Book: Похитительница алмазов



Похитительница алмазов

Жаклин Бэрд

Похитительница алмазов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ник Менендес раздраженно барабанил пальцами по рулю джипа. Он опаздывал, а тут еще мысли о Лизе Саммерс не дают покоя...

Вчера вечером, в Малаге, когда он читал последнее сообщение от одной из принадлежащих ему охранных фирм, на странице вдруг выскочило ее имя.

В прошлом месяце его однокашник Карл Дэлк, семья которого имела алмазные копи в Южной Африке, связался с ним и попросил о помощи. И Ник тут же согласился. Однажды Ник упал с плота и потерял от удара сознание. Именно Карл вытащил его из бурного потока; он был обязан парню жизнью. Они редко виделись, но оставались хорошими друзьями.

Ник сразу после университета стал работать с отцом в семейной фирме, в маленьком, но престижном коммерческом банке. За несколько лет Ник расширил свой бизнес и превратил его в огромную международную корпорацию. Одним из холдингов Ника было охранное агентство, которое оказывало содействие во многих щепетильных расследованиях – как корпоративных, так и криминальных – по всему миру.

Карл обратился в охранную фирму Ника, потому что за последний год дважды были похищены алмазы с его копей.

Для бизнеса Карла наступили тяжелые времена: из-за притока более дешевых алмазов из России за последние годы и изобретения искусственных алмазов доходы его фирмы стали небывало низкими. Ник предложил ему финансовую помощь и предоставил в распоряжение Карла специалистов охранного агентства.

Читая последний отчет, Ник был уверен, что на этот раз с помощью агентства и испанской полиции Карл значительно продвинется вперед с поимкой воров, и тут ему попалось на глаза имя Лизы Саммерс.

Ник решил поиграть в Шерлока Холмса и отправился на Лансароте. Да и кому, как не ему, допрашивать Лизу! Прошло шесть лет с тех пор, как он видел ее, но, какой бы она ни стала, он не мог поверить, что она похитительница алмазов.

Обычно он любил приезжать на Лансароте, Остров Вулканов, как его называли. Неземной, сюрреалистичный ландшафт: сто тридцать вулканов, а меж ними – поля окаменевшей лавы. Здесь, на краю Национального парка, у Ника была вилла, так же как у короля Испании и коронованных особ из некоторых арабских стран.


На мужественном, дьявольски красивом лице Ника явственно читалось растущее раздражение. Его взгляд скользнул по открытому кафе. За одним из столиков в одиночестве сидела женщина. Высоко подхваченные шарфом длинные светлые волосы позволили увидеть изящный профиль, тонкую шею и мягкие изгибы высокой тугой груди, обтянутой голубой хлопковой блузкой. Мелькнула обнаженная талия, потом взору представились белые хлопчатобумажные брюки, обрисовывавшие длинные ноги, которые она вытянула перед собой и небрежно скрестила.

В отчете из агентства, который Ник прочел накануне, говорилось, что после проведения расследования на континенте след привел к некоему Генри Брауну, директору весьма уважаемой инвестиционной фирмы в Лондоне. Ник никак не мог ожидать, что личным секретарем этого человека оказался не кто иной, как Лиза Саммерс. Девочка, которую он знал с восьмилетнего возраста, стала женщиной, которая сейчас сидела в кресле открытого кафе с таким видом, как будто у нее вообще не было никаких забот. Ничего, сейчас забеспокоится...

Черные, как ночь, глаза снова оглядели ее, плотно сжатые губы изогнулись в волчьей ухмылке. Сейчас в ней не было ничего детского. Ник был своего рода знатоком красивых женщин, а эта определенно относилась к их числу. Идея допросить красотку Лизу с каждой секундой казалась все более заманчивой.

Ник увидел, как женщина сняла темные очки и посмотрела на него. Руки Ника крепче сжали руль, и одновременно он вдруг почувствовал напряжение в паху. Внезапная реакция тела удивила его. Он уже давно так мгновенно не реагировал на женщину.

Черт бы побрал правила! Ник припарковал джип у обочины и выскочил.

– Лиза... Лиза Саммерс.

Лиза со стуком поставила кофейную чашку на блюдце, ее рука задрожала при звуке глубокого, протяжного голоса. Она не слышала этого голоса с тех пор, как была подростком. А сейчас, на маленьком островке посредине Атлантики, он появился у нее в голове как призрак прошлого...

– Я сразу тебя узнал.

Высокая тень упала на нее, заслоняя солнце. Ее глаза оказались на уровне сильных мужских бедер, обтянутых джинсовой тканью. Лиза с трудом сглотнула, медленно подняла голову, и сердце у нее замерло: лицо незнакомца было в тени, но она узнала бы его где угодно.

– Ты! – воскликнула она. Николос Менендес... Годы отступили, и она снова была восьмилетней девочкой, как тогда, когда впервые увидела его.

Ее отец только что умер, и подруга ее мамы Анна Менендес пригласила Памелу с дочерью Лизой отдохнуть в ее доме в Испании. Николос поразил Лизу. В свои восемнадцать он был самым красивым юношей, которого она когда-либо встречала. Она так уставилась на него, что споткнулась и упала на каменное покрытие дворика, оцарапав коленку. Она заплакала, но Николос поднял ее, улыбнулся и отнес на плечах в величественное здание. С того момента он стал ее героем.

– Не возражаешь, если я сяду рядом? Столько лет тебя не видел, – прервал ее грезы глубокий, с хрипотцой голос Ника.

– Что? – пробормотала она, все еще не очнувшись. Это был тот самый Ник, который научил ее ездить верхом и много раз спасал, когда она падала с деревьев, утесов и лошадей.

– Похоже, ты не очень рада меня видеть. – Ник поднял руку, подозвал официанта и заказал кофе. – Хочешь еще?

Нет... Да... Лиза была ошеломлена. Ник возник из ниоткуда, как джинн из бутылки, и вызвал в ней калейдоскоп воспоминаний. Их отношения закончились крахом, когда ей было шестнадцать лет. Обуреваемая безответной любовью, она была раздавлена, когда ее представили невесте Ника, привлекательной женщине по имени София, дальней родственнице семьи.

В то лето она взбунтовалась и стала гулять с одним из парней с конюшни. Однажды, когда они дурачились в пустом стойле и она позволила ему себя поцеловать, их увидел Ник...

По спине пробежала невольная дрожь, и сердце забилось сильнее. Ник Менендес оказался высокомерным, властным, самодовольным, заносчивым нахалом. Лиза старалась не встречаться с ним до конца своего пребывания и больше никогда не приезжала туда.

Тряхнув головой, желая развеять воспоминания о прошлом, она взглянула на него.

Одна темная бровь вопрошающе изогнулась.

– Так я могу присесть? – Ник говорил низким голосом со слегка насмешливой медлительностью.

– Пожалуйста, – наконец смогла она любезно ответить. Что он здесь делает? Она полагала, что после смерти отца он унаследовал семейную компанию. Его имя изредка попадалось в светской хронике, когда он бывал на благотворительных мероприятиях. Она морщилась, когда упоминался Испанский жеребец, предположительно со знаменитой конной фермы Менендесов, но, очевидно, здесь был заложен двойной смысл. Однако Лиза старалась не обращать внимания на такие глупости.

– Если не ошибаюсь, в последний раз мы виделись на похоронах моего отца, – сказал Ник, подвигая стул.

– О да, – вежливо прошептала Лиза. Это был еще один день, который хотелось бы забыть. Ей только что исполнилось девятнадцать лет, и она училась в университете в Лондоне. Памела настояла, чтобы Лиза поехала с нею в Испанию на похороны. Ник все еще был обручен с прекрасной Софией. С тех пор они не виделись. – Ну, Николос, кто бы мог подумать, что я встречу тебя здесь, – равнодушно промолвила Лиза, испытывая головокружение. – Я думала, ты живешь в Антекере.

– Моя мать живет там. А я уже большой мальчик, Лиза. Я покинул дом несколько лет назад, – насмешливо протянул он и наконец уселся рядом. – Моя мать часто говорит о тебе, и мне приятно снова увидеть тебя.

Приятно видеть ее! Он, видимо, шутит... Лиза почувствовала, как румянец заливает ей щеки. Много лет она твердила себе, что ненавидит его, и тем не менее его слова вызвали в ней дрожь возбуждения. Ее потрясенные голубые глаза заглянули в его темно-карие. Возможно ли, что она увидела в их глубине искренность? Вот уж невероятно... Она не собиралась вновь испытывать на себе его обаяние.

– Извини, что испугал. Я мельком увидел тебя и не мог поверить своим глазам. Ты превратилась в потрясающую женщину, Лиза.

Николос Менендес делает ей комплимент!

– Думаю, ты преувеличиваешь, – ответила она с легким сарказмом.

Лиза слишком хорошо помнила каждую секунду их встречи в конюшне несколько лет назад. Отослав помощника конюха, Ник крепко притянул ее к себе и грубо поцеловал, и, к своему стыду, она ответила так, как не делала даже в самых сумасбродных мечтах. Потом он нахально потрогал ее тугую грудь и произнес оскорбительные слова, навечно впечатавшиеся в ее память:

– О господи! Как же я ошибался! Я думал, что ты невинная молоденькая девушка. Но ты, очевидно, все узнала, все испытала. Ты просто дешевая потаскушка.

Единственным утешением в этих воспоминаниях была пощечина, которую Лиза закатила в ответ.

Ник откинулся на спинку стула и посмотрел на сидящую перед ним женщину. Ему не нравилась собственная реакция на нее, огромное желание защитить и...

Но его не проведешь. Она унаследовала от своей матери бледную, почти прозрачную кожу. Легкий румянец на ее щеках и бегающий взгляд ярко-голубых глаз сказали ему, что она чувствует себя почему-то виноватой. Было ли это потому, что она замешана в похищении алмазов, или нет, он не знал, но скоро узнает.

– Как я вижу, Лиза, жизнь была к тебе благосклонна, – начал Ник. – Приятно видеть, что ты счастлива и отдыхаешь.

– Да, в Англии зима, а здесь столько солнца, – легко подхватила Лиза.

Ник, прищурившись, посмотрел на ее прекрасное лицо. Он был вынужден признать, что она вела себя уклончиво – вряд ли это реакция невинного человека.

– Ты ведь действительно на отдыхе? Или это деловая поездка?

– Я личный помощник директора финансовой компании «Стаббс». – Это была безопасная тема. – А что касается моего пребывания здесь, – она обвела рукой бухту, – то все началось как деловая поездка на конференцию по защите окружающей среды в Коста-Тегизе, но удивительным образом закончилось отдыхом для меня. Мой босс имеет обыкновение менять решения, – сухо заметила Лиза. Это она поняла уже в первые несколько недель работы у мистера Брауна.

Она приехала на остров вчера со своим боссом. Они остановились в пятизвездочной гостинице в Коста-Тегизе, чтобы в течение двух недель присутствовать на конференции. Но, исчезнув вчера вечером до обеда, Генри Браун появился этим утром и сообщил ей, что конференция показалась ему неинтересной.

Он попросил ее отвезти посылку к оптику в Арресифу, а в оставшееся время отдыхать.

У Лизы зародилось смутное подозрение, что мистер Браун устроил все путешествие для того, чтобы смыться со своей последней любовницей.

– Конференция! – едва не фыркнул Ник. Лиза не могла быть настолько наивной. Ему было любопытно, спит ли она со своим боссом. Она шла этим путем, когда ей было шестнадцать, и он не мог представить себе ни одного полноценного мужчину, который бы отверг ее. Он быстро отмахнулся от неприятной мысли.

– Да, – подтвердила Лиза. Генри Браун проявил к ней интерес в первую же неделю ее работы в компании и был решительно отвергнут. Он тактично принял это, и за несколько лет у них сложились официальные рабочие отношения.

Генри Браун был обаятельным мошенником, что, возможно, было ценным качеством в мире жесткой конкуренции, но совсем не подходил на роль мужа. Однако его личная жизнь ее не касалась... Она твердо сказала себе, что не является блюстителем морали своего шефа.

Двадцать минут назад, доставив посылку, она уселась за этот столик, выпила чашку кофе и собиралась воспользоваться неожиданной передышкой.

Чудесно было сидеть на улице в середине января при температуре ласковых двадцати пяти градусов после зимнего мрака, который остался в Англии... До того, как появился Ник. Лизу бросило в жар, и она неуверенной рукой поставила на стол чашку с кофе.

– Я слышал о «Стаббс», полагаю, это очень солидная фирма, – наконец заметил Ник. Испугавшись, Лиза с минуту не могла вспомнить, о чем они говорили. – Твоя мать, должно быть, очень гордится твоими успехами. Почему ты ни разу с ней вместе к нам не приехала? – Ник увидел вспышку страха в ее глазах и не мог понять, почему. Ведь замечание было вполне безобидным.

Его подозрения росли.

– Возможно, как-нибудь, – резко ответила Лиза и сбавила тон: – А что ты здесь делаешь? Я думала, ты живешь в Испании.

– Только сегодня утром прилетел. У меня здесь вилла, хотя есть дом и в Малаге, и, конечно, родовой дом, но из-за своего бизнеса мне приходится разъезжать по всему миру.

– Как чудесно, – пробормотала Лиза. – А чем именно ты занимаешься? – Кроме того, что носишься по свету на личном самолете, обычно с шикарной женщиной рядом, хотелось ей добавить, но она не поддалась искушению.

Единственный сын в одной из богатейших семей на континенте, Ник жил как в сказке, позволяя себе любую прихоть, будь то прыжки с парашютом пли катание на сноуборде в Альпах. Он был фанатом экстремального спорта, и, когда Лиза была ребенком, она считала его приключения отважными и романтическими.

– В настоящий момент я разговариваю с красивой женщиной, – любезно промолвил Ник, – вместо того, чтобы контролировать рост цен на недвижимость на другой стороне острова.

– Стало быть, ты занимаешься недвижимостью, – ухватилась она за возможность сменить тему. Ей было неловко оттого, что Ник флиртовал с ней. – Помнится, ты изучал искусство, разве не так? Но твой отец, кажется, занимался финансами.

– Да, и с его поддержкой мы стали вкладывать капитал в другие области. Строительство – самая привлекательная для меня сфера. – Например, здесь, на Лансароте, меня завораживает пейзаж. Так и хочется построить что-нибудь приятное для глаза и одновременно не навредить уникальной природе. Но здесь у здания может быть лишь четыре этажа, на чем настаивал ныне покойный великий Сезар Манрике, знаменитый местный скульптор. Ты, вероятно, видела некоторые его работы на острове.

– Я читала о нем, но я приехала только вчера вечером и еще не успела оглядеться, – возразила Лиза и улыбнулась, потому что на какой-то миг увидела в нем прежнего восемнадцатилетнего юношу. Молодого человека, полного высоких идеалов. Сейчас-то он наверняка другой...

– В таком случае, Лиза, позволь мне быть твоим гидом, – объявил Ник, снова одаряя ее сверкающей улыбкой. – Если, конечно, ты одна, – тихо добавил он.

Его глубокий бархатный голос проникал в ее сознание, как темный золотистый мед, успокаивая и соблазняя.

– Да. Да, я одна, – заикаясь, ответила она. За те годы, что они не виделись, он стал еще привлекательнее, возраст сделал волевым его потрясающе красивое лицо с высокими скулами и чувственно изогнутым ртом. Что касается глаз, то они были темно-карими, темными, как порок, с густыми черными изогнутыми ресницами. Такие глаза могли растопить любое женское сердце, а шелковистые черные волосы так и тянули к ним прикоснуться.

Ник Менендес распространял вокруг себя убийственное обаяние, ауру мощной мужской сексуальности, которая взывала к каждой клеточке в женщине. Лиза едва не застонала, снова почувствовав себя влюбленным подростком.

– Я поражен, – его глаза блестели, – такая красивая девушка, как ты, и одна! Итак, если ты больше не хочешь кофе, поехали? – Сильная рука указала на припаркованный против всяких правил джип. – Мне нужно осмотреть строительную площадку, а потом я в твоем распоряжении.

Если бы! В голове возник живой образ обнаженного Ника в ее распоряжении, и, устыдившись своих сексуальных мыслей, Лиза торопливo ответила:

– Я собиралась вернуться в гостиницу и понежиться у бассейна. – Она несколько побаивалась этого нового обаятельного Ника. Несколько лет Лиза усиленно избавлялась от его влияния, и ей не очень нравилось, что он разрушил ее защиту всего лишь одной улыбкой. Он ведь презирал ее! Почему же теперь такой поворот, такие лестные замечания? Ник был сильным, энергичным мужчиной, плюс богатство и внешность – неудивительно, что он так самонадеян. Конечно же, он женат и у него теперь куча детей. – А твоя жена София не будет возражать?

Дьявольские глаза, прищурившись, внимательно смотрели на ее слегка разрумянившееся лицо.

– Мы с Софией расстались несколько лет назад. У меня нет жены, нет обязательств, и мне это подходит. – Ник поднялся и подал руку. – Идем, ты же знаешь, что хочешь этого, – продолжал он с озорной улыбкой. – Надежные люди сообщили мне, что я замечательный компаньон. Ведь ты наверняка не станешь это отрицать и наносить удар моему хрупкому самомнению.

Лиза усмехнулась в ответ.

– Чтобы пошатнуть твое самомнение, не хватит и взрыва, – пошутила она. – Но, конечно же, у мужчины в твоем положении есть дела и поинтереснее, чем провести день в роли моего гида.



– Ты все еще сердишься на меня? – Ник сверлил ее проницательным взглядом темных глаз. – За то, что отчитал тебя, когда ты была ребенком?

Отчитал! Так вот как называется то, что он раздавил ее распускающуюся женственность обличительными оскорблениями, грубым поцелуем и бесцеремонным ощупыванием.

– Нет, конечно, нет. – Если он мог так небрежно говорить об их ссоре, то она тоже могла. И, вложив в его руку свою, Лиза позволила ему помочь ей подняться. – А почему я должна сердиться? – спросила она, ощущая каждой клеточкой близость его мужественного тела.

– Совсем не должна, – гортанно протянул Ник, обволакивая ее теплым взглядом, и после провоцирующей паузы добавил: – Особенно теперь. – Он положил ее руку на свою широкую грудь, и через рубашку Лиза почувствовала тепло его тела. – То, что не годилось для шестнадцатилетней девушки, вправе делать красивая взрослая женщина, – хриплым голосом заявил он, и в его глазах промелькнуло явное обещание. Лиза оцепенела. Ник не подошел бы к подростку, а женщина постарше была законной добычей. Он по-своему соблюдает мораль, мрачно подумала она. Потом его длинные пальцы сжали ее руку, подушечкой большого пальца лаская ей ладонь, и она вообще перестала думать.

– Если только тебе не нужно куда-нибудь еще, – настаивал он, ведя ее по тротуару, – за покупками или выполнить другие поручения твоего босса?.. – Он остановился и умолк.

– Нет, нет, – покачала головой Лиза. – Работа закончилась, когда я передала сверток от босса Даидоласу сегодня утром, как раз до того, как встретила тебя.

– Оптика Даидоласа? – быстро перепросил Ник.

– Да, верно, – пролепетала она, напряженно ощущая его присутствие с каждым ударом своего сердца. – С данной минуты я сама распоряжаюсь своим временем. – Лиза увидела, как его темные глаза блеснули, и ощутила, как внезапно напряглась его высокая фигура. – Поэтому спасибо за твое любезное приглашение, Николос, – закончила она.

Две больших руки сомкнулись у нее на талии и оторвали от земли. Сухие губы прикоснулись к ее губам, а потом она уже сидела в джипе.

– Ты так вежлива, Лиза, – насмешливо протянул он. – Пожалуйста, мы ведь старые друзья, а друзья называют меня Ником. – И, забавляясь ее озадаченным лицом, он добавил: – Пристегни ремень.

– Мои друзья называют меня Лизой, – в смятении пробормотала Лиза, все еще испытывая головокружение от прикосновения его губ.

Ник бросил на нее взгляд, и широкая улыбка осветила его загорелое лицо. Скорость, с которой он получил от нее нужную информацию, означала, что его задача будет не такой уж трудной.

– Мне нужно позвонить. – Ник достал мобильный телефон. – Лучше принимает вдалеке от транспорта. – Он выскочил из джипа и пошел по направлению к пляжу. Он хотел быть уверенным, что Лиза ничего не услышит. Черт! Или она действительно была лишь невинным посредником, или превосходной актрисой.

Лиза еще глубже вжалась в сиденье, когда Ник, усаживаясь, широко ей улыбнулся. Она посмотрела на его элегантную загорелую руку, ухватившую рычаг передачи скоростей, увидела, как играют бицепсы, когда он менял скорости, и представила эту руку у себя на груди.

Она беззвучно застонала. Совсем неподходящий момент для эротических мыслей. Следовало помнить, что Ник считает себя намного выше ее во всех отношениях. И почему судьбе было угодно, чтобы они вновь встретились?

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Гора Огонь. Понятно, почему, – тихо произнесла Лиза, благоговейно оглядывая окрестности. Наскоро побывав на стройке, Ник повез Лизу в Национальный парк, они проехали мимо каравана из пятидесяти верблюдов, которые казались неотъемлемой частью этого почти лунного пейзажа. Сначала Лиза подумала, что лава кажется красной из-за солнечного света, но потом поняла, что сама скальная порода была красной.

Вокруг повсюду были кратеры, некоторые огромные, некоторые маленькие, красные, черные и даже чуточку зеленоватые, нигде не росло ни травинки, и тишина была сакральной.

– Впечатляет, верно? – сказал Ник. – Извержения начались первого апреля 1730 года. Тридцать два вулкана одновременно проснулись, изрыгая огромное количество расплавленной лавы. – Он крепче обнял ее за открытую талию. – Эти пятеро изверглись один за другим, как китайский фейерверк. А почти всю растительность уничтожило последнее извержение в 1850-х.

Лизе показалось, что она сама вот-вот взорвется; никогда в жизни она так остро не чувствовала мужчину. У нее были приятели, и одного, как ей казалось, она действительно любила, пока они не обручились и в первый раз не занялись любовью. Это стало концом отношений. Ни один мужчина не оказывал на нее такого воздействия, как Ник, простым прикосновением. Ей потребовались особые усилия, чтобы подавить возбуждение, которое создавал в ней лишь звук его голоса.

– Я никогда не видела ничего подобного, просто дух захватывает. – Она улыбнулась.

Его глаза слегка потемнели, глядя на ее поднятое лицо.

– Как и от тебя, Лиза.

Внезапно воздух сгустился от напряжения. Лиза почувствовала его руку на своей обнаженной талии, и она поняла, что он хочет ее поцеловать. А потом, к ее удивлению, он сделал шаг назад и отпустил ее.

Черт! Он чуть не поцеловал ее. Как он мог даже помыслить о том, чтобы заниматься любовью с Лизой Саммерс, пока точно не узнал, чем она занимается?

– Пошли обратно к джипу.

Она не знала, почувствовала ли разочарование или облегчение.

Ник оказался прекрасным экскурсоводом. Они отправились на обзорную площадку, расположенную высоко на причудливых холмах. Сначала он дал ей в руки несколько камешков, которые были очень горячими, и она вскрикнула от удивления. А потом они смотрели, как сторож сбросил ветку в яму десяти футов глубиной и ветка тут же загорелась.

– Потрясающе. – Лиза покачала головой, глядя смеющимися голубыми глазами на Ника. Они стояли у большого круглого колодца в ресторане «Вулкан», жар от земли поднимался до жаровни, где на железной решетке лежали кусочки цыпленка.

– Местная экзотика. Нельзя побывать на Лансароте и не попробовать зажаренного на вулкане цыпленка.

Когда стали наступать сумерки и они снова ехали в джипе, Лиза болтала без умолку.

– Я понимаю, почему у тебя здесь вилла: ты очень любишь это место.

– Да, я часто приезжаю сюда, так как сейсмология – одно из моих хобби, – доверительно поведал Ник. Ему хотелось, чтобы она чувствовала себя с ним в безопасности. Боже мой, она же была дочерью лучшей подруги его матери, и чем дольше он оставался с Лизой, тем труднее ему было поверить, что она замешана в чем-то плохом. Он начинал думать, что она была лишь пешкой в руках своего босса.

– Могу себе представить, – улыбнулась Лиза и про себя подумала, что его воздействие на нее было определенно сейсмическим. С возрастом он поменял экстремальный спорт на изучение экстремальных сил природы. – Но разве нам нужно увидеть все в один день? – спросила она, надеясь, что Ник поймет намек и снова пригласит ее на прогулку.

Ник взглянул на ее улыбающееся лицо. Ее губы умоляли, чтобы их поцеловали, и ему потребовались огромные усилия воли, чтобы не поддаться искушению: слишком уж быстро... Ему нужно было сначала убедиться, что ее сведения правдивы. Но, так или иначе, Ник принял решение: он сделает все, чтобы защитить ее, хочет она этого или нет.

– Нет, конечно, нет. Сейчас я отвезу тебя обратно в гостиницу, так как мне нужно заняться делами. – Он уловил отблеск разочарования в ее сверкающих голубых глазах. Ему нужно было снова связаться с Карлом и узнать последние новости. Я позвоню тебе в восемь и поведу ужинать. – Его губы дрогнули в довольной улыбке, когда он увидел в ее глазах явное облегчение.


– Твоя информация была правильной. – Ник Менендес откинулся на спинку кресла в своем кабинете и слушал, как комнату заполняли звуки встревоженного голоса Карла. – Мы взяли Даидоласа в его доме и нашли у него алмазы. Он пел, как птичка. Прежде всего, он ювелир, а потом оптик. Делает оценку алмазов и передает сведения посреднику в Марокко, который связывается со страховой компанией и осуществляет сделку.

– Итак, они у нас в руках, – подытожил Ник.

– Не совсем. Как ты знаешь, всем заправляет Генри Браун. Его компания берет напрокат яхту в Марбелье, каждый раз другую, якобы для развлечения членов компании. Но на самом деле он поручает капитану забрать алмазы в указанных местах на африканском побережье, а потом доставить их на Лансароте.

Ник нахмурился: ведая или не ведая, Лиза доставила сегодня украденные алмазы.

– Итак, берем Генри Брауна, – быстро произнес он.

– Если бы все было так просто, – сухо ответил Карл. – К сожалению, мы потеряли его след.

Ник подскочил на стуле.

– Как, черт возьми, у вас это получилось? Я думал, вы подключили полицию.

– Не кричи на меня, партнер, да, подключили. Они видели, как он вчера вечером получил посылку с яхты на пристани в Тегизе, и узнали, что он передал ее сегодня утром одной женщине. – Нику не понравилось, когда Лизу назвали «одной женщиной», но он не прервал Карла. – Они видели, как сегодня утром Браун отплыл на той же яхте, но каким-то образом он перехитрил их и исчез с экрана радара.

– Мы потеряли его, – простонал Ник.

– Не волнуйся, у меня есть план. В предыдущих двух случаях наличность и алмазы были обменены один раз в Марокко, а один раз в море. Но на этот раз, как нам удалось узнать путем не слишком любезного допроса Даидоласа, обмен будет сделан на Лансароте. Мы продержим его взаперти весь уик-энд, чтобы он почувствовал серьезность ситуации, и отпустим в понедельник, а слежки не снимем. Когда сделка будет совершена, Браун появится, чтобы получить деньги, и будем надеяться, что мы схватим всю банду.

– Это не меняет того факта, что вы упустили его, – упрекнул Ник.

– Ну, все не так уж плохо. Пока девушка у тебя, полиция может допросить ее – должна же она что-нибудь знать.

Ник напрягся. Лизу заберут в полицейский участок! Нет, ни за что. Он быстро закрыл глаза и сосчитал до десяти, стараясь успокоиться, а потом небрежно ответил:

– Можешь спокойно оставить девушку мне, Карл. Если она вообще хоть что-нибудь знает, я сообщу тебе – я ужинаю с ней сегодня.

Голос Карла стал несколько громче:

– Ты с ума сошел? Оставил ее одну! Она может предупредить Брауна!

– Успокойся, Карл, уверяю тебя, что все мысли Лизы сейчас обо мне. Слышал ли ты когда-нибудь, чтобы Менендеса подвел его шарм?

В ответ на объяснение Ника раздался хриплый смешок.

– Ты прав, но впредь постарайся, чтобы она все время была с тобой. Нам нужно знать, куда делся Браун и когда он вернется.

– Не волнуйся. – Ник пригладил свободной рукой темные волосы и облегченно вздохнул. – Я все сделаю, чтобы получить информацию, и перезвоню тебе позже.

– Сделай все возможное. Она ведь хорошенькая, верно?

– Это будет совсем не трудно, – отшутился Ник. – Позвоню позже.

И он прервал разговор, лицо его потемнело, как небо перед грозой.

Войдя в гостиную, он налил себе в стакан порцию виски, поднес его ко рту и сделал большой обжигающий глоток.

Лиза Саммерс. Он понимал, что сегодня вечером должен расспросить ее о Генри Брауне, и также понимал, что должен поручить своим людям разузнать о состоянии ее финансов, но почему-то не мог заставить себя сделать это. Может быть, потому, что в нем все еще жили воспоминания о маленькой Лизе.

Ник с отвращением фыркнул. Кого, черт возьми, он обманывал? Карл вполне мог бы арестовать ее сегодня утром. Лиза была красивая, но у Ника все женщины были красивыми, и он никогда не чувствовал ни малейшей необходимости защищать их. Почему же с Лизой Саммерс все по-другому?

Он мог бы сказать себе, что делал это ради ее матери, чтобы избежать неприятности, связанной с судебным делом, но это было бы лишь частью правды. Нечего притворяться: он просто хотел ее. В данный момент ему было совершенно безразлично, даже если Лиза оказалась бы самой великой негодяйкой в истории христианства. Это ничуть не ослабило бы его желания.


Три часа спустя, отдохнув и приняв душ, Лиза снова вошла в спальню и просмотрела одежду, которую привезла с собой. В ее жилах бурлило возбуждение и предвкушение. Она старалась унять свои чувства, но это было трудно, потому что впервые за несколько лет она действительно горела желанием встретиться с мужчиной. Представляла, как будет развиваться вечер: обед при свечах в каком-нибудь романтическом месте, доверительная беседа, а в конце вечера, возможно, поцелуй или даже больше...

Она сладострастно вздрогнула и достала из шкафа четвертый наряд.

Ник увидел в ней зрелую, искушенную женщину и заинтересовался. Она поняла это по его глазам, по его прикосновениям и на сей раз собиралась воспользоваться случаем.

– Кто знает, – с оптимизмом подумала она, – может быть, это станет началом чего-то большего?

Лиза наконец остановилась на облегающем фигуру черном платье без рукавов из шелковистого джерси. Она натянула его: лиф перекрещивался на груди и обхватывал ее тонкую талию, юбка с запахом заканчивалась дюйма на два выше колен. Но, учитывая, что ночи могут быть холодными, она накинула на плечи мягкую шаль.

Лиза оставила длинные прямые волосы распущенными и, наложив еще один слой блеска для губ, была готова.

«Неплохо», – подумала она, глядя в зеркало, и сунула ноги в открытые туфли на высоких каблуках. Зазвонил телефон: дежурная сообщила, что приехал Николос Менендес.

Лиза вышла из лифта и сразу же увидела его. Он стоял, опершись о конторку портье, и смеялся над тем, что ему рассказывала хорошенькая дежурная. К своему удивлению, Лиза ощутила укол ревности. Словно почувствовав ее взгляд, Ник повернулся и медленно пошел навстречу.

Он остановился на расстоянии вытянутой руки, и Лиза с трудом сглотнула. В костюме Ник выглядел еще красивее, еще увереннее в себе.

– Извини, что заставила тебя ждать.

– Тебя, Лиза, можно ждать сколько угодно, – галантно поклонился Ник. Его темные глаза жадно разглядывали ее волосы и лицо, задержались в ложбинке на груди, открывшейся в вырезе платья, потом прошлись вдоль ее тела и длинных стройных ног, потом снова поднялись к лицу. – Ты великолепно выглядишь.

– Спасибо, – пробормотала она. У нее перехватило дыхание, но она справилась с собой. – Не знаю, где ты планировал ужинать, но я подумала, может быть, ты захотел бы стать моим гостем на ужине в гостинице.

Его красивые губы дрогнули в улыбке.

– Можешь считать меня старомодным, – Ник взял ее под локоть, – но когда я приглашаю даму на обед, то все устраиваю сам. И, уверен, ты не будешь разочарована, – озорно сказал он. Его рука скользнула вниз и обвила талию. Ник почувствовал, как ее стройное тело напряглось, и многозначительно взглянул на нее. – Я подумал, что мы можем поесть у меня на вилле, если ты не возражаешь. Моя домоправительница любит готовить, а у меня очень редко бывают гости.

Лиза смятенно улыбнулась.

– Прекрасно, – согласилась она. – Лишь бы еду не готовили, как тот ленч, на вулкане, – попыталась она пошутить. – Это может быть опасно.

– Хорошо. – Ник опустил руку и сделал шаг назад, чтобы пропустить ее в дверь фойе. «Уж не опаснее, чем жить в одном номере с твоим боссом», – язвительно подумал он. Услужливая дежурная с удовольствием сообщила ему эти сведения. Он положил Лизе руку на плечи и повел туда, где ждала машина.

– Сегодня не на джипе, – прокомментировала она, стараясь говорить легко и беззаботно.

– Нет, – коротко подтвердил Пик.

Лиза увидела, как из автомобиля вышел мужчина и улыбнулся им обоим, открывая заднюю дверцу машины.

– Шофер?

– Да. Сегодня я хочу расслабиться, получить удовольствие от обеда с красивой женщиной и спокойно выпить несколько бокалов шампанского.

Нет необходимости сообщать, что он уже пропустил два больших стакана виски из-за нее.

– Надеюсь, еда тебе понравится. Грета – лучший кулинар на острове.

– Уверена, что это так, – выдавила Лиза, с трудом отрывая от него взгляд и садясь в машину – слишком быстро для холодной, элегантной леди. Кресло было удобнее, чем в джипе. Но, когда Ник сел рядом с нею, она поняла, что и гораздо интимнее. Его твердое мужское бедро оказалось прижатым к ее бедру, а длинная рука снова небрежно расположилась на ее плечах.

Вилла оказалась величественным зданием, от которого веяло богатством и элегантностью. Ник представил Лизу чете средних лет, которая поджидала их в фойе, Грете и Полу. За их спинами она увидела стеклянную стену, за которой раскинулся подсвеченный бассейн.

– Ужинать будем на воздухе?

– Мадре де Диос! Нет. Когда вы, англичане, думаете, что у нас тепло, мы считаем, что это зима. – И, взяв ее за руку, Ник повел Лизу в огромную комнату. – В столовой будет удобнее, – тихо пояснил он.

Лиза огляделась по сторонам. Мягкие глубокие диваны, изящная старинная мебель, прекрасные картины на стенах и живые цветы – все говорило о богатстве, и она сразу ощутила себя не в своей тарелке.

Ник открыл еще одну дверь, и Лиза замерла.



Длинный стол был накрыт на двоих, Грета и Пол стояли, улыбаясь, рядом.

При виде ее потрясенного лица уголки рта Ника дрогнули в улыбке, и, обхватив Лизу за талию, он повел ее вперед.

– Полагаю, это впечатляет, но обычно я ем на кухне. У меня так редко бывают гости, и Грета постаралась на славу...

Ник наклонился и сказал что-то Грете и Полу, чего Лиза, хоть она и говорила по-испански, не смогла понять. Она увидела, как они вышли из комнаты, потом Ник выпрямился во весь свой внушительный рост и, отодвигая стул, снова повернулся лицом к ней.

– Садись, пожалуйста, Лиза, и не смотри так подозрительно. Могу тебя заверить, что Пол и Грета не отравят тебя.

Лиза беспокоилась совсем не о еде. Ей вдруг стало слишком жарко. Она распахнула шаль, и рука Ника тут же стянула ее с Лизиных плеч.

– Слишком тепло, Лиза? – осведомился он, изогнув черную бровь.

– Да, – выдохнула она. Ей стало трудно дышать, когда его пальцы как бы ненароком коснулись ее груди, но она ни на секунду этого не показала. Она уселась на предложенный им стул и чопорно сложила руки на коленях, вонзив ногти в ладони.

– Ну, разве здесь плохо? – заметил Ник, усаживаясь. – Гораздо интимнее, чем в ресторане, как ты думаешь?

Расточая чрезмерное обаяние, он взял лежащую перед нею полотняную салфетку и развернул ее.

– Спасибо, я сама.

– Но мне хочется помочь, – тихо возразил Ник и, наклонившись вперед, он разложил полотняную салфетку у нее на коленях. Его руки при этом погладили ткань у нее на животе и бедрах. – Грета подаст еду через минуту.

От прикосновения его пальцев к бедрам все ее тело запело от возбуждения.

– Я проголодался и уверен, что ты тоже, – вкрадчиво протянул Ник.

Она напряглась. Говоря о голоде, имеет ли он в виду только пищу? Боже милосердный, ее собственный аппетит значительно испортился из-за эротических мыслей, которые возбуждал в ней Ник. Ей казалось, что у нее в животе летает рой бабочек. Лиза панически обвела взглядом комнату.

В этот момент на пороге появилась Грета. Она несла большую серебряную супницу, а за нею следовал Пол с бутылкой шампанского в серебряном ведерке. Оба улыбались.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Пробка от шампанского с шумом выскочила, и Лиза подскочила на стуле, а потом широко улыбнулась. Она слишком остро на все реагировала сегодня вечером. Ник сидел во главе стола, Пол наполнял длинные хрустальные бокалы дорогим шампанским, а Грета разливала в чашки из тончайшего фарфора изысканный рыбный суп.

Когда они оба вышли, Ник поднял свой бокал и произнес:

– За тебя, Лиза, и за приятный вечер.

– За нас обоих. – К счастью, ее голос и рука не задрожали. – Чудесное шампанское!

– Чудесная женщина! – Он снова чокнулся с нею, а потом добавил: – И я рад, что ты согласилась пообедать здесь, Лиза. Рестораны иногда такие безликие, а я, по правде говоря, хочу поговорить с тобой, предаться воспоминаниям и, возможно, понять, что сделало тебя такой восхитительной. – Он перевел взгляд с лица на четкие изгибы ее груди, и Лиза почувствовала, как ее грудь напряглась под тонкой тканью платья. – Хотелось снова узнать, какая ты на самом деле.

– Звучит зловеще, – возразила она и опустила голову, молясь, чтобы он не заметил мгновенной реакции ее тела. – Я теперешняя могу не понравиться тебе.

– Невозможно. Я уже обожаю тебя, и ты это знаешь, – ласково сказал он. – Итак, давай насладимся едой, и ты расскажешь мне, чем занималась в последние годы.

– Мало чем. – Лиза польщенно улыбнулась, – И, конечно, ничего заслуживающего твоего внимания. Три года изучала в университете историю, получила работу, которая мне нравится. У меня есть однокомнатная квартира в Лондоне, и я навещаю маму каждые несколько недель. Три года назад она снова вышла замуж и живет в Брайтоне, держит антикварный магазин вместе с моим отчимом Джеффом.

– А как насчет личной жизни? – спросил Ник с дьявольским блеском в темных глазах. – У тебя же наверняка есть любовники. Твоя работа дает большие возможности, так что, наверное, есть один или два любовника в высоких сферах?

– Ты знаешь, как я зарабатываю на жизнь. А что касается остального, то это секретная информация, – пошутил она.

Ник был убежден, что попал в точку. Лиза выглядела слишком искушенной.

Одна бровь красноречиво поднялась.

– Конечно, Лиза, я и не ожидал ничего другого. – Но насмешливый взгляд, сверливший ее, был необычно пристальным. – Правда, я слышал, что Генри Браун, хотя и женат, не слишком скрывает свои любовные похождения.

На мгновение Лиза насторожилась, сама не зная почему. Но, отогнав мелькнувшую мысль, сухо ответила:

– Что касается женщин, Генри сам себе хозяин. И, хотя лично я не приветствую неверность в браке, должна признать: познакомившись с его женой, я не удивляюсь. – Она попыталась ответить как искушенная женщина. Кроме того, Марго Браун была претенциозным снобом. Те считаные разы, когда она была в офисе, миссис Браун источала презрение ко всем без исключения.

– Должно быть, здорово иметь босса, который заказывает для тебя люкс в пятизвездочной гостинице, а затем благополучно отбывает, заранее оплатив все расходы. Должен признаться, что я далеко не так щедр со своими сотрудниками, – насмешливо протянул Ник.

Лиза настороженно подняла глаза. Что он хочет сказать? И тут же сама ответила на свой вопрос. Он, по-видимому, все еще считает ее неразборчивым подростком! Она с трудом сдержала возмущение.

– Моего босса неожиданно вызвали, – спокойно объяснила Лиза.

– Да. Но разве не странно, что он не хочет, чтобы ты присутствовала на заседаниях?

– Я... – Лиза засомневалась, его весьма разумный вопрос навел ее на размышления и смягчил гнев. Она тоже считала, что это несколько необычно. – Я даже не знаю. Я стала его личным помощником лишь пару месяцев назад; его предыдущая помощница вышла замуж, уволилась, а мой босс ушел на пенсию, и Генри, можно сказать, получил меня в наследство, – объяснила она, не понимая, зачем это делает. – Я впервые путешествую с Генри. Он возвращается через две недели в пятницу, чтобы присутствовать на закрытии конференции и торжественном обеде, так что, возможно, я ему еще понадоблюсь.

– Наверное. – Ник получил нужную ему информацию, и его темные глаза победно блеснули. Генри вернется на остров через тринадцать дней. Значит, столько времени уйдет на переговоры. Очевидно, Браун вернется забрать деньги, и тут его схватят. Звонок Карлу, и дело сделано. Тюрьма распахнет гостеприимные двери...

– Да, и на следующий день мы вместе возвращаемся в Лондон, как запланировано, – добавила Лиза.

Если только я не вмешаюсь. Лиза сказала, что была помощницей Брауна совсем недолго, это было легко проверить. И это говорило в пользу Лизы. Возможно, она непричастна. Он прищурился, глядя на ее бесхитростное лицо. Женщина может быть сколь угодно красивой, но все же быть преступницей. Он был не настолько глуп, чтобы обманываться на этот счет. Нику очень не хотелось, чтобы Лиза была поблизости от Генри Брауна, когда его будут брать.

Самое малое, ее заберут на допрос, но он и этого не мог допустить. К своему удивлению, Ник обнаружил, что не хочет расставаться с Лизой теперь, когда они снова встретились.

Лиза была той занозой, от которой он несколько лет не мог избавиться. И теперь ему просто необходимо было насытиться великолепным телом, чтобы успокоиться.

Как Ник и обещал, еда была превосходной. Они легко болтали, обсуждая фильмы, книги, музыку и разные проекты Ника. Лизе было интересно, и она задавала массу вопросов. Он рассказал ей, как расширил компанию, открыв отделения по всему миру. Он с юмором рассказывал о поездках в разные страны и забавных ситуациях, которые то и дело возникали.

Лиза поняла, что Ник не был избалованным, ленивым сибаритом; очевидно, он много работал. Но его умение, его обаяние сглаживали любые острые углы. Он был хорошим расскачиком, иногда высмеивая себя самого, но у нее сложилось впечатление, что во всех обстоятельствах он всегда оказывался победителем. У него был блестящий ум, и она была уверена, что, если кто-нибудь рассердит Ника, это не сойдет ему с рук.

Положив в рот последнюю ложку аппетитного суфле, Лиза взглянула на собеседника.

– Мы с тобой чем-то похожи. Ты изучал искусство и не пользуешься этими знаниями. Я изучала историю и думала, что побываю во всех знаменитых исторических местах в мире, а вместо этого занимаюсь финансами. Немного жаль потраченного времени.

– Опыт университетской жизни сам по себе важен, – возразил Ник. – А приобретенные знания я использую по мере возможности. Я ценю все красивое, будь то женщина или пейзаж. Я знаю, где и как построить здание, чтобы оно радовало глаз.

Лиза усмехнулась.

– Я никогда об этом не задумывалась.

– А ты никогда не думала заняться другим делом, Лиза? – серьезно спросил Ник. – Ты молода – у тебя масса времени для новой карьеры. – Он был доволен, что узнал все необходимые сведения. Генри Браун возвращается на Лансароте. Что касается Лизы, то он был почти уверен, что она не замешана ни в каком преступлении. – Ты могла бы снова заняться тем, что действительно хочешь делать, – посоветовал он. – Никогда не поздно, Лиза, поверь мне. Я даже мог бы помочь тебе.

– Может быть, – Лиза улыбнулась. – Но не воспринимай это так серьезно, Ник. Я справлюсь. – И она откинулась на спинку стула со вздохом удовлетворения. – Ужин был великолепный. Грета – изумительный кулинар.

– Ты сможешь сказать ей это через минуту. Грета подаст кофе в гостиной.

Перед Ником встала еще одна неожиданная проблема. Он уже пропустил половину семейных торжеств в Испании, и, если не приедет на заключительный прием завтра вечером, где хозяевами будут он и его мать, она никогда не простит его. Но что делать с Лизой? Он не мог оставить ее одну на острове, иначе Карл его живьем съест. Он ломал голову, как уговорить Лизу поехать с ним в Испанию, но будь все проклято, если он знал, как это сделать.

Надо срочно что-то придумать. Он сомневался, что даже все обольстительные приемы на свете смогут убедить Лизу полететь с ним в Испанию всего на второй день после их встречи.

Лиза прошла за ним в элегантную гостиную, недоумевая, почему в воздухе внезапно возник холодок. Она села на один из мягких кожаных диванов, перед которым на журнальном столике уже стоял десерт, и через минуту с кофейником в руках появилась Грета.

Лиза улыбнулась домоправительнице и поблагодарила за прекрасный ужин, а потом замерла, когда Ник решил сесть на диван рядом с нею, а не напротив. Во время ужина между ними было расстояние, и атмосфера большую часть времени была хорошей, а сейчас она ощутила напряженность в воздухе и почувствовала, что ей явно тесно.

– Сахар, молоко? – спросила она, не глядя на него.

– Все равно.

Подняв чашку, Лиза повернулась и опять замерла. Ник откинулся на подушки, положив одну руку на спинку дивана. Его пиджак был расстегнут, рубашка плотно облегала мускулистый торс.

Он насмешливо спросил:

– Ты дашь мне кофе или будешь просто держать его?

Еще больше покраснев от неловкости, она протянула ему чашку, по дороге расплескав часть кофе.

– Спокойно, Лиза. Я хочу его выпить, а не утонуть в нем, – насмешливо протянул Ник.

Она быстро отдернула руку и, схватив свою чашку кофе, заставила себя непринужденно откинуться на спинку дивана и поднести чашку ко рту. Она сделала глоток и обожгла язык.

Надо пересилить панику, разве она еще раньше, в гостинице, не решила рискнуть? Ник такой же мужчина, как и любой другой. Многие годы она думала, что ненавидит его, а теперь, проведя всего один день в его обществе, она увидела в нем еще и властного, привлекательного самца.

Впервые за несколько лет она ощущала себя такой беззащитной в присутствии мужчины. Здравый смысл подсказывал ей, что она должна поблагодарить Ника за ужин и уйти.

– Спасибо за чудесный вечер, Ник. Однако, думаю, мне пора возвращаться к себе в гостиницу. – Она попыталась встать, но он взял ее за руку.

– Пожалуйста, выпей со мной коньяку, – тихо попросил Ник, не сводя с нее своих темных глаз и лаская большим пальцем чувствительную кожу ее запястья.

В этот момент появился Пол.

– Ваша мама звонит, – обратился он к Нику, держа в руке радиотелефон.

Чудом спасся, подумал Ник, и широкая улыбка озарила его красивые черты.

– Привет, мама. – Он молча слушал, как она журит его за то, что он улетел на Лансароте, когда так нужен дома.

– Ты должен был присутствовать сегодня на обеде. Уж потрудись быстро вернуться и попасть на завтрашний прием.

– Да, я приеду, обещаю. Вылетаю сегодня вечером, так что не беспокойся.

Слушая непринужденный разговор, Лиза ругала себя за глупый страх и неловкую попытку уйти. У Ника были планы на остальную часть уик-энда, и обед был именно таким, как он обещал.

– Никогда не догадаешься, с кем я встретился сегодня. – Ник, улыбаясь, быстро взглянул на Лизу и добавил: – С Лизой, Лизой Саммерс; она здесь отдыхает, и мы только что вместе поужинали.

Его мать среагировала, как и должна была по расчетам Ника.

– Ах, я несколько лет не видела Лизу! Может быть, ты привезешь ее с собой? Я бы с удовольствием повидалась с нею.

– Почему бы тебе самой не пригласить ее, мама? – Ник улегся на подушки, не обращая внимания на то, как отчаянно Лиза замотала головой, и протянул ей трубку. – Мама хочет поговорить с тобой, Лиза.

Лиза нехотя взяла телефон. Она мрачно подумала, что Анна Менендес умела убеждать и это было хорошо известно ее сыну.

– Конечно, я бы хотела снова повидаться. Большое спасибо за любезное приглашение, но я просто не могу причинять Нику столько хлопот. Самолет в Испанию, а потом обратно на Лансароте...

Спустя пять минут, возвращая трубку Нику, она уже была связана обещанием приехать с ним в Испанию.

– Не могу поверить. – Лиза вскочила на ноги. – С какой стати ты сказал своей маме, что я здесь?

– Но ты ведь здесь, – ответил он, пожимая широкими плечами и дьявольски улыбаясь ей.

– Но ты ведь знал, что она почувствует себя обязанной пригласить меня на прием?

Лиза поняла, что ею манипулировали. Ник помедлил, в его глазах мелькнула настороженность.

Если бы сейчас он спросил ее, пребывающую в таком настроении, о краже алмазов, то распрощался бы с возможностью познакомиться с ней поближе.

– Моя мать не становится моложе, и в последнее время она была не совсем здорова. Встреча с тобой придаст ей бодрости – она всегда была привязана к тебе. – Он не соврал, его мать действительно была больна, но курс антибиотиков против легкой легочной инфекции поставил ее на ноги, хотя Лизе незачем это знать. – И мне очень не хочется расставаться с тобой, не успев встретиться, Лиза. Неужели так трудно провести несколько дней отпуска в Испании и порадовать старушку? Покоренная искренностью в темных глазах Ника, Лиза почувствовала, что ее недовольство слабеет. Он любил свою мать, в этом она не сомневалась.

– Думаю, нет. – Он говорил очень разумно и, конечно, был прав. Лиза ощутила укол: он видел в ней лекарство для больной матери, ничего более. Ни внешность Лизы, ни ее личность не поразили Испанского жеребца. Как унизительно. Для него она по-прежнему была маленькой потаскушкой, как и несколько лет назад. Ничего не изменилось...

Ник увидел, как тысяча эмоций отразились на ее изящном личике, и понял, что она все еще в сомнении; поэтому, наклонив голову, прикоснулся губами к ее губам.

– Ты слишком много думаешь, Лиза.

– Лучше так, чем совсем не думать, – уныло съязвила Лиза. Она снова поддалась лести Ника. Ей следовало помнить, каким он был высокомерным, самодовольным наглецом, стремящимся любой ценой добиться своего.

– Расслабься, Лиза, ты получишь удовольствие. Выпей со мной коньяку.

– Обязательно, – пробормотала Лиза и позволила ему подвести ее к дивану. Ник плюхнулся рядом и обвил рукой ее за талию.

– Ты знаешь мою мать, – напомнил Ник, насмешливо улыбаясь. – Она вобьет себе что-нибудь в голову, и ее не сдвинешь с места. Она по-прежнему считает, что обидела тебя чем-то, раз ты несколько лет не приезжала.

– У меня нет выбора, – сухо ответила Лиза. – Я уже пообещала твоей маме, что приеду.

– Я тоже очень хочу, чтобы ты поехала со мной, – хрипло произнес Ник и пристально посмотрел ей в глаза.

Лизе показалось, что он заглядывает ей в душу. Она заметила крошечные золотинки в темнеющей бездне его глаз, и все ее мышцы напряглись. Она забыла о его матери, забыла обо всем, кроме пьянящего присутствия этого мужчины, которое вытеснило все остальное.

– Я знал, что ты окажешься благоразумной, – пробормотал он, а потом поцеловал ее, проникнув языком сквозь раскрытые губы.

Лиза знала, что поступает неправильно. Он предлагал лишь краткую любовную связь, но его губы были такими нежными и влажными, что она не могла думать. Лаская, его рука медленно поднялась по ее боку и легла на один мягкий холмик груди. Из губ Лизы вырвался слабый стон. Его сексуальная сила поглотила ее, кровь в жилах стала горячей.

– Подумай о нас, Лиза, – неожиданно произнес Ник.

– О нас? – Она была совершенно сбита с толку.

– Да, – заверил Ник, нежно взяв ее рукой за подбородок. – Сегодня я должен уехать. – Он снова поцеловал ее. – И я безумно хочу, чтобы ты была со мной. – Он произнес эти слова около ее губ, взял ее руку и плотно прижал к своей твердой мужской плоти. – Вот что ты делаешь со мной, – отрывисто произнес он.

У Лизы перехватило дыхание, и она увидела, что его зрачки расширились и глаза стали греховно-черными омутами желания. Она сжала пальцы и услышала его стон.

Ник снова поцеловал ее, глубоко, страстно, и, когда оторвал от нее губы, руки Лизы обвивали его шею, а тело стало почти бездыханным. Она отстранилась и быстро закрыла глаза, стараясь восстановить дыхание, и желание познать со всех сторон Ника стало почти физической болью. Она подумала: «А почему бы нет?»

Возможно, у нее никогда больше не будет случая ощутить силу его любви, а ей хотелось этого больше всего на свете, он многие годы являлся ей во сне. Она была на отдыхе, а у девушек случались в отпуске романы, о которых они с нежностью вспоминали потом. Так что мешает ей поступить так же?

Лиза смело обняла его за шею и страстно ответила на его поцелуй. Никогда не могла себе представить, что захочет и сможет такое сделать.

– Ты восхитительна, – простонал Ник и добавил: – Мы чудесно проведем время, поверь мне, – и тут же ощутил укол вины, чувства совершенно чуждого ему. Он же использовал ее!

«Попался в свою собственную ловушку», – пронеслось у него в голове...

– Ловлю тебя на слове, – хрипло пробормотала Лиза и, подняв голову, погрузилась в разгорающееся неприкрытое желание в глубине его темных глаз. На какое-то мгновение у нее перехватило от страха горло: готова ли она к этому? Испытав единственный раз физическую любовь, она стала думать, что все разговоры об этом сильно преувеличены или она фригидна.

Ник заметил, как в ее чудесных глазах промелькнула неуверенность, и, не давая ей времени на раздумья, поднялся.

– Позвони в гостиницу и договорись о багаже. И мы сможем уехать в течение часа.

Уехать! Черт возьми, он хотел повалить ее на диван и овладеть ею сейчас же. Именно с этим желанием они оба сражались целый день, а может быть, и дольше... Он уже ни в чем не был уверен, кроме необходимости увезти ее с Лансароте. Ник напомнил себе об этом и, разомкнув объятия, отступил назад.

Лиза моргнула и на один миг задумалась, во что она ввязалась. Глядя, как он стоит перед нею, с собственническим выражением в глазах, она вдруг почувствовала угрозу.

Несколько напряженных секунд спустя она провела влажными ладонями по бедрам и с легкостью произнесла:

– Вы с мамой, кажется, все устроили. Мне будет приятно снова повидаться с Анной, так что я не могу разочаровать вас.

Она умела показать себя искушенной не хуже любой другой женщины.

– Ты никогда не сможешь разочаровать меня, Лиза, – глухо произнес Ник и, слабо улыбаясь, нежно провел пальцем по ее пылающей щеке. – Но если мы сейчас не остановимся, я не отвечаю за свои действия, – с трудом сказал он, проводя пальцем по ее припухшим от желания губам. Губы Лизы беспомощно раскрылись, и так же внезапно Ник отошел. – Нет. – Его грудь вздымалась. – Позже, иначе мы не выберемся отсюда. Думаю, сейчас нам пригодится коньяк.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Ну, все не так уж плохо, правда, Лиза? – спросил Ник, ослабляя свой ремень безопасности. Он повернулся и расстегнул ремень, удерживавший ее в самолетном кресле, но до этого быстро поцеловал в пухлые губы. Увидел, как потемнели ее глаза, и его осенило, что в самолете есть спальня. Полет занимал два часа, и он сомневался, что Лиза, с ее искушенностью, будет возражать.

– Все прекрасно, – язвительно заметила Лиза, пытаясь прийти в себя после короткого поцелуя. – Понимаешь ли ты, что мы будем в Испании среди ночи? Вряд ли это понравится твоей маме.

Она все еще не была уверена, что поступает правильно. Но Ник ее уговорил. Речь шла всего о нескольких днях, но это так много значит для его мамы. Лиза понимала, что это был шантаж, но шантаж действенный.

Замечание Ника, что они смогут повеселиться, и чувственный блеск в его темных глазах объяснили ей, что именно он имел в виду. Когда она поинтересовалась, как попадет обратно на Лансароте, он сказал, что обо всем позаботится и ее босс даже не узнает, что она уезжала. Все это, как она трезво рассудила, красноречиво показывало, что он настроен на короткую любовную интрижку, и от Лизы зависело, насколько все будет весело.

Ник задумчиво рассматривал ее: она нервничала и старалась не показывать этого. Он хотел бы думать, что она нервничает из-за его привлекательности, но не мог избавиться от подозрения, что это скорее из-за изменения в ее планах. Опыт подсказывал ему, что настоящим преступникам редко нравилось, когда в их планы кто-то вмешивался.

– Маму я беру на себя, – заверил он ее с ленивой улыбкой. – Расслабься.

Легко ему говорить! Лиза возвращалась в дом, где она испытала самое большое унижение в своей жизни, и ей было страшно.

– А на приеме будет много народу? – спросила она, подняв на него настороженные глаза.

– Довольно много. Ты же знаешь маму. Это золотая свадьба ее брата.

Он почувствовал, что напряжение между ними возобновилось с космической силой.

Как она это делала? Смущала его... Один взгляд ее голубых глаз, и он начинал чувствовать вину и желание одновременно.

Ник провел неуверенной рукой по волосам. Теперь они были в воздухе, и она не могла передумать, а то, что он увез ее с Лансароте, было для ее же блага. Не сошел ли он с ума? Как, черт возьми, он объяснит Карлу, что сбежал с одной из главных подозреваемых? Но он знал, что сделает что угодно, заплатит сколько угодно, чтобы у Лизы не было неприятностей с законом. И если из-за этого он выглядит дураком, пусть будет так.

Ник вскочил, подошел к кожаному кремовому дивану и растянулся на нем, глядя на Лизу злыми глазами. Сказать, что он расстроен, было ничего не сказать!

Лиза была земной богиней секса, будь она в брюках и дешевой кофточке, какой он видел ее тем утром, или с падающими на плечи роскошными волосами и в элегантном черном платье с запахом, который так и просился раскрыть его. Мошенница или нет, но она шутя заводила его.

– Пропади все пропадом! – тихо выругался он. То, что он хотел спасти ее от тюрьмы, не означало, что он спасет ее от себя. Она созрела и превратилась в невероятно сексуальную леди, а он вел себя как идиот.

– Для начала ознакомительный осмотр, – предложил Ник, положив руку ей на плечо. – В самолете три отсека: кабина пилота, спальня и комната отдыха.

Лиза никогда не видела ничего подобного. Да уж, подумала она, простые смертные так не живут. Мягкие кожаные диваны и кресла, журнальный столик и толстый кремовый ковер, бар в углу, около двери, ведущей кабину экипажа. В противоположном конце около хвостовой части самолета были еще несколько дверей. Она знала людей, которые жили в квартирках меньших, чем этот самолет.

– Все это выглядит необыкновенно роскошным. Должно быть, здорово быть таким богатым и летать на личном самолете.

От улыбки Лизы у него перехватило дыхание. Но это замечание навело на мысль, уж не жадна ли она до денег. Воровка, авантюристка – ему решительно наплевать.

– Во всем есть свои преимущества. – Голос Ника сделался грубым, когда он заключил ее в объятия и сделал то, что ему безумно хотелось сделать давно. Он прошелся руками вдоль ее стройного, гибкого тела, ощутил ее дрожь, а потом безжалостно прижал к своему собственному горящему телу и легонько прикоснулся губами к ее пухлым губкам.

Она была сладкая, очень сладкая... Ник пробовал ее губами и языком, смакуя, как знаток смакует вино, а потом углубил поцелуй и почувствовал, что ее тонкие руки обнимают его за шею.

Лиза не понимала, что с нею произошло: в одно мгновение она разговаривала с Ником, а в следующее уже была в его объятиях. Одно его прикосновение, и у нее подкосились ноги, а когда он поцеловал ее, все ее тело обдало волной жара. Она прижалась к нему и, когда он ей улыбнулся, начала дрожать, глядя на него как зачарованная.

Указательный палец прошелся по контуру ее губ, потом поднялся по щеке и провел вокруг уха. Лиза еще теснее прижалась к Нику. Его большая рука быстро поднялась к ее затылку и утонула в густой гриве непослушных волос.

Лизу охватило дикое безрассудство, когда он захватил ее губы с требовательной страстью. Его язык проникал глубже, и она радостно отвечала его безжалостным губам, упиваясь слиянием. Они утоляли взаимный голод, но с каждым движением губ он все возрастал.

Ник подхватил Лизу на руки и нежными поцелуями прошелся по ее шее до ложбинки на груди.

Лиза закрыла глаза и почувствовала, как в его руках ее тело словно тает. А потом он медленно поднял голову.

– Посмотри на меня. Ты хочешь этого, Лиза? – спросил он прерывистым голосом.

Ее изумленные голубые глаза столкнулись с его черными, как уголь, и на секунду Лиза испугалась дикого желания, которое ясно читалось на его лице.

– Стюард, – невнятно пробормотала она. Ник отпустил его, но...

– Это не входит в его обязанности.

Ник прочитал ее ответ в глазах и не стал больше ждать. Открыл плечом дверь и, сделав два шага, опустил ее на большую кровать. Сбросив рубашку, он навис над нею и развязал узел у нее на талии.

Лиза осталось лишь в черных кружевных трусиках. Ее вниманием завладели его совершенная мускулистая грудь, запутанный узор черных волосков, стремительно спускавшихся туда, где низко на бедрах сидели брюки. Ее мечта становилась явью.

– Ты необыкновенная, – громко произнес Ник, обводя взглядом ее почти обнаженную фигуру. – Богиня...

Загипнотизированная его неторопливым и чувственным обследованием, Лиза затаила дыхание. Его руки касались ее груди, живота и бедер, в то время как губы и язык терзали ее поцелуями и мучительными ласками. Настойчивые пальцы прошлись по внутреней части бедра и прикоснулись к черным кружевам. Лиза громко застонала. Его зубы захватили темный сосок и стали легонько покусывать его.

Обеими руками Лиза схватила его за широкие плечи, наслаждаясь гладкой атласной кожей. Потом, с чувственностью, о существовании которой и не подозревала, прошлась руками по его груди, ощупывая прекрасно очерченные мышцы. Она смело опустилась ниже и стала возиться с пуговицей у него на брюках.

Невероятно для девушки, которая считала себя фригидной.

– Нет. – Его хриплый стон остановил ее безумное исследование. – Не торопись, Лиза, не торопись. – Она услышала его резкий вдох, когда их губы встретились. Внутри нее неистово росло желание, заслоняя собой все, кроме жгучей потребности, чтобы Ник был там... где жар был самым сильным...

– Ник, – со стоном произнесла она. – Пожалуйста.

Ник ощутил дрожь ее тела, которая была красноречивее любых слов. Испытывая невыносимое возбуждение, он упивался ею: ее волосами, рассыпавшимися бледным облаком на одеяле, ее ослепительными голубыми глазами, полной, тугой грудью с напрягшимися сосками, ее гладкой, как шелк, кожей...

Ник подавил стон боли... Сладкая мука была невыносимой. Он протянул руку к ящику у кровати и достал презерватив. Одним быстрым движением встал на колени и, не пытаясь скрыть свое безудержное возбуждение, припал к ней самым интимным поцелуем. Лиза была переполнена желанием. Именно такой она и нужна ему!

Ник обливался потом, мышцы у него дрожали, но он все еще сдерживался. Он обладал умением довести женщину до потери рассудка.

– Ник... Ник... Сейчас! – выкрикнула она.

Он поднялся и посмотрел на нее жгучими черными глазами, потом обхватил руками ее бедра и резко соединился с нею одним сильным движением. Лиза охнула и издала слабый крик. Ник остановился, но она обхватила ногами его за талию, умоляя продолжать. Ее стройное тело отвечало на каждое его движение, и через несколько мгновений они вместе испытали разрушительный взрыв примитивной, первобытной страсти.

Лиза лежала неподвижно, ее тело было горячим, влажным и полностью насыщенным, ее руки крепко обнимали Ника. Его крупное тело вдавливало ее в постель, но она не чувствовала его веса, чувствовала только необыкновенное удовольствие.

Она была совсем не готова к дикой, примитивной страсти, которую он возбудил в ней. Глаза ее увлажнились, но то были слезы счастья. Наконец она узнала, что это такое, когда тобой полностью владеет мужчина твоей мечты. Лиза удовлетворенно вздохнула и нежно погладила влажные пряди его вьющихся черных волос. Теперь Ник принадлежал ей, и она с огромной радостью слушала его неровное дыхание. Она, фригидная Лиза Саммерс, привела его в такое состояние! Ник повернул голову, увидел ее улыбку и быстро поцеловал в щеку.

– Я слишком тяжелый для тебя. – Он приподнялся на локте и посмотрел на нее.

– Нет, ты прекрасно мне подходишь, – пробормотала Лиза. – Прекрасно, – повторила она, лучась счастьем.

– Рад, что тебе нравится, – усмехнулся Ник. Он обхватил ладонью ее грудь, лениво поглаживая сосок. – Есть много интересных вещей, которые можно сделать с этим совершенным телом. – Он провел рукой по ее животу. – И я хочу все испробовать. – К ее изумлению, тело ответило, груди стали набухать. Она открыла рот, чтобы прокомментировать этот удивительный факт, и остановилась. – Думаю, я всегда знал, что у худенькой длинноногой девочки-подростка будет тело, которое совратит и святого.

Лиза моргнула и... пришла в себя. Его волновало лишь ее тело, а не она сама! Он осматривал ее, как художник осматривает статую. А почему бы и нет? – напомнила она себе. Он ведь эксперт по части женской красоты.

– Лиза. – Она открыла глаза; его лицо было совсем рядом, и у нее возникло непреодолимое желание протянуть руку и дотронуться до, него. – С тобой все в порядке?

Ник с удивлением увидел, что она краснеет. Все-таки она была такой, какой он представлял ее себе. Неистовая и страстная женщина! Возвращаясь мыслями назад, он вспомнил ее шок, когда он впервые интимно прикоснулся к ней, мгновенную дрожь и временами легкое напряжение. Возможно, она и не была такой уж неразборчивой в связях, как он думал. Если он не ошибался, то у нее давно не было любовника, а если и был, то не слишком опытный, судя по ее восторгам.

– Лучше не бывает, – весело ответила она. – Не пора ли нам одеться?

Лиза вдруг испугалась, что Ник поймет, что для нее это был больше чем просто секс. Она и представить себе не могла, что может ощутить такие сильные эмоции, такую страсть. После единственного печального опыта с бывшим женихом она убедила себя, что женщине не стоит ждать ничего особенного от близости с мужчиной.

Ник взглянул на свои часы, единственное, что на нем осталось, и тяжело вздохнул:

– Ты права, Лиза. Я первый приму душ. Я бы пригласил тебя присоединиться, но это удовольствие оставим на будущее, иначе мы никогда не сойдем с этого чертова самолета. По моим подсчетам, мы приземлимся через двадцать минут.

Лиза молча смотрела, как он свесил с кровати свои длинные ноги и скрылся за другой дверью. Через несколько секунд она услышала звук льющейся воды и представила себе его великолепное загорелое тело, плоский живот, твердые стройные ягодицы и, тряхнув головой, вскочила с кровати и начала собирать одежду.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Фары лимузина осветили конюшню, и Лиза подавила легкую дрожь. Автомобиль проехал сквозь большую каменную арку, въехал во двор гасиенды Менендесов, и Ник тихо остановил его перед большой дубовой дверью.

Лиза выбралась из машины и потянулась. Она чувствовала себя уставшей и немного нервничала. Ее последнее посещение этого дома было катастрофой. Зачем, черт возьми, она вернулась?

– А ты уверен, что нас ждут так поздно? – спросила она и обвела взглядом длинное здание перед ними. Единственный луч света шел из заднего коридора, ведущего в большую кухню в западном крыле гасиенды. – А почему через кухню? Хочешь тайно впустить меня, как вора, ночью? – пошутила она и, обернувшись, посмотрела на Ника.

Черт бы ее побрал! Она не слишком далека от истины, подумал Ник мрачно.

– А ты не воровка? – резко спросил он и тут же пожалел о своих словах, когда увидел, что веселый огонек в ее выразительных глазах вспыхнул и угас, сменившись недоверчивым недоумением. – Нет, конечно, нет. – Его губы дрогнули, как будто замечание развеселило его. Ему не хотелось, чтобы она заподозрила его намерения, не сейчас... – Если только не иметь в виду украденные сердца, – постарался он загладить ошибку и, подняв ее подбородок, молниеносно поцеловал в мягкие раскрытые губы, потом взял за руку и повел к двери. – Мама договорилась с Мануэлем, чтобы он нас ждал, поэтому мы войдем через заднюю дверь. Ты помнишь, как он любит сидеть у телевизора на кухне.

Лиза не могла освободиться от беспокойной мысли, что он не шутил, когда спросил ее, не воровка ли она. Какая нелепая мысль... нереальная ночь, нереальные мысли...

Вдруг яркий свет залил двор, и появился Мануэль. Когда он улыбнулся и произнес ее имя, Лиза была тронута, что он ее не забыл. Но в следующую минуту, когда она услышала, как Ник мимоходом попросил Мануэля отнести ее багаж к нему в комнату, ей стало ужасно неловко.

– Подожди минутку, – прошипела она, схватив Ника за рукав. Ник остановился.

– Не нужно шептать, Лиза. В этом крыле дома никто не услышит тебя, только Мануэль и Марта, которая давно легла спать.

– Не в этом дело, – пробормотала Лиза, ощущая неловкость и сердясь на саму себя. – Ты же понимаешь, что я не могу остановиться с тобою в одной комнате в доме твоей матери.

Лиза была права: если его мать хоть на секунду подумает, что он развлекается с дочерью ее подруги, она тут же заставит его жениться на Лизе.

Брак не стоял у него на повестке дня, и если он когда-нибудь решится на такой шаг, то только ради наследника. И, конечно, он не женится на девушке подобной Лизе, которой он вряд ли мог доверять. Ник сердито прищурился, и в глубине его глаз появилось суровое выражение. Он хотел Лизу Саммерс с самого первого момента, когда увидел ее в кафе. Он медленно провел взглядом по ее прекрасно сложенному телу и слегка смятому черному платью, свидетелю их страсти.

Он стиснул зубы и призвал на помощь весь свой пресловутый самоконтроль.

Самое смешное, что его мать была в эту ночь у дяди и тети в Гранаде. Она присутствовала на обеде, который они сами устраивали в честь своей золотой свадьбы, а утром в воскресенье все пойдут на службу в соборе, а потом приедут сюда и проведут ланч и большой заключительный прием вечером.

Ему не терпелось сообщить об этом Лизе, но он боялся, что она разозлится, и тогда прощай надежда продолжить то, что они начали в самолете. Подавив желание дотронуться до нее, он засунул руки в карманы брюк и приказал Мануэлю отнести вещи гостьи в Голубую комнату.

– Голубая комната. Думаю, я ее раньше не видела, – пробормотала Лиза.

– С того времени, как ты была здесь в последний раз, произошла большая реконструкция. Но могу тебя заверить, это не моя комната, так что, надеюсь, твоя честь не задета, – насмешливо протянул он.

– Да, – резко ответила Лиза, – спасибо, – и окинула его, как ей показалось, холодным взглядом.

– Торопишься забраться в постель? – шепнул он ей на ушко.

Она не потрудилась ответить. Мануэль открыл дверь, поставил внутрь чемодан Лизы и, показав ей в улыбке зубы, ушел.

Лизе не терпелось остаться одной и все обдумать. Занятия любовью, нет, сексом (как она себя поправила), ничуть не умерили жара ее жаждущего тела. Теперь она поняла, чего ей не хватало все эти годы.

– Спокойной ночи, – пробормотала она и хотела захлопнуть перед ним дверь, но не успела. Ник потянулся к ней и обнял сильными руками, навалившись губами на ее губы, и слова возмущения застряли у нее в горле, а внутри бурно росло возбуждение, затмевая разум. Его руки опустились ей на бедра и прижали ее, заставляя прочувствовать силу его желания. Она подняла руки, но Ник вдруг отступил.

– Ну, это поцелуй перед сном, – насмешливо протянул он. – Ванная слева. Увидимся позже, – и с этими словами ушел, тихо закрыв за собой дверь.

Лиза еще долго глядела на закрытую дверь, прежде чем обернулась и осмотрела комнату. Основным предметом мебели была массивная кровать с пологом из тончайшего голубого шелка и искусно вышитым покрывалом в более глубоких голубых тонах. Высокие сводчатые окна с такими же драпировками обрамляли ложе с двух сторон. Она подошла к кровати, села на край и сбросила туфли. Взглянула на противоположную стену, где стоял изящный столик с хрупким на вид золоченым стулом. Ее чемодан лежал в углу, на крышке чего-то похожего на старинный сундук. Вздохнув от усталости, Лиза встала, подошла к чемодану, открыла его и быстро повесила несколько нарядов в гардероб, а потом направилась в ванную.

Ванная комната сверкала мрамором и зеркалами. Сбросив одежду, Лиза быстро приняла душ и, выйдя из кабины, мельком взглянула на свое отражение в зеркале. На ее теле остались выразительные следы любовных действий Ника. Небольшой синяк в ложбинке на шее, ниже краснота на бледной коже, где грубая щетина его подбородка сделала отметину, когда он ласкал ее грудь.

Она почувствовала, как лишь от одного воспоминания соски напряглись.

Лиза схватила большое пушистое полотенце и завязала его в виде саронга вокруг своего стройного тела. Напоминание было слишком мучительным. Выскочив из ванной, она погасила основной свет и нырнула в кровать под роскошное покрывало при свете маленького ночника на столике.

В мозгу появилась предательская мысль, что она бы могла сейчас лежать в кровати с Ником. Лиза снова оживила в памяти каждый поцелуй и каждую ласку, которыми они обменивались в самолете, и засомневалась, что когда-нибудь снова испытает такую страсть или такое глубокое чувство.

Здравый смысл подсказывал ей, что для Ника Менендеса она была лишь временным развлечением. Но сердце говорило, что ей грозит опасность безнадежно и непоправимо влюбиться в него. Любовь, которую она испытывала к нему в юности, не шла ни в какое сравнение с ее теперешними сильными чувствами.

Она не подозревала, что желание может поражать так глубоко, и у нее возникло ужасное убеждение, что если она поддастся своим чувствам, то погубит себя. Кто она и кто Ник?! Он был всемирно известным бизнесменом и к тому же испанским грандом, а она – всего лишь девушка из его прошлого.

Она попала сюда, потому что его мать пригласила ее, правда по наущению Ника, в чем она не сомневалась. Он, конечно, любил свою мать, но был не прочь воспользоваться возможностью и заняться сексом с Лизой.

Прикрытые тяжелыми веками глаза отметили еще одну дверь в противоположной стене, ведущую, наверное, в гардеробную. Она очень устала, и ей трудно было думать, она поплотнее закуталась в покрывало и тут же заснула.

Во сне она хмурилась, стараясь освободиться от тревожных мыслей. Ее длинные ресницы затрепетали, потом она почувствовала мимолетный поцелуй, как прикосновение крылышка бабочки ко лбу, улыбнулась и спокойно, крепко заснула, не подозревая, что мужчина ее мечты смотрит на нее.

Вздохнув, Ник затянул пояс на своем коротком халате, не в силах оторвать глаз от спящей красавицы.

Он позвонил Карлу и рассказал, что Браун возвратится на Лансароте, чтобы закончить сделку, и сообщил, когда. Но он не стал говорить, что Лиза должна встретиться с Брауном. Умолчав, он солгал своему другу, чего никогда раньше не делал. Когда Карл спросил о Лизе, он заверил его, что девушка находится в Испании под его постоянным наблюдением и он лично несет за нее ответственность. Нику пришлось приложить немалые усилия, чтобы Карл успокоился.


Затем он около часа ходил по своей спальне, решив не поддаваться искушению и не открывать общую дверь, которая соединяла его комнату с гостевой спальней. Даже если каким-то чудом Лиза невиновна, он знал, что любовная связь с ней приведет к неприятностями, учитывая, что их матери закадычные подруги.

Но в этот единственный раз страсть разрушила его броню и лишила способности трезво размышлять. Эта женщина, как ведьма, сделала его слабым. Его взгляд остановился на ее нежной, полной груди, и рука невольно дернулась, но он с силой запихнул ее в карман халата.

Когда он прошел через общую дверь, то имел твердое намерение присоединиться к Лизе в постели. Но, глядя на нее и видя, как она во сне нахмурила свое красивое лицо, он наклонился, чтобы нежным поцелуем убрать с ее лба беспокойство, в надежде, что она проснется. Но Лиза снова погрузилась в сон, и он был доволен, что не сделал большего...

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Длинные ресницы Лизы затрепетали. Бледное солнце осветило комнату, и Лиза до бровей натянула покрывало. Сначала она не могла понять, где находится, потом вспомнила. Конечно же, в Испании, зимой здесь не так жарко, как на Лансароте.

О боже! Ник!

Лиза перевернулась и застонала оттого, что у нее болели самые невероятные места. Что она делала накануне? И вдруг эротические воспоминания о предыдущей ночи вытеснили из головы все другие мысли. Неужели она действительно занималась с Ником любовью в самолете? Лишь от одной этой мысли у нее поднялась температура.

Она откинула покрывало и глубоко вздохнула. Это ведь была лишь короткая связь на отдыхе, быстро напомнила она себе.

Ник очень спокойно принял ее отказ заниматься любовью в доме его матери, а теперь, когда в ней ожили воспоминания о страсти и удовольствии, она пожалела о своем вчерашнем решении.

Она была взрослой женщиной и имела право жить мгновением, если ей хочется.

Подняв над головой руки, Лиза томно потянулась, наслаждаясь новыми ощущениями сознающей свою сексуальность женщины.

– Что ж, эту картину стоило бы запечатлеть, – нарушил тишину низкий, хриплый голос.

Лиза замерла, устремив взгляд на высокого мужчину, входящего в комнату с подносом в руках... Ник. Он, очевидно, только что вышел из душа – его черные волосы были строго зачесаны назад, а необыкновенно привлекательное лицо лучилось энергией. Белый махровый халат прикрывал его от плеч до колен. При виде его, сердце у нее дрогнуло.

– Жаль, что у меня нет камеры, – пробормотал Ник, глядя на ее заспанное лицо. Ему было достаточно одного вида ее длинных, упавших на плечи светлых волос и рук над головой, ее гладких, совершенных поднятых грудей, чтобы возбудиться. Еще больше способствовал этому вид напрягшихся темных сосков.

Вдруг Лиза поняла, что ночью сбросила полотенце и была обнаженной выше талии и взгляд Ника был прикован к определенной части ее тела. Быстро схватив покрывало, она с пылающим лицом прикрыла им грудь.

– Ты бы прекрасно получилась крупным планом.

Его слова усугубили ее тайный страх: Нику нужен был от нее лишь секс, и он очень легко получил его. Она смотрела на него и глупо надеялась, что сумеет управлять им в его же игре и позволит себе утонченную любовную связь без всяких обязательств.

Что ж. Если Нику нужна опытная светская женщина, то она будет ею. Призвав на помощь все свои хорошие манеры, Лиза произнесла:

– Доброе утро, Ник.

Остановившись у края кровати, Ник нахмурил брови. В своей жизни он привык к более восторженным приветствиям женщин. Не мог понять, почему Лиза старалась казаться холодной, когда румянец на ее щеках говорил о возбуждении.

– Доброе утро. И это все? – Черные брови весело поднялись. – А я надеялся по крайней мере на поцелуй, – его темные глаза со сладострастием ласкали ее тело, – после того, что мы испытали, – заключил он вкрадчиво и, поставив поднос на стол, сел на край кровати и взял ее за руку.

Лиза вырвала руку и сосредоточила все свое внимание на подносе. На нем стояли серебряный кофейник, кувшинчик со сливками, вазочка с сахаром, две чашки, блюдца и тарелка с пирожными.

– Ты хочешь позавтракать со мной, как мило, – вежливо заметила она, но ее взгляд снова невольно устремился к глазам Ника.

– Именно так. Подумал, что ты не будешь возражать. – Он заметил, как ее изящные руки сжимают покрывало, и понял, что она нервничает. – Я подумал, что женщина с таким невероятным сексуальным аппетитом любит плотно позавтракать.

– Нет... да... конечно, – ответила, смущаясь, Лиза. Она не знала, нужно ли ей быть польщенной или негодовать. С нарастающим в груди страхом она подумала, что даже не знает, приехала ли хозяйка дома. – А как же Мануэль? А твоя мать? – Лиза покраснела от неловкости.

– Успокойся, Лиза, – усмехнулся Ник. – Мануэль и Марта всегда уходят в воскресенье утром в церковь. А что касается моей матери, то она в церкви в Гранаде и еще не скоро приедет. Ей не нужно знать, что ты пьешь со мной кофе. – И с озорной улыбкой добавил: – Совсем голая под простыней.

– Замолчи и налей кофе, – резко оборвала она его.

– Обожаю женщин, которые время от времени командуют, – протянул Ник. – Особенно в спальне.

– Да налей же мне кофе, – раздраженно повторила она. – Я могу обойтись без сексуальных намеков с самого утра.

– Жаль, – отозвался Ник, наполнил из кофейника две чашки и протянул одну ей. – Значит, утро – не твое время.

Лиза взяла свой кофе и быстро выпила, со стуком поставив чашку на поднос нетвердой рукой.

– Мое, когда получу свою дозу кофеина.

Она старалась вести себя спокойно, но это было трудно, когда Ник сидел так близко.

Ник усмехнулся, издав низкий горловой звук, и, протянув руку, откинул с ее лица спутанные волосы. Потом положил руку ей на плечи и плотно прижал к своей мускулистой груди.

– Докажи, Лиза.

– Что доказать? – Она посмотрела на него со страхом и ожиданием.

– Это. – И он накрыл ее губы своими. Ее испуганный крик замер в горле, она неистово сражалась, колотила его огромный торс своими кулачками. Она не распутная женщина... что бы ни думал Ник Менендес. Хрипло смеясь, он уложил ее на подушку и, схватив обе поднятых руки, пригвоздил их выше головы. Его длинное тело прижало ее к кровати. Он начал покрывать ее кожу страстными поцелуями.

Лизу охватило пламя. Сопротивляться больше не хотелось. Она попыталась высвободить руки, но Ник не позволил.

– Нет, моя дорогая, я не отпущу тебя. Мне не хватало тебя в моей постели этой ночью.

– Твоя мать... – Она сделала слабую попытку возразить, но у нее не хватило духу. Слова были на губах, когда он снова поцеловал ее. Ей было мало его губ, ее полный желания язык погружался в головокружительные глубины. Она убрала руки с его плеч и попыталась сбросить с него халат.

– Разве тебе не говорили, что не стоит напоминать мужчине о его матери в такие минуты? – хрипло спросил Ник, наконец оторвавшись от ее рта. Его тяжелое бедро надавило на ее стройные бедра, а рука обвила ягодицы и резко притянула ее, чтобы она почувствовала всю силу его возбуждения. – Но, возможно, ты права. Ты напомнила мне о первом удовольствии в жизни мужчины – о радости пососать грудь.

Откинувшись, он внимательно посмотрел на изумительные холмики ее грудей, бледных как магнолия, с поднявшимися темными сосками. Его руки обхватили их и прижались к ним, а большие пальцы теребили напрягшиеся жемчужинки, пока Лиза не застонала от удовольствия, и только тогда он прижал свои горячие губы к ее ноющей груди.

– Тебе это нравится, – дразнил Ник, теребя темные соски большим и указательным пальцами, одновременно горячо целуя ее плоский живот.

Он раздвинул ее длинные ноги, а когда его губы совершили самый интимный поцелуй, Лиза радостно приняла его. Напряжение все росло и росло, и она уже подумала, что сейчас умрет, как вдруг Ник погрузился в ее содрогающееся тело одним сильным движением.

– Диос! С тобой потрясающе, невероятно.

– И с тобой тоже! – выкрикнула Лиза. Удовольствие невероятным образом снова стало нарастать, когда Ник задвигался в чувственном ритме. Лиза ответила на стремительные движения примитивно бурной несдержанностью, плача и крича от удовольствия. Когда его большое тело вздрогнуло над нею, она снова испытала оргазм. Он что-то пробормотал по-испански, но она была слишком далеко, чтобы расслышать. Он доставил ей гораздо больше удовольствия, чем, как она предполагала, существует. И тем не менее, когда все наконец завершилось и их покрытые потом тела, переплетенные, лежали в изнеможении, она почувствовала, как холодные щупальца страха шевелятся в ее усталой голове. Нику стоило лишь появиться, как она падала в его объятия. Каким же образом она скроет свою беспомощную реакцию на его появление? Если верить колонкам светских новостей, Ник и так очень тщеславен в отношении женщин. Она не желала примкнуть к числу его любовниц.

– Ник, Ник. – Она толкнула его в широкие плечи. – Вставай, пожалуйста.

– Что? – Его голова со спутанными волосами оторвалась от подушки. – Я очень польщен, если ты полагаешь, что я смогу. – Он откинул ее спутанные волосы с раскрасневшегося лица. – Мне нужно еще немного времени, чтобы прийти в себя, – пошутил он с ленивой улыбкой.

Лиза перевела взгляд на окно и вскрикнула:

– Но уже середина утра.

Он прекрасно понял, что она имеет в виду. Высвободившись, Лиза отползла подальше от него и потянулась за полотенцем. Ник упал на спину и насмешливо улыбнулся ей.

– Ты уж не так невинна, чтобы полагать, что люди занимаются любовью только ночью.

Лиза посмотрела на него. С трудом сглотнув, она подумала, что он выглядит потрясающе: глянцевый загорелый торс на голубых простынях, черные волосы упали на лоб, а греховные черные глаза блестели насмешливым весельем.

– Совершенно ничего смешного, – резко заметила она. В ней начало расти раздражение. Как легко ему удалось преодолеть все ее сомнения! Один поцелуй – и она отдала ему всю себя. – А что подумают Мануэль, твоя мать? Они могут вернуться в любую минуту.

Ник подскочил, и на какую-то долю секунды Лиза увидела в его темных глазах вспышку грубой ярости, а потом его чувственные губы дрогнули в слабой улыбке.

– Лиза – сторонница приличий! И это говорит девушка, которая без всяких угрызений совести валялась с мужчиной в конюшне этого же дома, – язвительно протянул он.

Вся уверенность Лизы и все попытки выглядеть уверенной умерли. Она почувствовала, как будто он ударил ее ножом в живот, боль была такой сильной, что она даже не смогла взглянуть на него. Ник так и не изменил своего мнения о ней. И не изменит, а она по глупости думала...

Ник увидел боль в ее глазах еще до того, как она отвернулась, и тут же пожалел о своих словах. Он вспомнил, как разозлился, когда застал Лизу в объятиях того парнишки. Не глупо ли? И совершенно не похоже на него. Впервые в жизни ему стало стыдно за себя. Он восхищался женщинами и гордился своим учтивым отношением к любой из них. Не сошел ли он с ума? Нет, это все Лиза; она довела его до сумасшествия. Всякий самоконтроль покидал его, как только она оказывалась рядом.

Лиза заставила себя взглянуть на него.

– Мне было шестнадцать, и я была глупой, – резко ответила она, и на мгновение ей показалось, что он вздрогнул. – Но я повзрослела и многому научилась. – Высоко подняв голову и сверкая глазами, Лиза добавила: – А ты, видимо, нет. Ты по-прежнему высокомерный, самодовольный дьявол, каким и был всегда. Ты по-прежнему тиранишь женщин, если тебе этого хочется. – И с этими словами она спустила ноги с кровати.

Ну уж нет! Он схватил ее за талию и притянул к себе:

– Пропади все пропадом, Лиза. – Он упал спиной на кровать, увлекая за собой Лизу. – Прекрати, женщина, – зарычал он, когда ее руки стали царапать его шею. Он схватил прядь ее волос, намотал на кисть и притянул ее голову, чтобы соединить свои губы с ее губами. И держал ее, пока не почувствовал, что запал у нее прошел, и только тогда дал ей глотнуть воздуха. – Обзывай меня как хочешь, Лиза, – грубо сказал он, запечатлев поцелуй на ее шее, – но я вовсе не тиран. На самом деле мне даже нравится, когда женщины верховодят мною. Не хочешь попробовать?

Его руки обняли ее бедра, когда он опустил ее на себя.

Лиза громко выдохнула, откинув голову. Она не в силах была сопротивляться удовольствию. Она двигалась с неосознанной чувственностью. Руки Ника лежали у нее на спине и направляли ее. Ее злость негодование полностью исчезли. Спустя некоторое время Ник усмехнулся:

– Не хочу расстраивать тебя, дорогая, но уже почти полдень.

Он услышал, как Лиза с разочарованием вздохнула, и, легко поцеловав ее в распухшие губы, спустил с кровати ноги и натянул халат. Выпрямился, чтобы не поддаться искушению и снова не присоединиться к ней в кровати.

– Не беспокойся, Лиза, торопиться не надо. Ланч будет около часа, и я встречу тебя внизу. – Он заметил, как ее щечки покраснели. – И не смущайся. Ты желанный гость в этом доме, друг семьи, и я обещаю, что тебе понравится пребывание здесь.

Поцелуй и нежность в его голосе согрели душу Лизы. Ее красивые губы дрогнули в улыбке.

– Уж постарайся, а то я могу потребовать возмещения убытков.


Спустя полчаса Лиза рассматривала себя в большом зеркале. Она зачесала волосы назад и завязала их белым шелковым шарфом. Немного губной помады и увлажняющего крема для кожи – вот и вся ее косметика. Она решила надеть хлопковую белую рубашку и синие брюки, кожаный ремень подчеркивал узкую талию, а на ногах были мягкие кожаные лодочки. Она собралась раньше времени, но ей не терпелось снова увидеть Ника. Хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Николос Менендес был ее любовником, и ей хотелось закричать об этом на весь свет.

Она прошла по коридору к кухне. У Анны Менендес ланч обычно проходил очень просто, и она полагала, что ничего не изменилось. Но Мануэль повел ее в столовую, и она, к своему удивлению, увидела, что за столом были и другие гости.

Вдруг разнервничавшись, она замешкалась у двери. Снова оглядела комнату и едва не убежала, когда поняла, что Ник еще не пришел, а все гости были в очень дорогой одежде: мужчины в костюмах, а женщины в платьях от модных кутюрье.

Лиза увидела сеньору Менендес и поспешила ей навстречу. В конце концов, она находилась здесь по приглашению этой дамы. Как сказал Ник, она была другом семьи. Никому не было известно, что они любовники. Лизе всегда нравилась мать Ника, маленькая, темноволосая и очень хорошенькая женщина, похожая внешне на Одри Хэпберн. Сегодня на Анне Менендес был костюм от Шанель. Гостями были две пожилые и две молодые пары, которых Лиза никогда раньше не видела.

Она почувствовала себя раздетой и готова была убить Ника за то, что он не предупредил ее и бросил одну с незнакомыми людьми. Лиза выпрямила плечи и, собрав всю свою выдержку, произнесла:

– Привет, Анна.

– Лиза, я так рада снова видеть тебя, прошло столько времени! – На обе щеки Лизы легли поцелуи, ее окутал аромат дорогих французских духов. В последующие десять минут ее засыпали вопросами о матери и ее работе, а потом последовало еще одно приглашение. – Твоя мама приедет в конце марта на Пасху. Мы не виделись с тех пор, как она снова вышла замуж, и я с нетерпением жду ее приезда, – сообщила Анна. – Ты должна приехать с нею, и у нас получится настоящий женский отдых, походим по магазинам, посплетничаем. – И маленькая изящная ручка похлопала Лизу по плечу.

– Здорово быть здесь снова. Я расстроилась, когда услышала, что вы плохо себя чувствовали. – И, вглядевшись в лицо пожилой женщины, Лиза с удивлением заметила, что у Анны цветущий вид, а ее темные, как у сына, глаза были ясными и сверкающими.

Анна странно посмотрела на нее.

– Это Ник тебе сказал?

– Ну, не совсем. – Лиза вспомнила, что именно говорил ей Ник накануне вечером. Он прекрасно знал, что Лиза сделает вывод, будто его мать больна, и сыграл на ее сочувствии. – Он сказал, что вы немного нездоровы, но вы прекрасно выглядите.

– Ну, он, наверное, имел в виду легочную инфекцию, которая у меня была пару недель назад, но сейчас я в порядке. Ты же знаешь мужчин, они всегда преувеличивают. Вчера он оставил мне записку, сообщая, что должен присутствовать на срочной встрече с Карлом Дэлком, и улетел на самолете на Лансароте. Сомневаюсь, что это действительно было так важно, ну да бог с ним. А ты знакома с Карлом?

Лиза покачала головой.

– Нет. – Она в недоумении нахмурилась.

– Может быть, это и к лучшему. Он очень красивый и очень богатый, но что эти двое задумали, можно лишь догадываться. Я знаю, что Карл поддерживает Ника в его увлечении экстремальным спортом, хотя им обоим уже давно пора прекратить это. – Она покачала головой. – И все-таки замечательно, что ты здесь. Так ты приедешь снова со своей мамой?

Лиза улыбнулась Анне, почувствовав себя немного лучше.

– Я рада, что я здесь, – отозвалась она. – А что касается марта, то я постараюсь.

В душе Лиза сомневалась, что снова приедет сюда. Ее роман с Ником был лишь мимолетной связью, и возможно, она никогда больше не увидит Анну.

Кроме того, нее возникло множество подозрений. Она задавала себе вопрос, почему Нику было так нужно, чтобы она поехала с ним в Испанию на прием. Неужели из-за ее сексуальной притягательности, как он выразился? Вряд ли. Да и рассказ Ника матери о том, что у него срочная встреча на Лансароте с этим Карлом, казался не слишком правдоподобным. Ник провел с нею почти весь день и вечер.

– Карл занимается строительным бизнесом? – спросила Лиза Анну.

– Нет. – Анна улыбнулась и, вытянув руку, показала Лизе сверкающий бриллиантами браслет. – Карл занимается бриллиантами, но из рассказов Ника у меня сложилось впечатление, что не все...

Ник появился за спиной Лизы.

– Ах, мама. Ты поговорила с Лизой, – быстро вмешался он и не дал матери сказать то, что она хотела. – А теперь я хочу украсть ее у тебя на минутку и представить дяде Томасу.

Лиза бросила в его сторону удивленный взгляд, и в ней поднялось возмущение, когда она увидела, что он одет в прекрасно сшитый серебристо-серый костюм, белую рубашку и шелковый галстук. Он выглядел великолепно, и от его уверенной мужественности у нее захватило дух.

Шестидесятилетнюю Анну Менендес было трудно провести.

– Да, пожалуйста. – Напряжение между этими двумя было ощутимым, и, очень хорошо зная своего сына, она поняла, что он что-то задумал. – С тобой, сынок, я поговорю позже. – Две пары одинаковых темных глаз устремились друг на друга, и Ник отвел взгляд.

Увидев, как обменялись взглядами мать и сын, Лиза почувствовала, что здесь происходит что-то непонятное для нее.

– Подожди минутку, – начала она и, нахмурившись, посмотрела на Ника. – Я...

– Позже, – ровно остановил Лизу Ник, сжав ее руку. – Моему дяде не терпится познакомиться с тобой.

С ума сойти! В своей жизни он не встречал женщину, которая так быстро одевалась, а он знавал многих. Боже мой, прошел всего час, как он оставил Лизу в кровати! Ему даже не пришло в голову, что она подойдет к его матери раньше, чем он. Одному богу известно, что успела разболтать его мать. Ничего, скоро он все выяснит.

Стоя рядом с Ником, Лиза молча злилась. Его дяде не терпится познакомиться с нею? С каких это пор? Потом, прокрутив в голове свой разговор с Анной, она вдруг замерла и зло посмотрела на Ника:

– Ты... – Он не хотел, чтобы она разговаривала с его матерью, это очевидно.

– Я сказал, позже, – прорычал сквозь зубы Ник и тут же совершенно преобразился, излучая обаяние всем своим существом. – Дядя Томас, – обратился он к маленькому человечку перед ними, – я хочу представить вам Лизу; она дочь Памелы Саммерс, подруги мамы из Англии.

Потом Лизу представили жене Томаса Элен, ее брату Паоло и его жене. Она узнала, что две молодые пары были совсем не парами, а сыновьями и дочерьми Томаса и Паоло, услышала имя Марко... оно показалось ей знакомым... остальные имена она пропустила мимо.

– Мне нужно поговорить с тобой, быстро пробормотала Лиза в сторону Ника, когда, держа руку у нее на спине, он вел ее к изысканно накрытому обеденному столу. – Это семейный ланч, и я чувствую себя ужасно, мне здесь совсем не место.

Рука Ника обвила ее тонкую талию, и они оба остановились. Ник пристально посмотрел на нее черными глазами.

– Ты здесь не чужая. Я уже говорил тебе, что ты желанный гость.

– Ты мог бы предупредить меня... я не одета.

Его темная голова наклонилась к ней.

– Веди себя прилично, Лиза... нельзя портить Томасу его день.

Они сели рядом, и он немедленно опустил руку на ее бедро под скатертью.

Лиза замерла в шоке от подобной смелости и своей мгновенной реакции на то, как его длинный палец поглаживал внутреннюю часть ее бедра. Она отбросила его руку и растерянно огляделась. От смущения ей захотелось спрятаться под столом. К удивлению Лизы, ланч прошел не так плохо, как она опасалась; еда была отменной, и она бы получила удовольствие от оживленного разговора, если бы смогла выбросить из головы растущие подозрения.

Какой-то Карл Дэлк, упомянутый Анной... Лиза не понимала, когда Ник нашел время встретиться с этим Дэлком. Ник сообщил ей, что приехал прямо из аэропорта. Он, конечно бы, упомянул в разговоре срочную встречу, а они провели лишь несколько минут на стройке. Может быть, эти двое мужчин задумали какой-то опасный и незаконный трюк, как, например, прыжки с веревкой в кратер вулкана в Национальном парке?

– Еще вина, Лиза?

Лиза испуганно подняла глаза. Ей нужно поговорить с ним, нужно получить ответы на все вопросы. Но не успела она как следует все обдумать, как дядя Томас спросил ее, почему такая хорошенькая девушка еще не замужем. Этот вопрос вызвал взрывы смеха и насмешливую улыбку Ника.

– Потому что я не нашла мужчину, который мне подходит, – ответила она с улыбкой.. – А вы, Томас, к сожалению, заняты. – Она попыталась переключиться на общий разговор.

Вино лилось рекою, и когда пожилые люди начали вспоминать о далеком прошлом, задолго до того, как на свет появились остальные, Анна предложила Нику повести Лизу и остальную молодежь на свежий воздух.


Ник стоял, положив руку на поводья великолепного вороного жеребца, и улыбался с очевидной гордостью собственника, поглаживая его лоснящуюся гладкую шею.

И мужчина, и животное великолепны, признала Лиза. Оба прекрасные мужские особи. Ник был похож на античного бога, повелевающего животным.

Лиза посмотрела вокруг, и через какую-то долю секунды ее лицо побелело, когда она поняла, где находится. В том самом стойле, которое никогда не хотела больше видеть.

Лиза в ужасе подняла глаза как раз в тот момент, когда Ник посмотрел в ее сторону. Их глаза встретились, и яркая улыбка сошла с его худого, волевого лица. Лиза повернулась и бросилась вон из конюшни. На мгновение прислонилась к стене и несколько раз глубоко вдохнула, ненавидя себя за то, что потеряла голову на глазах у всех. Хватит! Выпрямившись, она направилась по мощеному двору к дому. К черту Ника и его лошадей, она сыта всем этим по горло.

Ник протянул поводья Марко.

– Вы тут пока осмотритесь, а мне нужно кое-что проверить, – небрежно сказал он и устремился за Лизой.

Лиза не прошла и десятка метров, как сильная рука обвилась вокруг ее талии.

– И куда ты, по-твоему, идешь? – грубо спросил он.

– Куда-нибудь подальше от тебя, – с вызовом выкрикнула она в ответ. Сильной рукой Ник развернул ее и, не говоря ни слова, повел к дому. – Отпусти меня, ты, животное, – закричала Лиза, пытаясь вырваться.

– Нет. – Его темные, абсолютно ничего не выражающие глаза на мгновение остановились на ее залитом краской лице. – Знаю, что это было бесчувственно с моей стороны, но побереги упреки, пока мы не вернемся в дом, – резко посоветовал он.

– С какой стати? – Лиза злилась на себя за бесхарактерность.

Черная бровь насмешливо полезла вверх.

– Разве ты забыла, что это праздник? Хотя у меня в голове не укладывается, как мужчина может вынести одну женщину в течение пятидесяти лет, – цинично съязвил он.

Поддавшись порыву, Ник поднял ее и пронес, к очевидному удивлению Мануэля и прислуги, через кухню. Не останавливаясь, он дошел до ее комнаты и бросил ее на кровать.

– Хорошо, Лиза, давай приступим, – резко потребовал он.

В какую-то секунду Лиза ошеломленно подумала, что он имеет в виду секс. Лицо ее побледнело, щеки быстро покрылись румянцем.

– Как, ты...

– Подумать только, ты способна думать лишь о сексе... – с издевкой протянул он, и понимающий огонек в его бездонных карих глазах сообщил ей, что он прочел ее мысли.

– Неудивительно в обществе Испанского жеребца, – парировала она.

– Ах, Лиза, – он снисходительно посмотрел на нее, – не надо верить всему, что читаешь в светской хронике. – Он самодовольно усмехнулся. – Правда, сегодня утром я не слышал, чтобы ты жаловалась, совсем наоборот.

– Рада, что ты находишь это забавным. – Она уперлась пальцами в его грудь. – Ты, похотливый ублю... – Железные тиски схватили ее кисть, и оскорбления застряли в горле.

– Со мной никто так не разговаривает. – Ник стиснул зубы и устремил сверкающие черные глаза на ее сердитое лицо. – Особенно женщины твоего сорта, – холодно добавил он.

– Моего сорта? – повторила Лиза. Вместо злости ее вдруг охватил леденящий холод.

– Ты понимаешь, что я хочу сказать. Я не первый твой любовник и, конечно, не последний, хотя, если судить по бурной реакции, твои бывшие любовники были довольно неудачными. Тебе так же хотелось этого, как и мне, с самого первого момента нашей встречи. Почему же надо так возмутительно вести себя сейчас? – спросил он с жестокостью, на которую, как она думала, он не был способен. – Только потому, что ты оказалась в конюшне, напомнившей об опрометчивом поступке в прошлом?

– Гадко так говорить... но чего еще можно ожидать от человека с твоей моралью. – И она с яростью взглянула в лицо Ника пылающими голубыми глазами. – Но речь идет не о сексе, – сообщила она, стараясь взять себя в руки, – здесь происходит что-то, чего я не понимаю. Кто такой Карл Дэлк? Твоя мама думала, что этот Карл приедет с тобою. Кроме того, вчера ты дал мне понять, что твоя мать больна, а сегодня она сказала, что никогда не чувствовала себя лучше. Нечего дурачить меня, Ник.

Ник выслушал ее обвинения с высокомерной беспристрастностью. Он знал, что придется все объяснить, но не думал, что так скоро. То, что Лиза упомянула Карла, сильно настораживало.

– Осторожнее, Лиза, у тебя начинается паранойя, – попытался он обратить все в шутку, но она в ответ на его попытку пошутить изящно подняла бровь. Она была умной женщиной, и ей нужны были ответы, и Ник понимал, что шутками от нее не отделаться.

– Просто ответь на вопрос.

– Карл Дэлк – мой старый друг, и, вопреки всем твоим предположениям, я действительно разговаривал с ним вчера вечером после того, как оставил тебя в гостинице.

– Вот как. – Лиза подумала, что это может быть правдой, и смутилась.

– Боже мой, Лиза, ты так прекрасна и так недоверчива. Что касается мамы, я сказал тебе, что она нездорова, – он пожал плечами, – а ты сделала свой собственный вывод.

– А ты помог мне в этом! – воскликнула Лиза, поражаясь откровенной наглости этого мужчины. – Ты протащил меня тысячу миль, чтобы сп... в Испанию привезти... – Она замолчала, чуть не сказав, чтобы спать со мною, и внимательно посмотрела на его лицо, стараясь разглядеть признаки вины... Ничего этого не было. – Почему?

– Во-первых, я не помню, чтобы применялась сила. Ты приняла приглашение моей матери до того, как я сказал тебе, что она нездорова. Я только укрепил твое решение, когда, подобно любой женщине, ты хотела передумать, – вкрадчиво возразил Ник, и его сильные руки легли ей на плечи. – Почему? Да потому что я хотел тебя, все так просто. – Он опустил голову и легко прикоснулся губами.

– Нет, – простонала Лиза, но не смогла притушить вспышки знакомого тепла в своем предательском теле. Ник подавил стон сдерживаемого желания и закончил поцелуй.

Ее голова была запрокинута назад, глаза закрыты, а щеки пылали румянцем. Он не мог устоять и покрыл поцелуями изящную шею, услышал ее тихий стон и так же остро почувствовал волны ее желания, как он чувствовал движения на фондовой бирже.

Когда он наконец поднял голову, то увидел ее открытые глаза и в их глубине вспышку разочарования, которое она не могла скрыть. В его улыбке сквозило торжество. Он все еще контролировал себя.

– Будь честной, Лиза, ты же знаешь, что нашему взаимному желанию невозможно противостоять.

Это было правдой. Но когда одна его рука лежала у нее на талии, а другая теребила ей волосы, она подумала, что он мог бы назвать черное белым и она бы поверила ему. Излучаемая им сексуальность была той силой, которая обволакивала ее, заставляя забыть обо всем.

– Ты мог бы просто попросить меня.

– И ты согласилась бы сорваться в другую страну со мной на прием? Просто вот так? – подытожил Ник, насмешливо подняв черную бровь. – Не забудь, я помню, какой ты была, Лиза, и мне совсем не хотелось получить пощечину за свою дерзость.

– Ты невозможен, – заявила Лиза, и ее губы растянулись в насмешливой улыбке. – Не перестаю удивляться твоему наглому самомнению. – Но мягкое выражение лица убрало раздражение из ее слов.

Ник нежно прикоснулся к ее губам:

– Другим я бы не нравился тебе. – Он произнес эти слова около ее губ, а потом остановил ее вздох возмущения, обольстительно завладев языком.

Позже она, возможно, пожалеет об этом, но теперь, когда сердце колотилось и знакомая боль желания пронизывала тело, ее руки вцепились в его плечи...

Ник оторвал от нее губы, и в его дьявольских глазах появилась черная страсть.

– Я бы продолжил, – пробормотал он, – но думаю, что и так уже достаточно скомпрометировал тебя. Если опоздаем на прием, дадим еще больше пищи для разговоров.

– Ты прав, – вздохнув, согласилась Лиза.

– Я всегда прав, – заявил с вызовом Ник и снова поцеловал ее. – И, опережая твой вопрос, сообщаю, что вернусь сопровождать тебя в семь часов.

– Мне нужно найти подходящий наряд, – напомнила Лиза.

– Уж постарайся. Хотя я предпочитаю, чтобы на тебе не было одежды. – И ушел.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Стоя под успокаивающей струей душа, Лиза постаралась обдумать прошедшие два дня. Вчера утром она проснулась в гостинице в Лансароте и собиралась в последующие две недели ходить с боссом на семинары. В настоящий момент она была в Испании, проведя несколько безумных, полных фантастической страсти часов с Ником Менендесом, и, если она потеряет осторожность, ей грозит перспектива снова влюбиться в него.

Выключив душ, Лиза обернулась банным полотенцем и зашлепала в спальню. Через десять минут она сидела перед зеркалом туалетного столика и сушила волосы. На ее губах играла мечтательная улыбка, она снова вспомнила каждый миг, каждое прикосновение, каждое слово...

И вдруг поняла, что ее беспокоит со вчерашнего дня. Ник постоянно интересовался ее работой. Она сообщила ему, что работает в «Стаббс энд Компани» и приехала на Лансароте со своим боссом на конференцию. Но она была уверена, что ни разу не назвала Генри Брауна по имени.

Однако за обедом Ник сказал, что Генри Браун не слишком щепетилен в своих любовных делах, и он знал, что Браун женат.

Кроме того, как Ник узнал, что она остановилась в одном номере со своим боссом? Было странно, что Ник, управляющий международной корпорацией, так много знает о такой маленькой компании, как «Стаббс энд Компани», и хотел узнать еще больше. Богатое воображение Лизы нарисовало ей картину международного шпионажа.

Она надела платье, которое привезла для торжественного закрытия семинара, уложила свои роскошные белокурые волосы в высокую строгую прическу, аккуратно наложила тени и тушь, выделила губы темно-розовым блеском и, взглянув в большое зеркало, осталась довольна своим холодным и уверенным видом. Но внутри никакого спокойствия не было: Лиза не могла избавиться от подозрений.

Вздохнув, она сунула ноги в открытые туфли на высоких шпильках в тон ее декольтированному вечернему серебристому платью. Может быть, Ник прав и у нее мания преследования?

– Сегодня я все узнаю, – сказала себе Лиза. Ей нужны прямые ответы на прямые вопросы. Если их не будет, она завтра же уедет.

Дверь широко распахнулась, и в комнату вошел Ник.

– Мадре Диос, Лиза. – Он остановился, и взгляд его темных глаз охватил ее всю, начав с холодной красоты ее лица, потом спустился ниже, где вечернее платье открывало взору нежную грудь. – Ты выглядишь потрясающе. – Она была похожа на скандинавскую богиню, и он ощутил совершенно необъяснимую боль в груди.

– А ты когда-нибудь слышал, что надо стучаться? – Лиза улыбнулась, но отступила, когда он подошел к ней и в глазах у него появился знакомый блеск.

– Мы уже прошли эту стадию. – Ник многозначительно посмотрел на кровать.

– Ты – может быть, но не я, – твердо заявила Лиза.

– Я чего-то недопонял? – сухо поинтересовался Ник и, схватив ее за руку, прижал к своей груди. – Я думал, мы уже отошли от игр, но если ты настаиваешь на формальностях... – Он наклонил голову и поцеловал ей руку. Лиза сжала пальцы, борясь с дрожью, поднимающейся по руке, а когда он поднял голову, она увидела желание в глубине его темных глаз.

– Не формальности, – твердо возразила она, – а хорошие манеры никогда не лишни. Вчера вечером я сказала тебе, что не буду спать с тобой, когда твоя мама в доме, и мое решение не изменилось. – С какой стати она читала лекцию Нику Менендесу о хороших манерах? – На этот раз я прощаю тебя, Ник. – Она решила поддразнить его. – Ну, так где же будет проходить прием?

– Я знаю, где я хотел бы, чтобы он проходил, – насмешливо протянул Ник, еще раз взглянув на кровать, – но, кажется, выбирать не приходится. И, сжав ей руку, добавил: – Как бы то ни было, долг зовет. Но хочу предупредить, что в полночь мы поедем покататься, поскольку это единственный способ побыть с тобой наедине. – Два часа тому назад, когда он уходил, Лиза жаждала и желала, но что-то изменилось, и он не знал, какого черта она вдруг стала так холодна. – Пошли, – решительно сказал Ник, – мы опаздываем, – и, по-прежнему держа ее руку в своей, потащил из спальни. Ник только что провел неприятные полчаса со своей матерью, которая отчитала его за свободные отношения с женщинами.

Его мать заявила, что он использует женщин для своего собственного удовольствия, без всякой мысли об обязательствах. Но если он собирается так же отнестись к очаровательной Лизе, то пусть забудет об этом.

Анна был его матерью, и он сдержался, правда с большим трудом. Она была уверена, что причина, по которой Лиза не приезжала все это время, заключена в Нике, который приставал к ней и напугал.

Он чуть не забылся тогда и не сказал матери правды.

Сильнее сжав руку Лизы, он торопливо повел ее по длинным коридорам к большой гостиной. Суровыми темными глазами взглянул на ее тонкий профиль: он старался спасти эту женщину от почти неизбежного ареста, но если послушать его мать, то он недалеко ушел от секс-маньяка. Пропади все пропадом! Он был слишком опытным, чтобы попадаться на обычные женские хитрости, а спасение девиц из беды закончилось еще в прошлом веке с наступлением феминизма. Так почему ради Лизы он изменил своим правилам? Ответа у Ника не было. Но он обнаружил, что быть рыцарем без страха и упрека совсем нелегко, особенно когда его мысли почти все время находились ниже пояса.

Лиза тихо кипела:

– Подожди минутку, Ник. – Он тащил ее по дому, не давая перевести дыхание, и сейчас они находились у входа в огромную гостиную. – Пока мы не вошли. – Лиза остановилась, и его черные глаза нетерпеливо посмотрели на нее. – Я хочу знать, откуда ты узнал, что моего босса зовут Генри Браун. Я не говорила тебе этого, но ты назвал его по имени за обедом вчера вечером. И откуда ты узнал, что я остановилась с ним в одном номере?

Итак, она все-таки заметила единственную сделанную им ошибку. Ник не удивился – Лиза была умной девушкой.

– Ты очень низкого мнения о своей собственной привлекательности, если продолжаешь подозревать в моих действиях тайные мотивы, – резко заметил он. – И у тебя очень богатое воображение; ты, наверное, вообразила что-то вроде промышленного шпионажа, а? – И, сжав ей кисть, он продолжил: – Обычно я не объясняю женщинам своих действий, но для тебя сделаю исключение. Все очень просто: когда вчера вечером я приехал в твою гостиницу, то спросил о тебе в справочной. Девушка там оказалась очень разговорчивой. Она сообщила мне, что ты остановилась в номере с каким-то Генри Брауном.

Его замечание по поводу ее привлекательности задело Лизу за живое, но это не помешало подвергнуть сомнению его ответ. Разве дежурная должна давать такую информацию? Лиза так не думала. Но потом вспомнила, как увидела в холле гостиницы Ника, который оживленно болтал с дежурной, и ей пришлось признать, что ответ вполне правдоподобный.

– Отпусти. Мне больно, – резко произнесла она.

– Конечно. – Он отпустил ее руку. – Не годится, чтобы все видели, как мы держимся за руки, хоть ты друг семьи и все такое, – съязвил он.

– Сеньор, – рядом с Ником появился Мануэль и что-то тихо сказал по-испански.

Ник шлепнул Лизу пониже спины:

– Иди, мне нужно поговорить по телефону.

Ник исчез за дверьми кабинета, Лиза с минуту постояла, глядя на закрытую дверь. Промышленный шпионаж был преувеличением, но она была убеждена, что Ник проявил к ней интерес не только из-за ее тела.

Лиза с неохотой перестала строить догадки о Нике и вошла в большую гостиную. Прием уже начался, на нем присутствовало более сотни гостей.

В одном конце была устроена маленькая танцплощадка, и трио играло латиноамериканскую музыку. Лиза посмотрела вокруг, но знакомых лиц не увидела.

Заметив официанта с подносом, она взяла бокал шампанского и сделала большой глоток, тихо ругая Ника за то, что он бросил ее. Он выдавал ее за друга семьи, и она должна им быть. Изворотливость была не в ее характере, в отличие от Ника. Он отбросил ее вопрос, как помеху, и она с грустью поняла, это ее чувства нисколько не взволновали его. Ему на самом деле было все равно. Лиза не переносила обмана и понимала, учитывая суровый урок, полученный девять лет назад, что одного секса ей будет недостаточно. Во взаимоотношениях должны быть уважение и доверие, не говоря уж о любви. Лучше задушить связь в зародыше сейчас, пока Ник не разбил ей сердце. Решение принято – она уедет утром. Оставалось только прожить ночь.


Ник с растущим страхом слушал, как Карл сообщал ему последние новости.

Дело приняло плохой оборот. Двое мужчин избили помощницу Даидоласа в магазине – возможно, это были моряки, которых разыскивала полиция. Они хотели знать, где Даидолас: он должен был отдать им деньги или они заберут алмазы. Напуганная помощница призналась, что девушка-англичанка привезла посылку, но она ничего не знала ни о ней, ни о том, где ее босс. Полиция навела справки и наведалась в гостиницу Лизы. Кто-то также позвонил туда и попросил позвать личную помощницу мистера Брауна, но разговорчивая девушка за конторкой, возможно та самая, с которой накануне вечером флиртовал Ник, сообщила, что Лиза уехала с сеньором Менендесом и что за багажом Лизы прислали несколько часов спустя.

Сделав несколько телефонных звонков, Ник вышел из кабинета с суровым выражением на лице. Он организовал круглосуточную охрану в поместье при помощи своих людей и местной полиции. Но этого мало. На приеме было свыше сотни гостей, и кто угодно мог проскочить в имение в сутолоке прибывающих. Нужно было увезти Лизу как можно скорее.

Лиза поставила пустой бокал на подоконник и оглядела толпу людей. Ника нигде не было. К счастью, в этот момент рядом с нею появился Марко, сын Томаса.

– Прекрасная Лиза одна. Потанцуете со мной? – с улыбкой спросил он.

Она с облегчением увидела знакомое лицо. Марко был молодым человеком лет двадцати пяти, очень привлекательным и знающим себе цену. У нее было подозрение, что он любит пофлиртовать, и это ее устраивало.

– Да, спасибо, Марко.

Когда он положил руку ей на талию и повел сквозь толпу к танцевальной площадке, она не почувствовала того напряжения, которое вызывало в ней прикосновение Ника.

– Вы, наверное, не помните меня?

– А могла бы? – Лиза усмехнулась: он был красивым молодым человеком.

– Я один раз приезжал сюда во время ваших каникул. Мне было двенадцать, а вам шестнадцать, и я очень сильно запал на вас, а вы смотрели только на одного из грумов.

– Не может быть. – Лиза все обратила в шутку. – Неужели это было так заметно?

– Наверное, только мне. – Марко усмехнулся и закружил ее.

Марко прекрасно танцевал, да и Лиза была отличной партнершей.

Когда прошло около часа и Лиза закончила танцевать с одним из друзей Марко, она наскочила на твердое мужское тело. Сильная рука обхватила ее за талию и оттянула на несколько шагов назад.

– Веселишься, Лиза? – насмешливо протянул Ник ей на ухо. – Вижу, ты доставляешь удовольствие молодым людям.

Повернувшись у него в руках, она одарила его сверкающей улыбкой.

– А что ты думал, Ник? Что я буду стоять и подпирать стенку в ожидании твоего возвращения? – воскликнула Лиза, с презрением растягивая слова. – Ну, извини, парень, это ведь вечеринка, и я хочу повеселиться.

– Да, я это вижу. – Его губы скривились в ухмылке. – Последний парнишка, с которым ты танцевала, так близко притянул тебя, как будто занимался с тобой сексом. Но меня это не удивляет – ты же сочла приемлемым остановиться в одном номере с Генри Брауном.

Музыка замолкла, и последнее предложение на фоне приглушенных разговоров прозвучало как выстрел. Лиза с горечью улыбнулась Нику и, резко развернувшись, стала протискиваться сквозь толпу людей, еле сдерживая слезы. Ей необходимо уйти отсюда. Сейчас...

– Подожди, Лиза. – Большая мужская рука схватила ее за плечо и повернула. – Извини, я...

Но она с усилием высвободилась из его тисков. А потом вдруг невероятно разозлилась.

– Зачем? Чтобы ты снова оскорблял меня? Ты двуличный хам, ты берешь, что тебе нужно и когда нужно, а на остальных тебе наплевать.

В нее впились полные ярости черные глаза, и Лиза вздрогнула, во рту пересохло. Она слишком далеко зашла...

Его высокие скулы залил темный румянец.

– Ты закончила? – процедил Ник сквозь зубы. – Пытаешься пристыдить меня перед всей моей семьей?

Собрав оставшуюся силу воли, Лиза изобразила на лице улыбку и, театрально хлопая длинными ресницами, заявила:

– Потерпи чуть-чуть... дорогой, – а потом медленно провела рукой по его руке: – Утром я уберусь отсюда.

– Рассчитываю на это. – Он обнял ее за талию и близко притянул к себе и, опустив голову так, чтобы только она могла услышать, добавил: – Я сам вывезу тебя из поместья. – У него был лыжный домик в горах над Гранадой. Это место прекрасно подходило, там она будет в безопасности. – Я даже помогу тебе упаковать вещи. Но сначала ты потанцуешь со мной и постараешься вести себя, как подобает леди. Понятно?

Лиза наклонила голову.

– Вполне.

Лиза с силой закусила нижнюю губку, чтобы унять внезапную дрожь. Он вполне ясно выразил свои намерения. В глубине души она не ожидала, что Ник так обрадуется ее отъезду. Его одолела страсть вчера вечером и сегодня утром, но, очевидно, он быстро охладел.

Лиза держалась холодно, пока они не дошли до танцевальной площадки. Но зазвучала медленная музыка, и через несколько секунд Лиза сдалась и растаяла в мощном тепле объятий Ника. Они так хорошо подходили друг другу. Когда он медленно кружил ее, сильное бедро проскользнуло между ее ног, и Лиза, к своему ужасу, ощутила всю силу его возбуждения. Ник увидел смятение в ее глазах, и на мгновение она вновь показалась ему юной и неопытной.

– Думаю, мы уже натанцевались. – Он ослабил объятия. – Пора выполнять свои обязанности хозяина дома и немного пообщаться с людьми.

Лиза ничего не сказала, когда Ник сжал ей локоть и повел сквозь толпу, останавливаясь то там, то здесь, чтобы поболтать со знакомыми. Ей следовало быть довольной, а вместо этого в ней росло смятение. Оно утихло, когда они остановились поговорить с Анной Менендес.

– Чудесный праздник, – вежливо заметила Лиза.

– Рада, что тебе весело, Лиза, но не уделяй так много времени моему сынку. Сегодня здесь много очень симпатичных холостяков, и завтра мы сможем хорошо посплетничать.

– Мне жаль разочаровывать тебя, мама, – перебил Ник. – Лиза должна завтра уехать: ей нужно обязательно присутствовать на конференции. Верно, Лиза? – мягко спросил он.

Лиза сделала глубокий вдох, потом медленно выдохнула. Взглянула на Ника. Ему хотелось поскорее избавиться от нее. Выдавив улыбку, Лиза посмотрела на Анну:

– Да, Ник прав. Мне жаль, Анна, но я должна уехать. – Ей захотелось хоть раз поколебать железную выдержку Ника, и она добавила: – Я обещала Генри... – и замолчала, взглянув на Ника, – я хочу сказать, своему боссу... – ее улыбка была воплощением уверенной чувственности, – что вернусь к нему вовремя. – Она увидела, как прищурились его темные глаза, но ей было все равно.

– Кто куда едет? – раздался вдруг хрипловатый голос.

– София, дорогая! – Восторженное приветствие Ника свело на нет показную уверенность Лизы. Бывшая невеста Ника взяла его под руку и подняла к нему для поцелуя лицо. Что Ник с удовольствием и сделал. – Ты помнишь Софию, Лиза? – Он пригвоздил Лизу суровым вызывающим взглядом. Ее пронзила ревность, но ей удалось выдавить улыбку другой женщине.

– Конечно. Здравствуй, София.

– Привет. Не думала, что снова увижу тебя. – София бросила в ее сторону равнодушный взгляд, а потом что-то прошептала Нику на ухо. Ник откинул назад надменную голову и громко рассмеялся.

Очевидно, Ник по-прежнему был в очень близких отношениях со своей бывшей невестой.

– Извините, – сказала Лиза Анне и повернулась на каблуках. Через несколько минут ее поглотила толпа, и когда она наткнулась на Марко, то была рада его заигрываниям. Когда ансамбль заиграл медленную музыку и она задвигалась в объятиях Марко, то увидела Ника, танцующего с Софией. Они просто склеились, качаясь в такт музыке.

Перехватив ее взгляд, Марко заметил:

– Я видел, как ты раньше танцевала с Ником, и подумал, что вы влюблены друг в друга.

– О господи, нет. – Лиза изобразила яркую улыбку на лице. – Мы старые друзья, и ничего больше.

– Ну, мне надо было догадаться. Когда появилась София, а Ник пригласил на танец тебя, он, наверное, хотел, чтобы она заревновала.

Лиза заглянула в юное лицо Марко.

– А зачем это Нику? – спросила она, холодея. – Я думала, они расстались несколько лет назад.

– Сообщу тебе один секрет, который Анна доверила моей матери, а она мне. Ник не такой уж распутник, как кажется. По-видимому, он все еще тоскует по Софии. Она оставила его, когда закончила университет и получила работу переводчика в Европейском Союзе в Брюсселе. Думаю, ей нравилось быть богатой невестой, пока она была бедной студенткой в Мадриде.

– Ты так думаешь? – только и смогла прошептать Лиза.

– Да, она по-настоящему увлечена работой. После того как несколько лет назад умер отец Ника, никто не видел ее на семейных сборищах. Но вот она здесь. – Музыка закончилась, Марко отвел Лизу в сторону, посмотрел поверх ее плеча и усмехнулся. – Мне кажется, они даже не заметили, что музыка прекратилась, и София прильнула к нему как кожа. Похоже, что Ник и сам увлекся. Следующим большим торжеством здесь могла бы быть свадьба. Эти двое хорошо ладят друг с другом.

Лиза медленно обернулась и посмотрела на танцевальную площадку. Действительно, Ник стоял, обнимая Софию, а она улыбалась, глядя ему в лицо так, как будто он был единственным мужчиной на свете.

Лиза извинилась и вышла в комнату отдыха, стараясь подавить слезы. В ее израненном сердце бушевали боль и ярость. Теперь все вдруг стало абсолютно ясно. Ее подозрения были полностью обоснованными. Ник случайно увидел Лизу, и, когда позвонила его мать и напомнила, что он должен быть на приеме, он, вероятно, понял, что снова увидит Софию. И нашел идеальный способ возбудить ревность в своей возлюбленной, а также ухватить немного секса. Все было очень просто.

Стараясь скрыться от Ника и Софии, Лиза наконец нашла Анну, Томаса и его жену и пожелала всем спокойной ночи. Анна обняла ее и поцеловала.

– Я не смогу увидеть тебя утром, Лиза: мои старые кости не дают мне быстро вылезти из кровати. Но, пожалуйста, постарайся приехать со своей мамой в марте.

В улыбке Анны читалось искреннее расположение, и Лизе еще больше захотелось расплакаться. Но она держала себя в руках, пока шла по ярко освещенной гасиенде. Слабо улыбнулась Мануэлю, когда проходила мимо кухни, и несколько минут спустя тщательно заперла за собой дверь спальни.

Сбросив туфли, она бросилась на кровать и только тогда дала волю слезам. Как она могла быть такой доверчивой? Поверить, что для Ника она что-то значит? Она была нужна ему только для одного: возбудить ревность в Софии.

Лиза перевернулась и зарыла голову в подушку, ее стройное тело сотрясалось от рыданий. Не зря ее все время мучили подозрения. Он по-прежнему считал ее доступной, не задумываясь использовал свой шанс.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Часы в холле пробили шесть, и Лиза, решила, что теперь пытаться заснуть бесполезно. В восемь она была готова к отъезду: длинные волосы разделены на две аккуратные косы; джинсы, красная рубашка и джинсовая куртка – она была одета для дороги.

В последний раз оглядев спальню, Лиза отперла дверь и вышла с чемоданом в руке. Не совладав с искушением, посмотрела в открытую дверь спальни Ника. Кровать не смята. Почувствовав острую боль в сердце, Лиза на мгновение закрыла глаза.

Ей очень хотелось поскорее уехать. Сесть на первый же самолет на Лансароте; по крайней мере, там она немного побудет одна и сможет спокойно зализать свои раны. И не важно, если придется просидеть в аэропорту целый день: все лучше, чем оставаться здесь. Ник ее использовал, и она презирала этого мужчину...

С этой мыслью Лиза прошла в кухню и с шумом поставила чемодан на пол. Выпрямившись, увидела, как Мануэль ставит на поднос чашку с кофейником.

– Сеньорита Лиза, я как раз собирался отнести вам кофе.

– Спасибо, Мануэль, но я должна как можно скорее уехать. Вызови мне, пожалуйста, такси до аэропорта. – Она положила солидную порцию сахара в свою чашку.

– Да, да, конечно. – Он двинулся к телефону. – Говорите, в аэропорт? – нахмурившись, посмотрел на нее. – Вы уверены?

– Да, Мануэль.

– Нет, Мануэль, – скомандовал низкий голос, – такси не потребуется. Я сам отвезу Лизу в Малагу.

Лиза замерла, внутри кипели злость и досада вместе с ощущением пустоты, которое не имело ничего общего с голодом. Вот чего стоит заявление Ника, что она – желанный гость, с горечью подумала она. Он спешил избавиться от нее, возможно опасаясь, что она расскажет Софии, каким он был замечательным любовником.

Лиза медленно допила свой кофе. Аккуратно поставив чашку на столик, она обернулась.

– Доброе утро, Ник; очень мило с твоей стороны, – с намеренной веселостью приветствовала его она. – Но я предпочитаю такси.

Он стоял посредине комнаты, его великолепное тело было облачено в черные джинсы и белый кашемировый свитер, ноги слегка расставлены, а большие пальцы засунуты в карманы брюк. В его строгих, смотревших на нее темных глазах не было и намека на ласку, лишь искры раздражения.

– Глупости.

– Я думаю лишь о тебе, Ник. И не собираюсь дальше причинять тебе неудобства, – с иронией произнесла Лиза. Она вскинула подбородок и встретила его холодный взгляд неподвижными глазами, одновременно думая, как бы ей хотелось изо всех сил ударить этого вероломного дьявола. Невозмутимо добавила: – Уверена, у тебя есть более важные дела. – София, например.

– Но я настаиваю, Лиза. Я привез тебя сюда, и приличия требуют, чтобы я помог тебе уехать. Ты ведь высоко ставишь приличия.

Холодная рука сжала ей сердце. Высокомерие на его лице говорило яснее слов, что все кончено. Только гордость заставила ее шагнуть вперед.

– В таком случае не возражаю, если вы возьмете мой багаж, – предложила она и взмахом руки указала на свой чемодан. – Я тороплюсь.

– Но, конечно, не так сильно, чтобы пропустить завтрак. Во сколько вылет?

Лиза машинально заметила, что предложения воспользоваться личным самолетом не последовало.

– Не имею ни малейшего представления, – беззаботно сообщила она. – Я собираюсь купить билет в аэропорту. Чем быстрее я вернусь на Лансароте, тем лучше.

– Ну, если ты так уверена, не буду уговаривать тебя... – протянул он.

Пять минут спустя, сидя в «лендровере», Лиза взглянула на Ника. Он насвистывал! Насвистывал беззаботную мелодию, как будто вообще ни о чем не беспокоился. А с другой стороны, почему он должен? Возможно, он вспоминал прошедшую ночь в постели Софии.

Гнев и возмущение уступили место щемящей боли, когда в голове Лизы возник образ обнаженного Ника с Софией. Он трогал другую женщину, целовал, как целовал ее... Отвернувшись, она стала смотреть на проносящийся мимо сельский пейзаж, но ничего не видела.

Какой же она была идиоткой, воображая, что Ник привязался к ней! Ему нужен был только роман на одну ночь...

Ник унизил ее, когда ей было шестнадцать, и она была такой дурой, что позволила ему снова сделать ей больно почти десять лет спустя. Неужели она так ничему и не научится?

Лиза покачала головой и перевела взгляд на Ника. Его красивые черты были будто высечены из камня, он полностью сосредоточил внимание на дороге и гнал «лендровер» на скорости выше предельной. Она выполнила свою задачу – вызвала ревность в Софии и предоставила случайный секс на стороне.

Взгляд Лизы с горечью скользнул по его руке, худой и сильной, лежащей на ручке переключателя скоростей, и вдруг ей пришло в голову, что она это уже видела.

Глаза затуманились от слез, она торопливо отвернулась и снова стала смотреть в окно. Лиза была душевно измучена, физически устала, но понимала, что надо держать себя в руках, пока они не доехали до Малаги.

Когда дорога стала подниматься в горы, Ник искоса посмотрел на спящую Лизу; ее голова упала на его руку, а золотой жгут волос был у него на груди. О господи, на вид ей было лет пятнадцать. И эта девчушка перевернула его жизнь!

Его взаимоотношения с женщинами имели успех, потому что он был щедрым, устанавливал правила с самого начала и никогда сильно не увлекался. Никогда не действовал импульсивно...

Ник ошеломленно покачал темной головой. Он нарушил все свои правила из-за Лизы.

– Диос! Неужели я все-таки лишился рассудка?

Лиза была такой изящной, такой невинной во сне. Он устремил взгляд на ее прекрасное лицо, нежно раскрытые губы и словно вернулся в прошлое.

Она выглядела, как тогда в пятнадцать, когда они взяли лошадей и отправились на пикник. Лизу сбросила лошадь, и на мгновение он с ужасом подумал, что она мертва. Тот же самый страх Ник испытал снова, когда Карл сообщил ему, что двое головорезов разыскивают Лизу.

Он ловко провел внедорожник по серпантину и остановился перед бревенчатым домиком. Откинулся в кресле и взглянул на опущенную золотистую головку.

Она проснется в любую секунду и наверняка ужасно разозлится. Эта мысль странным образом возбуждала, но во взрослой Лизе его возбуждало все.

Ник взглянул на живописное шале, расположенное на маленькой поляне среди величественных, покрытых снегом гор, и снова на спящую женщину. Голова Лизы лежала у него на плече, а рука – на его бедре, и единственным звуком в тишине было их дыхание.

Лиза медленно открыла глаза, сонно посмотрела сквозь густые ресницы и щеки у нее зарделись ярким румянцем. О господи! Она уснула, прислонившись к Нику. Подскочив на сиденье и стараясь не смотреть на него, она выпалила:

– Ну, наконец приехали.

– Рад, что тебе нравится. – Ник отстегнул ремень безопасности, запихнул в карман ключи от машины и выпрыгнул на землю. Без ключей она точно отсюда не уедет.

Лиза отстегнула свой ремень, повернулась и посмотрела назад. Где же аэропорт?

Вдали стояли дома и подъемник для лыжников! Она обернулась, и глаза у нее округлились от изумления.

Вокруг возвышались покрытые снегом горы, а прямо перед «лендровером» стояли бревенчатая хижина и пара сосен. От внезапного ветра она вздрогнула и, посмотрев по сторонам, натолкнулась изумленными голубыми глазами на прищуренные черные глаза. Ник открыл дверцу и протягивал руку.

– Выпрыгивай, и давай вытащим вещи.

– Выпрыгивай... ты сошел с ума? Это же не аэропорт. Где мы, черт возьми?

– Ну, Лиза, успокойся, – мягко произнес Ник, протягивая к ней руку.

Отшвырнув его руку, она завопила:

– Убери от меня свои руки, ты... ты... сумасшедший... – Она кричала, не задумываясь над своими словами. – Успокоиться? Я успокоюсь, когда ты сядешь в этот чертов «лендровер» и отвезешь меня в аэропорт! – Вдруг она оказалась в воздухе, тесно прижатая к мощной фигуре Ника. Лиза стала колотить кулаками и ногами как попало. – Отпусти меня! Не знаю, какую игру ты затеял, но я больше не играю... Я возвращаюсь назад.

– Ты никуда не поедешь, – прорычал Ник и получил хороший удар правой в челюсть. Подняв Лизу, он сжал ее в объятиях и стал яростно целовать.

Она пыталась сопротивляться, старалась укусить его, но через несколько секунд, к своему стыду, уступила жгучему возбуждению.

– Отпусти меня, – задыхаясь, взмолилась она, когда он позволил ей говорить. – Я уезжаю.

Ник только рассмеялся, и она вздрогнула, когда он медленно опустил ее вдоль своего мускулистого тела. Когда ноги коснулись земли, Лиза попыталась высвободиться, но он снова притянул ее к себе. Она ударила его по голени, стала бить везде, куда смогла достать, но Ниик не обращал на это ни малейшего внимания. Лиза сделала глубокий вдох, подумала о Софии и не смогла справиться с яростью.

– Прекрати это, – выкрикнула она, когда Ник сильнее сжал ее. – И не вздумай снова поцеловать меня.

Ник вгляделся в прекрасный овал ее лица, заметил зардевшиеся щеки и проницательно прищурился. Она хотела его.

– Не буду. Полагаю, мои голени больше не выдержат, – ответил он с нахальной улыбкой.

– То ли еще будет! Когда я вернусь в цивилизованный мир, то обвиню тебя в похищении, и ты, наверное, закончишь свои дни в тюрьме.

Пошел снег.

– А я подам на тебя в суд за побои, – медленно произнес Ник, в его темных глазах плясали насмешливые огоньки. – Может быть, мы даже будем сидеть в одной камере.

– Ты все обращаешь в шутку, – с горечью заметила Лиза. – Но на этот раз ты слишком далеко зашел. Сейчас же отвези меня в аэропорт, или я жизнь потрачу, но засажу тебя за решетку.

Эти слова Лизы не возымели никакого действия.

– Холодно. Пошли в дом, – коротко скомандовал он.

– Нет, отпусти меня, иначе я закричу, – взвизгнула Лиза, стараясь вырваться. Вдруг она испугалась: она увидела холодную решимость в суровом, медлительном взгляде Ника и едва сдерживаемый гнев, и у нее возникла ужасная уверенность, что если она войдет в дом, то уже не выйдет. Или, что еще хуже, ее предательское тело не захочет выйти...

– Кричи сколько хочешь, вызови лавину, и мы оба погибнем, – мрачно предрек Ник. – Или давай войдем внутрь и поговорим как разумные люди.

Лиза взглянула на возвышающиеся горы и небо со снеговыми тучами и поняла, что выбора у нее не было. Она позволила отвести себя в теплый уютный домик.

– Я разожгу огонь; кухня там, ты можешь поставить чайник, – скомандовал Ник и указал на одну из двух дверей в конце комнаты. – Другая дверь ведет в спальню и ванную, если тебе нужно.

И, опустившись на колени перед открытым камином, ли начал разводить огонь.

Ник хитростью заманил ее сюда, но это не означало, что она будет выполнять все его команды.

Лиза бросила сердитый взгляд на согнутую фигуру Ника: его голова была покрыта хлопьями белого снега, и, пока она смотрела, они исчезали в иссиня-черных волосах, делая их гладкими и блестящими, как вороново крыло. Плечи у него напряглись, когда он доставал дрова из ящика около очага, а твердые ягодицы натянули ткань джинсов. С усилием сглотнув, Лиза отвела взгляд от его сильного тела и оглядела комнату.

В простой гостиной стояли черный кожаный диван и в тон ему кресло, на журнальном столике лежало несколько журналов, на верхнем из которых была фотография лыжника – очевидно, хроника зимних видов спорта.

Кроме этого, в комнате стояли только крепкий деревянный стол, четыре стула и книжный шкаф. Лиза подошла к столу, взяла журнал и уселась в кресло с показным спокойствием. После потасовки на улице она поняла, что слова и крики никуда не приведут. Ей нужно было трезво поразмышлять.

Ник был сложным человеком, его чтили в мире бизнеса, он был консервативным, когда речь шла о семье. Он воплощал собой холодность, смешанную с безукоризненной учтивостью, и многие люди, особенно женщины, находили это харизматическим. Правда, он также мог быть суровым и неумолимым.

Затрещал, разгораясь, огонь, языки пламени отбрасывали причудливые тени на стены домика. Через какое-то мгновение Лиза увидела, как Ник поднялся и шагнул в ее сторону.

– Где мы? – спросила она, откинув назад голову, и заглянула в его холодное красивое лицо. – И зачем?

Он долго молчал, рассматривая ее черными непроницаемыми глазами.

– Мы находимся в моем лыжном домике, около часа езды от Гранады. Лыжный курорт недалеко, и я проголодался, так что мы можем поесть там или тут, как пожелаешь.

– Поесть? Это твой ответ? – недоверчиво спросила она. – А о чем-нибудь другом ты думаешь, кроме своего аппетита?

Черная аристократическая бровь насмешливо изогнулась.

– Лиза, ведь ты на самом деле не хочешь, чтобы я отвечал на такой провокационный вопрос.

– Да... нет... – быстро поправилась она, поддаваясь смятению. – Но я хочу знать, почему мой отдых на курорте закончился и я оказалась в горах, с человеком, который легко мог бы сойти за маньяка.

Ник не двигался, и она почувствовала, как у нее участилось дыхание, и на мгновение почти поверила, что в устремленных на нее темных глазах промелькнуло сожаление. Он протянул руку, и Лиза вздрогнула от легкого прикосновения руки к ее голове.

– У тебя мокрые волосы.

– Ничего удивительного, – фыркнула она и, тряхнув головой, сбросила его руку.

Ник внимательно посмотрел на склоненную голову, бледные черты, почувствовал вспышку раскаяния и расправил свои широкие плечи.

– Знаю, что виноват, Лиза, – признался он и, опустившись на корточки, положил ей руку на плечо, – но я сделал это ради нас. – Другой рукой он взял ее за подбородок. – Мне хотелось, чтобы мы побыли одни. Я хочу тебя, а ты сказала, что в доме моей матери секса не будет. Поэтому... – Он остановил черные горящие глаза на лице Лизы.

– Неужели ты действительно считаешь, что я во второй раз попадусь на эту удочку? – воскликнула Лиза, готовая взорваться от ярости. – О господи, ты же провел вчерашнюю ночь с Софией – принимаешь меня за идиотку? – С силой отпихнув его, Лиза вскочила на ноги. Ник выругался по-испански, вскочил и потянулся к ней, но Лиза быстро отступила назад. – Ты действительно еще тот тип, Ник. Говоришь о морали. Считаешь, что я потаскушка... Но тогда кто же ты? Увези меня отсюда.

– Нет. – Ник ужаснулся, как близко к сердцу она приняла слова, сказанные в юношеском запале много лет назад. Мадре де Диос! Он бесчувственная скотина. – Лиза, я всегда думал о тебе только как об очаровательной девушке. – Он сделал к ней шаг. – И не спал с Софией.

Очаровательная девушка. На мгновение Лиза почти поверила ему, но тут же вспомнила, где она находится и почему. Он, видите ли, хотел уединиться с нею! Лиза закусила губу и опустила глаза: у нее больше не было иллюзий.


– Не спал со своей невестой?

– Это было много лет назад! – воскликнул Ник. Любой нормальный мужчина подумал бы, что она говорит о прошлой ночи.

– А вчерашняя ночь в память о прошлом, так? – подсказала она ледяным тоном.

– Вчерашней ночи не было, – огрызнулся Ник. Возбуждение всю ночь продержало его в вертикальном положении во всех смыслах, и все по вине голубоглазой мегеры. Он так и просидел в кресле у их общей двери, охраняя ее.

– Ты не спал в своей кровати, – продолжала Лиза. – Я случайно заметила по дороге сегодня утром. – Она безразлично пожала плечом.

Ник закрыл глаза и сделал глубокий медленный вдох. Всего за несколько дней она перевернула его прекрасно налаженную жизнь. Он негодовал на себя, негодовал на нее, хотя не привык терять самообладание, находясь с женщинами. Лиза, очевидно, ревновала, а это уже кое-что.

– Ну, Лиза, теперь ты действительно ревнуешь, – насмешливо протянул он.

Лиза покраснела:

– Тебя? Никогда! Милуйся со своей Софией. – Голос у нее стал резким. – Ты связался со мной, занимался со мной любовью... нет, сексом, только чтобы возбудить в ней ревность. Наверное, ты и сюда меня затащил потому, что боишься, как бы я не сообщила ей, что ты вдвойне подлец. Ведь так?

– Диос! Хорошего же ты обо мне мнения, если думаешь, что я могу в один и тот же день заниматься любовью с двумя женщинами, – мрачно произнес Ник.

– Мое мнение не имеет значения, но помоги бог Софии, когда она выйдет за тебя замуж. Мне даже жаль ее.

– Жениться на Софии? Ты сошла с ума? – воскликнул Ник и, быстро подойдя к ней, схватил ее за подбородок и заставил посмотреть себе в лицо. Она могла бы обвинить его в чем угодно... только не в желании жениться на Софии. Ник увидел в глазах Лизы боль, которую она геройски старалась скрыть, и почувствовал, что оживает. – Не знаю, кто забил твою голову нелепыми историями обо мне и Софии, но это неправда.

– Не нужно ничего объяснять, – сердито возразила Лиза. – Я все время подозревала, что у тебя есть скрытые мотивы для того, чтобы привезти меня в Испанию на прием. – Она решила высказать ему всю правду, терять ей нечего... – Марко мне все рассказал. Все знают, что ты... – она не смогла произнести «был влюблен», – тосковал по Софии с тех пор, как она разорвала помолвку и уехала работать в Брюссель. И все также знают, что впервые за много лет она снова приехала в Испанию и присутствовала на приеме. Ты использовал меня, чтобы она заревновала, и я никогда не прощу тебе этого. А теперь увези меня отсюда.

– Нет, – спокойно возразил Ник. – У тебя неправильные сведения. Пожалуйста, выслушай меня, Лиза.

– Я чертовски много слушала тебя и поэтому оказалась в этом богом забытом месте вместо кабины самолета, – горячо возразила она.

Он никогда не встречал такой взбешенной леди и не смог сдержаться – он рассмеялся.

Лиза в ярости подняла руку и ударила бы его по лицу, если бы он не схватил ее за запястье.

– Успокойся, Лиза, и позволь мне рассказать правду о моей так называемой помолвке с Софией. Это была помолвка по расчету, и ничего другого.

Увидев, что она помрачнела, он усмехнулся.

– Я не слишком горжусь этим, но в то время, когда произошла помолвка, как ты помнишь, мой отец был тяжело болен. Его единственным желанием было, чтобы я занялся фирмой и женился.

Мать действительно рассказывала ей, что сеньор Менендес заболел на Рождество, а следующим летом у Ника состоялась помолвка.

– Работа была не проблемой – я стал работать на фирме и устроил помолвку с Софией, чтобы отец был счастлив. София согласилась, потому что хотела учиться в университете, а ее отец хотел, чтобы она нашла мужа. Я помог ей в финансовом отношении. То было деловое соглашение, и ничего больше, и оно закончилось спустя два месяца после смерти моего отца.

– И ты думаешь, я поверю этому после вчерашней ночи? – без всякого выражения спросила Лиза. Факты совпадали. Но она уже не знала, чему и кому верить.

Ник отступил и развел руками.

– А зачем бы я стал тебе рассказывать? – Он нахмурился. – Подумай сама. Если бы твои предположения были верными, я бы отправил тебя на первом самолете в Малагу.

У него всегда был на все готов ответ, но, черт возьми, он прав! Лиза обессиленно рухнула на диван.

– Тогда почему... – спросила она, качая головой и в замешательстве обводя взглядом маленький домик, – почему здесь?

– Прекратим этот бессмысленный спор, – снова разозлившись, прорычал Ник и, наклонившись, обхватил ее сильной рукой за талию, поднял с дивана и крепко прижал к себе. – Я всего лишь пытаюсь защитить твою репутацию.

– Утащив меня в снежную глушь, когда я возвращалась на солнечный Лансароте? Хороша защита! – насмешливо бросила в ответ Лиза.

– Я хотел побыть с тобой наедине и надеялся, что ты тоже этого хочешь, – кипел Ник и, подняв ее на руки, прошел по комнате и локтем открыл дверь. – Я забочусь о тебе, и все тут.

Зажатая в его руках, Лиза дрогнула, увидев в его черных глазах еле сдерживаемую ярость, и, отвернувшись, натолкнулась взглядом на массивную, покрытую белым покрывалом кровать. Тут она взвилась:

– Это ты называешь заботой...

– Замолчи, – взревел Ник, опуская ее на кровать, и она не успела даже пошевельнуться, как он навис над нею и начал неистово целовать. – Это самый лучший способ общения для нас, – прошептал он около ее распухших губ после долгого, страстного поцелуя. – Поверь, ты здесь для твоего же блага.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Для твоего же блага. Ребенком Лиза ненавидела эту фразу: она неизменно означала обратное тому, чего она хотела.

– Нет, – вскрикнула, задыхаясь, Лиза и испугалась, увидев темное желание в его сверкающих глазах. – Ты не годишься ни для меня, ни для другой женщины. И я не поверила бы тебе, даже если бы ты был последним мужчиной на планете. – Она не могла избавиться от мысли, что у него были скрытые причины, чтобы она оказалась с ним одна. Предположение о промышленном шпиона же не такое уж нелепое...

Вскочив с кровати, Лиза обернулась и посмотрела на Ника. Лицо у нее горело, еще секунда, и он сможет делать с нею все, что захочет, и эта мысль приводила в ужас. Она увидела, как его рука упала вдоль тела.

– Все в порядке, Лиза, тебе нечего бояться. Я никогда силой не тащил женщину в постель, и не собираюсь делать этого с тобой. – Голос у него был монотонным и не выражал никаких эмоций. – Я рассказал тебе правду о своих отношениях с Софией, а что касается моего желания обладать тобой, – его губы растянулись в улыбке, – это, конечно, правда. Еще той ночью в самолете я понял, что в постели мы очень подходим друг другу. Думаю, ты не станешь спорить с этим.

– Нет, – невнятно ответила Лиза. Она была смущена, не могла ни двигаться, ни думать. Опустила голову, посмотрела на свои руки и крепче сжала их, чтобы не дрожали.

– Хорошо. – Ник одним плавным движением поднялся. – Тогда почему нам не начать заново? – Он схватил ее руки своими ладонями. – Посмотри на меня, Лиза, – тихо попросил он, и Лиза осторожно подняла голову и встретилась взглядом с его темными глазами. – Мы приехали отдохнуть и покататься на лыжах. – Он отпустил ее руки и длинным пальцем легонько прикоснулся к ее подбородку. – Это все, о чем я прошу. Мы можем прекрасно провести время, – его глаза потемнели от предвкушения, – или даже потрясающе – все зависит от тебя.

Надо было быть истуканом, чтобы не поддаться искушению. Она стала быстро обдумывать ситуацию. Вряд ли Ник был бы здесь, если бы был безумно влюблен в другую женщину. Может быть, идея отдохнуть вместе была не такой уж плохой, а что касается остального, все в ее власти... Но почему лыжи? Она даже не заметила, что произнесла это вслух.

– Потому что на этой неделе проходит национальный чемпионат, участвуют некоторые из моих друзей и я обожаю кататься на лыжах.

Лиза с трудом сдержала безумное желание рассмеяться.

– Ты неисправим. – Она-то придумывала нелепые причины, по которым он привез ее сюда, а это было не более чем обычное проявление эгоизма. – А зачем втягивать меня в это?

– Тебе до сих пор непонятно? – поинтересовался он, насмешливо улыбаясь. Лиза почувствовала, как предательский румянец заливает лицо. У нее сжалось горло и быстро забилось сердце. Насмешливые темные глаза открыто рассматривали ее стройное тело. – Знаешь, невероятно, что такая красивая женщине не осознает своей женской власти.

– Если бы у меня была власть, – удалось ей бросить в ответ, – я бы не торчала в лыжном домике, а загорала бы на пляже.

– Я и не подумал. – Ник, нахмурившись, сдвинул черные брови. – Ты наверняка не умеешь кататься на лыжах.

– Нет, умею. В университете я была членом горнолыжного клуба, – быстро возразила Лиза.

– Замечательно. Я пойду приготовлю чай.

Десять минут спустя она сидела за кухонным столом, а Ник ставил перед нею чашку горячего чая.

– Выпей, а потом съедим ланч на лыжной базе и успеем на дневное катание, – объявил он, как будто ее согласие было свершившимся фактом, и сел напротив.

– Но я не могу – мне нечего надеть.

– Как по-женски, – протянул он и скривил губы в ленивой улыбке. – Не волнуйся, на базе хороший магазин, где можно купить все, что тебе нужно. – Протянув к ней через стол руки, он поднялся. – Идем!

Ник проехал около мили до лыжного комплекса, и, когда они подъезжали, внимание Лизы привлек раскачивающийся подъемник для лыжников. Она почувствовала невероятную радость.

– Я не каталась с тех пор, как училась в университете, – призналась Лиза, оглядывая покрытый снегом склон, на котором как маленькие точки рассыпались люди. – Надеюсь, вспомню, как это делается. – Она улыбнулась, глядя на Ника.

Ник искоса посмотрел на нее из-под густых черных ресниц: ее глаза сверкали от предвкушения, а широкая живая улыбка озаряла все лицо.

В этот момент он наконец понял, что Лизу можно считать воровкой с таким же успехом, как и его. Она была по-прежнему импульсивной, быстро обижалась и легко прощала. Так же, как тогда, в возрасте восьми лет: она плакала, а он ее утешал. Она была неспособна на обман. Нечестность была не в ее натуре. Ее выразительные черты показывали все эмоции с откровенностью, которую она не могла скрыть. И, когда они занимались любовью, она щедро отдавала ему всю себя...

Ник, не торопясь, вылез из «лендровера». Он обошел автомобиль и, открыв дверцу с ее стороны, протянул руку.

– Разреши помочь тебе.

Лиза, улыбаясь, взяла протянутую руку и выпрыгнула.

– Настоящий джентльмен, – пошутила она и, взглянув на него, замерла. Его волевое лицо было напряжено, а глаза смотрели на нее с такой болью, что она испугалась. – Ник, – он до боли сжал ее руку, – Ник, ты в порядке?

Тряхнув головой, Ник отступил.

– В полном, – кинул он и повел ее внутрь базы.

– Нет, Ник, – запротестовала Лиза, когда Ник попросил продавца добавить изящную двойку из кашемира к лыжному костюму и свитеру, которые она уже отобрала. – Мне больше ничего не нужно. И, кроме того, я скоро возвращаюсь на Лансароте, – напомнила она ему. – А в таком дорогом магазине...

Ник раздраженно посмотрел на нее:

– Не надо все усложнять, Лиза. – Он не нуждался в напоминании, что их пребывание вместе ограничено и она не такая жадная до денег воровка, как он думал. Ему и так было плохо. – Я привез тебя сюда, я и заплачу.

– В этом нет необходимости. – И они долго не могли оторвать глаз друг от друга.

– Я хочу сделать тебе приятное, пожалуйста, – мягко попросил Ник.

Отказ застрял у нее в горле потому, что она совершенно точно увидела в глубине его черных глаз блеск ранимости, чего она никогда раньше не замечала.

– Хорошо, – согласилась она и в награду получила ослепительную улыбку, а полчаса спустя и целый ворох одежды.

Ланч представлял собой густой мясной суп с хрустящим хлебом. Лиза удивилась, заметив, как много людей подходили и разговаривали с Ником.

– Тебя здесь хорошо знают. Я и не подозревала, что в Испании имеется такой большой лыжный курорт.

Она посмотрела в окно из толстого стекла на людей, разбросанных точками по склону. Ник показал ей разные трассы, когда они сели за стол.

– Тут все модернизировали, когда несколько лет назад было решено провести здесь чемпионат мира. – Он криво улыбнулся. – К сожалению, именно в тот год здесь выпало мало снега.

Лиза рассмеялась:

– Как ужасно.

– Для бизнеса да. А для обычных посетителей все новое оборудование было просто подарком. Над нами находится большая обзорная площадка с телескопами, если захочется ближе рассмотреть происходящее.

Позже Лиза, с головы до ног облаченная в красный лыжный костюм, в третий раз съехала по трассе средней сложности рядом с Ником. Запыхавшись и раскрасневшись, доехала до подножия горы, подняла очки и посмотрела на спутника. Черный лыжный костюм облегал его как перчатка, и она затаила дыхание, глядя на его великолепную фигуру на ослепительно белом фоне.

– Хватит возиться со мной, Ник: я уже накаталась. Знаю, тебе хочется одолеть более трудный спуск.

Сдвинув очки на лоб, Ник заглянул ей в глаза.

– Да, Лиза, хочется. – Пока мошенников не поймали, он будет рядом. Кроме того, она вполне могла убежать, если представится возможность. – Ты можешь исчезнуть, если я оставлю тебя одну.

– Я не исчезну. – Она положила руку ему на грудь, и он сжал ей пальцы.

Когда Ник услышал ее заверение, ему ужасно захотелось обнять ее.

– Я верю тебе. Но нам пора уходить, ты же не хочешь переусердствовать в первый день. – Ему еще надо позвонить Карлу и узнать, поймали ли тех двух головорезов.

Стоя в крошечной ванной под душем, Лиза напевала популярный мотив. День прошел замечательно; она обожала лыжи, и Ник был прекрасным спутником... время просто пролетело. Они рано пообедали на базе и вернулись в хижину. Она подумала, что это гораздо лучше, чем сидеть на пляже, и накинула короткий голубой шелковый халат, который брала в поездки. Войдя в гостиную, она улыбнулась Нику, полулежавшему в кресле со стаканом вина в руке.

– А для меня такого не найдется? – Она с размаху плюхнулась на диван и широко зевнула. – Думаю, меня утомил этот свежий воздух. Мне нужно взбодриться.

Ник стоял перед нею, протягивая бокал холодного белого вина.

– Лиза.

Она улыбнулась и взяла бокал.

– Душ в твоем распоряжении, – пробормотала она, впервые полностью расслабившись в его обществе.

– Спасибо, мэм. – Он поклонился, и она шутливо бросила в него подушкой и с улыбкой посмотрела, как он исчез в ванной.

Лиза выпила вино и поставила бокал на стол. Она не знала, что ей готовит будущее, но теперь она будет жить мгновением. Лениво подумала, что у нее все-таки может выйти роман на отдыхе, и прикрыла ресницами глаза.

Ник вышел из ванной и замер, пораженный картиной спящей на диване Лизы. Его темные глаза оглядели блестящую копну волос, мягкий изгиб щеки, соблазнительный рот и очертания ее тела под шелковым халатом. Он шагнул, желая обнять ее, поцеловать эти сочные губы, потеряться в этом изумительном теле. Глаза у него потемнели, он собственнически подумал, что она целиком принадлежит ему, и остановился.

Еще нет. Он затянул полотенце на бедрах и тихо вышел в кухню. Его куртка висела на спинке стула, и, достав из ее кармана мобильный телефон, он набрал нужный номер. Еще через пять минут отключил его, мрачный от разочарования и гнева: новости были плохие. Карл сообщил ему, что двое преступников все еще на свободе.

Ник медленно вернулся в гостиную и на этот раз дал волю чувствам.

Лиза беспокойно задвигалась и открыла глаза. Ник склонился над нею, черные волосы упали ему на лоб, а единственным освещением в комнате была маленькая настольная лампа.

– Ты заснула на диване, и я отнес тебя в спальню.

– Спасибо, – пробормотала Лиза, лениво оглядывая Ника, и поняла, что на нем ничего нет, кроме полотенца на бедрах. Она подняла глаза, и суровые линии его лица загипнотизировали ее: ей захотелось протянуть руку и потрогать его. Далекий голос в сознании советовал ей не делать этого, но она подняла руку и провела по резко очерченной скуле. – А где ты будешь спать? – спросила она, когда рука соскользнула на его широкое плечо.

– На диване.

– Не нужно, – пробормотала она, положив ладонь другой руки на сердце, и почувствовала, как у него вздымается грудь.

– Ты понимаешь, что говоришь? – хрипло спросил Ник.

– Да, я... – И она не успела ответить, как он захватил в страстном поцелуе ее губы. Его длинное тело растянулось рядом с нею, и одна сильная рука обхватила ее кремовую полную грудь. Большим пальцем он провел по соску, и сосок тут же поднялся от его прикосновения.

– Ты уверена? – спросил Ник, наконец позволив губам разомкнуться.

– О, да, – выдохнула она и тихо застонала, когда он покрыл поцелуями ее горло и, опустившись ниже, провел языком по ноющей груди.

Тяжело дыша, Ник поднял голову.

– В тот момент, когда я увидел тебя, Лиза, я захотел тебя наперекор здравому смыслу. Поверь хоть этому, если ничему другому не веришь, – с чувством произнес он.

Лиза посмотрела на него блестящими от желания глазами.

– Верю.

– Мадре Диос! Ты настоящее совершенство. – Ник провел ладонью по напрягшемуся темному соску и ниже, по линии талии и бедра. – Все время наше, Лиза.

Ей хотелось, чтобы это было правдой. И она вздохнула от удовольствия, когда он опять целовал ее с новой настойчивостью, с пламенеющим желанием. Его язык проник глубоко во влажные недра ее рта с неукротимой потребностью овладеть полностью. Приветствуя натиск, она бессознательно положила руки ему на плечи, поглаживая гладкую бронзовую кожу и не скрывая растущего возбуждения. Она услышала, как он застонал, и почувствовала, как дрожь сотрясает его мощное тело.

Голова Ника двинулась ниже, согревая руками и ртом ее обнаженную кожу. Мощная чувственная волна разлилась в ней. Дрожа от невыносимого возбуждения, Лиза дотронулась до него и взмолилась:

– Пожалуйста.

Она не могла больше ждать. Он был твердым, как сталь, и гладким, как бархат, и он нужен был ей сейчас...

Ник застонал, поймал ее руку и соединился с ней толчками страсти, неистово желая наложить на нее собственную нестираемую печать. Лизу уносили волны нарастающего экстаза. Не сдерживаясь, он неистово привел их к вершине страсти. Их слияние получилось таким идеальным, что он не мог подобрать слов.

– Как ты себя чувствуешь после сегодняшних лыж, ничего не болит?

Его вопрос был настолько нелепым, что Лиза не удержалась и захихикала.

– Хороший вопрос! – Глаза у нее заблестели от смеха. – Что у тебя на уме, съехать на бис голым с горы?

Твердые губы Ника растянулись в широкой улыбке. Лиза не переставала удивлять его.

– На этот раз ты опередила меня, такая мысль не приходила мне в голову. – Подняв палец, он провел им по распухшим губам, подбородку и ямочке на шее. – Но теперь, катаясь на лыжах, я буду представлять тебя обнаженной. – Он нежно поцеловал ее в нос. – Для меня это будет очень неудобно.

– Бедняжка, – пробормотала Лиза и прижалась теснее, положив руку на его широкую грудь. – Но ты сам виноват. – Она широко зевнула. – Я собиралась вернуться на Лансароте. А катание на лыжах было твоей идеей, – шутливо напомнила она.

– Ты разочарована? – тихо спросил он. – Снег вместо солнца?

– Нет, нет, – вздохнула Лиза. – Мне здесь очень нравится.

– Хорошо, тогда тебе следует расплатиться за мое предстоящее неудобство на склонах, – хрипло протянул Ник и поцеловал ее.


Надев нарядные шерстяные брюки и мягкий розовый свитер, Лиза бросила последний взгляд на свое отражение в зеркале. Она слышала, как о женщине говорят «вся светится», но до сегодняшнего дня не знала, что это такое. Вот что может сделать с девушкой хороший мужчина, подумала она и улыбнулась.

Прошедшие пять дней были волшебными. Они катались на лыжах, отдыхали и занимались любовью. Ник безуспешно пытался научить ее кататься на сноуборде. И Лиза впервые увидела его в компании близких друзей: двух слаломистов и их жен. Ник был очень сдержанным, но накануне вечером они обедали все вместе, и он полностью расслабился. Они смеялись и обменивались шутками и воспоминаниями.

Лиза босиком прошлепала из ванной в кухню. Ник стоял у окна, повернувшись к ней спиной, и говорил по мобильному телефону.

– Тебе действительно не нужно ехать в Испанию. Я говорю серьезно, Карл, нет. – И Ник отключил телефон.

– Тот самый таинственный Карл Дэлк, – хихикнула Лиза, подходя к нему.

Ник обернулся и прищурил темные глаза, пристально глядя ей в лицо.

– Что ты слышала?

Лиза остановилась, удивившись такому вопросу, и взглянула на него.

– Ничего особенного, только что ему нет необходимости приезжать сюда.

– Хорошо. – Ник расправил широкие плечи, но старался не смотреть ей в глаза. Он засунул мобильник в карман куртки.

– Не хочешь знакомить меня со своим другом? – кокетничала Лиза. – По словам твоей мамы, он очень красивый и очень богатый.

– Не говори глупостей, – огрызнулся Ник. Новости были хорошими. Карл только что сообщил ему, что все под контролем. Двоих мошенников поймали накануне вечером в аэропорту, когда они пытались улететь в Малагу, и теперь они под надежной охраной. Даидолас сообщил стоимость бриллиантов посреднику в Марокко. Лучший следователь из агентства Ника следит за марокканцем. Карл и полиция следят за остальными. Теперь им оставалось только ждать, когда появятся страховщики и состоится обмен. Располагая информацией Лизы о том, что Браун возвратится на остров через неделю, Ник был почти уверен, что это и будет день передачи. Нику больше не нужно было держать Лизу около себя двадцать четыре часа в сутки, в настоящий момент ей ничего не угрожало. Можно принять участие в соревнованиях по катанию на лыжах с парашютом. Так почему же он не ликует?

– Я пошутила, – успокаивающе заметила Лиза, нарушая напряженную тишину. Вместо нетерпеливого любовника, каким он был час назад, перед нею стоял мужчина с суровым лицом.

– Это не смешно, ты не знаешь Карла, – резко произнес Ник, – и, если у тебя есть разум, забудь, что когда-нибудь слышала его имя.

Лизе еще грозит опасность, пока идет расследование. Так что чем меньше она знает о чем-то или о ком-то, тем лучше.

Но Лиза этого не понимала. Она потянулась к нему, одной изящной рукой схватив его руку, а другую положив ему на грудь, и устремила блестящие глаза на его красивое темное лицо.

– Я понимаю, что ты несколько взволнован и тебе нужно расслабиться, – тихо ответила она. Ник вздрогнул и отошел от нее.

– Не теряй зря времени – у нас закончились презервативы, – сообщил он резко. – Я куплю их на базе позже.

Лиза ошеломленно смотрела на него: он был таким холодным и сухим, что все ее сомнения вернулись с новой силой. Она понимала, что меры предосторожности не помешают. Но ее обидел намек, что ее прикосновение к нему означает только желание секса.

– Ты удивляешь меня, Ник, – холодно произнесла она. – Я предполагала, что у такого мужчины, как ты, их неистощимый запас.

– У такого мужчины, как я? – переспросил он, подняв брови. – Я считаю необходимым защитить свою любовницу и себя. А твои прежние любовники могут похвастать тем же?

– Ну, ты и нахал. Могу поспорить, что всех своих любовниц ты записываешь в книгу объемом не меньше, чем энциклопедия «Британника», – бросила она в ответ.

– Ах, Лиза, прекрати, ты же не девственница, и меня не интересует, сколько у тебя было любовников. Но если ты принимаешь таблетки, мне не о чем волноваться.

– Я не принимаю противозачаточных таблеток, и у меня был всего лишь один любовник.

– И кто же это был? – цинично спросил он. – Генри Браун?

– Ты с ума сошел? Он мой босс, и он женат. – Она была оскорблена, что он мог подумать, будто она станет спать с женатым мужчиной.

– Тогда кто? – не унимался Ник, испытывая облегчение от ее отрицательного ответа. Мысль о романе между Лизой и Брауном была невыносимой.

– Вообще-то тебя это не касается, но это был мой жених, – сухо сообщила она.

– Ты была помолвлена? И долго? – с удивлением посмотрел на нее Ник. Он ничего подобного не слышал от своей матери.

– Три дня, – призналась Лиза. – Когда мы в первый раз занялись любовью, ничего не вышло, поэтому мы больше не делали этого. Тогда я подумала, что фригидна. – Она увидела изумление на его лице и покраснела.

– Ты шутишь! – воскликнул он и громко рассмеялся.

– Очень смешно, ха-ха! Но я не шучу. В действительности мне следовало бы поблагодарить тебя. Ты доказал мне, что я не фригидна. По крайней мере, когда мы расстанемся, я не побоюсь ухаживаний мужчин.

Ник вспомнил, как они в первый раз занимались любовью, как она была смущена и в шоке от своей собственной ответной реакции. И был втайне очень доволен, что именно он показал Лизе чудо секса. Но она была способной ученицей, и ему чертовски не хотелось, чтобы она испробовала свое мастерство с кем-нибудь еще, кроме него. Он похолодел от этой мысли.

– Мне нужно идти. Я хочу осмотреть трассу, – резко объявил Ник. – Так что, если хочешь, чтобы я отвез тебя на базу, лучше поторопись. – Он посмотрел на часы. – Даю тебе пять минут, но ты можешь остаться здесь и отдохнуть.

Свернув, чтобы не задеть маленького ребенка, Лиза закончила спуск на спине. Ник расстался с нею, как только они оказались у склонов, коротко заметив, что хочет заняться кое-чем другим. Впервые за неделю она осталась наедине с собой, и ей быстро надоело подниматься и спускаться одним и тем же путем.

Лиза поставила лыжи к стене и направилась на смотровую площадку. Она удивилась, увидев вокруг большое количество людей. Все телескопы были повернуты в одну сторону, но Лиза не сразу поняла, в чем дело.

– Боже мой! Что они делают? – спросила она, и стоящий рядом мужчина ответил:

– Вы имеете в виду безумное катание на лыжах с парашютом?

И он быстро настроил ее телескоп так, что Лиза увидела высокую горную гряду позади лыжных спусков.

– Смотрите туда, сеньорита. Они спрыгивают с вершины и умудряются при этом не сломать себе шеи. – Он покачал головой и засмеялся. – Экстремалы. – Он пожал плечами. – Настоящие сумасшедшие.

Разглядывая гору, Лиза в ужасе задохнулась, увидев знакомую фигуру в черном. Она наблюдала, как Ник тронулся с места и над ним раскрылся черный парашют. Он поднимался и опускался над горным склоном, его тело извивалось и поворачивалось, когда он пролетал над скалами, нисколько не беспокоясь о своей жизни.

Лиза отвернулась и на дрожащих ногах пошла прямо в бар. Заказала большую порцию виски и, забравшись в тихий уголок и тяжело опустившись в кресло, одним глотком выпила.

Сердце стучало в груди как барабанная дробь, и она почувствовала тошноту. Ее мутило от страха – не за себя, а за Ника. Она живо представила себе, как на белом снегу лежит его великолепное тело, израненное и окровавленное, и застонала.

О господи, зачем он занимается такими вещами? Что заставляет нормального человека снова и снова рисковать своей жизнью? Это был не спорт, а настоящее безумие. Почему мужчины так легкомысленно относятся к собственной жизни?

Лиза стиснула зубы и почувствовала ярость. Если он себе что-нибудь сломает, она его убьет!

Ее поразила собственная реакция, а вместе с этим она осознала то, что всю неделю пыталась отрицать, – она влюбилась...

Нет, это могло привести только к одному – у нее снова будет разбито сердце. Каждый раз, когда он будет участвовать в таких соревнованиях, она не будет знать, вернется ли он. Однажды она думала, что влюблена в Боба, и это было катастрофой. Ни в коем случае не пойдет она снова по этому пути. Поднявшись, Лиза провела руками по своим роскошным волосам. Лицо у нее побледнело, но было полно решимости, когда она направилась к выходу.

Теперь она знала, почему Ник разнервничался утром. Должно быть, у него накопился избыток адреналина, и напряжение достигло высшей точки, когда он думал о предстоящем соревновании. Неудивительно, что он не хотел, чтобы она пошла с ним. Он даже не рассказал ей, что собирался делать...

Обед был неприятным. Лиза тихо сидела рядом с Ником, в то время как он и его друзья обсуждали тонкости своего колоссального безумия. Гораздо позже, в темноте на уютной большой кровати, Ник любил ее с безумной, неутомимой страстью.

Он довел ее до крайности, порождая все новые ощущения, пока она не прекратила думать и ощущала лишь, как он полностью овладел ею. Она выкрикнула его имя и испытала оргазм, и еще один, и почувствовала, как содрогнулось над нею его прекрасное тело, а потом упало на нее.

Ник перевернулся на спину, увлекая Лизу за собой, и она положила голову ему на грудь.

– Ты не перестаешь удивлять меня, Лиза. Мне кажется, я говорил тебе об этом раньше, – тихо заметил он. – Ты самая необыкновенная женщина... – Он нежно откинул с ее лба спутанную массу волос. – Я был уверен, что ты будешь вне себя, когда узнаешь, чем я занимаюсь, а тебя это совсем не расстроило. Спасибо.

Лиза заглянула в его темные глаза, увидела тепло и нежность, и ей пришлось собрать все свои силы, чтобы сказать то, что она должна была сказать:

– Не нужно благодарить меня, Ник. Если хочешь убить себя, это твое право. Я все равно уеду отсюда в пятницу. – Она увидела, как его тело слегка напряглось. – Отдых закончен.

– Тогда нам лучше не терять времени на разговоры.


Лиза нагнулась, чтобы снять лыжи. Наступил день отъезда.

Через час они поедут в аэропорт и потом на Лансароте. Ей хотелось уехать этим утром, но Ник уговорил ее остаться и в последний раз прокатиться в его компании. Ее не нужно было долго уговаривать.

– Что случилось? – спросил Ник и, сдвинув темные очки, присел рядом с нею. – Не можешь снять лыжи?

Лиза посмотрела на него, и, когда увидела тревогу в глубине его прекрасных темных глаз, у нее дрогнуло сердце. Она покачала головой.

– Ничего. – И она поднялась, пока он не увидел, что у нее увлажнились глаза. – Нам надо переодеваться и трогаться в путь. – Идиллический отдых закончился. – Мне надо быть на Лансароте сегодня вечером.

Ник выпрямился. Они вошли в здание вместе и, не прикасаясь друг к другу, направились в раздевалки. Лиза остановилась и, откинув назад голову, посмотрела на Ника, плохо различая его черты после яркого света.

– Где мы встретимся?

– Наверху, на балконе, – ответил Ник, – но торопиться не нужно, спокойно собирайся.

Ник отдалялся от нее, она почувствовала это еще утром, если быть честной. Но ведь и она была полна решимости не влюбляться в него.

Лиза подняла руку и хотела прикоснуться к его щеке, но остановилась и вместо этого убрала с лица несколько выбившихся завитков.

– Хорошо. – И, заливаясь слезами, она шмыгнула в раздевалку.

Она не будет плакать. Это был короткий роман на отдыхе – и все. Еще несколько часов, и она никогда не увидит Ника снова. Лизе вдруг захотелось, чтобы прощание состоялось как можно скорее. Она сбросила лыжную одежду и, натянув джинсы, в которых приехала, надела голубую водолазку и джинсовую куртку. Остальные вещи уже были собраны и лежали в «лендровере».

Ник вышел на балкон и вытащил свой мобильный телефон. Он говорил с Карлом рано утром, когда Лиза спала, и узнал, что яхта Брауна уже стала на якорь в Тегизе. Он также узнал, что обмен денег на алмазы назначен на десять тридцать в отдаленном уголке Национального парка.

Он отговорил Лизу уезжать утром, но больше оттягивать не мог. Правда, теперь это уже не имело значения. Он совсем не собирался везти ее обратно на Лансароте. Они полетят в Англию. К тому времени, когда Лиза все поймет, они уже приземлятся.

Лиза все еще что-то подозревала. Он ощущал ее настороженность в последнюю неделю, а накануне вечером она снова спросила его, откуда он узнал, что ее босс наметил их отъезд на сегодня. Он переменил тему, занявшись с нею любовью, но это совсем не отвлекло ее.

Его губы дернулись в мимолетной улыбке. Диос! До чего же она была хороша! Рядом с ней он дрожал как подросток со своей первой девушкой.

Он как-нибудь убедит Карла снять с Лизы обвинения... в том случае, если Карл вообще ответит. А потом расскажет ей всю правду. Возможно, она захочет продолжить их отношения уже без тайн...

– Карл у телефона.

– Ну как? – спросил Ник. – Вы уже поймали Брауна?

– Операция завершена, – в голосе Карла слышалось ликование. – Браун зашел к Даидоласу после того, как покинул яхту. Он захотел снова посмотреть на алмазы, прежде чем они будут переданы курьеру для обмена, и мы все сняли на видеопленку. Браун стал слишком самонадеянным – ему не следовало забывать, что на третий раз либо везет, либо нет. Курьер прибыл на место встречи в точно назначенное время, и мы взяли всех.

Лиза поднялась на верхнюю ступеньку, ведущую к двойной двери на балкон, и услышала голос Ника. Она замерла, когда услышала имя своего босса.

Совершенно не замечая присутствие Лизы, Ник продолжал:

– Мы наконец поймали этого вора Генри Брауна. Надеюсь, он надолго попадет за решетку. Поздравляю.

– Ты очень помог, Ник. То, как ты допросил девушку и вел за ней наблюдение, было замечательно. А когда ты привезешь ее обратно?

– Следить за Лизой было нетрудно, – усмехнулся Ник. Он испытывал огромное облегчение, что все почти закончилось. – Но я хотел бы поговорить с тобой о ней. Мы думали, что Лиза участвует вместе с Брауном в краже алмазов, но теперь, когда Браун надежно упрятан в испанской тюрьме...

Лиза с нарастающим ужасом слушала Ника.

Похитительница алмазов!

Она не стала дальше слушать – ей не нужно знать, как он отправит ее в тюрьму.

В ее потрясенном мозгу все стало кристально ясным, и никогда еще за всю жизнь она не испытывала такого стыда и унижения.

Ник все это время держал ее под колпаком, а она не смогла раскусить его. У нее не было слов. Ею овладела дикая, примитивная ярость. Хотелось выцарапать Нику его лживые глаза, и очертя голову она бросилась к нему.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Какого черта? – воскликнул Ник. Он мельком увидел Лизу, когда маленький кулачок ударил его в челюсть, и он отшатнулся назад. Ник схватился за ограждение и удержался от падения с высоты в тридцать футов на покрытую снегом землю.

– Ты мерзавец!

Лиза увидела, как Ник с трудом восстановил равновесие, оцепенев от страха при мысли, к чему мог привести ее гнев. Она могла убить его. В следующую секунду две сильных руки схватили ее за плечи.

– Ты что, совсем рехнулась? – прорычал он. – Ты чуть не убила меня.

– Жаль, что не получилось, – огрызнулась Лиза. Она выдержала взгляд его черных глаз, напряжение между ними возросло.

– Что ты сказала? – тихо прошипел Ник, наконец нарушив затянувшуюся тишину.

– Что слышал, – с вызовом ответила Лиза. – Но не беспокойся, Ник, я больше не притронусь к тебе. Я, может быть, и воровка, но уж точно не убийца.

Рука Ника схватила ее за подбородок. Его дыхание обдавало жаром ее кожу, а глаза были темными и ожесточенными.

– Ты чуть не убила меня, и это все, что ты можешь сказать, – укорял он. – Диос мио! Ты невероятный человек. Услышала что-то, что тебе не понравилось, и набросилась, даже не выслушав объяснения.

– Еще одно объяснение! Сходное с тем, что ты был охвачен страстью и хотел остаться со мной наедине, – язвительно заметила Лиза, растягивая слова. – Ты позаботился о воровке Лизе, а в это время твой друг упек моего босса в тюрьму.

– Нет, – Ник с раздражением сделал глубокий вдох, – все совсем не так.

Лиза смотрела на него, испытывая нарастающую боль в сердце.

– В тот день, когда мы встретились, ты искал меня. Это ведь не было случайной встречей? – вдруг поняла она. – Ты спросил меня о моей работе, и я с удовольствием тебе все рассказала. Я должна была понять, что ты что-то задумал. Много лет ты со мной«не разговаривал. Ты всегда считал меня потаскушкой, но мне даже не приходило в голову, что я еще и воровка.

– Лиза!

– Не трудись отрицать это. Только скажи мне, как ты с такими подозрениями мог заниматься со мной любовью?.. Или для Испанского жеребца все равно, кто лежит под ним?

– Я не был честен с тобой, – мрачно начал Ник, – и сожалею, что ты услышала нечто, что расстроило тебя, но...

– Но ты действительно считаешь меня воровкой, – подсказала Лиза и увидела, как под его кожей разливается темный румянец. Он был взбешен, и не мог отрицать это.

– Ты не понимаешь, – процедил он сквозь зубы, глядя на нее сверкающими глазами. – Я могу объяснить. – Он лгал своему лучшему другу, чтобы защитить эту женщину, и что получил взамен? Ощущение близкой смерти и ноющую челюсть, да еще теперь Лиза смотрит на него с отвращением.

– Нечего объяснять, я уже все знаю.

Не нужны ей подробности, надо выбираться отсюда, пока боль не затопила ее и она не начала рыдать.

– Ты не человек, а лживое, похотливое чудовище, и я больше не хочу видеть тебя. – Повернувшись на каблуках, она бросилась к лестнице.

Дойдя до входной двери на цокольном этаже, Лиза остановилась. Глаза у нее ломило от невыплаканных слез, к горлу подступила тошнота от ненависти к себе, когда она вспомнила, какой была с Ником. А он все это время, должно быть, смеялся над нею...

Впервые за несколько лет она встретила мужчину, который помог ей разрушить ненавистные оковы. Зная, что он будет с нею недолго, она сказала себе, что, будучи зрелой и уверенной в себе женщиной, она сможет смириться с кратковременной связью. Теперь она поняла, что Ник не предлагал даже этого. Его настоящий план был гораздо более изощренным. Он выудил из нее информацию, держа ее под колпаком для своего друга Карла Дэлка. Она вспомнила, с какой легкостью развеивал он ее подозрения, и теперь поняла, что надо было доверять своей интуиции.

Хватит, подумала Лиза, в ней снова закипала ярость. Кто дал Нику Менендесу право быть судьей? Она расправила плечи и вышла на яркое полуденное солнце. Увидела «лендровер», ее вещи лежали в багажнике, но ей было наплевать на них. Она поймает попутку. У нее есть паспорт и кредитные карточки – больше ничего не нужно.

– Постой, Лиза. – Сильная рука схватила ее за ладонь. – Это сеньор Лансио. – Только тут Лиза заметила невысокого коренастого мужчину рядом с Ником. – Я договорился с ним, он отвезет тебя в аэропорт; мой самолет ждет, и пилот получил инструкции доставить тебя прямо к месту назначения. Сделай мне одолжение.

– Спасибо, нет. Я уже и так слишком часто делала тебе одолжение, – отрезала она в ответ, и ее сверкающие голубые глаза впились в черные, – и мне не нравится, к чему это приводит.

– Тебе не о чем беспокоиться. Я больше не буду досаждать тебе своим присутствием.

Лиза посмотрела на автомобиль, увидела, как сеньор Лансио сел на место водителя и завел мотор. Снова посмотрела на Ника. Черт его побери! Так она, по крайней мере, быстрее выберется отсюда. Влезла в машину, пристегнула ремень безопасности и кивнула водителю.


В понедельник утром Лиза сидела в метро, проезжая под лондонским Сити, и спрашивала себя, были ли последние две недели явью или кошмарным сном. Она полагала, что скоро узнает.

В голове возник живой образ Ника Менендеса, каким она видела его в последний раз. Он стоял у «лендровера», его красивые черты казались высеченными из гранита.

Раздумывая об этом теперь, Лиза закрыла глаза. Ник, черт бы его побрал, все-таки посмеялся последним! Она вылетела на его частном самолете, и только когда самолет приземлился, поняла, что она не на Лансароте... Он отправил ее обратно в Лондон.

Вернувшись в квартиру, Лиза попыталась позвонить в гостиницу и узнать, там ли Генри Браун. Но это оказалось бесполезно – сотрудники отказывались сообщать что-либо о своих постояльцах по телефону.

Все выходные она просидела взаперти в квартире, то плача о любви, которой так и не было, то негодуя на человека, который довел ее до такого состояния. В моменты прояснения она меряла шагами квартиру, стараясь разобраться, почему оказалась такой доверчивой и приняла благовидное предложение Генри Брауна.

Хуже того – зачем она доставила посылку? Должно быть, это были алмазы, о которых Ник говорил своему другу. Если Генри Браун действительно повинен в контрабанде алмазов, тогда она, без сомнения, сообщница. Она могла кричать о своей невиновности до посинения, но действия говорили громче слов, и в кошмарных снах она видела годы в испанской тюрьме.

Темноволосая секретарша посмотрела на Лизу с едва скрываемым любопытством во взгляде.

– Мистер Стаббс вернулся, и он ждет вас в зале заседаний.

Быстро кивнув, Лиза направилась в зал заседаний. То, что ее старый босс вернулся с отдыха, только подтверждало ее худшие опасения. У нее учащенно забилось сердце, когда она вошла в обитую панелями комнату и закрыла за собой дверь.

– Лиза, моя дорогая. – Мистер Стаббс тут же подошел и взял ее за руку. – Входи и садись. – Он отодвинул кресло, и Лиза с радостью села: ноги не держали ее. Мистер Стаббс сел во главе стола. – Слава богу, ты благополучно вернулась. Я виню себя за то, что посоветовал тебе работать на этого прохвоста Брауна, когда сам ушел на пенсию. Он ввел всех в заблуждение. Мало ему хорошего дохода от моей компании, так он еще стал подрабатывать похищением алмазов. Куда докатится Сити, когда такие воры, как он, процветают? Но, слава богу, его поймали, и, благодаря тебе, наша фирма в этом не замешана.

Лиза не верила своим ушам. Мистер Стаббс благодарил ее...

– У тебя, очевидно, есть очень влиятельные друзья.

– У меня? – выдохнула Лиза, прижав руку к груди. – Я не понимаю. – Она была готова к тому, что ее встретит полицейский, а не улыбающийся мистер Стаббс. – Что случилось? – спросила она, и мистер Стаббс начал рассказывать ей подробности.

В пятницу днем мистеру Стаббсу сообщили, что похититель алмазов – его сотрудник Генри Браун, что он пользовался счетами компании, чтобы нанимать яхты и транспортировать камни.

Мистер Стаббс провел субботнее утро в офисе и предоставил испанским властям соответствующую документацию.

Потом, к его удивлению и облегчению, испанская полиция сообщила, что, благодаря поручительству сеньора Николоса Менендеса, с фирмы «Стаббс и Компания» сняты все обвинения, а также с мисс Лизы Саммерс, которую непреднамеренно вовлекли в операцию. Прощаясь, они пообещали, что фирма «Стаббс и Компания» и мисс Саммерс не будут упомянуты в прессе.

Лиза сидела в оцепенении. До нее медленно дошло, что только благодаря вмешательству Ника она сейчас не гниет в испанской тюрьме.

– О боже, Лиза, ты хоть представляешь, как тебе повезло? На следующий день после того, как ты уехала с Лансароте, помощницу оптика зверски избили двое бандитов. Они побывали в гостинице, где ты останавливалась, искали тебя и узнали, что ты в Испании с сеньором Менендесом, – ты, вероятно, была следующей в их списке.

– Я! – От ужаса Лиза широко раскрыла рот. Вся история стала похожа на кошмар.

– Да, девочка моя. Менендес поставил охрану вокруг своей гасиенды и увез тебя в безопасное место. Он спас тебе жизнь, потому что через четыре дня двух бандитов схватили, когда они пытались сесть на самолет в Малагу.

В конце разговора мистер Стаббс заявил, что за два месяца ему наскучило находиться на заслуженном отдыхе и он с радостью возвращается на работу. Но Лиза не слышала, она была в шоке.


– Тебе удобно, дорогая? – спросила Лизу мама, когда та пристегнула свой ремень.

Прошло больше двух месяцев с тех пор, как она покинула Испанию, и теперь она возвращалась. Она приняла предложение Анны Менендес провести Пасху вместе со своей матерью у нее дома. Но суть была в том, что она надеялась увидеть Ника. Она обязана извиниться перед ним.

После встречи с мистером Стаббсом Лиза вернулась в свою квартирку в Кенсингтоне в состоянии полного недоумения. Даже если Ник подозревал, что она замешана в краже алмазов, он вел себя очень благородно. Увез ее с Лансароте в Испанию, потом в лыжный домик. Он обеспечил ей безопасность, пока не поймали всех преступников, и, по словам мистера Стаббса, убедил Карла Дэлка, владельца алмазов, не выдвигать против нее обвинений.

Бессонными ночами Лизу мучили воспоминания о том, как он ее любил, ее тело горело и ныло от неудовлетворенности. Ее преследовала мысль, что, возможно, у них могло быть нечто большее, чем короткая связь, если бы она была с ним честнее.

Очень скоро она узнает... Последние три дня Лиза часами готовила речь с извинением и благодарностью и хотела произнести ее Нику наедине, если это окажется возможным...

В маленькой гостиной Анны Менендес разговор не умолкал ни на минуту.

Памела и Анна так наслаждались компанией друг друга, что Лиза почувствовала себя лишней. Ей не терпелось спросить, здесь ли Ник, но она не осмеливалась.

– Тебе, должно быть, скучно, Лиза, – произнесла, улыбаясь, Анна, сидя рядом с ее матерью на удобном диване. – А не пойти ли тебе прогуляться? День прекрасный, солнечный.

– Что ж, если вы не возражаете. – Лиза с готовностью поднялась: вдруг ей удастся встретить Ника, если он здесь, или осторожно расспросить Мануэля.

– Мануэль уже отнес твои вещи в Голубую гостиную. Беги. Нам с Памелой надо о многом поговорить. – Две пожилые женщины улыбнулись друг другу. – Ужин в восемь. Я подумала, что в первый вечер для вас лучше спокойный ужин. Нас будет только четверо, в том случае, если Ник вообще приедет. В последние несколько недель я его почти не видела, – заключила Анна с легкой гримасой.

У Лизы дрогнуло сердце, и она постаралась не зардеться при упоминании его имени.

– Ну, он очень занятой человек, – пробормотала она. Но главной мыслью в голове было, что она увидит Ника сегодня вечером.

– Это он и твердит мне, но разве мы все не заняты? – Анна с улыбкой повернулась к Памеле.

Подняв свои светлые волосы в пучок на макушке и оставив несколько выбившихся прядей около лица и на шее, чтобы смягчить стиль прически, Лиза надела голубое шелковое обтягивающее платье. Она посмотрела на свое отражение в зеркале: лиф держался на тоненьких бретельках, ткань облегала ее стройную фигуру, доходя до начала колен.

– Неплохо, – сказала она себе и сунула ноги в открытые туфли на высоких каблуках.

Сделав глубокий вдох, она вышла из комнаты. Мануэль направил ее в маленькую гостиную, и, подойдя, она остановилась. Ник в безукоризненном вечернем костюме разливал напитки.

– Лиза, – произнесла Анна, – ты прекрасно вы глядишь.

Восстановив пошатнувшееся равновесие, Лиза осмотрелась. Анна и ее мать сидели в одинаковых креслах, и только диван оставался свободным.

– Спасибо, – пробормотала Лиза, направляясь к дивану и поскорее усаживаясь, пока ноги не подкосились.

– Николос, – обратилась Анна к сыну, – ведь правда, Лиза прекрасно выглядит?

Лиза осторожно подняла глаза туда, где у столика с напитками стоял Ник. Он презрительно скользнул по ней своим суровым темным взглядом, на мгновение задержавшись на открытом вырезе груди, а потом встретился с нею глазами.

– Лиза. – Он не сказал «привет», а только наклонил голову. – Да, ты великолепно выглядишь. – И он так холодно посмотрел на нее, что она поняла: комплимент предназначен для его матери, а не для нее. – Выпьешь чего-нибудь? Белого вина?

– Да, – хрипло ответила Лиза. Сделав небольшой шаг, с бокалом в руке, Ник оказался перед нею. От прикосновения к его пальцам у Лизы задрожала рука. Лиза прошептала: – Спасибо, – а потом, собрав последнюю смелость, тихо добавила: – Я бы хотела поговорить с тобой, Ник.

Ее мать и Анна опять начали что-то вспоминать, и это, возможно, ее единственный шанс. Ник сел рядом и откинулся на подушки.

– Говори.

– Я хочу извиниться за... – начала она свою речь.

– Любое извинение принимается, – коротко ответил он. – Оставь эту тему, она меня больше не интересует.

Другими словами, с ужасом поняла Лиза, она больше нисколько не интересует его.

Ужин прошел отвратительно. Ник очаровывал Памелу и Анну и каждый раз, когда говорил с Лизой, был вежливым и даже улыбался, но его глаза не улыбались.

Вскоре после ужина дамы объявили о своем намерении ложиться спать.

– Ник, тебе лучше переночевать здесь – ты слишком много выпил и долго был за рулем. Я полагаюсь на тебя, Лиза.

Ник громко рассмеялся над замечанием своей матери.

– Я могу и сам позаботиться о себе, мама. Спокойной ночи.

– Это совсем не смешно, – заметила Лиза, когда пожилые женщины вышли из комнаты. – Твоя мама беспокоится о тебе.

Ник посмотрел на Лизу, холодную, красивую и необыкновенно желанную, и безумно разозлился. Она вывернула его жизнь наизнанку, заполнила его чувствами, о существовании которых он и не подозревал. Последние несколько недель он сходил с ума. Не мог спать, не мог работать, а только думал о ней. А она сидела такая спокойная, как будто у нее не было ни единой бессонной ночи. Ему хотелось задушить ее, но еще больше хотелось забыться в чудесном, приятном тепле ее восхитительного тела.

– Я хочу извиниться за все. – Лиза снова начала свою речь, стараясь оставаться холодной. Она должна сделать это: она слишком многим обязана ему. – А также хочу поблагодарить тебя...

Ник оценивающе посмотрел на нее суровыми глазами. Ей не удастся отделаться одними извинениями.

– Ты хочешь поблагодарить меня, – насмешливо протянул он. Их глаза встретились. – Считай, что поблагодарила. Поскольку мне больше пить нельзя, я иду в свою комнату; ты знаешь, где она находится. – С этими словами он вышел.

Ник испытал необыкновенное облегчение, когда из полиции ему сообщили, что Лиза невиновна. По крайней мере мошенник Браун не назвал ее в числе своих соучастников. Это означало, что она стала свободной благодаря своим собственным достоинствам, а не его протекции.

Он должен радоваться, что снова увидел ее, а вместо этого его разрывала злость. Он снова все испортил, и Лиза после такого приема вообще может уехать.

Сначала Лиза не могла пошевелиться от шока и просто сидела на диване, глядя на закрытую дверь. Он ушел, бросив ее, и даже не сказал «Спокойной ночи». Как он мог быть настолько грубым? Ник был гордым человеком. По словам мистера Стаббса, он потратил свое время и силы, чтобы помочь ей выпутаться из неприятности, в которую она по уши влезла, а она сопротивлялась каждому шагу Ника, даже ударила его.

У него есть причины быть резким. А на что она рассчитывала – что он примет ее с распростертыми объятиями и скажет, что все простил, и будет клясться в вечной любви? Она должна была заставить его выслушать себя и умолять о прощении. Приняв решение, Лиза медленно встала. Ник бросил ей перчатку, и у нее сложилось странное впечатление, что она, как рыцарь, должна поднять ее.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Комната была большая, и две прикроватные лампы освещали огромную кровать. Огонь в камине отбрасывал причудливые тени на побеленные стены.

Ник стоял у окна к ней спиной, он сбросил пиджак, плечи его были напряжены.

– Ник. – Она прошептала его имя и остановилась в нескольких шагах от него.

– Ты пришла. – Ник обернулся и облегченно вздохнул. – Почему, Лиза? – и остановился. Он думал, что будет злиться, но, увидев, как она стоит перед ним и как побледнело ее красивое лицо, а блестящие голубые глаза нервно бегают по комнате, стараясь не смотреть на него, он захотел только одного – успокоить ее.

– Потому что я хочу... – она чуть не сказала «тебя», но вовремя остановилась, – еще раз извиниться за все ужасные вещи, которые я тебе говорила. – Его вид – черные взлохмаченные волосы, расстегнутая до пояса рубашка, темная полоска волос, уходящая под брюки с низкой талией, – подействовал на нее так, что она с трудом вспоминала приготовленную речь. – Я также хочу поблагодарить тебя за то, что ты помог мне выпутаться из этой отвратительной ситуации.

Смотри ему в лицо, приказала она себе.

– Я... я... – заикалась она, встретив его взгляд. – Я знаю, что ты, вероятно, сделал это скорее ради дружбы наших матерей, чем ради меня. – Она долго и изнурительно придумывала речь, прежде чем поехать сюда. – Но я действительно не знала, что в посылке, которую Генри Браун попросил меня передать, были алмазы. Если я и виновна в чем-то, так это в том, что так легко поверила боссу. Бесплатный отдых... Могу только сказать в свою защиту, что раньше я работала с мистером Стаббсом, а он – истинный джентльмен. И я наивно полагала, что Генри Браун такой же.

Ник заглянул в ее настороженные голубые глаза. Он был гордым человеком, но не глупым... Лиза пришла к нему... И слепым он тоже не был. У него потемнели глаза, когда он увидел, как она проводит руками по стройным бедрам, туго обтягивая свое тело тонкой тканью.

– Садись, Лиза. Расслабься.

Лиза уселась в кресло ближе к огню и молча смотрела, как Ник подошел к шкафчику у стены и открыл его.

– Хочешь выпить? – предложил он.

– А это разумно?

– Я редко бываю разумным в твоем обществе, – тихо заметил Ник и наполнил янтарной жидкостью два бокала.

– Я хочу объяснить, – серьезно начала она, еще раз пытаясь произнести свою речь. – Ник, я действительно не имела представления, что Генри Браун – вор, и когда ты привез меня сюда... я думала, что твоя мама этого хочет. Когда я вернулась в Лондон и мистер Стаббс поведал мне всю историю, я была потрясена. – Она сделала глоток бренди для храбрости, чтобы продолжить, и взглянула на Ника. – Теперь я знаю, что ты не только спас меня от возможного тюремного заключения, но еще и спас мне жизнь, в то время как у тебя не было причин доверять мне. Так что я хочу поблагодарить тебя от... всего сердца.

– Остановись здесь, Лиза, – прервал ее Ник. – Во-первых, я никогда не верил, что ты воровка. Когда в отчете моего агентства безопасности, которое расследовало похищение алмазов, появилось твое имя, моей первой реакцией было полететь на Лансароте и самому допросить тебя. Согласен, что я сделал это несколько окольным путем, но мне нужно было защищать интересы Карла Дэлка. Твоя информация оказалась жизненно важной для расследования.

– Ты прав. Я ничего не знала.

– Да, я догадался. – Ник поднялся и встал перед нею, глядя в ее красивое, слегка порозовевшее лицо. Не надо было давать ей бренди после того, как она выпила вина. Протянув руку, он поставил ее на ноги. – Я привез тебя с собой в Испанию, чтобы уберечь от беды, и потому, что хотел тебя. Когда я вез тебя в хижину, я уже был абсолютно уверен, что ты невиновна. – У Лизы все еще шла голова кругом от его небрежного признания «хотел тебя», когда он продолжил: – Мы оба наделали ошибок, так что объявим перемирие и посмотрим, что будет дальше.

– Мир. – Лиза с трудом сглотнула.

– Скрепим его поцелуем, – подсказал Ник. Он обхватил рукой ее спину, и их губы слились в горячем поцелуе. Ник издал хриплый, похожий на стон звук, и Лиза беспомощно задрожала под настойчивым давлением его губ. Она закрыла глаза, протянула к нему руки и обняла за широкие плечи. Она любит его...

– Диос мио, Лиза, – пробормотал Ник, накрыв ладонью ее грудь, большим пальцем теребя сосок через тонкую ткань платья. – Представляешь ли ты себе, что ты со мной делаешь? – тихо спросил он, проводя рукой по ее бедру и теснее прижимая ее к своему сильному телу. – Хватит ли у тебя смелости не обратить внимания на двух мамаш в доме, или ты хочешь заставить меня подождать?

Когда смысл его слов дошел до Лизы, она почувствовала холод и замерла.

– Подождем. – Она положила ему на грудь руку и оттолкнула его.

Ни слова о будущем, ни слова о любви. Он дважды затаскивал ее в постель, но она не пойдет на это в третий раз. Она заслуживает большего. Может быть, он и спас ей жизнь, но это не означало, что он может использовать ее.

– Ведь на самом деле ты не хочешь, чтобы я ждал. – Ник протянул к ней руку, но она оттолкнула ее. – Лиза. – Темные глаза Ника впились в нее. – Что происходит?

– Ничего. Я пришла извиниться, и я это сделала. – Она увидела вспышку гнева в его глазах, но не позволила себе испугаться. – Но спать с тобой я не собираюсь.

– Но ты же хочешь меня и знаешь, как нам хорошо вместе, – прорычал Ник, бросив взгляд на очертания ее сосков под тканью платья.

– Может быть, я хочу от отношений большего, чем просто жаркий секс, а ты не мой мужчина, – монотонно заявила Лиза, – но я уверена, что мы можем остаться друзьями ради наших мам. – На секунду ей показалось, что она увидела боль в его черных, как ночь, глазах.

– Пусть будет так. – И, пожав широкими плечами, Ник подошел к двери и раскрыл ее. – Беги, подруга, – с сарказмом произнес он.

Беспокойно ворочаясь в своей кровати час спустя, Лиза говорила себе, что она правильно сделала. Единственное, что мешало ей успокоиться, были живые воспоминания о том, как Ник любил ее на этой самой кровати. Ее мучила неудовлетворенность, пока она наконец не уснула тревожным сном.

В соседней комнате Ник выпил еще немного бренди. Смешно, что ему отказала та единственная женщина, которую он по-настоящему хотел.

Ничего. Завтра он полетит в Швейцарию и примет участие в соревновании Вербьера.

Анна и ее мать уже заканчивали завтрак, когда Лиза вошла в столовую.

– Ты ужасно выглядишь, – отметила Памела.

– Спасибо, мамочка. Доброе утро, Анна. – Она села за стол, но есть не хотелось.

– В этом нет ничего хорошего, – резко заметила Анна. – Когда Ник согласился присоединиться к нам, я подумала, что, может быть, он не поедет на соревнование Вербьера, хотя я знала, что он уже отправил заявку.

Лицо Лизы побелело. Соревнование Вербьера – она слышала о нем и видела по телевизору. Это были смертельно опасные гонки на сноубордах в Альпах, апофеоз сезона экстремального спорта.

– О нет.

– Именно так, Лиза. Он уехал из поместья утром и улетает в Швейцарию сегодня днем.

Тут вмешалась ее собственная мать:

– Мы с Анной ушли рано спать, чтобы вы двое смогли побыть наедине, так что же вышло не так?

Лиза не могла поверить своим ушам:

– Ты... Она... – Она переводила взгляд с одной на другую, а они обе ласково глядели на нее. – Вы хотели помочь мне? Помочь нам?

– Конечно. Я знаю все про это дело об алмазах, – твердо заявила Анна, и лицо Лизы стало пунцовым. На мгновение она подумала, что его мать знает, что они любовники, но тут Анна добавила: – Мой сын не единственный, у кого есть могущественные друзья.

– Вы знаете о краже алмазов? – нерешительно переспросила Лиза.

– Да, и твоя мама тоже знает, – подтвердила Анна. – Насколько я поняла, Ник вытащил тебя из очень неловкой ситуации. Вчера вечером мы с Памелой старались дать тебе возможность лично поблагодарить Ника.

– Тебе надо было рассказать мне, Лиза, – вставила ее мать. – И я очень надеюсь, что ты должным образом поблагодарила Ника.

– Оставь бедную девочку в покое, Памела. Разве ты не видишь, что она растеряна? – Анна взяла в руку ладонь Лизы. – Я знаю своего сына, он тяжелый человек и близко подпускает к себе только очень немногих. Но он неравнодушен к тебе, Лиза, иначе зачем ему было все это? Поэтому я подумала, может быть, ты попробуешь уговорить Ника не участвовать в соревнованиях Вербьера? Ты моя последняя надежда, Лиза, и ты окажешь мне огромную услугу, если сможешь остановить его.

Лиза представила, как прекрасное тело Ника лежит избитое и израненное у подножия заснеженного утеса. Она знала, что не вынесет, если с ним что-нибудь случится. С ним она или нет, это не имеет значения. Ей следовало понять это, когда она наблюдала за прыжками Ника с парашютом. Тогда она наивно думала, что не позволит себе полюбить его. Но любовь не подчиняется ничьим приказам.

Ник не предлагал ей вечной любви, но он предложил честные правила игры, и она отвергла его, испугавшись, что будет больно. Теперь все стало ясно. Она безраздельно и беззаветно любит его. Будет ли он с нею только день или всю жизнь, она все равно попробует.

– Я постараюсь, – проговорила Лиза. Слишком долго она трусила, скрывая свои чувства. Если ей нужна любовь Ника, она должна действовать решительно. – Только скажите мне, как его найти.

– Мы сделаем лучше, – нежно улыбнулась Анна. – Мануэль ждет у машины, чтобы отвезти тебя в аэропорт. Вылет самолета Ника назначен на час дня.

Поездка длилась бесконечно долго. Лиза смотрела, как часы на приборной доске отсчитывали секунды и минуты, и ей хотелось, чтобы Мануэль ехал быстрее.

Наконец без двадцати час она выскочила из машины в аэропорту, бросилась к зданию, внимательно осмотрела толпу, и у нее упало сердце. Она ринулась в справочную, где ее направили к нужному терминалу, задыхаясь и тяжело дыша, прибежала туда, но выяснилось, что без документов ее не пропустят. Пробиваясь сквозь толпу пассажиров и не понимая, что еще можно сделать, Лиза натолкнулась на твердое тело.

– Извините. – Она хотела отступить, но в петельке ее кружевной блузки застряла пуговица от чьего-то пиджака. Она посмотрела вверх. – Ник!

– Похоже, ты меня нашла, – пошутил он, лениво оглядывая ее темными глазами. – Не хочешь ли сообщить, что ты здесь делаешь, Лиза?

Она долго смотрела на него, стараясь отдышаться и чувствуя, что у нее разрывается сердце.

– Я приехала за тобой, – наконец ответила она.

– Зачем?

– Потому что я люблю тебя и не хочу, чтобы ты участвовал в соревнованиях Вер... Вер... Вербьера, – заикаясь и вздыхая, произнесла она.

Ник сомкнул вокруг нее руки.

– А что ты можешь предложить взамен, Лиза? – отрывисто спросил он. – Что-нибудь особенное?

Он наклонил голову и накрыл губами ей рот, а ее губы раскрылись, приглашая его требовательный горячий язык. Неистовое удовольствие охватило ее, когда она обняла его за шею и прижалась к его телу.

– Помнится, вчера вечером ты сказала, что я не твой мужчина, Лиза, – напомнил Ник, отстраняя ее от себя. – Так что же заставило тебя изменить свое решение?

Он не сказал ни слова о любви.

– Нет-нет... Но это больше для меня неважно. Я хочу тебя – на день, на неделю, сколько получится.

– Отдавай себе отчет, Лиза, в том, что говоришь. Потому что я больше никуда не отпущу тебя. – И он захватил ее губы своими.

Когда Ник наконец дал ей отдышаться, она услышала аплодисменты. Посмотрела на него своими широко раскрытыми, светящимися любовью глазами:

– Мне кажется, мы собрали аудиторию. – И они оба расхохотались.

– Давай уйдем отсюда, – тихо произнес Ник, и они вышли из аэропорта. Когда Мануэль увидел их, он улыбнулся и эффектно раскрыл заднюю дверцу машины.

Через тридцать минут Лиза стояла в холле его дома в Малаге.

– Как красиво, Ник.

Высокие потолки, мозаичный пол и большая лестница из белого мрамора. Лиза взглянула на мужчину своей мечты. Он снял пиджак, белая, сшитая па заказ рубашка прекрасно облегала широкие плечи, создавая контраст с его загорелым телом.

Ник встал перед нею:

– Моя прекрасная Лиза. – Он поднял руку и провел длинными пальцами по ее щеке. – Опять заставишь меня ждать?

– Что ж, может быть, – ответила она, давясь от смеха, увидев, каким расстроенным стало его лицо. – Пока не найдешь кровать.

– Ведьма. – Его глаза заблестели, когда он поднял ее на руки и понес вверх по огромной лестнице.

Они упали на кровать, переплетая руки и ноги. Губы Ника отыскали ее рот, и легкий поцелуй быстро превратился в жаркий и неуправляемый.

– Я не могу ждать, Лиза... это было слишком долго.

Лиза обвила руками его шею.

– Тогда что тебя держит? – нетерпеливо спросила она. Они лежали обнаженными плоть к плоти, и она горела желанием, а боль была почти невыносимой.

– Лиза, – произнес Ник хриплым голосом, и ее исступленный крик смешался с его криком, когда она вместе с ним стала участвовать в неистовом ритме его тела. Они вместе достигли наивысшего наслаждения.

Долгое время единственным звуком было затрудненное дыхание двух насытившихся тел. Потом Ник перевернулся на спину и, обняв Лизу за плечи, прильнул к ней.

– Мне тебя не хватало. – Его улыбка стала несколько неуверенной. – Как ты себя чувствуешь?

Лиза ответила лучезарной улыбкой:

– Как никогда прекрасно. – Она увидела, как в его черных глазах появилась знакомая уверенность.

– Я удивился и обрадовался, когда увидел тебя в аэропорту, – тихо заметил Ник. Он поднял светлые пряди ее упавших на лицо волос. – Я мечтал, чтобы твои волосы снова лежали на моей подушке, – хрипло прошептал он. – Ты сводишь меня с ума, Лиза. Я люблю тебя. – Потерев подбородок, он продолжил: – За те два длинных месяца, что мы были в разлуке, я решил, что уж лучше вытерпеть твой хук левой, чем совсем не видеть тебя. Разве это не отчаяние? – пошутил он.

Лиза замерла: ей снится или он действительно сказал, что любит ее?

Ник почувствовал ее напряжение.

– Ты в порядке? – спросил он, озабоченно глядя своими черными глазами в ее красивое лицо. – Я не сделал тебе больно?

Подняв руку, Лиза провела ею по его щеке.

– Нет, ты не сделал мне больно. – Между ними было много полуправды, но все это в прошлом. – Мне необыкновенно хорошо, – тихо призналась она. – Извини, что ударила тебя тогда. Я бы умерла, если бы с тобой что-нибудь случилось. Когда я была ребенком, ты всегда был моим героем, – честно призналась она. – Потом, после сцены в конюшне, я пыталась возненавидеть тебя. Но когда встретила на Лансароте, и ты поцеловал меня, я поняла, что пропала.

– И ты, и я – мы оба, – со стоном произнес Ник. – Я люблю тебя до безумия. – И он снова начал страстно целовать любимую.

– Ник, мне нужно подышать. – Улегшись на его широкой груди, Лиза заглянула в его красивое лицо и увидела в черных, как ночь, глазах страсть, смешанную с нежностью и любовью. – Ты правда любишь меня? Достаточно сильно, чтобы забыть о соревновании Вербьера?

– Достаточно, чтобы забыть обо всем, кроме тебя, – заверил он. – Я любил тебя, когда ты была еще восьмилетним ребенком, но влюбился как мужчина, когда тебе исполнилось шестнадцать.

– Что? – воскликнула Лиза. – Я не верю тебе.

Ник усмехнулся.

– В то лето, когда тебе исполнилось четырнадцать, я заметил, что ты превращаешься в женщину, но ты по-прежнему была моим товарищем. На следующее лето все изменилось. Когда мы поехали верхом и ты упала с лошади.

– Я это помню, – вставила Лиза. – Ты был таким добрым.

– Я не мог представить себе жизни без тебя. – Он сильнее сжал ее талию. – Тогда я уже понял, что влюбился в тебя, но продолжал подавлять в себе чувства.

– А на следующее лето ты обручился с Софией, – напомнила Лиза.

– Да, – вздохнул Ник. – Я рассказывал тебе об этом. Ты была слишком юной для меня, и я обручился, оберегая не только своего отца, но и себя самого.

– Но ты спал с нею, – не смогла сдержаться Лиза.

– Нет, не спал. София больше интересуется женщинами. – Скосив глаза, он улыбнулся ей. – Я старше тебя, так что в моей жизни, конечно, были другие женщины, но ты единственная, кого я люблю и буду любить.

– А в тот день в конюшне, когда ты увидел меня... – Она замолкла. – Почему ты так разозлился?

– Я знал, что моя помолвка с Софией была лишь формальностью, и ничем другим. Но когда я увидел, как ты целуешь того прыщавого мальчишку, меня стала душить ревность, потому что на его месте должен был быть я. – Он быстро поцеловал ее, как будто хотел стереть это из памяти.

– Но если то, что ты говоришь, правда, почему ты не искал меня позже? – спросила Лиза.

– Потому что, – улыбаясь, ответил он, – я осознал истину, только когда снова встретил тебя. Даже после того, как мы стали любовниками, я продолжал твердить себе, что это очередной роман. И только в хижине я наконец признался себе, что люблю тебя. В самую первую ночь у меня на вилле я решил, что меня не интересует твое прошлое, и уговорил тебя поехать в Испанию.

– И соблазнил меня в самолете! – Лиза игриво посмотрела на него. – Признаю, что мне хотелось быть соблазненной.

– Я тогда не узнал себя, – сухо проговорил Ник. – Я вовсе не такой бабник, как обо мне пишет «желтая» пресса. Обычно я очень сдержанный мужчина, и то был первый и единственный раз, когда я занимался любовью в самолете. А что касается нашего романа... – Голос у него стал ниже, а руки крепче сжали ее. – Мне нравится эта идея, если только он растянется на целую жизнь, а ты будешь моей женой. Согласна?

Голубые глаза Лизы с изумлением посмотрели на него. Ее сердце переполнилось любовью.

– Я согласна – хотя это было не самое романтичное предложение на свете, – съязвила она.

Ник улыбнулся, поднял палец и провел им по ее щеке.

– Но оно сработало, и я не выпущу тебя из своего поля зрения, пока не надену тебе кольцо на палец. – Он крепче прижал ее и приник к ней губами в нежном, полном обожания поцелуе. – Мы поженимся как можно скорее.

– Да, – выдохнула Лиза и заглянула в его потемневшие глаза. В них она увидела разгорающийся огонь, темное, всепоглощающее пламя, и в этом пламени отражалась она. – Мой герой... – вздохнула она и потянулась к нему.

Через четыре часа Ник вошел в спальню. В темных брюках, голубой рубашке и кашемировом свитере, свободно спадающем с его широких плеч, он выглядел потрясающе.

– Мне казалось, ты говорила о пяти минутах. – Он усмехнулся, и у Лизы быстрее забилось сердце.

– Я нормально выгляжу? – спросила она, подворачивая слишком длинные рукава рубашки. Ее блузка была мятой, и она надела к джинсам одну из рубашек Ника.

– Я не стану отвечать на твой вопрос, потому что в таком случае мы никогда не сможем уйти отсюда. Идем.

Через двадцать минут Ник привел Лизу в роскошный ювелирный магазин. Хозяин узнал Ника, и скоро они сидели в глубоких бархатных креслах около стеклянного столика. Продавец спросил, что бы они хотели выпить: кофе, шампанского?

Ник заказал и то и другое.

– Нам надо сделать это прямо сейчас? – неуверенно спросила Лиза.

– Сама решай, – рассудительно ответил Ник, поглаживая ее ладонь. – Если хочешь присутствовать на обеде с двумя мамашами без кольца, я не возражаю. – Он улыбнулся, заглядывая Лизе в глаза и крепче сжимая ей руку. – Из аэропорта я позвонил маме и сообщил ей, что ты убедила меня не участвовать в соревновании Вербьера. Она была в восторге, – небрежно заметил он. – Она едва не лишилась дара речи, когда я пообещал ей, что привезу тебя к нам домой, чтобы вместе вздремнуть после обеда, как и полагается мужчине моего возраста, – закончил он с дьявольской усмешкой.

– Ты не мог этого сказать! – в ужасе воскликнула Лиза. Глядя в его темные глаза, она увидела золотые искорки и застонала.

Ник все еще улыбался, когда перед ними появился хозяин с подносом изящных колец с бриллиантами. Ник почувствовал, как в его руке дрогнула рука Лизы, и улыбка быстро превратилась в гримасу. При данных обстоятельствах бриллианты не слишком подходили. Лизе меньше всего нужно было постоянное напоминание о краже алмазов.

– Извини, Лиза. Я не подумал. Может быть, выберешь что-нибудь другое?

Ник выглядел таким растерянным, что Лиза улыбнулась и потрепала его по щеке.

– Ну, я не знаю, – медленно произнесла она, и ее глаза заблестели от сдерживаемого смеха. – Я очень полюбила бриллианты – они всегда будут напоминать мне о тебе, Ник, дорогой.

Раздался его громкий смех, а затем яркая улыбка осветила красивые смуглые черты Ника. Он поднял руку Лизы и благоговейно припал к ней губами.

– Я твой навеки, любовь моя!


home | my bookshelf | | Похитительница алмазов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу