Книга: Первая мировая война 1914—1918. Факты. Документы.



Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Предисловие

Бурный конец XX века и начало нового тысячелетия заставил более пристально взглянуть на век минувший. Благодаря качественным переменам в духовной, политической и социально-экономической жизни, произошедшим с человечеством в последнее десятилетие, стало возможно объективно проследить всю цепь эпохальных событий прошлого века и выявить их причинно-следственную связь.

С конца XIX столетия лучших европейских мыслителей не покидало ощущение надвигающейся глобальной катастрофы. Мир сотрясали то англо-бурская, то испано-американская, затем русско-японская, итало-турецкая и бесконечные балканские войны, а уж политическим кризисам, будоражившим Европу, можно было счет потерять. Старый Свет разделился на два враждующих между собой лагеря — Тройственный союз и Антанту. Столкновение между этими группировками казалось неизбежным, но вряд ли кто мог тогда представить, к каким катастрофическим последствиям оно приведет. Двадцать миллионов убитых, сотни миллионов покалеченных, сравненные с землей некогда цветущие города и села — таков был результат Первой мировой войны. Не менее впечатляющими были ее социальные и политические последствия — с карты мира исчезли четыре некогда могучих империи: Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская, а Россию, Германию, Венгрию, Финляндию и некоторые другие европейские страны потрясли кровопролитные революции и братоубийственные гражданские войны.

Подписание в 1919 году Версальского мирного договора, положившего начало формированию новой мировой политической системы, как надеялись многие, должно было, навсегда ликвидировать возможность возникновения новых конфликтов подобного масштаба. Но, к несчастью, провидцем оказался главнокомандующий войсками сил Антанты французский маршал Фердинанд Фош, во всеуслышанье сказавший о Версальском договоре: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет». Многие тогда восприняли слова прославленного вояки как не очень удачную шутку и о них вспомнили как раз ровно через двадцать лет, когда германские танки начали марш на Варшаву. Сегодня считается аксиомой, что Вторая мировая война является продолжением Первой и вызвана она была нерешенными проблемами, с которыми не смогли справиться творцы и апологеты версальского миропорядка. Более того, конфликты и процессы, вызванные бессмысленной и жестокой войной 1914–1918 годов, находят свое отражение и в сегодняшней ситуации в мире, чему самый наглядный пример — Балканы.

Мировой кризис, с которым столкнулось человечество в начале прошлого века, наиболее сильно ударил по России, именно она оказалась самым «слабым звеном» Европы — первой вступила на путь революции, первой заключила сепаратный мир и вышла из войны, когда ее исход был уже фактически предрешен. К 1917 году русская политическая верхушка полностью деградировала и показала свою абсолютную неспособность держать под контролем внутриполитическую ситуацию в стране, а народ России потерял историческую почву под ногами, утратил веру в вековые нравственные устои и традиционный быт, разуверился в царе и Боге, стал поклоняться иным кумирам, обещавших рай не на небесах, а на земле. Чем это все закончилось, хорошо известно.

Историки спорили раньше, спорят и сейчас о том, родилась ли Октябрьская революция 1917 года непосредственно из событий мировой войны или была вызвана преимущественно внутриполитическими причинами, став своеобразной карой России за архаичность ее социального устройства и отсталость политической системы. Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения, а потому этот вопрос и по сей день остается без ответа. Как, по-видимому, останется без определенного ответа и вопрос, могла ли Россия избежать участия в схватке мировых держав, не имея в ней четко выраженных национальных интересов. И могла ли она из этой бойни достойно выйти, когда начали рушиться сами основы ее государственного устройства. Но как бы то ни было, есть очень веские основания утверждать, что, не будь Первой мировой войны, судьба нашей страны сегодня была бы совсем иной. Об этом, собственно, не раз писал и В. И. Ленин, признававший, что в мирных условиях прежняя Россия могла бы «прожить годы, а то и десятилетия».

Войны, которые в столь большом количестве вела Россия в прошлом веке, по каким-то необъяснимым причинам часто становились «неизвестными». Много ли мы знаем, например, о советско-польской войне и трагической гибели десятков тысяч пленных красноармейцев в привисленских лагерях или об истинных причинах «незнаменитой» зимней войны с Финляндией? Но больше всего в этом смысле «повезло» Первой мировой войне — в народном сознании она надолго была оттеснена Октябрьской революцией и гражданской войной. Неудивительно, что война 1914–1918 годов обросла всякого рода мифами и небылицами, а то и преднамеренными искажениями, вызванными сиюминутными политическими соображениями.

Когда автор этих строк в начале 1990-х годов оказался в научной командировке в Западной Европе, его очень удивил тот факт, что практически в каждом небольшом западногерманском, бельгийском, люксембургском или французском городке есть памятники павшим героям Первой мировой войны и их благодарные потомки до сих пор свято чтут их память. В России же, которая понесла в этой бойне самые большие людские потери — 5 млн человек, нет ни одного памятника — ни героям, ни жертвам.

Роль России в Первой мировой войне огромна. Именно русские солдаты и офицеры спасли Париж в 1914 году, когда по просьбе союзников начали преждевременное, а потому плохо подготовленное наступление в Восточной Пруссии. А в 1916 году наша армия бросилась в знаменитый Брусиловский прорыв после слезной просьбы итальянцев, терпевших в Альпах одно поражение за другим. Когда же наступил час союзников России по Антанте платить по векселям, они умыли руки, и русские так и не получили ни военной, ни экономической помощи.

Глава I

НАКАНУНЕ ГРОЗНЫХ СОБЫТИЙ

РАСКОЛ ЕВРОПЫ

I августа 1914 года человечество вступило в новую эпоху — эпоху кровавых мировых войн, потрясших до основания нашу планету в XX веке. Последствия Первой мировой войны были ужасны: уничтожены десятки миллионов людей, стерты с лица земли сотни цветущих городов и деревень, перестали существовать четыре некогда могучие империи. Вот почему выяснение причин этой глобальной катастрофы еще долгое время будет будоражить умы не только историков, но и простых обывателей во многих странах мира.

Первая мировая война имеет глубокие исторические корни. Она вызревала в течение многих десятилетий. В Крымскую войну 1855–1856 годов против России выступили Англия и Франция, и последняя за свое участие расплатилась унизительным поражением в войне один на один против Пруссии в 1871 году. С тех пор французским политикам, каких-бы политических взглядов они бы ни придерживались, стало совершенно очевидно, что без помощи России Франция в любой будущей войне против Германии будет разгромлена ровно столько раз, сколько того захотят в Берлине. Создание канцлером О. Бисмарком «железом и кровью» в центре Европейского континента мощнейшей Германской империи, чьи земли простирались от берегов Немана до Альпийских гор, от Бреслау на востоке и Лотарингии на западе, сформировало в Европе абсолютно новую геополитическую ситуацию.

Франкфуртский мир положил конец войне между Францией и Германией, но не только не решил всех проблем, а углубил пропасть между двумя странами. Правда, на ближайшие годы ситуация в Европе оставалась как бы «замороженной»: чтобы вновь начать войну Франция нуждалась в более или менее продолжительном мире для залечивания ран и поиска союзников, а творца немецкой внешней политики канцлера Бисмарка, наоборот, преследовал «кошмар коалиций», и он делал все, чтобы не допустить сближения Санкт-Петербурга и Парижа и сохранить завоеванное. «Весь восточный вопрос не стоит костей одного померанского гренадера», — любил повторять «железный» канцлер. Англия же продолжала оставаться в Европе в состоянии «блестящей изоляции».

Подобная ситуация status quo в Европе не могла продолжаться долго. Победа русского оружия в войне с Турцией 1877–1878 годов привела к повышению авторитета России на Балканах и в Европе в целом. И хотя Россия на Берлинском конгрессе 1878 года была лишена значительной части плодов своей победы, война привела к фактическому распаду «союза трех императоров» — российского, германского и австро-венгерского. Обострение противоречий между Россией и Австро-Венгрией на Балканах, острая борьба между двумя странами за влияние на славянские народы, населявшие этот полуостров, перевесили идеологические принципы «монархической солидарности», на которых зиждилась дружба между Романовыми, Габсбургами и Гогенцоллернами.

К началу 80-х годов XIX века совершенно новый характер приняли и германо-австрийские отношения. После завершения процесса объединения Германии под эгидой Пруссии сохранение австро-венгерской монархии стало для Берлина жизненной необходимостью, и все прежние распри с Веной были преданы забвению. Военный разгром или политический распад монархии, в которой господствующая немецкая нация составляла меньшинство, означали бы по меньшей мере создание нескольких независимых славянских государств, ориентированных на Россию.

Двуличное поведение немцев во время Берлинского конгресса привело к охлаждению русско-германских политических отношений. Следствием недружественной России позиции Бисмарка, занятой им на Берлинском конгрессе, стала шумная антинемецкая кампания, поднятая славянофилами в прессе. Мотив о коварстве Бисмарка, таким странным образом отплатившего России за ее поддержку Пруссии в войне с Францией, был подхвачен и правительственными кругами. С ответными обвинениями в неблагодарности в немецких правительственных газетах выступил сам канцлер. Так в прессе двух стран началась нашумевшая на всю Европу «газетная война».

Еще одним источником охлаждения русско-германских отношений стали конфликты между двумя странами в области экономики. Русско-германские экономические противоречия в те годы характеризовались как конкуренцией русского и прусского сырья и хлеба на германском рынке, так и острой борьбой между русской и германской промышленностью на внутреннем рынке Российской империи. Между двумя странами началась настоящая таможенная война. Германия первой ввела почти полный запрет на ввоз из России мяса, а затем и драконовские пошлины на хлеб, что очень больно ударило по русскому сельскому хозяйству — ведь в те годы Германия поглощала почти 30 % русского экспорта и была вторым после Англии торговым партнером нашей страны. Закономерным итогом такого развития внешнеполитической ситуации в Европе стало заключение 7 октября 1879 года австро-германского союза. Будучи по своей форме как бы оборонительным, он предусматривал обоюдную военную помощь в случае нападения России на одного из союзников. По мнению отечественных историков «австро-германский договор стал становым хребтом возглавляемого Германией агрессивного милитаристского блока. Австро-германский союз оказался источником неисчислимых международных осложнений и послужил впоследствии одним из главных дипломатических орудий развязывания первой мировой империалистической войны в 1914 г.".[1] Так было положено начало формированию военных коалиций, участники которых в августе 1914 года сошлись в смертельной схватке на полях Европы.

В конце 1880-х годов в недрах немецкой дипломатии начал формироваться "новый курс" в европейской политике. Бисмарк был приверженцем предотвращения непосильной для его страны войны на два фронта путем дипломатической изоляции Франции и подготовки локальной войны против нее. Следуя этой задаче и воспользовавшись острым конфликтом между Францией и Италией из-за Туниса, Бисмарку в 1882 году удалось присоединить к австро-германскому договору Рим, и таким образом был создан Тройственный союз. Но новый немецкий канцлер Каприви счел задачу предотвращения войны на два фронта невыполнимой для германской внешней политики. Теперь немцы стали исходить из предпосылки о неизбежности войны против франко-русского союза на два фронта, а посему поставили цель создать под своей эгидой такую группировку европейских держав, которая по своей мощи превзошла бы объединенные силы России и Франции. Ключ к решению этой задачи находился, однако, в руках Лондона.

Объективной предпосылкой для германо-английского сближения, казалось, могли послужить проблемы между Россией и Англией на Балканском полуострове, в Персии и Афганистане и в некоторых других частях света. Воплощением политики Каприви стал договор между Германией и Англией, заключенный летом 1890 года. По нему Германия уступала Лондону ряд важных территорий в Африке, в том числе и в верховьях Нила, а в обмен Лондон передавал Берлину остров Гельголанд — ключ к воротам Северного моря. Одновременно в Берлине демонстративно отказались возобновить "договор о перестраховке" с Россией, который предусматривал некие взаимные обязательства на случай войны в Европе. Политика эта, надо отметить, потерпела полный крах. Англичане напрочь отвергли все попытки втянуть их в Тройственный союз, а в 1894 году и сам Каприви был отправлен в отставку.

Грубая политика преемника Бисмарка заставила сделать соответствующие выводы в Санкт-Петербурге. Расплатой за близорукость и самонадеянность для германского правительства стал франко-русский союз, заключенный в 1891–1893 годах.

Итак, к концу XIX веке Европа разделилась на два лагеря — с одной стороны, Франция и Россия, а с другой — Германия и Австро-Венгрия плюс Италия.



БОРЬБА ЗА МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Противоречия между крупнейшими европейскими державами накануне Первой мировой войны вовсе не ограничивались проблемами Старого Света. Последняя треть XIX века отмечена таким важным явлением, оказавшим огромное влияние на развитие международной ситуации, как колониальная экспансия крупнейших государств. Ранее под классическое определение колонии подпадали лишь Алжир и Индия, в других же местах в Азии и Африке европейцы ограничивались созданием опорных пунктов на побережье, которые скорее выполняли функцию факторий, обеспечивающих обмен товарами между метрополией и местными жителями. Однако мировой кризис 1877 года резко обострил конкуренцию между развитыми промышленными странами в мировой торговле, а это побуждало европейцев искать новые рынки сбыта. Раньше всего к такому умозаключению пришли во Франции и Англии. В Лондоне к тому же поняли, сколь велико значение собственных сырьевых ресурсов во время гражданской войны в США в 1861–1865 годах, когда страна фактически оказалась отрезана от южных штатов, долгие десятилетия снабжавших бывшую метрополию хлопком.

Как бы то ни было, но к 90-м годам XIX века мир оказался окончательно поделен между «старыми» европейскими державами, первыми вступившими на путь активной колониальной экспансии, — Англией, Францией, Португалией, Голландией, Бельгией. Что касается других крупных держав, то Россия была занята освоением бескрайних просторов на востоке, а американцы покоряли Дикий Запад. Не у дел осталась лишь Германия, однако долго такая ситуация существовать не могла.

После разгрома Франции и создания Германской империи на берегах Рейна и Шпрее начался экономический бум. За несколько десятилетий германский экспорт увеличился во много раз.

В стране были образованы крупнейшие финансовые учреждения — Дойче банк, Дрезднер банк, "Дисконте гезельшафт". В 1883–1885 годах Германии удалось захватить несколько колоний на юго-западе Африки — в Того, Дагомее, но передел мира к этому времени уже приближался к своему завершению, «свободных» земель оставалось все меньше и меньше, да и особой ценности они не представляли. Недовольные таким положением дел, немцы открыто стали говорить о переделе только что поделенного мира. Все это представляло смертельную опасность для Лондона.

Существовал еще один аспект, который в конце XIX — начале XX века резко обострил англо-германские отношения, — это растущее не по дням, а по часам соперничество двух держав на море. В столицах крупнейших государств мира заговорили о необходимости обладания сильным флотом в конце XIX века, после того как в 1890 году вышла в свет книга американского контр-адмирала А. Мэхэна "Влияние морской силы на историю". Тогда впервые прозвучала мысль о том, что современное государство не может достичь поставленных перед ним историей целей, если не будет иметь превосходства на море. Согласно новой теории военно-морскому флоту принадлежала решающая роль в любой войне, а завоевание господства на море рассматривалось как единственная цель, достижение которой означало не только победу над противником, но и мировое лидерство. Из этого делался и практический вывод: дабы не допустить разрыва связей по линии метрополия — колонии, нужны большие линейные корабли. Чуть позднее эту точку зрения, казалось, подтвердил и опыт ведения боевых действий на море. Например, потерпев поражение в битве при Цусиме и потеряв там практически весь флот, Россия проиграла и всю войну с Японией. То же самое можно сказать и об испано-американской войне 1898 года, в ходе которой американцы имели подавляющее преимущество на море.

Руководствуясь теорией "морской силы" в качестве официальной доктрины, английский парламент в 1889 году принял закон. по которому флот этой страны должен был превосходить по своей мощи флоты двух наиболее сильных стран. Так началась новая фаза гонки вооружений на море и подготовки к очередному переделу мира.

Ответ Германии, которая в последней четверти XIX века начала громогласно заявлять о своем желании стать еще одной колониальной державой, не заставил себя долго ждать. В марте 1898 года там был принят "Закон о флоте", который предусматривал строительство целой серии мощных современных боевых судов, в том числе 11 эскадренных броненосцев. С регулярной периодичностью в 1900, 1906, 1908 и 1912 годах судостроительные программы рейха пересматривались в сторону увеличения, и по последнему закону численность германского флота предполагалось усилить до 41 линейного корабля и 20 броненосных крейсеров — и это не считая легких крейсеров и миноносцев.[2] Лондон ответил на вызов Берлина своей программой, в которой была поставлена цель иметь на 60 % больше линейных кораблей, чем флот кайзера, а в 1909 году было решено на каждый немецкий линкор отвечать двумя британскими.[3] Не отставали от Лондона и Берлина и другие. К началу XX столетия увлечение маринизмом в Европе и Америке приняло такой характер, что гонка морских вооружений, по сути, не столько обеспечивала обороноспособность страны, сколько поддерживала национальный престиж. Особенно это хорошо видно на примере такой сухопутной страны, как Россия, которая с 1907 по 1914 год на 173,9 % увеличила свои расходы на строительство флота.[4]

Безудержную гонку вооружений на море перед Первой мировой войной еще более обострила настоящая революция в судостроении, которая началась после спуска на воду в 1907 году в Англии первого линкора нового типа — дредноута. Новый корабль во своему вооружению и тактико-техническим данным настолько превосходил предшествующие суда, что теперь все линейные корабли стали делиться на два типа — дредноуты и додредноуты, а сила флотов стала измеряться наличием в них кораблей нового поколения, ибо додредноуты в бою были заведомо обречены на поражение. Тем самым фактически с 1907 года гонка вооружений на море началась с новой точки отсчета и многие страны, главным образом Германия, посчитали, что у них появился уникальный шанс догнать долгое время находившуюся в отрыве Британию и поколебать ее многовековое безраздельное господство на просторах мирового океана.

На изменение расклада сил в Европе самым непосредственным образом сказывались и события, происходившие за многие десятки тысяч километров от ее столиц. Так, в 1904 году на Дальнем Востоке разразилась русско-японская война. Это была борьба двух стран за экономическое и политическое преобладание в полуфеодальных и отсталых во всех отношениях Китае и Корее. Однако за спиной России и Японии стояли другие великие державы. Недовольные все более активной политикой России на Дальнем Востоке, Японию поддержали американское и английское правительства. Именно банки этих стран финансировали все военные приготовления Японии.[5] А на борьбу с Токио русского царя подталкивали немцы, втайне надеявшиеся, что Россия завязнет в тихоокеанском регионе и еще долго будет отстранена от европейских дел.

Русско-японская война отразилась не только на двусторонних отношениях, она изменила расклад сил не только на Дальнем Востоке, но и в Европе. Осознав, что на восстановление ближайшего союзника, погрязшего в бесконечных разборках с Японией в тихоокеанском регионе, потребуется достаточно долгое время, в Париже начали более интенсивно искать сближения с Лондоном. Итогом подобного хода развития событий стало подписание 8 апреля 1904 года договора о Сердечном согласии (Антанте) между Францией и Великобританией.

Договор этот состоял из двух частей — предназначенной для публикации и секретной. К примеру, в открытой декларации Франция отказывалась от любого противодействия Англии в Египте, а в ответ Англия предоставляла Франции свободу рук в Марокко. В секретной же части предусматривалась возможность ликвидации власти марокканского султана и самого этого государства. Кроме того, здесь решались и другие споры по колониальным вопросам между двумя странами.

Создание Антанты было серьезнейшим ударом по интересам Германской империи. Мало того, что она лишалась такого лакомого куска, как Марокко, это было кардинальным сдвигом во всей расстановке сил на международной арене. Достаточно сказать, что теперь Лондон получил возможность вывести из Средиземного моря около 160 военных кораблей и перебросить их в район Северного моря — интересы британской короны на южном фланге теперь защищали французы.

Творцы немецкой внешней политики после создания Антанты поняли, что допустили непростительную ошибку, придерживаясь антирусской тактики. Неудачный ход событий для Санкт-Петербурга во время войны с Японией подвел немцев к мысли о возможности восстановить двусторонние дружеские отношения. Уже

15 октября 1904 года под давлением Берлина Австро-Венгрия заключила с Россией договор о "лояльном и абсолютном нейтралитете" в случае "неспровоцированной войны" со стороны третьей державы, а сама Германия заявила, что в пику Лондону будет снабжать углем российский флот, направляющийся из Балтики на Тихий океан. Более того, кайзер сообщил царю о готовности заключить с Россией союзный договор.

Однако российское правительство не было готово к драматической перемене союзнической ориентации. Разрыв франко-русского союза означал не только ссору с Парижем, но и углубление конфликта с Англией и неизбежно поставил бы Россию на место младшего партнера Германской империи, зависящего от Берлина и в экономическом, и политическом отношениях.

Между тем сразу же после подписания соглашения о создании Антанты немцы решили "попробовать на прочность" крепость нового союза. В Берлине не могли спокойно смотреть, с какой бесцеремонностью французы устанавливают свое полное господство в Марокко, и стали подстрекать султана выступить против засилья Парижа. Более того, в недрах имперского министерства иностранных дел созрела идея начать настоящую войну против Франции. Внешнеполитическая ситуация, казалось, способствовала этому — Россия окончательно завязла на Дальнем Востоке, а англичане еще полностью не модернизировали свой флот и к тому же обладали немногочисленной сухопутной армией.

Таким образом, кайзер публично призвал Англию и Францию отказаться от своей сделки в отношении Марокко, созвать по этому поводу международную конференцию при посредничестве американского президента Т. Рузвельта, а в случае отказа Парижа пойти на уступки прямо пригрозил ему войной. Почти одновременно с этими событиями на личной встрече Николая II и кайзера, проходившей 23–24 июля в финляндских шхерах близ острова Бьёрке, последнему удалось убедить царя подписать русско-немецкий союзный договор.

Договор этот имеет свою интересную историю. Воспользовавшись тяжелыми поражениями, которые терпела русская армия на Дальнем Востоке, и раздражением Николая против Франции, подписавшей союз со злейшим на тот момент врагом российской короны — Англией, кайзер Вильгельм решил разрушить франко-русский союз. Еще в конце октября 1904 года он написан Николаю письмо, в котором вдруг стал рассуждать о "комбинации трех наиболее сильных континентальных держав" — России, Германии и Франции. Тогда же истинный вдохновитель германской внешней политики фон Гольштейн пошел на очень необычный шаг — вызвал к себе российского посла в Берлине Остен-Сакена и имел с ним весьма продолжительную беседу. Речь на этой встрече опять-таки пошла о плодотворности союза между Санкт-Петербургом, Берлином и Парижем. Причем русским в довольно открытой форме было предложено заключить союз, а французы, дескать, обязательно вынуждены будут примкнуть к нему чуть позже.[6] Немцы, конечно, понимали, что французы никогда не вступят в подобный союз со своим исконным врагом — Германией, однако русско-французская дружба в результате разрушится навсегда. Дело для немцев упрощалось тем, что в конце 1904 — начале 1905 года, находясь практически в изоляции, Николай был склонен заключить союз с Германией, несмотря на сопротивление министра иностранных дел и других высших российских чиновников. Дело с союзом Германии и России тянулось ни шатко ни валко. До тех пор пока в июле 1905 года не состоялась личная встреча двух императоров, проводивших свой отпуск в морских прогулках по Балтике. Свидание это было настолько секретным, что на нем не присутствовала даже свита кайзера Вильгельма. В балтийских шхерах Вильгельм взывал к духу Фридриха-Вильгельма III и других прусских августейших особ — друзей династии Романовых. Эта игра на нежных струнах души Николая принесла несомненные плоды, и договор о союзе двух держав был подписан. Любопытно, что вместе с Николаем от России договор подписал только подвернувшийся под руку адмирал Бирилев, причем, подписал, так сказать, втемную, поскольку ему даже не удосужились показать текст.

В Бьёркском договоре имелось два очень важных пункта: во-первых, в случае если одно из государств подвергнется нападению европейской державы, второе обязывалось прийти ему на помощь всеми своими морскими и сухопутными силами, а во-вторых, Россия давала обещание привлечь к русско-германскому союзу Францию. Вступи сей документ в силу, и в Европе под эгидой германского рейха был бы создан континентальный блок для борьбы против Англии, к которому неизбежно была бы вынуждена присоединиться и Франция. Собственно, в Берлине очень надеялись, что англичане в период марокканского кризиса бросят своих новоиспеченных союзников и Антанте придет конец — отсюда и эскалация марокканского конфликта.

Планы немцев потерпели полный крах: Бьёркский договор по возвращении царя на родину под давлением премьер-министра С. Ю. Витте и министра иностранных дел В. Н. Ламздорфа был дезавуирован российской стороной, русско-японская война закончилась подписанием Портсмутского мира и замирением России с Японией со всеми вытекающими отсюда последствиями, и, наконец, англичане в период марокканского кризиса проявили себя как верные и надежные союзники, полностью поддержав французов.[7] Созванная по инициативе кайзера международная Альхесирасская конференция по Марокко окончилась полным провалом для Германии и наглядно продемонстрировала всему миру глубокую дипломатическую изоляцию, в которой оказался Берлин.

Поражение в русско-японской войне, в которой Японию активно поддержал Лондон, заставило царскую дипломатию задуматься о бесперспективности дальнейшей конфронтации с "владычицей морей". Исправить положение было непросто — уж слишком много проблем накопилось к началу XX века в русско-английских отношениях: здесь и Афганистан, и Персия, и Китай, и Средняя Азия, и Балканы, и Ближний Восток. Однако резкое обострение англо-германских отношений, безудержная гонка вооружений на море, начатая Берлином, заставили и британские правящие круги все чаще и чаще задумываться о необходимости нормализовать отношения с русскими. Тем более что дальневосточные проблемы между Россией и Англией были притуплены победой японского оружия и разгромом российского флота, а на Ближнем Востоке у обеих держав появился общий враг в лице Германской империи. На сближение с Англией Российскую империю подталкивал и целый ряд экономических факторов.

Первые свидетельства о намечаемом русско-английском сближении относятся к Альхесирасской конференции, а уже на следующий год Лондон заявил о своем желании вместе с Францией поучаствовать в предоставлении России крупного финансового займа. Двусторонние контакты еще больше оживились после назначения на должность министра иностранных дел сэра Э. Грея, который сразу заявил о своем желании решить все проблемы в русс ко-английских отношениях, о чем и уведомил своего коллегу в Санкт-Петербурге Ламздорфа. Ответным знаком из России стало назначение на пост министра иностранных дел сторонника сближения с Англией А. П. Извольского.

Русско-английские переговоры особенно интенсифицировались начиная с мая 1906 года. Ревизии был подвергнут весь комплекс двусторонних отношений — раздел сфер влияния в Персии, Афганистане, Юго-Западном Тибете, режим мореплавания в черноморских проливах, обсуждались и многие другие проблемы, представлявшие взаимный интерес. Итогом русско-английских консультаций стало подписание 31 августа 1907 года двустороннего соглашения, регламентировавшего разграничение сфер влияния Англии и России в Персии, Афганистане и Тибете. Так были заложены основы согласия между Россией, Англией и Францией. Теперь Европа окончательно оказалась разделена между Антантой и блоком центральных держав в лице Германской и Австро-Венгерской империй. Однако вплоть до начала Первой мировой войны отдельные участники противоборствующих коалиций предпринимали попытки изменить расклад сил на континенте и сблизиться то с одним, то с другим из участников коалиций.



Именно в контексте такого подхода к решению европейских проблем, думается, следует рассматривать подписание 29 октября 1907 года русско-германского Балтийского протокола, регулировавшего некоторые, отнюдь не самые важные, проблемы в этом регионе. По мнению российских историков, с которым, на наш взгляд, следует согласиться, "Балтийский протокол явился наиболее осязаемым плодом всех попыток русско-германского сближения после окончания русско-японской войны (и вплоть до 1910 г.), плодом скудным, ибо практическое значение протокола оказалось невелико".[9]

БАЛКАНСКИЙ "УЗЕЛ"

В череде локальных войн и конфликтов, которые потрясали Европу в конце XIX — начале XX века, особняком стоят те, что происходили на Балканах. Собственно, уже несколько десятилетий Балканский полуостров именовали не иначе, как "пороховым погребом Европы", — интересы уж слишком многих государств сталкивались в этом регионе Старого Света, При всей многогранности балканских конфликтов их суть можно выразить в нескольких словах: борьба великих держав за "наследство больного" — Османской империи — Но это соперничество накладывалось на крайне непростые отношения между самими балканскими государствами,

Именно на Балканах в крайне острой форме столкнулись интересы Англии и Германии, стремившихся завоевать доминирующее положение в Турции, а также России и Австро-Венгрии, пытавшихся поставить под свой контроль национально-освободительное движение славянских народов. До поры до времени это соперничество проходило в определенных рамках, пока Вена не решила нарушить сложившийся в регионе статус кво.

Надо отметить, что агрессивные устремления Вены на Балканах самым активным образом подогревались в Берлине. Более того, именно на Балканах немцы еще раз попытались испытать на прочность недавно созданную Антанту, Потепление в русско-английских отношениях самым удручающим образом было воспринято в Берлине. Особенно кайзера раздражала та подчеркнуто дружеская атмосфера, в которой проходила встреча в Ревеле в июле 1908 года русского и английского государей Николая II и Эдуарда VII.[10] Именно после этой встречи Вильгельмом было сделано ставшее широко известным заявление, что если «они» захотят «нас» окружить, то Германия будет обороняться до конца. К тому же в высших европейских сферах стали ходить настойчивые слухи о том, что на тайных совещаниях в Ревеле между министром иностранных дел России Извольским и английским монархом достигнута договоренность о совместном вмешательстве в турецкие события — это было время, когда Османскую империю сотрясала младотурецкая революция. Так вот, именно на почве балканских дел и решил на сей раз оценить глубину русско-английского сближения, а тем самым и прочность самой Антанты, немецкий кайзер. Сами немцы, однако, не хотели становиться зачинщиками нового европейского конфликта и, как водится, на роль провокаторов определили своих ближайших союзников — австрийцев.

5 октября 1908 года австро-венгерский император заявил о распространении своего суверенитета на Боснию и Герцеговину, Россия дала согласие на аннексию, но обусловила его указанием на европейский характер этого вопроса, то есть передачей проблемы аннексии Боснии и Герцеговины на международное обсуждение и необходимостью компенсации для целого ряда государств. Однако, получив свое, Вена и не подумала выполнять данные ею России обязательства и, более того, начала готовить планы уничтожения своего злейшего врата и исторического союзника России — Сербии, планируя разделить эту страну между Австро-Венгрией, Болгарией и Румынией. Австрийского кайзера в его планах поддержал кайзер немецкий. 29 марта 1909 года в Австро-Венгрии была объявлена мобилизация пяти корпусов. В воздухе запахло войной. В этих условиях еще полностью не оправившаяся после поражения в войне с Японией Россия не стала обострять отношения с Австро-Венгрией и стоявшей за ее спиной Германией, признала аннексию Боснии и Герцеговины и отказалась от требований созыва международной конференции.

Боснийский кризис до крайности ухудшил отношения между Санкт-Петербургом, с одной стороны, и Берлином и Веной — с другой. Именно после него призрак военной опасности постоянно стал витать над Старым Светом. Не успевал разрешиться один дипломатический скандал, как тут же возникал другой. Однако задумка Вильгельма — показать России, кто хозяин в Европе и что ей не приходится ожидать поддержки от новых союзников, полностью провалилась. В Петербурге сделали прямо противоположный вывод и стали еще более интенсивно укреплять военные и политические связи с Антантой. Действия Вильгельма не оставляли России выбора. Вернее, выбор был: или безусловно подчиниться воли Германии, причем без всякой надежды на компенсацию, или же, напротив, еще больше укрепить союз с Лондоном и Парижем. В России выбрали второе.

Несмотря на то что в результате первого марокканского кризиса и аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины России пришлось подчиниться ультимативным требованиям немцев, Вильгельму так и не удалось внести раскол в ряды Антанты. Тем не менее немецкая дипломатия продолжала действовать в подобном духе. Еще прежнее руководство немецкого дипломатического ведомства в лице Ф. Гольштейна и канцлера Б. Бюлова мечтало превратить Марокко в вечно кровоточащую французскую рану, притрагиваясь к которой Берлин мог бы диктовать Парижу свои условия. Вот и теперь, не сумев посеять раздор в стане Антанты в случае с Боснией и Герцеговиной, немцы решили опять попытаться разыграть «марокканскую» карту. Причем предлог для этого был выбран смехотворный.

В те годы в Марокко, как и в других частях Французской империи, квартировали части Иностранного легиона, состоявшего, как правило, из отбросов общества многих европейских стран. Немалый процент среди солдат этого воинства составляли немцы. В связи с особенностями личного состава Иностранного легиона в нем довольно часто происходили нарушения дисциплины, обычным делом было дезертирство. Однажды из части сбежали несколько рядовых немецкого происхождения и укрылись в консульстве Германии в Касабланке. Спустя несколько дней консул решил переправить дезертиров на стоящий в порту немецкий корабль, но французские власти отбили солдат и отправили их в тюрьму После этого начался крупный международный сканцал, В него ввязался даже сам Вильгельм, потребовавший от французов извинений за оскорбление консульства и немедленного освобождения дезертиров, а германский посол во Франции В. Шен пригрозил разрывом дипломатических отношений между двумя странами. Тучи рассеялись только к февралю 1909 года, когда Германия и Франция подписали двустороннее соглашение о Марокко, по которому Берлин признавал особые политические интересы Парижа в Марокко, а французы обещали не противодействовать немецким экономическим интересам в этой стране. Попытки Вильгельма расколоть ряды Антанты в очередной раз потерпели крах.

Однако события 1908–1909 годов обострили международную обстановку и показали, насколько близко Европа подошла к грани крупномасштабной войны. Так, 5 октября 1911 года после вторжения итальянских войск в северо-африканские провинции Османской империи — Триполитанию и Киренаику (современную Ливию) началась итало-турецкая война. После гола боевых действий между двумя противниками был подписан в Швейцарии договор, по которому к Риму переходил полный контроль над спорной территорией.

Не успели затихнуть боевые действия в Северной Африке, как Османская империя оказалась втянутой в новую войну. Итало-ту-рецкая война послужила стимулом для объединения ряда балканских государств в союз против Стамбула. Утром 9 октября 1912 года против турок боевые действия начала маленькая Черногория, а неделю спустя войну Турции объявили Сербия. Болгария и Греция. В этой войне турки потерпели быстрое и сокрушительное поражение. Уже в начале ноября болгарская армия стояла у стен Константинополя, а 3 декабря было подписано перемирие. И хотя в феврале 1913 года боевые действия возобновились, поражение Османской империи было безусловным. Согласно Лондонскому договору почти вся территория Европейской Турции переходила к союзникам, и таким образом для Балканских стран закончилось многовековое османское иго.

Разгром османской армии объединенными силами славянских государств и Греции нанес жестокий удар по интересам центральных держав. Стремясь расколоть блок Балканских государств, Австро-Венгрия сделала все, чтобы посеять раздор в стане победителей. Сделать это было не так трудно — между балканскими странами постоянно вспыхивали споры по поводу проблем, связанных с разделом «наследства» Османской империи. Вене и Берлину удалось привлечь на свою сторону русофобский режим болгарского царя Фердинанда из немецкой династии Кобургов, Несмотря на все попытки российской дипломатии уладить конфликт на Балканах, ее усилия сохранить единство славянских государств успехом не увенчались. Польстившись на обещания Австро-Венгрии предоставить Софии кредиты и обширные территории на счет ее соседей, болгары 29 июня 1913 года вероломно напали на Сербию и Грецию. Так началась братоубийственная Вторая балканская война.

Встав на путь предательства национальных интересов, прогерманский болгарский режим рассчитывал на то, что Германия и Австро-Венгрия сумеют убедить Румынию сохранить нейтралитет в этом конфликте. Однако румыны пришли на помощь сербам и грекам и 10 июля ввели свои войска в Южную Добруджу Ситуацией воспользовалась Турция, которая присоединилась к своим недавним противникам, отбив у Болгарии Андрианополь, В этих условиях Австро-Венгрия отказалась предоставить какую-либо помощь еще недавно столь активно подстрекаемым ею болгарам, разгром которых стал неизбежен, 10 августа 1913 года в Бухаресте между Балканскими государствами был подписан мир, по которому Болгария потеряла не только недавно завоеванные у Турции территории, но и часть своих исконных земель.

Вторая балканская война имела очень важные геополитические последствия. В регионе теперь сложилась новая расстановка сил, и вместо единого союза православных государств под эгидой России фактически образовались две группировки: Сербия, Греция и Румыния, с одной стороны, Болгария и Турция — с другой. Такая ситуация была крайне выгодна центральным державам. Дипломатическая борьба двух главных противоборствующих в Европе группировок после Второй балканской войны только обострилась: одни пытались примирить со своими христианскими соседями Болгарию и тем самым восстановить прежний блок Балканских государств, другие, наоборот, желали к болгаро — турецкой коалиции присоединить еще и Румынию. Если к этому прибавить проблему черноморских проливов, обладание которыми было исконной мечтой царского правительства, то неудивительно, что "пороховой погреб" Европы, каким считались Балканы, летом 1914 года все-таки взорвался и к осени 1918-го под своими обломками похоронил четыре империи.

ИЮЛЬСКИЙ КРИЗИС

28 июня 1914 года в боснийском городе Сараево сербским националистом Г. Принципом были убиты наследник австро-венгерского престола Франц-Фердинанд и его жена. Само же сербское правительство, хотя и догадывалось о заговоре, не одобряло его, ибо страна была истощена двумя Балканскими войнами. В исторической науке одно время шли многословные дискуссии о том, какая страна несет основную ответственность за развязывание невиданной доселе кровавой мировой бойни, Между тем достаточное количество документов на эту тему было опубликовано еще в 20-х годах, в том числе письмо министра иностранных дел Германии Г. фон Ягова немецкому послу в Лондоне князю К. М. Лихновскому. Подобно тому, как рассуждал этот видный кайзеровский дипломат в июле 1914 года, сразу же после убийства Франца-Фердинанда, в Берлине думали многие, если не все: "В основном Россия сейчас к войне не готова. Франция и Англия тоже не хотят сейчас войны. Через несколько лет, по всем компетентным предположениям, Россия уже будет боеспособна. Тогда она задавит нас своим количеством солдат; ее Балтийский флот и стратегические железные дороги уже будут построены. Наша же группа между тем все более слабеет. В России это хорошо знают и поэтому безусловно хотят еше на несколько лет покоя".[11]

В неменьшей степени, чем в Берлине, в развязывании мировой войны были заинтересованы в Вене, Вот что писал, например. начальник генерального штаба австро-венгерской армии и один из самых ярых приверженцев войны К. фон Гетцендорф: "Два принципа были в резком конфликте друг с другом: либо сохранение Австро-Венгрии как конгломерата национальностей, который должен выступать в виде единого целого перед внешним миром и видеть свое общее благо под властью одного государя, или же рост отдельных независимых национальных государств, притязающих на свои этнические территории Австро-Венгрии и таким путем вызывающих разрушение монархии.

Конфликт между двумя этими принципами, нараставший давно, достиг высшей стадии вследствие поведения Сербии. Его разрешения нельзя было откладывать".[12]

Однако после убийства в Сараеве в Вене все же колебались по поводу мер, которые следует предпринять в дальнейшем. Так, против решительных действий выступал австрийский премьер-министр И. Тисса, а престарелый монарх Франц-Иосиф, как всегда, сомневался, В царившей в Вене обстановке сомнений и нерешительности было решено запросить мнение главного союзника, 5 июля Вильгельм в своем дворце в Потсдаме принял австрийского посла Л. Сегени и на встрече с ним без обиняков заявил; "С выступлением против Сербии не мешкать!" Тут же был одобрен конкретный план расправы с Белградом. Расчет немцев был все тот же: если Россия не вступится за сербов, то в войне один на один Австро-Венгрия их разгромит, что пойдет на пользу центральным державам, а если же Россия заступится за своего исторического союзника, то разразится большая война в крайне выгодных для Берлина условиях. Так было решено выставить сербской стороне заведомо неприемлемый для нее ультиматум, отказ от выполнения которого послужил бы причиной вторжения австрийских войск в Сербию. Не подлежит сомнению, что именно немцы сделали первый и решающий шаг к мировой войне, бесцеремонно подталкивая своих «младших» партнеров по коалиции к крайним мерам.

Что же касается союзников по Антанте, то у них поначалу убийство наследника австрийского престола особой тревоги не вызвало. В Россию 20 июля приехали с государственным визитом президент Франции Р. Пуанкаре и председатель совета министров Р. Вивиани, которые подтвердили свои союзнические обязательства в случае войны России с Германией. Именно поэтому уже готовый австрийский ультиматум Сербии решено было не вручать правительству Н. Пашича до тех пор, пока французская делегация не отбудет на родину, — таким образом, союзники лишались возможности проконсультироваться по этому вопросу.

Австрийский ультиматум был вручен сербскому правительству только после того, как Россию покинул французский президент, — 23 июля. Для ответа Белграду был дан срок в 48 часов. Ультиматум начинался со слов о попустительстве сербского правительства антиавстрийскому движению в Боснии и Герцеговине и обвинений официального Белграда в организации террористических актов, а далее следовали 10 конкретных требований. Документ этот фактически являлся провокацией, особенно в той его части, в которой требовалось предоставить австрийским властям право провести следствие по делу об убийстне наследника австрийского престола на территории Сербии, и был составлен таким образом, чтобы ни одно уважаюшее себя независимое государство не могло его принять. Сербское правительство тотчас же обратилось за помощью к России.

Когда 24 июля телеграмма о событиях на Балканах легла на стол российского министра иностранных дел С. Д. Сазонова, тот воскликнул в сердцах: "Это европейская война!" В тот же день состоялось заседание Совета министров, на котором сербам предлагалось в ответе на австрийскую ноту проявить умеренность. Одновременно министр встретился с германским послом Ф, Пур-талесом в надежде побудить Берлин миротворчески воздействовать на австрийцев.

Характерна при этом политика, какую вел официальный Лондон, Сразу же после убийства наследника австрийского престола глава британской дипломатии сэр Грей выразил Вене глубокие сожаления, а затем на долгое время замолчал. Лишь 6 июля на встрече с германским послом в Лондоне Грей намекнул, что Англия не допустит уничтожения Франции, О России не было сказано ни слова. Еще через три дня Г|рей заявил все тому же князю Лихновскому, что Англия не связана какими-либо союзными обязательствами ни с Россией, ни с Францией и сохраняет свободу рук. При этом он излучал оптимизм. Интересно, что и австрийскому послу в Лондоне Грей говорил об ущербе мировой торговли, который может нанести война между четырьмя великими европейскими державами — Австро-Венгрией, Германией, Россией и Францией. О вероятном участии пятой великой державы — Англии — ни слова. Таким образом, у Берлина сложилось стойкое убеждение, что Лондон не будет вмешиваться в балканский конфликт, и это только придавало агрессивности немцам. Этому способствовала и непростая внутриполитическая обстановка в самой Великобритании, где все еще сильно было влияние пацифистов.

В назначенный срок сербы подготовили ответ на австрийский ультиматум. Ответная нота была составлена в крайне примирительных и дипломатичных тонах. Из 10 пунктов требований Вены было принято 9, сербы отказались только допустить, чтобы следствие по убийству Франца-Фердинанда вели австрийские чиновники — это было бы расценено всем миром как отказ Сербии от собственного суверенитета. Тем не менее австрийский посланник в Белграде барон В. Гизль, убедившись, что сербы не принимают один пункт ультиматума, затребовал свои паспорта и покинул Белград, Далее события развивались по нарастающей.

В ответ на объявление Австро-Венгрией войны Сербии 28 июля и обстрела Белграда Россия объявила мобилизацию в приграничных с Австро-Венгрией районах.

На следующий день англичане открыли карты, заявив Лихнов-скому, что Англия будет оставаться безучастной только до тех пор, пока конфликт будет ограничен Австро-Венгрией и Россией, если же в него окажетется втянута и Франция, Лондон долго оставаться в стороне не намерен. Это заявление произвело в Берлине шок, а кайзер был просто взбешен. Вместо войны только против России и Франции немцам теперь предстояло воевать и против Англии, полностью господствовавшей на море и имевшей за счет обширных колоний практически неограниченные людские и сырьевые ресурсы. Вдобавок к этому воевать на стороне центральных держав отказалась и участница Тройственного союза Италия. В Берлине уже начали поговаривать о том, что Англия могла бы. чисто гипотетически, выступить посредницей в балканском конфликте, и призвали Вену ограничиться лишь занятием Белграда в качестве залога на будущих переговорах.

Ход событий, однако, остановить уже было невозможно. 30 июля был подписан указ царя о всеобщей мобилизации в России. Германия потребовала от России прекратить мобилизацию, но, получив отказ, 1 августа объявила войну Российской империи.

Вызывает удивление то, с какой поспешностью это было сделано — вопреки планам военных, которые в качестве первоочередной задачи предусматривали разгром Франции, и отсрочка от вступления в войну России таким образом им была только на руку. Этот ход, думается, диктовался особенностью внутриполитической ситуации в Германии; немецким политикам было куда выгодней заявить сбоим согражданам, что в Европе началась война против отсталого царского самодержавия за торжество демократии, а не затеян новый передел мира в интересах второго рейха.

I августа 1914 года, используя совершенно надуманный предлог о провокациях со стороны французских пограничников и мнимых налетах французской авиации на спящих бюргеров, немецкий канцлер составил текст объявления войны Франции. Нота была вручена французской стороне под вечер 3 августа.

Теперь немцам необходимо было объяснить миру, почему они вероломно напали на Бельгию, чей нейтралитет давно был признан всеми ведущими европейскими державами, в том числе и самой Германией. Для начала канцлер Т. Бетман-Гольвег публично назвал международный договор о нейтралитете Бельгии "клочком бумаги", а затем официальные липа Германии, ничтоже сум-няшеся, заявили о якобы готовящемся в эту страну вторжении французской армии и 2 августа ультимативно потребовали пропустить в Бельгию для отражения «агрессии» немецкие войска. На размышление бельгийцам давались сутки. Руководство Бельгии не подчинилось диктату вероломного соседа и обратилось за помощью к главам Антанты,

4 августа под благородным предлогом защиты нейтралитета Бельгии на стороне своих союзников по Антанте выступил Лондон вместе со всеми своими доминионами. Так война приняла подлинно мировой характер.

Документы

1. Австро-германский договор 1879 г. о союзе

Принимая во внимание, что великий германский император и император Австрии должны считать своим непререкаемым монаршим долгом иметь при всяких обстоятельствах попечение о безопасности своих империй и спокойствии своих народов; принимая во внимание, что оба монарха, подобно тому как это имело место в отношении прежде существовавшей союзной связи, будут в состоянии путем твердых совместных действий обеих империй легче и успешней выполнить этот долг, принимая, наконец, во внимание, что искренняя связь между Германией и Австро-Венгрией не может никому угрожать, но способна, напротив, укрепить европейский мир, созданный, постановлениями берлинского конгресса, — их величества решили заключить союз мира и взаимной зашиты, торжественно ь то же время обещая друг другу, что они никогда и ни в каком направлении не пожелают придать агрессивной тенденции своему чисто оборонительному соглашению.

Статья 1. В случае если бы одна из обеих империй, вопреки ожиданию и искреннему желанию обеих высоких договаривающихся сторон, подверглась нападению со стороны России, то обе высокие договаривающиеся стороны обязаны выступить на помощь друг другу со всею совокупностью военных сил своих империй и соответственно с этим не заключать мира иначе, как только сообща и по обоюдному согласию.

Статья 2. Если бы одна из высоких договаривающихся сторон подверглась нападению со стороны какой-либо другой державы, то другая высокая договаривающееся сторона настоящим здесь обязуется не только не оказывать помощи нападающему против своего высокого союзника, но соблюдать по меньшей мере благожелательный нейтралитет по отношение к своему высокому договаривающемуся соучастнику. Но если бы, однако, в таком случае нападающая держава получила поддержку со стороны России, будь то в форме активного содействия или будь то путем военных мероприятий, то обусловленное в Статье 1 обязательство полной военной взаимопомощи вступит немедленно в силу и тогда ведение войны высокими договаривающимися сторонами будет также совместным вплоть до совместного заключения мира.

Статья 3, Срок этого договора определяется пока пятилетний, считая со дня ратификации. За год до истечения этого срока обе высокие договаривавшиеся стороны вступят в переговоры о том, продолжают ли еще вдействительности существовать обстоятельства, легшие в основу этого договора, и условятся насчет дальнейшего срока и возможных изменений отдельных деталей. Если в течение первого месяца последнего договорного года ни с чьей стороны не последует, приглашения к открытию таких переговоров, то договор этот буди считаться возобновленным на срок следующих трех лет.

Статья 4. Договор этот в соответствии с его мирным направлением и с целью устранения всякого ложного истолкования будет сохраняться в тайне обеими высокими договаривающимися сторонами и может быть сообщен какой-либо третьей державе только с согласия обеих сторон и по особому о том соглашению между ними.

Считаясь с высказанными императором Александром на свидании в Александрове чувствами, высокие участники этого договора питают надежду на то, что для них военные приготовления России не будут в действительности угрожающими, и поэтому они не видят сейчас никакого повода для какого-либо сообщения. Но если бы эта надежда вопреки ожиданию оказалась ошибочной, то высокие участники этого договора сочтут долгом лояльности осведомить императора Александра, по крайней мере конфиденциально, о том, что они вынуждены будут рассматривать всякое нападение на одного из них как направленное против них обоих.

Статья 5. Договор этот вступит в силу по одобрении его обоими высшими суверенами; он должен быть после этого ратифицирован в течение четырнадцати дней.

Андраши Рейс

(Ютчников Ю. В., СабанинА. В. Международная политика новейшего времени е договорах, нотах и декларациях. 4.1. М., 1925. С. 232–233. Далее: Международная политика.)

2. Образование Тройственного союза в 1882 г.

Их величества император австрийский, император германский, король Италии, воодушевленные желанием увеличить гарантии всеобщего мира, укрепить монархический принцип и обеспечить тем самым сохранение в неприкосновенности общественного и политического строя в их государствах, условились заключить договор, который благодаря своей существенно охранительной и оборонительной природе имеет только целью обеспечить их от угроз, которые могли бы создаться для безопасности их государств и спокойствия Европы.

Статья I. Высокие договаривающиеся стороны обещают друг другу мир и дружбу, и они не вступят ни в какой союз или обязательство, направленные против одного из этих государств.

Они обязуются приступить к обмену мнениями по политическим и экономическим вопросам общего характера, которые могли бы возникнуть, и, кроме того, обещают взаимную поддержку друг другу в границах своих собственных интересов.

Статья 2. В случае если Италия без прямого вызова с ее стороны подверглась бы нападению Франции по какому бы то ни было поводу, обе другие договаривающиеся стороны обязаны подать атакованной стороне помощь и содействие всеми своими силами.

Такая же обязанность ляжет на Италию в случае не вызванного прямо нападения Франции на Германию,

Статья 3. Если бы одна или две из высоких договаривающих сторон без прямого с их стороны вызова подверглись нападению

и были бы вовлечены в войну с двумя или несколькими великими державами, не участвующими в настоящем договоре, то casus foederis одновременно представится для всех высоких договаривающихся сторон.

Статья 4, В случае если какая-либо великая держава, не участвующая в настоящем договоре, стала бы угрожать безопасности территории одной из высоких договаривающиеся сторон и сторона угрожаемая оказалась бы тем самым вынужденной объявить ей войну, обе другие обязуются соблюдать в отношении их союзницы благожелательный нейтралитет. Каждая в таком случае оставляет за собой возможность вступить в войну в подходящий для себя момент для участия в общем деле со своей союзницей.

Статья 5. Если для мира одной из высоких договаривающихся сторон создается угроза при обстоятельствах, предусмотренных в предшествующих статьях, то высокие договаривающиеся стороны условятся в нужный момент относительно военных мероприятий на случай совместного выступления.

Они теперь же обязуются во всех случаях общего участия в войне не заключать перемирия, мира или договора иначе как с общего между собой согласия.

Статья 6. Высокие договаривающиеся стороны обещают друг другу держать в тайне содержание и существование настоящего договора.

Статья 7, Настоящий договор будет в силе в течение пяти лег со дня обмена ратификаций.

Статья 8, Ратификации настоящего договора будут обменены в Вене в течение трех недель или скорее, если то можно будет сделать.

Кальноки Репс Робилант (Международная политика. С- 241–242.)

3. Образование франко-русского союза в 1891–1893 гг.

Письмо посла России в Париже Моренгейма французскому министру иностранных дел Рибо

Париж, 15/27 августа 1891 г.

Г. министр,

Во время моего недавнего пребывания в С.-Петербурге, куда я был вызван по повелению моего августейшего монарха, государю было угодно снабдить меня специальными инструкциями, изложенными в прилагаемом в копии письме, досланном на мое имя его превосходительством г. Гирсом, министром иностранных дел, которое его величество благоволил предписать мне сообшить правительству республики.

Во исполнение этого высочайшего повеления я вменяю себе в обязанность довести этот документ до сведения вашего превосходительства в твердой надежде, что его содержание, предварительно согласованное и сообща формулированное нашими двумя кабинетами, найдет полное одобрение французского правительства и что вы, г. министр, соблаговолите согласно желанию, выраженному г. Гирсом, почтить меня ответом, свидетельствующим о полном согласии, счастливо установившемся на будущее время между нашими двумя правительствами.

Дальнейшее развитие, которое эти два согласованные и установленные сообща пункты не только допускают, но которое должно составить их естественное и необходимое дополнение, может стать предметом доверительных и строго личных переговоров и обмена мнений в тот момент, в который это будет найдено своевременным тем или другим кабинетом, там, где они сочтут для себя возможным приступить к ним в нужное время.

Отдавая себя на этот случай в полное распоряжение вашего превосходительства, я счастлив воспользоваться подобным случаем, чтобы просить вас принять уверения в моем глубочайшем почтении.

Моренгейм

II

Письмо министра иностранных дел России Н. К. Гирса послу России в Париже Моренгейму

С.-Петербург, 9/21 августа 1891 г.

Г. посол.

Положение, создавшееся в Европе в силу открытого возобнов-ления Тройственного союза и более или менее вероятного присоединения Великобритании к политическим целям" преследуемым этим союзом, вызвало во время недавнего пребывания здесь г. де Лабулэ обмен мнениями между французским послом и мною. с тем чтобы установить позицию, которая при нынешних условиях, в случае возникновения известных обстоятельств, была бы наиболее целесообразной для обоих наших правительств, которые, оставшись вне какого-либо союза, тем не менее искренно желают создать самые действительные гарантии для сохранения мира. Таким образом, мы пришли к формулированию нижеследующих двух пунктов:

1) В целях определения и утверждения сердечного согласия, объединяющего их, и желая сообща способствовать поддержанию мира, который является предметом их самых искренних желаний, оба правительства заявляют, что они будут совещаться между собой по каждому вопросу, способному угрожать всеобщему миру,

2) В случае, если мир оказался бы действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны условливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий настоятельным для обоих правительств.

Доложив государю об этих переговорах, а равно и текст принятых окончательных формулировок, я имею честь Вам ныне сообщить, что его величество соизволил полностью одобрить означенные принципы соглашения и согласиться на принятие их обоими правительствами.

Сообщая Вам об этой высочайшей воле, я прошу Вас довести это до сведения французского правительства и уведомить меня о тех решениях, на которых, со своей стороны, оно остановится.

Примите и проч. Гирс

III

Письмо министра иностранных дел Франции А. Рибо послу России в Париже Моренгейму

Париж, 13/27 августа 1891 г.

Г. посол.

Вы соблаговолили по приказанию вашего правительства сообщить мне текст письма императорского министра иностранных дел, в коем заключаются специальные инструкции, которыми его величество император Александр решил снабдить Вас в результате вызванного общеевропейским положением последнего обмена мнениями между г. Гирсом и послом Французской Республики в Петербурге- Вашему превосходительству было поручено выразить в то же время надежду, что содержание этого документа, предварительно согласованное между двумя кабинетами и сформулированное сообща, встретит полное одобрение французского правительства, Я спешу поблагодарить Ваше превосходительство за это сообщение. Правительство [республики] может оценить положение, создавшееся в Европе в силу тех обстоятельств, при которых состоялось возобновление Тройственного союза, лишь так же, как это делает императорское правительство, и вместе с ним считает, что наступил момент определить позицию, при нынешней обстановке и при наступлении известных событий наиболее целесообразную для обоих правительств, одинаково стремящихся обеспечить гарантии сохранения мира, заключающиеся в поддержании равновесия сил в Европе. Я счастлив поэтому сообщить вашему превосходительству, что правительство республики полностью присоединяется к двум пунктам, которые являются предметом сообщения г. Гирса и которые формулированы следующим образом:

1) В целях определения и утверждении сердечного согласия, объединяющего их, и желая сообща способствовать поддержанию мира, который является предметом их самых искренних желаний, оба правительства заявляют, что они будут совещаться между собой по каждому вопросу, способному угрожать всеобщему миру.

2) В случае, если мир оказался бы действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны условливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий необходимым для обоих правительств.

Я отдаю себя, впрочем, в Ваше распоряжение для обсуждения всех вопросов, которые при нынешнем общеполитическом положении привлекут особое внимание обоих правительств.

С другой стороны, императорское правительство, подобно нам, несомненно отдает себе отчет в том, насколько важно было бы поручить специальным делегатам, которых следовало бы назначить в ближайший срок, практически изучить те меры, которые надлежит противопоставить событиям, предусмотренным во втором пункте соглашения.

Обращаясь с просьбой довести до сведения императорского правительства ответ французского правительства, я считаю долгом отметить, как ценно было для меня иметь возможность оказать содействие, по мере моих сил, утверждению согласия, которое всегда было предметом наших общих усилий.

Примите и проч. А. Рибо

IV

Проект военной конвенции от 5/17 августа 1892 г.

Одушевленные одинаковым стремлением к сохранению мира, Франция и Россия, имея единственной целью подготовиться к требованиям оборонительной войны, вызванной нападением войск Тройственного союза против одной из них, договорились о следующих положениях:

1. Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все войска, какими она может располагать, для нападения на Германию. Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все войска, какими может располагать, для нападения на Германию.

2. В случае мобилизации войск Тройственного союза или одной из входящих в него держав Франция и Россия немедленно по получении известия об этом, не ожидая никакого предварительного соглашения, мобилизуют немедленно и одновременно всесвои силы и двинут их как можно ближе к своим границам.

3. Действующие армии, которые должны быть употреблены против Германии, будут со стороны России от 700 000 до 800 000 человек. Эти войска будут полностью и со всей быстротой введе ны в дело так, чтобы Германии пришлось сражаться сразу и на востоке, и на западе.

4. Генеральные штабы обеих стран будут все время сноситься друг с другом, чтобы подготовить и облегчить проведение предусмотренных выше мер. Они будут сообщать друг другу в мирное время все данные относительно армий Тройственного союза, которые известны им или будут им известны. Пути и способы сношения во время войны будут изучены и предусмотрены заранее,

5. Ни Франция, ни Россия не заключат сепаратного мира.

6. Настоящая конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз,

7. Все перечисленные выше пункты будут сохраняться в строжайшем секрете.

Подписали:

генерал-адъютант, началъник Генерального штаба Обручев

дивизионный генерал, помощник начальника Генерального штаба Буадефр

V

Письмо министра иностранных дел России Н. К. Пирса послу Франции в С, — Петербурге Монтебелло

С.-Петербург, 15/27 декабря 1893 г.

Весьма секретно

Изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанный русским и французским генеральными штабами в августе 1892 года, представив мои соображения императору, я считаю долгом сообщить Вашему превосходительству, что текст этого соглашения в том виде, как он был в принципе одобрен его величеством и подписан ген, — ад. Обручевым и дивизионным генералом Буадефром, отныне может рассматриваться как окончательно принятый в его настоящей форме. Оба генеральных штаба будут иметь, таким образом, возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями.

VI

Письмо посла Франции в Петербурге Монтебелло министру иностранных дел России Н. К. Гирсу

С.-Петербург, 23 декабря 1893 г./4 января 1894 г.

Я получил письмо, которое Ваше превосходительство соблаговолили адресовать мне 15/27 декабря 1893 г. и которым Вы извещаете меня о том, что, изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанной русским и французским генеральными штабами, и доложив императору все свои соображения, Вы сочли долгом уведомить меня, что это соглашение, в том виде, как оно было в принципе одобрено его величеством и как его подписали в августе 1892 года уполномоченные для этой цели правительствами соответствующие представители сторон: ген, — ад, Обручев и дивизионный генерал Буадефр, может отныне рассматриваться как окончательно принятое.

Я поспешил известить об этом решении свое правительство, и я уполномочен заявить Вашему превосходительству, с просьбой довести это решение до сведения е, в. императора, что президент Республики и французское правительство также рассматривают вышеупомянутую военную конвенцию, текст которой одобрен той и другой стороной, как подлежащую выполнению.

В силу этого соглашения оба генеральных штаба теперь будут иметь возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями.

(Сборник договоров России с другими государствами. 1856–1917 гг. М., 1952. С. 277–283 Далее: Сборник договоров.)

4. Соглашение между Россией и Францией о подтверждении франко-русского союза, август 1899 г.

Письмо министра иностранных дел России М. Н. Муравьева министру иностранных дел Франции Т. Делькассе

С-Петербург, 28 июля / 9 августа 1899 г.

Те несколько дней, которые Ваше превосходительство провели среди нас, позволяют Вам, как я надеюсь, еще раз убедиться в прочности уз горячей и неизменной дружбы, соединяющих Россию и Францию.

Подтверждая эти чувства и отвечая на пожелание, высказанное Вами его величеству, император соизволил уполномочить меня сделать Вам, господин министр, предложение об обмене письмами, долженствующими установить, что императорское российское правительство и правительство Французской Республики, непрестанно озабоченные поддержанием всеобщего мира и равновесия европейских сил, подтверждают дипломатическое соглашение, оформленное письмом г. Гирса от 9/21 августа 1891 года и письмом барона Моренгейма от 15/27августа 1891 года и ответным письмом г. Рибо от того же 15/27 августа 1891 года.

Они постановляют, что проект военной конвенции, который явился дополнением к дипломатическому соглашению, будет иметь силу столько же времени, как и дипломатическое соглашение, заключенное в целях обеспечения общих и постоянных интересов обеих стран.

Письмо министра иностранных дел Французской Республики Т, Делькассе министру иностранных дел России М. II. Муравьеву

С.-Петербург, 28июля / 9августа 1899 г.

В прошлое воскресенье, когда е, и. величество соблаговолил выслушать мое мнение о полезности подтвердить дипломатическое соглашение от августа 1891 года и установить для военной конвенции, заключенной вслед за ним, тот же срок действия, что и для дипломатического соглашения, его величество соизволил мне заявить, что его собственные чувства совершенно совпадают со взглядами правительства республики.

Сегодня утром Вы соизволили сообщить мне, что его императорскому величеству угодно было одобрить следующую формулировку, к которой со своей стороны полностью присоединились президент республики и французское правительство и относительно которой полная договоренность была предварительно достигнута между Вашим превосходительством и мною:

"Императорское российское правительство и правительство Французской Республики, непрестанно озабоченные поддержанием всеобщего мира и равновесия европейских сил, подтверждают дипломатическое соглашение, оформленное письмом г. Гирса от 9/21 августа 1891 года, письмом барона Моренгейма от 15/27 августа 1891 года и ответным письмом г Рибо от того же 15/27 августа 1891 года.

Они постановляют, что проект военной конвенции, который явился дополнением к дипломатическому соглашению и о котором упоминается в письме г. Гирса от 15/27 декабря 1893 года и в письме гр. Монтебелло от 23 декабря 1893 / 4 января 1894 г, будет иметь силу столько же времени, как и дипломатическое соглашение, заключенное в целях обеспечения общих и постоянных интересов обеих стран.

Строжайшая тайна в отношении содержания и даже существования упомянутых соглашений должна быть тщательно соблюдаема обеими сторонами".

Меня радует, г. министр, что несколько дней, проведенных мною в С.-Петербурге, позволили мне еще раз убедиться в прочности уз горячей и неизменной дружбы, соединяющих Россию и Францию, и я прошу Вас принять еще раз уверение в моем глубоком уважении.

Делъкассе (Сборник договоров. С. 319–321.)

5. Англо-французское соглашение от 8апреля 1904 г.

• Дается в изложении.

Соглашение было заключено в форме конвенции о Ньюфаундленде и Западной Африке и двух деклараций — о Сиаме и о Египте — Марокко. Конвенция носила компенсационный характер: Франция отказывалась от своих монопольных прав по рыболовству на побережье Ньюфаундленда, но рыболовы не лишались права ловить рыбу наравне с английскими колонистами. За эту уступку Франция получала свободу плавания по р, Гамбия на важнейшем для нее участке и приобретала о-ва Лос, а также добилась исправления в свою пользу границы в Восточной Нигерии, что открывало ей удобную дорогу между р, Нигер и оз. Чал.

Декларация о Сиаме провозглашала его разделение по р. Менам: англичане получили в сферу своего влияния, с исключительным правом иметь концессии и пр., западную половину, а французы получили в сферу своего влияния, с аналогичным правом, восточную половину, причем обе стороны взаимно обязались не аннексировать эти части. Декларация включала также отказ Англии от всяких претензий по вопросу о пошлинах в мадагаскарс-ких портах и предусматривала создание кондоминиума на Ново-Гебридских о-вах, где до тех пор происходили столкновения между колонистами обеих стран.

В декларации о Египте и Марокко Англия заявляла, что не имеет намерения изменять политический статус Египта, а Франция обязалась не поднимать вопроса об эвакуации и вообще не чинить препятствий действиям Англии в Египте каким бы то ни было образом (Статья 1), Со своей стороны Франция заявила об отсутствии у нее намерения изменять политический статус Марокко, а Англия, признавала за Францией ввиду смежности ее владений с марокканскими преимущественное право охранять в Марокко порядок и оказывать Марокко помощь в административной, экономической, финансовой и военной областях. Английское правительство также гарантировало свободное плавание через Суэцкий канал соответственно международной конвенции 1888 г.{Статья 6), Взамен Франция, как и Англия, обязалась не допускать сооружения укреплений на участке марокканского побережья, противолежащем Гибралтару, делая исключение для испанских владений на этом побережье (Статья 7). Оба правительства обещали друг другу дипломатическую помощь в реализации вышеизложенных статей (Статья 9).

В секретных статьях декларации отмечалось, что если Англия, вопреки своим намерениям, все же решит внести изменения в систему капитуляций, или в судебную организацию Египта, то Франция даст на это согласие, с тем чтобы и Англия дала таковое, если Франция захочет ввести подобные «реформы» в Марокко (Статья 1). Фактически эта статья предусматривала возможность выдворения третьих держав из Египта и Марокко и закрепления Египта и Марокко соответственно за Англией и Францией, Исключение делалось лишь в пользу Испании, которой оба правительства согласились передать в качестве сферы ее влияния области, прилегающие к Мелилье, Сеуте и др, испанским владениям (в случае прекращения там действия власти султана) (Статья 2). Остальные секретные статьи касались финансовых вопросов.

(Международная политика. С. 313–316.)

6. Декларация России и Австро-Венгрии о взаимном

нейтралитете от 2/15 октября 1904 г.

С, — Петербург

Нижеподписавшиеся, должным образом уполномоченные своими августейшими государями, встретились в Министерстве иностранных дел для подписания следующей декларации:

Австро-Венгрия и Россия, объединенные общностью взглядов на охранительную политику, которой должно придерживаться в балканских странах, и вполне удовлетворенные результатами, достигнутыми до сих пор их тесным сотрудничеством, твердо решили оставаться и впредь на этом пути. Будучи счастливы еще раз констатировать это согласие, кабинеты Вены и С-Петербурга придают большое значение тому, чтобы в данной форме засвидетельствовать друг другу чувства дружбы и взаимного доверия.

С этой целью обе державы согласились соблюдать лояльный и абсолютный нейтралитет, в случае если какая-либо из подписавших эту декларацию сторон окажется одна в не спровоцированном ею состоянии войны с третьей державой, которая пыталась бы посягнуть на ее безопасность или на status quo, поддержание которого является основой соглашения, столь же миролюбивого, сколько и охранительного.

Обязательство, установленное предшествующим текстом между Австро-Венгрией и Россией, неприменимо, конечно, к балканским странам, судьбы которых столь очевидно связаны с согласованием действий обеих соседних империй.

Вышеупомянутое обязательство останется в силе до тех пор, пока эти две великие державы будут следовать согласованной политике в делая Турции. Это соглашение будет храниться в тайне" и оно не может быть сообщено другому правительству без предварительной договоренности между кабинетами Вены и Петербурга.

2/15 октября 1904 года.

Л. Эренталъ В. Ламздорф

(Сборник договоров. С. 333–334.)

7. Русско-германский союзный договор от 11/24 июля 1905 г.

Бьерке

Их величества императоры всероссийский и германский в целях обеспечения мира в Европе установили нижеследующие статьи оборонительного союза:

Статья I.

В случае, если одна из двух империй подвергнется нападению со стороны одной из европейских держав, союзница ее придет ей на помощь в Европе всеми своими сухопутными и морскими силами.

Статья 2,

Высокие договаривающиеся стороны обязуются не заключать отдельно мира ни с одним из общих противников.

Статья 3.

Настоящий договор войдет в силу тотчас по заключении мира между Россией и Японией и останется в силе до тех пор, пока не будет денонсирован за год вперед.

Статья 4.

Император всероссийский после вступления в силу этого договора предпримет необходимые шаги к тому, чтобы ознакомить

Францию с этим договором и побудить ее присоединиться к нему в качестве союзницы.

Вильгельм Николай

фон Чиршкц-Бегендорф А. Бирилёв

(Сборник договоров. С. 335–336.)

8. Конвенция 1901 г. между Россией и Англией по делам Персии, Афганистана и Тибета от 18/31 августа 1907 г.

С.-Петербург

Е, в. император всероссийский и е, в, король Соединенного Королевства Великобритании, Ирландии и британских территорий за морями, император Индии, воодушевленные искренним желанием уладить по взаимному согласию различные вопросы, касающиеся интересов их государств на Азиатском материке, решили заключить соглашения, предназначенные предупреждать всякий повод к недоразумениям между Россией и Великобританией в отношении сказанных вопросов, и назначили с этой целью своими соответственными уполномоченными, а именно:

е. в. император всероссийский;

…Александра Извольского, министра иностранных дел,

е, в, король Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии (…):

".Артура Никольского, своего чрезвычайного и полномочного посла при е. в, императоре всероссийском, которые, сообщив друг лругу свои полномочия, найденные в доброй и надлежащей форме, условились о нижеследующем:

А. Соглашение, касающееся Персии

Правительства России и Великобритании, взаимно обязавшись уважать целость и независимость Персии и желая искренне сохранения порядка на всем протяжении этой страны и ее мирного развития, равно как и постоянного установления одинаковых преимуществ для торговли и промышленности всех других народов, принимая во внимание, что каждое из них имеет по причинам географического и экономического свойства специальный интерес в поддержании мира и порядка в некоторых провинциях Персии, смежных или соседних с русской границей, с одной стороны, и с границами Афганистана и Белуджистана — с другой, и желая избежать всякого повода к столкновению между их взаимными интересами в персидских провинциях, о которых было упомянуто выше, согласились о нижеследующих положениях:

I. Великобритания обязуется не домогаться для самой себя и не поддерживать в пользу британских подданных, равно как и в пользу подданных третьих держав, каких-либо концессий политического или торгового свойства, как-то: концессии железнодорожные, банковские, телеграфные, дорожные, транспортные, страховые и т, д. — по ту сторону линии, идущей от Касри-Ширина через Исфаган, Иеэд, Хакк и оканчивающейся в точке на персидской границе при пересечении границ русской и афганской, и не противиться, ни прямо, ни косвенно, требованиям подобных концессий в этой области, поддерживаемым российским правительством. Считается конечно условленным, что местности, упомянутые выше, входят в область, где Великобритания обязуется не домогаться вышесказанных концессий.

II, Россия со своей стороны обязуется не домогаться для самой себя и не поддерживать в пользу российских подданных, равно как и в пользу подданных третьих держав, каких-либо концессий политического или торгового свойства, как-то: концессии железнодорожные, банковские, телеграфные, дорожные, транспортные, страховые и т, д. — по ту сторону линии, идущей от афганской фаницы через Газик, Бирджанд, Керман и оканчивающейся в Бендер-Аббасе, и не противиться, ни прямо, ни косвенно, требованиям подобных концессий в этой области, поддерживаемых британским правительством. Считается конечно условленным, что местности, упомянутые выше, входят в область, где Россия обязуется не домогаться выше сказанных концессий.

III, Россия обязуется со своей стороны не противиться, не уговорившись предварительно с Англией, тому, чтобы какие-нибудь концессии были выдаваемы британским подданным в областях Персии, расположенных между линиями, упомянутыми в статьях I и II.

Великобритания принимает тождественное обязательство в том, что касается концессий, могущих быть выданными русским подданным в тех же областях Персии,

Все концессии, существующие ныне в областях, указанных в статьях I и II, охраняются.

IV, Условлено, что доходы всех персидских таможен" за исключением таможен Фарсистана и Персидского залива, доходы, обеспечивающие погашение и проценты по займам, заключенным

правительством шаха в Учетно-ссудном банке Персии до дня подписания настоящего соглашения, будут обращаемы на тот жепредмет, что и в прошлом.

Равным образом условлено, что доходы персидских таможен Фарсистана и Персидского залива, равно как и доходы рыбных ловель на персидском побережье Каспийского моря, а также почт и телеграфов, будут обращаемы, как и в прошлом, на платежи по займам, заключенным правительством шаха у Персидского шахиншахского банка до дня подписания настоящего соглашения, В случае неисправностей в погашении или уплате процентов по персидским займам, заключенным в Учетно-ссудном банке Персии и в Персидском шахиншахском банке до дня подписания настоящего соглашения, если представится необходимость для России установить контроль над источниками доходов, обеспечивающими правильное поступление платежей по займам, заключенным в первом из сказанных банков, и расположенными в области, упомянутой в статье II настоящего соглашения, или же для Великобритании — установить контроль над источниками доходов, обеспечивающими правильное поступление платежей по займам, заключенным во втором из сказанных банков, и расположенными в области, упомяну-той в статье I настоящего соглашения, — правительства российское и английское обязуются войти предварительно в дружественный обмен мыслей в видах определения по взаимному согласию означенных мер контроля и избежания всякого вмешательства, которое не было бы согласно с принципами, служащими основанием настоящему соглашению.

Б. Конвенция, касающаяся Афганистана

Высокие договаривающиеся стороны в целях обеспечения совершенной безопасности на обоюдных границах Средней Азии и поддержания в этих областях прочного и продолжительного мира заключили следующую конвенцию:

Статья 1.

Правительство его британского величества объявляет, что оно не имеет намерения изменять политическое положение Афганистана.

Правительство его британского величества обязуется, кроме того, осуществлять свое влияние в Афганистане только в миролюбивом смысле, и оно не примет само в Афганистане и не будет поощрять Афганистан принимать меры, угрожающие России.

Со своей стороны российское императорское правительство объявляет, что оно признает Афганистан находящимся вне сферы русского влияниям и оно обязуется пользоваться для всех своих политических сношений с Афганистаном посредничеством правительства его британского величества, оно обязуется также не посылать никаких агентов в Афганистан.

Статья 2.

Так как правительство его британского величества объявило в договоре, подписанном в Кабуле 21 марта 1905 г, что оно признает соглашение и обязательства, заключенные с покойным эмиром Абдур-Рахманом и что оно не имеет никакого намерения вмешиваться во внутреннее управление афганской территорией. Великобритания обязуется не присоединять или занимать, в противность сказанному договору, какой-либо части Афганистана и не вмешиваться во внутреннее управление этой страной, с оговоркой, что эмир выполнит обязательства, уже принятые им по отношению к правительству его британского величества в салу вышеупомянутого договора.

Статья 3.

Русские и афганские власти, особо к тому назначенные, на границе или в пограничных провинциях могут установить непосредственные взаимные сношения, чтобы улаживать местные вопросы неполитического характера.

Статья 4,

Правительства России и Великобритании объявляют, что они признают по отношению к Афганистану принцип торгового равноправия и соглашаются в том, что все облегчения, которые были или будут приобретены впредь для торговли и торговцев английских и англо-индийских, будут равным образом применяемы к торговле и торговцам русским. Если развитие торговли укажет на необходимость в торговых агентах, оба правительства условятся о мерах, какие следует принять, взяв, конечно, во внимание верховные права эмира.

Статья 5.

Настоящие соглашения войдут в силу лишь с момента, когда британское правительство заявит российскому правительству о согласии эмира на условия, выше постановленные,

В, Соглашение, касающееся Тибета

Правительства России и Великобритании, признавая сюзеренные права Китая над Тибетом и принимая во внимание, что вследствие своего географического положения Великобритания имеет специальный интерес в том, чтобы видеть существующий порядок внешних сношений Тибета сохраненным полностью, условились о нижеследующем соглашении:

Статья 1.

Обе высокие договаривающиеся стороны обязуются уважать территориальную целость Тибета и воздерживаться от всякого вмешательства в его внутреннее управление.

Статья 2,

Сообразуясь с признанным принципом сюзеренитета Китая над Тибетом, Россия и Великобритания обязуются сноситься с Тибетом только через посредство китайского правительства. Это обязательство не исключает, однако, непосредственных сношений английских коммерческих агентов с тибетскими властями, предусмотренных статьей 5 конвенции от 7 сентября

1904 года между Великобританией и Тибетом и подтвержденных конвенцией 27 апреля 1906 года между Великобританией и Китаем; оно не изменяет также обязательств, принятых на себя Великобританией и Китаем в силу статьи 1 скачанной конвенции 1906 года.

Считается конечно условленным, что буддисты, как русские, так и британские подданные, могут входить в непосредственные сношения, на почве исключительно религиозной, с далай-ламой и другими представителями буддизма в Тибете; правительства России и Великобритании обязуются, насколько от них будет зависеть, не допускать, чтобы эти сношения могли нарушить постановления настоящего соглашения.

Статья 3.

Российское и великобританское правительства обязуются, каждое за себя, не посылать представителей в Лхассу.

Статья 4.

Обе высокие стороны обязуются не домогаться или приобретать, ни за свой собственный счет, ни в пользу своих подданных, никаких концессий железнодорожных, дорожных, телеграфных и горных" ни других прав в Тибете.

Статья 5,

Оба правительства согласны в том, что никакая часть доходов Тибета, ни в натуре, ни деньгами, не может быть заложена или предоставлена как России и Великобритании, так и их подданным.

Г Приложение к соглашению между Россией и Великобританией, касающемуся Тибета

Великобритания вновь подтверждает декларацию, подписанную его превосходительством вице-королем и генерал-губернатором Индии и приложенную к ратификации конвенции 7 сентября 1904 гола, постановляющую, что занятие долины Чумби британскими силами прекратится по уплате трех ежегодных взносов вознаграждения в 20 500 рупий под условием, чтобы рынки, упомянутые во 2-й статье сказанной конвенции, были действительно открыты в течение уже трех лет и чтобы тибетские власти за этот период строго сообразовались во всех отношениях с постановлениями означенной конвенции 1904 года. Считается конечно условленным, что если занятие долины Чумби британскими силами не прекратится по какой бы то ни было причине ко времени, предусмотренному вышеприведенной декларацией, правительства российское и британское войдут в дружеский обмен взглядов по сему предмету.

Настоящая конвенция будет ратифицирована, и ратификации ее будут обменены в С, — Петербурге, как только это будет возможно.

В удостоверение чего соответственные уполномоченные подписали настоящую конвенцию и приложили к ней свои печати. Учинено в С.-Петербурге, в двойном экземпляре, 18/31 августа

1907 года.

Подписали:

Извольский Никольсон

Д. Нота, врученная послом Великобритании российскому министру иностранных дел

С.-Петербург, 18/31 августа 1907 года

Господин министр. Ссылаясь на соглашение относительно Тибета, подписанное сегодня, имею честь сделать вашему превосходительству нижеследующее заявление:

Британское правительство считает полезным, поскольку от него будет зависеть, не допускать, кроме как по предварительному соглашению с российским правительством, в течение трех лет со дня настоящего сообщения доступа в Тибет какой-либо научной экспедиции, под условием, однако, чтобы подобное же заверение было дано со стороны российского императорского правительства. Британское правительство предполагает, кроме того, обратиться к китайскому правительству с целью побудить последнее принять на себя подобное же обязательство на соответствующий срок, само собою разумеется, что таковой же шаг будет предпринят российским правительством.

По истечении трехлетнею срока, приводимого выше, британское правительство обсудит, по взаимному согласию с российским правительством, вопрос о желательности, если к тому представится надобность, принятия дальнейших мер в отношении научных экспедиций в Тибет.

Примите и проч. А. Никольсон

Е. Нота, врученная российским министром иностранных дел послу Великобритании

С.-Петербург, 18/31 августа 1907 года

Господин посол,

В ответ на ноту вашего превосходительства от сего числа имею честь, в свою очередь, заявить, что императорское российское правительство считает полезным, поскольку от него будет зависеть, не допускать, кроме как по предварительному соглашению с британским правительством, в течение трех лет со дня настоящего сообщения доступа в Тибет какой-либо научной экспедиции.

Так же как британское правительство, императорское правительство предполагает обратиться к китайскому правительству с целью побудить последнее принять на себя подобное же обязательство на соответствующий срок.

Остается условленным, что по истечении трехлетнего срока оба правительства обсудят по взаимному согласию вопрос о желательности, если к тому представится надобность, принятия дальнейших мер в отношении научных экспедиций в Тибет.

Примите и проч. Извольский

(Сборник договоров. С. 386–394.)

9. Секретный протокол между Россией и Германией по балтийскому вопросу от 16/29 октября 1907 г.

Санкт — Петербург

Оба императорские правительства России и Германии, сознавая наличие полной общности интересов в их политике в области Балтийского моря и желая укрепить соответствующим соглашением многовековые узы традиционной дружбы и добрососедских отношений, соединяющих их государства, заявляют в настоящем протоколе, что их общая политика в этих местах имеет целью сохранение ныне существующего территориального разграничения.

В соответствии с этим основным принципом их политики оба императорские правительства намерены неуклонно сохранять в неприкосновенности права е. в. императора всероссийского и е, в. императора Германии, короля Пруссии, на их континентальные и островные владения, расположенные в указанных областях.

Два других прибрежных государства Балтики, а именно Швеция и Дания, могут быть допущены к заключению специальных соглашений с обеими империями о признании их территориальной неприкосновенности и об упрочении таким путем общего сохранения status quo в бассейне Балтийского моря.

Оба императорские правительства согласны оставить настоящий протокол секретным до того момента, когда, по предварительному соглашению, они найдут удобным опубликовать его или сообщить его другим правительствам.

Учинено в С.-Петербурге в двух экземплярах 16/29 октября 1907 г.

Подписали:

Губастое фон Шён

(Сборник договоров, С. 395)

10. Декларация и меморандум России, Германии, Дании и Швеции

по балтийскому вопросу от 10/23 апреля 1908 г,

Санкт-Петербург Декларация

Вследствие желания е. в. императора всероссийского, е. в. императора германского, короля прусского, с. в. короля датского и е. в. короля шведского упрочить узы доброго соседства и дружбы, которые соединяют их государства, и тем способствовать сохранению всеобщего мира, а равно вследствие признания ими, что политика их по отношению к странам Балтийского моря имеет целью поддержание в них теперешнего территориального порядка вещей, правительства их объявляют настоящим актом, что они твердо решились сохранять неприкосновенными права е. в. императора всероссийского, е, в. императора германского, короля прусского, е. в. короля датского и е. в. короля шведского, по принадлежности, на их сухопутные и островные владения в означенных странах.

В случае, если какие-либо события стали угрожать теперешнему территориальному порядку вещей в странах Балтийского моря, четыре правительства, подписавшие настоящую декларацию, войдут в сношение, дабы уговориться насчет тех мер, которые они сочли бы полезным принять в интересах поддержания этого порядка.

В удостоверение чего уполномоченные, получив на сие должное разрешение, подписали настоящую декларацию и приложили к ней печати своих гербов.

Учинено в четырех экземплярах в С-Петербуге, 10/23 апреля

1908 г.

Подписали;

Извольский /Россия/

Пурталес /Германия/

Ж Левенерн /Дания/

Эдв. Брндштрэм /Швеция/

Меморандум

При подписании декларации от сего числа нижеподписавшиеся по приказанию их соответствующих правительств считают нужным выяснить, что принцип сохранения теперешнего порядка вещей (status quo), освященный вышеуказанной декларацией, имеет в виду исключительно территориальную неприкосновенность всех теперешних владений, сухопутных и островных, высоких договаривающихся сторон в странах Балтийского моря, и что поэтому на сказанное соглашение никоим образом нельзя будет ссылаться, когда будет идти речь о свободном пользовании правами верховенства высоких договаривающихся сторон над вышеупомянутыми соответствующими их владениями.

Учинено в 4 экземплярах в С-Петербурге, 10/23 апреля 1908 г

Подписали: 'Извольский

Ф, Пуртанес

Я, Левенерн

Э. Брэндштрзм

(Сборник договоров. С. 400–401)

11. Соглашение между Россией и Германией по персидским делам (Потсдамское соглашение) от 6/19 августа 1911 г.

Санкт — Петербург

Правительства русское и германское исходя из принципа равноправия в отношении торговли всех наций в Персии, имея в виду, с одной стороны, что у России имеются в этой стране специальные интересы и что, с другой стороны, Германия преследует там лишь коммерческие цели, вошли в соглашение относительно следующих пунктов:

Статья I.

Императорское германское правительство заявляет, что оно не имеет намерения ни добиваться для себя самого, ни поддерживать домогательств со стороны германских или иностранных подданных концессий железнодорожных, дорожных, навигационных и телеграфных к северу от линии, идущей от Касри-Ширина, пролегающей через Исфагань, Иеэд и Хакк и кончающейся на афганской границе на широте Гязика.

Статья II,

Со своей стороны русское правительство, имея в виду получить от персидского правительства концессию на создание сети железных дорог на севере Персии, обязуется Б числе прочих испросить концессию на постройку пути, который должен исходить из Тегерана и окончиться в Ханекене для смычки на турецко-персидской границе означенной сети с линией Садид-же — Ханекен, как только эта ветвь Кония-Багдадской железной дороги будет окончена. Раз эта концессия будет получена, работы по постройке означенной линии должны быть начаты не позже как через два года после окончания Садидже-Хане-кенской ветки И окончены в течение четырех лет. Русское правительство представляет себе определить в свое время окончательное направление означенной линии, считаясь с пожеланиями германского правительства по этому предмету. Оба правительства облегчат международное сообщение на линии Ханекен — Тегеран, а также на линии Ханекен — Багдад, избегая всяких мер, которые могли б препятствовать ему, как, например, установления транзитных пошлин или применения дифференциального тарифного обложения. Если по истечении двух лет с момента, когда Сад идже-Ханеке некая ветка Кония-Багдадской железной дороги будет закончена, не будет преступлено к постройке линии Ханекен — Тегеран, русское правительство уведомит германское правительство, что оно отказывается от концессии, относящейся к этой последней линии. Германское правительство в этом случае будет вольно домогаться со своей стороны этой концессии.

Статья III,

Признавая общее важное значение, которое имело бы для международной торговли осуществление Багдадской железной дороги, русское правительство обязуется не принимать мер, направленных к тому, чтобы воспрепятствовать постройке ее или помешать участию иностранных капиталов в этом предприятии при условии, разумеется, что это не повлечет за собой для России никакой жертвы денежного или экономического свойства.

Статья IV.

Русское правительство будет вправе поручить осуществление проекта железнодорожной линии, имеющей связать се сеть в Персии с линией Садидже — Ханекен, иностранной финансовой группе по своему выбору вместо того чтоб озаботиться самому ее постройкой.

Статья V

Независимо от того, каким образом постройка означенной линии будет осуществлена, русское правительство предоставляет себе право на всякое участие в работах, какое оно могло бы пожелать, а равно право выкупить означенную железную дорогу по иене действительных затрат, понесенных строителем. Высокие договаривающиеся стороны обязуются, кроме того, предоставить друг другу участие во всех привилегиях — тарифных и иных, которые одна из них могла бы получить в отношении этой линии.

Во всяком случае остальные постановления настоящего соглашения останутся в силе.

В удостоверение чего нижеподписавшиеся, получившие надлежащие полномочия от своих правительств, подписали это соглашение и приложили свои печати.

С.-Петербург, 6/19 августа 1911 г.

Подписали:

Нератов

Ф. Пуртолес

(Сборник договоров. СТ495—407,)

12. Русско-французская морская конвенция от 3/16 июля 1912 г.

Париж

Статья 1,

Морские силы Франции и России будут действовать совместно во всех тех случаях, в которых союз предусматривает и предписывает совместные действия сухопутных войск.

Статья 2,

Совместные действия морских сил будут подготовлены еще в мирное время.

С этой целью начальники морских генеральных штабов обоих флотов отныне уполномочены непосредственно сноситься, обмениваться всеми сведениями, изучать все возможные гипотезы войны и согласовывать между собой все стратегические планы.

Статья 3.

Начальники морских генеральных штабов обоих флотов будут совещаться друг с другом лично, не реже одного раза в год, и они будут вести протоколы своих совещаний.

Статья 4.

В отношении продолжительности действия, эффективности и секретности данная конвенция приравнивается к военному соглашению от 17 августа 1892 г. и к последующим соглашениям.

Париж, 16 июля 1912 г.

Начальник французского морского генерального штаба К. Обер

Морской министр Делькассе

Начальник российского морского Генерального штаба А, Дивен

Морской министр И. Григорович

(Сборник договоров С. 408–409.)

Посланник России в Белграде Гартвик — министру иностранных дел России С. Д. Сазонову, 17/30 июня 1914 г.

Депеша № 40

М. г. Сергей Дмитриевич,

Весть о совершенном в Сараеве гнусном злодеянии, жертвами коего пали наследный эрцгерцог Франц-Фердинанд и его супруга, произвела здесь глубокое впечатление, вызвав решительно во всех слоях общества чувства самого искреннего возмущения. День 28/15 июня — "Видов дан" — большой народный праздник в Сербии, к которому съехались в столицу из старых и новых краев, а также с того берега Дуная различные культурные, певческие, со-кольские общества и иные корпорации в своих национальных одеяниях с хоругвями, флагами и значками. Торжества начались служением во всех храмах чинопоминания о всех героях, "живот свой на поле брани положивших за веру и отечество"… Около 5 часов дня. как только распространилось известие о трагической сараевской катастрофе, в Белграде немедленно были прекращены все церемонии не только распоряжением властей, но и по почину самих обшеств; театры были закрыты и народные увеселения отменены.

В тот же вечер король и королевич Александр в качестве регента отправили телеграммы императору Францу-Иосифу с выражением глубокого соболезнования. Соответственные изъявления по телеграфу адресованы были правительством на имя графа Берхтольда и председателем народной скупщины — рейхсрату. На другой день во всех местных газетах без различия партий появились трогательные некрологи и прочувствованные статьи по поводу тяжкого горя, постигшего императорский лом дружественной монархии.

Словом, вся Сербия сочувственно откликнулась на несчастие, поразившее соседнее государство, строго осудив преступное деяние обоих безумцев; и тем не менее здесь заранее были уверены, что известные венские и пештские круги не замедлят использовать даже столь трагическое происшествие для недостойных инсинуаций по адресу королевских политических обществ…

Примите и пр. Гартвик

(Международные отношения в эпоху империализма. Серия IIIТ. I. М., 1935, С 393–394. Далее: МОЭИ.)

14. Из доклада венгерского министра-президента графа Тиссы императору Австро-Венгрии Францу-Иосифу от Iиюля 1914 г.

Всемилостивейший государь!

Только после аудиенции я имел возможность говорить с графом Берхтольдом и узнал о его намерении использовать сараевское преступление как предлог для того, чтобы рассчитаться с Сербией. Я не скрыл от графа Берхтольда, что это, по моему мнению, было бы роковой ошибкой.

Во-первых, мы до сих пор не имеем никаких оснований, по которым мы могли бы считать Сербию ответственной и вызвать войну с государством, несмотря на удовлетворительные заявления его правительства. Мы оказались бы в самом невыгодном положении, предстали бы перед всем миром в роли нарушителей мира и начали бы большую войну в самых невыгодных условиях.

(Международные отношения 1870–1918 гг. Сборник документов* М., 1940. С 258 Далее: МО 1870–1918.)

75. Посол России в Берлине С. Свербеев — министру иностранных дел России С-Д. Сазонову, 19июня/2июля 1914 г.

Депеша № 44

М. г Сергей Дмитриевич,

Возмутительное и гнусное убийство австро-венгерского престолонаследника и его супруги произвело здесь потрясающее впечатление и вызвало глубокое негодование против национальности, к которой принадлежат оба преступника.

Отмечая великосербские вожделения, а равно и «ненависть» как зарубежных, так и населяющих Австро-Венгрию сербов к двуединой монархии, германская печать возлагает, подобно и австрийской, ответственность за злодейское преступление это на всю сербскую нацию. В Белграде, говорят газеты, составлен был заговор против жизни эрцгерцога, там же заготовлены были бомбы, предназначавшиеся для покушения, и перед самым покушением преступники побывали в Белграде, где они, подразумевается, по всей вероятности, столковались со своими сообщниками.

Коснувшись в беседе моей с помощником статс-секретаря враждебного по отношению к Сербии направления германской печати, я не мог не обратить его внимания на то обстоятельство, что взводимые ею против сказанной страны обвинения лишены всякого основания… Поэтому следует надеяться, что австро-венгерское правительство не только не предпримет никаких репрессалий против Сербии и сербской народности в Боснии и Герцеговине, но и сумеет положить предел происходящим ныне в монархии антисербским враждебным демонстрациям, которые могли бы повести к крайне нежелательным последствиям.

Помощник статс-секретаря не мог со мною не согласиться и сказал, что сербскому правительству следовало бы со своей стороны оказать полное содействие к расследованию всего того, что могло бы способствовать выяснению подробностей сараевского злодеяния, и в случае, если бы слухи о том, что злодеяние это было действительно подготовлено в Сербии, подтвердились, подвергнуть виновных строгому наказанию.

Примите и пр, Свербеев (МОЭК С. 398–399.)

16. Австро-венгерский посол в Берлине Сегени — министру иностранных дел Австро-Венгрии Берхтолъду, 5 июля 1914 г.

Берлин

Собственноручное письмо императора Франца-Иосифа и приложенный меморандум я передал его величеству. Император читал в моем присутствии с величайшим вниманием оба документа. Сначала он меня заверил в том, что ожидает с нашей стороны серьезного выступления против Сербии.

По мнению императора Вильгельма, нельзя мешкать с этим выступлением.

Позиция России будет во всяком случае враждебной, но он к этому готовился в течение ряда лет, и если даже дело дойдет до войны между Австро-Венгрией и Россией, то можем не сомневаться в том, что Германия выполнит свой союзный долг и будет стоять на нашей стороне…

(МО 1870–1918, а 259.)

17. Беседа фельдмаршала К. фон Гетцендорфа с министром иностранных дел Австро-Венгрии Берхтольдом от 6 июля 1914г,

…6 июля я имел беседу с графом Берхтольдом.

Граф Берхтольд. Вы были вчера у его величества. Император сказал, что вы очень спокойно оцениваете положение.

Я. Да, я сказал также его величеству, что фундаментального разрешения вопроса можно ожидать только путем войны с Сербией.

Затем… я подчеркнул, что мы прежде всего должны знать наверняка, будет ли Германия на нашей стороне,

Граф Б. Завтра утром будет ответ Германский кайзер ответил утвердительно, но он должен еще поговорить с Бетман-Гольвегом. Как примет это его величество?

Я. Если Германия согласится, то его величество будет за войну против Сербии,

Граф Б. спросил мое мнение относительно момента, который следовало бы выбрать для начала войны. Он указал, что сейчас время жатвы и что его страна должна прожить целый год этим урожаем. Граф Берхтольд предложил сначала устроить пробную мобилизацию.

Я решительно возражал против этого и заметил, что если уж объявлять мобилизацию, то это должна быть полная мобилизация.

Граф Берхтольд, Тисса против войны. Он боится румынского наступления на Семиградье (Трансильвания), Что будет с Галицией, если мы начнем мобилизацию против Сербии?

Я. Галиция пока не подлежит мобилизации. Если, однако, русские начнут угрожать, тогда в Галиции должны быть мобилизованы 3 корпуса.

Граф Берхтольд, Я не сомневаюсь в. том, что Германия должна выступить с нами, во-первых, в силу своих союзнических обязанностей, и во-вторых, потому, что здесь речь вдет о существовании самой Германии.

Я. Когда могу я узнать ответ Германии?

Граф Б. Завтра. Но немцы спросят нас, что будет после войны. Я, Тогда вы скажете им, что мы сами этого не знаем,

(МО 1870–1918. С 259–260.)

18. Из протокола заседания совета министров Австро-Венгрии

от 7 июля 1914 г.

Вена

Слушали: Боснийские дела. Дипломатическое выступление против Сербии.

Председатель открывает заседание и замечает, что совет министров созван для обсуждения мероприятий, которые должны быть приняты для оздоровления выявившихся в связи с катастрофой в Сараево внутриполитических бедствий в Боснии и Герцеговине… Переговоры в Берлине привели к чрезвычайно благоприятным результатам, и как кайзер Вильгельм, так и господин фон Бетман-Голь-вег со всей твердостью заверили нас, что в случае военного осложнения с Сербией мы будем иметь безусловную поддержку Германии…

Поэтому ясно, что вооруженный конфликт с Сербией может иметь следствием войну с Россией…

Поэтому сегодня нужно принципиально решить, что следует перейти к действиям и что мы перейдем к действиям. Он также разделяет мнение председателя, что дипломатический успех никоим образом не может улучшить положения. И если из международных соображений будет предпринята дипломатическая акция против Сербии, то это должно быть сделано с твердым намерением, что эта акция может закончиться только войной.

(МО 1870–1918. С 260–261)

19. Министр иностранных дел России С. Д Сазонов —

российскому посланнику в Белграде Гартвику, 7/24 июня 1914 г

Телеграмма № 1351

Доверительно

Сообщается в Цетинье

Последние события в Австрии, вызвавшие столь резкое обострение антисербского настроения, побуждают нас советовать сербскому правительству с крайней осторожностью относиться к вопросам, способным еще более усилить его и создать опасное положение.

Ввиду этого полагаем, что было бы желательно повременить с переговорами о сербо-черногорском сближении, которое уже обратило на себя внимание австро-венгерского и даже германского правительств.

Прошу Вас доверительно сообщить наше мнение Пашичу.

Сазонов (МОЭИ. С. 399.)

20. Германский посол в Лондоне К. М. Лихновский — рейхсканцлеру Т. Бетман-Голъвегу, 9июля 1914 г.

Секретно. Лондон

Сэр Эдуард Грек вызвал меня сегодня к себе и сначала ознакомил меня с записью, которую он сделал о нашем разговоре, имевшем место незадолго до моего отъезда в Берлин и Киль.

Он заявил, что он не имеет ничего добавить к тому, что говорил 6-го и может лишь повторить, что между Великобританией, с одной стороны, и Францией и Россией — с другой, не заключено никаких секретных соглашений, которые связывали бы Великобританию в случае европейской войны.

Англия хочет, по его словам, сохранить полную свободу действий для того, чтобы иметь возможность действовать по собственному усмотрению в случае осложнений на континенте. Правительство обязалось до известной степени перед парламентом не принимать на себя какие-либо тайные обязательства. В случае осложнений на континенте британское правительство ни в каком случае не окажется на стороне нападающего государства.

…Если, таким образом, нет никаких соглашений, возлагающих какие-либо обязательства, то он (Грей, — В. Ш.) все же не отрицает, что от времени до времени происходили совещания между морскими или военными инстанциями обеих стран. Первое совещание произошло в 1906 году, второе — во время марокканского кризиса, когда здесь полагали, как он, смеясь, заметил, что мы хотим напасть на французов.

Со времени нашего последнего разговора, добавил сэр Эдуард, он тщательно ознакомился с настроением, царящим в России против нас, и не нашел никаких оснований лля беспокой<лва. Он также готов, если мы пожелаем, повлиять в той или иной форме на позицию России… Многое будет зависеть от характера проектируемых мероприятий и от того, не затронут ли они славянские чувства в такой мере, что господин Сазонов не сможет остаться пассивным.

Лихновский (МО Ш0—1Ш.С 266.)

21. Австро-венгерский посол в Берлине Сегени — министру

иностранных дел Австро-Венгрии Берхтольду, 12 июля 1914 г.

Берлин

Как император Вильгельм, так и все прочие здешние компетентные факторы не только полны решимости поддержать монархию в качестве ее верных союзников, но даже решительно подстрекают нас не упустить теперешний момент выступить самым энергичным образом против Сербии и раз навсегда ликвидировать находящееся там гнездо революционных заговорщиков, предоставляя нам полную свободу в выборе.

С другой стороны, я считаю, что если руководящие германские круга и не в малой мере сам император Вшьгельм нас буквально толкают к тому, чтобы предпринять даже военные действия против Сербии, то это нуждается в известном пояснении… По мнению Германии, и это мнение я вполне разделяю, необходимо выбрать теперешний момент, исходя из общих политических соображений и специально из моментов, вытекающих из сараевского убийства, В последнее время Германия еще больше укрепилась в мнении, что Россия готовится к войне против своих западных соседей и рассматривает эту войну уже не как известную возможность, а определенно считается с ней в своих политических расчетах на будущее. Но именно на будущее, И в настоящий момент она не собирается воевать, или, вернее, она еще не подготовлена.

Далее германское правительство считает, что имеются верные признаки того, что Англия не приняла бы сейчас участия в войне, возникшей ради какой-либо балканской страны, даже если бы дошло до войны с Россией и даже, может быть, с Францией.

Таким образом, в общем политическая конъюнктура является для нас в настоящее время максимально благоприятной.

Сегени

(МО 1870–1918. С 266–267.)

22. Министр иностранных дел Германии фон Ягов

германскому послу в Лондоне К. М. Лихновскому, 15 июля 1914 г.

Секретно. Берлин

Дело идет сейчас о высокополитическом вопросе, может быть, о последней возможности нанести великосербскому движению смертельный удар при сравнительно благоприятных условиях. Если Австрия упустит этот случай, она потеряет всякий престиж и станет в нашей группе еще более слабым фактором,

Мы жизненно заинтересованы в том, чтобы австрийский союзник сохранил свою мировую позицию. Вашей светлости известно, какое значение будет иметь для нас при возможных дальнейших результатах конфликта позиция Англии.

Ягов

(МО 1870–1918. С. 267.)

23. Министр иностранных дел Германии фон Ягов — императору Вильгельму II, 23 июля 1914 г.

Берлин

Посол в Лондоне телеграфирует:

*Я секретным образом узнал, что сэр Эдуард Грей заявит", графу Менсдорфу, что британское правительство использует свое влияние для того, чтобы сербское правительство приняло австро-венгерские требования, если они умеренные и совместимы с самостоятельностью сербского государства".

(Пометка Вильгельма: "Не его дело решать этот вопрос, это дело императора Франца-Иосифа!")

Между прочим. Грей сегодня вновь просил меня передать, что он старается в Петербурге влиять в интересах австрийской точки зрения.

(Пометка Вильгельма: "Это невероятное британское бесстыдство… ")

Посол в Лондоне получает инструкции говорить в том духе, что мы не знали австрийских требований, но рассматривали их, как и утренний вопрос Австро-Венгрии, на который мы не компетентны воздействовать.

(Пометка Вильгельма: "Правильно. Это нужно ясно и отчетливо заявить Грею! Для того чтобы он понял, что я не признаю никаких шуток. Грей совершает ошибку, ставя Сербию на один уровень с Австрией и другими великими державами! Это неслыханно! Сербия — это банда грабителей, которых нужно прибрать к рукам за их преступления, Я не стану вмешиваться в вопросы, которые вправе решать лишь сам император! Я ожидал эту телеграмму, и она меня не удивила! Чисто британская манера мышления, манера приказывать свысока, которой нужно дать должный отпор! Вильгельм".)

(МО 1870–1918. С. 267–268.)

24. Телеграмма сербского регента королевича Александра Николаю Нот 24июля 1914 г.

Вчера вечером австро-венгерское правительство передало сербскому правительству ноту относительно покушения в Сараеве. Сербия в сознании своих международных обязательств заявила с первых дней ужасного преступления, что она осуждает это злодеяние и готова открыть следствие на своей территории в том случае, если Дело, которое ведется австро-венгерскими властями, докажет соучастие некоторых ее подданных- Но требования, заключенные в ноте австро-венгерского правительства, несовместимы с достоинством Сербии как независимого государства и излишне для нее унизительны. Требуется, между прочим, в категорической форме от нас декларация правительства в официальной газете, приказ короля по армии, в котором мы осуждали бы враждебный дух против Австро-Венгрии и вместе с тем высказали бы себе самим упреки за преступное попустительство по отношению к коварным проискам, далее нам ставят условием присутствие австро-венгерских чиновников в Сербии как для совместного участия с нашими в следствии, так и для наблюдения за выполнением остальных мероприятий, указанных в ноте. Нам лают 48-часовой срок для принятия всего, в противном случае австро-венгерская миссия выедет из Белграда, Мы готовы принять те требования Австро-Венгрии, которые совместимы с положением независимого государства, а также и те, кои ваше величество, по ознакомлении с ними, посоветуете нам принять; мы строго накажем всех тех, участие коих в покушении будет доказано. Среди условий находятся и такие, которые требуют перемен в нашем законодательстве, и для сего нам необходимо время. Срок назначен слишком краткий. Австро-венгерская армия сосредоточивается около нашей границы и может нас атаковать по истечении срока. Мы не можем защищаться. Посему молим ваше величество оказать нам помощь возможно скорее. Ваше величество дало нам столько доказательств своего драгоценного благоволения, и мы твердо надеемся, что этот призыв найдет отклик в его славянском и благородном сердце. Я являюсь выразителем чувств сербского народа, который в эти трудные времена молит ваше величество принять участие в судьбах Сербии.

Александр

(МО 1870–1918. С. 271.)

25. Германский посол в Вене фон Чиршки (Чиршский) —

министерству иностранных дед Германии, 24 июля 1914 г.

Вена

..Для того чтобы демонстрировать свои хорошие намерения по отношению к России, граф Берхтольд вызвал к себе сегодня русского поверенного в делах, чтобы с ним подробно поговорить об отношении Австро-Венгрии к Сербии…

Он заявил, что Австрия отнюдь не претендует на сербскую территорию. (Пометка Вильгельма: "Осел! Санджак Австрия должна взять, иначе сербы подойдут к Адриатическому морю".)

Берхтольд далее заявил, что он не помышляет об изменении существующего соотношения сил на Балканах к в Европе. (Пометка Вильгельма: "Это изменение придет и должно прийти само собой. Австрия должна получить на Балканах господствующее положение по отношению к другим меньшим странам за счет России, иначе не будет покоя".)

Чиршскии (МО № 0–1№. С. 271–271)

26. Германский посол в Лондоне К. М. Лыхновский — министру

иностранных дел Германии фон Ягову, 24 июля 1914 г.

Лондон

Сэр Эдуард Грей вызвал меня к себе… Он заявил, что государство, которое примет такие требования, перестало бы рассматриваться как самостоятельная страна, (Пометка Вильгельма: "Это было бы весьма желательно- Это не государство в европейском смысле, а банда разбойников!") Ему, Грею, трудно в настоящий момент давать в Петербурге какие-либо советы…

Если Австрия вступит на сербскую территорию, то, по его мнению, возникнет опасность европейской войны. (Пометка Вильгельма: "Это, без сомнения, будет",) Невозможно даже представить себе следствия подобной войны четырех — он подчеркнул слово «четыре», — имея в виду Россию, Австро-Венгрию" Германию и Францию, (Пометка Вильгельма: "Он забывает Италию".)

Лихновскт (МО 1870–1918. С 272.)

27. Особый журнал Совета министров России

11/24 июля 1914 г.

По заявлению министра иностранных дел о последних выступлениях австро-венгерского правительства в отношении Сербии.

Министр иностранных дел довел до сведения Совета министров, что согласно полученным им сведениям и сделанному австро-венгерским послом при императорском дворе сообщению австро-венгерское правительство обратилось к сербскому правительству с требованиями, являющимися, по существу, для Сербского коро-левства как суверенного государства совершенно неприемлемыми и изложенными в ультимативной форме, причем сербскому правительству назначен для ответа срок, истекающий завтра, 12/25 июля, в 6 часов вечера. Таким образом, предвидя, что Сербия обратится к нам за советом, а быть может, и за помощью, настоит (так в документе. — В. Ш.) надобность ныне же подготовиться к тому ответу, который может быть нами дан Сербии.

Обсудив изъясненное заявление гофмейстера Сазонова в связи с доложенными совету министрами военным, морским и финансов сведениями о современной политической и военной обстановке, Совет министров положил:

I. Одобрить предположение министра иностранных дел снестись с кабинетами великих держав в целях побуждения австро-венгерского правительства к предоставлению Сербии некоторой отсрочки в деле ответа на предъявленные ей австро-венгерским правительством ультимативные требования, дабы дать тем возможность правительствам великих держав исследовать и изучить документы по поводу совершившегося в Сараево злодеяния, которыми австро-венгерское правительство располагает и которые оно готово по удостоверению австро-венгерского посла, сообщить российскому правительству.

II. Одобрить предположение министра иностранных дел посоветовать сербскому правительству на случай, если положение Сербии таково, что она собственными силами не может защищаться против возможного вооруженного наступления Австро-Венгрии, не противодействовать вооруженному вторжению на сербскую территорию, если таковое вторжение последует, изаявить, что Сербия уступает силе и вручает свою судьбу решению великих держав.

III. Предоставить военному и морскому министрам, по принадлежности, испросить высочайшее вашего императорского величества соизволение на объявление в зависимости от хода дел мобилизации четырех военных округов — Киевского, Одесского, Московского и Казанского, Балтийского и Черноморского флотов,

IV Предоставить военному министру незамедлительно ускорить пополнение запасов материальной части армии.

V. Предоставить министру финансов принять меры к безотлагательному уменьшению принадлежащих финансовому ведомству сумм, находящихся в Германии и Австро-Венгрии.

О таковых своих заключениях Совет министров всеподданнейшим долгом почитает довести до вашего императорского величества сведения.

И. Горемыкин. В, Саблер. В. Сухомлинов. И. Григорович.

П. Харитонов. А. Кривошеий. С. Сезонов. Н. Маклаков.

С. Тимашев П. Барк. А. Веревкин. П. Думитрашко. В. Шевяков.

И. д. упр. делами Сов, мин. И. Лодыженский. Помета Николая II: "Согласен".

Красное Село" 12/25 июля 1914 г (МОЭИ. С. 43о-437.)

28. Докладная записка министра иностранных дел России С. Д. Сазонова Николаю IIот 12/25 июля 1914 г.

Приемлю смелость повергнуть у сего на высочайшее вашего императорского величества благовоззрение перечень стоящих на очереди политических вопросов на случай, если бы вашему императорскому величеству благоугодно было коснуться их в ответном высочайшем письме королю английскому,

Сазонов

Приложение

Персидские дела не внушают опасений, так как России и Англии при взаимном желании прийти к соглашению нетрудно будет столковаться на этой почве. С своей стороны русское правительство готово идти навстречу главным пожеланиям английского правительства в уверенности, что и последнее в свою очередь отнесется внимательно к существенным интересам России, Очень дорожа достигнутым в 1907 г. соглашением и ценя уже сказавшиеся благотворные его последствия, Россия искренно желает и впредь поддерживать налаженные дружеские отношения и единение с Англией в этой области, так же как и в других,

В настоящую минуту все касающееся Персии отступает на второй план перед осложнениями, вызванными обострением австро-сербских отношений.

Требования, предъявленные Австрией в Белграде, ни по существу, ни по форме своей не соответствуют тем упущениям, которые, может быть, могли бы быть поставлены в вину сербскому правительству. Если и было допустимо просить последнее о производстве у себя расследования на основании данных, добытых следствием в Австро-Венгрии по сараевскому убийству, то во всяком случае ничем не может быть оправдано предъявление таких политических требований, которые ни для какого государства не приемлемы.

Явная цель подобного образа действий, поддерживаемого, по-видимому, Германией, состоит в том, чтобы совершенно уничтожить Сербию и нарушить политическое равновесие на Балканах.

Нет сомнений, что такие неискренние и вызывающие действия не могут встретить сочувствия в Англии ни со стороны правительства, ни со стороны общественного мнения,

В случае дальнейшего упорства Австрия в таком направлении Россия не будет в состоянии остаться равнодушной, и надо предвидеть возможность серьезных международных осложнений. Нужно надеяться, что в таком случае Россия и Англия окажутся обе вместе на стороне права и справедливости и что бескорыстная по-литика России, единственная цель которой — помешать установлению гегемонии Австрии на Балканах, найдет энергичную поддержку со стороны Англии.

Необходимо смотреть вперед, за пределы настоящих осложнений, и отдать себе отчет, что дело идет теперь о сохранении равновесия в Европе, которому угрожает серьезная опасность. Можно надеяться, что вековая политика Англии, направленная к тому, чтобы поддержать это равновесие, останется и теперь верною заветам прошлого.

(МОЭИ. С, 446–447.)

29. Министр иностранных дел России С, Д. Сазонов — послу России в Лондоне А, К- Бенкендорфу, 12/25 июля 1914 г.

Телеграмма № 1489

При нынешнем обороте дел первостепенное значение приобретает то положение, которое займет Англия, Пока есть еще возможность предотвратить европейскую войну Англии легче, нежели другим державам, оказать умеряющее влияние на Австрию, так как в Вене ее считают наиболее беспристрастной и потому к ее голосу более склонны прислушиваться. К сожалению, по имеющимся у нас сведениям, Австрия накануне своего выступления в Белграде считала себя вправе надеяться, что ее требования не встретят со стороны Англии возражений, и этим расчетом до известной степени было обусловлено ее решение. Поэтому весьма желательно, чтобы Англия ясно и твердо дала понять, что она осуждает не оправдываемый обстоятельствами и крайне опасный для европейского мира образ действий Австрии, тем более что последняя легко могла бы добиться мирными способами удовлетворения тех ее требований, которые юридически обоснованы и совместимы с достоинством Сербии,

В случае дальнейшего обострения положения, могущего вызвать соответствующие действия великих держав, мы рассчитываем, что Англия не замедлит определенно стать на сторону России и Франции, чтобы поддержать то равновесие в Европе, за которое она постоянно выступала и в прошлом и которое в случае торжества Австрии будет несомненно нарушено,

Сазонов

(МОЭИ. С 450–452.)

30. Английский посол в Петербурге Дж. Бьюкенен — министру иностранных дел Англии сэру Э. Грею, 25 июля 1914 г.

Петербург

Французский посол заявил, что он получил ряд телеграмм от вице-министра иностранных дел. Ни одна из этих телеграмм не говорит о каких бы то ни было даже малейших колебаниях, и он, таким образом, в состоянии формально заверить его превосходительство, что Франция становится безоговорочно на сторону России-После того как я его поблагодарил, министр иностранных дел обратился ко мне с вопросом: "А ваше правительство?" Я ответил, что вы еще не считаете все потерянным и главное теперь — это выиграть время, Я повторил то, что заявил императору во время аудиенции, что Англия могла бы с большей пользой играть в Берлине и Вене роль посредника, выступая в качестве друга, который, в случае, если призывы к умеренности будут оставлены без внимания, мог бы в один прекрасный день превратиться в союзника, чем если бы Англия сразу объявила себя союзницей России.

Его превосходительство заявил, что выступление Австрии в действительности направлено против России. Австрия намерена опрокинуть на Балканах существующий status quo и установить там свою гегемонию. Он не верит, что Германия действительно хочет войны, но ее позиция определяется нашей позицией. Если бы мы решительно стали на сторону Франции и России, то не было бы войны, а если мы их теперь оставим на произвол, то прольются потоки крови и в конце концов мы, по его мнению, все же будем втянуты в войну.

Французский посол заметил, что французское правительство хотело бы уже теперь знать, готов ли наш флот играть роль, присвоенную ему англо-французской морской конвенцией. Он не может допустить, что Англия откажется помочь своим обоим друзьям, объединившимся в этом вопросе.

Бьюкёнен (МО 1870–1918. С 272–273.)


31. Германский посол в Петербурге Ф. Пурталес —

министерству иностранных дел Германии, 25 июая 1914 г.

Петербург

Только что имел продолжительную беседу с Сазоновым, Министр, находившийся в сильнейшем волнении, предъявил Австро-Венгрии совершенно невероятные обвинения.

Во время разговора Сазонов воскликнул: "Если Австро-Венгрия поглотит Сербию, мы будем с ней воевать". (Пометка Вильгельма: "Ну что ж, валяйте".)

Пурталес

(МО № 0-1918)

32. Австро-венгерская нота Сербии от 25 июля 1914 г.

18/31 марта 1909 г сербский посланник в Вене сделал по приказанию своего правительства императорскому и королевскому правительству следующее заявление:

"Сербия признает, что нрава ее не были затронуты совершившимся фактом, созданным в Боснии и Герцеговине, и что, следовательно, она будет сообразовываться с теми решениями, которые будут приняты державами по отношению к Статье 25 Берлинского трактата.

Подчиняясь советам великих держав, Сербия обязуется впредь отказаться от того положения протеста и оппозиции по вопросу об аннексии, которую она занимала с прошлой осени, и обязуется, кроме того, изменить курс своей настоящей политики по отношению к Австро-Венгрии, чтобы впредь поддерживать с названной державой добрососедские отношения".

Между тем история последних лет и в частности прискорбное событие 15 июня, доказали существование в Сербии революционного движения, имеющего целью отторгнуть от австро-венгерской монархии некоторые ее территории.

Движение это, зародившееся на глазах у сербского правительства, в конце концов дошло до того, что стало проявляться за пределами территории королевства в актах терроризма, в серии покушений и в убийствах. Королевское сербское правительство не только не выполнило формальных обязательств, заключающихся в декларации 18/31 марта 1909 года, но даже не приняло никаких мер, чтобы подавить это движение.

Оно допускало преступную деятельность различных обществ и организаций, направленных против монархии, распущенный тон в печати, прославление виновников покушения, участие офицеров и чиновников в революционных выступлениях, вредную пропаганду в учебных заведениях, наконец, оно допускает все манифестации, которые могли возбудить в сербском населении ненависть к монархии и презрение к ее установлениям.

Эта преступная терпимость королевского сербского правительства не прекратилась даже в момент, когда события 15 прошлого июня показали всему миру ее прискорбные последствия. Из показаний и признаний виновников преступного покушения 15 июня явствует, что сараевское убийство было подготовлено в Белграде, что оружие и взрывчатые веществач которыми были снабжены убийцы, были доставлены им сербскими офицерами и чиновниками, входящими в состав "Народной Одбраны", и что, наконец, переезд преступников с оружием в Боснию был организован и осуществлен начальствующими лицами сербской пограничной службы.

Указанные результаты расследования не позволяют австро-венгерскому правительству сохранять долее то выжидательное и терпеливое положение, которое оно занимало в течение ряда лет по отношению к действиям, намечавшимся в Белграде и пропагандировавшимся оттуда в пределах территории монархии.

Эти результаты, напротив, возлагают на него обязанность положить конец пропаганде, являющейся постоянной угрозой для спокойствия монархии. Для достижения этой цели австро-венгерское правительство находится вынужденным просить сербское правительство официально заявить, что оно осуждает пропаганду, направленную против австро-венгерской монархии, т. е. всю совокупность тенденций, входяших в состав этой пропаганды, и что оно обязуется принять все меры для подавления этой преступной и террористической пропаганды.

Дабы придать особо торжественный характер этому обязательству, королевское сербское правительство опубликует на первой странице официального органа от 13/26 июля нижеследующее заявление:

"Королевское сербское правительство осуждает пропаганду, направленную против Австро-Венгрии, т. е. совокупность тенденцийч имеющих конечной целью отторжение от австро-венгерской монархии частей ее территории, и искренне сожалеет о прискорбных последствиях этих преступных действий.

Королевское правительство сожалеет, что сербские офицеры и чиновники участвовали в вышеупомянутой пропаганде и скомпрометировали таким образом те добрососедские отношения, поддерживать которые королевское правительство торжественно обязалось в своей декларации от 18/31 марта 1909 г.

Королевское правительство, порицая и отвергая всякую мысль и попытку вмешательства в судьбы населения какой-либо части Австро-Венгрии, считает своим долгом формально предупредить офицеров и чиновников и все население королевства, что отныне оно будет принимать самые суровые меры против лип, виновных в подобных действиях, которые правительство всеми силами будет предупреждать и подавлять".

Это заявление будет немедленно объявлено войскам приказом его величества короля по армии и будет опубликовано в официальном военном органе.

Королевское правительство кроме этого обязуется:

Не допускать никаких публикаций, возбуждающих ненависть и презрение к монархии и проникнутых обшей тенденцией, направленной против ее территориальной неприкосновенности.

Немедленно закрыть общество, называемое "Народная Одбрана", конфисковать все средства пропаганды этого общества и припять те же меры против других обществ и учреждений в Сербии, занимавшихся пропагандой против австро-венгерской монархии. Королевское правительство примет необходимые меры, чтобы воспрепятствовать образованию вновь таких обществ.

Незамедлительно исключить из действующих в Сербии программ учебных заведений, как в отношении личного состава учащихся, так и в отношении способов обучения, все то, что служит или могло бы служить к распространению пропаганды против Австро-Венгрии,

Удалить с военной и административной службы вообще всех офицеров и должностных лиц, виновных по отношению к австро-венгерской монархии, имена которых австро-венгерское правительство оставляет за собою право сообщить сербскому правительству вместе с указанием совершенных ими деяний.

Допустить сотрудничество в Сербии австро-венгерских органов в деле подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности монархии.

Провести судебное расследование против участников заговора 15 июня, находящихся на сербской территории, причем лица, командированные австро-венгерским правительством, примут участие в розысках, вызываемых этим расследованием.

Срочно арестовать коменданта Воислава Танкосича и некоего Милана Цыгановича, чиновника сербской государственной службы, скомпрометированного результатами сараевского расследования.

Принять действительные меры к воспрепятствованию оказания содействия сербскими властями в незаконной торговле оружием и взрывчатыми веществами через границу и уволить и подвергнуть также суровому наказанию чинов пограничной службы в Шабаце и Ложнице, виновных в том, что оказали содействие руководителям сараевского покушения, облегчив им переезд через границу.

Дать австро-венгерскому правительству объяснение по поводу совершенно не могущих быть оправданными заявлений высших сербских чинов как в Сербии, так и за границей, которые, несмотря на занимаемое ими официальное положение, позволили себе после покушения 15 июня высказаться во враждебном по отношению к австро-венгерской монархии тоне.

Без замедления уведомить австро-венгерское правительство об осуществлении указанных в предыдущих пунктах мер.

Австро-венгерское правительство ожидает ответа королевского правительства до 6 час. вечера в субботу 12/25 текущего месяца.

(Германская Белая книга о возникновении германо-русско-франиузской войны. Пг.г1915. С 21–27. Далее: Белая книга.)

33. Ответ сербского правительства на ноту Австро-Венгрии

от 12/25 июля 1914 г.

Королевское сербское правительство получило сообщение императорского и королевского правительства от 10/23 сего месяца и убеждено, что его ответ устранит всякое недоразумение, угрожающее испортить добрососедские отношения между Австро-Венгерской монархией и королевством Сербским.

Королевское правительство сознает, что протесты, заявленные как с трибуны Скупщины, так и в сообщениях и действиях ответственных представителей государства, протесты, которым был положен конец декларацией сербского правительства от 18/31 марта 1909 г., не возобновлялись по отношению к великой соседней монархии ни при каких случаях и что с того времени как со стороны сменявшихся королевских правительств, так и со стороны их органов не было сделано никакой попытки, имевшей целью изменить политическое и юридическое положение вешен, созданное в Боснии и Герцеговине.

Королевское правительство констатирует, что в этом отношении императорским и королевским правительством не было сделано никаких представлений, за исключением лишь представления относительно одной учебной книги, на которое императорское и королевское правительство получило совершенно удовлетворительное объяснение.

Сербия неоднократно давала доказательства своей миролюбивой и умеренной политики в течение балканского кризиса, и лишь благодаря Сербии и той жертве, которую она принесла исключительно б интересах европейского мира, этот мир был сохранен. На королевское правительство не может быть возложена ответственность за манифестации частного характера, каковыми являются статьи в газетах и мирная работа обществ, — манифестации, которые происходят почти во всех странах как нечто обыкновенное и которые в виде общего правила стоят вне официального контроля, тем более что королевское правительство во время разрешения целого ряда вопросов, возникших между Сербией и Австро-Венгрией, проявило чрезвычайную предупредительность и достигло благодаря этому разрешения большинства этих вопросов на пользу развития обеих соседних стран.

Вследствие этого для королевского правительства явились тягостной неожиданностью утверждения, будто лица из Сербского королевства участвовали в подготовке покушения, совершенного в Сараево-Правительство ожидало, что оно будет приглашено к участию в расследовании всех обстоятельств, касающихся этого преступления, и было готово доказать действиями полную свою корректность в деле преследования всех лиц, относительно коих ему были вы сделаны соответствующие сообщения.

Следуя, таким образом, желанию императорского и королевского правительства, королевское правительство изъявляет готовность предать суду всякого сербского подданного, невзирая на его положение и ранг, в соучастии которого в сараевском преступлении ему были бы предъявлены доказательства. В частности, оно обязывается опубликовать на первой странице официального органа от 13/26 июля нижеследующее заявление:

"Королевское сербское правительство осуждает всякую пропаганду, направленную против Австро-Венгрии, т. е. всю совокупность тенденций, стремящихся в конечной цели к отторжению от Австро-Венгерской монархии входящих в ее состав территорий, и искренно сожалеет о прискорбных последствиях этих преступных действий.

Королевское правительство искренно сожалеет, что некоторые сербские офицеры и чиновники участвовали, согласно сообщению императорского и королевского правительства, в вышеупомянутой пропаганде и таким образом скомпрометировали те добрососедские отношения, поддерживать которые королевское правительство торжественно обязалось в своей декларации от 18/31 марта 1909 г. Правительство, которое порицает и отрекается. от всякой идеи и попытки вмешательства в судьбы какой бы то ни было части Австро-Венгрии, считает своим долгом формально предупредить офицеров, чиновников и все население королевства, что отныне оно будет применять самые суровые меры против лиц, виновных в подобных действиях, к предотвращению и подавлению которых сербское правительство приложит все усилия".

Заявление это будет объявлено сербской армии приказом, данным от имени его величества короля его королевским высочеством наследником королевичем Александром и будет опубликовано в ближайшем номере официального военного органа. Королевское правительство обязывается, кроме того:

1. Внести при первом же формальном созыве Скупщины в закон о печати постановление, согласно которому возбуждение ненависти и презрения к австро-венгерской монархии, а равно все публикации, общая тенденция которых была бы направлена против территориальной неприкосновенности Австро-Венгрии, будут подвергаться самым суровым карам. Правительство обязуется при предстоящем в близком будущем пересмотре конституции внести в Статью 22 конституции изменения, предоставляющие возможность конфискации вышеупомянутых печатных произведений, что ныне согласно точному смыслу Статьи 22 конституции не представляется возможным.

2. Королевское правительство не имеет никаких доказательств, и нота императорского и королевского правительства ему их так же не доставляет, в том, что общество "Народна Одбрана" и другие подобные общества совершили до настоящего времени в лице кого-либо из своих членов какое-либо преступное деяние этого рода.

Тем не менее королевское правительство соглашается на просьбу императорского и королевского правительства и закроет как общество "Народна Одбрана", так и всякое другое общество, которое стало бы действовать против Австро-Венгрии.

3. Королевское сербское правительство обязуется безотлагательно устранить из народного образования Сербии все, что служит или могло бы служить к распространению пропаганды против Австро-Венгрии, как только императорское и королевское правительство сообщит ему факты и доказательства существования этой пропаганды.

4. Королевское правительство равным образом изъявляет согласие удалить с сербской военной и административной службы всех офицеров и чиновников, виновность коих в деяниях, направленных против территориальной неприкосновенности австро-венгерской монархии, будет доказана судебным расследованием, Правительство ожидает, что императорское и королевское правительство сообщит ему дополнительно имена этих офицеров и чиновников, равно как и сведения о совершенных ими деяниях в целях имеюшего быть произведенным расследования.

5. Королевское правительство должно признаться, что оно не отдает себе ясного отчета в смысле и значении просьбы императорского и королевского правительства о том, чтобы Сербия обязалась допустить на своей территории сотрудничество органов императорского и королевского правительства, но заявляет, что оно допустит сотрудничество, соответствующее нормам международного права и уголовного судопроизводства, равно как добрососедским отношениям между обоими государствами.

6. Королевское правительство, разумеется, считает своей обязанностью произвести расследование относительно действий тех Лиц, которые замешаны или могли бы быть замешаны в заговоре 15/28 июня и находились бы на территории королевства; что касается участия в этом расследовании австро-венгерских агентов и властей, которые были бы откомандированы с этой целью императорским и королевским правительством, то королевское правительство не может на это согласиться, гак как это было бы нарушением конституции и закона об уголовном судопроизводстве.

Однако в конкретных случаях сообщения о результатах упомянутого следствия могли бы быть делаемы австро-венгерским органам.

7. Королевское правительство распорядилось в самый день вручения ему ноты принять меры к аресту коменданта Воислава Танкосича; что же касается Милана Цыгановича, подданного австро-венгерской монархии и служившего до 15/28 июня в качестве кандидата на должность в управлении железных-дорог, то он еще не разыскан и против него издан приказ об аресте,

Королевское правительство обращается к императорскому и королевскому правительству с просьбой соблаговолить сообщить в обычной форме и в возможно непродолжительном времени предположения виновности, равно как доказательства виновности, добытые до настоящего времени произведенным в Сараево следствием для производства дополнительного расследования.

8. Сербское правительство усилит и расширит меры, принятые в целях воспрепятствования незаконному торгу оружием и взрывчатыми веществами через границы. Само собою разумеется, правительство немедленно распорядится производством расследования и сурово покарает должностных лиц пограничной службы на линии Шабаи — Лознипа, нарушивших свой долг и допустивших переезд через границу виновников сараевского преступления.

9. Королевское правительство охотно даст объяснение по поводу заявлений его должностных лиц как в Сербии, так и за границей, сделанных после покушения в интервью и носивших согласно утверждению императорского и королевского правительства враждебный по отношению к монархии характер, как только императорское и королевское правительство сообщит ему инкриминируемые выдержки из этих заявлений и докажет, что заявления эти были действительно сделаны названными должностными лицами; со своей стороны королевское правительство также озаботится получением убедительных доказательств этого факта.

10. Королевское правительство уведомит императорское и королевское правительство о приведении в исполнение указанных в предшествующих пунктах мероприятий, поскольку это не сдела, но уже настоящей нотой, немедленно по воспоследовании распоряжения и по осуществлении каждой из этих мер.

В случае если бы императорское и королевское правительство не было удовлетворено настоящим ответом, королевское сербское правительство, признавая отвечающим обшим интересам не спешить с разрешением настоящего вопроса, готово, как всегда, пойти на мирное соглашение путем передачи этого вопроса на решение или гаагского международного трибунала или великих держав, участвовавших в выработке декларации, сделанной сербским правительством 18/31 марта 1909 г.

(Синяя книга. Сербская дшиоматическся переписка, относящаяся к войне 1914 г. Ш., 1915. С. 36–41.) Пер. сфр.

34. Министр иностранных дел России С. Д- Сазонов — послу России в Вене Шебеко, 13/26 июля 1914 г.,

Телеграмма № 1508

Сообщается в Берлин, Париж и Лондон

Сегодня у меня был продолжительный разговор в очень дружелюбном тоне с австро-венгерским послом. Рассмотрев с ним предъявленные Сербии десять требований, я указал на то, что помимо неудачной формы, в которую они облечены, некоторые из них фактически совершенно невыполнимы, даже если сербское правительство и заявило о своем согласии их принять. Так, например, пункты I и 2 не могут быть осуществлены без изменения сербских законов о печати и о союзах, на что едва ли возможно будет получить согласие Скупщины; выполнение же пунктов 4 и 5 неизбежно привело бы к весьма опасным последствиям и угрожало бы даже террористическими актами, направленными против членов королевского дома и Пашича, что едва ли соответствует целям Австрии. Что касается других пунктов, то мне кажется, что с известными видоизменениями в подробностях было бы нетрудно в отношении их найти почву для соглашения, если обвинения, в них заключающиеся, будут подтверждены достаточными доказательствами,

В интересах сохранения мира, который, по словам Сапари: одинаково дорог и для Австрии, как и для всех держав, было бы необходимо возможно скорее положить коней нынешнему натянутому положению. С этой целью мне казалось бы очень желательным, чтобы австро-венгерский посол был уполномочен войти со мною в частный обмен мыслей для совместной переработки некоторых статей австрийской ноты 10/23 июля. Таким путем, быть может, удалось бы найти формулу, которая, будучи приемлемой для Сербии, дала вместе с тем удовлетворение требованиям Австрии по существу.

Благоволите переговорить в этом смысле в осторожной и дружественной форме с министром иностранных дел и о последующем уведомить.

Сазонов ШОЭИ. С 462,}

35. Министр иностранных дел России С Д Сазонов — поверенному в делах России в Берлине Броневскому, 15/28 июля 1914 г.

Телеграмма № 1539

Сообщается в Вену, Париж, Лондон, Рим Вследствие объявления Австриек) войны Сербии нами завтра объявлена мобилизация в Одесском, Киевском, Московском и Казанском округах. Доводя до сведения германского правительства, подтвердите об отсутствии у России каких-либо наступательных намерений против Германии. Наш посол в Вене пока не отзывается со своего поста.

Сазонов (МОЗИ. С. 481–482}

36. Николай II— Вильгельму II, 15/28июля 1914 г.

Телеграмма

Рад твоему возвращению. В этот чрезвычайно серьезный момент я прибегаю к твоей помощи. Слабой стране объявлена гнусная война. Возмущение в России, вполне разделяемое мною, безмерно. Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне. Стремясь предотвратить такое бедствие, как европейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать все. что ты можешь, чтобы твои союзники не зашли слишком далеко.

Ники

(МОЭИ. С 482.) Пер. с анг.

37. Вильгельм II— Николаю II, 15/28 июля 1914 г.

Телеграмма

С глубочайшим сожалением я узнал о впечатлении, произведенном в твоей стране выступлением Австрии против Сербии, Недобросовестная агитация, которая велась в Сербии в продолжение многих лет, завершилась гнусным преступлением, жертвой которого пал эрцгерцог Франц-Фердинанд. Состояние умов, приведшее сербов к убийству их собственного короля и его жены, все еще господствует в стране. Без сомнения, ты согласишься со мной, что наши общие интересы, твои и мои, как и интересы всех монархов, требуют, чтобы все липа, нравственно ответственные за это подлое убийство, понесли заслуженное наказание. В данном случае политика не играет никакой роли.

С другой стороны, я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему правительству противостоять силе общественного мнения. Поэтому, принимая во внимание сердечную и нежную дружбу, издавна связывающую нас крепкими узами, я употребляю все свое влияние, чтобы побудить австрийцев действовать со всей прямотой для достижения удовлетворительного соглашения с тобой. Я твёрдо надеюсь, что ты придёшь мне на помощь в моих усилиях сгладить затруднения, которые могут ещё возникнуть.

Твой искренний и преданный друг и кузен

Вилли

38. Посол России в Вене Шебеко — министру иностранных дел России С. Д. Сазонову, 15/28 июля 1914 г.

Телеграмма М 105

Срочная

Копии в Берлин, Париж, Лондон и Ниш

Сегодня объяснился в самой дружественной форме с Берх-тольдом в смысле вашей телеграммы № 1508. Я указал ему при этом на желательность для самой Австрии такого разрешения вопроса, которое улучшило бы отношения ее с Россией и дало бы ей серьезные гарантии для будущих отношений монархии с Сербией. Я обратил при этом также внимание Берхтолъда на предстоящую опасность, угрожающую европейскому миру в случае вооруженного столкновения между Австрией и Сербией. Министр иностранных дел ответил мне, что он вполне сознает серьезность положения и все преимущества откровенного объяснения с нами по этому поводу, но что австро-венгерское правительство, весьма неохотно решившееся на столь резкие шаги по отношению к Сербии, в настоящий момент не может отступить и вступить в обсуждение текста своей ноты. Кризис настолько обострился, возбуждение общественного мнения внутри страны достигло таких размеров, что правительство если бы и хотело, то не могло бы на это пойти, тем более что ответ Сербии служит доказательством неискренности ее заверений для будущего. Берхтольд, по-видимому, был весьма озабочен полученными им сведениями о мобилизации Черногории и высказал мне удивление этой ничем, по его мнению, не вызванной мерой. Из моего разговора я вынес впечатление, что австро-венгерское правительство в настоящую минуту решило нанести Сербии удар для поднятия своего престижа на Балканах и внутри страны и рассчитывает на поддержку Германии и миролюбие остальных держав для локализации конфликта.

Шебеко ШОЭИ. С. 485.)

39. Вербальная нота министерства иностранных дел Австро-Венгрии российскому послу в Вене Шебеко от

15/28 июля 1914 г.

Чтобы положить конец разрушительным проискам, исходящим из Белграда и направленным против территориальной неприкосновенности австро-венгерской монархии, императорское и королевское правительство препроводило королевскому сербскому правительству ноту, датированную 10/23 июля 1914 г., в которой содержался ряд требований, для принятия которых королевскому правительству был предоставлен срок в 48 часов. Так как королевское сербское правительство не ответило на эту ноту удовлетворительным образом, императорское и королевское правительство оказывается вынужденным само озаботиться охраной своих прав и интересов и прибегнуть с этой целью к силе оружия.

Сделав Сербии формальную декларацию в соответствии со Статьей I конвенции от 5/18 октября 1907 года относительно открытия военных действий, Австро-Венгрия рассматривает себя с этого времени в состоянии войны с Сербией…

К посольству обращена просьба благоволить срочно сообщить настоящую нотификацию своему правительству.

(МОЭИ. С. 486.) Пер, с фр.

40. (Объявление о мобилизации)

Начальник Генерального штаба Н. Н. Янушкевич — главнокомандующему войсками гвардии и Петербургского военного округа вел, кн. Николаю Николаевичу, наместнику на Кавказе Воронцову-Дашкову, командующим войсками Московского, Варшавского, Казанского, Виленского, Киевского, Одесского и Иркутского округов Плеве, Жилинскому, Зальцу; Ренненкампфу, Иванову, Никитину, Эверту и наказному атаману Войска Донского Покотилло, 15/28 июля 1914 п

Телеграмма № 1785

Сообщается для сведения: cемнадцатого/тридцатого июля будет обьявлено первым днем нашей обшей мобилизации. Объявление последует установленною телеграммою.

Генерал Янушкевич

(МОЭИ. С 488.)

41. Посол Англии в Австро-Венгрии сэр М. де Бунзен — министру иностранных дел Англии сэру Э. Грею, 28 июля 1914 г.

(Подучено 29 июля)

(Телеграмма) Вена

Я извещен русским послом, что предложение русского правительства отклонено австро-венгерским правительством. Предложение заключалось в том, чтобы формула мирной ликвидации австро-сербского конфликта была обсуждена непосредствен но между русским министром иностранных дел и австрийским послом в Петербурге, который должен был бы получить соответствующие полномочия.

Русский посол думает" что в настоящее время предложенная Вами конференция менее заинтересованных держав представляет единственную надежду на сохранение европейского мира, и выражает уверенность, что русское правительство с готовностью согласится на нее. До тех пор, пока армии враждующих держав не пришли еще в действительное соприкосновение, можно считать, что не все надежды утрачены.

(Белая книга. С. 58.)

42. Посол Англии в Германии сэр Э. Гашен — министру иностранных дел Англии сэру Э. Грею, 29 июля 1914 г.

(Получено 29 июля)

(Телеграмма) Берлин

Я был приглашен сегодня вечером к канцлеру. Его Превосходительство только что вернулся из Потсдама.

Он заявил, что если Австрия подвергнется нападению со стороны России, то европейский пожар, он опасается, будет неизбежен, вопреки его постоянным стараниям сохранить мир, х к. Германия в качестве союзницы Австрии связана известными обязательствами. Поэтому, если Британия обещает сохранить нейтралитет, он намерен дать следующее серьезное обещание. Ему представляется совершенно ясным, насколько он может судить о руководящих принципах британской политики, что Великобритания ни в каком случае не допустит, чтобы Франция была разгромлена в каком-либо конфликте. Но Германия к этому и не стремится. Если нейтралитет Британии будет гарантирован, то императорское правительство могло бы в свою очередь дать какие угодно гарантии того, что оно не будет стремиться ни к каким территориальным приобретениям за счет Франции, если Германия выйдет победительницей из могущей возникнуть войны.

На мой вопрос относительно французских колоний Его Превосходительство сказал, что в этом отношении он не может дать таких же гарантий. Однако в отношении Голландии Его Превосходительство заявил, что, пока противники Германии не нарушат нейтралитет Нидерландов, Германия будет поступать точно так же и готова дать Правительству Его Величества гарантии соблюдения этого обещания. От образа действий Франции будет зависеть, принудят ли военные операции Германию вступить в Бельгию. Но когда война окончится, целость Бельгии будет восстановлена, если, конечно, она не выступит против Германии,

Его Превосходительство сказал в заключение, что с тек пор, как он занимает пост канцлера, его политика была направлена, о чем Вы знаете, на установление добрых отношений с Англией; он убежден, что эти заверения могут послужить основой для тех добрых отношений, которые для него столь желательны. Хотя в данный момент, конечно, слишком рано обсуждать детали, но, высказывая все это, он имеет в виду общее соглашение между Англией и Германией, и гарантия британского нейтралитета в конфликте, к которому может привести настоящий кризис, позволила бы ему предвидеть в будущем осуществление его желания.

В ответ на вопрос Его Превосходительства о том, как, по моему мнению, Вы отнесетесь к его пожеланию, я сказал, что не считаю вероятным, чтобы Вы в настоящей стадии дел сами пожелали бы связать себя в каком-либо отношении и что Вы, по моему мнению, пожелаете сохранить полную свободу действий.

По окончании нашего разговора на эту тему я сообщил Его Превосходительству содержание Вашей сегодняшней телеграммы.

Его Превосходительство просил передать Вам свою искреннюю благодарность.

(Белая книга. С. 58–59.)

43. Николай II— Вильгельму II, 16/29 июля 1914 г.

Телеграмма

Благодарю за примирительную и дружескую телеграмму Однако официальное сообщение, сделанное сегодня твоим послом моему министру было составлено в совершенно иных тонах. Прошу тебя объяснить это противоречие. Было бы правильно передать Гаагской конференции австро-сербский вопрос, чтобы предотвратить кровопролитие. Полагаюсь на твою мудрость и дружбу.

Ники (МОЭН.С. 489.) Пер. с англ.

44. Министр иностранных дел России С~ Д. Сазонов — российскому поверенному в делах в Берлине Броневскому.

16/29 июля 1914 г.

Телеграмма № 1544

Сообщается в Лондон, Париж, Ниш и для личного сведения в Вену, Рим, Бухарест и Константинополь

Ссылаюсь на мою телеграмму № 1521.

Германский посол передал мне от имени канцлера, что Германия не переставала и не перестает оказывать умеряющее воздействие в Вене и будет продолжать таковое, несмотря на факт объявления войны. До нынешнего утра нет известий о переходе австрийских войск на территорию Сербии.

Я просил посла передать канцлеру выражение искренней признательности за дружеский характер его заявления. Сообшив ему о принятых нами военных мерах и о том, что они отнюдь не направлены против Германии, я сказал, что они не предрешают и наступательных действий против Австрии. Меры, принятые нами, объясняются мобилизацией большей части австрийской армии.

На предложение посла продолжать непосредственные объяснения с венским кабинетом я ответил изъявлением готовности на это, если советы Германии будут услышаны в Вене. Вместе с тем я указал на готовность России прибегнуть к четверной конференции, мысль о коей не встречает как будто сочувствия Германии.

Наилучшим способом использовать все меры к мирному разрешению кризиса нам представляются параллельные переговоры четверной конференции Англии, Франции, Италии и Германии и одновременно наш непосредственный контакт с венским кабинетом, как это было в наиболее острые моменты прошлогоднего кризиса.

Мы полагаем, что после уступок, сделанных Сербией, найти компромисс по остающимся пунктам разногласий не представлялось бы трудным, если бы Австрия проявила добрую волю и державы направили бы усилия в том же примирительном смысле.

Сазонов ШОЭИ. С. 4Ш)

45. Посол России в Париже А. Л. Извольский — министру иностранных дел России С. Д. Сазонову, 16/29 июля 1914 г.

Телеграмма № 207

Сейчас Вивиани подтвердил мне, что решимость правительства действовать в полном единении с нами встречает поддержку самых широких кругов и партий, включая радикал-социалистов > которые только что принесли ему резолюции о безусловном доверии и патриотическом настроении их группы. Тотчас по приезде в Париж Вивиани телеграфировал в Лондон, что ввиду прекращения непосредственных переговоров между Петербургом и Веною необходимо, чтобы лондонский кабинет как можно скорее возобновил в той или другой форме свое предложение о медиации держав. До меня Вивиани принял германского посла, который возобновил ему заверения о миролюбивых стремлениях Германии. На замечание Вивиани, что, если Германия желает мира, она должна поспешить примкнуть к предложению Англии о медиации, барон Шён ответил, что слова «конференция» или «арбитраж» пугают Австрию. Вивиани высказал, что дело не в словах и что не будет трудно приискать иную форму медиации. По мнению барона Шёна, для успеха переговоров между державами необходимо узнать, что именно имеет в виду потребовать от Сербии Австрия. На это Вивиани ответил, что берлинскому кабинету весьма легко запросить об этом Австрию, а покуда предметом обсуждения может служить ответная сербская нота. В заключение барон Шеи жаловался на военные приготовления. Франции и сказал, что в таком случае и Германия должна приступить к таким же приготовлениям. Вивиани, со своей стороны, высказал, что Франция искренно желает мира, но вместе с тем решила действовать в полном единении со своими союзниками и друзьями и что он, барон Шён. мог убедиться, что эта решимость встречает живейшее сочувствие страны. На сегодняшний вечер Вивиани воспретил предполагавшийся митинг революционеров против войны.

Извольский (МОЭИ, С. 495.)

46. Вильгельм II— Николаю II, 16/29 июля 1914 г.

Телеграмма

Я получил твою телеграмму и разделяю твое желание сохранить мир, но, как уже говорил тебе в своей первой телеграмме, я не могу рассматривать выступление Австрии против Сербии как "гнусную войну". Австрия по опыту знает, что совершенно нельзя полагаться на сербские обещания на бумаге. По моему мнению, действия Австрии должны рассматриваться как преследующие цель добиться полной гарантии, что сербские обещания претворятся в реальные факты. Это мое мнение основывается на заявлении австрийского кабинета, что Австрия не стремится к каким-либо территориальным завоеваниям за счет Сербии. Поэтому я считаю вполне возможным для России остаться зрителем австро-сербского конфликта, не вовлекая Европу в самую ужасную войну, какую ей когда-либо приходилось видеть. Полагаю, что непосредственное соглашение твоего правительства с Веной возможно и желательно, и, как я уже телеграфировал тебе, мое правительство продолжает прилагать усилия, чтобы достигнуть этого. Конечно, военные приготовления со стороны России, которые могли бы рассматриваться Австрией как угроза, ускорили бы катастрофу, избежать которой мы оба желаем, и повредили бы моей позиции посредника, которую я в ответ на твое обращение к моей дружбе и помощи охотно взял на себя,

Вилли (МОЭИ. С. 495–496-) Пер. с англ.

47. Германский посол в Лондоне К. М. Лыхновский —

министерству иностранных дел Германии, 29 июля 1914 г.

Лондон

Сэр Эдуард Грей вновь вызвал меня к себе. Министр был совершенно спокоен, но чрезвычайно серьезно настроен и встретил меня словами, что положение "все больше обостряется". Сазонов ему заявил, что после объявления войны он уже не в состоянии вести переговоры с Австрией, и передал сюда просьбу возобновить посредничество. (Пометка Вильгельма: "Совершенно неслыханный образчик английского лицемерия! С подобными жуликами я никогда не заключу морского соглашения!")

Грей далее заявил (пометка Вильгельма: "Гнусный обманщик!"), что британское правительство по-прежнему хочет поддерживать дружбу с нами и оно останется в стороне, поскольку конфликт ограничится Австрией и Россией. (Пометка Вильгельма: "Т е. чтобы мы оставили Австрию на произвол судьбы, какая мефистофельская гнусность! Чисто по-английски!") Если же мы втянем и Францию, то положение немедленно изменится и британское правительство, может быть, вынуждено будет принять немедленные решения. (Пометка Вильгельма: "Они уже приняты".) В этом случае нельзя будет долго стоять в стороне и выжидать — "если война вспыхнет, то это будет величайшая катастрофа, какую когда-либо видел мир".

(Пометка кайзера Вильгельма II: "Г е. они на нас нападут".)

Лихновский (МО 1870–1918. С. 275–276.)

48. Николай II— Вильгельму II, 17/30июля 1914 г.

Телеграмма

Сердечно благодарю тебя за твой скорый ответ. Посылаю сегодня вечером Татищева с инструкциями. Военные мероприятия, вступившие теперь в силу, были решены пять дней тому назад как мера защиты ввиду приготовлений Австрии. От всей души надеюсь, что эти мероприятия ни в какой степени не помешают твоему посредничеству, которое я высоко ценю. Необходимо сильное давление с твоей стороны на Австрию, чтобы она пришла к соглашению с нами.

Ники

(МОЭИ. С. 500.) Пер. с англ.

49. Николай II— Вильгельму Ц 17/30июля 1914 г.

Дорогой Вилли,

Посылаю к тебе Татищева с этим письмом. Он будет в состоянии дать тебе более подробные объяснения, чем я могу это сделать в этих строках. Мнение России следующее: убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены — гнусное преступление, совершенное отдельными сербами. Но где доказательства, что сербское правительство причастно к этому преступлению? Увы, мы знаем из многих фактов, что часто нельзя относиться с доверием к результатам следствия и заключениям трибуналов, в особенности если к делу примешиваются политические соображения (дело Фридъюнга и Прохаски 2–3 гола тому назад). Вместо того чтобы доказать Европе или дать ей возможность убедиться, предоставив другим странам время разобраться во всем следственном материале, Австрия дала Сербии 48-часовой срок и затем объявила ей войну

Вся Россия и многие вне ее считают ответ Сербии удовлетворительным: невозможно ожидать, чтобы независимое государство пошло дальше в подчинении требованиям другого правительства. Карательные экспедиции предпринимаются только в своем собственном государстве или в колониях.

Поэтому война эта вызвала такое глубокое негодование в моей стране, и будет трудно успокоить здесь воинственное настроение. Чем дольше Австрия будет продолжать свои агрессивные действия, тем серьезнее окажется положение. К тебе, ее союзнику, я обращаюсь как к посреднику в деле сохранения мира.

Ники

(МОЭИ. С. 501.) Пер. с англ.

50. Посол Англии во Франции сэр Ф. Берти — министру иностранных дел Англии сэру Э. Грею, 30 июля 1914 г.

(Получено 30 июля)

(Телеграмма) Париж

Президент Республики сообщил мне, что Русское Правительство поставлено в известность Германским Правительством о том, что, если Россия не прекратит мобилизацию, Германия приступит к тому же. Но дальнейшее сообщение, полученное из С.-Петербурга, гласит, что германское официальное сообщение изменено и представляет теперь из себя запрос о том, на каких условиях Россия согласна демобилизоваться. Последовавший ответ гласит, что она (Россия) согласна на демобилизацию при условии, что Австрия обяжется сохранить суверенитет Сербии и представить на международное рассмотрение некоторые требования австрийской ноты, отвергнутые Сербией.

Президент думает, что эти условия не будут приняты Австрией. Он убежден, что мир между державами находится в руках Великобритании: если Правительство Его Величества объявит, что Англия придет на помощь Франции в случае конфликта между Францией и Германией из-за настоящих несогласий между Аварией и Сербией, то войны не будет, так как Германия сразу же изменит свою позицию.

Я объяснил ему, насколько затруднительно для Правительства Его Величества сделать подобное заявление, но он все же настаивает, что это необходимо в интересах мира, Франция, сказал он, миролюбива. Она не желает войны и пока ограничилась приготовлениями к мобилизации, дабы не быть застигнутой врасплох. Французское Правительство будет осведомлять Правительство Его Величества относительно всего, что будет сделано в этом направлении.

Французское Правительство имеет достоверные сведения, что германские войска сконцентрированы вокруг Тионвилля и Меца, Если бы разразилась всеобщая война на континенте, Англия неминуемо была бы в нее вовлечена ради сохранения своих же жизненных интересов. Заявление о ее намерении поддержать Францию, которая искренно желает сохранения мира, несомненно удержит Германию от стремления к войне.

(Белая книга. С 77- 78.)

51. Вильгельм II— Николаю II, 17/30 июля 1914 г.

Телеграмма

Очень благодарен за телеграмму. Не может быть и речи о том, чтобы слова моего посла могли быть в противоречии с содержанием моей телеграммы.

Графу Пурталесу было предписано обратить внимание твоего Правительства на опасность и серьезные последствия, вытекающие из мобилизации. То же самое я сказал тебе в моей телеграмме. Австрия мобилизовала только против Сербии и только часть своей армии. Если теперь, как видно из сообщения твоего и твоего правительства, Россия мобилизуется против Австрии, то моя роль посредника, которую ты мне любезно доверил и которую я принял на себя по твоей специальной просьбе, подвергнется опасности, если не станет совершенно невозможной- Вся тяжесть решения ложится теперь исключительно на тебя, и ты несешь ответственность за мир или войну.

Вилли

(МОЭИ. С 509.) Пер. с англ.

52. Начальник Генерального штаба России N. К Янушкевич — министру иностранных дел России С. Д. Сазонову, 17/30 июля 1914 г.

Отношение № 3735

Спешно

Высочайше повелено мобилизовать по мобилизационному расписанию 1910 года войска Киевского, Одесского, Московского и Казанского военных округов, второочередные и третьеочередные части Оренбургского, Уральского и Астраханского казачьих войск и команд пополнения Донского, Кубанского, Тверского, Уральского, Оренбургского и Астраханского казачьих войск, входящих в состав мобилизуемых округов, Черноморский и Балтийский флоты.

Первым днем мобилизации следует считать 17/30 сего июля. За военного министра начальник Генерального штаба

генерал-лейтенант Янушкевич

Начальник мобилиза и ионного отдела

генерал-майор Добровольский

(МОЭИ. С, 513.)

53. Записка германского посольства в Петербурге, переданная послом Ф. Пурталесом товарищу министра иностранных дел России А. А Нератову 18/31 июля 1914 г.

Чтобы доказать свое миролюбие, а равно и свое дружественное расположение к России, и отдавая себе отчет в трудном положении, в котором находится эта последняя ввиду выступления Австрии против Сербии, германское правительство предложило венскому кабинету заверить петербургский кабинет, что он не имеет намерения ни посягать на территориальную неприкосновенность Сербии, ни нарушать законные интересы России.

Именно вследствие советов, данных Германией в Вене, Австрия выступила с декларацией, которой, по мнению германского правительства, должно быть достаточно для успокоения России, Подобная декларация, которой великая держава, находящаяся в состоянии войны, заранее связывает себе руки на время заключения мира, должна рассматриваться как весьма большая уступка и как доказательство примирительного настроения.

Россия должна отдать себе отчет, что, желая побудить Австрию идти дальше этой декларации, она требует от нее уже нечто не совместимое с ее достоинством и с ее престижем великой державы. Упрекая Австрию в нарушении суверенных прав Сербии, она сама хочет посягнуть на такие же права Австрии,

Российскому правительству надлежало бы не упускать из вида. что престиж Австро-Венгрии как великой державы является в то же самое время германским интересом и что нельзя требовать от Германии, чтобы она воздействовала на Австрию в духе, противоположном ее собственным интересам.

Если Россия при таких условиях настаивает на своих требованиях и отказывается признать в интересах европейского мира абсолютную необходимость локализовать австро-сербский конфликт, то она должна в то же самое время отдать себе отчет в величайшей серьезности положения.

(МОЭИ. С. 514.) Пер. с фр.

54. Николаи II— Вильгепъму II, 18/31 июля 1914 г.

Телеграмма

Сердечно благодарен тебе за твое посредничество, которое начинает все же подавать надежду на мирный исход кризиса. По техническим условиям невозможно приостановить наши военные приготовления, которые были для нас неизбежны ввиду мобилизации Австрии. Мы далеки от того, чтобы желать войны. Пока будут длиться переговоры с Австрией по сербскому вопросу, мои войска не предпримут никаких вызывающих действий. Я торжественно даю тебе в этом мое слово, Я уповаю на милость Божию и надеюсь на успех твоего посредничества в Вене на пользу наших государств и европейского мира.

Ники

(МОЭИ. С. 515) Пер. с англ.

55. Вильгельм II — Николаю II 18/31 июля 1914 г.

Телеграмма

В ответ на твое обращение к моей дружбе и на твою просьбу о содействии я приступил к посредническим действиям между твоим и австро-венгерским правительствами. В то время как эти действия еще продолжались, твои войска были мобилизованы против Австро-Венгрии, моей союзницы, благодаря чему, как я уже тебе указал, мое посредничество почти потеряло реальное значение. Тем не менее я продолжал действовать; сейчас я получил достоверные известия о серьезных военных приготовлениях на моей восточной границе. Ответственность за безопасность моей империи вынуждает меня принять предупредительные меры зашиты. В моих усилиях сохранить всеобщий мир я дошел до крайних пределов. Ответственность за бедствие, угрожающее всему цивилизованному миру, падет не на меня. В настоящий момент все еще в твоей власти предотвратить его. Никто не угрожает могуществу и чести России, и она свободно может выждать результатов моего посредничества. Моя дружба к тебе и твоему государству, завещанная мне дедом на смертном одре, всегда была для меня священна, и я не раз честно поддерживал Россию в моменты серьезных для нее затруднений, в особенности во время последней войны. Европейский мир все еще может быть сохранен тобой, если Россия согласится приостановить военные мероприятия, угрожающие Германии и Австро-Венгрии.

Вилли (МОЭИ. С. 520.) Пер. с англ.

56. Посол России в Берлине С. Свербеев — министру иностранных дел России С. Д. Сазонову, 18/31 июля 1914 г.

Телеграмма № 147

Срочная

Копия в Вену

Сейчас министр иностранных дел повторил мне, что переговоры, затрудненные уже мобилизацией нашей против Австрии, становятся еще более затруднительными ввиду принимаемых у нас серьезных военных мер против самой Германии. Известия об этом получаются здесь будто бы со всех сторон и неминуемо должны будут вызывать соответствующие меры со стороны Германии. На это я ему ответил, что все соотечественники, приезжающие в Берлин, свидетельствуют, что и в Германии означенные меры против нас в полном ходу, что вполне отрицается министром иностранных дел, утверждающим, что здесь вызваны были лишь офицеры из отпусков и возвращены войска с маневров. К этому я прибавил, что если в настоящую критическую минуту Германия и Австрия с своей стороны не выкажут доброй воли к улажению кризиса, то общее столкновение окажется, очевидно, неминуемым. Министр иностранных дел ответил мне, что Германия прилагает будто бы все усилия, чтобы склонить свою союзницу к умеренности, и что теперь он с нетерпением ожидает известия из Вены о том, как там принято было новое предложение Грея. Я не мог не заметить своему собеседнику, что тот факт, что ни первое английское, ни наши вчерашние предложения не нашли отклика в Вене и в Берлине, казалось бы, доказывает недостаточность умеряющего воздействия Германии в Вене, Вообще я нашел, что Ягов настроен крайне мрачно. Два раза спросил он меня, вернулся ли Татищев, которого пока еще здесь нет,

Свербеев (МОЭН. С 520–521)

57. Николай II— Вильгельму II, 19 июля /1 августа 1914 г..

Телеграмма

Получил твою телеграмму. Понимаю, что ты должен мобилизовать свои войска, но желаю иметь с твоей стороны такие же гарантии, какие я дал тебе, т. е. что эти мероприятия не означают войны и что мы будем продолжать переговоры ради благополучия наших государств и всеобшего мира, дорогого для всех нас. Наша долгая испытанная дружба должна с Божьей помощью предотвратить кровопролитие, С нетерпением и надеждой жду твоего ответа.

Ники (МОЭИ, С. 522.) Пер. с англ.

58. Вильгельм II— Николаю II, 19 июля /1 августа 1914 г.

Телеграмма

Благодарю за твою телеграмму. Вчера я указал твоему правительству единственный путь, которым можно избежать войны. Несмотря на то что я требовал ответа сегодня к полудню, я до сих пор не получил от моего посла телеграммы, содержащей ответ твоего правительства. Ввиду этого я был вынужден мобилизовать свою армию. Немедленный, утвердительный, ясный и недвусмысленный ответ твоего правительства — единственный путь, которым можно избежать неисчислимых бедствий. Пока я не получу этого ответа, я, увы, не могу обсуждать твоей телеграммы по существу Во всяком случае я должен просить тебя немедленно отдать приказ твоим войскам безусловно воздерживаться от малейшего нарушения наших границ,

Вилли (МОЭИ. С 533.) Пер. с англ.

59. Нота, врученная германским послом в С.-Петербурге Ф. Пурт&гесом министру иностранных дел России С. Д. Сазонову 19 июля /1 августа 1914 г. в 7 часов 10 минут вечера

Императорское Правительство старалось с начала кризиса привести его к мирному разрешению. Идя навстречу пожеланию" выраженному Его Величеством Императором Всероссийским, Его Величество Император Германский в согласии с Англией прилагал старания к осуществлению роли посредника между Венским и Петербургским Кабинетами, когда Россия, не дожидаясь их результата, приступила к мобилизации всей совокупности своих сухопутных и морских сил. Вследствие этой угрожающей меры, не вызванной никакими военными приготовлениями Германии, Германская империя оказалась перед серьезной и непосредственной опасностью. Если бы Императорское Правительство не приняло мер к предотвращению этой опасности, оно подорвало бы безопасность и самое существование Германии. Германское Правительство поэтому нашло себя вынужденным обратиться к Правительству Его Величества Императора Всероссийского, настаивая на прекращении помянутых военных мер. Ввиду того, что Россия отказалась удовлетворить это пожелание и выказала этим отказом, что ее выступление направлено против Германии, я имею честь по приказанию моего Правительства сообщить Вашему Превосходительству нижеследующее: Его Величество Император, мой Августейший Повелитель, от имени Империи принимая вызов, считает себя в состоянии войны с Россией,

С.-Петербург, 19 июля/1 августа 1914 года.

Ф. Пурталес

(Оранжевая книга (до войны). Сборник дипломатических документов. Переговоры от 10 до 24 июня 1914 года. Высочайшие манифесты о войне. Историческое значение Государственной думы 26 июля 1914 г. Спб, 1914. С. 60^ 61. Далее: Оранжевая книга.)

60. Георг V— Николаю II, 19 июля /1 августа 1914 г.

Телеграмма

Мое правительство получило следующее сообщение от германского правительства:

"29 июля российский император просил германского императора по телеграфу о посредничестве между Россией и Австрией. Император немедленно изъявил свою готовность. Он осведомил об этом по телеграфу российскою императора и предпринял просимые действия в Вене, Не ожидая результата этого воздействия, Россия мобилизовалась против Австрии. Германский император телеграфно указал российскому императору, что вследствие этого его попытка посредничества становится почти призрачной; в дальнейшем император просил российского императора задержать военные приготовления против Австрии. Этого, однако, не случилось. Несмотря на это, германское правительство продолжало свое посредничество в Вене: в этом деле германское правительство дошло до крайнего предела того, что могло быть предложено суверенному государству, состоящему в союзе с Германией. Предложения, сделанные германским правительством в Вене, были составлены в полном соответствии с принципами, выдвинутыми Великобританией, и германское правительство рекомендовало в Вене подвергнуть их серьезному рассмотрению. Сегодня утром они рассматривались в Вене. Во время обсуждения их кабинетом и до вынесения решения германский посол в Петербурге сообщил о мобилизации всей русской армии и флота. Вследствие этого шага России австрийского ответа на германское предложение о посредничестве, бывшего еще предметом рассмотрения, не последовало. Это действие России направлено также против Германии, т. е, против дер жавы, чье посредничество было испрошено российским императором. Мы обязаны ответить серьезными контрмерами на это действие, которое мы должны рассматривать как враждебное, если только мы не собираемся подвергнуть опасности нашу страну. Мы не можем оставаться бездеятельными перед лицом русской мобилизации на нашей границе. Ввиду этого мы сообщили России, что, если она не согласится приостановить в течение двенадцати часов военные мероприятия против Германии и Австрии, мы будем вынуждены мобилизоваться, и это будет означать войну. Мы запросили Францию" останется ли она нейтральной во время германо-русской войны".

Мне остается только предположить, что это безвыходное положение создано каким-либо недоразумением. Я всеми силами стараюсь не упустить ни одной возможности предотвратить страшное бедствие, угрожающее ныне всему миру. Поэтому я взываю лично к тебе, мой дорогой Ники, чтобы ты устранил происшедшее, как я чувствую, недоразумение и оставил открытым путь для переговоров и для возможности сохранения мира.

Если ты думаешь, что я могу каким-либо образом посодействовать этой исключительно важной цели, я сделаю все, что в моей власти, дабы помочь возобновлению прерванных переговоров между заинтересованным" державами, Я уверен, что ты желаешь, так же как я, чтобы было сделано все возможное для сохранения всеобщего мира.

Джорджи

(МОЭИ. С 527–528.) Пер. с англ.

61. Сообщение Министерства иностранных дел России от 20 июля 1914 г. о событиях последних дней

Вследствие того, что в иностранной печати появилось искаженное изложение событий последних дней, Министерство иностранных дел считает долгом дать следующий краткий обзор дипломатических сношений за указанное время.

10 июля сего года австро-венгерский посланник в Белграде вручил сербскому министру-президенту ноту, заключающую в себе обвинение сербского правительства в поощрении великосербского движения, приведшего к убийству наследника австро-венгерского престола. Ввиду сего Австро-Венгрия требовала от сербского правительства не только осуждения в торжественной форме означенной пропаганды, но также принятия под контролем Австро-Венгрии ряда мер к раскрытию заговора, наказанию участвовавших в нем сербских подданных й пресечению в будущем всяких посягательств на территории королевства. Для ответа на означенную ноту сербскому правительству предоставлялось 48 часов.

Имперское правительство, осведомившись из сообщенного ему австро-венгерским послом в С.-Петербурге по истечении уже 17 часов текста врученной в Белграде ноты о сущности заключавшихся в ней требований, не могло не усмотреть, что некоторые из таковых по существу своему являлись невыполнимыми, некоторые же были предъявлены в форме, несовместимой с достоинством независимого государства. Считая недопустимым заключающееся в таких требованиях умаление достоинства Сербии и проявленное этим самым Австро-Венгрией стремление утвердить свое преобладание на Балканах. Российское правительство в самой дружеской форме указало Австро-Венгрии на желательность подвергнуть новому обсуждению содержащиеся в австро-венгерской ноте пункты. Австро-венгерское правительство не сочло возможным согласиться на обсуждение ноты. Равным образом умеряющее действие других держав в Вене не увенчалось успехом.

Несмотря на осуждение Сербией преступного злодеяния и на выказанную Сербией готовность дать удовлетворение Австрии в мере, которая превзошла ожидания не только России, но и других держав, австро-венгерский посланник в Белграде признал сербский ответ неудовлетворительным и выехал из Белграда.

Еще ранее, сознавая чрезмерность предъявленных Австриею требований, Россия заявила о невозможности остаться равнодушной, не отказываясь в то же время приложить все усилия к изысканию мирного выхода, приемлемого для Австро-Венгрии и не затрагивающего ее самолюбия как великой державы. При этом Россия твердо установила, что мирное разрешение вопроса она допускает, лишь поскольку оно не вызовет умаления достоинства Сербии как независимого государства, К сожалению, однако, все приложенные императорским правительством в этом направлении усилия оказались тщетными. Австро-венгерское правительство, уклонившись от всякого примирительного вмешательства держав в его ссору с Сербией, приступило к мобилизации, официально объявило Сербии войну и на следующий день Белград подвергся бомбардировке, В манифесте, сопровождающем объявление войны, Сербия открыто обвиняется в подготовке и выполнении сараевского злодеяния. Подобное обвинение целого народа и государства в уголовном преступлении своей явной несостоятельностью вызвало по отношению к Сербии широкие симпатии европейских общественных кругов.

Вследствие такого образа действий австро-венгерского правительства, вопреки заявлению России, что она не может остаться равнодушной к участи Сербии, императорское правительство сочло необходимым объявить мобилизацию Киевского, Одесского, Московского и Казанского военных округов.

Такое решение представлялось необходимым ввиду того, что со дня вручения австро-венгерской ноты сербскому правительству и первых шагов России прошло пять дней, а между тем со стороны венского кабинета не было сделано никаких шагов навстречу нашим мирным попыткам и, наоборот, была объявлена мобилизация половины австро-венгерской армии,

О принимаемых Россией мерах было доведено до сведения германского правительства с объяснением, что они являются последствием австрийских вооружений и отнюдь не направлены против Германии. Вместе с тем императорское правительство заявило о готовности России путем непосредственных сношений с венским кабинетом или же согласно предложению Великобритании путем конференции четырех незаинтересованных непосредственно великих держав — Англии, Франции, Германии и Италии — продолжать переговоры о мирном улаживании спора.

Однако и эта попытка России не увенчалась успехом, Авсгро-Венгрия отклонила дальнейший обмен мнений с нами, а берлинской кабинет уклонился от участия в предположенной конференции держав.

Тем не менее Россия и здесь продолжала свои усилия в пользу мира. На вопрос германского посла указать, на каких условиях мы еще согласились бы приостановить наши вооружения, министр иностранных дел заявил, что таковым условием является признание Австро-Венгрией, что австро-сербский вопрос принял характер европейского вопроса, и заявления ее, что она согласна не настаивать на требованиях, несовместимых с суверенными правами Сербии.

Предложение России было признано Германией неприемлемым для Австро-Венгрии. Вместе с тем в Петербурге было получено известие об объявлении Австро-Венгрией общей мобилизации.

В то же время продолжались военные действия на сербской территории, и Белград подвергся новой бомбардировке.

Последствием такого неуспеха наших мирных предложении явилась необходимость расширения военных мер предосторожности.

На запрос по этому поводу берлинского кабинета было отвечено, что Россия вынуждена была начать вооружение, дабы предохранить себя от всяких случайностей.

Принимая такую меру предосторожности, Россия вместе с тем продолжала всеми силами изыскивать исход из создавшегося положения и выразила готовность согласиться на всякий способ разрешения спора, при коем были бы соблюдены поставленные нами условия.

Несмотря на такое миролюбивое сообщение, германское правительство 18 июля обратилось к Российскому правительству с требованием к 12 часам 19 июля приостановить военные меры, угрожая в противном случае всеобщей мобилизацией.

На следующий день, 19 июля" германский посол передал министру иностранных дел от имени своего правительства объявление войны.

(Оранжевая книга. С. 61–64.)

62. Телеграмма президента люксембургского правительства Эйшена министру иностранных дел Бельгии Довиньону от 2 августа 1914 г.

Люксембург

Имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства следующие факты.

Рано утром в воскресенье 2 авг. германские войска согласно известиям, полученным в настоящее время Правительством Великого Герцогства, проникли на люксембургскую территорию по мостам Вассербиллиг и Ремих, направляясь главным образом на юг страны и к городу Люксембургу, столице Великого Герцогства. Несколько блиндированных поездов с войсками и вооружением были направлены по железной дороге от Вассербиллига на Люксембург где с минуты на минуту ждут их прибытия. Эти факты содержат в себе действия, явно противоречащие нейтралитету Великого Герцогства, гарантированному Лондонским трактатом 867 года. Люксембургское правительство не замедлило выразить протест против этого, нападения представителю Его Величества Императора Германского в Люксембурге. Подобный же протест будет передан по телеграфу в Берлин статс-секретарю по иностранным делам.

Государственный министр, президент правительства:

Эйшен

(Серая книга. Дипломатическая переписка Бельгии, предшествовавшая воине 1914 г. Пг" М., 1914. С. 36. Далее: Серая книга.)

63. Нота, переданная 2августа в 7часов вечера германским посланником в Бельгии Беловым-Залескэ министру иностранных дел Бельгии Давиньону

Германское правительство получило достоверные известия о гом, что французские войска намерены двинуться на Маас через Живэ и Намюр,

Эти известия не оставляют никакого сомнения в том, что Франция намерена двинуться на Германию через бельгийскую территорию.

Императорское Германское правительство не может не опасаться, что Бельгия, вопреки своей доброй воле, не будет в состоянии без посторонней помощи отразить французское наступление с такими большими силами, В этом факте имеется достаточная уверенность в угрозе, направленной против Германии.

Повелительным долгом самосохранения для Германии является предупреждение этого нападения неприятеля.

Величайшее прискорбие испытало бы Германское правительство, если бы Бельгия сочла за враждебный против себя акт то, что Германия в ответ на мероприятия врага вынуждена со своей стороны нарушить неприкосновенность бельгийской территории.

Чтобы развеять всякие недоразумения, Германское правительство объявляет следующее:

I. Германия не имеет в виду никаких враждебных действий против Бельгии, Если Бельгия согласится занять в начавшейся войне положение дружественного нейтрал иге га по отношению к Германии, то Германское Правительство обязуется со своей стороны в момент заключения мира гарантировать Королевству его независимость и его владения в полном их объеме.

2. Германия обязуется на вышесказанных условиях эвакуировать бельгийскую территорию немедленно по заключении мира.

3. Если Бельгия сохранит дружественное отношение, Германия готова по соглашению с бельгийскими властями покупать за наличные деньги все, что будет необходимо для ее войск, и вознаградить за все убытки, причиненные в Бельгии.

4. Если же Бельгия выступит враждебно против германских войск и особенно если станет чинить затруднения их поступательному движению сопротивлением укреплений на Маасе или разрушением путей, железных дорог, туннелей или других искусственных сооружений, то Германия будет вынуждена смотреть на Бельгию как на врага. В этом случае Германия не возьмет на себя никаких обязательств по отношению к Королевству, но предоставит в конечном счете урегулировать взаимоотношения обоих государств силе оружия.

Германское правительство питает законную надежду, что это не произойдет и что Бельгийское правительство сумеет принять соответствующие меры, дабы помешать совершиться этому. В этом случае дружественные отношения, соединяющие два соседних госу-дарства, станут еще более тесными и прочными.

(Серая книга. С. 38–42.)

64. Николай II— Георгу V, 20 июля / 2августа 1914 г.

Телеграмма

Я с радостью принял бы твое дружеское предложение, если бы германский посол не вручил сегодня после полудня моему правительству ноту с объявлением войны, С самого момента вручения ультиматума в Белграде Россия приложила все свои усилия на поиски какого-либо мирного разрешения вопроса, созданного выступлением Австрии, Целью этого выступления было разгромить Сербию и сделать ее вассалом Австрии, Последствием этого явилось бы нарушение равновесия сил на Балканах, представляющего столь жизненный интерес как для моей империи, так и для держав, стремящихся поддержать равновесие сил в Европе, Все выдвигавшиеся предложения, в том числе и предложение твоего правительства, отвергались Германией и Австрией, и Германия проявила только тогда некоторую склонность к посредничеству, когда благоприятный момент для давления на Австрию прошел. Но и тогда она не выдвинула какого-либо определенного предложения.

Объявление Австрией войны Сербии заставило меня отдать приказ о частичной мобилизации, хотя ввиду угрожающего положения и ввиду быстроты, с которой Германия может сравнительно с Россией мобилизоваться, мои военные советники настойчиво рекомендовали общую мобилизацию. Вследствие завершения австрийской мобилизации, бомбардировки Белграда, концентрации австрийских войск в Галиции и тайных военных приготовлений Германии я был в конце концов вынужден принять эту линию поведения. Что я имел основание так поступить, доказывается внезапным объявлением войны Германией, совершенно для меня неожиданным, так как я дал императору Вильгельму самые категорические заверения, что мои войска не двинутся до тех пор, пока продолжаются переговоры о посредиичеетве.

В этот торжественный час я хочу еше раз заверить тебя, что я сделал все, что было в моих силах, чтобы предотвратить войну.

Теперь, когда мне ее навязали, я верю, что твоя страна не откажет поддержать Францию и Россию в борьбе за сохранение равновесия сил в Европе,

Бог да благословит и хранит тебя.

Ники (МОЖ С. 535–536.) Пер. с ангд.

65. Высочайший манифест от 20июля 1914 г. об объявлении состояния войны России с Австро-Венгрией

Божиею милостию Мы, Николай Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем верным Нашим подданным:

Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования.

Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда.

Вынужденные в силу создавшихся условий принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.

Среди дружественных сношений союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.

Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ея среди Великих держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.

В грозный час испытания да будут забыты внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом и да отразит Россия, поднявшаяся, как один человек, дерзкий натиск врага,

С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наши Божие благословение.

Дан в Санкт-Петер6урге, в двадцатый день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:

" НИКОЛАЙ"

(Оранжевая книга. С. 67–68.)

66. Нота, врученная министром иностранных дел Бельгии Давинъоном германскому посланнику фон Бедову-Залескэ 3 августа 1914 г.

Брюссель

(7 ч. утра)

Своей нотой от 2 августа 1914 г Германское правительсгво дало знать, что по достоверным сведениям французские войска имеют намерение двигаться на Маас через Живэ и Намюр и что Бельгия вопреки своей доброй воле не будет в состоянии отразить без посторонней помощи наступательного движения французских войск.

Германское правительство считает себя вынужденным предупредить эти нападения и нарушить неприкосновенность бельгийской территории.

В этом положении Германия предлагает Королевскому правительству занять по отношению к ней дружественную позицию и обязуется при заключении мира гарантировать неприкосновенность королевства и его владений в их полном объеме. Нота добавляет, что если Бельгия станет чинить затруднения наступательному движению германских войск, то Германия будет вынуждена смотреть на нее как на врага и предоставит в конечном счете урегулирование взаимоотношений обоих государств силе оружия.

Эта нота вызвала у Королевского Правительства глубокое и тягостное изумление.

Намерения, которые она приписывает Франции, находятся в противоречии с формальной декларацией, сделанной нам 1 августа от имени Французского правительства. С другой стороны, если бы вопреки нашему ожиданию нарушение бельгийского нейтралитета было совершено Францией, то Бельгия выполнила бы все свои международные обязательства и ее армия оказала бы самое энергичное сопротивление вторгнувшемуся неприятелю.

Трактаты 1839 года, подтвержденные трактатами 1870 года, ставят независимость и нейтралитет Бельгии под охрану держав, и в частности Правительства Его Величества Короля Пруссии.

Бельгия всегда была верна своим международным обязательствам; она выполняла свои обязанности в духе лояльного беспристрастия; она не пренебрегала никакими усилиями, чтобы поддерживать и заставлять уважать свой нейтралитет.

Покушение на ее независимость, которым ей угрожает Германское правительство, явится вопиющим нарушением международного права. Нарушение права не находит себе оправдания ни в каких стратегических выгодах.

Бельгийское правительство, приняв сделанные ему предложения, пожертвовало бы честью нации и в то же время изменило бы своим обязанностям пред Европой.

Сознавая ту роль, которую Бельгия играет более 80 лет в мировой цивилизации, оно отказывается верить, что независимость Бельгии может быть сохранена только ценою нарушения ее нейтралитета.

Если эта надежда была ошибочна, то Бельгийское правительство твердо решило всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, воспрепятствовать покушению на его права.

(Серая книги. С. 43–45.)

61, Телеграмма е. в. короля Бельгии е, в. королю Англии от 3 августа 1914 г.

Брюссель

Вспоминая многочисленные проявления дружбы Вашего Величества и Ваших предшественников дружественное поведение Англии в 1870 году и доказательства симпатии, которые она продолжает выражать нам, я обращаюсь с последним призывом о дипломатическом вмешательстве Правительства Вашего Величества для сохранения нейтралитета Бельгии.

Альберт (Серая книга. С. 47.)

68. Министр иностранных дел Англии сэр Э. Грей — послу Англии в Б&гьгии сэру Ф, Вилъерсу, 4 августа 1914 г.

(Телеграмма)

Мин. ин. дел

Известите Бельгийское правительство, что, если Германия будет принуждать его отказаться от нейтралитета, правительство Его Величества ожидает, что бельгийская нация будет сопротивляться этому всеми силами, в чем правительство Его Величества всецело поддержит ее, а также что правительство Его Величества в этом случае готово, если это желательно, присоединиться к России и Франции для совместных действий, дабы воспротивиться насильственным действиям Германии и гарантировать Бельгии независимость и неприкосновенность на будущее время,

(Белая книга. С. 111.)


69. Министр иностранных дел Германии фон Ягов —

германскому послу в Англии К. М. Лихноескому4 августа 1914 г.

(Сообщено германским посольством 4 августа)

(Телеграмма)

Берлин

Пожалуйста, развейте недоверие, которое может существовать у британского правительства относительно наших намерений, подтвердив возможно убедительнее заверение, что даже в случае вооруженного конфликта с Бельгией Германия ни в каком случае не аннексирует бельгийской территории. Искренность данного заявления подтверждается тем, что мы строго сдержали наше обещание соблюдать нейтралитет Голландии. Пожалуйста, убедите сэра Э. Грея, что германская армия не могла подвергать себя опасности нападения со стороны Франции через Бельгию, проектированного Францией согласно полученным достовернейшим сведениям. Германия должна была поэтому не считаться с нейтралитетом Бельгии, так как для нее было вопросом жизни и смерти предупредить успешное наступление Франции.

(Белая книга. С", 111–112.)

70. Министр иностранных дел Англии сэр Э. Грей — послу Англии в Германии сэру Э. Гошену, 4 августа 1914 г.

(Телеграмма)

Мин. ин. дел

Мы узнали, что Германия предъявила бельгийскому министру иностранных дел ноту; гласящую, что Германское правительство будет принуждено в случае необходимости осуществить силою оружия меры, признанные им необходимыми.

Мы также осведомлены, что неприкосновенность бельгийской территории нарушена возле Геммениха,

При таких обстоятельствах и ввиду того факта, что Германия не согласилась, как это сделала Франция на прошлой неделе, дать заверение о соблюдении нейтралитета Бельгии согласно нашему представлению, сделанному одновременно в Берлине и Париже, мы должны повторить этот запрос и просить, чтобы удовлетворительный ответ на него и на мою сегодняшнюю телеграмму был получен до 12 часов ночи. Если ответ не последует. Бы получаете инструкцию просить о вручении Вам паспортов и заявить, что правительство Его Величества принуждено предпринять все, что в его силах, для сохранения нейтралитета Бельгии и соблюдения договора, в котором Германия участвует в одинаковой мере с нами.

(Белая книга. С. 112.)

71. Письмо министра иностранных дел Бельгии Давиньона

посланникам Великобритании, Франции и России от 4 августа 1914 г.

Брюссель

Господин Посланник!

Бельгийское правительство с горечью сообщает Вашему Превосходительству, что сегодня утром вооруженные германские силы проникли на бельгийскую территорию, нарушив обязательства, установленные трактатом.

Королевское правительство твердо решило оказать сопротивление всеми средствами, имеющимися в его распоряжении.

Бельгия обращается к Англии, Франции и России, чтобы они совместно, как державы-покровительницы, защитили ее территорию.

Должно согласовать и объединить действия, дабы воспротивиться насильственным мерам, принятым Германией против Бельгии, и в то же время гарантировать сохранение в будущем независимости и целости Бельгии.

Бельгия счастлива заявить, что она обязуется защищать укрепления.

Пользуюсь случаем и т. д. Давинъон (Серая книга. С. 63.)

72. Высочайший манифест от 26 июля 1914 г. об объявлении состояния войны России с Германией

Божиею милостию Мы, Николай Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем Нашим верным подданным:

Немного дней, тому назад Манифестом Нашим оповестили Мы русский народ о войне, объявленной Нам Германией.

Ныне Австро-Венгрия, первая зачинщица мировой смуты, обнажившая посреди глубокого мира меч против слабейшей Сербии, сбросила с себя личину и объявила войну не раз спасавшей ее России.

Силы неприятеля умножаются: против России и всего славянства ополчились обе могущественные немецкие державы. Но с удвоенною силою растет навстречу им справедливый гнев мирных народов, и с несокрушимою твердостью встает перед врагом вызванная на брань Россия, верная славным преданиям своего прошлого.

Видит Господь, что не ради воинственных замыслов или суетной мирской славы подняли Мы оружие, но, ограждая достоинство и безопасность Богом хранимой Нашей Империи, боремся за правое дело- В предстоящей войне народов Мы не одни: вместе с Нами встали доблестные союзники Наши, также вынужденные прибегнуть к силе оружия, дабы устранить, наконец, вечную угрозу германских держав обшему миру и спокойствию. Да благословит Господь Вседержитель Наше и союзное Нам оружие, и да поднимется вся Россия на ратный подвиг с жезлом в руках, с крестом в сердце.

Дан в Санкт-Петербурге, в 26 день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:

"Николай"

(Оранжевая книга. С. 69–70.)

Глава II

КОГДА ЗАГОВОРИЛИ ПУШКИ

НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОИНЫ

Первая мировая война продолжалась свыше четырех лет — с 1 августа 1914 года по 11 ноября 1918 года. В ней участвовало 38 государств, на ее полях сражались более 70 млн человек. В войну было вовлечено большинство стран мира (на стороне Антанты 34 государства, на стороне австро-германского блока — 4). Военные действия охватили территории Европы, Азии и Африки, велись на всех океанах и многих морях. Главными сухопутными фронтами в Европе, на которых решался исход войны, были Западный (в Бельгии и Франции) и Восточный (в России). По характеру решаемых задач и достигнутым военно-политическим результатам события Первой мировой войны можно разделить на пять кампаний, каждая из которых включала несколько операций, проведенных на различных театрах военных действий.

В первые же месяцы потерпели крах военные планы, разработанные в генеральных штабах обеих коалиций задолго до войны и рассчитанные на ее кратковременность. Так, например, германский план, разработанный под руководством начальника генерального штаба А. Шлиффена и уточненный позже его преемником Г Мольтке, предусматривал быстрые и решительные действия. Согласно плану Шлиффена вооруженные силы Германии должны были обрушить всю свою мощь сначала на «одного врага, самого сильного, самого мощного, самого опасного» — на Францию.[13] В последующем основной удар предполагалось нанести на Россию. Франция была выбрана первой для наступления потому, что Россия могла сорвать быструю победу, отведя войска в глубь своей территории и втянув тем самым Германию в затяжную войну. Нанесение главного удара намечалось осуществить через Бельгию, в обход с севера основных сил французской армии, отрезав их от Парижа и оттеснив в юго-восточном направлении к швейцарской границе. Считалось, что военные задачи германская армия сможет выполнить за два-три месяца и Германии не придется вести длительную войну на два фронта. На скоротечность боевых действий были ориентированы военные планы и других держав.

Боевые действия на Западном фронте в 1914 году начались в первых числах августа вторжением германских войск в Бельгию и Люксембург. Общая численность бельгийской армии на тот момент составляла 117 тысяч человек при 312 орудиях. А вместе с гарнизонами под ружьем находилось 175 тысяч человек.[14] В результате упорных боев находящимся в численном превосходстве германским войскам под руководством генерала К. фон Эйнема удалось к 16 августа захватить крепость Льеж, а 20 августа они заняли Брюссель и получили возможность беспрепятственно про-. двигаться к границам Франции. Однако успех германских войск был неполным, поскольку немцам так и не удалось отрезать малочисленную бельгийскую армию от моря и она отступила к Антверпену, куда к этому времени переправилось и бельгийское правительство. Немцам потребовалось всего 17 дней, чтобы захватить большую часть Бельгии, в среднем они продвигались по 6,5 км в сутки, но тем не менее оккупантам пришлось столкнуться с партизанскими действиями местного населения, что заставило их принять особые меры по охране тыловых коммуникаций.[15]

Узнав о вторжении немцев в Бельгию и Люксембург и получив первые разведывательные данные, французское командование решило ударить на юге, избежав лобового столкновения с немецкими войсками в Бельгии. Французское военное и политическое командование полагало, что быстрый захват Эльзаса поднимет дух армии и вызовет новую патриотическую волну среди населения Франции. Утром 7 августа французы внезапно ударили под Мюль-хаузеном и овладели им. Немцы отошли за Рейн, но, получив подкрепление, через два дня отбили город. К 28 августа положение на Южном фронте близ швейцарской границы стабилизировалось, и с. тех пор военные действия там носили лишь ограниченный характер. Центр тяжести борьбы вновь переместился на север, в сторону Бельгии.

21—25 августа в «пограничном» сражении германские армии отбросили англо-французские войска, вторглись в Северную Францию и, продолжая наступление, к началу сентября вышли на р. Марну между Парижем и Верденом. «Пограничное» сражение было задумано с обеих сторон как широкомасштабная стратегическая наступательная операция: французы надеялись разбить неприятеля на его территории и в Бельгии, а немцы — осуществить план Шлиффена и выйти к Парижу. Однако осуществить запланированное ни одной из сторон не удалось — сражение закончилось стратегическим отступлением союзных англо-французских войск, но немцы так и не разгромили главные силы противника. Тем не менее немецкие войска продолжали наступление в глубь французской территории. Под угрозой захвата оказался Париж — военный министр А. Мильеран даже предложил оставить столицу, объявив ее открытым городом, а французское главнокомандование уже приняло решение взорвать все форты крепости Верден.

Однако после сформирования двух новых армий было принято решение произвести контрнаступление. Сражение на Марне нача-. лось 5 сентября. В нем участвовали 6 англо-французских и 5 германских армий — всего около 2 млн человек. Боевые действия развернулись от пригородов Парижа до Вердена и охватили почти весь Западный фронт. Французская армия начала атаку западнее реки Урк и смогла немного продвинуться вперед, а англичане атаковали на самом западном участке фронта, где успешно вели наступление со скоростью 7—14 км в сутки. 8 сентября наступающие англо-французские войска вклинились между 1-й и 2-й немецкими армиями, после чего тем пришлось отступить на 60 км.[16] Таким образом англо-французские войска остановили продвижение германских войск к Парижу, и 9 сентября германское верховное главнокомандование приказало своим войскам отойти за р. Эну. 14 сентября начальник германского генерального штаба генерал-полковник Мольтке-младший за провал, операции по взятию Парижа был отстранен от должности, а на его место назначен военный министр генерал-лейтенант Э. Фалькенхайн.

В дальнейшем противостоящие стороны начали переброску на Западный фронт новых войск. Стремление противников охватить открытые фланги друг друга привело к маневренным операциям (16 сентября —15 октября), получившим название «Бег к морю». Они закончились, когда фронт достиг морского побережья.

В октябре и ноябре кровопролитные сражения во Фландрии истощили и уравновесили силы сторон. Наиболее крупными из них стали бои во Фландрии 19 октября—14 ноября. Однако в результате всех этих операций достичь поставленной цели и зайти во фланг противнику ни одной из воюющих сторон так и не удалось. В конце концов от швейцарской границы до Северного моря протянулась линия сплошного фронта. Маневренные действия на Западе сменились позиционной борьбой. Противники оказались стоящими перед хорошо укрепленными фортификационными укреплениями друг друга на огромном фронте протяженностью более чем в 700 км. Расчет Германии на молниеносный разгром и вывод Франции из войны не оправдался.

«Чуду на Марне» и отступлению немцев от Парижа во многом способствовали наступательные действия русских войск в Восточной Пруссии. Русское командование, уступая настойчивым требованиям французского правительства, решило еще до окончания мобилизации и сосредоточения своих армий перейти к активным действиям. По плану, разработанному Ставкой верховного главнокомандующего, российской 1-й армии предстояло начать наступление в обход Мазурских озер с севера и отрезать немецкие войска от Кенигсберга и Вислы. 2-й армии было предназначено вести наступление в обход Мазурских озер с запада и не допустить отхода германский войск за Вислу. В целом план Восточно-Прусской операции заключался в охвате вражеской группировки с обоих флангов. Русские войска имели превосходство над противником по всем позициям, что позволяло, надеяться на успех задуманной наступательной операции.

4 августа 1-я русская армия под командованием генерала П. К. Ренненкампфа перешла государственную границу и вступила на территорию Восточной Пруссии. В ходе ожесточенных боев немецкие войска начали отходить на запад. Вскоре границу Восточной Пруссии перешла и 2-я русская армия генерала А. В. Сам-сонова. Германский штаб уже решил отвести войска за Вислу, но, воспользовавшись отсутствием взаимодействия между 1-й и 2-й армиями, ошибками русского верховного командования, а то и просто преступной халатностью командиров,[17] немецкие войска под руководством новых командующих — генералов Гинденбурга и Людендорфа сумели вначале нанести тяжелое поражение 2-й армии, а затем отбросить и 1-ю армию на исходные позиции. В итоге Северо-Западный фронт потерял почти 80 тысяч солдат и офицеров. Тактические успехи русских в первые дни операции обернулись но вине командования тяжелыми потерями на ее завершающей стадии.

Несмотря на провал операции, вторжение русской армии в Восточную Пруссию имело важные последствия. Оно вынудило немцев перебросить из Франции на русский фронт два армейских корпуса и одну кавалерийскую дивизию, что серьезно ослабило их ударную группировку на западе и явилось одной из причин ее поражения в битве на Марне. В то же время своими действиями в Восточной Пруссии русские армии сковали немцев и удержали их от содействия австро-венгерским войскам.

Другой крупной военной операцией на Восточном фронте явилась Галицийская битва. По своим масштабам она значительно превосходила Восточно-Прусскую операцию. В ней участвовали 4 армии русского Юго-Западного фронта, главнокомандующим которого был генерал Н. И.Иванов, а начальником штаба — генерал М. В. Алексеев, и 3 австро-венгерские армии. До начала операции войска Юго-Западного фронта были развернуты по дуге свыше 400 км против Австро-Венгрии. Согласно директиве первой выступала 8-я армия под началом генерала А. А. Брусилова, а 3-й армии генерала Н. В. Рузского предстояло вступить в бой на следующий день.[18]

По замыслу русского командования войска Юго-Западного фронта должны были осуществить широкомасштабный охватывающий маневр с целью окружения и последующего уничтожения основных сил австро-венгерской армии. Большие цели ставил перед собой и начальник генерального штаба Австро-Венгрии фельдмаршал К. фон Гольцендорф. На помощь своим союзникам в районе Седлиц были готовы прийти и немецкие войска. Стремление обеих сторон нанести противнику как можно больший ущерб и добиться на первом этапе войны убедительного успеха привели к масштабности битвы за Галицию. В сражении участвовало до 2 млн человек, а театр военных действий простирался в междуречье от Днестра до Вислы.

В ходе операции (5 августа — 8 сентября) русские войска, отразив вражеский натиск, перешли в контрнаступление и овладели Львовом и Галичем. В последующем русские армии продвинулись вглубь на 200 км и заняли Галицию. Была создана угроза вторжения в Венгрию и Силезию, значительно подорвана военная мощь Австро-Венгрии. В Галицийской битве австро-венгерские войска потеряли свыше 300 тыс. человек, из них более 100 тыс. пленными. Русские армии потеряли около 200 тыс. человек. Австро-венгерская армия до конца войны лишилась способности вести операции самостоятельно, без поддержки германских войск. Благоприятный для российского оружия исход Галицийской битвы упрочил военно-стратегическое положение России, более того, своими действиями она оказала огромную помощь находящимся в крайне непростой ситуации на Западном фронте армиям Англии и Франции. Этого не мог не признать и противник. «События на Марне и в Галиции отодвинули исход войны на совершенно неопределенное время. Задача быстро добиться решений, что до сих пор являлось основой для немецкого способа ведения войны, свелась к нулю», — вспоминал позднее Э. Фалькенгайн.[19]

Среди других стратегических операций на Восточном фронте выделялись Варшавско-Ивангородская и Лодзинская. Первая проходила с 28 сентября по 8 ноября 1914 года, и началась она с наступления 9-й германской армии, поддержанной австро-венгерскими частями. Противник довольно быстро занял левобережье Вислы, но правый берег, где находилась ивангородская крепость, захватить не смог. Более того, в плен попало более 15 тыс. немецких солдат и офицеров. Германским войскам пришлось отойти от Варшавы и занять оборону. 18–23 октября после перегруппировки русское командование предприняло новое наступление на варшавском и ивангородском направлениях, в результате чего германская 9-я армия была отброшена к границам Силезии, а 1-я австро-венгерская — к черте Кельце — Сандомир. Только оторванность русских тыловых баз от арьергарда на 150–200 км и связанные с этим перебои в снабжении продовольствием и военным снаряжением заставили наши войска прекратить успешное наступление. Тем не менее приходится констатировать, что и на этот раз русское командование не смогло в полной мере воспользоваться благоприятной ситуацией и развить успех.

Российская ставка рассматривала поспешное отступление германских войск за Вислу как результат их полного поражения, но, уйдя от разгрома, немцы силами все той же 9-й армии приступили к ответной операции, которая получила название Лодзинскои и продолжалась с 11 по 24 ноября 1914 года. Это была одна из наиболее сложных операций Первой мировой войны, с обеих сторон в ней приняли участие около 600 тыс. человек.

Первой удар нанесла германская 9-я армия, которой в результате удалось вклиниться между частями 1-й и 2-й русских армий. Главнокомандующий Северо-Западным фронтом Рузский ответил успешным контрударом, но его войска были истощены в кровопролитных боях за Лодзь, а пополнение подходило крайне медленно. В то же время немцам, имевшим разветвленную сеть железных дорог, удалось быстро мобилизовать свои резервы.[20] Лод-зинская операция закончилась в конце ноября безрезультатно для обеих сторон: русским так и не удалось проникнуть в глубь Германии, а немцы не смогли окружить и уничтожить русские армии. В итоге противоборствующие стороны исчерпали свои наступательные возможности и перешли к обороне.

Оценивая вклад России в кампанию 1914 года, английский премьер времен Первой мировой войны Д. Ллойд Джордж отмечал в 1939 году: «Идеалом Германии является и всегда была война, быстро доводимая до конца… В 1914 году планы были составлены точно с такой целью, и она чуть-чуть не была достигнута, если бы не Россия…».[21]

Военные действия в 1914 году велись и на других сухопутных театрах, а не только на Востоке и Западе Европы. 23 августа войну Германии объявила Япония. Незадолго до этого Токио предъявил Берлину ультиматум с требованием передать Японии без всяких условий и компенсаций арендуемую у Китая территорию Цзя-очжоу. Не получив ответа, японские войска начали операцию по захвату этой немецкой колонии и военно-морской базы Циндао. Осада немецких владений длилась недолго, и 7 ноября немецкий гарнизон капитулировал. Потери немцев составили 800 человек по сравнению с 2000 у японцев. После этих событий у Германии не осталось дальневосточных владений, а японцы участия в Первой мировой войне практически больше не принимали.

В октябре на стороне германского блока в войну вступила Турция. Власть в этой стране оказалась, по сути, в руках немецкого генералитета, и прежде всего у военного адъютанта султана Мехмеда V Решада, генерал-фельдмаршала К. фон дер Гольца и начальника штаба турецкого главнокомандования Ф. фон Шеллендорфа.

В Османскую империю начала XX века входило огромное количество народов, проживающих на обширной территории — от Аравийского полуострова и до Кавказа. Соответственно, турки были вынуждены открыть несколько фронтов. Так, 1-й и 2-й турецким армиям предназначалось защитить столицу и черноморские проливы, 3-й под командованием Иззет-паши предписывалось вести войну в Западной Армении против России, 4-я армия должна была воевать в Сирии и Палестине, а 6-я — действовать в Месопотамии. Однако в силу исторических и геополитических причин главным для турок стал Кавказский фронт против России, где и развернулись самые активные боевые действия. Для России же Кавказский фронт был отнюдь не самым главным, а поэтому российский Генеральный штаб принял решение ограничиться на Кавказе лишь активной обороной, которая, принимая во внимание рельеф местности, не требовала существенных затрат.[22]

Война России с Турцией началась 30 октября 1914 года, когда два немецких крейсера — «Гебен» и' «Бреслау», с кормы которых были спущены немецкие флаги и вывешены турецкие, атаковали Севастополь, Феодосию и Одессу. Военные действия на Кавказе начались 2 ноября, когда части русской армии перешли в нескольких местах границу, а турки одновременно вторглись в пределы Российской империи в районе Батума и города-крепости Карса. Кавказский фронт растянулся на 720 км, во главе его стоял граф И. И. Воронцов-Дашков, но, принимая во внимание его более чем почтенный возраст, всеми делами фактически руководил начальник штаба Н. Н. Юденич. Всего в распоряжении российского командования находилось 170 тыс. штыков, турки располагали большими силами.

Наиболее значительным событием на Кавказском фронте в 1914 году стала Саракамышская операция, которая продолжалась с 9 по 25 декабря. Она закончилась полным разгромом 3-й турецкой армии, потерявшей 90 тыс. человек и свыше 60 орудий. С тех пор Османская империя так и не смогла восстановить свою боеспособность на Кавказе.[23] Однако и потери российской армии в ходе операции были велики — более 20 тыс. человек.

Что же касается военных действий на ближневосточном театре военных действий, то там события в конце 1914 года развивались неторопливо: англичанам удалось захватить Басру и ряд других небольших городков в Месопотамии, а турки в свою очередь продвинулись на несколько километров в глубь Синайского полуострова и стали угрожать вторжением Египту.

Следует отметить, что уже в самом начале войны Берлин лишился всех своих колониальных владений как на Тихом океане, так и в Африке. Немцы не смогли ничего противопоставить превосходящим силам Антанты в Того, Камеруне и Юго-Западной Африке.

Таким образом, в кампании 1914 года ни одна из сторон не добилась своих целей и не смогла достичь стратегического превосходства над противником. В условиях приблизительного равенства сил противоборствующие стороны теперь решили приложить максимум усилий, чтобы привлечь на свою сторону как можно большее число союзников.

Крах стратегии молниеносной войны — блицкрига — имел куда более важные последствия для Германии и ее союзников, чем для стран Антанты. В те годы над Британской империей по-прежнему не заходило солнце, ее колонии были богаты и многолюдны, а флот его величества, как и раньше, господствовал на бескрайних просторах мирового океана. Неисчерпаемые людские и продовольственные ресурсы имела и бескрайняя Россия. Находящиеся в блокаде центральные державы, напротив, были практически лишены возможности вести внешнюю торговлю, продовольственные запасы Германии были ограничены и не рассчитаны на продолжительную и упорную войну на два фронта, не хватало Берлину и целого ряда стратегических материалов. Поэтому, осознав, что победы на два фронта в войне на истоше-ние им никогда не одержать, немцы решили разбить противника по частям.

В январе 1915 года германское и австро-венгерское командование одобрило план военных действий на текущий год. Этот план предусматривал активную оборону на всем 700-километровом протяжении Западного фронта и мощные наступательные действия на Востоке, которые должны были привести к полному разгрому и выводу из войны России. Разгромить Россию Германия собиралась при помощи двух мощнейших ударов по сходившимся направлениям, с тем чтобы окружить большую часть русских войск в польском котле, а затем и полностью уничтожить их. После капитуляции России все силы союзников по коалиции планировалось перебросить на Западный фронт, чтобы покончить с Англией и Францией. Россия для главного удара была выбрана немцами неслучайно: ее армии находились в 1,5 раза ближе к Берлину, чем французские войска, и создавали реальную угрозу выхода на Венгерскую равнину и разгрома Австро-Венгрии. В то же время и в Германии среди авторитетных военных были люди, которые полагали, что сначала надо предпринять решительные действия на Западе, пока Англия не оправилась и не развернула на континенте полностью свои колониальные части.

В отличие от Берлина в Петрограде по поводу плана кампании 1915 года царили сплошные разногласия. Генерал-квартирмейстер Ставки верховного главнокомандования Ю. Н. Данилов ратовал за проведение наступательной операции на северо-западном направлении, с тем чтобы нанести последующий удар на Берлин и ликвидировать опасно нависший над русскими армиями выступ восточно-прусской группировки немцев. Его поддержал главнокомандующий Северо-Западным фронтом генерал Рузский. Командующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов и его начальник штаба генерал Алексеев, напротив, считали, что кратчайший путь в Берлин лежит через придунайские венгерские равнины и Вену, которые обороняла слабая австро-венгерская армия. В итоге этих споров был принят компромиссный, самый худший план: по противнику одновременно наносятся два удара — против Восточной Пруссии и Австро-Венгрии.[24] На такое наступление по двум расходящимся направлениям у России не было ни сил, ни средств.

Первыми в 1915 году операции на Восточном фронте начали русские, однако им не удалось разбить противника на правом фланге Северо-Западного фронта. Более того, они «проспали» сосредоточение немецких сил в районе Августова, где были вынуждены немного отступить. Одновременно в Карпатах весь январь и февраль шли ожесточенные бои с австро-венгерскими войсками, поддержанными 90 тыс. немцев. В результате армии Брусилова пришлось оставить предгорья Карпат и закрепиться на линии обороны между реками Прут и Днестр. Компенсацией этих потерь для русских стало взятие 22 марта 1915 года стратегически важной крепости Перемышль и ее 120-тысячного гарнизона. Таким образом, для противника вновь создалась угроза прорыва русских войск на Венгерскую равнину, и немцы были вынуждены перебросить с Западного фронта на Восток несколько новых дивизий.

Именно для того, чтобы не допустить прорыва русских на равнины Венгрии, германское и австрийское командование подготовило и провело Горлицкую наступательную операцию. Для прорыва фронта в районе городка Горлица немецкое командование сняло с Западного фронта несколько отборных корпусов и объединило их в 11-ю армию под командованием генерала А. фон Макензена. Всего же на участке прорыва немецкие и австро-венгерские войска имели 126 тыс. солдат и офицеров против 60 тыс. у русских. Огромно было превосходство у центральных держав и в вооружении. Наступление немцев началось 2 мая после мощнейшего артиллерийского обстрела, и русский фронт в районе Карпат, как и планировал противник, был прорван. Всего Горлицкая операция длилась 52 дня и стала одной из самых крупных оборонительных для России операций Первой мировой войны. В итоге русским пришлось оставить Галицию, и теперь противник нависал над восточно-прусской группировкой российской армии сразу с трех сторон — Восточный фронт стал походить на дугу с выпуклостью в районе от Осовца до Соколя в 300 км, а в глубину от Брест-Лито века до левого фланга — в 200 км. И все же добиться решения главной задачи в ходе Горлицкой операции неприятелю так и не удалось. Русский фронт был не разгромлен, а только «продавлен», а после стратегического отхода вновь началось сосредоточение сил.

Летом 1915 года русская армия вела крупные оборонительные бои в Польше и Прибалтике. В крайне невыгодной для Северо-Западного фронта геостратегической ситуации, сложившейся после отступления из Карпат, 5 июля Ставка под угрозой окружения приняла решение о спрямлении линии фронта и выводе войск на линию Ломжа — Верхний Нарев — Брест-Литовск — Ковель. Решение это было единственно верным и полностью отвечало сложившейся обстановке. Таким образом, русская армия была вынуждена оставить Польшу, хотя грандиозный замысел германского командования об окружении русских войск в «польском мешке» так и не был осуществлен. Занятие немцами Галиции, Польши, Литвы и Курляндии было, разумеется, серьезным ударом для русских, но не привело к разгрому Восточного фронта и выходу России из войны с заключением сепаратного мира. Тщательный анализ сложившейся к осени ситуации на Восточном фронте привел немцев к заключению, что новые крупные наступательные операции здесь невозможны, и на восточно-европейском театре военных действий наступило временное затишье. К октябрю 1915 года фронт окончательно стабилизировался на линии Рига — Двинск — Барановичи — Тернополь. В ходе кампании 1915 года русские войска понесли самые большие потери за войну — около 2,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными. Потери противника составили более 1 млн человек.

Поражение русских армий в 1915 году имело одно важное политическое последствие — в результате дворцовых интриг от своей должности был освобожден верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, а его функции возложил на себя царь Николай II, не обладавший совершенно никакими способностями к стратегическому мышлению и не пользовавшийся авторитетом в армии.

В отличие от Восточного на Западном фронте боевые действия приняли совсем другой характер. От границы Швейцарии и до побережья Северного моря во Фландрии образовался сплошной позиционный фронт, где противники держали упорную оборону. Вместо одной оборонительной линии окопов здесь появилось три, причем все они были связаны между собой разветвленной системой ходов. Перед позициями враждующих сторон устанавливались густые линии проволочных заграждений. Пробить такую оборону без мощнейшей артиллерийской подготовки стало попросту невозможно.

И все же весной 1915 года союзники по Антанте запланировали нанести по германцам два сильных удара — в Шампани у Сен-Мийеля и в Артуа у Арраса. В боях в Шампани, например, со стороны немцев участвовало 140 тыс. человек, англичан и французов — 250 тыс. Прорыв производился на участке шириной от 7 до 12 км, а плотность артиллерии составляла 15–20 орудий на километр фронта. Однако эти операции успеха союзникам не принесли — они продвигались всего по 3–4 км в сутки, а затем наступление и вовсе заглохло. Именно тогда у Берлина пропали последние опасения по поводу устойчивости своего Западного фронта, и немцы смело начали переброску войск на Восток для атаки на Россию.

Тогда же в боях с союзниками у города Ипр немецкое командование впервые применило боевые отравляющие вещества. Газовая атака для англичан была столь неожиданна, что они в панике оставили свои позиции. Всего 22 апреля во время этой знаменитой атаки немцев пострадало 15 тыс. английских солдат, из них 5 тыс. погибло.[25] В результате в рядах англичан образовалась практически необороняемая дыра шириной 10 км и глубиной 7 км. Однако, на счастье союзников, эта атака оказалась тактически не подготовленной и у немцев не было резервов, чтобы развить успех.

В 1915 году противоборствующие стороны приобрели новых союзников: летом в войну на стороне Антанты вступила Италия, в октябре к австро-германскому блоку присоединилась Болгария. В связи с этим образовались и новые фронты, наиболее крупным из них стал итальянский. Здесь Рим развернул четыре армии, состоявшие из 35 дивизий, в которых насчитывалось около 870 тыс. солдат и офицеров. Австро-Венгрия смогла поставить на борьбу с Италией только 20 дивизий. Принимая во внимание, что основная масса немецких и австро-венгерских войск была задействована на Западном и Восточном фронтах, в Альпах союзники по коалиции центральных держав решили прибегнуть к оборонительной тактике.

Используя свое численное превосходство, 24 мая 1915 года итальянские войска перешли в наступление в районе реки Изон-цо, однако прорвать оборону австрийцев в Альпах им так и не удалось. В середине июня в районе Изонцо итальянцы предприняли второе наступление на австрийские позиции, осенью — третье, а потом четвертое. Однако достичь поставленной цели и прорвать оборону противника не смогли — им катастрофически не хватало боеприпасов, слаба была поддержка артиллерии, а уровень профессиональной подготовки командных кадров оставлял желать лучшего даже по сравнению с многоязыкой армией Австро-Венгрии. За шесть месяцев боев итальянцы понесли огромные потери в 280 тыс. человек и лишились своих лучших кадров. И все же наступление итальянской армии при Изонцо оказало огромную помощь России — австрийцы были вынуждены перебросить на новый фронт 25 своих дивизий из Галиции и Сербии. Это было единственной реальной помощью России, находившейся в то время в крайне непростом положении.[26]

Предательское вступление Болгарии в войну на стороне Германии против своих славянских братьев резко ухудшило стратегическое положение Сербии. Сербия и Черногория остались одни против блока центральных держав, к которым примкнула руководимая царем Фердинандом из немецкой династии Кобур-гов Болгария. Теперь против маленькой Сербии было сосредоточено 10 немецких, 8 австро-венгерских и 11 болгарских дивизий, в рядах которых находилось свыше полумиллиона человек, в то время как у самих сербов под ружьем было в два раза меньше. Союзники по Антанте оказывали крайне недостаточную помощь Белграду — только 5 октября в Салониках был высажен англофранцузский экспедиционный корпус, насчитывающий первоначально лишь 20 тыс. человек. Помощь эта была крайне недостаточная и запоздалая.

15 октября 1915 года центральные державы перешли в наступление против Белграда. Несмотря на отчаянное сопротивление сербов, силы были не равны. Начался «путь Сербии на Голгофу» — отступление. Сербское войско и масса населения с боями прорывались на побережье Адриатики, чтобы потом эвакуироваться на греческий остров Корфу или на французскую военно-морскую базу в Бизерте в Тунисе. В мае 1916 года сербские войска при помощи союзного флота были переброшены под Салоники, где продолжили сражаться в составе сил Антанты.

Одной из крупнейших десантных операций в годы Первой мировой войны стала Дарданелльская. Она растянулась во времени почти на целый год и продолжалась с 19 февраля 1915 года по 9 января 1916 года.

Замысел провести крупную десантную операцию в Восточном Средиземноморье у союзников по Антанте возник в конце 1914 года. Именно тогда, ожидая наступления немцев на Западном фронте, англо-французское командование обратилось к своим русским коллегам с просьбой активизировать действия на Восточном фронте и не дать возможности немцам перебросить войска под Париж. Из Петрограда в ответ на просьбу союзников было передано согласие, но с одним условием: англичане и французы в свою очередь проведут крупную морскую или сухопутную операцию в районе Дарданелл, чтобы отвлечь часть турецких войск с Кавказского фронта.

С политической точки зрения это предложение русских весьма устраивало союзников: англичане таким образом могли первыми войти в Константинополь, что стало бы козырной картой в последующих переговорах о послевоенном устройстве мира, а французы надеялись своими действиями в Средиземноморье ускорить вступление Италии в ряды Антанты.

Англия и Франция активно взялись за подготовку операции. В Лондоне одним из наиболее активных ее сторонников стал морской министр У. Черчилль. Однако эта активность и стремление превратить десантную операцию из отвлекающего маневра в полномасштабное действие не на шутку испугали русских — они сами рассчитывали получить Константинополь в качестве главного приза после войны. В конечном итоге подготовка Дарданелльской операции стимулировала завершение переговоров о судьбе Константинополя между союзниками по Антанте. Соглашение по этому поводу было окончательно оформлено в марте-апреле 1915 года в ряде договоров. Англия и Франция соглашались на передачу России Константинополя с прилегающими к нему территория ми в обмен на другие области в азиатской части Османской империи.,[27]

Дарданелльская операция состояла из двух этапов. На первом (с 19 февраля по 18 марта 1915 года) должен был быть задействован только флот, а на втором (25 апреля 1915 года — 9 января 1916 года) планировалась высадка десанта на Галлиполийский полуостров с последующим захватом укреплений противника в районе Дарданелл. Это бы обеспечило проход флота в Мраморное море.

Операция началась, как и было задумано, утором 19 февраля с обстрела союзным англо-французским флотом внешних фортов Дарданелл, а генеральная атака была назначена на 18 марта. К успеху она, однако, не привела: из 16 крупных кораблей, участвовавших в прорыве, 3 погибли и еще 3 надолго вышли из строя, в то время как турецкие форты были разрушены незначительно. В ходе операции англо-французский флот допустил ряд серьезных тактических ошибок, в результате которых так и не смог выполнить поставленных перед ним задач: плохо велась корректировка огня, к борьбе против полевой артиллерии союзники вообще не были подготовлены, недооценили они и минную опасность в проливе — тральщики не справились со своей задачей.[28]

Провал попыток союзников форсировать Дарданеллы и нанести удар по Константинополю имел очень важные политические последствия: Болгария ускорила процесс сближения с Тройственным союзом, в Греции пришли к власти германофилы, а итальянцы задумались о целесообразности присоединения к Антанте.

Несмотря на серьезные неудачи, постигшие союзников в ходе выполнения первой фазы Дарданелльской операции, вторую ее фазу — десантирование — решено было не отменять. Утром 25 апреля французские, английские, новозеландские части морской пехоты и греческий добровольческий легион — всего 18 тыс. штыков — высадились в районе Дарданелльского пролива. Начались тяжелые кровопролитные бои, которые усугубились потерей 2 британских линкоров. В июле 1915 года союзное командование решило десантировать на полуостров еще несколько дивизий. Однако желаемого результата и решительного перелома хода событий в свою пользу Антанте добиться так и не удалось. Союзники окончательно завязли на Дарданеллах. В конечном итоге они решили эвакуировать свои войска из Галлиполии и перебросить их на салоникский фронт. 9 января 1916 года с эвакуацией последнего британского солдата закончилась Галлиполийская операция. Ее результат для союзников был крайне печален. Один из главных ее инициаторов У. Черчилль подал в отставку с поста министра и отправился в действующую армию простым офицером.

Что же касается других фронтов, то в 1915 году борьба наиболее активно велась на Кавказе, где русская армия провела ряд наступательных операций, которые не получили дальнейшего развития из-за недостатка боеприпасов и переброски наиболее боеспособных русских частей на германский фронт. На сирийско-палестинском фронте турецкие войска предприняли попытку форсировать Суэцкий канал, но британским войскам и флоту удалось ее отбить. В Месопотамии войска центральных держав добились некоторых успехов, что, впрочем, не изменило общей стратегической ситуации на Ближнем Востоке.

Если же в целом оценивать итоги 1915 года, то приходится констатировать, что он оказался успешным для центральных держав. Русские войска оставили Польшу, Литву, Галицию, была разгромлена Сербия, установлена прямая связь Берлина и Вены с Османской империей, потерпела неудачу Дарданелльская операция. Однако главная задача — разгром и вывод из войны России — выполнена не была. Война на два фронта для немцев и австрийцев продолжалась, и конца ей видно не было.

НА ПЕРЕЛОМЕ

Итоги кампании 1915 года на Восточном фронте привели германских стратегов к мысли о том, что последующие наступления их армии, будь то на Петроград или на Украину, не может привести к весомым результатам и решительно переломить ход войны в их пользу. Без разгрома Франции и Британии, как поняли в Берлине, победы в войне быть не могло. Именно поэтому германские войска решили в 1916 году нанести главный удар на Западном фронте — провести наступление на укрепленный район Вер-денского выступа, являвшегося опорой всего французского фронта. На участке дайной 15 км было сосредоточено против двух французских дивизий 6,5 дивизий рейхсвера при 946 орудиях (в том числе 542 тяжелых). Вокруг крепости Верден французы построили четыре оборонительные позиции, а передовая линия прикрывалась проволочными заграждениями шириной от 10 до 40 м.

Надо отметить, что и Франция, и Англия с толком использовали представившуюся им в 1915 году передышку. Франция, например, за этот год увеличила производство винтовок в 1,5 раза, патронов — в 50 раз, крупных орудий — в 5,8 раза. Англия в свою очередь увеличила производство пулеметов в 5 раз, самолетов — почти в 10 раз.[29] В этих странах резко выросло производство химического оружия и противогазов, а также появился, причем в немалых количествах, и совсем новый вид вооружения — танки. К 1915 году английский военно-морской флот установил эффективную блокаду побережья Германии и лишил ее поставки из-за океана важных видов сырья и продовольствия, а кроме того, Лондону удалось мобилизовать экономические и людские ресурсы своих колоний и доминионов, среди которых находились такие развитые страны, как Канада, Австралия, Новая Зеландия, и такие густонаселенные, как Индия (в те годы Индия включала в себя территории современных Пакистана и Бангладеш). В результате мобилизационных мер к началу 1916 года Англия смогла увеличить свою армию на 1 млн 200 тыс. человек, Франция — на 1,1 млн, а Россия — на 1,4 млн. Общая численность армий стран Антанты к началу 1916 года достигла, таким образом, 18 млн человек против 9 млн, находившихся в распоряжении у стран Четверного союза.

Активизировалось и приняло более тесные формы военно-политическое сотрудничество стран — союзниц по Антанте. Так, на конференции в Шантийи в марте 1916 года было принято совместное решение о проведении наступления на Западном фронте и окончательно установлено, что оно начнется в июле.

Таким образом, когда 21 февраля 1916 года в 8 часов 12 минут немцы начали доселе невиданную артиллерийскую, авиационную и химическую атаку йа Верден, французы встретили противника во всеоружии. Когда через восемь часов немцы пошли в штыковую атаку, им с огромными потерями приходилось брать каждый клочок земли. После того как силы французов иссякли и они оставили стратегически важный форт Дуомен, генералу А. Петэну (потом приговоренному французским народом к смертной казни за предательство в годы Второй мировой войны) удалось наладить переброску резервов, и к 2 марта французская армия увеличилась вдвое, в то время как германская — только на 10 %. В итоге отборные немецкие части в ходе верденского наступления смогли продвинуться вперед лишь на 5–8 км, и их потери были столь велики, что рейхсвер потерял способность вести массированное наступление. В результате успешно организованных контратак французы вновь вышли к своей третьей оборонительной линии, и 2 сентября германское командование вынуждено было прекратить дальнейшее наступление. Напротив, предприняв ряд небольших, но успешных наступательных операций в октябре и декабре 1916 года, французы полностью восстановили свои позиции под Верденом.

Верденская битва в мировую историю вопша под названием «мясорубки». Почти за год эта «мясорубка» перемолола 600 тыс. немцев и 350 тыс. французов. Это были невиданные доселе людские потери. Под Верденом окончательно были развеяны надежды немцев на то, что в 1916 году они сумеют переломить в свою пользу ход войны. Они не выполнили ни одну из поставленных перед собой задач: не была захвачена крепость Верден, французская армия не была обескровлена и выведена из борьбы, наступление союзников на Сомме не было предотвращено.

Близ этой реки восточнее города Амьена 1 июля — 18 ноября 1916 года проходила крупная наступательная операция англофранцузских войск с целью прорыва германского фронта обороны и выхода к немцам в тыл. За семь дней до наступления французы начали мощную артподготовку, которая деморализовала оборонявшихся. Французские войска прорвали две линии обороны немцев, однако англичане на своем участке не смогли их поддержать и за сутки продвинулись только на 2–3 км. В прорыве в общей сложности участвовало 32 пехотные и 6 кавалерийских дивизий, 2189 орудий, 1160 минометов, 350 танков под командованием генерала Ф. Фоша. Со стороны обороняющихся было 8 дивизий при 672 орудиях, 300 минометах и 114 самолетах. За 4 с половиной месяца союзники ввели в сражение свыше 50 дивизий и смогли вклиниться в расположение противника на 5—12 км, потеряв при этом 792 тыс. человек. Впервые в мировой истории в этом сражении англичане ввели в бой новый вид оружия — танки. Немцы использовали 40 дивизий, потеряв при этом 538 тыс. человек. Битва при Сомме стала примером безрезультатного обескровливания войск. Ценой огромных потерь союзники отвоевали у противника 240 кв. км, однако фронт немцев продолжал стоять крепко. Тем не менее союзникам после этой битвы удалось перехватить инициативу, а немцы были вынуждены перейти к стратегической обороне.

Согласно плану Антанты в мае 1916 году Италия предприняла очередное, пятое по счету, наступление при Изонцо. На этот разруководимые принцем Евгением австрийцы сумели прорвать итальянскую оборону и развили наступление в направлении долины реки По. В районе Трентино фронт был прорван на 60 км. В этой критической операции Рим обратился к русским с просьбой начать большое наступление в Галиции, чтобы отвлечь туда часть австрийских сил. Именно наступление Юго-Западного фронта позволило итальянцам вернуть утраченные территории и стабилизировать ситуацию.

Большое значение в кампании 1916 года имели операции и на Восточном фронте. В марте русские войска по просьбе союзников в лице маршала Жоффра провели наступательно операцию у озера Нарочь, существенно повлиявшую на ход боевых действий во Франции. Она не только сковала около полумиллиона германских войск на Восточном фронте, но и вынудила германское командование на некоторое время прекратить атаки на Верден и перебросить часть резервов на Восточный фронт.

В связи с тяжелым поражением в мае итальянской армии в Трентино русское верховное командование начало наступление в Галиции 22 мая, на две недели ранее намеченного срока. В ходе боевых действий русским войскам на Юго-Западном фронте под командованием генерала А. А. Брусилова удалось осуществить прорыв сильной позиционной обороны австро-германских войск на глубину 80—120 км. Не имея общего перевеса над противником, русские войска за счет неравномерного распределения сил и средств достигли некоторого превосходства на отдельных участках прорыва. Тщательная подготовка, фактор внезапности и применение новой формы ведения боевых действий — одновременных ударов на некоторых участках — позволили русским добиться серьезных успехов. Артиллерийская подготовка на различных участках длилась от 6 до 45 часов. В ходе этого прорыва удалось достичь наибольшей слаженности действий пехоты и артиллерии. Были освобождены города Галич, Броды, Станислав. Противник понес большие потери — около 1,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными, а русские потеряли полмиллиона человек. Австро-германское командование было вынуждено перебросить на русский фронт крупные силы (свыше 30 дивизий), что облегчило положение союзных армий на других фронтах.

Наступление Юго-Западного фронта, вошедшее в историю как Брусиловский прорыв, имело огромное политическое значение. Всему миру стало очевидным, что, несмотря на поражения 1915 года, русская армия сильна, боеспособна и представляет реальную серьезную угрозу центральным державам. Русское наступление спасло от разгрома итальянскую армию, облегчило положение французов под Верденом, ускорило выступление Румынии на стороне Антанты.

Впрочем, вступление в войну на стороне Антанты Румынии для России имело очень неприятные последствия: вооруженные силы Румынии насчитывали 600 тыс. плохо вооруженных и недостаточно обученных солдат и офицеров. Особенно не выдерживала никакой критики профессиональная подготовка офицерского состава. Эта «армия» 15 августа начала наступление против Австро-Венгрии, но была туг же разбита войсками дунайской группировки Макен-зена, без боя сдала Бухарест и отступила к устью Дуная, потеряв более 200 тыс. человек. На спасение новых союзников Россия должна была послать 35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий, при этом ее линия фронта моментально увеличилась на 500 км.

Что же касается других фронтов Первой мировой, то на ближневосточном театре важное значение имели победы русских войск Кавказского фронта. Русские армии зимой 1916 года продвинулись в Турции на 250 км и овладели крепостью Эрзурум, городами Трапезунд и Эрзинджан. На салоникском фронте в 1916 году крупных операций не производилось, а обстановка в Месопотамии складывалась не в пользу англичан — престижу Великобритании после сдачи в плен группировки в Кут-эль-Амаре был нанесен серьезный ущерб.

Кампания 1916 года вновь не привела ни одну из противоборствующих сторон к выполнению намеченных стратегических планов. Германии не удалось разбить Францию, Австро-Венгрии — Италию, но и союзники по Антанте в свою очередь так и не сумели разгромить Четверной союз. И все же удача больше сопутствовала Антанте: в итоге кампании 1916 года германо-австрийский блок понес огромные потери, утратил стратегическую инициативу. Германия была вынуждена обороняться на всех фронтах. Несмотря на разгром Румынии, превосходство Антанты становилось все более и более очевидным. В ходе согласованных действий союзнических войск на Западе и на Востоке Европы было положено начало перелому в ходе Первой мировой войны. «Это был год, определивший победу Антанты в будущем», — писал видный исследователь Первой мировой войны А М. Зайончковский.[30] И последующие события на фронтах доказали правоту его слов.

ВОЙНА НА МОРЕ

Война 1914–1918 годов названа мировой не только потому, что в ней так или иначе участвовало 38 государств мира, в которых к тому времени проживало три четверти населения планеты, но и потому, что она велась в самых отделенных точках земного шара. Это стало возможным благодаря наличию у противоборствующих сторон мощного военно-морского флота.

Германия приложила титанические усилия к тому, чтобы сократить вековое преимущество в этом виде вооружения Великобритании. Однако к 1914 году достичь паритета с Лондоном в части военно-морских сил Берлину так и не удалось. Численный состав флотов противоборствующих группировок был явно в пользу Антанты.

Когда разразилась война, в столицах враждующих государств и политики, и военные были едины во мнении, что флоту в ней предстоит сыграть важнейшую, если не решающую роль, однако на стратегическое использование военно-морских сил существовали разные точки зрения. Извлекая выгоды из своего островного географического положения и превосходства в военно-морском вооружении, англичане сделали ставку на подрыв экономию! противника при помощи блокады. Изоляцию же врагов на суше Лондон традиционно возлагал на континентальных союзников, которые и несли на своих плечах основную тяжесть войны. Так было во время наполеоновских войн, и в Лондоне надеялись, что именно так произойдет и век спустя. В соответствии с этой военной доктриной и строились вооруженные силы Великобритании, в которых ВМС отводилась роль основы могущества государства.

Военная доктрина рейха существенно отличалась от английской. Германия ставила перед собой в качестве основной задачи разгром своих противников на суше, и соответственно таким сильным врагам, как Россия и Франция, могла противостоять только мощная и хорошо вооруженная сухопутная армия. Сознавая, что в ближайшее время Германия не сможет догнать Англию по количеству военных судов и будет еще достаточно долго уступать ей и в качественных характеристиках флота, в Берлине делали ставку на молниеносную войну.

Исходя из численности своих военно-морских сил и географического положения различались и планы ведения боевых действий на море, разработанные штабами европейских государств. Так, в одобренных еще накануне Первой мировой войны планах британского адмиралтейства предусматривалась в качестве основной задачи не только борьба за полное уничтожение германского флота, но и экономическая блокада рейха и обеспечение безопасности морских транспортных путей Британии и ее союзников.[31] При этом предполагалось, что в конечном итоге имперский флот должен будет рано или поздно разбит в результате генерального сражения превосходящими силами англичан.

Суть же немецкого оперативного плана относительно военно-морских сил в августе 1914 года состояла в нанесении потерь английскому флоту, несущему дозор или осуществлявшему блокаду в Северном море, а также в минных операциях, а при возможности и в активных действиях подводных лодок. После того как подобным образом удастся достичь равновесия сил флотов двух стран, стратегия рейха на море предусматривала вступление в бой с противником и, наконец, ведение торговой войны в соответствии с призовым правом.[32] Эта проповедуемая немецкими адмиралами стратегия получила название «уравнивание сил”.

Что же касается флотов других воюющих стран, то в силу прежде всего географических причин их задачи носили локальный характер. Так, флот России, хотя и предусматривал ведение активных боевых действий, с первых же дней войны оказался фактически закупоренным в Черном море и на востоке Балтийского и был вынужден выполнять лишь вспомогательные функции по охране побережья.

Перед французскими ВМС стояла задача защитить побережье и сообщения в Средиземном море, не допустить выхода австро-венгерского флота из Адриатического моря, а также блокирование итальянского флота на случай участия Рима в войне на стороне центральных держав. При этом на помощь французам должны были прийти и англичане.

Основной задачей главного противника Антанты в районе Средиземного моря — Австро-Венгрии считалась оборона побережья империи от угрозы вторжения неприятеля и блокада Черногории.[33]

Поначалу война на море в годы Первой мировой войны развивалась в соответствии с намеченными противоборствующими сторонами планами Англичане установили дальнюю блокаду побережья рейха на акватории от Южной Норвегии до Северной Франции и 5 ноября объявили все Северное море зоной боевых действий. Наиболее значительным событием тех дней стало сражение английских и немецких флотов у острова Гельголанд 28 августа 1914 года.[34] Поражение в бою у Гельголанда озадачило высшее командование Германии, и кайзер 4 сентября запретил впредь до особого распоряжения выход крупным кораблям, включая и легкие крейсеры, за пределы бухты у базы в Вильгельмсхафене. Фактически имперскому флоту отводилась теперь весьма скромная задача охраны побережья рейха. Так впервые наглядно проявила себя порочность идеи морского командования рейха, что битва на море будет решена в ходе генерального сражения немецких и английских линейных флотов.

Однако вскоре после начала войны произошло событие, которое еще больше поставило под сомнение все разработанные ранее схемы и теории борьбы за моря: 22 сентября командир немецкой подводной лодки «U-9» О. Веддиген за полчаса потопил три английских крейсера — «Абукир», «Хог» и «Кресси». «Три торпедных выстрела прозвучали на весь мир. В Англии они пробудили серьезную озабоченность, даже замешательство, а в Германии вызвали чрезмерные надежды: в подводной лодке стали видеть оружие, которому суждено было разбить британскую тиранию на море», — писал видный немецкий политик К. Гельферих.[35]

Впечатляющий успех действий подводных лодок в первые же дни войны оказался полной неожиданностью для немцев. К 1914 году Германия обладала лишь 20 субмаринами, в то время как Англия — 47, Франция — 35.[36] Такое количество было крайне недостаточным для ведения эффективной подводной войны.

Собственно, строительство подводных лодок с конца XIX века стало включаться в военно-морские программы всех крупнейших государств, хотя они были новым видом оружия, и мало кто догадывался об их истинной силе и эффективности.[37] Немного знали о действенности подлодок и в Берлине, а потому у Германии не было четких идей относительно их использования. Подводные лодки считались крайне ненадежным и опасным для экипажа видом оружия. Их чадящие дизельные двигатели, по мнению командования, не позволяли отплывать дальше нескольких миль от берега, и потому предназначались субмарины только для защиты побережья от прорвавшихся военных судов противника. Аккумуляторные батареи были небольшой емкости и требовали периодической и довольно частой подзарядки на поверхности, кроме того, они выбрасывали в замкнутое пространство субмарины огромное число вредных для здоровья человека химических примесей, что часто приводило к отравлениям моряков. Согласно немецким служебным инструкциям даже одна ночевка на борту субмарины полагалась опасной для жизни и здоровья экипажа. Также не считался совершенным и эффективным основной вид вооружения подводных лодок — торпеды, к тому же их можно было взять на борт в весьма ограниченном количестве.

Все это, вместе взятое, привело немецкое военно-морское командование накануне Первой мировой войны к выводу, что субмарины являются лишь второстепенным, вспомогательным видом вооружения и главное внимание надо уделить строительству надводного флота. Позднее, оправдываясь за свою близорукость и за то, что не разглядел большое будущее нового вида оружия, создатель немецкого военного флота А. Тирпиц писал в воспоминаниях: «Я отказывался бросать деньги на подлодки, пока они плавали только в прибрежных водах и потому не могли принести нам никакой пользы… Вопрос о применении подводных лодок можно было разрешить на практике лишь после появления этого вида оружия».[38]

Тем временем к началу 1915 года англичанам удалось практически полностью ликвидировать все немецкие крейсера, находившиеся в водах мирового океана: з декабре 1914 года была уничтожена в бою у Фолклендских островов эскадра адмирала М. Шпее — самое большое соединение немцев в зарубежных водах. Еще раньше были потоплены крейсера «Карлсруэ», «Кайзер Вильгельм дер Гроссе», «Эмден» и другие, действовавшие в одиночку на просторах Атлантического океана и доставлявшие немало хлопот союзникам. Последним в августе 1915 года был захвачен англичанами на Мадагаскаре крейсер «Кенигсберг», который, впрочем, с октября 1914 года был заперт на острове в устье одной из рек. В дальнейшем появления в мировом океане немецких крейсеров носили эпизодический характер и были, по сути, пропагандистскими авантюристическими операциями, которые не могли нанести ощутимый ущерб морской торговле союзников.

После сражения при Гельголанде и перехода немецкого надводного флота к пассивно-выжидательной тактике в Лондоне решили сосредоточить основные действия своего флота на организации торговой блокады побережья рейха, чтобы прервать поставку туда стратегического сырья и продовольствия из-за океана. Еще до войны британское адмиралтейство рассматривало блокаду как важнейшее условие победы. Первоначально было решено перекрыть все Северное море, в особенности между Шетландскими островами и Скандинавией, и там досматривать все суда нейтральных стран на предмет доставки контрабандных грузов в страны центрального блока. А с 29 октября 1914 года в списки контрабанды стали входить все товары, в которых был заинтересован рейх, — нефть, каучук, медь и прочие виды стратегического сырья, продовольствие. С 2 сентября, понимая, что он не может справиться с, контролем над обширной зоной между Британией и Скандинавией, Лондон объявил все Северное море зоной военных действий и предложил нейтральным судам следовать через Ла-Манш и Дуврский пролив, где в южных портах Англии их тщательно обыскивали. Более того, 1 марта 1915 года премьер-министр Англии Асквит объявил о решении полностью прекратить морскую торговлю Германии, а еше через десять дней был принят «акт о репрессалиях», по которому ни одно нейтральное судно не имело права ни заходить в германские порты, ни покидать их.[39]

Следует особо подчеркнуть, что, сделав ставку на блицкриг, немцы явно недооценили возможные последствия экономической блокады для своей страны и не подготовили никаких эффективных мер против действий английского флота. В стране не были разработаны планы мобилизации сельского хозяйства и промышленности на случай войны, отсутствовали стратегические резервы. Все это создавало благоприятные предпосылки для блокады центральных держав.

В 1915 году, когда центр тяжести военных действий переместился на восток Европейского континента, сложились еще более благоприятные условия для усиления блокады Германии, причем теперь в Лондоне сделали упор на сокращении перевозок из нейтральных стран в рейх. Сначала Голландия, а затем и другие европейские нейтральные страны под сильным давлением Англии заключили с ней соглашения о сокращении своих внешнеторговых операций до объема внутренних потребностей. Эти меры Великобритании дали о себе знать довольно быстро: уже 1 февраля 1915 года германское правительство решило реквизировать у крестьян все запасы зерновых продуктов и установило нормы выдачи хлеба своим гражданам.

Действия Великобритании по блокаде побережья Германии однозначно нарушали Лондонскую декларацию 1909 года, которая предусматривала право для нейтральных государств вести торговлю с воюющими странами, для них могли вводиться лишь небольшие ограничения. В Берлине решили ответить на это усилением подводной войны. Причем посчитали, что в данных обстоятельствах целесообразней, чтобы война на море превратилась прежде всего в войну против торговых, а не военных судов противника. Важным фактором перемены позиции адмиралтейства стало мнение о том, что нараставшие с каждым днем поставки зерна из Аргентины в Англию существенно укрепляли жизнеспособность последней. При этом реакция нейтралов уже не принималась в расчет. Более того, высокопоставленные немецкие флотские офицеры полагали, что решительные действия Германии непременно заставят нейтральные страны отказаться от попыток любой торговли с Лондоном.[41]

Результатом подобного развития событий стала декларация кайзера Вильгельма от 4 февраля 1915 года, согласно которой все воды вокруг Британских островов объявлялись зоной войны, где спустя две недели будут уничтожаться все вражеские торговые суда без гарантий спасения их экипажей и пассажиров. Официально подводная война объявлялось направленной исключительно против судов Антанты, а потому получила название «ограниченной». В связи с тем что английские суда часто использовали флаги других государств, нейтральные страны были предупреждены об опасности плавания в этих водах. Вильгельм, впрочем, заявил о готовности снять блокаду сразу же после того, как это сделает в отношении Германии Лондон.

Решение о начале этой «ограниченной» подводной войны базировалось на неверной информации, представленной канцлеру, относительно реакции на этот шаг со стороны нейтральных стран, и прежде всего США. По этим данным выходило, что сильного противодействия с их стороны опасаться не следует, осложнений между Берлином и Вашингтоном не будет, а на уступки можно пойти после того, как план вступит в силу.[41]

Реакция же американцев долго себя ждать не заставила. Уже 12 февраля, то есть до начала блокады, посол США в Берлине Дж. Джерард передал министру иностранных дел Германии фон Ягову ноту своего правительства, в которой создавшаяся ситуация была оценена как «прискорбная» и было подчеркнуто, что «правительство Соединенных Штатов будет вынуждено призвать имперское германское правительство к строгой ответственности за подобные акты своих военно-морских властей и предпримет любые необходимые шаги для защиты жизни американцев, их собственности и обеспечения американским гражданам полного удовлетворения их признанных прав на морях».[42] С этих пор проблема способов и методов ведения подводной войны приняла для немцев скорее политический, а не военный характер.[4]

Германо-американские противоречия в связи с отношением к подводной войне обрели новый ракурс с 28 марта 1915 года, когда немцами был потоплен британский пароход «Фалаба», на борту которого находился один американский гражданин. Этот случай было решено свести к единичному инциденту и оставить без последствий, однако в начале мая 1915 года произошло событие, не только значительно обострившее американо-германские отношения, но и впервые за время войны сделавшее возможным присоединение Соединенных Штатов к Антанте: 7 мая немецкая подводная лодка потопила британское судно «Лузитания» с 1200 пассажирами на борту, 128 из которых были американскими подданными. Гибель «Лузитании» вызвала бурю негодования в Соединенных Штагах, практически все средства массовой информации развернули мощную антигерманскую кампанию.

Май 1915 года вообще был крайне неблагоприятным для Германии, усилился конфликт и с нейтральными странами, и к началу августа 1915 года под давлением противников жесткой линии и поддерживающего их канцлера Вильгельм все больше стал склоняться к временному прекращению подводной войны и переговорам с Америкой о «свободе морей».

И все же именно в 1915 году военно-морским стратегам и политикам противоборствующих стран окончательно стало очевидным, что борьба за моря теперь куда в большей степени определяется тем, что происходит в глубине морской пучины, а не на ее поверхности. Все операции надводных флотов Антанты и центральных держав носили локальный характер, не говоря уже о том, что они никогда не были предметом ожесточенных дипломатических дискуссий в столицах европейских государств и США.

24 января 1915 года в Северном море у Доггер-Банки произошло первое сражение, в котором с обеих сторон участвовали линейные крейсера. Используя свое превосходство в силе, англичане смогли потопить броненосный крейсер противника «Блюхер», но большего добиться им не удалось. Этот бой выявил превосходство немецких крейсеров в бронировании и живучести, а моряки имперского флота показали более высокую, чем англичане, тактическую и огневую подготовку. Тем не менее, учитывая гибель «Блюхера», Вильгельм посчитал, что его флот еще не готов к генеральному сражению, и вновь запретил крупным судам выходить без его особого распоряжения больше чем на 100 миль из Гельголандской бухты.[44]

На других театрах военные действия носили еще более локальный характер. Так, на Средиземном море крупнейшей операцией англо-французских морских сил в это время была Дарданелль-ская. На Балтике наиболее примечательным событием 1915 года стал бой российских и немецких флотов у острова Готланд 19 июня, успех в котором сопутствовал нашим морякам. Стычки между флотами двух стран происходили и в Рижском заливе. В конечном, итоге русскому флоту в кампанию 1915 года удалось выполнить поставленные перед ним задачи — немцы не были допущены в Финский и Ботнический зализы, в Рижском заливе им тоже так и не удалось установить свое господство. Что же касается черноморского театра военных действий, то там действия флотов носили еще более локальный характер, но русские моряки, не понеся никаких потерь, потопили 1 легкий турецкий крейсер, 3 эскадренных миноносца, 4 канонерские лодки, 1 минный заградитель. При этом на минах подорвались немецкий крейсер «Бреслау» и минный крейсер «Берк».[45]

К началу 1916 года затягивание войны все более и более беспокоило немецких стратегов. В Берлине стали думать о том, как активизировать борьбу на море. Все это вдохновило сторонников беспощадной подводной войны.

К этому времени изменилась и геополитическая ситуация на европейских фронтах. Одной из. основных причин того, почему ряд высокопоставленных немецких военных в конце лета 1915 года выступили за существенное ограничение подводной войны, была неопределенность на фронтах, особенно на Балканах. Однако к январю 1916 года ситуация здесь прояснилась. Присоединение к центральным державам Болгарии дало возможность германскому генеральному штабу провести успешную кампанию по разгрому Сербии и обеспечению таким образом надежной непосредственной связи с Турцией. Благоприятно для Германии складывалась обстановка и на других фронтах: силы России, казалось, были подорваны, а Франция истощала свои хозяйственные ресурсы. Немецкие военные готовили решающее генеральное наступление под Верденом, а это диктовало необходимость перерезать коммуникации союзников со своими заокеанскими поставщиками вооружения и связи Англии с континентом.

Именно эти обстоятельства способствовали тому, что и шеф генерального штаба Э. Фалькенхайн, и новый руководитель адмиралтейства Гольцендорф в конце осени 1915 года начали пересматривать свое в недалеком прошлом негативное отношение к беспощадной подводной войне. Уже 27 октября 1915 года Гольцендорф в письме министру иностранных дел Германии фон Ягову рекомендовал как можно быстрее возобновить подводную войну на прежних условиях. И хотя в октябре курс германского МИДа в отношения США так и не изменился, это наглядно характеризует настроение военно-морской верхушки Берлина.

Как бы то ни было, правительство Германии 11 февраля официально заявило о начале с 1 марта 1916 года так называемой «обостренной» подводной войны, при которой командирам немецких субмарин давался приказ без предупреждения торпедировать только вооруженные торговые суда Антанты. Эта не была «неограниченная», «беспощадная» подводная война, за которую ратовали крайние милитаристы» но и она могла привести к далеко идущим последствиям. 4 марта было решено отложить начало «неограниченной» подводной войны до 1 апреля, а оставшееся до этого время активно использовать для убеждения в правомерности подобного шага союзников и нейтралов.[46]

Но в начале лета 1916 года произошли события, которые еще больше усилили значение подводных лодок в борьбе на море. В результате Ютландского боя в конце мая — начале июня 1916 года оказались окончательно дискредитированы все прежние стратегические идеи войны на море. То была единственная генеральная битва флотов Англии и Германии на протяжении войны. Во время Ютландского сражения со всей очевидностью обнаружилась ограниченность и нежизнеспособность как стратегии «Генерального сражения» для укрепления господства на море, выдвигаемой английским адмиралтейством, так и теории «уравнивания сил», проповедуемой кайзеровскими адмиралами. Фактическая сторона Ютландского боя хорошо известна: англичане потеряли 14 судов общим тоннажем 113 570 т, при этом 6097 человек были убиты, 510 ранены и 177 взяты в плен. Немцы потеряли 11 судов общим тоннажем 60 250 т при 2551 убитых и 507 раненых. Таким образом, «по очкам» победа вроде бы досталась немцам, однако все было не так-то просто.

На самом деле крупнейшая битва на море за всю историю человечества так и не решила ни одной из поставленных задач как для одних, так и для других. Английский флот не был разгромлен и расстановка сил на море кардинальным образом не изменилась, немцам также удалось сохранить весь свой флот и не допустить его уничтожения, каковое неизбежно сказалось бы и на действиях подводного флота рейха. В конечном итоге расстановка на море и после Ютландского боя продолжала оставаться неустойчивой, и с этой точки зрения сражение оказалось безрезультатным.

Немецким морякам после Ютландского боя стало окончательно ясно, что у них не хватит сил разгромить англичан в следующем генеральном сражении и тем самым внести коренной перелом в ход борьбы на море, а потому они вновь обратили свои взоры к подводному флоту, на который возложили теперь еще большие надежды. 9 июня шеф имперского адмиралтейства Голь-цендорф уведомил канцлера о том, что в условиях изменившейся ситуации на море после Ютландского боя он попросит аудиенции у Вильгельма, с тем чтобы убедить того возобновить с 1 июля 1916 года в ограниченных формах подводную войну. Канцлер Бетман-Гольвег отнесся к этому известию негативно. Наступление русских войск в Галиции, опасность вступления в войну Румынии, отрицательное отношение к подводной войне со стороны нейтралов, прежде всего США, Голландии и Швеции, — все это могло в случае возобновления акций немецких субмарин привести к нежелательным для Германии последствиям.

Однако в конце августа в военной верхушке Германии про-.изошли серьезные перестановки, которые непосредственно сказались и на отношении к подводной войне. К руководству армией пришли генералы П. Гинденбург и Э. Людендорф, сторонники победы любой ценой. И хотя они детально не разбирались в специфике военных действий на море, но активно поддерживали и здесь самые решительные действия. Генерал Людендорф, например, считал, что «неограниченная подводная война является последним средством закончить войну победоносно, не затягивая ее до бесконечности. Если подводная война в такой форме могла стать решающей, — а флот надеялся на это, — то она при нашем военном положении становилась долгом по отношению к германскому народу».[47]

Именно П. Гинденбург и Э. Людендорф стали инициаторами возобновления дискуссии о подводной войне, когда 31 августа на совещании в Плесе заявили о необходимости пересмотреть отказ от ее ведения. Проигнориров опасность вступления в войну на стороне Антанты Соединенных Штатов, генералы потребовали скорейшего возобновления акций субмарин в самых жестких формах. Во многих кругах в Берлине также восторжествовала похожая точка зрения на события: войну можно выиграть только при коренном повороте в свою пользу, введя в дело все доступные средства. Неслучайно, что вопрос о подводной войне стал чрезвычайно актуальным после Брусиловского прорыва и боев за Верден, показавших, что и на Востоке, и на Западе Антанта имеет достаточные резервы для окончательного перелома хода военных действий в свою пользу.

Последний раз вопрос о подводной войне обсуждался между канцлером и членами верховного главнокомандования 9 января 1917 года. Окончательно было одобрено судьбоносное и одно из самых роковых для Германии решение о начале с 1 февраля неограниченной беспощадной подводной войны, а уже 3 февраля государственный секретарь Р. Лансинг передал послу Германии в США И. Берншторфу ноту о разрыве дипломатических отношений между двумя странами. Война на море вступила в свою последнюю стадию. Линейные корабли, на которые делали ставку как в Лондоне, так и в Берлине и на строительство которых были потрачены безумные средства, в 1917–1918 голах окончательно оказались на приколе в своих базах и лишь изредка покидали их, не вступая в бой с противником. Последний раз линейный флот Германии вышел в море 23 апреля 1918 года. Одновременно началось лихорадочное строительство подводных лодок.

Но рейх спасти уже ничто не могло.

Как же развивались события в морских глубинах в годы Первой мировой войны и какие потери понесли при этом союзники?

К началу 1915 года имперскому флоту удалось увеличить число подводных лодок до 27. Но чтобы понять, много это или мало, надо учесть, что при определенном сроке боевого дежурства на лодках требовался точно такой же срок для того, чтобы дойти до необходимого места, а затем возвратиться на базу. После эгого точно такой же срок отводился на ремонт боевого судна и его техническое обслуживание. Таким образом, на боевом дежурстве могла находиться максимум треть от имевшихся в распоряжении рейха субмарин, и следовательно, в начале 1915 года эта цифра составляла не более 8 боевых единиц.

Но даже при таком небольшом количестве эффективность субмарин была весьма существенной. Если в ноябре 1914 года англичане потеряли на море торговых судов общим водоизмещением в 8,8 т (включая потопленные немецкими крейсерами), а в апреле 1915 года — 22,4 т, то уже в августе 1915 года, то есть в самый раз=-гар объявленной кайзером подводной войны, потери только одних британских торговых судов достигли цифры в 148,4 т, но уже к октябрю они снизились почти в три раза.

Прекращение на время активных военных действий подводного флота рейха в августе 1915 года вовсе не означало потерю интереса Берлина к этому виду оружия. В Германии резко наращивали производство субмарин, и к середине 1917 года титаническими усилиями рейху удалось выпускать в среднем по 8 подводных лодок в месяц. Приобретали опыт военных действий и их командиры. Результат не замедлил сказаться: осенью 1916 года начали быстро расти потери флота союзников. В сентябре 1916 года они составили 230,4 т (одна только Англия потеряла судов общим водоизмещением 104,5 т), а к декабрю этого же года цифры увеличились соответственно до 355,1 и 182,2 т. Таким образом, осенью 1916 года, когда рейх вел подводную войну очень осторожно, все еще оглядываясь на реакцию Соединенных Штатов, Англия и ее союзники потеряли больше судов, чем во время разгара подводных действий немецкого флота летом 1915 года.

Новый и последний этап борьбы за моря в годы Первой мировой войны начался в феврале 1917 года, когда кайзер Вильгельм принял решение о неограниченной беспощадной подводной войне. В первое время после ее начала, казалось, подтвердились надежды немецкого генштаба на то, что Англия не сможет ничего противопоставить блокаде и за считанные месяцы будет поставлена на колени. Уже в феврале 1917 года союзники потеряли 540,0 т общего торгового тоннажа (одна лишь Англия потеряла 313 т), а в апреле эти цифры достигли соответственно 881,0 и 545,2 т.

Но развить успех дальше немцам не удалось. Уже через месяц, в мае 1917 года, трофеи немцев составляли уже 596,6 т (англичане потеряли 352,2 т), в сентябре эти цифры равнялись 351,7 и 196,2 т соответственно, а в первой половине 1918 года общие потери союзников лишь иногда едва превышали 300 т. При этом из месяца в месяц наращивалась транспортировка живой силы и вооружения из Соединенных Штатов в Европу Таким образом, как и следовало ожидать, все угрозы немцев за несколько недель «поставить Англию на колени» оказались блефом.

Резкое сокращение потерь торгового и военного флотов Антанты стало результатом серьезных комплексных мер, предпринятых союзниками в борьбе на море: это и создание эффективного противолодочного оружия — глубинных мин и судов-ловушек, и организация системы оповещения и наблюдения за передвижением субмарин, и целый ряд других. Но особенно действенным оказалось внедрение системы охраняемых караванов на транспортных артериях, соединяющих Америку с Европой. За все время войны немцы потеряли 178 лодок.[48]

КРАХ ВТОРОГО РЕЙХА

К началу кампании 1917 года война в значительной мере ослабила экономику противоборствующих держав. Затяжная война истощила страны Антанты, все острее сказывался недостаток людских ресурсов. Ухудшилось снабжение армии и гражданского населения продовольствием. В особенно плачевном состоянии находилась Россия.

Но положение центральных государств, противостоящих Антанте, было еще более тяжелым. Германская коалиция не могла уже вести крупные наступательные операции ни на одном из театров войны. Главное внимание Германия, решив перейти к стратегической обороне на всех фронтах, сосредоточила, как уже говорилось, на ведении неограниченной подводной войны, надеясь с ее помощью подорвать экономическую жизнь Англии и не допустить переброски союзных войск на континент из Соединенных Штатов и Канады. Это стало своебразным идефиксом правящей верхушки Берлина.

План Антанты на 1917-год, разработанный в ноябре 1916-го на межсоюзнической конференции в Шантийи, строился на использовании ее превосходства в силах и средствах. Этот перевес стал более весомым после вступления в апреле 1917 года в войну США на стороне Антанты. Верховное командование намеревалось предпринять общее согласованное наступление на Западном и Восточном фронтах с целью окончательного разгрома Германии и Австро-Венгрии. При этом главная роль отводилась Западному фронту.

Однако большое наступление англо-французских войск в апреле между Реймсом и Суассоном провалилось. В ходе этой военной операции англо-французское командование надеялось добиться решающего перелома на Западном фронте. План был разработан под руководством главнокомандующего французскими армиями генерала Р. Ж. Нивеля. Его уверенность в успехе операции базировалась на превосходстве в силах и средствах на направлении главного удара (59 пехотных и 7 кавалерийских дивизий против 27 дивизий противника).[49] Однако германское командование, предприняв ряд мер для отражения англо-французского наступления, сорвало планы союзников. Из-за больших потерь (всего около 500 тыс. человек убитыми и ранеными) операция получила название «бойня Нивеля». Не изменили общей обстановки на Западном фронте и ряд частных операций, проведенных союзниками у Мессина, на Ипре, под Верденом, у Камбре. А закончился 1917 год для союзников по Антанте тяжелым поражением итальянской армии в битве при Капоретто в октябре-ноябре, когда потери Италии составили 200 тыс. человек пленными, 40 тыс. ранеными и 10 тыс. убитыми.

Еще более сложной оказалась обстановка на восточном театре военных действий. Пришедшее к власти в России в ходе Февральской революции Временное правительство организовало крупное наступление русских армий. Оно началось 16 июня на Юго-Западном фронте в общем направлении на Львов, но после некоторого тактического успеха из-за отсутствия надежных резервов и усилившегося сопротивления противника захлебнулось. Бездействие союзников на Западном фронте позволило германскому командованию быстро перебросить войска с Западного на Восточный фронт (13 германских и 3 австро-венгерских дивизии), создать там мощную группировку и 6 июля перейти в контрнаступление, нанеся главный удар вдоль железной дороги Львов — Тернополь. Русские, не выдержав натиска, начали отступать. Общая численность потерь на русском фронте в этой операции превысила 150 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести; Не имели успеха и удары русских войск на других фронтах: в Румынии была сдана почти вся Добруджа и фронт откатился к государственной границе России, а 3 сентября в ходе Рижской оборонительной операции русские войска оставили Ригу.

Мировая война послужила своеобразным катализатором революционных процессов в России. Она явилась одной из главных причин свержения царизма, способствовала дальнейшему развитию революционных событий, приведших к победе Октябрьской революции. Революции в России, отсутствие согласованных действий союзников сорвали стратегический план Антанты. Германии удалось отразить удары противников на суше.

Таким образом, события войны и русской революции были тесно переплетены. Кампания 1917 года проходила в сложной социально-политической обстановке. Именно в годы войны армия не только решала военные задачи, но подчас играла решающую роль в сложном и противоречивом политическом спектакле. От того, на чьей стороне окажутся солдатские массы, за кем пойдет многомиллионная армия, в значительной степени зависела судьба революции и в конечном счете самой России. В основном в настроениях солдат на фронте преобладало стремление к миру, к скорейшему окончанию длительной и кровопролитной войны. Пожалуй, впервые за годы Первой мировой войны верховное командование русской армии столкнулось с таким явлением, как массовые отказы солдат продолжать войну. В Ставку поступали тревожные сообщения с фронта о многочисленных выступлениях солдат против продолжения войны, проявившихся в массовых братаниях с противником, в отказе выполнять приказы командиров и в дезертирстве. Так, по подсчетам царского генерала Н. Н. Головина, число дезертиров из действующей армии с начала Февральской революции составило около 2 млн человек. Среднее ежемесячное число зарегистрированных дезертиров с началом революции увеличилось на 400 %![50]

После Октябрьской революции Россия фактически вышла из войны. 2 декабря Советская Россия подписала с германо-австрийским блоком соглашение о перемирии, а позднее приступила к мирным переговорам, закончившимися подписанием 3 марта 1918 года Брестского мира. Согласно ему от России отторгались обширные территории — Украина, Польша, Литва, часть Латвии, Белоруссии и Закавказье. Всего Советская Россия теряла около 1 млн кв. км территории с важными промышленными, продовольственными и сырьевыми районами. Советское правительство обязывалось выплатить 6 млрд марок контрибуции, провести полную демобилизацию армии и флота.

Видный политический и военный деятель Великобритании У. Черчилль — в годы Первой мировой войны морской министр — так охарактеризовал участие России в войне: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань уже была видна. Она уже пережила бурю, когда все обрушилось на нее. Все жертвы были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Долгие отступления закончились, снарядный голод побежден, вооружение шло широким потоком. Более сильная, более многочисленная, гораздо лучше снабжаемая армия держала огромный фронт; тыловые сборные пункты были переполнены людьми… Фактически это означало, что Российская империя к 1917 году располагала значительно большей и лучше экипированной армией, чем та, с которой Россия начинала войну… Фронт был обеспечен и победа казалась бесспорной… Самоотверженный порыв русских войск, которые спасли Париж в 1914 году; преодоление мучительного бесснарядного отступления; медленное восстановление сил; победы Брусилова, вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо… Несмотря на ошибки, большие и страшные, режим… к этому моменту выиграл войну для России… Держа победу уже в руках, она пала на землю заживо, как древний Ирод, пожираемая червями».[51]

С выходом из войны России у Германии остался один фронт — Западный. Державы германо-австрийского блока, ресурсы которых подходили к концу, стремились возможно скорее окончить войну. Поэтому германское командование решило в марте 1918 года перейти на Западном фронте в наступление и разгромить армии Антанты. Англо-французское командование приняло на 1918 год план стратегической обороны, перенеся окончательную победу над Германией на 1919 год, — теперь от былого превосходства Антанты в людских ресурсах не осталось и следа: 274 дивизиям Антанты противостояло 275 дивизий стран Четверного союза.

Германское командование расценило обстановку как крайне благоприятную для себя.[52] Весной и летом германские войска провели несколько наступательных операций в Пикардии, во Фландрии, на реках Эне и Марне. Поначалу успех в ходе этих операций сопутствовал германскому оружию: английские и французские войска были вынуждены отступить, фронт был продавлен в глубь французской территории на 60 км, особенно тяжело приходилось английским войскам, но новому командующему союзными войсками Фошу удалось вовремя послать французские войска на самые опасные участки фронта. В ходе операции на Эне немцы захватили Суассон, и под угрозой падения вновь, как и в 1914 году, оказался Париж — до него врагу оставалось лишь 70 км. Однако из-за отсутствия резервов немцы приостановили наступательные действия.

После того как союзникам удалось отразить все наступления-противника, стратегическая инициатива окончательно перешла в руки Антанты. В августе-сентябре армии союзников, используя превосходство в живой силе и технике (в марте 1918 года на Западный фронт стали прибывать войска США — ежемесячно по 300 тыс. отборных штыков), перешли в наступление и вынудили немецкие войска начать общий отход с территории Франции. Первой наступательной операцией союзников стала Амьенская, в ходе которой они использовали небывалое доселе количество танков. 8 августа 1918 года огненный вал армий Антанты смел ряды противника, которые продвинулись на фронте в 75 км в глубину до 18 км. Затем в ходе Сен-Миельской операции в борьбу вступили американцы под командованием генерала Д. Першинга. Им также сопутствовал успех. В ходе Аргоннской операции в долине реки Маас в конце сентября 1918 года союзникам удалось прорвать «линию Зигфрида» на 30 км в ширину и 11 в глубину, а после наступления англичан в Арденнах 2 октября немцам пришлось оставить свои позиции на «линии Зигфрида» почти на всем ее протяжении. Линия фронта практически развалилась. Путь в сердце второго рейха союзникам был теперь открыт. В начале октября положение Германии стало безнадежным.

Еще более катастрофичным для центральных держав было положение на других фронтах, где вели бои немецкие союзники. 15 сентября франко-сербские войска обратили в паническое бегство своих болгарских противников на салоникском фронте. Через несколько дней, 19 сентября, на сирийско-палестинском фронте начали наступление против турок английские войска под командованием генерала Алленби. Одновременно знаменитому английскому разведчику и археологу Лоуренсу Аравийскому удалось поднять на восстание против турецкого владычества арабские племена. В ходе почти непрерывного месячного наступления войска Алленби полностью разбили противника, и 30 октября Стамбул капитулировал. Затем пришла очередь Австро-Венгрии, армия которой в ходе войны на итальянском фронте и повального бегства венгров просто развалилась. 29 октября Вена обратилась к союзникам с просьбой о заключении мира на любых условиях, а 3 ноября на итальянском фронте было подписано перемирие. Таким образом, Германия осталась одна, дни существования второго рейха были сочтены, и спасти его не могло уже ничто.

9 ноября монархия в Германии была свергнута, а 11 ноября Германия капитулировала. В Комиьенском лесу, на станции Ре-тонд, что неподалеку от Парижа, немецкая делегация подписала перемирие. Германия признала себя побежденной, прекратила поенные действия, обязалась вывести свои войска с захваченных территории, передавала странам-победительницам большое количество вооружения, разоружила свою армию. Так закончилась «война за прекращение всех войн».

Документы

1. Сводка сведении о военных приготовлениях Германии,

составленная в Главном управлении Генерального штаба России.

1911 г.

Германия

27 марта 1911 г. принят военный закон на пятилетие 1911–1915 гг. Вызываемые новым законом организационные изменения заключаются в следующем:

1) Общее увеличение численности армии. Армия должна была увеличиться на 10 875 чел. Увеличение численности будет происходить постепенно в течение 5 лет.

Пехота

В течение всего пятилетия будут сформированы 1 батальон и 112 пулеметных рот.

Полевая артиллерия

…В состав каждой германской пехотной дивизии входит артиллерийская бригада, состоящая из двух полков, по два трехба-тарейных дивизиона в каждом; псего на дивизию 12 батарей, или 72 орудия.

Новый закон предусматривает сформирование двух новых артиллерийских полков.

Единовременные и военные расходы.

Вызываемые новым законом единовременные расходы исчислены в 82 419 033 марки, из коих в 1911 г. ассигнуются 4 177 836 марок, а остальные в течение 1912–1915 годов. Обыкновенные расходы в 1911 г. увеличиваются на 3 727 441 марку, а по окончании всех реформ — на 21 813 979 марок.

(Сборник ГУГШ ВыпускХХ1У. Май 1911 г. С.-Петербург. 1911 С 1-14.)

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Кайзер Вильгельм lI c одним из своих генералов.

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Наследник австро-венгерского престола с семьей


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Последний монарх габсбургской династии Франц Иосиф I


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Убийство эрц-герцога Фердинанда в Сараево


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Немецкие солдаты отправляются на фронт

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Бельгийская беженка с детьми

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Главокомандующий французскими войсками маршал Ж.Жоффр

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Начальник немецкого генерального штаба граф Г. Мольтке

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Колониальные войска во Франции


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Английский король Георг V c артиллеристами

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Французские военнопленные

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Разрушенный город на севере Франции


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Индийские войска во французской деревне


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Немецкие артиллеристы в ноябре 1914 г.


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Главнокомандуюший Русской армией великий князь Николай Николаевич на Кавказском фронте

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Начальник австро-венгерского генерального штаба К. Гетцендорф


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Генерал-фельдмаршал П. Гинденбург


Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Генерал-майор Э.Людендорф

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Русские артиллеристы в Восточной Пруссии

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Британские корабли в морском походе

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Экипаж подводной лодки

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Первый лорд Адмиралтейства У. Черчилль

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Капитан-лейтенант О. Ведеген, потопивший 22 сентября 1914 г три британских крейсера, первый знаменитый подводник

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Британский крейсер «Королевский дуб»

Первая мировая война  1914—1918. Факты. Документы.

Раненый британец. Север Франции. Октябрь 1914 г.

2. Сводка сведений об организации германской армии,

составленная в Главном управлении Генерального штаба России. 1913 г.

Германия. Новая организация армии по закону 20 июня / 3 июля 1913 г.

20 июня / 3 июля 1913 г. утвержден императором новый военный законопроект. Закон этот является уже вторым дополнением к закону 1911 года, предусматривавшему развитие германских вооруженных сил на пятилетие 1911–1916 годов, и по размерам усиления армии значительно превосходит требования как первоначального закона 1911 года, так и дополнения к нему 1912 года. В то время как закон 1911 г. увеличивал мирную численность армии всего на 10 000, а закон 1912 года — еще на 29 000; закон 1913 г. добавил к этим цифрам еще 117 000 человек. Таким образом, численность армии, равнявшаяся к началу 1911 года 505 839, будет к концу 1915 года доведена до 661 478, т. е. увеличится на 30 % своего прежнего состава.

…С осени 1913 г. все германские пехотные полки будут совершенно однородного состава, а именно, каждый полк будет состоять из трех батальонов и одной пулеметной роты.

Весьма важным изменением является вместе с тем увеличение числа кадровых офицеров, предназначенных к выделению из полка при мобилизации для занятия командных должностей во второочередных формированиях. Это позволяет пехотному полку дать формируемому при мобилизации резервному полку без всяких изменений в командном составе полевого полка командира полка, всех трех батальонных командиров и по одному ротному командиру на батальон.

В общем, рассматривая в совокупности военные законы 1911–1913 гг, можно сделать выводы об изменении организации германской пехоты:…штаты пехотных батальонов, согласно которым до 1911 г. число нижних чинов в батальоне колебалось от 643 до 551, теперь доведено до 721 (высокий штат) и до 643 (низкий штат) нижних чинов.

Общее увеличение численности пехоты в мирное время со-ставляет благодаря указанным мероприятиям около 90 000 нижних чинов.

Увеличение штатов и усиление кадров старших офицеров значительно облегчает как мобилизацию полевых, так и формирование резервных полков…

(Сборник П ГШ Выпуск I. Август 1913 г. С — Петербург, 1913. С 5-13.)

3. А. фон Шлиффен и германский план войны на суше

Задача, стоявшая перед графом Альфредом фон Шлиффеном, начальником германского генерального штаба, была исключи тельно тяжелой. После заключения франко-русского соглашения 1894 года война на два фронта превратилась из эвентуальной возможности в неизбежность. При этом военные возможности Франции были сравнимы с германскими, в то время как Австро-Венгрия в схватке «один на один» сражаться с Россией была не в состоянии. Использование же сухопутных сил третьего союзника — Италии — было затруднено по географическим соображениям.

Первые наброски плана войны на два фронта принадлежали еще старшему (великому) Мольтке. Собственно, Мольтке, который всё свое стратегическое планирование строил на железнодорожных картах, описал основополагающий принцип решения задачи: воспользовавшись мобильностью, которую обеспечивали одиннадцать сквозных железнодорожных линий, связывающих западный и восточный театры военных действий, разгромить войска противников поочередно.

Это означало, что Германия должна стремиться к быстротечной военной кампании, союзникам же было выгодно затягивание ее. Подготовку театра военных действий (ТВД) стороны осуществляют в соответствии с этим принципом.

Франция отгораживается от Германии линией крепостей Туль — Эпиналь — Бельфор — Верден. Россия принимает в качестве оборонительной меры более широкую железнодорожную колею (что практически лишает немцев возможности использовать русскую железнодорожную сеть) и эвакуирует западный берег Вислы. Германия всемерно улучшает работу железных дорог и вкладывает деньги лишь в две крепости — Кенигсберг на востоке и Мец на западе. При этом обе они мыслятся как укрепленные лагеря, взаимодействующие с активными полевыми войсками. Важнейшей проблемой Шлиффена был выбор направления первого удара. Затяжная мобилизация в России вынудила германский генеральный штаб поставить первоочередной задачей разгром Франции. Тем самым подразумевалось, что немцы готовы пойти на риск потери Восточной Пруссии и, возможно, всей Австро-Венгрии.

Оправдать такой риск могла только быстрая и полная победа над Францией. Вошедшая во все учебники военного искусства оперативная схема 1870 года не устраивала Шлиффена по причине медлительности. Добиться своего «идеального конечного результата» Шлиффен мог только за счет осуществления операции на окружение.

Собственно, сейчас под «шлиффеновским маневром» понимается едва ли не любая операция на окружение. В этом немалая «заслуга» самого Шлиффена, назвавшего свой классический труд «Канны» и постоянно ссылавшегося на опыт Ганнибала: «Битва на уничтожение и сейчас может быть дана по плану, предложенному более двух тысяч лет назад…»

Не имея — по условиям местности и составу сил — возможности произвести двойной обход, Шлиффен принял асимметричную оперативную схему. Главный удар наносился правым крылом. Это крыло, развернутое на 2/5 протяженности Западного фронта, включало 73 % всех наличных сил Германии. Шлиффен создавал колоссальное оперативное усиление. Активный — западный — ТВД получал 7/8 войск, причем 5/6 из них направлялись на активный участок. План Шлиффена последовательно логичен:

1. Война с Францией неизбежна.

2. В сложившихся политических условиях это может быть только война на два фронта.

3. При заданном соотношении сил единственная возможность выиграть такую войну — это разгромить войска противником по частям, воспользовавшись преимуществом, которое предоставляют действия по внутренним операционным линиям.

4. По условиям и местности быстрая победа над русской армией невозможна. Следовательно, первый удар должен быть на несен на Западе.

5. Французская армия должна быть разгромлена до полного развертывания сил русских. Это может быть осуществлено только в рамках операции на окружение.

6. Ввиду нехватки сил маневр на окружение должен быть асимметричен.

7. Французская линия крепостей не может быть быстро прорвана и, следовательно, должна быть обойдена.

8. Такой обход можно провести только через нейтральную территорию — Бельгию или Швейцарию. По условиям местности второй вариант неприемлем.

Шлиффен пришел к выводу о необходимости нарушить нейтралитет Бельгии, гарантированный всеми великими державами, в том числе самой Германией и Великобританией.

Итак, план Шлиффена подразумевал вступление в войну Великобритании, крайне негативную позицию США и иных нейтральных стран. К вооруженным силам противников Германии (и без того превосходящих немецкие) добавлялись шесть бельгийских дивизий и три крепостных района — Льеж, Намюр, Антверпен. «Сдавалась» противнику Восточная Пруссия, Галиция, Эльзас с Лотарингией, Рейнская область. Пожалуй, ни одна операция не требовала такого серьезного обеспечения и не подразумевала столь огромного риска. И все это — только ради выигрыша темпа!

Дело в том, что при всех остальных вариантах шансов на победу не было вообще. Здесь же выигрыш темпа мог трансформироваться в нечто более реальное:

1. По окончании развертывания правого крыла шесть бельгийских дивизий попадали под удар 35–40 немецких и должны были быть списаны со счета (вместе с крепостными районами). Германия получала возможность пользоваться богатой дорожной сетью Бельгии и Фландрии.

2. Марш-маневр правого крыла приводил к захвату побережья Фландрии и в дальнейшем — портов Ла-Манша, что создавало угрозу Англии.

3. В течение десяти-двенадцати дней движение армий правого крыла должно было осуществляться в оперативном «вакууме» — при полном отсутствии сопротивления противника. За это время обходящее крыло, усиленное резервами, успевало развернуться на линии франко-бельгийской границы, выходя на фланг частям союзников.

4. В этих условиях контрманевр противника неизбежно запаздывал. Превосходящие немецкие силы все время выходили бы во фланг войскам союзников, угрожая их тылу и заставляя прерывать бой. Отступление союзных армий происходило бы в условиях сильного флангового давления и, следовательно, неорганизованно. Союзные войска, стремясь выскользнуть из-под удара, вынуждены были бы отступать на юг, затем — на юго-восток, что не могло не привести к перемешиванию войск и окучиванию их юго-восточнее Парижа.

5. Французская столица, являющаяся важным узлом дорог, политическим и духовным центром Франции, захватывалась в ходе операции без боя.

6. Итогом наступательного марш-маневра через Бельгию и Северную Францию должно было стать колоссальное сражение, которое союзникам пришлось бы вести с «перевернутым» фронтом юго-восточнее Парижа. Это сражение, начатое немцами в идеальной психологической и стратегической обстановке, могло привести к разгрому союзных армий. Последние были бы отброшены на восток или северо-восток и уничтожены главными силами армии во взаимодействии с войсками немецкого левого крыла.

Итак: «Пусть крайний справа коснется плечом пролива Ла-Манш. Равнение направо, слева чувствовать локоть».

Расчет операции по времени: развертывание — 12 дней, марш-маневр через Бельгию и Францию — 30 дней, решающее сражение — 7 дней, «прочесывание» территории и уничтожение остатков армии союзников — 14 дней. Всего 9 недель. Переброска сил на Восток могла начаться между 36-м и 42-м днями операции.

План Шлиффена был шедевром, но он требовал от исполнителей геометрической точности и отчаянной смелости. От генерального штаба он требовал еще и тщательной проработки деталей.

Первой проблемой была общая нехватка сил для задуманного маневра. Шлиффен решил ее простым и революционным путем: составил из резервистов старших призывных возрастов резервные корпуса и включил их в боевую линию.

Трудности представляли ключевые фортификационные сооружения Льежа и Намюра, которые нужно было взять не быстро, а очень быстро, поскольку Льеж входил в зону оперативного развертывания 1-й германской армии. Оперативно эта задача была решена созданием (из соединений мирного времени) виртуальной «льежской армии», которая предназначалась для решения одной-единственной задачи — штурма Льежа — и расформировывалась сразу после ее выполнения. Технически подвижность «льежской армии» обеспечивалась приданием ей парка сверхтяжелых артиллерийских орудий (выполнено уже при Мольтке).

В плане Шлиффена основополагающую роль играла геометрия исполнения. Ведущей силой наступления должна была стать правофланговая армия (в 1914 году — 1-я армия фон Клюка). В движении на запад, юго-запад, юго-юго-запад и юг она должна была опережать другие армии правого крыла (в 1914 году — 2-я армия фон Бюлова и 3-я Хаузена), так же как те должны были обгонять армии Центра. Практически на первом этапе операции все армии двигались по дугам концентрических окружностей, причем центр этих окружностей лежал где-то в южных Арденнах. При этом путь, который предстояло пройти 1-й армии, был вдвое больше пути 3-й армии и в четыре раза превосходил протяженность маршрута 5-й армии. Это подразумевало либо «торможение» центральных армий, либо огромный (свыше 40 км в сутки) темп движения 1-й армии. В противном случае 1-я армия начинала отставать, превращаясь из ударной группы во фланговое прикрытие (против несуществующего противника), центр выпячивался вперед, и вся партитура наступления разваливалась.

Шлиффену необходимо было любой ценой выиграть время. Нужно было замедлить продвижение центральных армий и ускорить темпы операции на. правом фланге. Первая задача решалась легко.

Шлиффен до предела ослабил войска не только в Эльзасе — Лотарингии, но и в Арденнах. Он предполагал, что противник начнет две наступательные операции: вторжение в Эльзас по соображениям психологического порядка и наступление в Арденнах по соображениям стратегическим. Шлиффен отдавал себе отчет в том, что его грандиозный обходный замысел станет в общих чертах известен противнику. У французов было два возможных ответа:

1. Отказавшись от всякой идеи наступления, принять чисто оборонительный план. Вложить крупные денежные средства в модернизацию крепости Лилль и развернуть армии Северного фронта на линии Верден — Лилль — побережье. Такая схема, предложенная генералом Мишелем, была разумна, хотя при том оперативном усилении, которое планировал Шлиффен, она могла оказаться недостаточной. В любом случае принятие ее было маловероятно по политическим соображениям (национальная паранойя с Эльзасом).

2. Проверить на практике шахматный принцип: фланговая атака отражается контрударом в центре. Наступлением крупных сил через Арденны выйти на коммуникации армий немецкого правого крыла и обезвредить их; при благоприятной обстановке самим осуществить операцию на окружение, прижав неприятельские войска к голландской границе.

Именно эта стратегическая идея легла в основу французского плана развертывания (плана 17).

Хотя наступление союзников в Арденнах выглядело для немцев очень опасным, Шлиффен его всячески приветствовал. Этот удар останавливал армии центра и даже заставлял их податься назад, что исправляло немецкую оперативную геометрию. Между тем «короткий путь» по бездорожью Арденн требовал для армий начала века больше времени, нежели «длинный путь» по бельгийским дорогам. По мысли Шлиффена, союзники должны были бы проигрывать темп в Бельгии быстрее, нежели выигрывать его в Арденнах.

(Кроме природных условий свою роль в этом замедлении темпа должна была сыграть и крепость Мец, занимающая фланговое положение относительно арденнского маневра союзных войск.)

Но задержка центра — лишь одно (и по существу негативное, в том смысле, что непосредственно к достижению цели не приводит) звено маневра. Шлиффену нужно было обеспечить максимальную подвижность правого крыла. На уровне тактики эта задача была решена включением в состав полевых войск (в качестве наступательного оружия!) тяжелой гаубичной артиллерии. Мне представляется, что в этом заключена техническая основа плана Шлиффена. Штатное включение тяжелой артиллерии в состав корпусов дало немцам решающее тактическое преимущество в бою.

Итак, правофланговые армии имели возможность легко подавить сопротивление неприятельских арьергардов и двигаться в свободном пространстве. Оставалась, однако, проблема непрерывных тяжелых маршей.

Если и можно говорить о просчетах графа Шлиффена, то именно в решении этой задачи. Идея частичной механизации — использования автотранспорта для ускорения движения армий правого крыла — напрашивалась… Пройдя мимо этой возможности, Шлиффен допустил ошибку, в общем-то незначительную, в условиях августа 1914 года неожиданно ставшую решающей.

(Такман Б, Первый блицкриг. Август 1914. Приложение 5. М.; СПб., 1999. С. 526–540.)

4. Мобилизация и сосредоточение французской армии (по воспоминаниям главнокомандующего французской армией Ж. Жоффра)

Мобилизационный план, существовавший к началу войны (план 17), берет свое начало с весны 1913 г.

К этому времени казалась необходимой полная переделка плана, как по причинам перемен в общем внешнем положении, так и вследствие изменений, внесенных в наши основные законы, прогресса, достигнутого нашим военным оборудованием, и перемен, происшедших в техническом применении наших железных дорог.

В видах возможного осуществления плана операций, составленного начальником главного генерального штаба, будущим главнокомандующим северо-восточными французскими армиями, высшему военному совету был представлен 18 апреля 1913 г. план мобилизации и сосредоточения, так наз. план 17, одобренный военным министром в мае того же года.

В общих чертах план мобилизации и сосредоточения сводился к следующему:

1) С организационной точки зрения проявлялась забота создать возможно более сильные резервные формирования, сделать их все более и более гибкими и снабдить их по возможности лучшим командным составом. Таким образом, становилось возможным немедленное их применение наравне с полевыми войсками, вместо того чтобы держать их вдали от крупных перволинейных соединений, как это предполагалось в первоначальных планах. Число резервных дивизий возросло с 22 (план 16) до 25, также вместо приданной ранее к каждому из наших и мобилизованных корпусов одной резервной бригады, каждой действующей дивизии органически придавался один полк резервистов.

Все резервисты, не попавшие в действующие части, вливались в одно из таких соединений. Такая организация позволяла, следовательно, выставить в первую линию полностью все наши силы, но без слияния и без преждевременного смешения частей, что могло бы ухудшить качество нашего боевого аппарата.

2) Что же касается сосредоточения, то оно является не чем иным, как сбором средств и сил в целях осуществления выработанного плана операций.

В плане 17 центр тяжести сил северо-восточного театра был перенесен значительно севернее, чем в предыдущих планах, из-за все более и более вероятного нарушения бельгийского нейтралитета германскими силами.

Я могу добавить, что до плана 16 сосредоточение происходило к югу от Вердена. В плане 16 поднялись немного севернее и в плане 16-бис поднялись еще выше, до Мезьера. Наконец, в плане 17 пошли еще гораздо севернее. В особенности увеличились силы, предназначенные для севера.

Общее расположение, предусмотренное для французских армий, заключало первоначально:

В первой линии 18 армейских корпусов и 8 резервных дивизий (распределенных между четырьмя армиями) на фронте между Бельфором и Гирсоном.

Во второй линии одна армия из трех армейских корпусов в районе Сен-Дизье, Бар-ле-Дюк; впрочем, при разгрузке этой армии был предусмотрен вариант, позволявший расположить ее первоначально более к северу в случае необходимости перенести к северу центр тяжести всего расположения.

Необходимо всегда иметь такие варианты, так как вся трудность сосредоточения заключается в использовании железных дорог. Раз сосредоточение начато, уже невозможно брать войска с юга, чтобы перевозить их на север, так как дороги параллельны. Желая произвести фланговое движение, пришлось бы прорезать все линии перевозок. Это невозможно, или приходится возвращаться назад к Парижу. Таким образом, могут употребляться только те варианты, которые были предусмотрены. А этот вариант и был предусмотрен.

Между прочим, главнокомандующий непосредственно располагал группами резервных дивизий и некоторым числом перволи-нейных или резервных дивизий, среди которых были алжирские дивизии и те, которые предполагалось перевести с Альп.

3) Для обеспечения сосредоточения по плану 17 предусматривалось расположение прикрытия, цель которого была позволить нашим армиям произвести выгрузку, сформироваться, соединиться и в случае необходимости перейти в наступление без того, чтобы противник мог помешать этим различным операциям.

Это прикрытие было значительно усилено по сравнению с положениями плана 16. Действительно, расположение прикрытия согласно плану 16 имело два недостатка: численную слабость частей, слишком большую ширину участков, назначенных трем пограничным корпусам, которые одни должны были обеспечить первоначальное прикрытие.

Новый закон о наборе, дав источник живой силы, позволял, с одной стороны, усилить части прикрытия и укомплектовать их почти что по штатам военного времени. С другой стороны, территориальные районы были видоизменены таким образом, что пять из них шли вдоль границы, следовательно, первоначальное прикрытие в начале мобилизации могло быть поручено пяти пограничным корпусам, располагавшим кавалерийскими дивизиями, которые на пятый-шестой день мобилизации должны были быть усилены тремя новыми пехотными дивизиями.

Эти пять пограничных корпусов были 7-й, 21-й (новый), 20-й (из Нанси), 6-й (Верденский) и одна дивизия 2-го корпуса.

Кроме того, в общем расположении войск по плану 17 прикрытие было придвинуто ближе к границе, чем в предыдущих планах, вследствие стремления высшего командования свести до минимума площадь французской территории, которая подверглась бы нашествию немцев в случае ускоренной атаки.

С пятого, дня мобилизации командующие 1, 2, 3-й и 5-й армиями должны были вступить в командование районами прикрытия, соответствующими районам их армий. Войска прикрытия опирались на некоторое число временных укреплений, которые должны были дать им возможность долго держаться против превосходных сил; эти укрепления согласно плану 17 должны были быть сооружены в начале мобилизации у Монмеди, на Маасских высотах (Hauts-de-Meuse), на высотах у Нанси (Grand-Couronne de Nancy) и у выхода из леса Шарм. Подготовительные меры, необходимые для сооружения этих укреплений, были подробно разработаны еще в мирное время. Постройка некоторых из них, а именно укрепление высот у Нанси, уже начала осуществляться за несколько месяцев до мобилизации, именно важнейшие работы на линии сопротивления, передовые же укрепления второстепенной важности должны были начаться только по окончании главных.

После того как основы плана мобилизации и сосредоточения были одобрены, можно было приступить к детальной подготовке плана операций, в целях осуществления которого и были выработаны эти основы. Издание приказов, касающихся осуществления составленного плана операций, было задачей генерального штаба.

Основная идея плана операций была следующая: ввиду мощности германской армии и количества ее соединений важно было не завязывать против нее сражения, не имея полного наличия наших сил, хорошо спаянных, хорошо согласованных и находящихся в связи между собой. Вводя преждевременно в бой отдельные части до сосредоточения главных сил, т. е. до того, как можно было начать руководить полным наличием наших сил, командование рисковало дать их разбить по частям. Успех может быть одержан только напряжением всех сил, требующих сначала сосредоточения необходимых средств, их спайки и связи.

Как в пограничном сражении, так и в сражении на Марне настойчиво стремились к осуществлению этой идеи, и если первое из этих сражений по причинам, которые мы рассмотрим дальше, окончилось неудачей, то этот принцип нашел себе блестящее подтверждение в успехе второго.

Завязать сражение, имея в руках все свои силы, вовсе не значит, что бой, предпринятый для одной и той же стратегической операции, должен разгореться одновременно на всем протяжении фронта. Бывают обстоятельства, когда командованию выгодно завязать бой на некоторых пунктах раньше, чем на других, имея в виду, например, притянуть резервы противника в тот район, куда ему кажется благоприятнее всего это сделать для осуществления своего плана. Однако эти действия, распределенные таким образом во времени, являются частью одного целого, где все силы работают бок о бок и в связи между собой и где ни одна из частей не бросается в отдельную операцию без связи со всеми остальными.

Именно в целях осуществления основной мысли план операций в общих чертах намечал, как будет указано ниже, употребление сил, сосредоточенных на северо-востоке.

Во всяком случае главнокомандующий намеревался, сосредоточив свои силы, атаковать германские армии.

Активность французских армий должна проявиться в виде двух главных операций — одна на правом фланге, в районе между лесистыми горами Вогез и Мозелем, другая — на левом, к северу от линии Верден — Метц.

Обе эти операции будут тесно связаны силами, действующими на Маасских высотах и в Вевре (Woevre).

В директивах о сосредоточении не упоминается, о месте возможного сосредоточения британской армии. Действительно, в них и не могло говориться об этом по причинам политического характера. Наши военные конвенции с Англией были в одно и то же время секретны и гадательны, так что в подобных документах о них нельзя было упоминать. Но несмотря на секрет, в котором держалось участие английской армии, оно было детально разработано: были приняты меры для ее выгрузки и сосредоточения, и ее возможное употребление было предусмотрено на том месте, которое логически должно было быть ей оставлено на левом крыле расположения французских армии, которое она, таким образом, должна была продолжить. Следовательно, в предвидении, хотя и секретном, британского вмешательства за боевой фронт принимался не один французский фронт, но фронт, продолженный влево.

«Директивы о сосредоточении» указывали в общих чертах задачи, которые должна была выполнить каждая армия в целях осуществления вышеуказанного общего плана, задачи, для выполнения которых все необходимые сведения были собраны в одном деле, переданном еще в мирное время каждому предполагаемому командующему армией с таким расчетом, чтобы он был точно ориентирован и мог бы подготовиться к своей будущей роли так, чтобы по объявлении войны не встретилось необходимости в пленарном собрании командующих армиями.

В 3-м бюро всегда знали, что нужно было сделать и нужны ли какие-либо видоизменения. Мы всегда осведомлялись о том, что надо было делать.

В частности, 3-я армия, на которой лежала обязанность поддерживать связь между двумя атакующими армиями, имела следующую общую задачу:

(Все нижеизложенное дословно списано с дела.)

«3-я армия, обеспечивающая связь между главными предположенными операциями на левом берегу Мозеля, с одной стороны, и к северу от линии Верден — Метц — с другой, должна быть готова:

либо отбросить на Метц — Тионвиль неприятельские силы, которые появились бы с этой стороны;

либо подготовить первоначальное обложение крепости Метц на ее западном и северо-западном фронтах.

Армия будет опираться на Маасские высоты, обладание которыми она обеспечит.

Для этой цели она использует с момента прибытия группу резервных дивизий и тяжелую артиллерию, приданную ей для удержания позиций, занятие которых предусмотрено.

Позже эти же самые части предназначены, чтобы позволить ей осуществить, как было указано выше, обложение Метца».

Вот дословно задача армии.

Установленный таким образом в мирное время план операций не является неизменной схемой, которая должна точно применяться, что бы ни произошло, он выражает только общую идею, проект операций, способы выполнения которых должны применяться к обстоятельствам. Таким образом, план операций (а также задачи различных армий, назначенных для его выполнения) может быть окончательно принят и выкристаллизован только постепенно, на основании всякого рода сведений, как дипломатических и политических, так и военных, которые будут постепенно прибывать с началом мобилизации.

Сосредоточение, являющееся не чем иным, как первоначальным расположением наших сил в целях осуществления плана операций, не может, таким образом, быть точным расположением уже с мирного времени ne varietur, с которого начинают операцию с момента объявления войны и которое развивается автоматически, что бы ни случилось. Сосредоточение должно изменяться одновременно с планом и подобно ему приноравливаться к обстоятельствам. Были предусмотрены заранее различные средства, чтобы позволить такое видоизменение, в частности следующее: 5-я армия мало передвигалась, но 4-я шла ей на подкрепление.

С конца марта 1914 г. главной квартирой был выработан план добывания сведений для северо-восточной группы армий, дабы точно установить те сведения, которые являлись необходимыми, и средства их получения. В этом плане было обращено особенное внимание на очень вероятную возможность нарушения неприкосновенности бельгийской территории германскими силами и предусматривались меры, которые необходимо принять, чтобы в случае, если это произойдет, следить шаг за шагом за развитием и объемом этого нарушения.

В случае осуществления гипотезы» считавшейся возможной, что неприятель распространит свое движение на левый берег Мааса, план добывания сведений ставил, в частности, след. задачу: «необходимо знать, подготовляют ли немцы ускоренную атаку в районе Льежа». Этот план подчеркивал тот интерес, который представляет для нас знание амплитуды движения немцев через Бельгию, пользу, которую представит для нас возможность узнать, производится ли скопление германских сил на голландской границе.

Всякое такое сведение представлялось командованию имею-шим первостепенную важность для развития операций.

Вот каковы в общих чертах план мобилизации и план операций.

Мы говорили о варианте, по которому 4-я армия располагалась между 3-й и 5-й. Мы имели другой способ распространиться влево — это перевезти туда войска, идущие из Алжира в Марокко, взятые с Альп или других мест. Эти-то войска могли позволить нам стянуть фронт влево. Я послал туда даже войска, взятые с правого фланга.

(Жоффр Ж. 1914–1915, Подготовка войны и ведение операций. М., 1923. С. 5—12.)

5. Стратегические планы германской армии и ее состояние накануне воины (по воспоминаниям Э. Людендорфа)

Стратегическое развертывание, состоявшееся в августе 1914 года, создалось на почве идей генерала графа фон Шлиффена, одного из величайших солдат, которого когда-либо знал мир. Его план был составлен на тот случай, если Франция не уважит нейтралитет Бельгии или если Бельгия присоединится к Франции. При этих предпосылках вторжение в Бельгию главных сил германской армии получалось естественно. Всякая другая операция парализовалась бы постоянной угрозой из Бельгии правому флангу германской армии и исключала бы возможность быстрой развязки с Францией. А такая развязка была необходима, чтобы иметь возможность своевременно отвратить большую опасность русского вторжения в сердце Германии. Наступление на Россию, и оборона на Западе при существующей обстановке заранее означали бы, как это показали многочисленные военные игры, затяжную войну и были ввиду этого забракованы генералом графом фон Шлиффеном.

Мысли графа фон Шлиффена были применены к делу лишь после того, как не осталось никакого сомнения в поведении Бельгии и Франции. Насколько генерал фон Мольтке вступал в сношения с имперским канцлером фон Бетманом по вопросу о движении через Бельгию, я не знаю. Мы все были убеждены в правильности шлиффеновского развертывания. В нейтралитет Бельгии никто не верил.

При невыгодах нашего военно-политического положения, в центре Европы, с врагами со всех сторон нам приходилось учитывать значительное превосходство неприятеля; мы должны были вооружаться, если не хотели добровольно дать себя задушить. Что побуждало Россию к войне, и потому она беспрерывно усиливала свою армию, было известно. Россия хотела окончательно ослабить Австро-Венгрию и приобрести полное господство на Балканах. Во Франции с новой силой ожила мысль о реванше, старые германские имперские провинции должны были вновь стать французскими. События во Франции и введение там трехлетней воинской повинности не оставляли никаких сомнений в господствующих там намерениях. Англия с завистью смотрела на расцвет нашей промышленности, на дешевизну нашей работы и на наше железное прилежание. При этом Германия была самой сильной континентальной державой в Европе. К тому же она имела хороший и быстро развивающийся флот. Это заставляло Англию бояться за свое мировое господство. Англосакс почувствовал угрозу своей барской жизни. Английское правительство сосредоточило в Северном море и канале свои морские силы, центр тяжести которых еще недавно лежал в Средиземном море. Угрожающая речь Ллойд Джорджа от 21 июля 1911 года бросала слабый свет на намерения Англии, которые она исключительно удачно скрывала. Все с большею уверенностью надо было рассчитывать, что мы будем вынуждены к войне и что это будет война, подобной которой еще не было на свете. Недооценка вероятных сил противников, имевшая место в невоенных германских кругах, была опасна.

Еще в последний час, осенью 1912 года, когда исчезло всякое сомнение в неприятельских намерениях и когда среди войск, сознававших свой германский долг, шла напряженная работа с железным прилежанием, я составил план значительного усиления боевых сил, который шел навстречу желаниям благоразумной части народа и проницательных парламентских партий. Мне удалось побудить генерала фон Мольтке обратиться с этим планом к имперскому канцлеру. Последний, вероятно, также считал положение весьма серьезным, так как он сразу выразил свое согласие. Имперский канцлер уполномочил военного министра разработать соответственный проект, но не ввел в свою политику хотя бы небольшие изменения, чтобы сделать ее более ясной, чтобы более определенно поставить ее цели и чтобы правильно учесть психику народов. А этот вывод для себя он должен был бы сделать. Миллиардный проект по своему происхождению не носил агрессивного характера, но только сглаживал самые сильные несоответствия и позволял действительно осуществить всеобщую воинскую повинность. Все еще оставались тысячи военнообязанных, которые не отбывали воинской повинности. Требовалось не только количественное увеличение армии, но преимущественно усиление наших крепостей и материальных средств. Все это дали, но мое крайне настойчиво заявленное пожелание, чтобы были сформированы три новых армейских корпуса, не было исполнено. О них даже не был возбужден вопрос. За это последовала жестокая расплата. Корпусов не хватало к началу войны, а при новых формированиях, которые мы должны были выставить осенью 1914 года, обнаружились все невыгодные последствия импровизации. Позднее новые формирования с самого начала получали более сильные кадры, но зато они ослабляли уже существующие части, которые должны были для этой цели выделять значительный личный состав.

Прежде еще, чем весь проект был окончательно проведен, я получил назначение в Дюссельдорф на должность командира 39-го пехотного полка. В этом назначении сыграла роль моя настойчивость в требовании этих трех корпусов.

Служба в строю — живая работа. Оживленное общение и постоянная непосредственная совместная работа с людьми и для людей, которые были вверены моему надзору, обучение офицеров, унтер-офицеров и солдат, военное воспитание юношей и превращение их в мужей — все это после долголетней кабинетной работы меня особенно привлекало. Тринадцать лет я не нес строевой службы. Проверка обучения новобранцев занимала теперь первое место в моей службе в полку. Когда я был молодым офицером в восьмидесятых годах прошлого столетия, семь раз мне вверялось обучение новобранцев, а именно: в 57-м пехотном полку в старом Везеле и в морской пехоте в Вильгельмсхафене, и в Киле. Позднее я еще несколько недель нес службу в 8-м лейб-гренадерском полку в Франкфурте-на-Одере и с 1898 по 1900 г. командовал ротой 61-го пехотного полка в Торне. Это для меня незабвенное время. Теперь в Дюссельдорфе я радовался всему тому, что удержалось с того времени.

Я видел, как будущая война приближалась большими шагами, и тем сознательнее ощущал всю тяжесть ответственности, которая лежала на мне как на командире полка. В различных обращениях к корпусу офицеров полка я им указывал на всю серьезность настоящего времени. В армии я видел основу обеспечения Германии и ее будущего, а также утверждение внутреннего спокойствия. Что армию надлежит воспитывать в таком направлении, это в 1913 году еще, слава богу, не встречало ни малейших возражений.

Дисциплина, распространявшаяся на офицеров и солдат, представляла для меня фундамент, на котором только и можно было создать боевую подготовку армии. Она могла быть достигнута только при более продолжительном сроке службы. Только то, что вошло в плоть и кровь закаленного дисциплиной человека, будет твердо сохраняться годами и переживет разлагающее влияние боя и сильные душевные испытания продолжительной войны. Хорошее обучение мирного времени должно было искупить нашу меньшую численность, которую приходилось учитывать, какая бы война нам ни предстояла.

Я ставил себе задачу воспитать в сплоченной дисциплиной части самодеятельных и охотно устремляющихся к ответственности солдат. Дисциплина должна не мертвить характер, а, наоборот, его укреплять. Она должна создавать общую размерную работу, ведущую к одной цели и отбрасывающую на второй план всякие помыслы о собственной особе. Целью является победа. То, что от человека требуется в бою, не подлежит описанию. Великий подвиг — поднять людей для перебежки под неприятельским огнем, а это еще далеко не самое трудное дело. Какое стремление к ответственности и какую невероятную решимость надо иметь, чтобы себя и других вести и посылать на смерть. Это бесконечно трудное дело, о тяжести которого никто не может судить, кто сам не принимал в нем участия.

Помимо заботы о людях и подготовки унтер-офицеров для их дальнейшего предназначения особенно важной задачей для меня являлась дальнейшая подготовка корпуса офицеров и воспитание офицерской молодежи. Офицерский кадр мирного времени остается, тогда как офицеры запаса, унтер-офицеры и солдаты меняются. Офицерский кадр является, таким образом, носителем духа армии. Как всякий человек, занимающий руководящее положение, офицер должен знать великие дела и историю своего отечества. Ничто не может быть без значительного ущерба вырвано из общей исторической связи. Офицер, поддерживаемый унтер-офицерами, превращается в серьезный момент в защитника государственного порядка — это никто не должен был забывать. В этом заключается главное основание замкнутости офицерского корпуса и тесно связанного с этим удаления офицеров от политической жизни.

Я старался ознакомить моих офицеров с характером современной войны. Я стремился укрепить в них уверенность в своих силах, необходимую, чтобы справиться с их тяжелыми задачами. Однако самоуверенность не должна была переходить через край.

Я с большим рвением посвятил себя обучению полка и получил удовлетворение, так как полк постоял за себя перед лицом противника. Мне доставило большую радость, когда во время войны я был зачислен в списки полка, а затем был назначен его шефом. После моего увольнения полк сохранил мое имя. Я горжусь пехотным полком имени генерала Людендорфа.

Я прибыл в Страсбург в апреле 1914 года. В это время генерал фон Деймлинг установил там энергичный темп военной жизни. Положение командира бригады резко отличалось от положения командира полка в Дюссельдорфе. Недоставало непосредственной совместной жизни с солдатами и офицерами. Моя работа заключалась в области обучения. Перед войной я успел получить удовольствие представить начальству мою бригаду на учебном плацу под Бичем.

На очереди стояло мое назначение в большой генеральный штаб квартирмейстером. Я все время продолжал принимать участие в работе генерального штаба. В мае я был участником поездки генерального штаба, начавшейся в Фрейбурге в Брисгау и закончившейся в Кельне. В этой поездке принимал также участие его императорское высочество кронпринц германский. Он серьезно и с большим усердием работал над своей задачей и одновременно обнаружил правильное военное понимание и глазомер в крупных вопросах. В августе я должен был принять участие в так называемой «мучной поездке». В этой поездке должно было на фундаменте стратегического задания обсуждаться снабжение одной армии.

Нота, предъявленная в конце июля Австро-Венгрией Сербии, встретила меня в Страсбурге. Никто не мог оспаривать степень ее серьезности. Скоро война стала неизбежной. Дипломатия поставила германскую армию перед бесконечно трудной задачей. Я с большим напряжением взирал на Берлин и почувствовал теперь, что находился в стороне от всех крупных событий.

(ЛюдендорфЭ. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. Т. 1. С. 25–29.)

6. Положение на Западном фронте от мобилизации до пограничного сражения (по воспоминаниям Ж. Жоффра)

2 августа, ранним утром, германские войска проникают на территорию Люксембурга. В ночь с 3-го на 4-е германские авангарды вступают в Бельгию.

Как только это событие становится известным, а это происходит немедленно благодаря нашей разведывательной службе, подстегнутой планом о добывании сведений относительно возможного нарушения нейтралитета Бельгии, они вызывают серьезные решения.

Со 2 августа, т. е. в самый день объявления войны, принимается решение применить предполагавшийся для сосредоточения 4-й и 5-й армий вариант, т. е. удлинить наше левое крыло к северу, перенеся центр тяжести кверху.

3 августа конному корпусу дается разрешение продвинуть свои дивизии к востоку от Мезьера и 5-го тому же корпусу дается приказ проникнуть в Бельгию, чтобы уточнить приблизительный контур противника и задержать его колонны.

Между 6-м и 8-м становится известным, что одна германская армия, в которой находятся части 5-го армейского корпуса, двигается на Льеж и ведет бой против бельгийских сил. Главная группа германских армий, по-видимому, находится в районе Метца, перед Гионвилем и в Люксембурге. Эта группа расположена с целью в случае падения Льежа дебушировать к западу, расширяя свое движение на Брюссель и дальше. Но противник может также, если сопротивление, оказанное Льежем, вынудит его к этому, произвести захождение плечом к югу и использовать все свои силы на нашей границе между Метцем и Намюром, опираясь на крепость Метц.

По зрелом рассмотрении всех этих возможностей принимается решение, переданное в армии 8 августа, «искать сражения всеми соединенными силами, оперев правое крыло расположения на Рейн». И для лучшей ориентировки исполнителей в предполагаемом применении плана и той обстановке, в которой будет находиться противник к моменту его выполнения, было специально указано, что левый фланг всего расположения в случае необходимости будет отнесен назад, дабы избежать столкновения, которое может стать решительным для одной из армий, прежде чем остальные будут в состоянии ее поддержать; и наоборот, левое крыло будет продвинуто вперед, в случае если правый фланг противника задержится у Льежа или спустится к югу. Здесь-то и видно применение руководящей мысли, царившей при разработке плана. — дать бой только в том случае, когда все наши силы будут находиться в руках командования.

Подобная общая инструкция не есть приказ, который необхо- димо выполнить на следующий же день. Это директива, на основании которой исполнители принимают свои решения. Директивы этого рода могут привести к сражению лишь через 10–12 дней.

Всякая большая точность была бы преждевременной, так как в то время, когда эта инструкция появилась, перевозки по сосредоточению были начаты только с 5 августа и должны были быть закончены лишь 18.

В период, начинающийся с 14 августа и доходящий до сражения на границе 21 августа, видно развитие руководящей мысли операций, все больше и больше подтверждающееся по мере развертывания событий.

Общий план содержит главную атаку, ведущуюся нашими силами левого крыла; таким образом, необходимо в первую очередь возможно больше увеличить эти силы.

Этому содействует целый ряд последовательно принимаемых мер до 16 числа.

Так, 3-я армия усиливается одной резервной дивизией.

21 и 23 августа она получает 2 другие.

5-я армия усиливается двумя африканскими дивизиями, одной группой резервных дивизий и целым армейским корпусом, взятым из 2-й армии.

4-я армия получает 2 дивизии..

Затем, т. к. роль 3-й армии заключалась в принятии участия в операциях левого фланга, пришлось постепенно освободить эту армию от заботы прикрытия своего правого фланга от сил, могущих дебушировать со стороны Метца. Следовательно, необходимо было обложить эту крепость с запада.

Две задачи, одна наступательная, другая оборонительная, два начальника.

Такое положение является сначала объектом приказа от 16 августа, дающего задачу 3-й группе резервных дивизий, оставаясь в распоряжении 3-й армии, начать обложение фронта Метца; затем приказа от 17 августа, создающего Лотарингскую армию, предназначенную сначала для маскировки, а затем обложения укрепленного лагеря Метца. Эта задача заключает в себе также занятие вновь района Брие (Briey).

Наконец, общий план операций, приспособляющийся каждый день к обстоятельствам, становится окончательным и 12 августа получает осуществление.

В общих чертах он требует:

Развить главное усилие через Люксембург и бельгийский Люксембург, угрожая тем самым коммуникациям германских сил, переправляющихся через Маас между Намюром и голландской границей: это задача, возложенная на 3-ю и 4-ю армии.

Развить 1-й и 8-й армиями второстепенное усилие между Мет-цом и Вогезами с целью приковать противника, который, как чувствуется, скользит к западу и который может врезаться во фланг нашим армиям, атакующим в Люксембурге.

Наконец, оставив в Арденнском лесу только завесу, задержать германские силы, которые дебушируют от Мааса, на срок, необходимый, чтобы атака люксембургских армий дала почувствовать свое действие.

Это задача трех армий левого крыла: 5-й французской армии, между Самброй и Маасом; британской армии, подвинутой до Монса, и бельгийской, с которой британская армия должна постепенно связаться.

Здесь и идет как раз речь о стратегической операции, веденной при содействии всех наших сил. Однако все 3 упомянутых действия, хотя и составляют части одного целого, не должны начаться одновременно. Сначала нужно приковать противника, заставить его ввести в бой возможно больше сил там, где не добиваются решения, и во всяком случае не допустить их перевозки на другие части фронта,

Таким образом, натиск на второстепенном участке будет начат первым. Если будет возможность опереть правое крыло на Рейн, что явится задачей эльзасской армии, то этот натиск получит отличные условия для своего продолжения и сможет быть лучше организован.

В продолжение всего этого периода, в течение которого план операций уточнялся и применялся к общей обстановке в зависимости от сведений, полученных о противнике, идея обложения Метца, являющегося непременным условием для занятия вновь района Брие, все время жила и была неукоснительно выражена в различных приказах. От исхода начинающегося сражения зависел успех этой операции, к осуществлению которой все время стремились.

Намеченное наступление не удалось. Однако нас раздавило не численное превосходство. Действительно, различные принятые меры, изложенные выше, позволили нам завязать сражение не только с численностью, приблизительно равной численности германских сил, но даже при одинаковом распределении этих сил как со стороны союзников, так и со стороны немцев, а именно:

1/3 между Рейном и линией Верден — Метц (включительно);

2/3 к северу от линии Верден — Метц.

Но левое крыло союзников имело перед лучшими частями германской армии элемент разнородный и неодинакового качества (английская армия, бельгийская и т. д.).

С другой стороны, одной из главных причин неудачи наступления было то, что наш боевой аппарат не дал полностью того, что вправе были от него ожидать.

Произошли многие случаи неустойчивости в наших крупных соединениях, из которых некоторые захваченные врасплох или неудачно введенные в бой быстро растаяли и отхлынули, подвергая соседние части серьезным потерям.

Это было самое трудное время моей жизни.

При таких обстоятельствах главнокомандующий считал своим непременным долгом снять с должностей начальников, на которых ложилась ответственность за такие случаи неустойчивости.

Выполнение этого долга было особенно тяжелым, т. к. некоторые из пострадавших от этой меры отличались в мирное время блестящими качествами.

Но на войне недостаточно ума и организаторских способностей. Кроме того, начальник должен обладать высоким духом и сохранять полное самообладание, что позволит ему среди трудностей сражения передать свое спокойствие подчиненным.

На карте стояла судьба страны. Важно было не пустое удовлетворение в применении карательных мер, но действительно необходимо было предупредить возможность повторения неустойчивости, столь вредной для общественного блага. Последующие события доказали, что преследуемая цель была достигнута. Перед такими результатами горечь и обида не считаются.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 13–17.)

7. Положение на Западном фронте от пограничного сражения до сражения на Марне (по воспоминаниям Ж. Жоффра)

Пограничное сражение кончилось неудачей, 2-я и 1-я французские армии своей первоначальной инициативой спасли Нанси и прикрыли наше правое крыло в Вогезах. Но 3-я, 4-я и 5-я французские армии должны уступить, 4-я армия успешно производит на Маасе контратаку против корпусов 4-й германской армии, дебуширующих от Седана, и ей удается отбросить их к реке. Но северная, 1-я германская армия, свободная в своих движениях, катится форсированными маршами через Бельгию. Бельгийская армия в Антверпене, Английская армия отходит. Для трех правофланговых германских армий путь открыт.

Прежде всего нужно приступить к новой группировке наших сил в целях производства стратегического маневра, стремящегося избежать охвата, и вновь занять в пределах возможности охватывающее положение; сформировать к западу от англичан одну французскую армию, усилить все наше расположение левого крыла. Таким образом, поставить союзные армии в такое положение, из которого они могли бы возможно скорее получить превосходство над противником, является основной целью и всякие другие соображения, как, например, занятие вновь района Врио, становятся второстепенными по сравнению с целью спасти наши армии.

С 25 августа задуман новый маневр и в общих чертах зафиксирован следующим образом: «Т. к. предположенный наступательный маневр не смог быть осуществлен, то последующие операции будут вестись с целью воссоздания на нашем левом крыле путем соединения 4-й и 5-й армий, английской армии и новых сил, взятых из восточного района, группы (nasse), способной вновь перейти в наступление, в то время как остальные армии будут сдерживать натиск противника. В своем отступательном движении 3-я, 4-я и 5-я армии должны каждая считаться с движением соседних армий, с которыми ей вменяется в обязанность поддерживать связь».

Общая линия, с которой должно начаться наступательное движение, упирается правым флангом (3-я армия) в Верден; эта линия определяется рекой Эн, Краонн, Лаон, ла Фер, район Муа (Моу), С.-Кантэн, Верман, Соммой, от Гама (Ham) до Брэ (Bray). Для постепенного создания новой группировки сил, предполагаемой в районе Амьена, притягиваются 7-й армейский корпус, 6-я резервная дивизия из Эльзаса, 5-я и 56-я резервные дивизии из лотарингской армии, 61-я и 62-я резервные дивизии из парижского укрепленного лагеря и впоследствии 4-й армейский корпус, взятый из 3-й армии, и 45-я пехотная дивизия, прибывающая из Африки.

Все эти силы, которые составят 6-ю армию, будут подчинены генералу Монури, располагающему штабом прежней лотарингской армии.

На левом фланге 6-й армии должен будет находиться конный корпус, затем на Сомме, от Пикиньи (Piequigny) до моря, завеса, созданная из территориальных дивизий. Для этой задачи было вполне достаточно территориальных дивизий, прикрытых Соммой; служба этой завесы имела скорее наблюдательный характер с целью остановить неприятельскую конницу.


План, точно формулированный 27-го в специальной инструкции, содержит в себе наступление 6-й армии на правый неприятельский фланг в. направлении на северо-восток. Таким путем стремятся к охвату неприятельского правого крыла.

При таких обстоятельствах, когда от успеха этого плана зависела судьба страны, все стушевалось перед его осуществлением, и каковы бы ни были частные успехи, которых некоторые исполнители думали достигнуть на своих участках фронта, стремление к таким успехам не могло приниматься в расчет перед лицом необходимости выиграть общее сражение, что было важно прежде всего. Если успех этого сражения, вызывая необходимость изъятия сил из восточных армий, лишал эти последние возможности одержать некоторые частные успехи, не имеющие будущности и не влияющие на общую обстановку, то это изъятие представлялось маловажным по сравнению с серьезностью операции, развертывающейся в другом месте.

Однако обстоятельства не позволяют выполнить задуманного плана в первоначально намеченном районе. Отступление английской армии сильно стеснено противником, угрожающим также 28 августа району выгрузки 6-й армии. Контратака, произведенная 29 августа 5-й армией в районе Гиза, дала, правда, английской и 6-й армиям некоторую передышку, однако недостаточную, чтобы 6-я армия могла закончить в указанном районе свое далеко еще неполное сосредоточение.

Вы видите трудность такого отступления. Ежеминутно приходится наносить прямые контрудары, чтобы остаться сгруппированным.

Ввиду того, что непременным условием успеха остается приказанная перегруппировка наших сил и сохранение их взаимной связи, является необходимость отдать распоряжение о новом отступательном движении. 5-я армия должна будет воспользоваться своим успехом, чтобы отвести свои силы за Серру (Serre), 6-я армия получает общим направлением своего отступления Париж, который необходимо прикрыть; одновременно Руан указывается как направление отступления левофланговым территориальным дивизиям.

Маршалу Френчу, который 30-го не считает себя способным немедленно сыграть активную роль в общем предполагаемом расположении, просит разрешения отойти за Сену, к Манту, указывается путь отступления восточнее Парижа, т. е. за Марну, между Mo (Meaux) и Нсйи-на-Марне, с условием впоследствии вновь перейти на запад, обойдя Париж с юга.

Перегруппировка наших сил, необходимая для предположенного маневра, в данный момент первенствует по важности перед всеми остальными соображениями. Она должна производиться с уступкой территории, только строго необходимой для ее постепенного осуществления и сохранения связи армий между собой.

Эта мысль несколько раз напоминается армиям, в частности, в сношении от 31 августа, которое помимо всего прочего настойчиво требует от маршала Френча «не отводить свою армию, если мы сами не будем вынуждены уступить некоторый район».

Все та же необходимость перейти вновь в предполагаемое наступление только с достаточно восстановленными и спаянными армиями заставляет считать преждевременной атаку 6-й армии 31 августа, число, когда генерал Монури считал возможным (только в случае крайней необходимости) начать действовать против правого крыла противника. В то же время дыра, существовавшая между нашими 6-й и 5-й армиями, подвергала эту последнюю опасности быть самой охваченной 1-й германской армией. Эта дыра образовалась вследствие отхода английской армии.

Таким образом, представилось еще необходимым получить некоторое свободное пространство для обеспечения спайки наших сил.

В то время как генерал Монури получает напоминание, что его роль заключается в прикрытии Парижа, что он должен отступать на столицу и теперь же войти в связь с военным губернатором, устанавливаются рамки нового наступления, подготовляемого в целях осуществления, когда это позволят обстоятельства давно задуманного плана.

Охватывающее движение противника на левом фланге 5-й армии, недостаточно остановленное английскими войсками и 6-й армией, заставляет все наше расположение заходить вокруг своего правого крыла (Верден):

«Как только 5-я армия избежит опасности охвата, предпринятого против ее левого крыла, 3-я, 4-я и 5-я армии совместно перейдут вновь в наступление. Отступательное движение может повести армии в течение некоторого времени к отходу в общем направлении с севера на юг.

Пределом отступательного движения, не считая, что такое указание вынуждает обязательно достигнуть этого предела, можно наметить момент, когда армии будут в следующем положении: один конный корпус нового формирования — за Сеной, в районе Брэ (Bray);

1-я армия — за Сеной, к югу от Ножан-на-Сене;

4-я армия: отряд Фоша — на р. Об; главные силы — за Орнэн (Ornain) к востоку от Витри;

3-я армия — к северу от Бар-ле-Дюка».

Кроме того, все с той же целью начать намеченное наступление только вполне спаянным фронтом, когда маршал Френч предлагал выбрать оборонительную линию «на реке Марне» и держаться с английской армией в районе Нантей-ле-Одуэн (Nanteuil-le-Haudouin), ему ответили, что, может быть, общее положение не позволит завязать сражение в этом районе с максимальными шансами на успех, и ему осторожно было предложено в случае необходимости постепенно отойти на левый берег Сены между Меленом (Melun) и Жювизи для поддержания связи с французскими армиями.

Наконец, на случай, если группировка наших армий на вышеуказанной линии будет недостаточно прочной, 2 сентября пред-писывается, что общая линия, до которой армиям позволяется отходить, все время поддерживая связь, может быть отнесена до Пон-на-Ионне (Pont-sur-Yonne), Ножана-на-Сене, Арси-на-Обе, Бриени-ле-Шато, Жуэнвилль. План предполагаемого сражения остается неизменным. Английской армии предлагается принять в нем участие: 1) удерживая течение р. Сены от Мелен до Жювизи; 2) двинувшись вперед с этого же фронта, когда 5-я армия перейдет в атаку, в то время как парижский гарнизон должен одновременно действовать в направлении на Mo (Meaux).

Но 4 сентября утром обстоятельства становятся благоприятными, перегруппировка наших сил с этого момента достаточно закончена, чтобы позволить 5-й армии избегнуть охватывающего маневра, направленного против ее левого крыла. Расположение, к которому стремится инструкция № 4 от 1 сентября и которое должно позволить охват правого германского крыла, по-видимому, накануне осуществления.

Таким образом, нет необходимости продолжать отступление до позиций, указанных в предыдущих инструкциях как крайние, и момент перехода в наступление приближается. Приказ о переходе в наступление дается 6 сентября. Исходная линия наступления сможет быть гораздо севернее, чем та, которая была назначена как крайняя, так как она будет проходить северо-восточную окраину Мо, Шанжи, Куломмье, Куртакон, Эстернэ, Сезанн, по южному берегу с Гондских болот, по северной окраине Ревиньи.

План сражения, завязанного 6 сентября, результатом которого должна была быть победа над германскими армиями, был, таким образом, составлен еще 25 августа, но благоприятные обстоятельства для исполнения его наступили только 6 сентября. Осуществление этого плана вызвало необходимость отступления, которому были указаны крайние пределы и которое стратегические условия позволили остановить ранее достижения этого предела. Ибо это отступление не имело другой цели, кроме предписанной и согласованной перегруппировки наших сил, и исполнители, ограничивая отступления до минимума, действовали в полном соответствии со взглядами главнокомандующего, лишь бы при этом они продолжали держать самую тесную связь с соседними частями.

Весь этот период, в течение которого вследствие различных обстоятельств первоначальный план должен был быть заменен новым, решил судьбу французского оружия и даже всей Франции. Все стушевывалось перед этой необходимостью, и, конечно, было не время думать о новом занятии Брэ, когда для успеха намеченного маневра и получения превосходства над противником надо было начать, хотя и скрепя сердце, с оставления части национальной территории.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 18–23.)

8. Западный фронт после сражения на Марне (по воспоминаниям Ж. Жоффра)

Разбитые неприятельские армии отступают. Началось преследование. В то время как наши левофланговые армии имеют задачей обходить правое германское крыло в направлении на запад, наши армии центра сосредоточивают свои усилия против центра и левого крыла противника, 3-я армия должна стремиться перерезать сообщения противника, начав энергичное наступление к северу по открытой местности между Аргоннами и Маасом, опираясь на Маасские высоты и крепость Верден и обеспечивая прикрытие своего правого фланга.

Но вскоре преследование по разным причинам должно прекратиться. Противник, оставивший в наших руках пленных и материальную часть, оказывает сопротивление, 6-я армия, хотя и усиленная, делает безуспешные попытки осуществить тактический охват правого германского крыла.

Противник стремится парировать наш охватывающий маневр попыткой такого же маневра на нашем левом фланге. Начинается бег к морю, переносящий все внимание на наше левое крыло, куда постоянно должны направляться наши резервы, в районе которого можно искать решения, и этот бег к морю кончается немного позднее, после сражений в районе Ипра, стабилизацией на этой части фронта, так же как и на остальных частях. Если немцы не могли быть обойдены, то, по крайней мере, они в свою очередь не сумели обойти нас и угрожать английским сообщениям.

В течение всего этого периода все взоры по необходимости были обращены к нашему левому крылу, так как именно здесь разыгрывалась судьба сражения. Остальная часть фронта, будь то Брэ или какой-нибудь другой пункт, представляла собой второстепенный интерес.

Когда зимой 1915 г. фронт всюду установился, встал вопрос опрорыве, чтобы затем использовать до максимума последствия такого прорыва. И в этом смысле важнее всего было изыскание пункта или пунктов прорыва, не ввиду той или иной частной цели, как. например, отвоевание какого-нибудь определенного района, а для того, чтобы прорыв мог иметь для противника самые серьезные последствия, в частности, заставил его отвести свой фронт на максимальное расстояние, если удастся достигнуть прорыва на этих пунктах.

Вот какими соображениями руководился главнокомандующий при выборе пунктов атаки. На каждом командующем армией лежал долг изучить возможность действия на расположенном перед ним участке фронта и представить свои проекты главнокомандующему. Правом и даже обязанностью главнокомандующего было сделать выбор среди этих проектов, т. к. в действительности только ему одному известны те средства, которыми он располагал для выполнения этих операций; только он мог судить об осуществимости этих проектов, а также только он один мог отдать себе отчет в том, могут ли эти проекты дать важные стратегические результаты, соответствующие общей цели, которая всегда остается неизменной, — разбить неприятеля.

(ЖоффрЖ. J914—1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 24–25.)

9. Из воспоминаний генерала А. А. Брусилова о задачах русской армии в начале войны

С начала войны, чтобы спасти Францию, Николай Николаевич совершенно правильно решил нарушить выработанный раньше план войны и быстро перейти в наступление, не ожидая окончания сосредоточения и развертывания армий. Потом это ставилось ему в вину, но в действительности это было единственно верное решение. Немцы, действуя по внутренним операционным линиям, естественно, должны были стараться бить врагов пооче-редно, пользуясь своей развитой сетью железных дорог. Мы же с союзниками, действуя по внешним линиям, должны были навалиться на врага сразу со всех сторон, чтобы не дать немцам возможности уничтожать противников поочередно и перекидывать свои войска по собственному произволу…

Францию же необходимо было спасти, иначе и мы с выбытием ее из строя сразу проиграли бы войну.

(БрусиловЛ. А. Мои воспоминания. М., 1963. С. 75–76.)

10. План стратегического развертывания русской армии от 1мая 1912 г.

Подлинные Высочайше утверждены 1 мая 1912 г. Генерал-квартирмейстер Генерального штаба Генерал-майор (подпись). По мобилизационному расписанию 1910 года.

ВЫСОЧАЙШИЕ УКАЗАНИЯ КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ НА СЛУЧАЙ ВОЙНЫ С ДЕРЖАВАМИ ТРОЙСТВЕННОГО СОЮЗА

I

Германия, Австро-Венгрия и Румыния, превосходя нас в быстроте мобилизации и сосредоточения, могут открыть войну вторжением в пределы нашего отечества.

Германия при современной обстановке должна неминуемо разделить свои силы, причем наиболее вероятно, что в начале войны она соберет большую часть войск на своей западной границе.

В зависимости от обстановки, которая определится в начале войны, подлежат разработке два плана развертывания наших вооруженных сил:

1) для направления большей части наших сил против Австро-

Венгрии (план А) и

2) для направления большей части наших сил против Герма

нии (план Г).

II

Высшее начальствование над всеми вооруженными силами, как сухопутными, так и морскими, предназначенными действовать против держав Тройственного союза, объединяется в лице верховного главнокомандующего; лицу этому непосредственно подчиняются главнокомандующие армиями фронтов, командующие армиями, не входящими в состав фронтов, и командующие морскими силами соответствующих морей.

Штаб верховного главнокомандующего формируется в Петербурге; затем — Лунинец или Минск.

В первые дни по объявлении мобилизации участие в военных действиях могут принять лишь войска пограничных округов.

Начальствование над войсками пограничных округов, хотя и входящими по боевым расписаниям в состав разных армий, временно — впредь до прибытия и вступления в должности соответствующих командующих армиями — объединяется в лице командующего той армией, во главе которой становится командующий войсками данного пограничного округа.

Командующие армиями, объединяющие в первые дни мобилизации в своих руках командование всеми войсками данного пограничного округа, при всех своих распоряжениях должны иметь в виду изложенные ниже первоначальные задачи, возлагаемые на соответствующие армии. […]

IV

Задачи, состав армий и районы сосредоточения изложены ниже; они определены в соответствии с тем, будет ли решено направление большей части наших сил против Австрии (план А) или против Германии (план Г).

План А

Общая задача сосредоточения. Переход в наступление против вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии с целью перенесения войны в их пределы.

1. Армии германского фронта

Главнокомандующему армиями германского фронта подчиняются 1-я и 2-я армии.

Штаб главнокомандующего формируется в г. Волковыск, затем Лида.

Задача армий фронта: поражение германских войск, оставленных в Восточной Пруссии, и овладение последней с целью создания выгодного исходного положения для дальнейших действий.

1-я армия: гвардейский, 1, 3-й и 4-й арм. корпуса; 53, 54, 56, 57, 68, 72-я и 73-я пех. дивизии, 1-я и 2-я гвард.; 1, 2-я и 3-я кав. дивизии и 1-я отдельная кав. бригада.

Всего 15 мех. дивизий и одна стрелковая бригада; 5 1/2 кав. дивизий. Командующему армией подчиняются все крепости» находящиеся в районе армии.

Штаб армии — Вильна.

Армия сосредоточивается главными силами на среднем Немане, между Ковна и Друскеники включительно.

Первоначальная задача 1-й армии: разведка противника на фронте от Поланген до Лык включительно; наблюдение за Балтийским побережьем в районе армии; прикрытие мобилизации и общего сосредоточения; подготовка к наступлению, обратив особое внимание на обход Мазурских озер с севера.

2-я армия: 2, 6, 13-й и 15-й арм. корпуса; 3-я гвард. и 2-я пех. дивизии; 1-я. стр. бригада; 59, 76, 77-я и 79-я пех. дивизии; 4, 5, 6-я, 15-я кав. дивизии.

Планы развертывания 1-й и 2-й армий

Всего 14 пех. дивизий и одна стрелковая бригада; 4 кав. дивизии. Командующему армией подчиняются все крепости, находящиеся в районе армии.

Штаб армии формируется в Варшаве, затем Волковыске. Армия сосредоточивается главными силами в районе Гродно, Белосток, Ломжа.

Первоначальные задачи 2-й армии: разведка противника в Восточной Пруссии к западу от Лык, наблюдение за германской границей в районе армии; прикрытие мобилизации и общего сосредоточения; подготовка к наступлению, обратив особое внимание на обход Мазурских озер с запада.

Район Белосток, Гродно армия должна сохранить в своих руках при всякой обстановке.

2. Армии австрийского фронта

Главнокомандующему армиями австрийского фронта подчиняются 4-я, 5-я и 3-я армии.

Штаб главнокомандующего формируется в Киеве, затем Кобрине. Задача армий фронта: поражение австро-венгерских армий, имея в виду воспрепятствовать обходу значительных сил противника на юг за Днестр и на запад к Кракову.

Подписал: военный министр, генерал от кавалерии

Сухомлинов

Скрепил: начальник Генерального штаба, генерал от кавалерии

Жилинский

(Восточно-Прусская операция. Сборник документов. Ы., 1939. С. 27–29. Далее: Восточно-Прусская операция.)

11. План проведения военной операции в Восточной Прусии

Письмо начальника штаба верховного главнокомандующего Н. Н. Янушкевича на имя главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта Я. Г. Жилинского с изложением плана проведения военной операции в Восточной Пруссии

Начальник штаба

верховного главнокомандующего

28 июля / 10 августа 1914 г. № 345

Петербург

Милостивый государь Яков Григорьевич!

Верховный главнокомандующий повелел мне сообщить вашему высокопревосходительству о нижеследующем.

По имеющимся вполне достоверным данным Германия направила свои главные силы на западную свою границу против Франции, оставив против нас меньшую часть своих сил. Хотя эти силы с полной достоверностью еще не выяснены, но можно предполагать, что в Восточной Пруссии немцами оставлены 4 корпуса (1-й, 20-й, 17-й и 5-й) с несколькими резервными дивизиями и ландверными бригадами; сверх того гарнизон Кенигсберга из частей неполевых войск.

С нашей стороны к вечеру 12-го дня мобилизации, т. е. к 29 июля (12 августа), в 1-й армии будут собраны полностью вся кавалерия (5 % кавалерийских дивизий), 3-й и 4-й корпуса, 5-я стр. бригада, 28-я пех. дивизия (20-го корпуса), к которой можно было бы еще притянуть два полка 29-й пех. дивизии — всего: 96 бат. 132 эск. (сотни). С 12-го же дня мобилизации начинают прибывать с Ковна второочередные дивизии, которые, следовательно, освобождают из Ковна части 8-й пех. дивизии. Имея в виду, что из состава 1-й армии исключены гвардейский и арм. корпуса, следует признать, что войска 1-й армии к вечеру 2-го дня мобилизации закончат свое сосредоточение, так как большая часть второочередных дивизий, включенных в состав 1-й армии, направляется в Риго-Шавельский район, потерявший при нынешней обстановке свое значение.

Что касается 2-й армии, то, за исключением 13-го корпуса, она заканчивает свое сосредоточение еще ранее срока, указанного для 1-й армии; в составе ее к вечеру 12-го дня мобилизации будут находиться: 4 кав. дивизии, 2-й, 6-й, 15-й и 23-й корпуса, а равно и 1-я стр. бригада, всего — 136 бат. 96 эск. (сот.).

Если даже исключить из этого состава 2-ю пех. дивизию, которую, быть может, придется оставить в Новогеоргиевске, а также 1-ю стр. бригаду, отходящую в Варшаву, то все-таки численность 2-й армии будет определяться в 112 бат. 96 эск. (сот.).

В общей сложности армии Северо-Западного фронта к вечеру 12-го дня мобилизации будут иметь готовыми к наступлению: 208 бат. 228 эск. (сот.) полевых только войск, в то время как немцы, по-видимому, будут в состоянии противопоставить нам 4 полевых корпуса 100 бат. С резервными и ландверными частями.

Принимая во внимание, что война Германией была объявлена сначала нам и что Франция как союзница наша считала своим долгом немедленно же поддержать нас и выступить против Германии, естественно, необходимо и нам в силу тех же союзнических обязательств поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара немцев.

Поддержка эта должна выразиться в возможно скорейшем нашем наступлении против оставленных в Восточной Пруссии немецких сил.

На основании изложенной обстановки верховный главнокомандующий полагает, что армиям Северо-Западного фронта необходимо теперь же подготовиться к тому, чтобы в ближайшее время перейти в спокойное и планомерное наступление, положив в основу плана наступления нижеследующие общие руководящие соображения.

Наступление могла бы начать 1-я армия, которая должна притянуть на себя возможно большие силы немцев; наступление это должно вестись севернее Мазурских озер с охватом левого фланга противника.

2-я армия могла бы наступать в обход Мазурских озер с запада, имея задачей разбить немецкие корпуса, развернувшиеся между Вислой и Мазурскими озерами, и тем воспрепятствовать отходу немцев за Вислу.

Между 1-й и 2-й армиями должна быть установлена тесная связь путем выставления против фронта Мазурских озер достаточно прочного заслона.

Таким образом, общая идея операции могла бы заключаться в охвате противника с обоих его флангов.

Обеспечение этой операции с ее левого фланга достигается р. Вислой с крепостью Новогеоргиевск и перевозимыми к Варшаве частями гвардейского и 1-го арм. корпусов, первые эшелоны коих начнут прибывать в Варшаву с 12-го дня мобилизации.

По мнению верховного главнокомандующего, наступление армий Северо-Западного фронта могло бы уже начаться с 14-го дня мобилизации.

Выражаю глубокую уверенность в том, что войска армий Северо-Западного фронта исполнят свой долг. Памятуя, как необходима России первая же победа, верховный главнокомандующий ожидает представления ваших соображений о времени и порядке выполнения его предуказаний. Прошу принять уверение в совершенном моем уважении и преданности.

Н.Янушкевич. (Восточно-Прусская операция. С. 85–86.)

12. Директива о переходе русскими войсками границы

Директива главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта Я. Г. Жилинского командующему 1-й армией от 31 июля / 13 августа 1914 г. о переходе русскими войсками границы и начале боевых действий

Директива командующему 1-й армией

№ 1

(Карта 10) Гор. Волковыск

Противник направил большую часть своих сил на свой западный фронт против Франции. По имеющимся у нас сведениям в Восточной Пруссии им оставлено от трех до четырех корпусов и несколько резервных дивизий и ландверных бригад.

Авангарды его выдвинуты к границе, но его главные силы несомненно находятся за линией озер.

Я предполагаю перейти в решительное против него наступление с целью разбить его, отрезать от Кенигсберга и захватить его пути отступления к Висле, для чего 1-й армии наступать от линии Вержболово, Сувалки на фронт Инстербург, Ангербург в обход линии Мазурских озер с севера, а 2-й армии — от линии Августов, Граево, Мышинец, Хоржеле на фронт Летцен, Руджа-ны, Ортельсбург и далее к северу, причем главные силы армии будут направлены на фронт Руджаны, Ортельсбург во фланг и тыл линии озер.

Таким образом, наступление будет ведено в обход обоих флангов противника, находящегося в озерном пространстве. Имея в своем составе многочисленную конницу, 1 — я армия должна по переходу через р. Ангерап возможно глубже охватить левый фланг противника с целью отрезать его от Кенигсберга. На кавалерию возлагается: заслонить, скрыть от неприятеля направления наших корпусов, закрепить за собой наиболее важные пункты, захватить переправы для нас и разрушить дальние в тылу, дабы помешать угону подвижного состава железных дорог.

Во исполнение изложенного предписываю 1-й армии утром 3 августа перейти границу конницей, поддержанной отрядами пехоты, и оттеснить передовые части противника, закрепив за собою занятые пункты, а 4 августа — перейти границу всеми тремя корпусами, входящими в состав армии, направляя их первоначально на фронт Инстербург, Ангербург, а затем, развивая наступление, в охват левого фланга противника. При этом наступлении надлежит оставить достаточной силы заслон против Летцен, откуда можно ожидать перехода германцев в наступление.

2-я армия будет наступать своим правофланговым корпусом от Августов на Лык, Арис и Летцен, перейдя границу 6 августа.

Неприятель на всем фронте и во всех случаях должен быть энергично, с упорной настойчивостью атакован.

Эти указания не касаются укреплений Летцен, на случай атаки коего последует особое приказание.

Линией, разграничивающей районы действий 1-й и 2-й армий, назначаю линию селений Липовка, Поломен, Солтманен, Летцен, причем вся эта линия относится ко 2-й армии.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта

генерал от кавалерии Жилинский Начальник штаба генерал-лейтенант Орановский

(Восточно-Прусская операция, С. 146–147.)

13. Записка для памяти от 13/26 августа 1914 г., составленная генерал-квартирмейстером при верховном главнокомандующем ген. Г. Н. Даниловым, о необходимости скорейшего овладения Восточной Пруссией

Ввиду общего положения на всех театрах войны и того обстоятельства, что на западном германском фронте уже началось столкновение немцев с нашими союзниками, после которого может начаться переброска германских сил на нашу границу, нам необходимо торопиться с овладением нижним течением р. Вислы, дабы иметь ее в своих руках ко времени возможного совершения вышеупомянутой переброски немецких сил с запада на восток.

Овладение нижним течением реки Вислы возможно без лишних жертв и потери времени только лишь при условии развития наступления по левому берегу р. Вислы, требующего сбора больших сил.

Ввиду изложенного необходимо торопиться с очищением от противника Восточной Пруссии, дабы стала возможной переброска армии ген. Ренненкампфа на левый берег р. Вислы.

Казалось бы необходимым:

1. В армии ген. Ренненкампфа на правом берегу Вислы оставить;

а) для наблюдения за Кенигсбергом один полевой корпус и две-три второочередных дивизии (может быть подвоз в Кенигсберг морем немецких сил);

б) на правом берегу Вислы в районе Пр. Холланд, Саальфельд, Дейч-Эйлау иметь на сильно укрепленной позиции один-два по левых корпуса с двумя-четырьмя второочередными дивизиями в виде заслона и два полевых корпуса уступом: за левым флангом, например у Сольдау, для маневра и контрудара в случае попытки немцев прорвать этот заслон дебушированием на правый берег Вислы фронта Мариенбург, Грауденц.

2. Остальные силы — армию ген. Ренненкампфа в составе четырех-пяти корпусов с соответствующим количеством кавалерий ских дивизий перебросить на левый берег Вислы, для чего разработать уже теперь план такой переброски и подготовить железные дороги.

3. Полевое управление армии ген. Самсонова, остающееся на правом берегу Вислы, следовало бы реорганизовать по типу армии местного характера с подчинением ген. Самсонову всей Восточной Пруссии, из коей следовало бы образовать генерал-губернаторство с подготовкой управления занятой территории уже теперь.

4. Полевое управление армиями Северо-Западного фронта перевести на левый берег Вислы с подчинением главнокомандующему армиями Северо-Западного фронта всех армий, предназначавмых для развития действия в глубь Германии (10-я, 9-я и 1-я), а также Варшавского военного округа, который надлежало бы восстановить.

5. Поспешить с подготовкой осадных артиллерийских парков в крепостях Северо-Западного фронта.

6. Предложить Главному начальнику снабжения армий Северо-Западного фронта теперь же начать подготовку снабжений тех сил (примерно 15 корпусов), а может быть, еще больше, кои предполагается перебросить на левый берег Вислы.

7. Приступить к формированию из второочередных дивизий в армии ген. Самсонова новых корпусов, давая им общую нумерацию.

8. Командировать в распоряжение ген. Самсонова опытных инженеров (Коносовского и Буйницкого) для подготовки в Восточной Пруссии укрепленных позиций кругом Кенигсберга и вдоль правого берега р, Вислы.

9. Подготовить средства по личному составу для эксплуатации восточно-прусских железных дорог.

10. Установить, хотя приблизительно, время начала переброски корпусов ген. Ренненкампфа.

В случае очищения немцами верхнего течения Вислы перевести армию ген. Самсонова на левый берет реки, составив из нее правый фланг армий Северо-Западного фронта (2-я, 9-я, 1-я и 10-я).

Генерал-квартирмейстер

при Верховном главнокомандующем генерал-лейтенант Данилов

(Восточно-Прусская операция. С. 281–282.)

14. Рапорт главнокомандующего Северо-Западным фронтом ген. Я. Г. Жшинского от 18/31 августа 1914 г. о тяжелом положении 2-й армии и о поведении ее командующего ген. А. В. Самсонова

№ 305 г. Белосток

Верховному главнокомандующему — рапорт

1. Вашему императорскому высочеству доношу, что к утру 15 сего августа обстановка на театре действий 2-й армии сложилась следующим образом: арм. корпус оставил занимавшуюся им позицию у Сольдау, а потом отошел от Сольдау к Млава; 6-й арм. корпус, бывший у Бишофсбурга, отступил южнее Ортельсбург; 15-й арм. корпус 14 августа вел бой у Мюлена, атаковав противника у этого пункта; но Мюлен не занял. При таких обстоятельствах командующий 2-й армией ген. Самсонов выехал утром 15 августа из

Нейденбурга в направлении на Надрау, чтобы лично руководить действиями 13-го и 15-го арм. корпусов, которыми было предположено атаковать противника в направлении на Мюлен, Хохенштейн. Отъезжая из Нейденбурга, ген. Самсонов уведомил штаб вверенного мне фронта, что. вместе с его отъездом снимается телеграфный аппарат, который по прямому проводу был связан с аппаратом, находящимся в штабе вверенного мне фронта, сообщив вместе с тем, что будет некоторое время без связи со мной. "Помешать этому было невозможно, так как факт прекращения связи стал известен только тогда, когда он уже совершился. Вследствие такого распоряжения была разорвана связь не только штаба армии со штабом главнокомандующего фронтом, но со всеми корпусами, входящими в состав 2-й армии.

Отсутствие связи во 2-й армии привело к тому, что все последующие события прошли уже без всякого руководства, и те потери, которые понесла 2-я армия, являются следствием именно отсутствия руководства и объединенного действия корпусов этой армии…

Самый отъезд ген. Самсонова из Нейденбурга к 15-му корпусу явился совершенно несоответственным, так как с отъездом из Нейденбурга командующего 2-й армией управление войсками этой армии стало совершено невозможным.

Следуя из Нейденбурга к Надрау, ген. Самсонов получил донесение об отходе как 1-го арм. корпуса, так и об отступлении 6-го корпуса. При таких условиях оба фланга 13-го и 15-го арм. корпусов оказались открытым и их выдвинутое далеко вперед положение не соответствовало обстановке.

Когда в штабе Северо-Западного фронта было получено донесение об отступлении 1-го и 6-го арм. корпусов, начальник штаба сейчас же телеграфировал ген. Самсонову: «Главнокомандующий приказал отвести корпус 2-й армии на линию Ортельсбург, Мла-ва, где и заняться устройством армии; 2521. Орановский».

Однако не имею уверенности, что это приказание дошло до назначения, так как за Остроленка провод телеграфа бездействовал вследствие вышеупомянутого распоряжения о снятии аппарата.

Благодаря же отсутствию надежной связи приходилось принимать случайные меры, заключавшиеся в посылке офицеров на автомобилях и летчиков на аэропланах, каковые средства связи оказались не достигавшими цели. Таким образом, о ходе событий я был ориентирован недостаточно и только по отрывочным данным, случайно попадавшим в штаб, мог подозревать о тяжелом положении обоих корпусов.

Дальнейшее изложение хода событий сделано на основании донесения ген. Постовского.

Ген. Самсонов признавал по обстановке атаку 13-го и 15-го арм. корпусов решающей события последних дней, почему и решил лично руководить действиями этих корпусов.

Прибыв в 15-й корпус, ген. Самсонов застал этот корпус в горячем бою, который проходил для нас очень успешно: 8-я пех. дивизия взяла 300 пленных, орудия и пулеметы; 2-я пех. дивизия захватила 1000 пленных и много орудий и гаубиц.

Однако силы 15-го корпуса уже истощились после многодневных боев. 13-й арм. корпус, которому ген. Самсонов не раз предписывал энергично атаковать противника большими силами, выслал 14 августа на помощь 15-му корпусу только одну бригаду, действия которой не отличались доблестью: 3-й Марвский и 4-й Капорскии пех. полки скоро сдали и, несмотря на меры по их организации, принятые лично ген. Самсоновым, до конца боя в деле участвовать не могли. Остальные части 13-го арм. корпуса подошли севернее Хохенштейна в 4-м часу дня, и хотя и вступили в бой, но решительных действий всеми силами не предприняли, 15-й же корпус более держаться не мог.

Ген. Самсонов, видя неуспешность атаки и желая спасти 15-й арм. корпус, приказал начать отступление ночью, причем этот отход со стороны Нейденбурга должен был прикрывать отряд ген. Кондратовича: 2-я пех. дивизия, гвард. Кексгольмский полк и бригада 6-й кав. дивизии, а также постепенно снимаемые части 15-го корпуса. Действия этого отряда до сих пор еще не выяснены, но ген. Кондратович оставил свои войска и в ночь на 17 августа оказался в Прасныше. Отход начался ночью и продолжался днем. На позициях у Орлау и Бартошкена отступавшие части подвергались энергичной атаке противника. Доблестные войска 15-го корпуса, дравшиеся еще накануне героями, лишились последних сил. Ген. Самсонов решил уехать в тыл для дальнейшей работы по отводу войск и управления вверенной ему армией. Верхом, со штабом и сотней Донского, полка он двинулся в направлении на Янов. Все пути на Янов и Хоржеле оказались занятыми отрядами германской конницы с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях, которые безнаказанно уничтожали отходящие обозы и отдельные части. Ген. Самсонов, не будучи в состоянии пробиться на Янов, несмотря на произведенные его личным конвоем атаки на пулеметы, двинулся на соединение с 6-м корпусом в направлении на Вилленберг. Но в это время Вилленберг был уже занят отрядами противника, который не пропустил ген. Самсонова к 6-му корпусу. Ввиду этого ген. Самсонов решил пройти ночью пешком в Хоржеле по лесной дороге, и, отделившись от офицеров штаба армии, ген. Самсонов скрылся в лесу. Ген. Постовский доносит, что он с чинами штаба слышали выстрел, после которого стали разыскивать ген. Самсонова, но, проискав в лесу всю ночь и на рассвете, они не нашли его.

Результатом всех боев и тяжелого отступления надо считать, что 15-й арм. корпус и 2-я пех. дивизия уничтожены огнем и атаками противника. Что же касается 13-го арм. корпуса, то сведений о нем никаких не имеется.

Большую утрату понесла наша армия в лице ген. Мартоса, героя этих дней, самоотверженно руководившего геройскими действиями 15-го корпуса. Говорят, что ген. Мартос с офицерами штаба корпуса погибли расстрелянными в автомобиле по дороге на Янов у д. Мушакен. Таким образом, причинами тяжелой неудачи является не только отступление 1-го арм. корпуса со своих позиций у Сольдау, но и то, что командир корпуса, уверив ген. Самсонова, что отхода не будет, снял телеграфный аппарат и, никого не предупредив об этом, отвел свои войска к Млаве и только тогда послал донесение (по словам ген. Самсонова). Благодаря этому левый фланг и тыл группы из 13-го и 15-го арм. корпусов были совершенно оголены, что и позволило немецкой коннице с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях в незначительном числе последовать из Сольдау на Нейденбург и далее на восток и преградить отход к югу на нашу территорию не только отдельным лицам, но и небольшим частям.

Большое влияние (так в документе. — В. Ш.) в тяжелом поражении 2-й армии сыграло стремление командующего армией вести последнюю свою операцию на очень широком фронте, при котором взаимодействие отдельных корпусов ее являлось затруднительным. Ген. Самсонов, несмотря на данные ему мною телеграммой за № 3009 категорические указания в действиях 15 августа, вел свои корпуса на таком широком фронте, при котором не было никакой возможности помочь другими войсками той его части, которая оказалась в тяжелом положении. Трудность взаимной поддержки усиливалась вследствие неорганизованности штабом армии надлежащей связи как между отдельными корпусами своей армии, так и со штабом вверенного мне фронта. Как доносит ген. Постовский, критическое положение 15-го арм. корпуса явилось также следствием недостаточно доблестного поведения 13-го корпуса.

Все эти причины повели к тому, что серьезная неудача 2-й армии произошла не от обхода фланга и тыла 15-го корпуса крупными частями, а лишь небольшими отрядами конницы с конной артиллерией и пулеметами на автомобилях, которые расстреливали наши войска при поспешном отступлении. Движение этих отрядов на восток не могло бы состояться при условии нахождения у Сольдау 1-го арм. корпуса. Если поведение и распоряжения ген. Самсонова как полководца. заслуживают сурового осуждения, то поведение его как воина было доблестное; он лично под огнем, подвергая себя большой опасности, руководил боем и, не желая пережить поражение, покончил жизнь самоубийством.

На основании Статьи 431 Положения о полевом управлении в военное время ген. — майор Постовский вступил во временное командование 2-й армией именем покойного ген. Самсонова.

Считая его человеком совершенно больным и нервно-расстроенным и опасаясь вследствие этого оставлять распоряжение армией в руках ген. Постовского хотя бы в течение нескольких дней, я допустил к временному командованию 2-й армией командира 2-го арм. корпуса генерала от кавалерии Шейдемана.

Генерал от кавалерии Жилинский

Начальник штаба генерал-лейтенант

Орановский

(Восточно-Прусская операция. С. 313–316.)

15. Сообщение генерал-адъютанта Николая императору

Николаю Пот 19 августа/ 1 сентября 1914 г. о причинах катастрофы 2-й армии ген. А, В. Самсонова

ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ

Командированный главнокомандующим генерал-квартирмейстер Северо-Западного фронта ген. Леонтьев приехал с роковой вестью: 13-й и 15-й корпуса, части 23-го, а именно — 2-я дивизия и Кексгольмский полк, были окружены и погибли.

Ген. Самсонов при отступлении застрелился, командир 15-го корпуса ген. Мартос и весь штаб, за исключением начальника штаба, убиты, также убит начальник штаба 13-го корпуса ген. Пестич.

О командире корпуса ген. Клюеве сведений нет. Лейб-гвардии Литовский полк уцелел, понеся большие потери от огня тяжелой артиллерии, действия которой до сих пор, где бы она ни появлялась, имеют решающее значение, так как у нас средств борьбы с ней мало. Из состава 3-й гвард. дивизии Петербургский полк уцелел, а Волынский, по-видимому, не успел принять участия в бою.

1-й и 6-й арм. корпуса, по имеющимся у меня до сих пор сведениям, в этом бою не пострадали. Им дана директива отходить, сближаясь, на линию Млава, Хоржеле.

1-й армии указано в зависимости от обстановки отходить на линию Инстербург, Ангербург, всемерно стремясь в будущем войти в связь с оставшимися корпусами 2-й армии…

При первом моем свидании с ген. Жилинским он высказал, что недоволен распоряжениями покойного ген. Самсонова, на что мною было предложено его сменить. Ген. Жилинский тогда попросил повременить.

Причина катастрофы 2-й армии — отсутствие связи между ее коргпусами, своевольный перерыв телеграфного сообщения покойным командующим 2-й армией со штабом. Последний со своей стороны хотя и принял меры для восстановления связи, но неудач но.

Кроме того, у меня есть основания предполагать, что штаб фронта некоторые известные обстоятельства от меня скрывал, надеясь их поправить. Тем не менее. Ваше величество, всецело беру ответственность на себя.

На австрийском фронте упорные бои продолжаются.

Генерал-адъютант Николай

(Восточно-Прусская операция. С. 321.)

16. О военных действиях в Восточной Пруссии осенью 1914 г. (по воспоминаниям Э. Людендорфа)

[…] 4 сентября началось наступление против армии Реннен-кампфа, 7-го числа гвардейский резервный, 1-й резервный и XI и XX армейские корпуса подошли вплотную к неприятельским позициям между рекой Прегель и озером Мауер на линии Велау — Гердауен — Норденбург — Ангербург и в последующие дни приступили к планомерной атаке. В большинстве случаев, в особенности в XX армейском корпусе, бои протекали не особен-но удачно. Русские дали решительный отпор. У противника были сильные и искусно укрепленные позиции. Имевшимися в нашем распоряжении боевыми средствами и боевыми припасами мы никогда не овладели бы этими позициями, если бы не сказался намеченный обход через Летцен и укрепления озерной линии.

Восточнее Летцена, который до сих пор храбро отбивал неприятельские атаки, сначала, казалось, также не все шло удачно. XVII армейский корпус и 1-я, и 8-я кавалерийские дивизии, направлявшиеся через крепость, в течение 8 и 9 сентября очень медленно продвигались в озерном районе к северо-востоку от Летцена. У Круглаукена и Посесерна им пришлось выдержать трудные бои. 1-му армейскому корпусу, который был двинут через Нико-лайкен и Иогаянисбург, пришлось восточнее озерной линии резко повернуть на север. К вечеру 9 сентября он открыл дорогу XVII армейскому корпусу; 3-я резервная дивизия, за которой следовала ландверная дивизия фон дер Гольца, продолжала наступление через Бялу на Лык. Уже 8 сентября у Бялы они наткнулись на превосходные силы противника.

Это также была операция неслыханной дерзости. Неманская армия состояла из 24 пехотных дивизий и сама по себе сильно превосходила нашу 8-ю армию, имевшую в своем распоряжении от 15 до 16 пехотных дивизий. К тому же в русской дивизии насчитывалось 16 батальонов, а в нашей в то время — еще 12. К силам русских надо присчитывать еще от 4 до 6 дивизий, которые сосредоточивались в Осовце и Августове. В любой момент и в любом месте эти силы могли быть стянуты для нанесения нам удара с огромным превосходством в числе. Опасность особенно угрожала нашему правому крылу, выдвинувшемуся восточнее озер. Оно могло быть раздавлено. Но даже в этом положении мы ни одной минуты не колебались дать сражение. Мы могли рассчитывать на наше превосходство в выучке. Танненберг также дал нам большой моральный перевес.

Штаб армии охотно бы усилил правое крыло, с этой целью в нашем распоряжении была удержана к западу от озер одна дивизия XX армейского корпуса. Но ее пришлось вернуть корпусу. Растяжка приблизительно на 50 километров четырех корпусов, направленных для атаки неприятельского фронта, была довольно значительна. К тому же штаб гвардейского корпуса опасался контратаки русских и в виду этого сосредоточивался теснее. Северное крыло должно было дотягиваться до реки Прегель, иначе противнику открывалась возможность охватить 8-ю армию. Крыло, предназначенное для обхода, не могло быть сделано сильнее, чем это было нами первоначально намечено. Оставалось только ждать, разовьется ли атака успешно или нет. Решение здесь должно было дать оружие. Мы должны были сделать все возможное, чтобы обеспечить желанный результат.

Рано утром 10 сентября пришло важное известие, что севернее Гердауена против 1-го резервного корпуса противник ночью очистил позиции. Это был результат успешных боев 1 и XVIT армейских корпусов вечером 9 сентября. 1-й резервный корпус занял эту позицию и намеревался продолжать наступление. Можно себе представить, какая радость охватила штаб армии. Опять был достигнут крупный успех, но окончательного решения еще не было. Русская армия еще отнюдь не была разбита. К северо-востоку от Летцена мы одержали только местные успехи. Предстояло развить энергичное фронтальное преследование и врываться в ряды отступающего противника. Тем временем охватывающее крыло продолжало наступление в направлении к шоссе Вержболово — Ковна, обходя с востока Роминтенскую ротду. Мы стремились при этом, насколько возможно, прижать русских к Неману. Но в то же время приходилось учитывать, что Ренненкампф и теперь еще был в состоянии совместно с подкреплениями, находившимися далее к югу, повести в любом направлении сильную атаку. Наш фронт был повсюду очень редок, но обе северные группы, которые до сих пор разделялись озером Мауер, теперь вновь соединились.

Все-таки положение продолжало оставаться весьма напряженным. Войскам предстояли новые задачи. Они должны были, наступая по многим путям, в тесной, взаимной связи непрерывно преследовать противника и вцепляться в него, где бы он ни остановился. Но при этом в целях уменьшения потерь надо было выжидать содействия соседних колонн, на обязанность коих ложилось выполнение местных охватов… Направления движений для отдельных колонн начиная с левого крыла были следующие: главный резерв Кенигсберга — Кенигсберг — Тильзит. Гвардейский резервный корпус — Грос — Аудовенен. 1-й резервный корпус — Инстербург — Пилькален. XI армейский корпус — севернее Дар-кемена — Гумбинен — Сталюпенен. XX армейский корпус — Даркемен — середина расстояния между Вержболовом и Вышты-нецким озером. XVII армейский корпус — севернее Роминтенс-кой рощи на Выштынец. 1-й армейский корпус — южнее Ромин-тенской рощи на Мариамполь.

8-я и 1-я кавалерийские дивизии предшествовали 1-му армейскому корпусу в направлении на шоссе Вержболово — Ковна. Движение протекало не совсем так, как я ожидал. Трудно было отличать свои части от противника. Иногда две наши колонны вступали между собою же в перестрелку. Войска слишком энергично атаковали фронтально, не выжидая подхода соседних колонн. Самым крупным недоразумением явилось заявление XI армейского корпуса 11 сентября, что он атакован превосходными силами противника. Этот случай был возможен, мы должны были учесть его. При взаимоотношении сил наших и противника фронт нуждался в. непосредственной тактической поддержке охватывающих корпусов. Поэтому мы должны были решиться XVII и 1-й армейские корпуса двинуть круче на север, чем это предполагалось первоначально. Через несколько часов выяснилось, что сообщение XI армейского корпуса ошибочно. Но приказ охватывающему крылу был уже отдан. Позднее корпуса опять были повернуты на прежние направления, но все же полдня, по крайней мере, было потеряно.

Успехи 8-й армии были выдающимися. Все наступление, за четыре дня которого было пройдено много более 100 километров, было победоносным шествием войск, уже ослабленных продолжительными боями и всякого рода лишениями и усилиями. Это особенно относится к коренным частям 8-й армии; гвардейский резервный корпус и XI армейский корпус храбро сражались на Западном фронте под Намюром, но до сих пор все-таки еще не переживали столь тяжелых дней.

Результаты этого сражения не так бросаются в глаза, как сражение при Танненберге. Недоставало воздействия на тыл противника, оно было невозможно. Противник не остался на месте, а отступил, так что оказалось возможным только фронтальное и фланговое преследование. Под Танненбергом захвачено свыше 90 000 пленных, теперь же мы насчитали 45 000. Но все, что при данных условиях можно было достичь, мы достигли.

В сущности, Ренненкампф как будто вообще и не думал о серьезном сопротивлении. Во всяком случае он очень своевременно начал отступление и двигался по ночам. Наши летчики указывали дороги, но которым двигались колонны, но их донесения звучали слишком неопределенно. Русские сумели организовать отступление и продвигали массы по местности без дорог.

Нашим непрерывным наступлением, связанным с охватом, мы так энергично гнали русскую армию, что она в полном беспорядке отошла за Неман. На ближайшие недели эту армию, без усиления ее новыми войсками, можно было считать не вполне боеспособной.

Сражение у Мазурских озер не было оценено по достоинству. Это было широко задуманное и планомерно проведенное решительное сражение против значительно превосходного противника. Оно было связано с крупным риском, но противник не сознавал своей силы; он даже ни разу не довел до конца боя и уклонялся чересчур поспешным отступлением. Под нашим давлением это отступление приняло характер бегства.

В стороне от главного поля сражения успешно действовали 3-я резервная дивизия энергичного генерала фон Моргена; лан-дверная дивизия генерала фон дер Гольца. 8 сентября у Вялы они столкнулись с превосходными силами противника и разбили подходившие русские подкрепления. Этим они устранили серьезную опасность для армии, сражавшейся далее к северу. Генерал фон дер Гольц остановился перед Осовцом. Генерал фон Морген захватил после оживленного боя Августов и Сувалки. Великий князь Николай Николаевич намеревался помочь оттуда Ренненкампфу, но это ему не удалось. 13 сентября сражение в существенных частях закончилось. К этому дню войска группировались приблизительно так: крепостные гарнизоны генерала фон Мюльмана — у Млавы; ландверная дивизия фон дер Гольца — перед Осовцом; 3-я резервная дивизия — у Августова и Сувалок.

Таким образом, в центре поля сражения различные корпуса очень тесно сблизились друг с другом. Отчасти им уже не хватало пространства, и они, естественно, являлись первыми освободившимися для дальнейших операций частями. Уже при начале наступления против Ренненкампфа не могло быть никакого сомнения, что оно не будет развито за Неман. Я все время не оставлял мысли, покончив с Ренненкампфом, начать наступление на Нарев. Часть войск должна была быть оставлена для обеспечения восточной границы Восточной Пруссии, остальные силы — перейти через южную границу для совместных действий с австро-венгерской армией, как это мыслил генерал фон Конрад. Соответственные распоряжения уже отдавались, но им не суждено было осуществиться.

VI

Штаб 8-й армии в течение всего времени победоносного шествия войск из Алленштейна на вражескую территорию непосредственно следовал за ними. Я постоянно настаивал на том, чтобы мы сохраняли тесное соприкосновение с честными начальниками и войсками. Для передачи приказаний и доставки донесений это было безусловно необходимо, так как технические средства связи были еще далеко не совершенны. Телефонные перспективы восточно-прусской провинции были весьма неопределенны. Радиостанции действовали хорошо, но они имелись только в кавалерии и в штабе армии. Ввиду этого моим главным средством связи являлись автомобили и посылка офицеров моего штаба. Сотрудники добровольного автомобильного корпуса в роли шоферов делали выдающуюся работу. Они совершали поездки, которые напоминали дерзкие пробеги кавалерийских разъездов. Немногочисленные летчики были полностью использованы для разведок, для службы связи пользоваться ими я не мог. Несмотря на ограниченность средств связи и осведомления, все же удавалось постоянно быть ориентированным и своевременно рассылать приказы штаба армии. Мне самому много приходилось говорить по телефону; я подгонял, где это представлялось целесообразным, и входил в частности, когда считал это необходимым для общего успеха. Такие личные сношения с начальниками штабов были полезны, они давали возможность непосредственно выслушивать и воздействовать.

У нас был ряд новых ночлегов. В Норденбурге мы первый раз попали в город, который продолжительное время был занят русскими. Там все было невероятно загрязнено. Весь рынок был полон нечистот. Помещения были тошнотворно запачканы.

В Инстербурге мы жили в гостинице «Дессауский двор», это помещение только что перед нами покинул Ренненкампф. Великий князь Николай Николаевич тоже лишь в последний момент уехал из города.

Нам представлялось возможным обстоятельно осмотреть русские позиции. Всеми нами владело чувство глубокого удовлетворения, что нам не пришлось их штурмовать, так как это стоило бы нам больших потерь.

В августе и в сентябре многие русские части вели себя при вторжении в Восточную Пруссию образцово. Винные погреба и склады охранялись. Ренненкампф поддерживал в Инстербурге строгую дисциплину. Но война все-таки сопровождалась бесконечным ожесточением и большими ужасами. Казаки были свирепы и дики, они жгли и грабили. Многие жители были убиты, совершались насилия над женщинами, часть населения рассеялась. В большинстве случаев в этих жестокостях не было никакого смысла. Население не оказывало ни малейшего сопротивления. Оно было покорно и, что соответствует и нашим взглядам, не принимало участия в борьбе. Вся ответственность за эти злодеяния ложится на русских.

Русская армия легла тяжелым бременем на Восточную Пруссию. Теперь у нас было гордое чувство, что мы освободили германскую землю от врага. Ликование и благодарность населения были велики. Страна была освобождена не для того, чтобы вновь попасть под чужое иго. От такого позора да сохранит нас Бог.

14 сентября в Инстербурге мы находились в полном ощущении победы и великих достигнутых результатов. Тем неожиданнее было для меня внезапное мое назначение начальником штаба Южной армии, которая должна была формироваться под начальством генерала фон Шуберта в Бреславле.

(Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. С. 54–60.)

17. Документы французской главной квартиры

о боевых действиях на Западном фронте летом-осенью 1914 г.

Париж, 5 августа, 7 н. 20 м, 7 н. 45 м. 2-й корпус I. Французским самолетам и дирижаблям разрешено летать над бельгийской территорией. Но т. к. еще вчера бельгийские войска имели приказ стрелять по всякому воздушному кораблю и контрприказ может быть еще не известен всем, необходимо, чтобы наши пилоты летали достаточно высоко.

II. Конным разведкам также разрешено проникать на бельгийскую территорию; но они не могут быть еще поддержаны слишком большими отрядами.

Важно теперь же осторожно воспользоваться этим разрешением с целью занять возможно ближе к люксембургской границе дороги, идущие от фронта Виртон-Ставело (Virton-Stavelot), и дороги, идущие на запад.

III, Необходимо строго внушить отрядам, что они находятся в дружественной и союзной стране, что поэтому они не должны производить никаких реквизиций, прежде чем не станет известной конвенция, находящаяся на пути к заключению, ничего не покупать иначе как по соглашению и за наличный расчет.

Верховный главнокомандующий

Жоффр

Главнокомандующий — командирам 20-го, 2-го, 6-го, 7-го, 21-го корпусов

5 августа 1914 г. 12 ч. 20 м

Т. к. война объявлена, то никаких ограничений операциям прикрытия, которые могут выполняться постольку, поскольку они вытекают из задач, поставленных различным участкам, ставиться больше не будут.

(Специально для 21-го корпуса.)

Вследствие этого вам разрешается занять перевалы Вогезских гор, от высоты Бономм (Bonhomme) до прорыва Сааль (Saales)

(включит.).

(Телефонограмма, подтвержденная телеграммой.)

Ж, Жоффр

Скрепил (pour ampliation): Начальник штаба главноком. (Major general)

Белен (Belin)

Восточные армии

Главный штаб

3-е Бюро, Витри-ле-Франсуа, 8 августа 1914 г.

Общая инструкция 1

I. Перед 1-й и 2-й армиями неприятельские силы, по-видимому, не превышают количества 6–7 армейских корпусов. Вокруг Метца, перед Тионвиллем и в Люксембурге, по-видимому, находится главная группа германских армий, расположенная" для движения на запад.

На севере одна германская армия проникла на бельгийскую территорию и частью ведет бой против бельгийских сил.

II. Намерение главнокомандующего — искать сражения соединенными силами, опирая на Рейн правое крыло своего общего расположения. При необходимости он отнесет назад левое крыло своего расположения, чтобы избежать завязки сражения, которое может быть решительным для одной из армий, прежде чем остальные будут в состоянии ее поддержать.

Но возможно также, что мы будем иметь достаточно времени, чтобы перенести наше левое крыло вперед, в том случае если германское правое крыло задержится перед Льежем или повернет к югу.

Первоначальное сосредоточение армий и общее наступательное движение должны предусматриваться в следующих условиях:

III. Целью 1-й армии будет германская армия Сарребурга — Ле-Донон — долина де Ла-Брюш (Sarrebourg — le Donon — \Ы1ее de la Bruche), которую она постарается вывести из строя, от бросив ее на Страсбург и в Нижний-Эльзас.

Район действий 1-й армии будет ограничен включительно линией Шарм (Charmes), Сен-Жермен (Saint-Germain), Борвиль (Borville), Морвиле (Morviller), Жебервиле (Geberviller), Фрембуа (Fraimbois), Маренвиле (Marainvillers), Эбермениль (Ebermenil), Муссей (Moussey), Дианн Капелль (Dianne Capelle), Фенестранж (Fenestrange).

7-й корпус облегчает атаку главных сил армии, быстро направившись на Кольмар и Шлештадт (Schlestadt), он обеспечивает безопасность правого крыла, разрушив мосты на Рейне и прикрывая Неф-Бризах (Neui-Brisach). Ему будет придана 8-я кавалерийская дивизия.

Впоследствии на 1-ю группу резервных дивизий, усиленных альпийскими резервными дивизиями, будут постепенно возлагаться задачи наблюдения за Неф-Бризахом, обложения Страсбурга и защиты Верхнего Эльзаса.

IV. 2-я армия, прикрываясь на фронте, обращенном к Мётцу, будет действовать наступательно в общем направлении на Сарребрюк, на фронте Дельм (Delme), Шато-Сален (Chateau-Salins),

Дьез (Dieuze), связываясь с 1-й армией через район Этан (Etangs).

Она оставит в резерве, в распоряжении главнокомандующего, два своих левофланговых корпуса в районе Бемекур (Bemecourt), Розьер-ан-Гей (Rosiere-en-Haye) готовыми завязать бой, фронтом на север.

Y 3-я армия займет место на фронте Флаба (Flabas), Ори (Ornes), Виньелль (Vigneulles), Сен-Боссан (Saint-Baussant), готовая действовать в северном направлении, двигаясь левым крылом на Дамвиллье, или переходить в атаку против всех сил, которые появились бы со стороны Метца,

В первом случае оба левофланговых корпуса 2-й армии на время сражения могли бы быть приданы 3-й армии.

VI. 4-я армия, собранная между Сервон (Servon), Обервилль(Auberville) и Суйи (Souilly), должна быть готова атаковать между Маасом и Арагоннами неприятельские силы, которые перешли бы Маас к северу от Вилоны (Vilosnes), или самой перейти реку к северу от Вердена.

2-й корпус теперь же передается в распоряжение 4-й армии. Этот последний корпус должен избежать положения, при котором его могли бы приковать к себе превосходные силы, и если он очутится под угрозой, то будет опираться на крепость Верден, оставив большую часть своих сил на правом берегу Мааса между Сир-ри-на-Маасе (Sirry-sur-Meuse) и Флаба (Flabas).

VII. 5-я армия займет более сосредоточенное положение, чтобы быть в состоянии с достаточными силами подготовить атаку против всего, что покажется между Музаном (Mouzan) и Мезьером (Mesieres) включительно, или в случае необходимости самой перейти Маас между этими двумя пунктами.

VIII. Разграничительные линии между 3, 4-й и 5-й армиями

следующие: дорога Бар-ле-Дюк (Bar-le-Duc), Вавенкур (\avincourt), Шомон-на-Эре (Chaummont-sur-Aire), Суйи (Souilly), Верден (Verdun), Вашеровилль (Vacherauville), Флаба (Flabas) и дорога Суэн (Souhain), Таюр (Tahure), Сешо (Sechauls), Сенн (Senne), Гранпре(Grandpre), Аррикур (Harricourts), Соммант (Sommanthe)…

4-й корпус займет более сосредоточенное положение в районе своей армии, чтобы дать место 2-му корпусу.

IX. Конный корпус сначала будет прикрывать фронт 5-й армии. В случае если этот корпус будет вынужден снова перейти Маас, он будет держаться на левом фланге 5-й армии (район Шимэ — Мариенбур), чтобы прикрыть сосредоточение английской армии и 4-й группы резервных дивизий.

4-я кавалерийская дивизия будет передана в распоряжение командующего 5-й армией, как только конный корпус начнет обнажать фронт этой армии.

X. 4-я группа резервных дивизий устроит вокруг Вервена (\fervin) позиции таким образом, чтобы обеспечить себе возможность движения фронтом либо на север, либо на восток. Эта группа будет переведена в этот район по мере ее выгрузки, и работы должны начаться немедленно.

XI. Командующие армиями теперь же подготовят свои приказы в предвидении общего предполагаемого наступления, так, чтобы эти приказы могли быть немедленно разосланы по получении соответствующей телеграммы.

Главнокомандующий (подписано) Ж. Жоффр

Армии Восточного фронта. Главная квартира

Главный штаб. 3-е Бюро. № 1102. 16 августа 1914 г.

Частный приказ 11

С целью позволить командующему сосредоточить свое внимание в особенности на наступательной операции вверенной ему армии, части этой армии, имеющие задачи оборонительного характера, с 12 часов дня 17 августа будут подчинены генералу Полю Дюрану (Paul Durand), который, впрочем, останется в подчинении командующего 3-й армией.

Наличность сил, оставленных под начальством генерала Дюрана, кроме 3-й группы резервных дивизий, будет состоять из 67-й резервной дивизии, которая, двигаясь от Шалонского лагеря походным порядком, должна достигнуть 18 августа к концу дневного перехода района Никсевилль — Домбаль (Nixeville — Dombasl) (штаб-квартира), куда генерал Дюран пошлет ей свои распоряжения. Районы Туля и Вердена с 12 ч. дня 16 августа будут подчинены генералу Дюрану в условиях, указанных статьей 144 декрета об управлении крупными соединениями. В этом отношении генерал Дюран будет пользоваться правом командующего армией.

Задачей группы сил генерала Дюрана будет начать постепенное обложение Юго-Западного фронта крепости Метц и задерживать на позициях, оборудованных между Тулем и Верденом, всякую попытку противника, стремящегося к прорыву фронта.

18-й корпус в течение дня будет сменен в пунктах своего расположения тульской резервной дивизией.

Частная инструкция № 9 от 15 августа, 15 ч. 30 м, будет сообщена 3-й армией генералу Дюрану для исполнения.

Подпись: Ж. Жоффр

Телеграмма главнокомандующего военному министру

ч

18 августа 1914 г., 8 ч. 5 м

Мы заняли весь озерный район до западной окраины Фенест-ранж (Fenestrange). Наши части двигаются от р. Сей (Seille), часть переправ которой была эвакуирована немцами. Наша артиллерия находится в Шато-Сален.

В общем, в течение предыдущего дня мы одержали серьезные успехи, делающие большую честь войскам, порыв которых не сравним ни с чем, и начальникам, ведущим их в бой.

Подпись; Ж. Жоффр


Частный приказ 14

19 августа 1914 г.

Войска, предназначенные вначале служить заслоном против крепости Метц с запада и юга, а затем продолжать обложение этого укрепленного лагеря, отдаются в подчинение генералу Монури.

Они составляют лотарингскую армию. Генерал Монури будет немедленно располагать 3-й группой резервных дивизий, бывших первоначально в распоряжении 3-й армии, кроме 67-й резервной дивизии, которая только что прибыла в Верден; генералу Монури будут подчинены крепости Туль и Верден, в отношении которых он будет пользоваться правами командующего армией.

Генерал Монури будет также располагать 65-й и 75-й резервными дивизиями, высаживающимися 21 и 25 августа в районе Сорси — Вуа (Sorsy — Void).

Впоследствии генерал Монури будет располагать 2-й группой резервных дивизий, приданных в настоящее время 2-й армии, 64-й и 74-й резервными дивизиями, высаживающимися 21 и 23 августа в районе Люневиль (Luneville) — Байон (Вауоп) — Домбаль (Dombasls). Эти две дивизии и 2-я группа резервных дивизий останутся в распоряжении командования 2-й армии до тех пор, пока действия, начатые этой армией в районе Дрез (Draise) — Шато — Сален, не получат разрешения.

Задача войск, находящихся в распоряжении генерала Монури, состоит в подготовке постепенного обложения укрепленного лагеря Метц согласно указаниям, данным командующим III и II армиями в частной инструкции № 9 от 15 августа и в телеграмме от 18 августа. Во всяком случае во время производства работ на укреплениях, построенных к востоку от Нанси и на Маасских высотах, должны держаться сильные резервы, дабы обеспечить при всяких обстоятельствах целость фронтов, оборудованных в этих двух районах.

Примечание. Приказ № 11 от 16 августа отменяется. Забота 3-й армии о вышеупомянутых частях будет заключаться только в обеспечении средствами своего D.E.S. снабжения и эвакуации.

За главнокомандующего Генерал Веррье (Verrier)

Записка для всех армий. (Note)

Главная квартира, 24 августа 1914 г.

Из сведений, собранных во время боев, происшедших до настоящего дня, можно заключить, что атаки производятся без тесной связи между пехотой и артиллерией; всякая общая операция заключается в ряде частных действий, имеющих целью завоевание опорных пунктов.

Каждый раз как нужно захватить опорный пункт, необходимо подготовить атаку артиллерией, пехоту удерживать и бросать ее на штурм только с такой дистанции, с которой можно быть уверенным в достижении намеченной цели.

Каждый раз как пехоту бросали в атаку с слишком большого расстояния, прежде чем артиллерия давала почувствовать свое действие, пехота попадала под пулеметный огонь и несла потери, которых можно было избежать.

Когда захвачен какой-нибудь опорный пункт, необходимо тотчас же оборудовать ею, укрепиться на нем, подвести туда артиллерию, что помешает возобновлению какой бы то ни было наступательной попытки противника.

По-видимому, пехоте совершенно неизвестна необходимость устраиваться в бою на продолжительное время. Бросая сразу в передовую линию многочисленные и сомкнутые части, пехота сразу подвергает их неприятельскому огню, рассеивающему и останавливающему тем самым в зародыше их наступление, часто подставляет эти части под контратаки.

Пехота, поддерживаемая артиллерией, должна вести бой посредством достаточно разомкнутой стрелковой цепи, численность которой поддерживается постоянно на одном и том же уровне; таким образом пехота затянет бой до того момента, когда будет смысл штурмовать.

Германские кавалерийские дивизии действуют всегда предшествуемые нескольким батальонами, которые перевозятся на автомобилях. До сих пор главные силы неприятельской кавалерии не позволяли нашей кавалерии приблизиться к ним. Они продвигаются за своей пехотой и оттуда бросают кавалерийские части (разъезды и разведку), которые, как только подвергаются атаке, ищут поддержку у своей пехоты. Наша кавалерия преследует эти части и натыкается на сильно удерживаемые рубежи. Необходимо, чтобы наши кавалерийские дивизии всегда имели бы пехотную поддержку, которая подкрепит их и увеличит их наступательную способность. Лошадям надо давать достаточно времени для еды и сна. В противном случае кавалерия преждевременно истощается раньше, чем будет использована.

Подпись: Ж. Жоффр

Общая инструкция 2

Главная квартира, 25 августа 1914 г, 22 ч.

I. Т. к. предположенный наступательный маневр не мог быть осуществлен, то последующие операции будут вестись с целью воссоздания на нашем левом крыле путем соединения 4-й, 5-й и английской армий и новых сил, взятых с восточного района, группы (masse), способной вновь перейти в наступлениеие, в то время как остальные армии будут сдерживать натиск противника.

II. В своем отступательном движении каждая из 3-й, 4-й, 5-й армий должны считаться с движениями соседних армий, с которыми вменяется быть в связи. Движение будет прикрыто арьергардами, оставленными на удобных рубежах, с целью использования всякого препятствия, чтобы остановить путем коротких и сильных атак, главным элементом которых будет артиллерия, движение противника или, по крайней мере, его задержать.

III. Разграничительные линии между армиями.

Армия W (британская армия): к северо-востоку от линии Като-Верман (Cateau-Vermand) и Несль (Nesle) включительно.

4-я и 5-я армии: между этой последней линией исключительно на западе и линией Стенэ, Сюипп, Конде-на-Марне на востоке (включительно).

3-я армия, включая Лотарингскую: между линией Сасей (Sassey), Флевилль, Билль-на-Турбе, Витри-ле-Франсуа включительно на западе и линией Виньель, Вуа (Void), Гондрекур включительно на востоке.

IV. На крайнем левом фланге между Пиккиньи (Picquipny) и морем будет создана завеса (barrage) из северных территориальных дивизий, имеющих в резерве 61-ю и 62-ю резервные дивизии.

V. Конный корпус на Оги (Authie), готовый следовать за движением вперед и крайнего левого фланга.

VI. Впереди Амьена между Домар-в-Понтье (Domart-en-Ponthieu) и Корби или за Соммой, между Пиккиньи и Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux), будет создана из частей, перевезенных по ж. д., новая группа сил (7-й корпус, 4 резервные дивизии и, может быть, еще один перволинейный корпус), которая окончит сосредоточение с 27 августа по 2 сентября.

Эта группа должна быть готова перейти в наступление в общем направлении Сен-Поль — Аррас или Аррас — Бапом.

VII. Армия W (британская) расположится за Соммой, от Брэ-на-Сомме (Braye-sur-Somme), до Гамы (Ham), готовая двинуться либо на север, на Бертенкур (Bertincourts), либо на восток, на Кателе.

VIII. 5-я армия расположит свои силы в районе Верман — Сен-Кантен — Муа (наступательный фронт), чтобы начать движение вперед в общем направлении от Боэн (Bohain), удерживая правым флангом линию Ла Фер — Лаон — Краонн — Сент-Ерм.

IX. 4-я армия расположится за р. Эн, на фронте Гиньикур-Вузье (Guignicourt-Vusiers) или, в случае невозможности, на фронте Берри-о-Бак (Berri-au-Bac), Реймс, Реймская Гора (Montagne de Reims), сохраняя все время возможность перейти в наступление фронтом на север.

X. 3-я армия расположится, оперев cвой правый фланг на крепость Верден и деньги — на перевал Гранпре, или у Варенн-Сен-Менеульд (Varennes-Saint-Menehoula).

XI. Все указанные позиции должны быть подготовлены с особенной тщательностью, чтобы иметь возможность представить противнику максимум сопротивления. Из этого положения части перейдут в наступление.

XII. 1-я и 2-я армии будут продолжать сдерживать противостоящие им неприятельские силы. В случае вынужденного отхода район их действий будет следующий:

2-я армия: между дорогой Фруар — Туль — Вокулер включительно и дорогой Байон — Шарм — Мирекур — Виттель — Клермон включительно.

1-я армия: к северу от дороги Шатель — Домпер — Ла-марш — Монтиньи-ле-Руа включительно.

Главнокомандующий

Подпись; Ж. Жоффр

Скрепил: Начальник штаба

Подпись: Белен

Указание для употребления артиллерии

27 августа 1914 г.

Командующие армиями вновь обратят самым энергичным образом внимание подчиненных им частей на безусловную необходимость обеспечить полную связь между пехотой и артиллерией. До настоящего времени эта связь не всюду была достигнута. Первая атаковала с слишком большой поспешностью. Вторая завязывала бой слишком медленно, нерешительно и скупо. Большую часть потерь, понесенных нашей пехотой, следует приписать этой основной ошибке.

С другой стороны, действия батарей недостаточно согласованы. Часто получается впечатление, будто артиллерия вступает в бой отдельными частями и стреляет по инициативе одних командиров батарей.

Кроме того, следует обобщить успешное употребление несколькими армейскими корпусами стрельбы 75-мм пушки на очень большие дистанции с врытым сошником.

Наконец, следует подражать нашему противнику, широко применяющему самолеты для подготовки своих атак. Эти самолеты летают над местностью впереди фронта и дают возможность артиллерии брать под обстрел на максимальную дальность ее орудий наши сосредоточения и наши колонны, так что мы не можем даже приблизительно определить расположение батарей.

Теперь, когда мы вошли в соприкосновение с противником на всем фронте армий, число самолетов, необходимое для стратегической разведки, сильно сократилось. Таким образом, командующие армиями впредь отдадут в распоряжение командиров армейских корпусов и резервных дивизий некоторое количество самолетов, которые будут применяться для следующих задач:

1. Отыскивать цели.

2. Давать батареям все необходимые сведения для производства стрельбы.

Опыты, произведенные в этой области в течение нескольких лет, достаточно многочисленны, чтобы в каждом армейском корпусе или резервной дивизии командующий артиллерией мог после получения сведений от службы авиации принять необходимые исполнительные меры.

Главнокомандующий Ж. Жоффр

Телеграмма командующему 4-й армией

27 августа 1914 г.

Я не встречаю препятствий к тому, чтобы вы оставались завтра, 28 августа, на ваших позициях, дабы закрепить свой успех и показать, что наше отступление чисто стратегическое. Но 30 августа все должны находиться в отступлении.

Подпись: Ж. Жоффр

Приказ 1-й и 2-й армиям

28 августа 1914 г.

Необходимо для 1-й и 2-й армий сохранять свои силы, продолжая приковывать противостоящие им неприятельские силы, и оставаться в связи между собой.

Подпись: Ж. Жоффр Приказ 5-й Приказ 5-йармии

28 августа 1914 г.

5-я армия должна атаковать возможно скорее силы, которые вчера завязали бой с англичанами.

Подпись: Ж. Жоффр

Общая инструкция 4

Главная квартира восточных армий

Главный штаб, 3-е Бюро. 1 сентября 1914 г.

I. Несмотря на тактические успехи 3-й, 4-й и 5-й армий, одержанные в районе Мааса и у Гиза, обходное движение, ведущееся противником против левого крыла 3-й армии, недостаточно остановленное английскими войсками и 6-й армией, заставляет все наше расположение заходить вокруг своего правого крыла.

Как только 5-я армия избежит опасности охвата, армии вновь перейдут в наступление.

II. Отступательное движение может повести армии к отходу в течение некоторого времени в общем направлении с севера на юг.

5-я армия не должна ни в коем случае дать противнику охватить левый фланг своего движущегося крыла; остальные армии. менее стесненные в исполнении своего движения, могут останавливаться, оборачиваться на противника и пользоваться всяким удобным случаем, чтобы нанести ему частное поражение.

Командующие армиями будут действовать так, чтобы не обнажать соседние армии, будут находиться в постоянной связи и все время посылать друг другу сведения, которые сумеют получить.

III. Разграничительные линии следующие:

Между 3-й и 5-й армиями (отряд Фоша): дорога Реймс — Эпер-нэ (для 4-й армии); Монмор, Сезанн, Ромильи (для 5-й армии).

Между 4-й и 3-й армиями: дорога Гранпре — Сен-Менегу — Ревиньи (для 4-й армии).

В районе 4-й армии отряд Фоша будет в постоянной связи с 5-й армией.

Промежуток между этими отрядами и главными силами 4-й армии будет наблюдаться 7-й и 9-й кав. дивизиями, подчиненными 4-й армии, поддержанными отрядами пехоты этой армии.

3-я армия выполнит свое движение под прикрытием Маасских высот.

IV. Пределом отступательного движения, не считая, что это указание заставляет обязательно достигнуть этого предела, можно наметить момент, когда армии будут в следующем положении:

а) один вновь сформированный конный корпус за СеноЙ, к югу от Брэ;

б) 5-я армия за Сеной, к югу от Ножан-на-Сене (Nogent-Sur-Seine);

в) 4-я армия: отряд Фоша, за р. Об (Aube), к югу от Арси-на-

Обе, главные силы за Орнен (Ornain), к югу от Витри;

г) 3-я армия к северу от Бар-ле-Дюка (Bar-le-Duc).

3-я армия в этот момент будет усилена резервными дивизиями, которые покинут Маасские высоты, чтобы участвовать в наступательном движении.

Если обстоятельства позволят, то части 1-й и 2-й армий будут своевременно отозваны, дабы принять участие в наступательном движении.

Наконец, подвижные войска (troupes mobiles) парижского укрепленного лагеря смогут также принять участие в общей операции.


Подпись: Ж. Жофрфр


Главная квартира северных и северо-восточных армий

2 сентября 1914 г.

Главнокомандующий — г. маршалу Френчу, главнокомандующему английскими силами

Господин маршал!

Имею честь благодарить Вас за предложения, переданные Правительству Республики, касающиеся содействия английской армии и сообщенные мне.

Настоящее положение 5-й армии не позволяет ей обеспечить достаточно действенную поддержку английской армии на правом фланге.

Вследствие событий, происшедших в течение 2 последних часов, я не считаю в настоящее время возможным предвидеть общую операцию на Марне всем наличием наших сил. Но я полагаю, что только содействие английской армии может дать благоприятные результаты в условиях, изложенных в прилагаемом при сем письме, которое я адресуют. Военному Министру и копию которого имею честь препроводить Вам.

Примите, господин маршал, выражение моего высокого уважения и моих сердечных товарищеских чувств.

Жоффр

Главная квартира по северным и северо-восточным армиям

Общая главная квартира. 2 сентября 1914 г.

Главнокомандующий — г. военному министру

Я получил предложение маршала Френча, которое Вы соизволили мне сообщить; эти предложения выражают намерение создать на Марне оборонительную линию, которая будет удерживаться достаточно густыми в глубину частями и особенно усиленными на левом фланге.

Настоящее расположение 5-й армии не позволяет осуществить программу, намеченную маршалом Френчем, и обеспечить английской армии в надлежащее время достаточно действенную поддержку на правом фланге.

Наоборот, английской армии на ее левом фланге обеспечена поддержка со стороны армии генерала Монури, которая должна двинуться для обороны северо-восточного фронта Парижа; при этих условиях английская армия сможет в течение некоторого времени удерживать Марну, затем отойти на левый берег Сены, которую она будет удерживать от Мелена и Жювизи; таким образом английские силы будут содействовать обороне укрепленного лагеря, и их присутствие будет ценной моральной поддержкой для частей укрепленного лагеря.

Должен прибавить что армиям только что даны инструкции с целью связать между собой их движения, и было бы невыгодно изменить эти инструкции. Они имеют целью поставить наши войска в положение, которое им позволит в довольно близком будущем перейти в наступление. День начала движения вперед будет сообщен маршалу Френчу, дабы позволить английской армии участвовать в общем наступлении.

Жоффр

Г. К. восточных армий

Главный штаб, 3-е Бюро. № 3463. 2сентября 1914 г. Лично и секретно

Общий план операций общей инструкции № 4 намечает следующие пункты:

а) вывести армии из-под давления противника, привести их в порядок и укрепиться в районе, где они расположатся в конце от хода;

б) расположить все наши силы на линии, проходящей через Пон-на-Ионне, Ножан-на-Сене, Арси-на-Обе, Бриенн-ле-Шато, Жуанвилль (во изменение параграфа 4 общей инструкции № 4), на которой они будут пополнены посылкой из запасных частей (depots);

в) усилить левофланговые армии двумя корпусами, взятыми из армий Нанси и Епиналя;

г) в этот момент на всем фронте перейти в наступление;

д) прикрыть наше левое крыло между Монтеро и Меленом всей свободной конницей;

е) просить английскую армию участвовать в операции:

— удерживая Сену от Мелена до Жювизи;

— двинувшись вперед с этого фронта, когда 6-я армия перейдет в атаку;

ж) одновременно парижский гарнизон будет действовать в направлении на Мо.

Главнокомандующий Жоффр

Скрепил:

Начальник штаба Белен

Письмо маршалу Д. Френчу

2 сентября 1914 г.

Английская армия, не колеблясь, бросила все свои силы против численно превосходного противника и этим содействовала самым ощутительным образом безопасности левого крыла французской армии.

Своей работой она дала доказательства такой самоотверженности, энергии и добросовестности, которым я считаю своим долгом отдать дань восхищения, и эти самые качества, которые она покажет еще завтра, приведут, несомненно, к торжеству нашего общего дела. Французская армия никогда не забудет оказанной услуги.

Она прониклась тем же духом самоотвержения и решимости победить, который воодушевляет английские силы, и она широко уплатит свой долг благодарности в будущих сражениях.

Подпись: Жоффр

Общий приказ 11

2 сентября 1914 г.

Часть наших армий отходит, чтобы занять более сосредоточенное расположение, пополнить свои части и подготовиться со всеми данными на успех к общему наступлению, приказ о возобновлении которого я дам через несколько дней.

Спасение страны зависит от этого наступления, которое должно, согласуясь с натиском наших русских союзников, разорвать германские армии, уже серьезно потрепанные нами в различных пунктах.

Каждый должен быть предупрежден об этом положении и напрячь все свои силы для достижения окончательной победы.

Будут приняты самая крайняя предосторожность и самые драконовские меры, чтобы отступательное движение совершалось в полном порядке, дабы избежать ненужного утомления.

Беглецы, если таковые найдутся, будут преследоваться и расстреливаться.

Командующие армиями дадут приказы запасным частям (депо), чтобы они прислали необходимое очень широко исчисленное количество людей для пополнения потерь, понесенных частями, и тех, которые предвидятся в ближайшие дни. Необходимо также, чтобы наличный состав был по возможности полным, командный состав воссоздан посредством производства и дух поднят на должную высоту для новых трудов, для возобновления в близком будущем движения вперед, которое нам даст окончательный успех.

Подписал: Жоффр

Главпая квартира восточных армий

Главный штаб, 3-е Бюро. 3696 4 сентября, 2 ч. 55 м

В ответ на ваше письмо 622 имею честь довести до вашего све дения, что в мои намерения не входит привлекать территориальные части парижского укрепленного лагеря к участию в операциях, ведущихся действующими вблизи крепости армиями, ввиду слабых маневренных качеств этих частей.

В противоположность этому я оставляю за собой право просить у вас для содействия этим операциям об участии полевых и резервных частей гарнизона, особенно для действия в направлении на Мо в момент перехода в наступление, упомянутого в общей инструкции 4 и указании 3463, экземпляр которого при сем посылаю вам.

Жоффр

Генералу Ж. Галлиени

4 сентября, 13 н.

Мой дорогой товарищ! Посылаю Вам в официальном письме инструкции, касающиеся военных действий сил, подчиненных Вам. Одновременно Вы получите копию письма, посланного мной Френчу. Часть сил генерала Монури теперь же может быть двинута на восток в виде угрозы правому германскому крылу, чтобы английское левое крыло могло себя чувствовать поддержанным с этой стороны. Полезно осведомить об этом генерала Френча и иметь с ним частные сношения.

Жоффр

Общий приказ

4 сентября 1914 г.

I. Следует воспользоваться рискованным положением первой германской армии, чтобы сосредоточить на ней усилия союзных левофланговых армий. Все меры будут приняты 5 сентября с целью двинуться в атаку 6-го.

П. На 5 сентября необходимо занять следующее положение:

а) все свободные силы 6-й армии к северо-востоку от Мо, готовыми перейти Урк, между Лизина-Урке и Мэй-в-Мюльтьене (May-en-Multien) в общем направлении на Шато-Тьери; свободные части 1-го конного корпуса (генерала Сордье), находящиеся вблизи, на время операций будут подчинены генералу Монури;

б) английская армия, расположенная на фронте Шанжи — Куломмье, фронтом на восток, будет готова атаковать в общем направлении на Монмирай;

в) 5-я армия, стянувшись слегка к своему левому флангу, расположится на общем фронте Куртакон — Естернэ — Сезанн, готовая атаковать в общем направлении с юга на север, 2-й конный корпус (генерала Конно) обеспечит связь между английской и 5-й армиями;

г) 9-я армия прикроет правый фланг армии удерживая южные выходы из Сен-Гондских болот и перебросив часть своих сил на северное плоскогорье Сезанна.

III. Указанные армии перейдут в наступление с утра 6 сентября.

4-я и 3-я армии получили свои специальные инструкции к концу дня 5-го.

4-я армия: завтра, 6 сентября, наши левофланговые армии атакуют с фронта и фланга 1-ю и 2-ю германские армии.

4-я армия, остановив свое движение к югу, окажет сопротивление противнику, связывая свое движение с движением 3-й армии, которая, выходя к северу от Ревиньи, переходит в наступление, двигаясь на запад.

3-я армия: 3-я армия, заслоняясь к северо-востоку, бросится на запад, чтобы атаковать левый фланг неприятельских сил, двигающихся к западу от Аргонны.

Свою операцию она свяжет с операцией 4-й армии, имеющей приказ задержать неприятеля.

Жоффр

Главная квартира восточных армий

Главный штаб, 3-е Бюро

4 сентября

Секретно

Общая инструкция 5

Прибытие подкреплений из 2-й армии, а также необходимость внести большую гибкость в командование армиями привели к следующему изменению в боевом расписании:

3-я армия будет состоять из 5-го, 6-го, 15-го и 21-го армейских корпусов, 65-й, 67-й и 75-й резервных дивизий, 7-й кавалерийской дивизии.

15-й корпус к вечеру 6 сентября должен походным порядком достигнуть Даммари-на-Со (Dammarie-sur-Seux).

21-й корпус по ж. д. от Жуанвилль-Нанси 5, 6, и 7 сентября утром перейдет к Монтиеранде-Лонгвиль (Montierender-Longueville).

21-й корпус будет довольствоваться при 3-й армии, но первоначально будет в распоряжении главнокомандующего.

4-я армия будет состоять из 2-го, 13-го и 17-го армейских корпусов и колониального корпуса.

Армейский отряд Фоша с 5 сентября составит автономную армию — 9-ю в составе 9-го и 11-го армейских корпусов, 42-й и марокканской дивизий, 52-й и 60-й резервных дивизий, 9-й кавалерийской дивизии. Части 9-го армейского корпуса которые еще не смогли присоединиться, выгружаются 4 и 5 в районе Труа (Troyes). 5-я армия сохраняет свой состав с прибавкой конного корпуса, 4-й, 8-й, 10-й кавалерийских дивизий.

II. В целях увеличения плотности сил, которые должны оперировать на благоприятной местности, 4-я армия, вероятно, целиком будет назначена для ведения операций в районе к западу от линии Витри-ле-Франсуа — Бриенн.

III. Намеченный район отхода, указанный раньше в общем приказе № 4 и памятке от 2 сентября, будет изменен в отношении 4-й армии. Эта армия должна будет действовать, продвигаясь возможно дальше, с фронта Мениль-ля-Контесс (Mesnil-la-Comptesse), Жюсейм (Jusseime), Пар-ле-Шаванж (Pars-les-Chavanges).

3-я армия, задачей которой являются действия на правом крыле главной группы армий, медленно отойдет, удерживаясь по возможности на фланге противника и в построении, которое позволило бы ей легко перейти в наступление фронтом на северо-запад.

Жоффр

Общий приказ

6 сентября 1914 г.

В момент, когда завязывается сражение, от которого зависит спасение страны, необходимо напомнить всем, что нельзя больше оглядываться назад; все усилия должны быть направлены на то, чтобы атаковать и отбросить неприятеля; часть, которая не может больше двигаться вперед, должна будет, чего бы это ни стоило, сохранить захваченное пространство и скорее дать убить себя на месте, чем отступить. При настоящих обстоятельствах не может быть терпима никакая слабость.

Жоффр

Письмо генерала Ж. Жоффра генералу Ж. Галлиени

7 сентября 1914 г.

Мой дорогой товарищ!

Считаю своим долгом горячо поблагодарить Вас за быстрый и продуктивный способ, которым Вы сделали армию генерала Мо-нури способной выполнить сложную поставленную ей задачу.

Благодаря Вам и всем средствам, которые Вы ей предоставили, VI армия отлично маневрирует и ее действия очень счастливо помогают общей цели, которую мы все себе ставим.

Чтобы облегчить и сделать более продуктивными действия этой армии, я счел необходимым послать ей непосредственно мои приказы и инструкции. Но я пришлю их Вам в копии, чтобы Вы знали, что она делает, и могли ей оказать свое столь ценное содействие.

Я буду Вам очень признателен, если Вы не пошлете правительству сведений, касающихся операций; в отчетах, которые я ему посылаю, я никогда не ставлю его в известность ни о целях ведущихся операций, ни о своих намерениях. Или, по крайней мере, в том, что я ему передаю, я указываю те части, которые должны оставаться в секрете. Поступая иначе, можно было бы дать возможность противнику узнать некоторые операции своевременно для него.

Вот почему я считаю необходимым, чтобы я один обсуждал эти вопросы совместно с правительством, так как я больше, чем другие, в состоянии судить, что может быть сказано без вреда.

В настоящий момент положение кажется очень хорошим. Перед Монури, англичанами и 5-й армией противник отступает, однако серьезных действий не было. Вероятно, противник старается укрепиться. Восточнее, перед Фошем, де-Ланглем, Сарайлем до 1-й армии, завязались более серьезные действия. Там тоже мы не в плохом положении. Это сражение продолжится, вероятно, несколько дней, Я питаю доверие к его исходу, но будет трудно. Благоволите, мой дорогой товарищ, вновь принять выражение моей признательности и моих чувств верной и сердечной преданности.

Жоффр

Письмо генерала Ж. Жоффра генералу Ж.-М. Монури

9 сентября

Час за часом меня осведомляли об упорных боях, ведущихся в течение трех дней армией, которой Вы командуете, и о сверхчеловеческих усилиях, возложенных на Ваши войска. Удерживая на фронте Урка значительную часть германских сил, мы получили огромное преимущество, которое позволит операциям союзных армий развиваться в желательном мне смысле. Я хочу лично Вам выразить мое удовлетворение и прошу передать его всем войскам, находящимся в Вашем подчинении.

Жоффр

Главнокомандующий — военному губернатору Парижа

Шифрованная телеграмма главной квартиры, полученная губернатором 11 сентября в 18 ч. 5 м:

«Ввиду положения 6-й армии, удаляющейся все больше от парижского укрепленного лагеря, эта армия отныне будет получать приказы непосредственно от главнокомандующего. Военного губернатора Парижа будут продолжать осведомлять об общих инструкциях, даваемых этой армии».


Главная квартира. Шатийои (Chatillon)

Юсент. 1914 г.

Германские. силы отступают на Марне и в Шампани перед союзными армиями центра и левого крыла. Чтобы закрепить этот успех и извлечь из него пользу, необходимо энергично следовать за этим движением и не давать противнику никакой передышки. Следовательно, наступление будет продолжаться на всем фронте в общем направлении на северо-восток.

а) VI армия будет продолжать опирать свое правое крыло на Урк у ручья Сапьер (Sapieres) и на линию Лонпон — Шоден — Курмель — Суассон (Longpont — Chaudun — Courmeiles — Soissons) включит. Конный корпус Бриду должен выиграть пространство на левом крыле и будет стремиться стеснить коммуникации и отступление противника.

б) Британские силы будут продолжать свое победоносное движение между вышеупомянутой линией и дорогой Рокур — Фер-ан-Тарденуа — Мон-Нотр-Дам-Базош, которая будет находиться в их распоряжении.

в) V армия, к востоку от предыдущей линии, обойдет лес с юга и севера от Эпернэ в направлении на запад, прикрываясь от неприятельских частей, которые могут там находиться, и будет готова действовать в восточном направлении к Реймсу против неприятельских колонн, отступающих перед IX армией.

X армейский корпус переидет из района Вертю (Vertus) в направлении на Эпернэ — Реймс, обеспечивая связь между V и IX армиями и оставаясь во всякое время готовым поддержать эту последнюю.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. М., 1923. С. 29–53.)

18. Документы об обороне Парижа осенью 1914 г.

Письмо губернатора Парижа генерала Ж. Галлиени главнокомандующему

2 сентября 1914 г.

…Маршал Френч просит у меня поддержки войсками парижского укрепленного лагеря. У меня создалось впечатление, что он отступит еще, не заботясь ни о Париже, ни о той задаче, которую Вы возложили на него и которая мне неизвестна.

Письмо губернатора Парижа генерала Ж. Галлиени главнокомандующему

2 сентября 1914 г.

Напоминаю Вам еше раз то, что я сказал в трех телефонных разговорах, что я повторил в Совете министров президенту Республики и военному министру: «Париж, если вы не дадите ему в подкрепление тюлевые войска, по крайней мере 3 корпуса, находится в полной невозможности обороняться».

Телефонное сообщение маршала Д. Френча генералу Ж. Галлиени

Маршал поручил мне передать Вам, что он только что получил свои первые подкрепления, которые завтра должны быть распределены по войсковым частям. Он не сможет двинуться в течение дня, но возможно, что он тронется вечером 4-го, особенно если 6-я армия, которая, кажется, больше никого не имеет перед собой, начала бы аналогичное движение, которое ее передвинет на его левое крыло. Может ли район высадки 4-го корпуса быть изменен в соответствии с новой обстановкой для того, чтобы составить со всеми этими силами возможно сильную армию?

3 сентября 1914 г.

Парижская армия, жители Парижа!

Члены Правительства Республики покинули Париж; они придадут новую силу национальной обороне.

Я получил мандат защищать Париж против вторгшегося врага. Этот мандат я выполню до конца.

Военный губернатор Парижа командующий парижской армией

Письмо губернатора Парижа генерала Ж. Галлиени главнокомандующему

3 сентября 1914 г.

Позвольте напомнить вам, что Париж насчитывает значительное число территориальных частей, маневренные качества которых очень незначительны и которые в качестве полевых войск очень слабо снаряжены (не имеют ни боевых, ни полковых обозов); я стараюсь им создать зачатки этих обозов. С другой стороны, эти войска очень слабо снабжены артиллерией и огнеприпасами; они не имеют ни парков, ни перевозочных средств, ни санитарных частей.

Если с Вашей стороны не будет противоположного приказа, я буду держаться в Париже так долго, как смогу.

Письмо губернатора Парижа генерала Ж. Галлиени главнокомандующему

3 сентября 1914 г.

Имею честь просить Вас соблаговолить дать мне инструкции о той роли, которую Вы назначаете в Ваших операциях парижскому укрепленному лагерю и парижской армии.

Послание английской главной квартиры главнокомандующему

4 сентября 1914 г. 18 ч. 15 м

Маршал, который вчера после полудня, казалось, очень желал направиться к востоку, чтобы освободить левое крыло 5-й армии, под влиянием советов осторожности, данных ему его начальником штаба, изменил свое решение.

Войска в принципе будут иметь сегодня отдых, но должны быть готовыми двинуться по первому сигналу, чтобы начать отступление за Сену.

Движение выполнится в три периода; первый приведет арьергарды на фронт Манпертюи (к югу от Куломмье) — Фармутье — Тижо — Шантелу (Manperthuis — Farmoutiers — Tigeaux — Chan-teloup).

Если бы 6-я армия двинулась из Парижа в направлении на восток, английская армия будет еще в состоянии поддержать ее на ее левом крыле.

Но если левое крыло 5-й армии будет слишком далеко отброшено к западу или если германское продвижение станет слишком заметным, английская армия будет вынуждена продолжить свое отступательное движение за Сену, удерживая Корбей (Corbeil) своим левым крылом и Мелен — правым.

Главная английская квартира остается сегодня, 4-го, в Мелене.

Генерал Ж. Галлиени, командующий парижскими армиями, — г. генералу Ж.-М. Монури, командующему 6-й армией

Парижская армия. Штаб. Париж, 4 сентября 1914 г. 9 ч. 3-е Бюро. № 6483. Секретно

Принимая во внимание движение германских армий, которые, кажется, скользят впереди нашего фронта в юго-восточном направлении, я имею намерение двинуть Вашу армию вперед на их фланг в связи с английскими войсками.

Я укажу Вам направление Вашего движения, как только узнаю направление движения английской армии, но примите теперь же меры, чтобы Ваши войска были готовы двинуться сегодня после полудня и начать завтра общее движение на востоке от укрепленного лагеря.

Немедленно двиньте кавалерийскую разведку на всем участке между дорогой в Шантильи и Марной. Теперь отдаю 45-ю дивизию в Ваше распоряжение.

Соблаговолите возможно скорее переговорить со мной лично.

Командующий парижскими армиями Гаилиени

Шифрованная телеграмма английской главной квартиры генералу Ж. Галлиени

4 сентября 1914 г.

Час получения: 21 ч. 45 м

Место отправления: Мелен

Число и час отправления: 4 сентября, 18 ч. 30 м

Отправитель: полковник Хюге (Huguet)

Назначение: военному губернатору Парижа

Текст: «Маршал еще не вернулся, но теперь же даны приказы английской армии занять завтра, 5-го, линию Ормо — Турнан — Озуар».

Общий приказ № 4

Парижская армия

Штаб. 3-е Бюро

Париж:,

4 сентября 1914 г. 20 ч. 30 м

I. Все сведения совпадают в показаниях, что главные силы первой германской армии, сражавшейся против 6-й армии, повернули на юго-восток. Вчера вечером были замечены значительные колонны, направлявшиеся к Марне, чтобы перейти ее между Фер-те-су-Жуарр и Шато-Тьери. Это движение кажется ясно направленным против правого английского крыла и левого крыла 5-й французской армии.

Одна из германских колонн, составляющая, вероятно, правое германское крыло, была сегодня в движении от Нантей-ле-Одуен (Nanteuil-le-Haudoin), на Мо или Лизи-на-Урке. При этих условиях, т. к. Парижу перестала угрожать опасность, все подвижные силы парижской армии должны маневрировать с целью сохранения соприкосновения с германской армией и следовать за ней, чтобы быть готовыми принять участие в будущем сражении.

Английская армия дала знать, что она готовится действовать в таком же смысле.

II. VI армия выдвинет конную разведку в направлении Шантильи, Санлис, Нантей-ле-Одуен, Мо и Лизи-на-Урке.

Приняты меры, чтобы усилить кавалерию 6-й армии всеми свободными частями.

III. Завтра VI армия начнет движение в восточном направлении, удерживаясь на правом (северном) берегу Марны таким образом, чтобы вновь привести свой фронт в уровень Мо и быть готовой 6-го утром атаковать в связи с английской армией, которая будет атаковать на фронте Куломмье — Шанжи.

IV. В предвидении этого движения на восток VI армия будет постепенно усилена следующими частями:

45-я дивизия теперь же переходит в подчинение генерала Мо-нури;

4-й армейский корпус должен быть готов следовать за движением VI армии по мере окончательной выгрузки каждой дивизии. Переход его в подчинение генералу Монури будет установлен особым приказом.

V. Защита укрепленного лагеря будет обеспечена его нормальным оборонительным гарнизоном, усиленным группой резервных дивизий Эбенэ (Еbеner).

Командующий 85-й территориальной дивизией с 5-го числа вновь полностью вступает в командование восточным районом и будет располагать всеми частями своей дивизии.

Группа резервных дивизий Эбенэ будет введена внутрь укрепленного лагеря. Одна дивизия перейдет в район Мениль — Аме-ло (Amelot), так, чтобы достигнуть его 6-го; эта дивизия расквартируется 5-го числа в районе Аттенвиль (Attenville), Марей-ан-Франс (Mareil-en-Frange), Виллье-ле-Сек (Vilhers-le-Sec) (штаб) и Виллен (Villaines).

Другая дивизия группы Эбенэ перейдет в общий резерв. Она расквартируется 6-го в районе, который ей будет указан впоследствии.

6-го числа генерал Эбенэ вступит в командование на северовосточном секторе; он будет располагать 92-й территориальной дивизией. Эта дивизия обеспечит охрану северо-восточного сектора в период между уходом VI армии и прибытием резервной дивизии.

В северном (генерал Мерсье-Милон) и в южном (генерал Мишель) районах ничего не меняется.

Однако ввиду ухода группы резервных дивизий Эбенэ связь между северным и южным районами и наблюдение за правым берегом Уазы должны быть лучше обеспечены. Нужно принять в расчет, что крупные германские кавалерийские части были замечены со стороны Бове, что сегодня видели уланские разъезды недалеко от Понтуаз, и что вследствие ухода конницы Сорде, которая была расположена на Сене, ниже Парижа, не является невозможным, что некоторые неприятельские патрули перейдут Сену и покажутся на нашем западном фронте.

VI. Оборонительные работы в укрепленном лагере будут двинуты с возможно большей энергией.

VII. Штаб-квартира губернатора помещается с сегодняшнего

дня в лицее Дюрюи на бульваре Инвалидов.

Командующий парижскими армиями Галлиени

Письмо генерала Ж. Галлиени маршалу Д. Френчу

6 сентября 1914 г.

VI армия, перешедшая сегодня утром в наступление, встречает серьезное сопротивление. Были замечены две неприятельские дивизии, двигающиеся с юга к Урку они достигли Марны между Варедд (Va-reddes) и Лизи в 9 часов; чтобы немцы не могли перенести против VI армии части, стоящие против англичан, настоятельная просьба к маршалу Френчу двинуть свою армию вперед, чтобы общее наступление было действительно общим.

Письмо генерала Ж. Галлиени маршалу Д. Френчу

7 сентября 1914 г.

Господин маршал.

Я знаю, что Вы находитесь теперь в тесной связи с генералом Монури, которому я посылаю все имеющиеся в моем распоряжении резервы. Считаясь с необходимостью прикрыть Ваш левый фланг, генерал Монури направляет на левый берег Марны 8-ю пехотную дивизию…

Я хочу Вам выразить мою личную благодарность за ту столь действительную помощь, которую Вы оказали нам вчера, и, что касается меня, будьте уверены, что я приложу все усилия, чтобы добиться этого результата.


Письмо парижского губернатора генерала Ж. Галлиени военному

министру

8 сентября 1914 г.

…Наконец, я попросил бы Вас не забывать, что Париж со своими территориальными частями недостаточной численности, со своими плохими и очень открытыми оборонительными сооружениями, со своим устарелым артиллерийским материалом (наши орудия стреляют только на 8 км против немецких, бьющих на 14 км) не может обороняться долго и в хороших условиях.

Письмо парижского губернатора генерала Ж. Галлиени и военному министру

11 сентября 1914 г.

…Я занялся, при очень к тому же ограниченных средствах, которыми я здесь располагаю, посылкой 6-й армии офицеров, людей, лошадей. Затем, полагая, что нам представляется удобный случай припереть 6 германских корпусов, давно уже наседающих на наше левое крыло (5-я армия), за отсутствием ясных указаний из главной квартиры я направил 6-ю армию на наш восточный фронт с общей целью — Урк. Но для успеха мне необходимо было, чтобы английская армия также перешла в наступление. Я неоднократно просил об этом маршала Френча.

Короче говоря, он согласился действовать, но при непременном условии, чтобы его фланги были поддержаны. Вот вследствие чего я был вынужден на свою ответственность направить к югу от Марны 8-ю дивизию 4-го корпуса, которая только что высадилась и которая могла бы быть гораздо лучше использована на левом фланге 6-й армии для действия по путям отступления немцев.

Поэтому-то я занялся воссозданием в 2 дня парижской армии (6-й армии), которая поступала ко мне в довольно жалком виде (mal au point) и бросил ее при помощи самых быстрых средств передвижения на правый фланг немцев. И теперь, когда маневр удался и когда 5-я армия смогла наконец вырваться от противника, преследовавшего ее от Намюра, я посылаю на фронт по мере их выгрузки и всегда самым скорым способом части, которыми я могу располагать.

(ЖоффрЖ. 1914–1915. Подготовка войны и ведение операций. С. 29–53.)

19. Оценка кампании 1914 г. на русском фронте, сделанная генералом Н. Н. Головиным

(Головин Н. Н. (1875–1944) — генерал-лейтенант, Первую мировую войну встретил командиром 2-го лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, в ноябре 1914 г. назначен гене рал-квартирмейстером штаба 9-й армии, с 1915 г. начальник штаба 7-й армии, а с апреля 1917 г. начальник штаба румынского фронта. В 1920 г. эмигрировал во Францию. В эмиграции написал серию работ по истории Первой мировой войны.)

Действия русских армий в конце 1914 года руководились той же резко и со страшнейшим напряжением проводимой идеей выручать наших союзников. Верховный Главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич со свойственным ему рыцарством решает стратегические задачи, выпадающие на русский фронт не с узкой точки зрения национальной выгоды, а с широкой, общесоюзнической точки зрения. Но эта жертвенная роль обходится России очень дорого. Русская армия теряет убитыми и ранеными около 1 000 000 людей, и что делает особо чувствительными эти потери — это то, что они почти всецело выпадают на долю кадрового состава армии… В отношении потерянных нами и занятых нами территорий кампания 1914 года на русском театре дает несравненно более благоприятную карту, нежели та, которую мы видим у наших союзников на французском театре. Хотя мы и потеряли небольшую часть Польши на левом берегу Вислы, но мы и не собирались удерживать ее и по плану войны; зато мы овладели Галицией и в Восточной Пруссии вновь подошли с востока к Мазурским озерам. В итоге начертание нашего фронта улучшилось по сравнению с исходным положением в 1914 году…

Германия, строившая весь свой успех войны на быстром поражении поочередно Франции и России, оказалась не в силах разбить ни ту ни другую; германский генеральный штаб был сбит с той позиции, на которой он базировал свою военную мысль в течение долгих годов, и как следствие этого утратил твердую идею плана войны, начав колебаться между западом и востоком. Это сделалось типичной особенностью последующего периода войны, когда вместо одного главного германского фронта против французов, получилось два — французский и русский. И этот важнейший в стратегическом отношении результат является следствием действий на русском фронте.

К сожалению, союзники не отплачивали полноценной монетой за помощь, оказанную им Россией. Нужды последней не учитывались с такой же полнотой.

(Головин Н. Н. Военные усилия России в мировой войне. Т. 2. Париж, 1939. С. 135.)

20. Об испытаниях, выпавших на долю союзников

Из беседы от 1 октября 1915 г. английского военного представителя в России генерала А. Нокса с генерал-квартирмейстером штаба Западного фронта генералом П. П. Лебедевым об испытаниях, выпавших на долю союзников в кампании 1915 г.

«Разговор коснулся доли тягот, выпавших на долю каждого из союзников, и маленький Лебедев, горячий патриот, увлекся вовсю. Он сказал, что история осудит Англию и Францию за то, что они месяцами таились, как зайцы в своих норах, свалив всю тяжесть на Россию. Я, конечно, спорил с ним и указывал ему, что если бы не Англия, то Архангельск и Владивосток были бы заблокированы… Лебедев ответил, что не желает сравнивать, что сейчас делает каждая из армий, но он сожалеет, что в Англии не понимают, что текущая война непосредственно грозит ее существованию. Несомненно, что Англия делает много, но она не делает всего, что она могла бы делать. Россия же ничего не бережет и все отдает; что может быть ей дороже, чем жизнь ее сынов? Но она широко ими жертвует. Англия же широко дает деньги, а людей своих бережет… Англия ведет эту войну, как будто это обыкновенная война, но это не так. Из всех союзников России легче всего заключить сепаратный мир. Правда, она при этом может потерять Польшу, но Польша России совсем не нужна. России придется заплатить контрибуцию, но через 20 лет после этого Россия восстановит все свои силы. Не таково положение Англии. Если Германия выиграет войну, то через 20 лет Германия будет иметь флот в три раза сильнее английского. Затем он сказал: «Мы же продолжаем войну. Мы отдаем все. Думаете ли вы, что нам легко видеть длинные колонны населения, убегающего перед вторгающимися немцами? Мы прекрасно сознаем, что дети на этих повозках не доживут до весны». Что мог я ответить на это, ибо знал, что многое из сказанного Лебедевым правда. Я говорил что мог. Я надеюсь только, что говорил не глупее, чем некоторые из наших государственных деятелей, на беседах которых я присутствовал».

В толще армии и в глубинах народа широко всходила мысль, что будто бы война нам была ловко навязана союзниками, желавшими руками России ослабить Германию… Часто приходилось слышать начиная с зимы 1915/16 года циркулировавшую среди солдатской массы фразу: «Союзники решили вести войну до последней капли крови русского солдата».

(Головин Н. Н. Военные усилия России в мировой войне. Т. 2. С. 159–160.)

21. Из доклада главнокомандующего французской армией генерала Ж, Жоффра на конференции в Шантильи в феврале-марте 1916 г. о задачах союзников в кампании 1916 г.

I

Начав бой под стенами Вердена, Германия вернулась к первой фазе европейской войны. Какова ее цель? Разбить Францию, чтобы обратиться затем, если представится надобность, против каждой из других союзных армий и покончить с ними.

Хотя резервы, которые неприятель может позволить себе перемещать с одного фронта на другой, уменьшаются как по размеру, так и по качеству, все же проявленный им под Верденом напор оказался очень внушительным; он обладает еще средствами для его продолжения.

Если Германия и пострадала, то все же до сих пор она верила в конечную победу; понесенные жертвы казались ей как бы платой за будущую славу; она перенесет и еще большие жертвы, если в ней сохранится эта вера, и можно думать, что в таком случае она не уступит перед мерами экономического и финансового стеснения, как бы они ни были соответственны и серьезны.

Нет, мы должны поразить дух германской армии и нации и поразить его такими военными успехами, которые могли бы уничтожить в неприятеле всякую надежду на победу.

Как достигнуть этого при настоящем положении коалиции?

II

На главных фронтах положение характеризуется неудачей, хотя бы даже и временной, атаки на Верден. Моральная сила противника, истинная причина его могущества, — поколеблена; уверенность в победоносном окончании битвы пошатнулась.

Теперь германский генеральный штаб вынужден изменить свои предположения.

Первое предположение. Он может упорствовать в своих начинаниях и стараться во что бы то ни стало достигнуть во Франции такого громкого успеха, который мог бы восстановить слабеющее доверие народа. В таком случае он направит на Верден или на другой пункт Западного фронта остающиеся еще у него свободные части, чтобы положить конец сопротивлению французов. Он еще может надеяться этим путем настолько ослабить наши свободные силы, что мы лишь в слабой степени будем в состоянии принять участие в угрожающем ему общем наступлении союзников. Правда, что в таком случае он будет в состоянии оказать на английском и русском фронтах очень ослабленное сопротивление. Тем не менее результат, которого он достигнет этим путем, будет иметь весьма важное значение в дальнейших операциях коалиции, и представляется весьма важным не допустить этого.

Если он потерпит неудачу, то морально он будет разбит.

Второе предположение. Если, наоборот, его части, принимавшие участие в атаках, настолько ослаблены, что он может опасаться противопоставить общему наступлению союзников силы недостаточно большие и расстроенные, или если давление, которое готовятся оказать на него англичане и русские с целью оказать помощь французской армии, вызовет в нем опасения, он может прекратить атаки и перейти на всех своих фронтах к оборонительному образу действий.

Такой образ действий, быть может, будет наиболее соответствовать немецким интересам с военной точки зрения, но очень опасен для морального состояния германского народа, особенно если экономическое положение Германии будет становиться все более и более затруднительным.

В предположении того или другого решения противника были установлены на совещании высших начальников в Шантильи 12 марта и способы действий войск коалиции.

В первом случае общее наступление на каждом фронте будет начато по мере открытия возможности к тому в каждой армии (приготовительные меры для атаки, сосредоточение средств, климатические условия).

Во втором случае общее концентрическое и согласованное наступление всех союзных армий будет начато в срок, признанный благоприятным и назначенный главнокомандующими.

Во всяком случае, ввиду неизвестности предположений противника и согласно заключениям одного из предыдущих совещаний союзники приняли все меры к тому, чтобы немедленно оказать помощь французской армии, атакованной под Верденом.

Англия сменила одну из наших армий и тем дала нам возможность восстановить наши резервы, израсходованные на оборону Вердена. Кроме того, она готовится произвести демонстративную атаку на части своего фронта.

Италия произвела частные атаки на Изонцо, а Россия предприняла такие же наступления на северном участке своего фронта.

На Балканах военное положение изменилось для нас к лучшему.

Благодаря присутствию в Салониках нашего экспедиционного корпуса, а также успехам русских в Армении установилось благоприятное для интересов союзников равновесие.

Турция приведена к бездействию.

Болгария тяготится продолжением войны. Греция находится в тесной зависимости от нас.

Румыния, хотя и не приняла еще окончательного решения, принимает, однако, оборонительные меры на австрийской и болгарской границах.

Предпринять, однако, более решительные действия на этом театре для Франции и Англии не представляется возможным: с одной стороны, все англо-французские силы нужны во Франции; с другой стороны, материальные затруднения (недостаток военных транспортов и пр.) делают в настоящее время невозможными операции с силами, значительно превосходящими те, которые там ныне имеются.

Поэтому экспедиционный корпус не получит никакого подкрепления, кроме восстановленной сербской армии. Роль его, заключающаяся в настоящее время в том, чтобы вводить неприятеля в заблуждение относительно наших истинных намерений и привести к бездействию германо-болгарские резервы, примет более активный характер в период нашего общего наступления.

Однако если положение на Балканах резко изменится в нашу пользу (присоединение к нам новых союзников, отделение от противника балканских его союзников), то восточная армия может начать наступление в благоприятную минуту.

III

Все заставляет думать, что если согласованное наступление, которое коалиция решила предпринять в довольно скором времени, удастся, то вскоре за ним последует и счастливое окончание войны.

Надо, следовательно, напрягать все усилия коалиции для решительного сражения и одержать необходимую победу.

Наилучшее, что может сделать в настоящее время Франция, — это шаг за шагом защищать национальную территорию, сберегая по возможности свои силы и подготовляя одновременно предстоящий переход в наступление. Россия, Италия и Англия должны сосредоточить на главных театрах действий наибольшее количество своих сил и средств и в кратчайшее время довести до наивысшего предела подготовку своих атак, в которые должны быть затем введены все силы до последнего солдата и последнего орудия.

В частности, желательно, чтобы Англия возможно скорее перевезла на французский фронт все силы, оставление коих на других театрах действий не представляется необходимым.

Настал час, когда нужно применить на деле принцип сосредоточения сил, которое всегда сопряжено с некоторым риском на второстепенных театрах действий. Победа во Франции восстановит все и повсюду.

Чтобы достигнуть этого результата, военное совещание, состоявшееся в Шантальи 12 марта, рассмотрев средства союзных армий в людях, орудиях и снарядах, приняло следующие решения.

1. Коалиция предпримет общее наступление в возможно скором времени.

Точный срок его начала будет установлен соглашением между главнокомандующими.

2. Сербская армия в возможно скором времени будет перевезена в Салоники.

Состав Восточной армии в настоящее время изменен не будет; вопрос об этом будет поднят впоследствии и будет решен сообразно с обстоятельствами.

Англо-французские силы получат по мере возможности организацию, необходимую для горной войны.

3. Восточная армия и находящиеся в Албании итальянские войска будут держать противника под угрозой наступления. Последующий образ действий их будет решен сообразно с обстановкой.

4. Совещание выражает пожелание, чтобы экономическая блокада Германии была стеснена, насколько это окажется возможным.

(Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г. Сборник документов. М… 1940. С. 41–44. Далее: Наступление Юго-Западного фронта.)

22. Секретный доклад от 22 марта 1916 г. генерала М. В. Алексеева* начальника штаба верховного главнокомандующего, Николаю IIоб общем положении на театре войны

22 марта / 4 апреля 1916 г.

Общее наше положение на театре войны

Весьма секретно

Минувшая операция не внесла существенных изменений в наше стратегическое положение. Хотя и имеется сообщение ген. Жилинского, что намечена переброска с западного германского фронта на наш одного корпуса (22-го), но соотношение сил останется для нас благоприятным и не внушающим опасений. Ростепель и состояние путей положили естественный предел недели на четыре развитию широких операций, и мы имеем время для пополнения потерь, для боевой подготовки и для улучшения материального обеспечения в мере наших средств.

Менее утешительны выводы из минувшей операции в тактическом отношении для будущих наших действий. Намереваясь нанести противнику сильный удар, мы обеспечили себе существенный перевес сил, сосредоточили стратегически в точке удара пятерные силы (236 000 штыков против примерно 46 000 штыков) и не выполнили поставленной себе задачи, проявив малую тактическую подготовку и большую неосведомленность в действиях союзников на французском фронте и наших войск в декабре 1915 г. на Стрыпе. Как 9-я армия попала в клещи флангового огня, так и правый фланг 11-й армии и войска 5-й армии, особенно Двинской группы. Обе наши тактические операции отличались надеждой прорвать расположение противника налетом, отсутствием стремления к точной и разумной постановке артиллерии определенных целей, нужных для подготовки и успеха пехотной атаки.

Наша операция была приостановлена не столько половодьем и наступившей неблагоприятной погодой, сколько сознанием, что после уже понесенных частью корпусов потерь развивать дейстёия по ранее выработанному плану, но с прежними приемами выполнения бесполезно.

Нам необходимо изучить наш дорогой опыт, использовать опыт наших союзников, чтобы в близком будущем подготовиться к более успешному выполнению тех задач, которые необходимо неотложно провести в жизнь, и создать из нашей армии боевой организм, способный не только отбивать немецкие удары, но и с полной уверенностью наносить их. Для выполнения этого, т. е. для всесторонней подготовки к операции, остается немного времени, примерно около месяца — до конца апреля, когда в прошлом году немцами начато вторжение в Рито-Шавельский район и последовали удары на Карпатах.

Срок нашей готовности определяется также и постановлением совещания союзных представителей при французской главной квартире (телеграмма ген. Жилинского от 28 февраля), что «общее наступление всех армий предположено в мае, причем начать его должна русская армия в начале мая, а прочие должны начать его в половине».

Таким образом, к 1 мая наши армии должны быть вполне готовы… во всех отношениях к наступлению.

Конечно, фактически наша операция может начаться и позже под влиянием только что закончившихся действий у нас и еще продолжающейся операции под Верденом, но все мероприятия по подготовке мы должны закончить по возможности ранее 1 мая и никак не позже этого времени, имея в виду вероятность более или менее сильного контрудара противника на нашем фронте в конце уже апреля.

Положение противника. Следует признать, что после Верден-ской операции, особенно если она окончательно решится не в пользу немцев, едва ли они будут в состоянии повторить такое же сосредоточение своих сил на нашей границе, какое было ими произведено в 1915 г. К тому же сильно изменились дело снабжения в наших армиях, их боевая сила и обеспеченность пополнения потерь.

Если Западный фронт пополнит свои 911 батальонов, Северный — 455 батальонов и Юго-Западный — свои 593 до полного штата штыков, то наш перевес увеличится.

Таким образам, пока наш перевес над противником выражается в 671 000 штыков и шашек, а в действительности он, вероятно, еще больше. Но, приняв во внимание нашу тяжелую организацию дивизий в 16 батальонов против немецкой в 12 и даже 9 батальонов, следует перевес этот уменьшить и считать его примерно (в оперативном отношении) в 500 000 штыков и шашек.

Перевес этот резко выражается на театре севернее Полесья, где мы вдвое сильнее противника, и лишь на 1/6 южнее Полесья.

Из этого следует, что германцам наиболее выгодно было бы нанести нам удар на Юго-Западный фронт, где усиление австро-венгерской армии только четырьмя германскими корпусами (84 000 штыков) уравняло бы наши силы. На севере же эти четыре корпуса могут дать средства лишь для частного удара, например, при содействии флота против Риги, сгладить же неравенство сил они не могут. Но удар на Юго-Западном фронте не может иметь решающего в общем ходе войны значения.

Соображения на случай обороны. Если противник атакует нас в половине апреля, т. е. ранее, чем мы сочтем себя готовыми к наступлению, то севернее Полесья он может произвести лишь частный удар или на Ригу, иди Двинск, Молодечно, Минск, ограничиваясь на остальных участках обороной, рассчитывая на нашу малую способность брать его позиции. Нельзя отрицать, что он может надеяться с новыми четырьмя корпусами и с могучей артиллерией сбить нас у Риги, Двинска, Молодечно или Минска. Но всего вероятнее, что этот частный удар, потребовав от нас напряжения и массы усилий, все же будет нейтрализован и прорыв будет устранен. Если противник те же четыре корпуса с резервом тяжелой артиллерии двинет сначала на Юго-Западный фронт, го он может рассчитывать отбросить наши войска от Румынии, парализовать деятельность последней и, предоставив австро-венгерской армии развивать первоначальный успех, перебросить свои корпуса с резервом артиллерии на Ригу или Минск. Тогда часть наших сил будет находиться в пути с севера на юг, и удар будет нам очень чувствителен. Допуская возможность такого плана, не следует слишком обнажать Риги и барановичского направления (так в документе. — В. Ш.), в июне и позже совершенно доступного.

Следовательно, наиболее опасно для нас подвергнуться внезапному нападению на юге. Необходимо иметь к северу от Полесья резерв в распоряжении верховного главнокомандующего для переброски в случае надобности на юг, не нарушая соображений главнокомандующих. Гвардейский отряд по своей громоздкости и перегруженности тыловыми учреждениями, экономическим обществом совершенно не может выполнять роль такого подвижного резерва. Соображения Юго-Западного фронта должны предусматривать возможность такого наступления противника, и фронту нужно быть готовым к отбитию удара, приняв меры к скорейшему окончанию формирования и боевой подготовки новых дивизий.

Таким образом, внезапное наступление противника создаст известный кризис в нашем нынешнем положении только тогда, когда оно последует на юге.

Мера против этого пока единственная: подготовка на севере резервов и хорошо обдуманный план Юго-Западного фронта, выделение им сильных резервов, доведение его войск до полных штатов, скорейшее осуществление всех намеченных организационных работ. Но нельзя допустить только в предположении такого плана переброски сил ныне же на Юго-Западный фронт. Важнейшее стратегическое значение принадлежит театру к северу от Полесья, и здесь мы должны всемерно стремиться к обеспечению для себя превосходства в силах.

Соображения для наступления. К решительному наступлению без особых перемещений мы способны только на театре севернее Полесья, где нами достигнут двойной перевес в силах.

Но нежелательно повторять прежний план и вести атаки в болотистых и лесных районах Постав и Якобштадта. Размокшая почва долго не высохнет, даже к маю; во-вторых, как признают французы по своему опыту, лесные участки представляют продвижению вперед самые серьезные препятствия по легкости устройства проволочных заграждений, трудности их разрушения, поваленных деревьев, укрытой установки пулеметов и артиллерии.

Предстоящую операцию было бы желательно построить на следующих основаниях:

1. Западный фронт производит главный удар из Молодечненского района в направлении Ошмяны, Вильна, может быть, начиная удар на участке Листопады, Вишнев, допускающем охват с обоих флангов, как на участке, вдающемся в нашу боевую линию.

2. Для большой связности в действиях при обороне Двинска и для лучшего использования при наступлении вдающегося в наше расположение участка неприятельской позиции при смежности обоих фронтов 1-я армия передается в Северный фронт и разграничительная линия проходит примерно по долине р. Дисенки.

3. Северный фронт производит главный удар в районе

Двинск, Видзы, для чего соответственно и значительно усиливает 1-ю армию.

4. Два главных удара обоих фронтов разъединены пространством лишь 100 верст.

5. Передачей 1-й армии в Северный фронт последний получает возможность применить свои силы и развить удар вне лесов и болот.

6. Два гвардейских корпуса образуют резерв верховного главнокомандующего и в случае надобности могут усилить удар южнее Двинска. Они не входят в число тех сил, которыми Северный фронт обязан увеличить состав 1-й армии.

7. Для лучшего обеспечения Риги и ее района необходимо оставить там силы вдвое большие, чем имеет противник (42 000), а именно 84 000–100 000 — 4 корпуса.

8. Общее наступление начинается ударом этих корпусов из Рижского района с целью овладения Митавой, что сразу может изменить положение на этом фланге Северного фронта, так как захват Митавы как узла путей сразу составит существенную угрозу противнику.

9. Через несколько дней после атаки из Рижского района, смотря по ходу дел, производится одновременный удар от Молодечно и Двинска.

10. Нужно всемерно стремиться к тому, чтобы Северный фронт, имея в Риге двойное количество сил против неприятеля, из общего количества своих сил (400 000 не считая гвардии) выделил пример но 250 000 против 200 000 неприятеля для удержания его и обеспечения путей на Петроград, а остальные пять корпусов (150 000 чел.) собрал в районе 1-й армии. С 63 000, состоящими ныне в этой армии, получится 213 000 для удара против 43 000 противника (превосходство в пять раз).

11. Западный фронт в свою очередь должен сосредоточить в районе 10-й армии весь свой избыток сил, примерно в 300 000 штыков и шашек, что с 10-й армией (178 000) образует силу в 480 000 против 82 000 неприятеля, т. е. силы почти в шесть раз большие.

12. Конечно, превосходство, намеченное выше, уменьшится от тяжелой организации наших дивизий и корпусов и малого раз вития путей сообщения.

13. Из этой массы Западный фронт должен иметь 3–4 корпуса, считая их временно в резерве верховного главнокомандующего, на случай кризиса на Юго-Западном фронте.

14. Разграничительная линия между Северным и Западным фронтами в общих чертах намечается от Козян на Вилькомир (принадлежит Северному фронту).

15. Корпуса Западного фронта, назначенные для нанесения главного удара Молодечно, Ошмяны, Вильна, сосредоточиваются в районе Молодечно, Минск, чтобы образовать резерв и на случай удара противника со стороны Барановичей.

16. Удобнее было бы 3-ю армию считать на фронте оз. Выгоновское, Чарторийск, объединяя этим оборону Полесья по обе стороны р. Припяти. Тогда все командование южнее Немана (Делятичи) до Полесья было бы объединено в 4-й армии.

Таким образом, по идее намечается удар 695 00 °Cеверного и Западного фронтов против 125 000 противника, чем снова обеспечивается наше численное превосходство. Необходимо усердной работой со всеми начальниками добиться искусства производства тактической атаки, т. е. продуктивного употребления артиллерии и умелого ведения пехоты.

Юго-Западный фронт по-прежнему должен готовиться к производству удара из района Ровно ко времени развития наступления севернее Полесья.

Несомненно, перевес сил у нас велик; таковым он был и в минувшую операцию. Опыт указал, однако, что одно превосходство сил не обеспечивает успеха, что масса сил в наиболее решительные моменты операции, или бездействует, или вводится в дело малыми пакетами, по частям, последовательно.

Здесь намечена для обсуждения общая идея операции, согласованная с современными условиями соотношения и распределения сил. И то и другое в течение месяца может подвергнуться изменениям, что вызовет необходимость некоторых частных изменений, но общие начала должны во всяком случае сохранить свое назначение.

Порядок сосредоточения на пунктах удара. Сбор войск в районах 10-й и 1-й армий должен быть произведен по возможности незадолго до самого удара. До тех пор выгоднее, если войска Северного фронта будут выказывать стремление продолжать удар в Якобштадтском районе, а войска Западного фронта — около Постав и оз. Нарочь. Расположение резервов должно также наводить на мысль о продолжении старого. Вопрос этот требует строгого расчета и детальной разработки.

Характер подготовки удара. Расчеты на успех следует основывать не на выборе участка, где слабее будто бы укрепления противника, что всегда почти обманчиво, а на подготовке атаки артиллерии, согласованности действий пехоты и артиллерии, на тщательном изучении всеми способами неприятельской позиции, на умелом использовании добытых сведений.

Поэтому для главных ударов выбраны по возможности районы сухие, возвышенные, где в случае неполного успеха можно продолжать действия хотя бы в виде позиционной войны, продвигаясь шаг за шагом, достигая успеха продолжительной, упорной работой.

Такая подготовка требует внимательной разработки всех вопросов, указаний; требует распределения и эшелонирования артиллерийских запасов, подготовки эвакуации. Нельзя забывать вопроса о демонстрациях в различных видах (до распространения ложных сведений включительно).

Алексеев

(Наступление Юго-Западного фронта. С. 68–72.)


23. Директива главнокомандующим фронтами о задачах русской армии в наступлении 1916 г.

Ген. Алексеев — ген. Брусилову

Ген. Эверту

Ген. Куропаткину

Директива 2017/806

11 / 24 апреля 1916 г.

Секретно

Государь император, утвердив сего апреля журнал совещания, состоявшегося 1 апреля под личным председательствованием его величества, повелел:

1. Общая цель предстоящих действий наших армий — переход в наступление и атака германо-австрийских войск.

2. Главный удар будут наносить армии Западного фронта. Армии Северного и Юго-Западного фронтов оказывают содействие, нанося удары с надлежащей энергией и настойчивостью как для производства частных прорывов в неприятельском расположении, так и для поражения находящихся против них сил противника.

3. Западный фронт атакует противника из Молодеченского района, развивая удар в направлении Ошмяны, Вильна. Северный фронт наносит удар или из района Иллукст, оз. Дрисвяты в направлении на Ново-Александровск, или из района южнее оз. Дрисвяты в общем направлении на Видзы, Уцяны.

Юго-Западный фронт, тревожа противника на всем протяжении своего расположения, главную атаку производит войсками 8-й армии в общем направлении на Луцк.

4. Северному фронту надежно обеспечить Ригу и Рижский район возможно меньшим числом корпусов, но прочных. При на несении удара из Двинского района мы должны быть спокойны за устойчивость нашего крайнего фланга, представляющего для немцев существенное значение в военном и моральном отношениях.

5. Время и порядок перехода армий в наступление будут указаны дополнительно, сообразуясь как с действиями наших союзников, так и с накоплением нами материальных, главным образом артиллерийских, запасов.

6. 1-я армия с 24 часов с 18 на 19 апреля переходит в подчинение главнокомандующему Северным фронтом в составе 4-го и 14-го армейских и 1-го кавалерийского корпусов, 24-ю пехотную и Сибирскую казачью дивизии передать Западному фронту.

Разграничительная линия между Северным и Западным фронтами проходит через Вилькомир, Маляты, Колтыняны, Цейкине, Меленгяны, Медзяны, Москалишки, Бельки, Скураты, Кривки-Устье, Доховляне (на Двине), Горовое, оз. Страдное, Невель, Торопец (карта — 10 верст). Линия эта принадлежит Северному фронту.

7. С указанного в предыдущем пункте времени 4-й кавалерийский корпус с приданной ему 77-й пехотной дивизией передается из 3-й армии в состав Юго-Западного фронта.

Разграничительная линия между Западным и Юго-Западным фронтами проходит через Ратно, Угриничи, Островск, Удрицк, Ольманы, Симоновичи, Лельчицы, Наровль, Любяч, Городня, Новгород-Северск. Линия эта принадлежит Юго-Западному фронту.

8. Подготовку к операции закончить в начале мая, главным образом в техническом отношении, в смысле накопления продовольственных и боевых средств, соответственного их эшелонирования, подготовки дорог, в отношении сближения с противником окопами по возможности по всему фронту.

Сосредоточение войск в соответствии с вырабатываемыми планами атаки исполнить к указанному сроку в мере лишь крайней необходимости, дабы не обнаруживать вполне своих намерений, не прикреплять войска к заранее предрешенным пунктам и не скучивать расположения частей. Этим будет достигнута не только возможность скрыть наши намерения, но и гибкость плана, применимость его к условиям местным, после того когда просохнет почва.

9. Иметь в виду возможность перехода противника в наступление ранее нанесения намеченного нами удара. Этим соображением надлежит руководствоваться при расположении сосредоточиваемых войск в период, предшествующий атаке.

Наступление противника встретить смелой, решительной контратакой, памятуя, что мы должны в полной мере использовать наше численное превосходство и высокое нравственное состояние войск.

10. Время производства атаки будет указано заблаговременно, за 7—10 дней до начала. Этот период предназначается для выполнения окончательного сосредоточения войск сообразно принятым планам.

11. Ввод в боевые линии новых войск на участках атаки производить по возможности перед самым производством ее.

Помимо соответственного распределения резервов необходимо для скрытия наших намерений рассредоточить внимание противника. Французы для этой цели прибегли в свое время к устройству подходов к позициям противника почти по всей линии своего расположения. Немцы перед Верденской операцией произвели ряд частных атак по всему фронту. Такие демонстративные удары, где это возможно, могли бы быть применены и нами.

Особенно выгодно привлечение внимания противника к нашему правому крылу, где атака войск могла бы быть скомбинирована с действиями флота (по очищении ото льда) со стороны Мо-онзунда на побережье Рижского залива. Важно приковать внимание противника, например, на Днестре в районе Латача, у Пинска и пр.

12. Дабы подготовить начальников, не вводя подчиненные им войска заблаговременно в боевые линии, не ставя на избранные позиции артиллерию, надлежит командировать этих лиц на подлежащие изучению участки, прикомандировывая к соответствую щим штабам армий и корпусов. Дружной работой начальников и штабов широко и обстоятельно разработать соображения по изучению и выполнению предположенной задачи.

13. Его величество воспрещает формирование импровизированных отрядов, изменение на время операции и перед началом ее составов корпусов.

14. Государь император изволит выражать уверенность, что на чальствующие лица с полным вниманием отнесутся к предварительной разработке намечаемых действий и сумеют охранить в тоже время необходимую для успеха тайну.

Алексеев (Наступление Юго-Западного фронта. С. 81–83.)

24. Директива главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерала Л. А. Брусилова командующим 7-й, 8-й, 9-й и 11-й армиями

Волочинск, 5/18 апреля 1916 г.

Указания главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта ген. — адъют. Брусилова, данные на совещании командующих армиями сего фронта 5 апреля 1916 г. в Волочинске.

1. Имеются данные, указывающие на возможность перехода противника в решительное наступление против армий Северного фронта.

2. Армии Западного и Юго-Западного фронтов отнюдь не должны оставаться при этом в пассивном бездействии, а перейти в энергичное наступление для оказания дружного содействия атакованному Северному фронту.

3. Переход армий Юго-Западного фронта в наступление будет исполнен на следующих главнейших основаниях:

а) для нанесения противнику главного удара предназначается 8-я армия как ближайшая к Западному фронту;

б) прочие армии должны будут атаковать находящегося перед ними противника, нанося удары в районы, избранные командующими армиями;

в) удары на фронтах армий ввиду ограниченности транспортных средств придется вести накоротке, стремясь прежде всего нанести поражение живой силе противника.

4. Армии теперь же должны приступить к методической подготовке операций, руководствуясь при этом нижеследующим:

а) силы и средства будут определены для каждой армии заблаговременно (17-й армейский корпус будет передан в 11-ю армию);

б) армии постепенно должны исполнить перегруппировку в соответствии с принятым планом действий, с тем чтобы быть в готовности для атаки не позже 1 мая; в) участки, избранные для развертывания ударных групп, должны быть соответствующим образом заблаговременно подготовлены;

г) начальствующим лицам надлежит тщательно изучить путем личных разведок местность, на которой их частям придется действовать;

д) вся подготовка к операции должна исполняться скрытно.

(Наступление Юго-Западного фронта. С. 114–115.)

25. Оперативная сводка боевых действий на Юго-Западном фронте от 22 мая / 4 июня 1916 г.

Ген. Дитерихс — ген. Пустовойтенко

Телеграмма № 1540

22 мая (4 июня) 1916 г.

Оперативная сводка

На Юго-Западном фронте 22 мая

В 8-й армии группа ген. Зайончковского и наша артиллерия проделала во многих местах проходы в заграждениях, разрушила частью бруствера первой линии и несколько капониров. В начале 17 час. пехота бросилась на штурм в районе Черныж — подробных сведений пока не получено. В 39-м корпусе ночью от 406-го полка четыре подрывных партии и восемь партий гренадер произвели прорыв проволочных заграждений у с. Ставок.

Саперы навели между шоссе и Хромяковом 16 мостов через Путиловку, из них два для артиллерии; девять партий 407-го полка прорезали первую и частью вторую линии проволочных заграждений севернее Хромякова.

С рассветом наша тяжелая и мортирная артиллерия начала разрушение укрепленных пунктов участка Ставок, Хромякова, а в девятом часу легкая артиллерия — проволочных заграждений. В 40-м корпусе разрушение окопов первой линии и проволочных заграждений на всем фронте идет вполне успешно. Команды разведчиков 5-го и 6-го стрелковых полков проникли южнее дороги Олыка, Покашево в окопы первой линии на широком фронте, уже брошенные австрийцами, вынесли оттуда шиты, винтовки и ручные гранаты; при подходе же ко второй линии были встречены контратакой и отошли с незначительными потерями.

В 8-м корпусе легкая артиллерия проделала 38 проходов в заграждениях, тяжелая и мортирная — разрушила почти все цепи первой линии, а местами и совершенно сняты бугры убежищ; часть окопов второй линии также обращена в груду земли.

В 32-м корпусе, на фронте 4 версты к югу от Корыто, сделано девять проходов в проволочных заграждениях и разрушено семь фланкирующих построек. По мнению ком. кор., работа артиллерии дает большие, чем ожидалось, результаты.

В 11-й армии, в 17-м корпусе, атака, произведенная 3-й дивизией у Сопанова, увенчалась полным успехом, весь фронт противника прорван, взяты все три линии. Центр атакующих войск продвинулся на вые. 120,1; правый фланг продолжает продвигаться к вые. 109,4 — д. Миньковцы. Взято много пленных, число коих выясняется. В 7-м корпусе идет сильный огневой бой пехоты и артиллерии. Дабы дать возможность частям, занимающим вынесенные вперед окопы, с наступлением темноты перейти в частичное наступление, гарнизон этих окопов усиливается свежими частями из резерва и пулеметами.

В 6-м корпусе атакующие части около 11 час. захватили первую линию окопов на выс. 390, 389 (на фронте Глядки, Воробьевка) и вые. 369 и 363 (к северу и югу от Цеброва), но затем, будучи обстреляны ураганным артиллерийским огнем противника, вынуждены были оставить занятые окопы на выс. 390 и 363; на вые. 389, несмотря на две контратаки противника, нами удерживаются окопы на южном отроге этой высоты, окопы на выс. 369 удержаны полностью и закрепляются. В 18-м корпусе продолжается проделывание проходов в заграждениях противника.

В 7-й армии, в 22-м и 16-м корпусах, ведется артиллерийский огонь по заграждениям противника. Во 2-м армейском корпусе наша артиллерия методическим огнем ведет подготовку атаки.

В 9-й армии, в 41-м корпусе, части 3-й Заамурской дивизии начали атаку в 12 ч. 30 м. К 13 ч. 30 м в центре Самушинского участка были захвачены первая и вторая линии и часть третьей линии неприятельских окопов. К 15 ч. 8-й полк овладел левофланговым участком позиции в районе молочной фермы и вышел затем в тыл противнику в направлении на Шлоссь — захвачено несколько сот пленных.

В 11-м корпусе_в 3 ч. 15 м на участке против выс. 272 при благоприятных условиях выпущены химической командой газы сильной концентрации. В 12 ч. 5 м атакующие части 11-й и 32-й дивизий ворвались на всем атакованном участке па позиции противника и к 12 ч. 25 м выбили противника из окопов укрепленной полосы, продолжая безостановочное движение вперед. С началом атаки наша артиллерия перенесла огонь по высотам 272, 458 и по тылу противника. В 12 ч. 30 м на выс. 458 нами были взорваны горны, однако пулеметный огонь с горы был настолько силен, что захватить сразу выс. 458 не удалось.

В 14 ч. 15 м 11-я дивизия взяла выс. 272. захватив около 2000 пленных, и вошла в непосредственную связь с 3-й Заамурской дивизией; подошедшие полки 19-й дивизии заняли взятые нами австрийские окопы и перелицовывают их.

В 33-м корпусе 2-я Заамурская дивизия в районе Хрумовского леса в 17 ч. 20 м атаковала и взяла первую линию неприятельских окопов и закрепляется. В результате дня к 15 ч. войсками 41-го и 11-го корпусов взят с боя весь участок неприятельской передовой укрепленной полосы от Шлосса, вые. 272, вые. 266 до вые. 458 исключительно, которая еще удерживается противником.

Частями 11 — го корпуса захвачены орудия, число коих выясняется. Захвачено свыше 3000 пленных.

Дитерихс (Наступление Юго-Западного фронта. С. 203–205.)

26. Оперативная сводка боевых действий на Юго-Западном фронте от 28 июня /11 июля 1916 г.

Ген. Духонин — ген. Пустовойтенко

Телеграмма № 2172

28 июня /11 июля 1916 г.

Оперативная сводка. На Юго-Западном фронте к вечеру 28 июня.

В 3-й армии в 4-м конном корпусе после артиллерийской подготовки тяжелой артиллерией противник перешел в наступление в направлении на Пожог, Бережная Воля, вытеснил части Кубанской дивизии и занял Пожог. Контратаки пока успеха не имели. Замечается усиление противника в Любашевском районе и Нов. Червище. В сводном корпусе на участке 27-й дивизии минувшей ночью батальон 106-го полка переправился через Стоход у вые. 77,0 севернее Бол. Обзир и занял рощу, что восточнее указанной высоты. На участке 78-й дивизии пять рот 311-го полка переправились через Стоход в районе д. Заречье и закрепляются; через реку наведены пешеходные мостики. В 46-м корпусе части противника переправились было на правый берег Стохода у Грушенно, но в течение минувшей ночи отброшены на левый берег. В течение дня на фронте армии перестрелка.

В 8-й армии и в группе ген. Шейдемана стрелки окапываются на занятых участках по правому берегу Стохода. Потери туркестанцев за 27 июня: 45 офицеров и 3489 нижних чинов. В 30-м корпусе части 80-й и 4-й Финляндской дивизий в районе Углы, Арсоновичи закрепляются и ведут разведку, в районе Яновка пять батальонов 71-й дивизии залегли на левом берегу Стохода под убийственным огнем противника и несли большие потери. Желая сохранить остатки этих частей, командующий 71-й дивизией приказал им оттягиваться на правый берег, что и было выполнено,

В 1-м и 39-м армейских корпусах совместная атака 93-го и 405-го полков на Свидники успеха не имела, части 408-го полка окончательно выбили германцев из северной окраины Статья Моосор и закрепляются, отбив две контратаки. На остальном фронте — перестрелка.

В 11-й и 7-й армиях — перестрелка.

В 9-й армии в 11-м корпусе на участке Делатынь, Ясна разведывательные партии 32-й дивизии переправились через Прут и, оттеснив слабые части австрийцев, продвигаются, не встречая сопротивления. В 103-й дивизии наши части достигли линии прежних позиций противника, с которой они встречены ружейным и артиллерийским огнем. От 3-го конного корпуса сведений не получено.

Духонин (Наступление Юго-Западного фронта. С. 507–508.)

27. А. Л. Брусилов об итогах наступления русской армии летом 1916 г.

Подводя итоги боевой работе Юго-Западного фронта в 1916 году, необходимо признать следующее:

1. По сравнению с надеждами, возлагавшимися на этот фронт весной 1916 года, его наступление превзошло все ожидания. Он выполнил данную ему задачу — спасти Италию от разгрома и выхода ее из войны, а кроме того, облегчил положение французов и англичан на их фронте, заставил Румынию стать на нашу сторону и расстроил все планы и предположения австро-германцев на этот год.

2. Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета 1 апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны «терпение, терпение и терпение». Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения — управлять всей русской вооруженной силой и не только не управляла событиями, а события ею управляли, как ветер управляет колеблющимся тростником.

3. По тем средствам, которые имелись у Юго-Западного фронта, он сделал все, что мог и большего выполнить был не в состоянии — я, по крайней мере, не мог. Если бы вместо меня был военный гений вроде Юлия Цезаря или Наполеона, то, может быть, он сумел бы выполнить что-либо грандиозное, но таких претензий у меня не было и быть не могло.,

4. Меня некоторые специалисты упрекали, что я не устроил одного прорыва, к которому я мог бы сосредоточить большие резервы, а устроил несколько ударных групп, поэтому при оказавшемся успехе я, якобы, не мог развить победу в надлежащем размере. На это отвечу, что при прорыве в одном только месте у меня получился бы результат такой же, как у Эверта близ Барановичей.

Но лучше ли это, предоставляю судить читателю.

5. Во всяком случае, вот что пишет в своих воспоминаниях

Людендорф (том 1, стр. 178–180):

«4 июня русские атаковали австро-венгерский фронт восточнее Луцка, у Тарнополя и непосредственно севернее Днестра.

Атака была начата русскими без значительного превосходства сил. В районе Тарнополя генерал граф фон Ботмер, вступивший после генерала фон Линзингсна в командование южно-германской армией, начисто отбил русскую атаку, но в остальных двух районах русские одержали полный успех и глубоко прорвали австро-венгерский фронт. Но еще хуже было то, что австро-венгерские войска проявили при этом столь слабую боеспособность, что положение Восточного фронта сразу стало исключительно серьезным. Несмотря на то, что мы сами рассчитывали перейти в наступление, мы немедленно подготовили несколько дивизий для отправки на юг. Фронт генерал-фельдмаршала принца Леопольда Баварского действовал в этих обстоятельствах таким же образом. Германское верховное командование сделало на этих обоих фронтах большие позаимствования, а также подвезло дивизии с запада. В то время сражение на Сомме еще не началось. Австро-Венгрия постепенно прекратила наступление в Италии и также перебросила войска на Восточный фронт.

Вслед за тем итальянская армия перешла в наступление в Тироле. Обстановка коренным образом изменилась. С началом сражения на Сомме и с выступлением Румынии она вскоре еще раз должна была измениться не в нашу пользу…

В то время мы все еще считались с возможностью атаки у Сморгони или, как это опять начало обрисовываться, на старом мартовском поле сражения у Риги. Как прежде, так и теперь русские располагали в данных пунктах очень крупными силами.

Несмотря на это, мы до крайности ослабили наш фронт, чтобы помочь южнее расположенным армиям. В резерве мы имели на всем растянутом фронте лишь отдельные батальоны. Я формировал батальоны из состава рекрутских депо, хотя мне было совершенно ясно, что если русские где-нибудь одержат настоящий успех, то это будет капля в море».

И далее: «Русские решили добиваться решительной победы на австро-венгерском фронте, но они располагали большим количеством резервов и могли одновременно энергично атаковать и нас, чтобы, по крайней мере, воспрепятствовать дальнейшей переброске сил на юг».

Затем на стр. 182 значится: «Русская атака в излучине Стыри, восточнее Луцка, имела полный успех. Австро-венгерские войска были прорваны в нескольких местах, германские части, которые шли на помощь, также оказались здесь в тяжелом положении, и 7 июля генерал фон Линзинген был принужден отвести свое левое крыло за Стоход. Туда же пришлось отвести с участка южнее Припяти правое крыло фронта генерал-фельдмаршала принца Леопольда Баварского, где была расположена часть армейской группы Гронау.

Это был один из наисильнейших кризисов на Восточном фронте. Надежды на то, что австро-венгерские войска удержат неукрепленную линию Стохода, было мало.

Мы рисковали еше больше ослабить наши силы, на то же решился и генерал-фельдмаршал принц Леопольд Баварский. Несмотря на то что русские атаки могли в любой момент возобновиться, мы продолжали выискивать отдельные полки, чтобы поддержать левое крыло фронта Линзингена северо-восточнее и восточнее Ковеля».

После взятия Брод (11-я армия) 27 июля Гинденбург и Люден-дорф были вызваны к верховному командованию и им была вручена власть над всем Восточным фронтом.

Далее, на стр. 189 значится: «Для укрепления австро-венгерского фронта требовались германские войска. Прежний фронт главнокомандующего Востоком был уже настолько обобран, что в ближайшее время многого от него получить было невозможно». И далее: «На весь фронт, чуть ли не в 1000 километров длины, мы имели в виде резерва одну кавалерийскую бригаду, усиленную артиллерией и пулеметами. Незавидное состояние, когда ежедневно надо быть готовым оказать помощь далеко расположенному участку! Это также свидетельствует, на что мы, немцы, оказались способными».

С этим последним выводом я согласиться без корректива не могу. Нужно добавить: при условии иметь противниками Алексеева, Эверта и Куропаткина. Впрочем, эта оговорка имеет силу применительно ко всему периоду операции Юго-Западного фронта в 1916 году.

В заключение скажу, что при таком способе управления Россия, очевидно, выиграть войну не могла, что мы неопровержимо и доказали на деле, а между тем счастье было так близко и так возможно! Только подумать, что если бы в июле Западный и Северный фронты навалились всеми силами на немцев, то они были бы, безусловно, смяты, но только следовало навалиться по примеру и способу Юго-Западного фронта, а не на одном участке каждого фронта. В этом отношении, что мы ни говорили и ни писали, я остаюсь при своем мнении, доказанном на Деле, а именно: при устройстве прорыва где бы то ни было нельзя ограничиваться участком в 20–25 верст, оставив остальные тысячу и более верст без всякого внимания, производя там лишь бестолковую шумиху, которая никого обмануть не может. Указание, что если разбросаться, то даже в случае спеха нечем будет развить полученный успех, конечно, справедливо, но только отчасти. Нужно помнить пословицу: «По одежке протягивай ножки». Для примера укажу на наш Западный фронт. К маю 1916 года он был достаточно хорошо снабжен, чтобы, имея сильные резервы в пункте главного прорыва, в каждой армии подготовить по второстепенному удару, и тогда, несомненно, у него не было бы неудачи у Барано-вичей. С другой стороны, Юго-Западный фронт был, несомненно, слабейший, и ожидать от него переворота всей войны не было никакого основания. Хорошо, что он выполнил неожиданно данную ему задачу с лихвой. Переброска запоздалых подкреплений в условиях позиционной войны помочь делу не могла. Конечно, один Юго-Западный фронт не мог заменить собой всю многомиллионную русскую рать, собранную на всем русском Западном фронте. Еще в древности один мудрец сказал, что «невозможное — невозможно»!

(Брусилов Л. Л. Мои воспоминания. С.248–252.)

28. Л. Я. Деникин о состоянии русской армии после февральской революции

Я не склонен идеализировать нашу армию. Много горьких истин мне приходится высказывать о ней. Но когда фарисеи — вожди российской революционной демократии, пытаясь оправдать учиненный главным образом их руками развал армии, уверяют, что она и без того близка была к разложению, они лгут. Я не отрицаю крупных недостатков в системе назначений и комплектования высшего командного состава, ошибок нашей стратегии, тактики и организации, технической отсталости нашей армии, несовершенства офицерского корпуса, невежества солдатской среды, пороков казармы. Знаю размеры дезертирства и уклонения от военной службы, в чем повинна наша интеллигенция едва ли не больше, чем темный народ. Но ведь не эти серьезные болезни армейского организма привлекали впоследствии особливое внимание революционной демократии. Она не умела и не могла ничего сделать для их уврачевания, да и не боролась с ними вовсе. Я, по крайней мере, не знаю ни одной больной стороны армейской жизни, которую она исцелила бы или, по крайней мере, за которую взялась бы серьезно и практически. Пресловутое «раскрепощение» личности солдата? Отбрасывая все преувеличения, связанные с этим понятием, можно сказать, что самый факт революции внес известную перемену в отношение между офицером и солдатом и что явление обещало при нормальных условиях, без грубого и злонамеренного вмешательства извне, претвориться в источник большой моральной силы, а не в зияющую пропасть. Но революционная демократия в эту именно рану влила яд. Она поражала беспощадно самую сущность военного строя, его вечные, неизменные основы, оставшиеся еще непоколебленными: дисциплину, единоначалие и аполитичность. Это было, и этого не стало. А между тем падение старой власти как будто открывало новые широчайшие горизонты для оздоровления и поднятия в моральном, командном, техническом отношениях народной русской армии.

Каков народ, такова и армия. И как бы то ни было, старая русская армия, страдая пороками русского народа, вместе с тем в своей преобладающей массе обладала его достоинствами, и прежде всего необычайным долготерпением в перенесении ужасов войны, дралась безропотно почти 3 года, часто шла с голыми руками против убийственной высокой техники врагов, проявляя высокое мужество и самоотвержение, и своей обильной кровью искупала грехи верховной власти, правительства, народа и свои.

Наши союзники не смеют забывать ни на минуту, что к середине января 1917 года эта армия удерживала на своем фронте 187 вражеских дивизий, т. е. 49 % всех сил противника, действовавших на европейских и азиатских фронтах.

Старая русская армия заключала в себе достаточно еще сия, чтобы продолжать войну и одержать победу.

(Деникин Л. И. Очерки русской смуты. Т. 1. Вып. 1. М. 1991. С. 30.)


29. Наступление Антанты в первой половине 1917 г.

По человеческому разумению центр тяжести нашей обороны в 1917 году должен был лежать на западе, хотя бы острота положения на востоке и продолжаюсь. Непосредственная совместная работа с австро-венгерским командованием являлась уже необходимой не в той мере, как в течение румынского похода, так как командование на Восточном фронте сильно упростилось. Верховное командование всецело отдалось теперь Западному фронту. Я предложил избрать для нашего дальнейшего пребывания Спа или Крейцнах. Спа было отклонено; Крейцнах являлся очень удобным пунктом, так как он был соединен с фронтом многочисленными телеграфными линиями. Там имелось много гостиниц и: меблированных домов, что представляло большие удобства для расквартирования. Ввиду этого, было указано подготовить Крейцнах, Мюн-стер-на-Штейне и Бинген для размещения ставки. Переезд намечался на вторую половину февраля. Временно сохранялась возможность возвращения в Плесс.

Австро-венгерское командование переехало в Баден близ Вены.

1 февраля 1917 года началась подводная крейсерская война. Скоро выяснилось, что какие-либо мероприятия, направленные против Голландии и Дании, излишни. Таким образом, имевшиеся для этого в виду штабы и войска освобождались для Западного фронта.

На западе надо было ожидать продолжения английского наступления на поле сражения на р. Сомме, следовало лишь учитывать, что это наступление, быть может, несколько расширится к северу. Было возможно, что его будет сопровождать французская атака между Руа и Нуайоном, но более вероятным представлялось, что Франция, как и в 1915 году, атакует наш фронт на участке Суассон — Реймс — Аргоны. Таким путем Антанта, напирая на оба фланга нашего фронта, выдвинувшегося дугой внутрь Франции, оказалась в выгодном положении для стратегического использования результатов своих атак. Какая именно часть фронта подвергнется французской атаке, предугадать еще было нельзя. Но и при такой комбинации вспомогательная атака французов у Руа оставалась возможной. Имелись также данные о возможности атак на лотарингском фронте и на Зундгау, где оборудование системы наших укрепленных позиций еще не подвинулось существенно вперед. Там мы всегда испытывали известное чувство слабости, а операции местного значения в этом районе были возможны в любой момент, и мы лишь с трудом могли перебросить туда подкрепления.

Иногда поступали данные, указывавшие на угрозу со стороны Вердена. Здесь французы были в состоянии атаковать в любое время. Наконец, обсуждалась также возможность удлинения фронта английского наступления на север. Таким образом, на всем фронте не оставалось ни одного пункта, на котором нам не надо было бы готовиться к упорной обороне; обстановка оставалась неясной.

Нельзя было сомневаться в том, что бои на фронте Изонцо не прекратятся, так как Триест продолжал составлять цель Италии. В Македонии и на Вардаре атаки были более чем вероятны; в Турции, а также в Палестине и у Багдада надо было с уверенностью ждать наступления.

На востоке я учитывал преимущественно возможность наступления в южной части фронта против австро-венгерских войск. Но в конце января главнокомандующего востоком, а также и нас неожиданно всполошил удар русских в направлении на Митаву; поспешно стянутыми резервами едва удалось его локализировать.

Момент начала большого наступления еще нельзя было предугадать. На востоке едва ли можно было ожидать боевых действий раньше апреля; большое русское весеннее наступление 1916 года началось в марте и сильно затормозилось состоянием дорог и почвы. Столь раннее повторение наступления было маловероятно. Было возможно, что и Антанта на западе задержится до этого времени с наступлением. Но обстановка на р. Сомме была столь напряженной, что мы должны были быть готовы и к более раннему началу.

Общее положение требовало от нас по возможности оттянуть бои на западе, чтобы выгадать время для решительных действий подводных лодок. В пользу этого говорили также тактические соображения и недостаточный запас заготовленных снарядов.

Одновременно мы должны были посредством сокращения фронта стремиться к более выгодной группировке сил и выделению более значительных резервов. В Бельгии и во Франции против наших 154 стояло 190 неприятельских дивизий, частью значительно более сильных; это было для нас весьма невыгодное соотношение сил, особенно при растянутости нашего фронта. Надо было стремиться как можно дольше уклонять участки фронта от крупных неприятельских атак и тем самым препятствовать противнику ввести в дело крупные силы… Одновременно это давало нам позиции, которые могли быть заняты более слабыми и истощившими в боях свои силы дивизиями.

Эти соображения в тесной связи с началом подводной войны вели к решению отвести наш фронт с дуги, выгнутой в сторону Франции, на позицию Зигфрида, которая к началу марта должна была быть уже обороноспособной, и произвести планомерные разрушения в полосе шириною в 15 километров перед новой позицией.

Фронт кронпринца Рупрехта разработал план в виде дневника работ по эвакуации и разрушению, рассчитанный на пять недель и получивший условное название «Альберих». Мы могли в любой момент, если бы нас к этому принудило неприятельское наступление, прервать работы и начать отступление. Суть заключалась в том, чтобы избежать сражения, затем надо было стремиться спасти материальную часть, поскольку она не была безвозвратно израсходована на укрепления, военное сырье, и, наконец, следовало разрушить пути сообщений, селения и колодцы, чтобы на первое время воспрепятствовать неприятелю разместить большие силы против нашей новой позиции. Отравление колодцев было воспрещено.

Решиться отвести назад фронт было чрезвычайно тяжело. Это являлось признанием нашей слабости, которое должно было подействовать воодушевляюще на противника и подавляюще — на нас. Но так как с военной точки зрения отступление являлось необходимым, то выбора не оставалось. Надо было претворить его в жизнь. Генерал фон Куль и я находились по этому поводу в продолжительных сношениях, генерал-фельдмаршал и его величество дали свое согласие, 4 февраля был отдан приказ планомерно осуществлять «Альберих». Первым днем «Альбериха» было 9 февраля. Тем самым отступление назначалось на 17 марта, но под напором неприятеля оно могло начаться в любой момент. При этом помимо крупных потерь в материальной части уменьшилось бы и оперативное значение разрушительных работ. Одновременно подполковник Николаи получил указание ввести неприятеля в заблуждение сообщением ему ложных данных. Подполковник Николаи и полковник фон Гефтен должны были соответственно повлиять на германскую и нейтральную прессу, чтобы произведенное впечатление не нарушалось. Я лично осведомил имперского канцлера о наших предположениях.

Работы «Альбериха» получили планомерное течение. Они удались полностью. Из очищаемого района было вывезено много сокровищ искусства, которые согласно правилам, установленным Гаагской-конференцией для сухопутной войны, были размещены для хранения в пределах оккупированной же области. Что много имущества и добра местного населения погибло, было очень печально, но этого нельзя было избежать. Большая часть населения была эвакуирована на восток, и только небольшая часть сосредоточена в некоторых пунктах, как, например, Нуайон, Гам и Нель, где она была снабжена нами продуктами на несколько дней и покинута…

На английском фронте на р. Сомме бои никогда вполне не замирали. В начале марта появились признаки возобновления наступления севернее р. Соммы. Южнее Руа также резче начали обозначаться наступательные намерения французов. Было ли и то и другое вызвано нашими мероприятиями, оставалось неясным. Тяжелое испытание выпало на нервы частных начальников, которые все же должны были выжидать заранее назначенного момента для начала отступления. Осуществить полностью этого не удалось, так как 11 марта на севере, а 13-го на юге пришлось сделать незначительные изменения в расположении фронта, чтобы уклониться от атак противника, которые становились все более вероятными.

16 марта началось большое планомерное отступление, которое было дружно проведено немногими крупными скачками. Верховное командование стремилось избегать всяких боев, чтобы дать войскам время устроиться на позиции Зигфрида, прежде чем перед ней появится противник в превосходных силах. На некоторых участках находившиеся в резерве дивизии должны были сменить на новых позициях отступавшие части, другие участки занимались частями, находившимися и ранее на фронте.

(Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. Т. 2. С. 1–5.)

30. О невозможности выполнения русской армией намеченных операций из-за упадка боеспособности и дисциплины

Совещание в Ставке 18 марта 1917 года

Секретно

Боеспособность армии понижена, и рассчитывать на то, что в данное время армия пойдет вперед, очень трудно.

Таким образом:

Приводить ныне в исполнение намеченные весной активные операции недопустимо…

Надо, чтобы правительство все это совершенно определенно и ясно сообщило нашим союзникам, указав на то, что мы теперь не можем выполнить обязательства, принятые на конференциях в Шантильи и Петрограде…

Генерал-лейтенант Лукомский

(Разложение армии в 1917 году. 1917 год в документах и материалах. М.; Л., 1925. С. 11. Далее: Разложение армии.)


32. Телеграмма командующих фронтами военному министру России о состоянии армии


Весьма срочно, весьма секретно

2116. 2216. 2203

Сегодня на военном совете всех командиров фронта под моим председательством единогласно региено: 1) армии желают и могут наступать, 2) наступление вполне возможно, это наша обязанность перед союзниками, перед Россией и перед всем миром, 3) это наступление избавит нас от неисчислимых последствий, которые могут быть вызваны неисполнением Россией ее обязательств, и попутно лишит противника свободы, действий на других фронтах, 4) некоторый недостаток заставит лишь несколько сузить размер наступления, 5) нужно, главное, наладить продовольствие и регулярный подвоз, а это в средствах России и должно быть сделано, 6) настоятельно просим, чтобы никаких шагов перед союзниками в смысле отказа от выполнения наших обязательств не делалось, 7) армия имеет свое мнение, мнение Петрограда о ее состоянии и духе не может решать вопрос; мнение армии обязательно для России; настоящая ее сила здесь, на театре войны, а не в тылах.

Брусилов, Баланин, Щербачев, Каледин, Балуев

Резолюция от ген. — квартирмейстера:

«Какое было бы счастье, если бы действительность оправдала эти надежды».

18/Ш 1917с, 1061,

(Разложение армии. С. 30.)

32. Июльское наступление немцев на Марне. Контрудар французов 18 июля 1918 г.

Германское командование переоценило значение результатов своих наступательных операций. Оно считало своих противников накануне развала, что далеко не соответствовало действительности. С целью нанесения последнего сокрушающего удара Антанте германское командование предпринимает 15 июля новую наступательную операцию на реке Марне и по обе стороны Реймса. В целях поднятия боеспособности солдат, сильно пошатнувшейся в ходе предшествовавших боев, германское командование прокламирует новое наступление как последнее, после победоносного завершения которого последует мир. Для удара немцы сосредоточивают сорок семь дивизий с 2 тыс. орудий. Им уже с трудом удается создать только полуторное превосходство сил. Командование Антанты знало о готовящемся наступлении немцев и приняло ряд предупредительных мер. 15 июля германцы атаковали французов. Восточнее Реймса 4-я французская армия отошла в ночь перед атакой на вторую позицию, и таким образом удар немцев пришелся впустую. Немцам удалось переправиться через Марну, но затем их наступление было остановлено. Провал наступления был очевиден, и Людендорф приказал 17 июля отойти за Марну.

Прекратив наступление 17 июля, германское командование признало неудачу своей последней наступательной операции. Все крупнейшие наступательные операции первой половины 1918 г. стратегически потерпели неудачу. Германским войскам не удалось разгромить своих противников. Провалилось и австро-венгерское наступление против итальянцев, предпринятое в период с 15 по 20 июня и закончившееся поражением австро-венгерцев.

Экономическое положение держав германской коалиции непрерывно ухудшалось. Замысел германского империализма — вторгшись в Советскую страну, свергнуть Советскую власть и превратить Россию в свою колонию, потерпел крах, Потерпела крах, следовательно, и надежда на улучшение своего экономического положения за счет России. Народ, поднятый большевистской партией на борьбу против немецких интервентов, одержал победу. Интервентам не удалось вывезти достаточного для них продовольствия и зерна. Продовольственная катастрофа в Германии нарастала.

Наступательные операции потребовали огромных жертв. Потери германской армии за первую половину 1918 г. превысили 700 тыс. человек. Пополнений не хватало. При средней потребности в 160 тыс. человек поступило лишь 60 тыс. Для создания пополнений приходилось пойти на расформирование дивизий; некомплект стал хроническим. Численность батальона с 750–800 человек снизилась до 650–625…

Между тем, несмотря на значительные потери, понесенные в первой половине 1918 г., силы союзников возрастали за счет ускорения прибытия американских войск, и разница в числе дивизий между противниками постепенно сглаживается.

Силы уравниваются, и перевес их начинает переходить на сторону Антанты (210 дивизий Антанты против 207 германских).

Общее оперативное положение германской армии на западе ухудшилось. Образовавшиеся в результате наступательных операций выступы германского фронта увеличили его протяженность на участке между морем и Аргоннами на одну треть. Эти выступы составили угрозу рокадным железным дорогам севернее и восточнее Парижа и представляли известные оперативно-тактические преимущества при ведении последующих наступательных операций. Но с переходом к оборонительному образу действий значение их менялось. Удлиняя фронт, требуя больше сил для его удержания, эти выступы представляли большие трудности для их обороны и при энергичных ударах по их основанию могли стать ловушками для обороняющих их войск…

18 июля 1918 г. наступил перелом в ходе решающей кампании войны 1914–1918 гг. Оперативным выражением этого перелома явился контрудар 10-й французской армии у Виллер-Коттере.

18 июля 1918 г. на рассвете из леса Виллер-Коттере внезапно, без артиллерийской подготовки двинулась под прикрытием артиллерийского огневого вала полутора тысяч орудий лавина в 340 танков, а за нею пехота — шестнадцать дивизий; сорок авиаэскадрилий содействовали наземным войскам. Это был контрудар 10-й французской армии генерала Манжена, составивший переломный момент в ходе кампании и положивший начало наступательным действиям Антанты. Командование Антанты преследовало цель нанести поражение германцам в Марнском выступе. Вместе с 10-й армией должны были наступать и остальные французские армии, охватывающие Марнский выступ.

Первоначальный удар французов имел успех. Они захватили 12 тыс. пленных, 250 орудий и в течение первого дня ударом 10-й французской армии прорвали германские позиции. Но затем немцам удалось подвести резервы, и продвижение французов замедлилось. Отрезать немцев в Марнском выступе не удалось, С большими потерями они отошли, очистив Марнский выступ. Моральное впечатление от контрудара в германской армии было велико.

(История военного искусства. Сборник материалов. Вып. III. M., 1952. С. 311–316.)

33. Боевые действия на Западном фронте во второй половине 1918 г.

Планы сторон

Провал июльской наступательной операции германских армий и успех контрудара союзников 18 июля подняли уверенность командования союзными войсками в победе…

В дальнейшем Фош намечал проведение ряда последовательных операций ограниченного масштаба, имеющих целью улучшение оперативно-тактического положения войск, улучшение сообщений, удержание оперативной инициативы и изнурение противника быстрыми и внезапными ударами.

Ближайшей задачей являлась ликвидация выступов, угрожавших французским коммуникациям и северному горнопромышленному району. Таким образом, рядом последовательных операций союзные войска помимо ликвидированного в период с 18 июля по 4 августа Марнского выступа должны были ликвидировать Амьенский и Сен-Миельский выступы и выступ на реке Лис. По замыслу Фоша, если намеченные операции увенчаются успехом в относительно короткий срок, «то можно уже теперь предусматривать на конец лета или на осень крупное наступление, которое может увеличить наши преимущества, не давая противнику передышки».

Провал июльского наступления, успешный контрудар союзников и вынужденное очищение немцами Марнского выступа сделали поражение Германии очевидным для всего мира. Германское командование в лице генерала Людендорфа признавало неудачу…

2 августа германское командование поставило следующие задачи войскам:

«Положение требует, чтобы мы, с одной стороны, перешли к обороне, а с другой, — как только представится возможность, перешли бы опять в наступление». Предусматривались наступательные операции во Фландрии, но в меньшем объеме, между Мон-Дидье и Суассоном, небольшие атаки к востоку от Реймса и наступательная операция на фронте войск герцога Вюртембергского,

Таким образом, во вторую половину кампании армии Антанты вступили с четко выраженным наступательным планом, не крайне осторожным и методически разрешающим последовательные, ограниченные по масштабу частные задачи. Эта настороженность в значительной мере была продиктована опасениями внутреннего политического взрыва в случае неудачи наступления, подобного нивелевскому в 1917 г.

Германское командование вступало во вторую половину кампании без необходимой оперативно-стратегической целеустремленности. Это приводило к тому, что, не имея реальных возможностей на захват инициативы, но ориентированные на наступательные задачи, хотя и ограниченного масштаба, войска не отдавали всех сил и возможностей на организацию длительной оборонительной борьбы.

Амьенская операция 8—15 августа

8 августа Фош предпринимает операцию по очищению от немцев Амьенского выступа, образовавшегося в результате мартовского наступления германцев. Удар должны были нанести четыре английские и одна французская армии силами двадцати шести пехотных и шести кавалерийских дивизий с 3316 орудиями, 516 танками и 700 самолетами. Превосходство сил у союзников было двойное против германцев. Внезапная атака 8 августа имела крупный успех. Германские войска были отброшены, Амьенский выступ ликвидирован. Также была ликвидирована угроза железной дороге Париж — Амьен. Наступающие захватывают 53 тыс. пленных германцев и 470 орудий. Еще большим было моральное значение этого успеха. Германские солдаты видят безнадежность войны. Они кричат по адресу подходящих с тыла резервов: «Штрейкбрехеры! Долой затягивателей войны!» Последнее явилось следствием влияния Великой Октябрьской социалистической революции. Германское командование вынуждено было отвести войска вновь на позицию Зигфрида, с которой они начали наступление 21 марта. «8 августа представляет самый черный день германской армии в истории мировой войны» — так вынужден оценить результаты операции Людендорф. С этого момента «война приобрела характер бесшабашной азартной игры… Надо было кончать войну».

Пытаясь избежать военного поражения и добиться окончания войны дипломатическим путем, Вильгельм 14 августа дал указания начать мирные переговоры.

Общее наступление Антанты, военное поражение н капитуляция Германии

В сентябре положение германских армий еще более ухудшается: пополнений нет. Для укомплектования частей германское командование должно было расформировать несколько полевых дивизий. Разгром балканского фронта германской коалиции еше более ухудшал положение Германии. Военная катастрофа приближалась. Дипломатия не спасает.

26 сентября армии Антанты переходят в общее наступление с целью последовательными ударами разбить германские армии. 26 сентября американцы и французы наносят удар между Реймсом и Верденом, 27 сентября англичане и французы прорывают германские позиции у Сен-Кантена и Камбре, захватив 60 тыс. пленных и 600 орудий, 28 сентября армии Антанты прорывают германский фронт во Фландрии. Германские армии потерпели поражение и вынуждены были отойти на вторую тыловую оборонительную полосу Германа, Гундинга, Брунгильды, Кримгильды.

28 сентября Людендорф, признав войну окончательно проигранной, потребовал перемирия во что бы то ни стало, «иначе последует катастрофа на фронте».

3 октября германское главное командование делает еще раз представление правительству о немедленном обращении к союзникам с просьбой о мире…

Но время было упущено, маневрировать на дипломатическом фронте уже не было возможности. Союзники реально уже ощущали перевес в своих силах и неизбежное поражение Германии. В ночь с 4 на 5 октября германское командование обращается к союзникам с просьбой о мире.

14 октября армии Антанты атаковали немцев на новых позициях и последовательными ударами к 4 ноября прорвали позиции Германа, Гундинга, Брунгильды, Кримгильды, и германские войска откатываются на третью позицию — Антверпен, Маас; 9 ноября союзники прорывают южный фланг этой линии южнее Седана. На 14 ноября Фош намечает вторжение мощной группы войск в Лотарингию и Рейнскую область, но оно не состоялось. 11 ноября Германия капитулировала.

Таким образом, война была проиграна. Она была проиграна, несмотря на то, что германские войска вели борьбу еще на чужой — французской и бельгийской — территории, несмотря на то, что за спиной германских войск оставались еще сильные оборонительные позиции и выгодные рубежи для сопротивления. Под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции население Германии тяготело к миру. Моральный дух солдат германской армии был низок, экономическое истощение страны достигло предела, за которым с необходимостью должна была последовать катастрофа. В этих условиях удары союзных армий показали безнадежность дальнейшей борьбы. Всякая последующая задержка означала лишь увеличение размеров катастрофы.

Компьенское перемирие. Революция в Германии и Австро-Венгрии

Еще в ночь с 4 на 5 октября, видя безнадежность борьбы… германское правительство просит о немедленном заключении перемирия на суше, на воде и в воздухе. Пока велась дипломатическая переписка, австро-венгерская монархия окончательно развалилась. 27 октября, когда уже в ряде полков австро-венгерской армии вспыхнуло восстание, министр иностранных дел Австро-Венгрии обратился с просьбой о сепаратном мире. 3 ноября Австро-Венгрия капитулировала. 5 ноября от имени союзников было сообщено германскому правительству согласие на переговоры о перемирии…

8 ноября германские делегаты были доставлены в Компьен-ский лес, где на маленькой железнодорожной станции Ретонд их ожидали представители союзников. Здесь им были предъявлены условия перемирия и назначен 72-часовой срок для подписания.

В 5 часов 10 минут 11 ноября текст условий перемирия был подписан. В 11 часов 11 ноября боевые действия, длившиеся 4 года и Зс половиной месяца, закончились…

Громадное революционное влияние Великой Октябрьской социалистической революции, военное поражение германской армии на фронте, кризис государственной власти развязали силы революции. 30–31 октября на кораблях германского флота открытого моря вспыхнуло восстание. 4 ноября к морякам присоединились солдаты кильского гарнизона и был создан Совет солдатских и матросских депутатов. Революционное движение под лозунгом немедленного заключения перемирия и прекращения военной диктатуры охватывает Западную Германию. 8 ноября Бавария была объявлена республикой. Кайзер Вильгельм П. уехавший еще 29 октября из столицы в ставку, поближе к голландской границе, утром 10 ноября бежал в Голландию. К германской ставке в Спа уже шли революционные солдаты, чтобы арестовать его. Германия стала республикой.

(История военного искусства. С.311–316.)

Глава III

НА ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ФРОНТАХ

ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

В ПОИСКАХ НОВЫХ СОЮЗНИКОВ

Начало военных действий между крупнейшими европейскими государствами, разумеется, не могло не сказаться на международных отношениях. Главной задачей стран Антанты и противостоящей ей коалиции центральных держав стало привлечение на свою сторону как можно большего числа союзников и укрепление собственных рядов…

Уже 5 сентября 1914 года представители России, Англии и Франции подписали соглашение, по которому союзники брали на себя обязательство в течение всей войны не заключать с противником сепаратный мир и не выходить из войны без взаимного согласия. Таким образом, Антанта превратилась в формальный военный союз.

Тем не менее в стане Антанты, особенно в первые годы войны, развернулась острая дипломатическая борьба. Шла она по поводу «призов», которые должна была получить каждая из стран Согласия после успешного окончания военных действий. Самый лакомый кусок для союзников представляла собой Османская империя, чьи владения в те годы простирались почти на весь арабский мир.

Впервые вопрос о судьбе этой страны был поставлен сразу же после начала войны английским министром иностранных дел Греем, который заявил, что в случае присоединения Турции к Германии она должна перестать существовать. Немного позже англичане, крайне заинтересованные в активизации русской армии на Восточном фронте, заявили, что после победы над Германией судьба Константинополя и проливов будет решена в соответствии с интересами России.

Судьба Константинополя и других владений Турции стала одной из главных тем в межсоюзнических отношениях, особенно после того, как 25 февраля 1915 года британские и английские военные корабли обстреляли османские форты у входа в Дарданелльский пролив и приступили к осуществлению Дарданелльской операции. Полагая, что эта операция закончится для союзников быстрым успехом, в ее проведении изъявили желание принять участие греки, что вызвало крайне негативную реакцию в Санкт-Петербурге — здесь опасались, что Афины потребуют в качестве награды Константинополь.[53] В случае успеха задуманной операции проливы в любом случае переходили под контроль Англии и Франции, что заставило Россию потребовать от своих союзников официальных заверений в передаче ей после войны проливов и Константинополя. В ход пошли даже прямые угрозы со стороны российского министра иностранных дел Сазонова. Наиболее негативно относившимся к передачи Константинополя России французам он без обиняков заявил, что уйдет в отставку, а министром в таком случае вполне может стать человек, который с симпатией относится к идее восстановления Союза трех императоров.[54]

Угрозы подействовали, и 12 марта 1915 года Лондон официальной нотой гарантировал передачу России города Константинополя с прилегающими территориями, которые включали в себя западное побережье Босфора и Мраморного моря, Галлипольский полуостров, Южную Фракию по линии Энос — Мидия и кроме того восточное побережье Босфора и Мраморного моря до Исмит-ского залива, все острова Мраморного моря, а также острова Имброс и Тенедос в Эгейском. Однако все это обусловливалось, во-первых, победой союзников по Антанте в войне, а во-вторых, компенсацией Англии и Франции за счет других территорий Азиатской Турции. Причем британцы в качестве основной платы потребовали присоединения к сфере английского влияния доселе нейтральной зоны Персии, что давало им возможность прибрать к рукам обширные нефтяные месторождения. 10 апреля к русско-английской сделке с большой неохотой присоединилась и Франция, которая также рассчитывала на арабские владения Османской империи — Сирию, Ливан и др.

Босфорские соглашения были, безусловно, большой победой российской дипломатии, но уже в те годы думающие люди в стране не могли не задаться простым вопросом: а как, собственно, правительство огромной многонациональной империи, не успевавшее решить одну серьезную внутриполитическую проблему, как тут же возникала другая, собирается распорядиться отдаленной и слаборазвитой турецкой провинцией и что в Петрограде собираются делать с одним из центров мусульманства — Стамбулом. Сможет ли Россия «переварить» такой щедрый подарок? Впрочем, после провала Дарданелльской операции и тяжелых поражений России в ходе кампании 1915 года эти все вопросы стали носить скорее умозрительный характер.

Куда меньше споров между союзниками вызывала проблема территориальных изменений в Европе, которые датжны будут произойти после окончания войны и разгрома коалиции центральных держав. Так или иначе, но союзники сходились во мнении, что после того, как будет сокрушена германская военная машина, Франция возвратит себе утерянные Эльзас и Лотарингию, Дания — Шлезвиг и Гольштейн, Бельгия также получит компенсацию за счет Германии, а Австро-Венгрия превратится в триединую монархию. При этом под эгидой России будет создана целокупная Польша, и не подлежало сомнению, что Сербия получит Боснию и Герцеговину, Не исключалась возможность и других территориальных изменений на Балканах. Кроме того, союзники были едины в том, что Германия непременно должна будет лишиться всех своих заморских колоний.

Однако планы Антанты по послевоенному переустройству мира, как впоследствии показали документы, обнаруженные в немецких архивах, были эталоном скромности по сравнению с аппетитами правителей второго рейха. В Берлине мечтали ни много ни мало о новом и коренном переделе всего мира: под немецкий контроль передаются все английские, французские и бельгийские колонии, Бельгия превращается в немецкий протекторат, Франция расплачивается частью побережья Ла-Манша, железорудным бассейном Бриэй, западными Вогезами, крепостями Бельфор и Верден. С России причитались Польша, прибалтийские губернии и «территории, расположенные к югу от них», Финляндия и даже Кавказ — некоторые из этих земель должны были, по мнению немецких стратегов, войти в состав великой Германии, а другие — стать «буферными» государствами, находящимися в полной зависимости от Берлина. Само собой, все страны — противницы рейха выплачивают немцам огромные репарации и контрибуцию, а Россия помимо всего прочего заключает с Германией торговый договор и становится фактически аграрным придатком. Более «скромными* были планы Австро-Венгрии — они ограничивались установлением полного господства империи Габсбургов на Балканах и подавлением любых устремлений славянских народов к независимости.

Все эти сведения приведены в книге известнейшего немецкого историка Ф. Фишера, основанной исключительно на документальных архивных источниках.[55] Конечно, в германских политических и финансовых кругах не существовало полного единства взглядов на «цели войны» — одни стремились к южным морям и колониям, другие вожделенно посматривали на восток Европейского континента. Но сути это не меняло.

Одной из главных целей дипломатии союзников по Антанте и Тройственному союзу сразу же после начала Первой мировой войны стало привлечение на свою сторону новых союзников. Это была сложная задача, требовавшая немалых усилий.

Не заставила себя долго уговаривать только Япония, быстрее всех сумевшая сориентироваться в новой ситуации. Уже 15 августа Токио направил Берлину ультиматум, в котором потребовал себе Цзяочжоу — фактически немецкую колонию на территории Китая. На ответ немцам было дано восемь дней, но они проигнорировали требования японцев, и 23 августа 1914 года Япония объявила Германии войну, после чего быстро захватила все владения немцев в Китае. Вступив в войну, Страна восходящего солнца преследовала цель не разгромить второй рейх, а только укрепить свои колониальные позиции в дальневосточном регионе, тем не менее этот шаг Токио означал, что Россия может не волноваться за свои дальневосточные владения, и тем самым сплачивал внутренние ряды Антанты.

Куда сложнее обстояли дела с вовлечением в войну Турции. Борьба между Антантой и центральными державами за влияние над этой страной не утихала ни на минуту. Собственно, Стамбулу не приходилось ожидать ничего хорошего ни от одной, ни от другой стороны. Если Россия, Англия и Франция страстно желали расчленить одряхлевшую Османскую империю и поделить ее между собой, то немцы стремились превратить ее в своего бесправного вассала. И все же в турецком правительстве преобладали германофилы, полагавшие, что Берлин поможет Турции решить ее территориальные проблемы, прежде всего за счет славянских соседей. 2 августа 1914 года между Германией и Турцией был подписан секретный договор, по которому в случае начала войны между Германией и Россией Турция обязалась выступить на стороне Берлина. В распоряжение германского генерального штаба, по сути, была передана турецкая армия, а в день подписания секретного договора в Османской империи была объявлена всеобщая мобилизация. Правда, публично турки поспешили заявить о нейтралитете, объяснив его полной неготовностью своей армии к ведению боевых действий.

Больше всех из стран Антанты на данном этапе не была заинтересована во вступлении в войну Турции Россия, которой тогда пришлось бы открывать новый фронт на Кавказе. Именно поэтому она предложила своим союзникам удовлетворить ряд требований стамбульского руководства — гарантировать Турции в случае сохранения ею нейтралитета и демобилизации армии территориальную неприкосновенность, возвратить остров Лемнос и отменить так называемый режим капитуляций. Характерно, что на это предложение российского министра иностранных дел Сазонова английская дипломатия в лице Грея ответила лишь согласием гарантировать территориальную неприкосновенность Турции только на период войны и отвергла все другие предложения.

Но пока на берегах Босфора шло активное тайное дипломатическое зондирование, на фронтах в Европе потерпел крах немецкий план блицкрига. В новой стратегической ситуации как никогда возросла заинтересованность Германии в привлечении Турции на свою сторону.

В этом сложном дипломатическом положении в Берлине было принято решение действовать молниеносно и форсировать развитие событий. Под сильнейшим давлением немцев командующим турецкими военно-морскими силами был назначен немецкий контр-адмирал Сушон. Именно он 29 октября 1914 года отдал приказ офицерам и матросам двух самых современных немецких крейсеров «Гебен» и «Бреслау» сменить фуражки и бескозырки на фески, спустить на судах немецкий флаг и вывесить турецкий, а затем атаковать города на Черноморском побережье России — Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск. Это была чистейшая провокация, которая достигла своей цели. В тот же день российский посол в Константинополе М. Н. Гирс затребовал свои паспорта, а 2 ноября Россия объявила войну Турции. 5 и 6 ноября ее примеру последовали Англия и Франция. Так немецкая военщина поставила османское правительство перед свершившимся фактом и втянула турецкий народ в губительную для него авантюру, завершившуюся крахом Османской империи.

К началу 1915 года самой крупной европейской страной, еще не втянутой в мировой конфликт, оставалась Италия. С самого начала войны правительство этой страны стало прикидывать, на чьей стороне окажется победа и за счет каких союзников можно будет получить наиболее ценный приз. Член Тройственного союза, Италия 3 августа 1914 года заявила, что война вызвана нападением Австро-Венгрии на Сербию, а Тройственный союз по своей сути исключительно оборонительный, поэтому Рим не считает себя с этого момента связанным какими-либо союзническими обязательствами и заявляет о своем нейтралитете. Возмущенный кайзер оставил на письме итальянского короля, извещавшего, что обстоятельства возникновения войны не подходят под формулировку casus foederis в тексте договора о Тройственном союзе, краткую пометку: «негодяй». Собственно, итальянцы не могли не понимать, что в силу своего географического положения и безраздельного господства на Средиземном море англо-француского флота, а также экономической зависимости от стран Антанты их страна имела мало шансов на успех в войне с Лондоном и Парижем.

Тем не менее итальянский министр иностранных дел маркиз ди Сан-Джулиано намекнул своим австрийским и немецким коллегам, что при определенных условиях Италия не против рассмотреть вопрос о том, каким способом она могла бы помочь недавним союзникам. На этом итальянское правительство тоже не остановилось и одновременно начало тайные переговоры с Антантой о той территориальной компенсации, которую смог бы получить Рим после вступления в войну на стороне союзников. Надо отметить, что последние на обещания не скупились, тем более что все притязания итальянцев распространялись на территории их врагов — Австро-Венгрии, Турции и на никому не интересной Албании,

Итальянцы не стали довольствоваться этим двойным шантажом, и под шумок в октябре 1914 года оккупировали остров Са-сено, расположенный у входа в Валонский залив, расположенный на Адриатическом побережье Албании. В декабре того же года они оккупировали и саму Валону. После битвы на Марне и краха немецкого плана блицкрига общественное мнение Италии стало все больше и больше склоняться в пользу Антанты. Однако требования, которые итальянцы предъявили Антанте (а они замахнулись на обширные земли в Средиземноморье и территории южных славян), показались чрезмерными России и Франции. Характерно, что, как и в случае с Турцией, Петроград выступал против численного увеличения коалиции. На то у России были свои причины — во-первых, пришлось бы расплачиваться с Италией за ее лояльность Антанте южнославянскими территориями, а во-вторых, Рим требовал со стороны России гарантий в том, что она не ослабит свой нажим на галицийском направлении. Лишь когда русское наступление в Карпатах было остановлено и под сильным давлением Англии российская дипломатия изменила свою позицию, союзники подписали 26 апреля 1915 года в Лондоне договор с Италией, по которому Рим обязался через месяц начать войну против центральных держав. После этого в Италии начались многочисленные демонстрации шовинистов за вступление в войну, возглавляемые социалистом Б. Муссолини и по этом-авангардистом Г. Д'Аннунцио, причем вся кампания была оплачена из французского кармана. Напуганный размахом «народного движения» итальянский парламент предоставил правительству чрезвычайные полномочия. Ярый сторонник вступления Италии в войну на стороне Антанты премьер А. Саландра не преминул воспользоваться благоприятным внутриполитическим положением, и 23 мая 1915 года Итальянское королевство объявило войну Австро-Венгерской империи.

Одновременно с борьбой за привлечение на свою сторону Италии между воюющими коалициями развернулась острая дипломатическая борьба за Балканы. К середине 1915 года, не считая отсталой и раздробленной Албании, в этом регионе осталось только две страны, не определившиеся со своими предпочтениями, — Болгария и Румыния. Причем особо важное значение для союзников приобретала позиция софийского руководства, в силу того, что по географическим и геополитическим причинам к 1915 году Болгария оказалась своеобразным ключом ко всему балканскому полуострову.[56] К тому же из всех Балканских стран Болгария обладала самой боеспособной армией. В случае вступления Болгарии в войну на стороне центральных держав Сербия оказывалась в безвыходном положении, и, наоборот, присоединение Софии к Антанте отрезало от Европы Турцию, обеспечивало Сербии тыл и давало надежду на то, что примеру Болгарии последуют Греция и Румыния. Кульминация борьбы противников за Болгарию пришлась на лето 1915 года.

Российское руководство прекрасно понимало значение Болгарии и с первых же дней войны попыталось привлечь ее на свою сторону. Российская дипломатия лелеяла надежду на восстановление славянского блока времен первой Балканской войны, но сделать это можно было только одним способом — уговорить соседей Болгарии Грецию и Сербию пойти ей на уступки и вернуть земли, захваченные в ходе второй Балканской войны. Министр иностранных дел Сазонов уделил этому особое внимание, но задача оказалась практически невыполнимой — Греция вообще отказалась говорить на эту тему, а давление на нее привело к обратному эффекту — усилению позиций в стране германофилов. Сербы в принципе согласились передать своим соседям часть Македонии, но лишь после получения компенсации за счет балканских владений Австро-Венгрии. Проболгарская позиция российского министра вызвала разногласия и в стане союзников — Англия, которая высоко ценила свои тесные связи с Грецией, полностью ее поддержала и активно противодействовала политике русского правительства.

Более гибкой, как уже говорилось, в отношении компенсаций Болгарии была политика Белграда. Не возражали сербы и против передачи Софии части европейской территории Турции, Но все эти обещания можно было выполнить только после окончания войны, а болгарское правительство Радославова требовало Македонию немедленно.

В этом смысле Берлину и Вене привлечь на свою сторону Болгарию было куда проще: во-первых, основные притязания Софии распространялись на их противника Сербию, потому болгарам была обещана не только вся Македония, но и часть исконно сербских земель. А в случае присоединения Румынии к Антанте болгарам была обещана еще и часть территории этой страны — причем не только Южная Добруджа, но и северная ее часть. Во-вторых, для болгарского царя Фердинанда из немецкой династии Кобургов не существовало проблемы выбора союзнической ориентации — он и душой и мыслями был на стороне центральных держав.

На окончательное решение болгарского царя оказало существенное влияние и положение дел на фронтах — русские войска в 1915 году терпели одно поражение за другим и были вынуждены оставить Галицию, Польшу, Литву, часть Белоруссии, а Дарда-нелльская десантная экспедиция Англии и Франции окончилась неудачей. Осложнилось положение и Сербии, особенно после того, как на подмогу австрийским войскам были переброшены германские части. Жажда захвата чужих территорий для династии Кобургов оказалась сильнее страха перед Антантой, и 3 сентября было подписано болгаро-турецкое соглашение о союзе, а еще через несколько дней — 6 сентября — союзный договор с Германией и Австро-Венгрией. Так Тройственный союз превратился в Четверной.

Чтобы минимизировать последствия от вступления в войну Болгарии, Англия и Франция решили перебросить с Галлиполий-ского полуострова свои войска под Салоники и открыть там новый фронт. Одновременно было оказано сильное воздействие на Грецию, с тем чтобы она в соответствии с греко-сербским союзным договором от 1913 года пришла на помощь своим братьям по вере. Греки сначала вроде бы согласились, но поняв, что союзники не смогут перебросить под Салоники достаточное количество войск, король Константин внезапно уволил проантантски настроенного премьера Венизелоса и подтвердил сохранение Грецией нейтралитета.

А между тем в ночь на 14 октября Болгария напала на Сербию. Одновременно с севера начали наступление объединенные германо-австро-венгерские войска. Это был «путь Сербии на Голгофу», закончившийся эвакуацией остатков сербской армии на греческий остров Корфу.[57]

Своеобразной компенсацией за вступление в войну Болгарии на стороне центральных держав стало присоединение 28 августа 1916 года к Антанте Румынии. Дипломатическая борьба между великими державами за Румынию развивалась приблизительно по тому же сценарию, что и в других балканских государствах: правительство в Бухаресте страстно торговалось из-за новых территорий, которые могло бы получить в том или ином случае, и очень боялось продешевить.[58]

Румыния еще с 1883 года состояла в союзе с Германией и Австро-Венгрией, но к началу Первой мировой войны этот договор так и не наполнился практическим содержанием и потерял всякое реальное значение — обстановка в мире изменилась коренным образом, а характерной чертой румынской внешней политики всегда была ориентация на более сильного. К тому же румынское население в Венгерской Трансильва-нии составляло большинство, а в Банате — весьма существенный процент. Борьба румынского населения Австро-Венгрии за равноправие встречала сочувствие в Румынском королевстве, а потому отношения между Бухарестом и Веной отнюдь не были безоблачными.

31 июля, за день до начала войны, немцы предложили румынам Бессарабию в качестве платы за участие в их коалиции. Приз, конечно, устраивал Бухарест, но лишь в случае, если Россия будет полностью разбита и вынуждена уступить некоторые земли Австро-Венгрии. В противном случае Бессарабию румынам никогда бы удержать не удалось. И хотя немцы как могли успокаивали румын: дескать, после войны Россия будет расчленена и великая Румыния будет граничить с вассальной самостийной Украиной, — в Бухаресте прекрасно понимали, что все предложения Берлина и Вены, пока не падут Париж и Лондон, вилами на воде писаны, и не польстились даже на Одессу.[59] По той же причине румыны не согласились на предложение России, которое она делала дважды, о передаче им Трансильвании. Таким образом, Коронный совет Румынии принял 3 августа 1914 года решение о «вооруженном выжидании».

Нейтралитет Румынии на первом этапе войны носил явно прогерманский характер: румынское правительство беспрепятственно пропускало через свою территорию военные грузы центральных держав в Болгарию и Турцию, а в Берлин и Вену слало телеграммы с поддержкой, давая понять, что в будущем они вполне могут рассчитывать на присоединение Бухареста к Четверному союзу. Просчитав все последствия вступления Румынии в войну на стороне Антанты, российский МИД и Генеральный штаб пришли к выводу, что лучше иметь Румынию нейтральной, чем союзной, — страна обладала протяженной и труднообороня-емой границей, 700 км из нее приходилось на Карпаты, 500 км протянулись по Дунаю, а затем 200 км — по открытой местности в Добрудже. Напрашивалась мысль о том, что враг в самом узком месте (150 км) мог разрезать страну надвое и тогда весь запад Румынии оказался бы в огромном котле.[60] Кроме того, русский генералитет весьма скептически относился к военным возможностям плохо вооруженной румынской армии, а подготовка офицерского состава вообще не выдерживала никакой критики. Нейтральная же Румыния фактически прикрывала российскую границу от Карпат до Черного моря и позволяла избежать непосредственного соприкосновения с болгарской армией.

Тем не менее торг союзников по Антанте с Румынией не прекращался — Англия и Франция были буквально заворожены цифрой в полмиллиона штыков, которые обещала поставить Румыния в случае удовлетворения ее претензий. Как уже отмечалось, сначала румыны потребовали в качестве платы за свой нейтралитет Бессарабию, но Россия категорически отказалась от подобной сделки, и союзники предложили Бухаресту лишь населенную румынами территорию Венгрии от Тисы и до Прута. События на фронтах вынудили самого последовательного противника присоединения Румынии к Антанте российского министра иностранных дел Сазонова изменить позицию. Поражения русской армии в Карпатах в 1915 году и сдача Варшавы свели на нет размышления о преимуществах нейтралитета Бухареста. России требовалась немедленная и конкретная помощь. 21 июля 1915 года Сазонов дал согласие на привлечение Румынии.

Долгие переговоры между Антантой и Румынией были застопорены в связи с поражением русских войск в кампании 1915 года, но шансы Антанты вновь поднялись после Вердена и Брусиловского прорыва. Эффект от победы русских войск в Карпатах в 1916 году в Бухаресте был огромен. После Брусиловского прорыва румынская верхушка окончательно поверила в неизбежность победы Антанты над странами Четверного союза, теперь румыны сами выступили инициаторами переговоров с Антантой.

17 августа 1916 года в Бухаресте в глубокой тайне были подписаны политическая и военные конвенции, документально оформившие присоединение Румынии к Антанте. В конечном итоге румынам были обещаны Трансильвания, большая часть Буковины и Банат. Румыния в свою очередь обещала союзникам не вести сепаратных переговоров, но при этом заявила, что объявит войну одной Австро-Венгрии, в призрачной надежде, что войны с Германией и Болгарией удастся избежать. Этим надеждам осуществиться было не дано. После того как 27 августа 1916 года румынский посланник в Вене вручил декларации об объявлении своей страной войны империи Габсбургов, последовали ответные декларации со стороны Германии, Болгарии и Турции.

Однако дипломатическая победа Антанты, связанная с вступлением Румынии в войну, как и предсказывали российские военные стратеги, оказалась пирровой. Румынская армия ничего не смогла противопоставить своим противникам, позорно бежав с поля боя. В результате, чтобы спасти страну от неминуемого разгрома, в Румынию были введены русские войска, после чего Восточный фронт растянулся более чем на тысячу километров. Силы русской армии, и без того испытывавшей нехватку вооружения, с тех пор стали чрезмерно распылены.

АМЕРИКА СМОТРИТ НА ЕВРОПУ

К 1917 году вне войны, таким образом, оставалось одно большое государство, крупнейшая к этому времени в экономическом отношении держава мира — Соединенные Штаты Америки. В начале прошлого столетия вопросы мировой политики, в том числе и разгадывание ребусов европейской дипломатии, не очень волновали Белый дом, предпочитавший руководствоваться принципами изоляционизма. Краеугольным камнем внешней политики США продолжала оставаться так называемая доктрина Монро, суть которой сводилась в двух словах к лозунгу «Америка для американцев». Это означало, что американское правительство полностью отказывается от участия в решении каких-либо проблем за пределами своего континента, но сохраняет за собой как на севере Америки, так и на юге вплоть до мыса Горн решающую роль, вмешательство же в дела американских стран со стороны европейских держав будет рассматриваться как недружественный акт. Эта политика отказа от какого-либо вмешательства в европейские дела встречала полную поддержку со стороны подавляющего большинства американского населения.

Однако после 1912 года и прихода к власти президента В. Вильсона европейские проблемы начали играть все более важную роль в американской внешней политике. Чем острее становилась ситуация в Европе, тем больше правящие круги США стали задумываться о том, как бы усилить роль Соединенных Штатов в мировой политике.

Когда же за океаном стало очевидным, что в Европе вспыхнул пожар невиданной войны, Вильсон поспешил выступить с декларацией о нейтралитете, в которой призвал Соединенные Штаты быть «нейтральными на словах и на деле… беспристрастными в мыслях, так же как и в поступках, избегать поведения, которое может быть истолковано как поддержка одной стороны в ее борьбе против другой».[61] Однако на самом деле политика американского президента не была столь однозначной.

На первых порах мировая война не задевала жизненных интересов Соединенных Штатов — в то время страна находилась, по сути, на периферии мировой политики и не имела серьезного влияния на Европу. С одной стороны, это, а также доминирующие в США пацифистские настроения исключали прямое вовлечение страны в мировой конфликт на первом его этапе. С другой стороны, к началу прошлого столетия США были связаны тесными экономическими, политическими и культурными узами с великими европейскими державами.

Драматические события в Европе требовали их серьезного осмысления в правящей верхушке США. После длительных раздумий и совещаний с политиками и военными Вильсон пришел к выводу, что в настоящий момент Белому дому не нужна решительная победа ни Германии, ни Антанты. В первом случае не только установилось бы господство Берлина во всей Европе, но американцы получили бы реального и очень сильного противника в странах Центральной и Южной Америки, регионе, особо чувствительном для США. Во втором случае, по мнению Вильсона, больше всех выиграла бы Франция, союз с которой никогда не входил в планы США, а также весьма вероятным оказалось бы установление господства самодержавной России над огромным евроазиатским пространством. Поэтому политика Вашингтона в начале мирового конфликта сводилась к тому, чтобы, открыто не поддерживая ни одну из воюющих сторон, в новых благоприятных для страны условиях как можно сильнее укрепить ее промышленный потенциал и извлечь максимум экономической выгоды, выйдя вместе с тем на ведущие роли в мировой политике.[62]

Именно стремлением сыграть на противоречиях между великими европейскими державами для укрепления геополитического положения своей страны объяснялось желание Вашингтона исполнить в мировом конфликте роль «честного маклера», и в первые годы войны президент Вильсон начал активно предлагать себя в качестве посредника между враждующими сторонами. Согласись они воспользоваться посредничеством «честного маклера» Вильсона, и Соединенные Штаты моментально оказались бы в центре мировой политики и значительно укрепили бы свой авторитет и влияние. Так что Америкой двигало отнюдь не идеалистическое желание помирить враждующие стороны во имя идеалов гуманизма, скорее речь может идти о целенаправленной и продуманной политике.

Война в Европе в один момент превратила США в крупнейшую нейтральную державу мира с огромным экономическим потенциалом. В новых условиях в Берлине, не надеясь на сближение с Вашингтоном, вначале пытались сделать все возможное, чтобы не допустить тесного союза Америки с Антантой и превращения США в арсенал и амбар своих противников. Германия сама была необычайно заинтересована в поставках из Соединенных Штатов важных в условиях войны стратегических товаров — прежде всего продовольствия и хлопка. Вот почему в первые годы войны немцы пошли на большие уступки американцам в области ограничения подводной войны и признания миротворческой роли президента Вильсона. Однако такой политики они придерживались недолго.

К концу 1916 года, когда рухнули не только планы блицкрига, но и все попытки немецкого командования решить исход войны при помощи массированного наступления на Западном или Восточном фронте, немецкие стратеги пришли к авантюристическому выводу о возможности за несколько недель при помощи подводной войны по