Book: Собачье счастье



Собачье счастье

Дженни Дейл

Собачье счастье

Глава 1

Это лучшая экскурсия в моей жизни, — сказал Нил, почесывая за ухом гладкошерстного фокстерьера, с любопытством обнюхивавшего его ботинки. — Вот не думал, что уроки могут быть такими интересными!

Нил учился в мидоубэнкской школе в Комптоне. В этот по-весеннему солнечный день учитель повел их класс за город, на ферму Прайорсфилд-Фарм.

Нил нашел небольшую палку, высоко поднял ее над головой. Пес азартно завилял хвостом и замер в ожидании. Нил широко размахнулся, палка взлетела в воздух, и фоксик понесся за ней по двору в сторону сараев.

Крис Уилсон и Хэшим Линдон, одноклассники Нила, понимающе переглянулись. Они слишком хорошо его знали.

— Как всегда, — ухмыльнулся Хэшим. — Окажись Нил на Северном полюсе, он и там нашел бы собаку.

— Да он отыщет ее даже на Марсе! — рассмеялся в ответ Крис. Дело в том, что родители Нила содержали собачий питомник, и он был просто помешан на собаках. — Эй, Нил! — крикнул Крис.

— Ты уже нарисовал карту? Тогда можно посмотреть, как кормят из соски того ягненка, что остался без матери. Может быть, и нам бы дали подержать бутылочку.

— Или на новорожденного теленка, вон там, под навесом. Он еще еле стоит на ногах, и весь перепачкан, но тебе будет интересно.

— Сейчас, — отозвался Нил, не оборачиваясь. Фокстерьер тем временем с рычанием накинулся на палку, хорошенько ее потряс и опрометью кинулся назад, в надежде, что с ним еще поиграют. — Ягнята, телята — это все замечательно, но посмотрите на этого пса — вот настоящая звезда!

— Нил потрепал его по бело-рыжей шерстке, почесал за ушами.

Крис с Хэшимом молча пожали плачами. Нил был неисправим.

Из-за сарая, доверху набитого тюками с душистым сеном, вышел Гарри Грей, фермер — высокий, сутулый человек в коричневом поношенном пиджаке. В седых волосах застряли соломинки, и он на ходу их вытаскивал. Судя по его обветренному, изборожденному морщинами лицу, он прожил долгую жизнь, и большую ее часть коричневый пиджак служил ему верой и правдой.

Собачье счастье

— Привет, крошка, — он приветливо улыбнулся Нилу.

— Это вы мне? — опешил тот.

— Нет. Крошка — так зовут собаку. Он родился таким маленьким, хиленьким да слабеньким, что мы уж думали, не выживет. И смотрите, какой живчик вырос. О таком и захочешь забыть — не получится. Постоянно напоминает о своем присутствии.

— Потрясающий пес, — согласился Нил. — Сколько ему лет?

Фермер открыл было рот, но тут из дома вышла женщина в джинсах и позвала фокстерьера. Должно быть, жена Гарри, подумал Нил. Крошка радостно бросился к ней и чинно пошел у ноги.

— Похоже, вы уже подружились с нашим маленьким негодником, не так ли? Он нас скоро по миру пустит, право слово, — Крошка между тем стал игриво покусывать хозяйку за штанину. Она не рассердилась. — Ест за троих. Большим собакам, и тем меньше нужно!

— О, Крошка у нас первостатейный пастуший пес, работает не хуже любого колли, — с гордостью произнес Гарри Грей. — И еще уничтожает грызунов.

— Надо думать. Сразу видно, какой он шустрый и смышленый! — Нил снова бросил палку, и Крошка помчался за ней.

— Вижу, ты знаешь толк в собаках, — одобрительно заметил фермер.

Крис с Хэшимом не выдержали и рассмеялись.

Муж с женой недоуменно переглянулись.

— У Нила мама с папой содержат «Питомник на Королевской улице», — пояснил Хэшим. — Там центр передержки — это когда хозяева уезжают, и им не с кем оставить собаку, вот в питомнике за ними и присматривают. А еще там приют для бездомных и брошенных собак, которым потом находят новых хозяев.

— Правда? — мистер Грей был явно заинтересован. — Хорошо, когда знаешь, где можно приобрести пастушью собаку, коли она мне понадобится. Смотрите, ребята, вот и ваш учитель идет.

Мистер Хамли являл собой законченный образец сельского джентльмена: прочные башмаки, навощенная куртка, клетчатая кепка.

— Спасибо, Гарри, что выдержал нашествие пятнадцати оболтусов, — он подозрительно посмотрел на ребят. — Нил Паркер, ты выполнил мое задание, нарисовал план фермы?

Нил смущенно протянул ему незаконченный набросок, на котором были помечены надворные постройки, а также окрестные поля и леса, правда, далеко не все. Нил не указал, чем были засеяны поля, а реку и вовсе позабыл нарисовать.

— Ммм-да, — мистер Хамли задумчиво почесал подбородок. — Шедевром это явно не назовешь. Может быть, тебя что-то по случайности отвлекло? Какая-нибудь собака, например?

— Видите ли, сэр, — Нил потупился, — я только поздоровался с Крошкой… Кстати, где же он? — Нил поискал глазами голосистого песика, но тот как сквозь землю провалился.

— Что еще за Крошка? — ледяным тоном произнес мистер Хамли.

— Это фокстерьер мистера Грея. Погодите, это не он лает?

Все замолчали и прислушались. Откуда-то издалека доносился настойчивый, взволнованный лай.

— Ты прав, похоже, это наш Крошка, — сказал фермер. — Видно, что-то случилось, — он открыл калитку и быстро зашагал через поле. Нил устремился за ним, даже не спросив разрешения у своего учителя.

Неровный, весь в кочках и рытвинах луг спускался вниз, к реке. Крошка отчаянно, надрывно гавкал. Что же там могло случиться, думал Нил, с трудом пробираясь сквозь высокую траву, но ответа не находил. Крис с Хэшимом, а также мистер Хамли тоже направились вниз.

— Вот он! — крикнул, наконец, Нил. Крошка бегал вдоль колючих кустов боярышника, служивших живой изгородью. Фермер прибавил шагу.

— Ну, погоди, — пробормотал он, — на этот раз я до тебя точно доберусь, попомни мои слова!

Нил хотел было спросить, о ком он говорит, но тут из-за изгороди раздалось жалобное поскуливание.

— Ничего не трогай! — приказал фермер. — Я сам все сделаю, — Нил отошел в сторону, пропуская фермера вперед. Тот присел на корточки, заглянул под изгородь. — Да это же наш Мик!

Под ветками лежала в неудобной позе приземистая жесткошерстная дворняга, чуть покрупнее Крошки и более курчавая. Пес отчаянно дергался, старался высвободить лапу, но ее что-то крепко держало. Блеснула проволока.

Мистер Грей почернел от ярости.

— Что случилось с лапой? — спросил Нил.

— Мик попался в силки, — тон мистера Грея не предвещал ничего хорошего. Он раздвинул траву, и Нил увидел страшный капкан. — Так и знал, что это рано или поздно случится. Ладно-ладно, Мик, все в порядке, — фермер стал ласково поглаживать собаку. Потом он повернулся к Нилу. — Пожалуй, тут мне без твоей помощи не обойтись. Подержи ему голову и попытайся успокоить, а я постараюсь высвободить лапу. И будь осторожен. Обычно-то он не кусается, да только сейчас он напуган до смерти, и тебя совсем не знает.

Нил был счастлив, что может хоть чем-то помочь. Он встал на колени и стал успокаивать пса, как мог, крепко удерживая его за шею. Высвободить лапу оказалось совсем не так просто. Медная проволока глубоко врезалась, и любое неосторожное движение могло причинить Мику лишние страдания. На шерсти запеклась кровь. Крошка притих и внимательно следил за происходящим. Вскоре подошли Крис с Хэшимом и мистер Хамли.

— Ну, вот и все, Мик, мы тебя освободили, — мистер Грей выпрямился во весь рост. В руке он держал проволочную петлю. — Поднимайся, мой мальчик. — Пес попытался было встать, но тут же завалился на бок и стал вылизывать левую заднюю лапу.

— Такая штука могла стоить ему жизни, — сказал мистер Грей.

— Это силки? — поинтересовался мистер Хамли, внимательно рассматривая петлю.

— Да, их ставят на кроликов, — отозвался фермер. — Кролик бежит вдоль изгороди, попадает головой в петлю, петля затягивается, и тому, кто поставил силки, остается только забрать свой обед.

— Но это ужасно! — воскликнул Крис.

— Еще бы. К несчастью, в силки может попасть не только кролик. Это варварский способ охоты, не зря он запрещен законом. У нас в лесу завелся браконьер, но так близко к ферме он еще ни разу не подбирался. Ох, не к добру все это.

Пес снова попытался встать.

— Как вы думаете, кто этот браконьер? — спросил Нил.

— Знать бы, кто, он бы уже давным-давно объяснялся с полицией. Убытки от него ужасающие. Не так давно в силки попалась овца, и чем больше она билась, тем сильнее затягивала петлю. Вот и Мик точно так же изуродовал себя.

Нил осторожно поднял пса, и мистер Грей взял его на руки, пристроил поудобнее больную лапу. Небольшая процессия направилась к ферме. От былой веселости детей не осталось и следа.

— Бедный Мик, — сказал Хэшим. — Как вы думаете, он поправится?

Фермер покачал головой.

— Боюсь, ему уже не быть таким, как прежде. Он уже в годах, и не такой резвый, как в молодости. Как рабочий пес он и так уже был почти что не годен, а теперь и подавно. Толку от него на ферме никакого, будет просто доживать свой век.

— А рана не кажется такой серьезной, — заметил Нил.

— Они с Крошкой много лет работали в паре, — пояснил фермер. — Великолепно управлялись с овцами, не давали им разбегаться. Оба пса живые и смышленые, и не любят отлынивать. А еще они прекрасно ловили крыс.

— Крыс! — ужаснулся Хэшим.

— Сынок, ты не в городе, а на ферме, — усмехнулся мистер Грей. — Тут не до сантиментов. Крысы — вредители, и нам вовсе не к чему, чтобы они поедали в кладовке все, что попало, и распространяли всяческую заразу. Вот мы и держим для этих целей парочку прытких собак.

— Ух, ты! — воскликнул Крис. — Так Крошка — отличный крысолов?

— Выходит, так. Чаще всего он выгоняет их из нор, если нужно, прорывает в сене длинные ходы, в любом конце амбара достанет. А Мик обычно ждет, когда они выскочат, тогда и хватает.

— А крысам не больно? — спросил Нил. Он старался защитить любую живность, даже грызунов.

— Да они и пискнуть не успевают, — успокоил его фермер. — Только он прыг — и готово.

— А теперь из-за браконьера Крошка остался в одиночестве, бедняга. Надеюсь, он справится, — Нил нагнулся, похлопал пса по шее.

— Я думал, браконьеры — бич больших поместий, — заметил мистер Хамли.

— А наш, похоже, не слишком привередлив, — отозвался фермер. — Тут много лесов, много дичи. В холмах тоже зверья хватает, вот он и разгуливает, как у себя дома.

Собачье счастье

— Мистер Грей, вы сказали, что от него большие убытки, — напомнил Нил. — В чем они заключаются?

— Тут неподалеку, выше по реке, заповедный лес. Нас, фермеров, в этих местах не много, вот и пришлось нам усердно потрудиться, чтобы всякой живности жилось припеваючи. Там есть на что посмотреть. Даже старый ледник сохранился.

Крису очень хотелось спросить, что такое ледник, но тут фермер снова заговорил.

— Он там тоже бывал, этот браконьер, вероятно, охотился на фазанов. Весь лес усеян гильзами.

— Сегодня утром я водил туда своих учеников, — заметил мистер Хамли. — Показывал им различные породы деревьев. Многие молодые деревца сломаны. Это тоже его работа?

— О, это точно он, кто же еще. Ему на все наплевать, крушит все, что под ноги попадет. И даже изгороди ему не помеха. Постоянно приходится их чинить, а я не могу все время отвлекать моих людей от работы, дел и так невпроворот. Теряем сотни фунтов, вот как.

— А теперь еще это, — грустно добавил Нил, глядя на Мика. Пес безучастно лежал на руках у хозяина.

— Да, это самое худшее из всего, что случилось. Браконьер наглеет с каждым днем.

У фермы мистер Хамли распахнул калитку, пропуская остальных вперед. Мистер Грей, ни слова не говоря, направился к дому — он хотел как можно скорее вызвать местного ветеринара, Майка Тернера. Нил проводил его грустным взглядом.

— Пойдем, Нил. Не расстраивайся, — постарался приободрить его учитель. — Мистер Грей обеспечит Мику наилучший уход. Пойду, соберу остальных, а ты подожди меня в автобусе.

Нил прислонился к калитке, и взгляд его был прикован к полям и лесам, по которым он сегодня гулял. Крис с Хэшимом не на шутку перепугались.

— Нил, с тобой все в порядке? — спросил Крис.

— Он там, я это чувствую, — сквозь зубы процедил Нил.

— Кто он?

— Браконьер. Тот, кто искалечил Мика.

— Но мы ничего не можем поделать.

Нил стиснул зубы. Крису уже доводилось видеть этот стальной взгляд — такое бывало, когда Нил принимал какое-то решение.

— Еще как можем. Его нужно поймать, пока он не покалечил других собак. Пока он не покалечил Крошку. И поймаю его я.



Глава 2

В питомнике подходило время очередной кормежки. На столе выстроился ряд пластмассовых мисок, и мать Нила, высокая, темноволосая Кэрол Паркер, отмеряла в них нужные порции собачьего корма. На стене висел листок бумаги, и она все время на него поглядывала, чтобы случайно ничего не перепутать, а это вполне могло случиться, поскольку Нил безостановочно бубнил у нее над ухом.

Посещение фермы произвело на Нила такое сильное впечатление, что после возвращения из школы он ни на минуту не закрывал рта. Его сестра Эмили сидела верхом на стуле и читала книгу о собаках. Она была на два года моложе брата, что не мешало ей столь же страстно любить всех животных, а собак — особенно. Пятилетняя Сара с трудом доставала до стола, но с большим энтузиазмом подавала матери собачьи миски.

— Представляете, ему все сходит с рук. Это просто ужасно! — возмущался тем временем Нил. — Нужно что-то делать. Когда мы нашли Мика, он был в жутком состоянии. И следующей жертвой может оказаться Крошка.

— А куры там были? — спросила Эмили. — Они мне так нравятся.

Нил призадумался.

— Куры? Да, кажется, были. Мистер Грей сказал, что их не нужно кормить, но Крис уронил кусок сандвича с сыром и майонезом, и они склевали его за милую душу. По-моему, у них теперь яйца будут под майонезом.

— Ничего с ними не случится, — отозвалась Кэрол, не отрываясь от работы.

— Да при чем тут куры? Я же говорил о Крошке, и о том, сколько неприятностей доставляет мистеру Грею тот браконьер, — Нил никак не мог понять, почему мать с сестрой проявляют такое ужасающее равнодушие.

— Что за браконьер? — Боб Паркер бросил на пол объемистый мешок со щепой. В подсобке стало как будто теснее. Отец Нила был такой высокий и плечистый, что заполнял собой любое помещение.

— Это ты, Боб? Хорошо, что успел к вечерней кормежке. Отнеси, пожалуйста, еду собакам из приюта. Эмили, ты не захватишь миски с водой?

В такое время каждому члену семьи находилось дело. Даже маленькая Сара вносила свою лепту и непременно окунала жидкие косички в одну из мисок. У нее были свои любимцы, и она всегда невозможно суетилась вокруг них.

Кейт Макгуайр, высокая, стройная блондинка в леггинсах и мешковатом свитере, с задорным «конским хвостом» на затылке, работавшая в питомнике, закончила выгуливать четырех собак и теперь разводила их по вольерам. Ее все любили. Она трудилась не меньше Паркеров, чистила вольеры, заботилась о собаках.

Кормежка — дело шумное: лай, визг, стук хвостов по сетке. Питомник состоял из двух блоков, в каждом — два ряда по десять клеток и проход между ними. Были также и прогулочные дворики, так что собаки не испытывали недостатка в движении. Второй блок — приют — был предназначен для бродячих и бездомных собак, время от времени попадавших в питомник. Нил был от природы человеком незлобивым, но при виде брошенной собаки приходил в ярость.

— По-моему, на этой неделе полгорода уехало отдыхать. У нас тут просто сумасшедший дом какой-то, — сказала Кейт, поглаживая небольшую черную колли не самых чистых кровей. — Вот умница, Кэсси, заходи. Молодец. Нил, ты не отнесешь ту голубую миску Пуговице? Здесь и Джед, и Салли, да и все остальные тоже. Не понимаю, зачем всем уезжать в одно и то же время. Сговорились они, что ли?

Когда собаки были накормлены, и Боб закрыл питомник на ночь, Кейт уехала на велосипеде к себе домой — она жила в самом Комптоне, а питомник находился за городской чертой. В ожидании ужина семейство Паркеров собралось на кухне.

Когда все уселись вокруг массивного деревянного стола и перед каждым исходила аппетитным паром солидная тарелка со спагетти под тем особым соусом, который так чудесно готовил Боб, Нил снова стал рассказывать о том, что приключилось с Миком.

— Пап, я тут подумал, может, в нашем приюте найдется подходящая собака, чтобы Крошке было с кем ловить крыс.

Отец ответил не сразу:

— Видишь ли, собаки, побывавшие в плохих руках, оказываются, как правило, слишком нервными. Они уже хлебнули лиха со своими прежними хозяевами и теперь никому не верят, и потому бывают озлобленными и агрессивными, или же, наоборот, запуганными. Вспомни, каким был Сэм.

Сэм, черно-белый бордер-колли Паркеров, лежал под столом, привалившись к ноге Нила. Услышав свое имя, он навострил уши и замолотил хвостом по полу. Четыре года назад, когда он только попал в питомник, он был худым, запуганным щенком, а теперь превратился в здорового, жизнерадостного пса и стал лучшим другом Нила. Больше того, он непременно выигрывал собачьи состязания на сообразительность — но на это потребовалось много сил и терпения.

— Нервные собаки далеко не сразу приходят в норму, — продолжал Боб, — а некоторые так и остаются неуравновешенными до конца жизни. Пожалуй, в данный момент у нас нет подходящего пса, но, если хочешь, я поговорю с Гарри Греем, узнаю, что ему нужно.

Сэм уткнулся носом в ногу молодого хозяина.

Собачье счастье

— Знаю, дружище, ты бы сам хотел поохотиться на крыс, но я тебя никому не отдам, — Нил потрепал его по холке.

— А вот и нет, ничего он не хочет! — возмутилась Эмили. — Это так жестоко! Хотя крыс я ненавижу.

— Мистер Грей говорит, что ничего страшного тут нет. Ты бы видела Крошку, как он это делает! Сначала он…

— Может быть, хватит о крысах? — вмешалась Кэрол. — Мы все-таки за столом. Эмили, как дела в школе? Тебе что-нибудь задали?

— Я давно пытаюсь вам рассказать, да разве тут вставишь хоть слово! — Эмили многозначительно посмотрела на брата. — Мы должны подготовить доклад о каких-нибудь животных, и я выбрала собак.

— Кто бы мог подумать! — с невинным видом произнес Боб. Он с трудом удерживался от смеха.

— Да, о собаках с ЭСВ. Я прочла об этом все, что было.

Тут уже не выдержала Кэрол.

— По-моему, им делают от этого прививку, — рассмеялась она. — Только ты перепутала название тройной вакцины.

— Мам, ЭСВ не вакцина, а экстрасенсорное восприятие. Иногда собаки чувствуют то, что люди почувствовать не могут. А некоторые псы даже предсказывают изменение погоды.

— Уж что они точно предсказывают, так это настроение их хозяев, — сказал Боб. — На занятиях это сразу видно, — Паркеры переоборудовали старый сарай, и два раза в неделю Боб вел там занятия по дрессировке собак. Вероятно, в Комптоне не было такого пса, который не прошел бы эту школу — включая непослушного далматина мистера Хамли. — Если хозяин нервничает, это сказывается на собаке. А еще собаки чувствуют, когда их боятся.

— У Тяпы тоже ЭСВ, — заявила Сара. Малышка понятия не имела, о чем речь, зато страшно гордилась своим любимым хомячком.

— Об этом много написано, — Эмили пропустила замечание сестренки мимо ушей. — А моя учительница говорит, что ее спаниель сразу чувствует, каким людям можно доверять, а каким нет. А иногда от ЭСВ просто мороз по коже. Собаки отказываются заходить в те дома, в которых водятся привидения. Они чувствуют нечистую силу.

— Только этого нам и не хватало, — сказал Боб. — Представляете, в питомнике — сплошные охотники за привидениями, и все дворняги.

Нил рассмеялся.

— Смейся-смейся, да только иногда происходят по-настоящему странные вещи, — не унималась Эмили. — Помнишь того старичка-шотландца с двумя лабрадорами? Он говорил, что ночью они отказывались проходить мимо кладбища. Доходили до какого-то места — и все, ни шагу дальше. Шерсть дыбом, и начинали выть.

— Нечистая сила! — передразнил сестру Нил.

— В любом случае, я позвоню завтра на ферму, — сказал Боб, обращаясь к сыну. — А в субботу съезжу туда, поговорю с мистером Греем. Может быть, позднее подберу ему собаку. Думаю, и ты захочешь поехать?

— Конечно! — закричали Нил с Эмили в один голос.


В субботу утром к воротам фермы подъехал «джип» с эмблемой питомника, и Нил с Эмили, оба в поношенных тренировочных костюмах, бросились открывать тяжелые створки. На радость Нилу, веселый фокстерьер приветствовал их звонким лаем.

— Привет, Крошка, ты меня помнишь? Отойди с дороги, дурачок, а то мы тебя задавим. К ноге! Вот умница!

Мистер Грей возился с трактором. Услышав лай, он вышел посмотреть, кто приехал, и очень обрадовался гостям. Вслед за ним приковылял Мик с перевязанной лапой.

— Как дела у Мика? — первым делом спросил Нил.

— Не так уж и плохо, — отозвался фермер. — Майк Тернер наложил ему несколько швов, а потом и повязку. Он хорошо позаботился о старине Мике, даже обезболивающее дал.

— Майк и к нам в питомник приезжает, когда нужно, — сообщила Эмили.

— Браконьер вам больше не досаждал? — спросил Нил.

— Еще как досаждал! Снова взялся за свое, оставил загон открытым, так нам все утро пришлось собирать овец — они разбрелись по всей округе. Сколько времени даром потеряли! Крошка нам тоже помогал, да без Мика он не тот, что раньше — одному ему тоскливо. Привык работать в паре.

— Доброе утро, Гарри, — Боб пожал фермеру руку. — Рад вас видеть. Нил сказал, что у вас тут неприятности.

— Неприятности? Это слишком мягко сказано! Найти бы этого мерзавца, я бы ему руки-ноги поотрывал!

— А в полицию вы обращались?

— О, да, и не я один. У всех окрестных фермеров жалобы, но у полиции своих дел хватает, не станут же они стеречь нас по ночам. А кроме того, они не считают, что дело серьезное, вот особенно и не усердствуют. Для них это несколько отдельных эпизодов, и только мы знаем, какая это для нас беда.

Эмили потянула Нила за рукав.

— Смотри, там еще одна собака!

У крыльца, свернувшись на солнышке в клубочек, мирно посапывала черно-белая колли. Рядом стояла миска с водой.

— Это старушка Кэп, — пояснил мистер Грей. — Наша почтенная пожилая леди. Теперь-то она слишком стара, чтобы бегать за овцами, а раньше была отличной овчаркой.

— Сколько ей? — поинтересовался Нил. Морда у собаки была совсем седая.

— Тринадцать, кажется, четырнадцатый идет, но она все еще радуется жизни. Да только в последнее время она меня беспокоить стала.

— Кэп! — Нил похлопал себя по ноге. — Ко мне, Кэп! Собака даже ухом не повела.

— Вот и я о том, — сказал мистер Грей. — И со мной так частенько случается. Не всегда подходит, когда ее зовешь. То ли характер у нее на старости лет испортился, то ли туга на ухо стала. Я хотел было выяснить, в чем дело, да с этим браконьером руки никак не доходят.

— Мистер Грей, давайте, я попробую. Может быть, смогу вам помочь, — Нил пересек двор, присел рядом с собакой на корточки. — Эй, Кэп! Она подняла голову, замолотила хвостом по земле и перевернулась на спину, выставив вверх все четыре лапы, чтобы ей почесали пузо. Это была веселая, добродушная собака. Как только почесывание прекращалось, она подталкивала Нила носом, лизала ему руки. — Скажи, детка, что с тобой? — прошептал он.

— Нил, попробуй что-нибудь другое, — подсказала Эмили. Оказывается, она уже давно стояла рядом с братом.

— Так что с тобой, Кэп? — повторил Нил. — Сидеть!

Колли преданно посмотрела ему в глаза и лизнула руку, приглашая почесать ее снова. Садиться она явно не желала. Нил призадумался. Эмили тоже ничем не могла ему помочь.

— Кэп, — попробовал он снова, — сидеть! — на этот раз для убедительности он проделал соответствующий жест рукой.

Собачье счастье

Любая хорошо обученная овчарка должна знать подобные команды, однако колли лишь удивленно на него посмотрела и снова развалилась на спине.

Нил выпрямился. Осознав, что пузо сегодня чесать больше не будут, собака уселась и стала внимательно на него смотреть, смешно склонив голову набок. Нил прекрасно понимал, что села она только потому, что ей самой так захотелось.

— Лежать! — приказал Нил, указывая на землю. Кэп вытянула вперед передние лапы и улеглась, Нил ободряюще потрепал ее по холке, и она тотчас же перевернулась на спину. Что же, подумал Нил, хоть какой-то прогресс.

Эмили захлопала в ладоши.

— Вот видишь! Она это сделала!

Нил приободрился и решил продолжить импровизированный урок.

— Сидеть! — строго приказал он. Кэп принялась выгрызать из шерсти колтун, и от бодрости дрессировщика не осталось и следа.

— Нил, присядь перед ней на корточки и добейся ее внимания, как папа делает на занятиях, — подсказала Эмили.

Нил уселся прямо перед мордой колли, чтобы она могла его видеть.

— Кэп, сидеть! — скомандовал он и поднял руку на уровень плеча.

Увидев характерный жест, собака, кажется, поняла, чего от нее хотят, и тотчас уселась, преданно глядя на Нила своими черными глазами-бусинками.

— Умница. Лежать!

Нил указал на землю, и собака улеглась. Он стал почесывать ее за ушами.

— Как ты думаешь, у нее ЭСВ, и она слышит что-то такое, чего не слышим мы? — спросила Эмили.

— Боюсь, она вообще ничего не слышит, — отозвался Нил.

— Так что с ней? — спросил фермер, прервав разговор с Бобом. — Думаешь, наша старушка Кэп немного туговата на ухо?

Нил буквально светился от гордости.

— Думаю, что да. Она исполняет все команды, если я стою прямо перед ней и подкрепляю слова жестами. Если она жеста не видит, то и команду не выполняет. Характер тут ни при чем, она просто вас не слышит.

Мистер Грей ласково потрепал колли по холке.

— Бедняга Кэп, а я-то надеялся, что слух ее не подведет.

— Гарри, так что вы собираетесь с ней делать? — спросил Боб Паркер.

— Что с ней делать? — удивленно повторил Нил. — Неужели вы захотите избавиться от нее?

Глава 3

Нил, с ней обязательно придется что-то делать, — повторил Боб. — Глухой собаке опасно находиться на ферме. Я прав, Гарри?

Нил прижал колли к себе, как будто хотел защитить ее ото всех напастей.

— Еще как правы, — отозвался фермер. — Тут тебе и трактор, и машины, и всякая всячина, и все это ездит взад-вперед с утра до вечера. А если она не слышит, так и с дороги уйти не успеет. И я не смогу ее спасти — кричи, не кричи.

— По-моему, она слишком стара, чтобы лезть, куда не следует, — подала голос Эмили.

Не скажи, дочка. Старые собаки бывают очень шустрыми, особенно когда охраняют свою территорию.

— Она давно здесь живет? — спросил Боб.

— Она тут родилась. Кэп — замечательная собака, я сам ее выдрессировал. А ее мать была самой лучшей овчаркой из всех, кого я видел. Я не хочу рисковать, особенно сейчас — не дай Бог, она в силки попадет. Увы, большая ферма — не место для глухой собаки.

— Но ведь в другом месте ей будет плохо! — взмолился Нил. — Она же тут с самого рождения!

Эмили бросилась на помощь брату.

— Пап, неужели мы ничего не можем сделать? Как ты думаешь, она услышит собачий свисток?

Боб вынул из внутреннего кармана блестящий металлический свисток, поднес его к губам. Кэп и ухом не повела.

— Этот она явно не слышит, но у каждого свистка своя частота. Дома у нас много разных свистков, может, какой-нибудь из них и подойдет. Можно, конечно, подавать ей команды жестами, но для этого она должна вас видеть.

— Знаю-знаю, к чему вы клоните, — лукаво усмехнулся фермер. — Сейчас, небось, спросите, можно ли вам приехать с дюжиной разных свистков и опробовать их на ней. Сами понимаете, я больше всех заинтересован в том, чтобы Кэп осталась с нами, так что, конечно же, можно. Право слово, Боб, первый раз вижу парнишку, который так здорово разбирается в собаках.

— Спасибо, мистер Грей, — сказал Нил. — Мы сделаем все, что в наших силах.

— Приезжайте завтра, если хотите. Отведите ее на ближнее поле, туда, где мы Мика нашли, и занимайтесь с ней на здоровье.

Нил чуть не подпрыгнул от радости. Повторный визит давал возможность поохотиться на браконьера.


На следующее утро Нил с Крисом Уилсоном отправились на ферму на велосипедах. Верный Сэм послушно бежал рядом. Когда впереди показались надворные постройки, солнце уже изрядно припекало им спину.

— Так почему Эмили отказалась приехать? — продолжил Крис начатый в пути разговор. — Мне казалось, она тоже хотела помочь Кэп.

Нил картинно возвел глаза к небу.

— Сегодня утром она заявила, что не желает видеть, как Крошка, или кто другой, изничтожает местное крысиное поголовье.

— Вот как? А я думал, у нее нервы покрепче. На прошлой неделе мы играли в футбол, так она меня чуть не убила, когда я обошел ее и забил гол!

— Она считает, что никого нельзя лишать жизни, даже крыс. А кроме того, она их боится! Я боюсь пауков, а она — крыс.

Крошка встретил их у дома радостным лаем.

Завидев Сэма, он решил с ним немедленно подружиться. Фокстерьер припал на передние лапы, призывно потявкал, сделал вокруг чужака несколько кругов и стал как сумасшедший носиться по полю.

Нил наскоро поздоровался с фермером и его женой и направился к колли — она, как всегда, дремала на крыльце.

— Какая красавица, — сказал Крис, пока они шла к полю. — Теперь понятно, почему тебе так хочется ей помочь.

— Послушай, Крис. Крошка с Сэмом явно приглянулись друг другу, и меня это очень радует. Но сейчас лучше взять их на поводок — я хочу проверить поле.

— Что ты ищешь?

Собачье счастье

— Ловушки. Браконьер мог поставить их вдоль изгороди, или у кроличьих нор.



И Нил отправился проверять поле по всему периметру, а Крис с трудом удерживал собак, возмущенных посягательством на их личную свободу. Крис совсем было изнемог, но тут вернулся Нил.

— С ними нужно построже, — улыбнулся он. — Крошка, Сэм! Сидеть!

Псы послушно уселись, и Крис вздохнул с облегчением.

— Так, вот что мы сейчас сделаем. Отведи их подальше, и пусть себе играют. Можешь покидать им палку, лишь бы они бегали. Тогда Кэп будет смотреть на них, а не на меня. А я перепробую свистки.

Крис отошел на несколько метров, а Нил достал из рюкзачка связку самых разных свистков, отобрал один и свистнул. Звук был еле слышен.

Кэп никак не прореагировала. Она все так же бегала за палкой, стараясь ни в чем не уступать молодым собакам. Крошка с Сэмом как по команде подняли головы, но колли явно ничего не слышала. И со вторым, и с третьим свистком повторилась та же история. Нил выбрал самый большой и дул в него до посинения — никакого результата.

И только когда дело дошло до тонкого, длинного, абсолютно ржавого свистка, купленного, должно быть, лет сто назад, не меньше, Нил издал радостный вопль. Все три собаки подняли головы. Еще один звук, исторгнутый из недр этого допотопного инструмента, и Кэп, обгоняя Крошку с Сэмом, бросилась к Нилу.

— Молодец, детка, ты просто молодец! — сомнений не оставалось — Кэп явно услышала звук и прореагировала на него. Нил потрепал ее по холке.

— Да-да, — подтвердил Крис. — Этот свисток сработал.

— Кэп спасена, — отозвался Нил, — если только у нее слух не ухудшится. Если хочешь, можем погулять вдоль реки, или по лесу, поискать следы браконьера.

— А если не хочу? У меня есть выбор?

— Боюсь, что нет. Позови Сэма с Крошкой, и хорошенько следи за ними. Когда кончится поле, пусть идут по тропинке. Там могут быть новые ловушки.

— Хорошо.

Собаки бегали взад-вперед, уткнув носы в землю, азартно повиливая вздернутыми вверх хвостами. Вскоре ребята добрались до дальнего поля у реки и пошли вверх по течению. Нил тщательно осматривался по сторонам в надежде отыскать хоть какой-нибудь след браконьера — отпечаток ботинка, гильзу от патрона, очередную ловушку.

— Посмотри, что это с Крошкой? — воскликнул Нил.

На берегу, у самой воды, росла ива. Длинные, тонкие корни змеились по поверхности, свисали с обрыва; земля вокруг оказалась влажной. Крошка навострил уши и припал на передние лапы, шерсть у него встала дыбом. Неуверенно тявкнув пару раз, он подался назад.

— И Сэм ведет себя как-то странно! — отозвался Крис.

Черно-белый бордер-колли остановился на том же самом месте и теперь пятился назад, тихонько подвывая. Нил с Крисом бросились к собакам.

— Может быть, там ловушка? — спросил Крис.

Нил и сам ожидал чего-то подобного, однако никаких силков под деревом не оказалось. На влажной глине виднелись отпечатки лап разного лесного зверья, и никаких следов человека. Однако собаки чего-то явно испугались.

— Не понимаю, в чем тут дело, — сказал Нил, — но давай-ка возьмем их на поводки. Так, на всякий случай.

Кэп повела себя точно так же: долго и сосредоточенно обнюхивала подозрительное место, предостерегающе гавкнула и подалась назад.

— Знаешь, что сказала бы на это Эмили? — Нил погладил Кэп по спине. — Что тут водятся…

— …привидения! — прошептал Крис.

— Нечистая сила! Призрак старой буренки!

— Овцы-вампира!

— Или кролика-оборотня! — Нил рассмеялся. — Пойдем, нам пора возвращаться. Мы лучше приедем еще после школы и хорошенько все тут осмотрим.

Собаки радостно вбежали во двор, за ними — Нил с Крисом. Мальчики на все лады склоняли всевозможных духов и прочую нечистую силу и от души смеялись.

Нил хотел было сразу рассказать мистеру Грею о том, что его затея со свистком увенчалась успехом, но осекся, увидев лицо фермера — тот разговаривал с одним из рабочих, а в руках у него был мертвый кролик. Фермер держал его за задние лапы. Криса передернуло.

— Опять? — воскликнул Нил.

— Да, очередная ловушка, — хмуро подтвердил фермер. — Уж коли расставляешь силки, так хоть проверяй их вовремя. Конечно, кролики нам временами досаждают, но это не значит, что можно позволять себе такое. Я нашел его в заповеднике. Бог его знает, сколько он там пролежал.

Крис был явно шокирован.

— Должно быть, он ужасно страдал.

Нил прижал к себе Сэма, зарылся лицом в шерсть. А ведь в ловушку могла попасть одна из собак! Мальчик никак не мог отвести взгляд от мертвого кролика.

— Меня так и подмывает отправиться туда ночью, да поймать этого варвара на месте преступления, — в сердцах произнес мистер Грей.

— А браконьеры всегда выходят на дело по ночам? — спросил Крис.

— Конечно, ведь они трусы, все до единого. Ни на что другое не способны, вот и прячутся по темным углам.

Нил решил, что самое время подбодрить немного мистера Грея, и сообщил о своих успехах с Кэп. Фермер рассеянно кивнул, и только. Нил наскоро поблагодарил его за то, что им было позволено приехать еще раз, отдал ему свисток, а сам взял Сэма на поводок, толкнул Криса в бок, намекая, что им пора уходить, и потащил друга к велосипедам. Крис и глазом моргнуть не успел, как они уже мчались по дороге к дому.

— Эй, что за спешка такая? — возмутился он.

— Подожди, дай только добраться до питомника. У меня идея!

И Нил приналег на педали. Крису ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Глава 4

Что ты предлагаешь нам сделать? — Крис не поверил своим ушам. А Нил вел себя как ни в чем не бывало — снял рюкзак, повесил поводок Сэма на крючок за дверью.

— Ты не ослышался. По-моему, это отличная идея.

— О, да, отличная — когда идешь в поход ради удовольствия, — огрызнулся Крис. — Встаешь, когда захочешь, можно есть в постели, читать при свете фонаря. Но идти в поход для того, чтобы выследить браконьера? Ничего хорошего тут нет. Сплошные неудобства, да еще опасность в придачу.

— Да мы, собственно, не будем его выслеживать, — Нил говорил так вкрадчиво, так убедительно. — Мы просто кое-что разузнаем, чтобы потом его легче было поймать. Мы не будем маячить у него перед глазами, честное слово.

— Не мы, а ты, — отпарировал Крис.

— Послушай, Крис, нам нужно спросить у мистера Грея, не разрешит ли он поставить на одну ночь палатку на его лугу, только и всего. Если подсуетимся, успеем провернуть это сегодня вечером. Возьмем с собой Сэма, а если разрешат, то и Крошку. Мы просто будем держать ухо востро — вдруг кто-то станет ходить там по ночам. Возьмем с собой фонари. Если что-нибудь заметим, сообщим утром мистеру Грею. Сделаем вид, что узнали это по чистой случайности.

— А если браконьер первым нас заметит?

— Он все равно ничего нам не сделает. Зачем ему лишние неприятности? Думаю, он попросту унесет ноги. И потом, у нас будет защитник, Сэм.

— А если я не соглашусь? Надо думать, ты все равно пойдешь, даже один. Я прав?

— Еще бы, — усмехнулся Нил. Крис махнул рукой — он сдался.

— Ладно, но только что скажут родители? Без их разрешения ничего не получится.

— Да ведь мы просим их отпустить нас в поход.

— Нил беззаботно улыбнулся. — Завтра выходной, значит, школу мы не пропустим. Ведь нас и раньше отпускали в лес. А лишнего им знать не нужно. Послушай, мы никому не причиним вреда, да и нам ничего не угрожает. Почти ничего, — Нил решил проверить, какое действие произвели его слова на друга. Крис хмуро покусывал губу. — Да не бойся ты, Крис. Все будет в порядке.


К великому облегчению Нила, никаких непредвиденных осложнений не последовало. С позволения мистера Грея они тем же вечером раскинули палатку на временно пустующем пастбище. Оно плавно спускалось к реке и находилось на приличном расстоянии от фермы. Нил заранее решил, что лагерь следует разбить как можно дальше от надворных построек и как можно ближе к воде — пока не стемнеет, они смогут наблюдать и за полями, и за лесом.

Палатку удалось установить только с четвертой попытки. Сэм с Крошкой, в ожидании предстоящих приключений, безуспешно, но до полного изнеможения гоняли кроликов.

С наступлением сумерек посвежело, и мальчики порадовались тому, что догадались прихватить лишние свитера. Пока совсем не стемнело, они сидели у палатки, прихлебывали из термоса горячий шоколад и поглощали такое количество пирожных, которое при других обстоятельствах не съели бы и за неделю.

Последние лучи солнца окрашивали небо над рекой в алые, золотистые и огненно-красные тона.

— А браконьера нет как нет, — разочарованно вздохнул Нил.

— А я что говорил? — отозвался Крис, прикончив последний шоколадный батончик. — Пойдем в палатку. Завтра утром все как следует осмотрим, — с этими словами он стал расстегивать «молнию».

— Завтра будет слишком поздно. Разве ты не слышал, что сказал мистер Грей? Браконьеры работают по ночам.

— Какое безобразие! — отозвался из-за полога Крис.

Нил тоже забрался внутрь и стал пристраивать свой спальный мешок, а это оказалось делом не простым, поскольку Крошка, намаявшись с кроликами, разлегся посреди палатки и сладко спал.

— А где Сэм? — сонно пробормотал Крис.

— Снаружи. Он там походит, а позже заберется внутрь. Он будет нас сторожить!

— По-моему, это нам ни к чему! — простонал Крис. — Все равно заснуть не удастся. Сплошные кочки! Ой! Кажется, подо мной булыжник!

— Не хнычь. Отсюда ближе всего до того места, где в последний раз орудовал браконьер. Он может снова нанести удар.

— Ладно, попробую заснуть. Если он на нас нападет среди ночи, ты меня сразу разбуди, — Крис поудобнее устроился в спальном мешке, закрыл глаза. — Спокойной ночи.

Нилу ничего не оставалось, как пожелать другу спокойной ночи. Он ласково погладил лежащего между ними пса и тихо прошептал: — Спокойной ночи, Крошка.


Нил мгновенно, как от толчка, проснулся и приподнялся на локте, не расстегивая спального мешка.

Крошка рычал, угрожающе и протяжно, и медленно, осторожно приближался к выходу из палатки. Вот он просунул нос под полог и стал что-то там обнюхивать.

Нил слышал, как шуршит в траве Сэм. Шуршание прекратилось, пес коротко, предостерегающе гавкнул. Мальчик включил выпрошенный у отца фонарь, направил его в лицо Крису.

— Просыпайся! — прошептал он. — Браконьер объявился!

Крис тоже мгновенно проснулся, заслонил лицо от света.

— Может, это просто мистер Грей решил проверить, как у нас дела?

— В такое время? — Нил посмотрел на часы. — Первый час ночи! — он приподнял край полога, придерживая Крошку за ошейник. Крис тем временем натянул свитер и стал зашнуровывать ботинки.

Вокруг была кромешная темень. Пока влажный нос Сэма не ткнулся в руку хозяина, Нил его не видел. Собаки были заметно напряжены, то и дело принимались грозно ворчать, нервно взлаивали.

Собачье счастье

— Тихо, Сэм! Тихо, Крошка! — Нил напряженно вслушивался, пытался понять, что так напугало собак. Послышалось шуршание, оно эхом отдавалось в ушах. Казалось, звук шел отовсюду.

— Что скажешь, Крис? Что-нибудь слышишь? По-моему, звук идет от реки.

— Мало ли кто там бродит — может, лиса, может, какой-нибудь другой зверь.

Искушение поймать настоящего браконьера оказалось слишком велико. Нил расстегнул спальный мешок и стал лихорадочно натягивать тренировочный костюм.

— Найди мне поводки! Живее!

— Похоже, мне придется пойти с тобой, — вздохнул Крис.

— Не отставай! — бросил через плечо Нил и исчез в темноте.


Стояла тихая, ясная ночь. Взошедшая луна заливала землю призрачным серебристым светом. Нил испытывал и страх, и возбуждение одновременно. Сжимая в одной руке фонарь, в другой — поводок Сэма, Нил осторожно двинулся вперед. Крис вел Крошку и нес второй фонарь.

— Я тоже что-то слышал, — прошептал Крис. — Как ты думаешь, что это было?

— Думаю, летучая мышь. Хотелось бы надеяться, что это так. Тихо.

Они замерли, опустив фонари вниз, сделали пару шагов, снова прислушались.

— Около реки, — сообщил Крис.

Послышалось шуршание, захрустели сломанные ветки.

— Там что-то движется, — тихо произнес Нил. Он изо всех сил старался придать голосу уверенность, которой вовсе не испытывал. Крис сдавленно охнул, толкнул друга в бок.

— Смотри!

Над берегом реки разливалось призрачное, воистину потустороннее сияние. Вот оно сдвинулось с места, замерло, снова двинулось в путь. Противный холодок пополз у Нила по спине. Сияние снова остановилось.

— Это то самое место, где мы были в воскресенье? — Крис нервно облизнул губы. — То место, которое так не понравилось собакам? Они ведь знали, что там что-то не так. Они сразу почуяли, что там… — Крис замолчал на полуслове. Похоже, сейчас ему было не до шуток о нечистой силе, будто бы поселившейся под берегом.

Нил чувствовал, как адреналин бешеными толчками разливается по жилам. Ноги сами несли его вперед. Трудно сказать, что им двигало на самом деле: то ли желание найти браконьера, причинившего так много неприятностей мистеру Грею, то ли натянутый Сэмом поводок. Позади маленький Крошка тащил за собой рослого Криса. В другое время Нил повеселился бы от души, но сейчас ему было не до смеха.

Собачье счастье

Они перешли на другой берег. Речка была мелкая, и они старались ступать по камням, но ботинки все равно промокли насквозь. Вода оказалась на удивление холодной. Мальчики замерли, прислушиваясь.

Сияние исчезло, и почти тотчас же раздался леденящий душу звук — то ли рычание, то ли вой раненого животного.

И снова воцарилась тишина.

Нил с Крисом замерли от ужаса, а в следующую минуту уже мчались обратно сломя голову. Не разбирая дороги, натыкаясь на камни, они перемахнули речку и в мгновение ока взлетели вверх по склону. Палатку они попросту не заметили. Их мысли были устремлены к ферме, казавшейся единственным островком безопасности. Собаки весело бежали вперед.

Когда между ними и тем жутким существом у реки пролегло достаточное расстояние, Нил с Крисом вспомнили, что умеют разговаривать, и что это можно делать, не сбавляя темпа.

— Нам туда! — прохрипел, задыхаясь, Нил.

— Наплевать! Только не останавливайся!

— Господи, что за звук!

— Оно нас видело. Что это было?

Крис поскользнулся, выронил фонарь, и он тут же исчез в густой траве. Мальчик стал отчаянно его искать, спиной ощущая, как с каждой потерянной секундой страшное чудовище становится все ближе.

Нил посветил ему своим фонарем.

— Ладно, брось. Завтра вернемся и найдем. Быстрее!

Крис снова рванул вперед. Ноги так и норовили попасть в разрытые кротами ходы или кроличьи норки, но мальчики не останавливались. Наконец они уткнулись в изгородь.

Вдалеке заблеяла овца. Нил с Крисом подскочили как ужаленные.

— Овцы у нас… там, — пробормотал Нил, — значит, дом… не знаю, где.

Становилось по-настоящему холодно, а они по-настоящему заблудились. Нил прижал к себе фокстерьера.

— Крошка нас выведет! — Нил дрожащими пальцами отстегнул поводок. — Крошка, домой! Ищи хозяина!

Песик умчался во тьму, Крис, Нил и Сэм бросились его догонять.

Глава 5

Отчаянный стук в дверь нарушил мирную тишину фермерского дома, и теперь миссис Грей, в одной ночной рубашке, шла в прихожую, по пути зажигая свет.

— Иду! — крикнула она.

Щелкнул замок, тяжелая дубовая дверь отворилась со скрипом, и из темноты появились две белые как мел физиономии.

— Что с вами стряслось? — спросила миссис Грей, переводя удивленный взгляд с одного перепачканного в грязи бледнолицего на другого. — Привидение увидели?

— Да, — еле слышно выдохнул Крис, — думаю, что да.

— Тогда вам лучше войти в дом, — она посторонилась, пропуская ребят. — Заходите. И собак с собой возьмите.

— Спасибо, — пробормотал Нил. Из прихожей в кухню протянулась цепочка грязных следов.

Вскоре появился и мистер Грей.

— Вижу, натерпелись вы страху, — усмехнулся он, поставив чайник на огонь. — Хотите переночевать в доме? Палатку, как я понимаю, вы попросту бросили?

— Да, если можно, — хором ответили мальчики.


— Если бы я знал, что вы станете изображать из себя фермеров-мстителей, ни за что бы вас не пустил, — Боб Паркер бросил на Нила испепеляющий взгляд. Дело происходило на кухне, за завтраком.

Нил уставился в тарелку, что не спасло его от насмешек Эмили — она с наслаждением наблюдала за тем, как брат ерзает на стуле под перекрестным допросом родителей.

— И что это вы себе вообразили? — спросила Кэрол. — Что за игрушки придумали?

— Мы услышали шум, и решили посмотреть, в чем дело, — вяло оправдывался Нил.

— Так что вы все-таки видели? — не отставал Боб.

— Пап, я же тебе сказал: свет, тусклый такой, и жуткий. На том самом месте, где собаки что-то учуяли. И он двигался. Это было так страшно…

Эмили не выдержала и рассмеялась.

Кэрол бросила на нее укоризненный взгляд.

— А я тебе что говорила! — сказала Эмили, отдышавшись. — А ты мне не верил. Пожалуй, опишу эту историю в своем докладе. Жаль, меня там не было с фотоаппаратом, пока вы отсиживались в доме.

— Знаешь, было по-настоящему страшно, — насупился Нил.

— Но вам придется туда вернуться, — заметила Кэрол. — Ведь вы все там оставили — и палатку, и вещи.

— Днем — сколько угодно, — отозвался Нил. — Лишь бы на то место не возвращаться!

— Нил, тебе помощь не нужна? — Эмили была сама невинность. — Если хочешь, могу подержать тебя за руку.

— Хватит! — сказал Боб. — Вы собираетесь чистить вольеры или нет?

Нил с радостью встал из-за стола: пребывание в кухне было для него настоящей пыткой.

Эмили бросилась следом:

— Не волнуйся, Нил, я с тобой. Я сумею тебя защитить…


Через несколько часов Нил с Крисом снова оказались на злополучном лугу — они скатали спальные мешки, собрали вещи и сложили палатку. От Сэма с Крошкой помощи ждать не приходилось, скорее наоборот. Крошка решил, что спальные мешки для того и существуют, чтобы рыть в них норы, а Сэм искренне считал, что с ним играют в прятки. При дневном свете ночные страхи казались дурным сном. Нил не знал, куда деваться от стыда, вдобавок Эмили дразнит на каждом шагу…

— Да тут любой бы испугался, — успокоил его Крис. — Темно, страшно. Просто жуть.

— Да. И мы до сих пор не знаем, что там на самом деле произошло, — Нил присел на свернутый спальник, пригладил волосы, от чего они разлохматились еще больше. — Итак, что мы видели? Свет на берегу, около той ивы. И этот свет двигался. А еще мы слышали крик. Ведь нам это не померещилось, правда?

— Должно же быть какое-то объяснение, — сказал Крис. — Нормальное, простое объяснение, безо всякой чертовщины.

— И мы его найдем! — Нил заметно приободрился. — Давай соберем все вещи, отнесем их к воротам, а потом вернемся и хорошенько все осмотрим. Никакой это был не призрак, что ему там делать посреди ночи? Подумать только, мы чуть было не поймали браконьера!

— Ты точно хочешь туда вернуться? — без особой, впрочем, надежды поинтересовался Крис.

— Точнее не бывает! — твердо ответил Крис.

Не доходя до берега, Нил пристегнул собакам поводки.

— Иначе они затопчут все улики, — пояснил он. — Уж если что-то делать, так по всем правилам. Посмотри, Крис! Что скажешь?

Трава на противоположном берегу оказалась примята, на мокром песке виднелись глубокие следы.

— Тяжеленький призрак попался, — заметил Нил.

— И в резиновых сапогах в придачу, — отозвался Крис. Некоторые отпечатки оказались на удивление четкими: косая сетка на подошве и зигзагообразный узор на каблуке. — Вот и разгадка тайны призрачного свечения. Скорее всего, у браконьера был фонарь. Хотелось бы мне знать… Эй, Нил! — Крис понизил голос до шепота. — Что это там движется в воде? Нет, ты не туда смотришь. Под ивой, у самых корней!

Мальчики встали на четвереньки, а собакам строго-настрого приказали сидеть смирно. Сэм с Крошкой с трудом сдерживали возбуждение. Похоже, они снова что-то учуяли, и на том же самом месте. Повисла напряженная тишина. Прошла минута, другая, и вот из норки под берегом показался черный блестящий нос, а потом и вся коричневая усатая мордочка с умными глазенками-бусинками. Наконец зверек показался целиком. Длинное коричневое тельце на низких лапках грациозно, без единого всплеска скользнуло в воду. Зверек плыл абсолютно бесшумно.

— Ух, ты! — не выдержал Крис.

— Это выдра! — прошептал Нил. — Никогда их раньше не видел. Какой красавец!

— Не красавец, а красавица. Смотри!

Из норки появилась другая мордочка, поменьше, потом еще одна. Выдра подплыла к берегу, подползла к норе и стала подталкивать детенышей носом. Теперь их там было уже трое. Так, подталкивая и подбадривая, мама-выдра помогла своим маленьким, толстеньким и довольно неуклюжим деткам спуститься к реке. Двое из них понюхали воду и без колебаний плюхнулись в нее. Они скрылись под водой целиком, но тут же вынырнули на поверхность, фыркая и отряхиваясь, и неумело заработали лапками. Мама-выдра все время была рядом, иногда подныривала под них, выталкивая на поверхность. Убедившись, что маленькие выдры научились держаться на воде, она поплыла за третьим, самым нерешительным детенышем, одиноко попискивавшим на берегу. Она подталкивала его, вылизывала, и наконец и он стал резвиться в воде.

— Потрясающе! — прошептал Нил. — Эмили с ума сошла бы от счастья, окажись она здесь. Спорим, мистер Грей ничего о них не знает! Надо будет ему сказать.

Собачье счастье

— Особо об этом распространяться не стоит, — заметил Крис. — А то выдрам житья не станет.

— Да и собак лучше увести. Счастье, что они никого не поймали, — согласился Нил.

— Пожалуй, для Крошки что выдра, что крыса — одно и то же.

— Но самое главное — мы спугнули браконьера, — продолжал Нил.

— Ты хочешь сказать, что он поставил бы капкан на выдр? — ужаснулся Крис. — Но ведь охота на них запрещена!

— В любом случае, он бы их распугал. Сам знаешь, он под ноги не смотрит. А вдруг тут полно капканов? Нужно вернуться на ферму и обо всем рассказать.

— Нет, сначала нужно получше осмотреть реку, может быть, найдем новые следы, — возразил Крис. — Знаешь, а мне наша затея начинает даже нравиться!

— Тогда пошли. Должно быть, он перешел речку. Смотри, вон следы на другой стороне. Кажется, дальше он пошел по полю. Вероятно, поскользнулся и упал. Может, это он так кричал?

Мальчики прошли выше по течению и спустили собак. Семейство выдр благополучно осталось позади. Нил с Крисом бдительно следили за тем, чтобы собаки не сходили с тропинки — в траве могли скрываться ловушки. Доля следопыта оказалась не из легких: при переходе через речку ребята вновь промочили ноги, а потом, уже не берегу, собаки дружно отряхнулись и окатили их с ног до головы.

Сначала удача улыбнулась Крису: он нашел на земле зеленую капроновую сеть.

— Похожа на рыболовную, — заметил он.

— Наверное, это тот заповедник, о котором говорил мистер Грей. Тут должно быть много кроликов, — действительно, земля вокруг была усеяна норами. — Браконьеры закрывают сетью все выходы, как тут, и запускают в одну из нор собаку. Кролики спасаются бегством и попадают в сеть.

Крис схватил Нила за руку.

— А где Крошка?

Сэм все еще обнюхивал сеть, а Крошка бесследно исчез. Нил подумал было, что фокстерьер решил продемонстрировать высокий класс норной охоты, но тут откуда-то слева раздался его возбужденный лай.

— Пойдем быстрее! Интересно, что он нашел на этот раз?

Крошка отыскался у густых зарослей ежевики. Он с яростным лаем кидался на них, но острые шипы всякий раз вынуждали его отступать.

— Что там, Крошка?

— Он явно что-то нашел!

На ветке, зацепившись за колючки, висела синяя стеганая рукавица, разорванная с внутренней стороны, и Крошка вел неравную борьбу с кустом, пытаясь ее оторвать. Наконец его усилия увенчались успехом.

— Отдай, Крошка! — приказал Нил. — Вот умница. Наверное, это…

— Тише! — перебил его Крис. — Послушай!

Из глубины колючего кустарника доносилось жалобное поскуливание. Нил тут же бросился на помощь. Закрывая лицо руками, наступая на ветки, чтобы не разорвать одежду в клочья, он медленно продвигался вперед. От рваной рукавицы было не слишком много толка. Крис шел вслед за ним по образовавшемуся проходу. Острые шипы пребольно впивались в тело, а Нил старался успокоить несчастную собаку.

— Не бойся — ой! — все в порядке, мы уже идем. Ничего плохого — ох! — мы тебе не сделаем. Все — ой-ой! — хорошо, успокойся. Вот так, осторожно.

Небольшой, черный с подпалинами пес лежал в самой глубине куста. Он давно обессилел и оставил всякие попытки высвободиться. На шерсти, на колючках запеклась кровь.

— Бедняга! — воскликнул Крис.

— Не исключено, что все не так плохо, как кажется на первый взгляд, — отозвался Нил. — Наверное, он тут что-то искал, запутался, испугался, стал вырываться и запутался еще больше. Лучше всего обрубить ветки. Перочинный нож при тебе?

Крис молча полез в задний карман брюк.

— Займись ветками, а я подержу пса.

— Думаешь, это собака браконьера?

Собачье счастье

— Скорее всего, да, — в карих глазах пса читалась такая мука, что у Нила сжалось сердце. — Не понимаю, как можно бросить собаку в таком состоянии! Тихо, малыш, тихо. Бросить, и спокойно уйти!

— Должно быть, браконьер пытался его вызволить, — отозвался Крис, методично отсекая колючие ветки. — Вероятно, тогда же и перчатку потерял. Не забывай, какая темень стояла. Наверное, он слишком крупный, вот и не смог пробраться. Послушай, так это пес тогда выл! А ведь браконьер может с минуты на минуту вернуться за собакой!

— Успокойся, Крис, он не вернется. Ему на собаку наплевать. Не скули, песик, осталось совсем чуть-чуть.

— Готово! — радостно воскликнул Крис. — Все, псина, ты свободен. — Он хотел было погладить недавнего пленника. Послышалось рычание, щелканье зубов, и Крис с воплем отдернул руку.

— Ой! Зачем ты это сделал?

— Покажи! — сказал Нил. — Прокусил до крови?

— Да, но не глубоко, — Крис сморщился от боли.

— Знаешь, как саднит!

— Он был напуган, а ты полез к нему ни с того ни с сего. Он ведь не знал, что ты ему друг.

— Вот сам его и жалей. И что нам теперь с ним делать?

— Так, посмотрим. На нем ошейник, но без регистрационного номера, — Нил достал из кармана поводок Сэма. — Ну что, малыш, сам идти сможешь, или тебя придется нести на руках? И что у тебя с лапой?

— Нил, — прошептал Крис, — мне кажется, я слышал какой-то звук. Какое-то шуршание оттуда, из-за изгороди. Давай уносить ноги.

Нил прислушался. Крис был прав. Шуршание, потом тишина. Звук шагов. Хруст сломанной ветки. Слабый запах сигареты. Крошка замер, Сэм угрожающе заворчал.

— Нил, пора убираться отсюда. Давай же!

— Погоди, — казалось, Нил не замечает, как Крис переминается с ноги на ногу. Он ласково погладил пса, пробежал пальцами по больной лапе и вытащил из подушечки колючку. Увы, лапа была сильно поранена, и пес все равно не мог идти сам. Тогда Нил снял с себя куртку — ей тоже изрядно досталось от колючек — завернул в нее пса и осторожно взял его на руки.

— Вот теперь можно идти!

Глава 6

Нил жадно поглощал свой обед. Эмили давно поела вместе со всеми, а теперь составляла брату компанию. Обложившись книгами и альбомами, она корпела над своим докладом. Наконец Нил управился с очередной внушительной порцией макарон и отставил пустую тарелку в сторону.

— Итак, что мы имеем? — подытожила Кэрол Паркер. — Раненая собака, покусанная рука, семейство выдр и загубленная куртка. Обычный день, не хуже и не лучше других.

— Спасибо, что оставила мне поесть, — Нил попытался сменить тему.

— Наверное, тебе будет небезынтересно узнать, что мне только что звонила мать Криса.

Нил залпом проглотил свой чай.

— Она сводила его к ветеринару… я хотел сказать, к врачу?

— Вот именно, к врачу. Нил, постарайся запомнить, что кроме собак существуют еще и люди.

— Вспомни, у кого сколько ног, тогда сразу во всем разберешься, — заметила Эмили, не поднимая головы.

— Крису промыли рану и наложили повязку, а еще ему сделали противостолбнячную прививку. Швы, к счастью, накладывать не пришлось. Вам следовало позвонить домой. Ты же знаешь, как опасно иметь дело с насмерть перепуганной собакой.

— Извини, но у нас не было другого выхода. Нужно было срочно вызволять оттуда Ежика. Ему было так плохо.

— Ежика?

— Да, пса. Мы нашли его в кустах ежевики, вот и решили его так назвать. Так что с ним? Надеюсь, все в порядке?

— Отец отвез его к Майку Тернеру, и тот осмотрел его от ушей до хвоста, обслужил по полной программе. Ему сделали все прививки, обработали все порезы.

— Значит, все в порядке? — с надеждой повторил Нил.

— А еще его пришлось хорошенько помыть. Шерсть у него была не в лучшем состоянии. На всякий случай его оставили на ночь в клинике, но уже завтра утром он будет здесь.

— Здесь! — радостно воскликнул Нил.

— Да, мы поместим его в приют.

В кухню вошел Боб и стал стряхивать с рубашки собачью шерсть.

— Привет, пап! Значит, песик жив-здоров?

— Думаю, что да. Главное, что Крис жив-здоров. На месте его матери я не подпускал бы его к тебе и на пушечный выстрел.

Нил собирался было возразить, но по зрелому размышлению решил, что этого делать не стоит. Лучше задать какой-нибудь безобидный вопрос.

— Что скажешь о Ежике — о новой собаке?

— Посмотрим, как он поведет себя в питомнике. Нужно выяснить, не агрессивен ли он. Я не могу отдавать его новым хозяевам, пока не узнаю, что у него за характер, и не станет ли он кусаться.

— Думаешь, это собака браконьера?

— Похоже на то, да и Майк Тернер так считает. У пса темный окрас, в тени деревьев его не легко заметить. А ночью он и вовсе становится невидимкой. Он поджарый, значит, быстро бегает. В то же время у него низкие лапы и длинное тело. Судя по всему, отличный норный охотник, и в высокой траве его не видно.

— Ты сообщил о нем в полицию?

— Я сообщаю в полицию обо всех бездомных собаках, на тот случай, если поступит заявление о пропаже. Только сдается мне, никто его искать не станет.

— Да уж, — заметила Кэрол. — Чем его искать, лучше сразу явиться с повинной. Думаю, ваш браконьер не настолько глуп.

— Нил, вы с Крисом очень рисковали, когда спасали пса, — продолжал Боб. — Кстати, как вы там очутились? По-моему, ваш лагерь совсем в другой стороне.

— Мы хотели, чтобы Крошка с Сэмом как следует погуляли, — Нил прекрасно понимал, что объяснение звучит неправдоподобно, но ничего лучшего он придумать все равно не мог. — Мы не выходили за границы фермы.

— Ловко у тебя получается…, — начал было Боб, но тут сверху раздался требовательный крик.

— Должно быть, Сара хочет, чтобы ей рассказали сказку перед сном, — сказала Кэрол. — Твоя очередь, Боб.

В дверях отец обернулся.

— Мы с тобой завтра поговорим, — пригрозил он. Нил втянул голову в плечи.


Вернувшись на следующий день из школы, Нил с Эмили увидели во дворе необычную машину. Больше всего Нила поразил ее внешний вид: старая-престарая темно-красная колымага с облупившейся эмалью и ржавым рулем, стекла частично разбиты, зеркала заднего вида нет и в помине. Казалось, она вот-вот развалится прямо на глазах, не ясно только, что сломается первым.

— Ну и драндулет! — воскликнула Эмили. — И как он только ездит!

— Я его тут раньше не видел, — Нил заметил отца, помахал ему, не слезая с велосипеда. — Привет, пап! Чья это… — мальчик осекся: рядом с отцом стоял незнакомец. Вероятно, это и был хозяин машины. — Ой, извините… здравствуйте!

Нил перехватил предостерегающий взгляд отца.

Посетитель был высок и худ. Должно быть, ему под тридцать, решил Нил, впрочем, он мог и ошибиться: лицо незнакомца заросло грязноватой щетиной. На нем были поношенные джинсы и выцветшая клетчатая рубаха, темные засаленные волосы требовали немедленного мытья. Разговаривая с Бобом, незнакомец нервно озирался по сторонам. Нил никак не мог понять, что он тут делает.

Мальчик решил не путаться под ногами и отправился проведать Ежика.

Пес спокойно спал в своем вольере. Нил присел на корточки и стал за ним наблюдать. Ежик вовсе не походил на запуганного, озлобленного пса, каким он был совсем недавно.

Послышался голос отца — он показывал незнакомцу питомник.

Со своего места Нил прекрасно видел их обоих. Незнакомец не смотрел на собеседника, а все время озирался по сторонам, как будто что-то выискивал.

— Да, я прекрасно понимаю, что вы хотели бы взять одну из бездомных собак, — говорил тем временем Боб, — но одного желания тут мало. Видите ли, нам небезразлична судьба наших питомцев, и мы делаем все, чтобы они попали в хорошие руки.

— А я думал, вы хотите поскорее от них избавиться, — пробурчал незнакомец. — У вас тут полно бродячих собак, не так ли?

— Мы по-иному подходим к данной проблеме, — сухо отозвался Боб. Он вел себя предельно корректно, но Нил чувствовал, что отец рассержен. — Многие здешние псы уже приобрели печальный опыт, и мы не собираемся его приумножать.

— А какие-нибудь новые собаки у вас есть? — поинтересовался незнакомец. — Скажем, на этой неделе к вам никого не привозили?

Они вошли в помещение приюта. Посетитель бросил на Нила быстрый взгляд.

— Вы раньше держали собак? — поинтересовался Боб.

— Да-да, у меня их было много всяких-разных. Сейчас я бы хотел взять черную.

Боб умело сменил тему разговора.

— Расскажите мне о своих прежних собаках. Это были породистые псы или дворняги?

— Да, знаете… и такие, и сякие. Послушайте, я хочу выбрать себе собаку. На этот раз мне нужна маленькая.

— С собакой следует много гулять, много заниматься. Вы сможете это делать? Еще один важный аспект — кормление. Скажите, чем вы обычно кормите своих собак?

Тут незнакомец увидел Ежика. На мгновение он замер, разглядывая спящего пса.

— Мистер Смит! — не отставал Боб. — Вы не ответили на мой вопрос. Так чем вы их кормите?

Поведение незнакомца внезапно изменилось. Сославшись на недостаток времени, он резко развернулся и вышел, не удосужившись даже попрощаться. Избытком хороших манер он явно не страдал.

Нил с отцом удивленно переглянулись.

Вскоре послышался рев плохо отрегулированного мотора, оглушительно чихнула ржавая выхлопная труба, и машина умчалась прочь. Потревоженные шумом собаки проводили ее недовольным лаем.

— Ловко ты его выпроводил! — воскликнул Нил. — Мне он сразу не понравился.

— И мне тоже. Не верю ни единому его слову. Ему нужна одна из бездомных собак, и чтобы никаких лишних вопросов. Взял — и быстро смотал удочки. Больше того, его интересовали только новые собаки.

— Что ты имеешь в виду?

— Он говорил о небольшой собаке, желательно черного цвета. Иными словами, о Ежике, — увидев испуганный взгляд сына, Боб поспешил его успокоить. — Не бойся, я близко его к нему не подпущу.

— Сегодня он выглядит чуть-чуть получше, — со вздохом заметил Нил. — Кажется, порезы заживают.

Действительно, Ежик уже ничем не напоминал того грязного кудлатого пса, которого ребята вытащили из зарослей ежевики. После мытья и вычесывания его темная густая шерсть стала мягкой и шелковистой. Пес встряхнулся, сделал несколько неуверенных шагов по вольеру. Нил достал из кармана лакомый кусочек и попробовал подманить собаку к сетке, однако пес отступил назад и тихо заворчал.

— Он еще просто не освоился, — заступился за него Нил. — Я уверен, он больше не будет кусаться.

— Поживем — увидим, — Боб открыл дверцу вольера. Ежик отступил еще дальше и залаял. — Похоже, это явное дитя улицы.

Собачье счастье

— Просто он был в плохих руках, поэтому и нам пока не доверяет. Но он очень умный, вот увидишь. Скажи, Ежик, ты у нас смышленый? — Нил снова достал кусочек печенья, положил его на ладонь. Пес осторожно подошел. На этот раз он ворчать не стал, а, получив печенье, даже повилял коротким хвостом-обрубком.

Снаружи послышались шаги. Увидев, кто пришел, Боб приветливо помахал рукой. Это был Майк Тернер, ветеринар. Он дважды в неделю, не считая срочных вызовов, навещал питомник, однако сегодня у него был особый пациент.

Майк хотел посмотреть, как заживают у Ежика порезы и ссадины.

— Здравствуй, Боб, привет, Нил. Как дела у нашего больного? — Майк лукаво улыбнулся. — А он и знать не знает, как крупно ему повезло. К его услугам — любящий, заботливый персонал в лице Нила Паркера, причем круглосуточно.

— Надеюсь, мы найдем ему лучших хозяев, чем те, что у него были, — отозвался мальчик.

— Странное дело, — сказал Майк, осматривая больную лапу — Меня уже спрашивали о нем. Вернее, о похожей на него собаке. В клинику пришел незнакомый мужчина и поинтересовался, не поступала ли ко мне небольшая черная лохматая дворняга. Сдается мне, ему этот пес был нужен.

— Как он выглядел? — спросил Нил. — К нам тоже заходил один странный тип, задавал разные вопросы. Высокий такой, худой, с грязными лохмами?

— Наоборот, его полная противоположность, — усмехнулся Майк. — Низенький, толстый, а волос у него, можно сказать, и вовсе нет. Собственно, с ним разговаривала моя помощница, Дженис. И он ей очень не понравился.

— Она ему что-нибудь рассказала? — не унимался Нил.

Майк тем временем осматривал зубы и десны. Пес почувствовал твердую руку и не стал сопротивляться.

— Нет, ни слова. Сообщила, что любая информация о поступающих к нам животных выдается только их хозяевам. Тогда он совсем обнаглел и пригрозил применить силу. А Дженис преспокойно сняла трубку и стала звонить в полицию. Он обозвал ее пару раз нехорошими словами и быстренько дал деру. И как это прикажете понимать?

— Надо же, наш Ежик стал очень популярной личностью. К чему бы это, интересно? — отозвался Боб.

— Думаю, нам не о чем беспокоиться, — заметил Майк. — Ни тот, ни другой не добились своего. Вероятно, они никак не могут решить между собой, кто из них является законным владельцем собаки. Наша угроза обратиться в полицию на них явно подействовала. На мой взгляд, мы больше никого из них не увидим.

Нилу очень хотелось, чтобы Майк оказался прав. Мальчик был уверен, что один из этих двоих и есть тот браконьер, который орудовал на ферме мистера Грея.

Глава 7

Нил был твердо намерен провести на ферме как можно больше времени, особенно в выходные. Поимка браконьера стала для него первоочередной задачей. Он даже уговорил Криса пропустить субботнюю тренировку по футболу, и они с утра пораньше отправились навестить Крошку и мистера Грея. Полицейскую машину они увидели издали, от самых ворот.

Фермер возился у сарая. Заметив ребят, он помахал им рукой, приглашая войти. Крошка выказал свой восторг звонким лаем и стал радостно прыгать вокруг гостей.

Однако у мистера Грея было далеко не радостное настроение.

— Опять пришлось вызывать полицию, они только что уехали. Он опять взялся за свое.

— Не может быть! — воскликнул Нил.

— Что случилось на этот раз? — спросил Крис.

— Украл двух овец, увел прямо из-под носа, с ближнего пастбища, — фермер в сердцах зашвырнул подальше попавшийся под ноги булыжник. — Разрезал колючую проволоку, да так ее и оставил. Крошка чуть ухо себе не оторвал.

— Какой ужас! — Нил ласково погладил маленького фокстерьера. Браконьер наглел с каждым днем, и теперь мальчик всерьез опасался за жизнь песика.

— А еще брезент пропал, — продолжал мистер Грей. — И лопата — я ее с вечера оставил во дворе. Похоже, подбирает все, что плохо лежит. И ведь явно считает, что все сойдет ему с рук!

— Наша помощь не нужна? — спросил Нил.

— Нет, ребята, спасибо. А впрочем, погуляйте как следует с Крошкой, а то у меня за него душа болит. Совсем он истосковался без своего дружка, старого Мика. Только калитку за собой закройте, вот и все.

— Обязательно! — радостно воскликнул Нил.

Мистер Грей огляделся по сторонам.

— Так, а где же мой молоток? Нужно поскорее починить изгородь, — фокстерьер навострил ушки. — Крошка! Принеси молоток!

Собачье счастье

Крошка вихрем промчался по двору, стал обнюхивать каждую ямку, каждый кустик. Как ни странно, он действительно нашел молоток, вцепился зубами в рукоятку. Молоток оказался для него тяжеловат, синяя рукоятка смешно торчала у пса из пасти, но он все-таки дотащил его и с гордостью уселся у ног хозяина.

— Потрясающе! — сказал Нил. — Неужели он действительно может отличить молоток от других инструментов?

Тут даже фермер улыбнулся.

— Конечно же, нет. Попроси я плоскогубцы или кусачки — они тоже куда-то задевались — он все равно принес бы молоток. Ему просто нравится его таскать. Умница, Крошка.

Нил поднял с земли молоток, подал его фермеру.

— До свидания. К середине дня мы приведем вашего песика домой.

Крошка был вне себя от радости. Крис бросал ему палку, и пес опрометью носился по полю, долго выискивал ее в высокой траве и непременно приносил. При этом он был страшно горд собой. В какой-то момент он наткнулся на кучку земли, при ближайшем рассмотрении оказавшейся притаившимся в траве кроликом. Кролик со всех ног бросился в норку, и Крошка на полном серьезе вознамерился его догнать. Увы, силы оказались не равны.

Мальчики перешли речку в том же месте, что и в прошлый раз, и Крошка снова устроил им холодный душ.

— Так что мы, собственно, тут ищем? — поинтересовался Крис.

— То же самое — следы. Теперь мы точно знаем, что браконьер орудует в этих местах, ведь мы нашли неподалеку и Ежика, и перчатку. Да, и капроновую сеть. Не забывай, мы видели его следы на мокром песке. Помнишь, косая сетка и зигзаги. Какая жалость, что в питомнике все дорожки посыпаны гравием, а не то мы бы по следам определили, что это браконьер приходил все вынюхивать.

— Если это был браконьер. Может, приходил совсем другой человек.

— Я точно знаю, что это он. Ты бы его видел! Такой проходимец — даже папа его сразу раскусил. Должно быть, он тут где-то живет. А вдруг мы найдем его убежище! Чем мы хуже полицейских? Прочешем всю округу, поищем улики.

— Да, но они в таких случаях идут цепью, — заметил Крис, — а нас всего двое.

Поиски продвигались не слишком успешно. Вдали от воды не было ни мягкой глины, ни мокрого песка, и, соответственно, никаких отпечатков сапог. С другой стороны, у тех кустов, где был найден Ежик, явно кто-то ходил.

— Похоже, он пытался вызволить пса, — заметил Нил. — Надеюсь, что пытался. Но мне кажется, что он не любит собак, и природу тоже не любит. Смотри, тропинки ведут вглубь леса. Пойдем, посмотрим, что там делается. Думаю, он тут ходил. Должны остаться следы.

Еле заметные тропинки расходились во все стороны. Мальчики выбрали ту, что шла от реки в лес. К тому же она оказалась самой утоптанной. Через двадцать минут ходьбы по пересеченной местности они присели на поваленное дерево и по-братски разделили банку лимонада.

— Мы выбрали не ту тропинку, — сказал Нил. — Понятия не имею, что теперь делать.

— Так нам браконьера не поймать, — отозвался Крис. — Давай вернемся на ферму, Крошка уже и так нагулялся на всю оставшуюся жизнь. Проведаем Мика, посмотрим, как поживает старушка Кэп.

Казалось, Нил думал о чем-то своем.

— Послушай, — воскликнул он, — что мы слышали тогда из палатки?

— Шорох… шаги, — Крис никак не мог понять, к чему клонит его друг. — А потом этот ужасный вопль.

— Совершенно верно. А чего мы не слышали?

— Приветственного гимна и салюта в нашу честь?

— Не только. Мы не слышали звука мотора. Собственно, на машине сюда и не подъедешь — сплошные кочки, и тропинка слишком узкая.

— И что из этого следует?

— Если у него нет машины, значит, он живет где-то тут поблизости. А домов в этой округе не слишком много. И он явно не станет приходить каждый день издалека. Вставай, Крис, пойдем по той тропинке, что идет от фермы в лес, посмотрим, куда она нас выведет. Нас интересуют дома, от которых можно сравнительно быстро добраться до фермы.

— Предлагаешь идти дальше? — Крис страдальчески сморщился, разминая будто бы стертые ноги.

Нил бросил взгляд на часы.

— Пожалуй, не сегодня, ведь мы обещали вернуть Крошку к середине дня. Но завтра с утра — первым делом сюда. Идет?

У Криса разом открылось второе дыхание.

— Посмотрим, — бросил он через плечо и бодро зашагал в сторону фермы.


В ту ночь Нилу приснился сон: Крошка охотился на кроликов, причем успешно, но пойманная дичь всякий раз превращалась в огромные металлические кусачки. Потом и сам песик каким-то непостижимым образом превратился в выдру, но это ему не понравилось, и он задрал морду вверх и завыл. И тут же превратился в волка. Вой звучал все громче и громче, от него некуда было спрятаться.

Нил проснулся как от толчка, потер виски, стряхивая наваждение, но вой не прекращался. Больше того, к нему примешивался звук сирены. Нил потряс головой. Нет, он не спал, все происходило наяву. Нил нащупал выключатель, посмотрел на часы. Было десять минут третьего.

С улицы слышалось завывание сигнализации, лаяли собаки. Мальчик выглянул в окно. Питомник был ярко освещен, во дворе горели все фонари.

В дверях он чуть не сшиб с ног Эмили.

— Ты не знаешь, что случилось? — испуганно спросила она. — Я слышала внизу голоса.

— Понятия не имею. Пойдем! — и Нил бросился вниз, перепрыгивая через две ступени.

В кухне Сэм с яростным лаем бросался на закрытую дверь. Эмили оттащила его и попыталась успокоить. Кэрол разговаривала по телефону. Увидев детей, она прикрыла трубку рукой.

— Кто-то пробрался в питомник, — сообщила она. — Папа уже там, а я звоню в полицию.

— С собаками все в порядке? — спросил Нил.

Боб Паркер в сердцах захлопнул за собой дверь. Он выбежал из дому как был, в пижаме, успел только накинуть теплую куртку. Перепуганные домочадцы смотрели на него во все глаза.

— Не знаю, кто это был. Они успели уйти.

— Что им было нужно? — спросила Эмили.

— Только одно, — вздохнул Боб, — и хуже этого ничего быть не может. Они украли собаку.

— Какую? — еле слышно произнес Нил. Собственно, он и так знал ответ.

— Ежика. Его нигде нет. Увы, это так.

Глава 8

Нил, мне не нравится, что ты снова туда собираешься, — сказала Кэрол. Дело происходило на следующее утро. Нил понуро сидел в кресле; его мать решила воспользоваться временным воскресным затишьем и навести порядок в делах. — Что скажешь, Боб?

Отец просматривал папки — он искал документы, касающиеся охранной сигнализации и условий страховки. Ночной налет так его потряс, что Боб решил отменить занятия в собачьей школе.

— Нил, в чем дело? Почему ты так туда рвешься?

Нил заерзал на сиденье.

— Мы с Крисом хотим погулять с собаками, вот и все.

— А мистер Грей еще от вас не устал? — ехидно поинтересовался Боб.

— Пока еще нет. Он говорит, что прогулки идут Крошке на пользу. Может, у него и другая работа для нас найдется.

— Дело не в прогулках, — Кэрол оторвалась от экрана монитора. — Дело в браконьере. По-моему, вы с Крисом ввязались в опасное приключение.

— До вчерашнего дня мы считали, что по округе шляется довольно безобидный тип. Но тот, кто украл Ежика, знает, чего хочет, и готов ради этого на все, — добавил Боб.

— Я никак не мог уснуть, думал, как там песик, — сказал Нил.

— Мы все не могли уснуть. Но учти, тот, кто его украл, ни перед чем не остановится. Поэтому тебе лучше держаться подальше.

— Это тот тип с разбитым драндулетом, что приезжал на прошлой неделе.

— Может быть, да, а может быть, нет, — сказал Боб. — Теперь это дело полиции. Я дал им описание ночного грабителя.

— Ладно, — вздохнула Кэрол, — можешь идти, но при одном условии. Если заметишь хоть что-нибудь подозрительное, немедленно возвращаешься на ферму и ставишь в известность мистера Грея. И никаких глупостей! Пожалуйста, будь осторожен!

— Естественно! Разве я когда-нибудь нарывался на неприятности? — возмутился Нил.

— О, нет, конечно же, нет. Они нарываются на тебя сами.


Нил с Крисом сидели на поваленном дереве неподалеку от фермы и с аппетитом уплетали прихваченные из дому бутерброды. Сэм с Крошкой резвились в высокой траве.

— Значит, мы продолжаем охоту на браконьера? — Крис с хрустом откусил кусочек морковки. — А как же твои родители?

— Конечно, продолжаем, — ответил Нил с набитым ртом. — Папа просил быть поосторожнее, вот и все. Он ведь не сказал, что нам нельзя ходить в лес.

— А они знают, что ты задумал?

— Не совсем.

Крис только руками развел.

— И почему это я до сих пор с тобой дружу?

Нил упаковал вещи в рюкзак.

— Потому что со мной интересно.

Крис рассмеялся, стал шарить по карманам в поисках Крошкиного поводка, извлекая на свет божий обрывки каких-то веревочек, обертки от конфет, пачку жевательной резинки и переводные картинки, о которых он давно позабыл. Улыбка замерла на его губах.

— Ты только посмотри, что я нашел! — Крис извлек из заднего кармана рукавицу. Нил сразу понял, что это та самая перчатка, которую они нашли, когда вызволяли Ежика из колючих зарослей.

— Наверное, следовало отдать ее полицейским, — заметил Крис, — а я совсем о ней забыл.

— И я тоже. Думал только о Ежике, остальное просто вылетело из головы. Эй, что это ты надумал?

Крис тем временем подсунул рукавицу фокстерьеру, а тот, в полной уверенности, что ему предлагают поиграть, яростно в нее вцепился.

— Умница, Крошка, — похвалил его Нил. — Ты ее уже задушил.

— Я хочу, чтобы он взял след, — задумчиво произнес Крис. — Если он унюхает запах грабителя, то сможет привести нас к нему.

— Как бы не так! — отозвался Нил. — Это может сделать только специально обученная ищейка. Кроме того, рукавица целую неделю пролежала у тебя в кармане, и теперь она будет пахнуть твоими ирисками и леденцами, чем угодно, но никак не браконьером. В лучшем случае, она будет пахнуть тобой — а такому испытанию ни одну собаку подвергать нельзя. Короче, браконьером тут точно не пахнет.

— Ты как хочешь, а я все же попробую.

В лесу Крис снова достал перчатку и сунул ее под влажно блестевший Крошкин нос.

— Давай, Крошка! Ищи браконьера!

Нил с Сэмом исполняли роль скептически настроенных зрителей. Крошка бодро побежал вперед, поминутно отвлекаясь, дабы отметиться у очередного ничем не примечательного пня. В таких случаях Крис непременно давал ему понюхать рукавицу, а песик непременно оставлял ее на земле, намекая, что следовало бы покидать ее вместо палки.

Стали попадаться проселочные дороги. Они петляли между деревьев, змеились по полям. Крошка и не думал останавливаться, остальные старались не отставать.

За деревьями показались дома, и мальчики стали их внимательно осматривать. Два дома явно отпадали — у ворот стояли дорогие машины, в окнах виднелись кружевные занавески, тоже не из дешевых, и палисадники были заботливо ухожены.

— Это нам не подходит, — заметил Нил.

— Знаю, — вздохнул Крис. — Когда у человека такой дом, браконьерствовать ему ни к чему.

Вдали показались коттеджи, расположенные на опушке леса.

— Пойдем, посмотрим и на них. Хотя, на мой взгляд, они слишком далеко. Мне кажется, браконьер живет не в доме, а в какой-нибудь землянке, — Нил оглянулся, не едет ли машина, и на всякий случай сделал поводок покороче.

— Наверное, ты прав, — отозвался Крис, — но от коттеджей ближе до фермы. Там может быть более короткий путь.

Действительно, за последним домом оказался проход в лес — в изгороди были сделаны ступени. Мальчики спустили собак и приготовились как можно скорее проделать неблизкий путь до фермы, но тут раздался яростный лай Крошки.

Фокстерьер облаивал что-то большое и непонятное, полускрытое высоким кустарником и прикрытое сверху брезентом. По форме оно напоминало машину.

Мальчики переглянулись.

— Что скажешь? — Нил не мог сдержать волнения.

— Тут что-то явно не так. Обитатели коттеджей так ставить машину не будут — слишком далеко.

— Стой тут и смотри по сторонам, — приказал Нил. — Следи за собаками. А я пойду посмотрю, что там.

Крис взобрался на изгородь и стал обозревать окрестности, а Нил немного постоял, прислушиваясь, и двинулся вперед. Успокоив захлебывавшегося лаем Крошку, Нил осторожно приподнял край брезента — он оказался на удивление тяжелым — и обернулся к Крису, чтобы сообщить о своей находке. Крис отчаянно замахал руками: кто-то шел по дороге.

Нил схватил фокстерьера в охапку и в два прыжка оказался у изгороди, рядом с другом.

— Нам нужно спрятаться! — взволнованно прошептал Крис. — По лесу кто-то идет. Видишь, вон там! Движется прямо на нас. Должно быть, это он!

Действительно, из-за деревьев доносился звук шагов, потрескивали ветки под ногами.

— Давай сюда!

Мальчики скрючились под ближайшими кустами. Нил заставил Крошку замолчать, а Крис стал неумело поглаживать Сэма, нашептывая ему на ухо, чтобы он вел себя спокойно.

— Под брезентом — та самая машина! — прошептал Нил. — Того типа, который приезжал в питомник и искал Ежика. Эту кучу ржавого металлолома ни с чем не спутаешь!

Крис смотрел на Нила как зачарованный.

Однако из лесу вышел совсем не тот человек, которого ожидали мальчики. Он был низкого роста и плотно сбитый, в камуфляжной куртке и брюках цвета хаки. Остановившись у изгороди, он посмотрел на спрятанную машину, будто проверяя, все ли в порядке.

Ребята затаили дыхание.

Крис толкнул друга в бок, выразительно показав глазами на ноги незнакомца.

Тот оказался не один. Рядом с ним шел небольшой черный песик.

— У него Ежик! — прошептал Крис.

Собачье счастье

— Но это не тот, кто приходил в питомник! Тогда кто же?

— Помнишь, Майк Тернер говорил, что у него в клинике был странный посетитель? Жирный такой тип, все расспрашивал и вынюхивал? Должно быть, это он! Хорошо, хоть с Ежиком все в порядке.

Вероятно, незнакомец остался доволен тем, что увидел. Он прошел дальше вдоль изгороди и вскоре скрылся за небольшим холмом. Мальчики сидели, не шелохнувшись. Звук шагов затих, послышалось странное дребезжание, затем скрип.

— Бегом на ферму! — сказал Крис.

— Погоди! Мне показалось, скрипнула дверь. Должно быть, там у них какой-нибудь сарай, или еще что-нибудь в этом роде. Короче, их логово.

— Ничего не вижу, — отозвался Крис. — Если что и есть, так они его хорошо замаскировали.

Снова заскрипела дверь, незнакомец вышел на поляну. На этот раз он зашагал по той тропинке, что вела к реке. Ежик семенил рядом.

— Мы должны найти их убежище! — заявил Нил. — Тогда нам будет, что сообщить и мистеру Грею, и полиции.

— Но он может вернуться с минуты на минуту! Это слишком опасно!

Ребята вылезли из-под кустов и на цыпочках побежали туда, откуда только что пришел незнакомец.

— Никакого сарая, — удивленно произнес Крис, оглядываясь по сторонам. — Но ведь мы оба слышали скрип двери.

— А это что такое? — Нил замер как вкопанный. На склоне холма виднелся четкий прямоугольник, отличавшийся по цвету от остального мха. По периметру проглядывала сухая земля.

— Дверь в подземелье! — воскликнул Крис. — Ну и дела!

Нил откинул в сторону дерн, и глазам ребят предстала потемневшая от времени деревянная дверь с навесным замком.

Нил хлопнул себя рукой по лбу.

— Знаю! Это старый ледник! Помнишь, мистер Грей говорил, что в заповеднике есть один, давно заброшенный! А браконьер устроил тут свое убежище! — не дожидаясь ответа, Нил потянул дверь на себя. Ржавый замок заскрипел.

— Постой. Я туда не пойду. Мы там замерзнем! Ведь там хранили лед, не так ли?

— Давным-давно. Им уже лет сто не пользовались, голову даю на отсечение. Там будет очень холодно, вот и все. Честное слово.

Судя по всему, Крис не больно-то поверил объяснению друга, однако не остался в стороне, стал дергать дверь, и она на удивление легко поддалась. Ржавый замок упал на землю. Ребята замерли на пороге, вглядываясь в таинственный полумрак. И, не сговариваясь, шагнули вперед.

Сквозь распахнутую дверь проникало достаточно света, и мальчики смогли разглядеть кирпичный свод потолка. Внизу оказалась походная плита, ворох одеял и два спальных мешка. Пол был засыпан окурками, противно пахло застарелым куревом. Там же, на полу, валялись грязные тарелки и чашки с остатками кофе, сломанные ножи и вилки, а также рваные газеты. Судя по всему, обитатели ледника интересовались исключительно бульварной прессой. Были также грозные свидетельства того, что обитатели эти — браконьеры, и никто другой.

Нил старался не смотреть на двух несчастных кроликов и фазана, подвешенных за лапки к вбитому в стену крюку. В углу стоял дробовик, на спинке стула висела вторая камуфляжная куртка, лежали капроновая сеть — совсем как та, что они нашли в лесу, и моток медной проволоки. Не успел Нил опомниться, как фоксик проскользнул у него между ног.

— Назад, Крошка, назад!

Пес стал усиленно принюхиваться, зарылся в кучу газет на полу. И вынырнул оттуда с кусачками в зубах. Нил отнял их у него и хотел было швырнуть обратно, но тут увидел на синей ручке надпись, сделанную черным фломастером: «Грей».

Крис поднял с земли замусоленный конверт. На обратной стороне было что-то нарисовано.

— Тебе это ничего не напоминает? — спросил он.

Нил пригляделся внимательнее.

— Да это же план питомника! — Нилу стало страшно. Браконьеры хорошо подготовились к ночному налету. — Смотри, вот и приют помечен крестиком. Пойдем, тут и так все ясно. Выходит, браконьеров двое, и наше положение стало вдвое опаснее. Как быстрее всего добраться до фермы?

— Пойти вслед за первым браконьером. У реки много тропинок, мы сможем его обогнать.

Собаки бросились вперед, мальчики — за ними. Нил поднял голову, и у него противно засосало под ложечкой. На тропинке стоял высокий незнакомец, и, что самое ужасное, Нил его тотчас же узнал. Это был тот тип, что приходил в питомник. И он застал их на месте преступления.

Глава 9

Долговязый браконьер неотвратимо надвигался на Нила с Крисом, отрезая единственный путь к отступлению, и взгляд его не предвещал ничего хорошего. Он уже заметил распахнутую настежь дверь на холме и понял, что его убежище обнаружено.

Лицо браконьера перекосилось от ненависти, и он, ни слова не говоря, бросился на Нила. Крошка не растерялся, вцепился незнакомцу в лодыжку, и тот на мгновение ослабил хватку. Этого мгновения оказалось достаточно — ребята бросились врассыпную.

Испугаться они попросту не успели, хорошо подумать — тоже. Они кинулись в одну сторону, потом в другую, бежали сломя голову куда глаза глядят, ощущая за спиной погоню. Браконьер с шумом продирался сквозь кусты, и Нилу казалось, что тот вот-вот его настигнет. Мальчик отчаянно хватал ртом воздух. Сэм с Крошкой радостно неслись вперед. Гонка по пересеченной местности казалась им веселой забавой.

Собачье счастье

— Налево! — крикнул Крис. Сзади послышался шум падения и ругательство. Зашуршала листва. Мальчики остановились.

Браконьер перекатывался с боку на бок, обеими руками сжимал правую ногу. Он то стонал, то ругался. Ребята застыли, глядя на него.

— Он притворяется, — прошептал Крис.

— Подожди, — Нил подошел чуть ближе.

— Не надо! — взмолился Крис. — Он хочет тебя заманить, и тут же схватит.

— Если он меня схватит, беги на ферму.

Похоже, браконьеру было по-настоящему больно, однако Нил решил не рисковать и держался на приличном расстоянии. В траве блеснула знакомая проволока. Браконьер попытался было встать, но с криком откинулся на спину. Он успел уже снять ботинок и носок.

Теперь Нил сумел разглядеть все, что нужно. Браконьер попался в свои собственные силки. А учитывая его массу и скорость, с которой он бежал, становилось ясно, как сильно он повредил ногу, и как быстро она теперь распухает.

— Крис, беги на ферму за подмогой, а я останусь здесь, постерегу его.

— Но я не могу тебя тут бросить! — возмутился Крис. — А вдруг он поднимется и задаст тебе жару?

— Собаки останутся со мной, а ты беги.

И Крис побежал. Нил свистнул собак, и они тут же примчались на его зов.

Браконьеру удалось сесть, и теперь он злобно скалился, потирая поврежденную ногу.

— Думаешь, ты самый умный, да? — процедил он сквозь зубы. Теперь он совсем не казался страшным. Видя, как он страдает, Нил его чуть было не пожалел.

— Погоди, вот придет мой брат, — продолжал браконьер, — уж он-то точно отобьет у тебя охоту совать нос не в свои дела.

— Ваш брат? — Так вот, значит, кого они видели у ледника, и кто приходил в клинику Майка Тернера.

Браконьер снова оскалился.

— Вам его вовек не поймать — ни тебе, ни фермерам. Тот тип в питомнике тоже погнался за ним, да куда ему тягаться. Вот придет Карл, он тебе покажет, где раки зимуют.

Нил невольно оглянулся. Интересно, где теперь Карл, подумал он. Хорошо бы ему быть как можно дальше…

— Это вам покажут! — сердито вскричал Нил. — Вы представляете себе, сколько вреда принесли?

— Наш Карл все знает и о лесах, и о животных. Он любит животных, особенно собак, и умеет с ними обращаться.

— «Любит животных»! — возмутился Нил. — Вы называете браконьерство «любовью к животным»? Видели бы вы, что стало с собакой, которая попала в ваши силки! А ваш собственный пес? Вы бросили его в колючих зарослях! Нам пришлось его спасать!

— Карл хотел вызволить Джека, но не смог — повредил руку. А зачем вы его забрали?

Незнакомец снова попытался встать, и со стоном опустился на четвереньки.

Собачье счастье

— Крошка, Сэм! Стеречь! — приказал Нил. Он не знал, обучен ли фокстерьер этой команде, и надеялся, что сработает инстинкт. Крошка не подвел. Оба пса прикрыли Нила с обеих сторон, ощетинились и грозно заворчали, будто вот-вот бросятся на обидчика.

К великому удивлению Нила, браконьер явно струсил. Он отполз подальше, насколько позволяла струна, и стал жалобно умолять не спускать на него собак.

— Оставайтесь на месте, и они вас не тронут, — Нил прекрасно знал, что в обычных условиях Крошка с Сэмом ни за что не нападут на человека, но в данном случае незнакомец вел себя угрожающе, и потому собаки ни на минуту не теряли бдительности.

Интересно, долго ли еще ждать, подумал мальчик. До фермы далеко, а Карл вот-вот вернется за своим братом. И что тогда делать?

Браконьер уселся поудобнее. Похоже, он снова осмелел.

— Неужто этот Грей взъелся на нас из-за каких-то паршивых кроликов? Да он сам не знает, как от них избавиться, ведь они вредители, поедают урожай. Он нам еще спасибо сказать должен. Карл говорит, фермеры сами уничтожают кроликов.

— Но только не таким способом.

— Мы никому вреда ни причинили.

— Вы потоптали посевы!

— Подумаешь, они снова вырастут!

— И вы украли овцу.

— Так он заметил? Надо же, у него их так много, одной больше, одной меньше. А нам нужны были деньги.

Нил ушам своим не верил. Подобной наглости он просто не ожидал.

— И вы порушили ограду.

— Да всего в одном месте!

Нил понял, что с браконьером спорить бесполезно — у того совсем нет совести. Мальчик боялся наговорить ненароком чего-нибудь лишнего.

Браконьер смотрел теперь куда-то вверх, и на губах его блуждала улыбка, не предвещавшая ничего хорошего. Сзади хрустнула ветка, повисла зловещая тишина. Пора посмотреть опасности в лицо, подумал Нил, но тут из-за спины раздался голос:

— Гэри, у тебя, я вижу, неприятности?

Нил заставил себя обернуться. Вот он, Карл, тот самый, что прошел мимо них у изгороди. И Ежик с ним, вернее — Джек, так его зовут браконьеры.

Сэм с Крошкой зарычали. Защитники, с гордостью подумал мальчик. Карл их тоже заметил.

— Уйми своих псов, — приказал он. Нил решил, что лучше ему не перечить.

— Тихо, Сэм, тихо, Крошка, лежать! — собаки беспрекословно исполнили команду.

Запахло дешевым табаком, как в землянке. Сомнений не оставалось: рядом были люди, подвергавшие опасности жизнь многих животных, и Нил решил, что им его ни за что не разжалобить.

— А теперь, парень, делай, что я скажу, тогда никто не пострадает, — продолжал Карл. — Что случилось, Гэри?

— Угодил ногой в ловушку, — пробурчал тот. — Не могу идти.

— Сможешь, — успокоил его Карл. — Малец тебе подсобит, — не обращая внимания на стоны, он поставил брата на ноги. — Ну-ка, иди сюда! — приказал он Нилу. — Придержи его с другой стороны.

Больше всего Нилу хотелось броситься куда глаза глядят, но он решил, что лучше этого не делать. Итак, он взял раненого браконьера под руку, и они направились к леднику.

— Таким, как ты, хорошо живется, — рассуждал по пути Карл. — Ни о чем думать не надо, денежки сами идут к тебе в руки. А нам приходится их добывать, вот я и не вижу ничего плохого в том, чтобы подзаработать на паре жалких кроликов. А на фазанах и ягнятах можно сделать хорошие деньги.

— Но не так! — возмутился Нил.

— Заткнись, а то пожалеешь, что на белый свет родился!

Наконец они дошли до землянки. Карл выпустил Гэри, крепко ухватил Нила за руку и втолкнул его внутрь. Сэм с Крошкой последовали за ним добровольно. Не успел Нил опомниться, как дверь захлопнулась. Судя по доносившимся снаружи звукам, ее подперли чем-то тяжелым.

— Привались к двери, и стой так, — сказал Карл. Дверь заскрипела. Похоже, Гэри воспользовался советом брата.

Нилу стало не по себе. Окон в землянке не было, лишь через вентиляционную трубу в потолке проникал слабый свет. Другого выхода тоже не оказалось. Снаружи раздавались голоса. Нил припал ухом к двери.

— С ним был дружок, — произнес Гэри. — Я застал их прямо тут, они рылись в вещах. Тот, второй, убежал. Думаю, помчался на ферму, за подмогой.

— Что же ты сразу не сказал? Нам нужно уносить ноги.

Противный липкий страх закрался в душу Нила. И почему он не послушался родителей? Эти люди по-настоящему опасны, и последняя реплика Карла не оставляла в том ни малейших сомнений:

— А малец пусть сидит тут, пока не подохнет.

Глава 10

Нил оглядел свою ледяную тюрьму и попытался собраться с мыслями. Что делать? Сэм с Крошкой спокойно сидели у его ног. Единственный выход — дверь, и мальчик забарабанил в нее что было сил.

— Эй! Выпусти меня, слышишь?

Дверь распахнулась, в землянку хлынул поток света.

— Заткнись, пацан. Будешь орать, до дня рождения не доживешь, — лицо Карла перекосилось от ярости. Мальчишки нарушили его планы, и теперь ему приходилось срочно соображать, как быть дальше. — Наш юный Шерлок поработал на славу, так что чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше, — сказал он, обращаясь к брату. — Если останемся, нам крышка. А мне бы еще денек, всего один, чтобы с выдрами разобраться.

— Выдры! — не сдержался Нил. — Так вот откуда свет на берегу! — Гэри бросил на него удивленный взгляд.

— Заткнись, ты! — рявкнул Карл. — За выдр можно получить целое состояние — если знать, кому продавать.

Итак, опоздай они всего на одну ночь, и выдры стали бы экспонатами какого-нибудь частного зоопарка, или, того хуже, пошли бы на воротники. Будь что будет, подумал Нил, по крайней мере, зверьков он спас. Мальчик не спускал с Карла глаз. Должен же тот когда-нибудь отвернуться, тогда можно попытаться вырваться на свободу, или, по крайней мере, выпустить собак. Карл торопился уехать как можно скорее, но за один раз ему к машине все вещи не снести, а потом ему придется поддерживать брата, так что браконьерам будет не до Нила.

Мальчик приласкал Сэма, и пес с хозяином стали медленно, дюйм за дюймом, приближаться к открытой двери. Нил в очередной раз порадовался тому, что Сэма специально натаскивали для соревнований на сообразительность. Настал тот самый случай, когда от собачьей смекалки зависела жизнь хозяина.

— А с ним что делать? — Гэри кивком указал на мальчика.

— Пусть остается здесь, — отозвался Карл. — Его друзья знают, где его искать. Если у тебя душа за него болит, можем позвонить в питомник, сообщить, где он — когда отъедем подальше, разумеется, — Карл протиснулся мимо Нила, спешно покидал в большую сумку свои пожитки и вскинул сумку на плечо. Руки у него оставались свободными, и он прихватил еще сети, кроликов и лопату. — Пойду, отнесу в машину, а ты пока постереги мальца. Надеюсь, справишься? Я мигом.

— Конечно, Карл, что за вопрос, — отозвался младший брат.

Однако сторож из него не получился. Как только Карл исчез за деревьями, Нил выпустил Сэма.

— Беги, Сэм, беги! Найди Криса! Приведи его сюда! — закричал мальчик.

Не успел Гэри и глазом моргнуть, как черно-белый бордер-колли проскользнул у него между ног и скрылся в лесу. Вслед ему полетели яростные проклятия.

— Есть! — ликующе воскликнул Нил.

Но тут в проеме двери показалось перекошенное от ярости лицо Карла — тот вернулся с полпути. Скинув на землю сумку, сети и кроликов, он поудобнее перехватил лопату, занес ее над головой.

— Не надо, — Гэри попытался было урезонить его, но Карл не желал ничего слушать.

— Ах ты, недоносок! — прорычал он, надвигаясь на Нила. Мальчик мог бы убежать, но не бросать же Крошку на произвол судьбы. Карл уже примеривался, куда бы ударить. Нил отступил на шаг. — Ты у меня допрыгаешься…

Закончить свою мысль он не успел. Послышалось рычание, лязг зубов, треск рвущейся материи и истошный крик Карла. Крошка вцепился тому в рукав и выбил из рук лопату — она отлетела далеко в сторону.

— Отзови собаку! — завопил браконьер.

Гэри стоял, раскрыв рот от изумления. Он ничем не мог помочь брату. Ежик тоже не сдвинулся с места, не пришел на помощь хозяину.

— Умница, Крошка, — как ни в чем не бывало похвалил его Нил. Мальчик видел, что браконьер не ранен — фокстерьер вцепился ему в рукав. — Держи его!

Крошка и без команды не собирался выпускать свою добычу. Ежик насторожился. Что-то будет, подумал Нил, но тут же понял, что песик не намерен защищать браконьера.

Послышались шаги, крики фермера: он звал Нила.

Карл тоже услышал голоса. Одним яростным движением стряхнув с себя Крошку, он бросился было в лес, но попал прямиком в объятия мистера Грея и высокого, жилистого работника. Крошка бросился в погоню — он явно не собирался отпускать своего пленника. Наконец появились и Крис с Сэмом.

Гэри переводил взгляд с Крошки на Карла, с Нила на фермера, и с мистера Грея на Ежика. Он сдался без боя, и теперь понуро сидел на земле. Зрелище было жалкое.

С дороги послышался скрип тормозов, и двое полицейских ухватили братцев-разбойников под белы руки.

Затем раздался радостный визг Сэма, и пес стал прыгать вокруг хозяина, оставляя на светлой майке грязные отпечатки лап. Странное дело, но Нил абсолютно не рассердился. Крошка последовал примеру Сэма, и получил свою порцию ласки.

От избытка чувств Крис довольно ощутимо толкнул друга в плечо.

— Крошка-то каков, а? Потрясающая собака! Я видел, как он кинулся на браконьера.

— Да уж, ты подоспел в самый раз, — отозвался Нил, — и я очень рад тебя видеть.

Полицейские повели браконьеров к машине. Мистер Грей тем временем нашел в землянке свои инструменты и стал показывать их другим полицейским. Заметив, что мальчики на него смотрят, он помахал им рукой с выставленным вверх большим пальцем. Это было знаком величайшего одобрения.

А Нил с Крисом возблагодарили Бога за то, что все наконец закончилось.


Прошла неделя. Теплым весенним вечером на поваленном дереве у реки сидели Нил, Эмили и Сара. Затаив дыхание, они не сводили глаз с заводи под ивой — там резвилось семейство выдр. Детеныши здорово подросли с тех пор, как Нил с Крисом видели их в последний раз, и гораздо увереннее держались в воде. Они гонялись друг за другом, устраивали шуточные потасовки. Мама-выдра грациозно скользила по воде, зорко следила за своими питомцами. В корнях, у самой воды, виднелись остатки пойманной для детенышей рыбешки.

— Потрясающе! — прошептала Эмили. — В жизни ничего подобного не видела. Какие они красивые! — она лежала на животе, уперев локти в землю, и выбирала наилучший ракурс для очередного снимка. — Ты только посмотри на самого маленького детеныша, он как раз плывет на спине! Какие у него аккуратные лапки!

— Это я, — заявила Сара. — Самый большой — Нил, а тот, что вертится в воде — это Эмили.

Щелкнул затвор, зажужжала перематывающаяся пленка.

— Как хорошо, что ты вовремя нашел браконьеров, — продолжала Эмили. — Страшно подумать, что этих милых зверьков рассадили бы по клеткам или пустили на воротник. Кстати о браконьерах. Что о них слышно?

— Папа сказал, что скоро они должны предстать перед судом, — ответил Нил, не поворачивая головы. — Скорее всего, их осудят, а снасти конфискуют.

— Что будет с Ежиком? Его тоже конфискуют?

— Да, но ты не волнуйся. Мама сказала, что папа вроде бы подыскал ему хороших хозяев, но точно я пока не знаю. Браконьеры будут находиться под надзором. За ними станут присматривать, чтобы они вели себя прилично. Знаешь, мне жалко Гэри, он ведь не понимал, что творит. Слепо верил своему брату и делал все, что тот велел.

Собачье счастье

Расшалившиеся выдры сплелись в воде в клубок, да так и вынырнули на поверхность. Дело шло к вечеру, воздух заметно посвежел.

Нил, Эмили и Сара тихонько, чтобы не потревожить выдр, отползли подальше от реки.

У фермы их уже поджидали Гарри Грей с Бобом Паркером. Крошка приветствовал детей радостным лаем и сумасшедшими прыжками, но вскоре умчался прочь, всем своим видом показывая, что его ждут неотложные дела. Затем появились Кэп с Миком. Они вели себя куда степеннее. Мик все еще хромал, хотя повязку с лапы ему уже сняли.

— Похоже, Мику стало гораздо лучше, да и Кэп держится молодцом. Ведь вы ее оставите на ферме, правда, мистер Грей?

— Конечно, оставим, — усмехнулся фермер. — Куда же ей деваться. А с тем свистком, что ты мне дал, наша старушка стала как новенькая, — фермер продемонстрировал Нилу свисток — он носил его на шее на шнурке.

— Это просто замечательно. Но куда помчался наш Крошка, да с такой скоростью?

— Нил, я завел новую собаку. Твой папа подобрал мне в приюте отличного песика, и они прекрасно поладили с Крошкой.

— Правда? Вот здорово! Потому-то папа и приехал? А что за пес? Я и не знал, что у нас есть подходящая собака.

— Скажем так, он недавно к вам попал. Посмотри, они уже отлично работают в паре!

Из сарая доносилось шуршание соломы, счастливое повизгивание двух завозившихся собак. Но вот мелькнула черная тень, и на свет божий вылетел небольшой темный пес с рыжими подпалинами. Он отряхнулся, понюхал воздух, и снова устремился в погоню за крысами. Видно было, что он наслаждался от души.

— Да это же Ежик! — закричал Нил, и его губы сами собой растянулись в блаженной улыбке. — Ежик с Крошкой! Они одна команда!

Собачье счастье

home | my bookshelf | | Собачье счастье |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу