Book: Тропическая жара



Тропическая жара

Сюзанна Дай

Тропическая жара

Глава 1

– Ваш “Вулкан”, сэр.

Девин Террил принял стакан с рубиново-красным напитком и подвинул несколько новеньких хрустящих банкнот молодому, бронзовому от солнца бармену. Он отложил в сторону крохотный розовый зонтик, весело торчавший из бокала, и лениво поймал губами пластиковую соломинку.

Мужчина с наслаждением втянул ледяную обжигающую смесь и облокотился на полированную стойку бара под открытым небом, обводя оценивающим взглядом бассейн одного из отелей Майами. Вечернее флоридское солнце бросало яркие слепящие лучи на просторную площадку у воды. Отдыхающие самых разных возрастов растянулись в бело-зеленых полосатых шезлонгах, в то время как дети плескались в овальном бассейне, иногда обдавая ревностных солнцепоклонников брызгами хлорированной воды.

Девин внимательно осмотрел окружающих, остановив наконец взгляд на стройной девушке в бикини. Он улыбнулся, медлительно, почти лениво впитывая в себя женственность этого образа.

“Ну, вот и начинается!” – подумал мужчина, ощущая необычайный душевный подъем. Кровь быстрее побежала по жилам, и Девин вдруг понял, как же он, оказывается, нуждался в этом нежданном отдыхе.

Последние несколько месяцев были заполнены деловыми путешествиями и напряженной работой, он не мог уже припомнить, когда последний раз назначал даме свидание. И горестно подумал, что даже не помнит, кто же эта счастливица.

Девин слегка наклонил голову и прищурился от яркого мартовского солнца, внимательно разглядывая нежащуюся у бассейна женщину. Едва ли найдется мужчина, способный с легкостью забыть такую даму.

Девин медленно пробирался между шезлонгами и наконец заметил единственный незанятый – буквально в нескольких футах от загорелой фигуристой красавицы, которой он любовался. Рядом под зонтом стоял белый столик, на который он и поставил свой стакан, опустившись в бело-зеленое полосатое кресло.

Женщина растянулась на животе, и Девину была видна лишь ее изумительная грива светло-золотистых волос. Незнакомка не повернулась, не обратила ни малейшего внимания на своего нового соседа, вопреки всем его надеждам.

Девин слегка пожал плечами, взял свой стакан и сделал еще один глоток крепкой сладкой смеси. Интересно, подумал он, может ли быть, что она собирается в круиз на теплоходе, отплывающем утром. Когда он час назад регистрировался в отеле, портье заметил, что многие из их гостей отправляются утром в круиз и останавливаются в отеле, чтобы провести неспешный приятный вечер в Майами. Отель даже предлагает своим постояльцам регулярный субботний автобус до порта, чтобы доставить их к ожидающим судам.

Задумчиво попивая свой коктейль, Девин вынужден был признаться самому себе, что очень надеется встретить эту женщину на борту лайнера. Ее длинные загорелые ноги и густые блестящие волосы зажгли огонь в крови, напомнив, как долго он был лишен дамского общества.

Знойная длинноногая блондинка – о такой мечтает любой нормальный мужчина, подумал он, усмехнувшись.

И тут вспомнил Бритни Грэм.

Черт! Да где же, кстати, она?

Девин спрашивал о Бритни у стойки регистрации, и портье ответил, что она приехала в отель несколько часов назад. Но когда он постучал в дверь ее номера, ответа не последовало. Вспомнив странный блеск, появившийся в глазах молодого портье, когда он упомянул Бритни, Девин нахмурился.

Если бы он не знал ее, то подумал бы, что этот блеск был, мягко говоря, сладострастным.

Но он-то знал Бритни. Нет, нет, этот блеск, несомненно, плод воображения его утомленного, перетрудившегося мозга.

Он снова бросил взгляд на женщину у бассейна. Да, вот она способна вызвать похотливый взгляд.

Девин едва мог поверить, что его давний друг Бобби Грэм устроил такой переполох из-за того, что Бритни собралась в круиз. Просто буря в стакане воды.

Девин, инженер-электрик консультационной фирмы в Чарлстоне, Южная Каролина, только вернулся из месячной командировки в Шарлотт, когда Бобби, бухгалтер той же фирмы, буквально ворвался в его офис. По его словам, сестра стала вести себя более чем странно после внезапного развода около года назад.

Он описывал поведение своей сестры почти как кризис середины жизни. Во-первых, Бритни сменила работу, оставив надежное место одного из редакторов в журнале здорового питания ради сомнительной писательской должности в новом женском издании с феминистским уклоном. Потом она изменила свою прическу, гардероб, даже мебель поменяла, рассказывал Бобби, очевидно, глубоко обеспокоенный происшедшими с его сестрой внезапными переменами.

И наконец она отправляется в круиз, намереваясь поймать мужа, прежде чем ей стукнет тридцать.

Поймать мужа? Девин не поверил своим ушам.

Бритни?!

Она едва ли соответствовала типу охотницы за мужчинами. Его воображение вообще решительно отказывалось воспринимать ее в роли охотницы за кем бы то ни было.

Конечно, Девин не видел Бритни со времени всех этих предполагаемых перемен, но ему трудно было представить девушку, которую знал всю свою жизнь, изменившейся. Долгие годы, что они были знакомы, внешность ее оставалась практически той же самой.

И последний раз, когда Девин встречался с Бритни, она выглядела как обычно. Это случилось всего несколько месяцев назад, у Бобби на новогодней вечеринке.

Бритни пришла одна. Если верить Бобби, она ни с кем не встречалась с тех пор, как рассталась с мужем. Это был единственный раз, когда Девин видел Бритни после этого печального события: она всегда больше тяготела к домашнему очагу, нежели к развлечениям в обществе.

На ту вечеринку Бритни нарядилась в темный свитер с красными и зелеными клетками и ядовито-зеленую водолазку под ним. Этот более чем скромный ансамбль старательно скрывал ее фигуру, если таковая и имелась, и только подчеркивал бледность кожи.

Ноги по обыкновению были закованы в унылые, чрезвычайно благоразумные туфли без каблуков, а тусклые белесые волосы стянуты в привычную косу. Девин не помнил, видел ли он когда-нибудь Бритни с распущенными волосами.

Очки в красной оправе, так же как и практически полное отсутствие макияжа, придавали ей пугающе интеллектуальный вид: невыразительные мазки бледно-розовой помады ничуть не помогали делу. Увеличенные толстыми стеклами синие глаза казались какими-то невыразительными, словно полинявшими.

Если кому-то и могли пойти на пользу перемены, так это в первую очередь Бритни, решил Девин. Он решительно не понимал, почему это огорчало Бобби.

Девин смутно припоминал, что разговаривал с Бритни на той вечеринке, но даже под страхом смерти не смог бы сейчас сказать, о чем именно. Сам он пришел туда со своей подружкой Лорен, фамилия которой уже испарилась из памяти.

Одно он помнил точно – в ту ночь Бритни ушла рано, просто тихо исчезла незадолго до полуночи. Девин заметил, как она пробиралась к двери, опустив голову. Он еще подумал догнать ее, узнать, не случилось ли что-нибудь, но сразу понял, что не успеет, не растолкав нескольких полупьяных гуляк, и махнул рукой.

Впрочем, они с Бритни никогда особенно не дружили. Она для него – просто младшая сестренка лучшего друга, которая в детстве нередко увязывалась за ними. Приятели считали ее довольно неприятной обузой, но мирились, потому что она никогда не забывала захватить с собой сандвичи для всей компании. Мать Бобби и Бритни умерла, когда им было десять и девять соответственно, и Бритни взяла на себя хлопоты по дому.

Такой Девин и представлял ее всю жизнь – тихим и скромным невзрачным воробышком. Он слегка нахмурился, вспомнив тот необычный случай на вечеринке выпускного класса в колледже, – пожалуй, это был единственный раз, когда Бритни вела себя странно. Девин не сознавал, что она приблизилась к нему, пока его губы едва не oпалил жаркий поцелуй. Но девушка слишком много выпила в тот вечер, и он спокойно высвободился и вскоре забыл о странном инциденте. Временами ему казалось, что она стала держаться с ним иначе после той ночи. Более отстраненно.

Через год Бритни тоже закончила колледж и занялась карьерой, потом вышла замуж. Они шли каждый своей дорогой, лишь изредка случайно встречаясь у Бобби.

Ни разу за все эти годы, когда бы Девин ни встречал Бритни, она даже отдаленно не напоминала ту обольстительную сирену, о которой теперь рассказывал Бобби. Бедняга был настолько взбудоражен, что даже тайно купил билет на тот же круизный лайнер, когда обнаружил, что сестра собирается в морское путешествие якобы с целью найти себе мужа.

На самом деле Бобби боялся, что Бритни может выскочить замуж за какого-нибудь проходимца, которого встретит в круизе, но Девину это казалось совершенно смешным и нелепым предположением. Он считал, что крупнейшей удачей для Бритни на борту теплохода будет набраться смелости и заговорить с мужчиной.

Но кем надо было быть, чтобы отказаться от бесплатного билета, когда выяснилось, что на Бобби неожиданно обрушилась аудиторская проверка, и он предложил Девину занять его место? Тем более что после напряженной работы в последнее время у Девина набралось немало отпускных дней, и он был готов ими воспользоваться. Так что предложение Бобби подоспело как нельзя более кстати.

Великодушный дар сопровождался только одним условием – Девин должен присматривать за Бритни и держать это в тайне. Бобби настаивал, что сестра придет в бешенство, если узнает, что он послал кого-то охранять ее.

И самое главное, Девин обязан был предотвратить любую поспешную попытку Бритни выскочить замуж.

Вот уж большое дело, фыркнул Девин. Ладно, он вполне может иногда проверять, как у нее идут дела, а все остальное время посвятить солнцу, морю и красивым женщинам. Неплохая сделка!

Девин допил коктейль и просигналил официанту подать еще один, подняв палец и указав на пустой бокал. Женщина на соседнем шезлонге слегка пошевелилась и этим снова привлекла его внимание.

Да, подумал он с загадочной улыбкой, вот если бы Бритни походила на нее, тогда Бобби стоило бы волноваться. Если бы у Бритни были такие же густые, сияющие, как жидкий огонь, и падающие каскадом на плечи волосы, – действительно мог бы быть повод для беспокойства.

У этой дамы волосы казались созданными для того, чтобы мужчин тянуло запустить в них пальцы; они сияли на солнце здоровьем и жизненной силой, и золотистые блики играли и переливались в мягких локонах. Женщина лежала на животе, отвернув лицо и спустив роскошную гриву почти донизу, обнажая шею.

Бронзовая от солнца спина дразнила, терзала воображение отсутствием светлой полоски от купальника. Верхняя часть бикини была расстегнута, дабы не мешать ровному загару, и обнаруживала мягкий изгиб груди, спрятанной в ткани шезлонга. Гладкая кожа манила взгляд Девина дальше, вниз по спине, к талии столь тонкой, что мужчина спокойно мог бы обхватить ее пальцами. Нежная долина поясницы переходила в чувственный подъем попки, едва прикрытой купальником с узором из неоново-розовых клеточек на сверкающем черном фоне.

– Ваш напиток, сэр!

Девин поднял глаза и заморгал. Тяжело вздохнув, достал из кармана бумажник и заплатил, добавив более чем щедрые чаевые. Он медленно пил из запотевшего бокала, а взгляд его неумолимо возвращался к божественной соседке.

Оглядев восхитительно длинные бронзовые ноги, тонкие, но безупречно правильной формы, Девин почувствовал увеличивающееся напряжение внизу живота. Неожиданно мужчина осознал, что его рука невольно потянулась к нежному бедру.

Он крепко зажмурился и потряс головой.

“Приди в себя, парень, – подумал он. – Ты даже не знаешь ее имени, а уже мысленно занимаешься с ней любовью”.

Да, слишком много времени прошло. Слишком много.

Девин открыл глаза и обвел взглядом бассейн, усилием воли заставив себя не смотреть на женщину. Он должен помнить, что находится здесь не только для развлечений. У него есть дело.

Да где же, черт возьми, эта Бритни?

Бритни томно потянулась, наслаждаясь ощущением солнечного тепла на коже. Насколько же лучше того гробоподобного лежака, думала она, неприязненно вспоминая удушающую атмосферу искусственного солярия, который она так часто посещала в последние два месяца. Проведя на узком лежаке долгие томительные часы, она прекрасно знала теперь, каково это – быть заживо похороненным и затем запеченным. И часто мелькала мысль, что вот-вот появится рогатое чудище и потычет Бритни вилами, чтобы проверить, хорошо ли она прожарилась.

Но красота требует жертв, не правда ли? И Бритни вынуждена была признать, что перенесенные мучения были ненапрасными. Никогда еще она не чувствовала себя так хорошо.

А уж после кошмарного брака с Аланом Кослоу это чего-то стоило. Еще как стоило!

Алан сумел практически полностью разрушить ту робкую веру в себя, которая у нее имелась до свадьбы. Но к счастью, напомнила она себе, с этим уже покончено. Бритни даже вернулась к своей девичьей фамилии, в тщетной попытке убедить себя, что этих трех ужасных лет будто и не было.

Она чуть не расхохоталась, подумав, что Алан вряд ли узнал бы ее сейчас. Бритни хорошо поработала – по-настоящему хорошо – над изменением своего внешнего облика, надеясь, что внутренний мир придет в соответствие с наружностью. До некоторой степени так и случилось.

Она сделала себе новогодний подарок в виде абонемента в фитнесс-клуб и поклялась, что изменит свою жизнь и станет хозяйкой своей судьбы. Бритни начала с того, что в одночасье рассталась с удушливой атмосферой “Каролинской кухни” и переместилась в радостный ультрамодный журнал “Современная южанка”. Полностью женское руководство создало здесь особую атмосферу, и Бритни чувствовала себя как дома, чего никогда не было в “Каролинской кухне”. Последний, несмотря на его направленность и название, управлялся в основном мужчинами, а также несколькими седовласыми леди. Бритни давно поняла, что там ее шансы на карьерный рост были близки к нулю.

Но смена карьеры была только началом. Следующим шагом стало полное избавление от всего гардероба. Бритни нашла свой новый стиль, руководствуясь модными страницами “Современной южанки”. Ежедневные занятия в тренажерных залах скоро сотворили чудеса с ее фигурой, обнаружив тонкую талию и стройные ноги, о которых она даже не подозревала.

Затем Бритни решила, что бледная кожа совершенно не подходит к выбранному имиджу, и начала регулярные посещения солярия. А еще позднее категорически отказалась от очков, сделав выбор в пользу мягких контактных линз. После нескольких уроков под руководством журнальных экспертов по косметике Бритни научилась придавать глазам живой блеск, скулам – выразительность, а губам – приятную пухлость.

Она даже уступила своему парикмахеру и решилась оттенить и осветлить волосы. Эффект получился изумительным.

Позднее ей уже трудно было понять, почему она не сделала всего этого раньше. Но Бритни выросла под влиянием сурового отца, страдая от отсутствия мягкого женственного материнского влияния. Девочкой и подростком она делила все свое время между домашними обязанностями и уроками. Позднее, в колледже, учеба вышла на первое место. Времени интересоваться модой и тайнами макияжа не было ни раньше, ни потом.

Неудивительно, что за ней так мало ухаживали. Ее знание мужчин и опыт общения с ними, даже во время учебы, практически равнялись нулю – если, конечно, не считать постыдного эпизода на выпускной вечеринке с Девином, лучшим другом ее брата.

Бритни скорчила гримаску при одном этом воспоминании. Нет, она не будет больше думать о том вечере, особенно сейчас, когда учится искусству обольщения мужчин. Тот инцидент был ярким примером того, как ей всегда удавалось выставить себя в дурацком виде.

Так что нечего и удивляться, что мужем ее оказался именно Алан.

О, если бы Алан мог увидеть ее сейчас, думала Бритни с коварной улыбкой. Подперев подбородок руками, она уставилась на бассейн невидящими глазами.

Почти целый год приходила она в себя от травмы, причиненной последними месяцами их совместной жизни. Но все уже позади, снова и снова уверяла она себя.

Как бы ей хотелось теперь вернуть годы, потраченные впустую на Алана! Ее тридцатый день рождения был не за горами, и она простить себе не могла, что через месяц встретит его одинокой и бездетной.

Бритни страстно желала иметь семью – мужа, двоих ребятишек и собаку, о которой мечтала с детства. Семью, в которой родители любят друг друга больше жизни. То есть не такую, как была у них с Аланом. Теперь-то она даже радовалась, что Алан отказался заводить детей, хотя это так огорчало ее раньше.

Бритни вздохнула, прогоняя черные мысли, навеянные воспоминаниями о бывшем супруге. Впредь она намерена думать только о будущем!

Потянувшись, она нащупала за спиной лямки своего бикини и проворно застегнула его. Становилось поздно, и флоридское солнце начало терять свою силу. Бритни собиралась заказать обед в номер и рано лечь спать: утром надо быть свежей и сияющей.



Мысль о круизе по Карибскому морю, который начнется завтра, заставила ее широко улыбнуться. Перспектива была восхитительной – семь дней в море с тремя остановками на экзотических островах. Она будет постоянно находиться в окружении незнакомых людей – в основном мужчин, надеялась Бритни. И ни один из них не знал той застенчивой, неловкой женщины, какой она была еще полгода назад. В море-то уж ей наверняка удастся проявить новообретенную уверенность в себе, которая так и искала выхода.

Дома Бритни еще временами испытывала неловкость при встрече с давно знакомыми людьми. Они казались шокированными ее новым образом, хотя и пытались скрыть свое потрясение. Поначалу это было даже приятно, но постепенно она привыкла и стала нервничать, когда на нее обращали внимание, с трудом подавляя забытое желание слиться с обоями на стене.

Самым тяжелым случаем оказался ее брат Бобби: он обращался с ней как с сумасшедшей. Преждевременный кризис середины жизни – таков был его диагноз.

В конце концов Бритни решила, что практически невозможно опробовать свой новый стиль на людях, которых знаешь всю жизнь. Занимаясь сбором материала для журнальной статьи под названием “Пора позаботиться о личной жизни”, она узнала, что круизные теплоходы считались отличным местом знакомства. Бритни тут же зарезервировала себе место. Этот карибский круиз будет лучшим куском праздничного пирога ее преображения. Теплая волна приятного ожидания пробегала по всему телу Бритни при каждой мысли об этом.

Ни один человек на борту ничего не будет знать о старой Бритни. Она снова улыбнулась. Ей с трудом удавалось сдерживать нетерпение.

Девин открыл глаза и с удивлением понял, что задремал под умиротворяющими солнечными лучами. Он машинально взглянул на заинтриговавшую его незнакомку.

Она продолжала лежать на животе, но подняла голову и оперлась подбородком на кулачки, обозревая бассейн и площадку перед ним. Заметив, что солнце неумолимо опускается все ниже и ниже к горизонту, Девин нетерпеливо просигналил официанту. Если срочно что-нибудь не предпринять, он упустит шанс познакомиться с красавицей.

Молодой официант заторопился на зов, и Девин вполголоса заказал тропический напиток “для той дамы в шезлонге”. Дети резвились и плескались в воде так шумно, что этот короткий разговор остался никем не замеченным.

Через пару минут заказ был исполнен, и официант наклонился к молодой женщине, предлагая ей напиток. Девин наблюдал затаив дыхание.

Бритни внимательно посмотрела на протянутый ей бокал.

– Это мне? – недоверчиво спросила она, медленно села и приняла коктейль. Оглядевшись, заметила на противоположной стороне бассейна бронзового от солнца блондина с крупными чертами лица, наблюдающего за ней.

Работая над своей последней статьей, Бритни узнала, что контакт глазами является ключевым для завязывания романтических отношений. В прошлом ей это казалось самым трудным, особенно с мужчинами, которых не знала. Но она намеревалась освоить это сложное искусство. И сейчас был самый удачный момент.

“Интересно, – подумала Бритни, – не он ли прислал мне коктейль? Может, тяжелая работа над собой уже начала приносить плоды?”

– С комплиментами от джентльмена, – произнес официант, кивнув в сторону неизвестного благодетеля где-то у нее за спиной, и направился обратно к бару.

Приятно удивленная, Бритни улыбнулась сама себе и сделала глоток ледяного напитка. Она поднялась, намереваясь подойти и лично поблагодарить джентльмена, проявившего внимание. Держа бокал в одной руке, другой она изящно-небрежным движением откинула назад золотые волны волос.

Бритни повернулась и оказалась лицом к лицу с указанным господином. Прямо на нее смотрели живые зеленые глаза лучшего друга ее брата.

Бритни уронила свой коктейль.

Бокал разбился вдребезги у самых ее ног, и липкая сладкая ромовая смесь, забрызгав изящные щиколотки, медленно растеклась кроваво-красной лужицей. Рот у Бритни приоткрылся, сердце замерло.

– Девин? – прошептала она.

– Бритни? – Девин был просто ошеломлен представшим перед ним зрелищем.

Это не Бритни! Не может быть Бритни!

Бритни никогда так не выглядела. Эта женщина была именно той сексуально-чувственной нимфой, которую ему описывал Бобби. Но Девин не верил ему, отказывался верить, потому что и представить не мог такой разительной перемены.

Глаза цвета электрик, цвета бездонного океана в безоблачный день, смотрели на него, сияя ровным, немигающим блеском. Девин видел, что Бритни была так же потрясена, как и он сам.

Девин не мог оторваться от этих синих-синих глаз. У Бритни не было раньше таких глаз… Или были?

Почему он был таким слепцом все эти годы? Эта женщина потрясающа, великолепна.

Бритни внезапно сделала шаг назад, будто собираясь бежать. Резкий крик боли сорвался с ее губ, и Девин понял, что она наступила на стекло.

– Бритни!

Девин, обутый в легкие теннисные туфли на резиновой подошве, кинулся к ней, не обращая внимания на осколки. Он подхватил ее на руки и прижал к груди. Глубоко вдохнул ее сладкий цветочный аромат, ощутил нежное давление округлой груди.

Девин почувствовал внезапное опьянение и практически уронил ее на шезлонг, с которого только что сам поднялся.

– Ох!

– Извини… Ты в порядке?

– Да, просто превосходно! Обожаю ходить по битому стеклу. – Она нахмурилась, глядя на него, потом перевела взгляд на пораненную ногу.

– Позволь, я помогу, – сказал Девин, опустившись перед ней на колени и взяв маленькую изящную ступню.

Бритни резко отстранилась.

– Что ты здесь делаешь, Девин? – раздраженно спросила она и стала разглядывать осколки, впившиеся в кожу.

Все, что угодно, лишь бы не смотреть на Девина. Почему ей так ужасно не повезло и она столкнулась во Флориде с лучшим другом своего брата? Бритни почувствовала себя крайне неловко, заметив его реакцию на перемены в ее облике.

Исподлобья взглянув на него, она попыталась понять, что же именно Девин думает о ее новой внешности. Он до сих пор не произнес ни слова, даже не ответил на заданный вопрос.

– Девин? – настойчиво повторила она. – Что ты делаешь в Майами?

Не поднимаясь с колен и наслаждаясь зрелищем изумительной красоты, Девин слегка наклонил вбок голову. И наконец улыбнулся.

– Я отправляюсь в круиз вместе с тобой, – неожиданно заявил он. – Разве Бобби тебе не сказал?

Он прекрасно знал, что Бобби и не собирался говорить ничего такого, но не смог отказать себе в удовольствии произнести эти слова.

– Что? – еле слышно пискнула Бритни в полном шоке.

– Я завтра отправляюсь в круиз вместе с тобой, – мягко повторил он.

– Но почему? – выдохнула она. Девин усмехнулся.

– Твой брат хотел сделать тебе сюрприз и поехать вместе с тобой, – сказал он, не упоминая истинных причин, вынудивших Бобби приобрести билет на лайнер. – Но когда узнал, что его задерживают дела, то предложил билет мне. Он знал, что мне необходим отдых.

Бритни молча смотрела на него, позабыв о кровоточащей ноге.

– Ты не поедешь.

– У меня есть билет.

– Мне все равно. Порви его. Ты не едешь. Ты все испортишь!

Она поскакала к отелю на здоровой ноге, бормоча что-то неразборчивое в адрес брата. Девин был уверен, что это “что-то” явно нелестное.

– Позволь, я помогу тебе, – сказал он, с легкостью догнав Бритни.

– Нет! Не трогай меня.

Она запрыгала еще быстрее, стараясь игнорировать внимание, которое привлекала таким способом передвижения. Никакая сила не могла заставить Бритни повернуться и посмотреть, наблюдает ли за этим смешным неловким эпизодом тот красивый блондин, с которым она пыталась установить контакт.

Девин! Как Бобби посмел так с ней поступить?

Ей надо срочно добраться до телефона. Она оторвет ему голову! Он обязан был знать, что она не хочет видеть ни его, ни тем более Девина в этом круизе!

В следующую секунду она споткнулась о шезлонг и едва не разбила лицо о каменный пол.

И Бритни не утешило то, что сильная рука, которая поймала ее и тем спасла от дальнейшего унижения и неудобства, принадлежала Девину. Подхватив Бритни и прижав к груди, он смотрел на нее, и его изумрудные глаза сияли от сдерживаемого смеха… и чего-то еще?

– Знаешь, – медленно протянул он, весело усмехаясь и прижимая ее к себе, – я бы сказал, ты действительно окрепла.

Она ударила его в грудь. Сильно.

Глава 2

– Поставь меня!

– Нет! – Девин покачал головой с играющей на губах улыбкой.

Она ударила его! Бритни на самом деле стукнула его. Где только она умудрялась всю жизнь скрывать этот пыл?

Очевидно, думал он, там же, где прятала и эти синие глаза, за которые не жаль умереть, и длинные сексуальные ноги, и этот каскад золотых волос.

– Думаю, ты сейчас не слишком уверенно держишься на ногах, – напомнил ей Девин. – Я совершенно не хочу, чтобы ты свалилась в бассейн и утонула или что-нибудь подобное.

Он продолжал ухмыляться.

Бритни крепко сжала губы, гневно сверкая сапфирами глаз.

– Ты ведь не хочешь, чтобы я позвала охрану, правда? – угрожающе произнесла она.

Девин многозначительно осмотрелся.

– Думаю, мы уже привлекли достаточно всеобщего внимания, ты так не считаешь? Давай пойдем в мой номер и посмотрим, что у тебя с ногой, – мягко предложил он.

Бритни окинула беглым взглядом бассейн и площадку с шезлонгами, отметив многочисленных любопытствующих зрителей. Румянец разлился по ее щекам и шее.

Она тяжело сглотнула и прошептала:

– Давай уйдем отсюда. Пожалуйста.

Это уже была знакомая Бритни, подумал Девин. Смущенная, боящаяся чужого внимания. И внезапно ему стало стыдно, что он так воспользовался ее стеснением.

Он не знал, как к ней относиться. Эта Бритни внешне казалась такой далекой от той, которую он знал всю жизнь, что ему трудно было решить, как с ней разговаривать. Или как на нее реагировать. Новое, незнакомое ощущение вожделения по отношению к ней боролось со старыми, чуть отстраненными братскими чувствами.

– Давай, – сказал он грубовато, прижав ее к себе.

Она трогательно спрятала лицо на его груди, обтянутой простой хлопковой футболкой. Девин неожиданно для себя обнаружил, что его тянет прикоснуться губами к ее макушке.

Он не был уверен, каким оказался бы этот поцелуй – по-братски легким или любовно-нежным.

Поэтому он сдержался.

Бритни заметно расслабилась, когда они прошли открытые двойные двери и оказались в задних коридорах отеля. Больше за ними никто не наблюдал. Девин изловчился и нажал кнопку лифта.

Легкое давление в живот сказало ему, что Бритни снова старается освободиться. Он решил больше не спорить и отпустил ее.

– Спасибо, – сказала она, отводя взгляд. Хотя пылающие щеки уже начали немного остывать, внутри она чувствовала себя чудовищно смущенной.

Она выставила себя перед Девином в глупом виде. Снова. Ей никогда не удавалось вести себя нормально в его присутствии. Ни разу с того времени – той ужасной ночи – на вечеринке в колледже. С тех пор она всегда становилась глуповато-неуклюжей, когда Девин Террил находился поблизости.

И вот теперь снова. Как раз сейчас, когда Бритни собралась с духом и всеми силами пыталась стать умудренной дамой, о чем так долго мечтала, он снова оказался рядом. И она сразу превратилась в неумелого, неловкого подростка.

Двери лифта открылись. Девин зашел первым и повернулся, глядя, как Бритни с трудом делает несколько шагов. Он заставил себя стоять спокойно, не помогать ей. Казалось, гордость Бритни требовала, чтобы она вошла самостоятельно, и он терпеливо ждал, хотя каждый мускул дрожал от напряжения, готовясь подхватить ее, если споткнется.

– Я на пятом, – услышала Бритни свой голос, когда наконец с пульсирующей от боли ногой оказалась в кабине. Она сама не знала, зачем сказала это.

Она уже нажала кнопку, так что не было никакой необходимости сообщать Девину номер этажа.

Я тоже. Мой номер по соседству с твоим.

Это сообщение сразу привлекло ее внимание.

– Что? – Она нахмурилась и скептически взглянула на него. – Я полагаю, это не случайное совпадение.

– Нет, – предельно честно ответил он.

Двери закрылись, и лифт пошел вверх. Бритни весьма ненадежно опиралась больной ногой на здоровую, и легкий толчок при старте заставил ее покачнуться.

Девин поймал ее, удержав обеими руками за талию. Бритни подняла на него глаза.

В это мгновение она в очередной раз осознала, что он необыкновенно красив. Девин Террил являлся представителем того типа мужчин, за которых женщины дрались друг с другом и к которым у нее самой никогда не хватало духа приблизиться.

Кроме как на той пресловутой вечеринке, но тогда-то она слишком много выпила.

Его темно-каштановые волосы спускались буйными, хорошо подстриженными волнами. Черты лица, одновременно изысканно тонкие и сильные, крупный рот и глубокие зеленые глаза прекрасно гармонировали друг с другом. Он был достаточно высок, чтобы смотреть на нее сверху вниз, когда она была босиком, но не настолько, чтобы она не могла, поднявшись на цыпочки, дотянуться губами до его рта…

– Все в порядке, – сказала Бритни, отстраняясь, и стала внимательно наблюдать за световым табло над дверью, которое в этот момент показывало третий этаж.

Она нервничала. Очень нервничала, заметил Девин, созерцая ее профиль в приглушенном свете небольшой кабины.

Он вспомнил, у бассейна она сказала, что его присутствие все испортит. Бритни все больше интриговала Девина с каждой минутой, что они были рядом.

Что же именно испортит?..

Лифт остановился на пятом этаже, и двери открылись с нежным звоном. Бритни с независимым видом похромала по длинному, хорошо освещенному коридору, но не стала возражать, когда Девин поддержал ее за локоть и повел. Он почувствовал, что она оперлась на его руку, и по тому, с какой кротостью Бритни приняла помощь, понял, что нога ее сильно болит.

Они подошли к его двери, и Девин остановился.

– Ты позволишь мне взглянуть на твою ногу? – мягко спросил он. – Я чувствую себя виноватым… Пожалуйста, разреши мне помочь.

Бритни заколебалась.

Не то чтобы ее прельщала мысль о том, как Девин будет доставать стекла из ее ступни, но перспектива пропустить крошечный осколок и хромать утром на борту круизного лайнера была еще менее привлекательной.

– Ну хорошо, – кивнула Бритни. Определенно, позволить Девину заняться раной – это меньшее из двух зол. По крайней мере так ей казалось.

– Хорошо, – откликнулся он, сунул ключ в замок и открыл дверь. Потом повернулся и, решительно обняв Бритни за плечи, провел ее внутрь.

Теплое вечернее солнце вливалось в комнату сквозь легкие занавески с цветочным рисунком. Девин держал пострадавшую ногу Бритни на весу по направлению к свету и, нахмурив брови, внимательно изучал ее.

Все происшествие по степени унизительности, решила Бритни, глядя на поглощенного осмотром Девина, приближалось к посещению гинекологического кабинета. Она находилась в солнечной романтической Флориде, в дорогом номере роскошного отеля наедине с красивым одиноким мужчиной, а он полностью ушел в исследование ее пораненной ступни.

Да, она определенно многому научилась в искусстве обольщения…

Но, с другой стороны, напомнила себе Бритни, она не заинтересована в том, чтобы соблазнить Девина. Никоим образом, хотя бы потому, что он – убежденный холостяк, это всем известный факт. А убежденный холостяк – единственное, в чем Бритни абсолютно не нуждается в настоящий момент.

И все же довольно неудобно оказаться в такой ситуации, да еще с лучшим другом дорогого братца, с человеком, к которому она однажды… ну хорошо, скажем, проявила интерес – за неимением лучшей формулировки.

За неимением менее унизительной формулировки.

Пока Девин продолжал обследование ступни, Бритни пыталась найти утешение в разглядывании своих аккуратных свеженакрашенных ногтей, их нежных бледно-розовых овалов, но удавалось ей это неважно.

Девин легко провел пальцами по мягкой подошве, еще раз внимательно вглядевшись в ранки от впившегося стекла, но все его мысли были заняты ногой в целом – такой стройной и длинной. Он знал, что продлил осмотр намного больше необходимого.

Бритни Грэм расцвела и превратилась в одну из самых красивых женщин, которых он когда-либо знал. Такая разительная перемена просто не укладывалась в голове.

Бритни. Сестра его лучшего друга. Девчушка, которую он едва замечал.

Ее фантастическое превращение совершенно подавило его. Он никак не ожидал такого, когда соглашался занять место Бобби и присматривать в путешествии за Бритни.

Тогда Девину это показалось простым не стоящим большого труда заданием. Та Бритни, с которой он был знаком почти всю жизнь, не требовала большого внимания. Но эта…

Его глаза непроизвольно начали путешествие по гладкой золотистой коже от ступни к изящной щиколотке, к мягким изгибам икры, колена, бедер… Он быстро проследовал взглядом мимо тончайшей полоски розово-черной ткани на бедрах, чуть смутившись собственного возбуждения от этого зрелища, и дальше вверх по плоскому животу, к округлости грудей, к тонкости шеи. Наконец, он закончил волнующее путешествие, окунувшись в океаническую синеву глаз Бритни, не вполне понимая, что скрывается за их странным выражением.



Смущение? Нерешительность? Скука?

Девин сомневался, что сможет впредь быть в чем-нибудь уверенным относительно Бритни. Он больше не знал, кто она такая. Незнакомка. Манящая, экзотическая незнакомка.

– Надеюсь, это не дурная примета, – раздался в тишине голос Бритни, потом ее долгий вздох.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Девин, нахмурившись, отпустил ее ногу и вопросительно взглянул ей в глаза.

Бритни тут же пожалела, что у нее вырвалось это замечание. Ей совершенно не хотелось объяснять Девину, что именно она подразумевала – знамение того, какой окажется романтическая сторона ее путешествия. Она мечтала, чтобы одинокие мужчины падали к ее ногам, это так, – но вовсе не в поисках осколков стекла!

Она хотела знакомиться с мужчинами в своем новом облике – более опытной, более искушенной Бритни. И может, это и пустые мечтания, но она все же надеялась встретить того мужчину, с которым сможет продолжать видеться и после окончания путешествия. Кого-нибудь заинтересованного в серьезных, преданных отношениях.

Конечно, Бритни понимала, что едва ли встретит еще одного человека из Чарлстона, но ее не смущала даже перспектива переезда, если отношения будут достойны того. Ее работа в “Современной южанке” вполне позволяла ей жить в другом городе или даже штате и продолжать вносить свой вклад в издание. Так что целью номер один для Бритни было найти такого созданного для нее мужчину.

Ее биологические часы неумолимо шли вперед. Она хотела романа. Она хотела любви. Она хотела детей.

Бритни не собиралась терять времени, его просто не оставалось. И законченный холостяк Девин не посмеет встать у нее на пути.

– О, я имела в виду не предвестие других глупых случайностей, – ответила, пожав плечами, Бритни и понадеялась, что это объяснение будет принято без дальнейших вопросов.

Девин подозрительно смотрел на нее, и Бритни отвела взгляд.

– Мне кажется, в ванной была аптечка первой помощи, – услышала она голос Девина. – Пойду взгляну не найдется ли там пластыря или бинта.

Он исчез и через минуту вернулся с небольшой белой коробкой. Порывшись в ней, он извлек широкий лейкопластырь.

– Думаю, это подойдет, – сказал Девин, снова приподнимая ее ногу.

Прикосновение было мягким, почти любовным. Бритни заметила, как пальцы нежно дотрагивались до ее кожи, пока Девин аккуратно разглаживал пластырь на пораненном месте.

– Ну как? – спросил он, пытливо взглянув на Бритни.

– Кажется, ничего…

– Почему бы тебе не встать и не убедиться, что все в порядке? – предложил он. – Мне кажется, я все вытащил.

Бритни послушно встала. Больная нога давала о себе знать, но острое, колющее ощущение осколков стекла исчезло.

– Замечательно. Спасибо.

Она неловко отвернулась, не зная, что еще сказать. Ее гнев рассеялся, пока Девин занимался раной. Но ей еще было о чем подумать: например, что делать с Девином, чтобы он не испортил круиз. Бобби тоже определенно заслуживал внимания. Однако Бритни была совершенно не способна размышлять об этом прямо здесь, в номере Девина.

И вся ситуация была настолько неловкая, настолько интимная… Хотя они оба были знакомы всю сознательную жизнь, ей казалось, что здесь в одной комнате встретились два посторонних человека.

Два чужака, не знающие, как вести себя в присутствии друг друга.

Легкое прикосновение к запястью остановило ее. Она обернулась и оказалась лицом к лицу с Девином.

– Подожди, нам надо поговорить, – мягко произнес он. Бритни приподняла бровь.

– Нам не о чем говорить. Я сейчас позвоню Бобби и все улажу.

Она вновь двинулась к двери, но Девин снова остановил ее нежным прикосновением, которому невозможно было противиться.

– Бритни…

Девин сам был поражен своим замешательством. Он никогда не чувствовал себя неловко в дамском обществе, у него не было недостатка в красивых женщинах, разве что в последние месяцы, но он провел их в чертовски напряженной командировке.

Что такое было в Бритни, странно выводящее Девина из состояния равновесия? Никогда прежде в ее присутствии не испытывал он этого беспокойства.

– Давай пообедаем вместе…

Бритни встретила его взгляд, взвешивая предложение. Нет никакого смысла принимать его. Никакого смысла тратить на Девина столько времени. Она надеялась еще до наступления темноты уговорить Бобби отправить его друга домой. Не стоит уделять Девину даже толику оставшегося до ночи времени.

Едва заметный след неуверенности проскользнул по его лицу. Что-то необычное было во взгляде, чего она никогда не видела у Девина раньше.

Уязвимость…

Она закусила нижнюю губу.

– Вообще-то я собиралась поужинать в номере, – задумчиво проговорила Бритни.

– В номере? В красавце Майами? – Он поцокал языком и укоризненно покачал головой. Подозрительно ласково, почти любовно проведя ладонью по ее руке, добавил: – Это просто позор – ужинать в номере в такой роскошный вечер, да еще во Флориде. – Слабое подобие улыбки мелькнуло на его губах.

У Бритни от этого прикосновения быстро застучало сердце. Решимость ее уменьшилась.

– Пожалуй, ты прав, – сказала она. – О’кей! Давай пообедаем. – Она лукаво усмехнулась. – Платишь, конечно, ты.

– Договорились. – Девин улыбнулся в ответ. Глаза его заблестели.

– Так или иначе, тебе надо как следует подкрепиться, прежде чем отправляться домой, – небрежно бросила Бритни через плечо, устремляясь к двери.

На полпути к своему номеру она услышала решительный голос Девина:

– Я не поеду домой, Бритни.

Бритни подставила лицо под сильный поток теплой воды. Поворачивая голову, она почувствовала, как начинает проходить напряжение шеи и плеч, и позволила душевым струям размять усталые мускулы.

Что это Бобби о себе возомнил, втихаря купив билет на ее теплоход? Более того, как он посмел послать вместо себя Девина? Это уж совершенно непростительно. Он ведет себя так, будто она беспомощный младенец, нуждающийся в неусыпной опеке, а сам ведь старше ее всего лишь на год.

Она подозревала, что именно потребность опекать и была причиной стремления Бобби помешать ее отпускным планам. После ее развода он вел себя, как курица-наседка, постоянно кудахтая, что она слишком спешит с переменами, что стала чрезмерно ветреной и непредсказуемой.

Досада снова начала вскипать где-то там, в глубине сердца. Бритни стояла, окруженная шумом падающей воды, и вспоминала слова брата. Она позвонила ему, как только вернулась в свой номер.

– Я очень беспокоюсь о тебе, Бритни, – твердил Бобби. Голос его был полон такой убежденности, что она донеслась до молодой женщины через мили телефонных проводов. – Ты сама не своя в последнее время. Надеюсь, ты не сотворишь ничего необдуманного.

Бритни даже не поинтересовалась, что именно, по его мнению, является необдуманным. Она уже знала по многочисленным предыдущим разговорам: Бобби волновался из-за того, что она может познакомиться с кем-нибудь и выйти замуж еще до возвращения в Чарлстон.

Это, безусловно, просто смешно. Бритни хотела только встретить человека, стремящегося к серьезным отношениям, и совершенно не желала выскакивать замуж после недельного знакомства.

Однако убедить в этом Бобби оказалось невозможным. Он был совершенно потрясен переменами в сестре и отказывался верить на слово, что она воздержится от поспешных шагов.

– Я уже говорила тебе и снова говорю, что не собираюсь сбежать с первым встречным и выходить за него замуж, – настаивала Бритни, пытаясь в очередной раз заставить своего брата понять ее. – Но это не имеет никакого отношения к делу, и ты знаешь это. У тебя нет никакого права вторгаться в мои планы и портить мой отдых! Ты послал вместо себя Девина! Это нарушение моей личной свободы.

– Прости, но я никак не мог сам приехать, – заметил Бобби, нисколько не обеспокоенный ее яростью. – Меня в последнюю минуту завалили кучей работы. Я думал, нам будет хорошо вместе, вдвоем. Только ты и я… Хотел сделать сюрприз.

– Ты сделал, не сомневайся, – пробормотала Бритни, раздосадованная неожиданным приступом чувства вины. За последние годы, занятые каждый своей карьерой, они с Бобби действительно стали проводить вместе намного меньше времени, чем привыкли раньше. – И правда, было бы здорово как-нибудь отправиться с тобой в путешествие, братец, – сказала она, немного успокоившись. – Но в этот круиз я собиралась поехать одна. Хочу познакомиться с новыми людьми. И ты знаешь это. – Неожиданно ее посетила ужасная мысль. – Ты послал Девина шпионить за мной?!

– Послушай, это просто глупо, – быстро откликнулся Бобби. Слишком быстро, подумала Бритни.

– Ну, я не знаю, что еще подумать. – В голосе Бритни снова зазвучали горькие нотки. Она знала, что Бобби не может не беспокоиться о ней, но пытаться вмешиваться в ее жизнь – это уж слишком. Особенно если он призвал на помощь Девина. Бритни не собиралась никогда больше никому позволять командовать собой. Она поклялась в этом в тот день, когда развод вступил в законную силу. – В конце концов, ты купил билет, ничего мне не сказав. Я хочу, чтобы ты позвонил Девину и убедил его вернуться домой. Я не желаю, чтобы он отправлялся со мной в круиз!

– Но почему?

Бритни шумно вздохнула.

– Позвони ему, Бобби.

– Послушай, Бритни, билет оплачен и возврату не подлежит. Я не могу поехать. И не вижу ни малейшего смысла выбрасывать деньги на ветер. Пусть Девин тоже отдохнет как следует.

И тут, прежде чем Бритни успела снова запротестовать, брат заявил, будто ему стучат в дверь, и повесил трубку. Она собиралась перезвонить, но передумала. Было совершенно ясно, что Бобби ей не поможет.

Она обречена мириться с присутствием Девина – и с ее подозрениями, зачем же все-таки Бобби отдал ему билет.

Закрутив кран, Бритни быстро вытерлась, потом замотала волосы в толстое полотенце на манер тюрбана. Она мельком заметила свое отражение в огромном зеркале над мраморным умывальником.

Она не так давно добилась нынешней формы и не успела еще налюбоваться своей новой упругой точеной фигурой. Она вспомнила, как Алан щипал ее за талию.

– Опять лишний дюйм? – небрежно говорил он. Его слова причиняли боль. Бритни точно знала, что он думал о ее фигуре.

И может, если бы не эти постоянные придирки, она бы раньше купила абонемент в атлетический клуб. Но Алан злился, что Бритни не посещает тренажерный зал, а она из чувства противоречия не испытывала ни малейшего интереса к занятиям. Оглядываясь назад, Бритни понимала, что на самом деле не хотела быть ему желанной.

Сначала они были счастливы – по крайней мере так она думала. Он казался таким любящим… Но вскоре после свадьбы она поняла, что в его представлении роль супруга сводится к подавлению любого ее действия. Уже через несколько недель он начал придираться к ней, высмеивать ее внешность и насмехаться над привычками, которые считал пороками.

Поначалу Бритни пыталась угодить ему. Она покупала ту одежду, которую он ей выбирал, – намного более консервативного стиля, чем она привыкла. Она упорно оттачивала те хозяйственные навыки, которые, по его мнению, нуждались в этом. На первом месте в списке стояло умение давать изысканные обеды для ублажения клиентов Алана.

Бритни считала, что если будет прекрасно готовить, следить, чтобы в доме не было ни соринки, и улыбаться так, будто счастлива, то в конце концов и станет счастливой. Но так не получалось. Алан требовал больше и больше, и глубоко внутри Бритни подозревала, что, даже если она даст ему все, что он хочет, этого все равно будет мало.

В конце концов она поняла, что его выбор ее гардероба, равно как и одержимость парадными обедами, только маскирует глубокую неуверенность Алана в себе. Последней соломинкой явилось открытие, что он сознательно лишил ее шанса подняться по карьерной лестнице, а также заработка, существенно превышающего его собственный. Разочарованная работой в “Каролинской кухне”, Бритни послала свое резюме в городскую газету, претендуя на должность редактора одной из секций. Успешно выдержав два интервью, она полагала, что работа у нее в кармане. Но потом Алан сказал, что из газеты позвонили и отменили окончательное собеседование, так как нашли лучшего претендента. Лишь спустя несколько месяцев она узнала правду – Алан от ее имени отказался от должности.

После развода Бритни заново построила свою жизнь, позволив расцвести каждой черточке ее натуры, задушенной деспотичным супругом. Она наконец узнала – после детства, проведенного рядом с суровым отцом, и замужества с человеком, пытавшимся доказать свою значимость, подавляя ее, – что забота в первую очередь о своем счастье имеет огромные преимущества.

И это, думала Бритни, разглядывая в зеркале свое отражение, самая очаровательная сторона ее нового “я”. Она создала свой новый образ только для себя, ни для кого больше.

В течение нескольких последних месяцев Бритни стала сторонником удовлетворения своих потребностей и желаний в первую очередь. Ощущение было просто упоительным!

И все же внутри оставалась пустота. Пустота, заполнить которую могли только мужская любовь и дети.

И она заполнит ее, несмотря на Девина Террила.

Бритни сдернула с головы полотенце, освободив мокрые спутанные волосы. Она вспомнила слова Бобби, что билет возврату не подлежит. Она знала также, что это правда, и за собственный билет она не получит ни цента в случае возврата. Агент оговорил это совершенно определенно.

Итак, Бритни обречена. Или она отправляется в круиз на одном теплоходе с Девином, или возвращается домой. Она не могла позволить себе удрать и купить билет на другой лайнер.

Ее бюджет основательно пострадал после покупки нового стильного гардероба и приобретения билета в карибский круиз. Она практически оказалась на мели. Или это путешествие, или никакого.

Бритни стала медленно расчесывать густые вьющиеся локоны и сжала губы, обдумывая свое положение. У нее нет выбора, ведь она не собирается отказываться от этого круиза.

Она покачала головой, вспомнив Девина. До сих пор было непросто смириться с нахальством Бобби, купившего билет, а потом пославшего Девина вместо себя. Как он посмел? И как смеет Девин? Что они оба о себе возомнили?

Бритни с силой дернула спутавшуюся прядь, не справившись с раздражением. С гримасой боли распутала расческу и продолжила уже спокойнее.

Она не позволит брату и Девину испортить ей этот круиз. У нее есть определенные планы. Она их осуществит, невзирая на Девина.

Она должна. У нее нет другого выхода.

Девин лениво постукивал пальцами по сияющей дубовой стойке бара при ресторане отеля. За дверями обеденного зала закатное солнце озаряло перекатывающиеся в отдалении волны Атлантики. Стеклянные от пола до потолка стены открывали изумительный вид, который скоро окутает ночная тьма.

Официанты методично переходили от стола к столу, зажигая свечи. Внутри бара уже царили сумерки. Девин сидел и ждал Бритни, радуясь, что в приглушенном свете она не заметит, насколько он все еще ошарашен.

С той секунды, как она покинула номер, Девин снова и снова вызывал в памяти ее облик. Вспоминал, какой увидел ее в первый раз у бассейна. Роскошная – казалось ему слишком слабым определением. Он мог придумать два десятка других, но ни одно не было адекватным.

Но вскоре появились и сомнения. Уж не привиделось ли ему это?

Бритни не могла быть такой красавицей.

Окончательно расстроившись, Девин признался самому себе, что не хотел, чтобы она была красавицей. Ему было привычно и уютно с той, прежней Бритни.

Она была умной, трудолюбивой, остроумной собеседницей – если удавалось застать ее в подходящий момент. Бритни всегда скромничала, не выставляла себя напоказ, не стремилась выделиться в группе. Но с самого детства ему не раз доводилось оказываться в ее обществе, когда она чувствовала себя спокойно и расслабленно, – обычно у нее дома.

Взгляды Бритни на предмет беседы всегда были практичными и здравомыслящими, а уж если она в чем-то была твердо уверена, то не уступала в споре ни на йоту.

Часто она увязывалась за друзьями, когда Бобби и Девин были заняты “мужскими” делами, но никогда не докучала и не требовала особого обращения. Карабкалась на те же деревья, играла с теми же ящерицами, кралась по тем же лесам, играя в янки и солдат Конфедерации, выслеживающих друг друга.

Конечно, потом они повзрослели, и его отношения с Бритни стали более отдаленными. Особенно после того странного инцидента, когда она опьянела и поцеловала его. Девин всегда вспоминал его с чувством неловкости.

Он никогда не интересовался Бритни и был шокирован ее попыткой поцеловать его. Девину нравились сексапильные длинноногие женщины, не требующие обручального кольца. Серьезные домовитые особы типа Бритни пугали его. Он не стремился к браку.

Девин любил свободу. Всегда любил, всегда будет любить.

Он еще не встретил женщину, которая бы поколебала эту убежденность.

Взглянув на часы, Девин понял, что прошло уже пять минут после назначенного Бритни часа. Он звонил ей сорок минут назад, выясняя, когда можно встретить ее у дверей номера, но Бритни настояла на встрече в баре.

Девин сдвинул брови. Он никогда не считал, что Бритни принадлежит к типу женщин, превращающих одевание в долгие сборы, и забеспокоился, что же ее задержало.

Он сделал знак бармену и открыл рот, намереваясь заказать пиво. Открывшаяся дверь и движение слева привлекли его внимание.

Девин медленно повернул голову и потерял дар речи. Это была Бритни. Вернее, подумал он, это видение должно быть Бритни.

Глава 3

Женщина, замеченная Девином у входа в бар, стояла в ореоле золотого света. На ней было узкое синее с блестками платье с глубоким декольте и тоненькими полосками на бронзовых от загара плечах. Ткань обольстительно прильнула к бедрам и струилась дальше вниз, обнимая стройные ноги в черных колготках.

Когда Бритни повернулась, осматривая помещение, соблазнительный вырез на спине открыл восхищенным глазам заманчивую выемку пониже поясницы. Высокие черные босоножки с открытой пяткой и крошечными искусственными бриллиантиками у пальцев украшали изящные ступни, с которыми Девин уже имел счастье познакомиться так близко.

Но еще более изумительным, чем потрясающая фигура, ему показалось лицо Бритни. Оно сияло совершенством безупречного искусно-неуловимого макияжа. Там, у бассейна, она была красивой, но естественной для привлечения мужского внимания, полагаясь в основном на шикарные волосы и невероятно длинные ноги. Но сейчас, готовясь к вечерним победам, Бритни демонстрировала высокие скулы, которых Девин раньше даже не замечал, полные яркие губы, глаза, подчеркнутые старательно подобранными тенями. Еще несколько минут назад ему казалось, что он уже хорошо знаком с новой Бритни. Сейчас он понял, как глубоко заблуждался. В ней было еще столько неизведанного.

Бритни наконец отыскала его взглядом в полумраке. Поняв, что больше не может тайком наблюдать за ней, мужчина поднялся и двинулся ей навстречу.

– Девин, – произнесла она его имя странно-деловитым тоном.

Он улыбнулся, кивнул.

– Ты потрясающе выглядишь, – сказал он.

– Послушай, Девин, я должна сразу кое-что тебе сказать, прежде чем мы отправимся в ресторан, – небрежно отмахнулась Бритни от комплимента. – Я не хочу, чтобы между нами возникло недопонимание. Например, чтобы ты не думал, будто мы станем проводить вместе все время.

– Бритни, ты обижаешь меня, – вставил Девин, но озорной блеск в глазах выдал его.

Она вздохнула, но тут же разозлилась на себя за то, что почувствовала было укол совести за собственную резкость. Она не позволит Бобби приставлять к ней шпионов и надзирателей.

– Девин, послушай, я знаю, зачем Бобби купил этот билет и почему послал тебя, когда сам не смог поехать, – сказала Бритни, намереваясь довести до конца заготовленную речь. – Я никому не позволю шпионить за мной.

Девин нахмурился, потом аккуратно взял Бритни за локоть и провел от дверей в глубь относительно уединенного полупустого бара.

– Бобби сказал тебе, что отправил меня шпионить за тобой? – спросил он.

Девин сразу понял, что сохранить в тайне возложенную на него миссию будет непросто, если Бритни намерена занять такую позицию. Про себя он пожалел, что Бобби не решился сказать сестре всю правду.

– Нет. Не совсем так. – Бритни пристально посмотрела на Девина. – Он сказал, что не хочет выбрасывать деньги на ветер и поэтому ты должен воспользоваться его билетом. Почему бы тебе самому не сказать мне правду?

Девин обдумал ее предложение. Но потом вспомнил данную Бобби клятву не разглашать секретное поручение помешать Бритни завести серьезные отношения с кем-либо на теплоходе. Бобби надеялся, что Девин сумеет оградить его сестру от нежелательных знакомств и сохранить его секрет в полной безопасности.

– Он действительно не хотел, чтобы билет пропал, – решился Девин на полуправду: не хватало еще только внести раскол в отношения брата и сестры. Маленькое отклонение от истины никому не повредит. В конце концов, Бобби заботился исключительно о благе своей сестры.

– То есть ты не собираешься шпионить за мной по поручению моего братца? – Бритни внимательно изучала выражение его лица.

– Он, кажется, упоминал о том, чтобы я не давал тебе скучать. – Девин неловко уклонился от прямого ответа. – Но он никогда прямо не говорил, что я должен шпионить за тобой. – Это как раз абсолютная правда, утешил себя Девин. Бобби говорил, что ему надо присматривать за Бритни и предотвратить любую возможность для нее поспешно выскочить замуж. Но он не произносил слова шпионить. – Ты ведь не думаешь, что я мог отказаться от бесплатного путешествия?

Бритни снова вздохнула, не зная, что и думать после такого дружного обоюдного – Бобби и Девина – отрицания. Может, она ошиблась. Может быть, простая необдуманность и отсутствие такта были причиной этого вторжения в ее планы. Не каждый же мужчина непременно хочет указывать ей, как надо жить, как это делал Алан. Ее глаза сузились.

– Не знаю, что и думать, – мягко проговорила Бритни. Девин улыбнулся.

– Думай о том, какая невероятная неделя у нас впереди, – предложил он, и восхитительная перспектива недельного совместного отдыха с Бритни – и розово-черным бикини – согрела ему душу.

– Минуточку, – тряхнула головой Бритни. Огонь в глазах Девина чуть не заставил ее забыть обо всех планах. Она взяла себя в руки и сосредоточилась на ситуации, которая быстро ускользала из-под ее контроля. – Ты должен кое-что понять прямо сейчас. Что бы тебе ни сказал Бобби, забудь об этом. У меня свои планы, и они не включают твоего общества.

– Какие планы? – Девин внимательно смотрел на нее. Бритни прямо встретила его взгляд.

– Найти мужа.

– Мужа? – Девин нахмурился. Значит, Бобби все же был прав. Его сестра всерьез намеревалась “поймать” мужчину.

Раньше такая перспектива была воистину смехотворной, но глядя на женщину сейчас, Девин прекрасно понимал, что ее возможности привлечь мужское внимание на борту лайнера не вызывают ни малейшего сомнения. Это более чем вероятно.

– Ты же только что развелась. – Не самое деликатное заявление, сразу же понял он. И мгновенно изменившееся лицо Бритни подтвердило, что она думает так же.

– Послушай, запомни раз и навсегда, что мои планы на это путешествие тебя не касаются, – сказала она ледяным тоном. – Равно как и Бобби. Его беспокойство переходит в желание управлять моей жизнью. Я этого не допущу.

Она отчаянно надеялась, что, поделившись с Девином своими планами, не совершила непоправимой ошибки. Прежде чем спуститься в ресторан, Бритни долго размышляла, говорить ли правду. Наконец решила, что лучший способ иметь дело с Девином – это быть предельно откровенной.

Она надеялась, что ее искренность заставит Девина понять, что планы ее тщательно продуманы и взвешены, и она не собирается скоропалительно выскочить замуж, чего так боялся Бобби. Его братская любовь, кажется, затмила обычно ясный трезвый взгляд на жизнь. Конечно, Девин отнесется к ней с большим пониманием и не будет докучать излишним вниманием.

По крайней мере Бритни надеялась на это.

Девин смотрел на нее с участием и некоторым замешательством. Наконец он взял ее руку, сжал в своей, большой и теплой.

– Почему бы нам не сесть за столик? – предложил он, не реагируя на ее гневную вспышку. – Сколько можно здесь стоять.

Бритни скептически взглянула на Девина. Внезапно она пожалела, что приняла его приглашение на обед: обсуждение планов найти мужа становилось более чем неловким.

– Идем же, – потянул ее Девин, заметив колебание. – Я не обедал. Ты тоже не обедала. Давай поедим как двое старых добрых друзей.

Бритни заколебалась.

– Я обещаю, что не буду расценивать этот обед как разрешение вмешиваться в твою жизнь, – клятвенно заверил Девин. – Мы завтра вместе отправляемся в путешествие. Мы можем выяснить все недоразумения уже сегодня вечером, правильно?

Это имеет смысл, подумала Бритни. Возможно, действительно лучше обговорить все прямо сейчас, чтобы не оставлять неприятных сюрпризов на круиз. Она должна незамедлительно узнать, собирается ли Девин вставлять ей палки в колеса. По крайней мере это позволит выиграть время, чтобы решить, как этому воспрепятствовать. Бритни улыбнулась и отняла руку.

– Я слышала, здесь изумительная морская кухня, – сказала она, принимая таким образом приглашение.

Девин ответил улыбкой и пошел за ней к входу в ресторан, где их встретил метрдотель. Девин и Бритни последовали за ним к покрытому скатертью столу у стеклянной стены. Солнце уже зашло, оставив лишь розовый отблеск у самого горизонта. Над водой висел полумесяц, излучая мерцающий свет на поверхность океана.

Едва они уселись, подошел официант, и Девин заказал два бокала шабли, не побеспокоившись выяснить желание своей спутницы. Дождавшись, когда официант направился исполнять заказ, Бритни наклонилась к Девину.

– Это называется не вмешиваться в мою жизнь? Что, если я не люблю шабли? – елейным голоском спросила она.

– Я видел, что ты пила его, – пожал плечами Девин.

– Это не важно.

– О’кей, сдаюсь! Что же важно?

Бритни выразительно вздохнула и ответила, старательно выговаривая слова:

– Важно то, что я не желаю, чтобы ты указывал мне, что делать и чего не делать в течение ближайшей недели.

– Я так понимаю, что ты ничего не добилась от Бобби, когда звонила. – Девин откинулся на спинку стула, позволяя вернувшемуся официанту поставить на стол два бокала. Девин поднес свой бокал к губам, попробовал ледяное вино.

– Увы, не добилась, – неохотно признала Бритни.

– Готов поспорить, он заявил, что билет не подлежит возврату, – сказал Девин.

Бритни скорчила гримаску.

– Да, и мой, к сожалению, тоже. Так что мы обречены на совместное путешествие. Бобби не имел никакого права покупать билет, это вторжение в мою личную жизнь. Я не собиралась в групповой вояж! А тебе, – Бритни ткнула пальцем в грудь Девина, – стоило подумать, прежде чем соглашаться занять его место!

Мужчина весело засмеялся.

– Ну да, и отказаться от бесплатного путешествия? – Он покачал головой. – Не говоря уж о возможности увидеть… – Девин замолчал, не уверенный, как намеревался закончить предложение. Сделать еще один комплимент казалось неловким, неуместным, особенно сейчас, когда глаза ее полыхали синим огнем в пламени свечей. – Ладно, Бритни. Расскажи лучше, что ты намерена делать. Что это за разговоры по поводу мужа?

Бритни подняла бокал шабли, отпила глоток и отвела глаза в сторону, на лунный свет над океаном.

– Я хочу снова выйти замуж, – ответила она, но так тихо, что была не уверена, расслышал ли он. Подняв глаза, поняла, что расслышал. Мужчина внимательно, не мигая, смотрел на нее.

– Почему?

Вопрос на несколько секунд поставил Бритни в тупик. Потом она натянуто усмехнулась.

– Что еще можно было от тебя ожидать? – сказала она. – Убежденный холостяк Девин.

– Первое замужество у тебя было неудачным, – заметил он. – Почему же ты так рвешься попробовать еще раз?

– Я все еще верю в любовь, – мягко ответила Бритни. И такая надежда, такая правдивость прозвучали в ее словах, что они поразили Девина в самое сердце. Он понятия не имел, почему она разошлась с Аланом Кослоу. Черт, он никогда не понимал, почему она вообще вышла за него замуж.

Но зато Девин знал, что развод ее был болезненным. Он понял это из отрывочных высказываний Бобби. И все же Бритни твердо намеревалась попробовать снова.

И сам не зная почему, Девин чувствовал неодолимое желание отговорить ее от этого шага.

– Так что я надеюсь, – неожиданно продолжила Бритни, – встретить новых людей, мужчин, во время этой поездки. А Бобби почему-то вбил себе в голову, что я непременно выскочу замуж за какого-нибудь едва знакомого парня. – Она встряхнула головой, и золотистые локоны заплясали на ее обнаженных плечах. – Это просто смешно! Я хочу только новых знакомств и немного развлечения – и все. Конечно, мне бы хотелось встретить человека, заинтересованного в серьезных длительных отношениях, но это вовсе не значит, что я совершу какую-нибудь необдуманную глупость.

– И ты боишься, что я буду все время маячить у тебя за спиной. – Девин скользнул взглядом по так и тянущим к поцелуям гладким плечам, ощущая некоторое стеснение в груди. – И все испорчу. Правильно?

– Точно, – ответила Бритни. – Надеюсь, это означает, что ты понял: я была бы признательна, если бы ты держался в отдалении. Мне не нужна компания.

Она взяла меню, довольная, что разговор с Девином, кажется, все-таки удался. Действительно, не было никаких причин так расстраиваться, подумала она. Очевидно, Де-вин лучше разобрался в ситуации, чем ее дорогой брат.

– Неудивительно, что Бобби купил билет.

– Что? – Бритни уронила меню на стол. – Что ты сказал?

– Совершенно очевидно: ты даже отдаленно не представляешь себе, что мужчины подумают, – сказал Девин, наклонившись к ней. – Они съедят тебя живьем!

– Что?! – Голос Бритни стал пронзительно-громким.

– Ты ищешь человека, заинтересованного в серьезных длительных отношениях? Так ты, кажется, выразилась?

– Ты смеешься надо мной! – обиделась Бритни. Снова появился официант с ручкой и блокнотом в руках и поинтересовался:

– Вы готовы сделать заказ?

– Нет!.. – бросила Бритни.

– Мы будем марлин-гриль, – перебил ее Девин, – салат с оливковым маслом и уксусом, печеный картофель и овощи на пару.

Официант исчез, унося с собой меню. Бритни уставилась на Девина:

– Ну пожалуйста! Я вполне могла заказать сама.

– Марлин здесь исключительный. И судя по твоей фигуре, вряд ли тебе подойдет что-нибудь, кроме уксуса и масла в качестве приправы, – ответил Девин, спокойно отмахнувшись от этой яростной вспышки. – Послушай, приношу свои извинения, но я все же хочу сегодня пообедать. Я ничего не ел после так называемого ленча в самолете. А ты знаешь, что будет, если отправить официанта без заказа? Неизвестно, когда он снова вернется!

Бритни никак не могла решить, была ли мимолетная ремарка по поводу уксуса и ее фигуры комплиментом или оскорблением. Потом она вспомнила, что в ней вызвало такой гнев до появления официанта.

– Мне совершенно не надо, чтобы ты меня высмеивал, – сказала она тихим, но твердым голосом. – В моей жизни этого было предостаточно.

Девин нахмурился.

– Что ты имеешь в виду? Что, Алан так с тобой обращался, да? Он насмехался над тобой?

Искреннее удивление и праведный гнев в его голосе наполнили Бритни теплом. Но она не желала говорить об Алане, никогда и ни с кем. Она даже Бобби не рассказала всей правды.

Но бывший супруг уже в прошлом, напомнила она себе. И там он и останется.

– Алан не имеет к этому никакого отношения, – тряхнула она головой. Развод совпал с переменами, которым Бритни подвергла свою внешность и образ жизни, но она сделала это исключительно ради себя.

– Нет, имеет, если он причиной тому, что ты затеяла, – мягко заметил Девин. – Бритни, ты хочешь отомстить своему бывшему мужу за то, что он причинил тебе боль? Поэтому ты так… изменилась? – закончил он неловко, неспособный произнести вслух слова, подсказанные сердцем, чтобы описать невероятные перемены в ее внешнем виде.

– Нет. – Безмятежное сияние ее синих глаз подтвердило правдивость и однозначность ответа.

Наконец-то его осенило. Так вот что действительно изменилось в ней, вот что так сильно привлекало его – глубокие внутренние, а вовсе не внешние изменения. Он видел что-то новое в ее глазах – смелость, уверенность – вместо вечных сомнений и колебаний прежней Бритни.

Эта Бритни точно знала, чего она хочет. И намеревалась добиться этого любым путем. Конечно, она еще сохранила некоторую долю прежней застенчивости, причинявшую ей мучения, когда она оказывалась центром общественного внимания, – как, например, у бассейна, где она поранила ногу. Но решимость так и рвалась наружу, решимость победить неуверенность и воплотить в жизнь все мечты.

Особенно мечту встретить новую любовь.

И Девин внезапно почувствовал, что не меньше Бобби беспокоится, чтобы Бритни не пострадала, осуществляя свою мечту. Он знал без малейшей тени сомнения, что не сможет сидеть в сторонке и смотреть, как за этой красавицей будут наперебой ухаживать все мужчины, отправившиеся в круиз на их лайнере.

Он уже хотел убить каждого из них, а путешествие еще даже не началось… Да он ревнует, понял Девин, содрогаясь в шоке. Ревнует к мужчинам, которых Бритни еще не видела!

– Бритни, думаю, ты не понимаешь, как на тебя будут реагировать, – медленно произнес он, старательно обдумывая свои слова. – Мужчины увидят тебя в этом платье или том розово-черном купальном костюме и мгновенно забудут о всякой “заинтересованности в серьезных длительных отношениях”.

Бритни склонила голову с выражением крайнего недоверия на лице.

– Не все похожи на тебя, Девин. Некоторые действительно хотят жениться.

– Да. А некоторые делают вид, что хотят, чтобы воспользоваться женской доверчивостью.

Бритни тихо, насмешливо фыркнула.

– Спасибо, Девин. Я правда ценю этот голос разума, – проговорила она полным сарказма голосом.

– Я говорю это не для того, чтобы тебя обидеть…

– Конечно, я уверена в этом, – прервала Бритни. – И еще я уверена, что Бобби вовсе не намеревался испортить мой отдых, когда купил билет, а потом отдал его тебе. Но вам обоим надо кое-что понять. Я больше не маленькая девочка. Я – взрослая женщина. Я была замужем. И да, я совершала ошибки.

– А я уверен, что Бобби просто беспокоится, что ты можешь сделать еще одну, – заявил Девин. Он не добавил, что чувствует то же самое. Он боялся, что разговор опасно приблизил его к возможности обнаружить главное условие, поставленное Бобби, – присматривать за ней. Но он отчаянно хотел защитить ее.

Он отчаянно хотел сохранить ее для себя.

– Это большая проблема, что Бобби так печется обо мне, – возразила Бритни. – Я должна сама прожить свою жизнь и сама совершить свои ошибки. И честно говоря, не думаю, что это путешествие – ошибка. Я многому научилась… от Алана. – Едва прозвучало имя бывшего мужа, она почувствовала, как в горле появился ком. Бритни никогда больше не будет иметь дело с человеком с таким стремлением к доминированию. Этот урок она выучила назубок. – Я готова начать заново.

Бритни поймала взгляд Девина и поняла, что он не сомневался в серьезности ее намерений в отношении предстоящего путешествия.

Официант вернулся и поставил перед ними прозрачные стеклянные тарелки с салатом. Бритии мстительно вонзила вилку в хрустящий салатный лист, будто именно он был главным ее врагом в настоящую минуту.

Девин поигрывал вилкой, небрежно ковырял в тарелке, размышляя над этими словами. Она сказала, что многому научилась от Алана. Что она подразумевала? Вся история ее брака с Аланом Кослоу была для Девина загадкой. Они поженились скоропалительно, вскоре после знакомства. Девин нечасто виделся с ними за те три года, но за то время, что они встречались, Алан не произвел на него никакого впечатления. Хотя Бритни казалась совершенно счастливой.

Однажды Девин был приглашен на обед к ним в дом вместе с Бобби. Каждый из них привел с собой подружку, так что за столом их было всего шестеро – небольшая компания. Блюда были экстравагантными, изысканно вкусными, и Бритни смущенно пошутила насчет пользы работы в кулинарном журнале.

Девин вспомнил комментарии Алана, котда обед закончился и Бритни уже убирала со стола. Алан заметил, что хотя блюда и были хороши, но все же не так, как те, что он недавно пробовал в центральном ресторане Чарлстона. И он принялся объяснять, почему именно приготовленное Бритни кушанье оказалось хуже ресторанной версии.

Все, включая Девина, заявили, что не понимают, как это может быть, и быстро замяли неловкую тему. Это был первый и последний раз, когда Девина принимали в доме Кослоу.

Бритни, однако, казалась вовсе не обиженной этими замечаниями, и когда Девин спросил Бобби о происшествии, тот только пожал плечами и заметил, что Алан не очень-то тактичен. Однако, добавил он, если бы Бритни чувствовала себя несчастной, то сказала бы ему об этом.

Поэтому в первый раз все узнали о том, что Бритни была несчастлива, когда она подала на развод и выехала из дома, где жила с Аланом. А потом, по утверждению Бобби, и начались все эти перемены.

Девин положил вилку рядом с тарелкой и внимательно посмотрел на Бритни. Та задумчиво жевала, глядя в темноту за окном, потом потянулась за бокалом шабли – и тут встретила его взгляд.

– Расскажи мне, как ты хочешь начать, – сказал Девин.

– Что? – Бритни казалась застигнутой врасплох.

– Ты сказала, что готова начать заново.

Бритни медленно отпила вина. Начать заново. Да, именно это она и делала. Но как-то не думала, что будет обсуждать это с кем-нибудь. Тем более с Девином. Он был последним человеком, с кем она ожидала беседовать о проблемах ее личной жизни.

Но очевидно, необходимость объяснить ему свои ближайшие планы стала неизбежной. Бритни, должно быть, сошла с ума, если полагала, что может просто сказать Девину, что ищет мужа, и он успокоится без дальнейших расспросов. Бобби ведь тоже не успокоился.

– Почему бы тебе лучше не подумать, как самому провести приятно время, чем беспокоиться обо мне. Мне не нужен второй брат, – отрезала Бритни.

– Не могу не беспокоиться, – ответил Девин, думая, что совершенно не испытывает никаких братских чувств. Его глаза и мысли были прикованы к видимой в вырезе платья таинственной расселине между грудями – совсем не братские внимание и интерес. – Ты ведь сама о себе вовсе не беспокоишься.

Бритни рассмеялась:

– Уж поверь мне, Девин, еще как беспокоюсь. Так что ты можешь передохнуть.

Официант появился снова, забрал салатные тарелки и заменил их порциями марлин-гриля, обернутого в фольгу запеченного картофеля и дымящимися морковью и брокколи. Появились также и новые бокалы шабли, сменив старые, почти пустые.

Обратив внимание к стоящим перед ними тарелкам, они спокойно, почти не разговаривая, поели. Официант вернулся убрать опустошенные тарелки. Бритни смаковала последние глоточки вина.

– Спасибо, Девин, – улыбнулась она.

– Десерт? – предложил он. Бритни покачала головой.

– Не для этой фигуры, – напомнила она ему, весело поблескивая глазами.

– Конечно, – отозвался Девин, провокационно приподняв одну бровь. – Ради такой стоит отказаться даже от десерта.

К его изумлению, Бритни покраснела. Прежняя Бритни обязательно бы покраснела от такого комплимента. Но образы прежней и новой Бритни как-то расплылись перед его внутренним взором, и ему трудно стало различать, где кончается одна и начинается другая.

Эта женщина сбивала его с толку, озадачивала самым чарующим образом, разжигала огонь в крови до температуры кипения металла и рождала острое желание приникнуть к ее влажным губам.

Вместо этого Девин с трудом улыбнулся и встал, чтобы помочь Бритни отодвинуть стул. Он нежно поддерживал пальцами ее локоть, когда они выходили из ресторана. И она не запротестовала, когда Девин вывел ее из отеля – вместо того чтобы проводить к лифтам.

У бассейна было пусто: все гости или обедали, или отдыхали в отеле. Дальше за бассейном начиналась узкая каменистая тропа, усаженная с обеих сторон пальмами и цветущими кустами, ведущая по песчаному склону вниз, к океану.

Оказавшись на открытом пространстве и ощутив под ногами поскрипывающий песок, Бритни резко остановилась.

– Обожаю ходить босиком, – сказала она и засмеялась. – Думаю, это лучшее, что я могу сделать сегодняшней ночью. – И она, проворно избавившись от высоких каблуков, с сомнением посмотрела на колготки, обтягивающие ее ноги. – О, какого черта! – вдруг сказала она. – Отвернись, Девин.

Он покорился. Его любопытство – и либидо – было возбуждено неожиданным приказанием.

– О’кей. Можешь поворачиваться обратно.

Девин обернулся, и его взгляд устремился от ее блестящих озорством глаз к изящным обнаженным ногам. Черные колготки валялись на земле рядом с босоножками маленькой шелковой кучкой. Бритни игриво пошевелила в песке пальцами.

– Ну давай, ты тоже. – Она смотрела на него с насмешливым вызовом.

Девин разулся, с любопытством поглядывая на Бритни. Она одарила его ослепительной улыбкой и побежала к берегу океана.

– Обгоню! – донес ветер ее крик.

Девин не мог оторвать глаз, ошеломленный, оглушенный зрелищем. Бритни мчалась вниз по песчаному склону к краю воды, синее платье для коктейлей обрисовывало стройную фигурку, длинные золотистые волосы струились на бегу. Девин бросил ботинки и помчался за ней.

Она первой достигла берега, обернулась и засмеялась, глядя, как он ее догоняет.

– Я всегда тебя обгоняла, – насмешливо заявила Бритни, дыша, однако, с трудом, с высоко вздымающейся грудью.

– Ты всегда обманывала, – обвинил ее Девин.

Бритни, все еще смеясь, подняла руку, чтобы отбросить прядь волос, и посмотрела ему в глаза. Месяц играл с ее плечами, бросая на них дрожащие и мерцающие серебристые тени.

На этом расстоянии Девин чувствовал дразнящий, волнующий аромат ее духов, способный довести мужчину до безумства. Он почти ощущал вкус ее губ.

– Ты так красива, Бритни, – проговорил Девин. Голос был хриплым и дрожащим от быстрого бега по пескам и от охватившего его желания. Шум волн, плещущих о берег, – или шум собственного сердца – почти оглушил его.

Девин притянул к себе Бритни, наконец позволив себе прикоснуться к изумительной нежности ее плеч. Он увидел, как приоткрылись ее губы, будто готовясь встретить нежную атаку. Влажный, безупречной формы вишневый рот манил его, волнуя до самого сердца.

Бритни, замерев, смотрела на Девина. В какой-то момент ей показалось, что он может поцеловать ее, и сердце тяжело заколотилось в ответ. Его глаза потемнели от желания и обожгли ее своим пламенем.

И тут она поняла, что он сейчас действительно ее поцелует.

Глава 4

Девин наклонился к Бритни, пылая желанием. И тут страх ослепил ее, принеся с собой воспоминания о первом неудачном поцелуе. О последовавшем за этим унижении.

Она не могла допустить этого еще раз.

– О-о, – внезапно простонала Бритни, отступила назад и чуть не упала. Она согнулась пополам, прижав к животу обе руки.

– Бритни?

– Девин… Мой желудок… – простонала она, с трудом втягивая воздух. Она надеялась, что не переигрывает. Но ужасный момент – момент, когда он был готов поцеловать ее, – прошел, безвозвратно канул в вечность. Бритни почувствовала облегчение, смешанное с уколами совести за такую симуляцию.

– Что такое? Что случилось? – обеспокоенно спрашивал он, мгновенно забыв о сжигавшем его желании.

– Желудок, – снова простонала Бритни. – Жуткие судороги. О, Девин…

Она опустилась на колени, слегка наклонившись на бок и все еще сжимая руками живот, крепко зажмурилась, будто от боли.

– Нельзя было так бегать после еды, – сказала Бритни слабым голосом. Она чуть приоткрыла глаза и взглянула на Девина. У него был крайне обеспокоенный вид.

– Что я должен сделать? – спросил он, желая помочь, но не зная как. Он все еще пытался разобраться во внезапной перемене. Несколько мгновений назад Девин был готов уступить терзавшему его весь день желанию поцеловать Бритни.

А сейчас она лежала на песке, больная и стонущая. И нуждалась уже в помощи братского характера, мрачно подумал он.

– Я не знаю, – еле слышно ответила она и снова задохнулась. – Так больно…

– Иди сюда, – сказал Девин. Он наклонился и подхватил ее на руки. Она казалась такой маленькой и беспомощной, и намного легче, чем ему представлялось. Сладкий запах духов наполнял его ноздри.

Прижимая Бритни к себе, он заспешил по темной тропинке между пальмами к отелю. Девин взглянул на Бритни, когда оказался в мягком свете ламп у бассейна. Она зарылась носом в его рубашку и закрыла глаза.

Бритни чувствовала, что смущение охватывает ее все сильнее. Одно дело – устроить небольшой спектакль на пляже, совсем другое – в людном отеле. Снова, второй раз за этот день, Девин нес ее на руках через бассейн к лифтам.

Что он должен о ней думать? После всего, что наговорила ему и о том, что хочет найти мужа, и обо всех этих переменах, – это и так было достаточно унизительно, а тут еще она умудрилась снова поставить себя в неловкое положение.

Кажется, она не способна ни на что другое, кроме как выставлять себя смешной в присутствии Девина. Как всегда.

Но Бритни никак не могла поцеловать его. А если бы сбежала, то он считал бы ее трусихой.

А так он не узнает. Девин никогда не догадается, что она симулировала желудочный приступ. Впредь же она позаботится, чтобы такие моменты больше не возникали.

Бритни прижалась щекой к его хрустящей белой рубашке, шелк галстука щекотал ее нос. Огни отеля жгли веки, но она крепко зажмурила глаза и не намеревалась открывать их, чтобы не видеть, какое впечатление произвела их пара.

Почувствовав, что Девин внес ее в лифт, Бритни решилась взглянуть сквозь опущенные ресницы. Они были одни.

– Девин?

Он посмотрел на нее.

– Думаю, я уже в порядке, – сказала она.

– Как твой желудок?

– Лучше, немного лучше, – сказала Бритни почти шепотом.

– Я донесу тебя до номера.

Лифт остановился, и Девин понес ее по коридору, крепко прижимая к себе. Бритни нашла ключ в маленьком боковом кармане платья и передала его Девину. Очутившись в комнате, он осторожно опустил ее на кровать и сел рядом.

– Мои туфли…

– Я принесу. – Девин взглянул вниз, на свои голые ноги под костюмными брюками, потом на ноги Бритни и ухмыльнулся. – Ну и парочка мы!

Она засмеялась с ним вместе. Теперь, когда они были вдали от пляжа, смущение ее несколько уменьшилось. Потом она поняла, что находится снова наедине с Девином.

Бритни тут же вспомнила, как поняла там, на берегу, что он собирается поцеловать ее. И вспомнила, как хотела, чтобы он сделал это. Если бы только страх не превзошел желание…

Смех ее замер, и она подняла глаза. Девин тоже замолчал.

– Бритни, – начал он в наступившей тишине, – что все это значит?

Бритни колебалась, не уверенная, что именно он имеет в виду. Может ли быть, что он подозревает ее обман? Догадался, какая она трусиха?

– Я же сказала тебе, не надо было так бегать после еды. Глупо было так вести себя. Не знаю, что на меня нашло, – быстро объяснила Бритни.

– Я не это имею в виду. – Глаза Девина проникли в самую глубину ее глаз, пытаясь понять их выражение. – Что значит вот это? – спросил он, проведя рукой над всем ее телом. – Ты изменила… все. Ты другой человек снаружи. А внутри… Я не знаю, кто ты такая.

– Разве имеет для тебя значение, какая я внутри? – спросила Бритни, чувствуя, как сильно забилось ее сердце.

– Да. – Ответ Девина был прост и короток. Нервная дрожь прокатилась по ее телу. Ровное тепло его глаз почти убедило Бритни, что он искренне интересуется ею, как и говорит. Но она знала Девина. Он – лучший друг ее брата. Бобби предоставил ему свободный билет. Без сомнения, Девин считает себя обязанным заботиться о ее благополучии.

Он определенно сидит здесь, в комнате Бритни на ее постели – ни больше ни меньше – вовсе не потому, что находит сестру своего друга привлекательной. Девин – известный любитель женщин, насколько Бритни знала. И она была решительно не его типа.

У него нет желания остановиться на одной женщине и остепениться. Он неоднократно заявлял об этом во всеуслышание. Бритни могла объяснить его нынешнее поведение только как способ позабавиться, одновременно оказывая услугу лучшему другу.

– Девин, – сказала она медленно, – я уже объяснила тебе, что все это значит и что я намерена делать. – Бритни кивнула на свое новое стройное тело, на изящное, но засыпанное песком платье. – Я честно рассказала о своих планах на это путешествие. Тебе не надо беспокоиться обо мне. – Она спокойно встретила его взгляд, обратив внимание на длинные темные ресницы, на его зеленые глаза, красивые гладкие щеки, на твердую нижнюю челюсть. – Пожалуйста, обещай, что забудешь о моем присутствии на борту во время поездки.

Бритни смотрела на Девина, ожидая ответа. Она знала, что проиграет, если он не согласится. Несмотря на все свои намерения, Бритни чувствовала, что его присутствие подавляет ее. Неуютное движение где-то в животе напомнило ей о могущественной мужественной сущности друга Бобби. Как она будет пытаться соблазнить другого мужчину с Девином за спиной?

– Извини, Бритни, – наконец проговорил он. – Я не могу тебе этого обещать.

– Что ты хочешь этим сказать? – Бритни, изумленная, уставилась на Девина. – Почему мы не можем заниматься каждый своим делом? Я планировала этот круиз только для себя. Специально поехала одна! Я же тебе все объяснила, почему ты не оставишь меня в покое?

Девин наблюдал, как разочарование и ярость попеременно завладевали Бритни, отражаясь на прекрасных чертах ее лица. Страх в ее глазах напомнил ему, какой она была в ту секунду, когда он попытался поцеловать ее.

Девин сожалел, горько сожалел, что ему не удалось претворить в жизнь настойчивую потребность поцелуя. Но решимость найти еще один – или не один – удобный случай для поцелуя согрела его изнутри.

Он хотел Бритни больше, чем когда бы то ни было какую-либо другую женщину. Он желал ее до боли, которая росла в нем с той минуты, как увидел у бассейна. Чувство усиливалось, пока он слушал откровения за обедом о ее целях и надеждах.

А когда Бритни сняла колготки! Кровь мгновенно прихлынула к низу живота, когда Девин вспомнил о непринужденности ее поступка. Он думал, как изумительно было бы самому снять с нее эти колготки, медленно скатать их вниз с ее тонкой талии к бедрам, прикоснувшись рукой к женственным изгибам тела, потом помедлить, прежде чем снять тонкий нейлон с шелковистых длинных ног.

Девин отвел глаза, не желая, чтобы Бритни заметила его желание. Он не мог сказать ей, почему отказался дать обещание оставить ее в покое на время круиза. Правда была такова, что он хотел ее для себя. Если бы он мог, он столкнул бы за борт всех мужчин до единого. Но такой возможности у него не было, так что придется постоянно находиться рядом с ней.

– Ты сказал, что согласился приехать не для того, чтобы шпионить за мной, – внезапно сказала Бритни. Она было позволила Бобби и Девину усыпить ее подозрения, но теперь они появились снова. – Если это так, почему ты не хочешь забыть о моем присутствии?

– Я хочу быть уверенным, что с тобой все в порядке, только и всего, – сказал Девин, лишь частично искажая истину. Он действительно хотел быть уверенным – и совсем не потому, что дал Бобби слово. Желание, закипевшее в его крови, было достаточным основанием, чтобы держаться рядом с ней, охранять ее. – Думаю, я мог бы помочь тебе отсеять неподходящих кандидатов на роль мужа.

– Ты хочешь помочь мне в выборе? – Глаза Бритни широко открылись.

– Да, – кивнул Девин. Предложение казалось ему вполне правдоподобным.

– Ты, должно быть, шутишь, – сказала Бритни, спустила ноги с кровати на пол, встала и начала расхаживать по комнате. – Дай мне разобраться, – сказала она на ходу. – Ты вбил себе в голову абсолютно примитивную идею, что должен присматривать за мной в путешествии, чтобы большие плохие парни, с которыми я познакомлюсь, не обидели меня. У меня самой, очевидно, не хватит здравого смысла разобраться в этом самостоятельно. Я правильно поняла?

Бритни остановилась, повернулась к Девину, все еще сидящему на краю ее двойной кровати. Жар в голосе и огонь в глазах лишили Девина дара речи.

Он не помнил, чтобы Бритни когда-либо так решительно на чем-то настаивала.

– Ну… примерно так, – ответил Девин мягким уступчивым тоном. Так по крайней мере, думал он, она будет злиться на него, а не на Бобби. Он успешно отвлек ее внимание от брата и до сих пор оставлял за собой право выполнить свое обещание держать Бритни подальше от мужчин.

Только внезапно истинная причина этого претерпела драматические изменения. Он собирался делать это в такой же мере ради себя, как и ради Бобби. Может, даже больше.

Бритни втянула воздух, решая, что же делать – побить Девина или рвать на себе волосы. Она планировала это путешествие месяцами, и теперь Девин все испортил.

Принимать мужские ухаживания – в расчете на последующие долгие и серьезные отношения – в присутствии Девина будет практически невозможно. Мягкий свет его глаз, причудливый изгиб губ в улыбке, да практически все в нем превращало ее нервы и колени в хлипкое, дрожащее желе. Она не сможет даже смотреть на других мужчин, если он будет рядом!

Но Девин – это тупик, и она прекрасно это знала. Он был убежденным холостяком, пустой тратой времени для любой женщины, ищущей мужа.

– А если я отвергну это? Это… средневековое предложение? – спросила Бритни обманчиво сладким голосом.

Девин поднялся. Легкая улыбка играла на его губах; он подошел к Бритни, протянул руку и прикоснулся к ее волосам, слегка погладил гладкие обнаженные плечи и встретил ее взгляд.

– Тогда, я полагаю, единственным выходом для тебя будет выбросить меня за борт, – нежно сказал он, опуская руку, затем повернулся и пошел к двери.

– Не думай, что я не смогу этого сделать! – огрызнулась Бритни. – Я не позволю тебе вмешиваться в мою жизнь! – Тут она поняла, что дверь закрылась раньше, чем она закончила предложение.

Совершенно упав духом, она повалилась на кровать и уставилась в потолок. Что же ей теперь делать?

Продолжать игнорировать Девина. Действовать, будто его не существует. Да, она знала все правильные ответы. Только не знала, сможет ли так поступать.

Бритни вздохнула, поднялась и сняла синее блестящее платье, повесила его в шкаф, потом умылась, расчесала волосы. Достала из чемодана обшитое кружевами шелковое неглиже, надела его через голову. Она совершенно выдохлась. День оказался слишком длинным, слишком насыщенным всякими сюрпризами.

Постель, сон – звучало превосходно. Как будто она могла уснуть, мрачно подумала Бритни, со всеми ее беспокойствами и мыслями о Девине и предстоящем круизе.

С каких это пор Девин стал таким покровительственным по отношению к ней? Она с ним почти не встречалась последние годы. Конечно, они знали друг друга всю жизнь, и он до сих пор дружил с Бобби. Но он никогда прежде не проявлял такой заботы о ней.

Очевидно, это случилось, когда Бобби уступил ему свое место. Он ведет себя именно как обеспокоенный брат.

Девин настаивал, что не шпионит по его поручению. Тем не менее он все же чувствует моральные обязательства по отношению к лучшему другу. Обязательства, которые заставят его расстроить старательно разработанные планы Бритни.

Все еще продолжая думать о Девине, она потянулась выключить свет рядом с кроватью, и тут раздался легкий стук в дверь. Бритни встала и утомленно прошла к двери.

– Бритни?

Она открыла дверь. Девин, по-прежнему в костюме и галстуке, стоял на пороге.

– Что? – Бритни смотрела усталым, невидящим взглядом, пока наконец не поняла, что именно он держит в руках – черные босоножки и темный комочек, в котором она признала свои колготки.

А потом она внезапно вспомнила, что на ней надето. Ее черное неглиже едва-едва прикрывало бедра, открывая намного больше, чем прятало. Бритни мельком взглянула вниз на себя, потом снова на Девина.

Он усмехнулся: – Очевидно, ты забыла о туфлях.

– Я… Да, забыла…

– Тебе повезло, что я не забыл.

– Да, повезло, – повторила Бритни, принимая туфли и колготки. Как ей удавалось постоянно ставить себя в глупое положение перед этим мужчиной?

– Увидимся завтра, Бритни, – сказал Девин. Она с силой захлопнула дверь.

Поздно. Она опоздает.

Бритни взглянула на изящные золотые часы. Она должна торопиться, если хочет успеть на дополнительный автобус в десять тридцать до порта Майами.

Это все Девин виноват, думала она, надув губы. Если бы не он, она не провела бы полночи, снедаемая стыдом и беспокойством.

И это еще не все. Когда же Бритни наконец смогла уснуть, то увидела во сне его полные губы, приближающиеся к ее рту. Но теперь она не удрала, не симулировала колики.

Нет. В ее сонной фантазии она положила руки ему на плечи, открыла навстречу свои губы, полная уверенности и страстного желания. Стремление Девина к ней было не менее сильным, и он покрывал ее рот жадными поцелуями, разжигая в ней пожар страсти, пока она не ослабела и не задрожала, готовая уступить, сдаться на милость победителя.

Бритни проснулась в поту. Рассвет, струящийся в комнату сквозь легкие занавески, привел ее в чувство. Утомление пропитало все ее тело, и она лежала, переживая заново подробности сна, пока не уснула еще раз.

Проснувшись позднее и поняв, что может опоздать на рейс, с мутными от сна глазами, Бритни кинулась в душ. Сон постоянно возвращался разрозненными фрагментами, пока она одевалась и накладывала макияж.

Наконец собравшись, Бритни с трудом закрыла набитый чемодан. Она уселась на него и несколько раз подпрыгнула, утрамбовывая содержимое. Защелкнув замки, Бритни потянула за собой к двери огромный красный чемодан с крошечными колесиками. Одна сумка на плече, вторая в руке. Возможно, думала Бритни, ощущая боль в руках, не стоило брать так много одежды всего на неделю. Но она купила специальные наряды для всех возможных случаев – купальные костюмы, вечерние платья, платья для коктейлей, нестрогие костюмы для островов, даже сексуальный костюм для утренних разминок в тренажерном зале океанского лайнера, который особо рекламировался ее агентом. И конечно, туфли и аксессуары к каждому наряду.

Нет, она не могла отказаться ни от одной вещи, лежащей сейчас в чемодане. Неудобство большого багажа – это просто плата за стиль, напомнила она себе, нажав кнопку вызова лифта.

В кабине Бритни снова взглянула на свои изящные часики. Почти десять тридцать, но она успеет, с облегчением поняла она.

Двери открылись, Бритни пересекла коридор и вышла из широко распахнутых дверей отеля. На обочине сидел мужчина с каштановыми волосами, скрывающими воротник спортивной рубашки. Он подставил лучам утреннего солнца мускулистые загорелые ноги в белых шортах. Среднего размера чемодан с кожаными краями и матерчатой серединой стоял рядом с ним, вместе с сумкой, показавшейся Бритни знакомой.

Ей не было нужды заглядывать в лицо мужчины, чтобы понять – это Девин. Она решительно оторвала от него глаза и, спустив с плеча тяжелую сумку и бросив ее рядом с чемоданом, осмотрела площадь перед отелем в поисках шаттла.

Девин повернулся и увидел, что Бритни осматривает площадь перед входом, решительно игнорируя его присутствие. Коралловая блузка без рукавов, застегнутая не на все пуговицы, открывала глазам изумительную расселину между грудями молодой женщины. Синяя тертая джинсовая мини-юбка соблазнительно обнимала бедра. Бело-коралловые кожаные сандалии украшали длинные ноги. Девин уставился на них, вспомнив, как неспешно исследовал накануне эти ступни.

– Где же автобус?

Холодный голос Бритни прервал его мысли, вернув Девина к проблемам настоящего.

– Ушел.

– Что?!

– Он отправился полчаса назад, – сказал Девин.

– Но отправление было назначено на десять тридцать! – закричала Бритни, широко раскрыв глаза.

– Нет. На десять ровно, и тогда он и отправился, минута в минуту.

Бритни сдвинула брови.

– Ты был здесь?

– Да.

– Тогда почему ты не сходил за мной, если знал, что он уйдет в десять, – спросила она с закипающим раздражением. Действительно, автобус был заявлен на десять, вспомнила Бритни. И если бы не вся эта суета с Девином, она бы не перепутала время. А также если бы не бессонная по его милости ночь, она бы была внизу вовремя.

– Я думал, ты не хочешь, чтобы я вмешивался в твою жизнь, – вкрадчиво проговорил Девин, не меняя своего положения.

– О! – Бритни с трудом подавила желание топнуть ногой. – Я не хочу, чтобы ты вмешивался в мои личные дела… – Она заметила, как Девин приподнял бровь при слове “личные”, и слегка покраснела. – Я имею в виду, я не хочу, чтобы ты… О, ты знаешь, что я хочу сказать! Но ты мог бы предупредить меня, что я опаздываю! Теперь надо искать машину.

Она развернулась, собираясь разыскать телефон и вызвать такси, злясь на себя не меньше, чем на Девина. Она не хотела такого неудачного начала ее путешествия.

– Вот она, – сказал Девин, поднимаясь и указывая на серебристую громаду лимузина, неслышно подкатившего к ним. Бритни остановилась в дверях и, обернувшись, увидела автомобиль. – Конечно, ты можешь вызвать себе свое собственное такси, если хочешь. Правда, ему понадобится примерно полчаса, чтобы добраться сюда. – Он улыбнулся. – К тому же эта машина уже оплачена.

Бритни уставилась на сверкающий серебряный лимузин, излучающий комфорт и элегантность. Искушение было велико.

Было бы просто изумительно поехать в порт на лимузине, думала она, оценивая элегантные формы длиннющего автомобиля. Не надо будет ждать такси и, более того, не надо будет платить. Ее средства и так были довольно ограниченными.

Бритни тяжело вздохнула, зная, что проиграла. Она зашагала к своим сумкам. Вскинула на плечо одну, взяла в руку вторую и потянула за собой чемодан на колесиках, направляясь к багажнику остановившегося у входа в отель лимузина. Девин двинулся к ней, будто намереваясь забрать ее багаж.

– Я могу сама, – упрямо сказала Бритни.

– Я собирался попросить водителя освободить тебя от груза, – мягко ответил Девин.

– О! – Бритни опустила сумки на асфальт, чувствуя себя глупо.

Водитель быстро уложил сумки и чемоданы Бритни и Девина в багажник, потом широко распахнул заднюю дверцу. Смущенная и раздраженная одновременно, Бритни забралась в отделанный серым бархатом салон и уставилась в окно. Она почувствовала, как податливо прогнулось мягкое сиденье, когда Девин сел рядом с ней. Но она и так бы узнала, что он рядом. Она бы почувствовала мускусный аромат его одеколона и ощутила бы беспокойство от сознания того, что на шикарном заднем сиденье лимузина их разделяют всего дюймы.

Бритни повернулась и встретила его взгляд.

– Я думаю, я должна… поблагодарить тебя, – сказала она. Голос ее оказался прохладнее, чем она хотела.

– Пожалуйста.

Она заметила, как уголки рта Девина слегка задрожали от сдерживаемого смеха, и раздражение мгновенно победило хорошие манеры. Он забавлялся, и ей это не нравилось.

– Что смешного? – спросила она.

– Ты, – ответил Девин.

– Но почему?

– Ты сама себя заставляешь злиться. Даже не можешь наслаждаться поездкой. – Девин подался вперед, включил стерео, наполнив салон нежной классической музыкой. Потом щелкнул рычажком интеркома и сказал водителю: – Езжайте помедленнее. Мы не опаздываем.

– Может быть, ты и не опаздываешь, – холодно заметила Бритни, когда Девин выключил интерком.

– Я плачу, – напомнил ей Девин, снова откинувшись на подушки. – А куда ты так торопишься, между прочим? До отправления еще полно времени.

– Представь, что мне не нравится тесниться здесь вместе с тобой, – заявила Бритни.

– Тесниться? – удивился Девин. – Я-то полагал, что здесь достаточно просторно. Но, – добавил он, – думаю, тебе действительно может казаться, что здесь тесновато. – Озорной блеск зажегся в его глазах. – Я знаю, что временами, когда два человека находят друг друга привлекательными, самый большой стадион кажется им таким же тесным, как самый маленький чулан для метел.

Бритни с сомнением посмотрела на него.

– Не думаю, что дело в этом, Девин.

Она переплела пальцы, чтобы скрыть дрожь. “Когда два человека находят друг друга привлекательными”, – сказал он. Значило ли это, что он находит ее привлекательной? Или просто он думает, что она считает его привлекательным? Девин ведь не говорил, что это он находил лимузин тесным. Он-то как раз думал, что внутри достаточно просторно, вспомнила она.

Но здесь действительно казалось тесновато. Любое место рядом с Девином казалось просто крошечным.

Бритни не могла поверить, что он увлечен ею – по крайней мере серьезно. Так, как она хотела. Ей нужны длительные отношения. Девин же специализировался на краткосрочных романах.

– На самом деле ты прав, – сказала Бритни с натянутой улыбкой. – Здесь полно места. Огромный лимузин. Грандиозный.

Девин засмеялся.

– Понял, – сказал он. – Громадный, правильно?

– Колоссальный.

Бритни повернула голову и снова стала смотреть в окно. Девин разглядывал ее профиль в царящем спокойствии, нарушаемом лишь тихими звуками музыки, струящимися из динамиков. Лицо Бритни было серьезным, пока она созерцала проносящиеся за окном пейзажи Майами.

Она распустила волосы, как и накануне, и они свободно ниспадали на плечи в золотом деланно небрежном беспорядке. Девину нравились ее волосы. Как грустно, что столько лет, думал он, она прятала их, стягивая в косу или хвост. У нее всегда были эти изумительные локоны, и она старательно скрывала их от всех.

Страстно желая прикоснуться к густым шелковистым прядям, Девин был вынужден держать себя в руках. И потом, изящная линия шеи, ведущая к обольстительному низкому вырезу блузки. Джинсовая мини-юбка чуть задралась, открыв взгляду еще больше бронзовой плоти ноги.

Бритни определенно намеревалась держать его на расстоянии, думал он, снова поднимая глаза. И была предельно серьезна в своих планах на круиз.

Девин допускал, что никогда не рассматривал себя в качестве потенциального супруга ни для какой женщины. Если он и мог бы представить себя чьим-то мужем, то только женщины, похожей на эту новую Бритни. Женщины одновременно яркой и красивой.

Он покачал головой и закатил глаза. Откуда только пришли к нему такие мысли?

Брак – последняя вещь, о которой он когда-либо задумывался. Девин ждал от этого путешествия удовольствия и развлечения. К счастью, “работа” по присмотру за Бритни оказалась намного более волнующей, чем он думал. Но это было как раз то, чего он хотел, – удовольствие и развлечение. Ничего серьезного. Абсолютно ничего серьезного.

Ему надо только убедить Бритни, что ей стоит сосредоточиться на удовольствии вместо попыток найти себе мужа. По каким-то причинам, однако, она не готова была принять идею удовольствия ради удовольствия, без каких-либо дальнейших обязательств.

Девина озадачивал тот факт, что она хотела снова выйти замуж. Он повидал слишком много неудачных браков, чтобы считать усилия оправданными. Действительность, скрывающаяся за брачным блаженством, была такова, что любовь и брак казались миражами, выдуманными и существующими лишь в сентиментальных песнях и фильмах. В жизни брак, как правило, приводил к разочарованию, боли и обидам. Супружество его собственных родителей являлось превосходным примером этого неизбежного вывода.

– Девин?

Бритни повернулась и смотрела на него вопросительно. Прежний гневный огонь исчез из ее глаз, оставив лишь мягкий синий, чуть дрожащий свет.

– Почему ты не уехал вместе со всеми? – спросила Бритни. Она вдруг подумала, что в суматохе, возникшей по поводу того, что она опоздала к отправлению, ей даже не пришло в голову узнать, почему же Девин не отправился в порт на шаттле.

– Я не мог уехать без тебя, – ответил он.

– Ты хочешь сказать, что заказал лимузин уже после того, как автобус ушел?

– Да.

– Но почему?

Девин помолчал, обдумывая ответ. Интересно, подумал он, что бы сказала Бритни, если бы узнала правду?

Глава 5

Девин отвернулся от пронзительной синевы устремленного на него взгляда. Заданный вопрос повис в воздухе. Пожалуй, можно сказать ей часть правды.

После того как автобус ушел в порт без них, он подумал, что будет здорово прокатить Бритни на лимузине вместо обычного такси. Он подозревал, что она сильно расстроится из-за опоздания.

Но это была не вся правда. Он не хотел разлучаться с ней даже на короткое время.

Девин боялся, что она ухватится за этот предлог, чтобы изменить свое решение и отправиться домой. Он предвкушал удовольствие провести семь дней в океане вместе с Бритни. Девин не желал, чтобы что-то помешало этому наслаждению.

Однако его решение заказать лимузин и причины, подвигнувшие его на этот шаг, могли отпугнуть Бритни. Он серьезно опасался этого, она и так казалась достаточно отстраненной.

И он решился на толику правды. Крошечную толику.

– Я не был бы сейчас здесь, если бы не Бобби, – напомнил ей Девин. – По меньшей мере я был обязан позаботиться, чтобы ты благополучно добралась до теплохода. Я не мог бы жить в мире с самим собой, зная, что ты можешь опоздать к отплытию.

– Понимаю. – Бритни снова отвернулась к окну, намереваясь во что бы то ни стало скрыть от Девина свое разочарование. Проплывающий за окном порт Майами остался не замеченным ею. Это просто смешно – так расстраиваться, сказала она себе. Единственная причина беспокойства и заботы Девина – это то, что она сестра его друга. Пока она будет об этом помнить, все будет в порядке.

– А вот и наш корабль, – сказал Девин, придвинувшись к ней, чтобы взглянуть из окна на огромное белоснежное судно.

Бритни забыла о раздражении и разочаровании при виде плавучего чуда. Многочисленные ряды окон один над другим протянулись по всему борту океанического лайнера. Сверху над ними виднелись несколько открытых палуб. Счастливые путешественники уже стояли с бокалами в руках у поручней, смеясь и болтая.

Водитель открыл дверь и предложил Бритни руку, помогая ей выйти из лимузина. Выгрузив у обочины их багаж, он отбыл, предоставив многочисленным носильщикам суетиться вокруг чемоданов.

– Что ж, приятно было встретиться с тобой, – начала Бритни, не зная, что сказать дальше. – Спасибо за поездку.

– Почему это звучит как прощание? – спросил Девин, остановив на ней свой взгляд, и заметил, как солнечный свет отражается от ее густых золотистых волос.

– Потому что это прощание, – сказала Бритни, придав твердость своему голосу. Почему это она чувствует себя так неуверенно, удивилась она. В конце концов, именно так она и намеревалась справляться с этой ситуацией. Она должна показать Девину, что не позволит спутать ее планы и что решительно не нуждается в его обществе.

– Это не может быть прощанием, – возразил Девин. – Путешествие только начинается. Пошли.

Он положил руку ей на плечо и повел к посадочным воротам. Счастливые обладатели билетов толпились кругом: некоторые – в крошечных беспошлинных магазинчиках, другие – рядом с членами экипажа, задавая многочисленные вопросы.

Бритни стряхнула руку Девина, пытаясь игнорировать его присутствие. Предыдущей ночью она сказала себе, что попросту не будет замечать его все время, пока длится круиз. Уже тогда она знала, что это будет непростым делом. А сейчас было понятно, что на самом деле намного более сложным, чем она подозревала.

Ожидая начала посадки, Бритни воспользовалась этим временем, чтобы изучить пассажиров. Она заметила высокого молодого мужчину с коротко остриженными светлыми волосами, который сидел на корточках, прислонившись к колонне, и читал какой-то роман в мягкой обложке. Бросив взгляд в сторону Девина, она увидела, что тот терпеливо смотрит прямо перед собой, не интересуясь окружающим..

Она вспомнила свое разочарование всего несколькими минутами ранее, когда он допустил, что ждал ее у отеля потому, что должен был ради Бобби позаботиться, чтобы она не опоздала к отправлению. Его присутствие, если у него столь братские чувства по отношению к ней, могло оказаться в высшей степени неловким.

Но очевидно, прямое заявление, что Бритни не нуждается в его опеке, не принесет желаемого результата. Она должна найти другой способ – более запоминающийся. Бритни нахмурилась, потом улыбнулась.

– Как насчет вон того? – спросила она, поймав взгляд Девина и кивнув в сторону молодого человека с романом.

– Что ты имеешь в виду? – посмотрел на нее Девин.

– Я думаю, он прекрасно выглядит, – сказала Бритни, пряча коварную усмешку, угрожающую выдать ее замысел.

– И?

Голос показался Бритни встревоженным, и она чуть не рассмеялась.

– И он читает книгу!

– И какой вывод я должен из этого сделать?

– Подумай, что это значит, – серьезно начала объяснять Бритни. – Во-первых, он умный. Он читает. Во-вторых, он не тратит зря времени. Он должен ждать, поэтому использует лишнее время наиболее эффективным образом. – Она увидела, как росло сомнение в глазах Девина. – В-третьих, он способен на долговременные отношения. Посмотри, какая толстая книга. В ней, должно быть, страниц пятьсот, не меньше. И посмотри на обложку: я лично думаю, что это роман. Значит, он тоже чувствительный!

– О чем ты говоришь? – возмутился Девин. Злится, удовлетворенно подумала Бритни. Она определенно разозлила его.

– Не могу поверить, что ты не понимаешь, – сказала она, качая головой. – Это он! Я еще даже не на борту, а уже нашла его.

– Нашла кого?

– Моего первого потенциального супруга.

– Что?! – вырвалось у Девина так громко, что привлекло к ним внимание ожидающих неподалеку пассажиров.

– Подумать только, я выбросила столько денег на билет, – продолжала Бритни увлекательную игру с поддразниваем, не обращая внимания на устремленные на них взгляды. – А оказывается, все, что было нужно, – это провести немного времени на причале.

– Ты сходишь с ума, – сказал Девин, понизив голос. Он взял Бритни за руку и притянул к себе. – Ты ничего не знаешь об этом парне.

– Нет, – покачала головой Бритни, освободившись от его руки. – Это ты сходишь с ума, Девин. Ты ничего не знаешь обо мне, если думаешь, будто я позволю тебе вмешиваться в мои планы только потому, что ты считаешь меня неспособной на здравое суждение.

Девин молча смотрел на нее, чувствуя, как опасение сменяет путаницу, царящую в его голове.

– Понял? – спросила Бритни, наклонив голову и наблюдая за ним. – Мне не грозит опасность броситься на первого встречного мужчину, как вы с моим братом воображаете. Я не собираюсь броситься головой в брачные воды лишь на основании книжной обложки.

Девин слушал ее с улыбкой на губах.

– Признаюсь, Бритни, ты права.

– Я знаю. – Она минуту смаковала удовлетворение от успеха, потом снова посерьезнела. – Ты понимаешь, что я хочу сказать? Круиз вот-вот начнется. Я не хочу, чтобы ты стоял у меня на пути. Я не нуждаюсь в твоей опеке. – И когда увидела, что он не отвечает, добавила: – Я могу сама о себе позаботиться, Девин.

Он покачал головой.

– Ты еще опаснее, чем я думал, – сказал Девин, вспоминая, с какой легкостью она вела эту дразнящую сексуальную игру с ним. Он полагал, что Бритни превратилась в соблазнительницу только внешне, не отдавая себе отчета в том, насколько кокетливой она стала внутри.

Теперь он был абсолютно уверен, что не оставит ее без присмотра на борту лайнера. Любой мужчина на теплоходе будет пылать уже к сегодняшнему вечеру, если она затеет и с ним такие игры. Так же, как сейчас пылает он…

Бритни готова была продолжить беседу, как вдруг очередь двинулась вперед. Минутой позже симпатичный стюард проверил их билеты и указал рукой на трап.

– Наш фотограф сфотографирует вас, как только вы подниметесь на борт, – сказал он. – Снимки будут готовы и выставлены на продажу завтра на прогулочной палубе.

Бритни обогнала Девина и заспешила вверх по трапу, с нетерпением ожидая начала путешествия. Волнение зажгло ей кровь, заставив быстрее струиться по жилам. Она так долго ждала этого дня! Девин не сумеет испортить удовольствие или помешать ее планам на благополучный исход, думала она, ускоряя шаги.

Бритни заметила корабельного фотографа. Он чуть наклонился и направил на нее объектив.

Неожиданно чья-то рука опустилась ей на плечи, и Бритни скосила глаза. Девин стоял рядом с ней и усмехался.

– Улыбнись, Бритни, – уговаривал он, притягивая ее к себе, пока фотограф щелкал аппаратом, запечатлевая эту пару. – У нас будет лучшее время в жизни.

Фотограф опустил камеру, Бритни вывернулась из объятий, сердито сверкнула на Девина глазами и вступила на корабль. Все еще улыбаясь, он последовал за ее приятно покачивающимися бедрами.

Бритни закрыла дверь своей каюты и прижалась к ней спиной. Крепко зажмурив глаза, она вновь увидела озорную усмешку Девина, когда он открывал дверь соседней каюты.

Что ж, Бобби умело спланировал все свои сюрпризы, в негодовании думала она. Он забронировал каюту рядом с ней, и, без сомнения, она окажется с Девином за одним столом.

Бритни смотрела на аккуратно сложенный в центре каюты багаж, а в голове проносились все неловкие, неприятные последствия такого тесного соседства с Девином. Что произойдет, когда она встретит его, мужчину своей мечты? Достаточно того, что Девин непрерывно будет следовать за ней по всему кораблю. Бритни решительно не хотела, чтобы он присматривал, кто заходит и выходит из ее каюты. Не говоря уж о том, что ее не вдохновляла перспектива видеть, кто входит и выходит из его.

Она нахмурилась. Ну и мысль! Ее не интересовало, кого именно Девин подцепит в этом путешествии. На самом деле ее бы устроило, если б он поскорее нашел с кем проводить время кроме нее. Тогда он перестанет беспокоиться о сестре своего друга.

Сжав губы, Бритни смотрела на свой багаж. Ей надо развесить все вечерние платья, прежде чем отправляться знакомиться с кораблем. Она потратила на них целое состояние. Нет никакого смысла позволять им мяться.

Она расстегнула молнию большой сумки, вытащила свои наряды и повесила их в шкаф. После этого она опустилась на длинную красную кушетку перед широким окном, глядящим прямо на Атлантику. Вторая такая же кушетка была придвинута к стене. Она вспомнила из брошюры, что они разбирались и могли служить либо двумя довольно просторными кроватями, либо одним поистине королевским ложем, если сдвинуть их вместе.

Остальная мебель состояла из небольшого столика и телевизора. Дверь в маленькую ванную была расположена сразу у входа.

Ее каюта находилась на верхней палубе – обманчивое название, учитывая, что выше находились еще пять – одна пассажирская и четыре для ресторанов, развлечений и отдыха. Но внизу находились еще две пассажирские палубы, так что, бронируя билет на рейс, Бритни решила, что может позволить себе роскошь верхней палубы.

Бритни подумала, что надо бы распаковать оставшиеся вещи, и неохотно поднялась, но потом снова опустилась на кушетку. Ей еще надо выработать план, как держаться с Девином.

Может, ей удастся поменять каюту? Она закусила нижнюю губу, обдумывая эту возможность. Девину будет очень трудно, если не невозможно, найти другую кабину рядом с ней.

“У нас будет лучшее время в жизни”, – сказал он.

У них могло бы быть такое время, огорченно подумала Бритни. Могло бы, если бы Девин не был убежденным холостяком, если бы не знал Бритни всю ее жизнь – и в хорошие, и в плохие времена – и если бы Бритни не имела цели, которой твердо намеревалась достичь.

Она хотела найти мужчину, который будет любить ее, а не критиковать и унижать, как Алан, и будет готов провести с ней остаток жизни. Как бы Девин ни волновал ее, как бы ни льстило и ни интриговало проявленное им накануне внимание, но она знала, что таким человеком он быть не может. Он просто заботился о маленькой сестренке Бобби.

В дверь легко постучали.

Девин, тут же подумала Бритни. Она упрямо сжала губы, встала и подошла к двери.

– Что ты теперь хочешь? – открывая, холодно спросила она.

– Извините меня, мисс. Я не хотел вам мешать. – На Бритни большими черными глазами смотрел смуглый человек в униформе.

– Я… Извините. – Бритни тряхнула головой. Из-за Девина она теперь пугается собственной тени.

– Меня зовут Джозеф, – продолжал мужчина. – Я стюард, буду заниматься вашей каютой. В любое время, если я вам понадоблюсь, достаточно только нажать вот это. – Он указал на маленькую кнопку у входа. – Над вашей дверью зажжется свет, и я постараюсь помочь вам как можно скорее.

– Благодарю вас, – сказала Бритни, улыбаясь, пока слушала окрашенную мягким приятным акцентом речь. – Подождите, – позвала она, когда стюард уже повернулся, чтобы уйти. – Вы не знаете, возможно ли получить другую каюту?

Джозеф нахмурился.

– Вас что-то не устраивает в вашей? Может быть, я могу помочь?

– Нет-нет, дело не в каюте.

Джозеф молча взирал на нее.

– Я… я просто поинтересовалась, – промямлила Бритни.

– Возможно, вам стоит обратиться к эконому, – медленно ответил стюард. – Его офис на одну палубу ниже, в центральном коридоре главной палубы. – Он указал рукой куда-то вниз и вдаль.

– Спасибо. – Бритни закрыла дверь. Уголки ее рта слегка приподнялись в улыбке.

– Мне очень жаль, мэм, но все каюты вашей категории распроданы, – вежливо проинформировал Бритни лысеющий эконом. – Сейчас абсолютно невозможно предоставить вам другую. Если что-то не в порядке с вашей…

– Нет-нет, с каютой все хорошо, – сказала Бритни с легким раздражением.

– Конечно, если вы хотите улучшить условия, мы могли бы предоставить вам каюту на Императорской палубе, – продолжал эконом, пытливо глядя на Бритни, – но только за дополнительную плату.

Вот тебе и удачный план! Бритни с усилием выдавила вежливую улыбку.

– Нет, благодарю вас. Полагаю, это не так важно. – Она повернулась и буквально наткнулась на Девина, который изучал огромную вертушку открыток с тропическими видами. Он задумчиво разглядывал богатый выбор. Открытку украшали несколько пышногрудых красавиц в бикини под общей надписью “Вид на Семимильный пляж, Большой Кайман”.

Девин поднял глаза и встретил взгляд Бритни.

– Привет, – улыбнулся он и, продемонстрировав открытку, засмеялся: – Это для Бобби. Как ты думаешь? Я считаю, он должен получить хоть что-то взамен неудавшегося путешествия.

– Правда? – пробормотала она, разглядывая откровенные заманчивые позы открыточных дам. Бритни метнула на Девина быстрый взгляд. – Очень заботливо с твоей стороны.

Она повернулась и направилась в сторону двери.

– Подожди. – Девин схватил ее за руку. – Одну минуту. – Он достал бумажник из бокового кармана белых шорт, вытащил банкноту и бросил клерку за стойкой. Потом обхватил Бритни за талию и повел по коридору. – Ты кажешься расстроенной.

– Так и есть. – Бритни обожгла его взглядом. – Я хотела получить другую каюту, но у меня ничего не вышло.

– Получить другую каюту? Но почему? – Девин был искренне удивлен.

Едва уловимое сожаление в его тоне смягчило Бритни, и раздражение уменьшилось. Она остановилась и прислонилась к стене.

– Я не знаю, что еще делать, – тихо сказала она. Внезапно слезы навернулись ей на глаза.

– Бритни? – Девин придвинулся ближе.

Мимо торопливо шагали пассажиры, но никто не обращал на них ни малейшего внимания.

– Девин, ты все погубишь!

– Я не понимаю…

– Одно твое присутствие здесь делает меня… – Бритни замолчала, не зная, как закончить фразу. Как может она объяснить Девину, что каждый раз, когда они оказывались рядом, ощущала тайное, но властное желание? Его присутствие сделает поиски подходящего мужчины практически невозможными.

Ей необходимо было найти человека, который будет любить ее такой, какая она есть, любить всю жизнь. Девин же хотел только развлечься. Для него она сестра друга, которой довелось сильно измениться. Он совершенно очевидно не проявлял ни малейшего интереса к ее прежнему образу.

– Мое присутствие здесь делает тебя какой? – переспросил Девин. Слезы в глазах Бритни уязвили его: он не хотел ничего подобного. Он не желал причинять Бритни боль. Он намеревался защищать ее и показать, как развлекаться, а вовсе не заставлять ее плакать. – Что бы ты ни думала, я не собираюсь портить твое путешествие, – сказал Девин, увидев, что она не собирается отвечать на его вопрос. – Я хочу, чтобы ты изумительно, потрясающе провела время.

Бритни с трудом сглотнула. Она отчаянно желала, чтобы он был тем типом, который хочет больше, чем просто развлечения, в отношениях с женщиной.

– Пошли, – потянул ее Девин. – Я слышал, здесь удивительный буфет на палубе Лидо и ленч “Добро пожаловать на борт” уже в полном разгаре. Корабль скоро отчалит. Давай поднимемся наверх и посмотрим. – Бритни заколебалась. – Разве ты не голодна? – продолжал свои уговоры Девин.

Бритни вспомнила, что пропустила завтрак, и, ощутив, как сжался голодный желудок, кивнула:

– Хорошо…

Девин протянул ей руку.

– Мы здесь, чтобы получать удовольствие, помнишь? – Он терпеливо ждал.

Бритни подала ему руку и проглотила выступившие было слезы. Пожатие его руки было мягким и теплым и одновременно сильным.

– Правильно, – согласилась она. – Удовольствие…

Бритни, не стесняясь, наполнила свою тарелку креветками, пастой и салатом и последовала за Девином через огромную, открытую всем ветрам палубу к столику с видом на океан. Порт уже казался размытым пятном на горизонте, медленно исчезая, а океанский лайнер развернулся и направился на юг, в карибские воды.

Они вместе сели за столик и начали есть, не стесняясь окутавшего их молчания. Девин смотрел или в свою тарелку, или на синие воды Атлантики, избегая взгляда своей партнерши.

Бритни старательно жевала креветки и пасту и, наклонив голову, пристально поглядывала на Девина. Раннее вечернее солнце играло в его темно-каштановых волосах.

– Девин? – Он повернул к ней голову. – Что ты имеешь против моих попыток найти человека, который захочет серьезных отношений?

Девин поднял стакан с ледяным напитком и сделал глоток, потом снова посмотрел на океан.

– Я ничего не имею против того, что ты выйдешь замуж второй раз.

Бритни нахмурилась.

– Тогда почему ты пытаешься создать мне трудности для знакомства с мужчинами на борту?

Девин покачал головой.

– Я не думаю, что это подобающее место для твоего знакомства с мужчинами, “заинтересованными в серьезных и длительных отношениях” или вообще в любых отношениях. – Он вздохнул. – Я не хочу, чтобы кто-то использовал тебя.

“На самом деле, – закончил он про себя, – я оторву голову любому, кто попытается воспользоваться твоей доверчивостью”. Ведь она была такой доверчивой, такой уязвимой. Ее розовый взгляд на любовь и серьезные отношения может сделать ее легкой добычей для любого красноречивого болтуна.

– Я могу о себе позаботиться, – настаивала Бритни, но лицо Девина не покидало сомнение. – Хорошо. Значит, в общем, ты не против моего знакомства с мужчинами, – размышляла она вслух. – Ты против исключительно пассажиров этого лайнера.

– Я просто думаю, что тебе надо быть осторожной, – уклончиво сказал он. Ее пугливое поведение всего несколькими минутами раньше напомнило ему, что с ней надо обращаться бережно, не форсируя событий. Он не хотел, чтобы она ушла от него и замкнулась в себе, пока он все еще пытался разобраться в путанице своих чувств к ней.

Бритни надула губки и посмотрела на Девина.

– Почему ты ни разу не женился, Девин?

Это упорное стремление оставаться холостяком всегда вызывало у нее интерес. Его нежелание вступить в брак было хорошо известным фактом, но она ни разу не слышала, что именно побуждает его оставаться одиноким.

– Мы обсуждаем не меня, – увильнул он от ответа.

– Твои родители были счастливы в браке? Сколько они прожили вместе, тридцать лет? – спросила Бритни.

Родители Девина погибли в автомобильной катастрофе вскоре после его окончания колледжа. Он никогда не рассказывал о своих родителях, и когда она заметила промелькнувшую в его глазах тень, то пожалела, что затронула эту тему.

– Конечно. – Девин снова посмотрел на океан, потом обратил свое внимание на Бритни. Тень исчезла из глаз, будто стертая быстрым, умелым движением руки.

– Знаешь, ты ведь можешь однажды встретить подходящую женщину и изменить свое мнение, – тихо сказала Бритни, презирая себя за эти слова.

Девин встретил ее взгляд. Ему показалось, что он заметил проблеск надежды в ее глазах, и нахмурился. Он уже понял, что она серьезно озабочена поисками мужа. Ему же хотелось, чтобы она притормозила и просто наслаждалась жизнью – вместе с ним. Без всякого замужества.

Брак его родителей был превосходным – на людях. Все верили, что они обожали друг друга и жили в блаженстве и покое.

И только Девин знал правду. Их дом был полон ледяного молчания, которое прочно заполняло и его сердце еще много лет после того, как он покинул родительский дом. Его отец никогда не испытывал сильных чувств, которые заставили бы его заняться разводом. Мать же считала развод неприемлемым в глазах общества. Так что они оставались вместе – и порознь.

Девин давно решил, что женитьба – это не для него, и, глядя, как его друзья женятся и разводятся, только укреплялся в этом мнении. Ему ненавистна была мысль оказаться запачканным в грязи, сопровождающей разводы, на которую жаловались многие его друзья. Его удивляло, что Бритни прошла развод и тем не менее намеревалась начать все заново.

Он подозревал, что если она действительно приложит все усилия, то поймает мужчину в рекордно короткое время, как Бобби и боялся. Проблема была в том, что она так нацелилась на предстоящую охоту, что смотрела сквозь Девина. А он собирался добиться того, чтобы она позволила ему быть рядом.

– Что, если я помогу тебе? – неожиданно предложил он, удивив себя не меньше, чем Бритни.

Она уронила вилку.

– Что?

– Я не собираюсь портить твое путешествие. Серьезно. – Он пожал плечами. – Я могу помочь.

– Это что – очередной трюк? Все еще хочешь “отсеивать неподходящих кандидатов на роль моего мужа”?

Девин не мог не рассмеяться, глядя на подозрительное выражение ее лица.

– Нет, клянусь, это не трюк! Забудь, что я говорил об отсеивании кандидатов. Если ты твердо решилась, то я тебе помогу.

– Поможешь мне познакомиться с мужчинами?

– Конечно.

Бритни не могла поверить своим ушам. Девин хочет ей помочь? Его предложение вызвало такую путаницу в ее голове, что она не была уверена, хочет его помощи или нет. Конечно, она хотела найти мужа. Но с помощью Девина?..

Самым трудным в его обществе, осознала она, было вовсе не стремление опекать ее, не обеспокоенность, как бы ее не обидели, даже не его неуместное желание составлять ей компанию. Самое трудное – это победить собственную подсознательную реакцию на его присутствие, его близость. Он подавлял ее чувства этим мускусным ароматом, этой лихой усмешкой. Сможет ли она сконцентрироваться на своей цели, если позволит ему все время быть рядом?

– Какие проблемы? – спросил Девин.

– Никаких, – ответила Бритни. Что еще оставалось ей сказать? Что с трудом сопротивляется его могущественной сексапильности?

– Тогда давай, – сказал Девин, откинувшись на спинку стула и скрестив на груди руки, – расскажи мне все о своих планах.

Бритни отодвинула тарелку и медленно отпила из своего бокала. Может быть, думала она, если она все ему расскажет, то перестанет воспринимать его как мужчину? Может, разговоры о планах познакомиться с другим мужчиной помогут нейтрализовать ее влечение к Девину?

– Я уже говорила, что ищу человека для серьезных длительных отношений.

Девин кивнул.

– Мне не очень важна его внешность. – Бритни отвела глаза от его точеного лица. Взгляд ее упал на его длинные, мускулистые, покрытые ровным загаром ноги.

– Не важна внешность?

У нее перехватило дыхание, когда она увидела искорки, заплясавшие в его зеленых глазах.

– Совершенно не важна, – подтвердила она, сдерживая дрожь в голосе.

– Тогда к чему все это? – спросил он, указав рукой на ее новообретенное загорелое тело.

Бритни минуту помолчала.

– Это для меня, Девин. – Она тряхнула головой. – Я сделала это для себя, не для мужчин.

– Даже не для бывшего мужа? – допытывался Девин.

– Особенно не для него, – быстро откликнулась Бритни. – Я бы не… – Она остановилась. – Я не заинтересована в человеке, ценящем внешность больше сущности.

Девин одобрительно кивнул:

– О’кей! Теперь расскажи, как ты собираешься познакомиться с этим эталоном.

– Контакт глазами. – Бритни откинула назад голову, выставила подбородок и прямо встретила его взгляд. – Мужчины подходят к женщинам, которые глазами сообщают, что ждут этого, – объяснила она.

Девин медленно погрузился в синие глубины ее глаз, ощутив, как сжался его желудок. Мужчина может плавать в таких глазах годами, запутавшись в сапфировых сетях, решил он.

– Понимаю, – наконец отозвался он. Он набрал полную грудь воздуха. – И где же ты набралась этих идей?

Бритни улыбнулась. К ней вернулась вся ее самоуверенность, когда она заговорила о работе.

– Моя первая статья для “Современной южанки”, она называлась “Пора позаботиться о личной жизни”. Я провела исследования и набрела на несколько изумительных идей для женщин, которые хотят сами управлять своей жизнью, заботиться о собственных удовольствиях.

– Правда? – пробормотал Девин.

– Не насмехайся!

– Нет-нет, никоим образом!

– Нет? – Легкая дрожь неуверенности в голосе выдала ее, и Бритни почувствовала, как шеки заливает розовой краской.

– Нет. – Девин наклонился и нежно сжал ее пальцы, потом отпустил. – Нет, продолжай.

– Спасибо. – Теплая волна, захлестнувшая ее щеки, растеклась по всему телу, когда Девин убрал свою руку. Бритни облизнула пересохшие губы. – Так о чем это я? Ах, да. Так вот, первым важным компонентом оказался контакт глазами. Я уже сказала тебе. – Она отвела глаза, смущенная его пристальным взглядом. – Во-вторых, – продолжала она, стараясь сосредоточиться на своих мыслях, – я узнала, что женщины, заботящиеся о своих удовольствиях, должны самостоятельно отправляться в разные места. Например, в круиз.

– Понимаю. – Девин снова кивнул.

– Но ключевым моментом является взятие инициативы в свои руки. Просто установить глазами контакт еще недостаточно. В наше время женщины должны предпринимать смелые, нетрадиционные шаги.

– Какие, например? – Девин был заинтригован ее объяснениями. Смелые, нетрадиционные шаги? Его мысли вернулись к воспоминанию о том, как она бежала по пляжу, как мягко приоткрылись ее губы, когда они чуть не поцеловались. Он никогда не забудет этого.

– Я говорила с экспертами, и они рекомендовали женщинам попробовать что-нибудь новое, предложить необычные развлечения и потом уж смело доводить до конца.

События предыдущего вечера, когда они с Девином направлялись к пляжу, неожиданно всплыли в ее памяти. Не очень-то хорошо Бритни следовала своим собственным рекомендациям. О, начала она неплохо. Сняла колготки, побежала к берегу. Но потом отчаянно струсила, когда Девин захотел поцеловать ее.

– Понял, – прервал Девин ее размышления. – Хорошо, я понял про контакт глазами. И ты на лайнере – подходящем месте для новых встреч. – Он пожал плечами. – И у тебя хорошо получается брать инициативу в свои руки. – Огонь, горящий в его глазах, заставил Бритни задрожать. – Я подозреваю, что у тебя будут проблемы только со смелым доведением до конца. – Сердце ее колотилось как бешеное. Она хотела заговорить, но голос куда-то пропал. Девин улыбнулся. – И в этом я смогу тебе помочь.

Глава 6

“Довести до конца? Девин хочет помочь мне довести до конца мое предприятие?” – в смятении думала Бритни.

Внезапно голову заполнили картины прошлой ночи – плоды ее сонного воображения, когда она позволила себе довести начатое до конца и уступила Девину. Во сне он целовал ее, и она отвечала. Он ласкал губами каждый дюйм ее тела, доводя до страстного томления, которого она не знала прежде. На целом свете для них не было никого желаннее друг друга.

Во сне Бритни достигла всего, чего только можно ждать от занятий любовью. Весь жар, поднимающий на недосягаемые высоты, вся дрожь освобождения – все те любовь и упоение, которых она никогда не знала, открылись ей. Все вершины эротического наслаждения, которые, внезапно поняла она, возможны для нее лишь с Девином…

– Не понимаю, что ты хочешь сказать, – отрывисто сказала она, поднимаясь со стула. Ей отчаянно надо было хоть немного отстраниться от Девина и от необузданных мечтаний, вызванных его присутствием.

Стюард остановился рядом с ними и собрал тарелки. Девин молча смотрел на Бритни, пока тот не закончил и не ушел.

– Я имею в виду самоуверенность, – мягко объяснил он, поняв, что напугал ее. Ее взгляд метнулся в сторону, как перепуганный кролик. – Я могу помочь тебе обрести уверенность в себе, необходимую, чтобы довести до конца твое предприятие.

– А под “довести до конца” ты подразумеваешь… – Бритни не закончила фразу, оставив вопрос висеть в воздухе, почти боясь услышать его ответ.

Уголки рта Девина дернулись вверх. Он знал, что именно подразумевал этими словами. Он подразумевал ими все – Бритни в его объятиях, с приоткрытыми навстречу ему губами, с телом, слившимся с его в страстном объятии.

– Все, что ты захочешь, – вместо этого уклончиво сказал он.

Бритни нервно облизнула губы, судорожно глотнула.

– Девин, я тебе признательна, – нежно сказала она. – Но я должна сделать все самостоятельно. Правда. Не думаю, что ты чем-то можешь помочь мне в этом. – Она попыталась улыбнуться. – Увидимся как-нибудь.

Мягкое покачивание удаляющихся бедер буквально загипнотизировало его, приковало к месту, пока он вдруг не осознал, что Бритни исчезла за углом. Девин поднялся и поспешил за ней, а ее слова теснились и толкались в его мозгу.

Она хотела сама управлять своей жизнью, самостоятельно заботиться о собственных удовольствиях. Найти человека, за которого сможет выйти замуж.

“Не думаю, что ты чем-то можешь помочь мне в этом”, – сказала она.

Но правда была такова, что Девин не желал помогать ей искать мужчину, за которого она сможет выйти замуж. По пятам за этой мыслью устремилась другая – непрошеная. Если не ты сам этот мужчина.

Он чуть не задохнулся от неожиданного откровения. Ему – жениться на Бритни? Или на ком-нибудь еще?

Он остановился как вкопанный, потрясенный, что такая мысль вообще могла зародиться где-то в глубинах подсознания. Конечно, это результат погружения в планы затеянной Бритни охоты за мужем – ничего больше!

Девин заспешил вперед, выкинув из головы незнакомую – но странно привлекательную – мысль о женитьбе на Бритни.

Он нашел ее у одного из открытых баров, с высоким бокалом кроваво-красного напитка в руке. Другой рукой она поигрывала тоненькой красной соломинкой. Ее взгляд был устремлен к океану, а не к загорелым красавцам, лениво разлегшимся у небольшого круглого бассейна в середине открытой палубы.

Девин смотрел затаив дыхание. Он ревниво ожидал, что в любую секунду Бритни устремит небесно-синий взгляд своих изумительных глаз на одного из мужчин.

Но тут она повернулась и посмотрела на Девина. Он почувствовал себя так, будто выпил не ледяной сок за ленчем, а один из тех ударяющих в голову коктейлей, как тот, что она держала в руке. Он шевельнулся, притянутый ее взглядом. Жар желания растекался по всему телу, спускаясь все ниже, разбрасывая искры, угрожающие разжечь неугасимое пламя потребности в Бритни.

– Привет, – сказал Девин, останавливаясь рядом, и прислонился спиной к стойке бара. Бритни ничего не ответила, только поднесла бокал к губам. – Как дела? – наконец спросил он.

На этот раз она одарила его беглым взглядом.

– Для человека, который действительно хочет помочь, ты ведешь себя странно: с точностью до наоборот, – холодно сообщила она.

– Как это?

– Едва ли я выгляжу свободной, когда ты рядом, – заявила Бритни.

– О, я не думал, что ты собиралась дожидаться, пока к тебе кто-то подойдет, – возразил Девин. – Я думал, ты собиралась взять инициативу в свои руки. – Мысль о том, чтобы она проявила инициативу по отношению к нему, дразнила воспаленный рассудок. Если бы только она оставила эту идею найти жениха…

– Ты совершенно прав, – вздохнула Бритни. Загорелые, вполне подходящие для ее целей молодые мужчины окружали ее со всех сторон, но она никак не могла заставить себя приблизиться к одному из них. Какие бы внешние перемены с ней ни произошли, внутри она по-прежнему оставалась робкой и застенчивой.

“Или это из-за Девина?” – внезапно подумала она. Может, то влечение, что она ощущала к нему, и являлось истинным препятствием, мешающим ей приблизиться к другим мужчинам? Окинув взглядом палубу, она призналась себе, что не чувствовала никакого волнения при виде всех этих мужчин.

Ее взгляд вернулся к Девину. И жгучее желание затопило низ ее живота.

– Я прав насчет чего? – спросил Девин.

– Я… я собиралась взять инициативу на себя, не ждать, пока ко мне подойдут, – ответила Бритни. Она сделала еще глоток. – Это безнадежно, – простонала она, ставя бокал на стойку. Она должна избавиться от Девина, выбросить его из головы. Посвятить все мысли тому, ради чего она здесь, пока все путешествие не пошло прахом.

– Нет, подожди. – Девин схватил ее за запястье, не давая уйти, и отпустил руку, когда понял, что завладел вниманием Бритни. – Я знаю, в чем проблема.

“О Боже, он знает!” – подумала охваченная ужасом Бритни. Он видит ее безумное желание, без всякого сомнения! Будет как раньше, в колледже, когда она пыталась поцеловать его. Он вежливо избавится от нее и после постарается отдалиться…

– Тебе нужна практика!

– Практика? – Облегчение, что он и не догадывается, как жаждет она его прикосновения, было огромным. Потом, осознав, что именно он сказал, Бритни почувствовала себя слегка оскорбленной и нахмурилась. – Не понимаю, что ты хочешь сказать.

– Видишь тех парней? – Девин махнул рукой в сторону отдыхающих у бассейна. – Они привыкли, что все женщины вешаются им на шею.

– Да? – Голос Бритни был слегка подозрительным.

– Ты не готова к ним.

– Думаешь, так?

– Уверен.

– А к кому же я готова? – Бритни снова взяла свой бокал и стала играть соломинкой. Потом поднесла ее к губам и медленным, выверенным движением языка лизнула ее, наблюдая за реакцией Девина. Может, она и не такая искушенная дама, к каким он привык, но не позволит ему считать ее наивной простушкой. Даже если это и так. – К тебе?

– Точно.

Бритни не могла понять, играет с ней Девин или нет. Все, что он говорил о желании помочь, звучало искренне, но она не могла забыть о том, что он убежденный холостяк, что его интерес к ней – как к сестре друга.

Но разве этот интерес обязан быть единственным? Возможно, ей удастся изменить его мнение, заставить видеть в ней желанную женщину, а не почти сестру? Люди ведь могут меняться, подумала Бритни. Она сама тому яркий пример.

Может быть, если позволить Девину помогать ей, то он в конце концов захочет ее? Эта мысль дразнила, беспокоила ее сердце, вселяя в него надежду и страх.

Нет-нет, одернула она себя, когда страх занял первое место. Она не может позволить себе даже думать об этом.

Но и полностью отказаться от идеи было трудно. И искушающая мысль притаилась где-то на окраинах ее сознания.

– Хорошо. Что ты хочешь, чтобы я делала? – внезапно спросила Бритни, уверяя себя, что соглашается только потому, что Девин так настроился на свой план. Если она будет соглашаться, то он может вскоре устать от нее и оставить в покое.

Девин усмехнулся.

– Все, что ты бы делала для обольщения любого мужчины. – Он вздернул голову и бросил на нее вызывающий взгляд. – Почему бы тебе не предпринять “смелые, нетрадиционные шаги”, “попробовать что-нибудь новое, предложить необычные развлечения”. Удиви меня.

– А каким будет твой вклад в нашу сделку?

– Я оценю, как ты справилась, укажу на ошибки.

– О, понимаю, будет нечто вроде теста.

– Нет, вовсе нет, – покачал головой Девин. – Как раз практические занятия.

Бритни сделала большой глоток сладкой ромовой смеси, надеясь, что он вселит в нее браваду, так необходимую, чтобы пережить несколько следующих мгновений с Деви-ном. Она должна сдерживать свое предательское тело, так сильно реагирующее на близость Девина. Обязана доказать самой себе, что не хочет его до такой степени, будто и не она в темноте ночи мечтала о нем так, словно брак ничего для нее не значит, да и вообще ничто не имеет значения, кроме прикосновения его рук.

– Хочешь, чтобы я начала прямо сейчас? – спросила Бритни чуть дрожащим голосом.

– Отличная идея, – ответил Девин.

Его спокойствие вернуло Бритни к действительности. Для него это пустяк. Помощь хорошей знакомой, ни больше ни меньше. Она не должна этого забывать.

Бритни моргнула, потом внимательно посмотрела на Девина, опустив на стойку свой бокал. Наклонила немного набок голову и улыбнулась.

– Прекрасно. Взгляд свысока тебе удается, – резко сказал Девин. Если бы она продолжала глядеть на него еще хоть пять секунд из-под густых черных ресниц, обволакивая дымчато-синим маревом глаз, он сломался бы. Привлек бы ее к себе, забыв о необходимости сдержанности.

– О, извини.

Бритни оглянулась, отчаянно пытаясь решить, что же делать дальше. И тут серия громких выстрелов разорвала воздух.

Ее губы расплылись в широкой улыбке. Откинув назад длинные вьющиеся волосы, она схватила Девина за руку, крепко сжала ее.

– Пойдем, – закричала она, с энтузиазмом потянув его за собой.

Она потащила его вниз по ступенькам и вывела наружу на прогулочную палубу, где был расположен тир. Очереди долго ждать не пришлось, стрельбище открылось совсем недавно.

Белые ленты воды бились за кормой корабля, выдавая двойным следом работу турбулентного двигателя лайнера. Флоридский берег едва виднелся на горизонте расплывчатым пятном.

– Девин? – Бритни, нежно улыбаясь, повернулась к нему и потянулась к винтовке. – Хочешь небольшое пари?

Вызывающе-дразнящий тон ее голоса опалил Девина, невзирая на прохладный бриз.

– Какое пари? – спросил он, подавляя желание дотянуться до густых золотистых волн, танцующих на плечах Бритни. Ее коралловая блузка, и так застегнутая не до конца, трепетала на ветру, чуть обнаруживая округлости обольстительной нежной груди.

– Ну, не знаю. Может быть… поцелуй?

Бритни осеклась, но было уже поздно. Желудок сжался от ужаса, а сердце забухало в груди, как барабан. Она не могла поверить, что сказала это – даже в шутку, даже ради практики. Она увлеклась, забыла, что все это только понарошку.

– Поцелуй?

– Ну хорошо, я имею в виду…

– Нет-нет, теперь уже поздно отказываться. Пари есть пари.

Покрасневшая Бритни провела языком по пересохшим губам.

– О’кей.

Набрав полную грудь воздуха, она повернулась и улыбнулась молодому стюарду, ожидающему команды у спускового механизма.

– Готовы? – спросил он.

Бритни взглянула назад, на Девина, потом кивнула, судорожно сжав свое оружие. Она прищурилась, направив дуло вверх, в небо.

– Да.

Стюард отпустил пружину механизма, послав в воздух глиняного голубя. Винтовка оглушительно выстрелила.

– Ничего подобного! – прозвучал у нее над ухом веселый голос Девина. Его теплое дыхание коснулось ее щеки.

Бритни обернулась и сверкнула глазами.

– Вовсе нет! Все было не так плохо. Девин покачал головой.

– Слишком легкое пари, – поддразнил он ее. Потом кивнул стюарду. – Держи голубя вот здесь, у поручня. – Девин показал рукой. – Прямо перед леди. Тогда она сможет попасть.

Бритни ахнула от возмущения.

– Я могу попасть! – запротестовала она. – Это была только разминка.

Она снова кивнула молодому человеку и подняла оружие.

– Тяните.

Еще один глиняный голубь взлетел к пушистым белым облакам. Прогремел выстрел. Голубь невредимым упал вниз, в океан.

– Снова разминка? Бритни приподняла бровь.

– Правильно. У меня три попытки, знаешь ли. Девин потянулся к Бритни, легко обвил рукой ее тонкую талию, чуть прикоснулся к нежной мягкости грудей.

– Смотри, – сказал он, кивнув на винтовку. – Держать надо вот так. – Он заставил ее правильно взять оружие. – И сосредоточься. Следи за мишенью. Веди дулом следом за ней, пока поднимается, целясь вдоль той линии, по которой летит голубь, но чуть впереди. Потом стреляй. И держи винтовку твердо.

Твердо? Бритни почувствовала, как ее пальцы задрожали, когда Девин грудью прижался к ее спине, согревая рукой талию.

– Если не сделаешь все правильно, проиграешь пари.

Эти слова остановили путаницу мыслей в ее голове. Пари. Поцелуй. Если она проиграет, то должна будет поцеловать Девина. То есть если бы это не были практические занятия, то ей пришлось бы целовать его. Но все же на кону была ее гордость.

– Я смогу, – сказала она, пытаясь придать голосу уверенность и смелость.

Девин отошел назад, и там, где только что была его рука, пахнуло холодом. Бритни еще раз глубоко вдохнула, кивнула стюарду.

Твердо. Следить за мишенью. Сосредоточиться.

– Тяните!

Сузив глаза, она следила за полетом голубя, целясь вдоль его траектории. Потом перевела дуло чуть вперед, мгновенно прикинув остающееся расстояние. Бритни нажала курок и зажмурилась от выстрела.

Открыв глаза, она увидела, что голубь разлетелся на куски, и крошечные осколки летят вниз. Удовлетворение омыло ее теплой волной. Приветственные крики наполнили воздух, Бритни обернулась и увидела небольшую толпу пассажиров, аплодирующих ее успеху.

Она почувствовала, как знакомая рука снова собственнически коснулась ее талии. Бритни посмотрела вбок и встретилась глазами с Девином.

– Поздравляю, – нежно сказал он. – Ты выиграла.

Бритни улыбнулась, потом мгновенно посерьезнела, заметив выражение его лица.

Он придвинулся ближе, потянувшись губами к ее губам.

– Что ты делаешь? – вопросила Бритни, вырываясь из кольца охвативших ее рук. С гулко колотящимся сердцем она отошла на несколько футов от огневого рубежа и ухватилась за поручень судна, надеясь успокоить трепещущие нервы.

– Разве ты забыла пари? – проговорил Девин почти на ухо.

Бритни резко повернулась и посмотрела на него.

– Это же только… я практикуюсь, – пролепетала она. – На самом деле я не имела в виду…

– Что не имела в виду?

– Я… – Бритни замолчала, боясь выговорить, что имела в виду на самом деле – что она не собиралась заключать пари по-настоящему, всерьез. – И потом, я же выиграла! – возмутилась она.

– А я проиграл. – Девин нежно улыбнулся. – А проигравший целует победителя.

Бритни с трудом глотнула.

– Я… Я не думаю, что мы должным образом обговорили условия, – тихо сказала она, отведя взгляд к успокаивающим просторам океана.

Бритни не могла позволить Девину поцеловать ее.

Воспоминания о том единственном разе в колледже, когда они поцеловались, и о последовавшем резком отпоре с его стороны неудержимо нахлынула на Бритни. Слишком много унижения, слишком много боли. И если Девин думал, что поцелуй – просто шутка, результат легкомысленного пари, то Бритни знала, что, поцеловав Девина, уже не сможет об этом забыть. Память о первой попытке жгла ее восемь долгих лет. Сколько же будут ее терзать воспоминания о другом поцелуе?

– Я думал, мы оба представляем себе последствия нашего пари, – нежно сказал Девин. – Если ты проигрываешь, то ты целуешь меня. – Он мягко провел пальцем по ее подбородку. – Если я проигрываю, я целую тебя.

Последствия пари. Дыхание замерло в горле Бритни. Последствия могут быть более серьезными, чем просто поцелуй.

Она поняла, внезапно и бесповоротно, что последствия будут намного более серьезными. Эта игра с Девином становилась все опаснее и опаснее.

Мерцание его глаз, мягкий юмор его поддразниваний и нежность прикосновений будто сговорились разбить заградительные укрепления, возведенные ею вокруг своего сердца. Она так твердо намеревалась найти свою любовь – и сделать это согласно своим собственным тщательно изученным методам, по установленному ею расписанию и согласно ее требованиям.

А потом появился Девин и пустил все прахом. Он высмеял ее методы и никоим образом не соответствовал ее требованиям к кандидатам на долговременные отношения, ведущие к браку. И все же ее тянуло к нему физически и эмоционально больше, чем к любому другому мужчине, которого она когда-либо знала.

Бритни вздохнула, пытаясь избавиться от затопившего ее страха. Она должна добиться контроля прямо сейчас – или потерять его навсегда.

Она заставила себя улыбнуться.

– Не волнуйся. Я освобождаю тебя от пари.

Она сделала несколько шагов к центру палубы в поиске лифтов. Но Девин быстро схватил ее и остановил.

– А если я не хочу, чтобы ты меня освобождала? – спросил он, сузив глаза.

Бритни покачала головой.

– Все эти разговоры о практике просто глупы, Девин, – настаивала она. – Нам не стоило даже начинать эту игру. И пари было глупое. Я совсем не подумала. Мы не должны доводить его до неизбежно неловкого заключения.

– Неловкого? – Девин приподнял одну бровь. Бритни почувствовала, как порозовели ее щеки. Чем больше она говорила, тем больше смущалась.

– Чего ты боишься, Бритни? – спросил Девин.

– Я ничего не боюсь, – пылко отрезала она, пытаясь выдернуть у него свою руку.

– Нет, боишься, – настаивал он. – Вспомни совет своей собственной статьи! Не бояться доводить начатое до конца. – Он ждал, размышляя, не слишком ли далеко зашел, не поторопил ли события. Бритни смотрела на него потемневшими беззащитными глазами. – Я хочу, чтобы ты была абсолютно свободной и внутренне уверенной в себе и вела себя сообразно, – сказал Девин, испытывая облегчение от собственной правдивости.

Бритни отступила к поручням и снова стала смотреть на океан.

– Это так заметно? – спросила она так тихо, что Девину пришлось напрячься, чтобы расслышать ее слова, прежде чем бриз унес их в океан.

– Что так заметно? – Он придвинулся ближе. Бритни метнула на него обиженный взгляд.

– То, что, как бы я ни одевалась, какой бы макияж ни накладывала, что бы ни делала с волосами, внутри я все та же неловкая Бритни! – Вот. Она призналась наконец, какая она все-таки простушка. Бритни смотрела на Девина неотрывно, ожидая реакции на свои слова.

Бритни знала, что часть ее внутреннего беспокойства идет оттого, что ее тянет к Девину. Но часть колебаний и сомнений произрастает также и из ее неопытности.

Она никогда не замечала, чтобы Девина привлекали неопытные барышни, подпирающие стены в ожидании кавалера. Все женщины, с которыми она его видела в прошлом, были стильными, уравновешенными, самоуверенными. То есть обладали всеми теми качествами, которых нет у нее.

– Нет, Бритни, ты не права, – мягко сказал Девин. Его зеленые глаза были такими нежными… Он провел кончиками пальцев по ее щеке, снова опустил руку. – Ты переменилась. И это больше, чем внешность. Та Бритни, с которой я был знаком, не решилась бы даже на такое приключение – одной отправиться в круиз. Ты расправляешь крылья. Уверенность и целеустремленность в твоих глазах – вот настоящая перемена, а не твой внешний вид.

Горло ее сжалось от нахлынувших эмоций. Внимание и уважение, прозвучавшие в голосе Девина, окутали ее сердце теплом.

– У тебя просто не было возможности попрактиковать свою уверенность, – сказал Девин. – Ты берешь инициативу в свои руки, но не доводишь до конца. – Дважды он потерял ее уже на пороге поцелуя. После каждого раза он хотел ее еще больше. – Ты знаешь, чего хочешь. Но как только протягиваешь руку, чтобы взять это, убегаешь.

Он прав, вздохнула Бритни. Более прав, чем сам знает об этом. Она хотела Девина – и каждый раз, когда оказывалась рядом с ним, бросалась бежать в другую сторону.

– Думаю, я не очень уютно чувствую себя в мужском обществе. – Бритни повернула разговор в более безопасное обобщающее русло. Последнее, чего она хотела, – это чтобы Девин понял, что именно его она жаждет всем сердцем – не какого-то безымянного, безликого перспективного жениха, а его, Девина.

– Как раз в этом я определенно могу тебе помочь, – сказал Девин, легко улыбаясь. – Ты, конечно, знаешь, что Бобби устроил отдельный столик на двоих в обеденном зале?

Бритни закатила глаза.

– Не может быть!

– Так что я зайду за тобой перед обедом в семь сорок пять, – спокойно продолжил он.

– Не знаю… – протянула Бритни, повернувшись спиной к океану. Обед с Девином. Снова. После предыдущего, накануне ночью, она чуть не совершила ужасную ошибку. Она чуть не поцеловала его.

– Тебе надо есть, – напомнил он. – А обед в одиночестве в каюте не добавит тебе умения держать себя в обществе.

– А обед с тобой добавит? – ехидно спросила она. Девин пожал плечами.

– Считай это продолжением практики.

Он предложил ей это упражнение как удобный случай научить ее чувствовать себя комфортно рядом с мужчиной. Но надеялся, что к концу вечера она сумеет достаточно расслабиться, чтобы осознать, что между ними есть нечто реальное и необъяснимое – и могущественное.

Он сам еще не понял, каковы его чувства к Бритни. Настоятельная потребность быть рядом с ней, защитить ее, притянуть к себе и поцеловать так, будто не собирается больше отпускать, ошеломила его. Девин не знал до сих пор такого мощного влечения ни к одной женщине. Он знал только одно – что он хотел быть рядом с Бритни все время, что, когда она говорила о браке с другим мужчиной, ощущал угрозу его собственническому инстинкту, будто мог потерять драгоценность, которую не сможет найти снова.

Единственное, в чем он был абсолютно уверен, – что ему нужно больше времени, чтобы разобраться в происходящем в его голове и сердце. И он сделает все возможное, чтобы выиграть время, если даже придется тренировать Бритни в ее, как Бобби выразился, искусстве заарканить мужа.

– Я иду в каюту, – сказала Бритни, избегая прямого ответа. – Мне надо разобрать багаж. – Она чуть прикусила нижнюю губу. – Увидимся за обедом.

Девин заставил себя не следовать за ней. Он должен предоставить ей эту толику свободы. Он хотел, чтобы она желала его так же сильно, как он ее.

– Бритни? – позвал он.

– Что? – Она остановилась, оглянулась на Девина через плечо.

– Я все еще должен тебе поцелуй.

Без четверти восемь Бритни обнаружила Девина в коридоре у своей двери. На нем был темный костюм, четко обрисовывающий безупречные широкие мускулистые плечи. Белизна сорочки подчеркивала загорелое лицо и усиливала очарование улыбки и яркое сияние глаз.

Девин предложил Бритни руку жестом настолько подчеркнуто любезным, что отказаться было невозможно, и не забыл похвалить ее открытое обтягивающее платье. Она едва решилась оставить каюту, когда увидела в зеркале, каким глубоким был вырез, как сильно открывалась ложбинка между ее грудями.

Но потом Бритни вспомнила, с каким удовольствием выбирала именно это вишнево-красное платье, как приятно было прикосновение мягкой ткани к новому стройному телу. Вспомнила, как Алан настаивал, чтобы все ее наряды застегивались до самой шеи и ни в коем случае не подчеркивали талию. Он постоянно говорил, что стесняется несовершенства ее форм, и заставлял ее одеваться почти по-монашески, дабы скрывать фигуру.

Она иногда спрашивала Алана, почему он вообще захотел на ней жениться. Он всегда отвечал, что любит ее, но к тому времени она уже узнала, что именно он любит – иметь рядом человека, которого может свободно критиковать и контролировать.

– Ты просто шикарно выглядишь, – мягко сказал Девин, осторожно скользнув рукой по ее обнаженной спине, пока они двигались к лифтам в центральной части палубы.

Бритни улыбнулась сама себе, упиваясь лестью. Они остановились перед лифтами, ожидая, когда откроются двери. Девин прижал ее к себе.

– Я ужасно голодна. А ты? – спросила Бритни, охваченная робостью. Нежно-ласковое мужское внимание было так непривычно. Она не была уверена, как отвечать. Обед казался более безопасной темой.

– Да, – согласился Девин. – Я просто умираю от голода.

Но глаза его заставляли Бритни испытывать жар в крови. Она ощутила несказанное облегчение, когда открылись дверцы кабины, избавив ее от необходимости отвечать.

Когда они наконец оказались в столовом зале, метрдотель в белом фраке провел их к одному из покрытых скатертями и освещенных свечами столиков на двоих, расставленных вдоль стены огромной залы. Он объяснил, что это будет их постоянным местом на все время круиза. Девин обогнал метрдотеля, чтобы отодвинуть стул для Бритни. Она робко улыбнулась, а Девин опустился на стул напротив.

Стюард с картой вин появился немедленно. Быстро взглянув на предложенный выбор, Девин заказал бутылку шампанского, глядя на Бритни, пока говорил с официантом. Она кивком выразила свое одобрение, вспомнив, как разозлилась накануне ночью, когда он заказал вино и обед без согласования с ней. Сегодня Девин, очевидно, решил заставить ее чувствовать себя спокойно и непринужденно во всех отношениях.

Когда стюард отбыл исполнять заказ, Бритни повернулась к широким окнам, выходящим на темный океан. Она подозревала, что утром – когда солнце будет подниматься из воды – вид окажется совершенно изумительным, и поняла, что с нетерпением ждет завтрака. И очередной встречи с Девином.

Она удивлялась самой себе, легкости, с которой приняла сложившуюся ситуацию. Воинственное настроение исчезло бесследно. Ей не хотелось другого места за другим столиком, как раньше случилось с каютой. Без сомнения, Девину скоро наскучит нянчить младшую сестренку друга. И ей надо будет начать свою охоту на мужа.

Бритни нахмурилась, устремив в меню невидящий взгляд, и вдруг осознала, что поиски будущего супруга становятся тягостной обязанностью. Отмахнувшись от этой мысли, она напомнила себе, что исключительно ради поиска жениха и купила этот дорогой билет в круиз. В конце концов, цель этого обеда с Девином – научиться чувствовать и держать себя непринужденно в мужском обществе. Она не должна позволять себе забывать, что это только для практики.

Официант вернулся с шампанским. Когда он ушел, Бритни подняла свой бокал и полюбовалась светлой жидкостью в свете свечей, прежде чем попробовать игристый напиток.

Девин молча наблюдал за Бритни и думал, куда направились ее мысли. Она внезапно стала серьезной. Слишком серьезной.

– Ну, как у меня получается? – неожиданно спросила она.

Девин не сразу сообразил, о чем она говорит: он полностью забыл, что это ненастоящее свидание. Напоминание не слишком порадовало его.

– Ну? – подгоняла Бритни.

Глава 7

Девин через стол смотрел на Бритни, пытаясь подобрать слова для правдивого – и одновременно не угрожающего – ответа, а в голове у него проносились тысячи мыслей. Как у нее получается?

Он мог бы сказать, что она настолько хороша, что он уже начал считать вечер настоящим свиданием, а не практическим занятием. Но от этой идеи Девин быстро отказался. Бритни была еще не готова услышать такие слова. По крайней мере до тех пор, пока она твердо придерживалась своей цели найти жениха и пока его собственные мысли и сердце пребывали в состоянии полной сумятицы.

Он наконец вынужден был признаться самому себе, что Бритни совершенно потрясла его. Все его мысли в короткие периоды разлуки были заняты ее золотыми волосами и шелковистой кожей.

Больше ничто не казалось бесспорным, несомненным. Даже его преданность холостому образу жизни.

Что, если Бритни найдет человека, заинтересованного в серьезных длительных отношениях? Девин не был уверен, что сможет спокойно стоять рядом и смотреть, как она уходит из его жизни.

– Ты должен был оценить мои успехи, – прервала Бритни его размышления. – Так что же ты думаешь?

Мягкая незащищенность ее синих глаз тронула его сердце.

– Превосходно, – тихо сказал он и потянулся через стол, чтобы взять ее за руку. – Ты просто превосходна. – Он неохотно выпустил ее пальцы. – Но мне кажется, если ты думаешь об этом, значит, ты не полностью расслабилась. А это главное, правильно? Просто расслабься и наслаждайся. Забудь обо всем остальном. Просто хорошо проводи время.

Девин внезапно подумал, что ему было бы неплохо воспользоваться своим собственным советом. Расслабься и наслаждайся – таков был его девиз многие годы.

Но сейчас уже не казалось, что жить согласно этому девизу легко и просто. Бритни со своими матримониальными планами разрушила покой и простоту.

– О’кей, – уступила Бритни. – Обещаю расслабиться. – Она улыбнулась Девину. Глаза ее ярко сияли, разжигая пламя в его груди. – И я действительно наслаждаюсь, – тихо добавила она.

Бритни сама была изумлена, насколько она упивалась каждой минутой. Просто находиться в обществе Девина уже было удовольствием. Что из того, что это только практика? Все равно это происходит с ней на самом деле.

И происходит прямо сейчас, сегодня ночью. И неожиданно ей показалось, что лучше всего – последовать совету Девина и просто расслабиться и получать удовольствие. Она так работала последние месяцы, готовясь к этому путешествию, так сконцентрировалась на своей цели…

Может, слишком сильно сконцентрировалась, одернула она себя. Забыла о себе, о своем удовольствии…

Внезапно Бритни решила, что не будет отказывать себе в развлечениях и удовольствиях, пока находится с Девином. Получит максимум от каждой минуты, проведенной с ним, не беспокоясь о завтрашнем дне и поисках будущего супруга. Она с энтузиазмом обратила свое внимание на меню, смеялась с Девином над незнакомыми названиями, спорила, что лучше заказать.

После нескольких блюд – Бритни сама затруднилась бы пересчитать их, но наслаждалась ими без малейшего чувства вины, – она откинулась назад и, допивая остатки шампанского, улыбнулась Девину. Он протянул руку и накрыл ее ладонь, лежащую на скатерти.

– Спасибо, – сказал он.

Бритни смотрела на него, не уверенная, что он имеет в виду. Она должна благодарить его. Это Девин вел непринужденную беседу в течение всего обеда.

Он рассказывал ей о пляжном домике на Пальмовом острове неподалеку от Чарлстона, который недавно приобрел. Он заставил ее смеяться над историей о том, как пытался обновить дом постройки тридцатилетней давности. Проворно перевел разговор на ее новую работу, дав Бритни возможность свободно болтать на тему, которая вызывала у нее такой энтузиазм. Казалось, он ощутил, что работа генерировала чувство ее уверенности в себе, и ободрил, поддержал в ней эту уверенность. Алан никогда этого не делал…

– Спасибо за что? – спросила она.

– За то, что не ела, как птичка. Ненавижу женщин, которые жеманно кушают в присутствии мужчин. Я всегда представляю, как они возвращаются домой и набивают живот здоровенным пакетом чипсов, чтобы компенсировать то, что не доели за обедом.

Девин чуть усмехнулся, увидев, как она покраснела, и вспомнил, как скромно она приняла его комплименты по пути к обеденному залу. На самом деле тогда он сдерживал себя. Он сказал только, что она шикарно выглядит. Но не добавил, как пленило его мягкое сияние обнаженных плеч, как зрелище нежно обнимающих линий ее платья разожгло его кровь, как пленительный подъем ее груди из низкого выреза взволновал каждый нерв его тела.

Девин не сказал ничего из этого, но знал, что все оно здесь, в его голосе, в его сердце, когда смотрел на Бритни и говорил, как она красива. Ведя ее к обеду, он чувствовал, что его рука так правильно, так удобно лежит на ее талии. И она не протестовала, позволила ему это прикосновение.

И обед прошел легко и приятно, они будто предназначались друг для друга. Он сделал так, чтобы она была счастлива и беззаботна. Сознание этого согрело его.

– Хочешь сказать, я поросенок? – спросила Бритни.

Девин засмеялся:

– Нет, хочу сказать, что ты наконец расслабилась.

Действительно расслабилась, согласилась Бритни. Полностью. И это было изумительно.

– Было здорово, – искренне сказала она.

– Ты говоришь так, будто вечер уже заканчивается, – упрекнул ее Девин. – А ведь он только начался.

Бритни посмотрела на него выжидательно.

– Скажи мне, чем ты хочешь заняться, – предложил он. – Можно посмотреть комическое шоу. Поиграть в казино. Выпить и потанцевать в любом баре на любой палубе. – Он тепло и искушающе улыбнулся Бритни. – Или можно просто тихо прогуляться под луной, – мягко добавил он.

Бритни не стоило большого труда сделать выбор. Внезапно все развлечения, обещанные глянцевыми брошюрами, стали казаться утомительными и многолюдными.

Сегодня ночью она хотела быть только с ним…

– Думаю, прогулка – это просто замечательно, – улыбаясь, ответила Бритни.

Девин улыбнулся в ответ и поднялся, чтобы придержать ее стул. Они покинули обеденный зал, поднялись на лифте на одну из верхних открытых палуб. Девин тихо, без слов, взял Бритни за руку, сплел свои пальцы с ее. Она не спорила, не возражала.

Они молча походили несколько минут, наслаждаясь легким свежим бризом и красотой лунной дорожки на темной глади океана. Отдельные группки пассажиров прогуливались, другие лежали в шезлонгах и болтали.

Девин злился на отдыхающих, хотел, чтобы все вдруг исчезли. Он оглянулся и заметил, что самая верхняя палуба – солнечная – казалась совершенно пустынной и заброшенной. Он провел Бритни к ступенькам и, оказавшись на самом верху, убедился, что этот уровень действительно пуст.

Они неторопливо прошлись по всей палубе по направлению к корме, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть на воду где-то далеко внизу. Девин вскоре повернулся и стал наблюдать за Бритни, за ее спокойным, внимательным взглядом. Наконец она тоже посмотрела на него.

– Бритни?.. – тихо проговорил он.

Она все смотрела, а он не знал, как продолжить. Он хотел, чтобы она знала, что он все больше и больше влюбляется в нее.

И что никогда не был влюблен раньше, поэтому и не знает, настоящее ли это чувство. Только одно он знает точно – что-то властное схватило его сердце и не отпускает. И что это властное – она, Бритни.

На удивление, перспектива влюбиться в Бритни не казалась пугающей. Это казалось таким правильным, таким ошеломляющим.

– Что? – откликнулась она через минуту. Она ощутила, как ее ноги стали ватными под его взглядом. Она почти верила, что нравилась ему. И она чувствовала, что все внутри тает от раскаленного пламени его пристального взгляда.

– Я только хотел… – Девин замялся, засомневавшись, испугавшись не своих сердечных чувств, а реакции Бритни. Он не мог предложить ей брак. Не сейчас. Еще нет. Может быть, никогда. У него даже еще не было времени разобраться в путанице обуревавших его эмоций. Но он знал, как важен для нее был именно брак.

Все, что он мог честно сказать, это: “Мне кажется, я влюбился в тебя”. Этого было мало. И он знал это.

Девин тяжело глотнул, внезапно занервничав, и удивился, осознав природу своего беспокойства. Никогда раньше он не нервничал в присутствии женщины.

С другой стороны, ему казалось, что Бритни была способна заставить его чувствовать себя так, как ни одна другая женщина раньше. Возможно, и потом тоже.

– Я просто… – Он снова осекся.

– Девин? – Бритни начала волноваться, все ли в порядке. Это было на него совсем не похоже. Девин никогда не затруднялся в выборе слов. – Что-то не так? – спросила она.

– Нет. – Он быстро отверг это предположение. – Все прекрасно.

– Я знаю, это все так неловко, – сказала она. Его лицо стало каким-то пустым и невыразительным. – Знаешь, это свидание… Ты привык общаться с женщинами более…

– Более фальшивыми и более холодными, – резко прервал Девин. Он быстро освободил руку из ее руки и взял Бритни за подбородок. – Менее похожими на тебя.

Бритни смотрела на него снизу вверх, изучая игру теней и лунного света в его зеленых глазах. Его слова согрели ее.

– Я не знаю, что сказать, – кротко заметила она. Девин улыбнулся.

– Именно это так превосходно в тебе, – ответил он, выпустив ее подбородок, и провел пальцем по овалу ее лица и вниз по спадающим на плечи волосам. – Ты не делаешь вид, что всегда знаешь, что сказать или сделать. Ты настоящая – нежная и сладкая, а не твердая и холодная.

– Бессловесная и робкая – что, эти качества теперь считаются хорошими? – полушутя, полусерьезно спросила Бритни. Алан всегда считал ее неполноценной серой мышкой.

– Я вижу в тебе одни только хорошие черты, – нежно сказал Девин, осторожно накручивая на палец золотой локон и глядя ей прямо в глаза.

Он думал обо всех тех женщинах, с которыми встречался за эти годы. Он внезапно осознал, что все они были одинаковы – равнодушные стильные куклы. Тип женщин, которые не требовали ничего, кроме дорогого времяпрепровождения в городе и нескольких часов безразличной интимности.

Он стал, думал Девин, настоящим мастером не-отношений с женщинами. Но с Бритни, впервые начал подозревать он, всего несколько ночей не принесут полного удовлетворения.

Просто получай удовольствие, пытался убеждать он ее с той минуты, как встретил в Майами. И теперь сам уже не был уверен, что просто получать удовольствие – достаточно.

– Не меняйся очень сильно, Бритни, – попросил Девин.

– Что?

– Ты уже добилась замечательных перемен, – сказал он. – Твоя одежда, твоя внешность… – Он окинул оценивающим одобрительным взглядом ее платье. – Ты красива. И уверенность в себе, которой ты добилась, прекрасна. – Голос его стал серьезным. – Но не меняй того, что в твоем сердце.

Бритни улыбнулась, и Девин мягко провел рукой по нежной шее. Кожа была теплой и шелковистой на ощупь и призывала его к дальнейшим исследованиям, к радостям ощущения плоти Бритни под пальцами. Приглушенный цветочный аромат дразнил его обоняние, наполняя его неутолимой жаждой.

– Бритни?

Она смотрела на него вопросительно, широко открыв глаза. Девин осторожно скользнул ладонью вниз по спине. Внезапно и сильно притянул Бритни к себе и ощутил у своей прикрытой лишь тонкой белой сорочкой груди мягкое давление ее грудей под шелком платья.

– Я все еще должен тебе тот поцелуй, – внезапно охрипшим голосом произнес он.

На этот раз отступить было невозможно. Девин увидел в ее мерцающем взгляде желание, не уступающее по силе его, и наклонил голову, чтобы припасть губами к ее губам. Казалось, она чуть поколебалась, но после слегка приоткрыла рот. Их языки встретились сперва так нежно, так осторожно, знакомясь друг с другом, потом настойчиво переплелись. Он ощутил внезапную свободу ее движений, когда она наконец отбросила всякую сдержанность, не в силах противиться начавшемуся туру эротического вальса охватившей их страсти.

Когда Бритни уступила жадному поцелую Девина – и своему собственному неудержимому желанию вкусить то, чего так давно жаждала, – где-то глубоко внутри ее загорелось всепожирающее пламя. Его губы были нежными, но требовательными, одновременно беря и давая. Его руки двигались по ее спине, будя нестерпимую бурю вожделения везде, где только ни прикасались.

Она прекрасно знала, что хочет от Девина больше, чем просто поцелуй. Она мечтала о его пальцах, ласкающих кожу и ведущих ее к ликующим высотам страсти, как в ее снах.

Девин оставил ее рот, и Бритни застонала в разочаровании утраты. Секундой позже застонала снова, но уже от наслаждения, когда его губы нашли тропинку вниз по ее шее к дивной ямке на горле, и ниже, еще ниже. Откинув голову, отдавая себя в сильные мужские руки, она упивалась божественной лаской его языка, двигавшегося вниз к нежной выемке между ее грудей, и снова вверх, к губам.

Спустя долгое-долгое головокружительное время их губы разъединились, и Бритни положила голову Девину на грудь. Ее сердце неистово колотилось, и сквозь тонкую ткань рубашки она услышала, как бьется его сердце – в том же ритме, что и ее.

Бритни открыла глаза и пристально заглянула в его, потемневшие от желания. Ее учащенное дыхание перекрывало бешеный ритм сердцебиения. Девин поднял руку и провел пальцем по нежной линии ее щеки.

Все ее так долго скрываемые желания и мечтания, все эмоции вырвались наружу из тесного плена ее сознания от нежнейшего благоговения его прикосновений. В это мгновение она поняла, что уже даже не помнит, когда именно влюбилась в Девина.

Одно она знала точно – это произошло не вчера и не сегодня. Она любила его, еще когда была ребенком и увязывалась следом за старшим братом и его лучшим другом. Лучшим другом, который всегда находил время поговорить с одинокой девчушкой и заботился, чтобы вовлечь ее в их занятия, разговоры и развлечения.

Погружаясь в пучины теплого взгляда Девина, она думала, было ли время, когда она не любила его. И разлюбит ли когда-нибудь.

Если только ей захочется разлюбить Девина.

Крепко обхватив его обеими руками, Бритни снова прижалась, приникла к нему всем телом. Тепло и сила прикосновения мускулистого торса послали осязаемые импульсы, заметавшиеся в ее голове и заставившие ее пульс участиться еще больше.

– Девин, – прошептала она, подняв лицо. – Поцелуй меня еще. – Бритни провела рукой по его густым волосам, зарылась в них пальцами, притягивая его к себе, приглашая, призывая наклониться еще раз к ее губам, снова поцеловать ее.

Остановившись всего в дюйме от ее лица, овевая теплым дыханием ее губы, он внимательно посмотрел ей в глаза и наконец спросил:

– Это ведь больше не практика, да, Бритни?

Ему внезапно потребовалось подтверждение, что она понимает, что они делают, и что она хочет именно его, а не воображаемого жениха.

Сам Девин знал, что хочет Бритни. Поцелуи под луной под тихий аккомпанемент океана не могли его удовлетворить. Он хотел держать ее, трогать ее, показать, какие эмоции она распалила в нем. У него болели вены от той силы, с какой пульсировала в них кровь от жажды обладать Бритни – самым откровенным образом, в самом прямом, физическом смысле этого слова.

Бритни ошеломленно посмотрела на Девина, пораженная его вопросом. Слово “практика” звучало и отдавалось в ее мозгу. Как она могла забыть?

И тут же на нее нахлынуло воспоминание о той вечеринке в колледже, когда она бросилась в его объятия. Так это только практика… На самом деле он не хочет ее…

– Бритни? – нежно спросил Девин, протягивая к ней руку. Она поспешно отступила, не желая его прикосновения. Или его жалости.

– Нет, – прошептала она. Сердце ее неистово трепетало в смущении и замешательстве. – Это… Мы не должны… – Ее глаза молниеносно метнулись к его лицу и мельком отметили выражение заботы, прежде чем она повернулась и бросилась к трапу. Бритни уже однажды видела это выражение, когда поцеловала Девина восемь лет назад. Он смотрел на нее так, будто она внезапно по потеряла рассудок.

“Что он должен подумать теперь?” – метались в ее голове отчаянные мысли, пока она мчалась к лифтам. Он поцеловал ее просто так, это было как бы частью их “свидания”. Она же попыталась превратить этот поцелуй в то, чем он никогда не сможет быть. Она снова поцеловала его. И жаждала даже большего. Расплавленная лава желания медленно переливалась в самом низу ее живота, напоминая, чего именно она хотела.

Шумная группа стояла у лифтов, ожидая прибытия свободной кабины. Бритни оглянулась и, увидев догоняющего ее Девина, бросилась к лестнице. Она мчалась по ступенькам, пока не оказалась на своей палубе.

Бритни уже достала свой электронный ключ и поднесла его к замку, когда Девин наконец догнал ее.

– Бритни, стой! – Он схватил ее за руку, не давая открыть дверь.

Выдернув руку, как будто он обжег ее, Бритни яростно сверкнула глазами.

– Нет, Девин, это ты остановись, – сказала она, успешно пряча смущение под холодным гневом. Коридор был пуст, все пассажиры весело проводили время на верхних палубах.

– Нам надо поговорить. – Он должен был знать, почему она вдруг отстранилась, почему убежала от него. В какое-то мгновение показалось, что Бритни наконец окончательно ему принадлежит. В следующий миг она умчалась прочь.

– Нет! – Она пылко тряхнула головой. – Это конец, Девин. Конец. Никаких игр больше. Никакой “практики”.

– Практики? – Девин уставился на нее, сдвинув брови. – Ты действительно полагаешь, что то, что произошло между нами, имеет какое-то отношение к “практике”?

– Тогда что это было? – спросила Бритни. Любовь? Девин еще не был настолько уверен в своих эмоциях, чтобы озвучить это слово.

– Я не знаю, – сказал он. – Но только не практика. – Он вздохнул, не в состоянии истолковать загадочную путаницу чувств, разбуженных ею. – Это касалось тебя и меня, Бритни, – попробовал объяснить он. – Я никогда не испытывал ничего подобного. Это было…

– Это была игра! – закричала Бритни. Слезы навернулись ей на глаза, и она вслепую открыла дверь каюты.

Уже переступив порог, она вдруг замерла, почувствовав на плече руку Девина.

– Бритни, это не игра.

Она с трудом глотнула. Она не позволит ему приблизиться к ней. Он только причиняет ей боль. Девин – заклятый холостяк.

Она отправилась в это путешествие, чтобы найти серьезные отношения. И если был хоть малейший шанс, что это может случиться, она должна прекратить эту игру – а она не могла думать об этом по-другому, зная, что Девин не относится к ней серьезно. И она должна прекратить ее сейчас. Пока еще были силы сделать это.

– Пожалуйста, оставь меня в покое, – прошептала Бритни, не поворачивая головы. Она подождала, он не двинулся. – Что я должна сказать, чтобы заставить тебя понять – мне надо немного свободного пространства в этом круизе, чтобы продолжать заниматься моими планами? – Холодная бравада этих слов вызвала у нее самой приступ тошноты. Ее желудок конвульсивно сжался, колени подкосились, а на лбу выступили капли пота.

– Посмотри на меня и скажи, чтобы я ушел.

Бритни заморгала, стараясь загнать обратно выступившие на глазах слезы. Глубоко вдохнув, она заставила себя повернуться и посмотреть в лицо Девина.

– Пожалуйста, оставь меня одну, – повторила она, придав своему голосу фальшивую силу.

После бесконечно долгой минуты он повернулся и ушел.

Неясный утренний свет пробился сквозь неплотно закрытые занавеси на широком окне каюты. Бритни открыла глаза. Где-то внутри ее отвратительно вздымался желудок. Огромные волны подступающей тошноты вытеснили все остальные чувства.

Она вытянула одну ногу, потом встала, чтобы упасть обратно на матрас. Попытавшись снова, она поставила на ковер обе ноги и сползла с кровати, превратившись в неопрятную кучу на полу.

Прижав руки к вискам, Бритни слабо подумала, что же с ней не в порядке. Потом вспомнила вчерашний вечер, обед, шампанское. Поцелуи.

Потом вспомнила слова, которые сказала Девину на пороге ее комнаты. Бритни была благодарна, что настолько отвратительно себя чувствует, что даже не ощущает ужасного чувства вины за этот эпизод, которое непременно появится, когда она снова станет самой собой.

Она еще раз попыталась встать, с тем же успехом снова соскользнув на пол. Смутно подумала, не шампанское ли виной ее болезненному состоянию. Может, у нее просто похмелье? Но она не помнила, чтобы пила за обедом так много. Но зато это могло бы легко объяснить ее дальнейшее поведение, подумала она, вспоминая ужасную сцену на Солнечной палубе.

Спустя двадцать минут Бритни дотянулась до края кровати и поднялась на колени, потом снова повалилась на матрас. От этих усилий снова подкатила к горлу тошнота, заставив ее зажать ладонями рот.

Она тихо лежала, пока не прошли неприятные симптомы, и думала, что самое лучшее сейчас – это не двигаться. Закрыв глаза, позволила сну окутать ее своим одеялам в надежде на исцеление.

Бритни снова открыла глаза, когда яркое карибское солнце уже сияло в каюте, а в дверь настойчиво стучали. Она попыталась встать и немедленно поняла, что самочувствие ее нисколько не улучшилось. Приступ тошноты снова швырнул ее на матрас.

– Бритни? Бритни? Ты здесь?

Девин. Внезапно исчезла вся неловкость по поводу вчерашнего инцидента. Ей нужна помощь. И как ни странно, несмотря ни на что, голос Девина нес комфорт и утешение.

Она облизнула пересохшие губы, пытаясь заговорить.

– Бритни!

Девин постучал еще сильнее.

– Я здесь, – отозвалась она слабым голосом. – Мне нужна твоя помощь. Мне плохо. Девин, пожалуйста…

– Бритни!

– Я здесь…

Не уверенная, слышал ли он ее, Бритни заставила себя подняться, призвав на помощь все оставшиеся силы. Колени опасно дрожали. Ухватившись за край бюро, потом за стену, Бритни пыталась добраться до двери.

Она упала посреди каюты. В коридоре царила тишина, и Бритни поняла, что Девин ушел. На глазах вскипели горячие слезы и покатились вниз по лицу. Свернувшись клубочком на ковре, она спрятала лицо в ладонях и заплакала.

Сквозь плотный туман тошноты и слез пробилось мягкое шуршание, доносящееся откуда-то от двери. Бритни с трудом открыла глаза и посмотрела вверх. Прямо над ней стояли Девин и Джозеф.

– Бритни? – Девин бросился к ней и опустился возле нее на колени. – Что случилось? – Когда она не появилась к завтраку, он было решил, что она избегает его. Он продолжал искать ее по всему кораблю до тех пор, пока не понял, что ее нигде нет, и тогда пришел проверить, что с ней. К счастью, он быстро нашел стюарда, чтобы открыть дверь ее каюты, когда услышал слабый призыв о помощи.

– Не знаю, что со мной, – прошептала Бритни. Смущение, которое раньше только слегка напоминало о себе, сейчас, когда она оказалась лицом к лицу с Девином, вернулось с мстительной силой. Она провела пальцами по щекам, смахнув слезы. – Я плохо себя чувствую. – Она посмотрела в сторону, на стену, не в состоянии встретить его обеспокоенный взгляд.

Девин прикоснулся к ее щекам, мягко проведя рукой по нежной коже, и откинул волосы с ее лба.

– Ты не горячая, – сказал он. Бритни всхлипнула.

– Наверное, у меня похмелье. Никогда не знала, что это может быть так ужасно, – проговорила она надтреснутым голосом.

– Ты не так много выпила, Бритни, – ответил ей Девин. В его словах сквозили глубокая забота и волнение.

– У леди не похмелье, – тихо, но с видом глубокой уверенности в своих словах вторгся в их разговор стюард. – У леди морская болезнь.

Девин взглянул на Джозефа, потом снова повернулся к Бритни.

– Бритни?

Она посмотрела на него.

– У тебя когда-нибудь раньше была морская болезнь?

– Нет, – ответила она, снова облизывая пересохшие губы. – Но я никогда раньше не плавала на теплоходе. Я думала, что на океаническом лайнере нельзя заболеть морской болезнью.

Джозеф фыркнул.

– Я постоянно вижу больных пассажиров, – поведал он, потом кивнул Девину. – Доктор палубой ниже. Он может сделать укол, и все будет хорошо.

– Укол? – У Бритни от испуга расширились глаза и прорезался голос.

– Вы хотите выздороветь сегодня или завтра? – Джозеф пожал плечами. – Если завтра, то он просто даст несколько таблеток.

После этих слов Бритни снова свернулась клубком, борясь с новым приступом тошноты. Она услышала, как Девин поблагодарил стюарда, потом послышался мягкий звук закрывающейся двери, и ощутила прикосновение Девина к своим волосам. Его руки двигались с нежной заботой, осторожно лаская ее затылок.

– Бритни? – прошептал он. – Мы должны доставить тебя вниз, к доктору.

– Я не могу идти, – еле проговорила она.

Девин мягко надавил рукой ей на плечо, разворачивая ее к себе.

– Я помогу.

Она хлюпнула носом. Слезы снова навернулись на глаза.

– Я не хочу, чтобы ты был вынужден…

– Я хочу, – твердо ответил Девин. Казалось, это был единственный шанс, чтобы она позволила ему оставаться рядом. Он не собирался его упускать.

Боль, испытанная накануне, после того, как она отвергла его, открыла наконец ему глаза на истинную правду его чувств. Он любил Бритни – и не ради ее сексуальных нарядов и волнующих изгибов, хотя они и сыграли первоначально немалую роль. Нет, он влюбился в ее смелость и целеустремленность, горящие в глазах, и в неудержимую веру в любовь, которую не смогло разрушить неудавшееся замужество.

Он полюбил ее за то, что она заставила его поверить в любовь.

Она всколыхнула целую волну эмоций, нежно обнявших его сердце. Ему только надо убедить Бритни в искренности этих чувств.

– В первую очередь мы должны одеть тебя.

От изумления рот ее приоткрылся: она совершенно забыла, что на ней была лишь футболка с логотипом “Чарлстон Сполето Фестиваль”, едва прикрывавшая бедра. Взглянув вниз, она заметила кружевной краешек своих трусиков, торчащий из-под футболки. Она была так подавлена накануне вечером, что не стала даже переодеваться в неглиже. Огромная мягкая рубашка показалась таким утешением…

Бритни попыталась резко сесть, чтобы спасти остатки скромности, а Девин едва успел подхватить ее, когда она стала заваливаться назад.

Его живые изумрудные глаза встретились с ее, и сердце Бритни тяжело забилось в груди. Она уже не знала источника своего головокружения – была ли это морская болезнь или нежная теплота его взгляда.

– У тебя есть шорты? – спросил он.

– Я… в шкафу, – пролепетала Бритни дрожащим голосом.

Девин осторожно опустил ее на пол и повернулся в поисках одежды. Она смотрела, как он роется в ящиках, и мысленно составляла список вещей, к которым он прикасался, – кружевные трусики, прозрачные лифчики, шелковистые комбинации, газовые ночные рубашки, которые она купила для ублажения Мистера Совершенство.

Как же ей хотелось, чтобы этим мужчиной был Девин. Но он был заклятым врагом супружества и к тому же смотрел на нее как на сестру.

– Ага, вот и они, – сказал Девин, доставая синие джинсовые шорты. – Эти подойдут?

Бритни кивнула. Девин передал ей одежду и с нетерпением стал ждать.

– Отвернись! – потребовала Бритни. Девин засмеялся и подчинился.

– Больна, чуть не при смерти, а все боится, что я увижу, как она надевает штаны, – пробормотал он.

Бритни с трудом натягивала шорты, лежа на полу и борясь с постоянно накатывающими волнами тошноты.

– Готово, – сказала она Девину, справившись с одеванием.

Девин повернулся, легко подхватил ее на руки и направился к двери.

– Почему это я все время ношу тебя на руках? – весело поинтересовался он.

– Я проклята, – сказала Бритни, мимоходом заметив свое отражение в зеркале. Без макияжа, с растрепанными волосами, в мятой футболке и джинсовых шортах.

Неудивительно, что Девин рассмеялся на ее требование отвернуться. Ни один мужчина в здравом рассудке не счел бы ее привлекательной.

– Я ужасно выгляжу, – не удержалась она от комментария, прижимаясь к его плечу лицом.

Девин приостановился, чтобы закрыть дверь. Коридор был пуст и безмолвен, за исключением безжалостного гула корабельных двигателей. В течение нескольких секунд он молча стоял и созерцал Бритни.

– Ты красавица, – честно сказал он.

– Спасибо, – саркастически отозвалась Бритни. – Теперь я буду знать, как относиться к твоим комплиментам.

– Нет, правда, – настаивал Девин. Голос его был мягок, глаза сияли нежностью. – Ты красивая, Бритни. С макияжем или без, в модных нарядах или без них.

Бритни с трудом глотнула, повернула голову и встретилась взглядом с Девином. Его глаза казались необычайно серьезными, и был в них едва уловимый намек на какую-то трогательную уязвимость. Она вдруг ощутила искренность его слов.

– Девин?

– Что?

Она хотела сказать, как благодарна ему за замечательные слова, как жалеет обо всем, что наговорила ему накануне ночью. И как удивительно, что после всех ее слов он все еще достаточно заботился о ней, чтобы проверить, все ли с ней хорошо.

Но больше всего она жаждала сказать ему, что любит его.

– Мне, кажется, сейчас будет нехорошо.

Это было все, что Бритни заставила себя произнести вслух.

Девин смотрел на нее потемневшими от беспокойства глазами. Бритни прижала ладонь к губам и почувствовала, как дрожат ее пальцы.

– Все в порядке, – сказала она спустя минуту, когда тошнота немного отступила.

– Уверена?

Она кивнула и снова опустила глаза. Девин пошел вниз по коридору, крепко прижимая ее к себе. Добравшись до лифтов, нажал кнопку и стал терпеливо ждать.

Бритни не поднимала глаз, удивляясь, могла ли она предстать перед ним в худшем свете. Сомнительно.

И все же он назвал ее красивой.

Она решила не очень-то рассчитывать на искренность комплимента. Девин вел себя, как и подобает доброму другу – лучшему другу ее брата.

Дверцы лифта мягко распахнулись, и Девин зашел внутрь, прижимая Бритни к себе еще теснее в ограниченном пространстве кабины. Он думал о том, как хорошо она вписалась в его объятие. Как правильно.

Девин заметил задумчивое выражение, с которым Бритни созерцала стены. Как бы он ни радовался, что не послушал ее приказа оставить ее одну, тем не менее он знал, что как только она оправится от приступа морской болезни, то снова прикажет ему убираться.

У него было не много времени, чтобы убедить ее дать ему еще один шанс. Он должен сделать максимум сейчас, пока он рядом с ней, решил Девин. Но как?

Глава 8

– Может, сейчас только немного чая со льдом, – сказала Девину Бритни, усаживаясь за один из столиков, где накануне они ели ленч. – Я попозже что-нибудь съем. Спасибо… за все, – добавила она с легким смущением, думая о сегодняшнем “звездном” утре, о своей болезненной беспомощности.

– Не за что, – пожал плечами Девин. Он изучал ее с неожиданно серьезным выражением лица. – Эй, – сказал он, протянув руку и коснувшись ее плеча, – я рад, что оказался рядом.

Бритни смутилась.

– Я… Я тоже рада, что ты был рядом, – призналась она. Девин улыбнулся.

Она сидела и смотрела, как он шел к буфету, осаждаемому многолюдной толпой. На нем была футболка и шорты цвета хаки, подчеркивающие узкие бедра. Рядом с ним она чувствовала себя разодетой в своем розовом платье с глубоким вырезом.

Но после такого утра Бритни просто необходимо было выглядеть наилучшим образом. Следя за Девином, она размышляла над тем вниманием, которое он уделял ей с того момента, как обнаружил ее больную и в полном одиночестве.

Ее удивило уже то, что он вообще побеспокоился заглянуть к ней после ее поведения предыдущей ночью. Но он побеспокоился. И с тех пор он стал олицетворением душевной доброты и внимания, проводил ее к корабельному доктору и обратно. Врач подтвердил диагноз стюарда “морская болезнь” и дал таблетки для приема в течение всего вояжа. А укол так просто сотворил чудеса с тошнотой и головокружением!

Отдохнув несколько часов в каюте, Бритни наконец почувствовала себя в силах встретиться с внешним миром. Девин, конечно, был рядом, ожидая, когда сможет сопроводить ее в буфет.

Братская забота, сказала себе Бритни. Другого объяснения здесь быть не может. Она больше не позволит себе забыть истинную природу их отношений.

У нее не было решительно никаких причин верить, что он заинтересован в ней каким-либо другим образом. Насколько она знала, Девин никогда не относился серьезно ни к одной женщине.

Но прошлой ночью она на несколько затуманивающих разум мгновений забыла, что он самый убежденный из всех убежденных холостяков на свете. К счастью, казалось, что он тоже, как и Бритни, готов сделать вид, будто эпизода на Солнечной палубе не было вовсе.

– Привет!

Бритни удивленно взглянула вверх. Ее глаза встретились с глазами высокого загорелого блондина с вытянутым лицом. Красив, но немного слащав, решила она.

– Вы кажетесь одинокой, – сообщил он.

Она почувствовала себя неловко под его придирчивым взглядом, но напомнила себе, что находится здесь, на борту, именно с целью знакомства с представителями сильной половины рода человеческого.

– Меня зовут Пол, Пол Томпсон, – сказал он, протянув руку. Бритни пожала ее и тоже представилась в ответ. – Не возражаете, если я присяду? – спросил он. – Или вы здесь не одна?

Бритни быстро взглянула в сторону Девина, который еще стоял у буфетного стола. Есть ли лучший способ дать ему понять, что его братская забота больше не нужна, мрачно подумала она.

– Нет-нет, – сказала она. – Я сижу с другом, но он не будет возражать. Он просто друг, – подчеркнула она скорее для себя, чем для Пола.

Пол уселся и немедленно начал длительное описание своей жизни в Алабаме, работы инвестиционного аналитика и даже своей собаки Банни. Бритни попыталась скрыть облегчение, когда Девин вернулся с тарелкой и двумя стаканами чая со льдом.

Бритни представила обоих мужчин, и они опасливо оглядели друг друга. Девин быстро вызвал Пола на откровенность – не самая трудная задача, – и Бритни снова услышала подробности, касающиеся собаки.

– Невероятно! – воскликнул Девин, когда Пол закончил описание способностей Банни различать телерекламу собачьей еды, приветствуя свои любимые марки громким лаем и немедленным интересом к своей миске. – Разве это не замечательно? – Он взглянул на Бритни.

Она намеренно смотрела в сторону, отказываясь вступать в беседу без слов, к которой приглашал искрящийся в зеленых глазах смех. Она не собиралась насмехаться над Полом, особенно вместе с Девином.

– Не хотите ли пойти со мной сегодня вечером на танцы? – спросил Пол Бритни.

Но Девин вмешался прежде, чем она смогла ответить.

– После того, как ты чувствовала себя утром? – спросил он Бритни. Потом повернулся к Полу. – Вы не поверите, какой у нее был жуткий приступ морской болезни, – пояснил он.

Пол взглянул на нее с беспокойством.

– Это напомнило мне то время, когда мы были детьми и впервые в нашей жизни попробовали курить за кустами. – Девин ухмыльнулся, игнорируя огненный взгляд Бритни. – Тогда она тоже рассталась со своим завтраком, – продолжил он, потом вдруг нахмурился. – Кстати, я вдруг подумал, собаки тоже могут вызывать у нее такую же реакцию. Она сказала вам, что у нее аллергия на собак?

Пол поднялся.

– Правда? – вопросительно посмотрел он на Бритни. Она не ответила на этот взгляд. Она была занята тем, что метала гневные молнии в Девина. – Ну хорошо, – услышала она голос Пола, – мы еше увидимся, наверное. – И он исчез в один момент.

– Почему ты это сделал? – возмутилась она, как только Пол удалился.

– Сделал что?

– Ты намеренно вынудил его уйти!

– Правда?

– Девин! – Бритни еле сдерживала ярость. – Ты же знаешь, что у меня нет никакой аллергии на собак…

– Я не слышал, чтобы ты поправила меня, – вставил он.

– Это не важно, – сказала Бритни. – Ты не имеешь никакого права прогонять мужчин, с которыми я беседую.

– Он тебе не подходит, – спокойно ответил Девин. – Он полностью поглощен собой. – К счастью, подумал Девин, у него был бросающийся в глаза порок. Иначе пришлось бы что-нибудь придумать.

Он уже мог честно признаться самому себе, что в его глазах ни один мужчина не будет ей подходить. Правда была такова, что он хотел Бритни только для себя.

Один вид Пола, окидывающего Бритни оценивающим взглядом, довел его до состояния бурлящей ревности.

– Я думала, ты все же отказался от мысли отсеивать моих кандидатов, – холодно заявила Бритни, избегая обсуждения с Девином его описания Пола как “полностью поглощенного собой”. Это было абсолютной правдой, и она знала это. Пол напомнил ей Алана, интересующегося исключительно собой.

Не то что Девин, который с удовольствием выслушивал ее болтовню по поводу работы во время вчерашнего обеда, вспомнила вдруг Бритни и чуть задумалась. Но быстро встряхнулась.

– Я не отсеивал твоих мужчин, – возразил Девин.

– А что же ты делал? Я-то думала, почему это ты так волновался обо мне сегодня утром, после вчерашней ночи… – Она смущенно замолчала. – А ты хотел удостовериться, что не потерял меня из виду. Ты, может статься, думал, что я сбежала с незнакомцем и выскочила замуж? Вы с Бобби – два сапога пара. – Бритни сама услышала горечь в своем голосе, но не смогла подавить ее. Девин был лучшим другом Бобби, а она – младшей сестренкой Бобби. Похоже, оба они считали, что ей нужна нянька.

– Мое утреннее беспокойство о тебе не имеет отношения к твоему брату, никакого! – настаивал Девин.

– Ты так уверен? – спросила Бритни, подавшись вперед и глядя ему прямо в глаза. – В Майами я спрашивала тебя, действительно ли Бобби послал тебя шпионить за мной, и ты сказал – нет. Но очень похоже…

– Я не провел с тобой ни одной минуты ради Бобби, – честно заявил Девин. Он прекрасно знал искренность этого заявления. С той секунды, как он увидел Бритни в Майами, он забыл о своих обязательствах по отношению к ее брату. Он находился с Бритни только ради самого себя.

Он проигнорировал крошечный укол совести, напоминавшей, что он не сказал всей правды: Бобби все же послал его именно с целью удержать Бритни от близкого знакомства с неподходящим мужчиной.

Но сейчас, когда он добивался Бритни для себя, эта сделка с Бобби казалась совершенно неуместной.

– Докажи, – потребовала Бритни, откинувшись на спинку стула и глядя прямо на Девина. Хоть она и знала, что Девин прав насчет того, что Пол – неподходящий для нее мужчина, но с не меньшей уверенностью она знала, что и сам Девин тоже не станет для нее таким мужчиной. И пока она находится рядом с Девином, у нее нет шансов забыть его и узнать, существует ли вообще этот особый, созданный именно для нее человек.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Девин с внезапным беспокойством.

– Сделай то, о чем я просила тебя вчера ночью, – медленно проговорила Бритни, проталкивая эти слова сквозь застрявший в горле ком. Она знала, что должна сделать, и была намерена совершить это. – То, о чем я прошу тебя с самого Майами. Оставь меня одну.

Странная это вещь – просить людей что-то для тебя сделать, угрюмо размышляла Бритни, вертя в руках бокал с пивом, которое она заказала, придя в ночной клуб “Косу-мель”. Иногда они выполняют твою просьбу.

А потом ты понимаешь, что вовсе этого не хочешь.

Она не видела Девина с тех пор, как попросила его оставить ее в покое накануне днем. И она скучала по нему, терзалась неотступным желанием.

И не помогло даже погружение в бурную корабельную ночную жизнь. Бритни посетила семь ночных клубов, разодетая в шикарное черное платье, ради которого не жалко было и умереть и за которое она заплатила целое состояние в одном из бутиков в центре Чарлстона. В каждом клубе мужчины приглашали ее потанцевать, но она всем отказала и в конце концов вернулась к себе одна.

Бритни заказала сандвич в каюту и провела остаток ночи, уставясь в телевизор, показывающий, как развлекались в свое удовольствие остальные пассажиры. Чего ей сделать не удалось.

Она пыталась сказать себе, что смотрела местный корабельный канал не потому, что надеялась заметить Девина. Но это было именно так, и она это знала.

И то, что она не увидела, как он танцует ночь напролет с кем-то еще, не принесло облегчения. Она продолжала тосковать.

Судно причалило к Косумелю – единственному из Карибских островов, принадлежащих Мексике, – рано утром, и Бритни заставила себя пройтись по магазинам, позагорать и поплавать с маской и трубкой – в общем, сделать вид, что наслаждается отдыхом. Одна. Но все ее мысли были поглощены Девином.

Джозеф рассказал ей о самом популярном среди круизной публики ночном клубе. Самым волнующим событием на настоящий момент явилась покупка фирменной футболки.

И мысли о Девине.

Все вокруг Бритни танцевали, пили, смеялись. И она бы тоже могла, упрекнула она себя.

Но заставить себя проявить интерес к кому-нибудь, кроме Девина, пока оставалось непосильной задачей. Как же она ошибалась, полагая, что что-нибудь изменится, если удалить его из поля зрения. Девин жил в ее сердце – дольше, чем она даже догадывалась до недавнего времени. И могла она его видеть или нет – не имело ни малейшего значения.

Она любила его.

Отпив глоток противно-тепловатого пива, Бритни решительно огляделась по сторонам. Пора прекратить эту глупость. Она норовила разрушить все свои планы, весь круиз ради любви, которая никогда не будет взаимной.

– Эй, красавица! Вы здесь одна? – раздался голос у нее над ухом. Бритни обернулась и увидела высокого темноволосого мужчину со смеющимися карими глазами.

Она кивнула, пытаясь казаться дружелюбной. Она напомнила себе, что отправилась в круиз, чтобы познакомиться с людьми.

– Я – Мак.

– Бритни, – автоматически ответила она.

– Хотите потанцевать? – спросил Мак.

Она хотела ответить “да”. Ей было необходимо сказать “да”, ощутить прикосновение других рук. Быть может, это поможет стереть образ Девина из ее памяти и из ее сердца.

Она ответила “нет”.

Сегодня она обязательно с кем-нибудь потанцует, обещала себе Бритни, стоя у стойки бара одного из ночных клубов. Она внимательно оглядела заведение, напомнив себе о необходимости установления контакта глазами, как советовала ее статья.

Пальцы ее нервно поглаживали ножку винного бокала. Она не видела ни одного человека, с которым хотелось бы установить контакт.

“Где же Девин?” – подумала она вместо этого. Бритни все еще ни разу не видела его с того послеполуденного посещения буфета два дня назад. Пока лайнер неторопливо шел по направлению к Большому Кайману, их следующей остановке, Бритни размышляла, не нашел ли уж Девин партнершу, чтобы весело проводить время. Утонченную, гладкую представительницу образцового типа. Его типа.

“Ты превосходна – настоящая и сладостная”, – вспомнила она слова Девииа, произнесенные им на Солнечной палубе.

Бритни стряхнула воспоминание и напомнила себе, что события той ночи, включая поцелуи, были просто игрой. Он не придавал этому никакого значения.

И совершенно очевидно, что он полностью забыл о ней. Тот факт, что она сама приказала ему оставить ее в одиночестве, не приносил никакого утешения. И разрастающаяся депрессия постепенно вкралась в ее сознание.

Ничто в этом путешествии не складывалось так, как рассчитывала Бритни.

Может быть, вернувшись домой, она напишет для “Современной южанки” статью об этом своем опыте. Она озаглавит ее “Как саботировать свою личную жизнь: влюбиться в мужчину без надежды на взаимность”.

Бритни нахмурилась, вздохнула и решила, что пришло самое время покинуть клуб. Она поставила на стойку бокал. Она не сделала ни одного глотка.

– Хотите потанцевать? – раздался голос над самым ее ухом. Бритни обернулась и оказалась лицом к лицу с темноглазым мужчиной, которого встретила в ночном клубе на Косумеле. Мак.

– Я… – Бритни остановилась, осознав, что собиралась отказаться – а ведь она пообещала себе потанцевать сегодня ночью. Она должна попытаться. – О’кей, – равнодушно согласилась она.

Мак взял ее за руку и повел под вращающиеся огни танцевального зала. Из динамиков полилась медленная мелодия, и он притянул ее к себе.

Бритни закрыла глаза и отдалась ритму музыки. Она воображала, что танцует с Девином, что это он прижимает ее к себе, так близко, так нежно…

Она открыла глаза и взглянула прямо в темные глаза Мака. Ее захлестнуло холодное чувство опустошенности.

– Извините, – прошептала Бритни и убрала руки с его плеч. – Я должна вернуться в каюту. – Она поняла, что ни за что, никакими силами не может заставить себя продолжать танец.

Она не может танцевать ни с кем.

Ни с кем, кроме Девина. От этой мысли внутри образовалась пустота.

Она двинулась по направлению к дверям, но Мак остановил ее, удержав за руку.

– Вы уверены? – спросил он.

– Да, уверена. – Бритни безуспешно пыталась освободить руку.

– Тогда позвольте проводить вас до каюты, – сказал Мак.

– О, это не обязательно, – запротестовала она.

– Не будьте же такой неприветливой, – укорил он. – Вы можете обидеть меня.

Бритни заколебалась. Настойчивость в глазах мужчины заставила ее задуматься, не устроит ли он сцену, если она откажется.

Это только прогулка, на публике, до дверей ее каюты, сказала она себе.

– Хорошо, – согласилась она и обрадовалась, что Мак отпустил ее руку и последовал за ней, держась на расстоянии шага у нее за спиной.

Бритни вышла из клуба и бодрым шагом направилась прямо к лифтам. Нажав кнопку “вниз”, она осторожно оглянулась на своего провожатого. И здесь, в ярком свете коридора, она впервые поняла, что Мак изрядно подвыпил. Слишком много подвыпил. У него были красные глаза, и двигался он с неловкой осторожностью.

– Это вовсе не обязательно – провожать меня вниз, – сказала она, чувствуя, как с каждой секундой в ней нарастает беспокойство. Она уже жалела, что не отделалась от этого мужчины в ночном клубе, какая бы сцена ни угрожала. – Вам надо вернуться в бар и продолжать развлекаться…

– Я развлекаюсь, – настаивал Мак, взяв Бритни за локоть и подтолкнув в кабину. Двери за ними беззвучно закрылись. Бритни нервно смотрела на стальные двери и почувствовала облегчение, когда спустя мгновение они открылись на ее этаже.

– Спасибо, – сказала она, пытаясь покинуть лифт в одиночестве. Но ее эскорт сильнее сжал ее локоть и последовал за ней.

– Что вы так торопитесь? – проворчал Мак, едва не споткнувшись.

Оказавшись у двери каюты, Бритни вытащила из сумочки ключ и выдернула локоть из сжимавших его тисков. Она отдавала себе отчет, что совершила ужасную ошибку, и молилась про себя, чтобы Мак тихо ушел. Быстрый взгляд в оба конца коридора сказал ей, что они были здесь одни.

– Спасибо еще раз, – сказала Бритни, открывая дверь. Она попыталась проскользнуть одна и остановилась, поняв, что нежеланный провожатый следует за ней по пятам. – Я правда очень устала. – Дотянувшись до ближайшего выключателя, Бритни зажгла свет. Золотые лучи осветили каюту.

– Надеюсь, не очень устали, – сказал Мак, и его налитые кровью глаза остановились на низком вырезе ее персикового платья.

– Я… – начала она, но осеклась, когда Мак рванулся к ней, молниеносно увернулась и выскочила в коридор.

Отступая, она ухитрилась надавить кнопку вызова стюарда.

– Уходите! – приказала Бритни. – Уходите, пока не пришел стюард.

Неожиданно распахнулась дверь соседней каюты, и Девин, одетый в одни джинсовые шорты, выскочил в коридор.

– Мне показалось… все в порядке? – заторопился он к Бритни. Но тут оценил сцену, и на его лице появилось сконфуженное выражение.

– Уходите, – повторила Бритни, не сводя глаз с Мака, боковым зрением заметив торопящегося Джозефа.

Глаза Мака внезапно стали жесткими.

– Ты еще одна пустая кокетка, – прошипел он в ее сторону. – Ты все равно ни на что хорошее не годишься.

Девина охватил гнев.

– Проваливай отсюда, пока я…

– Нет, Девин! – остановила защитника Бритни: она не сомневалась в его физическом превосходстве над меньшим по росту и совершенно пьяным Маком.

Но мысль, что Девин может случайно пострадать, заставила ее содрогнуться.

Пьяный попятился под пристальным взглядом Девина, потом повернулся и, покачиваясь, побрел по коридору. Бритни обессиленно привалилась к стене.

“Ты все равно ни на что хорошее не годишься”. Эти слова звучали в ее мозгу, болезненно отдаваясь в сердце.

– Я вам нужен? – спросил Джозеф, и Бритни безмолвно покачала головой.

– Нет, все в порядке, – ответил Девин стюарду. Джозеф посмотрел на них, потом пожал плечами и повернул обратно.

– Кто этот негодяй? – спросил Бритни Девин. Гнев, вызванный столкновением, превратился в беспокойство, когда он увидел ее ошеломленное лицо.

– Никто, – отрывисто произнесла она и сделала шаг в сторону своей каюты. Внезапно она поняла, что сейчас, вне всякого сомнения, разрыдается. Бритни нечасто предавалась этому удовольствию и хотела быть одна в этот момент.

Все пропало. Ее хваленые поиски жениха – просто глупая шутка. Она любит Девина, человека, который никогда на ней не женится, который даже не хочет ее. Единственный мужчина, обративший на нее внимание, Мак, оказался таким же склонным к оскорблениям человеком, как и ее бывший супруг.

Она попыталась закрыть дверь, но Девин быстро ступил вперед и помешал ей сделать это. Бритни уставилась в пол, чтобы он не увидел ее наполненных слезами глаз.

– Он обидел тебя? Сделал больно? – мягко спросил Девин. Он потянулся, приподнял ее подбородок и увидел выступившие на ее ярко-синих глазах слезы. И боль. – Черт побери, Бритни, если он… – Девин замолчал, не в состоянии произнести вслух, чего боялся. – Я не должен был оставлять тебя одну, – упрекнул он самого себя.

Он пытался сделать то, о чем она просила. Он видел ее мельком несколько раз, но держался в стороне, как бы трудно это ни было. Чаще всего самым простым выходом было просто оставаться в каюте. Он заказывал еду в номер или ел в буфетах на палубе, избегая обеденного зала.

Бритни, казалось, не нуждалась в нем, а он не в состоянии был видеть ее с другими мужчинами.

Он увидел, как одинокая слеза сбежала по ее щеке.

– Бритни, черт побери, ты обязана сказать мне: этот парень оскорбил тебя? – потребовал Девин. – Он…

– Нет! – крикнула она, вырвавшись из его рук, и вбежала в каюту. – Нет, он не тронул меня. Он только проводил меня до каюты. Он хотел… Но я заставила его уйти.

“Ты все равно ни на что хорошее не годишься” – снова вспыхнули в ее памяти эти страшные слова. “Ты простая”. “Тебе надо прятать свою фигуру под мешком”. “Неудивительно, что с тобой нечего делать в постели”. “Не красься – нет смысла казаться кем-то другим…”

Бритни скользнула в постель, уже приготовленную стюардом к ночи, с маленькой ментоловой таблеткой, завернутой в фольгу, на подушке. Закрыв лицо руками, попыталась забыть слова Алана, так часто повторяемые им за время их брака. Слова, так совпавшие с другими, сказанными Маком, что, казалось, тоже прозвучали всего несколько мгновений назад.

Она услышала тихий звук закрывшейся двери, потом почувствовала, как прогнулся матрас, когда Девин присел рядом с ней.

– Бритни? – Он нежно тронул ее за плечо. – Что с тобой? Это из-за того, что он сказал? Он мерзавец. Он был просто пьян…

Оцепеневшая Бритни только покачала головой.

– Нет, забудь об этом, – хрипло прошептала она. – Он не сказал ничего, что я не слышала раньше, – внезапно добавила она.

Девин сидел молча, глядя ей в спину. Он был оглушен болью, прозвучавшей в ее голосе.

“Он не сказал ничего, что я не слышала раньше”… Он вспомнил их обед в Майами. “Мне совершенно не надо, чтобы ты меня высмеивал, – сказала тогда Бритни. – В моей жизни этого было предостаточно”.

И он вспомнил уклончивые слова Бобби по поводу ее развода – болезненный, горький. То, о чем Бритни отказывалась даже говорить.

Внезапная ярость охватила Девина.

– Алан вел себя как негодяй по отношению к тебе? Да? – отрывисто спросил он. Он знал, что был прав, еще до того, как Бритни повернулась к нему и он увидел текущие по щекам слезы.

Девин не мог устоять. Он обхватил руками ее плечи, и – о чудо! – она скользнула в его объятия не протестуя, прижав лицо к его плечу.

Девин гладил ее волосы, молчаливо утешая ее.

– Поговори со мной, – мягко предложил он, желая, нуждаясь узнать о ней все. – Расскажи мне об Алане.

Он думал, что она не собирается отвечать. Несколько минут они оба молчали, потом она начала говорить. Бритни рассказала ему, как познакомилась с ним, как решила, что они любят друг друга. Как после их свадьбы все изменилось, когда он стал явно деспотично контролировать ее, и постоянные насмешки и втаптывание ее в грязь стали нормой.

Бритни рассказывала Девину то, что не рассказывала никому и никогда, даже Бобби. Облегчение было огромным.

– Я никогда не говорила об этом раньше, – призналась она, заглянув в глаза Девина и встретив там понимание.

– Благодарение Господу, ты ушла от него, – сказал Девин. Он обнял Бритни, прижал ее к себе, желая защитить, сожалея, что не был рядом, чтобы укрыть от боли ее замужества.

А Бритни увидела в глазах Девина такие симпатию и заботу, что была почти не в состоянии этого вынести. Она хотела от него любви. Она отвела глаза, почувствовав, что слезы вернулись. Постаралась справиться с ними.

– Прости, – пробормотала Бритни прерывающимся голосом. Она подняла голову и посмотрела на Девина блестящими от бушующих эмоций глазами.

– Не надо, – сказал Девин, покачав головой. – Не извиняйся.

Бритни слегка отвернулась, вытерла глаза.

– Я так глупо вела себя, – сказала она тихо. – Все это путешествие, поиски жениха – все это только шутка.

Девин нахмурился, слушая ее.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил он.

– Я сделала все это, – она помахала рукой вверх и вниз, показывая на свою внешность, – потому что хочу быть другой. Хочу измениться. Я хочу быть счастливой. – У нее перехватило дыхание, когда она выговорила эти слова. Успокоившись, продолжила: – И все, чего я добилась, – это привлекла второго Алана! – Она хрипло рассмеялась. – Последнее, что Алан сказал мне, это то, что меня никто никогда не будет любить. Что я не найду другого мужчину. Может, он был прав, может…

– Бритни! – Девин притянул ее к себе, заставил взглянуть ему в лицо. Все разочарование, все неосуществленные желания вспыхнули в нем с новой силой. Он держался в стороне, не желая стоять у нее на пути, мешать ей в поисках будущего мужа, когда она казалась так серьезно настроенной. Он боялся, что если раскроет свои чувства, то Бритни, зная, каким противником брака он всегда выступал, отвергнет его.

Но больше он не мог сдерживать себя. Не мог, когда речь шла о ее попранном чувстве самоуважения.

– Бритни, разве ты не понимаешь, как я хочу тебя, хотел с той самой минуты, как увидел тебя там, в Майами?

Глава 9

– Что? – задыхаясь, выдавила из себя Бритни. Она смотрела на Девина, а сердце так и рвалось из груди.

Он хочет ее?

Она так долго страдала, желая услышать от него эти слова, и вот сейчас – внезапно, невероятно, волшебно – она услышала их. Это было слишком странно, слишком потрясающе, чтобы принять.

– Ты не хочешь меня, – возразила Бритни. – Ты просто желаешь меня. – Она чувствовала, что лепечет что-то бессвязное, но не могла ничего с собой сделать. Она не в состоянии была поверить этому признанию, должна была найти способ разъяснить это. – Ты хотел помочь мне найти мужа, отсеять неподходящих кандидатов, немного попрактиковаться…

– Это все были пустые, жалкие предлоги, – прервал Девин, взял ее лицо обеими ладонями и посмотрел прямо в перепуганные сапфировые глаза. – Я просто хотел быть рядом с тобой. Я бы сказал и сделал что угодно, лишь бы быть рядом.

Бритни смотрела на него, еще не оправившись от потрясения. Потом ее осенило.

– Ты не должен этого делать! – выкрикнула она. – Ты не обязан исправлять мое настроение! Не притворяйся. Я этого не перенесу, если ты просто прикидываешься.

– Я не притворяюсь, – настаивал Девин. Он погладил ее щеки, осторожно провел пальцем по овалу ее лица. В его сердце разгоралась надежда, что она, может быть, тоже небезразлична к нему. – Я сходил с ума по тебе все это время.

– Не могу поверить этому, – прошептала Бритни.

– Поверь.

– Я тоже хочу тебя, – мягко призналась она. Огонь зеленых глаз стал жарче. – Я боялась… Я так давно хотела тебя, еще с колледжа, с того ужасного раза…

– Ш-ш… – Сказал Девин и наклонился поцеловать ее губы, мягко и убеждающе. Он слегка отодвинулся и продолжал: – Забудь о прошлом. Я был тогда дураком. Ты застала меня врасплох. Я не был готов…

– Не готов к чему? – торопила его Бритни. Ее нервы напряглись в ожидании его ответа. Она должна узнать это.

Он должен сказать ей, мгновенно понял Девин. Он не мог второй раз утаить правду. Он слишком любил ее, чтобы не открыться.

– К тому, чтобы влюбиться в тебя, – хрипло договорил он. Он скользнул ладонью к ее шее, запустил пальцы в ее густые солнечные волосы. – Я люблю тебя, Бритни.

Радость взорвалась и оглушила ее.

– Я тоже люблю тебя, Девин, – успела прошептать она, прежде чем он завладел ее ртом, накрыв его своими губами. Он потребовал его со жгучим давлением, и Бритни приоткрыла губы, сплела язык с его и отдалась дикому неутихающему желанию внутри. Они вместе упали назад, на кровать.

Глядя на нее, Девин почувствовал жар, пронизывающий все его существо, его сердце. Ответное сияние ее глаз стало глубже, сильнее. Они долго смотрели друг другу в глаза.

Он отчаянно, до боли хотел показать ей, как сильно любит ее.

– Я хочу заняться с тобой любовью, – мягко признался Девин, притронувшись к ее щеке, волосам, любя ее каждым прикосновением. – Но главное, Бритни, – это то, чего хочешь ты. Скажи, что ты тоже хочешь заняться любовью со мной.

Секунды, отделявшие ее ответ от его вопроса, показались ему вечностью.

– Да, о да, – прошептала Бритни. Глаза ее сияли. – Я не могу выразить, как давно я хотела этого, хотела тебя.

Она притянула его к себе, прижалась губами к его губам. Обольстительное приглашение ее бедер, приподнявшихся навстречу его желанию, пронзило каждый нерв, каждую клеточку всего его существа.

Тогда он перенес свое внимание на ее одеяние, недовольный, что блестящая персиковая ткань не дает ему прикасаться к ее изумительной красоте. Провел пальцем вдоль низкого выреза, с трудом поборов желание просто сорвать это платье, терзаясь стремлением скорее сделать ее своей.

Бритни соскользнула с кровати. Повернувшись, одарила Девина зрелищем ее стройной спины. И длинной молнии, скрывающей доступ к сладостной плоти. Бросив кокетливый взгляд через плечо, движением одной брови пригласила его помочь.

Девин поднялся и дрожащими пальцами прикоснулся к молнии. Ухватив маленький замок, потянул его вниз и наклонился, чтобы проводить языком открывающуюся шелковистую линию к нежной выемке поясницы. Постепенно стягивая платье вниз, он следовал за ним, согнув колени, чтобы продлить влажный след, проложенный его языком.

Когда Девин достиг подъема ее твердой попки, Бритни застонала и повернулась к нему, обнаженная выше талии, за исключением тонкого лифчика, сквозь который просвечивали розовые пики сосков, затвердевшие, пока она смотрела на него сверху вниз. В мягком свечении лампы он упивался ее особенной красотой – золотой от загара кожей и океанской синевой глаз. И мягкими изгибами тела, терзающими и дразнящими.

Девин улыбнулся Бритни и сдернул блестящее платье вниз, до самого пола. Она ступила из него, оставив за собой также и черные босоножки. Ее ноги были обнажены, воздавая дань карибскому климату. Треугольник белоснежного кружева ярко выделялся на загорелой коже.

Девин с трудом оторвался от любования ее женственной прелестью. Он знал без всяких вопросов, что Бритни никогда не принадлежала никому, кроме того человека, что был ее мужем. И знал, что вопреки всей своей красоте она сохранила неуверенность, взращенную в ней Аланом.

– Ты самая невероятная женщина, которую я когда-либо видел, – с предельной честностью сообщил ей Девин. Ему не было нужды лгать, чтобы поддержать самоуважение Бритни. Любая известная ему женщина меркла в сравнении с ней. В ее присутствии все его воспоминания о предыдущих романах превратились в руины и исчезли из памяти. – Ты так красива!

Девин поднялся и снова заявил свои права на ее рот, целуя ее с желанием опустошительной страсти, бушующей у него внутри. Оторвавшись от упоительных губ, перенес свое внимание к ее грудям, требующим своей полной округлостью его прикосновения.

Быстро расстегнув открывающийся спереди замок, он отбросил прозрачную ткань, обнажив округлые изгибы, увенчанные темно-розовыми бутонами, тугими и бесстыдными, зовущими его. Девин прижался к ним, потом вобрал их в рот. Она застонала, и этот стон отдался где-то глубоко в ее груди. Девин осторожно обхватил Бритни и вместе с ней опустился на кровать, накрыв ее сверху своим телом.

Кружащие, вальсирующие движения его языка по ее грудям разожгли в Бритни пламя такой силы, которой она никогда раньше не знала. Которой даже не считала возможной.

А желание все усиливалось и стало почти невыносимым, когда Девин, не переставая кружить языком вокруг кончиков ее сосков, опустил одну руку, намереваясь скользнуть пальцами под ткань ее трусиков. Выпустив сладостные груди, он перенес внимание на кружевной треугольник, стянул его с ее бедер и дальше, прочь с нежных ног.

Девин с мольбой смотрел в синие глаза. Бритни, до боли пылая желанием и страстью, притянула Девина к себе, и он погрузил пальцы в ее жаркую пещеру.

Девин почти потерял власть над собой, ощутив плотную, тесную влажность ее женственности. Она истекала влагой и была готова принять его. Он с трудом удержался, чтобы не взять ее в ту же секунду. Но самым большим его желанием было сделать это действо особенным для Бритни, медленным, волшебным, колдовским – таким, каким и должно оно быть.

Таким, каким должно быть именно с этой женщиной, которую он обожает и боготворит.

– Я так люблю тебя, Бритни, – хрипло прошептал Девин. Слова выговаривались с трудом, в едином ритме с тяжело колотящимся сердцем.

Потом она потянулась к нему, провела пальцами вниз по голой спине, следуя упоительной тропе стремления к эластичному поясу его шорт. Девин в нетерпении протянул руку назад, чтобы помочь ей, стянул вниз оскорбительное в их новой близости одеяние вместе с нижним бельем. И уже ничто не разделяло их, когда он наконец прижался к ней всем своим телом.

Бритни улыбнулась, поднялась, подтолкнула его заставив лечь спиной на кровать и начала священнодействовать, подвергнув утонченной пытке горящее копье его мужественности, уже твердое, уже пульсирующее.

– О Боже, Бритни, я не могу… – протестующе простонал Девин. Но она нежно усмехнулась, потом, подчиняясь, приподнялась над ним и, захватив инициативу, надела презерватив с такой вызывающей дерзостью, что распалила сжигающее его пламя еще выше, еще сильнее. Простое легкое прикосновение мягких изгибов к стальной его твердости заставило Девина задохнуться, послало в кровь мятежную мощь желания.

Она медленно опустилась на него. Легла, приняв его всего целиком с первого медленного, но сильного удара. Потом села и начала равномерно, ритмически двигаться. Это был упоительный танец открытия и страсти, в котором они слились воедино, создав свой собственный, исключительный рай наслаждения.

Блаженство освобождения вдруг взорвалось и заполнило Бритни, изливаясь и пронизывая все ее тело. Она упала Девину на грудь, потерянная и нуждающаяся в его мужественном прикосновении в этот момент, не привыкшая к потере контроля над собой от таких властных, всесильных ощущений.

– О, Девин, – тихо простонала она ему в плечо, – я не представляла, что такое возможно.

– Я тоже, – ответил он, чувствуя, как вся сила его любви к этой женщине переплетается с горячим желанием и воспламеняет его стремление, потребность в ней сильнее, чем когда-либо.

Он оказался на ней, ни разу не позволив своему раскаленному копью покинуть ее теплое влажное лоно. Уже готовая к новой атаке, сияя глазами от нового желания, Бритни принимала его снова и снова, и каждый из его ударов в нее был сильным, быстрым, полным той страсти, что нес он в своем сердце.

Ударив еще один раз, сильнее и глубже, он потек в нее и потом ослабел, упал, безмолвный и бездыханный. Казалось, прошла вечность, когда он растянулся на кровати рядом с Бритни. Она слегка повернулась, чтобы они могли смотреть друг на друга, лежа на боку.

Бритни подняла палец, поднесла к лицу Девина, легко коснулась щеки, неотрывно глядя ему в глаза, все еще трепеща всем телом, переживая отголоски сотрясавшей их страсти.

– Еще никогда я не чувствовала такого, – прошептала она.

– Расскажи, что ты чувствовала? – спросил Девин, глядя на нежный внутренний свет, сияющий в ее глазах.

– Я вдруг ощутила себя желанной, любимой, – тихо сказала Бритни. – Ценимой.

– Я хочу, чтоб ты всегда это чувствовала, – ответил Девин, переполняясь эмоциями от сознания того, что может сделать ее такой счастливой. – Особенно ценимой, как драгоценное сокровище, – добавил он. – Раньше с тобой обращались неправильно, ужасно, чудовищно. – Он осторожно отвел золотой локон, упавший ей на плечо, позволив пальцам замешкаться на шелковистой коже. – Никто не заслуживает такого обращения. Особенно ты. – Он наклонился и нежно поцеловал ее губы. – Я люблю тебя.

Бритни приникла к нему, позволив ему держать ее крепко и тесно, сохраняя тепло, выкованное ими обоими в неистовом танце страсти. Его слова пролились на нее, как сладкая теплая патока, и заполнили все уголки ее сердца. Грудь ее переполнялась эмоциями, когда она снова и снова проигрывала в уме эти слова.

В конце концов мерное вздымание его груди сказало ей, что он уснул. Бритни соскользнула с кровати, выключила лампу и вернулась к Девину, свернувшись у его плеча. Она тихо улыбалась в темноте.

Девин любит ее. Ее!

Она внезапно оцепенела. Он хочет ее, любит ее. Но он не сказал ни одного слова о браке, об обязанностях, о будущем.

Девин никогда не хотел жениться. Он всегда был предельно ясным в этом вопросе.

Может ли она отказаться от всего, что хочет в жизни – дома, семьи, брака до самой смерти, – ради его любви? Бритни тяжело вдохнула, глядя в темный потолок.

Разум сказал “нет”. Сердце кричало “да”.

Она обхватила спящего Девина, крепко прижала к себе. Сейчас он был рядом с ней, близкий и теплый. Только это имело значение.

Только это было определенно.

– О, Девин, как красиво! – восхитилась Бритни, глядя в зеркало своей каюты. Девин стоял у нее за спиной и прикладывал к ее груди блестящее черное коралловое ожерелье. Темная драгоценность нашла пристанище в выемке между ее грудями, на обнаженной коже, еле прикрытой крошечным топом, в котором она была во время их посещения Большого Каймана.

Когда он покончил с застежкой на шее, она уронила сумку, которую держала в руке, повернулась и внимательно посмотрела на Девина.

– Когда ты успел сделать это? – спросила она, потрогав пальцем гладкий черный коралл, которым, вспомнила она, восхищалась в островном магазинчике. Цена ожерелья была астрономической.

– Пока ты выбирала футболку для Бобби, – ответил ей Девин. Он сунул руку в карман, вытащил маленькую бархатную коробочку и протянул ей. Бритни подняла крышку и замерла, обнаружив длинные серьги, под пару ее ожерелью. – Они тебе тоже понадобятся, – мягко добавил он.

– Ты не должен был… – запротестовала Бритни, внезапно подавленная не только – и не столько – ценностью подарка, сколько любовью, светящейся в глазах Девина. Он открыл ей свои чувства меньше двадцати четырех часов назад, и она еще должна была привыкнуть к ним.

Их совместная ночь, наполненная повторяющимися страстными сценами, казалась мечтой, вдруг воплотившейся в жизнь. Весь день, проведенный на Большом Каймане, Бритни мысленно пыталась ущипнуть себя, чтобы убедиться, что все это ей не снится.

– Нет, должен был, – возразил Девин и легко прикоснулся пальцами к ее щеке. – Я хочу сделать тебя счастливой.

Слезы мгновенно навернулись ей на глаза.

– Мне не нужны подарки, чтобы быть счастливой, – сказала она.

– Что же тебе нужно для счастья?

Бритни попыталась проглотить вставший в горле комок. “Наше совместное будущее, – хотела сказать она. – И ты, всегда рядом со мной, всегда любящий меня”.

Весь этот день, что они провели вместе, загорая на Семимильном пляже, плавая с масками в прозрачной морской воде, прогуливаясь рука об руку по магазинчикам, она успешно заставляла себя не вспоминать о будущем. Сосредоточиться на “здесь и сейчас”.

Но желание построить семью всегда таилось в самых дальних уголках ее сознания, тихо выжидая своей очереди. Она боялась, что именно этого Девин не захочет никогда.

Ей страшно было узнать это.

– Заниматься любовью, – уклонилась Бритни от честного ответа на вопрос Девина. – Это делает меня по-настоящему счастливой. – Она похлопала ресницами в знак откровенного приглашения. Потянув его за руку, направилась к кровати. – Сделай меня счастливой, Девин, – хрипловато попросила она, поставив коробочку с драгоценностями на бюро.

Девин почувствовал скрытое острое желание в ее внезапном приглашении.

– Я это и имел в виду, когда говорил, что хочу сделать тебя счастливой, Бритни, – сказал он, позволяя ей притянуть его за собой на кровать. – Я хочу… – Но слова растаяли в воздухе, сменившись стоном от чувственной эротической атаки, когда ее пальцы скользнули в его шорты.

Она дразнила, манила его, тепло и крепко сжимая своей рукой его мужественность, покрывая его губы такими страстными поцелуями, которые унесли прочь все его мысли. И не было больше ничего, кроме Бритни, мягких простыней и мерного гула лайнера, прокладывающего свой путь от Каймановых островов к Ямайке.

Девин нетерпеливо, сколько бы они ни занимались любовью накануне ночью, стремился к нежным ножнам ее женственности. Он с трудом оторвался от Бритни, чтобы раздеться. Быстро сбросил свою одежду и проворно освободил ее от шорт, топа, нижнего белья.

Он скользнул рядом с ней на кровать, спрятал лицо меж ее грудей, вдыхая смешанные ароматы песка и моря, прильнувшие к ее зацелованному солнцем телу. Бледные круги на ее грудях, спрятанные от солнца, взывали к нему, требуя внимания. Он набросился на плотные бутоны, и они мгновенно затвердели. Бритни вздохнула и задвигалась под ним, повторяя его имя, как бы сдаваясь на милость победителя. Девин думал, что никогда не устанет слышать это.

Ее пальцы еще раз замкнулись на центре его возбуждения, и он оставил груди и вобрал ртом ее губы, опустошая ее поцелуями, наполненными таким голодом, таким желанием, что это удивило даже его. Он никак не мог насытиться Бритни. Он никогда не знал такой всепоглощающей страсти к женщине, и эти неистовые возвраты желания, проносясь в сознании, напоминали ему, что одной, двух, даже сотни ночей, проведенных с Бритни, ему будет мало. Он всегда будет желать больше и больше.

Он смотрел на нее сверху вниз, задержавшись у входа в ее сладостность, и впитывал каждую черточку женщины, которую любил. Густые ресницы, сияющие синие глаза, полные губы, приоткрывшиеся от возбуждения, золотые волосы, рассыпавшиеся в беспорядке вокруг ее головы, – все такое живое и сияющее, и невинно-эротичное.

Бритни улыбнулась, и он погрузился в нее, следя за игрой чувственной радости на ее лице, когда они нашли свой особый ритм, свою особую песню страсти, которую они вместе сочинили и довели до совершенства во время долгой ночи неуменьшающегося пыла.

Волны наслаждения, уже так хорошо знакомые ему, прокатились по ее телу. Она сжала его плечи, притянула его ближе, направила глубже в себя. Последовали более короткие, быстрые удары, вдохновляя ее на повторные высвобождения, – она даже не знала раньше, что такое возможно, – пока они наконец вместе не достигли вершины. Девин в последний раз опустился на нее. Вскоре он лег рядом с ней и ласково улыбнулся. Бритни лежала на подушках и наблюдала за ним. Девин облокотился на локоть, наклонился поцеловать ее и прошептал:

– Ты счастлива, Бритни?

– Да, – ответила она, зная, что по крайней мере в настоящий момент она счастлива. – Я никогда не была более счастливой, – призналась она, вспомнив внезапно о своем замужестве и о том, каким оно было пустым и серым. Она верила, что Алан любит ее, даже убедила себя, что любит его. Но сейчас, когда держала в объятиях Девина, любила его и была любима, понимала, что жизнь с Аланом была лишь жалким подобием того, что предлагала настоящая жизнь.

Девин заметил тень, промелькнувшую в глазах Бритни.

– О чем ты думаешь? – нежно спросил он. Бритни поколебалась, потом сказала:

– Я потратила столько времени, прежде чем проснулась и поняла, что пора взять судьбу в свои руки. Слишком долго я позволяла другим распоряжаться моей жизнью.

– Имеешь в виду Алана?

Бритни кивнула.

– Да, но еще и моего отца, и моего брата, – задумчиво добавила она. – Я всегда делала то, чего от меня ждали, даже еще совсем маленькой. Мой отец был очень строг, и со мной больше, чем с Бобби. – Она горько улыбнулась. – Он был таким старомодным. И до сих пор остается, – сказала она, думая, насколько легче стала ее жизнь с тех пор, как ее отец вышел на покой и купил себе квартирку на Хилтон Хэд Айлэнд, к югу от Чарлстона, и стал меньше присматривать за жизнью дочери. К несчастью, вдруг вспомнила она, Бобби, казалось, принял эстафету и в последние месяцы взял на себя эту роль.

– Что именно заставило тебя “проснуться”? – спросил Девин, желая узнать о ней больше, особенно о чем она так редко говорила.

Бритни пошевелилась, перевела взгляд за окно, на безоблачное вечернее карибское небо.

– Я так долго чувствовала себя несчастной в этой своей “Каролинской кухне”, – сказала она. – Но Алан всегда отговаривал меня от поисков другой работы. А когда я наконец предприняла некоторые шаги, он сделал все возможное, чтобы помешать мне. – Она рассказала ему, как Алан не дал ей пойти на заключительное собеседование: сказал, что вакансия уже занята.

Бритни перевела взгляд на Девина.

– Тогда-то меня и осенило. Что он пойдет на что угодно, лишь бы держать меня под контролем. Он не хотел, чтобы я нравилась даже самой себе или имела интересную работу. – Она вздохнула. – Я вдруг так ясно увидела его. Он чувствовал себя хорошо, когда заставлял меня чувствовать себя плохо. И не выносил, чтобы я принимала самостоятельные решения.

– Поэтому-то ты так переменилась, – сказал Девин.

– Отчасти, – кивнула Бритни. – Я хотела для разнообразия самой начать управлять своей жизнью. Я поменяла все – одежду, прическу, знакомых, работу, – потому что хотела, чтобы они нравились мне. Но также и потому, что знала – Алану это не понравится. И кстати, Бобби вел себя не лучше.

– Думаю, ты немного напугала его, – сказал Девин, вспомнив свой собственный шок, когда увидел Бритни в Майами.

Бритни рассмеялась.

– Наверное, – уступила она. Снова посерьезнев, добавила: – Я дала себе обещание. Я поклялась, что никогда никому не позволю управлять моей жизнью или лгать мне. Как Алан. – Она повернулась, уютно прижалась спиной к груди Девина. – Вот почему я так расстроилась, когда увидела тебя в Майами. Я думала, что Бобби послал тебя следить за мной.

Девин почувствовал неуютное шевеление где-то в желудке.

– Я просто не могла перенести мысли, что кто-то снова пытается командовать мной, – мягко продолжила Бритни. Потянувшись назад, нашла ладонью руку Девина, крепко сжала ее. – Мне следовало знать, что ты не сделаешь ничего такого.

Девина остро терзало чувство вины. Его беспокоило, что с самого начала скрывал от Бритни истинную причину, по которой Бобби послал его в круиз вместе с ней. Хотя Бобби никогда не использовал слова “шпионить” применимо к охранным функциям Девина, но тем не менее его настоящие намерения были именно такими.

И хотя он не обманывал Бритни, думал Девин, вспоминая их разговор в Майами на эту тему, но увильнул от прямого ответа. Он внезапно захотел открыть ей всю правду. В груди что-то болезненно-тупо заныло.

Что она подумает, если он скажет ей правду? Будет ли когда-нибудь доверять, особенно после печального опыта с бывшим мужем? И что с его обещанием Бобби сохранить их договор в тайне?

– Я никогда не сделаю ничего, что сможет причинить тебе боль, Бритни, – сказал Девин тихим, низким голосом, обняв Бритни сильнее, прижав ее ближе к себе, проговорив единственно возможную для него часть правды.

Он не сомневался ни одной минуты, что с их встречи в Майами проводил время с Бритни потому, что влюбился в нее. Он не намеревался причинять ей боль или контролировать ее.

Она снова внезапно повернулась на спину и пристально посмотрела на него живыми синими глазами, которые он так полюбил.

– Спасибо, что заставил меня снова поверить в себя, – мягко произнесла она.

– Ты сделала это самостоятельно, – настаивал Девин. Бритни пожала плечами.

– Ты помог, – сказала она. – Иногда я почти была готова поверить Алану, что никто никогда не полюбит меня. – Любовь Девина освободила ее от этих сомнений.

Девин потянулся и поправил нежный локон, упавший ей на плечо.

– Ты удивляешь меня, – медленно, нежно проговорил он. – Твое желание начать все заново после того, как больно тебе сделали…

– Я просто упряма, – рассмеялась Бритни в ответ на его комплимент. Но тайно почувствовала, как его слова согрели ей сердце. – А как насчет тебя? Почему у тебя репутация самого стойкого холостяка на всем Юге?

Сердце ее заколотилось, когда она поняла, что все-таки задала этот вопрос. Она не намеревалась спрашивать Девина, даже не думала. И она страшилась его ответа почти так же сильно, как и хотела его.

Глава 10

– Самый стойкий холостяк на всем Юге, – медленно повторил Девин. – У меня такая репутация?

Он думал было уклониться от ответа на вопрос Бритни, как всегда делал раньше, когда речь заходила о его нежелании жениться. Но он знал, насколько важным для Бритни было замужество, и решил, что она заслуживает правды.

– Помнишь, какой замечательной любящей супружеской четой были мои родители? – спросил он. Бритни кивнула. – Это была одна видимость.

Она уставилась на него, явно шокированная:

– Что ты имеешь в виду?

Сначала запинаясь, потом все более уверенно, Девин рассказал Бритни всю историю – историю, которой он никогда никому не рассказывал. Он выплеснул все свои воспоминания – воспоминания маленького мальчика, который день за днем смотрел, как его родители дома ведут себя, будто не знакомы, зато в обществе превозносят друг друга до небес.

– Я не знала, – сказала Бритни, сжимая его руку. – Ты, должно быть, считал, что любовь – это грязная, бесчестная игра.

Девин кивнул:

– Да. А потом все эти гнусные разводы, через которые прошли многие мои друзья, только усилили мое отвращение к институту брака, – добавил он.

Сердце у Бритни упало. Как могла она надеяться, зная теперь прошлое Девина, что он когда-нибудь изменит свое мнение? Но ее понимание его отвращения не уменьшило боль, которую чувствовала при мысли о том, что они никогда не построят семьи, как она надеялась.

– Я всегда сомневался, что вообще смогу кого-то полюбить, – сказал Девин, глядя вниз на Бритни и ощущая, как смягчается его сердце – удивительное чувство, разбуженное ею.

Он никогда не переставал удивляться, как сильно и глубоко полюбил ее. Лежа на пляже на Большом Каймане и глядя на наслаждающуюся солнцем Бритни, он поймал себя на мысли о том, каково это – быть женатым на ней? Дни и ночи – вместе, всегда. Впервые за всю жизнь эта картина, представшая его внутреннему взору, показалась теплой и заманчивой, без всяких всплесков напряженности, которые неизменно ассоциировались с браком.

Но глубокое сомнение – страх, что, если он женится на Бритни, все каким-то образом переменится, – оставалось, не спешило уходить. Его отношение к браку слишком долго было запачканным и опозоренным его прошлым, чтобы просто исчезнуть. Но что удивляло его больше всего, так это то, что на самом-то деле ему хотелось, чтобы сомнения вдруг исчезли, и он почти верил, что так и будет. Что любовь Бритни сможет заставить страх смениться надеждой.

– Ты перевернула с ног на голову все, во что я верил, – сказал Девин, нежно убирая волосы с ее лба.

Бритни почувствовала, как сердце екнуло, пропустило удар. Она неистово хотела знать, что он имел в виду – только то, что теперь поверил в любовь, или она может надеяться, что он также изменил и отношение к женитьбе?

Она хотела, должна была это знать. Она открыла рот, чтобы задать вопрос, но единственное, что смогла выдавить из себя, было:

– Ты… хочешь обедать в обеденном зале или закажем еду сюда?

Девин изогнул бровь, ошеломленный неожиданным поворотом в разговоре.

– Проголодалась, да? – спросил он и нежно поцеловал ее. – Ты уверена, что хочешь именно обедать? – поддразнил ее, почти не отводя губ.

Бритни обвила руками его шею и крепко прижала к себе.

– Я сказала “пообедать”? – хрипловато спросила она. – Забудь об обеде.

Окутанная его теплом, она забыла о еде. И на какое-то время забыла обо всем.

– Девин?

Бритни потянулась и прикоснулась к пустой половине постели рядом с собой, открыла глаза и обнаружила, что в каюте Девина она совершенно одна. Приподняла голову, но вновь откинулась назад, наслаждаясь окутавшим ее мужским ароматом.

Наверное, Девин отправился завтракать, поняла она. Сама она хотя и наслаждалась проблесками утреннего карибского солнца за окном около их стола в обеденном зале, но так и не привыкла вставать к завтраку. Она предпочитала валяться в постели, радуясь своему отпуску.

Этот круиз, начавшийся было с сомнительным успехом, оказался лучшим временем в ее жизни. У нас будет лучшее время в жизни, пообещал ей Девин при посадке на лайнер, вспомнила Бритни. Тогда она не поверила ему.

Она улыбнулась сама себе спокойной, загадочной улыбкой, вспоминая о днях, когда они занимались любовью. За ночью, когда они вернулись с Большого Каймана, последовал день, проведенный на Ямайке. Они загорали и любовались видами, вместе ходили пешком к Большому водопаду. Никогда в жизни Бритни не смеялась так много и не была такой мокрой.

И не любила никого так, как любила Девина. И то, что он отвечал ей взаимностью, было до сих пор новым и волнующим ощущением. Она едва могла поверить, что действительно услышала от него эти слова, когда вдруг осознала, как долго она их ждала.

Они провели свой последний день в море, нежась на палубе, гуляя и держась за руки. Даже просто быть вместе уже казалось достаточно. Они достигли некоей уютной близости, смешанной с сексуальным магнетизмом, вскипающим при каждом их прикосновении друг к другу. Бритни даже не знала, что такие отношения возможны между мужчиной и женщиной, хотя и мечтала о них.

Они надеялись, что Девин сможет поменять свой билет на самолет так, чтобы они могли добраться вместе до Чарлстона. Мысль о том, чтобы расстаться раньше, чем необходимо, казалась невыносимой им обоим. Бритни посмотрела на часы, вспомнив о том, что скоро должна быть готова покинуть лайнер.

Ей еще столько всего надо уложить, вдруг осознала она. Бритни встала и быстро надела белое платье для коктейлей, в котором накануне ночью танцевала с Девином. Они оказались в его каюте около полуночи, вспомнила она и вспыхнула от удовольствия. И предались восхитительной, упоительной страсти.

Бритни вдруг отчетливо припомнила, что ни одного раза из всех, что они занимались любовью в последние дни, не надевала неглиже, и рассмеялась. Они были слишком нетерпеливы, слишком жаждали друг друга, чтобы она тратила время на соблазнительное одевание.

Остановившись перед бюро, она лениво скользнула взглядом по беспорядку в поисках расчески. Спутанная копна волос падала на плечи. Бритни отодвинула в сторону стопку ежедневных рекламных листовок, обнаружила фотографию и, радостно улыбнувшись, принялась ее разглядывать. Со снимка смотрело ее собственное изумленное лицо, пойманное корабельным фотографом во время посадки в Майами. Девин, обнимающий рукой ее плечи, весело улыбался.

Она совершенно забыла об этой фотографии. А вот Девин вспомнил и купил. Ее сердце переполнялось счастьем, которое принесли ей эти последние дни.

Положив фото обратно на бюро, она заметила спрятанную под фотографией и рекламными листовками открытку. Сгорая от любопытства, она подняла ее, отметив, что это та самая открытка, которую Девин купил для Бобби в первый день их путешествия. Та самая, с пышногрудыми красавицами на Семимильном пляже.

Наверное, Девин забыл даже о Бобби, подумала она, но, случайно повернув открытку, с удивлением увидела текст, написанный ясным размашистым почерком.

Сразу же заметив свое имя, Бритни уже не смогла отложить послание.

“Бобби, все прекрасно. Не волнуйся о Бритни и ее “охоте за мужем”. Я постоянно держу ее под наблюдением. Считай, что моя миссия выполнена. Девин”.

Пальцы ее задрожали, а губы мгновенно пересохли, когда она дочитала открытку.

“Он знал, что мне необходим отдых, – вспомнила Бритни. Так Девин объяснил ей свое присутствие на теплоходе, когда она потребовала разъяснений. – Он действительно не хотел, чтобы билет пропал. Он, кажется, упоминал о том, чтобы не давать скучать мне”.

Она молча смотрела на открытку. Миссия выполнена. Несвязные, запутанные обрывки разных разговоров с Девином пролетали в ее мозгу. Он пытался отговорить ее от поисков мужа. Он предлагал ей отсеивать неподходящих кандидатов, потом найти нужного мужчину. И, наконец, сказал, что сам любит ее.

“Еще он говорил, что не собирается шпионить за мной для Бобби”, – вспомнила она с болью во внезапно остановившемся сердце. Желудок ее неприятно сжался. Она вдруг осознала, что так сильно сжала открытку, что смяла ее.

Эй! Ты пропустила потрясающий завтрак!

Бритни подняла глаза. Девин закрыл за собой дверь каюты и остановился, заметив оцепенение Бритни, застывшее выражение лица. Потом взгляд его упал на открытку.

– Зачем ты отправился в это путешествие? – тихо спросила Бритни. Она должна была знать ответ прямо сейчас, несмотря на то болезненное жало, что пронзило ее сердце. Прошедшие дни были раем. Внезапно эти драгоценные мгновения с Девином показались жутко нереальными.

Девин внимательно смотрел на Бритни, и мрачное предчувствие закралось в его голову, когда он заметил опустошенность в ее глазах. Он совершенно забыл об этой открытке. Он написал ее в первый же день путешествия и сразу забыл об этом. Девин хотел только успокоить Бобби и сделал это максимально понятным тому способом.

– Ты сказал, что отправился в круиз не для того, чтобы шпионить за мной, – торопила его Бритни, и сомнения ее росли с каждой секундой, пока Девин медлил с ответом.

– Я не следил за тобой, – наконец сказал Девин. – Бобби действительно беспокоился о тебе. Он хотел убедиться, что у тебя не будет никаких неприятностей…

– Неприятностей? – Бритни ощутила такую горечь, когда повторила это слово.

– Он беспокоился, что ты можешь увлечься каким-нибудь неподобающим мужчиной – таким, который воспользуется тобой, твоей неопытностью, – объяснил Девин.

Бритни засмеялась холодным резким смехом.

– Воспользуется мной? – эхом откликнулась она. – Как? Может, так, как это сделал ты – когда лгал мне, выполняя свою миссию? – Слезы гнева и боли навернулись было ей на глаза, но она мгновенно загнала их обратно. Все, что случилось между ней и Девином в последнюю неделю, казалось подозрительным. Особенно его любовь.

– Я никогда не лгал тебе, – продолжал настаивать Девин, придвигаясь к Бритни. Она отпрянула, будто в нее ударила молния. – Я люблю тебя, – нежно промолвил он.

– Прекрати! – Бритни отвернулась, не в состоянии больше смотреть на него. – Почему я должна верить, что это правда? Согласно твоей собственной открытке, наша с тобой любовь для тебя не более чем способ выполнения твоей миссии – просто игра. Ты же говорил, что отправился в это путешествие, чтобы отдохнуть, а не шпионить за мной…

– Я не провел с тобой ни одной минуты с намерением шпионить или подглядывать за тобой, – долетел до нее в наступившей тишине его негромкий голос.

– Точно. – Бритни повернулась и сквозь раздвинутые занавеси долго смотрела на появившиеся на горизонте очертания Майами. Потом снова перевела взгляд вниз, на открытку. – Я хочу знать, что значит “миссия выполнена”?

– Это ничего не значит, – помолчав, ответил Девин. – Просто глупая формулировка. – Сейчас, прочитав свои слова глазами Бритни, он понял, как он был не прав. Отправляясь в круиз, он согласился выполнять предложенный Бобби план. С самого начала этот план был абсолютно неудачным и несправедливым. – Ты же видишь, я не послал эту открытку.

– И какова же была твоя “миссия”? – Бритни до сих пор стояла, отвернувшись.

Девин вздохнул. У него не было выбора. Он не мог продолжать защищать Бобби сейчас, когда все это причиняло Бритни такую боль. Его собственные переживания в этот момент не значили ничего. Все, о чем он мог думать, – это как показать, как доказать Бритни искренность его чувства к ней. Он не мог допустить, чтобы она считала все это игрой. Особенно сейчас, когда она только-только снова начала верить в себя.

– Бобби беспокоился о тебе, – начал Девин.

– Это я уже знаю, – холодно ответила Бритни и наконец повернулась, чтобы внимательно посмотреть ему в лицо. – Но есть огромная разница между просто беспокойством и таким пренебрежительным отношением к человеку, когда считаешь возможным манипулировать им, его жизнью.

Ее слова снова напомнили Девину о том чувстве вины, которое он ощутил, когда Бобби попросил присматривать за его сестрой. Бритни абсолютно права. Они с Бобби оба вели себя так, будто у нее нет ни разума, ни способности самостоятельно принимать решения.

– Я совершил ошибку, согласившись присматривать за тобой во время путешествия, – признал Девин. – Когда Бобби не смог поехать, он отдал мне свой билет. Мне был совершенно необходим отдых – это чистая правда. – Выражение лица Бритни оставалось настороженным. – Бобби был просто вне себя, – продолжал Девин. – Он думал, что ты выйдешь замуж за кого-нибудь на Карибах.

– Значит, такова была “миссия”? – мягко спросила она. – Удостовериться, что я не выйду замуж? – Боль затопила ее, когда она вспомнила отношение Девина к браку. – Ты сделал все, чтобы убедиться в этом, правда? – Девин открыл рот для ответа, но она снова перебила его: – И какие тебе были даны полномочия для достижения этой цели? – Бритни снова повысила голос. – Мой брат сказал, что ты можешь переспать со мной, если это будет необходимо? Это было последним средством, дабы воспрепятствовать моему общению с разными неприемлемыми типами на борту?

Девин одним прыжком преодолел разделяющее их небольшое пространство. На этот раз, когда она попятилась, он последовал за ней, обхватил ее, притянул к себе.

– С того самого мгновения, как я увидел тебя в Майами, я совершенно забыл о договоре с Бобби. Я начал влюбляться в тебя задолго до того, как понял это. Я знал только, что ты завладела каждой моей мыслью, во сне или наяву.

– Хватит притворяться! – закричала Бритни, вывернувшись из его объятий.

– Я не притворяюсь, – настаивал Девин. – Я хотел тебя для себя самого, не в состоянии был вынести даже мысли о том, что кто-то другой может прикоснуться к тебе. – Он снова потянулся к ней, взял ее руку. – Сначала я совсем запутался. Никогда раньше я не чувствовал ничего такого по отношению к любой другой женщине. Знал только, что должен быть рядом с тобой, и находил любые предлоги, чтобы ты позволила мне это.

– Я не могу тебе верить, – сказала Бритни, отнимая руку. – Ты знал меня почти всю жизнь и никогда не проявлял ни малейшего интереса. До тех пор… до тех пор, пока я не стала твоей “миссией”, некой игрой. – Тут другой страх захватил ее. – И ты не был влюблен, когда я выглядела по-другому. Даже не захотел меня поцеловать, – напомнила она ему их неудавшийся поцелуй на злополучной вечеринке.

– Я говорил тебе, что тогда не был готов…

– А сейчас готов? – Бритни снова недоверчиво потрясла головой.

– Я люблю тебя…

– Алан тоже говорил, что любит меня. И лгал мне, и делал все возможное, чтобы контролировать меня, манипулировать мной. – Бритни смотрела на Девина затуманенным болью взглядом. Она мучительно хотела поверить, что он любит ее.

– Это не одно и то же, – сказал ей Девин, надеясь вопреки всему, что она все же поверит ему. Но, зная, сколько боли ей причиняли в прошлом, понимал, что шансы близки к нулю. – Я никогда не хотел сделать тебе больно. И я влюблен не в твою внешность, – продолжал настаивать он, глубоко уязвленный страхами, прозвучавшими в ее голосе. – Я люблю тебя, Бритни.

– Как я узнаю, когда именно на прошлой неделе я перестала быть “миссией”? – тихо спросила она, глядя на Девина полными боли глазами. – Если вообще перестала?

Все надежды Девина разбились вдребезги.

– Я не знаю, – ответил он, сдаваясь.

Сердце Бритни сжалось: она так хотела поверить Девину, знать, что его любовь к ней – настоящая. Но, оглядываясь назад, на прошедшую неделю, чувствовала, что смотрит на все сквозь кривое стекло. Что настоящее, а что – нет, различить было невозможно.

И только в одном можно было быть уверенным точно. Девин не брал на себя никаких обязательств, не давал никаких клятв. Он был по-прежнему свободен, так свободен, как, по его собственным заявлениям, всегда и хотел оставаться. Свободен, как человек, выполнивший свою миссию.

– Что я могу сделать, чтобы ты мне поверила? – спросил Девин.

Только одно – единственным образом, вспыхнуло у нее в мозгу. Но она немедленно прогнала эту мысль.

– Ничего, – безразлично ответила она, вернувшись мысленно в его прошлое.

Девин смотрел, как Бритни повернулась и пошла к двери. Когда она потянулась к дверной ручке, он вдруг отчетливо понял, что она сейчас уйдет, и рванулся к ней. Он схватил ее руку, удержал. Он хотел что-то сказать, что угодно, чтобы не дать ей уйти. Отчаянно перерыл все свои мысли, но не нашел правильных слов.

Секунды бежали.

– Путешествие окончено, Девин, – тихо сказала Бритни. – Миссия выполнена.

Она осторожно протянула руку, открыла дверь. Он смотрел вслед Бритни и первый раз в жизни ощущал, что его сердце разбито.

– Бритни почти не разговаривает со мной.

Девин с трудом оторвал глаза от своего письменного стола, посмотрел на мужчину, прислонившегося к двери его офиса. Ясные голубые глаза Бобби Грэма тут же напомнили ему о Бритни.

Три недели, прошедшие после окончания круиза, голова Девина была занята мыслями исключительно о ней. Несколько раз он пытался звонить ей, но потом отказался от этих попыток, когда понял, что она поставила автоответчик, чтобы знать, кто звонит. Сначала он оставлял сообщения, но она ни разу не позвонила.

Думал было зайти к ней домой, но отказался от этой мысли. Если она не поверила ему на теплоходе, то бесполезно снова говорить, что он любит ее. Это ничего не изменит.

Девин еще не знал, как убедить ее, что их любовь не была игрой. Не одну бессонную ночь провел он, размышляя об этом.

И лишь одно он знал абсолютно точно – он никогда не сможет и не захочет отказаться от нее.

– Странно, что она вообще хоть как-то разговаривает с тобой, – наконец сказал Девин, устало откинувшись на спинку своего кожаного кресла, когда Бобби осторожно уселся напротив. Бобби вздохнул.

– Сегодня, знаешь ли, ее день рождения, и она даже отказывается пойти со мной куда-нибудь. – Он снова вздохнул. – Прости, что втянул тебя в эти неприятности. Я просто очень беспокоился о Бритни. Но она права… Ты знаешь, она обвинила меня, что я не принимаю ее всерьез.

Девин пристально смотрел на друга.

– Я тоже не принимал ее всерьез, – согласился он после некоторого размышления, вспомнив, как смеялся предположению Бобби, что Бритни собирается “поймать” жениха на борту теплохода.

Он повернулся на своем вращающемся кресле и уставился вниз, на центральную деловую улицу Чарлстона. Он вспомнил, что стал чрезвычайно серьезно относиться к Бритни с того момента, как увидел ее. Но тогда было уже поздно. Поздно стало с того момента, как он согласился следовать предложенному Бобби плану.

– Я пообещал Бритни, что отныне никогда больше не буду пытаться вмешиваться в ее жизнь, – раздался у него за спиной голос Бобби. Девин щурился на яркое полуденное солнце, слушая эти слова. – И я выполню свое обещание. Мне как-то не приходило в голову, что вопрос замужества так важен для нее. Думал, что это временное явление, связанное с ее разводом. Но, кажется, семья действительно очень много значит для нее. Я не должен был…

Он замолчал, когда друг резко повернулся к нему.

– Она все еще ищет мужа? – спросил Девин.

– Я же сказал тебе, она практически не разговаривает со мной, – ответил Бобби и нахмурился, увидев напряженное выражение лица Девина. – Но она как-то упомянула, что работает над статьей по поводу службы видеознакомств.

– Видео – ты имеешь в виду эти заведения, куда ты можешь пойти и выбрать кого-нибудь на основании видеоинтервью? – спросил Девин, и перед его внутренним взглядом замелькали картины, как Бритни просматривает ролики и выбирает среди множества незнакомцев. Снова мгновенно ожил инстинкт защитить ее. – Что, если она сама решит попробовать найти себе пару таким путем? Ты позволишь ей пойти куда-нибудь с совершенно незнакомым человеком? – возмущенно закричал Девин.

– А что ты хочешь, чтобы я делал? – крикнул Бобби в ответ. – Она оторвет мне голову, если я вмешаюсь еще хоть раз! Я отказываюсь – она должна принимать решения самостоятельно. Никакого вмешательства, помнишь?

Девин нахмурился, сразу вспомнив, что Бобби прав. И все же перспектива возобновления Бритни “охоты на мужа” потрясла его до глубины души. Он думал, что у него есть время – время, чтобы дать Бритни подумать и понять, что их любовь была настоящей, истинной. Сейчас Девин вдруг почувствовал, что оно внезапно окончилось.

– И почему это ты так беспокоишься, если Бритни… О Боже! – Глаза Бобби расширились, будто его посетила совершенно невероятная мысль. – Ты влюбился в нее. – Он подождал, давая Девину шанс опровергнуть это заявление. Но когда тот промолчал, Бобби усмехнулся. – Хотел бы я иметь возможность как-нибудь…

– Нет, – прервал его Девин, зная, что такое вторжение не приведет ни к чему хорошему. Это касается только его и Бритни. – Ты прав. Никакого вмешательства.

Между ними воцарилось молчание.

– Она знает о твоих чувствах? – наконец прервал его Бобби.

Девин взглянул на него, ощутив внезапную боль в сердце.

– Она знает, – медленно ответил он. – Но не верит.

Спустя несколько часов, прохаживаясь взад и вперед по задней веранде своего пляжного домика, Девин все еще вспоминал этот разговор с Бобби. Закат окрасил мягкими золотыми и оранжевыми бликами волны Атлантики, разбивающиеся о берег где-то вдали.

Его двухэтажный дом, выстроенный на берегу Пальмового острова вдали от Чарлстона, смотрел на тихий песчаный пляж. Обычно Девин наслаждался покоем, солнцем и морем. Но сейчас он ощущал томительное, гложущее одиночество, не покидающее его с последнего дня путешествия и становящееся сильнее день ото дня.

Никогда раньше не испытывал он такого одиночества. Он упивался минутами, когда был один, хотел быть один. А сейчас ощущал пустоту – огромную дыру в сердце, там, где раньше была Бритни. Он ничего не знал об этой дыре, пока Бритни не показала ему, какой радостью может быть наполнена его жизнь.

Теперь же он знал и ощущал эту пустоту. После разговора с Бобби чувство, что Девин потерял Бритни навсегда, стало еще глубже, еще темнее.

“Как я узнаю, когда именно на прошлой неделе я перестала быть “миссией”? Если вообще перестала?” – прозвучали в его памяти слова Бритни.

Он не мог упрекнуть ее за эти подозрения. Он был не в своем уме, когда согласился выполнить “миссию”, возложенную на него Бобби. И теперь Девин потерял Бритни. То, что его любовь была настоящей, а “миссия” – бессмысленной с самого начала, не имело теперь никакого значения. Единственное, что имело значение, – то, что он потерял Бритни.

Тот первый момент, когда он увидел красавицу в Майами у бассейна, вспыхнул перед его внутренним взором, когда он смотрел вдаль, на воду. Вся она была – солнечные локоны и шелковистая кожа, с бесконечно длинными ногами и невинно обольстительными глазами, навсегда приковавшими его к ее душе.

Она захватила его в это мгновение. А когда он понял, кто она такая, он увяз еще глубже, очарованный знакомой приветливостью в сочетании с новой живой искоркой уверенности и целеустремленности, которые интриговали и гипнотизировали его, пока он не понял без тени сомнения, что должен сделать Бритни своей.

Девин резко остановился и стоял, оцепенев, пока внезапное осознание формировалось в его мозгу. Он искал способ убедить Бритни, что время, проведенное ими вместе, не было миссией – или игрой. Он истерзал себя бессонными ночами.

А ответ все время был здесь.

Широкими шагами прошел он через заднюю дверь в дом, задержавшись лишь, чтобы взять с кухонного стола ключи от своей черной “мазды”. Через несколько секунд он был уже на шоссе, направляясь к мосту, соединяющему Пальмовый остров и Чарлстон.

Глава 11

В ванной на верхнем этаже своего городского дома в Чарлстоне Бритни нагнулась вперед, оборачивая голову толстым полотенцем. Она только что нанесла на влажные волосы кондиционер, и ему требовалось тридцать минут, чтобы глубоко впитаться. Ровно столько, сколько было необходимо для того, чтобы оказала положенное воздействие европейская маска для лица.

Отбросив назад полотенце, плотно держащееся на положенном месте, Бритни наложила на щеки зеленую грязевую маску. Увидев в зеркале отражение, состроила гримаску. Ополаскивая в раковине руки, услышала, как звенел внизу дверной колокольчик.

“Бобби!” – раздраженно подумала Бритни. Она заявила ему совершенно определенно, что не намерена устраивать событие из своего дня рождения. У нее решительно не было настроения обедать где-то в общественном месте и вести светскую, ничего не значащую беседу, делая вид, будто вовсе не ее сердце разбито на миллионы крошечных кусочков.

Она направилась к лестнице, твердо намереваясь отправить Бобби восвояси, если он пришел, чтобы затащить ее праздновать день рождения в ресторан. Сама она планировала провести вечер, экспериментируя с новейшими косметическими средствами, рекомендованными на страницах “Современной южанки”, и изучая для своей будущей статьи образцы видеороликов одного из салонов знакомств.

Мысль о том, чтобы написать еще одну статью о любви, была Бритни почти нестерпима – после того, как она потерпела такую отвратительную неудачу в попытках наладить свою личную жизнь. Однако идея такой статьи принадлежала ее редактору, и Бритни осторожно принялась за работу. Но душа ее не лежала к этому делу.

Ее душа, признавалась она себе, не лежала практически ни к чему с момента возвращения в Чарлстон. Недели проходили, а с ними понемногу отступала и боль, но в то же время Бритни все больше теряла веру в себя.

Это только к лучшему, пыталась утешить себя Бритни, что она вовремя обнаружила правду. Миссия или не миссия, но у Девина никогда не было серьезных намерений в отношении ее.

Он настаивал, что любит ее, но его взгляды на брак были предельно ясны. Девин всегда был известным плейбоем, завзятым холостяком. Она была не в себе, если думала, что он может измениться, особенно теперь.

Девин относился к ней не более серьезно, чем теперь раскаивающийся братец, думала Бритни, спускаясь по ступенькам. Белый махровый халат путался у нее в ногах, хватал за щиколотки. При мысли о брате раздражение снова выплеснулось наружу, и Бритни широко распахнула дверь, готовая проклинать Бобби за то, что тот снова игнорирует ее желания.

Зеленые глаза Дезина встретились с ее синими.

– С днем рождения, Бритни, – тихо сказал он и с любопытством посмотрел на нее. Через минуту добавил: – Я могу войти?

Бритни ошеломленно смотрела на него, держа дверь широко открытой, когда он зашел в прихожую. Его знакомая мужественность вызвала прилив воспоминаний былой страсти, заставив кровь быстрее заструиться по жилам. Шок от потрясения удержал ее на месте еще мгновение, потом она вспомнила о своем лице, волосах, халате. Она задохнулась от ужаса и стыда.

– Бритни?

Она захлопнула дверь, повернулась и помчалась наверх, будто за ней гналась стая голодных волков. Сколько еще раз она должна представать перед Девином в худшем своем виде? – думала она, лихорадочно открывая кран в ванной.

Глядя на свое покрытое грязевой маской лицо, Бритни спросила себя, почему это ее волнует. Когда ответ не появился в мозгу немедленно, она бросила размышлять и принялась отмывать лицо теплой водой.

Отмыв лицо дочиста, Бритни сбросила полотенце, халат и вошла в душ, чтобы смыть кондиционер. Спустя несколько минут она быстро вытерлась досуха, стоя перед гардеробом. Розовое платье, которое она надевала в круизе, попалось ей на глаза, и она потянулась за ним.

– Сумасшедшая, – прошептала Бритни, захлопывая дверцу. Она вела себя так, будто Девин пришел пригласить ее на свидание.

Она не была уверена, почему именно он оказался в ее квартире, – но уж точно не для того, чтобы пригласить на свидание. Встречаться с Девином – убежденным холостяком – игра опасная, она не хотела больше играть в нее. Она узнала об этом в тот день, когда покидала круизный лайнер.

Бритни не нужны были отношения с Девином, они были чем-то непрочным, основанным на одной лишь страсти. А Девин никогда и не хотел ничего более глубокого, основательного. И его “миссия” превосходно подходила к тем пределам, которые он ставил для всех отношений, наконец поняла она после многих недель размышлений по этому поводу. Но Бритни знала, что сама-то она никогда не удовлетворится моментами страсти. Она хотела иметь дом, будущее, семью.

Нахмурившись, Бритни порылась в комоде и вытащила джинсовые шорты и футболку. Она надеялась, что такой небрежный наряд поможет ей задушить нервные спазмы в желудке. Одевшись и проведя расческой по волосам, она спустилась по лестнице.

Девин оторвал глаза от кассеты, которую он нашел на ее видеомагнитофоне, и, взглянув вверх, увидел, как Бритни спускается в ярко-розовой футболке, заправленной в аккуратные шорты, подчеркивающие ее тонкую талию Влажные волосы кудрявились по плечам – сияющие золотые локоны, соблазнительные, как и всегда. Она спустилась с последней ступеньки и двинулась к нему. Огромные синие глаза с беспокойством смотрели на него.

И Девин вдруг подумал, что она самая красивая женщина из всех, что он знает.

– Здравствуй еще раз, – мягко сказал он, едва сдерживаясь, чтобы не схватить ее в объятия и целовать, пока они оба не потеряют сознание. Он бессознательно сжал рукой кассету.

– Привет. – Она стояла, испытывая неловкость и дискомфорт. – Извини, что так убежала, – начала она нервно. – Я никого не ждала, и…

– Тебе нечего смущаться, – мягко прервал ее Девин. Он сделал шаг в ее сторону. – Ты бы выглядела для меня прекрасной даже с мешком на голове.

– Девин, не надо, – попросила Бритни, отворачиваясь в сторону.

– Это правда, – сказал он, слегка прикасаясь к ее подбородку кончиками пальцев и поднимая ее лицо, чтобы она посмотрела ему в глаза.

Бритни смотрела на него долго и внимательно.

– Это не важно. – Она отступила назад, уклоняясь от его теплого прикосновения.

– Это важно, если ты думаешь, что я хочу тебя именно поэтому, – тихо сказал Девин. – Я не могу делать вид, что твоя внешность не привлекала моего внимания. – Бритни почувствовала болезненный спазм в желудке от его заявления. – Но полюбил я тебя, Бритни, – продолжил он. – Я хочу тебя со стеклом в ноге, в приступе морской болезни или со всей этой как-ты-это-называешь на лице. Мне все равно, как ты выглядишь.

– Ты это пришел мне сказать? – оборвала его Бритни. Эти его слова поразили ее своей честностью, своей уверенностью. Поверить, что Девин любит ее, но что у них не может быть совместного будущего, было бы невыносимо больно. И она не согласилась бы ни на что меньшее, чем будущее.

Она уже однажды попробовала второй возможный вариант. Она пыталась создать семью и будущее без любви. Сейчас перед ней была перспектива любви без семьи и будущего. Она проделала за последний год слишком большой путь, чтобы согласиться сейчас на меньшее, чем все и сразу.

– Что, Бобби поручил тебе новую миссию? – ехидно спросила она, заставляя себя соблюдать дистанцию, защищающую ее сердце, как щитом, от новой боли. Она посмотрела на кассету в его руке. – Ты из-за этого здесь? Я упоминала о статье при Бобби. Полагаю, теперь он в панике, что я сбегу и выскочу замуж за кого-нибудь, с кем встречусь в службе видеознакомств?

– Я… – Девин колебался, не зная, как ответить на ее горячие обвинения. Ему решительно не хотелось допускать, что именно он запаниковал по этому поводу.

– Прекрасно, вы оба можете расслабиться, – вставила Бритни. – Это просто работа. – Она потянулась, чтобы забрать у Девина кассету и вернуть ее на место.

Девин испытал острое чувство облегчения.

– Теперь ты можешь уходить, – торопила она его. Девин тяжело сглотнул, внезапно занервничав.

– Я… я не за этим пришел, – объяснил он.

– Тогда за чем же? – подозрительно спросила она. Он бросился головой в воду:

– Я пытался позвонить тебе.

Бритни молчала. Девин снова сглотнул. Дышать было трудно.

– Я должен знать, веришь ли ты до сих пор, что все, что произошло между нами, было игрой.

Бритни отвела глаза в сторону, а в уме ее возникли видения его рта, накрывающего ее в пламенном поцелуе. Он покорил ее своей страстью и нежностью, показал ей чувственную сторону любви, которой она раньше даже не представляла. Как бы ей ни было больно знать, что первоначально его внимание к ней было вызвано требованием Бобби, она все же не могла поверить, что занятия любовью были чем-то меньшим, чем настоящая страсть. Меньшим, чем превосходное и честное чувство. Он выказал ей слишком много нежной заботы, чтобы она могла думать иначе.

– Что ж, мы занимались любовью, – сказала Бритни, уклоняясь от ответа на его вопрос. Одни занятия любовью, какими бы они ни были замечательными, никогда не удовлетворят ее. И хотя прошедшие недели немного смягчили гнев и боль, факты все же остались прежними. Она хотела семью. Девин – нет. – Но это не значит…

– Мы не просто занимались любовью, – вставил Девин. – Мы любили.

Бритни подняла на него глаза. В тот последний день на борту корабля он настаивал, что любит ее. Тогда она не в состоянии была принять этого. Пелена боли была слишком плотной.

– Ты веришь, что я люблю тебя? – спросил Девин. Бритни оторвала от него взгляд, отступила в сторону.

Девин тронул ее за руку, обжег ее этим прикосновением. Она остановилась как вкопанная, но не повернулась к нему.

– Я должен знать, веришь ли ты мне, – настаивал он.

– Почему? – закричала она, и ее золотые кудри рассыпались по плечам, когда она обернулась. – Что это меняет?

– Что меняет? Да все, что есть самого главного в мире! – Девин притянул ее к себе, пока между ними не осталось всего нескольких дюймов. Так близко, что пьянящий аромат ее свежевымытых волос дразнил его, пытал желанием прижать ее к себе и держать до тех пор, пока она не признает, что то, что родилось между ними, было для нее таким же магически-истинным, как и для него. – Почему же это ничего не меняет? – заставил он себя спокойно спросить вместо этого. – Почему?

Бритни сглотнула. Сердце бешено колотилось в груди. Как она хотела просто забыть обо всем и броситься в его объятия. Но она не может – и не станет – отказываться от своей мечты. И не будет просить Девина о том, что он сам не готов ей дать.

– Я больше не сержусь из-за миссии, – сказала она, стараясь смотреть на стену за его плечом. – Бобби пообещал, что больше не будет лезть в мои личные дела. Я знаю, это он втянул тебя в это дело, и ты не понимал, что это может причинить мне боль. Так что ты не должен волноваться о моих чувствах. Все в порядке. Все кончено.

Девин нахмурился.

– Я никогда намеренно не сделаю ничего такого, что может причинить тебе боль, Бритни. – Он увидел ее напряженное лицо, отчаянно стараясь понять, что же она думает. – Я никогда не буду пытаться контролировать тебя или указывать, как жить…

– Я знаю, – прервала его Бритни. Ее глаза неожиданно взглянули прямо в его. – Я знаю. И я не должна была сравнивать тебя с Аланом. Он намеренно пытался манипулировать мной ради своего собственного “я”, из чистого эгоизма. – Она покачала головой. – А ты хотел только защитить меня.

– Я не должен был соглашаться на этот бессмысленный план, – сокрушенно заявил Девин. – Если б я мог начать все сначала…

– Мы не можем вернуться назад, – прервала Бритни, боясь того, куда мог их завести этот разговор. Она не хотела представлять себе, каким было бы это путешествие, если бы Девин не оказался на борту по поручению Бобби.

Она закусила нижнюю губу. Она и так зашла уже слишком далеко. То, что она сказала Девину, что больше не сердится из-за их с Бобби договора, было очень опасным. Бритни внезапно почувствовала себя совершенно беззащитной, но облегчение, замеченное ею в глазах Девина, убедило ее, что она поступила правильно. Она не могла позволить ему нести бремя вины без всякой необходимости. Что бы он ни сделал, это было не из эгоизма. Она знала это так же твердо, как и то, что любит его.

Но, сказав ему правду, она оставила себя открытой. И в следующую секунду он поднял руку и погладил пальцами ее щеку. Она почувствовала, что ее защитный вал начал трескаться и осыпаться.

– Не думаю, что нам есть что еще сказать друг другу, – слабо предположила Бритни.

Девин опустил руку, но настойчивость его взгляда продолжала щекотать ее нервы, заставляя трепетать все тело.

– Ты все еще не ответила на мой вопрос, – мягко заметил он.

– Какой вопрос? – спросила она автоматически, а потом вспомнила, какой именно. Пытаясь выиграть время, Бритни повернулась и сделала несколько шагов к скользящей стеклянной двери, ведущей в маленькое патио. Оранжевые и красные лучи – последняя вспышка закатного солнца – били сквозь высокие сосны на заднем дворе.

Она скорее почувствовала, чем услышала, как Девин приблизился к ней. Она ощутила его дыхание на своей щеке прежде, чем он произнес:

– Я люблю тебя.

И такая нежность прозвучала в этих трех коротких словах, что ее раковина треснула. Больше невозможно было ничего отрицать.

– Я знаю, – прошептала она, не оборачиваясь к нему.

Эмоции взорвались внутри Девина. Он жаждал притянуть Бритни к себе. Он едва мог терпеть, чтобы не дотронуться до нее, не скользнуть ладонями по ее теплой спине и не обхватить ими ее тонкую талию.

Он хотел спросить, любит ли она его. Но не мог. Пока нет. Нет, до тех пор, пока не скажет ей всего.

Наконец Бритни повернулась к нему лицом. Ее ясные синие глаза в закатном свете были серьезны. Желудок его на мгновение сжался, когда Девин вдруг осознал, чем он готов рискнуть. Потом нервы расслабились, и он погрузился в сладость, струящуюся из синих глубин.

– Есть еще кое-что, что я должен сказать тебе, – прервал он наконец молчание. – Я не был предельно честным, когда сказал, что мой приход не имеет никакого отношения к видеосервису, – признал он.

– О? – Совершенно ошеломленная, Бритни не знала, что сказать.

Девин настойчиво продолжал двигаться вперед.

– Я испугался, что ты снова начала искать мужа, – сказал он.

Бритни напряглась. Она отвернулась и стала смотреть на погружающуюся в темноту лужайку. Яркие краски почти растворились в наступающей темноте.

– Правда? – Только это и смогла она выговорить. Но следующие слова Девина изумили ее еще больше.

– И это заставило меня подумать, что бы я сказал, если бы делал такую видеозапись, – мягко сказал Девин, тепло и нежно дыша рядом с ее ухом.

Сердце Бритни, казалось, остановилось.

– Что бы ты сказал? – спросила она, желая – и не желая – услышать ответ.

– Я бы начал так, – медленно говорил Девин низким хрипловатым голосом. Он нежно прикоснулся к ее затылку, зарылся пальцами в ее волосы, мягко, словно шепотом, коснулся ее кожи. – Я бы сказал, что хочу встретить кого-нибудь – кого-нибудь, похожего на тебя, с волосами как жидкое золото, мерцающее на солнце. – Девин раздвинул ее волосы, обнажив стройную шею навстречу вечерней прохладе. – Кого-нибудь с синими искрами глаз, с сердцем, таким нежным, таким щедрым, что оно может пробиться даже сквозь мои заградительные стены, – продолжал он, скользя пальцами к ее плечам. – Кого-нибудь, кто заинтересован в долговременных… – он поцеловал Бритни в шею, – преданных… – его губы оторвались от ее кожи, и, мягко дотронувшись до ее плеча, он заставил ее повернуться к нему, – отношениях, – закончил Девин, глядя прямо ей в глаза.

Сердце Бритни продолжало грохотать, норовя выскочить из груди. Она пыталась заговорить, но безуспешно. Она могла только смотреть на него.

– Бритни, – выговорил Девин по-прежнему тихим голосом, продолжая держать ее глаза своими глазами, – я так долго ждал, чтобы проснуться и понять, что пора взять судьбу в свои руки. Может быть, слишком долго. – Тут Бритни поняла, что он повторял почти ее же собственные слова, когда она пыталась объяснить, как сумела преодолеть трудное прошлое. – Я позволял моим старым ранам управлять моей жизнью. – Девин поднял руку, чтобы нежно заправить прядь волос за плечо Бритни. – Ты научила меня, что можно все начать заново, – сказал он. – Я не опоздал?

Бритни окутало теплом, когда она поняла, что именно он имел в виду.

– Никогда не поздно начать сначала, – прошептала она сквозь ком, ставший в горле.

Девин долго и торжественно смотрел на нее.

– Ты выйдешь за меня замуж? – спросил он. Бритни продолжала безмолвно смотреть на него, и он испугался, не слишком ли долго он все-таки ждал. – Я не тороплю тебя…

– Нет, молчи, – вмешалась Бритни и остановила его слова, мягко прижав пальцы к его губам. – Ты не торопишь. Это не так. Просто… – Она не находила слов.

Радость, расцветшую у нее внутри, невозможно было выразить словами. Девин не предлагал ей суррогатов счастья. Он предлагал все.

– Я люблю тебя, – проговорила наконец Бритни. Девин улыбнулся.

– Тогда выходи за меня замуж, – ободрившись, снова сказал он.

– Что ж… – Голос Бритни замер. – Полагаю, я могла бы подумать о замужестве, – игриво заявила она. Сердце Девина споткнулось о кокетливый свет в ее глазах.

– Могла бы? – спросил он.

– Да, – неторопливо согласилась она. Бритни провела пальцами по его груди, позволила им спуститься ниже, еще ниже, разжигая его страсть. – Есть еще только одно, перед тем как я смогу быть полностью уверенной.

Девин нежно провел руками вниз по ее спине, едва ли в состоянии сконцентрироваться под ее дразнящими пытками.

– И что же это такое? – хрипло спросил он. Бритни улыбнулась.

– Может быть, – шепнула она, обвив его руками и тесно прижимаясь к нему, – ты мог бы сказать мне, что бы ты еще сказал на пленке. – Она легко коснулась языком его шеи, проложила влажную тропу вверх, к подбородку. – Или, быть может, – предложила она, приблизив рот к его губам, – ты бы просто показал мне.

Бритни ощутила, как прижался к ней затвердевший холм его желания.

– Ты знаешь, что ты делаешь со мной? – с трудом проговорил Девин.

– Да. – Она улыбнулась со знойным упоением.

– Ты обещаешь, что будешь продолжать делать это весь остаток нашей жизни?

– Да.

– Тогда я покажу тебе то, что ты хочешь увидеть, – пообещал он, подхватив ее на руки и неся вверх по ступенькам.

И они показали друг другу любовь и волшебство, которые, они знали, останутся навсегда, когда они соединятся в сладостном и неистовом дуэте.

Позднее, много позднее, когда они лежали, насытившись, соприкасаясь телами, с сердцами, слившимися в одно, на большой, удобной кровати Бритни, она положила голову ему на грудь и сказала:

– О, да. Насчет твоего предложения. – Она подняла голову и поймала в сумерках его взгляд. Девин серьезно и долго смотрел на нее. – Да, – просто и окончательно сказала Бритни. – Я выйду за тебя замуж.

Девин улыбнулся, потом потянулся, прижал ее к себе.

– Я люблю тебя, – сказал он. – Люблю больше жизни.


home | my bookshelf | | Тропическая жара |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу