвета ночи шляпа, с опущенными полями, покрывала его темноволосую голову.

Одевшись, он с уверенным видом прошел в заполненную народом комнату, где назвал свое имя главному распорядителю Аррана. Через секунду, провожаемый завистливыми взглядами тех, кто простоял многие часы на леденеющих ногах в надежде получить аудиенцию у регента, он был приглашен в присутственную комнату, где присоединился к немногим избранным, удостоенным высокой чести быть принятыми Арраном.

Все то время, что Данмар одевался, мозг его лихорадочно работал. Сейчас, когда этот дурак, единокровный братец, подвел его, у него не было больше никого, кому бы он мог доверить свои планы по разорению Иана Гилликриста. У него уже была готова схема, по" которой Иан тайно был бы отозван в Англию. Данмару только требовалось сделать так, чтобы поспешный отъезд Иана из Шотландии вызвал подозрение. Когда Данмар приветствовал Аррана, у него уже были кое-какие наметки.

– Ваша милость, – начал он вкрадчиво. Как всегда, он заметил, что Арран, разодетый как того требовало его царственное положение, не производил внушительного впечатления. И интерьер, несмотря на украшенные фресками и обитые тканью стены, выглядел скромно и не содержал никаких предметов роскоши, которыми монархи и регенты монархов обычно окружали себя. Данмар часто задавался вопросом, не была ли скромность обстановки следствием реформистских взглядов Аррана, от которых он отказался, но не запретил.

– Данмар, рад вас видеть, – Арран тепло улыбался, глаза же его, как всегда, оставались холодными. Арран доверял этому человеку, но не любил его. Возможно, говорил он себе, потому, что тот так легко обманывал бывшую королеву, которая, как оказалось, доверяла ему. К тому же Аррану был свойствен некоторый идеализм, от которого он не считал нужным избавляться. Он готов был пойти на все ради Шотландии и при этом не уважал людей, которые помогали ему в достижении его неблаговидных целей.

Арран сел на мягкий стул и пригласил Данмара сесть тоже. Они подробно обсудили новости и, когда Данмар рассказал ему о всех незначительных событиях, преподнесенных как последние тайны Мари де Гиз, Арран вздохнул.

– Вы не сказали мне ничего нового… ничего, что бы подняло мне настроение.

Данмар замолк. Он умышленно не сказал ничего важного. Но если Арран услышал что-то такое, что омрачило его настроение, тогда это будет хорошей новостью для Мари де Гиз. Он ждал, зная, что Арран доверится ему, и потому не задавал лишних вопросов.

– Я слышал, де Эсс высадился на берег сегодня утром, – наконец сказал Арран.

Наконец-то прибыл французский флот! Данмар сидел с непроницаемым лицом, боясь обнаружить свою радость. Он знал, что Мари де Гиз услышала эту новость в то же самое время, что и Арран, и представил, какое воодушевление и ликование царило в ее покоях.

– Дал ли Совет лордов свое разрешение на брак?

– Да, я думаю, это не что иное, как пустая формальность. Они согласятся на брак Мэри и Фрэнсиса, как только получат подтверждение того, что независимость Шотландии от этого не пострадает.

Данмару не понравился скорбный тон, каким Арран сказал это. Данмар прекрасно знал, что Арран должен был получить французское герцогство, отказавшись от всякой надежды женить своего сына на малолетней королеве. Конечно, французское герцогство не могло восполнить потерю королевства.

– Можно ли верить этим заверениям? – Арран выставил подбородок вперед, и Данмар впервые почувствовал истинный аристократизм в его манере. – Шотландия никогда не станет французской пешкой. Мы будем сопротивляться до последней капли крови.

– Да, – согласился Данмар, чувствуя, что настало его время, – но мы должны быть очень осторожными, чтобы не попасть в ловушки, расставленные нашими врагами и во Франции, и в Англии.

При упоминании Англии в глазах Аррана зажегся огонек подозрительности.

– Что-то готовится?

– Нет, ничего, о чем можно было бы заявить в открытую. Но кругом пересуды, недомолвки, которые стихают при моем приближении.

– Но вы сами что-нибудь слышали? – упорствовал Арран.

– Почти ничего. Только, что богатство Джеффри Линдела каким-то образом связано с состоянием Сомерсета.

– Линдела? – переспрашивая Данмара, Арран попытался спрятать свое огорчение, которое он испытал при упоминании имени протектора Англии. Воспоминание о позорном поражении, которое принес ему Сомерсет, все еще жгло его душу.

– Сэра Джеффри Линдела, английского любовника Энн Доннчад, того, кого Иан Гилликрист называл своим отцом первые двадцать лет своей жизни, – вкрадчивым голосом закончил Данмар.

– Вы думаете, Гилликрист что-то замышляет с Сомерсетом? – Арран пытался припомнить молодого человека, который женился на дочери Лотаринга. – Я думаю, что для него расставлено немало ловушек, чтобы помешать ему вступить во владение своим наследством.

– Действуя таким образом, эти люди дают ему возможность объехать всю Шотландию и узнать многое о стране, ее силе и слабости.

Арран беспокойно заерзал на стуле. Неужели он слишком быстро доверился? Ведь у Гилликриста не все чисто в его родословной.

– Я могу его допросить, – сказал он.

– Вы ничего не узнаете. Намного лучше последить за ним. Дать ему возможность проявить себя. Сомерсет хорошо заплатил бы за простую информацию о том, что французский флот находится у берегов Шотландии.

– Но путь Гилликриста пролегает вдали от побережья Шотландии.

– Он бы мог изменить свой маршрут, если бы его попросили сопровождать Мэри во Францию вместе с молодым Лотарингом.

– И что, если он на это согласится?

– И при этом спешно не отправит гонца с известием в Англию? – Данмар пожал плечами. – Тогда все слухи окажутся несостоятельными, а вы убедитесь в том, что ему можно доверять. В конце концов, это не так уж плохо.

– Согласен. – Арран насупил брови в задумчивости. – Совсем неплохо быть уверенным в человеке.

Данмар сохранял подобающее моменту серьезное выражение лица. Как просто все оказалось.


Тавис ворочался в постели, вызывая сонное ворчание Элспет, пристроившейся рядом. Он не знал, что делать. Если он будет молчать и Данмару удастся осуществить задуманное, то Иана поставят на колени и, возможно, отошлют с позором в Англию. И тогда все вернется на круги своя, все владения, которые должны были перейти к Тавису, когда его отец испустил дух, наконец-то станут принадлежать ему.

С другой стороны, неужели Иан будет опозорен по заслугам? Кто виноват в том, что его позвали заявить о своем праве на то, что Тавис посчитал своим? Не он. И не Тавис. Виноваты в этом люди и обстоятельства, сложившиеся давным-давно и неподвластные ни одному из них. Ни тогда, ни сейчас.

Но, нашептывал ему тайный голос, разве твой сын не заслуживает лучшей участи, чем довольствоваться остатками с барского стола? В мыслях Тавис вновь вернулся к матери своего ребенка, которая в настоящий момент была всего лишь прислугой. Да, возможно, это все, что этот ребенок заслужил. Ни больше, ни меньше, чем его отец до него.

И все же Тавис не жалел о том, что с Элспет Литхэн зачал их ребенка. Ведь только она одна дарила ему ласку все эти годы. Так и не найдя ответа на мучившие его вопросы, Тавис притянул к себе Элспет, нежно ее обнял и попытался заснуть.

ГЛАВА 17

Доннчад возвращался в Дейлисс в прекрасном расположении духа, думая только о Рилле Лотаринг. Он понимал, что ему давно пора заняться собственными делами, особенно сейчас, когда он убедился, что дела его племянника не вызывают особого беспокойства. И только желание видеть Риллу удерживало его в этих местах.

В быстро сгущавшихся сумерках Доннчад и его небольшой отряд въехали на мощеный двор замка Дейлисс, где их встретил взволнованный управляющий. У Доннчада упало сердце, когда он увидел, как тот, заикаясь, пытался что-то объяснить, протягивая запечатанный свиток пергамента.

– Я не знал, что мне делать, милорд. Я получил его ближе к вечеру и собирался послать в Сиаран.

Узнав королевскую печать, Доннчад ощутил острую тревогу и, несмотря на то, что послание было адресовано Иану, без колебаний распечатал его. Это было послание от самого Аррана, призывающего Иана совершить совместно с Амальриком Лотарингом путешествие во Францию. Доннчад обстоятельно изучал послание, пытаясь вычитать что-нибудь между строк, так как он не мог допустить, что это всего лишь невинное приглашение, сделанное Арраном после короткого раздумья. Нет, кто-то вынашивал и заронил эту мысль. Но кто? И почему?

Прошел почти час, а он все еще не находил ответа. Поэтому он отправил в Уэйтфельд гонца, объяснив ему срочность возлагаемой на него миссии. После этого он тщательно оделся и, не обращая внимания на поздний час, отправился короткой дорогой в Сиаран. Ему необходимо было обсудить это послание с Сэлеком Лотарингом. Возможно, отец Амальрика знает что-то такое, что могло бы успокоить растревоженного Доннчада.

Но, как оказалось, тот ничего не знал и, прочитав письмо Аррана, с удивлением посмотрел на Доннчада. Письмо было выдержано в вежливом нейтральном тоне, в нем не было тепла, но не было и отчужденности.

Сэлек потер ухо.

– Я понял столько же, сколько и вы. Иану уже дали знать?

– Да, и я предложил ему подождать Амальрика в Эдинбурге. Гонец уже в пути. Я послал его, как только прочитал послание, – Доннчад покачал головой. – Не нравится мне это.

– Вы думаете, приглашение не сулит ему ничего хорошего? – взволнованно спросил Сэлек, беспокоясь больше о Сеси, хотя душа болела и за Иана тоже.

– Думаю, что да, так как решение было принято поспешно и ничем не мотивировано. Но я не вижу, что здесь можно сделать. – Доннчад ободряюще улыбнулся. – У меня, как и у многих других титулованных особ в Шотландии, есть глаза и уши при дворе. И если там появится что-то достойное внимания, то, будьте уверены, я буду об этом знать.

– Но для того чтобы вы могли что-то предпринять, нужно, чтобы вы узнали об этом как можно раньше. От запоздалых новостей мало толку.

Доннчаду нечего было ему возразить.

– Вы правы, вот почему я решил сам поехать в Эдинбург, прежде чем двор переедет в Стирлинг на следующий сезон. – Он помолчал. То, о чем он сейчас собирался спросить, вызывало у него определенные трудности, так как он понимал, что опережает события, но обстоятельства заставляли его действовать.

– Поскольку я буду отсутствовать какое-то время, а по возвращении мне нужно будет как можно скорее заняться своими делами, то я бы попросил вашего разрешения сказать Рилле о моих чувствах к ней и попросить ее стать моей женой.

Сэлек улыбнулся, хотя лицо его по-прежнему выражало беспокойство.

– Я не только разрешаю, но и благословляю вас. Думаю, ваш приезд сегодня будет для нее полной неожиданностью. Она в детской с моими внуками. – Его тон и потеплевший взгляд говорили о гордости за мальчиков.

Хотя Доннчад не ожидал получить отказ, тем не менее вздохнул с облегчением. У него все еще оставалось небольшое сомнение. Он знал, как Лотаринг любил свою семью, особенно детей Одвулфа.

– Обещаю вам, что они не забудут свою семью, находясь со мной. – Он сжал плечо Сэлека, давая ему понять, что искренен в своих словах.

Охваченный мыслями о погибшем сыне, Сэлек часто заморгал глазами, но заставил себя весело улыбнуться.

– Послать за ней в детскую?

– Нет. Если позволите, я пойду к ней без предупреждения.

– Ну, тогда пеняйте на себя, – предупредил Сэлек, зная, как сердятся его женщины всякий раз, когда их застают недостаточно прилично, как они считают, одетыми для приема гостей.

Однако Доннчада мало заботило это, когда он поднимался по лестнице в детскую. Он хорошо знал дорогу, так как в каждое посещение обязательно наведывался к мальчикам. Доннчад считал, что им будет легче привыкнуть к нему, находясь в привычном для них окружении, чем в новой обстановке его дома… если, конечно, ему повезет и он получит желанный ответ на свое предложение.

Дверь в детскую была открыта, и он на минуту задержался в дверях, любуясь своей Риллой. Она сидела на толстом турецком ковре в окружении сыновей. Юбки веером расходились от ее талии. Прекрасные волнистые волосы были распущены и напоминали расплавленное красное золото в мерцающем свете лампы. Годы, проведенные в одиночестве после смерти Катрионы, ушли в прошлое, и он подумал, что его милая жена не возражала бы против попыток вновь обрести счастье.

– Миледи, – тихо позвал он, отвлекая ее внимание от игрушек, разбросанных в складках ее юбок, и крошечных ручек, занятых их поиском.

При звуке его голоса Рилла подняла смеющиеся глаза.

– Рос, – мягко сказала она, называя его по имени, а не официально «милорд». Она обратилась к нему таким образом, потому что именно так называла его, когда о нем думала, и потому что хотела показать ему, что она не сердится за то, что он в очередной раз пренебрег ее просьбами предупреждать заранее о своем приходе.

Рилла уже собиралась подняться, когда Доннчад протестующе поднял руку:

– Нет, я сяду с вами.

Трудной смех Риллы, когда она представила, во что превратится его великолепный костюм, вызвал на его лице улыбку.

– Бархат плохо сочетается с этими двумя молодыми людьми, – мягко сказал он, опускаясь на колени как раз в тот момент, когда, широко раскинув руки, к нему заковылял Тю.

– Это послужит вам хорошим уроком, если от вашего наряда ничего не останется. – Рилла схватила Вольдемара за руку, которой он пытался схватить золотую цепь, позванивающую на широкой груди Доннчада. – Вы застали меня в моем самом убогом одеянии, милорд.

– Вы прекрасны в любом наряде. – И взгляд его был настолько красноречив, что щеки Риллы залил нежный и теплый румянец.

Она отвернулась, и Доннчад хрипло запротестовал:

– Не отворачивайтесь от меня, любимая. Взгляд ее вернулся к нему, потому что еще никогда он не обращался к ней так нежно.

– Рос? – Голос ее понизился почти до шепота, учащенно билось сердце.

Он дотянулся до Вольдемара, прижал его к себе вместе с Тюдориком и заглянул поверх их белобрысых голов в зеленые глаза Риллы.

– Я буду им отцом, – сказал он хрипло. И после долгой паузы добавил: – А тебе мужем.

Сердце его, казалось, остановилось, когда она ничего не ответила и только серьезно посмотрела ему в лицо. Потом глаза ее наполнились слезами, и одновременно улыбка заиграла на ее губах.

– А я буду тебе женой.

Продолжая обнимать обоих мальчиков, Доннчад притянул к себе их мать. Сидя на полу, она прижалась к его широкому плечу, чувствуя себя любимой и желанной впервые за все время, что прошло с того дня, когда она получила известие о смерти Одвулфа.

Там, в детской, и нашли их Сэлек с Джиорсал, и, прочитав одобрение в их глазах, Рилла распростилась с последними сомнениями.


В английской таверне в нескольких милях от границы Англии с Шотландией шотландские деньги перешли в руки англичанина в обмен на его обещание содействовать аресту Джеффри Линдела.

– И в чем твой хозяин хотел бы его обвинить? – Мужчина старался говорить тихо, хотя в таверне было достаточно многолюдно и шумно, чтобы их никто не услышал. Говоривший был лордом, хотя и обедневшим. Молодой и безрассудный, он имел не столь безупречную репутацию, чтобы к нему нельзя было подступиться, но и не был настолько запятнан, чтобы не иметь связей.

Его собеседник, грубоватого вида мужчина, сидел напротив, держа в покрытой рубцами руке высокую кружку эля. Он производил впечатление человека, способного выполнить любое порученное ему дело.

– В измене.

Молодой лорд удивленно поднял бровь.

– Но какие есть основания для такого обвинения? Никогда не слышал ни малейшего намека на участие Линдела в каком-либо заговоре.

– Основания? Любовница – шотландка. Любимый пасынок предан Шотландии. Ничего такого, чтобы приклеилось надолго, – грубо заметил его собеседник, – и не надо. Лишь бы хватило для того, чтобы его пасынок вернулся в Англию, когда получит это известие.

Молодой человек нахмурился. Он бы предпочел, чтобы его участие ограничилось пределами Англии. Ни за какие деньги он не хотел бы испытать на себе жестокость шотландцев.

– Кто пошлет это известие?

– Это не ваша забота, – последовал ответ. – Я прослежу за этим сам. Ваша задача – посадить Линдела за решетку в Тауэр.

– Кому нужно, чтобы пасынок вернулся? – Ответом ему был безмятежный взгляд. Он вздохнул с раздражением. – Ладно, когда я получу все остальное?

– Когда сделаете дело.

Лорд мрачно улыбнулся.

– Сделаю, уверяю вас.

Его грубоватый напарник откашлялся.

– И последнее.

– Что еще?

– Нужно, чтобы его любовница поверила в серьезность обвинений. Вы должны убедить ее в том, что только возвращение ее сына в Англию сможет отвести подозрения.

– Это будет трудно сделать, – запротестовал молодой человек. – Она не знает меня, и у нее нет никаких оснований верить моим словам.

– Это, дорогой милорд, ваша забота, если хотите получить остаток денег.

Час спустя покрытый шрамами бородач уже ехал по направлению к границе с Шотландией. Это был не первый раз, когда он выступал в роли англичанина, и, как он думал, не последний. У него было мало желания заниматься этим делом, но деньги… и к тому же его уверили, что это нужно для блага Шотландии.

ГЛАВА 18

Юбки Сесиль стали мокрыми от утренней росы, что лежала на луговых травах, когда она шла по лугу, удаляясь от стен замка. Ее лицо все еще сохраняло выражение досады и раздражения от объяснений со стражником. Он неохотно открыл для нее ворота замка. Нельзя сказать, что он был груб, напротив, он был очень вежлив, – по ее мнению, оскорбительно вежлив.

– У вас есть разрешение выходить без сопровождения?

Распрямив плечи, Сесиль, подражая матери, сказала командирским тоном:

– Я – леди Уэйтфельд. Чье разрешение я должна получить, чтобы поступать так, как хочу? – Странно, что эта старая крепость перешла к ним со своим собственным титулом, но так оно и было. И сейчас она была леди Уэйтфельд так же, как леди Гилликрист, а совсем недавно была всего лишь Сесиль Лотаринг, незамужняя и нетитулованная.

Стражник с досадой смотрел на нее. Что за хозяйка ему досталась на этот раз? Поняв по выражению ее лица, что она не успокоится, он дал знак открыть ворота. Выражение его собственного лица ясно говорило о том, что он понимает, чем обернется для него его поступок.

– Можно дать вам сопровождающего?

– Нет, – Сесиль смягчилась, глядя на несчастного стражника. – Обещаю вам, что не пойду дальше опушки, а вы можете оставить у ворот замка всадника, готового прийти мне на помощь, если она потребуется. – И прежде чем он смог что-либо сказать, она проскользнула через открытые по его знаку ворота.

Свобода! Она действительно вырвалась на свободу, хотя и на короткое время. Нигде еще она не испытывала такого гнетущего чувства, как в стенах замка Уэйтфельд. Она подставила лицо навстречу восходящему солнцу, наслаждаясь его теплом. Даже в разгар лета Уэйтфельд отдавал сыростью. Ее это не очень волновало, а Иан, казалось, не торопился уезжать отсюда, и потому она помалкивала.

Иан. При мысли о нем она замедлила шаг. Они сблизились, но во многом он все еще был далек от нее. Между ними стояла какая-то стена, которую ей не удалось и вряд ли когда-либо удастся разрушить. И все же всякий раз, когда она входила в комнату, глаза его мгновенно находили ее, как будто он постоянно ждал ее прихода. И если вечером она уходила из зала раньше него, то он исчезал следом за ней.

Ночи же нельзя было сравнить ни с чем. Ее тянуло к нему так, как некоторых пьяниц тянет к элю. Из ночи в ночь они погружались в огонь страсти, жар которой опалял обоих, и ей уже не надо было умолять его поделиться этим острым, мучительно сладостным чувством. Но после, все еще держа ее в своих объятиях, в мыслях и чувствах своих он был очень далек. Это ранило ее душу, и она не знала, как залечить эту боль.

Она дошла до первых деревьев и слабо улыбнулась, услышав щебетанье и трели птиц, которые, казалось, приветствовали ее, сидя на ветках. Помня свое обещание, она послушно повернула обратно, но остановилась, завидев выезжавшего из замка всадника. Неужели этот глупец подумал, что она углубится в лес, и послал за ней кого-то из стражи?

Сесиль насупилась, когда увидела, что солнце вовсю сияет над горизонтом. Она не собиралась уходить далеко и надолго. Но стражник имел право волноваться. У нее екнуло сердце, когда она разглядела всадника. Это был Иан.

Еще через мгновение он сердито смотрел на нее сверху. Конь под ним фыркал и тяжело дышал. Сесиль лучезарно улыбнулась. Его взгляд напомнил ей взгляд отца, которым он награждал ее всякий раз, когда она давала повод для беспокойства. Если бы ему было все равно, он бы не волновался.

Иан был не менее грозен, чем его конь.

– Вы, кажется, рады, миледи, что взбудоражили весь дом.

Сесиль покачала головой.

– Рада только видеть вас, милорд. Мне бы не хотелось никого огорчать своим бродяжничеством.

Она решила не притворяться, что не знает истинную причину его беспокойства.

– Я довольно часто выхожу на прогулку, и, надеюсь, стражники скоро к этому привыкнут.

– Вряд ли, – сказал Иан без обиняков. – Ты будешь выходить за пределы Уэйтфельда или какого-либо другого замка только в сопровождении стражи.

Сесиль открыла было рот, чтобы возразить, но Иан остановил ее:

– Я не собираюсь это обсуждать, Сеси. Я тебе не отец, чтобы дергаться при каждом твоем капризе. Я буду тебя сопровождать пешком или верхом, когда смогу, но одна ты никуда ходить не будешь. Если я не смогу, – он нахмурился, так как в голову ему пришла какая-то мысль, – или ты не захочешь быть в моей компании – возьмешь с собой слугу.

Его хмурый взгляд красноречивее всяких слов дал ей понять, что он не допускает мысли, что она может предпочесть его компанию слуге.

Ей это было приятно.

– Я бы с удовольствием гуляла в твоей компании, Иан, но мне не хочется беспокоить тебя в такую рань.

Прежде чем Иан смог ей ответить, Сесиль краем глаза заметила движение на дороге, ведущей из Данблейна.

– Иан, кто-то подъезжает к замку.

Иан резко повернулся, но потом расслабился. На дороге был одинокий всадник, не представлявший никакой угрозы для Уэйтфельда.

– Судя по тому, как он торопится, это гонец.

У Сесиль защемило сердце. Большинство гонцов торопятся, но те, которые несут плохие вести, обычно ездят быстрее всех. Как всегда, ее мысли были о матери, ее плохом здоровье.

– Иан, мы должны поскорее вернуться в замок, пожалуйста.

Настойчивость в ее тоне насторожила его. Он все еще не мог привыкнуть к ее сверхъестественной способности распознавать людские чувства и настроения. И хотя она уверяла его в том, что не способна предугадать будущее, он временами не мог скрыть своего изумления.

Кивнув в ответ, Иан подхватил ее и посадил впереди себя. Он пустил коня легким галопом по направлению к замку, не ускоряя его бег. В его руках Сесиль была почти невесомой.

К тому времени, как они вошли в зал, гонец уже удобно устроился за столом, поглощая мясо и запивая его элем. При их приближении он торопливо поднялся, быстро переведя взгляд с массивной фигуры виконта на миниатюрную женщину рядом с ним, больше похожую на эльфа, чем на благородную даму.

– Лорд Гилликрист, – заикаясь, начал он, встретив хмурый взгляд, когда вновь посмотрел на виконта. Засунув руку в карман своей короткой куртки, он вытащил небольшой свиток и вручил его Иану.

Иан оторвал печать и с хмурым видом углубился в чтение короткого послания.

– Милорд? – вопрошающе начала Сесиль, все еще находясь в страхе за свою мать.

– Это от Доннчада, – коротко ответил Иан. Сесиль удивленно подняла брови. Всего четыре дня прошло, как Рос Доннчад уехал из Уэйтфельда. Должно быть, он отправил гонца сразу по приезде в Дейлисс.

– Что-то случилось?

Иан бросил взгляд на гонца.

– Отдохните несколько часов, пока я подготовлю ответ.

Гонец подавил тяжелый вздох. Несколько часов? Он скакал от зари до зари до полного изнеможения. Но разве эти благородные особы когда-нибудь считались с этим.

– Да, милорд, – ответил гонец, поворачиваясь, чтобы уйти.

– С моей матерью все в порядке? – наконец с беспокойством спросила Сесиль.

– Да, – Иан поднял бровь, удивившись резкости ее тона. – По крайней мере, ничего здесь не сказано. А что, она неважно себя чувствует?

– Иногда, – тихо сказала Сесиль. Взгляд Иана смягчился.

– О ней здесь нет ни слова. Я думаю, дядя бы знал, если бы что-нибудь случилось, так как он проводит в Сиаране достаточно много времени. – Иан пристально посмотрел в огромные глаза Сесиль и вздохнул. Она все еще ребенок. Он не сможет оставить ее одну, пока будет выполнять просьбу Аррана. – Ты знаешь, что Амальрик сопровождает вашу малолетнюю королеву во Францию?

Сесиль кивнула, насупившись из-за предчувствия какого-то малоприятного известия. Может, причиной тому был голос Иана, который настроил ее против того, что ей предстояло услышать.

– Я должен ехать вместе с ним. Она озадаченно посмотрела на него.

– Мы едем во Францию?

Иан вздохнул. Сесиль будет отстаивать свое право поехать.

– Нет. Доннчад ясно пишет, что я еду один. Он предлагает, чтобы ты вернулась к родителям на это время.

– Мне нельзя ехать вместе с тобой, но и в Сиаран я тоже не поеду. Я останусь в Дейлиссе – с твоего разрешения.

Последние три слова удивили Иана. После того как она явилась в Дейлисс без приглашения, он не ожидал, что она будет подчиняться его желаниям. Возможно, она вовсе и не собиралась быть требовательной и непокорной женой. Все же он не мог понять, почему она предпочитает остаться одна в Дейлиссе, чем ехать в Сиаран.

– Тебе не будет одиноко?

– Сиаран рядом, я могу ездить туда в сопровождении охраны, – торопливо добавила она, предвосхитив возможные протесты или нотации. – Я хозяйка твоих владений, Иан, и займу подобающее мне место. Мне предстоит еще многому научиться, чтобы мы могли жить нормальной жизнью.

Она знала, что это только часть того, что ей предстояло сделать. Какое-то чувство глубоко внутри говорило ей, что их брак был построен на очень хрупком основании. И укрепить его можно, только упрочив свою роль в жизни Иана. Хотя она не могла сопровождать его в поездке, она могла бы постоянно напоминать ему о себе, находясь в его доме, занимаясь хозяйственными делами, проводя одинокие ночи в их семейной постели. Она знала, что Иан не любит ее, но не сомневалась в том, что они смогут прекрасно жить друг с другом при условии, что нить, связующая их, останется целой и невредимой.

Их желание быть единым целым перед лицом всего остального мира со временем могло оказаться сильнее страстных признаний в любви.

Иан долго молчал.

– Доннчад просит меня подождать Амальрика в Эдинбурге. Мы поедем туда вместе, и я попрошу Доннчада встретить нас. После моего отъезда из Шотландии он проводит тебя домой. – Он встретил ее взволнованный взгляд, и улыбка согрела его лицо. – Домой в Дейлисс.


Они добрались из Данблейна в Эдинбург без особых приключений. Сесиль не сомневалась, что, если бы Иан ехал один, он бы управился за день. Они остановились на ночлег в Линлитгоу. Гостиница была комфортабельной, но малопримечательной. Для Сесиль же путешествие было чем угодно, но только не малопримечательным. Никогда раньше ей не доводилось бывать так близко у моря, и она была буквально очарована запахом моря и биением волн о морской берег. Их небольшая свита следовала за ними вдоль прибрежной полосы из Линлитгоу в Эдинбург.

– Я поеду с тобой во Францию, – однажды со вздохом сказала Сесиль. Но ее голос скорее был жалобным, чем умоляющим. – Должно быть, прекрасно стоять на палубе и чувствовать, как вода колышется под тобой.

Иан смотрел, как она подняла лицо к небу, заслышав мяукающий крик чайки. Влажный морской воздух осаждался бусинками на белом золоте ее волос, образуя нимб вокруг Головы. Но он знал, что перед ним далеко не ангел, и улыбнулся при мысли, что ничего ангельского в ней больше не прибавится. Он догадывался, что ни одно божественное создание не могло бы соблазнять мужа так, как это делала Сесиль каждую ночь. Чувствуя, как его тело откликается при этой мысли, Иан обратил внимание на ее слова, сказанные со страстью.

– Я не знаю, замечательно это или нет. Я тоже никогда не плавал на корабле.

Она посмотрела на него удивленными, широко раскрытыми голубыми глазами.

– Я думала, что все молодые английские лорды получают образование за границей.

Воспоминания согнали улыбку с лица Иана.

– Мать не отпускала меня от себя.

– Должно быть, она тебя очень любила, – Сесиль высказывалась очень осторожно, понимая, что она должна показать свою симпатию к этой женщине, сыгравшей свою роль в жизни Иана. – И наверное, так же сильно любит и сейчас.

– Да, – сказал Иан хриплым голосом, – она любила меня довольно болезненно.

Сесиль поняла, что он говорит не о материнской боли. Ей захотелось протянуть руку и дотронуться до него. Они ехали верхом на довольно близком расстоянии друг от друга, и временами их лошади сближались настолько, что они касались друг друга ногами. Но непроницаемое выражение лица Иана как бы предупреждало Сесиль, что ничего хорошего не выйдет, лишь будет испорчен краткий миг гармонии, возникшей между ними, если она продолжит эту тему.

Но ей хотелось, чтобы Иан продолжал рассказывать ей о своем прошлом.

– Тебе когда-нибудь хотелось убежать к морю, когда ты был юношей? Мне хотелось.

– И когда ты была юношей? – заигрывая с ней, спросил Иан, отвлекаясь от мрачных мыслей. Та, другая жизнь потеряна для него навсегда, не нужно о ней тосковать или цепляться за нее изо всех сил.

Сесиль ответила ему улыбкой, радуясь, что он не замкнулся на этот раз, как это очень часто случалось с ним, когда она вторгалась в запретную зону.

– Мне хотелось быть юношей, – отважно сказала она. – Хотелось отправиться в морское путешествие в другие страны. Все три моих брата были в Германии, один из них находится там и сейчас. Я же ничего не видела, кроме маленького кусочка шотландской земли, на которой стоит мой дом.

Иан широко улыбнулся, почувствовав досаду в ее последних словах. Определенно, ему досталась необычная жена. Большинство молодых девушек мечтают о любви и роскоши, а не о путешествиях и приключениях.

– Может быть, однажды мы отправимся в путешествие вместе.

Мысль понаблюдать за ее восторженной реакцией всякий раз, когда она сталкивалась с новыми впечатлениями, была довольно привлекательной. Не менее привлекательным было ее лицо, словно озарившееся светом в ответ на его предложение. Ему показалось странным, что он счел ее не особенно привлекательной в их первую встречу. Он все еще не видел в ней классической красавицы, но подумал, что даже если бы и мог, то не стал бы менять пикантные черты ее лица.

Пока он наблюдал за ней, лицо Сесиль становилось все серьезнее.

– Иан, – неуверенно начала она, – а путешествие во Францию с нашей Мэри опасное? – Крохотная морщинка прорезала ее лоб.

На какое-то мгновение Иан испытал чувство ревности, решив, что она беспокоится за брата. Но он тотчас улыбнулся и непринужденно ответил, вспомнив, что ему никогда не хотелось иметь жену, которая бы постоянно тосковала по нему и беспокоилась о его безопасности.

– Я думаю, самое безопасное место для королевы Шотландии – это ее окружение. И она едет в страну, где ее встретят с распростертыми объятиями.

– Ну а как Англия? Не попытается ли Сомерсет помешать Мэри добраться до Франции?

В какой-то момент Сесиль поняла, что, хотя Иан никогда не будет считать Шотландию своей родиной, а Мэри – своей королевой, он порвал свои связи с Англией и ее правителем. Это опечалило ее, так как получалось, что Иан не пристал ни к тем, ни к другим, а затерялся где-то посередине.

– Он мог бы, – согласился Иан, – если бы знал, как это сделать, но вся Шотландия поднимется, если он попытается сделать хотя бы шаг в сторону Дамбартона.

– А на море? – мягко настаивала Сесиль.

– Я думаю, что даже Сомерсет не рискнет атаковать французский флот. Это означало бы объявление войны, в которой его бы ждало сокрушительное поражение. В этом случае все шотландцы от мала до велика, католики и реформаторы, встали бы под знамена Генри, короля Франции. – Одно дело атаковать союзника и совсем другое – пытаться вырвать невесту дофина из тисков королевского флота.

Иан тем не менее был уверен, что у англичан хватит ума, чтобы даже не думать об этом. С другой стороны, от Сомерсета всего можно было ожидать. Однако Иан решил не волновать Сесиль рассказом о возможном развитии событий.

Сесиль пришлось довольствоваться его заверениями, но мысль о предстоящей разлуке огорчала его. Она только начинала узнавать своего мужа и опасалась, что те первые шаги, которые они сделали навстречу друг другу, будут забыты, и им придется начинать все сначала по его возвращении в Шотландию.

Но прошло совсем немного времени, и открывшийся перед ними вид на Эдинбург захватил ее воображение. Когда они проехали через городские ворота, Сесиль обернулась к Иану. На лице ее было написано горькое разочарование.

– Здесь грязно.

Едва она сказала это, как где-то наверху открылось окно, и на булыжную мостовую прямо перед ними полились помои. Иан понимающе улыбнулся.

– Не грязнее, чем в Лондоне. Везде, где люди живут скученно, грязи предостаточно.

– Но я-то думала, что это великолепный город, – ее причитания сменились негодованием. – Всю свою жизнь я мечтала увидеть город, где живет королевская семья.

– Там, где живет королевская семья, блеска и великолепия достаточно даже для твоих жадных глаз, уверяю тебя.

Уловив иронию в его голосе, Сесиль закусила губу.

– Я, наверное, кажусь тебе ребенком.

– Я не дам тебе состариться, – сказал он мягко, зная, что сдержит свое обещание.

Сесиль вновь принялась рассматривать город.

Дом Гилликристов пришелся Сесиль по вкусу. Слуга, который показывал им дорогу, остановился у украшенной орнаментом входной двери. Массивные стены из камня, скрепленного известковым раствором, уходили на несколько этажей ввысь. Высокие окна были украшены цветным стеклом. Иан помог ей слезть с лошади и повел по широким ступеням. Дверь открылась, и несколько слуг вышли им навстречу.

Сесиль внимательно посмотрела на привлекательную молодую женщину, претендовавшую на роль экономки. Она казалась слишком молодой для занимаемого ею положения, но, оказывая Иану должное почтение, держалась с достоинством, а когда обратила свое внимание на Сесиль, то тоже повела себя подобающим образом.

Они прошли в дом. Пожилой слуга отрицательно покачал головой в ответ на вопрос Иана.

– Господина Тависа нет дома. Он ждал вашего приезда сегодня?

– Нет, – спокойно ответил Иан, – совсем нет. – Он посмотрел на Сесиль: – Немного отдохнешь?

Сесиль улыбнулась и покачала головой:

– Я бы поела, если можно. Иан засмеялся:

– Боюсь, ты никогда не научишься держать фасон. Ты, наверное, сейчас упадешь в обморок от усталости.

– Не от усталости, а от голода, – отпарировала она.

На пути в гостиную вслед за экономкой, назвавшейся Элспет, Иан подумал о том, что такие воспитанные молодые девушки, как леди Эдра, возможно, предпочли бы выражать свое недовольство, чем падать в обморок. Ему не хотелось, чтобы Сесиль жаловалась или падала в обморок, признался он себе. Но пока он не был готов признаться в том, что рад, что она не леди Эдра. Пока.

Когда Тавис вернулся домой, они обедали. Он появился в комнате улыбающийся, но немного смущенный. Сесиль поразило его сходство с Ианом. Никому не пришло бы в голову сомневаться в том, что они братья, и была, казалось, какая-то вопиющая несправедливость в том, что только из-за невоздержанности Аласдера Гилликриста один стал наследником, а другой – внебрачным сыном.

Иан жестом пригласил его сесть рядом с собой.

– Пообедаешь с нами?

Лицо Тависа посерьезнело. Он наивно привык думать о себе как о хозяине этого дома, сидеть там, где сейчас сидел Иан, приглашать гостей к обеду. Мысленно проклиная себя за свою глупость, он сел на стул рядом с Ианом. Стал ли он более благородным оттого, что отверг предложение Данмара, сулившее возможность вернуть все это, разом утраченное?

Именно в этот неподходящий момент в комнату вошла Элспет. По тому, как вспыхнули ее глаза, Тавис понял, что она тоже расстроилась, заметив, что другой сидит на месте, которое, как они оба считали, принадлежало Тавису. В следующую секунду лицо ее стало непроницаемым, и она принялась наблюдать за сменой блюд. Тавис почувствовал, как в нем растет обида на отца, Иана и даже Элспет. Да, ведь та, что носила в своем чреве его сына, была всего лишь прислугой. Прислугой, как и его мать, необдуманно берущей все, что хочется, никогда не думающей о последствиях и не задумывающейся над той жизнью, на которую она себя обрекла самим актом зачатия. Самопознание оказалось малоприятным делом. Если Элспет не была лучше его матери, то был ли он лучше своего отца?

Сесиль задумчивым взглядом следила за движениями Элспет. От нее не ускользнули ни огонь, которым вспыхнули ее карие глаза, ни предательский румянец, который залил ее щеки под взглядом Тависа. Она не была настолько далека от жизни, чтобы считать, что мужчины благородного сословия не спали со служанками, хотя ее отец и братья этим не занимались. И все же здесь было нечто большее, чем просто приключение.

Выходя из комнаты, Элспет поймала ее взгляд и густо покраснела. Затем Сесиль принялась изучать Тависа, не спускавшего глаз с доски, на которой резали хлеб, пока Иан расспрашивал о том, каким он нашел этот дом по возвращении.

– Таким же, каким он был при жизни отца, – с готовностью ответил Тавис. – Я уверен, ты вполне можешь заняться другими делами по наследству.

– Я могу лишь надеяться, чтобы в этом не было необходимости. – Голос его был печальным. – Я нужен Аррану.

Тавис чуть не подавился куском жирной свинины.

– Аррану? Какое он к тебе имеет отношение? – Тавис похолодел от страха, за всем этим проглядывала грубая рука Данмара. Неужели Арран решил использовать столь невинный предлог для того, чтобы арестовать Иана?

– Кажется, вместе с Амальриком Лотарингом я должен сопровождать питомицу Аррана во Францию. – Иан говорил бесцветным голосом, как будто считал свое неожиданное и нежеланное назначение делом решенным.

– Но… почему? – вырвалось у Тависа помимо его желания.

Он не сомневался, что за этим приглашением стоит Данмар, но он не мог понять его логику. Каким образом высокая честь, оказываемая Иану, могла причинить ему ущерб? Он нахмурился, обдумывая возможные ответы. Мог бы Данмар оказаться настолько безрассудным, чтобы подвергнуть опасности пятилетнюю королеву, помогая ее матери получить регентство? Нет. Это невозможно. Если что-то случится с Мэри, не будет и никакой нужды в регентстве. Корона перейдет в руки следующего по очереди, что не принесет никакой пользы Данмару, так как де Гизы лишатся даже той малой власти, которую имеют.

– Я задавал себе вопрос много раз, но не нашел ответа. А ты можешь что-нибудь предположить?

Тавис почувствовал угрызения совести, но поборол в себе это чувство. Ведь он не сделал ничего плохого, а Иан не мог ничего знать.

– Я давно уже отказался от разгадывания королевских капризов, – ответил он. – У меня нет ответов. – Но он последит за Данмаром. Сможет ли он сделать нечто большее? На этот вопрос у него тоже не было ответа.

ГЛАВА 19

Войдя в спальню, Иан, казалось, почти не удивился, застав Сесиль сидящей на широкой постели.

– Я думал, ты уже давно спишь, Сеси. – Ему стало тепло на душе при мысли, что она не легла спать, а дожидалась его возвращения. Осознав это, он тут же нахмурился и, пряча от нее лицо, принялся расстегивать свой камзол.

Сесиль вздрогнула от его взгляда: она знала, какая борьба шла внутри него.

– Я жду тебя с нетерпением, чтобы узнать, о чем вы так долго говорили с Тависом, – сказала она, давая ему понять, что ждала его не ради удовольствия находиться в его компании.

– Ни о чем таком, что тебе следовало бы знать. В противном случае я попросил бы тебя остаться с нами. – Иан тотчас же устыдился своих слов, заметив, как изменилось выражение ее глаз. Не надо было срывать на ней свое плохое настроение. Он бросил камзол на стул и, стягивая рубашку, добавил: – Тебе бы это было малоинтересно. Мы обменялись нашими впечатлениями об Уэйтфельде.

Принимая от него оливковую ветвь, знак мира, Сесиль отважилась и спросила:

– Ты действительно хочешь оставить Уэйтфельд на его попечение?

– Да, хотя я еще не говорил с ним об этом. Я думаю, он справится: ему нужно дело, которое бы полностью завладело им. Боюсь, он может попасть в какую-нибудь глупую историю, если его не занять.

– Историю? – Сесиль не могла представить, чтобы открытый и прямой Тавис мог оказаться втянутым в какое-нибудь темное дело.

– Возможностей для этого больше, чем достаточно, – медленно сказал Иан. – Эдинбург подходящее место для всяких интриг. За Тависа я отвечаю так же, как и за наследство, которое оставил мне отец. Я буду приглядывать за ним, как смогу.

– Не думаю, что ему понравится, как ты думаешь о нем, – возразила Сесиль, – как будто бы он собственность, которой следует распорядиться должным образом. – Но ее уже больше не интересовал их разговор, так как Иан стал расстегивать рейтузы. Она покраснела от смущения, потому что в комнате еще горел свет, и когда Иан поднял на нее глаза, то встретил ее пристальный взгляд. И хотя она отвела глаза в сторону, вид его упругой мускулистой груди, покрытой темными, жесткими на ощупь волосами, все еще будоражил ее.

– Что ты думаешь об этой женщине – Элспет? Вопрос застал ее врасплох, и Сесиль повернулась к нему с широко раскрытыми глазами.

– Я думаю, – медленно начала она, – их связь переросла в серьезное чувство.

– Да, – мрачно согласился Иан, – и я полагаю, скоро миру предстанет новый внебрачный сын Гилликриста.

Сесиль вспомнила гордый блеск и вспышку злобы в глазах этой женщины, когда она посмотрела на Иана. Такую реакцию можно было объяснить заботой женщины о будущем ребенке, и это было понятно, по крайней мере Сесиль.

– Как ты думаешь, он на ней женится?

Иан пристально посмотрел на нее, пытаясь понять, почему она спрашивает об этом, какое ей до этого дело?

– А если он женится, ты расстроишься?

– Расстроюсь? – удивившись, повторила Сесиль. – Нет. Конечно нет.

Она сказала эти слова торопливо, слишком торопливо, подумал Иан, и потому, когда он затушил свечу и скользнул в постель подле нее, он притянул ее к себе с большей силой, чем обычно, и прижал так крепко, будто она сопротивлялась.

Какое-то мгновение Сесиль запротестовала, но его неуверенность в ней смягчила ее сердце, и она улыбнулась в темноту, устраиваясь в его объятиях. Губами коснулась его шеи и нащупала под кожей сильный и теплый пульс. Она задрожала от ожидания, когда он потянул за край ночной рубашки.

Полный решимости изгнать Тависа из ее мыслей, как будто он там действительно находился, Иан ласкал каждый дюйма ее тела, чередуя грубые прикосновения с нежными так, чтобы Сесиль не знала, чего ей ждать каждую последующую секунду. Движения Иана были медленными, дюйм за дюймом он отодвигал край мягкой ночной сорочки, обнажая, лаская и целуя каждый изгиб ее тела.

Сесиль подумала о том, что Иан заставил ее забыть о всякой скромности в их супружеской постели, когда он в своем поиске добрался до бедер и темных завитков между ними. И хотя Сесиль покраснела от смущения, она ощутила жар от прикосновения его рук, поднимающихся все выше и выше, и его губ, следующих за движением рук. Она застонала, и в ее стоне не было протеста.

Слезы жгли глаза Сесиль – настолько прекрасней был дар, который он преподносил ей и в котором естественная страсть смешивалась с его желанием доставить ей наслаждение.

Неистовая нежность, захлестнувшая ее при этом захватывающем дух раскрепощении плоти, исходила не только от Иана, но и от нее самой. Когда Иан подвинулся выше, чтобы ощутить ее последние трепетные прикосновения к его телу, ей пришлось закусить губу, чтобы не дать ему почувствовать всю силу ее любви. И переполнившие ее глаза слезы покатились по щекам.


Амальрик вместе с Доннчадом приехали теплым туманным вечером. Оба были в хорошем настроении. Амальрик радовался предстоящему путешествию, Доннчад тому, что повидался с Риллой.

Когда Иан, Сесиль и Тавис вышли во двор замка им навстречу, Амальрик первым делом бросил пронизывающий взгляд на сестру. Удовлетворенный тем, что прочел в ее взгляде, он повернулся к своему зятю с улыбкой.

– Я вижу, замужество Сеси к лицу. Надеюсь, вы со мной согласны?

– До некоторой степени. – Улыбка Иана вышла несколько кривой. – Хотя я считаю, что должен поспорить с вашим отцом, который уверил меня в том, что она послушная девушка. Если ваш отец прав, то, значит, она изменилась за эти несколько недель.

Амальрик заулыбался.

– Нет, уверяю вас, она ничуть не изменилась. – Не обращая внимания на отчаянный свирепый взгляд Сесиль, он обнял ее за талию и притянул к себе.

Иан расспрашивал Доннчада о том, как обстоят дела в Дейлиссе, и Амальрик воспользовался этим моментом, чтобы шепнуть Сесиль на ухо:

– Ты довольна, девушка?

– Да, – ответила она просто, не спуская глаз с мрачного красивого лица мужа, – я довольна.

Тавис, услыхав краем уха ее тихий ответ и заметив ее взгляд, обращенный в сторону Иана, посмотрел на своего единокровного брата, ощущая при этом большую горечь, чем обычно. Да, Иану досталось все то, что когда-то мечтал иметь он. А все, что досталось ему – это Элспет с ее зачатым вне брака ребенком.

Вся компания направилась к дому, и только Доннчад обратил внимание на то, как изменился в лице Тавис. Он пристально посмотрел на него, но через минуту, казалось, все было в порядке. Тавис улыбнулся, и Доннчад с чувством поздоровался с ним. Он помнил Тависа с пеленок и неплохо относился к нему, зная его лучше, чем Иана. Пришло время Тавису раз и навсегда признать за Ианом право на наследство. Доннчад полагал, что Тавис уже смирился со своей участью, но что-то в его глазах заставило Доннчада в этом усомниться.

Обед в этот вечер удался. Иан получал удовольствие, находясь в обществе брата Сесиль. Амальрик, при всей своей разумности, относился к жизни легко, считая многие события приключениями. Близкий отъезд во Францию не вызывал у него никаких опасений.

– Тебе не жаль расставаться надолго со своей невестой? Я слышал, она хорошенькая.

– Да, – с улыбкой ответил Амальрик Тавису, – Эдина чудесная девушка, но ей двенадцать лет. Мы видимся редко.

– Тогда получается, что эту партию подобрали тебе твои родители? – с любопытством спросил Иан. – Ты доволен?

– Все это было сделано с моего благословения, правда, мне было всего лишь десять лет, когда просили моего согласия.

– Амальрик, – Сесиль подняла глаза от подноса с поджаренной до хрустящей корочки и истекающей соком дичью, – разве можно так говорить о наших святых отцах?

Амальрик громко рассмеялся.

– Тебе ли об этом говорить. Взяла и прогнала священника из замка.

Сесиль покраснела от смущения, сожалея, что начала этот разговор.

– Нет, это не я попросила его покинуть замок и не я угрожала ему.

– А что мне оставалось делать после того, как он ударил тебя?

При этих словах Иан замер с кубком вина в руке, глядя на Амальрика сощуренными глазами.

– Ударил Сесиль? Что же это за священник?

– Отец Эйндреас, – ответил Амальрик. Амальрик не успел открыть рот, как Сесиль коснулась руки Иана.

– Это случилось несколько месяцев тому назад и не имеет никакого значения. – Она ощутила жар от охватившего его гнева и поразилась его силе.

Видя его реакцию, Амальрик внимательнее посмотрел на Иана и остался доволен. Он, несомненно, был человеком, готовым вступиться за свою жену.

Но Доннчад наблюдал за Тависом и заметил, как тот вздрогнул при упоминании имени отца Эйндреаса. Что-то затевается, решил Доннчад, и нужно узнать, что именно.

К тому времени как Амальрик закончил свой рассказ о переломном дне в судьбе отца Эйндреаса и его выдворении из Сиарана, Тавис полностью овладел собой. Возможно, у него не было желания участвовать в тайном сговоре. Он был уверен, что с удовольствием бы выпустил дух из этого мнимого слуги Господа, появись он сейчас с планами Данмара. Его не волновало, что тем самым он поставил бы под угрозу осуществление их замыслов. Зная, что Сесиль никогда не станет его женой, Тавис тем не менее не мог совладать с могучим инстинктом, который пробуждался в нем при мысли, что кто-то хочет обидеть ее.

– Расскажи о наших, – попросила Сесиль, когда возникла первая пауза в их разговоре.

– Ты же была там совсем недавно, – с удивлением сказал Амальрик. – Я уже сказал, что все в добром здравии, хотя мама очень скучает.

– Она здорова? – настаивала Сесиль.

– Я думаю, сейчас она чувствует себя лучше. Сильнее, – добавил Амальрик после небольшого раздумья. – От Раймунда пришло известие: он благополучно женился, они приедут в Сиаран на короткое время в свадебное путешествие. – Он засмеялся, глядя на сестру. – Может быть, вместе с ними приедет Рейнард. Вот уж он расстроится, узнав о твоем замужестве.

– Это еще что за Рейнард, которому небезразлично твое замужество? – ледяным недовольным голосом спросил Иан. Сидящие за столом притихли.

– Рейнард – брат Риллы, – спокойно ответила Сесиль, – друг детства и не более того.

– А мог быть и более? – спросил Иан, глядя только на Сесиль, но отдавая себе отчет, что Тавис тоже слушает его. Интересно, сколько еще народу хотело жениться на этой крохотной стройной девочке?

Сесиль нежно улыбнулась.

– Хотя Рейнард благородного происхождения, он мечтал стать никем иным, как менестрелем. Для менестреля любовь – источник вдохновения, поэтому ему следует влюбляться при каждом удобном случае.

Не желая выглядеть ревнивым глупцом, Иан кивнул и прекратил разговор, однако выбросить это из головы оказалось куда более трудным делом. А что, если Рейнард вернется в Сиаран, пока Сесиль будет ждать его возвращения из Франции, живя поблизости от Сиарана в замке Дейлисс?

За вечер настроение его не улучшилось, и он был рад, что настало время идти в постель с Сеси. По крайней мере, там он в ней не сомневался. Она пришла к нему невинным созданием, и он уверен, что она не думала ни о ком другом, когда он сжимал ее в своих объятиях. Он не мог представить себе, чтобы она была способна лицемерить.

И хотя Иан слегка встревожился, заметив, как Доннчад отвел Тависа в сторону, когда они выходили из столовой, он заставил себя больше не думать об этом. Ведь если он не доверяет Тавису, значит, он не доверяет дяде. И хотя у него все еще оставались сомнения насчет преданности Тависа, у него не было оснований для беспокойства. Тавис не мог причинить ему большого вреда сейчас, когда королевская власть подтвердила его права и все владения перешли в его руки.


Все в доме уже спали, когда Доннчад, глядя прямо в глаза Тавису, сурово сказал:

– Я думал, ты давно признал за Ианом его права на наследство твоего отца. Сейчас я вижу, что ошибался.

Они сидели в небольшом конторском помещении, где, кроме конторки и двух неудобных стульев, другой мебели не было и куда Доннчад принес бутылку виски и два кубка, украшенных орнаментом. Наблюдая за тем, какой эффект производят его слова на молодого человека, он наполнил кубок и передал его Тавису.

– Я не оспариваю его прав, – Тавис насупился, недовольный тем, что его допрашивают, как ребенка. – И я ему не мешаю. – Он сделал глубокий глоток нетерпкого вина, скорее желая спрятать свои чувства, чем утолить жажду. Где-то в глубине него жило ноющее чувство вины за то, что он знал о планах Данмара и не собирался их обнародовать.

– Возможно, это так, но я бьюсь об заклад, что ты был бы счастлив, если бы с Ианом что-нибудь случилось. – Доннчад не мог слишком сильно на него сердиться. Он догадывался, что, случись ему быть на месте Тависа, он бы испытывал те же самые чувства.

– Что вы хотите, чтобы я сделал? – сердито спросил Тавис. – Встал на углу и объявил о его правах на все то, чем я дорожил большую часть своей жизни? Вы хотите, чтобы я прислуживал ему и хвастался его положением? Нет, это уж слишком.

– Я не прошу тебя об этом, – резко возразил Доннчад, раздраженный больше, чем обычно. – Я даже никогда не намекал на это.

– Тогда что же? – в тоне Тависа чувствовалась огромная усталость и даже покорность.

– Возможно, поблагодарить за то, что он сделал для тебя.

– Поблагодарить? Да, – с горечью в голосе сказал Тавис, – я должен быть благодарен за то, что мне дают кусок хлеба и крышу над головой. – Он буквально выплюнул эти слова в Доннчада.

Доннчад замолчал. Так, значит, Иан еще не сказал Тавису о передаче замка Уэйтфельд. Ну что же, тогда и он не скажет, поскольку неизвестно, почему Иан до сих пор не обнародовал своего решения.

Прежде чем нарушить воцарившееся между ними молчание, Доннчад осушил свой кубок.

– Я считаю, ты ошибаешься в Иане. Он был бы рад считать тебя своим братом – как по жизни, так и по крови. – Он поднял руку, пытаясь помешать Тавису выразить свое неверие. – Запомни, у него здесь нет другой семьи, кроме той, которую представляем мы с тобой. Так же, как у тебя нет других родственников, кроме Иана.

– У меня есть Элспет, – с вызовом сказал Тавис, хотя не собирался рассказывать о ней кому бы то ни было, во всяком случае пока.

Доннчад не показал виду, что удивился.

– Экономка? – Его тон был бесстрастным, лишь легкая вопросительная интонация окрашивала его.

– Для меня она больше, чем просто экономка. И именно по этой, а не по какой-нибудь другой причине я ненавижу Иана. Что я имею, чтобы оставить сыну? – Слова шли из глубины его страдающего сердца.

– Аа-а, – тихо на выдохе сказал Доннчад, наконец-то поняв причину враждебности Тависа. И со вздохом продолжил – Тавис, неужели Гилликристам не достаточно внебрачных детей?

– Он не будет внебрачным ребенком, – Тавис вложил в эти слова то, на что только намекал в разговоре с Элспет. Но произнесенные слова не сделали содержащийся в них смысл удобоваримым.

– Ты женишься на прислуге? – Доннчад был явно озабочен. Тавис всегда был о себе более высокого мнения, чем многие истинные представители благородного сословия.

Тавис пожал плечами.

– Она хороших кровей, но ее материальное положение хуже, чем ее прародители когда-либо могли себе представить. Она из рода Литхэнов.

Доннчад поднял бровь.

– Да, она действительно лишилась многого, если вспомнить, что стояло за этим гордым именем. – Хотя Литанны никогда не были большим кланом, тем не менее они обладали такой же властью, как Доннчады и Гилликристы, и несравненно большим богатством. Пострадали же они от собственной жадности и неправильного расчета. Постоянно враждуя, они впустую проливали кровь и тратили деньги.

– Итак, ты женишься на этой девушке. А что потом?

Тавис уставился на Доннчада, не понимая, куда он клонит.

– Что потом? – повторил он.

– Да, – Доннчад сдержал улыбку, – будешь продолжать плевать Иану в лицо и пробивать себе дорогу? Или же возьмешься за протянутую им руку дружбы и станешь ему настоящим братом?

– Я подумаю о том, что вы сказали, – это было все, что Тавис мог пообещать.

Доннчаду пришлось довольствоваться тем, что он слышал.

– Если ты женишься на девушке, я дам ей приданое. Два поколения тому назад один из Доннчадов женился на девушке из семейства Литаннов. Поэтому, я думаю, я смогу претендовать на родство. – Приданое, убеждал себя Доннчад, и замок Уэйтфельд обеспечат Тавису безбедное существование, и он забудет про свои обиды.

– Это будет большая честь для Элспет, – медленно сказал Тавис, чувствуя, как с его плеч сваливается тяжесть впервые с тех пор, как он узнал о ребенке. Если Доннчад заявит о родстве с ней, тогда Тавис женится на девушке не менее благородной, чем та, на которую он мог рассчитывать, если бы за устройство его личной жизни взялся Аласдер Гилликрист.

– Я хочу спросить тебя еще кое о чем, – сказал Доннчад. – Отвечай честно.

Тавис молча ждал.

– Что напугало тебя при упоминании священника? Тавис выругался про себя. Он не смог скрыть своего волнения, услыхав имя отца Эйндреаса.

– Ничего такого, – солгал он, не в состоянии честно ответить на поставленный Доннчадом вопрос. – Просто сама мысль о том, что кто-то может ударить человека, который был всегда мне дорог… Вы давно знаете о моих чувствах к Сесиль Лотаринг. Я бы женился на ней, если бы ее отец не питал отвращения к внебрачным детям.

Доннчад не стал уточнять свое предположение. Тавис никогда бы не поверил, что Сэлек Лотаринг отказал ему в руке своей дочери не из-за отсутствия законных родителей. И хотя у него оставались сомнения, Доннчад поверил объяснению Тависа, так как не мог его опровергнуть. Лучше все оставить, как есть, но при этом продолжать наблюдать за развитием событий. Он все еще испытывал некоторое беспокойство по поводу поездки Иана во Францию и молил Бога, чтобы Тавис не оказался причастным к ней.

Когда они расстались, Тавис продолжал чувствовать на себе пристальный взгляд Доннчада. Он знал, что ему не удалось развеять сомнения дяди относительно его преданности. Его не беспокоило то, что Доннчад мог приставить к нему охрану, но он понимал, что необходимо поговорить с глазу на глаз с Данмаром.

Спустя полчаса Элспет закрыла за ним входную дверь. Ее бледное лицо выглядело озабоченным. Он знал, что она будет ждать его благополучного возвращения, и эта мысль его согревала. С тех пор как он вырос, никто не беспокоился о его благополучии.


Данмар все еще бодрствовал и был не очень удивлен приходом Тависа. Когда его ввели в гостиную, Гилликрист снова поразился тому почету, который ему оказывали окружающие. Слуга помог ему удобно расположиться, заверив, что лорд Данмар скоро придет.

И действительно, буквально через минуту Данмар вошел в комнату. Он бросил беглый взгляд на Тависа и щелкнул пальцами, показывая слуге, несущему поднос с вином и сладостями, где его поставить.

Затем Данмар обратил свое внимание на Тависа.

– Я не ожидал увидеть вас снова так скоро, сэр. Вы пересмотрели свое решение?

– Как я уже сказал отцу Эйндреасу, – от этого имени у него сделалось кисло во рту, он представил, как этот негодяй бьет Сесиль, – я выполню ваше приказание в отношении любых лиц, но только не тех, кого вы назвали.

– Значит, вы остаетесь преданным сыну вашего отца? – Данмар подбирал слова осторожно, стараясь задеть его как можно больнее и тем самым добиться желаемого результата…

– Я не пойду против Иана Гилликриста и Сэлека Лотаринга, – мрачно сказал Тавис.

– Тогда почему вы пришли сюда? – вопрос был задан как бы невзначай, хотя пальцы Данмара впились в графин с вином, упрямство Тависа начало его раздражать.

Тавис взял стакан вина, хотя не собирался пить. Он выпил слишком много виски с Доннчадом, а сейчас ему нужна была ясная голова.

– Я хотел бы знать, не ваш ли это план отправить Иана во Францию?

– А если мой?

– Ваш? – снова спросил Тавис сквозь стиснутые зубы.

Его натиск был так силен, что Данмар почувствовал легкую дрожь сродни страху.

– Да. Ну и что дальше? Что вы сделаете?

– Может быть, ничего, – признался Тавис, – но что это вам даст? – Он не позволит Данмару убить Иана. На многое он смотрел сквозь пальцы и предпочитал не вмешиваться, но сейчас был не тот случай.

Его вялая реакция придавала Данмару уверенности. Возможно, Тависа привело простое любопытство и, может быть, удастся обернуть все во благо.

– А если я скажу вам? – спрашивая, Данмар поднял брови. – Вы хотите, чтобы я доверял вам, но сами мне не доверяете.

– Я не давал вам повода не доверять мне, – резко сказал Тавис. – Мы преследуем одну и ту же цель, хотя, возможно, стремимся достичь ее разными путями. Я так же, как и вы, обязательно добьюсь того, что Мари де Гиз будет править Шотландией.

– Очень хорошо, – Данмар, казалось, готов был согласиться с тем, что слышал. – Гилликрист в действительности никогда не отправится во Францию. Как только он увидит наши оборонительные сооружения, причем в количестве, превышающем то, какое следует видеть англичанину, и познакомится с предлагаемым маршрутом, он вернется в Англию.

– Он никогда этого не сделает, – решительно заявил Тавис.

– Уверяю вас, он вернется, – Данмар встретил его взгляд с удовлетворенной улыбкой.

Тавис почувствовал, как по его телу побежали мурашки. Такому не встанешь поперек дороги. – Как вы добьетесь этого?

– Неважно. Достаточно, что я могу это сделать. Теперь, Тавис Гилликрист, скажите, вы выдадите мои планы?

Почти против своего желания Тавис покачал головой. Да поможет ему Бог! Он не мог не молить Бога о том, чтобы Данмар смог побудить Иана вернуться в Англию. Ведь это та страна, которой он должен быть предан. Поскольку Данмар не замышлял убийства, Тавис решил не вмешиваться. Какое, действительно, имел значение для Иана тот факт, что он никогда больше не вернется в Шотландию! Да и вряд ли он останется в живых, если будет известно, что он сообщил шотландские военные тайны регенту Англии.

Данмар улыбнулся, получив его молчаливый ответ. Он с удовольствием заметил виноватое выражение лица Тависа. Держа язык за зубами, Тавис будет замешан в заговоре, как будто у него была своя роль в этом деле. Он не будет препятствовать осуществлению плана. И как только дело будет сделано, он окажется по уши вовлеченным в него.

ГЛАВА 20

Темные глаза Энн гневно блеснули.

– Этот человек глупец! – Однако за ее гневом скрывался страх. Не один разумный человек пал жертвой глупцов. Она не могла поверить этому отвратительному доносу, который принес ей стоявший перед ней молодой человек. Всего несколько мгновений тому назад она с легким сердцем готовилась к встрече мужа. Теперь она сомневалась в его благополучном возвращении. А если он вообще не вернется?

– Миледи, прошу вас, не расстраивайтесь. – Молодой человек благородного вида был раздираем противоречивыми чувствами: восхищением, которое он испытал при виде зрелой красоты этой женщины, и необходимостью говорить заученные фразы типа той, которую только что произнес. Он приехал в поместье Линделов утром, заявив, что ему срочно надо повидать леди Линдел, и был тотчас же препровожден к ней. Быстро прочитав послание, она разгневалась.

– Я не расстраиваюсь, – спокойно ответила Энн на его мольбу. Она не просто расстроилась, она была вне себя от гнева и ужаса. – Я должна подумать, – сказала она с отчаянием, обращаясь как к молодому человеку, так и к самой себе. – Я должна подумать.

Это были как раз те слова, которых он ждал.

– Миледи, всем известно, что эти обвинения – ложь. Но ради благополучия короля милорд Сомерсет должен предпринять расследование.

Энн ухватилась за первую фразу.

– Вы считаете, мой муж не виновен? Он изобразил на лице крайнее удивление.

– Да, миледи. Любой, кому небезразлична справедливость, скажем вам это. Но я также понимаю, в каком положении находится Сомерсет. До тех пор пока не будет доказана невиновность вашего мужа, он не может освободить его из-под стражи.

Возможно, этот молодой человек, принесший такую плохую весть, сможет как-то помочь ей?

– Как вас зовут, сэр? Признаюсь, я не могу вспомнить ничего, что было написано на этом пергаменте, кроме этой ужасной лжи. – Она отдернула руку от свитка, как будто он был ядовитой змеей.

– Крейтон, миледи. Руфус Крейтон.

– Сэр Руфус… – начала она. Он протестующе поднял руку.

– Нет, миледи. Просто сквайр, истинный друг, если позволите.

– Тогда, друг Руфус, может быть, мы с вами найдем способ доказать невиновность моего мужа.

Деньги, которые ждали его по завершении задания, не стоили той боли, которую он увидел в глазах этой женщины. Но ему слышался звон золотых, когда он ответил:

– Да, миледи, я полагаю, мы можем это сделать. На поиски возможных путей спасения Джеффри ушел целый вечер. Молодой человек поужинал вместе с хозяйкой дома и попробовал ее вина, предлагая при этом свои варианты и отвергая ее. Близилась ночь, а у него все не получалось направить ее рассуждения в нужном ему направлении. Ну что же, если она сама не пришла к этой мысли, это будет его мысль.

– Кто мог это подстроить? – в тысячный раз спрашивала Энн.

И каждый раз Руфус спокойным голосом отвечал ей:

– Я не знаю. Но я служу его светлости Сомерсету и попросил его разрешения довести этот список обвинений до вашего сведения. Мне бы хотелось, чтобы жена сэра Джеффри узнала печальные новости от сочувствующего ей человека, а не от кого-либо другого.

– И я благодарна вам за это. Это действительно так. Но я не знаю, что мы можем придумать, чтобы опровергнуть эти гнусные обвинения. Если бы я знала, что послужило поводом для этой лжи, возможно, мне было бы легче найти решение.

– Миледи, для зла не нужен повод. Но рискуя причинить вам еще большую боль, скажу, что это стало возможным из-за любви сэра Джеффри к вам.

– Его любви ко мне? Нет.

Руфус бросил на нее серьезный взгляд.

– Прочтите еще раз обвинения, которые выдвигаются против вашего мужа. – Он наблюдал, как она склонила голову, углубившись в чтение тщательно выписанных на пергаменте слов. В поднятых на него глазах все еще читалось недоумение.

– Преданность враждебной крови, – перефразировал он тихо. – Всем известно, что сэр Джеффри в первую очередь предан вам. Многие придворные дамы могут подтвердить это. А вы – шотландских кровей. Связь со страной, враждебной власти короля Эдварда. Ваш сын, приемный сын сэра Джеффри, принадлежит к шотландской знати. Какие секреты он может передавать Аррану от сэра Джеффри?

Лицо Энн стало не просто бледным, а бескровным.

– Никаких. Клянусь перед Господом Богом.

– Не клянитесь мне, миледи. Не нужно. И Сомерсету не нужны ваши клятвы. Ему нужны доказательства.

– Какие доказательства я могу предъявить, чтобы опровергнуть этот наговор, эти беспочвенные обвинения? Никто не сможет их доказать, – закончила она с отчаянием, – все это – ложь!

– Все это станет ясным… но когда? – Руфус печально покачал головой. – Сэр Джеффри месяцами будет томиться в Тауэре, пока Сомерсет не убедится в его невиновности.

– Но с ним хорошо обращаются. Разве вы этого не сказали?

– Да, пока. Но даже если это так, у него разрывается сердце от страха за вас. Сэр Джеффри посещает двор короля Эдварда, когда его туда приводят, но никогда по своему желанию. Он страдает оттого, что разлучен с вами.

– Моя любовь с ним всегда, – с печалью в голосе отозвалась Энн.

– И он знает об этом, – заверил ее Руфус, – но он также не может не знать, что именно она всему причиной, из-за нее он оказался в таком сложном положении.

– Но что я могу сделать?

Она подняла на Руфуса глаза, полные слез. Он по-доброму улыбнулся.

– Миледи, есть только один способ вернуть Сомерсету душевный покой. – Он помедлил. – Ваш сын вернулся бы в Англию, чтобы ответить на обвинения, выдвинутые против его отца? Только он может подтвердить, что ваш муж не ведет двойную игру. Только он может объяснить свое поведение и сказать, почему он отвернулся от англичан, чтобы занять свое место среди шотландской знати.

Глядя на молодого человека, так искренне желающего ей помочь, Энн почувствовала, как у нее оборвалось сердце. Вряд ли он вернется, чтобы выручить их из беды.

ГЛАВА 21

Ночью накануне отъезда Иана и Амальрика в Дамбартон Сесиль опять неотступно мучили сны. И так же, как и раньше, она не могла вспомнить ни малейших подробностей. Она только знала, что ей снился Иан. Сесиль лежала в рассветном полумраке, глядя широко раскрытыми глазами в пространство, и пыталась хоть что-нибудь вспомнить, но не могла.

Лежащий рядом с ней Иан заворочался и притянул ее поближе к себе, как будто чувствуя сквозь сон, что она думает о нем. Сесиль улыбнулась, ощутив силу и твердость обнимавших ее рук. Она бы ни за что не променяла их близость ни на какие любовные сонеты и изысканные чувства. Иан заботился о ее комфорте и благополучии, как о своем собственном. По тому, как она часто ловила на себе его взгляд, где бы они ни находились – наедине друг с другом в своей комнате или внизу с гостями, – она знала, что он постоянно думает о ней.

И частью этой близости был огонь, который горел в их сердцах. Думая об этом, Сесиль почувствовала, как рука Иана, ласково гладившая ее бок, достигла груди. Не зная, проснулся он или спит, она затаила дыхание, почувствовав спазм в горле от его прикосновения. Иан не успел дотронуться до ее сосков, как они напряглись от дрожи, пробежавшей по ее телу. Но это была дрожь от желания, а не от холода, и это было все, что она могла себе позволить, чтобы не стать более требовательной в своем желании.

– Ты не спишь? – спокойный голос прервал ее думы.

– Нет. Я думаю о твоем отъезде, – сказала она, не покривив душой. Она думала о нем постоянно с того момента, как они получили это известие.

– Дядюшка проводит тебя до Дейлисса, – его голос звучал ободряюще.

– Я не боюсь.

– Может быть, ты рада и ждешь с нетерпением, когда я уеду? – Рука его коснулась ее груди.

Сесиль засмеялась довольным смехом.

– Ты дьявол, Иан. Перестань дразнить меня, – она повернулась, и груди ее оказалась у него в руках. Те несколько недель, что прошли со дня их женитьбы, были для нее хорошей школой. Сесиль просунула свое тонкое колено между его коленями и улыбнулась, когда он застонал и с силой привлек ее к себе.

В то время как ее руки гладили сплетение мышц на его руках и плечах, она предалась блаженству его неторопливых ласк.

Сесиль знала, что побеждает. Она не ведала, с какими демонами боролась, но была уверена, что одолевает их, потому что он больше не думал о призраках, когда касался ее. И уже не сдерживал свои чувства, когда его тело не подчинялось ему. Сесиль боялась того момента, когда он отдалялся от нее в своих мыслях, думала, что он боится назвать другое имя в пылу своей страсти. Но это случалось все реже и реже, пока не прекратилось совсем.

Она испытывала радость оттого, что только она одна владела его мыслями. И только ей одной принадлежало его тело. Ее губы жадно ловили его губы. К ее губам он припадал, отдаваясь своему желанию. И ее чрево родит зачатого ими сына. Да, она победила – раз и навсегда.


Оставалось немногим меньше получаса до отъезда Иана и Амальрика, когда Иан, нахмурившись, обратился к своему единокровному брату, сидящему на противоположной стороне узкого стола.

– Я не знаю, надолго ли уезжаю из Шотландии, может быть, на несколько недель или даже месяцев, и мне бы не хотелось, чтобы все то, что удалось сделать, пошло прахом за время моего отсутствия. Я надеюсь на тебя.

Тавис поднял брови и мрачно улыбнулся:

– Ты поглупел, брат? Обратись лучше к Доннчаду. Кто, как не я, постарается все у тебя забрать?

– Ты этого не сделаешь. Ты слишком честен. Да, мой дядя справился бы неплохо, но ты Гилликрист. Кроме того, – слабо улыбнулся Иан, – я думаю, ты не жадный. Уэйтфельда будет тебе достаточно.

– Ты даешь мне эту должность управляющего как подачку. Я не сказал, что возьмусь.

Иан посмотрел на него в недоумении:

– Управляющего? Нет, Тавис, у меня другие намерения.

Тавис погрузился в долгое молчание, пытаясь понять, не насмешка ли это, и вспомнить точные слова, как-то раз брошенные ему Ианом относительно замка Уэйтфельд.

– Ты отдаешь Уэйтфельд мне? И при этом не ставишь никаких условий?

– Никаких, – согласился Иан, – за исключением одного законного требования: он должен оставаться собственностью Гилликристов. Если ты не оставишь наследников, он возвращается ко мне и становится моим. В противном случае он переходит к твоим наследникам на условиях, которые ты сочтешь нужными установить.

Чувство вины тяжелым камнем легло на сердце Тависа.

– Когда ты решил все это?

– Это имеет какое-нибудь значение? – не получив ответа, Иан пожал плечами. – Я не знаю, когда впервые подумал об этом. Я принял решение об Уэйтфельде, когда увидел, насколько это богатый замок. Но есть одно отягчающее обстоятельство – ты должен сохранить в целости замок Хагалих. Ты ведь будешь недалеко от него.

– Ты бы мог отдать мне Хагалих, – медленно сказал Тавис.

Иан с изумлением посмотрел на него и рассмеялся:

– Если хочешь, можешь взять тот, что поменьше. Я не собираюсь с тобой спорить.

Тавис улыбнулся помимо воли.

– Нет, я не отказываюсь от Уэйтфельда. Я просто не думал его получить.

– Ну, что касается неожиданностей, то мог ли я ожидать, что случится со мной за последние несколько месяцев. И мне не пришлось ничего выбирать. Ни имени, ни родины, ни даже наследства.

«Ни тебя себе в братья», – эта мысль осталась непроизнесенной.

– Ну, хоть выбрал себе жену, – Тавис все еще не мог примириться с мыслью, что Сесиль потеряна для него навсегда.

– Да, – с расстановкой сказал Иан, – жену я себе выбрал сам.

«И больше не жалею об этом», – подумал Иан, прощаясь с ней во дворе замка несколько минут спустя. Тавис, Амальрик и Доннчад стояли в стороне, беседуя друг с другом, когда Иан с нежностью, редко проявляемой на людях, взял ее руки в свои.

– Мой дядя будет присматривать за тобой. И мой брат.

Сесиль улыбнулась.

– Как приятно слышать, что ты называешь Тависа братом.

Иан вздохнул:

– Ты запомнила только это, Сеси?

– Да. Иан, ты пытаешься успокоить меня, но я спокойна. Я не боюсь, – повторила она свои прежние заверения и лукаво улыбнулась: – И мне нравится, что ты называешь меня Сеси.

– Кокетка – вот ты кто, – пробормотал он, – или искусительница. – Солнечный свет отражался в ее голубых глазах, и он подумал, что никогда не видел такой сверкающей голубизны, с которой не могло сравниться даже ее поблескивающее под солнцем атласное платье. Его взгляд притягивал квадратный вырез платья, и ему до боли хотелось коснуться соблазнительной плоти. Вместо этого он дотронулся до ее щеки и вздохнул.

– Прошу тебя, слушай тех, кто заботится о тебе. Кроме того, у меня к тебе есть несколько просьб, на которые ты не обратишь внимание.

Она засмеялась, немного напуганная тем, что он так хорошо читал ее мысли.

– Иан, я выполню их! По крайней мере, – поправилась она, – я постараюсь.

– Я не знаю, надолго ли уезжаю, – сказал он ей, почти слово в слово повторяя то, что говорил Тавису, – но я буду чувствовать себя спокойнее, если ты пообещаешь следовать советам Доннчада во всем.

– Обещаю, – серьезно ответила Сесиль и вытянула губы для прощального поцелуя, думая при этом, что следовать советам еще не значит подчиняться.

Потом она проводила Иана и, глядя вслед удаляющимся всадникам, почувствовала себя более одинокой, чем ожидала.

Заметив, как опустились уголки ее губ, Доннчад подошел к ней. Он привык к ее улыбающемуся лицу и не мог видеть ее печальной.

– Иану оказана большая честь сопровождать королеву.

– Вы так не думаете, Иан тоже. Он посмотрел на нее с удивлением.

– Это вам сказал Иан?

– Нет. Он не захотел меня волновать. Но он не может скрывать от меня свои чувства, хотя и пытается.

– И я, как оказывается, не могу, – пробормотал Доннчад, придерживая ее за локоть и возвращаясь с ней в замок.

– Не можете, если переживаете за Иана, – тихо сказала Сесиль. – А чего вы опасаетесь?

Доннчад вздохнул.

– Я даже не знаю. Я только думаю, что все было сделано в спешке и без всяких объяснений. Это, действительно, большая честь, о которой мечтают все придворные. – Он покачал головой. – Но то, что выбор пал на Иана, кажется мне подозрительным.

Тавис, шедший за ними следом, мучился от осознания собственной вины, тяжесть которой, казалось, придавливала его к земле.


– Нет, – горячо сказала Элспет, – ты ничего не можешь сделать. Если ты вступишься из Иана, тебе придет конец. – Она прошла в дальний конец комнаты Тависа, повернулась и посмотрела на него.

Тавис устало тер лоб, стараясь не встречаться с нею взглядом. Казалось, вечер никогда не кончится. Он больше спорил с собой, чем с Элспет, прибегая к ее помощи, только чтобы проверить вслух правильность своих мыслей. Но то, что она сказала, было правдой. Данмар был слишком жесток и слишком нацелен на то, чтобы сокрушить Иана, чтобы можно было поколебать его решимость. Тавис не мог прийти к Доннчаду без того, чтобы не признаться в своем участии в заговоре, и он не мог прийти к Аррану без того, чтобы не навредить Мари де Гиз в ее попытке заполучить регентство.

– Я ничего не могу сделать, – он почти выплюнул эти слова в нее. – Он мой брат.

– Наполовину, – напомнила Элспет, чувствуя, что она борется за свою собственную душу. Она действительно боролась за своего ребенка и свое будущее. Если Тавис оказался в опасности, то могут разрушиться все ее надежды. – Подумай о ребенке, которого я ношу, Тавис.

– Ты что же, хочешь, чтобы я стоял и смотрел, как они топчут его? – Тавис посмотрел на нее почти с отвращением.

От этого взгляда ей сделалось не по себе.

– Я не имею в виду, что ты должен пытаться навредить ему, Тавис. Ведь он старался ладить с тобой. Но можешь ли ты чем-нибудь действительно помочь? Если Данмар добьется успеха, ты получишь только то, что всегда принадлежало тебе.

– Данмар преуспел во лжи. Если у него все сорвется, он все равно попытается навредить. И поэтому расскажет Иану о том, что его брат знал о заговоре, но ничего не сделал, чтобы этому помешать. – Тавис вряд ли бы выдержал взгляд Иана, полный разочарования. Когда это случилось, что он стал дорожить мнением Иана?

Он даже не заметил, как Элспет ушла из комнаты. Сейчас, когда она узнала, что он собирается жениться на ней, она должна была бы быть самой счастливой. Но он готов от всего отказаться. Она знала, что он сможет так поступить. Поглощенная своими думами, она заметила леди Гилликрист, только когда они столкнулись.

Элспет услышала, как Сесиль охнула, и увидела испуг в ее глазах. А Элспет почувствовала озноб. Ей показалось, что Сесиль угадала ее мысли, что, конечно же, было невозможно.

– Что-нибудь случилось? – спросила Сесиль в растерянности от той злобы и ревности, которую излучала экономка. Неужели ей было известно, что Тавис однажды сватался к ней? Неужели она думала, что он все еще думает о ней? Сесиль не знала, чем она могла бы успокоить эту женщину, если бы это было так.

– Нет, миледи, – решительно ответила Элспет, – ничего не случилось. – Она ушла так же, как и пришла, не спросив, не нужно ли хозяйке что-нибудь. Даже в простой ночной сорочке Сесиль выглядела так, как ей подобало – благородной и уверенной в себе. Элспет знала, что ей никогда не приобрести эту царственную осанку, даже если Тавис женится на ней и станет хозяином всех владений Гилликриста. Нет, ей никогда не стать благородной дамой.

Чувства зависти и отчаяния испарились вслед за * экономкой, и Сесиль вздохнула. Выйдя замуж, она приобрела очень беспокойную родню, сейчас еще Тавис надумал жениться на этой женщине. Но это его дело, а не ее. Ее забота – это Иан и пустая постель, в которой она проведет не одну бессонную ночь.

Стараясь измотать себя, Сесиль прошла по всем коридорам этого большого дома. Ей не хватало холодного ветра, который гулял вдоль зубчатых стен Сиарана или Дейлисса. Хотя дом выглядел элегантно, она поняла, что не хотела бы жить в Эдинбурге. В нем было слишком тесно и грязно. Внутри нее росла тоска по чистому, свежему воздуху лугов и полей, и она решила попросить Доннчада увезти ее из города немедленно. Они бы ехали почти без остановок, и, возможно, она уставала бы за день так, что смогла бы заснуть одна. Ей казалось странным, что шестнадцать лет она прекрасно обходилась без всяких объятий Иана, а сейчас, по прошествии всего лишь нескольких недель, не могла заснуть без него.


Предпочитая полагаться на скорость, а не на численность эскорта, Иан и Амальрик взяли с собой не больше дюжины вооруженных всадников из числа тех, кто сопровождал Амальрика в Эдинбург. Сельская местность, по которой они ехали, хотя там и случались разбойничьи набеги, имела довольно цивилизованный вид. И разбойники грабили неискушенных путешественников, не трогая солдат.

Иан наслаждался обществом Амальрика, который был не слишком разговорчив, но и не замкнут. Но по ночам тоска по Сесиль изматывала Иана. Она не мог подумать, что ее отсутствие окажется столь непереносимым. Иан лежал без сна, слушая ночные шорохи, в то время как все остальные крепко спали.

Он обрадовался, когда они добрались до города мореплавателей Дамбартона Рок, расположенного в устье реки Клайд. В порту царила суета, связанная с важностью возложенной на него миссии – обеспечение безопасности маленькой девочки, от которой зависело будущее Шотландии, до ее отъезда во Францию. Французы, казалось, заполнили весь город. Где бы ни оказались Иан с Амальриком, везде они встречали французов и прочих иностранцев.

Их было полно в гостиницах, поэтому было очень трудно найти комнату и невозможно – частное жилье. Когда они раскладывали свои пожитки в жалкой комнатушке, в которой им предстояло находиться до отъезда, Амальрик посмотрел на Иана с тоской:

– Это не Сиаран и не Дейлисс.

Нет, – согласился Иан, – но мы хоть имеем крышу над головой и пол под ногами. – Он ухмыльнулся и огляделся вокруг: – Признаться, не более того.

Амальрик засопел:

– И за очень большие деньги.

Иан не собирался спорить и предложил Амальрику ночевать вместе с охраной в конюшне. Остановило его только то, что он не очень любил паразитов, а в простынях на постели их не было.

– Еще рано обедать, – сказал Амальрик. – Я предлагаю поискать капитана Арчада, на чьем корабле мы должны отплыть во Францию.

Иан согласился и, расспросив хозяина о дороге, вышел вместе с Амальриком из гостиницы. Оказалось, что де Эсс – главнокомандующий французским флотом – устроил свой штаб в здании, расположенном у самого моря. Оттуда его капитаны командовали шестью тысячами человек, которые высадились в этом маленьком порту. Среди прибывших помимо французских моряков находились купцы из Германии и Италии. Были приняты все меры для обеспечения безопасности королевы, которая проживала под надежной охраной с комфортом и ожидала погоды, чтобы отправиться морем во Францию. В штабе они узнали, что капитан Арчад отбыл на корабль за час до их прихода и прибудет поздним вечером.

Иан, нахмурившись, смотрел на молодого офицера, который отвечал на их вопросы.

– Назначен ли день отплытия?

– Разве можно что-либо сказать заранее при такой, как всегда, отвратительной погоде в Шотландии. – Молодой человек тут же покраснел от смущения. Де Эсс вырвал бы ему язык, если бы услышал, как он оскорбляет этих вспыльчивых шотландцев. – Прошу извинить меня, милорд, но я не привык к таким штормам, которые бушуют здесь последние несколько недель.

Он вздохнул с облегчением, когда увидел улыбку на лице молодого лорда и услышал его слова:

– Я с вами согласен, климат здесь чрезвычайно суровый. Чем бы вы посоветовали нам заняться, пока море не успокоится?

– Заняться тем, чем занимаются здесь все последние несколько недель: есть, пить и развратничать, – ответил офицер с полупрезрительной и немного печальной улыбкой. – Одному Богу известно, что здесь еще можно делать.

Иан громко засмеялся, глядя на восторженное выражение лица Амальрика. По крайней мере, одному из них не будет скучно во время вынужденного безделья.

Они вышли наружу. Иан вдохнул солоноватый морской воздух и прислушался к шуму волн, бьющихся о скалу, на которой стоял город. Судя по всему, им придется долго ждать. Стоял июль, французский флот находился на берегу с июня, и мысль о потерянном времени действовала на нервы.

Ни Иан, ни Амальрик не обратили внимания на человека, который шел за ними по пятам, все время соблюдая дистанцию. Амальрик предложил зайти в трактир, из которого аппетитно тянуло съестным.

Преследовавший их англичанин выругался про себя за возникшую паузу. Он тоже бы с удовольствием выпил и закусил, но предпочел не обнаруживать себя. Ему не один раз приходилось выдавать себя за шотландца, но сейчас он не хотел испытывать судьбу. Нет, он подождет, пока Иан Гилликрист останется один, вручит ему послание и исчезнет. Лучше перетерпеть голод и жажду и держаться подальше от этого скопища иностранцев.

Еда оказалась намного вкуснее, чем можно было ожидать, и Иан уже не так остро переживал свое положение, направляясь на встречу с капитаном Арчадом. На его счастье, капитан оказался не чванливым чиновником, а истинным моряком. Но и этот опытный капитан не мог сказать ничего утешительного. Он ответил на хмурый взгляд Иана спокойным грустным взглядом.

– Кому это понравится? Но что мы можем сделать? – Он пожал плечами.

– Никому, – согласился Иан, изобразив улыбку на своем лице. Разве этот человек виноват в том, что его жизнь, которая только начала складываться, снова оказывается под угрозой крушения.

– Вы не хотели бы разместиться на судне? Там те же удобства, что и здесь, но не так многолюдно. – К своему неудовольствию, капитан испытывал определенные трудности в обеспечении охраны судна, так как большинство не пожелало остаться на его борту.

Амальрик выразительно затряс головой:

– Мы не моряки, капитан, и можем не оправдать ваших надежд. Я думаю, мы лучше побудем на суше, пока это возможно.

Француз пожал плечами.

– Если передумаете, только скажите, и мы тут же все устроим. До отплытия, милорды, вы можете распоряжаться своим временем по своему усмотрению. Если я вам понадоблюсь, я тотчас же буду в вашем распоряжении.

По просьбе Амальрика капитан Арчад рассказал, как защищен флот, и его рассказ произвел сильное впечатление на Иана, чего нельзя было сказать о маршруте, которым они собирались проследовать во Францию.

– Путешествие могло бы быть намного легче для ребенка, если бы вы высадились в Эдинбурге или, может быть, в Сент-Эндрюсе.

– Это так, – согласился капитан Арчад, – но англичане не будут спускать глаз с восточного побережья. И было решено плыть этим маршрутом, более долгим и трудным, но зато безопасным для королевы.

Иан догадывался, что хитрый Сомерсет имел шпионов в любом порту – как на западе, так и на востоке, но промолчал и просто кивнул головой. Капитан развернул карты, на которых был показан маршрут. Их путь по морю проходил мимо острова Мэн, Уэльса и оконечности Корнуолла до пролива Ла-Манш, и дальше была Франция.

Было темно, когда они покинули тесную каморку капитана и вернулись к себе в гостиницу. Иан не удивился бы, если бы Амальрик выразил желание переодеться и пойти прогуляться по улицам, но он этого не сделал. Вместо этого Амальрик купил бутылку вина и со смехом продемонстрировал ее Иану, когда они поднимались в свою комнату.

– Французское вино. Сомневаюсь, что вы сейчас сможете купить что-нибудь другое в Дамбартоне.

– Во всяком случае, это – хорошее вино, – заметил Иан, когда они добрались до своей комнаты. – Напьемся, чтобы спокойно спать? – Это была неплохая мысль, учитывая, что Иану наверняка предстояла бессонная ночь.

– Да, возможно, ты не будешь ворочаться, – ответил Амальрик, давая понять, что бессонница Иана не прошла незамеченной.

Прежде чем Иан собрался с ответом, в дверь громко постучали. Внезапно став осторожным, Иан жестом показал Амальрику отойти в сторону и приготовиться, в то время как сам открыл дверь. – Слушаю вас?

– У меня послание для Иана Линдела, – стучавший говорил тихо, явно не желая привлекать внимания посторонних, находящихся за пределами комнаты.

Иан напрягся, услышав имя Линдела.

– Что еще за послание, черт возьми?

– Послание на имя Иана Линдела.

– Мое имя Иан Гилликрист. – Он открыл дверь пошире, впуская посыльного в комнату. Любопытный взгляд Амальрика буравил его спину, когда он закрывал за вошедшим дверь. – Где послание?

– Я не настолько глуп, чтобы носить с собой письменные послания, милорд. – В его словах звучало легкое презрение.

– Кто послал вас?

– Леди Энн. Иан был в шоке.

– А послание? – Он постарался голосом не выдать свое волнение.

Человек с подозрением посмотрел на Амальрика.

– Я буду говорить с вами один на один. Амальрик сделал шаг, чтобы уйти, но Иан рукой остановил его.

– Он останется здесь. И все, что нужно мне знать, вы скажете в его присутствии.

Посланник нахмурился, но не стал спорить.

– Леди Энн нужна ваша помощь. Сэр Джеффри заключен в Тауэр по обвинению в измене.

– Не может быть! – резко сказал Иан.

– Нет, милорд, это правда.

– Кто выдвинул это обвинение?

– Я знаю не больше того, что меня просили передать вам. Сэр Джеффри арестован, и леди Энн просит вас о помощи. – Лицо говорившего оставалось бесстрастным. – Если хотите узнать больше, возвращайтесь в Англию.

– Иан? – Амальрик сделал шаг вперед, опасаясь за последствия, которые могло бы иметь это послание, а также за действия Аррана, которые тот мог предпринять, если бы Иан уехал в Англию.

Иан покачал головой, не веря тому, что человеку, который оберегал его с детских лет, сейчас угрожала смерть. За измену полагается одно наказание, хотя оно имеет несколько жестоких обличий. Существует много способов лишить человека жизни. Иан представил себе сэра Джеффри таким, каким он его видел в последний раз, с глазами, в которых были мольба и печаль. Иан ожесточил свое сердце и отвернулся от двоих людей, которые любили его все эти годы.

Посыльный нарушил раздумья:

– Мне нужно уходить, милорд. Вы хотите что-нибудь передать леди Энн?

Иан посмотрел на него почти невидящим взглядом.

– Нет, – хрипло сказал он. – Нет, я передам сам. Посыльный повернулся, чтобы уйти и чтобы двое мужчин не заметили радости в его глазах.

– Это безрассудство, – предупредил Амальрик, когда муж его сестры начал собирать свои вещи.

Иан посмотрел на него, лицо его было мрачным. – У меня нет выбора. Он был мне отцом. И Амальрик, готовый отдать жизнь за отца, не сказал больше ничего.

ГЛАВА 22

Иан вернулся в Эдинбург в большей спешке, чем при отъезде оттуда. Хотя он нервничал оттого, что не может немедленно отправиться в Англию, он не мог уехать, не отправив весточку Сесиль. Его не очень заботило, какие чувства побудили его на эти действия, были ли это чувства к жене или к человеку, который воспитал его. У него не было времени на размышления о прошлом, что, как он подумал, было тоже неплохо.

Он испытал острое чувство разочарования, узнав от встретившего его Тависа, что Доннчад отвез Сесиль на юг, в Дейлисс. Весь в пыли с дороги, он был препровожден в библиотеку. По разложенным по комнате регистрационным журналам и свежевычерченной карте Уэйтфельда было ясно, что Тавис приступил к планированию своих финансовых дел на будущее.

– Иан! – Тавис с изумлением рассматривал его. Привстав, он отодвинул в сторону стопку бумаг и жестом пригласил Иана садиться.

– Где Сесиль? – В этот момент Иану не нужны были объяснения. Он хотел видеть свою жену.

– Она на полпути в Дейлисс, я думаю.

– Проклятие! – устало выругался Иан и сел в кресло по другую сторону от Тависа.

Тот с интересом смотрел на понурую фигуру перед ним. Он не считал, что его единокровный брат и Сесиль Лотаринг женились по любви. И все же не мог отрицать того, что после отъезда Иана Сесиль была в подавленном настроении, а сейчас он видел, как повел себя ее неожиданно вернувшийся муж, узнав об ее отъезде. Кстати, почему он вернулся?

Когда он задал Иану этот вопрос, тот закрыл дверь библиотеки и сел на стул напротив Тависа.

– Я должен вернуться в Англию. Немедленно. Он не может больше откладывать отъезд, не говоря уже о том, чтобы следовать за Сесиль в Дейлисс.

– В Англию? Но почему? – Тавис смотрел на него со страхом. Как Данмару удалось осуществить свой план, и так быстро?

– Мой отец… – Иан внезапно остановился, заметив выражение лица Тависа, и продолжал: – Человек, который воспитал меня, в опасности. Моя мать просит меня о помощи.

Глядя на усталое лицо брата и чувствуя его беспокойство, Тавис понял, что он не сможет спокойно жить, даже если проклянет себя за свои слова. И не колеблясь, он сказал:

– Это обман. Это вероломство Данмара. Брови Иана сошлись на переносице.

– Продолжай, – он говорил не повышая голоса, без ожидаемой злобы. Он не удивился, что Тавис что-то знал. Дядя пытался предупредить его о склонности Тависа к интригам, даже когда убеждал его относиться к нему как к брату.

– Существует заговор с целью сделать Мари де Гиз правительницей Шотландии, пока не подрастет Мэри и не станет править со своим супругом. Данмар очень заинтересован в этом.

– А ты? – напрямую спросил Иан.

– Я… знаю об этом. Но я в этом не участвую, хотя меня звали.

– Ну а какое это имеет отношение ко мне? И Англии?

– Данмар решил, что можно будет одолеть Ар-рана, если разорить тех, кто предан ему.

– И я один из них?

Тависа передернуло от угрожающего тона Иана.

– Думаю, Данмара это вполне устраивало. Я подозреваю, что в его интересы не входит и процветание де Гизов.

– Я тоже так думаю, – согласился Иан. – И они тебя посвятили в этот план?

– Да, – признался Тавис тихим голосом, добавив – Но я отказался в нем участвовать.

– Спасибо хоть за это. – Иан не старался скрыть свою горечь.

А Тавис не пытался оправдать себя. Для него не было прощения.

– Что ты будешь делать сейчас?

– Что бы ни затеял Данмар, я не могу позволить ему погубить сэра Джеффри.

– Ты не должен ехать в Англию! – В отчаянии Тавис ударил кулаком по столу. – Данмар воспользуется этим, чтобы навредить тебе. – Да поможет Иану Господь! Тавис жалел, что знал так мало о планах Данмара. Но необходимо как-то помешать исполнению этих планов и при этом не причинить вреда де Гизам.

– У меня нет выбора. – Иан улыбнулся, почти сочувственно глядя на растерянное лицо Тависа. – Успокойся, брат. Уэйтфельд – твой, а если я не вернусь, и все остальное.

– Тьфу, – сердито сказал Тавис, – я не хочу этого. Иан рассмеялся, несмотря на серьезность положения.

– Не будь дураком, но, – его голое смягчился, – спасибо за это предупреждение. – Он встал, обошел стол и положил руку на плечо Тависа. – Мне нужно, чтобы ты сделал для меня одну вещь.

– Все, что хочешь. – Тавису трудно было посмотреть ему в глаза. Но молчание Иана заставило его это сделать.

– Пошли от меня весточку Сесиль. Пусть она знает, что я вернусь, как только смогу.

Тавис кивнул.

– Как мне объяснить ей твой отъезд в Англию?

– Скажи ей… скажи ей, что моей матери нужна помощь. – Он улыбнулся. Никогда он не встречал девушки с таким добрым сердцем, как у его Сеси. – Думаю, для нее это будет уважительная причина.

Тавис поднялся со стула и стоял перед Ианом, неловко переминаясь с ноги на ногу.

– Если тебе понадобится моя помощь…

– Я сразу же дам тебе знать. – Иан находил утешение в том, что, потеряв всю свою семью, он нашел какую-то ее часть здесь.

С чувством глубокого облегчения Тавис пожал протянутую Ианом руку. Он поклялся, что сделает для него больше, чем он просит. Да, он даст знать обо всем Сесиль, но он также найдет способ обезвредить Данмара, даже если для Мари де Гиз это обернется крушением надежд на регентство. Ничто не должно угрожать интересам его семьи.

Услышав звук шагов Иана по начищенному до блеска полу, Элспет, до этого напряженно прислушивающаяся к разговору в библиотеке, отпрянула от двери. Ей удалось услышать достаточно много. Стремительно прошелестев своими юбками по коридору, Элспет исчезла. За своей спиной она слышала, как Тавис пожелал Иану счастливого пути. Она не различила слов, сказанных Ианом в ответ, но не потому, что находилась слишком далеко, чтобы что-нибудь услышать, а из-за возникших в ее голове грандиозных планов.

Собственно, Элспет не имела четкого плана действий, но инстинкт подсказывал ей, что письмо к Сесиль не должно содержать никаких намеков на то, что Иан собирается вернуться в Шотландию. Она вряд ли смогла бы убедить в этом Тависа, а потому должна действовать в одиночку.

Зная, какое положение Элспет занимает при Тависе, его секретарь был только благодарен, когда она вызвалась отправить письмо жене брата Тависа. Молодой человек без колебаний вручил ей запечатанный свиток, абсолютно уверенный в том, что она справится с этим делом не хуже его. И когда Тавис позже поинтересовался, выполнил ли он его поручение, тот заверил своего хозяина, что письмо уже на пути в Дейлисс.

Сердце Элспет билось учащенно, как бы чувствуя вину, когда она держала кусок пергамента над пламенем свечи. Она шла на это ради своего ребенка. И ради Тависа, никогда бы ей этого не простившего.


После отъезда Иана Амальрик пробыл в Дамбартоне еще не один день в мучительных сомнениях, пытаясь разрешить конфликт между чувством долга и интересами семьи. С рождения Сэлек прививал своим сыновьям мысль о первенстве кровных уз, второе место занимали узы дружбы. И только после них шли интересы тех, кто находился у власти в стране.

Гуляя по узким улицам Дамбартона, Амальрик не мог не понимать, что его отсутствие мало отразится на безопасности королевы, охранять которую были призваны около шести тысяч человек, оплачиваемых из французской казны. От него будет значительно больше пользы, если он будет находиться рядом с мужем своей сестры.

Итак, в один прекрасный день Амальрик предстал перед Тависом, который встретил его с не меньшим удивлением, чем Иана.

– Я подумал, что ему понадобится моя помощь, – просто сказал Амальрик, объясняя свое появление.

– Боюсь, что ни один из нас не сможет ему помочь. – И поскольку Тавису не удалось придумать никакого плана, чтобы сокрушить Данмара, он рассказал Амальрику все, как было.

Лицо Амальрика стало мертвенно-бледным.

– Ублюдок! Где он сейчас?

– Данмар? – Тавис пожал плечами. – Я лишь знаю, что он не в Эдинбурге. Но если он в городе, то прячется от меня. – Тавис лукавил, он хорошо знал, что Данмар ничуть его не боится и не будет прятаться от кого бы то ни было.

Амальрик был о нем того же мнения.

– Может быть, он в Стирлинге с Арраном?

– Возможно. Я даже этого не смог узнать. Амальрик улыбнулся хищной улыбкой.

– Тогда я предлагаю поехать в Стирлинг. И если нам не удастся уничтожить Данмара, то надо подумать, как можно скомпрометировать его в глазах Аррана. Возможно, он окажется обездоленным, а не Иан.

Тавис почувствовал облегчение. Наконец-то намечались какие-то действия, пусть не очень хорошо продуманные, но, по крайней мере, честные.

– Да. Мы отправимся в Стирлинг в течение этого часа.

И он стойко стоял на своем, несмотря ни на какие мольбы Элспет, которые, когда стало ясно, что ей не удастся убедить его отказаться от принятого решения, перешли в проклятья.

– А как же наш ребенок?

– У него будет отец, за которого ему не придется стыдиться. – Тавис оставил свои спешные приготовления и положил руки ей на плечи. – Я не смогу жить в мире с самим собой, если позволю Данмару осуществить задуманное им.

– Не тебе с ним тягаться, – с горечью в голосе сказала Элспет, чувствуя, что всем ее мечтам приходит конец.

– Я хочу, чтобы ты узнала, на что я способен, – мягко сказал Тавис, пряча свое огорчение, поняв, как низко она оценивала его.

– А я хочу, чтобы ты выслушал меня, – она буквально выплюнула в него эти слова. – Этот узурпатор-англичанин никто тебе! Никто!

Внезапно ощутив приступ гнева, он оттолкнул ее от себя.

– Вы слишком долго жили вне своего клана, Элспет Литхэн. И у вас не осталось родственных чувств. Это очень печально, когда мужчина или женщина теряют родственные связи, и я не позволю вам лишить меня семьи. – С этими словами Тавис вышел из комнаты.

– Внебрачные дети не имеют родственных связей, – неслось вслед ему, но он не обернулся. – Будь ты проклят! – Слова утонули в ее рыданиях. Тавис размеренным шагом удалялся. – Будь ты проклят!

Вокруг не было никого, кто бы мог это услышать.


Морское побережье между Эдинбургом и Стирлингом, как всегда, радовало глаз своей тихой красотой. Прогулка верхом оказалась целебной для Тависа. Он простил себе прошлые ошибки, и Амальрик, как казалось, не считал его безнадежным после всего того, что с ним произошло. Действительно, Амальрик Лотаринг, казалось, относился к нему с уважением за его готовность пойти на риск, чтобы помочь Иану. А риск в этом был. Тавис быстро бы поплатился, если бы Арран узнал, что истинной целью заговора было лишение его регентства и что Тавис изъявлял желание в нем участвовать до тех пор, пока дело не коснулось Иана.

У них все еще не было четкого плана действий, когда они со своим небольшим отрядом достигли стен замка Стирлинг. Крепость стояла высоко над городом. По одну сторону от нее простиралась равнина, по другую – величественно вставали горы. Река Форт, зародившаяся среди необитаемых холмов к западу от крепости, плутала среди равнин, пока, наконец, не расширялась, превращаясь в узкий морской залив. Бросив последний взгляд на реку у ворот замка, Тавис подумал, что, возможно, он в последний раз видит Шотландию. Затем он обернулся к Амальрику и сказал:

– За дело.

Но дело оказалось не таким простым. То ли действительно из-за неотложности государственных дел, то ли оттого, что Арран был недоволен появлением Амальрика в Стерлинге, но им не удалось получить аудиенцию сразу же. После двух дней вынужденного безделья, в течение которых они убедились, что Данмара в Стерлинге не было, Амальрик не выдержал.

Он окинул пристальным взглядом заполненный придворными зал.

– Утром я поеду на юг, – сказал он Тавису, делая вид, что поглощен выступлением группы необычайно умелых жонглеров.

– Да, – ответил Тавис столь же отрешенно, – и я бы поехал с тобой, да не могу.

– Один из нас должен остаться, чтобы пробиться к Аррану, – согласился Амальрик. – А у него есть веская причина, чтобы на меня разгневаться. Я думаю, у тебя больше шансов на то, что он тебя выслушает. – Конечно, если Тавис не окажется безмозглым и не признается в своем желании заменить Аррана Мари де Гиз.

– Если удостоит аудиенции. Ты едешь в Англию?

– Со временем я буду там. Вначале я должен оповестить отца и Доннчада о планах Данмара. Без отца и дяди нам не обойтись, если мы хотим помочь Иану выпутаться из этого положения. – Он огляделся, проверяя, не подслушивает ли их кто-нибудь. – Тщательно выбирай слова, когда будешь разговаривать с Арраном. Не нужно класть голову на плаху. – Он не один раз предупреждал Тависа об этом.

Тавис вздохнул.

– Я мог все остановить, если бы пошел и рассказал обо всем Иану. Я был глуп. Сейчас я расскажу Аррану все, чтобы он перестал доверять Данмару.

И как ни старался Амальрик в разговоре с ним и при расставании на следующее утро, ему не удалось заручиться его обещанием думать не только о будущем Иана, но и о своем тоже.

– Ты не хочешь что-нибудь передать Иану? Тавис мрачно улыбнулся.

– Только в том случае, если я не переживу ярость Аррана. Напомни ему о его обещании, что Уэйтфельд перейдет в руки моего наследника, когда меня не станет.

Амальрик с любопытством посмотрел на него и покачал головой.

– Надеюсь, что мне не придется этого делать.

– Я тоже, – ответил Тавис, пожимая протянутую ему руку. – Счастливого пути, Лотаринг.

– Удачи тебе, Гилликрист.

ГЛАВА 23

Не успел слуга добежать до Сесиль, как она, соскользнув с седла, уже стояла на земле. Доннчад с улыбкой наблюдал, как она не спеша огляделась вокруг, наслаждаясь видом знакомого двора замка Сиаран, залитого утренним солнечным светом.

Спешившись, Доннчад бросил поводья слуге. Едва тот собрался что-то сказать, как в распахнутых дверях, ведущих в зал, появился улыбающийся Сэлек.

– Отец! – Сесиль бросилась к отцу, как будто и не было долгой разлуки, хотя она понимала, что уже не похожа на того ребенка, которого он видел последний раз.

– Итак, девочка, наконец-то ты вернулась домой, – хриплым голосом сказал он, заключая свою дочь в железные объятия. Но говоря это, он смотрел поверх ее головы на Доннчада, который стоял и качал головой.

У Доннчада не было особо важных новостей для Сэлека. Он мог и позже рассказать, что Арран уехал из Эдинбурга в Стирлинг, прежде чем Доннчад появился там сам, а также, что после отъезда Иана он счел необходимым увезти Сесиль из Эдинбурга и заняться выяснением обстоятельств, связанных с назначением Иана. Он был рад, что жена Иана сама подала мысль об отъезде. В противном случае ему бы пришлось убеждать ее, а это, как он знал, было непросто. Здесь он не завидовал Иану.

Сесиль с удовольствием вдыхала с детства знакомый аромат сандалового дерева и кожи, которым пропах ее отец. Кое-что оказалось неподвластно переменам. И даже мать, спешащая ей навстречу, выглядела так же, как в день ее отъезда.

С радостными возгласами Сесиль перешла в объятия матери, а Сэлек, улучив момент, отошел в сторону, чтобы поговорить с Доннчадом, который начал торопливо излагать последние новости. Закончив, он покачал головой.

– Итак, сейчас, как только устроится Сесиль, я направляюсь в Стирлинг.

– Она у себя дома, ей ничего не угрожает. Доннчад устало улыбнулся.

– Она говорит, что нет. И настаивает на том, чтобы ехать в Дейлисс и там ждать возвращения моего племянника.

– Я не позволю ей, – решительно заявил Сэлек и повторил те же слова за ужином. Он с раздражением посмотрел на свою дочь. Как может такое хрупкое на вид создание иметь столь решительный характер?

– Я люблю тебя, отец, но буду ждать возвращения своего мужа в его доме. Мы уже чуть не поругались из-за этого несколько недель тому назад, – нежно напомнила Сесиль. – Начнем снова ссориться?

– Попридержи свой язык, дерзкая девчонка. Я ничего не забыл. Но Иан и твой брат могут вернуться из Франции через многие месяцы. А ты будешь находиться в полной безопасности у нас дома.

– Я предпочитаю находиться в доме моего мужа, – спокойно ответила Сесиль. – Дейлисс надежно защищен, не так ли, милорд? – Она посмотрела на Доннчада в надежде получить от него поддержку.

– Да, – подтвердил он, испытывая чувство неловкости, – но я не думаю, что будет неправильно, если вы останетесь в Сиаране.

– Я буду находиться в Дейлиссе до возвращения Иана. – Сесиль была уверена в своей способности одерживать верх в споре и не собиралась проигрывать и на этот раз.

Как всегда, она обратилась за поддержкой к матери и не была разочарована. Когда все аргументы Сэлека разбились о непреклонную решимость Сесиль, Джиорсал с нежностью обратилась к мужу:

– Я не вижу в этом ничего дурного, Сэлек. Она будет рядом, всего в нескольких часах езды от нас. Ты часто сможешь навещать ее, а она нас, разве не так, любимый?

Ласковый взгляд Джиорсал скользил по лицу дочери, останавливаясь на блестящих золотистых волосах и здоровом румянце, покрывавшем ее щеки. Джиорсал радовала непоколебимая решимость ее дочери оставаться в доме своего мужа, раз она не могла сопровождать его. Нет сомнений, брак оказался прочным.

– Да, мама. Поездки из Сиарана в Дейлисс и обратно помогут мне занять мое время. – Так же, как отвлекла ее поездка из Эдинбурга в Сиаран. Пусть ненадолго, всего на несколько часов, но она забыла о своей тоске по Иану.

Поворчав еще несколько мгновений, Сэлек затих, ему еще никогда не удавалось одержать верх в споре с Джиорсал. А последнее время он особенно и не пытался это делать: ему не хотелось ее утомлять.

С чувством облегчения Сесиль переключила внимание присутствующих на Риллу, спросив о ее здоровье и здоровье ее детей. Оказавшись в центре внимания, Рилла, до этого момента поглощенная беседой с Доннчадом, покраснела от смущения.

– Дети проказничают как всегда, – тихо ответила Рилла, – и будут ужасно рады видеть свою тетю Сеси.

Сесиль тепло улыбнулась, думая о том, что Рилла очень похорошела от вновь обретенного счастья. Ее глаза излучали радость. Сесиль подумала, что Одвулф был бы рад за нее. А уж ее родители и подавно, судя по их спокойным улыбкам.

– Я к ним сегодня вечером загляну, так как утром уеду в Дейлисс. Доннчад проверит свои оборонительные сооружения, прежде чем отправиться по срочному делу в Стирлинг. – Сесиль понимала, что Рилла, по всей видимости, посвящена в суть этого дела, в то время как она только знает о его существовании.

Верная своему обещанию, сразу же после обеда Сесиль направилась в детскую. К ее радости, Рилла, Ниарра и Джиорсал пошли вместе с ней, предоставив мужчинам возможность потолковать и выпить виски наедине.

Привыкшая к тому, что мать часто навещала мальчиков во внеурочное время, их воспитательница не возражала против столь позднего визита. После смерти молодого хозяина его жена провела здесь не одну бессонную ночь со своими осиротевшими детьми. Но, со вздохом подумала она, скоро все забудется. Она пристроилась на стуле в углу комнаты, в то время как пришедшие дамы бросились на ковер, где сидели ее малыши, и стали их тискать, совершенно при этом не заботясь о том, что могут помять свои прекрасные юбки.

Сесиль засмеялась, когда Вольдемар кинулся к ней.

– У меня будут сыновья, – сказала она решительно, – много мальчиков, таких же сильных, как их отец.

– Ты счастлива? – не могла сдержаться Джиорсал, убирая с пухлой щеки Тю случайный локон.

– У меня не было ни минуты сожаления, – с чувством ответила Сесиль, не давая прямого ответа на вопрос матери, но надеясь, что это пройдет незамеченным. Она не была несчастной, хотя не могла сказать, что Иан полностью принадлежал ей, при этом она считала, что вполне счастлива. – И я рожу своему мужу прекрасных сыновей. – Они прочно привяжут его к ней.

– Мальчики требуют к себе столько же внимания, сколько взрослые мужчины, – предупредила Рилла.

– У меня будут девочки, – тихо сказала Ниарра, – во всяком случае, вначале.

Она оказалась настолько близко от Сесиль, что их плечи соприкасались. Сесиль обернулась и с удивлением посмотрела на нее, немного отодвинувшись, чтобы видеть ее лицо. Впервые за все то время, что она знала Ниарру, она не заметила в нем ни тоски, ни страстного желания, томившего ее сердце.

– Ниарра, ты на сносях! – бестактно воскликнула она.

Ниарра покраснела от смущения и взялась за протянутую руку.

– Да, – сказала тихо, глядя в любящие глаза свекрови. – Мы с Берином собирались сказать тебе и ждали, чтобы убедиться в этом.

– Дорогая, – сказала Джиорсал, радуясь за нее, – я знаю об этом уже несколько недель.

– И сказали Сэлеку? – Больше всего Ниарра хотела обрадовать отца ее мужа Берингарда, который принял ее, как родную, и подарить ему еще одного внука.

– Да, я сказала ему, – призналась Джиорсал, и озорной огонек вспыхнул в ее ясных голубых глазах, – но я пригрозила ему никому ничего не говорить до тех пор, пока ты не скажешь сама.

Сесиль, у которой месячные пришлись на то самое неудобное время, когда они возвращались с Доннчадом домой, захотелось узнать, когда наступит ее час, и она сможет поделиться этой приятной новостью со своей семьей. Но о каком ребенке можно говорить, когда твой муж вдали от тебя!

Этой ночью ей приснились смеющиеся младенцы, темноволосые и темноглазые. И она проснулась со страстным желанием иметь ребенка.

На следующее утро перед прощанием с семьей Сесиль обняла своего старшего брата, поднялась на цыпочки и прошептала ему на ухо:

– Ниарра сказала мне, что хочет, чтобы первой была девочка.

– Я изобью жену, если это случится, – прохрипел он, – потому что боюсь, что она будет такая же своевольная, как ее тетка, – сказав это, он тем не менее крепко прижал ее к себе. – Сеси, я буду заглядывать к тебе, пока не вернутся Амальрик и Иан.

– Буду рада тебя видеть, Берин. Позаботься о Ниарре и маме.

Затем она по очереди обняла каждого, по-настоящему понимая на этот раз, что значил ее брак. Сиаран больше не был ее домом. Она не могла сказать, где именно ее дом, кроме того, что он находился там, где находился ее муж, куда бы его ни забросила судьба.

Наконец слуга помог ей взобраться на лошадь, и она с печальной улыбкой посмотрела на Доннчада, терпеливо ожидающего ее:

– Мы можем отправляться в путь, милорд. Доннчад, который простился с Риллой наедине чуть раньше, сочувственно улыбнулся, заметив печальный взгляд Сесиль. Но он не стал напоминать, что она может остаться. Таково было ее желание, и рано или поздно ей все равно пришлось бы расстаться с родными, независимо от того, хотела она этого или нет. Он не стал удивляться, когда ее веселый от природы нрав поборола печаль расставания. Ей не пристало хмуриться и горевать.

– Вы вернетесь в Дейлисс, когда закончите ваши дела в Стирлинге? – спросила Сесиль, когда перед ними возникли очертания замка.

– Да, на короткое время. – Он довольно хмыкнул и признался – Для того чтобы обдумать все детали нашей свадьбы с Риллой.

– Она будет хорошей женой для вас. – Сесиль понимала, что нет нужды в ее словах. Даже если Рилла и не станет таковой, для Доннчада это не будет иметь никакого значения, покуда он будет любить ее.

Она вздохнула. Для Иана было намного важнее иметь послушную, а не любящую жену.

Доннчад провел в Дейлиссе три дня, без устали проверяя каждое звено обороны. Удостоверившись в ее надежности, он попрощался с Сесиль, приказав капитану стражи не спускать с нее глаз и пригрозив в случае чего снять с него голову.

Сесиль сочувственно улыбнулась, заметив, как лицо стражника налилось гневом, когда Доннчад позволил себе усомниться в его способности защитить Сесиль. Фрейн, который приехал из Англии вместе с Ианом, знал лучше, чем кто-либо, как охранять то, что принадлежало его хозяину и повелителю.

Оставшись одна, Сесиль с радостью погрузилась в свои новые обязанности хозяйки Дейлисса. В первые несколько дней управляющий Иуэн и ее горничная Изабел скрашивали мерное течение времени.

– Изабел, ты что, ревнуешь меня? – смеясь спросила ее Сесиль, когда та закончила перечислять свои обиды на управляющего.

Изабел негодующе посмотрела на нее.

– Вовсе нет, маленькая мисс, – отпарировала она, нарочно не называя ее так, как положено. – Если вам нравится, когда вас каждую минуту отвлекают по пустякам, я с удовольствием предоставлю вам эту возможность.

– В его обязанности входит сообщать мне все, что, по его мнению, заслуживает внимания, – тихо сказала Сесиль, – а в мои – слушать.

– Он занят разными пустяками.

– Возможно, – согласилась Сесиль, отчасти Изабел была права, – но я согласна слушать всякую ерунду, лишь бы от меня не утаили что-нибудь важное. Иуэн чересчур усердствует, потому что многое изменилось во владениях Гилликристов, и он пытается занять свое место в жизни Иана так же, как и я.

– Но вы – жена Иана Гилликриста, – протестующе сказала Изабел.

– Ничего, – продолжала Сесиль, – я смогу разобраться в сомнениях Иуэна.

И хотя Изабел не согласилась с Сесиль, она не стала чинить управляющему препятствий всякий раз, когда он хотел обсудить с хозяйкой пусть даже самый пустячный вопрос.

И в тот день, когда в Дейлиссе появился Данмар, Изабел обрадовалась, увидев, как Иуэн топчется в отдалении, пока его хозяйка принимает элегантного джентльмена и сопровождавшую его черную ворону.

Узнав штандарт Данмара, дозорный вызвал Сесиль, которая с неохотой разрешила впустить гостей и теперь стояла у входа в зал и ждала, пока довольно большой отряд минует охрану. Она не ожидала вероломства и знала, что капитан Фрейн незаметно расставил своих людей для ее защиты.

Сесиль следила за тем, как Данмар слез с лошади и направился к ней. Она знала о его страсти к ней так же, как и о той неприязни, которую он испытывал к Иану. Он приехал не шутки ради и не засвидетельствовать свое почтение. И он не мог оказаться путником, который просто ищет пристанища. Дейлисс находился на некотором отдалении от проторенных путей, и этот путник с большей вероятностью мог рассчитывать на теплый прием у Лотарингов, чем у Иана Гилликриста.

Все эти мысли не оставили следа на лице Сесиль, и, когда Данмар подошел к ней, она встретила его заученной вежливой улыбкой.

– Миледи Гилликрист, – медленно приветствовал ее Данмар, склоняясь ниже протянутой ему руки. Ему было приятно ощутить легкий трепет, но, выпрямившись, он с разочарованием обнаружил, что не его внимание вызвало ее дрожь. Сесиль глядела через его плечо на священника, все еще сидящего верхом и смотревшего на нее ледяным взглядом.

Данмар воспользовался этим секундным замешательством, чтобы получше рассмотреть Сесиль Лотаринг-Гилликрист. Стоявшая перед ним титулованная дама мало чем отличалась от той девушки, которую он хотел соблазнить. Спутанные золотые пряди волос, не схваченные заколками, выбивались из-под ее атласной шапочки. В голубых глазах отражался скупой солнечный свет, пробивавшийся сквозь густую пелену тумана и облака над головой. Нежная розовато-кремовая кожа манила своей безукоризненностью.

Данмар не заметил, чтобы она сжалась от его открыто похотливого взгляда больше, чем когда она жила в доме своего отца. В ее глазах не было страха, только отвращение.

– Вы напрасно теряете время, милорд, – сказала она просто.

Ее спокойная уверенность уколола его больше, чем любое высокомерие. Он стиснул зубы с такой силой, что у него задергалась челюсть. Затем, заставив себя расслабиться, он покачал головой:

– Я думаю, что нет.

Сесиль наклонила голову, обдумывая его ответ, и пожала плечами.

– Вы найдете здесь радушный прием, если будете брать только то, что вам предлагают. Но, – предупредила она, – не вздумайте отплатить за гостеприимство вероломством. Вам это дорого обойдется, когда мой муж вернется из Франции. – Сесиль понимала, что Данмар и без нее знает, где находится ее муж. Она догадывалась, что он бы не появился здесь, если бы не был уверен в том, что она одна.

Данмару начинала нравиться эта словесная дуэль. Эта дама казалась непохожей на знакомых ему женщин. Осознавая его желание обладать ею, она не испытывала ни страха, ни гнева, демонстрируя при этом характер, который он бы с удовольствием сломал. Она заплатит за свое пренебрежение раньше, чем наступит ночь. К тому же эта ее уверенность в своем муже! Ясно, что, находясь за его спиной, она не будет бояться никаких мужчин.

Но в ее глазах промелькнуло – по крайней мере, на какое-то мгновение – нечто подобное страху, когда она смотрела, на отца Эйндреаса. Данмар повернулся и пристально поглядел на священника, запомнив эту ее реакцию.

Он доставит себе удовольствие и поиграет с ней, даст ей вволю поговорить о своем муже как надежном защитнике. Потом скажет, что ее бросили и любой мужчина может заявить на нее свои права. И у нее в глазах появится страх, когда она узнает, что Иан Гилликрист вернулся в Англию, не сказав ни слова на прощанье.

Сесиль пришлось собрать волю в кулак, чтобы поздороваться с отцом Эйндреасом, когда он, устав наблюдать за тем, как они парировали словесные удары друг другу, попросил слугу помочь ему слезть с лошади. Он подошел к ней, не скрывая враждебности, сквозившей во взгляде.

– Святой отец. – Сесиль склонила голову и так же, как и он, не стала притворяться любезной, не улыбнулась и не протянула ему руки.

– Мадам, – это было простое подтверждение того, что ее услышали.

Сесиль почувствовала дрожь между лопатками, когда повернулась, чтобы проводить их в главную башню замка. Она посмотрела в сторону Фрейна, и тот ободряюще кивнул. Он не спустит глаз с людей Данмара, которых тот привел с собой.

Как и положено, Иуэн ждал у дверей внутри зала, и Сесиль тепло улыбнулась ему, велев принести еду и напитки для гостей. Иуэн тоже старался приободрить Сесиль своим взглядом, и к ней вернулось самообладание.

Когда Сесиль убедилась в том, что они удобно устроились за столом, уставленным легкими закусками, выглядевшими весьма привлекательно, учитывая скорость, с которой они были приготовлены, она попрощалась, любезно сказав:

– Иуэн покажет вам ваши покои. Если что-нибудь понадобится, обращайтесь к нему. В отсутствие мужа у меня появилось много неотложных дел по хозяйству, встретимся за обедом вечером.

Данмар был не менее учтив, в то время как священник оставил ее слова без внимания, притворившись, что разглядывает дорогие гобелены, ни один из которых не имел отношения к религиозной жизни.

«Темные люди, – подумал он. – Непросвещенные люди, как эта девчонка. Господи, ну надо же было оказаться в безбожном зале. Ее нужно сжечь как настоящего еретика!»

Данмар оторвал взгляд от мягко покачивающихся юбок уходившей Сесиль и посмотрел на священника. Лорд нахмурился, услышав, что тот бормочет. Сжечь эту совершенную плоть? Он, кто улыбался, глядя на самые ужасные страдания, какие только мог вынести человек, содрогнулся при этой мысли.

– Нет, – резко сказал он, – ее не трогать!

– Из-за нее вы будете обречены на вечные муки, – предупредил отец Эйндреас. – Позаботьтесь о своей душе.

– За душу я спокоен, – беззаботно сказал Данмар. – Только мое тело сгорает от желания обладать ею.

Отец Эйндреас нахмурился, но больше ничего не сказал. Он давно заметил, что лорд Данмар не отличается особым религиозным рвением, присущим большинству фаворитов Мари де Гиз.


Сесиль одевалась с такой тщательностью, как будто готовилась к коронации или казни, последнее более точно отражало ее отношение к предстоящему обеду.

На ней было платье из узорчатой шелковой ткани на клеёном холсте для большей жесткости. Надевая его, она сказала, улыбаясь, Изабел:

– Желательно добавить жесткости моему позвоночнику. Признаться, я не жажду пойти на сегодняшний обед.

– Это из-за священника, – презрительно фыркнула Изабел. – Ручаюсь, сам Господь Бог смотрит с неодобрением на этого человека.

Сесиль не ругала Изабел за непочтительность. Она была согласна с ней.

– Из-за Данмара тоже. Этот человек вызывает у меня озноб, но я скорее откушу себе язык, чем он узнает об этом.

Она послушно сидела перед зеркалом из отполированного серебра, в то время как Изабел укладывала ее волосы. Не спрашивая Сесиль, она сделала ей высокую прическу, для верности пропустив сквозь нее ленты. Шапочка, венчавшая это отливающее золотом сооружение, казалась совершенно бессмысленной, настолько она была маленькой. Но она тоже прибавляла ей рост.

Чувствуя себя неудобно в корсете, который помогал удерживать юбки колоколом, Сесиль улыбнулась:

– Попробуй подступиться к такой фигуре. Не говоря уже о шершавой тафте, из которой были сшиты несколько нижних юбок.

Конечно, для любого мужчины, готового к насилию, ее наряд вряд ли бы явился серьезным препятствием, но Сесиль была абсолютно уверена в том, что Данмар не пойдет напролом. Нет, он будет обхаживать ее, пренебрегая всеми правилами приличия, создавая неудобство и вызывая растущее чувство тревоги, но при этом будет действовать исподволь, чтобы избежать сопротивления. Инстинкт ей подсказывал, что он собирается запугать ее, но она не могла понять почему. Что бы там ни было, она решила не сдаваться. Она, дочь своего отца и жена Иана Гилликриста, сможет отстоять свою честь.

Данмар и отец Эйндреас отдыхали, удобно устроившись в глубоких кожаных креслах, стоящих на турецком ковре у камина, который не разжигали из-за теплой погоды. Пытаясь придать крепости более домашний вид, Сесиль по-новому расставила мебель. Не все ей удалось, особенно в зале. Там нужно было повесить новые гобелены, потому что старые настолько натурально воспроизводили батальные сцены, что, казалось, с них капала кровь.

Когда Сесиль вошла в зал, мужчины встали, хотя, как она поняла, отец Эйндреас оказал ей этот знак внимания только по команде Данмара.

Когда они сели за стол, уставленный дорогой посудой и кубками, украшенными драгоценными камнями, шеф-повар распорядился внести первое блюдо. При виде жареной свинины с золотистой корочкой и горошка нового урожая, густо политого соусом, Сесиль улыбнулась, выражая свое одобрение, что незамедлительно было передано повару на кухне.

После нескольких шутливых замечаний Данмар направил разговор в нужное ему русло.

– Как вам нравится семейная жизнь, миледи?

– Она оказалась настолько приятной, насколько я ожидала, – Сесиль старалась не вкладывать в свои слова особых чувств, зная, что они могут быть истолкованы по-разному.

Данмар поглядел на нее с уважением. От нее не очень-то многого добьешься. Продолжая игру, он оглядел убранство зала.

– Гилликрист хорошо обеспечивает вас.

– Не могу пожаловаться, – Сесиль прекрасно знала, что Данмар может далеко заходить в разговоре и что большинство дам, обидевшись, обычно обрывали его резкой фразой. Но она догадывалась, что он ведет свою игру, и хотела разгадать ее. Возможно, ей удастся узнать что-нибудь полезное для Иана.

Внезапно Данмар переменил тему разговора.

– Вам понравился Эдинбург?

– Он меня давит, – призналась она, не видя в этом никакого вреда.

– Как любой город, – согласился Данмар. – И все же Эдинбург способен взволновать, когда там находится королевский двор.

– Я не из тех, кто жаждет волнения, милорд. – Ее забавлял этот разговор. – Я больше люблю тишину.

– Этот ублю… неродной брат вашего мужа живет в Эдинбурге, не так ли?

Сесиль замерла, затем медленно кивнула и потянулась за своим кубком. Данмар спросил ее о том, о чем наверняка знал сам. Почему?

– Тавис многое потерял, когда Иан Гилликрист вступил в права наследника. – Слова были сказаны как бы невзначай, сам же Данмар наблюдал за ее реакцией из-под прикрытых век.

И снова Сесиль кивнула, ничего не сказав в ответ.

– И он бы многое получил, если бы Иан Гилликрист неожиданно уехал, – тихо добавил Данмар.

Сесиль выставила подбородок, почувствовав вызов в его словах.

– Иан не уедет.

– Но, миледи, он уже уехал.

– По распоряжению Аррана, – уточнила она, – и обязательно вернется. И я обязательно дождусь его возвращения.

– Боюсь, что нет. – Данмар следил за ней взглядом ястреба, выслеживающего свою добычу. – Он не поехал во Францию. Его путь лежит на юг – в Англию.

– Вы лжете. – Но поймав мрачный, полный удовлетворения взгляд отца Эйндреаса, Сесиль поняла, что Данмар говорил правду. Она поборола свое смятение и смело встретила его взгляд. – А если ему понадобилось поехать в Англию, – сказала она, стараясь казаться более уверенной, чем была на самом деле, – я верю, что он вернется.

– А когда вы устанете ждать? – Данмар улыбнулся, глядя на нее невидящими глазами.

– Вдобавок к тому, что вы знаете, – сказала Сесиль, не повышая голоса и вставая, – знайте еще и это: Иан Гилликрист – мой муж, и я готова ждать его возвращения всю жизнь.

По ее высокомерному тону Данмар понял, что задел ее за живое, но он не успел нанести ей окончательный удар, так как в этот момент двери зала широко распахнулись. Данмар выругался про себя, а отец Эйндреас побледнел: в комнату вошли Сэлек Лотаринг и его старший сын Берингард.

Сесиль вздохнула с облегчением и, сделав над собой усилие, спокойно поздоровалась с ними.

– Отец, Берингард, как хорошо, что вы приехали в Дейлисс.

Отец цепким взглядом рассматривал ее лицо, и необычная радость на ее лице огорчила его.

Подыгрывая Сесиль, которая не подала виду, что посылала за ними, Сэлек пожал плечами с притворным удивлением.

– Доннчад сообщил нам о своем отъезде. И твоя мать, святая женщина, послала нас убедиться в твоей безопасности. – Он холодно улыбнулся Данмару и положил свою тяжелую руку на плечо Берингарда, который подался вперед при виде отца Эйндреаса. – Конечно, если бы я знал, что тебе уделяют такое внимание, я бы ее успокоил.

Данмар улыбнулся сквозь стиснутые зубы.

– Лотаринг, я действительно рад вас видеть. – Он вежливо поклонился обоим мужчинам, не потрудившись сказать хотя бы пару вежливых фраз о младшем из них.

Сэлек посмотрел на дочь, в ее лице чувствовалось напряжение. Похоже, они не слишком скоро явились.

– Что случилось, Сеси?

– Милорд Данмар принес печальные известия… если это правда. – Она бросила на Данмара горький взгляд. – Он говорит, что Иан не поехал во Францию, куда его послал наш регент, а вместо этого отправился в Англию.

– Это правда, – небрежно бросил Данмар, – хотя я уверен, что леди Гилликрист предпочтет этому не поверить.

– Какие у вас доказательства? – прорычал Берингард.

Данмар пожал плечами, он побаивался этого человека-медведя.

– Доказательства? Мне не нужны никакие доказательства. Время докажет мою правоту.

– Почему он должен был уехать в Англию? – с вызовом спросила Данмара Сесиль.

– Быть может, по той же самой причине, по какой он оказался в Шотландии.

– По причине наследства? – Сэлек сердито посмотрел на Данмара. – Думайте, что говорите.

Данмар проигнорировал это открытое оскорбление.

– А если вовсе не наследство привело его сюда? А если под этим скрываются другие, более темные дела? Сомерсет хорошо заплатил бы за секретные сведения о Шотландии. А ведь Гилликрист не присягал на верность Шотландии.

– Вы лжете, – бросила ему в лицо Сесиль. – Иан слишком честен, чтобы заниматься такими вещами.

Но Сэлек, несмотря на вся его неприязнь к Данмару, понимал, что в его словах было зерно правды. Он с беспокойством посмотрел на Сесиль. Неужели он выдал свою дочь замуж за предателя?

– Нет, – Сесиль гордо отвергла все его сомнения – нет, папа, Иан не способен на обман. – Она обратила тяжелый взгляд на Данмара. – Вы обвиняете моего мужа, прибегнув к лжи и вероломству. Уходите. Я больше не хочу вас здесь видеть.

Данмар потемнел в лице.

– Вы сейчас гордитесь собой, миледи, но это ненадолго.

Он заторопился и в сопровождении священника под суровым взглядом Лотаринга вышел из зала. Да, он уйдет, но не забудет ничего и вернется, чтобы предъявить права на эту высокомерную суку и приручить ее.

ГЛАВА 24

Сесиль ходила взад и вперед, забыв об отце и брате, которые с беспокойством следили за ее движениями. Да, они знали, о чем она думала и что собиралась делать. Они также знали, что, если ее не остановить, она бросится, очертя голову, навстречу опасности. И трудность была в том, что они не знали, как удержать Сеси от задуманного.

Она остановилась и посмотрела на них.

– Жаль, что здесь нет Доннчада. Думаю, он знает Иана лучше нас.

– Я пошлю за ним, – обрадованно предложил Берингард, считая это если не выходом из положения, то, по крайней мере, отсрочкой. Его зеленовато-голубые глаза смотрели почти умоляюще.

Лицо Сеси оживилось, но вскоре взгляд потух.

– Это будет слишком долго. Я не знаю, сколько времени у нас до…

– Времени до чего? – спросил Сэлек, хотя прекрасно знал, о чем она думала, и считал, что она имеет на это право. – Данмар никому ничем не угрожал.

– Да, – медленно сказала Сесиль, – но опасность есть. Я должна видеть Иана. Его нужно предупредить.

– Предупредить? О чем? И где? Мы ведь даже не знаем, где он сейчас – в Дамбартоне, Франции или Англии.

– Значит, флот уже отплыл? – Это было для нее неожиданностью.

Ее отец устало пожал плечами.

– Возможно, вчера, сегодня, завтра. Или, может быть, через месяц. Все в руках Господа. И де Эсса.

Сесиль снова заходила по комнате.

– Очень может быть, – наконец вымолвила она, – что Данмар сказал нам полуправду. Он ничего не выигрывает, сказав нам, что Иан уехал в Англию, если на самом деле этого не случилось. Но ему нужно оболгать Иана, поэтому он и придумал эту версию.

– А что, если у него есть на это основания? – Сэлек ненавидел себя за эти слова, но его продолжали мучить сомнения.

Как он и опасался, его дочь набросилась на него, гневно сверкая глазами:

– Нет, никаких оснований у него нет. Я не очень хорошо знаю Иана, – призналась она, – но он честный человек, я в этом уверена так же, как в твоей любви ко мне. – Голос ее звучал твердо и непоколебимо.

– И я в этом уверен, – сказал Берингард, удивив их обоих.

Сэлек не догадывался, что его сын переживал за Иана. Он пожал плечами.

– Ну ладно. Что тогда заставило его поехать в Англию и как Данмар надеется погреть на этом руки?

Сесиль задержала шаг. И так резко повернулась к нему лицом, что ее юбки, описав полукруг, разом поникли, подобно какому-то золотому цветку, раскрывшемуся и тотчас завявшему. Сэлек вздохнул с тихим стоном. Судя по ее выражению лица, она пришла к выводу, которого Он ждал.

– Думаю, – начала она медленно и задумчиво, – я думаю, ответ можно получить в Англии.

– Я не пущу тебя.

Она озорно улыбнулась, на секунду забыв о своей тревоге. Сэлек не подсчитывал, как часто он повторял эти слова – и всегда с одним и тем же результатом.

– Отец, – обратилась она к нему, – неужели мама не поступила бы так же?

– Это опасно.

– Я поеду с тобой, – Берингард не видел другого способа остановить ее. Господи, пошли Ниарре только сыновей!

– Это бесполезно, – сказала Сесиль, тряхнув головой. – Как его жена я пройду там, куда тебя не пустят. Англия опасна для Лотаринга из Шотландии, но не для невестки сыра Джеффри Линдела.

Ни один из мужчин не стал оспаривать ее слова.

– Ты можешь потратить недели на то, чтобы найти, как туда проникнуть. – Сэлек представил себе, как она с отрядом вооруженных воинов блуждает среди английских оборонительных сооружений в поисках лазейки. Он съежился от страха при мысли о той опасности, которая ей будет угрожать.

Ее сияющая улыбка никак не обнадежила его.

– Нет, я пойду с проводником, который приведет меня прямо к матери Иана. – Она знала, что ответ надо искать у нее.

Иуэн, находившийся поблизости, живо откликнулся на ее зов.

– Пожалуйста, Иуэн, приведите ко мне капитана Фрейна.

Капитан Фрейн, догадавшись по разгневанному лицу уехавшего Данмара, что тот что-то затевает, ждал, готовый прийти на ее зов. Через секунду он уже стоял перед ней в низком поклоне.

– Я вам нужен, миледи? Сесиль медленно кивнула.

– Дело намного важнее, капитан. Я думаю, вы нужны Иану.

Фрейн резко выпрямился. Он понимал, что Иан Гилликрист оставил его не для того, чтобы сторожить эту каменную громадину.

– Я готов выступить на защиту его интересов, миледи.

– А я готова возглавить наш поход. Мы едем в Англию, Фрейн.

– Мы, миледи? – Фрейн сделал глубокий глоток и посмотрел на ее отца.

Он молчал. Весь его вид говорил о сокрушительном поражении.

– Да. Вы должны привести меня к матери Иана, в дом Джеффри Линдела. – Она улыбнулась, подбадривая его. – Мы должны найти Иана, и, я думаю, леди Линдел сможет нам помочь.

– Но… я думал, что лорд Гилликрист отправился во Францию. – Фрейн не скрывал своего смущения.

– Он должен был туда ехать, но, я боюсь, путем обмана его вынудили поехать в Англию. Я поеду к нему, и вы должны стать моим проводником.

Фрейн поклонился снова.

– Я подготовлю отряд сопровождения. Когда мы выступаем?

– В течение часа, капитан, но, – добавила она мягко, – мы берем с собой всего несколько человек. Я не хочу, чтобы нас остановили как врагов. Мы должны постараться беспрепятственно добраться до Иана.

– Сеси, я не разрешу тебе ехать без охраны, – Сэлек и так уже уступил ее настойчивости, но на этот раз не собирался сдаваться.

Сесиль было достаточно одного взгляда на Сэлека, чтобы понять, что она исчерпала все его терпение.

– Хорошо, – она обернулась к капитану, который выглядел умиротворенным. – Берем отряд полностью, Фрейн. – Отцу вовсе не обязательно знать, сколько народу она отошлет обратно у границы.

– И я поеду с вами, – решился Сэлек, поднимаясь на ноги.

Сесиль была готова к его заявлению.

– Ты больше нужен маме, – напомнила она. – Не надо лишний раз заставлять ее нервничать. На самом деле ей будет много спокойней, если она будет знать, что я нахожусь в Дейлиссе и жду возвращения Иана.

Сэлек нахмурился. Это была правда. Последнее время она все хуже переносила волнения.

– Ну, тогда Берингард поедет с тобой.

– Ну и как ты объяснишь его отсутствие? Мама забеспокоится, она поймет, что что-то случилось, если ты вернешься и скажешь, что оставил Берингарда со мной. – И снова, видя, как колеблется Сэлек, вспоминая о слабеющем здоровье Джиорсал, Сесиль продолжила свой натиск: – Капитан Фрейн защитит меня, папа, а я не буду рисковать без надобности.

Заметив внимательный взгляд Сэлека, капитан гордо выпрямился:

– При мне с вашей дочерью ничего не случится, милорд.

Неохотно, но Сэлек вынужден был признать свое очередное поражение.

Отпустив капитана Фрейна готовиться к поездке, Сесиль обняла отца.

– Мне самой нужно подготовиться, отец. Ты можешь заночевать в Дейлиссе, если не хочешь возвращаться в Сиаран сегодня вечером.

– Нет, мы с Берином отправимся сейчас.

Ему нужно быть рядом с Джиорсал. Он дорожил каждой минутой, потому что не знал, сколько времени им осталось быть вместе. Даже беспокойство за дочь не занимало его полностью. Сесиль была молодой и сильной и, за что бы она ни бралась, везде добивалась успеха.

У Берингарда тоже были свои причины, чтобы ехать домой. Сесиль заставляла его нервничать. К тому же Ниарра не любила, когда он ночевал вне дома, вдали от нее и их ребенка. И он не хотел расстраивать жену.

Когда они обнялись, Сэлек предостерег Сесиль:

– Будь осторожна, когда окажешься у леди Энн, дай мне знать о твоем благополучном прибытии. – Он помнил Энн Доннчад по старым временам. Она не обидит его Сеси, но до того, пока Сесиль доберется до нее, ему не будет покоя.

Сесиль не провожала их. Время для нее было на вес золота. Едва за ними, закрылась дверь зала, как она стремглав бросилась вверх по лестнице в свою комнату. Дремавшая у кровати Изабел вскочила, испуганная ее стремительным появлением.

– Через час я уезжаю в Англию, Изабел. Мне нужна прочная одежда и небольшая сумка с халатом и шлепанцами.

Изабел выпрямилась, всем своим видом выражая неодобрение.

– Англия! Но, миледи…

Уставшая от споров, Сесиль раздраженно топнула ногой, прервав ее на середине фразы:

– Нет, Изабел, никаких возражений. Если мой отец разрешает, то не тебе мне запрещать.

К удивлению Сесиль, Изабел ничего больше не сказала, но каждое ее движение, когда она помогала Сесиль одеваться, выражало серьезный укор. Она смягчилась только тогда, когда Сесиль остановилась, чтобы обнять ее. Тогда она засопела носом и стала умолять Сесиль быть осторожной. Сесиль про себя решила, что предпочла бы видеть ее в гневе.

Довольно скоро Сесиль стояла посреди двора, оценивая приготовления, сделанные Фрейном к их поездке. Она улыбнулась при виде лошади, которую подвели к ней. Ни седло, ни сбруя не содержали и намека на то, что они предназначались для женщины. Фрейн намеревался ехать так, как она пожелала, быстро и без отдыха, не делая ей никаких скидок.

На какой-то момент, глядя на воинов, окруживших их в полном сборе, Сесиль подумала о том, чтобы сократить их число еще до того, как они покинут замок, но опасалась, что капитан Фрейн начнет с ней спорить, а ей не хотелось терять время. Вместо этого она просто попросила его сказать, когда они будут близко от границы.

Сесиль охватило волнение, когда они выехали из ворот Дейлисса. Ночь была тихой, теплой и ясной, всего лишь одно или два облака были заметны на бархатистом небе низко над горизонтом. Она знала, что к вечеру следующего дня будет чувствовать невыразимую усталость, но сейчас, видя перед собой цель, была оживлена. И она, безусловно, была сильной и потому способной выдержать целую ночь в седле без сна. Даже если бы они не поехали сейчас, а отложили свою поездку до завтра, она все равно бы не заснула. Она чувствовала, как бьется ее сердце, подгоняемое желанием увидеть Иана.

Едва забрезжил рассвет, как Фрейн обернулся к ней и сказал:

– Миледи, смотрите, вот Англия.

Они замедлили шаг, давая лошадям отдохнуть, прежде чем пустить их галопом. Несмотря на свою храбрость, Сесиль слегка дрожала. Живя недалеко от границы, она была воспитана на сказках о кровожадных английский мародерах. Но, сказала она про себя, англичанин Иан был жесток и страшен не более, чем ее братья.

Когда она натянула поводья, капитан Фрейн, следовавший за ней по пятам, спросил в недоумении:

– Миледи?

– Оставьте полдюжины солдат, а остальных отошлите назад в Дейлисс.

– Я не посмею этого сделать, миледи, – сказал он решительно, думая о том, как расправится с ним его светлость, если что-нибудь случится с его женой.

– Если вы не отдадите эту команду, придется это сделать мне. – Она сжалилась над ним, увидев ужас на его лице. – Капитан Фрейн, мы будем в большей безопасности, только если будем спасаться бегством. А при бегстве количество не имеет большого значения.

Все говорило о ее решимости, и Фрейн знал, что она не отступится от своего решения. Можно было бы продолжать бесконечную ссору, отказаться исполнять ее просьбу или же согласиться с ней.

– Если вы отнесетесь со вниманием к моей просьбе, я буду исполнять все остальные ваши команды, клянусь вам. – В ее глазах так же, как в словах, была мольба.

Сомнения, терзавшие Фрейна, не могли противостоять ее убежденности. Отдав несколько коротких команд, Фрейн отобрал людей, с которыми намеревался продолжить свой путь, а остальных отослал назад. Да спасет его Бог, если он принял неправильное решение. И все же уверенная улыбка, которой одарила его Сесиль, приободрила его. Они пересекли границу и продолжили свой путь вглубь английской территории.


Иан устало разглядывал дом, где провел свое детство. Он торопился, чтобы поскорее добраться до поместья Линдела, но сейчас, стоя перед ним, боялся войти. Глаза его затуманились от пронизавшей его боли, когда он смотрел на широко раскинувшуюся усадьбу, которая, как он когда-то думал, должна была перейти к нему по наследству. Ему был знаком и дорог каждый камень. Его сыновья карабкались бы, как и он в молодости, по этим холмам, а дочери играли бы в садах, так любовно возделанных его матерью. Дети его и Эдры.

Он уезжал отсюда с пятью десятками воинов за спиной, злой и готовый сокрушить все, что стояло у него на пути, потому что, не мог уничтожить то, что погубило всю его жизнь – собственную судьбу. Он вернулся один, с раной в сердце, но без гнева. Какое-то время он думал, что Сесиль излечила его. Вспомнив Сесиль, он улыбнулся. Он был бы рад вернуться к ней, даже в Шотландию. Это желание удивило его, но не испугало, как могло бы случиться раньше.

Послав лошадь вперед, он снял с головы шлем и держал его в руках, чтобы не вызывать подозрений у часового. И тот не только не окликнул Иана, а широко распахнул ворота, приветствуя его.

Иан спешился, и старый капитан бросился к нему. В его глазах блестели слезы.

– Сэр Иан! – Он не мог больше говорить и только обнял молодого человека, стоявшего перед ним, человека, который был радостью и наказанием для обитателей этого дома. Сэр Джеффри часто обращался к капитану за помощью, когда требовалось приструнить юношу, и не всегда это было легко сделать. Капитан отступил назад, чтобы лучше разглядеть лицо Иана. – Твоя мать будет так счастлива увидеть тебя. Она так мучается после ареста сэра Джеффри.

– Ты знаешь что-нибудь об этом? Я потому и приехал сюда.

Пожилой человек покачал головой.

– Мы почти ничего не знаем, за исключением того, что с ним хорошо обращаются.

Иан сжал губы.

– Я не думаю, что заточение в тюрьму на целую жизнь за преданность можно считать хорошим обращением. – Но, заметив страдание во взгляде капитана, он похлопал его по плечу, стараясь приободрить старика и думая о Том, что они поменялись с ним ролями, которые играли в течение многих лет. – Скоро я освобожу его и, возможно, займу его место. А сейчас где я могу найти свою матушку? – спросил он. Голос его смягчился при одной мысли о ней.

– Сейчас утро, – напомнил ему капитан. – Она в саду со своими розами.

Иан направился в сад, ноги сами повели его туда, давая свободу мыслям. Он помнил ту злость, которую испытывал к своей матери, но сейчас он не находил ее в своем сердце. Все, что он мог вспомнить – боль в ее глазах, когда он покинул ее, не сказав ни единого слова на прощание. Та, которая готова была отдать за него жизнь, не дождалась ничего: ни преданности, ни понимания, на которые имела право. А сэр Джеффри? Будет ли у Иана возможность попросить у него прощения за свою неблагодарность? Или уже поздно?

Найти Энн Доннчад не составляло особого труда. Иан на минуту остановился на краю сада, чтобы посмотреть на нее. Она была такой же красивой и изящной, какой он ее запомнил, но следы страдания на ее лице больно отозвались в сердце Иана. Заточение сэра Джеффри и, конечно, его собственная жестокость были для нее тяжелым ударом. Он многое бы дал за то, чтобы вернуть все те жестокие слова, которые бросил ей в лицо, узнав правду о своем отце. Поскольку сделать это было невозможно, он надеялся, что, освободив сэра Джеффри, сможет хоть как-то искупить свою вину перед ней.

Он сделал несколько шагов вперед. Энн замерла при виде сына, с которым, как она думала, рассталась навсегда. Она пыталась произнести его имя, но губы не слушались ее. Она вновь ощутила острую боль от сознания того, что предала этого молодого незнакомого человека, который был ее сыном. Его гнев и презрение, которые он обрушил на нее в тот день, были ей понятны. Это была плата за годы ее безоглядного счастья с сэром Джеффри. Прости ей, Господи, она не сожалела о них.

Иан готов был расплакаться, видя, как материнские глаза наполняются слезами, и зная, какие боль и страх стоят за ними. Ноги не слушались его. Слезы застилали ему глаза. Не видя дороги, он споткнулся и, когда приблизился к ней, упал у ее ног.

* * *

Фрейн был доволен. Верная своему слову, Сесиль подчинялась ему во всем. Фрейн устанавливал скорость их движения, а также время сна и подъема. Он был просто счастлив, что их желание двигаться как можно быстрее совпало. Он не сомневался, что, если бы они ехали медленнее, ее недовольство не ограничилось бы только протестами.

Только однажды Сесиль выразила свое недовольство. Это случилось, когда они поехали окольным путем. Но когда Фрейн назвал ей английские укрепления, которые лучше было обойти стороной, она с пониманием кивнула. Хотя ее пугало то, что поездка затягивалась, она сочла его доводы убедительными и не стала спорить. Она вряд ли смогла бы помочь Иану, если бы сама оказалась в заточении в какой-нибудь английской крепости.

И поскольку они объезжали стороной все другие населенные пункты, то, когда на четвертый день их путешествия перед ними выросла главная башня замка, она тотчас поняла, что они наконец у цели – у дома Джеффри Линдела. Она воодушевилась. Даже сейчас у них есть шанс застать Иана в стенах этого замка.

ГЛАВА 25

– Мой брат не предатель, – Тавис не знал, четвертый или пятый раз он повторял эти слова, но они не производили ровным счетом никакого эффекта. Он с преувеличенным вниманием разглядывал искусно сделанный фриз, украшавший стены комнаты, стараясь не глядеть на регента Шотландии.

Арран не спускал с него пристального взгляда и в конце концов заставил Тависа посмотреть ему в лицо.

– Возможно, что и так. Но, – в тихом голосе Аррана появились угрожающие нотки, – ваш брат шотландец… или англичанин?

– Его дом, все его состояние здесь, – напомнил Тавис. – И он женился на дочери Лотаринга, шотландской девушке, – Тавис повторил то, что уже не однажды говорил.

Аудиенция оказалась для Тависа более мучительной, чем он ожидал. Он искренне хотел, чтобы Амальрик задержался еще на один день, тот самый, который потребовался Аррану для того, чтобы решить, стоит ли уделять час своего драгоценного времени для этой встречи. Арран сразу же недвусмысленно дал понять, что не одобряет поступок Амальрика. Когда тебе поручают дело, его надо выполнять. Было ясно, что Данмар уже заронил зерна сомнения в душу регента. Вероятно, это произошло в последние несколько дней, которые Тавис и Амальрик, а потом один Тавис провели в ожидании аудиенции. Эта вероятность сама по себе отвратила Тависа от Аррана.

Арран откинулся на спинку стула, в его ушах все еще звучал коварный шепот Данмара. Но Тавис Гилликрист только бы выгадал, если бы Иан Гилликрист был заклеймен как предатель, а его имущество конфисковано. Арран имел в своем распоряжении бумагу, подписанную рукой Аласдера Гилликриста, согласно которой Тавис объявлялся наследником Аласдера. Конечно, молодой человек не мог наследовать его титул, но Аласдер обращался с просьбой пожаловать этот титул Тавису королевской милостью. Однако Тавис защищал Иана.

– Если, как вы говорите, – медленно начал Арран, – он предан Шотландии, то почему пошел на риск потерять все ради этого англичанина?

– Я думаю, ваша милость, он считался не с риском, а с необходимостью. Джеффри Линдел относился к Иану как к собственному сыну. И всего несколько месяцев тому назад Иан думал, что он им был. Кто из нас смог бы отвернуться от человека, которого считал своим отцом? – Тавис устал и почти потерял всякую надежду. В течение почти часа, что длилась аудиенция, Тавис старался убедить Аррана в преданности Иана своей новой родине, но безуспешно. Самое большое, на что он мог рассчитывать, это убедить регента не предпринимать никаких действий до возвращения Иана.

– И вы хотите, чтобы я еще доверял этому человеку? Гилликрист видел французский флот и оборонительные укрепления в Дамбартоне и знает маршрут следования королевы во Францию. Располагая этими сведениями, он возвращается в Англию. И после всего этого вы хотите, чтобы я поверил, что он не передаст эти сведения англичанам?

– Ваша светлость, я ставлю на карту свою жизнь. Арран слабо улыбнулся.

– Сэр, вы, может быть, уже сделали это.

– Значит, вы дождетесь его возвращения? – Тавис продолжал гнуть свою линию, рискуя навлечь на себя гнев Аррана за настойчивость.

Постукивая пальцами по отполированной мозаичной поверхности стола, Арран внимательно рассматривал Тависа в течение нескольких напряженных секунд, прежде чем дать ответ.

– Да. Я подожду. Две недели. И да поможет вам обоим Бог, если по прошествии этого времени вы оба не предстанете передо мной.

Тавис весь взмок, когда вышел из личных покоев регента Шотландии, и не потому, что для этого случая надел атласный, украшенный рюшем камзол. В его распоряжении было две недели для того, чтобы найти Иана и вернуть его в Шотландию. В течение этого времени Данмар будет говорить все, что ему вздумается, чтобы опорочить Иана. Это не сулило ничего хорошего ни для одного из Гилликристов.


Сердце Иана бешено билось, кровь стучала в висках. Он стоял в длинном затененном коридоре и ждал, когда подействует вино с подмешанным в него наркотиком и уснут стражники, охранявшие личные покои Эдварда Сеймура, графа Сомерсета и протектора государств и доминионов Его Величества короля. До этого момента ему все удавалось легко или, по крайней мере, не слишком трудно. Его появление в городе даже в такой поздний час не вызвало подозрений. Богатые одежды и небрежные манеры выдавали в нем богатого человека благородного сословия, одного из тех, кто во множестве заполняли улицы Лондона.

Никто не потрудился окликнуть его, когда он проходил через хорошо охраняемые входы дворца. Он разместил всех своих воинов, кроме одного, за его стенами. В сопровождении оставшегося воина он, казалось, не представлял ни для кого серьезной угрозы. Благодаря своему обаянию, а не золоту, ему удалось убедить хорошенькую молоденькую служанку отнести охране флягу вина. Как он ей объяснил, это был его долг. Долги такого рода были достаточно распространенным явлением. Обычно сами стражники давали деньги, чтобы им принесли вино или эль для того, чтобы они могли утолить жажду во время стояния на посту в течение долгой ночи.

Гален, которого он оставил себе сопровождающим, подмешал наркотик в вино, в то время как Иан флиртовал с девушкой. Сейчас, когда эта служанка видела десятый сон, Гален встал на часы у лестницы, ведущей в затененный проход, в котором в ожидании стоял Иан.

Наконец второй стражник вслед за первым погрузился в глубокий сон, и Иан осторожно перешагнул через их вытянутые ноги. Ступив в приемную, Иан застыл. Против его ожидания она была ярко освещена. За столом, положив голову на скрещенные руки, спал сморившийся от работы чиновник. Он тихо посапывал, не обращая внимания на груду бумаг, которую подмял под себя. Рядом с его головой подрагивало пламя свечи.

С сожалением Иан вынул из ножен у пояса украшенный камнями нож и занес его рукоятку над головой ничего не подозревавшего молодого человека. Иан не хотел наносить этого удара, но на карту была поставлена жизнь сэра Джеффри. Чтобы спасти его, Иан, не задумываясь, убил бы любого.

Тем не менее он с облегчением увидел, что удар не был смертельным, а только тонкая струйка крови появилась из опухоли, быстро растущей в месте удара. Иан взял в руки свечу и направился в комнату, где спал Сомерсет. Свет свечи отбрасывал тени на стены комнаты. Иан приблизился к кровати. Он зажег свечи в канделябре, стоявшем на столике у изголовья кровати, затем, затаив дыхание, раздвинул полог над кроватью и отошел в сторону. Могло показаться странным, но он не был сердит на протектора Англии. Если все, что говорил Тавис, было правдой, то Сомерсет был всего лишь пешкой в руках тех, кто находился далеко отсюда, в Шотландии.

– Ваша светлость, – тихо произнес Иан в пространство комнаты.

В мерцающем свете свечи Иан увидел, как блеснули глаза Сомерсета. К чести Сомерсета, он не испугался непрошеного гостя. Он сел на кровати, стараясь выглядеть царственно даже в своем ночном одеянии. Довольно долго он молча изучал лицо Иана, затем вздохнул и опустил ноги на пол. Иана интересовало, узнал он его или нет.

Первая же фраза Сомерсета была ответом на его вопрос:

– Вы слишком многим рискуете, помогая вашему приемному отцу, – Сомерсет говорил прямо, так как был не из тех, кто любил играть в прятки. И за это Иан был благодарен ему.

Иан кивнул, зная, сколько правды было в этих словах. Он действительно рисковал многим.

– Я чувствовал, что это было необходимо, ваша светлость.

– Ну а если бы это стоило вам жизни? – Сомерсет спокойно потянулся за халатом.

– Я бы поступил точно так же, независимо от исхода. Для меня сэр Джеффри больше, чем приемный отец. Я всегда считал его родным.

– А он сделал бы что-нибудь для вас? – прозондировал почву Сомерсет.

Иан почувствовал не слишком хорошо замаскированную ловушку и слабо улыбнулся.

– Не все.

Сомерсет ответил ему улыбкой. Он был занят неблагодарным делом, занимаясь делами Англии в ожидании, когда принц достигнет совершеннолетия и возьмет бразды правления в свои руки. Кроме того, он знал о своей непопулярности как среди английской знати, которая не могла использовать его для приобретения все новых богатств, так и среди народа, который считал его сухим и недостаточно царственным. Но ведь он не был и не хотел быть королем. Он полагал, что обладает большим чувством юмора, чем многие из доверенных ему лиц. И у него было искреннее чувство долга перед английским государством. Он не считал сэра Джеффри Линдела предателем интересов Англии, но среди придворных был пущен слух, который в конце концов достиг его ушей. И как ему этого ни хотелось, он не мог просто проигнорировать этот слух. Поэтому, не желая позорить сэра Линдела или причинять ему неудобство, он создал видимость заточения, поместив его в довольно просторную камеру Тауэра.

И вот теперь приемный сын сэра Джеффри, молодой человек, обвиняемый в сговоре со своим приемным отцом, стоял перед ним, готовый доказать невиновность отца. Чувствуя на себе взгляд, Сомерсет оценивающе изучал молодого человека.

– Его обвиняют в выдаче государственных секретов Англии шотландскому правителю. Что вы можете сказать в его оправдание?

Иан немного печально улыбнулся.

– То, чего вы ждете от меня. Если у сэра Джеффри и были когда-то секреты, то он никогда не говорил мне о них. А я никогда не имел к ним интереса. Я не участвую в заговорах, ставящих целью свержение власти в Англии или в Шотландии. – Сердитое выражение, не покидавшее его лица из-за потока лжи, вылившегося на него и сэра Джеффри, немного смягчилось. – Хотя я больше не могу называть Англию своей родиной, я всегда буду любить ее. Но поскольку во мне течет шотландская кровь, я также не могу не быть преданным Шотландии. Я буду защищать свою собственность, – с чувством сказал он, – и прошу запомнить это, но я никогда преднамеренно не причиню вреда этому государству.

Сомерсет был как никогда уверен в том, что поступил мудро, не обидев сэра Джеффри. В словах молодого человека звучала правда. Все еще скрывая свои мысли, Сомерсет посмотрел на своего несчастного чиновника, лежавшего за спиной Иана.

– Вы убили его?

– Нет, ваша светлость, он просто завтра встанет с больной головой.

– А моя стража? – Сомерсет криво улыбнулся. Этот молодой человек очень решительный. Или отчаявшийся.

– У них будут болеть не только головы, но и животы. Им бы следовало отказаться от вина, когда они охраняют вашу светлость, – Иан почувствовал, что напряжение наконец-то начало спадать. Если бы Сомерсет действительно считал сэра Джеффри виновным в измене, то он давно бы дал ему это понять.

– Вас придется оштрафовать за это вторжение, милорд. Крупно оштрафовать. – Сомерсет не мог допустить, чтобы его подданные думали, что могут заставить его согласиться на аудиенцию по малейшему их желанию. – Что касается стражи, то она скоро узнает, что такое утрата бдительности. И последствия для нее будут куда серьезнее, чем те, что бывают от вина с подмешанным в него наркотиком.

– Я думаю, что я не напрасно потрачу деньги, – сказал Иан, довольный тем, что золото будет единственной его потерей в этом деле.

Сомерсет потер лоб. Сказать по правде, его побеспокоили в неурочное время.

– Я позабочусь о том, чтобы сэра Джеффри освободили.

Иан посмотрел на него изумленным взглядом. До чего же все просто!

Сомерсет отрывисто рассмеялся, увидев его выражение лица.

– У меня были два варианта, милорд: освободить Линдела или заточить вас вместе с ним. Вашего присутствия было достаточно, чтобы снять с сэра Джеффри всё обвинения. Вы можете покинуть нас или воспользоваться нашим гостеприимством. – Он потянулся к колокольчику, со вздохом представив себе предстоящие объяснения и заверения, которых от него потребуют.

К своему удивлению, несколько мгновений спустя Иан был препровожден в уютную комнату, где стал дожидаться сэра Джеффри. Он понял, что боится этой встречи больше, чем встречи с матерью. Энн Доннчад не могла отказаться от скрепляющих родственных уз, несмотря ни на какие страдания, которые он ей причинил. Сэр Джеффри, однако, не был связан с ним такими же узами и потому мог просто отвернуться от него, как будто между ними никогда не существовало отцовской и сыновней любви.

Дверь в комнату медленно отворилась. Иан стоял, чувствуя, как бешено бьется его сердце. Когда последний раз они стояли друг против друга, Иан проклял этого человека. Сейчас было поздно жалеть о том, что он был так не воздержан на язык.

Сэр Джеффри, нисколько не пострадавший от своего заточения, отпустил сопровождавшего слугу. Он окинул Иана быстрым взглядом своих серых глаз и улыбнулся.

– Твоя мать обратилась к тебе за помощью от моего имени?

– Да, – хрипло сказал Иан, не зная, как преодолеть барьер из незабытых гневных слов, сказанных им когда-то.

– Тогда я должен благодарить, вас обоих за свою свободу. – Сэр Джеффри почти с жадностью рассматривал Иана и понял по его глазам, что тот нуждается в нем. И еще он увидел гордость и страх Иана. Качая головой, сэр Джеффри раскрыл свои объятия. – Я благодарен Господу за возможность снова встретиться с тобой, мой сын.

Едва сдерживая слезы, Иан крепко обнял его.

– Отец.

ГЛАВА 26

Сесиль оставалась в седле и рассматривала хорошо ухоженный двор, ожидая появления Энн Доннчад, которая должна была либо принять, либо прогнать ее. Любопытство распирало ее, но она понимала, что ее присутствие для Энн было слишком болезненным напоминанием о сыне, которого она потеряла и который жил в другой стране и другой жизнью. Она попросила слугу передать леди Линдел, как ее здесь величали, что жена сына просит ее принять.

Когда Энн выбежала во двор, Сесиль сразу же узнала ее – так велико было сходство этой женщины с Ианом и Доннчадом. Иану достались от нее глубоко посаженные темные глаза и жесткие вьющиеся волосы. Сходство с Доннчадом выражалось не столько в цвете, сколько в ясном и мудром взгляде широко посаженных глаз.

Энн подошла поближе и внимательно посмотрела на молодую женщину, которая вышла замуж за ее сына. Она наслаждалась красотой Сесиль так же естественно, как она наслаждалась красотой цветов в своем саду. Сбивчивое описание Иана не могло передать привлекательности пикантных черт ее лица, яркую голубизну глаз и шелковистость волос, отливающих белым золотом в солнечных лучах. Как и говорил Иан, она действительно была очень маленького роста и производила впечатление самого совершенства в миниатюре.

– Вы жена моего Иана, – наконец промолвила Энн, не в состоянии справиться с волнением при мысли о том, каких красивых детей эта женщина подарит ее сыну. Детей, которые будут воспитываться вдали от ее любящего сердца.

Приняв ее печальную улыбку за знак гостеприимства, Сесиль с помощью слуги слезла с лошади. И совершенно естественно оказалась в объятиях Энн.

Сесиль отступила, улыбнулась и ответила утвердительно, что было вовсе необязательно:

– Да, я жена Иана.

Гордость наполнила сердце Энн, она улыбнулась в ответ, с облегчением расставаясь с последним страхом, оставшимся после бесед с Ианом.

– И вы любите моего сына.

– Да… но не говорите ему об этом, – сказала Сесиль, улыбнувшись немного печально. – Он будет чувствовать себя неловко.

Скрывая свое удивление, Энн пригласила гостью в дом. Оказалось, ее сын и его жена живут так, как похоже, живет большинство молодых пар, не разобравшись толком в своих чувствах.

Сесиль проследовала за Энн в красиво обставленную гостиную, которая выходила во внутренний дворик, утопающий в цветах. Сквозь открытые двери доносились молодые голоса, и, когда они сели на низкий диван, Энн сказала с улыбкой:

– Это мои младшие.

– Похоже, они радуются жизни. Улыбка исчезла с лица Энн.

– Это действительно так. Только Иану я причинила много страданий.

– Иан поймет когда-нибудь, что нужно принимать все, как есть.

– Я думаю, что он начинает это понимать. Во всяком случае, он все еще о нас помнит, если не отказался прийти ко мне на помощь.

– Значит, это вы послали за ним? Вы видели его? Энн с изумлением посмотрела на Сесиль.

– Вы не знали об этом? Он же отправил вам письмо!

– Я ничего не получила, – сказала Сесиль, покачав головой. – Мне лишь известно, что он должен был отправиться сопровождать королеву Мэри во Францию. Потом я узнала, что он уехал из Шотландии в Англию. – Она сжала губы, вспомнив обвинения Данмара.

Энн не успела ответить, потому что вошел слуга с едой и напитками. Зная, что молодые люди любят поесть, она не стала продолжать разговор до тех пор, пока Сесиль не закончила трапезу. Тогда она рассказала об аресте ее Джеффри и друге сэра Джеффри, по совету которого они позвали Иана помочь им доказать невиновность его приемного отца.

– Боюсь, что «друг» сэра Джеффри вовсе не друг Иану, – мрачно сказала Сесиль.

Энн в недоумении подняла брови.

– Почему вы так говорите?

– Слишком много совпадений – и арест, и необходимость возвращения Иана в Англию. Время выбрано с таким расчетом, чтобы поссорить Иана с регентом Шотландии. Возможно, лишив при этом Иана наследства.

Энн побледнела.

– Вы должны мне все рассказать.

Сесиль так и поступила, закончив свой рассказ словами:

– Иан должен вернуться в Шотландию, чтобы отмести такие же лживые обвинения, какие здесь выдвигались против сэра Джеффри.

– Обвинения уже предъявлены?

– Я не сомневаюсь в том, что их предъявят, – ответила Сесиль, представив себе выражение лица Данмара. – Я должна встретиться с Ианом.

Энн схватила ее за руку.

– Я ничего не знаю ни об Иане, ни о сэре Джеффри – взволнованно сказала она. – Вам очень опасно появляться при дворе.

Сесиль почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Она-то решила, что вся опасность, которая грозит Иану, исходит от шотландцев. – Когда Иан уехал от вас?

– Несколько дней тому назад.

– Вы отвезете меня к нему? – тихо спросила Сесиль.

Энн подумала о всех тех годах, в течение которых всячески избегала посещать всевидящий и всезнающий двор с его интригами и сплетнями. Даже в свои молодые годы она не была настолько смелой, чтобы вот так, как жена ее сына, с риском для жизни, приехать во враждебную страну для того, чтобы помочь любимому человеку. Ее больше не волновали сплетни придворных дам, собственная безопасность. Единственной заботой были дети. Что с ними будет, если они останутся одни, без отца и матери? Кто защитит их? Наконец она сказала со вздохом:

– Я отвезу вас.

К ее удивлению, Сесиль коснулась ее руки.

– Не бойтесь. Я не допущу, чтобы вы пострадали. – И хотя Энн знала, что Сесиль не сможет противостоять протектору Англии, она все же приободрилась.


– Мы уезжаем завтра. Мне ничего не удалось узнать.

Услышав слова сэра Джеффри, Иан вздохнул с облегчением, хотя и сожалел о неудаче. Сэр Джеффри был полон решимости оставаться при дворе до тех пор, пока не узнает, кто стоял за его заключением в тюрьму. После его освобождения прошло шесть дней, но он так и не узнал ничего. Казалось, никто не мог вспомнить автора лживых слухов. И конечно, все уверяли, что не поддерживали кампанию по его очернительству.

Сэр Джеффри узнал, что якобы многие добивались аудиенции у Сомерсета, чтобы заявить о его невиновности. Ни словом, ни взглядом не выдал Джеффри своего неверия в это. Иан не мог скрыть чувство обиды за своего отца, но сэр Джеффри только пожал плечами. Это был мир политики. Когда тебе грозит опасность, мало кто готов встретить ее с тобой. На самом деле он ни в ком не нуждался, кроме Энн. И он хотел поскорее к ней вернуться.

Иан чувствовал, что ему тоже пора возвращаться в Шотландию к своим заброшенным владениям и жене, оставшейся в одиночестве. Он понимал, что придется объяснить свой поступок. Арран будет очень недоволен тем, что он помчался в Англию вместо того, чтобы выполнить порученное ему задание.

Еще один вечер притворных улыбок и подозрительных взглядов, и тогда он сможет уехать, простившись с сэром Джеффри и матерью с куда более легким сердцем, чем в прошлый раз, зная, что еще вернется. Возможно, они с Сесиль приедут в не столь уж отдаленном будущем. Ему очень хотелось, чтобы они познакомились с его женой.

За эти последние несколько дней вынужденного безделья он понял, насколько сильны были чувства сэра Джеффри к жене Аласдера Гилликриста, которую он держал при себе все эти годы. Когда сэр Джеффри рассказывал ему о шрамах от побоев, оставшихся на ее нежной коже, Иан представлял себе Сесиль, изуродованную жестоким обращением с ней, и содрогался всем телом.

– Невозможно не любить Энн, – в какой-то момент сказал сэр Джеффри, и Иан замер, услышав это слово. Любить? Да. И сделав это открытие, он еще сильнее захотел поскорее увидеть Сесиль.

Позже он утвердился в своем открытии. Вечером, накануне их отъезда, при дворе появилась леди Эдра Байрхэм.

Иан уже сидел за накрытым столом, когда объявили ее фамилию. Он замер, пронзенный незабытой болью, и сэр Джеффри молча положил ему руку на запястье в знак сочувствия. Против желания глаза Иана были прикованы к величавой красавице, которая входила в зал, опершись на руку своего отца.

Леди Эдра осталась такой же ослепительной, какой он ее запомнил. Волосы медового цвета поблескивали в свете горящих свечей, который придавал ее сверкающим карим глазам рыжеватый оттенок. Полная грудь, соблазнительные округлости которой виднелись в вырезе дорогого платья из темно-зеленого бархата, дразнила взгляд. Драгоценные камни украшали ее руки, шею и роскошную копну волос. Да, леди Эдра не изменилась. Она по-прежнему таила в себе обещание страсти и залог отцовского богатства.

Но Иан ощутил только горечь воспоминаний. Несмотря на все упрямство и непослушание, его Сеси была по-настоящему доброй и ласковой.

– Слава Богу, эта женщина отказала мне, – сказал он вслух то, что думал.

Сэр Джеффри вздрогнул от удивления, хотя и ожидал от него подобной реакции, послушав, как Иан говорит о своей жене. Казалось, этой девушке удалось пробиться сквозь слой отчаяния и возродить в Иане чувство настоящей гордости и любви. И хотя Иан, естественно, не говорил о страстной любви между ними, сэр Джеффри чувствовал ее в его голосе.

После десерта, когда знатные господа и дамы переключились на сплетни и флирт, Иан стоял в одиночестве и ждал. Он был уверен, что леди Эдре скажут о его присутствии и она не сможет удержаться от того, чтобы найти его и лишний раз дать понять, как много он потерял.

И Иан не ошибся. Он понял это, когда увидел, как она кокетничала с молодым рыцарем и как подняла подбородок, когда отвлеклась от флирта. Взгляд ее блуждал по залу, пока не остановился на Иане. Эдра улыбнулась и медленно направилась к нему через заполненный народом зал, не замечая никого кругом, как будто в этом зале были только они одни.

– Иан, – голос у нее был низкий и хриплый, в нем не было и следа от тех оскорблений, которые она обрушила на него много месяцев назад. Она не могла поверить своим ушам, когда узнала от молодого рыцаря, что Иан Линдел вновь прибыл в Англию.

– Миледи. – Иан склонился над ее рукой, чувствуя биение ее пульса, когда повернул ее руку ладонью кверху, чтобы поцеловать запястье. Он сделал это намеренно, чтобы напомнить ей о страсти, которая когда-то сжигала их сердца.

Эдра была готова расплакаться при мысли о том, чему не суждено было случиться, но усилием воли обрела привычную твердость духа, во все времена помогающую ей переносить любые невзгоды. Она была леди Эдра Байрхэм. Ее долг состоял в том, чтобы во все времена высоко нести это имя. И только в одном случае она могла позволить себе поставить свои личные интересы выше интересов семьи. Ее рука была обещана одному из самых богатых людей в государстве, но его кровь была настолько же холодной, насколько и чистой. Эдра решила, что отдастся тому, кто сможет согреть ее тело. Она позаботилась о том, чтобы никто не узнал об этом, а также о том, чтобы ее муж никогда не заподозрил ее в измене. Среди ее знакомых были женщины весьма искушенные в этом деле, которые сгорали от желания помочь ей. Это занятие забавляло и приятно щекотало их нервы.

После этого Эдра намеревалась всю жизнь хранить верность клятвам, данным при венчании, но не ради этих клятв или человека, за которого она выйдет замуж, а ради чести семьи. Но у нее останется память. Об одной ночи. Ей придется выбрать такого человека, который зажжет ее кровь, но будет держать язык за зубами всю жизнь. Два совершенно разных, но волнующих ее кровь человека добивались ее внимания. И вот сейчас появился Иан, такой же безумно красивый и сокрушительно соблазнительный, каким она его помнила.

Она положила свою маленькую руку на его широкую грудь, ощутив мягкость атласа, обтягивающего крепкие мышцы.

– Я думала о тебе, – призналась она тихим голосом.

Иан отвел взгляд от обманчиво-печальных глаз и нежно изогнутых губ и встретил едва сдерживающий ярость взгляд своей жены. Позади нее стояла его мать, всем своим видом выражая неодобрение.


– Кто она? – спросила Сесиль тихим сдержанным голосом.

– Леди Эдра Байрхэм, – со вздохом сказала Энн. – Они были помолвлены до того, как Иан узнал о своем действительном происхождении.

– Кто нарушил слово?

Энн в нерешительности молчала, зная, что правда многое скажет Сесиль. Наконец она призналась:

– Леди Эдра.

Встретив ошеломленный взгляд своего мужа, Сесиль упрямо выставила подбородок. То, что она узнала, успокоило ее. Он был ее мужем. В платье, одолженном у Энн и умело подогнанном по ее фигуре, не менее элегантная, чем все окружающие, Сесиль грациозно направилась к мужу.

Энн, которая предоставила своим детям право самим строить свою жизнь, обратила все свои думы и внимание на мужчину, который бросился через заполненный народом зал, чтобы заключить ее в свои объятия.

Находясь рядом с Ианом, леди Эдра почувствовала его отчуждение, посмотрела в направлении его взгляда и выпрямила спину. Взгляд приближающейся к ним блондинки говорил о том, что она пришла заявить права на свою собственность.

– Милорд, – обратилась Сесиль к Иану, не обращая внимания на красавицу, стоявшую рядом с ним. Она старалась побороть охватившее ее волнение и страх потерять Иана задолго до того, как он станет действительно принадлежать ей.

– Сесиль – Он стоял вполоборота к женщине, находившейся рядом с ним, не в силах оторвать взгляд от голубых глаз, глядящих на него с дерзким вызовом. – Леди Эдра, моя жена, леди Гилликрист. – Иан был готов рассмеяться, настолько забавным было положение, в которое он попал. Он понимал, что должен разгневаться, но не мог, потому что был бесконечно рад видеть Сесиль. Он почти не обратил внимание на слова Эдры и продолжал: – Я не знаю почему, но я думал, что ты находишься в Дейлиссе. – Он ласкал ее своим взглядом, выдающим его страстное желание прижать ее к себе.

Потрясенная его радушием, Сесиль смотрела на него во все глаза. Она с облегчением обнаружила, что он не сердится за ее вторжение в такой, казалось бы, интимный момент. Она улыбнулась немного озорно ради леди Эдры.

– Я не знаю, почему вы так подумали, милорд. Вы знаете, мне не нравится, когда меня бросают.

Прислушиваясь к фразам, которыми они обменивались друг с другом, а главное к интонации, с которой они произносились, Эдра поняла, что у нее нет никаких шансов заполучить Иана для осуществления своих планов, да и вряд ли они когда-нибудь были. Судя по уверенности, с которой держалась его жена, и его голодному взгляду, шансов не было никаких. Пробормотав слова прощания, она ушла, подумав, что вряд ли ее услышали, так они были заняты друг другом.

Сесиль не подала виду, что заметила, как она уходит. Вместо этого она гневно посмотрела на Иана.

– Если вы будете любезничать с ней, милорд, я лишу вас мужского достоинства.

И Иан, пребывающий теперь в мире со своими родителями и с самим собой, ответил ей улыбкой.

– До или после этой экзекуции позволь мне отлупить тебя за твое путешествие через полстраны без всякой охраны. – Уступив своему желанию дотронуться до нее, он с нежностью провел пальцем по ее щеке.

– Ты не будешь бить меня, – сказала Сесиль с уверенностью в голосе. Она поборола в себе желание коснуться щекой его теплой ладони.

– Нет, моя любовь сделает тебя послушной. – Это было признанием чего-то большего, чем физическая потребность в ней. Он стал гладить шелковистые волны ее волос, не обращая внимания на сотни следящих за ними глаз.

– Я думаю, – неуверенно сказала Сесиль, – нам следует поискать более уединенного места для этих… откровений. – У нее подкашивались ноги от желания прикоснуться к нему.

У Иана перехватило дыхание от ее открытого, полного желания взгляда.

– В какую комнату идти? – спросил он тихим, охрипшим от желания голосом.

– Я думаю, что смогла бы найти дорогу, но мы вдвоем с твоей матушкой, – призналась она.

– Думаю, отец не будет иметь ничего против того, чтобы мы обменялись партнерами, – с улыбкой сказал Иан. Его глаза выхватили пару, стоявшую со сплетенными руками под любопытными взглядами. Стараясь избежать такой участи, Иан схватил. Сесиль за руку и потянул к лестнице, ведущей наверх в длинный коридор с комнатами.

Когда Иан вел ее через зал, она заставила себя не покраснеть, хотя была уверена, что все их видели и знали, почему они уходят так рано. Любовь Иана, подобно теплой мантии, окутала ее, делая безучастной к тому, что происходило вокруг.

Иан прогнал горничную и надежно закрыл дверь перед тем, как повернуться лицом к Сесиль, его жене. Никогда прежде эти слова не вызывали в нем такого глубокого волнения. Нужно быть последним дураком, чтобы не понять, какую жену он получил.

– Иди сюда.

Сесиль подчинилась без колебаний. Она стояла перед ним, пока он вытаскивал шпильки из ее волос. Высвободившись из плена, волосы рассыпались по ее плечам. Он взял их в свои руки. Они были прохладные и шелковистые. Желание пронзило его тело.

– Повернись.

И снова Сесиль повиновалась ему, не говоря ни слова, подставив ему свою спину в платье с застежками. Руки не слушались его, и она радовалась, чувствуя это. Она сама сгорала от нетерпения.

Когда он наконец расстегнул платье и стянул его с ее плеч, она ощутила прохладу. Она почувствовала, как он поднял ее волосы и прижался губами к затылку. Она задрожала, испустив легкий стон. Он начал медленно снимать с нее рубашку, лаская губами и покрывая поцелуями обнажающееся тело, ее плечи, бедра и икры.

Она повернулась, когда переступала через сброшенные одежды, и чуть не задохнулась, почувствовав, как его рука скользнула вверх по ее ноге, когда он поднимался с пола. Он, дразня, едва коснулся ее плоти и занялся своим туалетом. Она стояла, дрожа всем телом, и смотрела, как он раздевается.

Он взял ее на руки, подошел к кровати и положил на прохладные простыни. Контраст между ними и жаром его тела был настолько разителен, что она широко открыла глаза. Он улыбался, глядя на нее.

– Я люблю тебя, Иан, – уверенно сказала она, открывая для него свои объятия.

Вместо ответа он прижался губами к ее губам, раздвинул их языком и впился с такой силой в ее рот, что она изогнулась дугой, прижимаясь к нему, беспомощная в своем желании. Ее грудь, как и вся ее измученная плоть, напряглась в ожидании его прикосновения.

– Пожалуйста, – сказала она, задыхаясь. – Иан… Но он, казалось, не обращал на нее внимания, лишь касаясь пальцами ее упругого соска. Она уже начинала думать, не собирается ли он действительно наказать ее. Если это так, тогда еще надо решить, кто из них больше выстрадал. С этой мыслью она провела рукой по волнистой поверхности его ребер и нежно погладила упругие мышцы его бедра. Она услышала, как он чуть не задохнулся от наслаждения, и забыла обо всем на свете, когда его тело откликнулось на ее ласку и он осторожно, но с силой вошел в нее.

Вне себя от блаженства она тихо вскрикнула, назвав его по имени, и он заглушил этот звук поцелуем и словами:

– Я люблю тебя Сеси.

ГЛАВА 27

– Я видел, как люди готовились уехать вместе с Сеси, – доказывал Сэлек. – Их было около двух дюжин. – Его голос перешел на рычание, которое эхом отзывалось среди каменных стен, окружавших двор замка Сиаран.

– Да, но у границы она повернула больше половины из них назад. – Амальрик привез в Сиаран тревожную весть о том, что его сестра отправилась в Англию, взяв с собою лишь несколько человек из числа тех, кто, как думал ее отец, сопровождали ее в поездке. Прибыв в Дейлисс, Амальрик пытался что-нибудь узнать об Иане, но все» что он услышал, были восторженные рассказы о храбрости Сесиль. Сеси, казалось, поразила воображение всех воинов в Дейлиссе, и они были рады поделиться своими впечатлениями с одним из ее родственников.

Сэлек едва успел переварить новость, сообщенную Амальриком, как следом за ним в тот же самый день появились Доннчад и Тавис. У Сэлека сжалось сердце от их новостей, мрачных предупреждений о вероломстве Данмара и необходимости срочного возвращения Иана. Какие бы опасности ни грозили Сесиль и Иану в Англии, в Шотландии их ждали не менее серьезные неприятности.

Сэлек, двое его сыновей, Доннчад и Тавис решили отправиться в Англию и, если бы потребовалось, проникнуть вглубь ее территории, чтобы помочь благополучно вернуться молодой паре.

– Я убью ее, – гремел Сэлек, выбирая оружие и пытаясь представить себе все мыслимые и немыслимые испытания, выпавшие на долю его любимицы.

Берингард застегнул нагрудник и с мрачным видом сказал жене:

– Если родишь девочку, не признаю вас обеих.

Ниарра и Джиорсал обменялись взглядами, полными молчаливой покорности. Мужчины всегда сердятся, когда напуганы.

Час спустя после приезда Доннчада и Тависа во дворе замка полным ходом шли приготовления к походу и битве. И в разгар всей этой суматохи во дворе появились Иан и Сесиль.

Все разом остановились, когда стража возвестила об их приезде.

С сияющим лицом Сэлек смотрел на Сесиль, которая одарила его сверху лучезарной улыбкой.

– С тобой все в порядке? – он почти рявкнул на нее.

– Да, отец.

Берингард пристально посмотрел на Иана:

– Ты ее отлупил?

– Нет, – с удивлением ответил Иан.

– Ну и дурак, – Берингард повернулся и направился в главную башню замка, оставив Иана в недоумении, в то время как Сесиль, глядя на эту сцену, захихикала.

Амальрик был расстроен тем, что сорвался рейд вглубь Англии, а Доннчад воспринял эту новость с облегчением. Толпившиеся вокруг них воины постепенно начали расходиться, кто с чувством разочарования, как Амальрик, а кто – с облегчением, как Доннчад, оттого что не предвиделось никаких военных действий.

Тавис хмурился, с нетерпением ожидая, когда Иан слезет с лошади сам и поможет Сесиль.

– У вас есть время, чтобы отдохнуть, – предупредил он, сопровождая его в зал, – но не больше. Не сомневаюсь, что Данмар не тратил время зря все последние дни.

– Он потратил его с пользой задолго до этого, – отпарировал Иан, с видом собственника обнимая Сесиль за плечи. Он так же, как Сесиль, был уверен в том, что за арестом сэра Джеффри стоял Данмар, а не некий англичанин, умирающий от зависти к богатству и влиятельности отца Иана.

Мужчины сели за длинный стол, и вскоре на столе уже стояли кружки с элем, принесенные быстро снующими слугами. Желая быть рядом с Ианом, но не мешать ему, Сесиль взяла низкий стул и придвинула его поближе к мужу так, что оказалась на уровне его бедра. Не веря своим глазам, отец бросил на нее одобрительный взгляд. Неужели муженек смог научить ее благоразумию?

Тавис рассказал о своем разговоре с Арраном. Он не вызвал большого оптимизма.

– Я не знаю ничего, что мог бы поставить Данмару в вину, кроме того, что это он уговорил Аррана послать тебя сопровождать королеву в ее поездке во Францию, – признался Доннчад.

– Этого недостаточно, – произнес Иан. – Боюсь, что Данмар так поднаторел в интригах, что мы больше не найдем никаких доказательств. Ничего, что бы доказывало его причастность к аресту сэра Джеффри и, следовательно, моему возвращению в Англию.

– Что ты будешь делать? – спросил Тавис, чувствуя за собой вину за все происшедшее.

– Поговорю с Арраном начистоту. Я ведь ничего плохого не сделал.

– Я не думаю, что ты очень уж рискуешь, – согласился его дядя, – хотя не надо исключать того, что Аррана могут убедить арестовать тебя на основании пустяков, подобных тем, что послужили причиной ареста твоего отца.

– Рискую я или нет, – медленно произнес Иан, – мне ничего больше не остается, как идти к Аррану. У него есть власть, и он может забрать у меня все, что я отстоял с мечом в руках.

Он ощутил жжение в затылке от взгляда ^Сесиль и ответил на ее немой вопрос кривой усмешкой:

– Нет, я не оставлю тебя, дерзкая девчонка. – «Да и как я смогу это сделать, – вопрошал его взгляд, – разве только связав тебя железными оковами».

В ответ она улыбнулась, но ничего не сказала.

Несколько часов спустя, когда Сесиль еще находилась под крышей родного дома, Иан, сидя с ней в ее уютной детской комнате, предложил освободить ее от брачных обязательств.

Он сидел, подложив под спину многочисленные подушки, она свернулась калачиком напротив.

– Я пойму тебя, если ты не пойдешь со мной, Сеси.

– Да? – спросила она с любопытством. Она чуть не задохнулась от негодования, но овладела собой, зная, какие темные силы определяют дальнейшую его судьбу.

– Ты не знаешь, что значит находиться в изгнании, – предупредил он. – Данмар может одержать верх, и если меня не посадят, то мне могут запретить находиться в Шотландии и заставят вернуться в Англию. – Такая же враждебная страна для Сесиль, какой для Эдры была Шотландия, невольно подумал он. – Никто не сможет упрекнуть тебя в том, что ты не пошла на этот риск.

– Даже сам Господь Бог, – продолжала упорствовать Сесиль, – не посмеет упрекнуть меня за то, что я нарушила клятву, которую давала в церкви?

Она сама должна сделать выбор, и он не будет оказывать на нее никакого давления.

– Даже сам Господь Бог, – тихо сказал он. Иан подумал обо всем, что потерял и приобрел за последние месяцы, и о том, сколько еще предстоит потерять сейчас. Предательский холодок заполз к нему в душу, пока он ждал ее ответа.

Сесиль было ясно, что он сомневается в силе ее чувства к нему, и это ее оскорбило. В то же самое время столь очевидный страх потерять ее растрогал Сесиль до глубины души.

– Я вышла замуж за глупца, – сказала она тихо, прячась в теплую поросль волос у него на груди.

И Иан, который совсем не хотел жениться на этой девушке, слишком миниатюрной, слишком светловолосой и чересчур своенравной, чтобы ему понравиться, до боли сжал ее в своих объятиях. Если он лишится всех своих богатств и останется только с ней одной, он будет по-настоящему счастливым человеком. И наконец-то исцеленным.


Доннчаду пришлось немало потрудиться, чтобы убедить Сэлека Лотаринга и его сыновей остаться в Сиаране. Они согласились не ехать с Ианом в Эдинбург и оттуда в Стирлинг только после того, как узнали, что в случае бегства Иану и Сесиль могут понадобиться укрытие и люди, готовые прийти к ним на помощь. И действительно, Сэлек чувствовал себя значительно увереннее на поле боя, чем в роскошных залах в обществе придворных господ.

Но даже в момент расставания с дочерью и зятем он никак не мог примириться со своей ролью, чувствуя себя несчастным человеком. Похлопывая Иана по спине, он сказал:

– Не отдавай этой крысе ничего своего. Мне было бы противно убить ее. – Затем он вытащил Сесиль из долгих материнских объятий и прошептал ей в ухо: – Ни одним сыном я не мог бы гордиться больше, чем я горжусь тобой, моя девочка. Езжайте с миром.

Доннчад проворно помог им оседлать лошадей и приготовиться к отъезду. Их сопровождала дюжина вооруженных всадников, предназначаемых больше для защиты Сесиль в случае ее возможного поспешного возвращения в Сиаран при неблагоприятном повороте событий. Битву, которая им предстояла, нельзя было выиграть силой оружия.

По просьбе Фрейна, его назначили командовать этим небольшим отрядом. Хотя должность начальника охраны Дейлисса была почетной, она оказалась для Фрейна слишком неинтересной. Их поход в Англию заставил его по-новому взглянуть на свою судьбу. И если Иану придется сражаться за свою свободу, то Фрейн хотел бы быть рядом с ним.

Покинув Сиаран, они ехали, подтрунивая друг над другом и весело смеясь, и только Доннчад допускал возможность их поражения. Может быть, потому, что прожил дольше их всех и видел больше зла. Спокойная уверенность Иана и веселая решительность Сесиль восхищали его, а Тавис вызывал гордость. Парень явно постарел за эти несколько недель, но не побоялся признать свои ошибки и взять на себя ответственность. Да, он гордился Тависом Гилликристом.

Они беспрепятственно въехали в Эдинбург. Завидев штандарт Доннчада, стражники быстро открыли городские ворота. Туман, с которым они встретились за несколько миль от города, превратился в дымку и смягчил контуры безобразных, переполненных народом зданий, отбросов, сваленных даже на главной улице, а заодно и спрятал их маленькую процессию от любопытных глаз.

Так как был ранний вечер, слуги в доме еще не спали и были заняты обычными, последними в этот час делами. Элспет не вскрикнула от радости при виде Тависа, но заметила за его спиной его попутчиков. Когда они вошли через парадный вход, Тавис тепло улыбнулся ей, и она подошла к нему поближе. Улыбка сошла с его лица, когда он услышал ее слова:

– Ты не должен водить с ними дружбу, Тавис. Все знают, что его скоро арестуют как предателя.

– Попридержи свой язык, женщина. Мой брат не предатель.

Глаза Элспет сузились – он подтвердил ее худшие опасения.

– Брат? И ты пойдешь на виселицу, обняв его за плечи?

– Если потребуется, – спокойно ответил Тавис, видя, как между ними разверзается пропасть. Как он и опасался, Элспет Литхэн слишком долго жила в прислугах, и ее больше не связывали никакие понятия фамильной чести. Она было открыла рот, но он грубо остановил ее, бросив свирепый взгляд. – Замолчи, я сказал. Если у нас есть о чем говорить, поговорим позже.

Элспет ошеломленно посмотрела на него. Если у них есть о чем поговорить? А разве нет? Она носила под сердцем его ребенка и собиралась стать его женой. Она почувствовала на себе пристальный взгляд Сесиль Лотаринг и вспомнила, что когда-то Тавис думал жениться на ней. Не появилась ли у него надежда заполучить ее, когда муж этой женщины будет надежно упрятан за решетку или отправлен на плаху?

Сесиль почувствовала ненависть, исходившую от Элспет, и вновь попыталась понять ее причину. Глазами поискав Доннчада, она успокоилась под его бдительным взглядом. Сесиль рассчитывала на него больше, чем на кого бы то ни было. Мало кто мог не считаться с его спокойной силой и влиянием.

На следующее утро, однако, он уже не вызывал у нее теплых чувств, так как согласился с Ианом по делу, в обсуждении которого прошла часть ночи.

– Нет, девочка, тебе лучше остаться здесь.

– Я буду рядом с Ианом, – Сесиль не могла убедить мужа разрешить ей находиться рядом с ним. Доннчад был ее последней надеждой, и он тоже был против. – Арран увидит, что Иан не один, что на его стороне моя семья.

– Что было бы полезно, – согласился с ней Доннчад, – но здесь для тебя безопаснее. И, – продолжил он, – Иан будет чувствовать себя увереннее и спокойнее, если будет знать, что с тобой все в порядке. Спокойный разум – вот что решает, одержит он победу в этом сражении или нет. Не омрачай его мысли опасениями за твою жизнь.

Огорченная тем, что ей придется сидеть и ждать в бездействии, Сесиль тем не менее проводила Иана любящей улыбкой и сказала несколько ободряющих слов. У нее было тяжело на сердце и не стало легче, когда она, бросив последний взгляд на удаляющуюся спину Иана, повернулась и встретила враждебный взгляд Элспет Литхэн.

Заботясь о своем будущем, Элспет задалась целью узнать как можно больше о тайных делах Тависа. Она потратила часть золотых монет, которые оставил ей Тавис, на то, чтобы получить интересующую ее информацию, а остальное припрятала. Единственным открытием был священник, который тайно встречался с Тависом несколько недель назад. Хорошо оплаченные шпики указывали на связь между священником и лордом Данмаром. От Данмара связь шла к регенту и вдовствующей королеве. Элспет не удалось узнать больше того, что священник и Данмар были настроены против Иана так же враждебно, как и она сама. Ее не интересовали причины Их враждебности, важно лишь то, что они могут помочь ей.

Следя за тем, как Сесиль Гилликрист возвратилась в дом и поднялась в свою комнату, Элспет быстро приняла решение. Она не знала, какую пользу могла извлечь для себя из присутствия Сесиль в этом доме, но кто-нибудь, возможно, смог бы это сделать.


Данмар был близок к отчаянию. Даже при том, что Гилликрист находился в Англии, ему никак не удавалось убедить Аррана заклеймить его как изгоя и предателя. Если бы это было сделано, то тогда жизнь этого выскочки послужила бы хорошим уроком для любого, пожелавшего последовать его примеру. Но Арран просил его потерпеть. Королева Мэри была в безопасности, ей ничто не угрожало. В районе Дамбартон пока было спокойно. Ничто в действительности не говорило о причастности Иана к какому-то заговору, имеющему целью захватить королеву.

Этим утром, находясь в личных покоях Аррана, где ему был оказан радушный прием, Данмар, как только мог, льстил Аррану. Он сказал все, что посмел, и ему оставалось лишь надеяться, что Иан не успеет вовремя явиться, чтобы доказать свою преданность.

Он с интересом рассматривал камергера, который склонился над Арраном и что-то шептал ему на ухо.

Арран резким жестом отослал его и повернулся к Данмару.

– Милорд, наконец мы узнаем ответ.

У Данмара учащенно забилось сердце. Это могло значить только одно. Он начал быстро перебирать в уме все нагромождения старательно придуманных им лживых измышлений: рассказы о тайных встречах Иана в Дамбартоне, английских войсках, якобы замеченных у замка Дейлисс. Ничего из этой лжи нельзя было доказать или опровергнуть, но с ее помощью можно было продолжать ставить под сомнение лояльность Иана, особенно пока он был в Англии.

Но когда Гилликрист широким шагом храбро вошел в сопровождении единокровного брата и Доннчада в личные покои регента, Данмар почувствовал свое поражение. Он никак не ожидал, что этот ублюдок и Доннчад сохранят преданность Иану перед лицом опасности. Зачем им это, в конце концов?

Иан Гилликрист оделся явно с расчетом произвести эффект. Темно-алый цвет его камзола и рейтуз был почти черным, оживляемым только тяжелой кованой цепью из золота и сверканием меча, прикрепленного сбоку. Доннчад был одет во все черное, на Тависе был камзол темно-синего цвета. Рядом с ними Данмар заметил придворного шута в блестящем одеянии из золотисто-зеленой ткани. Он ухмыльнулся, чтобы скрыть свою неловкость под пристальным взглядом Гилликриста.

Втроем они производили сильное впечатление. Уже сам по себе Доннчад был фигурой, с которой нельзя было не считаться, и он первым приветствовал Аррана как старый знакомый.

Арран с загадочной улыбкой засвидетельствовал свое почтение и перевел взгляд на Тависа.

– Ну что, вам удалось найти вашего брата и вернуться сюда в отведенное для этого время?

– Ваша светлость не оставила мне выбора, – таким же вкрадчивым голосом ответил Тавис с холодным презрением, которое, как помнил регент, было характерно для Аласдера Гилликриста. Законный или нет, но Тавис несомненно был сыном своего отца. – Но на самом деле, – продолжал Тавис, – Иан нашел меня.

Он вернулся домой раньше, чем я отправился на его поиски.

Ни от Аррана, ни от Данмара не ускользнуло ударение, с которым он произнес это слово.

Раздумывая над тем, стоит ли ему продолжать обличать этого выскочку англичанина, Данмар на какое-то мгновение столкнулся со взглядом Тависа. Но Тавис Гилликрист был уже не тот. Он не уклонился от этой немой дуэли, его глаза смотрели твердо и холодно. Данмар понял, что сейчас он готов пожертвовать и собой, и Данмаром, и вдовструющей королевой. Данмара мало заботила судьба Мари де Гиз, но он не мог поверить, что Тавис был из тех, кто может жить счастливо в заключении или изгнании.

Не заметив вспышки гнева между двумя приближенными, Арран ждал, когда Данмар открыто выступит со своими обвинениями против молодого виконта. Не дождавшись, он сам обратился к Иану:

– Чем вы можете объяснить свой отказ выполнить порученное вам дело, милорд?

– Долгом перед семьей, – спокойно ответил Иан, зная, что его будущее зависит, может быть, всего лишь от прихоти этого человека.

– А не перед страной? – тихо спросил Арран.

– Ваша светлость, моя мать нуждалась во мне. Я не мог ей отказать, хотя и подвергал опасности свою страну, – Иан не удостоил Данмара даже взглядом.

– И вы не привезли в Англию никаких тайных сведений? Не сообщили о пребывании королевы в Дамбартоне? И наконец, ничего не сказали о прибытии французского флота?

Иану стало смешно.

– Тайные сведения? Вы действительно думаете, что Сомерсет не знал о том моменте, когда первый корабль бросил якорь? И шесть тысяч человек могли остаться незамеченными? К тому же, если бы я сообщил о немецких и итальянских наемниках, готовых сражаться от имени королевы, это только бы предостерегло их от бесплодных попыток завладеть ею.

Арран прекрасно знал, что Шотландия наводнена шпионами Сомерсета. И в словах Гилликриста было много правды. К тому же Данмар молчал и, как понял Арран, вряд ли заговорит. Взгляд Аррана задержался на Доннчаде, который стоял, опираясь о стену, и не проявлял к происходящему особого интереса. – Вы ручаетесь за молодого человека, Рос?

– Да, хотя не вижу в этом необходимости. За него говорит его происхождение. Но я бы хотел послушать того, кто выступает против него.

Арран принял этот намек, слабо улыбнувшись в сторону нахмурившегося Данмара. Арран не собирался использовать против Гилликриста обвинения, которые рассыпались, как карточный домик. Арран знал, что некоторые считали его глупцом и так с ним и обращались, но он сильно сомневался, что им бы удалось больше, находись они на его месте.

– Ваша светлость? – Иану надоело ждать, ему стало тошно от этих игр, и он нарушил воцарившееся молчание.

Испытывая неудобство от своего наряда и тяготясь этим разговором, Арран вздохнул. Ему не нравились эти новые, подбитые волосом камзолы, с зажатой талией, и высокие негнущиеся кружева, которые буквально душили его, как и ложь. Он внимательно рассматривал Иана.

– Против вас, милорд, нет никаких обвинений, но вам следует впредь Не давать повода для сомнений.

С чувством сожаления, возникшем при мысли о Сесиль, Иан сказал со вздохом:

– Я готов вернуться в Дамбартон под командование королевы хоть сейчас, ваша светлость.

– Вы опоздали, – ответил Арран, – так как флот снялся сегодня с утренним приливом. – Он с удовлетворением заметил, что даже Данмар удивился, услышав эту новость. Его раздражало, что подчиненные часто узнавали о делах государства раньше, чем он.

– И можете передать Амальрику Лотарингу, что я очень недоволен его поступком. Он проявит благоразумие, если немедленно появится здесь.

– Я передам, ваша светлость, – спокойно сказал Иан.

Аудиенция закончилась дружелюбно, и Иан вспомнил о присутствии Данмара, только когда собрался уходить. Встретив его взбешенный взгляд, Иан был отомщен, и с мыслями о Сесиль и будущем он вышел из покоев регента. Доннчад и Тавис шли рядом.

ГЛАВА 28

– Что вы здесь делаете? – Сесиль увидела перед собой зеленые глаза отца Эйндреаса и вздрогнула от исходившей от него ненависти.

Краем глаза она заметила, как мелькнули и исчезли за углом юбки Элспет. Служанка или невеста Тависа, неважно, какой у нее был статус в этом доме, выманила Сесиль из ее комнаты, Сказав, что ее ждет посетитель. Не успев разгладить складки смявшегося платья из желтого шелка, Сесиль бросилась вниз по лестнице только для того, чтобы остановиться в изумлении перед знакомой фигурой в черной сутане. Она ждала гонца от Иана или от Доннчада, если у Иана не будет возможности дать о себе знать.

С неподвижным лицом священник смерил ее презрительным взглядом. Ее бьющая через край цветущая красота воспринималась им как оскорбление. Ее взъерошенные кудри образовали золотой нимб, как у мадонны, а глаза соперничали с небесами в цвете и яркости. Да, именно таких посылал дьявол во искушение мужчинам.

– Что вы здесь делаете? – спросила Сесиль. Ее голос стал резким от страха, внезапно охватившего ее. Какое отношение имеет этот злой человек к Иану? И не является ли его приход сюда дурным предзнаменованием?

Он стегнул презрительным взглядом по ее лицу.

– Вы пойдете со мной.

В ответ Сесиль подняла подбородок. Хотя ее трясло от его враждебности, она встретила его взгляд спокойно, решив, что не доставит ему удовольствия видеть ее страх перед ним.

– Куда я должна идти? – Она не ожидала от него правдивого ответа. Она задала этот вопрос, чтобы выиграть время и подумать, так как у нее не было ни малейшего желания куда-то с ним идти. – И почему?

– Это не ваше дело. – Священник почувствовал, что начинает злиться. Если эта грешница сопротивляется, ему придется применить силу. Ради святого дела Господа. – Вы сделаете так, как я говорю. – Он, несомненно, получал удовольствие, пытаясь подчинить ее своим желаниям.

– Об этом вам лучше поговорить с моим мужем, – бросила ему в лицо Сесиль, неожиданно впадая в ярость, – или лучше уйти, а то иначе вам придется держать перед ним ответ.

– Это он должен держать перед нами ответ. – У него чесались руки от желания ударить ее за открытое неповиновение. Вместо этого, опасаясь, что она убежит, он положил свою тяжелую руку на ее плечо.

Сесиль вздрогнула от враждебности, обжигающей ее через тонкую материю платья, когда его пальцы вцепились ей в плечо.

– Иан убьет вас. – Слова вырвались откуда-то изнутри, и с ними почти тотчас же пришло ощущение покоя. Иан действительно убьет его. Но сколько времени пройдет, прежде чем он вернется? И кто эти «мы», перед которыми он должен держать ответ?

Спокойствие, которое она обрела при мысли об Иане, придало ей силы. Она выпрямилась.

– Уберите руку.

Вопреки своему желанию отец Эйндреас послушал ее и убрал руку, но от ее повелительного тона лицо его помрачнело, глаза сузились, а губы вытянулись в тонкую, едва заметную полоску.

– Чьи приказы вы исполняете? – уже задавая этот вопрос, Сесиль знала ответ. Это были приказы Данмара.

– Кокотка! – загрохотал он. – Я служу только Богу.

– И это Бог попросил вас разлучить жену с мужем? – Она почувствовала движение за своей спиной и моментально насторожилась. Элспет поднималась вверх по лестнице, ведущей от входа. Сесиль нарочно не обернулась, чтобы посмотреть на нее, и продолжала следить внимательным взглядом за священником. – И голос Бога явился вам в виде служанки?

Во второй раз в своей жизни Сесиль почувствовала острую боль от удара по лицу. И почти одновременно невидимая ладонь нежно коснулась пылающей щеки и сняла эту боль.

Пораженный отец Эйндреас не мог оторвать взгляда от улыбки, блуждавшей на губах Сесиль. Было это наваждение? Так же неожиданно Сесиль перевела взгляд со священника на крепкую дубовую дверь. Озноб волнами прокатился у него по спине. Сесиль стояла не шелохнувшись и выжидая.

* * *

Чем ближе Иан подъезжал к дому, тем сильнее в нем росло беспокойство. Когда он пустил лошадь рысью, Тавис безоговорочно последовал его примеру, но Доннчад насторожился.

На лице Иана не было и следа радости победы над врагом, вознамерившимся силой вырвать у него его собственность.

– Что случилось?

Иан нахмурился и покачал головой.

– Я не знаю. Как-то не по себе.

Это было нечто большее, чем простое недомогание. Мысли о Сесиль неотступно преследовали его, заполняя все его естество. Что-то подсказывало ему, что он должен торопиться.

Лошадь Иана пошла галопом, Доннчад ехал рядом, бросая тревожные взгляды на Тависа. Иан был уверен, его состояние как-то связано с Сесиль, которой нельзя было отказать в магическом даре.

Они подъехали к дому, и Доннчад удивился, что Иан не въехал в небольшой дворик за домом, а спешился на улице прямо перед парадной дверью, небрежно бросив поводья на булыжную мостовую. Доннчад поспешил за ним, заметив при этом, что лицо Тависа неожиданно приняло задумчивое выражение.

Тавису было не до внезапных волнений Иана, так как у него были свои проблемы, требующие решения. Что делать с Элспет? Сейчас, когда стало совершенно ясно, что они абсолютно разные люди и смириться с этим невозможно? Во всяком случае, он не может. Помоги ему Господи, он хотел ребенка.

Беспокойство, глубоко проникшее в душу Иана, уступило место ярости, когда он широко распахнул дверь. При первом взгляде на Сесиль он не заметил в ней никакой перемены: она была все так же хороша и, казалось, ничто ей не угрожало, но, вглядевшись, он безошибочно обнаружил отпечаток мужской ладони на ее нежной щеке. С ревом он схватил глупца, осмелившегося сделать это, едва осознавая и полностью пренебрегая тем, что чинит расправу над слугой Господа. Дикая ярость, обуявшая его, заставила забыть обо всем, кроме того, что этот человек посмел напугать и обидеть его Сесиль.

Отцу Эйндреасу показалось, что он заглянул в геенну огненную, когда встретил темный взгляд Гилликриста. Сильные цепкие пальцы сомкнулись на горле священника, и он отчаянно забился в складках своей рясы.

Доннчад один заметил, как сверкнул металл в бледной руке священника, и понял, что это не распятие, хотя рукоятка пересекла лезвие наподобие креста. Он машинально выхватил кинжал из украшенных драгоценными камнями ножен и всадил его между ребер грешного слуги Господа.

Разум Сесиль не успевал за быстротой, с которой сменялись события. «Нет», – прошептала она, но было уже поздно. Священник обмяк в руках Иана, и на его одежде проступили пятна крови. Возможно, священник действительно был злоумышленником, но ей не хотелось, чтобы его смерть была на их совести. Из безжизненных пальцев священника выскользнул нож, который он принес с собой, и упал на блестящий пол рядом. Сесиль поняла, что он предназначался или ей, или Иану. Дрожащими губами она шептала слова благодарности, когда Тавис промчался мимо нее, привлеченный разворачивающейся мрачной сценой.

Над ними вверх по ступенькам лестницы шла Элспет. Ее взгляд выражал презрение и сожаление. Несмотря на осуждение, которое она прочла в лице Тависа, она сожалела не о своем поступке, а только о неудачном исходе дела. Стараясь уйти от его гнева, она повернулась, ее обутая в тапочку нога, не найдя опоры, соскользнула со ступеньки покрытой ковром лестницы. Откуда-то издалека донесся до нее его резкий крик. Но дитя в ее чреве помешало ей обрести равновесие.

ГЛАВА 29

Сесиль Гилликрист смеялась, подставив лицо солнцу. Легкий утренний ветерок обвевал ее взъерошенные волосы, луговые травы игриво цеплялись за юбки. Она шла через луга, держа за руку крохотную девчушку.

Сесиль подбросила девочку вверх, с любовью глядя в ее глаза, такие же синие, как у нее самой, смотревшие из-под неожиданно темных волос. Безмятежность этого утра проникала в ее душу, наполненную миром и спокойствием, которые она нашла здесь, в замке Коэ, на границе с Англией. Она поцеловала шелковистые кудри дочери и прошептала:

– Солнце уже поднялось, дорогая, нам лучше вернуться домой.

Она посмотрела на двоих мужчин, стоявших в отдалении и держащих под уздцы ее и своих лошадей. Иан разрешал ей ранние утренние прогулки только в сопровождении охраны. Он часто поддразнивал ее, заявляя, что она приучила к бродяжничеству их Линдел, но не препятствовал, если они обе были под надежной охраной.

Имя, которое она выбрала для ребенка, родившегося чуть больше, чем через год после их свадьбы, пришлось Иану по душе. Их не смущало то, что оно было необычным, оно удачно сочеталось с именами Энн и Сесиль. Самой же Энн Линдел Сесиль Гилликрист было все равно, как звучит ее имя. Она знала лишь одно, что она нежно любима.

Направляясь к сопровождающей ее охране, Сесиль заметила всадника, появившегося из-за стен восстановленного замка Коэ. Улыбка тронула ее губы, не узнать Иана было невозможно. Она была уверена, что ни у кого из мужчин не было таких широких и сильных плеч, ни у кого не было такой блестящей посадки.

Она стояла и ждала, когда он подъедет, с любовью глядя на дочь, которую баюкала, нежно прижимая к груди. Когда Иан подъехал, она с улыбкой протянула ему Линдел, а сама обернулась к охраннику, который подвел ее лошадь.

Оседлав лошадь, она потянулась к Иану для поцелуя, нежась в нескрываемой им любви. Прикосновение его губ, нежное и одновременно требовательное, вызывало легкий трепет. Почувствовав ее реакцию, Иан довольно ухмыльнулся. Она сморщила нос и засмеялась:

– Ты хотел бы продолжить?

Она не чувствовала смущения, признаваясь в своем желании, и Иан рассмеялся.

– Я думаю, что мне с тобой очень повезло, что ты такая, какая есть. Правда, я думаю так не всегда, – добавил он, вспомнив о тех случаях, когда она шла ему наперекор. Последний из них – ее появление в Коэ до окончания строительства замка. Он оставил Сесиль в безопасности в замке Дейлисс, но через неделю после его отъезда она собрала свои пожитки, завернула в одеяла Линдел, тогда еще совсем крошку, и появилась в Коэ. Несмотря на его яростное сопротивление, она проникла в несколько уже готовых комнат замка и расположилась в них – так же уютно, как в его жизни и сердце.

Сесиль ответила смехом на эти слова. Благодаря ее способности постоянно радоваться жизни, Иан снова научился смеяться так же, как научился прощать и любить. Ему хотелось разделить с ней радость прекрасного утра, и он поспешил ей навстречу. По крайней мере, это была одна из причин. Другой причиной была тревога, охватывавшая его всякий раз, когда она отсутствовала слишком долго.

– Я получил ответ от лорда Мирдаха. Он не против того, чтобы выдать свою дочь замуж.

Сесиль обрадовалась, почувствовав удовлетворение в его голосе.

– И когда ты скажешь об этом Тавису?

– Я отправлю гонца сегодня утром. – Хотя Сесиль напомнила ему о предстоящих трудностях, настроение Иана от этого нисколько не ухудшилось.

– Узнав об этом, он должен будет мчаться к нам сломя голову, – прошептала она.

– Точно так, любимая, – сказал он, – и вот тогда ты сможешь убедить его в разумности этого союза.

– В разумности? Нет, я расскажу ему, что мне понравилась эта девушка и что мы с ней похожи характерами.

Иан в страхе посмотрел на нее.

– Ты не сделаешь этого!

– Ты думаешь, это его испугает? – озорно спросила она. Взглянув на его испуганное лицо, она смягчилась. – Не бойся, Иан, я сделаю все, что в моих силах, чтобы все прошло без сучка и задоринки. – И она сдержит свое слово, потому что хочет видеть Тависа таким же счастливым, как они с Ианом. Тавису требовалось много времени, чтобы залечить свои раны. Он винил себя в смерти Элспет и их ребенка, которому не суждено было увидеть свет. Он проклинал тот час, когда связался с Данмаром. Не поступи он так, не было бы того ужасного утра.

Иан расслабился. Если кто и мог склонить Тависа в пользу этого брака, так это Сесиль. Его своенравная, желанная, верная Сесиль.

– Я люблю тебя, – сказал он с нежностью, вкладывая в эти три слова так много, как никто другой до него.

– Я люблю тебя так же нежно, – ответила Сесиль, не замечая ни дочери, которую Иан держал на руках, ни всадников, едущих следом. Чувство к Иану всецело поглотило ее. Изгнанник, наконец, обрел свой дом.


home | my bookshelf | | Сердце изгнанника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу