Book: Прекрасная пленница



Прекрасная пленница

Нора Хесс

Прекрасная пленница

Глава 1

Дождь лил третий день. Затопленная земля не могла больше впитывать воду, и она собиралась в маленькие озера. В них отражалось унылое серое небо, и, как будто чувствуя свое одиночество, эти озера стремились слиться воедино. Закручиваясь и смешиваясь, потоки воды обретали скрытую доселе силу и устремлялись на поиски общего русла.

Роксана Шервуд заметила небольшой, приближающийся к ним поток и испуганно взглянула на убитых горем родителей, которые стояли, прижавшись друг к другу. Она надеялась, что слезы не дадут им увидеть, как вода хлынет прямо в вырытую могилу.

Чихая, Роксана схватилась руками за капор. Сырой осенний ветер гулял по кладбищу. Он хлестал но толпе, взбивая траурные капоры женщин и раздувая волосы снявших шляпы мужчин.

В этом, 1776 году английские солдаты и торговцы завезли в Бостон тиф, как будто городу и без того не хватало забот. Каждый день по нескольку раз, и с каждым днем все чаще запряженный лошадьми катафалк поднимался вверх по разъезженной дороге на кладбище, на котором хоронили богатых. В этот сырой и ветреный день усталые лошадки поднимались на высокий склон уже в четвертый раз.

Никто не считал, сколько раз похоронная повозка посетила неопрятное, неухоженное кладбище у подножия горы. Никто не считал бедняков – белых и чернокожих. О них никто не заботился ни при жизни, ни после смерти. Их трупы складывали как дрова в повозки, на которых в иные времена вывозили мусор из богатых домов. На окраинах города, где жили бедные, на их ветреных, беспорядочно застроенных улицах эти повозки не были нужны. Еду бедняки не выбрасывали, платье снашивали до конца. Только смерть заставила повозки колесить здесь.

Пропитанная водой земля была изрыта свежими могилами. Уродливые могильные холмы в некоторых местах сдались под потоками дождя и осели, оставив после себя лишь пятна темной глины. Их не увенчивали высокие надгробия; грубую, каменистую почву вокруг могил не смягчали островки аккуратно подстриженной травы. Лишь намокшая сорная трава качалась над ними.

Только иногда можно было увидеть гордо возвышавшиеся среди камней и сорняков деревянные надгробия, вручную вырезанные любящими родственниками. У одной из таких плит, неподалеку от того места, где Роксана стояла с родителями, остановился высокий мужчина в потертых кожаных штанах.

Рядом с ним был старый седой священник. Подняв голову к небесам, он молился, и падающий дождь смешивался с его слезами. Молодой человек молча смотрел вниз, на две открытые могилы.

– Прими их, Боже, в свои любящие руки, – молил старик. – Даруй им радость и покой, в котором им было отказано на земле. Пусть их уставшие больные тела снова станут молодыми, когда они войдут в твой дом, о Боже. Аминь.

Священник закрыл потертую Библию и положил свою грубую руку на плечи молодого человека.

– Я сочувствую твоему горю, Келеб Коулмен, – развернувшись, он медленно прошел сквозь высокую изгородь, не обращая внимания на воду и грязь, залипавшие его разбитые башмаки.

Келеб встал на колени между двумя могилами и зажал голову руками. Он много лет не видел родителей и по чистой случайности, от незнакомца, в панике бежавшего из Бостона, узнал о разразившейся там эпидемии. Детские воспоминания о том, как мать укрывала его одеялом перед сном, о том, как отец говорил ему: «Покойной ночи, сынок», – заставили его броситься к родному дому и проделать длинный путь.

Но он опоздал. Родители умерли утром, так сказал ему тощий веснушчатый мальчишка, едва он ступил на расшатанное, покосившееся крыльцо своего дома. Его сердце похолодело, потом заколотилось. Он вошел в дом, и чувство вины волной накрыло его.

Его родители прожили свои последние годы в бедности. Об этом свидетельствовал каждый предмет в полупустой комнате. Исчезла почти вся мебель, которую он помнил с детства. Что произошло: стала ли она непригодной или ее обменяли на еду, – он мог только догадываться. В холодной сырой комнате остались лишь два стула перед очагом и деревянная кровать, на которой сейчас лежали тела его родителей. Наверное, и кухне вещей было немногим больше.

Он медленно приблизился к кровати и приподнял простыню. Он увидел измученные болезнью тела, и на мгновение ему показалось, что это не его любимые родители: время и лишения сделали свое дело. Они казались ему незнакомцами. Лишь золотое обручальное кольцо на пальце матери было знакомо ему.

Дождь усилился и уже хлестал по лицу Келеба Коулмена. Он судорожно вздохнул и проговорил:

– Я не был хорошим сыном. Я хотел приехать навестить вас, но каждый раз что-то мешало.

Через несколько минут он поднялся с колен и взял лопату, прислоненную к невысокому клену. Осторожно и медленно он стал засыпать могильные ямы. Тяжелая, влажная глина падала на гробы с глухим унылым звуком, и каждый раз это заставляло его вздрагивать.

Закапывая могилы, Келеб утрамбовывал влажную землю – он не хотел, чтобы могилы его родителей размыло, подобно могилам многих несчастных, лежавших рядом. Он насчитал здесь четыре такие могилы. Дешевые деревянные гробы были наскоро преданы земле чужими людьми, наскоро прикрыты землей, и теперь проливной дождь стучал по их крышкам.

Единственным утешением было то, что он хоронил родителей в прочных сосновых гробах, таких же, в которых хоронят своих родных эти богачи с Фронт-стрит. Он знал, что переплатил вдвое, но лучше было переплатить втрое, чем хоронить своих родных как бедняков.

Мучительной была и мысль о том, что три священника отказались отслужить панихиду по родителям в церкви. Взглянув на усопших, потом на него, на его грубую одежду, каждый из троих произносил: «Я очень занят. Мое время принадлежит моему приходу».

Келеб вновь горько вздохнул и заработал лопатой быстрее, бормоча: «К черту их…» Потом он вспомнил, что за родителей молился человек куда лучший, чем те трое, и ему стало легче.

Наконец он закончил и на мгновение застыл над могильными холмами. Что давало им силы? У них был лишь он, а он, Бог знает, не много радовал их.

Он резко повернулся на каблуках и надел на голову кожаную шляпу, вода с которой потекла ему на лицо. Отвернувшись от ветра, он пошел к жеребцу, привязанному на краю дороги.


Вплоть до этого дня, 17 октября 1776 года, семье Шервудов удавалось избежать горькой участи многих в городе. До этого дня они проделывали долгий путь на кладбище, только чтобы поддержать в горе своих друзей и соседей. В последнее время это происходило все чаще. И вот теперь эпидемия унесла и их младшего сына и брата.

Роксана Шервуд смотрела на сосновый гробик, зависший над глинистым озером, в которое потоки воды превратили выкопанную могилу. Бедный маленький Дэвид… Всего пять лет было отпущено ему. Она вспомнила долгие две недели его лихорадки и мучительных головных болей и еще раз послала проклятия англичанам.

Гевин и Алина Шервуд были раздавлены горем. Дэвид был их поздним ребенком, и они отнеслись к его рождению как к подарку судьбы. После стольких бесплодных лет, последовавших за рождением Роксаны, они уже смирились с мыслью, что у них больше не будет детей… Алина крепко сжала руку дочери, которая на протяжении восемнадцати лет оставалась ее единственной радостью.

Роксана взглянула на мать и была потрясена ее бледностью. Казалось, та с трудом удерживается на ногах, и Роксана поддержала ее за плечи.

Сколько еще этот болтун будет держать их под дождем? Роксана подумала, что этот старый ханжа рад воспользоваться случаем, чтобы лишний раз произнести одну из своих глупых проповедей.

Когда священнику показалось, что некоторые из присутствующих на похоронах – промокшие, усталые, испуганные – собираются уходить, он понял, что нарушил приличия, и приступил к произнесению завершающей молитвы. Это тоже заняло бы немало времени, если бы не привыкшие ко всему могильщики, которые уже начали сбрасывать слипшуюся глину на маленький гроб.

Алина прижалась к мужу; она задыхалась. Могилу заполнили землей и насыпали холм, на который затем положили мокрые, забрызганные грязью букеты цветов. Потом друзья и родственники окружили скорбящую семью, чтобы произнести последние слова утешения.

Гевин смотрел, как толпа удаляется. Он знал, что каждый торопится поскорее вернуться домой, чтобы почувствовать себя в относительной безопасности. Он вообще был удивлен, что так много их знакомых осмелилось выйти на улицу. Весь Бостон испытывал страх в эти дни.

Поддерживая Алину с обеих сторон под руки, Гевин и Роксана помогли ей сесть в экипаж. Кучер взмахнул кнутом, и их повозка возглавила длинный поезд из экипажей и карет, двинувшийся по грязной глинистой дороге. На крутом повороте у подножия холма кортеж замедлил свое движение, и их возница был вынужден ждать, пока не повернет встретившийся им наемный экипаж.

Внезапно Роксана выпрямилась. На краю дороги, куда его вытеснила проезжающая процессия, стоял мощный конь, каких она никогда не видела. В седле сидел мужчина, вид которого заставил ее задохнуться от волнения.

Он был бы красив, если бы не жестокое выражение его лица. Ему было около тридцати, высокий, смуглый, с тяжелыми темными волосами, спускавшимися до плеч. Он был хорошо сложен и уверенными движениями управлял нервным жеребцом. Глаза его были покрасневшими, лицо измождено. И она подумала, что он похож на самого дьявола.

Кажется, мужчина поймал ее взгляд и с любопытством взглянул в ее сторону. Его темные глаза остановились на ее лице и сузились – он изучал ее. Роксане показалось, что прошло много времени, хотя на самом деле они смотрели друг на друга всего несколько секунд.

Роксана смутилась под пронзительным взглядом незнакомца и, чтобы скрыть свое волнение, гордо вздернула подбородок и холодно взглянула на мужчину. Он тоже принял невозмутимый вид и – это было очевидно – стал медленно разглядывать ее фигуру. Роксана почувствовала, что краснеет, но не смогла отвести взгляд.

Экипаж дернулся и поехал. Незнакомец приподнял красивую руку к своей кожаной шляпе и насмешливо отсалютовал ей. Роксана еще мгновение смотрела на него, потом, когда он остался позади, оглянулась и, как в детстве, показала ему язык.

Он удивленно уставился на нее. Затем, смеясь и привстав в стременах, помахал ей рукой. Роксана улыбнулась и отвернулась.

– Папа, что за одежда была на этом человеке: эта бахрома на брюках, на рукавах?

– Это оленья кожа, такие лосины носят индейцы и охотники.

– Этот человек на дороге – охотник?

– Я думаю, да. Похож.

Она удивилась про себя, не понимая, что охотник может делать в Бостоне. Конечно же, он был не из здешних мест – он не был похож на местного жителя. Экипаж повернул на дорогу, ведущую к дому, и мысли об очаге и сухой одежде вытеснили из ее головы воспоминания об охотнике.

Маленький чернокожий мальчик выбежал встретить их с зонтиком в руках. Алина всей тяжестью оперлась на руку мужа и с трудом преодолела три ступени, ведущие к огромной двери их дома.

Слуги отправились домой с похорон раньше, и огонь пылал уже во всех каминах. Старый негр медленно переходил из комнаты в комнату, зажигая свечи и керосиновые лампы. Он тихо молился о том, чтобы их свет немного рассеял уныние и печаль, пропитавшие эти стены.

Гевин помог жене снять насквозь мокрый плащ и подвел ее к огню. Роксана смотрела, как они прижимаются друг к другу, пытаясь дать один другому успокоение. Как еще могли они пережить то, что дождь размывает их маленькую одинокую могилку?!

Молодая служанка-ирландка торопливо вошла в комнату с подносом в руках, на котором стояли тарелки с едой и кофейник.

– Мадам, – мягко проговорила она, – вы и хозяин должны немного поесть. Вы должны поддерживать силы, иначе вы тоже заболеете. – Она повернулась к Роксане и добавила: – И вы тоже, мисс. Говорят, вы чихали на кладбище.

Служанка проговорила все таким тоном, что Роксана, не споря, взяла у нее тарелку. Но Алина покачала головой:

– Не сейчас, Мара. Я не смогу съесть ни куска.

Гевин тоже не стал бы есть, но девушка была так расстроена, что, после того как она вышла, он проглотил немного салата с курицей.

Наскоро поев, Роксана позвонила в серебряный колокольчик. Снова вошла Мара. Увидев еду на подносе почти нетронутой, она покачала головой и прошептала: «Ах, вы заболеете…» – и, взяв поднос, направилась к двери. Гевин остановил ее, положив руку на плечо:

– Мара, пожалуйста, принеси мне бумагу, перо и чернила.

Роксана не заметила, как ее родители обменялись взглядами, и спросила:

– Ты хочешь написать о Дэви дяде Малкольму?

Гевин вздохнул, и этот глубокий вздох громко разнесся по комнате. Он взглянул на свое единственное дитя и с трудом ответил:

– Да, я должен сообщить Малкольму о его племяннике.

Откашлявшись, он притянул Роксану к своему креслу и похлопал ее по руке.

– И еще, Роксана, – тихо сказал он, – сообщить ему, что ты погостишь у него, пока не кончится эпидемия.

Роксана замерла на секунду, а затем отдернула руку. Гевин смотрел на нее и думал, какая она красавица. Они с Алиной постоянно удивлялись, что у них такая дочь. Сами они обладали самой заурядной внешностью, не отличались ни особой красотой, ни статностью. Но казалось, какой-то художник отобрал из их простых лиц черты и превратил лицо Роксаны в произведение искусства. Тусклые светлые волосы Алины превратились в сияющее золото на голове дочери, синие глаза Гевина смотрели с лица Роксаны из-под длинных густых черных ресниц и казались сиреневыми. Безупречный сливочный цвет лица и мягкие большие губы достались ей от матери.

– Но, папа, дядя Малкольм живет в глуши. Где-то в Кентукки. Я не могу ехать туда.

Слезы дочери заставили Гевина почувствовать себя почти виноватым. Но было слишком опасно, чтобы она оставалась в Бостоне.

– Роксана, сейчас для тебя нет более безопасного места, чем в глухом Кентукки. Там не только нет вражеских войск, там, слава Богу, нет и эпидемии.

Алина сжала нервные пальцы дочери:

– Это ненадолго, родная, пока не кончится эпидемия и не станет снова безопасно. Папа и я не переживем, если потеряем и тебя.

– А ты и папа? – возразила Роксана. – Почему это опасно для меня и безопасно для вас? Что будет, если вы оба заболеете, а меня не будет и некому будет за вами ухаживать?

– У нас пока нет никаких признаков болезни, Рокси. Вспомни, мы две недели ухаживали за Дэви и не заразились. Но тебя к нему не подпускали, и мы не знаем, сможешь ли ты противостоять болезни.

Роксана не расслышала мольбы в последних словах Алины, она лишь поняла, что ее собственные слова не были услышаны. Но когда Алина, нежно утешая дочь, погладила ее по шелковистым волосам, она притихла и придвинулась ближе к матери, проклиная тот час, когда должна будет покинуть ее.

Мара принесла письменные принадлежности, и комнату заполнил ровный скрип пера. Письмо не было слишком длинным, и Гевин скоро запечатал его в конверт с черной каймой. Служанка накинула шаль на плечи и поспешила на почту.

– Я попросил Малкольма как можно скорее прислать за тобой кузена Гидеона, Рокси, – нарушил тишину Гевин. – А пока не выходи из дома и держись подальше от слуг, которые бегают туда-сюда.

Роксана, готовая вновь разрыдаться, молча кивнула головой.

Скоро вернулась служанка и рассказала, как ей повезло:

– Я успела вовремя, прямо к почтовой карете. Она приходит раз в месяц, но почтальон сказал, что больше не приедет: слишком опасно стало с этой войной и все такое. – Мара почти вышла из комнаты, но остановилась и добавила: – Он сказал, что доставит письмо мистеру Шервуду за три дня.

Через несколько минут в дверь постучали, и Роксана, заслышав бодрый голос кузины Мэри, воспрянула духом. Она восхищалась двоюродной сестрой, которая была на два года старше ее. Она была такой опытной! Мэри вышла замуж больше года тому назад и теперь ждала ребенка:

Мэри вошла и с искренним чувством обняла по очереди тетю и дядю.

– Я так хотела быть с вами там. Но доктор и Том настояли, чтобы я не выходила.

– И правильно сделали, дорогая, – мягко ответила Алина дочери своей сестры. – Мы совсем и не ожидали увидеть тебя на кладбище в такую погоду.

– Но я одета очень тепло. И ехать совсем недалеко. Я сказала Тому, что должна увидеть вас сегодня вечером во что бы то ни стало.

Мэри взглянула на Роксану, молча кинулась к девушке и сжала ее в мягких объятиях. Роксана уронила голову на подставленное ей плечо и уже не сдерживала слез. Погладив вздрагивающие плечи кузины, Мэри вынула из складок юбки платок и вытерла собственные слезы.

– Не плачь, Рокси. Время залечит эту рану. Роксана слегка кивнула, а Мэри тихо сказала:

– А не пойти ли нам к тебе наверх? Ты снимешь сырую одежду. Разве ты не чувствуешь, что вся промокла?

Роксана слабо улыбнулась на выговор кузины и стала подниматься вслед за ней по винтовой лестнице.

В большой красивой комнате с рюшами на занавесках и с цветами на обоях, которая, безусловно, служила девичьей спальней, уютно горел огонь. Мэри быстро помогла Роксане переодеться в мягкую фланелевую рубашку. Роксана укрылась теплыми, мягкими одеялами, а Мэри уселась на краю кровати и вздохнула:



– Какая у тебя красивая фигура, Роксана. А я стала такой толстой, что бедняжка Том едва может обхватить меня руками.

Роксана вытерла слезы и хихикнула:

– Думаю, ему стало трудно приблизиться и к кое-чему еще.

– Ты испорченная девчонка, – засмеялась она. – Но, сказать по правде, Том так жаловался, что ему мешает мой живот.

– Что ты имеешь в виду – жаловался? Он что, оставил попытки?

Мэри покраснела, отчего стала еще симпатичней, потом наклонилась к уху кузины и зашептала что-то. Роксана откинулась назад и взглянула на нее круглыми от удивления глазами:

– Ты делала это с Томом?

– Да, делала, – ответила молодая жена, как бы защищаясь. – Живот стал таким огромным. Каждую ночь Том просил меня и говорил, что задевает его, – и я, в конце концов, уступила ему. Он утверждает, будто отец Джон сказал ему, что все происходящее между мужем и женой в глазах Бога правильно.

То, что рассказала ей Мэри, было совершенно не похоже на случаи, которые рассказывали ей другие близкие подруги, и Роксана почувствовала смутное волнение. Она представила себе свою кузину, делавшую это со своим мужем, и внизу ее живота появилось странное ощущение. Как бы вытаращили глаза ее школьные приятельницы, если бы услышали такое!

Она улыбнулась: какими наивными были ее подружки. Они едва знали, откуда берутся младенцы, и уж совсем не имели никакого представления о том, как они туда попадают. И она бы не знала, если бы Мэри не рассказала ей. Ее кузина была для нее, несомненно, богатым источником информации.

Но то, что она узнала сегодня, потрясло девушку. Неужели это дозволялось в браке? Сможет ли она делать это, как бы ни любила она своего мужа?

Она почувствовала вопрошающий взгляд Мэри и, запинаясь, произнесла:

– Если отец Джон сказал, значит, правильно. Но я думаю, что если бы я делала это, то чувствовала бы себя ужасно грешной.

– Не спеши судить, Рокси, – Мэри поспешила защититься. – Сначала я чувствовала примерно то же самое. Но Тому так это нравится, а я его так сильно люблю, что я быстро привыкла. – Она подождала минуту и добавила, поддразнивая подругу: – Ты тоже однажды будешь делать это с мужчиной, вот увидишь.

Роксана покраснела. Она мысленно представила себе незнакомца – того грубого человека с дороги.

Роксана быстро опустила глаза, испугавшись, что Мэри сможет что-то разглядеть в них.

Мэри заметила смущение своей молодой кузины и терпеливо подождала, гадая, кто же именно завладел ее фантазией.

– Не знаю; сомневаюсь, будет ли у меня такая возможность, – тихо произнесла Роксана.

Мэри подняла брови. Роксана напрашивалась на комплимент? Вряд ли. Ее молодая родственница никогда не притворялась и не кокетничала.

– О чем ты говоришь? В Бостоне, по меньшей мере, десяток мужчин сходит с ума по тебе.

Горячность Мэри взволновала Роксану, и она снова разразилась слезами:

– Мэри, папа отсылает меня к дяде Малкольму до тех пор, пока не пройдет эпидемия. Мне кажется, что я больше никогда не увижу Бостон.

Старшая кузина потрясенно взглянула на Роксану:

– Что ты сказала?

– Это правда, Мэри. Я уеду отсюда, как только кузен Гидеон приедет за мной. – Слезы ручьем катились по щекам Роксаны.

Мэри тоже расстроилась и обняла плачущую девушку. Она укачивала ее, сама почти плача:

– Бедная, бедная. Как ужасно – ты в этой лесной глуши. Том рассказывал как-то, что там нет никого, кроме грубых фермеров и диких охотников, не говоря уже об индейцах. Как ты выдержишь это?

Чувства Мэри, так неуклюже высказанные, лишь подлили масла в огонь. Откинувшись на кровати, Роксана громко зарыдала:

– Я не знаю, Мэри. Папа настаивает, и я ничего не могу поделать.

Мэри поднялась с кровати и подошла к окну. Она отодвинула занавески и посмотрела на улицу. Дождь еще шел, заслоняя собой все; только уличный фонарь мягко светил перед домом. Мимо прошли два британских солдата, и Мэри глухо прошептала: «Негодяи». Она обернулась и подошла к постели.

– Я думаю, – произнесла она, вновь усаживаясь, – ты должна сделать так, как говорит дядя Гевин.

Роксана вздохнула, признавая правоту этих слов.

– Пожалуйста, Мэри, давай больше не будем говорить об этом.

– Хорошо, дорогая, не будем. Постарайся теперь уснуть. Завтра все покажется тебе не таким мрачным.

Мэри оставалась сидеть на кровати кузины, гладя ее лоб, пока та, глубоко вздохнув, не заснула.

Через шесть дней после того как Гевин отправил письмо, отец и дочь сидели за завтраком и пили кофе. Роксана поднялась и подошла к окну с чашкой в руке, потягивая горячий напиток.

– Похоже, будет дождь, папа, – заметила она.

Гевин вздохнул, подумав о могилке на горе. Один из слуг сказал ему, что дождь пока не повредил ее… но сколько она еще выдержит?

Унылую тишину нарушили голоса, доносившиеся из передней. В дверь постучали.

– Войдите, – пригласил Гевин.

Мара вошла в комнату в сопровождении высокого неуклюжего юноши. Он остановился в дверном проеме. Видно было, что он чувствует себя неловко и не к месту в этой богато обставленной комнате. Он посмотрел на свои ноги – в тщетной надежде, что никто не заметит его грязную обувь.

Его торчащие в разные стороны, спутанные волосы спускались ему до плеч. Перед ними был явно деревенский гость. Гевин не понимал, что было нужно этому странному юноше. Однако чем больше смотрел он на незнакомца, тем больше что-то напоминал ему этот блеск темных глаз.

– Этот человек говорит, что он ваш племянник, мистер Шервуд, – сказала Мара.

Гевин широко раскрыл глаза и прошептал: «Гидеон!» Вскочив на ноги, он бросился к гостю с распростертыми объятиями:

– Я не узнал тебя, сынок!

В ответ на теплую улыбку и приветствия дяди Гидеон смахнул длинную прядь со лба и улыбнулся. Он схватил протянутую ему руку и с чувством пожал ее.

Вглядываясь в лицо своего родственника, Гевин понял, почему оно показалось ему таким знакомым. У Гидеона были глаза и улыбка их Дэви. Гевин положил руку на мускулистое плечо Гидеона и радостно улыбнулся:

– Как хорошо увидеть тебя после стольких лет, Гидеон… – Подведя гостя к огню, Гевин спросил: – Как ты добрался? Легко ли было пройти в город? Сразу после того как я отправил письмо, отцы города запретили входить в город и покидать его всем без исключения.

– Я хорошо доехал, дядя Гевин. Как только мы получили ваше письмо, я сразу отправился в путь и быстро добрался. А насчет того чтобы войти в город, дядя Малкольм догадался, что движение будет перекрыто, и предупредил, чтобы я не ехал главной дорогой и, где можно, сворачивал в переулки.

– Уж поверь Малкольму. Мальчишками мы уже один раз пережили эпидемию и знаем, что это такое.

– Да, он ничего не забыл, – засмеялся Гидеон.

– Как там братец? Как он жил все эти годы?

– Он очень горюет о маленьком Дэви; ну а здоровье его хорошо, и все у него как обычно.

Гевин улыбнулся воспоминаниям. Он знал, что означает это «как обычно». Его старший брат-вдовец остался таким же неукротимым, каким был.

Все это время Роксана стояла в темном проеме окна, не замеченная Гидеоном, и могла рассмотреть кузена, которого не видела пять лет. Пока Гидеону не исполнилось двенадцать, он жил на той же улице, что и они. Они росли вместе, играли и дрались, как играют и дерутся двоюродные брат с сестрой. Однако между ними была глубокая нежность, и Роксану сильно потряс отъезд Гидеона к дяде, у которого он и остался жить. Родители Гидеона погибли, когда однажды ночью их экипаж соскользнул с обледенелой дороги и перевернулся. Родители оказались под повозкой, которая сломала им позвоночники.

Первое, на что обратила внимание Роксана, это полосы Гидеона, которые свободно свисали, а не были собраны, как по бостонской моде. Она вспомнила, что и незнакомец на дороге тоже был длинноволосым. Рассмотрев фигуру Гидеона, она увидела, что и одет он был так же, только его лосины проще, чем у незнакомца.

Гевин позвал Роксану, прервав ее размышления. Гидеон засмущался и замолчал. «Кузина Рокси выросла, – подумал он. – Она еще покажет мужчинам».

Широкая приветливая улыбка Рокси заставила его забыть о смущении. Они перебросились несколькими словами, и он понял, что перед ним все тот же друг, каким она была ему в детстве.

На звон колокольчика явилась служанка.

– Мара, будь добра, принеси моему кузену завтрак.

Пока Гидеон поглощал ветчину и яйца, теплое печенье, пирог и кофе, Роксана нетерпеливо расспрашивала его:

– А как ведут себя индейцы в Кентукки? Они не перешли на сторону англичан?

– Только некоторые… ренегаты. Но они не очень нас тревожат. Большей частью они воруют у нас скот и иногда поджигают лачуги фермеров, построенные не на месте. Я думаю, в основном они охотятся для английских солдат.

Гевин потрепал свою аккуратно подстриженную короткую бородку. Этот знак всегда предупреждал членов семьи о том, что он чем-то обеспокоен или не уверен в чем-то. Молодые люди понимали, о чем он подумал сейчас. Роксана быстро опустилась на колени рядом с ним.

– Все будет хорошо, папа, – сказала она. – Пожалуйста, не волнуйся.

– Рокси права, дядя. Индейцы не вышли на тропу войны. Мы в горах считаем, что пока они не приняли решение и пытаются усмирить пыл англичан.

Однако Гевин продолжал теребить свою бороду. Его не убедили их слова. Наконец он отозвался:

– Надеюсь, ты прав, Гидеон. Но, куда ни посмотри, вас везде подстерегает опасность. Краснокожие язычники – в горах, тиф – здесь, в Бостоне. – Он глубоко вздохнул и поднялся. – Я буду молиться за вас, дети, за каждый шаг на вашем пути. – Поднимитесь ненадолго к Алине и попрощайтесь с ней. Я хочу, чтобы вы отправились как можно скорее.

Глава 2

Прошли два дня и одна ночь. Уже совсем далеко от Бостона Гидеон и Роксана ехали верхом по лесу. Низко по небу плыли грозовые облака. Уверенность, которую прежде демонстрировал Гидеон, почти исчезла. Он сдвинул свою кожаную шляпу на затылок и беспокойно оглядывался.

Тропа стала шире, и Роксана подогнала лошадь, чтобы ехать рядом с Гидеоном. Они оба были в растерянности.

– Гидеон, мы, кажется, заблудились? – спросила она.

– Похоже, что так, Рокси, – ответил Гидеон, вспоминая путь, который они проделали. – Наверное, мы где-то поехали не по той дороге.

Они пришпорили лошадей. Нахмурив лоб и насупив брови, Гидеон смотрел на небо. Порыв ветра закрыл лицо Роксаны волосами, и она нетерпеливо отвела их.

– Что же нам делать?

– У нас не так много времени, Рокси. Посмотри, какие тучи. Нам надо найти место, чтобы укрыться от дождя прежде, чем он начнется. – Он помолчал, потом снова заговорил: – Теперь мы точно знаем, что позади нет никакого жилья, но у меня чувство, что эта тропа приведет нас куда-нибудь… Может быть, к хижине.

Сердце Роксаны забилось. Да, хорошо бы. Последнюю ночь они спали, прижавшись друг к другу под раскидистым кедром. Большие, доходящие до земли ветви закрывали их от пронизывающего осеннего ветра, и ложе, которое Гидеон сделал из сосновых веток, было вполне мягким, но постоянно раздававшийся вой волков заставлял Роксану цепенеть от страха.

Роксана вздрогнула. Гром, который до этого они слышали вдалеке, теперь прогремел почти над их головами.

– Это серьезно. Будет очень сильный ливень, – прокричал Гидеон сквозь раскаты грома.

Стемнело, и тропу, по которой они ехали, было едва видно. Поднявшись на холм, Гидеон закричал, перекрикивая гром и шум ветра:

– Там хижина, у подножия горы. Дождь начинается, скорее, – поторопил он Роксану.

Они поскакали, стараясь обогнать грозовое облако. Дождь хлестал по их спинам. Слегка подстегивая свою кобылку, Роксана неслась рядом с Гидеоном, наслаждаясь каждой минутой.

Внезапно и без предупреждения на тропе возникли всадники. Роксана побледнела и от ужаса широко раскрыла глаза. Индейцы перекрыли им путь, появившись из окружавшего их леса подобно привидениям. С непроницаемыми лицами они следили своими черными глазами за каждым движением попавшей в ловушку пары.

Роксана слегка повернула голову и быстро взглянула на Гидеона. Она увидела, как напряжено его тело, и поняла, что он испуган так же, как она.

«Они убьют нас, – пронеслось у нее в голове. – Может быть, сначала нас будут пытать». В одно мгновение она вспомнила все рассказы о жестокости индейцев и начала молиться про себя: «Боже, помоги нам».

Позади индейцев она разглядела смутные очертания лачуги, к которой они с Гидеоном так стремились. Затеплился огонек надежды. Может быть, там ость кто-то, кто придет им на помощь. Однако окно было темным, и из трубы не поднимался дым. Издав вздох отчаяния, она удрученно опустилась в седло.

Индейцы взяли их в кольцо и подходили все ближе и ближе. До того как Роксана поняла, что происходит, рука краснокожего железной хваткой стиснула ее плечо и стащила с лошади. Она отбивалась, как могла.

Сначала индейцы пытались схватить ее за руки, издавая странные гортанные звуки и разговаривая на своем языке. Она сопротивлялась все сильнее. Наконец один из индейцев ударил ее в челюсть, и она закричала от боли. Решимость покинула ее.

Сквозь мельницу рук она видела, что Гидеона тоже сбросили с коня и оттащили из-под бьющих копыт. Индеец подтолкнул ее, и она прижалась к Гидеону, испытывая такой страх, какой не испытывала никогда в жизни. На нее накатила усталость, и ей показалось, что она теряет сознание.

Грубые пальцы схватили их за запястья. Их связали вместе. В сердце Роксаны вновь затеплилась надежда. По крайней мере, они не убьют их на месте. Может быть, им удастся убежать. Дождь усилился, и одежда промокла насквозь. Молча индейские воины сели на своих коней и, сойдя с тропы, направились в лес.

Связанные веревкой за запястья Гидеон и Роксана, спотыкаясь, шли за ними. Сзади их подгонял индеец. Они шли довольно быстро, и юбка Роксаны липла к ногам, из-за чего она спотыкалась и скользила на засыпанной сосновыми иголками тропе.

Казалось, что прошло много времени, прежде чем они подошли ко входу в огромную пещеру. Она неясно вырисовывалась в сумраке, словно какое-то древнее чудовище.

Время и стихия превратили камень над входом в пещеру в навес, подобный крыше над крыльцом дома. Вокруг лежали побитые ливнями большие камни. Высокие сосны росли так густо, что почти скрывали вход. Это было место, в которое не всякий отважился бы заглянуть.

Низко над их головами пролетел голубь, воркуя свою печальную песню. В страхе Роксана прижалась к Гидеону. Руки его были связаны, поэтому он лишь склонил свою голову и коснулся ею головы Роксаны. Когда он попытался сказать ей что-то, чтобы успокоить ее, индеец дернул за веревку, и они оба упали на колени.

Они попытались подняться, и тут их протолкнули внутрь пещеры, наскоро развязали и бросили на землю.

Они сидели в полной темноте, потирая саднящие и кровоточащие запястья. Гидеон услышал тихие всхлипывания сестры и придвинулся к ней.

– Гидеон, – заплакала она, – что с нами будет?

Он положил ее голову себе на плечо.

– Не плачь, Рокси. Мне кажется, они не причинят нам вреда. Я думаю, это ренегаты, которые охотятся для англичан. Скорее всего, нас отдадут им.

– Но англичане расстреляют нас как шпионов, – опять всхлипнула она, и Гидеон прикусил свой болтливый язык. Он был абсолютно с ней согласен. Если их выдадут, англичане расстреляют его. Он сомневался, однако, что вместе с ним расстреляют и его красавицу кузину. Какой-нибудь офицер обязательно оценит эти золотистые волосы, эту точеную фигурку. Роксана нащупала его руку, и он сжал ее, утешая:

– Англичане не расстреляют тебя, Рокси.

Он так уверенно произнес эти слова, что она поверила и придвинулась к нему, чтобы согреться. Глядя прямо перед собой, она могла видеть выход из пещеры и силуэты индейцев, восседавших вокруг большого костра. В промокшем насквозь платье девушка дрожала от холода и мечтала о тепле.

Измученный Гидеон свернулся на земле калачиком. По его ровному дыханию Роксана поняла, что он спит, и удивилась, как он может спать в такой момент.

Она вздохнула и попыталась устроиться поудобнее рядом с ним. Аромат жареного мяса наполнил пещеру, вдруг напомнив ей, как она голодна.

Внезапно девушка вспомнила свой последний завтрак дома. Каким печальным и озабоченным был отец и то утро! Припомнив, как она прощалась с матерью, она чуть не разрыдалась. Как мама постарела! Ее волосы стали почти совсем седыми – это произошло за одну ночь.

Ее глаза вновь наполнились слезами. Увидит ли она снова своих родителей?

Сквозь слезы Роксана заметила, что к ним приближается высокий индеец. Она быстро села и сильно толкнула Гидеона в бок. Тот вздрогнул, проснулся и сел рядом, пальцами сжав ее плечо.

Индеец нес длинную дымящуюся палку. Подойдя к ним поближе, индеец остановился и бросил палку к их ногам. Роксана в страхе отпрянула, но Гидеон схватил палку и принялся совершать быстрые движения, пытаясь дотронуться до нее.

Одно мгновение Роксана недоуменно смотрела на кузена, пока не поняла, что он снимает с палки нанизанные на нее большие куски мяса. Несмотря на обжигающую боль, она стала тоже снимать лакомые куски и отправлять их в рот.



Только доев последний кусок и облизав пальцы, она поймала на себе пристальный взгляд индейца. Он сидел в тени, скрестив ноги, и откровенно разглядывал ее тело. Она не могла заставить себя посмотреть ему в лицо и бросала в его сторону короткие тревожные взгляды. Она слишком хорошо знала этот взгляд. Мужчины часто смотрели на нее так с тех пор, как ей исполнилось четырнадцать.

Она прильнула к Гидеону и быстро зашептала:

– Гидеон, как ты думаешь, это дикарь хочет..? Хочет… ты понимаешь, что я имею в виду.

Гидеон тоже заметил интерес, который индеец проявил к его кузине. Он знал, что красивая девушка вызывает у всех мужчин одинаковые мысли, независимо от цвета кожи. Но в этот раз ему хотелось думать, что индейца привлекла; может быть, вовсе не невинность Роксаны.

– Я думаю, он решил просто посмотреть на тебя, Роксана. Этому краснокожему вполне хватает его собственных женщин, – осторожно ответил Гидеон.

Он боялся напугать сестру.

– Ох, Гидеон, ты успокоил меня. – Она облегченно улыбнулась и сжала его руку.

Он пожал ее руку в ответ, помолившись про себя, чтобы его слова оказались правдой. Притянув ее голову к себе на плечо, он зашептал:

– Постарайся немного поспать. Может быть, нам предстоит длинный путь.

Примерно через четверть часа они проснулись и увидели перед собой длинную тень. Стряхивая с себя сон, Роксана присела. Сзади к ней неслышно подошел индеец. Она отпрянула, а Гидеон вскочил на ноги, не зная, что делать. Как мог он помочь ей, когда врагов так много? Но его решительный вид говорил о том, что он сделает все, чтобы защитить ее.

Когда рука краснокожего легла Роксане на плечо и медленно заскользила вниз по направлению к ее груди, Гидеон понял, что пришло время проявить себя. Своим простым умом охотника он попытался сообразить, что лучше: – вступить в борьбу немедленно или посмотреть, не хочет ли грубиян попугать Роксану. Он выжидал, хотя Роксана посылала ему молящие взгляды. Если бы она могла потерпеть одну минуту, индеец, возможно, удовлетворил бы свое любопытство, и они спасли бы свои жизни.

Но когда он увидел напряженную спину Роксаны и услышал ее злой голос, произносивший: «Убери от меня свои грязные руки», – он тяжело вздохнул. Теперь они попали в переплет.

В голосе девушки индеец услышал приказ и на мгновение остановился. Он отдернул руку, как ребенок, пойманный за неблаговидным поступком. Но когда девушка начала подниматься на ноги, он вспомнил, что она его пленница, и грубым рывком поставил ее рядом с собой. Желая показать, что он – хозяин положения, индеец запустил руку под ее блузку и стал мять ее грудь.

Пытаясь отстраниться от его ищущих пальцев, Роксана зашипела прямо в неподвижное лицо индейца:

– Грязный дикарь, убери от меня свои руки.

Но ее резкий голос и сопротивление лишь разжигали его, и свободной рукой он схватил ее за подол платья. Злость Роксаны уступила место затмевающему разум страху. Индеец прочитал его в глазах девушки, и лицо его приняло злорадное и властное выражение.

– Ага, – удовлетворенно произнес он и медленно разорвал верхнюю часть ее платья до пояса.

Роксана приглушенно вскрикнула и схватилась за края разорванной ткани, пытаясь закрыть свои молочно-белые груди. Но ее краснокожий мучитель не дал ей этого сделать и отвел ее руки. В ужасе она стала колотить его кулаками по лицу. На какой-то момент индеец застыл, но потом лицо его потемнело, и он схватил ее за руки. Теперь она кусалась и царапалась как дикая кошка. В гневе индеец поднял кулак и собирался уже ударить ее.

Но тут Гидеон издал раздирающий вопль и прыгнул на мускулистую спину индейца. Двумя руками он ухватил его за жесткие черные волосы и со всей силы дернул их назад. От боли индеец зарычал и постарался стряхнуть с себя Гидеона.

Несмотря на всю усталость, Гидеон вцепился в него как бульдог. Позор индейца усугубляло поведение его товарищей, у которых было весьма странное чувство юмора, потому, что они катались по земле от Смеха, глядя на развернувшуюся борьбу. Вывернув руку, индеец приготовился схватить Гидеона за развевающиеся волосы.

Молодой человек увидел его руку, но было уже поздно. Когтистой рукой индеец схватил Гидеона.

Юноша перелетел через голову, упал на каменный пол и уже не двигался.

Роксана в ужасе смотрела на потерявшего сознание кузена. Он был ее единственным защитником. Она перевела взгляд на индейца, который вновь приблизился к ней. Он медленно вытянул руку и тонкими пальцами стал гладить ее дрожащее тело. В страхе Роксана пыталась оттолкнуть его и отодвигалась до тех пор, пока не уперлась в стену пещеры.

Силы покинули ее. Она была во власти индейца.

Он схватил ее за плечи и прижал к земле. Она издала тихий стон – чувство беспомощности заполнило ее. Этот краснокожий дикарь сделает с ней то, о чем рассказывала ей Мэри.

«О Боже, я не хочу научиться этому от дикаря», – молила она про себя. Она попыталась найти силы для новой схватки.

Индеец взялся за ее юбку, пытаясь сдернуть ее с молотящих ног. Но вдруг в лагере послышались приветственные возгласы. Индеец замер и поднялся на ноги. Роксана приподнялась и попыталась хоть что-то разглядеть. В свете костра она увидела огромного коня, на котором сидел высокий человек. Она вгляделась в него и вскрикнула от удивления: «Вы!» Она стала терять сознание и дальше ничего не помнила.

Глава 3

Келеб проснулся, затем попытался заснуть снова. Силы покинули его. Глаза горели, а в горле было ощущение, будто он наглотался песку.

– Черт, где я? – прокричал он.

Он почувствовал гулявший по комнате прохладный ветерок, нащупал одеяло у ног и, наконец, понял, что на нем совсем нет одежды. Он приподнялся на локтях и осторожно открыл глаза.

Сначала он не смог ничего разглядеть из-за какой-то пелены перед глазами. Он потер кулаками веки и медленно обвел взглядом комнату. Она была слишком знакома ему. Он откинулся назад и прорычал:

– Черт, Лили опять заманила меня.

Держась одной рукой за голову, он свесил другую вниз, пытаясь нащупать штаны. Он вытянул их из кучи тряпок на полу и начал проверять карманы. В это время с другого конца комнаты донесся приторный женский голос:

– Все на месте?

Он повернулся в сторону голоса и открыл один глаз:

– Что за чудо!

Тонкая женщина с копной завитых волос темно-мышиного цвета пересекла комнату и уселась на кровати рядом с ним:

– Ну, Келеб, не будь таким вредным. Ты же знаешь, я никогда не возьму у тебя денег. Никогда. Клянусь. – Она протянула тонкие руки, чтобы обнять его.

Он грубо оттолкнул ее и взглянул в ее худое порочное лицо.

– Лили, ты оберешь и мертвеца, – резко ответил он ей.

– Зачем ты так говоришь, Келеб? – Лили приблизила к нему свое накрашенное лицо и прошептала, пытаясь его задобрить: – Давай лучше я доставлю тебе удовольствие, как прошлой ночью.

Он сузил глаза и, глядя на эту развратную особу, представил себе, какое удовольствие она может ему доставить. Он издал вздох отвращения и поднялся с кровати.

– Я не настолько пьян сегодня, Лили.

– Черт тебя побери, Келеб Коулмен, ты пожалеешь когда-нибудь об этом! – визгливо прокричала Лили.

Держа в руках свои кожаные охотничьи штаны, Келеб медленно повернулся к женщине:

– Ты угрожаешь мне, Лили?

Лили без передышки кричала и угрожала, иногда принимаясь умолять. Келеб пропустил все ее неистовства мимо ушей, скалясь и продолжая одеваться.

Увидев, что ее слова не подействовали, Лили затихла и уселась посреди кровати. Молча она наблюдала, как он зашнуровывает свои длинные мокасины и подворачивает их под коленом. Когда он поднялся, застегнул ремень, приладив к нему ножны, она тихо заговорила:

– Когда-нибудь ты полюбишь женщину, – она помолчала, потом, подумав, добавила: – И тогда я тебе покажу.

– Вряд ли, Лили.

Келеб издал смешок и водрузил на голову кожаную шляпу. Подмигнув Лили, он подобрал упряжь и ружье и хлопнул за собой дверью. Он направился к конюшне позади лачуги, состоявшей из одной-единственной комнаты. Он старался не наступать в лужи, но когда он добрался до конюшни, лосины его были мокрыми до колен. По небу низко плыли облака – дождь мог пойти в любую минуту, и, когда Келеб открыл дверь этого сарая, через горы прокатился гулкий гром. Тут перед его глазами встали могилы его родителей, и он подумал: «Боже, не дай больше дождя».

Жеребец перебирал ногами и мягко заржал, когда вошел хозяин. Он не привык так долго стоять запертым в тесном закутке. Келеб похлопал по его лоснящейся шее и постарался припомнить, что сегодня за день.

Он с трудом припоминал всю прошлую неделю. Четко помнил он только те два дня, которые он провел верхом. Это было после похорон родителей. Но все, что случилось после того, как он вернулся в свои места и вошел в хорошо знакомую ему таверну, было как в тумане.

Он припоминал, что сидел у стойки, опрокидывая один стакан рома за другим, пытаясь избавиться от чувства вины и забыть о своем горе. Но как опять возникла Лили – этого он вспомнить не мог.

– Эта шлюха подсыпала мне что-то, – сказал он, обращаясь к жеребцу.

Он обожал своего коня и продолжал тихий разговор с ним все то время, пока твердой, но нежной рукой расчесывал щеткой его лоснящуюся спину. Много раз конь спасал ему жизнь. Не было в горах ни одной индейской низкорослой лошадки, которая могла бы догнать его.

Накормив коня, Келеб оседлал его и сел верхом, невзирая на собирающийся ливень. Ослабив поводья, он что-то тихо сказал коню, и тот поскакал с бешеной скоростью.

Келеб не пытался сдержать его. Если он не ошибся и своих расчетах, он уже на два дня опоздал на встречу, назначенную в горах охотниками. Но все же он надеялся, что три его товарища дождутся его.

Сидя в седле, он думал о предстоящих месяцах. В этом году охота обещала быть неплохой. Они собирались охотиться в почти нетронутой долине Огайо. Индейцы утверждали, что на реках полным-полно бобров, а в лесах – дичи. Келеб довольно ухмыльнулся. Если дичи там и вправду много, они могли бы остаться тут на пару лет.

Некоторое время Келеб ехал по плоской долине, пересекая полноводные ручьи и вновь созданные дождем русла. Потом он подъехал к лесу, поднимавшемуся по склонам холмов. Намокшие листья нависали над тропой, приглушая цоканье копыт. Келеб обвел глазами обступивший его лес. В это беспокойное время надо быть готовым ко всему, и он держал заряженное ружье наготове.

Слава Богу, их поселениям пока не пришлось увидеть англичан, а может быть, и не придется. Лично он не верил, что эти «красные мундиры» осмелятся забраться в кентуккийскую глушь. Но ренегаты-индейцы – совсем другое дело. Эти индейцы были изгоями для каждого уважающего себя племени. Ренегаты поддерживали тех, кто предлагал им больше. Сейчас это были англичане. Этим летом он несколько раз наблюдал на расстоянии, как ренегаты охотились для них.

Что касается племен, они по-прежнему мало интересовались чужими делами, уходя все глубже и глубже, по мере того как леса вокруг них опустошались охотой.

Келеб был в хороших отношениях с индейцами и не боялся их. Он много охотился с ними, даже жил в их селениях и спал с их женщинами.

Он нагнулся и потрепал гордую шею жеребца:

– Черт, мне приходится больше бояться Лили, чем их. – Как будто в знак согласия, конь мотнул головой.

Келеб знал, что Лили злопамятна и вполне способна и убить, если ее что-то сильно заденет. Но внутренне он лишь смеялся над ее угрозами:

– За тридцать лет я никого не полюбил и уж теперь вряд ли полюблю. Напрасно.

Его мысли рассеял оглушающий раскат грома. Внезапно спустилась мгла, и с севера задул сырой ветер.

– Ну, вот мы и попались, парень! – тихо обратился он к коню.

Дождь полил как из ведра. Келеб сильнее запахнул куртку и поднял воротник. Они продолжали путь.

Примерно через час конь вдруг насторожился, вытянул шею, раздул ноздри и тихо заржал.

«Что он услышал или почувствовал? – подумал Келеб. – Индейцев или животных?» Трудно представить себе, что кто-то еще скачет под таким дождем.

Келеб стал более осторожным. Вдруг справа от него заржала лошадь. Остановившись под огромной сосной, он медленно осмотрелся и увидел поляну с большими валунами и высокой сосной.

Стерев воду с лица, он выглянул из-за дерева. У вросшего в землю камня был разведен костер, вокруг него в дымке виднелись фигуры сидящих индейцев.

Движимый любопытством, Келеб слез с коня и бесшумно подошел ближе, остановившись на расстоянии нескольких метров. Он присел за прогнившим стволом дерева и не шевелясь наблюдал. Высокий индеец «стал и подбросил в огонь дров. Келеб усмехнулся. Он знал этого индейца. Ему найдется место у этого костра.

Краснокожего звали Длинный Шаг. Неизвестно, правда, остался ли он в племени своего отца или стал ренегатом, перейдя на службу к англичанам, но для Келеба это не имело значения. Он знал, что кому бы Длинный Шаг ни служил в этот момент, он навсегда «станется другом ему, своему белокожему брату. Они охотились вместе четыре года и четыре года делили тепло общего костра.

Четыре других индейца были, однако, незнакомы Келебу, поэтому он решил немного выждать.

Вскоре в воздухе поплыл аромат жареного мяса, и рот охотника наполнился слюной. Он не помнил, когда ел в последний раз. Он стал подниматься на ноги, собираясь заявить о своем присутствии, как вдруг один из индейцев встал и отошел от костра. В одной руке у него была палка с кусками жареного мяса. В костер подбросили дров, он заполыхал с новой силой, и Келеб теперь сумел разглядеть вход в зияющую чернотой пещеру. Индеец направился внутрь, и Келеб удивленно застыл на месте.

Он медленно подался назад, соображая, что же затеяли эти красные дьяволы. Внезапно его осенила догадка. Неужели они взяли заложников?

Дождь хлестал, струями затекая ему за воротник. Келеб думал, что же ему предпринять. Если индейцы на самом деле взяли белых заложников, освободит ли их Длинный Шаг для своего товарища?

Келеб знал, что ситуация очень щекотливая, и дело может быть повернуто и в одну, и в другую сторону. Все зависит главным образом от того, кто спрятан в пещере.

Если это какой-то поселенец или охотник, провинившийся в глазах Длинного Шага, тогда он отпустит его лишь под страхом смерти.

Однако в любом случае, решил Келеб, он может приблизиться к ним лишь с оружием в руке и верхом. Он тихо направился к коню.

Усевшись верхом и освободив ружье, завернутое в промасленную тряпицу, он провел жеребца между камней и остановился в тени двух сосен.

Келеб попытался заглянуть внутрь пещеры сквозь намокшую листву. Отсвет костра слегка освещал вход.

Через минуту он отпрянул, удовлетворенный тем, что смог разглядеть. Его глаза выхватили из темноты фигуры мужчины и женщины у стены.

– Я знал, что эти черти поймали белых, – глухо прошептал он.

Затем он увидел, как индеец вносит в пещеру еду.

Заметив, что индеец проявил интерес к женщине, Келеб тоже начал рассматривать ее. Он не видел лиц пленников, но тело женщины было отлично очерчено налипшим на него промокшим платьем. Он злобно улыбнулся. Индейца трудно было винить – всякий мужчина глядел бы на столь красивое и соблазнительное тело.

Он усмехнулся: «Этот шалопай собирается сделать ее своей скво».

Келеб еще раз взглянул на индейца. Он понимал, что означает голодное выражение его лица, – он испытывал то же. Оказаться с этой красавицей, среди изгибов этой божественной плоти. Индеец может забыть об этом – Келеб Коулмен позаботится обо всем. Он опустился в седло, и в голове его замелькали мысли, как можно спасти женщину и ее товарища по несчастью. Костер горел теперь ровным огнем. Индейцы перебрасывались короткими горловыми фразами. Келеб попытался расслышать, о чем они говорят, но был разочарован, поняв, что они обсуждают сегодняшнюю охоту и то, будут ли они охотиться, когда наступит новый день.

Неожиданно разговор прервал крик женщины. Индеец незамеченным проскользнул в пещеру, и вот он уже держал ее в руках. Огонь осветил высокую и тонкую фигурку и золотистые волосы до пояса. Келеб выдохнул:

– Это она, девушка с кладбищенской дороги.

Прежде чем Келеб понял, что происходит в пещере, индеец успел расстегнуть пуговицы на ее воротнике. Одним движением он разорвал блузку до пояса. После этого события развивались так быстро, что Келеб не успевал за ними следить.

Компаньон девушки – как оказалось, совсем еще юноша – прыгнул на спину индейца и повис на ней как обезьяна. Индейцы у огня от души веселились, наблюдая за происходящим. Внезапно юноша пролетел несколько шагов по воздуху, тяжело упал и остался лежать неподвижно.

Индеец оказался сверху девушки, прижав ее к земле, а она визжала и царапалась. Тут Келеб стряхнул с себя оцепенение.

Беззащитный вид девушки заставил его впиться каблуками в бока коня и направить его к костру. Он хорошо различал лица краснокожих, которые повернулись в его сторону и с изумлением смотрели на него. Однако внимание его было сосредоточено на лице девушки. Глаза ее широко раскрылись, и на ее губах он прочитал беззвучное: «Вы!» Она потеряла сознание.

Одним движением Длинный Шаг оказался возле него. Через костер он смотрел на своего белокожего брата, но невозможно было понять выражение его черных глаз. Наконец подняв руку ладонью вперед, он проговорил:

– Коулмен! Куда ты едешь в такой дождь?

И в эту секунду Келеб понял, как он освободит девушку. Его голос стал вкрадчивым и тихим:

– Я ищу мою новую невесту и ее брата, Длинный Шаг.

Глаза индейца сузились. Вокруг костра раздался тихий недовольный гул, но их предводитель приказал всем замолчать. Затем он вновь повернулся к Келебу и уверенно произнес:

– Мы не видели твоей женщины, Келеб.

Келеб не мог решить, виляет ли индеец или он вправду думает, что его женщина – не та, что находится в пещере. Он вспомнил о Лили. Хорошо бы, Длинный Шаг не видел его с ней. Хорошо бы, чтобы никто не видел его с ней. Но все равно он стал играть в ту же игру, что и его друг.

Он говорил медленно, стараясь, чтобы его слова произвели на индейцев впечатление:

– Я говорю не о женщине в таверне. Я говорю о той, у которой волосы как золото. Я женился на ней сегодня утром, но из-за грозы мы с ней потеряли друг друга.

Он помолчал, чтобы смысл его слов дошел до индейца, потом продолжил:

– Я еще не делил с ней ложе и убью того, кто помешает мне соединиться с ней.

Длинный Шаг попытался прочитать правду в его глазах. Затем он уселся рядом с остальными и шепотом обсудил с ними дело. Среди них был молодой индеец, который несколько раз нахмурил брови и неистово потряс головой. Однако похоже было, что Длинный Шаг отвергает все его возражения. Наконец он поднялся и вернулся к Келебу.

– Возможно, твоя невеста у нас. У нее золотые волосы, – начал он говорить, но молодой индеец прервал его, потянув за штаны. С выражением неудовольствия на гордом лице Длинный Шаг нагнулся, чтобы выслушать того. Потом он выпрямился, и в его глазах уже горело веселье. Скрестив руки на бронзовой груди, он заявил: – Мы поверим, что это твоя женщина, если ты останешься с нами в лагере, и она по своему желанию ляжет с тобой.

Ошеломленный выставленными ему условиями, Келеб постарался сохранить безмятежный вид. Вовсе не уверенный в последствиях, он все же кивнул головой:

– Она ляжет со мной, – тихо сказал он.

Длинный Шаг минуту смотрел на него, затем подошел к девушке. Келеб спрыгнул на землю. Он медленно расседлал коня, снял скатку с постелью. Ему нужно было время, чтобы обдумать, как действовать дальше.

Сделает ли эта городская девчонка то, что было сейчас жизненно необходимо? Простая девушка все бы поняла и сделала бы все как надо, потому что прекрасно представляла бы себе последствия отказа. Но эта женщина? Представляет ли она себе, что будет, если она оттолкнет его?

Он видел, что индейцы подозрительно следят за его действиями. Его движения сделались быстрее.

Он ослабил поводья – жеребец не уйдет далеко. Келеб направился к пещере.

Девушка лежала на спине, подняв руку к своим золотым кудрям. В свете костра ее полная грудь казалась выточенной из слоновой кости, и он не мог оторвать от нее глаз. Инстинктивно он понял, что Она не знала мужчины. Глаза были закрыты, она все еще была в обмороке. «Что, если воспользоваться этим обстоятельством?» – спросил он сам себя. Один охотник, с которым он как-то провел целую зиму, однажды ночью, скучая по своей жене, описал Келебу свою первую брачную ночь. Теперь он припомнил, с каким выражением охотник рассказывал о том, что сначала поцеловал свою молодую невесту в губы, потом в шею, а потом в груди. Его слова о том, как он взял губами ее розовый сосок и втянул его ртом, вызвали тогда слабость в чреслах Келеба. Он никогда не делал такого с женщиной. Личная гигиена проституток и индейских скво не могла возбудить в нем такого желания. Но теперь, когда он смотрел на лицо этой девушки, лежавшей перед ним без сознания, он понимал, что с ней он делал бы то, о чем не мечтал раньше.

Вдруг он нахмурился, припомнив последние слова из рассказа охотника.

– Чтобы взять девственницу, ее нужно сначала возбудить, – сказал тот. – И все равно ей было больно, хоть она и хотела меня, и я делал все очень медленно.

Келеб забеспокоился: «Что, если я сделаю ей больно? Что, если она закричит?» Первый раз в жизни ему не хотелось причинить женщине боль.

Он присел на корточки. Девушка начала ворочаться. Он попытался закрыть ей грудь обрывками платья, и с ее губ сорвался тихий стон. Она взмахнула ресницами – на него смотрели синие глаза. Он приветливо улыбнулся ей, и она прошептала с явным облегчением:

– Слава Богу, белый человек!

Келеб опустил под ее взглядом глаза. Будет ли она думать так после? Он встал и начал медленно ходить по пещере. Внезапно он остановился, как бы пытаясь заговорить с ней, но когда она взглянула на него, смелость опять покинула его. И он вновь начал ходить.

Так он прошел мимо нее четыре или пять раз, прежде чем она спросила:

– Что-то не так? Вы тоже пленник?

Он беспомощно пожал плечами. Делать было нечего, нужно было говорить правду. Он присел на корточки рядом с ней.

– Я не пленник, – начал он. – Но, чтобы освободить нас, я должен сделать кое-что, что может вам не поправиться.

Она наморщила лоб в недоумении:

– Я не понимаю.

На грубом лице Келеба отразилось смущение. И он стал рассматривать свои руки. Он не думал, что будет так трудно. Она дотронулась до него, чтобы получить ответ, и он выпалил:

– Я сказал им, что мы женаты.

Роксана рассмеялась:

– Какая отличная мысль! Вы очень умно придумали это.

Он слабо кивнул. Так он и думал: она не понимает, что она должна сделать. Как, черт возьми, ей объяснить?

Он наклонился и отвел с ее лба локон.

– Вы девственница? – прошептал он.

В ее глазах засверкал гнев, и она гордо подняла голову:

– Конечно, – она окинула его быстрым взглядом. – Но я не понимаю, какое вам до этого дело.

Прежде чем он смог что-то сказать, его глаза стали еще серьезнее, и она начала понимать.

– Нет, я не могу, – задохнулась она.

Она продолжала качать головой, но он нагнулся к ней, шепча:

– Но вы же не хотите стать индейской скво?

В ужасе посмотрела она на него. Он предлагал ей невозможное. Она не могла представить, что незнакомец будет делать с ней это. Только муж имеет на это право. Но она посмотрела в его холодные пронзительные глаза, и внезапно в ее голове промелькнули рассказы кузины Мэри. Неожиданно она представила себе, как этот человек будет делать с ней то же самое, что Том делает с Мэри, и тепло разлилось по всему её телу.

Внутренний голос нашептывал Роксане: «Ты должна это сделать. Лучше он, чем индеец. В конце концов, ты так хотела узнать все об этом».

Она ослабела от желания, которое захватило ее, несмотря на весь страх. Но этот человек не должен понять, что она чувствует, подумала она, она спрячет от него свои чувства, и она горько усмехнулась:

– Похоже, я стану скво в любом случае.

Келеб неуверенно посмотрел на Роксану. Кажется, таким образом она выражает свое согласие. Он молча поднялся и начал раскатывать постель. Когда он закончил, она стояла рядом.

– Посмотрите, все ли в порядке с Гидеоном, – попросила она; потом, помолчав, нерешительно произнесла: – Не могли бы вы… попросить, чтобы он спал снаружи? Я не хочу, чтобы он смотрел на нас.

Ее просьба на мгновение привела Келеба в замешательство. Ему не пришло в голову, что женщина может пожелать уединения в такую минуту. Другим женщинам, которых он знал, не было до этого никакого дела. О чувствах благородных дам он знал не много.

Когда он подошел к лежащему на земле молодому человеку, он обнаружил, что тот пришел в себя и смотрит на него. Гидеон взялся за протянутую ему руку и сел.

– Я слышал, как вы говорили с Роксаной. Я понимаю, что это необходимость. – Он горько усмехнулся: – Она и представить себе не могла…

Келеб дотронулся до плеча юноши и так же усмехнулся в ответ:

– Она не горит желанием… – Его лицо стало серьезным, и он прошептал: – Я буду обращаться с ней уважительно.

– Конечно, – ответил Гидеон и вышел из пещеры.

Когда, раздевшись, Келеб лег рядом с Роксаной, он засомневался, сможет ли он сдержать слово. Как только он почувствовал тепло ее обнаженного тела и аромат ее духов, им овладела страсть. Он прижался к ней ногами, но почувствовал, что в ответ тело ее напряглось, и тогда его обычная в таких случаях уверенность покинула его. Как какой-то зеленый школьник, он тихо лежал рядом, страстно желая обнять ее. Огонь погас, и тень почти спрятала их. Индейцы сидели у умирающего костра, ожидая подтверждения совершения брака, и он больше не мог ждать. Закрыв глаза, он повернулся к ней. Ее ноги прижались к его ногам. Он ощутил бархатную нежность ее кожи и удивился, как он мог так долго ждать. Приблизив ее лицо к своему, он прошептал:

– Да будет так.

Она посмотрела в его глаза, губы ее задрожали, и она глубже забилась в одеяла. Пальцами он стал ласкать ее шею. Он почувствовал, что сердце ее скачет, как маленькая испуганная птичка, но не мог остановиться. Скользя рукой по гладкой коже, он двигался ниже. Он захватил ее губы, и ее длинные волосы упали ему на лицо.

Сначала она спокойно лежала в его объятиях. Но сила его поцелуя возбуждала в ней такую же страсть, что и в нем. Она разжала губы, встретив его жаждущий язык. Когда его рука дошла до ее груди, с губ ее слетел беззвучный вздох. На его лице блуждала мягкая улыбка. Зажав губами твердый сосок, он ласкал его языком и думал, что эта малышка девственница телом, но не душой.

Но открытия ждали и его. Он никогда не изучал все эти интимные изгибы женского тела, а сейчас впервые понял, чего ему не хватало во всех этих быстрых совокуплениях с другими женщинами.

Когда он больше не мог сдерживаться, он медленно и мягко раздвинул коленом ее ноги. Он подождал, нависнув над ней. Ее мягкие руки обхватили его шею, и он медленно попытался войти в нее. Он останавливался, когда она вскрикивала. Но, наконец, тела их слились воедино. Он начал совершать медленные ритмичные движения, наблюдая за ее лицом и отыскивая на нем признаки боли. Она закрыла глаза, но губы ее были разжаты. Он снова поцеловал их. Через мгновение ноги ее обвились вокруг него, и она приготовилась встретить его.

Его движения стали более быстрыми, где-то вдалеке он слышал одобряющие возгласы индейцев. А девушка-женщина под ним судорожно схватила его, содрогаясь от страсти.

Глава 4

Рано утром Роксана проснулась, успев удивиться сквозь сон радостному чувству, которое переполняло ее, несмотря на то, что тело ее болело. Понемногу она осознала, что голова ее лежит на твердом мускулистом плече и что её нога придавлена тяжелой мужской ногой. Она вспомнила то, что произошло ночью, вспомнила овладевшую ею страсть, и краска смущения залила ее лицо.

Стараясь не разбудить спящего Келеба, она медленно склонилась над ним и стала изучать его лицо. Его черты были грубыми, но, казалось, сон немного смягчил их. Она подумала, что таким жестким делают его лицо глаза, которые сейчас были закрыты. Она решила, что у него красивая форма носа и красивые губы. Она вспомнила, как эти губы ласкали сегодня ночью ее тело, и вздрогнула.

Роксана разозлилась. Она была вынуждена позволить этому незнакомцу заняться с нею любовью, и ей было стыдно за то, что она сама испытала от этого удовольствие. Он отнял у нее то, что она должна была сберечь для мужа. И что еще хуже, он совсем не походил на человека, которого она надеялась когда-нибудь полюбить. Но ведь этот грубиян был так нежен прошлой ночью, и эта нежность, казалось, была в новинку и для него самого. На ее губах заиграла улыбка, и она протянула руку, чтобы пригладить его спутанные волосы. Ее рука замерла на полпути, когда она вдруг подумала, что мама никогда не одобрила бы такого человека. «Надо уйти прежде, чем он проснется», – подумала она взволнованно. Она поняла, что, если он вновь обнимет ее, коснется ее губ, она готова будет повторить все, что было.

Плечом он прижал ее волосы, и ей пришлось высвобождать их. Дрожа, Роксана быстро оделась. Ей повезло, что у нее была шаль, которой она смогла прикрыть разорванный корсаж.

Она выглянула наружу. Было прекрасное утро. Казалось чудом, что дождь, наконец, прекратился.

Она осмотрелась и увидела Гидеона. Он лежал, свернувшись под одеялом, недалеко от кострища. Она не стала его будить. Ей совсем не хотелось взглянуть в его глаза, в которых, возможно, она прочитает презрение.

Роксана обошла спящий лагерь и направилась к ручью, который струился неподалеку. Она набрала ледяной воды в ладони и плеснула себе в лицо. Вздрогнув от холода и помотав головой, она поднялась на ноги, вытерла лицо подолом нижней юбки. И тут она увидела рядом с собой Келеба. Он был раздет до пояса, смуглая кожа сияла, обтягивая мускулистые плечи и руки. Он властно взглянул на нее, она вспомнила его прикосновения и задрожала.

Роксана резко отвернула лицо, чтобы скрыть смущение. Его взгляд становился все более суровым. При свете дня она показалась Келебу высокомерной дрянью, а не той нежной женщиной, которая лежала в его объятиях несколько часов тому назад. В его глазах читалась насмешка. Одним движением руки он справится с этой ее надменностью. Он обнял ее за талию и прижал к себе.

Прикосновение его бедер заставило забиться сердце, и по телу Роксаны разлилось тепло. Собрав всю свою волю, она справилась с желанием упасть в его объятия и отстранилась.

На губах мужчины замерли слова, которые он уже готовился произнести. Он злобно и надменно оттолкнул ее от себя.

– Кажется, моя голубка не желает играть нынче утром, – ухмыльнулся Келеб.

Роксана прижалась спиной к дереву и закричала:

– Я не ваша голубка, я не ваша…

Он не успел ответить: индейцы в лагере проснулись и начали громко переговариваться. Воспользовавшись замешательством Келеба, Роксана быстро удалилась. Проходя мимо индейцев, она чувствовала на себе его пронзительный взгляд.

Опустившись на смятые одеяла, девушка подумала о том, что же будет дальше. Он использовал ее, а теперь удалится, оставив ее индейцам? Скорее всего – да, особенно после того, как она отвергла его. «Мама всегда говорила, что мой язык меня когда-нибудь погубит», – вздохнула Роксана про себя.

Она посмотрела на спящего кузена. Она чувствовала перед ним смущение, но хотела, чтобы он скорее проснулся. Роксана обернулась и увидела, что незнакомец разговаривал с индейцем – это был Длинный Шаг. Она забеспокоилась. Она не понимала ни слова, так как они говорили на незнакомом ей языке.

Страх, что ее оставят, нарастал, и, не выдержав, она стала тормошить и будить Гидеона. Молодой человек вздрогнул, проснулся и сел. Сонно мигая круглыми после сна глазами, он спросил:

– Что случилось, Рокси?

– Не знаю, – зашептала она, кивнув в сторону Келеба и индейца. – Мне кажется, он что-то замышляет. Как ты думаешь, он собирается оставить нас здесь?

– Ну, нет, Рокси. Белый человек не оставит своих на произвол краснокожих.

– Хм, за этого я не ручаюсь.

Гидеон спрятал улыбку. Он был уверен, что кузина Рокси не так плохо думает о незнакомце, как пытается это показать. Она попыталась встать, но он придержал ее:

– Они направляются сюда. Давай подождем и послушаем, что они скажут.

Белый и индеец приблизились ко вновь разжигаемому костру, и Длинный Шаг поднял руку, призывая всех к молчанию.

– Золотоволосая женщина принадлежит Коулмену. Я наблюдал прошлой ночью. Она встречала его как хозяина. Сегодня он увезет ее.

От слов индейца Роксана почувствовала облегчение – ее не оставят здесь, – но одновременно она разозлилась. Покраснев, она кинула взгляд в сторону Келеба. В его глазах она увидела насмешку. Она уже открыла рот, чтобы возразить индейцу, но на ее плечо легла рука Гидеона.

– Ты хочешь остаться у этих дикарей? – прошептал он.

Роксана впилась ногтями в свои ладони и прикусила язык. Она стала перебирать в голове способы, при помощи которых ей удалось бы стереть насмешку из этих глаз, которые и сейчас продолжали раздевать ее.

Роксана и Гидеон трусили на лошадях позади Келеба. Он использовал все свое красноречие, чтобы заставить индейцев вернуть им лошадей. Лошади были отличным живым товаром, и индейцы не хотели отдавать их. Но, в конце концов, Длинный Шаг решил дело в пользу своего белого друга и скрепя сердце вернул лошадей.

Несколько часов они ехали молча по лесу, который тоже встречал их тишиной. Роксана устало думала о том, сколько им еще предстоит проехать. Неровная дорога утомила ее, и в боку кололо. Еще хуже было то, что она слышала журчание реки, бежавшей за голыми деревьями, и ее мучила ужасная жажда, к которой прибавился и голод.

Около полудня они подъехали к горе, которая казалась выше всех гор, встречавшихся на их пути. Когда Келеб натянул вожжи и остановился, подав им знак сделать то же самое, она спрыгнула на землю, испытав к нему чувство благодарности.

– Мы поднимемся туда пешком, – сообщил он им, – иначе вконец измучим лошадей.

Роксана заговорила с Гидеоном так, чтобы незнакомец смог услышать ее слова:

– Я рада, что он хотя бы жалеет животных. А мы то, смертные, никогда не устаем.

Келеб засмеялся и насмешливо отозвался:

– Мне очень жаль, Роксана, что вы устали. Может быть, мы с вами приляжем отдохнуть, пока Гидеон займется лошадьми.

Гидеон спрятал улыбку, а Роксана, ошеломленная словами охотника, быстро ответила:

– Я нисколько не устала.

– Вы уверены? – настаивал Келеб, а его голос и взгляд заставляли ее все больше и больше краснеть.

– Да, я уверена, – отрезала она. – Будем мы подниматься на гору или нет?

Келеб подмигнул Гидеону и уверенным шагом двинулся по тропе вверх. Роксана семенила позади.

Ее походка отнюдь не была такой же уверенной, как у мужчин. К тому же, движения ее сковывала пришпиленная булавкой нижняя юбка, из-за которой она спотыкалась на каждом шагу.

Оценив ее мучения, Келеб усмехнулся:

– Да! В дамском платье на тропе делать нечего. – Он повернулся и подмигнул ей. – Мы подберем вам пару штанов.

– Это вовсе не обязательно. Скоро мы будем дома.

Он не ответил на это ее замечание и отвернулся с выражением, которое говорило: «Какая самоуверенность!»

На вершине горы Роксана бросилась на землю. У нее не осталось сил – она должна была отдохнуть, хоть бы незнакомец и оставил ее здесь. Гидеон присел рядом.

Келеб же прошел еще несколько шагов и неожиданно крикнул:

– Эй!

Немного погодя они услышали ответный крик и скоро с любопытством наблюдали, как из лесу вышли три человека, одетые так же, как Келеб. Все держали в руках ружья.

– Это местные охотники, – прошептал Гидеон.

Охотники приветственно подняли руки. По мере того как они приближались к площадке, на которой стоял Келеб, Роксана подозрительно изучала их грубые лица. Они улыбались, и один из них обратился к Келебу:

– Как твои мать и отец, Келеб? Неужели болезнь поразила их?

– Она забрала их, Эйб. Я схоронил их девять дней назад, – отозвался Келеб с печалью в голосе.

Так вот почему он был там, поняла Роксана, а мужчины заговорили все сразу, выражая свое сочувствие.

Потом наступило неловкое молчание. Как будто почувствовав на себе ее взгляд, Келеб посмотрел на Роксану и произнес, обращаясь к мужчинам:

– Идите, я хочу познакомить вас кое с кем.

Они стали приближаться. Одеты они были так же, как Келеб, однако если его мускулистое тело одежда облегала, то на их худых телах висела. Кожа, из которой была сшита одежда Келеба, была чище, мягче и ровнее, чем на одежде охотников.

– Что за рвань! Прекрасная для него компания, – прошептала она Гидеону.

Когда группа была уже близко, Роксана опустила глаза и начала нервно пересыпать камешки, на которых сидела. Она услышала, как четыре пары ног приблизились к ней. Келеб приказал ей встать и поздороваться с его друзьями.

Роксана взглянула на него, готовая пустить в ход свой острый язык. Однако выражение его глаз заставило ее вести себя осторожнее. Она встала рядом с ним с безразличным и нетерпеливым видом.

Келеб фамильярно положил руку ей на плечо. Она попыталась скинуть ее, но он в ответ усилил хватку и прижал ее к себе.

– Ребята, я хочу познакомить вас со своей новой женщиной, – промурлыкал он. – Она ведь ничего?

Роксана молча страдала под их жадными взглядами, которые будто как пальцы ощупывали ее тело, и паника и страх снова овладели ею.

Вдруг, без всякого предупреждения, один из них протянул к ней свою руку и жадно положил ее на прикрытую шалью ее грудь. Ошеломленная, Роксана бессильно прижалась к Келебу, хотя не переставала спрашивать себя, не собирается ли он отдать ее этим отвратительным охотникам, которых он называет своими друзьями.

Но когда она взглянула на него, то увидела, что лицо его потемнело от гнева, и в его глазах появился лед. Внезапно он загородил ее своей спиной и молниеносно ударил охотника кулаком так, что тот упал.

С удивлением на лице охотник приподнялся на локте и спросил:

– Черт возьми, Келеб, что с тобой? Ты же знаешь, мы всегда делим наших женщин.

– Эту я не буду делить ни с кем, и я застрелю того, кто этого не запомнит, – ответил Келеб с холодной угрозой в голосе.

Все еще дрожа, Роксана с облегчением подошла к Гидеону. Молодой кузен в задумчивости обнял ее. Сначала ему понравился странный охотник – то, что он сделал с Роксаной, было необходимостью. Но теперь получалось, что он собирается оставить ее при себе, и это меняло дело. Гидеон решил, что настает его время действовать.

Келеб помог подняться лежащему товарищу и спросил:

– Без обид, Джек?

Одно мгновение Джек угрюмо смотрел на него, потом улыбнулся, обнажив беззубый рот, и потряс протянутую ему руку:

– Черт возьми, если она такая для тебя особенная, оставь ее себе. Для меня она слишком чудная.

Келеб мягко усмехнулся:

– Мне подходит. – Схватив Роксану за руку, он потянул ее за собой. – Пойдем, поедим что-нибудь.

Спотыкаясь, Роксана двинулась за ним, с трудом осмысливая то, что услышала. Она обдумывала разговор Келеба с охотником. Было очевидно, что этот дикарь собирался оставить ее у себя. Ошеломленная этим, она заплакала. Неужели она никогда больше не увидит родителей? Неужели этот грубиян будет держать ее при себе до конца ее дней?

Они остановились перед полуразвалившейся хижиной, и Келеб произнес:

– Добро пожаловать в гнездышко.

Он распахнул дверь и втолкнул ее в комнату, наполненную запахом застарелого пота и немытых тел. Брезгливая Роксана зажала нос и закашлялась. Келеб поймал ее взгляд и впервые осознал, в каком свинарнике живет. Он смутился и злобно выругался:

– Эти чертовы неряхи никогда толком не уберутся.

Комната освещалась лишь слабым огнем, горевшим в очаге. В комнате было окно, но его для тепла заколотили досками.

Келеб вошел за Роксаной, взял с каминной полки свечу и зажег ее от лучины. Когда он поставил свечу на стол, Роксана смогла оглядеться. В теплом мерцании свечи она увидела четырех женщин. Они уселись, как птицы, на узкую скамью, стоявшую вдоль стены. Три из них были белые, неопределенного возраста, а четвертая была молодая индейская девушка. Ей было лет четырнадцать, и она казалась бы хорошенькой, если бы не хмурое выражение ее лица.

Роксана никогда не встречала подобных существ. Худые, изможденные тела женщин терялись в коротких, оборванных и грязных домотканых платьях-рубашках, которые были на них. Женщины с любопытством разглядывали ее, и она отвернулась.

Краем глаза Роксана наблюдала за молоденькой скво, которая подскочила к Келебу. С заискивающей улыбкой она робко положила руку на плечо Келеба и прошептала:

– Добро пожаловать домой, Келеб. Белая Звезда скучала по тебе.

Роксана почувствовала, как напрягся Келеб, и услышала его сердитый вздох. Не обращая внимания на девушку, он приказал подать еду и питье. Он опустился на скамью во главе стола и усадил рядом с собой Роксану. В ожидании еды он обнял Роксану за плечи и пальцами гладил ее глею. Легкие прикосновения заставили ее вздрогнуть, и, в смущении отвернувшись, она посмотрела на стол. Самый лютый голод не заставил бы ее есть с него. Кто-то небрежной рукой протер его, но там и сям виднелись пятна, оставшиеся от налипшей пищи и жира. Ее передернуло от мысли, какие же тарелки им подадут!

Когда одна из женщин грязными руками с черными ногтями бросила кусок полусырого мяса рядом со стопкой тарелок, Роксана почувствовала дурноту.

Женщина отрезала от мяса толстый ломоть, бросила его в жестяную миску, которую поставила перед Роксаной. Роксана опустила глаза на этот кровоточащий кусок и затрясла головой.

С издевкой в голосе Джек спросил:

– Еда недостаточно хороша для тебя, принцесса? Может быть, прикажете жареную индейку или чего-нибудь еще?

Злобный смешок Эйба прозвучал громче других голосов, и Роксана уловила на себе насмешливый взгляд индейской девушки.

На ее удивление, Келеб принял ее сторону. Оттолкнув миску от себя, он сказал:

– Это нельзя есть.

Гидеон, которому удалось проглотить несколько кусочков, взглянул на кузину и понял, насколько она голодна. Бедняжка Рокси, какой же отвратительной должна была показаться ей еда.

Тут он вспомнил, что в кармане его куртки оставался несъеденный кусок пирога, который Мара упаковала им в дорогу. Он был помят и сильно раскрошился, но Роксана радостно развернула чистую бумагу и жадно его съела. Она почувствовала знакомый вкус домашней выпечки, и ком подступил к ее горлу. Она закашлялась. Гидеон подал ей ковшик воды. Все заметили уважительное отношение Келеба к девушке, и в комнате воцарилось напряженное молчание. Эйб бросил быстрый взгляд на Келеба, гадая, что тот будет делать с такой избалованной девчонкой. «Черт возьми, – подумал он, – если мужчина возьмет ее дважды за ночь, он убьет ее».

Под скрип стульев компания прикончила пищу, и мужчины отправились к костру выкурить по трубке и поговорить о предстоящей охоте, а Роксана осталась за столом, в задумчивости кроша хлебную корку. Что будет делать дальше охотник? Поедет на эту охоту, о которой они говорят? Если да, заставит ли он ее ехать с ним?

Но как только она пришла к заключению, что даже самый дикий охотник не может заставить женщину ехать с ним против ее воли, на ее плечо легла рука Келеба. Она посмотрела в глаза, которые выдавали его намерение. Она затрясла головой, однако он грубо сказал: «Да!» – и рывком поставил ее на ноги. Но в это время мимо просвистел широкий охотничий нож. Он вонзился в дерево всего в нескольких сантиметрах от руки Роксаны. Как загипнотизированная, она наблюдала за качающимся лезвием.

В комнате раздались звуки борьбы. Затем Роксана услышала крик боли и увидела распростертую на полу Белую Звезду. Над ней со злым лицом стоял Келеб.

– Ты, краснокожая дрянь, – задыхаясь, произнес он. – Если ты еще раз проделаешь такую штуку, то тебе конец.

Он отвернулся от нее. Белая Звезда подтянулась и села на смятую постель. Ее губы горестно усмехались, а в глазах можно было прочитать ненависть к девушке, занявшей ее место.

Холодок пробежал по спине Роксаны – у нее было предчувствие, что девушка не угомонится.

Вновь Келеб взял ее за локоть и поставил на ноги. Она вытянула руку, и они стояли, воинственно смотря друг на друга. Глядя своими горящими глазами в его холодные глаза, Роксана закричала:

– Нет! Нам уже не надо ничего доказывать кучке индейцев.

Все находящиеся в комнате притихли и наблюдали за ними. Все хотели посмотреть, как Келеб справится со своей новой женщиной. Мужчины отчасти завидовали своему предводителю и поэтому надеялись, что победит она. А женщины в злобе желали, чтобы он разбил в кровь ее красивое лицо.

Только Гидеон действительно сочувствовал Роксане. Теперь это будет настоящее изнасилование. Он стоял у очага, понимая, что он бессилен помочь ей. Он мог только ждать, чтобы утешить ее потом.

Келеб быстро схватил ее запястье. Низким голосом, выдававшим его желание, он тихо проговорил:

– Я хочу отдохнуть, а ты составишь мне компанию.

Она оглянулась на него и презрительно ответила:

– Ты не джентльмен. Я ненавижу и презираю тебя.

Она почувствовала, как задрожали его пальцы, и инстинктивно съежилась, увидев в его глазах черную злобу. Она слишком далеко зашла, отвергая его на глазах всех этих людей. Его гордость была задета, и теперь ничто не могло ее спасти.

Последовало тяжелое молчание, затем Келеб без слов протащил ее через комнату. Плечом он открыл дверь другой комнаты, в которую она влетела, спасаясь от него. Ногой он закрыл за собой дверь. Роксана споткнулась, но схватилась за стул и не упала. Она не успела перевести дыхание, как он уже был рядом. Он поднял ее на ноги и обнял, прижав к себе.

– Ты не можешь ненавидеть меня, Рокси, – мягко прошептал он, и его ищущие губы спускались все ниже.

Уже знакомый ей огонь зажегся внутри нее, и помимо ее воли ее губы открылись навстречу его губам. Она не протестовала, когда его руки сняли с нее шаль и спустили разорванную блузку с ее плеч. Он взял ее на руки и отнес на узкую кровать, стоявшую в углу. Солнце било в маленькое окошко над кроватью, и одно мгновение он наслаждался красотой ее лица и грудей. Медленно он освободил ее от остальной одежды, жадно пожирая глазами каждую открывавшуюся ему часть тела.

Он бросился на колени перед кроватью и склонился, чтобы поцеловать ее грудь. Когда он почувствовал, что розовый сосок затвердел под его губами, он взглянул на ее лицо и прочитал в ее глазах желание. Он хитро улыбнулся, решив про себя: «Не сейчас, голубка моя. Не прежде, чем ты попросишь меня».

Его губы перебрались на другую грудь, он ласкал ее языком. Теперь ее тело дрожало, но она по-прежнему молчала. Он испугался, что сам попадется в свою ловушку, – он сам уже горел. Он не сможет долго сдерживать себя.

Его горячие губы спустились вниз к плоскому животу, добрались до внутренней поверхности бедер. Она извивалась всем телом и вцепилась руками в его волосы.

– Ах, Келеб, Келеб, – почти всхлипнула она.

Он приподнял голову и посмотрел в ее полузакрытые глаза:

– Ты ненавидишь меня, Рокси?

– Нет, любовь моя, нет.

– Ты хочешь, чтобы я любил тебя?

– Да, да!

Она сдалась. Она полностью принадлежала ему.

Когда он в последний раз отпустил ее, в комнате было совсем темно. Тихо отдыхая, Роксана вспоминала рассказы Мэри и лениво улыбалась. Все они не имели ничего общего с тем, что испытала она. Она начинала дрожать, вспоминая то, что делал с ней Келеб в уединении своей комнаты, вдали от любопытных глаз.

В дверь постучали. Гнусавый голос сообщил им, что ужин готов. Келеб поднялся и стал наощупь искать одежду. При помощи кремня он зажег свечу. Держа ее на весу, он провел рукой по ее телу. От смущения Роксана покраснела, но она так устала, что не могла пошевелиться, чтобы прикрыть свою наготу. Он усмехнулся:

– Я так и думал, что ты устанешь. Помочь тебе одеться?

Она кивнула и села на постели. Подняв с пола одежду, он начал ее одевать. Это продолжалось долго, поскольку прерывалось поцелуями, которыми Келеб покрывал ее тело. Но, наконец, и шаль была наброшена на плечи. Келеб обернулся, чтобы взять со стола щетку. Он аккуратно расчесал ее спутанные волосы. Они засверкали, легли вокруг ее лица и спустились локонами ей на плечи. Под ее глазами были темные круги – причиной их была страсть, которую он вызывал в ней. Мягким поцелуем он коснулся ее век и вывел из комнаты.

Их встретили понимающие взгляды и подмигивания. Роксана опустила глаза. Келеб, к своему удивлению, разозлился и сурово прикрикнул:

– Займитесь-ка лучше едой!

Теперь действительно проголодавшись, Роксана надеялась, что на этот раз еда будет лучше. Однако на стол подали тот же разогретый кусок мяса.

Келеб посмотрел на него, потом встал, отошел в угол комнаты и достал откуда-то кусок ветчины. Вынув из ножен нож, он отрезал несколько толстых ломтей, насадил их на вертел и слегка зажарил над горячими углями. Сняв ветчину с вертела, он поставил тарелку перед Роксаной.

– Попробуй, – сказал он и добавил: – Оно, по крайней мере, чистое.

Роксана взглянула на Келеба с благодарностью и с аппетитом принялась за еду. Келеб с удовольствием следил за ней из-под полуопущенных век и улыбался.

Когда мужчины ушли к огню, чтобы выкурить по трубочке, Гидеон подошел поближе к кузине.

– Рокси, мы должны уходить. Я знаю эти места и найду дорогу домой. Когда все заснут, мы ускользнем, – незаметно прошептал он ей. Она коротко кивнула, и Гидеон присоединился к курящим мужчинам.

Роксана нервно постукивала пальцами. Два чувства боролись в ней. Она ликовала при мысли о свободе, но сердце ее не хотело прощаться с охотником. За несколько часов между ними возникла сильная близость, и она боялась, что не сможет уйти.

Но, в конце концов, благоразумие вернулось к ней. Этот мужчина не для нее, решила она. Она не сможет разделить с ним его дикий, беспорядочный образ жизни. Она обводила взглядом комнату и видела убогость мебели и грязь. Никогда, никогда она не будет здесь жить!

Но не прошло и часа, как она стала терять свою уверенность. Келеб посылал ей взгляды, которые заставляли ее трепетать в предвкушении близости. Неожиданно Роксана уловила завистливый блеск в глазах молодой скво и почувствовала презрение к самой себе. В глазах охотника она была не лучше этой индейской девушки. Он так же использовал ее, и она почти заменила скво. Когда-нибудь он устанет и от нее и найдет ей замену. «И что тогда?» – спросила она себя. Тогда она достанется его ужасным друзьям? Ей стало плохо от этой мысли, и она поняла, что должна любой ценой убежать от него.

Часы на камине пробили восемь. Келеб поднялся и потянулся. Роксана нервно наблюдала, как Келеб направляется к ней. Он кивнул головой в сторону своей двери. Она оглянулась на Гидеона, и тот глазами подбодрил ее.

Едва закрыв дверь, он схватил ее в объятия.

– Пожалуйста, не надо, – прошептала она, уворачиваясь от его ищущих губ. – Я так устала.

Он отодвинулся, посмотрел в ее бледное, осунувшееся лицо и почувствовал жалость к ней. Он вспомнил, как обошелся с ее нежным телом, и напомнил себе, что она – девушка из благородной семьи. Конечно же, эта малышка устала. Он уступил ее желанию.

– Тогда мы хорошо выспимся сегодня ночью. Я подожду.

Роксана легла головой на его плечо. Она слышала, как громко бьется его сердце. Через некоторое время его ровное дыхание подсказало ей, что он уснул. Она вытянула из-под него свое платье и стала ждать сигнала от Гидеона.

Через щель в стене она смотрела на полную луну. Хорошо, что будет виден путь. «Если только мы сможем уйти», – волнуясь, подумала она. Где же Гидеон? Неужели заснул?

Уже начало светать и свет звезд померк, когда снаружи она услышала его сигнал. Очень медленно и почти не дыша, Роксана выбралась из постели. Тихо надев туфли и завязав на плечах шаль, она взглянула в лицо Келеба. Она коснулась взглядом его губ и почувствовала свою слабость. Сколько раз, подумала Роксана, она будет жалеть, что оставила его. Он повернулся, пробормотал ее имя, и она похолодела. Но он не проснулся. Тихо она подошла к двери и осторожно открыла ее.

Большую комнату наполнял громкий храп охотников, за которым нельзя было бы услышать и пушек. Вдруг в углу комнаты Роксана заметила Белую Звезду, которая не спала и с довольным видом наблюдала, как она уходит.

Неуверенно она вышла на шаткое крыльцо. Из тени выступил Гидеон и подошел к ступенькам. Взявшись за руки, они побежали под прикрытие леса. Роксана тихо и радостно вскрикнула – в соснах стояла ее оседланная кобылка, нетерпеливо переступая ногами. Конь Гидеона, тоже оседланный, находился рядом.

– Гидеон, – сказала она, – ты ловкий парень.

Он усмехнулся в ответ:

– Я не собирался идти пешком.

Они отвели лошадей подальше от лачуги и только потом сели верхом. Они скакали через лес, и ветки били по их лицам и телам. Роксана чувствовала облегчение, но и сожаление тоже. Доведется ли ей когда-нибудь испытать такую же сокрушающую страсть, которую подарил ей Келеб?

Было уже совсем светло, когда они подъехали к застолбленным участкам леса. Гидеон оглянулся на нее, и губы его расплылись в широкой улыбке:

– Скоро мы будем дома, Рокси.

Глава 5

Келеба разбудил запах сваренного кофе. Солнце ярко светило сквозь окно, и он лениво потянулся под его лучами. Он протянул руку к девушке, но пальцы его нащупали лишь смятую постель. Он резко сел, быстро оглядел комнату, и его лицо вытянулось.

– Убежала! – вскрикнул он.

Он попытался зацепиться за надежду: может быть, она завтракает?

Нетерпеливо крякнув, Келеб спустил ноги на пол и быстро натянул одежду. Он распахнул дверь, и его встретили удивленные взгляды. Он дико оглядел комнату. За столом были лишь охотники и их женщины. От крика Келеба задрожал весь дом:

– Вы, тупые ублюдки, вы дали ей уйти!

Все лишь таращили глаза, опешив от его бешеного крика. Потом все кинулись туда, где спал Гидеон, и, вернувшись, лишь недоуменно посмотрели на Келеба. Они могли бы сказать ему, что это он позволил девчонке выскользнуть из своей постели, но чувство осторожности подсказало им, что этого делать не следует. Они напряженно уставились в пол.

Женщины сбились в кучку в углу, ожидая грозы, которая должна была разразиться. Белая Звезда наблюдала за Келебом. Ее темные глаза разглядели за его гневом боль, которая огнем сжигала его. Она почувствовала такую зависть, что содрогнулась.

«Когда-нибудь, – пообещала она самой себе. – Когда-нибудь».

К ее удивлению, Келеб больше не сказал ничего. Его разочарование было столь велико, что словами он не мог передать того, что чувствует. Он с отвращением взглянул на всех и вышел из комнаты.

Он прислонился к бревнам и стал раздумывать, должен ли он гнаться за ней. Выследить их было бы не так уж сложно. Длинный Шаг научил его искусству читать следы и идти по ним. Вряд ли мальчишка сможет запутать его.

Как загнанный зверь, он шагами мерил крыльцо. Почему она выскользнула и ушла от него под покровом ночи? Он мог поручиться жизнью, что она любит его. Только та женщина, которая любит, будет так отвечать на ласки.

– Почему я должен удерживать женщину, которая не хочет остаться? – тихо спросил он самого себя. – Черт возьми, я могу каждый вечер ложиться с новой женщиной.

Однако внутренний голос прошептал ему: «Но не с такими, как эта».

От отчаяния Келеб ударил по двери, едва не задев выходящего из дома Эйба. Эйб сделал вокруг него большой круг и присел на скамью у стены.

– Келеб, я знаю, что это не мое дело, и ты можешь заставить меня молчать, но опасно держать эту девушку у себя против ее воли. Ты же понимаешь, что это не обычная женщина. Это молодая девушка с хорошим воспитанием. У нас могут быть неприятности… Нас могут даже убить из-за нее. – Он помолчал, потом прибавил: – Ты даже не знаешь, кто она.

Пока Эйб говорил, Келеб стоял не двигаясь, а потом сел рядом с ним. Конечно, его друг говорил правильно. Он все понимал с самого начала. Но девушка привыкла к нему, и он надеялся, что когда-нибудь она его полюбит и захочет остаться с ним. Он спрашивал себя, как теперь он будет жить без нее.

– Да, Эйб, ты прав. Я поеду за ними и прослежу, чтобы они спокойно добрались домой. А то они опять попадут в историю.

– Ты правильно решил, Келеб, – поддержал его Эйб, похлопав по спине. – Проводи свою даму домой, а потом возвращайся и займись Белой Звездой. Она была так расстроена прошлой ночью.

Келеб собрался уже уходить, но развернулся и резко сказал:

– Пусть эта краснокожая дрянь убирается прежде, чем я вернусь. Я не буду спать с убийцей.

Через несколько минут жеребец был оседлан и выведен из стойла на задний двор. Келеб вел коня и рассматривал следы на земле. На опушке он отыскал их еще свежие следы. Келеб вспрыгнул в седло и пустил коня легким галопом.

Его злость совершенно испарилась, и он предался воспоминаниям о двух последних ночах и о том дне, которые они провели вместе. Он никогда не думал, что мужчина может испытывать чувства, какие испытывал он к этой женщине. Келеб уже был почти готов сказать ей, что любит ее, – а может, и сказал в пылу своей страсти. Но кто знал и кто помнил, что было сказано между ними? Когда рассудок возвращался к ним, взгляд ее становился холодным и надменным, и нежные слова застревали у него в горле.

– Поэтому я так хочу ее, – решил он.

Но Келеб вспоминал ее тело, нежный запах, исходивший от ее одежд, и понимал, что его чувства – нечто большее, чем охотничий азарт. Чувства были сильными и глубокими. Он почти ежеминутно желал ее, но при этом ему хотелось заботиться о ней, защищать ее. В настоящую минуту он боялся, что она вновь столкнется с индейцами.

Страх перед тем, что может произойти и как они могут обойтись с ней, заставил его погнать коня.

Солнце стояло прямо над головой, когда Келеб услышал беглецов. Они остановились у ручья. Роксана стояла на коленях, черпая ладонями воду. Гидеон оставался верхом и следил за лесом.

Келеб неожиданно почувствовал благодарность к этому мальчику.

– Он смотрит за ней, как может, – сообщил он коню. – Я не должен на него злиться. Это правильно, что он хочет увести ее подальше от таких, как я.

Келеб прятался за кедрами до тех пор, пока Роксана вновь не села верхом, и пара исчезла в чаще леса.

Солнце склонилось к западу, когда Келеб услышал вдалеке лай собак. Он подумал, что поблизости есть жилье. Внезапно он выехал на широкую просеку. Она спускалась с горы, затем недолго шла по ровной местности. А затем вновь поднималась в гору. Он улыбался, глядя, как всадники по пастбищу подъезжают к усадьбе.

Он слез с коня и наблюдал, как они спешиваются перед хижиной на краю делянки. Гидеон издал приветственный крик и помог Роксане спуститься с лошади.

Смеясь, они пошли к дому, и только тогда Келеб обратил внимание на высокого широкоплечего человека, стоявшего в дверях. Мужчина спустился по ступеням и заключил Роксану в объятия. Келеб почувствовал к нему зависть. Он повел плечами – совершенно естественно, что она принадлежит какому-нибудь мужчине.

Но тут же он понял, что этот человек не может быть ее мужем. «Когда я лег с ней, она была девственницей. Я был ее первым мужчиной. Я видел кровь». Он горько засмеялся.

Через мгновение его оптимизм иссяк. Скорее всего, она собиралась замуж за этого человека.

– Что проку торчать здесь, – пробормотал он, сел верхом и направил коня в лес. Он медленно ехал, склонив голову и думая о том, что скоро он вернется в свою хибару, опустевшую без этой девушки.

Тревожный вскрик птицы заставил Келеба поднять голову. Он внимательно оглядел голые деревья и кусты. Длинный Шаг научил его подражать голосам птиц так, что даже индейцы попадались на его удочку. И сейчас кричала не птица.

Если бы он не был так занят мыслями о Роксане, то заметил бы, что за ним следят три индейца. Они ехали за ним с самого полудня. Их лица были худы и ожесточены, кожаная одежда грязна и истерта, и в них легко можно было угадать перебежчиков-ренегатов.

Проехав около пяти ярдов, слева от себя Келеб услышал еще один птичий голос. Когда справа от него засвистела третья птица, он начал искать прикрытие. Вдруг мимо его головы пролетела пуля, попав в лежавший на его пути камень. Он вовремя пригнулся к седлу. Прямо на него неслась лошадь. На ней, подняв томагавк и пригнувшись, скакал индеец с багровым лицом. Келеб прижал к плечу ружье. Краем глаза заметил дуло в кустах справа от себя. Он нажал крючок, индеец осел, издал леденящий душу крик и упал замертво.

Прежде чем индеец оказался на земле, Келеб уже направил жеребца в чащу леса, соскочив с седла.

Добежав до большой березы, он вгляделся в ту сторону, откуда стреляли. Был закат, и в зарослях кедра и сосны быстро становилось темно. С верхушки ближнего кедра до него донеслось клокотанье диких индеек, устраивавшихся на ночлег. «Какого черта я должен прятаться здесь среди диких кур?» – подумал он.

Во рту у него пересохло, ладони вспотели. Он подумал, что где-то в кустах или за деревом прячутся еще два индейца, и представил себе их торжествующие лица.

– Вы не поймали меня, – проговорил он злобно. – А сунетесь еще раз, я уж справлюсь.

Он наклонился вперед. Келеб явно слышал цоканье неподкованных копыт, но не мог понять, сколько лошадей – одна или две; трудно было определить это точно – они двигались по засыпанной хвоей земле.

Он просидел неподвижно еще полчаса, прислушиваясь к хрусту веток и шуршанию листьев. Ничего не происходило. Было удивительно тихо.

Ярко светила ранняя, полная луна. Келеб почувствовал голод: он не ел весь день. И чем дольше мучил его голод, тем больше убеждал он себя в том, что глупо прятаться дальше. «Скорее всего, эти чертовы индейцы уже ушли на много миль отсюда, – подумал он. – Сидят себе вокруг теплого костра, едят корову, украденную у какого-нибудь фермера».

Келеб решил уходить, но подождал еще немного. Он медленно оглядел лес. Никакого движения. Время от времени тишину нарушало глухое уханье совы. Он потянулся, чтобы размять мышцы, потом удовлетворенно кивнул. Краснокожих рядом не было. «Черт, а если все-таки они здесь? Тогда они видят меня не лучше, чем я их».

Сжавшись, он выбрался из укрытия и побежал к коню. Он пробежал уже полпути, когда услышал щелчок и почувствовал пулю. Подняв руки и задержавшись на мгновение, он рухнул лицом вниз. Чувствуя резкую боль в груди, он слышал приближавшийся хруст и звук шагов в мягких мокасинах. Поняв, что индеец присел рядом с ним, он придал своему лицу неподвижность. Индеец довольно хмыкнул и поднялся. Келеб слышал, как удалялись его шаги.

Им овладело оцепенение. Он мог чувствовать только обжигающую боль от раны, из которой струилась его красная кровь. Дрожащей рукой он зажал рану. «Я должен выбраться отсюда, – стучало в его голове. – Я должен вернуться к своим».

Он представил себе целый день в пути и застонал. Повернув голову, он в свете полной луны увидел своего коня в нескольких ярдах от себя. Келеб постарался привстать на локте и тихо сказал:

– Иди сюда, мой мальчик. Дай-ка мне руку.

Жеребец потряс головой – он нервничал, чувствуя запах крови. Но когда Келеб позвал его снова, он тихо заржал, и легким шагом подошел к лежащему на земле хозяину. Одной рукой взявшись за поводья, а другой по-прежнему сжимая рану, Келеб подтянул свое тело вверх. Голова кружилась, и он оперся на лощеный загривок. Наконец схватившись за седло, он смог забраться на спину коня.

Он повернул коня к дому. Он ощущал, как с каждым шагом из него вытекает кровь. Лес расплывался у него перед глазами. Не в состоянии больше держаться прямо, Келеб почти упал на шею жеребца. В голове зазвучал тревожный голос: «Держись, держись».

Когда он свернул на боковую тропу, он понял, что все потеряно. Он услышал громкий топот копыт за спиной.

Глава 6

Роксана подошла к окошку и раздвинула тяжелые шторы. За окном холодный ветер шевелил опавшие листья, неся их понизу в пустой сад, где они ровно ложились у забора. Скоро здесь выпадет снег, подумала она.

Неужели она пробудет здесь до зимы?

– Боже, надеюсь, что нет, – тихо прошептала она.

Она была здесь уже неделю, и с каждым днем ей становилось все тяжелее. Куда ни кинь взгляд, везде его встречала нетронутая природа. Звенящая тишина раздражала ее. Она так хотела бы услышать скрип экипажей, несущихся по мощеным улицам, хотела бы увидеть в окно другие дома. Слезы наполняли ее глаза, и она сердито смахивала их. Ей должно быть стыдно. Дядя Малкольм и Гидеон так стараются для нее! Они хотят, чтобы она чувствовала себя хорошо у них в гостях. Она должна быть рада возможности лучше узнать своего дядю и кузена.

Роксана улыбнулась. Дядя Малкольм кажется таким суровым. Но ее он не проведет – в его глазах то и дело мелькал озорной огонек, который выдавал его истинную натуру.

Очень немногие, только самые любимые люди представляли себе, насколько мягким человеком был Малкольм. Он вырос в Англии. В возрасте девятнадцати лет он, со своими братьями Гевином и Томом, отправился в Америку, спрятавшись на корабле. Через некоторое время после отплытия команда обнаружила беглецов, но позволила им отработать свой билет. После долгого путешествия братья оказались в Бостоне; из имущества у них была только одежда и немного денег.

Однако уже вечером того же дня им здорово повезло. Немного приврав, Малкольм с Гевином получили работу на самой большой бостонской пивоварне. Они сняли комнаты на верхнем этаже одной из таверн. Юный Том занимался домашним хозяйством.

Через год Малкольм познакомился с хрупкой и красивой дочерью хозяина. Молодые люди полюбили друг друга, и еще через год, поддавшись мольбам дочери, ее отец позволил им пожениться.

Желая доказать тестю, что тот не ошибся с выбором для своей дочери, Малкольм тяжелым трудом добился более солидного места в пивоварне. Он не забывал о Гевине, и его брат рос вместе с ним. Через некоторое время они взяли в дело и Тома.

Через несколько лет тесть умер, оставив все свое состояние единственной дочери. Благодаря Малкольму дело оставалось прибыльным те долгие годы, что он им управлял. У пары родились сын и дочь.

Жизнь его была безмятежна и прекрасна – до тех пор, пока в городе не началась эпидемия гриппа. В течение одной недели он потерял и жену, и обоих детей. Рухнул весь его мир, и он часами колесил по ночным улицам города, оттягивая тот момент, когда ему надо было возвращаться в огромный пустой дом.

Наконец он не смог больше выносить одиночества и бесполезности своего существования. Однажды вечером за ужином он сообщил Гевину и Тому о плане, который уже давно вынашивал.

Он начал с того, что напомнил своим братьям о том, что он еще молодой человек.

– Я здоров и полон сил. У меня впереди долгие годы, и я знаю, что воспоминания о моей Бэт не дадут жить мне спокойно здесь, в Бостоне. Я прочитал в газете, что в Кентукки начинается раздача земель. – Братья с любопытством смотрели на него. Он поднял стакан, отхлебнул из него и поставил на место. – Я передаю дело вам, продаю дом и переезжаю в Кентукки. Попробую начать там новую жизнь.

Гевин и Том начали громко возражать, но Малкольм не стал их слушать и уже через две недели расстался со своим прошлым.

С самого начала он полюбил эту дикую местность – ее суровость была сродни его собственной натуре. Он разрабатывал свой участок земли, и тяжелый труд превратил его потерю в затуманенное приятное воспоминание. Он даже нашел себе женщину, у которой регулярно бывал…

Женщины всегда были необходимой частью его жизни с того момента, как ему исполнилось четырнадцать. С годами его желания не угасли. И даже теперь, когда ему было почти шестьдесят, он несколько раз в неделю делил ложе со своей женщиной.

Судьба приготовила ему еще одно горестное испытание. Брат Том и его жена погибли, перевернувшись в повозке. Малкольм взял к себе их сына, который оказался так похож на отца, что Малкольм, встретив его, чуть не зарыдал.

К его удивлению, ему было приятно, что рядом с ним такой молодой человек. Он даже не представлял себе, как скучает по беззаботному детскому смеху и болтовне. Скоро Гидеон стал для него скорее сыном, чем племянником.

Роксана смотрела на дядю. Высокий и широкоплечий, он почти загораживал собой сутулого молодого человека, с которым разговаривал в эту минуту. Звали этого человека Эз Джонсон.

Роксана вздрогнула, припомнив свое знакомство с ним. У дяди работало четыре человека, и Джонсон был одним из них. Она считала его главным среди всех, так как он громко отдавал приказы мужчинам, которые были старше его, и подгонял женщин, которые жили с ними.

Впервые она столкнулась с Эзом Джонсоном два дня спустя после своего приезда. Она пришла в конюшню сообщить Малкольму и Гидеону, что ужин готов. Дяди и кузена там не оказалось, но в конюшне было тепло, и она задержалась на минуту. Она вдыхала чудный запах свежего сена – он был ей в новинку и казался восхитительным. Она обвела конюшню глазами. Слева от главного прохода сосредоточенно поедали зерно лошади. Под прямым углом к их стойлу располагались коровы и бык, мерно жевавшие свою жвачку. К Роксане подошла кошка с двумя котятами и потерлась о ее ноги. Вспомнив полосатую кошку у себя дома в Бостоне, девушка наклонилась, чтобы поиграть с ними. Она уже собралась уходить, когда услышала шелест. Сверху, через щели в досках, посыпалась солома. Она улыбнулась – наверное, это были шуточки Гидеона.

Неслышными шагами она поднялась по лестнице на чердак. Там было почти темно, и она ничего не могла разглядеть. Но потом солнце вышло из-за высокой сосны, и его лучи осветили чердак сквозь оконце в крыше. На мгновение она была ослеплена солнечным светом и зажмурилась. Затем, прикрыв глаза рукой, она вдруг разглядела две лежащие в сене фигуры.

На спине с задранной до пояса кожаной юбкой лежала та самая индианка, Белая Звезда. Между ее согнутых в коленях и разведенных ног, придерживая рукой свое орудие, стоял на коленях Эз Джонсон. От неожиданности Роксана задохнулась, и тут парочка заметила ее и повернулась к ней.

Девушка засмущалась и быстро прикрылась юбкой. Но Эз хищно усмехнулся и повернулся к Роксане, чтобы она могла лучше разглядеть то, что он держал рукой. Взглядом пригласив ее посмотреть, он сказал:

– Тут хватит и на вас тоже, мисс. – Он усмехнулся и жестами показал, что имеет в виду.

Разозленная, но неподвижная, как загипнотизированная, Роксана смотрела на него, не в силах пошевелиться. К ее ужасу, вдруг Эз одним движением поднял юбку Белой Звезды и вонзился в нее. Его толчки заставили девушку вскрикивать. Наконец Роксана вышла из транса. Она бросилась к лестнице и почти слетела с нее. Когда она вошла в дом, в ушах ее продолжал звучать насмешливый голос Эза.

Роксана недоумевала, как Белой Звезде удалось отыскать ее, и как быстро та сговорилась с Эзом. Она была бы очень удивлена, узнав, что Эз обнаружил девушку лежащей в ворохе сена всего за десять минут до того, как сама Роксана появилась в конюшне, и что он успел сказать ей всего два слова:

– Разведи-ка ноги.

Тогда она ничего не рассказала Малкольму и теперь жалела об этом. Каждый раз, когда она встречала теперь этого человека, он нагло раздевал ее глазами. Что же успела рассказать ему эта молодая скво?

Лежавший на кровати человек, сузив глаза, наблюдал, как она идет через комнату. Могла бы хоть раз взглянуть на него, поинтересоваться, как он себя чувствует. Всю неделю, что он находился здесь, она не выказывала ни любопытства, ни симпатии к нему. В нем медленно закипала злость. Даже в паршивой собаке больше сочувствия, чем в ней.

Он немного приподнял голову и посмотрел на нее из-под век. Если бы он не знал ее так хорошо, он бы сказал, что уловил страх на ее гордом лице… или похожее выражение. Ему захотелось встать и посмотреть, что же такое она увидела в окно. Но он был слишком слаб, хотя с каждым днем силы постепенно возвращались к нему.

За это ему надо было благодарить Малкольма Шервуда. Первое, что увидел перед собой Келеб, когда горячка отпустила его, было суровое лицо Малкольма. Когда он открыл глаза, все было как в тумане. Он понял, однако, что лежит в постели, в теплом доме. Потом он различил голос, принадлежавший этому человеку и обращенный к нему:

– Отлично, незнакомец, я вижу, что ты решил вернуться к жизни. Не думаю, что у тебя это получится так легко. Похоже, ты потерял половину своей крови, прежде чем мы довезли тебя сюда.

Наконец Келеб припомнил свою схватку с индейцами. Один из этих ублюдков подстрелил его. Он поднес руку к оголенной груди и почувствовал на ней бинты, плотно охватившие ребра.

Усмехнувшись, он слабым голосом ответил Малкольму:

– Я очень обязан вам, мистер.

– Никаких благодарностей, – проворчал Малкольм и отодвинулся от кровати.

Когда вслед за этим он увидел рядом Роксану и Гидеона, он молча изумился: неужели Роксана собирается замуж за такого старика?

Он уже хотел высказать эту мысль вслух и открыл рот, как она рукой дотронулась до его плеча:

– Молчите, незнакомец, – сказала она спокойным голосом. – Вы должны беречь силы и отдыхать.

Он нахмурил брови. Почему она делает вид, что не знает его? Ну да, конечно, она боится, что старик приревнует ее.

Ну и пусть, сердито подумал он. Это послужило бы на пользу старому козлу – жениться на молоденькой!

Он опять открыл рот, но ее взгляд заставил его придержать язык. Тут Малкольм прочистил горло и заговорил:

– Это мои племянник и племянница, Гидеон и Роксана.

Последовало молчание. Келеб был ошеломлен.

Впервые ему стало стыдно за то, что он с ней сделал. И даже если бы она просила и умоляла его об этом, все равно вина полностью лежала на нем. Он знал, как разжечь ее страсть, и воспользовался ее беспомощностью. Конечно, в первый раз это было необходимо. Но потом он мог бы поступить как порядочный человек и отвезти ее домой.

Но, несмотря на эти мысли, он догадывался, что все равно он проделывал бы это с ней снова и снова, будь у него такая возможность. Теперь, однако, он должен быть благодарным ей. Расскажи она об этом своему дяде, он был бы уже мертв. Этот человек вышибет ему мозги одним ударом, не раздумывая долго.

Келеб улыбнулся молодым людям и вступил в их игру:

– Рад познакомиться с вами обоими.

Роксана сузила глаза, расслышав удовольствие в его голосе, и резко отвернулась.

Малкольм поглядел ей вслед, удивляясь, чем этот человек мог расстроить девочку, ведь он был вполне вежлив. Изумленно вскрикнув, когда он и Гидеон внесли незнакомца в дом, она сразу отказалась подходить к нему. Он снова повернулся к постели раненого и резко спросил:

– Чем ты занимаешься, незнакомец?

Келеб протянул в ответ руку:

– Я Келеб Коулмен, охотник.

Пожимая ему руку, Малкольм представился сам:

– Мы – Шервуды, а я – Малкольм, между прочим. – Он помолчал и задал следующий вопрос: – А что ты делал в нашей глуши?

Келеб притворно зевнул. Наверное, Шервуд заметил поведение племянницы и заподозрил что-то.

– Скоро зима, и я искал места для капканов.

На него уставились проницательные глаза Малкольма, который проворчал:

– Это моя территория. Тебе надо отойти отсюда еще на несколько миль.

– Отлично, Малкольм, я обязательно так и сделаю.

– Ну и хорошо. – Малкольм снял с него повязку, изучил рану и довольно покивал головой: – Она заживет. Уже затягивается. Тебе повезло, что у тебя такое здоровье.

Когда на рану была наложена свежая мазь и бинты, Малкольм приказал Гидеону:

– Побрей-ка его, сынок. Это его взбодрит.

Гидеон принес бритву, мыло и горячую воду и поставил все на стол. Келеб знал, что Гидеон подчиняется дяде с неохотой, и он чувствовал неприязнь по отношению к себе все то время, пока Гидеон соскребал щетину с его щек. Он подумал, однако, что нельзя винить парня: «Я бы чувствовал то же самое, будь я на его месте».

Это было пять дней назад. Много раз после этого он пытался разговорить Роксану. Но она лишь коротко и по существу отвечала на его вопросы.

Однажды он попытался спросить ее:

– Что может делать в глуши такая девушка, как вы? Ваше место в Бостоне.

Ее ответ был, как всегда, коротким:

– Я здесь, пока не кончится эпидемия.

Ее ответ поверг его в уныние, которое не отпускало его до конца дня. Келеб должен был понять, что она останется в этом лесу, лишь пока это будет нужно. Это правильно, думал он, эта глушь сведет ее с ума. Она создана для веселья и званых вечеров.

Он уныло вздохнул. Какая ему разница? Он-то знал с самого начала, что эта женщина-девушка не для таких, как он. Это все равно, что скрестить благородного жеребца с дикой индейской пони. И если бы даже со временем она и согласилась остаться с ним и полюбила эти прекрасные места, то все равно никогда бы не сумела понять его и его лесного образа жизни.

Но он никогда не забудет время, проведенное с ней. Ночами, когда он будет лежать с какой-нибудь женщиной или сидеть у одинокого костра, он будет вспоминать ее.

Против своей воли он соглашался с тем, что ей больше подошел бы Сет Хейл. Малкольм рассказал, что Хейл недавно приобрел участок за несколько миль от его дома.

– Свеженький, из Бостона, – прибавлял он с некоторой насмешкой в голосе.

Этот бостонец положил глаз на Роксану и стал часто бывать у них. Он начал ухаживать за Роксаной, и Келеб, беспомощно лежавший в постели, был вынужден выслушивать их беззаботную болтовню. Они говорили о спектаклях, которые оба видели, о вечеринках, на которых бывали в Бостоне. Они обсуждали новые танцы и современную моду. Ни о чем из этого охотник не имел ни малейшего представления, и в нем нарастала неприязнь к Хейлу. Кроме того, он испытывал какое-то подозрение к этому странному фермеру: тот явно уклонялся от ответов на многие вопросы, которые задавала ему Роксана.

Однажды она даже заметила:

– Странно, что мы никогда не встречались в Бостоне.

Сет слишком замедлил с ответом, и Келеб приподнялся на локте, с любопытством на него глядя. Смешавшись и заерзав в кресле, Сет, наконец, пробормотал что-то насчет того, что они, наверное, вращались в разных кругах, ведь он настолько ее старше.

Келеб откинулся назад, проворчав про себя: «Если ты такой старый, то какого черта ты, негодяй, крутишься вокруг нее?»

В первый вечер Хейл уехал домой рано, и Роксана проводила его до двери. Задержав дыхание, Келеб наблюдал, попытается ли Хейл поцеловать ее. Но, к его облегчению, Сет взял ее руку и лишь на мгновение задержал ее в своей. Вот как это у благородных, удивился про себя Келеб. Он не мог представить себе, как бы он сам мог лишь обменяться с Роксаной рукопожатием. Ему надо было, по крайней мере, обнять ее и поцеловать в сочные красные губы.

Расслабившись, он наблюдал за человеком, который с восхищением в глазах смотрел на Роксану. Хейл казался достаточно мужественным. Он был тщательно одет, почти так же, как если бы оставался в Бостоне, а не находился в кентуккийской глуши. Он был почти одного роста с Келебом, но не такой смуглый, со светло-каштановыми волосами, в то время как у Келеба волосы были черные, как у индейца. Глаза Хейла были широко открыты и доверчивы, а Келеб смотрел сердито, сузив глаза.

Стук кофейника на каминной полке вернул Келеба к действительности. Он увидел, как Роксана наливает себе кофе и несет чашку к столу. Он смотрел, как она мелкими глотками отпивает напиток, обжигая губы. Он поднялся на локте и обратился к ней:

– Я бы мог встать и тоже выпить чашку.

Роксана подняла голову и холодно взглянула на него. Потом взяла чашку и ушла к себе. Он слышал, как захлопнулась дверь, и заскрипел зубами от злости. В ушах звенела кровь. Как бы он хотел дать ей хорошую пощечину, чтобы глаза ее не смотрели на него с таким пренебрежением! И внезапно он злобно вскрикнул:

– Шлюха! Шлюха! Ты можешь разговаривать со мной, только когда я между твоих ног? – Он знал, что его слова тяжело оскорбляют ее, но не собирался их смягчать. Если бы она была здесь, он раздавил бы ее. Он продолжал: – Почему же, благородная леди, вы разговариваете со мной в постели? Почему только тогда вы смеетесь, и стонете, и шепчете мне на ухо глупости?

В гневе Келеб сел в постели и сбросил с себя одеяло, как будто давал свободу и своему языку, которым выкрикивал оскорбления в ее адрес. Но ответом на его вспышку была лишь тишина, и внезапно он почувствовал себя опустошенным. В изнеможении он упал на спину: «Клянусь Богом, даже если я умру, завтра я поднимусь».

Наутро, когда одна из женщин, работавших у Шервудов, готовила завтрак, Келеб сказал Малкольму:

– Я хочу сегодня встать и завтракать за столом.

Малкольм ответил не сразу. Он недолго разглядывал Келеба, который показался ему сегодня немного изменившимся. В его осунувшемся лице появилась какая-то решимость. Малкольм глубокомысленно кивнул:

– Я думаю, пора. Твоя рана почти зажила… Вряд ли она откроется, и будет кровоточить.

Он помог Келебу одеться. Его прикосновения были почти такими же мягкими, как у женщины. Когда мокасины Келеба были зашнурованы, он медленно поднялся на ноги. Он чувствовал слабость, и голова его закружилась. Но постепенно головокружение прошло, и он почувствовал себя достаточно хорошо. Он медленно направился к столу, а Малкольм шел за ним, чтобы поддержать в случае необходимости.

Через несколько минут женщина положила в его тарелку яйца, картофель, горячие лепешки. К нему вернулся его обычный аппетит, и когда Келеб разделался с едой, он почувствовал себя почти таким же здоровым, как прежде.

Он пил вторую чашку кофе, когда в комнату вошла Роксана в сопровождении Гидеона. Ее тонкая рубашка и накинутый на нее домашний капот, в которых она вышла к завтраку, не скрыли от него ничего. Ее розовые соски, выступавшие сквозь легкую ткань, притягивали взгляд Келеба как магнит. В нем поднялось желание, такое сильное, что у него на мгновение перехватило дыхание.

Роксана не ожидала увидеть его за столом, но ничего не сказала. Она уселась напротив, и, хотя ее приветствие Малкольму было, как всегда, бодрым, он услышал, как неестественно оно прозвучало.

– Ты опоздала, Рокси, – добродушно проворчал Малкольм. – Я слышал, как ты всю ночь болтала с Гидеоном. Вы не дали мне сегодня ночью поспать, у меня голова разболится.

– Гидеон тоже опоздал, – не задержалась с ответом Роксана.

Когда Малкольм говорил о Гидеоне, в глазах его загорался теплый огонек:

– Знаю, племянница, но он опоздал не потому, что проспал. Я слышал, как ты выходил из дома. Что-то очень важное заставило тебя подняться пораньше?

Гидеон смущенно поежился под проницательным дядиным взглядом, но потом молча взглянул на дядю, и Малкольм неожиданно для Роксаны спросил:

– Охотился на хорька?

Лицо Гидеона стало красным и виноватым, а Малкольм с Келебом расхохотались. Не поняв ни вопроса, ни причины их веселья, Роксана спросила, подождав, пока они успокоятся:

– Что за хорек, дядя Малкольм?

– Хорек, Роксана, это… красное мясо – индейская женщина.

Келеб удивленно взглянул на Малкольма. Он не выбирает выражений при племяннице, подумал он, наблюдая замешательство Роксаны, а потом ее смущение, когда она поняла значение слов.

Малкольм закончил пить кофе и поднялся из-за стола. Роксана улыбнулась и проговорила:

– Простите, что опоздала, дядя.

Она говорила тоненьким голоском, а сама, как заметил Келеб, хитро посматривала на Гидеона. И когда Малкольм вышел из дома, они закрыли рты ладонями, пытаясь скрыть заговорщический смех.

Келеб смотрел на них, завидуя тому, что они вместе смеются неизвестной ему шутке. Он тоже слышал ночью их голоса: мягкий Роксаны и глубокий Гидеона. Они играли в карты – он мог различить удары, когда каждый делал свой ход, и мягкий шелест, когда их тасовали. Лежа один в темноте, он мечтал быть рядом с нею. Он хотел делить с нею время, он хотел, чтобы им вдвоем хватало бы лишь друг друга.

И снова он подумал, что они никогда не разговаривали друг с другом – не делились ничем, кроме ощущений, которые давало каждому тело другого. Но этот жар нельзя было утолить.

Почувствовав на себе взгляд, Роксана холодно взглянула на него, слегка приподняв брови. Потом ее глаза озорно вспыхнули, и она пошевелила плечом, отчего ее капот распахнулся. Тонкими пальцами она развязала одну завязку ночной рубашки, отчего обнажилась одна ее твердая грудь. Рукой она очертила ее округлость. Роксана услышала, как охотник с шумом вдохнул воздух, и глаза ее сделались совсем озорными.

Келеб непроизвольно потянулся к ней, ничего не чувствуя, кроме желания коснуться рукой ее груди. Он почти встал на ноги, но вдруг услышал смешок Гидеона.

В одно движение Келеб поднялся и с силой ударил ее ладонью по лицу.

Ее голова дернулась назад. Рукой она схватилась за щеку и удивленно смотрела на него. Он перегнулся через стол и задернул полы ее капора.

– Перестань, – прорычал он сквозь стиснутые зубы.

Гидеон вскочил и схватил Келеба за плечо. Однако тот ответил таким злым взглядом, что он быстро отдернул руку.

Развернувшись, Келеб подошел к двери и с силой захлопнул ее за собой. Роксана посмотрела ему вслед и расплакалась. Как она могла так ужасно поступить?

Гидеон тоже направился к двери, бормоча сердито:

– Нужно сказать дяде Малкольму.

Роксана позвала его обратно:

– Нет, Гидеон, не надо. Я вела себя как… хорек и заслужила то, что получила.

Она поднялась и подошла к кадке с водой. Налив воды в умывальный тазик, она намочила в нем полотенце и приложила к лицу, на котором ощущались следы, оставленные пальцами Келеба.

– Роксана, – начал распекать ее Гидеон, – ты знаешь, почему он сделал это. Он хочет, чтобы ни один мужчина не видел тебя обнаженной. – Он помолчал минуту, потом спросил: – Зачем вообще ты это сделала?

– Я хотела наказать его за вчерашние оскорбления.

Но в душе Роксана понимала, что это неправда. Она сделала это, почти открыто поощряя его. Она так хотела, чтобы он сжал ее в своих объятиях и отнес в спальню. Она скучала по нему и желала снова почувствовать вес его тела. Каждую ночь она подолгу не могла уснуть. Даже сквозь толстые стены она ощущала его присутствие и мечтала, что может пойти к нему.

Она вздохнула и беспомощно посмотрела на Гидеона.

– Рокси, тебе ведь нравится этот грубый охотник, правда? – спросил он сочувственно.

– Я не знаю, Гидеон, – почти простонала она. – Мне не нравятся такие, как он, но меня тянет к нему. Когда он рядом, я веду себя как дура.

– Он нравится тебе тем, что не похож ни на одного из знакомых тебе мужчин. Когда он исчезнет, ты навсегда забудешь о нем.

– Надеюсь, что так. – Она слабо улыбнулась в ответ. – К тому же есть Сет. Он поможет мне забыть его.

Глава 7

Келеб вышел на крыльцо. Он смотрел на расчищенный от леса участок, который служил двором. Он ненавидел себя за то, что дал Роксане пощечину. У него перед глазами так и стояло ее побелевшее, ошеломленное лицо. Он чувствовал себя подлым животным.

До него доносились звуки, которыми было заполнено пространство за большим амбаром. Здесь кипела жизнь. Коней вели на пастбища, доили коров. За амбаром в загоне визжали свиньи, борясь за место у деревянной кормушки. Неподалеку работница крошила кукурузный початок для кур и двух петушков. Их благодарное кудахтанье сливалось с другим шумом.

Келеб улыбнулся – это были те же звуки, что раздавались по утрам в доме его родителей. Мать доила коров и кормила цыплят. Келеб задумался, почему же так случилось, что родители продали свою маленькую ферму и переехали в Бостон, в его самую бедную часть.

Ферма стояла до сих пор – пустая и заброшенная, как упрек ему самому. Так Келебу показалось, когда он заехал туда в поисках отца и матери. С юности он ненавидел бесконечный и тяжелый фермерский труд. Еще подростком он уехал из родительского дома и из Массачусетса отправился в дикий Кентукки.

Остановившись однажды на ночь на одной из сторожевых застав, Келеб познакомился с молодым человеком примерно своего возраста. Юноша и его отец были охотниками и переезжали с места на место вместе с другими охотниками. Он долго беседовал с ними в ту ночь, и, когда они собрались двигаться с места, его новый приятель позвал его с собой. Келеб ухватился за этот шанс и стал охотником. С тех пор прошла целая вечность.

Удивительно, что теперь его охватила тоска по тем молодым годам. Он надавил пальцами на веки, потом резко отвел руку от глаз и приказал себе остановиться. Куда приведут его эти воспоминания!

Келеб с облегчением вздохнул, когда увидел Малкольма, выходящего навстречу ему из сарая.

– Как ты сегодня себя чувствуешь? – поприветствовал его Малкольм.

– Почти здоровым. Я пришел еще раз сказать вам спасибо и попрощаться.

Малкольм с удивлением посмотрел на него. Он не ожидал этого, потому что видел, что охотник сходит с ума по его племяннице, и думал, что тот проторчит у него всю зиму. Скорее всего, холодность Роксаны лишила охотника всякой надежды, подумал Малкольм. Странно, что она так обходится с этим человеком, ведь Малкольм мог поклясться, что ее тянет к нему. Он внутренне усмехнулся. Мисс, видимо, думает, что слишком хороша для такого дикаря.

Малкольм тепло пожал протянутую руку.

– Я говорил уже, Коулмен, что не нужно благодарностей. Ты бы сделал то же самое для меня. – Он кивком показал на дом и добавил: – Подожди минуту, я соберу тебе еды в дорогу.

В комнате Малкольм обнаружил Роксану, подсматривающую из-за занавески. Он усмехнулся и покачал головой: «Как я и думал».

Поискав в буфете, он быстро нашел мясо и хлеб и, завернув в промасленную ткань, протянул их Роксане:

– Отнеси-ка это Коулмену. Ему предстоит длинный путь.

На лице девушки отразилось изумление, и она быстро спросила:

– Куда же он едет?

– Сказал, что отправляется домой. Он поправился и не может оставаться здесь на зиму. Скоро ляжет снег, и тогда ему не пройти через овраги и лощины.

Роксана попыталась скрыть свое разочарование. Малкольм незаметно наблюдал за племянницей. Когда глаза ее вновь гордо засверкали, он хмыкнул и сказал себе: «Настоящая Шервуд».

Он нетерпеливо протянул ей узел:

– Иди, Келеб ждет.

Борясь с желанием увидеть его последний раз, и не желая признаваться себе в нем, Роксана спрятала руки за спину и потрясла головой.

Удивленный ее отказом, Малкольм уставился на племянницу. Она попыталась спокойно смотреть ему в лицо, но когда он снова проворчал: «Отнеси это ему», – она невольно вздохнула с облегчением. «Я должна слушаться дядю», – защищала она сама себя.

Келеб вывел оседланного жеребца из сарая и остановился, чтобы, поправить уздечку и затянуть подпругу. Он думал о Роксане. Вначале он решил, что нужно показать ей, что она ничего для него не значит, и уехать, не взглянув на нее в последний раз. Но он все больше осознавал, что будет искать встречи с ней. Он должен взглянуть в ее лицо, в ее глаза. Может быть, он найдет хотя бы самый малый признак чувства, которое бы отвечало его отношению к ней.

Он чертыхнулся про себя: «После того раза она, наверное, плюнет мне в глаза». Келеб обернулся, заслышав за собой шорох листьев, и увидел, что к нему идет Роксана. При виде ее лицо его прояснилось, как было всегда. Но когда он спросил ее: «Вы пришли пожелать мне счастливого пути?» – в голосе его звучала лишь ленивая насмешка.

Она посмотрела на него с деланной жалостью и ответила:

– Я хотела сделать это уже давно.

Его рука невольно дернулась: он хотел дотронуться до нее, но она быстро отступила назад, избегая его прикосновения. Он почувствовал, что начинает злиться. Он хотел взглянуть в ее лицо, но она отвернула голову и теребила бахрому своей шали.

– Послушайте, – начал он.

Но она так резко подняла голову, с таким высокомерным выражением в глазах, что слова застряли у него в горле. Он хотел закричать ей снова: «Шлюха!»

Но вдруг, сам того не желая, он тихо обратился к ней:

– Роксана, я знаю тебя теперь довольно хорошо. Ты думаешь, что тебе нет до меня дела. Может, это и так. Но в одном я уверен. Ты хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя. И сейчас ты думаешь о том же, что и я. Ты хотела бы лежать рядом со мной прямо здесь, прямо сейчас.

Она взглянула в его горящие глаза и ослабла от желания, которое прочитала в них. Дрожь пробежала по ее телу, и ей захотелось броситься в его объятия.

Но она вовремя сдержалась и принудила себя холодно сказать:

– Ты очень ошибаешься, охотник.

Глаза их встретились в последний раз. Раздосадованный и сердитый, Келеб сел в седло, поднял руку в шутовском салюте и пустился вскачь.

Теперь Малкольм занимал место Роксаны за занавеской, наблюдая за их прощанием. Он терпеливо ждал, когда они выдадут себя, так как был уверен, что между этими двумя что-то происходит. Когда же ничего не случилось, и Келеб уехал, он с раздражением посмотрел на Роксану и проворчал про себя: «Рокси, ну и дурочка же ты».

Он был готов отойти от окна, когда заметил, что из-за амбара выезжает верхом человек.

– Сет Хейл, – пробормотал Малкольм. – Опять он здесь.

Кажется, ему нравился этот человек. Он был хорошим соседом, всегда готовым прийти на помощь, и никогда не лез в чужие дела. Малкольм понимал, что на Роксану произвели впечатление его манеры, которые напоминали ей о доме. Но он сомневался, что такой скучный человек, как Сет, сможет надолго завладеть ее вниманием.

Малкольм посмотрел вслед удаляющемуся охотнику, который тоже заметил Сета. Малкольм тихо усмехнулся. Эта встреча испортит Коулмену удовольствие от поездки.

Роксана заметила приближавшегося всадника и заставила себя приветливо улыбаться. Она не даст никому, и особенно этому симпатичному гостю, увидеть, как глубоко задел ее отъезд Келеба.

Она разглядывала Сета. Его костюм и манеры были такими же, как у тех мужчин, с которыми она была знакома в Бостоне. Совсем не то, что Келеб Коулмен в своих индейских штанах. Черты и выражение лица Сета отличались от черт Келеба так же, как день отличается от ночи. Холодное и жесткое лицо Келеба – и мягкое выражение на лице Сета, почти тонкие черты лица. Общим с Келебом, однако, у Сета было высокомерное выражение лица.

Она хмыкнула: еще неизвестно, который из мужчин большего мнения о себе. Отрывисто разговаривая с лошадью, Сет направил животное к стойлу. Одним резким движением он соскочил на землю и слегка поклонился Роксане.

Его голос прозвучал идеально вежливо:

– Как вы чувствуете себя сегодня, мисс Шервуд?

Роксана подумала, что в этой глуши его вежливость и отточенные манеры были немного не к месту, ее глаза сверкнули, но она вежливо ответила:

– Спасибо, прекрасно. А вы?

Он не ответил на ее вопрос и задал новый:

– Где мне найти вашего дядю?

Малкольм вышел навстречу и встал рядом прежде, чем Роксана успела ответить.

– Добрый день, Сет. Что привело вас к нам в такую рань?

Сет быстро взглянул на него, сжал губы, а затем повернулся к Роксане. Вдруг задул ветер, и Роксана задрожала так, что зубы ее застучали. У нее появилось ужасное предчувствие, что Сет привез плохие новости.

– Я ездил на почту, – Сет заговорил мягким тоном. – Это заказное письмо для вас.

Роксана бессознательно придвинулась поближе к Малкольму. Она почувствовала, как он напрягся, принимая от Сета конверт с черной каймой.

Медленно повертев конверт в руках, Малкольм машинально надорвал его. Он пробежал лист глазами и, разжав бесчувственные пальцы, уронил на землю.

– Гевин и Алиса умерли, – прошептал он.

Сердце Роксаны бешено застучало, и ее охватил ужас. Она пронзительно закричала:

– Нет! Нет!

Малкольм притянул ее к себе и крепко обнял своими сильными теплыми руками. Он несколько раз открывал рот, но не сразу сказал глухим и удивленным голосом:

– О, Господи Боже, за что? За что?

В голове Роксаны все крутилось и неслось, все расплывалось перед глазами. Она неясно различала, что Малкольм и Сет разговаривают между собой, но их слова не имели никакого смысла против того рефрена, который молотом стучал в ее ушах: «Умерли, умерли…»

Она услышала уговоры Малкольма:

– Пойдем в дом, родная. Так сыро, ты простудишься.

Она почувствовала, что он ведет ее в дом и усаживает перед огнем. Огоньки с шипением танцевали, время от времени в огне щелкали ветки, и на мгновение ей показалось, что она дома, в Бостоне. Она не могла плакать, в горле стоял ком.

Подошел Малкольм, присел рядом и усадил ее к себе на колени. Она прижалась щекой к его грубой домотканой куртке, потоки слез потекли по ее щекам, и тонкое тело начало вздрагивать.

– Выплачь свое горе, родная, – успокаивал ее дядя, и его обветренное лицо тоже скривилось от боли.

Глава 8

За ночь погода переменилась. Похолодало, и, когда они проснулись, за окном увидели замороженный и заснеженный лес.

Роксана взглянула в окно и вздохнула. Она ощущала усталость и беспокойство. Дни проходили безо всяких событий. Может, перемена погоды хоть как-то повлияет на их жизнь, принесет в нее хоть какую-то радость.

Уже прошел месяц после того, как Сет принес им ужасное известие о родителях. Первую неделю Роксана провела в оцепенении и не осознавала, что происходит вокруг нее. Дядя Малкольм и Гидеон были очень добры к ней, они тоже тяжело переживали смерть родных. Дядя Малкольм заметно постарел, и в копне его волос сильнее проявилась седина. Его походка, раньше такая легкая, вдруг стала тяжелой и медлительной. В то утро он сказал:

– Весной нам станет лучше.

Роксана не позволяла себе думать о будущем. Это было слишком больно, и она не могла вынести этого. Дядя Малкольм развеял и ее надежды на быстрое возвращение в Бостон. Она вообще начинала сомневаться, вернется ли она туда когда-нибудь.

Неделю назад Роксана, наконец, набралась мужества, чтобы прочитать письмо кузины Мэри. Она пропустила ту часть в письме, в которой говорилось о смерти родителей, однако, не веря своим глазам, дважды прочитала две последние фразы. Мэри писала: «Эпидемия по-прежнему бушует у нас, и каждый новый день приносит нам страх. Смерть повсюду, и если даже мы не заболели раньше, то можем заболеть теперь. Наше единственное утешение – это то, что ты находишься в безопасности в своей новой семье. Мы по-прежнему по тебе ужасно скучаем и надеемся, что в один прекрасный день ты приедешь навестить нас».

Роксана невидящими глазами уставилась в огонь. Прожить здесь весь остаток жизни… это невозможно! – внутренне кричала она.

Малкольм, будто отвечая на ее мысли, мягко сказал:

– Бог взял у меня самое дорогое. Но я благодарен за то, что он оставил мне тебя и Гидеона. С вами я встречу старость. – Роксана хотела возразить, но он повернулся к ней и взволнованно спросил: – Тебе ведь нравится здесь, у меня?

Почувствовав стыд, она подбежала к нему и опустилась на колени возле его кресла-качалки. Он перестал раскачиваться и положил руку ей на голову.

– Я буду скучать, девочка, если ты покинешь меня. Я привык к одиночеству, когда жил один тут неподалеку, вверх по течению… Гидеон не составит мне компанию – он или охотится, или бегает за какой-нибудь девчонкой. Я уж и забыл, как это прекрасно, когда в доме есть настоящая женщина.

Роксана заставила себя улыбнуться и сказала:

– Спасибо, дядя Малкольм, что считаете меня настоящей женщиной. Правда, не думаю, что кто-то еще думает обо мне так же.

– Ну ладно уж, Роксана, – Малкольм рассмеялся на весь дом, – ты-то ведь знаешь, что это не так. Как, ты думаешь, к тебе относятся Сет и этот охотник? Думают, что ты фарфоровая кукла? Да Келеб Коулмен смотрел на тебя так, как будто был готов съесть. Даже старина Сет разволновался. Они знают, что ты настоящая женщина. Уж будь покойна.

Когда Малкольм упомянул Келеба, она покраснела до корней волос. Она хорошо представляла себе, что Келеб думает о ней – только одно. Но Сет? Он оставался для нее загадкой. Он приезжал в гости почти каждый вечер и всегда вел себя как джентльмен. Он расточал ей всяческие комплименты, но никогда не позволял себе большего, чем задержать ее руку в своей. Даже когда они оставались в комнате вдвоем, он не заходил дальше.

Раздосадованная тем, что думает об этом, Роксана попыталась представить себе, как охотник, оставшись с ней наедине, довольствуется тем, что держит ее за руку. Она подавила улыбку. Он бы набросился на нее, как только бы дверь закрылась.

И позже она принималась сравнивать Келеба и Сета. Очень скоро она поняла, однако, что хотела бы, чтобы Сет был больше похож на охотника, и бранила себя за это. Она должна быть благодарна за то, что Сет с уважением относится к ней. Его намерения честны, и она это знала, и ждала от него предложения руки и сердца.

Она вернулась в свое кресло и тихо спросила дядю:

– Вам будет одиноко, если я вдруг выйду замуж и уеду?

– Если ты не уедешь слишком далеко, то нет, – ответил он и с хитринкой в глазах добавил: – Мне кажется, пройдет не много времени, как один джентльмен приедет просить твоей руки.

Роксана не сразу ответила на этот намек. Пальцы ее бегали по подлокотнику кресла. Вдруг она серьезно взглянула на дядю и спросила:

– Как ты думаешь, дядя Малкольм, из Сета получится хороший муж?

Малкольм стал серьезным. Он понимал, что его ответ для нее очень важен. И, хорошенько обдумав его, он произнес:

– Все зависит от того, чего ты ждешь от замужества, Рокси. Если ты имеешь в виду, будет ли Сет добр к тебе и будет ли он стараться, чтобы ты жила в достатке, тогда я отвечу «да». Но если ты ждешь от брака чувств – бурных ссор и бешеной страсти, – тогда я скажу тебе, что нет. Сет – не человек страсти. – Посмотрев на ее задумчивое лицо, он вдруг решил поддразнить ее: – Если ты хочешь, чтобы твой брак никогда не стал скучным, тебе надо ловить охотника.

Она вскочила на ноги и почти закричала:

– Этого сумасшедшего? Ты шутишь, дядя Малкольм. Я никогда не выйду замуж ни за кого, кто похож на него.

– Не зарекайся, Рокси, – предупредил ее Малкольм. – Келеб Коулмен и такие, как он, – это то, на чем стоит жизнь в этой глуши. Нам пришлось бы худо без людей его породы.

Она вскочила и убежала к себе в комнату. Бросившись на постель, она плакала, пока не уснула.

Отвернувшись сейчас от окна, она встретилась с дядей глазами. Он видел ее беспокойство, и оно расстраивало его. Ее независимый дух и молодая энергия питали и его бодрость, и когда она затихала и уходила в себя, он сразу это чувствовал. Малкольм подозревал, конечно, что одиночество и глушь надоели ей.

Он беспокоился, как Роксана перенесет все эти долгие зимние месяцы.

Он ответил на ее слабую улыбку и подошел к ней:

– Сядь-ка со мной рядышком, и я расскажу тебе, как я начинал это хозяйство.

Малкольм не успел закончить фразу, как дверь отворилась и вошел Гидеон. Он потоптался на коврике, сбивая снег с ботинок и снимая плащ и шапку. Его щеки горели от холода, глаза светились:

– У меня сегодня отличная охота. Если так будет всю зиму, к весне заработаем неплохо.

– Смотри только, не бери за товар бумажные деньги, – предупредил его Малкольм. – Они ничего не будут стоить к концу войны. Это уж будь уверен.

Гидеон согласно кивнул, потом спросил задумчиво:

– Интересно, что там, на войне?

В этот оторванный от мира край с полей сражений долетало не много вестей.

– Ну, не будем об этом. Я только что собирался рассказать Рокси, как я начинал это хозяйство.

Гидеон улыбнулся – он любил эту историю. Он устроился поудобнее у очага, и Малкольм начал рассказ:

– Я вам скажу, что это был адский труд. Когда я впервые приехал на реку и увидел эту маленькую долину, здесь не было ничего, кроме огромных деревьев, – куда ни кинь взгляд. И чтобы начать строить или сажать здесь, надо было срубить и сжечь эти деревья.

Была ранняя весна, земля только начинала оттаивать. Первое, что я сделал, – построил себе хижину. Это была лачужка из одной комнаты, сложенная из стволов молодых кленов, с крышей из дернины. В лачуге как раз помещалась моя походная постель, упряжь и чурбан, на котором можно было сидеть.

Малкольм замолчал и улыбнулся.

– Всякий раз, когда шел дождь, он размывал половину моей крыши, и я терял драгоценное время, меняя каждый раз дернину… Еду я готовил снаружи, и я должен сказать, что поначалу это было жалкое месиво. Но однажды ко мне явилась индейская девушка, которая показала, как сложить глиняную печь. После этого я стал питаться хорошо. Каждый день у меня был горячий хлеб.

Он снова замолчал, и молодежь заподозрила, что он думает о той индейской девушке. Они подмигнули друг другу.

В огне что-то щелкнуло, Малкольм вышел из задумчивости и продолжил рассказ:

– Помимо тяжелой работы, в свое первое лето здесь я столкнулся с индейцами. Они прятались за каждым деревом, и казалось, только и ждали, чтобы украсть что-нибудь или снять с меня скальп. Но я работал как вол, и, когда наступила зима, расчистил двадцать акров, успев посадить растения, собрать урожай и набить погреб съестными припасами. Еще до первого снегопада я закончил строительство этого дома над погребом. Мой камин хорошо тянул, мне было хорошо и уютно, у меня было довольно еды. Днем я объезжал капканы, а вечерами…

– Катал свою индейскую скво, – прервал рассказ Гидеон.

– С чего ты взял? – хмыкнул сердито Малкольм.

– Догадался, – усмехнулся в ответ Гидеон.

Роксана не участвовала в пикировке. Она не слушала их, а задумчиво смотрела на огонь в камине. Когда наступило молчание, она повернула голову и посмотрела на Малкольма – человека, который был достаточно силен и смел, чтобы приручить эти дикие места. Он много значил для нее, и она была счастлива, что принадлежит к такой семье. Она нежно улыбнулась дяде:

– Ты ведь очень любишь этот край, да, дядя Малкольм?

– Очень, Рокси. Он столько дал мне! Он принял меня, когда мне было тяжело, и, когда мне ни до чего не было дела, он заставил меня захотеть жить снова.

Она рассеянно слушала, как Гидеон тоже рассказывает что-то об их хозяйстве. Интересно, любил ли он всегда эти места и горы? Может быть, и он поначалу чувствовал то же, что и она, и проливал слезы по той жизни, что осталась позади? Если так, то, что заставило его целиком принять новую жизнь? Интересно, с неуверенной надеждой спросила себя она, произойдет ли то же с ней? Уже сейчас у нее появились маленькие радости. Она любила смотреть, как сойки и овсянки ссорятся из-за хлебных крошек, Которые она им насыпала. Ей нравилось слышать горестный вой дядиной собаки, гнавшейся за енотом.

Роксана осмотрелась. Ей начинали нравиться и будничные хлопоты по дому. Поначалу ей было трудно к ним привыкнуть. Дом казался ей слишком маленьким по сравнению с большим домом, в котором она росла. В этой хижине не было ни ковров, ни цветастых обоев на стенах. Стены внутри были такими же, как и снаружи, – грубо отесанными и законопаченными глиной. На дощатых полах тут и там были раскиданы пестрые индейские половики.

Деревенская удобная мебель отлично вписывалась в этот простой интерьер.

Роксана медленно обходила дом. Не было в нем гладких простыней и пышных одеял, только грубый муслин и пестрые лоскутные покрывала. Кровати представляли собой доски, уложенные на основу; сверху обычно лежал толстый перьевой матрас. Летом эти матрасы убирали, поскольку, как сообщил ей Гидеон, на них было слишком жарко спать.

Когда она приехала сюда, ее поразил беспорядок, царивший в доме. Грязная одежда была разбросана где попало, в каждом углу можно было найти упряжь или капкан. Стол был уставлен тарелками и провизией. Однажды Роксана даже обнаружила там мокасин. На каминной полке лежал слой золы, а пол давно не подметали. Она усмехнулась, вспомнив, сколько времени заняла стирка всего постельного белья и половиков. Однако за короткое время она – с помощью Летти, конечно привела дом в порядок. Теперь он был уютным, чистым и гостеприимным.

Поначалу ей было трудновато с Летти. Довольно долго пришлось учить ее использовать для мытья посуды горячую воду и мыть кастрюли в последнюю очередь. В первое время Роксана наблюдала, как Летти ставит в мойку тарелки с остатками еды на них, и удивлялась, как дядя и Гидеон вообще еще не заболели.

Главной же заботой Роксаны в первое время было меню. Что бы она ни приказала приготовить Летти на ужин, та неизменно подавала им фасоль и плохо прожаренный кусок мяса. Тогда Роксана всякий раз вспоминала свой первый ужин с Келебом, и вечер был испорчен. Наконец, отчаявшись справиться с Летти, она пожаловалась Малкольму. Он лишь усмехнулся:

– Рокси, не сердись на Летти. Она не знает другой жизни. Ты даже представить себе не можешь, где она выросла. Ни у нее, ни у других женщин нет ничего. Они не знают ничего, кроме земляных сараев и грубых мужчин. С самого рождения они питаются фасолью и мясом и умеют готовить только их. – Он задумчиво посмотрел на Роксану. – Как ты думаешь, ты сможешь научить ее готовить? Я так же устал от ее стряпни, как и ты. Вспомни, я питаюсь этим куда дольше, чем ты.

Она кивнула:

– Я хорошо готовлю. Я начну прямо сегодня.

К ее удивлению, Летти очень хотела научиться. У нее был острый ум, она легко все схватывала и запоминала каждое слово из указаний Роксаны. Так что ужины теперь были вполне вкусными.

Роксана с самого начала подозревала, что жизнь Летти была очень тяжелой. На ее руках и ногах всегда можно было увидеть кровоподтеки, а глаза частенько были подбиты.

Утром женщина появлялась чаще всего с кругами под глазами, видимо, не выспавшись. Однажды тайна была раскрыта. Она подслушала, как Малкольм говорит Летти:

– Летти, ты спишь на ходу.

Летти вздохнула и ответила:

– Это все Эз Джонсон, мистер Шервуд. Он не дает мне отдохнуть – всю ночь пристает. А если не он, то кто-нибудь другой. Я так рада, когда они уезжают охотиться.

– Тогда тебе повезло, что ты работаешь по дому. Иначе ты бы ездила на охоту вместе с ними.

– Да, я благодарю за это Бога, – она минуту помолчала. – Они решили взять с собой бедную Бесси. Она ужасно боится. Эти звери совсем изъездят ее.

Вечером, когда Летти прибралась на кухне и возвратилась в свою лачугу к Эзу, Роксана спросила Малкольма:

– Дядя Малкольм, разве Летти замужем за Эзом?

Присев на стул напротив нее, Малкольм отпил из чашки кофе и только после этого ответил:

– Нет, Рокси, ни один из них тут не женат. Они пришли сюда четыре года назад и попросили взять их на работу.

Мужчины сразу сказали мне, что с ними живут женщины. Здесь, в горах, не задают липших вопросов и не осуждают. Они делают свою работу, для которой я их нанял.

Роксана долго молчала, вспоминая тех ужасных женщин в доме Келеба. К ее удивлению, сама мысль о том, что он может взять в постель такую женщину, показалась для нее невыносимой. Она глубоко вздохнула, пытаясь представить его себе – в той жалкой, убогой лачуге. Как мог он делить жизнь с такими же жалкими людьми?

Рассердившись на свои мысли, Роксана заставила себя не думать о Келебе. Какое ей дело до того, что он делает!

До недавнего времени война казалась им чем-то далеким. Они думали о ней только тогда, когда кто-нибудь из гостей привозил новости. Но однажды обнаружилось, что на торговом посту стало не хватать провизии, и это глубоко взволновало здешних обитателей.

В результате английской блокады на море стоимость продовольствия и других товаров в Штатах взлетела на немыслимую высоту. Цена на порох поднялась до одного доллара за фунт.

Малкольм охотился теперь и на мелкую дичь, расставляя вокруг силки и капканы. Было много кроликов, да и дикие индейки в поисках еды близко подходили к усадьбе.

– Не хочешь прогуляться со мной, Рокси? – предложил однажды Малкольм.

Она с готовностью кивнула. Что угодно, только бы отвлечься от монотонности обычного длинного дня.

Высокие дубы, мрачные и голые, распростерли свои ветви над заснеженным лесом. Роксана шла за Малкольмом, который, ступая, поднимал над тропинкой снежные облачка. Впереди на долгие месяцы – этот снег, холод, одиночество и скука, подумала Роксана.

Теперь, когда выпал снег, мало кто из соседей приедет к Шервудам. Из того, что рассказывал Гидеон, она поняла, что люди в горах влачат жалкое существование. Особенно женщины. Он говорил, что работают они как лошади и что у каждой по весне рождается новый ребенок. Наверное, они тоже сходят с ума от одиночества, подумала она.

Это одиночество, которое испытывают женщины, живущие здесь, в горах, и заставляло ее думать о Сете Хейле как о возможном муже. Если ей все же не удастся уговорить его уехать отсюда, он, по крайней мере, знает, как следует обращаться с женой.

Ее мысли перекинулись на Сета, и она впервые серьезно задумалась о нем.

До сих пор она видела лишь его красивое лицо и приятные манеры. Но что на самом деле скрывалось под этим? Может быть, его вежливость и спокойствие скрывали нечто противоположное? В конце концов, что делает образованный человек, джентльмен, в этой глуши – фермерствует?

Может быть, он приехал сюда по той же причине, что и дядя Малкольм: чтобы забыть о том, что разбило его сердце. Но она сразу отмела это предположение. В его глазах не было печали и боли.

Вдруг, к своему удивлению, она поняла, что его глаза не выражают никаких особенных чувств. В них редко можно было прочитать даже желание обладать ею. Только иногда ей удавалось подловить его и вызвать выражение желания – как, например, вчера вечером. Гидеон и дядя Малкольм после его приезда скоро удалились. Она ждала, что Сет подойдет и сядет рядом с ней. Но он не делал никаких попыток воспользоваться их уединением. Он оставался сидеть в кресле напротив, и она почувствовала беспокойство: что же он за человек?

Когда он собрался уезжать, хотя было еще рано, она уже решила, что не хочет провести остаток дней таким холодным человеком. Но, к ее удивлению, уже подойдя к двери, он вдруг прижал ее к себе. Ее страстная натура откликнулась на нежность – Роксана прильнула к нему. Он еще крепче обнял ее, и она бедром ощутила его напряжение. Она успела поду мать: он тоже живой человек! Но тут он отпустил ее.

Роксана вздохнула. Сет никогда не волновал ее и не заставлял ее сердце биться так, как это удавалось сделать охотнику. Но при этом он был таким, какой понравился бы ее матери.

За два часа Роксана с дядей объехали все капканы. На плече у Малкольма висела добыча – шесть кроликов; кроме того, они везли домой несколько бобров. Их мех, густой и блестящий, Малкольм собирался продать по хорошей цене. Когда последний капкан был снова установлен, Малкольм с робкой ухмылкой взглянул на Роксану:

– На том холме живет Рут. Не заехать ли нам к ней на чашечку кофе?

Роксана с трудом поднималась за дядей на вершину холма, стараясь ступать в его следы, и улыбалась своим мыслям. Она догадывалась, что он хотел бы получить здесь не только чашку кофе.

Она уже видела Рут Грин – правда, это было вскоре после смерти родителей, и поэтому она плохо ее запомнила. Она знала, что уже много лет Рут была женщиной дяди Малкольма. Он выкупил девушку у ее жестокого отчима. Ей было тогда всего четырнадцать лет. Малкольм построил ей небольшой домик в нескольких милях от собственного, где и устроил ее. Год за годом он регулярно навещал ее и учил, как доставлять мужчине в постели удовольствие. За столько лет она ни разу не предпочла ему более молодого человека; это доказывало, что все это время он оставался хорошим учителем по этой части.

«Конечно, есть еще и Гидеон, – подумала Роксана. – Но, я думаю, он не считается».

Именно Малкольм впервые отвел Гидеона к Рут, и Гидеон сам рассказал Роксане об этом.

– Мне было всего тринадцать, и я боялся, как черт, он смущенно усмехнулся. – Но дядя Малкольм навел меня в ее домик и с порога закричал своим хриплым голосом: «Рут! Этот парень забавляет сам себя. Возьми-ка его в постель и покажи ему все».

Роксана заморгала глазами:

– И она показала?

– Клянусь, показала! – Гидеон поднял глаза к потолку. – Я пока не встретил равной ей. Ты себе представить не можешь, что эта женщина проделывала со мной.

Роксана была удивлена и спросила его:

– Ты был там всего один раз?

– Конечно, нет. – Гидеон широко ухмыльнулся и потряс головой. – С тех пор я бываю там регулярно.

– А дядя Малкольм знает?

– Конечно, знает. Иногда мы ездим к Рут вместе. Он думает, что лучше мне ездить к Рут, чем к какой-нибудь шлюхе. С такими надо быть поосторожнее, чтобы не подхватить какую-нибудь болезнь. Мы с ним могли бы иметь шлюх Эза Джонсона – этот парень предлагал их дяде Малкольму." Но дядя сказал, что размозжит мне голову, если поймает меня у них.

– А как ты думаешь, дядя ходит к ним?

– Не-ет.

Она размышляла: почему естественным считается, что у мужчины, даже тринадцатилетнего, обязательно должна быть женщина? Почему же, думала она, если женщина хочет мужчину, ее называют шлюхой. Роксана покачала головой. Это было несправедливо.

Гидеон, который внимательно наблюдал за кузиной, вдруг озорно спросил:

– Почему бы тебе не поучиться у Рут? Охотник не уехал бы, если бы ты сделала его счастливым в постели.

Замахнувшись кулаком, она бросилась к Гидеону через комнату:

– Ах ты! Как ты мог подумать, что я хочу оказаться с ним в постели?

Гидеон уклонился от удара и, смеясь, продолжал ее дразнить:

– Меня не обманешь, сестричка. Я знаю, что он тебе нравится.

Она бросилась в свою комнату и осталась там до ужина. Гидеон был прав, и она ненавидела себя.

Роксана облегченно вздохнула, когда они добрались до дома Рут. Должно быть, та видела, как они приближаются, потому что, как только они взошли на крыльцо, она открыла дверь. Приветливая улыбка сияла на ее миловидном лице. Малкольм шумно поздоровался с ней и схватил в объятия.

– Вот, Рокси захотела чашечку кофе, а я хочу… ты знаешь, чего я хочу, женщина.

Он запустил руку под блузку Рут, и Роксана заметила через ткань, как он мнет ее груди. Она смущенно отвернулась, а Рут засмеялась и шлепнула его по руке.

– Постыдись, Малкольм, при Рокси!

Роксана поняла, что это было притворство. Одной рукой Рут обняла Малкольма за шею, а другой прижала его голову к своей полуоткрытой груди.

Потом, прямо на ее изумленных глазах, Малкольм отнес Рут в постель и задрал ей юбку до пояса.

«Боже, – подумала Роксана, быстро усаживаясь к ним спиной, – он собирается заниматься с ней любовью прямо перед моим носом».

Она услышала скрип поднимавшейся и опускавшейся кровати и покраснела от злости. Она выбежала бы из дома, если бы не мороз.

Потом скрип прекратился, и тяжелое дыхание понемногу стихло. Вскоре они все сидели за столом и пили кофе с печеньем. Сначала Роксана стеснялась смотреть на них. Но Рут и Малкольм вели себя так, словно ничего особенного не произошло, и озабоченно обсуждали текущие дела.

Она подумала: «Почему я должна смущаться? Ведь это они вели себя как пара собак».

Рут разлила по второй чашке кофе и обратилась к Роксане:

– Как дела у вас с Сетом? Скоро ли мы услышим свадебные колокола?

Роксана не успела ничего ответить, потому что Малкольм ответил за нее:

– Не понимаю я этого Сета Хейла. Он приезжает в дом каждый вечер и ничего не делает, только сидит. Если бы это был кто другой, Рокси давно выгнала бы его палкой.

– Но, может быть, когда вы окажетесь с ним в постели, Рокси, он растает и станет настоящим мужчиной, – засмеялась Рут. – Когда на улице и в доме холодно, парочка забирается под одеяло, чтобы согреться.

– Вы имеете в виду, что они вместе спят?

– Ну, не совсем, – вмешался Малкольм. – Сколько девушек в такие ночи потеряло нижние юбки!

– И не только юбки, – смеясь, подхватила Рут. Малкольм тоже засмеялся басом, но потом заметил:

– Ну, я думаю, что Рокси не стоит волноваться по этому поводу. Сет – слишком правильный и ляжет с невестой не раньше, чем разрешит ему священник.

Рут взглянула на него с лукавой улыбкой:

– Это ты так думаешь.

Ее собеседники удивленно посмотрели на нее. Наконец, не выдержав, Малкольм прорычал:

– Ну же, Рут. Продолжай.

Рут помолчала, потом положила руку Роксане на плечо.

– Дорогой, не знаю, может, я вмешиваюсь не в свое дело, но я думаю, ты должен кое-что узнать. Каждый день к Сету приходит индейская девушка. Я видела, как она перебирается через реку. Сет всегда ее встречает.

– Это ничего не значит, может быть, она работает у него, – фыркнул Малкольм.

Рут повернулась к нему:

– Да? А однажды я видела, как он взял ее прямо на земле.

Малкольм вопросительно посмотрел, и Рут продолжала рассказ:

– И я еще кое-что могу рассказать – что Эз, который работает у тебя, тоже крутится вокруг нее.

Перед глазами Роксаны встала картина с Эзом и девушкой на чердаке. Она разозлилась. Сет отдает Белой Звезде то, что возбуждает в нем Роксана.

Но, когда они с дядей шли домой, она поняла вдруг, что совсем не ревнует Сета.

Глава 9

Уехав из дома Шервудов, Келеб Коулмен весь день гнал коня. Встреча с приглаженным и приличным Сетом Хейлом застелила его глаза гневом.

– Вот кого она хочет, – бормотал он, галопом поднимаясь в гору.

Он спешил еще и потому, что хотел вернуться до того, как его товарищи покинут стоянку. Из-за стычки с индейцами он пропустил общий сход местных охотников. Он знал, что основная группа уже отправилась в дальний переход. Но оставался шанс застать тех, с кем охотился он сам.

До заката оставалась еще пара часов, когда он остановился перед старой, покосившейся лачугой. Изнутри не доносилось ни единого звука, из трубы не поднимался дым. Они ушли без него.

Келеб отвел коня в сарай, пристроенный к задней части лачуги, облегченно вздохнул, обнаружив там немного зерна. От движения его грудь разболелась, и он понял, что он гораздо слабее, чем думал. Ноги дрожали, перед глазами все расплывалось. Он нашел дом изнутри таким же, каким его оставил. Келеб брезгливо сморщил нос. За последнюю неделю он привык – к чистоте и свету. От царившей в комнате промозглости у него побежали по спине мурашки. Он присел на колени перед засыпанным золой очагом и достал из кармана кремень и огниво. После нескольких попыток вспыхнул огонек, от которого занялись ветки. Он продолжал подкидывать их до тех пор, пока в очаге огонь не запылал в полную силу.

Мрак немного рассеялся, и Келеб почувствовал себя лучше.

Он взял помятый кофейник и наполнил его водой из ведра, смолол кофе и засыпал горсть в кофейник. Пока на красных углях варился кофе, Келеб поискал еду. Ничего не обнаружив, он шумно вздохнул:

– Вот сукины дети! Не осмелились высунуть нос и оставили меня без провизии.

Потом он вспомнил, что они вывешивали мясо снаружи, на тонком деревце, на которое не мог забраться хищник. Выйдя на крыльцо, он довольно улыбнулся. Там действительно висела оленина. Пригнув дерево, он отрезал себе пару кусков.

За одиноким ужином Келеб вспоминал, как Шервуды собираются за столом, какие это ужины, и вдруг перестал жевать. Он вспомнил, как перешучиваются и поддразнивают друг друга Гидеон и Роксана, как какое-нибудь мудрое слово прекращает разгоревшийся спор, как Малкольм, посмеиваясь, наблюдает за племянниками.

Потом он стал думать об одной Роксане. В дороге он пообещал себе, что, когда приедет домой, сядет перед огнем и вспомнит все то время, что они провели вместе.

Когда полено прогорело и рассыпалось в золу, он вздохнул. В комнате стало почти темно – солнце село. Келеб зажег свечу и стал ходить по комнате туда и обратно. Луна была в своей первой четверти, и ее свет не проникал сквозь ветки деревьев. В любом случае коню надо дать отдых, решил он.

Он сел перед огнем и зажег трубку, налил себе еще чашку кофе. Но ни то ни другое не принесло ему успокоения, и через некоторое время он загасил огонь на ночь.

Войдя в спальню, Келеб почувствовал еще большее уныние. Растянувшись на комковатом матрасе и натянув на себя сырые одеяла, он подумал о сухой теплой постели, на которой лежал еще прошлой ночью, и ударил кулаком по подушке.

До этого момента его образ жизни нисколько не тяготил его. На самом деле ему нравилось такое бездумное существование. Он мало думал о завтрашнем дне, если только дело не касалось охоты или какой-нибудь женщины. Ему было все равно, какими одеялами укрываться и вкусна ли его пища. Но что-то с ним произошло. Теперь он смотрел на свою жизнь другими глазами.

Он еще поворочался и, наконец, уснул.

Его сон был прерывистым, и с первыми лучами солнца Келеб был уже на ногах. Разведя огонь, он подогрел себе остатки кофе. Грызя сухой кукурузный початок и запивая его обжигающим кофе, Келеб обдумывал, что ему делать дальше. Интересно, когда уехали его приятели? Сможет ли он догнать их? Ему не улыбалась перспектива охоты в одиночестве. В такой глуши одному можно сойти с ума. Тишина заснеженного леса и желание услышать хоть чей-нибудь голос могут заставить охотника кричать до тех пор, пока он не порвет связки и не захрипит.

Наконец он решил, что у него остался хороший шанс перехватить их. Поскольку с ними есть женщины, они будут вынуждены разбивать каждую ночь лагерь. Но он-то будет идти вперед – он может спать и в седле.

Когда Келеб начал укладывать вещи, он обнаружил, что паковать ему надо лишь упряжь. Охотники собрали все его капканы и повесили их на крючки в углу комнаты. Он вытащил сумку из бизоньей кожи и разложил ее на столе. Келеб методично укладывал пули, порох, табак, вяленую оленину, сухую кукурузу, топорик. Свой длинный острый охотничий нож он убрал в ножны, закрепленные на ремне.

Когда он закрыл за собой дверь дома, небо на востоке уже порозовело. Минуту он вдыхал морозный свежий воздух. Вдруг из-за хижины донесся хруст веток и шуршание листьев.

Мимо него пронесся, направляясь в лесную чащу, молодой олень. Келеб смотрел на грациозное животное, и оно почему-то напомнило ему Роксану. Неожиданно в полупрыжке олень дернулся и рухнул на землю. Громкий выстрел прозвучал справа от Келеба, и, повернув голову, он увидел дымок, поднимавшийся из-за кустов. Он услышал голоса, бросился на землю и ползком добрался до нависавших над самой землей ветвей кедра. Голоса стали ближе, он различил гортанную индейскую речь и замер.

Келеб осторожно раздвинул темно-зеленые ветви и выглянул наружу. Его зоркий глаз сразу обнаружил группу индейцев, сгрудившихся над убитым оленем. Вдруг из кустов вышел английский офицер в красном мундире и направился к индейцам.

Как оказался в Кентукки этот англичанин? Был ли он один или рядом разбит целый лагерь? Вопросы замелькали в голове Келеба.

Он быстро выглянул из кустов и задохнулся. Индейцы освежевывали оленя, а офицер направился к лачуге.

На секунду ему показалось, что офицер его увидел. В мозгу мелькнула мысль: «Черт, мне не справиться с семерыми».

По телу покатился холодный пот, Келеб уже ждал выстрелов. Никогда раньше он не испытывал страха, всегда с презрением относился к смерти. Но теперь, когда перед его глазами всегда стояло прекрасное лицо Роксаны, он захотел жить.

Гул голосов не стихал. Прошла четверть часа, но никто так и не обнаружил Келеба в его убежище. Он снова приподнял ветки и выглянул наружу. Двое индейцев, взяв оленя, направлялись к реке. Английский офицер разговаривал с четырьмя другими индейцами. Келеб облегченно вздохнул. Но тут же подумал, хорошо ли он загасил огонь в очаге. Может быть, в это самое мгновение из трубы поднимается дымок? Ветки не давали ему взглянуть вверх, и он видел только часть крыши.

Он снова стал смотреть на группу и заметил, что между ними возник спор. Англичанин продолжал показывать на хижину, но индейцы лишь упрямо качали головами и кивали в сторону реки. Келеб оглянулся через плечо, оценивая расстояние до сарая, где стоял его конь. Спрятаться было почти негде. Сможет ли он незамеченным добраться до сарая?

Он в нерешительности выжидал. Но тут англичанин поднял руки вверх в знак подчинения, и, к удивлению Келеба, вся группа двинулась к реке.

Келеб оставался под деревом, пока не услышал плеск погружаемых в воду весел. Куда они направлялись и что они замышляли, он не знал.

Звуки постепенно затихли, только ветер шумел в ветвях деревьев. Что же ему теперь делать? Искать ли товарищей или преследовать англичанина?

Долг перед этими горами и людьми, жившими в них, продиктовал ему решение. Келеб выполз из своего укрытия как раз вовремя, так как успел увидеть, как каноэ скрывается за поворотом. Англичанин сидел на носу, ладонью прикрыв глаза от солнца.

Келеб поспешил в сарай и широко открыл дверь, подперев ее. Он тоже поплывет на каноэ. А жеребцу придется попастись здесь, с оленями.

Он быстро разыскал каноэ, спрятанное в тростнике на берегу, и столкнул его в воду. Прыгнув в него, Келеб беззвучно выгреб на середину реки, подальше от берега.

Река была быстрой и полноводной, и, к счастью, он шел по течению. Русло было таким извилистым, что, путешествуй он по лесу, ему пришлось бы преодолеть расстояние вдвое большее, чем по водному пути, и он бы выбился из сил. Солнце стояло прямо над головой. Было довольно тепло для октября. Келеб смахнул с лица пот. Далеко перед ним вниз по реке двигалась маленькая черная точка – каноэ с индейцами. Куда же они направляются?

Уже перед самым закатом Келеб заметил на берегу торговый пост. Почти одновременно с этим он увидел, как каноэ резко повернуло и двинулось к берегу. Они останавливались на ночевку. Теперь Келеб сможет остановиться на посту, где были люди, послушать разговоры и пропустить пару стаканчиков.

Он тихо подвел каноэ к берегу. Сквозь голые ветки светили тусклые огни в окнах таверны. Пока он выбирался на берег, луна выпуталась из верхушек деревьев и осветила пост. Он медленно обвел глазами темные строения. Никаких признаков опасности. Только мертвые тени домов и пни, отмечавшие просеку.

Из таверны послышалась песня, и он поспешил присоединиться к веселью.

Келеб поднялся на крыльцо и, пригнувшись, взглянул в грязное окно. Внутри кипела жизнь.

Хозяин бегал вперед-назад за барной стойкой, наполняя кружки элем, а невысокие стаканы – ромом. По его лысине тек пот, но он счастливо улыбался. Денежки в коробке у него за спиной все прибывали. Эта была последняя большая ночь – теперь охотники вернутся только весной.

Их в таверне собралось больше десятка. Они отмечали свой последний перед зимой переход. Во время охотничьих вылазок многие из них не брали в рот спиртного и совсем немногие возили за собой женщин, и поэтому Келеб совсем не удивлялся тому, что здесь каждый жадно набрасывался на напитки и хватал каждую проходящую мимо шлюху. Впереди были долгие зимние месяцы.

В дальнем углу он заметил Лили, сидящую на коленях у плотного мужчины с усами и бородой, который запустил руку ей под платье и губами ловил одну обнаженную грудь. Лили дико хохотала. На лестнице, ведущей в комнаты, кипело движение, и он подумал, сколько раз Лили уже поднялась наверх.

Он усмехнулся, увидев, как рука Лили ползет вниз по кожаным штанам пьяного охотника. Она готовила его к своему очередному путешествию.

Келеб толкнул дверь и прокричал приветствие. Кто-то из глубины помещения окликнул его:

– Что ты делаешь здесь, Коулмен? Я думал, ты давно уехал. Не можешь расстаться с Лили?

Шутка была встречена взрывом смеха. Лили же восприняла ее как сигнал и тотчас, забыв бородатого охотника, подбежала к Келебу. Она промурлыкала, улыбаясь:

– Что же, ты соскучился по Лили?

Он освободился от ее руки и презрительно ответил:

– Какого черта, нет.

Она хотела пойти к стойке вместе с ним, но он поднял руку, и она отлетела назад, приземлившись на колени бородатого. Тот с готовностью обхватил ее за талию. Одно мгновение Лили сопротивлялась, чтобы наброситься на обидчика, который оскорбил ее у всех на глазах. Но когда бородатый снова запустил ей руку под платье, она хихикнула, прижалась к нему и начала шептать что-то ему в ухо. Они поднялись и побрели вверх по лестнице. Бородатый оглянулся и прокричал:

– Эй, хозяин, принеси-ка нам бутылочку рома.

Двое охотников освободили у стойки местечко для Келеба рядом с собой. На стойке не было сухого места, чтобы положить на нее локоть, везде были лужицы рома и эля. Напротив Келеба за стойкой появился хозяин в съехавшем парике. В его глазах сочетались нетерпеливое беспокойство и желание угодить.

– Чем могу служить, Коулмен?

– Дай-ка мне стакан рома. Подогрей немного.

Он выпил полстакана напитка, быстро разогретого га при помощи раскаленной кочерги, и поставил стакан.

– Что слышно у вас о войне?

– Последнее, что я слышал, – наша армия отступила в леса. Думаю, Нью-Йорк и Нью-Джерси в руках врага.

– Черт, если они будут отступать, то англичане появятся и здесь у нас, в Кентукки, – проворчал человек, стоявший слева от Келеба.

Его приятель согласно кивнул:

– Если бы надо было воевать только с англичанами, мы давно одолели бы их. А так – чертовы наемники, продажные шкуры, убийцы, подлые твари.

Келеб допил стакан и заказал еще один. Обернувшись к одному из мужчин, он спросил, меняя тему разговора:

– Индейцы охотятся где-нибудь поблизости?

– Да нет, я не встречал. Правда, видел как-то следы неподкованных индейских пони, а рядом с ними – отпечатки подков.

Келеб положил локти на стойку и огляделся. Под низким потолком клубился дым, делая еще более тусклым свет свисавших с балок ламп. Хриплые голоса мужчин и визгливые вскрики женщин сливались в общем гуле. Многие охотники уже напились до обморока и теперь лежали на полу – на них никто не обращал внимания. Среди тех, кто еще держался, тоже нельзя было найти трезвого.

Келеб поразмыслил над тем, нужно ли ему сообщать своему соседу, что подкованной была лошадь английского офицера. Здравый смысл подсказал ему, что не стоит. Пьяные охотники лишь спугнут тех, за кем он следил.

Келеб был доволен – он понял, что англичанин шпионит на территории противника, вызнает его сильные и слабые стороны. Он должен оценить опасность, которую местные жители представляют для его армии и наемников.

И Келебу стало ясно, что англичанина нужно поймать до того, как он доставит сведения в штаб. Келеб пришел к выводу, что лучше всего с этой задачей он справится самостоятельно.

Он поставил стакан и незаметно вышел из таверны. Его глазам еще нужно было привыкнуть к темноте, но он сразу уловил узкую тень, метнувшуюся из-за угла строения и растаявшую в тени деревьев. Он успел заметить две качающиеся косы и тихо и удивленно выдохнул. «Какого черта эта краснокожая дрянь болтается здесь?» – подумал он.

Келеб хотел было побежать за ней и силой добиться у нее ответа. Но потом он решил, что, скорее, всего ее гонит за ним ревность. «Я поговорю с ней потом», – решил он и сошел с крыльца.

Он тихо спустился к реке и сел в каноэ. На этот раз он решил держаться поближе к берегу, в его тени. Луна стояла высоко и ярко освещала все вокруг. Плеска его весел совсем не было слышно. Иногда Келеб поднимал весла и плыл по течению, пытаясь вслушаться в каждый ночной шорох. В один из таких моментов он явственно услышал громкое конское ржание.

Он повернул к берегу и замер, когда его каноэ дном проехалось по каменистому дну. С соседнего дерева заухала сова – вниз по реке откликнулась другая. Никаких других звуков не было слышно. Выбравшись на берег, Келеб прошел сквозь кустарник, обрамлявший берега реки. Волнение охватило его, сердце громко забилось. В нескольких ярдах от него горел небольшой костер. Рядом с ним лежало шестеро спящих, завернувшихся в одеяла людей. Рядом вышагивал, охраняя лагерь, одинокий индеец.

Глаза индейца слипались. Когда он повернул и пошел в направлении Келеба, тот едва подавил удивленный возглас – это был молодой человек, который охотился вместе с Длинным Шагом. Значит, он переметнулся к англичанам, еще раз удивился Келеб.

Когда часовой снова развернулся, Келеб пробрался еще чуть вперед и спрятался за большим камнем совсем близко к спящим. Он обвел их глазами и отыскал среди них красный мундир. Привстав на одно колено, Келеб инстинктивно потянулся к поясу за ножом. Он отдернул руку, и в это мгновение с горы раздался душераздирающий вой дикой кошки. Спящие проснулись, подскочили и в изумлении уставились на него.

Пользуясь их изумлением, Келеб поднялся на ноги, зажав в ладонях нож. Затем нож, без видимых усилий со стороны Келеба, будто сам по себе пролетел по воздуху и вонзился в грудь англичанина. Тот открыл рот, будто хотел возразить, широко раскрыл глаза и повалился вперед. Вокруг него распространилось темное пятно, казавшееся черным на красном мундире офицера. В полной сумятице индейцы откинули одеяла и ошеломленно смотрели на Келеба и направленное на них ружье.

Приятель Длинного Шага заговорил первым:

– Мы не будем мешать тебе, Коулмен.

– Почему вы шпионите для англичан?

Почувствовав, что их не застрелят на месте, индейцы вновь обрели дар речи и начали разом объяснять ему:

– Англичанин платит много денег. Краснокожим нет дела до войны между бледнолицыми, и мы водили его кругами, ничего не показывали.

Обдумав ответ индейцев, Келеб пришел к выводу, что, по всей вероятности, это так и есть.

Индейцы хитры, и у них своеобразное чувство юмора. Они вполне могли взять деньги у офицера, а сами водили его за нос.

Он опустил ружье, и индейцы с облегчением вздохнули. Келеб подошел к убитому и ногой повернул его на спину. Это был молодой человек. На мгновение Келебу стало грустно. Он подумал, что за океаном у офицера остались родители, к которым он никогда не вернется.

Он резко повернулся и приказал:

– Похороните его!

Через несколько минут в сырой каменистой земле была выкопана могила, в которую индейцы скатили молодого офицера. Могилу наспех закидали землей, закрыв ее ветками и листьями, так чтобы ее нельзя было заметить.

Прислонившись к дереву, Келеб наблюдал, как индейцы набросились на упряжь офицера, лежавшую рядом. Он не собирался останавливать их. Они взяли себе собственность убитого в обмен на молчание.

В седельном вьюке англичанина обнаружилось не мной ценностей, так что дележ шел быстро. Вскоре индейцы удалились и быстро исчезли в поднимавшемся от реки тумане.

Келеб постоял, послушал плеск весел, а затем направился вглубь леса. Наконец он может заняться и своими делами, разыскивая своих товарищей-охотников. Весной он вернется и отыщет свое каноэ. Теперь же была дорога каждая минута, а путешествие; по воде было слишком медленным.

Он обогнул пост – все было тихо. Даже в таверне стояла тишина, не горели огни. Он заулыбался, представив себе, сколько назавтра будет больных голов.

Когда он добрался до своей хижины, было уже почти совсем светло. Он хотел было немного поспать, но передумал. Он может проспать слишком долго, и приятели уйдут еще дальше.

К счастью, жеребец его был там, где он его оставил, – в теплом сарае. Он набросил одеяло на сильную спину коня и заговорил с ним. Просунув удила, Келеб вывел животное наружу, сел в седло, потрепал его блестящие бока и тронулся в направлении долины Огайо.

Когда солнце стояло уже совсем высоко, Келеб остановился на вершине холма, чтобы взглянуть на дом Шервудов. Он увидел фигуры людей, но среди них не было ни одной женской.

– Ее надменное высочество скорее всего еще спит, – проворчал он и пустил коня дальше.

К полудню он скакал по широкой избитой дороге, по которой обычно передвигались его приятели. Келеб заметил отпечаток треснувшей подковы. Такая подкова была у мерина, принадлежащего Эйбу. Келеб ехал и ехал, даже не останавливаясь, чтобы поесть. Когда голод слишком мучил его, он жевал сушеную Кукурузу, которую, уезжая из дома, сунул в карман.

Перед закатом он увидел, что поверх следов, оставленных лошадьми охотников, легли отпечатки неподкованных копыт индейских пони. Их было много, кажется, с десяток. Он перевел жеребца на шаг и внимательно изучил окружавший его лес. Они попадут в плохую историю, подумал он мрачно.

Не отрывая взгляд от следа, Келеб нашел место, где пони свернули в чащу. Он невольно вздрогнул. Вокруг была опасность.

Почти машинально он соскользнул с седла и затаился, не шевелясь, за деревом. Он смотрел и слушал, но вокруг не было ни малейшего движения. Несмотря на это, у него было ощущение, что за ним следят.

Вдруг из темнеющего леса что-то двинулось на него, без всякого предупреждения он оказался окруженным людьми. Громко крича и размахивая ножом, он катался по земле в схватке, нанося куда попало удары.

Келеб попытался встать на одно колено. Но тут раздался звук, который бывает, когда рвется кожаная одежда. Он почувствовал в бедре боль такой силы, что едва не потерял сознание. Сквозь пелену он увидел, как вокруг него встают обутые в мокасины ноги. Заставив себя не поддаваться бессильной панике, он смотрел на угрюмые, пылающие ненавистью лица.

Он видел движение ноги и почувствовал удар в подбородок, но был не в силах пошевелиться. Теряя сознание, он все спрашивал себя, было ли нападение случайностью или кто-то предупредил ренегатов, что он едет этой дорогой?

И перед его глазами вспыхнуло воспоминание о Белой Звезде, скрывающейся в чаще.

Глава 10

Роксана старалась поспеть за парой лошадей, которая медленно, но верно тянула сани, нагруженные дровами.

Роксана уже почти неделю возила с дядей дрова. Четыре дня назад он объявил ей за завтраком:

– Нам надо заготовить побольше дров, Рокси. В воздухе пахнет снегом, и его будет очень много. Тогда мы вряд ли сможем отправиться в лес.

На самом деле она помогала Малкольму по хозяйству уже три недели. По глупой случайности Гидеон угодил в один из своих собственных капканов. Его лодыжка так посинела и распухла, что он не мог ни ходить, ни даже натянуть на ногу башмак. Работники уже отправились на зимнюю охоту, и помогать, кроме Роксаны, было некому. Конечно, остались Летти и две другие женщины. Но эти бедняжки были так замучены и слабы, что Малкольм не мог заставлять их делать тяжелую работу.

Но Роксана была молода, сильна и здорова. Она ворочала колоды почти так же легко, как сам Малкольм. Кроме того, он любил быть в ее компании. Ему нравился ее заливистый смех, неожиданный и заразительный. Она заставляла его почувствовать себя снова молодым, и, когда она была рядом, походка Малкольма вновь становилась легкой.

Но сегодня он отправился в лес, решив, что нельзя больше откладывать охоту на оленя или бизона. Неизвестно, сможет ли он охотиться, когда ляжет снег. В один год из-за снега он целый месяц не мог выйти со двора, и его запасов мяса едва хватило.

– Ну и потом, я уже давно не видался с Рут. Заеду-ка я к ней посмотрю, как у нее обстоят дела с дровами. И подброшу ей свежего мяса.

Роксана и Гидеон обменялись веселыми взглядами, и Гидеон крикнул дяде вдогонку:

– Я бы тоже навестил Рут.

Малкольм хмыкнул и ответил:

– Тебе придется подождать своей очереди, сынок, – и хлопнул дверью.

Сегодня впервые Малкольм доверил Роксане самостоятельно управлять упряжкой. Ей нравилась ее первая настоящая работа, хотя она отдавала слишком много ненужных приказаний этим покладистым рабочим лошадкам.

Работа была довольно тяжелой: ей приходилось грузить дрова на плоские сани, крепко привязывать их. Но Малкольм хорошо учил ее, и работа у нее спорилась. Она всего дважды прищемила пальцы.

Ей было тепло и удобно работать в охотничьих штанах Гидеона. Ей нравилось, что движения ее не скованы. На поднявшемся холодном ветру ей не приходилось бороться с юбками. На ее плече приятной тяжестью висело ружье, и она испытывала гордость оттого, что умела им пользоваться.

Этому научили ее Малкольм с Гидеоном. Малкольм предупредил:

– Запомни главное. Нельзя понапрасну тратить порох.

Она слушала его очень внимательно и наблюдала, как он отливал пули и отмерял порох. Целый месяц у нее ныло плечо. Но постепенно она привыкла к оружию и не забывала плотно прижимать приклад к плечу при стрельбе. Конечно, она не была таким же хорошим стрелком, как ее дядя и кузен, но, как говорил Малкольм, могла при случае подстрелить индейца или английского солдата.

Обледенелая, изрытая колея свернула к реке. Здесь дорога была гладкой и ровной, и Роксана отпустила лошадей. Она улыбнулась. В нескольких метрах перед ней стояли три оленя, разбивая лед звонкими ударами своих копыт. По кромке, приблизительно на ярд шириной, вода уже полностью замерзла. Выйдя на берег, олени стали нюхать снег.

На минуту Роксана задумалась, не попытать ли ей счастья, не застрелить ли одного из них, но потом покачала головой. Она не сможет выстрелить в этих прекрасных животных. Дядя Малкольм принесет с охоты достаточно.

Вдалеке, в направлении дома Сета, она ясно различала настойчивый лай собак. Роксана предположила, что, может быть, он отправляется на охоту. И опять она стала думать о том, каким он мог бы стать мужем. Он казался ей добрым и деликатным, но дядя всегда отмечал его отчужденность.

Бывали моменты, когда Сет казался ей очень веселым – когда делал ей комплименты или говорил о Бостоне. Но если она задавала ему слишком много вопросов о его прошлом, ответы его становились уклончивыми, а улыбка – натянутой. Чаще всего она замечала это, когда начинала говорить о войне и о действиях короля в отношении колонистов. Тогда на его лице появлялось странное выражение, как будто бы он хотел защищаться, и ей казалось, что ее слова он воспринимает как личное оскорбление. Но она гнала от себя эти мысли, объясняя это тем, что он, видимо, испытывает чувство вины, так как не сражается за свою родину.

Но он не должен так думать, размышляла она. Многие не воюют, например Келеб Коулмен и его приятели-охотники.

В любом случае она надеялась, что все эти странности исчезнут после женитьбы. Сет привыкнет к ней и станет более мягким.

Неделю назад он сделал ей предложение. Роксана не могла отказать себе в удовольствии немного помучить его перед тем, как дала ответ.

– Вы уверены, что хотите жениться именно на мне, Сет?

Он поднес ее руку к своим губам:

– Совершенно уверен, Роксана. Я был уверен с первого дня, как увидел вас.

– И вы абсолютно уверены, что не отдаете предпочтение кому-то другому?

Она почувствовала, что рука его слегка напряглась.

– Почему вы говорите об этом? – осторожно спросил Сет.

– Разве вам не нравится одна индейская девушка?

Ее вопрос заставил его щеки вспыхнуть, и он резко отпустил ее руку.

– Вы, конечно, шутите, – сказал он холодно.

Тогда Роксана засомневалась. Он не был человеком, которому может понравиться индейская скво. Наверное, Рут ошиблась. Скорее всего, с Белой Звездой она видела тогда Эза Джонсона.

Роксана коснулась рукой его плеча и мягко проговорила:

– Я хотела помучить вас. Я буду счастлива стать вашей женой.

Сет обнял и поцеловал ее. На мгновение ей показалось, что его руки ласкают ее. Но он мягко отстранил ее и пожелал ей спокойной ночи. И хотя Малкольм в этот вечер предложил ему остаться, чтобы полюбезничать с Роксаной, Сет нашел какой-то предлог, извинился и уехал домой.

Роксана подозревала, что дядя Малкольм немного разочарован ее выбором. Гидеон, тот вообще не одобрял его. Он сказал ей:

– Этот человек не для тебя, Рокси. Он слишком заносится. Он совсем не похож на охотника.

Она почувствовала волнение, но быстро с ним справилась. Роксана твердо решила забыть охотника, поэтому отозвалась сердито:

– Очень на это надеюсь.

Гидеон фыркнул и сказал:

– Так оно и есть, Рокси.

Роксана напряглась. В лесу, тревожно прокричав, вспорхнул козодой. Два месяца назад она всякий раз начинала плакать, услышав этот печальный звук. Но теперь он ей нравился. Она вообще очень многое видела теперь в новом свете.

Роксана не могла сказать, как это произошло, но постепенно она сделала для себя множество прекрасных открытий. То она вместе с дядей Малкольмом и Гидеоном волновалась за заболевшую лошадь, то тревожилась, что тяжелый снег мог сломать балку и обрушить крышу их дома. Один раз она даже поднималась с Гидеоном на скользкую крышу, чтобы сбрасывать оттуда снег и лед. Вместе с Гидеоном она забрасывала первым снегом стены дома, чтобы защитить его от пронзительного ветра.

И, к своему удивлению, она полюбила вечера, проведенные перед очагом. Дядя Малкольм рассказывал сказки об индейцах и волках. Роксана и Гидеон слушали эти сказки с широко открытыми глазами, грызя орехи и жареные каштаны. Иногда они играли в карты, а чаще всего вели тихие беседы.

За последние недели у них было немного гостей. Но когда какой-нибудь сосед со своей семьей все-таки добирался до них по снегу, она наслаждалась такой компанией. Теперь она знала достаточно о жизни пионеров, чтобы вести разговоры с женами соседей.

Поначалу эти женщины смущались перед ней из-за своих простых платьев, обветренных лиц и рук и терялись перед ее утонченной красотой и яркими нарядами. Но ее открытый, приветливый нрав быстро развязывал им язык. Роксана видела, что Малкольм гордится тем, как она легко общается с его друзьями, и был рад этому.

Ветер вдруг задул ей прямо в лицо. Из-под шарфа выбились волосы, закрыв щеки и глаза. Лес потемнел и помрачнел. Роксана взглянула на небо – по нему низко плыли тучи. Она заволновалась: надвигалась снежная буря, а ей оставалось еще не меньше мили пути.

Панический страх заставил ее щелкнуть кнутом по спинам лошадей, подгоняя их.

Роксана не успела уйти далеко, как с неба посыпался густой колючий снег. Через десять минут он был уже таким сильным, что белая пелена застилала ей путь. Деревьев почти не было видно, тропу совсем засыпало.

– Что, если я потеряюсь? – вслух подумала она.

На этой неделе дядя Малкольм рассказывал об охотниках и поселенцах, которые во время бурана теряли дорогу. Многие замерзали до смерти.

Потом у нее появилась искорка надежды. Дядя Малкольм рассказывал им, что старики знали, как спастись во время бурана: они закапывались в снег и пережидали его. Может быть, ей надо будет поступить так же. Но пока она видит дорогу, она будет идти, решила про себя Роксана. Должно быть, она уже недалеко от дома.

Роксана шла вперед, прикрыв глаза от снегопада. Она устала, ее башмаки, казалось, налились свинцом. Наконец она остановила упряжку – надо было отдохнуть и перевести дыхание. Прислонившись к саням, она огляделась, пытаясь понять, где она. Однако уже на расстоянии нескольких шагов ничего не было видно, и она оставила попытки.

Роксана вздохнула и отвела взгляд от леса. Прошептав: «Надо идти!», она подняла кнут и громко закричала на не успевших отдохнуть лошадей, но тут в лесу раздался вой волка. Лошади разом попятились, поднялись на задние ноги, копытами рассекая воздух. Прежде чем она могла понять, что произошло, лошади понеслись через лес, таща за собой бешено подпрыгивающие сани.

Секунду Роксана в отчаянии смотрела им вслед, потом с криком бросилась за ними, пытаясь остановить. Ветер заглушал ее голос, и животные в панике продолжали нестись.

Во многих местах снег уже доходил ей до колена, несколько раз она падала. Вдруг она поняла, что она обронила где-то ружье. В ее воображении встала мрачная тень волка.

Вдруг Роксана радостно закричала – сани на всем лету застряли между двух деревьев. Однако, когда она подошла, оказалось, что застряли они слишком плотно.

– Что делать, – вслух думала она. – Я не смогу их высвободить.

Тут она стукнула себя по лбу. Выход был таким простым, что удивительно, как она не поняла раньше: ей надо отстегнуть одну лошадь и верхом добраться домой. Дядя Малкольм говорил, что лошадь всегда отыщет дорогу.

Она подошла к дрожащим, перепуганным лошадям, тихо успокаивая их. Она отстегнула их от саней, и уже, когда она попыталась взять вожжи, лошади вдруг шарахнулись и понеслись в лес. Роксана не могла поверить своим глазам.

Вокруг завывала буря. Роксана стояла с бессильно опущенными плечами, и слезы катились по ее щекам. Затем она резко вытерла со щек соленый поток, который грозил заморозить ее лицо, и выпрямила спину. Она должна идти вперед. Она должна разогреть кровь, иначе замерзнет до смерти в этом лесу.

Она гадала, куда же ей идти. Однажды Гидеон говорил что-то о том, что мох у ствола дерева растет с северной стороны. Но вокруг были одни кедры, ветви их были укрыты снегом, и даже ствол нельзя было разглядеть. Кроме того, она не знала, в каком направлении находится их дом.

Тяжело вздохнув, Роксана выбрала направление, которое казалось ей верным. Она опять услышала вой и постаралась идти быстрее – ей казалось, что волк преследует ее.

Она с трудом поднимала отяжелевшие ноги, спотыкалась, иногда падала. Идти было тяжело. Вдруг ее сердце подскочило – перед собой она увидела человеческие следы. Она пойдет по ним, они приведут ее к жилищу. Однако, сделав несколько шагов, Роксана почувствовала разочарование, и слезы бессилия поползли по ее щекам – следы были ее собственными. Она шла по кругу. Было очевидно – она потерялась.

Роксана уселась на пень, обхватив голову руками. Ей не оставалось ничего другого, кроме как зарыться в снег и пережидать буран. «Но как же это делается? – гадала она. И вправду вырыть яму или спрятаться в сугробе?»

Пряди волос замерзли, закрывая ей лицо и мешая смотреть. Она искала глазами сугроб, но снег покрыл землю в лесу ровным покрывалом, и укрыться было негде. Она вздохнула и попыталась встряхнуться. Она так устала… Силы ее были на исходе. Может быть, прилечь и передохнуть немного? Роксана невидящим взглядом уставилась на лес, выбирая дерево, под которым можно свернуться калачиком. Она сделала несколько шагов и внезапно увидела перед собой огромную тень. В изумлении она остановилась и подняла глаза. Затем со стоном облегчения прошла несколько последних шагов и оказалась у простой, обветшавшей лачуги. Поскорее открыв дверь, она упала на земляной пол.

Она долго лежала, переводя дыхание. Снаружи завывал ветер, заставляя старую хижину трястись и раздувая золу по обрушенному очагу. Роксана приподнялась и тут только заметила слабые огоньки, игравшие в очаге. Ей стало страшно. Она была здесь не одна. Кто-то разжег этот огонь. Внезапно она почувствовала чье-то присутствие. Позади себя Роксана услышала какой-то приглушенный звук. Она вскочила на ноги и огляделась. У дверей возникла фигура, и Роксана тихо вскрикнула. Слабый огонь очага осветил лицо женщины, и она узнала Белую Звезду.

Ноги девушки были обуты в мягкие мокасины, и она бесшумно подошла к двери и закрыла ее.

– Слава Богу, – вздохнула Роксана. – Я боялась, что здесь индейцы.

Она сразу же осознала свою ошибку и попыталась смягчить ее:

– Я… Я имела в виду – мужчины…

В глазах Белой Звезды появилась хитрая улыбка. Она усмехнулась:

– Я знаю, что вы имели в виду, мисс Шервуд.

– Ты помнишь меня… знаешь, кто я?

Девушка отвернулась. Роксана не знала, что та вспоминает в этот миг – тот день в сарае, когда она видела их с Эзом, или ночь, когда Келеб дал ей пощечину на глазах белой девушки.

Однако она поняла, что Белая Звезда помнила все. Глаза индианки загорелись, и она ответила:

– Да, я знаю, кто ты. Я знаю двух мужчин, которые влюблены в тебя.

– Двух?

– Да, двух.

– Но ведь только… – слова застряли у Роксаны в горле.

Сзади за плечо ее схватила грубая мужская рука. Оказывается, их было двое – но в темноте она разглядела одну девушку.

Белая Звезда взяла из кучи дров на полу сосновое полено и бросила его в огонь. Оно быстро разгорелось, и яркий свет осветил комнату. Обернувшись, Роксана увидела волчье лицо Эза Джонсона.

– Вы! – выдохнула она.

– Совершенно верно, мисс. Старый добрый Эз. – Его злобный смешок прозвучал громко. – Это я, мисс. Я всегда на охоте. Охочусь за лакомым кусочком, вроде вас. Я знал, что если у меня хватит терпения, вы придете ко мне сами.

Она смотрела на него, объятая ужасом. Его губы растянулись в усмешке, и нельзя было ошибиться относительно его намерений – глазами он так и рыскал по ее телу в обтягивающем охотничьем наряде.

Он облизнул свои тонкие губы, и Роксана умоляюще бросила через плечо Белой Звезде:

– Пожалуйста, помоги мне.

Однако в глазах девушки Роксана прочитала такую ненависть, что поняла: помощи ждать неоткуда. Из горла Эза вырвался смешок. Он знал, что Белая Звезда не станет помогать Роксане.

На мгновение он ослабил хватку, и Роксана, воспользовавшись этим, вырвалась и забежала за стол.

– Я умру, прежде чем ты дотронешься до меня, – крикнула она Эзу.

Он ответил непристойностью и сделал выпад, чтобы достать ее через стол. Роксана вывернулась, но оказалась рядом с Белой Звездой. Скво была сильной и крепко-крепко схватила Роксану. Подошел Эз и начал шарить руками по ее телу, пытаясь сорвать одежду.

Роксана продолжала бороться, пытаясь вырваться. Эз подставил ей подножку, она упала, и он оказался сверху. Теперь они катались в грязи. Ужас Роксаны сменился злостью, и она кусалась и царапалась как дикая кошка. Эз попытался прижать ее, и она пронзительно завизжала.

В раздражении Эз сильно ударил ее по лицу. Голова закружилась, и, пока Роксана приходила в себя, он разорвал ее плащ и блузку, сорвал с нее лосины. Она лежала перед ним обнаженная и обессиленная.

Вдавив ее плечи в землю, он просунул колено между ее ног. Она содрогнулась оттого, что должно было случиться дальше, и из последних сил попыталась оттолкнуть Эза, крича во весь голос.

Крик ее еще звучал, когда дверь хижины с шумом распахнулась. В проеме двери стоял величественный, высокий и широкоплечий индеец. Глаза Белой Звезды широко раскрылись, и она отступила к столу.

Индеец обвел быстрым взглядом комнату. Он увидел пару на полу, и мгновенно рука его оказалась у ножен, прикрепленных к его поясу. Прижатая телом Джонсона, Роксана видела, как короткий широкий нож пролетел мимо и вонзился Эзу в грудь. Струей забила кровь, окропив грудь Роксаны. Она содрогнулась. Эз слегка приподнялся, выкатил глаза и с глубоким вздохом рухнул на нее.

Роксане показалось на мгновение, что она теряет сознание. Но Длинный Шаг стащил с нее мертвое тело и помог ей подняться. Он взял одеяло, которое расстелили для себя Белая Звезда и Эз, и закутал в него Роксану. Затем, обернувшись к Белой Звезде, схватил ее за руку, зажав ее, как тисками, и стал говорить ей что-то на своем языке. В глазах девушки появились смятение и ужас, она хныкала и вырывалась. Прикрыв другой рукой лицо, она проскулила:

– Я не трогала ее, Длинный Шаг.

Роксана выкрикнула:

– Ты лжешь! Ты помогала Эзу, ловила и держала меня.

Пойманная на лжи, девушка бросила злобный взгляд в сторону белокожей женщины, которую она так ненавидела. С силой вырвав руку, она отбежала на безопасное от индейца расстояние.

– Интересно, что делает белая женщина в лесу одна?

Длинный Шаг угрожающе поднял руку, наступая на нее. Она издала испуганный крик, но успела проскочить мимо него и выбежать за дверь. Дверь захлопнулась. Роксана вытянула руку, чтобы остановить индейца:

– Пусть уходит, Длинный Шаг. Она не виновата.

Одно мгновение краснокожий изучал лицо белой женщины. Он понял, что она говорит искренне. Бледнолицая женщина, показалось ему, понимает, что Белая Звезда не властна над собой. Он серьезно кивнул:

– Белый человек дотронулся до нее и испортил ей жизнь. Она навсегда потеряла свою честь.

Он был сейчас совершенно спокоен и показался Роксане почти благородным, когда повел ее к скамье рядом с очагом. Он подбрасывал в очаг дрова до тех пор, пока огонь не разгорелся хорошенько. Потом положил руку ей на плечо и сказал торжественно:

– Дров хватит, и ты здесь в безопасности. Ты остаешься. Я пойду и приведу твоего мужчину.

Она схватила его за руку. Дрожащим голосом она сказала ему:

– Длинный Шаг! Я никогда не смогу отплатить тебе за то, что ты сделал для меня сегодня.

– Не надо платить, – усмехнулся индеец.

Ничего не говоря больше, он нагнулся, подхватил на плечо тело Джонсона и вышел из хижины.

Глава 11

В проеме вигвама Келеб видел, как индейские женщины суетятся вокруг огня, готовя еду для тридцати своих мужчин, многочисленных скво и детей.

Келеб был пленником в лагере ренегатов – уже целых два месяца. Он вздохнул и обвел взглядом заснеженные верхушки сосен. Когда он впервые открыл здесь глаза, снега еще не было.

Первые четыре дня он испытывал сильную боль. Он метался в лихорадке и не имел ни малейшего представления о том, где он. Чьи-то мягкие руки переворачивали его, обмывали его рану, меняли повязки. В беспамятстве он решил было, что это Белая Звезда так заботится о нем. Он вспоминал, что он пытался прогнать ее от себя:

– Убирайся от меня, красная дрянь. Ты сделала это со мной.

Но когда он окончательно пришел в себя, то увидел рядом незнакомую индейскую девушку, которая, сидя на коленях, меняла ему повязку. Бедро распухло и стало вдвое больше обычного, вокруг резаной раны расползлась страшная краснота. От прикосновений рана горела огнем, и Келеб понял: «Если начнется гангрена, мне конец».

Девушка не оставляла его и всю ночь напролет смачивала рану раствором, приготовленным из коры какого-то дерева. К утру опухоль начала спадать и перестала гореть. Прошла и лихорадка, но вдруг его начал бить озноб. Заметив это, девушка сбросила с себя одежду и, к его изумлению, проскользнула под одеяла и прижалась к нему.

Обняв его руками, она прошептала:

– Маленькая Олениха будет греть тебя.

Келеб припомнил это и улыбнулся. С тех пор девушка не один раз согревала его таким образом.

Он отыскал глазами ее тонкую грациозную фигурку в группе скво, хлопотавших по хозяйству, и почувствовал волнение в чреслах. Она была восхитительна в постели. Это была вторая девственница в его жизни, и длинными холодными ночами он обучал ее тому, что ему так нравилось.

Он подумал и о той, другой девственнице, которая тоже ему нравилась, и за которую он готов был отдать жизнь; и тело его на этот раз успокоилось. Что делает она в эту минуту? Помогает Летти готовить еду? Тут он с ужасом подумал, что она уже могла выйти замуж и сейчас готовит ужин для Сета.

Он вспомнил, как она накрывала его копной своих золотых волос, как обнимала нежными руками, и застонал. Мысль о том, что она обнимает Хейла, была ему невыносима, и он приказал себе не думать о Роксане.

Келеб стал размышлять о Сете. Он мог поклясться, что, по крайней мере, дважды видел того в лагере. И всякий раз Сет уединялся с вождем и вел с ним долгие разговоры. И совершенно определенно он несколько раз видел среди индейцев и Белую Звезду. Он был почти уверен, что в первые дни именно она ухаживала за ним.

Но он по-прежнему не доверял ей и считал, что его захватили именно благодаря ей. Он десятки раз спрашивал себя, почему. Что она этим выиграла – отомстила? Что нужно от него ренегатам? Чем он мог быть им полезен?

Келеб долго размышлял об этом, но пока не мог найти ответ. С ним хорошо обращались, даже сделали младшую дочь вождя его скво. Он усмехнулся: старый хитрый волк наверняка подослал ее, чтобы шпионить за ним. Выздоравливая, он обнаружил к тому же, что его вигвам охранялся по ночам. Старик надеялся не только на Маленькую Олениху.

Помимо ночной охраны ничто не ограничивало его свободы в пределах лагеря. Но однажды, когда он забрел в лес, он обнаружил, что в затылок ему дышит полдюжины индейцев.

Он потянулся к своему меховому ложу и достал трубку. Не может быть, что отсюда нельзя убежать. Он должен вернуться в поселок и узнать, что происходит в штате.

Задул ветер, сдувая снег с сосновых веток. Келеб сильно проголодался, в желудке у него урчало.

Когда старуха скво подошла к своему мужу сказать, что еда готова, Келеб тоже поспешил наружу. Вождь, до этого важно восседавший на потертом одеяле, вышел из вигвама. Ему первому подали еду, и только после этого остальные индейцы сгрудились вокруг почерневшего котла, висевшего над огнем. Когда все расселись вокруг костра, за своей порцией подошел и Келеб – он был здесь пленником и знал свое место.

Маленькая Олениха принесла ему миску, щедро наполненную кусками нежнейшего мяса. Он поблагодарил ее улыбкой, и она уселась позади на корточках, ожидая от него приказаний.

Еда была вкусной, но Келеб никак не мог привыкнуть есть руками. Чавканье и причмокивание, доносившиеся со всех сторон, вызывали у него тошноту.

Индейцы не разговаривают за едой, поэтому ужин скоро был закончен. С довольным ворчаньем краснокожие набивали свои трубки и рассаживались для отдыха. По знаку вождя женщины и дети разделили еду, оставшуюся в котле, между собой и расселись, не приближаясь, однако, к теплу костра.

Сквозь клубы дыма Келеб разглядывал лицо вождя. Это был странный человек, его нельзя было разгадать. Этот старый индеец вел себя по отношению к нему не как враг, но и дружескими его манеры тоже нельзя было назвать. Холодные глаза, смотревшие с этого сурового лица, как бы предупреждали, что он убьет не задумываясь, если это будет нужно.

Послышались шаги – кто-то бегом приближался по снежной тропе. Индейцы и Келеб повернули головы в ожидании. Из лесу появился молодой индеец. Он легко добежал до вождя и стал что-то быстро и тихо говорить ему. Вождь внимательно слушал. Когда бегун закончил, вождь повернулся к Келебу и резко приказал:

– Коулмен, иди в вигвам.

Келеб равнодушно пожал плечами и удалился. Маленькая Олениха последовала за ним. Келеб уселся на свое ложе и стал внимательно наблюдать за разговором индейцев.

Он старался казаться равнодушным, но чувствовал, что должно произойти что-то важное, и он обязательно должен был узнать, что.

Индейцы не расходились от костра до конца дня. Иногда они говорили тихо, иногда снова принимались кричать. Келеб пытался расслышать их слова, но вигвам стоял слишком далеко.

К вечеру внезапно налетели тучи, и рано стемнело. Начинался сильный буран и снегопад. Снег был такой сильный, что индейцы быстро разбежались по своим домам. Келеб заметил, однако, что старшие удалились в вигвам вождя.

На лице Келеба появилось мрачное выражение. Они что-то замышляют, подумал он.

Вигвам вождя стоял в сосновой роще, на расстоянии десяти ярдов от вигвама, в котором жил Келеб. А что, если ему пробраться за деревьями к вигваму и попытаться услышать, о чем они говорят? Но что ему делать с девушкой, наблюдавшей за каждым его движением?

Пришла ночь. Ветер усилился. На белом снегу лагерь казался призраком. Вдруг Келеб напрягся. Из леса возник белый мужчина и прямиком направился в вигвам.

Сердце Келеба забилось, кровь застучала в ушах. Он должен узнать, кто этот человек. Но как? Он встал и начал шагать. Как же ему избавиться от маленькой скво? Он посмотрел на нее – она сидела у огня и шила ему рубашку.

Он улыбнулся. Он придумал. Выход был так прост, что, если бы это пришло ему в голову раньше, он сбежал бы уже несколько недель назад. Он растянулся на ложе и жестом подозвал к себе девушку. Она радостно подошла и устроилась рядом.

Умелыми пальцами он начал ласкать ее тело. Когда он почувствовал, что она ослабела от страсти, он навис над ней, опершись на локти. Она нежно улыбнулась ему и закрыла глаза, ожидая поцелуя. На одно мгновение он замер, а потом кулаком резко ударил ее в подбородок. Почувствовав, что она потеряла сознание, он испытал угрызения совести и прошептал: «Прости».

Он быстро поднялся, но вдруг замер и опустился на колени. Снаружи кто-то был. Может быть, к нему приставили охрану? До этого момента никаких часовых не было, и он еще подумал, что из-за непогоды они не считают нужным охранять его.

Вдруг за завываниями ветра он услышал прямо позади себя звук рвущейся ткани. Он обернулся и увидел длинное лезвие, разрезавшее шкуры, которыми был укрыт вигвам. Широко раскрыв глаза, он наблюдал, как лезвие исчезло и появились смуглые пальцы, раздвигавшие разрезанные части. В разрезе возникло лицо Длинного Шага.

Келеб чуть не вскрикнул от неожиданности, но краснокожий сделал предупреждающий знак, призывая его к молчанию. Индеец удовлетворенно кивнул, увидев лежавшую без сознания девушку, и знаком призвал Келеба следовать за ним.

Келеб переступил через тело девушки и вылез наружу. Длинный Шаг дотронулся до его плеча и кивнул в сторону леса. Келеб потряс головой и прошептал:

– В том вигваме что-то происходит. Туда вошел белый человек, и я хочу знать, кто он.

Однако Длинный Шаг взял его за плечо и прошептал ему в самое ухо:

– Потом. Ты нужен сейчас своей женщине.

Келеб уставился на индейца:

– Женщина? О какой женщине ты говоришь?

– С золотыми волосами. Твоя жена.

Он нужен Рокси? Он не верил. Он был последним, кто был ей нужен… или кого она хотела бы видеть. Он пронзительно посмотрел на индейца.

– Зачем я нужен ей?

Потянув его за плечо, Длинный Шаг позвал:

– Пойдем. Я расскажу тебе по дороге.

Снежная буря не кончалась. Они шли, и Длинный Шаг рассказывал обо всем, что произошло в хижине.

Келеба охватил гнев. Как мог посметь этот Эз Джонсон или кто бы то ни было другой дотронуться своими грязными руками до Роксаны, до ее прекрасного тела – ему была невыносима эта мысль. На какую-то долю секунды он разозлился даже на своего индейского друга за то, что тот убил Джонсона и лишил его удовольствия сделать это самому.

Уже за полночь они подошли к хижине. Сквозь снегопад они разглядели тусклый огонек, мерцавший внутри. Келеб вздохнул. Он устал как собака, рана ныла. Он подивился выносливости Длинного Шага. После такого пути человек должен чувствовать себя смертельно уставшим.

Келеб громко постучал в покосившуюся дверь. Голос, который он так хорошо помнил, спросил осторожно:

– Кто там?

– Я и Длинный Шаг, а кого вы ждете? – отозвался он.

Он услышал ее удивленный вскрик. Его сердце упало. Он был прав – она ожидала увидеть Сета.

Заскрипели ржавые петли, и дверь открылась. Келеб смотрел на нее и не мог ничего с собой поделать.

Она по-прежнему была завернута в одеяло, и он видел ее гладкие ноги. На плечи падали вьющиеся золотые волосы, которые казались живыми в мерцании огня.

Он проглотил комок в горле и отвернулся от нее.

– Кого же должен был привести Длинный Шаг? Разве я не твой мужчина?

Она слушала, как он произносит эти слова, и думала: «Такой же, как всегда, – презрение и ненависть».

Ей захотелось задеть его. Сделать так, чтобы с лица его исчезла эта холодная самоуверенность. Холодным, лишенным выражения голосом она ответила:

– Ты не мой мужчина. Ты никогда им не был.

Он опустил глаза, чтобы она не прочла в них боль, которую причинила. Поборов себя, он отозвался с пренебрежением:

– Правда? Ты имеешь в виду, что Сет, этот джентльмен, занял мое место?

Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза:

– Мы с ним поженимся весной. Если ты спрашивал об этом, то я отвечу «да».

Последовало молчание. Келеб потерял все самообладание. Ее слова ранили его неожиданно сильно. Справившись с собой, он нашел в себе силы спокойно спросить:

– В самом деле? А ты сказала ему, кто был первым?

Его оскорбительные слова пощечиной хлестнули ее по лицу. Роксана сжала кулаки и закричала:

– Я ненавижу тебя, Келеб Коулмен. Я ненавижу тебя до боли.

Казалось, ее вспышка не задела Келеба. Он и раньше слышал от нее такие слова. Он начал медленно приближаться к ней. Огонь в его глазах и звериная усмешка сказали Роксане, что она зашла слишком далеко. Она поглубже завернулась в одеяло и начала пятиться. Вдруг она почувствовала, что отступать дальше некуда: на пути ее отступления стояла кровать.

Келеб, все так же усмехаясь, приблизился к ней. Ласковым голосом он проговорил:

– Рокси, дорогая, ты же знаешь, что это неправда.

Ее ноги были прижаты к кровати. Она тихо вскрикнула:

– Нет!

Последовала борьба. Роксана пыталась вырваться от него и одновременно удержать на себе одеяло. Но она проиграла. Одним резким движением Келеб вырвал у нее одеяло. Она ослабела от того голода, с которым его глаза пожирали ее тело. Наконец она положила голову на грязную, набитую сеном подушку, и закрыла глаза, покоряясь его желанию.

Она начала дрожать – он убрал волосы с ее лба и затем начал ласкать ее шею. На секунду он ощутил под пальцами биение ее крови, потом положил руку ей на грудь, поглаживая и лаская. Ей на лицо упали его волосы, его губы искали ее рот. Сначала они были мягкими, но постепенно становились сильными и жадными, раздвигая ее губы. Она хотела закричать: «Убирайся, я не хочу тебя!» Но вместо этого она прошептала: «О, Келеб, Келеб». Он обнимал ее, и только это имело для нее смысл в этот момент.

Она расслабилась и ответила его желанию, раскрыв губы и встретив его язык. Потом она неохотно отпустила его, чтобы он разделся. Когда Келеб опустился над ней, она протянула вниз руку, чтобы самой направить его. Руками он подхватил ее под ягодицы и держал до тех пор, пока полностью не вошел в нее. Крепко удерживая ее, он начал медленные движения, заставляя стонать от удовольствия при каждом толчке.

Его тело напряглось, и движения стали быстрее. Он прижал ее к постели, и она обвила его ногами. В комнате слышалось их отрывистое дыхание. С финальным толчком их тела одновременно напряглись, их накрыла судорожная волна, и они замерли.

Когда страсть покинула его, Келеб отодвинулся и приподнялся на локте. Он смотрел в ее глаза, пока такие мягкие после экстаза, который вызвал он сам, а затем приложил ее руку к свой шее, приглашая погладить его.

На какую-то долю секунды она еще улыбалась ему, но потом как будто кто-то сказал ей: «Ты опять позволила ему использовать себя. Неужели ты забыла, что тебе сделал предложение человек, достойный чести?»

Ее лицо опять сделалось холодным, она резко отпрянула. Не скрывая сарказма, она сказала:

– Полагаю, ты не замедлишь рассказать об этом Сету.

Ответа не последовало. Тогда Роксана обернулась и посмотрела на него. Впервые Келеб потерял самообладание, и она увидела в его взгляде нечто, не похожее на презрение. Его полные боли темные глаза смотрели на нее почти с мольбой. Но тот час же он стал прежним. И когда он спокойно ответил ей с ледяным смешком:

– Ты никогда не выйдешь замуж за Сета, – она почти поверила ему.

Она издала короткое «ха» и поднялась с кровати, завернувшись в одеяло. Подвинувшись к очагу, Роксана подобрала свою одежду, которая высохла, но была совершенно разорвана. В чем же она поедет домой? Роксана почувствовала на себе взгляд Келеба и бросила одежду на пол. Пусть он позаботится об этом.

Длинный Шаг спал, свернувшись калачиком перед огнем, его дыхание было ровным и глубоким. Роксана подбросила еще дров – индеец оказался хорошим другом, и ей хотелось позаботиться о нем сегодня.

Ночь была на исходе, но буран не кончался. Келеб несколько раз выходил за дровами в сарай. Длинный Шаг проснулся. Он хорошо отдохнул и был полон сил. Он сел перед очагом и стал зашивать разорванную по швам одежду Роксаны. Вонзая костяную иглу в мягкую кожу, он пробормотал:

– Работа скво.

Роксана удивилась про себя: если он считает это женской работой, зачем же он носит в кисете на поясе нитку с иголкой. Она решила, что, видимо, у индейца нет собственной скво, и мысленно пожалела его.

Длинный Шаг и Келеб перекидывались отдельными фразами, Роксана молчала. Она лишь поблагодарила индейца, когда тот протянул ей починенную одежду.

Но, хотя Келеб не разговаривал с Роксаной, он наблюдал за каждым ее движением с выражением боли на лице. В один момент он как будто почти решился заговорить с ней о своих чувствах, но холодное и отчужденное выражение ее лица заставило его остановиться.

Перед рассветом Роксана, уже одетая, подошла к окну. Ветер почти стих. Она прислушалась к его завываниям на склонах гор и облегченно вздохнула.

Вместе с ветром закончился и буран. Она открыла дверь и выглянула наружу. Еще было темно, звезд не было, но на востоке небо уже розовело. Она закрыла дверь и произнесла:

– Снегопад кончается. Светает.

С первым лучом солнца они закрыли за собой дверь. Келеб шел впереди, Длинный Шаг – позади Роксаны. С трудом ступая за Келебом, Роксана все больше чувствовала мрачное разочарование. Она невольно мечтала о том, чтобы Келеб заговорил с ней, сказал хоть что-нибудь – даже что-то презрительное. Скоро они дойдут до дядиного дома, и, может быть, она никогда больше не встретит его. А если и встретит, она, скорее всего, будет уже замужней женщиной.

Келеб же хранил молчание. Случайные слезы слепили ее глаза, и Роксана спотыкалась, теряя его след.

Вдруг Длинный Шаг издал предупреждающий звук, и Келеб остановился так резко, что Роксана врезалась в его спину. Оба мужчины внимательно слушали, подняв головы. Роксана тоже прислушалась, но ничего не услышала.

Внезапно лес наполнился душераздирающими воплями. Тишину разорвали свист пуль, рикошетом отскакивавших от камней и деревьев. Роксана не успела опомниться, как Келеб сбил ее с ног и укрылся вместе с ней за большим камнем. Она ударилась о камень головой и лежала теперь оглушенная и беспомощная. Как во сне до нее донеслась далекая евангельская песнь, которую обычно распевал преподобный отец Джеймс.

«Бедный старичок, – подумала она про себя, – он плохо слышит». Потом песнь прервалась, и она услышала хруст снега, по которому в нескольких ярдах от нее шли индейцы. Она поняла, что Келеб подполз к ней, прижав к плечу длинное ружье. С другой стороны до нее донесся такой же звук, и она поняла, что это Длинный Шаг, чье ружье было тоже неплохо пристрелено по ренегатам-индейцам. Выстрел обоих ружей был одновременным, и она невольно содрогнулась. Снова раздались громкие крики, а затем они услышали топот обутых в мокасины ног. Индейцы отошли в лес.

Келеб выглянул из укрытия. На снегу распростерлись два тела. Он удовлетворенно усмехнулся. Поспешно зарядив ружья, они с Длинным Шагом стали ждать новой атаки. Он понимал, что у них нет шансов победить ренегатов. Его рука потянулась к ножу. Может быть, убить девушку прямо сейчас? Она начала приходить в сознание и представить себе не могла, что он хочет с нею сделать.

Он вздрогнул от этой своей мысли. Неужели он способен на это – прервать ее жизнь? Но он знал, что индейцы сделают с ней, и кровь его похолодела. Он начал медленно вынимать нож. Длинный Шаг понял, что сейчас должно произойти, и торжественно кивнул.

Но тут Келеб остановился. Он снова услышал песнопения, которые становились все ближе. Келеб вложил нож обратно в ножны. У него появилась идея. Или две идеи. И одна была совершенно гениальная.

Он тронул индейца за плечо.

– Я попробую добраться до этого сумасшедшего старого пастора, – прошептал он. – Прикрой-ка меня.

Подтягиваясь на локтях, Келеб переползал от камня к камню. Иногда он почти проваливался в сугробы, которых в некоторых местах насыпало в половину человеческого роста. Наконец он сумел разглядеть преподобного Джеймса, который пробирался через лес по колени в снегу.

Когда человек сравнялся с ним, Келеб позвал его по имени, стараясь говорить как можно громче, но так, чтобы его не услышали враги. К счастью, старик либо слышал, как Келеб ползет к нему, либо почувствовал это, – во всяком случае, он приблизился к Келебу и сел рядом с ним на корточки. Они поговорили несколько минут, потом Джеймс кивнул головой и последовал за Келебом в их укрытие за валуном. Роксана находилась в полубессознательном сонном состоянии. В ее голове проносились странные безумные мысли, и она то улыбалась им, то хмурилась, то принималась плакать. То она была снова счастливым ребенком и сидела у отца на коленях. То снова стояла у могилы брата, и слезы текли по ее щекам. В конце концов, ей приснилось, что они с Сетом женятся, что стреляют ружья, дым из которых разъедает ей глаза и жжет горло. Сет берет ее за локоть и велит сказать: «Да, я согласна». Она хихикает и повторяет: «Да, да, согласна».

В наступившем затишье Келеб пытался привести ее в чувство:

– Рокси! Рокси! Ты меня слышишь? Ты понимаешь, что я говорю?

Она несколько раз встряхнула головой и поняла, что сознание ее проясняется. Короткий сон помог ей. Она посмотрела на Келеба и кивнула. Он помог ей опереться о валун и тихо сказал:

– Я хочу, чтобы ты пошла с пастором, Рокси. Я с Длинным Шагом отвлеку предателей.

Роксана с волнением посмотрела на него.

– А как же вы? – спросила она. – Разве вам не опасно здесь оставаться? Почему нам не уйти всем вместе?

Ее вопросы были по-детски наивными, и Келеб подавил улыбку. Он отдал бы все на свете за то, чтобы уйти вместе с ней. Но это было невозможно. Краснокожие черти легко догонят ее с пастором. Он похлопал ее по руке.

– Со мной будет все в порядке. Я и Длинный Шаг хотим посмотреть, сколько этих ублюдков нам удастся подстрелить.

На одно мгновение показалось, что она собирается возразить, но Роксана только вздохнула и кивнула головой:

– Будь осторожен. Ты слышишь меня?

Пастор дотронулся до ее плеча, и она двинулась вслед за ним. Келеб смотрел, как они удаляются, чувствуя одновременно облегчение и сожаление. Он подавил глубокий вздох. В конце концов, он был рядом с ней, подумал он, пусть и недолго. Он повернулся к Длинному Шагу.

Келеб и индеец начали стрельбу в направлении ренегатов – настолько часто, насколько успевали перезаряжать ружья. Они не видели своей цели, но заставили индейцев не высовываться из укрытия.

Подтягиваясь на локтях, Роксана с пастором выползли из-за валуна. Они медленно передвигались от сугроба к камню и от камня к сугробу.

Оглянувшись через плечо, Роксана увидела несколько распростертых на снегу тел. Келеб и Длинный Шаг неплохо стреляли.

Роксане казалось, что они ползут уже несколько часов. Ее колени и локти промокли, в голове стучало. Когда она почувствовала, что не может больше ползти, пастор привстал на колено и осторожно огляделся вокруг.

– Кажется, мы в безопасности, – прошептал он и помог ей подняться на ноги.

Сердце ее радостно забилось – местность была ей знакома. Совсем недалеко был ее дом.

Глава 12

Гидеон сидел на кровати и раскачивался. Ему было скучно. Он всегда был вольной птицей, а теперь оказался запертым в четырех стенах. Он испытывал беспокойство.

Время тянулось для него бесконечно, к тому же у него давно не было женщины, что тоже не давало ему покоя и раздражало его. Даже сейчас он чувствовал шевеление в своих охотничьих штанах. Вдруг его взгляд упал на Летти, и он медленно почесал зудящее место. С тех пор как мужчины ушли на охоту, она, безусловно, изменилась. Она поправилась, ее тело сделалось более округлым. Лицо тоже округлилось, и она выглядела теперь на десять лет моложе.

«Черт, – подумал он. – А ведь она немногим старше меня».

Он стал рассматривать ее внимательнее. Он заметил и другие перемены – она стала чище и аккуратнее. Сегодня за обедом она наклонилась к нему, чтобы поставить миску с супом, и ее волосы пахли свежестью… как мыло Роксаны.

Он смотрел, как она подходит к огню и присаживается, чтобы подбросить дров в очаг. Ее платье плотно обтягивало ее бока и ягодицы, она поправляла поленья, и линии ее тела пришли в движение. Он снова подумал о том, как давно он не был с женщиной.

Он вытянул вперед здоровую ногу и слегка коснулся ею Летти. Она вопросительно посмотрела на него снизу вверх. Он усмехнулся:

– Я все думаю, Летти, скучаешь ли ты по Эзу. Его нет так давно… слишком долго для женщины, которая осталась без мужчины.

Летти улыбнулась про себя. Она давно гадала, когда же молодой Шервуд обратится к ней. Уже больше недели она догадывалась о том неудобстве, которое он испытывает, и втайне разглядывала его, стараясь как можно чаще попадаться ему на глаза. Она посмотрела на него и улыбнулась:

– Вы хотите занять его место?

Гидеон стал откровенно рассматривать округлости, выступавшие из полузастегнутой блузки.

– Пожалуй, – протянул он. – Я обдумывал условия.

– А что скажет ваш дядя, если узнает, что вы спите со мной? Я думаю, ему это не понравится.

– А кто ему расскажет? Уж точно не я, – усмехнулся Гидеон.

Летти тоже усмехнулась в ответ:

– И не я, иначе он отправит меня отсюда так быстро, что у меня голова закружится.

Гидеон расставил ноги и медленно расшнуровал штаны. Летти в изумлении взирала на твердый пульсирующий пенис. Он был удивительно большим для парня его возраста. Он был больше, чем у Эза или у трех других охотников. Она не могла припомнить никого.

Некоторое время Летти не могла решиться. Ей не хотелось потерять эту работу, а Малкольм Шервуд обязательно выгонит ее, если узнает, что она путается с ее племянником. Но потом она пожала плечами: «Будь что будет, я ведь сама так хотела».

Летти поднялась и спустила вниз платье. Под ним ничего не было, и Гидеон задохнулся. Она шагнула к нему и присела между его ног. Она положила его ладони себе на груди и сдвинула их так, чтобы его твердый член оказался между ними. Некоторое время она двигалась вверх и вниз. Гидеон застонал и откинулся в кресле. Эта штука с грудями оказалась ему внове. Летти взяла его в рот, все глубже, глубже. Он почувствовал, что сходит с ума. Его бедра поднимались и опускались в одном ритме с ее движениями, дыхание сбилось.

Летти быстро поднялась и закрыла дверь на засов. Когда она вернулась, Гидеон перебрался на кровать и, раздевшись, ждал ее. Он был молод и голоден, и когда он, наконец, насытился, солнце было уже на западе.

Снова одевшись, Гидеон подошел к окну.

– Господи Боже, – воскликнул он, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь белую пелену снега.

Летти дергала дверь, пытаясь ее открыть.

Пока они с Летти были в постели, Гидеон, конечно, слышал, что поднялся ветер, но почти не обратил на это внимание. Он посмотрел на часы и нахмурился. Уже четыре часа. Рокси уже несколько часов как должна была вернуться.

Набрав дров, Летти вернулась в комнату.

– Там конец света, – сообщила она, запыхавшись.

– Да уж. Летти, я волнуюсь – что с Рокси. Ты думаешь, с ней что-то случилось?

Летти положила дрова рядом с очагом. – Я тоже думаю о ней, но давайте не будем спешить. Если она догадается отпустить лошадей, они привезут ее домой.

На секунду к Гидеону вернулась надежда, но потом он тяжело вздохнул. Дядя Малкольм однажды говорил ей об этом, но она могла и не запомнить его слов. Он упомянул о лошадях в разговоре, и вряд ли это осталось у нее в памяти. Прихрамывая и проклиная свою лодыжку, Гидеон вернулся в свое кресло у очага.

Летти подошла к нему:

– Скоро приедет мистер Гордый и Благородный, – обнадежила она Гидеона. – Если Рокси к этому времени не вернется, он отправится на поиски.

– Да, точно, – согласился Гидеон и почувствовал себя лучше. Его мысли перекинулись на Малкольма. Все ли у него в порядке? Он не мог допустить мысли, что с дядей может что-то случиться. Наверное, нежится сейчас с Рут, наверное, уже совсем заездил ее.

Уже наступил вечер, и Гидеон все ждал Сета. Проходил час за часом, но того все не было.

– Городской джентльмен испугался метели, – раздраженно сообщил он Летти.

Летти приготовила легкий ужин, но они не могли есть. Снаружи разыгрался снежный буран, в камине завывал ветер, нагоняя на них уныние и страх. Еда застревала в горле.

Ночь кончалась, а Гидеон все ходил между окном и камином. От бессилия он стукнул кулаком по стене: в окно не было видно ни зги – было черно, как в аду.

Летти подбросила дров в огонь и поставила кипятить воду в кофейнике. Она дважды выходила за дровами и слышала вой волков, который заставил ее задрожать. Бедная Роксана, она оказалась с ними один на один. Она подумала, что не скажет Гидеону, что слышала волков.

Но Гидеон и сам услышал вой и почти потерял голову от тревоги. Мало этой бури, так еще адские псы рыщут вокруг.

Часы медленно отсчитывали время, и, когда пробило четыре часа утра, буря стала стихать. Небо посерело, снегопад кончился. Гидеон смотрел в окно, думая, вернется ли Роксана вообще. Может быть, она лежит сейчас на снегу, медленно замерзая.

– Она не знает, что нужно все время двигаться, заставлять кровь бежать по жилам, – бормотал он себе под нос.

Внезапно Гидеон вскочил, громко охнул и приник к оконному стеклу. Летти подбежала и встала рядом. Она вгляделась в сумерки и охнула. У конюшни, тяжело тряся головами, стояли лошади. Но ни саней, ни Роксаны не было.

– Я должен что-то делать, – закричал Гидеон со злостью.

Не вполне осознавая, что делает, и не слушая протестов Летти, он натянул одежду и проковылял на крыльцо. Снег засыпал землю еще на фут, сугробы поднимались на два фута. Как он пройдет по лесу?

Объятый отчаянием, он повернулся, чтобы зайти в дом, но сразу остановился. Из-за дальней горы донесся звук выстрелов. Сильный ветер мешал понять, как далеко стреляли, но у Гидеона появилась надежда. Там были охотники, и, может быть, они услышат его. Он крикнул изо всех сил:

– Помогите! Помогите!

К нему присоединилась Летти. Услышав еще два выстрела, они закричали вместе.

Они кричали до хрипоты, пока звучали выстрелы. Потом Летти сказала, дотронувшись до его плеча:

– Бесполезно, Гидеон. Ветер дует в противоположную сторону. Нас не слышно уже через три ярда отсюда.

Гидеон расстроенно кивнул.

Но их крики услышал Малкольм, который возвращался с другой стороны. Он старался идти как можно быстрее, и в его мозгу проносились ужасные картины того, что могло случиться дома. Однако снега выпало столько, что он едва поднимал ноги. Он представлял себе, что дом его горит, что Роксану захватили индейцы, что краснокожие дьяволы оскальпировали Гидеона.

Наконец показался дом. Малкольм увидел на пороге Гидеона и Летти, но не увидел Роксаны. Сердце его забилось, и он закричал, обращаясь к ним обоим:

– Что случилось? Где Рокси?

Они разом стали рассказывать ему, что Роксана уехала вчера утром. Малкольм побледнел, но через минуту успокаивающе похлопал Гидеона по плечу и повернулся к Летти:

– Заверни-ка мне немного мяса и хлеба, Летти, я поеду на поиски.

Вместе они вошли в дом. Летти засуетилась, а Малкольм опустился на стул. Он чувствовал себя опустошенным и корил себя за то, что провел эту ночь с Рут: «Если бы я вернулся домой, ничего бы не случилось».

Летти протянула ему сверток с едой и чашку кофе. Благодарно кивнув, он одним глотком выпил кофе и вышел из дома.

Малкольм решил, что сначала поедет в том направлении, где были выстрелы. Вряд ли стреляли охотники. Стрельба была слишком продолжительной. Скорее всего, небольшая перестрелка за горой.

Малкольм прошел уже полпути в гору, как вдруг увидел пару, спускавшуюся вниз. По светлым волосам он узнал Роксану и, издав громкий крик, отозвавшийся в лесу эхом, побежал, спотыкаясь, ей навстречу. Он обнял ее и со слезами на глазах протянул руку преподобному отцу Джеймсу.

Роксана тоже начала плакать и плакала все громче и громче. Малкольм начал по-настоящему волноваться.

– Рокси, девочка моя, что случилось?

– Ой, дядя Малкольм, все было ужасно. Был буран, и я потерялась. Потом лошади убежали. Я забрела в старую хижину, там оказался Эз Джонсон, и он попытался… попытался…

Малкольм выпрямился и с ужасом взглянул на нее:

– Рокси, он же не… не..?

Он не мог договорить фразы, но Роксана поняла его вопрос и отрицательно покачала головой:

– Нет, дядя Малкольм, нет. Появился Длинный Шаг и убил его ножом.

Малкольм облегченно вздохнул и прижал Роксану к себе. Он пытался ее успокоить, гладил по волосам, шептал ласковые слова.

Пастор Джеймс нетерпеливо дотронулся до его плеча:

– Малкольм, банда краснокожих загнала Длинного Шага и охотника в камни по ту сторону хребта. Твое ружье было бы им очень кстати.

Малкольм озабоченно отстранил от себя Роксану.

– Соберись, Рокси, – строго приказал он. – Перестань плакать и отправляйся домой.

Он повернулся к пастору:

– Пойди с ней, Джеймс. Летти накормит тебя и даст сухую одежду.

Не говоря больше ни слова, Малкольм огромными шагами стал подниматься выше в гору.

Когда Джеймс и Роксана скрылись из виду, Келеб вздохнул с облегчением. Теперь им предстояла битва. Он не сдастся так легко. Только не сейчас, пожалуйста, Господи!

– Стреляй точнее, друг! – прошептал он Длинному Шагу.

Индейцы окружили своего вождя. Казалось, что они устали от игры и намерены закончить ее как можно скорее. Келеб и Длинный Шаг понимали, что через несколько минут по ним начнут стрелять и все будет кончено.

Длинный Шаг окопался в снегу рядом с Келебом и прижал ружье к плечу.

– Покажи им, Длинный Шаг, – прошептал Келеб.

Им не пришлось долго ждать. Индейцы разомкнули свой круг, вскочили на спины своих пони и выстроились перед ними в линию. Келеб быстро сосчитал их: четырнадцать, и неизвестно, сколько еще прячется. У двоих против четырнадцати не было никаких шансов.

Они ждали, не шевелясь и не переговариваясь. Они знали, что индейцы будут выжидать в этой позиции несколько минут. Это был известный прием – протянуть время и поиграть на нервах противника. Как только они почувствуют, что противник почти готов сдаться, они нападут.

Но Келеб хорошо знал военные хитрости индейцев, и на этот раз уловка не сработала. Что же касается Длинного Шага, то Келебу казалось, что у этого человека вообще нет нервов.

Однако когда в воздухе раздались пронзительные, холодящие кровь крики и когда низкорослые лошадки бросились вперед, оба стрелка вздрогнули. Но это был лишь рефлекс, и каждый из них выбрал на поле сражения свою цель и нажал на спусковой крючок.

Винтовки выстрелили в унисон, и два пони оказались без всадников. Оставшиеся верхом индейцы чуть придержали коней, чтобы разглядеть упавших братьев, а Келеб и Длинный Шаг торопливо перезаряжали ружья.

Вдруг они увидели, что один из индейцев вскинул руки и рухнул на землю. Почти одновременно с этим прямо позади себя они услышали громкий выстрел. Стреляли из ружья.

От неожиданности индейцы замерли и молча смотрели туда, откуда раздался выстрел. Пока они пытались понять, что произошло, и взволнованно переговаривались между собой, Келеб и Длинный Шаг закончили перезаряжать оружие и свалили еще двоих. Шансов явно становилось больше, и у Келеба появилась надежда.

По приказу вождя индейцы развернули лошадей и, пригнувшись, поскакали в лес. Доскакав до опушки, вождь повернулся и погрозил кулаком. Келеб не удивился, узнав в нем старого ренегата, державшего его два месяца в своем лагере. Он подтолкнул Длинного Шага локтем:

– Зачем-то я нужен старому вождю.

Когда всадники скрылись из виду, Келеб повернулся, и тут губы его растянулись в широкой улыбке. За толстой березой стоял Малкольм, и вверх поднимался дымок из ствола его винтовки.

– Я подстрелил мерзавца, – прокричал он радостно.

– Точно, – подтвердил Келеб. – Я и Длинный Шаг были уже почти мертвецы.

Келеб поднялся на ноги и подошел, чтобы поприветствовать Малкольма:

– Откуда вы узнали, что мы здесь? Роксана добралась до дому?

– Да, я встретил ее с пастором в полумиле от дома. Она была измучена и перепугана до смерти. Пастор рассказал, что вас загнали в камни. Я спешил как мог.

Малкольм протянул индейцу руку.

– Я должен тебе одного, – сказал он серьезно. Они пожали друг другу руки и потом присели втроем. Келеб положил руку на плечо Малкольма:

– Ты спас наши шкуры. Получается, я тебе должен двоих.

Малкольм засмеялся:

– Не беспокойся, Келеб. Я попрошу тебя как-нибудь о большом одолжении.

– Попроси, Малкольм. Когда угодно и что угодно. Длинный Шаг хмыкнул в знак согласия, и Малкольм, улыбнувшись, поблагодарил их.

Лицо Келеба вновь стало серьезным, и он спросил:

– Что ты скажешь о Сете Хейле?

Малкольм сдвинул на затылок енотовую шапку и убрал со лба мокрую от пота прядь волос.

– Я знаю о нем совсем немного, – медленно начал он. – Он появился здесь около шести месяцев назад и выкупил хозяйство у бедного фермера из поселенцев, который не справлялся с хозяйством. Он неприветлив. Настоящий молчун. Никого не подпускает к себе близко. А почему ты спрашиваешь?

Келеб не ответил, пока не зарядил ружье и не закрыл часть ствола. Отложив ружье, он сказал:

– Я сильно подозреваю, что он связан с англичанами. Может быть, не напрямую. Может быть, он поставляет им продовольствие через индейцев. Я почти уверен, что он путается с ренегатами.

Малкольм казался удивленным, но постепенно он пришел к выводу, что слова Келеба похожи на правду. И в самом деле, многое становилось понятным. Иногда Сет без объяснения исчезал и неделями отсутствовал на собственной ферме. Конечно, Малкольму не было никакого дела до того, куда делся Сет. Но между соседями было принято сообщать друг другу, что они уезжают, и как долго они будут отсутствовать, они оставляли хозяйство под соседским присмотром. Малкольм взглянул на Келеба и тихо отозвался:

– Я вовсе не удивлюсь. Он никогда не говорил о войне.

Келеб уселся на камень. Его собеседники последовали его примеру, и Малкольм достал из кармана трубку. Набив ее и щелкнув кремнем, он сделал пару затяжек и передал ее Келебу.

– Что ты собрался делать, Келеб?

Сквозь табачный дым он серьезно посмотрел на Келеба, и тот ответил:

– Пока не знаю. Для начала перееду в ту старую лачугу, в которой была Роксана. Оттуда я смогу присматривать за ним.

– Я хочу спросить тебя кое о чем, Келеб, – начал Малкольм. – Как получилось, что ты не на охоте?

Келеб хохотнул:

– Два месяца был в плену в лагере у ренегатов. Это те индейцы, с которыми мы сражались, они из того самого лагеря.

Малкольм начал что-то говорить, но остановился. Длинный Шаг, затянувшись, передал ему трубку. Малкольм затянулся, держа трубку за теплую чашу, потом откашлялся и произнес:

– Я хочу, чтобы ты знал, Келеб. Сет сделал Роксане предложение, и она ответила согласием.

Взгляд Келеба застыл на одной точке, щека задергалась. Длинный Шаг посмотрел на него и хмыкнул. Малкольм отвел глаза и сделал несколько быстрых, коротких затяжек. Все молчали. Потом Келеб поднялся и поднял воротник.

– Этому не бывать, – отрезал он и, взяв на плечо ружье, пошел по направлению к старой охотничьей хижине.

Глава 13

Малкольм не догадывался, что Келеб не сразу вернулся в хижину Джонсона. Сначала он отправился к тому дому, что делил со своими приятелями.

Он надеялся, что его жеребец вернулся. Кроме того, надо было забрать старые капканы. Конечно, они проржавели, некоторые из них были сломаны. Но он сможет привести их в порядок, починить и смазать маслом. Он должен обмануть Сета – пусть тот думает, что Келеб охотится. Сет – умный человек, и нужно быть очень осторожным, думал Келеб, чтобы он не подловил его на чем-нибудь.

Он добрался домой к полудню. Почти сразу увидел коня. По снегу волочились оторванные поводья, а конь пощипывал на ветру траву, растущую у дома. Келеб облегченно вздохнул. Индейцы готовы убить за такого коня.

Он поприветствовал коня и подошел ближе, гадая, где тот потерял седло. Наверное, терся об дерево и сбросил.

Конь заржал и тоже двинулся навстречу хозяину. Келеб прижался к его шее:

– Привет, старичок, – пробормотал он. – Тебе пришлось трудновато.

Он внимательно оглядел жеребца. Недавно гладкая и лоснящаяся, теперь его шерсть была спутанной, в гриве и хвосте – колючки. Плотный некогда живот впал, ребра торчали.

– Не волнуйся, приятель, я быстро откормлю тебя, – пообещал Келеб.

За несколько минут он собрал все старые капканы. С сомнением оглядев их, он понял, что понадобится немало медвежьего жира и проволоки, чтобы привести их в порядок.

Перебросив их за плечи, Келеб сел на коня. Он проехал всего несколько шагов, как вдруг придержал коня и стал внимательно слушать. Ему показалось, что он слышит скользящие шаги обутых в мокасины ног. Пристально вглядевшись сквозь ветки деревьев, он разглядел длинные уши кролика, выпрыгнувшего из-за куста. Келеб поднял ружье к плечу. Ничего не подозревавшего кролика выстрелом подбросило в воздух, перевернуло, и он упал замертво. Это был ужин.

Становилось довольно холодно и солнце уже садилось, когда он добрался до старой охотничьей хижины. Он осторожно огляделся – не хотел бы он встретить здесь приятелей Эза. Никого не обнаружив, Келеб расслабился и стал осматривать строение.

Домик был низким и длинным и состоял из одной комнаты. Единственное окно было обращено на восток, как будто хозяин хотел просыпаться с первыми лучами солнца. Келеб помнил, что внутри грязный пол и полуразрушенный камин в углу. Во дворе валялся всякий мусор, выступавший под снегом неровными сугробами. Высокая сухая трава качалась вдоль дорожки, ведущей к двери.

Здесь он проведет остаток зимы. Он почувствовал уныние и проворчал:

– Что это за жизнь?!

Он подъехал к сараю, в котором собирался поставить коня. Спешившись и заведя жеребца внутрь, Келеб стал искать корм. Наконец он набрал на полу и на чердаке немного сена, чтобы хоть как-то накормить голодное животное. Завтра он отправится к Малкольму и попросит кое-что для себя и для коня.

Скоро в очаге горел огонь, отбрасывая розоватые отблески на грязное оконное стекло. Келеб поднялся и подошел к расшатанной кровати в углу комнаты. Он пожал плечами – все лучше, чем спать на полу, подумал он. Он снял постель и повесил на стул, чтобы согреть ее и просушить.

Во дворе он разделал кролика. Когда он присел перед очагом, чтобы зажарить добычу, от одежды пошел пар.

Он съел все до кусочка, бросил кости в огонь, устроился поудобнее и подумал о том, что неплохо бы выпить сейчас чашку кофе. Кофе не было, зато была трубка, и Келеб аккуратно набил ее и поджег. Он сидел в самодельном кресле-качалке, вытянув ноги почти до самых углей, неторопливо попыхивая трубкой и размышляя о Сете Хейле. Если тот действительно состоит в сговоре с врагом, то Келеб сильно рискует, и ему следует быть очень осторожным.

«Неужели это правда? Что же ему пообещали?» – удивлялся про себя Келеб. «Чертовы пиявки, – думал он с горечью, – присосались к нашей прекрасной стране в такое непростое для нее время».

Да, настало трудное для колоний время. Не хватало настоящих лидеров, почти не было денег, никто толком не знал, что же делать с англичанами. И уж, конечно, совсем ни к чему было, чтобы кто-то из своих сговорился с англичанами. Сета необходимо остановить, если он замыслил недоброе. Келеб не хотел, чтобы «красные мундиры» захватили штат.

Он наклонился и выбил трубку. Он займется тем, чтобы точно разузнать, чем же занимается Сет Хейл.

Роксана почти перестала дрожать и теперь тихо лежала в кровати. Она понемногу свыкалась с мыслью о том, что последние двадцать четыре часа не были сном, что в горах происходит такое – против тебя может восстать и природа, и человек. Задвижка приподнялась, и она, опершись на локоть, взглядом встретила дядю Малкольма. Он улыбнулся ей, прошел через комнату и уселся рядом на кровати.

– Как ты чувствуешь себя, родная?

– Лучше, дядя Малкольм, – слабо улыбнулась она. – Но я никак не могу успокоиться.

– Это неудивительно. Это настоящее потрясение для городской девушки. Нам повезло, что индеец пришел на помощь.

– Это правда. Никогда не думала, что буду так рада видеть этого индейца…

«Снова», – чуть не сорвалось у нее с языка, но она вовремя спохватилась. Ни она, ни Гидеон не рассказали Малкольму о той своей встрече с индейцами и о времени, проведенном с Келебом.

Наступило молчание, и Малкольм нервно рассматривал свои башмаки. Потом он снова повернулся к Роксане и на ее вопрошающий взгляд ответил:

– Хорошо, что и Коулмен пришел на помощь. Длинный Шаг не справился бы с ними один.

Опустив глаза, Роксана дотронулась до края покрывала и, наконец, прошептала:

– Да, наверное.

Удивленный ее реакцией, Малкольм нетерпеливо взглянул на племянницу. Почему девочка так беспокоится?

– Да уж точно, – проворчал он. – Длинный Шаг спас тебя от Джонсона, а Келеб – от индейцев. Он помолчал, ожидая ответа. Но Роксана молчала, и он снова заговорил о Келебе: – Я очень рад, что Келеб обоснуется поблизости. Мне будет много спокойнее.

– Что ты имеешь в виду? – удивилась она. – Разве он не отправился охотиться?

– Да нет. Он решил, что уже не догонит своих товарищей. До конца зимы он останется здесь, будет ставить капканы.

Роксана громко фыркнула в ответ. Но Малкольм успел уловить в ее глазах огонек удовольствия. А ведь упрямый маленький ослик рад, подумал он, выходя из комнаты. Улыбаясь, он закрыл за собой дверь. Роксана уселась в постели, спиной прижавшись к изголовью. Значит, Келеб совсем близко – за горой. Она вспомнила ту последнюю ночь, которую она провела в его объятиях, и почувствовала тепло во всем теле. Сможет ли Сет поднять ее до таких высот?

Почему-то она сомневалась в этом. До сих пор она не заметила в нем страстного желания обладать ею, и у нее было предчувствие, что любовь между ними была бы скучной. Она боялась, что между ними не возникнет той страстной Невоздержанности, которая была у них с Келебом.

Она вспомнила, что делал с ней и для нее Келеб, и покраснела. Но, несмотря на смущение, она понимала, что хочет, чтобы Келеб оказался рядом с ней прямо сейчас, чтобы она вновь почувствовала рядом с собой его сильное тело.

В дверь постучали, и она подскочила, чувствуя себя виноватой. Вдруг ее мысли написаны у нее на лице? Она подождала, сосредоточилась и позвала:

– Войдите.

Гидеон распахнул дверь и улыбнулся ей:

– Ты выйдешь к столу или хочешь, чтобы Летти принесла тебе поднос?

– Я выйду. Мне так одиноко.

Она набросила на плечи капот и пошла к столу следом за хромающим Гидеоном.

Роксану поразило сияющее лицо Летти, которая прислуживала им, вынимая из огня еду и подавая ее на стол. Поразмыслив, Роксана вспомнила, что Летти была женщиной Эза. Его смерть означала для нее освобождение.

Когда Летти поставила перед ней миску супа, она поймала и пожала ее руку:

– Летти, я так рада, что ты освободилась от Эза и что больше не вернешься к охотникам, если сама не захочешь.

Летти улыбнулась в ответ, но затем повернулась к Малкольму.

– Это решать мистеру Малкольму, Роксана.

Почувствовав на себе три пары вопрошающих глаз, Малкольм отложил вилку и задумчиво покачал головой. Роксана уловила огонек в глазах Гидеона и улыбнулась про себя. Келеб сказал бы в данном случае, что Гидеон и Летти «спутались».

– Не знаю, Летти, – с сомнением в голосе начал Малкольм. – Я бы не возражал, чтобы ты осталась здесь, но не знаю, где ты будешь спать.

– Послушайте, мистер Шервуд, – Летти оперлась о край стола рядом с ним. – Я могу стелить себе постель на полу. Хотите, я буду спать на голом полу. Все, что угодно… только разрешите мне не возвращаться туда.

Она помолчала, пытаясь сдержать слезы, которые душили ее.

– Мистер Малкольм, – снова начала она. – Эз умер, но эти звери не оставят меня в покое. Они уж подберут то, что бросил Эз. – Она медленно выпрямилась и прошептала: – Я лучше убью себя, чем вернусь туда.

Малкольм отвернулся, чтобы не видеть отчаяния в ее глазах. Разве должен человек так страдать? Он громко откашлялся и хрипло отозвался:

– Зачем тебе спать на полу, Летти. Мы поставим здесь какую-нибудь кровать.

Молодежь с облегчением выдохнула. По щеке Летти покатились слезы, и она протянула руку, чтобы дотронуться до плеча Малкольма, но остановилась. Этот суровый человек не привык к выражению благодарности. Убирая миски, Летти повернулась к Гидеону, и они обменялись понимающими взглядами. Роксана заметила это и быстро взглянула на Малкольма, чтобы понять, видел ли он. Однако тот увлеченно поедал кусок зажаренной оленины.

Тем же вечером, когда Летти постелила свою узкую постель, Роксана и Гидеон усадили ее с собой играть в карты. Она стала членом семьи.

На следующее утро, когда бледные лучи зимнего солнца коснулись ее глаз, а ее носа достиг аромат кофе, Роксана проснулась. Приподнявшись на локте, она слушала музыку утра. Из конюшни доносилось мычание коров, ржание лошадей, кудахтанье кур.

Надо встать и помочь дяде Малкольму, подумала она лениво. Но постель была такой теплой, а комната такой холодной, что она зарылась глубже в одеяла.

Из большой комнаты до нее доносилось тихие голоса Летти и Гидеона, которые весело переговаривались между собой. Роксана усмехнулась – она могла себе представить, о чем говорила эта парочка. У Гидеона одно на уме.

Но вдруг раздался стук в дверь, и Роксана уселась в кровати.

– Зачем Сет приехал так рано? – пробормотала она почти недовольно и надела капот. Нащупав тапочки, она затянула пояс и направилась к двери.

Она вышла из своей комнаты и замерла. Ранним гостем был не Сет. Келеб стоял на пороге, принеся с собой свежесть зимнего леса. Он вытер ноги о половичок, специально для этой цели положенный на пороге.

Сердце Роксаны забилось, как всегда, когда она видела Келеба, и она задрожала. Она быстро спрятала руки за спину – никто не должен увидеть, как он действует на нее.

Келеб быстро оглядел ее, задержав взгляд на прикрытой тонкой тканью груди. Затем вежливым тоном произнес:

– Доброе утро, мисс Шервуд.

Его прохладный формальный тон удивил и одновременно оскорбил ее. Она не ответила на приветствие, но резко спросила:

– Что вы здесь делаете?

Он молчал, рассматривая ее фигуру. Ее лицо покрылось краской, и он протянул:

– Не волнуйтесь, мисс. Я приехал не за тем, чтобы встретиться с вами.

Он повернулся к Гидеону и коротко спросил:

– Ваш дядя дома?

– Вы найдете его в конюшне, – ответил Гидеон недружелюбно.

Келеб поблагодарил, рассматривая, однако, Летти. С кривой усмешкой на губах он обратился к ней:

– Пойдем со мной, Летти. Там, наверху, такое мягкое сено.

Летти усмехнулась в ответ и покачала головой. Роксана почувствовала раздражение. Она знала, что, если бы Летти была одна, она не задумываясь отправилась бы с ним.

Келеб пригнулся к Летти и прошептал тихо, но все же так, чтобы Роксана могла его расслышать:

– Ты не знаешь, от чего отказываешься.

Келеб повернулся к Роксане, как бы ожидая от нее подтверждения своих слов. Роксана задохнулась. И, пока она думала, как ему ответить, он тихо закрыл за собой дверь.

Выйдя наружу, он довольно расхохотался. Вслед ему из дома полетел какой-то тяжелый предмет.

– Дикая кошечка не любит, когда на нее не обращают внимания, – прошептал он.

Малкольм действительно был в сарае и заканчивал доить коров.

– Привет, Коулмен, – поприветствовал он охотника, ставя ведро с молоком. – Что принесло тебя в такую рань?

– Голод, – рассмеялся Келеб. – В лачуге не оказалось никакой еды, даже сена для коня.

– Да. Я могу накормить коня, но у меня и самого немного запасов. Я собирался ехать на днях на торговый пост.

– Отлично. Я поеду с тобой. А пока, может быть, ты одолжишь мне немного сена и еды.

Сбросив немного сена для жеребца, Келеб с Малкольмом подошли к коню.

– А что случилось с седлом? – спросил Малкольм.

– Пропало, когда я был у индейцев. Ты не найдешь что-нибудь для меня на некоторое время?

– Конечно. Да тут, в сарае, есть парочка.

Когда они вошли в дом, Малкольм передал ведро с молоком Летти:

– Перед тем как начнешь процеживать, будь добра, Летти, собери Келебу что-нибудь позавтракать.

Обиженная Роксана, сидевшая за столом, вскочила и пересела к очагу. Когда Малкольм объявил, что отправляется на торговый пост вместе с Келебом, она с раздражением отозвалась:

– Я бы никуда не поехала с этим идиотом.

Малкольм спрятал ухмылку. Сегодня Келеб задел ее за живое.

Келеб, напротив, улыбнулся во весь рот и как бы между прочим заметил:

– Не припоминаю, чтобы я вас звал с собой.

Он стал опять поддразнивать Летти, а Роксана резко вскочила со стула и убежала в свою комнату, стукнув дверью. Малкольм с Келебом перемигнулись.

По дороге на торговый пост Малкольм спросил:

– Что ты такое сказал Рокси, что она так разозлилась?

Келеб довольно усмехнулся:

– Правда? Я с ней вообще мало разговаривал. Малкольм тоже усмехнулся:

– Вот оно что. Она взвилась как ураган.

Келеб не ответил, но сердце его пело. Он задел ее, пусть даже разозлил.

Прибыв на пост, они привязали своих лошадей там, где уже стояло несколько других. Хвосты лошадей развевались по ветру.

– Похоже, у многих сегодня кончились запасы, – заметил Келеб.

– Да нет, – протянул Малкольм. – Сегодня суббота. Все собираются в таверне, чтобы выпить эля.

– Хочешь пропустить по паре кружек?

– Если не возражаешь, – усмехнулся Малкольм в ответ.

Как Малкольм и говорил, у дощатой барной стойки в тускло освещенном зале было полно народу. С земляного пола, густо посыпанного опилками, поднимались пары разлитого рома и эля.

Малкольм шумно вдохнул:

– Клянусь Богом, Коулмен, мне нравится эта вонь.

Глаза их привыкли к сумраку помещения. Их уже приветствовали, освобождали им местечко у стойки. Перед ними поставили эль, и Малкольм с готовностью поднес свою кружку к губам.

Келеб тоже поднял свою, но вдруг застыл, глядя в угол зала. Малкольм заметил это и обернулся в ту же сторону.

К ним подходил Сет Хейл со стаканом рома в руке. Он приблизился к Малкольму и холодно кивнул Келебу.

– Я встречаю здесь свою сестру Нелл, – начал Он разговор. – Она приезжает из Бостона и будет жить со мной.

Малкольм не показал своего удивления и отозвался:

– Отлично.

Про себя он подумал, что Рокси это не понравится. Она не захочет, чтобы какие-то родственницы жили в ее доме.

Отхлебнув эля, Малкольм спросил:

– Сестра рассказывала, как дела в Бостоне? Англичане по-прежнему там?

Помолчав, Сет коротко ответил:

– Генерал Хоу по-прежнему занимает город.

– Он там уже год, не так ли? – подключился к беседе Келеб.

Сет опять замедлил с ответом, и заговорил Малкольм:

– Ему это не принесло никакой пользы. С прошлого апреля генерал Вашингтон удерживает блокаду вокруг Бостона. Скоро он вышибет оттуда Хоу.

Краем глаза Малкольм наблюдал за лицом Сета – оно покраснело, и в сузившихся глазах Малкольм увидел злость. Малкольм подтолкнул Келеба локтем, тот кивнул и молча усмехнулся.

Он хотел еще побеседовать с Хейлом о войне, в надежде снова разозлить его, но потом понял, что тот может догадаться, что его подозревают.

Передумав, Малкольм заказал еще выпить. Перед ними поставили напитки, но именно в этот момент снаружи раздался топот копыт лошади, скачущей галопом.

Сет бросился к двери и выглянул наружу.

Она приехала, – крикнул он и вышел за дверь. Малкольм озорно улыбнулся Келебу:

– Пойдем, взглянем на девчонку.

Вместе с другими они вышли на узкое крыльцо. Сет помогал сестре спешиться. Когда она сошла с лошади, среди вышедших на крыльцо пронесся гул. Она была потрясающе привлекательна. У нее была смуглая кожа и черные волосы, осанка наездницы позволяла разглядеть мягко очерченные и соблазнительные линии тела.

Келеб отметил про себя, что грудь у нее больше, чем у Роксаны.

– Подойдем познакомиться с ней, – сказал он Малкольму.

Сет сердечно представил Малкольма:

– Нелл, познакомься с дядей моей невесты. К тому же он – мой ближайший сосед.

Келеба Сет игнорировал, вплоть до того что повернулся спиной к нему. Однако в сверкающих карих глазах Нелл читался вопрос. Тогда Малкольм положил Келебу руку на плечо и сказал:

– Мисс Хейл, позвольте представить вам моего друга. Келеб Коулмен, охотник.

Нелл внимательно посмотрела на Келеба, и глаза ее засверкали. Она изучила его фигуру, задержавшись на одно мгновение в той самой точке ниже пряжки на его ремне. Она покраснела и отвела взгляд от наметившейся выпуклости. Она вновь взглянула ему в лицо и встретила его понимающий взгляд.

Вскоре они с Сетом отправились домой, а Малкольм ткнул Келеба в ребро и заметил:

– Ты можешь лечь с ней, как только надумаешь.

Келеб засмеялся в ответ, осознав, что дыхание его сбилось:

– Да, но не слишком скоро.

Малкольм тоже громко засмеялся и хлопнул его по спине.

Допив, они перешли в примыкающий к таверне зал и быстро купили все, что было им нужно: муку, кофе, сахар, соль.

Келеб купил еще и бекон, фасоль, разрыхлитель для теста, пару горшков и сковородку.

Хозяин магазина, шотландец, сделал подсчеты, потом исчез на одно мгновение под прилавком и вынырнул с парой мешков, куда и сложил все покупки. Он неодобрительно посмотрел на бумажные банкноты, которые протянули ему покупатели, но, помедлив, все же принял их.

– Не знаю, сгодятся они на что или нет, – проворчал он, убирая деньги в полную наполовину коробку.

На полпути к дому Малкольм и Келеб заметили между деревьев чалую лошадь Нелл Хейл. Келеб придержал коня и дал знак Малкольму поступить так же.

Два следа вели к густым зарослям, где верхом сидела Нелл.

Малкольм спросил шепотом:

– Как ты думаешь, где Сет?

– Не знаю, но хочу узнать. Давай покрутимся вокруг леди, и, может быть, наткнемся на него.

Они направили коней в снег, отъехали от дамы на приличное расстояние и, когда она уже не могла их заметить, начали описывать полукруги. Через десять минут поисков по сугробам, в которых иногда обнаруживались кости животных, они, наконец, напали на свежий след Сета. Они молча развернулись и пошли по нему.

Малкольм первым обнаружил Сета. Он дал знак Келебу, и они въехали под прикрытие высоких зарослей. Приятели одновременно спешились и стали наблюдать за Сетом из-за кустов. Было очевидно, что он кого-то ждет. И хотя он находился на расстоянии нескольких ярдов от них, они видели, что он нервничает, расхаживая взад и вперед.

Вдруг они замерли. По узкой просеке к Сету направлялся старый враг Келеба в сопровождении трех индейцев. По тому, как старый вождь и Сет поздоровались, было совершенно ясно, что они хорошо знают друг друга.

Вождь спрыгнул на землю, но остальные индейцы остались верхом. Их черные глаза внимательно вглядывались в лес.

Келеб и Малкольм замерли в засаде за густыми кустами, надеясь, что их не обнаружат.

Сет с индейцем присели на корточки и тихо переговаривались. Келеб тщетно пытался расслышать хоть что-то из их разговора и нетерпеливо чертыхался про себя. Эти двое обсуждали что-то крайне важное, и он бы все отдал за то, чтобы узнать, что. Он подавил желание броситься к Сету и силой выбить из него, во что тот впутался.

Через несколько минут Сет передал вождю пакет. Келеб напрягся, надеясь разглядеть, что внутри. Но индеец не раскрыл пакета; напротив, он быстро убрал его в сумку, висевшую у него на поясе. Но Келеб понял, что в таком длинном и узком пакете могут быть только деньги. Вряд ли туда поместится что-нибудь другое, имеющее ценность. Индеец и Сет говорили еще несколько минут, потом поднялись во весь рост, пожали друг другу руки, как это принято в христианском мире. И только когда заговорщики вновь сели на лошадей и Сет двинул лошадь в обратном направлении по собственным следам, до Келеба с Малкольмом дошло, что Сет сейчас обнаружит их следы. Келеб замычал – о чем вообще они думали? Только дурак мог забыть, что Сета в лесу ждет сестра.

«Что же делать?» – мелькнуло у Келеба в голове. Если Сет поймет, что кто-то за ним следит, он станет таким осторожным, что невозможно будет поймать его в его делишках.

Малкольм вопросительно дотронулся до его рукава, но Келеб уже придумал. Он убьет подонка. По крайней мере, тот больше не будет сговариваться с ренегатами. Он поднял длинный ствол. Может быть, Малкольму удастся подстрелить вождя.

Как будто прочитав его мысли, Малкольм кивнул косматой головой и тоже поднял ружье. Они ждали. Через несколько ярдов Сет наткнется на их следы. Одновременно они прицелились и уже были готовы нажать на крючок, когда вдруг вождь что-то крикнул Сету. Сет остановился, помедлил с ответом, потом крикнул в ответ:

– Далеко это?

Ветер дул им в спину, и они не сумели расслышать ответа индейца. Но, к их облегчению, Сет развернул лошадь и поскакал за индейцами.

– Фью, чуть было не попались, – произнес Малкольм.

Келеб отер пот с лица.

– Да. Я уже подумал, что придется их убить.

Лошади переминались с ноги на ногу, желая поскорее добраться домой, в теплое стойло. Келеб поднял глаза на темневшее небо. Он подумал, что надо бы поехать вслед за Сетом и индейцами, посмотреть, не будут ли они встречаться с кем-нибудь еще. Он обернулся к Малкольму:

– Поеду-ка я за ними. Может быть, у них назначена встреча с англичанами. Ты не забросишь мои покупки в лачугу?

– Конечно, Келеб, но, может быть, лучше нам поехать вместе? Вдруг что-то случится, и ты один не справишься?

– Малкольм, я не собираюсь сражаться. Я поеду за ними и посмотрю, что они замышляют.

Малкольм кивнул и сел в седло. Келеб отдал ему мешок с провиантом, и Малкольм глухо сказал:

– Будь осторожен, Коулмен. Я думаю, в ближайшее время мне будет очень нужна твоя помощь.

Келеб все больше чувствовал уважение и симпатию по отношению к этому человеку. Он посмотрел в обветренное лицо Малкольма и отозвался:

– Я приеду, как только ты позовешь.

Пришпорив коня, он пустился в погоню. Проехав не больше мили, Келеб оказался на узкой просеке, окруженной ореховыми деревьями. Он придержал коня и осмотрел истоптанный снег. Почти сразу он увидел отпечатки подков, ведущие в направлении, противоположном остальным следам. Он сдвинул на затылок шапку и внимательно осмотрел лес. Почему Сет повернул назад? И почему сначала поехал с индейцами?

Мгновение он размышлял, по чьим следам ему ехать дальше. Он быстро пришел к выводу, что, скорее всего, Сет вернулся к сестре, а индейцы направились туда, куда приглашали Сета. Келеб поправил шапку и натянул поводья.

Перед самым закатом он отыскал лагерь индейцев. Жеребец начал нервничать, навострил уши и раздувал ноздри. Он чувствует запах индейцев, понял Келеб и, наклонившись, потрепал коня по шее.

Объехав небольшой холм, он резко остановился. Индейцы стояли лагерем у ручья под горой. Высокие камни и кедры, широко раскинувшие ветви, окружали лагерь.

Языки костра поднимались ввысь, освещая силуэты людей вокруг него. Келеб резко опустился в седло. Он почувствовал разочарование – в лагере, кроме индейцев, никого не было. Он снова поехал вокруг холма, решив понаблюдать за ними. Возможно, у них все же назначена с англичанами встреча. Он сошел с коня, расседлал его и привязал под деревом. Келеб хотел было разжечь небольшой костер, но передумал. «Померзну немного», – решил он. Возможно, негодяи рыщут вокруг.

Выбрав два валуна, закрывавших его от ветра, Келеб устроился между ними. Нежный аромат поджариваемого мяса вызвал урчание в его желудке, во рту собралась слюна.

Глава 14

По возвращении Малкольм рассказал, что познакомился с сестрой Сета, Нелл, но не стал больше ничего уточнять. Он взглянул на нахмурившуюся Роксану и заметил:

– Похоже, у тебя будет компания, когда ты переберешься к Сету.

– Что ты имеешь в виду? – подозрительно спросила Роксана.

– Похоже, мисс Хейл приехала не навестить брата. Сет сказал мне и Келебу, что она собирается жить у него.

Краем глаза он заметил, что лицо племянницы окаменело, а подбородок упрямо поднялся кверху. Ей это не понравилось, и Малкольм был рад этому. Ему нравилось все, что создавало препятствия на пути к этому браку.

И, чтобы усилить впечатление, произведенное на нее этой новостью, он подмигнул и сказал:

– Но я не думаю, что тебе нужно сильно беспокоиться. Они с Келебом понравились друг другу. Я не удивлюсь, если они сговорятся между собой.

Гидеон постарался не рассмеяться, но фыркнул и подавился от смеха. Роксана вскочила и, выбегая из комнаты, стукнула его по голове. Дверь за ней захлопнулась так громко, что стены задрожали.

Она бросилась на постель, и по щекам ее потекли горячие слезы.

– К черту, к черту его, – шептала она со злостью, ударяя кулаком по подушке.

Сегодня утром она как раз мечтала о том, что Келеб не будет больше обращать внимание на ее острый язык и придет к ней. И в это самое время он любезничал с этой девицей. Почему? Почему он так переменился к ней? Он устал от нее, может быть, устал от ее неопытности? И теперь он будет искать любви у сестры Сета?

Но тут она фыркнула:

– Если она похожа на своего брата, то Келеба Коулмена ждет сюрприз.

Она стала думать о Нелл Хейл. Какая она – такая же вежливая и холодная, как ее брат, или, может быть, приветливая и сердечная? Дядя Малкольм сказал, что ей меньше тридцати и она очень привлекательна.

Роксана вздохнула и легла на спину. Наверное, мисс Хейл хорошо овладела искусством нравиться мужчинам.

Она еще не понимала, что теперь плачет не со злости, а от испытываемого ею чувства потери. Она любила Келеба Коулмена, а ему совсем не было до нее дела.

Когда дядя Малкольм постучался к ней, чтобы позвать к ужину, она ответила, что не голодна. Никто на свете не должен видеть ее с заплаканными глазами!

Выплакавшись, Роксана устало заснула. Было совсем темно, когда ее разбудил скрип за дверью. Начали бить часы, и она приподнялась на локте, считая удары. Одиннадцать. Она расслышала скольжение по полу обутых в чулки ног. Роксана поняла, что это Гидеон входит в свою проходную комнату вместе с Летти.

Она усмехнулась и подумала, не спугнуть ли ей Гидеона, позвав его и спросив, что происходит. Она фыркнула, представив себе его лицо, когда он попытается объяснить дяде Малкольму присутствие Летти.

Но вместо этого она вылезла из постели и подкралась к двери. Припав к большой замочной скважине, она могла отлично разглядеть парочку у очага. Она опять усмехнулась. Они не стали тратить время на то, чтобы раздеться.

Ну, вот она и увидит, такой ли хороший любовник этот петушок, как он хвастается.

Подбросив в огонь дров, Гидеон поднялся на ноги, и Летти обвила его шею. Роксана была удивлена, как изменились ее формы. Она поправилась, линии ее тела стали более очерченными. Груди ее были большими и упругими, и Гидеон как раз начал ласкать одну рукой, губами ища другую. Языком он ласкал ее сосок, и Летти, негромко вскрикнув, выгнулась. Она убрала руки с его шеи и опустила их. Гидеон отодвинулся, чтобы она могла ласкать и возбуждать его.

Тяжело дыша, Гидеон приподнял голову и положил руку на плечо Летти. Роксана смотрела, широко раскрыв глаза, как Летти опускается перед ним на колени.

Роксана, не дыша, смотрела, как голова Летти двигается вверх и вниз. Это было то, о чем ей рассказывала кузина Мэри. Именно это делала она со своим мужем.

Скоро Гидеон начал судорожно вздрагивать, крепко удерживая голову Летти. Когда он замер, Летти поднялась на ноги. Взявшись за руки, парочка отправилась в постель. Они легли лицом друг к другу, и Летти снова возбуждала Гидеона до тех пор, пока он не был готов. Гидеон без дальнейших церемоний забрался сверху.

Роксана испугалась, что дядя Малкольм услышит мерные удары, с которыми Гидеон вонзался в это с готовностью распростертое тело.

Она не уходила от скважины – ей хотелось посмотреть, ответит ли Гидеон на то, что делала Летти. Хотя Летти еще раз доставила ему удовольствие ртом, Гидеон так и не спустился ниже ее грудей.

Вдруг Роксана поняла, что замерзла. В ее комнате не был разведен огонь, и царил ледяной холод. Она вынула из ящика капот и быстро надела. Она едва успела улечься в кровать и натянуть на себя одеяла, как Летти – заскользила по полу, выходя из комнаты Гидеона.

Когда Летти добралась до своей постели в большой комнате, Роксана выскользнула из кровати и направилась прямо в комнату Гидеона. Когда она уселась на край его кровати, он открыл глаза и приподнялся.

– Роксана! – удивленно прошептал он. – Что случилось? – Он с подозрением посмотрел на нее. – Почему ты будишь людей в такой час?

– Ничего не случилось, – отозвалась она тоже шепотом, – и я тебя не будила. Летти только что ушла от тебя.

Он начал было протестовать и говорить, что ей все приснилось, но Роксана приложила палец к его губам:

– Успокойся, Гидеон. Я за вами наблюдала.

Быстро сев, он почти в голос крикнул:

– Что? У тебя хватило совести подсматривать?

– Ш-ш-ш… Не злись. Я хотела поучиться.

Когда Гидеон понял, что она не собирается дразнить его, он важно надулся и улыбнулся самодовольно:

– Да? И ты научилась чему-нибудь?

– Не совсем. Кузина Мэри рассказывала мне о… том, что делала Летти.

Гидеон прервал ее, поддразнивая:

– А Келеб показал тебе остальное…

Она покраснела и замахнулась на него. Гидеон уклонился от шлепка и тихо засмеялся.

– Что еще ты хотела узнать? – спросил он уже серьезнее.

Она опустила глаза, пальцами перебирая край одеяла. Потом она сказала медленно:

– Я хочу спросить, почему… почему ты не делал с Летти то же, что она делала для тебя…

Гидеон презрительно фыркнул и откинулся на постель.

– Рокси, мужчина никогда не будет этого делать с потаскушкой. Только с той женщиной, которая ему нравится… которую он любит.

У нее был такой озадаченный вид, что он улыбнулся:

– Ты многого не знаешь, да, Рокси?

Она отвернулась и ответила:

– Наверное.

– Ну, теперь я рассказал тебе.

Его слова были прерваны громким заспанным голосом Малкольма, донесшимся через стену:

– Что там происходит? Прекращайте болтать – и в постель!

Они взглянули друг на друга, и Роксана рукой прикрыла рот, чтобы не рассмеяться. Она прошептала: «Спокойной ночи», – встала и подошла к двери. Прежде чем закрыть ее за собой, она остановилась и тихо спросила:

– Ты точно знаешь, Гидеон?

Гидеон озадаченно помолчал минуту, потом сонно усмехнулся и громко прошептал:

– Совершенно уверен, Рокси. Спокойной ночи.

Роксана нырнула под пуховое одеяло, и постепенно тепло разлилось по ее телу. Засыпая, она точно знала, что Келеб испытывает к ней чувство. Он делал для нее то, чего Гидеон никогда не будет делать с Летти. Последней ее мыслью было: сможет ли она делать то, что делала Летти, ведь она чувствовала, что Келеб хотел бы этого.

На следующее утро Роксана проснулась поздно. Время текло медленно. Она лениво позавтракала, несколько раз подошла к окну, чтобы взглянуть на заснеженный лес, потом уселась в кресло-качалку и задумчиво уставилась в огонь. Ей было скучно. Уже больше месяца никто не заглядывал к Шервудам.

– Зимой путь становится длиннее, – объяснил ей Малкольм.

Роксана нервно стучала пальцами по подлокотнику. Ей хотелось выйти ненадолго из дома, хотя бы погулять. Куда бы пойти? На конюшню? К ручью? Больше протоптанных троп и не было… кроме, конечно, той, что вела к той несчастной хижине, где зимовал Келеб Коулмен.

Ее лицо просветлело. Конечно! Она навестит Сета.

Одеваясь, она нехотя призналась себе, что все время думала об этом, – ей очень хотелось посмотреть на Нелл Хейл. Она хотела своими глазами увидеть, что это за женщина, насколько она привлекательна.

Гидеон вопросительно взглянул на Роксану, которая вышла из своей комнаты в плаще и в повязанной вокруг головы шали.

– Я навещу Сета, – объяснила она. – Я хочу посмотреть, как он живет, и подумаю, как я там все устрою, когда перееду к нему.

Роксана думала, что он не станет ее дразнить, так как его мысли заняты другим – он бросал томные взгляды на Летти. Но в его глазах загорелся знакомый озорной огонек:

– Наверное, тебе еще хочется взглянуть на новую зазнобу Келеба?

Роксана посмотрела на него, бросилась к двери и оттуда отозвалась:

– Лучше запри за мной дверь. А то ведь никогда не знаешь, когда вернется дядя Малкольм.

Гидеон не смутился, а фыркнул в ответ:

– Спасибо, кузина. Летти позаботится об этом.

Кобылка весело бежала по заснеженной тропе, и через полчаса Роксана уже стучала в дом Сета. Ей открыла дверь темноволосая женщина с заспанным лицом. Она была не одета – на ней были лишь рубашка и капот. Вьющиеся волосы спускались на плечи. Роксана невзлюбила ее с первого взгляда, догадавшись, что эта привлекательная, соблазнительная женщина может увлечь Келеба… или любого другого мужчину.

Женщина улыбнулась ей и приветливо протянула руку.

– Вы, наверное, Роксана, – произнесла она своим грудным голосом. – Пойдемте скорее в тепло.

Несмотря на возникшую неприязнь, Роксана попыталась держаться так же приветливо:

– А вы, конечно, Нелл.

Они постояли, разглядывая друг друга и уже понимая, что никогда не станут подругами. Красивые женщины редко ладят между собой.

– Сет так много рассказывал мне о вас, Роксана, – говорила Нелл, помогая Роксане снять плащ. – Я так рада, что он, наконец, женится и остепенится.

Роксана поблагодарила и подошла к огню. Она не успела усесться, как вдруг уловила какое-то шевеление в углу за камином – там на корточках сидела индейская девушка. Это была Белая Звезда. Роксана вскрикнула и отскочила. Нелл, которая вешала ее плащ, обернулась и спросила, увидев поднявшуюся во весь рост и явно смущенную Роксану:

– Что случилось? Белая Звезда испугала вас?

– Да, испугала, – резко ответила Роксана, сцепив дрожавшие руки. – Я не ожидала увидеть ее в этом доме.

Нелл быстро подошла к ней, обхватила рукой за талию и постаралась успокоить:

– Разве вы не знали, дорогая, что девушка убирает дом?

– Нет, не знала. А знает ли Сет, что девушка пыталась причинить мне вред?

Глаза Нелл широко раскрылись, и она посмотрела в мрачное смуглое лицо Белой Звезды, которая стояла, уставившись в пол.

– Это правда, Белая Звезда? – спросила Нелл.

– Я не трогала ее, – гортанным голосом ответила девушка. – Это Эз Джонсон напал на нее.

– Ты лжешь! – со злостью закричала Роксана и придвинулась к ней. – Ты схватила меня и держала. Длинный Шаг спас меня.

Нелл Хейл подошла к двери и распахнула ее.

– Я думаю, тебе лучше уйти, Белая Звезда, – приказала она. – И я уверена, что мой брат не захочет, чтобы ты возвращалась.

Девушка помедлила, но потом направилась к двери. Ее глаза сверкали ненавистью к Роксане. Она вышла наружу и медленно направилась в лес.

Нелл поежилась.

– Я представить себе не могла, какие люди живут здесь, в горах, – тихо, почти про себя произнесла она.

Она присела рядом с Роксаной, похлопав ее по колену.

– Сет, конечно, ничего не знал об этом. Наверное, это было ужасно.

– Я бы не перенесла этого еще раз, – ответила Роксана.

Они перевели разговор на моду, смеясь и обсуждая, как они отстанут от нее в этой глуши. Но когда Роксана начала вспоминать вечеринки, на которых она бывала, и спектакли, которые она видела в Бостоне, Нелл стало очевидно не по себе. Она заметила резко и почти грубо:

– Мне кажется, мы вращались в разных кругах, дорогая, ведь у нас такая разница в возрасте. Давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Роксана прекратила свою веселую болтовню и стала рассматривать свои руки, чувствуя себя ученицей.

Они продолжали молчать. Потом вдруг одновременно заговорили, засмеялись, и Нелл уступила ей:

– Вы первая.

– Я только хотела спросить, по-прежнему ли сильна в Бостоне эпидемия?

– Нет, слава Богу, нет. Наконец-то она пошла на убыль. Город почти вернулся к прежней жизни, только английские солдаты расхаживают по улицам днем и ночью.

Они уселись за стол, и им подали чай с печеньем, и только тогда в первый раз было произнесено имя Келеба. Роксана чуть не подавилась имбирным печеньем, когда Нелл сказала:

– В день своего приезда я встретила такого красивого мужчину на торговом посту.

– В самом деле? – отозвалась Роксана.

– Да, – с готовностью продолжила Нелл. – Он показался мне таким мужественным. У него дьявольские глаза. Сет сказал, что это охотник и совершенный дикарь. Его зовут Келеб Коулмен. Вы знаете его?

– Да, знаю, – коротко ответила Роксана.

Нелл не обратила особенного внимания на последовавшую тишину и продолжала говорить о Келебе:

– Кажется, он живет совсем близко, и он так взглянул на меня, что я думаю, скоро он явится с визитом.

Роксана искоса посмотрела на Нелл и подумала: «Поэтому ты до сих пор в ночном наряде?» Однако она справилась с одолевавшей ее злостью и сказала как можно мягче:

– Я уверена, что приедет. Здесь, в горах, мало таких женщин, как вы.

Нелл с улыбкой поблагодарила ее за комплимент:

– Спасибо, дорогая. Я так рада, что Сет выбрал именно вас. И мне кажется, что вы относитесь к тому типу, который привлекает и охотника.

Роксана почувствовала, что краснеет, и в смущении промямлила, что она сомневается в этом.

Секунду девушки смотрели друг на друга молча, слушая, как тикают часы и трещит огонь в камине. Взглянув на часы, Роксана воскликнула:

– Уже поздно, мне нужно домой. В горах темнеет рано. – Так быстро бежит время, – с сожалением сказала Нелл, поднимаясь на ноги. – Надеюсь скоро снова видеть вас. Сет будет так расстроен, что не застал вас.

Роксана вывела свою лошадь из-под высокой сосны, где оставила ее. Сев в седло, она повернулась к дому, чтобы помахать на прощание рукой, но дверь была закрыта. Роксана пожала плечами и направила лошадь по тропе.

Отъехав на некоторое расстояние, она вдруг поняла, что не пригласила Нелл Хейл к себе в гости. Конечно, ей не понравилась эта женщина, но она не могла так нарушать этикет! Она придержала кобылку, раздумывая, нужно ли ей вернуться и пригласить Нелл. Потом, решив, что так будет лучше, иначе маме было бы стыдно за дочь, она развернула лошадь.

И тут ей показалось, что в нескольких ярдах за камнем что-то мелькнуло. Она пригляделась. Не заметив никакого движения вокруг, она решила, что становится слишком мнительной, и облегченно вздохнула. Роксана потянула поводья и поехала дальше, но через несколько ярдов, за камнями увидела Белую Звезду, шагавшую со свободной грацией животного.

– Не может быть, – пробормотала Роксана. – Она возвращается к Сету!

Роксана тихо приказала лошади свернуть с тропы и съехала в лес. Не выпуская девушку из виду, она доехала за ней до начала просеки и остановилась.

Белая Звезда все тем же уверенным шагом поднялась на крыльцо и постучала. Вдруг Роксане пришло в голову, что она могла причинить вред Нелл. Она сжала бока лошади, но тут дверь открылась. С приветливой улыбкой на пороге появилась Нелл. Она что-то произнесла и впустила Белую Звезду.

Роксана осталась сидеть, от удивления широко открыв рот. Что здесь происходит? В ее памяти вспыхнули слова Рут. Может быть, действительно между Сетом и Белой Звездой что-то есть? Значит, Нелл изобразила гнев только для того, чтобы успокоить ее?

Роксана развернула лошадь и поехала домой. «Сет должен объяснить мне все», – подумала она сердито, переводя лошадь на аллюр, что было небезопасно на скользкой заснеженной дороге.

Глава 15

Ночь была холодной, спать Келебу не пришлось, поэтому для него было большим облегчением, когда индейцы перед рассветом скатали, наконец, свои одеяла.

Когда они скрылись из виду, он поднялся на ноги и потянулся. Жеребец топтал ногами высокую прошлогоднюю траву и казался сытым. Келеб был так голоден, что у него урчало в желудке, и он был готов сам жевать траву.

Он проверил ружье и забрался в седло. Индейцы поехали на юг, но у длинного высокого холма резко повернули на запад. Примерно через час их след вывел Келеба из леса, и он оказался в небольшой каменистой и овражистой долине. Вдалеке в холодное небо поднимался дымок.

Значит, главный лагерь индейцев где-то рядом. Келеб слез с коня и привязал его к кусту. Когда все индейцы спустились в ущелье, Келеб побежал вперед и спрятался за большим камнем. Он услышал голоса детей, приветствовавших вернувшихся воинов, и перебрался поближе, за сугроб. Выглянув, он увидел раскинувшийся в овраге лагерь. Многие скво и старики были ему знакомы. Он поискал глазами Маленькую Олениху, но не нашел. Оставалось надеяться, что она не выйдет сейчас из леса и не наткнется на него.

Индейцы привязали своих косматых лошадок к кустам и плотно обступили костер. Теперь к ним присоединились старики, остававшиеся в лагере охранять женщин. Вождь говорил взволнованно что-то и размахивал руками. Сколько Келеб ни прислушивался, он ничего не услышал. Он прополз несколько ярдов, стараясь держаться подальше от света, отбрасываемого костром, до вигвама вождя. Он едва успел спрятаться за огромный раскидистый кедр, как старая скво прокричала, что еда готова.

Прижавшись к земле, Келеб смотрел, как круг индейцев около костра разомкнулся. Ему ничего не удалось узнать. Лучше ему заняться Сетом. Рано или поздно этот человек разоблачит себя.

Когда он добрался до своей лачуги, день уже заканчивался. В спешке он допустил серьезную ошибку: поехал, прокладывая путь по снегу, а не пошел по тому следу, что оставили индейцы. Много раз ему приходилось спешиться, чтобы перевести коня через сугробы, которые в некоторых местах доходили животному до груди. Он сам редко ходил пешком, поэтому мышцы ныли. В конце концов, напрямик он ехал дольше, чем получилось бы в обход.

Келеб объехал хижину и позади нее увидел следы копыт и саней. След прерывался у входа в сарай. Он потрепал уставшего коня по шее:

– Видишь, старичок, Малкольм привез тебе сена.

Спешившись и заведя коня внутрь, он почувствовал запах сена. Келеб расседлал коня и снял с невысокого чердака еду для животного. Накрыв попоной его широкую спину, Келеб и сам отправился в дом.

Внутри было холодно и уныло. Он прислонил в угол ружье, присел перед очагом и развел огонь. Он ослаб от голода и, когда насыпал кофе и наливал воду в почерневший кофейник, пальцы его дрожали. Он поставил кофейник на огонь и занялся ужином. Келеб улыбнулся – Малкольм разложил провиант так, как нужно. Известно, что в такой развалюхе, как его теперешняя хижина, еда легко становится добычей белок и других мелких животных.

Когда на сковороде зашипела солонина, а в железном горшке забулькала кукуруза, он, наконец, снял с себя куртку и шапку. Он развесил их на спинке кровати, и тут взгляд его упал на подушку, все еще хранившую отпечаток головы Роксаны. Он нарочно оставил ее так, но теперь взбил подушку, уничтожив след. Сейчас он должен сосредоточиться на Нелл Хейл.

Эта девушка любит удовольствия. Не составит труда затащить ее в постель.

Келеб ел прямо из сковородки и горшка, выпил три чашки кофе. Откинувшись на стуле, он расстегнул ремень и выдохнул. Он съел слишком много и слишком быстро.

Он небрежно помыл сковороду и горшок и решил отправиться к Нелл прямо сейчас.

Он вымылся над шаткой пересохшей раковиной и отскоблил со щек трехдневную щетину. Переодевшись в чистую рубашку и проведя пару раз по волосам, он был готов к свиданию.

После такого изнурительного дня Келебу жаль было снова гонять коня, однако, оседлав его, он понял, что животное тоже отдохнуло. Конь нетерпеливо тряс головой и был готов бежать еще быстрее.

Добравшись до просеки Хейла, Келеб придержал коня и медленно огляделся. Небо было чистым, и бледная луна освещала местность холодным тусклым светом.

Вокруг дома не было никакого движения, вторах протяжно выл волк. В тускло освещенном окне Келеб увидел, как прошла Нелл. Он зло усмехнулся и ударом каблука пустил коня.

Подъехав к дому сзади, он спешился и привязал коня под навесом пристройки. Он оправил на себе одежду, подошел к крыльцу и постучал.

Нелл выглянула в окно и увидела его; он в знак приветствия дотронулся до шапки. Она с ласковой улыбкой распахнула дверь.

– Ну вот, – проговорил он, лениво оглядывая ее.

По-прежнему в рубашке и капоте, она стояла, освещенная сзади огнем в камине, и он ясно мог разглядеть все линии соблазнительного тела.

Глаза ее заблестели, уголки губ заиграли, и Нелл отступила в сторону, приглашая:

– Заходите сюда, в тепло, господин охотник.

Он отдал ей куртку и шапку и быстро осмотрел комнату. Она была одна.

– А где Сет? – спросил он, усаживаясь перед огнем.

– Уехал любезничать, – засмеялась Нелл.

Келеб напрягся, но попытался скрыть это. Если она заметит, что ее слова задели его за живое, он вряд ли преуспеет с ней. Однако к тому моменту, как она повесила его куртку и налила ему кружку сидра, он уже овладел собой и продолжил беседу:

– Я слышал, что он женится на этой дикой кошке. Когда же это произойдет?

Нелл внимательно посмотрела на него. Ей показалось, что охотник злится или расстроен. Но ей удалось разглядеть лишь то, что он чисто выбрит и что он не отрывает глаз от ее груди. Она быстро пожала плечами. Должно быть, ей показалось.

Придвинув стул поближе и усевшись, она ответила:

– Весной, я думаю. Кажется, Сет говорил, что в марте или апреле.

Келеб различил в ее голосе тщательно скрываемую антипатию, но сдержал улыбку. Мисс Нелл Хейл завидовала красоте Роксаны.

– Ему предстоит укротить ее. Нрав у нее как у рыси.

Нелл почувствовала укол ревности и подозрительно посмотрела на Келеба. Откуда он столько знает о Роксане Шервуд?

– Вы так хорошо знаете невесту брата? – холодно спросила она.

Келеб почувствовал, что краснеет, и внутренне содрогнулся. Эта женщина такая же скользкая штучка, как и ее братец. С ней надо следить за каждым своим словом. Он взял ее руку и начал болтать, чтобы рассеять ее подозрения.

– Я не очень хорошо знаю ее, – начал он. – Видел ее всего несколько раз, но эти несколько раз она вила веревки из своих дяди и кузена. – Он понял, что Нелл все еще сердится, и добавил: – Мы с ней друг друга не выносим. Не люблю языкастых женщин.

– Неужели такой привлекательный мужчина не может заставить девчонку есть с ладони? – проворковала она.

Келеб не ответил на ее слова, потому что заметил: она приподняла плечо так, что капот распахнулся, и в низком вырезе рубашки обнажилась одна большая грудь. Он смотрел не отрываясь. Она поднялась и пересела к нему на колени. Обхватив его шею руками, она прижала свои губы к его губам. Их языки встретились и впились друг в друга.

Дыхание Келеба сделалось тяжелым и прерывистым, он начал мять обнаженную грудь, слабо пощипывая сосок. Она тихо застонала и опустила руку, чтобы расстегнуть его охотничьи штаны.

Глаза Келеба загорелись, и он по-волчьи оскалился. «Вот оно что, она искусная шлюха», – подумал он. Он вопросительно взглянул сверху вниз на Нелл и заметил, что она избегает его взгляда. Келеб решил, что она, наверное, сожалеет о своем порыве. Чтобы успокоить ее, он крепко прижал ее к себе.

– Ты такая прелестная. Я так давно искал такую.

Сразу же нерешительность ее исчезла, и она снова принялась возбуждать его ласками и поцелуями. Внезапно снаружи донеслось цоканье копыт.

– Брат, – сердито проговорила Нелл.

Она торопливо поднялась на ноги и запахнула капот.

Впервые Келеб был благодарен Сету Хейлу: он спасал его от того, чего Келеб уже начинал стыдиться. Он притворился, что сердится и, натягивая штаны, бормотал ругательства.

Нелл, однако, злилась по-настоящему. Ее глаза горели желанием, и, когда Сет уже поднимался на крыльцо, Келеб прошептал ей:

– Давай встретимся завтра.

Она немного успокоилась и сжала его руку. Когда вошел Сет, они спокойно сидели у огня. Мужчины коротко кивнули друг другу.

Отпустив несколько замечаний о погоде и нехватке товаров на торговом посту, Келеб решил, что ему пора домой, и быстро распрощался.

Глава 16

Роксана вернулась домой в дурном настроении. Под удивленными взглядами Гидеона и Летти она сбросила плащ и нагнулась к огню, чтобы поставить на угли кофейник. Не говоря ни слова, она поднялась и удалилась в свою комнату, громко хлопнув дверью. Гидеон посмотрел на Летти и поднял брови:

– Что с ней?

– Может, поругалась с Сетом, – пожала плечами Летти.

– Нет, вряд ли. Сет не может ее так задеть. Может быть, она столкнулась с Келебом. Из-за него она становится бешеной.

Они не успели больше ничего обсудить, как вернулась Роксана, чтобы снять с огня кофейник.

– Кто-нибудь еще хочет кофе? – почти прорычала она, опуская кофейник на стол.

Все еще глядя на нее, Летти и Гидеон покачали головами, и она налила одну чашку.

Горячий напиток обжег ей губы и горло, и она начала сердито ругаться. Гидеон прыснул, но Летти покачала головой. Роксана посмотрела на кузена, но ничего ему не сказала.

Роксана пребывала в плохом настроении до возвращения Малкольма, который объезжал капканы. Малкольм бодро вошел в комнату, стряхнул куртку и бросил меховую шапку на постель Летти.

Стоя спиной к огню и растирая поясницу, он подмигнул Роксане:

– Все-таки увидим Сета еще до весны. Он передавал привет и велел сказать, что заедет сегодня вечером навестить тебя.

Роксана хмыкнула в ответ.

В глазах Малкольма появился озорной огонек:

– Только что столкнулся с Келебом. Он возвращался от Хейлов. Ездил с первым визитом к мисс Хёйл, – Малкольм немного подождал, потом добавил: – Он мне показался сильно уставшим. У меня есть предчувствие, что он зачастит туда.

Из-под опущенных глаз он наблюдал, как Роксана краснеет от злости. Он не показал виду, что заметил это, и пробормотал, как будто про себя:

– Все эти ухаживания… Не пора ли и мне съездить к Рут?

Роксана с удовольствием сбежала бы к себе в комнату, но в этот момент Летти объявила, что ужин готов. Девушке не оставалось ничего другого, как идти к столу.

Роксана сидела над тарелкой и была вынуждена терпеть лукавые взгляды Гидеона, слушать, как Малкольм рассказывает о том, что Келеб влюблен в сестру Сета.

Ей хотелось закричать им: «Замолчите вы, ради Бога»! Но она прекрасно знала, что Гидеон только этого и ждет. И она молча подносила ко рту вилку, не разбирая, что она ест.

Наконец Малкольм истощил запас слов для описания романа Келеба и Нелл. Ужин все заканчивали в молчании.

Роксана несколько раз замечала, что дядя поглядывает на нее. Она понимала, что он нарочно говорит о Келебе. Опять она подумала о том, как же ему хочется, чтобы она вышла замуж за Келеба.

Роксана вздохнула и встала из-за стола. Ей было неловко, но она сказала:

– Я пойду немного освежусь, – и вышла из комнаты.

Дядя и кузен смотрели ей вслед.

– Дядя Малкольм, как тебе кажется, она очень счастлива? – спросил Гидеон.

– Да нет, сынок, – покачал головой Малкольм.

Летти вытерла последнюю тарелку и повесила полотенце сушиться, когда в дверь постучали. Это был Сет. Летти впустила его, и он приветливо поздоровался со всеми. Однако Роксана лишь холодно улыбнулась ему, и у Сета возникли мрачные предчувствия.

Летти приняла его шапку и куртку. Сет присел рядом с Роксаной и потянулся, чтобы взять ее за руку, но Роксана убрала ее и стала играть с локоном. Он поглядел на нее озадаченно и в то же время неодобрительно. Ему не нравилась ее гордыня, и Сет решил, что это первое, чем придется заняться после свадьбы. Если кто-то в его доме и будет иметь право на такое поведение, так это он сам.

Кроме того, подумал он, у нее слишком часто бывают перемены настроения. Она должна научиться контролировать себя. Она должна научиться подчиняться ему во всем.

Роксана продолжала молчать. Малкольм и Гидеон следили за парой с озорным удовольствием в глазах. Сет почувствовал себя совсем неловко и, пригнувшись, шепотом спросил:

– Что случилось, Роксана?

Она не ответила на вопрос и обернулась к дяде:

– Дядя Малкольм, можно я уведу Сета в свою комнату? Мне нужно кое-что обсудить с ним наедине.

Сначала всем показалось, что Малкольм рассмеется в ответ на ее просьбу. Его лицо приняло то выражение, которое всегда предшествовало у него приступу смеха. Но тон Роксаны был столь решительным, хотя отчасти и просящим, что Малкольм не рассмеялся. Напротив, лицо его стало серьезным.

– Конечно, Рокси. Я доверяю тебе… и Сету.

Удивленный Сет молча проследовал за ней в комнату. Там он встал к Роксане спиной и стал смотреть на огонь, полагая, что его поза смутит ее и она не станет осыпать его градом вопросов, которые она, он чувствовал, собиралась ему задать. В конце концов, она не сможет видеть выражение его лица, если задаст ему слишком неожиданный вопрос.

Роксана осталась стоять, прислонившись к двери. Она молчала. Сет почувствовал, что вспотел от волнения. Он уже желал, чтобы она поскорее начала разговор, боясь, что его тактика обернется против него самого.

Наконец она бросила ему:

– Зачем вы держите дома эту краснокожую?

Он облегченно вздохнул. Нелл предупредила его, что Роксана наверняка спросит о Белой Звезде. Он немного боялся, что кто-нибудь видел, как он завел Белую Звезду в сарай прямо перед тем, как поехать сюда; она ждет его и сейчас.

Он повернулся лицом к Роксане.

– Я так и думал, что это волнует вас, Роксана, – он улыбнулся. – Но Нелл объяснила вам, что я нанял девушку убирать в доме. Естественно, когда вы рассказали сестре о том, что Белая Звезда пыталась сделать с вами, она приказала ей уйти. Я хочу сказать, Роксана, что я пришел в ужас, когда узнал, как вы попали к Эзу Джонсону и что вы пережили. Я должен поблагодарить этого индейца Длинный Шаг за то, что он защитил вас.

Роксана пропустила мимо ушей его рассуждения о Джонсоне. Дядя Малкольм уже поблагодарил индейца, и этого было вполне достаточно. Ей очень хотелось понять, знает ли он, что молодая скво вернулась в дом после того, как оттуда уехала она. И вдруг она смутилась. Впервые она подумала о том, что Белая Звезда могла рассказать Сету о ночи, которую Роксана провела с Келебом.

Она отвернулась, боясь, что он увидит ее смущение.

Однако вскоре здравый смысл подсказал ей, что, если бы Белая Звезда что-то рассказала Сету, тот давно бы уже потребовал у Келеба объяснений. И он бы точно рассказал все дяде Малкольму. Нет, определенно, девушка никому ничего не сказала. Интересно, почему, подумала Роксана, вновь переводя взгляд на Сета.

Перестав на время думать об этом, она спросила:

– Как вы можете объяснить, что Нелл снова пустила ее, как только я уехала?

Ее вопрос застал его врасплох. Он удивленно раскрыл рот. На долю секунды он растерялся, но тут же, собравшись и отвернувшись к огню, спросил резким голосом:

– Вы шпионите за моим домом, Роксана?

Она обиженно взглянула на него:

– Сет, вы знаете, что это неправда. И почему же Белая Звезда вернулась в дом? Почему Нелл встретила ее так приветливо?

Сет понял, что ему нельзя переходить в оборонительную позицию. Эта упрямая и своевольная девушка не отступит и не успокоится, пока он не даст ей удовлетворительный ответ. Он глубоко вздохнул и обернулся:

– Нелл сказала, что девушка вернулась, чтобы получить от нее денег. Моя сестра боится индейцев, и ей не хотелось разозлить скво. Она быстро дала ей денег, и та убралась восвояси.

Его рассказ прозвучал довольно правдоподобно, но Роксане что-то в нем не нравилось. Нелл вовсе не показалась ей испуганной, когда впускала в дом скво; чувствовалось, что между ними хорошие отношения. Ну и, в конце концов, она желала получить разъяснения по поводу того, что видела Рут. Теперь она все больше верила рассказу этой женщины.

Роксана села на стул у камина и, глядя Сету прямо в лицо, сообщила ему о том, что видела Рут. В конце своего рассказа она спросила:

– Это правда?

Все это было такой неожиданностью для Сета, что он невольно повернулся к ней, и на его лице Роксана увидела виноватое выражение. Пальцами она впилась в подлокотники и склонилась вперед. Значит, это была правда. Он предпочел ей ласки индейской скво. Она готова была смеяться над собой и краснела, вспоминая те вечера, когда она пыталась возбудить в нем желание. Роксана бессильно откинулась на спинку стула. Наверное, что-то с ней не так. Сначала Келеб уходит к другой, теперь она знает, что Сет предпочел ей индейскую девушку.

Ее блестящие глаза потускнели, и она тихо спросила:

– Почему? Почему она, когда была я?

Конечно, Сет неправильно понял ее вопрос. Он подошел к ней вплотную, опустился на колено и взял ее холодную руку.

– Роксана, вы сама невинность, – проговорил он. – Разве вы не знаете, что мужчины испытывают желание, о котором вы, женщины, не догадываетесь?

Роксане захотелось рассмеяться ему в лицо. Что знал этот самонадеянный, бесчувственный человек о женских желаниях?! Она смотрела на него и понимала, что никогда не сможет наслаждаться с ним любовью. И если он заподозрит, что ей нравится этот процесс, он перестанет считать ее порядочной женщиной.

Она представила себе, как обнимает ее дикий охотник. Этот человек знает, что у женщин такие же желания, что и у мужчин, и он упивается тем, что его руки и его губы заставляют ее тело трепетать и страстно желать того же, что и он.

Она вдруг осознала, что ни разу Келеб не овладел ею против ее воли. Он всегда выжидал, когда в ней разгорится желание и когда она будет готова.

Сет требовательно сжимал ее руку, и она вернулась из воспоминаний.

– Роксана, разве вы не понимаете, что я не мог обрушить на вас свою страсть? – честно признался он. – А со скво – совсем другое дело. Это ровным счетом ничего не значит. Лишь способ облегчиться.

Ей захотелось дать ему пощечину, и она отвернулась, чтобы не сделать этого.

Он взял ее за плечо и торопливо добавил:

– Я не дотронулся до нее с тех пор, как мы обручены.

Роксана вздохнула. Какое это имело значение… Ей не было до этого никакого дела. Она знала теперь, что у Сета всегда будет какая-нибудь другая женщина – та, с которой он не будет сдерживать страсти на том основании, что она, эта, другая женщина, не леди. Если не скво здесь, в глуши, то какая-нибудь распутница в городе. Устав от разговора, она слабо улыбнулась ему:

– Да, Сет, я прощаю вас.

С лица его исчезло волнение, он вскочил на ноги.

– Вот моя хорошая девочка, – с облегчением воскликнул он, притянул ее к себе и обнял.

Она невольно прижалась к нему.

He отпуская ее, Сет взволнованно спросил:

– Вы рассказали Малкольму о Белой Звезде?

Она потрясла головой, не отрываясь от его плеча, и удивилась, когда он облегченно вздохнул. Разве он не понимает, что дядя Малкольм не был бы против, даже если бы Сет спал с дюжиной скво?

Они вернулись в главную комнату. Сет надел куртку и шапку, пожелал спокойной ночи Малкольму и Гидеону, проигнорировав Летти, быстро поцеловал Роксану в лоб и уехал.

Роксана закрыла за ним дверь и на минуту прижалась к ней. Малкольм заметил, что она бледна, и удивился, отчего это. Должно быть, она заметила его взгляд, потому что вдруг улыбнулась и направилась к дяде. Она обхватила его шею руками и наклонилась, чтобы поцеловать его.

– Спокойной ночи, дядя Малкольм, – проговорила она.

Она собралась идти к себе, но Малкольм поймал ее за рукав и удержал.

– Ты выглядишь расстроенной. Что сказал или сделал этот обманщик, что так расстроило тебя? – прорычал он.

Роксана подавила смешок:

– Ничего, дядя. Ты знаешь Сета. Он никогда не сделает ничего, что может меня расстроить.

Малкольм не был в этом уверен, однако улыбнулся и похлопал ее по руке:

– Спокойной ночи, Рокси.

Летти и Гидеон также пожелали ей спокойной ночи, и она ушла в свою комнату.

Выйдя из дома Шервудов, Сет сел в седло и ударил лошадь в бока. Если бы Роксана увидела его сейчас, она бы поняла, что за его изысканной вежливостью скрывается жестокий, безжалостный человек. Он чувствовал холодную, черную ярость. Никогда еще ему не приходилось защищаться перед женщиной.

На одно мгновение он почувствовал ненависть к Роксане. Но он был влюблен и не мог дождаться, когда они поженятся. Он быстро научит ее не задавать ему вопросов.

Добравшись до дома, он завел лошадь в сарай. Он был уже совершенно ослеплен яростью. Сет громко позвал, слезая с коня:

– Белая Звезда, где ты? Ты, красная потаскуха!

Девушка вышла из тени, широко раскрыв от страха глаза. Он подскочил к ней и замахнулся. Она подняла руку, чтобы защитить лицо, и вся сжалась. С выражением отвратительного удовольствия на лице Сет ударил ее, закрыв другой рукой ей рот. Она тихо хныкала, а он продолжал ее избивать, нанося удары по лицу и голове.

Наконец его удары свалили ее на пол Сарая. Он приблизился к ней, тяжело дыша.

– Грязная испорченная сука, – проговорил он, разрывая на ней одежду.

Он принялся наносить удары по ее обнаженным смуглым грудям, и из его рта лился поток грязных ругательств.

Удары становились все сильнее, и хныканье Белой Звезды переросло в громкие крики боли. Наконец Сет остановился и встал над ней на нетвердых ногах, тяжело и хрипло дыша. Девушка попыталась отползти от него, зная, что это еще не конец. Он опустился на колени и расстегнул, разрывая, панталоны, и она в ужасе задрожала. Он по-волчьи оскалился и схватил ее за волосы.

– Ты ведь знаешь, что сейчас будет, сука? – он ухмыльнулся и опустил ее лицо вниз. – Ну-ка, возьми его, индейская шлюха, и не отпускай до рассвета!

Глава 17

Зима все не кончалась. Женщины, привязанные к дому и домашним делам, скучали, зато мужчины наслаждались охотой и регулярными обходами капканов.

Келеб Коулмен ждал каждый новый день. Он объезжал ловушки, преследовал оленей и лосей, ощущая себя частью этой дикой природы.

Каждое утро перед рассветом он поднимался на плоскую вершину холма, лежавшего примерно в миле от его хижины, и наблюдал за усадьбой Хейла. Если Сет неторопливо хлопотал по хозяйству, Келеб вскидывал на плечо ружье и спокойно отправлялся на охоту.

Если же он обнаруживал из своей засады, что дверь конюшни открыта настежь и Нелл носит ведра воды или дрова, он забывал о своих планах, садился на коня и шел по следу Хейла.

За последние три месяца он много раз преследовал Сета, часто отдавая этому занятию целый день, но пока ничего так и не узнал. Следы Сета прерывались либо у поста, либо вели к усадьбе кого-нибудь из соседей. Возможно, Сет почувствовал слежку, а может быть, вместе с индейцами затаился до весны.

Однажды утром в конце февраля Келеб ждал Гидеона неподалеку от дома Малкольма. Уже скоро два месяца, как они стали охотиться по пятницам вместе. В тот день они хотели настрелять дичи к столу.

Их дружба началась с одного страшного случая. Как-то ближе к вечеру Келеб не торопясь обходил свои капканы. На севере стали собираться тучи – приближалась метель. Келебу оставалось проверить последний капкан, и потом можно было ехать домой, в тепло.

Он поднимался по крутому холму. Вес дюжины добытых бобров, норок и ласок мешал идти по глубокому снегу, доходившему ему до колен и выше. Идти было так тяжело, что Келеб раздумывал, не пора ли ему заняться фермерством.

Конечно, жизнь фермера, возделывающего землю, и лучше, и длиннее. Трудности охотничьей жизни быстро сводят человека в могилу. Приходится спать под открытым небом в любую погоду – уже в раннем возрасте начинают болеть кости. Он знает многих охотников, которые еще молоды, но хромают, как глубокие старики.

Келеб вздохнул и покачал головой. «Мы – сумасшедшие, это точно», – подумал он.

Вдруг до него донесся крик. Келеб распрямился и прислушался, но не услышал никаких звуков, кроме завывания ветра. Наверное, ошибся, подумал он, ничего другого и не было. Ветер высекает из гор самые странные звуки. Кроме того, он должен помнить и о том, что индейцы могут попытаться заманить его в ловушку.

Келеб выжидал в нерешительности, но тут снова услышал крик. Келеб удовлетворенно кивнул головой – на этот раз крик был хорошо слышен, и ясно было, что кричит белый человек. Келеб стал торопливо подниматься по обледенелому склону, соскальзывая то и дело вниз.

На вершине он увидел одинокую рощицу из ореховых деревьев. Он уловил шевеление у одного из деревьев и замер. Серый лохматый зверь подпрыгивал, пытаясь схватить за ногу человека, залезшего на дерево. Волку уже удалось зацепить несколько раз его кожаные охотничьи штаны. Головы и торса охотника не было видно, рассмотреть можно было только его руку, обхватившую ствол. Дрожащий голос произнес:

– Осторожнее, Келеб. Он очень голодный.

Келеб скрылся за камнем, но волк уже заметил его и прижался к земле, обнажив длинные клыки и капая слюной. Потом он зарычал и стал подходить к Келебу.

Келеб задержал дыхание. Он никак не мог нащупать ружье. Зверь приготовился к прыжку, но Келеб уже держал ружье в руках. Он быстро поднес его к плечу и прицелился, мягко нажимая на курок. Волка подбросило в воздух, он перевернулся и упал на землю. Кажется, пуля попала ему между глаз. Келеб осторожно подошел к нему. Может быть, он убил его, а может случиться, что хитрый зверь притворяется. Но все действительно было кончено – язык волка вывалился, кровь залила белый снег.

Гидеон слез с дерева и встал, трясясь, рядом с Келебом:

– Как я замерз! Он загнал меня на дерево еще утром. Я как раз проверял капкан и, как дурак, приставил ружье к дереву, ну и не смог до него дотянуться.

Келеб присел на корточки рядом с волком и раздвинул ему челюсти. Зверь был молодым. Келеб взглянул на Гидеона и угрюмо спросил:

– Тебя никто не учил, что никогда нельзя расставаться с оружием?

Гидеон смущенно покраснел и отвернулся.

– Да, я знаю. Но мне надо было прощупать эту яму. С моей больной лодыжкой мне пришлось держаться обеими руками. – Носком башмака он поддел волка. – Как я забрался от него на дерево! Один раз он даже ухватил меня за каблук.

– Да, считай, тебе повезло, и ты получил хороший урок. Давай освежуем его и пойдем по домам. А то в любую минуту может пойти снег.

Гидеон быстро подобрал ружье, и Келеб усмехнулся про себя.

Снегопад уже начался, и Гидеону пришлось провести ночь в лачуге Келеба. Сидя у огня и слушая его треск, они говорили обо всем: об охоте, капканах, даже о женщинах. Но ни разу не произнесли имени Роксаны.

Ожидая нетерпеливо своего молодого приятеля, Келеб припомнил сейчас тот день. Он приложил много сил, чтобы выкинуть Роксану из головы. Постепенно ему это удавалось, и иногда он не думал о ней по целому дню. Конечно, справиться помогали и регулярные визиты к Нелл Хейл. Он усмехнулся, вспоминая, какая она страстная.

Келеб взглянул на солнце и нахмурился. Куда, к черту, подевался Гидеон? Они уже час как должны были быть в пути.

– Этот негодник, небось, крутится вокруг Летти и забыл обо мне, – проворчал Келеб.

Однако именно в эту минуту дверь конюшни Шервудов распахнулась, и оттуда выскочила лошадь Гидеона. Гидеон, как обезьяна, вцепился в ее спину и начал быстро подниматься в гору. Наконец он остановился перед Келебом.

– Прости, что опоздал. Эта чертова Рокси заставила меня двигать всю мебель в доме.

Келеб опять нахмурился:

– Она придумала это потому, что ты едешь со мной. Гидеон отвернулся от прожигающего его взгляда.

– Да, – промямлил он. – Она говорит, что с тобой я становлюсь диким… как ты сам.

Келеб сразу потерял весь интерес к охоте. Роксана по-прежнему плохо думает о нем. И, когда Гидеон сказал:

– Да, она считает, что все должны вести себя, как Сет, и у всех должны быть такие же благородные манеры, – им овладела злость.

Если ее идеал – Сет Хейл, то пусть она убирается к черту. Он не желает, чтобы его сравнивали с этим предателем.

Он взял поводья и сердито спросил:

– Мы будем охотиться или нет? Тогда поехали!

Глава 18

В начале марта на реке сошел лед. Тающий снег стекал в нее, и местами она вышла из берегов. Вылезла первая трава. Ивы вдоль ручьев покрылись желтовато-зеленым кружевом. Проснулись после длинной спячки лягушки, наполнив непрерывным кваканьем берега и влажные овраги.

Наступило время, когда в усадьбах варят сахар. У каждой фермерши на огне булькал горшок с сиропом. За отсутствием хозяйки в доме Шервудов сахар и сироп варила Летти, а Роксана наблюдала, помогая по мере сил. Она должна была снимать пену с кипящей сладкой жидкости и подкладывать дрова в огонь, разожженный под большим черным котлом.

С раннего утра Малкольм был занят тем, что сверлил стволы молодых кленов и подвешивал ведерки под желобки, вставленные в просверленные отверстия. Гидеон относил наполненные сладкой жидкостью ведра к Летти и выливал их в приготовленный горшок.

Заметив, что огонь ослаб, Роксана просунула под котел полено, отступила и вытерла рукой разгоряченное лицо. Она присела на колоду, думая о том, кто варит сахар у Хейлов. «Наверное, этим буду заниматься я, – подумала она. – Хорошо, что я научилась».

Она презрительно улыбнулась. Леди Нелл не будет стоять на скотном дворе у горячего котла.

Она видела эту женщину всего один раз, и, хотя Роксана передавала через Сета приглашение, Нелл ни разу не приехала к ним в усадьбу с ответным визитом. Сет извинялся и говорил, что сестра не выносит холода.

– После того как мы поженимся, у вас обеих будет достаточно времени для визитов.

Роксана помрачнела. Вытерпит ли она то, что эта женщина все время будет болтаться у нее под ногами? Уже достаточно того, что она не любит Нелл, но как смириться с тем, что к ней каждый вечер приезжает Келеб?

Сначала она никак не реагировала на рассказы Гидеона о том, что Келеб довольно часто бывает у Нелл, только пожимала плечами. Но к концу зимы Келеб стал ездить к Хейлам все чаще и чаще, и ревность Роксаны разгорелась так, что она чувствовала себя больной физически.

Вот и сейчас, злясь на себя за мысли о нем, Роксана поднялась, шагнула – и ее прошиб холодный пот, земля поплыла из-под ног. Она снова села, пытаясь подавить приступ тошноты. Постепенно вращение остановилось и желудок успокоился. Она достала из кармана платок и вытерла губы и лоб. Она нахмурилась. Приступ случился уже третий раз. Первый раз это произошло, когда Летти жарила солонину на завтрак. Тогда Роксана решила, что ее слабый желудок прореагировал на запах. Она думала, что мясо было старым и прогорклым, и больше не беспокоилась об этом. Второй раз, примерно неделю назад или чуть раньше, приступ случился снова, хотя ей было неясно, что его вызвало; ее тошнило все утро.

И вот опять. Впервые она серьезно задумалась. И внезапно поняла, что месячные не пришли уже третий раз. Неужели… она ждет ребенка?

Выглянула Летти и попросила, чтобы Роксана принесла дрова. Девушка заметила побелевшее лицо Роксаны и подошла к ней.

Усевшись рядом с ней, Летти спросила:

– Что случилось, Роксана? Тебе плохо?

Роксана перебирала край фартука, избегая смотреть Летти в лицо.

– Все хорошо, – пробормотала она. – Я перегрелась.

Летти внимательно вгляделась в ее бледное лицо и издала тихий жалостливый звук. Она слишком часто видела это потерянное выражение на лице своей матери, чтобы не распознать его. Она положила свою грубую красную ладонь на скрещенные пальцы Роксаны и спросила:

– Ты уверена в этом, Роксана?

Она произнесла эти слова таким сочувственным тоном, что Роксана бросилась к ней в объятия и разрыдалась:

– Летти, что же мне делать?

Летти качала ее, словно ребенка.

– Тише, тише, – приговаривала она.

В конце концов, Роксана выплакалась и вытерла нос. Летти убрала волосы с ее лица и пригладила их.

– Мне кажется, что мистер Совершенство решался только поцеловать тебя на ночь.

– Это правда, – икая ей в плечо, подтвердила Роксана.

Летти отодвинулась от Роксаны и посмотрела ей в лицо:

– Ты хочешь сказать, что это не его ребенок?

Роксана молча кивнула и снова расплакалась.

На лице Летти отразился ужас:

– Великий Боже, чей же тогда?

Она помолчала, потом почти прошептала:

– Ведь не этого чертова Эза?

– Нет, нет. Не его.

Летти встряхнула ее:

– Ради Бога, чей же тогда?

Роксана закрыла лицо руками и прорыдала сквозь сведенные пальцы:

– Летти, это Келеб Коулмен. Этот ужасный охотник.

Летти облегченно вздохнула, но потом спросила в изумлении:

– Когда же?

– В ту ночь, когда Эз напал на меня.

Лицо Летти потемнело. Черт побери этих мужчин. Все они одинаковы. И Келеб был не лучше Эза. Что Эз начал, он закончил. Летти вскочила на ноги и закричала в голос:

– Эти сукины дети – мужчины! Их надо всех повесить!

Она остановилась, повернулась к Роксане и процедила злобно:

– Мистер Шервуд отомстит этому мерзавцу. Он застрелит его – я сама скажу ему.

Роксана тоже вскочила и схватила ее за руку:

– Пожалуйста, Летти. Не надо ему говорить.

– А что будет с тобой, детка? Что будет с ребенком? Чье он будет носить имя?

Роксана, всхлипнув, вздохнула:

– Ты забыла, что через месяц я выйду замуж.

Летти опустила плечи и присела на колоду, на которой рубили мясо.

– Я так надеялась, что ты не пойдешь замуж за эту бесчувственную ледышку. – Она отмахнулась от пчелы, потом расстроенно сказала: – Наверное, теперь придется.

Гидеон появился на опушке, не замеченный женщинами. В каждой руке он нес по ведерку со сладким кленовым соком. Удивленный их волнением, он присел на ведра и стал наблюдать. На лице Летти было написано, что пришел конец света, Роксана плакала. И тут он обратил внимание на выражение лица своей кузины. В его глазах вспыхнула злость.

Рокси была похожа сейчас на Белую Звезду – а эта скво была на пятом месяце беременности.

Он выплюнул изо рта кленовую щепку и пробормотал:

– Чертов Коулмен. Сделал Рокси незаконного ребенка.

Однако вдруг он хитро усмехнулся. Он расскажет об этом Коулмену. Насколько он знает Келеба, тот не потерпит, чтобы его ребенка воспитывал кто-либо другой, тем более, если это будет сын. Тут он представил себе, что Сет воспитывает чужого ребенка, и громко рассмеялся.

Женщины обернулись.

– Гидеон, – вскричала Летти, – что такое, крадешься, пугаешь нас до смерти? Я чуть не умерла.

– Я и не крался. Вы так были заняты разговором, что не заметили бы и конца света. Почему ты плачешь, Рокси?

Роксана попыталась придумать ответ, но Летти вмешалась:

– Она горюет по родителям.

Гидеон сощурился и почувствовал разочарование и раздражение. Неужели они думают, что ему нельзя доверять? Ну, хорошо, пусть будет так, как они хотят, подумал он, вставая и потягиваясь.

Он положил руку на плечо сестры и подбодрил ее:

– Не волнуйся ни о чем, Рокси. Все будет хорошо, дай только время.

Роксана удивленно взглянула на Гидеона. О чем он говорил – о ее родителях? Или он все же подслушал их разговор с Летти?

Гидеон поставил пустые ведра под дерево.

– Скажите дяде Малкольму, что я скоро вернусь, – прокричал он им, удаляясь в лес.

Они смотрели ему вслед, и, когда он исчез за деревьями, Роксана повернулась к Летти:

– Как ты думаешь, он слышал?

Летти нерешительно отозвалась:

– Не знаю, Рокси, но даже если и слышал, вряд ли он расскажет дяде.

– Нет, я беспокоюсь не об этом. Я не хочу, чтобы он говорил Келебу.

Гидеон прошел полпути к дому Келеба и приближался уже к холму, возвышавшемуся над домом Хейлов. Внезапно он уловил какое-то движение в сарае – там кто-то торопливо ходил. Он спрятался за дерево и стал наблюдать. Должно быть, это Нелл. Он уже пару дней не видел ее. И Сет всегда крутился рядом. Может быть, она собирается верхом, и Гидеон уговорит ее задержаться где-нибудь под деревом. Он ухмыльнулся.

Приглядевшись, он разочарованно плюнул. На дворе был Сет. Он торопливо седлал коня.

«Он куда-то торопится», – рассеянно подумал Гидеон, соображая, что еще лучше было бы взять Нелл прямо в постели, чем на твердой земле.

Выбивая копытами комья грязи и мелкие камни, конь поскакал со двора. Сет повернул его к дороге, проходившей у реки.

Гидеон подтянул штаны и пошел к дому. Вдруг слева от себя он услышал топот копыт. Он остановился и сердито повернулся. Кто-то еще дожидался отъезда брата Нелл.

Гидеон узнал Зиба Стивенса. Великан несся через просеку на огромной лошади. Пнув камень, Гидеон проворчал:

– Этот чертов сукин сын пробудет здесь весь день.

Он вздохнул. В конце концов, его ждал Келеб.

Подходя к хижине, Гидеон разглядел сквозь голые пока ветви, что Келеб греется на солнышке, усевшись на колоду. Вокруг него валялись капканы, и Келеб по очереди брал их в руки. Он смазывал механизм медвежьим жиром, чтобы убрать до следующей зимы. Если не обработать капкан, за лето, которое было влажным в этих краях, его съест ржавчина.

Гидеон вышел на край небольшой просеки и выкрикнул приветствие. Подкрасться к Келебу незаметно было невозможно.

Келеб поднял голову и улыбнулся:

– Как дела, Гидеон? Я как раз собирался выпить чашку кофе. Пойдем, я тебя угощу.

Кофе еще не остыл после завтрака. Утро выдалось теплым, и, налив чашки, они опять вышли на воздух. Они уселись, прислонясь к колоде.

Сделав несколько глотков, Келеб посмотрел внимательно на Гидеона:

– Что принесло тебя сегодня? Я думал, вы варите сироп и сахар.

Гидеон быстро посмотрел на охотника, потом уставился в чашку. Он заморгал, засомневавшись, не напрасно ли приехал. Рядом с ним сидел его друг, которому он не очень-то хотел мстить, пусть и за Роксану. Он был уверен, что, если бы у Келеба был шанс, он, конечно же, женился бы на его кузине.

Но, черт возьми, сказал голос внутри него, он взял Роксану силой. В конце концов, она не какая-нибудь потаскушка, которую можно использовать и бросить.

Он несколько раз откашлялся и с притворной грустью сообщил:

– Я только что узнал кое о чем, что произошло в нашем доме, и мне пришлось уехать.

Он поднес чашку к губам, краем глаза наблюдая за Келебом. Келеб, наконец, не выдержал:

– Ты расскажешь мне или так и будешь весь день пить кофе?

С той же притворной грустью Гидеон поставил чашку и, уткнувшись подбородком в колени, сообщил:

– Я только что узнал, что Роксана ждет ребенка.

Он увидел, как Келеб побелел, и ужасное выражение появилось в его глазах. Келеб со звоном поставил свою чашку и вскочил:

– Я убью этого подонка!

Гидеон спрятал свою радость – Роксана была отомщена. Охотник метался в агонии, его трясло. Гидеон встал и подобрал свое ружье. Поедет-ка он домой, пока дядя Малкольм не хватился.

Но прежде чем уехать, он постарался нанести Келебу еще один удар:

– Келеб, ты зря так злишься. Если подумать, то какая разница, – они все равно через месяц поженятся.

Келеб опустил плечи, с шумом выдохнул и кивнул головой. Гидеон повернулся, но, пройдя с десяток шагов, снова остановился:

– Когда я сюда ехал, видел старину Сета. Он собирался куда-то ехать и ужасно торопился.

Келеб замер и перевел дыхание. Бросив на ходу: «Увидимся!» – он быстро скрылся в лачуге.

Гидеон ошеломленно постоял минуту, потом пожал плечами и сказал сам себе:

– Этот Келеб иногда такой странный!

На некотором расстоянии от него Келеб заметил поднимавшийся в небо дым от костра. Он остановился и внимательно огляделся. Надо найти ориентиры: переехав через холм, он потеряет этот дымок из виду.

Он отметил кленовую рощицу – на молодых деревьях только появились первые зеленые листочки. Высокие сосны – через несколько миль оттуда. И прямо перед тем местом, где он заметил дым, примерно в миле от него, – одинокая береза, растущая прямо посреди просеки. Дальше блестела река, и Келеб радостно понял, что Сет обосновался именно здесь.

Со вчерашнего утра Келеб шел по его следу, выехав из дома через несколько минут после сообщения Гидеона. Съехав с главной тропы, Хейл старательно заметал след и для городского человека делал это совсем неплохо. Но Келеб, с которым в знании этой местности не могли сравниться даже индейцы, без труда отыскивал его.

Однако из-за этой уверенности в собственных силах он чуть не потерял того, кого преследовал. Сегодня он проспал на час дольше рассвета и, выбравшись из-под одеяла, поспешил посмотреть на долину, где остановился на ночевку Сет, – чтобы обнаружить, что того уже нет. По отпечаткам копыт Келеб доехал до широкого разлившегося ручья. Там следы терялись. Неизвестно было, сколько Сет прошел по ручью, и, кроме того, Келебу было жаль вести коня по ледяной воде. Поэтому он поднялся на самую высокую вершину и стал терпеливо ждать, когда Сет разведет в полдень огонь. Три раза в день этот человек готовил себе еду. Келеб вполне обходился без этого.

Припомнив все сделанные им приметы, Келеб сел на коня и, не выпуская из виду кленовую рощу, приблизился к ней, стараясь ехать по прямой. Длинные ноги коня легко преодолевали расстояние. Келеб на ходу достал из сумки сушеный початок и сосредоточенно грыз его. Он презрительно подумал, что прекрасно обходится и без горячей еды.

Меньше чем через час он уже был у рощицы и объезжал ее. Он понял, что совсем недавно, может быть вчера, здесь стояли индейцы и собирали кленовый сок. Яма, в которой разводили огонь, была обложена камнями. Однако на многих деревьях надрезов не было; это заставляло предположить, что индейцы, возможно, вернутся сегодня. Что это за индейцы – дружественное племя или ренегаты, – он не знал.

Теперь он держал путь к соснам, росшим в нескольких милях от этого места. Через некоторое время сквозь лес он разглядел небольшую группу индейцев. Трое мужчин ехали верхом на своих лохматых пони, а четыре скво брели рядом. За спиной у них висели всевозможные принадлежности для варки сахара. Под весом огромного узла одна из скво, молодая, согнулась почти до земли.

Не слезая с коня и затаившись за большим камнем, Келеб думал, что с этими безответными бедняжками обходятся хуже, чем с животными.

Когда последняя из скво исчезла за бугром, он отправился дальше. Под лучами солнца стало довольно тепло, и он расстегнул куртку и ослабил ворот рубахи.

Келеб добрался до самых диких мест – почва была настолько каменистой, что землю здесь не возделывали. То и дело ему приходилось отклоняться от прямого пути, чаще всего объезжая лощины, а иногда и камни величиной больше его лачуги. При этом он не упускал из виду сосны и всегда возвращался к намеченному курсу. Наконец после полудня он добрался до них. Он остановил коня и облегченно вздохнул. До одинокой березы было рукой подать. Как он и думал, поблизости текла река, изгибаясь и закручивая водовороты.

Из-за сошедшего за неделю снега вода вышла из берегов и была вдвое шире обычного. Келеб подумал, что сейчас ее не переплыть ни зверю, ни человеку.

Стоя над рекой, он наконец разглядел дымок, поднимавшийся с другого берега. Для городского жителя Сет действовал весьма мудро, разбив лагерь у самой воды. Кроме того, река изобиловала рыбой.

Келеб поднял поводья и двинулся дальше. Теперь он передвигался медленнее и осторожнее, из одного укрытия в другое, перед каждым таким переходом внимательно осматривая все вокруг.

Еще не увидев лагеря, он уже слышал тихие голоса – мужской и женский. Он соскочил с коня и припал к земле. Он перебрался по-пластунски через низкий кустарник и полз по траве, пока не достиг невысокого, футов в пять, обрыва над берегом. Над головой плыл дымок от костра, снизу доносился дразнящий аромат готовящегося на костре мяса.

Он лежал и слушал. Разговор затих. Он нахмурился. Неужели Сет услышал его и опять ускользнет? Келеб медленно поднял голову и плечи и свесился j вниз. Песчаный берег был шириной около восьми футов. Песчаная полоса не была особенно длинной: с двух сторон ее ограничивал подступавший к реке лес. Посередине этой площадки был разведен костер. Над ним был повешен горшок, в котором кипела похлебка.

Келеб опустил голову. Эту стоянку разбивали не наспех, явно не Сет. Это был хорошо устроенный лагерь. По количеству золы Келеб определил, что кто-то стоял здесь уже довольно долго. Его дыхание участилось. Неужели он, наконец, что-то узнает, неужели у Сета здесь встреча с врагами?

Вдруг он ощутил страх. Где же они? Может быть, наблюдают за ним, направив свои ружья прямо ему в сердце?

Тишину нарушил звук топающих копыт. Келеб приподнялся снова, чтобы осмотреть лагерь. Сначала он ничего не заметил. Но когда снова услышал звук и обернулся на него, то в небольшой просеке, вырубленной среди кедров, увидел индейскую лошадку, топчущуюся на зеленом пятачке. Рядом с ней была привязана лошадь Сета, которая трясла головой и хвостом, отмахиваясь от весенних москитов, одолевавших ее.

Холодок пробежал по спине Келеба. Он попался в ловушку. Сейчас его подстрелят как зайца. Он тут же назвал себя дураком и пригляделся к камню, наполовину скрытому за двумя деревьями. Там он заметил какое-то движение. Сдерживая дыхание, Келеб подобрался поближе – и выругался про себя.

Лицом к нему стоял Сет Хейл, прислонившись к камню и спустив штаны до лодыжек. Он стоял широко, расставив ноги и положив руки на бедра. Перед ним на коленях стояла Белая Звезда.

Келеб заморгал.

– Я знал, что он спит с этой краснокожей шлюхой, – почти вслух произнес Келеб. – Это он сделал ей живот.

Больше часа Келеб наблюдал, как Сет держит девчонку на коленях. Дважды за это время он получил удовольствие, при этом ни разу даже не похлопав ее в знак благодарности. Когда Сет, наконец, пресытился этим занятием, он злобно толкнул девушку ладонью в лицо. Она упала на спину. Сет завязал штаны и уселся на раскатанную постель, скрестив ноги и приказав:

– Налей мне этого варева.

Скво поспешила к костру, но ее руки дрожали от страха, и она расплескивала похлебку, которую наливала.

«Господи Боже, да она боится его до смерти», – удивленно подумал Келеб.

Сет, прищурившись, следил за девушкой, которая осторожно несла ему дымящуюся миску.

Келеб наблюдал за сценой. Этот негодяй еще не закончил с ней, понял он.

Белая Звезда робко поставила похлебку перед Сетом и тревожно ждала. Сет поднес мясо ко рту, прожевал его и ничего не сказал. Она с облегчением опустилась на землю рядом с ним, но, как только она устроилась, Сет неожиданно толкнул ее рукой в грудь. Она задохнулась и повалилась на спину, беспомощно выставив свой большой живот.

По презрительному взгляду Сета было понятно, что вид девушки оскорбляет его. Он вдруг плюнул ей на живот. Белая Звезда приподнялась и широко раскрыла глаза:

– Зачем ты плюешь на своего ребенка, – прошептала она. – Может быть, это сын.

На покрасневшем лице Сета отразилась дикая ярость, и он отшвырнул прочь миску.

– Краснокожая шлюха, мне не нужны твои полукровки, – сквозь стиснутые зубы прошипел он.

На глазах у потрясенного Келеба Сет вдруг схватил девушку за ноги и начал бить кулаками по животу. Удары были направленными и тяжелыми.

Белая Звезда закричала от страха и боли и попыталась увернуться от наносимых ударов. Тихий крик ее еще больше распалил обезумевшего Сета, и он обрушил на ее лицо и подбородок град ударов.

Келеба тошнило. Он встал на колени и поднял к плечу ружье.

– Этот ублюдок убьет ее, – пробормотал он.

Он положил палец на спусковой крючок, но тут с реки донеслись приветственные крики. Келеб бросился на землю и, не шевелясь, всмотрелся в направлении реки.

Вдоль берега скользило каноэ. В нем на коленях стояли двое – белый и краснокожий. Белый был английским офицером в красном мундире.

«Отличная мишень», – подумал Келеб и опять положил палец на крючок.

Заслышав возгласы, Сет сразу же прекратил избивать девушку и поднялся на ноги. Он прикрыл глаза от солнца рукой, потом бросился к каноэ и сел в него рядом с англичанином.

Каноэ почти сразу же исчезло из виду, скрывшись за деревьями и кустарниками, окаймляющими берега. Ругаясь, изумленный Келеб вскочил на ноги и побежал вдоль скрывавших его зарослей, пытаясь разглядеть каноэ. Но каноэ как будто ушло под воду. «Черт возьми, – подумал он и прислонился к дереву, чтобы перевести дыхание. – Не понимаю, куда они могли деться так быстро».

Оторвавшись от ствола дерева, он уловил вдруг отблеск на середине реки и, всмотревшись, понял, что каноэ направляется к противоположному берегу. Медные пуговицы на офицерском мундире сверкали на солнце.

Он снова сердито выругался. Два дня преследований опять обернулись ничем. Он не узнал ничего, кроме того, что Сет связан с врагами, но это и так было ясно.

Келеб наблюдал, как каноэ причалило к берегу и как навстречу прибывшим из леса вышло несколько человек. Из-за расстояния было невозможно определить, кто это – белые или индейцы. Правда, ему удалось разглядеть, что среди встречавших не было никого в красных камзолах.

Келеб уселся на корточки и вынул табак и трубку. – Мог ли офицер сам пройти через горы? – вслух подумал он. – Кто-то показал ему дорогу. Может быть, Сет Хейл?

Келеб потряс головой. Только вчера Малкольм слышал на посту, что англичане убрались из их мест, что генерал Вашингтон привел тяжелую артиллерию к Бостону и вышиб оттуда Хоу. По слухам, вместе с Хоу ушло семь тысяч британских солдат и, следуя своей собственной воле, тысяча гражданских – роялистов.

Говорили, что Вашингтон переводит генеральный штаб из Бостона в Нью-Йорк, где он будет дожидаться англичан и готовить весеннее наступление. Если все это правда, то зачем этот «красный мундир» рыщет по Кентукки?

Что-то должно было произойти, и в это был замешан Сет Хейл. Келеб подумал о Нелл, о ее нежном теле – надо надеяться, она ничего не знает о делишках брата.

Он вспомнил про Белую Звезду и выбил трубку.

– Надеюсь, этот ублюдок не убил ее, – пробормотал он и повернул обратно в лагерь.

Однако там он не обнаружил ничего, кроме обугленного дерева. Каким-то тайным образом скво удалось быстро свернуть лагерь и исчезнуть. Мгновение Келеб раздумывал, не догнать ли ее, чтобы выяснить, что она знает.

Он поддел головешку и усмехнулся. Узнать что-либо у индейцев, если они сами не хотят этого рассказать, невозможно.

Он поднялся на берег и нашел коня. Черная туча скрыла солнце. На севере собирались облака. Наверное, зарядит длинный холодный весенний дождь, думал он и вслух подгонял коня, хотя знал, что ему будет негде укрыться от дождя – впереди только лес.

Глава 19

Днем дождь так и не собрался, лишь иногда моросил, омывая молодую зелень. Однако к вечеру он лил уже по-настоящему, и Келебу пришлось искать спасения под раскидистым кедром, плотные ветви которого не пропускали дождь. Пригнувшись, Келеб въехал под дерево, спешился и нашел сухое место.

Расседлывая коня, он говорил ему:

– Сегодня тебе придется обойтись без ужина, приятель, – он потрепал коня за ушами и добавил: – Нам не привыкать.

Он раскатал постель у самого ствола, присел на нее и достал из кармана кусок вяленого мяса. Утолив голод, Келеб набил трубку и раскурил ее. Из леса не доносилось ни единого звука – лишь шум дождя. Он был таким умиротворяющим, что Келеб начал зевать. Он отложил трубку, свернулся под одеялом и через несколько минут уже спал.

Сон его был прерывистым. Ему снилось, что за ним гнались Сет и сотни английских солдат. Ближе к рассвету ему явилась Роксана и прижалась к нему, и тогда, наконец, он заснул глубоко и спокойно.

Проснувшись утром, Келеб никак не мог определить, который час. Дождь продолжал лить, небо было затянуто серыми тучами. Келеб полежал немного под намокшим одеялом, рассматривая сквозь ветви небо. Наверху, на ветвях кедра, мягко ворковали голуби.

Он вздохнул, с неохотой думая о предстоящей дороге, и выполз из-под одеяла. Одежда была сырой, и Келеб почти сразу замерз. Он скатал постель, поискал в карманах еду, но нашел только несколько зерен сушеной кукурузы. Он отправил их в рот, оседлал коня и снова выехал под дождь.

Он ловил каждый звук. В лесу полно ренегатов, каждый из которых готов вонзить белому человеку нож между лопаток.

Дважды с вершин горы он видел реку. Она была широкой и с мрачным ревом несла свои воды. «Интересно, на каком берегу сейчас Сет Хейл, – подумал он. – Хорошо бы, чтобы он был уже на дне».

Дождь усиливался. Сильный, холодный ветер дул прямо в лицо. Келеб устал и проголодался, но старался не думать о еде. Конь одолевал милю за милей. Уже перед закатом Келеб доехал до знакомой ему местности. Он облегченно вздохнул. Дом Малкольма был через два холма отсюда. Он остановится там. Мысль о теплой еде и горячем кофе заставила его распрямить спину.

Съехав вниз, к усадьбе Малкольма, он разглядел тусклый огонек, мерцавший в полутьме. Келеб воспрянул духом – в доме горели свечи.

Кто-то прошел с фонарем вдоль сарая и завернул за него. Услышав ругательства Гидеона, Келеб фыркнул. «Наверное, корова опрокинула ведро с молоком», – подумал он.

Келеб остановил коня у забора и спешился. Перегнувшись, он открыл ворота ограды, которая была поставлена по настоянию Роксаны. Девушка заявила, что не потерпит, чтобы на крыльце кудахтали куры.

Келеб вошел в дом, как это было принято здесь у соседей, без стука. Он тихо закрыл за собой дверь и посмотрел на очаг.

Роксана не слышала, что кто-то вошел, и сидела перед огнем на коленях. Она что-то варила в котелке, и от запаха еды рот Келеба наполнился слюной. Охотник смотрел на ее склоненную голову и золотистые волосы, и сердце его бешено стучало.

«Я забыл, как она прекрасна», – вздохнул он.

Из спальни появилась Летти, но он вовремя поднес руку к губам. Девушка неприязненно посмотрела на него, но ничего не сказала и подошла к столу.

Ее взгляд озадачил Келеба. Откуда такая перемена? Раньше Летти была с ним приветливой.

С его мокрой одежды на пол струями стекала вода, в мокасинах хлюпало. Роксана оглянулась через плечо и в смятении вскочила с колен.

– Вы? – задохнулась она. – Что вам нужно?

Келеб чуть было не ответил: «Ты!»

Она прочитала его мысли, отвернулась, положила крышку на горшок и резко произнесла:

– Дядя Малкольм и Гидеон в сарае. Идите туда, если вам нужно поговорить с ними.

– Я могу подождать, – пробормотал он, подходя к ней.

Она начала пятиться, тихо вскрикивая:

– Отойди от меня, ты… дикарь… охотник. Я позову дядю Малкольма.

– Успокойся, Роксана. – Он холодно улыбнулся. – Я не трогаю чужих женщин. Я хотел согреться.

Он сел на колени перед очагом и взял кофейник.

– У тебя найдется чашка кофе для дикого охотника?

Роксана покраснела. Нельзя быть такой негостеприимной. Даже индеец, забредший в их дом, всегда найдет здесь еду и питье. Она подошла к столу, чтобы взять чашку с накрытого к ужину стола. Когда Роксана подавала ему чашку, их руки соприкоснулись, и Летти, которая не отрывала от них глаз, не могла сказать, кто из них двоих был больше взволнован этим прикосновением.

Келеб отхлебывал горький обжигающий напиток и оглядывал Роксану.

– Мне кажется, ты поправилась, – протянул он.

Глаза Роксаны вспыхнули, но тут же она решила, что не позволит ему расстраивать себя, и она повернулась к нему спиной.

Келеб вспомнил, почему она потолстела, и, разозлившись, продолжил мучить ее. Он задержал взгляд на ее груди и стал ее рассматривать.

– Да, – протянул он, – да, и в груди ты как-то раздалась. Я не припомню, чтобы твои прелести так выдавались из платья. Теперь они не поместятся в ладонь.

Она резко повернулась к нему, подняв руку для пощечины. Но он перехватил ее. Тихо усмехнувшись, он спросил:

– И когда же свадьба?

Роксана высвободила руку.

– Скоро.

Она подошла к очагу и уставилась на огонь, стараясь унять дрожь. Келеб недолго смотрел на ее неподвижную спину, потом сказал:

– С ним ты никогда не будешь счастлива, Роксана. Он холоден и жесток с женщинами.

Роксана крепко сцепила пальцы. Как смеет он говорить, что она не будет счастлива с другим мужчиной, – после тех мук, которые она перенесла от него!

Она развернулась, бросила небрежный взгляд и спросила:

– Что ты знаешь о том, как сделать женщину счастливой?

Он лениво усмехнулся:

– И ты это спрашиваешь, Рокси? Ты разве не помнишь наши ночи? Особенно последнюю. Тогда ты была счастливой женщиной, разве я не прав?

Роксана задохнулась от его слов. Ей захотелось в кровь расцарапать его самодовольную физиономию. Как он смеет вспоминать эту ночь! Ночь ночей – когда он оказался таким беспечным и наградил ее своим семенем.

Но с холодной решимостью, которая удивила ее саму, она подавила свою ярость и отозвалась:

– А ты думаешь, охотник, что только это в мужчине делает женщину счастливой? В таком случае, ты знаешь, что Сет оснащен для счастья не хуже тебя.

Она увидела, как побелело его лицо, и, прищурив глаза, она думала, как бы побольнее задеть его. И неожиданно она произнесла слова, которые должны были уничтожить его:

– Чтобы ты знал, Сет обращается с этим еще лучше, чем ты.

Она не успела закрыть рот, как он влепил ей пощечину. Она вжалась в спинку кресла, и, прежде чем она успела выпрямиться, Келеб схватил ее за плечи и начал трясти.

– Черт возьми, – задыхался он, – скажи, что ты лжешь. Тебе не может нравиться этот человек.

У нее растрепались волосы, и из-под их завесы она рассмотрела его лицо. Сердце ее радостно забилось. «Он ревнует», – поняла она.

Он еще раз тряхнул ее.

– Я жду! Отвечай! – повторял он сквозь стиснутые зубы.

Она раздумывала. Сказать ему, что Сет не позволял себе ничего, кроме прощального поцелуя на ночь? Но если она сделает это, он сразу поймет, что это он отец ее будущего ребенка. Ради Сета она не могла этого допустить. У Келеба не должно быть сомнений на этот счет.

Она уже готовилась ответить, как на крыльце раздались шаги. Келеб оттолкнул ее и уселся с мрачным лицом. Роксана же в сопровождении взволнованной и расстроенной Лётти направилась в свою комнату.

По пути Роксана обернулась:

– Со мной все хорошо, Летти. Иди и поставь на стол ужин, чтобы дядя Малкольм ни о чем не догадался.

В спальне она налила из кувшина воду в таз. Намочив полотенце, Роксана прикладывала его к распухшей губе до тех пор, пока она не приобрела свой нормальный вид. Быстро причесавшись, девушка улыбнулась своему отражению.

– Вы так ничего и не узнали, Келеб Коулмен, – прошептала она. – Вот и сидите здесь и удивляйтесь.

Как только Роксана удалилась к себе, вошли Малкольм с Гидеоном. Оба радостно поприветствовали Келеба.

– Где ты был? – спросил Малкольм. – Я заезжал к тебе и вчера, и сегодня.

Келеб посмотрел на Малкольма из-под насупленных бровей. Без всякого выражения в голосе он ответил:

– Четыре дня шел по следу этого хорька.

– По твоей щетине я так и понял, что ты давно не был дома, – сказал Гидеон, наклоняясь и грея пальцы над пламенем.

Келеб провел рукой по заросшему подбородку.

– Наверное, я выгляжу, как медведь, – пробормотал он.

Внезапно он рассердился на себя за то, что предстал в таком виде перед Роксаной. Сет Хейл никогда не позволил бы себе заявиться с четырехдневной щетиной.

Келеб раздраженно отозвался на замечание Гидеона:

– Когда ты станешь взрослым и у тебя отрастет своя щетина, тогда поговоришь о моей!

Гидеон удивленно взглянул на него, потом на закрытую дверь в комнату Роксаны.

«У Келеба плохое настроение, они с Роксаной опять сцепились», – подумал он.

Он еще раз посмотрел на Келеба и слегка улыбнулся.

– Я ничего такого не имел в виду. – Он еще немного помолчал, потом заметил: – Мне кажется, ты становишься раздражительным от одиночества. Может, мне переехать к тебе пожить?

– Сомнительно, что это поможет, – глухо отозвался Келеб. – Плохая компания хуже одиночества.

Гидеон вспыхнул. Пусть у Келеба плохое настроение, но он зашел слишком далеко.

– Если ты действительно так думаешь, то я уж постараюсь не подходить близко к твоему дому.

Келеб усмехнулся. «Гидеон – молодой задиристый петух, – подумал он, – но я и сам зашел слишком далеко». Он положил руку на плечо юноши:

– Не обращай на меня внимания, Гидеон. Я устал, промок, голоден и, кроме всего прочего, потерял след.

Гидеон мгновенно забыл свою обиду:

– Все нормально, Келеб. Мне не надо было шутить по поводу твоей щетины.

Малкольм испытующе посмотрел на Келеба:

– Ты хотел со мной о чем-то поговорить?

Охотник покачал головой:

– Не сейчас, Малкольм. Я слишком голоден, чтобы разговаривать.

Малкольм повернулся в кресле:

– Ужин готов, Летти?

– Я уже ставлю на стол, мистер Шервуд. – Она посмотрела на Гидеона: – Позови, пожалуйста, Рокси помочь мне.

Роксана принялась хлопотать вместе с Летти, иногда украдкой поглядывая в сторону Келеба. Подавая блюдо с картофелем, она застыла, впервые заметив на его лице выражение печали. Трудно было поверить, что этот равнодушный человек может о чем-то грустить.

Сегодня он был не таким, как всегда. Даже беседуя с дядей и кузеном, он размышлял о чем-то своем. Она подумала, не ее ли слова о Сете вызвали эту отрешенность. Она чувствовала, что он все еще сердится на нее. Склонившись к огню, чтобы выгрести из углей картофель, Роксана быстро взглянула ему в лицо, но Келеб лишь холодно посмотрел в ответ. Сначала она обрадовалась, что он сходит с ума от ревности, но потом решила, что он злится из-за того, что она нашла кого-то, кто лучше его в постели.

Она вздохнула – лучше бы ему уехать из этих мест.

Летти позвала всех к столу. Ужинали молча, из уважения к Келебу, чтобы он смог утолить свой голод. Похлебка и картофель исчезли как по мановению волшебной палочки. За ними последовало теплое печенье. Наконец, выпив три чашки кофе, Келеб откинулся на стуле и похлопал себя по животу. Он улыбнулся работнице:

– Летти, это лучшая похлебка в моей жизни.

– Хвалить нужно Рокси, – ответила Летти. – Это она готовила.

– Да? – отозвался Келеб и с удивлением взглянул на Роксану. Она не подняла глаз. Но тут он протянул шутливо: – У вас много талантов, не правда ли, мисс Шервуд?

Она ответила ему дрожащим голосом:

– Больше, чем вы думаете, господин Коулмен.

Малкольм, втайне наблюдавший за парочкой, заметил, что у Келеба от ярости на скулах выступили красные пятна. Через некоторое время Келеб взял себя в руки, спокойно набил трубку и тихо сказал:

– Не рассчитывай на них, Рокси.

Разозлившись, Роксана не смогла найти достойного ответа, выскочила из-за стола и уселась в кресло-качалку перед огнем.

Келеб усмехнулся и подмигнул Гидеону.

– Кажется, мне пора домой, – сказал он, обращаясь к Гидеону. – Я должен почиститься, прежде чем ехать к моей девушке.

Гидеон подхватил эту шутку:

– Эта мисс Хейл – красавица. Какие у нее наряды!.. Интересно, она такая же хорошенькая без них? Иногда эти длинные юбки скрывают безобразные толстые ноги.

Келеб откинулся в кресле и выпустил в потолок кольцо дыма.

– Гидеон, мальчик мой. Ты не поверишь, какие у нее ножки… если ты понимаешь, о чем я.

– Я понял, что ты имел в виду, – засмеялся Гидеон и бросил взгляд на Летти.

Летти покраснела и обернулась на Малкольма. Но тот улыбался, глядя на пламя, ужасно довольный тем, что разговор мужчин так разозлил Роксану.

– Да, – продолжал Келеб. – Жду не дождусь, когда снова окажусь там.

Он подождал, не выдаст ли Роксана как-нибудь своего раздражения. Но кресло ее мерно покачивалось, и он слегка наморщил лоб.

Малкольм, замечавший все, тихо усмехнулся. Он бы и сам не смог взять верх над этой упрямой девчонкой. Она не показывала и виду, что слова Келеба смертельно ранят ее.

Но Летти не улыбалась. Если бы она могла, она бы ответила Келебу. В этом мире, где царят мужчины, женщинам надо держаться вместе. Кроме того, Летти искренне любила девушку и считала, что охотник, от которого Роксана ждет ребенка, не имеет права волочиться за этой никчемной Нелл Хейл и спать с ней.

Летти дождалась, пока все замолчат, и в полной тишине тихо спросила:

– Роксана, не надо ли тебе переодеться? Помнишь, Сет сказал, что заедет вечером, чтобы поговорить о свадьбе?

Роксана сделала над собой усилие, чтобы не броситься обнимать Летти. Она оценила хитрость девушки и по хмурому лицу Келеба поняла, что она удалась.

Она встала и потянулась, повернувшись к Келебу так, чтобы он смог увидеть ее гордо торчащие соски. Бросив на него быстрый взгляд, она поняла, что он смотрит на нее.

– Спасибо, Летти, что напомнила. – Роксана беззаботно улыбнулась и удалилась к себе в комнату, покачивая узкими бедрами.

Но, закрыв за собой дверь, она бросилась на кровать и разразилась слезами.

Через некоторое время она услышала, как заскрипели стулья и мужчины поднялись из-за стола. Келеб сказал, что ему пора домой, и позвал Малкольма немного пройтись. Входная дверь хлопнула, и в комнате остались Летти и Гидеон, тихо переговаривавшиеся между собой.

Роксана не могла успокоиться и плакала даже во сне.

Глава 20

Когда Келеб с Малкольмом вышли на крыльцо дома, дождь уже кончился. Небо было ясным, ярко-желтая луна освещала все вокруг. Они направились к привязанному жеребцу Келеба.

– Черт, крестец болит, – пожаловался Келеб. Он немного прихрамывал. – За эти дни я проскакал, кажется, сотню миль.

Конь тихо заржал, и Малкольм проговорил, подходя к нему: «Ну, ну». Конь насквозь промок и тяжело качал головой.

– Жаль, мы с Гидеоном не заметили твоего жеребца, а то бы отвели его в стойло. Давай-ка отведем его в конюшню, а ты доскачешь на какой-нибудь из моих лошадок.

– Да нет, Малкольм, но все равно спасибо. С этим парнем случались вещи и похуже, чем этот дождь. Но я бы, пожалуй, обсушил его в конюшне.

– Тогда заводи его. Заодно покормим его.

Пока Келеб энергично растирал мокрую атласную спину коня куском старого одеяла, Малкольм принес ведро лущеной кукурузы. Усевшись на табурет, на котором он доил коров, он как бы между прочим спросил:

– Как же зовут хорька, которого ты преследовал?

Келеб последний раз прошелся тканью по спине коня, подтянул седло и с усмешкой взглянул на Малкольма.

– Сет Хейл, – ответил он.

– Я так и думал.

Келеб рассказал Малкольму все, не утаив и того, как жестоко обошелся Сет с Белой Звездой. Малкольм выслушал его, потом поднялся и стал шагами измерять пол конюшни. Проведя ладонью по своей шевелюре, он произнес хриплым от волнения голосом:

– Келеб, что мне делать с Роксаной? У нее через две недели назначена свадьба с этим ублюдком.

Келеб запнулся:

– Так скоро?

– Да. Сет торопит ее. Мне кажется, он хочет поскорее жениться и увезти ее в Англию.

С губ Келеба слетело ругательство. Он пытался ухватиться за какую-нибудь спасительную соломинку. Двух недель может оказаться недостаточно. Вдруг он не успеет за это время прижать негодяя к стенке?

– Что же делать? – повторил Малкольм. – Если я скажу ей, что мы его подозреваем, она может нам не поверить и рассказать ему. Я уверен, она подумает, что он слишком благороден, чтобы делать что-то во вред своей стране.

– Маленькая дурочка, – фыркнул Келеб. – Она уверена, что разбирается в людях.

– Это правда, Келеб. Это вина ее родителей. Они – городские жители и сами плохо разбирались в этом.

Малкольм был так расстроен и подавлен, что Келеб подбодрил его. Он сжал его плечо.

– Пусть все идет своим чередом, Малкольм, дай только время. За две недели много чего может случиться. У меня чувство, что Сет вот-вот начнет действовать.

Малкольм покачал головой без всякой уверенности.

– Надеюсь, что ты прав, Келеб. Конечно, Рокси – дикая кошка, и она много раз обижала тебя, но я очень люблю ее.

Келеб сел в седло и посмотрел на друга. Почти беззвучно он произнес:

– Мне нет до нее дела.

Он выехал из конюшни и направился в гору. Малкольм глядел ему вслед.

Жеребец без труда одолел подъем и, дойдя до вершины, плавно перешел на легкий галоп.

Келеб не натягивал поводья, позволив коню самому выбирать темп. Он думал о другом.

Главным сейчас было поймать Сета Хейла с поличным и сдать его властям. Лучше всего, конечно, было сразу застрелить его, чтобы он больше никогда не появлялся в их местах. И Келеб с удовольствием сделал бы это, если бы не Нелл. То, что он не любит Нелл, не имело никакого значения. Он с ней спал, причем с ее стороны это было совершенно добровольно, поэтому он чувствовал себя обязанным перед ней.

Конь и всадник одолели еще один подъем. Вдалеке Келеб услышал глухой лай охотничьей собаки. Келеб улыбнулся на звук. Он любил, когда его приятели с собакой возвращались с охоты. Он скучал по своему старому бездельнику-псу.

Вдруг он осадил жеребца. Еще одна собака взяла след и залаяла. Склонив голову, Келеб внимательно прислушивался к звукам. Теперь он улыбался еще шире, потому что узнал лай своего пса по имени Кун. Келеб подбодрил коня. Плохое настроение улетучилось. Его друзья возвращались, и все сразу вставало на свои места. Он будет вместе с ними преследовать англичан и выслеживать по горам вражеских шпионов.

На последней вершине, перед тем как спуститься к своей хижине, он снова остановил коня, чтобы взглянуть на дом Хейла. Окна тускло светились. Келеб подумал о Нелл и встречах с ней. «Поеду-ка ее навещу», – решил он.

Когда он дразнил за ужином Роксану, он не собирался ехать туда. Но дорога успокоила его. Кроме того, в нем росло предчувствие того, что сегодня он наконец что-то узнает.

Он дернул поводья и повернул к дому Хейла. Однако на полпути Келеб резко остановил коня. Его внимание привлекло мягкое мерцание фонарей, развешанных вокруг сарая. Фонарей было много – здесь что-то явно происходило. Потом до него донесся голодный лай собак, и он расслабился. Конечно! Вернулись не только его друзья, но и охотники Сета. Наверное, только что добрались до дома.

– Нечего и пытаться увидеться сегодня с Нелл, – сказал он коню. – Охотники будут полночи рассказывать про охоту и показывать добычу.

Не слишком расстроенный, Келеб снова повернул коня домой. Он что-то мурлыкал про себя – давно он не чувствовал себя так хорошо.

Скоро он уже слезал с коня позади своей лачуги. Он отвел коня под навес, расседлал и подбросил ему немного сена.

Когда он вошел в дом, то почувствовал затхлый, застарелый запах и передернул плечами. В темноте он нашарил на столе кремень и свечу. Свеча, зашипев, разгорелась, и он отнес ее к очагу. Потом Келеб достал из ящика поленья и щепки, разложил их в очаге и воспламенил лучиной, зажженной от свечи.

Языки пламени осветили комнату, и Келеб огляделся. Все было в порядке, но какое-то чувство подсказывало ему, что здесь кто-то побывал. Вот, например, коробка с сахаром чуть сдвинута с того места, куда он обычно ее ставил. И свеча, которую он нашаривал в темноте, лежала ближе к центру стола, чем обычно. Он подошел к полке, на которой держал чистую одежду. Аккуратно сложенное белье показалось ему слегка примятым.

Келеб пожал плечами. Ничего не пропало. «Наверное, какой-нибудь фермерский отпрыск забрел сюда», – подумал он. Огонь разогнал сырость, и комната согрелась. Наполнив корыто водой из ведра, он снял рубаху и при помощи куска домашнего мыла начал приводить себя в порядок. Насвистывая, он соскреб с лица щетину.

Потом он набил трубку и уселся в единственное кресло, вытянув ноги к огню. Ему надо немного расслабиться, покурить, а потом на боковую.

Однако он никак не мог успокоиться, трубка не хотела гореть, и он мысленно возвращался к шуму у дома Хейла. Внутренний голос говорил ему, что нужно туда поехать.

– Черт! – вслух произнес он. – Надо ехать. Если не поеду – не усну.

Надевая чистую охотничью одежду, Келеб вдруг представил себе, сколько труда в нее вложено. Он наблюдал, как индейские женщины делают ее, когда был пленником в лагере ренегатов. Сначала шкуры дубили. Старухи скво часами втирали в кожу оленьи мозги. После этого за работу принимались женщины помоложе, с крепкими зубами. Несколько дней они жевали шкуры, отчего те делались мягкими и гибкими, пригодными для шитья одежды. Старая скво, которая подарила ему эти охотничьи штаны, за годы такой работы изжевала свои зубы до корней.

Он зашнуровал штаны и причесался у стоявшего на окне зеркала. Волосы доходили ему до плеч. Келеб улыбнулся, показав сильные белые зубы. Он выглядел неплохо и знал это.

Келеб оседлал жеребца, забрался на него, и не успел он усесться, как конь уже снялся с места, выбивая копытами мокрые камни. Однако постепенно его бег замедлился – они поднимались в гору. Когда они подъезжали к дому Хейла, конь бежал легкой рысью.

Уже оказавшись посреди просеки, Келеб уловил стук копыт. Он остановил жеребца за одинокой сосной. Он всматривался туда, откуда донесся звук. Постепенно возле сарая вырисовались четыре конские фигуры, привязанные к ограде. Животные нетерпеливо переступали, мечтая, наверное, поскорее вернуться в теплое стойло. Келеб выскользнул из седла и не туго привязал поводья к ветке. Он осторожно перебежал через открытое место и подобрался к задней части дома. Вдруг лошади фыркнули от испуга, и Келеб припал к земле.

Что-то или кто-то испугал их – может быть, он сам, а может, тот, кто шел за ним следом? Келеб несколько минут лежал, не шевелясь, и постепенно лошади успокоились. Он облегченно вздохнул. Наверное, все-таки он спугнул их.

В доме раздался очередной взрыв смеха. Что-то там происходило.

Не в характере Хейла было развлекать подвыпивших фермеров и охотников.

Опять прижавшись к земле, Келеб начал подползать к задней части дома. Он слышал, как далеко, за много миль отсюда, ровно лают охотничьи собаки. Это хороню, подумал он. Они будут охотиться всю ночь, и ему не нужно бояться, что они нападут на него. Собака на охоте бывает страшнее стаи волков.

Наконец Келеб подобрался к окну Нелл. Там он привстал на одно колено. Он надеялся, что дверь в ее спальне будет открыта и он сможет увидеть, что происходит в другой комнате. Окно было тускло освещено, и его сердце забилось: все-таки дверь открыта!

Прижав ухо к расщелине между бревнами, он уловил тихий гул голосов и шелест одежды. Потом скрипнула кровать, и он усмехнулся. Нелл легла в постель. Если бы окно не было таким маленьким, он бы присоединился к ней.

Он потихоньку приподнялся и осторожно заглянул в окно. Дверь оказалась закрытой – окно освещала свеча, горевшая у кровати.

И вдруг он тихо вскрикнул и остался стоять с открытым ртом. В кровати было два обнаженных тела. Мужчина лежал на спине, лицо его было в тени. Нелл Хейл стояла на коленях между его согнутых ног, уткнувшись лицом в пах мужчины. Голова ее мерно двигалась вверх и вниз, и волосы ритмично покачивались.

Ошеломленный Келеб отошел от окна. Он беззвучно усмехнулся. Все это время он думал, что это его территория. Но она умела занять свое время, теперь он знал это.

Черт, вот почему сюда наведывается Гидеон, понял он. Интересно, сколько еще мужчин знает эту дорогу?

И кто у нее сейчас? Келеб не смог рассмотреть лица. До него донесся недвусмысленный звук раскачиваемой кровати. Он снова взглянул в окно. На этот раз на спине была Нелл. Она обвила ногами мужчину и приподнимала бедра с каждым его ударом.

Келеб опять не разглядел лица мужчины. Он в голос выругался. Можно было не бояться – те, в комнате, не услышали бы сейчас и приближающейся армии.

Он медленно обвел глазами комнату и замер. Через спинку стула был переброшен красный мундир. На полу перед ним стояли начищенные черные ботинки.

Келеб отполз от окна. Нелл лежала в постели с английским офицером… – и совсем не была против этого. «Может быть, это тот самый, которого я видел с Сетом», – подумал он.

Луна была уже высоко, когда возня в постели Нелл стихла. Сидя на корточках под окном, Келеб думал, какой он глупец. Нелл связана с англичанами так же, как и ее братец… или еще больше. С ее талантом в постели она имела возможность выведать в тысячу раз больше, чем Сет.

Келеб попытался вспомнить, что рассказывал ей он, но не смог. Она использовала его, и он сходил с ума от этой мысли.

Перед его глазами всплыло прекрасное лицо Роксаны. Неужели ее тоже использовали? Но было очевидно: Сет влюблен в нее как кот и хочет на ней жениться. Малкольм, видимо, прав – Сет собирается как можно скорее увезти ее в Англию.

Парочка в доме, одеваясь, зашелестела одеждой. Сквозь щели Келеб мог ясно расслышать их голоса, и он прижал ухо к бревнам.

– Как ты думаешь, когда мы сможем уехать из этой глуши? – спрашивала Нелл.

Звякнуло стекло, и послышался звук наливаемой жидкости.

– Если бы все зависело от меня, то хоть завтра. Я закончил свои дела.

Наступило молчание, и Келеб представил себе, как офицер подносит стакан к губам.

С глухим стуком стакан опустился на стол, и мужчина продолжал:

– Но Сет собирается жениться на этой девице из Шервудов. Он не слушает меня.

Нелл издала смешок:

– Я говорила ему, чтобы он взял ее с собой и сыграл свадьбу уже в Англии. Но он так разозлился на меня, что я не стала больше предлагать.

Офицер снова наполнил стакан и отозвался:

– Надеюсь, ничего не случится, пока мы здесь торчим.

– Я тоже.

– И не знаю, сколько я еще выдержу с этими вонючими индейцами. Еще две недели провести с ними!

– Почему бы тебе не остаться здесь? – воскликнула Нелл. – Когда кто-то приезжает, ты можешь прятаться на чердаке.

Келеб расслышал шелест тафты. Англичанин издал тихий смешок и спросил:

– А ты будешь рада?

В наступившей надолго тишине Келеб гадал, что же такое делает Нелл, чтобы показать, как она будет рада.

Но, что бы она ни делала, ей не удалось окончательно убедить офицера.

– Не знаю, Нелл. Это страшно рискованно. В моей сумке полно карт и сведений – во что бы то ни стало они должны быть отправлены в Англию. Если меня здесь поймают, целый год трудов окажется впустую, не говоря уже о том, что мне не сносить головы.

– Я уверена, тебя не могут тут найти, – уговаривала Нелл. – Кто тебя здесь обнаружит?

– А этот охотник, Коулмен? Он – главный у местных охотников, и Сету кажется, что он что-то подозревает. Он уверен, что тот выслеживал его пару раз.

Келеб не смог разобрать, что ответила на это Нелл.

– Он как будто заколдован. Мы пару раз пытались убить его, но каждый раз ему удавалось улизнуть. Многим индейцам он нравится, даже ренегатам.

В стакан подлили жидкости, и офицер продолжал:

– Нам было бы намного легче, если бы не он.

Келеб нахмурился. Загадка разрешилась. Они хотели убрать его, чтобы спокойно разъезжать здесь в горах. Он подумал, что если бы не встретил Роксану, то уехал бы с охотниками. Он рад, что ему удалось хоть немного помочь колониям.

Келеб положил ружье на колени и проверил запал. Он был готов встретиться с ними лицом к лицу: лучшего времени для этого уже не будет… И он убьет, наконец, Сета.

Келеб схватился за ноле, висевший в ножнах на ремне. После того как он выстрелит, полагаться можно будет только на его длинное лезвие.

На корточках он прополз под окном и добрался до угла дома. Здесь он выпрямился, тихо пошел вдоль стены и завернул за следующий угол. Он прислушался и бесшумно поднялся на крыльцо. Здесь, в густой тени, он мог осмотреть комнату и остаться незамеченным. Его губы скривились в тоскливой улыбке. Сет и три его приятеля были пьяны. С ними у него не должно быть хлопот. Сет стоял у огня, локтями опершись на каминную полку, и остекленевшим взглядом смотрел на своих собутыльников, сидевших спиной к окну. Все они были одеты по-охотничьи. Келеб пригляделся к ним. Он знал каждого охотника на пятьдесят миль вокруг и сейчас он перебирал всех, гадая, кто из их дикой братии мог переметнуться к врагу.

Затем он опять перевел взгляд на Сета, который заплетающимся языком пытался повторить какую-то старую шутку. Он начинал несколько раз и сбивался, но, наконец, досказал ее до конца. В ней было мало смысла, но Сет хрипло засмеялся, и охотники, видимо, опасаясь его гнева, Загоготали вместе с ним.

Теперь Келеб мог рассмотреть их лица. Это были работники Малкольма, приятели Эза. Он нахмурил лоб. Видимо, шпионская сеть работала довольно давно. Эти люди явились к Малкольму три или четыре года назад.

Сет наклонился, чтобы подбросить дров в огонь, и тут Келеб ногой распахнул дверь, держа наготове ружье. Все трое оцепенели, увидев его.

Сет прохрипел:

– Коулмен.

– Только моргни глазом, и ты мертвец! – предостерегающе зарычал Келеб.

Сет на глазах трезвел и бросал взгляды в сторону спальни сестры. Вдруг на его лице появилась дружеская улыбка, и он, протягивая руку, шагнул к Келебу.

– Добрый вечер, сосед. Присядь, выпей с нами, – пригласил он.

Не обращая внимания на протянутую руку, Келеб с презрением оглядел Сета.

– Ни шагу дальше, – предупредил он.

Лицо Сета помрачнело, и он обиженно убрал руку. Заметив холодный блеск в глазах Келеба, он явно перепугался, чувствуя, что тот может выстрелить в любую минуту. Руки Сета бессильно повисли.

Келеб тихо засмеялся:

– Ты не ожидал увидеть меня сегодня, предатель?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, Коулмен, – притворно-вежливо ответил. Сет. – Почему бы тебе было не зайти сегодня? Ты ведь всю зиму наведывался сюда.

– Но у тебя никогда не было такой компании. Подумай-ка, впервые я встречаю здесь кого-то так поздно. Ты никогда не был гостеприимен со своими соседями.

Не спуская глаз с троицы, Келеб позвал:

– Нелл! И ты, в красном мундире! Ну-ка выходите!

Из спальни не донеслось ни звука, и Сет внезапно осмелел.

– Что это ты беседуешь с пустыми комнатами, Коулмен? – ехидно спросил он.

Келеб метнул на него холодный взгляд и позвал еще раз:

– Если вы немедленно не выйдете, я всажу Сету нож в сердце.

Сет побелел и выкрикнул:

– Нелл, он и вправду сделает это. Ради Бога, выходите!

В спальне заскрипел стул, и парочка появилась в дверях. Нелл избегала смотреть на Келеба. Он насмешливо протянул:

– Как тебе не стыдно, Нелл, флиртуешь у меня за спиной!

Офицер ошеломленно взглянул в виноватое лицо Нелл. Келеб усмехнулся. Англичанин явно ничего не знал о похождениях мисс Хейл, а уязвленное самолюбие Келеба требовало реванша.

– Разве вы, офицер, не заметили, – лениво протянул он, – что наша малышка Нелл стала лучше управляться языком. Я всю зиму давал ей уроки. Лучшей ученицы у меня никогда не было.

Англичанин покраснел как свекла, и только направленное на него ружье помешало ему вцепиться в горло Нелл. Она открыла рот, чтобы опровергнуть слова Келеба, но офицер остановил ее язвительным смешком.

– Она обманывала нас обоих, офицер, – продолжил Келеб. – Я узнал, что один мой молодой приятель, которому всего семнадцать, представьте себе, тоже регулярно навещает Нелл.

От злости и смущения Нелл стала мертвенно-бледной. С яростным нечеловеческим воплем она бросилась на Келеба, но он предвидел это и остановил ее, ударив тыльной стороной ладони.

Она упала на колени, и он посмотрел на нее сверху вниз с таким презрением, что она закрыла глаза. Келеб приказал:

– Поднимись на ноги, женщина, и свяжи руки этим джентльменам.

Он бросил к ее ногам кожаный моток.

– Начни со своего любовника, – процедил он, – и вяжи как следует – когда ты закончишь, я проверю каждый узел.

После того как офицер был связан, Келеб приказал Нелл связать следующего из охотников. Потом она связала двух других охотников. Оставался только Сет.

– Ну а теперь, – сказал Келеб, когда Нелл выпрямилась, – поставь все ружья позади меня в углу и не забудь про то, что находится в твоей комнате.

Когда четыре ружья были собраны, Келеб снова приказал:

– Теперь сиди тихо и не мешай мне.

Келеб аккуратно уложил ружье на пол и начал снимать куртку. Сет раскрыл от ужаса рот. Он много раз слышал о стальных кулаках Келеба.

Келеб прищурился и кивнул:

– Отлично, Сет. Нам с тобой осталось кое-что уладить, а потом я сдам тебя властям. Сначала ты поклянешься, что не подойдешь больше к Роксане. Потом я прострелю тебе обе ноги. Я не позволю тебе обращаться с ней как со скво.

Сет опустил полные ненависти глаза вниз, потом поднял их и уставился куда-то над головой Келеба. Наконец он ответил:

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Я не знаю никаких скво.

– Ты знаешь, о чем я говорю, ублюдок. Я говорю о Белой Звезде. Ты рассказал Роксане о ней?

– Да, рассказал. Она все знает об этой краснокожей шлюхе, и она все понимает.

– Неужели? И она понимает, что ты сделал Белой Звезде ребенка, что безжалостно избил ее, чтобы она выкинула… и, по всей видимости, тебе это удалось.

Охотники издали изумленный звук. Все они грубо обращались с женщинами, особенно с индейскими скво… Но ребенок, какого бы цвета он ни был, – это совсем другое дело!

Келеб заметил, как охотники посмотрели на Сета, и усмехнулся. Подлого шпиона убьют его собственные приятели.

Сет тоже заметил их взгляды и принялся бормотать оправдания:

– Я… был глуп. Я не думал, что будет ребенок. Я думал, индейские женщины знают, что делать…

Келеб угрожающе шагнул к нему:

– Ты врешь, ублюдок. Ты прекрасно знаешь, что скво совершенно невежественны в таких делах. Только такие шлюхи, как твоя сестра, знают, как не допустить этого.

Нелл задохнулась от ярости и прыгнула на Келеба. Он снова отбросил ее ладонью на пол. Эта заминка дала Сету возможность схватить ружье Келеба.

Вся та ярость, которая копилась у Келеба в груди всю зиму, вылилась наружу. С быстротой пантеры он бросился на Сета и выбил ружье из его рук. Они сцепились, и каждый пытался обхватить соперника за туловище. Не сразу Келебу удалось высвободить руку. Он сжал ее в кулак и с силой ударил Сета в лицо. Тот завыл от боли и тяжело упал на пол. Он встал на колени и, тряся головой, попытался встать на ноги. Келеб ждал, сжав кулаки. Сет выпрямился, и тут Келеб нанес ему молниеносный удар в живот. Сет охнул и согнулся пополам, и Келеб коленом ударил его в подбородок. Сет сделал шаг и без сознания рухнул на пол.

Келеб встал над ним, тяжело дыша. И тут раздался голос Нелл:

– Келеб!

Он удивленно поднял глаза – на него было направлено дуло пистолета. Нелл провела его, спрятав в складках своей одежды оружие офицера.

Словно во сне он смотрел, как она опускает палец на курок. Раздался звук выстрела, Келеб зашатался и схватился за грудь. Его нос и глаза жег дым. Келеб медленно опустился на колени, и последнее, что он видел, был пол, плывший ему навстречу.

Наверное, прошло несколько часов. Келеб почувствовал вдруг, что куда-то едет. Земля качалась перед его глазами, совсем близко. Постепенно он понял, что едет на коне головой вниз. Жжение в груди сменилось невыносимой болью, и он снова потерял сознание.

Он ненадолго очнулся, когда его грубо стащили с коня и швырнули на землю. Он захрипел и открыл мутные от боли глаза.

Он увидел, как на него опускается обутая в мокасин нога, и почувствовал резкий толчок. Затем он покатился и начал падать. Ему показалось, что падение длилось бесконечно. Когда оно кончилось, он не шевелился.

Глава 21

Слезы катились по щекам Роксаны. Она злилась и грустила одновременно. Грустила потому, что охотник уехал к Нелл, а злилась из-за того, что ничего не могла поделать со своим желанием наказать его. Она стукнула кулаком по мягкой подушке. Келеб Коулмен был самый ужасный человек из всех, кого она знала.

«Пусть бы он умер! – подумала она, но потом всхлипнула и вслух проговорила, вытерев глаза краешком подушки: – Неправда, Роксана Шервуд! Ты хотела бы ненавидеть его, но не можешь!»

Ей было стыдно, что она думает о нем, тем более что он по-прежнему волнует ее, и она приказала себе перестать плакать. Раз и навсегда она должна перестать думать об этом бесчувственном человеке. С этого момента она будет думать только о Сете, ведь она многим обязана ему. В конце концов, ей придется поступить с ним очень плохо – он будет считать ребенка Келеба Коулмена своим.

Она рассердилась на себя:

– Я должна быть рада, что такой мужчина, как Сет, хочет жениться на мне. В нем есть все, что так понравилось бы маме и папе. Он джентльмен во всех отношениях, он думает о нашем благополучии и так уважает меня.

Но когда некоторое время спустя Гидеон и Летти вошли в комнату и присели рядом с ее кроватью, слезы снова полились из ее глаз.

Гидеону хотелось пожалеть плачущую девушку, но он никак не решался. Плечи Роксаны подрагивали, и он, наконец, дотянулся до нее и похлопал ее по плечу. Продолжая ее поглаживать, он заговорил с ней:

– Не думай, Рокси, – попытался он уговорить ее, – Келебу дела нет до Нелл Хейл. Он знает, кто она такая.

Роксана перестала рыдать и повернулась на спину. Летти подалась вперед, и обе женщины уставились на Гидеона.

– Гидеон, что ты говоришь? – с надеждой в голосе быстро спросила Роксана.

Летти нетерпеливо повторила этот вопрос. Она-то знала, что Гидеон теперь каждый день, примерно в два часа пополудни, уходит из дома и возвращается только к ужину. Когда он садится вечером за стол, на лице его расслабленное и довольное выражение. Летти подозревала, что он нашел себе какую-то новую молоденькую индейскую девушку.

Но если бы это было так, то почему же он продолжал каждый вечер звать к себе Летти? Но, возражала она сама себе, она проводила в его постели теперь гораздо меньше времени, чем раньше. В такие ночи Гидеону достаточно было одного раза, и потом он быстро засыпал. Летти было странно возвращаться к себе свежей и не уставшей до смерти.

С двенадцатилетнего возраста ее принудил к сожительству ее пожилой дядя. Летти привыкла, что ей приходится заниматься этим каждую ночь. То, что с ней делали, было унизительным и длилось бесконечно.

Этот ночной кошмар начался десять лет назад. Она до сих пор вздрагивала, вспоминая об этом. Она жила с родителями в лачуге, состоявшей из одной-единствённой комнаты, в которой бегало и ползало семеро детей.

Сколько Летти себя помнила, каждую весну, как по календарю, в их бедной хибарке на свет появлялся новый пищащий младенец. Троих похоронили под горой, семеро осталось жить.

Когда последнему младенцу исполнился месяц, старая повитуха, которая пользовала всех женщин по соседству, предупредила мать, что очередные роды убьют ее. Кинув сердитый взгляд на отца Летти, она сказала:

– Мегг, над твоим телом слишком долго и слишком много издевались.

Но отец, как обычно подвыпивший, лишь высмеял повитуху. На ее изумленных глазах он повалил жену в кровать и грубо овладел ею. Откатившись от плачущей женщины, он ухмыльнулся:

– Ты, сука, распустила слюни. Я хорошо отделал тебя, посмотрим, умрешь ты или нет.

Его слова предназначались повитухе, но та убежала сразу, как только он набросился на жену. Перепуганные дети, сжавшись, наблюдали за отцом. Он плюхнулся на стул, а они тихо уселись на полу.

– Я показал этой старой суке, а, братец? Не будет учить меня, когда мне ложиться с моей старухой в постель.

Летти поймала на себе дядин взгляд, когда ее отец насиловал мать. По выражению его толстого жестокого лица она поняла, что он хочет, и отвернулась, когда он расстегнул свои домотканые штаны, – она и так знала, что он возбуждает сам себя. Он часто делал это.

Но теперь она взглянула на него и забеспокоилась: ему было явно не до брата – он смотрел на нее. Она уложила младенца в старую колыбельку и пошла помочь матери, так и оставшейся лежать в постели. Когда она проходила мимо, дядя схватил ее за запястье. Он рывком притянул ее к себе, и, вырываясь, она невольно прижалась к нему.

Она попыталась отстраниться, когда он просунул свою шершавую руку под ее тоненькое поношенное платье, но хватка его лишь усилилась. Летти умоляюще взглянула в сторону, где стоял отец. Но тот лишь угрожающе нахмурился.

– Поприветливей со своим дядей, девчонка, – прорычал он, поднося к губам кувшин с кукурузным виски.

Дрожа от страха и стыда, она чувствовала, как грубые ладони скользят по ее худеньким бедрам и плоскому животу. Потом эти толстые грязные пальцы нащупали ее незрелые груди и сильно ущипнули ее за нежный сосок. Она закричала и стала вырываться. Но мужчины лишь громко смеялись, передавая друг другу кувшин с виски.

Вдруг дядя поставил кувшин на пол и поднялся на ноги. Прижавшись всем своим весом к ее худенькому телу, он пробормотал:

– Пойдем, девочка, ты уже большая.

Она всеми силами старалась вырваться, но, несмотря на ее слезы и мольбы, он схватил ее за тонкую руку, протащил через всю комнату и бросил на ее постель.

Летти попыталась бороться, но ничего не могла поделать против его силы. Он держал ее за запястья, сведя ей руки над головой, и грубо развел коленом ноги. Устроившись там, он отпустил ее и, помогая себе рукой, глубоко вонзился в нее. Ее тело пронзила ужасная боль, и она громко застонала.

Раз за разом он брал ее, и никто не пришел ей на помощь. Мать тоже не осмелилась заступиться за нее.

Когда, наконец, он откатился от нее и заснул пьяным сном, она с трудом слезла со своей низенькой кровати и, корчась от боли, пошла в лес. Часто останавливаясь, Летти, в конце концов, добралась до пещеры, в которой обычно играла с сестрой в куклы, сделанные из кукурузных початков. Как больное животное, она забилась в уголок и свернулась там. На закате ее нашла там сестра, которая была всего годом младше. Следующие три дня она приносила Летти еду.

Оправившись, Летти вернулась домой, но, как только она вошла, ненавистный дядя снова приказал ей идти в постель. Постепенно ей становилось не так больно, и со временем она научилась терпеть его грубые атаки. К концу лета Летти надоела дяде, и он стал поглядывать на ее младшую сестру. И однажды он прошел мимо кровати Летти и улегся рядом с перепуганной девочкой. Через некоторое время в хижине раздались громкие стоны, а Летти, не в силах помочь сестре, слушала, сжав от ужаса кулаки.

На следующий день, как по сигналу, появились ее двоюродные браться, которые по очереди вонзались в ее измученное тело, равнодушно двигались вперед-назад, похрюкивая при этом, как поросята над корытом.

Еще через месяц в жизни Летти произошли большие перемены. Она сидела на колоде на скотном дворе и смотрела, как усатый охотник разговаривает с отцом, поглядывая в ее сторону. Потом охотник расстегнул сумку у себя на боку, достал несколько бумажек и отдал отцу. Тот убрал деньги в карман и повернулся к ней.

Она подошла к нему, и он коротко приказал:

– Иди, собирай свое барахло, ты уезжаешь с этим джентльменом.

Летти обрадовалась от одной мысли о том, что она уедет от своих двоюродных братьев. Хоть с самим дьяволом, но только подальше от этого ада, в котором она жила последние месяцы.

Но она ошиблась. Оказалось, что у этого мужчины были странные вкусы и что он получал удовольствие, обращаясь с ней жестоко.

Она вышла на скотный двор с жалким узелком в руках. Охотник повесил ружье на плечо и подтолкнул ее:

– Давай, шлюха, нам далеко идти.

Они шли всю ночь. Когда небо слегка посерело, и Летти уже думала, что сейчас упадет, они подошли, наконец, к небрежно разбитому лагерю. Вокруг низкого костра спали, завернувшись в одеяла, два мужчины и две женщины. Охотник подошел к одному из мужчин и ткнул его в бок. Тот сел и потер глаза. Заметив Летти, он растянул рот в беззубой улыбке.

– Отлично, Эз, – хихикнул он. – Я вижу, ты нашел то, за чем ходил.

Он подошел к Летти и стал разглядывать ее лицо. Облизав тонкие губы, он пробормотал:

– Она молоденькая. – Вытянув руку, он схватил ее за грудь: – Ну и как она, хороша, Эз?

– Не знаю. Я еще ее не пробовал.

– Черт, тогда поторопись и попробуй. Я жду своей очереди.

– Мне сейчас некогда. Надо получить приказ, и мы поедем.

Две худые, изможденные женщины вылезли из вонючих одеял. Летти, думая, что может немного отдохнуть, опустилась на землю. Эз злобно пнул ее ногой в бедро.

– Вставай! Помоги другим шлюхам готовить завтрак.

Наскоро поев, они снялись и пошли через лес. Женщины несли поклажу.

После полудня, когда Летти уже шаталась от усталости, они подошли к усадьбе. Крепкие постройки и домашний скот в хлеву – все это свидетельствовало о том, что хозяйство процветает.

Эз сделал знак остановиться.

– Вот это место, – обратился он к мужчинам. – Оставайтесь здесь, пока я переговорю с хозяином.

На приветствие Эза отворилась дверь, и на крыльцо вышел мужчина средних лет, огромный и мускулистый. В зубах у него была зажата трубка. Эз поднялся на крыльцо, и некоторое время тихо беседовал с ним. Они пожали друг другу руки, и Эз вернулся к своим. На лице его была довольная улыбка, и он напомнил Летти кота.

– Нас наняли, – сказал он, обращаясь к мужчинам. – Мы будем жить вон в той хижине.

Домик показался Летти крепким и большим. Она подумала, что там, наверное, две комнаты.

– Хозяина зовут Малкольм Шервуд, – объявил Эз, открывая дверь. Когда Летти проходила мимо, он остановил ее. – Ты будешь работать у него по дому. И если он захочет прижать тебя, будь с ним поласковей, поняла?

Он сжал ей руку, она сморщилась и кивнула головой.

Она и две другие женщины быстро осмотрели хижину. Летти оказалась права – комнат было две. В маленькой комнате без окон между двух стен располагалась трехъярусная кровать – три голые полки, одна над другой, – и ничего больше. Зато в другой комнате, побольше, почти всю стену занимал большой добротный камин. Окном эта комната выходила на дом Шервуда. В одном углу стояла грубо сколоченная кровать, рядом с ней – низкий столик. В другом углу располагался длинный стол и с двух сторон от него – длинные одинаковые скамьи. Еще из мебели в комнате было два деревянных кресла.

«Здесь так красиво, – подумала Лети. – Если бы это был мой дом!»

Женщины распаковали вещи и стали устраиваться в своем новом доме, где прожили четыре года, и где жизнь их была адом.

Внезапная смерть Эза освободила Летти, и впервые она зажила нормальной жизнью. В ее отношениях с Гидеоном не было жестокости, и она обнаружила, что сам по себе секс, без насилия, которое она терпела столько лет, не вызывает в ней отвращения. Отношения с Гидеоном подсказали ей, что отношения с мужчиной являются неотъемлемой частью ее существа. И она уже начала подыскивать кого-нибудь, кто сменит Гидеона.

Его бормотание вернуло Летти к действительности. Она уловила конец его рассуждений.

– По-моему, эта Нелл Хейл разодетая шлюха, – говорил он. – Единственная разница в том, что она хорошо пахнет, когда обслуживает тебя.

Роксана была так потрясена, что спустила ему грубость.

– Нелл делает это?

Гидеон хвастливо отозвался:

– Делает. – Он подмигнул Летти. – Почти так же хорошо, как кое-кто другой.

Летти хлопнула его по плечу и умоляюще вскрикнула:

– Гидеон, замолчи!

– А откуда ты это знаешь? – не могла успокоиться Роксана.

– Помните того торговца, который заходил к нам несколько недель назад?

Девушки кивнули, жадно ожидая продолжения истории.

– Ну вот, когда Он уходил, он сказал, что провел пару приятных часов с мисс Хейл. Уезжая, он крикнул мне: «Тебе бы надо наведаться туда, парень». Я все думал об этом и решил съездить испытать ее.

Роксана и Летти наклонились к нему.

– Ну и?.. – выдохнули они вместе.

Гидеон усмехнулся:

– Он оказался прав. И я вам скажу кое-что еще интересное. В первый же день, уезжая, я услышал топот копыт.

– Это был Сет? – спросила Роксана.

– Нет, это был наш сосед Зиб Стивенс, из-за Лысого Ручья.

Летти с интересом спросила:

– И что ему было нужно?

Гидеон хмыкнул:

– Ты спрашиваешь, что ему было нужно? То же, что и мне. Когда я пропускал его лошадь на тропе, он уже развязывал штаны. – Гидеон выждал минуту, а потом довольно продолжил: – Я поздоровался с ним, а он подмигнул мне и сказал: «Надеюсь, ты не слишком утомил ее».

– Как ему не стыдно, – воскликнула Роксана. – Ему за пятьдесят, и у него куча детей.

Гидеон и Летти смеялись так, что не могли вымолвить ни слова.

Наконец Летти обернулась к Роксане:

– Ты разве не знаешь поговорку, Рокси: чем старше козел, тем тверже рог?

– Этот старый негодяй Зиб Стивенс, – сказал Гидеон, – заездил до смерти трех жен и сейчас ищет четвертую.

– Вот мужчины! – возмущенно вымолвила Роксана и ударила кулаком по подушке.

Но Летти молчала. В этих местах жены умирали обычно прежде мужей, и мужчина часто начинал подыскивать жене замену раньше, чем остывало тело усопшей, особенно если в доме оставались маленькие дети. Фермер работал от рассвета до заката, и у него не было времени, чтобы смотреть за ребятишками. Некоторые, кому так и не удалось отыскать белую женщину, брали к себе индейских скво. Но поскольку соседи обычно не одобряли этот обычай, он постепенно сходил на нет.

Летти сама присматривалась к Зибу Стивенсу. Будучи молодой, она надеялась, что легко справится с хозяйством Зиба. Удавалось же ей вести хозяйство Эза и его приятелей. Кроме того, Гидеон всегда был готов лечь с ней в постель. «Я все сделаю, – думала она, – только бы иметь надежного мужа и дом». И она строила про себя планы, как бы ей однажды случайно повстречать Зиба.

Гидеон встал и потянулся. Он объявил, что идет в постель, и посмотрел на Летти, явно интересуясь, составит ли она ему компанию. Но она не смотрела ему в глаза. Она собиралась сегодня к другому мужчине. Как только все уснут, она выскользнет из дому.

Она собиралась к Келебу Коулмену не для того, чтобы лечь с ним в постель. Она собиралась навестить охотника, чтобы рассказать ему то, что, она думала, он должен был знать. Если никто не вмешается, эти двое так никогда и не соединятся.

Она прилегла, не раздеваясь, в свою постель, но заснула. Ее разбудило лишь утреннее солнце, которое било в стекло и слепило глаза.

– Ей удалось уйти не раньше десяти часов. Роксане она сказала, что пойдет собирать зелень к ужину.

Взяв корзину и нож, она начала подниматься в гору. Еще прежде, чем она постучала в хижину Келеба, она уже знала, что никто ей не ответит: ни в доме, ни во дворе не было никаких признаков жизни. Она разочарованно сошла с крыльца и стала обходить лачугу. Дойдя до угла, она замерла: жеребец Келеба, взнузданный и оседланный, щипал у погреба нежную молодую травку.

Решив, что Келеб где-то поблизости, она повеселела и окликнула его по имени. Никто не отозвался, и она крикнула громче. В ответ лишь птицы защебетали где-то.

– Странно, – пробормотала она, подходя к коню, – ушел и оставил оседланного коня.

Разговаривая с животным, она взялась за поводья и провела рукой по его шее. Вдруг она заметила темное пятно на седле и на животе коня. Она прикоснулась к седлу пальцами.

– Кровь! – выдохнула Летти и подалась назад. – Индейцы-ренегаты, – решила она и почувствовала, как по телу у нее побежали мурашки.

Она так и представила себе, как за каждым камнем и каждым кустом прячется краснокожий, готовый в любую минуту выскочить и снять с нее скальп. Но она быстро успокоилась, подумав, что, если бы здесь прятались ренегаты, они убили бы ее еще на подходе к дому.

Видимо, Келеб был тяжело ранен или даже убит. Она должна пойти по следам коня и отыскать его хозяина.

Летти без труда шла по отпечаткам копыт час, пока, наконец, не оказалась у склона, ведущего к обрыву. У вершины она обнаружила другие отпечатки. Они шли с востока и смешивались со следами коня Келеба. Она озадаченно оглянулась по сторонам, потом вспомнила, что как-то летом, собирая в этих местах ежевику, она обнаружила на самом верху яму, провал.

– Боже мой, – догадалась Летти, – они сбросили его туда.

Припекало весеннее солнце, и Летти, расстегнув две верхние пуговицы на блузке, стала поспешно подниматься вверх. Ноги ее заныли от напряжения, но, наконец, она одолела подъем. Вокруг провала была довольно широкая, футов в пять, ровная площадка.

Дрожа от ужаса оттого, что ей предстояло сейчас увидеть, Летти придвинулась к краю провала. Однако, заглянув в глубокую, освещенную солнцем яму, она не увидела ничего, кроме больших камней и небольшого озерца в центре.

Она уже собиралась повернуть назад, когда все-таки разглядела нечто странное. Прикрывшись от слепящего солнца, она всмотрелась в лежащий предмет. Она замерла. Из-за камня торчала рука.

– Господи, помоги, – закричала она и, скользя, стала спускаться вниз. Наконец она достигла дна, подняв фонтан из пыли и мелких камешков. Добравшись, она бросилась за камень и увидела Келеба.

Он тихо стонал. Дыхание его было тяжелым и хриплым. Она опустилась на колени и приподняла его голову. Глаза Келеба были закрыты. Летти аккуратно и осторожно расстегнула пропитанную кровью рубаху. Увидев рану, она тихо вскрикнула. Прошло довольно много времени с того момента, как его ранили, потому что вокруг сочащейся раны кровь уже спеклась.

Покачав головой, Летти бросилась к озерцу в нескольких шагах от раненого, на ходу отрывая кусок ткани от своей нижней юбки.

Намочив ткань, она вернулась обратно. Она отерла засохшую кровь и опять покачала головой. Если немедленно не помочь Келебу, такая рана означает смерть. Она оторвала еще один кусок ткани и снова намочила его в источнике. Она поднесла ткань к его лицу так, чтобы вода струйкой стекала по его губам. Потрескавшиеся губы дрогнули, и раненый языком стал ловить капельки животворной влаги.

Она продолжала его поить, и глаза его открылись. По появившемуся в них блеску она поняла, что Келеб узнал ее. Приободренная, она еще раз подошла к озерцу. Она вернулась к раненому и положила сложенную ткань на рану. Чуть сжав его плечо, она сказала тихим ясным голосом:

– Келеб, лежи и не двигайся. Я пойду за помощью.

Келеб слегка шевельнулся и протестующе поднял руку, видимо, пытаясь дотронуться до нее. Он беззвучно пошевелил губами и устремил на нее горящие лихорадочным огнем глаза. Подумав, что он боится остаться один, она легонько похлопала его по руке:

– Не беспокойся, я скоро вернусь.

Он не переставал умоляюще смотреть на нее. Она встала и повернулась, чтобы идти, но вдруг ахнула и замерла. Перед ней стоял высокий, широкоплечий индеец с неподвижным лицом. Его тонкие губы зашевелились:

– Ты остаешься здесь.

Глава 22

Роксана стояла на вершине холма, вдыхая бодрящий горный воздух. На ее лицо и руки падали капли утренней росы, и она чувствовала, как крепнут ее силы. Она стояла здесь довольно долго, приподняв край платья, чтобы не замочить его в мокрой траве. Волосы ее развевались по ветру.

Малкольм дважды звал ее из дома, но она лишь качала головой. Это был ее день, и она не хотела, чтобы кто-то мешал ей.

Оглядев долины, лежавшие у ног, Роксана задумалась о том, когда же в ней родилась любовь к этим горам. Это происходило постепенно, день за днем, и она не могла припомнить ни даты, ни какого-нибудь особенного события, с которым была связана эта перемена в ней.

Любовь росла в ней тихо, неуловимо, медленно открывая ей торжественную красоту этих вершин и долин. Роксана насмешливо удивилась прежней себе: как могла она считать, что нагромождение домов, запруженные народом грязные городские улицы прекраснее этой свежей зеленой листвы и белых цветов кизилового дерева?!

К своему удивлению, она привыкла и полюбила грубых, но благородных мужчин, живущих здесь, и в горах. Много раз она ловила себя на мысли, что с презрением думает о модниках, с которыми была знакома в Бостоне. Они явно проигрывали в сравнении с решительными, сильными мужчинами, которые окружали ее теперь. Как она могла думать, что те мужчины были джентльменами? Она поняла, наконец, что джентльмена делают не только идеальные манеры.

Она сморщила лоб: она впервые осознала это в тот момент, когда обсуждала с Сетом Белую Звезду. Он так равнодушно говорил об этой девушке, как будто из-за цвета кожи к той нельзя было испытывать никаких чувств.

С ее губ слетел вздох. Сет так часто разочаровывал ее в последнее время, что Роксана не осмеливалась думать о том, что будет с ними дальше. Если она так плохо думает о нем, как собирается она выйти за него замуж и что будет с ее ребенком?

Она подумала было о Келебе, но сердито отогнала эти мысли. Он уехал, вернулся к своим дикарям-охотникам, грустно сообщил ей Малкольм. И хотя дядя и кузен никогда не обсуждали этого между собой, она знала: они расстроены тем, что Келеб не заехал к ним попрощаться.

Она не успела расстроиться, как ее охватила злость. Она вспомнила, как однажды за ужином Летти сообщила им эту новость:

– Я сегодня заглянула к Келебу, чтобы напиться воды, а он ушел.

Малкольм взглянул на нее из-под косматых бровей и спросил:

– Что ты имеешь в виду?

– Я же говорю, ушел… уехал. В хижине пусто. Все его вещи, пожитки – ничего нет.

Новость обсуждать не стали и не говорили больше об этом. На следующий день Роксана с Гидеоном отправились к хижине, и все оказалось так, как сообщила Летти. Дом был пуст, как будто Келеба здесь никогда и не было.

Вернувшись домой, она отерла слезы и окончательно примирилась с мыслью о том, что Келеб Коулмен навсегда ушел из ее жизни. С этого момента она будет думать только о Сете и предстоящем замужестве.

– Рокси-и! – снова раздался крик Малкольма.

На этот раз Роксана услышала звучавший в нем приказ и подчинилась. Она спустилась, скользя по мокрой траве, и направилась к дому. На полпути она заметила лошадь Сета. Действительно, на крыльце Сет беседовал с дядей. Она слегка улыбнулась – дядя Малкольм начинал беспокоиться, если слишком долго оставался с Сетом наедине.

Она хотела всегда быть приятной человеку, за которого выходила замуж. Она радостно улыбнулась и проговорила, поднимаясь на крыльцо:

– Доброе утро, Сет, не правда ли, сегодня чудесный день?

Но Сет лишь коротко кивнул в ответ и, нахмурившись, взглянул на ее босые ноги.

Роксана покраснела и быстро опустила край юбки, который поддерживала рукой. Но, сделав это, она разозлилась – почему она должна чувствовать себя виноватой из-за босых ног. Она гордо подняла голову и прошла в дом мимо мужчин.

Она вышла к ним из своей комнаты аккуратно причесанная и в черных комнатных туфлях, туго завязанных вокруг узких лодыжек. Сет довольно улыбнулся. Похоже, ему будет не трудно держать ее в узде.

Он поднялся и взял ее за руку:

– Давайте воспользуемся таким прекрасным утром и погуляем, а заодно и обсудим наши окончательные планы.

Они вышли на широкую дорогу, которая вела к реке. Некоторое время они шли молча. Лицо Роксаны было спокойно и безмятежно, но внутри нее все еще бушевал огонь. Ей не хотелось начинать беседу первой. Если мистер Совершенство хочет что-то обсудить с ней, то пусть он и начинает.

Она вздрогнула, когда он вдруг заговорил.

– Какая вы сегодня тихая, – сказал он, склонив голову и заглядывая ей в лицо. – О чем вы думаете? Кто-нибудь опять рассказал вам историю?

Роксана слабо улыбнулась в ответ:

– Нет, никаких историй я больше не слышала. Мне нечего рассказать.

Сет похлопал ее по руке. Он не любил болтливых женщин, и то, что Роксана мало говорила, было ему приятно.

– Тогда буду говорить я, – улыбнулся он ей.

Они еще прошли вперед, и, немного помолчав, Сет начал:

– Я встретил вчера нового пастора и имел с ним приятную беседу. Он согласился совершить венчальный обряд.

Роксана еще не видела нового священнослужителя. Она подумала о старом – пасторе Джеймсе. Бедный старик! В конце зимы один охотник набрел на его стоянку. Священник лежал у костра мертвый, оскальпированный индейцами. Роксана была ужасно расстроена этим известием. Она помнила, как он помог ей тогда, когда на них напали индейцы. Она почувствовала себя виноватой – вдруг этот случай и привел к его смерти?

Сет заговорил опять.

– Что вы об этом думаете? – спросил он.

– Ой, извините, Сет, – попросила она прощения. – Я думала о старом преподобном Джеймсе. Пожалуйста, повторите, что вы говорили?

Лицо Сета помрачнело, но он ничего не сказал ей по поводу ее невнимательности.

– Я рассказал ему, что мы хотели бы совершить церемонию у вас дома. Вы согласны?

На самом деле Роксана не думала о свадьбе… только о том, что она должна состояться. Она не готовилась к ней, не строила волнующих планов, не думала, когда и в какой час будет совершен обряд. Ей стало грустно и захотелось плакать. День свадьбы должен стать главным событием в жизни женщины, кроме дня рождения ее первого ребенка.

Она подавила вздох и отвернулась от Сета, чтобы он не смог увидеть чувства вины в ее глазах.

Но упрямство взяло в ней верх. Выбор дня свадьбы всегда оставался привилегией невесты, и она бросила вызов, пусть ей и было все равно. Ей показалось, что Сет слишком командует. Он не имеет права назначать день, не посоветовавшись сначала с ней. Немного резко она ответила:

– Извините, Сет, но я хотела сделать не так.

Сет помрачнел, но не показал своего неудовольствия. Он тоже знал о праве невесты и ее семьи самим продумывать все детали бракосочетания. Он выдавил из себя улыбку и проговорил:

– Конечно, дорогая, я легкомысленно забежал вперед и взял все в свои руки. Так трудно найти здесь пастора, поэтому я подумал, что если уж я встретил его, то нужно с ним договориться. Как бы хотели вы?

Роксана не имела об этом никакого представления, поэтому вопрос застал ее врасплох. Она играла с прядью волос, судорожно соображая. К счастью, Сет решил, что она стесняется, как всякая юная невеста, и терпеливо ждал, когда она заговорит.

– Я бы хотела, чтобы обряд состоялся сразу после церковной службы, чтобы мои друзья и соседи могли быть рядом в этот счастливый день. Пусть светит солнце, а церковь пусть будет украшена полевыми цветами.

Сет не отвечал, пока они не дошли до реки. Ее желания не совпадали с его планами, и он чувствовал раздражение. Он хотел, чтобы служба была вечерней, и у него были веские на то причины. В нескольких ярдах от дома Малкольма он спрятал лодку, на которой он и его молодая жена под покровом темноты уплывут в Бостон, откуда отправятся в Англию, где и заживут в семейном гнезде.

Раздражение нарастало. Слишком многое могло произойти еще до сегодняшней ночи. Необходимо было, чтобы англичанин с сестрой уехали отсюда как можно скорее. Труп Келеба Коулмена могли обнаружить в любую минуту, и тогда начнутся поиски. У охотника было много друзей и среди белых, и среди индейцев.

Сет быстро соображал, что делать, и, когда они остановились, наконец, у реки, у него был готов новый план. Вынув платок из кармана, он расстелил его на бревне и взял Роксану под локоть:

– Присядьте, дорогая.

Он сел рядом с ней, взял ее руку и начал:

– Я хотел сделать вам сюрприз после свадьбы, но я решил не ждать. Вам нужно будет время, чтобы все обдумать.

Роксана озадаченно посмотрела на него:

– Что же это, Сет?

Он сжал ее пальцы, и она заметила, какие у него влажные ладони. «Почему он нервничает?» – удивилась она.

Неожиданно он спросил:

– Вы хотели бы провести медовый месяц в Англии?

Роксана уставилась на него с открытым ртом. Потом глаза ее засияли, и она улыбнулась. Сет облегченно вздохнул.

– Сет, я думаю, это будет чудесно! – воскликнула она, пожимая ему в ответ руку. – Только представить себе, медовый месяц в Англии!

Решительным голосом Сет стал рассказывать, что они увидят и куда поедут. Увлекшись, он едва удержался, чтобы не начать описывать их новый дом. Он закончил вопросом:

– Теперь решено?

– Да, да!

– Уложите вещи и будьте готовы к отъезду – мы отправимся сразу после службы, – продолжил он.

– Конечно. Я уже жду не дождусь. Дядя Малкольм будет так рад за меня!

В глазах Сета появился тревожный огонек. Он замялся, потом проговорил:

– Пусть пока это будет секретом, дорогая. Я не хочу никому говорить заранее. Вы знаете, индейцы…

Роксана не вполне поняла причину этой таинственности, но с готовностью согласилась с ним, так как была слишком взволнована мыслью о том, что увидит Англию.

Сет помог ей подняться и сказал, что ему нужно наведаться еще во много мест и уладить все дела.

Как бы между прочим он добавил:

– Сестра поедет с нами. Я должен проследить за тем, как она укладывается, иначе она возьмет с собой слишком много. Она не хочет ничего оставлять.

– Она останется в Англии? – с надеждой спросила Роксана.

Сет отвел глаза и коротко ответил:

– Да.

Тяжелый груз свалился с сердца Роксаны. В отсутствии Нелл ее замужество будет более удачным и счастливым.

Не доходя до дома, они столкнулись на повороте с Летти. Девушка вскрикнула от смущения, и Роксана с Сетом с любопытством посмотрели на нее.

– Боже мой, Летти, – смеясь, проговорила Роксана. – Ты похожа на кошку, которую застали за поеданием сметаны. Неужели мы напугали тебя?

– Только на минуточку, – засмеялась и Летти. – Я собирала шерсть на выгоне и не думала, что кто-то есть поблизости.

– Увидимся дома, – Роксана улыбнулась, и они с Сетом попели дальше.

Летти проводила их взглядом, с презрением плюнула на землю и пробормотала, просверливая глазами спину Сета:

– Ты, мерзкий пес.

Подобрав юбку, так чтобы она не цеплялась за кусты и колючие ветки ежевики, она свернула с дороги и углубилась в лес. В кармане фартука она нащупала мясо и хлеб. Когда она столкнулась нос к носу с этой парочкой, то подумала, что они заметят, как она что-то несет. Они бы начали задавать вопросы, особенно этот тип, Хейл, на которые она не смогла бы ответить.

Летти шла проведать Келеба. Она уже неделю ходила к нему этой дорогой. Обычно ей не удавалось вырваться из дома раньше обеда, но сегодня мистер Малкольм и Гидеон ушли вниз по реке помочь соседу расчищать лес под поле и собирались обедать там.

Летти думала о том, как поправляется Келеб. Вчера он выглядел значительно лучше. Щеки его порозовели, и он уже смог сидеть сам, прислонясь к камню, и просидел почти целый час. Спасибо Длинному Шагу и его индейским лекарствам – скоро Келеб совсем поправится.

Она с содроганием вспомнила тот день, когда нашла полумертвого Келеба. Если бы индеец не появился так вовремя, то вряд ли Келеб был бы сейчас жив. Но Длинный Шаг явился как огромный красный ангел. Он отдавал ей короткие приказы, и она несла ему почки тополя, растирала кленовые листья, набирала глину из озерца. Он смешал глину с кленовыми листьями и покрыл этой смесью сочившуюся рану. Ей снова пришлось жертвовать своей нижней юбкой, чтобы сделать Келебу повязку.

Потом Длинный Шаг присел и взял охотника на руки, как будто тот ничего не весил, и они с Летти вылезли из ямы.

Они прошли совсем немного, и индеец остановился под густыми ветвями уксусного дерева. Сразу за ним лежал огромный камень. Летти вопросительно посмотрела на индейца, и тот ногой указал ей на куст и проговорил:

– Разведи здесь ветки.

Она удивилась, но сделала, как он приказал. Ветки легко разошлись, и Летти увидела большую темную дыру в камне.

– Пещера, – прошептала она.

Позади нее, подгоняя, заворчал Длинный Шаг, и Летти быстро отодвинулась в сторону, придерживая ветки. Индеец пригнул голову и сгибался до тех пор, пока не смог войти внутрь. Он прошел по покатому полу вперед футов на пять, и тут уже смог выпрямиться. Летти шла за ним. Сделав еще несколько шагов, Длинный Шаг нагнулся и положил Келеба на каменный пол. Летти слышала, как индеец нащупывает что-то на каменном выступе, потом услышала удар огнива о кремень, и вот в его руке уже горела свеча.

Отряхнув руки, он вернулся к Келебу. Пока он перетаскивал его на ложе из медвежьих шкур, Летти огляделась. Пещера была довольно большая, как целая комната. В ней было тепло и сухо, в середине струился небольшой ручей. Отличное место для раненого, подумала она.

Но ей было непонятно, почему индеец не отнес Келеба домой, а спрятал здесь. Однако с детства она знала, что поведение индейцев непонятно белым людям, поэтому перестала думать об этом. К тому же она была уверена, что у Длинного Шага были веские причины.

Индеец устроил Келеба поудобнее, а Летти вместо подушки подсунула ему под голову скатанный фартук. Тут Келеб захрипел и приоткрыл глаза. Длинный Шаг наклонился к нему:

– Кто это сделал, Коулмен?

Задыхаясь, Келеб рассказал, как смог, что случилось с ним в доме Хейла. Длинный Шаг зло усмехнулся и встал на ноги, но Келеб поднял руку, чтобы остановить, его:

– Не сейчас, друг. Дай мне оправиться. Этот человек – мой.

Длинный Шаг постоял нерешительно, но потом вновь опустился на землю рядом с Келебом. Он начал было говорить, но охотник вновь потерял сознание. Индеец вгляделся в его лицо, потрогал его лоб. Присев на корточки поближе к ручью, он с помощью своего кремня принялся высекать огонь. Рядом были приготовлены ветки и сухие листья, и скоро уже появилось пламя. Потом индеец ушел в темный угол пещеры, достал откуда-то закопченный горшок и молча вышел наружу. Он вернулся с полным горшком неизвестных Летти корней. Он почистил их, вымыл в ручье и подвесил в горшке варить. К содержимому он добавил почки тополя. Вскоре пещеру заполнил странный едкий запах. У Летти заслезились глаза и потекло из носа. Она раскашлялась.

Индеец обернулся к ней и стал внимательно рассматривать. Его взгляд был настолько пронзительным, что она почувствовала смущение и страх. Когда он, наконец, заговорил, Летти была уже готова бежать.

– Иди домой. Никому ничего не говори. Принеси похлебку из оленины.

Она беззвучно закивала и, кинув на прощанье взгляд на Келеба, выбралась из пещеры. По дороге она сообразила, что она не знает, где достать мясо. Дома никого не было, мужчины уехали на торговый пост и не вернутся допоздна. Но даже если бы они и были дома, она все равно не смогла бы убедить их пойти охотиться, чтобы добыть оленину.

Может быть, ей сварить куриный суп? Тогда ей надо будет успеть спрятать его до возвращения Малкольма. Присутствие Рокси не смущало Летти – та теперь не замечала ничего вокруг.

Летти заторопилась – ей нужно было поймать одного из цыплят Малкольма. Летти с нежностью улыбнулась, припомнив, что именно в этот момент она и столкнулась с Зибом Стивенсом.

Она почти бежала и на повороте дороги влетела в огромную крепкую фигуру. Сильные руки подхватили ее, не дав упасть. Она никогда не видела его так близко и была потрясена его ростом и телосложением.

– Зиб Стивене, – выдохнула наконец она.

Его губы расплылись в улыбке, приоткрыв на удивление белые зубы.

– А, большеглазая, ты меня знаешь! А мне стыдно признаться, что я не знаю такую симпатичную женщину.

Он все еще держал ее за руки, но теперь уже почти ласково. Летти почувствовала тепло его пальцев и начала дрожать. Он тоже почувствовал это, а она смутилась и опустила глаза. Она тихо прошептала:

– Меня зовут Летти. Летти Уайт. Я работаю у мистера Шервуда.

В его глазах загорелся насмешливый огонек:

– И что же ты делаешь у мистера Шервуда?

Она рассердилась на вопрос и попыталась вырваться. Но ее крепко держали. Она проговорила:

– Не знаю, что вы подумали. Я работаю. Много работаю.

Все еще улыбаясь, Зиб погладил ее по шее, остановил пальцы на пульсирующей жилке.

– Летти, дорогая, – проговорил он, – неужели никто не рассказал тебе, что все время работать вредно? – Он взял ее за подбородок. – Иногда надо и поиграть.

Увидев, что две пуговицы на ее блузке расстегнуты, он принялся за остальные. Он долго любовался зрелой полнотой ее тяжелых грудей, потом стал их ласкать. Летти лишь беспомощно прижалась к нему.

Он без слов подхватил ее на руки и спрятал лицо между двух белых холмов. Летти гладила его по черным с проседью волосам.

Он встал на колени и опустил ее на землю, усыпанную сосновыми иглами. Его глаза жадно посмотрели на нее, и она кивнула в ответ. Он прижал свои губы к ее губам и заскользил руками по ее ногам, поднимая ей юбку. Его пальцы дрожали, и она сама помогла ему расшнуровать охотничьи штаны. Когда он, наконец, освободился от них, Летти от изумления раскрыла рот – природа одарила его щедро.

Увидев ее удивление, Зиб беспокойно усмехнулся:

– Я старый бык, Летти, но я постараюсь не сделать тебе больно.

Но желание Летти, обращенное к этому человеку, было так велико, что она не испугалась. Он действовал очень осторожно, и она не вскрикнула в первый момент, а, напротив, прижалась к нему, и довольная улыбка осветила его лицо.

Двумя руками он взял ее за сжимающиеся ягодицы и начал совершать ритмичные движения, спугнувшие птиц на деревьях.

Летти расслабилась и наслаждалась каждым толчком, поднимаясь ему навстречу.

Она даже не попыталась сама достичь кульминации, лишь прижалась к нему – этот, первый раз принадлежал ему одному, это была его полная победа. Она почувствовала его вес, дыхание его участилось. Потом, оставаясь в ней, он дал ее телу отдых и, приподнявшись на локте, смотрел на нее. Пригладив волосы на ее лбу, он вгляделся в ее миловидное личико, светясь от нежности:

– Летти, за столько лет ты первая среди всех женщин подпустила меня так близко и выдержала мой натиск.

А для Летти Зиб стал первым мужчиной, который посмотрел на нее глазами любовника. Прежде она видела в, мужских глазах лишь похоть и злобное нетерпение. Даже Гидеон брал ее, мало задумываясь о ее чувствах и желаниях.

Она посмотрела на Зиба. Удивление на его лице было сродни удивлению маленького мальчика, впервые получившего в подарок ружье. Она провела рукой по его лицу.

– Все эти женщины были такими глупыми, – тихо сказала она.

Его глаза вновь зажглись, и она притянула его голову к себе, прижалась к его рту и захватила его язык. Она почувствовала его проснувшееся желание и плотно обхватила ногами его спину. На этот раз она не отставала от него, и ее тихие стоны сливались с его глухими вскриками.

Он не отпускал ее, пока она не дала ему обещания прийти к нему ночью. Она знала, что он захочет видеть ее, и сама ждала этого, но дала ответ не сразу, а немного помучив его. Уже уходя, она заметила его добычу – несколько подстреленных белок. Летти подумала, что из них получился бы неплохой суп для Келеба. Зиб заметил, куда она смотрит, и, нагнувшись, протянул ей двух белок.

– Возьми их с собой и свари, – сказал он. – И поешь получше. Сегодня ночью тебе понадобятся силы.

Приняв подарок, она обернулась и ответила:

– Не беспокойся за меня. Я сумею с тобой справиться, великан.

Он от души рассмеялся и потянулся к ней. Но Летти увернулась и побежала по тропинке, счастливо хохоча.

Ощущение счастья охватило ее, когда она вспомнила сейчас о ночах, которые она проводила с Зибом всю эту неделю. Ей было радостно думать о том, как сильно любит она этого великана, который старше ее собственного отца. Старше – и лучше. Они собирались пожениться через неделю после свадьбы Роксаны.

Показались кусты, за которыми скрывался вход в пещеру Келеба. Остановившись, Летти закричала по-птичьи – так, как научил ее Длинный Шаг. Но на этот раз из-под ветвей уксусного дерева показалась голова Келеба.

Они вернулись в пещеру, и Летти, разволновавшись, спросила:

– Тебе не рано так много ходить, Келеб? Осторожней, а то рана снова начнет кровоточить.

– Я отлично чувствую себя, Летти, – заверил он ее.

Но она заметила, как поспешно он сел и прислонился спиной к стене. На его верхней губе собрались крупные капли пота – верный признак слабости.

Летти быстро вытащила из карманов еду. У него был отменный аппетит, и он быстро справился с огромными кусками хлеба и мяса, попросив вторую чашку кофе.

Потом он набил трубку и хорошенько раскурил ее. Летти нервно откашлялась и присела рядом. Он вопросительно взглянул на нее и спросил:

– Летти, ты хочешь о чем-то спросить меня?

Она помолчала, перевела дыхание, потом медленно произнесла:

– Да, Келеб. В тот день, когда тебя ранили, я шла к тебе, чтобы сказать тебе одну вещь, которую ты должен знать.

Она опять замолчала, рассматривая свои лежащие на коленях руки. Келеб был удивлен выражением беспокойства у нее на лице. Он положил руку ей на плечо:

– Ты хочешь сказать мне что-то, что может мне не понравиться? – Она молча кивнула, и он подбодрил ее: – Ну?

Она не ответила, и он, потеряв терпение, упрямо проговорил:

– Ну же, говори, женщина.

Летти посмотрела на него широко раскрытыми глазами:

– У Роксаны будет ребенок, – выпалила она.

Келеб несколько секунд молчал. Под его странным взглядом Летти отвела глаза. Потом он снова прислонился к стене с выражением полного отчаяния. Наконец Келеб проговорил:

– Я знаю. Гидеон рассказал мне.

Летти была не слишком удивлена. Она подозревала, что Гидеон подслушал в тот день часть ее разговора с Роксаной. Она поджала губы. Он, конечно же, поспешил поделиться с Келебом новостью. Ох уж эти мужчины!

Они молчали. Летти почувствовала раздражение: Келеб слишком равнодушно отозвался о беременности Роксаны. Неподвижное выражение его лица говорило ей: Роксана виновата сама, что попалась с ребенком.

Летти неприязненно смотрела на Келеба. Кем он себя возомнил? Королем здешних гор, который имеет право повсюду раскидывать свое семя, но при этом не желает ничего слышать о последствиях? Слава Богу, на этот раз все будет по-другому. Роксана – не индейская скво, и Келеб должен признать этот факт.

Но только она снова открыла рот, чтобы наброситься на него, Келеб поднялся на ноги и начал ходить взад и вперед. Страшным голосом он произнес:

– Я убью этого ублюдка! Надо было давно убить его.

Летти чуть было не подумала, что он сошел с ума. Но потом до нее дошла причина его гнева, и она засмеялась.

Келеб перестал ходить и уставился на нее. Она проговорила:

– Ты – дурак. Ты думаешь, это ребенок Сета Хейла?

От неожиданного вопроса он снова прижался к стене. Его глаза выражали одновременно надежду и недоверие. Запинаясь, он спросил почти умоляюще:

– Летти, ты… хочешь сказать, что это мой ребенок?

Она усмехнулась:

– Именно это я и хочу сказать, Келеб. Сет пальцем не дотронулся до нее.

Келеб сел на пол, на лице его появилось довольное выражение.

– Я буду отцом, – проговорил он, проведя дрожащей рукой по волосам. – Ты можешь представить себе это, Летти?

– Почему же нет? – засмеялась Летти. – Природа дала тебе всю оснастку, чтобы делать ребятишек.

Он отозвался счастливым смехом:

– Да, но я всегда был осторожен и не знал, хорошо ли она работает.

Летти взглянула в его лицо и серьезно спросила:

– Так почему же ты решил опробовать ее на Рокси?

– Я с самого начала понял, что она для меня – единственная во всем мире и что я сделаю все, чтобы получить ее, – задумчиво ответил он. – Я признаюсь тебе, Летти, что я оставил почти всякую надежду.

– Тебе не очень везет, Келеб, – тихо сказала Летти. – Они с Сетом сегодня окончательно договорились о свадьбе. Она будет в следующее воскресенье, утром.

– Несмотря на то, что это мой ребенок?

– Да, несмотря на это.

– А Хейл знает?

– Нет. Мы решили, что ему лучше не говорить. Он такой правильный. Рокси боится, что тогда он не примет ребенка и не будет любить его.

Вдруг Келеб грустно спросил:

– Она все так же сильно ненавидит меня, Летти?

Он был так печален, что Летти самой стало грустно. Она присела к нему и погладила его по плечу:

– Она вовсе не ненавидит тебя, Келеб.

– Она так сильно любит Сета?

– Ха! Он ей совсем не нравится.

Келеб изумленно посмотрел на нее, стараясь понять, что она имеет в виду.

– Летти, я совсем запутался. Если она не любит его, то зачем же она выходит за него замуж?

– Потому что тот, кого она любит, не позвал ее.

– Тот, кого она любит? – надежда зазвучала в его голосе. – Ты говоришь, Летти, что…

Летти подхватила:

– Я сказала, что она не ненавидит тебя. Об остальном уж догадайся сам.

– Тогда, клянусь Богом, свадьба с Сетом Хейлом не состоится.

Летти сжала его руку:

– Келеб, пусть это будет так. Этот человек сломает ее дух.

Келеб подбросил в огонь кедровую ветку. К нему возвращались хладнокровие и спокойствие. Он снова начал жить. Разгоревшиеся огоньки пламени освещали его сосредоточенное смуглое лицо. Он забыл о присутствии Летти, которая сидела молча, чтобы не мешать ему обдумывать то, что он узнал.

Через несколько минут он вспомнил о Летти и улыбнулся ей:

– Не приходи больше сюда, Летти. Я отправлюсь на поиски своих друзей-охотников. Мне надо решить, что делать в следующее воскресенье. А ты веди себя как ни в чем не бывало.

Летти неуверенно кивнула и в последний раз покинула пещеру.

Глава 23

Роксана вышла на крыльцо в тот самый момент, когда солнце уже почти спряталось за высокими соснами и своим последним лучом осветило хижину и холмы. Внизу, в долине, сосновый лес погрузился в темноту.

Она стояла на краю крыльца, пока сумерки не подошли вплотную к двери в хижину. Она тяжело вздохнула. Она наслаждалась этим прекрасным видом в последний раз.

Сет жил в долине, где солнце садилось быстрее, а всходило медленнее. Завтра она станет его женой. После медового месяца в Англии она проведет там остаток жизни.

Она снова вздохнула, затем повернулась к Гидеону, который спросил:

– Красиво, правда?

– Да!

– Ты будешь скучать по этим местам?

– Очень сильно, Гидеон.

Брат и сестра надолго замолчали. Никто из них не хотел нарушать тишину. Оба понимали, что такой близости у них больше не будет никогда в жизни.

Гидеон обнял Роксану за плечо и зашептал ей в ухо:

– Рокси, ты думаешь, что поступаешь правильно, выходя за Сета? Ты уверена, что любишь его?

Роксана обняла Гидеона:

– Я поступаю правильно, Гидеон. Может быть, я не люблю его столь страстно и беззаветно, но я очень уважаю его и сделаю все, чтобы стать ему хорошей женой.

– Ты считаешь, что уважения достаточно для долгих лет совместной жизни?

– Надеюсь. Я думаю, что это так.

Они опять замолчали, затем Гидеон быстро проговорил:

– Келеб вернулся. Я видел его вчера на посту.

Он почувствовал, как она вздрогнула. В темноте она вглядывалась в его лицо.

– Он вернулся к своим охотникам? – спросила она.

– Кажется. С ним были несколько человек. – Гидеон замолчал на секунду, затем признался озадаченно: – Мне показалось, что он не хотел, чтобы я его видел. В первый момент он притворился, что не заметил меня. Но когда я подошел и заговорил с ним, он стал таким же, как всегда.

Роксана хмыкнула и пошла к двери. Перед тем как войти в дом, она обернулась и бросила через плечо:

– Полагаю, обо мне он не спрашивал?

Гидеон нервно теребил кусок коры на срубе, избегая ее взгляда. Видя, что она ждет ответа, он пробормотал:

– Ну, не совсем так. Он спросил меня, пойду ли я на свадьбу.

Губы ее задрожали, и он отвел глаза. Почти бегом она вбежала в дверь. Гидеон вздохнул и вернулся к огню.

Малкольм перестал раскачиваться в кресле и посмотрел на него.

– Кажется, Рокси сегодня не в духе?

– Точно.

Гидеон положил ладонь на колено и угрюмо уставился на огонь. Затем он сказал сердито себе под нос:

– Этого не должно быть. Завтра она встанет перед алтарем не с тем человеком.

– Я тоже так думаю, сынок. Но не могу же я связать Келеба веревками и силком заставить его жениться.

Гидеону захотелось сказать дяде, что он мог бы заставить Келеба. Но он знал, что гордая Роксана не простила бы ему этого, и промолчал.

Малкольм снова закачался в кресле.

– Я думал, Келеб и Роксана сговорятся. Келеб мне так сказал.

Гидеон протянул ноги поближе к огню.

– Может быть, он передумал.

В комнате стало тихо. Тишину нарушал только скрип кресла-качалки. Затем Малкольм сказал с сомнением в голосе:

– Могло бы быть и хуже. Каким бы ни был Сет, я уверен, что он любит Рокси и будет добр к ней.

Гидеон посмотрел на дядю.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь: «Каким бы ни был Сет»?

Малкольм поерзал в кресле.

– Я имею в виду, что он не похож на здешних жителей… слишком правильный.

– Да, он и вправду не такой, как они.

Малкольм вычистил свою трубку, постучав ею о стенку камина, и поднялся.

– Я иду спать, – сказал он. – Завтра у нас трудный день. Не забудь сгрести золу, перед тем как сам пойдешь спать.

Он подошел к двери своей спальни и добавил:

– Не закрывай дверь на щеколду. Летти с Зибом приедут поздно.

Роксана проснулась с первым лучом солнца, проникшим в ее комнату через открытое окно. По утрам было еще холодно, и она забралась поглубже под одеяла.

Вдруг она приподнялась. Сегодня ее свадьба. В полдень она станет миссис Сет Хейл. Она оглядела маленькую, уютную комнату и удивилась: неужели она сможет оставить ее? Так много связано с этими стенами! Слезы и счастье, долгие разговоры с дядей Малкольмом и Гидеоном, игры в карты с Гидеоном и Летти.

Она услышала, как Гидеон заворочался в кровати. Ей захотелось поплакать у него на плече.

Но она стала взрослой. Скоро она выйдет замуж и станет матерью. Она должна как взрослая женщина сама справляться со своими страхами и разочарованиями.

Когда семья собралась за завтраком, счастья на их лицах было немного. Малкольм старался держаться весело, шутил, пытаясь вызвать улыбку у Роксаны… или хотя бы у Гидеона.

Но Летти вела себя как обычно. На ее губах играла улыбка, и она что-то напевала себе под нос. Малкольм неодобрительно посмотрел на нее. Она вела себя так, как будто это самый счастливый день в жизни Роксаны. Неужели она не видела, как бледна девушка, как ей тяжело?

В конце концов, Роксана не выдержала. Она бросила взгляд на женщину и резко спросила:

– Чему ты так радуешься, Летти?

Летти улыбнулась, поставила на стол тарелку с яичницей с беконом и положила Роксане руку на плечо.

– Не смотри так мрачно, девочка, – ласково ответила она. – Прежде чем закончится этот день, ты станешь самой счастливой женщиной в этих горах.

Роксана бросила на нее испепеляющий взгляд и вонзила вилку в яичницу. Летти думала о собственной свадьбе, которая состоится на следующей неделе.

Закончилась трапеза в полном молчании. Немного было съедено. Гидеон вымыл посуду и прибрал на кухне, а Летти ушла с Роксаной, чтобы помочь ей одеться.

Белое платье лежало на кровати. Это было простое атласное платье цвета слоновой кости. Это платье она надевала в день своего выпуска в привилегированной школе для девочек, куда она ходила четыре года. Она, было, оставила это платье в Бостоне – мама велела ей взять только самое необходимое. Но что-то заставило ее взять его с собой, ведь она была так счастлива в тот день, когда носила его.

Она сейчас припомнила все платья, что остались висеть в ее шкафу в Бостоне. Слеза скатилась по ее щеке. Вдруг ей в голову пришла мысль: она уговорит Сета заехать в их бостонский дом, чтобы она могла взять несколько платьев с собой в Англию. Ей в любом случае, рано или поздно, надо было появиться дома. Там оставалась мебель, которую надо было куда-то деть, да и сам дом надо было продать. Она глубоко вздохнула, стараясь унять биение своего сердца.

– Ты отлично выглядишь, – сказала Летти, поправляя последнюю складку на юбке. – У твоего мужа перехватит дух, когда он тебя увидит.

Роксана пробормотала: «Спасибо, Летти» – и посмотрела на часы на прикроватном столике. Пора. Она не может больше тянуть. Дядя и брат ждут ее в саду.

Малкольм помог женщинам забраться в легкую повозку и сам сел рядом. Он взял в руки вожжи, и они тронулись в путь. Гидеон ехал верхом.

У церкви уже толпился народ. Роксана узнала некоторых соседей, но большинство было ей незнакомо. Когда она шепотом сообщила об этом Малкольму, он усмехнулся и покачал головой:

– Вести о свадьбе разлетаются быстро. Многие проехали тридцать миль, чтобы попасть на церемонию. Посмотри-ка направо, на опушку, там даже есть индейцы.

Она посмотрела в указанном направлении и увидела около дюжины индейских воинов. Они стояли молча с непроницаемыми лицами. На поясе у них висело оружие.

– Там Длинный Шаг, – воскликнула она и подняла руку, чтобы помахать ему. Но Малкольм перехватил ее руку.

– Ты ставишь его в неловкое положение, – сказал он.

Малкольм высадил своих за оградой сада и привязал лошадей к дереву. Гидеон помог Роксане выйти и обернулся, чтобы помочь Летти, но великан Зиб Стивене уже подхватил ее, словно перышко. Они направились в сторону церкви. Люди расступались, чтобы дать им дорогу. Друзья и соседи улыбались и поздравляли невесту. Роксана изобразила на своем лице улыбку и медленно направилась к церковной двери.

Все время, пока она шла по узкому проходу в толпе мужчин и женщин, она искала глазами Келеба. Придет ли он посмотреть на ее свадьбу? Когда она подошла к двери, она бросила последний взгляд в толпу, но охотника нигде не было видно. Она сжала в руке букет весенних фиалок и вошла в дверь.

Толпа за ней сомкнулась. Через некоторое время послышались звук шагов и скрип скамеек. Гости рассаживались. Малкольм сидел рядом с Роксаной, и она подняла голову, чтобы рассмотреть присутствующих.

Она увидела Нелл Хейл. Та была ярко одета и выглядела как канарейка среди воробьиной стаи. Она хмуро смотрела вниз, на руки, потом сняла перчатки и убрала их в ридикюль.

«А она не в духе», – отметила Роксана.

Рядом с Нелл сидел высокий симпатичный мужчина. Роксана удивилась, кто бы это мог быть. По его внешности было ясно, что он нездешний.

Открылась дверь, и Роксана почувствовала приток свежего воздуха. В церковь вошел Сет со священником. Проходя мимо Роксаны, Сет улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ. Сет занял место у алтаря и ждал ее. Она почувствовала, что у нее вспотели ладони.

Но тут Гидеон подтолкнул ее локтем и взволнованно прошептал:

– Келеб пришел!

Невольно Роксана обернулась и посмотрела на дверь. Ее сердце часто забилось. Келеб усаживался на скамью в самом конце церкви в компании нескольких охотников. Он поймал ее взгляд и подмигнул. Она покраснела, отвернулась и стала смотреть в затылок Сету.

Малкольм слегка подтолкнул ее. Роксана поняла, что священник смотрит на нее и ждет, когда она встанет рядом с Сетом. Наконец она поднялась со скамьи. Ноги отказывались ей повиноваться. Малкольм взял ее за руку и повел к алтарю.

Священник шепотом попросил их взяться за руки и открыл Библию.

– Возлюбленные мои, – начал он. – Мы собрались здесь…

Он остановился на полуслове и взглянул поверх очков в зал, пытаясь понять причину неожиданно прокатившегося по залу гула. Роксана удивленно взглянула на Сета – тот был недоволен.

В наступившей тишине прозвучал голос:

– Перед тем как вы продолжите, пастор, я хотел бы кое-что сказать.

Лицо Сета почернело от ярости.

– Келеб Коулмен! – закричал он, поворачиваясь. Роксана тоже уставилась на Келеба, который, угрожающе улыбаясь, приближался к ним. За его спиной шли его друзья-охотники, держа наготове длинные ружья.

Краем глаза Роксана увидела, что Нелл и ее друг поднимаются с мест. Положив руку на плечо незнакомца, Келеб усадил их на место.

Священник недоуменно и сердито проговорил:

– Молодой человек, правильно ли я понимаю, что вы имеете возражения против этого брака?

Не отрывая от Сета глаз, Келеб отозвался:

– Правильно, преподобный отец.

В голове у Роксаны загудело, и зал начал раскачиваться. «Я теряю сознание», – удивленно подумала она.

Но к ней уже спешил Малкольм. Он поднялся с места при первых словах, произнесенных Келебом, и теперь отвел ее обратно, усадив между собой и Гидеоном.

Не спуская с Сета глаз, Келеб заговорил:

– У меня есть две причины, чтобы остановить венчание. Во-первых, этот человек – предатель. У меня есть доказательства, что он и его сестра – британские шпионы. Человек, который сидит рядом с мисс Хейл, – британский офицер. Бумаги, которые вы найдете при нем, подтверждают мои слова.

Церковь заполнил тихий гневный гул. Священник смотрел на Келеба, беззвучно шевеля губами. Он не знал, что ему делать.

Увидев неуверенность на лице священника, паства замерла, продолжая наблюдать за развернувшейся у нее на глазах мелодрамой. Еще много лет соседи будут вспоминать случившееся в тот день в церкви, причем версий будет столько же, сколько рассказчиков.

В этой тишине Келеб вынул из кармана сложенный листок бумаги. Протянув его священнику, он сказал:

– Пастор, у меня есть еще более серьезное возражение против этого брака.

Священник развернул бумагу, которая оказалась каким-то документом и, прочитав про себя, в изумлении уставился на Келеба.

Келеб кивнул:

– Совершенно верно, преподобный отец. Эта леди – моя жена.

В церкви пронесся изумленный гул, а Гидеон вскочил со скамьи, где сидели все Шервуды, и закричал:

– Ура!

Когда до Роксаны дошел смысл того, что сказал Келеб, она растерялась и припала к широко улыбающемуся Малкольму. Не веря своим ушам, она слушала объяснения, которые давал Келеб.

– Нас поженил старый пастор Джеймс, – начал он. – Это случилось ранним утром в тот день, когда мы – я, Роксана и индеец Длинный Шаг – попали в засаду к ренегатам.

Роксана выпрямилась, вспоминая то утро, – она ударилась головой о камень, и у нее случились странные видения. Она отчетливо вспомнила, как она повторяла: «Да! Да! Да!»

Помолчав немного и глядя вниз, Келеб продолжил. Он заметно волновался.

– Я думал, что нас всех убьют, и хотел, чтобы Роксана перед смертью стала моей женой, потому что я люблю ее. Когда появился старый Джеймс, я заставил его поженить нас. Конечно, Рокси была немного оглушена ударом о камень, но она говорила «да» там, где было нужно, и мы стали мужем и женой.

По церкви пронесся смех. Священник дочитал документ до конца и обратился к Келебу:

– Да, все правильно, молодой человек. Если девушка согласна, вы можете везти свою невесту домой.

Келеб дал своим людям знак, чтобы они присмотрели за пленниками. Повернувшись к Сету, он не смог сдержать жалостливого возгласа – таким раздавленным был тот. Ему самому было знакомо это ощущение.

Охотники вывели пленников из церкви, а Келеб подошел к Роксане. Его сердце бешено колотилось.

Малкольм поднялся со скамьи, чтобы уступить ему место рядом с Роксаной. Она не могла поднять на него глаз.

Келеб приподнял ее лицо за подбородок, заставив ее посмотреть ему в лицо.

– Разве ты не хочешь выйти за меня замуж, Рокси?

Все находившиеся в церкви ждали ответа. Роксана посмотрела на Келеба и, разглядев на его лице выражение любви и преданности, прошептала:

– Да, Келеб, я хочу этого больше всего на свете.

Все присутствующие одновременно вздохнули, а потом начался ужасный шум. Роксана спрятала свое смущенное лицо на плече Келеба, а он издал гордый клич.

Роксана распахнула окно. Глядя на сверкающие в темном небе звезды, она прошептала:

– Мама, папа, может быть, вы не одобрите мой выбор, но он для меня – сама жизнь.

В комнате скрипнула кровать, и Келеб позвал ее:

– Иди ко мне, Рокси, и люби меня.

Она улыбнулась и ответила:

– Я буду любить тебя, охотник. Я буду любить тебя так, как никто не любил тебя!


home | my bookshelf | | Прекрасная пленница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу