Book: Непредвиденные обстоятельства



Непредвиденные обстоятельства

Тереза Саутвик

Непредвиденные обстоятельства

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кристал Ролинз поправила на носу огромные несуразные очки, которые почти полностью закрывали ее лицо. У нее была дальнозоркость, и обычно она носила контактные линзы. Но сейчас она использовала эти очки, чтобы скрыть за ними свою внешность.

– Меня зовут Кристал Ролинз, – представилась она Его Высочеству Фарику Хасану, стоя перед ним в его кабинете.

– Да, я знаю, вы новая няня. Добро пожаловать в Эль-Зафир, мисс Ролинз. Приятно познакомиться с вами.

Его Высочество оказался высок, темноволос и потрясающе красив. Просто мечта любой женщины. Вежливо улыбнувшись, он протянул руку Кристал, и она пожала ее. Рука принца была изящной, теплой и сильной. Ощутив ее прикосновение к своей ладони, Кристал затрепетала.

Обычно, приступая к работе на новом месте, Кристал заранее тщательно продумывала свой туалет, желая чувствовать себя уверенно. Нынешний день был для нее особенно важен. Если принц откажет ей от места, расплачиваться с кредиторами ей будет нечем. Кристал должна была оплачивать счета за лечение матери, а также изо всех сил старалась не допустить потери родного дома, в котором выросла.

– Я очень рада встретиться с вами, Ваше Высочество. Я узнала много интересного о вашей стране и буду счастлива работать здесь.

– Вас не смущает, что по договору вы должны отработать у меня три года? – он изучающе смотрел на нее. – Как вы выдержите разлуку с родными? У вас ведь не будет отпусков.

– Главное, что у меня будет работа, которая мне интересна.

– Я хочу, чтобы мои дети росли в спокойной обстановке, окруженные любовью и вниманием.

– Ваша тетя сказала, что у детей сменилось пять нянек за последний год. Видимо, у вас были к ним серьезные претензии?

– Да, – он нахмурился.

– Уверяю вас, что постараюсь как можно лучше выполнять свою работу.

– Хорошо. Я понимаю, почему моя тетя рекомендовала вас в качестве няни.

Фарик был отцом пятилетних близнецов, за которыми и следовало присматривать.

– У вашей тети, принцессы Фаррах, отменный вкус… – Она умолкла, ибо хотела сказать нечто совершенно иное. – Принцесса умна, проницательна и… прекрасно разбирается в моде.

– Я надеюсь, что она не ошиблась и в выборе няни, – принц вежливо улыбнулся.

– И правдиво описала мне своих племянников, – пробормотала Кристал.

– Что?

Она огляделась, желая потянуть время, чтобы успокоиться.

– Я сказала, что принцесса очень детально описала мне вашу страну. У вас здесь красиво.

– Спасибо.

Собираясь на собеседование к принцу, Кристал сделала все возможное, чтобы выглядеть как можно невзрачнее. Это было одним из основных условий при приеме на работу. Для Кристал, которая в свое время была королевой красоты в городке Палман, такая задача оказалась не из легких. На встречу с принцем она надела огромные очки, темно-синий костюм с бесформенной длинной юбкой и туфли на низких каблуках. Волосы Кристал затянула в хвост настолько туго, что выглядела комично и напоминала героиню рекламного щита медицинского центра, занимающегося подтяжкой кожи на лице.

– Присаживайтесь, мисс Ролинз, – принц указал ей на кресло, стоящее напротив его письменного стола.

Поблагодарив, Кристал присела в мягкое кожаное кресло.

– Итак, – начал он, усаживаясь за стол и продолжая пристально рассматривать ее, – как вы долетели из Вашингтона? У вас там, я слышал, растут отличные яблоки.

– Я родом из Палмана. У нас большей частью выращивают пшеницу. Путешествие было долгим, Ваше Высочество, я даже потеряла счет часовым поясам.

– Понимаю.

Фарик Хасан был средним сыном короля Гамила и явно не любил пустых разговоров. Его младший брат Рафик был неисправимым повесой, старший брат, наследный принц Камал, – закоренелым холостяком, а Фарик – вдовцом, за которым охотились самые красивые женщины мира.

Фарик был в самом деле очень привлекательным мужчиной. Кристал казалось, что никогда прежде она не встречала такого красавца. Она видела фотографии братьев Хасан в журналах, и ее не удивляло, что они с легкостью завоевывают сердца женщин.

– Вы отдохнули после перелета? – вежливо спросил он.

– Мне стало лучше. Вчера я чувствовала себя ужасно. Я очень признательна вам за то, что вы позволили мне прийти в себя и привыкнуть к здешней обстановке. Мне бы очень хотелось произвести благоприятное впечатление на вас и ваших детей.

– У вас большой опыт общения с детьми?

Фарик внимательно рассматривал Кристал, но в его взгляде не было ничего, кроме обычного любопытства.

– Я оплачивала свою учебу в университете, работая няней. После окончания университета я работала няней в одной семье в Сиэтле. Эта семья тоже дала мне рекомендацию.

– Ваши рекомендации безупречны. Итак, вы дипломированный педагог?

Казалось, что Фарик прожигает ее взглядом.

– Мне бы хотелось со временем стать преподавателем, – она выпрямилась и выдержала его взгляд.

– Вы не хотите создать собственную семью? – он удивленно поднял черную, как ночь, бровь.

– Когда-нибудь – конечно. Однако я собираюсь работать до того, как полюблю, выйду замуж и у меня появятся дети.

– А если у вас появится шанс сделать это в ином порядке?

– То есть?

– Сначала родить детей, а потом выйти замуж? – его губы изогнулись в насмешливой улыбке.

Кристал покраснела, услышав эти слова. Она не собиралась обсуждать подобные вопросы с незнакомым мужчиной.

Пристально посмотрев ему в глаза, она сказала:

– Я знаю, что такое в жизни бывает, Ваше Высочество, однако сама придерживаюсь в этом вопросе определенных принципов.

– Понимаю. Но разве американки не гордятся тем, что успешно совмещают карьеру и семейную жизнь? Какой смысл ждать, мисс Ролинз?

– У меня на этот счет иная точка зрения. Я обожаю детей, потому и стала учительницей. Когда у меня, будут собственные дети, я намерена посвятить им все свое время. Я буду постоянно рядом с ними, а когда они подрастут, снова примусь за работу. У меня, как у любого учителя, будут отпуска и каникулы, которые я смогу проводить со своими детьми.

– Вы любите все планировать? – он нахмурился.

– А вам это не нравится?

– Наоборот. Я считаю такое качество полезным.

Несмотря на сказанное, Фарик казался недовольным. Сжав руки, Кристал положила их на колени.

– Я могу вас кое о чем спросить?

– Да.

– Простите, если покажусь вам дерзкой. Наш разговор кажется мне собеседованием, а не встречей уже в принципе договорившихся работника и работодателя.

– Я вас не понимаю.

– О работе со мной разговаривала в Нью-Йорке ваша тетя, с ней же мы обсудили мои будущие обязанности. Вы пригласили меня в свою страну и мило встретили. У меня были основания считать, что я уже принята на эту должность.

Он кивнул.

– Тетя Фаррах очарована вами, и я очень уважаю ее мнение, однако окончательное решение – за мной, ибо это мои дети.

– Если вы не согласитесь с принцессой Фаррах…

– Вы отправитесь в США первым же рейсом, – прямо сказал он.

– Тогда возникает очередной вопрос. – Она немного помолчала. – Почему вам нужна няня-американка? Отчего бы вам не нанять воспитательницу из своей страны, знакомую с ее историей и культурой?

– Я расскажу своим детям о нашей стране сам. В этом мне помогут члены моей семьи. Однако сейчас постоянно крепнут наши связи с западными странами. Рождение в королевской семье накладывает на моих детей очень серьезные обязанности. Им придется общаться и с американцами. Вы подготовите их к этому, с чем мои соотечественники вряд ли справятся. Таково мое требование.

Кристал откашлялась.

– Я хотела кое-что уточнить по поводу ваших требований, Ваше Высочество. Можно мне узнать, почему вы обязательно хотели видеть няней невзрачную женщину?

– Мне на самом деле нужна невзрачная, скромная, образованная американка, умеющая ладить с детьми.

Интересно, Фарик хотя бы предполагает, что эти слова могут обидеть ее? Кристал становилось все более любопытно.

– Ваша тетя не объяснила мне, почему у няни должна быть непременно неприглядная внешность.

– Потому что красивые женщины… – он медлил, его взгляд стал суровым.

Фарик поджал губы.

– Что? – она вздрогнула, увидев выражение его лица.

– Они отвлекают от дел.

– Понимаю.

Кристал ожидала, что принц Фарик может оказаться надменным, однако не думала, что до такой степени. Его внезапная суровость натолкнула ее на мысль, что принц однажды уже потерпел неудачу на личном фронте. И его прежняя избранница определенно была хороша собой.

Итак, по его мнению, красивые женщины отвлекают от дел. А не задумывался ли Фарик о том, что он может отвлекать Кристал от дел своей привлекательностью? Она разозлилась. Кристал с детства приучили нести ответственность за свои поступки. Возможно, шейх даже не догадывается об этом, оттого и выискивает недостатки в других людях.

– Позвольте мне уточнить, Ваше Высочество. Если вы отвлекаетесь от дел, то виновата в этом только красота женщины? А уродливые женщины вас не раздражают?

Кристал вздернула подбородок и посмотрела в его глаза. Сейчас она выяснит, хорошо ли замаскировалась. Может быть, следовало надеть парик, поставить золотую коронку и приклеить бородавку к носу?

Какое-то время они смотрели друг на друга. Кристал с нетерпением ждала его ответа.

– Простите, – в его взгляде появилась насмешка. – Вы хотите узнать, кого я стану винить в случае, если красивая женщина будет отвлекать меня отдел?

– Да.

– Будет виновата она.

– Тогда вам нужно кое-что узнать о моих взглядах на воспитание.

Положив руки на стол, он наклонился вперед.

– Что именно я должен узнать?

– Я считаю, что даже дети должны нести ответственность за свои поступки.

– Тогда я тоже хотел бы кое-что уточнить. Я не ребенок и никогда не совершаю ошибок, – сказал он свысока.

Кристал с трудом сдерживала смех.

– Всегда хорошо знать взгляды и требования работодателя. Я надеюсь, что вы все же им станете для меня.

– Думаю, моя тетя сделала верный выбор. Вы мне подходите.

Кристал поняла, что может считать себя принятой на работу.

– Я очень хочу встретиться с моими воспитанниками, – сказала она.

– Я отведу вас к ним и представлю, – с оттенком гордости в голосе произнес он.

Поднявшись из-за стола, Фарик жестом предложил Кристал следовать за ним. Они остановились у тяжелой деревянной двери, оба одновременно попытались открыть ее, и их руки соприкоснулись.

– Позвольте мне, – сказал он низким голосом, звуки которого взволновали ее.

– Спасибо.

Выйдя из кабинета, Кристал огляделась. Ее ноги тонули в пушистом ковре. На обитых деревянными панелями стенах были развешаны фотографии видов Эль-Зафира.

Кристал никогда прежде не встречала подобной роскоши. Мраморные полы и фонтан в вестибюле, роскошные сады, дорогая мебель с отделкой из золота, бесценные картины, вазы и гобелены.

Во дворце было несметное количество комнат. Войдя в одну из них, расположенную в конце коридора, Кристал увидела двух детей и молодого мужчину, который, как потом выяснилось, был принцем Рафиком, младшим братом Фарика. На одном колене принца сидела девочка и ерошила его волосы, а он в свою очередь щекотал мальчика, восседавшего на другом его колене. Мальчик хохотал и умолял дядю перестать тормошить его. Вне сомнения, это и были пятилетние близнецы, которых предстояло воспитывать Кристал.

– А еще говорят, что мужчины не способны делать несколько дел одновременно, – выпалила Кристал.

– Сохраните эту новость в секрете, – Фарик улыбнулся и весело посмотрел на нее.

– Папа! – крикнули дети, подбежали к отцу и ухватились за его ноги.

Фарик наклонился и обнял их.

– Привет, моя маленькая, – сказал он и нежно провел пальцем по щечке дочери, потом повернулся к сыну, улыбнулся и потрепал его по голове. – И тебе привет. С вами хочет кое-кто познакомиться. Это мисс Ролинз.

Дети с любопытством посмотрели на Кристал.

– Привет, – сказал мальчик и взглянул на отца. – Вернее, здравствуйте.

Фарик одобрительно кивнул.

Девочка по-прежнему держалась за ногу отца.

– Здравствуйте, – повторила она за братом.

Фарик с нежностью улыбнулся дочери и посмотрел на Рафика.

– А это мой младший брат Рафик, исполняющий роль няньки.

– Ваше Высочество, – произнесла Кристал.

Принц поднялся на ноги и пригладил взъерошенные племянницей волосы. Он сразу понравился Кристал, ибо, по ее понятиям, тот, кто умеет ладить с детьми, – хороший человек.

– Я рад встрече с вами, мисс Ролинз, – сказал он, протягивая руку.

– И я, Ваше…

– Зовите меня по имени. Я так хочу.

– Спасибо, – Кристал посмотрела на мальчика, потом на девочку. – А это, должно быть, Нури и Хана.

– Откуда вы знаете, как нас зовут? – удивленно спросила малышка.

Она взглянула на Кристал красивыми карими глазами, обрамленными очень длинными черными ресницами. Кристал подумала, что пройдет лет десять, и мужское население Эль-Зафира будет сходить с ума по этой девочке.

– Мне сказала об этом ваша тетя Фаррах. Когда мы с ней встретились в Нью-Йорке, она показала мне ваши фотографии.

– У вас очень большие и уродливые очки, – сказал Нури.

Он был красив, как и его сестра, и обладал надменностью отца.

– А ты наблюдателен, – сухо произнесла она.

– Ваши волосы очень стянуты, – заметила Хана.

– Так только кажется, – солгала Кристал, хотя от этой прически у нее действительно начала болеть голова.

– Вам не больно? – спросила Хана, внимательно изучая ее.

– Нет. – Кристал посмотрела на Фарика. – Можно мне спросить, Ваше…

– Зовите меня по имени. Брат прав, лишние формальности ни к чему. И мы тоже станем обращаться к вам по имени.

– Хорошо, Фарик. Ваши дети часто бывают с вами, когда вы работаете?

– С чего вы так решили? Нет, они не часто бывают рядом, когда я занимаюсь делами. Просто мой младший брат винит себя за то, что вашей предшественнице пришлось так неожиданно нас покинуть, и пытается загладить свою вину.

– Я не виноват в ее отъезде, – запротестовал Рафик и сверкнул глазами.

– Неправда, дядя, – сказал Нури. – Наш дедушка любит порядок и очень рассердился, когда узнал, что няня спала не в своей, а в твоей кровати.

– Откуда ты знаешь? – сурово и насмешливо осведомился Рафик.

– Тетя Фаррах рассказала об этом дедушке, – объяснил мальчик. – Тогда дедушка сказал, что новая няня должна быть тощей старой занудой.

– Где ты это слышал? – неодобрительно спросил Фарик.

– Нури снова прятался за диваном тети Фаррах, – весело заявила Хана и хитро взглянула на Кристал. – Мне нравится, что вы не старая и не тощая.

– Ну вот, два очка в мою пользу, – сказала Кристал, радуясь тому, что в королевской семье не все так надменны, как Фарик.

– Маленькая моя, ты не должна ябедничать, – пожурил дочь Фарик.

– Даже если это правда и он не слушается? – спросила девочка.

– Даже в этом случае. В семье все должны друг друга поддерживать.

Рафик казался смущенным, чему Фарик несказанно обрадовался, стараясь не рассмеяться. Он понятия не имел, что его сын знает причину увольнения прежней няни.

Фарик откашлялся.

– Прежняя няня, как и все женщины, встречающие Рафика, старалась расположить его к себе. Однако, в конце концов, она перестаралась.

– Ее сразу же уволили, – подтвердил Рафик. – Я уговорил короля сделать это.

– Ты снова придумываешь, дядя, – хихикнула Хана.

– Да, малышка, твой дядя большой выдумщик, – согласился Фарик. – Он утверждает, что не обращал внимания на прежнюю няню.

– Я и сейчас это утверждаю. Я не виноват, что она сама пришла в мою комнату. Увидев ее, я сразу же вышел. Отец поверил мне, – сказал Рафик.

– Король не хотел слышать никаких объяснений, – обратился к Кристал Фарик. – Он приказал моему брату прекратить шашни с обслуживающим персоналом и, наконец, найти себе жену. Король хочет, чтобы во дворце было спокойно.

– Я его хорошо понимаю, – ответила Кристал.

Фарик посмотрел на новую няню своих детей.

Кристал явно соответствовала тем требованиям, которые предъявил король к женщине, обучающей его внуков. Она, бедняжка, конечно, не очень симпатичная, но большие очки не могут скрыть ее глаза орехового оттенка. Настоящие кошачьи глаза, в которых отражаются ум и жизнерадостность. Кожа безупречная, красивые губы. Каштановые волосы гладко зачесаны, поэтому прическу вряд ли назовешь привлекательной. Одежда настолько мешковата, что скрывает любой намек на очертания фигуры.

Фарику пришлось согласиться со своей теткой, которая сочла Кристал идеальной няней. Кроме того, мисс Ролинз, судя по всему, не умела лукавить и говорила то, что думала, а это импонировало принцу.

Она обладала хорошим чувством юмора и могла пошутить сама и оценить чужую шутку. Кристал понравилась Фарику, и это его поначалу даже несколько обеспокоило. Однако позже он счел это неким преимуществом, благодаря которому им обоим удастся легче контактировать с детьми.

Единственное, что продолжало смущать Фарика, так это улыбка Кристал. Вот она ласково и нежно улыбнулась его дочери, и у него в душе возникло странное ощущение. И снова он убедил себя в том, что просто дети сразу завоевали сердце няни и она почувствовала к ним нежность. Его как отца это должно только радовать.



Кристал наклонилась к девочке и посмотрела на нее в упор.

– Я согласна с твоим отцом, Хана, но сознаюсь, что мне самой нравилось жаловаться на своего брата.

– У вас есть брат, Кристал? – спросил Рафик.

– У меня их четверо. Я самая младшая в семье, и, к своему стыду, должна признаться, что частенько ябедничала на них в свое время.

– Как реагировали на это ваши братья?

Фарик посмотрел на нее.

– Им это очень не нравилось, но они никогда не пытались отлупить меня, ибо отец запретил им это делать.

– Мужчина, поднимающий руку на женщину, – настоящая свинья, – согласился Рафик.

– Мой отец говорил, что подобный мужчина гораздо хуже свиньи.

– Ваш отец был благородным человеком, – Фарик посмотрел в ее глаза. – В моей стране тех, кто обижает женщин, строго наказывают.

– Так же, как и лгунов, – убежденно произнес Рафик.

Фарик заметил, как Кристал изменилась в лице.

– О чем вы говорите?

– Я благородный человек и никогда не лгу, но наш отец считает меня ответственным за предосудительное поведение прежней няни. Хотя я не виноват в этом, – сказал Рафик и взглянул на Кристал. – Как, по-вашему, я могу лгать?

– Я совсем не знаю вас, – ответила она с заминкой.

– Я имела в виду…

– Забудьте об этом, – прервал ее Фарик. – Незачем подслащивать пилюлю, как говорят у вас в Америке. Ваши первые слова были точнее.

– Я предлагаю вам лучше узнать меня сегодня за ужином, – предложил Рафик. – За столом соберется вся наша семья.

Рафик снова принялся за свое. Он не мог обойти вниманием ни одну женщину. Однако на этот раз его поведение отчего-то обеспокоило Фарика. Черт побери, Кристал могла оказаться слишком неопытной, чтобы устоять перед искушенным Рафиком.

– Пожалуйста, приходите, – Хана умоляюще сложила ручки и посмотрела на Кристал.

Фарик отметил про себя, что его дочь сразу же прониклась симпатией к новой няне, а это было редкостью.

– Мой брат прав, вы должны встретиться с нашей семьей. Ужин подается в семь часов.

– Хорошо, спасибо, – ответила Кристал не очень уверенно.

Заметив это, Фарик решил выяснить, что именно беспокоит ее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Четыре часа назад, получив приглашение на ужин, Кристал вышла из кабинета Рафика бледной как привидение. Теперь же она сидела за столом с королевской семьей и беспокоилась, не очень ли она румяная. К счастью, Рафик на протяжении почти всего ужина не закрывал рта, отвлекая внимание на себя.

– Я боюсь, что новая няня – обманщица, – принцесса Фаррах внимательно взглянула на Кристал, которая сразу же замерла.

– Простите? – она заставила себя посмотреть на принцессу.

– Вы все время молчите и совсем не похожи на разговорчивую молодую женщину, которую я встретила в Нью-Йорке.

Ох уж эти королевские шуточки!

– Моя мама говорила, что, когда нечего сказать, лучше промолчать, чтобы не показаться глупой.

– Ваша мать мудрая женщина, – заметил король Гамил.

– Да.

Кристал повернула голову налево, где в дальнем конце стола восседал король и пристально смотрел на нее. Ему было около шестидесяти лет. Он был привлекательным мужчиной с сединой на висках.

Вики Ролинз – матери Кристал – понравилось бы ужинать с королевской семьей Эль-Зафира. Она всегда сетовала на то, что мало повидала на своем веку. Когда дети выросли, а отец вышел на пенсию, у родителей, казалось бы, появилась возможность посмотреть мир, однако они, к всеобщему удивлению, разошлись. Потом мать попала в автокатастрофу и теперь проходила мучительный период реабилитации.

Возможно, поэтому она позволила своей единственной дочери поступать так, как та считает нужным, и отправиться в Эль-Зафир в качестве няни.

– Вы молчите потому, что вам невесело? – спросил у Кристал король.

– Наоборот, Ваше Величество. Я еще никогда не присутствовала на таком замечательном ужине.

– Я рад, что вам понравилась трапеза, – король положил на тарелку золотую вилку.

– Мне чрезвычайно приятно было находиться в вашем обществе, – сказала Кристал и посмотрела на присутствующих.

Час назад она, наконец, познакомилась с наследным принцем Камалом. Как и его братья, он был высок, темноволос и невероятно красив. Хотя ей показалось, что Фарик намного привлекательнее своих братьев.

Принцесса Фаррах – сестра короля. О ее возрасте трудно догадаться, но Кристал подумала, что она, наверное, ровесница брата и ей тоже около шестидесяти. Женщина до сих пор красива, модно одета и умеренно накрашена.

Принцессе Джохаре – единственной дочери короля – семнадцать лет. Она очень мила. Джохара сидела за столом рядом с Кристал и детьми.

– Мне почему-то кажется, что вас беспокоит нечто иное, – заметил Фарик.

– В самом деле? – спросила Кристал.

Фарик был слишком наблюдательным.

– Вас смущает обстановка?

Кристал выросла в небольшом городке и привыкла к тихой жизни, а сегодня ей пришлось сидеть за столом с королевской семьей во дворце.

Она едва не рассмеялась. О каком смущении говорит Фарик? Перед Кристал сейчас стоит золоченая посуда, и она чувствует себя без малого слоном в посудной лавке!

– Да, я немного смущена окружающей меня обстановкой.

– Не нужно смущаться, – сказала принцесса Фаррах. – Мы такие же люди, как и все.

Кристал рассмеялась.

– Ваше Высочество, в моей семье никогда не угощали коктейлем перед ужином. Для нас официальной одеждой во время трапезы были футболки, джинсы и тапочки.

Она посмотрела на свое серо-коричневое платье и вздохнула. Хана сползла со стула, чтобы поднять соскользнувшую с колен салфетку.

Король нахмурился и откашлялся.

– Возможно, в нашей семье несколько больше официальности, чем в любой другой, но я присоединяюсь к словам Фаррах и прошу вас успокоиться и вести себя естественно. Я рад, что моя сестра наняла вас. Думаю, вы станете замечательной няней для Нури и Ханы, если она, конечно, вылезет из-под стола.

Девочка прикрыла рукой рот, чтобы подавить смешок, и посмотрела на Кристал, которой хотелось сейчас же приступить к своим обязанностям и увести детей спать. Однако работать Кристал начнет только завтра. Подмигнув девочке, она похлопала по ее стулу, и Хана вернулась на место.

– Благодарю, Ваше Величество, я признательна вам за добрые слова, – Кристал улыбнулась королю и облегченно вздохнула.

Никто не догадывался о том, что очки и мешковатая одежда Кристал – обычный маскарад. Следует радоваться этому, однако такое положение вещей смущало ее.

– Могу я узнать, где вы учились? – серьезно спросил Камал.

– Я окончила университет в Вашингтоне.

– Что вы изучали?

– Я специализировалась на дошкольной педагогике.

– Вы справитесь с обучением моих племянников?

Кристал посмотрела на Фарика. Ей что, в третий раз повторять одно и то же?

– Во время летних и зимних каникул, учась в университете, я подрабатывала няней. Я предоставила рекомендации и резюме принцессе Фаррах.

– Я посмотрю их, – сказал Камал.

Кристал задалась вопросом, сговорилась ли королевская семья, или просто каждый из ее представителей слишком дотошен.

– Кто-нибудь еще хочет спросить меня о моей квалификации? – не удержалась Кристал.

– Не позволяйте мужчинам семьи Хасан запугивать вас, моя дорогая, – принцесса Фаррах махнула рукой. – Я наняла вас еще в Нью-Йорке. Мои племянники имеют склонность рисоваться.

– Я не привык рисоваться, когда дело касается моих детей, – Фарик поставил на стол хрустальный стакан.

– Согласна. Твои дети дороги и мне, – продолжала Фаррах. – Агентство в Нью-Йорке – лучшее в своем роде и помогло мне подобрать отличную няню. Хана и Нури будут в надежных руках. Кристал – восхитительная молодая женщина.

– Поживем – увидим, – сказал Фарик.

Не успела Кристал решить, радоваться ей такой оценке или беспокоиться, под стол за салфеткой полез Нури.

– Я хочу поехать в Нью-Йорк, – Джохара уставилась на своего отца.

– Этот город ничем не примечателен, – сказал король. – Тебе лучше оставаться там, где ты родилась.

– Мне надоело сидеть взаперти. Я хочу набраться опыта. Мне надоело, что каждый говорит мне…

– Не говори чепухи, Джохара! – король нетерпеливо махнул рукой. – Пора тебе забыть свои глупые мечты.

– Они не глупые…

– Хватит! – сказал король. – Мне наскучили твои девичьи фантазии. Не хочу больше слышать об этом.

Джохара недовольно посмотрела на отца. Она подчинилась ему, но намерения спорить явно не оставила. Кристал почувствовала, что не может осуждать ее.

Король жил ради своих подданных и ждал, что подобную жизнь станут вести и его дети.

– Вы следите за политической жизнью в США, Кристал? – спросил король, переводя разговор на другую тему. – У вас есть собственные предпочтения в политике?

– Да, Ваше Величество, я республикратка, – Кристал посмотрела в глаза королю.

За столом воцарилось молчание, и все, кроме близнецов, уставились на новую няню. Дети о чем-то поговорили между собой, потом вместе полезли под стол.

– Републикратка? – Фарик нахмурился. – Я никогда не слышал о такой политической партии, хотя изучал вашу страну.

– О ней вообще никто не слышал. В этой партии всего один человек, то есть я. Я взяла самое лучшее, что есть у демократов и республиканцев, и объединила.

– Этакий гибрид, – он кивнул.

– Верно, – решительно сказала Кристал.

– Это признак ума, – король одобрительно кивнул головой. – Вы являетесь ярким примером человека мыслящего и не позволяющего политиканам водить вас за нос.

– Мне нравится это своеобразное скрещивание в политике. Я не люблю ничего породистого.

– И правильно делаете, – встрял Рафик. – Я имею большой опыт разведения лошадей и хочу сказать, что породистые животные причиняют много хлопот.

– Это мы еще посмотрим, – пробормотала Кристал, задаваясь вопросом, каково это – работать с потомственным аристократом Фариком.

– Простите? – спросил Рафик и уставился на нее.

– Я сказала, что уверена в ваших познаниях насчет породистости, – быстро нашлась Кристал. – Ваш брат опытный наездник и хорошо понимает норов породистых лошадей.

– Да, – Фарик отпил шампанского. – В этом смысле люди очень похожи на лошадей.

Кристал покраснела. Неужели Фарик слышал, что она бормотала себе под нос? Понял ли он, на что она намекала?

– Я не уверена, что понимаю вас, – сказала она.

– Выведение породистых животных требует терпения и определенных навыков. Это не имеет никакого отношения к воспитанию моих детей. Я хочу, чтобы у них была умная, серьезная и квалифицированная няня. Кстати, мы не узнали ваши взгляды на методы воспитания детей.

Наконец-то они оставили обсуждение лошадей!

Кристал с легкостью принялась рассуждать о том, что находилось в ее компетенции.

– Я с удовольствием поговорю с вами о своих методах воспитания детей, – произнесла она.

– Поговорим сейчас? – сказал Фарик и оглядел присутствующих за столом.

– Хорошо. О чем вы хотите узнать?

– Как вы относитесь к дисциплине?

Фарик положил рядом-с тарелкой салфетку из тончайшего льна.

– Я за дисциплину. Любая провинность заслуживает соответствующего наказания.

В этот момент Хана задела локтем тарелку и опрокинула стакан. Стакан разбился, и вода разлилась по столу.

– Ой, няня, – сказала девочка и уткнулась лицом в плечо Кристал.

– Не волнуйся, дорогая, – она обняла Хану. – Всякое бывает.

– Джохара! – серьезно произнес король и сердито посмотрел на свою дочь. – Сегодня ты занимаешься детьми. Заставь их вести себя как следует.

– Папа, они слишком долго сидят за столом…

– Тогда отведи их в свои комнаты, – он махнул рукой.

– С удовольствием, – принцесса бросила салфетку на стол и поднялась. – Хана, Нури, пойдемте со мной.

Кристал обняла девочку перед тем, как та ушла со своей тетей.

– А как бы вы наказали за эту провинность? – откашлявшись, спросил Фарик.

– Во-первых, это не провинность, а неловкость. Если б она сделала это намеренно – другое дело, – Кристал посмотрела на короля. – Во-вторых, я согласна с принцессой Джохарой. Дети еще малы, чтобы так долго спокойно сидеть за столом.

– А что бы вы сделали? – с непроницаемым выражением лица осведомился Фарик.

– Я давно бы увела их и уложила спать.

– Они королевские дети! – запротестовал король.

– Они, прежде всего, дети, – сказала Кристал. – Им всего лишь по пять лет.

– Однако Джохара…

– Извините, Ваше Величество, – перебила она его. – Принцесса ни в чем не виновата. Контролировать непредсказуемых пятилетних детей – это все равно, что заставить ветер дуть в другом направлении.

– Вы совершенно правы, Кристал, – принцесса Фаррах осторожно промокнула губы салфеткой и положила ее рядом с тарелкой. – У меня нет своих детей, поэтому я не умею их воспитывать. Гамила тоже вряд ли можно назвать экспертом в этой области, ибо все его дети выросли с нянями и гувернантками, а потом учились в школах-интернатах. Я поняла, что вы отличный специалист по педагогике, как только встретила вас.

Кристал огляделась и увидела, что принцы кивают в знак согласия. Она почувствовала, что оценили ее ум и профессиональные качества. Однако, заметив пристальный взгляд Фарика, она захотела привести себя в порядок и надеть платье получше. К сожалению, сейчас это было сделать невозможно. Кристал должна была заниматься детьми и сохранять свой секрет.

– Я благодарна вам, Ваше Высочество, – сказала она принцессе и сдержала улыбку.

– А почему у вас нет собственных детей? – спросила принцесса Фаррах.

– Мисс Ролинз считает, что сначала нужно полюбить, потом выйти замуж и только затем родить детей, – произнес Фарик, и его глаза блеснули.

– Ага, – принцесса кивнула. – Вы еще не встретили мужчину своей мечты?

Кристал невольно покосилась на Фарика, потом быстро перевела взгляд на принцессу Фаррах.

– Однажды я уже почти собралась под венец, Ваше Высочество, но…

– Почти? – спросил Фарик. – И что же?

– Мы расстались, – она пожала плечами.

– Вы решили приехать сюда на работу для того, чтобы вдалеке от дома забыть о любовных страданиях? – осведомился Камал.

– Еще в детстве моя мать твердила мне, что следует хорошенько узнать человека, прежде чем связывать с ним свою судьбу.

– Это любопытно, – заметил Фарик.

– Четыре моих брата рано женились и нарожали детей. Я единственная пока не обрела семью. Моя мать уверена, что я не наделаю глупостей.

– Совет вашей матери нам на руку, – отметил Фарик.

– Я надеюсь на это, – она приподняла очки и потерла переносицу.

Принцесса Фаррах наклонилась к ней.

– Кристал, эта оправа вас утомляет – может быть, заменить ее, если вы в самом деле не в состоянии обходиться без очков?

Вопрос поразил Кристал, и она поспешно вернула очки на место, едва не ткнув себе в глаз пальцем.

– Почему вы спрашиваете?

– Потому что у вас красивые глаза и безупречная кожа. Вы не пользуетесь косметикой?

– Не пользуюсь, – она вздохнула. – Без очков я ничего не вижу, потому что у меня очень плохое зрение.

– Жаль, – сказала принцесса. – Почему бы вам не попробовать надеть контактные линзы? Я уверена, что вам будет лучше без этих очков.

– Зачем это еще? – раздраженно спросил Фарик. – Ей и так хорошо. Женскую красоту в наше время сильно переоценивают.

– Значит, ты, братец, предпочтешь видеть рядом с собой уродливую женщину?

Рафик облокотился о стол.

– Я этого не говорил…

– Если тебя не привлекает женская красота, то тогда что тебе импонирует? – спросил Камал и слегка улыбнулся.

– Честность, – не задумываясь, ответил Фарик.

К сожалению, честностью Кристал привлечь его не смогла бы, ибо в данный момент разыгрывала маскарад.

– Моя мать всегда говорила, что красота ничего сама по себе не значит.

Наступило молчание.

– Что вы имели в виду? – спросил король.

– Я не уверена, – Кристал покачала головой, – но мне кажется, что красота – это всего лишь подарок предков, который передается по наследству.

Все присутствующие, включая Фарика, рассмеялись. Кристал была рада: ей удалось легко разрядить ситуацию.

Она надеялась, что больше ей не придется обсуждать внешность и достоинства женщин с представителями семьи Хасан. Кристал очень боялась, что Фарик разгадает ее секрет и узнает о том, что она не настолько заурядна внешне, как хочет показаться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Фарик бросил документы на журнальный столик. Чем больше он, сидя в своих апартаментах, пытался сосредоточиться на работе, тем навязчивее становились его размышления о новой няне. Несколько часов назад, за ужином, она показала себя остроумной и образованной особой, чем еще сильнее заинтриговала Фарика. Он поклялся памятью своих предков, что никогда больше не полюбит красивую женщину. Кристал определенно не была красоткой, к общению с которыми он привык, однако была мила и умела удивлять.

Фарик взглянул через открытые двери на балкон и вдруг услышал какой-то шум. Поднявшись с дивана, он выглянул наружу и в тусклом свете, идущем из апартаментов, увидел женскую фигуру.

– Привет, – сказал он.



Услышав его голос, Кристал повернулась и прижала руку к груди.

– Боже, – прошептала она. – Я думала, что здесь никого нет.

– Так и было, пока я не вышел сюда. Балкон объединяет все комнаты. Отсюда виден океан. А вон там моя спальня, – он указал рукой в сторону помещения за гостиной.

– Я еще не до конца разобралась с расположением комнат. Я вышла немного подышать. Извините, что побеспокоила вас.

– Вы меня не побеспокоили, – солгал он.

Он рассматривал ее силуэт в тусклом освещении. Теперь ее волосы, до того стянутые в хвост, были распущены, мягкий бриз легко шевелил длинные шелковистые пряди.

Большинство современных женщин не носят такие длинные волосы. Кристал явно не придерживается моды. Фарик испытал желание провести рукой по ее волосам, и это рассердило его.

Внезапно его сердцебиение участилось, ибо он заметил, что Кристал одета лишь в длинную шелковую ночную рубашку с кружевами.

На ней не было халата, потому что она не рассчитывала встретить кого-нибудь на балконе. В самом ли деле Кристал не знала о присутствии Фарика? Прежняя жена приучила его подозревать всех женщин и находить умысел в их поступках. С трудом переведя дух, Фарик напомнил себе, что пора уходить, но поступил иначе.

Подойдя ближе к Кристал, он вдохнул соблазнительный аромат ее кожи.

– Уже поздно, – сказала она хрипло. – Я лучше пойду.

– Конечно, вы еще не привыкли к смене часовых поясов. Вы, должно быть, устали.

– Странно, но я не могу уснуть.

– Тогда останьтесь, прошу вас, и составьте мне компанию.

Зачем он это сказал? Фарик поступал неразумно, ища общества этой женщины.

– Хорошо.

– Хана и Нури уже спят? – помолчав, спросил он.

– Как маленькие ангелы, – кивнула она.

– Я хочу поблагодарить вас за то, как вы сегодня говорили с королем.

– Вам незачем меня благодарить. Дети вели себя соответственно своему возрасту и не сделали ничего плохого. У вашего отца четверо детей, и он должен понимать, что такое малыши.

– Он давно забыл об этом. Мы с братьями и наша сестра давно выросли. Моя тетя верно сказала: нас растили чужие люди.

– Конечно, ведь ваш отец управлял страной, – она скрестила руки на груди и прислонилась к перилам.

– Я должен был вмешаться и встать на их защиту сегодня вечером.

– Если у вас нет соответствующего опыта общения с детьми, вам будет трудно растить их.

– Вы пытаетесь выставить меня в дурном свете, мисс Ролинз?

Кристал улыбнулась, обнажив красивые белые зубы.

– Большинство отцов много работают и видят детей только по вечерам. Вам понадобится немало времени, чтобы понять потребности своих сына и дочери.

– Уже сейчас они должны понимать, что на них лежит определенная ответственность.

– Однако они пока еще дети, – запротестовала она.

– Королевские дети. Хане и Нури придется привыкать к требованиям, которые предъявляются к ним согласно их статусу.

– Чрезмерные требования навредят им, если они будут еще не готовы соответствовать им.

– Вот вы и должны добиться того, чтобы дети оказались готовыми соответствовать своему положению.

– Я буду очень стараться, но им нужно постоянное общение с вами, а также с дядями и тетей. Джохара явно нашла общий язык с племянниками.

– Вы тоже нашли к ним подход, – он прошелся вдоль перил балкона.

Разумное отношение Кристал к его детям, а также готовность их защищать нравились Фарику.

– Спасибо, – она откашлялась. – Мне просто любопытно…

– Что?

– Мне интересно, что произошло с прежними нянями? Почему они менялись так часто?

– О последней няне вы уже знаете.

– Да, и обещаю, что не стану искать внимания кого-то из мужчин королевской семьи.

– Рад это слышать, – сказал Фарик, хотя в глубине души ему не слишком понравились ее слова. – Одна няня стала скучать по дому, другая не любила детей, а третья сбежала с шофером.

– У вас во дворце жизнь идет словно в мыльной опере, – она покачала головой. – Я понимаю, почему король предъявил такие жесткие требования к новой кандидатке.

– Я хочу вас кое за что поблагодарить.

– В самом деле? За что?

– За ваше замечание по поводу красоты.

– Вики Ролинз любит давать бесполезные советы, – она кивнула.

– Вики Ролинз?

– Так зовут мою мать.

– Ее совет был не таким уж бесполезным, – произнес Фарик. – Если бы вы вовремя не разрядили ситуацию, произошел бы серьезный конфликт и даже, возможно, рукоприкладство.

Кристал рассмеялась настолько задорно, что он улыбнулся.

– Вы смогли бы справиться с обоими братьями?

– Несомненно. Я скрутил бы их одной рукой.

Она снова рассмеялась. Теперь Кристал не выглядела такой робкой, как за ужином.

– Мне кажется, что ужин не был для вас слишком серьезным испытанием, – заметил он. – Когда Рафик пригласил вас присоединиться к нам за столом, у меня было ощущение, что вы хотите отвергнуть его предложение.

– Все оказалось намного проще, чем я предполагала, – осторожно и натянуто ответила она.

– Вам понравилась моя семья?

– Она чем-то похожа на мою семью. У меня были свои причины защитить детей. Я вспомнила, как мои братья часто несправедливо поступали со мной. Меня это удивило, потому что…

– Почему? – он прислонился к перилам на некотором расстоянии от Кристал, чтобы их руки не соприкасались.

– Возможно, я не должна об этом говорить.

– Я обещаю, что не стану использовать сказанное вами против вас.

– Так я вам и поверила!

– Вы сомневаетесь во мне?

– Конечно.

Фарик выпрямился и посмотрел на нее свысока.

– Я принц Эль-Зафира и клянусь честью семьи Хасан, что если не сдержу обещания, то пусть тысячи песчаных бурь обрушатся на мою голову.

– Ух ты! Видно, вы в душе поэт! – она вздохнула. – Я боялась встретиться с вашей семьей, ибо думала, что богатство наложило свой отпечаток на ее членов.

– Сделало снобами?

– Заметьте, вы сами об этом сказали, – осторожно произнесла Кристал. – Однако я ошиблась. Ваша семья похожа на многие другие. Вы любите друг друга, уважаете и подтруниваете друг над другом.

– Власть и деньги меняют окружение, но не характер и не принципы человека, – с гордостью сказал Фарик.

– Согласна. Ваша семья показалась мне радушной. Даже Джохара похожа на обычного европейского подростка. Она жаждет приключений и говорит то, что думает. Хотя в отличие от американских подростков умеет вовремя промолчать.

– Этого требуют обычаи моей страны. В противном случае ей отрезали бы язык.

Кристал ахнула и уставилась на него.

– Вы шутите?

– Конечно.

– Рада это слышать, – она рассмеялась, – если серьезно, принцесса Джохара отлично ладит с вашими близнецами.

– Они обожают мою младшую сестру.

– Вам повезло, что благодаря ей они не остаются одни, пока им подыскивают новую няню.

– Возможно, – он посмотрел ей в глаза, – только Джохара слишком упряма и непослушна.

– Это пройдет.

– Надеюсь, вы правы. Вот только иногда мне кажется, что, слушаясь ее, дети могут перестать повиноваться мне.

– Я уверена, вы преувеличиваете.

– Возможно. В любом случае очень хорошо, что вы приехали сюда. Что-то мне подсказывает, что вы постоянны, умны и невероятно честны.

– Я не стану воровать фамильное серебро, если вы это имеете в виду.

– Я уверен, вы вообще не способны на что-нибудь дурное. К слову, мы хорошо изучили ваше прошлое.

– Я не удивляюсь этому, – она резко отстранилась от перил.

– Такой проверке подвергаются все служащие дворца. Тетя Фаррах сообщила мне, что в вашем прошлом не было ничего предосудительного.

– Она больше ничего не сказала?

– Она сказала, что вы идеально подходите на должность няни.

– Рада это слышать, – Кристал подошла к дверям, и Фарик увидел, что она поджала губы. – А теперь извините, мне пора уходить. У меня сегодня был нелегкий день. Завтра я приступаю к своим обязанностям. Спокойной ночи, Фарик.

Произнеся это, Кристал ушла. Ее уход был настолько внезапным, что Фарик забеспокоился, не обидел ли ее чем-нибудь.

Встреча с Кристал заставила его пожалеть о том, что следующие несколько недель ему придется провести за пределами страны. Хотя теперь его дети окажутся под опекой заботливого и надежного человека.

Несколько секунд Фарик смотрел на то место, где только что стояла Кристал. Ему очень нравилось общаться с ней. Теперь он внезапно почувствовал себя одиноким, чего никогда не было прежде.

Кристал собрала тарелки со стола и положила их в посудомоечную машину. Кухня была огромной и светлой, в центре находились гранитный разделочный стол и кухонная плита.

Вот уже шесть недель Кристал жила в Эль-Зафире. Страна ей понравилась, а дети привязались к ней и постепенно привыкали к тому распорядку, какой она выбрала для них.

Фарик проводил большую часть времени в деловых поездках, что озадачило Кристал. Она не могла представить, что он окажется настолько занятым человеком.

Кристал часто вспоминала их разговор на балконе и с трепетом думала о Фарике. Он звонил каждый вечер. Поговорив с детьми, выслушивал ее отчет о проделанной за день работе. Его низкий чувственный голос все больше смущал Кристал.

– Доброе утро.

Кристал повернулась от мойки и уставилась на Фарика.

– С возвращением. Когда вы прилетели?

– Вчера поздно вечером, – он оглядел ее с головы до ног.

На Кристал была белая блуза с длинными рукавами и длинная темно-синяя юбка.

– Где дети?

– Я отправила их чистить зубы и умываться. Потом они пойдут в класс.

Фарик посмотрел на нее, потом открыл дверцу посудомоечной машины.

– Что вы делаете?

– Мою посуду. Я варила вместе с близнецами овсяную кашу.

– Вы могли бы позвать поваров.

Она прислонилась спиной к мойке и вытерла руки полотенцем.

– Они должны научиться сами обслуживать себя. Это придаст им уверенности в себе. Знаете, в жизни все может пригодиться.

– Понимаю.

Тогда отчего Фарик так насмешливо смотрит на нее?

– Я хотела, чтобы завтрак у них был вкусным и полезным. Они с удовольствием помогали мне готовить кашу с корицей, изюмом, орехами и медом.

– Слуги могут помыть посуду.

– Я знаю, но… – она поправила очки на носу.

– Что? Не молчите. Вы забыли, что можете доверять мне?

Кристал прекрасно помнила их разговор на балконе, когда она предстала перед Фариком в ночной рубашке. Отчасти она радовалась его долгому отсутствию, однако дети ужасно скучали по отцу, и это ее беспокоило.

– Я пытаюсь создать для них атмосферу некой уравновешенности, – она пожала плечами, – чтобы они не чувствовали большой разницы между собой и остальными людьми. Я права?

– Абсолютно.

– Я рада, что вы согласились со мной. Я разработала для них расписание занятий. Музыку и рисование будет преподавать учительница из соседней школы. Помимо этого будут чтение, математика и несколько иностранных языков.

Кивнув, Фарик прислонился к холодильнику и скрестил руки на груди. Одетый в белоснежную рубашку, он казался еще более широкоплечим и очень внушительным.

– Они должны бегло разговаривать на нескольких языках.

– Английский станет для них основным языком, – сказала Кристал. – Все занятия проходят в игровой форме, и им это очень нравится. Мне кажется, что если я позволю им, то они станут заниматься семь дней в неделю.

– А почему вы им этого не позволяете?

Кристал не сразу нашлась, что ответить, и просто уставилась на него. Потом она увидела мерцание во взгляде Фарика.

– В работе и отдыхе нужен баланс. Кстати, это относится и к вам.

– Вы намекаете, что я слишком много работаю?

– Насколько я могу судить, да, – она пожала плечами.

– Возможно, я намеренно все больше работаю с тех пор, как…

– Что? – спросила Кристал, заметив, как он нахмурился.

– Не важно. Я хочу увидеть детей.

Из гостиной раздался детский визг.

– По-моему, они сами идут сюда, – она улыбнулась.

– Папа! – Хана влетела в кухню, таща за собой игрушечную панду. – Спасибо за подарок!

– И за мой подарок спасибо! – сказал ее брат, принесший свою игрушку.

Фарик наклонился, обнял детей и поцеловал. Кристал снова пожалела о том, что он редко проводит с ними время. Они явно нуждались в нем. К горлу Кристал подступил ком, и она отвернулась к мойке.

– Няня сварила нам овсяную кашу, папа, – сообщила ему Хана.

– Мне понравилось, – прибавил Нури.

– Значит, она хорошо готовит? – насмешливо спросил Фарик.

– Хорошо! – вместе сказали дети.

– Возможно, она и мне что-нибудь приготовит, – тихо произнес Фарик.

Кристал задалась вопросом, есть ли в его словах подтекст.

– Так, детки, пора в класс. Сегодня утром вы будете заниматься музыкой и рисованием с мисс Келли. Я провожу вас.

– Пап, ты пойдешь с нами? – умоляющим тоном спросила Хана.

– Конечно, я по вас соскучился, – он улыбнулся дочери, потом поднял глаза и встретился взглядом с Кристал.

Скучал ли он по мисс Ролинз? Что за дурацкий вопрос!

Надев пиджак, Фарик отправился вместе с Кристал и детьми по коридору в специально оборудованный класс, где уже ждала учительница.

– Я нарисую для вас картину, няня, – сказала Хана, когда все остановились напротив двери.

– Я буду этому очень рада, – Кристал наклонилась, обняла и поцеловала девочку, потом обратилась к Нури: – А вы, молодой человек, чем станете сегодня заниматься?

– Я выучу песню, которую спою для вас, – торжественно заявил он.

– Я обожаю слушать песни, – Кристал поцеловала мальчика в обе щечки, и он улыбнулся в ответ.

Она открыла дверь класса.

– Ну, за дело. Вас ждет мисс Келли. Увидимся позже.

– Пока, няня, – сказали дети и помахали ей.

– Пока, папа.

Дверь класса закрылась, и Кристал осталась наедине с Фариком. Наступило неловкое молчание.

– Так обычно проходит наше утро, – сказала она. – Дети очень скучали по вас.

– Не думаю, раз они рисуют и поют для вас.

– Теперь они быстро переключат внимание на вас.

– Посмотрим, – он взглянул на часы. – Я должен идти.

– Вы позвоните детям сегодня вечером? – раздраженно спросила Кристал.

– Зачем?

– Вы делали так каждый вечер.

– Так ведь я приехал.

– Значит, вы сейчас не уезжаете из страны?

– Я иду в свой кабинет.

Кристал смотрела вслед уходящему Фарику и радовалась тому, что он остается дома. Потом она нахмурилась и приказала себе прекратить все мечтания и сосредоточиться на работе.

Спустившись по лестнице, Кристал увидела идущую навстречу служанку.

– Что такое, Салима? – спросила она молодую женщину.

– Принцесса Фаррах просит вас прийти к ней прямо сейчас, мисс Ролинз.

– Спасибо, я иду.

Апартаменты принцессы находились дальше по коридору. Подойдя к дверям, Кристал постучала и услышала, как принцесса пригласила войти.

Апартаменты были роскошными. В центре гостиной на мраморном полу стоял круглый стол красного дерева, а на нем – хрустальная ваза с только что срезанными цветами, которые наполняли комнату ароматом. На стенах висели дорогие картины.

– Ваше Высочество?

– Входите, моя дорогая, и присаживайтесь. Спасибо, что пришли так быстро.

– Всегда к вашим услугам, – Кристал присела справа от принцессы на полукруглый белый диван.

Через открытые двери балкона было видно море.

– Чем я могу служить вам?

– Я хотела поговорить о детях. Я думаю…

В дверь постучали.

– Войдите.

Раздались уверенные мужские шаги, и в гостиной появился Фарик. Кристал почувствовала, как у нее бешено заколотилось сердце и вспотели ладони.

– Доброе утро, – он слегка поклонился тете.

– Спасибо, что не заставил нас ждать.

– Конечно, ты же сказала, что это касается детей. Надеюсь, ничего серьезного не произошло.

– Присядь, – она лучезарно улыбнулась. – Хана и Нури настоящие ангелы, и Кристал отлично с ними справляется.

Фарик присел на диван, и Кристал почувствовала, как тот прогнулся под его весом. Внезапно ей захотелось наклониться влево и поцеловать Фарика в щеку. Это желание поразило ее. Он посмотрел на нее так, будто прочел ее мысли. Кристал покраснела. Наконец она сообразила, что должна как-то ответить на комплимент принцессы.

– Ваше Высочество очень добры, но о таких детях заботиться – одно удовольствие.

Внезапно поняв, что с приездом Фарика ей придется советоваться по поводу детей с ним, она заговорила, обращаясь к нему:

– Я готова выслушать вас, Ваше Высочество, потому что вы знаете детей лучше меня…

Фарик приложил палец к губам, заставляя ее замолчать.

– Давайте послушаем, что скажет нам тетя, – он улыбнулся Кристал.

– Хорошо. Зачем вы посылали за мной? За нами.

Принцесса обхватила руками колени.

– Вы умеете ездить верхом, Кристал?

Вопрос оказался совершенно неожиданным.

– Я не слишком опытный наездник, а это так важно?

Принцесса с удовлетворением улыбнулась.

– Нет, но я считаю, что вам нужно научиться ездить верхом. Это ради детей.

Кристал была совсем не против. Сидящий рядом Фарик кивнул.

– Я думаю, что понимаю тебя, тетя, и лично займусь обучением Кристал верховой езде.

Кристал уставилась на него, догадываясь, что занятия с ним будут для нее нелегким испытанием.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Фарик стоял у конюшни и вдыхал прохладный воздух. Запах песка, моря и цветущего жасмина создавал умопомрачительную композицию. Фарик соскучился по дому. Верховая езда сейчас была очень кстати.

Выйдя из апартаментов тети, он попросил Кристал переодеться и приходить к конюшням. За детьми после окончания их уроков должны были присматривать тетя Фаррах и Джохара.

Вспомнив о Кристал, он ощутил в груди приятное тепло и с удивлением понял, что эта женщина начинает нравиться ему. Несмотря на ее несуразный вид, Фарик скучал по ней и ждал вечерних разговоров по телефону, когда она рассказывала ему, как прошел день у детей.

Теперь, вернувшись домой, он почувствовал, что все больше и больше интересуется Кристал. Наконец, она появилась на тропинке, увитой жасмином и розовой бугенвиллеей.

На ней была белая блузка с короткими рукавами, заправленная в джинсы. Фарик заметил, что у нее превосходная фигура.

Стоящий рядом конь фыркнул и ударил копытом. Фарик протянул руку и потер ему нос.

– Терпение, мой друг. Скоро мы обучим эту даму всему, что она должна знать.

При этих словах Фарик испытал странное ощущение. Ведь ему следовало всего лишь обучить ее верховой езде, так отчего его фантазии понеслись вскачь?

Кристал, обутая в белые кроссовки, остановилась рядом с Фариком и поправила темные очки, которые сползли с ее веснушчатого носа.

– Я прослежу за тем, чтобы вам в следующий раз приготовили соответствующую одежду.

– Я оделась не так, как нужно? – она оглядела себя.

– Для дворца такой наряд годится, а вот для поездок в пустыню потребуется традиционная одежда. Сегодня мы займемся основами верховой езды и не поедем слишком далеко. Потом, когда вы подучитесь, мы станем ездить в пустыню в сопровождении охраны.

– Охраны? – она обеспокоенно посмотрела на него.

– Я член королевской семьи, мне положена охрана. Вам ее присутствие не причинит никаких неудобств.

Кристал казалась растерянной.

– Я ничего не знаю о вашей традиционной одежде.

Она прикусила нижнюю губу, и Фарик только сейчас заметил, насколько красивый у нее рот.

– Не беспокойтесь. Я как ваш работодатель обязан обеспечивать вас всем необходимым.

Он удивленно поднял бровь и посмотрел на ее обувь.

– Вам нужны сапоги.

– Вы занятой человек… Не найдется ли для меня другого учителя верховой езды? Почему именно вам нужно обучать меня?

– Я должен быть уверен, что во время прогулок верхом моим детям ничего не будет угрожать.

– Подождите! Какое отношение к детям имеет мое умение держаться в седле?

– Верховая езда одобрена королем в качестве развлечения и отдыха. Сейчас Хане и Нури самое время начинать учиться ездить верхом. Вам придется следить за детьми, для чего необходимо самой хорошо держаться в седле.

– Почему меня заранее не предупредили о том, что придется ездить верхом?

Кристал сделала шаг в сторону и вышла на яркое солнце, которое осветило ее каштановые волосы. На этот раз они были мягко подобраны сзади с помощью заколки. Фарик счел ее прическу достаточно милой.

– Вы меня слышите, Фарик?

– Да, – он выпрямился, заставляя себя сосредоточиться на ее словах. – Нам было важнее найти не опытную наездницу, а хорошую учительницу.

– Однако верховая езда и обучение чтению, – разные вещи. Нужна хорошая координация движений и спортивная подготовка, – она взглянула на лошадей, стоящих рядом с ними, и нахмурилась. – Нужна еще сила воли.

– Насчет последнего я не волнуюсь. Тот, кто отправляется далеко от дома в поисках работы, обладает достаточной волей.

– А как же та няня, что очень скучала по дому?

– Я считаю вас более зрелой, подготовленной к жизни и подозреваю в вас страсть к приключениям. Если только вы не лгали.

– Что вы имеете в виду? – она внезапно замерла на месте.

– Вы сказали моей тете, что хотите научиться ездить верхом, – Фарика удивила ее реакция. – Вы солгали ей?

– Нет, – Кристал глубоко вздохнула. – Я с удовольствием стану учиться.

– Однако почему же вы только что отказывались?

– Я уже говорила вам, что мне неловко отвлекать вас от важных государственных дел. Может быть, будет лучше, если за мое обучение возьмется кто-то из конюхов?

Фарик пристально наблюдал за ней. Он заметил, как у ее горла пульсирует жилка. Неужели она так нервничает из-за его присутствия? Значит, он нравится Кристал. Странно, но эта мысль была приятна ему.

– Вашим обучением стану заниматься я, – наконец сказал он. – Я уже изменил график своей работы.

– Но, Фарик…

– Я лучший наездник в нашей семье, хотя Рафик сейчас стал бы со мной спорить. Поэтому я считаю необходимым тренировать вас сам. – Кристал открыла рот, чтобы возразить, но он поднял руку, приказывая ей замолчать. – Хватит разговоров, вам пора бы запомнить, что принятых решений я не меняю.

– Хорошо. Тогда давайте начнем.

Наконец-то Кристал уступила ему. Однако завязавшийся спор очень понравился Фарику. Когда он в последний раз уговаривал женщину провести время в его компании? Фарику не хотелось искать ответ на волновавший его вопрос, ибо все, чего он сейчас желал, так это прикоснуться к Кристал. Как же он благодарен своей тете за то, что появилась возможность обучать Кристал верховой езде!

– Сначала вам нужно познакомиться со своей лошадью. Моего коня зовут Север, – он погладил коня по шее, а потом указал Кристал на рыжую лошадь. – А это Яшма, ее выбрали специально для вас. Она добродушна и послушна. Настоящее сокровище.

Кристал осторожно погладила лошадь по носу, потом по шее. Топаз ласково ткнулась носом ей в плечо.

– Мы уже поладили, – рассмеялась Кристал. – Хорошая девочка! – пропела она, потом заглянула в конюшню. – Стойла сделаны из красного дерева?

– Да, это долговечная древесина.

Кристал почти с благоговением провела ладонью по седлу и потнику, расшитому красными, зелеными и золотыми нитями.

– Очень красиво.

– В конюшне установлена система климат-контроля, вода подается по желобам из нержавеющей стали автоматически.

– Это не конюшня, а произведение искусства, – заметила Кристал. – Лошадям не хватает только микроволновки и телевизора с большим экраном. Некоторые люди с удовольствием согласились бы пожить в таких условиях. Хотя им могла бы наскучить монодиета из овса.

Фарик будто загипнотизированный смотрел на улыбающуюся Кристалл. Ее лицо преобразилось и стало почти красивым. Он заставил себя сосредоточиться на том, что она говорила.

– Эти лошади породисты и стоят баснословных денег. Человек, обладающий рассудком, должен оберегать то, во что вложил средства.

– А как живет среднестатистический житель вашей страны? О нем так же заботятся?

– У нас множество программ по поддержке малоимущих.

– Я рада это слышать, – она осмотрела серебряную уздечку лошади. – Когда же мы, наконец, начнем?

Кристал явно не хотела продолжать этот разговор.

– Если вы готовы, тогда сейчас, – он проверил подпруги у ее лошади, потом повернулся к своему коню. – Засуньте левую ногу в стремя и попробуйте сесть в седло.

– Хорошо.

Он услышал скрип кожи и посмотрел через плечо. Кристал уже сидела на Яшме и широко улыбалась.

– Я не видел, как вы садились, хотя для первого раза вы вполне справились.

– В детстве я часто смотрела вестерны.

– Понятно, – Фарик был разочарован, что она не попросила его о помощи. – Возьмите поводья в левую руку.

– Я смогу направлять лошадь движением руки, так? А если захочу, чтобы она остановилась, то слегка потяну поводья на себя и сожму колени?

– Да, – он пришпорил своего коня, и Яшма последовала за ним.

– Не зря я смотрела вестерны.

Фарик нахмурился, а Кристал посмотрела на него и улыбнулась.

– Таким взглядом можно напугать кого угодно, Фарик.

– Я не собирался вас пугать.

– А мне именно это показалось, – она поравнялась с ним.

– Вы сомневаетесь в моих словах? Я никогда не лгу.

– Никогда? – спросила она. – Я согласна, что нужно всегда говорить правду, однако иногда, в мелочах, можно и погрешить против истины. Почему вы так нетерпимы?

– Причины вам знать не обязательно. Вы должны понять, что я презираю лгунов и не допускаю, чтобы мне лгали.

– Хорошо, – сказала она.

Вряд ли Кристал могла знать, что прежняя жена научила Фарика такой нетерпимости к лжи. Он по-прежнему не мог забыть того, что она сделала. Единственное, за что он был благодарен ей, так это за детей. Близнецы были смыслом жизни Фарика. Если бы Кристал знала его бывшую жену Фатиму, то не удивилась бы, почему Фарик в свое время решил, что им без нее будет лучше. Она догадалась бы, отчего его беспокоит безоговорочное послушание детей Джохаре.

Он покосился на Кристал. Она молчала и казалась напряженной. Ее губы были поджаты. Яшма беспокойно переступила с ноги на ногу.

– Успокойтесь, – сказал он. – У вас все хорошо получается.

– Спасибо, – ответила она, избегая его взгляда.

Фарику захотелось развеселить ее, прикоснуться к ней. Жаль, что он не обладал раскованностью Рафика в общении с женщинами. Рядом с Кристал Фарик чувствовал себя невероятно застенчивым, и это злило его.

Спустя час занятий верховой ездой Кристал стало казаться, что ее ноги покрыты синяками. Ладони и плечи ломило. На душе скребли кошки.

Она никак не могла забыть слова Фарика о том, что он никогда не лжет и требует честности от остальных. Кристал почувствовала себя виноватой в том, что вынуждена скрывать от него правду.

Поразмыслив, она решила, что еще не все потеряно. Возможно, через какое-то время, поняв, что лучшей няни для его детей не найти, Фарик сможет смириться с ее ложью.

– Наш первый урок прошел достаточно хорошо, – он посмотрел на нее изучающим взглядом. – У вас растрепались волосы.

Волосы Кристал уже давно рассыпались по плечам.

– Мне нужно было лучше закрепить их.

Судя по взгляду Фарика, ему не нравилось, когда она затягивала волосы в хвост.

– Вы снова покраснели. Вам понравилась прогулка?

– Очень, – с энтузиазмом произнесла Кристал.

Фарик привязал своего коня и повернулся к Кристал. Она по-прежнему сидела в седле.

– Я помогу вам спуститься, – он протянул к ней руки.

– Спасибо, я сама.

Кристал без труда спустилась на землю, но вот сделать хотя бы шаг оказалось трудно. Когда она споткнулась, Фарик подхватил ее.

– Возможно, первый урок слишком затянулся?

– Ну что вы! Я замечательно провела время. Пожалуй, немного натерла ноги, но это быстро пройдет.

Фарик не отпускал ее, и Кристал затрепетала. Ее сердце замерло, потом бешено заколотилось.

– Мне следовало помнить о вашей неопытности, – он виновато улыбнулся. – Я обещаю, что больше это не повторится.

Фарик смотрел на нее так, будто она была самой желанной из женщин. В следующее мгновение он наклонился и с жадностью припал к ее губам. Кристал вздрогнула, будто коснулась оголенного электрического провода, и почувствовала, что теряет голову. Именно таким состоянием можно было объяснить ее приглушенный стон.

Фарик глухо прорычал и скользнул языком ей в рот. Кристал испытала потрясающее ощущение. Ей казалось, что она находится в лихорадочном бреду. Она прильнула к Фарику, и это еще сильнее взволновало и испугало ее.

Он запустил руку в ее волосы, большим пальцем лаская ее подбородок. Кристал казалось, что она сойдет с ума от нахлынувшего наслаждения.

Пальцы Фарика наткнулись на ее очки. Он поднял голову и слегка отстранился от Кристал.

– А вы полны сюрпризов, мисс Ролинз, – прерывисто дыша, сказал он, потом нахмурился. – Вы страстная, яркая и загадочная, как пустыня.

В ушах Кристал глухо стучало. Она не знала, что сказать.

– Фарик, я…

– Сокровище пустыни, позволь мне увидеть твои глаза, – он глубоко вздохнул и коснулся оправы ее солнцезащитных очков.

Он что, намерен снять с нее очки? Кристал мгновенно пришла в себя, сделала шаг назад и высвободилась из его объятий. На ее лице не было косметики, волосы струились по плечам. Очки служили ей единственным средством защиты.

Король не одобрил бы сейчас ее поведения. Как она могла позволить Фарику поцеловать себя? Во дворце все уверены, что она далеко не красавица, и вдруг такое.

– Я– я должна идти.

– Нет, позвольте мне…

– Я должна сменить Джохару. Близнецы станут искать меня.

– Они знают, что вы поехали со мной, – он хмурился и переминался с ноги на ногу.

– Однако все происходит слишком быстро. Я… я имею в виду, что они еще не привыкли к моему долгому отсутствию.

Кристал повернулась, чтобы уйти.

– Подождите! – Фарик протянул руку и увидел, что его пальцы дрожат. – Я причинил вам беспокойство…

– Да… нет… я…

– Этого больше не произойдет.

Он что, намерен уволить ее? Фарик провел рукой по ее волосам.

– Но я нисколько не жалею о поцелуе и с удовольствием буду проводить время в вашей компании и дальше.

Кристал глубоко вздохнула. По меньшей мере, увольнения пока не будет. А вот желание принца узнать ее поближе ей не понравилось.

– Если сегодня я хорошо держалась в седле, может быть, мне практиковаться в одиночку? – спросила она.

Фарик покачал головой.

– Я еще должен многому научить вас.

Что именно он имеет в виду? При мысли об этом Кристал запаниковала.

– Через две недели вы должны будете сопровождать детей и меня во время прогулки в пустыне.

– Понятно.

В глазах Кристал появился ужас. Хорошо, что Фарик не увидел этого за ее темными очками. Она все еще ощущала его прикосновения к своему телу и вкус его губ.

Кристал понимала: то, что произошло сегодня, создаст ей много проблем, от которых она вряд ли сумеет быстро избавиться.

ГЛАВА ПЯТАЯ

После того безумного поцелуя прошло две недели. Как и предполагалось, Фарик, Кристал, дети и охрана направились в пустыню. Фарик, Кристал и часть охраны ехали верхом, остальные охранники и дети – на внедорожниках.

Кристал очень радовалась этой поездке. Она с умилением наблюдала за тем, как нежен с детьми Фарик. Однако цель их поездки по-прежнему оставалась ей неизвестна. Ей не удалось ничего узнать даже у принцессы Фаррах. Принцесса лишь загадочно улыбнулась, когда Кристал упомянула о предстоящем путешествии в пустыню.

Не выдержав, Кристал пришпорила лошадь и поравнялась с Фариком.

– Мы скоро приедем?

Он посмотрел на нее и улыбнулся, а она вцепилась в луку седла, чтобы не свалиться с лошади.

– Скоро.

– Здесь нам поиграть не удастся, – она оглядела пустыню.

– Поиграть во что?

– Когда нам подолгу приходилось проводить время в дороге, родители просили меня и моих братьев читать буквы на номерах проезжающих мимо автомобилей.

– Здесь это невозможно.

Кристал поерзала в седле и, к своему удовольствию, заметила, что уже достаточно уверенно чувствует себя верхом. Все-таки практика – великая вещь. Кроме того, традиционная одежда, которую она надела, была очень удобной.

– Мне нравится мой наряд, – сказала она. – И вы были правы. В сапогах гораздо удобнее, чем в кроссовках.

– Вам очень идет традиционное одеяние жителей Эль-Зафира.

При этих словах Кристал стало жарко. Впервые увидев эту одежду, она подумала, что никогда к ней не привыкнет. На ней было длинное белое платье с капюшоном и вуалью, закрывающей лицо, а также свободные брюки и белая блуза с длинными рукавами и высоким воротом. Все было изготовлено из тончайшего хлопка.

– Это самая удобная одежда, которую я когда-либо носила, – она улыбнулась. – В ней совершенно не жарко даже под палящими лучами солнца, она не пропускает ультрафиолет.

– Я рад, что угодил вам, – он направил коня к внедорожнику, в котором ехали дети.

– Мы уже приехали, папа? – спросила Хана, выглядывая в открытое окно.

– Скажи нам, папа, – вмешался Нури. – А то я уже умотался.

– Что это за словечко?

Фарик посмотрел на Кристал и удивленно поднял бровь.

– Так говорят американцы, когда очень устанут, – сказала она.

– Понятно, – Фарик повернулся к сыну. – Скоро приедем, сынок.

– Смотрите! – Кристал махнула рукой в сторону горизонта. – Похоже на оазис.

– Ура! – закричали дети.

С едва скрываемым восторгом Кристал разглядывала все приближающуюся картину. Пальмы, густая растительность и маленькое озеро. В центре находился огромный шатер, рядом с которым была установлена спутниковая тарелка.

– Что это? – спросила она, указывая на какое-то сооружение рядом со спутниковой тарелкой.

– Генератор климат-контроля, – сказал Фарик.

Навстречу их процессии вышли люди.

– Похоже, вас ждали, – произнесла Кристал.

– О нашем визите никто не знал, – сказал он.

Не успела Кристал произнести и слова, как их процессия остановилась, и их окружили какие-то улыбающиеся люди. Ей помогли спуститься с лошади и провели вместе с Фариком и детьми в шатер.

Войдя в шатер, Кристал огляделась. Помещение оказалось намного больше, чем оно выглядело снаружи. Оно было разделено на несколько комнат. Стены украшены шелком, на полу лежали ковры, на диванах разложены многочисленные яркие, легкие подушки. Помимо этих комнат Кристал обнаружила спальни и ванные.

– Пора начинать, – Фарик подошел к ней.

– Начинать что? – спросила она, когда дети схватили ее за руки.

– Увидите. – Фарик указал ей на огромное кресло с кучей подушек. – Располагайтесь там вместе с детьми.

– Хорошо.

Устроившись в кресле вместе с близнецами, Кристал заметила, что некоторые из собравшихся в шатре людей пристально рассматривают ее. Она смутилась.

Внезапно позади нее встал мужчина.

– Меня зовут Халид, – сказал он. – Я помощник принца Фарика. Он попросил меня комментировать то, что будет происходить.

К Фарику подошел мужчина и поклонился ему в пояс. Это был коренной житель Эль-Зафира, который произнес длинную речь на родном языке. Фарик выслушал мужчину и ответил ему. Мужчина широко улыбнулся, снова поклонился и ушел.

– Что происходит? – спросила Кристал Халида.

– У этого мужчины скоро родится ребенок. У его жены дважды был выкидыш и теперь беременность протекает с осложнениями. Он просит, чтобы ей позволили рожать в новой больнице, которую строит принц Камал.

– А больницу успеют достроить?

– Она скоро откроется. Кроме того, у этого человека нет транспорта, чтобы перевезти жену.

– Что же он будет делать? – спросила Кристал.

– Принц только что пожаловал ему автомобиль, – серьезно сказал Халид.

– Фарик подарил ему автомобиль?

Кристал вытаращила глаза.

– Да.

– Какой благородный поступок!

В это время к Фарику подошел еще один мужчина и снова принялся что-то говорить на местном языке. Принц явно сдерживал улыбку, но разговаривал с этим мужчиной серьезно. Кристал не терпелось получить объяснения от Халида.

– Этот человек просил ссуду. Он хочет начать бизнес и заниматься производством мебели.

– Принц счел его желание разумным?

– Принц дал этому человеку денег больше, чем тот просил. Он только потребовал у этого человека обеспечить работой как можно больше жителей страны, чтобы они имели возможность зарабатывать и содержать свои семьи.

– Удивительно!

Кристал принялась рассказывать детям, насколько щедр их отец к жителям Эль-Зафира, но спустя какое-то время заметила, что близнецы спят, положив головы ей на колени. Они явно устали от переезда. Кристал решила не будить их до конца церемонии.

Фарик еще долго выслушивал посетителей, раздавал ссуды и деньги на оплату счетов за лечение, обучение в университете и на бизнес-проекты. Халид объяснял Кристал, что принц не просто щедр, он хочет укрепить экономику своей страны и дать людям работу. Кристал очень понравилась эта церемония. Судя по выражению лица Фарика, он с явным удовольствием заботился о своих подданных.

Кристал охватила волна эмоций. Она испытывала к Фарику искреннюю симпатию, однако голос рассудка снова и снова твердил ей, что сейчас не время и не место проявлять слабость и терять голову.

На следующее утро Фарик, поцеловав детей, усадил их в автомобиль с водителем и охранником и отправил во дворец.

– Слушайся тетю Фаррах, – сказал он Нури.

– Да, папа, – ответил мальчик. – А когда вернется няня? Я должен ей кое-что показать.

– Сегодня у нее выходной, так что придется подождать.

– А зачем ей выходной?

– Она все время занималась тобой и твоей сестрой, а теперь ей нужно отдохнуть, – Фарик улыбнулся сыну.

– Мы с ней просто играли. С ней намного интереснее, чем с тетей Фаррах.

– Да, – согласилась его сестра. – С ней так же весело, как с Джохарой, но няня мне нравится больше.

Фарик тоже испытывал симпатию к Кристал, хотя боялся себе в этом признаваться. Поцеловав ее тогда, он теперь ни о чем другом не мог думать. Ежедневные переговоры и дела не могли полностью отвлечь его от этих воспоминаний. Он мучился от невозможности прикоснуться к Кристал и снова поцеловать. Фарик очень переживал, что тогда напугал ее своей напористостью, но знал, что Кристал не осталась равнодушной, а страстно ответила на его поцелуй.

Вчера Фарик тайком наблюдал за ней, пока принимал посетителей. Ему хотелось произвести на Кристал благоприятное впечатление. Теперь он больше всего жаждал узнать, что она думает о его щедрости.

– Я рад, что вам нравится няня, – он вздохнул, глядя на детей. – Вы хотите, чтобы она была счастливой?

– Да, – ответили дети.

– Я тоже. Поэтому время от времени ей нужно отдыхать.

– Кому здесь нужен отдых? – раздался голос Кристал.

Фарик повернулся и увидел, что она вышла из шатра. На Кристал была традиционная одежда, лицо закрыто вуалью. При звуках ее голоса у Фарика сжалось сердце.

– Отдых нужен вам, – сказал Фарик. – По крайней мере, я хочу дать вам выходной.

– Няня, мы едем к тете Фаррах, не скучайте, – сказал Нури.

– Папа говорит, что вам нужно отдохнуть, – Хана кивнула.

– Я не устала, – Кристал подошла к автомобилю. – Если хотите, я поеду с вами.

Дети покачали головами.

– Мы найдем, с кем поиграть, – сказал Нури.

– Я уверена, что тетя Джохара не даст вам скучать.

– До свидания, няня!

– Ведите себя хорошо, – Кристал обняла детей.

Автомобиль с детьми уехал, а Фарик стоял нахмурившись. Его обеспокоило упоминание о сестре. Характером Джохара очень походила на его бывшую жену. Она была такой же необузданной и эгоистичной. Фарику больше нравилось, когда его дети оставались вместе с Кристал. Однако согласно контракту ей нужно было раз в неделю предоставлять выходной. Тетя Фаррах уже не раз напоминала Фарику об этом.

– Мы поедем во дворец верхом? – спросила Кристал.

– Да, потом, – он скрестил руки на груди. – А сейчас не хотите ли прогуляться?

Фарик указал рукой на пустыню.

– Очень хочу, – сказала она.

Кристал выглядела довольной и веселой, что немного озадачило его.

– Лошади уже готовы, – произнес он и увидел, как она с беспокойством посмотрела на шатер.

– Мы прямо так и уедем?

– В шатре имеется постоянный штат прислуги. Мои братья и я любим порой приезжать сюда, чтобы развеяться.

– Когда хотите уединиться?

– Можно сказать и так, – он улыбнулся.

Фарик подумал, что с появлением во дворце Кристал он стал улыбаться гораздо чаще. Возможно, поэтому ему хотелось проводить с ней как можно больше времени. И дело было не только в ее страстном ответе на его поцелуй. Фарик не мог забыть их разговор на балконе и до сих пор помнил то волнение и любопытство, что она вызвала в нем.

– Пойдемте.

Усевшись на лошадей, они направились на прогулку по оазису. Фарик рассказывал Кристал о весне, когда начинают буйно цвести деревья и цветы. Он говорил о людях, живущих в этой стране, и каждое его слово было наполнено гордостью.

– После того как здесь была найдена нефть, произошли значительные изменения в экономике.

– Еще бы, – кивнула она. – Кстати, а что за церемония была вчера?

– Это одна из моих программ по поддержанию достойного уровня жизни граждан. Я был уверен, что вам лучше всего самой все увидеть.

– Это произвело на меня большое впечатление, – согласилась она. – Я должна извиниться за то, что раньше думала о вас хуже.

– Нет необходимости извиняться. Традиция помогать подданным была введена еще моим дедом, продолжилась отцом, а теперь мной. Вскоре я переложу эту обязанность на Нури.

– Да ему же всего пять лет! Не слишком ли он мал для такого рода дел?

– Королевские дети с юных лет начинают изучать культуру своей страны, обычаи и готовиться к тому, что ждет их в будущем.

– Значит, вы именно для этого привезли сюда близнецов. А также меня.

Фарик кивнул. Однако он не мог дать себе отчет, зачем теперь хочет остаться наедине с Кристал. Песчаные бури ничто по сравнению с опасностью, которую представляют некоторые женщины. Хотя Кристал явно ничего не замышляла против него. Тетя Фаррах считала ее отличной женщиной. Конечно же, его предложение прогуляться по пустыне было просто жестом радушного хозяина, успокаивал он себя.

– Расскажите мне о традиции исполнять пожелания подданных, – Кристал повернулась к нему.

– Мой дед считал, что людям нужно помогать. Дважды в год он встречался со своими подданными и удовлетворял их просьбы.

– Я удивлена, что вчера было не так много людей. Окажись просителей больше, вам пришлось бы принимать их несколько дней.

– Однажды процесс действительно вышел из-под контроля, и мы были вынуждены пересмотреть порядок проведения церемонии, – он улыбнулся. – Теперь все прошения подаются заранее в письменном виде, а в оазис приглашаются только те, чья просьба будет исполнена.

– Так они знают заранее, что их просьба будет исполнена?

– Нет.

– Но ведь все, кто приезжает в оазис, получают то, что просят.

– Да.

– Вы мошенничаете.

– Почему?

– Вы притворяетесь, что вам все равно, а на самом деле играете роль сказочника, – она посмотрела в его глаза.

– Такова моя работа.

– И вам она нравится.

Фарик с трудом держал себя в руках. Он нервничал, ибо Кристал видела его насквозь.

– Таковы мои обязанности, – повторил он.

– Почему вы намеренно скрываете свою доброту?

Пока он обдумывал ответ, поднялся сильный ветер. Фарик схватил взбрыкнувшую лошадь Кристал за уздечку, пытаясь ее успокоить.

– Мы должны возвратиться в оазис. Песчаные бури налетают внезапно, – он посмотрел на нее.

– Может быть, нам лучше поехать во дворец?

– Этого мы сделать не успеем. Следует поторопиться и найти укрытие.

– А когда мы сможем вернуться во дворец?

– Через несколько часов.

– Не так уж и плохо, – она пожала плечами.

– Возможно, мы вернемся позже.

– Нам придется здесь ночевать?

– Может быть, даже не одну ночь, но не беспокойтесь. Мы будем в безопасности. Я обещаю, что с вами ничего плохого не случится.

Кристал смотрела на Фарика с испугом. Ему внезапно захотелось взять ее на руки и прижать к себе. Поборов это желание, он поклялся памятью своих предков, что обеспечит ей полную безопасность.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кристал сняла с кровати покрывало и вздрогнула, прислушиваясь к завываниям ветра за стенами шатра. Матушка-Природа напоминала ей, что от бури ее отделяет лишь тонкая перегородка.

Включив лампу на прикроватном столике, Кристал схватила халат. Фарик сообщил во дворец, что они остаются в оазисе и не смогут приехать из-за бури. Остаток дня он работал, а Кристал была вынуждена бездельничать. Хорошо, что в шатре была богатая библиотека.

Слуги приготовили обед, а потом Фарик приказал им возвращаться домой, опасаясь, что шторм усилится. Он и Кристал ужинали вдвоем, сидя за роскошным столом. После ужина Фарик снова принялся за работу.

Кристал хотела скрыть даже от себя разочарование от недостатка внимания со стороны Фарика. Взяв книгу, она отправилась к себе в спальню. Порывы ветра держали нервы в напряжении и не давали ей возможности уснуть.

– Я заметил в вашей спальне свет.

Кристал вздрогнула и увидела на пороге Фарика.

– Я думала, что вы уже спите.

Ее волосы были распущены. Она плотнее запахнула халат.

На Фарике по-прежнему были широкие брюки и рубашка. Волосы – беспорядке, на лице проглядывала щетина. Фарик слегка походил на разбойника.

– Как вы?

– Я не могу уснуть, – пожаловалась она. – Боюсь, что меня в любой момент унесет ветер.

– Песчаные бури частое явление в этих краях, – спокойно заметил он.

– В них виноваты вы, и прекрасно знаете об этом.

– Простите? – он удивленно поднял бровь.

Широко расставив ноги, Фарик скрестил руки на груди. В этой позе он напоминал героя боевика.

– Недавно вы явно солгали, – объяснила она. – Помните свою клятву насчет тысячи песчаных бурь? Вот вы и накликали беду.

Фарик рассмеялся.

– Теперь и вы проявляете свой писательский дар.

– Мы друг друга стоим, – Кристал прерывисто вздохнула.

Сильный порыв ветра ударил в стену шатра, и она обеспокоено посмотрела через плечо.

– Мне вспоминается сказка о трех поросятах.

– Вы боитесь, что огромный серый волк сдует наш шатер? – он загадочно посмотрел на нее. – Хана и Нури обожают сказку о трех поросятах.

Какое-то время Фарик молчал. Это начинало все сильнее беспокоить Кристал.

– Вам что-нибудь еще нужно? – спросила она и увидела, как он прищурился. – Я имею в виду, могу ли я чем-то вам помочь? Зачем вы пришли?

– Вы сегодня впервые попали в песчаную бурю. Я хотел убедиться, что вам не страшно.

– Я совершенно спокойна, – солгала она.

Стены шатра снова потряс порыв ветра, Кристал поежилась, спрыгнула с дивана и прошла в центр комнаты.

– Я вижу, что вы действительно совсем не боитесь, – произнес Фарик, подходя к ней сзади и кладя руки ей на плечи.

Ощутив прикосновение его теплых рук, Кристал вздрогнула и повернулась к нему.

– Я просто попала в непривычную обстановку. Вы можете идти.

– Обещаю, что вам не о чем беспокоиться, – сказал он.

– Я не беспокоюсь, – Кристал сделала попытку скрыть волнение.

– Я останусь с вами и отвлеку от мыслей о шторме. Хотите вина?

– Не хочу. Давайте просто немного поговорим.

– Хорошо. Тогда давайте присядем, – он усадил ее на низкий диван. – О чем вы хотите поговорить?

– Я хочу продолжить разговор, начатый ранее.

Фарик сел рядом с ней. Она ощущала запах его кожи, жар тела и аромат одеколона.

– Я не помню, о чем мы говорили, – он нахмурился.

– Почему вы намеренно скрываете свою доброту?

– Ну что мне вам ответить? – с облегчением произнес Фарик. – Скажу только, что не могу позволить себе быть слабым.

– Да, я знаю, что многие мужчины не терпят слабости. Но когда сегодня я наблюдала за вами во время церемонии, мне показалось, что вам нравится делать людей счастливыми.

Фарик положил руку на спинку дивана. Его пальцы едва не касались волос Кристал.

– Я выражался фигурально. Шейх обязан скрывать эмоции. Самая лучшая защита – непроницаемая внешность. Вы не согласны?

Кристал напряглась и поправила очки на носу. Догадался ли он о ее маскараде? Неужели Фарик решил поиздеваться над ней таким способом?

– Я… я не знаю.

– Вы бледны. Вам по-прежнему страшно?

– Мне не страшно, а неспокойно. Бушует песчаная буря, а мы с вами одни в этом шатре.

– Вам незачем бояться ветра… и меня.

– Я вас не боюсь. Если бы кто-нибудь помимо меня видел, как вы ведете себя со своими детьми, вам больше не удалось бы скрываться за маской непроницаемости.

– Рад, что вы доверяете мне. Ваше целомудрие под надежной охраной.

– Я и мое целомудрие благодарим вас.

– Если вы девственница, – он прищурился, – то по законам Эль-Зафира ваш отец имеет право заставить того, кто вас скомпрометировал, сделать вам предложение руки и сердца.

– Успокойтесь. Мой отец никогда не узнает о том, что мы провели ночь в этом шатре наедине.

– Значит, вы девственница? – он удивленно взглянул на нее.

– Я не намерена обсуждать это с вами, – Кристал покраснела.

– Вы говорили, что собирались замуж, – он пристально рассматривал ее. – Как же так получилось?

Недоумение Фарика не было наигранным.

– Я не спала с ним, потому что не стала его женой.

Кристал чувствовала себя смущенной. Она опустила глаза.

– Почему?

– Я не доверяла ему, и, как оказалось, правильно делала.

– Что же он натворил?

У Кристал не было желания вспоминать прошлое, и, кроме того, она не могла обсуждать это с Фариком. Тот парень получил от ворот поворот потому, что хотел использовать ее внешние данные для успешного продвижения по карьерной лестнице.

– Он оказался не тем, кем я его считала, – наконец сказала она.

– Тогда вы поступили мудро, не став его любовницей, – Фарик коснулся пальцем ее щеки, побуждая посмотреть на него. – Мы в самом деле одни, но я честный человек и не стану компрометировать вас.

– Почему?

– Потому что вы девственница.

– А что это меняет? Мне просто интересно знать.

– Законы Эль-Зафира сурово карают мужчину, обесчестившего женщину.

– А что, если она сама не захочет выходить замуж?

– У нее не будет выбора, потому что таков закон.

– То есть, если вы… мы… переспим, вы будете вынуждены жениться на мне по требованию моего отца?

– Да.

– А вы не хотите жениться? – спросила она.

– Верно.

– Я должна обидеться?

Он покачал головой.

– Вы здесь ни при чем. Сыновья королевской семьи Хасан должны жениться и произвести на свет наследников. Раньше смертность была очень высокой, поэтому в королевских семьях рождалось много детей.

– Однако теперь медицина шагнула далеко вперед, – сказала она. – К слову, ваш брат строит современнейшую больницу. Конечно же, уровень смертности сейчас намного ниже, чем прежде.

– Это так. Но осталась традиция. У нас с братьями должны быть наследники.

– Лично вы уже выполнили свой долг.

– Да, – согласился он. – Мне не нужно снова жениться, и я не намерен делать это.

– Почему?

Фарик помрачнел.

– Я не хочу повторения того, что уже было у меня в прошлом, – ледяным тоном сказал он. – Так что будьте уверены, я не представляю для вас опасности.

– Вы не воспользуетесь тем, что мы застряли здесь одни и надолго?

Он нетерпеливо поерзал на диване.

– Ваши опасения лишены оснований.

Кристал внезапно захотелось утешить Фарика, хотя это было глупо. Она понимала, что не имеет права мечтать о нем, ибо является всего лишь няней его детей.

На улице завывал ветер. О крышу ударяли мелкие камушки. Кристал было очень неуютно, она передернула плечами и машинально поднесла руку к груди.

– У вас холодные пальцы, – Фарик взял ее за руки. – Вы все еще боитесь.

– Нет, я…

– Не лгите, у вас это плохо получается.

– Хорошо, вы правы. Я все еще боюсь.

– Я знаю, но на то нет причины, – он высокомерно улыбнулся.

– Меня пугает ветер. Боюсь, что в любую секунду шатер снесет. Мне кажется, мы будем заживо погребены в песке. Через тысячу лет археологи найдут мой скелет и не будут знать, что с ним делать.

– Я уверен, этого не произойдет, – его губы изогнулись в усмешке.

– Чего? Не снесет шатер или меня не найдут археологи?

– Ни того, ни другого. Я уверяю вас, что переживал гораздо более сильные бури, нежели эта, – он нежно погладил ее руки. – Скажите мне, как я могу унять ваши страхи.

– Поцелуйте меня.

Неужели Кристал это сказала? Это все потому, что она была поглощена мечтаниями о его чувственных губах.

Фарик удивился, но потом улыбнулся. Не дав ей возможности передумать, он притянул ее за плечи и прошептал:

– Слушаю и повинуюсь.

Кристал закрыла глаза и погрузилась в блаженное беспамятство. Фарик припал к ее губам, и она удовлетворенно ахнула. Прижавшись к мускулистой груди Фарика, она ощутила его учащенное сердцебиение и улыбнулась.

Он запустил руку в ее волосы, желая удерживать ее голову и поцеловать сильнее. Кристал коснулась ладонью его щеки и почувствовала, как колется щетина. Фарик нежно касался языком ее губ, побуждая Кристал разомкнуть их.

Она уступила ему, и его язык скользнул ей в рот. У нее перехватило дыхание. Кристал испытывала невероятное возбуждение. Она изогнулась, пытаясь прижаться к Фарику еще крепче.

Простонав, он оторвался от ее губ, потом обнял за талию. С невероятной легкостью Фарик подхватил ее и усадил себе на колени.

– Что вы делаете? – прошептала она.

– Помогаю вам забыть о буре. Вы же сами просили, – он взял ее за руку и поднес ее к своим губам.

– О какой буре?

– Ваши руки уже не такие холодные, – он посмотрел на нее в упор.

– Я согрелась, – согласилась она.

– Вы больше не боитесь?

– Я больше не боюсь? – задыхаясь, спросила Кристал.

Она целовалась с мужчинами прежде, но никогда еще ни один их поцелуй не вызывал в ней такого отклика. Внезапно Кристал вспомнила о детях и выпрямилась. Она всего лишь няня. Король выгнал прежнюю няню за то, что она влюбилась в его сына. Кристал не хотелось становиться очередной служащей, потерявшей голову из-за принца.

– Извините, Фарик, я вела себя глупо.

– Наоборот. Поцелуй был потрясающим.

Она покачала головой.

– Думаю, что вы понимаете, о чем я говорю. В свое оправдание могу привести только страх, который вызывает у меня буря.

– Поверьте, вам не за что извиняться.

– Уже поздно.

– Да, – он осторожно приподнял ее со своих коленей и усадил на диван. – Теперь вы уснете?

– Я уверена, что усну, – солгала Кристал.

– Если не сможете…

Он поднялся на ноги и направился к двери.

– Нет, не беспокойтесь обо мне.

Фарик провел рукой по волосам и выдохнул:

– Очень хорошо. Увидимся утром.

Кристал кивнула, и он вышел. Она прерывисто вздохнула, пытаясь успокоиться.

Ей было очень любопытно, какая женщина вынудила Фарика отказаться от надежд на счастье в браке. Кристал решила выяснить, что же так мучает Фарика. Все это она, естественно, хотела сделать только ради его детей. А их поцелуй не имел к этому совершенно никакого отношения.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Фарик беспокойно ходил по комнате в своих апартаментах во дворце. Он постоянно думал о Кристал, ее красивых волосах, струящихся по плечам и, спине. Вспомнив, как приятно ему было, когда она прижималась к нему, он чуть не сошел с ума. Неужели всего день назад Фарик обнимал Кристал в шатре?

На следующее утро после их разговора ветер утих и начался проливной дождь. Фарик вызвал автомобиль, который доставил их обратно. Разговор с Кристал вызвал в нем неприятные воспоминания о жене и ее предательстве. Однако даже эти воспоминания не удержали его от желания снова поцеловать Кристал.

Поездка обратно во дворец прошла в молчании.

У Фарика не было возможности обсудить с Кристал то невероятное притяжение, что возникло между ними. Его помощник всю дорогу докладывал ему о делах.

Возможно, такое положение вещей было к лучшему. Кристал по-прежнему работает на него и живет в его доме, поэтому он не имеет права проявлять слабость.

Решив, что будет лучше, если он все-таки поговорит с Кристал о произошедшем, Фарик поставил недопитый бокал с виски на журнальный столик и направился в комнату няни.

Подходя к двери, он услышал голоса. С кем Кристал разговаривает? Внезапно Фарик разозлился и вспомнил измену своей жены. Она намеренно крутила любовь с мужчинами из высшего света, ибо, если бы ее обман стал достоянием гласности, пострадала бы в первую очередь королевская семья.

Остановившись у чуть приоткрытой двери, Фарик услышал спокойный и уверенный голос Кристал. Ее собеседницей оказалась Джохара. Поняв это, он с облегчением вздохнул.

– Я встречалась с ним много раз, – сказала Джохара.

– Наедине? – спросила Кристал.

– Да. Мы любим друг друга, а отец и братья не одобряют мой выбор. Но это меня не волнует. Как вы видите, мне до сих пор удавалось все скрывать. Никто не обращает внимания на то, что я делаю.

– Однако это опасно. Разве вы не понимаете этого, Джохара?

– Кристал! – ворвался в комнату Фарик.

– Фарик? – удивленно произнесла Кристал. – Что случилось?

– Я слышал голоса, – он уставился на сестру.

Джохара стояла в ногах кровати, держа в руке мокрые туфли. С ее одежды и волос капала вода. Кристал протянула ей полотенце.

– Что происходит? – спросил Фарик.

Девушка мрачно посмотрела на него.

– Я попала под дождь и…

– Не лги! – прорычал он. – Я слышал все, что ты говорила. Ты улизнула из дворца на свидание.

– Фарик, – сказала Кристал, – успокойтесь.

– Я желаю знать, как ты смела нарушить приличия и кто этот человек?

Джохара вытерла лицо полотенцем, потом принялась вытирать волосы.

– Это не твое дело.

– Как это не мое? Как ты смеешь так разговаривать? Ты хочешь опозорить семью?!

– Фарик, не стоит злиться. Мы должны выслушать Джохару, – Кристал пыталась успокоить разбушевавшегося принца.

– Я хочу только знать имя этого шакала! – он свирепо посмотрел на женщин.

– Я никогда не скажу тебе его имени! – крикнула девушка и зарыдала.

– Поживем – увидим. Отправляйся в свою комнату! Позже с тобой поговорит отец.

– В самом деле? Не пытайся меня запугать!

– Иди! – Фарик указал ей на дверь. – И только посмей снова улизнуть. Я предупрежу охрану.

– Я живу в этом дворце словно пленница вот уже семнадцать лет. Так что это, братец, для меня не новость. – Джохара посмотрела на Кристал. – Извините, что втянула вас в эту историю.

Бросив на Фарика ненавидящий взгляд, Джохара вышла из комнаты. Он закрыл за сестрой дверь, потом поднял телефонную трубку.

– Это принц Фарик. Моя сестра должна постоянно находиться в своих комнатах. Поставьте охранников у двери ее апартаментов и на балконе. Повесив телефонную трубку, Фарик повернулся к Кристал. Она поджала губы и была явно рассержена.

– Что?

– Я… я… – она выдохнула и покачала головой. – Я не знаю, что сказать.

– Вот уж не думал, что такое возможно.

– Я просто не могу найти подходящих слов.

– Вы-то тут при чем?

– Если честно, мне наплевать, считаете вы меня причастной или нет.

– Вы рассержены?

– Я взбешена! – она невесело усмехнулась.

– Почему?

– Как вы могли так поступить?

– Я только лишь запретил ей выходить из ее апартаментов.

– Я не это имела в виду, – она покачала головой. – Я пыталась поговорить с ней. Думаю, вы слышали, что она была на свидании?

– Слышал.

– Что ж, благодаря вам я теперь не смогу узнать, с кем она была и чем они занимались. Именно вы говорили мне о том, что законы Эль-Зафира сурово карают мужчину, обесчестившего девушку. – Кристал указала пальцем на дверь, за которой скрылась Джохара. – Вы только что оскорбили и унизили ее, и теперь она вам ничего не расскажет.

– Посмотрим, – он провел рукой по волосам. – Я думаю, что она намного упрямее вас, – Кристал рассмеялась.

– Она скажет мне все, иначе пожалеет. Джохара ведет себя как необузданный непокорный ребенок, и ей не следует потакать.

Кристал уперлась руками в бока.

– Вам никто не говорил о том, что решительность – это положительное качество и его нужно воспитывать в человеке с детства?

– Только эта решительность не должна перерастать в непокорность и своеволие. Тут недалеко до беды…

Кристал подошла к открытым балконным дверям и какое-то время смотрела на дождь. Потом она снова повернулась к Фарику. Теперь мисс Ролинз казалась опечаленной.

– Фарик, у Джохары сейчас переходный возраст. Она уже не девочка, но еще и не женщина. Она обычная девушка с естественными для ее возраста желаниями и интересами, и она пытается хотя бы как-то выстроить свою уже недетскую жизнь. Ведь посоветоваться ей не с кем.

– У нее есть семья.

– Разве? Присутствуя на ужине с вашей семьей, я ясно поняла, какое место в семейной иерархии вы отводите Джохаре. Ее никто не слушает. Ей только приказывают, называют дурой и унижают ее достоинство.

– Это неправда!

– Это правда. Я скажу вам еще кое-что. Она одинока и нуждается в общении с ровесниками. Ее желание естественно.

– О чем вы говорите?! Джохара – принцесса.

– Ну и что? Не важно, где вы живете, в хижине или во дворце, но, если вас не любят, вы будете искать понимания в другом месте. Она нашла у кого-то это понимание. Однако благодаря вам мне не удалось узнать ни имя этого человека, ни другие подробности.

– Она является членом королевской семьи, – упрямо повторил Фарик.

– Да что вы заладили одно и то же! Если вы думаете, что положение, данное ей от рождения, лишает ее чувств и переживаний, присущих взрослеющим девушкам, то тогда вы живете в придуманном мире, – она вздохнула. – Вам нужно предоставить ей хотя бы немного свободы. Иначе, как вы сами только что сказали, недалеко до беды.

Фарик глубоко вздохнул.

– Я признаю, в ваших словах есть здравый смысл, но вы должны понять, что она – принцесса и ей нужно придерживаться определенных правил поведения. Богатство и высокое положение накладывают на человека большую ответственность. Мы все должны соответствовать этому стандарту.

– А может быть, этот стандарт устарел? Королевская семья небезупречна, у ее членов есть свои проблемы. Вы говорили, что скрываете собственные слабости, но я уверена, что это причиняет вам только страдания.

– Нет! – выкрикнул он разъяренно. – Скрывать свои слабости меня приучила моя красивая и беспутная жена.

– Фарик, я…

– Я запрещаю вам говорить о моем прошлом! Это вас не касается. Прошлое больше не имеет для меня значения.

– Вы не правы.

– Я всегда прав.

– По этому вопросу мы вряд ли с вами договоримся, – она вздохнула. – Поверьте, не стоит заставлять вашу сестру платить за грехи других людей. Сейчас вы очень рассержены и не готовы рассуждать здраво, поэтому разговор следует прекратить. Он ни к чему хорошему не приведет.

Фарик собрался сказать, что любит свою сестру и желает ей только добра, но Кристал повернулась к нему спиной и вышла из комнаты. Возможно, она поступила правильно. Фарику не хотелось спорить с ней.

Хотя, если честно, ему нравилось дискутировать с Кристал. Он восхищался ее откровенностью и решительностью. Кристал доказала, что не боится высказывать ему свое мнение. Однако именно это начинало беспокоить Фарика. Новая няня не была красавицей, но почему-то привлекала его как женщина.

В следующий раз следует пригласить няню не столь молодую. Тем не менее, теперь Фарик отчего-то радовался молодости Кристал, хотя и понимал, что ведет себя неразумно.

Однако прямо сейчас ему следовало решить более важную проблему. Нужно сообщить королю о том, что его младшая дочь нарушила правила приличия, принятые в королевской семье.

Со временем ему стоит еще раз обсудить поведение Джохары с Кристал. Пожалуй, к некоторым ее суждениям стоит прислушаться. При этой мысли Фарик улыбнулся, ибо уже предвкушал их жаркий спор.

Кристал отложила в сторону карандаш для бровей и критически осмотрела Пенни Дойл – помощницу Рафика, – которой делала макияж. После ее разговора с Фариком о поведении Джохары прошло несколько недель. Он все же признался, что его прежняя красавица жена была неверна ему. Они больше не разговаривали об этом, но Кристал внезапно вспомнила слова Фарика, рассматривая яркую внешность Пенни.

Эта молодая женщина также претендовала на должность няни, но опоздала, и на работу приняли Кристал. Пенни явно понравилась принцессе Фаррах, поэтому та предложила ей стать помощницей Рафика. Девушка была белокура, голубоглаза и очень мила.

Сегодня вечером Рафик устраивал благотворительный международный прием в пользу голодающих детей. Пенни должна была присутствовать на нем. Она не очень умела пользоваться косметикой и не знала, как лучше уложить волосы, поэтому попросила Кристал помочь ей. И Пенни, и Кристал были американками, отчего быстро подружились.

На Пенни было длинное серебристое платье с рукавами и высоким воротником, которое она купила в Париже. В нем девушка производила потрясающее впечатление.

– Ты выглядишь роскошно, – сказала Кристал, с завистью вздыхая. – Тебе когда-нибудь говорили, что ты напоминаешь солнышко?

– Нет, но сегодня для меня очень важно произвести на всех впечатление. Ты правда считаешь, что я хорошо выгляжу?

– Ты выглядишь отлично! – уверила ее Кристал. – Я уже позеленела от зависти.

– А ты не пойдешь? – спросила Пенни.

– Я останусь с детьми. Кроме того, ты хорошо знаешь, что меня не пригласили. Сегодня ты точно сведешь Рафика с ума.

– В самом деле? – глаза Пенни сверкнули, и она покраснела.

Хм, не слишком-то хорошо девушка умеет скрывать свою симпатию к принцу.

– Только помни, Золушка, – Кристал вздохнула, – жизнь не похожа на сказку. Когда часы пробьют полночь, ничего не изменится, и даже карета не превратится в тыкву. Ты вернешься в свою комнату, умоешься и ляжешь спать, а наутро примешься за работу. Девушки вроде нас с тобой не выходят замуж за принцев и должны учиться быть счастливыми без них.

– Я знаю, – Пенни поднялась, подошла к зеркалу и оглядела себя в нем. – Однако сегодня вечером я намерена забыть об этом.

– Не забывай только о волках в овечьей шкуре, которые будут окружать тебя.

– Хорошо. Что-нибудь еще?

– Запомни все хорошенько, чтобы рассказать мне в подробностях. Я хочу поведать об этом приеме своей маме. Ей бы он понравился. Она всегда мечтала о путешествиях и новых впечатлениях, но теперь ей приходится восстанавливаться после автокатастрофы.

Пенни сочувственно посмотрела на Кристал.

– Мне жаль это слышать. Моей маме тоже понравился бы прием. Она умерла, когда я была совсем ребенком, – печально сказала девушка.

– Я не хотела тебя расстраивать.

– Не волнуйся, все хорошо. Спасибо тебе за то, что превратила меня в прекрасного лебедя. Теперь я должна идти, а то опоздаю, – Пенни улыбнулась.

– А я должна возвращаться к детям. Повеселись, как следует!

Кристал обняла подругу, схватила косметичку и вышла в коридор. Ей очень хотелось надеть какое-нибудь нарядное платье и ловить на себе восхищенные взгляды, однако она не могла открыть свой секрет.

– Я вернулась! – крикнула Кристал, входя в апартаменты детей.

– Мы в гостиной, – отозвался Фарик.

Войдя в гостиную, Кристал замерла на месте и восторженно ахнула.

Фарик стоял у журнального столика, одетый в черный смокинг, белую атласную рубашку с серебряными пуговицами и черный галстук-бабочку. Всем своим видом он являл собой змея-искусителя.

– Что означает ваш возглас? Вам нравится? – спросил он с улыбкой.

– Я думаю, вы оделись в соответствии с сегодняшним дресс-кодом.

Услышав обиженное сопение, Кристал повернулась к дивану и увидела сидящую на нем Хану.

– Что произошло, детка? – она быстро подошла к девочке и обняла ее.

– Папа говорит, что я должна стереть с ногтей лак, – она прижалась к Кристал.

Кристал заметила, что кофточка ребенка испачкана, а волосы завиты и собраны в хвост на макушке. Взяв ее маленькую ручку, она заметила, что ее ноготки выкрашены в ярко-розовый цвет.

– Понятно.

– Я не буду его стирать, – дрожащим голосом сказала Хана. – И не буду расчесывать волосы. Тетя Джохара сделала меня красивой.

Фарик опустился перед дочерью на колено и протянул к ней руку. Ребенок отпрянул от него.

– Ты и так красива, малышка, – он вздохнул, – и тебе незачем украшать себя еще больше.

– Няня, скажите ему, чтобы он не заставлял меня стирать лак! – девочка спрятала руки за спину.

Кристал встретилась с Фариком взглядом и заметила в его глазах боль и раздражение. Она понимала, что он переживает, и не хотела вмешиваться. Нельзя подрывать авторитет отца в глазах ребенка, поэтому следует как-то иначе разрядить ситуацию.

Кристал обняла девочку.

– Уже пора купаться. Если будешь себя хорошо вести, я позволю тебе подольше поплескаться в ванне.

– А сколько? – шепотом спросила Хана.

– Сколько ты хочешь?

– Час.

– За час ты сморщишься, как чернослив, – Кристал улыбнулась. – Я дам тебе дополнительно восемь минут.

– Десять!

– Договорились, – Кристал рассмеялась и встретилась взглядом с Фариком, который с облегчением вздохнул.

– Я люблю вас, няня, – Хана спустилась на ковер, потом бросила взгляд на отца. – А папу я не люблю, он меня обижает.

– Не надо так говорить, Хана. Папа желает тебе только добра, – Кристал проводила девочку к двери.

Когда они остались одни, она сказала, желая снять царящее в комнате напряжение:

– Я неплохо могу вести переговоры! Мне удалось свести час к десяти минутам. Но когда она станет старше, договориться с ней будет гораздо сложнее.

– Жаль, что она не сможет оставаться всю жизнь ребенком.

– Она сказала, что не любит вас. Через какое-то время все забудется. Хана ведь просто играла.

– Все привычки закладываются в детстве, – сказал он.

– Согласна, но ее забава была невинной. Маленькие девочки любят наряжаться в платья матерей и изображать из себя взрослых.

– Я не хочу, чтобы Хана походила на свою мать.

– Возможно, вы слишком часто говорите и думаете об этом. Моя мать считает, что уступчивость – краеугольный камень воспитания.

– Я никогда об этом не слышал.

Кристал вздохнула.

– Родители должны постоянно договариваться со своими детьми. Фарик, дети будут пытаться найти ваши слабые места, потом уязвимые. Лучше всего не позволять им загонять вас в угол. Если вы что-то им запрещаете, то должны быть уверены в правомерности своих действий. Отказывая им в чем-то, вы заостряете на этом их внимание. Поверьте, мне легче быть объективной. Хана не моя дочь, но…

– Нет. Она моя дочь, я не хочу ничего с вами обсуждать, и вы должны действовать так, как я считаю нужным, – он сверкнул глазами. – Я должен идти, но обязательно приду, чтобы поцеловать детей на ночь.

Повернувшись, он направился к двери. Кристал грустно смотрела ему вслед.

Глубоко вздохнув, она подумала о произошедшем. Игра Ханы была совсем невинной, но Фарик по какой-то причине не хотел этого понимать. Кристал осознавала, что причина его гнева уходит корнями в прошлое. Однако она вряд ли сможет ему помочь, не зная, что же произошло на самом деле.

Сегодня вечером Кристал не смогла уберечь от гнева Фарика его дочь, несколько недель назад то же самое произошло с Джохарой. Следовало все выяснить, пока проблемы не усугубились. Кристал знала только одного человека, способного рассказать ей о прошлом Фарика.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В дверь апартаментов Кристал постучали. Ответив, она нисколько не удивилась, увидев на пороге принцессу Фаррах в расшитом блестками черном вечернем платье.

– Ваше Высочество, вы потрясающе выглядите!

Принцесса любезно улыбнулась.

– Мне позвонили дети и просили зайти к ним. Какие-нибудь проблемы?

– Хана и Нури очень хотели пойти на прием. Мне с трудом удалось убедить их, что мероприятие рассчитано исключительно на взрослых. Я подумала, что, если вы придете, они успокоятся. К ним недавно заходила Джохара.

Кристал услышала позади себя детские шаги.

– Тетя! – Хана обняла принцессу. – Какая ты красивая!

Нури остановился напротив нее и осмотрел с головы до ног.

– Мне нравится твое платье, – сказал он.

– Спасибо, детки, – принцесса обняла их.

– Твое платье мне нравится больше, чем платье тети Джохары, – произнесла Хана. – Папа не разрешил мне играть в переодевания.

Принцесса нахмурилась, рассматривая девочку.

– У твоего папы были на то свои причины. Он не хочет, чтобы ты слишком быстро взрослела. Помни, что он любит тебя больше жизни.

– Итак, вы уже встретились со всеми представителями королевской семьи, – Кристал положила руки на плечи детей, – поэтому пора ложиться спать. Отправляйтесь чистить зубы, а потом каждый из вас выберет по книжке.

– По две, – сказал Нури.

– Да, – согласилась его сестра, – ведь мы же не идем на прием.

– Хорошо, – вздохнула Кристал, – по две.

– Ура! – закричали дети и выбежали из комнаты.

Когда Кристал повернулась к принцессе, та по-прежнему хмурилась.

– Вы думаете, что я им слишком потакаю? Просто я знаю, дети расстроились из-за того, что их не взяли на прием.

– А вы? Ведь вас тоже не пригласили, – спросила проницательная принцесса.

– Я же не ребенок, кроме того, посещение приемов не входит в мои прямые обязанности, – Кристал покачала головой.

– Вы живете во дворце и не можете не ощущать суматоху, когда все вокруг готовятся к приему. Молодой женщине трудно устоять перед соблазном быть приглашенной.

– Если бы я сейчас начала отрицать, то солгала бы, однако меня по-настоящему беспокоит кое-что другое, – она поправила очки.

– Что такое? – принцесса посмотрела ей в глаза.

– Это касается Фарика. Сегодня вечером кое-что произошло… – Кристал медлила, размышляя, подходящее ли сейчас время для разговоров. – Извините, но я задерживаю вас. Поговорим в другой раз.

– Чепуха! – принцесса махнула рукой. – Давайте присядем на минутку. Мне придется весь вечер провести на ногах. Ничего, меня подождут.

– Хорошо, – Кристал провела принцессу в гостиную, и обе присели на диван.

– Что натворил Фарик? Вы имеете в виду игру Ханы в переодевание?

– Да, – призналась Кристал. – Она играла с Джохарой, пока я помогала Пенни сделать макияж и прическу. Хана вела себя как обычная маленькая девочка. Я не могу отделаться от чувства, что ей досталось от Фарика за то, в чем она не виновата. Я знаю, что он был женат и по вине жены много страдал. Фарик не хочет вспоминать о прошлом, а меня не оставляет ощущение, что именно с ним связаны многие его проблемы, – Кристал сцепила руки на коленях.

– Вы хотите знать, что произошло с Фариком?

– Да, и это не простое любопытство. Его поведение влияет на взаимоотношения с детьми, а он порой не в состоянии обуздать свои чувства.

– Вы удивительно проницательны, – принцесса глубоко вздохнула, потом на какое-то время задумалась. – Фарик был женат на потрясающе красивой женщине, которая не знала, что такое верность. Ее благосклонности искали многие мужчины, но она приняла предложение моего племянника. Фарик считал, что она любит его, однако, родив детей, эта женщина начала заводить любовников. Она принципиально выбирала очень влиятельных мужчин из высшего света.

– Фарик знал об этом?

– Сначала нет, но потом правда все же всплыла наружу.

– Значит, она уехала, оставив детей, – сказала Кристал.

– Все было не так просто, – принцесса покачала головой. – По законам Эль-Зафира принц может жениться всего один раз и на всю жизнь. Фарик изо всех сил старался сохранить брак ради детей, а она жила, как хотела.

– Она осталась и продолжала ему изменять?

– Да. Мы все знали о ее ветрености еще до брака Фарика. Ее интересовало только его богатство и положение, но он был влюблен и не хотел никого слушать.

– Что произошло потом? Он выгнал ее?

– Она бы этого не допустила. Король и братья Фарика убеждали его дать ей денег, дабы она уехала. По нашим законам он был обязан содержать ее до конца ее жизни. Но Фарик не мог выгнать мать своих детей.

– А почему я до сих пор не встретила ее? Неужели она совершенно равнодушна к детям? Фарик знает, как необходимо маленьким детям внимание матери. Он запретил ей встречаться с ними?

– Она умерла, – принцесса вздохнула.

– О боже!

– Она погибла в авиакатастрофе. Самолетом управлял ее любовник, – принцесса глубоко вздохнула, потом поднялась и поправила прическу. – Теперь вы понимаете, почему он так тревожится за Хану. Он боится, что девочка пойдет по стопам матери. Он также опасается, что на нее окажет дурное влияние Джохара.

Какой кошмар, подумала Кристал. Фарик был горд, и ему стоило нечеловеческих усилий пережить подобное унижение. Неудивительно, что он не хочет больше жениться.

Кристал проводила принцессу до двери.

– Теперь я все понимаю, но Хане это невдомек. Ей нужно, чтобы отец относился к ней ровно, она не обязана платить за грехи своей матери.

– Согласна, – Фаррах улыбнулась. – Хорошо, что вы здесь. Вы поможете Фарику разобраться в своих чувствах.

– Имею ли я на это право?

– Я уверена, вы сможете сказать Фарику все, что вы по этому поводу думаете.

– Боюсь, Ваше Высочество, это будет стоить мне места.

Принцесса прошла по коридору и коснулась затянутой в перчатку рукой дверной ручки.

– Кристал, вы отлично справляетесь с детьми. Они обожают вас. Нам очень с вами повезло.

– Спасибо.

Закрыв за ней дверь, Кристал задумалась. Она тоже обожала этих детей. Узнав о том, какой была их мать, Кристал начала переживать за них и их отца. Фарик говорит, что никогда не ошибается, однако уже совершил грубейшую в своей жизни ошибку, женившись на скверной женщине. Да, не позавидуешь той, кто попытается снова обидеть его.

Подумав об этом, Кристал вздрогнула, будто от предчувствия.

– Няня?

Тряхнув головой, Кристал подняла глаза и увидела Нури.

– Вы выбрали книжки?

– Мы с Ханой хотим вас кое о чем попросить.

Итак, снова предстоят переговоры. Однажды этот красивый мальчик вырастет и встанет во главе страны, так что практиковаться в красноречии нужно начинать прямо сейчас.

– Что такое?

Кристал заметила стоящую за его спиной Хану.

– Мы хотим пойти на прием.

– Понятно. Но прием уже начался, к тому же вы не одеты как следует, – она многозначительно посмотрела на их пижамы. – Мы же договорились, что я подольше почитаю вам.

– Я знаю одно тайное место, откуда все видно, а нас никто не увидит.

– Тогда придется кое от чего отказаться, – кивнула Кристал.

– Хана и я не будем слушать сказку, если вы разрешите нам чуточку посмотреть на прием.

– Давайте так: я не стану читать вам сказок. Мы пойдем и немного посмотрим на прием, а потом вы сразу же ляжете спать.

– Хорошо, – мальчик улыбнулся.

А из Нури со временем получится неплохой дипломат, особенно если договариваться ему придется с женщиной.

– Пойдите наденьте халатики.

Пока дети бегали за халатиками, Кристал почувствовала, что волнуется почти так же, как и они. Наконец они вернулись, и Нури повел Кристал и Хану вниз по лестнице, а потом провел через несколько коридоров, закоулков и лестниц. Он объяснил, что во дворце много потаенных мест. Кристал, к своему сожалению, не запомнила маршрут. В конце концов, они оказались на балконе, расположенном над основным танцевальным залом. Балкон был занавешен бархатными шторами.

– Молодец! – похвалила мальчика Кристал.

Он улыбнулся ей, а она уселась на пол и усадила детей рядом.

– Нас не должны видеть.

Кристал и дети стали наблюдать за приемом через стойки перил балкона. Они слышали приглушенные голоса, видели одетых в смокинги мужчин и женщин в роскошных платьях. На дамах были очень дорогие украшения. Официанты, одетые в белое, разносили шампанское на серебряных подносах.

– Посмотрите, няня, вот дядя Камал, – указала Хана.

Кристал увидела, как наследный принц улыбается красивой темноволосой женщине. Этот человек редко улыбался, поэтому Кристал стало интересно, кто эта женщина.

– А вот ваш дедушка и тетя Фаррах.

– Я вижу дядю Рафика, – сказал Нури. – Он говорит с Пенни Дойл.

– Она мне нравится, – заметила Хана.

Кристал также испытывала симпатию к Пенни и надеялась, что девушка хорошо проводит время и не забывает о словах, которые она ей сказала от всей души: завтра все вернется на круги своя и она опять станет лишь помощником Рафика. Кристал даже с балкона видела, как блестят глаза принца, когда он смотрит на Пенни, и как та наслаждается обществом принца.

– А где же тетя Джохара? – спросила Хана.

– А где папа? – продолжил Нури, разглядывая толпу.

Внезапно на балкон открылась дверь.

– А кто у нас здесь? – раздался низкий голос Фарика, и по спине Кристал побежали мурашки.

Рассердится ли он, что она позволила детям подглядывать за приемом?

– Привет, папа, – сказал Нури, поднимаясь на ноги. – Мы хотели посмотреть на прием, поэтому я показал няне, как пройти сюда.

– Я так и понял.

Кристал тоже поднялась и подхватила на руки Хану. Девочка прижалась к ней.

– Мы договорились, что дети сегодня не станут слушать сказку, но посмотрят на прием и сразу же лягут спать.

– Понятно, – повторил Фарик.

– Я надеюсь, вы не сердитесь. Кажется…

– Я не сержусь, – он не сводил глаз с дочери.

Кристал показалось, что Фарик хочет помириться с Ханой.

– Я отведу их спать.

– Погодите немного. У меня для них сюрприз, – сказал Фарик и подозвал официанта с подносом.

Молодой человек расстелил на полу несколько салфеток и разложил еду для детей, устроив нечто наподобие пикника. Фарик что-то прошептал официанту, тот кивнул, поклонился и ушел.

– Спасибо, папа, – произнес Нури.

– Всегда пожалуйста, сынок, – Фарик протянул руки к дочери. – Могу я пригласить эту даму на танец?

Хана застенчиво посмотрела на отца, кивнула и взяла его за руки. Фарик поставил ее обутые в шелковые тапочки ножки на свои лакированные ботинки и начал вальсировать с ней. При виде этой сцены у Кристал ком подступил к горлу. Девочка хихикала и с обожанием улыбалась своему щегольски одетому отцу.

Когда музыка смолкла, Фарик поклонился дочери и поблагодарил ее за танец.

– Если ты не поторопишься, малышка, твой брат все съест, – сказал он.

– Спасибо, папа, – девочка обняла отца за шею, потом уселась на пол рядом с братом и принялась за еду.

– Вы всегда так потакаете моим детям? – спросил у Кристал Фарик и прислонился к перилам, устроившись рядом с ней.

– Только по особым случаям, – она взглянула на танцующих внизу людей. – Я надеюсь, что гости сегодня щедры.

– На этом приеме мы соберем для Фонда помощи голодающим детям очень много денег. Аукцион – отличная вещь!

– Почему вы так в этом уверены?

– Многие выставленные на аукцион предметы уникальны. Авторские права на песню известного композитора должны быть проданы не меньше чем за двести тысяч долларов. «Роллс-ройс», выпущенный в нескольких экземплярах, пойдет примерно за шестьсот тысяч долларов. Одним из лотов будет уикенд во французском замке.

– О боже, – сказала Кристал. – Вы можете представить на аукционе мои интересы и купить уикенд во французском замке?

– У вас есть семьдесят или восемьдесят тысяч долларов?

Кристал коснулась губы пальцем, сделав вид, что размышляет.

– Я проверю свою чековую книжку и дам вам знать.

– Не беспокойтесь, я куплю этот лот для вас, – поддразнил ее Фарик. – Это произойдет вскоре, а пока шампанское будет литься рекой.

Кристал вздохнула, задаваясь вопросом, как чувствуют себя богачи, имеющие возможность покупать все, что захотят. Этого она никогда не узнает. Ей-то сейчас нужно только оплатить лечение матери и сделать так, чтобы она поскорее выздоровела.

– Жаль, что я не смогу присутствовать на аукционе.

– Моя тетя приказала мне освободить вас от работы сегодня вечером, чтобы вы могли прийти на прием.

Неужели Фарик не шутит? Кристал не могла поверить услышанному.

– Я всего лишь няня и, уверяю вас, отлично знаю свое место.

– Однако вы еще и гость в нашей стране. Мне стыдно, что я не подумал об этом и не пригласил вас на прием. Но теперь я намерен исправить ошибку.

– Что вы имеете в виду?

– Именно тетя Фаррах заметила вас на этом балконе. Она сказала, что Джохара неважно себя чувствует и хочет покинуть гостей и побыть с детьми. А я тем временем буду радушным жителем Эль-Зафира и приглашу вас на прием.

– А что с Джохарой?

– Тетя сказала, что сестра устала, – Фарик пожал плечами.

Кристал внезапно забеспокоилась насчет девушки, но потом подумала, что у нее просто разыгралось воображение.

– Если она простудилась, то ей следует лечь в постель. Ханой и Нури должна заняться я.

– Джохара сказала, что лучше займется детьми, нежели будет развлекать гостей. Я желаю сопровождать вас.

Дверь на балкон открылась, и появилась Джохара.

– Я заберу близнецов, – сказала она.

– Как вы себя чувствуете? – спросила Кристал, увидев под ее глазами темные круги. – Мне кажется, вам надо отдохнуть.

– Я присмотрю за этими сорванцами, – девушка улыбнулась детям, которые уже начали зевать. – Не беспокойтесь.

– Ты почитаешь нам сказку? – спросил Нури, покосившись на Кристал.

– Вы забыли о нашем договоре, дети? – с притворной суровостью поинтересовалась Кристал.

– Но, няня, я слышал, как вы говорили нашему учителю, что детям нужно читать перед сном, – сказал Нури.

– Я не против немного почитать им, – Джохара взяла детей за руки.

– Папа? – произнесла Хана и обхватила отца за ногу.

– Она прочтет вам очень короткую сказку, – сказал Фарик, поцеловал детей и пожелал им спокойной ночи.

– Не беспокойтесь, – сказала Джохара. – Я позабочусь о них, как о своих собственных детях.

– Спасибо, – Фарик открыл дверь, и все трое вышли.

Потом он подошел к Кристал.

– А теперь нам пора идти.

Кристал оглядела свой допотопный наряд и запротестовала:

– Я выгляжу не для торжественного приема. Я не могу появиться перед гостями в таком виде.

– Тогда вам нужно переодеться.

– Но у меня ничего больше нет. Я благодарна принцессе Фаррах за заботу обо мне, но не хочу позориться перед гостями.

– Если вы не хотите идти к гостям, тогда я устрою для вас праздник прямо здесь.

При этих словах Кристал почувствовала озноб. Она замерла на месте от предчувствия. Не опасно ли ей стоять на балконе рядом с Фариком и наблюдать за веселящимися гостями?

– Спасибо, – сказала она. – Вы очень добры.

Кристал решила обязательно написать своей матери об этом приеме. Это должно развлечь ее и поднять ей настроение.

Фарик был потрясающе красив, и ни один из мужчин на приеме не мог с ним сравниться. Кристал оставалось только надеяться, что ей не придется пожалеть о своем решении провести с ним этот вечер.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Официант выкатил на балкон тележку с шампанским и закусками. Фарик взял бутылку и разлил искрящийся напиток в два высоких бокала. Ему было очень хорошо рядом с Кристал.

Его потянуло к ней с того самого дня, как она первый раз появилась в его кабинете, только приехав в Эль-Зафир. Кристал не пыталась заискивать перед ним, а прямо говорила то, что думает, не боялась спорить и отстаивать свое мнение. Дети обожали ее, да и Фарик, если честно, проникся к ней симпатией и уважением.

Когда его тетя обратила внимание на то, что Кристал и дети прячутся на балконе и подсматривают за приемом, Фарик развеселился.

– За что мы выпьем? – спросил он.

– За поддающихся убеждению мужчин, – сказала Кристал, поправив очки.

– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, – Фарик казался озадаченным.

– Я постоянно не соглашалась с вашими методами воспитания детей и подростков, – она слегка улыбнулась. – Я думала, что вы совсем меня не слушаете, однако все оказалось наоборот.

– Вы извиняетесь за свое поведение, мисс Ролинз?

– Нет, я признаю, что недооценивала вас и ситуации, в которых вам приходилось проявлять суровость.

– Значит, вы считаете, что я был суров с дочерью сегодня вечером.

– Моя мать говорит, что нельзя судить человека, не побывав в его шкуре. У меня нет детей, и я вряд ли выйду когда-либо замуж, но у меня есть досадная привычка делать порой поспешные выводы.

– Ваша мать мудрая женщина.

– Да, – она нахмурилась. – Я часто цитирую ее слова детям. Надеюсь, вы не против?

– Мудрые суждения должны быть известны всем. Ваш отец счастливчик, раз рядом с ним такая женщина.

Кристал отпила шампанского, потом покачала головой.

– Мои родители развелись.

– Мне очень жаль.

– Мне тоже, – Кристал допила шампанское большими глотками. – Они вырастили пятерых детей и развелись, когда я поступила в университет. Оказалось, что их больше ничего не связывает.

– Вам было нелегко, – задумчиво сказал Фарик, видя мрачное выражение лица Кристал. – Однако вы по-прежнему верите в любовь и счастливые браки с кучей детишек.

Кристал посмотрела на него в упор и засомневалась, стоит ли продолжать разговор на эту тему.

– Такой меня воспитала мать. Она всегда говорила, что до брака можно позволять себе менять парней, но, выйдя замуж, следует хранить верность единственному человеку. Именно поэтому я до поры до времени понятия не имела о проблемах в браке своих родителей. Видимо, мама страдала от невозможности путешествовать, увидеть мир и пожить ради себя, но никогда этого не показывала.

– То есть она не была эгоисткой, а вам ее жаль.

– Нет ничего плохого в том, чтобы иногда думать о себе. Жаль, что у моей матери на первом месте всегда были муж и дети. Если бы ее жизнь сложилась иначе, она не оказалась бы в такой ситуации…

– В какой?

– Неважно, – она покачала головой. – Вам не понравится то, что я скажу.

Фарик наполнил ее бокал шампанским.

– Наоборот. Мне очень интересно узнавать что-то новое о женщине, которая воспитывает моих детей. Я нахожу вас достаточно загадочной особой.

– Не беспокойтесь, я не стану никоим образом вредить вашим детям…

– Мне это и в голову не приходило! Вы так защищаете моих детей и мою сестру, что я уверен в ваших добрых намерениях.

Кристал отвернулась, облокотилась о перила балкона и принялась рассматривать танцующих гостей.

– Меня восхищает щедрость королевской семьи в отношении голодающих детей мира.

– Этот проект был взлелеян Рафиком, – объяснил он.

– Я знаю, Рафик замечательный человек.

Фарик внезапно разозлился на то, что Кристалл так восхищается его братом.

– Он вас не беспокоил?

Услышав эти слова, Кристал от неожиданности поперхнулась. Приподняв очки, она вытерла выступившие слезы, и Фарик на краткий миг увидел ее лицо.

– Теперь вы делаете поспешные выводы. Вы хотите спросить, флиртовал ли со мной Рафик?

– Да.

Кристал рассмеялась и покачала головой.

– Я с ним почти не встречаюсь. Кстати, сегодня дети спрашивали о нем. Ходят слухи, что он сейчас занят Пенни Дойл.

– Слухи?

– Да. В этом дворце новости распространяются быстро.

– Что именно вы знаете об этом?

– Говорят, что Рафик возил ее в Париж и накупил ей кучу нарядов, – она кивнула в сторону танцующего принца и его помощницы.

– Включая умопомрачительное платье, которое на ней сейчас.

– Сегодня Пенни выглядит замечательно, – произнесла Кристал. – Интересно, что чувствует человек, способный купить себе все, что пожелает?

Фарик никогда не задумывался об этом. Он принимал свое положение как должное. Точно так же поступали и его братья. Фарик разглядывал напряженное выражение лица Кристал.

Опершись бедром о перила балкона, он вдохнул аромат ее духов. От этого запаха ему внезапно стало очень легко.

– Расскажите мне поподробнее о своей семье. На что вы жили?

– Откровенно говоря, мы терпели нужду, – она горько рассмеялась. – Как я уже рассказывала, в семье было пятеро детей, и родители выбивались из сил, чтобы прокормить нас. Они очень радовались моему рождению, потому что обыкновенно девочки едят намного меньше мальчиков.

Фарик покачал головой.

– Как же им удавалось сводить концы с концами?

– Мальчики донашивали одежду друг за другом, для меня шила мама. Она сшила мне платье даже для…

– Чего?

– Неважно. Она шила мне платья для школьных вечеринок и тому подобное.

Фарик чувствовал, что она чего-то недоговаривает. Почему Кристал нервничала? Он явно ощущал ее беспокойство.

– Что такое, Кристал? Чего вы боитесь?

– Ничего, – она нарочито беспечно пожала плечами. – Я просто думала о маме. Она прожила тяжелую жизнь, радостей на ее долю выпало не много. Ей и сейчас приходится нелегко.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Спасибо, я справлюсь сама.

Она покачала головой.

– Однако вас что-то беспокоит, и я не могу оставаться равнодушным. Вы же сказали, что в моих интересах, чтобы мои служащие были довольны и счастливы.

– Я довольна, мне нравится моя работа. Я очень полюбила детей и надеюсь прожить здесь весь срок, обусловленный контрактом.

Несмотря на эти слова, Кристал хмурилась, а Фарик внезапно понял, что рано или поздно ему придется расстаться с ней, и эта мысль не пришлась ему по душе.

– Мы тоже хотим, чтобы вы оставались с нами как можно дольше.

– Надеюсь, вы не передумаете.

– А почему я должен передумать?

– Да так, – она отошла от перил и поставила бокал в тележку. – Я должна идти к детям.

– Вы ничего не ели!

– Спасибо, не хочется, – Кристал коснулась рукой виска. – Шампанское ударило мне в голову.

– Вы не ужинали?

Кристал покачала головой.

– Сначала я помогала Пенни уложить волосы… Она очень волновалась и попросила меня оказать ей моральную поддержку перед приемом. Потом я стала заниматься с детьми и готовить их ко сну.

Фарик вспомнил ее слова о том, что умеренный эгоизм не так уж и плох. Кристал не помешало бы воспользоваться собственным советом.

– У вас был тяжелый вечер, – Фарик взял кусочек чего-то очень аппетитного из тележки и поднес его к ее губам. – Пора кому-нибудь о вас позаботиться.

У Кристал бешено заколотилось сердце. Она осторожно взяла закуску из его рук и принялась жевать. Музыканты заиграли красивый вальс.

– Могу я вас пригласить на танец?

Фарик поклонился.

– Нет, я…

Не дав ей возможности отказать ему, он обнял ее за талию и притянул к себе. Внезапно Фарик испытал невероятное блаженство от близости Кристал. Внизу в зале танцевали самые обольстительные женщины, к общению с которыми он уже привык. Однако по непонятным причинам Фарика влекла только Кристал.

Она не была красавицей, но обладала какой-то таинственной притягательностью. Кристал была остроумна, мила и образованна. Кроме того, она имела хорошую фигуру, скрытую, правда, под мешковатой одеждой.

Фарик медленно вел ее в вальсе, радуясь тому, что занавес балкона скрывал их от посторонних взглядов. Они с Кристал не часто оставались вот так наедине. Фарик взглянул на ее милый профиль.

– Вы покраснели, – заметил он.

– Я не привыкла пить шампанское, – Кристал ответила, будто чувствуя свою вину.

– Вы очень нравитесь мне такой румяной. Вы становитесь хорошенькой.

– Нет, вы не правы. Я никакая не хорошенькая, – она замерла на месте.

– Наоборот. Вы забыли, что я всегда прав? – Фарик смотрел на ее губы. – У вас красивые губы. Я до сих пор помню их мягкость. Неужели тот поцелуй в оазисе мне приснился? Я хочу проверить, не изменяет ли мне память.

Не отводя от нее взгляда, Фарик наклонил голову, и ему захотелось снять с нее эти уродливые очки. Фарик протянул руки и коснулся оправы.

– Я должна идти к детям, – Кристал ахнула и сделала шаг назад, потом быстро повернулась и ушла.

Фарик еще какое-то время смотрел на то место, где она только что стояла. Он понимал, что Кристал испугалась. Возможно, ее страхи связаны с нелегкой судьбой ее матери, но не только. Фарик очень хотел узнать, что мучает Кристал, но больше всего жаждал, чтобы она начала доверять ему.

– И с тех пор Золушка и принц жили долго и счастливо, – сказала сидящая на кровати Ханы Кристал и закрыла книгу. Посмотрев на девочку, она увидела, что ее глаза закрыты. Кристал надеялась, что она, наконец, уснула. Внезапно в комнату вошел Фарик.

– Папа, ты вернулся?

Хана открыла глаза.

– Да, я пришел проверить, спишь ли ты, – он встал у кровати дочери. – Твой брат уже видит десятый сон.

– Я так разволновалась! Няня читала мне сказу о Золушке.

– Да что ты говоришь? – он протянул руку и отвел от лица девочки прядь волос.

Кристал затаилась, пытаясь не вдыхать исходящий от Фарика аромат. Находясь рядом с ним, она испытывала постоянное волнение. Всего несколько минут назад он танцевал с ней, потом пытался снять очки и поцеловать.

Кристал понимала, что, увидев ее без очков, он обо всем догадается, и… она потеряет работу.

– Няня?

– Да, милая?

– Мой папа принц. Как вы думаете, он красивый? Он похож на принца из сказки?

– А ты как думаешь? – спросила Кристал.

– Я не знаю, он просто папа, – Хана пожала плечами.

– Он определенно похож на сказочного принца, – произнесла Кристал.

– Как дипломатично! – рассмеялся Фарик.

– В сказке Золушка – служанка и выходит замуж за принца, – продолжала Хана, поворачиваясь на бок. – Может быть, вы выйдете замуж за моего папу и останетесь с нами навсегда, – она зевнула и закрыла глаза.

Кристал поправила на ней одеяло, выключила свет и вместе с Фариком вышла из спальни девочки.

– Спокойной ночи, – сказала она принцу и повернулась, чтобы уйти в свои апартаменты.

– Я хочу поговорить с вами.

– Хорошо, – она прошла за Фариком в гостиную и присела на диван.

– Извините, что мне не удалось уложить Хану раньше. Мне не следовало потакать детям и позволять им наблюдать за приемом.

– Наоборот. Когда она и Нури повзрослеют, им придется участвовать в подобных мероприятиях. Им следовало посмотреть, как проходят приемы.

Фарик снял смокинг и повесил его на стул, потом вытащил запонки и закатал рукава рубашки до локтей. Развязав галстук-бабочку, он оставил его свободно висящим на шее. Фарик выглядел очень сексуально, отчего у Кристал перехватило дыхание.

Кристал не могла отвести взгляда от чувственных губ Фарика. Она очень хотела снова поцеловать его. Ей стоило невероятных усилий уйти от него с балкона. Кристал хотела во всем признаться ему и рассказать о своих чувствах, но тогда ей, возможно, придется остаться без работы. Могла ли она так рисковать? Фарику следовало знать только одно: она хорошо справляется с работой няни и дети счастливы, когда она рядом. Кроме того, Хана мечтает о том, чтобы она осталась с ними навсегда.

– Я хотел поговорить о сказанном Ханой, – начал он. – Я имею в виду женитьбу принца. Вы намеренно забиваете ей голову сказками?

– Что вы хотите сказать? – рассерженно спросила Кристал.

Все романтические мысли сразу улетучились.

– Я задал ясный вопрос.

– Во-первых, я каждый день перед сном читаю детям сказки, которые они выберут. Ученые выяснили, что те дети, которым читали на ночь, с большим интересом начинают читать сами и хорошо учатся в школе, – она умолкла, чтобы перевести дыхание и обуздать эмоции. – Во-вторых, у вашей дочери очень хорошее воображение.

– Я не хочу, чтобы мои дети когда-либо разочаровывались. Хана должна понимать, что в жизни не все происходит так, как она мечтает.

– Конечно, – Кристал начинала осознавать, что все ее надежды насчет Фарика призрачны. – Если Хана снова заговорит об этом, я скажу ей, что между вами и мной ничего быть не может… Я никогда бы не вышла за вас замуж.

– Нет? – он нахмурился.

– Нет, – она обхватила руками колени.

– Почему?

– Потому что вы не в моем вкусе, – Кристал посмотрела на Фарика и увидела его озадаченный взгляд.

– А какие мужчины вам нравятся? – с легким оттенком раздражения в голосе спросил Фарик.

– Те, которые не похожи на вас, – быстро произнесла она.

Как еще она могла ему ответить? Фарик должен знать, что Кристал понимает: между ними лежит пропасть.

– Понятно, – он задумчиво кивнул. – Я рад, что вы согласны со мной насчет Ханы.

– Фарик, она еще ребенок. Я рада, что нравлюсь ей, потому что полюбила ее. И Нури. Я ничего не жду от вас. Во время собеседования в Нью-Йорке принцесса Фаррах ясно объяснила мне, что я должна вести себя подобающим образом и проявлять профессиональный подход к воспитанию детей.

– Вы должны следить за тем, чтобы дети были спокойны и счастливы, – он кивнул. – Кроме этого, вы не должны создавать проблем у окружающих вас людей.

– Я знаю, что не должна привлекать к себе внимание мужчин, включая своего непосредственного работодателя. После того как срок договора закончится, я уеду домой.

Да, спустя три года Кристал должна будет уехать домой с заработанными деньгами, чтобы разобраться с кредиторами и оплатить лечение матери. Сейчас ей следует держаться от Фарика на расстоянии, чтобы не подвергать себя риску потерять так необходимую ей работу.

– Теперь, когда вы все знаете… – она поднялась.

– Подождите, я еще не закончил, – Фарик задумчиво прошелся по комнате. – Мне нужно сказать вам, что я не повторю прежних ошибок и больше никогда не полюблю и не женюсь.

– Ради бога! Не надо повторяться. Я это уже знаю. Сегодня вечером я попросила вашу тетю рассказать мне о вашей жене.

– Как вы могли это сделать? – он сверкнул глазами.

Кристал скрестила руки на груди и посмотрела на него в упор.

– А почему бы, собственно, и нет?! Ваше прошлое влияет на ваши взаимоотношения с дочерью. Я была обязана узнать, что произошло в прошлом, дабы помочь ей справиться с вашей предвзятостью.

– И каким это образом? – сердито спросил Фарик.

– Ей приходится расплачиваться за грехи своей матери. Я должна ограждать детей от лишних переживаний, а не просто учить их, кормить, купать и укладывать спать. Дети очень чувствительны, умны и поразительно восприимчивы. Рано или поздно Хана спросит вас, за что вы так к ней относитесь.

Фарик сделал шаг вперед, его глаза метали искры.

– Я люблю свою дочь и отдам за нее и Нури жизнь.

– Вам не нужно убеждать в этом меня. Однако ваши действия противоречат словам. Чего такого она натворила, поиграв в переодевания? Она еще ребенок и так себя и ведет. Если детей постоянно критиковать, они вырастут неуверенными в себе, трусливыми и скрытными. Как только Хана поймет, что вы убеждены в ее испорченности, повзрослев, она превратит вашу жизнь в ад.

– Я не допущу этого.

– Вы задавите в ее душе все безобидные порывы заранее? Вы увезете ее подальше от глаз людских? Вы будете поступать так же, как поступает с Джохарой король? – Кристал вздохнула. – Я разговаривала с вашей тетей потому, что вы отказались говорить со мной. Мне нужно было понять, что произошло с вами в прошлом, дабы помочь детям.

– Им незачем помогать, – он скрестил руки на груди. – И давайте закончим этот разговор.

– Такую же манеру поведения вы выберете для общения с детьми? Вы ничего не станете им объяснять?

– Так должно быть, – он глубоко вздохнул и поднял руку. – Вам невдомек, что я чувствую.

– Возможно, это к лучшему, что я ничего не знаю. Я могу рассуждать объективно, так как никогда не была влюблена, – солгала она.

Фарик стал еще мрачнее.

– Обсуждение закончено! Уже поздно, мы все сказали друг другу.

Повернувшись, он вышел из комнаты. Кристал показалось, что она задыхается. Он всегда будет сравнивать всех женщин со своей прежней женой. Его последние слова были тому подтверждением. Кристал поняла, что вела себя глупо, надеясь на его симпатию к себе. Фарик просто хотел, чтобы его служащие спокойно занимались порученным им делом и не отвлекались.

Кристал чувствовала себя так, будто получила хорошую оплеуху. Ей следует забыть о своей влюбленности и не проговориться. Теперь ей будет еще больнее, ибо, встречаясь с ним каждый день, придется помнить о том, что он никогда не ответит ей взаимностью.

Кристал твердила себе, что основная ее задача – поставить на ноги мать и спасти дом, в котором выросла, от кредиторов. Следует сосредоточиться именно на этом и забыть, наконец, глупые девичьи мечтания о прекрасном принце.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Фарик внезапно понял, что вот уже полчаса сидит перед компьютером и тупо смотрит в одну точку. Последнюю неделю его мысли постоянно возвращались к Кристал. Это было какое-то наваждение. Резко захлопнув крышку ноутбука, он позвал помощника. Тот сразу же появился на пороге кабинета.

– Отмените сегодня все встречи, – Фарик поднялся.

– Даже с мистером Веллингтоном? Он очень хотел встретиться с вами и уже уладил все детали, касающиеся открытия торгового центра.

– Ничего не поделаешь, – Фарик все никак не мог понять, отчего его преследуют размышления о Кристал.

Находясь в таком состоянии, он был не в силах заниматься делами, особенно обсуждать открытие элитного торгового центра.

– Скажите мистеру Веллингтону, что я смогу с ним встретиться за завтраком, время встречи пусть назначит он сам. Если появятся неотложные дела, в мое отсутствие ими займется один из моих братьев.

– Да, Выше Высочество.

Фарик прошел мимо озадаченного помощника, потом направился за пределы бизнес-крыла дворца. Он понимал недоумение своего помощника. Фарик крайне редко отменял назначенные заранее встречи, особенно с теми партнерами, которые работали в интересах Эль-Зафира. Но сосредоточиться и заниматься сейчас делами он был не в состоянии. Фарик по-прежнему целыми днями размышлял о смелости, с которой Кристал обвинила его в предвзятом отношении к детям из-за неудачи в браке.

Он также не мог забыть их поцелуя и объятий. После той ночи, когда произошла размолвка, Кристал старательно избегала его. Она исчезала из комнаты детей, когда Фарик приходил пожелать им спокойной ночи. Следовало сказать ей, чтобы она прекратила так себя вести.

– Возможно, мне лучше всего сейчас проехаться верхом, – сказал сам себе Фарик, идя по коридору.

Войдя в апартаменты Кристал, Фарик увидел лежащую на диване в гостиной Джохару. На лбу у нее лежало мокрое полотенце, она была очень бледной.

Фарик быстро подошел к ней и присел на журнальный столик, стоящий напротив.

– Ты заболела, малышка? Тебе нужен доктор?

– Врач уже приходил, – она открыла глаза. – Его вызвала тетя Фаррах. Я уверена, что это обычная усталость.

– Тогда тебе нужно отдохнуть, – Фарик взял ее за руку, отмечая, что у нее ледяные пальцы. – Что ты здесь делала?

– Присматривала за близнецами. Они сейчас с тетей Фаррах.

– Где Кристал?

– Сегодня у нее выходной. Мне кажется, она говорила, что собирается в город на базар, а также ей надо уладить какое-то семейное дело.

– Какое еще семейное дело?

– Она не сказала.

Джохара пожала плечами.

Фарик был очень раздосадован, узнав об отсутствии Кристал. Он жаждал поскорее увидеть ее. К счастью, Фарик отлично знал город и мог найти в нем кого угодно.

– Отдохни, – он наклонился и поцеловал сестру в лоб. – Я поеду в город.

Девушка слабо улыбнулась.

– Я бы на твоем месте в первую очередь поехала по финансовым учреждениям. Кристал упоминала о банке. Передавай ей от меня привет, Фарик.

– Передам, – он улыбнулся в ответ, полный решимости найти Кристал.

Фарика подхлестывало непреодолимое желание увидеть ее, и он торопился с поисками. Поразмыслив, он осознал, что Кристал, говоря ему неприятные вещи, действительно пыталась помочь. Однако он сам повел себя грубо, ибо не мог забыть предательства своей жены. Теперь ему не хватало доброго расположения Кристал, и принц понял, что совсем не равнодушен к ней. Сейчас он думал только о том, как ее найти и провести с ней как можно больше времени.

Следуя совету Джохары, Фарик нашел Кристал в банке. Стоя, прислонившись к своему автомобилю, он ждал, пока она выйдет на улицу. Заметив ее в дверях банка, Фарик выпрямился. На Кристал была длинная темно-синяя юбка и такого же цвета пиджак. На носу у нее, как всегда, красовались уродливые темные очки. Выйдя на улицу и оглядев высокие здания, она довольно улыбнулась.

– Кристал! – позвал ее Фарик, когда она уже собралась уйти прочь.

Она обернулась и открыла рот от удивления.

– Фарик, что вы здесь делаете? Дети… что с ними?

– У них все хорошо, – он перешел дорогу и, подойдя, оглядел Кристал с головы до ног. – Джохара сказала мне, что я найду вас здесь. Если вам нужна моя помощь, я с удовольствием помогу.

Кристал покачала головой.

– Я просто перевела небольшую сумму домой матери. Ей нужно оплачивать лечение. А теперь, если позволите, я пойду.

Она сделала несколько шагов в сторону, но Фарик преградил ей путь.

– Вам не нужна хорошая компания в этот выходной?

– Ну зачем же тратить на меня время? Я не хочу отрывать вас от важных дел, – Кристал нарочито мило улыбнулась ему, но ее взгляд был отсутствующим.

Фарик понимал, что заслужил подобное отношение, потому что ранее вел себя слишком грубо. Дети обожали Кристал и полностью доверяли ей. Ни одна няня, работавшая у них прежде, не смогла завоевать, расположение Ханы и Нури. Их было невозможно обмануть, ибо дети умели мгновенно распознать в человеке добрую душу. Фарик осознавал, что обязан вернуть доброе отношение Кристал к себе. Он снова пожалел о том, что не обладает раскованностью Рафика в общении с женщинами.

– Вы ни от чего меня не отвлекаете. Сегодня у меня тоже выходной, – он взял ее за локоть. – Пойдемте, на базар нужно идти в этом направлении. Он как раз за углом. Я покажу вам дорогу.

Кристал высвободила руку и шагнула в сторону.

– Я не планировала оставаться в городе. Мне нужно возвращаться к детям. Джохара плохо себя чувствует.

– Хана и Нури находятся под присмотром тети Фаррах. Я желаю, чтобы вы провели какое-то время вне дворца и посвятили свой выходной только себе.

– Вы беспокоитесь о том, что я стану забивать головы детей романтичными бреднями из сказок?

Фарик остановился и вздохнул, глядя на нее.

– Вы сердитесь. Что до той ночи…

– Я не сержусь, а просто хочу сохранять дистанцию между вами и мной и не переступать очерченных границ. Мое мнение явно никого не интересует, хотя я квалифицированный воспитатель. Так что, если позволите, я пойду.

– Кристал, я хочу, чтобы мы снова общались как друзья.

– Зачем? В мои обязанности входит попечение о детях. Я знаю, что согласно вашей философии все ваши служащие должны быть в хорошем настроении, чтобы во дворце царили покой и порядок. Я с превеликим удовольствием возвращусь сейчас к детям. Так что уйдите с моего пути, если хотите снова вернуть мою дружбу, – она скрестила руки на груди и принялась ждать его реакции.

– Мне кажется, что прежнего доброго отношения между нами уже не будет. Я сожалею, что наговорил вам всякого в ту ночь, а вы расстроились.

– Это вы так извиняетесь? – уголки ее губ слегка приподнялись.

– Признаю, существует возможность того, что я был неправ, хотя мы оба знаем: я всегда прав, – Фарик обезоруживающе улыбнулся ей и, к своему удовольствию, увидел, что она немного повеселела.

Он надеялся, что Кристал вскоре простит его.

– Если бы я осмелилась рискнуть потерять свою работу, – осторожно сказала она, – то не согласилась бы с вами. Однако мне нужна эта работа, поэтому я скажу словами своей матери: «От добра…

– …добра не ищут». Это еще одно мудрое высказывание вашей матери. Вчера вечером дети поругались, и Нури назвал свою сестру дурой. Она напомнила ему слова вашей матери: «Если не можешь сказать ничего умного, то лучше промолчи».

– Она еще говаривала: «Слово – серебро, а молчание – золото».

– Верно сказано! – он улыбнулся. – Дети заинтригованы вашей матерью и ее высказываниями.

– Она достаточно необычная женщина, – согласилась Кристал. – Я скучаю по ней. Жаль, что у меня нет ее силы воли.

Фарику стало не по себе. Кристал так скучает по дому? Уедет ли она до даты окончания договора? При этой мысли у него внутри все сжалось.

– Вы поддерживаете с ней контакт?

– Конечно, мы переписываемся с ней, – она кивнула. – Иногда я звоню ей, однако это дорого. Я звоню только тогда, когда мне нестерпимо хочется слышать ее голос.

– Если хотите, можете звонить ей из дворца в любое время. Не думайте об оплате. Я могу себе позволить оплатить ваши счета за телефонные переговоры.

– Неужели все так просто? – поддразнила Кристал. – Спасибо разговоры с матерью очень много значат для меня. Благодаря этому я и не замечу, как пролетит время моего пребывания в вашей стране, а потом я вернусь, чтобы увидеться с ней. Я очень признательна вам.

– Всегда рад помочь.

Фарик, к своему облегчению, отметил, что Кристал снова улыбается. Однако разговор о ее матери напомнил ему, что рано или поздно придется расстаться с Кристал. Она должна будет вернуться в США. Фарик внезапно понял, что не хочет ее отъезда. Этого не желают и его дети. Нури отправится учиться в школу-интернат, но Хана будет продолжать учебу во дворце. Кристал оказывает на нее хорошее влияние. Вопрос в том, как заставить Кристал остаться. Возможно, она захочет продлить действие договора, а может быть…

Фарик внезапно подумал о женитьбе на Кристал. В этом случае она будет вынуждена остаться с ним навсегда. Кроме того, ее присутствие избавит его от назойливого внимания женщин. Дети обожают Кристал, он сам восхищается и уважает ее. Она говорит ему все, что думает, не заботясь о последствиях. Кажется, Кристал очень нравится жить в Эль-Зафире. Она сказала, что он не является мужчиной ее мечты, однако ему не составит большого труда убедить ее изменить свое отношение к нему. Кроме того, благодаря женитьбе на Кристал Фарику не придется искать новую няню.

Такая стратегия показалась ему мудрой. При мысли о возможном будущем Фарик испытал непривычное воодушевление.

Кристал не помнила, когда в последний раз так хорошо проводила день. Не важно, что сказал Фарик, она понимала: он извинился. Он не признал, что был неправ, но сожалел о сказанном ранее. Самое главное, что Фарик был искренен.

Он отвел ее на базар, показывая роскошные ткани, товары из кожи и украшения. Кристал понравилось одно из искусно сделанных серебряных колец, и Фарик купил его для нее. Потом он отвел ее в дорогой ресторан, где они ужинали при свечах. После ужина водитель отвез Фарика и Кристал во дворец. Остановившись в вестибюле, разделявшем ее апартаменты и апартаменты Фарика, Кристал сказала:

– Спасибо за замечательный вечер.

– Я тоже очень доволен. Весьма любопытно увидеть родной город глазами приезжего.

– Ваш город удивительно красивый.

– Я больше всего радуюсь тому, что нам все же удалось восстановить прежние дружеские отношения.

Поблагодарив Фарика, Кристал протянула руку к дверной ручке, но он остановил ее и приблизился к ней. Сердце Кристал бешено заколотилось.

– Что-то не так? – спросила она.

– Наоборот. Я просто хотел сказать, что не могу вспомнить, когда в последний раз так приятно проводил вечер.

– Я как раз думала о том же самом, – ее губы слегка изогнулись.

– Хотя бы в чем-то наши мнения совпадают.

– Однако они разнятся по многим другим вопросам, – напомнила ему Кристал.

Фарик беспечно пожал плечами.

– Все можно уладить в процессе диалога или спора.

– С этим я не могу не согласиться. А теперь нам следует поторопиться и дать отдых Джохаре.

Фарик слегка покачал головой, и сердце Кристал забилось сильнее. Легким движением руки он расстегнул заколку, и волосы рассыпались у нее по плечам. Не успела она и рта раскрыть, как Фарик запустил руки в ее волосы, осторожно расправляя пряди. Повернувшись к нему, она увидела его страстный взгляд и лишилась дара речи.

– У тебя такие красивые волосы. Зачем ты укладываешь их в столь строгую прическу? – спросил он низким хриплым голосом.

– Так легче и удобнее. Теперь, если позволите, я пойду спать…

– Погоди немного, – он снял ее очки и засунул их в карман своего пиджака.

– Нет, Фарик, – она покачала головой. – Не нужно. Я не могу. Я не имею права терять…

– А я могу и хочу, – произнес он и опустил голову.

В следующее мгновение он страстно припал к ее губам. Кристал закрыла глаза, коснулась его груди и впала в блаженное беспамятство.

Фарик целовал ее с невероятной нежностью. Прижавшись к нему, Кристал ощутила неведомое ей ранее волнение и возбуждение. Ее дыхание участилось. Она крепко обхватила его за шею и забыла обо всем на свете. Кристал почувствовала, что готова до конца дней оставаться в объятиях Фарика и наслаждаться его потрясающими поцелуями.

Подняв голову, он коснулся ладонью ее щеки.

– Кристал, что же ты делаешь со мной? Я никогда прежде не испытывал подобных ощущений. Жаль, что…

Внезапно дверь в апартаменты открылась.

– Папа, Кристал, мне показалось, что я слышу ваши голоса.

На пороге стоял Нури. Кристал выпрыгнула из объятий Фарика и глубоко вздохнула.

– Привет, – сказала она Нури и зажмурилась на мгновение, желая стряхнуть с себя дурман нахлынувшей страсти.

– Наконец вы вернулись домой.

– А что такое? – спросила она, входя в апартаменты.

Все вокруг было немного расплывчатым, ибо очки по-прежнему находились у Фарика.

– Тетя Джохара внезапно заболела. Она в ванной комнате. Она сказала мне, чтобы я позвал тетю Фаррах.

– Я пойду к ней, – Кристал посмотрела на Фарика.

– Да, – он кивнул. – Я останусь с детьми.

Кристал побежала по коридору. Оказавшись перед дверью в комнаты Джохары, она постучала.

– Джохара, что с вами? Вам плохо? Можно мне войти?

Прижав ухо к двери, она услышала всхлипывания, потом послышался шум воды. Кристал постучала в дверь сильнее.

– Джохара!

– Сейчас, – слабо ответила девушка.

– Что произошло? Впустите меня.

Через несколько мгновений дверь открылась. На пороге стояла очень бледная сестра Фарика.

– Все, хорошо. Мне уже стало лучше.

– Дети сказали, что вы внезапно заболели.

– Я… я думаю, что отравилась, – она прижала руку ко лбу.

– Хотите, я позову дворцового доктора? – Кристал повернулась к двери, готовая бежать за врачом. – Я сейчас…

– Нет, – Джохара схватила ее за руку. – В этом нет необходимости. Я уже была у доктора, раньше.

Кристал гнала от себя тревожные мысли, однако у нее появилось плохое предчувствие насчет причины недомогания девушки. Джохара призналась, что встречалась с мужчиной. Уж кто-кто, а Кристал знала, как легко потерять голову в объятиях любимого человека. Разве не она позволила Фарику снять с нее очки и поцеловать в вестибюле? А что, если бы их кто-нибудь увидел? Кристал обняла девушку за талию.

– Давайте я помогу вам пройти в гостиную.

– Со мной все в порядке, – Джохара покачала головой. – Раз вы вернулись, я пойду лягу.

– Хорошо.

Тем не менее, Кристал проводила Джохару до постели.

В коридоре было слышно, как Фарик разговаривает с детьми.

Слабо улыбнувшись, Джохара сказала ей вслед:

– Я чуть не забыла. Дети очень интересуются вашей семьей, Кристал. Должно быть, вы рассказывали им о своем семейном альбоме с фотографиями. Так вот, они принесли его из вашей комнаты и начали рассматривать. Нам следовало спросить разрешения, но наше желание узнать о вас побольше оказалось сильнее. Я надеюсь, вы не станете сердиться.

– Не волнуйтесь, я заберу его у них, – сказала Кристал, надеясь, что Фарик не видел альбома. – Выздоравливайте.

Выскочив в ужасе из комнаты Джохары, Кристал поспешила к детям, желая забрать у них альбом с семейными фотографиями.

Войдя в гостиную, она увидела Фарика. Он был один. Куда подевались дети? Фарик стоял у журнального столика и рассматривал ее фотографию. Кристал захотелось вырвать ее у него из рук, прежде чем он узнает правду. Однако его суровый взгляд сказал ей, что она опоздала.

– Фарик, я… – она огляделась. – Где дети?

– Я отправил их в свои комнаты. Они без спроса взяли ваши вещи, пусть знают, что чужое без позволения брать нехорошо, – он сильнее нахмурился. – Но если бы не они, я так и не узнал бы правду о вас, мисс Ролинз.

– Я могу все объяснить.

– Конечно, можете, – он посмотрел на фотографию. – Значит, учась в университете, вы участвовали в конкурсе красоты на звание «Мисс Америка»? – он мрачно взглянул на нее. – Это было до или после получения вами титула «Королева вечеринки»?

– Пожалуйста, позвольте мне все объяснить вам…

– А вот и газетная статья, – он брезгливо перевернул страницу альбома. – Оказывается, вы были королевой красоты в родном городе.

– Вы выслушаете меня?

– Почему бы и нет? – спросил он тоном, говорящим, что он не верит ни единому ее слову. – Вы и так долго водили всех за нос, мисс Ролинз. Что изменит еще одна ваша маленькая ложь?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кристал стояла напротив Фарика в роскошной гостиной. Их разделял элегантный стеклянный журнальный столик. На полу лежал ковер с длинным ворсом. Кристал казалось, что она тонет. У нее кружилась голова. Ей очень хотелось присесть, однако она решила, что лучше сейчас разговаривать стоя. Кристал охватил страх. Она понимала, что в одно мгновение может потерять все, к чему стремилась.

– Отдайте мне мои очки, пожалуйста, – Кристал протянула к Фарику дрожащую руку.

– Вам не кажется, что пора прекратить этот маскарад? Ваш секрет раскрыт, – он взглянул на очки, а потом поспешно засунул их в карман пиджака, будто они являли собой нечто отвратительное.

– Маскарадом это назвать нельзя.

– Однако это слово как нельзя лучше характеризует ваше поведение. Вы выдавали себя не за ту, кем являетесь.

– Я думаю, вы преувеличиваете.

– Значит, это ваш привычный облик? – он сделал вертикальный взмах рукой, указывая на нее.

– Я сделала это для того, чтобы получить работу. Я всего лишь заколола волосы, не накрасилась и надела очки.

– Теперь понятно, почему вы не позволяли мне снять ваши очки. Они удачно маскировали вашу внешность, так как глаза выдают вас.

Сердце Кристал колотилось настолько сильно, что у нее заболело в груди. Кристал надеялась, что по ее взгляду Фарик не догадается о том, как она влюблена в него. Какое все-таки неподходящее сейчас время для разоблачений. Ей нужно многое ему объяснить, если она хочет остаться на прежней должности.

Фарик наблюдал за ней, медленно качая головой.

– Я не понимаю, где были мои глаза и как я не догадался об этом раньше.

– Если вы не отдадите мне очки, я не смогу ничего делать.

– Так у вас в самом деле плохое зрение?

– Да, у меня близорукость, но обычно я ношу контактные линзы.

– Держите! – он вручил ей очки так, чтобы не коснуться ее руки.

Надев их, Кристал вздрогнула, увидев, насколько враждебен взгляд Фарика.

– Послушайте, Фарик, я понимаю, что повела себя лично с вами нечестно, но ведь детям я не сделала ничего плохого. Разве я пренебрегала своими обязанностями, не заботилась о них, не организовывала им занятия? Я не создавала проблем во дворце и не компрометировала себя.

Фарик молчал. Потом внезапно в его взгляде вспыхнуло негодование.

– Теперь все это неважно, – сказал он.

– Вы не простите меня даже потому, что я – лучшая из нянек, какие были когда-либо у ваших детей? Дети привязались ко мне, – она почувствовала разочарование. – У меня были веские причины для того, чтобы притворяться.

– Неужели вам не хотелось выйти замуж за принца из семьи Хасан?

Он удивленно поднял бровь.

В его словах прозвучала горечь. Кристал чувствовала себя виноватой, что так поступила с ним. Никогда прежде она не причиняла кому-либо страданий. Если бы только Фарик мог выслушать ее непредвзято! Ведь иногда и в пустыне в июле выпадает снег.

– Меня никогда не интересовало замужество. В случае с вами меня заботили исключительно деньги.

– Не понял?

Кристал увидела его язвительную насмешку, глубоко вздохнула и продолжила:

– Во-первых, хочу вас уверить, что мой аттестат и рекомендации подлинные. Я являюсь профессионалом своего дела.

– Я никогда не сомневался в вашем профессионализме. Меня смущают лишь методы, которыми вы добиваетесь своего.

Кристал вздрогнула, услышав его ледяной тон.

– Приехав в Нью-Йорк в агентство по найму, я узнала, что не смогу занять вакансию исключительно из-за внешних данных.

– Поэтому вы решили бросить своеобразный вызов?

– Да, вызов! Но не вам, а судьбе. Когда хочешь выжить, бросишь вызов всему свету.

– Зачем этот трагизм? – он нахмурился. – Вы разорились?

– О чем вы? Я уже рассказывала вам, что в нашем доме никогда не было достатка. Мне позарез были нужны деньги, чтобы оплатить лечение матери.

– Кристал, вы могли бы найти лучший и более честный способ заработать.

Она решила не обращать внимания на его язвительность.

– Мои родители рано поженились и усердно работали, чтобы вырастить пятерых детей. Они всю жизнь считали копейки, никогда не позволяли себе и нам ничего лишнего, а в итоге не накопили себе даже на черный день.

– Переодевшись, вы решили устроить им праздник?

– Конечно, нет. Вам, человеку богатому и благополучному, никогда не понять меня!

– Отчего же? Мне все понятно.

– Нет, вам ничего не понятно. Да разве вы можете представить себе ситуацию, в которой я оказалась? Вам никогда не приходилось беспокоиться о закладной и требованиях кредиторов, вы ни разу не вставали перед выбором: купить еды или оплатить обучение.

– Да, такая ситуация мне незнакома…

– Я много раз хотела рассказать вам правду. Однако меня останавливали несколько причин.

– Продолжайте, прошу вас. Я жажду узнать, что на этом свете может быть дороже правды, – он скрестил руки на груди и посмотрел на Кристал с ледяным и непримиримым выражением.

Она понимала, что проиграла, но решила рассказать ему обо всем. Фарику придется ее выслушать.

– Я полюбила детей, и они ответили мне взаимностью, Они рождены в королевской семье и обладают привилегиями от рождения, но это может оказаться как преимуществом, так и бременем.

– Детей легко одурачить.

Кристал вздрогнула от его слов. Ей показалось, что она снова оказалась в оазисе во время песчаной бури. Она хотела заставить Фарика войти в ее положение, но все казалось бессмысленным. Кристал подумала, что зря теряет время.

– Моя мать всегда мечтала путешествовать. Она все время говорила мне, что я должна насладиться жизнью, прежде чем выйду замуж, потому что тогда такой возможности у меня уже не будет. Получилось, что она была права.

– То есть?

– Я была младшим ребенком. После моего отъезда в университет родители разошлись.

– Почему?

– Возможно, потому, что они поженились в слишком юном возрасте. В конце концов, они признались друг другу, что не были счастливы в браке. Моя мать никогда не работала, а была обычной домохозяйкой. После развода у нее появилась возможность выбора: либо идти учиться и работать, либо оставаться дома и заниматься хозяйством. Она выбрала последнее.

– Я не понимаю, почему.

– Она понимала, что кое-что умеет и сможет заработать себе на кусок хлеба, однако не захотела оставлять дом, в котором прожила долгую жизнь и вырастила всех своих детей.

– Понятно, – он посмотрел на Кристал и поднял руку. – Однако какое отношение все это имеет к вашей истории? Я не вижу повода связывать все это в одно целое.

Фарик говорил зло, его губы изогнулись в презрительной усмешке. Кристал вздохнула, задаваясь вопросом, с какой стати ей так хочется убедить его в своей невиновности. Возможно, если бы прежняя жена Фарика не обманывала его, он поверил бы ей сейчас. Однако Кристал теперь приходилось расплачиваться и за грехи той, другой женщины.

– Мама сейчас живет одна. Она легко справлялась со сложившейся ситуацией, пока не попала в автокатастрофу. В ее автомобиль врезался пьяный водитель.

Она увидела скептическое выражение на его лице и рассердилась.

– Дело об этой автокатастрофе по-прежнему находится в мировом суде. Можете проверить мои слова.

– Я проверю.

– Было лобовое столкновение. – Кристал свирепо посмотрела на Фарика. – Мама какое-то время находилась в коме, и мы думали, что он не выживет. Наконец она все-таки пришла в сознание, и доктора сказали, что она будет жить. Однако именно с этого момента и началась настоящая трагедия.

– То есть? – он внимательно наблюдал за ней.

– Ее лечение стоило очень дорого, а медицинской страховки у матери не было.

– Я не понимаю, какое это имеет отношение к тому, что вы намеренно обманывали меня?

– А вы никогда меня не поймете. И все потому, что у вас всегда было достаточно денег. Вам ни разу не пришлось жертвовать чем-то или бороться за существование. Мама пыталась воспринимать нашу бедность позитивно. В старших классах школы, когда на меня стали обращать внимание мальчики, девочки все время смеялись над моей одеждой и очками. Мама всегда говорила мне: «Не унывай, Кристал, настоящая красота человека – у него в душе. Трудности укрепляют характер».

На глаза Кристал навернулись слезы. Она вспомнила отечное, в синяках лицо матери и то, с какими муками ей приходилось подниматься с кровати после того, как начался процесс реабилитации. Кристал старалась сдержать слезы, чтобы Фарик не видел, как она плачет.

– Моя мать обладает сильной волей, которой у меня никогда не было. Но мне думается, что я хотя бы немного похожа на нее.

– Продолжайте.

Кристал думала, что Фарик уйдет, однако он по-прежнему стоял и слушал ее. Это давало ей какую-то надежду.

– Она медленно выздоравливает, но никогда не станет прежней. Она до сих пор проходит лечение и никогда не сможет работать. Мои братья заботятся о ней. Каждый из нас делает для нее то, что может.

– Вносит вклад в общее дело, – сказал он, и она кивнула.

– Так было всегда. Мои братья женаты и имеют детей, так что финансовая сторона – моя забота. Мне нужно оплатить счета за лечение на сумму несколько сотен тысяч долларов. Иначе…

– Что?

– Мы потеряем дом, в котором выросли, – Кристал с трудом проглотила комок в горле и заставила себя говорить спокойно. – Я сделаю все что угодно, чтобы сохранить этот дом.

– Это понятно, – сказал Фарик. – Ваша мать знала о вашем намерении обмануть меня?

– Нет, – покачала головой Кристал. – С нее хватит собственных забот. Я искала работу и обнаружила вакансию на должность няни, обладающей невзрачной внешностью. Я обратилась в агентство, и они, учитывая мой опыт занятий с детьми, сообщили обо мне вашей сестре. Я изменила внешность и была принята в качестве претендента на должность. Моя мать узнала только о том, что мне придется уехать на заработки в другую страну, и это ее очень огорчило. Но, к сожалению, таких денег, как здесь, я не смогла бы заработать в США, а зачем они мне нужны, вы уже знаете. В свое время мать посвятила свою жизнь нам, детям. Разве я могу вести себя эгоистично по отношению к ней?

– А она одобрила бы ваши методы получения этой должности?

Кристал покачала головой.

– Моя мать не выносит лжи, наверное, ей бы это не понравилось.

– Хотя бы в этом я с ней солидарен, – глаза Фарика метали молнии. – А почему вы не взяли кредит в банке?

– Мне нечего было оставить под залог такой большой суммы, – Кристал покачала головой.

– И все-таки это не является оправданием вашей лжи.

– Но в моих средствах достижения своей цели нет ничего предосудительного, – она вздернула подбородок, посмотрела в его глаза и начала злиться. – Я знаю, что это нереально, но поставьте себя на мое место. Если бы вашему отцу, братьям или принцессе Фаррах потребовалось что-нибудь… Или ваши дети оказались бы в беде и единственный способ спасти их был бы связан с откровенной ложью?

– Я не пошел бы на это.

– Да что вы! Вы в этом уверены? – ее руки задрожали.

Она почувствовала разочарование, так как не смогла его убедить.

– Да! Потому что ложь – это преступление, а ваши действия были с самого начала нечестными, – он провел рукой по волосам. – Однако, если ваши намерения были честны, я готов признать, что моя тетя не зря приняла вас на работу. Ваш опыт работы и рекомендации безупречны.

Кристал покачала головой.

– Я не могла рисковать. Но я всегда верила, что настоящая красота может быть только в душе. У меня появилась возможность узнать, смогут ли меня оценить за характер и ум.

– Ну, в этом никто и не сомневается.

– Бросьте вы. Мы не оказались бы теперь в такой ситуации, если бы не это дурацкое требование к внешности няни. Мужчины в вашей семье считают женскую красоту отвлекающей и ненужной. Вы просто… – она вздохнула и тряхнула головой.

– Что? – резко спросил Фарик.

– Я не хочу об этом говорить.

– Я желаю знать!

– Вы знаете о том, что я собиралась выйти замуж. До встречи с этим человеком я считала, что мужчины женятся на красивых женщинах только с целью приобрести некий яркий трофей. Однако я ошибалась. Тот человек решил использовать мою привлекательную внешность ради собственного продвижения по карьерной лестнице. Однажды я осмелилась высказать свое мнение, так он приказал мне замолчать и только улыбаться и завлекать мужчин.

– Он явно оказался свиньей.

Кристал вспомнила свое унижение. Глубоко вздохнув, она попыталась успокоиться.

– Да, – сухо сказала она. – Но дело в том, что, с тех пор как я появилась здесь, никто не обращает внимания на мою внешность. Дети приняли меня, и я стала заботиться о них. Мы с вами разговаривали о многом, включая политику, финансы и образование. Хоть вы и отрицаете это, но я уверена, что вы уважаете мое мнение. Меня оценивали за мои внутренние качества, а не за красивые глаза. И, кроме того, я открыла в вас нечто совсем неожиданное.

– Что это вы открыли во мне? – он удивленно уставился на нее.

– Вы хороший человек.

– Лесть вам не поможет.

– Я понравилась вам, несмотря на то, что не была хорошенькой. Вы даже не представляете, насколько это важно для меня.

– Вы ошибаетесь, – он переступил с ноги на ногу.

– В самом деле? Тогда зачем совсем недавно вы целовали меня?

– Я не стану ничего объяснять!

Кристал уперлась руками в бока.

– Должно быть, приятно быть принцем и укрываться за троном, когда возникает проблема.

– Прятаться и лгать присуще вам.

– С вами я чувствую себя самой собой. Однажды вы сказали, что цените во мне силу духа. Приехав сюда, я должна была превзойти всех и вся, рассчитывая только на свой характер и силу духа. Я совсем не из вашего круга, но вы обратили на меня внимание. Сегодня вы показывали мне город, потом поцеловали, – уточнила она.

– Это было до того, как я узнал о вашем обмане, – сказал он.

Кристал вскинула руки и шумно выдохнула.

– Вы отказываетесь меня понимать, потому что сердитесь. Будь вы честным человеком, признались бы, что нас с вами тянет друг к другу.

– Даже если в ваших словах есть хотя бы капля правды, я потерял уверенность в вашей честности. Моя бывшая жена преподала мне хороший урок насчет лживости женской натуры. Вы стали второй женщиной, в которой я разочаровался. Третьего раза не будет.

– Тогда мне жаль вас, ибо первый урок вас ничему не научил.

– То есть?

– Внешность обманчива, а еще говорят: «Обжегшись на молоке, дуешь на воду».

Фарик одарил Кристал яростным взглядом и произнес:

– Вам лучше всего сейчас же уложить свои вещи. Я прикажу, чтобы подготовили ваши документы. Утром вас будет ждать автомобиль, который доставит вас в аэропорт. Вы улетите первым же рейсом.

Кристал с трудом сдерживала слезы, но смело смотрела в глаза Фарику.

– Очень хорошо. Я сейчас же начну готовиться к отъезду, – дрожащим голосом сказала она.

Не произнеся больше ни слова, он вышел. По меньшей мере, Фарик выслушал ее. Но это не принесло ей успокоения. Кристал понимала, что потеряла работу и надежду когда-либо обрести счастье с человеком, которого любит.

На следующее утро рассерженный Фарик вошел в апартаменты тети Фаррах и гневно уставился на нее. Она сидела на диване и пила чай. Как она может выглядеть такой невозмутимой и спокойной, когда все вокруг рушится? Когда по дворцу распространятся слухи об обмане Кристал, снова поднимется шум. И во всем этом виновата именно тетя Фаррах.

– Должно быть, ты уже слышал новости о своей сестре? – спросила принцесса, не дав Фарику обрушиться на нее с обвинительной речью.

– Какие новости? – опешил он.

– Она ждет ребенка.

– Только этого нам не хватало. – Фарик глубоко вздохнул и покачал головой. – Проклятье! Вот почему она так плохо себя чувствует.

Кристал предупреждала его, что такое может случиться, если и дальше игнорировать чувства Джохары. Она оказалась права.

– Как воспринял эту новость отец?

– А ты как думаешь? – с иронией спросила тетя. – Он обижен и зол и загнан в угол, потому что не собирается признавать свою вину в том, что произошло с Джохарой. Он отказался разговаривать с ней и объявил, что у него больше нет дочери.

Кристал сказала бы, что король решил отрезать себе нос, дабы сохранить добрую репутацию семьи. При этой, мысли Фарик испытал душевную боль. Он не хотел думать о Кристал, ей не было прощения. Ведь она обманула его. И не мог не думать о ней!

– Я поговорю с отцом, но сначала мне нужно кое-что уладить с тобой, тетя Фаррах.

– Что такое?

– Ты наняла никудышную няню. Я уволил ее.

– И эту няню ты уволил?

– И эту. В следующий раз, когда будешь подыскивать новую, как следует изучи ее прошлое. Новая няня должна быть не моложе пятидесяти лет от роду.

– Я проверяла прошлое Кристал.

– В следующий раз делай это тщательнее, – приказал он.

Принцесса оглядела его с головы до ног.

– Судя по негодующему выражению твоего лица, ты узнал о том, что она предпочитала скрывать. Кристал намного красивее, чем хочет казаться.

– Ты обо всем знала?!

– Конечно. А как ты это обнаружил?

– Я увидел альбом с фотографиями ее семьи. Она заявляет, что скрыла свою внешность ради получения должности. Ей нужны деньги на оплату лечения матери.

– Это правда, – сказала Фаррах.

– Откуда ты знаешь?

– Я изучала отчет с собранными о ней сведениями, – она посмотрела на него и покачала головой, потом печально вздохнула.

– Почему ты не сказала мне об этом?

– Ты мог бы сам прочесть этот документ.

– Зачем ты наняла ее? – удивленно спросил Фарик. – Мой отец запретил принимать на должность няни женщин с внешностью Кристал.

– Она идеально подходит для тебя. Твоему отцу этого не объяснить.

Фарик тряхнул головой.

– Я ничего не понимаю.

– Конечно, не понимаешь. В агентстве мне предоставили несколько кандидатур на выбор. Меня предупредили о красоте и профессионализме Кристал. Встретившись с ней, я поразилась силой ее характера, умом и изобретательностью. Кроме этого, мне очень понравилась ее глубокая привязанность к семье. Кристал очень красива не только внешне, но и внутренне.

– Тебя не волновал тот факт, что она дурачила тебя?

– Напротив. Меня она не дурачила. Я собрала о ней всю возможную информацию. Если она кого и дурачила, так это тебя.

– Она лгала!

Фарик вспыхнул.

– Нет. Ты видел только то, что хотел видеть. И ты полюбил Кристал за красоту ее души.

– Я Фарик Хасан, принц королевской крови, и я слишком умен, чтобы снова влюбиться.

Но слова тети Фаррах задели его за живое. Кристал сказала ему почти то же самое. Теперь он уже не мог больше притворяться и говорить, что равнодушен к ней.

Фарик искал с ней встречи, целовал, желал обладать ею, даже зная о ее притворстве. Он жаждал обнять Кристал. Вчера, находясь в городе, он старался как можно дольше побыть с ней. Однако любовь ли это? Фарик слишком умен, чтобы дважды попасться в одну и ту же ловушку.

– Нет, ты не права, – он покачал головой.

– Фарик, – тетя Фаррах с жалостью посмотрела на него и тихо спросила: – Тебе не кажется, что ты обманываешь самого себя?

– Кристал – обманщица, а ведь я хотел жениться на ней!

– Ага! Я знала об этом. Если ты не понимаешь, что влюблен в нее, тогда ты полный идиот и я умываю руки.

– У меня есть разумные причины, чтобы так говорить.

– Хорошо, – сухо сказала она.

Почему у Фарика возникло желание защищаться?

– Мои дети любят ее. Когда срок ее договора истечет, я не хочу, чтобы они расстраивались из-за ее отъезда.

– Фарик, я видела, как ты целовал ее вчера вечером. Меня позвали дети, и я как раз направлялась к твоей сестре. Так не целуется человек, живущий исключительно разумом.

– Это было до того, как я узнал о ее обмане.

Фаррах вздохнула, поставила чашку на журнальный столик.

– Ты страдаешь из-за предательства прежней жены. Ее поведение было для тебя как нож в сердце. Ты боишься снова ошибиться, и это заставляет тебя мучиться и мучить других.

– Я ничего не боюсь, – Фарик выпрямился.

– Говори об этом кому угодно, только не мне. Ты сознательно избегаешь любви, ибо боишься, что твоя гордость снова окажется задетой. Мне ясно, что ты влюблен в Кристал. Я знаю, что ты любишь детей, но, не испытывая к Кристал романтических чувств, ты не стал бы задумываться о женитьбе на ней. Теперь ты ищешь причины, чтобы не любить ее. Такое поведение позволит тебе сохранить лицо, но, поверь мне, ты можешь потерять свое счастье.

Фаррах была права. Он знал об этом, но не хотел признавать. Фарик сидел на диване рядом с тетей и задавался вопросом, как ему удастся заполнить пустоту в душе, возникшую после отъезда Кристал.

– Она уехала, тетя.

– Уехала?

– Автомобиль отвез ее в аэропорт, – он посмотрел на часы. – Самолет уже улетел.

Зазвонил телефон, и Фаррах подняла трубку. Выпрямившись, она нахмурилась, потом закричала:

– Что значит – никто не видел их? Задействуйте всех слуг! Дети должны быть немедленно найдены.

– Хана и Нури? – спросил Фарик, чувствуя, что холодеет от ужаса.

– Их нигде не могут найти, – она кивнула.

Фарик запаниковал. Он мог потерять все сразу.

Нужно найти детей, а потом отправиться на поиски любимой женщины.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Нури держал сестру за руку и смотрел на Кристал.

– Не сердитесь, няня…

Кристал больше не была их няней, и от понимания этого на ее глаза навернулись слезы.

– Я не… – с трудом прошептала она. – Я не сержусь.

Открыв дверь в апартаменты Фарика, она впустила туда Хану и Нури. Лимузин доставил ее в аэропорт и уехал. И только тогда Кристал обнаружила, что дети увязались за ней. Они ехали вместе с ней, прячась на заднем сиденье лимузина под пледом.

Она порадовалась их изобретательности. Им было нелегко улизнуть из дворца и забраться в машину. Увидев их в аэропорту, она чуть не лишилась чувств. Взяв такси, Кристал приехала обратно во дворец. Все, начиная с охраны и заканчивая слугами, с облегчением вздохнули, увидев детей. Их явно уже давно искали, так что Кристал не зря торопилась.

– Вы не должны больше так поступать, – она посмотрела на детей.

– Но, няня, мы не хотим, чтобы ты уезжала, – со слезами на глазах сказала Хана.

– Да, да, няня. Мы любим тебя и хотим, чтобы ты всегда была с нами, – Нури с трудом сдерживал слезы.

При виде того, как держит себя в руках этот мальчик, у Кристал к горлу подступил ком. Ей тоже очень хотелось остаться с детьми.

Дверь в апартаменты открылась, и в комнату ворвался Фарик. Посмотрев на Кристал, он обратился к детям:

– Хана, Нури…

Опустившись на колено, он обнял детей и принялся целовать их. Вздохнув, он посмотрел на Кристал. Его глаза блестели от чувств, понять которые она не могла. Но, возможно, Фарик уже не сердится на нее?

Наконец, отстранившись от детей, он сурово сказал им:

– Вы не должны так со мной поступать.

– Извини, папа, – сказала Хана, гладя маленькой ладошкой его по плечу. – Но мы слышали, что ты прогнал няню.

– Вы подслушивали?

– То есть вы слушали чей-то разговор, намеренно прячась от тех, кто разговаривал, – пояснила Кристал.

– Да, – признался Нури. – Мы так и сделали.

И Хана начала плакать, потому что скучала по няне.

– Ты тоже плакал, – сказала Хана.

– Мужчины не плачут.

– Некоторые плачут, – заметила Кристал, – и это не делает их менее мужественными.

Это было последнее, что она могла сказать детям. Возможно, они запомнят эту фразу. Больше всего Кристал беспокоилась о Нури. Если никто не научит его любить, вряд ли он сможет стать счастливым.

– Почему вы убежали? – спросил детей Фарик.

– Мы поехали вместе с няней, – сказала девочка.

– А что вы собирались делать?

Дети растерянно посмотрели на него, и Кристал вздохнула.

– Фарик, им всего пять лет, они еще не до конца задумываются о своих поступках. Это обычное поведение для детей их возраста.

– В отличие от взрослых, которые их окружают, – пробормотал он.

– Что?

– Ничего, – он покачал головой, поправил волосы дочери и поцеловал ее, потом Нури. – Пойдите умойтесь.

– Если ты хочешь, чтобы мы ушли, так и скажи, папа!

Нури сердито посмотрел на отца.

– Почему ты так решил?

Фарик едва сдержал улыбку, так, как только что, будто в зеркале, увидел свое отражение.

– Потому что мы не испачкались, – сообщила ему Хана.

– Напомните мне, чтобы в следующий раз я не был таким снисходительным, – сказал он. – Я хочу поговорить с Кристал наедине.

Малыши открыли рты, чтобы что-то сказать, но он только произнес:

– Идите умываться!

Он мягко подтолкнул детей в сторону двери, ведущей в их комнаты. Поддавшись порыву, Хана подбежала к Кристал и обняла ее.

– Я люблю тебя, няня.

– Я тоже, – Нури последовал примеру сестры.

Опустившись на колени, Кристал прижала к себе детей. Если это не нравится Фарику и он посмеет возражать, то она устроит ему головомойку, хоть он и принц. Кристал полюбила этих детей. Как же она переживет разлуку с ними и с их отцом?

– Делайте, как говорит ваш папа, – дрожащим голосом сказала Кристал.

Дети медленно направились в коридор. В конце концов, Кристал осталась наедине с Фариком.

– Я уже почти уехала, – сказала она.

– Тетя объявила мне, что Джохара беременна.

– Я именно этого и боялась, – Кристал на краткий миг закрыла глаза и вздохнула.

– Ты была права.

Их взгляды встретились. Кристал не могла поверить в услышанное.

– Поверь мне, моя правота не доставляет мне радости. Моя мать вышла замуж за моего отца, будучи беременной. Брак их оказался неудачным. Именно поэтому мама так настаивала на том, чтобы я не спешила выходить замуж, пока не встречу достойного человека. Сначала нужно повидать мир, потом влюбиться, затем выйти замуж.

– А что, если сначала влюбиться? – спросил Фарик, его глаза заблестели. – И сразу же обрести детей?

Кристал не понимала его и решила, что он по-прежнему сердится и издевается над ней.

– Мне пора уезжать. Послушайте, Фарик, извините меня, если я когда-либо обидела детей и вас. Лучше, если я прямо сейчас уйду.

– Зачем?

– Вы же уволили меня, – она опустила голову. – Я опоздала на рейс не по своей вине. Я полечу следующим рейсом.

– Когда?

– Завтра. Я переночую в аэропорту.

– А почему бы не переночевать во дворце?

– Наверное, не стоит.

– Я не согласен. Это хорошая идея.

– Зачем вы задерживаете меня? Вчера вы не могли дождаться, когда избавитесь от меня.

– Дети расстроились, будущее вашей матери…

Кристал не выдержала и выпалила:

– Я не нуждаюсь в подаянии! Я найду новую работу и помогу своей матери сохранить дом. Я не вернусь на прежнюю работу, потому что вы узнали о моем прошлом и теперь жалеете меня.

– Ваша мать может быть спокойна насчет дома.

– Я и сама знаю, что она не потеряет его.

– Я прослежу за этим.

– Нет, это я прослежу за этим. Вас это не касается.

– А что вы станете делать? – спросил он.

– Я найду новое место. Стану работать на двух работах, если нужно.

– Я тут кое-что придумал…

– Что? – она подняла руку. – Нет, я ничего не хочу знать. Вы собираетесь устроить мне еще одно испытание? Я этого не вынесу. Я могу работать только преподавателем или няней. Но вчера вы меня уволили.

– Да, и вы постоянно мне об этом напоминаете. У меня для вас есть другая вакансия.

– И какая же, интересно?

– Моей жены.

– Погодите-ка, я присяду, – Кристал почувствовала, что у нее подкашиваются ноги.

– Вы заболели?

Фарик подскочил к ней, обнял за талию и прижал к себе.

– Нет. Да. Возможно. Мне кажется, у меня что-то со слухом. Я могу поклясться, что вы попросили меня выйти за вас замуж.

– Попросил.

– Зачем? – она посмотрела на него, пытаясь разгадать выражение его лица.

В его взгляде было нечто, заставившее ее сердце биться чаще.

– Хана и Нури и я… В нашей жизни чего-то не хватает для полного счастья. Я…

– Если вы о детях… – она покачала головой. – Я очень люблю их. Однако я кое-чему научилась, глядя на брак своих родителей. Если кто-либо в браке намеренно жертвует собой, то несчастливы будут все.

– Дело не в детях. Я хочу, чтобы вы стали моей женой.

– Но как вы решились? Ведь я лгунья и притворщица. Такой, как вы, не может жениться на подобной мне.

Фарик опустил руки. Он стоял рядом с Кристал, но не касался ее.

– Вы были не правы насчет того, что я ничего не вынес из своего прежнего брака. Все дело в предположениях. Я был слишком уверен в том, что не заинтересуюсь вами. Но вы сокрушили мою волю, а потом завладели моим сердцем и душой.

– В самом деле?

Кристал едва не задохнулась.

– Да.

Ее охватило блаженство и счастье. Фарик совершил то, чего так боялся.

– А почему вы уверены, что я соглашусь на предложенную мне вакансию?

– Потому что вы любите меня, – уголки его губ поднялись вверх.

– Даже если это и так, мне нельзя соглашаться на ваше предложение.

– Почему? – он нахмурился. – Только не говорите мне, что я не являюсь мужчиной вашей мечты. Вы с нескрываемой страстностью отвечали на мои поцелуи.

– Дело не в этом. Вы никогда не доверяли мне. Без этого не будет взаимоуважения, которое является основой счастливого брака.

– Я доверяю вам. Я боялся… – он умолк.

– Вы боялись?

– Я могу без страха смотреть в глаза смерти, – он взял ее за руки, – однако не переживу, если вы уйдете, – он покачал головой. – Я не поверил вам, потому что не хотел видеть очевидного. В конечном счете, и в этих ужасных очках и мешковатой одежде вы не перестали быть красавицей внешне и в душе.

– Так вы в самом деле любите меня?

– Я полагаю, что именно это и говорю вам, – тихо сказал он.

Кристал знала, что Фарику не нравится чувствовать себя неуверенным. Пусть он выставляет себя перед остальными суровым и сдержанным, но она-то знает, каков он на самом деле.

– А теперь я должна с вами не согласиться, – произнесла Кристал.

Ей нужно было услышать самое главное.

– Вы много говорили, но вот о любви не сказали ни слова. Я это заметила.

Фарик обнял ее и посмотрел ей в глаза так, что у нее перехватило дыхание.

– Я люблю вас и доверяю вам свое сердце, душу и детей.

– Я тоже вас люблю, – Кристал таяла в его объятиях.

– Вы выйдете за меня замуж, – это был не вопрос, но и не приказ, однако ей было все равно.

Кристал получила все, что хотела.

– Да, я очень хочу выйти за вас замуж.

– Хорошо.

– Таким образом, я могу предположить, что вы извиняетесь за свое вчерашнее поведение, когда узнали о моем притворстве? Вы признаете, что перегнули палку?

– Наоборот. Я всегда прав. Но я признаю, что иногда могу недооценить ситуацию, – он крепче прижал ее к себе. – Я скажу только одно: если вы уедете, свет моей жизни померкнет. Вы научили меня не судить о человеке по внешнему виду. Я понял, что самое главное – это душа.

– И меня вы не оценивали всего лишь за симпатичное лицо. Вы научили меня тому, что любовь приходит внезапно и нужно делать все возможное, чтобы удержать ее. Жизнь продолжается и после того, как ты влюбишься, но она становится восхитительнее и насыщеннее.

Услышав шорох в коридоре, Фарик и Кристал повернулись и увидели, что из-за угла выглядывают две темноволосые головки.

– Нас кто-то подслушивает, – Фарик улыбнулся ей.

– Я думаю, что пора поделиться с детьми радостью, – переполняемая счастьем Кристал улыбнулась ему в ответ.

– Я с удовольствием думаю, что мои дети вырастут в доме, наполненном любовью. Они не испытают тех разочарований, что пришлись на мою долю. За это я бесконечно вам благодарен, Кристал, – он обнял ее и прижал к себе. – Дети!

– Да, папа! – закричали они, сразу же выскочив из-за угла.

– Я должен вам кое-что объявить.

– Ты женишься на Кристал, – сказала Хана.

– Женюсь.

– Мы можем называть ее мамой? – спросил Нури.

– Если вы этого хотите, – сказал Фарик.

Дети бросились в объятия Кристал.

– Дайте я поцелую вас, мои дорогие! – сказала она.

Фарик посмотрел в ее глаза и едва не прослезился от нахлынувших чувств.

– Итак, приехав в далекую-далекую страну под названием Эль-Зафир, няня притворилась дурнушкой, чтобы поцеловать принца, – сказал он.

Кристал встретилась с ним взглядом и улыбнулась.

– Нужно добавить, что на самом деле дурнушка оказалась красавицей и, в конце концов, покорила сердце принца. И жили они после этого долго и счастливо.


home | my bookshelf | | Непредвиденные обстоятельства |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу