Book: Дороги рая



Быстров Андрей

Дороги рая

Андрей Быстров

ДОРОГИ РАЯ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (ВЗАМЕН ПРЕДИСЛОВИЯ)

Я посвящаю эту книгу, как и два предыдущих романа - "Эффект Проникновения", опубликованный издательством "Армада-Альфа" в 2000 году, и "Странники В Ночи" - памяти моей жены Светланы. Это естественно не только потому, что таково мое желание. В "Эффект Проникновения" вошел большой эпизод, написанный Светланой, а "Странники В Ночи" основаны на придуманной ею истории (подробнее я рассказываю об этом в предисловии к "Странникам"). Что же касается "Дорог Рая", то книга с похожим сюжетом могла быть написана [А.Б.1]еще четыре года назад. Тогда мы со Светланой записывали на магнитофон наши диалоги о будущем романе, и это была увлекательная игра. Светлана очень любила эту новую историю, и теперь мне уже трудно вспомнить, что здесь принадлежит ей, а что - мне. Во всяком случае, она точно придумала Айсинга Эппла, кота Чака и большинство связанных с ним приключений. Ее голос, её радость от удачных творческих открытий, колокольчики искристого юмора - все это осталось жить на той осыпавшейся магнитофонной ленте... Больно, что Светлане не суждено увидеть книгу, о которой она так мечтала.

Я не мог ответить себе на вопрос, почему не приступаю к этому роману, откладываю эту работу [А.Б.2]снова и снова ради других книг. Не хватало чего-то главного... Такого, без чего книга могла бы получиться пусть веселой и интересной, и все же довольно заурядной. А совсем отказываться от любимой задумки было нестерпимо жаль. Положение спасла Оля Дарвина, появившаяся в один солнечный день с не менее солнечной идеей. И всё! - с тех пор я уже точно знал, как будут выглядеть "Дороги Рая".

Благодарю всех, кто ждал, верил, пролагал пути. Особая благодарность моим родителям - за бесконечное терпение, поддержку и помощь, Ольге Дарвиной - за творческое участие в моей работе, Юле и Сергею Фокиным - за вдохновение и "преферанс по пятницам", Олегу Садовникову - за дружескую и очень полезную критику. Добро пожаловать в мир Айсинга Эппла и Джейсона Рока! И надеюсь, как пел Элис Купер, вам понравится здесь.

Андрей Быстров.

ДОРОГИ РАЯ

Все, что видим мы - видимость только одна,

...ибо тайная сущность вещей - не видна.

Омар Хайям.

Если бы двери восприятия были открыты,

человек увидел бы вещи такими, какие

они есть - бесконечными.

Уильям Блейк.

Пролог

Высокий суд

Авария произошла в среду, четырнадцатого июля двухтысячного года.

(В несколько предыдущих месяцев Юля часто с забавным удивлением думала о том, что ей удалось дожить до двухтысячного - ведь к этому году, как правило, относилось действие фантастических романов, которыми она зачитывалась в детстве и ранней юности. Она подсчитывала, сколько лет ей исполнится в этом книжном Будущем, и двухтысячный рисовался ей годом фотонных космических кораблей, антигравитационных машин и азимовских роботов. Итак, она дожила; ей двадцать пять, и в её городе все те же унылые прохожие, запыленные автомобили и серые дома).

Если соблюдать ненужную уже никому точность, сердце Юли остановилось в десять часов двенадцать минут утра в реанимационном отделении больницы имени Пирогова. Адреналин в сердечную мышцу, дефибрилляция - ничто не помогло. "Все, мы её потеряли", - сказал где-то над её ухом молодой врач.

Самое странное, что ни в момент аварии, ни потом она не лишилась сознания полностью. Черная пелена то накрывала её, то сползала с глаз, но ни на секунду Юля не провалилась в спасительное беспамятство - она видела, слышала, чувствовала, хотя и не могла явно реагировать на происходящее с ней.

Память.

Пыльная улица, пересекающаяся с другой такой же, исчерченной траекториями движения машин и людей, ПОКА неведомых Юле (да и ладно). Она сидела в автобусе, плывущем по реке раскаленного асфальта, насыщавшего воздух мертвым дыханием, и читала непонятную надпись на кирпичной стене.

БЛАНТЫ БЕСПОМОЩНЫ, НЕЙРЫ ОПАСНЫ. ВЫХОД - В МИДЛЕРАХ!

Надпись была сделана вроде бы распылителем, ядовито-синей краской. Смысла её Юля не понимала. Кто такие "бланты", "нейры" и "мидлеры"? Новые политические партии или молодежные группировки?

Потом она вышла из автобуса, Костя Зотов заботливо помог ей сойти со ступенек. Кажется, она спросила его о блантах; и кажется, он недоуменно помотал головой.

Ей оставалось только перейти улицу, к двойным стеклянным дверям с табличкой "ОАО АСК". Тут как раз было все ясно - "Алюминиевые Строительные Конструкции", дивизион алюминиевых конструкций, группа "Русский алюминий" на базе завода "Металлург". Именно здесь Юле обещали первую в её жизни работу по специальности - инженера-конструктора. Она поступила в институт довольно поздно, не с одного захода, и только в прошлом году закончила факультет промышленно-гражданского строительства. Новоиспеченному специалисту, да ещё девушке, найти работу в России двухтысячного года, едва начавшей выкарабкиваться из ямы кризиса, было нелегко. Юле помогли случай и двоюродный брат, нажавший нужные кнопки. Сегодня, в среду четырнадцатого июля, она торопилась на первую встречу с будущим начальником в сопровождении Кости, который ни за что не хотел отпускать её одну в знаменательный день.

Память - 2.

Её собственное дыхание и запах бублика (она жевала бублик), сладковатый и вязкий. Жара, грохот, ноги устали от каблуков ... Юля вздохнула легонько. Вздох разнесся как взрыв, точно разорвал её барабанные перепонки.

Огромный американский джип, вывернувший из-за угла, врезался в грузовик. Прицеп грузовика развернуло, понесло на тротуар, туда, где стояла Юля, пережидая транспортный поток ... Костя Зотов стоял чуть поодаль. Он не пострадал, его даже не задело.

Страшный удар отшвырнул Юлю к дому. Теперь Костя был далеко. Он видел падающую девушку, беспомощно зажавшую бублик в левой руке, а правой стискивающую ремешок белой, как смерть, сумочки. Что-то вспорхнуло ему навстречу, соломенная птица, над местом падения Юли, над кровавым следом на стене.

/ Любовь?../

ЕГО остановленный взгляд, ЕЁ боль.

Какой-то сигнал, похожий на телефонный звонок. Скрежет - гигантский локомотив тронулся в путь. Темнота.

(И вот тут - первая странность: невозможность ПОТЕРЯТЬ СОЗНАНИЕ, спастись от боли).

Взглядом расширенных глаз Костя пожирал прицеп грузовика, смотрел на Юлю в недоумении. Почему она не встает? Отчего так безобразно много крови вокруг? Ужас и надежда: может, снится? Или лопнул пакет с томатным соком вон у той тетки в авоське?

Темнота - 2.

Боль - 2: тупая, в области сердца.

Вспышка в темноте.

Свадебный марш, поздравления друзей, шепот в постели. Юля и Костя расставляют мебель в новой квартире. Юля подумала о ребенке (хорошо бы!) ТА Юля, радостно гуляющая по необжитой комнате. Парящее счастье, как летающий розовый малыш с дудкой и флажком. Фанфары со стен, оклеенных попугайскими обоями. Грохот любви, сливающийся с грохотом ТЕХ тяжелых колес на стыках рельсов.

Боль опутывала цепями руки и ноги, сковывала суставы. Что-то громадное сдвигалось вновь. Снова сигнал - теперь вой сирены "Скорой Помощи". Лежа в машине, Юля в последний раз видела Костю Зотова, но не он был над ней, а наоборот - она над самой его головой.

Потом - реанимация, внешне суматошные, а на деле четко выверенные перемещения врачей и сестер.

И ЗДЕСЬ, когда она умерла, сознание не покинуло её.

"Все, мы её потеряли".

Может быть... ОНА потеряла боль.

Взамен явился тянущий к себе яркий свет, и Юля воспарила в этом свете. Она вспомнила прочитанную по случаю книжку какого-то американца - не то о жизни после СМЕРТИ, не то о жизни после ЖИЗНИ. Американец этот собирал истории людей, побывавших в объятиях клинической смерти. Там постоянно упоминался свет, полет через тоннель, существо из света, просящее людей оценить свою жизнь... Тогда Юля пожала плечами и засунула книжку подальше на полку.

Но...

НЕУЖЕЛИ ПРАВДА - хоть что-то?!

Каждый раз, когда она пыталась уклониться от света, справа и слева начинали стучать тысячи молоточков, молотков и молотов. А сзади что-то ворочалось со скрежетом, будто скрипело зубами, и не могло стронуться с места... Свет впереди - белый, ослепительный - подхватил Юлю, пронес через себя, прошел сквозь неё и отпустил. Его работа закончилась - Юля стала легкой, прозрачной, и ей не нужно было больше дышать... Бесплотная, она летела дальше и видела под собой

/ КАК видела? Ведь у неё не было глаз! /

черные дыры с неровными, словно обкусанными краями, и вокруг них носились сотни мерцающих звезд. Сверкающие линии расчерчивали тьму, как инверсионные следы каких-то необычайных истребителей, чудом не срывающихся в исполинские пропасти пустоты.

/Потом она узнала, КТО это - звезды, линии, черные дыры. Не ЧТО, а КТО./

Ржавое чудовище, скрежетавшее зубами сзади,

/ КАК она слышала? Ведь у неё не было ушей! /

наконец пришло в движение. Покатились в бездны незримые камни, обрушились где-то горы, все скалы мира, сотрясаясь, рухнули в беспредельность, которой нет названия.

Юля взмыла ввысь, к пылающему Солнцу, не такому, какое видят обычно люди Земли за атмосферной дымкой. Она ощущала его жар,

/ КАК? Ведь у неё не было тела! /

но он не обжигал, напротив, был приятен и РАЗРЕЖАЛ, все более легкой прозрачностью. А воздух (если тут был воздух) густел, становился молочно-белым, застилал невероятное Солнце, и Юля уже не летела, а плыла в нем, сужая круги к темной воронке в сердце белизны.

Она низринулась в тоннель,

/ О да, он есть! /

где не существовало ни скорости, ни направления, ни времени, ни пространства. Это не походило на падение Алисы в кроличью нору, ведь Алиса падала ОЧЕНЬ ДОЛГО, а Юля летела сквозь тоннель ВООБЩЕ НИСКОЛЬКО или ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ДОЛГО.

Она вынырнула в совсем новом мире.

Далеко внизу здесь простиралось безбрежное лазоревое сияние, похожее на опрокинутое небо, не имевшее ни границ, ни горизонтов. Разумеется, если не было границ, не было и центра у перевернутой небесной чаши, но если говорить о центре условно, он скорее всего, находился там, куда был направлен взгляд

/ чувствование? восприятие? /

совершено потрясенной Юли.

Там утопали в лазоревой неопределенности блестящие, будто бы металлические опоры исполинской ажурной конструкции. Она могла бы напомнить об Эйфелевой башне... Однако размеры парижской достопримечательности едва позволили бы ей стать мельчайшим винтиком в этой Башне Света, как мысленно назвала сооружение Юля.

Башня Света уходила в неизмеримую высь, и так же невозможно было разглядеть

/ ощутить /

её вершину, как и основание. Юля каким-то образом понимала, что даже если долго и бессмысленно стремиться, вершины все равно не достичь. Там ажурные фермы и полупрозрачно-голубые поблескивающие трубы Башни сначала тускнеют, а потом растворяются, сливаясь с Неведомым.

Неожиданно Юле, парившей на огромном расстоянии от Башни, стало любопытно,

/ может быть, как инженеру - строителю /

как и на чем может держаться столь неохватная конструкция. Вскоре она с изумлением убедилась, что никак и ни на чем... Ни одна ферма, ни одна опора, ни одна труба не соединялась с другими, хотя элементы сооружения сходились достаточно близко. Разве что - нити невидимой паутины? А между фермами, перекладинами, переходами и мостиками висели большие сверкающие плоскости, каждая размером в два-три футбольных поля, прозрачные и в то же время зеркальные, словно площадки для игр титанов. Их было очень много, они располагались везде, под самыми немыслимыми углами, и на каждой кипела муравьиная деятельность. Но там были не муравьи, там были...

Ну, конечно! Люди, как и на Земле - но те, которых на Земле УЖЕ НЕ БЫЛО.

И стало ясно, почему темные продолговатые зерна беспрерывными цепочками ползут снизу вверх внутри полупрозрачных труб. Лифты! Снизу вверх, всегда снизу вверх. В обратном направлении - ни одного. Никогда. Но ведь пустые кабинки должны возвращаться? Так и было бы там, откуда пришла Юля... Но не здесь. Здесь все устроено иначе.

Те скользящие линии над чернотой дыр и пропастей - они продолжаются и тут. Сигналы, слова. И мерцающие звезды. Люди, сумевшие стать звездами.

И все они движутся, останавливаются, сталкиваются, перемещаются куда-то дальше... Куда?

Ничто не подсказывало Юле ответа.

Охваченная всепоглощающей жаждой узнать, рассмотреть, подобраться поближе, Юля готова была ринуться вперед, к Башне Света. О последствиях она не задумалась ни на миг (да и каких ещё последствий приходится опасаться уже умершему человеку?!) Увы, она не была вольна направлять свой полет. Она попала в жесткий отклоняющий луч, отбросивший её прочь от Башни, пронеслась сквозь скоротечную зону мрака и очутилась в городе.

Да, она вдруг угодила в какой-то футуристический город, словно внутрь новейшей компьютерной игры. Восприятию подробностей мешала бешеная скорость, с какой она мчалась низко над улицами. Мелькали сложнейшие многоуровневые развязки, где совсем уже неразличимый в деталях транспорт сливался в сплошной поток, дома, похожие на грибы и песочные часы, вращающиеся кольца огней, что-то вроде длинных рядов стартующих ракет...

Потом скорость полета резко упала, будто у влекущего (или подталкивающего) луча иссякла энергия. Юля медленно пересекла обширную площадь перед большим белым зданием с колоннами. Вход охраняли вооруженные подобиями алебард существа, которых Юля издали приняла за обыкновенных внешне людей. Лишь подлетев поближе к одному из них, она убедилась, что это не так.

Сходство с человеком существу придавало только то, что оно было двуногим, да ещё рост. Выше пояса начинались различия. Торс в редкой кольчуге сплошь покрывала мягкая на вид белая шерсть, как и руки, и шею (наверное, и ноги, но они прятались под доспехами или латами). Рук было четыре - верхняя пара и нижняя прямо под ней. На лице выделялись огромные круглые глаза, выражение их живо напомнило Юле о китайских пандах. Да и соотношение черт этого странного лица, и торчащие меховые ушки заставляли думать о пандах... Возможно, из-за того Юля и не ощутила никакой неприязни к этому чужеродному, далекому от землян созданию - скорее симпатию, и уж конечно интерес.

По-прежнему скользящим призраком, бесплотным духом она влетела под купол здания мимо стражей и повисла, впитывая зал.

Там собрались сотни таких же существ, разместившихся на установленных полукольцами скамьях. Они шумели, кричали...

С Юлей произошло ЧТО-ТО... Она стала частью этого мира, но не полностью, а так, как может стать частью незнакомой страны путешественник, прочитавший об этой стране пару поверхностных книжек и худо-бедно выучивший язык. Например, она знала, что люди - панды называются стрэглами, но не знала, откуда взялось это слово, каково его происхождение. Она слышала их реплики, она понимала их речь, но не всегда могла догадаться, о чем конкретно они говорят, потому что многие слова оставались непонятными, а контекст событий и подавно.

Тем не менее Юля не сомневалась, что присутствует на судебном заседании.

"Эге... Не тот ли это Высший Суд, обещанный земными религиями? Но стрэглы ни на ангелов, ни на чертей не похожи. Да и кого будут судить меня? Вроде бы они о моем присутствии не подозревают. Или я кругом ошибаюсь?

ПРОНИКНОВЕНИЕ Юли становилось все более глубоким. С каждой секундой она осознавала все большее количество значений, точно способный ученик, разбирающийся в новой для него науке и с радостью постигающий оттенки её смыслов. Но здесь способности и желания Юли были ни при чем, все происходило помимо её воли.

Теперь ей было известно, что старый стрэгл, восседающий за деревянным столом на неудобном стуле с высокой спинкой, именуется Высоким Судьей, зависший над его головой двухметровый меч - ни что иное, как Меч Правосудия, и сделан он из пластика, безупречно имитирующего полированную сталь. А два стрэгла в красно-черных мундирах, удерживающие Меч на пропущенных через блоки позолоченных цепях - церемониймейстеры Дворца Юстиции Айсингфорса... И так далее, сотни, тысячи темных комнат освещались в сознании.

Правая рука Судьи (из нижней пары) покоилась на спине хрустального паука, символа мудрости, а левая поглаживала мраморную фигурку стрэгла с опущенной головой и закрытыми глазами - символ беспристрастности. Верхняя пара истерзанных старческими недугами рук была скрещена на груди под черной мантией, слегка распахнутой - из-под неё виднелась белая мягкая шерсть. Белый цвет означал, что Судья спокоен и сосредоточен - стрэглы выражали эмоции не столько мимикой малоподвижных лиц, сколько изменением цвета густой шерсти.

Жестом Судья призвал к тишине.

- Единство в гармонии, - хрипловато начал он. - Вот что такое наша Империя. Совершенство звездных систем и совершенство творений разума. Тысячелетиями форсеры Галактики работали во имя сохранения и укрепления цивилизации. Тысячелетиями на эти грандиозные дерзания взирали диперы большинство с благоговением и желанием помочь в меру сил, меньшинство с завистью и затаенной ненавистью. Тысячелетиями Империя благодетельствовала слабым, тянущимся к подлинному свету, карала коварство и мятеж. Оглянитесь вокруг! Пусть ваш мысленный взор проникнет за пределы Айсингфорса, окинет галактическую безбрежность. Что вы видите? Да! Единство в гармонии, предписанной Творцом Вселенной. Через тернии мы пришли к звездам, как сказал кто-то из почитаемых на Земле святых... Кажется, Билл Гейтс.



- Старик сегодня в ударе, - шепнул соседу один из слушателей во втором ряду, - феноменальная речь. Если в ход пошел Билл Гейтс, бедняге Айсингу не поздоровится...

- Еще бы, - послышался ответ. - Похоже, вступительная патетика себя исчерпала. Сейчас начнет громить.

- И хотя значение слова "тернии", - продолжал Высокий Судья, давным-давно забылось, не приходится сомневаться, что это вещь едва ли приятная... Наверное, что-нибудь вроде крейдов... Гм... Кажется, я отвлекся. Итак, через крейды... Через тернии к звездам вел нас несгибаемый дух, выпестованный в колыбелях нравственной чистоты. Однако, - в голосе Судьи появились угрожающие интонации, - находятся порой среди стрэглов личности, для которых столь дорогие всем нам моральные принципы - пустой звук, которые не останавливаются перед совершением чудовищных по цинизму преступлений! Деяния таких персон, сделавших омерзительный порок нормой жизни, не могут не наполнить отвращением сердце каждого лояльного стрэгла. Пусть немного среди нас подобных подрывных элементов, но распространяемые ими семена всепроникающей энтропии опасны для стабильности Империи! Сегодняшний процесс призван восстановить попранную справедливость. Согласно воле народа Айсингфорса, он проводится по форме части первой Кодекса Ареана - подсудимому отказано в адвокате. Да будет так! Введите Айсинга Эппла.

Судья откинулся на спинку стула и бросил взгляд на Меч Правосудия.

Медленно распахнулась тяжелая дверь. Публика возбужденно зашумела под конвоем шести стражников, вооруженных ритуальными алебардами, в зале появился подсудимый. Он оглядел собравшихся с веселым изумлением.

- Эге! - воскликнул Айсинг Эппл. - Народу не меньше, чем на финальном матче... Кстати, Ваша Честь... Не сомневаюсь, что вчера выиграли Душители, но с каким счетом?

Высокий Судья покраснел, в самом буквальном смысле (красный цвет означал гнев). Впрочем, он тут же овладел собой, и шерсть стала нейтральной, белой.

- Займите место на скамье подсудимых, - холодно распорядился он.

Айсинг Эппл пожал плечами и прошел к скамье, но не сел, а остался стоять, давая возможность публике разглядеть себя хорошенько. Одет он был вызывающе - в просторную куртку-флаш. Эти куртки только-только входили в моду среди аристократической молодежи Айсингфорса и считались весьма экстравагантными. Ни каждый рискнул бы надеть флаш, да и стоили они дорого. Особенностью флаша являлась способность ткани менять цвет синхронно с изменением цвета шерсти владельца.

На свидетельской скамье, где сидели четверо причудливо разодетых дам, явно стремящихся держаться подальше одна от другой, произошло сильнейшее замешательство, выплеснувшееся гаммой радужных красок.

- Вызываю свидетельницу Кристу Кори Эппл! - провозгласил Высокий Судья и добавил растерянно: - Она же потерпевшая... Тут у нас были разногласия...

Сидевшая справа юная леди в драгоценной мерцающей накидке (ограниченный импорт с Меридиора) изящно поднялась и прошествовала к свидетельской трибуне с гордо воздетым подбородком. По пути она послала Айсингу воздушный поцелуй, что не осталось незамеченным. Ультрамодный флаш подсудимого ответил Кристе Кори игривыми плавными переливами и стал желтым (цвет любви и нежности). В зале кто-то громко ахнул, кто-то зааплодировал, кто-то выкрикнул: "Позор!"

- Тишина и порядок! - рявкнул Судья. - Свидетельница, вы готовы дать показания?

- Да, Ваша Честь.

- Вы подтверждаете, что доводитесь супругой присутствующему здесь Айсингу Эпплу?

- Протестую, Ваша Честь, - перебил Айсинг. - Я принадлежу к главной ветви древнейшего и славнейшего рода, династии Ареанов, Основателей, и ношу планетарное имя. Таким образом, просьба и титуловать меня соответственно УЭР Айсинг Эппл. Никто не может быть лишен привилегий до вынесения приговора и его вступления в силу.

- А вот мы посмотрим, какой ты уэр, - выкрикнули в задних рядах, где толпилось простонародье.

- Тишина, - буркнул Судья, - протест принят... Свидетельница, вы...

- Подтверждаю, - сказала Криста Кори. - Да, я законная супруга уэра Айсинга...

Она оглянулась на свидетельскую скамью, откуда донеслось возмущенное фырканье.

- А известно ли вам, - с нажимом произнес Высокий Судья, - что подсудимый уэр Айсинг Эппл, попирая устои нравственности и надругаясь над вековыми традициями и здравым смыслом...

- Протестую! - вновь прервал его подсудимый. - Меня судят за нарушение закона, и давайте придерживаться фактов. Над чем я там надругался и что попирал, это скорее для газетчиков...

- Протест принят, - скрепя сердце молвил Судья. - Приношу подсудимому извинения.

- Принимаю, - великодушно-снисходительно кивнул Айсинг. Судья покраснел снова, но сумел совладать с эмоциями.

- Известно ли вам, свидетельница, - спросил он жестяным голосом, - что подсудимый, используя доверчивость должностных лиц и фальсифицируя документы - это полностью установлено и доказано предварительным следствием - ухитрился жениться ещё трижды в трех различных городах?

В зале стало совсем тихо. Невзирая на то, что обвинение было широко растиражировано заранее всеми средствами массовой информации Айсингфорса, сейчас оно впервые прозвучало из уст Высокого Судьи и обрело грозную убедительность. Кое-кто из задних рядов уставился на Айсинга Эппла с плохо скрытой завистью...

- Я узнала это недавно, ваша честь, - спокойно проговорила Криста Кори. - От самого Айсинга. Но я знаю также и то, что законной супругой являюсь только я. Остальные - просто шлюхи, которые...

- Сама ты шлюха! - раздалась отчетливая звонкая реплика со свидетельской скамьи, напоминающая пощечину. - Он любит меня!

- Свидетельница Лейти, - поморщился Судья. - Вас вызовут...

Криста Кори не дала ему закончить фразу - она решила установить очередность судебной процедуры собственными, более радикальными средствами. Быстрым движением распахнув сумочку, она выхватила маленький блестящий шарик и метнула в распоясавшуюся конкурентку. Полыхнула голубая вспышка, повалил едкий сизый дым. Свидетельницы и зрители завопили от испуга и от боли в глазах, репортеры - от восторга.

- Джонг побери! - взревел Судья. - Стража, сделайте что-нибудь!

Стражники уже запустили механического жука, принявшегося активно отсасывать слезоточивый газ, но Криста Кори на достигнутом не остановилась. Она смело ринулась в редеющее облако дыма и начала обрабатывать соперниц прицельными ударами сумочкой. Не прошло и пяти секунд, как четыре дамы сплелись в визжащий клубок.

Свидетельница Лейти, получившая ощутимый удар в ухо, вылетела из обоймы и врезалась прямо в церемониймейстера, державшего цепь от Меча Правосудия. Тот свалился на пол, естественно, выпустив цепь. Второй церемониймейстер поспешно заключил, что на коллегу совершено покушение, тоже бросил цепь и кинулся на помощь. Таким образом, ничто более не удерживало Меч Правосудия над судейским стулом. Высокий Судья как раз поднимался во весь рост, дабы призвать к порядку могуществом своего авторитета, когда злополучный Меч стукнул его по голове. Судья рухнул обратно на стул и лишился чувств.

Репортеры торжествовали. Два десятка стражников тщетно пытались растащить разъяренных дам, что удалось лишь тогда, когда на подмогу подоспели дюжие полицейские. Четырех влюбленных леди растолкали по углам зала, подальше одну от другой. Они продолжали огрызаться и даже обменивались плевками, но расстояние было слишком велико.

Очнувшийся Судья потирал шишку на темени, сконфуженные церемониймейстеры снова подвешивали Меч Правосудия. Подобие порядка воцарилось во Дворце Юстиции не скоро.

- Ваше поведение, - хрипло обратился к свидетельницам Высокий Судья, не имеет оправданий. Не знаю, как его и назвать. Подсудимый совершил страшное преступление. Многоженство! Может ли быть что-либо отвратительнее для добропорядочного стрэгла? Но вы! Вместо того, чтобы подвернуть преступника гневному осуждению, бросить ему в лицо слова возмущения и порицания... А! - Судья махнул правой верхней рукой. - Допрос свидетельниц я продолжать не стану, происшедшее только что на наших глазах - лучшее доказательство. Вина доказана в суде, да... Наказание согласно кодексу Ареана...

- Смерть! - крикнул кто-то.

- Правильно, - кивнул Судья. - Но есть смягчающее обстоятельство. Подсудимый явно не имел корыстных намерений... Он богат, свидетельницы, они же потерпевшие - напротив, бедны...

- Какие там корыстные намерения, - небрежно обронил Айсинг Эппл. - Все дело в моей доброте и щедром сердце...

- Оглашаю приговор. - Судья оставил без внимания замечание Айсинга. Подсудимый лишается всех прав состояния и всего имущества, находится ли таковое на Айсингфорсе или любых других планетах, движимого и недвижимого, равно как в наличных деньгах, ценных бумагах и банковских вкладах, в пользу Кристы Кори Эппл. В то же время указанная Криста Кори штрафуется за неуважение к суду в размере половины присужденного ей имущества. Подсудимый пожизненно лишается всех гражданских прав Айсингфорса, всех привилегий уэра и приговаривается к высылке на Лас-Вегас, планету разврата и порока, где ему самое место...

- Нет! - выдохнули четыре свидетельницы, а Лейти добавила: - Айсинг, милый, я полечу с тобой...

Эти слова вызвали теплую волну живейшего сочувствия в зале.

Айсинг улыбнулся, что подчеркнула розовая окраска флаша.

- Спасибо, Лейти. Я всегда верил в твою любовь... Но ты не знаешь, о чем говоришь. Одно дело - быть третьей женой богатого аристократа, совсем другое - подругой нищего изгнанника на опасной планете.

- Мне все равно, - упрямо сказала Лейти.

- Свидетельницы, - встрял Высокий Судья, - ко всем четверым обращаюсь... Не льстите себя надеждой, что кто-то из вас сумеет тайно посетить Лас-Вегас и вернуться. Это не удавалось ещё никому. Закон вам известен. Всякий, чья нога ступит на проклятую планету без ведома и санкции властей, автоматически перестает существовать для цивилизованного мира. Так что если решитесь - решайтесь сейчас, чтобы не отрывать потом полицию от более важных дел...

- Я решилась, - тихо произнесла Лейти.

- Нет! - твердо ответил ей и Судье Айсинг Эппл. - Словом уэра я запрещаю следовать за мной!

- Ты больше не уэр, - крикнули откуда-то из задних рядов.

- Пока я на Айсингфорсе - я уэр. Приговор вступит в силу, как только корабль покинет орбиту, не раньше.

Судья, которого тоже проняло, развел всеми четырьмя руками.

- Таков закон, - подтвердил он. - Слово уэра. Свидетельница Лейти, вы не можете с ним лететь.

Флаш Айсинга засветился голубым, и это была печаль.

Юлю настолько затронула последняя сцена, что ей захотелось как-то вмешаться. Увы, даже если бы это было в её возможностях физически (чего не было), её время на Айсингфорсе подходило к концу по той же неведомой причине, по какой она вообще попала сюда. Но на сей раз её не тащил и не толкал никакой луч, просто купол и стены Дворца Юстиции стали бледнеть, размываться полосами, точно их стирали взмахи гигантского пространственного ластика. Все исчезало в мерцании, забивалось помехами, кроме Айсинга Эппла в голубом флаше. Он один воспринимался реальным в меркнущих декорациях суда, и от него исходила, распространялась расширяющимся кольцом неслышимо звенящая волна, подобная той, какой была сейчас и сама Юля. Их волны соприкоснулись, вибрируя в таинственной интерференции, притягиваясь и отталкиваясь, и это волшебное притяжение/отталкивание проникло в Юлю изнутри

/ ближе к центру её нематериальной структуры, потому что она была открыта миру и нигде не кончалась в нем /

тысячами восхитительных электрических покалываний. Но это продолжалось очень и очень недолго даже в её расплавленном Времени. И без того тончайшее плетение волны истончилось до предела, и силуэт Айсинга Эппла расплылся последним в полосато-бесцветном исчезновении. Юля почувствовала то, от чего в транцендентном полете уже успела отвыкнуть: силу тяжести. Она падала, и падала стремительно. Внизу мелькнуло что-то зеленое, вокруг раздавался треск, словно Юля катилась с дерева сквозь крону, ломая ветки. Она упала почти плашмя, больно ударившись о какую-то поверхность, к счастью, не слишком твердую. Однако удар был так силен, а боль так ярка и неожиданна, что Юля подумала только: "Ничего себе... Для бесплотной души чересчур здорово стукнулась".

И тут - впервые с момента аварии - она наконец потеряла сознание.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИЗГНАННИКИ

1

Первым, что она увидела, едва с трудом открыла глаза, был муравей, ползущий по травинке. Самый обыкновенный, деловитый, сосредоточенный рыжий работяга... Юля перевела взгляд от муравья дальше. Трава, залитая мягким закатным солнечным светом, перелесок, заросли орешника, горки сухой листвы, в которых кто-то пыхтел и возился - ежик, наверное.

Юля скосила глаза на свои руки с тонкими запястьями и длинными пальцами, на свое скромное желтое платьице чуть выше колен - она надела его, отправляясь на встречу с работодателем, белые туфельки на высоких каблуках... Поодаль валялась её сумочка.

Правая сторона тела (Юля лежала навзничь в траве у корней толстого дерева) болела так, будто её обработали горячим утюгом. Но если она болит, значит, есть чему болеть?!

Со стоном вытянув руку, Юля уцепилась за ремень сумочки, подтащила её к себе, вынула зеркальце (оно не разбилось, даже не треснуло). Ей было страшно взглянуть на себя, но когда она сделала это, увидела то же, что и всегда: симпатичную русоволосую девушку с высоким чистым лбом, прямым носом и темно-синими глазами. Ни ссадин, ни синяков на лице. Юля попыталась встать, и это удалось ей почти легко. Если не считать боли в боку, кажется, никаких повреждений... Она недоверчиво ощупала себя, потрогала колечко с маленьким искусственным рубином на пальце левой руки, подергала сережку в ухе, потянула за витой браслет. Все настоящее, все на месте - и бижутерия, и сумочка, и туфли, и она сама, Юля. Здорова и по всей видимости, жива. По крайней мере, раньше ей не доводилось слышать, чтобы в рай попадали со всем наличным имуществом.

Юля встряхнулась, как болонка после ванны, её волосы рассыпались по плечам.

- Ну и дела, - громко сказала Юля, словно надеялась на чей-то ответ. Но никаких ответов не прозвучало.

Надо идти... Но куда? И вообще, что стряслось? Была авария, прицеп грузовика, а потом... Ладно, все, что было потом, могло и пригрезиться. Но как она попала в этот лес, почему цела и невредима, где Костя?

После непродолжительных, но очень напряженных размышлений Юля приняла единственно разумное решение - просто идти вперед, пока ей не встретится кто-нибудь или она не выйдет на дорогу. Это оказалось труднее исполнить, чем решить. Каблуки её туфель глубоко вязли то в слое прелых листьев, то во влажной почве. Идти же босиком она побаивалась - мало ли какие кусачие насекомые прячутся тут в траве.

Часов у неё не было, но ей показалось, что прошло уже с полчаса в блужданиях по лесу, когда она услышала низкий гул. Поначалу она приняла звук за рокот автомобильных двигателей и обрадовано поспешила в том направлении, откуда он доносился, чтобы выбраться на шоссе. Однако источник звука приближался к ней гораздо быстрее, чем она к нему, и вскоре над её головой промчались две овальные тени - слишком быстро, чтобы их рассмотреть, но явно непохожие ни на самолеты, ни на вертолеты.

- Здесь водятся летающие тарелки, - пробормотала Юля с нервным смешком. - Ну и ну...

Еще через несколько минут она уловила голоса в отдалении. После загадочных воздушных теней она двинулась к ним без прежнего энтузиазма. Сперва поглядим, кто там есть...

Голоса и странные шумы доносились из-за пригорка. Как заправский разведчик, Юля легла на живот и по-пластунски подползла к вершине, где нашла за кустами удобную точку для наблюдения.

Метрах в ста перед ней внизу, в окружении кленов и дубов простиралась обширная площадка, расчерченная разноцветными секторами, как поле для какой-то спортивной игры. На площадке стояли в ряд десять мускулистых, бритоголовых молодых людей в желто-черных комбинезонах, а перед строем расхаживал высокий мужчина лет сорока в мягкой коричневой куртке и синих джинсах. С довольно приличного расстояния Юля не могла хорошенько различить черты его лица (правда, бросался в глаза шрам на левой щеке), но каждое произнесенное слово слышала отчетливо. И он, и молодые люди говорили по-русски со слабо выраженным брутальным акцентом, однако здесь, как и на Айсингфорсе, Юля понимала не все из-за неясности контекста и наличия незнакомых словечек.

- Результаты тренировок по рукопашному бою, - четко рубил человек в куртке. - Александер ноль четыре, Моффа ноль два, Изи ноль два, Бидл ноль четыре. Остальные могут посмотреть в таблице, но... - он коротко рассмеялся. - Внимание, даю вводную.

Он подошел к центру площадки и поставил в углу красного сектора что-то, показавшееся Юле небольшим чемоданом. Затем он отступил в сторону, а из чемодана ударил к небесам сноп радужного огня, оплывающий, твердеющий и наконец застывший в виде трехметрового (и метр в обхвате) уродливого одуванчика, где роль семян-парашютов исполняли кривые серые грибы с бледными шляпками.



- Перед вами борн, - сказал человек в куртке, - типичный представитель живой природы Лембурга, где, как вам известно, между растениями и животными четкой грани не проведешь. Итак, вводная: борн поглотил капсулу с информацией, без которой вам на базу лучше не возвращаться. Времени у вас мало, на подходе час крейдов. Да, и кстати, когда будете расправляться с моим борном, имейте в виду: это не простая голограмма, а плотная. За ваши руки-ноги пока ещё я отвечаю. Вопросы?

Парень лет семнадцати сделал шаг вперед.

- Можно, мастер Джейсон?

- Слушаю, курсант Изи.

- Капсула прочная?

- Выдержит атомный удар.

- Каким оружием и снаряжением мы располагаем?

- Стандартным.

- Понял. Спасибо, мастер Джейсон

Парень вернулся в строй, а его место занял другой, постарше. Он заговорил с ленцой в голосе.

- Мастер Джейсон, ведь по окончании школы нас ждет служба в Орбитальном Патруле, я прав?

- Да, - хмуро бросил тот, кого называли мастером Джейсоном.

- Зачем же нам учиться обращению с чудовищами Лембурга? Или вы полагаете, нас всех вскоре туда сошлют?

В строю захихикали.

- На вопрос Александера, - проговорил мастер Джейсон, доставая из кармана секундомер, - я отвечу сразу после окончания тренировочного упражнения. Вопросы по вводной ещё есть? Начали. Александер, вы первый.

Мастер Джейсон нажал кнопку секундомера. Из-под ног Александера на поверхность площадки выскочил чемоданчик вроде того, с помощью которого Джейсон вырастил "плотную голограмму" борна. Молниеносное, неуловимое движение к чемоданчику - и в руке курсанта появилась какая-то блестящая штуковина с раструбом на конце. В ствол борна ударил ослепительный голубой луч... В ту же секунду борн ощетинился зеркальными рефлекторами. Отраженный луч очертил дугу у самых ног отпрянувшего Александера. Мастер Джейсон щелкнул секундомером. Блестящее оружие растаяло в воздухе.

- Отменная скорость, - язвительно похвалил мастер Джейсон. Поздравляю вас, Александер. Всего четыре с половиной секунды, а от вас уже остался холмик инертной протоплазмы. Никто не сделал бы этого быстрее.

В строю засмеялись. Сконфуженный Александер опустил голову и побрел к краю площадки, ни на кого не глядя.

Борн снова приобрел прежний вид.

- Моффа, - скомандовал Джейсон.

Курсант Моффа действовал осмотрительнее. Сначала он, правда, материализовал при посредстве чемоданчика некое оружие, выглядевшее куда грознее того, с каким потерпел фиаско Александер. Но затем он с сомнением покачал головой и заставил эту штуку исчезнуть, очевидно, представив последствия её применения. Вместо оружия он воспользовался мячиком размером с теннисный. Бросок - и мячик раскрылся над борном, опутав его сетью, по которой было бы удобно взбираться. Однако едва Моффа приблизился к борну, тот удлинил и расширил сеть. Она накрыла, спеленала, повалила курсанта, и Моффа едва выпутался.

- Скажите спасибо, что это не настоящий борн, - заметил Джейсон, останавливая секундомер. - Полторы минуты... Вам и из голографических тенет было нелегко выбраться. А настоящий задушил бы вас...

- Я только хотел залезть по нейту, - неловко оправдывался Моффа. Чтобы разобраться наверху, как его вскрыть, борн этот...

- Лучше, но не то. Изи!

Курсант Изи не торопился. Засунув руки в карманы комбинезона, он вразвалку подошел к освобожденному от сети борну и с полминуты смотрел на него, потом снова отошел, материализовал камень и бросил в борн. Камень отлетел и упал невдалеке от Изи, дальше того места, куда его мог бы отбросить упругий отскок. Тогда курсант соорудил сложную конструкцию из антенн, отражателей, каких-то серебристых блоков и кабелей и долго колдовал над ней. Конструкция загудела, замигала индикаторными лампочками, а курсант Изи медленно зашагал к борну. Когда ему оставалось шага два, ствол борна изогнулся, и прямо в ладони курсанта выпала никелированная коробочка, ярко блеснувшая в солнечном свете. Изи торжествующе поднял её над головой.

- Капсула! - провозгласил он.

Строй зааплодировал. Явно довольный Джейсон кивнул.

- Двенадцать минут. Что ж, пожалуй, вы ещё успели бы убежать от крейдов... Прокомментируйте ваши действия, курсант Изи.

- Видите ли, мастер, я предположил, что борн реагирует на раздражители симметрично...

- На эту мысль, - перебил Джейсон, - вас навели неудачи товарищей?

- Нет, мастер, я представил, что я первый. Поэтому, как вы видели, я бросил камень... При отсутствии реакции я бы стрелял, как и Александер.

- Отлично, - сказал Джейсон.

- Я применил усилитель эмоций по типу МП - 100. Так как в стандартный комплект он не входит, пришлось собирать из того, что под рукой. Положительные эмоции, мастер. Я открыл борну свое сердце, и он ответил мне взаимностью.

Джейсон хлопнул в ладоши.

- А теперь, - объявил он, - я отвечу на заданный Александером вопрос. Дело, конечно, не в Лембурге, хотя и от него нельзя зарекаться. Скорее всего, мало кто из вас увидит живой борн или крейдов. Но никому, никогда и нигде не помешает помнить, что как ни важны скорость реакции и сообразительность, не менее важным может быть умение вовремя пойти с противником на компромисс. А ещё важнее - умение грамотно определить момент, когда этот компромисс действительно необходим, а когда нужно и стрелять... Спасибо за внимание, упражнение окончено. Теперь кросс до базы через поворот на Торнфилд и старый дуб. Я приказал повару выдать победителю двойной дрилл. Марш!

Курсантов как ветром сдуло с площадки. Мастер Джейсон остался один, присел возле чемодана, над которым все ещё торчал нелепым одуванчиком борн, и принялся возиться в его недрах. Во время урока Джейсон несколько раз оказывался не слишком далеко от Юли, и она успела его рассмотреть. Ей понравилось лицо этого человека, не отличавшееся красотой (сломанный нос, шрам, очень широко расставленные серо-зеленые глаза), но мужественное и грубо-привлекательное. Короткие каштановые волосы непослушно топорщились, и это показалось Юле забавно-трогательным. К тому же речи и действия мастера Джейсона как будто не внушали особых опасений. Пусть все происходящее странно... Но если сейчас Юля не поговорит с Джейсоном, то когда и с кем?

Борн схлопнулся в тонкую воздушную линию, как изображение на экране выключенного старого телевизора, и пропал с тихим свистом. Юля поднялась, одернула и отряхнула платьице, поправила волосы. Спотыкаясь на склоне пригорка, она направилась к Джейсону.

Тот выпрямился и с изумлением уставился на невесть откуда взявшуюся девушку в желтом платье, перепачканном травяной зеленью. Оба молчали до тех пор, пока расстояние между ними не сократилось до метра.

- Простите, - неоригинально начала Юля.

- За что? - удивился Джейсон, чем привел её в немалое смущение.

- Меня зовут Юля, - растерянно сказала она.

- Рад познакомиться. Я Джейсон Рок, инструктор школы Орбитального Патруля. Слушаю вас...

- Понимаете, мистер Рок...

- Мистер? Вы хотели сказать - мастер?

- Ну да, конечно... Тут такое дело... Со мной случилось... В общем, я заблудилась.

- О... А ваш транскодер?

Юля совсем растерялась, из-за этого разозлилась на себя и решила держаться своей линии, не обращая внимания на непонятности.

- Не могли бы вы сказать мне, как называется это место?

Прищурившись, Джейсон Рок пристально посмотрел на девушку.

- Торнфилд-Гарденс.

- А как далеко отсюда до города?

- До какого?

- До ближайшего.

- До Лондона - тридцать миль.

- До Лондона! Значит, мы в Англии?!

- Что такое "Англия"?

Юля пригорюнилась. Безумие какое-то... Они просто не понимают друг друга.

Видя состояние девушки, Джейсон участливо приобнял её за плечи, а она инстинктивно прижалась к нему и всхлипнула. Не зная, что ещё говорить, она ляпнула первое попавшееся:

- Скажите хотя бы... Мы на Земле?

Совершенно против всякого ожидания, её вопрос не поверг Джейсона в шок, не вызвал у него сомнений в здравости её рассудка. Наоборот, его лицо как-то даже просветлело.

- Ах, вот в чем дело! - почти обрадовано воскликнул он. - Теперь я понял! Вы не знаете, на какой вы планете! Все ясно, а то я начал было запутываться. Ваш корабль заблудился, навигационные системы неисправны... Аварийная посадка... Но позвольте, как же вы проскочили патрульную зону? Вы что, с военного корабля? Где он? Ну конечно, вы на Земле, милая девушка. И сейчас мы с вами...

Юля замотала головой с таким отчаянием, что Джейсон осекся и умолк.

- Ни с какого я не с корабля! Я с Земли, но... Другой, понимаете? Все было другое. Как вам объяснить... Ну, вот, например. Лондон в тридцати милях, а вы говорите по-русски...

В недоумении Джейсон пожал плечами.

- Вообще-то я говорю на линкосе, как и большинство населения Галактики. Но он сформировался из нескольких древних языков, так что в его основе, возможно...

Замечание о древних языках как будто навело Юлю на какую-то мысль, но ей помешало собраться нарастающее гудение, точно к площадке приближался огромный растревоженный шершень. Юля и Джейсон обернулись.

Красный каплевидный летательный аппарат размером со средний легковой автомобиль, без единого иллюминатора, без крыльев и без внешних признаков движущих устройств, заходил на посадку. Когда он опустился в красном же секторе и гудение стихло, Юля разглядела сбоку рельефную эмблему: символическое изображение планеты, вокруг которой носились (в буквальном смысле) маленькие космические корабли по серебристым траекториям орбит.

- Ну, сейчас начнется, - пробурчал Джейсон Рок.

Кабина аппарата раскрылась лепестками во все стороны, как распускается цветочный бутон. По зависшим в воздухе четырем ступенькам (насколько могла видеть Юля, они висели без явной опоры) спустился плечистый блондин лет пятидесяти в ладно сидящей синей форме. На лацкане кителя поблескивала такая же эмблема, только поменьше: планета и беспрерывно крутящиеся вокруг неё миниатюрные корабли. Лицо прибывшего было сурово-непроницаемым, когда он подошел к Джейсону и Юле.

- Мастер Джейсон, - холодно сказал он, - мне нужно с вами поговорить об очень серьезных вещах...

Тут он соизволил смерить взглядом Юлю и недружелюбно спросил:

- А это кто?

- Это, мм... Моя племянница Юля, - нашелся Джейсон.

- Вот как? Я не знал, что у вас есть родственники на Земле, кроме старика Септимуса... Ну, все равно. Думаю, вашей племяннице не доставит удовольствия присутствовать при нашей беседе, так что...

- Как угодно, сержант, - покладисто ответил Джейсон и обратился к Юле. - Подожди вон там, на скамеечке... У нас тут небольшое дело с сержантом Бастером.

Блондин сардонически усмехнулся, а Юля последовала указанию Джейсона. Впрочем, и усевшись на скамейку вдалеке от мужчин, она отлично слышала их разговор.

- Мастер Джейсон, - говорил сержант менторским тоном, - для вас не должно быть секретом состояние здоровья вашего деда, магистра Элистера Септимуса Рока...

- Я знаю, что он очень болен, - осторожно произнес Джейсон, - но не для того же вы примчались сюда, чтобы обсудить со мной его здоровье...

И для этого тоже, - отрезал Бастер. - Тем более для вас не секрет, что вы получили должность инструктора только благодаря его заступничеству в Совете Благочестия... С вашей биографией, знаете ли... Ладно, оставим это. Приношу извинения за солдатскую прямоту, но все мы смертны, мастер Джейсон. А старик очень, очень плох. Вот-вот его не станет, и вы лишитесь единственной опоры.

- Вы собираетесь выставить меня из школы, сержант? Но за что? По-вашему, я профессионально непригоден?

- Я не сказал, что хочу выставить вас, - сержант немного смягчил интонации, но от этого его голос не зазвучал теплее. - Я имею в виду, что коль скоро вам не приходится больше рассчитывать на старика, я посоветовал бы... Ответственнее относиться к вашим обязанностям.

- Я плохо работаю с курсантами?

- О, нет. Физическая подготовка, пилотаж, развитие интеллекта, спецкурсы, - тут все в порядке. Тест-блант дает вам восемь баллов из десяти.

- Тогда в чем дело?

Бастер изобразил саркастическую улыбку.

- Не притворяйтесь, будто не понимаете. Благочестие, Джейсон! Благочестие - вот ключевое слово. Мораль, нравственность, этика. Много ли внимания вы уделяете этим дисциплинам? На прошлой неделе ваш курс в полном составе пропустил проповедь вице-кардинала Мэлоуна...

- Но, сержант! - взмолился Джейсон. - Отец Мэлоун проповедует каждую неделю, и все об одном и том же. А профессор Кристгау прилетел всего на три дня и просто не мог найти другого времени, чтобы прочесть моим курсантам лекцию по теории мгновенной связи! И так я его с трудом уломал. Вы предпочитаете, чтобы в случае аварии высокоморальные офицеры патруля чинили транскодеры молитвами?

Лицо сержанта стало каменным.

- Вот что, мастер Джейсон. Вы на Земле, а не на Лас-Вегасе, и этой планетой управляет Совет Благочестия, а не безнравственный технократический сброд. Благочестие прежде всего. Если вы не желаете соответствовать требованиям, я поставлю вопрос о вашем пребывании в школе. Подумайте о своем будущем! Вас вышибли отовсюду, откуда могли. Если то же самое случится и здесь, вы едва ли сможете рассчитывать даже на должность младшего ассенизатора.

- Послушайте, сержант...

- Я вас предупредил.

Бастер круто повернулся и зашагал к своей машине. Когда он скрылся в кабине, ступеньки втянулись в корпус, лепестки бесшумно сомкнулись. Аппарат загудел, вертикально поднялся над площадкой, развернулся и унесся прочь. Донельзя расстроенный Джейсон проводил его долгим взглядом, подошел к скамейке, где сидела Юля, сел возле девушки.

- Неприятности? - посочувствовала Юля.

- Ты слышала?

- Слышала...

- Вот так... Ханжи, Джонг бы их всех побрал, - он махнул рукой. - Да ладно, что там мои неприятности по сравнению с твоими! Расскажи-ка мне всё поподробнее.

- Мастер Джейсон...

- Джей, просто Джей.

- Идет. Какой сейчас год, Джей?

- Хороший вопрос! - Джейсон Рок чуть не подпрыгнул на скамейке.

- Прошу тебя, Джей...

- Семь тысяч сто тридцать девятый среднегалактический.

- От рождества Христова?

- От чего?

- Христос, - терпеливо сказала Юля. - Иисус Христос, основатель религии. Это он родился семь тысяч... Сколько там лет назад?

Джейсон покачал головой

- Никогда о таком не слышал. Может быть, какая-то доисторическая религия? Летосчисление ведется от первого дня правления Императора Солариуса, объединившего форсеров...

С тяжким вздохом Юля спрятала лицо в ладони.

- Джей, ты считаешь меня сумасшедшей?

- Нет, - серьезно ответил Джейсон Рок. - С тобой стряслось что-то, и я хотел бы узнать, что... Иначе как я смогу тебе помочь?

Юля посмотрела на него с проблеском надежды.

- Я не знаю, - неуверенно проговорила она, - не знаю... Я жила в совсем другом мире... Меня сбил грузовик...

- Грузовой транспорт врезался в твой корабль?

- Да нет. Такая машина, наземная, на колесах... Меня ударило, швырнуло на стену... Кажется, я разбила голову... Было много крови. Врачи думали, что я... Умерла. Потом я видела... Это неважно. Но я здесь, невредимая и совершенно одна... И даже не могу выяснить, какой год по моему летосчислению! Если я как-то перенеслась в будущее, то наверно, очень, очень далеко... Джей, в вашем мире это бывает?

- Что?

- Ну, вот... Выходцы из прошлого.

- Лично я не встречал. Но мало ли что бывает...

- И еще...

- Подожди.

Джейсон Рок глубоко задумался и просидел в неизменной позе минут пять или больше, а потом повернулся к девушке.

- Так. Юля. Мне понятно, что с тобой произошло несчастье, но я не знаю, что делать. Если обратиться в полицию, тебя мигом упрячут в сумасшедший дом, промоют мозги, вставят новую личность, фальшивую память, и ты будешь счастлива...

- Счастлива?! - ужаснулась Юля.

- Так они говорят, - пояснил Джейсон с усмешкой. - Не бойся, я этого не допущу. Но нам потребуется время, много времени, чтобы разобраться и сообразить, как быть с тобой. Ты согласна?

- Да, - кивнула Юля.

- Тогда вот что. У меня есть домик на территории базы, он мне по штату полагается. Там две комнаты - второй кровати, правда, нет, но я устроюсь как-нибудь. Если ты не против, поживешь пока у меня...

- Против?! - воскликнула Юля. - О, Джей! Я совсем одна в этом мире!

- И денег на гостиницу, наверное, нет... Да если бы и были, на Земле строго с документами.

- А какие деньги у вас в ходу?

- Стеллары... В просторечии - стики.

- Я так и думала, что не рубли.

- Рубли - это ваша валюта? Гм... Я бывал на многих планетах, но... Ладно, Юля, едем ко мне. Надеюсь, постепенно, не торопясь, мы сумеем нащупать решение.

- А твой начальник не возникнет?

- Сержант Бастер? Ты - моя племянница... Конечно, косо посмотрит, крючкотвор, да и Джонг с ним...

- Кто это - Джонг? - заинтересовалась Юля.

Джейсон Рок улыбнулся.

- Да так, суеверие. Полулегендарный древний ученый, Джонг Миллз. Доказывал необратимость разбегания галактик и неизбежность тепловой смерти Вселенной. Вот за эти теории и заслужил титулы Владыки Разбегания и Князя Тепловой Смерти. Воплощение зла, не к ночи будь помянут.

- Ага... Вроде сатаны.

- Если сатана - воплощение зла в вашем мире, то да, вроде... Поехали?

- А на чем?

- Тут неподалеку мой спаркл... Сейчас.

Вытащив из кармана что-то похожее на пульт дистанционного управления для телевизора, Джейсон нажал кнопку. Чемоданчики, предоставлявшие макеты для тренировки курсантов, провалились в раскрывшиеся люки, а затем поверхность площадки снова стала ровной.

- Что это такое? - с любопытством спросила Юля, указывая на пульт.

- Транскодер, один из видов, - рассеяно ответил Джейсон. - Их много разных, для различных применений...

С нажатием второй кнопки из-за пригорка выплыл летательный аппарат, как две капли воды похожий на тот, на котором прибыл сержант Бастер, но желтого цвета и без эмблемы.

- Это спаркл, - пояснил Джейсон Рок и добавил без особой надобности. Мы на них летаем. У вас есть спарклы?

- Нет. Автомобили, на колесах.

- Какое невежество, - пробормотал Джейсон, но тут же спохватился. - Не сердись. Может быть, какая-то подробность натолкнет меня на идею насчет твоей планеты...

Спаркл медленно опустился на площадку, лепестки кабины разошлись, появились безопорные ступеньки.

- А на каком принципе он летает? - задала вопрос Юля, когда Джейсон помогал ей взбираться, поддерживая под локоть.

- Да Джонг его знает... Что-то связанное с гравитационными волнами, тут я не специалист. - он хитро прищурил правый глаз. - А ты смогла бы растолковать мне принцип ваших автомобилей?

- В общих чертах, - смущенно сказала Юля, и оба рассмеялись.

В кабине спаркла были установлены два кресла с изогнутыми спинками. Юля устроилась справа и почувствовала, что не касается кожаной обивки, а будто покачивается в упруго пружинящем поле. Перед креслом Джейсона располагался штурвал и прочие органы управления, но он не притрагивался к ним.

- Спаркл знает дорогу, - проговорил он.

Кабина закрылась и оказалась совершенно прозрачной изнутри. Каким-то мановением Джейсон сделал прозрачным также и пол. Спаркл взмыл над площадкой, у Юли заложило уши, как в самолете.

Они летели высоко над лесом, строго на запад, в сторону зашедшего уже солнца. Темнело. Юля жадно искала взглядом признаки новой для неё цивилизации, но видела только сливающиеся в сплошной темно-зеленый ковер кроны деревьев.

Через несколько минут спаркл снизился и помчался над прямой как стрела лентой шоссе с черным покрытием. Впереди показались высокие ворота в бетонном по виду заборе.

- Зачем все это? - недоуменно спросила Юля.

- Что? - Джейсон встрепенулся, отвлекаясь от навязчивых мыслей.

- Дороги, ворота, заборы... Если все летают на спарклах...

- Не все, - ответил Джейсон с мягкой улыбкой. - Кроме спарклов, существует ещё много чего. Например, тяжелые автоматические рейдеры. Они передвигаются низко над трассами, а в дорожное покрытие вплавлены управляющие кристаллы. Или всякие официальные комиссии, на фланкерах. Ну, эти считают ниже своего достоинства шнырять на спарклах. Кроме того, некоторые люди просто предпочитают ходить пешком... Что до забора, это скорее дань традиции. База все-таки.

Спаркл завис перед воротами базы, и к нему подошел безоружный часовой в синем комбинезоне. Джейсон открыл один лепесток кабины, показал пропуск. Часовой заглянул внутрь.

- Кто это с вами, мастер Джейсон?

- Мой племянница из Лондона. Наконец-то решила навестить дядю, давно пора.

- А... Ну что же, мне-то все равно. Но вот что скажет сержант Бастер...

- Все улажено, Тим.

Створки ворот расползлись. Не закрывая лепестка, Джейсон тронул спаркл и почти сразу остановил его перед белым приплюснутым шаром, опоясанным цепью больших овальных окон и покоящимся в полуметре над землей - конечно, без всякой видимой опоры, к чему Юля уже начала привыкать.

- Мой дом, - сказал Джейсон.

Они покинули спаркл. По сигналу транскодера часть выпуклой стены дома опустились, образуя подобие трапа. Джейсон вошел вслед за Юлей, закрыл стену и включил свет.

- Добро пожаловать, племянница.

Мебель в комнатах не отличалась небывалой оригинальностью - диван был диваном, кресла - креслами, а столики - столиками. На полке Юля с изумлением заметила несколько книг, схватила одну из них (с мудреным научным названием), перелистала.

- Книги! - воскликнула она. - Обыкновенные книги на обыкновенной бумаге!

Джейсон пожал плечами.

- А ты чего ожидала?

- Ну, не знаю... Каких-нибудь развертывающихся в воздухе голограмм, суперкомпьютерных файлов...

- Этого добра тоже хватает, - Джейсон взял книгу из рук девушки и вернул на полку. - А книги... Надо же поддержать промышленность отсталых планет, занятых производством бумаги. И потом, это как-то солидно, разве нет? Пошли на кухню, перекусим.

Из кухонной аппаратуры, поражающей сверканием немыслимо закрученных вопреки всем правилам стереометрии поверхностей и обилием кнопок, индикаторов и сенсоров, Юля не опознала ровным счетом ничего. После колдовских пассов Джейсона жужжащая машина выкатила поднос, на котором стояли две бутылки с оранжевой жидкостью и тарелки с чем-то дымящимся.

- Что это? - Юля с опаской дотронулась до бутылки.

- Не отравишься...

- Это... Безалкогольное?

Джейсон хмыкнул.

- Еще бы! Мы на Земле, девушка. Благочестие прежде всего, как любит говорить сержант Бастер. Тьфу! Тошнит от этого благочестия, сил нет... Угощайся.

По мнению Юли, горячее блюдо было очень вкусным, хотя и не похожим ни на что ей знакомое. Она не стала расспрашивать Джейсона, из чего оно приготовлено, боясь услышать малоаппетитно-химическое объяснение. Оранжевый напиток приятно бодрил.

- Как насчет ванны и стирки? - осведомился Джейсон Рок. - Твое платье, оно, как бы помягче выразиться...

- Да, - Юля опустила глаза.

Проводив её в ванную, Джейсон объяснил:

- Засунешь платье вот за эту дверцу. Просто захлопни её, и все. Машина сама разберется - постирает, выгладит, высушит. Вода включается вот так, регулируется так, халаты здесь...

Юля лежала в теплой ванне, глядя на белый потолок, и невидимые струи воды отовсюду ласкали её тело. Непостижимо... Если бы утром ей сказали, где и как она будет принимать ванну сегодня вечером... Сегодня? Или - через много, много тысяч лет?

В синем уютном халате, с непросохшими волосами она вышла к Джейсону, который гонял по голографическому экрану крошечные ракеты.

- Играешь? - поддела Юля.

- Нет, это тактическая схема занятий... - Джейсон погасил экран. Хочешь подышать свежим воздухом?

- О... Но нас никто не увидит?

- Во-первых, на базе давно отбой. А во-вторых, идти никуда не надо...

Джейсон коснулся кнопки транскодера, стена и часть потолка сложились гармошкой, открывая черное небо с мириадами таинственно мерцающих звезд. Над головой Юли величаво плыла серебряная Луна...

А рядом - ещё одна, поменьше.

- Две луны, - ошарашено констатировала Юля.

- Две, - кивнул Джейсон. - А сколько их должно быть, десять?

- Вторая луна - это искусственный спутник?

- Почему искусственный? Они обе естественные - Луна и Селена...

- Луна и Селена - одно и то же! - почти крикнула Юля, и Джейсон посмотрел на неё с тревогой.

- Да нет же. У планеты Земля всегда были два естественных спутника во всяком случае, задолго до возникновения разумной жизни.

Юля упала в кресло, не в силах оторвать взгляд от двух лун. Она уже постепенно свыкалась с мыслью, что перенеслась в далекое будущее... Странно, непонятно - но в конце концов, почему бы нет, что мы знаем о Времени? И вот - две луны, два естественных спутника, которые всегда сопровождали в пространстве планету Земля. Планету, где есть город Лондон, где люди летают на спарклах и где печатают бумажные книги.

Слабые искорки понимания (как оказалось - ложного!) угасли, от них не осталось и следа.

2

Против ожидания Юля выспалась превосходно. Пока Джейсон ещё ворочался во сне на узкой раскладной кушетке в маленькой комнате, она прокралась в ванную и с удовольствием убедилась, что машина обошлась с её платьицем самым деликатным образом - оно выглядело так, словно висело в витрине магазина.

Юля оделась, расчесала волосы перед зеркалом, вытряхнула из сумочки косметику и приступила к нехитрому макияжу. За этим занятием её и застал выросший в дверях Джейсон. Он смущенно кашлянул.

- Доброе утро, - поздоровалась Юля, подкрашивая губы помадой неяркого оттенка.

- Привет, - буркнул Джейсон, одетый в полосатый халат. - Извини, что я с этого начинаю, но у тебя могут быть неприятности. Нельзя ведь тебя от всех прятать.

Юля с недоумением повернулась к нему.

- Что ты имеешь в виду?

- Твою косметику.

- А что с ней такое?

Джейсон замялся.

- Понимаешь, Юля, это - Земля... Тут свои правила... Считается, что краситься могут только женщины... Ну, определенного сорта.

- Даже ТАКОЙ помадой? - ахнула Юля.

- Слушай, мне эти ханжи противны не меньше, чем тебе. Но правила не я устанавливаю. Придется стереть, иначе рискуешь угодить в полицию. Хорошо еще, сержант вчера не заметил.

- Ого... Прямо в полицию... Что - в тюрьму?

- Не совсем, но в общем...

- Я поняла.

Избавляясь от макияжа с помощью поднесенной Джейсоном салфетки, Юля не смогла сдержать любопытства.

- Джей, а если Земля - такая благочестивая планета, откуда тут берутся эти... Женщины определенного сорта? Ведь раз полиция с ними борется, значит, все-таки есть с кем бороться?

- Такие вещи неистребимы, - отозвался Джейсон из кухни, где готовил завтрак. - Пока есть спрос, будет и предложение. А на Земле порок редкость, деликатес, и следовательно, ценится особенно высоко. Прибывают с других планет, Орбитальному Патрулю всех не отловить... Есть и местные кадры... Юля, да все это здешнее благочестие - фальшивая маска, дерьмо джонгово! Давно все прогнило до корней! Но видимость они блюдут строго. Вот даже твое платье, и то смотрится тут слишком вызывающе...

- Другого у меня нет, - растерянно сказала Юля. - Надеюсь, из-за него меня не заберут в полицию?

- Вряд ли, но пристать могут, так что держись ко мне поближе - здесь на базе и вообще...

- Обязательно, - торжественно пообещала Юля.

- А потом купим что-нибудь подходящее...

Джейсон появился на пороге с подносом. На этот раз он предложил что-то вроде гамбургеров с тем же оранжевым напитком. Уплетая завтрак, Юля расспрашивала.

- Джей, а ты родился здесь, на Земле?

- Здесь родился мой дед, Элистер Септимус Рок. Он большая шишка, действительный член Совета Благочестия... А моя родина - Адалион, столица Империи.

- Где это?

- В центре Галактики, в Золотом Круге.

- Вы можете летать на такие большие расстояния? Ведь до центра Галактики...

Юля прикусила язык, вдруг сообразив, что её старые астрономические познания тут не годятся.

- Тридцать тысяч световых лет, - подхватил Джейсон. - Летать можно через корды, зоны темпорального искажения. Это своеобразные коридоры в пространственно-временном континууме... Когда-то их с неимоверными трудностями прокладывали первопроходцы, а теперь ты можешь запросто долететь куда угодно, если трансфойла хватит.

- Трансфойла?

- Горючки для кордов. В линейном пространстве - фойл, а в кордах трансфойл.

- И ты, выходит, летал...

- Я, - с гордостью заявил Джейсон Рок, - был одним из лучших пилотов Звездной Гвардии, элитных войск Императора.

- Почему же ты ушел?

- Я не ушел. Меня вышибли.

- За что? Ох, прости... Бестактный вопрос.

Джейсон Рок горько усмехнулся.

- Нет, почему же... Мне просто не повезло. На планете Тейя вспыхнул мятеж, и мне приказали возглавить наемников Космического Легиона для его подавления...

- И ты не справился?

- Справился. Мятеж был подавлен за несколько часов. Я рапортовал правителю Тейи и поклонился. Откуда мне было знать, что у них поклон приравнивается к высокомерному оскорблению?

- Вот так да...

- Да. Представляешь, что тут началось? Имперский выкормыш унизил правителя Тейи, намекнув на его бессилие и собственное превосходство... В результате Тейя, кладезь полезных ископаемых, поссорилась с Адалионом. Убытки составили около полутора миллиардов стелларов...

- Ничего себе! - присвистнула Юля. - И они заставили тебя платить?

Джейсон расхохотался.

- Юля, столько денег мне бы и за сто жизней не заработать! Нет, меня просто выгнали с треском, кинули кость Тейе. Пришлось наняться в торговый флот... - он помолчал. - Ты не возражаешь, если мы сменим тему?

Но тему менять им не пришлось, она сменилась сама собой - серая коробочка на стене исполнила нехитрую мелодию. Джейсон взмахнул транскодером, стена-дверь открылась, и на пороге возник сержант Бастер во всем великолепии парадного мундира. С головы до ног он ощупал Юлю жестким взглядом, какой бывает у мужчин, вынужденных подавлять свои плотские вожделения - по типу "зелен виноград"...

- Мастер Джейсон Рок, - казенным голосом проговорил он, - я имею честь вручить вам официальное предписание. Вам представляется отпуск на двенадцать часов для посещения Лондона.

- Лондона? - Джейсон принял из рук сержанта квадратную пластиковую карточку. - Я не собирался в Лондон и не подавал никаких рапортов по этому поводу.

- Приказ с самого верха, - сержант закатил глаза. - Вам надлежит немедленно прибыть в резиденцию магистра Септимуса.

- А, вот как...

- Если вы считаете, - язвительно произнес Бастер, - что "А, вот как" это ответ по уставу, вы недолго задержитесь в школе. Вспомните наш вчерашний разговор.

- Слушаюсь! - рявкнул Джейсон.

- Так-то лучше.

Не проронив более ни слова, сержант повернулся и вышел, а в комнату проник новый персонаж. Это был поджарый черный кот с белым пятном в виде сердечка на груди. Несмотря на худощавую комплекцию, он ступал величаво, не оставляя сомнений в том, кто подлинный хозяин дома.

- Явился, - ворчливо приветствовал его Джейсон. - Кому бы не пропасть... Иди ешь скорее, времени мало.

- Какой красавец, - одобрила кота Юля, и он сверкнул в ответ зелеными глазами. - Твой?

- Или я - его... С котами, знаешь ли, так. Обычно мы друзья, хотя иногда доходит и до вооруженного нейтралитета.

- А как его зовут?

- Да никак. Мастер кот... Несколько раз я придумывал ему имена, но ему не одно не понравилось.

- У всех должно быть имя.

- Может быть, потом он выберет себе какое-нибудь.

Мастер кот исчез в кухне, откуда вскоре донеслось удовлетворенное урчание, а Джейсон быстро переодевался.

- Ты готова? - спросил он Юлю.

- Я еду с тобой?

- Не брошу же я тебя здесь... Не хватает еще, чтобы Бастер прицепился к тебе с расспросами. Да и странно, если племянница не поедет со мной к деду Септумусу.

- Как ты думаешь, зачем он тебя вызывает?

- Скоро узнаем.

- А позвонить ему нельзя? Ну, связаться...

- Это не принято.

Человек быстро привыкает к изменившейся обстановке. Юля запрыгнула в спаркл так легко, будто всю жизнь только на таких машинах и передвигалась. Ее даже неприятно удивило отсутствие комфортабельного упругого поля над креслом, но оно вернулось, едва Джейсон активировал энергосистему.

О, Юля скучала по дому, маме, двоюродному брату и Косте... Но если бы ей предложили вернуться прямо сейчас, смогла бы она отказаться от поездки в Лондон на планете с двумя лунами? К чему думать об этом, пути домой все равно пока нет...

3

Город поднялся из-за горизонта сразу весь, ошеломляя радужным великолепием зданий, стремящихся к небесам. Дворцы и памятники, башни и мосты, сверкающая на солнце паутина транспортных магистралей на тысячах уровней от земли до неба, летающие стадионы и толпы на высотных площадях, миллионы чудом не сталкивающихся разноцветных спарклов и других воздушных машин, от совсем маленьких до громадных и неповоротливых, все это в вихревой фантасмагории непрерывного движения потрясло и опрокинуло Юлю. Она видела немало фантастических фильмов, где фигурировали города будущего (или построенные инопланетными цивилизациями), но оказалась и на малую толику не подготовленной к невероятному зрелищу этого НАСТОЯЩЕГО, до боли в глазах реального города.

- Справа - космопорт Хитроу, - сказал Джейсон, гордясь произведенным впечатлением (он намеренно выбрал направление, с которого Лондон смотрелся наиболее эффектно). - "Император Солариус" отправляется на Адалион...

Старт "Императора Солариуса" стоил того, чтобы им полюбоваться. Белое поле космопорта, окруженное вогнутыми решетками, похожими на антенны радиотелескопов, раскрылось гигантской диафрагмой, и в облаках пара медленно выдвинулся стреловидный нос корабля. Наращивая скорость подъема, "Император Солариус" восставал под городом во всем грозном величии, выше самых высоких башен. Ударили огненные выхлопы ускорителей, огромный корабль замер в точке равновесия и унесся навстречу утреннему солнцу. Они слились на одной линии - солнце и корабль, потом разделились, соперничая в нестерпимой яркости.

- Такие большие корабли, - заметил Джейсон, разворачивая спаркл, редко садятся на планеты, обыкновенно остаются на орбите, так проще и экономнее. А пассажиров и грузы доставляют челноками - слейдерами... Но тут случай особый, какая-то правительственная миссия с Адалиона. Интересно, что им понадобилось в этом захолустье...

Юля обвела рукой панораму Лондона.

- Ты ЭТО называешь захолустьем?

- Ты не видела Адалиона, - коротко ответил Джейсон.

Вдруг подпрыгнув, как ужаленная, Юля указала рукой на далекую, едва видную, затерянную в сплетениях сумасшедшей архитектуры башню с часами.

- А это что... Неужели Биг-Бен?

- Вот не думал, что тебе известен Биг-Бен, - удивленно сказал Джейсон. - Хочешь посмотреть на него поближе?

- Да, да...

Джейсон подкрутил какой-то верньер, и участок прозрачного изнутри корпуса спаркла покрылся масштабной сеткой. Изображение башни с часами приблизилось и заняло весь выделенный квадрат.

Конечно, это был не Биг-Бен - не тот Биг-Бен, который Юля много раз видела на фотографиях и по телевизору, в фильмах о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Циферблат делился не на двенадцать, а на двадцать четыре часа, и сама башня казалась основательнее, коренастее и проще. Биг-Бен иного мира... Почему бы ему не быть здесь, если есть Лондон и космопорт Хитроу (в мире Юли - аэропорт)?

- Насмотрелась? - Джейсон выключил увеличение.

Он лихо посадил спаркл на площади возле полукилометрового небоскреба, напоминающего кукурузный початок.

- Здесь и живет мой дед, - пояснил он.

- Весь дом принадлежит ему? - Юля восхищенно запрокинула голову.

- Треть. Но и то неплохо.

- Я думаю... И ты - наследник?

- Если бы... У Совета Благочестия свои законы. Я-то в любом случае не получу ни гроша.

Когда они вышли (покрытие площади приятно пружинило под ногами, как поле над креслом в спаркле), Юля обратила внимание на спешащих мимо женщин. В отличие от мужчин, одетых ярко, иногда кричаще, они проходили серыми мышками, в длинных темных платьях или комбинезонах унылых тонов. На их лицах тоже читалось уныние, до того они выглядели высоконравственными. Юле как-то сразу не захотелось превратиться в итоге в одну из них. "А ведь добрая половина из этих женщин, - подумалось ей, - дорого дала бы за то, чтобы накраситься поутру и одеться хотя бы как я". И впрямь, более чем скромное платье Юли притягивало взоры, надменные и тайно-завистливые, чуть ли не символизируя здесь порок. А уж туфельки на каблуках-шпильках!

В холле у лифта Джейсона и Юлю остановил охранник, медведеподобный громила. Джейсон предъявил ему карточку.

- Вас ждут, мастер, - кивнул охранник. - А девушка?

- Со мной. Родственница.

- Насчет девушки у меня нет указаний. Под вашу ответственность пожалуйста...

- Конечно.

Апартаменты на шестьдесят четвертом этаже представляли образец роскошной строгости или, если угодно, строгой роскоши - такое вот совмещение трудносопоставимого. Тяжелые портьеры, хранящие полумрак, золотые и черные стенные панели. На одной из стен Юля увидела картину "Дитя Европы" Сальвадора Дали... Изумленная, она подошла ближе и убедилась, что эта все же НЕ ТА картина. Но настолько похожа... О Джонг, как здесь говорят.

На пышном диване полулежал седой дряхлый старик, от его левой руки тянулась тонкая пластиковая трубочка к медицинской капельнице. Рядом стоял человек в белом, озабоченно уставившийся на бегущие по дисплеям, подмигивающие цифры и линии графиков.

Старик слабо улыбнулся и попытался махнуть правой рукой.

- Привет, Джей.

- Здравствуй, славный магистр.

Шагнув к Джейсону, человек в белом предостерег:

- Никаких волнующих тем, и покороче. Я рядом.

Он вышел, и в комнате остались Джейсон и Юля наедине с патриархом рода Роков, магистром Элистером Септимусом.

- Подойди, Джей, сядь сюда, - просипел старик. - Кто это с тобой? Я плохо вижу.

- Эта девушка заблудилась в пространствах и временах, магистр, Джейсон уселся на стул, а Юля - в кресло у стены. - Я надеюсь ей как-то помочь...

- Ясно, - старик прикрыл глаза, давая понять, что считает этот вопрос исчерпанным. - Джей, у меня очень мало времени. Я умираю... Нет, не надо протестов! Взгляни в лицо реальности и будь мужественным...

Он помолчал и тихо продолжил:

- Я пригласил тебя не только чтобы попрощаться. Я расскажу тебе одну историю, передам информацию, а ты сам решай, как с ней поступить. Это случилось, когда я только был избран в Совет...Ты знаешь, что в наши обязанности входит исповедовать приговоренных преступников... Один из них мне поведал мне о пещере, пристанище некоей древней секты. Последние сектанты умерли много лет или веков назад, не знаю, как не знаю и того, каким путем эти сведения попали к моему преступнику. Тот человек... Он не мог внятно объяснить. Он не был безумен, нет, но какие-то разрушительные процессы определенно произошли в его психике. Он рассказывал о сокровище, хранящемся в пещере, в сейфе...

- Сокровище? - немного иронично повторил Джейсон. - По словам полусумасшедшего преступника?

- Пещера существует, Джей, - устало сказал старик. - Тот человек не успел найти её, а мои люди нашли. Они не входили туда.

- Но почему?!

- Я запретил им.

В ответ на удивленный взгляд Джейсона магистр слегка усмехнулся.

- Мне некогда вдаваться в подробности, Джей, но главное ты поймешь. Я действительный член Совета Благочестия и как таковой обязан охранять тишь, гладь и благодать на Земле. Это мой долг. Да и мое материальное положение позволяло не компрометировать себя на высоком посту безответственной погоней за сокровищами... Но не в том основная причина, а именно в охране покоя. Там, в пещере, могло обнаружиться нечто... Дестабилизирующее, по некоторым признакам такое можно предположить. Так я думал тогда, так думаю и теперь.

- Ты так думаешь, магистр? - Джейсон с улыбкой накрыл руку старика ладонью. - И тем не менее ты намерен передать мне координаты пещеры? Только ли для того, чтобы сокровище помогло мне выбраться из нищеты? Или потому, что все это благочестие давно стоит тебе поперек горла и очень хочется ему насолить? Потому, что жив ещё мальчишка Септимус Рок?

Старик вернул улыбку Джейсону и подмигнул.

- Очень жаль, что по закону я не имею права оказывать тебе никакой материальной поддержки. А сокровище это - возможно, какой-нибудь сектантский раритет, не имеющий ценности в наши дни. В конце концов, никто его не видел. Вон там, на столе, возле бланта - диск с информацией, возьми его.

Поднявшись, Джейсон шагнул к столу и засунул в карман маленький радужный диск.

- Пещера в горах, всего в восьмидесяти милях к западу от Торнфилд-Гарденс, - сказал магистр. - Если ты будешь благоразумным, ты туда не сунешься.

- Спасибо, магистр. - Джейсон поцеловал старика в лоб.

- За что?

- За то, что ты такой, какой есть.

- Ладно, Джей, я не люблю сантиментов, - но по тону старика нетрудно было догадаться, что он глубоко тронут. - Прощай, а может, и до свидания. Похоже, я умру ещё не сегодня.

Юле, внимательно слушавшей их разговор, слово "блант" показалось смутно знакомым. Как будто она его где-то слышала или видела, и не здесь, а в прошлой жизни. "Бланты безнадежны"... Или "бланты бездарны"... Как-то так... Нет, не припоминается.

В комнату вошел человек в белом.

- Вам пора. Магистру необходим отдых.

Ни словом больше не обменялись Джейсон и Элистер Септумус - вместо слов говорили их взгляды. Потом Джейсон сделал знак Юле, и они покинули апартаменты магистра.

- Ты хочешь раскопать эту пещеру? - спросила Юля в лифте.

- Обязательно, и немедленно... Только сначала заедем в магазин, подберем тебе одежду. Нет, но каков старик!

В магазине, вопреки представлениям Юли, не было длинных рядов, где на плечиках висели бы платья. Круглое помещение, кресла и столики с каталогами, белые автоматические двери.

- Ни одно из этих платьев, - заявила Юля, полистав каталог. - Я не надену ни за что в жизни. Лучше сдай меня в дурдом, пусть делают счастливой.

- Женщина! - со смехом воскликнул Джейсон. - Но какой-то выход надо найти... Может быть, комбинезон? Вот этот, коричневый, с желтой отделкой.

Юля вздохнула.

- Пожалуй, это наименее противное из всего... И мягкие туфельки, я устала от шпилек.

- Иди в кабину, они снимут мерку.

- А, так надо заказывать? И долго ждать?

- Прилично. Секунд тридцать.

Когда Юля предстала перед Джейсоном в новом облачении (свое платье и туфли она положила в пакет, любезно предоставленный служителем), он посмотрел на неё с явным восхищением.

- Тебе идет! Джонг побери, ещё лучше...

- Ну да? - Юля была польщена. - Ты выбирал.

Откуда-то вынырнула дама в униформе (разумеется, серой и унылой), протянула Джейсону счет. Он расплатился тремя банкнотами, и дама исчезла.

- Странно, - пробормотала Юля, едва они вышли из магазина и направились к спарклу.

- Что странно?

- Деньги, бумажные деньги. А как же кредитные карточки и прочее?

- А, электронные деньги! От них отказались давным-давно и почти повсеместно. Слишком много злоупотреблений. Ничего нет надежнее банкнот. Это не бумага, и их трудно подделать.

- Но все-таки подделывают? - полюбопытствовала Юля.

- Встречаются умельцы...

В комбинезоне, изготовленном из мягкой и гибкой ткани, Юля чувствовала себя комфортно, а невесомые туфли на пористой подошве совсем не ощущались на ногах. Как бы там ни было с красотой здешней одежды, в удобстве ей не откажешь.

Джейсон Рок не спешил запускать двигатель спаркла. Он вставил полученный от Септимуса диск в щель устройства, похожего на дисковод обыкновенного компьютера, и пристально всмотрелся в появившиеся перед экраном голограммы, изображающие рельеф местности.

- Проложим курс, - он нажал несколько кнопок на клавиатуре. - Блант сам разберется...

- Джей, что такое блант?

- Да то, что ты видишь, управляющий компьютер. Они бывают разных типов - домашние, промышленные, навигационные, каких только нет. На космических кораблях тоже стоят бланты, но помощнее, конечно. Удобная штука, несмотря на туповатость...

- Туповатость? А что, настоящий машинный разум у вас не изобрели?

- Изобрели, к несчастью. Нейрокомпьютеры. - Джейсон откинулся на спинку кресла. - Юля, подлинный разум свободен, будь он машинный или какой другой. Когда в него вводятся искусственные ограничения, он перестает быть разумом, с какой бы скоростью ни обрабатывал информацию. А кто знает заранее, что надумает разумная, то есть свободная машина? Вот некоторые и надумали... Планета Хондос выжжена дотла, многим другим планетам тоже не поздоровилось... Было и такое - боевой звездолет, управляемый разумным нейрокомпьютером, открыл огонь по научной орбитальной станции и уничтожил ее... Далеко не все они были такими - ведь и мы не все мыслим одинаково, но... С тех пор производство нейрокомпьютеров строжайше запрещено во всей Империи, даже теоретические изыскания в этой области - тяжкое преступление.

- Значит, машинного интеллекта нет?

- Я не сказал, что его нет. Я сказал, что производство таких машин запрещено... Но подделывать деньги тоже запрещено, так? - он хлопнул по панели бланта ладонью. - К счастью, эти малышки не более разумны, чем тостеры, хотя и много чего умеют.

Словно в подтверждение своих умений блант зажег два дружелюбных зеленых огонька.

- Курс проложен, - сообщил Джейсон, - и мы можем лететь, не опасаясь, что блант по философским соображениям сочтет нас лишними на борту.

Спаркл взлетел по крутой диагонали, и Юля снова получила возможность испытать электрический шок от опрокидывающей панорамы немыслимого города, какой не увидишь не в одном сне.

4

Они вновь мчались над лесом, но на сей раз этот лес покрывал склоны гор, порой отлогие, а чаще довольно крутые. Дальше лесные заросли редели, и кое-где поднимались нагромождения живописных скал, похожие на творения скульптора - авангардиста. Внизу, под прозрачным днищем спаркла, скальные ущелья образовывали настоящие лабиринты. Если бы вместо диска с координатами магистр Септимус снабдил Джейсона даже подробнейшей картой, на поиски ушли бы месяцы, если не годы.

Динамик бланта тонко запищал, вспыхнула красная стрелка.

- Кажется, здесь, - сказал Джейсон. - Точность должна быть плюс минус метров сто, а при таком рельефе и с этим намучаешься.

Он заложил вираж, снизился и втиснул спаркл между двумя пирамидальными уступами. Юля первой выпрыгнула на откос, и мелкие камешки покатились под её ногой, посыпались с ближнего обрыва.

- Что-то я не вижу тут пещеры, - Джейсон сосредоточенно осматривался.

Пещеры Юля тоже не видела, зато она увидела приближавшегося к ним зверя размером с хорошего волка, ощетинившегося иглами, как дикобраз, недобро поблескивающего красными глазами и размахивающего двумя хвостами вроде змеиных.

- Джей, - шепнула она.

Джейсон Рок обернулся, молниеносно нырнул в кабину спаркла и появился с оружием в руках, которое Юля приняла было за пистолет... Однако сходство ограничивалось рукояткой и спусковым крючком - вместо ствола торчали какие-то антенны в сложном переплетении. Будто почуяв недоброе, зверь быстро улепетнул.

- Это был флинк, - отрекомендовал зверя Джейсон Рок и засунул оружие за пояс. - Вообще-то они не агрессивны, но если ему что-то не понравится, только держись...

- Их завезли с другой планеты?

- Зачем бы? Для полного благочестия не хватало? Нет, флинки старейшая фауна Земли, как пауки и черепахи. Джонг с ним, он уже не вернется. Давай искать пещеру.

- Давай, - согласилась Юля. Она мысленно записала флинка в загадки наряду с двумя лунами, но не слишком зацикливалась на странностях. Если все равно пока ничего нельзя понять, почему бы не принимать мир таким, каков он есть?

Часа два напролет они обыскивали скальные лабиринты, а врезанную в гранит металлическую дверь обнаружили совсем рядом со спарклом, метрах в двух. Она так заросла жесткими кустарниками, что заметить её было нелегко и стоя прямо перед ней.

Джейсон вытащил из-за пояса свое оружие.

- Что это? - поинтересовалась Юля.

- Клингер. Мезонный излучатель, лазер, плазменная горелка и Джонг знает что еще. Многофункциональная штука.

Он щелкнул переключателем на рукоятке клингера, и перед антеннами заплясал горизонтальный остроконечный язычок лилового пламени.

- Сейчас мы вскроем эту дверь.

Пламя соприкоснулось со стальной поверхностью, взметнулся сноп оранжевых искр. Джейсон не стал вырезать замок, а просто выхватил прямоугольник в центре двери, достаточный, чтобы протиснуться. Тяжелая плита с оплавленными краями со звоном рухнула на камни. За дверью царила кромешная тьма.

- Пока не остынет, и не подойти, - сказал Джейсон. - Надо поискать фонари в спаркле, там точно есть. В грузовом отсеке среди всякого хлама.

Распахнув лючок грузового отсека, Джейсон долго рылся в том, что он назвал всяким хламом. Результатом его раскопок стали два длинных увесистых фонаря, одни из которых он передал Юле. Она нажала кнопку; фонарь исторг ослепительный бело-голубой свет, затмевающий в своем конусе даже солнечный.

В неаккуратно прорезанный проем в стальной двери первым пролез Джейсон. Он осматривался с минуту, потом позвал Юлю, и она присоединилась к нему.

За дверью начинался узкий коридор в граните - непонятно, естественного происхождения или кем-то когда-то прорубленный. Он вел вниз, иногда крутизна его становилась такой, что в полу были выбиты ступеньки.

Метров через двести коридор стремительно (экспоненциально, как сказала бы инженер Юля) расширился в громадную пещеру. Джейсон что-то сделал с фонарем, и он превратился в мощную лампу, излучающую свет во всех направлениях.

На низком постаменте у дальней стены пещеры стоял паровоз.

Юля зажмурилась, открыла глаза - паровоз был на месте. Не масштабная модель, а настоящий полноразмерный паровоз, с котлом, тендером, будкой машиниста и всем, что полагается иметь порядочному паровозу. Он покоился на обрезке рельсового пути - блестящие рельсы на шпалах торчали сзади и спереди.

- Что за Джонг, - пробормотал Джейсон.

- Джей, провалиться мне, если это не паровоз.

- Паровоз? Ты имеешь в виду эти локомотивы... Заря технической эры, первые железные дороги?

- Вот именно.

- Но ради Творца Вселенной, как он сюда попал?!

- Ты хочешь, чтобы это я тебе объяснила?

Они подошли к паровозу ближе. Впереди на шершавом металле был грубо намалеван пацифистский знак - куриная лапка в белом круге, а под ней протянулась надпись пляшущими буквами.

WOODSTOCK FOREVER

Этим украшения паровоза не исчерпывались. Кабину машиниста облагораживала надпись "MAKE LOVE, NOT WAR" , на тендере было написано "PEACE

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 590


home | my bookshelf | | Дороги рая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу