Book: Твое нежное имя



Твое нежное имя

Гвендолин Кэссиди

Твое нежное имя

Пролог

Звонок. Опять не успела. Мэри Оливер осторожно открепила от чертежной доски лист ватмана, скатала в рулон и уложила в тубус. Запихнув конспекты в сумку, девушка присоединилась к однокурсникам, которые, громко разговаривая, выходили из аудитории.

Радостное настроение окружающих захватило и Мэри. Сияло солнце, все жители маленького городка, куда недавно переехала семья Мэри, казалось, радовались приходу весны. В студенческом кафе среди ровесников девушка чувствовала себя счастливой тем безоблачным счастьем, какое можно ощущать лишь в восемнадцать лет, когда вся жизнь впереди и тебе кажется, что она сложится, как ты захочешь. Будущее виделось простым и ясным. Мэри закончит школу дизайнеров одежды, откроет салон, будет разрабатывать оригинальные модели и потягается с известными кутюрье мира. Перед мысленным взором девушки вырисовывался подиум, где тщательно отработанной походкой шли длинноногие манекенщицы в струящихся одеждах. А под конец выступления появляется она, Мэри, непременно на площадке, приподнятой над сценой. Впрочем, площадка над сценой задумана потому, что сама Мэри небольшого роста, честно призналась себе девушка, и среди высоких манекенщиц во время триумфа великий модельер может почувствовать себя неуютно.

Лицо, обрамленное рыжими локонами, которые Мэри предпочитала называть медными, раскраснелось. Зеленые глаза как звездочки сияли от предвкушения будущего счастья. Она брела по аккуратным улицам городка к своему коттеджу, выглядевшему чистым и ухоженным в ряду таких же. Около их дома был сад, чему больше всего радовалась Мэри, которая с детства обожала растения. В многоэтажном доме в Лондоне, где семья жила все время до переезда в провинцию, Мэри довольствовалась только комнатными цветами на подоконнике. Теперь же, закрыв за собой калитку, девушка первым делом осмотрела всходы на аккуратно вскопанных клумбах. Семена подарила новая соседка миссис Стивенсон и научила, как выращивать цветы в открытом грунте.

– Эй, Мэри! – девушка подняла глаза. Рядом с двухэтажным домиком рос высокий развесистый дуб. Из ветвей выглядывало лукавое веснушчатое личико сестренки. Джун всегда была непоседой. После переезда двенадцатилетняя шалунья носилась где-то целыми днями, опьяненная непривычными просторами после каменных лабиринтов Лондона. Впрочем, и сама Мэри с удовольствием предвкушала возможность побродить с отцом – бывалым туристом по окрестностям и даже подняться в горы. Помахав сестренке рукой, Мэри вошла в дом.

После ремонта, который Оливеры делали всей семьей и к которому Мэри приложила незаурядный талант художника, убранство жилья в традиционном стиле сельской Англии отвечало всем вкусам его обитателей.

Достав из духовки накрытую крышкой тарелку с жарким, заботливо оставленную мамой, Мэри поднялась наверх в свою комнату. Светлые обои в мелкую клеточку, ситцевые занавески, покрывала и пуфики из той же ткани поддерживали радостное настроение, царившее в ее душе.

Мэри достала из тубуса лист ватмана, прикрепила к доске и, усевшись на диван, стала оценивающе смотреть на неоконченный чертеж, одновременно отдавая должное жаркому.

Мечты не оставляли ее. Девушке казалось, что так в жизни будет всегда – светло и радостно.

Глава 1

Вряд ли за полчаса до закрытия в ее бутик заглянет какой-нибудь посетитель, размышляла Мэри, глядя на завесу дождя за окошком. На улице не было ни души. Хотя сегодня выдался не самый плохой день для торговли – маленькая хозяйка магазина высокой моды знавала дни и похуже, – но далеко не лучший.

А виной всему погода! В такой дождь ходить по магазинам вряд ли кому захочется. Июнь в этом году выдался хуже некуда. Хорошо бы, чтобы в июле и в августе погода установилась, иначе Мэри не распродаст летние вещи, а этого она никак не может себе позволить.

Шея девушки слегка побаливала, напоминая о часах, проведенных за расчетными книгами. С недовольной гримасой Мэри потерла затылок. Как ни складывай, итог один: дела в магазине идут хуже и хуже…

Если один раз закрыться пораньше, ничего не случится, решила Мэри, отогнав неприятные мысли. Джун скоро вернется от друзей и, как всегда, будет умирать с голоду. Ужин, конечно, придется готовить Мэри: сестра всегда говорит, что кулинария не ее конек. Впрочем, как и остальные домашние дела.

Мэри тоже не испытывала особой любви к ведению домашнего хозяйства, но не могла противостоять уверенности Джун, что старшая сестра сделает все как надо. Особенно хотелось угодить сестренке сейчас, когда Джун сдала все экзамены на «отлично» и могла несколько недель отдохнуть перед началом занятий в университете. Кроме того, Мэри не всегда удавалось совладать со своенравной сестрицей: разница в возрасте составляла всего шесть лет.

Мэри уже вешала на стеклянную дверь табличку с надписью «закрыто», когда на крыльце появился мужчина. Сердце неприятно екнуло. Пару недель назад в соседнем магазине детской одежды на продавщицу напали, и преступника, похитившего дневную выручку, еще не нашли. Продавщица не пострадала, но очень испугалась и теперь наотрез отказывалась оставаться в магазине одна.

Впрочем, этот мужчина вовсе не похож на грабителя, успокоила себя Мэри, бросив взгляд знатока на прекрасно сшитый пиджак из дорогой светлой шерсти и безукоризненные бежевые брюки. На возможного покупателя посетитель тоже походил мало – разве что купит что-нибудь для жены…

– Я уже закрываю, – любезно сказала девушка, – но, если хотите, можете зайти.

– Вы Мэри Оливер? – коротко спросил он.

– Да. – Почему-то сразу стало неприятно от ледяного тона незнакомца, и девушка удивилась, что тот знал, как ее зовут. – Чем могу служить?

Войдя в магазин, мужчина внимательно осмотрелся, затем повернулся и встретил вопросительный взгляд зеленых глаз хозяйки. Он казался выше Мэри сантиметров на пятнадцать, а то и больше, несмотря на ее туфли на высоких каблуках. Серые глаза незнакомца привели девушку в замешательство. Луч солнца, робко заглянувший в окно, осветил твердое, волевое лицо, черты которого показались Мэри смутно знакомыми.

– Где мы можем поговорить? – спросил мужчина.

– В моем кабинете. Но я не понимаю…

– Может, сначала пройдем в кабинет? – перебил тот.

– Может, сначала вы объясните, что вам нужно, мистер… – Мэри наконец взяла себя в руки и отвечала незнакомцу в том же тоне – спокойно, но жестко.

– Тэчер, – назвался мужчина. – Томас Тэчер. – Мужчина увидел, как изменилось выражение лица девушки, и усмехнулся. – Вижу, что мое имя вам знакомо.

– Недавно в местной газете о вас была статья с фотографией. Вы возглавляете крупную компанию по торговле недвижимостью.

– Никаких других ассоциаций у вас не возникает?

Мэри разволновалась: зачем человеку с таким положением заходить в ее крошечный магазин?

– Что-нибудь насчет аренды?

– Я не занимаюсь арендой, – сухо заметил мужчина.

– Конечно, нет. – Мэри смутилась, поняв, что сморозила глупость, и спросила: – Так что же привело вас сюда?

Тэчер медлил с ответом, внимательно вглядываясь в тонкие черты лица взволнованной собеседницы – широко расставленные глаза, маленький прямой нос и изящно очерченный рот. Девушке стало жарко от чересчур пытливого взгляда. Оставалось надеяться, что покраснела она не слишком заметно.

– Вы с сестрой очень похожи?

Мэри растерялась, ожидая чего угодно, но не сравнения с сестрой, и не раздумывая, ответила:

– Только внешне. – Затем, спохватившись, девушка нахмурилась и хотела спросить, откуда Тэчер знает Джун, но мужчина вновь опередил ее.

– Насколько я знаю, ваши родители погибли…

Девушка проглотила комок в горле: она не ожидала такого вопроса. После стольких лет боль все же пронзила сердце.

– Четыре года назад. В автокатастрофе, – тускло сказала Мэри. – Хотя не понимаю, какое вам до этого…

– Сколько вам тогда было? – спросил Тэчер, не обращая ни малейшего внимания на ее последние слова.

– Двадцать, – машинально ответила Мэри. – Однако я все же…

– И вы взяли на себя ответственность за четырнадцатилетнего подростка? Это удивительно! Особенно в наше время.

– Больше за этого подростка отвечать было некому. – Терпение Мэри подходило к концу. – Будьте любезны, все же скажите, что происходит!

Тэчер склонил темную голову, и его лицо неожиданно приобрело жесткое выражение.

– Похоже, сестренка ничего вам не говорила. Видимо, придется сделать это самому. – Мужчина чуть помедлил. – Скажу прямо – она беременна.

Удар был настолько силен, что на какое-то время Мэри потеряла дар речи и уставилась на посетителя расширившимися глазами. Когда девушка, наконец, заговорила, собственный внезапно охрипший голос показался ей чужим.

– Вы ее, наверное, с кем-то спутали?

Тэчер коротко и сухо рассмеялся.

– Сомневаюсь, чтобы в городе две девушки по имени Джун Оливер имели бы сестер – владелиц бутиков на бульваре Маргариток.

Чувствуя, что голова идет кругом, Мэри хрипло произнесла:

– Отец ребенка – вы?

Мужчина презрительно сжал губы:

– Я не путаюсь с девчонками вдвое младше себя.

– Тогда кто же предполагаемый отец? – спросила девушка, еще больше сбитая с толку.

– Мой младший брат. И слово «предполагаемый» здесь более чем уместно.

– Стойте! – Как ни выбита была Мэри из колеи неожиданным известием, она поняла, куда клонит непрошеный гость. – Вы хотите сказать, что ваш брат не виноват в том, что моя сестра беременна?

– Да, именно это я и хочу сказать!

– Убирайтесь отсюда! – Лицо Мэри раскраснелось, глаза сверкали как два изумруда, и девушка едва удержалась, чтобы не ударить Тэчера по худой загорелой щеке. – Сейчас же убирайтесь!

Если Томас и понял ее намерения, то не показал виду. Не сделал даже попытки отпрянуть – просто стоял и смотрел на маленькую женщину так снисходительно, что одно это могло привести в ярость кого угодно.

– Гонцов, приносящих дурные вести, всегда плохо встречали, но, я думаю, не стоит так выходить из себя. Чем скорее вы посмотрите правде в глаза, тем скорее мы начнем искать выход из этой невеселой ситуации.

– Никакого выхода искать не будем! – прошипела Мэри сквозь зубы. – Я не верю ни единому вашему слову!

Тэчер досадливо вздохнул.

– Что ваша сестра беременна, сомневаться не приходится. Необходимо выяснить, насколько тут замешан Джон. – То, как Томас произнес «замешан», подчеркнуло, что он намерен выгораживать брата до последнего. Вторая фраза расставила точки над «i». – Джон слишком доверчив.

Мэри глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Это неправда, повторяла она про себя. Тут какая-то ошибка…

– Видимо, речь идет не об одной встрече. Как долго продолжается… эта история? – Девушка нашла силы говорить ровно и спокойно.

Мужчина пожал широкими плечами.

– Если верить Джону, то с начала мая.

– Совершенно невозможно! Джун тогда училась в школе.

– Одно другому не мешает. Очевидно, голова этой школьницы была занята отнюдь не уроками. В конце концов, Джону незачем выдумывать подобную ситуацию.

– Я вашего брата в глаза не видела и понятия не имею, зачем ему все это нужно, – парировала Мэри. – Однако я уверена, что, если бы Джун завязала тесные отношения с кем-либо, я бы об этом знала.

Серые глаза мужчины смотрели на нее весьма скептически.

– Не хотите ли вы сказать, что ваша сестренка никогда не дружила с мальчиками?

– Конечно, дружила. Джун хорошенькая, общительная и пользуется большим успехом.

– Мне так и говорили. Еще я думаю о том, что особой близости у вас с сестрой нет, – самоуверенно заявил мужчина.

Несколько секунд Мэри молча, смотрела на Тэчера. В чем-то этот человек был прав. В последнее время Джун казалась очень взвинченной. Мэри объясняла это нервотрепкой с экзаменами, но теперь поведение сестры представало в новом свете. Беременна! Даже подумать страшно!

– И что же, ваш брат отрицает причастность к этому событию? – спросила девушка, пытаясь сохранить видимость хладнокровия.

Томас снова пожал плечами.

– Напротив, Джон горит желанием сделать ответственный шаг.

– Вы имеете в виду… брак?

– Да.

– А вы с этим не согласны?

– Джону только двадцать два года, и к семейной жизни он совершенно не готов.

– Тем не менее, ваш брат достаточно взрослый, чтобы решать такие вещи самому.

Серые глаза мужчины потемнели.

– Взрослый, но едва ли разумный… Но в данном случае меня беспокоит не его будущее.

Меня тревожит здоровье отца. У него недавно был инсульт. Вынужденный брак младшего сына добьет его.

– Значит, вы единственный человек, которому доверился ваш брат? – предположила Мэри, не став высказывать лицемерное сочувствие.

– Так и есть, – подтвердил Томас. – Джон рассказал мне все лишь пару часов назад. Я решил, что будет лучше побеседовать сначала с вами, чем встречаться сразу с обеими сестрами.

– И на что вы рассчитывали? – резко спросила Мэри. Ее губы презрительно скривились. – Вы дали понять, что считаете мою сестру маленькой шлюшкой. Ожидали, что я это немедленно подтвержу?

Лицо Томаса помрачнело, губы упрямо сжались.

– Я этого не говорил.

– Неважно, все ясно и без слов. – Мэри разозлилась не на шутку. – Ваш брат знает, что вы пошли сюда?

Томас отрицательно покачал головой. Вид у мужчины был непримиримый.

– Я решил прийти, чтобы вместе найти выход из создавшейся ситуации.

– Какой же? – поинтересовалась Мэри. – Может, хотите предложить деньги?

По чуть изменившемуся выражению мужественного лица девушка поняла, что попала в точку. Мэри охватила волна гнева, но невероятное усилие воли помогло сдержаться.

– Думаю, вам лучше уйти, – тихо сказала она.

Красиво очерченный рот мужчины слегка усмехнулся в знак того, что ее усилия замечены, но, тем не менее, полностью проигнорированы.

– Хорошо, пусть не деньги. Но в сложившейся ситуации брак тоже не выход из положения?

– Пока ничего не могу вам сказать. – Мэри начала терять выдержку. – И даже не убеждена, что вы правы. Почему я должна верить вам на слово?

– Это не мое утверждение. Так говорит брат. И вряд ли он шутит.

Тут Мэри не могла не согласиться. Какой мужчина стал бы шутить подобными вещами? Казалось, земля уходит из-под ног.

– Думаю, вам надо пойти и поговорить обо всем с сестрой, – сказал Томас, внимательно наблюдая за сменой выражений на ее лице. – Завтра воскресенье. Полагаю, мы могли бы все вместе обсудить ситуацию. – Это прозвучало скорее как приказ, чем предложение. – Наверно, Джон знает ваш адрес. Мы придем утром и поговорим.

Возражения стали бы напрасной тратой сил и времени, поняла Мэри. Прежде всего, надо попасть домой и увидеть Джун.

Тэчер не сомневался в ее согласии и уже открывал дверь. Та часть мозга Мэри, которая еще не отказалась функционировать, отметила в проеме двери его прекрасную фигуру – широкие плечи, узкие бедра, длинные стройные ноги. Ее посетил мужчина, которого при других обстоятельствах она сочла бы очень и очень привлекательным.

Когда Мэри вышла из магазина, дождь уже кончился. Девушка перекинула плащ через руку, заперла дверь магазинчика, включила сигнализацию и пошла вниз по улице, где у обочины стоял маленький красный «фиат».

За шесть лет верной службы состояние машины оставляло желать лучшего, но другой Мэри позволить себе не могла. Даже содержать машину для нее дороговато.

Зато заводился ее верный друг с пол-оборота. Мэри тронулась с места, пытаясь собраться с мыслями и трезво посмотреть на вещи. Хотя Джон и хочет «сделать ответственный шаг», как выразился его братец, женитьба не решала всех проблем. Может, Джун и не собирается выходить замуж. Конечно, растить ребенка будет нелегко, но вдвоем с сестрой они справятся. В конце концов, в наши дни никому в голову не придет клеймить позором мать-одиночку.

Не надо забегать вперед и заранее строить планы, упрекнула себя Мэри, очень надеясь, что все окажется ложной тревогой. О Боже, как она хотела, чтобы ужасная новость оказалась ошибкой! Подъезжая к дому на окраине маленького городка, в котором они когда-то жили вместе с родителями, Мэри опять задумалась о финансовых делах.

Денег, полученных по страховке, и родительских сбережений как раз хватило, чтобы расплатиться за дом и еще немного осталось, чтобы открыть магазинчик. Мэри продала часть сада соседям и этим, как девушка посчитала, убила сразу двух зайцев: получила деньги, достаточные для будущего образования Джун, и до разумных пределов уменьшила свой участок, с которым иначе не смогла бы справиться в одиночку. Мэри обожала работать в саду и проводила там почти все свободное время.

Но нынче вечером Мэри не порадовал даже пестрый цветник перед белым домиком. Девушка остановила машину у тротуара, быстро открыла входную дверь и немного занервничала перед тем, как войти в гостиную. Джун, развалясь на диване, листала журнал. Увидев сестру, она быстро отложила журнал в сторону, и на хорошеньком, своенравном личике девушки появилось несвойственное робкое выражение.



– Привет, – сказала она. – Как прошел день?

Все еще не зная, с чего начать разговор, Мэри покачала головой.

– Не очень. – Она поколебалась, а затем решила, что лучше всего приступить прямо к делу. – Ко мне приходил Томас Тэчер…

Если у Мэри еще оставались какие-то сомнения в правоте непрошеного гостя, они моментально улетучились, стоило только увидеть выражение глаз младшей сестры.

– Он не имел права вмешиваться! – сердито проворчала Джун. – Я сама собиралась рассказать все сегодня вечером!

Мэри провела рукой по волосам, стараясь успокоиться.

– Почему ты скрывала свои встречи с Джоном? К чему эти секреты, Джун?

Если сначала младшая сестра немного испугалась, а потом испытала досаду, теперь в ее словах звучал прямой вызов.

– Я знаю, как бы ты к этому отнеслась. Тебя интересовали только мои школьные экзамены, не правда ли? И плевать на то, что я действительно хотела!

– Я думала, ты будешь поступать в университет, – сухо обронила Мэри, уязвленная до глубины души. – А ты хотела совсем другого.

– Ты все заранее за меня решала. И даже университет для меня выбрала! – с подростковым энтузиазмом упиралась Джун.

– Университет выбирали мы вместе. И ты бы никогда… – Мэри все же неимоверным усилием заставила себя сделать паузу и успокоиться. – Впрочем, какое это сейчас имеет значение? – сказала она самым ровным тоном, на который была способна. – Когда ты обнаружила, что беременна?

Непонятное выражение мелькнуло на гладком юном личике Джун.

– Около недели назад я сделала два теста.

– Но ведь у врача ты еще не была?

– Мы с Джоном скоро съездим к врачу. Мы собираемся пожениться, и все равно, что скажут другие! – заявила Джун с напором. – Мы любим друг друга!

Мэри устало опустилась на стул, ища способ пробиться сквозь воздвигнутую младшей сестренкой глухую стену.

– Расскажи хотя бы, когда и где вы познакомились… – Это самый нейтральный вопрос, который пришел в голову.

– Джон без ума от твиста. – Ответ звучал так, будто должен объяснить все. – Он потрясающе танцует!

Много ли надо подростку, с горечью подумала Мэри, вспомнив те времена, когда и ей этот талант казался самым важным на свете. А Джун еще так мало лет…

– Ты знала, что Джон собирался обо всем рассказать брату? – спросила Мэри и увидела, что на лицо сестры вновь набежала тень.

– Джон говорил, что сегодня вечером все сообщит родным.

– Так ты днем встречалась с ним?

– Да. – Голос Джун вновь стал вызывающим. – Он возил меня к друзьям.

– И поэтому все прекрасно, да? – Внезапно Мэри замолчала, поняв, что препираться с сестрой бесполезно. Ничего изменить нельзя. Остается только думать, как выбраться из этой истории с наименьшими потерями…

– Кажется, брат Джона не считает вашу женитьбу единственным выходом из положения, – сказала Мэри уже более спокойно. – Я склонна с ним согласиться.

Джун выпрямилась в кресле, раскрасневшееся лицо стало решительным, как никогда.

– Это решать не тебе и не ему! Мы уже совершеннолетние и можем сами за себя отвечать!

– Есть масса других вещей, которые стоит принять во внимание.

– Каких? – Джун вскочила на ноги. Лицо ее горело, светло-ореховые глаза метали искры: казалось, девушка готова сразиться со всем миром. – Ты хочешь, чтобы я избавилась от ребенка?

– Нет. – Мэри изо всех сил старалась сохранить ровный тон. – Существуют и другие решения.

– Например, пополнить ряды матерей-одиночек? – Джун тряхнула головой, и прямые волосы с таким же медным отливом, как у сестры, рассыпались по плечам. – Джон никогда не согласится на это, даже если бы я захотела. Он хочет, чтобы у нас был ребенок. Мы оба этого хотим!

– Ты еще слишком молода, чтобы знать, чего ты хочешь, – возразила Мэри. – Уверена, что и Джон тоже.

– Джон уже не мальчик. Ему двадцать два года. – По тому, как Джун сказала, было видно, что этот возраст внушает молоденькой девушке большое уважение. – Если ты беспокоишься о деньгах, то напрасно. Джон достаточно обеспечен, чтобы позволить себе жениться. У него есть деньги, оставленные бабушкой, а также доля в доходах компании, которой заправляет его брат.

– Так далеко я не заглядывала и даже не думала о его деньгах, – призналась Мэри. Глядя в возбужденное лицо сестры, она немного поколебалась, но все же спросила: – А ты уверена, что испытывала бы такие же чувства, если бы Джон был простым служащим?

– Конечно! Я люблю его, а вовсе не деньги! – Неожиданно Джун с мольбой протянула к сестре руки. – Он тебе тоже понравится, Мэри. Вот увидишь!

Для этого Джону нужно сильно отличаться от своего братца. Эта мысль напомнила Мэри о визите Томаса.

– Том Тэчер придет к нам завтра утром, – предупредила она. – Не думаю, чтобы его позиция за ночь сильно изменилась.

– А Джон придет сегодня вечером! – радостно сообщила Джун. – Он хочет с тобой познакомиться.

– Однако твой кавалер предоставил тебе одной сказать правду.

– Я сама попросила об этом. Он не трус!

– Не сомневаюсь, что Джон само совершенство… – Мэри тут же пожалела о своем ехидстве. Что бы она ни думала о молодом человеке, Джун не переубедишь. Но и брать слова назад Мэри не собиралась. – Когда ты его ждешь?

– Около семи. Между прочим, он будет голодный. Джон до сих пор живет с родителями, а у них обедают не раньше восьми. – Сестра была невозмутима.

Мэри еле удержалась от резкости. До визита будущего зятя оставалось двадцать минут. Девушка быстро провела в уме ревизию их припасов. В холодильнике лежала мороженая форель, подаренная соседом, у которого лицензия на рыбную ловлю. Форель, можно не размораживая, быстро приготовить в чудо-печи, тогда она не потеряет вкуса…

Перед уходом на работу Мэри сделала салат и пожарила целую сковородку молодой картошки, которую надо только подогреть. Вместе с яблочным пирогом и взбитыми сливками на десерт, плюс сыр, ужин может получиться вполне приличным.

– Тогда надо поторапливаться, – сказала Мэри, приказав себе на время забыть о проблемах. – Начинай накрывать на стол.

– О'кей! – Джун вскочила с готовностью, вызвавшей ироническую улыбку на губах старшей сестры. – Я достану скатерть!

Оставив Джун устраиваться в столовой, Мэри отправилась на маленькую хорошо оборудованную кухню. Поперчив и посолив форель, девушка сбрызнула все шесть рыбок лимонным соком, завернула в фольгу и поставила в печь. Рыба и картошка будут готовы почти одновременно, а яблочный пирог хорош и холодный. Мелькнула мысль открыть бутылку вина, но Мэри тотчас отвергла ее как неуместную. Вряд ли повод, по которому придется встретиться, заслуживал, чтобы его отмечали как праздник.

Когда Мэри вернулась в небольшую столовую, отделанную дубовыми панелями, то отметила, что Джун отвергла скатерть и положила на полированную поверхность лишь плетеные салфетки и столовое серебро. В центре стола красовалась ваза с цветами, принесенная из гостиной. Мэри признала, что получилось очень мило.

Звук подъехавшей машины заставил повернуться к окну. Рядом с ее «фиатом» остановился длинный серебристый «БМВ».

У Мэри сжалось сердце, когда она увидела вылезающую из машины долговязую фигуру. Появление Томаса могло означать одно: Джон не приехал. Что же теперь будет с Джун?

Глава 2

Но в машине открылась вторая дверца, и появился еще один человек, при виде которого Мэри испытала гамму чувств, причем облегчение занимало среди них далеко не первое место. Судя по тому, как похожи эти двое, можно с полной уверенностью утверждать, что они братья.

Мужчины обошли «фиат» с обеих сторон и направились к крыльцу. Томас немного выше брата и более основательно сложен; белый свитер плотно обтягивал широкую грудь. Джон, одетый с нарочитой небрежностью, по сравнению со старшим братом казался совсем мальчишкой.

Когда мужчины прошли мимо окна, Мэри неохотно двинулась с места, чтобы встретить гостей в холле. Чему быть, того не миновать. Но на звонок из гостиной выскочила Джун.

– Он пришел! – радостно воскликнула сестра. – Я открою!

– И не один, – предупредила Мэри, сразу заметив, как потух взгляд ореховых глаз. – С ним брат.

Джун поразительно быстро овладела собой.

– Тогда понадобится четвертый столовый прибор.

Мэри осталась в холле, ожидая, пока Джун откроет дверь, и, пытаясь совладать с чувствами и подготовиться к разговору. Неизвестно, будет ли брак лучшим выходом из положения, но если окажется, что молодые люди действительно хотят этого, Мэри зубами и ногтями будет драться за их право принять самостоятельное решение…

Ее приглашение войти прозвучало на удивление сдержанно. Джон казался несколько смущенным. Молодой человек выглядел весьма привлекательно, но черты его лица были не такими мужественными, как у брата.

– Я тут ни при чем, – сразу же заявил Джон. – Я говорил: сегодня Тому не надо приходить.

– Это полностью моя идея, – подтвердил Томас. – Как говорится, не откладывай на завтра…

Мэри даже не взглянула на него, сосредоточив все внимание на младшем брате.

– Не стану притворяться, будто рада случившемуся, – начала Мэри, не тратя времени на светские любезности, – но и пилить вас не собираюсь, можем поговорить за обедом. Сейчас все будет готово. Может, для начала выпьете шерри?

– Мы не рассчитывали на обед, – сказал Томас, прежде чем Джон успел вставить слово. – Никакой еды.

– Мы с сестрой обедаем всегда в это время, – коротко возразила Мэри. – Не вижу причин менять распорядок. – Она отвернулась и бросила через плечо: – Мне надо поставить еще один прибор. Джун, проводи мужчин в гостиную.

Салфетки лежали на старинном сервировочном столике на колесиках. Этот столик из дуба их мать купила на одной из своих любимых распродаж мебели. Ничто в их доме не представляло антикварной ценности, но вся мебель подбиралась тщательно и с любовью.

Мать всегда говорила, что полюбила этот дом с первого взгляда и после квартиры, которую семья снимала в Лондоне, вложила в убранство собственного жилья всю фантазию. Отец с матерью были на редкость гармоничной парой, любящей детей, и знали бы, как с честью выйти из этой переделки…

Не будем расстраиваться, подумала Мэри, усилием воли отодвигая любимые образы. Она сама справится с нелегкой ситуацией, ибо речь идет о счастье Джун. Ну, Томас Тэчер, берегись!

Джун и Джон уселись рядом с камином вдвоем в просторном кресле, держась за руки с подчеркнуто независимым видом. Томас почему-то выглядел как рыба, вынутая из воды. Мужчины ничего не пили, но настаивать Мэри не собиралась. Не надо усложнять положение и без того достаточно тяжелое.

– Прошу за стол, – произнесла хозяйка.

Томас первым поднялся на ноги, как-то сразу заполнив собой всю комнату.

– Что ж, вперед, – иронически сказал он. – Запах просто замечательный!

Мэри поняла, что этот самоуверенный мужчина просто издевается над ее стремлением вести себя так, словно ничего не произошло. Ладно, пусть повеселится. Девушка вежливо улыбнулась.

– Надеюсь, и вкус будет не хуже.

– Ничуть не сомневаюсь, – продолжил Том. Джун и Джон тоже поднялись: молодежь не осталась безучастной к пикировке старших.

– Мэри, очень любезно с вашей стороны устроить нам такую встречу, – сказал Джон. – Особенно если учесть, в какой манере вам сообщили эту новость, – добавил он, бросив испепеляющий взгляд на брата.

– Прошу прощения, – примирительно сказал Томас. – Я и сам был в шоке.

Мэри встретила взгляд Томаса спокойно. Если он считает, что таким поведением приучит ее, то ошибается. Его намек, что Джон у Джун не единственный мужчина, казался слишком оскорбительным, чтобы пропустить его мимо ушей.

– Не сомневаюсь, – ответила Мэри. – Может, ненадолго оставим эту тему и сначала поедим?

Мэри первой пошла в столовую. Томас шел так близко, что она ощутила некоторое неудобство. Девушка усадила Тома во главе длинного стола, сама села напротив, а Джун с Джоном расположились по обеим сторонам, так что молодые люди могли любоваться друг на друга сколько угодно. С первого взгляда становилось ясно, что они влюблены. Джон оказался совсем не таким, каким его ожидала увидеть Мэри. Возможно, внешне они с братом и похожи, но в характерах не было ничего общего.

Во время еды разговор велся довольно бессвязно, и поддерживал его главным образом Томас. Мэри прислушивалась к его словам с подозрением: похоже, Тэчер пытался усыпить их бдительность своим довольным видом, притворяясь, будто примирился с судьбой. Но на это надеяться нечего. Не такой Томас Тэчер человек, чтобы за два часа радикально менять взгляды, это очевидно. Значит, настоящий разговор еще впереди.

Неизвестно, что Том чувствовал на самом деле, но после каждого отправленного в рот кусочка форели откладывал вилку со вздохом, который должен был показать неземное наслаждение.

– Мои поздравления! – восклицал лицемер. – Рыба просто великолепна!

– Я просто засунула ее в духовку, вот и все! – остудила его пыл Мэри, не желая незаслуженных комплиментов, и, перехватив инициативу, добавила: – Мы ведь собрались здесь не для того, чтобы обсуждать мои кулинарные таланты, не так ли?

– Конечно, нет, – резко сказал Джон. – Хватит паясничать, Томми!

Отблеск стали блеснул в серых глазах, в упор смотревших на Мэри.

– Что ж, давайте поговорим. Я уверен, мы сможем найти выход из создавшейся ситуации, более приемлемый, чем женитьба.

– Если вы хотите предложить деньги, можете не трудиться! – выпалила Джун: щеки ее пылали. – А если думаете, что я соглашусь на аборт, то жестоко ошибаетесь! Вы слышите?

– Похоже, слышу не только я, но и все соседи, – саркастически ответил Томас. – Давайте попробуем подойти к делу разумно.

– Я тебе уже говорил, что мы с Джун собираемся делать, – с нажимом сказал Джон. – И мне все равно, одобряешь ты это или нет.

Нахмурив брови, брат несколько секунд молча рассматривал его.

– А об отце ты подумал?

– Это настоящий шантаж! – В глазах Джона загорелся огонек негодования. – В конце концов, зачем сейчас сообщать отцу о ребенке? Я просто женюсь, вот и все.

– И где же вы собираетесь регистрировать брак?

Джон обменялся взглядом с Джун, словно ища поддержки.

– Наверно, в отделе регистрации…

– И ты думаешь, наш папа не догадается? Инсульт подействовал на его двигательные функции, но не на умственные способности. Отец еще в состоянии сообразить, сколько будет дважды два.

– Есть угроза следующего инсульта? – спросила Мэри. – И врачи наверняка настаивают, чтобы он избегал стрессов?

– Когда случается инсульт, всегда есть опасность повторения. Это знает каждый дурак.

Мэри закусила губу: нельзя не признать, что в этом высказывании немалая доля правды. Джон нетерпеливо передернул плечами.

– Послушайте, так мы ни о чем не договоримся. – Он упрямо посмотрел на Мэри. – Вы на нашей стороне?

Она так не считала, но не объединяться же против собственной сестры с Томасом? Нет, об этом не могло быть и речи!

– Да, на вашей, – твердо ответила девушка.

Лицо Джона осветила улыбка, и молодой человек с облегчением вздохнул.

– Спасибо!

– Кажется, я остался в меньшинстве, – сдался Томас.

Мэри задумчиво посмотрела на него. Что-то подозрительно легко эта акула бизнеса капитулировала… Хотя она сама не в восторге от этого брака, нельзя допустить, чтобы старший братец начал вставлять молодым людям палки в колеса.

Девушка стала собирать посуду и постаралась не коснуться пальцев Томаса, когда он передал свою тарелку. Его загорелые руки с аккуратно подстриженными ногтями выглядели хорошо ухоженными, и Мэри невольно подумала, что эти руки умеют многое…

– Я помогу вам принести остальное, – неожиданно предложил Том. – Нет нужды выкатывать столик. – Мэри предпочла бы отвезти посуду на столике, но выбора не оставалось: Томас встал и взял сразу и салатницу, и блюдо с остатками картошки. Заметив, что девушка застыли в нерешительности, мужчина бросил на нее насмешливый взгляд: – Что-нибудь не так?

Мэри покачала головой, не умея объяснить нежелание принять его помощь. Если Томас надеется с глазу на глаз перетянуть ее на свою сторону, то пусть забудет об этом. Девушка не могла, да и не хотела, отступать. Все равно это ничего бы не изменило. Как сказала Джун, они с Джоном достоточно взрослые, чтобы поступать по-своему.

– Туго, наверное, пришлось, когда в двадцать лет на вас свалилась такая ответственность… – задумчиво сказал Томас. – У вас еще есть родня?

– Есть мамин двоюродный брат, но он живет в Австралии и у него своя семья. – Мэри старалась говорить спокойно. – Все же мы не маленькие дети и без труда выжили.

– Для того чтобы едва сводить концы с концами. Не думаю, чтобы ваш бизнес обеспечивал вам больше прожиточного минимума.

– Смотря, что считать этим минимумом. Мы привыкли довольствоваться малым.

– И никаких запросов?

Мэри повернулась к самоуверенному нахалу: в ее руках был зажат широкий нож для резки овощей.

– Уж не думаете ли вы, что Джун нарочно забеременела, чтобы подцепить богатого мужа?




По возвращении домой Мэри не успела переодеться и просто сняла светло-серый пиджак. Теперь, медля с ответом, Томас внимательно рассматривал длинную, какую-то беззащитную шею девушки, едва прикрытую полурасстегнутым воротником бледно-лимонной блузки, и маленькую упругую грудь под тонкой тканью. Затем Тэчер поднял глаза на смятенное лицо и принялся разглядывать его с таким вниманием, что Мэри готова была провалиться сквозь землю.

– В этом предположении нет ничего оригинального, – жестко ответил Тэчер.

С трудом Мэри заставила себя сдержаться. Сорваться означало проявить слабость, а она сейчас не могла позволить себе такую роскошь. Только не с этим человеком.

– Ваша быстрая капитуляция, когда обсуждали предполагаемую женитьбу, с самого начала показалась подозрительной. Теперь я вижу, что была права, – парировала она. – Вы решили, во что бы то ни стало помешать этому браку, верно? В холодных серых глазах не появилось ни капли смущения.

– Да, я намерен по мере моих скромных сил не дать Джону разрушить его будущее.

– Но ведь стоит только посмотреть на эту парочку, как сразу ясно, что они по-настоящему любят друг друга! – воскликнула Мэри, решив воззвать к его чувствам.

Рот Тэчера скептически скривился.

– Вы считаете, что любви достаточно для удачного брака?

– Я думаю, что любовь – прочная основа для него.

– Вы романтик. – В устах Тэчера это определение прозвучало оскорбительно. – Что останется, когда остынет страсть?

Мэри прямо взглянула в жесткие глаза.

– Вы говорите не о любви, а о похоти.

– Просто трезво смотрю на вещи. Ваша сестра очень милая девочка, и я вполне понимаю, что Джон мог из-за нее потерять голову. Да, это своего рода любовь, но если говорить серьезно, что между моим братом и вашей сестрой общего?

– А что еще нужно? – спросила Мэри, стараясь в первую очередь убедить саму себя. – Может, по происхождению Джун и не вашего круга, но родилась она не под забором!

– Ничего подобного я не говорил! – Похоже, Томас начинал терять терпение. – Речь совсем не о происхождении!

– А я думаю, вы просто считаете, что Джун вам не ровня.

В воздухе повисла пауза. Засунув руки в карманы и подобравшись, словно готовясь к прыжку, Тэчер сверлил Мэри глазами. Девушка почему-то до дрожи в теле ощущала скрытую силу широких плеч и мускулистых рук, открытых высоко засученными рукавами свитера. Перед ней стоял мужчина, с которым хочешь, не хочешь, приходилось считаться и которого никто не захотел бы иметь в числе своих врагов. И, тем не менее, Мэри не собиралась позволить ему растоптать счастье Джун.

– Для человека, узнавшего такую поразительную новость лишь пару часов назад, вы поразительно быстро сориентировались, – сказал Том. – Возможно, что и вы тоже видите в этой ситуации личную выгоду?

Пальцы яростно стиснули ручку ножа. Внезапно в Мэри вспыхнуло желание всадить нож Тому под ребро. Когда девушка заговорила, голос звучал глухо и хрипло:

– Мне не нужно от вашей семьи ни пенса! Я забочусь только о Джун. Разумеется, я бы предпочла, чтобы моя младшая сестра вступила в жизнь по-другому, но если ваш брат любит ее не меньше, чем она его, – а я надеюсь, что так оно и есть, – то я готова поддерживать их во всем.

– Несмотря на моего отца?

Совсем забыв об этом, Мэри на мгновение замялась.

– Я понимаю, каким это может стать ударом, – наконец промолвила девушка, тщательно подбирая слова. – Поверьте, очень жаль, но…

– Но эта жалость вполовину меньше моей, – мрачно перебил Томас. – Я пришел сюда в надежде заручиться поддержкой, но вижу, что ошибся.

– Безусловно, – согласилась Мэри. – Кстати, ваш брат показался мне, вполне, самостоятельным человеком.

– Вы увидели его всего лишь час назад! – злобно сказал Тэчер. – И не можете судить, насколько Джон самостоятельный. А Джун у него далеко не первая.

Ошеломленная, Мэри смотрела на разгневанного мужчину во все глаза.

– Вы хотите сказать, что ваш брат уже оказывался в подобной ситуации?

– Нет, до беременности не доходило, но чуть больше года назад он хотел жениться на девушке, с которой вместе учился в Оксфорде.

– Джон сам передумал или в прошлый раз вам все-таки удалось отговорить его? – не удержалась и подколола Мэри.

– Просто он понял, что чуть не свалял дурака.

– Но теперь-то Джон закончил учиться и сам зарабатывает на жизнь, – рассудительно заметила девушка. – Это существенно меняет дело.

– Он стал старше, но ничуть не поумнел, – не уступал Том. – И понятия не имеет, как сложится его дальнейшая жизнь.

– Да все Джон прекрасно знает! – отогнав остатки сомнений, воскликнула Мэри. – Он хочет жениться на моей сестре!

– А что дальше?

– Ну, это уж им решать. В конце концов, вряд ли Джон останется без средств к существованию.

– Интересно, что бы вы сказали, если бы у моего младшего брата не было ни пенни в кармане…

Это прозвучало как чистейшей воды цинизм, но справедливости ради приходилось согласиться: основания для такого вывода существовали. Мэри попыталась быть честной с самой собой.

– Да, конечно, деньги в этой ситуации вещь не последняя… Особенно учитывая рождение ребенка. Я бы не хотела, чтобы Джун жила бедно, и едва ли бы смирилась с этим. – Томас хотел что-то сказать, но девушка остановила его взглядом. – Однако то, что я с вами соглашаюсь, не значит, что я смогла бы отговорить сестру от замужества. Пусть поступает так, как считает нужным. И Джон тоже.

– Конечно, брат уже вышел из того возраста, когда нуждаются в разрешении… – скривился Томас.

– Вот и пусть решает сам, – жестко закончила Мэри. – Боюсь, вы слишком далеко зашли, разыгрывая роль умудренного опытом старшего брата. – Она взяла блюдо с пирогом в одну руку, кувшин с взбитыми сливками в другую и ощутила, что подгибаются колени.

Томас молча последовал за ней в столовую и уселся на прежнее место. Мэри принялась раскладывать по тарелкам пирог. Подумать только, сегодня утром она горевала, что плохая погода отпугивает покупателей! Смешно…

Первым за столом нарушил неловкое молчание Джон.

– Что бы ты ни говорил, это все равно ничего не изменит, – прямо сказал он брату. – Мы с Джун поженимся, и очень скоро.

– Я это уже слышал. – Лицо и тон Тома оставались совершенно бесстрастными. – И когда же ты собираешься обрадовать родителей?

Сбитый с толку уступчивостью старшего брата, Джон заметно смутился.

– А когда лучше?

– Ты же сам все решаешь…

– Тогда завтра утром.

– Хочешь, я пойду с тобой? – неожиданно предложила Джун.

Братья посмотрели в глаза друг другу, и младший первый отвел взгляд.

– Думаю, будет лучше, если я сначала один поговорю с ними, – пробормотал Джон.

– Да, конечно, – с видимым облегчением сказала Джун и осторожно добавила: – Надеюсь, все пройдет хорошо.

– Я тоже, – с явным сомнением в голосе промолвил Томас. Посмотрев на нетронутый кусок яблочного пирога, он сделал гримасу: – Боюсь, у меня пропал аппетит.

Мэри и сама не могла проглотить ни кусочка. Она отодвинула тарелку и встала.

– Кофе будем пить в гостиной.

На этот раз Томас не пытался помочь ей. Похоже, если бы не Джон, он тут же бы ушел. Ему не удалось отговорить брата, но очевидно, что это отнюдь не означало, что он сдался.

– Я позвоню сразу после разговора с родителями, – сказал Джон невесте, когда братья собрались уходить. – Они, конечно же, захотят встретиться с тобой. И с вами тоже, – обернулся он к Мэри. – Надо будет договориться о свадьбе.

– Давайте все делать по очереди, – предложил Томас. – Ведь ребенок родится не на следующей неделе. – Он коротко кивнул Мэри. – Еще раз спасибо за гостеприимство.

– Всегда рады, – коротко поклонилась Мэри, размышляя, где граница между вежливостью и ложью. Век бы не видеть этих Тэчеров…

– Ну как? – с тревогой посмотрела Джун.

Разве мое мнение еще имеет хоть какое-нибудь значение, хотела спросить Мэри, но только слабо улыбнулась:

– Кажется, он симпатичный…

– Симпатичный? – Джун казалась оскорбленной в лучших чувствах. – Да он просто… замечательный!

– Но ведь это ты влюблена, а не я, – мудро заметила Мэри. – Кстати, если верить Томасу, ты еще в школе училась, когда все началось. Вот уж…

– Это вообще моя инициатива, – гордо вздернула подбородок Джун. – Я так устроила, чтобы Джон обратил на меня внимание.

– Каким же образом?

– Пригласила танцевать.

– Да, для этого требуется большое мужество… – кивнула Мэри, чувствуя, как уголки рта неумолимо ползут вверх. – И что же он ответил?

– Что будет счастлив. – При этом воспоминании тон Джун смягчился. – Он совсем другой, чем Ник, Джек и другие мальчики. Если бы я пригласила их, они бы обязательно отпустили какую-нибудь глупую шуточку.

Это Мэри хорошо понимала. Все мальчишки, с которыми Джун общалась раньше, были ровесниками и не умнее ее самой. А внешняя привлекательность все же не единственное достоинство Джона. В нем чувствовалась уверенность в собственных силах. В этом он схож с братом. Только самоуверенность Томаса, казалось, переходила все границы.

– И что, все твои друзья знали, что ты встречаешься с Джоном?

Джун замотала головой.

– Только Сара. Должна же я с кем-то поделиться!

Сара была единственной близкой подругой Джун. Девчонки всегда делились самыми сокровенными тайнами. Мэри хотелось верить, что Сара не сболтнет лишнего. Конечно, каждый, кто умеет считать, обо всем догадается, как только у Джун появится живот, но к тому времени сестра уже будет замужем, а злые языки пусть говорят, что хотят… Куда важнее узнать, как представляет Джун свою дальнейшую жизнь. Похоже, девушка не заглядывала дальше завтрашнего дня.

– А если бы не беременность? – осторожно начала Мэри. – Я хочу спросить, ты действительно хочешь выйти замуж за Джона?

– Конечно! Он именно тот, о ком я мечтала с детства! – не задумываясь, ответила Джун.

– Никогда бы не подумала, что ты мечтаешь о замужестве, – мягко заметила Мэри. – Помню, мне в твоем возрасте это и в голову не приходило…

– Но я же не ты, – с неоспоримой логикой ответила Джун. – Для меня карьера никогда не была главным. Это тебе дороже всего честолюбие.

От которого также пришлось отказаться, с горечью подумала Мэри. Торговля – не моделирование одежды, даже если у тебя магазин высокой моды. В спальне у Мэри до сих пор стояла чертежная доска, где девушка иногда работала над очередной идеей, но времени для любимого дела оставалось так мало, что ее занятия не выходили за рамки простого увлечения…

– Ты скоро можешь заняться своей карьерой, – продолжала Джун, по-видимому, решив проявить великодушие. – Я получила – или вскоре получу – то, чего хотела, и ты сможешь делать что угодно, а не заботиться обо мне.

Об этом Мэри еще не успела подумать. Нельзя сказать, чтобы перспектива полной свободы ее утешила. Девушка, встав задернуть шторы, несколько минут смотрела на вечернюю улицу, размышляя, сколько надо решить и предусмотреть…

– Вы уже решили, где будете жить? – не оборачиваясь, спросила Мэри.

– Нет еще, – беззаботно ответила Джун. – Скорее всего, купим дом.

Может, деньги в предполагаемом браке и не главное, но свою роль они сыграли, сухо отметила Мэри.

– Томас, как и Джон, живет с родителями? – вдруг услышала она собственный голос.

– Нет, у него квартира в городе.

Мэри, наконец, задернула шторы, но не отошла от окна. Эти разговоры начинали действовать ей на нервы.

– Хочешь какао?

– Нет, спасибо. – Джун закрыла глаза и с отсутствующим видом откинулась на спинку стула. – Я думаю о Джоне.

Растрепанные волосы, худенькое, еще не расцветшее тело в джинсах и трикотажной футболке… Невозможно поверить, что этот ребенок скоро станет матерью. Сейчас Мэри не ощущала ни капли симпатии к ответственному за это молодому человеку.

Глава 3

На следующее утро Джун поднялась в восемь часов, чего давно не делала. Съев на завтрак только тост, девушка не отрывала глаз от висевших на кухне часов.

– Джон уже все им сказал! – вырвалось у Джун, когда стрелки подошли к девяти.

– Не думаю, что его родители так рано встают. Особенно принимая во внимание здоровье отца, – предположила Мэри. – Подожди еще немного. Уверена, Джон не подведет.

Говоря это, Мэри мысленно скрестила пальцы от сглаза, совсем не уверенная в своей правоте. У Томаса была целая ночь, чтобы убедить в чем угодно брата. Кто знает, какие у него нашлись в запасе доводы?

Даже солнечное летнее утро не радовало Мэри. Чем бы ни кончилась эта история, а жизнь Джун пойдет не по тому пути, на который надеялась сестра. Восемнадцать лет – это слишком мало, чтобы обременять себя ребенком.

– Я хочу подстричь газон, – заявила Мэри не в силах усидеть без дела. – А ты могла бы полоть. Окно останется открытым, так что звонок мы услышим.

– Не могу! – замотала головой Джун.

Мэри вздохнула и отступилась. Джун из дома теперь и на аркане не утащишь. Остается надеяться, что Джон не заставит себя долго ждать.

Одетая в джинсы и ковбойку, Мэри вывела из сарая древнюю газонокосилку. Машина дышала на ладан. К следующему сезону придется покупать новую.

Ближайший сосед созерцал свой цветник и наслаждался теплым летним утром. Когда Мэри вышла на лужайку, он помахал девушке рукой. Обоим Стивенсонам было уже за пятьдесят. Соседи очень помогали девушке эти четыре года, хотя им хватало своих забот. Их дочь Николь уже год как вышла замуж и в октябре ждала первого ребенка. Вот как поступают умные люди….

За шумом косилки Мэри не услышала телефонного звонка. Но когда из дома выбежала сияющая Джун, стало ясно, что Джон все же позвонил.

– Его родители хотят меня видеть, – объявила сестра. – И тебя тоже. Я сказала, что мы приедем во второй половине дня. – Девушка беззаботно рассмеялась. – А Томас так боялся, что это известие убьет его отца!

Стараясь не дать тревожным мыслям овладеть сознанием перед предстоящей встречей с семьей Тэчеров, Мэри осторожно высказала опасения:

– Приглашение совсем не означает, что его родители согласны…

– Джон сказал, что согласны. – Джун замялась, на ее лицо набежала тень. – По крайней мере, они не сказали, что против. – И уже совсем другим, жестким тоном добавила: – Пусть скажут спасибо, что мы не поженились тайком ото всех.

Мэри нахмурилась и стала внимательно рассматривать сестру.

– Вы и в самом деле хотели так поступить?

– Зато не было бы никакого шума. По-французски это называется «свершившийся факт»…

– Я знаю французский не хуже тебя. – Похоже, сестра не шутила… – Рада, что вы так не сделали.

Мэри вдруг с горечью осознала, как пусто будет в доме без Джун. В последние годы сестра наполняла ее жизнь смыслом. Но не надо забегать вперед. Нельзя строить планы на будущее, пока этот брак действительно не станет «свершившимся фактом».

– Ты бы лучше подумала, что наденешь сегодня, если хочешь произвести хорошее впечатление, – сказала Мэри сестре с наигранной непринужденностью. – У тебя есть совершенно новое белое платье.

Джун сморщила нос и сразу стала похожа на капризную девчонку.

– Я не собираюсь расфуфыриваться, чтобы произвести хорошее впечатление, – небрежно сказала она. – Надену то, в чем будет удобно.

Удобно эта маленькая задавака чувствовала себя либо в джинсах, либо в короткой юбке, больше похожей на широкий пояс, что, по мнению Мэри, не понравится Тэчерам. А с другой стороны, почему Джун должна подстраиваться под чужие вкусы? Джону она понравилась именно в своем обычном виде, а его мнение здесь было решающим.

– Хорошо, – согласилась Мэри. – Я тоже оденусь попроще.

После ленча Мэри вымыла посуду и поднялась наверх. Приняв душ, надела платье с короткими рукавами в рыжую и белую полоску, перехваченное в талии узким ремешком. На ноги она наденет рыжие босоножки на ее любимых высоких каблуках.

Джун переросла ее в пятнадцать лет, а сейчас рост этой дылды без всяких каблуков был метр семьдесят. Мэри давно поняла, как трудно завоевать авторитет у человека, который выше тебя на целую голову.

Впрочем, их отец был ростом под два метра, а мать на два сантиметра ниже нынешней Мэри, но слово матери всегда считалось законом. Наверное, все зависит от характера. Когда дело доходило до серьезных стычек, младшая сестра неизменно брала верх.

Так что заявление сестры, что ей выбрали университет, казалось просто насмешкой, думала Мэри, накладывая косметику перед туалетным столиком. Впрочем, теперь уже ничего не поделаешь. Зеленые глаза в зеркале были тревожными. Брак – всегда лотерея, как бы он ни начинался.

К удивлению Мэри, сестра оделась достаточно скромно – в юбку, доходившую до середины бедер, и светло-голубой жакет. Ноги, еще год назад наводившие на мысль о нескладном новорожденном жеребенке, вдруг приобрели изящную форму. Рассыпавшиеся по плечам прямые блестящие волосы придавали девушке трогательный вид. Мэри смотрела на сестру с нежностью и в который раз думала, как она молода и неопытна.

Тэчеры жили за городом. Нагретый солнцем «фиат», казалось, так и рвался в путь. Чего нельзя сказать о ней, неохотно признала Мэри. Предстоявшая встреча пугала. Конечно, обе стороны будут чувствовать себя очень неловко, но ее положение самое невыгодное. Она, опекун и воспитатель сестры, несет ответственность за столь очевидное отсутствие у юной девушки твердых моральных устоев!

Лишь бы Томаса не было. Что ему делать на этой встрече? Все стрелы он выпустил вчера. Меньше всего Мэри хотелось опять столкнуться с этим типом…

Когда у «фиата» спустило переднее колесо, сестры находились в трех милях от города, посреди торфяных болот. Мэри еле справилась с управлением: руль вдруг стал непослушным, и машина как-то затряслась, но удалось остановиться на обочине.

– Проклятье! – с чувством воскликнула Мэри. – Надо же этому случиться именно сегодня!

– Уже половина четвертого, – сообщила Джун, подливая масла в огонь. – Что будем делать?

Мэри воздержалась от комментариев. Девушка выключила мотор и вышла, чтобы вытащить из багажника запаску. Вряд ли ее платье подходило для замены колеса, но что оставалось делать?

Через несколько секунд Мэри не веря своим глазам, уставилась на совершенно плоскую запасную камеру, лежавшую на дне багажника, словно блин на сковородке. Последний раз у нее спустило колесо месяца два назад; с тех пор проверить запаску девушка так и не удосужилась.

На этой машине уже никуда не доберешься, уныло подумала Мэри. Сестры оказались в совершенно дурацком положении.

– Что случилось? – спросила Джун. Она выбралась из машины и с ужасом уставилась на спущенное колесо. – О, только не это!

– Да, – с отвращением сказала Мэри. – Классическая ситуация, какие обычно бывают в кино.

– И что же делать? – снова спросила Джун. – Родственники Джона решат, что мы не приедем.

– Едва ли, – вглядываясь в пролетающие мимо машины, постаралась успокоить взволнованную сестру Мэри. – Джон начнет волноваться, позвонит нам домой, поймет, что мы выехали, подождет еще полчаса, потом догадается, что с нами что-то случилось, и поедет навстречу. А пока, – решительно добавила она, – придется посидеть и подождать.

– Можно проголосовать и попросить подвезти, – с надеждой предложила Джун. – Наверняка кому-нибудь по пути.

– Это может оказаться опасным, – покачала головой Мэри.

– Совсем нет, если едет целая семья.

– Если едет семья, вряд ли в машине будет место.

Лицо Джун стало упрямым.

– И все-таки я попробую. Вреда не будет.

Девушка подошла к обочине и с победной улыбкой подняла руку с таким видом, будто делала кому-то великое одолжение. Из двух машин посигналили, но не остановились; остальные мчались мимо, не обращая внимания на хрупкую фигурку у края шоссе.

Когда девушки потеряли всякую надежду, большой серебристый «БМВ», промелькнувший мимо на большой скорости, вдруг коротко просигналил и резко остановился в двадцати метрах от них. Томас Тэчер выскочил и направился к сестрам.

В темно-синем пиджаке, брюки и рубашка на тон светлее, мужчина выглядел очень впечатляюще. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять ситуацию.

– Прежде всего, надо продвинуть машину немного вперед, – безмятежно сказал Томас, – чтобы не создавать на дороге аварийную ситуацию. Вам, Мэри, лучше сесть за руль, а я буду толкать.

– Я могу помочь, – предложила Джун. – Я гораздо сильнее, чем можно подумать.

Мольба, заключавшаяся в ореховых глазах, могла бы тронуть даже каменное сердце, а сердце Томаса Тэчера, видимо, окаменело еще не до конца. Его улыбка показалась бы не слишком радушной, но все же это была улыбка. Резкие черты лица смягчились.

– Спасибо, я справлюсь, – сказал мужчина. – Не стоит пачкаться.

«Фиат» мыли пару дней назад, но, поскольку почти все это время лил дождь, Томасу должно очень повезти, чтобы не запачкать девственно чистые манжеты.

Мэри села за руль, отпустила ручной тормоз и включила нейтральную передачу; Томас уперся руками в багажник. Девушка видела в зеркальце темноволосую голову и широкие плечи, обтянутые шерстяным пиджаком. Наверное, собрался пообедать с какой-нибудь приятельницей…

Если так, меня это не касается, одернула себя Мэри. Просто обидно, что как раз в это время Тэчер проезжал мимо. Теперь Том будет считать ее не только корыстолюбивой искательницей собственной выгоды, но и полнейшей дурой.

Как Мэри и предполагала, когда Томас отошел от машины, на голубых манжетах остались следы грязи, однако если мужчина и заметил это, то не подал виду.

– Какая дорожная организация вас обслуживает? – спросил Тэчер. – Вы можете позвонить из моей машины.

– Никакая, – промолвила Мэри, постаравшись сделать это без тени смущения.

Внешне Томас остался совершенно равнодушным, только высказал предположение, что в воскресенье без дорожной службы машину отбуксировать в ремонт не удастся.

– Вам придется рискнуть и оставить «фиат» здесь.

– Но завтра мне надо ехать в магазин, – с беспокойством сказала Мэри.

– Тебе надо доставить ее в какой-нибудь гараж для починки, – встрепенулась Джун.

Мэри подумала, что ремонт будет стоить кучу денег, но другого выхода не было. А в магазин она доберется автобусом.

Томас отряхнул руки и кивнул в сторону «БМВ».

– Прошу.

– Мне очень жаль, что вы из-за нас занимались столь неприятными вещами. – Мэри постаралась, чтобы в голосе прозвучало искреннее сожаление. – Ведь вы куда-то ехали…

– Нет, ничего страшного не произошло, – ответил Тэчер. – К счастью, решил поехать этой дорогой. – В серых глазах светилась насмешка. – Я всегда прихожу на помощь девушкам, попавшим в беду.

– Настоящий рыцарь дорог! – парировала Мэри, не скрывая враждебности. – В следующий раз не забудьте платиновый меч!

Заискрившиеся смехом глаза мужчины задержались на вызывающе вздернутом подбородке и легком румянце на высоких скулах маленькой женщины.

– Учту. А пока придется воспользоваться обычным серебряным.

Джун уже стояла у машины и нетерпеливо оглядывалась.

– Уже без четверти четыре! – громко заявила она.

– Как заметила ваша сестра, время не стоит на месте, – вымолвил Томас. – Может, поедем?

Не говоря ни слова, Мэри зашагала к «БМВ». Нервы девушки были напряжены до предела. Томас Тэчер выбил ее из колеи, всю обычную сдержанность, которой Мэри заслуженно гордилась, как ветром сдуло, и появилось желание поколотить эту гору мускулов…

Джун открыла дверцу и скользнула на заднее сиденье, Мэри пришлось сесть рядом с водителем. Томас открыл дверцу и сделал приглашающий жест.

– Экипаж ждет, мэм. Не забудьте пристегнуться.

Неожиданно утонув в мягком кожаном сиденье, Мэри взяла ремень, но не смогла вытянуть его из гнезда. Томас перегнулся со своего сиденья, взял у Мэри из рук пряжку. Девушка почувствовала теплое дыхание на шее, уловила слабый запах лосьона. Когда Тэчер вытянул ремень и закрепил под сиденьем, рукав синего пиджака задел ее грудь.

– Вы слишком сильно дернули, – сказал Томас. – Вытягивать ремень надо потихоньку.

Мэри ощутила, как по телу побежали мурашки. Нельзя отрицать, этот мужчина вызывал у нее неожиданные реакции: например, стоило ему очутиться рядом, как пульс у Мэри учащался. К сожалению, подумала девушка, ее реакция на этого мужчину чисто рефлекторная и контролю разума не поддавалась. Только бы он не догадался об этом…

– Спасибо, – сухо поблагодарила Мэри.

Слегка улыбнувшись, Тэчер включил зажигание. Внезапно у Мэри появилась уверенность, что Томас точно знает, что она чувствует, когда он рядом; возможно, так он воздействует на любую женщину, с которой общается. Вероятно, Тэчер находит такое всего лишь забавным и не придает маленькому дорожному приключению никакого значения. Наверняка этого красивого мужчину привлекают высокие, загадочные блондинки…

Салон машины был достаточно большим, но Мэри все равно казалось, что Томас сидит чересчур близко. Рука Тэчера, лежавшая на рычаге, никак не могла коснуться ее колена; тем не менее, девушка непроизвольно отодвинулась и тут же сделала вид, что просто устраивается поудобнее.

– Похоже, мы сильно опаздываем, – раздался сзади беспокойный голос Джун. – Джон может подумать, что я не приеду.

– Сомневаюсь. – «БМВ» мягко тронулся с места. – Брат беспредельно верит в вас.

– Не больше, чем я в него. – Джун немного помолчала, а потом нерешительно спросила: – Вы были с ним, когда Джон рассказывал все родителям?

– Да, – последовал ответ. – Ему была нужна моральная поддержка.

– А разве вы поддерживаете его? – вмешалась в разговор Мэри. – Вчера вечером вы утверждали обратное.

– Конечно, от радости я не прыгаю, – признался Томас, – но это не значит, что я собираюсь бросить брата на произвол судьбы.

– И как ваши родители восприняли это известие? – осведомилась Джун.

– О, не беспокойтесь, наши родители, воспитанные люди и шума поднимать не будут! – Тон мужчины снова стал резким. – Остается лишь делать хорошую мину при плохой игре.

После этих слов Джун замолчала, но Мэри понимала, что на заднем сиденье сестра кипит от негодования. Томас совсем не стремился облегчить им задачу.

Мэри сама волновалась, готовясь к встрече с родителями Джона. Они могли быть сколько угодно воспитанными людьми, но тем труднее им принять этот брак. Разговор в узком семейном кругу мог заставить Джона образумиться.

Большой, увитый плющом дом Тэтчеров стоял посреди ухоженного парка. Дом казался более впечатляющим, чем Мэри могла себе представить.

Томас остановил машину у входа и слегка пожал плечами, когда Мэри вышла, не дожидаясь его помощи. Зато Джун приняла руку Тома и выпорхнула из машины, словно подобные знаки внимания уже вошли у нее в привычку.

Из дома выбежал взволнованный Джон.

– Что случилось? – воскликнул юноша, обнимая свое сокровище.

– Камера лопнула, – коротко ответил ему брат. – Хорошо, что я как раз проезжал мимо.

– Запаска тоже спустила, – вставила Мэри, прежде чем Том успел что-нибудь добавить. – Я как раз хотела отдать ее в ремонт…

– То же самое случилось со мной пару месяцев назад, – усмехнулся Джон. – Только я просто забыл починить камеру. Проходите в дом.

Джон провел девушек в холл, отделанный дорогими панелями из темного дуба. Очень красивый ковер покрывал почти весь паркетный пол. Между двумя арками стояла огромная ваза с розовыми гладиолусами и создавала уют в огромной комнате. Приветливый дом, подумала Мэри.

Томас открыл одну из дверей, ведущую из холла, и отступил в сторону, пропуская дам. Но Джун отстала, уцепившись за руку Джона, словно пытаясь найти поддержку, и Мэри пришлось первой войти в элегантно обставленную гостиную со старинным мраморным камином.

Знание, что мистер Тэчер болен, не помогло Мэри справиться с потрясением, испытанным при виде человека в инвалидном кресле. Левая сторона измученного лица оставалась парализованной, но глаза смотрели совершенно ясно. Мэри растерялась.

Миссис Тэчер – совершенная леди, облаченная в наряд кремового цвета, – поднялась навстречу. Выражение лица женщина контролировала прекрасно, но в глазах отчетливо читалось беспокойство.

– Вы и есть Джун? – вежливо спросила она.

– Нет, Джун вот, – ответил вошедший младший сын, – а это Мэри.

Мэри лихорадочно думала, как избежать неуместного в данном случае рукопожатия, и с облегчением вздохнула, когда хозяйка дома не выказала намерения протянуть руку.

– Прежде чем начать разговор, предлагаю выпить по чашке чаю, – произнесла миссис Тэчер. – Сейчас все будет готово.

Словно по сигналу, из холла послышалось дребезжание посуды, и дверь снова распахнулась, впустив пожилую женщину в темно-синем платье, толкавшую перед собой столик на колесиках.

– Я накрыла на шестерых, – громко сообщила она, с нескрываемым любопытством оглядывая девушек. – Печенье только что из духовки.

– Прекрасно, – сказала миссис Тэчер. – Спасибо, Марта.

Мэри села на один из маленьких диванов, стоявших у камина, и старалась не выдать своих чувств при виде опускающегося рядом Томаса. Джун и Джон вдвоем уселись на другой.

Оба сына темноволосые, видимо в отца, сейчас совсем седого, потому что мать их была прекрасно сохранившейся блондинкой. Если Мэри считала правильно и Томасу года тридцать три – тридцать четыре, то миссис Тэчер далеко за пятьдесят, хотя ей нельзя дать и сорока пяти.

Мистер Тэчер держал чашку без посторонней помощи, что Мэри отметила с облегчением; правда, до сих пор не произнес ни слова, и девушка подумала, что речь у него нарушена.

С каждой минутой напряжение в комнате возрастало. Мэри охватило уныние. Теперь она хорошо понимала, почему Томаса так заботило здоровье отца, – в его состоянии трудно справиться со стрессом, который навязали Джон и Джун.

– Джон говорил, что несколько лет назад вы потеряли родителей, – сказала миссис Тэчер. – Какое ужасное горе!

– Да, пережить пришлось много, – признала Мэри, стараясь говорить спокойно.

– И все вынесли на своих плечах… – Сочувствие, прозвучавшее в голосе женщины, несомненно, искренне. Миссис Тэчер перевела взгляд на Джун, которая до сих пор не произнесла ни слова. – Я во всем виню Джона, а не вас, дорогая. Вы еще так молоды!

– Нет, это и моя вина, – смиренно признала Джун, что, в общем, было правдой.

– Даже если мы разделим вину на всех, делу не поможем, – едко заметил Томас. – Вопрос в том, что можно сделать.

– Все уже решено, – бросил Джон. – Мы женимся.

– Само собой, разумеется, – согласилась мать. – Нужно решить, где и когда.

– Сент-Оноре, – вдруг не совсем внятно произнес мистер Тэчер, и все глаза обратились к нему.

Его жена не совсем уверенно предложила:

– Не лучше ли все оформить в отделе регистрации?

– Нет. – Внятно говорил отец или нет, но тон был непререкаемый. – Мои сыновья должны венчаться в церкви!

– Свадьбу можно сделать достаточно скромной и в этом случае, – сказала Мэри, слегка порозовев, когда все посмотрели на нее. – Я хочу сказать, – быстро продолжила она, – что совсем не обязательно, чтобы пел хор и тому подобное, правда?

Ответил Томас:

– Если вы беспокоитесь о расходах, то напрасно. Вас это вряд ли коснется.

От оскорбления у Мэри даже закружилась голова. Глаза девушки потемнели от негодования, когда она встретила взгляд Томаса.

– Еще как коснется!

– Даже скромное венчание обойдется недешево, а ваши дела, как я понимаю, в этом году идут неблестяще, – спокойно сказал Том.

Деньги, отложенные на образование Джун, теперь, конечно, не понадобятся. Естественно, эти деньги помогли бы Мэри продержаться с магазином, но, с другой стороны, она не может позволить Тэчерам взять все расходы на себя.

– Все будет в порядке, – решительно сказала Мэри. – Тем более что у нас есть и другой источник дохода.

Джун открыла рот, но, наткнувшись на предостерегающий взгляд сестры, промолчала, хотя на ее лице явно отразились те сомнения, которые Джун хотела выразить вслух. Томас задумчиво посмотрел на нее и снова повернулся к Мэри.

– Бывают случаи, – буднично сказал Том, – когда гордость неуместна.

Забыв обо всех, Мэри вглядывалась в серые глаза Тома и видела, как в их глубине вспыхивают рыжие искорки. Желудок девушки болезненно сжался, а в кожу будто впились сотни муравьев. Потребовалась вся воля, чтобы голос не выдал ее состояния, в которое Мэри неизменно приводила близость этого человека.

– Это не тот случай.

Глава 4

Через десять минут все вопросы были решены: венчание состоится в соборе Сент-Оноре через месяц. К тому времени, по подсчетам Джун, срок беременности будет всего восемь-девять недель. И никто ничего не заметит. Правда, Мэри считала, что это не самое главное в предстоящей церемонии.

Завтра Джон отвезет будущую жену показать гинекологу, с которым уже договорился. Мэри питала слабую надежду, что Джун ошиблась. В таком возрасте у девушек еще бывают отклонения…

Другой вопрос, захочет ли Джон тогда жениться на ней. Для Джун это стало бы катастрофой: первая любовь – чувство сильное…

А как бы повела себя в подобной ситуации она сама, с горечью подумала Мэри. В ее жизни было несколько молодых людей, но никто не стал ни близким, ни дорогим, ни к кому она не испытывала глубоких чувств. Нынешний приятель, с которым Мэри достаточно часто встречалась, уехал в отпуск в Новую Зеландию и должен вернуться в следующий вторник. Бенедикт хотел, чтобы девушка поехала с ним, но Мэри не могла себе позволить нанять продавца, который заменил бы ее в магазине. Даже если бы она могла доверить кому-то свое дело.

Впрочем, хотя Бенедикт время от времени проводил с ней свободный вечер, общего у Мэри с профессиональным спортсменом было очень мало. Мэри находила его безумно скучным. Еще раньше девушка решила, что по возвращении Бенедикта разорвет с ним отношения.

– Вы где-то очень далеко отсюда, – вывел Мэри из задумчивости Томас. Оказывается, он уже давно внимательно наблюдал за ней. В глазах мужчины застыло странное выражение.

– Есть о чем подумать… – Мэри отвернулась и посмотрела на его мать. – Где вы собираетесь устроить прием?

– Можно здесь, – предложила миссис Тэчер и невесело улыбнулась. – Видимо, соберутся только члены семьи и близкие друзья. Если будет хороший день, разместимся на веранде.

Хорошим этот день, наверное, будет только для Джун и Джона, подумала Мэри. Всем остальным придется его просто пережить. Томас назвал это «браком по принуждению».

Сейчас Мэри хотела только одного: как можно скорее отправиться домой. Однако, похоже, Джун уходить не собирается. Они с Джоном о чем-то тихо разговаривали, тесно прижавшись и глядя друг другу в глаза. Мэри пришлось признать, что пара получилась красивая. Если бы только все сложилось по-другому!

– Мы еще не обсудили, где вы будете жить, – начала она, решив, что настало время затронуть этот вопрос.

– Здесь достаточно места, – ответила миссис Тэчер раньше, чем кто-либо успел вставить слово. – Комната рядом со спальней раньше была детской. Понадобится только небольшой ремонт.

– Вот и хорошо, – непринужденно откликнулся Джон. Похоже, вопрос, где жить с молодой женой, не имел для него никакого значения. – Просто замечательно, правда, Джун?

– Замечательно… – эхом повторила Джун, хотя далеко не так уверенно.

Мэри понимала ее. Молодые живут вместе с родителями только в том случае, если у них нет другого выхода. Да и мистера Тэчера лучше не беспокоить плачем новорожденного. Она не имела права вмешиваться, но надо наедине с Джун обсудить вопрос, где они будут жить с Джоном.

Встретившись глазами с Томом, девушка поняла, что тот догадался о ее мыслях. Похоже, в этом они заодно.

– Джон говорил, что вы страстный садовод, – неожиданно сказал Томас. – Может, хотите осмотреть парк?

Томас хочет увести ее, пока она еще чем-нибудь не усугубила и без того напряженную обстановку, догадалась Мэри. К сожалению, предлог для отказа придумать не удалось.

Мужчина легко поднялся на ноги и протянул руку. Мэри медленно встала, отдавая отчет, насколько проигрывает противнику в росте и самообладании. Томас пока вынужден смириться с предполагаемым браком, но это отнюдь не означало, что подобный оборот дела ему по душе и что Тэчер готов встретить новую родню с распростертыми объятиями. Более того, у Мэри появилось предчувствие, что при каждом удобном случае Томас будет показывать свое отношение ко всему происходящему.

Солнце стояло высоко; так приятно ощущать тепло после нескольких не по сезону холодных недель. Дом огибала широкая веранда с балюстрадой из белого камня, откуда открывался вид на превосходно разбитый парк. Клумбы пестрели цветами, к крытой аллее, увитой розами, через изумрудные лужайки сбегались усыпанные гравием дорожки.

Все слишком красиво. Как картинка с конфетной коробки, напряженно подумала Мэри, но тут же упрекнула себя в мелкой зависти. Томас, молча, шел рядом, засунув руки в карманы брюк. В его присутствии Мэри чувствовала себя неловко.

– Наверное, у вас было счастливое детство, – наконец нашлась она. – Здесь чувствуешь себя защищенным, правда?

– Да, вы правы, – ответил Томас. – Хотя нельзя сказать, что я проводил здесь много времени.

– Закрытая школа? – осмелилась спросить Мэри.

– Вы не одобряете, когда детей отправляют в закрытые школы? – пристально посмотрел на нее Томас.

– Не одобряю, – твердо сказала Мэри. – Ребенка должны воспитывать родители.

– Это зависит от ребенка. Мне нравилось в школе.

– Да. Похоже, для вас это был идеальный вариант.

Темные брови удивленно выгнулись.

– Вы полагаете, я в детстве был недостаточно чувствителен? – усмехнулся Томас.

Мэри почувствовала, что ее антипатия к этому человеку возрастает.

– Отчего же брать, только нежный возраст? – ехидно уронила она. – Вы сейчас чувствительны не меньше любого дворового кота.

Мужчина засмеялся, глядя на ее раскрасневшееся лицо и сверкающие глаза, и довольно покрутил головой.

– Готов держать пари: стоит вам разойтись, и вы превращаетесь в настоящую маленькую шалунью!

Слово «маленькая» привело Мэри в ярость. Не успев подумать, девушка размахнулась и с остервенением ударила Томаса по щеке, испытав мстительное удовольствие при виде мгновенно изменившегося лица. С губ Томаса сорвалось короткое ругательство, и Мэри ужаснулась, вдруг осознав, что натворила. Девушка вспыхнула и сделала шаг назад.

Томас смотрел на нее с нескрываемым отвращением.

– Так сколько вам лет, вы сказали?

Мэри уже была готова извиниться, но при этих словах ее вновь охватил приступ гнева.

– Достаточно, чтобы не позволять смеяться над собой! – запальчиво ответила девушка.

В серых глазах вспыхнул опасный огонек.

– Тогда давайте играть во взрослые игры.

Стальные руки обхватили ее плечи, и горячие губы заглушили готовый слететь с губ протест. Захваченная врасплох, Мэри не сопротивлялась.

Замерев, она чувствовала, что поцелуй увлекает в пучину еще не изведанных чувств. Когда Томас, наконец, отпустил ее, девушка, краснея от гнева и возмущения, не могла вымолвить ни слова.

– Попробуйте ударить меня снова, если хотите повторить то же самое, – заявил Томас.

Напрягшись как струна, Мэри смотрела с ненавистью на своего высокого противника. Губы горели от поцелуя.

– Я уже ничему не удивлюсь! – выкрикнула она. – Вы ведете себя как средневековый феодал!

Ответная улыбка Томаса вызвала еще большую досаду.

– Правду говорят, что рыжие очень вспыльчивы. Вы не бросаетесь с кулаками на покупателей?

– В моем магазине я веду себя как считаю нужным, – враждебно ответила Мэри. – Мои покупатели – воспитанные люди. – Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. – К вашему сведению, я тоже не в восторге от перспективы породниться с вами, но в отличие от вас признаю за Джоном право жить, как он хочет. Кажется, ваши родители тоже достаточно спокойно примирились с этим.

Томас помрачнел.

– Только внешне. За последние несколько месяцев им слишком много пришлось пережить. Один Бог знает, чего им стоит это спокойствие.

Мэри закусила губу.

– Простите, – сказала она. – Я не подумала.

– Пожалуй, в конце концов, мы сможем понять друг друга… – примирительно пробормотал Том. Он пожал плечами и равнодушно сказал: – Если хотите, можем вернуться в дом.

Когда Томас и Мэри вошли в гостиную, мистера Тэчера там уже не было. Как объяснила жена, перед обедом ему следовало отдохнуть.

– Мужу нелегко пережить все это, – добавила миссис Тэчер. – Мы всегда думали, что первым женится Том.

– Я надену на себя этот хомут, когда достаточно созрею для него, – недовольно пробурчал Томас, и Мэри поняла, что разговор о его предполагаемой женитьбе заходит не впервые.

Девушка украдкой взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что всего лишь четверть шестого. Джун не выражала ни малейшего желания уйти, но вряд ли сестры могли оставаться здесь и дольше.

Как можно тверже Мэри сказала:

– Думаю, нам пора. Кажется, мы все выяснили.

– Я тоже возвращаюсь в город. Могу прихватить и вас, – любезно предложил Томас.

– Я сам отвезу их, – заявил Джон. – А по пути осмотрим колесо. Может, прокол небольшой. Подкачаем, и машина доедет до дома. На всякий случай захвачу электрический насос. Не стоит оставлять «фиат» на шоссе.

Мэри не могла не согласиться. Возможно, Джон прав.

– Спасибо, – с признательностью сказала Мэри. – От моего насоса толку мало.

– Завтра утром первым делом свяжусь с викарием и договорюсь о дне венчания, – пообещала миссис Тэчер. Скорый отъезд гостей нисколько не огорчил ее. – Джон, ты вернешься к обеду?

Мэри почувствовала замешательство будущего зятя и неожиданно предложила:

– Вы можете пообедать у нас.

– Напротив, я сам думал пригласить вас, – возразил Джон. – Если вечер не занят, мы могли бы сходить вчетвером, – предложил он и старшему брату. – Можно будет заказать, столик в «Паласе».

– Почему бы вам не пойти вдвоем с Джун? – поспешно вмешалась Мэри, мало заботясь о мнении Томаса. – У меня дома много дел.

– Уверен, ничего такого, что не могло бы подождать до завтра. – По тону Томаса нельзя догадаться, что тот думает на самом деле. – Вчера обед устраивали вы, сегодня наша очередь. Я позвоню в «Палас». – С этими словами мужчина вышел из комнаты.

Мэри едва удавалось вести себя спокойно. Меньше всего хотелось провести вечер в компании Томаса Тэчера. Более того, Мэри уверена, что тот сам не горит желанием отправляться вместе с ней, куда бы то ни было. Ему стоило лишь сослаться на заранее назначенную встречу…

Зато Джун, казалось, пребывала в восторге. Для нее худшее осталось позади. Мэри сомневалась, что сестра будет возражать против жизни в особняке. Вполне возможно, что Джун уже успела оценить преимущества этого дома, в котором ей не придется и пальцем шевелить. Тем более, когда появится ребенок…

Томас вернулся и сообщил, что заказал на полдевятого столик в ресторане пятизвездочного отеля, считающегося лучшим в графстве. Мэри была там однажды с Бенедиктом, и тот чуть в обморок не упал от проставленной в счете суммы. И хотя спортсмен сам предложил пойти в этот ресторан, но не стал протестовать, когда Мэри настояла, чтобы заплатить свою долю.

Однако Тэчеры, без сомнения, могли себе позволить ужинать в таких местах.

В низкой спортивной машине Джона на заднем сиденье едва мог разместиться даже такой невысокий человек, как Мэри. Забравшись туда, девушка прилагала невероятные усилия, чтобы колени не упирались в сиденье Джона. И все же сидеть в тесноте лучше, чем ехать с Томасом.

«Фиат» оказался на месте. Джон проехал немного вперед.

– Накачаем за пятнадцать минут, – сказал Джон, когда насос тихонько заурчал. – Будем надеяться, что спускать колесо будет гораздо медленнее. – Молодой человек был полон оптимизма.

К счастью, Джон оказался прав. Накачанная запаска выглядела довольно прилично, хотя Мэри понимала, что надолго ее не хватит. Хорошо еще, что колеса такого размера стоят не так уж дорого…

Джон настоял, что на всякий случай проводит «фиат» до дома, и Джун предпочла ехать с женихом. Мэри видела в зеркале веселые лица ехавшей сзади пары. Влюбленные болтали и смеялись без остановки.

Однако Мэри встревожилась. Джон был не из тех водителей, которые обязательно должны поворачивать голову к собеседнику, не следя за дорогой. Опасная привычка, даже на такой малой скорости… Если бы Мэри резко затормозила, Джон запросто в нее врезался бы.

До дома две машины добрались благополучно, однако тревога Мэри не проходила. Эта пагубная привычка Джона когда-нибудь могла убить обоих. Надо предупредить будущего зятя.

– Томас заедет в половине восьмого, – напомнил Джон. – Я сам не успею. – Молодой человек с улыбкой помахал рукой и резко сорвался с места.

Симпатичный, но совершенно безответственный, вынуждена признать Мэри. Его чувство к Джун, очевидно, искреннее, но на первом месте у Джона все-таки оставались собственные интересы. Ясно, что состояние отца его не волнует.

– Ну, разве он не прелесть? – воскликнула Джун, глядя вслед удаляющейся машине. – Я сейчас же позвоню Саре и все расскажу!

– До приезда Томаса осталось чуть больше часа, – напомнила Мэри, прекрасно представляя, сколько может продлиться разговор. – Поговоришь с Сарой завтра, хорошо?

Джун беспрекословно согласилась.

– Думаю, ты права. Времени в обрез, а я еще даже не решила, что надеть.

Я тоже, подумала Мэри. Нельзя сказать, что она испытывала большое воодушевление даже при мысли о роскошном ресторане. Тем не менее девушка перебрала весь гардероб, прежде чем остановилась на собственноручно сшитом легком костюме из льна с синтетикой в зеленых и кремовых тонах. Фасон Мэри придумала сама. Юбка едва прикрывала колени, узкий ремешок на жакете туго обхватывал талию. Под жакет Мэри надела бледно-зеленый топ. Потом девушка вынула свои единственные украшения – простую золотую цепочку и такие же серьги.

Посмотрев в зеркало, она осталась недовольна, но переодеваться не стала. Этот обед вообще некстати, так стоило ли беспокоиться? Томасу Тэчеру глубоко безразлично, как она выглядит.

Зато Джун светилась молодостью и красотой. Она надела простое белое платьице типа рубашки, до середины бедер открывавшее длинные, тронутые ласковым загаром ноги. Через несколько недель плоский живот исчезнет, с горечью подумала Мэри, глядя на ее изящную фигурку. Трудно представить эту худенькую девочку беременной.

Серебристый «БМВ» подъехал к дому ровно в половине восьмого. Сестры не заставили себя ждать.

Стоя у машины, Томас откровенно разглядывал девушек. Сам он выглядел чрезвычайно привлекательно в серебристо-серых брюках и сером, темнее брюк пиджаке. Из-под пиджака выглядывала белоснежная рубашка.

– Исключительная точность, – заметил Томас, открывая сразу переднюю и заднюю дверцы, – достойная похвалы.

Мэри не дала сестре возможности сесть сзади и быстро юркнула в машину.

– Теперь твоя очередь сидеть рядом с водителем. – Старшая сестра отмела возможные протесты Джун.

Томас никак не отреагировал на высказывание. Мэри вообще сомневалась, что его волновало, кто будет сидеть рядом. Тэчер и оказался-то здесь потому, что отклонить приглашение было неудобно. Впрочем, она сама находилась в том же положении, хотя это отнюдь не заставило ее более благосклонно отнестись к собрату по несчастью.

Джун, которая не умела долго молчать, через несколько минут принялась болтать с Томасом, как старая знакомая. Тот отвечал весьма приветливо, даже иногда смеялся, но Мэри все равно ощущала его отчужденность.

Время от времени она встречалась в зеркале глазами с Томом.

Как бы Мэри ни относилась к Тэчеру, отказать ему в мужском обаянии невозможно. Вызывал сумятицу в ее чувствах красиво подстриженный затылок, широкий разворот плеч, слабый запах туалетной воды.

Томас подъехал прямо к отелю. Джон уже ждал в баре. При их появлении он встал – высокий, стройный, но слегка обезличенный мешковатым костюмом, который Джун называла «последним писком моды». Мэри терпеть не могла этот стиль. Она предпочитала одежду, которая выглядела, словно сшита по индивидуальному заказу.

Младшие участники обеда занимались только друг другом, а старшим оставалось лишь разговаривать между собой. Томас чувствовал себя более непринужденно, чем Мэри, и умудрялся поддерживать разговор даже тогда, когда она отвечала только «да» или «нет».

Еда была превосходной, хотя Мэри сегодня вряд ли способна отдать ей должное. Отличное вино девушка слегка пригубила, а от коньяка с кофе и вовсе отказалась под предлогом, что боится бессонницы. Сегодня вечером ей нужна ясная голова.

Молодые люди сидели на открытой веранде ресторана; вечер был теплым, а закат – потрясающе красивым. В другой компании Мэри наслаждалась бы каждым проведенным здесь мгновением, но сейчас не могла дождаться конца обеда.

Неожиданно Джон заявил:

– Мы хотим прогуляться. Скоро вернемся.

– Осторожнее в темноте, – предостерег Томас. – Только несчастных случаев и не хватало…

Джун рассмеялась.

– Не волнуйтесь, я темноты не боюсь! – Она тесно прижалась к Джону и помахала рукой. – Скоро увидимся!

Мэри посмотрела вслед влюбленной паре, которая быстро спустилась по каменным ступенькам и растворилась в глубине парка, неясно освещенного редкими фонарями. Девушка не могла заставить себя взглянуть на сидевшего напротив Томаса и не знала, о чем говорить.

Первым нарушил молчание Том. Слова его звучали сухо.

– Спасибо за столь явно выраженные старания наладить будущие семейные отношения.

– Не я одна здесь против своего желания, – с чисто женской логикой Мэри ответила не на его слова, а на свои мысли. – Вы тоже могли отказаться: возможностей для этого существовало сколько угодно.

– Как упустить шанс улучшить наши отношения?

Мэри резко выпрямилась; при неровном свете свечей казалось, ее глаза мечут молнии.

– Ваше желание улучшить отношения напоминает мне желание паука подружиться с мухой! Если бы вы нашли способ отговорить Джона от женитьбы на моей сестре, то ухватились бы за него обеими руками. Не подумайте, что я этого не понимаю!

– Вы совершенно правы, я бы дорого дал за это. – Видно, Тэчер тоже разозлился, но держал себя в руках. Единственным признаком охватившего гнева стали резкие, как будто окаменевшие скулы. – И мой младший брат, и ваша сестра недостаточно созрели, чтобы взять на себя такую ответственность.

– Бывают пары и помоложе!

– Дело не в возрасте! – нетерпеливо перебил Томас. – Сейчас они одурманены друг другом, но кто знает, надолго ли их хватит?

Мэри все время задавала себе тот же вопрос, но не собиралась доставлять Томасу удовольствие, признаваясь в этом.

– Если бы циники, вроде вас, не подливали масла в огонь, возможно, этот дурман мог бы длиться вечно! – запальчиво ответила девушка. – Не судите по себе. Если вы сами никогда не любили…

Она осеклась и слегка покраснела, увидев на губах Тома язвительную усмешку.

– Может, вы и по руке читать умеете?

– Последние слова беру назад, – неловко сказала Мэри. – Это было бестактно.

– Несомненно. Хотя и близко к истине, – ответил Томас и уже другим, но более мягким тоном осведомился: – А каковы ваши сердечные дела?

– А это уже мое дело! – резко сказала Мэри и тут же спохватилась, поняв, что попала в ловушку. Томас усмехнулся, и девушка невольно ответила улыбкой. – Во всяком случае, это никого не касается, – поправилась она. – Мы собрались не для того, чтобы говорить о нас с вами.

– Ну, тут дело зашло в тупик. Поэтому я предлагаю прекратить обсуждение щекотливой темы, – решительно сказал Тэчер. – Если нам суждено породниться, придется научиться ладить друг с другом.

Мэри подозрительно всматривалась в лицо: Томаса, не уверенная в искренности мужчины. Однако серые глаза спокойно встретили настороженный взгляд девушки.

– Мир? – предложил Том.

– Мир, – не сразу ответила Мэри и почему-то ей стало легче. С этим человеком лучше не ссориться. Томасу Тэчеру ничего не стоит добиться расторжения аренды на помещение, если он захочет, а найти другое, такое же хорошее место для магазина при нынешней финансовой ситуации будет крайне сложно…

Глава 5

– Так чем же вы все-таки занимаетесь после работы? – продолжал разговор Томас. – Хотя при шести рабочих днях в неделю у вас мало свободного времени.

– При пяти с половиной, – уточнила Мэри. – По четвергам я закрываю в час. – Девушка пожала плечами. – А занимаюсь я самыми обычными вещами. Копаюсь в саду. Очень люблю пешие прогулки. Отец, сам заядлый турист, с раннего детства брал меня в походы.

– А Джун?

– Джун в этом отношении пошла в мать. Та никогда не понимала, что за удовольствие таскаться пешком по горам и обходиться без элементарных удобств…

Казалось, впервые за вечер Томас широко улыбнулся.

– Я ведь и сам турист.

– Серьезно? – в голосе Мэри послышалось недоверие. – Как-то не верится…

– По-вашему, я выгляжу хилым, бледным и совершенно не похож на любителя свежего воздуха?

Мэри окинула взглядом худое загорелое лицо, широкие плечи, могучую грудь под распахнутым пиджаком и не сдержала улыбки.

– Я имела в виду ваше положение… Управление такой большой компанией должно отнимать уйму времени.

– Я придерживаюсь другого стиля руководства, – серьезно ответил Томас. – Существует такой способ, как делегирование полномочий. Я не собираюсь убиваться на работе, как отец. Может, он не сидел бы сейчас в инвалидной коляске, если бы больше отдыхал. – Том медленно покручивал рюмку с коньяком. Под белоснежной манжетой рубашки виднелись плоские золотые часы; запястье, слегка поросшее темными волосками, туго охватывал массивный браслет. Неожиданно лицо мужчины помрачнело. – Отцу понадобилось пережить инсульт, чтобы понять, что смысл жизни не в работе.

– И все-таки он жив… – хрипло сказала Мэри.

Томас поднял глаза. Его лицо сразу смягчилось.

– Вы очень тоскуете по родителям?

– Очень, – призналась Мэри. – Я уже научилась жить с этим, но первый год был просто ужасным. И для Джун, конечно, тоже.

– С той разницей, что она не осталась обремененной ответственностью за четырнадцатилетнюю сестру.

– Я не очень-то, видимо, справилась со своими обязанностями, – задумчиво сказала Мэри.

Мужчина пожал плечами.

– В конце концов, ваша сестра ничем не хуже Джона, у которого было все. Остается надеяться только на чудо: вдруг оба моментально повзрослеют и осознают ответственность друг перед другом и будущим ребенком…

– Я высоко ценю великодушие вашей матери, но Джону и Джун следовало бы предоставить возможность жить самостоятельно… – после некоторого колебания все же решилась высказать свое мнение Мэри. – Тем более что ваш отец нуждается в тишине и покое.

Несколько мгновений Томас внимательно разглядывал девушку, потом сказал:

– Дом достаточно велик, но я понимаю, что вы имеете в виду. Я поговорю с Джоном.

Подошел официант со счетом. Оглянувшись, Мэри заметила – кроме них, на веранде никого не осталось, хотя внутри ресторана еще играла музыка. Тут девушка с облегчением увидела, что Джун и Джон возвращаются. Глаза сестры сияли как две звезды, волосы взлохмачены; когда Джун повернулась спиной, стало видно, белое платье запачкано травой.

Мэри поняла, что Томас тоже все заметил и сделал те же выводы, хотя по его лицу этого сказать было нельзя. Конечно, теперь, когда молодые люди все равно должны пожениться, происшествие не имело большого значения, но вряд ли время и место выбраны удачно…

Причин задерживаться больше не было; настала пора отправляться в обратный путь.

– Обратно девушек повезу я, – заявил Джон, когда они вышли из отеля.

– У твоей машины неудобное заднее сиденье, – справедливо отметил старший брат. – И мне все равно ехать в ту же сторону.

– Тогда захвати Мэри, – с готовностью предложил младший.

Не дав возможности вставить слова, Джон схватил невесту за руку, молодые люди весело рассмеялись и помчались к стоянке.

– Кажется, мы опять остались вдвоем, – сухо отметил Томас.

– Я бы прекрасно доехала в машине Джона, – быстро сказала Мэри.

– Да, но вам же ясно дали понять, что вы там лишняя. А мне не доставит никакого труда подвести вас, – добавил он.

Не было смысла препираться дальше; похоже, парочка все спланировала заранее. Ну, Джун еще за это поплатится, сердито подумала Мэри.

«Феррари» Джона с ревом промчался мимо, отчаянно сигналя. Джун без тени раскаяния помахала, оба улыбались, как чеширские коты.

– Словно дети малые, – вскользь обронил Томас.

Мэри не могла не согласиться. То, что Джону уже двадцать два, не играло никакой роли.

Снова оказавшись в «БМВ», девушка подумала: с тех пор как Том переступил порог ее магазина, прошло чуть больше суток. Мэри казалось, в эти сутки вместилась половина ее жизни.

Пока Томас выруливал на проезжую часть, девушка украдкой взглянула на резко очерченный профиль и вновь почувствовала ставшее уже привычным волнение.

– Удобно? – спросил мужчина, не отрывая глаз от дороги.

Девушка рассмеялась.

– В такой машине не может быть неудобно.

– Прямо сценка из рекламного ролика, – хмыкнул Том и небрежно добавил: – Если купить подержанную модель, то обойдется недорого, да и обслуживание не требует больших затрат.

– Меня вполне устраивает «фиат». – Мэри не собиралась обсуждать покупку машины любой модели, тем более «БМВ». – Он никогда не подводил, если не считать пары проколов и немного подтекающего масла. Вы помните тот страшный снегопад прошлой зимой? Так вот я стала одной из немногих, кто не застрял по дороге.

– Наверняка это заслуга не только машины, но и водителя.

Если говорить честно, Мэри отнюдь не считала себя образцовым водителем. За последние несколько недель из-за невнимательности пару раз чуть не попала в аварию. События с сестрой на время заставили Мэри забыть о финансовых проблемах, но это не означало, что они перестали существовать. Если в ближайшее время торговля резко не пойдет в гору, впору закрывать магазин…

Но, ни при каких обстоятельствах она не обратится к будущим родственникам с просьбой отсрочить выплату аренды, твердо решила Мэри. Можно представить, какие выводы Тэчер сделает, едва она откроет рот!

– Вы опять притихли, – заметил Том. – Не стоит так беспокоиться о случившемся. Будем надеяться, – у этих двоих все сложится хорошо.

– Да, конечно, все будет в порядке. – Мэри изо всех сил старалась, чтобы в голосе звучали оптимистические нотки. – Особенно если они будут жить отдельно.

– Я же сказал, что поговорю с Джоном, – сказал Томас с легким раздражением. – Большего сделать не могу.

– Понимаю. Ведь за квартиру будет платить Джон, поэтому он сам должен решать. Только…

Мэри оборвала фразу, спохватившись, что сказала слишком много. Джун не поблагодарит сестру за вмешательство, если у нее с женихом возникнут трудности. Слишком охотно Джон принял предложение матери.

– Завтра у вас, наверное, трудный день? – спросила Мэри, меняя тему.

– Заседание правления, – последовал краткий ответ. – Будем решать несколько принципиальных вопросов.

– Ваш отец еще принимает какое-нибудь участие в делах?

– Нет. Он отошел от всего.

Мэри спросила, тщательно подбирая слова:

– Возможно ли полное выздоровление?

– Если говорить о параличе, то он постепенно пройдет, но ведь у отца еще больное сердце. – Голос Томаса казался лишенным всякого выражения. – Врач дает ему от силы год.

Только сейчас Мэри в полной мере оценила нежелание Томаса волновать отца; и еще более безответственным после этого сообщения выглядело поведение Джона. Джун тоже далеко не безгрешна, но Джону нет никаких оправданий.

Когда подъехали к дому, время уже приближалось к полуночи. Машины Джона не было видно, свет в доме не горел: следовательно, Джун еще не вернулась.

– Наверняка попали в аварию! – в панике воскликнула Мэри. – Ведь они уехали намного раньше!

– Если бы это произошло, мы бы обязательно увидели их на дороге, – успокоил Томас. – Просто свернули в сторону и где-нибудь остановились. – Он выключил двигатель. – Если хотите, я подожду их возвращения.

Доводы Тома не подействовали. Мэри изнывала от беспокойства и с радостью приняла его предложение. Она не смогла бы уснуть, пока не объявятся эти двое.

Девушка сварила кофе и принесла в гостиную. Томас, уютно устроившийся в любимом отцовском кресле, лениво перелистывал журнал и, видимо, чувствовал себя как дома. Мужчина встал и взял у Мэри чашку с кофе.

– Они будут здесь с минуты на минуту, – заверил Тэчер вконец расстроенную хозяйку и угрюмо добавил: – Ох, и скажу я Джону пару ласковых…

– А я добавлю кое-что для Джун. – Мэри одновременно испытывала гнев и тревогу. – Видит Бог, сегодня они пообщались достаточно!

– Джон никогда не знал, что значит достаточно, – сухо заметил Томас. – Кажется, то же относится и к вашей сестре. Если их брак продлится больше года, это станет чудом. Они слишком похожи.

– Но ведь говорят, что противоположность привлекает, а похожесть примиряет, – спокойно сказала Мэри, стараясь не показать, как больно ее задело замечание Томаса.

– Это не относится к случаям, когда люди считаются только с собой. В любом партнерстве приходится не только брать, но и давать.

– У вас может сложиться невысокое мнение о собственном брате, но Джун вы совсем не знаете, – запротестовала Мэри.

Томас пожал плечами.

– Здесь не надо быть семи пядей во лбу. Ваша сестра получает то, что хочет, когда хочет, где хочет, и ей все равно, что кому-то от этого может быть плохо…

– Неправда!

– Нет, правда. И вы это знаете. Во всей этой истории о вас Джун не думала ни секунды.

Глаза Мэри заполыхали изумрудным огнем.

– Думаю, вам лучше уйти, – еле сдерживаясь, сказала девушка.

– Вы прячете голову в песок, – не собирался сдавать позиции Том. – Я не утверждаю, что в вашей сестре нет ничего хорошего. Может, она лучше Джона. Но у всех свои недостатки.

– Вы меня изумляете, – с сарказмом произнесла Мэри. – Неужели недостатки есть и у вас? Интересно, в чем же они заключаются?

– Один из них – раздражительность. – Тэчер не скрывал, как сильно раздражен сейчас. – Если бы я ошибался в Джун, она была бы здесь, а не занималась любовью в машине, пока вы с ума сходите от беспокойства.

Мужчина молниеносно перехватил занесенную для пощечины руку и сжал мертвой хваткой.

– Я уже говорил вам, что произойдет, если вы посмеете снова это сделать! Поверьте, я не шутил!

– О, вполне верю! – Презрение в полной мере относилось и к ней самой. Нельзя распускаться. Усилием воли, подавив негодование, девушка взяла себя в руки. – Только, ради Бога, уйдите, – сквозь зубы произнесла вконец издерганная Мэри.

Выражение лица Томаса стало решительным.

– Я уйду после того, как выскажу этой парочке все, что я о них думаю, и ни минутой раньше!

– Это не вам решать! – Мэри сразу утратила с таким трудом восстановленное самообладание. – Оставьте в покое Джун. Это наш дом, и я хочу, чтобы вы немедленно ушли отсюда!

Ответить на этот выпад Томасу помешала захлопнувшаяся входная дверь. Чертыхнувшись, Тэчер отпустил запястье Мэри. В гостиную просунулась голова Джун, судя по всему, девушка не считала себя виноватой.

– Я думала, вы давно уехали, – сказала она, обращаясь к Томасу.

Не на шутку рассерженный, мужчина резко поднялся на ноги.

– Мы дожидались вашего возвращения. Где Джон? И где, черт побери, вы были?

– Джон уехал домой. А что? Всего на минутку остановились полюбоваться луной, – вызывающе ответила Джун. – Разве мы должны спрашивать разрешение?

– Нет, не должны! – Лицо Мэри пылало от гнева. – Томас, приберегите ваше мнение для брата! Здесь я хозяйка и справлюсь сама, благодарю вас!

– Конечно, справитесь. С тем же успехом, что все четыре года, – негромкие слова больно отозвались в душе Мэри. – Если бы получше держали ее в руках, этой ситуации просто не возникло бы! – Томас перевел взгляд на Джун, но внезапно пожал плечами, и жест этот был красноречивее всяких слов. – Счастливо оставаться!

Джун посторонилась, чтобы дать дорогу.

– Пока, братик, – дерзко ответила она.

Мэри оцепенела, но Тэчер пропустил выпад мимо ушей. Секунду спустя дверь хлопнула, и сестры остались вдвоем.

Младшая осторожно сказала:

– Наговорил кучу гадостей… Он опять пытался убедить тебя, что свадьбы не должно быть?

– Нет! – Мэри еще не могла прийти в себя после обвинений Томаса; только объяснений с Джун недоставало… – Как тебе не стыдно! – напустилась она на сестру. – Что о тебе люди подумают!

– Подумаешь, остановились поцеловаться на ночь… – В голосе Джун не было ни капли раскаяния. – Что здесь такого?

– Вы уже достаточно нацеловались! Видела бы свою спину – вся перепачкана травой! Ты хоть понимаешь, что платье вконец испорчено?

Тут Джун соизволила немного покраснеть.

– Ну и что? Когда мы с Джоном поженимся, у меня не будет недостатка в платьях. Я даже у тебя в магазине смогу кое-что купить.

– Я не торгую одеждой для будущих матерей!

Сначала юное личико сестры выразило удивление, но затем Джун хихикнула:

– Ну, конечно же! Господи, какая я глупая!

Продолжать в том же духе означало понапрасну терять время. Мэри прекрасно понимала это. Джун всегда была великой мастерицей пропускать упреки мимо ушей, когда ей надоедали нравоучения сестры.

– На сколько завтра назначена встреча? – устало спросила Мэри.

– Встреча? Ах, ты о враче? – Джун пожала плечами. – Где-то во второй половине дня. Сначала Джон повезет меня завтракать. – Она зевнула и прикрыла рот рукой. – Я иду спать. А ты?

– Сейчас, только уберу со стола.

Составив на поднос чашки и кофейник, Мэри вспомнила о машине. Все-таки в магазин придется поехать на автобусе, а ремонт отложить на потом. Конечно, это неудобно, но все же лучше, чем вставать ни свет ни заря и бежать в какой-нибудь гараж.

Да, денек выдался не из лучших, с горечью думала Мэри, убирая посуду. Еще вчера Томас Тэчер был просто именем, мелькнувшим в газете, лицом, увиденным на фотографии. Но стоило познакомиться с этим человеком, как все встало с ног на голову.

В понедельник Мэри улыбнулась удача. Девушке пришлось хорошо поработать, но подсчет выручки заставил ликующе улыбнуться. Если так пойдет и дальше, она сумеет поправить свои дела. Ради этого можно смириться с любой усталостью.

Когда Мэри добралась до дому, прождав полчаса автобус, Джун еще не вернулась. Чувствуя себя не в силах заняться приготовлением ужина, Мэри сделала сандвич с салатом, прихватила стакан апельсинового сока и вышла на задний дворик.

Вечер выдался тихий и теплый; легкий ветерок шевелил листву на деревьях. Вскоре к девушке подсела миссис Стивенсон, которая жаждала поделиться планами в связи с приближавшимся рождением внука или внучки. Мэри понимала, что тайна Джун скоро выйдет наружу, так почему бы не поделиться своими проблемами с соседкой прямо сейчас? Девушка надеялась, Стивенсоны придут на свадьбу.

Симпатичная пожилая женщина, молча, выслушала Мэри. Лицо ее выражало не только понимание, но и живейшее сочувствие.

– Бывает и так, моя милая, – сказала она, когда Мэри замолчала. – Я бы не поручилась, что с моей дочерью не могло произойти ничего подобного. В наши дни молодежь относится к таким вещам совсем по-другому.

Приглашение на свадьбу миссис Стивенсон приняла без колебаний.

– Нам даже не надо присылать открытку! – заверила Мэри соседка.

Мэри тут же вспомнила, что по традиции рассылать приглашения полагалось семье невесты, но прежде надо встретиться с миссис Тэчер и составить список гостей. Только члены семьи и близкие друзья, говорила мать Джона; значит, народу будет не слишком много. Надо еще окончательно определить день свадьбы.

Джун явилась после десяти, оказывается, они с Джоном были в кино. Молодой человек заходить не стал.

– Что говорит врач? – спросила Мэри у сестры, когда поняла, что сама Джун ничего не расскажет.

Заинтересованно уставившись в телевизор, где шли новости, Джун слабо махнула рукой.

– Ой, ну все как обычно… Все прекрасно, беспокоиться не о чем.

– Врач подтвердил срок?

– Да, все правильно. – Сестра не отрывала глаз от экрана. – Мне ужасно нравится этот ведущий, а тебе? Он такой классный!

Мэри вздохнула и прекратила расспросы. Если все в порядке, то какая разница… Джун, несомненно, заинтересуется будущим ребенком, когда появятся первые признаки его существования. А пока и так есть о чем побеспокоиться.

– Миссис Тэчер договорилась о дне венчания? – осведомилась она.

– Завтра вечером мы встречаемся с викарием.

Все надо тянуть из нее клещами, подумала Мэри, тщетно ожидая услышать что-нибудь еще.

Она рассердилась и выключила телевизор.

– Я с тобой разговариваю!

– А о чем? – раздраженно спросила Джун. Мэри сдержалась.

– Когда венчание?

– Через две недели. В четверг, в три часа.

В четверг у нее половина дня свободна. По крайней мере, с наймом продавца проблем не будет. С церковью вопрос тоже решен. Гостей, скорее всего, примет миссис Тэчер. Таким образом, Мэри остается только написать приглашения да еще позаботиться о машине: едва ли Джун согласится ехать в церковь на ее «фиате»…

Насчет списка гостей она завтра созвонится с миссис Тэчер. Кроме того, надо обсудить вопрос о расходах. Возможно, удастся договориться, чтобы счета присылали прямо к ней.

– А что с платьем? – спросила Мэри. – Чего бы тебе хотелось?

– Я всегда считала, что ты сама что-нибудь придумаешь, – последовал небрежный ответ. – Нечто действительно оригинальное.

Мэри тоже так думала. Конечно, она смоделирует и сошьет платье для сестры, хотя времени остается совсем мало…

– Я сделаю это с удовольствием, – просто ответила она.

Джун опять включила телевизор и поудобнее устроилась в кресле, досматривая новости.

– Между прочим, – бросила сестра, не оборачиваясь, – Томас дарит нам медовый месяц на Канарах. Великолепно, правда?

Действие, рассчитанное на эффект, с презрением подумала Мэри. Разве Томас Тэчер не воспользуется случаем пустить пыль в глаза, когда дело касается свадебного подарка для единственного брата? Ее удивило, что Джун приняла этот подарок после того, что услышала от Тома вчера вечером.

– Грандиозно, – иронически согласилась Мэри.

Позже, уже лежа в постели, Мэри подумала о своем подарке молодоженам, но ничего интересного не придумала. В конце концов, девушка решила, что походит по магазинам и поищет что-нибудь подходящее. Разумеется, в деньгах ей с Томасом не потягаться. Подарок должен быть оригинальным и еще долгие годы напоминать Джону и сестре о дне свадьбы.

А Томас Тэчер может катиться ко всем чертям.

Глава 6

Установилась прекрасная погода, покупателей хватало, и летние дни летели один за другим. Все свободное время Мэри тратила на свадебное платье для Джун. Она внесла множество изменений в первоначальную модель и начала раскраивать тяжелую шелковую ткань кремового цвета, понравившуюся обеим сестрам.

Работа оказалась тонкой и утомительной, многие детали приходилось отделывать вручную, но Мэри не щадила себя. Пусть свою свадьбу Джун запомнит на всю жизнь.

В четверг Мэри позвонила миссис Тэчер, уточнить список гостей. Разговор не удался; обе женщины чувствовали себя неловко.

– Времени осталось мало, правда и гостей будет немного. Поэтому, полагаю, каждая сторона пригласит своих гостей сама. Это можно сделать неофициально, – предложила миссис Тэчер. – Только скажите, сколько ваших гостей придет на прием.

– Человек шесть, – предположила Мэри, хотя еще не знала, сколько друзей пригласит Джун.

Прежде чем задать следующий вопрос, девушка слегка задумалась. – Может, счета будете направлять прямо ко мне?

Ответ оказался еще более осторожным.

– Муж хотел сам обо всем позаботиться…

– Очень любезно с его стороны, но в этом нет никакой необходимости, – запротестовала Мэри. – Я могу себе позволить эти расходы.

– Просто Стив очень переживает, ибо считает, что во всем виноват Джон. Муж сильно огорчится, если вы откажетесь принять это предложение.

Ссылка на состояние здоровья мистера Тэчера не позволила Мэри настоять на своем, и девушка как можно спокойнее произнесла:

– Мне остается только поблагодарить вас и вашего мужа…

– Вот и хорошо, – с явным облегчением сказала миссис Тэчер. – Тогда, надеюсь, мы обо всем договорились. Или у вас есть еще какие-нибудь вопросы?

Так как Джун не заводила разговора о том, где они будут жить после свадьбы, а Мэри не чувствовала себя вправе обсуждать эту тему за спиной сестры, то девушка поспешно сказала:

– Да нет, похоже, все ясно.

– Тогда увидимся через две недели. До свидания, дорогая!

Вернувшись с работы домой, Мэри застала Джона. Они с Джун где-то весь день гуляли, а вечером собирались на концерт под открытым небом. Как выяснилось, оба умирали с голоду.

Будь Мэри одна, то ограничилась бы чашкой кофе с сандвичем, но Джона этим не накормишь. Пришлось варить спагетти, сделав для скорости соус из пакета, и дополнить блюдо тертым сыром.

К чести Джона, тот уписывал простую еду с не меньшим аппетитом, чем самую изысканную. Несмотря на все недостатки, мальчик все же очень мил, призналась Мэри, когда Джон благодарил ее за ужин.

– Вы собираетесь провести медовый месяц на Канарах, – сказала Мэри, когда занялись десертом. – Это станет замечательным началом семейной жизни.

– И все благодаря брату, – согласился Джон. – Уж если он расщедрится, так только держись!

– Не могу сказать, что в последние годы у нас была возможность путешествовать, – почему-то чувствуя себя виноватой, сказала Мэри. – Я не могу закрыть магазин даже на пару недель…

– Вас некому подменить?

– Только если нанять кого-нибудь. У меня нет таких друзей, у которых было бы много свободного времени.

– Кстати о друзьях, – вступила в разговор Джун. – Мне казалось, во вторник должен вернуться Бенедикт.

– Он и вернулся, – ровно ответила Мэри. В глазах сестры зажегся огонек.

– Ты хочешь сказать, что он тебя бросил?

– Тебе, конечно, и в голову не придет, что я тоже могу его бросить, – сухо ответила Мэри.

– Что ж, самое время. Я всегда считала, что он тебе не пара. Бенедикт разговаривает только о регби, – пояснила Джун жениху. – Каждую субботу у него игра.

Джон улыбнулся, схватил Джун в охапку и так сжал ее в объятиях, что та начала вырываться и визжать.

– Иногда я и сам не прочь поиграть в регби!

Старшая сестра почувствовала зависть. Пусть в этой паре осталось много детского, но им хорошо вдвоем. А ее отношениям с Бенедиктом всегда не хватало какой-то искорки…

Нельзя сказать, что их разрыв оставил Бенедикта равнодушным. Спортсмен назвал Мэри зазнайкой, корчащей из себя леди, которая не понимает, как ей повезло встретить настоящего мужчину. Бенедикт уже слышал о предстоящей свадьбе и сделал единственный вывод, на какой оказался способен: Мэри положила глаз на Томаса Тэчера. Если бы Бен только знал, думала Мэри, что подобное невозможно, даже если бы она действительно этого захотела.

Джун и Джон все еще возились на диване, начисто забыв про концерт. Мэри оставила их в покое, собрала кофейные чашки и отнесла на кухню. Только девушка открыла кран с горячей водой, как зазвонил телефон. Вытерев руки, Мэри взяла трубку.

– Джон у вас? – спросил Том без всяких предисловий.

Вот уж чей голос никак не ожидала услышать… На секунду или две девушка замолкла от неожиданности.

– Да, – наконец, коротко, ответила она. – Сейчас я его позову.

– Нет, не надо. Просто передайте, что я его жду вечером у себя дома, хорошо? – После недолгой паузы Том сказал более дружелюбно: – Ну как, починили машину?

– Да, спасибо. Пришлось заменить всю резину.

– Похоже, влетело в кругленькую сумму.

– Пусть так, но это лучше, чем зависеть от чужой благотворительности, – парировала Мэри, намекая на размах свадьбы, оплаченной Тэчерами, и добавила: – У вас все?

– Все! – рявкнул Томас. – Остальное не для дамских ушей! Не забудьте передать Джону мои слова! – И с силой бросил трубку на рычаг.

На Джона, однако, просьба брата не произвела ни малейшего впечатления.

– И не подумаю ехать, – сказал тот. – Нужны мне его нотации!

– А чем он недоволен? – недоуменно спросила Джун.

– Недостаточным интересом начинающего бизнесмена к компании, – передразнил интонацию старшего брата Джон.

– А ты и вправду не проявляешь к делам интереса? – спросила Мэри.

На красивом лице юноши появилось скучающее выражение.

– Ну, я могу найти занятие получше, чем целый день сидеть в офисе.

– Например, повезти куда-нибудь меня, – засмеялась Джун.

Мэри воздержалась от замечаний. Вряд ли Джону понравилось ее вмешательство. От Джун тоже нечего ждать поддержки. Девушка искренне не понимала, зачем тратить драгоценное время на работу. Казалось, знакомство с Джоном заставило это юное создание утратить чувство реальности.

Старшая сестра с сожалением признала свое бессилие. Джун просто не стала бы слушать ничего, что бросило бы тень на обожаемого Джона.

Воскресенье Мэри, наконец, решила провести так, как уже давно хотелось. Поднялась рано – часов в семь. На небе ни облачка, хотя воздух был еще прохладным. Это даже лучше для похода, убеждала девушка себя и поклялась, что ничто не испортит ей день.

Мэри облачилась в джинсы и ковбойку. Ботинки служили уже три сезона, но, слава Богу, достаточно крепки. Новые стоят так дорого! Рюкзак отцовский, старый, вполне мог прослужить еще, размышляла Мэри, укладывая термос с кофе, бутерброды, а сверху запихивая ветровку. Несмотря на то, что небо стало затягиваться облаками, настроение путешественницы становилось все лучше по мере того, как она удалялась от города. Сегодня Мэри выбрала трудный маршрут.

Машину девушка оставила на стоянке, на окраине деревушки, расположенной у подножия горной гряды. Туристов было непривычно мало. В гору поднималась только небольшая группа, вскоре свернувшая с основной дороги; Мэри же продолжала упрямо взбираться на самую вершину Эльхиора.

Два часа спустя храбрая туристка сидела на скамье, на высоте шестьсот метров, прихлебывая крепкий кофе из термоса, и любовалась раскинувшейся внизу широкой зеленой долиной. Даже низкие облака не могли испортить очаровательную панораму.

Снизу поднимался одинокий турист. Пройдя несколько миль, среди громоздившихся справа и слева скал, путешественник, видимо, решил подняться на вершину холма, чтобы осмотреть путь. Тяжелые ботинки, штормовка и рюкзак говорили, что перед ней бывалый путешественник.

И к тому же знакомый, вдруг осознала Мэри. У девушки кольнуло в сердце, когда путник поднял темноволосую голову, оглядывая последний склон, на который предстояло взобраться. Почему, ну почему из всех мест, куда бы мог пойти, Тэчер выбрал именно эту скалу?

Томас быстро приближался, скрыться невозможно. Когда будущий родственник подошел, Мэри с деланным равнодушием посмотрела в серые глаза.

– Отправляясь по такому маршруту одна, вы подвергаете себя опасности, – нравоучительно произнес Томас, моментально вызвав у Мэри чувство противоречия.

– Но ведь и вы один, – запротестовала девушка.

– В худшем случае мне грозит только падение, и в центре туризма знают, что я отправился сюда. – Тэчер сделал многозначительную паузу. – Меня, кстати, не предупредили, что кто-то уже пошел по этой тропе.

Мэри поняла, куда он клонит, и обругала себя последними словами: она и не подумала сообщить в туристический центр о маршруте.

– Я знаю эту скалу как свои пять пальцев! – заявила девушка, не желая признавать промах. – Я уже много лет поднимаюсь сюда и ни разу не заблудилась.

Томас смерил ее оценивающим взглядом. Даже в тяжелых туристских башмаках, прибавлявших ей пару сантиметров, женщина едва доставала Томасу до середины груди. Джинсы и старая ветровка не могли скрыть мягких изгибов женственной фигуры.

Как нарочно, под его внимательным взглядом Мэри вспомнила о растрепанных ветром волосах и не накрашенном лице, но тут же рассердилась на себя. Какое значение имеет ее вид? Ведь она отправилась в путешествие не для того, чтобы хорошо выглядеть.

– Мне кажется, цель у нас одна, почему бы не пойти вместе?

– Мы живем в свободной стране, – безразлично откликнулась Мэри. – Куда хотим, туда и идем.

Она собралась продолжить восхождение, но Томас в два прыжка нагнал Мэри, схватил сильными руками и заставил посмотреть в лицо. Огромная фигура мужчины нависла над хрупкой девушкой.

– Послушайте, – сказал Томас. – Обычно я бываю довольно спокойным, но вы… – Он замолчал, вглядываясь в непокорные зеленые глаза и окаменевшее лицо, потом неожиданно сменил тон и примирительно сказал: – Ну хорошо, идите куда хотите, но, нравится или нет, я буду следовать за вами.

– Я уже сказала, вы можете идти куда угодно, – ответила Мэри, выразительно взглянув на руку, сжимавшую ее запястье. – Будьте любезны, уберите это.

– Только тогда, когда перестанете упрямиться! – Похоже, Томас не на шутку разозлился. Одинокая женщина в горах всегда подвергается риску, это печально известный факт. Вы можете стать далеко не первой в списке туристок, пострадавших от насилия!

Мэри прекрасно понимала, что Томас прав. Подобные происшествия случались с другими и могли случиться с ней. Мало ли кто может прятаться в расщелинах скал?

– Вот так-то лучше, – проворчал Томас, когда Мэри предпочла за благо промолчать. – Предлагаю заключить перемирие на оставшуюся часть пути.

Девушка чуть приподняла плечи; жест должен означать безразличие.

Том посчитал, что этого достаточно. Отпустив хрупкое запястье, мужчина пошел рядом с отважной путешественницей, приноравливая свои большие шаги к ее маленьким. Когда в полном молчании прошло несколько минут, Мэри предприняла героическое усилие и постаралась забыть старые обиды.

– А ведь я тогда вам не поверила…

– Я так и подумал, – подхватил он. – По правде говоря, вы первая из моих знакомых женщин, которая увлекается туризмом.

– Другие не так просты? – В это предположение Мэри постаралась вложить иронию.

Том хмыкнул.

– Во всяком случае, никто не рискнет показаться на людях без косметики!

– Я вообще не злоупотребляю ею. – Мэри по-прежнему не позволяла себе и намека на оправдывающийся тон.

– С вашей кожей косметика не нужна. В этом смысле рыжим везет.

Радость от неожиданного комплимента омрачилась ненавистным определением.

– Я не рыжая! – обиженно заявила Мэри.

– Значит, медная, – невозмутимо поправился Томас. – Как ни крути, а цвет ваших волос очень подходит к характеру. Вы настоящая гремучая смесь. Рядом с вами иногда становится страшно за свою жизнь!

Девушка насмешливо фыркнула.

– Как же, отольются кошке мышкины слезки!

– Может, и отольются. Рост еще далеко не все.

Нет, все, когда его отчаянно недостает, подумала Мэри, с тоской вспоминая о каблуках.

– Заезжал Джон тогда, когда вы звонили? – немного помолчав, спросила Мэри.

Томас спокойно отнесся к смене темы.

– Нет. Больше того, с тех пор мне так и не удалось поймать его. Он уже несколько дней не показывается в офисе.

– Я знаю. – Мэри чувствовала себя виноватой, поскольку была кровным родством связана с причиной нерадивости его брата. – Похоже, они с Джун решили до свадьбы испробовать все мыслимые и немыслимые развлечения.

– Я так и предполагал. – Тут Мэри споткнулась о камень и чуть не упала. Томас мгновенно подхватил ее. – Осторожно!

– Это в наказание за то, что не смотрю под ноги, – сказала Мэри, с дрожью ощущая стальные пальцы, сжавшие ее плечи. – Благодарю.

– Ну вот, опять выставили свои колючки, – заметил Томас, опустив руку. – Вы бы предпочли, чтобы я позволил вам упасть и разбить лицо?

Мэри почувствовала, что краснеет.

– Похоже, я догадываюсь, что заставляет вас быть такой агрессивной… Вы расстраиваетесь из-за того, что маленькая? – внезапно спросил Том. – Но это не должно вас беспокоить. Вы прекрасно сложены.

– Как кукла Барби! – пошутила Мэри, раздосадованная тем, что Тэчер все же нащупал ее слабое место.

– И почти такая же безмозглая, если портите себе жизнь из-за нескольких сантиметров, – проворчал ее спутник.

Отношения между ними становились все проще, хотя за шутками скрывалось некоторое напряжение. Мэри никогда еще не чувствовала себя непринужденно с мужчинами типа Тэчера. Но что бы она, ни думала, это не могло уменьшить его привлекательности.

Молодые люди поднялись на плато, и их уединенность была нарушена. То там, то здесь мелькали фигурки туристов. Тучи спускались все ниже, накрывая горный пейзаж тонкой пеленой. Это может стать опасным, думала Мэри, зная, как быстро меняется погода в этих местах. Правда, Томас до сих пор не проявлял ни малейшего беспокойства. Что ни говори, а его присутствие добавляло уверенности, призналась Мэри, украдкой поглядывая на высокую фигуру мужчины.

Устроившись под скалой лицом к головокружительной пропасти, они перекусили. Том захватил с собой несколько банок пива, но охотно принял и крышечку от термоса с горячим кофе.

– Как-нибудь я еще раз обойду весь горный массив, – небрежно бросил Тэчер. – Десять лет назад я прошел все двести пятьдесят миль по главной тропе. Это просто великолепно…

– Мне всегда хотелось проделать этот дуть, – призналась Мэри. – Папа дважды прошел этот маршрут; в первый раз я была слишком мала, чтобы идти с ним, а во второй – готовилась к экзаменам и очень переживала, что не смогла пойти с отцом в поход.

– Может, как-нибудь сходим вместе.

Он шутит, подумала Мэри, рассмеялась и сказала:

– Мне нужно будет взять велосипед, чтобы угнаться за вами! Да что там говорить, это только мечта. Все равно не смогу закрыть магазин на десять дней, а то и больше, чтобы пройти по главной тропе!

– Скажите, после смерти родителей вы хоть раз были в отпуске? – после минутного молчания спросил Томас.

– Ну… нет, – неохотно призналась девушка, боясь, что Том подумает, будто она напрашивается на жалость. – Неизбежный недостаток единоличного владения собственностью! – беззаботно закончила Мэри.

– Тогда почему не пригласить партнера? Это увеличит уставный фонд магазина и позволит уделять больше времени себе.

– Легко сказать… К тому же, – стоически добавила девушка, – предпочитаю все делать сама.

– Независимая женщина во всех отношениях, – последовал сдержанный комментарий. – Но это может зайти слишком далеко. Снова рискуя получить совет не совать нос в чужие дела, все же спрошу, каковы ваши планы на будущее. Ведь не думаете же вы до конца жизни оставаться одной…

– Но я не собираюсь выходить замуж, лишь бы не страдать от одиночества, – возразила Мэри.

– Значит, сейчас никого на примете нет?

Вопрос был задан как бы между прочим; Мэри так же небрежно ответила:

– Никого, о ком стоило бы говорить. А у вас?

Томас засмеялся.

– Я тоже не созрел для решительного прыжка в супружескую постель!

– А перезреть не боитесь? По-моему, самое время задуматься. – Мэри очень надеялась, что говорит шутливым тоном. – В конце концов, все мы не молодеем…

– Верно, – согласился Томас. – Но мужчине отпущено больше времени, чем женщине. У Чаплина рождались дети, когда ему было уже за семьдесят.

– Хотите потягаться со знаменитостью?

– Пожалуй, нет. – Тэчер выплеснул остатки кофе и вернул крышечку, слегка коснувшись руки Мэри.

– Током бьет? – мягко спросил Том, увидев, как девушка стремительно отдернула руку. – Временами между людьми возникает такое напряжение, энергии которого хватило бы осветить небольшой город.

– И это называют линией электропередачи, – сострила Мэри и увидела, как на лице мужчины появилась и тут же исчезла слабая усмешка.

– Можете шутить сколько угодно, но ничего не поделаешь. Когда мы вдвоем, то высекаем искры.

Мэри разволновалась от неожиданной перемены в их отношениях и даже не могла подобрать слова для ответа.

– Не уверена, что вообще в вашем вкусе, – наконец нашлась она.

– Я не сторонник одного типа женщин. – Томас взял из рук Мэри термос, поставил на землю, потом обхватил лицо девушки широкими ладонями и повернул к себе. В серых глазах опять появились рыжеватые искорки. – Когда я пришел в ваш магазин неделю назад, если говорить правду, вы меня очень удивили. Длинноногий кузнечик, а в бой рвется, как бультерьер!

– Что же мне оставалось после той новости, которую вы на меня внезапно обрушили? – Мэри пыталась сохранить остатки самообладания. – Я ведь даже не знала, что Джун постоянно с кем-то встречается…

– Я так и понял. Впрочем, сейчас это неважно. – Большой палец Томаса нежно гладил ее щеку, по спине Мэри побежали мурашки. – Вы способны заставить мужчину сбиться с пути истинного, Зеленоглазка. Сначала кажется, что вроде бы хладнокровная женщина, а через секунду – разъяренная ведьма! Вас всегда так легко вывести из себя, или у меня особый талант?

– Можно сказать и так. – Мэри, преодолевая себя, отвела его руку, прекратив сладкую пытку. – Оставьте, Том…

– Почему? – спросил мужчина. – Будете утверждать, что наше влечение не взаимно?

Мэри хотела бы сказать «да», но эта ложь шита белыми нитками. Наверняка слишком многих женщин бросало в дрожь от одного прикосновения Томаса, чтобы можно было обмануть его…

– Думаю, что вы играете в очень знакомую игру, – сказала девушка. – Знакомую вам. Только я не из тех, кого легко уложить в постель.

– Знаю, – нежно ответил Том. – Будь на оборот, я бы и не взглянул на вас.

– Но вы не станете утверждать, что не думали об этом? – с вызовом спросила Мэри.

– Заняться с вами любовью? – Мужчина с улыбкой пожал плечами. – Совершенно естественное желание. Правда, место для этого вряд ли подходящее.

– Хотите сказать, обязательным элементом вашей технологии соблазнения является кровать?

Его красивый рот снова улыбнулся, глаза весело заблестели.

– Похоже, у вас сложилось обо мне крайне лестное впечатление, правда?

Руку Тэчер опустил, но Мэри все еще ощущала прикосновение его пальцев к коже. Она с трудом изобразила улыбку и развела руками:

– Не сомневаюсь, что на столбиках вашей кровати не хватает места для зарубок, обозначающих победы.

– Прошло то время. Сейчас мой девиз – умеренность, – непринужденно ответил мужчина и оперся на скалу. – Этого должны хотеть оба. Уговоры – не мой стиль.

Вполне возможно, ему действительно никогда не приходилось прибегать к уговорам, подумала Мэри, начиная уже жалеть, что столь поспешно оттолкнула его. Какой вред от нескольких поцелуев? Большой. Хватит и одного поцелуя привести в движение то, что невозможно остановить, тихо сказал внутренний голос.

Простое прикосновение Тома привело в смятение все чувства; если целиком отдаться в его власть, он лишит ее остатков самообладания. Мысль, что это совсем неплохо, Мэри задушила в зародыше.

Девушка упаковала рюкзак и медленно застегнула, чувствуя на себе взгляд Томаса. Однако больше он дотронуться до нее не пытался. Возможно, это к лучшему, решила Мэри. Во всем, что касалось этого мужчины, она переставала доверять своему разуму.

Стоило обернуться, как становилось ясно: за последние полчаса погода явно ухудшилась.

– Пора уносить ноги, и как можно скорее, – озабоченно сказала девушка. – Дело дрянь.

Томас моментально вскочил с камня; стоило ему оглядеть затягивающуюся туманом долину, как лицо стало озабоченным.

– Моя вина, – признал он. – Я забыл первую заповедь туриста.

– Мы оба должны следить за погодой. – Мэри вскинула рюкзак на спину, сразу забыв о переживаниях перед лицом надвигавшейся опасности. – Хорошо еще, вовремя спохватились.

Если бы не утоптанная многими поколениями туристов тропа, то в сгущавшемся тумане невозможно было бы определить, куда идти. Но кое-где размытая тропа терялась из виду. К счастью, у них оказался компас, и Томас несколько раз сверялся по нему, чтобы убедиться, что они неуклонно продвигаются к югу.

Оба путешественника испытали облегчение, когда, наконец, вышли на дорогу, ведущую вниз, но и здесь им пришлось несладко. Дождь, сначала небольшой, вскоре превратился в настоящий ливень, с шумом стучащий по земле и стекающий вниз мутными грязными потоками.

Старенькая ветровка Мэри пропускала воду, и через несколько минут девушка почувствовала, как промокла насквозь. Вода текла по телу под одеждой. Мокрые брюки плотно облепили бедра. Мэри мысленно похвалила себя за то, что вчера не поленилась почистить ботинки жирным кремом. По крайней мере, хотя бы в ботинках не чавкала вода.

Штормовка Томаса была непромокаемой, но он почему-то даже не поднял капюшон, и его темные волосы, по которым стекала вода, завились кольцами на кончиках. Похоже, ему доставляет удовольствие идти под дождем, раздраженно подумала Мэри.

Когда молодые люди спустились в деревушку, туман уже рассеялся. Томас зашел в туристический центр сказать, что он благополучно вернулся, и они двинулись дальше – к стоянке. К тому времени Мэри вымокла до нитки.

Машин на стоянке осталось мало. Слишком мало. Щурясь, Мэри смотрела на то место, где оставила «фиат». Может, не здесь, а в стороне, на дороге? Но сомневаться не приходилось – машины не было!

Глава 7

– Через дорогу есть полицейский участок, – сказал Томас. – Вообще-то чаще всего там никого нет, но будем надеяться, что нам повезет.

Мэри шла за Томасом как во сне – не могла осознать происшедшее. Конечно, страховка возместит потерю, но на какое-то время она опять останется без средства передвижения…

Крошечное помещение было заперто на замок, и Том моментально принял решение.

– Делать здесь нечего. Вам надо переодеться. Я довезу вас на моей машине.

– В бардачке лежали ключи от дома, – вспомнила Мэри. – А Джун сказала, что вернется поздно. Да и неизвестно, взяла ли она с собой ключи. – Девушка беспомощно развела руками. – Придется разбить окно.

– Прежде всего, надо переодеться. – Томас повел насквозь промокшую спутницу обратно к стоянке. – У меня в машине есть плед. Вы можете все с себя снять и завернуться в него.

Подойдя к «БМВ», мужчина открыл заднюю дверь.

– Раздевайтесь. А я пока залезу в багажник.

Сняв насквозь промокшую ветровку, Мэри забралась внутрь теплого салона. Куртку она бросила на пол. Томас подал большой дорожный плед в красную и черную клетку, обошел машину, тоже скинул куртку и сел за руль.

Мокрые джинсы полетели на пол, за ними последовала рубашка. Оставшись в лифчике и трусиках, она с наслаждением завернулась в плед.

К тому времени дождь почти прекратился, а когда молодые люди выехали из долины, над головой было почти чистое небо. Мэри по опыту знала, что на обратном пути может не выпасть ни капли дождя. Климат в горах особый…

Она поделилась этим наблюдением с Томасом. Тот согласился и добавил от себя:

– Только представьте себе, как скучно слушать прогноз погоды, если бы он всегда сбывался!

Уж его самого скучным не рискнул бы назвать никто, почему-то пришло в голову Мэри, и девушка вспомнила неожиданное появление Томаса на плато. За то короткое время, что она его знает, Мэри испытала много сильных чувств, в том числе – отрицать бесполезно – и искушение. Правда, все равно это не имело никакого значения. Флирт с будущим деверем Джун не входил в ее планы.

Оправдывая их предположения, солнце светило вовсю. Дорога вилась совершенно сухая, в городе дождя и не было.

– Это не самый удобный путь, – предупредила Мэри, заметив, что «БМВ» свернул на улицу, по обеим сторонам которой стояли большие особняки в викторианском стиле. – Если мы поедем прямо через город, будет гораздо быстрее.

– Я знаю, – спокойно ответил Том. – Едем ко мне.

– Но мне нужна сухая одежда! – запротестовала Мэри.

– Я вам дам что-нибудь. Примете горячий душ, а то простудитесь. Это лучше, чем ломиться в запертый дом?

– Чует мое сердце, ломиться все равно придется, – вздохнула Мэри. – Если Джун говорит «поздно», ей можно верить…

– Что-нибудь придумаем. – За разговорами девушка не заметила, как они приехали. «БМВ» свернул на широкую подъездную аллею.

Как и многие другие особняки в этом районе, дом Томаса был перестроен под фешенебельные квартиры. Тэчер целиком занимал верхний этаж большого дома, куда вела отдельная лестница. Завернутая в плед, Мэри очутилась в изысканно обставленном холле.

– Там ванная, – указал Томас. – Сейчас поищу рубашку или еще что-нибудь. На кухне есть сушилка. Нет, нет, сам я не стираю, – поспешно сказал он, когда Мэри открыла рот. – Два раза в неделю ко мне приходит женщина.

– Только два? – медовым голосом спросила Мэри.

– Много будете знать, скоро состаритесь, леди! – усмехнулся мужчина.

Девушка бросила ехидный взгляд и скрылась за дверью ванной, оборудованной по последнему слову техники, с множеством пушистых белых полотенец. Была здесь и отдельная душевая кабинка с застекленной дверью. Мэри сбросила плед, включила горячую воду и встала под колючие струи.

Стоя с запрокинутым лицом под восхитительным теплым водопадом, за шумом воды она не расслышала, как дверь ванной открылась.

– Я положу одежду на корзину! – крикнул Томас. – Думаю, вам подойдет!

Мэри понимала, что сквозь рифленое стекло виден только ее силуэт, но все равно замерла, пока дверь не закрылась снова. Видно, Том привык заходить в ванную, когда там кто-то находился. Такое впечатление, что мужчина вполне мог бы раздеться и присоединиться к ней, подай Мэри хоть малейший повод.

Девушка отогнала нескромные мысли и вышла из душа. Завернувшись в огромную махровую простыню, она рассматривала мужскую рубашку, которую принес Томас. Белая, шелковая, ручной работы. Мэри предпочла бы что-нибудь попроще, не такое дорогое…

Вытеревшись насухо, натянула на себя трусики. Лифчик оказался насквозь мокрым. Широкая, плотная рубашка не просвечивала, так что ничего страшного, он ничего не заметит.

Застегнувшись и закатав рукава, Мэри поглядела на себя в большое зеркало. Покрытые легким загаром, красиво оттененным белой рубашкой, ноги открыты до половины бедер. Ничуть не короче, чем обыкновенное мини, успокоила себя девушка. Во всяком случае, Тэчер не упадет в обморок при виде нескольких лишних сантиметров ее кожи…

Полы повсюду покрыты толстыми коврами, так что проблемы с обувью не возникло. Она нашла Томаса на прекрасно оборудованной кухне, в дальнем конце коридора.

– Омлет? – спросил он, когда Мэри нерешительно остановилась в дверях.

– Не надо для меня ничего готовить! – воскликнула она.

– Я готовлю для нас обоих, – спокойно ответил Томас. – Вам с сыром или без?

– Ну… с сыром…

Окинув ее взглядом, Томас расплылся в улыбке. Высушенные полотенцем и расчесанные волосы сияющим облаком цвета меди окружили лицо, ничем не напоминая всегда скромную прическу; глаза сверкали изумрудным блеском.

– Настоящая лесная нимфа, – коротко заключил мужчина.

– Новинка сезона! – насмешливо бросила Мэри, решив не поддаваться на комплименты.

Сидя за столом напротив Тома, она поймала себя на мысли, что не может сосредоточиться на еде, хотя и омлет, и салат оказались очень вкусными. Томас сменил промокшие джинсы на обтягивающие светло-зеленые брюки и зеленую полосатую рубашку с открытым воротом. Каждый раз, поднимая глаза, Мэри видела на его груди черные волосы и опять начинала дрожать.

Молодые люди пили прекрасное вино, мягко разливавшееся по телу. Мэри понимала, что пьет слишком много, но вино помогало успокоиться.

– Я позвонил в полицию, заявил о пропаже, – сообщил Томас.

– Надо бы позвонить домой, – вспомнила Мэри. – Вдруг Джун передумала и вернулась пораньше?

– Ну что ж… – Томас явно сомневался в этом. – Телефон у вас под рукой.

Конечно, дома никто не ответил; собственно, Мэри и не ожидала раннего возвращения сестры. Медленно положив трубку, девушка размышляла, сколько придется ждать возвращения этих шалопаев. Раз все равно придется разбивать окно, какая разница, когда это сделать?

Чувствуя на себе пристальный взгляд, Мэри неловко сказала:

– Наверно, моя одежда уже высохла. Пожалуй, я оденусь.

– Ой, я же еще не сунул ее в сушилку, – с огорчением признался Томас. – Совершенно вылетело из головы: сначала переодевался, потом возился с едой…

– Это моя вина, – поспешно заверила Мэри, подымаясь со стула. – Я сама должна сделать это. Сейчас…

Когда Мэри вернулась, Томас уже помыл посуду. Налив еще по бокалу, он предложил.

– Давайте возьмем вино в гостиную. Ожидание может затянуться.

Даже слишком, подумала Мэри, но другого выхода все равно пока не видела.

Большая гостиная была обставлена и декорирована без всякого намека на показную роскошь. Мэри с удовольствием свернулась в большом кресле, поставив бокал на маленький столик. Томас выбрал пластинку, и комнату заполнила музыка: оркестр играл очень знакомую мелодию, название которой Мэри никак не могла вспомнить. Еще не было семи. За окном ярко светило солнце. Для всех в мире продолжался воскресный вечер.

– Вы давно живете один? – спросила Мэри, когда Томас уселся на стоявший рядом диван.

– Я уехал из родительского дома, когда мне исполнилось двадцать пять. Но в этой квартире живу только два года.

– Здесь очень тихо.

– Это одна из причин, почему мне тут нравится. – Мужчина откинулся на спинку дивана и положил ногу на ногу. – Муж с женой, занимающие нижний этаж, живут как мыши, за исключением редких случаев, когда устраивают вечеринки. А так как меня всегда на них приглашают, то никаких проблем не возникает.

– Вы тоже устраиваете вечеринки? – непринужденно спросила Мэри, пытаясь отвести глаза от линии его бедер.

– Пока еще не устраивал, но когда-то надо начинать. – Выражение его лица казалось непроницаемым. – Вы придете?

– Не люблю многолюдных сборищ, – солгала Мэри. – Наверняка у вас масса знакомых.

– Я знаю кучу народа, но лишь немногих считаю своими друзьями. – И после короткой паузы добавил: – Знаете, неплохо, если бы вы заранее познакомились кое с кем из тех, кто придет на свадьбу. Нет ничего хуже, чем оказаться на торжестве среди совершенно чужих лиц.

– Мне казалось, на приеме будут только члены семьи… – уклончиво сказала Мэри.

– Родные и близкие друзья. Мы с Энтони знаем друг друга с детства. И Флер, его жену, тоже. Наши мамы вместе учились в школе.

– Узкий круг людей… – пробормотала Мэри больше для себя, чем для него.

– Узкий – может, но не закрытый, если вы это имели в виду. Флер немного старше вас, но с ней очень легко общаться. – Томас улыбнулся, явно что-то припомнив. – Конечно, если она учтет, что с вами надо держать ухо востро!

– Можно подумать, я настоящая гарпия… – жалобно сказала Мэри.

– Ну что ж, гарпии по-своему тоже весьма симпатичные существа. Мне они всегда были по душе.

Мэри состроила обиженную мину.

– Нет уж, мне эти твари совсем не нравятся! Придется радикально сменить имидж.

– Э, нет! Когда вы рядом, жизнь скучной не кажется!

Скорее всего, он просто шутил. Мэри рассмеялась.

– Я использую эти слова для собственной эпитафии!

Ответа не последовало. Девушка украдкой посмотрела на мужчину, встретила пристальный взгляд серых глаз, и внутри все опять задрожало. Мэри вдруг ясно поняла, что сейчас произойдет. Когда Томас встал с дивана, она не смогла ничего сказать, потому что неожиданно пересохло в горле.

Мужчина легко, без усилия поднял ее с кресла, сел в него сам и опустил Мэри на колени. Его рот стал источником невыразимого наслаждения. Мэри запустила пальцы в густые волосы и крепко прижала темноволосую голову, разом отбросив все попытки и дальше обманывать себя. К чему бороться? Она все время хотела этого.

Возбуждал даже его запах. Закрыв глаза, ни о чем не думая, девушка целиком отдалась чувственным ощущениям: губы раскрылись, повинуясь нежному, но властному нажиму; Мэри трепетала, ощущая, как язык Тома проникает в глубину рта, и испытывая такие эмоции, о существовании которых не подозревала…

Когда Том, наконец, оторвался от нее, Мэри показалось, что она лишилась самого дорогого в жизни. На таком расстоянии серые глаза казались бездонными.

– Так лучше, – тихо сказал мужчина. – Гнев – это не лучшая замена.

– Чему? – спросила Мэри хриплым голосом.

Томас медленно улыбнулся.

– Ты знаешь, о чем я говорю. Я хочу любить тебя, Мэри. И ты тоже хочешь. Я вижу это в твоих глазах.

Он поднял руку и кончиками пальцев нежно провел по ее подбородку к мочке уха. Тело Мэри снова затрепетало. Она знала о существовании эрогенных зон, но и представить не могла, что столь простая ласка может доставить такое невероятное наслаждение. Маленькие струйки жидкого огня разливались по телу, кожа становилась настолько чувствительной, что каждое прикосновение ощущалось как ожог…

– Я не собираюсь ложиться с тобой в постель, Том, – выдохнула Мэри.

– Но ты же хочешь этого, – нежно настаивал мужчина. – Разве не так?

Девушка закрыла глаза и сжала зубы, стараясь побороть неумолимо разгоревшееся желание.

– Нельзя получить все, чего хочешь…

– Смотря как хотеть.

Открыв глаза, Мэри сделала ошибку: глаза выдали с головой. И когда она попыталась слабо протестовать, увидев, что Томас снова наклоняется, оба знали, что это только видимость сопротивления. Это не просто влечение, пронеслось в голове. По крайней мере, с ее стороны. Чувства, которые этот мужчина вызывал в ней, были гораздо глубже и сложнее.

Прикосновение его руки к обнаженной груди потрясло Мэри. Она инстинктивно выгнулась, давая полную свободу его длинным пальцам и жалея, что ее грудь недостаточно пышная и женственная.

– Они прекрасны, – прошептал Томас. – Как спелые яблоки… – Мужчина наклонился, языком и зубами искусно муча сосок. Девушка неистово прижалась к нему, не в силах вынести остроту наслаждения.

Рубашка упала на пол, открыв взгляду Тома обнаженное тело, прикрытое лишь крошечными трусиками.

– Я так и думал, – тихо сказал Томас. – Само совершенство. Маленькая Венера! – Мужчина опустил руку на ее живот и улыбнулся, ощутив ладонью движение мышц: его глаза говорили о возрастающем желании. – Со мной происходит то же самое.

Но Мэри сильно сомневалась в том, что он испытывает такое же душевное смятение. Для него в этих ощущениях не было ничего нового. И отступать не хотелось: слишком далеко она зашла. Какие бы ни пришли потом горькие сожаления…

Кровь бешено застучала в ушах, когда он просунул руку под резинку трусиков и нежно коснулся сокровенного. Еще ни одному мужчине она не позволяла таких интимных ласк, никому не дано было право узнать ее так глубоко. Девушка страстно ответила на его поцелуй, полная желания скорее слиться с ним в одно целое. И когда Томас убрал руку, она почувствовала себя обманутой, брошенной на пути к еще более изумительным открытиям.

– Не останавливайся, – умоляюще прошептала она. – Я прошу тебя!

– И не собираюсь, – нежно прозвучало в ответ.

Томас легко встал с кресла, продолжая держать ее на руках, словно она ничего не весила, и, прежде чем сделать шаг, осыпал поцелуями лицо. Он несет меня в спальню, подумала Мэри. Предстояло многое узнать, она хотела этого, как ничего другого.

Огромных размеров кровать напоминала скорее футбольное поле. Мэри лежала на этом белоснежном поле и сквозь ресницы наблюдала, как мужчина раздевается. Сердце в груди ухало, словно паровой молот.

У Томаса была фигура гимнаста: тело хорошо тренированное, узкая талия, стройные мускулистые бедра… Треугольник курчавых волос на груди заканчивался узкой линией, сбегавшей к плоскому животу. Ее взгляд скользил ниже – туда, где чернел другой треугольник, окружавший то, что составляло его мужскую гордость. При виде возбужденной плоти тело девушки снова задрожало.

Мужчина лег рядом и жестом, лишенным какой бы то ни было стеснительности, притянул ее руку, призывая ощутить всю силу его страсти. Прикосновение Мэри заставило Тома прерывисто вздохнуть.

– Чудесно…

Это послужило Мэри сигналом. Девушка ласкала его так, как ласкал ее он, с упоением даря наслаждение и наслаждаясь сама.

Она никогда не думала, что может стать такой раскованной, так свободно выражать чувства, забывая обо всем на свете…

Неожиданная трель телефонного звонка обрушилась как ушат ледяной воды, болью отозвавшись в каждой клеточке тела. Томас застыл, пробормотав под нос какое-то ругательство.

– Не обращай внимания. Он скоро перестанет.

– Не могу. – Для Мэри собственный голос звучал, казалось, откуда-то издалека. – Может, это что-то важное…

Мужчина снова еле слышно выругался и потянулся к трубке.

– Алло…

Лежа на кровати, Мэри поняла, что звонит женщина; правда, слов не слышала. Девушка замерла, прислушиваясь к ответам Томаса.

Кем бы ни была звонившая, Тэчер очень быстро и без особых церемоний отделался от нее, но для Мэри все уже было кончено. Воздушные замки рухнули. Девушка села и непослушными пальцами стала застегивать рубашку, стараясь не встречаться с Томом глазами.

– Это оказалось не слишком удачной мыслью, – неловко произнесла Мэри.

Томас взял девушку за руку, пытаясь удержать.

– А, по-моему, весьма удачной, – упрямо возразил он. – Она и сейчас удачная.

– Нет! – Мэри откатилась на другой конец кровати и встала на непослушные ноги. – Оставьте меня в покое!

Лицо Томаса мгновенно окаменело.

– Несколько минут назад ты умоляла не оставлять тебя в покое и хотела идти до конца. Так же как и я.

– Это прошло. Вижу, у вас и без меня хватает поклонниц.

– Неправда. Ты ведешь себя нечестно. – Видно, что мужчина прилагает отчаянные усилия, стараясь говорить спокойно. – Это ведь ты настояла, чтобы я ответил на звонок. Если ты вдруг передумала – что ж, о'кей, но не надо из-за одного несвоевременного звонка считать меня законченным бабником.

Мэри понимала, что действительно нарушила правила игры. Тэчер – свободный мужчина. В какой-то мере она даже благодарна незнакомой женщине, предотвратившей самую большую ошибку в жизни Мэри.

– Я собираюсь домой, – заявила девушка. – Поеду на такси.

Томас угрюмо покачал головой.

– Нет. Я отвезу.

Мэри молча вышла из спальни.

Только за дверью ванной Мэри попыталась разобраться в случившемся. Безусловно, заняться любовью с Томасом замечательно, но чего бы она этим добилась? Его отношение к ней – лишь случайное влечение, которое испытывает всякий мужчина к каждой понравившейся женщине. Может, интерес Тэчера несколько больше, чем она думает, но и только. Даже хорошо, что все так вышло, успокаивала девушка себя. Чего не имел, того и не потерял.

Томас ждал в холле. Увидев, как он легко оттолкнулся от стены и выпрямился, Мэри живо представила Тэчера таким, каким видела несколько минут назад. Теперь она долго не избавится от этого образа; до сих пор в теле бушевал вулкан…

Мужчина с бесстрастным лицом указал на дверь:

– Пошли.

Молодые люди молча спустились с лестницы. Мэри заговорила лишь тогда, когда машина тронулась.

– Мне жаль, если я разочаровала вас, – негромко начала она, – но что ни делается, все к лучшему. Я сейчас не принимаю таблеток, так что, возможно, мы могли попасть в то же положение, что Джон и Джун.

Томас с непроницаемым лицом смотрел на дорогу.

– Похоже, в этих вопросах вы с сестрой два сапога пара. Слава Богу, мне досталась наиболее порядочная из двух.

– Не надо оскорблять Джун. – Мэри постаралась вложить в эти слова как можно больше достоинства. – А что касается предохранения… – Она осеклась, но потом все же продолжила: – Я не заметила, чтобы вы приняли какие-либо меры, если уж на то пошло.

– Вы не предоставили мне такой возможности.

– Полагаю, у вас всегда достаточный запас средств в тумбочке! – бросила Мэри.

– Вы не ошиблись. Рискуют только дураки.

– И только полные дуры могут позволить соблазнить себя такому мужчине, как вы! – выпалила она. – Как большинству самцов, вам невыносимо думать, что вас отвергли, правда?

Его профиль казался высеченным из камня.

– Если бы не этот звонок, черта с два вы бы что-нибудь отвергли! Вы вели себя так же, как и все остальные.

– Ну, вы-то уж, без сомнения, в этом разбираетесь!

С пустого в этот час шоссе Томас съехал на обочину и с минуту сидел молча. Затем повернул голову и посмотрел девушке в лицо. Серые глаза казались холодней льда.

– Это зашло слишком далеко, – сказал Тэчер. – Согласен, все происшедшее – ошибка, но совершили ее мы оба. Вы не ребенок, Мэри. Вы прекрасно знали, что может произойти.

– Я никогда не осталась бы в вашем доме, если бы поняла, что у вас на уме, – тихо, но непреклонно сказала Мэри. – Я считала вас джентльменом.

– А я считал, что вы выше этих женских штучек: сначала завести мужчину, а в последнюю минуту улизнуть. Не будь телефонного звонка, вы наверняка придумали бы что-нибудь еще. Некоторые женщины находят в этом особое удовольствие.

Томас говорил отрывисто, и его слова больно ранили ее. Мэри чуть не задохнулась от негодования.

– Я не принадлежу к числу этих женщин, – заверила она. – Звонок просто отрезвил меня. Я осознала, какого сваляла дурака, вот и все. Вам этого не понять. Мужчине совсем не обязательно чувствовать нечто большее, чем сиюминутное желание.

– Тогда я приобрел бы себе надувную куклу. – Тому смертельно надоел этот разговор. – Давайте сойдемся на том, что вы просто передумали. Это ваше право.

Мэри обреченно подумала, что ей нечего добавить к этим словам. А даже если бы и было, то он вряд ли стал бы слушать. Да, все равно: она передумала. Без серьезных чувств с обеих сторон это стало бы просто совокуплением. Она столько ждала, и вдруг на тебе… Зачем ей понадобилась такая малость?

Глава 8

Когда «БМВ» подъехал к дому, Мэри с невероятным облегчением увидела у тротуара машину Джона. Слава Богу, одной проблемой меньше…

Том подъехал к воротам и остановился, не заглушив мотора.

– Если будут какие-нибудь новости о машине, полиция свяжется с вами, – сказал он. – Прежде всего, не забудьте поставить в известность о пропаже вашу страховую компанию.

– Как вы изволили заметить, я не ребенок, – резко ответила Мэри. – Не надо напоминать очевидных вещей. Со своими делами я справлюсь.

Тэчер лишь коротко пожал плечами.

– Прекрасно. Справляйтесь.

Вконец рассерженная, Мэри хотела открыть дверь, но вдруг остановилась. Стало стыдно: она и в самом деле вела себя как обиженный ребенок.

– Мне жаль, что все так получилось, – порывисто сказала девушка.

– Это относится к нам обоим. – Голос Тома ничуть не смягчился. – Вы правильно сказали: этого не должно случиться. Давайте договоримся, что все забудем.

Ничего не было?! Когда перед глазами стоят незабываемые картины, когда она еще ощущает его руки на своем теле…

Заходя в дом, Мэри услышала шум отъезжающей машины. Ну, вот и все, уныло подумала она.

Входная дверь оказалась незаперта, но ни Джун, ни Джона видно не было. Только услыхав шум наверху, Мэри поняла, что происходит. У нее нет никакого права осуждать их, невесело подумала Мэри. По крайней мере, молодых людей объединяет взаимное чувство.

Сестра и ее жених спустились через несколько минут. То, что Мэри поняла, чем они занимались, их нисколько не смущало.

– Я думала, ты куда-то ушла на весь вечер после похода, – объяснила Джун. – Ведь обычно ты возвращалась из своих походов гораздо раньше.

– Да, верно. День был очень хороший. – Эта пустая фраза должна полностью удовлетворить их праздное любопытство. – Вы ели что-нибудь?

– Упивались любовью, – усмехнулся Джон. – Но, несмотря на это, я голоден как волк.

– И я тоже, – поддержала Джун.

– Тогда приготовьте что-нибудь сами, – ответила Мэри. – Еда в холодильнике. А я хочу пораньше лечь спать.

У молодых людей вытянулись лица, но Мэри не обратила на это внимания и пошла наверх. Ничего, им полезно. Пусть хоть раз позаботятся о себе сами. Конечно, Томас совершенно прав: Джун такая же эгоистка, как и Джон. В этом отношении они похожи как близнецы, но спаси Господи их брак, когда начнет проявляться несходство характеров. Если, конечно, несходство существует.

Солнце не зашло и в спальне еще слишком жарко, о сне не могло быть и речи. Мэри попыталась почитать, но не могла сосредоточиться. В конце концов, бросила это занятие и уселась у окна на задний двор.

Соседи в саду готовили шашлык, видно, что у них очень весело. Приехала Николь с мужем; ее свободное платье не скрывало большой живот. Мэри заметила еще нескольких соседей. Без сомнения, если они с Джун были дома, их тоже пригласили бы.

Она подумала о том, какой простой казалась жизнь всего месяц назад. А сейчас Джун беременна, а она, Мэри, почти влюблена в мужчину, которого сама же оттолкнула. И нет никакой надежды на то, что когда-нибудь он простит ее. В ее жизни – сплошные неприятности, и это еще слабо сказано.

Во вторник утром – еще до того как Мэри ушла в магазин – позвонили из полиции и сказали, что «фиат» нашелся. Машину бросили на каком-то пустыре, и единственным нанесенным ущербом стал сломанный дверной замок.

– Вам повезло, – сказал дежурный сержант. – Кто-то просто воспользовался машиной, желая в дождь добраться до дома. Может, сейчас и заберете?

Потребовалось больше часа, чтобы доехать до места, где бросили машину, и всю дорогу Мэри про себя молилась, чтобы «фиат» не исчез снова. Со сломанным дверным замком увести машину проще простого.

«Пустырь» оказался обычной автостоянкой, где, кроме ее «фиата», находилась еще дюжина автомобилей. Все оказалось на месте, даже ключи в ящике для перчаток, чему Мэри очень обрадовалась.

В магазин она приехала только в одиннадцать, оставив «фиат» в мастерской для починки замка. Не следовало особенно задумываться над тем, многих ли покупателей она упустила за это утро.

На полу под дверью лежало несколько писем. Просматривая конверты, Мэри почувствовала, что при виде знакомого имени и символа компании останавливается сердце. Конечно, она ждала извещения о возобновлении аренды помещения, но то, что оно пришло именно сегодня, на неделю раньше срока, показалось дурным предзнаменованием.

Мэри дважды прочитала письмо, не веря глазам. Увеличение арендной платы на двадцать процентов разорит ее! Конечно, это дело рук Томаса, в бешенстве подумала она. Тэчер нашел способ отомстить за оскорбление его драгоценного мужского достоинства… Что ж, она в долгу не останется!

Вновь вывесив на дверях табличку «закрыто», Мэри ринулась в кабинет, схватила трубку и набрала один из указанных в письме телефонов. Секретарь, в ответ на требование немедленно соединить ее с президентом компании, ответила стандартным вежливым отказом, но с Мэри в ее нынешнем состоянии такой номер пройти не мог.

– Передайте, звонит невестка и что поговорить со мной в его же интересах! – единым духом выпалила она.

Наступила пауза, после чего секретарша с ноткой сомнения в голосе произнесла:

– Минуту, пожалуйста…

Мэри кипела от негодования. Звук знакомого голоса прозвучал как сигнал к атаке.

– Вам не кажется, что вы немного торопитесь? – холодно осведомился Томас. – До свадьбы еще десять дней.

– Если бы это зависело от меня, свадьбы не было бы вовсе! – парировала Мэри. – Но даже и тогда вашей невесткой будет Джун, а не я, слава тебе, Господи! – Она не дала ему времени ответить и сразу приступила к делу. – Надеюсь, теперь вы удовлетворены?

– О чем вы говорите? – растерянно спросил Тэчер.

– Вы чертовски хорошо знаете, о чем я говорю! Дополнительные двадцать процентов арендной платы прикончат меня, и вам это прекрасно известно! Ни капли не сомневаюсь, что вы лично до мельчайших подробностей изучили мое досье и разнюхали финансовое положение.

– Сейчас же прекратите! – властно раздалось в трубке. – Если речь идет о возобновлении аренды, вы обратились не по адресу!

– Черта с два не по адресу! – Мэри слишком разошлась, чтобы внять голосу рассудка. – Ты мстительная безмозглая свинья, Томас!

Связь прервалась, на другом конце бросили трубку. Девушка еще несколько секунд задыхалась от злобы, пока вежливый голос не напомнил, что разговор окончен. Тогда в голове стало проясняться. Наверняка пересмотру подлежал не только ее арендный договор, плату повысили многим. Мэри снова подняла конверт и внимательно посмотрела на четкий штемпель. Сердце упало. Не было случая, чтобы местная почта доставила письмо адресату за один день. А вчера еще выходной… Мэри без сил опустилась на стул, чувствуя себя совершенно разбитой. По обыкновению, не успев подумать, вспыхнула как порох. Как она могла хотя бы на минуту допустить, что Томас способен столь низко пасть, даже если есть возможность отплатить за вчерашнее? Это совсем не в его духе…

Но предаваться самобичеванию бесполезно, мрачно подумала Мэри. Надо приступать к работе. С увеличением арендной платы придется смириться, если она хочет продолжать дело. Может, банк пойдет навстречу…

Минут сорок спустя, когда Мэри проводила очередную покупательницу и раздумывала, не выпить ли чашечку кофе, в магазин ворвался Томас. Он тут же повернул на дверях табличку «закрыто», спустил жалюзи, а затем взглянул на Мэри. Губы мужчины были крепко сжаты, глаза холоднее стали.

– Может, поговорим как взрослые люди? – отрывисто бросил он.

Темно-серый костюм в полоску и белая рубашка придавали Тэчеру официальный вид, и у Мэри замерло сердце.

– Из-за вас я теряю клиентов, – невпопад сказала она, увидев, что у витрины остановилась какая-то женщина.

Тэчер не обратил на слова Мэри никакого внимания.

– Дверь будет заперта до тех пор, пока мы во всем не разберемся. Аренда…

– Знаю. – Мэри заставила себя посмотреть ему в глаза. – К вам это отношения не имеет. Во всяком случае, прямого. – Девушка неловко пожала плечами. – Прошу прощения за то, что вспылила и наговорила грубостей. Просто не дала себе времени подумать.

– Вот так сразу безоговорочно решили, что это моя личная месть. – Тон оставался ледяным. – Если не принимать в расчет, что подобное действие невозможно совершить за одно утро, то знайте – у меня вообще нет привычки мстить женщинам, которые говорят мне «нет».

Мэри стояла, прислонившись спиной к зеркалу. Взглянув на Томаса исподлобья, девушка тихо сказала:

– Не думаю, чтобы с вами случилось такое…

Тэчер насмешливо склонил темноволосую голову в знак, что оценил шутку.

– Давайте не отклоняться от основной темы, хорошо? Я же говорил, что не занимаюсь арендой, но посмотрю, что можно сделать.

– Это ни к чему. – Мэри выпрямилась, стараясь сохранить хоть видимость достоинства. – Я не хочу никаких поблажек.

Несколько томительных секунд серые глаза Томаса изучали коралловое платье Мэри так пристально, что у девушки запылали щеки.

– Вы сказали, повышение арендной платы разорит вас.

– Это сгоряча; тогда я не могла здраво рассуждать. Пожалуй, мне удастся выйти из положения.

– Иными словами, вы скорее пойдете ко дну, чем признаетесь, что попали в затруднительное положение?

– А чего вы хотели? – вспыхнула Мэри, понемногу приходя в себя. – Вряд ли вы сможете снизить мне арендную плату, не сделав то же самое для других. Во всяком случае, без того, чтобы не начались разговоры.

– Разговоры все равно начнутся. Свадьба ни для кого не секрет, но, как правило, «невестки» заранее у человека не появляются. Вполне возможно, линия прослушивалась.

Мэри снова бросило в жар. Она попыталась вспомнить, что наговорила в порыве гнева. Несомненно, набор ругательств был полным.

– Я… я очень сожалею, – все, что она смогла сказать, но эти слова безнадежно опоздали.

Томас немного помедлил, словно ждал чего-то еще, затем пожал плечами и повернулся, поднял жалюзи и снова обернулся к Мэри, закусившей губу и смотревшей на него во все глаза.

– Я такая идиотка… – прошептала она.

– Да нет же. – На сей раз его тон немного смягчился. – Возможно, немного неуравновешенная, но далеко не дура. Воскресный вечер – моя вина. Не надо терять голову.

– И мне тоже. – Девушка не смотрела Тому в глаза, боясь, что взгляд окажется слишком красноречивым. – Я вела себя как школьница.

Наконец чувственные губы тронула улыбка.

– Ну, не всегда…

При воспоминании о вчерашнем вечере кровь бросилась Мэри в лицо. Действительно, не всегда.

Казалось, наблюдая за ней, Том понял нечто важное, выражение его лица изменилось.

– Прежде вы ничего подобного не делали, так ведь?

Не было смысла отрицать очевидное. Девушка покачала головой.

– Не обидитесь, если спрошу почему?

– Вероятно, не встретила никого, с кем бы хотела это делать…

– А со мной захотели. – Это прозвучало как утверждение, а не вопрос. – Вы льстите моему самолюбию.

Усилием воли Мэри заставила себя улыбнуться.

– Будто вам никогда не льстили… Слава Богу, это не зашло слишком далеко.

– Ответственность за то, что наши отношения прервались, лежит только на Британской телефонной компании. – Томас помолчал, а затем спокойно добавил: – Думаю, будет лучше, если мы будем придерживаться чисто дружеских отношений.

– Я тоже так считаю. – Гордость не позволила ответить иначе.

– Тем не менее, не вижу причин, которые помешали бы нам до свадьбы встретиться с Энтони и Флер, как договорились. Может, пообедаем вместе в пятницу, конечно, если они свободны?

Ни о каком договоре Мэри не помнила, но спорить уже не было сил. Дружеские отношения все-таки лучше, чем совсем ничего.

– Я за, – сказала девушка, стараясь казаться спокойной. – И… спасибо.

Тэчер притворился безмерно удивленным.

– За что?

– За то, что пришли со мной поговорить. Вы имели полное право этого не делать.

– Вы преподнесли ваше сообщение в такой форме, что я не мог поступить по-другому. Только больше не называйте меня свиньей, а то я и вправду могу ею стать.

– Вообще исключу это слово из своего лексикона, – искренне пообещала Мэри.

Томас рассмеялся.

– Я позвоню. – Совсем собравшись, Томас остановился, будто что-то вспомнил. – Кстати, есть новости о машине?

Мэри уже забыла об утренних передрягах, которые по сравнению с последующими событиями казались идиллией.

– Мне вернули машину, – сообщила девушка. – Сломан только дверной замок. Его сейчас чинят.

– Замечательно! Гора с плеч свалилась. – Тэчер иронически усмехнулся. – В удивительном мире мы живем, если благодарим вора за то, что он причинил не слишком много неприятностей!

Глядя ему вслед, Мэри меньше всего думала о своей машине…

Дружба совсем не то, что она хотела от этого человека. Если бы в тот вечер она не повела себя как глупая девчонка, по крайней мере, было бы что вспомнить, в глубоком унынии думала Мэри. И на что надеяться. Если ли на свете такая вторая дуреха, которая дожила до двадцати четырех лет, не позволив себе ни одного серьезного любовного приключения? Человек должен жить полной жизнью, а не дожидаться Идеального Мужчину, который никогда не появится…

Вторая половина дня тянулась медленно. На следующей неделе Мэри договорилась встретиться со своим банковским поверенным. Если он откажется помочь, придется придумать что-нибудь еще.

К своему удивлению, Мэри застала дома Джун. Как ни странно, та была одна. Чем-то раздраженная, сестра огрызнулась, когда Мэри спросила, что случилось с обожаемым женихом.

– Решили провести вечер врозь, только и всего. Ты имеешь что-нибудь против?

– Отнюдь, – мягко ответила Мэри, размышляя над тем, что могло послужить причиной разлуки, – иногда полезно отдохнуть друг от друга.

На хорошеньком личике сестры появилась кислая мина.

– Изрекать банальности! Как на тебя похоже!

Не став спорить, Мэри оставила эту злую осу сидеть в одиночестве и пошла переодеваться. Возможно, виновата гормональная перестройка, размышляла она. Если так, то Джону в ближайшие месяцы не позавидуешь.

Свадебное платье было почти готово, оставалось доделать одну-две незначительные детали. Мэри хотела, чтобы Джун еще раз померила его, но та наотрез отказалась.

– Все вещи, которые ты шьешь, отлично сидят, – сказала сестра. – К тому же надевать свадебное платье заранее – плохая примета.

– Только если тебя увидит жених. – Мэри помолчала и попыталась успокоить сестру: – Первые три месяца всегда самые трудные.

– Откуда тебе-то знать? – угрюмо ответила Джун.

– Это общеизвестный факт. – Мэри не хотелось ссориться. – Если ты плохо себя чувствуешь, сходи к врачу. Он тебе что-нибудь пропишет.

– Я себя хорошо чувствую и ничего не хочу!

Старшая сестра вздохнула и отступилась. Оставалось надеяться, плохое настроение у Джун не затянется, иначе гости на свадьбе задумаются, на что обрекает себя несчастный Джон.

И тут Мэри с раскаянием вспомнила, что ни разу не спросила Томаса о здоровье отца. Обращаться к Джону бесполезно – тот мог заметить только что-нибудь из ряда вон выходящее.

Не упоминалось также, где будут жить молодожены. Мэри надеялась, Томас сдержал обещание и поговорил с братом. Возможно, капризы Джун связаны именно с этим.

Среда принесла дождь и плохое настроение. И дело не в тех нескольких покупателях, которые зашли или не зашли в ее магазин в то дождливое утро? Мэри стала подумывать, не стоит ли перестроить торговлю и продавать ширпотреб.

После полудня погода разгулялась, однако, видимо, лишь немногие соблазнились возможностью выйти за покупками. Среда всегда была тихим днем даже в лучшие времена. Синдром середины недели – так называла Мэри это состояние созерцательной меланхолии.

Услышав звон прикрепленного к дверям колокольчика, девушка вышла из кабинета и изумилась, увидев Оливию Тэчер.

– Хэлло! – приветливо воскликнула Мэри. – Вот это сюрприз!

Гостья улыбнулась и слегка пожала плечами.

– Я подумала, пора встретиться. Телефон – это не то…

Хотелось бы знать, что она имела в виду…

– Может, пройдем в кабинет? – предложила радушно хозяйка. – Он не слишком велик, но это лучше, чем разговаривать стоя.

– Вообще-то я хотела взглянуть на ваши вещи, – отозвалась Оливия. – Моя приятельница заходила к вам на прошлой неделе и нашла костюм, который давно искала. Она говорила, что некоторые модели просто очаровательны.

– Я обслуживаю покупателей с самыми разными вкусами.

Мэри мысленно перебирала всех посетительниц, заходивших на прошлой неделе. Их было не так уж много. Кто мог оказаться подругой Оливии Тэчер?

– Это не миссис Нильс? – осмелилась поинтересоваться девушка.

– Вы правы. Шарлотта Нильс. – Оливия не скрывала удивления. – Вы знаете по имени всех клиентов?

Мэри засмеялась и покачала головой.

– Только постоянных, поскольку их не так уж много.

Девушка уже не сомневалась, это Томас порекомендовал миссис Нильс ее магазинчик или просто посоветовал зайти. Здравый смысл подсказывал: неважно, каким образом узнает о ней покупатель, – главное, чтобы он остался доволен. И все же не могла отделаться от мысли, что ей покровительствуют.

– Выбирайте, что понравится, – предложила Мэри, не бросаясь на помощь, как делала обычно. Оценив ее тактичность, Оливия медленно прошлась вдоль двух рядов вешалок, занимавших длинный узкий зал, застланный мягким темно-синим ковром. На этот дорогой ковер ушла большая часть суммы, отложенной на оформление помещения. Но ковер того стоил и сейчас, через четыре года, выглядел как новый.

Обои в белую и синюю полоску, небольшие хрустальные бра и высокие зеркала в рамках из красного дерева – все создавало атмосферу уюта и доброжелательности, которой добивалась Мэри.

– Вы умеете подбирать красивые вещи, – заметила Оливия. – Впрочем, ничего удивительного. Ведь Томас рассказывал, что после гибели родителей вам пришлось бросить школу дизайна…

Джун могла рассказать Джону, а тот брату, подумала Мэри, так и не вспомнив, когда говорила об этом Томасу.

Девушка лаконично ответила гостье:

– Да, так получилось…

Оливия бросила на хозяйку магазина быстрый взгляд.

– Вы не думали закончить курс?

– У меня нет времени на учебу.

– Но я слышала, вы придумали для Джун какое-то потрясающее свадебное платье.

– Да, верно, – согласилась Мэри, – но это скорее исключение из правила. Я не настолько хорошо моделирую, чтобы заниматься дизайном одежды профессионально.

Миссис Тэчер дружески улыбнулась.

– Просто к слову пришлось… – Оливия сняла с вешалки костюм золотистого цвета, отделанный черной тесьмой.

– Можно мне это примерить? Когда через несколько минут Оливия вышла из примерочной кабинки, Мэри увидела, что костюм как по заказу сшит для этой высокой стройной женщины. Миссис Тэчер умела носить вещи. Мэри выразила будущей родственнице восхищение – и получила в ответ благодарную улыбку. – Мне действительно нравится, – с неподдельным воодушевлением заявила Оливия. – Вообще, я никогда не носила таких цветов, а почему, спрашивается? Я могу надеть этот костюм на свадьбу. – Она засмеялась. – Зато у вас наверняка не возникнет проблемы с выбором наряда!

Мэри еще не думала, что наденет на свадьбу. Но понятно одно: одеваться в собственном магазине ей не по карману…

– Вся предстоящая церемония меня ужасно угнетает, – неожиданно призналась Оливии девушка. – Особенно учитывая состояние здоровья мистера Тэчера. Вряд ли такое потрясение пойдет ему на пользу.

– Вы знаете, в последнее время Стиву стало немного лучше, – сказала Оливия. – Понемногу возвращается речь, а это сильно облегчает всем нам жизнь. Что же до остального… – женщина пожала плечами, – подобные случаи бывают, и даже довольно часто. Джун милая девочка. Я уверена, они с Джоном будут счастливы.

– Джун – своенравный ребенок, – честно призналась Мэри. – Моя вина. Боюсь, я на многие проделки смотрела сквозь пальцы, а нужно держать ее построже.

– В этом нет ничего удивительного; вы совсем молоды, – сочувствующе сказала Оливия. – Если на то пошло, наш Джон тоже не без греха. Он достаточно взрослый, чтобы отвечать за свои поступки. Хорошо, что хотя бы Томас совсем иной. Конечно, я была бы счастлива, если бы и он устроил свою жизнь. Ведь нельзя сказать, что у него нет возможности это сделать.

Значит, существует женщина, которая ждет не дождется, когда Томас, наконец, решить остепениться, подумала Мэри, едва собеседница уединилась в примерочной.

Ну и что? Девушка трезво оценивала ситуацию. Для нее Томас потерян. Пережить это гораздо проще, если она не увидит его. Увы… Даже если она не пойдет в пятницу на обед, делу не поможет. Придется терпеть.

Глава 9

В пятницу вечером Джон устраивал «мальчишник». Мэри находила это решение весьма разумным. При той смене настроений, которой в последнее время подвергалась Джун, для обоих лучше всего хотя бы несколько дней побыть врозь.

До последней минуты Мэри не говорила о своих планах насчет обеда с Томасом и его друзьями. Девушка предвидела бурную реакцию и не ошиблась.

– Если кто-то и должен встречаться с этими людьми, так это я! – обиженно заявила Джун. – В конце концов, главное действующее лицо совсем не ты!

– Друзья Томаса совсем не подходят тебе по возрасту, – пыталась урезонить разбушевавшуюся сестру Мэри. – Ты бы умерла со скуки.

– Если говорить о возрасте, тебе они тоже не подходят. Том на десять лет старше тебя.

– Только на десять, – поправила Мэри и тут же пожалела, карие глаза мгновенно вспыхнули от мелькнувшей догадки.

– Неужели ты на него запала?! – негодующе вскричала Джун. – Бог с тобой, Мэри, он же просто надутый самодовольный индюк!

При таком ярком и образом сравнении Мэри не могла удержаться от улыбки.

– У тебя богатое воображение, сестренка. Не попробовать ли тебе сочинять детские стишки?

Но чувство юмора у Джун исчезло вместе с хорошим настроением.

– Перестань смеяться! – крикнула она разгневанно.

– Терпеть не могу, когда со мной обращаются как с ребенком!

– Тогда не веди себя как ребенок! – разозлилась и Мэри. – Том предложил познакомиться с его друзьями, чтобы в день свадьбы я не чувствовала себя неловко в окружении совершенно незнакомых людей. Простая предупредительность, только и всего.

– Но он все равно тебе нравится! – упорствовала сестра. – Это не доведет до добра. Джон говорит, у него полно женщин.

– Там, где речь идет о нормах морали, твоему Джону лучше помолчать. По крайней мере, от Томаса еще никто не забеременел… – Мэри тут же осеклась. Она была готова откусить себе язык, заметив, как вдруг потемнели светлые ореховые глаза. – О Боже! Прости меня, Джун. Это удар ниже пояса.

Хорошенькое личико сестры сморщилось. Джун упрямо вздернула подбородок.

– Мне наплевать, что говорят другие! Мы поженимся, и только это имеет значение! И оставь меня, пожалуйста, в покое!

Джун бросилась на диван, а Мэри стояла в нерешительности, желая утешить сестру и зная, как воспринимаются уговоры в таком состоянии. Старшая сестра признавала: где дело касалось темперамента, они с Джун стоили друг друга.

Пожалуй, сейчас лучше подождать, пока Джун успокоится. Тем более до прихода Томаса надо принять душ и переодеться. Он должен заехать в восемь.

На обед Мэри решила надеть еще одно свое творение – белый брючный костюм из прекрасного итальянского трикотажа. Когда она открыла дверь, Тэчер с одобрением оглядел девушку.

– Вы выглядите на миллион фунтов стерлингов! – воскликнул Томас с преувеличенной любезностью.

Мэри хотела ответить, что он в отлично сшитом темно-синем костюме выглядит еще лучше, но изобразила улыбку и сделала реверанс:

– Благодарю вас, сэр!

Уже сидя в машине, Мэри рискнула спросить:

– Вы не считаете, что должны пойти к Джону на «мальчишник»? Вы его единственный брат…

– Напиться с разношерстной компанией юнцов, которых Джон называет друзьями? Я не считаю это хорошо проведенным вечером. Да и разница в возрасте слишком велика.

Послушать Джун, так и ей Том тоже не подходит, подумала девушка. Сама она так не считала. После знакомства с Томасом ровесники уже не привлекали.

Чета Блеков ожидала их в небольшом загородном ресторане на берегу реки. Энтони, с копной падавших на лоб белокурых волос, оказался таким же высоким, как Томас, а подобных веселых сияющих синих глаз Мэри не видела еще ни у кого. Его жена тоже была светловолосой и высокой, с потрясающей фигурой.

– Мал золотник, да дорог, – многозначительно ответила Флер на шутливую реплику Мэри, что чувствует себя воробьем, затесавшимся в компанию орлов. – Бриллианты не занимают много места, – всегда твержу моему мужу.

– Может, один бриллиант и не занимает, – спокойно возразил Стив, – но для бриллиантов, которые ты считала стоящими твоего внимания, пришлось бы нанять склад!

– Бессовестное преувеличение! – Глаза цвета старого янтаря кокетливо стрельнули в Томаса, который снисходительно прислушивался к пикировке. – Вот ты бы никогда не поскупился на несколько стекляшек для девушки, правда, солнышко?

– Мне казалось, сейчас все вы предпочитаете называться женщинами, – сказал в ответ Томас.

– Ты, как всегда, уклоняешься, – посетовала Флер. – Я уже обратила на это внимание. – Она сокрушенно покачала головой и обратилась к Мэри: – Вы не находите, когда ему выгодно, он становится глухим как пень?

– Не знаю, – непринужденно отозвалась Мэри. – Я никогда у него ничего не выясняла.

Краем глаза Мэри увидела знакомую усмешку и чуть не застонала, когда поняла, что краснеет и ничего не может с этим поделать. Черт бы его побрал, яростно подумала девушка. Почему он всегда вгоняет ее в краску?

Стив лениво улыбнулся:

– А вот я связался с незакрывающимся ртом…

– Я тебе дам «незакрывающийся рот»! – с притворным негодованием пригрозила Флер, и муж повернул к жене улыбающееся лицо.

– Разве для тебя это новость?

Мэри невольно рассмеялась. Эта пара забавляла ее, муж и жена хорошо дополняли друг друга. В их шутках не было никакой злобы, наоборот, угадывалась глубокая истинная привязанность. Мэри поняла, что завидует им.

В общем, вечер удался. Оказалось, Томас может быть приятным собеседником.

– Я довольна, что Том так расслабился, – заметила Флер, когда мужчины на несколько минут вышли из-за стола. – Когда заболел отец, на его плечи легла слишком большая ответственность. Думаю, вы как раз то, что ему нужно. Вертя в руках фужер, Мэри покачала головой.

– Это не совсем так. Я здесь только потому, что Томас счел нужным познакомить нас до свадьбы брата.

– Да что вы говорите! – Флер казалась искренне обескураженной. – Я могла бы поклясться… – Она оборвала себя на полуслове. – Я всегда тороплюсь с выводами. И все равно очень рада, что Томас вас привел. Вы совсем не такая, какой я представляла.

– Вы хотите сказать, мы с Джун из того типа женщин, которые стремятся заполучить богатых мужей?

Последовала пауза, затем Флер смущенно засмеялась.

– Вы всегда такая прямая? Пожалуй, в чем-то вы правы. Когда Томас позвонил, чтобы договориться о встрече, мне показалось… между вами что-то есть. Я ожидала, в дверь войдет действительно роковая женщина…

– Он с такими обычно встречается?

– Видите ли, Тома, как и большинство мужчин, время от времени тянет к женщинам с яркой внешностью, но они быстро надоедают: красота и мозги далеко не всегда уживаются друг с другом. А на вас и посмотреть приятно, и язычок у вас острый как бритва. – Флер громко расхохоталась. – Вам нравится ваш портрет?

– Необычайно, – сухо отозвалась Мэри. В такой характеристике таилась большая ложка дегтя. Она знала, что привлекательна, но вот Джун – настоящая красавица. Уж куда ярче…

– Ваша сестра тоже очень симпатичная девочка, – продолжала Флер, словно подслушав ее мысли. – Мы недавно видели их с Джоном на скачках. Обоим только в школу ходить, а не заводить ребенка. Джон хоть и закончил университет, а все равно мальчишка мальчишкой. – После некоторого колебания Флер нерешительно добавила: – Это очень тяжело – так потерять родителей. Не знаю, смогла бы я пережить это…

– Пережили бы, – спокойно ответила Мэри. – Нужда заставит.

В проходе показались возвращающиеся мужчины, и Мэри невольно сравнила их. Внешне полная противоположность – один темноволосый, другой блондин, оба привлекали внимание всех присутствующих. Если сравнивать каждую черту лица отдельно, может, Стив чуть красивее, но Мэри подумала, что большинство женщин выбрали бы волевой подбородок, худощавое загорелое лицо и глаза, меняющие цвет от почти черного до прозрачно-серого – в зависимости от настроения. Возможно, когда-нибудь она и влюбится в другого мужчину, а пока же Томас казался единственным на свете…

Стив с Флер и Томас с Мэри ушли из ресторана в одиннадцать часов и попрощались на автостоянке.

– В воскресенье мы приглашаем вас на шашлыки, если погода продержится, – сказала Флер. – Будет только несколько близких друзей.

– Мы собирались в горы, – ответил Томас, прежде чем Мэри успела открыть рот. – В прошлый раз мы вымокли до нитки, может, в эти выходные повезет. Но все равно, спасибо за приглашение.

Задумчиво посмотрев на них, Флер сказала:

– Ну что ж, желаю вам хорошо провести время. Увидимся в четверг.

– Вам совершенно нечего придумывать предлог, – сдержанно сказала Мэри Томасу, когда они шли к машине. – Я бы и сама могла это сделать.

– Опять спешите с выводами, – откликнулся Том. – Но замените мое «собирались» на «надеялись», и все станет ясно. Я всерьез думал в воскресенье отправиться с вами в поход.

– Правда? – неуверенно спросила Мэри.

Тэчер открыл переднюю дверь «БМВ» и посмотрел на девушку сверху вниз, удивленно приподняв бровь.

– А что смущает? Почему бы не разделить общее увлечение?

– Не уверена, что смогу освободиться, – уклонилась Мэри от прямого ответа.

– И что же может помешать? – настаивал Томас. – После недели работы нужен хороший отдых.

– Надо еще закончить свадебный наряд для Джун. – Явно лживое высказывание, но единственное, которое пришло на ум. – Другого времени не будет.

Поверил Томас или нет, но принял объяснение без возражений.

– Не поспоришь. Тогда через неделю.

Усадив девушку на переднее сиденье, Тэчер сел за руль и включил зажигание. Мэри чувствовала себя несчастной, но понимала, что поступила правильно. Чем чаще она будет видеть Томаca, тем тяжелее ей придется.

На обратном пути оба молчали. Уже подъезжая к городу, Томас неожиданно затормозил и съехал на обочину.

– Я больше не могу, – прямо сказал мужчина. – Целый вечер я смотрел через этот чертов стол на тебя и вспоминал, как ты лежала на кровати и ждала меня. Три дня пытаюсь выбросить это видение из головы, но ничего не выходит. Если ты относишься ко мне так же, как до этого проклятого звонка, тогда скажи, и мы все начнем сначала.

Томас еще ни слова не сказал о любви, предостерегла себя Мэри, изо всех сил стараясь не броситься ему на шею. Он говорит только о своем желании. Если она позволит их отношениям развиваться известным образом, потом она будет страдать еще сильнее.

Однако если держать Томаса на расстоянии, его отношение к ней останется примитивным физическим влечением, а потом он просто ее забудет. И если отказываться от малейшего шанса на любовь из-за боязни душевной боли, то она закончит свои дни озлобленной старой девой…

Профиль Томаса резко выделялся на фоне ночного неба, руки лежали на руле. Наконец мужчина не выдержал и повернулся.

– Так что же? – спросил он. – Ты скажешь что-нибудь?

Отбросив сомнения, Мэри обхватила ладонями узкое лицо Тома, притянула к себе и приникла губами к губам. Мужчина порывисто обнял девушку и прижал к груди; жар его ладоней Мэри ощутила сквозь тонкую ткань. Поцелуй был нежным, но Мэри почувствовала пламя страсти, охватившей Тома. Хотелось заставить его дрожать от желания, как в тот памятный вечер. Совсем недавно Мэри уговаривала себя, что жизнь дана, чтобы наслаждаться, так почему не начать прямо сейчас?

Пуговицы его шелковой рубашки расстегнулись при первом прикосновении, пальцы Мэри зарылись в жесткие волосы на груди. Томас перехватил ее руку и поднес к губам, целуя кончики пальцев.

– Ты настоящая шкатулка с сюрпризом, – нежно пробормотал мужчина.

– Мне надоело быть Примерной Девочкой, – решительно заявила Мэри, сжигая за собой мосты.

– Примерные Девочки с плохим характером не бывают. Второй такой, как ты, я еще не встречал. – Том улыбался. – Маленькая, взрывная и абсолютно непредсказуемая.

Сейчас Мэри тоже чувствовала в себе нечто, с чем не могла совладать. Такого яростного возбуждения она до сих пор не испытывала. Девушка горячо откликалась на поцелуи, жадно стараясь наверстать упущенное за последние годы.

Любовь казалась изумительной, заставляя кровь быстрее бежать по жилам. Когда рука Тома легла на ее грудь, Мэри задрожала всем телом. Желание росло, ослепляя ее: внутренняя часть бедер стала влажной, руки и ноги перестали повиноваться.

Томас положил конец этому безумию. Он усмехнулся и подозрительно заглянул ей в лицо.

– Кажется, в тебе говорит вино. Ты выпила целых четыре бокала.

Неужели? Мэри не могла вспомнить. Но сейчас количество выпитого не имело никакого значения. Она никогда еще не ощущала себя такой сексуальной, такой восхитительно раскованной. Если бы сейчас они лежали в постели, кто бы ни позвонил, ее бы это не остановило!

Томас поцеловал ее еще раз и отстранил от себя.

– Я отвезу тебя домой. Тебе нужно хорошенько выспаться, – объявил он. – Нам некуда спешить.

Мэри не хотелось ехать домой, но Том не оставлял выбора. Девушка откинулась на спинку сиденья, утешаясь мыслью о предстоящих встречах. С этого момента она собиралась наслаждаться каждым моментом, проведенным вместе с Томасом.

Когда молодые люди добрались до дома Мэри, эйфория пошла на убыль. Девушка уже могла трезво мыслить и даже испытала чувство облегчения, когда Томас не сделал попытки войти в дом.

– Как насчет завтра? – спросил мужчина, стоя у двери. – Я заеду за тобой в магазин.

И куда увезет? Вместе со способностью рассуждать вновь вернулись сомнения. Его намерения не включали долгосрочных обязательств. Готова ли она вступить в просто любовную связь?

– Я не знаю, – нерешительно начала Мэри. – Платье…

– Для платья останется целое воскресенье. – Томас казался настроенным весьма решительно. – Не начинай все сначала, дорогая. Или ты будешь со мной встречаться, или нет. Что выбираешь?

В зеленых глазах вновь зажегся огонек.

– Джун считает тебя самодовольным.

– Понимала бы твоя Джун… – Томас улыбался, но сдаваться не собирался. – Ты можешь принять решение или мне сделать это за тебя?

– Каким же образом? – вызывающе спросила Мэри, но вынуждена была замолчать. Том, приподняв девушку, прижался к губам долгим томительным поцелуем, опять лишившим ее воли. Она замерла, наслаждаясь близостью напрягшегося тела мужчины.

– Хотя бы две минуты кряду ты можешь побыть в каком-нибудь одном состоянии? – простонал Том, когда Мэри выскользнула из его объятий. – От тебя голова идет кругом!

Верный способ свести его с ума, подумала Мэри, возвращаясь к веселой бесшабашности.

– Ровно в шесть; спокойной ночи, милый принц! – быстро проговорила она и юркнула в дверь, захлопнув ее перед носом Томаса. Потом стояла, прижавшись спиной к двери, и слушала его смех. Напоследок Том тихо, но внятно пригрозил:

– Еще заплатишь мне за это…

И, возможно, слишком дорогой ценой, пришла в голову грустная мысль. Но Мэри тут же прогнала ее прочь.

Суббота казалась днем, в существование которого Мэри уже перестала верить. Поток покупателей казался нескончаемым. Если дело так пойдет, скоро понадобится помощник, думала Мэри, хватаясь за несколько дел сразу. Если банк пойдет навстречу, она может нанять кого-нибудь, хотя бы для работы по субботам. Только предполагаемый напарник должен быть профессионалом в области женской одежды, а рабочее время такого специалиста стоит недешево…

В пять сорок пять Мэри закрыла магазин и, наскоро умывшись в клетушке, примыкавшей к кабинету, сменила деловой серый костюм на изумрудного цвета платье с глубоким вырезом и плиссированной юбкой.

Подкрашивая губы, Мэри заметила, как дрожат руки. Подумать только – две недели назад рассмеялась бы в лицо тому, кто предсказал бы, что она влюбится в самого Томаса Тэчера!

В половине седьмого Мэри разрывалась между беспокойством и подозрением. Если Томас решил порвать с ней – мог хотя бы позвонить, с негодованием думала девушка, ища в гневе убежище от обиды и разочарования.

Часы показывали шесть сорок, когда Мэри перестала надеяться на приход Тома и отправилась домой. В расчете на свидание она приехала в магазин на автобусе и теперь, проклиная непредвиденный расход, вынуждена взять такси. В таком состоянии Мэри не могла думать даже о любимом деле…

Джун дома не было; она ушла с Джоном или без него, сказать трудно. Где бы ее ни носило, надо надеяться, настроение у сестры улучшилось, устало подумала Мэри. Сейчас хотелось только одного: чтобы свадьба поскорее состоялась и канула в Лету.

Мэри сварила кофе, есть не хотелось. Сердце подпрыгнуло, когда резко зазвонил телефон, но это оказался один из ее приятелей-туристов, интересовавшийся, не собирается ли она завтра в горы. Конечно, следовало сказать «да». В тоске слоняться по дому – не лучший способ времяпрепровождения. С другой стороны, надо заняться садом…

– Боюсь, ничего не выйдет. Накопилась куча дел, – ответила она другу. – Может, через неделю.

Мэри поднялась в спальню, сняла красивое платье и надела ночную рубашку, накинув поверх халатик. Она решила посмотреть телевизор, а с наступлением темноты лечь спать. Ужасно обидно проводить так субботний вечер, но что оставалось делать?

Как обычно летом, по телевизору ничего интересного не показывали. Единственный фильм, который Мэри еще не видела, оказался таким скучным, что девушка задремала. Минут через десять кто-то позвонил в дверь. Опять Джун забыла ключи, подумала сквозь сон Мэри.

Она пошла открывать, ругая про себя сестру, а потом в изумлении уставилась на стоявшего за дверью мужчину.

– Прости, что опоздал, – извинился Томас. – Больше двух часов проторчал в «пробке». Грузовик с прицепом перевернулся и заблокировал все три ряда. Я пытался тебя предупредить, но не успел.

Интересно, куда его носило? Но вопрос сразу вылетел у девушки из головы при мысли, что Томас все же не обманул ее ожиданий.

– Значит, ты ничего не ел, – сказала Мэри, впуская гостя в прихожую.

– С самого ленча крошки во рту не было, – признался Томас. Он смерил девушку взглядом и удрученно вздохнул. – Ах, как мало ты мне веришь!

– Откуда же мне знать? – защищалась Мэри.

– А я-то думал, что ты больше никогда во мне не усомнишься…

– Для такой пламенной веры мы еще не достаточно хорошо знакомы.

Серые глаза потемнели.

– Тогда это надо срочно исправить.

Первый поцелуй привел Мэри в смятение. Девушка едва не задохнулась, страстно желая продолжения. Она с трудом заставила себя рассмеяться и непринужденно сказать:

– Я имела в виду совсем другое!

– Это только начало, – в тон ответил Томас. – А пока выбирай: или одеваешься, и мы едем ужинать, или организуем что-нибудь прямо здесь. Подозреваю, ты тоже ничего не ела. Так как же?

Мэри отлично знала, что она выберет. С бьющимся сердцем девушка посмотрела мужчине в глаза.

– Да, не ела. А что касается остального… Я думаю, уже поздно куда-нибудь ехать. В холодильнике есть цыпленок и салат. Я понимаю, мало для голодного мужчины, но…

– Вполне достаточно. – Томас развернул хозяйку в сторону кухни и легко поцеловал в макушку. – Мне очень нравится твой наряд, – ласково добавил он.

Мой халатик куда целомудренней, чем шелковая рубашка у тебя дома, подумала Мэри, не подозревая, что атласная ткань кремового цвета при каждом шаге плотно прилегала к телу, подчеркивая все достоинства стройной фигурки. Впрочем, переодеваться не было никакого смысла…

Молодые люди поужинали на кухне, взяли чашки и перешли в гостиную. Сидя на диване рядом с Томасом, Мэри вспомнила, как варила ему кофе. В тот вечер нервы у обоих были напряжены до предела, состоялся тяжелый разговор, но уже тогда, если верить Томасу, она ему очень нравилась.

– Ты по-прежнему против этой свадьбы? – спросила Мэри, следуя ходу своих мыслей.

– Сомневаюсь, что семейная жизнь моего брата и твоей сестры будет удачной, – ответил Томас. – Пока никто не дал мне повода передумать.

– Но ты ведь не разлюбил Джона, правда? – Мэри сдвинула брови.

– Конечно, нет. Я люблю его так же, как ты любишь Джун. Но это не означает, что я должен закрывать глаза на его недостатки.

– Он всегда немного… эгоистичен?

– Балованные дети часто становятся эгоистами. Джон родился, когда мать почти потеряла надежду на второго ребенка. Двадцать лет назад считалось, что после сорока женщина уже не может рожать, а маме уже было недалеко до сорока. Кроме того, Джон родился недоношенным, слабым… Вот из него и сделали неженку. Надо было отправить Джона в закрытую школу. Это бы закалило его характер.

Мэри не считала, что старший брат прав, но спорить не собиралась. Она мельком увидела в зеркале свое отражение: на рыжие волосы падал отблеск пламени электрокамина, в вырезе пеньюара нежно розовела кожа… Казалось, весь ее вид действовал возбуждающе, однако ничто не говорило, что Том охвачен страстным желанием.

Мужчина расслабился, закинул руки за голову и вытянул длинные ноги. В желто-коричневом свитере и тонких брюках Том, наверное, и не собирался везти ее куда-нибудь обедать: возможно, из магазина хотел поехать прямо домой.

Твердо очерченный рот мужчины как магнит притягивал ее взгляд, губы Мэри еще ощущали вкус поцелуя. Никогда никого она так не желала. И не только физически: девушке хотелось, чтобы любимый мужчина целиком принадлежал ей.

– Если ты не перестанешь смотреть такими глазами, я могу растерять свои лучшие намерения, – довольно обыденно сказал Томас.

Голос Мэри прозвучал хрипло.

– Какие лучшие?

– Лучшие, чем вовлечь тебя в отношения, к которым ты не готова. – Мужчина поднял глаза и натянуто улыбнулся. – Как ты уже, наверное, догадалась, терпение не входит в число моих достоинств. А увидеть в воскресенье тебя в моей рубашке оказалось не по силам.

– Ко мне это высказывание относится не в меньшей степени, – пробормотала Мэри. – Я не слишком сопротивлялась. – Девушка пытливо вглядывалась в его худое лицо. – Вчера ты назвал меня непредсказуемой, а сам точно такой же…

– Ты во мне видишь только старого развратника. – Улыбка Томаса становилась все шире. – Если мужчина моего возраста еще не обзавелся женой, то автоматически переходит в разряд донжуанов.

– Если действительно есть повод к подобному мнению, – ответила Мэри, не собираясь принимать сказанное за чистую монету. – О тебе ходят разные слухи.

– Слухи не всегда соответствуют действительности. Тебе придется поверить мне на слово.

Мэри не представляла, куда может завести этот разговор. Она разглядывала гостя из-под опущенных ресниц, пока тот не издал приглушенный стон.

– Ради Бога, перестань! Когда ты так смотришь, я еле сдерживаюсь, чтобы не схватить тебя в объятия!

– Так зачем мучиться? – бесстрашно спросила Мэри. – Если мы оба хотим…

Томас откинул голову и задумчиво посмотрел на нее.

– Пока я хочу изменить твое мнение обо мне. Наши отношения начались крайне неудачно, и виноват главным образом я. Не так уж приятно обнаружить, что тебя безнадежно влечет к женщине, которую считал ничем не лучше сестры… Нет-нет, я уже не думаю, что она неразборчивая шлюшка, – поспешил заверить Том, увидев, что у Мэри угрожающе сузились глаза. – Ей нужно пару раз хорошенько всыпать, как и многим девчонкам. Жаль только, Джон вряд ли сможет ее перевоспитать.

– Обязанности родителей быстро научат их уму-разуму, – без особой убежденности в голосе сказала Мэри. – Во всяком случае, здесь мы уже ничем не поможем.

– Сегодня я собирался говорить не об этом… – Лицо Тома напряглось, когда он посмотрел на открытую шею Мэри, затем туда, где в глубоком вырезе атласной ночной рубашки молочно белела едва прикрытая легкой тканью грудь. – К черту все это, – хрипло выговорил Тэчер.

Девушка рванулась навстречу. Давно ждавшая этого момента, она самозабвенно отвечала на поцелуи. Несмотря на возможные последствия, она насладится отпущенными ей мгновениями и сделает это немедленно…

Глава 10

Томас развязал поясок и спустил пеньюар с плеч; широкие рукава соскользнули, и шею мужчины обвили обнаженные руки. Трепещущая Мэри прижалась к любимому и погрузилась в бездонный омут ощущений. Кожа остро воспринимала малейшее движение длинных пальцев. Они медленно и нежно скользнули по шее и спустились ниже, лаская спину. Мэри едва выносила мучительное наслаждение от прикосновения искусных рук.

– Хрупкая, как китайский фарфор… – шептал Том, прижимаясь губами к виску девушки. – Ты знаешь, насколько это усиливает мое желание?

– Всегда думала, что мужчины предпочитают высоких, – лепетала Мэри, восхищенная происходящим, и даже не возмутилась, что ее назвали хрупкой.

Томас рассмеялся низким грудным смехом.

– Я тоже считал, пока не понял, как хочется защитить тебя от всего света.

– Это не слишком заметно.

– Я сам не подозревал, глаза открылись, когда нашел тебя одну на плато. Маленькие женщины подвергаются большему риску… – Том замолчал и нежно посмотрел на нее. Затем его лицо стало серьезным. – Обещай, что больше не пойдешь туда одна.

В глазах Мэри появились шальные огоньки, и у Томаса тоже загорелись глаза. Мужчина тихонько провел ладонью по растрепанным медным волосам, щеке, по нежной линии подбородка… Мэри задрожала, когда рука Тома осторожно спустила с ее плеча тонкую бретельку ночной рубашки. Прикосновение губ обжигало, Мэри содрогнулась и тихо вскрикнула, непроизвольно выгнув спину, предчувствуя приближение более интимных ласк. Женская грудь в большой ладони казалась такой маленькой; сосок розовел, как нераскрывшийся бутон. Именно такую грудь обычно называют девственной. Может, Томаса влечет к ней потому, что она до сих пор не принадлежала ни одному мужчине, неожиданно подумала Мэри. Неожиданно отчаянно захотелось ощутить его тело; девушка просунула руки под тонкий свитер, зарываясь пальцами в кудрявую поросль на груди мужчины.

На ощупь кожа была теплой и чуть влажной. Мэри почувствовала, как учащенно забилось его сердце, и Том тяжело задышал. Запах разгоряченного мужского тела опьянял, сознание полностью отключилось, и движениями управляли лишь вырвавшиеся наружу инстинкты.

Томас хрипло застонал, когда блуждающие по его телу пальцы нащупали пряжку ремня.

– Если ты это сделаешь, – тяжело дыша проговорил мужчина, – я уже не смогу остановиться. Это слишком дорого обошлось мне в прошлый раз…

Первая мысль Мэри была о телефоне, но затем девушка поняла: если их застанет Джун, это будет настоящей катастрофой.

– Мне лучше уйти, – с явной неохотой сказал Томас, когда Мэри послушно убрала руки. – Сегодня я не собирался заходить так далеко. Эти двое могут заявиться каждую минуту… – Глаза у мужчины стали печальными, как у бассета. Том поцеловал Мэри в нос, затем аккуратно вернул на место бретельку и прикрыл грудь. – Какая же нужна сила воли… – сокрушенно вздохнул он.

Похоже, у Мэри силы воли не осталось ни капли. Джун не Джун – все равно; она отчаянно хотела, чтобы Том не уходил. Остаться наедине с хаосом чувств и мыслей казалось невозможным.

– Жаль, ты завтра занята, – уронил мужчина, вставая с дивана. Томас, к величайшей зависти Мэри, успел полностью овладеть собой. – Погоду обещают хорошую.

Уже готово было сорваться признание, но девушка вовремя прикусила язык. Пусть тон их отношениям задает Томас. Не следует выдавать свое нетерпение.

Неожиданно, будто только вспомнив, Томас сказал:

– Звонила Флер и просила привезти тебя на обед вечером во вторник. Как у тебя со временем?

– Я ничем не занята, – тихонько ответила Мэри.

– Прекрасно. – Том рывком поднял девушку с дивана и быстро поцеловал, что никак не устраивало Мэри. – Заеду в половине восьмого.

Девушка проводила Тэчера до двери, размышляя, чем тот будет заниматься вечером в понедельник. Перед уходом Томас снова поцеловал Мэри, но ей уже одного поцелуя показалось мало. Наблюдая, как уверенно мужчина идет к машине, девушка поняла: обернись он и помаши, она, не раздумывая пошла бы за этим человеком на край света…

Когда в одиннадцать часов вечера Мэри поднималась к себе в спальню, Джун еще не вернулась. Проходя мимо открытой двери ее комнаты, Мэри заметила, что сестра даже не застелила с утра постель. Она вошла в комнату поправить сползшее одеяло и взбить подушки. Может, Джон более аккуратен? Хотя, если молодые будут жить в особняке Тэчеров, обо всем позаботится Марта…

Начатую упаковку гигиенических тампонов Мэри увидела, когда решила немного прибрать на трюмо, где тоже царил страшный беспорядок. И даже тогда догадка еще не осенила ее.

В упаковке не хватало двух тампонов. Не спуская глаз с оставшихся, Мэри медленно опустилась на пуфик. Мозг отказывался признать очевидное…

Ясно одно: если беременность и была, теперь ее нет. Неужели Джун ошиблась? Но гинеколог не мог подтвердить то, чего на самом деле нет.

Тогда остается думать… Несомненно, Джун последние день-два была не в себе, но выкидыш повлек бы более серьезные последствия.

Мэри тихо ахнула, подумав о единственном объяснении происходящего. Блеф невозможен без участия Джона. Впрочем, это обстоятельство мало что меняло…

Когда послышался шум машины, Мэри сидела в той же позе. Захрустел гравий, раздалось приглушенное хихиканье, потом в замочной скважине повернулся ключ; снова прозвучал смех, теперь уже в доме, открылась дверь в гостиную, а входная захлопнулась. Значит, Джон тоже зашел в дом.

Увидев в зеркале свои потемневшие глаза, Мэри поняла, что оцепенение проходит и ее охватывает ослепляющая ярость. Нужно немедленно уличить эту парочку! Она не ошибается. Ребенка не существовало!

Дверь в гостиную была слегка приоткрыта. Просунув руку в щель, Мэри зажгла верхний свет, заставив сидевших на диване резко отпрянуть друг от друга.

– Я думала, ты давно спишь… – Интонация Джун была обвиняющей.

Нисколько не смущаясь, Джон окинул атласный пеньюар взглядом, мало отличавшимся от взгляда Томаса.

– В таком виде вы бы сразили наповал любого грабителя! – любезно прокомментировал он.

Мэри не обратила никакого внимания на его шутку. Внутри бушевали гнев и обида.

– Я нашла это на твоем трюмо, – резко сказала Мэри, бросив коробку с тампонами в руки Джун, которая инстинктивно поймала ее. – Может, скажете правду? Сказку я уже слышала!

Впервые со времени их знакомства Джон пришел в замешательство. Но даже теперь у него оставался вид человека, покорившегося обстоятельствам, но не виноватого. Джун – та хоть покраснела.

– Незачем заходить ко мне в комнату… – проворчала она.

Старшая сестра тряхнула волосами.

– Это к делу не относится. Если ты лжешь, то хотя бы получше заметала следы! Ведь ты и не была беременна? Вы понапрасну втянули всех в эту историю!

– Совсем не понапрасну! – Джон выпрямился, и его красивое лицо сразу, как показалось, стало старше. – Это наилучший способ заставить вас не совать нам палки в колеса!

– Никто нам не позволил бы пожениться просто так, – вступила в разговор воспрянувшая духом Джун. – Взять хотя бы вас с Томасом. Да вы бы что угодно сделали, лишь бы не допустить нашего брака! Мы же могли вообще никого не спрашивать и сделать, как нам хотелось. Вам бы это больше понравилось?

– Гораздо больше, чем то, что я сейчас узнала! – с горечью воскликнула Мэри. – По крайней мере, это не стало бы ударом для отца Джона. А не допустить свадьбы… Интересно, что мы могли сделать? Вы оба взрослые. Я имею в виду по возрасту, а не уму!

– Вы не знаете моего брата, – угрюмо пробурчал Джон. – Уж он-то обязательно нашел бы способ помешать нам. Том достаточно поиздевался надо мной еще до того, как возглавил компанию. А теперь и вовсе решил, что кум королю.

– Если речь идет о твоей безответственности в работе, я его понимаю, – жестко отрезала Мэри. – Сомневаюсь, что в последнее время ты показываешься в офисе!

– И вы туда же… Я для Тома только ишак, даже не состою в совете директоров. А имею такое же право, как и он!

– Да, ты тоже сын своего отца, как и Томас, но заинтересованность в делах фирмы, кропотливая работа, способность принимать решения и другие многочисленные обязанности составляют работу директора. А ты едва ли ценное приобретение для фирмы!

Голубые глаза Джона засверкали, лицо стало пунцовым.

– Что понимаете вы, с вашей скобяной лавкой! Как можете судить о таких вещах? Может, думаете, заполучили Тома? Не слишком рассчитывайте на это! Где замешан мой старший братец, можно быть уверенным только в одном: он вышвырнет вас из своей жизни, как только добьется своего.

– Прекрати, Джон! – В голосе Джун впервые послышалась боль. – Ее магазин – не скобяная лавка. Мэри из сил выбивалась все эти годы, чтобы мы могли свести концы с концами!

Как ни больно слушать злые слова будущего зятя, Мэри тронула поддержка сестры.

– Это не имеет значения, – немного смягчившись, успокоила она Джун.

– Нет, имеет… – Поведение Джона внезапно резко изменилось; казалось, молодому человеку стало стыдно.

– Джун права, я не должен говорить этого, но не только у вас есть нервы. Я уже достаточно наслушался упреков от Тома, а теперь и вы туда же. Вы даже не можете представить, как себя чувствуешь, когда тебе всю жизнь ставят в пример старшего брата!

– Не представляю, – согласилась Мэри, не без горечи выслушав эту тираду. – Но сейчас речь не об этом.

Две пары глаз смотрели на нее с одинаковым выражением, но заговорил все-таки Джон.

– Так или иначе, свадьба состоится. Если вы не хотите еще больше расстроить отца, то оставите все, как есть.

Ноги Мэри вдруг ослабли, пришлось опереться на косяк двери.

– Все равно правда скоро выйдет наружу.

– Тогда и будем решать.

– Твоя мать готовит детскую для будущего ребенка, – напомнила Мэри, еще не веря, что Джон может быть таким бессердечным.

– Мы же не собираемся все рассказывать прямо сейчас. В конце концов, во время медового месяца у Джун может случиться выкидыш. Это избавит всех от множества хлопот.

– Пожалуйста, Мэри, – взмолилась сестра. – Я знаю, мы поступили нехорошо, но признайся, ведь иначе ты сделала бы все, чтобы помешать нам пожениться!

– Конечно, я бы попыталась отговорить вас от этой затеи, – согласилась Мэри, – но я бы не смогла остановить вас. И никто из твоих близких не смог бы этого сделать, – добавила она, обращаясь к Джону. – Единственное, что пришлось бы пережить, – небольшое психологическое давление с обеих сторон. Джон пожал плечами.

– Теперь поздно говорить, дело сделано. Вопрос в том, будете ли вы молчать…

– А разве у меня есть выбор? – горько сказала Мэри. – Похоже, твой отец отнесся к известию о свадьбе достаточно спокойно. Известие, что все это липа, может убить его. Остается надеяться, так же спокойно он воспримет и новость о «выкидыше»…

– Врачи все равно говорят, его дни сочтены, – бесстрастно прокомментировал Джон, вызвав у Мэри новую вспышку гнева.

– Как ты можешь быть таким бесчувственным!

– А что такого я сказал? – удивился Джон. Он не видел в своих словах ничего крамольного. – Просто констатировал факт. Это не означает, что я не испытываю к отцу никаких чувств.

Однако этим чувствам явно не хватает глубины. Остается только гадать, насколько глубоко и искренне его чувство к Джун, беспокойно думала Мэри.

– Пожалуй, лучше тебе поскорее уехать, – сказала она. – Мне надо серьезно потолковать с Джун.

– Все равно не отговорите ее от свадьбы, – убежденно заявил Джон.

– Я и не собираюсь.

– Иди, Джон, – вмешалась Джун. – Увидимся завтра. Все рано уже поздно.

Молодой человек немного поколебался, встал с дивана, потянул за собой невесту и поцеловал с таким вызывающим видом, что при других обстоятельствах Мэри непременно бы рассмеялась. Она видела двух детей, решивших, во что бы то ни стало настоять на своем. Странно сознавать, она сама лишь на два года старше Джона.

Сестра проводила жениха и вернулась в гостиную, остановилась в дверях с вызывающим видом.

– Не вижу смысла мусолить эту тему, – заявила она. – Жалею, что обманула тебя, но дело сделано, так зачем действовать друг другу на нервы? Если ты промолчишь, никто ничего не узнает.

– Вы поставили меня в идиотское положение, – огорченно сказала Мэри. – Как я буду смотреть в глаза Тэчерам, если кто-то заговорит о ребенке?

– Если бы ты не рылась в моей комнате, ничего не случилось бы. Просто забудь, что знаешь, только и всего. – Джун помедлила, ожидая ответа, а когда его не последовало, с видимым облегчением сказала: – Тогда я пошла спать.

Оставшись одна, Мэри попыталась осмыслить происшедшее. Придется стать очень осторожной. Томаса провести трудно. Мэри не боялась, что он узнает правду; просто не хотелось, чтобы ложь Джона и Джун раскрылась благодаря ей. Предстоит серьезная проверка ее актерских способностей.

Во вторник Мэри пришла в себя и мало о чем тревожилась. Будь что будет, пусть наконец-то за последствия своего обмана отвечают Джон и Джун.

Мэри одевалась на обед к Блекам с особой тщательностью: тонкое кружевное белье, чулки-паутинки и классическое черное платье, позаимствованное в собственном магазине. Глубокое декольте оставляло плечи открытыми, линия бедер подчеркивалась прямой облегающей юбкой.

Глядя на себя в зеркало, девушка гнала прочь тревожные мысли. Сегодня она не собиралась думать об этих маленьких мошенниках. Джон и Джун опять куда-то пропали.

В серебристо-сером костюме Томас, как всегда, выглядел сногсшибательно. Сидя рядом в машине, Мэри восхищалась, как хорошо на нем сидит одежда. Впрочем, без одежды он выглядит ничуть не хуже. Мэри представила мужчину таким, каким он был в тот памятный вечер – сильным, красивым, полным страсти. При одном воспоминании сильно заколотилось сердце.

Дом Блеков был очень красив и находился в двух милях от усадьбы родителей Томаса. Встретившая их Флер тоже надела черное платье, которое подчеркивало соблазнительную фигуру и скрадывало несколько лишних килограммов.

– Головы две, а мысль одна! – весело приветствовала она гостью. – Мне очень нравится такой вырез на платье, но из декольте я просто вываливаюсь!

– Это чудесно, – заметил Том, глядя с шутливым сладострастием. – У тебя всегда было на что поглядеть – даже когда ты училась в школе.

– Сказал бы прямо, что толстая, – засмеялась Флер, и мужчина весело улыбнулся.

– Смотря, на чей вкус…

Мэри с трудом сохраняла на лице улыбку. Если Томасу так нравится большая грудь, пусть и идет к своей Флер!

Энтони провел Мэри в гостиную и представил другим гостям. Девушка не ожидала, что, кроме них с Томасом, здесь будет кто-то еще, и не подготовилась к тому интересу, который вызвали у присутствующих их отношения с Тэчером.

– Просто удивительно, что вы так подружились с Томом, принимая во внимание известные обстоятельства, – сладко сказала одна из женщин, и Мэри решила, что этой особе явно не хватает деликатности.

– Ну, родне вовсе не обязательно ссориться, – сказал вошедший в комнату Томас. Услышав бестактную реплику, он тут же поспешил на помощь слегка растерявшейся Мэри. – Ты сегодня замечательно выглядишь, Джулия. Красное тебе к лицу.

Комплимент заставил заискриться глаза женщины, в которых только что читалась враждебность.

– Мне уже говорили.

И говорил Томас, догадалась Мэри, которая считала, что умеет читать условные знаки. Наверняка одна из его бывших…

Муж женщины в красном – тоже высокий и темноволосый, но лишенный того обаяния, которым, казалось, лучился Томас, – покорно наблюдал за ними. Довольствуется вторыми ролями, заключила Мэри.

За столом девушка оказалась рядом с покорным мужем. Она уже знала, что зовут его Джек. Мэри поинтересовалась, чем ее сосед занимается. Оказалось, компьютерами.

На другом конце длинного стола раздался взрыв смеха. Там между Флер и Джулией сидел Томас и очень мило беседовал с дамами. Втроем они хохотали, обширный бюст Флер колыхался, платье грозило треснуть по швам.

– На некоторых мужчин женщины слетаются, как мухи на мед, – не без язвительности заметил Джек. – Надеюсь, вы не ревнивы.

Мэри не смутилась.

– У меня нет повода ревновать.

– О, конечно. С вашей внешностью его и не будет.

Комплимент довольно тяжеловесный, холодно про себя отметила Мэри, улыбаясь и бормоча слова благодарности. Увидев, что Томас смотрит в ее сторону, девушка улыбнулась и ему. Нет, она не будет ревновать, сколько бы тот ни уделял внимания другим женщинам. Томас Тэчер – свободный мужчина.

Вскоре общество перешло на террасу пить кофе с ликером. Воздух был душный, время от времени вдалеке погромыхивало. Флер зажгла ароматические свечи, чтобы отпугнуть комаров, и по лицам собравшихся заплясали дрожащие тени.

– Очень романтично, вы не находите? – сказала хозяйка, обращаясь ко всем сразу. – Я бы с превеликим удовольствием жила в те времена, когда еще не было электричества!

– И посудомоечной машины, фена, телевизора, самолетов и всего остального? – фыркнул Энтони.

– Чего не имел, того не жалко, – последовал здравый ответ. – Зато мне пошел бы кринолин!

– О, тогда половина мужчин лежала бы у твоих ног, – с видом заговорщика подмигнул Томас.

– Милый, ты знаешь, я ничего не делаю наполовину!

Мэри искренне хохотала вместе со всеми. Кокетство Флер казалось просто веселой игрой. Ее невозможно не полюбить, и Мэри она действительно очень нравилась, чего нельзя сказать о брюнетке в красном, которая время от времени поглядывала с таким видом, словно хотела сказать: до тебя Том был моим…

Рука Томаса лежала на спинке кресла, в котором сидела Мэри. Повинуясь безотчетному порыву, девушка откинула голову, коснулась шеей рукава его пиджака и тотчас увидела, как Джулия недовольно поджала губы. Вот тебе, подумала Мэри.

Девушка чувствовала, Томас смотрит на нее, и вздрогнула, когда мужчина положил руку на плечо и ласково провел пальцами по шее. Этот жест собственника, всеми замеченный, заставил бешено заколотиться сердце Мэри. Потребовалось все самообладание, чтобы сохранить видимость спокойствия.

Гром стал слышен ближе, засверкали молнии. Поднялся ветер.

– Ой, сейчас начнется! – воскликнул Энтони. – Скорее пойдемте в дом.

Будь Мэри одна, забилась бы в угол и кусала ногти. С восьми лет, когда молния ударила в антенну на их доме и телевизор взорвался, она боялась и ненавидела грозу.

Сейчас, видя, что никто не обращает на бушующую за окнами грозу особого внимания, Мэри стало стыдно за свои страхи, однако каждый раз при ударе грома она невольно поеживалась. Томас, сидевший рядом, видимо, чувствовал ее напряжение, но – слава Богу – ничего не говорил.

Уже за полночь гроза, наконец, прошла, но дождь продолжал лить как из ведра. Джек поднялся первым и стал прощаться, объясняя, что утром предстоит важная встреча.

– Пожалуй, мы тоже пойдем, – сказал Томас. – Ехать далеко. – Он легко встал, протянул руку Мэри и ободряюще улыбнулся. – Готова?

– Тогда увидимся в четверг, – говорила Флер, провожая гостей до дверей. – Конечно, если жених с невестой не сбегут из-под венца!

Тут Мэри с удивлением поняла, что эти несколько часов и не вспоминала о тайне, которую пообещала хранить. О Господи, если бы Джон и Джун сбежали в самом начале этой авантюры, это избавило бы всех от кучи неприятностей…

В машине Мэри молчала и сидела тихо. Томас участливо посмотрел на нее.

– Устала?

На самом деле его вопрос имел подтекст – он спрашивал, не отвезти ли ее прямо домой, догадалась Мэри и тут призналась себе, что больше не в силах сдерживать томление, нараставшее с каждой минутой. Что бы ни ожидало ее в будущем, эту ночь девушка собиралась запомнить на всю жизнь.

– Не слишком, – ответила она.

Глава 11

Мэри не сомневалась, что Томас все прекрасно понял, но молча, продолжал вести машину. Она украдкой взглянула на четкий профиль, желая узнать истинные мысли и чувства сидевшего рядом человека.

– Ты уверена, что хочешь этого? – наконец произнес мужчина, заставив сердце девушки биться неровными толчками.

– Как никогда, – решительно сказала Мэри. – Я хочу тебя, Томас.

Тот криво усмехнулся.

– Смотри не передумай. Нам еще ехать и ехать.

Слишком долго, подумала Мэри, глядя на пустынную дорогу, освещенную фарами. Целых двадцать минут. Конечно, выспаться сегодня она не успеет… Ну и пусть! То, что произойдет сейчас, важнее.

Когда приехали, Томас не стал зажигать в доме свет; просто обнял и поцелуями довел до того, что девушка забыла обо всем на свете, потом отнес ее в спальню. Мужчина медленно, но уверенно раздевал Мэри, и охваченная томлением девушка не испытывала ни малейших сомнений правильности происходящего.

Когда мужчина, наконец, лег рядом, обнажений, как и она, Мэри не могла сдерживать эмоций; она целовала Томаса, сгорая от желания, нуждаясь силой и игрой дрожащих от прикосновения мускулов. Возбужденный до предела, Томас все же не торопил девушку, пока его руки и губы не ввергли ее в пучину неслыханного наслаждения; при этом шептал такие нежные слова, от которых сердце начинало биться у самого горла.

И она раскрылась навстречу, как влажный, только что распустившийся цветок. Боль длилась лишь секунды, сметенная потоком радостного ликования, когда он целиком вошел в нее.

Какими бы восхитительными ни были ее фантазии, они не могли сравниться с изумительным чувством полного слияния плоти с плотью, когда вся растворяешься в том единственном мужчине на свете, который предназначен тебе судьбой. Мэри наслаждалась его властной любовью и инстинктивно подчинялась ритму медленных длинных толчков; в горле зарождался первобытный крик, и крик вырвался наружу, когда движения ускорились, подводя обоих к потрясающему завершению…

Первым пришел в себя Томас, приподнял голову и посмотрел глазами, полными нежности. Таких глаз Мэри еще не видела у любимого никогда.

– Ты откровение! – прошептал мужчина. – Как только подумаю, что кто-нибудь другой… – Он резко оборвал фразу и потряс головой. – Забудь, что я сказал.

Охваченная любовью, Мэри отбросила остатки сомнений и заговорила о том, что больше не имело смысла скрывать.

– Я не хочу никого другого! – исступленно, словно принося клятву, выкрикнула она. – Никогда не будет никого другого!

В темноте невозможно было разобрать выражение лица Томаса.

– Никогда – большой срок, – осторожно начал мужчина. – Ты меня знаешь всего две недели, и большую часть этого времени я вызывал у тебя только отрицательные эмоции.

– Это не так… – Мэри подняла руку и положила пальцы на его твердые чувственные губы. Даже мимолетного прикосновения хватило, и тело затрепетало от возбуждения. – Просто иногда я злилась на тебя, когда ты ругал Джун…

Томас поцеловал ее пальцы и слабо улыбнулся.

– Не сказал бы, что мое мнение об этой юной леди изменилось. Я действительно не прав, считая во всем виноватой тебя. Нельзя требовать от человека, чтобы тот успевал вести дело и держал в руках своенравного подростка. Один Бог знает, сколько сил положил я сам, чтобы справиться с Джоном… – Том перекатился на бок, притянул Мэри поближе, положил ее голову себе на плечо и ласково пригладил волосы. – А если говорить честно, я боролся с самим собой. Не ожидал, что сдамся старшей сестре девчонки, позарившейся на деньги Джона.

– Ты не похож на сдавшегося, – промурлыкала Мэри, с наслаждением вдыхая запах кожи любимого.

Мужчина коротко рассмеялся.

– Если я чему-то и научился – это не выдавать подлинных чувств. Женщины привыкли пользоваться любой зацепкой.

– Не все, – возразила Мэри. – Как сказала Флер, ты чересчур обобщаешь.

– Флер и сама порой не прочь воспользоваться ситуацией…

Мэри постаралась задать вопрос безразличным тоном.

– Знаешь по собственному опыту?

– Если хочешь спросить, не было ли чего-нибудь между нами, я отвечу «нет», – спокойно ответил Том. – Это не она звонила в то воскресенье. – Мужчина жестом собственника провел рукой по шее и обнаженной груди. – Тогда звонила случайная знакомая. Я ни с кем не связан.

Теплая волна затопила молодую женщину. Мэри прижалась губами к его плечу, рука скользила по широкой груди мужчины, ощущала твердые мышцы живота, блуждала по ставшему знакомым телу и наконец, нашла живое свидетельство вновь возродившегося желания. Почувствовав свою власть, Мэри овладела ожившей плотью и услышала участившееся дыхание.

– Хочешь еще? – хрипло спросила она.

– Попробуй меня остановить, – прорычал он в ответ.

В первый раз их близость была восхитительна, но вторая еще лучше… Наконец-то она стала опытной женщиной, с улыбкой подумала едва очнувшаяся Мэри.

Когда Томас привез ее домой, шел третий час ночи. Мэри отчаянно хотелось вернуться и провести ночь в его объятиях. Если бы не магазин, она могла бы остаться. Впервые в жизни было противно думать о работе.

– Завтра вечером у меня деловая встреча, – сказал Томас, расставаясь с ней у дверей, – теперь встретимся только на свадьбе. Тебе придется поторопиться, чтобы успеть в церковь, верно?

В четверг машины заказаны на два двадцать; после работы времени оставалось только заехать домой и переодеться.

– Успею, – сказала она. – Хорошо, что миссис Стивенсон согласилась поехать с Джун. На месте матери я чувствовала бы себя неловко.

Мужчина ласково провел рукой по щеке любимой, приподнял лицо за подбородок и поцеловал. Но поцелуй уже не мог насытить Мэри; всем существом девушка жаждала новых и новых ласк. Улыбка Тома еще больше распалила ее.

– Спокойной ночи, зеленоглазая…

Просто чудо, если удастся уснуть, подумала Мэри. Еще хочется быть так же уверенной в его чувствах, как в своих собственных.

Все же Мэри смогла уснуть и с огромной неохотой раскрыла глаза, когда в семь часов прозвенел будильник. Джун, как всегда, еще спала, и Мэри перед уходом из дома ее не видела. Изменит ли сестра свои привычки в особняке Тэчеров? Трудно сказать. Мэри в этом сильно сомневалась. Разбудить сестренку перед школой всегда было трудным делом.

День прошел как обычно, в трудах и заботах. Вернувшись после работы, Мэри несказанно удивилась: Джун не только была дома, но даже накрыла на стол. Пусть сестра приготовила самую простую еду, но у старшей потеплело на сердце.

– Я подумала, последний вечер надо провести с тобой, – запинаясь, сказала Джун. – У нас с Джоном уйма времени впереди. – Поколебалась, а потом неуверенно добавила: – Спасибо, что никому не сказала.

Мэри слегка пожала плечами.

– Мое сообщение не привело бы ни к чему хорошему. Слишком поздно. Больше всего меня беспокоит, как Тэчеры примут известие о выкидыше…

– Возможно, им не придется переживать. Мы больше не предохраняемся.

– Но беременность длится девять месяцев, – напомнила Мэри. – И вообще… Извини, мне кажется, с ребенком можно повременить.

– А, не знаю… Мы уже привыкли к этой мысли… – беззаботно сказала сестра. – Я тут посмотрела – везде продаются такие миленькие вещички для младенцев!

Мэри хотела возразить, но поняла, что бесполезно. В любом случае сестра будет делать все, что захочет. Так же как и Джон.

Приготовив все к завтрашней церемонии, Мэри решила лечь пораньше, но сон не шел. Если она потеряет Томаса, уйдет в монастырь, снова и снова повторяла девушка, зная, что шутит только наполовину. Она тосковала, и мысль, что когда-либо будет принадлежать другому мужчине, вызывала омерзение.

Народу в церкви оказалось почему-то много. Пробираясь сквозь толпу, Мэри видела взгляды гостей, обращенные на ее бело-синий матросский костюм. Она встретилась глазами с Томасом, и тот лукаво подмигнул, отчего у девушки сразу прибавилось уверенности в себе. Она мигнула в ответ и вдруг заметила удивленный взгляд миссис Тэчер. Оливия пристально наблюдала за ними, но Мэри это не волновало.

Мужчины пришли в обычных костюмах, а не в смокингах, что было бы более уместно. Но этот брак не одобрялся никем из приглашенных, кроме самих виновников сомнительного торжества.

Но, несмотря на все, что натворили Джун и Джон, она всегда будет искренне любить и поддерживать их, решила Мэри, рассеянно прислушиваясь к звукам органа. Сначала надо убедить молодых во всем признаться после свадьбы, это будет воспринято менее болезненно, чем ложь о выкидыше.

Внезапный шум голосов возвестил о прибытии невесты. Джон поднялся – высокий, красивый, в костюме цвета маренго, надетом скорее в угоду родителям, чем собственному вкусу. Уже хороший знак.

Джун сияла от счастья. И приняв из рук сестры изящный букет роз, Мэри почувствовала, как к глазам подступают слезы. Через несколько минут она останется единственной, кто носит фамилию Оливер.

– Будь счастлива, любовь моя, – прошептала старшая сестра.

Церемония оказалась короткой. Когда жених с невестой в ризнице расписывались в книге, Томас подошел к Мэри. От его задумчивой улыбки у девушки заколотилось сердце.

– Все кончено, можно ликовать, – сказал он. – Какие у тебя планы на вечер?

– Никаких, – просто ответила Мэри, и улыбка на лице Томаса стала шире.

– Считай, появились.

Мэри заметила, что Оливия по-прежнему наблюдает за ними, однако о ее чувствах по выражению лица миссис Тэчер было трудно сделать какие-либо выводы.

– Какое замечательное платье вы сшили для Джун, – заметила Оливия.

Девушка еще раз посмотрела на сестру – красивую, высокую, рядом с юным супругом. Волосы Джун уложены в замысловатую прическу, шею закрывал высокий воротник казакина, который плотно охватывал узкую талию и расходился, открывая зауженные внизу брюки. Да, Мэри знала, свадебный наряд сестры – ее лучшая работа.

– Джун хотелось чего-то оригинального, – скромно сказала Мэри.

– Просто поразительно, – совершенно искренне ответила Оливия. – У вас действительно талант и не следует зарывать его в землю.

Легко сказать, с оттенком горечи подумала Мэри, благодаря новую родственницу. Конечно, лучше всего закончить школу дизайнеров одежды, но сделать это можно, только продав магазин. Нет, она довольна тем, что имеет. Зачем искушать судьбу?

«Только члены семьи и близкие друзья»… Ничего себе! В особняке Тэчеров оказалось больше пятидесяти человек. Столы накрыты в большой красиво убранной столовой, а для тех, кто предпочитал закусывать на свежем воздухе, на террасу вынесли легкую плетеную мебель. Шампанское лилось рекой. Мэри взяла бокал с шампанским из рук молодого человека, представившегося «родственником по женской линии», и тут рядом очутился Томас. Мужчина легонько обнял девушку за плечи.

– Пойдем, познакомлю тебя с бабушкой. Она жаждет с тобой поговорить.

Еще в церкви Мэри заметила прекрасно одетую пожилую женщину, в ясных совсем молодых глазах которой светился острый ум. Но девушке и в голову не пришло, что это мать Стива Тэчера.

– Вашей сестре и моему внуку следовало бы стыдиться своего поведения, – без обиняков заявила она, – но мне кажется, им ни капли не стыдно. Как вы себя чувствуете при мысли о том, что у них скоро будет ребенок?

Мэри закусила губу, проклиная Джун и Джона, поставивших ее в неловкое положение.

– Я далеко не в восторге, – сказала девушка самым спокойным тоном, какой могла изобразить. – Но не думаю, что мое мнение может что-то изменить.

– Считаете, из вашей сестры выйдет хорошая мать?

– А разве не каждая женщина становится ею, когда приходит время?

– Далеко не каждая. Я сама не слишком примерная мать, несмотря на то, что у нас всегда была прислуга, делавшая всю скучную и грязную работу.

– Возможно, причина именно в этом, – сказала Мэри, позволив себе слегка пошутить. – Безделье – мать пороков.

– Нонна, Мэри тоже всегда говорит, что думает, – бесстрастно вставил Томас. – Похоже, вы найдете общий язык.

Бабушка подняла на внука проницательные глаза.

– Поживем – увидим.

– Почему ты называешь ее «нонна»? – спросила Мэри, когда молодые люди отошли подальше.

Томас лукаво усмехнулся.

– Она предпочитает итальянский вариант слова «бабушка». Думает, так покажется моложе… А бабушек и дедушек у тебя тоже не осталось? – спросил он с таким видом, будто только об этом подумал.

Мэри покачала головой.

– Родители отца давно умерли, я их едва помню, – изо всех сил стараясь говорить ровным тоном, сказала она. – А мамины родители, бабуля с дедулей, были в одной машине с мамой и папой…

В этот момент они шли по какому-то длинному коридору. Неожиданно Томас втолкнул ее в маленькую пустую комнату и крепко прижал к себе.

– Сколько тебе пришлось пережить, – хрипловато сказал мужчина. – Просто удивительно, как тебя не раздавило.

– Не делай из меня трагическую фигуру, – попросила Мэри. – Случаются вещи и пострашнее.

– Не могу себе представить ничего более страшного… – Томас обхватил ладонями лицо девушки и смотрел в ее глаза с нежностью, от которой замирало сердце. – Ты заслуживаешь счастья и покоя. А если… – Кто-то просунул голову в дверь, быстро извинился и исчез, но очарование момента исчезло. Томас разжал объятия и сокрушенно покачал головой. – Сейчас не время и не место. Пойдем к остальным.

Мэри послушно двинулась следом. Что бы он ни собирался сказать минуту назад, это не имело значения, поскольку было продиктовано жалостью. А Мэри нужно, чтобы Томас любил ее независимо от обстоятельств…

Через несколько минут молодые люди расстались, хотя Мэри время от времени видела Тома, переходившего с места на место и разговаривающего с разными людьми. Как всегда, шумная и яркая, налетела Флер, облаченная в ослепительное желтое платье, и увела Мэри от какого-то занудливого субъекта, почему-то считавшего себя любимцем женщин.

– Как, нормально? – поинтересовалась подруга.

– Замечательно, – заверила Мэри. – Миссис Тэчер все устроила наилучшим образом.

– Вернее, ее поставщики, – беззлобно поправила Флер. – Я слышала, по крайней мере, пять человек интересовались, кто шил наряд для Джун. Оливия говорит, ты все сама придумала. Слушай, это сногсшибательно. Я бы не возражала, если бы ты что-нибудь сочинила и мне!

– У меня нет времени на заказы! – защищалась Мэри. – Прихожу из магазина выжатая как лимон!

– Так посади торговать кого-нибудь другого, а сама возьмись за то дело, для которого на свет родилась. И заработаешь намного больше!

Мэри пожала плечами.

– Мысль прекрасная, но вряд ли осуществимая. Мне нужен стабильный доход.

– Несколько рекомендаций, и все будет в порядке. Я знаю людей, которые будут на коленях умолять тебя моделировать им одежду! – Видно, Флер не привыкла к отказам. – Начнешь, ясное дело, с меня. Мне всегда трудно подобрать готовую одежду, которая бы хорошо сидела. Конечно, от большой груди мужчины тают – особенно те, кто предпочитает имидж женщины-матери, – но хорошо одеться при этом совершенно невозможно!

Девушка расхохоталась. Ей все больше нравилась эта шумная, веселая женщина, всегда готовая подшутить над собой.

Жениха и невесты нигде не было видно. Может, они на террасе, подумала Мэри. Направляясь к двери, она остановилась рядом с мистером Тэчером, сидевшим в углу гостиной. Никто из гостей не обращал на него внимания. Стив выглядел немного лучше по сравнению с прошлым разом. Хотелось, чтобы прогноз врачей был неверен.

– Мне очень жаль, мистер Тэчер, что так получилось, – вырвалось у Мэри, она присела на стоявший рядом с инвалидной коляской стул. – Этой свадьбы не должно быть.

Стив взглянул на нее проницательными глазами, поразительно похожими на глаза матери.

– Теперь уже не о чем говорить. Все свершилось.

Нет, она ничего не скажет. Пусть Джун и Джон сами расхлебывают заваренную ими кашу.

Речь мистера Тэчера почти восстановилась, и Мэри заметила, он слегка двигает прежде полностью парализованной рукой. Но еще больное сердце… Мэри хотелось убедить Стива, а заодно и себя, что все будет хорошо, но слова звучали неуверенно.

– Они ведь любят друг друга…

– Возможно, – насмешливо сказал мистер Тэчер. – Судить рано. Я ожидал от сына всего, кроме непредусмотрительности. Вот про Томаса не скажешь, что он полагается на волю случая. Разве я не прав? – обратился он к кому-то подошедшему сзади.

– Ты о чем? – спросил старший сын.

– Ты всегда был разумнее Джона.

– Хотелось бы надеяться. А с какой стати вы обо мне вспомнили? – шутливо поинтересовался Томас.

– Твой отец только что говорил, какого он о тебе высокого мнения, – сказала Мэри и лукаво поглядела на человека в инвалидном кресле, ответившего ей добродушной улыбкой.

– Я сильно подозреваю, что в этой юной леди, как в тихом омуте, водятся черти, – заметил Стив Тэчер. – Ты пришел забрать ее, Том?

– Только если она согласится.

– Нет, не согласна, – совершенно искренне заявила Мэри. – Но если хочешь, можешь присоединиться к нам.

– Благодарю вас, мэм. – Томас сел на стул с высокой спинкой и приподнял бровь. – Настоящая чертовка, правда?

– С головы до ног, – охотно согласился отец. – Я бы сказал, надо поставить ее на место.

– Поставить можно. Удержать сложнее.

– Ну, это не составит труда: она такая маленькая.

– Да, но когда разбушуется!..

– Вы оба ошиблись в выборе профессии. – Мэри была очарована непринужденным диалогом отца и сына и не стала обращать внимания на подтрунивание. – Вы могли бы составить замечательный актерский дуэт.

Две пары совершенно одинаковых серых глаз обменялись понятным только им взглядом, и старший из мужчин кивнул. Мэри догадалась, что заслужила одобрение. Впрочем, мысли путались. Томас сидел так близко, обтянутое серой фланелью колено едва не касалось ее собственного. Девушка не могла дождаться вечера.

Подошла Оливия; улыбка, с которой она посмотрела на Мэри, казалась теплой и дружеской. Новый золотистый с черным костюм необычайно шел женщине. Она оглядела компанию и заметила:

– А вы здесь неплохо устроились!

– Семейный сбор, – обронил Стив. – Ты не могла бы напомнить, чтобы остальные члены клана подошли ко мне перед отъездом?

– Еще есть время. Самолет вылетает в восемь тридцать.

– Джон так хлестал шампанское, будто его собираются снять с производства, – холодно заметил отец. – Надеюсь, он не сам поведет машину?

– В половине седьмого придет такси, – успокоил его Томас. – Все предусмотрено заранее.

– Тогда я, пожалуй, прилягу на часок-другой, – отозвался Стив.

– А мы поищем твою сестру и ее мужа, – решительно заявил Томас, поднимаясь со стула. – Похоже, по возвращении из церкви ты и словом с ними не перекинулась.

– Напомните, молодые должны разрезать торт! – крикнула вдогонку Оливия.

Держа Мэри за руку, Томас пробирался сквозь толпу гостей. Они нашли Джун и Джона на террасе в окружении сверстников.

– Кто хочет сладкого? – спросил Джон с пьяным добродушием, выслушав поручение матери. Обняв за плечи смеющуюся жену, он высоко поднял бокал с шампанским. – Пью за нас двоих!

– Ты хотел сказать – за троих, – ехидно заметил кто-то сбоку.

– А вот и неправда! Спорим, никакого третьего нет? – расхохотался ничуть не смутившийся Джон.

Мэри почувствовала, что пальцы Томаса больно сжали руку, а глаза подозрительно посмотрели на ее лицо. Покрывшиеся жарким румянцем щеки тут же выдали тайну.

Встретившись взглядом с братом, Джон дурашливо отсалютовал.

– На этот раз ты опоздал, старик! Дело сделано.

Лицо Томаса окаменело. Он круто развернулся и пошел прочь, волоча за собой Мэри. Девушка покорно шла за ним, поскольку не собиралась уклоняться от разговора, который не сулил ничего хорошего. Объяснение неизбежно.

Томас привел Мэри в ту же маленькую комнату. Увидев письменный стол и шкафы с книгами, девушка поняла, что это кабинет. Не желая, чтобы помешали и на этот раз, Томас закрыл дверь и оперся на нее спиной. В глазах Томаса стоял смертельный холод.

– Ты с ними заодно! – прошипел он. – Знала с самого начала!

Если бы Томас, хоть на секунду усомнился, Мэри сразу рассказала бы ему все. Но несправедливое обвинение выбило почву из-под ног.

– Ну и что? – в бешенстве выкрикнула Мэри.

Том смотрел на девушку, словно видел впервые в жизни. На щеках играли желваки.

– И ты позволила этим двоим морочить голову моему отцу? – Он скрипел зубами от ярости. – Будь ты проклята, Мэри Оливер! За одно это тебя стоит убить!

Мэри едва проглотила комок в горле, только теперь осознав, что гнев заставил ее сжечь за собой мосты. Больше Томас не поверит ни единому слову.

– Ты сам во всем виноват, – с горечью ответила она. – Джон прекрасно знал, ты помешаешь ему жениться на Джун, как мешал раньше.

– Если я пытался предотвратить эту свадьбу – как и предыдущую, – то потому, что Джон не готов принять на себя какую бы ни было ответственность. Особенно если речь идет о девушке типа твоей сестры.

– Пусть скажет спасибо, что вообще получил ее! – вспыхнула Мэри. – Моя сестра заслуживает лучшей участи, чем связаться с лентяем и белоручкой! И если ты… – Она осеклась, наконец, поняв, что происходит. Сердце болезненно сжалось. – Так мы ни к чему не придем, – глухо сказала девушка. – Том, все было по-другому. Я не…

– Ты уже во все призналась. – На худом лице читалось презрение. – Не пытайся увиливать. Только сейчас я понял, какая ты лицемерка! Увидела, что нравишься мне, и решила получить полный комплект, верно? Должен признаться, ловкая игра. Я все принял за чистую монету.

– Я… я и сейчас!.. – Мэри не верила своим ушам. Как он мог подумать? – Неужели ты считаешь, что той ночью я притворялась?

– Ну еще бы… Решила продать себя подороже. Тем более, у тебя это впервые… – Мужчина криво усмехнулся, глядя на ее вспыхнувшие щеки. – Ладно, пора возвращаться к гостям. Доиграем роли до конца.

Мэри не стала оправдываться. Если он о ней такого мнения, то пусть катится к черту… Она ощущала внутри мертвую пустоту.

Томас открыл дверь, и девушка с улыбкой прошествовала мимо.

Надо как-то прожить остаток дня.

Глава 12

Жених с невестой резали в столовой торт. Суетился фотограф, снимающий знаменательное событие. Как только церемония завершилась, Мэри подозвала Джун.

– Тебе пора переодеться, – сказала она. – Через полчаса придет такси.

– Пойдем со мной, – позвала сестра. – Посидим напоследок. Джон не переоденется, пока мы не доберемся до отеля. – Она хихикнула. – Конечно, когда мы пойдем куда-нибудь развлечься, он захочет надеть что-нибудь в своем вкусе.

– А не поздновато ли развлекаться? – заикнулась Мэри, но получила в ответ снисходительную усмешку.

– Да там вся жизнь начинается не раньше одиннадцати! Разве ты не знаешь?

Мэри не знала. Она никогда не была ни на одном острове, кроме родной Англии. Впрочем, как и Джун. На ближайшие две недели сестра с головой окунется в новую жизнь. Мэри не испытывала зависти, а лишь легкую грусть. К тому времени, когда они с Джоном вернутся, будут известны результаты экзаменов, но кому это теперь нужно? В планах Джун на будущее университет не значился.

Чемоданы стояли в комнате, где молодоженам предстояло жить по возвращении, – большой, заново отделанной, с собственной ванной.

– Здорово, правда? – сказала Джун, с удовлетворением оглядываясь вокруг. – Ты только посмотри, какой отсюда вид!

Мэри вежливо кивнула.

– Мы будем жить здесь только первое время. Пока не подыщем что-нибудь… – щебетала Джун, потом поколебалась, но все же решилась сказать. – Наверно, Томас сочтет нужным все рассказать. Пожалуй, это и к лучшему. Когда мы вернемся, родители уже успокоятся. Ясно, Джон вовсе не хотел сказать ничего такого. Просто немного перепил.

Мэри могла бы возразить, но не было смысла продолжать этот разговор. Они с Джоном уже успели испортить и ее жизнь…

– Томас все уладит, – только и сказала старшая сестра, чувствуя, что душа разрывается от боли. – Ты готова? Уже почти половина седьмого.

Если Джун и испытывала какие-то угрызения совести, то при напоминании об отъезде, обо всем забыла.

– Ну конечно! Это самое фантастическое приключение в моей жизни!

В этом Мэри не сомневалась. Лишь бы их медовый месяц не уложился в эти две недели…

Последние минуты пролетели быстро. Мэри и оглянуться не успела, как вместе с целой толпой провожающих махала рукой вслед удалявшемуся такси. Когда повернулась, чтобы зайти в дом, рядом стоял Томас. Сердце девушки забилось от безумной надежды. Но лицо его было таким же ледяным, как и тон.

– Можешь уделить несколько минут моему отцу? Он хотел бы поговорить с тобой. Найдешь его в кабинете.

Ее зеленые глаза стали огромными.

– Ты уже сказал ему?

– Да, чем скорее кончится эта авантюра, тем лучше.

– Для кого лучше? – резко спросила она. – Неужели нельзя дать отцу хотя бы несколько дней покоя?

Все ушли в дом, и только они одни оставались на крыльце: Томас на верхней ступеньке, а Мэри на нижней. Мужчина казался ей великаном. Расправленные плечи, руки в карманах, тон холодный и жесткий…

– Будь добра держать свое мнение при себе. Так ты будешь с ним говорить или пороху не хватит?

Заходящее солнце светило Мэри в затылок, казалось, ее голову окружал нимб, зеленые глаза полыхали. Девушка уже не думала, что говорит; слова вырывались сами.

– Перестань строить из себя святого! Ты больше всех виноват в этой истории! Ты и твое самодовольство! Думал заставить меня валяться у тебя в ногах? Не дождешься! Я никогда не унижаюсь, но и не увиливаю от разговора. И с твоим отцом готова встретиться в любое время!

Некоторое время Томас в раздумье смотрел на разбушевавшуюся девушку, потом потряс головой, будто отгонял неуместную мысль.

– Я уже сказал, ты найдешь его в кабинете.

Томас не отступил, когда Мэри поднималась по ступенькам, пришлось коснуться его, чтобы пройти в дверь. Каждой клеточкой напрягшегося тела Мэри ожидала ответа на это прикосновение, но Томас был холоден как скала.

Стив Тэчер сидел в кресле у окна. Он спокойно посмотрел на появившуюся в дверях Мэри.

– Закройте дверь и садитесь, – велел он. – Давайте потолкуем. Надо кое в чем разобраться.

Мэри присела, с облегчением убедившись, что, видимо, новость Стиву не повредила. И нечего сгущать краски…

– Томас сообщил, в ближайшее время дедом я не стану, – на удивление мягко начал Стив. – Не могу сказать, что меня это сильно расстроило. Однако сомневаюсь, что Оливия отнесется к новости столь же спокойно. Она уже начала строить планы. – Мистер Тэчер помолчал, внимательно глядя на Мэри; выражение его все еще красивого лица можно назвать скорее дружелюбным. – Скажите, вы действительно знали, что никакого ребенка не будет, с самого начала?

Мэри покачала головой.

– Случайно догадалась несколько дней назад. Но уже мало что могла сделать.

– Сомнительно, что вы вообще могли что-то сделать. На любой стадии. Джон всегда был упрямым, но по-своему. Как получилось, что мой старший сын безоговорочно уверен в вашем участии в заговоре? Или это слишком сильно сказано?

– Когда Том обвинил меня в этом, я страшно разозлилась, – смущенно призналась девушка. – Не дал и рта раскрыть.

– Я же говорю, упрямый осел. Как оказалось, вы тоже. Не хотите повторить попытку?

– Нет смысла. Он все равно не поверит. Мы крупно поссорились.

– И вы согласны оставить все как есть?

Мэри пожала плечами, не желая выдавать себя.

– Это уже неважно.

– Наоборот, очень важно. Я встречался с приятельницами Томаса. Ни на одну он не смотрел так, как на вас. Мне показалось, и вам Томас не безразличен.

– Не только мужчинам нравятся женщины, случается и обратное, – согласилась Мэри и заметила, на лице Стива мелькнула слабая улыбка.

– Поверьте, это не просто физическое влечение. Думаю, Томас, наконец, нашел, что искал так долго. Если позволите такому пустяку разрушить ваши отношения, вы оба будете жалеть до конца жизни.

– Я жалею только о том, что недостаточно следила за сестрой, – в сердцах сказала Мэри, намеренно меняя тему. – Очень жаль, мы заставили вас волноваться, в то время как вам необходим полный покой…

– Не переживайте. Я более вынослив, чем может показаться. – Заметив, как изменилось выражение ее лица, он кивнул. – Да, я знаю диагноз врачей. Но и раньше они ошибались. Теперь, когда Томас все заботы взвалил на себя, я проживу еще несколько лет. – Стив сделал короткую паузу и снова спросил: – Ну как, не передумали? Может, поговорите с Томасом еще раз?

– Ни к чему хорошему этот разговор не приведет. Томас знать ничего не хочет.

– Если бы я мог встать с этого проклятого кресла, взял бы обоих за шиворот и как следует потряс! – вспылил Стив. – Упрямство никогда не доводит до добра. Томасу все равно придется отвезти вас домой.

– Я вызову такси, – сказала Мэри поднимаясь. Внезапно девушка наклонилась и прикоснулась губами к впалой щеке. – Спасибо. Я бы никогда себе не простила, если бы вам стало хуже.

– Если бы что-нибудь случилось, виноваты были бы мой младший сын и ваша сестра, – с грубоватым добродушием сказал Стив. – Я хочу, чтобы, несмотря на ссору с Томасом, вы бывали у нас.

Из-за вероятности встречи с его старшим сыном вряд ли она воспользуется этим любезным приглашением, но говорить об этом Мэри не стала. Все равно, когда Оливия узнает об обмане, она охладит энтузиазм мужа.

Выйдя из кабинета, девушка увидела, что гости разъезжаются. Стивенсоны искали ее, выяснить, поедет ли она с ними.

Мэри согласно кивнула и пошла проститься с Оливией. С трудом изобразила улыбку и поблагодарила хозяйку за все, что та сделала. Слава Богу, Томаса не было видно.

– А я думала, вы останетесь до вечера, – удивленно сказала хозяйка. – Томас пригласил нескольких друзей в клуб. Я считала, что вы тоже пойдете.

Девушка пожала плечами.

– Думаю, ваш сын расскажет, почему я не могу остаться. Еще раз спасибо. Все просто замечательно.

– Такси ждет, – возвестил Эдгар Стивенсон, подходя вместе с женой. – Вы доставили нам истинное наслаждение, миссис Тэчер, – улыбнулся он. – Прием удался.

– Мы старались, как могли, – ответила Оливия и еще раз недоуменно посмотрела на Мэри. – Мы увидим вас в субботу или воскресенье?

Так как рядом стояли Стивенсоны, девушке оставалось лишь улыбнуться и кивнуть.

– Возможно…

У дверей Томас раскланивался с какой-то парой. Когда Эдгар выразил ему благодарность за прекрасный прием, Мэри, остановившаяся рядом, встретила ледяной взгляд серых глаз и, в свою очередь, так же враждебно посмотрела на него. Стивенсоны и Мэри сели в такси. Машина тронулась, и, когда подъездная аллея осталась позади, девушка вздохнула с облегчением.

В пятницу, обратившись в банк за ссудой, Мэри услышала решительный отказ. Счет ее истощился. Волей-неволей приходилось взять деньги, отложенные на учебу Джун. Если продать дом, то будет достаточно, чтобы поддержать дело и отдать Джун ее долю. А она снимет квартиру.

Уик-энд тянулся ужасно медленно, неделя – и того дольше. В воскресенье дом приходили смотреть трое, но никто серьезно не заинтересовался.

Еще через неделю, в течение которой Тэчеры не подавали признаков жизни, Мэри ощущала лишь тоску и подавленность.

И только звонок Джун вывел девушку из этого состояния. Голос сестры звенел от радости: ей хотелось поскорее похвастаться загаром и фотографиями. Они с Джоном приедут вечером.

Когда-нибудь Джун тоже придется спуститься с небес на землю, подумала Мэри, надеясь, что для сестры это окажется менее болезненным, чем для нее.

В половине девятого Мэри решила, что ждать этих шалопаев уже не имеет смысла. Конечно, можно позвонить Тэчерам и узнать, что случилось, но этого она себе позволить не могла. Когда около девяти раздался шум подъехавшей машины, девушка с облегчением пошла к дверям.

Конечно, Джун, как всегда, забыла ключ, умиленно подумала старшая сестра, услышав звонок. Радостная улыбка сошла с лица при виде стоявшего на пороге Томаса. Очевидно, Тэчер собрался на прием, потому что был в смокинге и выглядел «на миллион фунтов стерлингов». Правда, выражение лица мужчины совершенно не соответствовало внешнему виду. Он не стал терять времени на приветствие.

– Они попали в аварию. Я отвезу тебя в больницу. Джон звонил оттуда. Он сам более-менее в порядке, но Джун нуждается в срочной операции. – Томас развел руками. – Вот пока все, что я знаю.

Мэри уставилась на него широко раскрытыми глазами. Лицо ее побледнело. Нет, только не это, взмолилась она. Боже, не допусти этого! Опять!

– Джун жива, – мягко сказал Томас, почувствовав, что творится в ее душе. – Поверь, твоя сестра жива. – Он махнул рукой в сторону машины. – Мы будем в больнице через пятнадцать минут.

Нечеловеческим усилием воли Мэри заставила себя сдвинуться с места. Страх парализовал ее. Джун – это все, что у нее осталось. Если сестра умрет…

Томас открыл машину, усадил девушку и застегнул ремень. Он больше не пытался утешать, и Мэри была ему благодарна. Сейчас она все равно ничему бы не поверила.

– Как это произошло? – спросила Мэри, когда машина уже мчалась по шоссе.

– Они ехали к тебе. Я слышал только это, – покачал головой Томас.

– Это твой брат во всем виноват! – крикнула Мэри. – Он вечно гоняет как сумасшедший!

– Давай не будем торопиться с обвинениями, – ровно ответил Томас, не отрывая глаз от шоссе.

Кто бы это говорил, мелькнула мысль, но, охваченная страхом, Мэри тут же забыла о своих переживаниях. Ничто на свете не имело значения, кроме Джун. Ничто.

Молодые люди нашли Джона в маленькой приемной, и Мэри пришлось сдержать себя, чтобы не впасть в истерику, не выцарапать ему глаза. Загорелое лицо Джона так побледнело от шока, что выглядело лимонно-желтым. Жесткий воротник и рука на перевязи свидетельствовали, что молодой муж уже побывал у врача.

– Это продолжается уже больше часа, – сказал Джон без всякого выражения. – Если она не… – не закончив фразы, он поднял безжизненное лицо и обвел взглядом присутствующих. – Я один во всем виноват. Я слишком быстро вел машину. Мы слетели с шоссе и перевернулись. Основной удар пришелся на Джун. Если моя жена умрет, я повешусь. Я не смогу без нее жить…

Слова, готовые сорваться с губ Мэри, так и не были произнесены. Вместо этого она сказала:

– Джун не умрет. Она молодая и сильная. Я уверена, она выкарабкается.

Томас рванулся к двери.

– Пойду узнаю, как дела!

Но в приемную вошла улыбающаяся медсестра.

– Все не так страшно, как показалось сначала. Несколько сломанных ребер, сильные ушибы, небольшие внутренние повреждения, но угрозы для жизни нет. Организм молодой, крепкий, и скоро все останется позади.

– Можно ее увидеть? – спросила Мэри, с трудом сдерживаясь, чтобы не расплакаться.

– Еще некоторое время миссис Тэчер будет без сознания, лучше отложить посещение до утра.

– Я остаюсь в любом случае, – твердо заявил Джон. – Буду рядом, когда Джун придет в себя.

Мэри уже хотела сказать, что тоже остается, но поймала взгляд Томаса, и слова замерли на устах. Виноват или нет, но именно Джон – первый человек, которого захочет видеть Джун, когда откроет глаза. А теперь сомневаться в его чувстве к жене не приходится.

– Обратно доберусь на такси, – сказала Мэри в лифте. – Ты можешь идти, куда собирался. Если, конечно, не слишком поздно.

– Обед в коммерческой палате, – сказал Томас таким тоном, что стало ясно: на палату ему наплевать. – Я довезу тебя.

Мэри машинально следила за цифрами, загоравшимися на табло. Во рту было сухо, горло болело.

– Спасибо, доеду сама.

Томас не ответил, но, когда они вышли на улицу, взял девушку за руку и повел к своей машине. Мэри не сопротивлялась – не было сил. С Джун все будет хорошо, остальное не имело значения.

Она не сказала ни слова, когда Томас, припарковав машину рядом с ее домом, проводил девушку до дверей и вошел следом.

– Я сварю кофе, – сказал он в холле. – Проходи и садись.

Мэри повиновалась: ноги больше не держали. Замедленный шок, вяло подумала она.

Томас принес кофе. Он успел снять смокинг и галстук, расстегнутый воротник белой рубашки открывал загорелую шею. Взяв чашку и ненароком коснувшись его пальцев, Мэри напряглась, чтобы не выдать своих чувств. Ничто не изменилось; и теперь этот мужчина будоражил ей душу.

– Пей, – велел Томас. – Горячий и сладкий кофе помогает при шоке, если нет ничего получше.

– Все в порядке, – без выражения сказала Мэри. – Мне ничего не нужно. – И глухо добавила: – Спасибо, что сам приехал сообщить. Я бы не пережила, узнай о случившемся по телефону.

– Это самое малое, что я мог сделать. Похоже, Джон за этот вечер повзрослел. Только жаль, что для этого должно было случиться несчастье.

– Твои родители уже знают?

– Я им позвонил, пока варил кофе. Слава Богу, все так кончилось, иначе они тоже не пережили бы этого.

– Как твоя мать приняла новость, что ребенка не будет? – Мэри полагала, что обязана спросить об этом.

– Сначала расстроилась. А потом ничего, привыкла.

Наступила долгая пауза. Мэри пристально разглядывала пустую кофейную чашку, желая, чтобы Том поскорее ушел, и одновременно страшась этого. Она не была готова остаться с ним наедине.

Тут Томас подошел вплотную, взял у нее из рук чашку, поставил на столик, потом поднял Мэри и прижал к груди. Она не стала притворяться, а просто ответила на поцелуй со всей накопившейся силой страсти. Достаточно того, что любимый рядом.

– Отец рассказал о вашем разговоре. Оказывается, ты узнала обо всем только за несколько дней до свадьбы, – сказал Томас официальным голосом, не выпуская ее из объятий. – Если это правда, почему ты не разуверила меня?

– Ты был так тверд, – вырвалось у Мэри. – Умолять тебя не хотела, раз уж ты решил, что я бессовестно лгала. Я же была просто убита, когда случайно узнала правду и не могла решить, как следует поступить.

– Ты могла сказать мне.

– И что тогда? Ты попытался бы отменить свадьбу?

– Было уже поздно.

– Значит, не имело смысла рассказывать, правда? – Дрожащей рукой Мэри пригладила непослушные пряди медных волос, умоляюще глядя на мужчину. – Я думала, лучше, если свадьба пройдет без осложнений. Особенно когда твоя мать уже столько сделала… И я просто не ожидала, что Джон проболтается еще до отъезда.

Томас слабо улыбнулся.

– Он сказал это мне назло, а я сделал чересчур поспешные выводы.

– Виноват и мой дурацкий язык, – признала Мэри. – Когда-нибудь я отучу его бежать впереди головы!

– Когда рак на горе свистнет… – Улыбка Томаса была нежной и доброй. Мужчина обнял ее и ласково провел по шее кончиками пальцев. – Если ты начнешь обдумывать свои поступки, это будешь уже не ты. Просто не следует подносить спичку к сухому хворосту.

Однако именно этим Том сейчас и занимался, разжигал внутри ее тела пламя, пульс участился… Когда Том снова поцеловал ее, все вокруг исчезло в подхватившем девушку вихре чувств.

Не отрываясь ото рта Мэри, мужчина поднял ее, сел на диван и посадил на колени. Свободной рукой нашел грудь и нежно, но властно сжал ее.

– Я люблю тебя, зеленоглазая, – тихо сказал он. – Больше, чем думал.

– Ты ничего не путаешь? – прошептала Мэри, еще боясь поверить.

Томас засмеялся и покачал головой.

– Ничего. Много лет я искал женщину, с которой мог бы прожить всю жизнь, и почти перестал надеяться. Надо сказать спасибо Джону. Если бы брат не настоял на свадьбе, мы бы никогда не встретились… – Томас немного помолчал, тревожно всматриваясь в ее лицо. – Понимаю, ты пока не испытываешь ко мне любви, но…

Мэри прижала пальцы к губам любимого и заставила замолчать. Лицо ее светилось от нежности, зеленые глаза сияли, как две звезды.

– Я люблю тебя, – наконец призналась она. Я люблю тебя, кажется, целую вечность, Том!

Красивое лицо мужчины расслабилось, губы тронула улыбка.

– Мы знакомы только месяц…

– Дни, недели – какое это имеет значение? Я влюбилась, как только увидела тебя в дверях моего магазина.

– А потом случилось много всего. Помнишь, ты дала мне пощечину? Кстати, удар для такой малышки, ого-го!

Мэри счастливо рассмеялась: ее больше не волновал маленький рост. Томас любит ее, это заставило Мэри чувствовать себя выше всех на свете. Мужчина прижимал девушку к себе, целуя с нежностью, которая была красноречивее всяких слов.

– Я хочу заботиться о тебе, – шептал Томас, не отрываясь от ее губ. – С этого дня все твои трудности – мои трудности. А с деньгами мы разберемся завтра же.

– Не хочу от тебя никаких денег, – запротестовала Мэри. – Я люблю тебя, Томас, и меня не интересует, сколько ты стоишь.

– Я не допущу, чтобы моя жена билась как рыба об лед, стараясь свести концы с концами, – твердо сказал Том. – Кроме того, торговля – не твое дело. Флер сказала, ты согласилась стать ее модельером. Можешь посвятить любимому занятию все свое время и бросить магазин.

Его жена! Звучало чудесно, но Мэри не была готова к тому, чтобы ею распоряжались.

– У меня недостаточно способностей, – упрямо уверяла она.

– Ничего. Флер утверждает, заказчиков на твой век хватит. Впрочем, об этом позже. Сейчас мы должны подумать о более серьезных вещах. Я остаюсь у тебя на ночь. Если хочешь, буду спать в комнате для гостей, но не оставлю тебя одну после такого шока.

– К черту комнату для гостей, – нежно сказала Мэри, отложив спор на потом. Девушка гладила склонившееся лицо мужчины, и ее глаза темнели от разгоравшегося желания. – Спать ты будешь не один. Я хочу тебя, Томас.

Он приглушенно рассмеялся.

– Как ты скажешь, дорогая.

Мэри улыбнулась, когда Томас поднялся с дивана, взял ее на руки и понес наверх.

Завтра их ждал новый, удивительно светлый день.


home | my bookshelf | | Твое нежное имя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу