Book: Газета Завтра 800 (64 2009)



Газета Завтра


Газета Завтра 800 (64 2009)


(Газета Завтра — 800)

Александр Проханов — СХВАТКА ЗА БУДУЩЕЕ Беседа главного редактора газеты «Завтра» с Генеральным конструктором НПО «Сатурн»

Газета Завтра 800 (64 2009)

Александр ПРОХАНОВ. Михаил Леонидович, я всю жизнь сочиняю романы. Писательское творчество состоит из разумных, рациональных решений и из абсолютно иррациональных, связанных с озарением. Имеет ли что-нибудь общее между собой творчество художника и конструктора? Как вы изобретаете двигатель? Улучшаете старые образцы? Откликаетесь на жесткий заказ военных? Или испытываете художественное озарение?

Михаил КУЗМЕНКО. Мне кажется, творчество художника и инженера объединяет свойственная только человеку потребность создать что-то новое, до него небывалое. Обстоятельства, побуждающие к творчеству, могут быть ужасные, — гонка, давление, даже насилие. И вдруг из всего этого возникает результат, рождается удивительное по своей новизне изделие. Трудно понять глубинную природу творчества. Иногда ищешь одно, а находишь совсем другое, как бы косвенное, параллельное. Иногда ты поддаешься обману, тебе начинает казаться, что это ты изобрел новое, забывая, что ты — интегратор усилий и устремлений тысячи других людей, каждый из которых переживает прозрение. Я думаю, что творцом становится тот человек, которому интересно творчество. Интерес — вот исходное для любой новизны, любого творчества. Это не значит, что интерес, увлеченность обеспечат победу, но это необходимое условие будущей победы.

А.П. Был сделан качественный скачок от поршневого двигателя к реактивному. Это было главным изобретением. Впоследствии это изобретение шлифовалось, улучшалось, но к нему не добавлялось качества.

М.К. А как же фотография? Какими были первые фотографии? А сегодня в неё пришли цвет, объём, компьютерные технологии, даже запах. Фотография превратилась в голографию. Так же и с двигателем.

А.П. Возможен в авиации скачок от реактивного двигателя к чему-то абсолютно новому?

М.К. Полагаю, возможен, — например, с использованием новых принципов физики. Но дело в том, что потенциал реактивного двигателя далеко не использован. В нём скрыты огромные возможности. Наше творчество направлено на выявление и достижение этих возможностей. Эти возможности обнаруживают себя в процессе накопления знаний, и под давлением запросов общества. Синтез того и другого приводит к открытиям. Само же открытие — это загадка, как загадка — рождение ребенка. Какое количество обстоятельств должно совпасть, чтобы именно в этот крохотный сгусток материи залетела душа, и родился конкретный, непохожий ни на кого другого человек? Я думаю, главное направление человеческого поиска будет там, в глубинах жизни. Дело, которым я занимаюсь, конечно, важное, на него есть огромный спрос, но оно ближе скорее к ремеслу, чем к науке. Слишком много канонизировано, слишком много прописано. Но, разумеется, в процессе работы будут сделаны открытия, быть может, косвенные, для других направлений в технике. В конечном счете, речь идет о перемещении человека в пространстве. Человек хочет быть одновременно везде. Мы занимаемся именно этим, и эта сверхзадача будет стимулировать открытия, которые даже не грезятся.

А.П. Вы чувствуете себя открывателем, первопроходцем, или только рационализатором, "улучшателем"? Бывали озарения? Чувства прорыва?

М.К. Не часто, но были. Хотя, имейте в виду, над двигателем работают тысячи человек. У каждого из них есть небольшое открытие, небольшое озарение. Казалось бы, все они действуют по инструкциям, почти по шаблонам, но, по закону больших чисел, вдруг возникает эффект чуда, эффект прорыва. Хотя это трудно объяснить словами. Главное, повторяю, человек должен стремиться к открытию. Это стремление, само по себе, уже есть половина открытия. Ты порой не знаешь, что ты откроешь. Только чувствуешь приближение этого мгновения.

А.П. Как зарождался в вас конструктор?

М.К. Я с детства занимался моделированием. Строил самолетики, кораблики, автомобильчики. Это целое искусство, целая культура. Есть изысканные мастера, виртуозные создатели. Но вдруг, в один момент, все это мне наскучило. Мне это показалось бесполезной игрой. Захотелось получить полезный, действенный результат, которым можно было бы воспользоваться. И мы с приятелем решили сделать настоящую лодку, сделали и поплыли на ней по таёжной реке. Вот это была победа, это был успех. Мы сделали рабочую, полезную, действующую в среде вещь. Наверное, в этот момент я стал конструктором.

А.П. Вы создали уникальный двигатель для истребителя "пятого поколения" 117-С. Какова его история? Как он создавался?

М.К. Казалось бы, ничего хитрого. Есть базовый двигатель для истребителя "Су-27", есть его устоявшиеся характеристики. Но самолет развивается, с каждым годом ему предъявляются всё более жесткие требования — дальность, скорость, управляемость, вооруженность, защита от вражеского оружия, от помех. Это все стимулы для модернизации. Если самолет не развивается, он очень быстро увядает, чахнет, "выпадает из неба". Все требования к самолету отражаются на двигателе. Он должен становиться мощнее, компактнее, долговечнее. Это объективные требования. И на эти требования откликается коллектив разработчиков: предложения по турбине, по компрессору, по камере сгорания. Все эти новые улучшения должны быть в пределах прежнего габарита, чтобы не менять базовый размер самолета. Здесь целые цепочки переделок, затрат, которые выводят нас за пределы заданных параметров, а мы их возвращаем обратно. В этом борьба, состязание канона и новизны. Здесь острие творчества. Ты находишь решение. Ты должен убедить в правильности этого решения множество людей, тех, что дают деньги. Тех, что будут воевать на этой машине. Ты выбираешь в своей работе предельно возможный, но осмысленный уровень и стремишься достичь его. И здесь начинается не менее главное — ты должен найти соучастников проекта, — предприятия, которые помогут тебе реализовать открытия. Металлурги должны предложить новые сплавы. Термообработчики — новые технологии обработки турбин. Специалисты по системам управления вносят свой вклад. А ты должен их всех собрать, вдохновить, скоординировать, увлечь в общее дело.

А.П. Значит, вы как Главный конструктор не только генерируете новые идеи, но организуете творческий процесс сотен и тысяч людей, правильно организуете "мозги", и в этом немалая часть вашей работы?

М.К. Иногда тебе кажется, что ты действительно генерируешь новую идею, но ведь идей витает в воздухе великое множество, и ты, на самом деле, выхватываешь одну из них, самую оптимальную, и все твои усилия сводятся к тому, чтобы ее реализовать. И здесь возникает вопрос коллектива, вопрос организации, — способен ли ты устремить в работу самые разные умы, дарования? Являешься ли ты интегратором этих дарований?

А.П. Но ведь это две абсолютно разные задачи. Ты можешь быть гениальным прозорливцем и никчемным организатором, и наоборот.

М.К. Именно так. Человек, который ведет такое направление, как создание двигателя, должен увлечь в работу целые коллективы, комплекс предприятий, чтобы они спланировали под разными углами точно в цель. И очень важно, чтобы люди тебе поверили. Поверили в конечную победу. Ведь люди тратят на это дело долгие годы, практически жизнь, а потом оказывается, что все это зря. Это трагедия, и коллективов, и лидера. И эволюция техники усеяна подобными трагедиями. Так что не отвечу вам, что важнее — работа с людьми или с этим металлическим изделием, имя которому двигатель. Уверяю вас, гораздо приятнее работать с материальным предметом. Ты и он — вас двое. Я беру глыбу мрамора и высекаю из нее статую. Возникает ощущение — я сам все могу. Надо вовремя избавиться от этой иллюзии. Конечно, ты сможешь лучше проработать ту или иную деталь. Но ведь таких деталей тысячи, и ты должен научиться передоверять. Ты должен найти тех, кому можешь передоверить. Воспитать их, если нужно. Подготовить к рискам, подготовить к поражениям, которые абсолютно неизбежны. Вот и получается: ты задался целью создать двигатель, а косвенным результатом оказывается создание великолепного коллектива, которому нет равных. Кто же ты, конструктор двигателя или социальный инженер, конструктор человеческих коллективов? Но в конце этой кромешной работы есть замечательный момент, когда ты подписываешь акт комиссии по приемке двигателя. Дело состоялось. А потом ты видишь, как взлетел самолет с твоим двигателем. А потом ты видишь, как поднимается в небо полк. Это счастье.

А.П. Вы можете хотя бы себе самому сказать, что это вы — автор 117-го двигателя? Что это ваше детище?

М.К. С точки зрения технократа я могу сказать, что сегодня я главный, я веду этот двигатель. Я говорю, что двигатель мой. Но когда я это говорю, я знаю, что множество людей то же самое скажут о себе: "Это мой двигатель". Такие вещи не делаются в одиночку, и имя одного человека лишь условно затеняет собой множество других имен, других самоотверженных создателей.

А.П. Писатель, в отличие от конструктора, — одиночка. Он один пишет роман. Но поднять в небо свой самолет он не может без издателя, критиков, отношения к тексту читателей, властей, которые могут препятствовать печатанию романа. Писателя от писателя отличают стиль, почерк. Стиль добывается художником в неудачах, в отчаянных попытках вырвать у неведомого еще один малый фрагмент знания. Стиль — инструмент, который ломается, соприкасаясь с черным веществом неведомого. Иногда этот стиль уродлив — так изгибается, гнется этот инструмент.

М.К. Очень сложный стиль у Платонова. Чрезвычайно сложный, отличный от классического, стиль Маяковского.

А.П. Есть ли свой стиль у конструктора?

М.К. Безошибочного творчества не бывает. Приходится сводить воедино слишком много переменных. Иногда конечная задача рисуется неконкретно, неопределенно, и ты не знаешь, с какой стороны, с каким ресурсом знаний и умений к ней подойдешь. Интуиция значит много, но далеко не все. Каждая лопаточка турбины, каждый профиль тщательно просчитываются, и в результате расчетов появляется такая замысловатая поверхность, которую можно счесть уродливой, но она оптимальна. Стиль конструктора трудно определим, хотя он и есть. Но он складывается в результате колоссального труда коллективов, обладания научными знаниями, преодоленными ошибками, всем темпом создания нового изделия. Замысел, мечта, сновидения, образ совершенного и прекрасного, неотступность мыслей, а потом это все ввергается в колоссальный поток усилий, расчетов, испытаний, тонет в конкретных трудах, и в конечном изделии едва проглядывает и угадывается. Вот это едва уловимое, должно быть, и есть стиль.

А.П. Меня волнует один вопрос. В цехах я любовался лопатками турбины, выточенными на сверхсовременных станках. Они мне казались верхом совершенства. Их поверхность была рассчитана на воздействие стихий, раскаленных газов, плазмы, небывалых скоростей, перегрузок, они должны были действовать в условиях современного скоротечного боя, выдержать нагрузки всей цивилизации во всем ее объеме. И это делало лопатку совершенной и прекрасной. Как скульптуру Фидия. Как морскую раковину. Можно ли создать современный двигатель и современный самолет, не зная классической литературы? Не читая древних и современных классиков? Вы читали "Илиаду"?

М.К. Читал, но очень давно. И, признаться, мало что помню.

А.П. Вы заглядывали в Священное Писание?

М.К. Моя мама была филологом, она приобщила меня к литературе, философии. Я читал Священное писание. Сейчас я от всего этого отошел. Не хожу в театр, не слушаю концерты, редко открываю книги. Я погружен в другой мир, который переполняет меня.

А.П. Повторяю мучающий меня вопрос. Можно ли построить совершенный двигатель или спустить на воду небывалую подводную лодку, или отправить в другие галактики звездолёт, не зная ничего о фресках Дионисия?

М.К. Я думаю, что великие творения техники и науки, прорыв в будущее возможен только всей совокупностью культуры. Всем арсеналом добытых человечеством средств. Не обязательно тот или иной испытатель, или конструктор, или металлург должны читать Гомера или созерцать иконы Рублева. Но в интегральном интеллекте ученых, техников, военных, физиков, стратегов современной войны, антропологов, изучающих природу современного человека, присутствуют уникальные знания о природе творчества, литературного, художественного, религиозного. Иногда ты встречаешь человека, который тебе неприятен или кажется ущербным, или не внушает доверия. Но вдруг он достигает уникального результата. И ты заставляешь себя пересмотреть к нему отношение, видишь в нем нечто чудесное, необъяснимое, помогающее ему совершить открытие. Например, был такой человек Вернер фон Браун, нацист, приближенный Гитлера. Его политическое мировоззрение отвратительно. Но благодаря его открытиям люди побывали на Луне. Или первый реактивный самолет в мире, который делал фашист Хенкель. Он для меня не самый святой человек в мире, его оружие убивало моих соотечественников. Но я не могу не уважать инженера Хенкеля, который воплотил в металле робкие намеки, неуверенные эскизы молодых изобретателей и построил реактивный самолет. Почему я об этом вспомнил? Уверен, что это были люди глубокой культуры, которую им привила школа германского классического образования. Мой опыт такой: только там достигались крупные результаты, где к этим результатам были причастны люди высокой культуры. Я работал на Урале, где меня окружали очень культурные люди, цвет технической интеллигенции, и у каждого была гуманитарная составляющая.

А.П. Однако далеко не все гуманитарии несут в себе технократическую составляющую. Например, замечательные русские писатели-деревенщики. Едва ли они опишут современный двигатель или бой перехватчиков, или могучую работу атомной электростанции.

М.К. Им и не надо это описывать. Такой замечательный писатель, как Валентин Распутин, с его удивительной, страдающей совестью, огромной душой описал русскую жизнь в ее фундаментальных основах, а, значит, и перехватчики, атомные станции и машины не прямо, а косвенно, через русское мироощущение. То же — и Чингиз Айтматов в "Буранном полустанке". Кусочек пустыни, а видна вся Вселенная.

А.П. Есть история города, а есть история двигателя. Какова история 117-го?

М.К. Существовала объективная потребность улучшить двигатель. Существовал базовый двигатель, и его долгие годы не развивали. Не давали средств, дремала военная наука, в разрухе пребывала армия. Никто не хотел думать о войнах следующего поколения. И вот десять лет назад в группе конструкторов, сплотившихся вокруг Чепкина, появилась мысль создать новый двигатель. Уже не было Советской власти, все заводы были разворованы, ни о каком правительственном заказе никто не мечтал, но творческая потребность у людей оставалась. Был проведен глубокий технический, военный, стратегический анализ, и мы пришли к выводу, что рано или поздно такой двигатель будет востребован, если, конечно, страна намерена выжить. Импульс создания двигателя исходил не от государства, а из среды мотористов. Вообще, должен сказать, что мотористы в условиях хаоса и разрухи оказались весьма продвинутыми людьми, опередив многих авиаторов. Новые самолеты были никому не нужны, а значит, и двигатели к ним, но заводы должны были выживать. Вот мы и обратились к Газпрому, к энергетикам, нефтяникам со своими предложениями, и мы сделали новый для себя бизнес. Газоперекачивающие станции, энергетические установки, использование отработавших ресурс двигателей для производства тепла и электричества. Мы дали заказы нашим заводам, загрузили людей и мощности, позволили выжить отрасли. Спасли отрасль, и снова стали думать о двигателе нового поколения. Кто-то должен был отпустить на это деньги. Государству было наплевать. Нужно было в нашу затею "затащить" самолетчиков, военных, постепенно "затащить" и государство. Мы стали действовать поэтапно. Выбрали наиболее совершенный двигатель из имеющихся базовых, и решили кардинально улучшить его характеристики. Попутно мы собирали коллектив, налаживали кооперацию, подключали металлургов, автоматчиков, создавали производственные цепочки, закупали новое оборудование, брали в зарубежных банках кредиты, строили новые заводы. Базовая корпорация называлась "Сатурн", а это были кольца Сатурна.

А.П. Если я вас правильно понял, сначала возник замысел двигателя, а потом вокруг него создавалась ваша империя?

М.К. Именно так. Выяснилось, что на заводе, который построили 70 лет назад, современный агрегат не построишь. Сломали древние корпуса, возвели абсолютно новые, в которых могут работать станки на абсолютно иных физических принципах, обеспечивающие небывалую точность обработки. Нужны документация для двигателя, чертежи, расчеты. Пришлось создавать при заводе КБ, собирать коллектив конструкторов, оснащать современными компьютерами, суперкомпьютерами с небывалым быстродействием. Выясняется, что одного завода мало, нужна группа заводов. Нужны испытательные стенды. Нужен университет для специалистов нашего профиля. Нужны профильные ПТУ. Связи с иностранцами, хотя наша тематика военная, и я должен бежать от них, как черт от ладана. Ничего подобного. Я должен изучать иностранный опыт, потому что они ушли далеко вперед, пока мы разрушали собственную индустрию. И вот потянулись бесконечные цепочки, увеличивая сферу нашего замысла до того предела, когда кончаются возможности отдельных, пусть самых талантливых энтузиастов, и наступает черед государства.



А.П. Насколько я понимаю, в советское время было все иначе. Существовала могучая, развитая отрасль, и в нее государство спускало заказ. Этот заказ диктовался политическим решением, пониманием театров военных действий. Его формулировала военно-промышленная комиссия, Министерство обороны, и эта формулировка приходила в КБ и на завод. У вас же — прямая противоположность. Родился замысел двигателя, была создана производственная среда, и в этом виде вы вышли на государство. Какой же путь эффективнее? Вы же советский человек?

М.К. Изменился тип деятельности инженера, когда он сидел на отведенной ему делянке и только генерировал идеи в пределах жестко заданной темы. Это тебе истребители, это тебе бомбардировщики, это палубная авиация, это транспорты. А потом всё сломалось. И возникла свобода выбора. И в этой свободе — при том, что ресурсы были резко ограничены, индустрия разрушилась, государство устранилось, — мне как конструктору удалось сделать вдвое больше, чем за все советское время. Видимо, жестокие условия заставляют бороться за выживание. В этой борьбе, спасая голодные коллективы, мы строили у себя хлебные заводики, чтобы хлеб был дешевле. Мы раздавали рабочим талоны, чтобы они ели на производстве, а не экономили деньги на еде и не падали в голодные обмороки. А потом мы включились в бешеную работу, и за минимальные сроки создавали такое, что раньше и не снилось.

А.П. А может случиться, что ваш уникальный двигатель для истребителя пятого поколения оказался созданным в недрах пацифистского государства, которому вообще не нужна армия?

М.К. Пацифистских государств не бывает. Если оно пацифистское, его не будет через неделю. Мир, в котором мы живем, очень жесткий, полон военных вызовов.

А.П. Год назад я слушал выступление Сергея Иванова, в котором он обещал через год наполнить полки истребителями МиГ-35. Этих полков нет.

М.К. Не хочу обсуждать тему Сергея Иванова. Пусть ее обсуждает Президент. На сегодняшний день такой двигатель создан. Он летает. Создано соответствующее производство, предназначенное для серийного выпуска. Создан уникальный коллектив разработчиков и рабочих, и создана вся аура, окружающая этот проект. Остальное — за государством.

А.П. Я узнал от вас уникальную вещь. По существу, мы имеем дело с абсолютно новым типом проектности, отличной от советской. Советы были сильны своей проектностью. Они затевали огромные проекты, наполняли их всеми имеющимися в их распоряжении ресурсами, реализовывали и меняли страну и весь мир. В этих проектах шло движение от большого к малому, от общего к частному. Например, от задачи завоевать воздушное пространство в будущей мировой войне к созданию двигателя для такого, побеждающего самолета. У вас же вначале замыслился двигатель, а потом из него вырос весь грандиозный проект. Можно защитить диссертацию по созданию двигателя нового поколения, а можно защитить диссертацию на тему, как в нынешних условиях может развиваться новая русская цивилизация. Возник замысел нового двигателя, а вокруг этого двигателя возникла новая страна.

М.К. Фактически так оно и есть. Я люблю мою страну, хочу в ней жить, хочу, чтобы она процветала. Я знаю, каких вершин достигла Германия в тридцатые годы, и как ее разгромили дотла. Я знаю, каких технологических высот достигла Япония, и как ее опрокинули. Я знаю, что сделали с Советским Союзом, и как мало осталось от его технологического могущества. Я не могу с этим примириться. То, чем располагает сегодня Российская армия, должно немедленно усилиться, в том числе и авиация. Двадцать лет мы стояли на месте, теперь предстоит рывок. Невзирая на кризис.

А.П. У вас есть видение России к середине этого века?

М.К. Нет. Я размышляю над этим. Многое меня тревожит. Мой прогноз не безоблачный. Беда в том, что мы до сих пор не перешли к мощному движению вперед, в то время как мир и наши ближайшие соседи развиваются с огромной скоростью. Как сохранить самостоятельность, если я не могу купить свой станок, если их самолеты летают быстрее, а пушки стреляют точнее. Я не уверен, что мы единый народ, что нас не ждет расчленение. Я смотрю телевидение, и мне кажется, что оно вещает для какого-то другого, уже поселившегося в России народа. Когда вы в последний раз слышали русскую песню? Зачем мне показывают ювелирные магазины на Манхэттене? Какое мне дело до того, сколько раз была замужем голливудская звезда? Где на экране русский человек-созидатель? Где добро, красота, подвиг, устремленность ввысь, а не вниз? Меня это подавляет, как и многих моих товарищей. А ведь в России живут удивительные люди, творятся дивные дела. Одно из них — создание нашего производства. С какой стати, по какому наитию нашелся человек, который в разоренном городе, на обломках цивилизации построил не казино, не игорный дом, а ультрасовременное предприятие, определяющее будущее России? Это чудо. Русское Чудо, на которое я уповаю, думая о будущем России. Создание мотора — это схватка за будущее.

ТАБЛО

* По мнению экспертов СБД, контент-анализ "медийного зеркала" политических лидеров России свидетельствует, что Дмитрия Медведева уже в два раза чаще Владимира Путина представляют в телевизионном и других информационных пространствах. Заявления действующего президента РФ полностью укладываются в озвученную Майком Хаммером, пресс-секретарем Совета национальной Безопасности при президенте США, схему устранения "питерских силовиков" как "коррумпированной части Кремля". Предстоящая "охота на медведей" уже получила необходимые юридические (снятие банковской тайны в отношении иностранных клиентов) и организационные (возбуждение новых и реанимация старых уголовных дел) основания на международном уровне. Так, демонстрация по телеканалу Би-Би-Си получасового фильма, посвященного арестованному в Таиланде российскому бизнесмену Виктору Буту и его гипотетической кремлевской "крыше", призвана закрепить в общественном сознании Запада негативный образ России и способствовать выдаче Бута в США, где он вместе со своим партнером Андреем Смуляном, уже арестованным в Великобритании, должен "дать компромат" на неугодных "вашингтонскому обкому" российских политиков. При этом "дело Бута/Смуляна" рассматривается прежде всего как рычаг, с помощью которого Вашингтон рассчитывает добиться от Москвы уступок в Средней Азии, а также согласия на сокращение стратегических ядерных сил до 1000 боеголовок. Другим пробным камнем конфликта на верхних этажах отечественной "властной вертикали" может стать "дело Дерипаски", бизнес-империя которого, по мнению "группы Сечина", должна перейти под контроль госструктур, однако сам олигарх настаивает на том, что государственной финансовой помощью в размере до 30 млрд. долл. он должен "распоряжаться самостоятельно"…

* Назначение гендиректора компании "Росагролизинг", доктора медицинских наук Елены Скрынник "Альфа"-министром сельского хозяйства и продовольствия РФ продолжает череду "странных" кадровых решений Кремля, однако снижает уровень "гендерного неравенства в правительстве", обеспокоенность которым недавно высказывал Дмитрий Медведев, а самое главное — полностью отвечает интересам западных агрокорпораций в России, такие оценки содержатся в поступившей из Лондона аналитической записке…

* Разногласия между США и Германией относительно масштабов и форм "антикризисных" финансовых вливаний, которые проявились на встрече G20 в Хоршеме, отражают нежелание Берлина "ронять евро вместе с долларом", на чем жестко настаивает Вашингтон, заинтересованный в относительной стабильности обменного курса своей национальной валюты, сообщили из Парижа. Одновременно отмечается, что возвращение Франции в военную организацию НАТО, осуществленное Николя Саркози, является недвусмысленным сигналом в адрес Германии, "шагающей не в ногу". При этом демарш "группы БРИК" в составе Бразилии, Индии, России и КНР об увеличении голосующих квот для этих стран был предпринят, скорее всего, по общеполитическим соображениям, поскольку во Всемирном банке и Международном валютном фонде всё решают не акционеры, а менеджеры из США и Европы. Вдобавок, пересмотр данных квот был отнесен на период после 2010 года, в то время как судьба глобальной экономики решится на протяжении ближайших полутора-двух месяцев…

* Отказ России от вступления в ОПЕК вызван не столько стремлением отечественных "нефтяных олигархов" сохранить свои "левые" схемы получения доходов, сколько политикой Саудовской Аравии, жестко блокирующей — в интересах США — все усилия РФ, Ирана и Венесуэлы по снижению квот добычи "черного золота" и стабилизации цен на него, такая информация поступила из околоправительственных кругов…

* Антипрезидентский военный переворот на Мадагаскаре и грядущая "миротворческая операция" американских войск против Сомали призваны максимально затруднить Китаю доступ к сырьевым ресурсам "Черного континента", передают наши источники из Филадельфии. В политическом и финансовом истеблишменте США "крайне озабочены" резким ростом объема внутреннего потребления в Китае, что позволит "красному дракону" сохранить привычные 9,5-10% прироста ВВП вместо "обещанных миру" 6-7%…

* Финансовый скандал вокруг страхового гиганта AIG, мгновенно потратившего около 100 млрд. долл. государственной помощи на "оплату услуг" своих партнеров, способен значительно подорвать доверие американского общества к "плану Обамы", который рекламировался как помощь рядовым потребителям, а на деле оказывается спасательным кругом только для крупного бизнеса, и привести к серьёзным политическим последствиям для первого "афроамериканского" президента США, который, в конце концов, может выступить в роли некоего "козла отпущения" по модели с Джоном Кеннеди, такая информация поступила из Нью-Йорка…

* Оглушительная победа украинских "социал-националистов" из Всеукраинского объединения "Свобода" (33% голосов против 3% годом ранее) и относительно высокие результаты Партии Регионов (10% против 3%) на выборах в Тернополе демонстрируют крайнюю дезориентированность традиционного "оранжевого" электората, в условиях кризиса разочарованного в партиях Ющенко и Тимошенко, однако готовых идти за любым новым "харизматическим лидером". Впрочем, в менее националистически настроенных регионах Украины такая радикализация "заходенцев" способна вызвать куда более мощный ответ, что неизбежно приведет к ослаблению государственного единства "нэзалэжной", сообщают из Киева…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ VI О грозящей катастрофе

Продолжение. Начало — в NN 7-11

ТАК ВОТ, о "нормальных аналитиках". Что, я не наблюдал, как скисли "нормальные аналитики", столкнувшись с "оранжевыми" эксцессами на Украине? И как крайняя степень их растерянности покрывалась хлесткими выражениями типа "нам заказывали выборы, а не революцию"?

Вам заказывали победу определенного "гребца" по фамилии Янукович. Но вы могли этого "гребца" сопровождать, коль скоро речь шла о нормальном олимпийском соревновании. Когда и вода гладкая, и лодку никто не протаранит. А как только надо "гребца" сопровождать в гонках не по каналу, отвечающему олимпийским требованиям, а по реке Катунь с порогами высшей категории, возникают непреодолимые проблемы.

И не нормальные аналитики виноваты в том, что они возникают. Просто у них одна специальность, связанная с прогнозом и учетом малых вариаций ламинарного потока. А когда поток становится турбулентным, нужны другие специалисты. И другие методы анализа ситуации, которыми владеют именно эти специалисты.

Ну, скажем, нужна теория хаоса. И её практические приложения. Стивен Манн этим владеет, а вы нет. Нужны игровые схемы, игровая же рефлексия. Нужны специальные методы исследования конфликтов и так далее. У Сороса это все под рукой. А здесь?

Есть известная поговорка: "Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец". Раз уж решили все обсуждать на примерах — давайте не останавливаться на середине пути.

Аналитик нормальных ситуаций узнает, что возникла чрезвычайная ситуация. Ну, например, наводнение. Какие он может вам дать рекомендации по поводу того, как именно следует рулить вашим "Вольво"? Максимум, что он может сказать, что вы на этом "Вольво" должны покинуть зону наводнения. И поскорее.

Аналитик чрезвычайных ситуаций, прикинув, что наводнение надвигается гораздо быстрее, чем может ехать ваш "Вольво", и оценив масштаб наводнения, скажет, что надо залезть на столб или на крышу дома. И покажет, на какую крышу стоит залезать, а на какую нет.

А субъектолог — объяснит, что нужно добыть лодку, пересесть на нее и плыть так-то и так-то, или же сесть на самолет и вылететь из зоны наводнения быстрее, нежели тебя это самое наводнение "достанет".

Но вопросы насчет "правильной" крыши дома или насчет лодки и самолета — это не к "нормальному аналитику". Это — "про другое".

Фактор N9, превращающий обычную социальную трансформацию (плавную или взрывную, мягкую или жесткую) в "перестройку", то есть в катастрофу инверсии (замены прогресса регрессом) и распада, — это разрыв между качеством ситуации и качеством вовлеченного в нее опорного класса (иногда называемого "правящим" или даже "господствующим").

Такой разрыв между качеством ситуации и качеством социального субъекта (в том числе, класса) в теории катастроф иногда называют "ножницами". В динамических системах есть сопряженные параметры, которые не могут слишком далеко расходиться друг от друга. Если один параметр начинает стремительно возрастать (например, по экспоненте), а другой убывать или стагнировать, то разница между параметрами постепенно становится пред- и закритической. В этой ситуации либо стагнирующий параметр начинает догонять параметр галопирующий, либо наоборот — галопирующий параметр начинает стагнировать. Каким-то способом "ножницы", раскрывшись чересчур широко, должны от этого "чересчур" избавиться, вернувшись в обычное положение.

Предположим, что у вас есть господствующий класс, чьи характеристики вышли на насыщение (стагнировали). И есть реальность (общество, страна), чьи характеристики не стагнируют, а галопируют. Рано или поздно — либо класс начнет дотягиваться до ситуации, то есть выйдет из стагнации, либо класс сдержит галопирующие процессы. То есть превратит ситуацию, требующую прогресса, в ситуацию, допускающую регресс. При этом развалится страна, деградирует общество? И что? Зато класс сохранит господство. Я обсуждал подробно этот фактор в книге "Качели", обращаясь к так называемым "чекистам" как квазиклассу, протоклассу. Но… "Васька слушает да ест".

Фактор N10 — разрыв между качеством ситуации и качеством вовлеченного в ее анализ экспертного сообщества. Я эту проблему уже затронул. Сейчас продолжу.

Представьте себе трагикомическую коллизию. У вас нет субъектологов и аналитиков чрезвычайных ситуаций в нужном количестве и нужного качества. Но у вас очень много прекрасных политтехнологов и вполне достойных аналитиков нормальных ситуаций. Вы чувствуете, что происходит что-то не то, и требуете от них рекомендаций. Они вам советуют изысканные маневры на "Вольво", дают замеры погодных условий и поправки к гоночному заданию, связанные с изменением метеообстановки. После этого вас настигает волна наводнения, и вы тонете.

Оказываетесь вы на том свете вместе с политтехнологами и нормальными аналитиками и предъявляете им претензии. Они отвечают: "Назовите нам хоть одну ошибку, которую мы совершили. Мы что, плохой маневр на "Вольво" подсказали? Да нас за такие подсказки ваши конкуренты на руках бы носили! Мы неправильно дали коррективы на туман и слякоть? Да никто, кроме нас, таких корректив не дал бы!" Вы им отвечаете: "Ёлки-палки, а почему мы на том свете находимся?!" А они пожимают плечами. И говорят, что ваш вопрос — не по адресу. Они правы! То есть, так правы, что дальше некуда.

Кстати, чаще всего на том свете (политическом или буквальном) оказываются не политтехнологи и аналитики, а политики. И это, опять-таки, правильно. Они получают главный приз — им и главные риски. К сожалению, в их "Вольво" сидит все население России. А так бы и ничего…

Итак, действие, возведенное в абсолют ("Да сколько можно обсуждать, что происходит? Давайте что-нибудь сделаем!") — это синдром, рационализация памяти. В основе синдрома — деперсонализация. В основе деперсонализации — пантехнологизм, превращающий "что МНЕ делать?" в "что делать?". Тот, кто не может преодолеть этот синдром — беспомощен перед лицом любой катастрофы. Нынешней же в особенности.

Фактор N11 — разрыв между качеством ситуации и качествами самого политического субъекта. Не класса, на который субъект опирается, не экспертизы — самого субъекта. Согласен, что качество субъекта зависит от качества опорного класса и качества экспертизы. Но одно дело — от чего субъект зависит, а другое — что он собою представляет как "вещь в себе". Является ли он субъектом по сути или только по неким формальным признакам? В критических ситуациях разрыв между сутью и формальными признаками — это еще одни "ножницы" из всё той же теории катастроф.



Итак, субъект должен стать субъектом, а ему нечто мешает. Назовем это нечто "синдромом Берлиоза". Как преодолеть синдром Берлиоза и спастись в условиях катастрофы? Как-как… Перестать быть Берлиозом, вот как.

Если вы — Берлиоз, то вам все равно отрежут голову. Потому что вы (а) не чувствуете, что имеете дело с Воландом и его командой, то есть бессубъектны, и (б) не способны уловить даже прозрачные намеки этого своего коллективного собеседника. А он ведь вам намеки делает более чем прозрачные (к вопросу о нью-йоркском обеде и многом другом). Синдром Берлиоза — это недопустимая нормальность в ситуации, которая все нормальное отвергает в силу своей исключительной чрезвычайности.

Казалось бы, сказали ведь вам (на том же нью-йоркском обеде, например), что кто-то масло пролил, скажем, на трамвайные рельсы, и потому будет плохо… Так вы учтите… Не подходите к трамвайным рельсам на пять метров. Ведь ясно же, кто говорит. И ведь проверяет вас говорящий, делая прозрачные намеки. Так учтите, оцените.

Но тот, кто учтет и оценит — это не Берлиоз. Это субъект высокого ранга, способный аж осуществить перепрограммирование самого себя. А Берлиоз вообще не субъект. И уж, тем более, не субъект высокого ранга, наделенный и самооценкой, и трансформационным потенциалом.

Рекомендация проста и сложна одновременно.

Не становитесь Берлиозом, не обезличивайте осуществляемые вами действия, если хотите выстоять в крайне неприятной (а то и критической) ситуации.

Помните — у любого "ЧТО делать" (технология) есть определенный "КТО" (субъект), который это "ЧТО" будет осуществлять. Вы хотите выстоять… А вы — есть? Вам очевидно, что вы есть?.. Но, во-первых, такая очевидность обманчива. А, во-вторых, очевидное для вас может быть совсем не очевидно для других, от поведения которых зависит то, сумеете ли выстоять. Помните все это — и… Почаще читайте такого специалиста по катастрофам, как наш великий поэт Александр Пушкин. Он блестяще все это сформулировал в одной фразе: "Тяжкий млат, дробя стекло, кует булат".

Обстоятельства — это тяжкий млат. Вы — это то, на что этот тяжкий млат обрушивается.

Если вы стекло — то обрушившийся на вас тяжкий млат крайне неприятных (а то и критических) обстоятельств осуществит по отношению к вам экзистенциальную катастрофу. Вы перестанете БЫТЬ. Существовать в качестве системы, целостности… Кстати, не только цивилизации, страны, корпорации, малые группы, но и отдельные люди так раскалываются под давлением критических обстоятельств — иначе что такое шизофрения?

Расколовшись и перестав БЫТЬ, вы потеряете те возможности, которые были у вас как у этой самой "стеклянной целостности". Вы были невероятно важным, с разных точек зрения, стеклянным изделием, — драгоценным целительным кубком, великолепной статуэткой. Долбанули по вам молотком — каковы остаточные возможности и остаточная ценность (одно без другого не существует) груды стеклянных осколков? Ну, можно вас еще мельче истолочь и подсыпать кому-то в борщ… Можно отдельным стеклянным осколком вены вскрыть… Но это уже совсем другое — не правда ли?

Это — если вы стекло, дробимое тяжким млатом обстоятельств.

Если же вы не стекло, а металл, то обрушившиеся на вас обстоятельства как раз и позволят вам обрести подлинную целостность, выявить и познать суть самого себя. И превратитесь вы тогда из завалящего слитка в нечто уникально ценное — в этот самый булат. Не зря говорится: "Пройти через горнило".

Но это надо еще суметь пройти. Дочеловеческие популяции проходят через горнило эволюционной катастрофы (кстати, кто сказал, что нынешнее горнило в каком-то смысле не таково?) методом естественного отбора. В популяции оказывается сколько-то "булатоподобных" особей и огромное количество особей "стеклоподобных". Тяжкий млат эволюции уничтожает все, что не является "булатоподобным". Иногда речь идет об уничтожении 90-95% популяции. Оставшиеся проценты "булатоподобных" особей воспроизводят потомство. Если потомство оказывается все-таки "стеклоподобным", тот же тяжкий млат его уничтожает. Если удается в итоге за очень длинный период наладить устойчивое воспроизводство "булатоподобного" начала внутри популяции — популяция проходит горнило эволюции. Если не удается — не проходит.


ЧЕЛОВЕКУ ДАН РАЗУМ. И — что еще важнее — творческий дар. Дар предвидения, дар самопеределывания. Человек может сказать: "Глядите-ка, сейчас тяжкий млат начнет нас дробить. Подставляем под него булат, стеклянные сосуды прячем — они нам еще потом пригодятся".

Или: "Началось наводнение. "Вольво" утонет… Позже он нам понадобится… Делаем плот, погружаем на него людей, машину…"

Или: "Этот поезд едет в концлагерь… Можно еще полсуток поуспокаивать себя, что это не так. Но зачем? Концлагерь — это катастрофа. Можно ли из нее выскочить? Пробить днище вагона, например? Нельзя выскочить? Как в ней жить? Что с собой сделать, чтобы выстоять, не сломаться, выйти из катастрофы не раздавленным ничтожеством, а человеком, обретшим новые возможности?"

Знаменитый психолог Виктор Франкл в своей книге "Человек в поисках смысла" как раз описывает то, как одних катастрофа фашистского концлагеря делала лагерной слизью, а других — приподнимала и выводила на новые горизонты. А ведь в катастрофе оказывались все. Людей учат поведению в катастрофах. Книга Франкла — не единственная. Но и она говорит о многом. Наблюдения Франкла (а он сам был в концлагере) неопровержимо доказывают, что не ломаются, не разбиваются на части только те, кто находит актуальные для себя смыслы. Но ведь один и тот же человек может найти для себя этот смысл и оказаться металлом, превращаемым тяжким млатом концлагеря в булат. А может и не найти — и оказаться стеклом.

Так, значит, у человека не на роду написано, кем ему быть — стеклом или металлом? Значит, человек обладает способностью самого себя делать из стекла металлом и наоборот! Человек — это существо, преодолевающее границы собственной заданности. Конечно, не все границы. Но хотя бы некоторые. В существенной степени эта способность зависит от наличия в человеке смыслового ядра. Человек является субъектом, только если в нем есть смысловое ядро. И не только человек, кстати. Структура какая-нибудь (корпорация, класс и так далее). Страна. Цивилизация.

Соответственно, тот, кто хочет это (человека и так далее) сломать (лишить субъектности), атакует смысловое ядро.

До сих пор я обсудил десять простейших факторов так называемой "перестройки".

Фактор N1 — нефтяные цены.

Фактор N2 — газовые цены.

Фактор N3 — южное подбрюшье (иначе это называется "Большая Игра", читайте хотя бы роман Р.Киплинга "Ким").

Фактор N4 — перестановка фигур на глобальной шахматной доске.

Фактор N5 — права человека, возводимые в ранг главного элемента межгосударственных отношений.

Фактор N6 — моральный шок, используемый для обеспечения катастрофических (и абсолютно аморальных, кстати говоря) результатов.

Фактор N7 — неэластичность бюджета.

Фактор N8 — взятие международных кредитов под политические обязательства.

Фактор N9 — разрыв между качеством ситуации и качеством вовлеченного в нее опорного класса.

Фактор N10 — разрыв между качеством ситуации и качеством вовлеченного в ее анализ экспертного сообщества.

Я дошел до одиннадцатого фактора, указал, что фактор N11 — это разрыв между всё той же ситуацией и качествами самого политического субъекта. И…

И должен снизить темп для того, чтобы объяснить, что десять факторов — это просто факторы, а одиннадцатый фактор — это, на самом деле, один из элементов так называемого системного фокуса, иногда называемого "суперфактором". Я мог начать с рассмотрения суперфактора. Но тогда политическая аналитика превратилась бы в стерильно-академическое исследование. И мы в итоге ничего бы не поняли. Потому что предмет-то нашего рассмотрения весьма неакадемичен. И это — очевидность, не требующая доказательств.

Итак, я не мог начинать с фактора N11. Но я не могу сейчас, дойдя до этого фактора, не оговорить, что это на самом деле не очередной фактор, а некое слагаемое суперфактора, системного фокуса, на который все замыкается.


ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ правильный десятиугольник со всеми возможными связями между всеми его углами. И фокус, в котором эти связи пересекаются. Такова простейшая модель "перестройки". Она абсолютно недостаточна для того, чтобы описать интересующее нас явление, потому что факторов не десять, а больше, и расположены они не на окружности, а на довольно сложной гиперсфере. Но даже на основе такой простейшей модели (десятиугольник и фокус) можно сделать некие выводы. А на основе выводов — оценить содержание тех политических акторов, которые предлагают осуществить у нас еще одну "перестройку".

Среди этих акторов есть, кстати, демагоги, которые с наивным видом спрашивают: "А чем плоха "перестройка"? Ну, перестраивается что-то — и что?"

Поскольку с этим псевдонаивняком придется сталкиваться все чаще, то надо раз и навсегда оговорить, что "перестройка" — это не перестраивание чего-нибудь, а исторически заданный прецедент, который и надо рассматривать в качестве такового. Он таковым, кстати, является для всего мира. Русское слово "perestroyka" стало международным. И не говорите нам, пожалуйста, что когда кто-то из политиков (тот же Немцов, например) апеллирует к перестройке, то он не к прецеденту апеллирует, а так, вообще.

"Перестройка" — это исторический прецедент осуществления цивилизационного слома и регресса. Это прецедент, который хотят вновь воспроизвести у нас. С поразительно малыми коррективами. Осуществление этого прецедента во второй раз — "перестройка-2". Могут попытаться осуществить еще и в третий раз — "перестройка-3" и так далее.

Итак, у вас есть десять факторов (на самом деле их гораздо больше). И есть межфакторные связи. Связи эти имеют фокус. Фокус в многофакторной системе называется еще "суперфактором". Оговариваю еще раз — факторов на самом деле больше. Но по причинам как исследовательского, так и политического характера мне удобнее сразу после описания простейших факторов разобрать суперфактор. Объяснив при этом, что он такое. А после этого перейти к описанию других факторов.

Окончательный многоугольник будет не десятиугольником. Углов будет существенно больше. Но сколько бы их ни было, фокус (или суперфактор) будет все тот же. Так что же это за суперфактор?

СУПЕРФАКТОРОМ "ПЕРЕСТРОЙКИ" (-1, -2, -3 И ТАК ДАЛЕЕ) ЯВЛЯЕТСЯ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕССУБЪЕКТНОСТИ. ЖЕРТВА "ПЕРЕСТРОЙКИ" ("ПЕРЕСТРОЙКА" — ЭТО В КАКОМ-ТО СМЫСЛЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ) ДОЛЖНА БЫТЬ ЛИШЕНА СУБЪЕКТНОСТИ. А ЗНАЧИТ, И СПОСОБНОСТИ ОСМЫСЛЕННО ПРОТИВОСТОЯТЬ КАТАСТРОФЕ, В КОТОРУЮ ЕЕ ВОВЛЕКАЮТ.

Для того мы и обсуждали так долго условия субъектности, чтобы теперь иметь возможность обсудить этот суперфактор.

Суперфактор состоит из двух слагаемых — суперфактора А и суперфактора Б.

Суперфактор А — это лишение субъектности через эрозию смыслового ядра у той системы, которую обрекают на катастрофу. Системой может быть семья (мы говорили уже о семье Отелло), организация, нация, цивилизация и так далее. Какова бы ни была система, ее можно вовлечь в катастрофу и провести через все фазы катастрофы нужным образом, доведя катастрофу до летального финала, только в случае, если система лишена способности к удержанию и сотворению смыслов, адекватных вызову катастрофы.

Система, которая лишена способности к удержанию и сотворению таких (адекватных катастрофе, в которую ее вовлекли) смыслов — это уже не субъект, а объект.

"Перестройка" — это изымание смыслов с целью превращения субъекта в объект. Франкл помогал людям обрести смысл. А фашистские психологи изучали способы разрушения у человека смыслов. Изучали методично и изощренно. Что, например, станет с человеком, если его заставлять делать нечто очевидно бессмысленное? Например, если требовать от него, чтобы он заправлял свою койку, измеряя качество заправки с помощью теодолита, и наказывать за отклонение от правильной заправки на доли миллиметра? Или заставлять перетаскивать камни — сначала из точки N1 в точку N2, а потом назад из точки N2 в точку N1, и так до бесконечности?

А листовки, адресованные солдатам, оказавшимся в окружении? Все они основаны на том, что сопротивление бессмысленно. Нет смысла, то есть. Москва сдана, Сталин бежал, все руководство партии и страны бежало, военачальники предали. Как только человек теряет смысл, он теряет способность выстаивать.

И не только человек. "Перестройка-2" повторит убийство смыслов, осуществленное "перестройкой-1". "Перестройка-1" уничтожила советские смыслы и основанную на них советскую идентичность. Помните трехчленку: "что мне делать?" В ней главное — МНЕ. Для того, чтобы это главное было, я должен БЫТЬ, то есть обладать бытием. Обладание бытием — это идентичность. Потеря идентичности — это потеря "я", то есть способности быть. Если нет способности быть, то какой смысл обсуждать, что делать? Некому это делать. В жизни вполне возможна ситуация, когда у КТО налицо дефицит по части "ЧТО делать". Но невозможна ситуация, когда проблема "ЧТО делать" бывает решена в отсутствие КТО. Организаторы катастрофы будут атаковать смыслы, процесс смыслообразования и идентичность, то есть возможность появления КТО.

Можно пережить низкие цены на нефть и газ, можно отразить демарши с юга или даже с трех сторон (Запада, Востока и Юга). Но все это можно сделать, если ты есть. Если ты субъект, КТО. А если ты объект, и тебя нет — то и сделать ничего нельзя.

Как же избавляют от субъектности страну, нацию, цивилизацию да и любую другую систему?

С одной стороны, систему проблематизируют. Как? По-разному. Ее проблематизируют с точки зрения полезности ("а зачем нам государство, если мы голодаем?"). Ее проблематизируют с точки зрения справедливости ("мы голодаем, а они жируют"). Ее проблематизируют иными способами. Наша система под названием РФ дает колоссальное количество поводов для таких проблематизаций.

Но ведь одних проблематизаций мало. Пользы нет? А разве к пользе все сводится? Мы детей ведь не для того заводим, чтобы иметь от них пользу в виде обеспеченной старости.

Справедливости нет? А мы ее вернем. Зачем нам систему разрушать? Мы ее исправлять должны.

То есть, для избавления от субъектности нужна еще и деперсонализация. Нужно, чтобы никакого "мы" не было, и чтобы это "мы" — "не дергалось". Для этого надо "мы" назвать, например, "совки". И, используя имеющуюся у этого "мы" склонность к самоуничижению (основанную на неких религиозных традициях — кенозис, покаяние и т.д.), начать демонтаж "мы". "Кто вы такие? Вы "совки", шедшие неверным путем! У вас все шиворот-навыворот. Вы не возникайте в ответ на наши проблематизации, а делайте, что вам говорят. Потому что по сути и нет вас, есть только ошибка природы и истории, которую другие будут исправлять".

Сочетание множественной проблематизации с деперсонализацией избавляет граждан от государства. Проверенное и патентованное средство. Суперфактор А в рамках многофакторной спецоперации "перестройка".

Если "перестройка-1" смогла за счет проблематизаций и деперсонализаций изъять советские, достаточно прочные к 1985 году, смыслы, под которые подкапывались многими десятилетиями, то изъять путинский "тучный патриотизм" намного проще. Ибо этот патриотизм сооружен политтехнологами. И помножен на невнятные надежды регрессирующего общества, цепляющегося за остатки собственного бытия, за воспоминания о возможностях такого бытия, за остатки собственного "мы", и не более.

Ущербность "тучного патриотизма" как смысловой системы компенсировалась "тучностью" этого патриотизма, то есть объедками со стола высоких нефтяных и газовых цен. С одной стороны, изымаются эти компенсации. С другой — демонстрируются уродства, обнажающиеся в момент изъятия компенсаций. Уродств хватает. Их всегда хватает, а в данном случае их через край. Тщательная работа по демонстрации уродств превращает сооруженную одними политтехнологами "великую воскрешающуюся Россию Путина" в сооруженные другими политтехнологами "эрэфию" или "путинярню".

Этот процесс уже идет полным ходом при попустительстве действующей власти. Говоря о попустительстве, я имею в виду не отсутствие жестких репрессивных мер, которые в этом случае имеют очень усеченную эффективность, сопряженную с большими издержками. Я имею в виду отсутствие адекватного смыслового ответа на данный вызов. То есть отсутствие всей и всяческой субъектологии, которая только и может противостоять деструктивному технологизму в условиях, когда конструктивный технологизм обесточен. Да и может ли технологизм вообще быть по-настоящему конструктивным?

Так называемые "конструктивные" технологи будут цепляться за "тучный патриотизм" вопреки всему, что будет входить в нашу жизнь вместе с катастрофой. "Деструктивные технологи" будут это входящее специфическим образом интерпретировать. "Ну, лопнул ваш "тучный патриотизм", — скажут они. — Что поделаешь? Теперь настало время антипатриотизма… Регионализма… Трансгосударственного патернализма, произвольных региональных декомпозиций и сборок".

Чем можно им ответить? Реальным ответом в нынешней ситуации может стать только "тощий патриотизм". Патриотизм, не нуждающийся в "объедочных" компенсациях. Но этот патриотизм несовместим с гламуром и шиком власть имущих. Нельзя призывать низы "затягивать пояса", одновременно демонстрируя вопиющую роскошь омерзительных куршавелевских оргий. И паллиативами по принципу "ай-яй-яй" тут не обойдешься. Тут нужно не "ай-яй-яй", а "а-та-та".


ЭТО — КАК МИНИМУМ. И не надо рассказывать сказки о том, что никто не знает, как это сделать. Когда надо — делали. Те же люди, которые сейчас говорят, что не знают, как это делать, — делали. Почему же тогда делали, а теперь, видите ли, не могут? Потому что тогда делали это самое "а-та-та" отдельным представителям класса, и класс соглашался это принять с ухмылкой ("Бабки-то у кого-то надо взять! У кого власть — у того и бабки! Сатисфакция называется… хе-хе-хе…").

Новые "а-та-та", способные создать предпосылки для эффективности патриотизма в тощие годы, должны задеть святое — возможность класса устраивать гедонистические оргии. А зачем этому классу страна, если он таких оргий закатывать не может? Зачем ему даже деньги? Ему деньги нужны для оргий, а страна — для денег, на которые можно осуществлять оргии. Оргии — это святая святых.

И класс говорит тем, кто на это посягает: "А вот это ты — не замай! Хочешь поизгаляться над несколькими нашими собратьями и полакомиться их бабками — ради бога! Но все мы как целое хотим гулять и будем гулять! Да хоть бы и на собственных политических похоронах".

Класс мешает создать смысловые предпосылки, позволяющие обществу выдержать катастрофические нагрузки. Это прямой повтор ситуации перед 1917 годом. Одним — рысаки, рестораны и шампанское, а другим — кормить вшей в окопах? Извини-подвинься!

Класс тогда не ждал, что его "подвинут" так кроваво и неожиданно. А нынешний класс чуть ли не ждет, что его "подвинут". Как минимум, он к этому в своей основной массе полностью готов. Он запасся социальными "аэродромами" за бугром — виллами, дворцами, счетами в банках. А кое-кто и полноценным западным бизнесом.

Принять социальный постриг, начать разворот к настоящей аскезе с себя — он не может. Он не субъект. И будет сделано все, чтобы он субъектом не стал. Он не обладатель смыслов, которые он может протранслировать другим. Он не держатель тех поведенческих эталонов, которые нужны, чтобы выстоять в катастрофе. Он — тот самый гогочущий гусь, которого готовят для подачи на стол.

Гусь — не человек и не обладает способностью осмыслить траекторию, по которой он движется к состоянию шедевра кулинарного искусства. Класс — это люди. И отнять у них способность осознать эту самую траекторию (а значит, и способность сойти с нее) нельзя по определению. Но с каждым месяцем самозадание на переход от статуса объекта (гуся) к статусу субъекта (выстаивателя, спасателя) будет усложняться.

Всегда есть выход из катастрофы. Иногда он состоит в том, чтобы уйти с траектории, которая ее обеспечивает. Иногда в том, чтобы самопреобразоваться в ее горниле. Но суть катастрофы в том, что на каждом новом этапе такой выход будет требовать все больше воли и разума, а их будет становиться все меньше.

Итак, обеспечение бессубъектности является суперфактором в рамках перестройки (-1, -2, -3 и так далее). Обеспечение бессубъектности будет осуществляться не только через изъятие смыслов. Субъект — это единство смыслов и связей. Связи поддерживаются смыслами. Смыслы подкрепляются связями.

Продолжение следует

Денис Тукмаков ECCE HOMO

Человек беспредельно свободен. По обе стороны от его смерти нет ничего, что могло бы сковать его и подчинить, и принудить, и запрячь в ярмо.

Человек свободен от гнёта физических законов и немощей собственного тела. Он может сделать то, на что не отважатся ни боги, ни камни — свести счеты с этой грубой плотью, мешающей ему летать или жить безгрешно. Яблокам всемирного тяготения не повредить его могучий дух.

Человек свободен от правил и общественных установлений. Если он и соблюдает их, то лишь из своего великодушия. В любой момент он может восстать против кем-то выдуманного "порядка", и дальше всё решит сила его воображения. Но и самый приземлённый из людей способен схватить отцовскую "беретту" и перестрелять, точно воробьев, тех, кто покушался на его свободу. "А если он — в оковах, в узилище, перед расстрельным рвом, какая же тут свобода?!" Да всё та же, конечно. Даже в самой поганой ситуации наша "беретта" лежит под подушкой, заряжена.

Человек свободен от вышестоящих: семьи, "наставников", государства. Никому и ничего он не должен. Ложью является мысль, будто человек кому-то обязан своим становлением. Он сам стал тем, кто он есть: ведь никакие "учителя" не способны ни на йоту повлиять на "ученика". Учителя не учат, наставники не наставляют, власти не властвуют. Человек может, конечно, воздать им должное — он может даже принести себя в жертву государству, но не из чувства долга, а от своей великой любви.

Вообще, идея, будто человек является "глиной", из которой внешние обстоятельства в лице родителей, преподавателей или властей лепят на свой вкус очередного своего адепта, — одно из наиболее дурных заблуждений. Человек — не глина, но цветок в этой глине. Он растёт из собственного ядрышка — растет вверх, наливаясь силой и раскрывая бутон — и никакие "селекционеры" не в силах изменить цвет его лепестков.

Человек свободен и от тех, кто якобы зависит от него, — от его детей. Максимум, что может он им передать, — это собственные черты лица. Всё остальное, включая пищу и кров, ценности и заповеди, те возьмут от мира сами, если так сложится их судьба.

Но даже от судьбы своей человек свободен. Всё, что с ним совершается и свершится ещё, диктуется не внешними обстоятельствами, а скорее внутренним произвольным складом его характера.

Человек свободен от "смыслов жизни". Любой из вопросов о "предназначении человека" подразумевает, будто он — лишь инструмент и средство чьей-то воли, персонифицированной или нет. Но величие человека заключается хотя бы в том, что он способен любую уготованную для него мессианскую роль разбить о стену собственного высокомерного пренебрежения: "А зачем это? Дальше-то что?" Если задавать этот вопрос достаточно долго (впрочем, для экономии времени достаточно двух "контрольных точек": смерти Солнца и гибели Вселенной), ответы иссякнут, и последует грозный окрик: "Ну-ка, замолкни сейчас же!"

Какие есть максимы из наиболее известных? "Спасти Вселенную"? "Победить Смерть"? "Побороть Зло и приблизить Царствие Небесное"? "Прервать цепь страданий"? Ну или "Послужить пищей для плесени и вирусов"? Все прочие, более мелкие цели ("Продлить свой род", "Послужить людям", "Достичь совершенства") так или иначе сводятся к подобным метафизическим максимам…

— А зачем? А дальше что? — И в конце концов последует оскорбительный для человеческого духа ответ: "Дальше — ничего. Затем, что так уж получилось". И тогда человек посылает этих "предназначенцев" к чёрту, понимая, что он волен жить ради чего угодно — лишь бы не быть чьим-то средством.

И любовь, и красоту, и даже несуществующую справедливость человек творит и принимает свободно. Иначе-то с ними и не совладать. Рабу неведома любовь, скованным глазом не охватить красоту, и справедливость человек может явить, лишь уйдя "по ту сторону" от смешных условностей и установлений, вроде конституций или партий.

Свобода — это отсутствие страха потерять. Но человеку ничего не принадлежит в этом мире, кроме него самого, поэтому по-настоящему потерять что-либо невозможно. Да и в последующем мире нет ничего, что человек мог бы назвать своей собственностью. Так чего же бояться?

Бессмысленен вопрос "Для чего же нужна такая свобода?" Свобода — это не молоток, чтобы ею вбивать гвозди. Если чем-то человек и отличается от облаков, зверей и звёзд, так это тем, что он свободен, а они — нет. Человек знает, что мир вокруг него любой на выбор, и единственным из всех здесь является Творцом. Он творит себя, а значит, сотворяет и весь мир вокруг.

Когда Сан Хуан де ла Крус написал:

Своими милостями щедро одаряя,

Он торопливо над листвой дерев скользнул.

Все твари замерли, взирая.

Под их благоговейный гул

Он обликом своим весь мир обволокнул,


— он написал про человека.

Александр Проханов — Михаил Кузменко СХВАТКА ЗА БУДУЩЕЕ Беседа главного редактора газеты «Завтра» с Генеральным конструктором НПО «Сатурн»

Александр ПРОХАНОВ. Михаил Леонидович, я всю жизнь сочиняю романы. Писательское творчество состоит из разумных, рациональных решений и из абсолютно иррациональных, связанных с озарением. Имеет ли что-нибудь общее между собой творчество художника и конструктора? Как вы изобретаете двигатель? Улучшаете старые образцы? Откликаетесь на жесткий заказ военных? Или испытываете художественное озарение?

Михаил КУЗМЕНКО. Мне кажется, творчество художника и инженера объединяет свойственная только человеку потребность создать что-то новое, до него небывалое. Обстоятельства, побуждающие к творчеству, могут быть ужасные, — гонка, давление, даже насилие. И вдруг из всего этого возникает результат, рождается удивительное по своей новизне изделие. Трудно понять глубинную природу творчества. Иногда ищешь одно, а находишь совсем другое, как бы косвенное, параллельное. Иногда ты поддаешься обману, тебе начинает казаться, что это ты изобрел новое, забывая, что ты — интегратор усилий и устремлений тысячи других людей, каждый из которых переживает прозрение. Я думаю, что творцом становится тот человек, которому интересно творчество. Интерес — вот исходное для любой новизны, любого творчества. Это не значит, что интерес, увлеченность обеспечат победу, но это необходимое условие будущей победы.

А.П. Был сделан качественный скачок от поршневого двигателя к реактивному. Это было главным изобретением. Впоследствии это изобретение шлифовалось, улучшалось, но к нему не добавлялось качества.

М.К. А как же фотография? Какими были первые фотографии? А сегодня в неё пришли цвет, объём, компьютерные технологии, даже запах. Фотография превратилась в голографию. Так же и с двигателем.

А.П. Возможен в авиации скачок от реактивного двигателя к чему-то абсолютно новому?

М.К. Полагаю, возможен, — например, с использованием новых принципов физики. Но дело в том, что потенциал реактивного двигателя далеко не использован. В нём скрыты огромные возможности. Наше творчество направлено на выявление и достижение этих возможностей. Эти возможности обнаруживают себя в процессе накопления знаний, и под давлением запросов общества. Синтез того и другого приводит к открытиям. Само же открытие — это загадка, как загадка — рождение ребенка. Какое количество обстоятельств должно совпасть, чтобы именно в этот крохотный сгусток материи залетела душа, и родился конкретный, непохожий ни на кого другого человек? Я думаю, главное направление человеческого поиска будет там, в глубинах жизни. Дело, которым я занимаюсь, конечно, важное, на него есть огромный спрос, но оно ближе скорее к ремеслу, чем к науке. Слишком много канонизировано, слишком много прописано. Но, разумеется, в процессе работы будут сделаны открытия, быть может, косвенные, для других направлений в технике. В конечном счете, речь идет о перемещении человека в пространстве. Человек хочет быть одновременно везде. Мы занимаемся именно этим, и эта сверхзадача будет стимулировать открытия, которые даже не грезятся.

А.П. Вы чувствуете себя открывателем, первопроходцем, или только рационализатором, "улучшателем"? Бывали озарения? Чувства прорыва?

М.К. Не часто, но были. Хотя, имейте в виду, над двигателем работают тысячи человек. У каждого из них есть небольшое открытие, небольшое озарение. Казалось бы, все они действуют по инструкциям, почти по шаблонам, но, по закону больших чисел, вдруг возникает эффект чуда, эффект прорыва. Хотя это трудно объяснить словами. Главное, повторяю, человек должен стремиться к открытию. Это стремление, само по себе, уже есть половина открытия. Ты порой не знаешь, что ты откроешь. Только чувствуешь приближение этого мгновения.

А.П. Как зарождался в вас конструктор?

М.К. Я с детства занимался моделированием. Строил самолетики, кораблики, автомобильчики. Это целое искусство, целая культура. Есть изысканные мастера, виртуозные создатели. Но вдруг, в один момент, все это мне наскучило. Мне это показалось бесполезной игрой. Захотелось получить полезный, действенный результат, которым можно было бы воспользоваться. И мы с приятелем решили сделать настоящую лодку, сделали и поплыли на ней по таёжной реке. Вот это была победа, это был успех. Мы сделали рабочую, полезную, действующую в среде вещь. Наверное, в этот момент я стал конструктором.

А.П. Вы создали уникальный двигатель для истребителя "пятого поколения" 117-С. Какова его история? Как он создавался?

М.К. Казалось бы, ничего хитрого. Есть базовый двигатель для истребителя "Су-27", есть его устоявшиеся характеристики. Но самолет развивается, с каждым годом ему предъявляются всё более жесткие требования — дальность, скорость, управляемость, вооруженность, защита от вражеского оружия, от помех. Это все стимулы для модернизации. Если самолет не развивается, он очень быстро увядает, чахнет, "выпадает из неба". Все требования к самолету отражаются на двигателе. Он должен становиться мощнее, компактнее, долговечнее. Это объективные требования. И на эти требования откликается коллектив разработчиков: предложения по турбине, по компрессору, по камере сгорания. Все эти новые улучшения должны быть в пределах прежнего габарита, чтобы не менять базовый размер самолета. Здесь целые цепочки переделок, затрат, которые выводят нас за пределы заданных параметров, а мы их возвращаем обратно. В этом борьба, состязание канона и новизны. Здесь острие творчества. Ты находишь решение. Ты должен убедить в правильности этого решения множество людей, тех, что дают деньги. Тех, что будут воевать на этой машине. Ты выбираешь в своей работе предельно возможный, но осмысленный уровень и стремишься достичь его. И здесь начинается не менее главное — ты должен найти соучастников проекта, — предприятия, которые помогут тебе реализовать открытия. Металлурги должны предложить новые сплавы. Термообработчики — новые технологии обработки турбин. Специалисты по системам управления вносят свой вклад. А ты должен их всех собрать, вдохновить, скоординировать, увлечь в общее дело.

А.П. Значит, вы как Главный конструктор не только генерируете новые идеи, но организуете творческий процесс сотен и тысяч людей, правильно организуете "мозги", и в этом немалая часть вашей работы?

М.К. Иногда тебе кажется, что ты действительно генерируешь новую идею, но ведь идей витает в воздухе великое множество, и ты, на самом деле, выхватываешь одну из них, самую оптимальную, и все твои усилия сводятся к тому, чтобы ее реализовать. И здесь возникает вопрос коллектива, вопрос организации, — способен ли ты устремить в работу самые разные умы, дарования? Являешься ли ты интегратором этих дарований?

А.П. Но ведь это две абсолютно разные задачи. Ты можешь быть гениальным прозорливцем и никчемным организатором, и наоборот.

М.К. Именно так. Человек, который ведет такое направление, как создание двигателя, должен увлечь в работу целые коллективы, комплекс предприятий, чтобы они спланировали под разными углами точно в цель. И очень важно, чтобы люди тебе поверили. Поверили в конечную победу. Ведь люди тратят на это дело долгие годы, практически жизнь, а потом оказывается, что все это зря. Это трагедия, и коллективов, и лидера. И эволюция техники усеяна подобными трагедиями. Так что не отвечу вам, что важнее — работа с людьми или с этим металлическим изделием, имя которому двигатель. Уверяю вас, гораздо приятнее работать с материальным предметом. Ты и он — вас двое. Я беру глыбу мрамора и высекаю из нее статую. Возникает ощущение — я сам все могу. Надо вовремя избавиться от этой иллюзии. Конечно, ты сможешь лучше проработать ту или иную деталь. Но ведь таких деталей тысячи, и ты должен научиться передоверять. Ты должен найти тех, кому можешь передоверить. Воспитать их, если нужно. Подготовить к рискам, подготовить к поражениям, которые абсолютно неизбежны. Вот и получается: ты задался целью создать двигатель, а косвенным результатом оказывается создание великолепного коллектива, которому нет равных. Кто же ты, конструктор двигателя или социальный инженер, конструктор человеческих коллективов? Но в конце этой кромешной работы есть замечательный момент, когда ты подписываешь акт комиссии по приемке двигателя. Дело состоялось. А потом ты видишь, как взлетел самолет с твоим двигателем. А потом ты видишь, как поднимается в небо полк. Это счастье.

А.П. Вы можете хотя бы себе самому сказать, что это вы — автор 117-го двигателя? Что это ваше детище?

М.К. С точки зрения технократа я могу сказать, что сегодня я главный, я веду этот двигатель. Я говорю, что двигатель мой. Но когда я это говорю, я знаю, что множество людей то же самое скажут о себе: "Это мой двигатель". Такие вещи не делаются в одиночку, и имя одного человека лишь условно затеняет собой множество других имен, других самоотверженных создателей.

А.П. Писатель, в отличие от конструктора, — одиночка. Он один пишет роман. Но поднять в небо свой самолет он не может без издателя, критиков, отношения к тексту читателей, властей, которые могут препятствовать печатанию романа. Писателя от писателя отличают стиль, почерк. Стиль добывается художником в неудачах, в отчаянных попытках вырвать у неведомого еще один малый фрагмент знания. Стиль — инструмент, который ломается, соприкасаясь с черным веществом неведомого. Иногда этот стиль уродлив — так изгибается, гнется этот инструмент.

М.К. Очень сложный стиль у Платонова. Чрезвычайно сложный, отличный от классического, стиль Маяковского.

А.П. Есть ли свой стиль у конструктора?

М.К. Безошибочного творчества не бывает. Приходится сводить воедино слишком много переменных. Иногда конечная задача рисуется неконкретно, неопределенно, и ты не знаешь, с какой стороны, с каким ресурсом знаний и умений к ней подойдешь. Интуиция значит много, но далеко не все. Каждая лопаточка турбины, каждый профиль тщательно просчитываются, и в результате расчетов появляется такая замысловатая поверхность, которую можно счесть уродливой, но она оптимальна. Стиль конструктора трудно определим, хотя он и есть. Но он складывается в результате колоссального труда коллективов, обладания научными знаниями, преодоленными ошибками, всем темпом создания нового изделия. Замысел, мечта, сновидения, образ совершенного и прекрасного, неотступность мыслей, а потом это все ввергается в колоссальный поток усилий, расчетов, испытаний, тонет в конкретных трудах, и в конечном изделии едва проглядывает и угадывается. Вот это едва уловимое, должно быть, и есть стиль.

А.П. Меня волнует один вопрос. В цехах я любовался лопатками турбины, выточенными на сверхсовременных станках. Они мне казались верхом совершенства. Их поверхность была рассчитана на воздействие стихий, раскаленных газов, плазмы, небывалых скоростей, перегрузок, они должны были действовать в условиях современного скоротечного боя, выдержать нагрузки всей цивилизации во всем ее объеме. И это делало лопатку совершенной и прекрасной. Как скульптуру Фидия. Как морскую раковину. Можно ли создать современный двигатель и современный самолет, не зная классической литературы? Не читая древних и современных классиков? Вы читали "Илиаду"?

М.К. Читал, но очень давно. И, признаться, мало что помню.

А.П. Вы заглядывали в Священное Писание?

М.К. Моя мама была филологом, она приобщила меня к литературе, философии. Я читал Священное писание. Сейчас я от всего этого отошел. Не хожу в театр, не слушаю концерты, редко открываю книги. Я погружен в другой мир, который переполняет меня.

А.П. Повторяю мучающий меня вопрос. Можно ли построить совершенный двигатель или спустить на воду небывалую подводную лодку, или отправить в другие галактики звездолёт, не зная ничего о фресках Дионисия?

М.К. Я думаю, что великие творения техники и науки, прорыв в будущее возможен только всей совокупностью культуры. Всем арсеналом добытых человечеством средств. Не обязательно тот или иной испытатель, или конструктор, или металлург должны читать Гомера или созерцать иконы Рублева. Но в интегральном интеллекте ученых, техников, военных, физиков, стратегов современной войны, антропологов, изучающих природу современного человека, присутствуют уникальные знания о природе творчества, литературного, художественного, религиозного. Иногда ты встречаешь человека, который тебе неприятен или кажется ущербным, или не внушает доверия. Но вдруг он достигает уникального результата. И ты заставляешь себя пересмотреть к нему отношение, видишь в нем нечто чудесное, необъяснимое, помогающее ему совершить открытие. Например, был такой человек Вернер фон Браун, нацист, приближенный Гитлера. Его политическое мировоззрение отвратительно. Но благодаря его открытиям люди побывали на Луне. Или первый реактивный самолет в мире, который делал фашист Хенкель. Он для меня не самый святой человек в мире, его оружие убивало моих соотечественников. Но я не могу не уважать инженера Хенкеля, который воплотил в металле робкие намеки, неуверенные эскизы молодых изобретателей и построил реактивный самолет. Почему я об этом вспомнил? Уверен, что это были люди глубокой культуры, которую им привила школа германского классического образования. Мой опыт такой: только там достигались крупные результаты, где к этим результатам были причастны люди высокой культуры. Я работал на Урале, где меня окружали очень культурные люди, цвет технической интеллигенции, и у каждого была гуманитарная составляющая.

А.П. Однако далеко не все гуманитарии несут в себе технократическую составляющую. Например, замечательные русские писатели-деревенщики. Едва ли они опишут современный двигатель или бой перехватчиков, или могучую работу атомной электростанции.

М.К. Им и не надо это описывать. Такой замечательный писатель, как Валентин Распутин, с его удивительной, страдающей совестью, огромной душой описал русскую жизнь в ее фундаментальных основах, а, значит, и перехватчики, атомные станции и машины не прямо, а косвенно, через русское мироощущение. То же — и Чингиз Айтматов в "Буранном полустанке". Кусочек пустыни, а видна вся Вселенная.

А.П. Есть история города, а есть история двигателя. Какова история 117-го?

М.К. Существовала объективная потребность улучшить двигатель. Существовал базовый двигатель, и его долгие годы не развивали. Не давали средств, дремала военная наука, в разрухе пребывала армия. Никто не хотел думать о войнах следующего поколения. И вот десять лет назад в группе конструкторов, сплотившихся вокруг Чепкина, появилась мысль создать новый двигатель. Уже не было Советской власти, все заводы были разворованы, ни о каком правительственном заказе никто не мечтал, но творческая потребность у людей оставалась. Был проведен глубокий технический, военный, стратегический анализ, и мы пришли к выводу, что рано или поздно такой двигатель будет востребован, если, конечно, страна намерена выжить. Импульс создания двигателя исходил не от государства, а из среды мотористов. Вообще, должен сказать, что мотористы в условиях хаоса и разрухи оказались весьма продвинутыми людьми, опередив многих авиаторов. Новые самолеты были никому не нужны, а значит, и двигатели к ним, но заводы должны были выживать. Вот мы и обратились к Газпрому, к энергетикам, нефтяникам со своими предложениями, и мы сделали новый для себя бизнес. Газоперекачивающие станции, энергетические установки, использование отработавших ресурс двигателей для производства тепла и электричества. Мы дали заказы нашим заводам, загрузили людей и мощности, позволили выжить отрасли. Спасли отрасль, и снова стали думать о двигателе нового поколения. Кто-то должен был отпустить на это деньги. Государству было наплевать. Нужно было в нашу затею "затащить" самолетчиков, военных, постепенно "затащить" и государство. Мы стали действовать поэтапно. Выбрали наиболее совершенный двигатель из имеющихся базовых, и решили кардинально улучшить его характеристики. Попутно мы собирали коллектив, налаживали кооперацию, подключали металлургов, автоматчиков, создавали производственные цепочки, закупали новое оборудование, брали в зарубежных банках кредиты, строили новые заводы. Базовая корпорация называлась "Сатурн", а это были кольца Сатурна.

А.П. Если я вас правильно понял, сначала возник замысел двигателя, а потом вокруг него создавалась ваша империя?

М.К. Именно так. Выяснилось, что на заводе, который построили 70 лет назад, современный агрегат не построишь. Сломали древние корпуса, возвели абсолютно новые, в которых могут работать станки на абсолютно иных физических принципах, обеспечивающие небывалую точность обработки. Нужны документация для двигателя, чертежи, расчеты. Пришлось создавать при заводе КБ, собирать коллектив конструкторов, оснащать современными компьютерами, суперкомпьютерами с небывалым быстродействием. Выясняется, что одного завода мало, нужна группа заводов. Нужны испытательные стенды. Нужен университет для специалистов нашего профиля. Нужны профильные ПТУ. Связи с иностранцами, хотя наша тематика военная, и я должен бежать от них, как черт от ладана. Ничего подобного. Я должен изучать иностранный опыт, потому что они ушли далеко вперед, пока мы разрушали собственную индустрию. И вот потянулись бесконечные цепочки, увеличивая сферу нашего замысла до того предела, когда кончаются возможности отдельных, пусть самых талантливых энтузиастов, и наступает черед государства.

А.П. Насколько я понимаю, в советское время было все иначе. Существовала могучая, развитая отрасль, и в нее государство спускало заказ. Этот заказ диктовался политическим решением, пониманием театров военных действий. Его формулировала военно-промышленная комиссия, Министерство обороны, и эта формулировка приходила в КБ и на завод. У вас же — прямая противоположность. Родился замысел двигателя, была создана производственная среда, и в этом виде вы вышли на государство. Какой же путь эффективнее? Вы же советский человек?

М.К. Изменился тип деятельности инженера, когда он сидел на отведенной ему делянке и только генерировал идеи в пределах жестко заданной темы. Это тебе истребители, это тебе бомбардировщики, это палубная авиация, это транспорты. А потом всё сломалось. И возникла свобода выбора. И в этой свободе — при том, что ресурсы были резко ограничены, индустрия разрушилась, государство устранилось, — мне как конструктору удалось сделать вдвое больше, чем за все советское время. Видимо, жестокие условия заставляют бороться за выживание. В этой борьбе, спасая голодные коллективы, мы строили у себя хлебные заводики, чтобы хлеб был дешевле. Мы раздавали рабочим талоны, чтобы они ели на производстве, а не экономили деньги на еде и не падали в голодные обмороки. А потом мы включились в бешеную работу, и за минимальные сроки создавали такое, что раньше и не снилось.

А.П. А может случиться, что ваш уникальный двигатель для истребителя пятого поколения оказался созданным в недрах пацифистского государства, которому вообще не нужна армия?

М.К. Пацифистских государств не бывает. Если оно пацифистское, его не будет через неделю. Мир, в котором мы живем, очень жесткий, полон военных вызовов.

А.П. Год назад я слушал выступление Сергея Иванова, в котором он обещал через год наполнить полки истребителями МиГ-35. Этих полков нет.

М.К. Не хочу обсуждать тему Сергея Иванова. Пусть ее обсуждает Президент. На сегодняшний день такой двигатель создан. Он летает. Создано соответствующее производство, предназначенное для серийного выпуска. Создан уникальный коллектив разработчиков и рабочих, и создана вся аура, окружающая этот проект. Остальное — за государством.

А.П. Я узнал от вас уникальную вещь. По существу, мы имеем дело с абсолютно новым типом проектности, отличной от советской. Советы были сильны своей проектностью. Они затевали огромные проекты, наполняли их всеми имеющимися в их распоряжении ресурсами, реализовывали и меняли страну и весь мир. В этих проектах шло движение от большого к малому, от общего к частному. Например, от задачи завоевать воздушное пространство в будущей мировой войне к созданию двигателя для такого, побеждающего самолета. У вас же вначале замыслился двигатель, а потом из него вырос весь грандиозный проект. Можно защитить диссертацию по созданию двигателя нового поколения, а можно защитить диссертацию на тему, как в нынешних условиях может развиваться новая русская цивилизация. Возник замысел нового двигателя, а вокруг этого двигателя возникла новая страна.

М.К. Фактически так оно и есть. Я люблю мою страну, хочу в ней жить, хочу, чтобы она процветала. Я знаю, каких вершин достигла Германия в тридцатые годы, и как ее разгромили дотла. Я знаю, каких технологических высот достигла Япония, и как ее опрокинули. Я знаю, что сделали с Советским Союзом, и как мало осталось от его технологического могущества. Я не могу с этим примириться. То, чем располагает сегодня Российская армия, должно немедленно усилиться, в том числе и авиация. Двадцать лет мы стояли на месте, теперь предстоит рывок. Невзирая на кризис.

А.П. У вас есть видение России к середине этого века?

М.К. Нет. Я размышляю над этим. Многое меня тревожит. Мой прогноз не безоблачный. Беда в том, что мы до сих пор не перешли к мощному движению вперед, в то время как мир и наши ближайшие соседи развиваются с огромной скоростью. Как сохранить самостоятельность, если я не могу купить свой станок, если их самолеты летают быстрее, а пушки стреляют точнее. Я не уверен, что мы единый народ, что нас не ждет расчленение. Я смотрю телевидение, и мне кажется, что оно вещает для какого-то другого, уже поселившегося в России народа. Когда вы в последний раз слышали русскую песню? Зачем мне показывают ювелирные магазины на Манхэттене? Какое мне дело до того, сколько раз была замужем голливудская звезда? Где на экране русский человек-созидатель? Где добро, красота, подвиг, устремленность ввысь, а не вниз? Меня это подавляет, как и многих моих товарищей. А ведь в России живут удивительные люди, творятся дивные дела. Одно из них — создание нашего производства. С какой стати, по какому наитию нашелся человек, который в разоренном городе, на обломках цивилизации построил не казино, не игорный дом, а ультрасовременное предприятие, определяющее будущее России? Это чудо. Русское Чудо, на которое я уповаю, думая о будущем России. Создание мотора — это схватка за будущее.

Шамиль Султанов ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗНОЙ АФГАНИСТАНА

Одной из первых деклараций Барака Обамы на посту американского Президента стало заявление об увеличении численности американского воинского контингента в Афганистане. Более того, США сейчас оказывают жесткое давление на своих союзников по НАТО, требуя от них соответствующего роста вклада в афганскую военную кампанию. Можно не сомневаться, что европейские партнеры пойдут навстречу Вашингтону.

В этой связи активизировалась и Россия. С одной стороны, Москва, предоставив Киргизистану нескольких сот миллионов долларов и пообещав еще два миллиарда, добилась того, что парламент этой страны принял решение закрыть американскую военную базу Манас. Но практически если такое закрытие произойдет, то только осенью нынешнего года. С другой стороны, Москва заявила о том, что готова предоставить свою территорию для транзита американских грузов в Афганистан. Многие посчитали, что такая активность свидетельствует о стремлении Москвы получить дополнительные козыри для нового раунда американо-российских переговоров, в том числе по поводу гарантий российских сфер интересов. На это ответил вице-президент США Дж.Байден в своей мюнхенской речи: "США не признают существования никаких российских сфер интересов". Впрочем, у Вашингтона есть свои планы по поводу включения России в нынешний афганский контекст.

Барак Обама публично несколько раз заявлял о том, что урегулирование афганской ситуации — важнейший внешнеполитический приоритет новой американской администрации. Хотя никаких предпосылок для американского военного триумфа в этой стране нет. Сегодня талибы контролируют уже свыше 70 процентов афганской территории. Войска США и их союзников по НАТО фактически лишь защищают свои позиции.

Есть несколько внутриамериканских причин важности афганской темы для администрации Обамы. "Борьба с мировым терроризмом" по-прежнему остается важным фактором, консолидирующим американский политический истеблишмент. Поэтому афганская тема и стала существенным компонентом сентябрьского соглашения между различными кланами американской элиты и Бараком Обамой. Кроме того, кризис требует сокращения всех непрофильных расходов, или перераспределения соответствующего бремени на другие страны.

Чтобы справиться с сильнейшим, как полагают многие, за последние 70 лет экономическим кризисом, Вашингтону важно минимизировать внешнеполитические риски, в том числе и связанные с афганским синдромом. Поспешное бегство из Афганистана может серьезно подорвать внешнеполитические позиции США, и прежде всего в Исламском мире.

Вашингтону необходимо решать проблему афганской нестабильности, чтобы предотвратить дальнейшую исламскую радикализацию в Пакистане, и прежде всего — среди пакистанского офицерского корпуса.

За последние годы в Южной Азии произошли существенные геополитические сдвиги. Индия, добившись беспрецедентного рывка в своем экономическом развитии, превратилась в важный геостратегический центр мира. Соединенные Штаты предприняли серьезные усилия для сближения с Индией, которая, в свою очередь, была заинтересована в развитии отношений с США в сфере новых технологий, а также в расширении доступа на американский рынок. Для Вашингтона, который столкнулся с долгосрочной китайской угрозой, Дели становился естественным региональным противовесом Пекину. Однако широкомасштабное сближение с Индией предполагало ослабление американо-пакистанских связей. Одновременно стали слабеть отношения Исламабада с Пекином. Поэтому возможности для политического маневра у Пакистана перед лицом растущей военно-политической мощи Индии сокращались.

Администрация Буша, стремясь ослабить роль армии — ключевой политической силы пакистанского общества, организовала в 2007 году своего рода "оранжевую революцию" и заставила бывшего Президента Пакистана Мушаррафа, под лозунгом необходимости "демократизации пакистанского общества", вернуть в страну целую группу прозападных коррумпированных политиков. Странное убийство Беназир Бхутто и использование технологий управляемой демократии привели к тому, что пакистанское общество вступило в полосу перманентной дестабилизации. Фактически в стране в настоящее время классическое двоевластие. С одной стороны, нынешний Президент Пакистана Асиф Али Зардари и премьер-министр Юсуф Реза Гилани, фактически являющиеся выразителями интересов прозападных классов и страт в Пакистане. С другой стороны, нынешний главнокомандующий пакистанской армии Ашфак Парвез Кайани — выразитель традиционных интересов офицерского корпуса.

В этих условиях резкое усиление движения Талибан в Афганистане в последние несколько лет не является случайным. Исторически афганские талибы возникли как совместный проект традиционной племенной верхушки пуштунских племен и объединенной пакистанской разведки — влиятельнейшего компонента Пакистана. Если армия является своего рода ядром пакистанского общества, то разведка — стержень армейской структуры.

Поддержка Талибан дает возможность пакистанским военным структурам, с одной стороны, канализировать вовне энергию собственных радикальных исламистов. Кроме того, успехи талибов в Афганистане — это потенциально мощный козырь для пакистанской армии оказывать влияние на всю региональную ситуацию и минимизировать влияние американцев на внутриполитическую ситуацию в Пакистане.

Американцы в своей афганской политике должны учитывать и возрастающий региональный вес Ирана. Во второй половине 90-х годов, когда талибы силой объединяли Афганистан, отношения между ними и Исламской Республикой Иран постепенно обострялись. И дело даже не в том, что талибы поставили под жесткий контроль шиитов-хазарейцев, которых опекал Тегеран. Для шиитских фундаменталистов ИРИ появление соседнего суннитского фундаменталистского режима (финансируемого Саудовской Аравией) означало серьезную и долгосрочную внешнеполитическую угрозу.

Поэтому объявление в декабре 2001 года войны американцами талибам и последующий демонтаж режима талибан соответствовал интересам Тегерана. Как и позднее, в Ираке, когда американцы убрали Саддама Хусейна — заклятого врага Тегерана.

В условиях растущего политического и военного влияния Ирана в этом регионе можно предположить, что будущая ситуация в Афганистане наверняка обсуждалась в ходе конфиденциальных контактов между Вашингтоном и Тегераном.

В собственно внутриафганской стратегии, которую выстраивала администрация Буша, ставка изначально была сделана на Хамида Карзая, которого американцы привезли из Штатов. Была достигнута договоренность, что все наиболее влиятельные полевые командиры, которые воевали против советских войск, а позднее против талибов получат свою долю пирога власти — министерские посты, депутатские мандаты, возможность делить бюджет и т.д. Естественно, за создание такой неоригинальной конструкции американцам пришлось хорошо заплатить.

Кроме того, племенные вожди получили возможность единолично править на своих территориях, иметь свои личные армии, чтобы якобы бороться с талибами, производить и продавать наркотики и т.д. Они добились поставок американского оружия и боеприпасов.

С одной стороны, эти местные вожди ненавидят и боятся талибов. С другой стороны, все прекрасно понимают, что американцы и натовцы рано или поздно уйдут, а талибы останутся. А, как известно, тот, кто не успел, тот опоздал. Поэтому практическое взаимодействие этих бывших полевых командиров с талибами резко усилилось с 2005 года. Американское оружие, американские деньги, информация о вооруженных силах американцев и их союзников — все это талибы получали и получают достаточно исправно. Тупик для американцев становился здесь все более явственным…

В конечном счете Карзай сам с конца 2007 года заговорил о необходимости привлечения в правительство "умеренных талибов". Тем самым Вашингтон начал сигнализировать талибам и силам, которые за ними стояли, о необходимости начать новый переговорный процесс. А чтобы заставить противников пойти на некий компромисс, Вашингтон начал бомбардировки пакистанской территории, прежде всего "зоны племен". Но в результате социальная поддержка талибов в Афганистане только увеличивалась.

Ставки стали возрастать. Так всегда бывает накануне неких кардинальных перемен. В ответ на интенсификацию американских бомбардировок талибы фактически резко ограничили доставки военного снаряжения американских силам через территорию Пакистана. Было совершено несколько крупных операций в Кабуле. Наиболее примечательная — нападение на дворец Карзая в особо охраняемой зоне афганской столицы.

В августе в Афганистане состоятся президентские выборы. Если Карзай не будет переизбран, или выборы будут сорваны, или до этого Карзай будет убит, то вся нынешняя хрупкая структура рухнет. Страна вновь начнет скатываться в хаос, американцам и их союзникам надо будет увеличивать до нескольких сотен тысяч численность своих военнослужащих, чтобы как-то удержать ситуацию. В условиях развивающегося мирового кризиса это совершенно нереально.

Поэтому более вероятен другой сценарий. Американцы и их европейские союзники увеличивают в ближайшие два месяца свой воинский контингент до 100-120 тысяч военнослужащих, демонстрируя свою решимость и боевой дух. В апреле-мае будет попытка организовать ряд крупномасштабных операций против талибов. Одновременно резко активизируются конфиденциальные переговоры в Исламабаде, Вазиристане и на юге Афганистана. И именно на этих переговорах будет решаться судьба Афганистана. Будет Карзай переизбран или не будет, не принципиально. В любом случае ключевым станет создание коалиционного правительства с участием талибов, которому Запад пообещает значительную экономическую помощь. Кроме того, Вашингтон постарается сделать гарантами этого нового афганского правительства максимальное количество близлежащих стран, прежде всего Китай, Пакистан, Россию и Иран. Китай и Иран наверняка откажутся, а Пакистан и Россия будут принуждены пойти на этот шаг.

Когда же войска американцев и их союзников будут выведены из страны, а западные деньги из-за кризиса в Афганистан перестанут поступать, начнется совсем другая история, в которую вновь будет втянута Россия.


Автор — президент Центра стратегических исследований «Россия — Исламский мир»

Василий Симчера: «ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЁМСЯ…» На вопросы «Завтра» отвечает директор НИИ статистики Роскомстата

"ЗАВТРА". Василий Михайлович, известная фраза о том, что на свете есть ложь, большая ложь и статистика, вам, наверное, уже успела порядком надоесть. Но всё-таки: что в том образе России, который демонстрируется нам официальной статистикой, является правдой, что — ложью, а что большой ложью, и где там статистика?

Василий СИМЧЕРА. Знаете, чтобы иметь в нашей стране хорошую статистику, на 140 миллионов населения необходимо, по крайней мере, 300 тысяч служащих, которые бы занимались этой работой. В России сегодня нет и 30 тысяч. Пропорционально столько мы имеем и хорошей статистики. Всё остальное — плоды народного творчества. Хорошая статистика в России есть, но она минимальная, очень неброская и очень туго доходит до реального потребителя. Вообще-то, реальному потребителю нужны не те талмуды из столбиков цифр, графиков и диаграмм, которые даёт статистика, — ему нужно понимание того, куда идет страна, куда она может идти и куда она должна идти. Статистика — это инструмент для установления правды, с её помощью люди могут узнавать правду и жить по правде. А чем больше в обществе мерзости, тем хуже оно относится к статистике, выдавая за статистику все, кроме самой статистики.

"ЗАВТРА". У нас в стране были периоды, когда статистика находилась на высоте?

В.С. Конечно. Это практически вся вторая половина XIX века и 30-е-50-е годы прошлого века. Даже великий наш сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, занимая пост вице-губернатора, занимался статистикой, участвовал в переписях. Антон Павлович Чехов был статистиком, его книга "Остров Сахалин" — это статистическая работа. Вообще, статистика — это огромная работа. Потому что вы должны не просто сказать, что в России население 142 миллиона человек — вы должны так всех переписать, чтобы зримо узнавать каждого из них. А когда нам говорят: вы плохо переписали, приписывали, не вписывали и так далее, что у нас 145 миллионов или, наоборот, 140 — это всё болтология, а не статистика. И такая болтология сегодня выдается за статистику в 9 случаях из 10.

"ЗАВТРА". А переписи советского времени?

В.С. За исключением переписи 1937 года, которую постигло несчастье, все эти документы были достаточно мужественными образцами жанра, которые объективно отражали происходящие в стране процессы и противостояли тем измышлениям, которые громоздили вокруг неё зарубежные "доброжелатели". Так вот, сегодня у нас статистика строится не на подсчетах, а на расчетах. Берётся любая точка, от которой по произвольной формуле всё экстраполируется в настоящее и будущее. Вы приносите в кабинет реальную, трудовую цифру, а его хозяин говорит: "Знаем мы, как вы там считаете…" — и даёт дальше другую, более удобную для себя и для начальства цифру. Вот что происходит. А я среди подлинных статистиков, при всем своем критическом отношении к людям, никаких фальшивомонетчиков не встречал.

"ЗАВТРА". Да, для большинства наших руководителей главное — не интересы дела, а пиар. Они считают, что образ действительности можно навязать любой, а дальше — хоть трава не расти. Но это еще возможно, когда у людей есть хоть какая-то уверенность в нынешнем дне и какая-то надежда на завтра. А сейчас у нас на дворе кризис. Каким он видится через волшебный кристалл современной статистики?

В.С. Знаете, я всю жизнь занимался измерениями и подсчетами, поэтому о том, что невозможно измерить и подсчитать, говорить не могу. Кризис должен быть прежде всего измерен и подсчитан, у него должны быть какие-то определенные параметры. А у нынешнего кризиса никаких вразумительных параметров нет: ни по источникам происхождения, ни по формам проявления, ни по возможным последствиям. Так о чем мы говорим?

"ЗАВТРА". Фондовые рынки падают…

В.С. Индексы фондовых рынков и курсов валют, весь "форексный" рынок — фальшивые и, скорее всего, даже мошеннические параметры кризиса. Они отражают интересы отдельно взятых групп людей, которые на этих рынках крутятся, но не интересы всей экономики и не интересы остальной части населения. Следовательно, надо бы начинать с пересмотра всех этих индексов, чтобы мы могли знать, что представляют собой не 30 компаний по индексу Доу-Джонса, их издержки, продажи и прибыли, но всех участников мирового рынка, а это около миллиарда предприятий, из них примерно 50 тысяч крупных и крупнейших компаний.

Если бы всё это учитывалось, лживость, причем намеренная лживость нынешних фондовых индексов и валютных курсов стала бы очевидной для всех. И когда индексы Доу-Джонса говорят вам о том, что надо активы продавать, на самом деле их надо покупать, и наоборот.

"ЗАВТРА". Что китайцы сейчас, на фоне кризиса, благополучно и делают…

В.С. Что китайцы и делают. Но не только китайцы, и не это главное. Главное вот в чем. Если бы "группа Доу-Джонса", назовем её так, хотела что-то вразумительно отрегулировать, она бы прежде всего занялась инвентаризацией своих активов. Но ведь этого не происходит! Реальные активы скрываются, фальшивые банкротятся, и на этом, именно на этом сегодня делаются многомиллиардные состояния.

"ЗАВТРА". Всё это происходит при стремительном росте денежной, прежде всего долларовой массы.

В.С. Конечно. Но ведь вам никогда и нигде не назовут официально паритетный курс национальной валюты к тому же доллару. Обменный есть на каждом углу, а паритетного — нет. Не подсчитан. Потому что, во-первых, Америка не раскрывает свои активы — не с чем сравнивать. А во-вторых, мы не знаем, что творится в нашей собственной экономике, где, что и кому принадлежит — нечего сравнивать. Вы что, думаете, это всё — случайность?

Знаете, за что знаменитого Кейнса прогнали в 1944 году с Бреттон-Вудсской конференции? За то, что он сказал: хорошо, вводите доллар как международную валютную единицу. Но — как международный доллар. Красьте его по-другому, чем доллар национальный.

"ЗАВТРА". Товарищ не понял…

В.С. Да, не понял. Но тогда резервация национального и международного доллара имела бы разнонаправленные векторы движения, а не один и тот же, что мы наблюдаем последние 50 лет.

"ЗАВТРА". Сорос тоже недавно предложил перейти к новой мировой валюте на основе SDR.

В.С. Нет, SDR, или специальные права заимствования — это такая карманная валюта МВФ, которая устанавливается, в общем, так же произвольно, как обменный курс доллара. А я говорю о реальном курсе на основе паритета покупательной способности (ППС) национальных валют. Ведь если вы не имеете знания о паритетном курсе, вы будете работать в ложной системе координат, а это всё равно, что стрелять из кривого ружья.

Казалось бы, всё просто, но в этом случае любые спекулятивные операции окажутся невозможными. Введите платежную систему, основанную на ППС, — и вы сразу отсечете от рынка всех спекулянтов. И спекулянты сразу наймут бандитов, обычных или политических, которые вас убьют, а принятые вами законы перепишут обратно. В этом суть дела.

"ЗАВТРА". Но всё-таки, Василий Михайлович, как вы считаете: основной источник кризиса — это избыточная масса долларов, или что-то другое?

В.С. Если говорить научным языком, то основным источником кризиса является кратное превышение обязательств по сравнению с активами. Ни контроля за обязательствами, ни инвентаризации активов в мире не существует уже после Великой войны 1914-1918 годов. Нет органа, который хотя бы внешне этот контроль осуществлял и эту инвентаризацию проводил. Уже Финансовый комитет Лиги наций в промежутке между двумя мировыми войнами эти функции осуществлял только для вида, формально. Всё пущено на самотёк. И обязательств набрано в десятки, в сотни раз больше, чем существует активов во всем мире. Поэтому налицо всеобщий кризис доверия — и не надо было доверять, задним числом. Но все играли в азартные финансовые игры с надеждой на выигрыш. И доигрались.

"ЗАВТРА". А что дальше? Если обязательств много, а активов мало, то какие обязательства будут обеспечиваться, и почему, а какие — нет? Как выглядят возможные выходы из этой кризисной ситуации?

В.С. Во-первых, обязательства есть разного рода. Если говорить о неучтенных, "мусорных" обязательствах, то их сумма в мире уже явно переваливает за сто квадриллионов, это десять в шестнадцатой степени, виртуальных долларов. Авалированных обязательств, то есть в какой-то степени учтенных банками и другими финансовыми организациями, — таких на 600 триллионов долларов. А активов — всего на 60. И вопрос о том, как сблизить эти цифры, является вопросом выхода из кризиса.

"ЗАВТРА". Ответы могут быть разные?

В.С. Конечно. Если по-хорошему, без войны, то надо квалифицировать все имеющиеся обязательства и произвести их соответственное дисконтирование, включая вывод значительной части этих обязательств как заведомо фиктивных и не путать их с реальными обязательствами. И если вы начнете разбираться, то очень быстро, за два-три месяца, дойдете до реальных активов, которые теперь не работают, вы их раскроете, возвратите их в экономический оборот. И начните это с таких корпораций, как "Enron" и "Artur Anderssen". Дайте там возможность провести даже не аудит, а примитивную советскую ревизию. А уже по установленным в результате такой инвентаризации фактам хищений открывать уголовные дела. Без этой процедуры инвентаризации, т.е. ответа на вопрос, кто и как увел с рынка реальные активы и подменил их фиктивными, с кризисом не справиться.

"ЗАВТРА". А почему всё скачет и обесценивается?

В.С. Да потому что иностранные собственники российских предприятий сейчас выводят свои капиталы обратно. 87% нашего валютного и биржевого рынка — это нерезиденты. Как Путин или Медведев им скажет: "Не будем вам ничего платить! Зафиксируем курс на уровне 23 или там 15 рублей за доллар: не хотите — не покупайте!"? А ему ответят: "Отдавай тогда наши доллары!" Где их брать? В Стабфонде? Так давайте говорить честно — это не наши деньги, которыми мы можем свободно распоряжаться, а наше обеспечение по долгам российских корпораций с иностранным участием.

Когда наркотик ввели в организм — его оттуда просто так не вытащишь. Болтать можно что угодно — только всё будет впустую. Там наркотик. И очищать от него организм — очень долгая и дорогая необходимость.

Вот в чем реальная проблема.

"ЗАВТРА". Василий Михайлович, а как же и когда так получилось, что у нас всё стало иностранной собственностью?

В.С. Это результат приватизации.

"ЗАВТРА". А есть ли выход? Может быть, какая-то восточная модель, японская или китайская, ближе к нему, чем американская?

В.С. Выход есть. Надо отвечать на вопрос, где деньги, надо отвечать на вопрос, какими потоками образована дыра, надо установить, кто конкретно отвечает за её возникновение и надо востребовать деньги с того, кто незаконно их присвоил и удерживает. Сегодня главная беда мировой экономики заключается как раз в том, что деньги не работают на две трети. Я уже говорил, что у нас происходит, но то же самое происходит во всем мире: вода есть, но вентили перекрыты, всё работает еле-еле, на голодном пайке.

"ЗАВТРА". Значит, нулевые ставки западных банков — это фикция?

В.С. Конечно, фикция. Даже в Японии, где банки десятилетия работают по нулевым ставкам — и не разоряются. Как такое возможно? Потому что эти ставки компенсируются через другие финансовые обязательства, подпадающие под самое жесткое государственное регулирование. Попробуй только пикни и попробуй не туда деньги направь — тебе быстро мозги на асфальт вправят.

"ЗАВТРА". Знаете, недавно Егору Гайдару задали вопрос, почему на Западе снижают ставки, а у нас — нет. И он ответил в том духе, что там же белые люди, и нам до них еще расти и расти, — именно поэтому?

В.С. Именно поэтому. А вот на вопрос, куда делись деньги вкладчиков советского Сбербанка, Гайдар вам не ответит никогда. То есть ответит, что во всем виноваты проклятые коммунисты, которые понавыпускали ничем не обеспеченных "деревянных" рублей, и ему вместе с Чубайсом и другими "реформаторами" пришлось спасать Россию от голода и холода. Хорошо, давайте посчитаем всё, что сделали проклятые коммунисты. Оказывается, документов нет, они уничтожены. Кто уничтожил? Неизвестно. А кто допустил уничтожение? Сам Гайдар и его подельники. Но они тут ни при чем, у них презумпция невиновности. Всё, круг замкнулся. Вам понятно, что происходило у нас и что сегодня происходит в мире?

Америка должна 14 триллионов долларов — 46,6 (десять лет назад было 17,7) тыс. долл. на человека. Это совокупный государственный долг, внутренний и внешний. Если брать реальный, а не номинальный ВВП США, то она их и в три года не заработает. Если у Обамы на руках есть два триллиона долларов, больше не будет, а гасить надо десять триллионов текущего долга, пирамида больше не растёт, то как выходить из положения? Либо банкротить страну и объявлять дефолт, либо навязать участие в своем долге другим странам: мол, мы все перед лицом кризиса должны объединить усилия и так далее — ну, вы это слышали. И наши лидеры, не зная, что это за кризис, сколько придется платить, — практически подписываются под чистым листом бумаги, куда их американские партнеры впишут любую нужную им сумму? Нет, я не знаю, какие там существуют договоренности и обязательства. Поэтому я не склонен огульно критиковать действия ни российских, ни американских властей. Я по объективным экономическим параметрам говорю: без инвентаризации, параметризации активов и обязательств никакого выхода из кризиса не будет. Нужно установить параметры самого кризиса, параметры тех механизмов, которые в этот кризис ввели, и параметры тех механизмов, которые могут из этого кризиса вывести.

Беды еще нет. Пока налицо нехватка денег, но худо-бедно мир продолжает платить. Следующим шагом, который сегодня усиленно готовят, будет дефолт или отложенные платежи. Уже максимум через полгода Америке будет нечем платить по своим текущим долгам. И те спекулятивные телодвижения вокруг доллара, которые мы сегодня наблюдаем, способны разве что продлить и усилить агонию. Это паллиативные средства, которые дают эффект на протяжении только очень короткого времени.

"ЗАВТРА". А может ли Америка пойти на отказ от доллара и ввести новую валюту — например, амеро?

В.С. С обывательской точки зрения, она может сделать это в любой момент: хоть сегодня, хоть завтра. На долларе ведь не написано ничего, кроме того, что это — легальное платежное средство для всех расчетов, выпущенное Федеральной резервной системой США. "In God we trust" — и ничего больше: никаких ограничений и никаких обязательств.

А если говорить серьёзно, то поправка 1973 года к Бреттон-Вудскому соглашению, зафиксированная МВФ, утвердила доллар в качестве международного финансового обязательства, а по таким обязательствам надо платить.

"ЗАВТРА". То есть у глобальной финансовой системы и у Америки нет реальных шансов выйти из этой ситуации без войны?

В.С. А что делает картежник, когда он всё проиграл? Скатерть — со стола, канделябры в ход!

У Америки нет реальных активов. Зато у нее много фиктивных активов, которыми она хотела бы заместить реальные. Но не может. А если она через два года не отдаст два триллиона валютных резервов Китаю, китайцы обрушат всю свою мощь на Америку.

"ЗАВТРА". Каким образом?

В.С. Они знают, как. Более 20 миллионов азиатов, живущих в США, это знают. Там латиноамериканцев много, негров, так что страну, основанную белыми англо-саксонскими протестантами, вы очень скоро не узнаете. Та же картина, что в Советском Союзе: как только число русских снизилось до половины населения — стране пришел конец. От половины до двух третей — пограничная критическая зона.

Но войны такой классической, конечно, не будет. А будет что-то наподобие нашей перестройки. Если американцы не найдут эти два триллиона. Спрашивается, где их взять? С России не возьмешь — нет здесь уже таких денег. А российской территорией китайцы не возьмут — зачем? Им нужно готовое сырье, а не его добыча вахтовым методом. С нефтяных исламских государств, наподобие Ирана и Саудовской Аравии? С Европы? С Японии? В принципе, можно, но там ведь тоже не дураки сидят…

"ЗАВТРА". А Китай понимает все эти процессы? У него, на ваш взгляд, существует своя стратегическая линия, проложенная в других системах координат?

В.С. В Китае выстроена почти самодостаточная экономическая система, минимально зависящая от внешнего рынка даже по продажам, потому что если даже экспорт в Америку сократится в четыре раза, китайская экономика всё равно будет идти в плюсе. Правда, она будет давать не 10-15% годового прироста в натуральном измерении, а 4-5%. Это очень нормальная ситуация.

Но экономика Китая, при всех своих плюсах, имеет один весьма существенный порок: она основана на очень низком уровне компенсации труда. Это рано или поздно взорвётся, если только пекинские товарищи своевременно не изменят свой курс и не повысят средний уровень зарплаты примерно в четыре раза. Тогда там будет полный перфект. А если нет — лет через 20 всё рухнет и там.

Реально Китай претендует на 40% мировой экономики. Так было 2000 лет назад, так, наверное, случится в ближайшие сто лет. Это такие сверхдлинные волны в экономике, изучением которых я сегодня занимаюсь именно со статистических позиций.

"ЗАВТРА". А Россия?

В.С. Скажу честно: к величайшему сожалению, в обозримой перспективе лет ничего кардинально нового я для нашей страны не вижу. В 90-е годы мы прошли "точку невозврата". При нынешних международных обязательствах мы не можем вернуться обратно, или каким-то усилием политической воли перейти на китайскую модель. Мы вынуждены вписываться в глобальную экономику. Китай развивается на собственной основе, а мы — на "вхождении в глобальный рынок".

Тут вот мы много говорили о "валютной зоне рубля", о рубле как мировой резервной валюте. Да не будет такой зоны и не будет рубль резервной валютой! Потому что для этого сегодня нужно иметь ВВП на уровне десять триллионов долларов, а у нас при хорошем счете даже двух не наберется. Ну, это как если бы вы с сотней тысячей долларов в кармане пришли покупать новый "Майбах". Так он под миллион стоит. Наличными, в кассу, пожалуйста. Нет? В кредит хотите? До свидания, у нас очередь, работаем под заказ.

Нужно гарантировать соответствующий резерв, который будет размещен в международной платежной системе, существующей или вновь созданной. Да, с нами могут и хотят торговать на рубли и китайцы, и турки, и арабы, и другие могут подтянуться. Но какие гарантии мы им способны предоставить? Акции "Газпрома"? Так "Газпром" стоил четыреста миллиардов, а сегодня не стоит и пятидесяти, упала капитализация в восемь раз. Или Чубайса как "самого эффективного менеджера"? Или "мертвые души" заложите с вашей убылью населения? Что?!

Кроме того, международная платежная система, основанная на конвертируемом рубле — это объявленная война всей нынешней мировой финансовой системе. Разве мы воевать готовы? Нет, мы вынуждены дружить! А зря — фиктивные финансовые институты должны быть разрушены. Иначе будет разрушен весь мировой порядок.

Две вещи делают нашу перспективу проблематичной. Первая — это реальная производительность труда. У нас она за годы "реформ" снизилась примерно наполовину. Вторая — это низкий уровень оплаты труда. Российскому работнику в среднем платят за единицу произведенного продукта примерно в 2-3 раза меньше, чем на Западе. Вот и получается, что наш человек отстает от того же американца по производительности в четыре раза, а по зарплате — в десять раз. Спрашивается, в таких условиях, зачем ему работать больше и лучше? Не нужно ему это! Ему не нужно, соседу не нужно, всем не нужно. Страна стоит без работы уже на треть! А будет стоять наполовину, на две трети!

Экономика страны уже многие годы развивается с убывающей эффективностью. Еще с большими убытками в стране выстроена и функционирует социальная сфера, вложения в которую расходуются во многом впустую: вложения есть, и немалые, а отдачи нет или она крайне мала, чтобы позитивно влиять на единение и возрождение народа.

Любая социально-экономическая система, которая проедает много больше, чем созидает, долго так жить и развиваться не может. И в России, как, впрочем, и во всем остальном мире, кризис сегодня здесь, а не на фондовом рынке. Дутые активы, фиктивные капиталы, мнимые рейтинги, спекулятивные курсы валют и акций, инсценированные банкротства и фантастические потери, — это всего лишь прикрытие, корыстной игры в кризис, которые лишь грамотными и прозрачными расчётами могут быть разоблачены. Поэтому давайте грамотно и прозрачно считать. И чем скорее это будет сделано, тем меньшей будет плата за кризис.

Иначе считать и править бал продолжат мошенники. Уберите мошенников и отдайте расчеты в руки профессионалов — кризисов больше не будет.

"ЗАВТРА". Спасибо, Василий Михайлович, за содержательную беседу. Надеемся, она окажется не последней на страницах нашей газеты.


Материал подготовили Александр Нагорный и Николай Коньков

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

НА КАРТЕ МИРА Пакистан появился 14 августа 1947 года на основании резолюции от 23 марта 1940 года, принятой на 27-й сессии Всеиндийской мусульманской лиги. В память о ее принятии 23 марта ежегодно отмечается в этой стране как национальный праздник — День Пакистана.

Пакистан — это страна чистых (таково значение слова "пак" на урду и фарси), т. е. правоверных мусульман. Возникнув на религиозной основе, Пакистан стал одним из немногих (Ирландия, Израиль) религиозно-национальных образований и единственным таковым в мусульманском мире. Преодолев множество преград и трудностей, это столь необычное государство в начале ХХI века является одним из самых населенных в мире, выйдя по данному показателю на шестое место. К концу века, согласно демографическим прогнозам, Пакистан займет четвертую строку в ряду наиболее крупных по населению государств сразу после США.

Надо признать, что отношения нашей страны с Пакистаном долгое время носили, мягко говоря, натянутый характер. Сказывалось то, что в годы "холодной войны" Пакистан был близким партнером США. Именно с пакистанской территории в 1960 году стартовал самолет-разведчик "У-2", сбитый советской ракетой ПВО. В ходе пакистано-индийских войн Москва однозначно симпатизировала Индии и де-факто поддерживала её в кашмирском конфликте. Недоверие к пакистанцам как к "подручным американского империализма" усилилось в 80-е годы, в связи с войной в Афганистане.

В то же время успешно развивалось советско-пакистанское экономическое сотрудничество в сфере электроэнергетики, металлургии, торговли. Карачинский металлургический завод, созданный с помощью наших специалистов, и по сей день остается одним из флагманов пакистанской тяжелой промышленности.

В последние же годы, когда состоялась встреча Владимира Путина с пакистанским президентом и другие контакты на разных уровнях, произошли положительные, хотя и незначительные, изменения в росте товарооборота. С каждым годом увеличивается и обмен научными и культурными делегациями.

Внимание к Пакистану и к расширению с ним всестороннего сотрудничества проявляется российскими деловыми кругами, финансистами и представителями отечественного ВПК. Аналогичный интерес к России наблюдается со стороны различных пакистанских государственных структур, а также представителей промышленного, торгового и финансового капитала, военных, студентов. Все они выражают стремление к расширению и активизации сотрудничества с Россией как в торгово-экономической, так и в военной, научной и культурной областях.

Исходя из того факта, что интерес к двустороннему взаимовыгодному сотрудничеству растёт как со стороны России, так и со стороны Пакистана, есть определенная надежда на то, что российско-пакистанские отношения могут перейти в новую историческую плоскость, став примером политики, устремленной в будущее. Не вступая в противоречие с российско-индийскими отношениями и не ограничиваясь условными рамками совместной борьбы с международным терроризмом и наркоторговлей, сотрудничество между Россией и Пакистаном должно реально служить интересам народов обоих государств.


НЕДАВНО В ИРАКЕ было объявлено о пересмотре условий контрактов, заключаемых с нефтяными компаниями. По мнению экспертов, это решение правительства страны связано с падением цен на нефть, сказавшимся на финансовых возможностях государства.

Правительство Ирака отказалось от намерения держать под своим контролем не менее 51% акций месторождений, которые осваивают иностранцы. Теперь иностранные нефтяные компании могут владеть 75% акций проектов. По признанию представителей иракского нефтяного ведомства, увеличение доли иностранных компаний в проектах — это единственная возможность привлечь их к освоению месторождений.

В настоящее время Ирак, по официальным данным, добывает 2,4 млн. баррелей нефти в день и надеется увеличить добычу примерно до 4,5 млн. баррелей в день к 2012-му и до 6 млн. баррелей в день к 2017-му году.

Как бы то ни было, западные нефтяные гиганты "Эксон Мобил", "Шелл", "Тоталь" и "Бритиш Петролеум" еще в прошлом году заключили контракты с новой иракской властью. Пока это сервисные контракты, предусматривающие обслуживание крупнейших иракских месторождений на протяжении года-двух. Их стоимость в общем невелика, однако они открывают страну для иностранных нефтяных компаний, которые, как считают эксперты, получат преимущество в тендерах на освоение месторождений. Претендуют на место в Ираке также компании из России, Китая и Индии.

Нелишне напомнить, что в 2008 году Москва списала более 90% иракского долга России. Предполагалось, что это облегчит возвращение российских компаний в Ирак, но этого не произошло. В своем недавнем интервью для российской прессы временный поверенный в делах Ирака в России Джабер Хасун Али Енуз заявил, что для решения вопроса по контрактам, подписанным во времена Саддама Хусейна, создана совместная рабочая группа, однако дата её заседания пока не определена. Некоторые наблюдатели полагают, что ситуация изменится после визита в Россию иракского премьера Нури аль-Малики, запланированного на первую половину апреля. Пока же ЛУКОЙЛу и ряду других российских компаний, пытающихся вернуться в Ирак, предлагается поучаствовать в тендере на разработку нефтяных месторождений.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Все-таки коммунистическая пропаганда живуча! И действенна. Уж сколько раз твердили миру российские либералы, что государственное присутствие в любой сфере: промышленности, образовании, медобслуживании, финансах, — абсолютное зло без намека на положительность, а частное управление, владение — это рай на земле и залог счастья всего сущего в мире. Но поди ж ты! В сердце мирового сообщества бредни про благую государственность всегда отыщут уголок для сочувствия.

Реклама по российскому телевидению. В ней участвует демократ-раздемократ виртуоз Спиваков, в свое время смывшийся от капитального ремонта России в Испанию. Капремонт после затеянной демократами перестройки, когда вокруг пыль, шум, а удобства, казавшиеся привычными, недоступны, сами демократы предпочли пересидеть где-нибудь в местах без шума и пыли, пока мы тут сор и развалины разгребали, потом прибыли нас учить, что мы опять неправильно сделали, обустраивая им Россию, пока они на других берегах жизнь жили. Не умеем мы евроремонт делать! Все на свой лад норовим! Навиртуозившись на других берегах, вернувшись на щедрые хлеба российских налогоплательщиков, виртуоз рекламирует банк, главным достоинством которого является участие в нем государства. Что, капиталисты предпочитают хранить свои капиталы не у таких же, как они, хороших, честных и бескорыстных, радеющих о приумножении капитала ближнего и о увеличении его достатка, капиталистов, а у плохого государства? Что за происки коммунистов? Это же диверсия!

Более того. Америка национализирует банки! То есть частные становятся государственными. Дело Анжелы Дэвис не просто живет, но и побеждает! Неужели мы с Америкой поменялись пятыми колоннами: не только у нас тут вовсю шпионы и вредители, но и у них коммунистические агенты активизировались?

Иначе как понимать такие заявленьица: "Некоторые участники рынка (американского финансового) выступают за национализацию. По их словам, она поможет решить сразу две проблемы. Во-первых, национализация вернет уверенность на мировые рынки и вдохновит инвесторов вновь вкладывать свой капитал в банковский сектор США. Во-вторых, в случае национализации банков американцы будут уверены в том, что средства налогоплательщиков идут не на выплату бонусов топ-менеджерам, а на спасение национальной экономики". Это в американской прессе пишут! Туда казачки пробрались? Это же получается, что во всем мире больше верят государственной гарантии, а не какому-нибудь Роме, который обещает такую верную гарантию, как "зуб даю".

А уж что касается идей нового президента Америки относительно государственного всеобщего медицинского обслуживания! Мрак невежества. Темнота президента. Спросил бы у Ясина. Или у Лившица. Они не только на одно лицо, но и на одну извилину. Ведь демократы одним из главных грехов и преступлений советской власти перед человечеством объявили всеобщее бесплатное медобслуживание. Понаслушались мы, тогда здоровые и счастливые, какая плохая медицина нам была дадена. Сейчас, хворые, платим втридорога за то же самое, только худшего качества, да слушаем, как американцы идут к социалистическим завоеваниям, которые мы потеряли, а кое-кто подобрал.

Как оказалось, наши мальчики в розовых штанишках, которых нам расписывали как знатоков, финансовых зубров, мощные умы, только и умеют, что пузыри пускать. Мальчики в розовых штанишках в свое время своими лопатками разбивали в песочнице то, что другими построено было. Их мамы кричали: "Ах, это у моего сына самовыражение. Он хочет новую архитектуру внедрить, перестроить, из него вырастет архитектор перестройки". Что выросло? Да, что выросло, то выросло. С тех пор мальчики рассказывают, что с детства их нагружали тяжелым физическим трудом в песчаных карьерах… лопату в руки… были лишены детства…

А только и научились, что пузыри пускать. Мыльные, финансовые. И какой спрос с такой публики? Они же маленькие. Сразу: дяденьки, я не виноват.

Поскольку население у нас опять стало безграмотное, то и важнейшим из всех искусств вновь стало кино. Да к тому же такая его доходчивая форма, как кинокомедия.

Вспомним, как некая особа стенала: "Не виноватая я! Он сам пришел!" Но мы-то видели, простые зрители, которых в режиссуру не допускали, мы оставались по эту сторону экрана, что и не сам пришел, и что виноватая. Что действовала в группе преступных сообщников, которые разрабатывали операцию по изъятию ценностей, и методы разные использовали, и заманивали, и всё проделывалось исключительно с целью обогащения, корыстные мотивы в действиях группы лиц четко просматривались, хотя декларировалось поначалу желание помочь и на приемлемых условиях дать то, что необходимо. И наплевали эти мошенники на того, кого заманивали — пусть семьи рушатся, а только бы чужое получить, пусть и с бездыханного тела или не могущего оказать сопротивление. Всё это мы видели! И сейчас, когда кризис пришел, руководящая партия "Съедобная Россия" стенает: "Не виноватая я! Он сам пришел!" Но мы-то наблюдали за этой алчной ветреной особой, которая семен семенычей, простых работяг, отцов семейств заманивала, сулила, обещала, а сама все это проделывала в циничной форме в группе сообщников по предварительному сговору в корыстных целях… И в кризис этот продажная девка времен капитализма заманивала, все условия для него создавала, чтобы в итоге обогатиться. И ныне, к сожалению, нет никакой принципиальной общественности, честных представителей правопорядка, чтобы вывести эту свору мошенников на чистую воду, не дав обогатиться преступным путем. Нет, газ по-прежнему отключают, но порядок не наводят.

Виноватая ты!

Владимир Бушин ВЫЛАЗКА КОЛБАСНИКОВ И ПИВОВАРОВ 2 Окончание. Начало — в N11


Газета Завтра 800 (64 2009)

ПРО "ГОРЬКУЮ" ПОБЕДУ

Показу по НТВ 23 февраля, в праздничный День Российской армии, фильма Алексея Владимировича Пивоварова "Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова" предшествовала назойливая и хвастливая реклама. Нам сулили показать нечто такое, что 65 лет тщательно скрывалось. Это была, дескать, "вырванная страница войны".

Конечно, Пивоваров с дружками были не первыми, кто завопил об этом. Они питаются объедками. Ещё в 1998 году не где-нибудь, а в Твери, на земле, где шло это сражение, О.Кондратьев (не родственник ли генерал-лейтенанта А.К.Кондратьева, начальника штаба ЗЗ-й армии, которой командовал генерал М.Г.Ефремов?) издал брошюрку "Ржевская битва: полвека умолчания". А в 2001-м там же вышел сборник "Ржевская битва", где опять — статья этого автора "Забытая битва". Пивоваров подхватил: "После войны Ржевскую битву предпочтут забыть, о ней писали мало, чаще не писали…". Как это — чаще не писали? "Сражение до сих пор называют боями местного значения". Кто называет? Где? Дайте адрес. Брошу в окно дохлую кошку.

"Не было нашей победы, потому и не писали про Ржев. И только Александру Твардовскому удалось напечатать стихотворение "Я убит подо Ржевом", и то, видимо, по чьему-то недосмотру",- писал ещё в 1993 году П.Михин, участник тех боёв. Но, дорогие телезрители, при нынешней благоуханной демократии, возвестил Пивоваров, "скрыть правду уже невозможно". И мы тут же видим, что он проделывает с правдой. Заэкранный голос читает первые две строфы помянутого стихотворения — о самом факте гибели его лирического героя, и всё. Конечно, не обязательно давать стихотворение целиком, но оно же названо "самым пронзительным напоминанием", и уж главное-то в нем, саму суть надо непременно огласить! А это в таких словах от имени павших:

И никто пред нами

Из живых не в долгу,

Кто из рук наших знамя

Подхватил на бегу,


Чтоб за дело святое,

За Советскую власть

Так же, может быть, точно

Шагом дальше упасть…


Да, в этих строках о преемственности защиты родной земли и Советской власти вся суть стихотворения. Где ж они? Значит, вы, Пивоваров, и вся ваша компашка не подхватили "наше знамя", а бросили и растоптали. Впрочем, все знали это и до вашего фильма.

Ведь так и говорят: "Не было победы!.." Или в крайнем случае — "Горькая победа". Но вы дали себе труд поразмыслить, что такое победа? Любая военная победа в той или иной мере "горькая", ибо добывается кровью, а ведь проливать и чужую кровь — не весёлое занятие. Другое дело — "пиррова победа". Именно такими победами были победы немцев в 1941 и 1942 годах. Война — это не футбол, где всё ясно по забитым и пропущенным мячам. А у пивоваровцев часто виден именно спортивный взгляд на это страшное дело. Встречаются даже такие заявления: немцы шли до Волги год с небольшим, а мы от Волги до Берлина — почти два с половиной. Верно. И к чему пришли немцы? К разгрому. А к чему пришли мы? К Победе. Но эти мелочи в состязании по быстрой ходьбе их не интересуют: главное — скорость! Как на Олимпиаде.

Военный успех, победа далеко не всегда — уничтожение или пленение противника, не обязательно — знамя на вершине Мамаева кургана или над рейхстагом. Чаще всего это выполнение поставленной задачи. Была оборона Брестской крепости успехом? Да! Хотя почти все её защитники погибли. Были победой оборона Одессы и Севастополя? Да! Ибо в пору, когда был дорог каждый час, а опасен любой батальон противника, защитники крепости почти на целый месяц задержали немецкую дивизию, устремленную на Москву. Защитники Одессы 73 дня сковывали 4-ю румынскую армию, вывели из строя множество столь необходимой врагу живой силы и техники, нарушили планы оккупантов. То же самое, но с ещё большим размахом делали защитники Севастополя.

А что такое поражение? Это, как правило, крушение планов, расчётов, надежд. Немцы планировали в несколько недель разгромить Красную Армию, захватить Москву и Ленинград. Блицкриг!.. А мы думали пока только об одном — выстоять!

Да, у немцев были к тому времени огромные успехи, захвачена большая территория, но — Красная Армия продолжала сражаться и набирала силы; Москву они не захватили, Ленинград отбивался, т.е. их планы провалились, а мы выстояли, и это было стратегическим поражением немцев, в недрах которого зрел полный крах.

Ржевская битва была трудной, долгой, кровопролитной, она имела целью сковать силы врага, чтобы он не смог перебросить их под Сталинград. Вот что писал в своей "Истории Второй мировой войны" немецкий генерал Курт Типпельскирх об одной нашей операции подо Ржевом: "Прорыв советских войск удалось предотвратить только тем, что три танковые и несколько пехотных дивизий, уже готовых к переброске на южный фронт, были задержаны и введены сначала для локализации прорыва, а затем для контрудара" (с.241). Цель нашей операции была достигнута. А закончилась-то битва все же ликвидацией Ржевского выступа, полтора года нависавшего в 150 километрах над столицей. Нам говорят с экрана: это неважно, ибо немцы сами пришли и сами ушли! Где же победа? 0:0. А что оставалось — ждать окружения? Так ведь и капитуляцию они подписали тоже сами — собственными ручками фельдмаршала Кейтеля… Конечно, такими "латентными" победами не принято хвастаться, но никто намеренно и не скрывал её.


НАРОД ХРАНИТ ПАМЯТЬ

Ещё в дни, когда битва шла, а Ржев ещё не освободили, Верховный главнокомандующий сказал о ней в приказе от 23 февраля 1943 года по случаю Дня Красной Армии. И как сказал! Поставил по значимости в ряд с другими великими боевыми деяниями того времени: "Навсегда сохранит наш народ память о героической обороне Севастополя и Одессы, о боях под Москвой, в районе Ржева, под Ленинградом, о сражении у стен Сталинграда".

И сколько писали об этой битве в стихах — от Твардовского до Ножкина; и в прозе — от 12-томной "Истории Второй мировой войны", изданной в 70-х годах до… Тут всё и не перечислишь! К десятку имён, названных в "Правде" генералом М.Гареевым, представлю хотя бы только авторов, книги которых у меня под рукой, и укажу время их издания: генерал-полковник Л.Сандалов (1960), М.Папарин (1961), Маршал Г.Жуков (1969), К.Иванов (1972), писатель К.Симонов (1978), генерал-полковник Н.Хлебников (1979), генерал-лейтенант Б.Бойко (1982), военный историк Г.Бердников (1985), тот же генерал армии М.Гареев (1994г. и позже вплоть до 2008г.), писатель А.Огнёв (2003, 2004, 2007гг.), военный историк А.Исаев… Хватит? А то могу продолжить: маршал М.Катуков, генерал А.Сапожников, писатели Вячеслав Кондратьев, Вадим Кожинов… Да возьмите простейший справочник о Великой Отечественной вроде того, что в 1985 году вышел в Политиздате — и там три статьи о Ржевской битве. Не говорю уж о вышедшей тогда же энциклопедии войны — и там три статьи с наглядными схемами к ним. Что вам ещё надо, упыри и тупицы?

А упырям надо, чтобы всё это было изображено, как в книге битого немецкого генерала Х.Гроссмана "Ржев — краеугольный камень Восточного фронта". А ещё лучше — как в книге американского сочинителя Дэвида Глэнца "Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции "Марс".

У них вся Великая Отечественная война состоит из поражений, разгромов и катастроф Красной Армии. И совершенно нельзя понять, как же она оказалась в Берлине. Видимо, в ходе панического бегства. Некий Мальгин, возглавлявший журнал "Столица", к пятидесятилетию Победы напечатал там статью, которую написал некий Портнов, — "Разгром советских войск под Москвой". В том же году сам журнал откинул копыта…

Насколько же наши доморощенные упыри омерзительней немецких и американских! О тех же наших потерях они не просто называют цифру, у нормальных людей вызывающую горечь и боль. Нет, они цифру обсосут со всех сторон, как собака мозговую косточку, а потом разгрызут, но не съедят, а по стенке размажут. Вот назвал Пивоваров наши потери в одной операции, и тут же сообщил, сколько приходится на каждые сутки боев, да чуть ли ни на квадратный метр поля битвы.

Да, потери были велики. Но что делать — война. "Как что? — вскинулся патриот Пивоваров. — Во время Отечественной войны жизнь солдата ничего не стоила! А надо было беречь!"

Это ему в правое ухо вложил Радзинский, в левое — Сванидзе, а на язык положил Гавриил Попов. Можно привести много примеров того, как Сталин, Жуков и другие военачальники распекали подчиненных, если случались ненужные, зряшные потери, а они, конечно, случались, как и у немцев. Напомню лишь тот, что у К.Симонова. Жуков ему рассказывал, что когда 30 апреля позвонил Сталину и пожалел, что с Берлином приходится ещё дня два повозиться, тот ответил: "Не надо спешить. Берегите людей. Не надо лишних потерь".

Так вот. А ныне войны нет, однако население страны убывает ежегодно почти по миллиону. А ты допущен к эфиру. Вот выйди однажды и скажи: "Господа правители, Путин да Медведев, Грызлов да Миронов, вы разве не знаете, во что обходится народу ваша мудрая политика? Каждый год исчезает областной город, такой, например, как Ростов-на-Дону или Челябинск. Когда же вы прекратите свою людоедскую политику?"


КАВАЛЕР ОРДЕНА ГЕББЕЛЬСА

Как о битве, так и о генерале Ефремове лжёт лицедей: "Забыт! Выброшен из истории! Его имя должно быть у всех на слуху, а его мало кто знает…"

А имена каких наших генералов "на слуху" у вашей генерации манкуртов? Обойди хотя бы своё заведение, опроси сотрудничков, кого они знают. Могут назвать разве что лишь имена врагов — Гитлера, Гиммлера, Геббельса, Гудериана… А о Маршалах Советского Союза Толбухине или Говорове, о маршалах родов войск Новикове или Ротмистрове, Катукове или Бабаджаняне, о генералах Антонове, Баданове или Горбатове, о Героях Советского Союза Александре Матросове или Марите Мельникайте, погибших в двадцать лет,- о них ничего не скажут даже нынешние президенты и премьеры, сменяющие друг друга да играющие с народом то в "жмурки", то в "кошки-мышки". И это — результат их собственной безмозглой политики, доходящей до такого паскудства, что даже в дни военных парадов на Красной площади они маскируют Мавзолей и отгораживаются фанерой от самого Верховного главнокомандующего и от великих полководцев той великой войны и от великой Победы — от самой блистательной эпохи родины. И вы, Пивоваров, — платный подпевала этой политики.

Именно как таковой и лжете, будто немцы оказали застрелившемуся Ефремову "высшие воинские почести". Какие — салют из двадцати залпов? трехдневный траур всего вермахта? памятник поставили? Неизвестно…

Немцы истребили миллионы пленных, ещё больше расстреляли и повесили мирных граждан, молодых угоняли в рабство… Помянутый Гальдер 8 июля 1941 года записал в дневнике: "Непоколебимо решение фюрера сравнять с землей Москву и Ленинград, чтобы избавиться от населения этих городов… Задачу их уничтожения должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет, сказал он, "народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов вообще…" И вдруг — немцы оказывают "высшие почести" генералу-московиту, генералу-большевику, имевшему Орден Ленина и два ордена Красного Знамени. Не из уважения ли к его партийному стажу с 1924 года? Да почему же тогда не предусмотреть хотя бы без всяких почестей сохранение жизни героическим защитникам Москвы и Ленинграда, или хотя бы только детям и женщинам? Нет, они планировали полное истребление миллионов…

А вот вам бы, полупочтеннейший, они оказали бы почести. Да, может, ещё и найдётся кто-то среди них, наградит орденом Геббельса Первой степени.

Ведь вы разукрасили своё холуйство перед оккупантами еще и байкой о том, что с почестями предавая тело генерала земле, "немцы не тронули его золотые часы". Ах ты, золотарь… Да они выламывали золотые зубы даже у расстрелянных, тащили всё что могли вплоть до трамвайных проводов, рельсов и чернозёма Воронежской области… А тут часики не тронули. Я могу допустить, что в силу стечения каких-то обстоятельств так и было. Не это важно, а то, что вы говорите об этом с целью облагородить грабителей и убийц миллионов русских людей.

Что же до генерала Ефремова — вечная ему память — то о нём были и публикации в журналах (например, И.Жорова в "Военно-историческом" журнале" N6 за 1965 год), и книги (например, А.Виноградова "Герой-командарм", 1967)… Да о каком забвении речь, негодяи, если сразу после освобождения центральную площадь Вязьмы назвали его именем, и на ней в 1946 году поставили памятник генералу работы одного из лучших наших скульпторов — Евгения Вучетича.

Конечно, самоубийство генерала Ефремова сыграло свою роль в его посмертной репутации. Я не берусь судить о человеке, который, будучи ранен, застрелился. Не знаю, как в таком случае поступил бы сам… 28 января комфронта Жуков писал в характеристике на Ефремова: "Должности командующего армией не вполне соответствует. Целесообразно назначить командующим войсками внутреннего округа". Сурово. Но после его самоубийства Жуков в своих воспоминаниях о нём написал: "герой… талантливый, храбрейший…". Кто упрекнёт маршала в лицемерии?

Более того, молодой дотошный историк Алексей Исаев в книге "Георгий Жуков" пишет о решающем моменте сражения: "Какая-то феерическая картина: штаб 33-й армии вместо того, чтобы возглавить ударную группу в броске на Вязьму, сидит в Износках и изымает для своей защиты полки из выдвинутых штабом фронта для наступления на Вязьму соединений. Причём изъят был самый укомплектованный полк, который мог сыграть важную роль в сражении за Вязьму. И вследствие распыления сил попытка освободить Вязьму с ходу оказалась обреченной… Генерал Ефремов обрекал себя на катастрофическое развитие событий… Для выполнения задачи ему не хватило определенной "лихости" и умения пройти по лезвию бритвы" (с.310,314).

Историк считает, что главной ошибкой Жукова было то, что он выбрал именно Ефремова для прорыва на Вязьму. А между тем, о ЗЗ-й армии, насчитывавшей лишь 10 тысяч бойцов — всего-то дивизия! — "написано едва ли не больше, чем обо всех остальных армиях, участвовавших в наступлении Калининского и Западного фронтов в январе-марте1942 года" (с.298).


СОЛО ДЛЯ ЧАСОВ С БОЕМ

24 февраля антисоветчик Пивоваров проснулся знаменитым для всех антисоветчиков. А затем, как триумфатор, явился на "Эхо Москвы" и заявил: мол, фильм у нас получился. Патриотический, духоподъёмный. Особенно отрадно, что удалось показать его 23 февраля, как праздничный подарок ветеранам и всему народу. О нём идут споры. Я очень рад…

Ведущая Марина Королёва вставила словцо: дескать, мне страшновато сказать, но всё же скажу. Председатель Совета ветеранов Ленинграда и Ленинградской области Иван Корбутов заявил корреспонденту, что посадить вас за такой фильм на двадцать лет — мало, расстрелять — слишком почётно, а вот повесить, как Власова, — самый раз. Вам не страшно?

— Нет! Мне ничего не страшно. И вообще, чём дело? Мы только с документальной точностью изложили факты войны, и никто, кто нас критикует, эти факты не подверг сомнению. Речь идёт только об отношении к фактам. Только!

Авторы фильма также говорят, что он был бы ещё духоподъёмней, ещё патриотичней, но архивы скупо выдают свои тайны. Да какие же архивы? В стране произошла антисоветская контрреволюция, и власть сама неутомимо поносит вчерашний день родины и поощряет премиями, орденами и должностями тех, кто вместе с ней тоже занимается этим. Совсем недавно получили премии, ордена клеветники Чубайс, Баталов, лжец Досталь и другие. И если бы в архивах что-то было позорящее Советское время, то власть с радостью пустила бы это в оборот.

А теперь о фактах. Да, есть в фильме факты. Например, мы слышим укоризну: "Жуков, подстегивая подчиненных, присылает подарок командующему 39-й армии Зыгину…" А что за подарок? Оказывается, опять часы!" Часы с гравировкой: "Награждаю вас за взятие города Оленино и желаю дальнейших успехов. Генерал армии Г.Жуков". Во-первых, откуда взялся на фронте гравер? Во-вторых, очень сомнительно, чтобы такой длинный текст уместился на крышке часов. Или это были не то настенные, не то напольные часы с боем, а гравировка — на маятнике с чайное блюдце? В-третьих, зачем писать "награждаю вас", когда совершается сам факт награждения? Неужели даритель не мог написать кратко: "А.И.Зыгину за освобождение г. Оленино. Г.Жуков". А тут ещё и пожелания на будущее! Да, скорее всего, было бы написано именно "за освобождение", а не "за взятие". Вот две мои медали: "За освобождение Белоруссии", но — "За взятие Кенигсберга". В-четвертых, странно как-то, что генерал генералу дарит часы. Ведь комфронта имел и другие средства "подстёгивания", например, повышение в звании, что и было сделано в конце января: Зыгин стал генерал-лейтенантом. И наконец, Оленино, пожалуй, и сейчас-то не город, а уж в сорок втором… И Жуков не мог этого не знать.

Так вот, я подвергаю сомнению этот ваш факт. И меня не интересует ваша язвительная реплика: "Оленино освободят лишь через три месяца". Ну и что? А вы думали, всё делается сразу после подстёгивания? Это ещё раз показывает, до чего ж вы ни уха ни рыла не смыслите в том, что такое война. Так запомните: на фронте были не одни только храбрецы вроде вас, не боящегося виселицы, встречались люди и робкие, нерешительные, да и просто трусы, в том числе, разумеется, и среди командования. И "подстёгивание" на войне в той или иной форме: от орденов и повышения в звании до заградотрядов, — обычное дело.


ОТВЁРТКА И ШТОПОР

Вот ещё ваш факт. Дабы убедить зрителя в своей дотошности и добросовестности, вы показываете и сравниваете зимнее обмундирование. Вот немецкое: шинель, шапка, сапоги и т.д. Тут же ваш восторг: "В такой одежде германский (фашистского государства. — В.Б.) солдат мог воевать хоть сто лет!" А почему же и четырех не провоевал? Кто помешал? Рядом наше обмундирование: телогрейка, сапоги (валенки), ушанка и т.д. Позвольте, а где шинель? В телогрейках воевали? И вы радуетесь, что я не подверг сомнению этот ваш "факт"? Как и невежественную чушь о том, допустим, что советский ППШ — негодный автомат, которого, к тому же, почти и не было тогда в Красной Армии?

Но А.Григорьев, В.Шелекасов и другие профессионалы-знатоки из Центрального музея Вооруженных сил СССР в книге "Оружие славы" свидетельствуют: "У ППШ надёжно работала автоматика, устройство он имел столь простое, что можно было разобрать и собрать без отвертки, удобен в обращении, а главное, имел замечательные боевые качества — высокую скорострельность, точность боя, был безотказен в любую погоду. Шпагинский автомат стал грозным оружием в руках советских воинов". Даже вы, Пивоваров, пожалуй, легко овладели бы им, хотя ни разу в жизни не держали в руках отвёртку и, наверное, путаете её со штопором.

ППШ был так знаменит, что оружейники изготовили "подарочные экземпляры" и преподнесли их самому Верховному, а также его заместителю Г.К.Жукову, начальнику Генштаба А.М.Василевскому и другим высшим военачальникам. Да, тут "целая история"…

Дальше слышим слюнявые похвалы немецкому штурмовику: ах, какое диво! ни у кого не было ничего подобного! И молчат мерзавцы хотя бы о нашем Ил-2, о "летающем танке", коих за войну выпустили около 40 тысяч против 800 штурмовиков "Хейнкель", который был пожиже.

До танков фильмачи не добрались, не решились, видимо, всё-таки понимая, что уж очень широко известно: лучший танк Второй мировой войны — наш Т-34. Немцы в слезах и поте пытались его скопировать — ничего не получилось! Кишка не того калибра.

А вот ещё излюбленный "факт" всех трепачей о войне: "Дело не только в героизме. За наступающими идут заградотряды", уверяет Пивоваров так решительно, словно у него любимая бабушка служила в таком отряде. Да, летом 1942 года были созданы заградотряды и штрафные роты, но не везде. Например, маршал Язов говорил мне, что на Волховском фронте их не было. Юрий Бондарев, начавший войну под Сталинградом, говорил, что не знает и не слышал ни об одном факте, чтобы заградчики применили оружие. У немцев всё это появилось ещё раньше.

Вы тут же даёте высказывание на сей счёт и уверяете, что так говорил Жуков. Да почему я должен вам верить и опровергать это, если я убедился, что вы врёте даже в мелочах вплоть до часов, шинелей и портянок. А военный историк Г.Бердников писал о тех боях: "Пленные немцы имели жалкий вид: худые, небритые. Поверх пилоток — платки, кофты, на сапогах валяные опорки. Но дрались они с большим упорством. Как выяснилось, причина этой стойкости была в том, что солдат предупредили: всякая попытка отхода будет рассматриваться как измена, и что за их спиной стоят эсэсовские подразделения, которые имеют приказ стрелять в отходящих без предупреждения".

А каково ваше и наше отношение к уже упоминавшемуся факту поездки Сталина на фронт? Вы с высоты вашего невежества глумитесь: выехал не на фронт, а "в сторону фронта". Вы бы хоть разок съездили в сторону правды. "Ни в штабы, ни в войска не заглянул. Зачем, спрашивается, ездил? Для того, наверно, чтобы увидеть город, стоивший его армии столько крови".

Армия не "его", а всего народа, всей страны — Союза Советских Социалистических Республик. А он лишь возглавлял её. Сталин встретился с командующим фронта генералом А.И. Еременко и выслушал доклад о том, как подготовлена Смоленская операция, которая через три дня и началась, — вот зачем ездил. О посещении Сталиным фронта было объявлено войскам и, как вспоминал потом генерал Еременко, это "сыграло большую роль в подъёме морального духа войск" — вот ещё зачем ездил, что уж вовсе недоступно пониманию фильмачей.

А вот ещё "факт" — население Ржева и окрестностей. В фильме оно упомянуто в виде каких-то перебежчиков, тех, кто стал полицаем, да женщин, вынужденных стирать белье немцам. И это всё? Да, всё. Больше никакое население пивоваровцев не интересует. Абсолютно! А ведь там было еще и антифашистское подполье, которым руководили К.П.Латышев и А.П.Телешов, схваченные и казненные.

И тут нельзя не вспомнить о Ржевской — не о Елене Моисеевне, переводчице, что фигурирует в фильме и дожила до девяноста лет под этим псевдонимом — да продлят небеса её дни! — она сама о себе всё рассказала, а о разведчике Ржевской, погибшей в двадцать.

В музее Советской Армии под инвентарным номером 4/21187 хранится её письмо матери, написанное карандашом на шёлковой косынке в фашистской тюрьме как раз в те дни, когда шли бои за Ржев, с понятной осторожностью.

Своей рукой девушка написала: "Ржевская Ольга Дмитриевна, 20 лет. Оболоновец, Мутищенский сельсовет Ельнинского района. Погибла 27 февраля 1943 года. За связь с партизанами. Кто найдёт, сообщите родным". Она ошиблась, погибла немного позже.

И вот само письмо с некоторыми сокращениями:

"Здравствуй, милая мама.

Привет от дочери Ольги. Мама, родная, два месяца, как я не вижу свободу, но это всё ерунда… Не знаю судьбы о тебе, но предполагаю, что встреч с тобой, милая мамочка, больше нет и не ждать… Мне, мама, наверное, суждено погибнуть… Мама, милая, писать кончаю и ещё раз прошу: не убивайся, не одна я такая, нас очень много.

Писать кончаю. Дочка Оля".

Настал день и Ольгу вывели из камеры. У виселицы офицер сказал по-русски: — Теперь можешь говорить всё. Через минуту ты умрешь. — И она использовала эту последнюю минуту жизни, она бросила в лица вашим подопечным, Пивоваров:

— Я, Ольга Ржевская, русская, комсомолка и партизанка, ненавижу вас всем сердцем. Я боролась с вами как могла. И нас много… За меня отомстят. Скоро придёт Красная Армия…

Офицер вышиб из-под её ног табуретку, она повисла. Но её тотчас вынули из петли, привели в чувство, чтобы через несколько дней расстрелять. У неё не было золотых часов, но были простенькие серьги. Их судьба неизвестна. Это всё было напечатано 30 декабря 1943 года в "Комсомольской правде".

Вот, ваше "святейшество", кого к лику святых-то причислять надо. А у вас — ни одного мученика самого тяжкого страдания России за всю историю. У вас — только свои по разнарядке…

Я надеюсь, вы понимаете хотя бы то, что все люди, включая сотрудников НТВ, съёмочную группу фильма и вас лично, смертны. И мне кажется, в надлежащий час тех работников администрации Тверской области, которые причастны к созданию немецкого кладбища во Ржеве, во главе с Дмитрием Зелениным и вас с вашим начальничком следует со всеми почестями на этом кладбище и похоронить. Там же должны найти вечное упокоение и Горбачёв, Чубайс, Гайдар, Абрамович, Потанин… Туда надо перезахоронить и Ельцина со всем кланом предателей.


P.S.

В первой части статьи я укорял В.В.Карпова и М.А.Гареева за участие в фильме Пивоварова. Но оказывается, они не имеют к нему никакого отношения. Гареев 3 марта заявил в "Правде": "То, что моя персона оказалась в этом фильме, для меня полная неожиданность".

А ещё 27 февраля я позвонил Карпову. Он сказал, что в фильме без его согласия использованы "несколько фраз из старых записей". А сам фильм назвал безобразным, гадким, грязным… "И додумались же — в день праздника, в День Красной Армии так её обругать и обо…!" Но это уже непечатно. Так что мы имели дело не только с малограмотными и бездарными лжецами, с пошлыми зажравшимися балаболками, но ещё и с ворюгами.

А Карпов добавил, что всей душой поддерживает генерального прокурора Ю.Чайку и министра С. Шойгу, которые намерены предложить ввести уголовную ответственность за клевету на нашу историю, в том числе — на Красную Армию и Великую Отечественную войну.

Примите, товарищи фронтовики, мои извинения.

Александр Лысков УЗЛЫ

Приморье взбунтовалось, когда железный занавес таможни перекрыл торговлю дешевыми японскими автомобилями. Сотни вышедших на улицы, масса сочувствующих.

Теперь в Приморском крае растет возмущение… туристов. Власти затыкают щели на границе с Китаем. Вот-вот туристам будет запрещен ввоз из Поднебесной законных 35 килограммов ручной клади. Ходи по Китаю, глазей на экзотику, а чего-нибудь покупать — не смей! Это московским чиновникам из министерств, твердым государственникам и записным патриотам, позволено для страны почти 50% продуктов, миллионы тонн, закупать за границей, а ты и пуда не моги. Иначе — экономическая диверсия, подрыв основ, измена родине. Хотя юань по отношению к рублю не поднялся. Товары туристы ввозят дешевые. Как раз под кризис. В то время как долларовый и евроимпорт госчиновников взвинчивает цены. Дорожающие товары государство впаривает нищающему, безработному народу, месяцами не получающему зарплату. Тому же экипажу сухогруза "Кигилях", который объявил забастовку, отказался выгружать уголь для госучреждений Петропавловска-Камчатского, пока не выплатят четырехмесячные долги по зарплате.

"Ладно, продукты завозные. Но и ЖКХ у нас, что ли, импортное, долларовое?" — недоумевают толпы людей, собирающиеся у жилищных контор. Дело доходит до драки. Под шумок перерасчетов тупо повышаются цены на отопление, воду, электричество. Почему? Ни нефть, ни газ мы из-за границы не ввозим. На бензоколонках хоть ненамного, но цены падают, а в ЖКХ растут скачками. За счет народа компенсируют потери в ржавых трубопроводах, повышают зарплаты своим людям. Тарифы для них как Отче наш. Святое. А врежешь счетчик — окажется, что вовсе не восемь кубометров холодной воды в месяц ты расходуешь, как у них в святцах помечено, а около трех. И горячей воды не семь кубометров на человека, а всего один! Ужас берет, сколько же переплачено хитроумному дяде за десять последних лет! И вот уже в некоторых округах Москвы "приостановлен индивидуальный учет горячей и холодной воды". Счетчики не врезаются под разными предлогами. А на самом деле потому, что халявная кормушка у кого-то пустеет. Плати за всё скопом, и столько, сколько тебе начальники в квитке пропечатают!

И водка подорожает с 1 апреля. Тоже отнюдь не импортная, а своя, отечественная, к росту доллара не имеющая никакого отношения. Поллитровка будет стоить самое дешевое — 90 рублей. В то время как себестоимость её — 16 рублей. А к концу года цена дойдет и до ста. Это называется — подсуетиться и заработать на несчастье ближнего, на его безработице и безденежье. Проследим хотя бы на водке, по её широчайшей распространенности в народе, есть ли причины у ее производителей для повышения цен.

Для получения спирта, перегонки требуется или зерно, которого в отечестве нынче завались, гниёт на складах, дешевое. Или "сучок", "табуретка", то есть древесина. И её не по импорту получаем. Ещё вода требуется, это тоже не завозной ингредиент. И, грубо говоря, еще нужен котел для кипячения. Дровишки там, мазут, нефть то есть. Которая дико подешевела нынче. Как видно, никакого форс-мажора. Никакой экономической угрозы производству. Но очень уж велик соблазн тихой сапой положить в карман лишний миллиончик. Бизнес, он по природе такой загребущий. Чем крупнее, тем ухватистее.

А вот чиновник — наоборот: чем мельче, тем, как клоп, сильнее жалит.

Мелкие семейные драмы терзают страну. Мелкий чиновник является в них главным действующим лицом.

В Саратове мать парализованного ребенка объявляет голодовку "до смерти". Лежит в своем тесном гнезде и готова помереть или добиться положенного по закону увеличения жилплощади по причине наличия в семье инвалида. Ей положено. И она требует исполнения. А местные чиновники обвиняют её в "шантаже власти" и предлагают "сдать ребенка в спецучреждение" по-тихому. Зачем, мол, тебе, мать, такая обуза на всю жизнь? Участливые, благодетельные. Нет ребенка — нет проблем. А женщине — помирай.

Или Москва. Памятник героям Плевны. Муж с женой обливают себя бензином и поджигают. Предварительно звонят в редакции московских газет. И к нам в том числе. Кричат в трубку, что не могут осилить расходы на жильё. Не без помощи местных чиновников втюхали им домик под Рязанью с неоплаченным долгом за газ в 15 тысяч рублей. Пока они собирали эту сумму, газ отключили. И теперь им "за подключение" надо платить еще 18 тысяч. Приехали в Москву, чтобы стать живыми факелами. Мы к ним не успели. Милиция потушила одежду супругов и — в обезьянник их. Объявила сумасшедшими и уголовниками. Чтобы у народа никакого, значит, сочувствия.

Невидимые миру "маленькие трагедии" протуберанцами выбрасываются на поверхность общественной жизни то там, то здесь. В городе Жуковском под Москвой четыре тысячи недовольных недавно прошедшими выборами мэра сошлись на митинг и обвинили власть в фальсификации, требовали пересмотра результатов.

В Ижевске протестующие перекрыли главную улицу. Они возмущались очередным "переназначением" губернатора. Кричали : " Наш губернатор хуже кризиса". ОМОН жестко разогнал бунтарей.

В тот же день в Москве в дверь здания приемной Министерства внутренних дел была брошена бутылка с зажигательной смесью.

Наутро пресс-служба МВД бодро сообщила: " Пожар удалось быстро потушить".

Этот опыт, увы, только в масштабах всей страны, может пригодиться им в скором будущем…

Александр Владимиров ЦРУ АПЛОДИРУЕТ Обращение ветеранов Вооруженных Сил РФ по проведению военной реформы

Президенту Российской Федерации, Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами Российской Федерации МЕДВЕДЕВУ Д. А.

Товарищ Верховный Главнокомандующий!

По поручению ветеранов Вооруженных Сил и своих коллег информируем Вас о том, что в российском обществе и в Вооруженных Силах Российской Федерации нарастают непонимание и прямое недовольство ходом и итогами проводимой Министерством обороны радикальной военной реформы.

Правда жизни состоит в том, что в стране практически никто не может внятно объяснить замысла, существа и цели проводимых преобразований, этапов реформы и методов ее проведения.

Все объяснения высокопоставленных чиновников государства и Вооруженных Сил по поводу военной реформы сводятся к общим словам, не несут конкретной информации и значительно расходятся с реальным положением дел в войсках.

Модель армии как итог военной реформы также не ясен, так как никто не знает, что такое "новый облик Вооруженных Сил", поскольку в России сегодня нет принятой Национальной стратегии развития и безопасности, нет принятой Военной доктрины.

Совершенно необъяснимы и порочны методы, которыми проводятся реальные действия Минобороны по сокращению частей и учреждений Вооруженных Сил Российской Федерации, так как принимаемые кулуарно решения просто необъяснимы с профессиональной и нравственной точек зрения, а попытка их немедленной реализации любой ценой не может не привести к росту негативных настроений в армейской среде и российском обществе.

Складывается впечатление, что руководство Минобороны, получив политический карт-бланш на проведение военной реформы, проводит ее абсолютно бесконтрольно и так, как хочет оно само. Это не означает того, что оно знает, что и как надо делать, и что ему придется отвечать перед нацией за качество принимаемых им решения и результаты собственных действий.

Армия должна быть всегда готовой защитить свое Отечество и не может функционировать в атмосфере слухов о своей судьбе, морального унижения и физического уничтожения, а ведь именно так и идет реформа, и именно так воспринимаются в войсках практически все инициативы Минобороны, которые столь поспешно и послушно реализует Генштаб.

У нас есть несколько вопросов, которые в качестве примера невнятности реформы мы задаем сегодня Минобороны и Генштабу, а значит, и Вам, уважаемый Дмитрий Анатольевич.

— Почему унижают суворовцев, нахимовцев и кадет запрещением их участия в военных Парадах Победы, если мы готовим из них будущих офицеров и основу офицерского корпуса России?

— Почему начальники центральных и главных управлений Минобороны получают в месяц такое денежное содержание, которое командир полка может получить только за два года, и может быть, поэтому они готовы подписывать все что угодно?

— Зачем вручать в войсках Президентскую премию для поощрения лучших, если эти лучшие определяются сверху, а не по реальным и объективным результатам службы и с одобрения офицерского собрания части?

— Зачем уничтожать дивизионное звено, если оно должно быть матричной основой действия бригад и кузницей высших офицеров армии?

— Зачем делать должность комбрига полковничьей, если это уничтожает мотивацию к службе, так как дивизий уже не будет и генералов выращивать будет негде?

— Почему возникают все новые и новые планы вооружения армии новым оружием, если не реализованы и старые?

— Почему уничтожается последняя дееспособная и боеспособная структура армии — ГРУ ГШ, если все армии мира формируют командования сил специальных операций, а наш "перспективный облик" такого командования даже не предполагает?

— Почему безрассудно со службы увольняются все офицеры, выслужившие установленные сроки по возрасту, а на основе их службы в запасе не создаются организованные резервы видов Вооруженных Сил, чего не предусматривает "перспективный облик ВС РФ", в то время как в России нет вообще никаких войсковых резервов стратегического уровня и взять их будет неоткуда, хотя войны нам еще предстоят в уже обозримом историческом будущем?

— Почему планируется сделать должность начальника офицерского и суворовского военного училища полковничьей, начальника факультета академии подполковничьей, а начальника курса академии майорской, хотя понятно, что исторически и функционально они должны быть высшими, так как сами по себе воплощают пример для подражания для своих воспитанников?

— Как создать новое качество профессионального военного образования, если наша военная мысль мертва, а лучшие достижения зарубежной военной мысли и наш собственный боевой опыт не изучаются?

— Почему армейская контрразведка не представила Вам списки коррупционеров в армии, и они все еще продолжают находиться при своих должностях?

— Почему планируется практическое уничтожение курсов "Выстрел", если в армии нет ни одного полигона или учебного центра для отработки войсками вопросов боя в городе?

— Зачем уничтожается категория прапорщик, если нового сержанта взять негде, а идеи об их подготовке при офицерских училищах пока остаются намерениями?

— Почему пошли разговоры о превращении Генерального штаба ВС РФ в Объединенный Комитет начальников штабов по типу имеющегося в США, в то время как армии России и США имеют принципиально разное боевое предназначение — наша задача Родину защищать в основном на своей территории, а армия США предназначена для экспедиционных действий и захвата чужих территорий?

— Зачем в период масштабного экономического кризиса поспешно сокращать офицерский корпус России, а значит, уничтожать сотни тысяч рабочих мест, не имея возможности создать новые и адекватные рабочие места в экономике, тем самым усложнять и так непростую обстановку в стране?

Такие вопросы можно продолжать и продолжать, но сегодня уже наступило время, когда на них необходимо отвечать, как стало необходимо и нести ответственность за то, что получается в результате непрофессионализма и действий плодящих эти вопросы начальников.

Конечно, можно сказать, что все это совсем не так, и что все это слухи, но тогда пусть хоть кто-нибудь скажет это прямо и откровенно, и внятно объяснит все эти недоразумения.

Кто ответит на эти вопросы? Если такие руководители сегодня есть в Минобороны и Генштабе, то пусть они попробуют ответить на эти вопросы Вам не кулуарно, а в нашем присутствии.

Мы готовы к такой работе и уверяем Вас, что если нам будет доказано что-то, что действительно имеет смысл и перспективу, то мы поддержим эти направления и мероприятия реформы, своим авторитетом успокоим армию и будем всячески помогать Минобороны в их реализации, а если выявится что-то некорректное или опасное, то прямо скажем Вам об этом и обратим Ваше внимание на необходимость корректировки или устранения этого.

Сегодня никто из руководства Минобороны не может привести ни одного внятного доктринального или тем более удовлетворительного профессионального обоснования проводимых мероприятий, Армия и общество не знают, кто является автором реформ и кто будет нести персональную ответственность за ее успех или провал.

К сожалению, сегодня никто из руководства государством и Вооруженными Силами не хочет прямо и откровенно говорить с армией и экспертным сообществом по проблемам военной реформы, а монологи военных чиновников ничего не объясняют, так как они говорят сами с собой, слушают себя также сами, а их аудитория подбирается так, что в ней никто не может ни профессионально правильно сформулировать вопрос, ни профессионально правильно прокомментировать их ответ.

Крайне плохо обстоят дела с информационным обеспечением военной реформы: российскому обществу и армии не разъясняются намерения и ход проведения мероприятий военной реформы; гражданского контроля за ходом реформ нет; тема военной реформы является запретной для СМИ всех видов и уровней, а редкие профессиональные и трезвые оценки состояния дел, появляющиеся в них, просто игнорируются чиновниками Минобороны, и состояние дел только ухудшается.

Парадоксальность ситуации усиливается тем, что в Минобороны практически никто ни на один вопрос по реформе Вооруженных Сил ответить не может и отвечать не хочет.

Более того, у ветеранов Вооруженных Сил складывается полное убеждение в том, что все гражданские чиновники Минобороны просто не понимают, что они делают, окружающий их генералитет им возражать не решается, или сам не знает, что надо делать, руководители государства просто верят в то, что все идет как надо и все будет хорошо, в то время как армия все более недоумевает и настораживается, а российское общество все больше тревожится результатами действий власти.

Мы считаем, что такой "диалог глухих и слепых" надо прекратить.

При таком состоянии дел ничего хорошего не будет, так как болезнь безграмотного реформирования загоняется внутрь и ее итогом может быть только разрушение имеющихся Вооруженных Сил России без появления ее нового победительного качества.

Это значит, что продолжение проведения военной реформы прежними методами является угрозой национальной безопасности России, с чем не имеет право не считаться политическое руководство России, российская общественность и командование Вооруженных Сил.

Конечно, политическое руководство страны должно поддерживать Минобороны, но оно также обязано не допускать его непрофессионального волюнтаризма и избегать социального напряжения в армии и обществе, связанного с его действиями.

Безусловно, начатую военную реформу сворачивать нельзя, но необходимо кардинально изменить подходы к ее проведению.

Мы предлагаем перечень конкретных дел, реализация которых позволит, направить военную реформу в России в конструктивное русло и обеспечить ее конечный успех.

— Президенту — Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами Российской Федерации взять на себя лично — труд, обязанность и ответственность за проведение военной реформы в России, и официально объявить об этом.

— Образовать Государственный комитет (Центр, Управление) по военной реформе, с наделением его диктаторскими полномочиями во всех сферах реформы всего комплекса национальной обороны России.

Эта государственная структура должна возглавляться лично Президентом России или лично Председателем Правительства Российской Федерации, и действовать на постоянной штатной основе на все время проведения реформы.

В этом случае Минобороны, ВПК и другие структуры государства будут играть лишь роль инициативных исполнителей замысла военной реформы, утвержденного Президентом России.

Эта структура должна не допустить принятия поспешных, необоснованных или порочных решений в сфере военной реформы, начать свою работу с анализа достигнутых ее результатов, разобраться с каждой сферой и областью реформы, и принять меры к изменению негативных тенденций реформирования, в том числе, путем принятия организационных решений, кадровых и уголовных мер.

Необходимо решительно избавляться от тех, кто хочет обогащаться на военной реформе страны и трудностях армии.

— Необходимо законодательное оформление проведения военной реформы путем принятия федерального Закона "О военной реформе", в котором четко установить цели, сроки, способы проведения военной реформы, их экономическое, финансовое и информационное обеспечение, ответственность должностных лиц, порядок отчетности и контроля хода военной реформы.

— Срочным порядком начать разработку и обсуждение Национальной стратегии развития и безопасности России и Военной доктрины.

Эту работу осуществлять с изучением всех альтернативных вариантов и привлечением независимых экспертов, при полном понимании того, что Россия и ее армия являются самостоятельными историческими феноменами, имеют собственные задачи и предназначение, и не могут копировать зарубежный опыт организации бытия и военного строительства любого государства мира. Мы готовы лично участвовать в этой работе.

— Организовать диалог государства и Минобороны с экспертным сообществом и российским обществом по вопросам военной реформы.

Этот диалог должны осуществлять уважаемые профессионалы, способные его успешно вести.

Информационное обеспечение реформы должно быть организовано широко и профессионально, не за счет Минобороны, и в том числе с созданием специальных и обязательных передач, программ и рубрик в СМИ, и изданием Бюллетеня военной реформы.

— Необходимо организовать гражданский контроль за ходом реформы, не отвергать и не замалчивать выявляемые общественностью недостатки, а обсуждать и исправлять их, понимая, что честь мундира не в том, чтобы всем закрыть рот, а в том, что достойные дела должны делать достойные люди и страна обязана знать своих героев.

— Сегодня Россия сама определяет темпы и направления своего развития, и нам никто реально не угрожает, поэтому нам незачем гнать свои реформы, так как спешка всегда приводит к обратным результатам.

Мы считаем, что сегодня, особенно в условиях наступившего экономического кризиса необходимо снизить до разумных пределов темпы сокращений войск и увольнять ровно столько офицеров и реально только тех, квартиры которых на сегодня уже гарантированно имеются.

При этом необходимо сохранить костяк офицерского корпуса России имеющий опыт командования войсками и ведения боевых действий, независимо от лет их выслуги и возраста.

Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Мы обращаем Ваше внимание на тот общеизвестный исторический факт, что у России есть только два верных союзника — ее Армия и Флот, и на то, что у нее уже нет исторического времени на ошибки при обеспечении военной безопасности своего суверенитета и гарантированного национального развития.

Все международные дела и инициативы любого уровня и значения могут быть успешны только тогда, когда Россия будет сильной, а без мощной Армии России, как великой державы, может и не стать.

Но военная мощь России это дело всей нации, а не только Минобороны.

Армия ждет Вашего руководства и верит Вам, своему Президенту и Верховному Главнокомандующему.

Мы убеждены в том, что все ветераны Вооруженных Сил России искренне хотят помочь Вам и России в деле реформирования ее Армии и национальной обороны, и будут горды Вашим доверием к ним.

Мы имеем столь редкий сегодня опыт войсковой службы и ведения боевых действий, и можем не только лучше других понять замысел военной реформы или даже сформулировать его заново, но прямо и непосредственно принимать участие в ее организации и осуществлении.

Мы просим Вас услышать наши предложения и воспользоваться нашими знаниями, опытом и способностями.

Честь имею.

С уважением,

по поручению ветеранов Вооруженных Сил РФ и своих коллег, -

Александр Владимиров, генерал-майор, кандидат политических наук, вице-президент Коллегии военных экспертов.


16 марта 2009 года, г. Москва

КРАХ ПРОЕКТА «УКРАИНА»

События последних нескольких месяцев: резкое ускорение политического и социально-экономического кризиса на Украине, усугубленное недавней "газовой войной" и ожесточенным противостоянием кланов Ющенко и Тимошенко, — перевели кризисную ситуацию в принципиально новое качество, требующее специального анализа.

На наш взгляд, проект "Украина" уже исчерпал себя политически, экономически и культурно-идеологически, сделав невозможным сохранение единой страны в управляемом виде в существующих границах.

В чем же конкретно выражается исчерпанность проекта "Украина"?

Экономически — ибо модель экономики, ключевыми факторами жизнеспособности которой были дешевые российские энергоносители, эксплуатация отставшихся от СССР производственных мощностей в горно-металлургической и химической промышленности (обречены на распад в результате отсутствия инвестиций и потери внешних рынков в ситуации углубляющегося кризиса), ресурсов сельского хозяйства (разрушено за годы "незалежности"), "экспорт" безработицы на Запад и на Восток (оказавшихся в итоге "избыточным ресурсом"). Обвал финансового и фондового рынков Украины, цепочка корпоративных дефолтов (с назревающей перспективой государственного дефолта), развал системы ипотечного кредитования, разрастающийся кризис коммунальных неплатежей во многих крупных мегаполисах с их фактическим банкротством делают перспективы украинской экономики весьма проблематичными, что создает во многих регионах Украины взрывоопасную ситуацию.

Политически — украинская элита, представляющая собой подвижный конгломерат кланов, так и не смогла заключить стратегического соглашения о правилах игры, рассматривая Украину лишь как площадку для реализации своих интересов. Период правления В. Ющенко сопровождался демонтажем основных компонентов национального суверенитета (армии и ВПК, системы образования, национальной науки, и др.) с активной пропагандой перехода под протекторат атлантистских структур (НАТО и др.). В итоге кризиса Украина объективно может существовать как единое целое только в режиме "внешнего управления" — то есть откровенно антироссийского формата, протежируемого США и их ближайшими союзниками в Европе.

Культурно-идеологически — несмотря на все усилия действующей украинской власти (несбалансированная украинизация публичного пространства, форсированное сочинение истории "украинской нации" с новыми "героями"), создание идеологических симулякров ("Голодомор", "советская оккупация", "героизм" ОУН-УПА) Вместе с тем у Украины на сегодняшний день отсутствуют как объединяющая национальная идея, так и собственно политическая нация. "Галичанский" вариант украинской идентичности, языка, идеологии был отвергнут большинством населения Украины, а умело внедряемая "антироссийскость" не стала объединяющим началом для населения страны — хотя ментальные сдвиги у многих категорий населения, особенно у молодежи, сегодня налицо.

Вывод: поддерживать и дальше Украину как некую "площадку" для торга с Западом и "теневого" лоббирования там интересов отдельных российских бизнес-структур бессмысленно — ибо "нейтральной" и относительно устойчивой Украины "а ля Кучма" в ситуации современной поляризации внутриукраинских политических сил и усиливающегося влияния извне сегодня просто не может быть.


КАМО ГРЯДЕШИ, УКРАИНА?

На наш взгляд, в современной Украине присутствуют три условных проекта, способных определить ее внутриполитическое и геополитическое будущее.

"Галичанско-западенский" проект "соборной Украины" В. Ющенко, который на сегодня себя исчерпал как по причине его личной бездарности как политика, так и вследствие неготовности большинства украинского общества его поддержать. Однако он может быть реанимирован более сильной и популярной политической фигурой уже в обозримом будущем, ибо семена национализма и русофобии, посеянные в течение 16 лет "незалежности", начинают давать всходы в сознании граждан Украины.

Политический проект представляющей Юг и Восток "Партии регионов" не состоялся, будучи подменен лоббированием бизнес-интересов донецких ФПГ, связанных прежде всего с фигурой Р. Ахметова и готовых торговать интересами русскоязычных избирателей ради "коалиции" с Ющенко и Ко и укрепления своих позиций в Киеве. Подтверждением этого является становящийся всё более явным альянс окружений (клиентелл) Ющенко и Ахметова против Ю. Тимошенко как своего главного конкурента со стиранием между ними политических различий. В итоге значительный сегмент пророссийских сил на Украине оказался брошен, разочарован и дезориентирован.

Проект Ю. Тимошенко — в основу которого положен харизматический вождизм, замешанный на популизме левого толка, конъюнктурном национализме, отказе от ставших "нерентабельными" бывших политических партнеров и лозунгов и лавировании между Россией и Западом.

В политической перспективе Тимошенко намного опаснее Ющенко, поскольку сильнее, гибче и адекватнее последнего, способна комбинировать и использовать чужие лозунги, мобилизовать как условный средний класс и интеллигенцию, так и весьма многочисленный на Украине маргинализированный электорат. В случае, если она прибегнет к стратегии национализма, она сможет гораздо успешнее ее реализовать, нежели идеологизированный и догматичный националист Ющенко.

В ситуации развертывающегося сегодня украинского политического кризиса возможен вариант клинча (в случае попытки Ющенко ввести прямое президентское правление и жесткого ответа Тимошенко с опорой на массовые протестные настроения), разрешать который Запад пригласит Россию, затем мягко исключив из процесса внутриукраинского политического урегулирования. Ожидать в этой ситуации "спонтанного" распада Украины (вследствие стихийных антиправительственных выступлений на местах) не приходится, поскольку НИ ОДНА влиятельная украинская политическая сила не готова сегодня реализовать проект "усеченной" государственности. Ставка же на стабилизацию режима личной власти Тимошенко (с параллельными гарантиями со стороны России и Запада) приведет в итоге к сбросу "окрепшей" украинской властью России и переходом под протекторат Запада.

Вывод: России нужно перестать поддерживать чужие и враждебные ей проекты, и начать реализовать свой, основанный на консолидации пророссийского сегмента, все еще значительного на Украине.


РОССИЙСКАЯ МОДЕЛЬ ДЛЯ УКРАИНЫ

На наш взгляд, новая российская модель для Украины должна опираться на следующие постулаты:

— Отказ от "дипломатии трубы" "а ля Черномырдин" — ее ограниченность и исчерпанность показала и последняя газовая война, когда Россия, победив политически, не смогла выиграть борьбу за украинское общественное мнение.

— Отказ от переоценки влияния на Украине российского бизнеса — ибо он успешно ангажируется украинской властью и превращается де-факто в инструмент поддержки чуждого России режима, что показала достаточно грамотная работа администрации В. Ющенко с целым рядом российских компаний;

— Отказ от квазимперского тона как контрпродуктивного в условиях устоявшегося на Украине негативного образа "московской империи", от ставки на административный ресурс в связке с агрессивным пиаром — ибо подобный подход отталкивает потенциальных сторонников России и мобилизует достаточно влиятельный и мощный антироссийский сегмент, умело направляемый властью и СМИ;

— Отказ от стремления гарантировать свои интересы на Украине через "неформальные пакты" с представителями той или иной группы украинской элиты (Янукович, Тимошенко, Ющенко и др.) — ибо любая часть украинского "политбомонда" рано или поздно "сбросит за борт" Россию ради выгод от предполагаемого "сближения" либо "торга" с Западом.

В то же время, обостряющиеся социально-экономический и политический кризисы дают России уникальный шанс — возможно, последний в наступающем столетии — вернуть эту страну, по крайней мере, исторически связанную с Россией ее часть, в сферу своего влияния.


ЧТО ДЕЛАТЬ?

Вместо вливаний в неизбежно антироссийский в перспективе новый режим в Киеве, России следует активнее работать (информационно, экономически, политически) по регионам и стратам украинского общества, учитывая их специфику и межрегиональные различия, делая ставку на изменение массовых антироссийских стереотипов через "точечное" информационное воздействие. Поскольку традиционная инфраструктура влияния на Украине у России (лобби в структурах власти, пророссийские СМИ, сеть НПО) сегодня отсутствует, ставку следует сделать на низовые протестные движения (рабочее движение в промышленных центрах Юго-Востока, русское движение в Крыму, движения национальных меньшинств (крымско-татарское в том же Крыму, на перспективу — русинское в Закарпатье), направленные против киевской власти. Для поддержки этих движений необходима не традиционная массированная информационная кампания из Москвы с вливанием масштабных финансовых средств в те или иные фигуры или объединения, а прямые контакты и "точечная поддержка" ряда "матричных структур" (неформальных клубов, центров, сообществ) в сохраняющих пророссийский вектор регионах Украины с выстраиванием на их основе разветвленных сетевых структур, способных охватить значительную часть территории страны.

В этом случае в ситуации предполагаемого радикального "проамериканского разворота" власти в Киеве Россия сможет через "конфликтные точки" и зоны своего традиционного и укрепившегося влияния эффективно стимулировать экономическую и политическую регионализацию Украины.

Благодаря реализации описанной стратегии проект "пророссийской Украины" обретет политическое будущее, дав России масштабное поле для расширения своего влияния в этой стране.

Экспертная группа «Москва-Киев»


ОТ РЕДАКЦИИ.

Публикация этого материала не означает нашего полного согласия с позицией его авторов, однако мы разделяем их озабоченность теми проблемами, перед которыми оказалась современная Украина, и считаем восстановление русско-украинского единства в рамках единого государства самым эффективным способом разрешения этих проблем.

В то же время мы ясно понимаем, что "сырьевой крен" современной российской экономики неизбежно "обрекает" Украину на "независимость", превращая эту братскую республику в удобную "буферную зону", через которую осуществляются различные "серые" и "черные" внешнеторговые схемы: как экспортные, так и импортные. В этих условиях предпринятая экспертной группой "Москва-Киев" апелляция к российской власти с целью изменить её политику по отношению к Украине остаётся заведомо бесполезной и контрпродуктивной. Какие-то позитивные сдвиги в этом отношении, видимо, могут произойти только если усилия проамериканской агентуры влияния на Украине окончательно поставят под контроль Вашингтона эту "трубу в Европу". Но тогда будет уже поздно "запрещать "Боржоми"…

Олег Щукин МЕГАМАШИНА

Информация о том, что некая организованная группа лиц в промышленных масштабах наладила изготовление и сбыт поддельных билетов в московском метро, чем нанесла столичной "подземке" ущерб почти в 150 млн. рублей, не вызвала особенного общественного резонанса. А зря.

В комментариях отечественной "демократической" прессы упор делался на отсталость отечественной электроники по сравнению с западной, что и привело к столь прискорбному результату. Дескать, как хлебали лаптем щи, так и будем хлебать, только уже нано-лаптем нано-щи: порции-то сильно уменьшатся из-за нашей извечной неконкурентоспособности в мировом масштабе. Зато вот на Западе… Так что надо полностью отказаться от попыток его догнать и полностью переходить на тамошнее "железо" и программы, не взирая ни на какие потенциально негативные последствия для суверенитета и обороноспособности России.

Да на Западе, господа, граждане и товарищи, творится то же самое, только в гораздо более крупных размерах. Хакеры взламывают не только банкоматы, но и непосредственно банковские счета конкретных клиентов. Счет идёт не на миллионы рублей, а на миллиарды долларов. В печати уже приводились оценки Казначейства США, согласно которым мировая киберпреступность наносит больший ущерб, чем незаконная торговля наркотиками, то есть зашкаливает за отметку в 200 млрд. долл.

Конечно, нам до такого "уровня прогресса" еще расти и расти. Зато отечественная смекалка выдает уникальные "ноу-хау". Провокационным спамом на тему: "Поддельные кредитные карты с готовыми pin-кодами. Баланс от 1500 евро. За подробностями обращайтесь…" — завалены в России все почтовые ящики. Как говорится, налицо "профилактика" со стороны правоохранительных органов. Вот, мол, клюнут "на живца" несознательные любители легкой наживы — тут их и "раскрыть" можно: есть у нас успехи в борьбе с "киберпреступностью", и немалые… Вопрос только в том, что это: борьба против криминала, его взращивание в условиях кризиса или же нечто третье?

Но, по большому счёту, дело даже не в объёмах экономической преступности как таковой. Важен сам принцип. Если сегодня кто-то, не чересчур образованный и умелый, тем не менее, оказывается в состоянии подделать электронный билет и заработать на этом, то кто даст гарантию, что завтра куда более серьёзные криминальные группы (возможно, даже с государственным участием — скажем, иностранным) не смогут подделать, например, миллион электронных паспортов, банковских карточек или других удостоверений личности и тем самым "выбросить" их законных обладателей из нормальной жизни или даже из жизни вообще?

Вам кажется, что всё это — не более чем забористый сюжет для какой-то фэнтэзи-антиутопии? Вряд ли. Бизнес "на стволовых клетках", использующий эмбриональные ткани, уже оседлал практически всю перинатальную медицину: что на Западе, что на Востоке, что в государствах "постсоветского пространства". На этом делаются многомиллиардные состояния — и их обладатели заинтересованы в дальнейшем расширении своего "производства". А это значит, что права на жизнь будут лишены десятки и сотни тысяч неродившихся детей, а права на воспроизведение жизни — десятки и сотни тысяч женщин во всем мире.

А дальнейшее развитие генной инженерии во всём мире, как утверждается, вообще нацелено на создание "запасных человеческих тел", которыми "основные человеческие тела" будут пользоваться как складом запчастей по мере необходимости — в полном соответствии с образом будущего, заявленным Жаком Аттали в книге "Линии горизонта" (1990): "Человек начнет создавать себя сам — так, как он создает товары. Различие между культурой и варварством, между жизнью и смертью — исчезнет… В конце такой культурной мутации и сам человек превратится в кочевой предмет. Со вставленными… органами он станет и сам искусственным существом, которое можно будет купить или продать…"

Так неужели "большой бизнес" и "большой криминал", не воспринимая даже "органическое", данное объективно, тело человека как безусловную ценность, способен остановиться перед его "виртуальной личностью"?! Как говорят в определенных кругах, "не смешите наши тапки!"

Разумеется, призывы к запрету проведения тех или иных исследований и внедрения технологических инноваций, "останавливать паровоз" — по большому счету, бессмысленны. Но они вовсе не бесполезны, поскольку, "перегибая палку в другую сторону", не дают этой палке разгуляться совсем уж бесконтрольно. Потому что быстрый прогресс в какой-то одной сфере человеческой цивилизации по какому-то странному, но непреложному закону бытия сопровождается (или даже обеспечивается?) соответствующим регрессом в других сферах. Для примера: если — не дай Бог! — завтра что-то случится с мировой сетью Интернет, то смогут ли неэлектронные хранилища информации восполнить эту потерю? Боюсь, что уже вряд ли…

Поэтому мелкий, казалось бы, инцидент, случившийся недавно с московским метрополитеном, наглядно демонстрирует нам прежде всего не нашу отсталость, во многом мифическую, а опасность полного перехода к "электронному обществу", где личность и статус человека будут удостоверяться только соответствующим "чипом" и ничем иным. Так что не передергивайте, господа "реформаторы"!

Владимир Малявин ПУТЁМ ШЁЛКА

Моё новое путешествие по Китаю начинается в Урумчи — главном городе Восточного Туркестана, поднявшемся когда-то благодаря знаменитому Шелковому Пути. Шелковый Путь! В России при всем почтении, воздаваемом учебниками истории этой торговой артерии, — как-никак СССР был к ней причастен — и представить невозможно, какой магической силой обладают эти слова для народов Дальнего Востока, получивших благодаря среднеазиатской коммерции стеклянную посуду, ковры с затейливыми орнаментами, обойму чужеземных религий и соблазнительных танцовщиц, которыми было так приятно любоваться за чаркой виноградного вина, тоже привезенного с Запада. Но превыше всего дальневосточных жителей и по сей день очаровывает сама мечта о Шелковом пути, романтически-диком: караваны верблюдов среди барханов, пустынная даль под пылающим, а вечерами холодно-синим небом, руины давно обезлюдевших городов, сладкая сень оазисов и журчанье арыков… Много лет назад я знавал в Японии одного страстного поклонника этой экзотики пустыни. Профессор Каяма немного говорил по-русски и называл себя Ёхей Тохеичем. Он был марксист, держал в доме большой портрет Маркса, и перед бородатым образом этого Марукусу-сан его жена каждый день била поклоны и зажигала благовония. Еще больше Маркса профессор Каяма любил сакэ, к которому пристрастился с того самого дня, когда Япония капитулировала в мировой войне. Но даже больше сакэ он любил гейш из квартала Гион в Киото — единственных подлинных наследниц этой древней профессии в нынешней Японии. Попав в Киото, он обязательно отправлялся к ним, и меня, молодого русского ученого, брал с собой. Там, захмелев, просил подать бумагу с кисточкой и долго писал стихи про жаркие объятия пустыни, кобальтовое небо, развалины заброшенных городов и тоску по родине на Шелковом Пути.

В своих странствиях по свету я придерживаюсь правила: извлекать из хаоса дорожных впечатлений какое-нибудь устойчивое знание. Поэтому на сей раз мои заметки сведены в несколько тематических рубрик. Я посвящаю их памяти профессора Каямы, без которого, возможно, мне так и не довелось бы пройти своей Шелковой тропой.


О КОСНОЯЗЫЧИИ

Не так часто мы замечаем, что наше общение, даже любая попытка уяснить для себя собственный опыт огрубляют и портят утонченность смысла, хранимую языком. В публичных сообщениях и, тем более, вовлекаясь в так называемый "диалог культур", мы косноязычим совсем уж беспардонно, чему наглядным свидетельством служит птичий язык позитивистской науки. Что касается китайцев, то они демонстрируют поразительную неспособность и даже, кажется, нежелание достойно изъясняться на европейских языках. В моих поездках по Китаю я, по-моему, ни разу не видел правильно составленной английской надписи. К сему добавляется и вовсе немыслимое словотворчество, вроде грозного предостережения No firing! (в смысле "не разводить огонь") или невесть откуда выпрыгивающих латинизмов. В туристических местах лавка сувениров может называться memento shop, а кафе с магазинчиком вдруг присвоют мудреное наименование diverticulum. В Урумчи, где заметно присутствие русскоязычной публики, не избежал надругательств и великий могучий. Даже простейшие фразы исковерканы почти до неузнаваемости. Запрет курить выражен почему-то в совершенной форме: "Не закурить здесь!", на дверях лавок пишут: "Сбыт с производителя" и т.д. Напротив городского вокзала вывеска: "Внутренний и внешний оптовый городок". Перед ней китаянка сует нам свою визитную карточку, на которой значится: "Зоя, заведовая". Заведовая Зоя предлагает разместить рекламные щиты нашей фирмы вдоль железной дороги, буквы будут с золотым покрытием.

Бог с ними, с буквами. Куда занятнее, что то же косноязычие вовсе не препятствует правдивому сообщению, скорее наоборот. Мудрость, как известно, несовместима с краснобайством. Неуклюжее высказывание может оказаться откровением. Для меня таким откровением стала надпись на урне в городском парке Урумчи, гласившая: "Protect circumstance, begin with me". В этой абракадабре отобразилась, несомненно, какая-то глубинная установка китайского ума: ориентация на непроизвольно случающееся, неповторимое, даже неуловимое событие, преломляющееся в необозримую паутину обстоятельств, а это требует открытости сознания миру (если быть точным — пустотной целостности бытия) и безотчетного следования и даже, точнее, на-следования сокрытому истоку жизни. Та же ориентация на событийность мира предполагает неустанное "выправление" себя, поиск органически-размеренной соотнесенности себя с миром. Кто хочет облагодетельствовать мир, должен начинать с себя.

Но это все — домысленная мной метафизика. Надпись-то, судя по представленному здесь же ее китайскому варианту, означает всего-навсего: "Охрана окружающей среды — дело каждого".


ФОРПОСТЫ ИМПЕРИИ

Вы когда-нибудь видели эту китайскую диковину: в цельном куске слоновой кости вырезаны как бы вложенные друг в друга шары? Говорят, лучшие мастера в Гуанчжоу могли вырезать до 36 таких шаров. Для китайца пространство слоисто и сводится, в сущности, к складке — прямо по Делезу. Китайский мир не просто сложен, но и сложен из самого себя. Мембрана, фильтр, вход-выход, устанавливающие взаимообмен и циркуляцию всего, — подлинное средоточие китайской картины мира. Сам Китай, "Срединное царство", средоточие мира есть не что иное, как сложенное в себя пространство, не имеющее одной четкой границы. Это и некая местность, и "континентальный Китай", и периферия континента (Гонконг, Макао, Тайвань), и китайский мир Юго-Восточной Азии, и мировая китайская диаспора. Шелковый Путь, рассматриваемый через призму китайской политики, тоже есть череда застав, регулирующих вход в империю и выход из нее. На то он и Срединный мир, чтобы быть одновременно внутри и вовне. Не отсюда ли происходят объявления про "внутренний и внешний" торговый городок?

Один из самых дальних форпостов империи располагался уже под Урумчи. Это крепость, построенная в 7 в., в пору расцвета Танской державы. Теперь здесь музей, и таблички с надписью "Progress" (калька с китайского выражения "продолжение осмотра") указывают маршрут движения посетителей. Указатели приводят к пустырю за земляными стенами, усеянному древними черепками. Все правильно: прогресс и ведет к пустырю — не просто физической пустыне, где еще может расцвести новая жизнь, но к пустыне внутренней, к Земле, опустошенной технократическим проектом.

Сев поздним вечером на поезд в Урумчи, к полудню следующего дня прибываешь на станцию Хунлюйюань, откуда еще два часа едешь по пустыне автобусом в Дуньхуан — главные западные ворота в старый Китай. Это место славится "пещерами тысячи Будд": начиная с середины 4 в., когда местные жители сподобились увидеть здесь нерукотворный "свет Будды", на протяжении тысячелетия благочестивые люди разных племен и званий рыли здесь пещеры, расписывали их фресками и ставили в них большие статуи Будды. Самый примечательный и в своем роде уникальный персонаж дуньхуанских фресок — так называемые "летающие небожительницы", ставшие нынче эмблемой или, говоря по-современному, брендом, этого края. Гигантские небожительницы стоят на площадях Дуньхуана, мелькают на буклетах и витринах магазинов, и даже в фойе нашей гостиницы на местное варьете зазывали девицы, наряженные небожительницами (гвоздь программы — танцовщица в бикини, изображающая буддийскую богиню милосердия Гуаньинь).

Исторически же Дуньхуан стал как бы универсальным трансформатором духовных напряжений, кузницей метаэтнической, небесной идентичности, так удачно воплотившейся в образе грациозно парящих ангелов. Очарование Дуньхуана, проистекает, несомненно, из этой свободы от навязываемых обществом личин, чистой радости духовных метаморфоз.

В сотне километров на северо-запад от Дуньхуана (т.е. на расстоянии трех дневных переходов каравана) сохранились стены знаменитой Яшмовой заставы — крайнего западного рубежа древнего Китая. Рядом кое-где виднеются остатки Великой стены, построенной в 1 в. Место дикое, до странности аутентично древнее: кажется, закроешь глаза и услышишь тяжелую поступь верблюдов и гортанные крики погонщиков. Здесь начинаешь понимать, что без пустыни на рубеже империи жить нельзя: творческие метаморфозы свершаются в пустоте.

Да, империя давит, но у нее обязательно есть форпост, своя Яшмовая застава, которая не давит, а дарит единственное достойное дарения: свободный полет духа. Даже даосский патриарх Лао-цзы написал свою великую книгу на западной погранзаставе, после чего навсегда исчез, растворился в небесной дымке. Скажу больше: форпост империи выявляет скрытую пружину имперского уклада, каковая есть преодоление косного бытия в порыве творческой воли, восхищенность событием, свершением, которые никогда не есть, но всегда грядут. Ведь и своей аурой величия империя обязана тем, что живет предчувствием великого.

Мне могут возразить, что лучше бы вовсе стереть различия между центром и периферией и учредить какой-нибудь всемирный либеральный союз на манер европейского. Но, во-первых, что-то не вытанцовывается такой союз и притом в первую очередь по вине Запада. А во-вторых, так ли уж привлекательна скучающая, насквозь лицемерная современная Европа?


КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА

Туристический бизнес в Китае откровенно и по-партийному строго подчинен задаче "патриотического воспитания". Так называемые культурные памятники на Шелковом Пути по большей части — грубые новоделы, изобилующие нелепыми анахронизмами. Но истина в эпоху постмодерна не дышит, где хочет, а фабрикуется. Тезис очень симпатичный китайцам, которые, как я уже не раз писал, лишены вкуса к исторической оригинальности. Лучше всего об этом сказал один из наших гидов в дуньхуанских пещерах. Показывая работу местных реставраторов, бесцеремонно закрасивших прежние фрески, он с гордостью заключил: "Мы сделали лучше, чем было!".

С истинно китайским усердием повсюду пропагандируются два пункта: благотворность китайского присутствия и нерушимая дружба народов в этих краях. Нигде даже не упоминаются злодеи, для защиты от которых строили здесь все эти крепости и стены. Да и как упомянуть, если эти враги великой дружбы подозрительно похожи на предков современных тибетцев и уйгуров?

Союз коммерции, развлечения и политики выглядит в Китае совершенно естественно, ибо зиждется на прочной основе всего китайского миросозерцания: почитании жизни как формы нравственного существования. Для китайца благосостояние, здоровье, мораль, власть, знание и удовольствие суть одно, всякое мероприятие есть, в сущности, миро-приятие. Официальный патриотизм только удостоверяет принадлежность к этому столь же органичному, сколь и культивированному всеединству сознательной жизни. Оттого же он — лучший и даже, пожалуй, единственно безотказный способ обеспечить единство власти и народа. Марксизм, по-западнически проникнутый духом противоборства, давно отдыхает.

В самолете, летя из Сианя в Чэнду, я наткнулся в китайской англоязычной газете China Daily на статью с заголовком по-китайски косноязычным: "Мир бесценен в поиске счастья". Ее автор, излагая основы глобальной стратегии Китая, методично бьет по квадратам, как опытный артиллерист.

"Китай должен защищать мир и согласие во всем мире и способствовать развитию человечества. Вожди нашего государства на протяжении нескольких поколений стремились к этой цели…

Мирный человекоцентричный путь Китая — это логический выбор прогресса. Люди же образуют гармоническое общество…

Традиционная для Китая культура мира ставит превыше всего совершенствование характера. Мы верим, что искренность позволит преодолеть все трудности, а открытость ума лучше предвзятости…

После образования КНР правительство придавало огромное значение моральной традиции страны. А вера в то, что "мир бесценен", есть сердцевина культурной традиции Китая…

К сожалению, в некоторых районах мира все еще сильны международный терроризм, национальный сепаратизм и религиозный экстремизм…"

Кондово. Но на своем уровне эффективно. А мы все не можем определиться не только со своей национальной идеей, но даже с тем, вводить ли в школах хотя бы факультативно курс "основы православной культуры" (название, впрочем, какое-то корявое, нерусское, труднообъяснимое). Притом, что в послевоенной демократической Сербии Закон Божий в качестве того же факультатива преподается во всех школах.

Впрочем, рано посыпать волосы пеплом. Хаос — отец всякого порядка, и наш русский раздрай может оказаться ценнее любой псевдоразумной сплоченности.


ПРИРОДА СКУЛЬПТУРНОГО ОБРАЗА

В отличие от живописи или музыки скульптура не стала в Китае "высоким" искусством. Но "пещеры Будд" в Дуньхуане и других местах, как и терракотовые воины из гробницы Цинь Шихуанди дают много пищи для размышлений о природе образа в китайской культуре. Две ее особенности бросаются в глаза: с одной стороны — тяготение к натурализму, особенно заметное в "тоталитарном" искусстве Цинь Шихуана, с другой — равнодушие к индивидуальной целостности, пластической завершенности образа. Лицам гвардейцев Цинь Шихуана приданы черты портретного сходства, но в соответствии с несколькими физиогномическими типами (то же относится к позднейшим официальным портретам). Туловище и конечности собраны из типовых деталей. Статуи Будд чаще ваяли из глины, намазанной на деревянный каркас, и пластической цельности в них заведомо не предполагалось. Интересно, что перед разрушенными, безголовыми статуями, обнажившими свою внутреннюю пустоту, пожертвований даже больше, чем перед целыми изваяниями. Святость безличного присутствия для китайцев, очевидно, важнее святости лика-личности.

Пластический образ в Китае, таким образом, устраняет сам себя, являет напряжение между своим присутствием и отсутствием, своей достоверностью и иллюзорностью. В этом смысле он есть образ чистого динамизма (духа). А динамизм этот, как подсказал мне мой друг и спутник в путешествии Ю.В. Громыко, проявляется на фоне трех функций, или измерений, образа: во-первых, измерение миметическое, устанавливающее адекватность образа прототипу; во-вторых, измерение умозрительное, устанавливающее соответствие образа идее; в-третьих, измерение символическое, которое возводит образ к матрице опыта, пред-восхищающей все сущее, причем этот символизм образа как раз и обеспечивает посредование между умственным и вещественным сторонами образа.

Соответственно, правда образа пребывает в его символической глубине. Объемность пластики предъявляет ее с наибольшей очевидностью. В этом смысле и войско Циньшихуана, и скульптуры Будды при всем их отличии от стиля классики обнажают изнанку классического искусства и, более того, — его внутренний предел. Выступая в роли негативного двойника или, если угодно, нежелательного соперника классики, выдающего ее секрет, скульптура по этой причине, возможно, не смогла развиться в полноценное искусство. Саморазрушение, забвение (подобно забвению циньской скульптуры) или возвращение к примитиву, наблюдаемое на позднем этапе китайской истории, оказывается ее логическим исходом. Случайно ли, что у большинства статуй в пещерных храмах Китая (правда, не в дуньхуанских, сохраненных по указанию Чжоу Эньлая) и даже у мелкой пластики на деревянных фризах и решетках в китайских храмах повсюду отбиты головы? Обычно винят вандализм хунвэйбинов.Но, может быть, у этого явления есть и более глубокие корни.

Юрий Павлов СЕРОСТЬ ВЫПОЛЗАЕТ НА СВЕТ

В 2008 году в "Литературной России", в номерах 42-51, было опубликовано большое по объёму сочинение А. Разумихина "Трое из сумы". Это редкая за последние 20 лет попытка дать в одном "флаконе" портреты Ю. Селезнёва, А. Ланщикова, М. Лобанова, В. Бондаренко, А. Казинцева, С. Куняева, Н. Машовца, С. Боровикова, И. Шайтанова, А. Неверова, В. Калугина, Л. Барановой-Гонченко, В. Коробова, В. Куницына, А. Михайлова и других критиков. Всех их Разумихин якобы знал лично, отсюда чрезмерно большой, на мой взгляд, мемуарный крен в подаче материала. Более того, "личный фактор" негативно повлиял на достоверность изображаемого, на адекватность многих и многих оценок. В итоге получился чёткий, узнаваемый автопортрет Разумихина и смазанные, в разной степени отличные от оригинала портреты критиков. Это наиболее наглядно проявилось там, где речь идёт о Михаиле Лобанове, Владимире Бондаренко, Александре Казинцеве.

Важную роль у Разумихина играют эпизоды, в которых действующие лица — сам Александр Михайлович и один из критиков, — то есть эпизоды, когда не было свидетелей. Поэтому трудно, а иногда невозможно понять: рассказанное Разумихиным — это правда или вымысел. Сам же повествователь стремится создать иллюзию достоверности, сообщая многочисленные подробности происходящего.

Например, разговор о Лобанове предваряет эпизод встречи Разумихина с критиком около Литинститута. По версии автора сочинения, Михаил Петрович приехал на собственной машине, напоминавшей авто Труса, Балбеса и Бывалого в фильме "Самогонщики". Лобанов, которому Александр Михайлович хотел помочь опубликоваться в журнале "Литература в школе" в период очередных гонений на критика, повёл себя странным образом. Он, по сути, не захотел разговаривать с Разумихиным, сославшись на отсутствие времени из-за проблем с мотором машины. Но читателям следует знать, что собственной машины у Михаила Петровича никогда не было…

Тон, заданный этим эпизодом, доминирует в оценке Лобанова, человека и критика, на протяжении всего повествования. Например, говорится о богатой фантазии Лобанова и в качестве иллюстрации приводится его книга "Островский" (М., 1979), где Михаил Петрович якобы "доказывает народность положительной Кабановой, которая по-своему любит Катерину". Несчастную же героиню Лобанов "не пожалел", "потому как Катерина посмела пойти вразрез с его точкой зрения, с его "Надеждой исканий"".

Разумихинское толкование очень напоминает то шельмование, те бездоказательные обвинения, которым критик подвергся в конце 70-х-начале 80-х годов со стороны партийных ортодоксов и либеральных овчарок. Понятно, почему не приводятся цитаты из книги "Островский", ибо их, подтверждающих правоту Разумихина, нет.

У Лобанова об отношении Кабановой к Катерине говорится следующее: "Она "уму-разуму учит" сноху не потому, что ей дороже сын. Можно не сомневаться, что в случае замужества Варвары она будет брать сторону не дочери, а зятя". В книге "Островский" вообще отсутствует акцент "любит — не любит", в ней лишь справедливо утверждается, что нельзя упрощать характер Кабановой. Сие же не означает "народность положительной Кабановой", на чём настаивает Разумихин. У Лобанова в этой связи сказано принципиально иное: "Нравственно нетерпимая Кабаниха — при всех её благих помыслах — ни в коей мере не может быть поставлена в один ряд с такими просветлёнными носителями народной нравственности, как Русаков".

При характеристике же Катерины критик делает постоянное ударение на её трагедии, смысл которой видится ему в "нравственной катастрофе" героини, в нарушении "извечных в глазах Катерины моральных установлений", в "невозможности найти себя", во "внутренней бесперспективности". У Лобанова нет даже намёков на то, что ему не жаль героиню, тем более потому, что она "посмела пойти вразрез с его точкой зрения, с его "Надеждой исканий"" (так называется книга критика, опубликованная на год раньше "Островского"). Этот разумихинский бред — с точки зрения фактов, логики, русского языка — нет смысла комментировать.

Другие суждения автора сочинения "Трое из сумы" о Михаиле Лобанове качественно ничем не отличаются от приведённых, можно лишь констатировать разную степень произвола, человеческой и профессиональной непорядочности. Вообще же Разумихин не утруждает себя ссылками на первоисточники, хотя бы называнием тех работ, откуда он берёт "строительный материал" для своих фантазий, подобных следующей: "И Ноздрёв для него (Лобанова. — Ю.П.) был вполне симпатичным героем, образцом национального характера, потому что сказал Чичикову, что тот подлец!"

Я не знаю, о какой статье или книге критика идёт речь, но понимаю: сие — очередная грубая фальшивка, что проявляется уже на уровне подмены понятий. Между "симпатичным героем" и "образцом национального характера" дистанция огромного размера, и не видеть это может лишь тот, у кого полное затмение ума и совести…

По свидетельству Разумихина, он в конце 80-х годов задумал книгу о литературе уходящего десятилетия, но после распада СССР отказался от этого замысла и уже написанных глав, уничтожив их. Свои действия Александр Михайлович объясняет следующим образом: в новых условиях издать такую книгу было делом нереальным, да и "читать о литературе, ушедшей в небытие страны, — думал он, — никто не станет". И нигде далее в тексте не говорится, что сие решение и видение вопроса было ошибочным, наоборот, приводятся различные подтверждения справедливости авторской правоты.

Видимо, правильно сделал Разумихин, выбросив в мусоропровод главы книги, которую он планировал как "а н а л и т и ч е с к и й (разрядка моя. — Ю.П.) обзор прозы", ибо с логикой, с адекватным представлением о мире и литературе у него явные проблемы. Книги о словесности уже не существующих стран — от Римской империи до СССР — выходили, выходят и будут выходить. Тот же Владимир Бондаренко, один из самых нелюбимых критиков Разумихина, в 90-е годы публикует множество газетно-журнальных статей подобной тематики, которые впоследствии вошли в книги "Крах интеллигенции" (М., 1995), "Дети 1937-го года" (М., 2001). То есть, такая критическая продукция оказалась востребована и издателями, и, несомненно, читателями. И вообще, суть не в том, о чём книга, а в том, как она написана, кто её автор…

Ещё одна особенность Разумихина — это отсутствие у него единых критериев в оценке критиков, схожие поступки которых трактуются им по-разному. Так, Владимир Коробов характеризуется сочувственно-осуждающе как жертва обстоятельств: "Именно в пору своего пребывания в "Нашем современнике" Володя, человек от природы сильный и крупный, а потому (??? — Ю.П.) очень добрый, стал очень мягкий и податливый. Он стал таким, каким хотели, чтобы он стал. Он научился обслуживать. Есть такой жанр не только в критике. Он написал оду собственному руководителю — С. Викулову. Он писал о большом начальнике — Ю. Бондареве".

Однако подобный факт из биографии Татьяны Ивановой ("ода" С. Викулову) интерпретируется Разумихиным куда мягче, и главное — под его пером Иванова, человек-флюгер и бездарная критикесса, неузнаваемо преображается: "Серьёзная и правильная, ничуть не ангажированная и не идеологизированная Татьяна Иванова, разве что излишне восторженная, когда доводилось писать комплементарные статьи о поэте Сергее Викулове". Как правило, Разумихин "прописывает" судьбы своих героев, сообщая о том, что было "дальше", "после"… Для "правильной" Ивановой он делает исключение, ибо пришлось бы рассказывать о её оголтело-безумных, русофобских статьях в "Огоньке", "Книжном обозрении", и не только об этом…

Интересно и то, каким самооправданием Разумихин подпирает свою оценку Владимира Коробова: "Наверное, сегодня я имею право на подобные слова в адрес Володи, потому что ещё тогда в одном из разговоров сказал ему напрямую: "Володя, мне кажется, что это неэтично — писать о собственном главном редакторе". Кстати, раздражает постоянное запанибратство автора, он указывает Лене, Володе, Сереже, Саше, при этом сам оставаясь всю жизнь в серой тени…

Я дважды принимался за ответ Александру Разумихину и дважды бросал — скучно, неинтересно, малопродуктивно писать об очевидном. Дураку проще сказать, что он дурак, завистнику — завистник, но неправоту сочинителя всё же нужно доказывать. Тем более, сейчас, когда многие и многие даже филологи не обладают самыми элементарными знаниями по истории русской литературы и критики последнего пятидесятилетия. Большая часть наших вузовских преподавателей — западники, космополиты. Поэтому их студенты знают только русскоязычных авторов, постмодернистов прежде всего, и пропагандирующих их критиков и литературоведов, о русских писателях и критиках они, вероятно, лишь слышали. Но слышали так, что лучше бы вовсе не слышать…

В конце своего повествования Александр Разумихин отвечает на вопрос: "Почему русские патриоты всегда проигрывают?" Часть моего ответа на этот вопрос такова: потому что среди называющих себя "русскими патриотами" и русскими людьми вообще слишком много разумихиных.


Полностью публикуется в газете «День литературы», 2009, N3

АНОНС «ДЛ» N3

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу мартовский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (N3, 2009). В номере: передовая Юрия ПАВЛОВА; материалы к 85-летию Юрия БОНДАРЕВА; беседа с председателем Национального союза писателей Украины Владимиром ЯВОРИВСКИМ; проза Николая ДОРОШЕНКО и Мастера ВЭНА; поэзия Олега ПАВЛОВА; Татьяна РЕБРОВА пишет о Владимире ЛИЧУТИНЕ, Владимир МАЛЯВИН — о Великом Шелковом Пути, Юрий МИЛОСЛАВСКИЙ — о ПУШКИНЕ и ГОГОЛЕ. Кроме того, в номере — хроника писательской жизни, список жюри и номинантов премии "Национальный бестселлер", а также традиционная поэтическая пародия Евгения НЕФЁДОВА.

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ", ведущую литературную газету России, можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакции газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53) и в редакции "Нашего современника" (Цветной бульвар, 32).

Наш телефон: (499) 246-00-54; e-mail: [email protected]; электронная версия: http://zavtra.ru/

Главный редактор — Владимир БОНДАРЕНКО.

Андрей Смирнов В СУМЕРКАХ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛЕТА

Сантим Затерянные в космосе. «Мир на закате» («Rebel records») 2008.


Солнце садится. Мир на закате.

На выживание времени хватит.

В небе раскинулась звёздная скатерть.

Солнце садится. Мир на закате.


Этот альбом проявлялся на свет целых три года. Интересы Сантима давно уводили его в сторону дарк-вейва, апокалиптического фолка. Впрочем, аудитория ожидала иного. Когда проект "Сантим Затерянные в космосе" был представлен в "Точке", публика по инерции ещё требовала "Оле-оле". А один мой друг, не видевший Сантима и Ко с середины девяностых и помнивший яростный радикализм "уничтожим всё, чтобы не было следа, чтоб остался только эха звон", чуть позже удивлённо констатировал, что парни повзрослели.

Ныне Сантим един в трёх "агрегатных состояниях". Концертный состав экзистенциально-урбанистического пост-панка именуется "Сантим и Ангелы на краю Вселенной", есть акустическая ипостась под легендарной шапкой "Резервация здесь". Наконец, "Затерянные в космосе" — с середины 90-х полигон для воплощения оригинальных идей Алексея Экзича. Кстати, история "Затерянных в космосе" пару лет назад была официально закончена, так что "Мир на закате" — своеобразная кода проекта.

Представленные на пластинке поэтические вдохновения по своей внутренней энергии требовали новых музыкальных решений. В данном случае можно сказать удались на сто процентов. Сантимовские откровения обрамляет красивая, выверенная музыка, сотворённая Экзичем и Константином Мишиным. Это именно красота, а не красивость. Интуиции создателей подчинены идее пластинки. Музыка не стремится обрадовать, она задевает, тревожит, ибо тревожна эпоха.

С 2005 года немало воды утекло, но актуальности программа совсем не потеряла. У Сенеки есть очень меткая формула: "Много поэты говорят такого, что или сказано, или должно быть сказано философами". И когда молчат философы, поэты берут бразды правления в свои руки. Прослушивая альбом, можно куда больше получить представлений об окружающем мире, нежели читая записных идеологов. Сантим пытается решать экзистенциальные кроссворды "здесь и сейчас". При этом никакого дешёвого мистицизма. Путь воли — не метания очарованного странника, это строгий и спокойный шаг.

"Истина должна быть пережита, а не преподана", — изрёк некогда Герман Гессе. То, что заимствовано, неизбежно уйдёт, предаст. Сантим вполне вошёл в "кризис среднего возраста", в котором происходит своеобразный опыт переоценки всех ценностей. На смену вдохновению от "пива, футбола и революции" приходят более изысканные и сложные темы. Это не отступление, сдача позиций — просто повестка дня изменилась.

Покидая кресты, где распяты,

Наблюдая сияние звёзд,

Провожая вагоны на запад,

Удивляясь жужжанью стрекоз,

Просыпаясь без сна и веселья,

Засыпая без ночи и дня

Без прощения и на коленях.

Зазеркалье не для меня.

У последнего моря

Остаются тела.

Просто юность героев

Ушла.


Подлинный радикализм проявляется по-другому. Нет смысла противопоставлять реальной жизни наивные фантазии. Сначала своя чёткая жёсткая позиция. Любое "анти" неизбежно рискует раствориться в том, что отрицает, стать его подобием. Многие экстремальные идеи прошлого десятилетия ушли вслед за врагами-оппонентами. "Мир на закате" скорее созвучен антропологическим пессимистам, которые не готовы смотреть на человечество сквозь розовые очки социального переустройства.

Основанием подлинного восстания против современного мира является не социально-политический, но внутренний человеческий импульс. И далеко не каждый способен открыть его в себе.

Ещё в ранних проектах Сантима ощущался мощный культурный бэкграунд. Так и "Мир на закате" полон аллюзий на "философов подозрения", разнообразных странных писателей, неполиткорректные доктрины. Композиция "Кошки" на текст самого Г.Ф.Лавкрафта. Кстати, так описывали Лавкрафта биографы: "Он любил кошек и мороженое, Древний Рим и старинную колониальную архитектуру своего родного Провиденса. Он обожал восемнадцатый век и сверхъестественное, астрономию и книги лорда Дансени. Он ненавидел современность и механизацию…". Сантим вполне может примерить многое из списка: Рим, старая архитектура, прошлые века и отношение к настоящему как к подлому времени. И даже с астрономией есть параллели, пусть знаменитая композиция "К звёздам" и утверждает Плоскую Землю.

Это не комично-политизированный поход "в европейцы". Это соотнесение себя с образцами европейской культуры. Зачастую "на Европу" претендуют те, кому до неё как до Луны. Повёрнутая на Запад голова не является свидетельством европейства. Для многих музыкантов быть в Европе — это записаться в Германии, покидать камешки в фонтан Тревизо, выпить хорошего пива. Полнота ощущений исчезает в нагромождении фактов. Для Сантима — Европа — нечто волнующее, близкое и далёкое, обретаемое и теряемое. Это исконная Европа, не нынешний Запад, в котором "американцы сберегли самые обветшалые элементы европейской культуры, сохранили только тот отвратительный и утративший всякую силу современный миф, который составлен из рационализма, механицизма и меркантилизма" (Дриё Ла Рошель).

Занятие вполне для русского художника — поиск себя, оснований собственного мира через обращение к высоким образцам мировой культуры. Посему и апокалипсис здесь носит не личный, и даже не национальный характер. Речь идёт уже о судьбе белой христианской цивилизации.

Но сказано: "Конец цикла есть конец иллюзии".

Звонко,

Звонко хрустит снежок.

Только

Ангел летит на восток.

Гаснет

Свет. Пол-Европы во мгле.

Место

Забыть о добре и зле.

Как можно выжить живому

В бойне на этой земле.

Где находится дальний остров Туле.

Чем завершится эпоха,

Дойдя до переднего края.

Только Россия знает.

Только Россия знает.

Тит ТАК!

Кризис стучится в двери и окна русского народа. Он вываливается из почтовых ящиков вместе с повестками о повышениях тарифов на свет, газ и горячую воду. Огорошивает отцов семейств вестями о разорении фирм, об остановках предприятий. Звенит в ушах сообщениями о неожиданных сокращениях и увольнениях. Рябит в глазах от зловещего мелькания цифр на ценниках в магазинах, что означает, по всей видимости, "бешенство цен". Изношенная структура жизнеобеспечения страны скрипит, стонет и грозит разрушиться. Денежный ручеек, дающий жизнь городам и весям обобранной родины, иссякает, на глазах превращается в неверную капель, вырождается в больничную диету, когда в "час по чайной ложке". Недостаток средств приводит к тому, что еще вчера замазанные пробоины государственного суденышка сегодня дают течь, а вроде бы потушенные в трюмах пожары — разгораются по-новой.

И в этой ситуации единственным окном, через которое не лезет в дома кризис, остаётся телевизор. Там, пусть и поредевшие, но по-прежнему мощные когорты хохмачей обливают народ тёплыми помоями своих сальностей и двусмысленных шуток. В нем всё те же фильмы, прославляющие мощь Америки и её крутых парней, которые нет-нет, да и "грохнут" в весёлом экранном режиме очередного русского, "отягощенного злом".

В этом проклятом телевизоре, полностью подконтрольном власти и всецело зависимом от государства, вместо крупномасштабного идеологического и информационного проекта под названием "Антикризис" — напротив, начинаются беспринципные возня и шатания. Очередной подарок, приуроченный к кризису, дарит нам Первый канал, спешащий вдохновить подрастающее поколение фильмом "Воротилы", реинкарнацией пресловутой "Бригады". Трое парней начинают свой путь с мелкой спекуляции во времена позднего СССР, а заканчивают, надо думать, крупными аферами на залоговых аукционах. Это и есть последовательно формируемый телевидением положительный образ для молодого человека эпохи кризиса. Как раз впереди новый передел собственности и влияния, экономический хаос, питательный бульон для лихих людей… Как раз выходят на свободу зеки 90-х, которые участвовали в основных разборках, и самое время "начать всё сначала", пересмотреть итоги приватизации, растрясти маленько продюсеров и сытых модераторов телевизионных рейтингов.

Стоит ли говорить, что дельцы, воротилы и бандиты — в тяжелую годину не спасут страну и народ! Потому что они "заточены" совершенно в другую сторону, действуют только в свою пользу, потому что их идеал — деньги, а смыслы их колеблются вместе с курсами мировых валют.

Очевидно, вскоре наши славные рейтингом телеканалы, откликаясь на демографическую катастрофу в России, выпустят телесериал "Шлюхи"…

С таким кино и телевидением, которые подсовывают народу очередную свинью, страна обречена. В СССР было создано великое кино — не только как подразделение большого искусства, но как фабрика смыслов и идеалов. Эти идеалы кому-то сейчас кажутся наивными, но они не были разрушительными, не были бесплодными. Это были образы строительства, созидания, спасения.

И если большой художник бросает в пасть стихийного божества своего искусства мораль, ценности, жизни будущих людей, — это вряд ли можно оправдать, но можно понять. Когда государственный канал продуцирует, идеологически спонсирует новый циничный передел, впрыскивая в мозг русской бесхозной молодежи, как кислоту, свои "старые песни о главном", что происходит в период так называемого идеального мирового шторма, — этого понять в принципе нельзя… С одной стороны, это нонсенс, но с другой — неумолимо свидетельствует о том, что наши власть-народ-интеллигенция находятся в непреходящем ступоре.

В великом романе Льва Толстого князь Андрей Болконский на Бородинском поле не мог оторвать взгляда от свистящего у его ног смертоносного ядра.

Так наше общество поражённо и бездейственно глядит на крутящуюся пред его носом смерть.

Эрнст, ты не прав!

Даниил Торопов, Сергей Угольников АПОСТРОФ

Борис Козадаев. Универсальный порядок. Том I. Поиск общетеоретической концепции развития общества. — М.: Общество дружбы и развития сотрудничества с зарубежными странами, 2008. — 556 с.

Вспоминается старый анекдот. Дали представителям разных народов задание — сделать книгу о слонах. Американец вскоре припёр брошюру: "Всё, что вы хотели знать о слонах в ста вопросах и ответах". Русский выдал книгу "Россия — Родина слонов", француз — иллюстрированный альбом "Половая жизнь слонов". Последним пришёл немец и принес трёхтомное "Введение в слоноведение".

Приходилось писать, что философ на Руси всегда "немец". Посему и получается могучее сочетание двух подходов. Когда немецкая фундаментальность ложится на русское мессианство и всё скрепляется крепким базисом научно-технического знания.

Пятисотстраничное сочинение Бориса Козадаева — научно-политический роман, герои которого ведут дискуссии по острейшим проблемам современности и "пытаются с научной точки зрения понять истину происходящего, отчего впоследствии убеждаются в несовершенстве современного знания и необходимости поиска новых подходов и методов в решении насущных проблем как в научной сфере деятельности, так и в общественной жизни". "Универсальный порядок" относится к проблеме создания общей теории развития общества. Оно позволит создать основы для "Всероссийского Универсального Социального Проекта по общетеоретическому и системному развитию российской науки и практики XXI века". Первый том — это всего лишь "введение в вопросы создания универсальной науки". В дальнейшем планируются разработка философско-методологического подхода к созданию универсальной науки и работа с основными темами и категориями.

Обострение интереса к марксизму в период финансовых кризисов вполне понятно, марксизм, в своей частичной ипостаси, есть мировоззрение кризисов. Столь же естественно желание создать "философию всего", которая включала бы в себя марксизм, ведь и основоположник научного коммунизма претендовал на универсальность своей доктрины. Не удивляет и желание включить в универсальные доктрины наиболее доступные и массовые образы современной цивилизации — к примеру, футбол. Бодрийяр, пытаясь утвердить тотальность манипуляций массами, — тоже приводил в пример игру в мяч ногами. Только вот Маркс в футбол не играл и даже не знал о существовании этого вида спорта. Да и сам "научный социализм", объявляя предшествующие учения "ненаучными", на выходе, при развитии, должен был распасться на ряд противоречащих друг другу направлений, даже без учёта слишком большого позитивизма Маркса в отношении идиотизма деревенской жизни, включая агрокультуру. Поэтому сложно представить себе серьёзное отношение к "Универсальному порядку", ввиду отсутствия общности даже в восприятии терминов "буржуазия" и "капитализм" "во всемирном масштабе".

Представления о порядке — всегда частные, как частным является климат, который даже по Марксу определяет сознание. И то, что англосаксонская философия устремилась к рекламному подходу, определено не только "общерекламным стилем" англосаксов (и ещё одного вида мировоззрения), но и определением всех "универсальных доктрин" разновидностями рекламы. Ведь в конечном итоге футбол — это не только часть "оздоровления масс через физкультуру", но и часть рекламного рынка, "рекламный носитель рекламного носителя", имеющий к дворовому беганию за мячиком очень условное "отчуждённое" отношение. Условным достоинством "универсального порядка" (точнее — их множеств) может быть только сравнение с множественностью частных беспорядков ("параллаксное видение", по Жижеку). В таком контексте отказ от радикальных актов может стать радикальным актом (что вполне может считаться частной интерпретацией марксизма, включив в него даже Поппера). У науки, как известно, нет столбового направления, кроме устойчивого желания создать "общую теорию поля".

Пару лет назад в газете "Завтра" был опубликован развёрнутый материал о бестселлере Алексея Нилогова "Кто делает философию в России", где фиксировался общественный "запрос на философию". Однако это не запрос на "общую теорию всего", хотя некоторые тенденции к формированию единого поля, где сталкиваются наука, философия и даже религия, налицо. Но нам ближе формула Милорада Павича "Истина не выносит перемены континента", к формированию некоего универсального подхода, тем более на гуманистической основе мы относимся скептически. Просто философы должны куда более активно выходить в общество, не замыкаясь в интеллектуальной башне из слоновой кости.

"Универсальный порядок" — не первая и даже не сотая книга подобного рода. Что говорит о мощной интеллектуальной энергии в обществе. По большому счёту, власть и общество на паях могли быть создать целую систему площадок, где подобные работы могли бы обсуждаться, отрабатываться, анализироваться. Ибо полезные и нетривиальные идеи в них, несомненно, присутствуют. Пока же удел таких разработок — локальные среды, которые варятся в собственном соку, фактически не имея адекватного и внимательного читателя.

ЧТОБЫ СВЕЧА НЕ ПОГАСЛА

Дорогие читатели, авторы, все сторонники "Завтра"! Недавно, ощутив на себе разрушительное действие кризиса, напрямую грозящее существованию газеты, мы обратились к вам — впервые за всю историю издания — за помощью и поддержкой. И были потрясены и растроганы результатом этой, поверьте, нелегкой для нас просьбы… Множество людей изо всех уголков России, из стран, входивших в СССР, из далекого зарубежья ответили: "Да! Мы готовы помочь газете, которая была и остается для нас сегодня такой же необходимой, как во все предыдущие годы".

Понятно, огромных сумм не было, да мы ведь их и не ждали, зная заранее, что в первую очередь нас поддержите вы — патриоты, единомышленники, простые и добрые люди-труженики. Благодаря вам мы "продержались" в очень сложный момент, выпустили несколько номеров с актуальными публикациями — и сердечно благодарим за это всех вас! Но тяжелые испытания, увы, не закончились, и вопрос о пожертвованиях, как ни горько это признать, пока что еще не закрыт: мы по-прежнему в них нуждаемся. Их можно лично приносить в редакцию, пересылать по почте (119146, Москва, Фрунзенская набережная, 18-60, Проханову Александру Андреевичу), а также отправлять на наш счет (квитанция с уже заполненными реквизитами редакции прилагается, ее можно вырезать или ксерокопировать).

О ваших предложениях сообщайте также по электронному адресу: [email protected] и по телефону: (495) 726-54-83. Мы всегда признательны и благодарны вам за помощь, отзывчивость, за верность газете.

Спасибо, дорогие друзья!

Редакция «Завтра»

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Когда весна придёт — понятно: она вовсю спешит вперёд. А вот страна пошла обратно, взяв к "перестройке" разворот. По ней уже, казалось, тризну справляли мы наверняка — но тленный дух горбачевизма ползёт опять издалека.

Примерно так же новый лидер за всё хватается, спеша, примерно так же говорлив он, примерно та ж в речах лапша. Он об успехах заявляет, он создаёт резерв-ресурс, он обновляет-укрепляет американско-русский курс…

А впрочем, русского тут мало. Опять, куда ни погляди, пыль отряхнувши, либералы шагать готовы впереди! То на экранах забормочут вновь гаврииловы друзья, то в мэры Сочи что есть мочи скребутся из небытия…

Ужель своё недоукрали? Ужели стыд не застит глаз? Останки партий собирают, что вроде вымерли в свой час… А новый лидер неуклонно их привечает, как родных, и конституции каноны почти готов кроить под них.

И вот берут разбег дебаты о "перестройке номер два". Едва ль весна придёт, ребята, под столь постылые слова… Нас "перестройкой" так достали, нас так "реформы" извели, так "нацпроекты" доконали — куда ж в итоге мы пришли?

Неужто кризиса явленье столь поразило нашу власть, что для его преодоленья ей в ельцинизм неймётся впасть? Неужто эти все удары так отразились на Кремле, что вновь чубайсы и гайдары туда заедут на коне?

И поглядят вокруг спесиво, и примут ряд заветных мер, чтоб нашу бедную Россию угробить, как СССР? Жива, жива их волчья стая… А к нам на Русь, как дивный сон, когда весна придёт — не знаю. Пока что мёртвый тут сезон…



home | my bookshelf | | Газета Завтра 800 (64 2009) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу