Book: Гаси Америку!



Гаси Америку!
Гаси Америку!


Христо ПОШТАКОВ

Андрей БЕЛЯНИН


Гаси Америку!

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ


Седой индейский вождь Большая Водка смотрел на закат, время от времени запуская сухую ладонь в пузатый глиняный чайник. Он брал оттуда твёрдые катышки овальной формы и клал их себе в рот. Большая Водка мог видеть закат даже утром,его зрение было не простым, оно было зрением старого индейца, такие всё видят иначе…

К старику осторожно подошёл юноша.

– Говори, Продолжительный Спазм, - не разжимая зубов, разрешил старший.

– Я сегодня попробовал траву дьявола… Мне было страшно. Я многое видел, Большая Водка…

– Я верю. Я курил о тебе.

– Будь осторожен, вождь, Великая Минздра предупреждала…

– А не пойти бы ей вдоль прерий в сезон дождей в единственное тёмное место у белого мустанга?! О чём рассказала тебе трава, Продолжительный Спазм?

– Сначала она показала нужные пятна на кактусах, те самые, о которых, Большая Водка, ты мне рассказывал.

– Больно не было?

– Нет, я срезал их томагавком, растёр кожуру и посыпал на ладони, ещё немного на голову… Мама ругалась, что я истребляю её домашние растения.

– Неважно, плюнь на маму и продолжай…

– Потом кактус дал мне первые семена. Я принёс тебе немного… А вот после них перед моим взором открылся каньон, и я ощутил страх.

– Будь осторожен с травой дьявола, Продолжительный Спазм, ты ещё недостаточно крепок для неё. Я внимательно слушаю звуки, которые ты издаёшь, не останавливайся…

– Я видел в каньоне неуязвимого человека, одетого в железо. Он сидел на коне и держал в руке опухший нож.

– Это называется «меч», мой любознательный почитатель дымка.

– Меч? Тебе лучше знать, мне не хватает слов… Он был не местный.

– Вот ещё… не хватало нам чужаков.

– Он был не один, Большая Водка, с ним были ещё двое. Один похож на тебя, такой же древний, как скелет бизона за ручьём, он держал связку листов для курения в суперобложке…

– Это называется «книга».

– Книга… Ты словно смотрел вместе со мной!

– Я тоже люблю траву дьявола, молодая буйная поросль… Хочешь, угадаю, кто был третий?

Юноша стянул из чайника последний катышек и кивнул.

– Он был нечеловек, Продолжительный Спазм, он был дракон…

– И он махал огромными крыльями, широкими, как язык Минздры.

– И требовал пищи!

Юноша сел рядом со старым индейцем и закрыл глаза. Теперь они оба видели закат и знали будущее…

1


Солнце зевало в утренней дымке, укрывшей столицу Объединённого королевства неприступный Сюдасказал. Настырные лучики мчались наперегонки по стенам и улочкам, а солнце по-отцовски радовалось за них. Встревоженный сон с неохотой покинул королевский дворец, требуя срочного посещения ночных ваз, подключённых к централизованной системе водоснабжения и канализации.

Первое лицо страны сам Барди Бравый, муж Хельги Прекрасной (некогда Барди Ландрийский, в мире кино - Барт Грейди, а в самом начале голодного рыцарства - «божий человек в помятом железе»), открыл глаза. Достаточно было мимолётного взгляда на его культуристские руки, чтобы признать: пятнадцать лет правления сделали парня суперкрепким управленцем, грозой лентяев и тунеядцев. Хорошо развитые мускулы наблюдались по всему телу. Казалось, он круглые сутки поглощал протеин, подбрасывал гири и взвешивался. Отчасти так и было, но в жизни правителя имелись и другие заботы.

Недавно, к примеру, его армия надавала по шеям малочисленной империи гиббонтов. Завоевала вражеский остров, а побеждённого императора посадила на пшеничную дань - а чего стесняться, порядок такой, никуда не денешься. Надо же как-то компенсировать экономические потери в результате военной операции…

Подали завтрак: болтунью из двух цельных яиц и шести яичных белков, полчашки варёной овсянки, банан, стакан апельсинового сока. Хельга исправно следила за тем, чтобы муж получал полноценное питание. Наведавшись в ванную, король, обмотанный полотенцем, приступил к трапезе, во время которой всегда находилась минутка-другая для воспоминаний…

Фанат пивной ферментации, старик Рогональ добил свою больную печень и приказал долго жить. Причина его кончины скрывалась не особенно тщательно: бывший король вусмерть упился элитным виски и покинул мир счастливым, так и не выпустив из рук недопитую бутылку. Схоронили отца Розамунды в склепе, устроенном прямо в его любимом погребке, который впоследствии стал чем-то вроде дома-музея…

На первый взгляд дикость, но если вы знали Рогоналя так, как знал его Барди, лучшего места не придумаешь. Вот стул, на котором сиживал государь, вот ведро и тазик, из них бывший сенешаль Монти поливал «непросыхающего» государя. На этой вот вшивой шкуре государь засыпал. А это та самая бочка, из которой получили первое самодельное рогоналевское пивко, не дождавшись конца «ферментации». В погребке по праздникам собиралась продвинутая длинноволосая молодёжь и фальцетом пела под звуки разрисованных мандолин. Лучшие исполнители удостаивались Рогоналевской премии - бутылки виски той самой марки, которую в своё время так заценил старик.

Ландирия как часть Объединённого королевства отошла под начальство Рока Свенсона, храброго командира «Гаммы». Он и его ребята из ФБР принесли неоценимую пользу новой родине. Что подумали об их исчезновении в Штатах - неизвестно. Искали или нет, сочли предателями или убитыми в результате профессиональной деятельности - как бы то ни было, информация не просочилась, есть вещи, о которых по телевизору не показывают. Но главное, парни не чувствовали себя обиженными, им здесь нравилось.

Свенсон осовременил замок Рогоналя, оснастив его практически всеми удобствами - организовал прокладку водопровода, монтаж парового отопления, строительство бань. Через год после свадьбы Лина (двоюродная сестра Хельги) подарила спецназовцу прекрасного белокурого мальчика и рыжую девочку. Скоро семье Свенсон предстояло явиться к Барди на Королевский совет. Но Барди не хотел пока думать о совете, он с удовольствием листал страницы прожитых дней, разглядывая яркие картинки событий.

Путешествия из прошлого в будущее или из одного параллельного мира в другой (Барди толком не определился, что же такое та, мандельштейновская, Америка) были воистину из разряда чудес, и прежде всего потому, что с лёгкого взмаха чародейской мантии и крыльев гургила рыцарь не превратился в баркасный якорь, а дракон в пару дымящихся гамбургеров. Какое безрассудство, такое и везение!

Тщательное изучение компьютерной энциклопедии, приправленное сытыми откровениями хитромудрого мага (ветерану массовки то и дело надо было «временно отсидеться в занюханном Средневековье»), навело Бардина мысль, что континент, с которого из будущего прибыла команда Свенсона и явились прочие диковинки, как то: «Форд» на водородном топливе, косметика и прочая дребедень, здесь, в этом мире, ещё не открыт. То есть открытие Америки могло принести неплохие дивиденды…

За умение подтолкнуть к хорошей идее и вовремя смыться господин Горо получил от Барди Бравого должность сезонного королевского советника. Справедливости ради, не станем особо нахваливать старого прощелыгу. Великий Дзенга не успел передать юному Горику свою мудрость, ибо учитель слишком рано покинул земной мир. Кстати, тоже в результате неосторожного обращения с химическими реактивами, но это неважно…

Важно, что он успел оставить Горо только свою знаменитую книгу. Но что толку с книги, пусть даже и бесценной, если её использование сводится к рассматриванию скабрёзных картинок и рискованной демонстрации неверно прочитанных «заклинаний»? Сезонный советник короля, по сути, так и оставался полуграмотным аферистом-самоучкой, не более…

Однако дедуля исхитрился смотаться в Голливуд ещё раз, а потом ещё и ещё, где собрал для своего некогда юного, а ныне зрелого работодателя и просто уважаемого человека любопытные сведения. Так, Розамунда не вышла за Сандорага, превратив его интимную жизнь в сериальный скандал. Жёлтые газеты пестрели хроникой сандораго-розамундовских баталий. Достаточно было взглянуть на заголовки: «Не такой уж и огромный!», «Куда делся семейный бюджет?», «Когда стучат соседям головой в стену…» и так далее. Настоящие Том Круз и Николь Кидман подали на сладкую парочку в суд за незаконное использование имён, зарядив иски на суммы, от которых искрят калькуляторы. Суд тянулся около трёх лет, так ничем не закончившись: Розамунда дёрнула в Мексику с целью сменить пол и фамилию; Сандораг свалил всю вину на бывшую возлюбленную; прикинулся тихим сумасшедшим и издал приличным тиражом книгу «В раздумьях о стойком, но невечном», по которой впоследствии Стефан Кубик снял шестичасовой художественный фильм без участия актёров.

2


Барди выпил сок и бросил в сторону льняную салфетку.

– О'кей! - сказал он сам себе, отодвигая пустую посудину. - Пришло время обратиться к книгам.

И он направился в личный кабинет заниматься проблемами королевства.

Одна стена от пола до потолка была заставлена стеллажами, каждый сантиметр которых воплощал мечту библиофила. Уникальные переплёты, дорогое тиснение, забытые авторы: Ксения Общак «Унесённые рэпом», Гарри Касперский «Троянский мат», Ладимир Носорогин «Голубой жир», эротический роман самой Джоан В. Роллинг «Потный Гарри». Загляденье…

– Вот она,- прошептал мужчина и надавил на «Сто лет без роуминга» Эрика Сонного.

Книги вздохнули и всем составом сдвинулись влево, открывая вид на шикарный спортзал размером с гараж для «КамАЗа». Полотенце слетело с бёдер, стесняться было некого. Среди собравшихся любителей железа наблюдались только мужчины. Барди встал на весы.

– Отлично! Как дела, Горголан?

– Душевно, французский жим лёжа просто Прелесть! - ответил покрытый татуировками и потом толстяк.

– Виктюк, сынок, покажи-ка мне свои разведения в наклоне…

– Легко, папа! - отозвался парень, очень похожий на юного Барди. Он осторожно опустил штангу и потянулся к огромным гантелям.

- Дрын, здорово! Быстро ты набираешь массу, Дзогово отродье! Групповой тренажёр из тебя, ко…по, отменный, но пора перебираться на улицу…

- Вы правы, ваше величество,- рыкнул молодой ящер, с интересом наблюдая, как двое здоровяков пытаются согнуть его хвост.

– Надеюсь, увалень Горголан не очень тебя достаёт?

Сенешаль как раз совершал попытку протереть дракончика влажной тряпкой.

– Он пассивный лежебока, ваше величество, ему бы повисеть да полежать…

– Лентяям не место в бодибилдинге!

Борец за чистоту охнул и рухнул. Спортсмены собрались в кружок и уставились на распростёртое тело. Сенешаль покойного Диотемия смотрел на всех снизу вверх с нескрываемым упрёком на лице.

– Я сражён грубыми оскорблениями в свой адрес! - объяснил он срывающимся голосом. - Неблагодарные! Вот ответьте: кто вам пыль с железа вытирает? Белок из яиц сцеживает? Коктейли смешивает? Графики тренировок просчитывает?

Культуристы стыдливо попрятали глаза.

– Не отвечайте, я всё понимаю… Я снова терплю обиды из-за своей доброты, ваше величество! Мир жесток… Но смогут ли они, жестокие, попробовать хоть недельку пожить без меня. Посмотрим, что получится! А я ведь цветов хотел сюда принести для уюта! Кактусов и герани!

Король протянул Горголану руку:

– Вставай, дружище, ты прав - мы не продержимся без твоих забот и половины дня. Так ведь, парни?

– Истинно так! Вставай, Горголанчик, полотенца бы заменить пора и водички принести свежей…

– Подождёте, ненасытные! - огрызнулся мигом утешенный толстяк, поправил причёску и преданно посмотрел на вождя Объединённого королевства. - Стимулирующий напиток из имбирного корня и дыни ждёт вас, мой король!

– Благодарю.

Барди чуть не крякнул от удовольствия. Не сенешаль, а загляденье - взяток не берёт, службу служит, в спортзал ходит. Чего ещё надо?! Толку во много раз больше, чем от рогоналевского Монти. Тот, ландрийский, своего никогда не упускал, любого подношения ради хитрил, выкручивался. Правда, за королём с тазиком ходил исправно, ничего не скажешь. Теперь же состарился, и Свенсон заменил его слугой помоложе. И бог с ними…

Напиток, традиционно поданный в серебряном кубке, не подкачал, и тренировка, как обычно, удалась. Барди выполнил последний подход и под аплодисменты родных и близких проследовал в душ.

Вернувшись в кабинет, основатель славного города Сюдасказала натянул чёрные кожаные брюки, армейские ботинки, чёрную вейдеровскую майку, на голову повязал красную бандану и вышел на большой парадный балкон. Народ привык к его облику, а наиболее знатные пытались подражать «властителю», но не в образе жизни, а только в одежде, разумеется. Как это выглядело в Средневековье, можете представить сами…

Дворец был центром города, началом всех его главных улиц и лучшей смотровой площадкой. По утрам Барди всегда обозревал владения. Имея электронный бинокль и доступ к четырём стационарным системам наблюдения, в том числе ночного, он мог с уверенностью называться всевидящим оком!

Внизу суетился муравейник базарной площади. Товаров везли много, монеты кочевали из рук в руки, город богател. Не это ли очевидный повод радоваться за страну? Бывший рыцарь улыбнулся, не желая больше глазеть на вечное движение. Надоело…

Чего смотреть-то? Давно уже не секрет, что Сюдасказал и другие крупные центры королевства вступили в стадию расцвета. Система власти была достаточно надёжной. Барди Бравый дал мощный толчок к развитию науки. Он организовал Небольшой университет химии, технологий и инноваций (НЕБУХТИ), отдал учёным монахам свой ноутбук, коллекцию дисков и разрозненные номера журнала «Плейбой». Возможно, именно из-за этого не всё у них пошло гладко…

Получив «интересные» материалы, одухотворённые светила средневековой науки чуть не пустили всё высокотехнологичное хозяйство на переплавку с целью выяснить: получится из дисков золото или на худой конец хотя бы приличное удобрение?

Слава богу, старый просвещённый маг Горо оказался рядом и не дал коллегам совершить ужасную глупость. Со временем естествоиспытателей научили нажимать на клавиши, двигать мышкой и запускать антивирус. Самые продвинутые по ночам вовсю резались в тетрис и косынку, проигрывая церковные реликвии…

Журналы разошлись по кельям с целью глобального изучения на предмет сатанизма и колдовства. Причём эти исследования затянулись настолько, что уже никто не мог толком сказать, где находится тот или иной журнальчик, но отцы университета выходили из своих кабинетов разморёнными и приятно задумчивыми.

Для начала Барди поставил им конкретную задачу - перевести все имеющиеся в компьютере данные по географии, истории, технике, литературе и религии на ландрийский, а также другие языки народов королевства.

Университетские интеллектуалы с неделю находились в раздумьях. Затем дружно подали в дворцовую бухгалтерию пояснительную записку на шести листах о необходимости срочного расширения своего штата с пяти до пятидесяти пяти человек, указав размеры недельного жалованья и перечень льгот. Днём позже великолепная пятёрка врассыпную покидала приёмную его величества, унося на лысинах, во рту, в ушах, в ноздрях и… стыдно сказать где кусочки упомянутой писульки! В итоге переводом голливудских энциклопедий на добровольно-принудительных началах занялся малоизвестный тогда студент по имени Накось.

Барди искренне тяготился своей нынешней ролью топ-менеджера и руководителя высшего уровня. Встречи, планёрки, совещания, документы, снова деловые встречи, и так каждый день без выходных. Одна отрада - спортзал. В семье бывал только ночью, когда все спали. Барди боялся признаться самому себе, что отдалился от жены и детей, но так оно было на самом деле… Повседневные мысли его не касались родных. Неправильно, плохо, а что поделаешь? Это крест короля. Хельга его понимала, но от этого было не легче.

По мнению Хельги, предназначение правителя в том и заключается, чтобы до последних дней думать о своей родине, работать сутками, но… Барди тяжело вздохнул. Как невероятно прогрессивный правитель он мечтал о том дне, когда в небе над старой доброй Ландирией пролетят реактивные самолёты, в хижинах появятся холодильники, а в карманах местных жителей - кредитные карточки.

Но, увы, ни двух, ни, возможно, и трёх жизней не хватит осуществить задуманное! А ему уже сорок. Поезда и самолеты из пустого места не возникнут, тут десятилетиями работать надо… или устроить контрабанду из мира будущего? Нет, пожалуй, неприемлемо. Да и уголовно наказуемо, кстати…

Однако что ж теперь, ему до скончания века кожаные брюки протирать и в бумагах тонуть с головой?!

В его успешной, распланированной жизни отсутствовала самая главная вещь, вкус к которой у настоящих знатоков не обесценивается до самой смерти. Бывший рыцарь безумно скучал по настоящим приключениям! А что прикажете делать, когда внутри вас, словно костёр из покрышек, пылает любовь к опасностям? Он давно вынашивал ответ на этот вопрос, и надо было только решиться.



Всё гениальное - просто: передать дела наместнику, а самому с бывалой командой отправиться подальше в поисках новой жизни. Навстречу солёному ветру и смертельному риску, ну… как в голливудских фильмах! Ему хотелось резать море винтами крейсеров в три футбольных поля длиной, забарывать китов в рукопашной, дрессировать белых акул, как служебных собак, открывать и закрывать новые страны! И рядом бы, как раньше, хрустели суставы сварливого мага, а сверху хлопали крылья вечно голодного ящера!

Вот тут Горо возьми да и подкинь идею, что, мол, Америка в нашем занюханном мире ещё не открыта… И кого мы, собственно, ждём, уважаемый государь? Какого Колумба теряем бесплатную возможность закрепиться в нетронутом бизнесе?.. Ну и так далее…

Старый маг, кстати, никого всерьёз не подначивал, от скуки дразнился, но Барди задумался, а потом вдохновился окончательно и поверил, что открытие Америки для рыцаря ландрийского пошива дело чести. В этом и заключалось тайное желание короля, ради исполнения которого он созвал совет… Как видите, места для Хельги в новом мероприятии даже не предполагалось. Нельзя ведь лишать государство сразу и короля и королевы, правда? Хельга потерпит, рассудил Барди и закинул в рот три энергетических батончика. Как правитель он научился, когда надо, быть бесчувственным.

А Вот ребята для данной авантюры у него что надо, не подведут! Взять, к примеру, сенешаля Горголана… Никто б из нормальных людей не согласился высиживать драконьи яйца. А он с радостью, и результат - стопроцентная вылупляемость!

Никто из местных в мрачное Средневековье не перил в целительную силу культуризма. На тренажёры смотрели с пониманием, но извращённым. «Ишь как Барди пыточное дело возвеличил!» - «Теперь кажную хорошенькую ведьму на тренажёрах ломать будет!» - и так далее в том же духе. А Горголан первым записался в клуб, всё попробовал и превратил свой жир в переплетение мускулов. Ну, по крайней мере, стал не таким рыхлым и даже помолодел…

Дрын, отпрыск дракона Дзога, тоже завсегдатай спортзала, унаследовал от своего прожорливого папашки лучшие качества: выносливость, целеустремлённость, маскировочные таланты хамелеона и, самое важное, любознательность! К счастью, папина лень к нему по наследству не перешла. Он посещал школу вместе с сыном короля - Виктюком. Кстати, с ландрийского это имя переводилось как «победа над икотой», одна из последних просьб пьяного Рогоналя - наречь внука именно так. Сказано - сделано!

Что же касается старых друзей, то у них-то наверняка остался порох в пороховницах. Правда, в последнее время друзья чего-то закисли. Маг разругался с заморскими лекарями, взявшимися лечить у старика давнее интимное заболевание. Плюнул на официальную медицину, стал сам чего-то химичить и нахимичил. Замучились штаны перешивать, стыд один! Лучше и не пытаться представить… такие модели с рукавом впереди - Ив-Сен Лоран сдох бы от зависти…

Дрынов родитель тоже отличился, псих с крылышками… Ящер где-то вычитал о целебной силе каменной диеты, типа избавляться от камней в почках надо выбиванием мелких более крупными. Прилетел в столицу, забрался на стройку, до смерти перепугал рабочих, заглотил два десятка кирпичей, да ещё имел глупость запить бетоном. Ага, нашёл йогурт! Ну и в результате огнедышащего идиота откачивали всем Сюдасказалом, сначала от запора, потом от диареи…

Электронные часы на руке короля показывали, что до заседания осталось пятнадцать минут. Куранты с площади пробьют девять, и начнётся новое приключение. Он так решил, оставалось лишь выполнить все пункты плана.

Барт выудил из ящика стола блокнот и красивую дорогую авторучку, голливудский подарок от Горо, повертел в руках. Невозможно понять, как старый скряга расстался со столь милой вещицей… Наверное, имел их целый сундук, а то и два. Горо, старый Горо, когда-то ты накормил бедного, отвергнутого рыцаря, взялся помочь ему жениться и таки помог. Да, у колдуна, безусловно, был свой стиль, типа оставить после заклинания шашлыка по-корейски дымящуюся будку и фрагмент цепи… Но друзей принимаешь такими, какие они есть, невзирая на странности.

У Дзога дети, у Горо ученики, у Свенсона сын и дочь, у Барди тоже мальчик и девочка - и каждый из них чего-то да стоил! Король смахнул скупую мужскую слезу, сложил подарки обратно в стол и поднял с пола гантель. Это тридцатикилограммовое орудие, выкрашенное в ярко-жёлтый цвет, было подарено ему Хельгой и детьми на тридцатипятилетие. На шарах гантели они выгравировали его имя. Приятно… Вторую, но уже розовую, подарил Горголан. И тебе спасибо, дружище! Надо бы успеть сделать пару подходов…

В кабинет без стука ввалились Виктюк и Дрын. Дети порой с трудом соблюдают этикет, но на то они и дети. Каждый сжимал по деревянному мечу и старался переорать «противника». Причём если крики мальчика можно было стерпеть, то от воплей дракончика с потолка сыпалась штукатурка, уличные псы во всём городе прятались по подвалам, а беременные женщины, случалось, рожали до срока…

Король отодвинулся от двери и, работая гантелями, наблюдал за «битвой». Оба мальца были похожи на своих отцов, один из которых сейчас, наверное, лежал в комфортабельном хлеву с пузом, набитым бараниной. Дрын был образцового телосложения - стройный, гибкий, подвижный. Каждая чешуйка с блеском, каждый коготь обласкан напильником. Потешный бой полностью занимал их. Мир вокруг составляли не комнаты, а руины великой империи, где схватились не зелёные подростки, а великие воины противоборствующих кланов.

По человеческим меркам Дрын соответствовал параметрам большого сумоиста или стандартного гражданина США, посвятившего свою жизнь ресторанам быстрого питания. Плюс полтора-два метра на хвост и столько же на размах каждого крыла. И хотя помещения дворца не отличались теснотой, растущему организму приходилось следить за каждым своим движением. Но в этот раз он увлёкся…

Барди понял: пора остановить заварушку, иначе завтра во дворец явится бригада бриджитских строителей. А срочный ремонт в его планы не входил.

Используя фактор неожиданности, он что-то прикинул, оставил на полу шестьдесят подаренных килограммов и смело набросился на новые триста, покрытые натуральной молодой чешуёй. Виктюк, погружённый в свой мир, решил, что чудовищная сила, повалившая дракончика, исходила только от него, в крайнем случае от его «меча», но… Дрын как-то неприлично, по-крысиному пискнул и, распластавшись на полу, выпустил жидкое облачко дыма.

– Ой,- опомнился он, бросая оружие. - Ваше величество, я сдаюсь!

– Успокоился? Отпускаю?

– Да, ваше величество, простите, мы не хотели, просто Вик…

– Папа, не слушай его, он снова хочет свалить на меня!

– Хватит! Не собираюсь никого наказывать! Сходите к сенешалю, выпейте какого-нибудь коктейля для роста массы. Кто знает, возможно, скоро мы вместе будем сражаться с настоящими врагами…

Шеи у мальчишек вытянулись, но разъяснений не последовало.

– Вперёд, спартанцы, подробности узнаете потом. Уверен в одном: уроки, полученные в детском садике «Крепыш» и школе железа «Уайдер-Вау», даром точно не прошли. Ступайте.

Дети повиновались, и Барди снова остался один, С минуту он улыбался, вспоминая детские соревнования по скоростному распылению аэрозольных баллончиков. Виктюк отлично натренировал пальцы, без труда занимая призовые места. Король поспешил к окну и с удовлетворением отметил, что все, кто был ему нужен, прибыли. Он открыл створку старого, когда-то роскошного шкафа. Внутри на единственной полке лежала рогоналевская корона, ныне - непререкаемый символ власти Барди Ландрийского.

Часы показывали время начала совета.

3


Путь к тронному залу лежал через сложную систему коридоров, похожую на лабиринт. Барди оставил воспоминания. Теперь его занимало только грядущее. Задача ставилась и простая и сложная одновременно. Простой была сама идея: снарядиться и выступить в новый завоевательный поход, которых уже было много. По прибытии команды на место изучить неизведанный континент, прикинуть как издержки, так и выгоды его покорения. Выстроить стратегию завоевания и начать процесс освоения…

Сложность заключалась в продолжительности командировки и отдалённости цели. Это ж не отдельная страна какая-нибудь вроде Ландирии, в которую утром на коне въехал, а вечером сандрийскому шлагбауму кланяться можно. Там, в Америке, народ наверняка дикий, каннибализмом коллективно занимается… Хотя и мудрые продвинутые индейцы, знаете ли, тоже ничего хорошего не сулят: то автономию им подавай, то пособия выплачивай, канитель одна. И если придётся туго, помощи из Сюдасказала не дозовёшься. До сотовой связи ещё расти, а почтовый голубь через океан под угрозой расстрела не попрётся. Одна надежда на магию, но магия штука опасная…

Неожиданно рыцарь наткнулся на старого Горо, который, бомжевато свернувшись калачиком, дрых на коврике в закутке под лестницей. «Ничего себе! - удивился будущий покоритель целого континента. - Что он себе позволяет?! Неужто запил?»

– Эй, сезонный королевский советник! Примите подобающее моменту положение - встаньте перед своим монархом!

Горо мгновенно пробудился и, вскакивая, неуклюже стукнулся головой о каменные ступеньки.

Его мантия, украденная из гримёрки детского телесериала в Голливуде, пестрела разнокалиберными жёлтыми звёздами. - Ёу-у! Э-э… Вот! - едва не выругался маг и приложил указательный палец к губам. - Ш-ш-ш! Они меня преследовали, если будем вести себя тихо, то не найдут! А если найдут…

– Кто, голливудские копы?

– Нет! - даже не обиделся он. - С копами я бы уж нашёл способ разобраться, не первый раз. Детишки ваши бешеные, Виктюк с Дрыном, в Минотавра играли! И кем, знаешь ли, меня сделали в этой забаве… - Старик поджал губы и приготовился громко высморкаться в ситцевый платочек.

– Видимо, великим прадедом всех Минотавров и Минотаврих,- делая вид, будто мучительно думает, ответил Барди. - Или неразгаданным страшным сном всех древних греков… Или…

– Хуже! Я у них был Ариадной! В результате один меня ловил, чтобы похитить и взять замуж, а другой с целью отбить и вернуть домой! А теперь избавь меня от них обоих.

– Не проблема, я как раз иду на совет и могу захватить тебя с собой, если, конечно, вы закончили игру…

Бывший рыцарь поймал злобный разобиженный взгляд и, хихикнув, умолк. До тронного зала дошли, не проронив ни слова. У входа перед ними расступились стражники.

Король важно принял жезл из рук крупного, но гибкого Горголана и уселся на свой модернизированный трон-тренажёр. Дворцовый ритуал развернулся по заведённому порядку. Пока он работал ногами, слуги расставили полумесяцем «римские» стулья, на которых приближённая знать должна была поочерёдно выполнять повороты корпуса.

Горголан следил за техникой и громко выкрикивал имена уклонистов. Дамы разместились вторым полукругом на наклонных скамьях. Каждая леди обязана была выполнить жим гантелей - четыре повтора по десять раз.

В окне показалась улыбающаяся физиономия дракона Дзога. Лезть в тронный зал ему, разумеется, не позволялось, но и без его присутствия данное мероприятие обходилось редко. Тем более сам чешуйчатый друг был кровно заинтересован в грядущем походе…

Рок Свенсон вошёл в зал со штангой наперевес, в одних плавках. Запястья культуриста были стянуты белыми повязками. Он занял свободное пространство внутри первого полумесяца. Согнул колени, положил груз перед собой и поклонился правителю. Тот закончил упражнение на икры и велел жестом продолжать.

Военный наместник Ландирии вытянулся, расставил ноги и кивнул помощникам. К грифу присоединили по два дополнительных блина с обеих сторон. Горголан объявил окончание групповых упражнений и начало выборов секретаря совета. Таковым мог стать лишь тот, кто имел достаточно сил поднять приготовленный вес и удерживать его не менее минуты. Робкая тишина дала понять, что желающих расстаться с кишками нет.

Свенсон усмехнулся и медленно наклонился.

– Достопочтенный наместник Ландирии может не подтверждать своё право, - поспешил заметить Барди. - Все помнят, как на последнем заседании сэр Свенсон ходил по залу, размахивая штангой.

– Да ладно, - выдохнул Свенсон. Он добродушно улыбнулся, вспомнив, как разбегались участники совета. - Я тихонько. Обещаю стоять на месте.

Покончив с формальностями, реконструктор славного города Сюдасказала двинул одну из самых замечательных речей в своей жизни. Он объяснил присутствующим, сколько возможностей и выгод получит Объединённое королевство в случае присоединения к нему Американского континента: леса, озёра и каньоны на севере и халявные бананы, крокодиловая кожа, знойные мексиканские девушки на юге.

Главное - бескрайние легкодоступные пахотные земли для фермерства. В перспективе - священная возможность изменить ход истории и не допустить съёмок телесериала «Санта-Барбара». Он украсил свою речь яркими примерами и уместными цитатами из программы «Окна», запись которой когда-то приобрёл на самом чёрном рынке в Майами.

Он поразил скептиков наглядными графиками с точными расчётами, циников - фотографией Лос-Анджелеса с высоты птичьего полёта (стянул у Манделынтейна), лириков - исполнением баллады об отеле разбитых сердец Элвиса Пресли. Он был потрясающе убедителен. Все согласились. Король всё-таки, спорить дураков нет…

Затем перешли к обсуждению деталей и основное внимание обратили на проблему доставки ландрийской армии к заветным берегам. Большое количество людей и техники, длительность путешествия, опасности плавания - всё это в какой-то момент чуть не поставило под угрозу судьбу мероприятия. Барди предоставил слово приглашённым судостроителям, но они мялись-мялись и не могли с ходу ответить, сколько денег и времени надо потратить на постройку достаточного количества кораблей, способных переплыть океан.

И вот тогда вспомнили о магии. Надо было бы сразу с неё начать, но сезонный советник, лицо самое компетентное в волшебстве, мирно дремал, заполняя собой самый дальний угол зала. Его разыскали, его разбудили, его поставили перед королём и задали естественный в этой ситуации вопрос:

– Достопочтенный Горо хочет слова?

– Конечно да! То есть нет… - Старик замешкался и оглянулся, будто рядом стоял кто-то вроде Кондолизы Райс. - Не надо мне слова, и так всё ясно: вы едете бить морды американцам… Никаких проблем! Разве я могу возражать?

– Возражения в любом случае приняты не будут,- прервал его Барди. - Я хотел получить совет. Мог бы догадаться, относительно какого вопроса… Твоих знаний и магического опыта достаточно, чтобы переместить войско на континент?

– Это как?! - Горо схватился за сердце, изображая инфаркт. - Я ж в кораблестроении не смыслю… ни фига, то есть не занимался углублённым изучением… того…

– С помощью магии, колдун! - не выдержал Рок Свенсон.

– Именно! - присоединились остальные члены совета.

– Ой, ну всё это так неожиданно… я прям не знаю…

На самом деле голливудский выводитель порчи и чистильщик кармы прекрасно знал свои возможности, только распространяться о них было весьма неловко. И вот почему…

Как-то раз этот ходячий артефакт синематографа, этот обмылок киноэпохи вернулся в свой сюдасказаловский коттедж после очередного удачного сеанса стрижки наличности. Из будущего с ним приехал чемодан, набитый дорогущей туалетной водой - пожилой человек решительно старался нравиться дамам. В Средние века это ещё работало…

Побросав вещички, Горо разделся и, с удовольствием напевая новомодный хит от Бритой с Пирсингом, отправился полоскаться в душевую кабинку. Отмывшись, голливудский псевдогуру в чём мать родила устремился в спальню, оформленную забавными плакатами из коллекции «Пентхауза». Раскрыв чемодан, он долго с наслаждением разглядывал прикупленные коробочки и флакончики. Трудно было определиться с первым выбором. Перенюхал крышки, сравнил составы, количество миллилитров… и с сожалением признал, что вылить на себя всё сразу, увы, нельзя.

– И вот ради этого ты стал моим учеником?

Горе-волшебник от неожиданности уронил склянку на пол, и по комнате разлился гламурный запах.

– Хм, слишком сладкий, не в моём вкусе, - вновь раздался знакомый голос.

– Дз-зен-га? - прохрипел Горо, схватил одеяло и соорудил на себе что-то вроде ночной мантии. С плакатов зазывно улыбались бессовестные красотки, а прямо перед ними стоял грозный призрак. - Что заставило тебя, о учитель, подняться в наш холодный мир из тёплых глубин загробного мира?

– Сам ад ждёт тебя, неблагодарный негодяй!

– Уже?!! Я не хочу! Мне рано! Я ещё только жить начинаю… духи купил…

– Хватит ныть! Не для того я спустился на грешную землю, а не поднялся на неё, как смел ты утверждать, чтобы слушать твой противный голос, похожий на скулёж моржа в неудавшийся брачный период!

– Вот и я говорю, - всхлипнул застигнутый врасплох Горо,- з-зачем, а?!



– Чтобы без лишних слов выпороть одного обнаглевшего прохвоста, предавшего саму суть моей магии, вот зачем! Хочу найти и освободить из катакомб твоего подсознания жалкие фрагменты остатков совести. Если найду, конечно… - Призрак закатал рукава и демонстративно взялся за широкий ковбойский ремень с джинсов мага.

Трудно последовательно описать то, что творилось в спальне всесильного королевского советника после того, как прозвучали сии слова. Визгливые вопли старого проходимца продолжались примерно столько, сколько готовится стандартная отбивная из немолодой говядины…

Полчаса спустя учитель и ученик как ни в чём не бывало чинно и благородно попивали кофе. Правда, в полной тишине.

Наконец почётный обманщик осмелился подать голос:

– За что?

В ответ призрак с закатанными рукавами сдвинул брови. Горо понял, что поторопился.

– Ещё сливок?

– Да, пожалуй. Так ты хочешь знать?

– Ну конечно! - поторопился сказать Горо, а про себя добавил: «Чтобы больше не попадаться под твою тяжёлую руку, чугунную ногу, острую коленку и собственный ремень». - Ведь я всю жизнь творил добро…

Дзенга нервно закашлялся:

- Хорошо, я расскажу, можешь записывать, а то не запомнишь. Начнём с мелких пакостей. К примеру, с твоей голливудской вывески «Предсказание будущего, снятие проклятий прессы и экранируемая защита от вредных влияний завистников». Мало того что из всего перечисленного ты способен предсказать только следующий день до одинадцати тридцати пяти, ты имел ещё дерзость дополнить перечень «контактами с усопшими предками через хрустальный шар» и «лечением от всех недугов»!

Это бизнес, учитель Дзенга! Я иду в ногу со временем!

– Да ты даже за вывеску не расплатился!

– Да! Ну и что?! Зато мои клиенты всегда получают то, за что платят. По крайней мере, они сами так полагают…

– Ноябрь прошлого года. Ты лечил от импотенции заместителя начальника полиции. Помнишь результат?

– Учитель, ему точно помогло, зуб даю!

– Оставь свои протезы при себе. Знаю, помогло. А кто ответит за наводнение в Туркмении, которое произошло после применения запрещённого заклинания с побочными эффектами?! Пушкин?

– Что-о?

– Кстати, в мире мёртвых Александр Сергеевич написал про тебя первым. Жалоба была в стихах, в виде поэмы с эпиграфом и иллюстрациями. Наши животики себе надорвали, до чего похоже!

– Кто-о?

– Зачем ты наврал Майклу Джордану, что Пушкин его покойный прапрапрадедушка? Мы разбирались, родственных связей между ними никаких. А вот господину Горо такие мелочи знать конечно же не надо! Поставил гения в неловкое положение! Сашка, добрая душа, на столоверчении подыграл тебе, но разве так делают! И потом, с чего ты вцепился именно в него? Никого больше из русской классики не читал?!

– Почему-у? Я это… да просто никто на связь не выходил, вот я и…

– Продолжим. Весна, апрель, штат Колорадо, улица…

– Она сама захотела, учитель!!!

– Но на кой ей сразу восемь детей, кролик ты с автоматической коробкой передач! И все с внешностью Абрахама Линкольна…

– Я думал о деньгах, учитель! Это святое…

– Вот! - Призрак Дзенги ударил кулаком по столу, чашки подпрыгнули. - Вот! Только о деньгах мы и можем думать!

– Она обещала заплатить восемь тысяч… Ладно, я всё признаю, достаточно, примите мою искреннюю благодарность за порку. Ах, как я рад был вас видеть, учитель! До свидания! Заходите пореже! Что? Ещё не всё? Жаль, жаль…

– Ха! Прощаться он захотел. Я главного не сказал, а ты меня за порог? Главное в следующем: Совет мёртвых магов принял справедливое решение запретить мошеннику Горо любые вызванные заклинаниями перемещения во времени и пространстве по всем параллельным, смежным и перпендикулярным мирам, а также внутри собственного мира.

– Дзенга… учитель… нет, я не понял… Да за что же?

– Да вот за всё, что слышал! Мало? Хорошо, у меня есть немного времени, чтобы продолжить рассказ о твоих проделках. Список длинный, и, поверь мне, в нём есть проступки посерьёзнее восьми бородатых младенцев в чёрных цилиндрах.

– Её всё устроило, Дзенга!

– Ещё бы, только теперь детишек ежедневно надо водить в парикмахерскую. Ну да ладно, чего зря языком трепать, ты и сам всё знаешь. Стыдно мне за такого ученика!

– А мне обидно! За недоверие!

– Увы, дело решённое! Надеюсь, хоть теперь не придётся за тебя краснеть и объяснительные писать Да вот ещё - чтобы сегодня же порвал все эти порочные плакаты! Науки юношей питают, а девки тело развращают, забыл?

– Я давно не юноша, учитель.

- У тебя и тело-то давно не… В общем, не пей стимуляторы зря, поздно, батенька. Прощай. И помни-и-и…

Призрак исчез, а вместе с ним и последние магические способности господина Горо. Как волшебник он стал полным нулём, да ещё со знаком минус…

Поэтому, когда Барди задал ему прямой вопрос об организации пространственного перемещения в Америку, старый маг смутился и расстроился.

– Отвечай же, сможешь помочь? - Король поднял левую бровь и пошевелил правым ухом (движение, которое очень нравилось Хельге).

– А я думал, Барди, ты отказался от идеи дальних странствий… Чёрт дергал меня тогда за язык! И всё не сидится тебе, а сам, можно сказать, живёшь как у Христа за пазухой, как сыр в масле катаешься, как миндаль в «рафаэлло» устроился!

– Начинается… - вздохнул бывший рыцарь. - Дед, кончай демагогию! Америку надо покорить! Там полным-полно ресурсов, необходимых экономике нашей страны. Не всё же самим америкосам других обворовывать?! И «Санту-Барбару», как понимаешь, нельзя сбрасывать со счетов…

– Это последнее - единственная благородная мысль во всей безумной свалке твоих идей,- буркнул волшебник. - Без неё ты такой же конкистадор из прошлого мира Голливуда, ищешь только землю и золото!

– Плюс полезные ископаемые, природный газ и нефть. Надеюсь, геология Америки одинакова во всех мирах. А тебе что, золота не надо?

– Думаешь, всё так легко? - Горо изменился в лице, в его глазах жадно мелькнули жёлтые искорки.

– Наконец-то дельный вопрос. Думаю, легко! У конкистадоров же получилось.

– Чего проще, там живут только дикие племена, - включился в беседу малоначитанный Свенсон. - Продвинутые инки и ацтеки нам совсем ни к чему, их сразу под нож…

– Ой, оставьте меня, - замахал руками опомнившийся аферист. - Стар я для таких приключений. Спина болит, ноги холодные, и магия не та пошла…

Барди запустил в рот капсулу с витамином С, каротеноидами и полифенолами, запил арбузным соком и повернулся к судостроителям:

– Ну что, ребята, вы всё слышали?

– Слышали.

– Значит, всё поняли. Даю вам месяц на разработку проекта и два на постройку необходимого количества кораблей. Думаю, штук этак пяти.

– Лучше повесьте нас сразу, ваше величество!

– Не смейте мне перечить! Прорабом назначаю Дзога.

Взгляды корабелов устремились к окну, в которое дракон просунул свою дружелюбную морду.

– Кстати, господа, мой друг Дзог обладает замечательной способностью, которая поможет вам уложиться в срок. Он в состоянии не спать несколько месяцев. А ещё у него отличная память, острый взгляд и незаурядные математические способности. Однажды в Голливуде ему пришлось держать в голове бухгалтерию корпорации «Букос». Налоговые инспекторы были в восторге!

Кто-то из строителей схватился за голову и совершил попытку выброситься из соседнего окна, но стражники его задержали.

Прения были недолгими. Совет закончился торжественным гимном Ландирии и продолжительными упражнениями на пресс. Всё как обычно, типичное Средневековье…


Барди вышел во двор в целом довольный полученным результатом. Там он и наткнулся на Дзога, чешуйчатый друг пытался по-хамелеонски слиться со стеной.

– Эй, дракон-прораб, где твои новые подопечные?

– А, это ты, Барди… Зачем ты наплёл им про меня всякую ерунду?

– Расслабься, друг,- улыбнулся король-культурист, - я сказал то, что должен был сказать в создавшейся ситуации. Пусть нас лучше побаиваются.

– Ты им нагло наврал! - возмущённо пустил струйку дыма из ноздрей честный дракон, явно собираясь улететь и не возвращаться.

– Эй, любитель истины комиссар Катани, всё в порядке! Поставь себя на моё место! Предположим, я выдал им как есть гольную правду-матку про моего старого товарища. И что бы они услышали? Они бы узнали, что им дарят не чудо-начальника, а страдающего провалами в памяти, неожиданно засыпающего, вечно голодного мамонта. Так лучше?

– Почему мамонта?

– Потому что ты уже живой анахронизм. Если не начнёшь шевелить мозгами, вымрешь, как они! Теперь твоя задача быть всегда рядом с корабелами, ходить за ними по пятам, мозолить глаза, почаще требовать чертежи и всегда выказывать недовольство качеством работы.

– Они возненавидят меня! - ахнул дракон.

– И чем раньше, тем лучше.

– Барди! Мне подсыпят яду, знаю я этих «вольных каменщиков»…

– Не перебивай. Во-первых, они плотники. Во-вторых, если и отпилят чего, так я их до старости с турника не спущу, - твёрдо пообещал бывший рыцарь. - Ничего не бойся! Но от дачи полезных советов и серьёзных указаний воздерживайся, а то в два счёта раскусят. Только контроль!

– А как насчёт бдения? Я ж усну прямо на площадке…

– Ты, главное, при них не спи. Сделай график, чтоб ежедневно появляться на верфи в разное время, но не реже четырёх раз в день и пару раз ночью. И потом… у кого трое детей? С Дрыном, Оглоблей и Граблей вы в состоянии бдеть круглосуточно! Организуйте вахту. Ты что, на войне не был? Кого я учу?! Стыдись!

– И то правда, вчетвером намного лучше…

Закончив наставления, глава Объединённого королевства отправился на Поиски жены. Хельга присутствовала на совете, но по окончании, не мешкая, удалилась вместе с подругами. Итак, пока Барди занят поисками, посудачим о его законной супруге…

4


Хельга Прекрасная за весь совет не проронила ни слова. Ей не хотелось встревать в мужской разговор, хотя по регламенту жена короля могла выступить с речью в любой момент. Она знала, что её любимый давно вынашивал идею «побега» из тёплого, согретого её заботами семейного гнезда. Поход, экспедиция, война - называйте как хотите, суть одна. Женщины прекрасно это чувствуют…

Вечерами она часто сидела в спальне, распустив волосы и глядя на своё отражение в зеркале. Глядела и подмечала во внешности поправки безжалостного времени: густые тёмно-каштановые волосы уже не имели красноватого отлива, как раньше. Миндалевидные глаза потеряли блеск, а губки - пухлость. Внутри она оставалась тихой девицей, исцелившей раненого рыцаря, доброй и безотказной. Теперь и Барди немолод. Но мужчины легче воспринимают очевидное, тем более мужчины при деле.

Толстые круглолицые служанки в пылу верности и сочувствия стремились оказать первой леди столицы бескорыстную помощь. Однако их ценные предложения по освежению «супружеской любви» шли вразрез с рациональным сознанием госпожи. Хельгу передёргивало от идей типа подмешать любимому в суп пепел своего нижнего белья или подложить под подушку волосы с ног или других, более интимных, мест. Толстухи доброжелательницы пожимали круглыми плечами: мол, рецепты ведь ещё бабушкой самолично проверенные, да королева чего-то больно упрямая. Не хочет, ну и господь с нею, сиди на бобах…

У Хельги, как и у Барди, имелся свой рабочий кабинет с библиотекой. Никаких спортзалов к нему не прилагалось. Просто уютная комната с цветами и удобным плетёным креслом, конфискованным у королевы гиббонтов. Книг полно, благо Горо исправно доставлял их из Голливуда на очень выгодных для себя условиях - монополист всё-таки, как ни крути. Литература о любви, о сексе, по психологии, рукоделию… Все, что только может заинтересовать любознательную женскую натуру. А поскольку прочитанное неплохо с кем-то обсудить разок-другой и вообще поболтать, Хельга обзавелась подругами.

Их звали Заманта, Миринда и Шпротта. Все из Ландирии, в прошлом служанки при дворе Рогоналя, как и сама королева. Теперь - жёны состоятельных вельмож. Наиболее востребованной темой для разговора у подруг были, разумеется, мужчины: мужские болезни, мужской юмор, мужской шовинизм, мужская память… Собирались в ресторанчике для своих, сразу за кабинетом королевы! У входа два симпатичных стражника, мало ли…

После заседания совета дамы, как обычно, встретились за столиком. Дождавшись, пока любопытный официант, прозванный подругами «чуткие ушки», разольёт вино по бокалам и откланяется, они смело вгрызлись в красную тряпку дня - «Барди-предатель».

– У него кто-то есть, - открыла вечер красавица Заманта. Её мужчины бросали чаще, чем младенец погремушку.

– Ребёнок от другой женщины, - добавила многодетная, как кошка, Миринда.

– Это не про него, скорее здесь налицо кризис Среднего возраста и ранний климакс, вызванный нашим климатическим поясом, - затараторила изысканная Шпротта. - Хелечка, махните куда-нибудь на побережье, в Кирикию, проведите время вдвоём, без детей!

– В том числе и внебрачных, - добавила Миринда. - А там, глядишь, и третьего зачнёте.

– Стоп, девочки! - Хельга подняла руку. - Охотно верю всем вашим домыслам, но сначала выслушайте меня. Я всё-таки королева, так?

Все переглянулись и заткнули рты. Всё-таки королева.

– Я проанализировала жизнь моего мужа, начиная с детства…

Шпротта раскрыла блокнотик с профилем Барди на обложке и застрочила.

– А оно у моего любимого было тяжёлое. Его подобрали цыгане ещё младенцем, где-то в дальних краях. Где именно, в какой стране попал Барди в табор, я так и не выяснила. Возможно, его выкрали. По крови он точно не цыган. Потом табор перекочевал в Ландирию. - Королева отхлебнула вина. - Как видите, король вступил в свою яркую, наполненную приключениями жизнь настоящим бродягой. Мальчик вырос и распрощался с цыганами - решил сделаться рыцарем. Никто его в рыцарство не посвящал, он просто нашёл на свалке доспехи, старую больную лошадь (да-да, её тоже на свалке, она пришла помирать в тихое место) и поехал по Ландирии в поисках пропитания. Представляете, какой шок для кобылки?

Заманта высморкалась в батистовый платок, и во влажных глазах её промелькнула… досада. Она помнила те времена, когда шестнадцатилетней девушкой бегала с детворой за божьим человеком в помятом железе, бросала в него камни и смеялась. Эх, знать бы тогда, кто из него вырастет!

– Где попало работал, каждому грошику радовался, угла своего не имел… за корку хлеба…

- …и стакан пепси,- сочувственно добавила Шпротта, резко перевернула исписанную страницу и, вздохнув, приступила к следующей.

– Но вот однажды в его жизни появилась любовь. Ему было тогда лет девятнадцать-двадцать. Он участвовал в народных гуляньях в роли весеннего пугала и поспорил с товарищами, что без подручных средств залезет на стену замка.

– Ах! - дружно отреагировали леди.

– Да-да, мой Барди был во хмелю, ног не чувствовал, но сдаваться не в его правилах. Он забрался на самый верх, и, прежде чем стражник ткнул сапогом в распираемый от смелости панцирь, он узрел принцессу Ландрийскую Розамунду! Девушка прогуливалась вместе с придворными дамами и даже не посмотрела в его сторону, но для Барди было достаточно и этого. Он влюбился, втюрился, втрескался в эту тупую, как задница носорога, дуру…

– Ах, Барди, бедняжка! - отозвались вторым планом подруги.

Это был его первый опыт большого чувства. Но Розамунда внушила ему искажённое представление о женственности и роли мужчины в браке.

– Сучка!

– Стерва!

– Да тварь вообще ползучая,- тихо икнула Хельга и жестом пригласила мальчика-официанта разлить по второму бокалу. Или уже третьему? Неважно… - Знаете, за что она ему отдалась?

Три пары переполняемых любопытством глаз с накладными ресницами уставились на неё не моргая. Юноша с бутылкой тоже замер и пролил вино на скатерть. Получив двухсторонний подзатыльник, он умчался на кухню.

– За сникерс и пару ди-ви-ди-дисков,- прошептала королева. - Не правда ли, мило?

- Фу-у-у,- сморщилась Заманта. - Я бы как минимум потребовала консервированных ананасов со сгущёнкой. И приличную косметику! А то везут сейчас всякую дря…

– Да не в этом дело,- скорбно фыркнула Хельга. - Она его не любила, и он, чтобы пережить эту боль, забылся в делах.

– Ушёл в трудоголизм,- подкинула нужное слово Шпротта.

– Именно! И вот он до сих пор такой, ничем не исправишь. Как личность оформился, профессионально состоялся, детей почти вырастил, домов понастроил, сады разбил…

– А как трудоголиком был, так и остался,- закончила Миринда. - Эй, кто-нибудь, блин, поменяет нам скатерть?

– Вся его жизнь до встречи со мной сформировала в нём этот стереотип поведения. - Нетрезвая королева хваталась за поддерживающие взгляды подруг, как за поручни. - Бегство от любимой женщины! Вот оно! Его единственная тайная мечта.

– К другим женщинам,- немедля предположила Заманта.

Королева вздохнула, её слушательницы тоже вздохнули, и даже официант «чуткие ушки» на кухне вздохнул за компанию. С минуту переглядываясь, дамы примеряли себя на роль той самой «другой», потом вспоминали, кто в последние дни крутился возле короля, но, кроме Горголана, никого не вспомнили.

– Он слишком много времени проводит в обществе мужчин из спортзала,- осмелилась подать голос Шпротта. Шелест переворачиваемой ею страницы записной книжки услышали все. Тишина усиливала звуки и напряжение атмосферы.

– И меня это тревожит,- подхватила Миринда.

– Забавно,- задумчиво улыбнулась Заманта, поправляя упавшую на лоб прядь волос.

– Да не в мужиках дело и не в спортзале, он не гей! - Хельга откинулась на спинку стула. - Можно искать сколько угодно скрытых причин и подводных течений, но я скажу вам только одно: его поведение - это его программа. Он так запрограммирован. Его подсознание просто не знает, что из себя представляет ровная семейная жизнь.

– Ты хочешь сказать,- натянутая улыбка не сходила с лица Заманты,- «жили долго и счастливо» написали не про него?

– Про него сказали бы: «быстро и много»,- мрачно отрезала королева.

– Слушай, Хел, может, «случайно» переломаем ему ноги? - заговорщицки прошептала Шпротта. Все с интересом уставились на подругу. И она с готовностью принялась объяснять: - Я выслушала историю твоих и Барди отношений, и вот что мне открылось. Девочки, вспомните, как они познакомились и при каких обстоятельствах полюбили друг друга?

– Молодец! - Догадка озарила лицо Миринды.

– Ой, лапочка, ты самая умная из нас всех! - прозрела Заманта. - Они познакомились, потому что его величество был тяжело ранен, не мог ходить и нуждался в сторонней помощи. И поэтому у наших голубков было достаточно времени и соответствующие условия для завязывания и укрепления отношений!

Юноша официант, кряхтя, приволок огромный топор для рубки мяса, оставил у стенки и, насвистывая, удалился. Намёк был слишком очевиден. Дамы перевели свои взгляды на любезно предоставленное орудие, тяжело вздохнули и брезгливо отвернулись.

– Все мужики сволочи! - резюмировала Шпротта и захлопнула записную книжку.

Заседание женского совета было закончено. Королеве ещё предстояло составить супругу спортивное меню на завтра.

Хельга покинула ресторанчик последней. Голо-ва у неё кружилась и гудела, как пчёлы в саду. Она вышла в коридор, поразмыслила и направилась в ботанический сад - посмотреть на розы и послушать канареек.

– Я искал тебя, родная. - Муж помахал ей из-за клетки с голубыми филинами. - У них сейчас брачный период, и к ночи начинается самое интересное. Посмотрим?

– Я устала, дорогой, и хочу смотреть только на тебя.

Мы пропустим много интересного! Хельга опустилась на бамбуковую скамейку.

Скажи, милый, как много интересного мы пропустим за время твоего плавания? Ведь женщин не берут в море, верно?

Бывший рыцарь вздохнул и сел рядом с женой. Он выглядел виноватым, но ничего не ответил. Посидев так минут пять и не сказав друг другу ни слова, они молча встали и отправились в спальню. Голубые филины смотрели им вслед круглыми глазищами. Когда супружеская пара исчезла из виду, они нежно потёрлись друг о друга клювами. Начиналось то, что так не хотел пропустить Барди…

5


Да! Он хотел быстро, много и сразу! Быстро построить флот, много нужного собрать в дорогу и сразу бросить якоря у заветных берегов…

Король не ошибся в театральных способностях Дзога. Разъевшийся дракон сумел побороть лень и великолепно сыграл роль сурового надзирателя. Дрын, Оглобля и Грабля с удовольствием подменяли его. К концу строительства корабелы на редкость сплочённо ненавидели огнедышащую четвёрку. Вместо заявленных на совете пяти они вынуждены были возвести тринадцать кораблей различного назначения, а сэкономленные излишки финансирования добровольно сдать в городскую казну. Представляете?

Вездесущий Горо ошалело крутил пальцем у виска, откровенно посмеиваясь над бедолагами. Строить-строить и в результате не украсть ни одного медяка?! Однако экс-волшебник быстро заткнулся, когда плотники молча отвесили ему пару весомых контраргументов. Он даже жаловаться не решился - до того было грустно смотреть на этих уставших, донельзя выжатых работой людей…

Барди с упоением подбирал команду. Он объявил всеобщую мобилизацию и разбил в поле огромный лагерь. Сюда съезжались силачи, знатоки военного дела и просто любители приключений. Составлялись списки из особо ценных специалистов, был создан настоящий кадровый отдел. Здесь же, в тени круглого шатра, устроили школу кораблевождения. Привезли старенького профессора из НЕБУХТИ, соорудили ему кафедру, вывесили чертежи и схемы. Помогал лектору тот самый прыщавый студент по имени Накось: страницы переворачивал, подсказывал, откуда начать, за временем следил. Смышлёный малый…

К концу семестра по итогам сложного экзамена отличникам предстояло пройти практику на настоящем судне. Курсируя в пределах двух-трёх миль от берега, они быстро закрепляли полученные знания. Барди ежедневно следил за обучением, перелетая на Дзоге от борта к борту, от носа к корме. И вот стали выявляться первые счастливчики. Они освоили программу, справились со всеми поручениями, проявили находчивость. Девять из тринадцати судов были кораблями сопровождения, что-то вроде плавающих складов с лёгким вооружением. Командный состав на эти суда прикрепили быстро и без проблем. К подбору боевых бригад король отнёсся с наибольшей щепетильностью. Он знал: в таких делах ошибаться нельзя - и поступил, как ему показалось, мудро. Он воспользовался познаниями из истории древнего голливудского мира, почерпнутыми когда-то из киносъёмок…

То есть просто ввёл в своём лагере систему, похожую на систему отбора в спартанскую сисситию. Бывший рыцарь приказал устраивать коллективные обеды, на которые приглашались все претенденты сразу. Спустя несколько дней из коллектива выделили три «отряда» по два человека, испытывающих друг к другу товарищескую симпатию. Не более! Тут легко было впасть и в несколько «нежные» отношения. А оно в Америке надо?

Затем началось самое важное. К «отрядам» добавили по одному новому воину. Накось с чашей на голове поэтапно обошёл каждую команду. Во время обхода тот, к кому подходил юноша, скатывал из хлеба шарик и кидал его в чашу. Со стороны никто не мог увидеть, если кто-нибудь, опуская шарик, слегка сдавливал его пальцами. Сдавленный шарик означал, что бросивший его человек не хочет принять новичка в отряд. На этом основании кандидата гнали в шею. Накось шёл к следующей команде…

Голосований «против» случилось совсем немного, чему нельзя было не порадоваться. Решив проблему совместимости между воинами, Барди Бравый не забыл и о бодибилдинге. В трюме каждого корабля оборудовали первоклассный спортзал, натыкали тренажёров, а главным по железу назначили, разумеется, сенешаля Горголана. Он в свою очередь назначил ответственного в каждом зале и, как говорится, уже не слезал с него живого…

Все корабли были оснащены посадочной площадкой для Дзога. Соорудить полноценный ангар для массивного тела почётного вездехода-вертолёта-огнемёта-бронетранспортёра не получилось. Проектировщики не гарантировали, что с такой постройкой сохранится надлежащая маневренность, да и часть вооружения пришлось бы снять.

А поскольку бывший рыцарь более всего ценил боевые и скоростные качества судов, от драконьей конуры на борту решили отказаться. Вместо крыши и стен ящеру полагался бескрайних размеров прорезиненный брезент, закрепляющийся по окружности. Дзог свободно помещался под этим полотном, мог укрыться под ним ночью и в плохую погоду. Да он и не жаловался на условия. Драконы всё-таки не особо привередливы…

Наибольшее число претензий и нареканий поступило от… Впрочем, не стоит называть его по имени, и так понятно. Сезонный королевский советник, почуяв ветер перемен, дух путешествий или, выражаясь коротко, узнав лично от короля, что именно он возглавил список участников экспедиции, скрылся в подвалах дворца. Уже оттуда он обрушил на себя нецензурную критику (за дурацкие идеи), а заодно осудил крепким словом одного глупого монарха, который слишком серьёзно воспринимает шутки старого больного человека и упрямо их реализует! Король дал приказ выкурить мага из подвалов…

Удирая через ботанический сад, его заклинательное могущество уронил клетку с голубыми филинами и шокировал садовника трусами с вышитой Камасутрой. Виктюк и Дрын по поручению Барди с радостью и без особых хлопот изловили уклониста (он почти успел уйти в канализацию) и доставили в лагерь. Там дедушку для надёжности привязали к столбу, благо не позорному, а первому попавшемуся, и заткнули рот кукурузным початком. Умопомрачающее, но весьма поучительное зрелище для всех, кто решит манкировать приказами короля…

К вечеру около пленённого беглеца появился щуплый студент Накось, только что он закончил ассистировать профессору, устал и собирался перекусить. На долю молодого человека выпала обидная участь - никогда не поспевать к раздаче. В то время как лагерь собирался на обед или ужин, для него вечно находилась сверхсрочная работа, которую надо было безотлагательно выполнить на благо университета. Увидев огромный, унизанный сочными зёрнами кляп, парнишка едва не изошёл слюной. Он остановился перед столбом, трижды обошёл вокруг, пока наконец не решился заговорить:

– Я вас знаю, вас зовут Горо.

Волшебник задрал подбородок и приготовился выслушивать обычные для этой ситуации обзывательства и насмешки.

– Вы великий волшебник всего Объединённого королевства. - Скромный Накось положил конспекты на пустой деревянный ящик и наклонился.

«Сейчас будет бросаться камнями,- промелькнуло в мыслях сезонного советника. - Надо его запомнить, а потом ка-ак наподдать при случае…»

Но тощий студент всего лишь поклонился беспомощному магу и продолжил:

– Я читал о вас в Новой энциклопедии… Ваше полное имя Гороудод Тихуштенштейн Особомудрый и Сногсшибательный… Вы являетесь последним дипломированным колдуном, имеющим действующие лицензии от ведущих магических школ, аккредитованы на путешествия во времени и пространстве, подготовили несколько сотен учеников и опубликовали свыше тысячи научных работ. Я горжусь вами!

Горо открыл глаза, распрямил плечи и взглянул на парнишку иначе. Пацан повторял статью из энциклопедии слово в слово. Горо знал это на все сто, потому что сочинил это враньё сам от начала до конца!

– Вы первый в истории волшебник, который покорил мир Голливуда, открыл в параллельной Америке собственный бизнес и стал одним из самых видных политических деятелей. Именно вы помогли на выборах Арнольду Шварценеггеру, спасли от тюрьмы Майкла Джексона и вывели Мадонну из наркодепрессии. В параллельных мирах по рукам ходит ваша книга о истории Ландирии и восхождении на престол его величества короля Барди Бравого.[1] Можно, я съем вашу кукурузу?

Старый прохиндей заслушался. Последняя фраза сбила его с толку, этого он не ожидал.

– Можно, я съем вашу кукурузу? С позавчерашнего дня не жрамши, ну пожалуйста!

Польщённое сердце ёкнуло, старик одобрительно кивнул. Накось подвинул ящик, встал на него и принялся изо всех сил выкручивать початок. Вставные зубы заскрипели и подались в разные стороны…

– Понимаете, какое дело,- кряхтел голодный студент в волосатое ухо мага,- я давно мечтал попасть к вам в ученики, но эти профессора, чёрт бы их побрал, да и ректор тоже, не могут сидеть спокойно. Всегда найдётся пара томов для переписывания или срочно понадобится подменить кого-нибудь на занятиях… Не дёргайтесь, пожалуйста, уже идёт, идёт… ага… ап!

Початок вышел из господина Горо Великомудрого и Сногсшибательного с чмоканьем и хрустом. Счастливый Накось, крепко сжимая добычу, ещё раз поклонился своему спасителю и, пока тот восстанавливал способность говорить, схватил конспекты и бросился ужинать в укромное место.

– Хамы! - хрипло проорал волшебник, пробуя голос. - Издеваются над пожилыми людьми! Развяжите меня, я историческая личность!

В лагерь на Дзоге прилетел Барди. Убедившись, что первый из списка «друзей короля» уже доставлен, он спрыгнул с дракона и пошёл на крики. Заприметив его величество, оскорблённый голливудский шарлатан умолк и сделал обиженное лицо.

– Хотел с тобой посоветоваться,- как ни в чём не бывало заговорил Барди. - Надо подобрать имена для кораблей. Чтобы и звучало, и ребятам нравилось.

Вислые щёчки волшебника налились кровью, он-то рассчитывал услышать как минимум хотя бы формальные извинения.

– Фиг вам!

– Неплохо. - Главнокомандующий коснулся указательным пальцем подбородка. - И звучно, и сразу понятно, что мы несём народу Америки! Давай ещё что-нибудь.

– Негодяй! - проорал чародей, изо всех сил пытаясь разметать по лагерю молнии.

– Вполне воинственно…

– Подлец!! - С молниями ничего не вышло, способности исчезли напрочь.

– Не годится, попробуй другие варианты.

– Насмешник!!!

– Приемлемо.

– Упрямец!!!

– Тоже хорошо.

– Подонок, однозначно!

– Это нет, с этим утонем… Ещё?

– Авантюрист хренов!

– Вот! - Барди победно помахал кому-то синим платочком. - «Авантюрист» - это самое оно! Спасибо. Эй, кто-нибудь, развяжите его почтенное превосходительство, каюта для советника уже готова. Спасибо, Горо, ты очень помог! И помни, у нас ещё двенадцать безымянных посудин, я на тебя рассчитываю.

Только мага развязали, как что-то сильное схватило его под мышки и подняло над лагерем. Вид, открывшийся горе-волшебнику, был прекрасен, но сам Горо взвыл не хуже корабельной сирены.

– Кто посмел меня хватать? - болтая ногами и теряя красные тапочки в белый горошек, вопил он. - Я возмущён, слышите, я скоро начну свирепствовать! С магами так нельзя! Я боюсь высоты! Я с детства не выношу высоких кроватей! Мама-а! Великий Дзенга, неужели ты пришёл за мной, чтобы забрать навсегда?!! А-а-а-а!

Дрын (а это был не кто иной, как он) грохочуще расхохотался. Затем, совершая круг за кругом, решил подурачиться, переходя на певуче-бардовскую речь:

– Спокойствие, только спокойствие! Пристегните ремни, мы начинаем перелёт на корабль! Почтенное собрание, обратите внимание! Редкостная комедия, без цирка и медведей! Воины и прочие, смотрите воочию, господин Горо собственной персоной, в дырявых носках и исподних штанах, только раз в этом месяце визжит и бесится! Он в гневе страшен и кричит не по-нашему, великая сила - Круче гургила!

– Эй! Хватит издеваться над моим другом! - В небе рядом появился строгий Дзог. - Сын, во всём должна быть мера, особенно в шутках. Вот простудишь его, всю жизнь на лекарства работать будем. По судам затаскает…

– Не расплатитесь! - подтвердили из-под брюха дракончика. - По ящику коньячку для начала, I гам посмотрим! Что ещё адвокат посоветует…

Боевой корабль колдуну не достался - высадили на судно с пищевыми припасами. Когда Дзог сообщил, СКОЛЬКО продуктов в корабельных недрах, у старого скряги возник неподдельный интерес к своей новой участи. А когда дали каюту - теплую, отделанную ковролином, трёхсекционную с туалетом и ванной,- он почти перестал страдать О споём покинутом коттедже. «Неплохо,- думал он, обозревая новые владения,- надеюсь, развлекательная программа до окончания путешествия у них тоже предусмотрена. Танцы, пиры, стриптиз… хм, мужской».

Сунув свой крючкообразный нос во все углы и щели, Горо обнаружил полностью укомплектованный мини-бар. Внутри на зеркальных полочках ютились непочатые бутылки различной формы с разноцветным наполнением. Открыв и понюхав одну, он схватил рюмку, плеснул до краёв и долго смаковал, погружаясь в раздумья.

«Вот так, значит, да? В Америку поедем… В Америку, милую мою, любимую страну Америку. Э-хе-хе-хе-хе-хе-хе, не видать тебе, старый Гороудод, Голливуда, того, единственного в своём роде, настоящего, с кучей придурков, готовых выбрасывать деньги, не видать! Что же остаётся? Только ехать! Если не светит телепортироваться, ехать, плыть и пешкодралить. А там уж высадимся в Америке, нахватаем земель, поработим индейцев, капитализм построим…»

В иллюминаторе возник змеиный глаз Дзога.

– Эй, старый юнга с «Титаника»! Ты там особо не увлекайся алкоголизмом, мы тебя сюда просто на примерку привезли. Барди сказал, что тебе пару дней для привыкания надо. Слышишь? Походи по палубам, изучи, где что находится, подумай, может, вещей из дома привезти надо? Отплытие ещё на неделе…

Захмелевший пенсионер вдруг и впрямь вспомнил и вскочил. Добежал в дырявых носках до иллюминатора, открыл его и выкрикнул:

– Книгу! Книгу заклинаний привезите! Она в университете на выставке. И скажите там, чтоб за прокат уплатили, как договаривались! Я всё помню-у…

6


Барди долго взвешивал, кого из молодого поколения брать с собой. Женщины, то есть дочери, не в счёт - нечего им мотаться и простывать, им ещё рожать когда-никогда всё-таки… Под вопросом были сыновья. Что касается Дзога, тот наверняка без Дрына никуда не поплывёт. Если так, то оставить Виктюка - значит разлучить друзей. Тогда совсем ерунда получится: дракончик вернётся с боевыми шрамами, весь в медалях, а собственный отпрыск будет за мамкину юбку держаться и от зависти зеленеть?

Король аж побагровел от осознания несправедливости такого развития событий.

Не бывать тому!

Вот хоть тот же Рок Свенсон, между прочим, своего Рельса от мамы Лины оторвал. С боем, слезами, криками, но оторвал же! И он, Барди Ландрийский, оторвёт. Объяснит Хельге ситуацию, она поплачет и согласится. Ибо такова её женская доля. Преисполнившись решимости, глава Объединённого королевства прямо с утра, не вставая с постели, объявил супруге свою волю.

– Ни за что! - отважно воспротивилась Хельга. - Война - это опасность и смерть, а другого сына у меня нет!

– Послушай, дорогая,- попытался успокоить любимую Барди. - Мальчик превращается в мужчину, негоже ему всю жизнь возле мамки быть!

– Хорошо ты рассуждаешь, а возле папки, значит, можно? - возмутилась королева. - Он и так весь в тебя пошёл: всё сам делает, а мне даже поцеловать себя лишний раз не даёт! Стесняется…

– Всё верно, у тебя для поцелуев дочка остаётся. А ему с нами веселее, там и я, и лучший друг. Неужели мы не позаботимся о Виктюке?! Все будет в порядке, дорогая!

– Тогда зачем моё согласие, раз всё решено? - всхлипнула королева.

– Хочу, чтобы ты поняла, зачем я поступаю так, а не иначе. Юношество всегда нуждается в закалке, и от нашего сына в конечном счёте зависит будущее Объединённого королевства. Я хочу крепкого парня в наследники, а не слюнтяя в кружевной рубашечке… Обещаю, милая, и волосинка из его носа не выпадет!

– Силён ты в обещаниях,- простонала Хельга.

– И честен в исполнении таковых! - отсёк король. - Я научу его охотиться на китов, стирать носки и ругаться, как настоящий боцман. Вот увидишь, он станет звездой портовых кабаков и грозой контрабандистов.

– О боже!

– Он будет есть сырую рыбу, приносить жертвы морским богам и свистеть против ветра…

– Не продолжай! Просто я… я хочу сказать… У меня нет другого сына,- повторила Хельга в последней отчаянной попытке сопротивления.

– А у меня есть, что ли?!

– Ты говорил с Роком и Линой? - спросила с надеждой женщина.

– Рок берёт своего Рельса, Лина давно к этому готовилась, ещё до совета, она в отличие от тебя всегда понимала, зачем на этот свет рождаются мальчуганы.

– Я тоже прекрасно всё понимаю, они рождаются, чтобы стать мужчинами, жениться и уехать на войну. Как ты там говоришь, свистеть против ветра? За сотни лет ничего новенького.

– Да. Есть ещё один разговор.

– Дочку не дам!!!

– Успокойся, не о ней речь, а о государстве. Я обмозговал этот вопрос и знаю, чем тебе заняться в моё отсутствие.

– Постричься в монахини?

– Бери выше. Ты сядешь на моё место.

– Что-о-о?

– Возглавишь Сюдасказал и будешь стоять у штурвала Объединённого королевства до тех пор, пока корабли… Кстати, одному уже дали имя - «Авантюрист», правда, неплохо? Горо придумал. Так вот. Ты как королева просто обязана приглядеть за страной, пока наши корабли не вернутся. И можешь поверить, мы вернёмся победителями!

– Когда, милый?

– Не знаю.

– Чёрт! Я всего лишь хочу, чтобы муж вовремя возвращался домой!

– Оставаясь за меня на троне, ты должна проявлять твёрдость. Ты королева! Держи свои чувства на цепи!

– Свои чувства я берегу для тебя и детей. И не проявляю их по отношению к остальным!

– Правильно. Ну? Я тебя убедил?

– Ты меня раздавил. Хочешь согласия - получи!

– Вот и умница, спасибо. А сейчас, родная, мне пора в лагерь, ребята ждут.

Королева откинулась на подушки. Всё как всегда. Сейчас он быстро проскочит в душ, взвесится, измерит основные мускулы портняжным метром, сделает колесо и заденет пяткой люстру (когда-нибудь люстра свалится). Натянет свои любимые кожаные штаны, которые не даёт выбросить из упрямства. Как обычно, будет искать бандану, хотя бандана изо дня в день висит на одном и том же гвозде. Потом вернётся к постели, поцелует жену в щёку, подышит в ухо и… исчезнет.

Едва за супругом закрылась дверь, королева вскочила, умылась, привела себя в порядок и созвала подруг в замковом ресторанчике. Состав был преданий.

– Что-то случилось, Хел?

– Ты назовёшь её имя?

– У тебя из-за него неприятности?

Королева выдержала паузу. В её глазах появился иной, незнакомый доселе блеск. Так искрится хрусталь, выставленный на продажу, так светятся глаза химика, открывшего новый изотоп, что-то серьёзное пробудилось в её душе, и оно требовало выхода.

– Сначала поешьте, девочки. Вы даже не представляете, сколько вам понадобится сил в ближайшие полгода. Если у нас всё получится, мы проучим племя мужиков на всю жизнь. Мы заставим их понять наши проблемы и желания, а главное - они всегда будут вовремя возвращаться домой!

– Боже, Хелечка, что ты несёшь?

– Она бредит, боже!

– С ума сошла, факт!!

Хельга стукнула кулаком по столу и, не поворачивая головы, схватила официанта за воротник. Все смолкли. Она притянула «чуткие ушки» к себе и, не глядя на парня, чётко и раздельно произнесла:

– Мой муж уезжает, а меня, Хельгу Прекрасную, оставляет вместо себя наместницей! Этого ещё никто не знает, только вы четверо, и никто более. Прошу пока не распространяться. Или я за себя не отвечаю… Подробные планы обсудим позже. А теперь давайте наконец завтракать. И расскажите мне последние сплетни. Живо!

В воздухе прозвучал тройной вздох, смешанный со стонами. В них было всё: удивление, восторг, страх, сразу не разберёшь. Официанта отпустили, после чего он проявил двойное усердие.

– Что тебя интересует, Хельга? - первой расхрабрилась Заманта. - Статистика разводов?

– Или спад рождаемости? - включилась Миринда.

– Меня интересует, сколько мужей уедет в Америку, и не более того, лучше поимённо, списком, а также меня интересуют их брошенные жёны.

– Ах! - сказала Заманта.

– Ах! - повторила Миринда.

Шпротта, не сводя глаз с подруг, молча достала блокнотик.

– После отбытия Барди Бравого я распущу к чёртовой матери всё их шовинистское правительство и создам новое. Напишу свои законы и заставлю министров исполнять их!

– Ух! - выдохнула Шпротта, едва успевая записывать.

– В новом кабинете моего правительства будут работать только оставленные мужьями жёны. Вы поможете собрать все сведения о них: статус, профессия, дети, образование и прочее. Отбор проведу лично. Думаю, всё получится. На моей стороне армия, верная королю, наместники в Кирикии, Сандирии и других владениях, не исключено, что там будут править такие же брошенные дуры, как я. У моряков это в последнее время очень модно.

– Так вот ты чего задумала! - восхищённо протянула Заманта и полезла в ридикюль за сигаретой.

– Я себя чувствую революционеркой! - пискнула Миринда. - А вешать кого-нибудь будем?

– Попробуем обойтись без всех этих мужских штучек, - ответила королева. - В данной ситуации море крови, горы трупов и преследования по политическим мотивам - лишний антураж. Я не собираюсь устанавливать тиранию. Так, маленький, временный, уютный матриархат, не более… И помните, от спортзала вас никто не освобождал. Теперь мы должны быть сильными вдвойне!

7


Рок Свенсон сопровождал короля, осматривающего машинное отделение «Авантюриста». Здесь, как и на всех остальных кораблях, стоял паровой двигатель, работающий на угле. Барди и его друг обменивались мнениями и предположениями насчёт сильных и слабых мест машины, качества топлива и так далее. Решили при случае не брезговать и парусами.

Последние испытания прошли без проблем, всё работало, настроение было хорошим.

– Рок, дружище, у тебя хоть на миг возникала мысль, что мы делаем что-то неправильно?

– Если возникнет, я непременно скажу, мой король.

– Меня беспокоят наши женщины.

– Меня тоже.

– Подозреваю, им не очень-то по душе наше мероприятие…

– Мягко говоря, да.

– Ты тоже заметил?

– Угу.

– Самое дурацкое, что я не могу даже приблизительно сказать Хельге, как долго меня не будет. И она не может не понимать, что какой-нибудь корабль или все эти корабли, кто-то из нас или все мы можем вовсе не вернуться…

– Я думаю, они понимают, мой король, им придётся с этим смириться.

– Я ставлю Хельгу наместницей, Рок. Она будет править вместо меня.

– А Лина будет главной в Ландирии. Всё нормально, Барди, мы с тобой думаем одинаково.

Бывший рыцарь замолчал. Горизонт плавно уходил то вверх, то вниз, кричали чайки, шумело море. Наверное, так и должно быть… В любом случае транспорт готов, маршрут имеется, команды подобраны, власть в надёжных руках. Чего ещё ждать?

Попутного ветра!

Но и ветер уже тут как тут - тёплый, ласковый, упругий, могучий. Расправьте для него паруса, и водная гладь, сверкая, встретит дюжину новеньких покорителей Америки!

– Нам пора в путь, Рок! Чувствуешь?

- Да!

– Так чего мы ждём? Собирай людей, разошли гонцов, я должен выступить перед народом, у нас нет в запасе ни одной минуты! Выходим завтра же! Главное - не упустить ветер!

– Слушаюсь, мой король!

8


Вечно голодный Накось изгрыз честно заработанную кукурузину до кочерыжки со рвением, которого не выдержал бы и гранит науки. Икающий и счастливый, он вышел из густого кустарника и споткнулся о красную домашнюю тапку в крупный белый горошек. В послеобеденные минуты кровь отступает от головы, и соображается не так легко, как на голодный желудок. Но Накось был трудолюбивым и настойчивым юношей, охваченным жаждой познания. Он изучил находку со всех сторон и выдвинул смелое предположение, что обувь носится парами. Интуиция подсказывала парню, где наиболее высока вероятность обнаружения второй… ноги - видимо, неподалёку. И действительно, в нескольких шагах обнаружилась ещё одна тапка.

И тут Накось вспомнил, что уже видел эту странную обувь, и, сессия его раздери, совсем недавно! Для надлежащей идентификации потребовалось вспомнить нижние конечности всех уважаемых преподавателей Небольшого университета. Нет, такое не носил никто. Накось прищурился - тепло, но не горячо, ищем дальше. В раздумьях он вернулся в кусты, сел на конспекты и принял позу мыслителя…

– Итак, перед вами загадка, уважаемые слушатели! - произнёс он вслух, изображая лектора. - Имеются два предмета, представляющих собой часть целого, неограниченное число подозреваемых и острая необходимость выяснить, кто же потерял эти предметы? Подойдите поближе, приступим к осмотру. Перед нами обувь типа тапки для жилых помещений, цвет красный с белыми кружочками. Размер сорок шесть, подошва из синтетического материала, мягкая. Состояние хорошее, во внутренней носочной части левого экземпляра сохранилась этикетка, она содержит печатные надписи на незнакомом иероглифическом языке. Обращаю ваше внимание, господа ученики, одним из важнейших способов идентификации является запаховая идентификация! Студент Накось, подойдите, пожалуйста, и продемонстрируйте коллегам, каким образом снимаются одорологические пробы с объектов-следоносителей. - Парнишка взял тапку, поднёс к носу и тщательно обнюхал «объект» по всему периметру. - Трудно сказать однозначно, профессор, владелец сего имеет сложные характеристики и, скорее всего, является неординарной, я бы сказал, противоречивой личностью… Вот как? Интересно, продолжайте, господин Накось. А вы чего уставились, конспектируйте, никто не собирается повторять опыт для вас! - Накось вернулся к некоторым особо интересным участкам, шмыгнул и продолжил: - Во внешней композиции запахов обнаруживаются признаки подвальных помещений, с внешней стороны ярко выраженные следы парфюмерии. Если бы не фасон, я бы предположил, что обувь принадлежит принцессе, тщательно скрываемой в темнице за аморальное поведение, но… Кстати, путём прощупывания в правой тапочке выявляется тайник. Как видите, на стелечной части имеется бугорок, выступ, под ним что-то зашито. Браво, господин Накось, вы успешно справляетесь! Подденем его как следует… Браво! Браво! Тщательно уложенные бумаги внутри… Хм, а, вспомнил! Бумажные голливудские деньги… Круг подозреваемых существенно сужается! Конечно, выжми меня деканат, это же собственность Гороудода Тихутенштейна Великомудрого и Сногсшибательного. Как я не догадался раньше!

– Ах вот он где! - раздалось откуда-то сверху.

Накось выбрался из кустов и выпрямился по стойке «смирно». Перед кустом стоял его руководитель-лектор, а позади господин Дзог.

– Вот этот мальчуган, про которого я говорил, мой помощник, он всё покажет и снимет книгу с сигнализации. Накось, даю тебе срочное поручение. Помоги, пожалуйста, уважаемому королевскому дракону найти и доставить на судно книгу магических заклинаний господина Горо. Конспекты сдай мне, через десять минут последняя лекция. I!у всё, ты меня понял, можешь лететь!

Накось физически ощутил, как у него кружится голова. Дракон, книга заклинаний, тапки, океан… Свобода… Приключения… Главное - воспользоваться ситуацией, поймать птицу удачи за…

– Залезай, малыш,- рыкнул дракон и прижал - ся брюхом к земле,- надеюсь, руки у тебя крепкие, а не то пеняй на себя, я не прогулочный трамвайчик.

Студент взлетел до небес во всех смыслах…

Горо был счастлив! И в первую очередь от встречи с тапками. Накось извинился, отдал найденные деньги, объяснил, что вскрыть тайник было необходимо для установления личности владельца, то есть его, всеми уважаемой и почитаемой персоны. Старик пересчитал купюры, успокоился и забрал книгу.

– Господин Горо! - перехватил его Накось, не давая волшебнику закрыться в каюте. - Выслушайте меня, пожалуйста!

– Ну чего тебе, говори.

– Возьмите меня в ученики, пожалуйста!

– Ой, их и так у меня целая куча, сверхплановый набор, не приставай!

– Возьмите!

– Нет! - жёстко отрезал маг, зная, что и так заврался. А уж учить кого-то…

Он пытался защёлкнуть дверь, но щуплый студент, проявляя недюжинную силу, отчаянно продавливал её внутрь.

– Нет! Нет! И снова нет! Мальчик, спасибо, ты мне очень помог, а теперь лети в университет! И оставь меня в покое…

– Я останусь сидеть под вашей дверью, как собака!

– Погавкай мне ещё тут…

– Гав! Гав! Тяф…

– Это была фигура речи, идиот!

– Тогда буду вашим верный слугой, господин Гороудод, у вас же нету слуги?

– Нет, ну и что с того? Одним ртом меньше!

– Я ем очень мало…

– Все так говорят! А потом…

– А потом я обязуюсь выполнять ваши поручения, сервелат со склада воровать, ковры вытряхивать, я умею смешивать алкогольные коктейли, меня даже на день рождения ректора приглашали, вы бы знали, как там все надрались, и никто плохого слова не сказал!

Сопротивление в каюте ослабло. Дверь приоткрылась. Великий волшебник серьёзно задумался над последним предложением…

– Заходи. Считай, что вступительный экзамен по классу Гороудода Сногсшибательного ты сдал и принят сверх сверхнабора на индивидуальное обучение. Итак, коктейли, говоришь… Ну-ну…

9


И вот солёный ветер свистит в ушах, скрипят мачты и надрывно стонут чайки. «Сбывается! - подумал Барди. - Ещё одна моя мечта сбывается!»

– Обязательно сбудется вся без остатка! - ответил на его мысли Рок Свенсон.

– Неужели я сказал это вслух?

– Нет,- улыбнулся бывший спецназовец. - Достаточно посмотреть на твоё лицо, и всё без слов становится ясным. Итак, докладываю, ваше величество, теперь мы готовы к отплытию окончательно и бесповоротно. Надо признать, я сомневаюсь, следует ли повторять маршрут Кортеса из истории моего мира. Экспедиция его была, мягко говоря, не самая продуманная… Кортес со своими людьми карабкался по скалам, вяз в болотах, попадал в засады…

– С этим разберёмся, что у нас с транспортировкой по материку?

– Вьючными животными будут ослы и мулы, они выносливее. Лошади останутся только для офицеров.

– Насчёт доспехов, касок и арбалетов распорядились?

– И насчёт них тоже.

– Хорошо. Я попросил молодёжь последние часы перед отправкой посвятить матерям и сёстрам. Но надо бы уже закругляться.

– Дрын полетел за ними. Он без проблем перетащит ребят сюда по одному. А сам-то, может, сгоняешь на Дзоге к Хельге, хотя бы на полчаса, а? Ночевал-то здесь…

– Не могу, Свенсон, дружище, мы попрощались, полчаса ничего не решат, да и нельзя сейчас корабли бросать.

– Как знаешь, я в ваши дела не лезу.

Оба умолкли и почувствовали себя неловко.

К судам подплывали плоты, лодки, путешественники карабкались по верёвочным лестницам, поднимали сундуки, мешки, оружие.

Тринадцать новеньких кораблей гордо раскачивались на волнах, тринадцать жизнеспособных систем, готовых наполняться людьми и грузами, нападать и обороняться. Теперь у каждого было своё имя, у боевых помимо «Авантюриста»: «Гейла» и «Король Рогональ», прочие также получили исторические имена, напоминающие о беспокойной молодости и приключениях короля и его друзей: «Монти», «Барт Грейди», «Мандельштейн», «Самомнение Сандорага», «Секреты Тарзана», «Форд», «Король Диотемий», «Чесотка», а «Хельга Прекрасная» и «Лина».


КРАТКАЯ СПРАВКА О ФЛОТЕ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА БАРДИ БРАВОГО


«Авантюрист» - самый представительный, украшен эмблемами и геральдикой, имеется конференц-зал с тренажерами. Построен для короля и его свиты.

«Гейла» - плоский, без лишних надстроек, удароустойчивый - для драконов.

«Король Рогональ» - отличный склад питьевой воды и кое-чего покрепче.

«Монти» - проворный разведчик и штурмовик.

«Барт Грейди» - построен по образу и подобию «Авантюриста», но с меньшим размахом - отличный боевой корабль.

«Мандельштейн» - корабль-сейф, хранитель королевской казны.

«Самомнение Сандорага» - огромная универсальная посудина.

«Секреты Тарзана» - все чудеса артиллерии.

«Форд» - на его корме начертаны самые известные автоэмблемы, к носу крепится бампер, а стекла в каютах тонированные. Техосмотр прошёл.

«Король Диотемий» - корабль-лимузин.

«Чесотка» - пристанище Гороудода Сногсшибательного, везёт основной запас продуктов питания.

«Хельга Прекрасная» - красивый корабль под стать своему имени.

«Лина» - чуть более скромный, но по техническим показателям не уступает.


– Провожающих - море! - Свенсон с интересом смотрел в бинокль на береговую линию. - Плакат написали, чудаки, «Король, возвращайся!». Твоё вчерашнее выступление, Барди, и трюк с заглатыванием меча поразили всех. Сегодня много музыкантов понаехало, зазывал и купцов. Гуляет народ! Каждый из них надеется на лучшее и верит в своего правителя. А ты в них веришь?

– Верю, Свенсон! И верю, что Хельга позаботится о народе, она у меня смышлёная. А наша с тобой задача, Рок, поскорее вернуться обратно.

– Поскорее… - Спецназовец хотел улыбнуться, но лицо его посерьёзнело. Всё ли они делают правильно? Вот в чём вопрос. Ведь именно от ответа зависит их возвращение.

Дрын высадил к отцам на палубу «Авантюриста» их сыновей - Виктюка и Рельса. На месте ребятам не сиделось, и они не медля при помощи того же Дрына принялись курсировать от судна к судну, везде находя повод для игры.

– Пускай осваиваются,- махнул рукой Барди. - Чем быстрее они начнут ориентироваться в нашем маленьком флоте, узнают, что, где и зачем, тем меньше им придётся объяснять в момент опасности.

– Согласен, но лучше для поддержания дисциплины закрепить пацанов за конкретными капитанами, для начала на сопровождающих судах. Не возражаешь?

– Одобряю, займёмся этим чуть позже. Я планирую дать команду на отправление через час-пол-тора. Может, заглянем на «Чесотку»?

– А что у нас на «Чесотке»?

Барди прищурился, лицо его сделалось лукавым:

– Свенсон, дружище, ты, кажись, совсем забыл о стратегических запасах магии, которые мы имели честь взять на содержание. Мы должны всенепременно заглянуть к старику Горо! Кто его знает, может, он уже дёрнул куда-нибудь и тихо отсиживается милях так в пяти отсюда или рубит деньги на ярмарке в киоске экспресс-предсказаний…

– Ты прав, за магами нужен глаз да глаз.

Дзог плавал неподалёку. Он изображал то ли лебедя, то ли лохнесское чудовище, получалось у него нечто среднее, но всё равно впечатляющее…

– Эй, мудрейший из хамелеонообразных! - позвал его бывший рыцарь и помахал рукой. - Есть предложение подбросить нас до «Чесотки», надо проведать твоего закадычного друга.

– А чего его проведывать? - отозвался дракон, не оборачиваясь. - Только что видел и не горю желанием видеть опять.

– Надеюсь, не на берегу? - крикнул наместник Ландирии.

– Нет, насчёт побега можете не беспокоиться, он не в том состоянии…

– Неужели всё настолько плохо? - крикнул Барди.

– Да,- удручённо пожал плечами Дзог,- крайне плохо, морская болезнь пополам с похмельем! В итоге, как вы можете убедиться, если поднимете бинокли, советник весь день глядит исключительно за борт. Есть риск, что голова перевесит, и тогда я не знаю, что мы будем делать… А водичка ничего, прозрачная, кажется, я видел пару осьминогов.

– Что же он,- воскликнул Барди, настраивая резкость,- пилюль себе не наколдует? На «Чесотке» есть штатный лекарь. Дзог, подгребай-ка и доставь нас туда немедленно.

– Я бы на вашем месте не портил аппетит, хотя… Мне-то какое дело, молчу, молчу.

Они перенеслись на «Чесотку», где и нашли чародея перегнувшимся через корму.

– Здорово живёшь, дедуль! - приветствовал его дракон. - Топиться собрался или палку волшебную уронил?

В ответ лишь тяжкий вздох. Рядом с больным суетился врач, он безуспешно пытался уговорить старика пройти в процедурный трюм. Объединившись, мужчины отцепили страдальца от корабля и бережно унесли куда следовало. После промывания желудка и горячей клизмы Горо ощутил, как жизнь вновь возвращается в его измученное тело. Что, впрочем, отнюдь не помешало ему раскритиковать применённую методику исцеления, обозвав лекаря неучем! После чего как есть, обёрнутый в белую простыню, бывший волшебник вернулся на палубу. Барди и Свенсон инспектировали склады.

– Что вы ищете? - скорчив кислую мину, обратился к ним Горо. - Я тут ещё вчера всё проверил, хватит уж.

– Эй, да у тебя никак дурное настроение? - улыбнулся Барди.

– А с чего вы предлагаете радоваться больному человеку? Я не просил брать меня с собой! Вы, и только вы, сорвали мне прибыльный бизнес, похитили из родного дома, обрекли на морскую болезнь и всё, что из неё вытекает.

– И что за бизнес мы сорвали? - поинтересовался бывший командир «Гаммы».

– Секрет! Много будете знать…

– Эй, ладно тебе, всё равно ты им уже не займёшся! Мы сохраним твою тайну.

– Да всё просто. - Горо поправил простыню. - Тотализатор хотел организовать. Поставить палатку, повесить объявление: ставки на экспедицию, за и против, победители определяются по возвращении или невозвращении его величества. Понимаете? При надлежащей рекламе деньги сами гонялись бы за мной. Я бы не стал дожидаться вашего возвращения, вовремя исчезнув, с финансами, конечно. Просто и гениально, а вы… такую аферу испортили! Обидели старика почём зря…

Король нахмурил брови и сжал кулаки:

– И не стыдно тебе делиться своими преступными замыслами?!

– Нет. Делиться-то я и не хотел, а вы сами…

– Горо, ты мошенник, аферист, жадина, скупердяй и… пьяница!

– Заклинания бы почаще штудировал,- подсобил в наступлении Свенсон.

– Бабушку бы себе завёл,- добил Барди.

– И козу с поросятами,- добавил Свенсон. Горо пожевал дряхлыми губками, молча проглотил всё сказанное и как ни в чём не бывало ответил:

– Я подумаю.

– Стоп. - Барди подошёл к колдуну вплотную и прямо посмотрел в его бегающие глазки. - Поклянись, что каждый раз перед сном будешь заходить в спортзал!

– С вечерней молитвой,- съязвил шёпотом дед и тут же прикрыл говорилку. С минуту король подавлял его волю, в конце концов прожжённый аферист зажмурился и предпринял последнюю попытку сопротивления. - Да-мне-нельзя-Барди- ты-со-всем-что-ли-у- меня- артрит-незаращение- аппендикса-геморрой- в-стадии-обострения-и-нервные-заболевания- а-если-вдруг-от-поднятия- тяжестей-заклинание-нехорошее- вырвется? А если снова за борт потянет? А вдруг во мне инфекция завелась страшная? А? А?!

– Спортзал выдавит из тебя все инфекции,- медленно пригрозил защитник культуризма.

– Я лично присмотрю за ним,- пообещал Свенсон. - Мы поработаем по индивидуальной программе.

– Изверги! - бросил старик и дал дёру в свою каюту.

Трубы судов извергали в безоблачное небо чёрные клубы дыма, коптя принайтованные паруса на реях высоких мачт. Назначенный час наступил. Отцы командиры вернулись на «Авантюриста».

Король поднял руку, и по его знаку носовые пушки дали холостой залп. От грома заложило уши и содрогнулась каменная кладка пристани. В ответ с берега затрещали хлопушки и фейерверки, некоторые сорвиголовы разделись и пустились провожать эскадру вплавь, но бдительная охрана изловила их, как русалок, и вернула обратно. Флотилия с лязгом подняла якоря, воздух разорвался гулом сирен, начались манёвры по выходу из гавани. Люди на пристани ещё лихорадочнее замахали руками, платками, головными уборами. Барди видел их в бинокль, неосознанно пытаясь выхватить в толпе жену и дочку. Группа женщин на краю пристани единогласно зарыдала, и с этим уже ничего нельзя было поделать. Нет, Хельги и дочери не было видно. Барди вспомнил, что он сам строго наказал родным из соображений безопасности оставаться во дворце.

Уколы совести пронзали его сердце точно копья, он отвернулся, чувствуя себя мерзавцем и беглецом. Бывший рыцарь передал бинокль сыну, который давно на него облизывался, а затем взглянул на Свенсона. Тот всегда был непроницаем, но сейчас… Кто бы мог предполагать, что верзила Рок чувствительный человек… Ручищи великана, сломавшие не один вражий хребет, утирали скупые слёзы.

Корабли удалялись от Сюдасказала, и вскоре толпа даже через мощные линзы стала выглядеть всего лишь пёстрым пятном. Палубные доски дрожали в такт поршням паровых двигателей. Король в последний раз помахал в сторону берега, резко повернулся и почти побежал на закрытый капитанский мостик с огромными окнами. Сооружение возвышалось над палубой, находясь на уровне труб.

На своём посту стояли капитан «Авантюриста» Вар Яг, помощник капитана и сам адмирал Нахим. Взгляд офицеров был устремлён вперёд мимо фигуры дежурного рулевого.

Что касается Барди, его роль во всём этом мероприятии заключалась в стратегическом управлении и поддержании боевого духа. Он был главным, но по большому счёту флотилия имела достаточно специалистов, чтобы жить, перемещаться, наступать и обороняться без него. Офицеры смотрели вперёд мимо фигуры дежурного рулевого. Все, кроме матроса у штурвала, вытянулись при появлении короля, чётко отдали честь.

– Вольно,- махнул Барди. - Всё в порядке?

– Так точно, ваше величество,- потвердил адмирал Нахим, взглянув на систему зеркал заднего обзора, это нововведение предложил сам король в качестве вклада в мореходное дело. - Ветер попутный, погода чудная, флотилия строго следует курсом. Перед выходом в открытый океан есть мели, мы их обогнём, пока причин беспокоиться нет. Капитан Вар Яг отлично знает своё ремесло, у себя на родине он прошёл всю лесенку - от матроса до старшего офицера.

– Кроме отмелей есть несколько коварных подводных скал, как раз на выходе из залива,- заметил капитан, разворачиваясь к штурвалу.

– Работайте, Вар,- сказал король,- мы не будем вас отвлекать разговорами.

10


В это время в главном дворце Сюдасказала Хельга Прекрасная подписала первый, усердно выведенный придворным писарем приказ о новом составе правительства с заменой мужчин на женщин. Воля королевы была объявлена в присутствии роты солдат, с пояснением, что такова и воля короля. Барди всех приучил к подчинению, поэтому министры безропотно сложили полномочия. Да и кто бы не сложил под угрозой смертельной казни, у женщин такие обещания обычно не ржавеют…

Хельга не стремилась к глобальному государственному перевороту, она уважала труд своего мужа, ценила его заслуги и более других представляла, каких усилий стоило создание единого государства. Ей лишь хотелось переломить привычные представления средневекового мышления о женской роли. Очередная феминистка? Пожалуй, да, но в своём мире первая такого масштаба. Знала ли она, что с женщинами ей будет работать гораздо труднее? Наверняка догадывалась, но желание доказать, что они способны управлять страной не хуже, а то и лучше, не давало ей покоя…

Новость о политических преобразованиях никого не оставила равнодушным. Кто-то посчитал её поступок удачным и деликатным способом избавления от потенциальных противников Барди Бравого (и в этом был смысл!), кто-то прогнозировал развал страны и «бабье царство», но почти в каждом доме, где жили муж и жена, на последнюю стали обращать чуточку больше внимания…

11


На рассвете тридцать третьего дня от начала похода марсовый[2] матрос заорал с верхушки мачты: «Земля, земля!» - и едва не упал с наблюдательной площадки.

Последовал зарезервированный на этот случай пушечный выстрел. Волнение, вызванное возникшим на горизонте берегом, распространилось, подобно пожару, по всей флотилии. Свободные члены команды резво поползли по вантам и, повиснув на канатах, впились глазами в узкую полоску земли, находящейся на незначительном расстоянии в сравнении с уже пройденным. Барди и Свенсон взбежали на мостик, где застали адмирала Нахима, капитана и офицеров флагманского корабля. Командиры прилипли к биноклям и подзорным трубам. Выяснилось, что земля на горизонте является частью огромного материка.

Долгожданное открытие Америки состоялось, дело было за покорением. Король первым отклеился от оптики и приказал адмиралу:

– Постройте флот веером. Следовать надо малым ходом, измеряя глубину под килем… дистанцию не нарушать! Ошибаться запрещено. Напомните, какая осадка у кораблей?

– Шесть метров, ваше величество.

– Прежде чем бросать якоря, максимально близко подойдите к берегу. Высадка объявляется на завтра, утром.

– Слушаюсь, ваше величество! - ответил адмирал и обернулся к сигнальщику.

В рубку ввалился Горо, перепуганный, будто вместо морского царя увидел представителя налоговой инспекции с ордером на обыск.

– Снова тошнит? - невольно попятился Барди.

– Нет! Ворон, ворон! - возбуждённо кричал маг. - Прилетел и сел на рею!

Король скорбно вздохнул, промолвив с досадой:

– Ворон, значит. И это из-за одного ворона столько шуму? Жаль, а я рассчитывал как минимум на зелёную кошку, читающую поминальную молитву на французском…

– Не шути с этими вещами, государь!

– Успокойся, советник. Птица села, ну и что? Местная, должно быть, американская.

– Мы в субтропической зоне, здесь место попугаям, но никак не воронам!

Они вышли на палубу и увидели чёрную птицу, которая молча таращилась на них. Король швырнул в неё тяжёлой перчаткой, но недокинул.

– Ты во всём видишь предвестие бед. Может, он у тебя ценное чего украл, вот ты и сходишь с ума?

– Да нет же, не в этом дело! Боюсь, что мы столкнулись с Наблюдателем…

Бывший рыцарь пристально посмотрел на волшебника. Тот и вправду казался озабоченным.

– Наблюдатель? Чей?

– Не знаю. Может, и ничей. Но мне это не нравится. Его глазами, наверное, глядят твари из потустороннего мира, а среди них мало добрых ребят… Ой!

– Если вам не нравится ворон,- сказал подкравшийся сзади Свенсон,- хотите - застрелю?

– Ни в коем случае! - взвизгнул Горо, вцепившись в руку Свенсона, которая уже тянулась к пистолету. - Думать не смей! Не дразни силы, которые стоят за чёрной птицей!

– Не люблю шпионов,- недобро усмехнулся Свенсон, вынимая без малейшего затруднения оружие из кобуры. Дряхлый маг висел у него на запястье как тряпка, но продолжал барахтаться и истерично шептать:

– Убери, убери оружие! Нам несдобровать, если это серьёзные силы, мы все погибнем из-за тебя! НЕ СТРЕЛЯЙ! - завопил он под конец.

Может, из-за блеска ствола или от крика мага ворон сердито каркнул, снялся с реи и тяжело полетел к чужому берегу.

– Дурная примета, дурная…- упрямо пробурчал старый шарлатан, следя взглядом за удаляющейся птицей.

– Суеверия! - сплюнул Свенсон, отцепляя пальцы колдуна от своего рукава. Пистолет вернулся в кобуру. - Лучше займёмся делом, мужики. Предлагаю перекинуться картишками в королевской каюте, в ней просторно и достаточно тихо.

– Без меня! - окрысился старик, который всё равно не умел играть в карты.

Бывший спецназовец пожал плечами:

– Не хочешь, не надо. Позовём Рельса и Виктюка, они точно не откажутся.

– Не уважаешь пожилых и мудрых, Рок, не уважаешь! - уходя, попрекнул Свенсона старик. - Вот доживёшь до моих лет, насмотришься всякого, тогда иначе заговоришь

- Люди моего типа не доживают до твоих лет,- улыбнулся гигант.

Король посмотрел вслед волшебнику и поднял брови:

– Детей - партнёрами в покер? А они знают правила?

– Это только ты не в курсе, что в Объединённом королевстве народ давно режется в карты, и особенно в покер. Мои ребята постарались: пятнадцать лет назад они научили своих оруженосцев, и пошло-поехало, уже не унять. Да и какой смысл запрещать? Ну станут тайком играть, что толку? Я знаю, наши сыновья за месяц путешествия так натренировались с матросами, что ещё и нам с тобой нос утрут. Мы же не будем ставить на деньги, сойдут простые фишки. Не в выигрыше тут дело, а в игре, которая, кстати, воспитывает выдержку, тренирует сообразительность, учит оценивать людей.

Барди не оставалось ничего другого, как согласиться.

Дети обыграли отцов всухую!

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


Большая Водка смотрел на рассвет от самого первого лучика, запуская морщинистую ладонь в большой глиняный чайник. Он брал твёрдые кусочки кубической формы и клал их в рот. Большая Водка мог видеть рассвет даже вечером, его зрение было не просто острым, оно было зрением старого индейца…

К старику робко подошёл юноша.

– Говори, Продолжительный Спазм,- разрешил старший.

– Я больше не буду дружить с травой, Большая Водка! Забери её обратно!

Молодой индеец бросил к иссохшимся ногам провидца холщовый мешок. Оранжевая пыль взвилась сердитым облачком и опустилась на голые, засиженные москитами ступни.

– Ты неадекватен сегодня, пасынок курения. Я беспокоюсь о твоей подставке для скальпа.

– Мужество изменяет мне…

– С женственностью?

– Оно больше не спасает, Большая Водка, я стал видеть все наши грёзы наяву, это такое неприятное чувство, будто мышцы превращаются в тетиву и растягиваются, растягиваются…

– Продолжай.

– Растягиваются, я стал чаще оглядываться по сторонам и бояться, э-э, не хватает слов…

– Это твои напряги и заморочки, дитя вигвамного кактуса,- улыбнулся старый вождь.

– Верно! Точные слова, скорые мысли! Галью… как ты там говорил?

– Галлюцинации.

– Да! Они почему-то ожили. Я видел их, как тебя, не искурив ни одной… Мне страшно! Океан далеко, но я был на его побережье, словно моя душа была там, а тело - здесь.

– Продолжай, здесь поблизости никого нет, если не считать скелет бизона за ручьём.

Юноша подозрительно обернулся в сторону ручья и придвинулся поближе к наставнику.

– Я… я смотрел на кактус и вдруг… вышел на побережье и вгляделся в океанскую даль. Хотел уловить скрытый смысл в играх дельфинов, как ты учил меня.

– Что ты увидел?

– Я узрел тринадцать движущихся островов с высокими пальмами и странными хижинами. На каждом острове я увидел людей, они разговаривали на чужом языке.

– Ты слышал этот язык раньше?

– Да! - чуть не закричал Продолжительный Спазм. - Да! А когда я увидел…

– Дракона?

Юноша упал на колени:

– Ты смотрел вместе со мной, о Большая Водка!

Старик улыбнулся беззубым ртом:

– Всё хорошо, летающий мальчик, лучше не бывает. Острова, которые ты увидел, когда твоя душа оказалась у прибрежной деревеньки, называются кораблями. Я давно ждал этих пришельцев.

– Ты ждал их?! Учитель, разве нам мало пришельцев? Почему ты радуешься, как гриф, узревший смертельно раненного быка? Ты ведь знаешь, что случилось с нашей землёй однажды, когда…

– Именно поэтому. Что было дальше? Они высадились на берег?

– Я потерял мужество, учитель, моя душа тотчас бросилась прочь, к телу. Я думал, это трава…

– Хватит, прибереги слова для брачного периода, сходи к ручью, умойся и хорошенько поешь. Не кури без моего разрешения! Да позаботится о тебе Великая Минздра.

12


Король Барди проснулся с первыми лучами солнца, преломлёнными стеклом иллюминатора. Он вскочил с койки, отжался триста раз, после чего поспешно привел себя в порядок и покинул роскошно обставленную каюту. Рок Свенсон и адмирал Нахим не смыкали глаз всю ночь. Король нашёл их на мостике.

– Ваше величество, разрешите доложить, за время ночной вахты происшествий не было! - отрапортовал адмирал.

– Добрая весть,- зевнул король. - А то я переживал, что уже стая ворон решит заночевать на мачтах и изгадит паруса.

Адмирал кашлянул и обратился к Барди шёпотом:

– Мой король, кхм, капитан Вар Яг связал для вас отличную шапочку.

– Что вы сказали, адмирал?

– Шапочку, мой король! Просто отличную. Если как-нибудь вы дадите ему отгул, он свяжет вам великолепные носки и шарфик.

– Замётано. Но, боюсь, сегодня не получится.

– Берег выглядит чересчур спокойным,- деловито заметил Свенсон. - Уверен, люди там есть, потому что место для рыбного промысла отменное. Они не могли не заметить нашу армаду… Чую неладное, государь. Не верю, что на всем побережье нет ни одной деревушки.

– А если залив пуст? - спросил Барди.

– Я могу различать несколько разновидностей тишины и пустоты, и, поверь, те, что перед нами, искусственные. На берегу даже птицы не щебечут. Бывалого солдата и охотника не проведёшь. Барт, там нас ждёт засада!

Король приказал адмиралу готовить десантные шлюпки. Нахим козырнул и отправился выполнять.

– Я заметил движение,- сообщил Свенсон, опуская бинокль.

– Зверь?

– Возможно, только прячется уж больно по-человечески. Животному бы следовало проявить любопытство. Группе высадки надо быть начеку.

– Я поведу их. Морпехи должны увидеть своего предводителя! Для истории важно, чтобы я первым ступил на берег и лично водрузил знамя!

– Да что вы говорите, ваше величество! - без тени шутки произнёс гигант. - Только через мой труп. Рисковать главным мозгом экспедиции, единственным королём, и это при наличии собственных обученных бойцов? Надо быть окончательным дебилом, чтобы бросить тебя первым на неизвестную землю в самом начале операции. Всё, что угодно, только когда убедимся в полном отсутствии угрозы. Берег должен быть чист, а Барт Грейди должен быть жив!

– Да что ты мелешь?! - возмутился Барди.

– Король, пора протрезветь, чёрт побери! Я не мудрец, не предсказатель, но даже моих мозгов хватает не пускать в логово чужестранцев первое лицо и сам символ нашей страны и Ландирии в том числе. Может, мне тебя стукнуть для понятливости?

– Свенсон!

– Мой король, ты не трус, ты хуже! Ведёшь себя как сопливый легкомысленный мальчишка, дорвавшийся до войны, в которую давно не играл. Если раньше враги не смогли добраться до тебя, это ещё ничего не значит. Если ты сейчас сдохнешь, мы развернём флот и через месяц привезём Хельге твой вонючий труп. Что, не нравится?! А по-моему, неплохо. Давай пробуй! Валяй! Бери лодку, флаг, езжай развлекайся! А ну марш по каютам! - рявкнул он без паузы на Рельса, Виктюка и Дрына, которые подкрались к взрослым и с замиранием сердца слушали их перепалку.

Свенсон редко бывал столь непримиримым и по жизни не переступал грань своего статуса, тем более в отношении властителя. Барди, слава богу, правильно расценил этот взрыв дерзости. Он молча поднял бинокль к глазам, Свенсон сделал то же самое. Их оптика была «своей» - первыми образцами, созданными по голливудским моделям в лабораториях университета. Друзья молча следили за высадкой.

В операции согласно плану участвовала четверть личного состава флотилии, то есть не больше трёх сотен человек.

Шлюпки бесшумно уткнулись носами в песок, будто ножницы, готовые резать новый материк на части. Матросы с мушкетами наперевес высадились на пляж, развернулись длинной цепью и двинулись вперёд по песку к полосе зарослей. Зелёные каски из фибростекла (небывалый технологический прорыв Объединённого королевства) блестели на солнце. За ними высадилась вторая волна десанта, развернулась вторая цепь, а потом и третья, последняя.

Первая цепь находилась уже в семидесяти шагах от зелёной стены джунглей, когда предчувствия Рока Свенсона сбылись, причём столь внезапно, что Барди с досады чуть не запустил биноклем в воду.

Заросли словно ожили. Так оживает сцена в театре: благодаря искусной работе декораторов обстановка вмиг меняется, прямо на глазах удивлённой публики. Над кустарником вырос целый лес голов; полуголые, с разрисованными телами и лицами люди, вооружённые копьями и палицами, наводняли пляж со всех сторон.

Рёв, свирепый и звериный, донёсся до флотилии и достиг ушей короля.

Барди видел их разинутые рты.

Первая шеренга под командованием генерала Даго залегла, выставив мушкеты. Генерал Заган, командир второй шеренги, приказал занять положение на колено. Не замешкался с приказами и генерал Бино, его подчинённые прицелились над головами товарищей. Секундой позже последовал звучный залп.

Барди видел дым, его становилось всё больше.

Барди удивлялся: никто из туземцев не повернул назад, они не испугались ни звуков выстрелов, ни пламени, ни гибели своих соплеменников. Поредевшие от пуль ряды бесстрашных аборигенов врезались в окутанный синей пеленой строй морпехов, не давая им времени на перезарядку. Завоеватели применили пистолеты, но местные бесстрашно теснили их и вынудили принять рукопашный бой.

Барди видел, как падают мушкеты.

Лучшие отряды Сюдасказала готовы были отступить под натиском противника.

Нервы короля не выдержали.

– Кораблям - обеспечить огневое прикрытие!

Носовые пушки «Авантюриста» грохнули одна за другой, а затем к ним присоединились орудия «Гейлы» и «Короля Рогоналя».

Разрушительная сила ядер, фонтаны песка, листьев и щепок заставили аборигенов остановить натиск. Десантники воспользовались замешательством, чтобы добежать до шлюпок, погрузиться в них и вырваться в море. Вслед им устремились копья, и некоторые из них достигли цели.

Барди оторвал бинокль от побледневшего лица, лицо Рока было ничуть не лучше.

– У этих мартышек троекратное превосходство,- с трудом произнёс главнокомандующий,- и никакого чувства самосохранения.

Горечь и ярость исказили его черты.

– Если зрение меня не обманывает, наши командиры остались целы,- заметил в свою очередь Свенсон.

– Это дурная примета! Я говорил,- послышался скрипучий голос мага. - Не поверили в Наблюдателя, как же!

– Умолкни! - зарычал Барди, но успел взять себя в руки. - Нас заметили с берега ещё вчера. Адмирал Нахим! Распорядитесь, чтобы многоуважаемого советника препроводили на «Чесотку». Гражданским сейчас следует сидеть тихо и не путаться под ногами.

– Так точно, ваше величество! - откликнулся адмирал с мостика. - Я вижу, как дикари грабят убитых. Обстрелять берег повторно?

– Подготовьтесь, но без команды не стрелять.

Горо уже спускали в лодку. Он пытался кричать о неприкосновенности, но скоро сник и надулся. Король и его друг-спецназовец с интересом обозревали берег.

– Барди, это не обычное племя,- сказал Свенсон. - У меня сложилось впечатление, что их специально готовили и наверняка чем-то накачали.

– У меня такое же ощущение,- вздохнул король. - И откуда у них, скажи пожалуйста, эти кольчуги, шлемы, наколенники и холодное оружие? Явно не из каменного века… Санта-Клаус с попутным китом прислал?

– Заметил, как они шли в атасу? Ну роботы, я больше ни с чем не могу сравнить…

– Они за-кол-до-ва-ны-ы! - проорал Горо с лодки, собирающейся отплыть от борта корабля. - Их подчинили великие маги!..

– Советник, вы могли бы подготовить конкретное письменное заключение по своему вопросу? - сухо осведомился Барди. - Если для вас всё настолько очевидно, вернитесь, пожалуйста, на «Чесотку», соберите факты и набросайте расширенный план действий!

– Чего-чего? Я только хотел сказать, что в Голливуде такое поведение называли массовым гипнозом…

– Может, советник и прав,- вмешался Свенсон. - Главный вопрос в том, кто дёргает за ниточки и управляет марионетками. Впредь нам понадобится тщательная разведка.

– Правильно, предлагаю заслать Дзога, мы ведь зачем-то его всю дорогу кормили? - съехидничал маг. - Между нами говоря, эта тварь дрыхла и даже от выстрелов не проснулась!

– Сейчас мы его разбудим,- сказал Барди и отдал команду «огонь!».

Раздался залп, ещё один, третий, палуба содрогнулась, у всех заложило уши.

На «Гейле» из-за палубной надстройки показалась громадная голова Дзога, глаза его сонно щурились.

– Что случилось? Только не просите снова куда-то лететь, кого-то везти… Имейте совесть, я всю ночь честно набивал брюхо собственнозубопойманной рыбой, имею я право в тишине и покое переварить съеденное?!

Сигнальщик показал ящеру, что король желает говорить с ним.

– А, так я и думал, если Барди, значит, какая-то затея, возможно, с риском для чешуи.

Дзог осторожно кувыркнулся со своей спецплощадки в воду, нырнул и вынырнул прямо перед королём.

– А хотите, я покричу, как морское чудище? На палубе «Авантюриста» показался Дрын:

– Папа, неужели ты всё проспал? Тут такое творилось! Его величество собирается послать нас в разведку, это же здорово!

– Не вас, а его, ты ещё маленький,- поправил Свенсон. - Дайте наконец королю вставить слово! У нас ещё тренировка по расписанию.

Дзог повернул голову в сторону берега и разинул пасть.

– Ух ты, чего случилось-то? Местные не справились с пиротехникой, предназначенной для торжественной встречи? Или у них между собой не заладилось?

– С нами у них не заладилось,- сказал Барди. - С самого начала.

– Вот чёрт. - Дракон развернулся. - Какая разведка вам нужна: подводная, воздушная, подземная, с боем или без?

– Со мной! - завопил Дрын и плюхнулся в воду. - Я пойду в разведку с папой, должен же за ним кто-то присматривать! Я и один слетать могу. Посылать объевшегося папу на задание нельзя, он может уснуть на полпути!

– Такова наша физиология,- кивнул дракон-отец. - Могу уснуть. Ладно, сынок, будь по-твоему. Как взлетишь, сперва набери высоту над океаном. Только потом поверни к берегу! И внимательно оглядывайся! При малейшей, повторяю, малейшей опасности немедленно пикируй сюда!

Дрын залез отцу на спину, подпрыгнул, раскрыл крылья и воспарил над сюдасказаловским флотом. Взрослые с тревогой и умилением провожали его взглядом, Виктюк и Рельс давились завистью.

– Разрешите доложить, ваше величество! - гаркнул подбежавший тем временем старший бомбардир флагманской артиллерии. - Порох не воспламеняется! На остальных судах та же проблема!

– Что-о?! - удивились все. - Как так «не воспламеняется»? Отсырел?

– Сухой, как лето в Кирикии, просто не взрывается, даже не тлеет. Мы открыли новые бочки… То же самое.

– Я говорил, что тут живут могучие маги,- заладил своё забрызганный с ног до головы Горо, раскачиваясь в лодке. - Но меня, как обычно, унижают и не слушают. Зачем вообще брали?

– Бомбардир! Принеси пороховницу с нижней палубы! Я хочу убедиться! - потребовал король.

Пока артиллерист бегал за порохом, Свенсон вынул свои пистолеты, снял с предохранителя и выстрелил в небо. Попытался выстрелить. Вместо ожидаемого грохота был тихий сухой щелчок. Бывший спецназовец помрачнел.

– Плохо дело,- спокойно произнёс он, вытаскивая и осматривая патроны. - Придётся взяться за кинжалы и сабли.

– Отчего же порох испортился? - Голос Барди сделался ледяным. - А вдруг это сюрприз кого-то из команды? Предательства мне ещё не хватало!

– Это всё ворон,- подал голос неутомимый Горо. - Надо поймать его, и он укажет нам истинную причину… Всякий Наблюдатель знает своего хозяина и более-менее в курсе его планов, я даже знаю одну верную пытку, которая расшевелит ему клюв…

– Рок, ты в это веришь? - спросил король. - Мне кажется, советник свихнулся.

– В вашем мире, Барт, хватает чудес, - ответил Свенсон. - В моём я бы не поверил ни в каких воронов, хотя зомбированных туземцев на дистанционном управлении и прочих сюрпризов, связанных с гипнозом, я повидал и там. Здесь допускаю всё, даже инопланетян…

– Вот именно! - обрадовался маг. - Говорю вам, противник изменил химический состав боевых зарядов. На это способен только могущественный волшебник, который следит за новшествами колдовской науки.

Воцарилась нервная тишина. Барди знал, что флот отлично подготовлен к традиционной войне. У него была армия, готовая сражаться с другой армией. Но воевать со столь необычным врагом казалось невозможным, и это действительно пугало его.

Прибежал старший бомбардир и вручил королю кожаную пороховницу. Барди взял щепоть пороха, растер между пальцами, понюхал. Рок Свенсон сделал то же самое.

Горо только ухмылялся в своей лодке, будто знал всё наперёд. Кстати, несмотря на приказ, матрос не спешил везти мага на «Чесотку» - малый так увлёкся происходящим, что просто забыл о поручении и, не отрываясь, глазел на короля.

– Сырой? - вслух предположил главнокомандующий и ответил сам себе: - Вряд ли. Выглядит и пахнет хорошо. Он не мог отсыреть.

– Ты прав, запах нормальный,- высказался спецназовец. - Порох скорее жирный, чем мокрый.

– Попробуйте подсушить,- предложил Горо. - Нагрейте немного прямо на печи в камбузе, и, возможно, от высокой температуры он вспыхнет.

Матрос закивал с видом знатока.

Горо увязался было за ними вверх по трапу, но Барди остановил любопытного, коротко объяснив, что гражданские к испытаниям не допускаются.

Тогда маг переключился на дракона (тот уже забрался на свою палубу), и они завели спор о неведомом волшебнике-вредителе. Чем больше они говорили, тем чаще Дзог вглядывался в заросли джунглей. Где-то там был его Дрын.

Попытка прогреть ленивый порох результатов не принесла. Когда король и сопровождающие вернулись, лица у них не сияли…

– Не горит,- буркнул Барди. - Хоть пожары туши этой дрянью. Вот невезуха-то…

– Выбросьте порох за борт! - посоветовал Горо. - Он заколдован. Книгой клянусь! И придёт день, предрекал великий Дзенга, когда возрадуется регистратура, воспылают авансовые отчёты, силикат натрия войдёт в полиэстер, а мерчандайзер обнимет гроссмейстера!

– Что с ним? - испугался адмирал Нахим. - Он говорит как умалишённый.

Свенсон тоже уставился на Горо:

– Старик, у тебя, часом, крыша не поехала?

– Это по-древнешумерски,- пояснил Барди,- не обращайте внимания.

– Вы называете меня гражданским, гордитесь своими погонами, а сами ничего не можете противопоставить магии! - взвизгнул Горо, набрасываясь на отцов командиров с новыми аргументами. - Это ваша крыша медленно сползает в океан. Вы не задумывались над тем, что местный маг, превративший порох в бесполезный песок, в состоянии повернуть своё заклинание вспять и взорвать к чёртовой бабушке всю флотилию?!

Последние слова он произнёс, срываясь с крика на шёпот. Боязливо озираясь по сторонам, маг утратил контроль над равновесием и еле удержался на ногах. Лодку сильно качало - это дракон пришёл в движение.

– Эй!!! Что там такое творится!!! - взревел ящер. - Смотрите - Дрын!

Барди, Свенсон и адмирал схватились за бинокли. Около драконёнка клубилось нечто черное, похожее на грозовую тучу. Небо над ним, миг назад чистое и безмятежное, становилось пугающе свинцовым. Закружилась воронка смерча. Гигантский хобот скрыл разведчика и потянулся к заливу, будто намеревался выпить его одним мощным глотком.

– Тревога! Торнадо! - закричали с марса.

Адмирал получил приказ спасать корабли. Флотилия начала выход из залива. Кочегары отправляли уголь в топки как одержимые. Они не видели того, что творилось снаружи, зато слышали, как волнуются мегатонны воды за бортом. Поршни и прочие механические внутренности «Авантюриста», «Гейлы», «Короля Рогоналя», «Монти», «Барта Грейди», «Мандельштейна», «Самомнения Сандорага», «Секретов Тарзана», «Форда», «Короля Диотемия», «Чесотки», а также «Хельги Прекрасной» и «Лины» пустились в один общий пляс. Винты кораблей взбесились одновременно. Они шинковали океан, как луковицу, взбивали его, словно коктейль, и ныли, будто раненые чудовища.

Раструб чёрного вихря коснулся пляжа. Песок, осколки ядер, всё, что лежало на берегу, уходило в эту трубу с легкостью пуха. Подчистив берег, воронка с воем бросилась к армаде его величества. Так хищник бросается к более крупному куску, отрываясь от малого. Шторм упал на флотилию всесокрушающим безумцем. Волны выросли до неестественных размеров. Пена летела клочьями, задерживаясь на рваных парусах и обломках мачт. Всё, что было плохо принайтовано к палубам, снесло к чёртовой матери. Флаг Объединённого королевства являл собою жалкий мокрый лоскут грязно-серого цвета.

– Дрын! Мальчик мой! Чешуйка моя! - ревел дракон.

Барди и Свенсон, вцепившись в перила, с трудом разглядели в отсветах молний юного разведчика, летящего к палубе. Силы покидали его, а стихия тянула в глубокие воды. Не задумываясь, Дзог прополз вперёд, сломал перила и плюхнулся за борт, словно якорь с оторванной цепью.

– Надо помочь друзьям! - крикнул Барди Свенсону и предпринял смелую попытку добраться до ближайшей шлюпки, неистово рвущейся с лебёдки в чёрную пасть океана.

– Берегись! - заорал Свенсон.

Упрямый король молча добрался до лебёдки, презирая качку и оплеухи ветра, схватился за ручку. Шлюпка судорожно пошла вниз, напоминая пса, обезумевшего от неволи. Волнение не прекращалось, это была истерика природы в не лучшие её дни. Свенсон присоединился к безумцу командиру, вдвоём управляться стало веселее.

Шлюпка билась о борт «Авантюриста», скрипела, упорно не хотела распадаться на куски. Казалось, это сама душа Барди отважно устремилась вниз к бушующей поверхности. Сквозь водные метаморфозы, брызги и всплески Барди заметил плывущего Дзога. В шею ему вцепился Дрын. Чешуйчатый отец, усталый как собака, закинул отпрыска в лодку.

– Поднимайте его! - взревел ящер. - Не ждите меня!

– А ты?!

– Хотите, чтобы я доломал корабль?!! Нет, ребята, мы ещё нужны друг другу и близким! Отсижусь на берегу, а там, как всё утихнет, надеюсь, свидимся.

– Мы заберём тебя, обещаю! - Барди чуть не прослезился. Ему показалось, что Дзог кивнул. Король глянул вниз - дракончик тихо распластался по дну лодки. Они со Свенсоном налегли на лебёдку и подняли спасённого.

Корабли сражались за жизнь ещё не менее двадцати - тридцати минут. Но вот буря утихла, словно по взмаху волшебной палочки,- столь же внезапно, как и началась.

13


Лишь только всё успокоилось, отыскался Горо. Он дрейфовал в обнимку с обломком мачты, тихий и синий. Матросы приложили немало усилий, чтобы разлучить старика со своим плавсредством. Когда это удалось, он попытался залезть на голову одного крепкого парня, крича оттуда: «Спасибо, Дзенга!» Пришлось применить силу и заткнуть несчастному рот. У спасённого так стучали зубы от холода, что, сопротивляясь, он случайно всех перекусал.

Кляп вынули на борту «Авантюриста», предварительно разбежавшись в разные стороны. Горо, получив возможность говорить, потребовал вернуть своё старое больное тело на «Чесотку». Ему не отказали.

Наконец-то он ступил на родную мокрую палубу. Хромая и охая, волшебник направился в каюту. Апартаменты сезонного советника его величества наполнял сложный букет ароматов, прямиком исходящих из бара. Весь винно-водочный запас разбился в хлам. Верный Накось, как только унялась стихия, принялся за уборку. Горо осознал, чего лишился, едва переступил порог каюты, и расстроился ещё больше.

– Никогда не видывал такое прежде,- простонал он. - Враг-волшебник более чем могуч! Он превелик! Преужасен! - Расставшись с мокрой одеждой, старик повалился на кровать, откуда продолжил стенания: - Горе нам, горе! Надо плыть домой, пока есть на чём! Он в меня метит, знаю… Ворон ему накаркал, особенно про меня. Я ж маг, хоть и немощный! Эй, Накось, отвлеки своего старого наставника хоть чем-нибудь, а то совсем тошно, сказочку расскажи, грелку подсунь…

Накось отложил мешок для мусора, почесал затылок и с удовольствием принялся докладывать:

– А знаете ли вы, учитель, что мы не просто открыли здешнюю Америку, но и поставили рекорд, переплыв океан за тридцать три дня! Я вчера вечером вспоминал данные энциклопедии «Британика» и вспомнил - там сказано, что в мире Голливуда первый переход через океан на пароходе состоялся в тысяча восемьсот тридцать первом году, и продолжался он сорок суток. И всё потому, что корабль «Король Вильям» располагал паровой машиной мощностью сто шестьдесят лошадиных сил, а наши движки по шестьсот. Водоизмещение его было триста шестьдесят три тонны, при наших двух тысячах пятистах флагманских. Тот пароход развивал скорость десять узлов, а мы - двенадцать…

– Не могу это слышать: Америка, Америка! Уж лучше Ландирия!

– А знаете ли вы, что Ландирия была одной из самых бедных стран королевства, до тех пор пока…

– Бог мой, мальчик, ты знаешь энциклопедию наизусть, браво! - Колдун приподнялся на локтях и с восхищением, которое, как правило, доставалось только его собственной персоне, изрёк: - Да узнаешь ты, отрок, тайну магических строк, глав и параграфов! Отныне разрешаю тебе не только вытирать пыль с книги заклинаний, но и обязываю тебя тщательно её изучать! Чую одним застуженным местом, дружок, учитывая последние события, нам придётся пользоваться магией направо и налево.

– А знаете ли вы, что сегодня, вопреки всем канонам метеорологии, формирование торнадо происходило крайне быстрыми темпами, исчезновение вихря и воронки также происходило с аномальными отклонениями.

– Мне ли этого не знать! - снова разволновался Горо. - Только вот кое-кто на «Авантюристе» не очень-то спешит верить мне! А ведь я прав! - Он самоуверенно выпятил отросшую за время плавания бородку. - Опытные маги вызывают дожди и останавливают их мановением руки, но этот, великий и ужасный, жонглирует штормами! Всё идёт наперекосяк, мне ли этого не знать?! Эх, сидел бы я сейчас с друзьями-монахами в родном НЕБУХТИ, учёные беседы вёл, так нет же! Закинула нелёгкая...


Дрын взлетел на самую высокую мачту и смотрел во все глаза.

Барди и Свенсон делали то же самое внизу. Судьба Дзога беспокоила каждого.

– Знаешь, я уже почти готов верить словам Горо,- произнёс Рок. - В последних событиях намешалось много сверхъестественного.

– Дурные совпадения,- возразил король.

– Непохоже…

– Никакая магия, природная стихия или что-то там ещё не заставят меня повернуть домой! - твёрдо заявил глава экспедиции. - Дрын, спустись сюда, ты нам нужен.

– Вы заметили на берегу папу? - с надеждой спросил он, приземляясь.

– Пока нет, возможно, он решил продолжить начатую тобой разведку. Кстати, расскажи нам, что ты успел разглядеть во время полёта? Эй, эй! Мужчины не плачут, твой папа взрослый, хитрый и сильный дракон, может постоять за себя и навести страху. Не плачь! Плачут только знаешь кто?

– Кто?

– Женщины и пижоны! Запомни это и, пожалуйста, не распускай больше нюни.

– На тебя смотрит вся команда,- присоединился Свенсон. - Ты первый, кто в одиночку разведывал Америку, это круто!

В мордахе друга человеческих детей что-то изменилось, но беспокойство не покинуло его.

– А если папа не доплыл до берега? Захлебнулся? Достался на обед акулам?

– Как бы не так! - усмехнулся Барди. - Всё, что имеет чешуйчатую шкуру и хвост, плавает лучше рыб. Кто-нибудь из вас видел, чтобы ящерица утонула?

Свенсон замотал головой.

– То-то!

– А что до акул,- добавил Свенсон,- Дзог разнесёт их на куски одним чихом или хвостом нечаянно заденет - акулу сразу паралич хватит, пятнадцать тонн, знаешь ли, не бараний вес.

– А папа сильнее волшебника, о котором говорят матросы?

– Ещё бы! - изрёк убеждённо король, однако от мысли, что его старинный друг, всеми любимый вездеход-вертолёт-огнемёт-бронетранспортёр, возможно, уже погиб, сердце сжалось, а по спине разлился холодок. - Так расскажи, герой, что ты видел на берегу?

– За прибрежным лесом большой луг, на нём полным-полно палаток, непохожих на наши. Посредине стоит шатёр, очень пёстрый и большой. Людей я не заметил. Потом за лугом ещё лес, а дальше - обработанные поля… Не знаю, что там посеяно. И совсем на горизонте я увидел большое селение с каменной пирамидой в центре.

– Если большое селение назвать городом, то как далеко отсюда до города?

– Полсотни километров, наверное.

– Молодец, Дрын! Ты настоящий разведчик! - похлопал драконёнка по плечу Барди. - Твой отец имеет полное право гордиться тобой!

Похвала пришлась Дрыну по душе. С минуту он переливался всеми цветами радуги.

– А как ты уберёгся от смерча? - поинтересовался Свенсон.

– Я поспешил к кромке воронки, а центробежная сила сама меня выкинула из зоны низкого давления, где я бы задохнулся. Я поднялся километров на пять! - похвастался хвостатый герой. - А где Виктюк и Рельс?

– Ступай к ним, они помогают своим капитанам на «Хельге Прекрасной» и «Лине». И ещё раз спасибо за проявленную доблесть! - сказал король, а повеселевший Дрын заспешил поделиться радостью с друзьями.

Его появление на палубе словно пробило брешь в облаках, в иллюминаторы кают плеснуло солнцем. Приходилось щуриться или совсем закрывать глаза. Погода явно улучшилась…

Хотя в целом поводов для веселья было не так уж и много. Потерялись три корабля: «Монти», «Барт Грейди» и «Мандельштейн». На оставшихся в поле зрения судах недосчитались около трёх сотен матросов.

В покорении нового континента Барди делал ставку на целостность флота, мощь его вооружения и собственный меч. Воздушные аномалии, торнадо и даже загипнотизированные аборигены не вызывали у него того трепета, от которого свалился бывший маг…

А вот вернуть корабли - это по-настоящему важно. Если команды пропавших судов уцелели, если уцелел хоть кто-то, у них должно было хватить ума вернуться в залив, хотя бы для того, чтобы оказать посильную помощь тем, кто может в ней нуждаться.

У экспедиции не было радиостанций, поэтому Барди терялся в догадках. Он пожалел про себя, что в своё время не нагрузил старого прохиндея поручениями насчёт средств беспроводной связи, когда тот мотался в Голливуд. Современные голливудские устройства очень бы сейчас пригодились. Но Барди так спешил и так верил в силы своей команды, что решил обойтись без потусторонних «фокусов». Ладно, что теперь об этом! Горо, судя по всему, в последнее время ни на что уже не способен…

Барди приказал всем собраться вместе. Он очень надеялся, что хоть кто-то знает о судьбе «Монти», «Барта Грейди» и «Мандельштейна». К тому же их цель, Америка, всегда должна была находиться перед глазами - ни о каком отступлении не могло быть и речи. Прочь все эти трусливые мысли о бесславном возвращении! Никто не говорил, что в походе их ждут сладкие пирожные с мармеладом! Все знали, на что идут. И шли на это.


Полчаса спустя недружелюбная земля снова была прямо по курсу, но на этот раз марсовый не закричал, дабы не навлечь новой беды. Оставшиеся от флотилии суда бросили якоря.

– Я сам возглавлю десант,- сухо сообщил Барди Свенсону. - И не отговаривай меня!

– Валяй,- ответил спецназовец. - Противник отступил, берег безопасен. Мне жаль, что не сможем похоронить павших как полагается: смерч уже похоронил их.

– Да…- вздохнул король. - Адмирал, что там?

– Хорошая весть! Я вижу потерянные корабли! Они идут слева, на первый взгляд все целые и невредимые!

Вздох облегчения неслышно прокатился по рубке, перекинулся на палубу, а потом прошелестел над всем флотом первых завоевателей Америки.

14


Высадка прошла без сучка без задоринки, лишь выгрузка лошадей и мулов, вьюков и ящиков со снаряжением отняла больше запланированного времени. Король решил оставить пушки на судах, но велел снять лафеты: из них получились хорошие повозки. Барди не терял надежды, что порох вернёт свои взрывчатые свойства. На всякий случай морская пехота сохранила при себе и пистолеты, а вооружение других подразделений было усилено арбалетами, мечами и кинжалами. Капитанов обеспечили минимумом личного состава для обороны кораблей и манёвров. Судьба Дзога пока оставалась неизвестной. Если он и выбрался, то прибой давно стёр его следы на песке…

Верхом на жеребце Буцефале король лично повёл почти трёхтысячное войско, построенное в три колонны, к враждебным зарослям, из которых в любую минуту мог повалить свирепый противник. Свенсон командовал левым крылом, Даго взял на себя правое. Генералы Бино и Заган возглавили арьергард с обозом, где ехали Горо, Накось и дети. В отличие от Свенсона, твердившего, что чутьё не подсказывает ему неприятностей, Барди подозрительно взирал на джунгли, опасаясь засады, но тревога его пока была напрасной.

Авангардный отряд обнаружил широкую просеку в зарослях, и король, посовещавшись со Свенсоном, рискнул двинуться по ней. Появился шанс поскорее выбраться из тропического леса.

Войско втиснулось в просеку, и, чтобы ещё расширить дорогу, пришлось подрубать кусты по сторонам. Дело это оказалось утомительное - кусты и лианы, переплетённые и выкрученные, были вязкими, не выпускали топоров и мечей. Взмокли даже те, кто не рубил, одежда прилипла к телу, кожа чесалась, пот, не испарявшийся из-за высокой влажности воздуха, крупными каплями стекал по лбу и заливал глаза. Отовсюду неслась хриплая ругань.

Барди ехал верхом и напролом, но страдал ничуть не меньше пеших. Авангард не прошёл и сотни метров, как разведчики радостно сообщили королю об обнаруженных следах огромных когтистых лап, явно драконьих. Ни у кого не возникло и тени сомнения, что это мог быть не Дзог, а другое, местное чудище. Бывший рыцарь вырвался вперёд и первым наткнулся на лежбище звероящера. Буцефал поднялся на дыбы, заржал и чуть не налетел на дремлющего среди смятых кустов и поваленных деревьев Дзога. Перед мордой дракона растительность была заметно обуглена.

– Друг! - закричал радостно король. - Друг мой крылатый, ты жив!

Восторженные вопли не разбудили страшилище. Храп продолжался. Дзогу снилась далёкая старая Ландирия. Он видел себя в глухой пещере, среди сухих объедков. Глубоко в брюхе выл неприкаянный призрак голода. Вокруг темнота, и только в отдалении маячит полуразмытое пятнышко света. Тихо, снаружи ни звука, но внутри образуется зловещий вакуум. Дзог пытается выползти на улицу, но кто-то держит его за хвост, не пускает. Дзог не видит его, и от этого ещё страшнее. Ящер пытается куснуть невидимого врага, но челюсть лишь звонко клацает в воздухе. Типичный драконий кошмар… Спящий звероящер мёл хвостом по земле, вздрагивал и слегка подёргивал лапами.

Барди покачал головой и кое-что придумал.

– Факел! - сказал он подошедшему солдату. - Дайте факел. Огонь поможет его разбудить. Способ проверенный, хотя и нерекомендуемый. Слабонервных прошу удалиться.

Скоро подали факел. Барди подъехал к лежебоке с тыла, спрыгнул с коня и поднёс пламя к кончику драконьего хвоста.

Рёв Дзога заставил морпехов присесть и заткнуть уши.

– Пожа-а-ар в логове! - завопил дракон, тараща глазищи, попробовал подпрыгнуть, но не смог. Повернул голову и понял причину внезапной боли в конечности. - Черт бы тебя побрал, Барди,- сказал он с чувством досады. - Это было грубо и жестоко! Мне должна была присниться большая куча бесхозной баранины, а ты… Пощекотал бы ноздрю на худой конец. Кстати, вы принесли что-нибудь пожрать?

– Нет, старина,- признался его величество, возвращая факел солдату. - Тебе не повредит с недельку повоздерживаться от пищи. Диета военного времени.

– Какая диета! - возмутилось чудовище. - Барди, ты серьёзно? Какое свинство с вашей стороны, господа командиры! Хотя бы одного поросёночка…

– И свинины тебе не положено, даже не мечтай. Она слишком жирная.

– Вот, я уже чувствую, как подскочило давление, скоро поднимется температура тела, и вблизи меня опасно будет находиться! Я начну плавить окружающую растительность, сухостой вспыхнет, и мы все сгорим. Все! Я предупреждаю!

– Нет, Дзог, не пытайся меня одурачить. Уже хорошо, если твой жир хоть немного подплавится.

– Мой жир?! Мой высокоценный, согревающий, мягкий, как мамины лапы, жирок?

– Твой! Вон с боков как вываливается, смотреть противно. Ты стал похож на многогорбого верблюда. Решено окончательно и бесповоротно: никакой жратвы, никаких баранов, никаких свиней, ничего тебе не полагается как минимум неделю. Всё! Гастроном закрыт. И слушай моё указание. Пока ты здесь дрых, как питон на солнышке, и смотрел сладкие сны о своём обжорстве, наша армия прорубалась сквозь джунгли, чтобы спасти тебя от… злющего волшебника.

– Правда? - Дзог нагнул голову на манер овчарки. - Спасти меня? Спасибо!

– Ребята устали, они спешили, они старались, и каждый мечтал надрать задницу всякому, кто посмеет поцарапать хоть чешуйку с твоего тела!

– Неужели, как мило… - Старый дракон шмыгнул, и из правого змеиного глаза выкатилась слезинка размером с гусиное яйцо. - Я тронут, Барди, я всем им очень признателен…

– Так что посодействуй, дружище. Как я понял, просека, по которой мы пробирались, создана твоими усилиями. Молодец! Продолжай в том же духе.

– Не понял?!

– Ползи впереди, сминай заросли, а потом сможешь честно рассказывать внукам, что ты проложил путь армии Объединённого королевства собственным брюхом.

– Кстати, как там мой отпрыск?

– Жив-здоров, он уже герой и будет вознаграждён по прибытии на родину. Едет вместе с Виктюком и Рельсом в обозе под охраной Бино и Загана.

– Не стоило брать ребятишек,- пробурчал Дзог.

– Шевелись давай, поздно об этом рассуждать. Что сделано, то сделано. А насчёт их неокрепшей психики не надо беспокоиться. Каждый ребёнок, посещающий школу, вырабатывает иммунитет к нестандартным ситуациям и опасностям. А у них за плечами, кроме того, детский сад закрытого типа «Крепыш». Там их, знаешь ли, стрелять учили прямо с горшка, не отрывая от соски. Я велю передать по цепочке, что ты нашёлся и возглавляешь экспедицию.

Дзог с ворчанием пополз вперёд, точно какая-нибудь снегоуборочная лесопилка. Деревья на его пути покорно ломались. Он был похож на злобного садовника, решившего покончить со своим садом. Или на электробритву с подогревом в бороде у Фиделя Кастро. Джунгли раскрывались перед ним, не в силах что-либо возразить. Обезьянки с визгом уносились прочь, расползались питоны, стайки птиц взмывали в небо.

– Видали?! - с гордостью рыкнул он. - Прошу передать по цепочке.

– Продолжай! Мы надеемся на тебя. И постарайся делать колею пошире. Спасибо!

Войско двинулось сквозь влажный воздух джунглей, насыщенный запахами зелени и гнилья. Морская пехота продвигалась вперёд молча и зло, обстановка не располагала к разговорам типа за чашечкой чая. «Однако есть во всём этом что-то по-настоящему моё,- думал Барди, выбираясь из одной лужи и залезая в другую. - За моей спиной сотни крепких ребят, мы проплыли вместе от материка до материка и готовы проплыть ещё столько же. Мы прекрасно обучены искусству боя и выживания. Мы - сила. И мы ещё сильней оттого, что осознаём это и можем рассчитывать друг на друга в любой момент, в любой точке планеты, в любом измерении, если уж на то пошло! Мы осознавали это, когда толкали штангу и сгибали руки. Мы верили в это, подбирая веса и считая подходы. Мы составляли диеты и следовали им, зная цену каждому углеводу. И вот сегодня один из лучших дней моей жизни. Я живу, я вижу цель и стремлюсь к ней. В кабинете было неплохо, родные стены и всё такое, но что может сравниться с миром джунглей, ворчанием Дзога и тысячей опасностей? Ничего!» Во всяком случае, так ему казалось…

Джунгли обнимали пришельцев со всех сторон. Джунгли готовы были принять их, обвить и спрятать. Джунгли могли прорасти сквозь каждого и в каждом пустить корни. Тьма, сотканная из стеблей, листьев и цветов, радушно предлагала солдатам отдать лесу свои жизненные силы. Но не на тех нарвался этот чёртов лес! Самодовольная жирная муха нагло уселась на крыло Дзоговой ноздри. Всё бы хорошо, не рискни она забраться внутрь. Но она рискнула, любопытная дура. Дзог сморщился и чихнул с пламенем. Пришлось на пару суток прервать движение. Хорошо, что ветер дул в спину. Джунгли выгорели на много километров вперёд. Потом пошёл дождь, он затушил пожар.

Через три дня передовые отряды вырвались из густой растительности и жадно вдохнули свежий луговой воздух. Лил дождь. Солдаты выходили из толщи джунглей (сгорело далеко не всё) без строя - измученные, раздражённые и мокрые. Самые выносливые и бдительные принялись высматривать следы противника. Здесь было много палаток. Именно это место видел Дрын во время своей разведки.

Авангард рассыпался по вражескому лагерю, проверяя палатки, но никого в них не нашёл. Дракону было всё равно: он рухнул на травку, выставил брюхо на всеобщее обозрение и громко объявил, что принимает душ.

В палатках валялось грязное тряпьё, битая посуда, в некоторых попадались грубые глиняные поделки - идолы божков с выпученными глазами. По поводу выпученных глаз прозвучало немало язвительных шуток. Виктюк сказал, что лупоглазые напоминают злого тренера из «Крепыша».

– После проигранных соревнований,- добавил Рельс, надул щёки и показал такую рожу, что сын короля покатился со смеху.

Центральный шатёр оказался абсолютно пустым. Разведка доложила королю о результатах вылазки. Было принято решение воспользоваться палатками и разбить собственный лагерь. Десятники и сотники отдавали команды, солдаты пустили лошадей и мулов на травку, лафеты с провизией составили поближе к центральному шатру, который заняли Барди, его генералы, а также Горо и дети, включая Накося.

«Похоже, отсюда убегали,- подумал Барди. - От кого? И куда?»

В брошенном лагере решили долго не задерживаться, опасаясь засады. Наутро дождь кончился, и войско двинулось дальше.

За лугом тянулась полоса редколесья. На ступивших в неё людей и их четвероногих спутников налетела туча насекомой дряни, которая жужжала, лезла в глаза, уши, за шиворот, присасывалась к коже или просто бегала по телу, вызывая неприятную щекотку, а порой и мерзкий зуд. Молчание солдат становилось всё более злым. Барди искренне пожелал своим воинам встретить врага - в этом состоянии морпехи были способны побить самого свирепого противника. Главное - не дать им растерять боевой дух в таких дурацких ситуациях.

Редколесье сменилось бескрайними насаждениями кукурузы, вымахавшей выше человеческого роста. Армия перегруппировалась, рассеялась и погрузилась в сельхозугодья. Солдаты были готовы расцеловать созревшие початки. После зелёного ада джунглей шествие по идеально ровным дорожкам становилось приятной прогулкой. Дзог ощущал себя иначе: в узкую колею не влезал, хочешь не хочешь, гарантированных два ряда злаковых приходилось подминать под себя.

После часа бодрой ходьбы Дзог остановился, оглянулся и предложил королю объявить привал.

– Чего так скоро? - удивился Барди. - Мы недавно отдыхали.

– Голодный я,- пропыхтел дракон,- и в отличие от некоторых кукурузной не закусываю…

– Жаль, мог бы попробовать. Для драконьей диеты самое то.

– Издеватели вы все,- ответил Дзог без злобы, с грустью.

– Потерпи, старина, до первого селения, там что-нибудь и для тебя сыщется… Согласись, сейчас не время для охоты.

Дзог повернул голову на собачий манер и кивнул. Король улыбнулся:

– Обстановка обязывает нас держаться вместе и вести себя тихо, сам понимаешь.

Ответную фразу дракон прошептал, но так, чтобы его слышали:

– Буду терпеть. Голова стерпит, шея стерпит, лапы стерпят, и хвост подождёт, а животик…

– Так вы с ним не друзья?

– Если бы! Я вассал, он - господин.

– Ради общей пользы, Дзог, постарайся пересмотреть ваши отношения.

Чудище махнуло хвостом, утирая трёхлитровую слезинку:

– Там, в море, мне рассказывали о чудной стране, раскинувшейся среди синих вод. О лесах, в тёмных зарослях которых страдают одышкой жирные кабаны. О лугах, истоптанных хромающими от собственной тяжести овцами. О небе, в которое с трудом поднимаются толстые утки. Мне сказали, что самая крупная рыба, завидев флот Объединённого королевства, радостно выбросится на берег, дабы не утруждать гостей старомодной рыбалкой. По-моему, мы ошиблись страной, Барди.

– По-моему, это всё тебе наплёл Горо перед ужином. - Король почесал затылок. - Когда открывали параллельную Америку, в ней не было ни овец, ни свиней и домашней птицы тоже не было.

– Ни овец, ни свиней, ни даже птиц… - Дракон отозвался разочарованным эхом. - Чем же, мой умный друг, питаются местные жители?

– Посмотри по сторонам.

– Гадость! - фыркнул Дзог и обречённо зашагал вперёд. - Я не хочу этому верить, Барт Грейди! - говорил он на ходу. - Признайся, ты специально меня запугиваешь. Но если бы ты, безжалостный человек, хоть на минутку ощутил злобную судорогу, живущую в моих лапах, прислушался к неровному стуку большого драконьего сердца, ты не стал бы запугивать старого ветерана. Я живу на белом свете не первый век! Чего я добился по службе в свои преклонные годы? Ни фига не добился. Собственного хлева при штабе не имею, пенсию не получаю, всё больше на линии огня да в разведке… Давайте скажем честно: Дзог превратился в старое больное посмешище, от которого легче избавиться, чем прокормить!

Исходя из тех данных, которые мы получили от Дрына, половина пути преодолена. Сегодня добраться до города сил уже не хватит. Заночуем прямо в кукурузе. Знаешь, Дзог, не думаю, что ты старик, возразил король, рассчитывая разговорами отвлечь друга от мук голода. - Сколько веков вы вообще живёте?

– А мне откуда знать? - оскалился Дзог. - Родителей убили, бабка смылась неизвестно с кем, а деда вообще не помню. Брат и сестра, те тоже куда-то выпорхнули… Слушай, Барди, если каждый твой солдат отщипнёт кусочек сушёного мяса из своего пайка, с трёх тысяч по копейке - мне как раз скромный перекус… А?

Забудь! пресёк бывший рыцарь. - Солдатский паёк чётко рассчитан по дням и не позволяет делиться с вечно голодными драконами. У тебя годовой запас жира, моим людям такие возможности и не снились. Постыдился бы! Они были готовы все, как один, умереть за тебя!

И все они жмоты,- тихо промолвил дракон. - Откусить себе хвост, что ли?

– Громче, я не слышу!

Да вот думаю откусить себе хвост, он наполовину готов, и проглотить с горя. Глядишь, кукуруза на гарнир сгодится. Как считаешь?

Барди не ответил, видимо, просто устал от пустопорожней болтовни.

Дзог захлопнул пасть, но вскоре вновь бросил через крылатое плечо:

– Привал хоть когда будет?

– Как сумерки падут, тогда и разобьём лагерь, если найдём удобное место.

– Ох! с чувством произнёс Дзог, и лёгкое пламя обуглило веером растения. В бреши показалось другое поле, засаженное уже чем-то пониже кукурузы.

– Это что? - спросил Барди. - Похоже на…

– Горох! - прорычал все ещё сердитый дракон. - Вот как наемся, тогда держитесь!

15


На закате войско Объединённого королевства набрело на удобную для ночёвки и обороны седловину между тремя покатыми холмами. Барди велел поставить часовых и разбить лагерь, а поварам из обоза приказал воспользоваться гороховыми полями для приготовления тёплой пищи. Быстро разложили костры, в чаны посыпались свежие горошины, а вслед за ними приправа, кусочки сала и сушёного мяса, до которого так и не добрался Дзог. Закипела вода, и через час солдатам раздали лучшую похлёбку на свете. Морские пехотинцы вынули из вещмешков сухари и заработали ложками.

За десять минут до ужина Дзога прогнали на вершину одного из холмов, чтобы не терзался от запаха еды, не храпел, а также чтобы не выполнил своё обещание по поводу поедания плантаций гороха. Обиженный, он занялся охотой на ночную живность. Дракон был готов проглотить всё, что двигалось - от тушканчика до гиппопотама.

Барди, Рельс, Виктюк, Дрын, Горо и Рок расположились у отдельного костра, но котелок у каждого был солдатский, а ужин - из общего котла: король считал, что во время похода не должно быть возрастных и прочих привилегий.

– Вкусно! - одобрил Свенсон похлёбку после второй ложки. - Повара молодцы! Можно даже наградить за успехи в военной кулинарии!

– Вот так сразу награждать? Это их работа, а не заслуга,- откликнулся Барди. - Горох свежий, прямо из стручка, вот и отличается от нашего, привозного.

– Можно мне только мясо выловить? - попросил Дрын. - Драконы употребляют растения лишь в крайних случаях. Я не капризничаю, не подумайте чего плохого, просто растительная пища провоцирует у драконов неприятные вещи. Начинается светобоязнь, бред, потоотделение, слюнявость и так далее.

– Попробуй договориться с Горо, он за лишнюю порцию и спляшет и споёт,- кивнул король,- а мясо ему по возрасту противопоказано.

Волшебник показал королю язык, но охотно отдал драконёнку мясо в обмен на остаток похлёбки.

– В нашем возрасте жиденьким надо побольше баловаться,- пояснил он.

– Отец, завтра будет битва? - спросил Виктюк.

– Скорее всего,- сдержанно ответил Барди.

– Мы с Рельсом тоже хотели бы…- начал юноша.

– Нет! - прервал его король столь резко, что все умолкли и сосредоточились на своих котелках.

– Интересно, что сейчас дома? - подал голос Виктюк.

– Дома… едят что-нибудь вкусное,- буркнул старый маг, громко чавкая. Взгляд его был сосредоточен и серьёзен. Похоже, старик не шутил - с таким лицом либо говорят правду, либо прислушиваются к звукам в собственном животе. - А в институте непременно чего-нибудь ещё и пьют. Знаю я их, исследователей, отец Карбоний небось седьмую рюмку опрокидывает за достижения квантовой физики…

Лишь по окончании ужина бывший рыцарь сказал чуть мягче:

– Ты сам видел, как закончил первый десант, сынок. Не заставляй меня отсылать вас к адмиралу, не упрямься.

– Но мы умеем защищаться! - настаивал на своём Рельс. - В детском садике «Крепыш» глупостям не учат. Помнишь, Вик, выпускные экзамены?

– Эй, брат, мы же дали подписку о неразглашении… - неуверенно возразил сын короля.

– Да брось, здесь все свои! - ответил ему Рельс.

– Рассказывай давай, сынок, а то твой собственный отец до сих пор ничего не знает,- потребовал Свенсон.

– Ну ладно… В общем, господин Кретинсон, директор детского сада, поручил нам сложное и совершенно секретное, как он нам говорил, задание.

– Миссию! - поправил Виктюк.

– Точно, па, Виктюк правильно говорит, это была миссия. Он составил нам секретный план на бумаге, который после исполнения надо было разорвать на мелкие кусочки и съесть. Мы выполнили его до последнего пункта и, честное слово, съели! Первым делом мы с Виктюком должны были пойти домой, поужинать и лечь спать… Если помнишь, па, ты, я и мама гостили тогда у его величества, и нас с Виком положили в одну комнату.

– Превосходный экзамен, как раз для детсадовского возраста! - съязвил Горо, вылизывая тарелку. На него не обратили внимания.

– В три часа ночи надо было проснуться и, стараясь не разбудить родителей, выбраться на улицу.

Барди нахмурился. Рельс умолк, Виктюк продолжил:

– Я держу под кроватью набор юного альпиниста, так что спуск с четвёртого этажа был сущим пустяком. Я был одет во всё чёрное, лицо раскрашено, на голове шапочка спецназа.

– Я выглядел так же! - подхватил Рельс. Он положил руку на плечо другу.

– В шесть лет выглядеть незаметным не так уж и трудно! - буркнул Горо, слушая вполуха.

– Но господин Кретинсон усложнил миссию, следующий пункт заключался в том, чтобы обезвредить охранников, не убивая их, и выйти за территорию дворца.

– Ни фига себе заданьице! - присвистнул Свенсон-старший. - И что, вышли?

– Вышли,- кивнули мальчишки и, обменявшись лукавыми взглядами, рассмеялись. - Пункт оказался халявней некуда: охранники дрыхли, как суслики!

Барди чуть не вскочил, но виду не подал. Рельс оглядел присутствующих, прекрасно понимая, что теперь внимание всех приковано только к ним.

– Потом мы с Виком отправились по специальному маршруту к пункту назначения.

– К дому дедушки Горо,- уточнил сын короля, и маг напряжённо затих.

– По пути требовалось раздобыть пару тележек..

- Мы их раздобыли.

– И, двигаясь тихо, настолько тихо, что ни одна собака не тявкнула, мы дошли до коттеджа.

– И что же вы делали, сорванцы, возле моего жилища?! - проскрипело из темноты.

– Мы открыли калитку и пошли в сарай,- спокойно, не оборачиваясь, ответил Рельс. - Отключать сигнализацию нас научили ещё в средней группе. В сарае мы зажгли фонарики, выяснили, где лежат мешки с цементом, взяли по одному и увезли их. Следы замели, сигнализацию включили сразу, как только покинули двор. Потом по специальному маршруту привезли добычу в детский сад.

Горо внимательно слушал, поджав губы.

– Нам сказали, что экзамен мы выдержали.

– Ин-те-ре-сно,- нехорошо произнёс Горо.

– Я узнаю много нового о Кретинсоне… - сказал Барди Бравый.

– Как бы там ни было, парни молодцы! - улыбнулся Свенсон. - Это, чёрт побери, не эстафета какая-нибудь, не знаю, я бы в их возрасте, наверное, не справился. Браво, ребята! Цемент вы, надеюсь, вернули хозяину?

Мальчишки переглянулись, после чего Рельс заговорил:

– Возврат мешков в задание не входил. Но если кто помнит, после нашего выпуска в детском саду началось строительство новой казармы.

Рок беззвучно рассмеялся, прикрыв ладонью глаза. Барди тёр щеку, он не мог решить, как относиться к Кретинсону. Возможно, его стоило отдать под суд. Возможно, следовало взять с собой. С другой стороны, главнокомандующий был рад за обоих сорванцов и в этом смысле согласился со Свенсоном-старшим - для простых шестилетних детишек такое задание было бы в принципе невыполнимым. А из рассказа сыновей следовало, что их научили многим важным вещам: читать, держать язык за зубами, не бояться темноты и высоты, быть осторожными. Им привили специальные навыки обращения с альпинистским снаряжением, сигнализацией, ну и, разумеется, их сделали крепышами!

Лицо мага было злее некуда.

– Отрокам следует место своё знать и волю взрослых чтить! - важно произнёс Горо. - И как говорил великий Дзенга, да придёт метод модуляции в соприкосновение с радиоинтерфейсом, гипотеза вольётся в диспозицию и зарастёт санкцией, и пролицензируются субтитры для домашнего просмотра!

– Это он опять по-древнешумерски,- зевнул король. - Не обращайте внимания.

Подростки с неприязнью зыркнули на почитателя шумерской мудрости, который старательно облизывал ложку. Барди поднялся, за ним Рок.

– Молодые люди, слушайте мой королевский приказ - всем спать. Времени на установку палаток у нас нет, завтра снимаемся с места ещё до рассвета. Если проспите, войско уйдёт без вас, и с хозяином поля будете объясняться сами. Доставайте одеяла, кутайтесь… Спокойной ночи, малыши!

Рельс, Виктюк и Дрын поспешили подчиниться, а Барди повысил голос:

– Сотники! Приказ ложиться отдыхать относится ко всем! Подъём до рассвета!

Сотники вскочили и побежали к своим солдатам. Лагерь быстро стихал. Луна посеребрила холмы, сверчки громко застрекотали в наступившей тишине, вторя дружному мужскому храпу…


Ночь прошла на удивление спокойно. Казалось, устали не только воины Барди Бравого, но и каждая отдельно взятая мошка, создающая трудности чужакам наряду с другими сложностями и неприятностями. По земле разливалась прохлада, она дарила путникам запахи травы, цветов и свежести.

Накось лежал на циновке, подсунув руки под голову. Он изучал россыпи звёзд на небе, точно это альбом с редкими фотографиями: медленно, степенно и со вкусом. Свойство «читать со вкусом» ярче всего проявляется у старичков профессоров. Это значит взять в дрожащие руки потрёпанную книжонку и поедать её глазами. То же самое делал ученик мага с бескрайними просторами нависшего над ним космоса. Мальчик чувствовал сопричастность к сияющим и едва заметным отражениям небесных тел, будто он их потерянный сын. Это завораживало, отворачиваться не хотелось. Стоит отвернуться, и сразу рухнешь на Землю. А он хотел пробраться туда, к скоплениям далёких галактик… Он замер, предаваясь фантазиям, забыв о собственном теле как о ненужном балласте. Земля поначалу превратилась в исполинскую голубую сферу, медленно уходящую во тьму. Она вращалась неспешно, как мысли старого профессора, но весомо. Тьма срезала очертания планеты, сжимала её и в конце концов поглотила. Накось уже был не Накось, а два переполненных восхищением глаза. Ни рук, ни ног, ничего, напоминающего того, земного мальчугана, волею судьбы приплывшего покорять Америку. Не моргая, сквозь вакуум - в бесконечность. Он уносился прочь от Земли навстречу отражениям, в царство бескрайних чёрных занавесов. Стоит приподнять край одного, шагнуть под его покрывало, и окажешься перед Новым, точно таким же. А можно лететь сквозь занавесы, и они никогда не кончатся.

– Я тоже люблю смотреть на них…

Накось повернул голову и увидел два хорошо известных всему отряду сапога. То были скороходы-грязетопы его величества. Студент поднялся и отвесил поклон.

– Я тоже люблю смотреть на них, ученик мага. - Барди сел на циновку и жестом пригласил его сделать то же самое. - Что ты думаешь обо всей этой завоевательной кампании?

Накось не ожидал вопроса.

– Давай не стесняйся, говори как есть!

Накось бросил прощальный взгляд на сияющую бесконечность космоса.

– Думаю… нам ещё придётся попотеть, ваше величество. Вот.

– Верно говоришь, отрок. Я давно присматриваюсь к тебе и нахожу, что ты способный и старательный парень.

- Спасибо!

Больше они ни слова друг другу не сказали. Барди погрузился в собственные мысли, а Накось не смел и вздохнуть. Король встал и задумчиво побрёл прочь.

Покорители Америки, как и было приказано, поднялись ещё в темноте и быстрым маршем продолжили движение на запад, оставляя следы в мягкой обработанной почве, словно убегая от только-только просыпающегося утра. Восход застал их у подножия пологого холма, обогнув который передовой отряд резко припал к земле. Цель броска оказалась совсем близко: дракончик то ли напутал с расстоянием, то ли за прошедший день войско отмахало явно больше половины пути. Послали курьера в колонну, что шла позади.

Поселение аборигенов располагалось в полукилометре от авангарда.

Первые солнечные лучи светили покорителям в спины, что давало некоторое преимущество. Рассчитывая на него, Барди приказал построиться в атакующее каре и бегом достигнуть цели. Он верил, что войско успеет застать охрану врасплох.

Наступающих заметили в сотне шагов от внешней стены «города». Солнце слепило глаза вражеским часовым, но они сумели разглядеть молчаливое множество вооружённых незнакомцев и подняли крик. Морские пехотинцы Барди Бравого не захватили осадных лестниц, поэтому войско устремилось прямо по грунтовой дороге, ведущей к огромным крепостным воротам. Впереди вприпрыжку, видимо после удачной охоты, бежал дракон. Никто в тот момент не обратил внимания на мешки у него под глазами и странное подёргивание хвоста - очевидные симптомы употребления большого количества противопоказанной драконам растительной пищи.

Король остановил Буцефала перед деревянными воротами и посмотрел на Дзога:

– Эй, дракон, похоже, настал твой час! Не мог бы ты помочь нам открыть эту застенчивую дверку?

– Как ты её хочешь, приятель: в виде груды щепок или… - здесь дракон икнул,- или целенькую? Я могу снять с неё все петельки, сперва разогреть, а потом сжечь в своём бесконечном пламени, а если хочешь, мы раздвинем все её доски и просунем туда наши копья! Я могу покусать её для тебя, поцарапать и, если хочешь, отшлёпать!

– Да мне вообще-то всё равно. - Бывший рыцарь даже растерялся от таких интимных откровений. - Просто вышиби её на фиг!

– Ух ты! - почти восхитился его находчивости Дзог. - Твоя правда, нечего строить из себя недотрогу. Я просто вышибу её, и дело с концом!

Дракон отошёл назад, бурча что-то неразборчивое. Затем неожиданно для всех ринулся вперёд, словно не имел своего громадного веса. Топот его лап заставил стражей на стене сначала умолкнуть, а затем завопить ещё громче.

Дзог затормозил в сантиметре от ворот, уставился на них и вдруг… покраснел. Он застенчиво отвернулся и позвал робким голосом:

– Ба-арди! Что-то я её стесняюсь… Пойми, мы совсем не знакомы, помоги мне завязать разговор, пожа-алуйста!

– Дзог! Ты почему остановился? - заорал обалдевший Барди. - Посмотри на своих товарищей! Ты подвергаешь их смертельной опасности каждую секунду. Ты сбрендил?!

– Верное слово, друг, я сбрендил! Увидел её и окончательно сбрендил! Какая фактура, какой цвет, а эти петельки, накладочки из бронзы, эти дощечки, они сводят меня с ума!

– Я приказываю тебе немедленно завалить ворота!!! - закричал король. - Слышишь, это приказ, окончательный и бесповоротный. Снеси их на фиг! Или сожги, сожги своим бесконечным пламенем, пусть они горят в твоём огне! Господи, как я. устал с ним! Каждый день что-то новенькое…

– Мы хотим побыть одни! - объявил дракон (крики наверху сменились внимательной тишиной). - У нас серьёзные отношения, и лишние уши тут ни к чему. Барди, уйди, пожалуйста.

Барди вспомнил, почему Дрын отказался от гороха, и внутри у него всё упало. Точно, так и есть, простофиля Дзог плюнул на всё и набил брюхо злаками или бобовыми с соседнего поля или чем-то ещё растительного происхождения. Так, Дрын должен быть срочно здесь! Возможно, он воздействует на распоясавшегося отца.

Барди пришпорил коня и вернулся к недоумевающей армии.

– Дрына ко мне!

– Что, опять проблемы с папой? - отозвался дракончик.

– Никто не предложил ему вчера мяса, он съел что-то запретное, явно отравился,- объяснил король. - В общем, твой папа с утра оказался невменяем, и его надо срочно спасать. Лети к воротам, я за тобой!

– Крошка моя! - Дзог тяжело дышал, роя под воротами яму, словно собака. Его передние лапы мелькали одна за другой со скоростью заводного зайки-барабанщика.

– Папа, что ты делаешь?! - спросил дракончик, опускаясь перед злополучными воротами.

– Сынок! Я делаю нам новую нору, мы будем в ней жить. Давай присоединяйся. Потом я познакомлю тебя со своей очаровательной подругой. Земля комьями разлеталась в разные стороны.

– Ну помоги ему, что ли! - обратился подоспевший Барди к застывшему от удивления Дрыну. - Не пролом, так подкоп. Дзог, мы лёгких путей не ищем, чёрт тебя побери, правда?

Дзог не останавливался, копая, как взбесившийся крот исполинских размеров.

Барди опять поскакал к войску, где объявил, что для удобства штурма решено углубить вход. Свенсон удивлённо глянул на соратника, но тот жестом показал: «Не лезь, я знаю, так надо!» Спецназовец понял - кто-то из них, король или дракон, чудит не по-детски, и поспешил лично выяснить причину. Он пришпорил коня и через несколько секунд был в районе раскопок, с каждым мгновением набиравших обороты.

Ящер напевал один из старинных любовных ландрийских мотивов. Дрын сидел на земле в позе «ничего не могу поделать», уронив голову на лапы.

– Папа отравился, дядя Рок,- сказал он и покрутил когтем у виска. - Грубо нарушил диету.

– Ты вчера говорил об этом, я помню. И чего же он съел?

– Не знаю, должно быть, не меньше ста килограмм кукурузы, гороха или чего-то ещё. Интоксикация и бред начинаются от очень больших количеств. Съел бы он чуть меньше, отделался бы простым несварением или коликами, а тут, как видите, дело серьёзное. Он успокоится, только когда всё переварит…

– А когда он всё переварит?

– Учитывая, что это не мясо, довольно быстро.

– Насколько быстро?

– К вечеру всё должно быть в порядке.

– К вечеру! Дружок, к вечеру нас тут не просто обсмеют, нас нарекут самыми больными на голову завоевателями за всю их туземную историю, а твоего отца придётся списать со службы в связи с полной непригодностью. Его надо сейчас же привести в чувство!

Чокнутый копатель не дал им договорить. Он насколько мог нежно сорвал ворота с петель, обнял их и понёс в город, передвигаясь на задних лапах и не переставая бухтеть теперь уже голливудско-любовный репертуар…

– Ну хоть что-то полезное сделал! - воскликнул Рок и замахал войскам, давая сигнал о возможности наступления.

– В атаку!!! - проорал Барди.

Морпехи взревели и бросились вслед за королём и драконом.

Подкоп нарушил устойчивость стены, и, после того как армия вошла в город, столбы и балки не выдержали, повалились, сделав отступление невозможным. Враг, однако, уже был не в состоянии обороняться - со стен не полетели копья, стрелы или камни. В центре внимания оказался Дзог, вальсирующий в обнимку со своей добычей на широкой мощёной площади. При каждом новом обороте его хвост совершал свистящую дугу, под которую очень не хотелось попадать. Обе стороны быстро поняли, откуда исходит основная угроза для всех - от этого хвоста, лап и нескольких тонн неуправляемого, непредсказуемого драконьего тела. Псих, что скажешь… Лезть под удар - себе дороже!

То, что происходило дальше, напоминало не захват, а какую-то спортивную игру на выбывание. Дзог двигался по своей траектории, играя в «кто не спрятался, я не виноват», то есть своих и чужих не различая.

Все остальные - горожане, приезжие, армия Объединённого королевства - в недоумении наблюдали за чудовищем, тщательно отслеживали каждое его движение и, поскольку было тесно, все вместе, по возможности слаженно, перегруппировывались, перебегали, нагибались, перекатывались, подпрыгивали… В общем, если наблюдать со стороны, было даже забавно, играли все!

А Дзог вальсировал, вальсировал, вальсировал…

Танцы продолжались до вечера, тут дракончик оказался прав.

И вот наконец обессилевший нарушитель диеты рухнул наземь вместе с треклятыми воротами - надо полагать, без чувств. Пыль улеглась, и лишь с наступлением затишья солдаты короля смогли осмотреться и понять: всё это время в центральной каменной постройке их поджидал настоящий сюрприз - уже знакомые жестокие и безумно храбрые воины с раскрашенными лицами! Как только Дзог рухнул, они слаженно выскочили наружу и бросились к уставшим завоевателям.

Всматриваясь в приближающиеся мёртвые лица, Барди внутренне согласился со Свенсоном: это настоящие зомби. Но сегодня удача повернулась лицом к его воинам. С первых секунд превосходство завоевателей Америки в численности и вооружении стало очевидным. На площади противник был как на ладони и быстро оказался в окружении. Несколько мгновений отряд «мертвяков» частично был прикрыт спящим Дзогом, но вскоре дракон удачно перевернулся на другой бок, передавив, на фиг, половину краснолицых. В этом случае полное отсутствие у них страха сыграло на пользу Объединённому королевству. Зомби даже не пытались увернуться от дракона…

По площади кувыркались вцепившиеся друг в друга люди, кипело сражение, и только Дзог храпел как ни в чём не бывало. Аборигены сохраняли мёртвое спокойствие, их лица выражали лютую ненависть, застывшую, без оттенков и смены настроения. Было в них ещё что-то, что не сразу определишь. Их ничего не удивляло и не смущало. Часовые, встретившие армию Барди на подходе, издавали возгласы, перемещались, убегали, с интересом наблюдали за Дзогом. Эти - нет. Они, как части таинственного механизма, выжидали, когда будут созданы условия для нападения, дождались и напали.

Подоспевшие арбалетчики выстроились в каре и расстреляли врага почти в упор. Вход в самое высокое каменное здание был свободен. Правители города могли находиться только здесь…

Усталое, но радостное «ура!» готово было вырваться из сотен уст, как вдруг небо резко потемнело. Свинцовые тучи сгрудились над поселением, а прямо над каменной постройкой закружился молодой смерч.

Некоторые солдаты даже присели от испуга - все очень хорошо помнили кошмарный шторм в море. Барди опомнился первым, как и положено королю.

– Все в здание! - заорал он что есть сил.

– Всем быстро сюда! - взревел Рок, перекричав вой ветра. - Сотники, командуйте! Барди, я - к детям!

– А что будет с папой? - пропищал откуда-то Дрын. - Ему сюда не пролезть!

Бойцы молча ныряли в широкие дверные проемы. Дзог валялся в окружении летающего туда-сюда мусора и пыли. Лафеты с провизией и мулы тоже остались снаружи, заботиться о них было некому. Барди затолкал сопротивлявшегося Дрына в укрытие.

Свенсон осадил коня и подождал, пока войдут последние, и лишь после этого они на пару с королём поскакали галопом к чёрной пасти входа, где исчезали его солдаты.

Командиры успели влететь внутрь, копыта громко и гулко зацокали по мощённому булыжником полу. Кругом была темнота и вонь…

Вихрь волочил по площади тела погибших.


Барди откашлялся от пыли и огляделся. Все живые покорители находились в огромном зале, слабо освещенном из узких бойниц. Сейчас, учитывая перемену погоды, двигаться приходилось в основном на ощупь. Король с трудом разглядел в центре зала каменного истукана, точное подобие глиняных идолов, найденных вчера в брошенных палатках. Такой же грубый торс, выпученные глаза - вне всякого сомнения, какое-то очень важное божество. Звуки смерча проникали в храм, а в щели бойниц, как в губную гармошку, гудел ветер.

– У меня такое чувство, будто нас засунули внутрь работающего пылесоса,- пошутил Свенсон, но никто из стоявших рядом не улыбнулся. Сравнение казалось удачным, но, как понимаете, на самом деле внутри пылесоса, тем более включённого, обычно не до смеха.

Король указал Свенсону на замаскированную под постамент истукана крышку люка. Внутри люка могли скрываться безопасные помещения. Потоки воздуха доставали даже в стенах храма, буквально сбивали с ног.

Крышка подалась не сразу, но не устояла перед богатырской силой Свенсона. В глубь люка вела лестница, причём из подземелья просочился слабый свет.

– Быстрее туда! - велел Барди, удерживая сына за руку. - Заган, ты первый! Будь начеку, арбалет на изготовку! - И только затем впихнул Виктюка. Следом пошли Дрын, Горо, Накось, ещё несколько человек из командного состава, Рок ступил на лестницу последним, приказав оставшимся держаться наверху и следить за люком.

Через полсотню ступенек спуска появилась площадка, освещенная странными матовыми шарами, похожими на большие мыльные пузыри. От площадки разветвлялись два коридора.

– Непохоже на электричество,- сказал Свенсон, отдышавшись. - Ни тебе кабелей, ни переключателей…

– Сферы кажутся пустыми,- кивнул Барди. - И непонятно, как они присоединяются к стенам.

– Это овеществлённая магия,- спокойно объяснил Горо. Вид у него был, мягко говоря, потрёпанный, но всё-таки мужественный. Коленки не тряслись, слюна не капала. - Магические фигуры,- произнёс он со знанием дела. - Электричества не требуют, горят круглосуточно, могут изменяться как по форме, так и по размеру.

– Смотри-ка… И кто способен на такие чудеса? - спросил король. - Тот же типчик, что наслал на нас смерч?

– Как говорил великий Дзенга… - поучительным тоном начал маг, но ему не суждено было погрузиться в воспоминания: чёрная тень отделилась от угла и, хлопая крыльями, с карканьем устремилась в левый коридор. Горо аж взвизгнул: - Наблюдатель!

С лязгом вылетели мечи из ножен, но ворон был далеко.

– О горе нам! - зарыдал чародей, высмаркиваясь в грязную походную мантию.

– Идёмте за ним,- скрипнул зубами Свенсон. - Чую, этот чёрный клубочек скоро приведёт нас к хозяину.

– Посмотрим,- повёл плечом Барди, у которого от внезапного появления птицы противно засосало под ложечкой. - Бино и Заган идут со мной и господином Свенсоном. Всем остальным приказываю ждать здесь. Если не вернёмся, поднимайтесь наверх к войскам и разнесите тут всё по камушку!

– Будет исполнено, папа,- тихо пообещал Виктюк, сын Свенсона и Дрын кивнули. Горо облегчённо вздохнул: его тоже не взяли…

По стенам коридора сочилась влага, питая нечто вроде толстого слоя сизой плесени. Преодолевая отвращение, четверо смельчаков осторожно передвигались вперёд, замирая перед каждым поворотом, пока не упёрлись в солидную, неизвестно почему не сгнившую деревянную дверь. Бывший командир «Гаммы» толкнул замок эфесом меча, дверь распахнулась, гигант тут же ринулся внутрь, но так и рухнул на пол, сделав пару шагов. Барди, замыкавший шествие, увидел в глубине открывшегося перед глазами помещения блестящую пирамидку. Она слегка рассеивала полумрак. Возле этой мерцающей штуки виднелась чья-то фигура. К незнакомцу устремились Бино и Заган, перепрыгивая через лежащего ничком Свенсона. Король заметил, что к столику с пирамидкой ведёт узкая ковровая дорожка… Отважные генералы тоже рухнули.

Барди понял только одно - надо завладеть пирамидкой, иначе им конец.

Размышлять не было времени, бывший рыцарь резко пригнулся и с силой потянул ковер на себя, опрокидывая столик. Пирамидка упала на пол, и король прыгнул за ней, как пантера, стремясь опередить хозяина подземелья.

Барди обошёл соперника на волосок. Вцепившись левой рукой в добычу, меж тем в правой он удерживал меч, остриё которого незамедлительно продемонстрировал незнакомцу. Тот замер. Барди осторожно поднялся, не переставая угрожать клинком. Не глядя сунул пирамидку в карман куртки и с удвоенным любопытством впился глазами в своего подземного врага…

Внешне это была какая-то ошибка природы - не просто урод, а мерзкий урод! Низенькое существо, вероятно мужчина, едва похожее на человека, с выпученными, как у лягушки, глазами и редкой рыжей растительностью на голове. Барди брезгливо разглядывал вздутый живот и кривые короткие ноги. То есть явный колдун самого злобного вида…

Король на секунду задумался: что с ним делать - зарубить сразу или попробовать допросить? На каком языке?

– Ладно, сдаюсь! - неожиданно проквакал урод по-ландрийски. Казалось, разговаривает цирковая жаба. - Пока что твоя взяла.

– Почему «пока»? - осведомился король, касаясь остриём клинка булькающего горла наглеца. - Любое «пока» можно исправить на «навсегда»!

– Нет, ты этого не сделаешь,- заявил коротышка. - Тогда ты ничего не узнаешь,а у меня есть любопытные сведения… Поговорим?

– Что с моими людьми?! - грозно бросил король. - Ты убил их?!

– Нет, я не успел. - По лицу урода разлилась тошнотворная гримаса. - Они скоро придут в норму. Верни мне преобразователь, пожалуйста…

– Ну ты и жаба! - усмехнулся Барди, пытаясь увидеть краем глаза, не встаёт ли Рок.

– А что такого? - нагло квакнули в ответ.

– Почему мы говорим на одном языке?

– Это не проблема, с преобразователем нам доступен любой язык, даже брань улиток.

– Вам? Кто вы такие? Откуда? Что вам надо от местных жителей?

– Ты разговариваешь с алкнафтом, человек.

– Тьфу! - сплюнул в сторону Барди и опустил меч.

– Мы - потомки могучих алколоидов, когда-то могучих,- вздохнуло существо. - Мы пережили генетические войны, которые и доконали нас, сделав тем, что ты видишь. Острову, на котором мы жили, угрожало падение астероида, и мы переместились в другой мир, чтобы жить дальше.

– Всем островом, что ли? - усмехнулся Барди, ему не очень-то верилось.

– Да! Если бы остров в момент падения небесного тела оставался на своём месте, Землю разнесло бы на куски. А так астероид угодил в морскую пучину и через какое-то время вонзился в дно. Там образовалась глубочайшая впадина.

– И где теперь ваш уютный островок?

Лупоглазый умолк и обречённо подставил горло. Называть свой адрес он явно не собирался. Наверное, мама запретила.

– Короче, вы припёрлись сюда исключительно в туристических целях, так?

Урод подумал и заговорил снова:

– В научных целях. Здесь, на базе умственно неполноценного местного населения, удобно проводить генетические эксперименты, тела у них в основном здоровые.

– Зачем вам тела?

– Посмотри на меня, ответ очевиден. С их помощью мы вернем чистоту собственной расы.

– Ух ты, ну-ну… Круто.

– Чистая и здоровая раса - это очень важно! - вспылил коротышка.

– Верю. Слушай, я тоже хочу провести эксперимент, знаешь какой?

– Нет, но имей в виду, мы нашли этот мир первыми!

– Да послушай сначала. Сперва я разбужу вон тех ребят и позволю им набить твою физиономию. Кулаки у них крепкие. Потом мы выберемся на городскую площадь и разбудим моего самого большого друга. Он умеет изрыгать пламя и очень голоден. Он аккуратно опалит все волосы на твоём теле, а тем временем мои солдаты разложат костёр. Когда дрова прогорят, мы порубим тебя на куски и поджарим на углях. Интересно, придёшься ли ты по вкусу Дзогу? Как тебе такая идейка? Понравилась?

– Не понравилась,- горестно вздохнул уродец,- очень жестоко.

– Пожалуй, ты прав, ещё неизвестно, как он отреагирует на генетически модифицированный продукт. Ну хорошо, вы хотите стать снова стройными и красивыми. Но почему бы вам не взять анализы у одного-двух туземцев и оставить их народ в покое? Я, в отличие от вас, приехал сюда, чтобы предложить им цивилизацию и культурную автономию, но вы… Что собираетесь делать вы?

– Поиск качественного генного материала требует отбора миллионов индивидов в кандидат-доноры, а последующая имплантация - дело весьма деликатное. Подопытные особи в ходе подготовки должны быть покладистыми. Понятно, часть популяции несёт охранные функции, оберегая потенциальных доноров, да и нас тоже… От таких, как вы! Мы допустили ошибку, недооценив ваш интеллект, в результате чего сгубили многообещающий генетический материал. Знай, на что вы горазды, мы бы заказали куда более мощный излучатель (в лабораториях Плацпомойпацана), и тогда бы весь ваш флот утопился добровольно.

– Мою армию просто так не загипнотизируешь, братец! - процедил сквозь зубы Барди, желание рубануть сплеча достигло в нём неимоверных размеров.

– Ты заблуждаешься, человек,- ехидно заявил урод,- сила подчинения - это всего лишь дело настроек. Ладно, не столь важно. Скажи лучше, незваный гость, откуда прибыл на эту планету ты сам и твои рабы?

Король оперся на меч как на трость.

– Ты что-то намекал на то, чтобы договориться,- небрежно сказал он, игнорируя последний вопрос алкнафта. - О чём договариваться будем?

– Ну условия простые: ты отдаёшь преобразователь, я отпускаю вас всех с миром и гарантирую безопасное возвращение на корабли. Обещаю, мы не будем вами заниматься. Мы и так чрезвычайно заняты, а как генетический материал ваша популяция недостаточно чиста…

– Чёрт, выгодная сделка. - Барди постарался не произносить слова насмешливо. - Но прежде чем приступить к исполнению договорённости, мне надо получить некоторую информацию… Что ты сделал с нашим порохом? Мой соратник Горо убеждён, что это магия.

– Что такое «магия»? - живо заинтересовался коротышка.

– Заклинания, тайные слова, создание с их помощью предметов, явлений природы. Вот порох был сухим, легковоспламеняемым веществом, а стал жирным и бесполезным грузом. Мы решили, что это магия. Как вы это делаете?

– А! Так и надо было говорить, это ж обычная трансформация-материализация информационных структур. Вы тоже владеете соответствующими представлениями? Интересно. Ваш метод базируется на лексической матрице - примитивизм, который объясняет заблуждение, что материализуются «несуществующие» вещи. Во Вселенной всё существует, само её естество предлагает бесконечные варианты бытия, пусть даже в чисто информационном виде. В действительности что ваша магия, что наша более совершенная система сводятся к перемещению того, что требуется, с места-времени, где оно существует, туда, в то место-время, куда указал пользователь. Нужно только знать технику реализации…

– Силой мысли? - хитро прищурился Барди.

– Конечно! Но легче с помощью…

- …преобразователя - твоей драгоценной пирамидки. Что у неё внутри? Микрочипы?

Алкнафт нахмурился:

– Не понимаю, о чём ты толкуешь… В каждой подобной пространственной форме помещается особая конфигурация упорядоченных кристаллов…

– Продолжай, а то проведу обещанный эксперимент немедленно!

– Тебе не положено знать, человек, не положено, ой! - Это Барди коснулся остриём меча шеи, покрывшейся потом и мурашками. - Оболочка золотая, эй, не переусердствуй, тебе всё равно интеллекта не хватит, чтобы понять его устройство…

– Зато хватит сил распороть твоё брюхо! - не выдержал Барди. - Слушай теперь МОИ условия! Убери смерч, восстанови порох в нашем оружии, и тогда я, может быть, дам тебе шанс остаться в живых, чтобы ты сообщил своим сородичам мои слова. Запоминай: «Алкнафты, потомки алколоидов, вы встретились с Барди Бравым, королём Объединённого королевства, а он никогда не отступает. Вы пришли на чужую территорию, и вам здесь не рады. Теперь я знаю, как достать вас, ребята, в вашем носороговом Плацпомойпацане! Убирайтесь вон из МОЕЙ Америки!» Я закончил.

– Записано,- спокойно ответил лупоглазый. - Пирамидку не отдашь?

– Фиг тебе на рыло!

– Если это всё, то я, пожалуй, пойду.

– Твоя жизнь на конце этого куска железа! - грозно ухмыльнулся Барди. - Чуть дёрнешься - и привет-пока!

Послышался странный звук, будто за одно мгновение спустили надувную лодку, и урод исчез, просто взял и растворился в воздухе перед самым носом ландрийского героя.

Барди со злости швырнул меч в ножны и направился к обездвиженным телам своих соратников. И генералы и Свенсон дышали, король осторожно похлопал по щекам бывшего спецназовца. Свенсон открыл глаза, по его лицу было видно, он не сразу понял, где находится.

– Барди, все живы? - Великан поначалу с трудом раскрывал рот, но уже пытался встать на ноги. Король помог ему. - Этот тип, похожий на… даже не знаю на что, где он?

– Растворился,- уныло ответил король,- как сублимированный кофе из Аргентины.

– Магия, чтоб ей пусто было,- сплюнул Свенсон и потянулся проверить Бино и Загана.

– Не совсем магия,- оживился король и повертел перед носом великана позолоченной пирамидкой. - Эта штука легко бы сошла за обычный сувенир из Египта, правда?

– Ага. Всё дело в ней?

– В ней, и не только. Слушай…

И Барди подробно пересказал другу весь свой разговор с алкнафтом.

Выслушав его, Свенсон призадумался.

– И что выходит? - подвёл он итог. - Противник у нас, Барди, не подарок. Алкнафты появляются, где им вздумается, пирамидок у них небось вагон и маленькая тележка. То, что у тебя остался один преобразователь, мне нравится, но вдруг они смогут управлять им на расстоянии?

– Не подумал об этом.

– Барди, ты опять рискуешь жизнью, и не только своей!

– Я прикажу Горо разобраться с этой вещицей. Говорят, у него в учениках какой-то гений из Небольшого университета. Вот пусть и занимается, изучает… Не смотри на меня так, словно ты продюсер Мандельштейн, а я прошу у тебя отпуск… Рок, пойми, мы рискуем в любом случае, и, если мы ещё живы, значит, всё не так плохо! Этот тип полчаса как исчез.

– Ну и что?

– Наверняка сейчас половина Плацпомойпацана квакает о моих угрозах, но, как видишь, пирамидка молчит.

Дружно выругавшись, встали Бино и Заган. Их в детали не посвятили, просто сказали, что да, был тут один пришелец, хитрый и с телепатией, но удрал, подлец. Пирамидку решили не показывать, а то ещё и эти нервничать начнут.

– Я доберусь до тебя, мелкая свинья! - поклялся Бино.

– Зарежу поганца! - обещал Заган, озираясь по сторонам.

– И я того же мнения, господа генералы,- вежливо поддержал их король. - Тоннель привёл в тупик. Пора возвращаться.

Барди выходил из осиротевшего помещения последним. Напоследок он сунул свой нос везде, где только можно, прихватил несколько мелких предметов неизвестного назначения и поспешил выйти в коридор.

Виктюк и Рельс зевали от скуки, Дрын грыз когти, беспокоясь о папе, а Горо… сидел с Кляпом во рту: его шумерские откровения достали всех.

– Что наверху? - спросил король. - Новости есть?

Свенсон поднялся по лестнице и осторожно поднял крышку люка.

16


В огромном зале оживлённо разговаривали солдаты, буря, судя по всему, прошла. На первый взгляд обстановка была спокойной. Барди со своим небольшим отрядом выбрался наружу, к подножию идола.

Дрын, не теряя времени и не спросив разрешения, помчался к выходу из здания. Его не удерживали. Барди сам оседлал Буцефала и понёсся вслед за Дрыном. Судьба старого дракона с отклонениями волновала всех…

Площадь превратилась в свалку, половина внешней стены была разрушена, часовые и местные жители попрятались… Печальное зрелище! Тут Барди услышал за спиной знакомую тяжёлую поступь, повернулся и поймал взглядом оскал драконьей пасти. Глазищи Дзога смотрели печально и… кажется, виновато, хотя рыцарь мог ошибаться в интерпретациях эмоций огнедышащей зверюги. Счастливый Дрын сидел на шее отца и болтал задними лапами.

– Помнишь, Барди, когда-то,- начал дракон, словно они прервали беседу минуту назад,- когда-то давным-давно в маленькой дождливой Ландирии жил нищий рыцарь… Он ездил на худющей больной лошадке и называл мечом старую ржавую мухобойку… - ящер вздохнул, будто это последний вдох в его жизни,- и этот вечно голодный молодой человек решил жениться…

– Конечно, помню, Дзог! Слушай, я так рад тебя видеть!

– Не перебивай, пожалуйста! Дрын, где его учили хорошим манерам? Ну так вот… И один очень, ну просто чрезвычайно и беспредельно мудрый маг склонил нашего невинного юношу на убийство - убийство никому не нужного, холостого на всю голову дракона…

– Дзог! Кто старое помянет…

Ведро слезы капнуло из левого глаза, ведро из правого. Дзог ещё раз протяжно вздохнул, лёг на живот, положил морду на землю, прямо перед королём, и с минуту укоряюще смотрел ему в глаза, не проронив ни слова. Барди был в замешательстве, пытаясь понять, чего дракону надо. Но, вдоволь навздыхавшись, ящер снова заговорил, и всё сразу стало ясно:

– Барт, есть что-нибудь пожрать?

– Фу-у, ну слава богу, от сердца отлегло! - обрадовался рыцарь. - А я уж подумал, что больше не увижу нормального тебя как минимум до рассвета.

– Знаешь, Барт,- зубастый попрошайка перешёл на шёпот,- вчера ночью я уснул в кукурузном поле, а проснулся среди этих развалин и, хоть убей, не помню, как меня сюда занесло!

– Знаешь, Дзог,- Барди по-дружески потёр огромную драконью ноздрю, испачкав ладонь в саже,- ты посиди тут спокойно. Сперва посмотрим, что это за город, познакомимся с жителями и настоятельно попросим их накормить тебя как следует. Мясом, разумеется!

– Всегда со мной так говори,- мурлыкнул дракон. - Барди, я уже сижу!

И он сел, едва не виляя хвостом, как послушный пёс.

Первым делом король приказал выяснить потери. Доклады приятно удивили его: ущерб от смерча оказался менее чувствительным, чем он предполагал. Тяжёлые лафеты спасли большинство мулов от гибели. Вихрь здорово напугал бедных животных, но силы тяги не хватило для поднятия повозок в воздух. Пара лафетов опрокинулась набок, да парочку лошадей покалечило рухнувшими столбами. Дзог этому факту весьма обрадовался и приятно скоротал вечерок, набивая брюхо нормальной, нерастительной, пищей.

Барди вернулся в храм и там призвал командиров собраться возле истукана.

– Кто отвечает за состояние лафетов и вооружения? - громко спросил он, не дожидаясь, пока все соберутся.

– Я, ваше величество! - шагнул вперёд крепкий верзила.

– Слесарь-механик?

– Да, ваше величество.

– Кувалда поувесистее есть?

– Есть, ваше величество, увесистее не сыскать.

– Перестань величествовать, а бери кувалду в руки, и чтобы от этой страхолюдины,- Барди указал на истукана,- ничего не осталось! Не справишься один, возьми помощников.

– Будет сделано, ваше величество! - отдал честь верзила и отправился за своим орудием труда.

Король махнул свите:

– Ночевать будем здесь, никто не возражает?

Возражений не последовало, ведь место было проверенное и очищенное от врага.

Затем король приказал генералам и старшим офицерам проанализировать ход обоих сражений - берегового и с участием сумасшедшего дракона - и составить списки претендентов на вознаграждение. По прибытии домой в Сюдасказал Барди планировал созвать лучших художников и мастеров чеканного дела и заказать им красивую памятную медаль, которая станет наградой всем тем, кто проявил отвагу и смекалку в покорении Америки, верность флагу и флоту. Списки появились довольно быстро. В одном из них чья-то торопливая рука вывела размашисто «Дзог».

– Дзог? Вы уверены? - вслух засомневался Барди. - По-моему, Дрын отличился куда больше, и вы правильно сделали, что поставили его имя в самом начале. Что же касается Дзога, то, знаете ли…

– Дело вот в чём, мой король,- взялся объяснять один из офицеров. - Оценивая бойца, мы прежде всего учитываем количество убитых им врагов и творческий подход к своей работе. Так вот, господин дракон…

– Такого натворил! - понимающе поддержал Барди и захохотал. Все вокруг тоже захохотали. Не поддержать юмор правителя - дурной тон… -…господин дракон усыпил бдительность врага, проявив незаурядные актёрские способности, открыл нам вход в город, а в дальнейшем, когда враг полагал, что дракон находится в обмороке, одним поворотом туловища обезвредил свыше двенадцати десятков единиц противника.

– Ну да, как в сказке,- улыбнулся король. - Семерых одним ударом! Ладно, наградим. К сожалению (или к счастью), он ничего не помнит.


Поселение, которое с большой натяжкой можно было величать городом, к вечеру вид имело совсем заброшенный и неприглядный. Посудите сами - электричества нет, общественный транспорт отсутствует, общественный туалет и тот раскидало в разные стороны…

В западной части площади выделялось двухэтажное каменное строение примечательной архитектуры и даже с лепниной. Особняк местного вождя - король сразу это понял и, утвердив перечень награждаемых, направился в сторону здания.

Соратники на полпути догнали главнокомандующего и коротко объяснили ему, что вот так, в одиночку и без предварительного выяснения обстановки, лучше по чужой территории не передвигаться. Зомби вроде бы истреблены, но кто знает, что думает обо всём этом здешний правитель? И кто осмелится утверждать, что его точно не было среди загипнотизированных?

Свенсон первым осадил коня у входа в особняк, спешился и рукояткой пистолета постучал в дверной косяк. Изнутри донёсся лёгкий шум, но никто не открыл. Русоволосый гигант убрал бесполезное оружие, вытащил из ножен меч и с места пнул дверь ногой, словно ломовая лошадь копытом. Сквозь треск ломающихся досок послышались сдавленные визги.

Свенсон дал знак, и его голливудские парни из спецподразделения заполнили холл. Опыт освобождения зданий от засевших террористов у них был…

Ближайшие две комнаты справа и слева, без дверей, с входными сводчатыми проемами, никуда не вели, это были кухни с чуланчиками - овальные печи в углах, по стенам деревянные полки с глиняной посудой, пучки и связки каких-то корешков, стебельков и листьев, наверное приправ. Посредине в обоих помещениях стояли узкие прямоугольные столы, за которыми прятались женщины-стряпухи - толстые, бесформенные, с сальными волосами, заплетёнными в косички. Сопротивления предметами кухонной утвари они не оказали.

Группа продолжила осмотр. В следующих комнатах находились столовая и большие чуланы для хранения продуктов. Хозяин особняка, несомненно, имел высокое положение в обществе, принимал гостей и держал прислугу. Так или иначе на первом этаже не обнаружилось ничего интересного, и Барди поднялся по лестнице вслед за Свенсоном.

И опять нигде не было дверей. Правда, на втором этаже сводчатые проемы были завешены не грубыми циновками или рогожей, как внизу, а искусно расшитыми шерстяными занавесями. Подчиняясь предостерегающему жесту Свенсона, король остриём меча раздвинул первый полог с орнаментами и заглянул в помещение, скупо освещаемое из маленьких оконцев. Не заметив ничего опасного, он смело шагнул в полутёмную комнату…

Шелест. Вздох. В комнате находился кто-то ещё. Враг?

Король замер, готовый к бою.

Женская фигура поднялась с низенькой широкой лежанки в углу и бесстрашно пошла прямо на него. Свет от ближайшей дыры-оконца упал аборигенке на лицо, и рыцарь вздрогнул, словно от удара плетью.

Эта была точно не стряпухой, а, скорее всего, хозяйкой…

Барди онемел - перед ним стояло воплощение совершенства и красоты всех дочерей Евы!

Лицо этой женщины отличалось невиданной даже в Голливуде экзотикой. Черты незнакомки не имели ничего общего ни с навязчивой смазливостью Розамунды, ни с благородными мягкими чертами королевы Хельги Прекрасной. Если можно было вообще с кем-то её сравнить, так, наверное, с хищником из семейства кошачьих. О этот чарующий взгляд чёрных глаз, окаймлённых пышными ресницами! Создавалось ощущение, будто вас выпивают одним только этим взглядом. Губы слегка трепетали, ох эти губы! Сочные, алые и, наверное, такие сладкие…

Барди был готов рвать на себе кольчугу!

А эти изящные скулы, матовая кожа, тонкие брови с пленительным изгибом, а нос, нос вообще идеал… И это только лицо! А стан под тонким платьем, стан…

Король едва не взвыл и чуть не выронил меч!

О, не пожелать такого стройного и гибкого тела жадно и неистово - просто грех!

Чёрт возьми!

Чёрт возьми!!

Чёрт возьми!!

Барди оглох от проснувшегося зова плоти, но, к удивлению своему, понял, что как будто и стоящая перед ним дева испытывает некоторые желания…

– Вот именно от таких баб у нашего брата сползает крыша,- хрипло и с трудом сказал кто-то рядом,- а потом летает, летает себе…

Барди опомнился: он ведь здесь не один, поднимались они вместе со Свенсоном. А тут ещё, как назло, кто-то из его бойцов пожаловал.

– Сюрпризы сыплются один за другим,- более-менее взяв себя в руки, но не двигаясь с места, выдохнул Барди. - Ворон, торнадо, зомби, порох, алкнафт, а теперь вот эта красавица. Что дальше, Рок?

Женщина вслушивалась в незнакомую ей речь без тени страха.

– Дальше бы хотелось побольше сюрпризов вроде неё,- отозвался Свенсон, махнув на хозяйку. - Нас всё-таки много, целая армия!

Чужеземка растолковала жест Свенсона как вопрос, подняла ладошку, прижала её к груди (у короля и спецназовца дух перехватило) и произнесла, вернее, пропела - чисто, звонко и невероятно нежно:

– Малона.

Знакомится, догадались все.

– Бы… Бы… Быарди,- выдавил король и неуклюже стукнул себя кулаком чуть ниже горла. - Рок,- кивнул в сторону друга-громилы.

– Быбыбыарди…- повторила она и перевела свой взгляд на Свенсона.

Король покраснел и повторил, уже отчетливо и не заикаясь:

– Барди. Бар-ди.

– Барди, Рок,- сказало прелестное и фатально чарующее существо, а затем её губы торопливо стали что-то объяснять. Мелодичность языка поражала, словно это говорил не человек, а пела райская птица.

– Непонятно чё говорит, но слушать можно долго,- пробормотал Свенсон. - Даже если она кроет нас почём зря, я всё равно балдею…

Пока король раздумывал, как поступить, Малона внезапно взяла его за руку и повела за собой в соседнюю комнату. Пол здесь устилали ковры с орнаментом, а на ложе в углу, на куче подушек, лежал старик, причём даже лёжа он сохранял гордую осанку. Вождь - скорее всего, это было так - едва приподнялся в приветствии, видимо по причине болезни или преклонного возраста.

Молодая женщина торопливо что-то сказала, старик подумал и кивнул. Красотка крепче сжала ладонь Барди и потащила короля дальше. Они очутились в очередном помещении, гораздо более пышно убранном, чем предыдущие. Коврами тут не только был застлан пол, но и увешаны стены, а потолок украшала резьба по дереву. И опять в углу располагалось низкое ложе с разбросанными по нему цветастыми подушками. Напротив стоял столик на коротких ножках, заставленный глиняной посудой с глазурью (в большинстве своём это были миниатюрные горшочки, и только один сосуд покрупнее - кувшин с водой, должно быть).

Та, что звалась Малоной, остановилась посередине светлицы, сделала круговой жест рукой, после чего указала на короля, а затем и на лежанку. Послание было несколько двусмысленным, но понималось как приглашение стать гостем этого дома. Девушка выдержала небольшую паузу, во время которой в голове короля пронеслись не совсем целомудренные мысли, и вдруг снова увлекла его за собой. Они вернулись в первую комнату, там Малона взяла за руку Свенсона и отвела его в другую роскошную комнату, повторив приглашение.

– Похоже,- прокашлялся бывший рыцарь, когда Малона привела Рока обратно,- семья вождя желает, чтобы мы заночевали у них в доме.

– Ловушка? - отреагировал приятель. - Ты уверен, что они не связаны с алкнафтом?

– Едва ли, - сказал Барди, искренне надеясь на свою правоту, а краем глаза пробегаясь по стройной фигуре хозяйки. - Скорее обычное гостеприимство. Во всяком случае, здесь удобнее, чем в храме…

– А дети? Горо?

– Приведём их сюда,- пожал плечами король,- комнат у вождя много, и для детей найдём место… Распоряжусь позвать их… Эй, солдат! - Король выглянул за дверной проём и отдал нужные приказы. Обернувшись, он увидел, как Свенсон продолжает стоять истуканом, а девушка щебечет ему что-то своим ангельским голоском, от которого спецназовец тупел прямо на глазах.

Барди ревниво пихнул друга локтем под ребро. Свенсон будто на миг очухался.

– Ещё пару минут в компании этой женщины,- признался он,- и я за себя не отвечаю, несмотря на мою северную кровь и женатое состояние. Она меня прямо охмуряет, Барди! Вот что, займёмся лучше осмотром всего дома, а потом перенесём и вещи…

– Нет,- сказал Барди, терять прелестницу из виду ему не хотелось. - Подождём детей и мага, а пока…

– А пока? - повторил не своим голосом Свенсон.

– Займёмся языком!

Свенсон уставился на Барди, потом на Малону, потом снова на Барди и выдавил:

– Ш-шеф, тебе виднее.

Король обернулся к девушке.

– Комната,- обвёл он рукой помещение, наблюдая за своей… теперь уже ученицей.

– Комната,- послушно повторила она.

– Умница, сразу догадалась, что к чему,- похвалил король. Так она до многого дойдёт… Тьфу! - Столик,- поспешил он продолжить и переключил её внимание на мебель.

– Сто-лик,- откликнулась Малона. Слово прозвучало из её уст пленительно.

Свенсон внезапно расхохотался.

– Чего ржёшь? - зашипел на него Барди. - Надо же контакт устанавливать!

– Не теряй времени, Барт, устанавливай! Вот комната, столик, покажи ей на постель, и приступайте!

Неловкую ситуацию прервали чьи-то шаги. По лестнице поднималось сразу несколько человек. Барди вздохнул с облегчением. Первым в комнату ввалился старый Горо, едва не сорвав занавесь, а за стариком показались Виктюк и Рельс.

– Зачем звал? - с порога забрюзжал колдун и умолк, заметив основную примечательность особняка.

Маг на удивление быстро опомнился.

– Кто она? - довольно хладнокровно осведомился он, строя из себя важную шишку и пряча под мантию грязные носы старых сапог.

– Знакомься - наша хозяйка,- представил Барди. - Благодаря её гостеприимству ты уже не будешь студить бока на каменном полу, укрывшись солдатским плащом, а отдохнёшь в настоящей постели. Малона, его зовут Горо, Го-ро, он волшебник на пенсии, хороший, добрый волшебник.

– С плохим характером,- шепнул Свенсон.

– Го-ро,- улыбнулась туземка.

– Малона, а это Виктюк и Рельс, наши со Свенсоном сыновья. Смотри, они все устали, хотят спать. - Барди подложил ладонь под щёку и закрыл глаза, склонив голову набок.

Девушка кивнула, улыбнулась, взяла Виктюка за локоть (парень покраснел) и поманила остальных, чтобы показать им комнаты для ночлега.

– Вот и устроились,- заключил Барди. - Пока она общается с детьми, надо осмотреть другие дома.

– Дельная мысль,- согласился Свенсон, и они оба даже с некоторым облегчением вышли на улицу. Каждый сделал один и тот же вывод: красота - убойная сила.

Соседние постройки не принесли ничего неожиданного. Убогое убранство, простая утварь, а если где и жили люди побогаче, так с особняком вождя всё равно не сравнить. Обитатели домов прятались, не скрывая своего страха, но некоторые поглядывали исподлобья, враждебно. Солдаты нигде не обнаружили оружия, однако и на особое гостеприимство тоже не нарвались. Да, в сущности, кто любит завоевателей?

– Все они пособники алкнафтов,- подвёл итог Свенсон. - Глазами нам глотки так и грызли, видел?

– Да, точно, но эти люди не выбирали себе вождя среди алкнафтов. Пришельцы сами выбрали их для опытов. Скорее всего, каждая семья отдала хотя бы одного мужчину в зомби, а мы их убили. Выходит, не алкнафты, а мы с тобой унесли на тот свет их близких. Благодарить нас пока не за что…

– Надеюсь, наша новая хозяйка так не считает.

– Я ей всё объясню,- пообещал Барди и повернул Буцефала в сторону бедных построек поселения.

Эти жилища поражали редким убожеством, не виданным даже в прежние времена на родине завоевателей, до создания Объединённого королевства. Сложены они были из высохших на солнце глиняных кирпичей и покрыты сверху сухими растениями. Король заподозрил, что здесь обитают именно те крестьяне, которые изо дня в день трудятся на окрестных полях. Нищета, полное отсутствие гигиены, смрад, тряпьё вместо одежды, сгорбленные фигуры, выражающие покорство… Барди не мог долго смотреть на них. Да уж, в этих лачугах холодильники появятся не скоро, а о кредитных карточках не узнают даже жрецы…

Властитель Объединённого королевства возложил проверку оставшихся районов на генералов, а сам решил побродить среди солдат, давно усвоив простую истину, что личный пример предводителя вдохновляет армию, благоприятно отражается на дисциплине и боеспособности.

Через пару часов оставалось прочесать около четверти всех построек, но, с другой стороны, нигде не было и намёка на опасность, поэтому король решил, что дальнейшие проверки не имеют смысла. Трубачи возвестили отбой, и отряды спецподразделений потянулись к площади. У храма сменились часовые, потянуло дымом костров, развернулась солдатская кухня. Барди изнывал от желания поскорее вернуться в дом вождя, но взял себя в руки и прошёлся от десятка к десятку, от сотни к сотне, придирчиво оглядывая обмундирование, амуницию, спальные принадлежности… Всё содержалось в порядке. Бывший рыцарь и бывший спецназовец оставили своих скакунов на попечение заботливых конюхов из обоза, отдали последние распоряжения, закинули вещмешки за спину и пешком отправились к Малоне.


Красавица чужеземка превзошла себя, встретив гостей обильной трапезой из овощей, фруктов и жареных индеек. Горо и дети уже уплетали за обе щеки, никого не дожидаясь - день был долгим и напряжённым, в такие дни не до церемоний. Прибывшие, тоже особо не чинясь, набросились на еду. Лишь присутствие Малоны удерживало их в рамках неких приличий, которые редко соблюдаются во время боевых походов. Обгладывая крылышки индейки, король тайком поглядывал на эту удивительную женщину. Она сидела во главе стола и дирижировала прислугой. По знаку своей хозяйки толстые стряпухи в один момент принесли слабые спиртные напитки, приятные на вкус и ощутимо бьющие в голову с каждым новым глотком.

Покончив с едой, подростки попытались разговориться с Малоной. Горо продолжал набивать брюхо, пыхтя и мучаясь, вероятно, его старый желудок казался мозгу недостаточно полным. Барди и Рок, накидав перед собой две приличные кучи костей, стали чаще тянуться к напиткам, не переставая пробовать разные вкусности.

– Нравилось? - внезапно прощебетала Малона по-ландрийски.

Король онемел, не веря своим ушам. Виктюк и Рельс хихикали.

– Виктюк и Рельс учили со мной,- ответила девушка. - Я понимать.

– Да, конечно… Очень понравилось! - Барди чуть не подавился. - Спасибо! Большое спасибо! Как быстро Малона поняла наш язык! Невероятно!

– У неё отменная память, отец,- вмешался Виктюк. - Пока вы отсутствовали, она запомнила не меньше сотни фраз. Малона исключительно приятная и умная… женщина.

– И красивая,- с благоговением добавил Рельс.

Король торопливо поднял кувшин, прикрывая вспыхнувшее от смущения лицо.

– Так, ребята, поели - и баиньки! - сказал Рок. - Где Накось и Дрын?

– Я отправил ученика в комнату, магию изучать, он у меня быстро питается, не то что мы,- вынырнул из миски Горо. - Добавки бы…

– А Дрын?

– А что Дрын! - Пенсионер вылил в себя половину литровой кружки с душистой настойкой. - Дрын, знаете ли, дракон, существо крайне пожароопасное. Я велел ему ночевать в храме, там, между прочим, тоже люди, и-ик! Вот!

– Не следует испытывать нервы хозяев,- согласился король. - Дрын как-никак дракон, здесь Горо прав.

– Но он привык спать в постели,- заступился за друга королевский сын.

– Ну, знаешь ли, перебьётся! - прекратил спор Барди. - Ступайте, спокойных вам снов… Горо, ты не лопнешь, старина? В твоём возрасте опасно налегать на жирную пищу и спиртное. Как там насчёт жиденьких супчиков, помнишь?

– Вот чего не люблю, так это когда мне куски считают! Я же твоим кружкам перепись не веду? Нет! И меня оставь… пожалуйста,- мрачно ответил маг. - Никто во всём лагере не скажет мне, когда снова посчастливится так хорошо посидеть…

– Ты книгу свою колдовскую принёс? - спросил Барди.

– Там, в комнате, Накось её изучает.

– Сейчас эксперимент ставить будем, иди за книгой, и ученик пусть тоже придёт.

Горо с большим усилием оторвался от трапезы и заковылял в заданном направлении.

Король вынул из кармана алкнафтский преобразователь. Малона вскрикнула и побледнела.

– Плохая, плохая, плохая! - воскликнула она, не отрывая глаз от пирамидки.

– Успокойся, пожалуйста, - мягко сказал ей Барди. - Я знаю, что делаю.

– Барди, ты давай поосторожней со своим прибором,- забеспокоился Свенсон,- она зря волноваться не будет.

Тут появился Горо с книгой и зачуханный Накось.

– Что это? - сразу же вопросил колдун, тыча пальцем в пирамидку.

– Прибор,- сдержанно объяснил Барди. - По-моему, он усиливает магию. Надо проверить.

– Какое заклинание подобрать? - бодро вызвался ученик.

– Дай-ка я сам,- деловито пробубнил «учитель», отодвинул посуду и положил книгу на стол. - Щас подберу какое-нибудь безобидное за-клинаньице…

– Да-да, и, пожалуйста, без эксцессов,- погрозил пальцем король,- в Голливуд, на Чукотку и в прочие дальние дали попрошу никого не засылать.

Старик демонстративно игнорировал все наезды и молча бегал взглядом по страницам.

Свенсон фыркнул:

– Пора бы и наизусть выучить, как ты думаешь, Барт?

– Согласен. Просто у господина советника очень много дел, не успевает…

– Да! - сощурившись, согласился маг. - Он абсолютно прав. А ты, Рок Свенсон, многое выучил за свою жизнь? Смотри, превращу тебя в лягушку, побегаешь тогда с арбалетом! Так… Нет, не то… Не то… Гм, это тоже, пожалуй… Ага, вот! Слушайте: магия против мочеиспускания во сне, против сглаза… И против простуды! Дальше - приворот на любовь до гроба… Пробовал, действует не совсем как написано… Заговор от клопов… Вшей… На урожай, против злых духов - это сложное… А вот ещё - магия на удачу в торговле, но она, если честно, барахлит… Чтобы нижнее бельё не линяло… Ну и всё такое. Уф! Вы что-нибудь выбрали?

– Ага. - Свенсон мечтательно облокотился на стол. - Пожалуй, я возьму сразу против мочеиспускания и чтобы бельё не линяло, а то вдруг одно заклинание не сработает. Все одобряют мой выбор?

Король нахмурился и, выслушав Свенсона, призвал волшебника к ответу:

– Горо, друг мой, ты представляешь себе эксперимент хотя бы с одним из предложенных вариантов? Взгляни на происходящее трезвыми глазами, будь так любезен!

Накось дёрнул своего повелителя за рукав и шепнул что-то в его кривое ухо. Горо дотронулся пальцами руки до подбородка и кивнул.

– Как насчёт материализации бананов? - с победным видом спросил он. - Я наколдую, чтобы прямо из ниоткуда сюда свалилась связка плодов бананового дерева. Годится?

– Хорошо. Начнём с бананов,- кивнул король. - Если получится, займёшься восстановлением пороха. Итак, Горо, прежде чем начнёшь, послушай меня внимательно. Этим прибором я завладел, отняв его у одного уродливого существа в подземельях здешнего храма. Помнишь, там, где тебе кляп вставили?

– Ещё бы не помнить,- проворчали в ответ.

– Так вот, он оказался не магом, а пришельцем из параллельного мира, весьма учёным типчиком, презирающим колдовство. С помощью этого прибора,- Барди передал пирамидку магу,- пришелец (он называл себя алкнафтом) заставил Свенсона и генералов потерять сознание, он просто вырубил их, понимаешь?

– Я не маленький, рассказывай быстрей!

– У меня есть основания подозревать, что эта штуковина могла использоваться и для других целей, для общения с вороном, например, и так далее. Не знаю всех возможностей модели, вы потом с учеником её исследуете. Но, главное, запомни, когда я ворвался к алкнафту, тот держал пирамидку строго перед глазами, будто хотел прочитать на ней дарственную надпись.

– Угу,- сказал Горо. - Я понял. Хочешь ещё что-нибудь рассказать?

– Я бы рад, но больше ничего о ней не знаю… А, вспомнил, поверхность пирамиды покрыта золотом. Всё. Можешь начинать.

Маг уставился на преобразователь и стал бормотать непонятные шумерские слова, выхватывая их из книги. Все замерли в ожидании. Длилось оно недолго. Причём радость от успеха быстро сменилась паникой, ибо бананы, сыпавшиеся отовсюду, не заканчивались… Ну прямо как в индийской сказке про золотую антилопу!

Крики «хватит!» тонули в жёлтой массе плодов.

К счастью, откуда-то вынырнула ловкая рука студента и схватила пирамидку, к которой Горо словно приклеился взглядом, не в силах даже моргнуть. Бананопад прекратился. Пришлось вызвать несколько человек из охраны. Бананы разложили по корзинам и отправили с оказией в лагерь - солдатам витаминная добавка на завтрак.

Когда компания в составе Горо, Нанося, Свенсона и Барди снова собралась в гостиной (Малона удалилась к отцу, возможно, хотела рассказать о чуде), старого чародея подвергли тщательному допросу.

– Что ты сделал?

– Что сказали, то и сделал.

– Конкретнее.

– Произнёс заклинание.

– О чём ты думал?

– О бананах.

– О каком их количестве ты думал?

– Не помню.

– Вспоминай!

– Упс, я, кажется, вообще не думал о количестве. Извиняюсь. - Горо надулся, хотя осознал свою вину. Потом вдруг оживился, его озарило. - Но с другой стороны, это прямое доказательство того, что пирамидка работает!

– Учитель абсолютно прав,- шмыгая носом, подтвердил Накось,- заклинание имеет ограничение. Сколько бы вы плодов ни пожелали, больше пяти килограммов появиться не может. Здесь так и написано. - Юноша ткнул пальцем в раскрытую книгу.

– Да-да! - важно закивал волшебник. - Так что я со своей задачей справился! А классная штука этот преобразователь!

На какое-то время все ушли в себя.

Барди рассуждал о том, может ли пользоваться прибором любой человек, или без заклинаний тут никак не обойтись. Наверное, простого желания и взгляда на преобразователь мало, надо уметь концентрироваться. Горо это умеет, но вероятность ошибок и недоглядов у деда всегда очень большая. Нужен кто-то более собранный, с хорошей памятью и вниманием. Король перевёл взгляд на Нанося, который с интересом разглядывал «подарок» алкнафта. Да, этот парень ему нравился, сразу видно, толковый, умный и в магии уже смыслит. Во всяком случае, по книге ориентируется.

Горо тоже нашёл о чём пораскинуть мозгами. Его давно угнетало ограничение, которое наложил Дзенга: ни тебе в Голливуд смотаться нельзя, ни куда-то ещё. А вдруг пирамидка поможет преодолеть этот запрет? Что тогда скажет Совет мёртвых магов? Но ведь всегда можно объясниться, что, мол, магия тут и ни при чём, обычные современные технологии и научный прогресс. С другой стороны, если колдовство на перемещение во времени с использованием преобразователя совершит кто-нибудь другой, например… Накось, тогда и Горо к нарушениям запретов вообще не будет иметь никакого отношения. Маг удовлетворённо замычал и ласково погладил ученика по голове, величественно прибавив: «Хороший мальчик, полезный мальчик…»

Свенсон главным образом беспокоился о восстановлении пороха. Кто и как это сделает, ему было всё равно.

Посидев ещё немного, испытатели разбрелись по комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи.


Король вошёл в отведённую ему спальню.

Возле ложа он увидел горшок с крышкой, вспомнил о старом добром Средневековье. Разделся и с удовольствием лёг на упругий матрас. Устроился поудобнее и потушил светильник. Через пару минут глаза стали слипаться, дрема заволокла сознание, затушевала мысли и заботы…

Шаги.

Лёгкий шум в комнате.

Барди, ещё не заснувший, но уже и не бодрствующий, потянулся к мечу… По-кошачьи гибкое тело прилепилось к нему, маленькая бархатная ладошка погладила короля по лицу.

– Это я,- донёсся жаркий девичий шёпот. - Это я. Хочу ты эта ночь.

– Малона…- попытался возразить Барди без особого рвения, но эти жаркие губы не дали ему договорить.

Колебания Барди продолжились ещё пару мгновений, пока он кожей не ощутил твёрдые соски её грудей. Дальше мыслей и угрызений осталось столько, сколько есть их в пылающей печи. Мужчины всегда быстро сдаются перед противником вроде Малоны.

А чем король не мужчина?

Совесть мстительно затаилась, ожидая подходящее время для расплаты…

17


– Жаркая выдалась ночь, наверное? - поинтересовался Свенсон, едва Барди переступил порог столовой. Гигант уже допивал третий кокос. - Звуки из твоей спальни неслись такие, что даже младенец бы догадался, чем вы там занимаетесь.

Бывший рыцарь покраснел.

– Спокойно, не выдам,- подмигнул Свенсон. - Да ты не смущайся, я тебя не осуждаю, а даже поздравляю! И кто не капитулирует перед Малоной! Кроме того, что не дозволено простым смертным, разрешено королям! Это поднимает дух войска, чтоб ты знал. Кстати, где наша хозяйка, не в курсе? Или ещё отдыхает от интимных дел?

– Рок, хватит.

– Угу,- согласился ничуть не смущённый спецназовец, понимая, однако, что дошёл до черты дозволенности. - Попробуй вон те кукурузные лепёшки, хорошая штука. И в кувшине опять что-то плещется.

Барди сел за стол напротив, пригубил напиток, откусил от лепёшки и задумчиво стал жевать. Мысли его метались от подведения итогов прошедших событий до планов на день сегодняшний. Он и не заметил, когда к ним присоединился Горо, сонный и лохматый, как корабельная швабра.

– Погоди-ка, дружище,- остановил король сотрапезника, сунувшего было крючковатый нос в кувшин. - А не послать бы тебе Нанося за пороховницей?

– Давай попозже, сынок, чего горячку-то пороть?

– Сейчас,- настоял король. - Как ты не понимаешь, враг может напасть в любую минуту, и он не станет ждать, когда мы позавтракаем.

– Хорошо,- пробурчал старик. - В следующий раз попрошу служанку принести еду в комнату и на замок закроюсь.

– Выполняй,- отсёк Барди, и Горо потащился озадачивать ученика.

В столовой появился Даго.

– Разрешите доложить! - вытянулся в струнку генерал. - Ночь прошла без происшествий!

«Для всех, кроме меня,- виновато-кисло подумал король. - Бедная Хельга… Порочный я…»

Н вслух ответил в тон военачальнику:

– Очень хорошо. Сядь, поешь с нами.

– Благодарю за приглашение, ваше величество, я уже позавтракал. Какие будут ваши приказания на сегодня?

«Ох, генерал,- вздохнул мысленно Барди. - Из мужичья да в дворяне… Молодец, однако, пообтесался. Чин заслужил не на смотрах, а на поле брани».

– Устрой пока общевойсковую поверку, не загулял ли кто ночью, хм, по бабам. Ну и… так далее. Через час узнаете планы на сегодня.

– Слушаюсь! - Даго отдал честь и покинул помещение.

– Хорошо себя ведёт твой генерал, так и надо,- отметил Свенсон. - Барди, пусть дети выспятся досыта… Впрочем, каковы же твои планы? И мне теперь тоже целый час ждать?

– Поглядим,- уклончиво ответил король. - Всё зависит от одной идейки, надо бы её проверить…

Появление Накося и мага избавило Барди от необходимости объясняться. Король хлопнул в ладоши и потёр руки:

– Горо, садись ешь, пороховницу кладите на стол, хорошо, а теперь я попрошу Накося снова принести книгу.

– А зачем? - не понял чародей.

– Я устрою ему экзамен, заодно проверим твои успехи на преподавательском поприще.

Старый шарлатан с очевидным неудовольствием глянул вслед юноше и с постной рожей принялся за еду, отодвинувшись на самый дальний край стола.

– Пороховница полная?

– Не знаю,- буркнул чародей и принялся разглядывать серую стену.

– Гор-ро! - погрозил пальцем бывший рыцарь. - Ты мне с утра детский сад не устраивай. А ну сядь рядом! Мы команда или институт благородных девиц?

Барди вынул преобразователь и поставил его на стол. Шустрый Накось уже был тут как тут.

– Читай заклинание и сотвори мне кинжал, сосредоточившись на этой штуковине! - потребовал король. - И наклонись слегка, вот так, ось прибора должна смотреть тебе в лоб… В чём дело?

– Книга не нужна, ваше величество,- робко возразил юноша.

Барди пристально посмотрел ему в лицо:

– Это почему не нужна?

– Я её наизусть выучил.

Барди быстро переглянулся с Роком и подчёркнуто не удостоил вниманием нахохлившегося старика.

– Ладно, как угодно,- сказал он сдержанно. - Держи позу над прибором… Голову ещё немного вперёд… Правильно. Ну, действуй!

Лицо студента напряглось, губы зашевелились, шепча магические слова. Прошло около минуты, и вдруг на столешнице возник кинжал. Король схватил его и внимательно рассмотрел, потом подкинул оружие Свенсону, который аж языком цокнул от восхищения.

– Неплохо,- боясь перехвалить, заметил Барди. - Я бы сказал: даже очень хорошо. Прямо филигранная работа…

– И режет здорово,- поддакнул Свенсон, поддевая кинжалом доски стола. - Крепко сковано… то есть… материализовано. Молодец, парень!

– А теперь сделай ещё один кинжал,- сказал король,- но не читая заклинания. Просто представь.

Накось почему-то задрожал как от холода, на лице его выступил пот, он начал упорно представлять второй кинжал. Почти за то же время появился второй клинок, чуть менее совершенный, чем первый. Но тем не менее…

– Ты смотри, какой клад мы с собой привезли! - воскликнул Свенсон. - У нас уже есть чем крыть козыри алкнафтов!

– Надеюсь, что так…- Барди продолжал говорить сухо и строго. - Накось, ты в самом деле не произносил заклинания? Смотри, не ври королю!

– Никакой магии, зуб даю, ваше величество, сам не понимаю, как вышло. - Парнишка совсем взмок и утомился так, будто полдня выполнял разведения в наклоне под присмотром Горголана.

Король помолчал, а потом хлопнул его по спине и широко улыбнулся:

– Ты в самом деле молодец, Накось! Отлично, сынок! Не волнуйся, экзамен ты выдержал… А заодно и оправдал усилия своего наставника!

Горо на своём конце стола многозначительно закашлял.

– А теперь…- Лицо Барди стало торжественным, он переглянулся со Свенсоном. - Спешу тебя обрадовать, мальчик, ты официально принят на службу в армию Объединённого королевства в чине младшего мага… Пока младшего,- повысил голос король. - А сейчас вот что. Насыпь пороху на пол и представь себе, как он воспламеняется… Не спеши, утри вон лоб рукавом, всё в порядке, я тобой доволен и уверен, что порох ты восстановить сможешь. Пусть даже не с первого раза, спешить не будем.

Вспышка, дым, громкий хлопок. Пламя едва не подпалило циновку.

– Меньше двадцати секунд на все дела! - констатировал Свенсон.

Барди же с трудом сдержался, чтобы не обнять юношу. Он вынул пистолет, прицелился в стену и…

– Если моя теория верна, братцы, трансформация могла затронуть не только эту кучку пороха, но и заряды нашего оружия. Как считаешь, Рок?

…не дождавшись ответа, Барди нажал на курок. От грохота выстрела подскочили все, только Свенсон продолжал невозмутимо пережёвывать лепёшки.

– Последняя попытка! - изрёк король, высыпал на стол ещё немного пороха из пороховницы и чиркнул зажигалкой. Огонь опалил ему брови, и Барди издал победный клич.

На шум нагрянули охранники, их быстро успокоили и отправили назад во двор. Король довольно потирал руки. Боеприпасы восстановлены благодаря таланту Накося взаимодействовать с преобразователем - это здорово!

– Отныне всегда будь при мне,- сказал король молодому магу. - Я скажу генералам во время кампании охранять тебя, как государственный флаг. Кстати, повышаю тебя в должности. За проявленные способности и неоценимую помощь, оказанную нашей армии, ты назначаешься главным специалистом по маготрансформациям. Оклад десять золотых в месяц. Всё. Ступай пока, но держись поблизости, чтоб, как только позову, сразу явился!

Юноша покинул гостиную бледный от счастья и усталости.

– А я? - жалобно проскрипел Горо. - Я уже никто?

– Перестань! - Барди подошёл к старику и обнял его за плечи,- Запомни, друзья никогда не лишние. И потом, ты по-прежнему мой сезонный советник. У пацана нет твоей мудрости, так что не надо умалять свою значимость. Успокойся, я всегда буду нуждаться в твоём ворчании.

Горо испустил дрожащий вздох и спрятал книгу заклинаний в недрах походной мантии.

– Старикан в нокдауне,- бросил Свенсон, когда они остались вдвоём.

– Сожалею,- ответил Барди. - Невозможно почивать на лаврах старых заслуг, нужно и молодым место уступать… Думаю, нам следует задержаться тут на несколько дней,- закончил он совсем другим тоном.

– Это ты сейчас так решил?

- Да.

– Почему?

– Надо подтянуть артиллерию с кораблей, предстоит поход на Плацпомойпацан.

– Ах да… всё правильно,- смешался Свенсон. - Но парня надо беречь!

– А я о чём говорю? Приставим к нему пару морпехов…

И в этот момент королю вдруг стало не до разговоров. Завеса на входе раздвинулась, Барди повернул голову, а кровь хлынула ему в лицо, а сердце заколотилось. В дневном свете Малона выглядела ещё ослепительнее. Свенсон с шумом втянул воздух сквозь зубы.

Красавица была одета в тунику из полупрозрачной ткани, волнующие формы её тела заставляли материю колыхаться. На ногах Малоны были золотые сандалии, вероятно, атрибут её высокого положения в обществе, символ достатка. Пышные волосы были заплетены в косу с помощью золотой ленточки. Он неё веяло свежестью и влагой, наверняка она только что приняла ванну.

Барди едва не застонал. Свенсон тоже…

Девушка заметила смущение короля и деликатно не подошла к нему, не выдавая их отношений.

«И вправду умница!» - тоскливо подумал Барди. Образ Хельги висел над чудным видением точно голливудский кинотрюк, аллегория на проснувшуюся совесть…

– Доброе утро,- пропела Малона, в её глазах мелькнул и погас уже знакомый хищно-страстный огонёк. - Я надеется, вы оба хорошо провели ночь?

– Один из нас точно хорошо,- фыркнул себе под нос бывший спецназовец.

– Мой отец хотеть говорить! - Она обернулась к королю. - Я переводить, вы говорить.

Король молча поднялся и последовал за ней.

Оказавшись вне чужих взглядов, Малона воспользовалась моментом и впилась в губы Барди, который задохнулся от страстного поцелуя. И хотя голова его вновь пошла кругом, он всё-таки успел подумать, не влип ли в деликатную ситуацию с непредвиденными последствиями. Кто их знает, какие обычаи у местных?

Малона, словно угадав его мысли, прошептала:

– Я понимала. Виктюк твой сын, ты иметь другая. Но она далеко, сейчас я. Ты не иметь заботы с меня.

Барди кивнул. Неужели всё так просто само устроилось?

Они вошли в комнату хозяина. После недолгого, но утомительного из-за языкового барьера разговора стало ясно, что вождя зовут Кекатун, что он здесь вроде старосты или градоначальника, город называется Тучоку, и таких поселений ещё несколько на пути к столице Плацпомойпацану.

Сама же страна называлась Мохака, раньше в ней правил король Мотисима, но появились «другие», очень злые люди, как догадался Барди, и речь шла об алкнафтах. И дела в Мохаке с тех пор идут из рук вон плохо. «Другие» делают что хотят, забрали почти всех молодых мужчин, которые стали покорнее рабов, забыв, что они свободные от рождения.

Кекатун очень благодарен королю Барди за то, что тот избавил Тучоку от злого алкнафта. Кекатун понимает и прощает чужеземцам смерть юношей из Тучоку, ибо они были подвластны воле «других» и не ведали, за что сражаются, вина за их гибель лежит на алкнафтах. Пришельцы заставляли местных молиться Борхатуну и проклясть своих богов, а Барди очень хорошо сделал, что разрушил истукана. Если смелый белокожий воин хочет, пусть гостит сколько ему угодно, его дочь тоже не против…

Бывший рыцарь поблагодарил отца Малоны за гостеприимство и понимание, а затем вышел из покоев, оставив их вдвоём. Силой воли он заставил себя вырваться из особняка.

Барди задумчиво направился к площади, как вдруг услышал робкие шаги за спиной. Обернулся - Накось. Ну так и есть, неотступно следует за своим правителем. Молодец.

В храме Борхатуна солдаты изнемогали от неизвестности. Все были в полном боевом снаряжении. Короля встретил генерал Даго.

– Ваше величество,- отдал он честь,- поверка личного состава проведена! Всё в полном порядке!

– Вольно,- устало скомандовал Барди. - Нужен отряд, который вернётся на корабли и организует доставку сюда наших пушек. Порох действует благодаря вот этому скромному парню. - Он показал на ученика мага.

– Чудесная новость! - воскликнул генерал. - С вашего разрешения, кроме пушек я возьму с кораблей подводы и мулов.

– Надеюсь, отряду хватит на все дела два-три дня,- кивнул король, удовлетворённо отметив про себя, что Даго способен не только хорошо исполнять приказы, но и самостоятельно рассуждать. - Если надо, возьмите носильщиков из местных жителей. Заплатите им за работу. Желаю успеха, генерал!

По храму заметалось гулкое эхо распоряжений, армия пришла в движение. Король вышел на площадь, с удовлетворением наблюдая за подготовкой отряда. Солдаты весело паковали палатки, провизию, кухонную утварь. Были разгружены все лафеты, затем отряд выстроился в колонну и дружным маршем двинулся в направлении городских ворот.

Выезд из Тучоку находился в плачевном состоянии: дорога обрывалась внушительных размеров ямой известного всем, кроме Дзога, происхождения. Пришлось около полутора часов потратить на её устранение.

Когда яму засыпали, лафеты благополучно выехали, а оставшиеся воины вместе с туземными строителями под надзором генерала приступили к починке ворот и городской стены. Проходивший мимо с дозором Дзог полюбопытствовал: а что это, мол, они тут, собственно, за развлечение себе нашли? Солдатам ничего не оставалось, как рассказать…

Когда дракону открылась вся правда о его порочной связи с воротами Тучоку, он взвыл не своим голосом, задымился и, красный как помидор, спрятался за храмом алкнафтов. В конце концов, не одному же Барди всё время сгорать от стыда!

Король пробыл с войском до обеда и, раздираемый противоречивыми чувствами, едва не помчался в дом Кекатуна. Воспоминания о Малоне, о проведённой с ней ночи сводили его с ума.

За столом, строя планы, сидели Свенсон и Горо, их беспокоило предстоящее наступление на столицу. Накось, которого король отпустил чуть ранее, болтал ногами, сидя на скамье рядом с Виктюком, Рельсом и Дрыном. Подростки жадно ловили каждое слово взрослых, но успевали и перекинуться короткими репликами с Малоной. Она тоже была здесь, старалась развивать свой ландрийский. Едва завидев любимого, она приказала служанкам подавать кушанье. Яства не отличались от вчерашних, но прибавились очищенные магические бананы, припрятанные кухарками…

Сам обед прошёл в ровной обстановке, без эксцессов, хотя Виктюк не мог не заметить, как хозяйка смотрит на его папу. Малона же охотно возилась с молодёжью. Она не робела в обществе дракончика, а мальчишкам было лестно учить языку столь красивую тётеньку. Барди, долго не думая, завалился спать, ибо ночные часы сладостной борьбы давали о себе знать. Если начистоту, ему хотелось поднабраться сил для нового «сражения в постели».

Ужин тоже прошёл мирно, может, чуть больше пришлось выпить - Свенсон и Барди вспоминали старые битвы, а напившись, позвали Дзога и втроём разбудили весь Тучоку своими ландрийскими частушками. Так что Барди отошёл на покой в приподнятом настроении. Он улёгся и стал ждать появления Малоны. Долго ждать не пришлось. Её молодое тело буквально атаковало его, и робкие уколы совести, тревожившие в течение дня, исчезли в любовном дурмане…

Следующий день также прошёл в какой-то сонной атмосфере. Местные обсуждали ночные вопли, пытаясь дать им разумное объяснение, солдат избегали, но и явной враждебности уже не выказывали. Противник себя не проявил, хотя, без сомнений, был в курсе происходящего в городке. Вечером Малона в третий раз посетила ложе своего гостя, и Барди стал привыкать к супружеской измене, процесс которой был столь приятен…

После восхода солнца площадь огласилась скрипом и топотом - обоз с артиллерией вернулся! Король вышел встретить отряд, принял рапорт от уставшего Даго. Задача была выполнена в максимально сжатые сроки, обошлось без происшествий и жертв. Барди собрал военный совет, на котором было утверждено решение начать поход на Плацпомойпацан послезавтра. Первую половину этого дня посвятить сборам, а после обеда и весь следующий день отдыхать. Отряд, доставивший пушки, от сборов освобождался…

Барди сам обошёл часовых, проверил караулы, наведался к походным кухням, заглянул к конюхам, где расчесал гриву Буцефалу и лично покормил жеребца овсом. Потом, по запаху дыма, нашёл дракона и поговорил с ним о вреде растительной пищи. А после всех трудов рысью отправился в особняк вождя.

На этот раз он решил, что ночные бдения дошли до точки кипения. «Так больше нельзя! - заявил он сам себе. - Где твоя твёрдость, ты же король?!»

Во время трапезы Малона с такой откровенностью заглатывала плоды бананов, что этот король не знал, куда деваться. Разве что проявлять королевскую «твёрдость» в другом смысле, более приятном женщинам…

И когда с заходом солнца гибкий девичий стан прильнул к телу короля, руки его словно сами собой обвили талию красавицы, дыхание смешалось с ее дыханием, а благие намерения воздержанности полетели в тартарары. В эту ночь Малона не ушла после того, как утомлённый ласками Барди уснул, а осталась с любимым до утра.

18


Бывший рыцарь открыл глаза, и первое, на что упал его взгляд, была нежная женская грудь, волнующе приподнимающаяся в такт дыханию. Только сейчас он осознал всю глубину своего падения. Вляпался, одним словом, по самое не балуйся…

Виктюк, который спал через две комнаты, совсем уже не малец, вдобавок смышлёный парень. Наверняка он понял, что происходит между его отцом и дочерью вождя, и это выходит за рамки отношений между хозяйкой и постояльцем… Барди знал, девушка очаровала и его пацана тоже. Король представил, как открывается дверь, как входит сюда жена, королева Хельга Прекрасная, а он в объятиях прекрасной чужеземки, словом, ни в сказке сказать ни пером описать. А тем, кто такие сказки рассказывает, давно пора это же перо в задницу и засунуть…

Он закрыл глаза и в мыслях на чистой доске написал всё то, что исчезло из его отношений с Хельгой, но присутствовало в отношениях с Малоной… При обобщении получилось одно-единственное слово - СТРАСТЬ. Так и есть, признал он и ясно представил: его ландрийская суженая сидит сейчас в своей комнатке, тихо сматывает шерстяную нитку в клубок; рядом играет дочка с котёнком, а за стенами шумит великий Сюдасказал…


А столица тем временем и правда шумела, и, надо сказать, не слабо, ибо новые порядки сразили некоторых мужчин наповал. Королева ввела в действие декрет о браке, несоблюдение которого каралось большими штрафами в пользу родильных домов и детских приютов. Установленный порядок пока распространялся только на горожан с хорошим достатком, но позднее планировалось его внедрение по всей стране с тем же имущественным цензом. Изобретение королевы заключалось в том, что женатым мужчинам запрещалось после работы находиться вне дома, за исключением случаев, когда супруги вместе находятся в другом месте. Командировки продолжительностью свыше недели разрешались только с письменного разрешения Командировочной комиссии, в составе которой должно было быть не менее двух третей замужних женщин. Был создан Комитет по надзору за мужьями, который принимал отчёты женщин о поведении своих сильных половинок. К радости Хельги, новая политика сразу же дала плоды. В первый месяц действия декрета о браке бюджет родильных домов и сиротских приютов удвоился, во второй - утроился. Приняв поздравления, наместница приготовилась, не дожидаясь бунта, нанести мужчинам второй превентивный удар…


Король посмотрел на часы - десять утра. Если все ещё не проснулись, то дети наверняка скоро поднимутся. Рок имел привычку вставать в семь и сейчас или уже вышел к биваку, или ждал друга в столовой. Барди осторожно и, не поднимая шума, встал, оделся, затем попытался выскользнуть из спальни на цыпочках. Красавица внезапно открыла глаза и потянулась точно кошка.

– Подожди, милый,- сказала она. - Хочу поговорить с тобой, но сначала оденусь.

Она набросила на себя короткую эфирную тунику - как показалось Барди, не слишком-то подходящую для серьёзных разговоров - и ловко сотворила на своей голове причёску. Затем уселась на ложе и принялась завязывать ремешки сандалий. Королевские глаза так и прилипли к её коленкам, бедрам… совершенство, а не ноги! Точёные, как… минуточку! Она говорила, не сделав ни одной грамматической ошибки. Феноменальные способности!

Иной человек за пару суток не то что чужой язык не выучит, а просто слово на другом языке и то не запомнит. Исключение составляет случай, когда его величество с Горо и Дзогом в одну секунду переключились на английский в Голливуде. Это вообще отдельный разговор, ибо была задействована магия (про гургила Барди ничего не знал). Хотя… неужели с Малоной произошло то же самое?

Малона выпрямилась, подошла, бросилась ему на шею, и оба замерли в долгом поцелуе. Затем она отстранилась, не размыкая рук, и посмотрела на него пристально.

– Барди, не хочу с тобой расставаться,- пропела она. - Не покидай меня.

«Вот оно, моё страдание»,- застонал про себя Барди и самым гнусавым голосом сказал:

– Ты знаешь, я женат.

– Наши короли имеют столько жён, сколько пожелают,- возразила она.

– У нас не так, только одну. Вот что… после завтрака мы выступаем на Плацпомойпацан. - Бывший рыцарь заставил-таки себя сменить тему. - Дальше нельзя откладывать, враг перехватит инициативу. Если мы возьмём вашу столицу и побьём алкнафтов, мы с тобой ещё встретимся и обсудим… наши… отношения.

– Тогда я еду с тобой,- твёрдо заявила красавица. - Я буду вашим переводчиком.

Барди поперхнулся. Нет, резон в её словах есть… или просто ему хотелось это услышать?

– Но среди трёх тысяч мужчин ты будешь единственной дамой! - воскликнул он. - Ты же их с ума сведёшь и меня вместе с ними! Вся дисциплина рухнет к чертям собачьим.

– Я нужна армии. На пути к Плацпомойпацану будут поселения, я знаю языки этих племён. Я постригусь, раскрашу лицо и руки, а ты дашь мне форму. Нет лишней формы - я найду, как скрыть свою красоту, поверь мне. Твои воины не захотят на меня смотреть.

Она знала, что говорила, она это сто раз обдумала, взвесила и вот сейчас выстрелила в него железными аргументами. Король сглотнул. Она действительно нужна. Кто, если не Малона, сможет по-доброму, без крови договориться с другими племенами? Только она. Всё логично. Значит, надо брать…

– Предлагаю обсудить твоё предложение за столом, давай посоветуемся с остальными,- промямлил он, уже зная, что проиграл.

– Повелитель не спрашивает своих подданных, он им приказывает,- возразила дочь вождя.

– Согласен,- подумав, кивнул Барди. - Вот я и хочу выслушать их мнение, а потом объявить свою волю!

Когда четверть часа спустя он вошёл в столовую, все уже ждали его и было видно, что они в курсе. Барди постарался скрыть смущение, но и сам сознавал, что это ему не удалось.

Первым заговорил Свенсон, привыкший решать вопросы прямо и без обиняков:

– Как я понял, Малона выразила желание присоединиться к нашему походу.

Король опустил глазки. И был приятно удивлён, услышав из уст своего соратника:

– Она нужна нам, Барди. Если рассуждать трезво, её помощь в переводе и знание местных обычаев - это то, без чего мы просто не доберёмся до алкнафтов. Я - «за»!

Тут неожиданно вмешался Виктюк:

– Да, отец! Она будет тебе очень полезна.

– Если ты её возьмёшь с нами,- поддакнул старый волшебник,- мои очи будут находить в ней покой и утеху, меня согреют картины горячей юности, изгибы стана…

Договорить ему не дала сама Малона:

– Я рада слышать всё это, друзья! Я буду очень стараться…

– Она умеет стряпать,- добавил Рельс. - Я тоже согласен.

– В походе все солдаты и все едят из общего котла,- нахмурился Барди. - Так что это не аргумент, хотя в остальном…

Король глянул на Дрына и Накося, они деликатно промолчали. Но вид у них, конечно, был недвусмысленный: бери, мол, красавицу, чего упираться… Барди понял: других вариантов у него нет - надо брать Малону с собой.

– Мы вообще-то не на прогулку идём,- вздохнул король, с грустью глядя в глаза возлюбленной. - Предстоит жестокая война, и мне бы не хотелось рисковать жизнью дочери вождя.

– Мы будем беречь её как зеницу ока! - вскочили с мест Виктюк и Рельс. - Волосок с её головы не упадет… отец… ваше величество!

– И прошу не забывать,- щёлкнул пальцами Свенсон,- кто наш враг! Алкнафты наверняка захотят продолжить опыты. Какие у нас гарантии, что, бросив девушку здесь, мы оставим её в безопасности?

– Да! - аж взревел Горо, стукнув сухим кулачком по столу.

– А я,- подал голос дракончик,- буду бдеть за Малоной с воздуха!

– Н-н-на-асколько в моих силах… я своими магическими умениями… тоже…- дерзнул сообщить и свое мнение новоиспечённый королевский маг Накось. - П-па-стараюсь не подвести! - И, вторя своему наставнику, ударил по столешнице.

«Они все влюблены,- признался себе Барди. - Боже мой…»

– Ладно, будь по-вашему! - сдался главнокомандующий, ощущая, как быстро ложится на плечи новое бремя. Он сел на своё место. - И вообще, давайте завтракать.

Малона сияла всем, чем только можно, - глазами, улыбкой, порозовевшими щёчками, голыми щиколотками. Она победила.

– А кто об отце будет заботиться? - поинтересовался вдруг маг.

Барди чуть не подавился: а правда ведь - кто?

– Слуг вполне достаточно, верных и опытных,- просто сказала девушка. - Ешьте, а я пойду собираться.

Барди проводил её взглядом, а затем увидел, с какими довольными лицами смотрят ей вслед все остальные.

– И чего сидим? - разозлился он. - А ну живее работайте челюстями и быстро в лагерь! Ждать никого не будем!

Он принялся кромсать жаренную на вертеле индейку. И в любом мире, вспомнил он, среди самых отчаянных конкистадоров всегда появляется местная красотка… Впрочем, затем они и существуют, чтобы отвлекать мужчин, правда?

Свенсон, колдун и дети постарались поскорее покинуть своего «грозного» повелителя. Все всё отлично понимали, не так ли…

И только король остался наедине с индейкой, как перед ним предстала Малона - в совершенно неузнаваемом виде. Расшитые мужские одежды, вероятно отцовские, скрыли всю её прелестную фигуру. Грубые сандалии из красной сыромятной кожи изменили походку, но, вопреки всему этому, она была хороша. По крайней мере, Барди точно знал, что скрывается под старой одеждой…

– Нравлюсь?

– Очень,- одобряюще кивнул Барди. - А где твой багаж?

– Уже в мешках, навьючен на коня.

– На коня?

– Твой сын обучил меня езде. И я сложила в одну из двухколёсных повозок немного своих вещей… если ты не против.

Малона продолжала подносить сюрпризы. Каждый из них сам по себе приятен, а в целом… в целом чёрт знает что выходит! В смысле непредвиденности последствий.

– Жди меня на улице,- только и буркнул король. - Возьму свой багаж, и выступаем.

Меньше чем через час армия Барди покинула Тучоку, провожаемая лишёнными всякого выражения взглядами её жителей. Кто знает - радовались они отбытию чужаков или боялись остаться без вооружённой охраны? Вслед не плевались, но уговоров остаться тоже не было. Хотя для «захватчиков» ландрийцы вели себя безупречно…

Длинная армейская колонна, включая вьючных животных, повозки, лафеты и нескольких верховых, растянулась по мощённому каменными плитами тракту, ведущему в столицу. Барди Бравый, Рок Свенсон и Даго ехали во главе колонны, Накось за ними; Виктюк, Рельс и Малона находились под охраной арьегарда, опекаемые Бино и Заганом. Дзог тащился в хвосте войска, волоча собственный хвост в пыли. Его крылатый сын осуществлял воздушную разведку, паря на километр впереди всех…

Через несколько часов ускоренного марша вокруг вспучились холмы, которые постепенно становились всё выше и круче. За ними появились далёкие синие очертания гор. Дорога устремилась наверх, склоны с обеих сторон ощетинились колючими зарослями типичных для здешней флоры кактусов, из которых местное население готовило свои спиртные напитки, но это обстоятельство было известно лишь единицам. Воины с опаской обходили странные по их меркам растения. Воздух становился всё суше и суше. После полудня король объявил привал и поскакал в конец колонны.

– Как настроение? - спросил Барди, остановившись рядом с Горо, Малоной и детьми. - Устали?

– Конь подо мной сущее чудовище! - запричитал маг. - Всё время вертится как шелудивый страус, шатается! У меня мозоли от него везде, где не надо!

– Неудобства есть,- просто сказала Малона,- но я привыкну.

– А нам ничего! - произнёс гордо Виктюк, кивнув на Рельса. - Езда нас не утомила, если б ещё дед помалкивал…

Барди посмотрел на хвастунов и подумал, что для него и для Свенсона они навсегда останутся детьми.

– Поешьте,- посоветовал он.

– Минуточку…- махнула рукой Малона, спрыгнула с коня и сунула руки под брезент ближайшей двуколки. Оттуда она вытащила большой глиняный сосуд и мешок с кукурузными лепёшками. Затем облюбовала широкий плоский камень на обочине дороги. - Рельс и Виктюк,- распорядилась она,- принесите свою посуду.

Где женщина, там уют, а где его нет, женщина его устроит независимо от условий и обстановки.

Малона даже накрыла камень скатертью и красиво расположила на ней все миски, горшки и котелки, а после пригласила:

– Прошу к столу!

Овощной тёплый суп, сдобренный кусочками вяленого мяса, был отменным.

Когда все пообедали, девушка прилежно почистила посуду, свернула скатерть и всё убрала в двуколку.

– Спасибо, Малона,- сказал Барди чуть дрогнувшим голосом.

– Не за что. - Она посмотрела на него с прищуром. Его сердце растаяло…

Король вновь нырнул в доспехи неприступности и поскакал в голову колонны. Накось как тень следовал за ним.

Под вечер войско выбрало площадку для бивака, расставило посты и принялось укладываться на ночлег. В этот раз повара разложили костры и вытащили котлы, бойцы разбили лагерь и выкопали отхожие места. Малона снова позаботилась о короле и его свите: к трапезе, устроенной прямо на жёсткой траве возле палаток, добавила два кувшина с некрепким алкогольным напитком.

– Молодец ты у нас! - похвалил девушку Горо с набитым ртом. - Хорошо, что ты с нами!

– Присоединяюсь! - ухмыльнулся Свенсон и схватил один из кувшинов. - Если и завтра будет такое же угощение, я вознесусь на седьмое небо.

– Состряпаю, продукты пока есть. Лепёшки подсохнут, но у вас зубы крепкие.

– Чудесно! - воскликнул Рельс- Поход мне нравится больше и больше!

Барди нахмурился - а хороша ли такая забота? Не расслабятся ли они все?

После ужина весь лагерь, кроме караула, уснул, разговоры стихли. Немного погодя Малона проскользнула в палатку короля.

– Сейчас совсем не время,- прошептал Барди. - Полотнище тонкое, всё слышно…

– Знаю,- сказала Малона. - Я только обниму тебя, и всё. Люблю тебя…

Он ответил на поцелуй, но потом осторожно и твёрдо отодвинул её от себя. Хотелось близости, но не здесь. Малона понимающе кивнула, поцеловала его ещё раз и вышла.

Утром чуть свет армию разбудил зов трубачей, и скоро лагерь превратился в потревоженное осиное гнездо. Немного спустя войско выстроилось в колонну и зашагало по тракту. К обеду небо помрачнело, закапал дождь, потом припустил ливень. Армия Объединённого королевства облачилась в резиновые плащи, изготовленные по технологии Небольшого университета, и молча продолжила свой марш в неизвестность…

Ливень продолжался чуть больше часа. Колонна поднялась на вершину огромного холма, и перед взором солдат предстала котловина, усеянная множеством белых строений. Барди приказал остановиться и достал бинокль. И увидел перед собой Тучоку номер два. Стены, ворота, а за ними ещё типовой «храм» - точно такая же крепость, один в один. И там наверняка обитал свой Борхатун - грубый идол алкнафтов…

– Одного не пойму,- повернулся король к Свенсону. - Если они настолько могущественны, то на кой фиг эти игры в солдатиков и укрепления?

– Брось, Барт, просто уроды пришли на всё готовенькое. Они присвоили себе тела, города и Борхатуна, думаю, тоже,- высказался Свенсон.

– Странно… Тип в подземелье все уши мне заездил своими высокими технологиями. И магия им не нужна, и то и сё… Если ему верить, здесь нас должны были встречать лазерные прицелы или скромная атомная бомбочка с искусственным интеллектом!

– Возможно, им стало скучно, они решили поразвлечься. Высший разум,- вздохнул Свенсон. - Нам, простым дебилам, не понять.

– Плохо, что мы не собрали об алкнафтах достаточного количества информации. Надо было мне расспросить Кекатуна как следует…

– Знаешь, Барт, за этими стенами мы точно найдём примерно такого же Кекатуна или Мокатуна, и он с радостью нам исповедуется. Но не пора ли заняться штурмом, как ты считаешь?

– Я и не собираюсь поворачивать обратно! - обиделся король. - Просто хочется знать, что они прячут за пазухой. Как ты смотришь на то, чтобы подарить бойцам два часа отдыха перед битвой?

– Вот ещё! Возьмём город, там и отдохнём!

Да, внутри их ждали зомби. Много злых зомби с ярко-красными лицами и пустыми глазами, не знающих страха. Их было вдвое больше тех, с побережья, но армия Объединённого королевства не оплошала и в этот раз.

Солдаты Барди Бравого отнеслись к роботоподобным туземцам не со страхом, а с пониманием. Сегодня бой разворачивался по-новому. Честно говоря, происходившее трудно было назвать боем, скорее это напоминало армейские манёвры. Дзог разнёс своей башкой деревянные ворота, выкатился на площадь и проорал недвусмысленную фразу о том, что бы он сделал с мамой Борхатуна, в самой извращённой форме, окажись она драконихой. Затем, для надёжности повторив свои неприличные угрозы, бросился наутёк, прочь из города!

Как и было спланировано, за ним увязались полчища загипнотизированных туземцев. Убегая, Дзог старательно выкрикивал заученные проклятия, в которых прошёлся и по внешности алкнафтов, по всей их алкнафтской науке, а когда добрался до алкнафтских девушек, то даже зомби стали больше краснеть от стыда, чем от краски. Значит, пробрало!

Стратегическая задача заключалась в том, чтобы отогнать несчастных подальше от храма, где скрывалась управляющая ими пирамидка. В чистом поле их окружили плотным кольцом повозок, и тогда в кульминационный момент появился Горо со своей пирамидкой плюс верный Накось. Туземцам ничего не оставалось, как покориться магам и отрезветь. Поняв, что трюк удался, старый и молодой колдуны на радостях бросились друг к другу в объятия. Барди выскочил на Буцефале из укрытия и отдал приказание Малоне объяснить толпе несчастных, что им следует отсидеться здесь, пока чужаки-пришельцы не освободят их город.

Свенсон и король, оказавшись в храме, сориентировались в один миг. Истукан с выпученными глазами там был такой же, в полу обнаружили аналогичный люк, внутри его - лестницу. Планировка коридора совпадала на сто процентов - те же отрезки пути, светящиеся глобусы. Друзья точно знали, что будет за возникшей перед ними дверью, поэтому первой в каморку алкнафта влетела противопехотная граната!

Свенсон, сжимая в руке пистолет, вошёл следом через минуту. Алкнафта отбросило к стене, он, скорей всего, был мёртв, а вот магический преобразователь стоял на месте, энергия взрыва на него явно не подействовала.

– Педантичные ребята,- заметил силач,- любят всё делать по стандарту.

– Угу,- сказал король, подходя к пирамидке и забирая добычу. - А мы их будем по стандарту мочить. Всё так удобно складывается, просто праздник какой-то…

Вот таким макаром правитель Объединённого королевства, он же Барди Бравый, муж Хельги Прекрасной и любовник Малоны из Тучоку, освободил очередной порабощённый пришельцами город и его жителей. Хотя никто его об этом и не просил…

19


Вождь племени, которое вывели из гипноза, называл себя Базаркиряк. Он с радостью принял бывшего рыцаря и его ближайших соратников, накормил, напоил и разрешил переночевать в своём доме. Слава богу, красавицы дочери у него не оказалось, а то это был бы уже явный перебор…

– Уважаемый хозяин, мир твоему дому и сплошное благополучие,- сказал Барди, умолкая ненадолго, пока Малона переводила. - Я не желаю причинять тебе вреда, но мне нужны некоторые сведения о тех злодеях, которые издевались над твоим племенем и заставляли поклоняться чужим богам. Ответишь сам на парочку вопросов?

Сказанное повлияло на Базаркиряка благоприятно. Заговорив, он чуть не захлебнулся от переполнявших его сведений. Барди внимательно слушал, лишь изредка переспрашивая непонятное. Накось так даже успевал конспектировать…

И выяснилось, что триста лун назад, что составляло чуть больше двадцати лет, в городок Подкаблук, за который нёс ответственность перед столицей Базаркиряк, прибыло несколько алкнафтов. И прежде чем люди разобрались, что к чему, все вдруг уснули странным сном, а проснувшись, уже ЗНАЛИ, что новоприбывшие - это хозяева, приказы которых надо беспрекословно выполнять. А не то ай-ай-ай…

Под руководством алкнафтов жители разобрали свой небольшой храм и на его месте построили огромное здание, куда поставили истукана бога Борхатуна, стали молиться ему, позабыв истинных богов. Пучеглазый идол оказался милостивым: урожай кукурузы стал богаче, чем раньше, дожди с небес падали по первой необходимости, засуха и голод канули в прошлое. Однако город недолго радовался божественной доброте. Идол умел быть и злым. Он сурово карал каждого, кто отказывался исполнять волю алкнафта из подвала. И восславятся чужестранцы, покончившие с этим безобразием!

– Как именно карал? - поинтересовался король.

Староста снова затараторил, Малона переводила. Великий Борхатун насылал свой гнев на непокорного, и тот помирал без всякой причины. Построив храм, жители окружили поселение стеной для защиты от проклятых палколюбов, от набегов которых они уже давно страдали.

Барди спросил, кто такие палколюбы?

Так называли себя несколько родственных племен, обитающих в горах поблизости. Их деревни нищие, а сами палколюбы кормятся разбоем. Даже всемогущему алкнафту они доставляли массу неприятностей. По какой-то неведомой причине разбойники не уснули и не поддались внушению великого бога. Пришлось возводить стену и собирать из местных войско для отражения нападений. Кто угодил в солдаты, сделался настоящим зомби: никогда не печалился, не помнил родных, для всех и каждого был одинаковым. И восславятся чужестранцы, вернувшие войско Подкаблука в первоначальное состояние!

– Вы можете сказать, где точно живут палколюбы? - полюбопытствовал предводитель завоевателей. - Я бы хотел послать туда своих парламентёров. Нам есть о чём с ними побеседовать, хотя бы насчёт этого странного иммунитета…

Базаркиряк кивнул и оценивающе посмотрел на короля.

– Есть один мужчина, следопыт, охотник, знает все горные тропинки.

– Познакомь меня с этим человеком.

– Да будет твоя воля, новый господин! Я велю позвать его немедленно,- обещал Базаркиряк. - Да восславятся чужестранцы, готовые избавить Подкаблук и от этой угрозы!

Барди прищурил глаза, заподозрив, что староста так же верно служил прежним хозяевам, теперь уже и он… «господин». Король вежливо поклонился, и местный заводила резво убежал кого-то искать.

– Почти всё, что ты «выведал» у этого болтуна, мне давно было известно! - смеясь, воскликнула Малона, выходя из комнаты вслед за возлюбленным.

– Так чего же ты молчала?!

– Так ты меня не спрашивал, милый! - елейным голоском ответила она. - Тебе же от меня только одно надо…- И жадно чмокнула Барди в шею. Поцелуй получился страстным, злым и манящим, но неутоляющим. Месть в форме поцелуя!

Барди с трудом унял её и воровато огляделся по сторонам. Малона рассердилась, фыркнула кошкой и убежала в столовую. Когда он примчался за ней, она уже сидела за столом и беспечно болтала с детьми, не обращая на короля никакого внимания. Горо секретничал с Накосем, вертя у него перед носом вторую золотую пирамидку магического прибора, а Свенсон куда-то вышел. Влюблённый Барди топтался на месте, не зная, куда себя деть. Из неудобного положения его выручило появление Базаркиряка, который привёл жилистого и весьма бодрого на вид старика. Король поманил Малону, ей пора было вновь переводить…

От проводника Барди узнал, что ближайшее селение горцев находится в шести часах ходьбы отсюда, но просто так, без знания местности, туда не добраться. Удачных переговоров он не гарантировал, только укажет путь.

– Скажи ему, чтобы поел досыта, если Базаркиряк не возражает,- обратился к подруге король тоном, не терпящим возражений.

Не успела Малона перевести, как староста закивал: конечно, согласен, раз такова воля «нового господина». Но сделал он это без особого удовольствия. Барди холодно усмехнулся и вышел из дома, намереваясь разыскать Свенсона. Часовой сказал, что тот направился в храм, и король действительно застал там друга простукивающим рукояткой пистолета истукан пучеглазого божества.

– Ты чего? - удивился король. - Заскучал?

– Смотри и слушай. Божок-то пустой! - Свенсон ударил сильнее, и статуя отозвалась гулким колоколом. - Солдат, кирку!

Принесли инструмент.

Свенсон размахнулся, и в туловище идола образовалась дыра. Великан просунул в неё руку с зажигалкой, чиркнул.

– На трубу смахивает,- буркнул силач. - Старый прикол.

– Что ты имеешь в виду? - спросил Барди, который пока не уловил мыслей друга.

– Стенка тонкая, я бы её и пистолетом… Пустота, ваше величество, служит резонатором. Труба играет роль рупора, как у нас на кораблях. Команды поступают сверху в трюм, а здесь другой конец звуковода, скорей всего, выходит прямо в подземную келью алкнафта. Проверим?

– Верю. И что с того?

– А то, что люди приходили к идолу молиться. Выкладывали ему самое сокровенное, а этот гений снизу на ус мотал. Уловил?

– Ерунда. Они могут напрямую в мозги забраться без всякой механики. Какой смысл при этом ещё и наушничать?

– Подслушивать проще. Концентрироваться не надо, пирамидка отдыхает,- авторитетно заявил Свенсон. - А ты что узнал там, в городе?

Барди вкратце изложил свою идею прогуляться до селения совершающих набеги горцев.

– Ты пойдёшь? - спросил он Свенсона.

– Куда я тебя одного отпущу?! - улыбнулся гигант спецназовец и плюнул Борхатуну в дырку.

Минут через сорок небольшой отряд отправился в путь. В хвосте колонны скрипела двуколка, запряженная парой мулов и гружённая доверху мясными консервами. Узкая тропинка змеилась среди острых скал, в твердь которых местами вцепились корни кактусов и карликовых деревьев. С каждым шагом путь становился круче и неудобнее. Проводник шёл впереди, сопровождаемый двумя солдатами, за ними карабкались Барди, Свенсон и Малона. Шестеро солдат толкали повозку, помогая мулу. Тропа расщеплялась, пересекалась с другими, и король самолично понял, как это действует на нервы. Теперь он признал, что у горцев могли быть весомые причины для проявления дурного настроения…

Несколько часов каторжных усилий, и наконец перед отрядом раскинулась воронкообразная долина, склоны которой сплошь были изрезаны террасами,- мир палколюбов. Каменистая почва, приносящая скудный урожай, мутная река в низине… На одном из гранитных уступов, словно гнёзда ласточек, были разбросаны каменные кладки лачуг, соединённых между собой мостиками, сплетёнными из лианоподобных верёвок.

Дорога спускалась к реке, а потом снова надо было карабкаться вверх. Превосходное место для обороны - непрошеных гостей видно сразу, а во время подъёма к жилищам всех чужаков легко перебить. Это село, пока в нём есть люди, захватить невозможно. Разве что пушками разнести, прикинул Барди и велел отряду остановиться у реки.

– Малона, скажи проводнику, что даю ему двух воинов сопровождения и посылаю к местному вождю сообщить, что мы пришли с миром. Пусть подтвердит, что мы враги алкнафтов и везем палколюбам дары мира.

Всё ещё сердитая красавица объяснила проводнику его задачу, и тот поспешил исполнять. Барди поднял бинокль и заметил, что горцы спешно вооружаются. Одежда их состояла из коротких красных юбок и такого же цвета распахнутых на груди жилетов, на плечи некоторые набрасывали плащи из грубой коричневой ткани. Оружие, как у зомби-солдат,- палицы да короткие копья. Над кручами разносилось эхо их резких выкриков. Шум немного стих, когда посланец достиг первой группы воинов на окраине селения и заговорил с предводителем горского племени. Местного вождя выдавало что-то вроде короны из перьев на голове и телосложение портового грузчика.

Очень скоро навстречу непрошеным гостям двинулась процессия, Барди отметил равное количественное соотношение горцев и его людей. Это давало шансы на конструктивные переговоры. И все же он приказал морпехам быть начеку, не выказывая враждебности.

Делегация приблизилась, палколюбы корчили рожи, но выглядели миролюбиво. Король воспрянул духом. Наверное, самое важное сейчас заключалось в том, что проводник будет переводить Малоне, а та в свою очередь ему, Барди. Главное, чтоб испорченный телефон не получился…

Вождь палколюбов поднял руки, показывая, что не держит оружия, а затем снял с уха серьгу и протянул украшение королю. Барди взглянул на вождя и вздрогнул - перед ним стоял крупный мужчина с крашенными под блондина кудрями, отросшими до плеч, подведёнными бровками и подрисованными губами. Выйдя из лёгкого онемения, предводитель завоевателей принял подарок, показывая жестом, что и сам бы рад подарить серьгу взамен, да вот нету… Вождь высунул язык и потряс им вверх-вниз.

– Быстро делай то же самое,- предостерегла шёпотом Малона,- они так здороваются с уважаемыми людьми.

Король смущённо оглянулся на соратников, высунул язык и… помахал им перед лицом быстро идущего на сближение палколюба. До обоюдного поцелуя дело, к счастью, не дошло.

Вождь широко улыбнулся и ударил себя кулаком в грудь.

– Мотопед! - представился он.

– Барди Ландрийский,- ответил краснеющий король. - Я пришёл из далёких земель, чтобы принести тебе дары.

– Какие? - перевела Малона.

Барди протянул назад руку, и один из солдат по предварительной договорённости подал ему открытую банку куриных консервов.

– Попробуй!

Вождь несмело взял банку, понюхал, затем осторожно вынул двумя пальцами кусок мяса. Чавканье, улыбка, лицо прояснилось. Явно понравилось…

– Говорит, очень вкусно,- перевела Малона. - Спрашивает, сколько таких сосудов ты готов отдать?

– Весь воз, что стоит за нами. - Барди поймал взгляд палколюба и показал рукой, куда надо смотреть.

– Вождь доволен и приглашает Барди Ландрийского в гости на беседу о далёких землях.

– Отлично. Но ты и Свенсон идёте со мной.

Лачуга вождя была скромной, это тебе не коттедж господина сезонного королевского советника и тем более не замок. На полу валялась пара плетёных ковриков, между ними стояла глиняная посуда с росписью, в углу - оружие, а в остальном ничего примечательного.

Вождь уселся на циновку и пригласил гостей сделать то же самое. Последовало распитие лёгкой браги, сопровождаемое кривлянием и высовыванием языков, но недолгое, больше для протокола. Затем Мотопед продемонстрировал своему дорогому гостю краски и пудру для лица, украшения для носа и ушей, несколько ниток бус, но дарить ничего не стал (слава богу!) и перешёл к рассказу об алкнафтах.

Итак, удалось узнать, что алкнафты «очень злые». Именно они стали причиной регулярного недоедания у всего горного народа, ибо уже слишком трудно стало «брать взаймы» часть урожая на соседских полях. Свенсон при этом хмыкнул. Оказалось, уроды-инопланетяне не могли подчинить себе палколюбов из-за сопротивления шаманов. В каждом селении горцев имелся шаман, который успешно противостоял магии алкнафтов. Барди подозревал нечто подобное, и его смутная догадка получила подтверждение. Король не стал терять времени даром, а взял быка за рога…

Он велел Малоне переводить по возможности более точно и прямо в лоб спросил, сколько воинов не пожалеют палколюбы на дело священной войны против ненавистных алкнафтов. Вождь склонил голову набок, не отвечая, и Барди пришлось толкнуть хвалебную речь, в которой фигурировали горцы как естественные союзники его замыслам, пообещав при этом уладить вопрос о выплате дани из амбаров жителей равнины. После такого обещания вождь сказал, что из двух десятков селений он может набрать около пяти тысяч бойцов. Король с усилием подавил радость и поинтересовался, может ли он познакомиться с местным шаманом? Мотопед выразил согласие, хлопнул в ладоши и что-то сказал заглянувшей в лачугу женщине.

Шаман выглядел что надо: костлявый, нос крючком, взгляд хищный, на шее ожерелья из сушёных гадостей, лапки какие-то, косточки, скорлупа яиц, закутан в хламиду неопределённо-тёмного цвета. Король попытался задавать колдуну вопросы, но не получал вразумительных ответов. Барди пожалел, что не прихватил с собой Горо, да и Горголан, оставшийся следить за спортзалами на кораблях, нашёл бы с местными общий язык. В общем, им было бы о чём помахать языками… Тьфу ты!

Спустя незначительное время обе стороны пришли к соглашению, что армия союзников двинется в Подкаблук утром следующего дня. С этим делегация Объединённого королевства, вполне удовлетворённая, вернулась к реке и тронулась в обратный путь, а вождь махал им вслед на прощанье. В обеих руках он крепко сжимал консервные банки с халявной курятиной…

– Силён ты чужой урожай раздавать! - насмешливо фыркнул Свенсон, когда селение горцев осталось позади.

– Мне больше нечего было им предложить,- пожав плечами, ответил Барди. - Косметики у меня с собой нет, украшений тоже, а так вроде всё по-честному: мы - с союзниками, подкаблуковцы - с палколюбами.

– Ну ты и дипломат! - Свенсон буквально давился от смеха. - С серьгой-то что делать будешь?

– Завидно, что ли? - огрызнулся бывший рыцарь. - Буду носить на груди вместо ордена. Ни у кого такого нет!

С наступлением сумерек маленькая экспедиция благополучно вернулась в Подкаблук, где, к счастью, всё обошлось без происшествий. Дзог показывал местным жителям фрагменты своего юмористического шоу, гремевшего в Голливуде, кто-то даже хлопнул пару раз в нужных местах, отбиваясь от москитов. Накось и Горо экспериментировали с пирамидками - окрасили корову вождя на манер зебры, заставили кошку лаять и за пять минут вырастили на площади ёлку, обвешанную игрушками, на радость детям и котятам.

Усталый Барди в ту ночь не сумел отразить атаку Малоны и позволил ей взять приступом свое ложе и себя самого. Час или два спустя он признался, засыпая, что супружеская измена, хоть и грех, всё же сладостна и легко превращается в приятную привычку…

20


На следующий день после обеда в Подкаблук нагрянуло предводимое Мотопедом войско из пяти тысяч голодных и оборванных палколюбов. Шаманы припёрлись тоже. Все были настроены на драку, грабёж и бесплатные консервы…

«Быстро! - восхитился Барди. - Наверное, никого долго уговаривать не пришлось».

Треть амбаров была немедленно опорожнена, так сказать, в качестве задатка. Король провёл пару часов в тревоге. Кто знает этих выкрашенных ребят? Сожрут всё, нахулиганят там и тут и уйдут к себе в горы!

Но Мотопед, который внимательно следил за выражением лица Барди, вроде бы понял, как важно сейчас не переусердствовать, и вскоре велел подчинённым разбить лагерь под стенами города, поближе к кукурузному полю.

– За что ты привёл на нас эту саранчу? - Едва сдерживаясь от праведных рыданий, Базаркиряк набросился на короля с кулаками.

– Они помогут тебе,- серьёзно ответил Барди,- и мне тоже избавиться от алкнафтов.

– Они помогут лишь своему брюху! - выкрикнул вождь и стукнул себя по животу. - Их надо убить тотчас, как только уснут. Только так! Иного они не понимают!

– Нет,- грозно рявкнул бывший рыцарь,- вели подать ужин и зови в гости господина Мотопеда, будем налаживать добрососедские отношения.

– Не произноси это грязное имя!

Тем не менее вечером состоялся ужин с участием глав трёх самостоятельных государств - Объединённого королевства, Подкаблука и страны палколюбов. Сначала Базаркиряк и Мотопед смотрели друг на друга настороженно, но Барди усердно подливал им в чашки местный алкогольный напиток и сочинял на ходу байки про глупых алкнафтов и мудрых непобедимых вождей. Над врагом всегда приятно посмеяться. Вот и они засмеялись, сначала с неохотой, а потом веселее и веселее. Затем позвали Свенсона, Горо и детей, устроили конкурс на самый лучший анекдот, да Так увлеклись, что не заметили наступившего утра…


Армия уже проснулась. Бойцы доели остатки вчерашних харчей, получили пайки, быстренько разбираясь повзводно и поротно. Кашевары свернули полевые кухни, надраили котлы и стали в строй. Мулы безропотно впряглись в двуколки и лафеты. К десяти утра Барди позвал Малону, и они вместе занялись побудкой Мотопеда, который храпел как трактор. Продрав глаза, он долго не хотел понимать, что происходит, где он и какого ему так орут в ухо, даже попытался склонить короля к поножовщине, но всё обошлось. Их величество лишь один раз в педагогических целях съездил горцу кулаком в челюсть, и тот стал как шёлковый.

– Пора,- объявил Барди, дружески приобнимая побитого палколюба за плечи. - Малона, попытайся объяснить товарищу, что с нами в команде дракон, что это друг. Да и не стоит на него охотиться, а то он тоже начнёт охотиться в порядке самозащиты.

Впрочем, быстро выяснилось, что господин Мотопед знает о существовании драконов, не маленький, сказки читал, да и местных видел неоднократно. Здешние хвостатые дракончики были недружелюбны. Как пояснил вождь, днём они отсиживаются в глубоких пещерах, а ночью выходят наружу с единственной целью - сожрать всё, что ползает, бегает, прыгает и летает в тёмное время суток.

– Он не совсем тебя понял, как это ты дружишь с таким прожорливым чудовищем,- передала Малона,- но верит тебе и не возражает, даже рад, что армия имеет столь грозного союзника.

– Отлично. Дзогу этот комплимент понравится.

Король, переводчица и вождь палколюбов (в шапочке из перьев на голове) вышли за городские ворота. Под стенами в густом зелёном кустарнике лежал такой же зелёный Дзог и бесстыже храпел. То есть общая побудка на него не распространялась…

– Вот он, наш герой. - Бывший рыцарь кивнул в сторону храпящего и, смело топая по хвосту, взобрался другу-великану на спину. - Это мой старый друг и боевой товарищ Дзог! Прошу любить и жаловать. Он сейчас немножко спит, но стоит только вот так тихонечко подобраться к его уху… и чётко, внятно закричать: «Дзог! Па-а-адъём, крокодил сушёный! Всех овец растащили на фиг!»…

Дракон громко вздохнул и открыл один глаз:

– Не смешно, один раз сработало, во второй не выйдет… Сплю я!

– Отставить спать! Вся армия давно на ногах, дружище!

– Это их проблемы.

– Дзог!

– Я сплю.

– Дзог!!

– Я имею право!

– Дзо-о-ог!!!

– Хорошо, усвоил. Это вы имеете право, ваше величество, ходить по мне в любое время, кричать на меня в любое время, давать сверхурочную работу без права отказаться, не кормить, не допускать к женскому полу…

– Стоп, стоп, стоп,- прервал его Барди, спрыгивая на землю. - Вот о женщинах вполне можно поговорить. Знаешь ли ты, что, по сообщению вон того расписного товарища, в Америке тоже водятся драконы? А раз водятся драконы, следовательно, есть и драконихи. А если есть драконихи, значит, среди них найдутся и незамужние!

– Или разведённые,- задумчиво добавил Дзог,- с кучей детей и неоплаченными счетами за газ. Знаем мы таких…

– Не хочешь - не надо! - отвернулся король, грозно добавив: - Всё равно вставай давай, тебя одного все ждут!

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


Ручей вылизывал камни, брызги сверкали на солнце, бизоний скелет неподалёку молчал. Продолжительный Спазм стоял на четвереньках, изучая движение воды. Он стоял так вторые сутки, не замечая полёта времени. В начале третьего дня к нему неторопливо подошёл старик.

– О чём рассказал тебе ручей, воплощение упрямой молодости?

Юноша с трудом поднялся на ноги и, глядя куда-то вдаль, ответил:

– Неуязвимый человек рядом.

– Я знаю об этом.

Индейцы помолчали двадцать девять минут.

– Как ты думаешь, Большая Водка, он даст мне автограф?

Старик впервые повернул лицо к Спазму.

– Не уверен, что у него есть эта вещь.

– Я тоже полон сомнений, ручей не объяснил, что это такое.

– Ручей торопится, он изменчив и непостоянен, не лучше ли спросить у бизоньего скелета?

– Ты прав, Большая Водка. Скелет более разговорчив.

Они помолчали ещё двадцать девять минут.

Вдруг их чуткие уши уловили приближение новых звуков - стука копыт, грохота колёс, топота ног и шарканья драконьих лап. Индейцы обменялись безмолвными взглядами. Они знали.

– Что мы должны сделать, Большая Водка?

– Запомнить этот день и возблагодарить его, Продолжительный Спазм.

– А как насчёт автографа?

– Не стоит подходить с этой просьбой. Вдруг он его уже съел, выкурил или отдал?

– Хорошо. Тогда не будем беспокоить бизоний скелет расспросами.

– Не будем.

И они помолчали ещё двадцать девять минут.


Колонна объединённого войска зазмеилась по дороге в город пришельцев со сложным названием Плацпомойпацан. Им предстоял переход по дну ущелья, проломившему горную гряду. Отличное место для засады, как завистливо отметили горцы, у них был большой опыт по части грабежей. Впереди на конях ехали Барди, Свенсон, Накось и Даго. Вторая группа верховых, включая Малону, Горо, детей, Бино и Загана, двигалась с обозом. За ними переставлял свои мощные лапы Дзог. Он размышлял о двух вещах - голодовке протеста и поиске драконих. Первое его пугало и вдохновляло, второе легко отвлекало от мыслей о первом. Палколюбы шли следом, такие же голодные и задумчивые, посматривая на толстый зад Дзога с явным аппетитом…

Небо сверкало чистотой, словно его выстирали. Однако над горами впереди образовались проливные тучи, их было хорошо видно. Дорога спускалась вниз и словно подталкивала путников к ущелью. После полудня на обочине возникла рощица, и король дал сигнал устроить привал. Он сам и его свита расположились под тенью деревьев, где Малона повторила свое блестящее представление в роли заботливой хозяйки. Опять на траву легла скатерть, выстроились горшочки и миски, кувшины и прочая утварь. Обед начался, и Барди вовремя вспомнил про вождя союзников.

– Надо пригласить и Мотопеда,- сказал он. - Накось, иди позови.

– Вот ещё, еды и так мало… - проворчал Горо и чуть не поперхнулся. - Барди! - вскричал он. - Смотри! Наблюдатель вернулся!

Чёрная птица каркнула с высокой ветки, подтверждая свой таинственный статус.

– Сейчас я её…- Свенсон потянулся за пистолетом.

– Не трать боеприпасы на эту дохлядь,- остановил его Барди. - Погляди, как она сидит.

– Как сидит? Как мишень!

– Именно. Они хотят, чтобы ты выстрелил.

– Если это шпион, как говорил маг, я с удовольствием выстрелю!

– Наблюдателя прогоняют специальным заклинанием,- бормотал Горо, судорожно листая свою книгу.

Ворон каркнул снова, будто задираясь. Чёрный провокатор демонстративно поворачивался к ним то одним, то другим боком.

– Нет, я всё-таки его шлёпну. - Свенсон поднял оружие, но в этот момент появились Накось и Мотопед.

Вождь бросился к королю со своим фирменным «языковым» приветствием, и всем уже стало не до вороны.

– Раздели с нами трапезу,- предложил палколюбу Барди, отскакивая в сторону.

Мотопед понял без перевода и набросился на лепёшки.

Накось заметил птицу, застыл на миг и полез в карман за прибором алкнафтов.

– Ты что? - спросил Горо. - Что ты задумал, неопытный мальчишка?! Даже я, маг со стажем, и то не сразу нашёл возможн…

– Только попробую…- невнятно ответил юноша, его лицо напряглось, а губы зашептали непонятные слова. Все посмотрели на ученика, не зная, чего от него ждать…

Из яркой вспышки над деревьями появился ястреб, который стремительно спикировал на ворона. Наблюдатель сорвался с ветки. Началось преследование, ястреб успел вытеснить Наблюдателя из рощи на открытое пространство и уже совсем было настиг его, но тут ворон исчез так же внезапно, как и появился. Ястреб тоже растворился в небе - из ниоткуда вышел и в никуда пропал.

Люди стояли задрав головы, все молчали… Неожиданно пернатый хищник материализовался в совершенно другой стороне - в когтях его тряпкой висел чёрный ворон. Ястреб сел на ветку и стал рвать Наблюдателя.

– Молодец, Накось! - похвалил Горо. - Так его! Ты сумел продолжить гонку в другом измерении, как тебе удалось?

– Я… я сосредоточился на пирамидке, произнёс заклинание-оберег от злых сил и представил себя ястребом… появился ястреб и сам всё сделал…

– Отлично! - воскликнул Барди.

– Накось, объясни мне, простому вояке, это была магия или прибор? - спросил Свенсон.

– Наверное, и то и другое,- предположил король.

– Без прибора я бы точно не справился,- смущённо признался Накось.

Мотопед первым вернулся к еде, потрясая своим головным убором. Его эти мистические упражнения не волновали нисколько, главное, чтобы обед никуда не улетел…

– Есть идея,- подняла руку, как школьница, Малона. - Если ты такой способный, Накось, то можешь помочь мне с готовкой? Продукты есть, но времени на хорошее жаркое надо много…

– Стоит поэкспериментировать! - подхватил Свенсон. - Если получится свиная отбивная или шашлык, не забудьте меня пригласить.

Мотопед шумно облизал последнюю миску и хлопнул себя по животу. Он постарался за всех и вполне преуспел.

– Этот чёрт слопал весь обед! - возмутился Виктюк. - Ну и обжора!

– Ага-га-га! - радостно согласился палколюб, видимо считая, что его похвалили.

– Поосторожней со словами,- упрекнул сына Барди. - Кто его знает, вдруг в следующий раз возьмёт да и обидится.

– Чушь! - возразил Виктюк. - Ничего он по-нашему не понимает. Да и кто ему даст второй раз сожрать общий обед?! Я - не дам!

– Слушай, сынок, вождь горцев, может, прикидывается, он хитёр как старый лис! Так что больше не оскорбляй его. Это приказ.

– Да ладно, ладно,- надулся Виктюк, а Рельс похлопал друга по плечу в знак солидарности.

Некоторое время все молчали. Но долго молчать на голодный желудок невозможно, особенно когда виновник всего здесь, рядом, и сыто скалится…

– Что ни говорите, но вождь этот - самый настоящий наглец! - не выдержав, встрял Дрын и шлёпнул по земле хвостом. - Я ведь летать дол-жен, вести разведку, высматривать опасности, а знаете, сколько сил уходит на полёт? И он оставил меня голодным! Прямо зло берёт! Я бы другого такого грубияна сам съел, чтобы впредь в чужие миски не лазил!

– Отец запретил тебе порхать без сильной нужды,- напомнил Свенсон. - Хватит с нас заварушки со смерчем в заливе. Знаешь, как он за тебя переживал!

– Его слушать, так надо всю жизнь проторчать в хлеву,- отмахнулся драконёнок.

– Вот будут у тебя свои дети, поймёшь папу,- заметил Свенсон.

– Эх, если бы я мог летать! - мечтательно вздохнул Рельс.

– Вот только самолёты начнём делать - полетишь! - подмигнул сыну Свенсон.

– Чёрт, чёрт, чёрт,- широко улыбнулся Мотопед и опять высунул язык. Он явно хотел приобщить всех присутствующих к своему хорошему настроению. - Ага-га-га!

– Вот видишь, что ты наделал? - Барди строго посмотрел на Виктюка. - Он запомнил это слово, и придет день, когда он узнает, что это не комплимент…

Виктюк опустил голову и молча стал помогать Малоне с посудой.

– Идём, что ли? - постарался закрыть тему Свенсон. - На голодный желудок злее будем!

– Завтра утром обойдётесь лепёшками,- заявила красавица,- но к обеду обещаю отбивные!

Она что-то сказала Мотопеду, тот встал и отправился к соплеменникам. Горо проводил варвара укоряющим взглядом, но бормотать проклятия вслед не стал: горцы были нужны для решающей битвы с врагом…

Несмотря на набухшие тучи, дождя в тот день не было.

Старый волшебник уломал Малону поработать переводчицей, ибо давно жаждал обменяться опытом с шаманами палколюбов. Один из них, под именем Комуналк, согласился побеседовать за банку консервированных персиков. Накось подвинулся поближе и навострил уши, ему всё было интересно…

Комуналк не стал погружать чужестранцев в дебри своего мастерства, он изъяснился просто. Шаманы наделены умением чувствовать и распознавать добрые и злые мыслеформы. Любой сильный психический сигнал извне они видят чисто физически: послание обретает форму и цвет. Неправильную, размытую, чёрных или коричневых оттенков, если поступает отрицательный, опасный сигнал. И ярко-жёлтую правильную форму (сфера, куб, шар), если сигнал добрый и безобидный. Шаманы могут объединяться и вместе сопротивляются злым мыслеформам, защищая племя.

Горо впал в полное разочарование. Персики пропали даром. Слишком уж явно напоминало это ту пёструю лапшу, которую он сам навешивал богачам из Голливуда. Накось, однако, крепко задумался над сказанным. Малона просто ушла в палатку.

Над лагерем нависла тишина, не спали только часовые и задумавшийся студент. Разглядывая звёзды на прояснившемся небе, он постепенно стал догадываться, что каждое явление представляет собой комбинацию множества факторов… Одним словом, юноша делал первые, не совсем осознаваемые шаги на пути к славе великого мага…

21


Барди узнал от Мотопеда, что столица Мохаки Плацпомойпацан окружена высокой крепостной стеной, по окраине города течёт река, с которой связаны глубокие и широкие рвы под стенами. Единственный путь к воротам ведёт через узкий мост, а сами ворота тяжёлые, крепкие, толстые и усиленно охраняются. Ещё до прихода алкнафтов, во время правления короля Мотисимы, отряды палколюбов неоднократно пытались штурмовать ворота, но без толку. Барди всё взвесил и решил: в крайнем случае достаточно накормить Дзога кукурузой. Ради благого дела можно! А там уж он сам всё что можно разнесёт…

Были сформированы две диверсионные группы по двенадцать человек в каждой. Свенсон натаскивал бойцов в часы привалов и перед ночёвкой. По его словам, ребята были крепкие, крутые, настоящий материал для выковки коммандос. По силе и ловкости не уступали членам его голливудского отряда, с которыми он полтора десятка лет назад прибыл в Ландирию. Свенсон верил, что в ближайшем будущем на них можно будет положиться, но пока это были новички, нуждающиеся в серьёзной проверке на поле боя.

Горо провёл две бесплодные, как ему казалось, встречи с Комуналком в присутствии Накося и Малоны. Вникнуть в суть шаманской магии ему не удалось, он психанул и прекратил обмен опытом, особенно ввиду того что сам ничем похвастаться не мог. Старик и не подозревал, что его ученик находится на пороге прозрения и усвоения шаманской техники погружения сознания в «иное состояние».

Накось дерзнул и на другом поприще. Под опекой Малоны он сумел материализовать своё первое угощение. Правда, первый блин вышел даже не комом, а совсем ерундой - есть похлёбку было невозможно. Она получилась кислой и пересоленной, а плавающие в ней кусочки мяса на вкус не отличались от варёного сапога. Малона утешила его, признавшись, что сама стала готовить сносно только лет через пять ежедневной практики.


Войска союзников ступили в узкий пролом в толще гор. Дорога петляла, карабкаясь наверх вдоль стен ущелья, на дне которого пенилась бурная река. Над ней почти постоянно висел клочковатый туман. Пошёл дождь, и горная прохлада сменилась настоящим холодом. Высота над уровнем моря, вероятно, уже превышала три тысячи метров, потому что люди хватали ртом воздух. Дождь сменился снежной крупой. Обутые в сандалии солдаты стали замерзать. Король сожалел о своей непредусмотрительности. Единственное, что он мог сделать, так это приказать нарезать из одеял портянки.

Через каких-то пять-шесть часов люди оказались полностью измотаны. Река на дне пропасти совсем окуталась туманом, только шум её доносился из глубины. Приближалась ночь, а места для бивака всё ещё не находилось. Ночевать на узкой тропе было бы чистым самоубийством. Ладно горцы-палколюбы, те привыкшие, но немало людей Объединённого королевства просто могут не проснуться утром…

Сердце Барди сжималось от страха за провал всей кампании. Очередная петля дороги позволила королю увидеть обоз, он без бинокля различил Малону и детей и совершенно расстроился. Виктюк и Рельс сидели в сёдлах нахохлившиеся, словно воробьи в январе, молодая женщина куталась в скатерть и наверняка дрожала как осенний лист, Горо потонул в мантии, только нос торчал. Дрын прижался к спине своей лошади, пытаясь согреться. Взрослый дракон тащился сзади, и король впервые подумал, что громадному сородичу ужей да ящериц, наверное, совсем нездоровится при таком климате… а если Дзог впадет в спячку?

– Во вляпались! - Свенсон клацнул зубами.

– Ищи подходящее место для привала. И топливо! Нам надо согреть людей,- велел ему Барди.

– Посмотрите туда! - неожиданно вскричал Даго, судорожно поднимая замёрзшую руку. - Конец ущелья! Или подъём кончился.

– Слава протеину! - воскликнул Барди.

Километром ниже за поворотом, по ходу изгиба скалы, виднелась густая зелень леса и раскинувшаяся за ним от подножия хребта необъятная голубая долина, уютно огороженная горными вершинами. В низине смутно различалась река, уходившая к городу. Цель похода зазывно сверкала миниатюрными крупинками белых построек вдали…

Почуяв зелёную траву и тёплый воздух, Буцефал заржал и устремился вперёд. Армия воспрянула духом. Даже самые усталые ускорили шаг, стремясь как можно быстрее вырваться из холодного ада гор на мирные равнины. Это было спасение.

Объединённые войска союзников облюбовали прекрасный луг за лесом, однако Барди велел разбить лагерь под сенью деревьев, опасаясь, что огни костров будут видны издалека. Он всё ещё надеялся на фактор внезапности.

– Рано или поздно армию всё равно увидят,- пожимая плечами, констатировал генерал Даго. - Долина чашевидная, и нас слишком много.

– Поэтому спать ляжем пораньше, а подъём будет в три утра, без труб и криков,- решил король. - Пока не выглянет солнце, надо подготовить пушки, направить их на городские ворота, а ударим мы с первыми лучами. Предупреди офицеров.

На этот раз обошлось без бесед у костра: все слишком вымотались. На шаманов возложили роль будильников. Кроме того, благодаря их присутствию застать войско врасплох было невозможно. Лагерь быстро утих, затоптав костры, и уснул, как один огромный усталый путник. Минут двадцать у дракона урчал живот. Потом и этот звук стих…

В три утра солдат растолкали, и несколько групп предприняли бесшумный марш-бросок к стенам столицы, тихо ожидая сигнала к штурму. Едва выползло солнце, король просигналил артиллеристам. Грянул первый пушечный залп! Ядра пробили бреши в крепких воротах, откололи куски стен около них. В промежутке между первым и вторым залпом послышались вопли и крики, в столице начиналась паника. Новая лавина снарядов обрушилась на ворота, а третий залп сдул появившееся полчище знакомых зомби в полном вооружении, невероятно быстро отреагировавших на канонаду. Четвёртый залп не состоялся - магия алкнафтов испортила порох.

– Накось!!! - взревел король. - Восстановить боеприпасы!

Юноша склонился над пирамидкой.

– Готово,- сказал он ослабевшим голосом.

Пушки дружно выстрелили, засвистели ядра.

– Мушкеты, огонь! - крикнул Барди, и сигнальщики передали его команду отрядам у стены. Они успешно сняли ещё две группы зомби. Казалось, что вот-вот - и на штурм пойдут уже все!

Артиллерия приготовилась к пятому залпу, но… снова тишина.

– Накось!!!

На этот раз молодой маг не просто вспотел, а пережил приступ слабости. Назначенные ему в охрану солдаты подхватили его, не давая выронить пирамидку.

– Я… я не справлюсь…- прохрипел юноша, тряпичной куклой повиснув на руках своих телохранителей. - Чувствую… очень сильное противодействие… Мозги через уши вытекают… и в носу свербит…

– Попробуй, Накось! Заклинаю тебя! Ты спасёшь много жизней и свою тоже!

Студент сглотнул, закрепился на ногах и вонзил взгляд в золотой прибор. Через миг по его телу пробежала волна судорог. Воины рядом держали его крепко и заботливо, по-настоящему понимая, насколько важен сейчас этот нескладный хилый паренёк, над которым они частенько посмеивались. Грянул пятый залп - и юноша потерял сознание, скрюченными пальцами вцепившись в преобразователь…

– Огонь!

Приказ короля остался невыполненным. Барди оглянулся. Солдаты-телохранители пытались привести Накося в чувство, но тщетно.

– Тогда в атаку! - крикнул главнокомандующий и вонзил шпоры в коня, напрочь позабыв о Дзоге, который, ругаясь, как Мандельштейн, галопом последовал за своим безрассудным другом, развивая совершенно нетипичную для дракона скорость по суше. И успел обогнать короля на полпути к воротам.

– Куда полез, дурак коронованный?! Ты о Хельге подумал? Вдовой хочешь её оставить во цвете лет?.. Да уймись же! А бедняжка Малона что будет без тебя делать? Или тебе и на неё наплевать? Дорвался до ратной славы! Ты оглох?!

Охваченный боевой яростью, Барди лишь грозно прорычал в ответ, красиво размахивая мечом.

– Подвинься, твоё величество! - едва не плюнул в него дракон, хвостом отпихивая Буцефала в сторону. - Сначала танки!!!

Если выражаться точнее, то один танк. Но весьма многофункциональный! Можно даже сказать, что вездеход-вертолёт-огнемёт-бронетранспортёр и ракетный крейсер. Первый же лобовой удар был страшен… От ворот не осталось и щепок!

Король и его чешуйчатый друг, вопя, как буйные первоклассники, ворвались в город и… в изумлении стали на главной площади. Пустота! То есть никого, ни одной живой души. Куда исчезли люди, горожане, армия зомби, ведь не могли же они ВСЕ пасть под пушечными ядрами ландрийской артиллерии?!

А сзади уже гудели войска союзников, раздавались боевые кличи, трепыхались знамёна. Барди с Дзогом недоуменно переглянулись и попятились назад. Алкнафты не могли не знать о боевой мощи чужестранцев, о палколюбах и драконе. И у них тоже было своё уникальное оружие. А значит, и возможность подготовить неприятный сюрприз захватчикам… Весь город мог стать одной большой ловушкой!

Выскочивший на коне Барди дал генералам новое указание - рассредоточиться вокруг стен, взяв их в плотное кольцо. Находиться внутри города- значит заведомо подвергать себя гипнозу. А кто знает, сколько пирамидок могут выставить их враги против двух, находящихся у Накося и Горо? Риск слишком велик…

Впрочем, все уже имели некоторое представление об алкнафтах. Ландрийцы дисциплинированно отступили, а вот палколюбы с воем ринулись в город. Они не привыкли бояться чужеземной магии. К захвату вражеского стана подключили шаманов. По большому счёту весь отряд для захвата храма состоял только из них. Ведь это была другая, необычная война… Храм долго искать не пришлось. Он, разумеется, располагался в центре городской площади. Нашим героям оставалось вынужденное бездействие…

Мотопед и его горцы только радовались тишине и безмолвию. Жители столицы исчезли. Не встречая сопротивления, палколюбы рассредоточились по улицам и занялись бесчестным разграблением пустующих жилищ. Барди предвидел это - ничего не поделаешь, право захватчиков. Хотя, честно говоря, не к месту и не ко времени пришёлся этот грабёж…

– Их надо остановить,- высказал свои опасения Свенсон. - У меня дурное предчувствие.

– У меня тоже,- кивнул король. - Где Накось?

– Он за стенами города, Горо пытается привести его в чувство.

– Я без парнишки как без рук,- признался Барди. - Честно говоря, не знаю, что делать. Если мы его потеряем… Ну да ладно, ввязались - будем идти до конца. Даго, палколюбы отказались выполнять мой приказ?

– Все, кроме шаманов, ваше величество. Они люди умные, понимают суть дела, поэтому стоят у храма, взявшись за руки.

– Чуют, где опасность, молодцы,- похвалил Барди. Он спешился, дал знак дракону сидеть на месте, а сам пошёл посмотреть, что происходит.

На миг показалось, что он находится внутри микроволновки, которая вот-вот должна включиться. Он не видел пока ни одного алкнафта, но был уверен, что где-нибудь под землёй, в толстых городских стенах или на чердаках скрываются десятки или даже сотни этих тварей. Странно, подумал он, здесь так тихо… Даже грабителей не слышно.

Шаманы впали в транс. Они стояли полумесяцем, рука в руке, глаза их закатились от напряжения, видны были только белки. Вдруг шаманы разорвали свою цепь, их взорам вернулась ясность. Не издав ни единого звука, толпа колдунов ворвалась в храм Борхатуна! Король осторожно ступил следом…

Как и следовало ожидать, в подземелье при пирамидке состоял свой служитель. Его взяли живым, подняли наверх и бросили к ногам главнокомандующего. Алкнафт выглядел беспомощным, он был даже не в состоянии подняться. Видимо, энергетика колдунов подавила его способности. Барди приказал всем возвращаться в лагерь. Предстояло допросить пленника и разработать план дальнейших действий.


Перед армией Объединённого королевства красовался пустой город, в который нельзя было войти. Солдаты и их командиры находились в смятении. Все понимали, что сейчас было бы глупо расслабляться, и в то же время не знали, что делать, с кем и, самое главное, КАК воевать. Поползли слухи, что рано или поздно алкнафты подвергнут каждого гипнозу, что не стоило вообще приходить в столицу, что горцы так до сих пор и не вернулись… Обстановка складывалась нехорошая.

К радости короля, Накось вскоре пришёл к его палатке своими ногами.

– После обморока во время битвы я очнулся… иным, ваше величество! На меня снизошло озарение, и теперь я знаю, как создавать мыслеформы, не хуже шаманов.

– О, это весьма кстати! - похвалил его Барди. - А то мы тут застряли - ни наступать, ни отступать… Что ещё?

– Я понял, что представлял собой Наблюдатель. Это не живая птица, а воплощённая и видоизменённая мыслеформа, способная копить информацию и передвигаться в пространственных измерениях. Ястреб, которого я создал, является упрощённой версией Наблюдателя… Я уже умею соединять своё сознание с шаманами, я помогал им при захвате пленника, хотя находился на расстоянии.

– Ты уверен в своих новых способностях?

– Полностью.

Барди с удивлением, но и с удовольствием похлопал молодого человека по плечу. И успел заметить, что во взгляде Горо, направленном на ученика, мелькнула неприязнь. Этого ещё не хватало! Старый завистник!

Рок Свенсон притащил пленника. Уродец пришёл в себя и даже попытался укусить спецназовца, но тот отвесил алкнафту лёгкий подзатыльник:

– Не бузить!

Алкнафт то ли понял, то ли убедился, что ничего не может поделать, он просто замер, как жаба в клюве аиста.

– Обыщи его,- попросил Барди. - Видишь, сколько карманов.

Пальцы Свенсона пробежались по бесформенному одеянию коротышки, потом он приподнял штавину алкнафтских шаровар и обнаружил под кривым коленцем блестящий продолговатый предмет, привязанный к уродливой ножке шнурком.

– Дай-ка посмотреть,- протянул руку король.

Предмет представлял собой длинную тонкую призму с золотыми гранями, с обеих концов торчали маленькие параболические чашечки. Талисман был смят в середине.

– Возможно, при помощи этого они испаряются,- предположил король. - Похоже на преобразователь, верно? Он явно поврежден, и урод не сумел удрать вовремя, как остальные… Горо, подай мне свою пирамидку, будь добр, она тебе всё равно не нужна.

– Почему это не нужна? - обиженно надулся маг. - Я через неё бананы делаю!

– Да не насовсем… А ты, Накось, достань свой преобразователь и следи за поведением пленника. Сейчас мы его научим понимать ландрийский. Я ему позволю это сделать, но ты страхуй меня, чтобы гадёныш не воспользовался ситуацией и не отправил меня в тартарары!

– Я начеку, ваше величество! - отрапортовал молодой маг и слегка покраснел, но решительного вида не потерял, уставясь строгим взглядом на пленника.

Король положил пирамидку, взятую у Горо, на колени алкнафта и показал ему на свой рот большим пальцем, затем указательным - на губы уродца. Он надеялся, что жест достаточно красноречив, во всяком случае, в глазах коротышки мелькнуло понимание. И загорелся недобрый огонёк. Накось нахмурился и пригрозил ему кулаком.

Алкнафт стушевался, покорно кивнул и склонился над пирамидкой. Прошло не больше минуты, как пленник поднял голову и произнёс:

– Что тебе надо?

Барди забрал прибор с его колен и сказал с насмешкой:

– Накось, пока пленник сосал знание языка из моего ума, он пробовал сделать мне какую-нибудь гадость?

– Попытался, но я отбил,- ответил юноша. - И при этом нащупал его болевой центр. Если подождёте чуть-чуть, я его сейчас обработаю, чтобы стал покладистее!

– Действуй!

Молодой маг склонился над пирамидкой преобразователя, сосредоточился… и тельце алкнафта внезапно задёргалось, изо рта его пошла пена.

– Готово,- сказал юноша гордо. - Теперь он как дрессированный, воля его сломлена. Можно даже развязать, будет покорным, как овечка.

– Ты его так легко скрутил? - ревниво усомнился старый волшебник.

– Не так уж и легко,- простодушно возразил Накось. - Он сопротивлялся, но без преобразователя ничего не смог. Ещё минута, и очухается, тогда можно допрашивать.

Свенсон восхищённо покачал головой.

– Пришёл в себя,- заявил юноша немного погодя. - Можно начинать.

Барди начал допрос:

– Как вы прибыли в этот мир?

– Перебросились из одного измерения в другое при помощи мегапреобразователя, которым пользуются избранные из моей расы.

– Где он находится?

– Здесь,- послушно ответил уродец.

– Где жители столицы?

– Женщины переправлены в лаборатории, мужчины отключены.

– А палколюбы?

– Кто?

– Проехали. Ты, наверное, не в курсе.

– Я в курсе. Если ты говоришь о разбойниках, которые разбрелись по городу в поисках наживы…

– Да-да, о них.

– Отключены.

– При помощи мегапреобразователя?

– Разумеется. Преобразователь многофункционален.

– Почему вы не тронули всех остальных, кто находился за границей Плацпомойпацана?

– Мегапреобразователь поврежден от выстрела вашего орудия, он потерял мощность, и, кроме того, мужчины не годятся для экспериментального материала…

– Какого материала?

– Несколько веков назад келтоны предприняли сателлитную атаку с целью уничтожения механизма хромосомного деления в клетках алкнафтов. Наш жестокий враг, нуждаясь в свободном жизненном пространстве, подверг нас геноциду. Мы уцелели, но превратились в бесполых существ. Мы отомстим.

– Продолжай.

– С тех пор мы размножались клонированием, однако клонирование с течением времени ведёт к мутации, метода коррекции генетических ошибок нет. Нашу первоначальную ДНК восстановить невозможно, это не по силам даже Верховному килогу. Путь к совершенному алкнафту сложен. Надо сочетать нашу генетику с чужой, сохраняя лишь фенотип, то есть физические качества людей из вашего мира. В то же время надо реставрировать утерянную хромосому, в ней суть необходимого генетического совершенства, присущего нашей расе. Как только мы заполучим искомого мужского индивида, мы скрестим его с обработанными женскими донорами, которые окончательно воспроизведут отвечающий критериям чистой расы материал. Программа связана с большим объёмом экспериментальной работы. Невозможно так скоро наверстать миллионы лет эволюции, даже прилагая преобразователи, потому что нет в наличии нужного прототипа. Рекомбинация генов содержит бесконечное число вариантов… совсем нелегко прийти к совершенству.

– У меня от его тарабарщины все мозги набекрень! - буркнул честный спецназовец. - Может, хватит лекций? Где находится гадючник, как его ликвидировать или, на худой конец, разогнать к чёртовой матери, если невозможно их всех уничтожить,- и дело с концом! А ты, Барт, соловьиных трелей заслушался о генах, рекомбинациях и женских особях!

– Погоди, старина, погоди…- примирительно произнёс Барди. - Нам важно знать побольше о противнике, а не только где его искать… Так, урод паршивый, у вас бывают неудачные опыты?

– Я не урод! Конечно… Это неизбежно.

– И… куда деваете, гм, плоды своих тщетных усилий?

– Бракованный материал подвергается уничтожению.

– Доноры - это женщины, я правильно тебя понял?

– Правильно. Местные самки.

– А бракованный материал… это дети, да? - начал закипать яростью король.

– Если не отвечает стандартам чистой расы,- невозмутимо ответил коротышка,- материал бракуется. Но из каждой опытной серии обычно остается по самцу, с которым исследования продолжаются. К сожалению, приходится ждать его половой зрелости, поэтому мы накапливаем побольше серий, доноры подвергаются осеменению каждый месяц.

– Заткнись! - вскричал Барди. - Руки чешутся застрелить ублюдка! Вы поняли, о чём речь? - обернулся король к остальным. - Эти выродки сгоняют женщин в стада, как скот, меняют им гены в яйцеклетках и заставляют беременеть от модифицированных мужчин, ускоряют развитие плода… а потом убивают рождённых детей! Двадцать пять лет убийств во имя «чистой расы»! Жаль, что келтоны вас не перебили до последнего!

– Насколько я понял,- почесал затылок Свенсон,- келтоны тоже не сахар, одним лыком шиты, сволочи, как и алкнафты. Лишь бы и они сюда не припёрлись… Эти уроды хоть говорят, что намереваются убраться восвояси после своих опытов, а те, как я слышал, «расширяют своё жизненное пространство». Согласись, это хуже…

– А что происходит с роженицами? - задал король очередной вопрос.

– Тоже подлежат ликвидации, заменяются свежим материалом. Если их пустить на волю, местное население взбунтуется. А так они уже привыкли к исчезновению молодых женщин…

– Слышишь, Рок?! - крикнул Барди. - Эти маньяки - самые хладнокровные убийцы в мире! Губят невинных детей и их матерей! Не считая зомбированных мужчин!

– Просто стремятся уцелеть как раса,- подытожил лаконично Свенсон, пожав плечами.

Глядя на него, бывший рыцарь внезапно остыл.

– Тогда пусть занимаются спасением своего вида в другом месте,- глухо сказал он,- а не в нашем мире.

– Вот в этом я с тобой согласен. Давай дальше допрашивай гада!

Король сделал глубокий вдох и повернулся к алкнафту:

– Столько вас тут?

– Около сотни учёных-экспериментаторов.

– Где ваша база?

– В подземельях дворца. Там же находится и мегапреобразователь.

– Где ваш родной мир? - спросил Барди, затаив дыхание.

– Не знаю,- разочаровал его уродец. - Это известно только Верховному килогу и его мандолонам.

– Достаточно,- сказал король. - Вряд ли узнаем от него больше… Что с ним теперь делать?

– Ну… он уже вполне безобиден, - прокашлялся Накось. - Никто, кроме другого алкнафта, не сможет снять блокировку с его сознания. Думаю, что он нам пригодится как источник дополнительной информации и просто как заложник.

Свенсон позвал часовых и объяснил им, как обращаться с узником (или узницей), что уродину надо накормить, но глаз не спускать, а при попытке к бегству пристрелить без жалости. Солдаты кивнули и забрали существо с собой…

Словно награда за исполнение неприятных обязанностей, появилась Малона и проворковала:

– Ужин готов.

22


После ужина пленника допросили ещё раз. С его слов была составлена карта города, расчерчены все подступы к дворцу. Барди пришёл к убеждению, что ставку алкнафтов надо брать сейчас, пока у них неисправен мегапреобразователь, или никогда.

На следующий день первые лучи солнца озарили гигантскую, будто снятую на плёнке пантомиму. Войска «конкистадоров» застыли перед распахнутыми восточными воротами, которые находились ближе к базе алкнафтов. За ночь к воротам стянулись разрозненные отряды зомби. Артиллеристы Объединённого королевства стояли неподвижно наготове с фитилями в руках, жерла пушек глядели на стены. А навстречу врагу грозно вышел сытый старина Дзог…

Барди пожирал глазами горстку шаманов и Нанося, которые с опущенными веками погружались в ведомое только им самим состояние сознания. Зомби то хватались за оружие, то вдруг отступали в растерянности. Дракон тоже то поднимал лапу, готовый раздавить первого бросившегося на него противника, то опускал её. Сознания шаманов и алкнафтов незримо и почти неощутимо давили друг друга мыслеформами в жестокой безмолвной схватке, о напряжении которой посторонние наблюдатели могли лишь догадываться по искажённому лицу Накося, по каплям пота на лбах одних шаманов, по дрожанию рук других.

Большинство воинов знало, что сейчас происходит, и каждый в душе горячо молился за своих магов. Борьба велась за сознание несчастных зомби, от успеха психотронного сражения зависело, как разовьются дальнейшие события - быть ли резне, или в конце концов город встретит заморских пришельцев и их союзников-горцев как избавителей. Король надеялся рассеять опасения своих подданных… лишь бы волшебники справились! Их героические усилия могли сохранить много жизней.

Вдруг перед взором Барди потемнело, накатила липкая противная слабость, он едва удержался в седле, а Буцефал тревожно заржал. Вокруг разнеслись придушенные вопли, часть пушкарей уронила фитили, некоторые даже рухнули наземь или упали на медные тела мортир. Но самое худшее наступило мгновение спустя. Кто-то из шаманов закричал, словно ему всадили нож в живот. А потом…

Потом вся группа магов отозвалась на его крик визгом боли. Волна зла, не видимая глазом, но ох как ощущаемая всем телом, стала валить людей, заставляя их вопить от ужаса и страдания. Психотронная вылазка врага продолжалась несколько страшных секунд, но так же внезапно отступила… Тёмная пелена перед глазами рассасывалась, мышцы обретали послушность, мир вокруг словно опять вернул себе цвета, запахи и мягкие звуки. Светило солнышко, слышался щебет птиц, лязгнул поднятый меч, кто-то закашлялся, кто-то перевёл дух, кто-то рядом шёпотом благодарил святых духов…

Зомби-солдаты смотрели на себя и на товарищей, будто только проснулись. А потом побросали оружие и бросились наутёк.

– Мы успели! - прохрипел Накось, поднимаясь с колен. - Поднырнули под их выпад и дали сдачи! Мы поразили их прямо в центр воли! Может, даже отбили охоту вообще этим заниматься…- добавил немного хвастливо, всё ещё морщась от пережитого.

Король дал знак пехоте и вместе со Свенсоном поскакал по мосту, а впереди, топоча, как целый табун, рысью спешил отчаянный дракон. Они вошли в город, не встречая ни малейшего отпора. Пушкари запрягли мулов, и орудия потянулись вслед за пехотой, отвечая на радостные возгласы солдат грохотом колес лафетов по мостовой.

Войско не двинулось к центру, а потекло лавой вдоль стены, напрямик к дворцу. Скоро авангард разлился по дворцовой площади, занимая позиции для прикрытия разворачивающегося строя стрелков. Специальной группы диверсантов Свенсона вообще не было видно, они передвигались скрытно.

По приказу Барди артиллеристы расположили батареи напротив ворот дворца. Грянул первый залп, брызнули каменные осколки и щепки, ворота исчезли, дым стал рассеиваться перед чёрными проёмами. Но до второго залпа дело не дошло: из клубов дыма появился кривоногий коротышка, который махал белой тряпкой и визгливо орал по-ландрийски:

– Барди, подожди! Барди, не стреляй!

Король поднял руку, артиллеристы застыли, но зато дружно поднялись мушкеты и арбалеты, прицелившиеся в урода, в котором бывший рыцарь узнал своего первого алкнафта.

– Не стреляй, Барди! - пропищал он снова.

– Не он ли отключил нас в подвале первого взятого храма? - мстительно прошипел Свенсон. - Ух, застрелил бы гада!

– Подойди,- холодно сказал король, делая знак алкнафту приблизиться.

– Вы меня не убьёте? - заскулил тот, опасливо сверкая глазками на Свенсона, который постукивал стволом пистолета об левую ладонь.

– Всё от тебя зависит,- сдержанно кивнул Барди. - Смотря что скажешь и как себя поведёшь.

– Барди, я прислан говорить от имени Верховного килога, который призывает тебя быть благоразумным и рассчитывает на твое благородство. Имей в виду, что пока ни он, ни его мандолоны не брались всерьёз за вашу армию…

– Начал ты плохо, с угроз, плохо и кончишь. Я не стреляю по одной причине: интересно, почему вы уверены, что сумеете меня обмануть?

– Это… не обман. Деловое предложение.

– Ого! Ну давай валяй. Итак, что велел передать твой босс?

– Ты можешь стать владельцем всей этой огромной территории при условии, что не помешаешь нам уехать вместе с донорами. Это будет разумно.

– Так называемые доноры - это люди, страдающие без вины! Не пойдёт.

– Они неполноценные. Глупые, глупее даже тебя, не говоря уж о нас. Грязные туземки!

– Если страна моя, то и люди мои. Убирайтесь сами, а туземок я лично пересчитаю! - Не спуская с алкнафта глаз, король обратился к Накосю: - Можешь заглянуть ему в мозги? Чувствую, что-то нехорошее он задумал…

Юноша добросовестно напрягся и только хотел ответить, как приблизившийся вместе со свитой Горо вдруг простёр руку вперёд и громко спросил:

– Барди, что это за штука высовывается из окна?

На короля из бойницы дворца таращилось стеклянное око, напоминающее объектив телескопа, насаженное на конец блестящей трубы. То ли безобидный бинокль, то ли…

Барди повернул голову туда, куда указывал старый маг. Недоумевал король всего мгновение… потом взревел:

– Пушки! Мушкеты! Огонь по башне с труб… …Мир поплыл, словно отражённый во взволнованной водной глади, потом потонул в тумане, а Барди почувствовал себя потерянным, неспособным определить, где лево, где право, где низ, а где верх…

Очнулся он как будто быстро, во всяком случае, всё ещё сидел в седле, не успел свалиться, значит, дурнота продолжалась недолго. Повертел головой. Дзог разлёгся на куче ржавого мусора на фоне замшелых развалин. Свенсон, Накось, Малона и Горо застыли истуканами в сёдлах, приходя в себя. Выглядели все они неважно, словно пристукнутые. Больше никого рядом не было. Буцефал под королём заржал и потянулся губами к хилой травке, растущей из трещин в асфальте. Армия и город исчезли…

– Асфальт,- тупо произнёс вслух Барди. - Асфальт, чёрт его побери!

– Всё-таки нас обманули,- деревянным голосом откликнулся Свенсон.

– О горе мне…- заскулил Горо, выщипывая себе бороду. - Это я виноват, не добрался вовремя! Не проследил, не остановил злодеев!

Барди повернулся к молодому магу:

– Накось, что было на уме у алкнафта?

– Ложь на лжи,- запоздало ответил молодой человек.

– Чему удивляться,- сплюнул в сторону Свенсон. - Не стоило корчить из себя джентльменов! Куда ты смотрел, Барди? Стрелять надо было!

– Просто любопытно стало,- пожал плечами король. - Не каждый день встречаешь представителей чужих цивилизаций.

– Любопытно ему стало! Вон куда нас твое любопытство привело! Ох, и мой грех тут есть,- запричитал маг. - Но всё равно ты виноват больше всех!

– Ты как с королём разговариваешь, дряхлый холоп?! - неожиданно вспылила Малона.

– Чего?! - Старик офонарел. - Да ты его пару дней всего как знаешь! А я - четверть века с ним знаком, и он мне как сын. Хотя такого сыночка врагу не пожелаешь.

– Помолчите вы все! - громко рыкнул Дзог. - Лучше бы разобрались, куда нас нелёгкая занесла. Вон там, на холме, что-то написано…

Все подняли глаза. И увидели огромные, скособоченные буквы:

HOLLYWOO

- Последнюю уже cпёрли,- спокойно отметил Свенсон. - Неужели мы попали в мой мир?!

– Может быть, но здесь всё словно после бомбёжки,- проявил завидную наблюдательность маг. - Видите край недостающей буквы? Она словно сорвалась с опор.

– А пошли проверим,- предложил Барди. Никто не возражал.

Ещё не дойдя до цели, но достаточно разглядев её, все остановились. Упавшая с подпор «D» была не одна - по соседству непонятно с чего вдруг валялась такая же гигантская «L».

– Это… что такое? - сморщил лоб Свенсон. - Голливудл? Но тогда… это не мой мир…- простонал он.

– Нас забросили в подобный Голливуду мир,- уныло предположил Горо. - Великий учитель Дзенга мне как-то рассказывал, что параллельных миров может быть бесконечное множество… Что делать-то будем?

Ответом было дружное молчание.

– Предлагаю пойти вниз по шоссе,- наконец сказал Дзог. - Надо добраться до жилья, лучше до фермы с коровами. А сытому пузу и вздремнуть не в обузу!

– Только брюхом ты и мыслишь,- буркнул старый аферист, но альтернативных предложений не выдвинул.

Зато на драконий аппетит сразу откликнулся Накось:

– Хочешь, сотворю для тебя баранью тушу? Или сразу две?

– Хочу,- остановился Дзог. - Но тогда хотя бы четыре - заморить червячка.

– Не сейчас! - отрубил король. - Всем надо подкрепиться, но первым делом - ориентировка на местности. Пойдём по шоссе, и никаких визитов к коровам!

Дзог вздохнул печально и повёл своих друзей по дороге. Подковы лошадей цокали в тишине. Пейзаж складывался из разрушенных домов без признаков жизни, одичавших садов да бурьяна. Вдалеке виднелись более высокие здания.

– Видите постройку? - подал голос Барди. - Помните студию, склад боеприпасов и возвращение в Ландирию?

– Похоже,- повернул голову дракон. - Остаётся найти вывеску, и все сомнения отпадут. Но тогда почему на холме написано «ГОЛЛИВУДЛ»? Переименовали?

– Весь мир переименовали,- горько вздохнул Горо. - И нам в нём места нет.

– Проверим? - предложил Свенсон.

Не тронутый ржавчиной рельс, по которому катались ролики дверей, свидетельствовал, что ангаром пользуются. Король спрыгнул с седла, обнажил меч и резко толкнул дверь в сторону.

– Не убивайтел! - закричал кто-то из темноты.

– Выходи! - приказал Свенсон, нацелив в неясную фигуру свой пистолет.

Заросший по самые глаза бородой тип выполз на свет с поднятыми руками. Бедолага, вероятно, не мылся целую пятилетку и совсем отощал. Барди узнал его. Незабвенная любовь принцессы Розамунды…

– Сандораг?! Что с тобой? - спросил Барди.

– Сандорагл,- поправил его бомж, трясущийся от страха. - Ял здесьл живул.

– А где Розамунда?

– Нел знаюл такойл,- заявил бородач.

– Хорошо, верю… Что тут случилось?

– Выл чтол, самил нел знаетел? Большаял бедал обошлал всюл планетул. Землетрясениял, извержениял, болезнил, вырождениел растенийл, терминаторыл всякиел! - прошептал бомж и трусливо огляделся по сторонам.

– Нам здесь делать нечего,- заявил Горо, брезгливо отряхивая мантию. - Хочу в нормальный Голливуд. А этой армагеддонной фигни мне и в кино по уши хватало…

– У нас с собой преобразователи! - вдруг вспомнил Накось. - Алкнафты же перемещались из одного места в другое? Почему бы нам не попробовать?

– У нас не те приборы, нужный был у алкнафта, которого изловили шаманы, да и то сломанный,- возразил старый маг, но, возможно, чисто из противоречия.

– Консервную банку можно вскрыть не только открывалкой, но и ножом, мечом, любым подходящим инструментом,- стоял на своём его ученик.

– Стойте,- вмешался Свенсон. - Если парень прав, то нам надо либо вернуться в Плацпомойпацан, на место сражения, либо…

– Я пока не знаю, как перемещаться в столь далёкие друг от друга измерения,- признался Накось. - Но, руководствуясь магическим принципом подобия, мы можем переброситься в НАСТОЯЩИЙ Голливуд из достаточно близкого этого. Если здесь больше делать нечего, то я попрошу всех сосредоточиться и вспомнить тот самый, необходимый вам Голливуд. Я и Малона станем «толкать» ваши мысли, а вы не забудьте нас «вытянуть».

Теперь у них были три золотые пирамидки. Сандораглу велели запереться в своей конуре, нечего смотреть, куда не следует, ещё зацепится следом… Все стали в круг и уставились на приборы, пытаясь представить себе тот самый Голливуд. Мир вокруг поплыл, затуманился и исчез. Накось был прав. По крайней мере, попробовать точно стоило…

Сандорагл долго терпел, выжидая положенное время. Наконец любопытство его достигло крайней точки, он вышел. Никого…

23


– Ха, кого я вижу! - вскричал продюсер Мандельштейн. - Барт Грейди во плоти! Куда потерялся? Месячный запой, что ли? Я уж замену тебе собрался искать! Нехорошо, нехорошо… И выглядишь неважно. Да что у тебя стряслось, Барт? - Толстяк озабоченно разглядывал короля Ландирии. - Ты немного даже будто прибавил в весе… и постарел, чёрт возьми! Вижу, седина в волосах… Оделся как не знаю кто… А это что, кровь?

– Угадал - запой, кутежи, неприятности,- терпеливо подыграл Барди. - Вчера играл Гамлета на спор. Но подробностей уже не помню. Может, и не Гамлета…

– Ты что, сынок, угодил на эту садомазовечеринку к Стефану Кубику?!

– Ах, так это была вечеринка…

– Понятно, видать, попало тебе, дружище! Ну ничего, заживёт, затянется, ничего… - Продюсер пристально поглядел на короля. Причмокнул губами и сказал: - Знаешь, мы с тобой всегда находили общий язык, хотя я и не одобряю твоего гусарства… С тобой дама? Кто такая? Вкус твой остался при тебе, парень! Красавица, загляденье… мексиканка? Беру ее статисткой на первых порах в новый блокбастер «Вздохи в Мехико», съёмки уже идут. Да-да, я понимаю, тебе этого недостаточно, хорошо, дам ей реплики, пускай поговорит в кадре. Кто этот мальчик? Не волнуйся, его устроим тоже. Пусть отметится у Лански, скажет, что я его послал… А битюг этот? Крепкий мужик, фотогеничный, хорошо… По облику просится в вестерн. И хватит с нас! Клинтов всяких там престарелых брать уже не будем… Да, ты что-то хочешь сказать мне? Давай быстро, время - деньги.

– Мой контракт на «Крутое колено». - Барт Грейди подмигнул Накосю. - Ты обещал главную роль и аванс.

– Ах да! - хлопнул себя по лбу господин Мандельштейн. - Да-да… а ну лезь в машину, наличность у меня там. Эти,- кивнул он небрежно на спутников короля,- подождут..

Едва поставив свою замысловатую закорючку, совсем недавно красовавшуюся на указах и законах, Барди попросил продюсера одолжить ему машину, чтобы отвезти друзей к себе домой, на что толстяк опять же необычайно для себя любезно дал согласие.

С Дзогом пришлось временно расстаться, он поскакал в свой хлев категории люкс (по голливудским - не ландрийским стандартам), где его ждали груды бараньих туш.

Пока лимузин ехал, Накось и Малона набирались впечатлений. Барди прекрасно их понимал, Голливуд когда-то и ему представлялся сказочным. Он невольно вспомнил реакцию Розамунды на «чудеса» этого мира.

Войти в особняк оказалось труднее, чем Барди ожидал. Ключи остались во дворце в Сюдасказале (вместе с документами на имя Барта Грейди). Код сигнализации забылся.

– Нам надо войти, но закрыто? - догадался Накось.

– Это и жукам вокруг понятно,- проворчал скисший Горо.

– Тогда почему не воспользоваться приборами? - предложил молодой маг. - Надо только представить себе, что мы находимся внутри дома, а не вне его.

Барди посмотрел на Накося с восхищением - этот молодой человек далеко пойдёт, подумал король.

Потом вдруг всплыло в памяти, что пятнадцать лет назад, уходя, Розамунда демонстративно бросила свои ключи на пол, а он их сунул в первую подвернувшуюся под руку пустую вазу. Гм, странная штука память… Так, с ключами всё в порядке… а сигнализация?

Надо просто вывернуть пробки, и всё тут вырубится вместе с электричеством. А потом звонок в фирму, заявление о неисправности и провалах в памяти. Чики-пуки!

– Предложение Накося принимается. Берите приборы и концентрируйтесь!

Мгновение спустя все очутились на первом этаже, кроме Горо, который ревностно жмурился перед порогом, думая не о чём нужно. Магию алкнафтов не обманешь! Барди вывернул пробки, отпер дверь и пихнул старика в бок:

– Входи, иллюзионист!

Горо вошёл, как все нормальные люди.

– Что-нибудь хочешь? - решил продолжить в полушутливом тоне король.

– Дай сотню баксов…

Барди вырвал листок из блокнота и написал строчку цифр, затем вложил в листок стодолларовую купюру и без звука протянул записку и деньги магу, который даже не поверил, что ему так легко дали деньги.

– А-а-а… Барди, сотни может не хватить…- начал он.

– Постарайся, чтобы хватило. Можешь перекусить здесь у меня и отправляйся в свою контору. Я написал номер моего домашнего телефона, сразу позвони, как доберёшься! Накось, закрепляю тебя за магом, будешь жить у него. Горо, не возражать! Я твой король! Рок, на втором этаже есть комнаты для гостей, ванные, туалеты, выбирай. Малона, следуй за мной, я покажу тебе свою нору…

Экскурсия по дому привела любовницу в восторг. Когда-то давным-давно он водил тем же маршрутом Розамунду и объяснял, зачем нужно это, как включается то. И видел примерно такие же очарованные, широко раскрытые глаза. Значит, судьба…

Тур по особняку закончился, и вместо ответа на вопрос: «Что непонятно?» - Малона бросилась хозяину дома на шею.

– Барди, это мир чудес! - воскликнула она. - Как ты мог его бросить?!

Барди ничего не ответил, только вздохнул. И показал Малоне, как надо спать на современных голливудских кроватях.

24


В итоге бывший король Объединённого королевства, а ныне актёр Барт Грейди вновь занялся кинокарьерой. Не то чтобы мир грёз был его призванием, но в первую очередь за работу в этом мире лично Барту недурно платили.

Свенсон продолжал скрываться в доме друга. От нечего делать он отрастил усы и бороду, изнывая от скуки и досады перед телевизионной стенкой, надеясь найти выход из ситуации, прежде чем сойдёт с ума. Ему по-настоящему не хватало жены и сына…

Горо восстановил клиентуру, объяснив идиотам, которые давали ему деньги за «обереги против злых сил», что после одного тяжёлого сеанса закрытия злых чакр вынужден был поправлять расшатанное «психоастральное» здоровье в санатории. Маг снова открыл счёт в банке, свободное время тратил на прогулки по дорогим магазинам, покупая парфюм, и чувствовал себя на седьмом небе. Накось довольно успешно и в сжатые сроки освоился с обстановкой и стал помогать старому учителю, больше из уважения к его сединам, нежели к самой идее дурачить людям головы. Впрочем, его вмешательство резко снизило процент надувательства в бизнесе Горо, ибо молодой волшебник всерьёз творил НАСТОЯЩИЕ, хотя и скромные чудеса, в которые клиенты Горо и без того верили в принципе.

Дракон появился в телеэфире со своим шоу, меньше чем за две недели оно побило рекорды телерейтингов. Дзог умело пользовался, если не сказать, бессовестно эксплуатировал свою феноменальную память, в которой крылись сведения о политиках, бизнесменах и кинозвёздах, чьими слабостями и заскоками он буквально питался пятнадцать лет назад. Он молниеносно наверстал упущенные новости и скандалы последнего месяца, выяснив, что большинство его «жертв» живы, здоровы и пригодны к осмеянию.

Первым капризная фортуна взяла на прицел Барди. Он получил повестку: Розамунда требовала развода, заседание было назначено на завтра. По окончании съёмок к Барди подошли двое дылд в костюмах, взяли его под мышки и затолкали в машину.

– Федеральный агент Каст Крузильо,- представился один, распахивая удостоверение.

– Федеральный агент Кирк Филиппо,- распахнул удостоверение другой. - Мистер Барт Грейди?

– Я.

– Против вас выдвинуты серьёзные обвинения, мистер Грейди. Двадцать восьмого числа прошлого месяца сего года командир отделения по борьбе с терроризмом Рок Свенсон должен был провести спецоперацию в вашей студии. Он поехал по указанному адресу и с тех пор бесследно исчез. Вместе со всей спецчастью. Очевидцы свидетельствуют, что спецназ в студию вошёл. Но не вышел.

Агенты Крузильо и Филиппо многозначительно уставились тёмными стёклами очков на честное лицо Барди Ландрийского.

– Интересно… я тут при чём?

– Так ведь здание ТОЖЕ исчезло. Вы разве не в курсе?

– Разумеется, в курсе! По этому поводу я уже потрепал себе нервы со страховщиками, которые отказались платить компенсацию! Мол, не отвечают они за паранормальные явления и порождённый ими материальный ущерб! А я с того погорел на полтора миллиона! Минимум!

Агенты не то чтобы подобрели, но прониклись суммой ущерба.

– Почему властям не сообщили? - почти по-дружески вздохнул Филиппо.

– А зачем? Что толку? Разве они поверят?!

– Имя представителя страховой компании помните?

– Откуда мне знать! Я был в шоке! Припёрся какой-то тип, сказал, что вышлет официальное мнение компании, но оно не пришло.

– Темните, Грейди! - посуровели агенты. - Где вы скрывались целый месяц?

– Нервы лечил!

– Название клиники и имя лечащего врача? Барди хмыкнул:

– А на какие шиши стал бы я лечиться у врачей? Пришлось действовать по старинке, как до актёрства… Помогло…

-??

– Путешествие. В одиночку. Назад к природе. Езда, рыбалка, охота, хижина или фургон в глухом лесу. Знаете, рекомендую, если стресс заест. Одиночество, размышления при луне… Год бы сидел так, тишина, благодать… но не выдержал и двух месяцев. И как видите, не зря я сюда вернулся. Преодолел свой крах и снова на взлёте! Планирую дать по этому поводу развёрнутое интервью в журнал «Дебри философии»…

Агенты переглянулись.

– Можете доказать факт своего отшельничества? Свидетели есть?

– Ну… пара белок. Может быть, лось какой мимо проходил. Троих достаточно?

Агенты промолчали, видимо соображая, как с ними связаться.

– Смотрите, Барт Грейди, не вздумайте нас обманывать. ФБР не шутит. Мы проверим каждое ваше слово. Не смейте выезжать из страны.

Король вернулся в свой дом в крайне дурном расположении духа. А там его ждали новые неприятности. В гостиной в хозяйской позе сидела Розамунда, физиономия помидорная, напротив Малона с видом дикой кошки, готовой шипеть и лязгать зубами. Обе молчали. Так молчат две неразорвавшиеся бомбы.

– Ты зачем пришла? - спросил Барди непрошеную гостью, внутренне ужасаясь, какими словами приветствует былую возлюбленную после пятнадцати лет разлуки. Пятнадцати, разумеется, с ЕГО точки зрения. - Меня призвали в суд, завтра там и встретимся.

– Здравствуй… Я хочу поговорить с тобой… наедине. Без надзирательниц!

– Эта тварь нагрянула сюда и заявила, что она твоя жена,- вмешалась Малона. - Милый, сколько у тебя жён?

Барди показалось, что паркет в холле превратился в зыбучие пески. Ну и денёк!

– Розамунда покинула меня по своей воле, она ушла к другому. Так что я чист перед своей совестью…- Барди даже удивился, что не покраснел, произнося слово «совесть». - Розамунда, если желаешь что-то сказать, говори. У меня нет тайн от Малоны. Ну?

Бывшая принцесса подчёркнуто перестала оглядываться на «мексиканку» и заговорила:

– Хорошо, слушай. Я отвожу иск о разводе, потому что хочу дать нашим отношениям второй шанс. Я тебе всё прощаю…

– Второй ШАНС?! - вскочила Малона.

- …прощаю и отмечу, что вкус у тебя хороший, хоть и банальный… Вы, дорогая, разве не можете устроиться у себя дома, в Мексике? - обернулась она к Малоне. - С вашей внешностью… А ты,- тут же повернулась к Барди принцесса,- отчего так… поплохел? Выглядишь на десяток лет старше! Неужели из-за разлуки со мной?

– Я этой сучке сейчас всё порву,- спокойно пообещала Малона. - Никаких вторых шансов. Раньше надо было думать, дура!

– Да,- сказала Розамунда задумчиво,- так я и думала. Девочка лишена элементарного воспитания. Сразу видно происхождение плебейское. Ты, шлюха малолетняя, лучше бы пошла на…

– Минуточку! Успокойтесь! - крикнул Барди, поднимая руки, как судья на ринге. - Розамунда, почему ты передумала разводиться?

– Я совершила ошибку! Сандораг дурак. Малона не удержалась:

– Любимый! Она просто обязана освободить тебя от уз супружества! Я в магазинах с женщинами разговаривала, тут такие законы! Она не должна иметь над тобой никаких прав, потому что я жду от тебя ребёнка, а эта сука яловая!

Барди остался с разинутым ртом, Малона приблизилась, и он обнял её:

– Ты… почему мне ничего не сказала про ребёнка?

– Ты был занят, не хотела тебя отвлекать. У тебя много важных забот. Эй, змеюка! А ну брысь отсюда!

Розамунда хлопнула дверью, на улице завизжали шины её автомобиля.

Барди и Малона стояли в обнимку посреди гостиной. Скрипнула лестница. С верхнего этажа спускался Свенсон. Барди рванулся к выключателю. Свет погас.

– Тихо, тихо! - прошептал Барди. - Иди сюда, нам надо поговорить…

Малона ощупью направилась в кухню, шаги её, хоть и лёгкие, звучали победоносно и гордо. Барди вздохнул и рассказал другу о встрече с Крузильо и Филиппо.

– Ситуация критическая,- отметил Свенсон, выслушав друга. - Прямо скажем, на грани провала. Если рассказать правду, никто нам не поверит, в психушку заберут - и не выкрутишься. Или исследовать начнут на предмет преждевременного старения. Но в конце концов всё равно сунут в психушку…

– Надо спрятать тебя у Горо,- сказал Барди.

– Это разве выход?

– Мне кажется, дед пока вне подозрений. Накось позаботится об остальном. Сейчас я его приведу, и он тебя перебросит прямо к старому стручку… а если федеральные молодчики снова подкатят, наш юный маг знает, что делать… Кроме того, он мне нужен завтра на суде. Рок, ты знаешь, что Малона беременна?

– Понял уже. Ну и… что тебе сказать? Поздравить?

Барди засопел и буркнул:

– Собирай вещи, поедешь в багажнике.

По дороге к Горо бывший король заметил в зеркале слежку. Он сжал зубы. Доехав до дома старого шарлатана, он выскочил из авто, взбежал по ступеням и позвонил. К счастью, открыл Накось, и Барди многозначительно показал ему через плечо на хвост. Юноша сориентировался и без единого слова последовал за королём. Они сели в машину. Барди включил радио погромче и объяснил, что сейчас требуется.

– Проще простого,- отозвался Накось. - Они вообще забудут, зачем едут за нами, и страшно захотят в туалет. Вот, пожалуйста, готово. Свернули в переулок.

Свенсон перебрался на чердак, не выказывая особого удовольствия, но и не жалуясь. Просто все понимали, такая жизнь не может продолжаться долго.

Старый маг был уверен в том, что Барди ежедневно обдумывает варианты возврата в Плацпомойпацан, собирает информацию, анализирует сложившуюся ситуацию, а быть может (и, скорее всего, так и было), его устраивает спокойная жизнь с новой любовницей. Да! Ни тебе жены, ни войны, сказка! Нет, нет, нет. В этом есть своя правда, но Барди не тот человек, который бросит своих людей, друзей и детей на поле брани. Он не такой. Возвращение в древнюю Америку оставалось всего лишь вопросом времени…

Совесть вонзила зубы в душу короля. Властитель, согласно законам Ландирии, может делать всё, но распущенность и нарушение приличий добром не кончается, мораль падает и в государстве. По мнению Барди, именно так страны и народы скатываются к революциям. И вот он сам наломал дров… Разве можно любить двух женщин сразу?

В тот же вечер Барт Грейди повёл свою мексиканку в ресторан. Предстоял сложный разговор, он не знал, что говорить, но женщина заговорила сама:

– Барди… Я рожу сына, который прославится как великий воин, под стать своему отцу. Можешь быть спокоен, я не стану липнуть к тебе подобно Розамунде. О ребёнке узнают только те, кого ты сам решишь поставить в известность. Проблем не будет. Я не хочу вмешиваться в твою законную семью. Когда я встретила тебя, я влюбилась до боли, но знала, на какой риск иду. И я приняла все последствия. Доволен? Тебе достаточно этого объяснения? От тебя я хочу лишь одного: когда ты в моей стране, люби меня. Если, конечно, успеем туда вернуться…

Барди потребовал счёт, оплатил и вывел Малону под руку к подъезду ресторана, где их поджидало такси. Он знал, что нашёл идеальную во всех смыслах женщину…

На следующий день Барди явился на суд в сопровождении двух свидетелей и Накося, получившего точные инструкции, что и как делать. Розамунда на самом деле не только не отменила иск о разводе, но и добавила солидные денежные претензии. Едва началось разбирательство, как молодой маг сотворил нужные мыслеформы. Адвокат принцессы запутался, стал икать и молоть чушь, вызвав неприязненное отношение у судьи.

Барди получил развод. Претензии Розамунды не были удовлетворены, и она выбежала из зала суда побелевшая от злости…

25


И вот наступил вечер, которого опасался старый Горо. Компания собралась у него в особняке. Дзог просунул довольную морду прямо в окно, всем телом находясь на улице.

– Чего нового? - спросил Барди и облокотился на столешницу, как только друзья покончили с ужином. По бокалам разлили виски, текилу, водку, пиво и ананасовый сок. - Какие выводы сделаны?

– Да никаких, - сказал Свенсон уныло. - Сила наших преобразователей невелика, если рискнём перескочить в Плацпомойпацан, скорее всего попадем чёрт знает куда. Ты сам сказал, что для переходов между мирами у алкнафтов имелся прибор помощнее, к тому же под руководством умелого специалиста… Да, мы убедились в силе большого преобразователя на своей шкуре.

– Я совершу самостоятельный переход,- заявил Накось. - Потом вернусь и сообщу вам, как прошёл опыт.

– А если ты совсем пропадёшь? - хмуро усомнился Горо. - Почему не попробовать старую методику: компьютер и моя магия?

Накось молча вынул свой магический прибор, сосредоточился над ним, потом исчез. Но не прошло и трёх минут, как он появился снова. Друзья вздрогнули. Вид у молодого мага был не ахти - одежда рваная, весь в ссадинах и ранах. Он попытался что-то сказать, но не успел, потерял сознание. Свенсон успел подхватить падающего юношу. На лоб студента положили салфетки, смоченные водой. Молодая женщина принялась за промывку ран, к счастью неглубоких. Что же произошло?

– Компресс мужчине не поможет,- заявил Барди и осторожно влил в рот Накося рюмку виски.

Молодой человек причмокнул, поперхнулся, закашлялся и открыл глаза.

– Слава богу,- сказал Свенсон. - Живой. Накось приподнялся и сел, Малона продолжала обрабатывать его царапины.

– Что произошло? - нетерпеливо спросил Барди.

– Дай ему дух перевести! - возмутилась Малона. - Он едва жив!

– Всё в порядке,- пробормотал Накось,- мне лучше.

– Куда ты попал?

– В сумеречный и жуткий мир, который едва ли можно описать без содрогания. На меня напали какие-то отвратительные твари, я еле успел убежать на относительно безопасное место, где смог сосредоточиться и вернуться обратно… Помедли я хоть чуточку, твари бы меня разорвали!

– Плохо дело,- сразу сник Свенсон. - Похоже, на преобразователях мы далеко не уедем, а попадём в самый ад. Раз Накось не справился, куда уж нам-то… Алкнафты здорово нас провели, чтоб им, сволочам, пусто было!

– Не ругайся,- наморщила носик Малона, завершая оказание первой медпомощи.

– Извини,- неохотно буркнул Свенсон.

Король поднялся с дивана, задумчиво прошёлся взад-вперёд.

– Так, ребята, предлагаю объединить обе методики: пирамидки и Горо с ноутбуком. Всё вроде бы есть. Долечивайте Накося, а ты, Горо, будь добр, раз сам вызвался, ищи подходящее заклинание. Я открою вам секрет, друзья. С первой недели нашего пребывания в Голливуде я начал готовиться к этому дню. Если мы сейчас спустимся в бронированный подвал нашего гостеприимного хозяина, то увидим там… Правильно, Рок, отличное современное автоматическое и полуавтоматическое оружие. Но не только. Я собрался взять побольше полезного барахла в дорогу, кто знает, вернёмся ли мы сюда…

Горо всхлипнул. Губы его тряслись, из глаз поскакали слезинки. Уж он-то точно не хотел никуда возвращаться. Хотя знал, что обязан сделать это…

Барди включил компьютер и активировал файл с заглавием «Пребывание в Голливуде», в котором, как в дневнике, описывал день за днём. Затем щёлкнул мышью, выбрав из меню «File» команду «Save As», и набрал новое имя: «Возвращение в Плацпомойпацан». Оставалось только кликнуть «ОК» и… Тактика перехода была немного изменённой, но по существу оставалась прежней. Курсор остановился, не делая последнего шага. Надо было произнести заклинание и заручиться мыслеформами Накося…

– В общем-то я готов,- сказал король. - Как вы?

– Горо, открой свою драгоценную книженцию и читай! - подсказал Свенсон.

Старый маг молчал, глядя в пол.

– Эй, Горо, что с тобой?!

– Я… не стану читать заклинание,- сказал старик, поднимая голову, и все увидели, что он плачет.

– Что?!

– Барди, не сердись, но я все-таки решил остаться… И хочу попрощаться с вами. Накось уже силён в магии, он меня с успехом заменит при чтении любых заклинаний и в качестве советника при дворе. Такова моя воля, Барди Бравый, ваше величество…

– Старина… ты хорошо подумал? - спросил Барди, и ему вдруг стало тяжело говорить, впору было самому расплакаться. - Тут-т у т-тебя нет друзей, ты можешь з-заболеть…

– Знаю, знаю. Мне будет не хватать вас, но я хочу завершить свой земной путь в тепле, уюте и санитарных удобствах, в собственном доме, у телевизора… Мне надоели сражения и лишения, жара и мороз, волнения и тревоги… Я устал, Барди. Покоя хочу. Ты прекрасно обходишься без меня. Накось будет служить тебе верно… Ты понимаешь меня, Барди?

– Понимаю,- дрогнувшим голосом ответил король.

– Кроме того… всё мое золото в сокровищнице Сюдасказала я завещаю королевству. Используй эти средства во благо, обещай мне.

– Обещаю, старина. Мне действительно будет не хватать тебя.

– Ладно уж, хватит слюни распускать, Барди. Я решил и уже не отступлюсь… Накось! Будь здоровым и сильным, мой мальчик. Сейчас ты уже маг в полном праве. Вручаю тебе и заклинательную книгу, ценнее у меня нет для тебя подарка.

– Не могу принять её, учитель… Она слишком дорогая, я недостоин… да и тебе она больше пригодится. Я же её знаю наизусть, ты сам заставлял меня зубрить…

– Слушай,- вмешался Барди. - Действительно, оставь её себе. Мальчик и так всё наизусть помнит.

– Тогда пусть поклянётся Мордолохом, богом магии, что не будет использовать полученные знания и навыки во вред своему королю и его народу!

– Клянусь! - восторженно выкрикнул Накось.

Голова дракона приблизилась к голливудскому шарлатану и осторожно коснулась его плеча.

– Прощай, старик, я тебя не осуждаю. Жаль, не с кем будет ссориться… У нас с тобой это неплохо получалось. Я буду долго помнить тебя. Живи и ты долго и радуйся голливудской жизни и за меня!

– Я тебе желаю ещё детей, Дзог…- сипло промолвил Горо. - Ты прав, в нынешнее время ни с кем невозможно так здорово поругаться, как с тобой. Так ругаться можно только с другом, который… который… знает, что… извини… что всё это ерунда. Я не со зла играл на твоих нервах, Дзог.

– Знаю, старик. Прощай.

– Прощайте все. Прощайте…

Барди держал в руках ноутбук. Все рыдали. Наплакавшись вдоволь, группа отбывающих спустилась в подвал. Горо остался наверху в комнате. Дзогу велели ждать на улице и обещали прихватить с собой, как только начнётся переход. В дом бы он всё равно никак не пролез.

С базукой на плече и держа руку на клавиатуре, король велел Накосю читать заклинание и творить мыслеформы. Дождавшись концовки, он утопил клавишу ENTER. Последовало привычное при переходе ощущение головокружения, а потом весь оружейный склад вывалился в реальность иного мира, прямо перед дворцом в Плацпомойпацане.

Барди выскочил наружу и почти не целясь выстрелил в башенку, прямо в стеклянный глаз прибора алкнафтов, полсекундой позже выстрелил и Свенсон, более хладнокровно взяв мишень на мушку. Реактивные снаряды с визгом вонзились в аппарат врага и взорвались, разнося его и добрую часть дворцового крыла вдребезги.

И лишь затем король огляделся. Сердце у него ёкнуло. Артиллеристы лежали возле пушек с фитилями в руках, они явно не успели поджечь порох. Остальные бойцы валялись как попало, мёртвые или скорее без сознания. Очевидно, алкнафты решили поработить их для пополнения рядов своих воинов-зомби. Хуже всего было дело с шаманами - они корчились в судорогах на плитах площади.

Алкнафты чётко спланировали свой удар, а провокатор, отвлекший внимание завоевателей, всё ещё стоял со своей палкой и нелепой белой тряпкой. Он вздрогнул при появлении бронированного сооружения, хотел спрятаться, но изумление и любопытство сковали его кривые лапки. Свенсон выхватил пистолет и прицелился врагу в лоб. Алкнафт раздумал бежать, но открыл рот, вероятно, чтобы попотчевать их новой порцией лжи.

– Не хочу его слушать, Рок,- сказал Барди. - Стреляй!

Коротышка рухнул с пулей во лбу…

Воцарилась тишина. Сонное войско на площади, беззвучно дёргающиеся шаманы, нависший над площадью дворец, мёртвый и заброшенный. Сражение шло к концу…

– Накось, помоги шаманам! - крикнул король.

Молодой человек выбежал из склада с золотой пирамидкой в ладони, создавая мыслеформы на ходу. Один за другим шаманы палколюбов приходили в себя и объединяли своё сознание в мощный психотронный кулак, исцеляя себя и воинов вокруг. Зашевелились пушкари, стали открывать глаза солдаты, даже мулы завертели хвостами…

– Ложись! - заорал Барди, увидев, как артиллеристы тянут фитили к пушкам, выполняя приказ командира. Здесь с момента его изчезновения прошло несколько мгновений. Сознание их ещё плыло в тумане, но приказ открыть огонь они могли выполнить и спросонья, поздно было кричать и отменять команду.

Грянул залп, бреши от снарядов в стенах дворца стали шире. Запоздало грохнули мушкеты, но тут пришли в себя десятники, которые оценили перемену в обстановке и завопили отбой. Войско поднялось, ощетинилось дулами и мечами, ожидая новых приказов.

Через строй к королю продирался Мотопед, перья на его диадеме были помяты. Палколюб не оставил без внимания склад, сразу тыкнул пальцем.

– Наша добыча,- изрёк Барди. - Моя и Рока. Переведи, Малона!

Мотопед зубасто улыбнулся и пошёл к своим горцам. Барди огляделся и заметил приближающегося Виктюка, а рядом с ним и Рельса. Пареньки улизнули из-под опеки Бино и Загана.

– Отец! - закричал издалека юный принц. - Что случилось? Мне показалось, что ты… исчез!

– Было немного, сынок,- кивнул Барди. - Дай обнять тебя, мой мальчик!

– Э… папа, ты чего? - смутился Виктюк и стал тихонько вырываться из отцовских рук. - Солдаты смотрят, да и сражение ещё не окончилось…

– Да просто так… соскучился я по тебе.

– За пару часов?

– Да, за пару часов.

«Мы могли вообще никогда не увидеться»,- подумал он, но ничего не сказал.

– А Горо где?

– Он… остался… в Голливуде.

– Навсегда?!

– Да. Там он счастлив.

– Жаль, с ним было интересно поболтать.

– Вот на болтовню сейчас времени нет: пора брать штурмом дворец. - Барди! - крикнул Свенсон. - Начинать?

Барди вытащил пистолеты:

– Вперёд! Убивать всех сопротивляющихся! Остальных в плен!

На верхних этажах никого не оказалось, войска Объединённого королевства спустились в подземелья. Здесь они наткнулись на освещённые магическими глобусами тюремные камеры для «доноров». Несчастные женщины ютились в жуткой тесноте, на грязных матрасах. Под ногами чавкали нечистоты, пахло выгребной ямой…

– Выходите, вы свободны,- сказал им Барди, но женщины не поняли его слов. Тогда он приподнял одну из узниц и подтолкнул её. Она покорно пошла вперёд, не проявляя ни радости, ни страха.

– Их сознание поглощено дурными мыслеформами,- сказал Накось. - Их надо освободить не только физически…

– Потом,- оборвал король,- помните, алкнафты опасны! Сперва выведите пленниц и продолжайте захват дворца. Мало ли кто тут ещё окажется…

Завоеватели обнаружили ещё несколько камер с узницами, пока путь им не преградила крепко запертая дверь. Свенсон дал знак своим диверсантам прикрыться и выстрелил из базуки. Бойцы бросились вперёд и очутились в просторном зале, ярко освещённом глобусами. Помещение смахивало на лабораторию: стеллажи и столики с преобразователями, стеклянными банками (в некоторых какие-то жидкости) и совершенно непонятными предметами. В самом дальнем углу жались друг к другу не меньше полусотни колченогих коротышек в белых одеяниях. Они дрожали от страха…

– Чистая раса,- презрительно сплюнул Барди. - Накось, они должны заговорить по-нашему. Например, вон тот с золотой лентой на лбу.

Молодой человек выполнил приказ, и трясущееся существо робко приблизилось к королю.

– Как твое имя? - сурово спросил Барди.

– На вашем языке не произнести. Называйте меня Рилон.

– Ладно, прочь формальности. Сейчас ты прикажешь остальным выйти отсюда. Ясно?

– Да, господин…

– Куда их? - спросил Свенсон. - Я насчитал больше шестидесяти.

– Выводите во двор малыми группами, приставьте по шаману и вооружённую охрану. И ещё раз перепроверьте здесь всё!

Остаток дня и вечер, а затем ночь и утро неистовые палколюбы грабили отвоёванный город. Им не препятствовали. Люди Свенсона лишь аккуратно складировали на повозки всё, что относилось к инопланетной технике, Барди отдал строгие распоряжения на этот счёт. Сам он намеревался тихо прикрыть весь поход, и у него были на то веские причины…

Последней каплей, как это случалось не в первый раз, оказался Дзог. Этот сухопутный сазанчик быстренько навёл справки и приволок в лагерь победителей двух настоящих мохакских драконих. Ладно бы одну! Нет - двух. На вид одна страшнее другой, но отец трёх чешуйчатых детей, ветеран ландрийских войн и звезда голубого экрана заявил, что не в силах больше сдерживать распирающие его желания. И всё это было сказано с неморгающими наглыми глазами в лицо королю.

– Барди! - дыхнул дымом на короля его когтистый друг. - Тебе ли я должен объяснять, что одной самки порой бывает недостаточно.

С того самого дня король решил раз и навсегда разобраться со своими женщинами. Это была непосильная задача, но именно такие и ложатся на плечи властителей. Через пару дней он объявил о возвращении домой…

Малона махала ему вслед платочком. Корабли суровых завоевателей Америки, гружённые дармовым золотом (результат правильного подхода Накося к технологиям алкнафтов!), таяли в необъятной шири океана. Сам Барди Бравый сидел у себя в каюте пьяный и тихо плакал. Он любил свою жену и… не мог выкинуть из сердца прекрасную дочь вождя. Правая рука сама собой нащупала скорострельный пистолет. Бывший рыцарь долго глядел ему в дуло, всё больше и больше понимая, что это единственно достойный выход…

– Ваше величество! - В дверь без стука ворвался встревоженный Накось. - Я был в тонких мирах астрала, там везде расклеены странные объявления!

– Н-н… их в их… на х… ик! - попытался отвертеться король, то ли объясняя, что ему нет до них дела, то ли обозначая адрес, по которому эти «объявления» надо переслать.

– Они гласят: «Барди, помоги! Я в Шоушенке!» Неужели мой учитель в беде?

– Шоушенк? Это же известнейшая тюрьма в Штатах,- мгновенно протрезвел глава Объединённого королевства.

Накось поднял на него полные слёз и надежды глаза…

– Как меня достала эта Америка,- прорычал Барди, думая о том, что проблемы склочного старца никогда не заканчиваются. - Ладно, прибудем в Сюдасказал, разберёмся. А пока пусть сидит, может, хоть в камере поумнеет…

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


Седой индейский вождь Большая Водка улыбался. Зубы и свежее дыхание давно покинули его, однако речи наполняла мудрость, имеющая сходство с тенью от старой пальмы. Неважно, как долго дерево её отбрасывает, главное, в тени измученный странник всегда отдохнёт и выкурит сигарету-другую…

– Присядь, Продолжительный Спазм. Я хочу говорить с тобой.

– Внемлю тебе, учитель.

Старый и молодой сели друг напротив друга.

– Учитель, ты никогда не был так серьёзен.

– Оставь суету, угнетающую дух. Я не желаю тебе зла, мальчик. Пришло время поговорить о женщинах. Итак, знаешь ли ты, что такое скво?..

– Э-э-э, опять двадцать пять, учитель!

- Да.

– А я-то думал, мы послушаем землю, заговорим воду или на худой конец опрыскаем кактусы!

– Глупый. Глупый и недалёкий. Придётся вразумить тебя палкой.

– Нет! Я снова внемлю, учитель.

– Скво для того и нужна, чтобы облегчать жизнь настоящему индейцу. Мне надоело стирать за тобой набедренную повязку и петь колыбельные. С этим прекрасно справится жена. Усвоил?

– Не думал, что так напрягал вас, мой вождь…

– Поверь, скво будет делать это намного лучше.

– А она не помешает нам смотреть на закат?

– Ей будет некогда. Бери копьё, ступай. Я начинаю курить о тебе.

26


Корабль «Авантюрист» появился в узком проливе, осторожно крадучись сквозь зубцы коварных подводных скал, отделяющих его от родной гавани, едва видимой вдали. За ним следовали десять судов флотилии короля Барди Бравого, и в то время как капитан Вар Яг тревожно всматривался в цвет волн за бортом и без устали мерил глубину лагом, его величество занимался не совсем обычным делом. Вот уже битый час в его каюте сидели Накось и алкнафт Рилон, который давал объяснения о предназначении странных предметов, взятых в качестве боевых трофеев.

– Вот это,- указал алкнафт на изящное кружево золотых проволочек, опутавшее плоскую коробочку,- опираясь на ваш опыт, можно назвать морфиумом. Его предназначение - гнать прочь ночные кошмары и вызывать приятные сны, кои необходимы любому живому существу. Требуется только сосредоточиться над устройством, сформулировать соответствующее пожелание, а затем сунуть прибор под подушку. Заснув, получаешь самый лучший сон, который можно желать. Соседний предмет заменяет занятия сексом. Алкнафтам половая любовь в её прямом смысле без надобности. Генетические изменения, поразившие нашу расу вследствие нашествия врагов, стёрли физиологические границы между мужчиной и женщиной. Для активации прибора необходимо сосредоточение…

– Интересно, очень интересно,- отметил Барди. - У вас нет нужных физических органов, но вы тем не менее этим делом занимаетесь?!

– Да, но не плотским соитием, а умственным. До вторжения келтонов всё было иначе, естественнее. Были женщины, были мужчины, и такие, как ваш Горголан, тоже были - мужчины, любящие мужчин. Теперь мы лишены этой природной градации, мы медленно вырождаемся. Но в генетической памяти каждого алкнафта держится воспоминание о его изначальной половой принадлежности.

– Знаешь, надо при случае порекомендовать тебя Стефану Кубику. Думаю, твои внешние данные его заинтересуют. Ведь в них есть всё, если смотреть взглядом художника. Необычность, загадка, явная инопланетность… Если же Кубик не сочтёт тебя достаточно правдоподобным или будет не в духе, можно обратиться к Спилбергу. Я слышал, он хочет снять продолжение «Инопланетянина». Не смотрел? Жаль. Знаешь, это волшебная история про юного доброго алкнафта типа тебя, который упал на матушку-Землю и подружился с ребёнком. Видишь ли, взрослые алкнафты ещё не успели объяснить ему, что дети всего лишь генетический материал. Вот он по дурости решил во всём помогать своему земному другу. Но в конце фильма за потерянным сородичем прилетает корабль… Друзья вынуждены расстаться.

– Какая красивая история!

– Да, весь мир рыдал от умиления,- кивнул Барди. - Пожалуй, на вторую часть Спилберг не решится. Для него она будет слишком кровавой и явно не детской. К кому же мы с тобой пойдём? Знаю, Рилон, мы пойдём к Родригезу. Он схватит эту идею, как бульдог отбивную, и сделает всё по высшему классу! Ты будешь дебютировать в паре с Брюсом Уиллисом и Антонио Бандерасом. Уверяю тебя, Роберт сделает чертовски изысканное месиво. Диалогов по минимуму, музыки по максимуму, правда, учти, ребята могут увлечься процессом, и ты вряд ли уйдёшь живым…

– У-у… э-э…

– А, ладно, чего там! В крайнем случае поедешь в Москву к мультипликаторам. К Гарри Бардину, например. Он мог бы снять мультфильм с твоим участием. Или, как вариант, податься на телевидение, тебя с удовольствием возьмут в рекламу, будешь играть вредную бактерию или кариес. Вариантов масса.

– Не суди нас, король. Мы стали такими не по собственной воле. Мы вынуждены бороться за выживание. Эти приборы были сделаны, чтобы скрасить нашу неполноценность, помочь нам не впасть в беспросветную тоску и пораженчество… Только и всего. А, тебе не понять…

– А это для чего служит? - кивнул король на другую золотую безделушку, занятно выглядевшую из-за узора абстрактных сплетений. Нити сгущались в центре, где, по подозрению Барди, содержался один из таинственных кристаллов алкнафтов.

– О, это устройство сугубо сокровенного и ритуального толка. Концентрируя в него мысль, можно вступить в контакт с духами усопших родственников. Прибор восстанавливает их прежную сущность и возвращает в это измерение пространства-времени. Вызвав однажды, с ними можно разговаривать постоянно. Надо помнить, что за советом следует обращаться только к знакомым и проверенным духам. Часто призывать умерших нельзя: последствия могут быть опасными. Только неотложная нужда заставляет нас идти на риск контакта…

– А в чём дело-то? - насупился король. - В чём риск?

– Если перестараться, можно стать безмозглым идиотом.

– Понятно. Судя по всему, вы, ребята, уже перестарались.

– Не возводи напраслину на тысячелетнюю цивилизацию алкнафтов, землянин! Посмотрел бы я на тебя, окажись ты на нашем месте! - зашипел Рилон.

– Накось, можно ли верить тому, что наговорил нам сегодня господин Рилон? - громко спросил король.

– Он говорил откровенно, ваше величество,- ответил молодой человек. - Спешу сообщить вам, что корабли вошли в гавань. Мы дома!

– Ты прав, остались три непонятные штуковины, но про них мы выясним позже, а сейчас мне пора на мостик.

– Эй, Барди! Ты ещё расскажешь мне про этих людей, Кубика, Спилберга и Родригеза? - спросил алкнафт.

– Если будет время… Можешь обратиться к Дзогу. Он знаком с ними и жуть как любит почесать свой раздвоенный язык.

– Благодарю за информацию.

Накось остался наблюдать за пленником, а король поспешил на палубу. Впереди вырисовывались родные берега Объединённого королевства.

– Полный вперёд! - громко распорядился Барди. И хоть голос его звучал уверенно, в душе царила тревожная растерянность. Предстояла встреча с Хельгой, а её он, как ни верти, страшился. И было с чего…

С другой стороны, опыт подсказывал королю, что супруга, в отличие от Розамунды и Малоны, всегда была эталоном мягкости и деликатности. Вряд ли она вот так сразу, глядя в глаза, что-то в них распознает. А если и распознает, то смолчит. Барди хорошо знал, как она может молчать, и от этого почему-то стало ещё хуже. Теперь, когда их отделяет несколько сотен шагов, теперь, когда они вдыхают один и тот же воздух и очень скоро станут решать общие проблемы, именно теперь совесть готова была вить из культуриста-изменника длинные верёвки и туго переплетать их между собой.

Часовые на суше давно заметили стройный ряд кораблей и посредством системы зеркал передали весть дежурным. Поднявшись на мостик своего флагмана, Барди увидел на пристани не горстки любопытных, а настоящую толпу. Точь-в-точь как в самом начале, при отплытии…

Вот уже стали различаться и отдельные лица.

Вдруг толпа разделилась на две части, пропуская королеву и сопровождающих.

Взгляды мужа и жены встретились. В эту минуту душа короля вернулась домой. Казалось, не труд мореходов, а глаза супругов притягивали друг к другу флот и берег. Кто-то подходил к нему, докладывал, ждал указаний и, не дождавшись, пропадал из поля зрения. Женщина, ниспосланная ему Всевышним, смотрела на него! Король первым ступил на берег своими скороходами-грязетопами.

– Как прошёл твой поход, любимый? Всё ли задуманное выполнил? Доволен результатом или сожалеешь о содеянном? - ласково и с интересом спросила Хельга. Женщины, сопровождавшие её, деликатно отступили.

– Милая Хельга, как много сложных вопросов сразу! - грустно улыбнулся Барди Бравый, обнимая жену за плечи. - Отвечая на каждый из них, можно потратить по три вечера и выпить не один кувшин рогоналевского вина.

– Америку-то покорил?

– Не знаю… Собирался покорять, а пришлось освобождать.

– Вот как. Интересно.

– Я тебе потом расскажу, а сейчас знаешь что?

– Что?

И он крепко, с чувством, поцеловал её.

Встречающие с волнением и нетерпеливо взирали на швартовку, и, как только с кораблей спустили сходни, народ умолк и стал ревниво оглядывать каждого бойца, ступающего на пристань. Первым вышел король, обнял королеву и быстро исчез с нею в карете. Народ не обиделся, хотя пару ласковых слов от своего правителя не мешало бы услышать. Ну да ладно! Полгода без женщины - шутка ли.

Когда на берег сошёл последний воин, из толпы вырвались горькие возгласы тех, чьи близкие не вернулись. Горечь утраты смешалась с радостью встреч. Когда пристань опустела, высадились драконы. Пленного алкнафта, как полагается, вывозили последним. Его уродливое тельце было спрятано под чёрным плащом. Рилона во дворце ждала отдельная комфортабельная темница с тренажёром.

Виктюк, а также Рок и Рельс Свенсоны, покуда Хельга была занята исключительно своим блудным мужем, подверглись атаке ласками со стороны Лины и младших девочек. Описывать такие моменты - дело неблагодарное. А вот Накосю вообще ничего не досталось. Он глупо мялся, топчась с ноги на ногу между двумя счастливыми семьями, его никто не встречал. Парень пережил приступ страшного одиночества. От отчаяния даже захотел утопиться. Потом передумал и весь ушёл в себя.

Наобнимавшись и наплакавшись, Свенсоны, Виктюк и Накось отправились к каретам на приморский бульвар. Возле карет громоздился отремонтированный фургон-рефрижератор - память о первом посещении Голливуда. Здесь суетился Дзог. Надо же, Хельга Прекрасная, самая чуткая из людей, вспомнила о своём драконе. Она, сердечная, разыскала и велела привести в порядок полусгнивший холодильник на колесах. Слава ей и почёт! Дзог открыл фургон и ахнул: он работал и был до отказа набит бараниной. Вот это да! Вот это королева! Барди никогда бы в жизни так не побеспокоился о своём вечно голодном вездеходе-вертолёте-огнемёте-бронетранспортёре. Слава Хельге Прекрасной!

Обливаясь слезами умиления, чудище чуть не размыло, на фиг, всю дорогу. Но заморские жёны быстро «успокоили» его, выступив с требованиями доставить их в хлев для откладки яиц. А тут ещё Оглобля с Граблей прилетели и по привычке начали отцу друг на друга жаловаться.

– Несносные девчонки! - возмутился хвостатый отец. - Я за вас кровь проливал, а ваш братец Дрын, между прочим, в разведку ходил, из торнадо выбирался, а вы - снова здорово! А ну кончай ссориться, ябеды зелёные! Щас как приду в хлев да посмотрю, как вы за порядком следили в моё отсутствие. Будет грязно - на подарки можете не рассчитывать!

Сестрички вмиг заткнулись и улетели в экстренном порядке проводить уборку, о которой, между нами, и думать забыли.

– А ты, сынок,- обратился он к Дрыну наставительным тоном,- начинай привыкать к гражданской жизни. Небось на войне все знания растерял. От уроков не отлынивай, ибо ученье - свет. Особо рьяно посещай занятия иностранными языками, они весьма важны для успеха в жизни… И ещё, Оглоблю и Граблю держи в строгости, видишь, какие они, в мамочку свою пошли. Желаю всем вам всего хорошего, и до скорого. Мне пора размножаться дальше.

Дзог повернулся элегантно - насколько может элегантно развернуть свою тушу хронически объедавшийся несколько недель дракон. Впрочем, хвостом он никого не задел, что и можно было счесть за элегантность. Сначала он полз неуклюже, потом пустился многотонной трусцой - с крыш вокруг посыпалась черепица - и даже успел припустить рысью… Но уже через две сотни своих шагов умудрился-таки подняться в воздух, словно тяжёлый бомбардировщик. Его мохакские супруги разогнались куда резвее. Дрын взмыл ввысь с места, лег на противоположный бате курс, а битком набитые кареты тронулись в стольный град Сюдасказал…

Хельга молча прильнула к плечу мужа и сжала его ладонь. Нечистая совесть Барди снова проступила румянцем. Он старался вышвырнуть из мыслей образ Малоны, усердно разглядывая окрестности. Жене объяснил, что подзабыл красоту родной земли и теперь хочет освежить воспоминания. Виктюк и Мейла перебрались в родительскую карету и сели напротив. Принцесса напевала старинную весёлую песенку о славных победах, храбрых рыцарях и томных красавицах. Она была неподдельно рада возвращению отца и старшего брата. Виктюк, напротив, пригорюнился. Он знал, что теперь ему, Рельсу и Дрыну предстоит навёрстывать упущенное в школе, а это, как понимаете, великое занудство.

– Как тебе далось управление страной? - спросил Барди жену. - Затруднения были?

– Нет,- ответила Хельга. - Подруги мне очень помогли. Я пересортировала весь твой чиновничий корпус, многие руководители ушли в отставку.

– Вот как?

– Ничего особенного, собственно, не случилось. Я провела честный конкурс, к участию в котором привлекла женщин нашего государства. Знаешь, что получилось? Многие женщины оказались гораздо более эффективными служащими, и мужчинам пришлось оставить свои посты.

– О-о! А как же дом и очаг?

– Я тебя умоляю, дорогой! Не рассказывай мне этих сказок. Если я смогла управлять большим государством, если ты сам доверил мне судьбу целой страны, состоящей из множества маленьких государств, то чем хуже другие? Заманта, Миринда и Шпротта справились. Поговори с любой из них, если пожелаешь, и ты поймёшь, что в головах у этих леди не только гречневая каша.

«Надо начать строительство железных дорог,- подумал король, ощутив первый ухаб, нещадно тряхнувший карету. - У нас уже есть паровые машины, наверняка сможем склепать паровоз и вагоны. Нужно сконструировать специальное судно с краном и понтонами, чтобы в случае необходимости доставить в Мохаку тяжёлую технику».

Обдумывать новые планы и проекты оказалось легче, чем воевать с совестью, к тому же это отвлекало от неприятных мыслей о недавних грешках, поэтому король решил отложить личные дела до подходящего случая.

Кареты ехали довольно продолжительное время, прежде чем на горизонте показался внушительный корпус университета, а затем и силуэты остальных столичных построек. Всё тут было родным и знакомым, не грозило засадами алкнафтов и - по крайней мере пока! - не предвещало близких битв. Когда наконец королевский кортеж остановился перед парадным входом дворца, Барди уловил едва ли не губами серый вкус безмятежной скуки, от которой удирал всего полгода назад. Даже Горо с его нескончаемыми склоками и ворчливый дракон показались ему вдруг милее домашнего быта.

– Приглашаю друзей в большой трапезный зал! - обратился Барди к соратникам и подданным, выходя из кареты. - Пошлите за Горголаном, я хочу, чтобы он наладил тренажёры в зале заседаний.

Королевская чета завернула в спальню.

– Сюрприз! - вскричала Хельга, щёлкнула чем-то на стене… и вокруг засиял электрический свет.

– Неужели это не магия? - удивился её муж.

– Учёные университета да оружейные мастера построили водную турбину с генератором, изготовили лампочки. Пока электричество провели лишь во дворец и в университетские аудитории, но предстоит постепенная электрификация всех зданий в Сюдасказале. Ещё, дорогой, мы заложили площадку и начали строить плотину под гидроэлектростанцию.

– Быстро вы… - промямлил Барди почти с завистью.

– Ха! - сказала Хельга с гордостью. - Ты же мне поручил заботиться о королевстве, не так ли? Вот я и заботилась. Сам понимаешь - дом и очаг!

«Горо был прав,- подумал Барди. - Иногда женщины могут действительно удивить. Не иначе как Хельга занималась самообразованием в университетской библиотеке, пока я бродил по джунглям и кувыркался с Малоной…» Он осёкся, не дав себе закончить мысль.

Совесть у королей - явление редкое. Барди мог считаться исключением из правил. Терзаемый душевной бурей, вроде той, что разыгралась у берегов Мохаки, король Барди Бравый не прочь был избавиться от совести, но вырезать её пока не научились ни в одном из миров.

27


Со дня возвращения флота «конкистадоров» в Сюдасказал минуло три месяца. Барди подписал приказ о железных дорогах, с которого началось массовое производство рельсов и шпал. В технической лаборатории Небольшого университета собрали первый паровоз. Модель в половину натуральной величины успешно прошла испытание на полигоне. Машина пыхтела, радуя короля и пугая дремучих холопов.

Барди сутками корпел над картами, уточняя маршруты железнодорожных веток. Вокруг него спорили геодезисты и картографы. Иногда приходилось их разнимать и давать в руки гантели.

Жизнь в королевстве протекала медленнее, чем хотелось его величеству. Размеренность нарушалась раз в неделю, когда собирались участники проекта. Сталевары ссорились с мастерами проката металлов, те в свою очередь точили зубы на кустарей, занявшихся производством болтов, костылей и планок для крепления рельсов, последние же ругали первых, и круг замыкался. Несмотря на скандалы, а бывало, что и благодаря им, план реализации большого железнодорожного проекта оживил всю страну.

Накось после возвращения домой изменился в худшую сторону. Он был забыт, заброшен и никому по-настоящему не нужен. Старика Горо оставили в Голливуде. Виктюк и Рельс ходили в школу, а в свободное время носились с Дрыном по дворцу. Ребята ни разу не вспомнили про юного волшебника, а сам он не хотел навязываться в компанию. В НЕБУХТИ его никто не похвалил. Ректор Небольшого университета отец Карбоний почему-то объявил студенту выговор за длительный прогул и усадил переписывать какой-то бред на трёх сотнях листов. Накось копил обиду. Он понял, что полученные знания умрут вместе с ним, и никто никогда не узнает, на что был способен этот простой сюдасказаловец. Лицо его сделалось надменным, во взгляде всё чаще мерцали злобные огоньки.

Королева Хельга пребывала на седьмом небе от счастья. Супруг при всей своей занятости уделял ей достаточно внимания, причём истинно рыцарское, а не традиционно мужское.

За три месяца случилось три чрезвычайных события, встряхнувших короля. Однажды с площади донеслись звуки плещущих тяжёлых крыльев, а затем дракон Дзог приземлился прямо перед парад - ным входом, подняв пыль и всю сонную стражу, не разобравшуюся, в чём, собственно, дело. Чудище выглядело похудевшим, но глазища светились радостью и торжеством.

– Барди! - взревел дракон, и могучий его голос потряс каменные стены. - Изволь спуститься в мой хлев.

Стражники сопроводили короля в указанное помещение, как ни странно сияющее чистотой. Барди заметил себя в большом хрустальном зеркале, установленном здесь по требованию дракона. В глубине души король был рад встрече с другом.

– Медовый год закончился? - пошутил Барди.

– Какой год… Ещё месяц, и я сдохну! - изрёк дракон, явно кокетничая. - Эти две оказались невоздержанными сексуальными хищницами!

– Но ты справился с честью?

- …но я справился с честью! Каждая снесла по два яйца, так что у нас гарантированных четыре дракона. Приглашаю тебя стать их крёстным отцом. Затруднило меня лишь сооружение гнезда… Признаться честно, отвык я от этого запашка…

– А ты чего у Горголана не попросил навозу?

– Я бы рад, да жёнушки… Короче, обе заявили, что гнездо - это вопрос чести и нельзя лепить его из чужого навоза. Только свой собственный! Меня до прошлого воскресенья тошнило, потом привык. В жизни ко всему привыкаешь, ведь верно? Навозное гнездо зреет, гниение излучает тепло… на днях драконята должны вылупиться. Ты найдёшь для них места в детском садике «Крепыш», Барди? - спросил Дзог с робкой надеждой. - Это же мои детки. Ты как на это смотришь?

– Что за вопрос! Конечно, только положительно! Разумеется, мы примем их и в детский сад, и в школу! Ты же мой друг. Тебе всё дозволено, и всё к твоим услугам.

– Кто бы мог подумать! А сам когда-то хотел меня погубить за руку вшивой Розамунды…

– Ладно, не выделывайся!

– Барди, я немного издёрган. Мои дурнушки неё время предъявляют претензии. По одной золотой цепи им мало, видите ли, мало и по две. Я золото из Голливуда для них, что ли, таскал? А ты почему рефрижератор не поддерживаешь в заполненном состоянии?

– На фиг тебе рефрижератор, тебе свежее мясо подают. Да и занят я. Дорогу строю железную.

– Принимаю твое оправдание и готов простить, по всё же тушка-другая про запас никогда лишней не бывает. Зачатие четырёх драконов требует повышенного расхода энергии.

– Извини, если обидел. Тебе, уважаемый производитель, нужно отдохнуть.

– Наконец-то слышу мудрые слова, рыцарь! Ступай к своим паровозикам, а я похраплю. Обещаю блюсти правила пожарной безопасности.


Барди покинул хлев Дзога и отправился к себе в кабинет. Распахнул дверь и раскрыл рот от удивления. В кресле напротив сидел… Горо! Дед был лысый, весь в татуировках, в чёрной вязаной шапочке, а тело… О! Горголан наверняка оценит произошедшие с этим телом изменения… Разумеется, оно было в наколках, но главное - в мускулах. Впервые на теле сезонного королевского советника появились мускулы. Из одежды кроме шапочки джинсы и на ногах кроссовки. На шее цепь с медальоном. Короче говоря, американский вор в законе, гангстер… Что творит с людьми Шоушенк!

Горо икнул.

– Барди, брат мой, я снова здесь, чтоб я сдох в карцере!

– Э-э… а ты ведь вроде в тюрьму попал? Кто слал Накосю послания, типа помогите, я в Шоушенке?!

– Ну я! А ты, можно подумать, так и ринулся меня оттуда вытаскивать?! Да ладно, кто старое помянет… Откинулся я… Просто надо немного отсидеться на стороне.

– Ты что, освободился и снова чего-то там напортачил? Продал «Двадцатый век Фокс» узбекам?

– Увы! Все мои сбережения остались в Калифорнии. Здесь я последний нищий, без золота и самоцветов, с десятью долларами в кармане, которыми у вас можно лишь бабок дурить… Ну к кому я пойду? Кому я нужен? Накосю да тебе. А там,- он неопределённо качнул затылком,- там сейчас опасно. Слишком опасно…

– Что с твоей внешностью?

– Шоушенк, брат мой, это всё Шоушенк. Надо было завоёвывать авторитет, держать масть, сам понимаешь. Прикид - дело поправимое. Ты же не выгонишь бедолагу на улицу, правда?

Несмотря на великое множество недостатков, коими кишел Горо, за несколько месяцев Барди по-настоящему соскучился по незадачливому магу.

– Давай выкладывай, что у тебя за беда стряслась,- приготовился слушать Барди. - С волшебством небось переборщил?

– Вроде как да… На этот раз я сотворил заклинание для защиты от конкурентов. И как только дело пошло, некоторые пройдохи из Голливуда стали предлагать те же самые услуги! Представляешь? А когда их справедливо сцапала полиция, они перевели стрелки на мой офис. Меня грязно подставили!

– Этого следовало ожидать. Ладно, а как ты сюда без компьютера влез? Неужели книга помогла?

– Уповаю только на нее, родимую.

– Хм… В любом случае я искренне рад твоему новому возвращению. Твое золото, завещанное государству, мы не расходовали, можешь пользоваться им как своим. Обойдёмся как-нибудь без него.

– Отлично! Куда ты меня поселишь?

– К тебе же. Правда, я всё подумывал поселить в твой коттедж Накося, но мы его чего-то потеряли из виду в последнее время. Он наверняка снова занялся науками.

– Зря. Таких людей, как Накось, надо всегда держать рядом. В нём сокрыта великая сила. Признаться честно, я его побаиваюсь и, наверное, поэтому не стал просить оставить его в Голливуде. Уверен, вместе мы бы натворили там дел. И денег собрали бы, и конкурентов обезвредили, и в лапы полиции не дались. Знай, мой дорогой друг, если в будущем у парня возобладают амбиции, вспыхнет жажда власти, не совладать тебе с ним. У него же мысли какие-то чокнутые! Если разойдётся, его не остановить! Он в тебя гипнозом бац - и в зомби превратит, будешь ходить, как те несчастные рабы алкнафтов в Америке. Зачарует какой-нибудь мыслеформой, станешь слаб, беспомощен, покорен и… и… вообще жуть! Дай этому выскочке время, он такое сотворит, помяни мое слово! Не забывай о нём.

– Хочешь, прикажу разыскать его немедленно?

– Уж будь так любезен.

Король вызвал стражу и послал вестового за молодым волшебником. Через некоторое время пришёл Накось. Да так и застыл на пороге, заметив Горо, и раскрыл рот от удивления.

– Вы? - Он изменился в лице, но быстро взял себя в руки, изображая радость от встречи.

– Накось,- холодно произнёс Горо,- ты отправляешься со мной в мой коттедж. Я решил продолжить твоё обучение.

Накось побелел, он отчаянно боролся с собой.

– Вам со мной не равняться,- сумрачно изрёк он. - Никто другой не обладает моими способностями и не добился того, чего добился я.

– Слыхал, Барди? Нам с ним не равняться! Способности! Я не спорю, но кое-кто клялся самим Мордолохом. Не пристало отроку впадать в гордыню, ибо, как говорили древние… Э-э-э, щас скажу точно… Торрент треккер сид виджетум, что буквально означает: не люби славу, а люби истину.

– Учитель, я не то имел в виду… Просто отец Карбоний, хм, нагрузил меня своими поручениями, я живу сейчас у него на кухне, переписываю его великую «Историю университета».

– Что? Выскочка Карбоний опередил меня?! - Горо аж подпрыгнул от этой новости, звеня медальоном. - Это я должен был написать «Историю университета», ибо университет - моё детище, правда ведь, Барди?!

– Торрент треккер сид виджетум,- улыбаясь, отозвался король.

– Куда мне перебраться? - смиренно спросил студент.

– Понятия не имею! - в горячке ответил старый маг. - Есть свободная койка в Шоушенке! Могу походатайствовать.

– Эй, советник, успокойся. Давай сделаем, как договорились. Ты берёшь Накося на воспитание, и вы оба с вещами отправляетесь в коттедж. Хорошо?

– Ступай, отрок,- приказал маг. - Я буду позже.

Накось кивнул и вышел хмурый, с плотно сжатыми губами.

– Во! Видел, Барди? Что я тебе только что говорил, а? Этот сопляк возгордился! Видал, глазками как зыркает! Немедленно прими меры! Теперь он и мне попытается навредить, я ж теперь не усну с ним в одном доме…

– В чём-то ты прав, старина… И какие меры предлагаешь?

– Я уже предложил.

– Не слишком ли ты жесток? До сих пор Накось приносил только пользу. И плохого за ним не числится.

– До сих пор? Это ты правильно подметил - до СИХ пор. Но сколь ещё эта пора продлится? Вспомни, какой он остолоп был, когда я его привел на корабль. Но вот он научился многому, зазнался, люди-то меняются, особенно если чувствуют свою силу. А он себя мнит очень могучим! Нос задрал неимоверно. Не без оснований, конечно, да только…

– Горо, перестань каркать. Иди отдохни, страви свою жёлчь.

– Я-то стравить стравлю, а ты вот - подумай. Крепко подумай! - посоветовал старый маг, уходя прочь.

Через пару дней он жутко поругался с Дзогом.


Третьим значимым событием стала весть о прибытии «Самомнения Сандорага» - корабля, оставленного Барди на рейде возле берегов Мохаки. Прошло несколько часов, прежде чем капитан этого корабля Джек Пин Гвин прибыл во дворец и попросил аудиенции. Едва мореход вошёл в кабинет, сердце его величества невольно ёкнуло.

– Докладывай! - велел он, пока капитан, вытянувшись, отдавал честь.

– С чего прикажете начать, ваше величество?

– Начни с обустройства гарнизонов.

– С гарнизонами всё в порядке. Но некоторые бойцы женились на местных девушках.

– Это не беда. Даже лучше, хоть о родине тосковать не станут. Да и мохакцев приобщат к обычаям Объединённого королевства… Продолжай. Как там Мотопед? Велел что-нибудь передать? Привет хотя бы?

– Как вам сказать, ваше величество… - замялся в смущении капитан. - Он лично доложил мне, что не совсем доволен управлением вице-королевы Малоны. Жаловался, что от неё не пришла ожидаемая дань с завоёванных городов. Снабжение съестными припасами тоже кажется ему недостаточным. Опасается, что племена палколюбов бунтовать начнут, не получив обещанного…

Король нахмурился. Он не ожидал таких проблем за океаном. С Малоной вообще не было проблем, странно…

– А Малона сама что говорит? Что она передала для меня?

– Заявила, что всегда к вашим услугам и желает всего наилучшего! Позвольте напрямик…

– Ну?

– Моё личное мнение, ваше величество, таково: Малона с каждым днём меняется, причём не в лучшую сторону. По отношению к окружающим она становится всё наглее и деспотичнее, бойцы сплошь да рядом жалуются. Сначала потребовала от Мотопеда сотню лучших воинов и десяток шаманов. Мило попросила, чего уж душой кривить, даров щедрых надавала… Однако затем обманула его с распределением налогов в пользу палколюбов. А предоставленных людей она подкупила привилегиями и сделала из них себе настоящую гвардию. Наших среди гвардейцев почти нет. Поговаривают, без доказательств пока, но вряд ли просто лгут, что она вступила в сговор с пленными алкнафтами. Мне очень жаль, что пришлось принести вам столь нехорошие вести, ваше величество…

На лицо главнокомандующего пала тень.

– Ступай,- нахмурил он брови. - Будь готов, возможно, завтра мы с тобой ещё раз поговорим об обстановке в Америке… А сейчас отдохни и порадуй семью…

– Так точно, ваше величество! Есть, порадовать семью! - отдал честь капитан Пин Гвин и вышел строевым шагом.

Барди несколько мгновений размышлял. Потом резко поднялся и крикнул часовым:

– Стража! Разыскать и привести ко мне Горо, немедленно! - но тут же предусмотрительно добавил: - Да не волоките его, как преступника… Просто пригласите, только пусть поторопится! Очень поторопится!

Скоро притопал старый маг. Физиономия у него была сонная, он с трудом сдерживал зевоту и тёр глаза. Надо отметить, что одежду дед всё-таки сменил на традиционную. Барди указал на стул и налил бокал вина.

– Чего позвал? - сварливо осведомился Горо. - Странная привычка тягать больных людей по любому никчёмному поводу.

– Ты спал? Ну извини. Каюсь.

Маг лишь сурово промолчал в ответ. Подыскал подходящий диванчик и плюхнулся на него, скрипя суставами.

– Вредно дрыхнуть круглые сутки.

– А что ещё нужно в моём возрасте? Разве не дрыхнуть? - возразил обиженный голос. - Говори давай, зачем позвал. Без меня никак не управишься?

Король пересказал старику доклад капитана. Сонливость с ворчуна как ветром сдуло.

– Худо, худо, худо,- отозвался советник и крепко задумался. - Следует ли твой вызов понимать так, что тебе от меня нужен дельный совет?

– Да! Ты, между прочим, большой вельможа в этом государстве и конкретно в этом городе.

– Был, был, был, но подал в отставку, а ты меня по возвращении из тюряги так и не переназначил. Жалованья не пожаловал, приказ не издал, письменно не уведомил…

Старик пустил слезу в подушку.

– Горо, кончай паясничать! Ещё не хватало слышать от тебя о юридических заморочках. Знаешь, что всё будет в лучшем виде. Можем тебе секретаршу подобрать, девку породистую, с голубыми, нет, лучше с зелёными глазками. Можем две секретарши, карету длинную на восьми осях с разноцветными шариками. Попроси только! Короче, если есть у тебя соображения по этим вопросам с Америкой, говори. А коли нет, валяй досыпать, пень дремучий! И так нервы на пределе…

Лицо старика ещё больше сморщилось и стало похожим уже не на печёное яблоко, а на помесь сморчка с дряхлой картофелиной.

– Ты её ещё любишь? - спросил он внезапно. - Любишь Малону?

– Ну-у-у… - запнулся Барди. - Вероятно… да.

– Миленькое дельце. Не будь этой привязанности, я бы дал тебе совет.

– И что бы ты сказал, не будь этой привязанности?

– Плыть в Америку. Гвардию предательницы разогнать, а саму смутьянку в кутузку… Если тюрем нет - построить. Поэтажный план Шоушенка я помню в деталях. Эх, бабы, бабы. А ты говоришь мне о каких-то секретаршах. Самый надёжный друг мужчины - это он сам, в крайнем случае собака, лучше немецкая овчарка. А ты о секретаршах…

– А как же Хельга! Я, между прочим, к тебе прислушивался, когда оставлял её наместницей.

– Правильно. Только не надо равнять брак и блуд, жену и любовницу, мой невинный ангелок. Думаешь, я против заиметь любовницу или две? Честно говоря, это было бы неплохо. В идеальной ситуации да. Но что в конечном счёте нужно любовнице? Любовь? Нет, брат мой, не любовь.

– Больно ты хорошо в этом деле разбираешься…

– А ты думал! Разбираюсь. Не всегда я выглядел, как удивлённая обезьяна,- разоткровенничался Горо. - В молодости, помню, отбоя от баб не было! Как мухи на мёд летели. А я - стройный, красивый, молодой!

– Мухи не только на мёд слетаются,- уныло съехидничал Барди.

– Постыдись! Уважай мои седины, отрок!

– Ладно, извини, каюсь, грешен. Давай-ка вернёмся к основной теме. Есть другая идея, кроме карателей и темниц?

– Есть. Но не отвечаю за её эффективность. Вышли за океан уполномоченного. Пусть официально донесёт до неё твою волю, что, мол, если ты, Малона, не угомонишься немедленно, не осознаешь, что спасение твоё токмо в смирении и покаянии, посадим на кол тебя, и дело с концом. Малона тогда, может, и образумится, но может статься совсем наоборот. Прикажи ей уладить отношения с Мотопедом, пускай прощения у него просит, дары всякие преподносит, не жалко. Прикажи отказаться от воинства. Назначь своих людей в её личную гвардию, да чтобы стойких, в смысле непадких на хитрости да нежности. А провалится дело - сам поплывёшь. Сам Мотопеда задобришь. Короче, проще сразу плыть всем флотом, чего время да деньги зря разбазаривать? Плыви, Барди, плыви! Не хочешь? Зря! Тогда посылай уполномоченного. И пусть везёт с собой лошадей. Так быстрее до Плацпомойпацана доберётся.

Король вздохнул с облегчением, совет Горо поручить дело посланцу устраивал его в полной мере.

– Спасибо тебе! - от души поклонился он. - Твои советы всегда были полезнее твоих заклинаний.

– Если подумать, и от них была немалая польза, даже если случалась заминка-другая. Без моих чар ты никогда бы не увидел иных миров и не справился бы с нашествием чёрных рыцарей. Думаю, ты и так это знаешь. Могу я удалиться и выспаться по-человечески?

– Занимайся чем угодно, ты свой месячный оклад отработал,- признал Барди и подумал, что неплохо было бы нахвататься свежих идей и у Дзога.

Впрочем, дракон сам призвал короля к себе, завопив громогласно (да так, что треснула пара дворцовых окон) с площади:

– Барди, выходи! С меня причитается!! Сегодня вылупились мои очередные детки!!! Пойдём в хлев,- сказал он нормальным, то есть неоглушительным, тоном, когда король вышел на крыльцо. - Я виски приволок. Из собственных неприкосновенных запасов. Берёг для подходящего случая специально для тебя.

– Виски?

– Ну да. Запрятал пару ящиков под тушами в фургоне. У меня тоже есть свои маленькие секреты.

– А зачем ты вообще алкоголь брал? Вы же, драконы, не употребляете!

– Не употребляем. Я за свою жизнь ни одного хмельного дракона не видел. Не нравится нам, вот и всё. А зачем… да для тебя, например! Или помянуть Горо, скажем. Полагаю, ему немного осталось. Вот ящичек пригодится.

– Ну-ну! Шуточки у тебя…

– Да ладно… ты же знаешь, я не всерьёз. Мы его и заранее помянем с его же участием, правда?

Болтая, они вошли в хлев.

– Виски у зеркала,- кивнул в полумраке Дзог. - Я сейчас окошко открою, чтобы не сидеть в потёмках…

Окошко дракон специально заказал, предвидя гостей человеческой породы. Сам любил темноту по природному естеству своему - не зря драконы живут в пещерах.

– Прости, про стаканы я забыл,- проворчал ящер. - Есть тазик, а хочешь, пей из горлышка.

– Не привыкать! - кивнул Барди, откупорив бутылку. - Ну, за событие! Ух ты… Совсем недурно…- констатировал он после солидного глотка, успев не закашляться.

– Выдержанное,- важно ответил Дзог и проглотил сразу полбарана. Огромный желудок дракона заурчал, как стиральная машина. - А знаешь, мне тут идея клёвая в голову стукнула! - поделился дракон, не переставая жевать. - Ты же не передумал быть драконятам крёстным отцом? Так вот, у тебя затруднения с названиями кораблей были, так я малышам имена сам придумал - за тебя. Доволен?

– Ты настоящий друг,- ответил король прочувствованно и снова приложился к бутылке.

– Нет, ты, если что-то сам надумал, не беспокойся. Дадим другие имена, или одни будут основными, другие вторыми или запасными! Хочешь сам - пожалуйста! Я все приму. Нужно только, чтобы два были для мальчиков, а два - для девочек. Ага?

– Ага… подумаю… - рассеянно ответил Барди.

– А как там ведёт себя наш дряхлый комик, этот обмылок киноэпохи? - спросил Дзог. - Мы с ним недавно погавкались, так он и носу кривого не кажет. Чем больше стареет, тем вреднее и упрямее становится.

– Он мне очень дельный совет дал,- поделился Барди, немного протрезвев, и выложил дракону вести о неурядицах с Малоной. - Горо ещё и в нашем Накосе усомнился,- продолжил король с недовольным видом. - Уверен, что у парня рано или поздно к власти тяга объявится. В тюрьму его засадить предложил на всякий случай. Но я не могу на такое решиться. Накось нам здорово подсобил в Америке. Если бы не он, мы могли не вернуться…

– Да-а-а… Буза с Малоной - это плохо. Нелегко тебе придётся. Правильно решил уполномоченного посылать. Тебя она охмурит, дело нехитрое. Что касается Накося - я за ним присмотрю. Если хоть шажок неверный сделает, лично с ним разделаюсь. Нас, драконов, гипнозом не возьмёшь и мыслеформами не обманешь. Если надо, в расход пошлём, я ради тебя лично его проглочу. Не против? Барди, да я за тебя что хошь сделаю! На любую жертву пойду! Даже рискуя подавиться.

– Пусть живёт и здравствует. Если в Америку поплывём - а я этого не исключаю,- он пригодится. Станет зазнаваться - вмиг остепеним. Так что…- Хмель снова ударил в голову, король глуповато усмехнулся и погрозил неизвестно кому пальцем.

– Твоё дело,- ответил безразлично дракон и сжал клыки на другой половине туши.

Они ещё поболтали немного, чудище съело барана, а Барди опустошил бутылку до середины. С места поднялся, качаясь.

– Да пошёл я! - сказал он в шутку. - Державные дела, извини.

– Да катись! - в тон проворчал Дзог и цапнул новую тушку. - Раз тебе дела важнее дружбы.

Король прихватил бутылку, покинул хлев и направился во дворец. Свежий воздух немного прояснил ему голову. После краткого раздумья Барди направился в покои, занятые временно Свенсоном, который только-только собирался отбыть в Ландирию. Ветеран спецподразделений ФБР встретил его на пороге и жестом пригласил войти.

– Ты, я вижу, выпить принёс. Штука хорошая! - ухмыльнулся Свенсон. - Какое дело мы сейчас разопьём?

– Мелкие заботы. Всего их три: одна так себе, две поважнее,- поведал Барди, усаживаясь за стол. Свенсон принёс стаканы, забрал бутылку и разлил поровну. - Дзог меня пригласил в крёстные отцы своим дракончикам. Два самца и две самочки. Не могу придумать им имена. Идея есть? Ты мне однажды уже помог окрестить наши корабли, может, что-нибудь придумаешь, а?

– Проще простого. Обратимся к мифологии. Пацанам хвостатым подарим имена Аполлон и Парис, а девчатам чешуйчатым - Артемида и Диана. Делов-то! Считай, решили.

– По-моему, имена богов, богинь и любимчиков небожителей следует давать собакам или людям невероятной красоты и высочайшего статуса. А драконы, они ж такие неказистые…

– А это как посмотреть. Нет ничего краше летящего дракона, уж поверь. Кроме того, тут никто не знаком с голливудскими преданиями, и имена не будут связывать с красавцами и Красавицами,- убеждённо парировал Свенсон, ставя пустой стакан на стол. - Плохо, льда нету. Что за виски без кусочков льда! Надо твоим мудрецам поручить холодильник изобрести, с морозильной камерой.

– Да ладно…

– Не для виски даже, а вообще холодильник нужен, не спорь со мной. Это не предмет роскоши, а средство… сохранения пищи. Дзог первым это понял, а ты говоришь «соба-аки»!

Король подумал, представил себе компрессор, электродвигатель - тот же генератор по сути - и вправду, за чем дело-то стало?

– Что там за другие заботы? - спросил Свенсон, наполнив по второму стакану.

Барди рассказал о докладе капитана Пина Гвина, описавшего проделки Малоны, и почти без перехода вывалил сомнения Горо в лояльности Нанося. Потом глотнул и довесил повествование цитированием советов мага.

– Да это уже не заботы, а напасть самая настоящая. - Свенсон помрачнел. - Действительно, с Малоной лучше издалека. Ей тебя сломать ничего не стоит. Плюнуть и растереть…

– Да вы сговорились, что ли! - вскочил Барди, но ветеран спецназа его осадил:

– Хватит, спокойно, правда не всегда сладкая. Что до Накося… Тревожно мне за него. От спеси до дури совсем близко… С ним надо бы поаккуратнее. Как бы чего не натворотил, нам же расхлёбывать.

Бутылка покатилась по полу. Оба друга вытрясли последние капли с донышка и расстались.

Немного покачиваясь, король вернулся к себе в кабинет. В коридоре наткнулся на очередь ожидающих деловой аудиенции людей. Едва сдержав досаду, он протиснулся мимо них и обречённо вызвал первого.

Делать нечего - снова надо выслушивать и решать чужие проблемы. На то он и король…

28


Крестины драконят состоялись неделю спустя. Барди Бравый велел доставить новорождённых на карете в стольный град Сюдасказал, а самки сами прилетели на дворцовую площадь. За неимением подходящего помещения, церемонию провели в хлеву Дзога, который растрогался неимоверно и поделился ещё парой бутылок виски из своих секретных заначек. Хельга, Мейла, Свенсон, Лина и Инге приняли участие в торжестве, присоединились к празднику и Горо с Накосем. Королева всё никак не могла расстаться с кузиной, потому семья бывшего антитеррориста по-прежнему находилась в столице, в который раз отложив возвращение в Ландирию.

Хлев оказался немного тесноват для собравшихся в нём людей и драконов. Четверо виновников торжества выглядели очень смущёнными суетой вокруг себя, но, понимая врождённым чутьём, что происходит, держались терпеливо и пристойно. Правда, они ещё не выучились говорить по-ландрийски, но лиха беда начало. Барди произнёс речь и дал имена драконятам, после чего начался пир: драконы до отвала наелись мяса, а люди принялись за пряники, запивая их подарком счастливого папаши Дзога.

– Какой милый праздник! - заметила Хельга. - Давно мы не собирались вместе, дорогие друзья… Мейла, тебе ещё рано виски! Дорогой, имена драконят звучат очень красиво и необычно. Это ты их придумал?

– Нет, это имена богов из другого мира,- признался Барди. - Идея принадлежит Року. Так же как и названия кораблей нашего флота.

– Молодец, Рок! - повернулась королева. - Талантище!

– И я так думаю,- поддержала Лина. - Мой муж всё умеет! Не только сражаться.

– Слушай, Барди,- подал голос Дзог между двумя бараньими тушами, проглоченными с отменным аппетитом. - Как ты думаешь, эти две мои американские жёнушки смогут ещё по одному яйцу снести? Они, конечно, уже немолоды, да и уродливы, но ты только подумай! В интересах Объединённого королевства иметь побольше драконов. Это и боевая сила, и…

– Пожиратели овец…- вполголоса проворчал Горо.

– Хоть сегодня заткнись, а? Так почему бы вместо десяти нам не стать дюжиной? Я понимаю, расходы на содержание драконов немалые, но мы же развитое государство, великая страна! Твой годовой бюджет ненамного отощает. Всё дело в моих жёнах и в их плодовитости.

– Дзог, знаешь что? С тобой у меня никогда проблем не возникало, ты мне всегда помогал,- решился король. - Так пусть же будет в королевстве дюжина драконов… если вы, разумеется, об этом позаботитесь сами. Да будет так! Старайтесь и умножайтесь!

И тут Накось, который держался особняком, вдруг вынул из-за пазухи золотую пирамидку алкнафтов и пристально уставился на этот предмет, который умещался у него на ладони. Барди глазам не поверил - откуда у него пирамидка?! Королевским указом все трофеи недавней заокеанской кампании были заперты в подвалах казны! Как парень до них добрался? И что он сейчас наколдовывает?

Бывший рыцарь похолодел, предчувствуя, что произойдёт нечто нехорошее. Но отреагировать не успел. Разглагольствующий рядом о холодильной промышленности Свенсон внезапно осёкся, физиономия его стала отрешённой, глаза - пустыми… Великан схватился за кобуру, расстегнул ее большим пальцем - в следующее мгновение он уже целился из пистолета в короля.

– Будь ты проклят! - чужим голосом взревел он. - Сейчас я тебя прикончу!

Однако выстрела не последовало. Пирамидка вдруг оказалась выбитой из рук Накося взмахом Дзогова хвоста.

Дракон метнулся молнией наперерез, защищая короля твёрдой чешуёй и деликатно вытесняя Свенсона, сбив ему прицел, но всё же оберегая спецназовца от увечий. Зато с Накосем расправился без выкрутасов и церемоний. Молодой маг мигом оказался в решётке драконьих зубов! Не останови его король, присоединился бы Накось к баранине в желудке чудовища.

Свенсон стоял истуканом, всё ещё держа вздрагивающий пистолет. Накось визжал в полузакрытой пасти дракона.

– Я вас предупреждал! - рычал Горо. - Я знал, что этот паршивец попробует, знал! Выпивка ему смелости прибавила! Но не ума…

– Быстро сними заклятие, или начну МЕДЛЕННО сжимать зубы. Костей не соберёшь, слизняк! - довольно внятно прохрипел Дзог, пока Накось в его пасти совершал отчаянные судорожные движения. - Ты меня понял, дрянь ты мелкая? Ну?

– Сейчас, сейчас! - возопил бывший ученик Горо. - Только обещай отпустить меня!

– Чем скорее выполнишь моё желание,- сказал Дзог,- тем больше у тебя останется шансов на выживание.

Выражение лица Свенсона постепенно сгладилось, глаза приобрели осмысленное выражение. Он посмотрел на оружие в руке, как на гадюку, быстро щёлкнул предохранителем и стал неловко пихать пистолет в кобуру.

– Что я вытворял? - произнёс он, едва дыша от стыда и гнева.

– Покусился на цареубийство,- мрачно ответил король. - Но ты был не в себе.

– Что мне делать с этой шкуркой от сала? - уточнил дракон. - Глотать? А то становится щекотно…

– Глотай недоноска! - встрял Горо. - На здоровье! Да покарает его Мордолох!

– Пощадите! - зарыдал Накось между зубами Дзога. - Умоляю! Только не это!!! Я больше не буду! Это виски на меня подействовало! Я ещё могу быть полезен! Это никогда больше не повторится!

– Я даже не знаю… - протянул король.

– Прости его, дорогой! - вступилась жалостливая Хельга. - Он понял свою ошибку и раскаивается! По молодости согрешил. Посмотри на него, какой он беспомощный…

– Ага, понял ошибку,- язвительно сощурился советник. - В другой раз не промахнётся, своими руками согрешит без лишней болтовни! А если бы Рок всё-таки застрелил твоего мужа? Ты и тогда бы ратовала за помилование? Зачем его прощать? Дзог его даже не почувствует, когда проглотит.

Накось переливался всеми цветами радуги и рыдал.

– Не надо! Он пригодится государству! - Королева схватила Горо за костлявое плечо. - Пусть будет под твоим надзором. Вы сами рассказывали мне про ужасных алкнафтов, и пока только этот молодой человек в силах совладать с ними. Успокойтесь!

Барди порассуждал и решил, что соображения супруги более основательны, нежели требования старого мага. На Хельгу можно положиться, она доказала, что вправе называться королевой, управляя страной во время его отсутствия.

– Дзог, отпусти… выплюнь,- устало распорядился он. - Не порти аппетит.

– Плюй его ко мне под ноги! - попросил всё ещё багровый Свенсон. - Совсем без наказания нельзя!

Дракон так и сделал, Накось покатился по полу, а Свенсон встретил предателя как следует. Юноша заскулил, хватаясь за рёбра…

– Пшёл вон, стервец! Чтоб я тебя близко не видел! Барди, прими мои извинения, я просто не смог противопоставить этому… свою волю!

Накось выполз на четвереньках из хлева, на пороге он кое-как поднялся на ноги. Весь обслюнявленный, бледнее простокваши, губы дрожат, и кровь из носа.

– Искренне сожалею, что так получилось,- повернулся король к Дзогу. - Испортили все крестины…

– Переживу! - осторожно махнул хвостом дракон. - И пережую,- хмыкнул, горделиво блеснув глазищами, явно возвращая себе хорошее настроение. - Главное, я вовремя схватил его! Так выпьем же за здоровье молодого поколения! Барди, плесни мне на язык полбутылки для дезинфекции, гадко что-то в пасти сделалось, тьфу…


Несколько дней Накось сидел в своей комнатке, не смея носа высунуть. На четвёртый или пятый он осмелел и робко попросил у начальника стражи высочайшей аудиенции. Барди без особого желания согласился принять предателя. В голове у него всё ещё звучали праведные требования неистового Горо.

– Говори, что надумал, да поживее!

Юноша упал на колени:

– Ваше величество, я ужасно подавлен и сожалею о своём проступке. Сможете ли вы меня простить когда-нибудь? Я был… неправ, глубоко неправ. Но теперь, клянусь, готов служить отечеству честно и беззаветно до конца жизни…

– Слушай, Накось, тебе королём захотелось стать, правильно? И ты полагаешь, что быть им - плёвое дело? А знаешь, сколько у меня забот? Это ж целый хомут на шее. Предположим, ты бы успел меня убить. Дальше что? Несмотря на твои способности, ты парень странный и порой совсем недальновидный… Перевороты так не делают. Узурпаторам нужны верные люди, заговорщики. А ты - террорист-одиночка. Глупо. Глупее не бывает. Служить будешь… А на кой мне верная служба предателя и глупца?

– Я многое передумал, ваше величество. Я действительно воображал, что стал уже превеликим, но понял, что величие не во власти, но в знаниях. Я совершил самую большую ошибку своей жизни… я вижу, что был неимоверно глуп, вы правильно сказали… Но я постараюсь…

– В следующий раз произвести настоящий дворцовый переворот, а?

– Нет, что вы… Недовольных вашим правлением если и сыщешь, то большинство из них просто лентяи, которым не нравятся ваши нововведения, благодаря которым эти же лентяи всё ещё не околели от голода… Простите меня, ваше величество! Я буду верен вам до последнего вздоха! Никто лучше вас не справится с королевством, менее всего я… Я осознал, чем и насколько могу быть доволен… Простите меня, ваше величество! Спасибо вам, что пощадили!

– Спасибо Хельге, имей в виду. Окончательное прощение надо заслужить. Ладно. Так и быть. Попробую тебе поверить. Рискну - причём рискну скорее твоей, нежели своей головой. За каждым твоим шагом будут пристально следить. Как ты уже понял, драконы неподвластны твоим внушениям. Имей это в виду, пока жив, и помни, что они живут гораздо дольше тебя. Сейчас валяй к Рилону и выясни предназначение остальных приборов. Затем быстро ко мне с отчётом. Брысь!

Накось выбежал из кабинета, столкнувшись на пороге с Горо. Юноша тут же вжался в стенку, освобождая дорогу, став разом похожим на раздавленную колесом телеги крысу. Затем побежал дальше, сопровождаемый тремя стражниками.

– В следующий раз будешь верить мне! - сказал старый маг, входя в королевские апартаменты. - Я предупреждениями зря не разбрасываюсь! Тебе давеча повезло, что скотина Дзог рядом оказался.

– Вы с ним всё ещё в ссоре?

– Да. Ему надо уважать стариков, особенно меня! - заявил Горо.

– Никак в толк не возьму, чего вы не поделили?

– Это всё он! Ехидничает, насмехается! Шутки шутит дурацкие… Я человек старый, а он молод и громаден, мне его парой пинков никак не образумить. Гад он, и всё тут!

– Горо, я тебя уже в который раз умоляю - завязывайте вы раз и навсегда с вашей грызнёй! Вы же взрослые, зрелые… существа! Разумные! У тебя к тому же прекрасная возможность: Дзог теперь добрее, у него новые детёныши… детишки завелись…

– Плевать ему на потомство, только прикидывается. Драконы - бездушные и хладнокровные создания. Их волнует лишь золото да жратва, чувства им чужды…

– Не могу полностью с тобой согласиться. Он меня спас всё-таки.

– Спас из личной корысти. Пока ты жив, он полностью всем обеспечен. Казённый иждивенец. Как ему тебя не спасать…

– Думаю, ты сейчас палку перегибаешь, хватит. Распрямится - по лбу стукнет. Ладно, зачем пожаловал?

– Да просто так, проведать. Я друзьями дорожу. Ты меня забываешь, вниманием обделяешь, а я тебя - нет. Пожаловал поинтересоваться, не нужен ли ещё какой совет, всё же я - твой главный советник. И обязанности свои выполняю честно и ревностно, исключительно по причине дружеского расположения, вот.

Король немного устыдился. Он и вправду частенько забывал про старика.

– Обещаю исправиться, Горо,- честно вздохнул он.

– Поживём - увидим,- изрёк уклончиво маг. - Жизнь - это не только рельсы да вагоны. Подумай…

С этими словами он удалился, исполненный чувства собственного достоинства.

На следующий день Накось с лицом цвета простокваши опять явился на доклад в королевский кабинет.

– Отчёт готов, ваше величество,- пролепетал он, потупившись. - Я выяснил предназначение трёх остальных артефактов, несмотря на упорное сопротивление Рилона. Алкнафт долго ломался, особенно в отношении одной штучки, но я был непреклонен. Два предмета не играют существенной роли, по крайней мере для нас. Первый служит для медитации или вхождения в религиозный транс; второй ускоряет рост комнатных растений или продлевает срок их цветения. Третий важнее. Насколько я понял, с его помощью можно осуществлять мгновенную связь с Верховным килогом алкнафтов. Вроде сотовых телефонов иной Америки, но обладает гораздо большим дальнодействием, я бы сказал - межзвёздным. Беседа только ментальная, а не устная или зрительная. Вот и вся разница между этим прибором и мобильниками.

– А ты в сознание Рилона успел пробраться? Мне нужно узнать его намерения на будущее. Если он исподтишка вынашивает враждебные планы, его придётся устранить во избежание измены с его стороны. Он как-то обещал раскрыть мне тайны жизни, если взамен я научу его работать на компьютере. Это серьёзное предложение? Игра стоит свеч?

– Алкнафт готов с вами встретиться, ваше величество. Нет, полностью в его сознание мне проникнуть не удалось. Пока он говорит, доступ извне к нему заблокирован. Я попытался его прощупать во время беседы и, кажется, разгадал нечто неприятное. Судя по его мыслям, один из оставшихся под присмотром Малоны алкнафтов сумел добраться до переговорного устройства и сообщил Верховному килогу о полном провале миссии. Вероятнее всего, следует ожидать нового нашествия из мира алкнафтов. И ещё, я почти точно установил, что в нашем мире эти существа могут общаться друг с другом телепатически. Я пытаюсь составить заклинание, которое бы лишило их этой возможности, но это трудно. Пока все мои попытки заканчиваются неудачей. У этих гадов очень сильная сопротивляемость, но я не прекращаю опыты и верю в успех. Я утрою свои усилия, чтобы этим хоть как-то искупить свою вину перед вами… Вы оставили меня в живых после непростительно глупого поступка с моей стороны, и я… Извините, я к тому, что, если лишить алкнафтов последнего способа коммуникации, они станут совсем беспомощными. Будут действовать разрозненно и без согласования, а каждого в отдельности наши солдаты голыми руками возьмут…

– Хорошо, Накось. Сейчас иди к Рилону и приведи его сюда.

Королевский приказ был выполнен без проволочек.

– Надеюсь, меня ждёт ответ на мою просьбу, ваше величество,- проквакал алкнафт, едва появившись. - Когда приступим к обещанному вами обучению компьютерным наукам?

– Сразу после того, как ты раскроешь мне тайну жизни,- резонно ответил король и, повернувшись к Накосю, тихо сказал: - Следи за ним, пока идёт обмен. Потом можешь считать себя свободным.

Рилон уселся рядом с королём, взял его за руку и уставился ему прямо в глаза. Барди ощутил, как погружается в некую бездну. Вокруг вращались мириады мельчайших искр. Постепенно король заметил, что они слипаются и более крупные выстраиваются в закрученные спиралью нити, которые привлекают к себе новые и новые элементы. Из котла хаоса возникал порядок. Удивительно! Утолщённые спирали вдруг стали раздваиваться. Репликация! «Невероятно,- подумал Барди. - Я наблюдаю синтез ДНК! Сознание алкнафта служит мне электронным микроскопом, и я взираю на тайны микромира!»

…У бывшего актёра ещё кружилась голова, когда он снова ощутил себя в своём кабинете.

– Что скажешь? - поинтересовался алкнафт. - Не каждому дано узреть мир бесконечно малых величин. Ты понял теперь, как создаётся жизнь?

– Я знал всё это в теории, что-то приходилось читать, но я не представлял себе вот так… Только одно неясно: что принуждает молекулы выстраиваться в упорядоченные структуры и что движет синтезом? Ты вмешивался или просто показывал?

– Просто показывал, - ответил Рилон. - Я не в состоянии заставить частицы синтезировать спираль жизни, даже Верховный килог не может, кроме как…

– Кроме чего?

– Нужно вымолить позволение Высшей силы, чтобы заняться созданием жизни…

– Что за Высшая сила?

– Нам не дано её познать. Она везде и направляет все процессы во Вселенной. Организирует их, создаёт порядок и хаос, уничтожает и то и другое, когда сочтёт это нужным. Верховный килог расы алкнафтов находится в прямой связи с ней. С её помощью возможно производство наших кристаллов или репликация какого-либо нового мира…

– Но она не смогла помочь ему восстановить ваши гены. И вы остались бесполыми.

– Да, увы,- вздохнул Рилон. - У меня нет объяснения. Наверное, Высшая сила не сочла это важным, а может, именно таким образом она доминирует над нами…

29


Три месяца спустя в Сюдасказал прибыл второй из оставленных в заливе Мохаки кораблей - «Секреты Тарзана». Сведения, принесённые его капитаном, были ещё тревожнее прежних. Малона совсем уже открыто вела себя не как наместница Барди, а будто она самостоятельная королева. Мотопед грозился выйти из подчинения и удариться в разбой. Однако вождь палколюбов пока ничего не предпринимал, рассчитывая на скорое возвращение мудрого чужестранца Барди, который наведёт порядок. Капитан поклонился и замолк.

Прошло ещё три недели, и в гавани бросило якорь другое судно - вернулся уполномоченный королевский посланник. Не отдохнув и часу с дороги, вестник появился в королевском кабинете. Уполномоченного звали Аградор, он был доверенным лицом Загана, его кандидатуру для выполнения миссии одобрили сенешаль Горголан и главный советник короны Горо.

– Докладывай! - велел Барди, пригласив гонца на встречу без свидетелей. - Полагаю, ты встретился с Малоной. Передал ей моё письмо?

– Как вам сказать, ваше величество… И да, и нет. Визит был кратким, она мельком посмотрела письмо и вроде бы смиренно согласилась следовать вашим распоряжениям, но… вряд ли у неё на уме то же самое, что и на языке. По-моему, она продолжит действовать, как и ранее. Ваша избранница стала очень своенравной, а из-за беременности ещё нервная - просто ужас. Чуть что - сразу в крик! Вы от неё далеко, а Даго просто в отчаянии. Не смеет предпринимать никаких действий, после того как узнал, что у вас с ней были… довольно близкие отношения…

Король почувствовал, что краснеет. Чёрт возьми, он совсем забыл, что Малона вынашивает его ребёнка… Его будущего ребёнка в далёкой Америке!

– А Мотопед что? - насупившись, спросил Барди.

– Недоволен. Умоляет вас приехать. Заявил, что народ палколюбов, все их племена без исключения, находятся на грани голода.

– Так… Легко добрался до Плацпомойпацана?

– Сравнительно. По дороге случилось два покушения. Не знаю, кто были нападающие,- пришлось сразить их наповал, выручили пистолеты, но с мёртвых потом какой спрос…

– М-да…- Бывший рыцарь задумался. - Спасибо тебе, Аградор, за верную службу. Ты заслужил хороший отдых. Ступай отдохни, тебя ждёт семья.

Отважный мужчина вышел из кабинета, а Барди велел позвать Горо. Как только старик появился, король быстро распахнул окно (уж чему-чему, а любви к французскому парфюму сезонный советник не изменил) и пересказал удручающие новости.

– Отправляйся туда немедленно,- сказал маг, выслушав коронованного друга. - Сидя здесь, ничего не изменишь. Дракона прихвати, будь он неладен… всё ещё не извинился передо мной, скотина доисторическая… Возьми лошадей, одну машину и фургон. Пусть с тобой отправляется Рок и полдюжины его ребят. И Накось там пригодится. Я за ним внимательно следил - будь уверен, по крайней мере лет пять его ни к выпивке не потянет, ни к заговорам, ни к покушениям. Шёлковый стал, как в зубах дракона побывал… Вооружитесь хорошенько! Автоматы там, гранаты, базуки… Считай - это ваш новый завоевательный поход. Возьмите кораблей побольше, а здесь и трёх достаточно. Я останусь советником при Хельге. Плывите! Чем скорее, тем лучше! Снова в Америку! А с Малоной что делать… не знаю. Думаю, на месте разберёшься. Явно не годна она на роль вице-королевы. Подбери другого наместника, из твоих людей. Даго самый подходящий. Силён мужик - из простого крестьянина да в генералы! У него котелок варит, он и с Мотопедом по-хорошему управится. А Малону я советую заточить, не в темницу, конечно (пусть себе живёт с удобствами, но - в изоляции!). В монастырь бы её… жаль, нет там монастырей. А ребёнка у неё отберёшь потом и сюда привезёшь. Инкогнито, вот. Отдашь его верным людям на воспитание, образование хорошее получит… Всё же твоя кровь, может, будет полезен в будущем.

– А ты, стало быть…

– Не поеду! Стар я, Барди. Будем держать связь. Вот тебе все мои советы.

– Горо, ты сейчас отработал одним языком жалованье на полгода вперёд!

– Так я же говорю тебе, что стар я. Очень стар. Суперстар! Хе-хе! Никак вам, молодняку, без нас не обойтись, во! - произнёс с ухмылкой волшебник. - Действуй, Барди!

Как только Горо покинул кабинет, его величество распорядился вызвать Свенсона из Ландирии, послав к тому скорохода, после чего спустился вниз, в хлев к Дзогу.

– Что, ОПЯТЬ?! - завопило чудище, недослушав и половины всех новостей из Америки. - Опять переться к чёрту на кулички? Зачем, Барди?! Зачем? Тебе что, мирно не сидится на этом благодатном месте, где тишь да гладь, спокойствие и тучные отары овец?! Обязательно надо срываться и мчаться на другой конец света? Объясни мне - ради ЧЕГО ты всё дергаешься? Кто тебе жить спокойно не даёт?

Барди задумался. И чем больше думал, тем меньше находил внятных объяснений своим поступкам. Действительно, что всё время тянет его куда-то вдаль? Что толкает его с насиженного места? В чём причина вечного беспокойства и жажды журавля в небе, тогда как в руке не синица, а целая индюшка? Непонятно…

Вот, Америка Америкой, а здесь - дом родной. За дом не грех, а честь и необходимость воевать. Но ради далёкого, неизведанного, по существу, края?.. Трезво глядеть - так на фиг надо! Сдалась ему эта Америка… В следующий миг король вспомнил о своих грёзах, о цивилизации, о необходимых ресурсах, коими так богат заокеанский континент. Кроме того, там остались почти без защиты его верные люди, генерал Даго…

Пора создавать радио, решил Барди. Учёные из университета, вопреки своей врождённой и дремучей лени, всё же справились и выдали ему на заказ и аккумуляторы, и лампочки, и генераторы… С такими достижениями сделать рацию не так сложно. Мощные радиопередатчики обеспечат мгновенную связь над океаном. Межконтинентальное общение… причём в ОБЪЕДИНЁННОМ КОРОЛЕВСТВЕ, а не в потустороннем Голливуде! Перспектива отличная, осталось придать монахам ускорение.

Глаза короля сверкнули стальным блеском.

– Дзог, кончай трепаться! Плывёшь ты со мной или нет? - спросил он сурово.

– Естественно! Что мне остаётся делать? Друг как-никак… Но сначала устрой моих драконят в детский сад. Не хочу оставлять их своим жёнушкам, дикие они.

– Считай, сделано,- сказал Барди и вернулся во дворец.

Месяцем позже столичный порт проводил в поход девять кораблей. Флагманский вымпел развевался над «Авантюристом», под прикрытием его пушек плыло спецсудно «Гейла», нагружённое техникой и волочащее баржу с платформой для Дзога. Далее шли «Король Рогональ», его верный спутник разведчик и штурмовик «Монти», воинственный «Барт Грейди», корабль-сейф «Мандельштейн», нагружённый всякой всячиной, «Форд», «Король Диотемий» и «Чесотка» с основным запасом продуктов питания.

«Хельга Прекрасная» и «Лина» под стать тем, в честь кого получили имена, не покинули порта.

Корабли взяли курс на Америку. Учёные из НЕБУХТИ сумели-таки уложиться в жёсткий и неимоверно короткий срок, сконструировав рацию, и теперь капитаны судов держали непрерывную связь между собой.

На этот раз движимые паровыми двигателями корабли достигли нового континента за рекордно короткое время. Берега Мохаки показались на горизонте ровно на тридцатый день плавания. По пути не произошло ничего примечательного. На мачты не гадили вороны, не было и других сюрпризов со стороны алкнафтов. Джип и рефрижератор удалось выгрузить на берег быстро и без происшествий, так же как и лошадей.

– До Плацпомойпацана я доберусь на колёсах,- заявил король дракону. - Ты же, надеюсь, долетишь туда ещё быстрее. Проездом я попытаюсь встретиться с Мотопедом, чтобы поговорить с ним об их вражде с Малоной.

– Езжай! И пусть бдит над тобой бог драконов, если есть такой,- сказал Дзог. - Не забудь взять с собой Рока и пару его подручных, радиста тоже прихвати. И оружия побольше, на всякий случай. А рефрижератор вслед за мной отправь, я привык к холодному. Седло моё тоже прихвати, вдруг понадобится. Я немного разомнусь. Для взлёта нужен хороший разбег. Тяжело что-то стало взлетать в последнее время…

Барди простился с драконом и, не оставшись на ночлег в разбитом возле берега лагере, поспешил вместе со Свенсоном, ещё одним спецназовцем и радистом в столицу Мохаки. Дорога была не из лучших, вроде той, что в Ландирии. За машиной, почти не отставая, следовала хорошо вооружённая конница.

Джип преодолел полосу джунглей, а затем, за первым поселением, дорога выровнялась, и Барди посильнее надавил на газ. Конница еле поспевала. К вечеру завернули в очередной посёлок. Массивные ворота гостеприимно распахнулись перед королём. Завоевателей с почестями встретил сам начальник местного гарнизона.

– Ну на этот раз нам неприятности не грозят,- сказал Свенсон королю. - Предполагаю, что заночуем без проблем. И алкнафтами тут вроде не пахнет.

– Похоже, что так. Давай определимся с местом ночлега.

Долго не выбирали. Здешний старейшина указал на два самых богатых дома, и вопрос решился.

На следующий день Барди Бравый и его отряд снова отправились в путь. Отдохнувшие лошади резво скакали в пыльном хвосте вслед за джипом. И так завоеватели благополучно добрались до Тучоку. В городе не осталось и следов алкнафтов. Кстати, Барди узнал о кончине отца Малоны.

Время подгоняло, но продолжить путь можно было только верхом. Автомобиль оставили под навесом.

– Я с тобой или как? - спросил Свенсон.

– Конечно, со мной,- ответил Барди. - Куда ж без тебя? Автоугонщиков в Америке пока нет, в Тучоку тебе делать нечего. Нас ждёт Мотопед.

По небольшой горной тропе кони карабкались с трудом, но достаточно быстро. Маленькая свита короля скоро добралась до земли палколюбов, а затем, в сопровождении дозорных горцев, достигла селения, где жил Мотопед - пока ещё единомышленник и сторонник политики Объединённого королевства в Америке. В этой новой дипломатии единственным столпом хрупкого равновесия был вождь горских племён, поэтому королю не терпелось с ним встретиться.

– На этот раз давай не дразниться,- предложил Барди, обнимая вождя. - И так ясно, что явились мы к тебе с наилучшими намерениями.

– Да, я давно понял, что у вас иные представления о любезности,- отозвался Мотопед, хмуря брови. - Ты, наверное, сам всё знаешь, и мне неприятно… Но надо сказать, что Малона провела меня, как суслика. Я её не тронул только из-за того, что вы с ней были очень близки. Не хотелось воевать, не повидавшись с тобой. Но кем бы она тебе раньше ни приходилась, теперь всё! Больше я терпеть не намерен! Давай решать, что будем делать, друг мой Барди…

Мотопед прекрасно изъяснялся по-ландрийски, вероятно, упражнялся, за что Барди не мог не уважать вождя.

– Я привёз тебе и твоему племени разное угощение,- объявил глава Объединённого королевства. - Выпивки, сигарет, всё, что вы так любите. Из неприкосновенных заначек самого Дзога. Основную массу даров, кстати говоря, мы оставили на корабле. Сам понимаешь, рисковать добром я не мог. Вот уладим наши проблемы, и ты сможешь забрать то, что причитается тебе и твоим воинам.

– Это хорошо, правильно, друг мой, но вот чертовка Малона не купится на виски,- скептично усмехнулся Мотопед.

– Я затем и прибыл, чтобы эту проблему разрешить,- буркнул король.

– Она нарушила все соглашения. Она издевается над нами, обещанной дани не платит. И теперь палколюбы голодают. Самые богатые города охраняются твоими людьми. Я не могу их грабить. Ещё немного, и палколюбы вымрут. Я тебе помогал в сражениях с алкнафтами? Будь же благодарен и справедлив к моему народу!

– Каким был, таким и буду. Малона больше не указ в этой стране, а ты по-прежнему мой друг. Ты веришь своему королю?

– Ну конечно! Мы же столько выпили вместе! - воскликнул Мотопед, обнимая чужестранца. - Всегда можешь на меня положиться!

Барди и Мотопед расстались пьяными. В сильно нетрезвом состоянии король проехал пару городов и лишь в третьем начал приходить в себя. Он занялся смотром гарнизона и инспекцией администрации наместника, в результате чего установил, что власть Объединённого королевства закрепилась на этих землях прочно. Смешанные браки нисколько не нарушили смысла его директив. На третьи сутки королевская свита, разместившаяся в джипе (из Тучоку его перегнал отважный Накось), и отряд всадников въехали в столицу и остановились на дворцовой площади, ставшей местом окончательного разгрома алкнафтов. К свите вышел Даго, выглядел он неважно.

– Добро пожаловать, ваше величество,- сказал он, беспокойно переминаясь с ноги на ногу. - Не стану скрывать, что тут не всё в порядке, у нас некоторые неприятности… За время вашего отсутствия мне с трудом удавалось соблюдать ваши указы из-за своеволия назначенной вами вице-королевы. Впрочем, на прошлой неделе она разрешилась от бремени младенцем мужского полу… Светлокожим и светловолосым…

– Где сейчас Малона?

– Во дворце, в опочивальне бывшего правителя Мотисимы.

«Счастливый» отец отправился прямиком туда, сопровождаемый генералом. Стражники по пути почтительно склоняли головы и подобострастно распахивали двери. Весть о прибытии его величества облетела город со скоростью вируса.

Последний наряд стражей открыл двери, и Барди переступил порог опочивальни. В душе боролись противоречивые чувства и намерения. Его любовница лежала под огромным балдахином на широчайшей постели, заваленной вышитыми подушками. Рядом сидела кормилица, на руках которой спал здоровый и красивый на вид младенец.

«Весь в меня…» - успел подумать Барди.

– Добро пожаловать в Плацпомойпацан, дорогой,- пропела вице-королева. - Полюбуйся сыном. Подержи его. Полюби его и меня не забудь.

Король молча взял младенца у кормилицы и осторожно прижал его к груди, придерживая головку. В горле запершило, по телу разлилось тепло.

– Силач будет,- хрипло сказал Барди. - Ты молодчина.

– Трудные были роды,- промурлыкала красавица с гордостью. - Меня ты не обнимешь?

Разнеженный взгляд Барди вмиг переменился: затвердел холодной сталью.

– Нет. Не заслужила.

– Это как?! - подскочила Малона в постели, словно тигрица, и уселась среди подушек. - Говори! Служанка не понимает ландрийский.

– А вот так. Ты не выполнила мои распоряжения. На тебя жалуются! Всё не так делаешь. Развела тиранию, понимаешь! Пришлось сюда целым флотом плыть, семью опять бросать, чтобы разбираться с твоим хозяйством. Не быть тебе вице-королевой! Поиграла, и хватит.

– Да?! А кто же я в таком случае?! - зашипела она.

– Пленница. И я приказываю тебе вернуться в Тучоку, где останешься в доме своего отца до следующих распоряжений. Будешь жить там с ребёнком и служанкой под охраной. Встречаться ни с кем не будешь, выходить запрещаю. Понятно? Я потом решу, что с тобой делать.

– Я думала, ты меня любишь! - разревелась Малона внезапно.

– Любил. И, наверное, всё ещё люблю. Но интересы Мохаки стоят выше моих личных желаний и слабостей. Ты разрушила многое из того, что я строил. Чуть не втянула меня в войну с палколюбами. Говорят, ты плетёшь интриги с пленными алкнафтами. Данную тебе власть использовала наихудшим образом! Позор мне и тебе! Всё испортила! А если бы я не дружил с Мотопедом, знаешь, что бы произошло тогда? Резня и грабёж!

– Милый, прости… Может, я кое в чём и поступала неправильно… но я исправлюсь! Я буду выполнять все твои указания! Все!

– Поздно, Малона, не стоит распаляться. Ты потеряла моё доверие. Собирай вещички, прощайся с Плацпомойпацаном.

Избегая ненужных объяснений, Барди развернулся и быстро зашагал прочь. Из опочивальни до него доносились рыдания. Он чувствовал, что если хоть немного ещё останется с ней рядом, то не выдержит, купится на слёзы и клятвы. И закончится всё бурными ласками, страстной сценой любви, полным прощением, но… Это было бы крайне неразумно! Как он будет смотреть в глаза Даго?

Генерал ждал короля в коридоре. Когда Барди спускался по лестнице, ему показалось, что где-то хлопнула дверь, а потом послышались лёгкие шажки. Звуки приближались. Он вдруг увидел Накося, который стоял в смежном зале, окружённый несколькими бойцами. Король испытал лёгкое головокружение.

«А правда, чего я дёргаюсь и прыгаю, как псих? - пришла ему в голову посторонняя, но сильная мысль. - Жизнь коротка и утомительна… вот если с ней покончить прямо сейчас, все мои заботы исчезнут. Небытие - оно столь сладостно… это покой… вечный отдых, без боли и напряжения, без проблем, без…»

Рука потянулась к кобуре сонной змеёй. Он успел вытащить пистолет, однако Накось бросился навстречу и выбил оружие. Затем проревел что-то невнятное и вместе с солдатами помчался вверх по лестнице. А Барди охватил приступ вселенской усталости. Он сполз по стене на холодный каменный пол в узорах из жизни мохакских властителей. Очнувшись, увидел над собой встревоженные лица Даго и Свенсона.

– Что со мной? Где я? - прошептал Барди, не ощущая тела.

– Вы пытались застрелиться, ваше величество,- смущённо сказал генерал. - Уже и пистолет к голове приставили. Хорошо, что Накось подоспел. Пистолет выбил и побежал дальше кого-то догонять. С ним наши люди, они помогут.

Король осознал, что подвергся психотронному нападению, однако на этот раз юный маг вмешался, чтобы помочь. Когда парень вернулся, Барди горячо его поблагодарил и лишь затем обратил внимание на тщедушного, мелкого и уродливого алкнафта, которого приволокли солдаты. Вели они и одного из шаманов Мотопеда. Обоих бросили к ногам короля.

– Что с ними делать, ваше величество? Сразу убить или…- прямо спросил Накось, не расставаясь с пирамидкой. - Один - шаман-предатель, второй - сбежавший из-под стражи инопланетянин.

– Предателя Мотопеду, он разберётся сам. А второго ликвидируйте немедленно. Покушение готовили только они или в группу входил ещё кто-то?

– Даже не знаю, как вам сказать…

– Кто их надоумил? Неужели…

– Да, Малона,- опустив глаза, признался Накось. - Мне очень трудно сказать вам правду, а солгать нельзя… Я подсмотрел мысли шамана, с алкнафтом было сложнее. Малона приблизила к себе палколюбского колдуна, а потом приласкала и алкнафта. Сделала их своими доверенными лицами. Шаману обещала много золота, а алкнафту посулила свободу. Купила с потрохами.

– Уберите негодяев с глаз моих! - велел Барди и задумался о коварстве Малоны.

Было время, когда он мог жизнь за неё отдать, не задумываясь о собственных детях. Она же, оказывается, давно плела свои интриги. Не исключено, что с самого начала или же когда забеременела. Власть ей была нужна, только власть, и больше ничего!

Потом он вспомнил часы наслаждений, проведённые с ней, и ему вдруг стало тошно. Но он не мог позволить себе убить её. Однако, пока Малона жива, будет существовать источник опасности - как для короля, так и для всего королевства.

Заточение! Строгое заточение. Другого выхода Барди не видел. Не самое лучшее, что можно придумать, но по крайней мере не придётся приказывать казнить мать родного сына…

Он всё ещё размышлял, как правильнее поступить, когда в зале внезапно появился запыхавшийся радист.

– Дурные вести, ваше величество! - выкрикнул он срывающимся голосом.

– Выкладывай!

– В Ландирии алкнафты! Крадутся, но их заметили. Горо считает, что у них самые дурные намерения.

Короля Барди словно слепень за загривок укусил.

– Передай Горо мой приказ: личный состав привести в боевую готовность! При необходимости дать отпор! Через пару-другую недель обещаю вернуться!

Да, положение - хуже не бывает. Его настоящая родина в опасности! А всё из-за этой коварной Америки.

Следующие два дня король посвятил решению ряда проблем, связанных с гарнизонами. Перераспределение личного состава, некоторые вопросы снабжения, разрешение мелких ссор между командирами. Основной задачей стало восстановление добрососедских отношений с палколюбами. То есть возобновление поставок продуктов питания горским племенам. Создав нужную организацию, король послал вестоносца к Мотопеду. К вечеру второго дня вождь сам заявился в Плацпомойпацан верхом на Буцефале. Сопровождало его с десяток шаманов и ещё столько же воинов-индейцев.

– Есть хочешь? - спросил его Барди.

– Знаешь, я всегда жрать хочу. И чем больше ем, тем сильнее хочется. В этом отношении мы с твоим Дзогом как из одного яйца вылупились,- улыбнулся вождь. - А если у тебя и выпивка найдётся…

Король отвёл обжору в трапезный зал дворца, где и рассказал ему, какой фортель выкинула Малона. Коснулся поставок провизии палколюбам, заверил, что они возобновятся, а под конец поделился и последними новостями об алкнафтах-разведчиках в далёкой Ландирии.

– Хороших новостей всегда меньше плохих,- философски заметил Мотопед, глотая нарезку консервированной ветчины. - Я бы на твоём месте удавил Малону, но знаю, ты не сделаешь этого… Хочешь, поеду с тобой? Родине твоей поможем, ты же знаешь моих воинов и шаманов - нам алкнафтов резать не привыкать! Кроме того, у меня самые лучшие следопыты! Бери меня, Барди, пригожусь, а как рассчитаться, мы с тобой всегда договоримся.

– Здесь ты ещё больше пригодишься. Слово твоё весомое, люди тебя уважают, приказам твоим подчиняются. У тебя ещё будет время посетить наше королевство. А пока я оставлю тебе одну рацию и пару радистов. Другой передатчик будет находиться у Даго. Будем поддерживать связь. А сейчас давай напьёмся, а то у меня мозги набекрень от забот!

– Драконьего пойла принёс? - ухмыльнулся вождь.

– К сожалению, не осталось. Будем пить кокосовую водку.

– А ты Накося позови, он наколдует коньячку.

– Хорошая идея. Молодец, он ведь спас мне жизнь, этот юный волшебник!

Вечер удался на славу, совсем как в былые времена. Солдаты долго не могли их успокоить.

30


Королю приснился странный сон, комичный и трагичный одновременно. Ему привиделась лужайка, заросшая диковинными растениями, которые вроде как улыбались. Вдруг появилась невиданных размеров птица, похожая на кондора, стала кружить над его головой. И вдруг солидная порция помета шлёпнулась королю на макушку, он проснулся негодуя, хватаясь за волосы. Конечно, голова была чистой.

«Наверное, какое-то знамение»,- подумал он. Потом вспомнил: такой сон, по мнению его знакомых голливудских французов, может предвещать Удачу.

И только эта мысль его успокоила, как вдруг голова после вчерашнего яростно напомнила о себе. «Клин клином вышибают»,- сообразил Барди и пустился на поиски кувшина. Нашёл. Долгий глоток - и новая идея: Мотопеду тоже будет полезно опохмелиться. Он встал, взял кувшин и отправился искать вождя.

По пути стражники отдавали честь, не меняясь в лице, что говорило об их выдержке и закалённых нервах. Во всяком случае, улицезрев себя в одном бронзовом зеркале, Барди оторопел и отдал должное отваге часовых. Лично он заколол бы не раздумывая типа, плетущегося по охраняемой территории с подобной пропитой рожей.

Король поспешил свернуть на кухню, где умылся в котле и вернул себе частично человеческое обличье. Затем пошёл на храп Мотопеда. Вождь валялся за углом на толстой циновке и решительно отказывался просыпаться, но Барди проявил стойкость и терпение, доведя дело до успешного конца. Мотопед продрал глаза, осмотрелся, ничего не соображая, и тут же вцепился в переданный ему кувшин. Долго глотал пожароопасную жидкость, пока не выпил всю.

– Высшая сила пусть даст тебе здоровья, Барди! Спасибо, что догадался вернуть меня к жизни самым лучшим из способов!

– Друг в нужде познаётся…- буркнул король. Память у обоих постепенно восстанавливалась, и блаженство потихоньку сползало с их лиц.

– Так ты меня возьмёшь на корабль? Или как мы вчера договорились? Напомни-ка…

– Мы договорились, что ты пока остаёшься. Мне не на кого здесь рассчитывать, кроме как на тебя и Даго. А вот следопытов твоих и шаманов возьму, сколько не жалко. Так что возвращайся в горы, будем держать радиосвязь.

– Какую связь? - переспросил Мотопед, потом постепенно вспомнил ликбез, проведённый ранее на эту тему. - Ладно, так и быть. Только раньше обеда на коня не сяду. Буцефал, твой славный подарок, любит меня и послушен, но, когда голова тяжелее задницы, лучше не рисковать. Вот набью брюхо, верну равновесие - и вперёд.

Барди направился в покои Мотисимы, напоминающие драгоценную шкатулку, позвал Накося и велел привести всех пленных алкнафтов. Когда конвоиры выстроили уродов в шеренгу, Барди медленно прошёлся взад-вперёд, зыркая на них глазами. В большинстве присутствующих он узнал учёных, а не воинов.

– Кто-то из вас участвовал в заговоре,- сухо сказал он. - Кто-то предупредил своих соплеменников и навёл их на мою страну, где вам делать совершенно нечего. Хотите жить - назовите предателя. Тому, кто это сделает, гарантирую полную неприкосновенность. Остальных перебью, как крыс.

– Он это сделал! - тут же взвизгнул один похожий на жабу алкнафт и ткнул пальцем в соседа. - Мы не хотели участвовать в заговоре, но он не послушался. У него пирамидка спрятана под матрасом. Пощади нас! Он один виноват, а мы ни при чём! Мы жить хотим!

– Имя? - рявкнул король на виновника, хотя, по существу, это его совершенно не интересовало.

– Гонданон,- ответило уродливое создание, съёжившись в ожидании удара. - Убейте меня быстрее! Не желаю мучиться!

– Когда захочу, тогда убью! Пока, однако, не стану. Накось! Пусть всех этих гоблинов отвезут на корабли, заберём их с собой в качестве заложников!

«Связь с Верховным килогом может мне пригодиться,- подумал король, глядя на предателя. - Раз алкнафты смогли говорить с ним, то смогут и люди. Накось точно сможет».

– Я приказываю увезти их немедленно! В конвой только шаманов!

Сам Барди остался в тронном зале и занялся составлением последних приказов. Малону уже повезли в Тучоку. Воспоминания об их совместной жизни заставляли короля вздыхать, но всё было кончено.

– Как тебе не стыдно! - возроптал на короля Дзог, когда тот наконец вышел из дворца. - Заставил меня летать впустую! Увёз на другой конец света совершенно напрасно! К тому же холодильник почти пуст! Ты меня голодом решил уморить, что ли?

– Жрать надо меньше,- вяло защищался король. - Растолстел как свинья… посмотри на себя! Взлететь не можешь. Где бы ты ещё так поупражнялся?

– Свинья - это мелкое, грязное и не заслуживающее уважения животное. Её обжорство отвратительно. А я - дракон, молодость моя прошла в нищете, и у меня есть право сытно кушать. Других удовольствий в Америке не осталось!

– Ты мне тут лясы не точи, давай-ка собирайся лететь обратно,- отчеканил Барди. - И немедленно! Жди меня на берегу, а лучше на «Гейле».

– А к чему такая спешка, собственно говоря? - проворчал дракон. - Какая тебе сегодня вожжа под хвост угодила? Я устал, между прочим, и не отдыхал вовсе.

– В Объединённое королевство нагрянули алкнафты.

– Да ты что! Нашествие?!

– И это возможно. Они, видите ли, на разведку туда пожаловали. Понимаешь теперь? Сидеть здесь нет никакого смысла. Я даже подумывал лететь на тебе верхом через океан…

– Барди, я тебя очень уважаю. И ради нашей дружбы перелечу отсюда до самого побережья, к нашему флоту. Но до дома я точно не доберусь. И не в обжорстве тут дело. Я никогда не летал на такие расстояния, Барди. Над океаном отдохнуть будет негде. Мы рухнем вниз и утонем…

– Пожалуйста, не продолжай.

– А что с Малоной?

– Едет в свой родной город, где пока поживёт в заточении.

– Слышал, она родила тебе сына?

– Давай не будем сейчас об этом, Дзог!

– Понятно. Значит, ты её пожалел. Понятно… А разумнее было бы убить! Малона ещё встанет нам поперёк горла.

– Давай не будем об этом!

– Ох, люди, люди… смешны ваши чувства. Вот у драконов всё просто, без компромиссов… Но ты мой король, ты меня кормишь, поэтому я тобой доволен и перечить не стану. Сейчас разомнусь часок, разбегусь по главной улице Плацпомойпацана и полечу к заливу… Всё будет в порядке. Кстати, когда вернёмся, постараюсь помириться с нашим неистребимым прохвостом. Я почему-то соскучился по его сварливой компании… Пожелай мне попутного ветра, Барди, чтобы крыльям было легче.

– Попутного ветра, Дзог. Скоро увидимся!

– Увидимся!

Ровно в полдень Барди, завершив все дела в столице, сел на джип вместе со Свенсоном и Накосем и поехал в обратный путь. Даго, уже в качестве вице-короля, проводил своего сюзерена до городских ворот. Барди мог быть спокоен, его интересы новый вице-король обещал защищать и блюсти строго. И на него можно было рассчитывать. Из всех своих намерений в Америке Барди не осуществил только одного - не заложил основ технологического прорыва. Это пришлось оставить на будущее.

По пути джип нагнал шаманов, сопровождающих опальную вице-королеву. Барди велел палколюбам остановиться. Свенсон подрулил к карете с узницей, а король задумался, стоит ли снова разговаривать с Малоной после случившегося. Свенсон и Накось молчали, хотя видели терзания короля. Барди Не сумел пересилить себя и вышел из машины.

Детронированная вице-королева выглядела более чем жалко. Рядом в плетёной корзинке спал их сын.

– Я хочу с тобой проститься. Навсегда,- сказал Барди.

– Я тебя любила,- пролепетала Малона.

– Я тебя тоже. Но тобой владела не страсть, а похоть, не привязанность, а расчёт. И поступила ты крайне глупо, притесняя моих людей, оставленных тебе в помощь. Не знаю, чего тебе не хватало… Сама виновата. Прощай! - изрёк он и бросил взгляд на сына, на которого уже имел далеко идущие планы.

«Через пару месяцев придётся заглянуть к ним,- подумал Барди. - Ох и неприятная это будет миссия».

Конвой тронулся, король сел в джип и дал Свенсону знак ехать, не обронив больше ни слова. Машина обогнала карету и устремилась по дороге к заливу, где короля ждал флот. Барди угрюмо молчал так долго, что его спутники перестали обращать на него внимание. Свенсон включил кондиционер и стал насвистывать какую-то голливудскую песенку, скоро к нему присоединился Накось. До залива добрались без происшествий.

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


– Учитель! Ни одна скво не согласилась стирать мне набедренную повязку и петь колыбельные.

– Странно, Продолжительный Спазм, очень странно. Ты не объяснял им, что природа создала скво именно для этого?

– Ещё как объяснял, Большая Водка! Но в ответ они бросались в меня обидными словами и показывали языки.

– А ты показал им, на что способен?

– Ну разумеется! Я изобразил дождь, схватил яка за самое мягкое место и перекричал водопад.

– А они?

– Отняли повязку и велели мне убираться подальше.

– Странно. Ты всё сделал правильно…

– Знаю! Ведь ты сам научил меня этим штукам, Большая Водка! Скажи, во времена твоей молодости скво испытывали от них радость и желание войти в твой вигвам?

– Нет,- подумав, ответил вождь.

– Нет?

– Я всё сказал.

– Так зачем ты научил меня этим бесполезным приёмам, Большая Водка?!!

Наставник ответил не сразу:

– Знаешь, Спазм, я надеялся, со временем что-то изменится. Ведь много лун просияло с тех пор. Но твой опыт подтвердил обратное.

– Я опозорен, вождь! Ни одна скво теперь не воспринимает меня серьёзно.

– Успокойся. Дождь заменишь на связку бананов, вместо того чтобы тревожить яка, подаришь ей козу…

– А водопад?

– Там ты назначишь ей встречу и снимешь с себя новую набедренную повязку.

– Сработает?

– Как самая надёжная ловушка в сезон охоты. Проверено не один раз.

Обратный путь к Объединённому королевству отнял двадцать семь дней и ночей, корабли развили максимальную скорость, спеша на подмогу родной стране. По нескольку раз в сутки радисты докладывали королю, что сообщения из Сюдасказала в целом спокойные. Скрывающиеся в лесах Ландирии алкнафты пока вели себя тихо, осторожные попытки установить их точное местоположение успехом не увенчались, но следопытам показалось, что численность лазутчиков возросла. Не иначе как готовили настоящее вторжение и копили силы.

Тревожное это спокойствие, понимал Барди. Понимал, как важно ударить по врагу заранее, пока он не готов к нападению, а только собирается.


Барди привёз в Сюдасказал шаманов - подарок Мотопеда. Главарь горцев был официально объявлен правой рукой Даго и в его отсутствие имел все полномочия по управлению Мохакой. Шаг со стороны Барди чрезвычайно смелый, но вынужденный. Вряд ли Даго будет куда-то отлучаться и выпускать ситуацию из-под контроля. Сам факт высокого признания Мотопеда был важен для развития и укрепления отношений в далёкой и такой непростой Америке.

Отряд следопытов и шаманов вместе с десятком ландрийских спецназовцев посадили на коней, придав личному составу одного радиста с рацией в лёгкой колеснице. Скоро из Ландирии стали поступать радиограммы об успешном продвижении отряда. Первая радиотелефонная связь состоялась неделей позже, и издёрганный ожиданием король лично надел наушники и взял в руки микрофон. Доклад генерала встревожил его.

– Ваше величество, необходимы срочные меры,- прохрипел Бино. - Алкнафты укрепились в небольшом прибрежном посёлке под названием Риния. Они зомбировали местное население и установили преобразователь перемещения. Подготовка нашествия у них в последней фазе. Нуждаюсь в подкреплении. Их надо немедленно уничтожить!

– Тебя понял, Бино. Выступаем завтра же. Наблюдайте. Держись шаманов, только они защищают ваши мозги от вредного воздействия. Себя не обнаруживайте, мы скоро подойдём.

Король вызвал Накося, приказал ему собираться в поход и побежал в хлев Дзога.

– Когда это кончится?! - зарычало чудовище после того, как Барди объяснил, что хочет от дракона. - Алкнафты словно кость в моём горле!

– Я их сюда не приглашал,- сказал Барди. - Дзог, прошу тебя, прими участие в походе. Это наша родина! Ты что, хочешь потерять всё, что имеешь? Алкнафты, между прочим, драконов не переносят. Отравят тебя и род твой.

– Разве у меня есть выбор? - скептически заметил дракон. - Конечно, я приму участие даже в гей-параде после такого запугивания! Не только во имя дружбы, но и во имя того мяса, что ты мне отвалишь. Смотри не забудь снарядить для меня обоз с провизией. Летать тоже надо?

– А то! Дороги на задворках Ландирии никудышные. Кроме того, нападение с воздуха, сам знаешь, штука отличная в военном деле.

– Во, блин, попал!

– Спасибо, Дзог! Ты настоящий друг.

– Конечно. Помни: настоящих друзей мало, их надо беречь и кормить! Ну хорошо, я-то готов, а ты? Всё необходимое сделал?

– Нет ещё.

– Тогда чего ты здесь торчишь, застрял, что ли?!

День обещал быть напряжённым, Барди надеялся управиться до вечера, чтобы с утра выступить. Он покинул хлев и побежал в покои королевы. Наспех утешив супругу, главнокомандующий проследовал в кабинет, куда пригласил всю военную верхушку.

31


Свенсон задержался, и поход начался с опозданием. Король тайно покинул столицу и присоединился к войску уже на марше. Он не хотел расстраивать Хельгу долгими проводами, а Виктюка и Дрына было решено вообще не брать. Пускай учатся. Дзог должен был ожидать вооружённое подкрепление в окрестностях Ринии вместе с отрядом Вино.

Колонна всадников молча ступила на территорию Ландирии. Ударное ядро составляли спецназовцы Свенсона и шаманы Мотопеда. В качестве огневой поддержки шагали солдаты генерала Загана. Четвёрка жеребцов тянула большую телегу. Радист ехал рядом с возничим.

– Эх, зачем они вообще сюда притащились? - проворчал Свенсон. - Чего им надо-то?

– Мстят,- догадался король. - Не вижу иной причины.

– Каков план? - по ходу спросил Свенсон. - Массированный удар гранатами и базуками, а потом перебьём всех, кто двигается, не давая противнику опомниться?

– Нет,- подумав, ответил Барди. - Так мы рискуем разбить и потерять ценнейший прибор. Нет, Рок, он нужен мне целёхоньким. Я не хотел бы через месяц-другой начинать охоту за новым преобразователем.

– Понятия не имею, как это сделать. Как только нас заметят, ударят психотронными зарядами.

– Нас не должны заметить. Мы не можем действовать, как футбольные болельщики, теперь мы - диверсанты без диверсии. Мы - воры. Вспомни историю об экзамене в детском саду, рассказанную вашими сыновьями. Шуметь разрешается только после захвата преобразователя и обслуживающего персонала. После - любой фейерверк. Накось вместе с шаманами будут прикрывать нас от психотропных атак и блокировать сознание пленных операторов преобразователя. Враги не должны поднять тревогу. Вот тебе в общих чертах мой план. Пока до места доберёмся, уточним тактические детали и задачи каждого участника.

Вечером тихое войско остановилось на ночлег.

– Накось,- сказал король,- рассчитываю на твою изобретательность в плане ужина: видишь ли, настоящих поваров мы не захватили. Здесь полно хороших бойцов, но стряпухи они никуда не годные. Давай колдуй! Сотвори самый вкусный ужин на свете! Я тебе доверяю.

Польщённый молодой человек расставил посуду на скатерти, расстеленной прямо на траве, сосредоточился и произнёс невнятно несколько слов. Не успел Барди мигнуть, как увидел, что тарелки полны снеди - салаты, супы, заяц под соусом. И целая гора румяных пирожков.

– Молодец! - похвалил парня Барди. - Давайте подкрепимся, а потом быстро спать. Завтра ещё идти и идти…

Войско двигалось без затруднений - смелее редким лесом и осторожнее, с оглядкой, пересекая обширные поляны. Дозорные исправно следили за появлением лазутчиков в обличье воронов, сов или других психопрограммированных существ, но таковых не заметили. Казалось, на этот раз алкнафты не сочли нужным действовать организованно, почитая людей слабыми безмозглыми существами.

Источником раздражения всех бойцов, а особенно короля Барди, стала разбитая дорога, петляющая по слегка холмистой местности. Тут вообще не было гладких дорог, вроде тех, что проложены были в Сандирии королем Диотемием. Барди стал подумывать, не пора ли задать Року хорошую трёпку. Ведь Ландирия, от центра до последней избы на окраине, была его вотчиной. Может, сейчас наступил удобный момент покритиковать близкого друга? И он выложил ему всё как есть.

– Понимаю твое недовольство,- спокойно ответил Свенсон. - А теперь давай вспомним, как мы работали все эти годы. С первого дня создания Объединённого королевства я был твоей правой рукой. Что это означало?

– Ты всегда был рядом, я мог на тебя положиться,- ответил главнокомандующий и осёкся.

– Ага, отпускал в поместье раз в квартал на выходные и в отпуск. Как раз оттуда, из отпуска, ты меня призвал досрочно, чтобы начать завоевание Америки. Что, разве не так?

Барди задумался. Свенсон прав, он ни в чём не виноват. Слишком много забот легло на плечи спецназовца в мирные дни. Он делал всё возможное для развития и процветания столицы, а про собственные владения мог лишь вспоминать, оказываясь там на отдыхе. Глупо и нечестно было бы устраивать ему головомойку. Теперь есть повод задуматься не только о процветании столицы, но и о стране в целом. Чёрт бы побрал Америку, о которой только и приходится думать в последнее время.

Скверная дорога превратилась в тропинку, войско растянулось в колонну по трое, местами по двое всадников бок о бок. Вечером передовой отряд остановился у начала обширной равнины, раскроенной на поля ячменя, ржи и пшеницы. Колонна подтянулась, перестроилась и дотемна успела достичь первого селения. Несмотря на свои нищенские хибары, жители, встретившие войско, выглядели прилично одетыми и сытыми людьми с весёлыми и приветливыми лицами.

– Бивак за селом разобьём? - осведомился Свенсон. - Или лучше заночуем по домам да сараям?

– Вообще ночевать не станем,- отрезал король. - Три часа на отдых, включая ужин, затем возобновим поход прямиком на Ринию. Небо ясное, ночь лунная, видимость должна быть отличной. Алкнафты тоже во сне нуждаются. Если они всё-таки за нами следили, лучше сделать неожиданный для них ход. Так что прикиньтесь, что разбиваете лагерь на всю ночь за селом.

– Согласен. Так мы ещё до рассвета выйдем к базе противника. Усталость можно утолить часом передышки, а затем сразу атакуем строение, где находится преобразователь перемещения. Если не успеем с ходу, существует опасность переброски его неизвестно куда. Трудность в том, чтобы найти преобразователь до зари…

– Этим займётся Накось и шаманы. Велю ему сейчас же отправить Наблюдателя - скажем, чайку. Риния - посёлок речной, чайка годится как прикрытие лазутчика.

– Правильно, Барди, гениально. Накось, иди-ка сюда!

Минуту спустя в тёмное небо Ландирии взмыла воплощённая в материю мыслеформа, точь-в-точь белоснежная чайка. Молодой маг обещал вернуть разведчика через два часа, не позже.

Войско разбило лагерь, причём король отклонил приглашение старосты откушать в селении, но жители принесли в лагерь и передали часовым несколько ягнят и поросят, тут же угодивших на вертела. Дюжина корзин с овощами дополнила рацион. Лошадям насыпали ржи и резаной свеклы. Довольно смазливые бабёнки доставили фрукты и молоко, причём не спешили уходить, а стали строить глазки бойцам у костров. Генерал Заган велел дать каждой по серебряной монете, лишь бы убирались восвояси и не нарушали дисциплину.

Избавившись от местных соблазнительниц, он приказал солдатам спать. Старосте король соврал, что завтра с утра в их селении пройдёт парад в честь возвращения его величества. Староста ринулся было наряжать убогое село, но король предупредил, что стук молотков и прочая суета помешают бойцам выспаться. Посоветовал отложить приготовления до утра, когда генерал Заган даст местной управе точные инструкции. Село угомонилось, а постовые затушили костры…

За час до полуночи войско было разбужено и тихо снялось с места, бесшумно выстроившись в колонну. Луна светила ярко - не более двух ночей оставалось до настоящего полнолуния; идти по свежей прохладе было легко. А совсем скоро над головой колонны закружила чайка. Накось протянул ей навстречу руку.

– Ну? - спросил Барди, когда конь молодого человека поравнялся с жеребцом короля.

– Преобразователь поставили в заброшенных конюшнях. Обслуживается несколькими алкнафтами, они там же и живут. Остальные уроды расквартированы в постройках рядом. Птица сядет на крышу, и мы сразу поймём, где искать. Она белая, в лунном свете мы легко её заметим с обрыва над посёлком.

– Отлично!

Колонна продолжала двигаться, почти не нарушая ночной тиши топотом копыт, шумы тонули в бесчисленных серенадах сверчков. Торопливым маршем войско минуло четыре спящие деревни. На всадников лениво побрехали собаки. Около трёх часов пополуночи колонна достигла замка Ландирии, обогнула его и вышла на дорогу к рыбацкому посёлку Риния.

Когда солдаты подошли к цели, луна уже клонилась к закату, а до рассвета оставалось не более часа. Король сверился с картой, составленной разведчиками генерала Бино, осветив её фонариком. Войско двинулось по главной улице, ведущей прямо к пристани. Ударная группа перешла в голову колонны. Скоро таинственная чайка села на крышу заброшенной конюшни неподалёку от берега. Из пролома в крыше торчала, блестя стеклянным оком, знакомая Барди и Свенсону зловещая труба. Король дал знак ударной группе двигаться к объекту, остальные спешились и последовали за диверсантами в качестве огневого прикрытия.

К немалому удивлению, ударная группа обнаружила, что вход в конюшню не охранялся. Уверенные в своей неуязвимости, алкнафты не позаботились об элементарных мерах безопасности. Диверсанты замерли, давая возможность остальным бойцам занять заградительные позиции вокруг на случай неожиданнностей.

С электрическими фонариками наперевес, сжимая рукояти пистолетов, Барди, Свенсон, Заган и Накось стремительно повели группу захвата. Перевели дыхание и ворвались внутрь строения, где находился преобразователь перемещения в пространстве. Разыгравшаяся там схватка проходила по принципу плохой комедии. Вот пятеро алкнафтов сонливо щурят глаза под лучами фонариков, а вот вдруг они уже валяются носами в пол со скрученными за спину лапками, не успев даже взвизгнуть, ибо им тут же заткнули рты кляпами. Свенсон живо сорвал с каждого портативные преобразователи, а Накось спрятал пирамидки, обнаруженные на столике в углу.

– Отправляйтесь в соседние постройки,- приказал шёпотом король. - Разделитесь по двое. Накось и шаманы пусть прикрывают от психоатак. Всех, кого найдёте, ликвидировать на месте. Пленных уже достаточно, остальные нам ни к чему.

Группы быстрого реагирования рассыпались по территории, загремели выстрелы.

Заган вернулся довольный с коротким докладом:

– Задание выполнено, ваше величество. Алкнафты ликвидированы,- поклонился он.

– Сколько их было? - спросил Барди.

– Десять. Ни один не ушёл, ваше величество.

– Отлично. Выключи фонарик, береги батарейки. На улице светло. Скажи Накосю, пусть займётся жителями посёлка. И пусть он с шаманами поспешит, я против уничтожения ландрийцев, но под гипнозом они могут быть более чем опасны. Я и Рок остаёмся стеречь пленных. Действуйте.

Опасения короля оправдались. Снаружи донеслись вопли и лязг железа. Король выглянул в окно, и тут же мимо его уха со свистом пронеслась стрела. Разбуженные выстрелами зомби высыпали из домов на улицу, вооружаясь на ходу чем попало. Некоторые несли арбалеты и другое холодное оружие. Они набросились на королевских солдат, пытаясь убить незнакомцев. Один из зомбированных рыбаков уставился пустым взглядом в окно, откуда только что выглядывал король. Рыбак уже натянул тетиву арбалета, заложив болт, но в этот момент появился Накось и шаманы, они остановились, сосредотачивая ментальные силы.

Дальше случилось то, чего следовало ожидать. Мужчины и женщины побросали дубины, луки и копья, глядя друг на друга в крайнем недоумении. Малая психотронная война закончилась победой.

– Эй, Заган! - крикнул Барди из окна. - Не станем задерживаться, вели бойцам грузить преобразователь на телегу и выводить пленных… Кто-нибудь видел Дзога?

Дракона нашли. Он крепко спал на бережочке, пуская дым из ноздрей. Барди разбудил его привычным способом, подпалив хвост и удрав подальше, словно таракан.

– Опять ты?! - взревел Дзог, узнав короля.

– Я! Тебя зачем сюда отправили?! - праведно возмутился Барди. - На травке валяться? Или помогать в военной операции?

– Иногда не мешать военной операции - это лучшее, что может сделать дракон. Так что мне делать сейчас?

– Ничего. Сражение окончено. Мы победили, возвращайся в Сюдасказал.

– Ну вот…- загрустил пожиратель овец. - Знаешь, Барди, по-моему, ты таскаешь меня за собой по привычке. Не потому, что я действительно нужен, а так, лишь бы был рядом.

– Ладно, поговорим об этом потом, у моего психотерапевта. Слушай, пока ты храпел, мы их перебили, лишь пятерых взяли в плен, чтобы помогли разобраться с преобразователем.

– Это хорошо. Недаром мне снились поля, покрытые гвоздиками… Красный цвет - символ победы! Теперь, с преобразователем, ты будешь быстрее возвращаться домой из походов…

– Да-да, отлично… Ну давай разбегайся и лети обратно. Совсем обленился…

Барди велел найти местного старосту. Тот оказался бородатым рыбаком с серьгой в ухе. Долго благодарил своего короля, падал в ноги, плакал.

– Не затем я тебя вызвал, рыбак, чтобы слушать бабские причитания. Хочу, чтобы ты в благодарность за освобождение выполнил волю мою. Она не будет тебе в тягость. Все затраты берёт на себя государственная казна.

– Клянусь, всё сделаю! - выпалил мужик, поднимаясь с колен.

– Я пришлю к тебе одного человека по имени Горголан. Немного странный, но вы не обращайте внимания. Он приедет с обозом, привезёт тренажёры. А вы к тому подготовиться должны. На месте этих старых конюшен постройте избу большую, крепкую, да чтобы с банькой. Как приедет Горголан, устроит в той избе фитнес-клуб. Людей обучит. Вы для этого дела молодёжи не жалейте. Лучшие станут моими офицерами. Уж больно я культуризм уважаю и хочу, чтобы даже в такой забытой деревне, как Риния, знали и чтили любимый спорт вашего короля. Всё понял?

– Клянусь, построим избу! Всем миром навалимся и за семь дней возведём!

– Верю тебе! Ступай. Ждите Горголана.

Король был собой доволен.

Отдохнув, войско двинулось в Сюдасказал. Все были довольны, никто не погиб, лишь один солдат был легко укушен алкнафтом за палец. Радист по приказу короля передал в столицу добрые вести об успешном окончании похода. Свенсон предложил заехать в бывший замок Рогоналя.

– Приглашаю на званый ужин всю честную братию! - объявил спецназовец.

– Твоё предложение принимается, брат! - откликнулся Барди, а в душе у него зашевелились старые воспоминания. - Эх, где мои семнадцать лет, Свенсон!

Пять часов тряски в седле, и конная колона прибыла в замок. Всадники поскакали прямо во дворец. Путь к нему на всех участников похода произвёл странное впечатление. Изредка встречались прохожие, но в целом замок обезлюдел. У порот дворца короля Барди вышел встретить местный сенешаль, тучный мужчина, похожий на многих других сенешалей Объединённого королевства. Толстяк отвесил низкий поклон:

– Приветствую моего короля Барди Бравого и моего хозяина Рока Свенсона!

– Что тут происходит? Почему так пусто в стенах замка?

– Сегодня великий день, повелители! - торжественно изрёк сенешаль.

– Хватит ломаться, как девка,- отрезал спецназовец. - Говори, что случилось в моей вотчине!

– Смею вам напомнить, сегодня день памяти достопочтенного короля Рогоналя,- сказал сенешаль и обиженно затряс двойным подбородком.

– Вот это да! - разинул рот Барди. - Тогда понятно, почему нас не встретили… Как я мог забыть!

– Зря ты Дзога отправил, вот бы сейчас отметили вместе!

– Да, Рок, придётся поминать короля без дракона.

– Едемте в замок! Там собрались барды и менестрели со всего королевства. Мы прекрасно проведём вечер. Накось, Заган, мой король, сегодня отличный день во всех отношениях! Мы победили алкнафтов, забрали их чёртов преобразователь и попали на праздник. Я рад за нас всех! Кстати, Барди, сегодня ты лично вручишь Рогоналевскую премию лучшему поэту!

Отдых получился отменным, как и обещал новый хозяин замка. В тронном зале играла музыка, ловкие пальцы перебирали струны, бегали дети. В большой трапезной расставили столы, накрыли их белыми скатертями. По просьбе Барди Накось поработал над алкнафтской штучкой, вызывающей духов, и, ко всеобщему удивлению, на троне появился силуэт, а затем всё более узнаваемые очертания старого выпивохи Рогоналя. Призрак оглядел присутствующих нетрезвым взглядом, остановив его на бывшем рыцаре.

– Зятёк! - молвил он. - А ну-ка иди сюда!

Барди, устало улыбаясь, подошёл к нему и встал на колено.

– Здравствуйте, ваше величество! Как себя чувствуете?

– Зятёк,- Рогональ положил на начинающую седеть голову рыцаря невесомую ладонь,- я себя давно уже никак не чувствую. Вижу, вы неплохо проводите время? В честь чего, скажи мне?

– Исключительно в вашу честь, ну и ещё ввиду одной важной победы.

– Понятно, значит, без войн у нас не получается…

– Не получается, ваше величество.

– А чего пьёте?

– Да много чего. Соки разные.

– Ладно, не морочь мне голову, что-нибудь крепкое сегодня наливают?

– Пиво, водку, вино и коньяк. Медовуха тоже есть.

– Да-а-а, без пивка на том свете скучно…

– Мы выпьем за вас, мой король, можете не сомневаться!

– За меня вам нужно напиться,- поправил призрак, грустно вздохнул и… ушёл.

– Накось! - крикнул Барди. - Верни его.

– Нет, не могу,- ответил парень, пожимая плечами. - Он ушёл по собственной воле. Кажется, в погреб. Если вызвать сразу, может разгневаться на вас.

– Ладно! И на том спасибо.

На следующий день всё ещё пьяные и сытые солдаты ближе к обеду оседлали лошадей и направились в столицу. К вечеру того же дня войско остановилось в селении, где Барди обещал старосте провести парад. Парад провели, после чего началась весёлая и шумная пирушка, на которую в обязательном порядке приволокли всех местных развратниц. Добропорядочные красавицы были также замечены пробирающимися огородами к лагерю. Заган притворился, что ничего не понимает, а король просто махнул рукой на нарушение воинской дисциплины.

– Теперь можно! - просто сказал он и упал лицом в салат.

Нагулявшись и проспавшись, колонна тронулась дальше. В столицу вернулись без особых приключений.

Первым встретил колонну Дзог. Он нежился на брюхе поперёк дворцовой площади и жмурил глазищи под лучами клонящегося к закату солнца. Топот конских копыт заставил его слегка приподняться. Кони не испугались, уже привыкнув к его присутствию.

– Добро пожаловать домой, император! - Дракон украсил приветствие насмешливым всполохом.

– Обращение «король» тебя не устраивает? С каких это пор?

– С тех пор как ты, Барди, заимел владения на двух континентах. Хочу продолжения! Где два, там и три.

– Чем зубы скалить да язвить, шёл бы ты к себе в хлев. С детками поиграл, жёнушек поласкал.

– Ой, точно. Склероз. Холостяцкие привычки, знаешь ли, самые стойкие,- вздохнул Дзог и потащился в своё логово, ворча что-то о бессмысленных перелётах, подрывающих его здоровье.

Королева Хельга вышла на крыльцо и бросилась к мужу. Впрочем, следуя логике Дзога, её надлежало величать императрицей.

– Рада видеть тебя живым и невредимым, дорогой!

– И я рад тебя видеть после тяжкого похода,- улыбнулся Барди, обнимая жену. - Сделай мне одолжение, дорогая, найди сенешаля Горголана и передай ему, что его ждёт ответственная командировка в провинцию с целью развития культуризма.

– Интересно… Надеюсь, ты не поедешь?

– Ни в коем случае, у меня и дома дел невпроворот. И будь добра, распорядись, чтобы слуги привели в порядок старую пыточную.

– Кого ты собрался пытать?

– Что ты, родная, не подумай плохо. Я велю поставить туда один ценный трофей и попробую испытать его.

– Хорошо. Прошу только сильно не увлекаться, муж мой, и в другие миры не проваливаться.

– Договорились. Свенсон, иди сюда!

Друзья перекинулись парой слов и отправились к небольшому строению, в котором разместились пленники, пребывающие под неусыпным оком шаманов. Заган тоже был там. Барди пожал руку суровому генералу и сразу приступил к делу:

– Заган! Прикажи бойцам доставить преобразователь перемещения в старую пыточную. Обращаться с ним очень бережно. Затем этих пятерых туда же,- указал король на алкнафтов. - Шаманов я тоже попрошу спуститься в подвалы пыточной. И конечно же Рилон. Его тоже привести. Стойте, мне понадобится Накось, его пирамидка, вы, генерал, должны быть в обязательном порядке, а мой сезонный советник приглашается в качестве почётного свидетеля. Больше нам никто не понадобится. Пускай веселятся на пиру. Полагаю, Горо начал гулянку одним из первых. Ну ничего, я его приволоку.

– Есть, босс! - отдал честь бывалый вояка.

Пир шёл горой. Звон опустошаемой посуды и громкая музыка… Чтобы поддержать разговор, приходилось кричать соседу в ухо. Благодаря Хельге количество дам в этот день было велико, как никогда прежде. Вино лилось рекой и порой даже водопадом из горлышек бутылок и кувшинов прямиком в глотки, заливало блюда, орошало бороды, усы и декольте, повышало градус веселья.

Пьяные вусмерть валились с лавок под столы. Это был пир в лучших традициях дикой Ландирии. Мотопеду здесь бы очень понравилось.

Здоровенные куски мяса, словно зажаренные на съедение стае голодных драконов, убывали, поглощаемые не зубастыми чешуйчатыми чудищами, а миловидными дамами и мужественными воинами. В том же направлении отбывали овощи и фрукты, коим счёт вообще никто не вёл. Каждый из гостей орал о моде, битвах и любовных победах. Огромная часть подвигов относилась к сфере разнузданного воображения, чтобы не сказать - наглого вранья, но благо, что почти никто хвастливых слов не разбирал, ибо они тонули в общем гуле.

В относительно тихой заводи находилась лишь ложа, где восседали Барди с Хельгой, а по правую руку расположился Свенсон. Появился Горо, подсел к королевской чете и крикнул, стараясь перекричать шум:

– О чём х-тел с-с-с мной грить?

– Возьми стул, сядь между мной и Роком, тогда скажу.

– У м-м-ня ушш зал-жило! - пожаловался пьяный маг. - Сссил вввще нет.

– Не волнуйся, на пиру всегда так. Слышишь меня?

Горо схватился за стул, как за последнее спасение, и рухнул с ним в обнимку между королём и его верным спецназовцем. Мужчины встали, оторвали его от стула, взвалили, как раненого, на плечи и пошли прочь. Со стороны казалось, что друзья просто хотят отнести Гороудода Сногсшибательного в его келью и вернуться обратно.

Троица, покинув зал, спустилась в казематы замка. В старой пыточной их уже ждали. Преобразователь перемещения стоял на месте.

– Накось,- сказал король.

– Я!

– Делай что хочешь, но твой учитель должен протрезветь.

– Я готов. - Парень выглянул в коридор и кого-то позвал. Вошли две служанки с двумя вёдрами ледяной воды. И конечно же приступили к традиционной процедуре приведения в чувство.

Мокрый и ужасающе злой маг гнал визжащих дурёх добрых полкилометра. Вернувшись, он не проронил ни слова. Не сводя с короля полных укора глаз, молчал. В погоне он укусил себя за язык, поэтому сквернословить было по-настоящему больно.

– Итак, Накось, сейчас многое будет зависеть только от тебя. Во-первых, преобразователь должен быть настроен на Алкнафтиду. Где она находится, расскажут вот эти мандолоны, которых мы схапали в старой конюшне. Ведь я не ошибся, ребята, вы не учёные, вы - те самые мандолоны, ближайшие соратники Верховного килога?

Все пятеро замотали бесформенными головами, но явно напряглись.

Барди продолжал как ни в чём не бывало:

– Есть отличный способ вывести вас на чистую воду, а затем наказать. Можете отнекиваться сколько угодно. Это вам не поможет. Накось, давай берись за пирамидку, настал твой час.

Юноша вцепился в магическое устройство пришельцев и восторженно ловил каждое слово своего повелителя. Горо хлопал глазёнками. Свенсон смотрел то на пленников, то на шаманов, то на преобразователь, но пока не разобрался в намерениях Барди Бравого. Заган хмурился, он бы давно пристрелил пленников без всяких там разговоров и разнёс к чертям перемещатель. Однако понимал: его величество преследует не ведомую никому стратегически важную цель. Оставалось смотреть и слушать.

– Накось,- продолжил король,- приказываю тебе отправить в пирамидку память каждого пленника, включая Рилона. Надеюсь, это тебе по зубам?

– По зубам, ваше величество. Уже сделано!

– Ты мерзавец, человек! - крикнул один из пятёрки алкнафтов.

– Замечательно, Накось. Сколько понадобится времени на расшифровку данных? Меня интересуют координаты Алкнафтиды.

– Думаю, несколько минут. Достаточно вставить пирамидку в мегапреобразователь и выбрать из списка адресов. Кстати говоря, их в памяти уродов не так уж и много. Вот, пожалуйста, Алкнафтида первая в списке.

– Не-э-эт! - завизжали все коротышки сразу. Шаманы напряглись и лишили врагов голоса.

– Далее повелеваю тебе, Накось, проникнуть в сознание каждого находящегося здесь урода и стереть его память без возможности восстановления. Оставить надо лишь информацию о Верховном килоге, чтобы они знали, как его найти, как он выглядит и какой силой наделён.

– Будет исполнено! Стёрто по вашему указанию. Рилона подвергать воздействию?

Король взглянул на своего попутчика. Своего? Да нет, просто общались какое-то время, но это ничего не значило. Барди подошёл к трясущемуся от страха Рилону и заговорил с ним:

– Знаешь, я уважаю учёных, поэтому тебе, дорогой, предоставляю право выбрать пункт назначения. Твои соплеменники будут подвергнуты мощному зомбированию. Им внушат одну-единственную задачу - добраться до килога и уничтожить его. Накось перебросит их в Алкнафтиду прямо сейчас. Если хочешь, можешь присоединиться к ним. Но можешь отправляться в Голливуд. Помнишь, я рассказывал про известных кинорежиссёров? Так вот, могу отправить к любому из них. Но, извини, с памятью придётся распрощаться раз и навсегда. Я напишу записку некоему Мандельштейну, попрошу его позаботиться о тебе, поспособствовать, так сказать, на первых порах. Давай решайся. Это всё, что я могу для тебя сделать, учёный!

Рилон задумался, глянул на своих обезличенных товарищей, горько вздохнул и кивнул:

– Я соглаеен. И спасибо, что не послал меня убивать собственного повелителя. Это было бы худшее из наказаний. Спасибо. Напиши, пожалуйста, рекомендации, и дело с концом.

Барди набросал письмо, вложил в конверт и отдал будущей кинозвезде.

– Накось, приказываю тебе безвозвратно и полностью стереть память алкнафта Рилона, внушить ему прекрасное знание английского языка и литературы, незаурядные актёрские способности, музыкальный слух и голос, сдобри этот салат отличным чувством юмора и впрысни побольше нужных гормонов. Сделай его больше похожим на мужчину или на женщину, что-нибудь одно.

– Ваше величество! Слишком много указаний! Нужна помощь шаманов!

– Помогите ему. Алкнафты уже безопасны, нет нужды их контролировать.

Когда и эти поручения были выполнены, Накось включил мегапреобразователь. Стеклянное око, напоминающее телескоп, уставилось на безмозглых пленников и поочереди стёрло их из пространства пыточной.

– Недурная идея! - сказал Свенсон, когда исчез Рилон. - Завоевать Алкнафтиду руками алкнафтов! Значит, в скором времени нас ждёт ещё более опасная вылазка? Туда, где ещё не ступала нога человека?

– Да, идея именно такая,- кивнул король. - Полагаю, и в Америке придётся побывать не один раз. С этим мегапреобразователем мы получаем колоссальные возможности, друзья! Горо, что скажешь? Небось уже подмывает смотаться в Голливуд на часок-другой? Я прав?

Горо хмыкнул и отвернулся. Барди угадал его желание прежде, чем маг успел подумать.

– Ваше величество! - опомнился вдруг Накось. - А что будем делать с пленниками, доставленными из Мохаки? Надеюсь, вы не забыли о них?

Король отвёл смеющийся взгляд от Горо и посерьёзнел. Он и вправду забыл.

– Отдать их под покровительство НЕБУХТИ,- решил он. - Пусть поработают на благо нашего отечества. Там в основном учёные, ребята образованные, не дураки. Родине нужна точная электроника, реактивные двигатели и прочие достижения технического прогресса. Вот над тем и потрудятся. А теперь прошу всех на пир.

Долго ещё гремела музыка, лилось рекой вино и гудели головы. Ночное небо над Сюдасказалом многократно вспыхивало цветными огнями. В провинции мычали коровы и дарили крестьянам телят. В гавани стояли боевые корабли. На «Авантюристе» в одной из кают горела свеча. Капитан Вар Яг вязал носок. Это был отличный тёплый носок из собачьей шерсти, сорок шестого размера. Размер Барди Бравого, властителя двух континентов, подвижника культуризма, рыцарства и всяческих нововведений. Любителя женщин и приключений, замечательного отца и мужа. Просто хорошего человека…

– Неужели мне опять придётся беспокоиться о тебе?! - всхлипнула Хельга, закрывая окно спальни и задёргивая шторы. - Знаешь, сколько бессонных ночей я провела, пока ты был в походах?

Барди стоял перед ней в розовой пижаме с кругляшами в виде блинов от штанги.

– Не тревожься, дорогая. Бродяги вроде меня нигде не пропадут. Тем более с таким мегапреобразователем!

– Что ты имеешь в виду, дорогой? - лукаво улыбнулась прекрасная королева, приближаясь. - С каким таким мегапреобразователем ты нигде не пропадёшь? Ну-ка покажи мне его!

– Чёрт, любимая, я не это имел в виду,- засмущался силач.

– Вот как… а я… именно это. - Мурлыкнув, Хельга набросилась на него и заставила поверить, что и в одной женщине порой скрывается невиданное количество миров.

ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ


Седой индейский вождь Большая Водка смотрел на своего единственного ученика и последователя, время от времени запуская сухую ладонь в пузатый глиняный чайник. Он брал оттуда твёрдые катышки овальной формы и клал их себе в рот.

Юноша был взволнован.

– Говори, Продолжительный Спазм,- разрешил старший, тщательно пережёвывая.

– Вождь! Боюсь, настали плохие времена, совсем плохие!

– Что плохо для зелёной лягушки, хорошо для белого аиста, говорили древние.

– В прерию древних! Сюда идёт Великая Минздра!

– Великая Минздра… Ты не ошибся?

– Нет! Она забрала все наши кактусы.

– Даже койот не задирает задней лапы над нашими кактусами.

– И орёл не метит в них всплеском шалости! Знаю, знаю… Что будем делать?

– Поговорим с нею. Они помолчали.

– Я знаю, что ей нужно,- сказал вождь. - Вчерашний дым донёс до меня её желания.

– Пожалуйста, расскажи, о Большая Водка!

– Она хочет, чтобы мы призвали на нашу землю того человека.

– Того самого?!

– Того самого, неуязвимого, одетого в железо. Великая хочет, чтобы он вернулся.

– Признаюсь, вождь, я тоже. Надо взять у него автограф…

– Тогда начнём призывать, дабы не разочаровать её и вернуть наши колючие растения.

– Начнём, учитель!

Юноша сел рядом со старым индейцем и закрыл глаза. Теперь они оба знали желание Великой Минздры и приступили к его исполнению…

Комментарии


1

Вот отдельные отзывы об этой книге, о которых молодое дарование могло и не знать: «Рекомендую читать в качестве пыток», «Полный бред» и т. п.

2

Вершина мачты, где располагается дозорная площадка, именуется во флоте марсом.


home | my bookshelf | | Гаси Америку! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 47
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу