Book: Обещание пирата



Обещание пирата

Бобби Смит

Обещание пирата

Пролог

Мексиканский залив, 1849 год

– Капитан Шарк![1] – Льюис Граймс, служивший помощником капитана на корабле «Банши», невзирая на ранний час, забарабанил в дверь капитанской каюты.

Человек, известный под прозвищем Шарк, пробудился ото сна и, громко выругавшись, поднялся с уютной койки. Он быстро оделся и, широко распахнув дверь каюты, рявкнул:

– Какого черта?! – Длинные темные волосы Шарка разметались по лицу, глаза пылали гневом. Он обладал массивным телосложением и грозно возвышался над невезучим матросом, который осмелился потревожить его покой.

Да, не зря Шарка прозвали грозой морей, подумал, слегка струхнув, Граймс. Ходили слухи, что при налетах Шарк никого не оставляет в живых. Капитан сильно смахивал на сатану, да и норов у него был воистину дьявольский. Граймс видел его в гневе и знал, что лучше капитана не злить.

Он нервно сглотнул и, собравшись с духом, выпалил.

– Корабль, сэр! Мистер Джонсон заметил корабль по левому борту!

– Корабль, говоришь? – Шарк еще больше помрачнел. Не хватает еще, чтобы власти нашли у него запрещенные товары!

Капитан выбежал из каюты, и Граймс, облегченно вздохнув, прислонился к стене, но тут же выпрямился и поспешил вслед за капитаном.

Когда Шарк появился на палубе, к нему подошел первый помощник Уилл Джонсон – темноволосый громила, почти столь же суровый, как и сам капитан.

– Ну что там? – отрывисто осведомился Шарк.

Уилл указал туда, где на горизонте виднелись белые паруса.

– Похоже, они плывут в нашу сторону.

Шарк выхватил у помощника подзорную трубу, навел ее на корабль и долго его разглядывал. Нет, это явно не представители власти, а утлое торговое суденышко. Можно не переживать за контрабанду.

– Придерживайся прежнего курса, Уилл. Пора нам повеселиться.

Шарк не собирался упускать столь легкую добычу, но Уилл был озадачен.

– Уж не хотите ли вы сказать, сэр…

– Ты, кажется, собрался обсуждать мои приказы? – Шарк смерил Уилла ледяным взглядом.

Уилл недоверчиво покосился на него: он знал, что Шарку лучше не перечить.

– Никак нет, капитан.

– Вот и прекрасно. – Шарк с хищной улыбкой покосился на ничего не подозревавший фрегат. Давненько они уже не брали корабли на абордаж!

– Я просто тревожусь за груз, – извиняющимся тоном пояснил Уилл. Под «грузом» он подразумевал сотни закованных в цепи чернокожих, которых разместили в трюме. Рабов везли в Луизиану, и они стоили гораздо дороже добычи, которой можно поживиться на торговом судне.

– Не бойся, – отмахнулся Шарк. – Мы нагрянем быстро и внезапно. Ничего не потеряем, только обретем.

Чуть помедлив, Уилл кивнул и отправился к рулевому, чтобы дать ему новые указания.


Капитан Адам Трент прогуливался по палубе «Ветерка», главного торгового судна компании «Полумесяц», со своей невестой, Элизой Клейтон, и наслаждался морской прохладой. Адам был высок, строен, темноволос и темноглаз, обладал правильными чертами лица и имел вид человека, привыкшего повелевать.

Однако сегодня Адам охотно поручил все обязанности своему первому помощнику, Бо Гамильтону. С тех пор как несколько дней назад они отплыли из Хьюстона, Адам почти не уделял времени Элизе и сегодня решил наверстать упущенное.

Они остановились у поручня, и Адам, обняв невесту за талию, поднял на нее нежный взгляд. Без сомнения, эта миниатюрная, стройная блондинка создана для него. Они встретились на балу в Хьюстоне немногим больше месяца назад и влюбились друг в друга с первого взгляда.

Вообще-то у Адама и в мыслях не было жениться. Ему нравилась холостяцкая жизнь, он слыл любимчиком дам, но, познакомившись с Элизой, на удивление быстро сделал ей предложение.

Теперь в сопровождении Одиль, незамужней тетушки Элизы, они плыли в Чарлстон, где Элизе предстояло познакомиться с сестрой Адама Бекки. Потом они сыграют свадьбу. Адам с нетерпением ждал этого дня: ведь он еще никогда не был по-настоящему влюблен.

– У меня кое-что для тебя есть… – Адам протянул Элизе маленькую коробочку, инкрустированную драгоценными камнями.

– Что это, Адам? – спросила она с детским восторгом.

– Открой – и увидишь. Надеюсь, тебе понравится.

Открыв коробочку, Элиза обнаружила два медальона в форме полумесяца на золотых цепочках.

– Ах, Адам, какая прелесть!

– Я специально заказал их для нас, – пояснил Трент. – Ведь если бы я не приехал в Хьюстон по делу компании «Полумесяц», мы бы никогда не встретились.

Элиза протянула ему медальон.

– Надень, пожалуйста…

Повернувшись к жениху спиной, она подняла пышную гриву золотых волос, и он застегнул цепочку. От прикосновения его теплых пальцев по спине Элизы побежали мурашки.

– Спасибо, Адам, это так мило. Клянусь, я никогда-никогда не сниму этот медальон, – пообещала она. Больше всего Элизе хотелось кинуться Адаму на шею и расцеловать его, но она сдержалась и достала из коробочки второй медальон.

– Теперь твоя очередь…

Адам терпеливо ждал, когда невеста справится с застежкой; потом она просунула медальон под его рубашку.

– Пусть висит рядом с сердцем. Хочу, чтобы в нем всегда было место для меня, – пояснила Элиза, и лицо ее осветилось любовью.

Их взгляды встретились. Влюбленных сжигало желание, но они знали, что им придется подождать. Зато каким прекрасным рисовалось обоим будущее!

Адам поднес руку невесты к губам, чтобы запечатлеть на ней нежный поцелуй, но когда заметил вдали мчавшийся к ним на всех парусах клипер, то тотчас забыл о снедавшей его страсти. Уж слишком резво несся этот корабль, по бокам которого зловеще сверкали пушки…

– Элиза… – проговорил Адам, стараясь не выдать волнения. – Я хочу, чтобы ты спустилась в каюту к тете Одиль и не поднималась на палубу, пока я не позову.

Глава 1

Как только Элиза скрылась из виду, Адам окликнул Бо, и тот сразу насторожился, почувствовав в голосе друга тревогу; передав штурвал рулевому Робу, он поспешил на зов.

Высокий, стройный и обходительный Бо Гамильтон во всем походил на Адама, только был светловолос. Они дружили с детства, были совсем как братья и свято верили, что вместе им по плечу любое дело.

Адам и Бо любили море. С юности они плавали вместе. Когда у Адама умерли родители, он унаследовал фирму «Полумесяц» и сделал Бо своим партнером. Благодаря их усердию и изобретательности маленькая мореходная фирма выросла в большую преуспевающую компанию. Приятелям не исполнилось и тридцати, а они уже имели хорошие доходы, которые в будущем обещали вырасти еще больше.

– Что случилось? – спросил Бо.

– Посмотри сам. – Адам указал на клипер.

Бо сразу забеспокоился. Не похоже, чтобы этот корабль намеревался обогнать их тихоходное судно: он несся прямо на них.

Бо навел на клипер подзорную трубу.

– Странно… Никаких опознавательных знаков.

– Зато какие пушки! – угрюмо отозвался Адам. – Не нравится мне это. Хоть бы флаг подняли…

В этот момент клипер резко развернулся.

– Боже праведный! – выкрикнул Адам, заметив направленные на них орудия.

– Похоже, они не шутят! – Бо никак не мог поверить в происходящее. – Они готовятся к нападению!

– К оружию, ребята, хватайте все, что подвернется под руку! – воскликнул Адам. – Бо, заряди пушки, а я встану к штурвалу.

Разумеется, Адам прекрасно понимал безрассудность своего приказа: две маленькие пушки вряд ли смогут защитить от вооруженных пиратов.

Адам бросился к штурвалу и тут вспомнил об Элизе и ее тетке.

– Робби, спустись в мою каюту и посиди с дамами. У меня в сундуке есть оружие; надеюсь, оно не пригодится, но если вдруг возникнет надобность, можешь им воспользоваться.

– Есть, сэр… – Робби встревоженно покосился на приближавшийся корабль.

– Охраняй их хорошенько, Робби, – приказал Адам и, встав у руля, принялся отдавать отрывистые приказы команде.

Затем он взял вправо, надеясь спастись от беды, но тут шустрый клипер дал первый залп, от которого пострадали такелаж и палуба, а главная мачта переломилась пополам и, рухнув вниз, покалечила нескольких матросов.

Невзирая на панику, Адам не сдавался, но с утерей главной мачты гонка была заведомо проиграна. Пираты подошли совсем близко и приготовились к нападению.

Бо и несколько матросов заряжали пушки. Одну из них покорежило рухнувшей мачтой, зато другая была цела. Адам поспешил на подмогу, не обращая внимания на стоны раненых и умирающих: все равно им уже не помочь, а вот если они с Бо не отобьют атаку, всем конец.

С каждым мигом пираты подплывали ближе, и морякам Адама удалось выстрелить только один раз, прежде чем на «Ветерок» закинули абордажные крючья…

Шарк думал, что после первого залпа на торговом суденышке поймут: сопротивляться бессмысленно. Ответный залп, погубивший нескольких матросов, его разгневал. Он не ожидал от капитана подобной наглости и велел команде убивать всех без разбору ради богатой добычи.

Адам намеревался защищать судно, хотя и понимал, насколько это непросто. Когда на корабль ворвалась шумная пиратская орда, времени на раздумья не оставалось, и Адам с Бо, переглянувшись, бросились подбирать оружие павших товарищей.

– Вперед! – скомандовал Адам, и матросы бросились на пиратов, потрясая пистолетами и саблями, но силы были заведомо неравны. Тем не менее даже Шарк невольно восхитился их смелостью.

Адам с Бо сражались бок о бок, но матросы Шарка наступали, тесня их. Наконец пираты загнали остатки команды на нос корабля.

По приказам, которые выкрикивал Адам, Шарк смекнул, что он капитан, и, рассудив, что если убить капитана, команда сразу сдастся, выхватил у своего матроса пистолет.

Выстрел оказался метким: пуля угодила Адаму в голову Оставшиеся в живых с ужасом уставились на тело капитана, распростертое на палубе.

– Сдавайтесь, придурки, иначе я перестреляю всех! – завопил Шарк. – Спасайте свои шкуры! Бросайте оружие!

Оробев, люди опустили оружие и сбились в кучку.

– Мудрое решение, – ухмыльнулся Шарк и обернулся к пиратам: – Вы двое стерегите их, а если кто пошевелится – стреляйте, остальные осмотрите трюмы. Пусть все ценное принесут на палубу. Того, кто хоть что-то утаит, ждет еще худшая участь, чем этих… – Шарк указал на павших в бою.

Команда тут же бросилась мародерствовать, а Шарк с Уиллом отошли в сторону и принялись разглядывать учиненный разгром.

К этому времени Бо уже очнулся, но, превозмогая страшную боль, молчал и не шевелился, опасаясь выдать себя. У него даже оружия при себе не было. Он лежал неподвижно и злился, сознавая свою беспомощность.

– Ну что, Уилл, теперь ты изменил свое мнение? – Шарк самодовольно усмехнулся. – Вот уж не думал, что ты такой трус!

– Мы многим рисковали…

– Ну да, я рисковый человек. Кому, как не тебе, это знать! Что за жизнь без риска?

– А если бы пострадал корабль? Наша партнерша будет недовольна, если черномазые попадут к ней в плохом виде.

Шарк пожал плечами:

– Мы и так обернулись раньше срока. В случае чего набрали бы новых невольников и все равно поспели бы в Новый Орлеан. К тому же она не знает…

Боль от раны была слишком сильная, поэтому Бо снова потерял сознание и больше ничего не слышал.

Вскоре раздались выстрелы, оповещавшие Шарка, что на корабле обнаружено нечто очень ценное, и капитан с Уиллом отправились посмотреть, в чем дело.

Через несколько секунд раздались испуганные женские крики. Команда «Ветерка» хотела было рвануться на подмогу, но пираты направили на них пистолеты и велели не двигаться.

Впрочем, даже после этого матросы не могли совладать со своими чувствами, и пираты хладнокровно убили троих из них. Это напугало остальных, и они утихомирились, хоть и страдали от того, что ничем не могут помочь дамам.

* * *

Через некоторое время команда «Банши» перетащила на свой корабль последние ценности.

– Больше ничего не осталось, капитан! – крикнул один из пиратов.

– Молодцы! Все поработали на славу и заслужили награду!

Матросы радостно заулюлюкали.

– Уилл, запри уцелевших в трюме и подожги эту посудину, – велел Шарк.

– А как же бабы?

– Да ну их! Сваливаем.

Уилл удивился, но сделал, как было велено.

Когда пламя занялось не на шутку, пираты перебрались на свой корабль, подняли паруса и поплыли прочь от погребального кострища.

Адам очнулся от едкого запаха дыма и отчаянно закашлялся, потом с трудом приподнялся. У него кружилась голова, но все же он сумел утереть рукавом кровь, слепившую глаза.

Заслышав крики, доносившиеся из трюма, Адам невероятным усилием воли заставил себя подняться на ноги: он должен был выпустить своих матросов из трюма, пока они не изжарились заживо.

Судорожно хватая ртом воздух и переступая через трупы, Адам двинулся к люку. Сил оставалось все меньше, но решимость его не убывала, и, в конце концов, ему удалось добраться до крышки люка.

– Ребята! – прохрипел Адам.

– Это же капитан! А мы думали, вы мертвы, сэр! – раздались радостные крики.

– Подождите… Я сейчас открою… – Адам лихорадочно возился с люком, не обращая внимания на сочившуюся из раны кровь. Наконец крышка поддалась, и матросы, выбравшись из трюма, бросились тушить пожар. Только Харнетт, корабельный врач, остался с капитаном, чтобы осмотреть его раны.

– Слава Богу, вы живы, а то мы уж думали, нам конец. Присядьте, я гляну, что у вас с головой…

– Потом, сейчас не время, – возразил Адам. – Нужно скорее найти Элизу и Бо…

– Мистер Гамильтон погиб, сэр. Такая рана… – Харнетт печально покачал головой.

Адам бросился к распростертому на палубе Бо. Он уже почти ни на что не надеялся, но вдруг с удивлением обнаружил, что приятель дышит, и, пощупав пульс, убедился, что тот действительно жив.

Адам тут же подозвал врача.

– Бо, черт бы тебя побрал! – повторял он. – Не вздумай умереть! Крепись!

Очнувшись, Бо застонал и приоткрыл глаза.

– Ну, слава Богу!

– Что? Что случилось?

– Они подожгли корабль, – прохрипел Адам. – Ладно, я пошел искать Элизу, а ты пока побеседуй с доктором. – Он заковылял к трапу.

– Адам! Не ходи туда! – крикнул Бо, но было слишком поздно.

Выругавшись, Бо обернулся к Харнетту:

– Доктор, со мной все в порядке. Лучше я пойду с Адамом, а вы помогите мне встать.

Чувствуя жгучую боль, Бо стиснул зубы и, опираясь на плечо доктора, спустился по трапу.

Когда они добрались до каюты капитана, Адам неподвижно стоял рядом с койкой. В каюте царил хаос. Тело Робби лежало рядом с дверью; даже мертвый, он сжимал в руках пистолеты.

На полу возле окна лежал еще один труп: Адам успел прикрыть его окровавленной простыней. Но внимание Бо привлекло другое, и тут на секунду он лишился дара речи.

Элиза, обнаженная, свернувшись в клубочек, неподвижно лежала на окровавленной койке.

– Адам… Что?..

Адам повернулся к Бо, его глаза яростно сверкали.

– Лучше бы они ее убили…

Превозмогая боль, Адам набросил на Элизу одеяло и, присев на койку, обнял ее. Он хотел успокоить девушку, заставить ее позабыть об аде, через который ей пришлось пройти. Но Элиза ничего не отвечала, только смотрела неподвижным взглядом в одну точку.

Когда Бо и Харнетт тихо удалились, Адам по-прежнему обнимал невесту и что-то нежно нашептывал ей на ухо.



Глава 2

Четыре месяца спустя в Мексиканском заливе


Капитан клипера «Мерриуэзер», стоя у штурвала, заметил неопознанный клипер, который на всех парусах мчался в их сторону.

– Не знаю, чего хотят эти безумцы, но они явно не намерены сворачивать с курса.

– Да, капитан Райт, – ответил матрос, стоявший у штурвала.

Бывалый капитан засмотрелся на клипер: никогда еще он не видел, чтобы судно двигалось с такой быстротой и грацией. Вот только почему он плывет прямо на них?

Только когда корабль подплыл ближе, Райт заметил пушки.

– Черт, нам от них не убежать, придется сдаться! – мрачно заявил он.

Перепуганная команда заметалась по палубе: матросы торопились спустить паруса. Сражаться они не умел», так что приказ капитана их не удивил; к тому же у них на борту даже не имелось пушек. Лучше уж потерять товары, чем лишиться жизни, – таково было общее мнение.

Настигавший их корабль сделал предупредительный выстрел, ядро угодило в левый борт; тут уж капитан невольно занервничал: что, если пираты не удовлетворятся грабежом и учинят кровопролитие?

Райт снова покосился на клипер: нет, пожалуй, он принял верное решение. От погони им не уйти, а пираты дали только предупреждающий залп. Это добрый знак: ведь они запросто могли бы их потопить.

Наконец пиратский корабль подплыл поближе и вооруженные пираты, ступив на борт «Мерриуэзера», первым делом окружили команду.

Потом на борт поднялся главарь захватчиков, и на палубе воцарилось испуганное молчание.

Капитан пиратов был высок, строен, одет во все черное; лицо его скрывала зловещая маска, из-под которой сверкали темные глаза, на губах играла хищная усмешка.

– Что вам нужно на моем корабле? – осведомился капитан Райт.

Таинственный незнакомец обдал его ледяным взглядом и, не удостоив ответом, повернулся к своим матросам.

– Обыщите корабль, – велел он.

Несколько матросов тщательно обыскали судно, но, к изумлению Райта, ничего не взяли. Когда они доложили капитану, что ничего не обнаружили, тот кивнул и обернулся к Райту, молча ожидавшему приговора.

И тут, совершенно неожиданно для капитана Райта и его команды, грозный человек в маске любезно извинился перед ними за доставленные неудобства.

– Простите, но… Кто же вы такой?

– Меня зовут Призрак; прошу запомнить это имя, – сурово ответил пират.

– Призрак… – повторил Райт. Только теперь, поняв, что опасность миновала, он немного успокоился.

– Я ищу пирата по имени Шарк: его корабль очень похож на ваш. Вы с ним, случайно, не встречались?

– Слыхал о таком. Говорят, это кровожадное чудовище, он никого не оставляет в живых…

– Верно, но теперь его дни сочтены. Я намерен положить конец его разбоям.

– Тогда почему бы вам не обратиться к властям?

– Шарк кое-что должен мне, – заявил Призрак с ухмылкой, от которой у Райта по коже пробежал озноб. – Скажите всем, кого встретите, что я его ищу. Пора Шарку узнать, каково быть жертвой.

Странный пират исчез прежде, чем капитан Райт успел что-либо ответить. Когда его корабль исчез за горизонтом, «Мерриуэзер» продолжил путь, и на борту только и разговоров было, что о Шарке и о таинственном Призраке. Почему он скрывает лицо? Зачем хочет выследить Шарка? Никто не сомневался, что когда они встретятся, схватка пойдет не на жизнь, а на смерть.

Адам стоял на палубе, пока «Мерриуэзер» не скрылся из виду, а затем, велев рулевому держаться новоорлеанского торгового пути, сошел вниз. Затворив дверь в каюту, он сорвал с себя маску и устало прислонился к стене, с досадой думая о том, что поиски продолжаются уже несколько месяцев и все напрасно.

Присев к столу, молодой человек пригладил волосы и стал пристально разглядывать карту луизианского побережья, как вдруг в дверь постучали.

– Войдите!

Дверь распахнулась, и на пороге появился Бо.

– Ну, и что теперь ты намерен делать, друг мой? – спросил Бо, присев на стул.

Глаза Адама сверкнули.

– Продолжать поиски. Когда я найду этого подонка, то убью его.

– Но мы уже несколько месяцев прочесываем залив, и все без толку!

– Ты прав. – Адам вздохнул. – Кажется, проще найти иголку в стоге сена.

Вскочив, он принялся расхаживать по каюте, и Бо, наблюдая за ним, отметил, как изменился приятель после нападения Шарка. Вскоре после налета они вернулись в Чарлстон, в поместье Адама, где сестра Адама, Бекки, лечила их и ухаживала за Элизой.

Телесные раны Адама затянулись довольно быстро, чего нельзя было сказать о душевных. Врачи, которых приглашала Бекки, в один голос твердили, что тут ничем нельзя помочь и Элиза никогда не станет прежней.

Адам был в отчаянии и, в конце концов, решил выследить и убить гнусного пирата. Когда Бо лежал на палубе, притворяясь мертвым, ему удалось подслушать, что пирата зовут Шарк, что он торгует рабами и в Новом Орлеане у него есть партнерша. Для начала этих сведений было достаточно.

Пока Бо поправлялся, Адам начал приготовления. Он велел подготовить самый быстрый корабль, «Морскую тень», и поставить побольше пушек, чтобы при случае разнести пиратский клипер в щепки, а как только Бо поднялся на ноги, Адам поручил Элизу заботам Бекки и пустился с приятелем в плавание, чтобы найти и уничтожить негодяя, который погубил его жизнь.

При этом Адам спрятал лицо под маской и придумал себе прозвище – Призрак. Он станет призраком из прошлого Шарка и будет преследовать его, пока не отомстит.

Корабль Адама плавал по новоорлеанским торговым путям, останавливая все суда, похожие на клипер пиратов, но, не обнаружив Шарка, Адам отпускал их с миром.

– Нужно сменить тактику, – наконец решил он, так как тоже устал от тщетных поисков.

– Верно, – согласился Бо. – Но как его поймать? Негодяй увертлив, как угорь…

– Нам известно, что он поставляет рабов в Новый Орлеан, но мы кое-что упустили из виду.

– А именно? – насторожился Бо.

– Как думаешь, не нанести ли мне самому визит в Новый Орлеан?

– В качестве Призрака?

– Нет, в качестве землевладельца Адама Трента, которому нужны рабы. У меня есть там друзья, семейство Уитни; думаю, они представят меня свету и я смогу завести полезные связи. А ты пока нацепишь личину Призрака и продолжишь прочесывать торговые пути.

– Что ж, может, это и сработает. – Бо почесал в затылке.

– Должно сработать. Я не успокоюсь, пока Шарк не поплатится жизнью за свои преступления.

* * *

В новоорлеанской прибрежной пивнушке было темно и шумно. Миллер, худощавый человек, похожий на хорька, сидел напротив капитана Шарка и выкладывал все, что слышал.

– Он называет себя Призраком и говорит всем, что ищет вас.

– А почему он так говорит?

– Не знаю. Обещает, что не успокоится, покуда вас не найдет, – убежденно заявил рассказчик.

– Как он выглядит?

– Жуткий тип! – Маленький человечек вздрогнул.

– А поточнее? – Шарк схватил Миллера за ворот рубашки.

– Не могу сказать, он всегда в маске…

– В маске?

– Ну да, весь в черном, а маска пол-лица закрывает, только рот и видно.

Шарку стало слегка не по себе: таинственный незнакомец в маске не успокоится, пока его не найдет… Никто из известных ему врагов на такое не способен.

– Говоришь, у него быстрый корабль? – Шарк выпустил рубаху собеседника, и тот с размаху плюхнулся на стул.

– Быстрее некуда!

– Нет корабля быстрее «Банши», – заявил Шарк.

– Но этот может потягаться даже с вами в скорости. Как думаете, зачем его капитану маска?

– Пока не знаю, но скоро выясню. – Шарк небрежно махнул рукой, одновременно пытаясь прогнать охвативший его страх. Наверняка этот Призрак трус, раз нацепил маску; при встрече будет приятно проткнуть его шпагой. И неплохо бы ему знать: еще не родился тот, кому суждено одолеть Шарка.

Глава 3

Шесть недель спустя к северу от Нового Орлеана


На поместье Дюшармов, которое хорошо было видно с дороги, приятно было посмотреть – особняк плантации Бель-Арбор окружали старинные дубы, высокую покатую крышу поддерживали массивные колонны, а балкон и две гарсоньерки украшал чугунный орнамент.

Однако, подъехав поближе, можно было увидеть, что краска облезла, а цветущие кустарники и газоны давно не стригли. Из этого явствовало, что обитателям Бель-Арбор теперь не до ухода за домом.

Лианна Дюшарм сидела в прохладном кабинете, уронив лицо в ладони. Сейчас никто бы не разглядел, что она красавица. Лианна собрала блестящие золотисто-рыжие волосы в пучок, надела простое платье и выглядела теперь гораздо старше своих двадцати лет; ее глаза не светились радостью, на лице не играла улыбка.

Встав из-за стола, Лианна подошла к огромному окну. Обыкновенно вид на озеро вселял в нее бодрость духа, но сегодня она ощутила только пустоту. Время уходит. Ее загнали в угол.

Год назад ее старший брат Марк погиб на дуэли, и Лианна взяла на себя заботу о плантации ради младшего брата, Алекса. Она трудилась не покладая рук, но денег все равно не хватало, и это ее тревожило – ведь пока был жив Марк, все шло хорошо, цены на рынке оставались стабильными, хлопок и сахарный тростник приносили неплохую выручку.

Лианна нахмурилась: она никак не могла понять, в чем же все-таки дело. Урожай они собирают отменный, цены не упали, а жить все равно не на что. Дядя Антуан, их опекун, советовал продать поместье, но об этом Лианна даже думать не хотела. Как можно продать родное гнездо, с которым связано столько теплых воспоминаний?

При мысли о дяде Лианна брезгливо поморщилась. После смерти Марка Антуана назначили их опекуном, а она, будучи женщиной, не могла этому воспрепятствовать. Антуан совсем не был похож на своего брата Ричарда, их покойного отца. Отец был высок, строен, смугловат, красив и к тому же обладал добрым сердцем. Дядя Антуан, напротив, был невысокого роста, и от него веяло холодом. Он сразу отказался переселиться к ним, заявив, что дела требуют его присутствия в Новом Орлеане.

Неделю назад дядя их навестил. Хотя ему было прекрасно известно, что у них туго с деньгами, вместо того чтобы помочь, он начал убеждать племянницу, что женщине не пристало управлять поместьем, и даже недвусмысленно намекнул, что Лианне, чтобы не остаться старой девой, пора бы задуматься о браке, хотя бы ради Алекса.

Лианна вздохнула: за последнее время к ней посваталось семеро женихов, но только ей никто не приглянулся. Она хотела выйти замуж по любви, как мама с папой. Девушка мечтала, что явится какой-нибудь необыкновенный человек и вскружит ей голову, но, похоже, мечтам о принце не суждено было осуществиться.

Тут Лианна вспомнила о старшем брате, красавце Марке, и на ее глаза набежали слезы. Будь Марк жив, все сложилось бы по-другому…

Девушку страшило будущее, а прошлое казалось несправедливым. Угораздило же брата влюбиться в Сюзанну Лабади! Все знают, что у этой роскошной блондинки злое сердце: она использует мужчин, а потом их бросает. Лианна пыталась предостеречь брата, но тот был ослеплен любовью. Он собирался сделать Сюзанне предложение и погиб на дуэли, защищая ее честь, а эта нахалка даже слезинки не пролила и всего через неделю завела себе нового любовника.

– Черт бы ее побрал! – не сдержавшись, воскликнула Лианна. – Гореть ей в аду! – Она бессильно стиснула кулаки.

– Мисс Лианна!

Лианна тут же взяла себя в руки.

– Да, Сара, входи.

Саре, служанке, было за шестьдесят, и всю свою жизнь она прислуживала Дюшармам. Невысокая, полненькая и жизнерадостная, Сара была не только няней Лианны, но и ее близкой подругой: она любила девушку как родную дочь.

– Я принесла тебе попить, детка.

– Спасибо… – Лианна вздохнула. Сара нахмурилась:

– Что это с тобой, золотко? – Она поставила поднос на стол.

– Ничего… Ах, нет, все на свете!

– Скажи мне, что случилось? – Подойдя к Лианне, Сара обняла ее.

– Сама не пойму, но только все идет не так. Если бы Марк был жив…

– Успокойся, детка. – Сара принялась утешать ее, совсем как в детстве, когда умерли родители. Но тогда у Лианны хотя бы оставался старший брат, а теперь девочке совсем не на кого опереться. Антуану Дюшарму Сара почему-то не доверяла: не нравился ей этот опекун. – Все не так уж плохо. Ты сильная, у тебя все получится…

Лианна снова печально вздохнула:

– Я стараюсь, да все без толку…

– Без толку заботиться о родовом поместье?

– Нет, я не то хотела сказать. Наверное, я просто устала…

Тут в кабинет влетел юный Алекс.

– Лианна! – Он бросился к сестре, протягивая ей прозрачную склянку. – Гляди, что я поймал!

Лианна тут же забыла о Сюзанне и с нежностью взъерошила непослушные черные волосы восьмилетнего крепыша. Затем она крепко обняла брата и принялась рассматривать пойманную им бабочку.

– Какая красивая!

– Теперь она будет жить у меня, – заявил мальчик. При мысли о таком замечательном домашнем питомце его шоколадно-карие глаза радостно блеснули.

Лианна нахмурилась.

– Знаешь, бабочки недолго живут в неволе, – объяснила она.

– Правда?

– Да, милый. Но если ты ее сегодня отпустишь, то ничего страшного не случится.

– Хорошо, – согласился Алекс. – Я с ней только еще чуть-чуть поиграю.

Он выбежал из комнаты, а Лианна невольно сравнила себя с бабочкой. Если она выскочит замуж, как предлагает Дядя, то окажется в западне. Нет, не нужно ей такого счастья. Она будет сильной ради Алекса, преодолеет все трудности и никому не отдаст Бель-Арбор.

* * *

Охваченная страстью, Сюзанна Лабади сладостно застонала. Она прижала к себе любовника, и они слились в жарком любовном объятии: смуглый грубый мужчина и богиня с золотистыми волосами, доходившими почти до бедер, с маленькой, но изящно очерченной фигуркой. Еще ни один любовник не доводил Сюзанну до такого чувственного экстаза.

– Прошу тебя, Шарк… – прошептала она ему на ухо, когда он жадно проник в нее. – Прошу, быстрее!

Ее жадный отклик всегда возбуждал Шарка, и он ускорил темп. В неистовом, сумасшедшем танце они вместе достигли зенита страсти и с удовлетворением откинулись на широкую, удобную постель.

Сюзанна отдыхала, чувствуя жар и тяжесть мужчины, наслаждаясь остатками чувственных ощущений, которые еще не покинули ее после соития. Никогда прежде у нее не было такого отличного любовника: своей безудержной страстью он напоминал дикого зверя, и это будило в ней ответный отклик.

Их отношения были необычными с самого начала. Сюзанна встретила Шарка на тайном аукционе рабов, и их неудержимо повлекло друг к другу. То, что она дочь богатого плантатора, не смутило Шарка, а ей, в свою очередь, было безразлично, что он контрабандист и разыскивается властями. Их животная тяга была так сильна, что они отринули все условности. Даже сейчас, несколько лет спустя, они в тайне ото всех продолжали связь.

Вдовый отец Сюзанны умер вскоре после смерти жены, оставив дочери богатое наследство, из которого изрядную сумму она вложила в работорговлю, которой занимался Шарк. На юге спрос на здоровых рабов не снижался, и дело Шарка процветало. Несмотря на то, что на плантации Сюзанны под названием Уиллоу-Бенд уже несколько лет был неурожай, она купалась в деньгах, и все благодаря Шарку, который к тому же оказался отличным любовником.

Довольная улыбка изогнула ее припухшие от поцелуев губы. Да, Шарк умеет завести женщину. Но почему-то даже во время изощренных ласк ее не покидал иной образ… Адам Трент…

Этот темноволосый красавец недавно стал за ней ухаживать. Интересно, каков он в постели?

Сюзанне вдруг стало душно. Она поднялась с постели и подошла к туалетному столику. Расчесывая тяжелую прядь золотистых волос, она забыла, что у нее в постели лежит Шарк; мысленно Сюзанна возвратилась на бал, который на прошлых выходных устроили Уитни. Это была волшебная ночь, и она весь вечер протанцевала с Адамом. Позже им удалось удрать в сад. Божественно! Она уже успела изголодаться по его поцелуям.

Молодой обеспеченный плантатор заинтриговал Сюзанну: никогда еще никого она не желала с такой страстью. Впервые в жизни Сюзанна задумалась о браке и твердо решила затащить Адама к алтарю и разделить с ним остаток дней и ночей.

– Иди сюда, Сюзанна, у нас мало времени, так что не стоит его терять, – прервал ее размышления Шарк.

Сюзанна встретилась в зеркале со взглядом его черных глаз.

– Нет, – просто ответила она, сравнив его с Адамом. Сравнение вышло не в пользу Шарка.

– Нет, говоришь? – Шарк недоверчиво усмехнулся и кошачьей походкой направился к ней. – Мне что, силой тебя в койку тащить?

Сюзанне вдруг стало скучно. Какой же он дикарь! Адам определенно не стал бы так себя вести, даже в спальне.

– Я не терплю приказов и сама решаю, с кем и когда мне заниматься любовью, – надменно сказала она.

– Вот как? – Шарк, встав сзади, грубо схватил ее за шею. – Запомни: без меня ты лишишься денег. Я нужен тебе, Сюзанна.

– Никто мне не нужен. – Сюзанна бросила пренебрежительный взгляд на его отражение. – Презренный металл. – Она хмыкнула. – А вот некоторые отдали бы за меня жизнь.

– Ну и дурни. – Шарк тоже усмехнулся. – Какой тебе прок от покойника? Он с тобой постель не разделит и деньжат тебе не принесет.



На Сюзанне был кулончик в форме полумесяца, который Шарк подарил ей несколькими месяцами ранее, и он, схватив за него, потянул так, что цепочка врезалась в шею.

– Тебе нравится то, что я даю, верно?

Сюзанна словно застыла, и тут Шарк притронулся к ее груди, затем принялся ласкать соски, и ее снова захлестнула волна страсти. Все-таки в нем что-то есть…

– Да, о да! – простонала она.

Шарк опустился на колени и прижал ее к себе спиной, чтобы она почувствовала всю силу его желания. Потом он столкнул ее на пол и приник к ней губами, чтобы приглушить возражения, но она не сопротивлялась. Страсть возобладала, и Сюзанна стала жадно ласкать его, на время забыв об Адаме Тренте. Эта женщина жила одной минутой, и эта минута настала.

Глава 4

– Снова помолвлен! – Сидя за столиком в новоорлеанском баре «Самсон», Бо чуть не подавился пивом и с ужасом поглядел на Адама. – Да ты, часом, не рехнулся?

Адам бросил на друга выразительный взгляд и пригубил бурбон, который он частенько пил, несмотря на ранний час.

– За последние пять месяцев мне не раз казалось, что я вот-вот свихнусь, но на этот раз я в своем уме.

– А как же Элиза? – возмущенно спросил Бо. При мысли об Элизе Адаму сделалось больно.

– Как ты не понимаешь, что я ради нее стараюсь?! – Он залпом осушил свой бокал.

– Ну… – Бо смутился. – Как-то все это не так… Неужели ради Элизы ты женишься на другой?

– Я не говорил, что женюсь.

– Ты что-то придумал?

– Пожалуй. – Адам велел официантке принести еще бурбона, наполнил бокал и начал объяснять: – Есть одна женщина, ее зовут Сюзанна Лабади…

– Так это она? – Бо чуть не подпрыгнул.

– Возможно. У нее только один источник доходов – поместье, но, хотя все последние годы был неурожай, денег у нее куры не клюют. Я навел кое-какие справки и узнал, что займов она не делала и землю не закладывала. Думаю, нам стоит познакомиться с ней поближе…

– А она не заподозрит, что ты не любишь ее?

– Не заподозрит. Я для нее просто плантатор из Чарлстона, который приехал в город купить рабов и развлечься.

– Что ж, надеюсь, твой план сработает.

– Должен сработать. И тогда мы, наконец, поймаем Шарка.

Они помолчали.

– А как Элиза? – осведомился Бо.

– Чарлстонский врач оказался прав: она быстро привыкла к новому месту. Я снял для нее дом и нанял сиделку. Каждый день ее осматривает доктор Дэвид Уильямс, и я тоже был у нее позавчера. – На лице Адама отразилось страдание. – Никаких перемен. Это все моя вина: я должен был что-то сделать, попытаться уйти от погони… Хоть что-нибудь!

– Увы, прошлого не изменишь.

– Не знаю, Бо. Иногда я схожу с ума от бешенства. – Адам потер лоб рукой. – Но все равно я найду Шарка, и он поплатится за все то зло, которое нам причинил.

* * *

Адам вышел из кареты перед домиком, который он снял для Элизы, и отпустил кучера.

Карета уехала, а он все не двигался с места. Почему-то его совсем не радовала предстоящая встреча, но все же он поднялся по ступенькам и постучал в дверь.

Дверь открыла сестра Халлидей.

– Входите, мистер Трент. Доктор Уильямс еще не ушел…

– Хорошо, мне нужно с ним поговорить.

– Сейчас я пришлю его к вам. Может, хотите что-нибудь выпить?

Адам покачал головой:

– Нет, благодарю.

Оставшись один, Адам принялся расхаживать по комнате.

– Мистер Трент… – В дверях появился доктор Уильямс. – Мне сказали, что вы хотите меня видеть.

– Да, Входите, присаживайтесь.

– Благодарю.

Внешне Дэвид Уильямс был ничем не примечателен, но по взгляду ярко-голубых глаз легко было угадать, что это весьма сильная личность. Сам доктор тоже умел читать по глазам и за тридцать пять лет жизни почти никогда не ошибался. Он сразу понял, что Адама Трента мучают угрызения совести, но он не потерпит, чтобы ему лезли в душу. Он нанял врача, чтобы помочь своей невесте, и точка.

– Пока что улучшений нет, – сообщил Уильямс. – Элиза пережила страшную травму и не хочет возвращаться к реальности. Произошло торможение, и она ушла в себя, затерялась в потаенных уголках своей души. Эта девушка словно спряталась в коконе – так легче забыть о боли.

– Значит, Элиза заблудилась в мире грез?

– Не заблудилась, а решила поселиться там навечно. Там она чувствует себя защищенной, а здесь ей пришлось бы столкнуться с болью и унижением.

– Но неужели она не понимает, что все закончилось?

Дэвиду хотелось утешить Адама, но он не знал, что сказать. Чужая душа – потемки. Даже самый опытный врач не смог бы вернуть пациентку к жизни.

– Возможно, для нее этот кошмар будет длиться вечно, но я не оставляю попыток до нее достучаться.

– Вы лечите ее уже месяц, а толку никакого!

– Гарантии я дать не могу, но, с вашего разрешения, сделаю все возможное.

– Хорошо. Поступайте, как считаете нужным, доктор.

Когда врач ушел, Адам поднялся по лестнице и тихонько постучал в дверь. Ответа не последовало, и он шагнул через порог.

Элиза сидела в кресле у окна и неподвижно смотрела на залитый солнцем сад.

– Милая, это я, Адам…

Ответа не последовало. Элиза по-прежнему смотрела в окно тусклым, ничего не выражающим взглядом, в котором больше не прыгали смешинки.

Адам опустился на колени и взял ее за руки; не зная, что сказать, он просидел так несколько минут, потом нежно поцеловал Элизу в щеку и поспешно удалился.

Выйдя на улицу, Адам направился в игорный дом под названием «Хьюлетт Эксчейндж»: ему позарез нужно было немного выпить и расслабиться. Бекки засыплет его вопросами, если увидит, а он сейчас не желал ничего объяснять.

Вскоре он уже потягивал лучшее виски, какое только водилось в этом заведении; оно приятно обжигало горло и согревало.

– Сэр, не желаете ли сыграть в покер? – спросил седовласый, благородного вида господин, сидевший с двумя товарищами за ближайшим столиком.

Адам наполнил опустевший бокал и приблизился к ним.

– Я Жак Шенье. А это Поль Мишель и Антуан Дюшарм.

Адам пожал всем руки и с любопытством оглядел партнеров. Нервный взгляд ярко-голубых глаз Поля Мишеля постоянно перескакивал с предмета на предмет, нигде подолгу не задерживаясь, тогда как, в отличие от него, Антуан Дюшарм был довольно тучен и отличался неряшливостью в одежде. К тому же он уже слишком много выпил, и, по мнению Адама, ему вообще не следовало садиться за игорный стол.

Впрочем, играли больше на интерес, чем на деньги. Вначале все шли более-менее на равных, но через час Антуан Дюшарм окончательно напился и стал раз за разом проигрывать.

– Мой ход. – Адам удовлетворенно открыл карты.

Жак и Поль не возражали против его выигрыша, а подвыпивший Антуан начинал злиться и со страхом косился на все уменьшавшуюся кучку денег. Конечно, для обеспеченного человека это сущие гроши, но у Антуана в последнее время с финансами было туговато: он проиграл и пропил почти все наследство племянников, да и собственных средств у него почти не осталось.

Следующим ходил Жак. Антуану достались хорошие карты. Он не сомневался в выигрыше и посему сделал большую ставку. Когда Поль и Жак раскрыли карты, он смело выложил свои и потянулся за деньгами.

– Что ж, джентльмены, – на его лице появилась довольная улыбка, – думаю, на сегодня мне хватит.

– Погодите. – Адам перехватил его руку и бросил на стол свои карты.

Некоторое время Антуан с изумлением разглядывал трех королей, потом его лицо покрылось багровыми пятнами.

– Прошу прощения. – Адам сгреб деньги и, поняв, что дальше играть опасно, начал подниматься из-за стола.

Когда Антуан увидел, что незнакомец собирается уходить, его охватила ярость.

– Дайте мне еще один шанс! Я требую! – завопил он.

– Антуан! – попытался урезонить разгорячившегося приятеля Поль.

– Не так уж ты много проиграл, – поддержал Поля Жак. – К тому же у тебя закончились деньги. Может, хватит на сегодня?

Вмешательство друзей оскорбило Антуана.

– Сыграем еще разок, мистер Трент. – Он просительно посмотрел на Адама, но тот вовсе не желал скандала.

– Сэр, в этом нет смысла, ведь у вас не осталось денег. Лучше в другой раз…

Однако захмелевший игрок и слышать ничего не хотел.

– Сейчас, немедленно, – настаивал он. – Может, у меня и нет деньжат, зато осталась плантация Бель-Арбор!

Жак и Поль удивленно переглянулись.

– Бель-Арбор? – не понял Адам.

– Поместье Дюшармов. Ставлю его на кон! – Как видно, ликер окончательно затуманил рассудок Антуана.

Поняв, что его загнали в угол, Адам неохотно сел за стол.

– Одна партия?

– Да, взятка в пять карт. – Антуан решил отыграться, во что бы то ни стало.

Напряжение нарастало; теперь вокруг их стола сгрудились все, кто находился в зале.

Антуану достались два валета, и он возликовал, решив, что победа не за горами.

– Вы предложили эту партию, Дюшарм, – заявил Адам. – Откройте карты первым.

Присутствующие на мгновение замерли, но при виде валетов по толпе прошел одобрительный ропот. Адам безмолвствовал. Антуан в очередной раз потянулся за ставкой.

– Кажется, я снова в выигрыше, – заявил Адам, выложив три пятерки.

Сначала в комнате раздалось громкое «ах!», затем все уставились на Антуана. Тот сидел неподвижно и не сводил изумленного взгляда с карт. Только сейчас до него дошло, что он натворил. Надо ж было проиграть растреклятое поместье! Впрочем, теперь уже ничего не исправишь… Антуан медленно поднялся.

– Вы и вправду выиграли, сэр, – сухо произнес он. – Завтра я пришлю вам дарственную.

– Я гощу у семейства Уитни в Гарден-Дистрикт.

– Да, я с ними знаком. – Антуан отрывисто кивнул и нетвердой походкой направился к дверям, в то время как Адам нехотя принимал сыплющиеся со всех сторон поздравления.

Глава 5

Карета неспешно катилась по дороге, и дородный чернокожий возница по имени Харлан умело объезжал глубокие канавы.

Доехав до заросшей травой тропки, он остановил лошадей.

– Это здесь, – объявил Харлан пассажирам.

– Так вот она, Бель-Арбор… – Бекки взволнованно стиснула руку брата и заворожено уставилась на роскошный особняк. Ей до сих пор не верилось, что Адам выиграл в карты плантацию, в сравнении с которой их скромный домик в Чарлстоне показался бы просто детской игрушкой. – Какая красота! – В ее глазах отразилось восхищение.

– Да, мэм, – согласился кучер.

– Дурень этот Дюшарм, – решил Адам. – Я даже не знаю, живет ли там кто. Он ничего определенного не сказал. Ладно, поехали!

– Слушаюсь, сэр. – Харлан хлестнул лошадей.

* * *

Лианна трудилась в цветнике рядом с небольшим прудиком, когда заслышала стук колес подъезжающей кареты. Она выпрямила затекшую спину и с любопытством посмотрела на экипаж. В карете сидел темноволосый мужчина и рядом с ним молодая женщина. Кто бы это мог быть? Она никого не приглашала…

Лианна быстро направилась к дому, чтобы встретить гостей, но, вспомнив о своем внешнем виде, остановилась. Утром она надела самое старое платье, чтобы не запачкаться землей, а густые, роскошные волосы убрала в пучок, словно школьная наставница. В настоящий момент она скорее была похожа на неряшливую служанку, но что она могла поделать…

Когда Харлан остановил экипаж у крыльца, Адам вышел и помог Бекки сойти на землю.

– Особнячок, конечно, обшарпанный, но мы живо приведем его в порядок, – бодро заявила Бекки.

– Да, домик неплох, – отозвался Адам.

Плантация Бель-Арбор располагалась поблизости от реки и от морского залива; отсюда легко можно связаться с Бо, если понадобится, и это его вполне устраивало.

– Интересно, почему нас не встречают? Неужели здесь никто не живет?

– Слуги в доме точно есть: видишь, дверь открыта. Давай зайдем внутрь и посмотрим.

Они начали подниматься по лестнице, когда из-за угла появилась запыхавшаяся молодая женщина; увидев сгруженную поклажу, она остановилась и нахмурилась.

Вид двух незнакомцев весьма заинтриговал Лианну. Мужчина был высок, строен и широкоплеч; изящно скроенный сюртук бутылочного цвета и желтовато-коричневые брюки сидели на нем как влитые. С ним Лианна точно раньше не встречалась – такого красавца она бы запомнила.

Женщина тоже блистала красотой; длинные темные волосы волнами ниспадали ей на плечи. Она была одета в дорогой дорожный костюм, а лицо ее светилось дружелюбием.

При виде столь роскошной одежды гостей Лианна еще больше смутилась: слишком уж был разителен контраст с ее грязным платьишком. Но на переодевание у нее времени все равно не оставалось, тем более что эти двое, по-видимому, нагрянули сюда надолго.

– Простите, чем могу помочь? – громко спросила она. Адам изумленно поднял глаза: он ожидал увидеть леди, а взору его предстала какая-то странная замарашка. По ее лицу была размазана грязь, рыжие волосы растрепались, зато глаза… Он просто не мог оторваться от этого изумрудного взгляда.

– Добрый день! – Он неожиданно для себя улыбнулся, сам не зная чему.

При виде его улыбки у Лианны перехватило дыхание. Еще никогда ее так не влекло к мужчине. У нее учащенно забилось сердце, и на минуту она даже лишилась дара речи. «Соберись, – тут же приказала она себе. – Все равно он женат». В том, что прекрасная дама – жена приехавшего джентльмена, она не сомневалась.

– Я Адам Трент, – представился гость. – Буду весьма вам признателен, если вы скажете управляющему, что приехал новый владелец.

Лианна вздрогнула. Новый владелец? Что это значит? Бель-Арбор не продается! Этот человек, наверное, что-то напутал: ему нужно совсем в другое место!

Тем временем Адам двинулся вместе с Бекки вверх по лестнице, и Лианна некоторое время изумленно глядела им вслед. Затем, словно опомнившись, она подняла юбки и взлетела вверх по лестнице.

– Минуточку! Вы, наверное, ошиблись!

– Не думаю. Это Бель-Арбор, верно?

– Да, но…

Адам нахмурился: похоже, Дюшарм никого тут не предупредил, хотя на это у него была целая неделя!

Повернувшись к странной девушке, которая так и стояла, подобрав юбки, он молча пожал плечами.

– Куда чемодан ставить? – спросил, поднявшись по лестнице, Харлан.

– В карету, да поживее, – неожиданно вмешалась в разговор приехавших Лианна.

Быстро пройдя мимо остолбеневших гостей в дом, она бросилась в кабинет и достала из шкафа лучшее отцовское ружье. Бель-Арбор принадлежит ей с Алексом и никому другому, и сейчас наглые захватчики это узнают!

При мысли об Адаме Тренте у нее кровь закипела в жилах. Да как он смеет с ней так разговаривать?! А еще этот надменный осёл считает себя хозяином поместья!

Решительно сжав губы, Лианна вышла из кабинета как раз в то время, когда Адам и Бекки восхищенно разглядывали гостиную.

– Ни с места, мистер Трент!

Обернувшись, приехавшие увидели, что девушка, с которой они только что разговаривали, держит их на мушке, и Адам тут же загородил собой Бекки.

– Немедленно выметайтесь из моего дома! – Лианна указала ружьем, куда именно выметаться.

Казалось, Адам был немало озадачен. Как так: из ее дома?

– Я все объясню, если вы позволите… – Он протянул руку к карману, собираясь достать дарственную, но его остановил грозный окрик:

– Не советую: с такого расстояния я не промахнусь!

– Послушайте, мисс…

– Никаких «послушайте»! Никаких «мисс»! Не знаю, кто вы и что вам здесь нужно, но лучше обоим убраться отсюда подобру-поздорову!

Адам недоверчиво смотрел на девушку: ее глаза злобно поблескивали, грудь негодующе вздымалась под мягкой хлопчатобумажной тканью. Может, лучше вырвать у нее ружье, пока не поздно?

Бекки, которая неплохо изучила брата, положила руку ему на плечо.

– Давай сделаем, как она просит, Адам! – Ее голос прозвучал совершенно спокойно.

Лианна одобрительно кивнула и попятилась, освобождая приехавшим дорогу.

– Ступайте за своим кучером, мистер! Леди, скажите ему, чтобы слушался, иначе быть вам вдовой! – Лианна застыла в дверном проеме; широко расставив ноги и свирепо сузив глаза, она продолжала держать Адама на мушке.

Несмотря на опасное положение, Бекки едва не прыснула. Похоже, эта девушка ничуть не боится ее брата! Особенно ее позабавило, что она считает их мужем и женой.

– Не волнуйтесь, вдовой я не стану. Пойдем, милый! – Не обращая внимания на недовольный взгляд Адама, Бекки потянула его за рукав.

Спустившись с лестницы, Адам обернулся и пристально посмотрел на Лианну. Он невольно восхищался ею: какая смелая! Настоящая валькирия! Но кто же она такая?

– Мисс Лианна, у нас что, гости? – Появившись в дверях, Сара застыла, увидев хозяйку с ружьем наперевес.

– Не волнуйся, они уже уходят. – Лианна по-прежнему не сводила глаз с Адама.

– Так вы и есть Лианна Дюшарм? – удивился Адам.

Уитни рассказал ему, что Антуан является опекуном своих племянников, Лианны и Алекса, но тогда он не придал этому особого значения. Да, Антуан неплохо устроился – шикует в Новом Орлеане, а его родственники едва сводят концы с концами на запущенной плантации.

– Она самая, – с чувством собственного достоинства отозвалась Лианна.

– Мисс Лианна, что здесь творится? – снова задала вопрос Сара.

– Этот господин утверждает, будто Бель-Арбор принадлежит ему.

– Ему? С какой стати?

– Мисс Дюшарм… – Рука Адама, наконец, добралась до кармана. – Взгляните на это, и вы все поймете. – Он протянул Лианне аккуратно сложенную дарственную.

– Ну-ка, Сара, поглядим, что это… – Лианна величественно указала на дарственную пальцем.

Когда служанка передала ей листок, Лианна быстро взглянула на дарственную и, к своему ужасу, узнала почерк дяди.

Неужели этот господин не лжет? У Лианны затряслись руки. Не может быть! Выходит, дядя Антуан…

– Я думал, вас известят, – спокойно заметил Адам. – Ваш дядя проиграл мне поместье в карты.

– В карты… – повторила Лианна, не сводя взгляда с дарственной; по ее щекам медленно покатились слезы.

Заметив, что известие повергло девушку в шок, Бекки вздохнула.

– Мисс Дюшарм, может, поговорим… без оружия? – произнесла она как можно ласковее.

Опустив ружье, Лианна молча повернулась и направилась в гостиную.

– Мисс Лианна, пожалуйста, отдайте мне ружье. – Сара поспешила за ней.

На мгновение изумрудные глаза Лианны сверкнули ненавистью.

– Эх, будь здесь дядя Антуан, оно бы мне очень пригодилось!

Служанка молча забрала у нее ружье и вернулась к лестнице.

Адам хотел было догнать Лианну, но его удержала Бекки.

– Что ты теперь собираешься делать?

– Вступить во владение поместьем, что же еще.

– Но бедняжка ведь ничего не знала!

– И что с того?

– Она очень расстроилась.

– Мне до этого нет дела: не я виноват, что ее дядя такая скотина.

Бекки поморщилась; ее просто бесила холодность брата.

– Не можешь же ты выгнать ее из собственного дома!

– Это теперь не ее дом, а мой. – Считая, что разговор окончен, Адам начал подниматься по лестнице, и Бекки с недоумением посмотрела ему вслед. Еще год назад брат поступил бы иначе, но с того памятного пиратского налета он изменился, и не в лучшую сторону: стал каким-то бездушным, как человек, думающий только о себе.

Немного постояв у лестницы, Бекки поспешила вслед за Адамом.

– Не волнуйтесь, мы не станем вам обузой, мистер Трент, – услышала она, когда вошла в гостиную.

– Кто это «мы»? – поинтересовался Адам.

– Я и мой брат Алекс: сейчас он катается на лошади по поместью, но скоро вернется.

– Ну что вы, мисс Дюшарм, вы нисколько нас не обремените, – тут же вмешалась Бекки. – Вы пережили страшное потрясение…

– Это верно. – Лианна с грустью кивнула. – Бель-Арбор – наше семейное владение, оно передавалось из поколения в поколение, и я даже подумать не могла, что… – Она запнулась. – Сегодня же поеду в Новый Орлеан к дяде, и мы с ним все обсудим. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы с братом поживем тут еще несколько дней, миссис Трент?

– Мисс Трент, – поправила Бекки. – Я сестра Адама.

– Ах, вот оно что… – Лианна удивленно посмотрела на нее, и Бекки показалось, что бывшую хозяйку поместья эта весть очень обрадовала.

– Можете оставаться, пока не подыщете себе новое жилище.

– Спасибо, вы очень добры. – Лианне до сих пор не верилось, что она стала гостьей в собственном доме, но, кажется, все было именно так.

Адам также отнюдь не был доволен подобным оборотом событий. Он очень обрадовался, когда выиграл поместье, надеясь, что это поможет ему быстрее изловить Шарка, а теперь Бекки предложила обездоленным племянникам Антуана приют и этим все усложнила. К тому же его определенно влекло к Лианне, а Адам в последнее время взял себе за правило держаться подальше от искушений.

– Мне придется прямо сейчас поехать к дяде, – медленно проговорила Лианна, по-прежнему глядя на Бекки. – Ничего, если Алекс пока у вас побудет? Он вам не помешает: о нем позаботится Сара.

– Ну конечно! – Бекки энергично закивала.

Поблагодарив сестру Адама, Лианна поспешно удалилась. Адам тем временем вовсю ругал себя. Надо ли было ему согласиться оставить в доме эту красотку? Теперь у него одна цель в жизни – отомстить, прочее не имеет значения, и все же он…

Бекки внимательно наблюдала за братом, явно не разделяя его недовольства.

– Бедняжки недолго будут тебя стеснять: они уедут отсюда, как только найдут приют.

– Вот и славно, – мрачно отозвался Адам. – У меня и так времени в обрез. Не хватает еще осторожничать из-за этих Дюшармов.

Уверившись, что Лианна поднялась к себе и не подслушивает, Бекки прошептала:

– А все же она настоящая леди!

Адам молча пожал плечами. Заметив бар, он подошел к нему и налил себе бурбона.

Бекки с беспокойством посмотрела на него: обычно брат так много не пил; как видно, он действительно очень расстроился.

* * *

Больше всего Лианне хотелось посидеть подольше в горячей ванне, делая вид, что ничего не случилось, но она не могла себе этого позволить. Стряслось ужасное, и теперь ей нужно было срочно что-то предпринять.

Она быстро намылилась душистым мылом, ополоснулась и затем завернулась в огромное полотенце, которое оставила для нее Сара.

Выйдя из ванной, Лианна направилась к гардеробу, на ходу прикидывая, что бы ей такое надеть.

Краешком глаза она заметила свое отражение в зеркале и остановилась. Зажав полотенце в руке, Лианна окинула себя критическим взглядом: высокая, упругая грудь, не большая, но и не маленькая. Стройная талия. Округлые бедра, длинные ноги. А лучше всего – густая копна золотисто-рыжих волос и зеленые глаза. Может, она и не красавица, но уж точно не уродина.

Вспомнив безобразную сцену в гостиной, Лианна поморщилась, отвернулась от зеркала и начала одеваться; когда она застегивала последние пуговицы, в дверь постучали.

– Кто там?

– Это я, – отозвался Алекс.

– Входи, солнышко. – Лианна обрадовалась, что до отъезда может увидеться с братом.

Дверь отворилась, и Алекс медленно вошел в комнату.

– Это правда? – Он серьезно посмотрел на сестру огромными глазами.

– Что именно?

– Что теперь тот господин – хозяин Бель-Арбор?

Лианна замерла в нерешительности. Впрочем, теперь скрывать что-либо не имело смысла, и она рассказала брату все без утайки.

– Сейчас я еду в Новый Орлеан, чтобы поговорить с дядей Антуаном. О тебе позаботится Сара. Надеюсь, мне удастся вернуться завтра к вечеру…

Алекс вздохнул: он не понимал, как дядя мог подарить их дом чужим людям.

– Когда ты вернешься, плантация Бель-Арбор снова станет нашей? – с надеждой спросил он.

– Если это еще возможно…

Мальчик неуверенно улыбнулся:

– Тогда ладно… – Алекс обнял сестру, чмокнул ее в щеку и тут же исчез.

У Лианны защипало глаза. Господи, только бы получилось, только бы ей вернуть родовое поместье!

Глава 6

Въехав в Новый Орлеан уже в сумерки, карета Дюшармов сразу направилась к дому Антуана, располагавшемуся во Французском квартале.

Всю дорогу Лианна обдумывала свое положение.

От Адама Трента ей лучше держаться подальше. С чего она взяла, что он красив? Скорее Трент напоминал пантеру, которую Лианна как-то раз видела у реки, – это был обворожительно прекрасный, но в тоже время холодный и хищный зверь: такой ни перед чем не остановится, защищая свою территорию.

Когда карета, свернув за угол, остановилась, мысли Лианны тут же переключились на дядю. Его дом показался ей весьма недружелюбным, и ее охватил страх: кто знает, на что способен этот человек, проигравший имение племянников?

Все же постепенно она взяла себя в руки и, выйдя из кареты, направилась к крыльцу. Дядя Антуан, конечно, не обрадуется незваной гостье, но должна же она услышать правду!

Дверь открыл дворецкий Бенджамин.

– Мисс Лианна? Вот уж не ждали… Ну что ж, входите.

– Я пришла к дядюшке, Бенджамин…

– Понимаю, но… простите, мэм, сейчас его нет дома.

Вот так раз! А она-то надеялась, что объяснится с ним незамедлительно!

– Мисс Лианна, куда поставить вещи? – нетерпеливо спросил кучер.

– А, так вы к нам надолго? – Бенджамин озадаченно потер висок; он отлично знал, что его хозяин не имеет обыкновения приглашать к себе племянников.

– Только на одну ночь.

Дворецкий повернулся к кучеру и недовольно буркнул:

– Что ж, тогда отнесите вещи наверх, вторая комната слева.

– А скоро дядя вернется? – попыталась уточнить ситуацию Лианна.

– Не знаю, этого он не сказал.

– Ну, тогда я, пожалуй, поужинаю.

– Как вам будет угодно, мэм. – Бенджамин повернулся и исчез в глубине дома.

* * *

Адам провел день, осматривая поместье, и остался чрезвычайно доволен увиденным. Урожай отменный, лошади здоровы, а дом нужно только чуть-чуть привести в порядок. С соседями ему повезло еще больше: выяснилось, что Бель-Арбор граничит с поместьем Сюзанны Лабади, и это его весьма обрадовало: теперь легче будет втереться к ней в доверие.

Вечером, когда Алекса уже уложили спать, Адам, сидя с Бекки в гостиной, пил бренди и намечал дальнейший план действий.

– Для начала я хочу устроить бал… – неожиданно заявил он.

Бекки встрепенулась:

– Бал? Но зачем?

– Должны же мы отметить новоселье, – слукавил Адам; он, разумеется, не собирался посвящать Бекки в свои намерения относительно Сюзанны Лабади, считая, что чем меньше она будет знать, тем лучше. – Заодно познакомимся с соседями.

– И наведем справки?

– Возможно. Я намерен выследить Шарка во что бы то ни стало.

– Хорошо. – Бекки вздохнула. – Я помогу тебе, но учти: на то, чтобы привести дом в порядок, уйдет не меньше месяца.

– Ничего, я подожду.

На самом деле Адам думал вовсе не о доме, как полагала Бекки, а о Сюзанне: он хотел непременно добиться ее расположения и на балу объявить о помолвке. Конечно, ему придется запастись терпением, но Адам чувствовал, что напал на верный след и скоро Шарку придется держать ответ за свои преступления.

* * *

Антуан явился домой только под утро. Когда он уходил, настроение его было радужным и он почти забыл о постыдном проигрыше. Сегодня удача ему непременно улыбнется! Но, увы, все закончилось плачевно: он опять проигрался.

Впрочем, когда Антуан проигрывал деньги племянников, совесть его не мучила: он с детства ненавидел брата Ричарда, этого пай-мальчика. После смерти родителей Ричард унаследовал фамильное поместье, а Антуан – всего лишь немного денег, и он не мог простить такой несправедливости.

На похоронах брата и невестки Антуан не пролил ни слезинки, а после гибели Марка с радостью взял на себя роль опекуна, намереваясь отыграться на племянниках за свою злую долю. Ну и что с того, что они лишились поместья? Поделом им! Теперь у Лианны с Алексом остались лишь доверительные вклады, которые они получат только после совершеннолетия, – об этом их маменька позаботилась. Одно плохо – Антуану скоро нечем будет делать ставки. Но ничего, где наша не пропадала…

Не обращая внимания на свет, горевший в холле, Антуан проковылял к себе в кабинет, трясущимися руками зажег лампу и отхлебнул из бутылки. Спиртное приятно обожгло горло, и он, блаженно вздохнув, снова поднес бутылку к губам.

Лианна, дремавшая в кресле, проснулась и бросилась вслед за дядей. Ей непременно нужно с ним поговорить, а если он завалится спать, то бог весть насколько…

– Дядя!

Антуан вздрогнул от неожиданности: он был уверен, что, кроме него, в комнате никого нет. Он резко обернулся:

– Какого черта?!

Лианна окинула его презрительным взглядом:

– Неужели трудно догадаться? Как вы посмели проиграть фамильное поместье в карты? Хотя можете не отвечать: с первого взгляда заметно, как вы опустились.

В словах племянницы прозвучало столько презрения, что Антуан тут же рассвирепел. Он часто слышал подобное от отца и брата, но от девчонки? Этого он не потерпит!

Размахнувшись, Антуан ударил племянницу по лицу с такой силой, что разбил ей губу.

– Не дерзите, мисс, я как-никак ваш опекун.

Раньше Лианну никогда не били. Больше всего ей хотелось сбежать, но она не могла: сейчас здесь решалось ее будущее.

Вытерев окровавленную губу, Лианна с трудом произнесла:

– Отец оставил нам деньги. Пожалуйста, выкупите нашу плантацию. Мне все равно, сколько это будет стоить. Не хочу, чтобы Бель-Арбор досталась Адаму Тренту.

Антуан окинул племянницу насмешливым взглядом:

– А зачем мне выкупать вашу плантацию, от которой одни убытки? Управляющий из тебя никудышный, а я фермером становиться не собираюсь.

Теперь уже рассвирепела Лианна. Дядя не хочет исправить свою ошибку, а заставить она его не может. Что же ей делать?

– Впрочем, даже если бы я хотел тебе помочь, милочка, – продолжил Антуан, – ничего бы не вышло. Понимаешь, я проиграл ваши деньги так же, как и Бель-Арбор.

– Не может быть! – Лианна с ужасом посмотрела на дядю. – Вы действительно все проиграли?

– Все до последнего шиллинга.

– Но почему? – Лианна никогда не доверяла дяде, но все же не ожидала от него такой подлости.

– Твой отец отнял у меня то, что принадлежало мне по праву, и когда настал мой черед, я с ним расквитался. Теперь, моя дорогая племянница, вы с братом – нищие, и кормить вас из своего кармана я не намерен.

Лианна сжала кулаки. Подумать только, этот презренный тип волею судьбы стал ее опекуном! Только теперь она поняла всю безнадежность своего положения. Они с Алексом лишились денег и крова. Как им теперь быть? Куда податься?

Одно Лианна знала точно: она больше ничего не попросит у Антуана и прямо с утра отправится обратно, в Бель-Арбор. Лучше они с Алексом будут просить на улице подаяние, чем прибегнут к дядиной помощи!

– Что ж, завтра я вас покину навсегда, – проговорила Лианна как можно спокойнее и, повернувшись, вышла из комнаты.

Антуан мутным взглядом смотрел ей вслед. Наконец-то он избавился от племянников! Пускай теперь живут, как знают; плевать он на них хотел. Поднеся бутылку к губам, он самодовольно улыбнулся – такую удачу нельзя не отметить.

* * *

Адам стоял у окна и любовался залитым лунным светом поместьем. Было уже за полночь, но сон никак к нему не шел. Спустя месяцы бесплодных поисков он напал-таки на след Шарка и теперь не желал мешкать, однако рассудок твердил ему, что надо выждать.

Адам подошел к кровати и, откинув полог, улегся в постель, однако глаза его по-прежнему продолжали беспокойно оглядывать незнакомую комнату. Сюзанна! Только бы она и впрямь поддерживала связь с Шарком. Он не успокоится, пока не поквитается с пиратом и не утолит жажду мести!

Незаметно глаза Адама закрылись, но сны его были тревожны. Вот Элиза, смеясь, признается ему в любви, и вот уже после нападения, онемевшая, безучастная, почти безжизненная… Господи, как же больно! Даже во сне Адам понимал, что все погибло.

Неожиданно образ Элизы потускнел, и перед Адамом возникло лицо другой женщины – с блестящими изумрудными глазами. Потом видение исчезло, и он погрузился в глубокий сон без сновидений.

* * *

Лианна расхаживала по спальне и сосредоточенно размышляла. После дядиной подлости впору было отчаяться, но она не могла позволить себе такой роскоши. Теперь ей стало понятно, почему дела на плантации шли из рук вон плохо. Это не она плохой управляющий, а ее дядя – негодяй и мот! К тому же он люто ненавидит ее и Алекса, но, к счастью, теперь они от него отделались!

Однако, что же им теперь делать? Должен же быть какой-то выход!

Тут Лианна вспомнила про доверительные вклады, которые оставила им мать. Вот он, лучик надежды! Если дядя Антуан не заграбастал и эти деньги, на выкуп поместья их определенно хватит.

Итак, решение найдено: завтра же она поговорит с банкиром и, если деньги целы, выкупит поместье у Адама Трента.

Вспомнив о родном доме, Лианна почувствовала тревогу, а вдруг Адам Трент не согласится продать поместье? Нет, только не это: она непременно выкупит Бель-Арбор!

Довольная своим решением, Лианна прилегла на кровать. Как же она устала!

Но прежде чем она заснула, перед ее мысленным взором промелькнул образ темноволосого, широкоплечего мужчины с обворожительной улыбкой.

Глава 7

Сайрус Шаклфорд дожил до тридцати восьми лет, не сковав себя супружескими узами, что его весьма устраивало. Это был привлекательный мужчина чуть выше среднего роста, с каштановыми волосами и карими глазами. Он ни разу не влюблялся, но пользовался успехом у дам и считал, что женщину нужно использовать, пока она не наскучит, чтобы потом найти себе любовницу помоложе и покрасивее.

При мысли о поджидавшей его Лианне Дюшарм лицо Сайруса расплылось в улыбке. Вот бы затащить ее в постель!

Найдя нужную папку, он вернулся в кабинет, где дожидалась девушка.

– Ну вот, мисс Дюшарм. – Сайрус уселся за стол и открыл папку с документами, радуясь уже тому, что может побыть с Лианной наедине. – Если вам нужны наличные, боюсь, ничего утешительного сообщить не могу.

– То есть как? – Лианна напряглась. Неужели ее дядя проиграл все до последнего цента?

Сайрус деликатно кашлянул. Антуан Дюшарм снял все средства со счетов своих подопечных, кроме двух доверительных вкладов, которые пока нельзя было трогать.

– Главный счет закрыт. Деньги кончились.

– Понятно. А доверительные вклады?

– В целости.

– Хорошо. В таком случае снимите с них деньги и откройте новый счет.

– Невозможно, мисс Дюшарм. Мне очень жаль. Вы знаете, на каких условиях оставила вам деньги ваша матушка?

– Прекрасно знаю. Но, учитывая обстоятельства, можно сделать исключение.

– Ну, это вряд ли. Понимаете, деньга с этих вкладов можно снять только когда вы или ваш брат достигнете совершеннолетия либо заключите брак.

– Неужели это условие никак нельзя обойти? Дядя потратил все наши деньги и оставил нас с Алексом без средств к существованию! – Лианна невольно начала злиться. Ну что за глупость – выклянчивать собственные деньги!

– Простите, закон есть закон. Добыть средства можно и другим способом. Вы не думали заложить поместье?

– Ни за что, – решительно отрезала Лианна и поднялась. О том, что поместье проиграно, она, разумеется, говорить не стала. – Простите, что отняла у вас время, мистер Шаклфорд.

– Ну что вы… Если понадоблюсь, обращайтесь в любое время!

Лианна медленно вышла из банка. Она была в отчаянии – подумать только, деньги есть, но она не получит их, пока ей не исполнится двадцать один год! А это означало – прощай дом!

Остается только одно: заключить договор с Адамом Трентом. Может, он согласится подождать десять месяцев, а пока они с Алексом будут жить на деньги, вырученные от продажи драгоценностей матери. Да и свои украшения тоже можно продать… Интересно, на сколько они потянут? И главное, согласится ли Адам на такие условия?

* * *

– Эта речка течет мимо других плантаций, а потом впадает в залив. – Алекс обернулся к Адаму, с которым они поутру отправились на пристань.

– Мимо каких плантаций?

– Бон-Шери, Мартин-Плейс и Уиллоу-Бенд.

Итак, река, впадающая в залив, протекает мимо поместья Сюзанны… Теперь Адам окончательно убедился, что эта женщина сотрудничает с Шарком: петляющая речка – идеальное укрытие для контрабандистов.

Адам решил получше изучить окрестности: если Шарк бывает здесь, он его непременно выследит.

– Наверное, до них сложно добраться, – заметил он как бы невзначай.

– Да, но я сумею это сделать. Если хотите, я и вам покажу. Все не так уж сложно: главное – запомнить дорогу.

– Что ж, я не против.

Алекс, изголодавшийся по мужской компании, был только рад такой уступчивости нового знакомого, и вскоре они, усевшись в ялик, отчалили от пристани.

Когда лодка подплыла к Уиллоу-Бенд, Адам велел Алексу причалить к берегу.

– Но зачем? Что вам здесь нужно? – спросил мальчик с плохо скрываемой враждебностью: он ненавидел Сюзанну так же люто, как и его сестра.

– Я хотел бы навестить мисс Лабади.

– Неужели? – Алекс сразу разочаровался в новом приятеле.

– Ну да, – кивнул, ничего не подозревая, Адам. – Пойду, посмотрю, дома ли она, а ты жди меня здесь. Я ненадолго, обещаю.

Алекс угрюмо посмотрел Адаму вслед. Хоть он и дружит с Сюзанной, все равно его жалко. Только бы нового приятеля не постигла та же участь, что и их с Лианной старшего брата!

Уже перевалило за полдень, а Сюзанна все еще не переоделась и оставалась в халате. Накануне она провела бурную ночь с Шарком: наутро он отправлялся в плавание, поэтому они до рассвета предавались жарким любовным утехам. Однако при первых лучах солнца пират ушел, пообещав вскоре вернуться.

Поскольку Сюзанна не ждала ни от кого визитов, она не спешила одеваться и, потянувшись с кошачьей грацией, прилегла на подушки, после чего принялась мечтать о красавце Адаме Тренте.

При мысли о высоком обходительном плантаторе ее охватил восторженный трепет. Она так по нему соскучилась! На прошлой неделе ей пришлось спешно покинуть Новый Орлеан – Шарк ждал ее на плантации. И вот теперь он уехал, а значит, она вольна поступать, как ей вздумается…

Только она собралась позвонить служанке, как в дверь постучали.

– Да?

– С вами хочет увидеться какой-то господин, – доложила стройная, смазливая негритянка по имени Рози.

– Господин? – удивилась Сюзанна. Она не слышала, как подъехала карета. – Но кто он? И как сюда добрался?

– Говорит, его зовут Адам Трент, и, по-моему, он приплыл по реке: я видела, как этот человек шел с пристани.

– Адам? Здесь?

– Да, мэм. Сказать ему, что вы спуститесь?

– Ну конечно! И помоги мне одеться!

– Слушаюсь.

Узнав о приходе Адама, Сюзанна пришла в восторг. Неужели он приехал из Нового Орлеана специально, чтобы с ней повидаться? Боже, какая удача: Шарк ее покинул, и теперь они с Адамом смогут сполна насладиться уединением!

Сюзанна заметалась по спальне. Ей вспомнилась последняя встреча с Адамом: бал у Уитни, божественный вечер в саду… При мысли о его поцелуях у нее учащенно забилось сердце. Ей не терпелось вновь очутиться в его объятиях, отдаться ему.

С этой мыслью она начала натягивать платье, не дожидаясь возвращения Рози, а тем временем Адам, стоя у окна, разглядывал плодородные поля Уиллоу-Бенд. Его немного грызла совесть – ведь он бросил Алекса одного, но служанка дала понять, что Сюзанна не заставит себя долго ждать.

Уиллоу-Бенд показалось ему на редкость процветающим поместьем. Кирпичный особняк с колоннами в отличном состоянии, аккуратно подстриженные лужайки, ухоженные домики для слуг и рабов… Глядя на зеленеющие поля, Адам не мог поверить, что последние несколько лет здесь был неурожай: нигде ни малейших признаков бедности! Впрочем, как знать – возможно, кое-что из мебели куплено как раз на деньги, которых он лишился во время пиратского налета. Теперь для него главное – не выдать себя и, сыграв роль страстно влюбленного дурачка, приблизиться к цели.

В очередной раз, посмотрев в зеркало, Сюзанна сочла себя обворожительной: муслиновое платье с узором из синих веточек, соблазнительный лиф и пышная юбка, подчеркивающая стройную талию, – лучше нельзя было придумать. Рози искусно уложила ее волосы, и теперь золотистые кудри каскадом падали ей на плечи. Как-то раз Шарк сказал, что, когда она так убирает волосы, к ним хочется прикоснуться. Хоть бы это действительно оказалось правдой!

Велев Рози проследить, чтобы им никто не помешал, Сюзанна спустилась вниз.

– Адам? – окликнула она гостя со ступенек витой лестницы.

Адам тут же подошел и поздоровался. Бесспорно, эта блондинка с голубыми глазами разбила немало мужских сердец, но ее душа – она также прекрасна? Вряд ли.

– Сюзанна, с каждым днем вы становитесь все очаровательнее. – Адам улыбнулся одними губами и предложил ей руку.

– Ах, Адам! – Сюзанна просто лучилась от счастья. – Поверить не могу, что вы здесь! Я так рада! – Усадив гостя на диван, Сюзанна лукаво спросила: – Что привело вас в Уиллоу-Бенд?

– Конечно же, вы. Я соскучился…

Сюзанна снова пришла в восторг и подвинулась ближе, а Адам не стал терять времени и тут же заключил ее в объятия. Чем сильнее она будет его желать, тем лучше.

Через несколько мгновений Адам разомкнул объятия.

– Я должен вам кое-что сказать… – начал он.

– Надеюсь, вы не уезжаете из Нового Орлеана? – переполошилась Сюзанна.

– Возможно, но не в Чарлстон и не сразу: у меня здесь еще есть дела.

– Слава Богу! – Сюзанна улыбнулась. – Но куда же вы едете?

– Поближе к вам. Вы видите перед собой нового владельца Бель-Арбор.

Эта весть еще больше взбодрила Сюзанну.

– Что? Но это же чудесно! Теперь мы сможем чаще видеться… – Она ликовала. – Но как вам удалось? Вот уж не думала, что эта дурочка Лианна продаст поместье!

– Она здесь ни при чем: все устроил Антуан Дюшарм.

– Ее дядя? – Сюзанна округлила глаза. – Вот ловкач!

– Он проиграл мне поместье в карты.

Сюзанна расхохоталась. Лианна день-деньской гнула спину, обихаживая свой уголок, а выпивоха-дядюшка взял да и проиграл его в карты! Ну и плут! Впрочем, поделом этой зазнайке.

– Я вижу, вы довольны?

– Не то слово! По-моему, Лианне Дюшарм воздано по заслугам. К тому же теперь мы сможем чаще бывать вместе…

– О, я просто жажду поближе познакомиться с вами! – ответил Адам и не слукавил. Чем дольше они будут вместе, тем больше он разузнает про Шарка.

Сюзанна торжествовала: ее враги получили сполна, и это поможет ей завоевать благосклонность Адама.

Она прижалась к нему всем телом в надежде, что он завладеет ею прямо здесь, на этом диване.

Разумеется, Адам прекрасно понимал, чего хочет Сюзанна, но он вовсе не стремился заняться с ней любовью. Только вот как отказать ей поделикатнее, чтобы она не обиделась, думал он, осыпая ее лицо поцелуями.

– Погоди… – Сюзанна поднялась на ноги, прикрыла дверь и повернула ключ. – Не хочу, чтобы нам помешали, как тогда, в саду. – Ее губы изогнулись в чувственной улыбке.

Некоторое время Адам наблюдал за ней из-под прикрытых век, не испытывая совершенно никаких чувств, потом взял ее за руки и усадил к себе на колени.

Жарко поцеловав Сюзанну в шею, Адам расстегнул ее лиф и уже собирался припасть губами к пухлой груди, как вдруг…

Замерев, он с ужасом уставился на золотой полумесяц, висевший на цепочке у груди Сюзанны. Адам сразу узнал его – точно такой же скрывался сейчас под его рубашкой.

Он стиснул зубы и с шумом выдохнул. Вот оно, доказательство! Кулон мог достаться Сюзанне только от пирата, и, значит, он близок к цели. Теперь только нужно дождаться, когда появится Шарк.

– Адам?

– Прости, милая. – Трент спустил Сюзанну с коленей и повернулся к ней лицом.

– Простить? Но за что?

– Я тоже страстно тебя желаю, но боюсь скомпрометировать.

«Скомпрометируй меня! Ну, пожалуйста!» – мысленно молила Сюзанна, не понимая, что на него нашло.

– Адам, ты такой замечательный… – Больше она не нашла что сказать. Неужели он ее всерьез уважает? Это не могло не льстить, но желала она его от этого ничуть не меньше.

И тут Адам решил, что момент настал.

– Сюзанна… Ты выйдешь за меня замуж?

– Замуж? Ах, дорогой! – Она подняла на него восторженный взгляд. – Конечно же, да!

Адам был поражен не меньше. Насколько ему было известно, до этого Сюзанна вовсе не собиралась вступать в брак. Что ж, значит, ему просто повезло: главное – она согласилась.

– Я так счастлив! – Адам снова обнял ее, затем чуть отстранился и сжал ее руку.

– Когда мы объявим о помолвке? – Сюзанна посмотрела на него с обожанием.

– Как можно скорее. И вот еще что: может, устроим в честь нашей помолвки бал?

– Какая чудесная мысль!

– Я бы хотел, чтобы бал прошел в моем новом поместье. Возможно, придется подождать несколько недель, пока мы с Бекки не наведем там порядок, но ты не говори пока никому, что мы решили связать наши судьбы. Мы сделаем всем сюрприз.

– Согласна. Отлично придумано! Только боюсь, нам будет трудно держать это в тайне!

– Всего каких-нибудь шесть недель, милая!

– Жду не дождусь! – Сюзанна бросилась к нему в объятия. – Я так люблю тебя, Адам!

Адам по-отечески поцеловал ее: он не хотел лгать.

– А теперь мне пора.

– Так скоро? – Сюзанна надула губы.

– Жаль уходить, но… Дело в том, что я приплыл сюда не один: на пристани меня ждет Алекс Дюшарм.

Сюзанна нахмурилась:

– Он что, так с вами и живет?

– Временно, пока они с сестрой не подыщут новое жилье.

– Неужели им совсем некуда отправиться? Вас, наверное, тяготит их присутствие…

– Это все Бекки. – Адам пожал плечами и поднялся с дивана. – К тому же они задержатся ненадолго.

– Ну, тогда ладно. – Сюзанна обвила его шею руками. – Когда мы опять увидимся?

– Мне нужно обустраивать поместье, но обещаю, что непременно улучу минутку и снова загляну к тебе. – Адам притворно вздохнул.

– Жду с нетерпением! – С этими словами Сюзанна в последний раз прильнула к его губам.

Глава 8

Шарк нервничал. Он уже давно бы отплыл, если бы не незнакомый клипер, маячивший неподалеку: из-за него Шарк с утра прятался в речной гавани.

– Похоже, он что-то ищет, – заметил Уилл Джонсон, который тоже не сводил с клипера глаз.

– Или кого-то, – проворчал Шарк, и в душе его шевельнулся страх: а что, если это таинственный капитан Призрак?

– Думаешь, власти? – Уилл покосился на него.

– С чего бы им искать нас здесь?

– Или Призрак…

– Заткнись. – Шарк прищурился и стал соображать. Если это действительно Призрак, неплохо бы вступить с ним в схватку, вот только риск слишком велик. Меньше всего Шарк хотел подвергать опасности торговлю контрабандными товарами. К тому же «Банши» – самый быстроходный корабль, и его никто не догонит. В конце концов, Призрак устанет гоняться за ними и махнет на них рукой.

– Что будем делать? – Уилл терпеливо ждал указаний.

– Скоро стемнеет, тогда мы и отчалим, понял?

– Есть, сэр! – Уилл поспешно отошел и начал готовиться к отплытию.

* * *

Бо почти отчаялся изловить Шарка, однако сейчас, впервые за несколько месяцев, он чувствовал, что близок к цели. Целую неделю после памятного разговора с Адамом он прочесывал прибрежные воды в поисках пирата, и вот теперь… Сумерки уже сгустились, берег и море залила чернильная темнота ночи, а корабля пирата все не было видно. Бо собирался уже объявить отбой, как вдруг…

– Вот он, впереди, сэр! – взволнованно крикнул старший помощник, и тут Бо заметил в темноте призрачные очертания белых парусов, которые быстро уносили вперед возникшее неизвестно откуда судно.

– Скорее, за ними! – крикнул Бо.

«Морская тень» тут же пустилась в погоню. Конечно, Бо следовало дать залп из пушек, но он не был уверен, что это именно тот корабль, который ему нужен, а подвергать опасности жизнь ни в чем не повинных людей он не мог.

Тем временем Шарк нервно расхаживал по палубе. Столько лет возит рабов, и вот тебе на! Прежде еще никто не садился ему на хвост, и вообще все это не к добру…

Корабль Шарка мчался на всех парусах, прорезая ночную мглу, но никак не мог уйти от погони. Шарк знал, что скоро взойдет луна и ему нужно либо как можно скорее оторваться от погони, либо готовиться к сражению.

– Курс на запад! – Шарк довольно взъерошил волосы: он кое-что придумал.

Уилл тут же сменил курс: он отлично понял, что затеял капитан. Обычно в этих водах они держались восточнее, потому что на западе часто сгущались туманы, но сейчас туман им только на руку.

Когда в темноте замаячила белесая дымка, Шарк улыбнулся:

– Вперед!

До сих пор Бо не отставал от подозрительного судна, хотя и плохо знал эти воды, но когда клипер неожиданно нырнул в туман, он замедлил ход и, негромко выругавшись себе под нос, велел прекратить погоню.

– Но как же, сэр… – удивился первый помощник.

– Знаю…

– Думаете, это был он, мистер Гамильтон?

– Кто же еще! Ничего, в другой раз ему не уйти.

* * *

Несмотря на сгустившиеся сумерки, ставни в кабинете Адама были по-прежнему закрыты, дверь тоже была заперта. Адам хотел побыть наедине с собой и поразмыслить. С приходом сумерек он зажег лампу и, глядя на мерцающее золотистое пламя, пытался привести мысли в порядок.

Из Уиллоу-Бенд он вернулся победителем, и, казалось, все складывалось как нельзя лучше. Еще несколько недель, и Шарк в его руках!

Бекки он ничего говорить не стал, и она знала только, что брат ухаживает за некой красавицей по имени Сюзанна. Будет лучше, если о «помолвке» Бекки узнает на балу, как и все прочие.

В отличном настроении Адам уселся за письменный стол, и тут его взгляд упал на письмо от доктора Уильямса. Помрачнев, он вскрыл конверт. Врач писал, что пока никакого улучшения не произошло и все остается по-старому.

Только тут Адам понял, что если даже он и отомстит Шарку, победа будет неполной. Элиза никогда не станет прежней, и безоблачные дни их любви уже не вернутся.

Поднявшись, Адам налил себе вина; отчаяние в его душе сменили гнев и неукротимая жажда мести. Может, прошлого и не вернуть, но, по крайней мере, он воздаст негодяю за все сполна.

Внезапно Адаму вспомнилась хитрая, коварная Сюзанна. Ему придется крутить с ней роман, пока он не доберется до Шарка. Какая мерзость – ведь эта женщина тоже отчасти виновна в том, что случилось с Элизой!

Адам покачал головой. Подумать только, она нацепила кулон Элизы! Что ж, это еще один повод довести дело до конца.

Неожиданно в дверь постучали, и Адам поморщился. Он же сказал Бекки, чтобы сегодня его не тревожили!

– Ну что еще? – раздраженно спросил он, но, к его удивлению, это оказалась не Бекки: вместо нее в комнату робко вошла Лианна.

– Простите, я только что вернулась и хотела бы поговорить с вами.

– Вы, должно быть, уже встретились с дядей… – Адам хмуро посмотрел на неожиданную посетительницу.

– Да, это правда. – Лианна не сводила глаз с Адама. Какой же он красавец! Как ему идут эти облегающие черные брюки и белая рубашка!

Лианна заставила себя отвести взгляд. Сейчас для нее должно быть важнее другое: судьба Бель-Арбор.

– Ну и каков итог вашей беседы? – Адам намеренно небрежно оперся о край стола.

– Об этом после. Я пришла сделать вам деловое предложение. – Лианна с трудом заставила себя собраться.

– Неужели? – Такого поворота Адам не ожидал. Какое, интересно, у нее к нему может быть дело?

– Я хочу выкупить Бель-Арбор. – Лианна замерла в ожидании ответа.

– Нет, – не раздумывая, произнес Адам. – Поместье не продается.

Похоже, девушку удивил столь категоричный отказ.

– Вы даже не выслушали меня…

– Повторяю: я не намерен продавать поместье.

– Но почему? Вы здесь всего один день, а я провела в этом милом мне уголке всю жизнь!

– Понимаете, – медленно ответил Адам, – я хочу пожить здесь некоторое время…

– Но я заплачу…

– Лучше не тратьте напрасно время. Бель-Арбор не продается. – Он сурово взглянул на надоедливую гостью.

Лианна больше не могла сдерживать клокотавший внутри гнев. Подумать только, он ее даже не выслушал! Да как он смеет так с ней обращаться?!

– Я ненавижу тебя, Адам Трент! – в ярости выкрикнула она. – Ненавижу за то, как ты с нами обошелся! Рано или поздно поместье вернется ко мне, вот увидишь, и тогда…

Разумеется, Адам не ожидал, что девушка ринется на него с кулаками, однако, когда она ударила его по лицу, он тут же пришел в себя и перешел в наступление.

Лианна яростно сопротивлялась, и Адаму пришлось завести ей руки за спину; его щеку саднило, гордость его была ущемлена. Он крепко прижал разбушевавшуюся красотку к груди…

И тут время будто остановилось. Изумрудные глаза Лианны горели гневом, и, тем не менее, ему захотелось, припав к ее дрожащим губам, попробовать, сладки ли они на вкус. Ее мягкие полные груди прижимались к его груди, а он хотел посмотреть на них, потрогать, сжать в ладонях…

Впрочем, все это были глупые эмоции. Лианна Дюшарм не для него, и точка.

Адам окинул девушку снисходительным взглядом:

– Не тратьте на меня свою ненависть, милочка: ненавидьте лучше своего дядю, который проиграл ваше драгоценное поместье.

– Отпусти меня, негодяй! – злобно прошипела Лианна.

Боже, какому унижению он ее подверг! Она готова была разрыдаться, но все же сдержалась, не желая выказывать слабость.

Адам тут же выпустил ее, и Лианна едва удержалась на ногах. Она яростно стиснула кулаки и окинула своего врага испепеляющим взглядом. Адам смотрел на нее в упор и сдержанно улыбался.

– Может, вы желаете еще что-нибудь обсудить?

Лианна чуть не взвизгнула от злости. О, как она презирала этого самодовольного, холодного мерзавца! Ну, ничего, когда-нибудь он получит по заслугам!

– Нет, – с трудом выдохнула она.

– В таком случае разрешите мне вернуться к делам. – Адам повернулся к Лианне спиной и сделал вид, будто очень занят.

Лианна с удовольствием влепила бы ему еще одну пощечину, но что толку? Все было бесполезно, ее надежды погибли.

Понурив голову, она вышла из комнаты, не замечая, что ее провожает пристальный взгляд Адама Трента.

Адам не сводил с Лианны глаз до тех пор, пока она не ушла. Неужели любовь? Прижимая ее к груди, он испытал совершенно необычное чувство: такого не будила в нем даже Элиза…

Теперь он всерьез задумался о положении Лианны. Пожалуй, девушке и ее брату действительно пришлось несладко! Жаль, что ему сейчас нельзя отвлекаться, и все из-за мерзкого пирата. Ему надо во что бы то ни стало поймать Шарка и освободиться, наконец, от этого проклятия!

Впрочем, Адам всегда отличался завидным самообладанием. Рано или поздно он перестанет думать о Лианне. Когда-то на борту «Ветерка» он не поддался желанию овладеть Элизой, которую очень любил, разве не так?

При мысли об Элизе Адам снова испытал чувство вины. Неужели с тех пор, как Элиза заболела, их любовь угасла? Чем больше он об этом думал, тем больше огорчался.

Налив себе вина, Адам сел за стол и снова принялся размышлять. Только теперь он осознал, что Лианна ни словом не обмолвилась об отъезде…

Глава 9

Бесцельно блуждая по саду, Лианна наконец вышла к пруду и остановилась. Ей больше не хотелось сражаться, она чувствовала себя опустошенной, понимая, что проиграла.

Опустившись на поросший травой берег, Лианна обхватила колени руками, и ее взгляд стал бесцельно скользить по зеркальной поверхности пруда. Раньше этот пруд приносил ей утешение, но сегодня от темной воды веяло холодом.

Что ж, она заявила дяде, что никогда не обратится к нему за помощью, и сдержит слово, но… Где же тогда ей искать выход?

Луна еще не взошла, ночь была тиха и безмолвна, словно застыла в ожидании чего-то. Впервые в жизни Лианна поняла, как она беззащитна и одинока.

Внезапно из ее горла вырвался всхлип, потом из глаз закапали слезы, но теперь она их уже не сдерживала.

* * *

Перед тем как лечь спать, Бекки с Алексом зашли в кабинет Адама, чтобы пожелать ему спокойной ночи.

Когда они вышли, Адам вдруг почувствовал, что слишком много выпил. Ему вдруг стало душно, и он открыл ставни, чтобы впустить в комнату прохладный воздух.

Луна прозрачным светом освещала небосвод, повсюду витал аромат скошенной травы и цветов.

Вдохнув полной грудью, Адам потер затекшую шею и уже хотел вернуться к столу, как вдруг его внимание привлек едва различимый тревожный звук. Сначала Адам решил, что ему показалось, но звук повторился: больше всего он походил на горестный женский плач.

Интересно, кто бы это мог быть? Адам вышел из дома и направился на звук, стараясь не заблудиться среди извилистых тропинок.

Одна из тропинок привела его на холм близ пруда. Луна заливала землю призрачным светом, и в этом свете четко вырисовывался контур женщины, сидевшей на берегу и горько рыдавшей.

Адам замер: от этого горестного плача у него разрывалось сердце. Лианна… И ведь это он виноват в ее несчастьях! Это он отнял у нее дом и, по сути, выгнал на улицу. Из-за него все ее надежды пошли прахом. Где та непобедимая валькирия, которая защищала свой дом с ружьем наперевес? Теперь Адам видел перед собой лишь хрупкое, беззащитное существо.

Неожиданно ему захотелось утешить девушку.

– Лианна…

Вскинув голову, Лианна увидела Адама и, быстро вскочив, сердито смахнула слезы.

– Вы?

– Я услышал, как ты плачешь, и вот пришел сюда… Возможно, я могу тебе чем-то помочь?

Лианна сразу подобралась.

– Конечно, можете. Продайте мне мое поместье!

– Нет, только не это.

– Но почему?

Адам некоторое время молчал: он не хотел ссоры, однако и раскрыть мотивы своего поведения тоже не мог.

– Послушай, Лианна… Позволь мне помочь тебе. – Адам протянул руку и вытер с ее нежной щеки слезинку.

Этот простой жест потряс Лианну до глубины души; его ласка словно загипнотизировала ее. Адам впервые отнесся к ней по-доброму, и она этого никогда не забудет.

Адам с беспокойством смотрел на девушку: внезапно он понял, что страстно желает обнять ее и крепко прижать к своему сердцу…

От его жаркого прикосновения решимость Лианны заметно ослабела.

– Нет, я не…

Она понимала, что ей следует отстраниться, но притяжение между ними оказалось слишком велико. К тому же сейчас ей, как никогда, были необходимы ласка и участие.

Адам невольно залюбовался ею: в лунном свете Лианна казалась еще прелестнее, чем днем. Блестящие, шелковистые волосы в беспорядке разметались по ее плечам, в широко распахнутых глазах застыли слезы. О, как ему хотелось слизнуть эти слезы с ее щек!

– Лианна, ты так прекрасна… – Обхватив девушку за плечи, Адам запечатлел на ее мягких губах нежный поцелуй.

Лианна не знала, что и думать. Разве не этот надменный господин отнял у нее дом? И разве не должна она ненавидеть его? Но после поцелуя она потеряла всякую способность сопротивляться, и Адам тут же этим воспользовался: он положил ладонь ей на талию и привлек к себе.

В этот момент Лианна испытала странное возбуждение; к тому же она чувствовала, что у нее просто не осталось сил сопротивляться.

Адам снова приник к ее губам: на этот раз он раздвинул их языком и проник в тепло ее сладкого рта. От этой ласки у Лианны подогнулись колени, и она оперлась на Адама, ища поддержки.

Даже через одежду Адам почувствовал прикосновение ее твердых сосков. Ему очень хотелось поласкать их, но он сдержался, не желая напугать девушку. Однако страстные поцелуи пробудили в нем давно забытое желание. Лианна охотно отвечала на его ласки, чем еще больше разжигала в нем страсть. О, как он хотел ее!

Лианна совсем потеряла голову. Поцелуи Адама заставили ее забыть обо всем: в его объятиях ей было так хорошо…

Поняв, что он не встретит сопротивления, Адам осторожно уложил Лианну на траву. Остатки рассудка шептали, что он поступает неправильно, но сейчас им правили инстинкты: красота Лианны, лунный свет и выпитый бурбон мешали ему рассуждать здраво.

Продолжая осыпать Лианну страстными поцелуями, Адам нежно прикоснулся к ее груди, затем дрожащими руками начал расстегивать лиф платья…

Темно-розовые соски вызвали в нем новый прилив желания. С гортанным стоном Адам наклонился и взял один сосок в рот.

К этому времени Лианна уже окончательно затерялась в паутине нахлынувших чувств, которую соткал Адам, но когда он расстегнул платье, она смущенно зажмурилась. Раньше ни один мужчина не обращался с ней подобным образом. Она даже не предполагала, что мужчина на такое способен.

– Нет… пожалуйста…

– Расслабься, дорогая, и я покажу тебе, какое наслаждение могут испытать мужчина и женщина, когда они вместе… – Адам нагнулся и принялся осыпать поцелуями ее горло, а затем снова приник к распухшему, пульсирующему бутону.

Лианна чувствовала себя совершенно беспомощной перед его настойчивыми ласками; охваченная страстью, она стала податливой, как воск. Когда Адам стянул с нее одежду, она и не думала возражать.

Постепенно ее робость исчезла, и она стала смелее отвечать на его ласки. Руки Адама прикасались к ней повсюду, поглаживали ее ноги и бедра, готовя к еще более интимным ласкам.

Нащупав потаенное место, Адам поднял голову, и Лианна, сразу напрягшись, попыталась сомкнуть ноги.

– Не бойся, я не причиню тебе боли!

Его мягкий голос на время успокоил ее, и Лианна расслабилась. Тогда Адам нежно проник в то место, которого прежде не касался ни один мужчина. Нащупав источник женского удовольствия, он начал осторожно массировать его.

С губ Лианны сорвался приглушенный стон, и она в блаженном неистовстве прижалась к Адаму. Теперь ничто уже не имело для нее значения: только бы он не разжимал объятий…

Желание Адама разгорелось еще сильнее, и он начал снова возбуждать ее страстными ласками.

К изумлению Лианны, она опять откликнулась на его прикосновения и приникла к его губам в жарком поцелуе. Адам тут же стянул с себя рубашку и лег на Лианну сверху. Их словно огнем обожгло: казалось, их сердца перестали биться, и с минуту они молча смотрели друг другу в глаза.

– Я хочу тебя, Лианна! – Адам снова поцеловал ее, и их языки слились в страстном поединке.

Лианна чувствовала, что ласки еще не окончены, и ей не терпелось узнать, что же будет дальше.

– Прошу тебя… – взмолилась она.

После ее просьбы Адам совсем перестал сдерживаться и поспешно скинул с себя остатки одежды.

Прежде Лианне никогда не доводилось видеть обнаженного мужчину, и она стала бесстыдно разглядывать широкие, мускулистые плечи, грудь Адама, темный треугольник волос ниже пупка… Ее любопытный взгляд остановился на том, что делало его мужчиной. Интересно, все ли мужчины так хорошо развиты? Она сочла его восхитительным, и при мысли о том, что он овладеет ею, сердце ее бешено заколотилось.

Опьяненный страстью и выпитым бурбоном, Адам опустился на колени и пристроился между ее мягкими бедрами. Эта женщина – само совершенство, подумал он, прикасаясь к ее коже, отливавшей прозрачной белизной в лунном свете.

Груди Лианны набухли, темные соски затвердели от желания. Еще ни одна женщина так страстно не отвечала на его ласки, и никогда еще он так не хотел проникнуть в жаркую женскую плоть.

Устроившись поудобнее, Адам вошел во влажную, теплую глубину. Легкая преграда не устояла под его стремительным натиском, и Лианна вскрикнула от внезапной боли.

Адам тут же остановился, но лишь ненадолго: его тело вышло из-под контроля и требовало удовлетворения.

Когда боль прошла, опасения Лианны уступили место жаркому, всепоглощающему желанию. Теперь они двигались в неуемном темпе, приближаясь к развязке.

Наконец вожделенный миг настал: они одновременно достигли зенита страсти и потом долго лежали, не разжимая объятий.

Адам еще ни разу не испытывал такого восторга. Он крепче прижал Лианну к себе, наслаждаясь ее теплом, прикрыл глаза и забыл обо всем на свете.

Лианна лежала неподвижно: у нее до сих пор кружилась голова после невероятного чувственного наслаждения. Только бы Адам подольше не разжимал объятий!

Наконец, умиротворенно вздохнув, Лианна погрузилась в царство сна, думая о том, как им хорошо вдвоем.

Глава 10

Услышав прорезавший ночную тишину одинокий крик американской славки, Адам внезапно протрезвел и с удивлением заметил, что все еще обнимает Лианну. Только тут он до конца осознал, что произошло между ними. Господи, что же он натворил!

Ему очень хотелось поверить в то, что ничего не случилось, но обстоятельства указывали на другое. О чем он только думал? Как он мог предать Элизу? Прежнюю его безмятежность как рукой сняло.

В этот момент Лианна прошептала его имя, и при звуке ее голоса Адама вновь охватило желание.

Адам заглянул в глаза Лианны и едва совладал с искушением. Ему нужно что-то делать, иначе он пропал. Смущенно отведя взгляд, он осторожно выбрался из ее теплых объятий.

– Что с тобой? – удивленно спросила Лианна.

– Ничего. – Адам, стараясь не смотреть ей в глаза, начал одеваться. Еще ни одна женщина не привлекала его так, как Лианна, и это был недвусмысленный сигнал: с этого момента ему нужно держаться от нее подальше.

– Я что-то не так сделала? – Лианна замерла, ожидая ответа. Неужели этот мужчина только что сжимал ее в объятиях и доставлял ей неземное блаженство? Теперь ее восторг сменили сомнения, смущение и наконец гнев.

Пожалев, что рядом нет бутылки с бурбоном, Адам медленно повернулся к Лианне, лицо его словно окаменело. Он был намерен, во что бы то ни стало порвать невидимую ниточку, которая связала их.

– Лианна, прости, я не хотел. Произошла ужасная ошибка. Больше такая ночь не повторится.

Ужасная ошибка? Лианна не сразу осознала сказанное, а когда заглянула в глаза Адама, от них повеяло холодом. Так вот оно что! Он просто воспользовался ею в минуту горя и унижения, а она, наивная дурочка, попала в его капкан. Как она могла забыть, что Адам Трент – прожженный мерзавец?

Схватив платье, Лианна начала быстро одеваться. Затем она повернулась к Адаму:

– Ты прав, я действительно ошиблась, но не пугайся, это больше не повторится.

Адам молчал; да и что, собственно, он мог сказать. Он добился своего, и теперь Лианна будет его избегать.

Однако когда девушка скрылась в доме, Адам вдруг почувствовал себя опустошенным и, подождав несколько минут, двинулся вслед за ней. Войдя в свой кабинет, он схватил бутылку, прильнул к ее горлышку и не отрывался, пока не выпил все до дна.

* * *

На Новый Орлеан опустилась тихая темная ночь. Сестра Халлидей уже собралась спать, когда в дверь постучали. Она поспешила на стук: наверное, это мистер Трент… За последнюю неделю он ни разу не навестил мисс Элизу, хотя прежде приходил почти каждый день.

– Доктор Уильямс?

Появление врача весьма удивило сиделку: он уже заходил с утра, и она не ждала, что он снова нагрянет так поздно.

– Добрый вечер, сестра Халлидей. Можно?

– Конечно, доктор, входите! – Она распахнула дверь. – Что случилось?

– Ничего особенного. Просто решил проведать мою пациентку. Она уже легла?

– Думаю, что нет, сэр.

Сестра Халлидей провела Уильямса наверх.

– Мисс Элиза, к вам доктор! – Она осторожно вошла в комнату больной, Уильямс следовал за ней.

Элиза, сидя в кресле, безучастно смотрела в окно и никак не отреагировала на их появление.

– Я вас оставлю, доктор, а если вам что-то понадобится, то крикните погромче…

Доктор кивнул:

– Благодарю.

Дэвид Уильямс еще некоторое время стоял у двери и смотрел на больную. Какая трагическая судьба! Такая красавица… Ее ждало прекрасное будущее с любящим женихом, и вот теперь она здесь: равнодушная и безучастная ко всему.

Однако Дэвид явился сюда вовсе не ради того, чтобы посочувствовать несчастной Элизе Клейтон: нечто другое не давало ему покоя. Утром он, как всегда, разговаривал с ней, и на мгновение ему показалось, что в ее чудесных голубых глазах появилось осмысленное выражение. Сначала Дэвид решил, что это лишь его воображение, но чем больше он об этом думал, тем больше убеждался в обратном. Сомнения преследовали его весь день, и Дэвид даже отменил важную встречу ради того, чтобы снова повидаться с пациенткой.

– Элиза! – Дэвид пододвинул стул и уселся напротив больной. – Это я, доктор Уильямс. Я снова пришел вас навестить.

Элиза даже не пошевелилась.

– Видите ли, я думал о вас весь день. Мне кажется, в вас что-то изменилось.

Дэвид ждал, но все было напрасно.

Тогда он попытался вспомнить, о чем говорил утром, когда Элиза как-то странно на него посмотрела; но, как назло, тема разговора стерлась из его памяти.

Тогда он начал разговаривать с больной как с хорошей знакомой, время от времени перемежая свой монолог паузами, – вдруг она вставит слово?

Разговаривая, Дэвид не сводил взгляда с лица Элизы в надежде, что оно опять примет осмысленное выражение. Впервые за несколько недель лечения он заметил, какая перед ним красавица. Дэвиду очень захотелось вылечить ее, чтобы услышать ее голос, смех… Так и не добившись успеха, в отчаянии он поднес руку девушки к губам и запечатлел на ней робкий поцелуй.

– Поговорите со мной, Элиза!

Неожиданно Элиза пошевелилась. Что-то тянуло ее к этому ласковому голосу, как росток к солнцу, но другая ее часть сопротивлялась этому изо всех сил. Она вспомнила, как изнасиловали и убили тетю Одиль, а потом надругались над ней самой, и перестала слышать тихий зов, после чего снова затерялась в забытьи, надежно защищавшем ее от всех жизненных невзгод.

Через несколько часов бесплодных усилий Дэвид сдался и, устало взъерошив волосы, поднялся со стула. Ласково погладив Элизу по щеке, он вышел из комнаты, решив завтра с утра возобновить попытки. Он обязательно поможет этой милой девушке выбраться из темницы, в которую она добровольно себя заточила.

* * *

Лианна нетерпеливо расхаживала по комнате, ожидая, когда Сара принесет воду для ванны: ей не терпелось смыть с тела всякое воспоминание о прикосновениях Адама. Когда в дверь постучали, она очень обрадовалась.

– Входи, Сара. Я…

Она удивленно запнулась, увидев Бекки, накинувшую ее халат.

– А-а, это вы…

– Я слышала, как вы мечетесь по комнате в такой поздний час. – Бекки еще не виделась с Лианной с тех пор, как та вернулась от дяди. – Надеюсь, все прошло гладко?

Лианна попыталась скрыть свои чувства, но печальное лицо выдало ее. Бекки заговорила прежде, чем Лианна успела вымолвить хоть слово.

– Что-то стряслось, да? – Ее темные глаза светились участием. – Расскажите, и мы с Адамом постараемся вам помочь.

– Благодарю, но мне не нужна помощь. – Лианна вздохнула. Адама Трента ей только не хватало!

– Простите за вторжение, но вам непременно станет легче, если вы выговоритесь, – негромко сказала Бекки, и Лианна поняла, что обидела ее. Она тут же раскаялась в своих словах: Бекки была так добра к ним с Алексом…

– Вы правы, ко… Все вышло совсем не так, как я рассчитывала.

Бекки кивнула. Приоткрыв дверь, Лианна впустила Бекки в комнату.

– Так что же произошло? Вы уладили вопрос с дядей?

– Нет, и теперь мы с Алексом нищие на целых десять месяцев, пока я не стану совершеннолетней. – Лианна тяжело вздохнула. – Я просто не знаю, что делать. Дядя Антуан – наш единственный родственник, но я ни за что не обращусь к нему за помощью.

– Что вы, как можно! – поддержала ее Бекки. – Никогда больше ни о чем его не просите. Будь я мужчиной, я бы вызвала его на дуэль!

– Ну, это уж слишком! – Лианна не одобряла дуэли. – Он того не стоит.

Бекки покраснела, вспомнив, при каких обстоятельствах погиб старший брат Лианны.

– Простите, я не хотела вас расстроить. Просто очень несправедливо, что дядя лишил вас наследного владения и это сошло ему с рук!

– Ничего не поделаешь. Деньги с доверительного вклада я снять не могу, пока мне не исполнится двадцать один год, и мне совершенно некуда идти.

– В таком случае не вижу причин для беспокойства, – весело сказала Бекки.

– То есть?

– Вы с Алексом можете пока пожить с нами: места здесь на всех хватит. Что скажете?

Столь щедрое предложение смутило Лианну. Жаль, но из этой затеи вряд ли что-то выйдет: Адам этого не потерпит.

– Простите, Бекки, но это невозможно.

– Почему? – Бекки была крайне удивлена. – Всего-то несколько месяцев!

– Ваш брат…

– Адам? И что?

– Думаю, он будет против.

– Вздор! Адам тут вообще ни при чем, – решительно заявила Бекки. – У него других забот хватает. К тому же он подружился с Алексом.

– Правда? – Лианна заколебалась.

Может, ей и в самом деле согласиться? Тогда они с Алексом спасены. Тихое пристанище необходимо им только до тех пор, пока она не сможет получить деньги.

В то же время что-то шептало Лианне, что им лучше исчезнуть отсюда как можно скорее. Она ненавидит Адама, но стоит ему прикоснуться к ней, как вся ее неприязнь исчезает без следа, и тогда…

Правда, Адам назвал произошедшее ошибкой и поклялся, что это больше не повторится. К тому же идти ей все равно некуда: гордость гордостью, но крышу над головой она не заменит.

– Боюсь, что, оставшись, я стану для вас обузой…

– Нет, не станете. – Бекки фыркнула. – Мне скоро понадобится ваша помощь. – Она принялась объяснять, что Адам намеревается устроить бал и для этого нужно как можно скорее привести дом в порядок. – Ну что, поможете мне? К тому же вы всех здесь знаете, а значит, посоветуете, кого пригласить.

Лианна кивнула:

– Спасибо, Бекки, но… Вы уверены, что Адам не станет возражать?

– Не волнуйтесь, Адама я беру на себя.

В Бекки было столько куража, что Лианна невольно улыбнулась.

– Вот так-то лучше! – Бекки обняла ее. – Мы с тобой поладим. Ни о чем не волнуйся.

В дверь постучали, и вошла Сара: она принесла горячую воду для ванны.

Бекки собралась уходить, но Лианна окликнула ее:

– Спасибо.

– Пожалуйста. И не стесняйся обращаться ко мне по любому вопросу.

Когда все ушли, Лианна закрыла дверь и поспешно стянула с себя одежду: ей не терпелось залезть в горячую воду и хорошенько отмыться.

Ступив в ванну, она заметила следы крови на внутренней стороне бедер, и ее охватил гнев. Как она могла так сглупить?! Зачем отдала свое самое драгоценное сокровище этому наглецу, который живет только для себя?

Вспомнив, как она вела себя этой ночью, Лианна застонала. Разумеется, она была ему не нужна, он ею просто попользовался!

Она яростно принялась драить себя мочалкой, а потом, смыв пену, направилась к зеркалу и внимательнейшим образом оглядела себя со всех сторон. К счастью, она никак не изменилась, разве что взгляд стал чуть печальнее.

Добравшись до кровати, Лианна нырнула в уютную постель и вскоре забылась глубоким, спокойным сном.

* * *

Адам никак не мог успокоиться. Незадолго до рассвета он отправился к себе в спальню, но даже там не нашел мира и покоя. Он лежал в одежде на широкой кровати с пологом и вспоминал о ночи, проведенной с Лианной. Как она откликалась на все его ласки! И как она прекрасна!

Но что, если это ему только показалось и Лианна такая же, как все? Просто ему одиноко, а она оказалась доступной… И все же ему было нелегко забыть жар ее шелковистой кожи.

Адам поморщился. Как бы он себя ни оправдывал, правда заключалась в том, что он желал Лианну с самого начала. Кроме того, его мучила совесть: слова, сказанные ей на прощание, были слишком жестокими.

Поднявшись с кровати, Адам подошел к окну и долго стоял, любуясь пейзажем, покуда восток не осветили первые лучи солнца.

Глава 11

Утром Лианна с Бекки сидели в столовой и обсуждали, как лучше обустроить дом. Они уже составили список покупок, и Лианна с жаром взялась за дело. Весь последний год она с грустью наблюдала, как ветшает ее дом, а на ремонт не хватало денег. Что ж, по крайней мере, теперь она поможет Бекки возродить былое величие Бель-Арбор…

– Ты съездишь со мной в Новый Орлеан? – спросила Бекки. – Покажешь мне нужные магазины и заодно поможешь с покупками.

Лианна пребывала в нерешительности: ей не хотелось советовать новым хозяевам, как тратить деньги, но отказать в такой простой просьбе было неудобно.

– Послушайте, Бекки: теперь вы владеете Бель-Арбор, а мы с Алексом живем здесь из милости. Поэтому…

– Глупости! – возмутилась Бекки. – Слышать об этом больше ничего не хочу!

Лианна улыбнулась: пожалуй, Бекки действительно не переспоришь.

– А сколько у нас времени на покупки? – поинтересовалась Лианна.

– Меньше шести недель.

– Успеть будет нелегко.

– Верно, но мы справимся. – Бекки задорно тряхнула головой, и они тут же принялись обсуждать план дальнейших действий.

Адам только что вернулся домой и теперь нервно шагал по коридору. Он был не в духе: сказывалось недосыпание и тяжелое похмелье.

Когда он собирался войти в кабинет, располагавшийся напротив столовой, до его слуха донесся обрывок разговора девушек. Поняв, что Лианна остается жить у них, он пришел в ярость. Как такое возможно? Бекки прекрасно знает о его главной цели. Посторонние будут ему только мешать!

Адам с трудом удержался от того, чтобы не ворваться в столовую и не потребовать у сестры ответа.

– Ребекка, – громко позвал он. – Будь добра, зайди в кабинет: нам нужно поговорить…

Бекки весьма удивилась неожиданной злобе брата.

– Что стряслось, Адам? – спросила она, войдя в кабинет.

– Почему эта женщина все еще здесь? Кажется, она собиралась поселиться в городе у дяди?

– Да, но из этого ничего не вышло, вот я и предложила ей и ее брату пожить пока у нас.

– Не посоветовавшись со мной? А ты, случайно, не забыла, зачем я здесь? Посторонние в доме могут помешать осуществлению моих планов.

– Прости, но иного выхода нет, – твердо сказала Бекки.

– Есть другой выход, нужно только поискать!

– Ну как ты не понимаешь: Лианне с Алексом совсем некуда податься!

Адам недовольно покачал головой:

– У них есть дядя, вот пусть к нему и идут.

– Тут все не так просто. – Бекки вздохнула. – Они получат деньги только после того, как Лианне исполнится двадцать один год.

– И когда же это случится?

– Через десять месяцев. – Бекки бросила на брата внимательный взгляд из-под ресниц.

Она знала, что Адам надеется изловить Шарка, но не понимала, чем ему может помешать присутствие Лианны. Однако, присмотревшись к брату, Бекки сразу поняла, что все далеко не так просто. Адам с первой встречи странно повел себя с Лианной, а теперь беснуется из-за того, что она будет жить рядом. Это не в его характере.

– Не сомневаюсь, что, в конце концов, ты поймешь. – Она подошла к брату и чмокнула его в щеку. – Лианна тоже думала, ты будешь против, но я успокоила ее. К тому же мне крайне необходима помощь.

– Ясно, – буркнул Адам.

– Что ж, если это все, то я пошла. – Бекки направилась к двери. – Кстати, брат, у тебя ужасный вид: тебе определенно вредно работать допоздна.

С этими словами она вышла, и Адам устало закрыл глаза.

Следующие несколько дней пролетели почти незаметно. Лианна заразилась энтузиазмом Бекки и даже думать забыла об Адаме, хотя и виделась с ним за общим столом. Адам был с ней подчеркнуто вежлив, но особенно ее раздражало, что он мог вести оживленный разговор с Бекки и Алексом, однако стоило ей вставить слово, как он умолкал.

Очевидно, то, что между ними случилось, не имело для него никакого значения, и это было для нее больнее всего.

– Завтра я еду в Новый Орлеан, – заявил Адам за ужином.

– Вот хорошо! – обрадовалась Бекки. – Мыс Лианной тоже поедем.

Лианне совсем не улыбалось несколько часов сидеть рядом с Адамом в одной карете, поэтому она предложила:

– Почему бы тебе не съездить в город с братом, Бекки? А я пока присмотрю за домом.

– Вздор! – возразила Бекки. – Ты же знаешь, мне нужна твоя помощь. – Она украдкой взглянула на Адама и, заметив, как он напрягся, мягко произнесла: – Ты ведь не возражаешь, правда? Как долго мы пробудем в городе?

– Всего один день – я хочу вернуться послезавтра. – Адама рассердило вмешательство сестры, но он сдержал себя.

Близость Лианны его раздражала. С того дня как они занимались любовью, он с трудом сдерживался в ее присутствии. Адам еще не забыл, какой восторг испытал, овладев ею.

Вспомнив о ночи, проведенной у пруда, Адам почувствовал, как у него твердеет в паху. Невероятно: он возбуждается, стоит ему только подумать о ее объятиях!

Чтобы снова отвлечься, Адам поклялся себе, что никогда больше не прикоснется к Лианне.

– А я? – подал голос Алекс, явно надеявшийся, что его тоже возьмут.

– Ты останешься дома, – решила Лианна.

– Нет, я тоже поеду! Ну, пожалуйста! Обещаю вести себя хорошо.

– Пусть едет, – неожиданно вмешался в спор брата и сестры Адам, надеясь, что Алекс хоть чуть-чуть отвлечет его от мыслей о Лианне.

– Ну, вот мы и договорились. – Бекки вздохнула с облегчением: она знала, что сегодня брат получил записку от Бо.

При мысли о Бо Бекки испытала радостное волнение, так как с детства была влюблена в лучшего друга Адама. Бо относился к ней снисходительно, и даже теперь, когда она стала прелестной девушкой, он по-прежнему видел в ней лишь младшую сестру друга.

– Я хочу выехать пораньше, так что будьте готовы к семи, – услышала Бекки голос брата.

– Непременно будем!

Она так обрадовалась возможности наконец-то увидеть Бо, что этой ночью готова была вообще не ложиться.

Два часа, пока они ехали в город, Адам провел в мрачном молчании, сидя, скрестив на груди руки, и глядя в окно. Он сразу понял, что затея Бекки обернется против него, но не ожидал, что все окажется настолько плохо.

Надежды на то, что присутствие Алекса отвлечет его мысли от Лианны, не оправдались: в карете он сидел напротив нее, и всякий раз, когда колесо кареты попадало в выбоину на дороге, их ноги соприкасались.

Лианна тоже с трудом сохраняла спокойствие. Больше всего ей хотелось выскочить из кареты на полном ходу: ведь с той памятной ночи она решила держаться от Адама Трента подальше, а вместо этого чуть ли не сидела у него на коленях.

Один раз их взгляды случайно встретились, и у Лианны душа ушла в пятки. Казалось, Адам читает ее самые сокровенные мысли. Нужно бы ей получше скрывать свои чувства, а то как бы он не догадался, какие страсти бушуют в ее душе.

Карета остановилась у гостиницы «Сент-Луис», и как только они вошли внутрь, Адам, сославшись на срочное дело, удалился в свой номер, оставив Бекки и ее спутников в полном недоумении.

Адам в отчаянии стукнул кулаком по столу:

– Черт возьми! Быть так близко и…

– Знаю, – согласился Бо. Они оба сидели в баре «Самсон». – Увы, мы ничего не могли поделать, но я просчитал места, в которых следует продолжать поиски. – Он указал на карту.

– Да, но мы не знаем, куда уплыл Шарк и когда он вернется. Возможно, ждать придется долго, – с досадой заметил Адам. – Судя по твоему рассказу, его база расположена неподалеку от владений Сюзанны.

– И твоих тоже, – хмыкнул Бо. – Везет же некоторым: выиграть в карты целое поместье – редкая удача.

– И не говори, мне тоже сперва не верилось. Зато теперь я смогу выходить с тобой в море.

– Согласен. Короткие вылазки, на день-два, могут принести пользу. Но как ты узнал, что Сюзанна живет по соседству?

– Мне рассказал племянник Дюшарма, Алекс, и показал, как доплыть к ней по реке. Тогда-то я и нанес ей визит.

– Должно быть, тебе пришлось немало пережить, когда ты увидел кулон…

– Жизнь научила меня прятать свои чувства, что бы ни случилось. Больше всего мне хотелось ее придушить, но как бы мы тогда вышли на Шарка?

– И вместо этого ты сделал ей предложение!

– Пришлось. Теперь с Сюзанны нельзя спускать глаз.

– Ты уже сказал Бекки?

– Нет, и не собираюсь.

– Что ж, это к лучшему. Думаешь, Сюзанна будет держать язык за зубами?

– Через несколько недель я устрою в Бель-Арбор грандиозный бал и, как и обещал Сюзанне, объявлю о нашей помолвке. Она будет хранить тайну, чтобы удивить всех.

– А к Элизе ты заходил?

Адам устало потер шею.

– Да, только что.

– И как она?

– Пока все так же.

– Мне очень жаль. Если бы я только знал, чем помочь…

– Боюсь, ей уже никто не поможет. – Адам вздохнул, потом поднял кружку, и друзья молча допили пиво.

Подозвав официантку, Бо велел ей принести еще две кружки, потом повернулся к другу.

– Давай встретимся в семь? – предложил Адам. – Мы остановились в «Сент-Луисе».

– Значит, Бекки тоже здесь? – обрадовался Бо.

Адам кивнул.

– Как и мисс Лианна Дюшарм с братом.

– Выходит, они по-прежнему живут в поместье?

– Это все Бекки, – пояснил Адам.

– Надеюсь, они нам не помешают? – поинтересовался Бо. – Эта Лианна, случайно, не дружит с Сюзанной?

– Не похоже. – Адам нахмурился. – В любом случае никто ничего не должен знать: мы слишком близки к цели, чтобы рисковать.

Глава 12

Лианна совсем пала духом – ей вовсе не хотелось ужинать с Адамом и его деловыми партнерами. Алекс остался ужинать в номере, и Лианна хотела сделать то же, но Бекки ей не позволила.

– Почему вы с Адамом никак не поладите? – Она, прищурившись, ждала ответа.

Лианна побледнела: неужели Бекки о чем-то догадывается?

– Не понимаю, о чем ты, – как можно беспечнее ответила она.

– Ну, когда я попросила тебя остаться, ты почему-то сразу решила, что Адаму это не понравится. При каждой встрече вы оба становитесь какими-то нервными…

– Правда? – Лианна пожала плечами и постаралась перевести разговор на другую тему. – А кого мы сегодня ждем к ужину?

– Бо – Бекки произнесла это имя с нежностью. – Я влюблена в него.

– Но это же чудесно, Бекки!

– Было бы чудесно, но… Он меня не любит.

– Откуда тебе это известно? Он сам сказал?

– Нет, но он лучший друг Адама и знает меня с рождения. Для Бо я младшая сестренка, и не более того, – с грустью пояснила Бекки.

Лианна укоризненно взглянула на нее:

– Как не стыдно, Бекки Трент! Ты играючи справляешься с братом. Стоит тебе только захотеть, и Бо у твоих ног.

– Ах, если бы все было так просто! Ну, хорошо, я к ужину готова, а ты?

Лианна поняла, что разговор окончен.

– Ладно, я пойду переоденусь…

– Нам нужно торопиться: я обещала Адаму спуститься к столу не позже семи.

Они поспешили в номер к Лианне, и Лианна достала свое единственное приличное платье. Пусть оно и старенькое, зато темно-изумрудный цвет ей идет. Лиф был с квадратным вырезом, а длинные рукава украшали буфы. Вырез горловины и рукава обрамляли бледные кружева, выгодно подчеркивающие белизну кожи, а зеленый цвет платья оттенял глаза.

Если Бекки и сочла платье несколько старомодным, то ничего не сказала; напротив, она засыпала Лианну комплиментами.

– В этом платье ты просто обворожительна! – заявила она. – Если бы только кое-кто это заметил…

– Ты что-то сказала? – Лианна подозрительно покосилась на Бекки.

– Да так… ничего.

Бекки понятия не имела, какие отношения связывают Лианну с Адамом, но решила, что эта девушка стала бы для брата неплохой партией. С Элизой у него нет будущего: даже врач уже не верит, что она поправится.

Спускаясь по винтовой лестнице, Лианна почувствовала, что впервые за долгое время к ней вернулось беззаботное настроение, но, когда она увидела Адама, всю ее беззаботность как рукой сняло.

Опершись рукой о лестничную колонну, Адам в упор смотрел на нее. Рядом с ним стоял незнакомый блондин, но Лианна видела только Адама. Когда их взгляды встретились, ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

Поспешно отведя взгляд, Лианна вновь напомнила себе, что ненавидит этого человека, но почему-то это не помогло ей успокоиться.

Адам никак не мог оторвать взгляд от Лианны. Платье, конечно, несколько старомодное, но ей идет. Несмотря на более чем скромное декольте, при виде открытой части ее груди его снова охватило желание, и он опять вспомнил ту ночь, когда стройные ноги Лианны обвились вокруг его стана…

Адам едва сдержал страстный стон. Он не должен ее желать! Повернувшись к Бо, он заметил, что тот не сводит с девушек восхищенного взгляда.

– Что, хороша картина? – грубовато осведомился Адам.

– Кто это рядом с Бекки? Никак Лианна Дюшарм!

– Точно, она.

– А я-то думал, она еще девчонка, – удивился Бо. – Оказывается, Лианна – настоящая красавица!

– Ладно, думаю, нам пора. – Адам кивнул на дверь столовой, и молодые люди проводили дам к столу.

За столом больше всех разговаривал Бо, а Адам угрюмо отмалчивался и лишь отвечал на вопросы: видя, как Бо открыто флиртует с девушками, он становился все мрачнее. Тем временем Бо нашел, что Лианна умна и забавна. Он непременно приударил бы за ней, но боялся, что друг к ней тоже неравнодушен. Лишь Бекки он почти не замечал. Конечно, она хорошенькая, но он знал ее уже сто лет и их отношения давно определились.

Бекки была в отчаянии. Стоило ей наряжаться, если Бо совсем не обращает на нее внимания! Она готова была его придушить.

Адаму казалось, что вечер тянется бесконечно. За весь день произошло лишь одно радостное событие – Бо сообщил, что они засекли Шарка. Поскорее бы изловить этого Шарка и вернуться в Чарлстон, думал Адам.

– Может, пройдемся по залу? – прервал его размышления Бо.

– Конечно, – тут же откликнулась Бекки: ей хотелось, чтобы этот вечер подольше не заканчивался.

– Идите, а я пока посижу здесь, – отозвался Адам: ему хотелось побыть одному и, возможно, заскочить в бар.

– Тогда и я не пойду, – решила Лианна: ей не хотелось мешать Бекки и Бо. – К тому же мне нужно посмотреть, как там Алекс.

– Тогда пусть вас проводит Адам, – предложил Бо, и Адам, бросив на друга убийственный взгляд, нехотя согласился.

Поднявшись на свой этаж, Лианна обернулась:

– Большое спасибо, дальше я пойду сама.

Стоя в полутемном коридоре, Лианна чувствовала, как от запаха Адама у нее подкашиваются колени. От его близости ее снова охватило странное волнение, и, поспешно отвернувшись, она двинулась прочь.

Неожиданно Адам схватил ее за руку:

– Позвольте я провожу вас до номера…

В голове у Лианны все смешалось. Этот человек отказался продать ей дом, лишил ее невинности, как потом оказалось, по ошибке, и вот теперь…

В тот же миг Адам приник к ее губам, он понимал, что этого делать не следует, но уже не мог остановиться. Самое главное – сейчас он мог целовать Лианну, целовать долго, страстно, доставляя ей такое же наслаждение, как той ночью.

От прикосновения его губ Лианне стало не по себе, сознание ее затуманилось, и она, покачнувшись, рухнула в его объятия.

Глава 13

Поначалу Лианна не могла даже сопротивляться: поцелуй Адама живо напомнил ей об экстазе, который она испытала, когда он прижимал ее к себе. Больше всего на свете ей хотелось забыть обо всем и раствориться в сладком жаре его объятий, но вместе с нахлынувшими воспоминаниями о его любви к ней вернулась память о его последующей жестокости.

– Нет, Адам, мы не можем. – Собрав остатки воли, Лианна вырвалась из его объятий. – Ты сам сказал: все случившееся между нами было ошибкой!

Адам понимал, что Лианна права и то, что они делали сейчас, – тоже ошибка, но ему было все равно.

– Господи, я знаю, что это неправильно, но… Я хочу тебя, Лианна! – Он со стоном прижал девушку к груди и принялся страстно целовать. Его руки запутались в ее густых волосах.

Сначала он целовал ее почти насильно, словно пытался заглушить возражения, но вскоре все переменилось. Теперь его губы прикасались к ней легко и дразняще, словно упрашивая дать то, требовать чего он был не вправе. Он желал, чтобы Лианна отдалась ему по доброй воле, и благодаря его нежности ее решимость поколебалась. В ней вновь пробудилась спавшая доселе страсть.

Когда его губы покинули ее губы и принялись искать чувствительные точки на шее, Лианна почувствовала огонь желания, что сжигает ее как в лихорадке.

– Ах, Адам…

Она вся горела, мечтая, чтобы он снова овладел ею, и Адам, поняв, что не встретит сопротивления, без колебаний поднял ее на руки и зашагал прямиком к своему номеру.

Свет непогашенной лампы отбрасывал на стены комнаты золотистый отблеск. Адам подошел к кровати, уложил на нее Лианну и лег сам, не дав ей времени на раздумья: он жаждал ее чересчур сильно. Но Лианна и не думала возражать: разум ее отключился, остались одни инстинкты. Когда он двигался над ней, она жадно ласкала его, гладила по крепкой, мускулистой спине, по плечам… Потом она подставила губы навстречу его поцелую, и ее язык смело нащупал его язык.

Расстегнув платье Лианны, Адам спустил его с плеч, потом легко развязал узкую ленточку сверху ее сорочки и, затаив дыхание, смотрел, как она расстегивает три крохотные пуговки.

Закончив, Лианна подняла на него глаза и улыбнулась соблазнительной улыбкой, приглашая к дальнейшим действиям. Тогда он перевел взгляд с ее раскрасневшегося лица на высоко вздымающуюся грудь.

– Ты такая красивая, Лианна, – хрипло пробормотал он в чувственном восторге. Потом он нагнулся и припал губами к верхней части полуобнаженной груди.

– Адам… – охнула Лианна, когда он отвел тонкую ткань и взял один твердый сосок губами. По мере того как он сосал грудь, ее наполнял страстный восторг, зародившийся где-то в потаенных глубинах тела. Она лихорадочно начала тереться об Адама, желая, чтобы он заполнил ждущую пустоту внутри.

В ответ на ее невысказанную просьбу Адам плотно прижался к ней; соблазнительно лаская ее губами, он дал ей почувствовать доказательство того, что его самого сжигает не менее страстное желание.

Дыхание Лианны стало жарким, в ее чреве разлилась сладкая теплота. Она прижала к себе его голову, испытывая восторг от поцелуев, которыми он осыпал ее грудь.

Адам снова прильнул к ее губам. Они отстранились друг от друга лишь на мгновение, чтобы скинуть одежду, и вновь слились в страстных объятиях. Им так хотелось соединиться, что они словно совсем обезумели. Их руки прикасались и ласкали тела, охваченные огнем страсти, пальцы рисовали огненные узоры, а губы то и дело сливались в поцелуях, от которых обуревавшая их обоих страсть разгоралась еще больше.

Не в силах сдерживаться, Адам раздвинул бедра Лианны. Почувствовав, как прижимается к ней его мужское достоинство, Лианна нагнулась и принялась ласкать его, побуждая к дальнейшим действиям. Пустота, которую она ощущала, причиняла ей боль: она хотела стать частью Адама, поскорее познать полноту его любви!

Ощутив его в своем жарком лоне, Лианна крепче прижалась к Адаму, наслаждаясь соитием. Теперь уже она не была невинной, и ей хотелось тоже доставить Адаму удовольствие. Ее руки ощупывали его крепкие, размеренно двигавшиеся бедра, и она страстно извивалась под ним, чувствуя нарастающее желание. С каждым поцелуем, с каждым прикосновением она все приближалась к пику блаженства.

Неистовый темп, в котором они двигались, все ускорялся, а желание становилось все сильнее. Наконец ее омыла волна райского наслаждения.

Адам понял, что Лианна достигла высшей ступени наслаждения, и осознание того, что он помог ей в этом, распалило его еще сильнее. Он слился с ней в блаженном безумстве и тоже достиг экстаза, потрясшего его до глубины души.

Потом они лежали, обнявшись, прерывисто дыша, и наслаждались отголосками блаженства.

Прикрыв глаза, Лианна крепко прижала к себе Адама. Никогда, даже в самых смелых грезах, она не представляла, что такое возможно. Теперь она чувствовала себя опустошенной и удовлетворенной одновременно, защищенной и надежно укрытой от всех жизненных неурядиц.

Постепенно ее накрыла тяжелая, бархатистая дремота, и она незаметно уснула, забыв на время о суровой действительности.

Адам лежал неподвижно, сжимая Лианну в объятиях. Несмотря на богатый сексуальный опыт, он ни разу не испытывал подобного экстаза. Лучше Лианны у него никого не было, лишь в ее объятиях он находил мир и покой, который был ему сейчас так необходим…

Лианна открыла глаза и недоверчиво огляделась. Она лежала в постели Адама, и тот крепко сжимал ее в объятиях.

Она даже не сразу вспомнила, как здесь очутилась, и посмотрела на Адама: во сне он выглядел гораздо моложе и казался почти мальчишкой…

Должно быть, почувствовав что-то, Адам пошевелился и открыл глаза. Минуту он лежал спокойно, но вдруг напрягся, поняв, что снова проявил слабость, позволив страсти возобладать над разумом. Не стоило ему идти на поводу у чувств, тем более что это могло вызвать серьезные осложнения.

Адам знал, что нужно держаться от Лианны подальше, ради нее и ради себя самого, но все же не хотел ее покинуть. Она была такая теплая, такая щедрая… Ее объятия он готов был сравнить с гаванью, укрытой от житейских бурь.

Проклиная себя за допущенную слабость. Адам разомкнул объятия и отодвинулся, потом поднялся и сел на край кровати, повернувшись к Лиане спиной. Он не хотел смотреть на нее, видеть ее чудесное тело и вспоминать, как их руки переплелись, и они вместе достигли вершин блаженства. Он желал забыть обо всем.

– Адам… – Лианна нежно дотронулась до его спины и была потрясена, когда от ее прикосновения Адам вздрогнул и вскочил на ноги.

Ее наполнила ярость. Он просто хотел утолить свою животную страсть, а она опять поддалась ему.

Вскочив с постели, Лианна начала поспешно одеваться.

– Иди ты к черту! – воскликнула она, натягивая платье. Глаза ее щипало, но она сдерживала слезы.

Адам схватил ее за запястье:

– Куда это ты собралась?

– А тебе какое дело? – грубо ответила Лианна. – Ты получил, что хотел, и можешь быть доволен! Но запомни: я больше не позволю тебе воспользоваться собой. – Она, не оглядываясь, бросилась из комнаты.

* * *

Бекки с Бо прогуливались по огромному гостиничному залу и по галереям, окружавшим гостиницу.

– По-моему, что-то происходит между Адамом и Лианной. – Заметил Бо в свойственной ему откровенной манере.

– Что именно? – Бекки остановилась и пристально посмотрела на него. Ей тоже казалось, будто брата и Лианну что-то связывает.

– Сегодня Адам довольно странно себя вел. Мы встречались несколькими часами ранее, и он был в прекрасном расположении духа, но теперь… – Бо покачал головой.

– Верно. – Бекки серьезно взглянула на него.

– Лианна – красивая девушка, – продолжил Бо, – но мне иногда кажется, что она совсем еще девочка.

Бекки вздохнула. Лианна – красавица, это верно, а вот ее Бо совсем не замечает…

– Думаю, Адама влечет к ней, и он не знает, как с этим совладать. За последнее время ему выпало слишком много испытаний. Мне она тоже очень нравится. Она поможет привести в порядок дом и поместье к тому времени, когда мы собираемся дать бал. – Бекки порадовалась, что сумела перевести разговор на другую тему. – Надеюсь, ты тоже придешь…

– Бал? Впервые слышу. – Бо притворился, что ему неизвестно о намечающемся торжестве. – Обязательно приду, если буду в порту.

– Вот и хорошо! – Бекки с трудом сдерживала радость. В приподнятом настроении она взяла Бо под руку, и они вместе поднялись по лестнице. Похоже, мечты Бекки начинали сбываться. Ее по-детски восторженное воображение рисовало ей идиллические картины: в мечтах ей уже виделся их медовый месяц…

А Бо тем временем раздумывал, как провести ночь. Свидание с Кейти – девушкой, прислуживающей в баре, удалось на славу, и, поскольку на корабле его ждали только с рассветом, он собирался заскочить к ней еще разок.

– Где твой номер? – спросил он, когда они поднялись на нужный этаж.

– В конце коридора, – ответила Бекки, гадая, как лучше привлечь к себе внимание Бо. Может, пригласить его зайти? Нет, пожалуй, не стоит: будет лучше, если он первым проявит инициативу. Бекки не представляла, как сможет соблазнить такого искушенного мужчину. – Вот моя комната, – сообщила она, когда они добрались до нужной двери.

Бо, как истинный джентльмен, взял у нее ключ, отпер дверь и протянул ключ Бекки.

– Доброй ночи, крошка. – Он чмокнул ее в щеку и, повернувшись, собрался уходить.

Бекки оцепенела. Она наряжалась, флиртовала, строила планы… А теперь Бо уходит, и она еще много недель его не увидит!

– Бо, – позвала она, почти не соображая, что делает. – Постой!

– В чем дело? – Бо обернулся.

Подбежав к нему, Бекки обняла Бо за шею, пригнула его голову и приникла к его губам, пытаясь передать всю глубину своих чувств.

С минуту Бо стоял неподвижно. Он был потрясен. Перед ним была взрослая женщина, и он не знал, как реагировать на ее призыв. Вот тебе и Бекки!

В конце концов, Бо все же удалось взять себя в руки.

– Бекки!

Он намеревался сказать ей, что сестре его друга не пристало так себя вести, но что-то в ее взгляде заставило его умолкнуть.

– Доброй ночи, Бекки, – с трудом выдавил он.

Бекки печально вздохнула. Она вложила в этот поцелуй столько любви, а Бо с ней так холоден! Щеки ее залил румянец, и ей оставалось только благодарить Бога за то, что в коридоре царит полумрак.

– Доброй ночи, Бо, – прошептала она и, повернувшись, скрылась в номере.

Бо растерянно смотрел ей вслед. Прежде он всегда думал о Бекки как о девочке. Она выросла и превратилась в женщину у него на глазах, а он понял это только сейчас.

Впрочем, Бекки – сестра Адама, и ему не следует с ней заигрывать. Она красива, даже очаровательна и… неприкосновенна! А это значит, что впредь ему не следует оставаться с Бекки наедине.

Войдя в шумный гостиничный бар, Бо огляделся. Ему определенно нужно было выпить, а идти в бар к Кейти как-то расхотелось.

И тут он с удивлением заметил в дальнем конце бара Адама, который при виде приятеля словно съежился.

– Какие у тебя планы на вечер? – спросил Бо, подходя.

– Те, которые ты видишь, – отрезал Адам.

Бо понял, что и после ужина друг не воспрянул духом. Он заказал себе пива и молча ждал, когда Адам заговорит.

– Вот все утрясется с Сюзанной, и мы снова отправимся в плавание под парусами. – Адам опрокинул в рот остатки бурбона.

Бо удивился.

– Я ухожу в плавание уже завтра. Хочешь со мной?

При этих словах Адам заметно повеселел.

– Пожалуй. Оставлю Бекки записку, она поймет. Завтра дамы возвращаются в поместье, но тут уж ничего не поделаешь: как-нибудь без меня доберутся.

Глава 14

На следующее утро Лианна и Бекки молча ехали в карете по направлению к Бель-Арбор. Алекс спал, свернувшись калачиком на сиденье и положив голову на колени сестре. Поездка казалась девушкам очень долгой: обе они не выспались, всю ночь думая о том, что случилось с каждой из них накануне.

Для Лианны эта ночь тянулась бесконечно: она не могла простить себе, что позволила Адаму заняться с ней любовью. Даже теперь при одном воспоминании об этом у нее быстрее билось сердце.

Лианна проклинала желание, которое она испытывала к Адаму, и вновь клялась в вечной ненависти к нему; но когда Бекки сказала, что у Адама дела и он остается в городе, она, вместо того чтобы обрадоваться, почему-то рассердилась. Конечно, ей с этим человеком не о чем говорить и ее раздражает его присутствие, но все же ей по-прежнему было интересно, где он и чем занимается…

Бекки сидела, задумавшись, и даже не замечала, как карета подпрыгивает на ухабах. Ей очень хотелось рассказать Лианне, как, набравшись смелости, она поцеловала Бо, но с ними все время был Алекс, и Бекки так и не решилась.

Зато когда малыш заснул, она не выдержала: ей не терпелось поделиться с Лианной своим горем.

– Кажется, вчера вечером я все испортила, – призналась Бекки.

Лианна обеспокоенно посмотрела на нее:

– Что-то случилось?

Бекки грустно вздохнула:

– Вообще-то мы с Бо чудесно провели время: гуляли по залу, разговаривали, смеялись. – Она умолкла, вспоминая. – А потом он пошел проводить меня…

– Ну и?

– И я его поцеловала сама! – Бекки вдруг заплакала.

– Так это же чудесно! – Лианна поспешно отыскала в ридикюле чистый носовой платок. – Вот, вытри слезы и не плачь. Ты ведь хотела, чтобы он тебя поцеловал, верно?

– Еще как хотела! – Бекки всхлипнула. – Но поцеловал не он меня, а я его, понимаешь? – При мысли об испытанном унижении она снова залилась слезами.

– Неужели все было так ужасно? – озадаченно спросила Лианна.

– Конечно, нет! – поспешно ответила Бекки, шмыгнув носом. – Все было чудесно, но и ужасно тоже, потому что Бо не ответил на мой поцелуй. По-моему, он даже ничего не почувствовал. Боже, я такая дура!

– А что он сказал?

– Сказал «Спокойной ночи».

– И все? Бекки кивнула.

– Я вложила в этот поцелуй всю свою любовь, а он стоял как пень! Я готова была умереть от стыда.

– И все равно тебе не стоит сдаваться, – подбодрила Лианна.

– Почему ты так считаешь?

– Невозможно угадать, что думает мужчина. Может, он испытывает к тебе схожие чувства. Как знать? Подожди еще немного. Когда вы с ним теперь встретитесь?

– Придется ждать еще несколько недель, – простонала Бекки. – Бо обещал прийти на бал, если будет в порту.

– В таком случае тебе нужно просто на время забыть о нем и заняться подготовкой к балу, тогда долгие недели пролетят незаметно. А потом Бо вернется к тебе.

– Пожалуй, – задумчиво согласилась Бекки. – Нам многое предстоит сделать. С чего начнем?

Они принялись обсуждать, как лучше действовать, чтобы время в поездке пронеслось незаметно, и вскоре добрались до дома.

– Смотри, Лианна! – Бекки указала на незнакомую карету, стоявшую перед домом. – У нас гости. Кто бы это мог быть?

Лианна внимательнее присмотрелась и обомлела: Сюзанна Лабади! Интересно, что она здесь делает?

– Лианна? – Бекки заметила, как напряглась подруга, и ее это озадачило.

– Поздравляю: Сюзанна Лабади здесь! – Лианна презрительно прищурилась.

– Вот как? Значит, Сюзанна заглянула к нам с визитом?

Нельзя сказать, чтобы Бекки испытывала восторг от знакомства с этой женщиной, но ей также не за что было ее ненавидеть.

– У нее, кажется, неподалеку плантация?

Лианна ответила не сразу, и Бекки удивленно взглянула на нее:

– В чем дело? Что-то не так?

– Нет, ничего. – Лианна вздохнула. Сейчас она встретится с женщиной, которую ненавидит больше всех на свете.

Прежде чем Бекки успела расспросить ее, их карета остановилась. Лианна разбудила Алекса, потом направилась к дому. Интересно, что здесь забыла Сюзанна?

Подойдя к дому, Лианна чуть не столкнулась с Сюзанной.

– А, вот и они, Сара! – бодро воскликнула гостья. – Теперь ты мне больше не понадобишься.

Кивнув, Сара тут же исчезла в коридоре.

– Здравствуй, Лианна.

– Привет. Что, интересно, ты здесь делаешь? – Лианна была в ярости. Не хватало еще, чтобы эта дама оскверняла дом своим присутствием. – Я велела тебе больше не появляться в Бель-Арбор, а ты посмела сюда сунуться!

– Насколько я знаю, Бель-Арбор тебе больше не принадлежит, – самодовольно заметила Сюзанна.

Лианна побледнела, и тут ей на помощь пришла Бекки.

– Сюзанна, как чудесно, что вы к нам заглянули! – Она притворилась, что очень рада.

– Бекки, милая, я очень рада вас видеть! – Подойдя к девушке, Сюзанна крепко обняла ее.

– Вы как раз вовремя, – заметила Бекки. – Мы с Алексом и Лианной только что вернулись из Нового Орлеана. Если бы вы приехали раньше, вы бы нас не застали.

– Действительно, хорошо, что все так устроилось. – Сюзанна была явно довольна тем, что поставила Лианну на место.

– Пойдемте в гостиную, поболтаем. – Бекки заметила, что с Лианной творится что-то неладное, и от этого еще старательнее играла роль гостеприимной хозяйки.

– Простите, но мне нужно привести себя в порядок, – солгала Лианна. На самом деле она желала одного – сбежать отсюда подальше.

– Конечно, конечно, – промурлыкала Сюзанна, прежде чем удалиться в гостиную. – Рада была снова тебя увидеть. И тебя тоже, Алекс, – поприветствовала она малыша.

Как только Сюзанна скрылась из виду, Алекс повернулся к сестре.

– Что она здесь делает? – сердито спросил он.

– Навещает Бекки, только и всего. – Лианна направилась к лестнице.

– Или Адама. – Алекс неохотно поплелся вслед за сестрой.

– Что ты сказал? – Обернувшись, Лианна схватила его за руку.

Алекс независимо пожал плечами:

– Наверное, она приехала к Адаму.

– К Адаму?

– Да, они с ней друзья. Я показал Адаму, как добраться по речке до Уиллоу-Бенд…

У Лианны подогнулись колени.

– И Адам зашел к ней в гости?

Алекс кивнул.

Откровение малыша нанесло последний удар по и без того напряженным нервам Лианны. Значит, Адам встречается с Сюзанной… Это ужасно! Марк уже пал жертвой хитрой бестии, и теперь вот Адам…

Внезапно Лианна почувствовала страшную усталость. Медленно повернувшись, она понуро зашагала вверх по лестнице.

* * *

– Адам говорил, что вы собираетесь навести здесь порядок, – язвительно заметила Сюзанна, оглядывая гостиную.

– Да. Мы специально отправились в город, чтобы купить кое-что.

– Слава Богу, – притворно посочувствовала Сюзанна, – а то Дюшармы так запустили свой дом! Теперь тут все просто рушится, а когда-то это был очень милый особнячок!

Сарказм Сюзанны не на шутку задел Бекки: она-то знала, как старалась Лианна поддерживать порядок в доме.

– Теперь дом снова станет прежним, – твердо заявила она.

– Конечно, ведь теперь дом перешел к Адаму, – одобрительно кивнула Сюзанна. – Кстати, где он? В записке сказано, что он вернется сегодня.

Бекки очень удивилась: она не знала, что старший брат поддерживает с Сюзанной столь близкие отношения.

– Адам задержался в городе по делу, и я не знаю, когда он снова будет здесь: возможно, только через несколько дней.

Сюзанна разочарованно вздохнула:

– Жаль, я надеялась увидеть его сегодня.

– Может, я могу чем-то помочь?

– Боюсь, что нет. – Сюзанна поднялась. – Ну что ж, раз его нет, то и мне здесь делать нечего.

Проводив Сюзанну, Бекки вернулась в дом и поднялась к Лианне.

– Я слышала, что тебе сказала Сюзанна. Похоже, она рада постигшим вас несчастьям.

– Несомненно. – Лианна подошла к окну и с тоской взглянула на плодородные поля, некогда принадлежавшие ее семейству. – Видишь ли, это все из-за нее.

– Что? Но почему?

Лианна вкратце объяснила, как погиб Марк.

– После смерти брата я поклялась, что нога этой женщины больше не ступит в Бель-Арбор… – угрюмо закончила она.

– Я тебя понимаю. – Бекки огорченно покачала головой.

– Спасибо за сочувствие. – Лианна постаралась взять себя в руки. – И так трудно жить на правах гостя в собственном доме, а если сюда зачастит Сюзанна, то мне станет и вовсе невыносимо.

– Ничего, вместе мы как-нибудь справимся с этой бедой. Ты всегда можешь рассчитывать на меня – Бекки очень хотелось развеселить подругу, но она не знала, как это сделать.

Когда Бекки ушла, Лианна прикорнула на мягкой, широкой постели. Ей не давали покоя мысли о постыдном случае с Адамом и о грубости Сюзанны. Она прикрыла глаза, надеясь, что это поможет забыть обо всем. Вот бы не видеть их до конца жизни, как бы она тогда была счастлива! Она с радостью погрузилась в мирный сон, ибо только во сне могла забыть о житейских бедах и невзгодах.

* * *

Захлопнув дверь, Сюзанна раздраженно заходила по комнате. Ее поездка в Бель-Арбор закончилась неудачно, Адам не вернулся, и теперь Сюзанна не знала, чем себя занять. Она позвонила Рози.

– Немедленно собери мой чемодан.

– Мэм? – Служанка удивленно посмотрела на нее.

– Делай, что говорю! Я собираюсь съездить на несколько дней в Новый Орлеан…

Поняв, что госпожа не в настроении, Рози тут же бросилась исполнять приказ. О злобном нраве мисс Сюзанны ходили легенды, и лучше было не навлекать на себя ее гнев; поэтому она быстро собрала вещи и помогла хозяйке одеться.

– Вели подать карету, – приказала Сюзанна, облачившись в дорожный костюм.

– Да, мэм.

– Если меня будут спрашивать, скажешь, что я вернусь в конце недели.

Рози кивнула и выбежала из комнаты.

Усевшись в удобное плюшевое кресло, Сюзанна решила, что ее визит прошел не совсем даром. По крайней мере, она утерла нос этой зазнайке Лианне Дюшарм. Разумеется, она знала, что Лианна ненавидит ее с тех самых пор, как Марк погиб на нелепой дуэли. Поделом этой мерзавке! Она так же глупа, как ее братец.

Вскоре Сюзанна забыла о Дюшармах и начала думать об Адаме, которого не видела уже несколько дней. Как же она соскучилась! Ночь за ночью она ворочалась в постели и представляла, что он лежит рядом. Поскорее бы объявить о помолвке и начать готовиться к свадьбе! Только бы Адам не стал тянуть с этим…

Сюзанне настолько не терпелось стать миссис Адам Трент, что она отправилась в Новый Орлеан, рассчитывая, пока Адам занят делами, забежать к портнихе и заказать платье для помолвки. Заодно она хотела посмотреть, какие свадебные наряды сейчас в моде.

При мысли о брачной церемонии Сюзанна улыбнулась. Эта свадьба станет самой лучшей и самой многолюдной за всю историю Нового Орлеана.

Правда, существовала одна загвоздка: Шарк. Неизвестно, как он воспримет весть о помолвке, но, честно говоря, Сюзанне это было безразлично. Она любит Адама, а к Шарку всего лишь питает страсть. Сюзанна не сомневалась, что после того, как она затащит Адама в постель, ей больше не будут нужны другие мужчины.

При мысли о том, что она займется с Адамом любовью, Сюзанну охватил трепет. Может, получится, как бы случайно встретиться с ним в городе? Как это было бы чудно! Они вместе будут ужинать и навещать друзей, заглянут на какой-нибудь бал… После бала, возможно, они окажутся вдвоем…

Сюзанне так понравилась эта мысль, что остаток пути она только и думала о том, как приятно очутиться в объятиях Адама, и хотела, чтобы это произошло как можно скорее.

* * *

Стоя у корабельного поручня на вздымающейся палубе «Морской тени», Адам повернулся лицом к ветру. Его обдавали соленые брызги, но он не отворачивался. Сколько Адам себя помнил, ему всегда нравилось море, оно было его стихией.

Заметив, что Адам в дурном настроении, Бо поспешно улизнул, оставив друга предаваться мрачным раздумьям.

Впрочем, глядя на сине-зеленые волны, Адам решил, что, в общем-то, все не так уж и плохо. Лианна заявила, что он ею воспользовался, и она права. Он «помолвлен» с Сюзанной, Элиза нуждается в нем больше, чем когда бы то ни было, а он…

И тут ему вспомнился восторг, испытанный им в объятиях Лианны. Ни разу в жизни ему не было так хорошо. Одно плохо: чтобы получить удовольствие, он сплел паутину из интриг и нарушенных обещаний, зная, что в его жизни нет места Лианне, а будущее его безрадостно и безнадежно.

После вчерашней сцены у Адама не осталось сомнений – Лианна его ненавидит и впредь будет избегать. Правильно он сделал, что уплыл с Бо. Несколько дней на море помогут ему обуздать запретные чувства, и тогда он займется своей основной задачей – преследованием Шарка.

Вспомнив о пиратском налете, Адам сжал зубы. Ну, ничего: скоро они сцапают Шарка, и все будет кончено. Вот только Элиза уже никогда не станет прежней.

Адам крепко вцепился в поручень, и сердце его сжалось от боли, порожденной отчаянием. Когда-то будущее рисовалось ему таким прекрасным, и вот теперь все его мечты обратились в прах…

Глава 15

Дэвид Уильямс устало потер шею и расправил широкие плечи: он очень устал, несколько часов просматривая заметки, посвященные Элизе Клейтон. Увы, ключик, который может вызволить ее из царства сумрака, ему по-прежнему не давался.

Дэвид был очень терпелив, но на сей раз ему не везло, и его охватило отчаяние. Может, ему лишь показалось, что несколько недель назад в глазах Элизы мелькнул робкий огонек разума? Он хотел верить, что так действительно было, но пока все его попытки пробудить ее к жизни не увенчались успехом.

Утратив самообладание, он ударил кулаком по столу.

– Черт возьми! Должен же быть способ! Я не могу оставить ее в таком состоянии…

Почувствовав боль в руке, Дэвид ощутил всю силу своего гнева и понял, что он слишком переживает за эту больную. Неужели он неравнодушен к Элизе? А ведь он взял за правило никогда не переживать за пациентов. И все же эта юная красавица запала ему в душу: она выглядела такой беззащитной.

В итоге Дэвид твердо решил: что бы ни говорили другие специалисты, он не оставит своих усилий и непременно до нее достучится.

* * *

Несмотря на поздний час, в комнате на туалетном столике ярко горела лампа.

Лежа на кровати, Элиза изумленно огляделась. Несомненно, она не дома: ее комната была оформлена в розовых и белых тонах, а эта – в бледно-желтых и золотистых. Так, где же она? Девушка попыталась приподняться, но у нее вдруг закружилась голова, и ей снова пришлось лечь.

Поднеся дрожащую руку ко лбу, Элиза нахмурилась. Ее память медленно возвращала ей далекие, туманные воспоминания. Дом, тетя… ласковый, вкрадчивый мужской голос. Дэвид? Кажется, кого-то действительно так звали.

И тут, когда она ясно вспомнила все произошедшее, ее охватил ужас. Нет никакого Дэвида, есть только Адам, корабль и эти мужчины!

Элиза прикусила губу – она не хотела вспоминать, не хотела вновь переживать ужасные события, которые опустошили ее сознание. Почему она не умерла, как тетя Одиль? Теперь ей оставалось только проклинать судьбу, которая обошлась с ней столь жестоко.

Собравшись с силами, Элиза отогнала от себя прочь весь этот ужас. Теперь все это так далеко от нее. Главное – не вспоминать…

* * *

Солнце светило уже целый час, а Лианна все еще лежала в постели: она чувствовала себя очень несчастной, и ей совсем не хотелось двигаться. К тому же в последнее время, сколько бы она ни спала, ей все казалось мало.

Свернувшись под одеялом, Лианна гадала – стошнит ее или нет. Она чувствовала себя ужасно, а тут еще с желудком проблемы… Чем бы она ни завтракала, ее неизменно тошнило, и сегодня она чувствовала себя до того паршиво, что о пище даже думать не хотелось.

Заслышав стук в дверь, Лианна вздрогнула.

– Кто там?

– Мисс Лианна, это я, Сара.

– Ну, входи.

Когда Лианна утром не спустилась к завтраку, Сара пришла в замешательство.

С тех пор как пять недель назад ее госпожа вернулась из Нового Орлеана, она стала заметно молчаливее. Сюзанна Лабади теперь регулярно наведывалась в гости к Адаму, но Лианна и на этих встречах не присутствовала; она почти не смеялась и редко ужинала вместе с Бекки и Адамом.

Вот почему Сара подозревала, что тут дело нечисто; прождав час, но так и не дождавшись Лианну к завтраку, она решила подняться к ней в комнату.

Сара открыла дверь и, увидев бледное лицо Лианны, бросилась к ней:

– Господи, да что это с вами?

– Меня стошнило, – ответила Лианна, укрывшись одеялом до подбородка.

– Оно и видно, – отозвалась Сара, суетясь вокруг нее. – Тебя всю ночь тошнило?

– Нет. Тошнит только по утрам… – еле слышно ответила Лианна и прикрыла глаза.

При этих словах Сара насторожилась. По утрам? С чего бы это?

– Хочешь сказать, вчера тоже? – Служанка старалась, чтобы ее голос не прозвучал чересчур резко.

Лианна кивнула:

– Уже целую неделю. Днем я чувствую себя лучше, но…

– Почему же ты мне раньше не сказала? – проворчала Сара.

Лианна едва заметно пожала плечами:

– Я думала, это скоро пройдет, но оно не проходит…

– Понятно. – Сара кивнула. – Пойду принесу чаю: тебе сразу полегчает.

Когда служанка спустилась на кухню, чтобы приготовить чай, ей все не давал покоя рассказ Лианны. Тошнит только по утрам, а к обеду все хорошо… Все признаки налицо, но… У Лианны даже поклонников нет. Из мужчин она видится только с Адамом, которого ненавидит.

Вдруг Сара нахмурилась: неужели Лианна ждет ребенка от Адама? Она, словно не веря себе, помотала головой, взяла поднос и направилась наверх. В конце концов, может быть, у девочки всего лишь легкое расстройство желудка, и скоро все пройдет…

На этот раз Сара не стала стучать: войдя в комнату, она плотно прикрыла за собой дверь и поднесла к постели поднос с чаем.

– Вот, детка, выпей несколько глоточков, и тебе станет легче…

С тех пор как Сара ушла, Лианна лежала пластом и даже не заметила, как служанка вернулась. В надежде, что ей хоть что-то поможет, она протянула руку и взяла чай.

Отхлебнув из маленькой фарфоровой чашечки, Лианна поморщилась: горячий напиток оказался непривычно горьким.

– Фу! Что это за гадость? – недовольно спросила она.

– Чай на травках. От него живот быстро успокоится.

Лианна послушно сделала еще один глоток, откинулась на подушки и подождала. Она думала, что после такого желудок непременно взбунтуется, но травяной чай оказал поистине волшебное действие, и она снова отхлебнула из чашки.

– Ну что, тебе лучше? – осторожно спросила Сара.

– Кажется, помогло. – Лианна глубоко вздохнула. – А где ты этому научилась?

– Я заваривала такой чай твоей матушке, когда она была в положении. Ее часто тошнило, ей только этот чай и помогал.

«Когда она была в положении…» Дальше Лианна уже не слушала: она словно оцепенела, рука с чашкой замерла на полпути к губам. Не может быть!

Однако факты ее не обнадеживали. Во-первых, у нее случилась задержка, на которую она не обратила внимания, решив, что это в порядке вещей после такого потрясения, но теперь дело виделось ей совсем в другом свете. Сколько уже прошло? Неделя? Две? Три? Она быстро произвела в уме подсчет и вздрогнула: больше трех недель!

Лианна нервно сглотнула и покосилась на Сару, которая не сводила с нее глаз.

Боже, как такое могло случиться? Они с Адамом были вместе всего два раза. Руки Лианны дрожали так сильно, что ей пришлось поставить чашку на столик, а когда она встретилась взглядом с Сарой, то залилась краской.

– Так ты правда была с мужчиной? – В голосе Сары слышалась тревога.

Лианна не сразу обрела дар речи.

– Правда, но я не беременна! Я хочу сказать…

– Как давно? – продолжала выпытывать Сара.

– Несколько недель назад…

– А еще какие-нибудь признаки есть? Твоя матушка всегда раздавалась в талии…

Лианне захотелось узнать правду, и она сбросила одеяло, потом скинула ночную рубашку. Сары Лианна не стеснялась: та нянчила ее с детства и не первый раз видела обнаженной.

С жадностью и страхом всматриваясь в изгибы своей фигуры, Лианна убедилась, что действительно поправилась в талии. Сара, разумеется, тоже это заметила. Она медленно подняла с пола ночную сорочку и протянула ее Лианне.

– И что ты теперь думаешь делать?

– Не знаю. Даже не предполагала, что это может случиться. Мы были близки всего два раза… – Лианна подняла на служанку виноватый взгляд: ей было стыдно, что она сразу ей не доверилась, и вдруг захотелось рассказать Саре обо всем. Все это время она хранила в себе сердечную боль и разочарование и больше не имела сил терпеть. – Это ужасно, Сара.

– Что ужасно, детка? Расскажи…

Лианна поднялась с постели и принялась расхаживать по комнате.

– Это случилось, когда я вернулась от дяди Антуана… Адам и я…

– Значит, это мистер Адам?

Лианна кивнула, и Сара поняла, что ее догадка оказалась верной. Она всегда недолюбливала нового владельца Бель-Арбор, но все же считала его порядочным человеком, раз он позволил Лианне и Алексу пожить в поместье. Неужели он потребовал с Лианны такую плату?

– Он вынудил тебя? – резко спросила она.

– Ах, конечно, нет! – Хоть Лианна и ненавидела Адама, считая его холодным и надменным типом, но он был не из тех, кому приходится заставлять женщин спать с собой. Ни одна женщина не устоит перед Адамом Трентом, и ее слабость тому лучшее доказательство. Вот только теперь, из-за того, что так легко отдалась ему, она ненавидела его еще больше. – Нет, все было совсем не так…

– Тогда нужно сказать ему, и чем скорее, тем лучше.

– Сказать? – Эта мысль привела Лианну в ужас. Она не хотела иметь с Адамом ничего общего и намеренно избегала его с тех пор, как вернулась из Нового Орлеана. При этом новый владелец поместья словно не замечал, что она старается не попадаться ему на глаза: он занимался своими делами, а когда они случайно встречались, держался холодно и отстраненно. По-видимому, этот человек всегда брал, что хотел, и не задумывался о последствиях.

Что касается Лианны, то ее последствия их близости уж точно не могли не волновать. Ее существование снова оказалось под угрозой: теперь она навеки связана с презренным человеком из-за того, что внутри у нее растет его ребенок.

– Да, сказать, – настойчиво повторила Сара. – Он отец ребенка, которого ты носишь, разве не так?

Лианна не в силах была ничего придумать в ответ, и поэтому принялась оправдываться:

– Ты не понимаешь. Ему на меня плевать, и это все, что я могу про него сказать.

– Но он занимался с тобой любовью, – недовольно возразила служанка.

Лианна вспомнила об их неистовом соитии, и глаза ее лихорадочно заблестели. Тогда их захлестнуло желание, против которого они оказались бессильны, но являлось ли это любовью?

– Прости. Сара. Мне нужно побыть одной. – Это все, что она могла сказать. – Надо подумать…

Сара кивнула:

– Только думай быстрее, моя красавица, а то как бы не было поздно!

Лианна подняла измученный взгляд на служанку:

– Знаю. Я постараюсь.

Когда Сара ушла, Лианна прилегла на постель и прижала лицо к подушке. Беременна… Неужели?

Она нежно прикоснулась ко все еще плоскому животу и на секунду замерла. Этот ребенок желанный, и Адам очень обрадуется ему. Потом они поженятся и будут жить долго и счастливо.

Ее губы изогнула легкая улыбка. В воображении все чудесно и просто, но в реальности дело обстоит куда сложнее. Адам ее не любит, и его совсем не обрадует, что он станет отцом.

И все равно нужно рассказать ему. Через день бал, так что она сообщит ему, когда все закончится и суета уляжется: тогда будет проще выкроить время и поговорить с ним наедине.

При мысли о том, что ей опять придется остаться с Адамом с глазу на глаз, Лианна разволновалась, но усилием воли она отогнала от себя страх. Адам должен знать, и она сделает все необходимое для этого, как только наберется смелости.

Глава 16

Веселые звуки музыки лились сквозь открытые окна в бархатную ночь. Подновленный особняк сверкал огнями, и запоздалые гости невольно сравнивали его с роскошным замком.

В холле радостная и возбужденная Бекки вместе с Адамом встречала гостей. Несколько раз в течение пяти последних недель Адам наведывался в город, и Бекки знала, что он встречался с Бо, тогда как сам Бо вопреки ее ожиданиям к ним больше не заглядывал.

Бекки встревожилась: неужели поцелуй в гостинице окончательно разрушил их отношения? Она ужасно скучала по Бо и собиралась вести себя так, как будто ничего не произошло, однако ее решимость поколебалась, когда живое воображение набросало ей наихудший вариант развития событий. Вдруг Бо на нее сердится? В глазах Бекки промелькнула тень страха. Впрочем, уговаривала она себя, сегодня все пройдет хорошо: иначе и быть не может!

Бал уже начался, а Лианна все сидела в комнате Алекса. Ей совсем не хотелось спускаться вниз и принимать участие в празднестве.

– Музыка уже играет вовсю, – сообщил Алекс. – Ты разве к ним не пойдешь?

– Боюсь, что придется. – Лианна склонилась над постелью и поцеловала малыша. – А ты засыпай, милый.

– Почему мне с тобой нельзя? – захныкал Алекс: ему определенно хотелось повеселиться, а в Бель-Арбор давно не устраивали балов.

– Потому. – Сдерживая улыбку, Лианна направилась к двери, но вдруг обернулась. – Знаешь, я лучше бы осталась с тобой, – честно призналась она, – но сегодня никак не получится. Меня ждет Бекки, и я должна идти. Но обещай, что будешь вести себя хорошо.

Мальчик угрюмо кивнул.

– Вот и молодец. А я разыщу Сару и попрошу принести тебе гостинец. Теперь ты рад?

– Еще бы! – Разочарование тут же исчезло с лица Алекса. – И еще…

– Да?

– Мне нравится твое новое платье. Ты в нем такая красивая!

– Спасибо, милый. – Лианна подошла к кровати, еще раз обняла братишку и, улыбаясь, вышла из комнаты. Даже когда дела бывали совсем плохи, Алекс всегда умел поднять ей настроение.

Желая еще раз убедиться, что сегодня она и впрямь очаровательна, Лианна зашла к себе в комнату и, остановившись перед туалетным столиком, на котором стояло зеркало, осмотрела прическу.

Сара забрала локоны Лианны спереди и по бокам наверх, а сзади завила и оставила распущенными; уши ее украшали сережки из бриллиантов и жемчуга, однако платье по-прежнему не давало ей покоя. Когда к ним приехала швея снимать мерки с Бекки, та настояла на том, чтобы подругу тоже обмерили. Поначалу Лианна отказывалась и даже напомнила Бекки, что у нее нет денег на новое платье. Но Бекки ничего не стала слушать, заявив, что это подарок от нее за помощь. Это Лианну не убедило, и она дала согласие только тогда, когда Бекки пригрозила, что сама закажет ей платье по своему вкусу.

Теперь на Лианне было самое красивое платье, какое только она могла себе представить: и совершенство и элегантность. Сшитое из тонкого ослепительно-белого шелка, на свету платье переливалось всеми цветами радуги; оно красиво открывало плечи, хорошо сидело на талии, а юбка выглядела на редкость пышной.

Вот только… Лианна с ужасом посмотрела на свою грудь. Мерки снимали до того, как беременность стала явной, и, хотя в талии она пока не сильно располнела, набухшие груди, словно грозились выпрыгнуть из декольте, а тройное колье из жемчуга делало грудь еще больше.

С минуту Лианна раздумывала, не переодеться ли во что-нибудь более скромное, но было уже поздно. Бекки спустилась вниз полчаса назад, чтобы встретить гостей, и Лианна обещала ей в этом помочь.

Выпрямив плечи, и высоко подняв голову, Лианна вышла из комнаты. Многие из тех, кого пригласили Бекки и Адам, были давними знакомыми ее семейства. Хотя встреча с ними пугала, Лианна вовсе не хотела ударить в грязь лицом. Она носила фамилию Дюшарм и по праву гордилась этим.

Мягкие, успокаивающие звуки музыки проникли в ее израненную душу, и впервые за долгое время Лианна почувствовала себя молодой и беспечной. Однако все изменилось, когда она увидела Адама, стоявшего внизу лестницы вместе с Бекки. Сердце ее на мгновение будто остановилось. Его белоснежная рубашка прекрасно контрастировала с черным костюмом, а галстук был, как всегда, безупречно завязан.

Лианна остановилась. Может, ей развернуться и удрать наверх, чтобы выждать, пока он не присоединится к остальным гостям? Она всячески избегала Адама с тех пор, как узнала о своей беременности, потому что пока не готова была сказать ему об этом.

– Лианна, иди к нам! – Бекки заметила Лианну, когда та уже готова была сбежать. Теперь путь назад был отрезан.

Новых гостей пока не было видно, и Адаму невольно пришлось наблюдать за тем, как Лианна спускается с лестницы. Он думал, что победил свое влечение; ему казалось, что за те недели, что он не приближался к ней, его страсть прошла и никогда больше не вспыхнет.

Боже, как он ошибался!

Подняв на Лианну глаза, Адам почувствовал то же волнение, что и прежде при виде ее. Она выглядела прелестно. Казалось, Лианна не шла, а плыла. Платье ее выглядело божественно, его бледное мерцание подчеркивало зелень ее глаз и красоту кожи.

Взгляд Адама скользнул на грудь Лианны, и он обмер: ее молочно-белые груди так соблазнительно набухли, что с трудом помещались в декольте.

Вспомнив о том, как они занимались любовью, Адам испытал мучительную боль. Огромным усилием воли он заставил себя казаться равнодушным и, здороваясь с Лианной, напомнил себе, что нынче же вечером будет официально объявлено об их помолвке с Сюзанной.

– Добрый вечер, Лианна, – холодно произнес он.

Когда Лианна встретилась с взглядом Адама, у нее душа ушла в пятки. Она искала в его лице хоть капельку тепла и не находила.

– Добрый вечер, – с трудом ответила она на приветствие.

– Дорогая, ты выглядишь просто великолепно! – с энтузиазмом заявила Бекки. – Платье сидит на тебе превосходно, я так и знала, что оно тебе пойдет!

– Ты тоже чудесно выглядишь, – отозвалась Лианна, любуясь белым платьем Бекки, украшенным голубыми ленточками. Его вырез был низким, но далеко не таким откровенным, как у Лианны, зато юбка выглядела куда более пышной. Шею Бекки украшало колье из сапфиров и жемчужин, в ушах сверкали сережки ему под стать. Волосы ее были аккуратно забраны наверх и повязаны голубой ленточкой.

– Правда? – Бекки очень хотелось верить, что ее не обманывают.

– Да, – твердо ответила Лианна и шепотом спросила: – Бо уже здесь?

– Пока нет.

– Не волнуйся, он обязательно приедет.

– Надеюсь.

Заметив, что к дому подъехала карета Сюзанны, Адам пошел ей навстречу, готовясь сыграть роль влюбленного жениха.

– Сюзанна, я так рад, что ты здесь! – Он помог ей выйти из кареты и поцеловал в щеку. – Ты выглядишь просто чудесно.

Сюзанна расплылась в улыбке: она наряжалась несколько часов, чтобы выглядеть как можно эффектнее в момент, когда все узнают, что скоро она станет миссис Адам Трент. Искусно убранные волосы спускались на стройную шею, темно-розовое бархатное платье подчеркивало ее цветущий румянец, декольте было столь же откровенно, как и у Лианны, хотя вид ее груди не пробудил в Адаме желания. Ее тонкая талия и пухлые бедра под широкой юбкой-колоколом соблазнили бы многих, но только не его.

И все же раз для того, чтобы напасть на след Шарка, нужно притвориться, что он любит Сюзанну, он это сделает. Преисполнившись угрюмой решимости, Адам провел Сюзанну в дом.

Заметив Адама под руку с Сюзанной, Лианна вздрогнула. Она увидела, как они смотрят друг на друга. Когда говорил Адам, казалось, он обращается только к одной Сюзанне.

Лианна совсем пала духом, и лишь фамильная гордость Дюшармов помешала ей опрометью броситься прочь.

– Пойду-ка я к гостям! – Кивнув Бекки, Лианна скрылась в глубине бального зала.

Бекки вздохнула; она прекрасно понимала те чувства, которые испытывала сейчас Лианна.

Выждав время, она подошла к Сюзанне, чтобы поздороваться.

– Дорогая, я так рада, что вы приехали!

Сюзанна довольно улыбнулась:

– Сегодняшний бал я не пропустила бы ни за что на свете. – Она с обожанием взглянула на сопровождавшего ее хозяина дома.

Бекки наблюдала за реакцией Адама. Ей не верилось, что брату действительно нравится эта нахальная липучка Сюзанна, и она не понимала, что происходит с Адамом, но решила непременно это выяснить. Бекки сразу поняла, что Сюзанна – холодное, расчетливое существо, но Адам… Неужели ее брат ничего не замечает?

Снова заиграла музыка, и Адам выразительно посмотрел на Бекки:

– Не пора ли нам пройти в зал?

– Пожалуй.

Адам и Сюзанна зашагали впереди, тогда как Бекки, идя за ними, все время оглядывалась, ожидая, не появится ли в дверях Бо…

* * *

Сайрус Шаклфорд взглянул на Лианну, когда она вошла в зал, и сделал большой глоток бурбона. Он всегда считал Лианну привлекательной, но сегодня она выглядела особенно обворожительно. Пока она одна, но скоро ее обязательно кто-нибудь пригласит.

Сайрус отставил бокал и направился к Лианне.

– Мисс Дюшарм! – Он покосился на вырез ее платья. – Вы сегодня просто обворожительны!

– Благодарю, мистер Шаклфорд. – Лианна опустила глаза. Ей стало не по себе под его жадным взглядом и вдруг захотелось где-нибудь спрятаться.

– Пожалуйста, зовите меня Сайрус. Могу я взять на себя смелость называть вас Лианна?

– Как вам будет угодно, – рассеянно ответила Лианна, глядя на Адама, который вошел в зал под руку с Сюзанной и сразу закружил белокурую красавицу в танце.

Лианна испытала гнев и глубокую, ноющую боль. Она инстинктивно поднесла руку к животу, чтобы защитить зародившуюся в ней новую жизнь, а потом, решив не открывать своих чувств, обернулась к Сайрусу с ясной улыбкой.

Сайрус сразу приободрился. Сегодня он завоюет сердце холодной и неприступной мисс Лианны Дюшарм: она всегда держалась с ним надменно, но, возможно, после утери поместья и состояния у нее поубавилось спеси.

Работа в банке развила в Сайрусе хищнические инстинкты, и он понимал, как беззащитна сейчас Лианна. Хоть он и был убежденным холостяком и не собирался связывать себя брачными узами, но… Лианна нуждается в средствах и еще год не сможет получить деньги по доверительному вкладу. Так как она не поехала к дяде в город, Сайрус заключил, что Тренты разрешили ей пожить в поместье до совершеннолетия. Что ж, оно и к лучшему. Он так долго желал Лианну, и вот теперь она почти что в его руках.

– Не хотите ли немного потанцевать? – предложил он.

– Да, пожалуй.

Банкир закружился с Лианной по залу. Ему нравилось, как она слегка прижимается к нему, нравился ее тонкий, свежий аромат. Он всегда думал, что она отлично танцует, и не ошибся. Сайрус не сомневался, что, когда дело дойдет до постели, их движения будут так же легки. Потаенный жар на секунду вспыхнул в его бледных глазах, но в этот миг Лианна на него не смотрела.

* * *

Адам старательно улыбался, слушая непрестанную болтовню Сюзанны.

– Милый, когда же мы сообщим о помолвке? – не унималась она.

Адам с трудом удержался от стона.

– Думаю, уже скоро. А ты как считаешь?

– Жду не дождусь, Адам. Хочу, чтобы все знали, как я тебя люблю, и как мы будем счастливы вместе.

– Теперь уже скоро. – Адам поднял глаза и тут заметил Сайруса, танцевавшего с Лианной. Его охватила необъяснимая ярость. Он был наслышан о том, кто такой Сайрус Шаклфорд, и не хотел, чтобы его скользкие пальцы прикасались к Лианне.

Взглянув на Сайруса, Лианна негромко рассмеялась его словам, и Адаму тут же захотелось броситься к ним и разбить эту пару. С большим трудом ему удалось сохранить спокойствие и продолжить танцевать с Сюзанной.

* * *

Бекки между тем за отсутствием лучшего кавалера танцевала с каким-то старичком и разглядывала другие пары. Услышав легкий смех Лианны, она обернулась и увидела, как изменилось при этом лицо Адама.

Бекки не верила своим глазам. Неужели Адам ревнует? Вначале, когда они только приехали в Белъ-Арбор, она надеялась, что Лианна поможет Адаму вновь обрести вкус к жизни, но он, казалось, совсем не обращал на нее внимания и, более того, старательно избегал встреч с ней, так что постепенно Бекки оставила всякую надежду, что они полюбят друг друга.

Но теперь Бекки решила, что брат неспроста сторонился Лианны. Возможно, под холодным безразличием скрывался страх – не так-то легко любить и быть любимым. Наверняка Адам испытывает к Лианне определенные чувства, но не хочет их выказывать…

Бекки знала, как горевал Адам, потеряв Элизу; но не может же он теперь всю жизнь прятаться от реальности! Для Элизы он сделал все, что мог, и теперь ему пора обустраивать собственную жизнь, рассуждала она.

Вот бы брат пригласил Лианну на танец! Это пошло бы на пользу им обоим, и возможно, к концу вечера в жизни Адама действительно произойдут кое-какие перемены.

Но Бекки не знала, что судьба уже вмешалась и что сегодня жизнь Адама изменится коренным образом.

Глава 17

Музыка смолкла, а Адам продолжал наблюдать, как Сайрус вместе с Лианной направляются к столу с напитками. Сайрус протянул Лианне бокал пунша и не отходил от нее ни на шаг, притворяясь страстным воздыхателем.

Адаму почему-то захотелось предостеречь Лианну, сказать ей, чтобы она не доверяла Сайрусу, который пользуется женщинами и затем меняет их как перчатки.

Однако Адам не решился выставить себя на посмешище. В конце концов, разве не он обманул Лиану? Он воспользовался ею в корыстных целях, отнял у нее невинность и ничего не дал взамен. Безусловно, это был бесчестный поступок, но, вспомнив о своей конечной цели, Адам простил себе эту вину. Вот и теперь лучше ему не вмешиваться, заниматься своими делами и держаться подальше от прекрасной Лианны.

Адам оставил Сюзанну в кругу друзей и отправился в кабинет выпить крепкого вина: ему хотелось побыть одному и немного успокоиться.

Залпом осушив бокал, Адам налил себе еще вина, надеясь, что оно поможет расслабиться натянутым нервам. Он надеялся, что пират скоро снова свяжется с Сюзанной, и тогда они с Бо его сцапают.

Кстати, куда запропастился Бо – ему бы давно следовало прийти. Адам начинал беспокоиться. Неужели что-то случилось с «Морской тенью»?

Больше оставаться в кабинете было просто невежливо, поэтому Адам с бокалом в руке отправился в бальный зал. И тут он увидел Бо.

– Рад, что ты почтил нас своим визитом! – громко выкрикнул Адам, направляясь ему навстречу.

– Извини, опоздал. Нужно было уладить кое-какие дела.

– И кто же она? Уж не Кейти ли из трактира? – поддразнил друга Адам, провожая его в кабинет.

– Ох уж эта Кейти… – Бо рассмеялся. Он не виделся с ней уже несколько недель, так что не она стала причиной его задержки. – Нет, Кейти здесь ни при чем.

– Тогда что случилось? – забеспокоился Адам.

– Судно повредило снасти, нужно было их починить.

– Надеюсь, теперь все в порядке?

Бо кивнул.

– Сюзанна здесь?

– Да. – Бесстрастно ответил Адам.

– Ты готов?

– Разумеется. Через час мы объявим о помолвке.

Бо поднял бокал:

– За нашу главную цель!

– За удачу! – Друзья со звоном сдвинули бокалы.

* * *

Обходя зал и непринужденно беседуя с гостями, Бекки думала только об одном: как бы улучить минутку и поговорить с Лианной наедине. Это было непросто, поскольку Сайрус Шаклфорд не отходил от Лианны ни на шаг. Бекки собиралась уже прервать их разговор, как вдруг увидела в дверях Бо и тут же забыла, что мечтала свести вместе Лианну и Адама.

Наконец-то Бо здесь! Сердце Бекки екнуло. Она едва сдержалась, чтобы не броситься ему на шею.

Подойдя к двери, Бекки остановилась, когда до нее донеслись голоса Бо и брата.

Услышав про Кейти из трактира, Бекки пришла в ярость. Да как он смеет! Она из кожи вон лезет, чтобы привлечь его внимание, хочет соблазнить его, а он развлекается со служанками!

Сердце Бекки разрывалось от боли. Она строила планы, переживала… Но их отношения так и не изменились, потому что никаких отношений, с точки зрения Бо, между ними никогда не было.

Что ж, если она не нужна Бо, почему бы ей не найти кого-нибудь другого? Кругом полно интересных холостяков. Она выберет себе самого красивого и самого обеспеченного, и тогда Бо придется сильно пожалеть.

Бекки подошла к столу с напитками и осушила бокал шампанского. Шампанское пошло на удивление легко, и она взяла второй бокал, затем обернулась и внимательнейшим образом оглядела всех незанятых холостяков. Сайруса Шаклфорда Бекки сразу отринула: он был ей неприятен, к тому же староват для нее. Интересно, почему Лианна так долго его терпит? Еще были Майк Рэндолф и Лайл Бьюмонт, но ей они тоже не особо нравились.

И тут ее взгляд упал на пройдоху Эдварда Куртуа, флиртовавшего с несколькими юными девушками одновременно. Вот такой ей и нужен! Эд был, бесспорно, самым красивым из холостяков: вьющиеся русые волосы, темные глаза, обходительные манеры и обаятельная улыбка. Лианна много о нем рассказывала: он из хорошего семейства, очарователен и легко привлекает к себе всеобщее внимание. Говорят, он страстный картежник, но Бекки это не волновало: сегодня она хотела от души повеселиться и хоть на время забыть о Бо. Приняв решение, Бекки поставила бокал на столик и решительно направилась к Эдварду.

* * *

Через некоторое время Адам и Бо присоединились к гостям.

– Бал удался на славу! – заявил Сесил Уитни, хлопнув Адама по плечу.

– Спасибо, Сесил. – Адам представил приятелям Бо.

– Адам, милый…

При звуке томного голоса Сюзанны Адам нахмурился.

– Да, милая? – Адам позволил Сюзанне взять себя под руку.

– Я соскучилась, – пожаловалась она. – Тебя так долго не было!

Адаму отнюдь не нравились слащавые манеры Сюзанны и то, что она относится к нему как к своей собственности. При иных обстоятельствах такая женщина сразу бы получила достойный отпор, но Адам сейчас был вынужден мириться с присутствием Сюзанны.

Он нехотя улыбнулся:

– Я встречал друга, дорогая. Ты с ним знакома?

– Приятно познакомиться. – Сюзанна сладенько улыбнулась. – Друзья Адама – мои друзья.

Бо счел, что Сюзанне вполне удается роль беспомощной южной красавицы, а в ее глазах он заметил проблески ума. Эта женщина – явно не хрупкий цветочек, она сумеет за себя постоять.

– Взаимно, мисс Лабади. Адам рассказывал мне о вас много хорошего.

Сюзанна с обожанием взглянула на предполагаемого жениха.

– Пожалуйста, Бо, зовите меня по имени. Думаю, мы с вами скоро подружимся.

Снова заиграла музыка, и Бо, воспользовавшись случаем, пригласил Сюзанну на танец. Она с радостью согласилась, и вскоре они уже двигались по залу вместе с другими парами, а Адам остался с мужчинами. Склонив темную голову, он внимательно слушал, что они говорят…

И тут, среди звуков музыки и обсуждения цен на урожай, он услышал негромкий смех Лианны: она кружилась по залу в объятиях Сайруса Шаклфорда и изо всех сил пыталась вести себя беспечно.

На самом деле к этому моменту настойчивые ухаживания Сайруса уже порядком утомили Лианну, и она не могла дождаться, когда подадут ужин, чтобы вежливо отделаться от ухажера.

Лианна прекрасно знала, что представляет собой Сайрус Шаклфорд, и даже то, что он постоянно меняет любовниц. Женщины отказывали ему редко, поскольку он был богат и хорош собой, но сегодня его ждало разочарование: Лианна больше не желала связываться с мужчинами.

– Почему бы нам не подышать свежим воздухом? – Вопрос был чисто риторический: во время танца Сайрус незаметно вывел Лианну из зала, и возражать было уже поздно.

Ночь была довольно темной: луна еще не появилась на небе, зато на нем мерцали мириады звезд. Ветерок принес легкий запах жимолости, создававший особую атмосферу для любви и романтики.

Сайрус ждал этого момента с тех пор, как увидел Лианну; он мечтал завладеть ею.

– Ах, милая! – хрипло прошептал он и привлек ее к себе.

Лианна застыла в его объятиях.

– Сайрус, мне кажется, вы выходите за рамки приличий.

– Не надо сопротивляться, сердце мое. Мы ведь так давно знаем друг друга. – Сайрус хотел поцеловать ее, но Лианна успела увернуться и поцелуй лишь чуть-чуть задел щеку.

– Да, иногда мы виделись, но это не дает вам права на такие вольности!

– Не волнуйся так, Лианна. – Сайрус взял ее за подбородок и приподнял его. – Нам будет хорошо вместе!

Внезапно рот Сайруса приник к ее губам, и Лианну чуть не затошнило. Его поцелуй был совсем не похож на поцелуи Адама, и она не испытывала ничего, кроме омерзения.

Изо всех сил толкнув Сайруса в грудь, Лианна отскочила.

– Нет! Пусти!

Поняв, что Лианна так легко не сдастся, Сайрус попытался договориться с ней.

– Скажи, чего ты хочешь?

– Чтобы ты от меня отстал!

– Ну-ну, не нужно строить из себя недотрогу. Мы знаем, что ты бедна и что Тренты оставили тебя в поместье только из милости. – Голос Сайруса внезапно зазвучал холодно и резко. – Я готов предложить тебе все, что только можно купить за деньги. Назови свою цену.

– Что? – Лианна не верила своим ушам.

– Я куплю тебе дом в городе и обеспечу тебя до конца жизни. – Сайрус похотливо взглянул на Лианну и небрежно положил руку ей на грудь. – Разумеется, если ты кое-что сделаешь для меня…

Лианна никак не могла поверить услышанному. Несколько секунд она стояла неподвижно, а потом закатила негодяю звонкую пощечину.

– Убери свои лапы, Сайрус Шаклфорд!

Однако Сайрус не только не отпустил ее, но, напротив, сжал еще сильнее.

– Не надо капризничать! – Он прижал ее к груди и снова поцеловал, на сей раз очень грубо, а потом просунул руку в вырез декольте и принялся тискать ее грудь.

Лианна изо всех сил пыталась вырваться.

– Я скорее пойду жить на улицу, чем стану твоей любовницей! – прошипела она.

Сайрус злобно рассмеялся и, ущипнув ее за грудь, растянул губы в хищной улыбке.

– Может, ты и попадешь на улицу, милочка, но сперва…

– Нет! Я закричу!

– Кричи сколько хочешь: все равно музыка громче и тебя никто не услышит. – Сайрус злобно усмехнулся и поднял руку, собираясь ударить ее.

В тот же миг из тени донесся грозный голос:

– На твоем месте я не стал бы этого делать, Шаклфорд.

Сделав это недвусмысленное предупреждение, Адам не спеша вышел из тени.

Заметив, что Сайрус и Лианна удалились, Адам решил проследить за ними, и, как оказалось, не зря. Когда он подошел, Лианна боролась с Сайрусом, пытаясь вырваться из его объятий.

При виде того, как рука мерзавца сжимает грудь Лианны, Адам почувствовал настоящую ярость. Ему хотелось придушить Сайруса, и он стиснул кулаки, пытаясь совладать с собой.

– Ты слышал, что сказала леди, Шаклфорд? Она не хочет иметь с тобой дела. Никогда. – В его голосе звучал лед. – Так что лучше отойди от нее.

Сайрус разозлился, но, решив не устраивать сцену, отпустил Лианну и скрылся в темноте, бормоча под нос страшные проклятия.

Адам взглянул на Лианну: какая же она хрупкая и напуганная! Лианна поспешно поправляла платье, и ему захотелось обнять ее, утешить, сказать, что все будет хорошо. Он с ужасом понял, что хочет подхватить ее на руки, унести наверх и заняться с ней страстной любовью.

Приблизившись к Лианне, Адам поднял руку, намереваясь ласково погладить ее по щеке.

Лианне до сих пор не верилось, что Адам пришел к ней на помощь. Она радовалась его появлению, но внутренний голос шептал ей, что ему нельзя доверять, потому что он ничуть не лучше Сайруса.

И все же его взгляд светился такой нежностью…

Адам прикоснулся к ее щеке, и Лианна уже хотела шагнуть ему навстречу, как вдруг…

– Адам, милый! – Голос Сюзанны прозвучал подобно арктическому ветру в райских кущах.

Выйдя из дверей бального зала, Сюзанна не спеша подошла к Адаму, и тот, словно обжегшись, тут же отдернул руку от щеки Лианны.

– Вот ты где! – Сюзанна прищурилась. – Добрый вечер, Лианна. – Она взяла Адама под руку с видом собственницы, и ее лицо приняло надменное выражение. – Чудная ночь, не правда ли?

Лианна расправила плечи и гордо вскинула голову:

– Да, чудная. Но я уже надышалась свежим воздухом, так что, пожалуй, я пойду в зал.

Адам молча смотрел, как она прошла мимо, а когда Лианна скрылась, Сюзанна потянула его за руку:

– Теперь мы одни и можем прогуляться по саду. Адам все так же молча кивнул, и они зашагали по садовым тропинкам, украшенным ракушками.

Когда они отошли достаточно далеко от освещенного дома, Сюзанна остановилась и обернулась к Адаму. Изогнувшись, она обхватила руками его голову, пригнула к себе, и ее жадный рот приник к его губам.

– Ах, Адам! Я так ждала, когда мы с тобой останемся наедине!

Хотя Адам был не в настроении, он все же поцеловал ее в ответ, прекрасно понимая, что Сюзанна сочтет это знаком любви. Но когда он целовал ее, то думал только о Лианне.

Когда Адам увидел, как Сайрус пристает к Лианне, он почувствовал неведомую ему прежде ярость и даже на секунду забыл о своей главной задаче – об отмщении. Он думал только о том, как оградить Лианну от посягательств негодяя.

И все же сейчас он слишком близок к цели, ничто не должно ему помешать! С этой мыслью Адам прижал к себе Сюзанну и с жаром ответил на ее поцелуй.

Глава 18

– Бо, как я рада тебя видеть! – радостно воскликнула Бекки. – Когда ты приехал?

Стоя у столика с напитками, Бо поднял глаза.

– Только что. – Он по-братски чмокнул Бекки в щеку.

– Знакомься, это Эдвард Куртуа. Эдвард, это Бо Гамильтон, старый приятель моего брата.

Бо пожал молодому человеку руку.

– Приятно познакомиться, Эдвард.

– Мне тоже, сэр, – ответил Эдвард, обнимая Бекки за стройную талию.

Внезапно Бо и в самом деле почувствовал себя стариком. Бекки назвала его «старым», а Эдвард обратился к нему «сэр». И еще Бо почему-то не нравилось, что Эдвард обнимает Бекки.

Когда снова заиграла музыка, Бо хотел пригласить Бекки на танец, но Эдвард опередил его и, подхватив Бекки, закружил ее в танце.

Бо, мрачно ухмыляясь, смотрел им вслед и сам удивлялся своим мыслям. Только теперь он разглядел на Бекки девственно-белое платье, увидел ее прическу. Волосы она забрала наверх – сама невинность, красота и соблазн. На такой девушке хотелось жениться, чтобы потом она нарожала детей и сохранила семейный очаг…

Бо, словно загипнотизированный, не сводил с Бекки глаз. Он вспомнил, как в гостинице она пыталась сыграть роль обольстительницы, а он растерялся. Несколько недель после этого ему приходилось под разными предлогами держаться от нее подальше и откладывать визит в Бель-Арбор. Однако сегодня он просто не мог не явиться…

Бо захотелось выпить, и он, выйдя из зала, направился в кабинет.

Он стоял рядом с баром, расположенным в углу комнаты, когда через веранду в кабинет вошла Лианна. Она не сразу заметила Бо, но от него не ускользнуло ее волнение.

«Наверное, что-то стряслось», – подумал Бо и негромко кашлянул.

Лианна вздрогнула: судя по всему, она не ожидала застать кого-то в кабинете.

– Бо?

– Что с вами? – Бо поставил бокал и подошел к ней.

– Ах, нет, ничего… Все хорошо. – Эта была ложь, и они оба прекрасно это понимали.

– Вы чудесно выглядите, – заметил Бо, мудро решив, что пора сменить тему.

В эту минуту Лианне было все равно, как она выглядит, и она лишь кивнула.

– Я собиралась вернуться в зал. Не желаете потанцевать?

– Да, разумеется.

Они прошли в зал и молча встали у стенки в ожидании следующего танца.

От нечего делать Бо стал прислушиваться к разговору трех старушек, сидевших поблизости.

– Камилла, милочка, похоже, твой Эдвард всерьез увлечен этой юной особой, – заметила Рене Мансар, не сводя ястребиного взгляда с молодого повесы.

– Не похоже на моего Эдварда, – ответила, слегка удивившись, Камилла Куртуа.

– Неужели он, наконец, влюбился по-настоящему? – недоверчиво спросила Джудит Андерсон: она знала Эдварда с пеленок, и ее тоже удивляло, что сегодня он уделяет Бекки Трент столько внимания.

– Не знаю, но обычно Эдвард не танцует весь вечер только с одной дамой.

– Ладно, подождем и посмотрим, что из этого выйдет. Бекки – красивая девушка, и к тому же Тренты не бедные люди, – решила Джудит.

– Красивая пара, вы не находите?

– Да, и девушка чудесная. Надеюсь, ее не постигнет участь других его возлюбленных, – заметила Камилла.

Хорошо, что Бо стоял к старушкам спиной, иначе их непременно испугало бы выражение его лица. Выходит, этот Эдвард – бабник…

Бо злобно посмотрел на парочку, кружившуюся в танце. Пусть не надеются, что он отойдет в сторону и бросит Бекки на произвол судьбы. Если они немедля не расстанутся, он непременно возьмет дело в свои руки.

Тем временем Бекки вовсю флиртовала с Эдвардом, но при этом при каждом удобном случае бросала на Бо взгляды из-под ресниц. В конце концов, она сочла, что он самый привлекательный мужчина на балу.

Танец закончился, и Бекки с Эдвардом направились к столу с напитками, но Бо за ними не пошел; когда заиграла музыка, он пригласил на танец Лианну.

Адам и Сюзанна тоже вернулись в бальный зал: Сюзанна улыбалась, щеки ее заливал румянец. Поцелуи и ласки Адама неизменно сводили ее с ума, и она с нетерпением ожидала, когда он объявит о помолвке. После этого Адам будет всецело принадлежать ей, и только ей!

По настоянию Адама они присоединились к танцующим парам, но когда музыка смолкла, Сюзанна с неудовольствием отметила, что они очутились рядом с Бо и Лианной.

Снова заиграли вальс, и тут Бо перехватил инициативу.

– Сюзанна, разрешите пригласить вас?

Сюзанне очень не хотелось оставлять Адама с Лианной; ее бесило, что Лианна все еще живет в Бель-Арбор, и она встревожилась, застав их с Адамом на веранде. Неужели между ними что-то было? Впрочем, какое теперь это имеет значение! Адам любит только одну женщину – ее: жаркая страсть, охватившая его в саду, явное тому доказательство.

– Да, конечно. – Сюзанна бросила на Адама многообещающий взгляд и протянула Бо руку.

Адам застыл, словно громом пораженный. Согласно этикету, он должен танцевать с Лианной, но он этого не вынесет. Прижимать ее к себе, двигаться с ней в обольстительном ритме – и ничего не чувствовать? Такое просто невозможно.

– Лианна?

Больше всего Лианне хотелось сбежать. Весь вечер она старалась держаться от Адама подальше, и ей это почти удалось. Она даже обрадовалась появлению Сюзанны, потому что когда Адам прикоснулся к ее щеке, Лианна окончательно размякла. Лишь когда Сюзанна взяла его под руку, она вновь вспомнила, как их обоих ненавидит.

Лианне очень хотелось повернуться и уйти, но она не посмела. К тому же дразнящий голосок нашептывал ей, что когда Адам узнает, что она в положении, они окажутся связаны навеки.

Лианна встретилась с Адамом взглядом и чуть не утонула в глубине его темного, бездонного взора. Тем не менее, она не хотела, чтобы он снова сжимал ее в объятиях, и когда Адам обнял ее за талию, она задрожала.

Они начали медленно двигаться в такт музыке, словно находились под действием сладких чар, не замечая никого вокруг. Те, кто видел их в этот миг, не сомневались, что они просто созданы друг для друга.

В конце концов, Лианна решила, что танцевать с Адамом так же чудесно, как и заниматься с ним любовью. Ее охватил восторг. Интересно, почему она питает к нему такую страсть, несмотря на то, что умом понимает, как он опасен? Но даже при этом она не желала, чтобы это блаженство когда-нибудь закончилось.

Адам тоже пребывал в приподнятом состоянии духа. Он знал, что между ним и Лианной не может возникнуть ничего серьезного, но в данный момент это было ему безразлично. Скоро он официально объявит о помолвке с Сюзанной, а пока ничто не помешает ему сжимать Лианну в объятиях.

Музыка смолкла, и молодые люди, мгновенно спустившись с небес на землю, отправились разыскивать Сюзанну и Бо.

– Спасибо, что заступились за меня, – негромко произнесла Лианна, когда они шли по залу.

– Надеюсь, этот тип больше к вам не приставал? – Адаму не слишком хотелось вспоминать о Сайрусе, он боялся вновь испытать нахлынувшую на него тогда волну ярости.

– Нет, больше я его не видела: наверное, он ушел с бала.

– Вот и хорошо.

– Что хорошо, милый? – тут же вмешалась Сюзанна: ей было очень любопытно, о чем ее жених беседует с Лианной.

– Да так. – Адам пожал плечами. – Ты, случайно, не видела Бекки?

– Несколько минут назад в коридоре с Эдвардом, – охотно сообщила Сюзанна. – Правда, они куда-то ушли.

– Пойду-ка я, проверю, что и как, – неожиданно произнес Бо и быстро пошел к двери, а Лианна, воспользовавшись случаем, отошла от Адама с Сюзанной и направилась в другую сторону.

– Ты, кажется, хотел выпить… – удивленно заметила Бекки, когда Эдвард поставил на стол протянутый ею бокал.

– Это был просто предлог, – доверительно сообщил Эдвард и, подойдя к девушке, обнял ее. – На самом деле мне хочется кое-чего другого… – Он наклонился и уверенно поцеловал ее.

Когда его рот прильнул к ее губам, Бекки испытала неизведанное доселе чувство: вот бы ее так поцеловал Бо! Впрочем, она быстро отогнала от себя эту мысль. Сейчас она с Эдвардом, и все идет по плану.

Притянув Бекки ближе к себе, Эдвард принялся похаживать ее плечи, и Бекки с любопытством ждала, что произойдет дальше. Прежде она никогда не сталкивалась с мужскими ласками, и теперь находила их довольно приятными.

Чем ближе Эдвард подбирался к ее груди, тем больше Бекки хотелось, чтобы он прикоснулся к ней, чтобы он действовал смелее… Вот только она не знала, как сказать ему об этом.

Наконец она крепко обняла юношу и прижалась к его груди. Поняв, что пробудил в Бекки желание, Эдвард обрадовался. Он покрыл жаркими поцелуями ее шею и плечи, а она еще крепче прильнула к нему.

Когда его губы коснулись ее шеи, Бекки испытала самый настоящий восторг и затрепетала от удовольствия.

Эдвард был так увлечен, что не услышал шагов в коридоре и не заметил, как в кабинет вошел Бо. Если бы он знал, что их уединение нарушено, он ни за что не решился бы положить руку на мягкую грудь Бекки.

Бо полагал, что Бекки с Эдвардом пошли прогуляться по саду, и заглянул в кабинет на всякий случай, но когда он увидел их в недозволительной близости, то сразу рассвирепел.

Недолго думая, он ворвался в комнату, схватил Эдварда за плечи и довольно грубо встряхнул:

– Какого черта?!

Эдвард был ошеломлен и молчал, но Бекки тут же злобно выкрикнула:

– Бо, а ты что тут делаешь?

– Спасаю твою честь, как видишь! – Бо с презрением покосился на Эдварда. Вот бы вывести его в сад и изметелить так, чтобы на нем живого места не осталось!

– Честь Бекки не нуждается в защите, – неожиданно твердо заявил Эдвард и уже хотел снова притянуть Бекки к себе, но угрожающий жест Бо заставил его передумать. – Мои намерения честны, – только и сказал он.

– Честны, вот как? Послушай, если ты немедленно не уберешься отсюда со своими «честными намерениями», я вызову тебя на дуэль и лежать тебе на рассвете с простреленной грудью. Иди-ка лучше, прогуляйся, остуди свой пыл, а то я так тебя остужу, что ты навсегда затихнешь.

«И что это он так рассвирепел?» – удивился про себя Эдвард. Они с Бекки не делали ничего особенного, да и потом, Бо Гамильтон ей не брат и даже не родственник.

Он перевел вопросительный взгляд на Бекки.

– Оставь нас, Эдвард, мы с тобой позже поговорим…

– Ты уверена?

Тут Бо угрожающе шагнул к нему, и Эдвард, не дожидаясь худших последствий, выбежал из комнаты.

Бекки направилась было за ним следом, но Бо жестом остановил ее.

– Подожди, я хочу поговорить с тобой.

Прикрыв за Эдвардом дверь, Бекки заперла ее и только тогда обернулась.

– Не волнуйся, Бо, я не убегу. – Она уперла руки в бока. – У меня тоже есть к тебе разговор.

Стоя перед Бо, Бекки старалась не думать о том, какой он красавец. Подумать только, он встал на защиту ее добродетели! О, как ей хотелось броситься к нему в объятия, насладиться его поцелуями и ласками!

Бо, в свою очередь, не мог оторвать взгляда от Бекки. Боже, какая же она прелесть! В своем праведном гневе она похожа на ангела-мстителя. Ему нужно бы рассердиться на нее за то, что она чуть не скомпрометировала себя с этим придурком Куртуа, но он думал лишь о том, какая она хорошенькая и как он ее хочет. Блестящие синие глаза… Вздымающаяся от негодования грудь… Соблазнительный взмах юбки… В нем закипело желание, и Бо решил сделать все, чтобы заполучить эту женщину.

Внезапно Бо поморщился: он вдруг вспомнил о том, что, когда Бекки сердится, с ней нелегко иметь дело, потому что она так же упряма, как ее твердолобый братец. Успокоить ее будет непросто, а уж что касается всего остального…

– Бо Гамильтон, ты свинья и тупоголовый увалень! – Бекки погрозила ему пальцем. – Кто тебе разрешил сюда врываться?

– Я только хотел помочь… – Бо тут же понял, что ляпнул глупость.

– Помочь? – Бекки недоверчиво посмотрела на него. – Да ты себя просто дураком выставил!

– Он же лапал тебя, Бекки! Если бы ты знала, какая у него репутация…

– У Эдварда? Репутация? Что ж, просвети меня на этот счет.

– Он бабник…

– Кто бы говорил! – съязвила Бекки.

– Он меняет женщин как перчатки, – продолжил Бо, припоминая разговор трех старушек.

– А ты нет?

– Послушай, при чем здесь я? – Бо почувствовал, что снова начинает злиться.

– Несколько невинных поцелуев – это еще не преступление, Бо Гамильтон! Ты во всем видишь грязь…

Бекки хотела повернуться к нему спиной, но Бо схватил ее за руку и развернул к себе.

– Положим, ты права и мы с Куртуа немного схожи, не именно поэтому я его отлично понимаю. Ты полагала, что эти поцелуи – всего лишь невинные шалости, которые закончатся ничем, но ты ошиблась. – При мысли о том, что кто-то мог лишить Бекки невинности, Бо еще крепче стиснул ее руку.

Бекки широко распахнула глаза.

– Мне больно, – тихо сказала она.

– Прости, – пробормотал Бо и ослабил хватку. – Я не хотел.

Дальше произошло нечто неожиданное для обоих: Бо привлек Бекки к себе и крепко обнял. При этом Бо заметил, что в глубине ее глаз мерцает какое-то чувство, но он не мог понять, какое именно.

Бекки боялась заговорить, страшилась разрушить очарование момента. Бо обнимает ее! Бо нежен с ней! Она и вообразить не могла, что легкий флирт с Эдвардом принесет такие плоды. И почему она раньше не догадалась привлечь внимание Бо подобным образом?

– Знаю, – прошептала она.

Бо застонал и, отринув сдержанность, решительно поцеловал Бекки, удивляясь при этом тому, какая она странная. То она шипит на него, как разъяренная кошка, то тает в его объятиях!

Наконец, решив не думать больше ни о чем, Бо приник к губам Бекки жгучим поцелуем, и она страстно ответила ему. Она всегда этого хотела. Всю свою жизнь она ждала одного мужчину – Бо… Обвив руками шею Бо, Бекки крепко прижалась к нему. Он был смыслом ее бытия, ее единственной любовью, и теперь настало время показать, как много он для нее значит.

Вскоре Бо совсем потерял самообладание: Бекки дрожала в его руках подобно жаркому пламени. Ее невинность соблазняла его, а страсть, с которой она отвечала на его ласки, распаляла еще сильнее. Он нежно поглаживал ее по спине, по бедрам, придвигал поближе к себе, чтобы она ощутила доказательство его желания.

Коснувшись его, Бекки охнула, но тут же прижалась к Бо еще плотнее. Какой он большой, сильный и добрый! Она не желала, чтобы он размыкал объятия. Ей хотелось вкусить его любви, стать его женщиной и навеки привязать к себе – ведь она так его любит!

Когда Бо коснулся ее груди, она изменила позу, чтобы ему удобнее было ласкать ее; при этом страсть Бо возросла до предела.

Просунув руку в декольте, Бо начал ласкать бархатный сосок, и у Бекки подогнулись колени. Ласки Эдварда были приятны, но не шли ни в какое сравнение с ласками Бо. Прикосновения Бо отнимали у нее все силы. Она беспомощно трепетала, прижимаясь к нему.

– Бо… Ах…

– Знаю, любовь моя, – хрипло проговорил Бо и, подняв Бекки на руки, поцеловал ее.

Он уже собирался уложить ее на маленький диванчик, стоявший в углу, как вдруг в дверь постучали. Любовники замерли.

– Бо? Ты здесь? – раздался из-за двери голос Адама.

– Да, а что? – спросил Бо с плохо скрываемым раздражением.

– Бекки с тобой? Эдвард сказал, вы с ней тут разговариваете…

Бо с сожалением посмотрел на Бекки, и когда он медленно поставил ее на ноги, в ее глазах загорелся озорной огонек. Значит, Эдвард решил, что они просто беседуют…

Стараясь держаться как можно более независимо, Бекки не спеша подошла к двери и впустила брата.

– Зачем я тебе понадобилась?

– Ну… – Адам растерянно переводил взгляд с сестры на лучшего друга. Зачем они заперлись? Неужели между ними что-то произошло? Впрочем, у Бекки такой безмятежный вид, а Бо он вполне доверяет…

– Так что же?

– Я собираюсь кое-что объявить и хочу, чтобы ты при этом присутствовала.

– Объявить? Но что?

– Увидишь. – Адам вошел в комнату и подозрительно огляделся. – Так вы идете?

Бекки переглянулась с Бо и поспешила вслед за братом, а когда Бо догнал ее, лучезарно улыбнулась ему.

– Мы с тобой не довели дело до конца, Бо Гамильтон, – тихонько прошептала она.

Бо поморщился. Вторжение Адама спугнуло их обоих, но теперь страсть уступила место холодному рассудку, и он сам дивился тому, что чуть не произошло в кабинете.

– Бекки… – начал он.

– Нет, не говори ничего! – Она замерла в дверях, ведущих в бальный зал, и посмотрела ему в глаза: – Я люблю тебя, Бо. Всегда любила и всегда буду.

С этими словами Бекки проскользнула в зал, чтобы послушать, о чем собирается сообщить брат.

Глава 19

Когда светящаяся от счастья Бекки вошла в зал, а вслед за ней появился Бо, Лианна довольно улыбнулась. Незадолго перед этим вернулся Эдвард, и вид у него был какой-то побитый, но тогда Лианна не обратила на это внимания. Теперь же, заметив, что Бо не отходит от Бекки, она решила, что между этой троицей что-то произошло.

Неужели Бо наконец-то одумался? Хоть бы это было так! Бекки как никто заслуживает любви мужчины, по которому уже давно вздыхает. За время знакомства Лианна полюбила Бекки как сестру и от души желала ей счастья.

Когда Бекки подошла к ней, она вся так и лучилась счастьем и любовью.

– Ни за что не угадаешь, что произошло… – взволнованно прошептала Бекки.

Лианна только улыбнулась.

– Ты счастлива?

– О таком я и не мечтала, – призналась Бекки.

И в этот момент Адам громко, чтобы слышали все собравшиеся, произнес:

– Прошу минутку внимания.

Зал затих, только кое-где перешептывались любопытствующие.

– Сегодня я хочу объявить кое о чем важном. – Адам со значением взглянул на Сюзанну.

Лианна нахмурилась: интересно, о чем он хочет им сообщить?

– Бекки, в чем дело? – осторожно спросила она.

– Не знаю, – честно ответила Бекки. – Минуту назад Адам зашел к нам и сказал, что хочет сделать какое-то объявление.

Между тем Адам взял Сюзанну за руку и притянул к себе.

– Хочу, чтобы все знали, – спокойно и размеренно продолжил он, – что Сюзанна Лабади приняла мое предложение и согласилась стать моей женой.

Сердце Лианны пронзила острая боль: она была не в силах поверить услышанному.

«Адам женится на Сюзанне… Адам женится на Сюзанне…» – повторяла она про себя.

Но нет, не может быть, это неправда! Не может отец ее ребенка жениться на ее злейшем враге!

Однако, когда Адам при всех обнял и поцеловал Сюзанну, Лианна поняла, что не ослышалась. Ее охватило отчаяние, она чувствовала, что сходит с ума.

Едва Адам разомкнул объятия, как Сюзанна тут же разыскала глазами Лианну среди толпы гостей. Их взгляды встретились, и Сюзанна торжествующе улыбнулась.

Когда она выйдет замуж за Адама и станет полноправной хозяйкой Бель-Арбор, то первым делом вышвырнет Дюшармов!

Встретив взгляд Сюзанны, Лианна побледнела и ее затошнило. Сюзанна выходит за Адама и станет владелицей Бель-Арбор! Ей пришло в голову, что первым делом она должна срочно все обдумать.

Стоявшая рядом Бекки удивилась не меньше, узнав о предстоящей свадьбе. Она никак не могла этому поверить. Неужели Адам женится на Сюзанне? Когда она повернулась к Бо, лицо ее выражало гнев и обиду. Однако Бо ее не видел: он не сводил пристального взгляда с Лианны.

– Бекки… – тихо произнес он, и когда Бекки посмотрела на подругу, то сразу поняла, что ей плохо.

В тот же момент Лианна, не оглядываясь, опрометью бросилась прочь через стеклянную дверь.

Жениха с невестой окружила толпа, каждый хотел их поздравить, но Адаму в этот момент больше всего хотелось увидеть Лианну. Он поднял голову и окинул взглядом зал, однако нигде ее не заметил и неохотно перевел взгляд на Сюзанну и на гостей, осыпавших их поздравлениями.

Лианна остановилась на веранде и огляделась. Ей нужно бежать, спасаться! Она сбежала вниз по ступенькам и бросилась в сад. Хорошо, что все собрались в доме: сейчас ей вовсе не хотелось с кем-нибудь встречаться.

Лианна быстро бежала по извилистым дорожкам, забыв о платье и прическе, за которую время от времени цеплялись колючие ветки. Она не обращала на это ни малейшего внимания, теперь ей все стало безразлично. Она раздавлена, разбита, в отчаянии… Воздух обжигал ей горло, а грудь разрывалась от боли, но Лианна продолжала бежать.

Достигнув пруда, Лианна остановилась и огляделась. Снова этот пруд! Безумное бегство, и вот теперь место ее величайшего падения. Здесь она отдала Адаму свой драгоценный дар, здесь ей придется пережить унижение, уготованное собственной глупостью.

– Лианна!

Услышав крик Бекки, Лианна обернулась, но не откликнулась. Она не хотела, чтобы ее нашли, не хотела, чтобы кто-то стал свидетелем ее позора.

– Лианна, где ты? Я знаю, ты здесь, и я тебя все равно найду!

Лианна по-прежнему безмолвствовала.

– Да отзовись же… – умоляла Бекки. – Я понимаю, как тебе трудно…

Выйдя из-за деревьев и увидев, что подруга сидит на берегу пруда, Бекки, не говоря ни слова, подбежала к ней и опустилась рядом на колени.

– Лианна, мне очень жаль, честное слово. Я даже не подозревала, что Адам женится на Сюзанне, и меня это бесит! Хоть бы предупредил заранее, чтобы я смогла его отговорить…

Лианна долго молчала, уставившись на пруд невидящим взором. Она сидела тихо, не шевелясь, и в серебристом свете луны походила на мраморную статую. Потом она снова ожила: задрожала и перевела дыхание.

– Мне все равно, Бекки, и я ничуть не расстроилась, – солгала она, опуская глаза. Лучше бы Бекки оставила ее, чтобы она могла побыть наедине с собой!

– Вот уж ни за что не поверю, – заявила Бекки. – Если бы ты не расстроилась, то не убежала бы из зала. Я видела твое лицо и знаю, как тебе больно.

– Нет, не думаю. Никто не знает… – прошептала Лианна.

– Может, я смогу облегчить твое горе? – Бекки чувствовала свою беспомощность перед отчаянием подруги.

– Нет, – решительно ответила Лианна. – Мне теперь никто не поможет. Нам с Алексом нужно покинуть этот дом как можно скорее. – Лианна поднялась, ее изумрудные глаза ярко блестели.

– Но мы уже договорились: ты останешься здесь до совершеннолетия…

– Ты ничего не понимаешь, Бекки! – воскликнула Лианна и тут же выругала себя за то, что сболтнула лишнее.

– Чего я не понимаю, Лианна? – Бекки никак не отставала. – Объясни мне, пожалуйста.

– Если я немедленно не уеду отсюда, свадьба не состоится.

– Теперь я уж точно ничего не понимаю! Как твой отъезд может расстроить свадьбу Адама?

Лианна мрачно взглянула на подругу:

– Пообещай, что ни одной живой душе не расскажешь, тогда скажу.

– Лианна… В чем дело?

– Обещай, иначе я сейчас встану, уйду и никогда больше не вернусь.

– Но…

– Поклянись, Бекки. Обещай, что сохранишь мою тайну!

– Хорошо, обещаю. А теперь рассказывай.

Некоторое время Лианна собиралась с духом и наконец, вздернув подбородок, произнесла:

– Я беременна и жду ребенка от Адама.

Бекки изумленно уставилась на нее:

– О Господи… Но как? И когда?

Лианна как-то странно посмотрела на нее, и Бекки поняла всю нелепость первого вопроса.

– Нет нужды вдаваться в подробности. Случившееся было ошибкой. – Лианна ненавидела себя за то, что слово в слово повторяет сказанное Адамом. – Мы оба знали, что это ложь. Лучше бы между нами вообще ничего не было.

– Ошибка? Как ты можешь так говорить? – Бекки сжала руку Лианны. – Ты носишь под сердцем ребенка моего брата и говоришь, что это ошибка. Ребенок – не ошибка, это благословение Божье!

Лианне тоже хотелось бы так думать, но у них с Адамом не было любви: одно лишь безумное желание вперемешку с ненавистью.

– Не стоило мне говорить тебе. – Лианна пожала плечами.

– Нет-нет, я рада, что ты сказала. Теперь я знаю… – Бекки лихорадочно соображала, что бы сказать дальше.

– Ну и что с того, что ты знаешь? Все равно ничего уже поделать нельзя.

– Нет, можно! Ты должна сказать Адаму.

– Я хотела и даже собиралась поговорить с ним завтра, но теперь это бесполезно. Он любит не меня, а Сюзанну…

Внезапно гнев Бекки по поводу помолвки Адама с Сюзанной сменился недоумением. Интересно, что побудило брата сделать предложение этой женщине? И почему он ничего ей не сказал?

– Пожалуйста, помоги мне с отъездом, – сказала Лианна. – Конечно, я не имею права просить тебя об этом, но если ты одолжишь мне немного денег, я выплачу тебе долг с процентами, как только сниму деньги со счета. – Она была совершенно искренна. Больше всего сейчас ей хотелось избежать позора. – Мы с Алексом поедем в город, но другим не обязательно об этом знать. Сюзанна все равно нас прогонит, так что чем скорее мы уедем, тем лучше: без нас здесь никто скучать не станет.

– Я буду скучать, – с чувством возразила Бекки, и у Лианны защипало в глазах.

– Спасибо.

Повинуясь порыву, Бекки крепко обняла подругу.

– Не волнуйся, мы непременно что-нибудь придумаем. – Она неожиданно улыбнулась. – Иди наверх и вздремни, а если кто спросит, я скажу, что ты неважно себя чувствуешь.

– Спасибо, Бекки. Я не смогла бы вернуться в зал после того, как все видели мое постыдное бегство.

– Поверь, никто на тебя не смотрел, кроме нас с Бо: остальные поздравляли брата с помолвкой.

Лианна кивнула: это еще счастье, что она не выставила себя на посмешище. Она решила подняться к себе по черной лестнице, чтобы ни с кем не встретиться, а Бекки тем временем вернулась в зал разыскивать Бо: она прекрасно понимала, что без его помощи, одной ей эту задачу не решить.

* * *

Когда ушли последние гости, Сюзанна обрадовалась: наконец-то они с Адамом остались наедине. Адам стоял в кабинете у открытых стеклянных дверей и, потягивая вино из бокала, любовался на поместье, залитое лунным светом.

– Скоро все это будет принадлежать нам, – томно заметила Сюзанна и, поставив свой бокал на стол, поднялась с дивана.

Адам напрягся. С тех пор как они официально объявили о помолвке, он чувствовал себя в западне, и это казалось странным: ведь он сам расставил силки. Все шло по плану, дело двигалось к развязке, и тем не менее…

Подойдя к нему сзади, Сюзанна обняла его за талию.

– Скоро мы объединим наши два поместья, и это будет великолепно! Жду не дождусь, когда перееду к тебе, Адам…

Она крепко прижалась к нему в надежде, что Адам утратит самообладание, уступит своим желаниям и переспит с ней: ведь она так хотела провести с ним эту ночь!

От ее слов и прикосновений Адам напрягся еще больше.

– Это произойдет скорее, чем ты думаешь, – загадочно произнес он, затем обнял Сюзанну и поцеловал.

– Мы еще не назначили дату свадьбы. Так когда же?

Адам задумался.

– А сколько времени у тебя уйдет на приготовления?

Сюзанна лукаво улыбнулась и протянула к нему губы, чтобы он еще раз поцеловал ее.

– Давай завтра же сбежим и обвенчаемся, а?

Адам ничуть не усомнился, что Сюзанна говорит вполне серьезно, и добродушно усмехнулся:

– Кажется, ты хотела устроить шикарную свадьбу? Женитьба – это на всю жизнь, поэтому пусть этот день пройдет на славу. За деньгами дело не станет, – добавил он.

– Ну что ж. – Сюзанна мило надула губки. – Раз ты не хочешь сбежать со мной, тогда мы закатим такую свадьбу, какой этот приход еще не видывал.

Делая вид, будто это стоит ему огромных усилий, Адам разомкнул объятия, отступил на шаг и серьезно посмотрел на Сюзанну:

– Верно. И я хочу, чтобы наша первая ночь прошла по всем правилам.

Сюзанна вздохнула, а про себя воскликнула: какой же он еще романтик! Потом они направились к двери, за которой ждала карета.

– Ты мужчина моей мечты, Адам. Мы будем так счастливы вместе!

Адам поцеловал Сюзанну в последний раз, словно ему никак не хотелось с ней расставаться, и наконец усадил ее в экипаж. Когда карета отъехала, он устало взъерошил волосы и вошел в дом, где теперь царила тишина, словно в нем не осталось ни одной живой души. Он еще не разговаривал с Бекки с тех пор, как объявил о помолвке, и, судя по сердитым взглядам, которые сестра бросала на него весь вечер, скоро она припрет его где-нибудь в углу и заставит объясняться. Бекки привыкла, что брат все ей рассказывает, и теперь злится, поскольку он утаил от нее такое важное событие.

Может, рассказать ей все начистоту? Подумав об этом, Адам решил отыскать Бо и спросить совета, однако ему не суждено было это сделать, поскольку в кабинете его поджидала Бекки собственной персоной.

– Привет, Адам! Я рада, что ты уже попрощался с невестой и вернулся.

– Но, Бекки…

– Что «Бекки»? Ты хоть представляешь, что натворил?!

Адам никогда еще не видел сестру в таком гневе и теперь уже не сомневался, что придется выложить ей всю правду.

– Я прекрасно знаю, что делаю, – спокойно ответил он, – и если ты помолчишь минутку, я все тебе объясню.

– Сделай это, ради Бога: мне не терпится услышать твои объяснения! – Бекки по-прежнему злилась, но все же взяла себя в руки.

– Все не так, как ты думаешь…

– Стало быть, вы с Сюзанной Лабади не помолвлены? – Бекки недоверчиво взглянула на брата.

– Помолвлены, но…

– Ты, кажется, хотел что-то объяснить, но пока ровным счетом ничего не объяснил.

Адам обиженно посмотрел на нее:

– Пойми, я помолвлен с Сюзанной не без причины.

– Так ты что, действительно любишь ее?

– Ну конечно, нет! – воскликнул Адам. – Я не люблю Сюзанну и никогда не любил.

Это признание удивило Бекки.

– Правда?

– Бекки, – честно начал он, готовясь поведать обо всем, что знал, – дело в том, что партнер Шарка – женщина. В поместье Сюзанны уже несколько лет неурожай, а она продолжает жить на широкую ногу, и при этом никому не задолжала и не заложила поместье. Ну, смекаешь, что к чему?

– Так ты решил, что Сюзанна – партнер Шарка? – Бекки широко распахнула глаза.

– Постой, Бекки, я еще не рассказал тебе о самом главном.

– О чем же?

– Ты знаешь, что я ношу медальон в форме полумесяца…

– Да.

– Еще один такой же я заказал для Элизы в честь нашей помолвки, но во время пиратского налета на наше судно его украли.

– И что же?

– Этот медальон теперь у Сюзанны: я сам видел его.

– О Боже! Ты действительно уверен, что тот самый?

– Можешь не сомневаться: я заказал его специально для Элизы…

Подойдя к брату, Бекки осторожно погладила его по плечу.

– И все же я не пойму, зачем было объявлять о помолвке.

– Это самый легкий способ всегда быть рядом с ней. Надеюсь, Шарк появится прежде, чем мы окончательно поженимся. – Адам невольно поморщился.

Бекки вспомнила, какие страдания перенесли Элиза и Адам во время нападения пиратов, потом подумала о Лианне и о ее ребенке. Определенно, Адам запутался в паутине интриг, и она должна сказать ему правду, пусть даже эта новость изменит его жизнь и разрушит все его планы.

– Брат…

Адам вскинул на нее напряженный взгляд:

– Я доберусь до этой скотины, а потом…

– Адам, замолчи. Мне нужно сказать тебе кое-что важное, потому что ты должен это знать.

– Важное? О чем ты, Бекки?

– Насчет Лианны…

Этого Адам никак не ожидал.

– При чем здесь Лианна? – Он нахмурился. Правда, после помолвки она куда-то исчезла, но… Он вспомнил, как погладил ее по щеке, когда они стояли на крыльце, как они вместе кружились в вальсе…

– Да, Адам, Лианна… – Бекки запнулась. – Лианна очень расстроилась, когда услышала о помолвке.

– И что дальше?

– Понимаешь, это из-за Сюзанны брат Лианны Марк погиб на дуэли. Лианна Сюзанну ненавидит и очень огорчилась, узнав, что вы намерены пожениться. Но и это еще не все… – Бекки была в отчаянии: она собиралась сообщить правду совсем иначе.

– Не все? На что ты намекаешь? Мне нет никакого дела до того, что Лианну расстроила моя помолвка!

Эти слова брата окончательно разозлили Бекки, и она решила сейчас же все сказать.

– Очень плохо. Тебе не должно быть все равно!

– Сейчас меня волнует только одно: я должен найти Шарка.

– Шарк, Шарк. Дался тебе этот Шарк… Лианна беременна, Адам… Она ждет от тебя ребенка.

Глава 20

Казалось, Адам был потрясен этим известием до глубины души. Лианна беременна? Но как это возможно? Он тут же сердито выругал себя за глупый вопрос: ему ли не знать как!

Бекки тревожно заглянула брату в глаза: она явно не ожидала такой реакции. Гнев, бешенство, но только не это.

– Ну что? – Бекки повысила голос. – Скажешь, это не твой ребенок?

Адам молчал.

– Лианна не стала бы мне лгать, она…

– Где она сейчас? – грубо прервал сестру Адам.

– Думаю, у себя в комнате. Я…

Адам вышел из комнаты, недослушав сестру, и Бекки, замерев, смотрела, как он поднимается на второй этаж, перепрыгивая через две ступеньки.

Лианне не спалось. Она испробовала все: теплую ванну, глоток бренди, – ничто не помогло. Расхаживая по спальне в ночной рубашке и халате, она гадала, как ей быть дальше. Она решила разбудить Алекса и бежать, захватив свои скромные сбережения, из Бель-Арбор и от Адама прежде, чем станет заметным ее состояние, и теперь ее удерживало только обещание Бекки.

Лианна понимала, что сильно рискует, доверившись Бекки, но ей больше не к кому было обратиться за помощью. Если Бекки даст ей денег, она вернет долг совсем скоро.

Стук в дверь насторожил ее.

«Может, это Бекки?» – подумала Лианна и, завернувшись в халат, приоткрыла дверь.

Увидев Адама, стоявшего на пороге с хмурым выражением лица, она хотела захлопнуть дверь у него перед носом, но он не позволил ей этого.

Лианна попятилась – настолько грозен был его вид.

– Что вам угодно? – прошептала она в испуге. Неужели Бекки сказала ему о ребенке?

– А ты как думаешь? – Адам прикрыл дверь.

Лианна обмерла.

– Так она тебе сказала…

– Да. – Адам подошел ближе, и Лианне показалось, что в его глазах промелькнуло презрение к ней. Но разве она виновата? Случившееся застало ее врасплох так же, как и его!

Лианна вздернула подбородок:

– Я попросила Бекки сохранить мою тайну. Если бы я знала, что она тут же побежит к тебе, то никогда бы ей не доверилась.

– И ты, правда, думаешь, что тебе удалось бы долго хранить это в тайне? – недоверчиво спросил Адам.

– Я собиралась тебе сказать, но…

– Когда? Уж не тогда ли, когда я буду стоять у алтаря с Сюзанной?

Лианна нахмурилась:

– Откуда мне было знать, что вы объявите о помолвке? Я собиралась сообщить тебе после бала…

– Понятно, – процедил он. – Но все вышло отлично, да?

– Ты это о чем? – Лианна вдруг подумала, не лишился ли Адам рассудка…

– О твоих планах.

– Но…

– Теперь мне ясно. Жаль, что у меня не хватило ума сразу рассказать тебе обо всем…

Неожиданно Адам замолчал. Лианна была так красива в своем домашнем наряде. Распущенные волосы падали ей на плечи, к прекрасной прозрачной коже так и хотелось прикоснуться, а грудь казалась самим совершенством, тем более что упругие соски ясно виднелись сквозь атласную ткань.

Адам вздрогнул. Он не может себе такого позволить! Во всем виновата его дурацкая слабость. Если он снова поддастся желанию, то все испортит.

– Почему ты не сказала все той ночью, когда меня соблазнила?

– Соблазнила? Я?

– Конечно. Соблазнить, забеременеть, а потом женить на себе. Прекрасный план! Сделав искусный ход, ты получила бы обратно свой дом и богатого мужа в придачу. К тому же ты отомстила бы Сюзанне. – Адам не сводил с Лианны горящего взгляда.

Прежде Лианне казалось, что дело касается только их с Адамом, но при мысли о том, что Сюзанна будет посрамлена, она испытала жгучую радость.

Увидев, как она изменилась в лице, Адам рассвирепел еще больше.

– Ты решила соблазнить меня в ту ночь или этот план зародился у тебя еще тогда, когда ты вернулась от дядюшки бедной как церковная мышь? – зло выдохнул он.

Это незаслуженное обвинение больно задело Лианну.

– Ты… Да как ты смеешь говорить обо мне как о какой-нибудь расчетливой потаскушке?!

– Позволь один вопрос: а что, если бы ты так сразу не забеременела? Что бы ты тогда делала? Снова бы отдалась мне, притворившись, что борешься со своими желаниями?

– Ты… ты омерзителен!

Адам злобно рассмеялся:

– Неужели? Но я еще не пал так низко, чтобы продавать свое тело в обмен на жизненные блага!

– Я ненавижу тебя!

– Еще бы! Но хоть ты меня и ненавидишь, ты рада, что станешь хозяйкой Бель-Арбор, верно? А вдруг я откажусь на тебе жениться?

– Я не просила тебя об этом! Я просила лишь продать мне мой родной дом!

– А когда я отказался, ты решила добиться своего иным способом!

– Нет! У меня и в мыслях не было ничего подобного! – По щекам Лианны заструились слезы. Неужели она так порочна? Что она сделала, чтобы ее считали способной на такое?

Адам презрительно усмехнулся: он не позволит себе размякнуть при виде женских слез. Лианна – продувная бестия, своей затеей она погубила его планы. Теперь ловить Шарка станет гораздо сложнее, и все из-за нее.

– Не волнуйся так, – холодно сказал он, – мы непременно поженимся, обещаю.

– Лучше смерть! – отчаянно выкрикнула Лианна.

– Не советую злить меня. – Адам прищурился. – Я вовсе не хочу, чтобы мой ребенок стал незаконнорожденным. Мы поженимся завтра.

– А как же Сюзанна?

Адам растянул губы в ледяной улыбке.

– Если я дам младенцу свою фамилию, это еще не означает, что я порву с Сюзанной.

Лианна была потрясена. Значит, он даже после свадьбы будет крутить шашни с этой мерзавкой!

– Фиктивный брак, моя дорогая, – вот о чем идет речь. – Адам резко отвернулся. – Приятных тебе снов. – С этими словами он поспешно вышел из комнаты.

Лианна молча смотрела ему вслед. Она-то думала, что Адам обрадуется, когда узнает, что скоро станет отцом. Увы, теперь этим надеждам не суждено сбыться.

Без сил опустившись на кровать, Лианна зарыдала, и рыдала до тех пор, пока у нее не кончились слезы.

* * *

Бекки отчаянно хотелось пойти к Лианне, но она понимала, что это было бы бестактно. И все равно она очень переживала. Еще год назад она не усомнилась бы в том, как поступит Адам в такой ситуации, но после столкновения с пиратами он так изменился, что Бекки опасалась: вдруг стремление изловить Шарка окажется сильнее чести? Она с волнением ждала возвращения брата.

Спустившись вниз, Адам направился в кабинет и, не замечая Бекки, сразу подошел к бару. Налив полный бокал, он остановился и перевел дыхание, но вдруг, не в силах совладать со своим гневом, бросил бокал вместе с содержимым на пол.

– Ну что, полегчало? – Голос Бекки звонко прорезал тяжелую тишину, но Адам даже не поднял глаз на сестру: он взял бутылку с бурбоном и хлебнул прямо из горлышка. – Полагаешь, это поможет?

– По крайней мере, не повредит. – Адам подумал об Элизе, потом о Сюзанне, о Шарке и сделал еще один глоток.

– Неужели все так плохо? – Бекки подошла и прикоснулась к плечу Адама, но он сбросил ее руку и устало опустился на стул.

Но Бекки не сдавалась:

– Лианна – красивая женщина, и ты ее полюбишь. Не забудь: она мать твоего ребенка.

Откинувшись на спинку стула, Адам прищурился и смерил сестру ледяным взглядом.

– Свадьба состоится завтра.

– Вот и хорошо. – У Бекки словно гора с плеч свалилась.

– Позаботься обо всем. – Голос Адама звучал как-то безжизненно. – А то Лианна, похоже, не в состоянии.

Бекки насторожилась.

– Возможно, ты чем-то обидел ее?

– Ее обидишь! С ней как раз все в порядке – сейчас она празднует победу.

– Победу? О чем ты говоришь?

– О том, что она решила хитростью сохранить за собой поместье, которое ей так не хотелось терять. Выкупить она его не могла, вот и решила пойти другим путем.

Бекки возмущенно всплеснула руками. Подумать такое про Лианну! Да как он мог?!

– Ты ошибаешься, Адам. Ты не знаешь…

– Знаю. Я все знаю и все понял.

– А вот и нет. Лианна взяла с меня клятву, что я никому не скажу, и попросила денег взаймы. Она решила уехать отсюда прежде, чем ты женишься на Сюзанне.

– Что ж, Лианна очень хитрая, она наверняка знала, что ты побежишь ко мне и обо всем расскажешь. Видишь, все вышло, как она хотела.

Бекки в отчаянии затрясла головой. Как же он слеп!

– Ты ничего не понимаешь. Лианна страдала, когда ты объявил о помолвке с Сюзанной, – ведь она знала, что ждет от тебя ребенка!

– А я думаю, моя будущая супруга была в восторге. Теперь она будет радоваться еще больше, так как разрушила все, ради чего я старался, ради чего упорно шел к цели!

– Но она ведь не сама забеременела! – Голос Бекки сорвался на крик.

Адам бросил на сестру убийственный взгляд: сейчас он проклинал желание, охватывавшее его всякий раз при виде Лианны.

– И что я теперь скажу Сюзанне? Я не могу упускать такую возможность: Шарк почти, что у меня в руках!

– Адам, Лианна носит под сердцем твоего ребенка, и это главное. Неужели ты считаешь, что отомстить какому-то там пирату важнее, чем защитить свою плоть и кровь? – Бекки решительно шагнула к двери. – Поразмысли-ка над этим на досуге…

Адам не слышал, как сестра вышла из комнаты, он видел лишь, как бесшумно закрылась дверь. Потом он с отвращением покосился на бутылку, которую по-прежнему сжимал в руке, и резким движением поставил ее на стол. Много выпил. Не хватало еще захмелеть.

Присев к столу, он подпер подбородок ладонью и задумался. Ребенок, его родное дитя… Как-то даже не верится.

Кончики его губ слегка изогнулись. Адам любил детей, он чудесно ладил с Алексом. Вот бы у него родился сын, похожий на него! Они бы скакали с ним верхом, вместе ходили бы под парусом…

Потом он представил крошечную девчушку с зелеными глазами и улыбнулся, но вдруг обмер. Почему он так обрадовался, представив дочку, похожую на Лианну? Лианна для него никто, и он не питает к ней никаких чувств. Она просто мать его ребенка, и не более того.

Он пытался уверить себя, что Лианна ему безразлична, старался не думать о влечении, которое испытывает к своей будущей супруге, и наконец снова потянулся к бутылке.

* * *

– Объявляю вас мужем и женой. Вы соединились по воле Божьей, и да не разделит вас никто, – торжественно провозгласил священник, и Лианна, услышав эти слова, побледнела. Она-то знала, что вся эта церемония, клятвы любить, уважать и почитать друг друга, – сплошная пародия. Адам заявил, что не намерен расставаться с Сюзанной, а это значит, что брак для него – всего лишь досадное неудобство, на которое он пошел только ради ребенка. И что, если сразу после рождения ребенка он разведется с ней? Эта мысль причинила Лианне новую боль.

Вот только не слишком ли она поддалась унынию? Теперь она будет думать только о малыше, и это поможет ей пережить жестокие нападки Адама.

Когда священник закончил речь, Адам обернулся к Лианне и бросил на нее загадочный взгляд. Его темные, непроницаемые глаза скользнули по ее бледному лицу, и он усмехнулся про себя. Теперь она принадлежит ему, и только ему.

Видя, что все как будто чего-то ждут от него, он обнял и поцеловал Лианну, чего та явно не ожидала от него. Церемония бракосочетания прошла холодно, и теперь Лианна полагала, что их совместная жизнь будет такой же. Однако, когда их взгляды встретились, она поняла, что ошиблась, а когда Адам обнял ее и страстно прильнул к губам, не дав ей вымолвить ни слова, Лианна почувствовала, как у нее подогнулись колени.

Затрепетав, она обняла его за широкие плечи, словно ища поддержки.

– Адам?

Услышав голос Бо, Адам разомкнул объятия и выпустил Лианну так же неожиданно, как и обнял. Затем как ни в чем не бывало, он поблагодарил священника, что тот так достойно провел это непредвиденное бракосочетание.

Когда Адам закончил разговор со священником, Алекс, вне себя от восторга, бросился к нему.

– Я так рад, что ты женился на Лианне! Теперь мы с тобой братья, да? – Он смотрел на Адама с неприкрытым обожанием.

– Да, верно, теперь мы братья. – Почему-то восторг мальчика тронул Адама.

– Знаешь, ты меня так напугал, – шепнул Алекс.

– Неужели? – Адам с любопытством ожидал продолжения.

– Точно! Я так переживал, боялся, что Сюзанна понравится тебе больше Лианны…

На минуту воцарилось неловкое молчание. Никто не рассказал Алексу, из-за чего свадьбу сыграли так поспешно и малыш думал, что люди всегда так женятся.

Лианна первой пришла в себя: она уже привыкла к подобным искренним замечаниям братишки.

– Адам любит меня больше потому, что я больше на тебя похожа, Алекс, – пошутила она с деланной непринужденностью.

– Согласен. – Адам кивнул и улыбнулся, но его глаза были холодны.

Объявив, что всех собравшихся ждут закуски, Бекки прошла в столовую, и Алекс бросился вслед за ней – ему не терпелось попробовать сладости. Остальные последовали его примеру; лишь Адам с Бо немного задержались.

– Когда ты увидишься с Сюзанной? – поинтересовался Бо.

– Постараюсь сегодня.

Бо кивнул:

– Тяжелый будет разговор.

Адам кивнул:

– Да, беседа предстоит не из приятных.

– Как ты расскажешь ей о Лианне?

– Так, что она мне поверит. Шарк уплыл несколько недель назад и скоро должен вернуться, поэтому я не могу упустить Сюзанну, ведь она – главное связующее звено!

– Удачи тебе.

– Мне она очень пригодится, дружище. Когда ты выходишь в море?

– Завтра.

– Вот и хорошо.

– Адам, Бо, куда вы пропали? – раздался из столовой звонкий голосок Бекки.

Мужчины быстро переглянулись и поспешили в столовую, где гости уже приготовились поздравлять молодых.

Глава 21

Лицо Сюзанны побелело, и она злобно уставилась на Адама. Ее голубые глаза сверкали гневом.

– Что?

– Сегодня Лианна стала моей женой, – отчеканил Адам и опустил голову в ожидании вполне заслуженных упреков.

– Но как такое возможно? Вчера ты клялся мне в любви, а сегодня говоришь, что женился на другой…

Сюзанна никак не могла прийти в себя. Неужели она потеряла Адама навсегда? А какое на ее долю выпало унижение! Подумать только, скоро все узнают о ее позоре!

– Мне пришлось, Сюзанна, – нехотя пояснил Адам. – Лианна носит под сердцем моего ребенка.

– Что?

– То, что слышишь. Лианна беременна. Я пошел на это лишь для того, чтобы дать ребенку свою фамилию.

– Твой ребенок! – Сюзанна неистовствовала. Пусть потом над ней будут смеяться, но сейчас она выскажет ему все. – Со мной ты отказываешься заниматься любовью до свадьбы, а Лианну тащишь в постель?

– Все было не совсем так, – как можно спокойнее заметил Адам.

– Почему я должна тебе верить? – Сюзанна поднялась с дивана.

– Все очень просто. Я не спал с тобой потому, что уважаю тебя и хотел, чтобы наша первая брачная ночь прошла как положено. – Адам надеялся, что его голос звучит достаточно искренне.

Сюзанна задумалась. Ни одного мужчины она не желала так сильно и, уж конечно, не собиралась его терять. Адам Трент будет принадлежать ей!

– С Лианной у нас все вышло случайно, – продолжал объяснять Адам.

Сюзанна всегда считала Лианну мерзавкой и теперь еще больше утвердилась в своем мнении. Это такая же дура, как и ее брат, и потаскушка вдобавок.

Наверняка она сама соблазнила Адама, а какой мужчина в силах отказать женщине, которая его добивается? Тем более это случилось еще до их помолвки.

Сюзанна презрительно ухмыльнулась, представив, с какой радостью Лианна сообщила Адаму, что готовится стать матерью, после того как тот прилюдно заявил, что любит ее, Сюзанну!

– Я верю тебе, Адам, но что же нам теперь делать? – Из ее глаз закапали слезы. – Единственный человек, которого я любила по-настоящему, – это ты, и теперь ты для меня потерян навсегда.

На этот раз, когда Адам попытался обнять ее, Сюзанна не отстранилась. Спрятав лицо у него на груди, она торжествующе улыбнулась, когда он нагнулся, чтобы ее поцеловать.

Почувствовав прикосновение губ Адама, Сюзанна глубоко вздохнула и ее сердце радостно забилось. Адам – ее мужчина, и ни одна глупая девчонка вроде Лианны его не получит.

Сюзанне захотелось затащить Адама в постель в день его свадьбы с другой. Вот была бы умора, и заодно она отомстила бы этой сучке Дюшарм!

Крепче прижавшись к Адаму, Сюзанна словно давала ему понять, что согласна на все. Пусть он овладеет ею: ей так этого хочется!

Однако Адам неожиданно отодвинулся от нее.

– Мне пора, любимая.

– Но я не хочу, чтобы ты уходил! Останься со мной, люби меня, – упрашивала Сюзанна. – Больше у нас нет причин откладывать взаимное наслаждение…

Адам поцелуем заставил ее умолкнуть.

– Причина есть, дорогая: я не хочу ставить под угрозу твою репутацию. Недавно я уже заплатил за подобную ошибку и не хочу, чтобы такое повторилось снова.

– Ах, Адам… – Восторгу Сюзанны не было предела: ее мужчина отказывается заняться с ней любовью только ради того, чтобы защитить честь настоящей избранницы. – Что бы я без тебя делала?

– Помни, я всегда с тобой, милая, что бы ни случилось.

– И мы продолжим встречаться? – В глазах Сюзанны вспыхнула надежда.

– Непременно. – Адам многообещающе улыбнулся. – Неужели ты думаешь, что я смогу прожить без тебя?

Сюзанна тут же одарила его страстным поцелуем.

– Я буду ждать тебя, любимый, сегодня, завтра, вечно…

Адам довольно кивнул. Теперь он верил, что еще не все потеряно…

* * *

Был поздний час, но Лианна все еще сидела в гостиной вместе с Бекки, Бо и Алексом. Все ждали Адама. Он не сказал Лианне, куда отправился, но она и так знала: он уехал к Сюзанне и гостит у нее уже несколько часов.

Сердце Лианны мучительно заныло. Наверное, это из-за унижения: ведь все видят, что Адам ею пренебрегает. А она? Она ненавидит его и вышла за него только ради ребенка. Так какое ей дело, что сразу после свадьбы он пошел к презираемой ею женщине? Правда, Сюзанна отняла у нее Марка, а теперь отнимает Адама, и это не так-то просто пережить. Тут Лианна вспомнила, что Алексу пора спать.

– Алекс, солнышко, тебе пора в кровать.

– Ну, еще немножко! Я хочу сначала повидаться с Адамом.

– Придется вам подождать до утра, молодой человек, – ответила Лианна с улыбкой.

– Почему не сейчас? И почему его так долго нет? – Алекс вопросительно посмотрел на сестру.

Лианна покраснела.

– У него срочное дело, которое не может ждать, но он скоро вернется, вот увидишь.

– Я всего лишь хотел сказать ему спокойной ночи, и еще сказать, как я рад, что теперь мы с ним братья! Мне нравится Адам, и я рад, что ты вышла за него замуж.

– Ты увидишь его за завтраком, Алекс, а теперь марш в кровать.

– Спокойной ночи, Алекс! – Бекки улыбнулась вслед мальчику, а Бо помахал ему рукой.

– Лианна, ты к нам вернешься? – спросила Бекки.

– Нет, я тоже лягу: день выдался длинный, и я устала.

– Хорошо, тогда увидимся утром.

Лианна неспешно вышла из комнаты вслед за Алексом: она больше не в силах была видеть участливые взгляды друзей.

Уложив Алекса в постель, Лианна крепко поцеловала его, а затем направилась к себе и начала готовиться ко сну.

Служанка уже поджидала ее: она приготовила горячую ванну и новые простыни.

– Спасибо, Сара. – Лианна принялась стягивать с себя одежду. – Ты меня совсем разбаловала. – Она с удовольствием погрузилась в душистую воду, от которой шел пар.

– Немного баловства тебе не повредит.

Лианна зажмурилась, пытаясь удержать слезы. Как хорошо лежать в ароматной ванне и думать, что жизнь чудесна!

– Завтра я перенесу твои вещи в комнату мистера Адама, – пообещала Сара.

– Нет, Сара, мои вещи останутся здесь, и я тоже.

– Да что вы такое говорите, мисс Лианна?

– Я останусь в своей комнате, и, думаю, Адам возражать не станет.

Сара недоверчиво хмыкнула:

– Раз он на тебе женился, стало быть, будет ждать тебя в своей постели.

Лианна вспыхнула:

– Слышать больше об этом не желаю. Делай, как тебе велят!

Сара не знала точно, что произошло между Адамом и Лианной, но поняла, что их брак вряд ли можно назвать счастливым. Прежде Лианна никогда не повышала на нее голос. Если теперь она так нервничает, значит, дело плохо.

– Что случилось, детка? – стала допытываться она. – Может, тебе станет легче, если ты выговоришься?

Но Лианна явно не желала продолжать разговор.

– Ничего. Оставь меня, я сама оденусь, а тебя позову, когда ты мне понадобишься.

* * *

Адам медленно подъезжал к Бель-Арбор. Он уехал от Сюзанны задолго до захода солнца, но не спешил домой. Чем реже они с Лианной будут видеться, тем лучше. Он не позволит собой манипулировать. Хоть она ему и жена, но ничего, кроме его фамилии, не получит.

Адам старался не думать о предстоящей ночи, о том, что ему придется спать с ней в одной постели, так как они теперь супруги… Все равно, как бы она ни была привлекательна, больше он не будет заниматься с ней любовью.

В самом мрачном расположении духа Адам передал лошадь слуге и вошел в дом. Он с удовольствием отметил, что все уже легли спать, и решил, прежде чем подняться к молодой жене, немного выпить. Бурбон ему нравился: он хорошо согревал не только тело, но и душу.

Может, ему вообще провести ночь в кабинете вместе с бутылкой? Нет, так не годится. Адам не хотел этого брака, но он не позволит Лианне манипулировать собой!

Допив бокал, Адам направился наверх. Поднимаясь по лестнице, он гадал, ждет его Лианна на брачном ложе, укрывшись одеялом или сидя на постели. При этом роскошные волосы ниспадают ей на плечи, а руки приготовились протянуться к нему…

Почувствовав жар в паху, Адам тихо выругался. Он не признается в своем желании и не вкусит ее сладчайшего тела. Они будут спать в одной постели, но дальше этого дело не пойдет.

Когда Адам вошел в спальню, в ней было темно. Наверное, Лианна уснула, подумал он и обрадовался. Сегодня ему не хотелось иметь с ней никаких дел.

Подойдя к туалетному столику, Адам зажег лампу, чтобы раздеться при свете. Упорно избегая смотреть на кровать, он стал расстегивать пуговицы, потом снял рубашку и отбросил ее в сторону.

В этот момент его взгляд упал на кровать и Адам заметил, что она пуста.

Минуту он с недоумением оглядывался, не желая верить своим глазам. Где же его жена? Судя по всему, она даже не заходила в его комнату!

Круто повернувшись, Адам вышел в коридор.

Несмотря на усталость, Лианне никак не удавалось заснуть: каждый раз, когда она погружалась в дремоту, ей вспоминался поцелуй Адама после бракосочетания, и она вновь пробуждалась. Она совсем не понимала его. Говорит, что не питает к ней никаких чувств, но его объятия волнуют ее, как и прежде.

Лианна затрепетала от этого воспоминания и в очередной раз прогнала его, не сомневаясь, что они больше никогда не будут вместе.

Неожиданно дверь широко распахнулась, и в дверном проеме возник силуэт Адама: он показался Лианне огромным, заполнившим все пространство. Несмотря на темноту, она заметила, что он сердится.

– Позвольте спросить: что вы делаете в моей спальне? – Лианна присела на кровати.

– А ты, моя жена, что делаешь у себя в спальне? – Адам вошел в спальню и захлопнул за собой дверь.

– Это моя комната, сэр, – высокомерно сообщила Лианна.

– Черта с два! – Адам подошел к кровати и поднял Лианну на руки вместе с одеялом, затем открыл дверь и вынес ее из комнаты. – Ты моя жена, твое место рядом со мной!

Адам и сам не понимал, почему он придает этому такое значение. Но почему-то это было ему очень важно.

Лианна попыталась освободиться, но Адам только крепче сжал ее.

Одеяло упало на пол в тот момент, когда Адам поднес Лианну к кровати, и когда Адам посмотрел вниз, он убедился, что Лианна еще красивее, чем рисовалась ему в воображении. Прозрачная газовая ткань персикового цвета почти не скрывала ее роскошной фигуры. На груди ткань натянулась, под ней виднелись темные соски, а из-под ночной рубашки выглядывали длинные стройные ноги.

Адам почувствовал напряжение в чреслах, но все же постарался совладать с собой. Он до того напрягся, что на щеках у него вздулись желваки, и все же он не хотел уступать своей страсти.

Уронив одеяло, Лианна перепугалась: ей показалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди.

– Теперь ты будешь спать здесь, дорогая женушка, – надменно заявил Адам.

Возмущенная подобным обращением, Лианна поднялась на колени и обернулась к нему:

– Я не останусь с тобой! Ни за что!

– Тогда мне придется привязать тебя к этой постели. – Адам явно не шутил, и Лианна перепугалась еще больше.

– Да что это на тебя нашло? – воскликнула она. – Ты сам назвал наш брак фиктивным, так что теперь тебе от меня нужно? Почему бы тебе не оставить меня в покое? И учти: я ненавижу тебя!

– Да, знаю. Но скажи: чем я заслужил такую ненависть? Может быть, тем, что спас Бель-Арбор от неминуемого финансового краха? Или тем, что подарил тебе ребенка? Или тем, что женился на тебе, дабы спасти твою репутацию и дать младенцу мое имя? Скажи, Лианна, за что ты меня так ненавидишь? – Адам с силой толкнул ее, и Лианна рухнула на постель. – Отныне ты будешь всегда спать здесь!

– Но…

– Никаких «но»! Я не хочу, чтобы люди сплетничали о том, что наш брак ненастоящий.

Лианна хотела накрыться простыней, но Адам не позволил ей это сделать.

– Не волнуйся, я не стану приставать к тебе. Многие женщины с радостью подарят мне свою любовь. Так что ты можешь спать спокойно.

Лианна отодвинулась на край кровати и прикрылась простыней, в то время как Адам стал не спеша раздеваться. Она хотела отвернуться, но была не в силах отвести от него глаз: он стоял перед ней обнаженный, а она смотрела на него как загипнотизированная. Адам был похож на загорелое божество: развитые мускулы, широкие плечи, стройные бедра, длинные ноги.

Когда Адам пошел выключать лампу, она отметила, что он двигается грациозно, как дикий зверь: бесшумно и тихо. От этого сравнения по ее коже забегали мурашки.

Лианна крепко зажмурилась, страстно желая уснуть, но сон не шел к ней. Потом она почувствовала, как под его весом прогнулась кровать, и затаила дыхание.

Прошло несколько минут, но Адам даже не пытался прикоснуться к ней, и постепенно Лианна успокоилась. На следующий день она сама удивилась тому, что сладко спала, лежа рядом с ним.

Адам лежал неподвижно: ему страстно хотелось овладеть Лианной, утолить сжигавшее его желание, но он сдерживался. Он больше никогда не займется с ней любовью! Все кончено! Он задремал только на рассвете.

* * *

На этот раз Дэвид Уильямс засиделся с Элизой дольше обычного. Он каждый вечер приходил и долго с ней разговаривал в надежде на улучшение. Выйдя из дома на темную улицу, он вздохнул: опять его попытки не увенчались успехом. Он испробовал много подходов, но ни один из них до сих пор не сработал. Он уже начинал бояться, что Элиза никогда не выздоровеет.

Он давно уже стал приносить ей небольшие подарки: ароматную ветвь из сада и прочие пустяки, – но изменений не было. На этот раз он принес Элизе маленькую музыкальную шкатулку, которая наигрывала приятную мелодию: возможно, музыке окажется под силу то, чего не удалось добиться беседой. Но все было тщетно.

Дэвид ушел от Элизы с тяжелым сердцем. Еще одна попытка закончилась провалом. Шагая по направлению к своему дому, он вдруг понял, что ему совсем не хочется идти туда: дом, некогда бывший для него тихой пристанью, теперь казался ему пустым и одиноким.

* * *

Элиза проснулась на рассвете. Она сонно оглядела незнакомую комнату, пытаясь припомнить, что ее разбудило.

И тут на нее нахлынули несвязные воспоминания: какие-то лица, обрывки разговоров, в которых не было ровным счетом ничего интересного.

Только одно воспоминание пробудило в ней интерес: повторяющаяся мелодия, которая почему-то ассоциировалась с теплом и покоем. Элизе вдруг захотелось снова услышать эту приятную, бодрящую мелодию.

Присев на кровати, Элиза огляделась и, заметив шкатулку на туалетном столике, с облегчением вздохнула. Откинув одеяло, она встала с постели и потянулась к шкатулке, потом вернулась обратно к постели.

Элизе показалась странной ее слабость, и она неуверенно присела на край кровати, а шкатулку поставила на ночной столик Осторожно заведя пружинку, она с наслаждением слушала мелодичные звуки и с нежностью гладила пальцем свое сокровище.

Прежде чем Элиза погрузилась в глубокий освежающий сон, ей вспомнился мужчина с удивительно мягким голосом. Он был как-то связан со шкатулкой.

Потом, удовлетворенно вздохнув, она заснула.

Глава 22

Бекки лежала в постели, вглядывалась в темноту и думала. За короткое время произошло столько всего важного, что ей никак не удавалось все это осмыслить. Она вспомнила о вынужденном браке Адама и Лианны и помолилась, чтобы все у них сложилось хорошо.

Ее очень тревожила истинная причина, по которой Адам завел шашни с Сюзанной, а навязчивое желание брата отомстить Шарку волновало ее еще больше. Она хотела, чтобы Адам забыл про пирата и позаботился о жене и будущем малыше, но Адам оставался глух к доводам разума. Всякий раз, когда доктор Уильямс сообщал в письме, что улучшений у Элизы не наблюдается, брат мрачнел, а его жажда мести разгоралась с новой силой. Неужели это никогда не кончится?

Всего день назад, на балу, Бекки пыталась придумать, как свести Адама и Лианну, но то, что случилось, превзошло самые смелые ее ожидания. Даже Бо удивился скорости, с которой развивались события.

При мысли о Бо Бекки грустно вздохнула: с тех пор как заварилась эта каша, он всегда был рядом, готовый помочь, но из-за свадебных приготовлений им не удалось улучить минутку и побыть наедине. А она так хотела сказать ему о своих чувствах…

Теперь свадьба позади и жизнь вернулась в обычное русло, но побыть с ним ей все равно не удалось, а рано утром Бо возвращается на корабль.

Бекки взгрустнулось: может, она не увидит его еще несколько месяцев, а ей так хочется быть с ним! Хоть бы раз он поцеловал и приласкал ее! При воспоминании о тех нескольких минутах, что они провели в кабинете, у нее сладко заныло сердце. Интересно, чем бы кончилось дело, если бы им не помешали?

Может, пробраться тайком на «Морскую тень», чтобы быть рядом с ним? Нет, вряд ли это выйдет: она слишком взрослая для такого ребячества. Если ей нужен Бо, надо ехать за ним, причем, чем скорее, тем лучше; иначе он вернется в Новый Орлеан, а там эта Кейти…

Бекки вскочила с кровати. Пока Бо здесь, он никуда не уехал. Это последний шанс побыть с ним наедине, и она им воспользуется!

Накинув шелковый халат с длинными рукавами, Бекки крадучись вышла из комнаты и направилась к спальне для гостей. Ее охватило радостное волнение. Она плохо представляла, что будет делать, войдя к нему в спальню, но другого выхода у нее не было.

Дрожащей рукой Бекки дотронулась до дверной ручки. Ручка легко повернулась, и она, переведя дыхание, толкнула тяжелую дверь, а потом проскользнула внутрь.

Легкий ночной ветерок колыхал занавески, и когда в темную спальню проник лунный луч, Бекки увидела, что Бо лежит в кровати, укрывшись до пояса одеялом. Светлые волосы серебрятся в свете луны, прекрасные черты лица тронуты сном. Бо казался молодым и беспечным, совсем как в ранней юности, когда Бекки впервые поняла, что любит его.

Ее взгляд скользнул по его широкой груди: курчавые волосы на ней были несколько темнее, чем на голове. Она вздрогнула, заметив у него на боку страшный след от шрама.

Тут Бекки вспомнила, каким она увидела Бо, когда они с Адамом вернулись домой после пиратского налета. Адам быстро пошел на поправку, но раны Бо казались более опасными, возможно, даже смертельными. Бекки решила во что бы то ни стало выходить его и велела перенести Бо к ним в дом. Сколько ночей просидела она рядом с ним, молясь о его выздоровлении!

К счастью, Бог услышал ее молитвы и Бо поправился.

Дрожащими пальцами Бекки развязала поясок халата и осталась в одной ночной рубашке. И тут вдруг ей стало страшно: она ведь не умеет соблазнять мужчин…

Однако отступать было поздно, и Бекки робко приблизилась к постели Бо. Она так хотела его!

– Бо… – прошептала она и сделала еще шаг…

Бо крепко спал, усыпленный крепким ликером. С тех пор как их с Бекки свидание в кабинете прервали, он испытывал постоянное чувство вины. Бекки была так прекрасна, так соблазнительна, что ему не хотелось останавливаться. Кроме того, его мучило смелое признание, которое она сделала, войдя в бальный зал. Бекки сказала, что любит его, и этим все осложнила. Конечно, она ему очень нравится, но любит ли он ее? Пока у него не было ответа на этот вопрос.

Сквозь сон до Бо донесся голос Бекки, и он нахмурился: даже во сне нет от нее покоя!

– Бо…

Только тут он понял, что Бекки ему не снится, и приоткрыл глаза…

Перед ним неподвижно стояло прелестное видение. Круглые, полные груди с набухшими розовыми сосками так и просили, чтобы к ним прикоснулись. Стройная талия, покатые бедра, длинные стройные ноги. По плечам струится водопад темных волос.

Их взгляды встретились, в его взгляде сквозило недоверие: Бо никак не мог поверить, что все это происходит наяву.

«Бекки пришла ко мне», – радовался он.

«Но Бекки – сестра Адама», – твердил рассудок.

«Обнаженная Бекки стоит у моей постели? Но Бекки – девственница, и я не вправе лишать ее невинности».

– Бо! – снова робко повторила Бекки. Она ужасно боялась, что Бо рассмеется и прогонит ее; тогда она больше не сможет смотреть в его чудесные глаза. Раньше она никогда не совершала таких отчаянных поступков и теперь очень боялась того, что ждало ее впереди.

Внезапно Бо почувствовал небывалый прилив страсти. Бекки здесь! Бекки его хочет! Все надуманные причины, по которым ему не следовало заниматься с ней любовью, развеялись, как клубы тумана ранним утром. В этот миг ничто не могло остановить его: он безумно хотел обладать ею.

– Бекки… – Бо протянул к ней руку и обрадовался, когда она взяла ее. Он понимал, что Бекки неопытна, поэтому не стал подниматься навстречу ей, а притянул ее к себе и нежно уложил рядом.

Теперь Бекки не сомневалась в том, что Бо жаждет ее. Обвив руками его шею, она слилась с ним в страстном поцелуе.

– Я так мечтала о тебе, Бо. Пожалуйста, люби меня сегодня, – умоляла она хриплым от страсти голосом.

– Бекки, ты такая прекрасная, такая желанная… – Бо осыпал ее поцелуями. Ее объятия сводили его с ума, но он понимал, что сначала нужно обучить ее радостям любви.

Когда их губы сомкнулись, покрывало соскользнуло вниз, и Бо начал гладить ее неопытную плоть. Он выискивал самые эротичные места и ласкал их, пока Бекки не потеряла голову от страсти и не начала извиваться от его ласк. Он пододвигал ее все ближе и ближе к тому, что выражало его готовность обладать ею.

Бекки не знала, что страсть способна захватить ее без остатка. Бо заполнил собой весь ее мир, разжег в ней небывалое желание. Каждая ее клеточка ныла от сладкой муки.

Когда Бекки потянулась к Бо и, набравшись смелости, прикоснулась к нему, она почувствовала, что он откликается на ее ласки, и ее переполнила женская гордость. Бекки никогда не считала себя особенно сексапильной, но Бо заставил ее поверить в себя. Оказывается, ее прикосновения могут доставлять неземное удовольствие.

Бекки сразу почувствовала себя чувственной и могучей; ей хотелось показать Бо, как она его обожает, открыть всю силу своей любви.

Она слегка отстранилась, а когда он попытался снова обнять ее, остановила его поцелуем, потом приподнялась на локтях и покрыла поцелуями его шею и грудь.

Пораженный ее поступком, Бо провел рукой по ее длинным шелковистым волосам, и Бекки опустилась чуть ниже и приникла губами к его шраму. В этом поцелуе было столько нежности, что Бо больше не сомневался: он ее действительно любит.

Когда он навис над ней, Бекки инстинктивно раздвинула ноги. Потом он пристроился между ее бедер, и она вскрикнула – так поразила ее эта близость.

Бо оперся на локти и отвел с ее щеки курчавый локон. Он не сводил с нее потемневших от страсти глаз. Губы Бекки опухли от поцелуев, а щеки раскраснелись от желания. Между их телами находилось горячее доказательство его мужественности, и Бо не двигался, опасаясь, что потеряет власть над собой, если продолжит ласкать ее.

– Я хочу любить тебя, – прерывающимся шепотом сказал он.

– Я тоже этого хочу, Бо, – прошептала Бекки. – Очень-очень…

– Бекки… я…

Бо хотел признаться в любви, но начал до того серьезно, что Бекки испугалась: вдруг он прогонит ее?

Однако, вспомнив, как он откликнулся на ее ласки, она склонилась и прикоснулась к его мужскому естеству.

Страсть Бо разгорелась с новой силой, из его груди вырвался стон.

– Ах, Бекки… Люблю…

Теперь его уже было не остановить. Бо слегка приподнялся и, устремившись в самую сердцевину ее жара, стремительно преодолел легкую преграду и проник в ее шелковистое, жаркое лоно.

Бекки прикусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли. Почувствовав, что он полностью вошел в нее, она широко распахнула глаза, и ее охватили новые прекрасные ощущения.

– Потерпи, любимая, – прошептал Бо, нежно целуя ее. – Через минуту тебе станет легче.

Бекки ответила на его поцелуй, и их языки сплелись в чувственном танце. Боль прошла, и ей вновь стало хорошо. Позабыв обо всем на свете, она опять принялась ласкать его.

От ее прикосновений Бо утратил самообладание и начал двигаться быстрее. Его движения стали резкими и глубокими. Он хотел испытать настоящее блаженство, и Бекки быстро училась. Сначала она все повторяла за ним, а потом ее закружило в водовороте страсти.

Бо без устали целовал и ласкал ее. Он хотел, чтобы Бекки тоже сполна насладилась радостями любви.

В лоне Бекки словно бы сжалась какая-то пружинка. Она затаила дыхание в предвкушении некоего чудесного откровения. Достигнув экстаза, она восторженно выкрикнула имя Бо. На волнах удовольствия она выгнулась дугой, чтобы он вошел в нее еще глубже.

Бо все понял и сделал то, что хотела Бекки, после чего, достигнув вершины наслаждения, прерывисто дыша, осторожно лег на бок.

Отдалившись друг от друга, они долго молчали, а потом, обнявшись, затихли, восторженно вспоминая о чудесном соитии.

Бо нежно поглаживал Бекки, удивляясь мягкости ее бархатистой кожи. Минуту назад она словно горела в его руках, а теперь успокоилась и нежно, доверчиво прижалась к нему. Как же им было хорошо вдвоем! Бекки очень страстная, очень отзывчивая – такой женщины у него еще не было. Наконец он нашел ту, о которой мечтал. Как только закончится история с Шарком, они вернутся в Чарлстон и поженятся. При этой мысли Бо довольно улыбнулся.

Бекки тоже была на седьмом небе от счастья. Она никогда прежде не испытывала такого удовольствия, но всегда знала, что Бо – именно тот мужчина, который ей нужен. Произошедшее еще сильнее укрепило ее в этой вере, и Бекки, сладко вздохнув, осторожно погладила его грудь, однако Бо вдруг схватил ее за запястье:

– Не надо, любимая…

Бекки вскинула на него удивленный взгляд:

– Что случилось?

Бо усмехнулся:

– Ничего, Бекки. Ровным счетом ничего.

– Тогда почему мне нельзя тебя гладить? Мне нравится твоя грудь и…

Очарованный ее невинностью, он склонился над ней и крепко поцеловал.

– Мне тоже очень нравится, когда ты прикасаешься ко мне, любимая. Я хотел бы, чтобы это продолжалось все время. Но мы забываем об одном…

– О чем же?

– Мне постоянно приходится сдерживаться, когда я рядом с тобой, – честно признался он. – Я по-прежнему хочу тебя, милая.

– Так что же тебя останавливает? – лукаво спросила она, прижимаясь к нему.

– Я сам себя останавливаю. – Бо слегка отодвинул ее. – Ты не понимаешь… Это был твой первый раз, тебе будет больно…

Бекки не верила своим ушам: Бо так ее любит, что боится сделать ей больно!

– Но, Бо… – прошептала она. – Завтра ты уезжаешь, и неизвестно еще, когда вернешься. Пожалуйста, давай займемся любовью, пока есть время. Не покидай меня так… Я хочу тебя, ты мне нужен, и… и я тебя люблю. Пожалуйста…

При этих словах благие намерения Бо тут же улетучились. Она любит его, а все прочее не имеет значения.

– Я люблю тебя, Бекки, – простонал он и тут же снова овладел ею.

На этот раз их страсть накалилась до предела. И теперь Бекки уже знала, что нужно делать, и смело отвечала на ласки Бо.

После того как сладкое напряжение достигло зенита и пошло на спад, они долго лежали обнявшись, утомленные и довольные.

Перед рассветом Бо помог Бекки надеть рубашку и халат, а затем отнес ее к ней в комнату, положил на постель и нежно поцеловал. Она сонно притянула его к себе, прося еще об одном поцелуе. Бо поцеловал ее во второй раз и, укрыв одеялом, прошептал, что любит ее и вернется как можно скорее, но Бекки уже уснула и не слышала его.

Бо с грустью покинул ее. Впервые в жизни возвращение на корабль не радовало его. Единственное утешение заключалось в том, что после победы над Шарком они поженятся.

Когда он вернулся к себе, на горизонте уже забрезжил рассвет и Бо не стал ложиться. Он попрощается с Адамом, как только тот проснется, и уедет. Чем скорее они изловят Шарка, тем скорее они с Бекки будут вместе.

* * *

Бекки проснулась поздно; она медленно потянулась, словно кошка, и вспомнила, как чудесно провела эту ночь. Бо любит ее… Какое счастье! Сердце ее радостно забилось, ей не терпелось снова увидеться с ним.

Вскочив с кровати, Бекки быстро умылась и причесала волосы. Глаза ее блестели, на щеках играл румянец. Глядя на себя в зеркало, она рассмеялась и, надев свое самое красивое домашнее платье, поспешно сбежала вниз.

Услышав в гостиной голос Лианны, Бекки пошла на этот голос, надеясь, что подруга знает, где сейчас Бо.

– Доброе утро, – весело поприветствовала она Лианну.

– Доброе утро, Бекки. – Лианна обернулась к своей новоиспеченной золовке. Интересно, почему Бекки сегодня такая радостная?

– А где Бо? – Бекки желала поскорее найти его и расцеловать.

– Разве ты не знаешь? – удивилась Лианна.

– Чего я не знаю? – Бекки замерла.

– Сегодня он должен быть в Новом Орлеане.

– То есть… Не хочешь же ты сказать, что он уже уехал…

– Да, несколько часов назад.

– И он не оставил мне записку?

– По крайней мере мне Бо ничего не оставлял, но, возможно, он вручил записку Адаму.

– Понятно. – Бекки понурилась. Значит, вот как! Уехал, и ни слова ей не сказал…

Вздохнув, Бекки отправилась искать брата и обнаружила его у конюшен, но Адам тоже ее не обрадовал: оказывается, Бо никакой записки ей не передавал, и теперь неизвестно, когда он вернется.

Расстроенная, Бекки вернулась в дом. Бо клялся, что любит ее, а теперь, обучив ее радостям любви, уехал, даже не попрощавшись. Ну, ничего, она еще заставит его пожалеть о содеянном, а пока…

Бекки улыбнулась, вспомнив о прошлой ночи. Бо был так нежен, так предупредителен – теперь он вряд ли ее забудет. Она непременно ему отомстит, но это будет сладкая месть. Бо Гамильтону пора понять, что она не из тех женщин, кому можно выказывать пренебрежение.

Глава 23

Несмотря на усталость, Адам старался не унывать. Попрощавшись с Бо, он принялся за дела: заглянул в конюшни, потом отправился вместе с управляющим объезжать свои новые владения.

И все равно его мысли постоянно вертелись вокруг Лианны.

Когда поутру он проснулся, Лианна крепко спала, прижавшись к нему. Он всегда считал ее красавицей, но когда увидел ее спящую, у него захватило дух. Ему захотелось пробудить ее поцелуем, сорвать с нее ночную рубашку и заняться с ней любовью, как и надлежит мужу; но, вспомнив, как она хитра и расчетлива, он нашел в себе силы подняться с постели и выйти из комнаты.

Адам с радостью взялся за работу – он хотел держаться от Лианны подальше; однако время шло, а он по-прежнему думал о ней.

Вскоре его разыскал Алекс и потом не отходил от него весь день: смышленый мальчуган спрашивал, как управлять плантацией, и радовался, что его не прогоняют. Адам чувствовал, что Алекс одинок и ему не хватает мужского общества. Он вспомнил собственную юность. Как он тогда был дружен с отцом, от которого многому научился.

Поразмыслив, Адам решил, что отец оказал на него огромное влияние, и ему захотелось, чтобы Алекс тоже вспоминал о нем с благодарностью.

Остаток дня прошел незаметно: Адам даже перестал думать о Лианне и об обстоятельствах, ставших причиной их брака. Он сосредоточился на сиюминутных делах и при этом добросовестно отвечал на вопросы Алекса.

Когда они осмотрели южные поля и возвращались домой, мальчик неожиданно спросил:

– Адам, я знаю, что вчера вы с Лианной поженились и все такое. – Он, смутившись, умолк, но затем, набравшись храбрости, продолжил: – Вот только почему вы не поехали в свадебное путешествие? Я думал, молодожены всегда куда-нибудь уезжают на медовый месяц.

Этот вопрос застал Адама врасплох, и он не сразу сообразил, что ответить.

– Иногда все выходит не совсем так, как хотелось бы, – наконец нашелся он. – У нас не оставалось времени, чтобы спланировать медовый месяц, – все произошло слишком внезапно! Может, когда поместье снова станет давать богатый урожай, мы с Лианной и отправимся в путешествие…

– Я знал, она будет рада, – заявил Алекс.

– Правда?

– Да! Лианна как-то говорила со мной о свадьбе. Она сказала, что будет ждать того человека, который полюбит ее крепко-крепко, потому что она хочет быть так же счастлива, как наши мама с папой.

Адам невольно удивился: Лианна, которую он знал, была совсем другой.

– А еще она сказала, что когда я вырасту, я тоже должен ждать свою настоящую любовь, – продолжил Алекс.

– Очень дельный совет, – согласился Адам и подумал о своей помолвке с Элизой.

– Ты ведь тоже ждал, когда встретишь Лианну, так? – Алекс, по-видимому, считал Адама самым мудрым человеком на свете.

– Пожалуй, – ответил Адам, стараясь сдержать нахлынувшую горечь.

– Она неплохая сестра, а значит, будет хорошей женой, – закончил мальчик. – Я очень рад, что она вышла за тебя.

Адам взглянул на Алекса и увидел, что глаза его светятся любовью. Не желая причинить ему боль, он тепло улыбнулся:

– Я тоже рад. – Протянув руку, Адам взъерошил темные волосы мальчика. – Очень.

Адам понимал, что это очень важный миг для обоих, и они умолкли.

То, что он услышал от Алекса, Адама по-настоящему удивило. Оказывается, малыш видит поступок своей сестры совсем в ином свете! Надо же, как ее изменили обстоятельства!

Но что, если Алекс говорит правду и он, Адам, ошибается насчет Лианны? Не зря говорят, что устами младенца глаголет истина…

Но что это он? Лианна – отнюдь не невинная овечка. Конечно, когда они впервые занялись любовью, она была девственницей, но это тоже всего лишь одна из ее уловок. Когда ей не удалось выкупить дом, она решила заполучить дом обратно с помощью своего тела. К тому же она досадила Сюзанне: наверное, ей с самого начала было известно, чем дело закончится, и она была только рада отбить жениха у Сюзанны.

В мрачном расположении духа Адам сделал несколько шагов по направлению к конюшням, но затем круто повернулся и решительно зашагал к дому.

* * *

Для Лианны этот день начался со сплошных несчастий. Она проснулась довольно рано, но Адам уже ушел, и когда она это обнаружила, то сразу погрустнела. Ее, как всегда поутру, начало тошнить, однако с помощью Сары она вскоре оправилась и спустилась вниз.

После спешного отъезда Бо в Новый Орлеан Адам заявил, что этот день он посвятит работе на плантации, и ушел не попрощавшись. Лианна с надеждой ждала появления Бекки, но та, казалось, была очень расстроена отъездом Бо. Заявив, что ей необходимо отдохнуть, Бекки оставила Лианну и поднялась к себе.

Лианна не любила сидеть без дела: она привыкла постоянно хлопотать по хозяйству.

«Если я беременная – это еще не значит, что я инвалид», – решила Лианна и, поднявшись к себе, переоделась в простенькое платье, а потом отправилась в цветник. Ей нравилось смотреть, как цветут растения, за которыми она ухаживала.

За делами она не заметила, как летит время: работа поглотила ее без остатка.

* * *

Адам был удивлен, что его молодая жена трудится на грядках как простая служанка.

К тому же она совсем не думает о его ребенке!

– Позволь узнать: что ты здесь делаешь? – недовольно спросил он.

Лианна была поглощена работой и не слышала, как Адам подошел к ней. Она поспешно вскинула глаза.

– Занимаюсь цветами, а что?

Адам молчал: он, не отрываясь, смотрел на то место, где начиналась ее грудь. Капелька пота скатилась в темные, потайные глубины лифа, и его чресла свело от желания: ему тут же захотелось слизнуть эту капельку с ее бледной кожи. Черт, ну почему от одного взгляда на эту женщину в нем разгорается страсть, огонь желания? Что в ней такого особенного?

– У нас есть слуги, так что тебе нет необходимости самой ковыряться в грязи…

– Я вовсе не ковыряюсь, и это не грязь! – Лианна неожиданно разозлилась. Да как он смеет ей приказывать?! Она резко поднялась и гневно взглянула на него – совсем как в первый день их встречи.

– А как еще прикажешь это называть?

– Работой в саду, вот как! – Лианна бросила на мужа презрительный взгляд: выиграл поместье в карты и теперь воображает неизвестно что!

Тем временем Адам и не думал останавливаться.

– Теперь ты моя жена и хозяйка этого дома, поэтому тебе следует вести себя соответственно твоему положению.

– Сперва сам веди себя как следует! – высокомерно возразила Лианна. – Я не собака, чтобы ты мог отдавать мне приказания.

Внезапно Адам почувствовал странную усталость.

– Что ж, если тебе безразлично мое мнение, подумай, по крайней мере, о здоровье нашего ребенка.

– Ребенка? Причем здесь ребенок?

– Вряд ли ему пойдет на пользу, если ты будешь целый день трудиться на жаре.

Лианна недоверчиво посмотрела на Адама.

– Я буду поступать так, как сочту нужным, – решительно заявила она. – Разве не ты объявил наш брак фиктивным? Если наши брачные клятвы – ложь, то и отношений между нами не может быть никаких. А теперь извини, мне пора ужинать. – Лианна с независимым видом прошла мимо мужа.

Адам с досадой смотрел ей вслед; никогда еще он так не злился. Не женщина, а сущая дьяволица!

Час спустя, когда все собрались ужинать, Адам решил не подниматься в спальню, пока Лианна не переоденется. Он был твердо намерен бороться со своим желанием.

Прежде чем они приступили к ужину, их внимание привлек стук лошадиных копыт.

Адам, нахмурившись, поднялся из-за стола и вышел навстречу гостю, а Лианна и Бекки переглянулись.

Вскоре всадник отъехал, но Адам не вернулся в столовую, сразу направился в кабинет и заперся на ключ.

В дрожащей руке Адам сжимал послание от доктора Уильямса. Сердце стучало у него в груди, глаза горели.

Быстро вскрыв конверт, он поднес письмо к свету и прочел:

«Уважаемый мистер Трент!

Прошу Вас, поскорее приезжайте в Новый Орлеан, мне непременно нужно с Вами увидеться. Буду ждать Вас у себя в конторе.

Искренне Ваш, доктор Дэвид Уильямс».

О Господи! Неужели что-то неладно с Элизой? Ничего никому не сказав, Адам вышел из кабинета и исчез в ночи, захватив письмо.

Лианна, Бекки и Алекс решили, что наверняка случилось что-то важное, раз Адам так долго не возвращается к столу, и Бекки отправилась на поиски брата. На стук в дверь кабинета никто не ответил, и тогда она, обойдя вокруг дома, увидела, что стеклянные двери, ведущие в кабинет, распахнуты настежь, а внутри никого нет. Слуги, работавшие на кухне, сообщили, что мистер Адам недавно отправился куда-то на лошади.

Возвращаясь в столовую, Бекки ломала голову над тем, что сказать Лианне и Алексу. Возможно, неожиданный отъезд Адама как-то связан с Шарком, и тогда этого никому нельзя рассказывать.

– Адам сказал, в чем дело? – спросила Лианна.

– Нет… но… – Бекки замялась.

– Что-то стряслось? – Лианна взглянула на нее с любопытством.

– Адам уехал.

– Уехал? – Лианна побледнела.

– Да. – Бекки кивнула. – Наверное, в письме говорилось о чем-то важном. Он ускакал несколько минут назад, никто не знает куда.

Никто не знает? Как бы не так! Лианна ничуть не сомневалась куда. Она аккуратно свернула салфетку и положила ее на стол.

– Прошу меня извинить – я хочу немного отдохнуть.

Бекки с сочувствием посмотрела на нее:

– Лианна…

– Доброй ночи, Бекки. Доброй ночи, Алекс. – С этими словами Лианна удалилась.

Когда она добралась до спальни, то чуть не плакала. Ее раздражали поступки Адама. Лианна всегда гордилась своей сдержанностью, но с тех пор, как в ее жизни появился он, все изменилось.

Может, она так расстраивается из-за беременности? Кто знает, теперь уже вряд ли кто-то ответит ей на этот вопрос.

Лианна свернулась клубочком на кровати, но все равно не могла не думать об Адаме и о том, как он развлекается с Сюзанной.

Когда Адам добрался до приемной доктора Уильямса, было уже поздно, но в окне еще горел свет. Привязав лошадь, Адам взбежал по лестнице. Врач сразу открыл дверь.

– Мистер Трент, пожалуйста, входите. Спасибо, что явились так быстро.

– Что случилось? Надеюсь, с Элизой все в порядке?

Дэвид провел гостя к себе в кабинет и жестом пригласил сесть, а сам устроился за письменным столом.

– У меня для вас хорошие новости, – довольно улыбнувшись, сообщил он.

Адам недоверчиво посмотрел на него, но ничего не сказал, видимо, ожидая продолжения.

Дэвид с удивлением вглядывался в напряженное лицо Адама Трента. Он ожидал, что гость обрадуется, а тот…

– Похоже, мы наконец-то сдвинулись с мертвой точки.

Адам был потрясен. Когда-то он верил в то, что Элиза выздоровеет, но шли месяцы, и надежды его убывали. Он знал, что доктор Уильямс не прекращает попыток до нее достучаться, но, не веря в ее исцеление, женился на Лианне, и скоро у них родится ребенок…

– Вчера ночью мисс Клейтон проснулась и ходила по комнате.

– Она что-то сказала?

– Пока нет, но, полагаю, она скоро заговорит. Уже то, что она сама поднимается с постели, – большая победа.

– Да, конечно… – Адам поднял на врача измученный взгляд.

Заметив, как он страдает, Дэвид решил не продолжать беседу.

– Вы сегодня останетесь ночевать в городе?

– Да. Уже слишком поздно, чтобы возвращаться домой.

– Хорошо. В таком случае постарайтесь навестить Элизу завтра: возможно, ваш визит ускорит выздоровление…

– Хорошо. – Адам кивнул, думая про себя, как тяжело будет ему объяснить Элизе, что он ее предал.

Глава 24

Адам остановился в гостинице «Сент-Луис», при этом его настроение нисколько не улучшилось, когда ему выделили тот же номер, что и в прошлый раз. Он чуть было не попросил другой, но решил, что это выглядело бы нелепо. Речь идет всего лишь о комнате, какие бы воспоминания ни были с ней связаны.

Прежде чем лечь спать, Адам подкрепился в баре двойным бурбоном. Он сидел за уединенным столиком в углу, и его угнетало чувство вины. Он не сомневался, что погубил Элизу, а теперь, когда она пошла на поправку, готовится нанести ей очередной удар, который окончательно ее доконает. Элиза такая красивая, хрупкая, доверчивая… Но как он ее, ни любит, придется рассказать ей о браке с Лианной. Другого выхода у него просто нет.

При этой мысли Адам так расстроился, что осушил бокал одним залпом, а потом отодвинул пустой бокал подальше.

Понимая, что алкоголь не решит его проблем, он направился к себе в номер, где при взгляде на широкую, мягкую кровать с пологом на него нахлынули воспоминания.

Тогда их соитие было таким эротичным и прекрасным, но, увы, с тех пор его жизнь кардинально переменилась.

Лианна… Еще ни к одной женщине Адам не питал столь сильных чувств. Когда-то он думал, что любит Элизу, но это чувство померкло в сравнении с той страстью, которую он испытывал к Лианне.

Всякий раз, когда он оказывался рядом с Лианной, в нем разгоралось желание. Не простое физическое стремление мужчины к привлекательной женщине – нет, это было нечто более примитивное, то, с чем трудно совладать.

Адам сорвал с себя сюртук и рубашку, затем вытянулся на постели и попытался заснуть. Несмотря на усталость и выпитый ликер, сон его был тревожным. То ему являлась Элиза – до нападения пиратов и после; то Лианна, зеленые глаза которой яростно сверкали: она, то бросала ему вызов, то кружилась с ним в танце, то страстно отдавалась ему. Лианна была его женой и носила под сердцем его дитя, а ведь когда-то он мечтал иметь детей от Элизы…

Потрясенный этой мыслью, Адам беспокойно заворочался в постели. Завтра он встретится с Элизой и откроет ей правду. Если, конечно, она в состоянии что-либо понять. Разумеется, он не хотел причинять ей боль, но ложь была бы еще хуже.

К утру у Адама окончательно расстроились нервы, но, несмотря на это, он тщательно оделся и спустился к завтраку.

Едва Адам сел за стол, как кто-то окликнул его, и он, вскинув глаза, увидел за соседним столом Сайруса Шаклфорда.

Банкир холодно поздоровался.

– Думаю, вскоре вы почтите меня визитом, Трент, – процедил Сайрус.

Он все еще злился, что Адам помешал им с Лианной, да еще, в довершение дела, сам на другой день женился на ней. Если слухи не врут, Трент флиртовал с Сюзанной Лабади, а сам в это время спал с Лианной – пройдоха! Теперь Сайрусу было понятно, почему Адам отбил у него Лианну: он считал ее своей собственностью. Ну, ничего: они оба еще поплатятся за свое высокомерие!

– С какой это стати? – Адам окинул Сайруса холодным взглядом.

– А с такой. Я, как вам известно, занимаюсь финансами Дюшармов, и вы, скорее всего, захотите перевести счет на свое имя.

– Я пока об этом не думал, – отрезал Адам.

– Естественно, ведь все произошло так быстро! – Банкир ухмыльнулся.

– Думаю, жена не станет возражать, если я переведу ее счета в тот банк, где лежат мои деньги. Скоро я свяжусь с вами, Шаклфорд, и мы это обсудим.

Сайрус поднялся.

– Что ж, кланяйтесь от меня Сюзанне… и вашей супруге. – Он быстро вышел.

Адам долго смотрел ему вслед. Боже, как ему хотелось придушить этого мерзавца! Он знал, что из-за их поспешной свадьбы по городу поползли сплетни, но прежде не думал, что слухи распустил именно Сайрус. Ковыряя в тарелке, Адам как мог оттягивал час свидания с Элизой, но вечно сидеть и ждать было нельзя, поэтому через некоторое время он все же покинул гостиницу…

* * *

После встречи с Адамом Дэвид не спал всю ночь: он не знал, что тревожит жениха Элизы, но чувствовал, что на его пациентке это может сказаться самым неблагоприятным образом. Вот почему он вышел из дома пораньше, чтобы побыть с Элизой до прихода Адама.

– Доктор Уильямс! – радостно встретила его сестра Халлидей, заметив, что Дэвид принес с собой красную розу. – Подумать только, опять! Я оставила шкатулку на комоде, как вы сказали, а утром она снова очутилась на туалетном столике.

Дэвид воспрянул духом. Наконец-то он подобрал к больной нужный ключик! Теперь осталось только ждать, когда она окончательно пойдет на поправку.

– Чудесно, сестра! – воскликнул он. – Элиза наверху?

– Да, сидит у окна.

Дэвид начал подниматься по лестнице, но неожиданно обернулся:

– Вчера я беседовал с мистером Трентом: он в городе и сегодня придет навестить больную.

Лицо сестры просияло.

– Встреча с ним – лучшее лекарство для нашей пациентки, как я полагаю…

– Если я вдруг понадоблюсь, вы найдете меня у Элизы.

– Да, доктор.

Через окно в комнату лился солнечный свет. Элиза, как всегда, сидела в кресле и смотрела на сад. Может, однажды она будет смотреть не на сад, а на дверь в ожидании его прихода, неожиданно подумал Дэвид.

– Доброе утро, Элиза, – негромко поздоровался он.

Сегодня Элиза выглядела на редкость привлекательной. Каскад золотистых волос струился по плечам, бледно-персиковый халат подчеркивал белизну ее кожи. За время болезни она похудела, но это лишь придавало ей изящества.

Дэвид долго смотрел на нее. Элиза казалась ему невинной, несмотря на все перенесенные страдания; он никогда не видел столь прелестной молодой женщины.

– Я принес вам розу, – произнес он, наконец. Впервые он понял, что если Элиза поправится, то он ее потеряет – ведь она любит Адама Трента, своего жениха…

Потрясенный этой мыслью, Дэвид направился к комоду и поставил розу в высокую вазу, наполненную водой, а потом присел на стул рядом с Элизой.

– Чудесная сегодня погода, – заметил он, затем взял в руки музыкальную шкатулку, завел ее и положил Элизе на колени.

Она ничего не сказала, только взяла шкатулку и, прижав ее к груди, перевела взгляд, обычно устремленный вдаль, на свое сокровище. Слушая мелодичные звуки, она чувствовала себя в безопасности.

Впервые за долгие месяцы светло-голубые глаза Элизы встретились с аквамариновым взглядом Дэвида.

– Элиза… – восторженно прошептал Дэвид, затем сжал ее руку, поднес к губам и, не отводя глаз, нежно поцеловал ладошку.

– Дэвид? – робко прошептала она, и звук ее голоса был подобен пению ангелов.

– Да, Элиза, это я. – Дэвид снова поцеловал ее руку.

– Я так рада, что вы пришли, Дэвид, – медленно проговорила Элиза и опустила глаза. Ее вдруг охватила страшная усталость.

– Я здесь и никогда вас не оставлю, поверьте! – с жаром произнес молодой человек, и его лицо просияло, словно он получил самую большую награду в мире.

Впустив Адама, сестра Халлидей сообщила, что доктор уже пришел, и пригласила его подняться наверх.

У двери Адам остановился: нервы его были на пределе. И тут он услышал приглушенные голоса. Господи, да это же Элиза – она беседует с врачом! Он так молился о ее выздоровлении, а теперь, когда она пошла на поправку, вынужден нанести ей жестокий удар.

Адам перевел дыхание и, приблизившись к двери еще на шаг, застыл, не в силах оторваться от сцены, свидетелем которой он стал.

Элиза сидела в кресле перед окном и, нагнувшись к доктору, внимательно слушала его. Она выглядела прелестно и, кажется, все отлично понимала. Ее глаза больше не смотрели в пустоту, они благодарно светились, а Дэвид Уильямс, сидя рядом с ней, прижимал ее руку к губам.

Адам попятился, не желая быть невольным свидетелем столь интимной сцены. К тому же ему нужно было все это хорошенько обдумать.

Спустившись вниз, Адам сказал сестре Халлидей, что доктор занят и что он подождет его в кабинете, а потом стал взволнованно расхаживать по комнате. Неужели доктор Уильямс влюбился в Элизу? И отвечает ли она ему взаимностью?

Вздохнув, Адам опустился на диван: нужно будет непременно поговорить с доктором Уильямсом по душам, и тогда, возможно, он получит честный ответ на свой вопрос.

Немного погодя доктор спустился вниз. В его душе боролись противоречивые чувства, он не знал, как визит Адама Трента скажется на состоянии Элизы. Что, если при виде жениха она вновь замкнется в себе?

И все же Дэвид надеялся на лучшее: он очень хотел, чтобы Элиза поправилась и зажила счастливо. Вот только он и сам хотел бы жить счастливо вместе с ней. Прежде Дэвид ни разу не влюблялся по-настоящему, так как для него всегда на первом месте стояла работа. Сначала он думал, что его тянет к Элизе от одиночества, но сегодня впервые понял, что она отвечает ему взаимностью. Как же все сложно! Он любит ее и хотел бы жениться на ней, как только она выздоровеет, всю жизнь заботиться о ней и помочь забыть о постигшем ее несчастье.

Увидев Адама, Дэвид в нерешительности остановился.

– Мистер Трент… Я не знал, что вы пришли. Почему вы не поднялись к Элизе? – спросил он вместо приветствия.

Адам загадочно посмотрел на него:

– Думаю, нам будет лучше поговорить здесь.

– Что ж. – Дэвид слегка нахмурился. – И о чем же вы хотели поговорить?

– Я должен был сказать это еще вчера, но не решился, и вот теперь…

Действительно, Дэвид еще накануне заметил, что Адама что-то гнетет, и, как видно, не ошибся.

– Пожалуйста, говорите, – подбодрил он гостя.

– Дело в том, что вчера я… женился.

– Что? – Дэвид не верил своим ушам.

– Вчера я сочетался браком с Лианной Дюшарм.

Теперь Дэвид уже и не знал, грустить ему или радоваться. Соперника больше не существует, но вот как эту новость воспримет Элиза?

– Я всегда молился о скорейшем выздоровлении моей невесты и, как вы знаете, не жалел средств на ее выздоровление… – Адам умолк, припоминая мучительные месяцы ожидания и крушение надежд. – Но время шло, и у нас с Лианной Дюшарм начался роман. – Пожалуй, это уже было лишнее: теперь Лианна его законная супруга, и ему следует быть осторожнее в выражениях. – Понимаете, я уже не верил, что Элиза выздоровеет, и… Если бы я только знал!

– Любовь неподвластна рассудку, мистер Трент, – мягко и без тени укора заметил Дэвид.

– Элиза мне далеко не безразлична, но…

– Да-да, я все понимаю.

– Она обо мне ничего не говорила? Не вспоминала прошлое?

– Пока нет.

– Боюсь, если я сейчас увижусь с ней, то все ваши труды будут напрасны…

– Полагаю, пройдет совсем немного времени, и Элиза будет в состоянии узнать всю правду. – Дэвид не сводил взгляда с Адама. – Жизнь не всегда обходится с нами справедливо, но мы должны уметь справляться с трудностями.

– Элиза – чудесная женщина, доктор Уильямс.

– Знаю.

– Что ж, тогда я, пожалуй, пойду. Скажите мне, когда я смогу с ней встретиться.

– Непременно. Я буду писать вам, если не возражаете.

– Разумеется, не возражаю: я хочу и дальше быть в курсе того, как идут дела.

В дверях Адам обернулся.

– Вы ведь любите ее, верно? – напрямую спросил он.

Дэвид слегка улыбнулся и не отвел глаза.

– Да, мистер Трент, люблю.

– А она вас?

– Не знаю, но я постараюсь заслужить ее любовь.

Вспомнив о своих семейных делах, Адам невольно вздохнул.

– Я рад, что вы ее полюбили. Желаю вам обоим счастья.

Дэвид проводил его до двери, а когда Адам ушел, поднялся наверх, чтобы провести остаток утра с Элизой. И возможно, уговорить ее прогуляться по саду.

Войдя в комнату, Дэвид увидел, что Элиза ждет его, и помолился про себя, чтобы Бог соединил их судьбы, как только она окончательно поправится.

Глава 25

Сайрус Шаклфорд покинул столовую гостиницы «Сент-Луис» в отвратительном расположении духа. Адам Трент снова оскорбил его, причем прилюдно! Ни одному человеку, который оскорблял представителя рода Шаклфордов дважды, это не сходило с рук, но нахал, видимо, не знал об этом. Что ж, значит, пора просветить его.

Без лишних раздумий Шаклфорд вернулся к себе в контору и отменил все назначенные на этот день встречи, затем велел подать карету и отправился в Уиллоу-Бенд. Несомненно, Сюзанна страдает от унижения, которому подверг ее Трент, так почему бы этим не воспользоваться? Обманутая женщина способна на все: при этой мысли Сайрус злобно захихикал.

Дорога до поместья Лабади показалась Сайрусу ужасно долгой, и он с облегчением вздохнул, увидев наконец солидный особняк.

Слуга принял от него лошадей, и Шаклфорд, войдя в дом, велел служанке доложить о себе.

Сюзанну, разумеется, удивил неожиданный визит Сайруса, и, спускаясь к гостю, она гадала, зачем он пожаловал.

– Сайрус, какими судьбами ты здесь?

– Сюзанна, ты прелестна, как всегда. – Хищная улыбка не сходила с лица гостя. – Впрочем, я не об этом: у меня к тебе деловое предложение.

– Деловое? – Сюзанне стало любопытно.

– Да. Понимаешь ли, Адам Трент сильно меня разозлил, и я хочу, чтобы он поплатился за свое наглое поведение. – Сайрус старался держаться с Сюзанной максимально честно. – Мне нужна твоя помощь. С твоими связями…

– С моими связями? – Сюзанна подозрительно взглянула на него. – С какими еще связями?

– Не прикидывайся невинной овечкой, дорогуша, – я твой банкир. Надеюсь, ты этого еще не забыла? Мне известно все о состоянии твоих финансов, и я знаю, что доходы приносит тебе отнюдь не поместье. – Шаклфорд прищурился и смерил Сюзанну насмешливым взглядом.

А этот пройдоха смышленее, чем она считала. Сюзанна, тут же решила подыграть Сайрусу, чтобы выяснить, что он затеял.

– Ну что ж, – без всякого выражения произнесла она. – Выкладывай, что ты там придумал.

– Итак, мы оба знаем, какое унижение ты испытала, когда Трент предал тебя на другой день после помолвки…

Щеки Сюзанны залил предательский румянец: отрицать что-либо было бесполезно.

– Я придумал, как наказать их обоих…

Неожиданно Сюзанна бросила на Шаклфорда лукавый взгляд:

– По-моему, ты знаешь далеко не все.

– То есть?

– Вынужденный брак Адама никак не сказался на наших отношениях: Адам по-прежнему любит меня, он скоро расстанется с Лианной, и тогда мы поженимся.

– Это он тебе так сказал?

– Конечно. – Сюзанна попыталась припомнить, как именно выразился Адам.

– Вот уж не думал, что ты так глупа, моя радость!

– Что? – Сюзанна чуть не задохнулась от возмущения.

– Давай взглянем правде в лицо: любой мужчина готов стреляться с кем угодно, лишь бы лечь в постель с Лианной.

Сюзанна побледнела.

– А, так вот почему ты на них ополчился. Что случилось, Сайрус? Неужели Лианна тебя отвергла?

В холодных голубых глазах банкира вспыхнула ярость.

– Она проклянет тот день, когда отказала мне, вот увидишь.

– Очень может быть. Но какое это имеет отношение к нам с Адамом? – Сюзанна явно не желала понимать его намеки, и Сайрус почувствовал, что устал от ее ребячества.

– Думаешь, Трент оставит Лианну и своего ребенка? Он спал с ней, когда встречался с тобой, неужели это тебе ни о чем не говорит?

– Нет, Сайрус, это ты ошибаешься. Адам любит меня. – Сюзанна постаралась придать голосу убедительность.

Не выдержав, Сайрус вскочил на ноги. Неужели она так и не признает правду?

– Что ж, подождем – увидим. Я не спешу, так что когда поймешь, что я прав, дай мне знать. Уверяю, мой план превосходен, и вместе мы сумеем отомстить.

С этими словами Шаклфорд ушел, а Сюзанна еще долго смотрела ему вслед. Она не хотела верить тому, что сказал гость, но все же ее грызли сомнения. Неужели это правда и Лианна – та женщина, которая нужна Адаму?

В конце концов, Сюзанна решительно отринула сомнения. Адам любит ее, а не Лианну, он сам ей об этом сказал; все выйдет так, как она хочет.

* * *

Когда Адам вернулся в Бель-Арбор, Лианна и Бекки ждали его в гостиной. Заслышав шаги, Бекки поднялась, чтобы встретить брата.

– Адам?

Бекки сразу поняла, что брат перенес тяжелое испытание, поэтому не стала его ругать за внезапный отъезд. Может, все это как-то связано с Бо?

Лианна вслед за Бекки вышла навстречу мужу, но его усталость вызвала у нее не участие, а совершенно иное чувство: презрение. Наверняка его утомила страстная ночь, проведенная в объятиях Сюзанны.

Воцарившееся напряженное молчание разрядил радостный возглас:

– Адам, наконец-то ты вернулся!

Быстро спустившись по ступеням, Алекс бросился к Адаму и сжал его в объятиях.

– Я так по тебе соскучился!

– Я вернулся, как только смог, – пояснил Адам, дружески обнимая мальчугана.

Подняв глаза, Адам встретился взглядом с Лианной, и его сердце дрогнуло. В разлуке он все время думал о ней, но картины, которые рисовало ему воображение, не шли ни в какое сравнение с ее красотой.

«Какая она все-таки прелесть!» – подумал он, но в следующий момент, встретив ее презрительный взгляд, вздрогнул. Очевидно, Лианна считала, что он солгал Алексу.

Лианна вернулась в гостиную. Адаму очень хотелось броситься вслед за ней, объяснить, что произошло, стереть с ее лица презрительное выражение, но он сдержался. Если Лианна – его жена, это еще не значит, что он должен перед ней оправдываться!

– Эй, Адам, может, покатаемся на лошадях? – предложил Алекс.

Адам покровительственно взъерошил его волосы.

– Утром, сейчас я устал.

– Хорошо, – согласился Алекс и выбежал из дома, довольный тем, что весь следующий день он проведет со своим старшим другом.

– С тобой мы позже поговорим, Бекки. – Адам покосился на гостиную, в которой скрылась Лианна, потом поднялся в спальню, рассчитывая на несколько минут мира и тишины, но при виде ночной сорочки Лианны, аккуратно свернутой на кровати, понял, что его надеждам не суждено сбыться. Изящная женская сорочка снова пробудила в нем желание.

Он скинул с себя рубашку и подошел к раковине, как вдруг в дверь постучали.

– Входи, Бекки! – крикнул Адам.

Осторожно войдя в комнату, Бекки прикрыла за собой дверь.

– Я ездил в Новый Орлеан, – отрывисто пояснил Адам, не дожидаясь ее вопросов, и, насухо вытершись полотенцем, накинул его на шею, а затем обернулся к сестре.

– В Новый Орлеан? – Бекки встревожено нахмурилась. – Но зачем? Что-то стряслось? Может, что-нибудь с Бо?

– Бо здесь ни при чём, – пояснил Адам, несколько удивленный, что сестра так тревожится за его приятеля. – Вчера ужином я получил послание от доктора Уильямса. – Он направился к гардеробу, чтобы взять свежую рубашку.

– Элиза… – едва слышно прошептала Бекки. – Что с ней?

Адам пожал плечами:

– Уильямс совершил чудо: похоже, Элиза скоро поправится.

– Не может быть… – Бекки сделала шаг и опустилась на кровать. – И что ты теперь собираешься делать?

– Уже сделал, – отозвался он, надевая рубашку.

– Что именно?

– Открыл доктору Уильямсу всю правду.

– Но… – У Бекки сжалось сердце. Они так долго молились о выздоровлении Элизы, и вот теперь…

– И теперь, похоже, доктор Уильямс влюбился в Элизу.

Быстро поднявшись, Бекки подошла к брату и обняла его.

– Ах, Адам, мне так жаль!

– Жаль чего? Элиза пошла на поправку, а все прочее не имеет значения.

– Но ты ведь все еще любишь ее, верно? – Бекки словно пыталась прочитать мысли брата, скрытые под маской равнодушия.

– Какая разница? Я теперь женатый человек, ты что, забыла?

– Конечно, нет, что ты! – Встретив такой отпор, Бекки слегка оробела.

– Кроме того, – прибавил Адам, – с Уильямсом Элиза будет счастлива.

Долгое время они не произносили ни слова, но наконец Бекки решилась:

– Раз Элиза выздоравливает, значит, тебе больше не нужно…

– Нужно! – взорвался Адам; он желал, во что бы то ни стало отомстить Шарку. – Мои планы не изменились, и я не успокоюсь до тех пор, пока не разыщу Шарка и не заставлю его расплатиться сполна.

* * *

Лианна бесцельно бродила по саду. Адам исчез, не сказав ей ни слова, всю ночь где-то шлялся, а потом так никому ничего и не объяснил. Очевидно, он хочет, чтобы она смирилась с таким положением дел; вот только ей это совсем не по нраву.

Постояв среди цветущих ветвей, Лианна направилась к пруду. Ей невольно вспомнилась чудесная ночь, которую она провела здесь в объятиях Адама. Он был так нежен с ней… Ах, если бы она только знала, чем все это закончится! Но тогда она была глупа и наивна. И вот теперь она жена Адама, носит его фамилию и скоро родит от него ребенка…

Адам по-прежнему любит Сюзанну и даже провел у нее прошлую ночь.

Лианна судорожно сглотнула и попыталась совладать со своими чувствами. Она вспомнила бабочку, которую несколько недель назад поймал Алекс, и поняла, что сбылись ее худшие опасения: она вышла замуж без любви.

Тяжело вздохнув, Лианна повернула к дому. Скоро ужин. Опять ей придется сидеть рядом с Адамом и ради Алекса притворяться, будто ничего не случилось. Лианне оставалось только надеяться, что у нее хватит на это сил.

Ужин прошел в молчании, но Алекс этого, похоже, не заметил. Сам он трещал без умолку, рассказывая Адаму, как провел день, так что при всем желании никто не смог бы вставить ни слова, однако Лианна была этому только рада. Ее тошнило от мысли, что снова придется спать в одной постели с Адамом.

Наблюдая за мужем из-под опущенных ресниц, Лианна отметила легкость, с какой он общается с Алексом, и позавидовала их дружбе. С ней Адам ни разу так не разговаривал: они либо ругались, либо говорили исключительно по делу. Вместе они провели всего лишь две страстные ночи, и этим связали себя на всю жизнь.

Когда ужин закончился, Лианна извинилась и поспешно поднялась из-за стола, сославшись на усталость. Ей хотелось лечь пораньше. Сара подготовила для нее ванну, и она с удовольствием погрузилась в горячую, душистую воду, радуясь, что хоть на время отделалась от Адама. И без того в ее жизни осталось мало удовольствий, хорошо хоть ванну пока можно принять спокойно.

– Мисс Лианна, какую вы сегодня наденете ночную сорочку? – спросила Сара, стоя перед гардеробом.

– Ту же, что и прошлой ночью, – равнодушно ответила Лианна.

– У вас есть и другие, тоже очень красивые, – заметила служанка.

Она знала, что Адам провел ночь вне дома, и хотела помочь Лианне удержать его. Сара считала, что Адам, несмотря на все свои недостатки, будет Лианне хорошим мужем, но сначала им нужно немного привыкнуть друг к другу.

– Нет, Сара, делай, как я сказала, – отрезала Лианна. Адам ясно дал понять, что не питает к ней страсти, так для кого же ей наряжаться?

Исполнив распоряжение хозяйки, Сара вышла из комнаты и, спускаясь по лестнице вниз, неожиданно столкнулась с Адамом: он медленно поднимался наверх, думая, что Лианна уже лежит под одеялом и крепко спит.

Однако, открыв дверь в спальню, Адам застыл на пороге, не веря своим глазам: в его спальне Лианна принимала ванну! Она не слышала, как он вошел, и Адам, воспользовавшись моментом, смог как следует разглядеть ее.

Золотисто-рыжие волосы Лианны, забранные наверх, открывали грациозную шею; от горячей воды ее кожа порозовела и заманчиво блестела.

Адам почувствовал знакомый жар в чреслах; он представил, как слизывает капельки воды с ее шеи и обнаженных плеч. Тем временем Лианна подняла руки, чтобы выжать губку, и ее соблазнительная грудь поднялась над водой; казалось, взгляду вот-вот предстанут бледно-розовые соски…

Адам закусил губу, чтобы подавить стон. Разве тут уснешь!

Теперь уже Адам совсем не жалел, что Лианна обманом женила его на себе: никогда ни одну женщину он не желал так сильно! Плотно прикрыв дверь, Адам шагнул к жене, и тут Лианна обернулась.

Охнув, она поспешно прикрыла грудь полотенцем, оставленным Сарой.

– Адам, что тебе здесь нужно? – Подняв глаза, Лианна почувствовала себя беззащитной перед взглядом его темных глаз. Какой же он красавец, даже дух захватывает!

В этот момент Адам вновь вспомнил о коварстве жены. Эта обманщица чуть не разрушила его планы, а он…

– Что мне от тебя нужно, дорогая женушка? – язвительно протянул Адам. – Ровным счетом ничего. – Развернувшись, он вышел из комнаты и громко хлопнул дверью.

Лианна молча смотрела на закрытую дверь; сердце ее почти перестало биться. Он ее отверг! Адам ненавидит ее, в этом нет сомнений.

Вода, которая совсем недавно казалась такой теплой, вдруг словно остыла. Обернувшись мокрым полотенцем, Лианна вышла из ванны и долго искала другое полотенце, пока наконец не нашла то, которым недавно вытирался Адам.

Вытершись, она взяла ночную сорочку и, проходя мимо большого зеркала, не сумела преодолеть искушения и глянула на свое отражение. Лианна никогда не считала себя красавицей, но полагала, что достаточно привлекательна. Интересно, почему Сюзанна нравится Адаму больше? Может, потому, что она такая миниатюрная? Или потому, что Сюзанна – блондинка?

Зеркало безмолвствовало.

Лианне хотелось догнать мужа, но она понимала, что этого делать не следует. Она надела ночную рубашку и легла в постель. Засыпая, она с грустью подумала:

«Неужели все мои ночи теперь будут похожи на эту?»

Глава 26

Проснулась Лианна от того, что внизу кто-то громко хлопнул дверью. Она присела и прислушалась, но услышала только стук лошадиных копыт – всадник ускакал в ночь.

Лианна озадаченно нахмурилась: кому понадобилось уезжать из поместья в столь поздний час?

Тут ей в голову пришла ужасная мысль, прогнавшая остатки сна. А вдруг это был Адам? Может, он не утерпел и поскакал к Сюзанне, чтобы провести остаток ночи в ее объятиях?

Лианна снова легла и попыталась заснуть, но отчаяние прогоняло сон. Ей нужна правда. Надо непременно выяснить, дома ли Адам.

Не надевая халата, Лианна выскользнула из кровати и вышла из комнаты в коридор, но у лестницы остановилась. Снизу не раздавалось ни звука, однако в кабинете горел свет: наверное, Адам перед отъездом забыл потушить лампу.

Немного помедлив, Лианна направилась вниз, чтобы исправить эту оплошность.

* * *

Адам устало опустился на диван, стоявший в его кабинете. Интересно, суждено ему когда-нибудь выспаться или нет? Несколько часов назад он поднялся к себе, но при виде Лианны, принимавшей ванну, поспешно ретировался. Он опустошил полбутылки бурбона и все равно не смог заснуть. Каждый раз, закрывая глаза, Адам представлял красавицу жену в ванне, и желание охватывало его с новой силой.

Адам больше не мог отрицать, что питает к Лианне настоящую страсть. Эта страсть разжигала его кровь: стоило ему представить, что он занимается с ней любовью, как его бросало в жар.

Адам устало потер лоб, продолжая бороться с желанием. Он не должен хотеть Лианну. Ему снова вспомнился рассказ Алекса. Может, они и вправду просто не сумели побороть взаимное влечение? Хотелось бы так думать, но логика подсказывала иное.

В отчаянии Адам снова отхлебнул из бутылки, которую сжимал в руке. Сначала он пил из стакана, но устал постоянно подливать себе и решил глушить бурбон по-варварски – сейчас он чувствовал себя дикарем.

Его взгляд упал на скомканный лист бумаги, валявшийся на полу, – это была записка от Сюзанны, которую она прислала ему с гонцом среди ночи. Как она могла?! Впрочем, он сам убедил ее, что она единственная женщина, которую он желает, и вот теперь ему приходится пожинать плоды собственной неосмотрительности.

Сюзанна хотела, чтобы он немедленно приехал к ней, но Адам отказался. В записке, которую он передал слуге, говорилось, что он сможет явиться лишь на следующий день. Конечно, Сюзанна – красавица, блондинка с прелестной фигурой, только его к ней почему-то не тянет.

И тут же он представил, что сжимает в объятиях Лианну, и та страстно отвечает на его поцелуи.

Впрочем, вряд ли это правдивая картина: Лианна невзлюбила его с самого начала, и это вряд ли изменится.

Впрочем, за что ей его любить? Движимый жаждой мести, он отнял у нее дом, нисколько не заботясь о ее чувствах, лишил невинности, а потом объявил о помолвке с другой. К тому же теперь она еще и беременна. Неудивительно, что Лианна его почти не переносит.

Адам нахмурился и снова приложился к бутылке. Он не любил признавать свои ошибки.

В этот момент его внимание привлек какой-то шум: он поднял глаза и увидел вошедшую в кабинет Лианну. Адам недоверчиво уставился на нее – вдруг это плод его бурного воображения? Пока она его не заметила, он молча рассматривал ее.

Несомненно, Лианна была восхитительна. Что ни говори, красивую он себе выбрал супругу. Распущенные густые рыжеватые пряди обрамляли плечи. Как бы хорошо эти волосы смотрелись на подушке, в то время как Адам покрывал бы поцелуями их владелицу!

Вообразив такую картину, он улыбнулся краешком рта. На Лианне была скромная белая ночная рубашка: небольшой вырез почти не открывал грудь, под которой протянулась голубая ленточка в стиле ампир. Но выглядела Лианна весьма соблазнительно. Адам как зачарованный смотрел на жену, с интересом наблюдая за тем, как она подошла к столу, на котором горела лампа. Когда она оказалась перед лампой, яркий свет обрисовал ее силуэт под тонкой тканью сорочки, и Адам приготовился насладиться вполне невинным чувственным зрелищем, но в результате приглушенное желание разгорелось с новой силой. Адам хотел эту женщину. Страсть, которую он испытывал, была стара, как время, и его тело прекрасно это знало, хотя разум твердил иное.

Должно быть, Адам, сам того не осознавая, пошевелился, потому что Лианна стремительно повернулась. Она походила на робкую лань, вспугнутую охотником и готовую бежать при малейшем признаке опасности.

– Ах, ты здесь… – пролепетала Лианна, растерянно стоя перед ним.

Она хотела отвести глаза, но не смогла. Адам был так красив! Лианна смотрела на него как завороженная. Ее взгляд жадно блуждал по его телу, отмечая все: темные густые волосы, крепкую шею… Сквозь расстегнутый ворот белой рубашки Лианна видела начало черной курчавой поросли, покрывавшей широкую грудь мужа. Она вспомнила, как сладко было прижиматься к его груди, и в ней вспыхнула прежняя страсть.

– Ты думала, я уехал? – произнес Адам низким, бархатным голосом, еще больше распалившим сжигавшее ее желание.

Лианна не могла понять, дразнит он ее или нет, и не хотела открывать ему правду.

– А это что, имеет какое-то значение?

Лианна знала, что ей нужно бежать от него, но не могла заставить себя. Она неожиданно поняла, что хочет его. Правда, Адам любит и желает одну лишь Сюзанну, но сейчас это не важно. Лианне хотелось поцеловать плотно сжатые губы Адама, чтобы они размякли от страсти. Она мечтала прикоснуться к нему, погладить по тонким ребрам, по груди, плотно прижаться, чтобы он вошел в нее как можно глубже…

Она вспомнила обжигающий жар его тела, и у нее закружилась голова. Может, это и называют любовью? Впрочем, какая разница: все равно Адам ее презирает и между ними ничего не может быть.

Взгляд Адама потемнел.

– Имеет, – негромко протянул он, – и еще какое!

Поставив бутылку на стол, Адам поднялся и подошел к жене. Лианна словно окаменела: стояла перед ним как завороженная, ожидая свершения своей судьбы.

Адам поднял руку, погладил ее по щеке пальцами, и от этого прикосновения Лианна вздрогнула.

– Мы хотим друг друга. Так было всегда, – тихо произнес Адам.

Лианна ничего не ответила. Во рту у нее пересохло, сердце готово было выскочить из груди. Она вожделела Адама каждой клеточкой своего тела.

Адам смотрел на нее и чувствовал, как в нем разгорается желание. Лианна казалась ему такой невинной, такой бесхитростной. Неужели это она обманом женила его на себе? Быть может, его жестокость по отношению к ней ничем не обоснована?

– Ты такая красивая, Лианна, – прошептал он и склонился к ней, чтобы поцеловать.

Адам думал, что Лианна убежит, и, поступи она так, не стал бы осуждать ее; но, к его удивлению, она лишь негромко вздохнула, когда его губы коснулись ее губ.

От этого тихого вздоха у него екнуло сердце. Он нежно прижал ладони к ее щекам и продолжил поцелуй. Сначала поцелуй его был неглубок и нежен, но Лианна шире открыла рот, как цветок открывается навстречу солнцу, и его язык проник внутрь.

Почувствовав его страсть, Лианна радостно затрепетала и бессознательно прижалась к нему. Ее живой отклик распалил Адама еще сильнее. Осмелев, он обнял ее за бедра и прижал к себе, чтобы она почувствовала, как он ее хочет.

Лианна сладостно застонала и крепче прижалась к нему. Когда она ощутила его твердое мужское достоинство, у нее ослабели колени. Она хотела Адама, яростно, безумно, совсем позабыв о предательстве.

«Пожалуй, где любовь, там и ненависть», – подумала она.

– Я хочу тебя, Лианна! Я никогда еще не желал так ни одну женщину, – признался Адам и, прервав поцелуй, посмотрел на нее. Его темные глаза горели страстью.

– Я тоже хочу тебя, Адам, – охотно призналась Лианна: отрицать это не было смысла.

Адам снова жадно приник к ее губам, потом поднял Лианну на руки, словно она была пушинкой, и отнес на диван. Его переполняли любовь и нежность. Он очень хотел доставить жене удовольствие – это чувствовалось в каждой его ласке, в каждом поцелуе.

Лианна погрузилась в блаженный туман наслаждений. Их предыдущие ночи были жаркими и волнующими, но на этот раз Адам ласкал и целовал ее как-то по-особенному. Она не могла разобрать, в чем именно разница, – страсть захватила ее без остатка. Лианна решила ни о чем пока не думать и безмятежно наслаждаться радостями любви.

Когда Адам снял с нее ночную рубашку, Лианна не возражала. Его возглас «Как ты прекрасна!» обрадовал ее Он провел губами по ее шее, а потом спустился ниже и принялся жарко ласкать грудь. В его объятиях Лианна была словно дикое пламя.

Адам лег, прижав ее собой, и Лианна стала извиваться, желая стать к нему еще ближе.

Перевернувшись на спину, Адам положил Лианну сверху. Ему нравилось, как ее бедра трутся о его затвердевшие чресла. Он очень хотел ее, но не собирался спешить.

Прикосновения Адама возбуждали Лианну и приводили в восторг.

Лианна достигла экстаза и, охваченная желанием, поднялась на седьмое небо, а затем медленно опустилась на землю, счастливая и удовлетворенная.

Прикрыв глаза, она, наслаждаясь отголосками теперь уже пошедшего на убыль блаженства и чувствуя жар его желания, радовалась: значит, он хочет ее так же сильно, как она его.

Она томно приоткрыла глаза, намеренная довести дело до конца, и впервые заметила скомканный листок, лежавший на полу. Раньше она его не видела – ей мешала охватившая ее страсть, зато теперь сразу узнала размашистый почерк Сюзанны.

«Мой дорогой Адам!

Я очень по тебе соскучилась, хотя мы виделись совсем недавно. Приезжай ко мне сегодня, ты мне очень нужен. Буду ждать…

Целую, Сюзанна».

Жестокая действительность поразила ее в самое сердце. Лианна застыла в объятиях Адама. Разумеется, сегодня его ласки были какими-то особенными!

Она молча выругала себя за глупость. Все время, пока он занимался с ней любовью, он думал о своей драгоценной Сюзанне!

Лианна стала вырываться из его объятий.

– Что с тобой, Лианна? – Адам впервые за долгое время испытал неподдельное удовольствие и хотел доставить Лианне радость, он собирался всю ночь, не спеша, заниматься с ней любовью. Его тело горело от неудовлетворенной страсти. И вдруг она ни с того ни с сего вырвалась из его объятий! – Что случилось?

– Какая же я дура! – вскликнула Лианна, обращаясь скорее к себе, нежели к нему. – Зачем я тебе это позволила?

– Что именно? Мы любили друг друга, и…

Лианна подняла с пола записку и сунула ему под нос:

– Что это, Адам? Потом ты собирался отправиться к Сюзанне, верно?

Теперь Адам понял, почему Лианна расстроилась. Желание его тут же испарилось.

– Нет, Лианна. Я просто…

– Что – просто? Собирался прыгнуть прямиком с супружеского ложа в постель к любовнице? А потом, сравнив меня с Сюзанной, решить, кто лучше? – Лианна с отвращением отбросила записку.

Видя, как ей больно, Адам понял, что любит ее. Он больше не мог ранить ее чувства и готов был все объяснить…

– Все не так, как тебе кажется, Лианна, – начал он и, поднявшись с дивана, хотел обнять жену, но Лианна отпрянула.

– Ну почему я не учусь на ошибках? Каждый раз, когда ты ко мне прикасаешься, я забываю обо всем! – с обидой выкрикнула она.

– Лианна, я… – Адам больше не желал обманывать жену и, схватив ее за руку, попытался притянуть к себе.

Однако Лианна не дала ему этого сделать.

– Прочь, Адам! – Она налетела на него, как разъяренная кошка, и закатила ему пощечину. – Ненавижу! Ненавижу тебя всем сердцем! Не смей больше приближаться ко мне! – Глаза ее сверкали гневом. – Иди к своей Сюзанне, а то она тебя заждалась! Ты нужен ей, а не мне! – С этими словами Лианна выбежала из кабинета, не заботясь о том, что ее ночная рубашка осталась там.

Она больше не могла находиться там ни минуты. Добравшись до спальни, она заперла дверь на ключ, задыхаясь от быстрого бега и дрожа от переполнявших ее чувств. Рухнув на постель, Лианна прижала к себе подушку. Подумать только, она чуть было не отдалась ему! Стоит Адаму к ней прикоснуться, как она теряет голову. Она долго закрывала на правду глаза, но та все равно настигла ее: она отчаянно любит Адама! Иначе, почему он упорно не идет из ее головы? И почему она так расстроилась, представив, как он предается любовным утехам с Сюзанной?

Из глаз Лианны брызнули слезы. Да, она безнадежно влюблена в Адама. Лианна рыдала, запершись в комнате, и боялась, что Адам придет за ней. А если не придет – значит, дело еще хуже.

Заслышав во дворе какой-то шум, Лианна вскочила с постели и подбежала к окну. Отодвинув занавески, она увидела, как Адам скачет в ночь в направлении Уиллоу-Бенд.

* * *

Адам стоял и беспомощно смотрел вслед Лианне, столь внезапно покинувшей его кабинет. Она ненавидит его… Он всегда это знал, но в последние несколько минут забыл обо всем. Как зачарованный, он поднял с пола ночную рубашку. И мягкая ткань напомнила ему бархатистую кожу Лианны. У него снова свело болью чресла.

Вдруг, злобно выругавшись, он разодрал сорочку в клочья и бросил ее на пол.

Что же он наделал! Ему нужно поскорее уехать прочь от Лианны. Какое это мучение – жить рядом с ней, желать ее, но не обладать ею!

В конце концов, Адам решил вернуться на «Морскую тень». Сегодня он пошлет записку Бо по специально отлаженной системе и предложит как можно скорее выйти в море.

Разбудив слугу Адам велел оседлать коня.

Глава 27

Сюзанна чуть не прыгала от радости: наконец-то Адам приехал! Прошлой ночью он не явился по ее просьбе, и Сюзанне припомнились слова Сайруса, а в душе зародилось сомнение. Она лежала в темноте, представляя, как Адам развлекается со своей глупой женой, и злилась. Но теперь, когда он приехал, она списала все свои тревоги на разыгравшееся воображение. Наверняка прошлой ночью он был очень занят, зато сегодня заглянул к ней…

– Адам, милый! – Сюзанна бросилась к нему в объятия и страстно поцеловала.

Никогда еще она не была Адаму так отвратительна, но игра не закончена, а значит, пока не время снимать маски. Еле заметно поморщившись, он тоже обнял Сюзанну и поцеловал ее без всякого желания. Им владело лишь одно чувство – омерзение.

Когда Сюзанна оторвалась от его губ и присела на диван, он вздохнул с облегчением.

– Садись, милый! – Она похлопала рукой по дивану. – Я так по тебе соскучилась!

– Я тоже скучал, – солгал Адам.

– Вчера мне так хотелось тебя увидеть, – промурлыкала Сюзанна и, нагнувшись к нему, потерлась грудью о его плечо.

– Прости, я не смог вырваться. Нужно было уладить кое-какие дела. Я уже собирался в дорогу, когда получил твою записку.

– Понимаю. – Сюзанна кивнула. – Главное, ты все-таки заглянул ко мне. Может, останешься: мы могли бы поужинать вместе.

– Боюсь, сегодня не получится. – Адам вспомнил, что обещал провести этот день с Алексом. – У меня деловая встреча, которую никак нельзя отложить.

– Ну вот опять! – надулась Сюзанна. – Разве может быть что-то важнее нашей любви? Похоже, ты вовсе не рад видеть меня. Не понимаю, зачем ты вообще приехал!

Адам обнял ее, чтобы успокоить, и попытался изобразить страсть.

– Как зачем, Сюзанна? – пылко ответил он. – Разве я мог не приехать?

Он поцеловал ее, чтобы убедить в своей вечной любви, и после поцелуя разозлился еще больше. Как ему надоело это притворство! Может, пирата все же можно изловить иным способом?

– Ах, любимый, как мне хорошо с тобой! – Сюзанна подняла на него взгляд, полный обожания: она отчаянно хотела обладать Адамом, но знала, что ей придется потерпеть. – Как жаль, что мы не можем все время быть вместе!

– Будет и на нашей улице праздник. – Адам сказал то, что она хотела услышать, и Сюзанна одарила его страстным, глубоким поцелуем. Прижавшись к нему, она осыпала его смелыми ласками, а Адам, хотя и терпел ее поползновения, притворяясь пылким любовником, думал только о Лианне. Он вспомнил красоту ее обнаженного тела, ее полную, белую грудь, волнение, охватывавшее его от ее близости. А как сладки ее поцелуи, как невинна ее страсть!

Потом он вспомнил, как резко прервалась идиллическая сцена в кабинете. Какого черта он здесь делает? Зачем целует чужую женщину? Ведь его жена – Лианна!

Адам прервал поцелуй, вырвался из липких объятий Сюзанны, потом резко поднялся, и она изумленно посмотрела на него.

– Мне пора возвращаться в Бель-Арбор, – твердо заявил он.

Сюзанна подумала, что возбудила его, и он готов заняться с ней любовью прямо здесь и сейчас. Она была этим весьма довольна, так как всегда считала себя роковой женщиной и полагала, что Адам мало чем отличается от остальных мужчин.

Поднявшись, Сюзанна не спеша подошла к Адаму. Может, еще удастся его соблазнить? Она смело обхватила Адама за шею и хотела поцеловать, но он неожиданно схватил ее руки и отвел их в сторону.

– Мне пора, Сюзанна.

– Так скоро? – удивилась Сюзанна. – Ты ведь только что приехал.

– Я вернусь, как только смогу, – пообещал Адам: он понимал, что ставит свой план под угрозу, но в данный момент ему хотелось только одного – как можно скорее избавиться от этой назойливой особы.

– Хотелось бы верить. – Сюзанну мучили сомнения, но она не подавала виду. Если Адам поймет, что она ревнует, это делу не поможет. Он такая же жертва обстоятельств, как и она. – Как жаль, что все так сложилось!

– Это ненадолго, – ответил Адам, глядя ей в глаза, а про себя желал, чтобы Шарк объявился как можно скорее!

Однако Сюзанна поняла его взгляд иначе и тут же бросилась к нему на шею, не обращая внимания на протесты Адама.

– Только эта мысль придает мне сил, – призналась она.

– Мне тоже, – серьезно произнес он, поцеловал ее на прощание и быстро вышел.

Адам приплыл в Уиллоу-Бенд по реке, поэтому по дороге обратно решил не спеша все обдумать. Он любит Лианну, и ему все сложнее играть роль воздыхателя Сюзанны. Притворяться дальше выше его сил.

Хотя Адам радовался, что отделался от Сюзанны, все же он нервничал оттого, что придется провести остаток дня с Лианной. Адам с беспокойством думал, как лучше поступить в данной ситуации. В том, что он жаждет Лианну, нет никаких сомнений, но пока он не поймает Шарка, ему суждено путаться в собственных сетях обмана: другого пути не было. Отомстив Шарку, он станет преданно ухаживать за Лианной и убедит ее в своей любви; возможно, узнав, какие им двигали мотивы, она сменит гнев на милость.

Причалив к пристани, Адам привязал ялик и спрыгнул на берег. Когда он направился по тропинке к дому, то увидел, что навстречу ему несется Алекс.

– Привет, Адам! – радостно закричал малыш.

– Привет, Алекс!

– Может, проедемся верхом?

Адам покосился на дом, вспомнил, что там его поджидает Лианна, и тут же согласился:

– Почему бы нет…

– Сегодня очень жарко, и я придумал, куда мы поскачем, – доверительно сообщил мальчик.

– Да? И куда же?

– На южные поля, посмотреть, как зреет урожай?

Алекс бросил на него заговорщический взгляд:

– Нет! Ты там ни разу не был. Это наше с Марком тайное место, оно тебе непременно понравится.

Адам понял, что это и впрямь особое место, ведь Алекс так любил старшего брата!

«Тайное место» оказалось маленьким уединенным оврагом вдалеке от дома; от посторонних глаз его надежно скрывала роща деревьев. Несколько больших ветвей спускались прямо к воде, и к одной из них была привязана веревка.

– Ну как тебе, Адам? – взволнованно спросил Алекс.

– Теперь понятно, почему тебе здесь нравится. – Адам усмехнулся.

Они привязали коней и спустились к воде.

– Наверное, здесь было весело?

– Еще бы! – Мальчик огляделся: он не был здесь с тех пор, как погиб брат.

– В чем дело, Алекс? – спросил Адам, увидев, что мальчишка погрустнел.

Алекс поднял на него встревоженный взгляд: стоит ли рассказывать о своих чувствах? В его глазах отразились боль и смущение.

Адам молчал: пусть мальчик заговорит первым.

– Я не появлялся здесь с тех пор… – Он запнулся. – С тех пор, как умер Марк.

– Вы часто проводили время вместе?

– Каждое лето! Нам было здесь так весело!

Алекс вспомнил, как счастливы они были с Марком, раскачиваясь на веревке и ныряя в воду с ветвей. Несмотря на большую разницу в возрасте, братья очень дружили, пока…

– Теперь мне грустно бывать здесь, – признался Алекс и отвернулся, чтобы скрыть слезы.

– Если хочешь, мы можем уехать отсюда, – осторожно предложил Адам. – А хочешь, останемся.

В глазах мальчика запрыгали радостные искорки, от избытка чувств он обнял Адама.

– Давай останемся!

– Согласен. – Внезапно Адам задумался, будет ли его ребенок, которого носит под сердцем Лианна, таким же смелым и сильным, как Алекс…

– Кто нырнет последним, тот проиграл! – Алекс рассмеялся и принялся скидывать с себя одежду.

Они начали раздеваться наперегонки, но первым в воде оказался Алекс, а Адам, отстав от него лишь на несколько мгновений, нырнув, поднял целый фонтан брызг.

Так они беззаботно резвились, совсем забыв о времени и ни о чем не думая.

* * *

Лианна отыскала Сару на кухне.

– Сара, Алекс куда-то пропал. Ты его, случайно, не видела?

– Видела рано утром: он, наверное, нашел себе какое-то интересное занятие.

– Почему ты так думаешь? – с любопытством спросила Лианна.

– Он даже обедать не пришел, – ответила Сара. – Мальчишкам несвойственно забывать о еде.

– Это точно. – Лианна негромко рассмеялась.

– За завтраком Алекс сказал, что сегодня они куда-то поедут с мистером Адамом. Может, они и сейчас вместе?

– Нет, – отрезала Лианна. В ее памяти было слишком свежо предательство Адама.

– Так ты говорила с мистером Адамом? – поинтересовалась Сара. Она знала, что не следует задавать подобные вопросы, но ей хотелось знать, что гнетет Лианну. Что-то здесь нечисто. Может, если Лианна выговорится, ей полегчает.

– Нет, не говорила.

– Но почему? – Сара в недоумении обернулась, но Лианна не собиралась рассказывать ей об измене Адама.

– Ладно, пойду поищу Алекса. – Лианна выбежала из кухни, словно спасаясь от проницательного взгляда Сары. Иногда она жалела, что служанка знает слишком много о ее жизни.

– Лианна! – окликнула ее, спускаясь по лестнице, Бекки. – Куда это ты собралась?

– Искать Алекса.

– Что-то стряслось?

– Нет, но он куда-то запропастился, и я начинаю волноваться.

– Утром он сказал, что они с Адамом будут кататься на лошадях…

– Тогда мне надо зайти на конюшню: может, там знают, куда они поехали.

Лианна направилась к конюшне: слова Бекки не давали ей покоя. Даже если Алекс и впрямь ускакал с Адамом, он мог бы сказать, куда они поехали и надолго ли: в конце концов, она его сестра и отвечает за него!

От слуг, работавших на конюшне, Лианна узнала, что Алекс с Адамом выехали несколькими часами ранее, и это разозлило ее еще больше. Правда, Алекс что-то говорил про «тайное место», и Лианна сразу поняла, что он имел в виду. Тайное место Марка. Адам не имел никакого права там появляться! И вообще, зачем он вечно лезет к ее младшему брату, зачем набивается ему в друзья?

Велев слуге оседлать для нее коня, она вскочила на него и отправилась за братом.

Адам и Алекс плавали наперегонки в тихой, прозрачной воде, наслаждаясь солнцем и тишиной. Теперь Алекс знал: оставшись, он поступил правильно. Они с Адамом чудесно провели время и снова вернутся сюда, как только смогут.

– Уже поздно, Алекс, нам пора возвращаться. – Адам не спеша поплыл к берегу.

– Ты прав. Лианна, наверное, сердится. – Алекс последовал за ним.

– Это еще почему?

– Я не сказал ей, куда поехал, – объяснил мальчик.

За разговором они не заметили, как из-за деревьев показалась Лианна, собираясь как следует отчитать Алекса; однако когда Адам поднялся из воды, она затаила дыхание.

Лианна понимала, что должна отвернуться и не мучить себя созерцанием его красоты. Пора бы понять: Адам никогда не будет принадлежать ей.

И все же она смотрела на него как зачарованная. Темные волосы Адама отливали на солнце иссиня-черным цветом. Когда он улыбнулся Алексу, на загорелом лице сверкнули белые зубы. У него не было ни грамма лишнего жира – широкая грудь, сильные мощные плечи… Лианне так хотелось погладить эти твердые, натренированные мускулы!

Когда Адам вышел на берег, Лианна все еще не могла заставить себя отвести взгляд. При воспоминании о его поцелуях и ласках она почувствовала, как быстро забилось сердце, а когда он взял одежду и начал одеваться, из глубины ее лона поднялась тяжелая волна желания.

Алекс подошел к Адаму и тоже начал одеваться.

– Адам, зачем ты сегодня ездил в Уиллоу-Бенд? – неожиданно громко спросил он.

– Чтобы повидать Сюзанну, – удивленно ответил Адам.

– Понятно. Но почему ты к ней ездишь? Ты ведь женился на Лианне.

Адам на мгновение задумался.

– Видишь ли, Алекс, Сюзанна – мой друг, а друзей не бросают, даже когда женятся. – Он очень хотел, чтобы мальчик его понял.

– Значит, ты так и будешь к ней ездить? – не отставал Алекс.

– Да. – Адам отвернулся, чтобы не видеть, как расстроился малыш.

Стараясь ничем не выдать своего присутствия, Лианна внимательно слушала этот разговор. Услышав ответ Адама, она повернулась и бесшумно двинулась прочь, зажимая рот рукой, чтобы не зарыдать от отчаяния.

Адам любит одну лишь Сюзанну, а ей придется хранить свою любовь в тайне, иначе ее ждет страшное унижение.

Но все же она дважды познала блаженство любви и теперь всю жизнь будет довольствоваться воспоминаниями об этих ночах.

Глава 28

– Прости, – пробормотал Алекс, стоя перед сестрой.

– Я беспокоилась о тебе. Никто не знал, где ты, – выговаривала Лианна.

– Но нам с Адамом было так весело, и я…

Его слова задели Лианну за живое. Малыш любит Адама и доверяет ему. В своей невинности он не представляет, какую рану может нанести ему Адам. Лианна хотела предупредить брата, чтобы он не слишком привязывался к Адаму, но не знала, как ему это объяснить. Алекс думал, что они поженились по любви, и Лианна не хотела разуверять его в этом: он еще слишком мал, чтобы знать правду.

– В следующий раз, прежде чем сбежать, ты непременно должен сказать мне, куда идешь.

– Хорошо. – Алекс виновато вздохнул.

– Ну, вот и славно! И не забывай: ты все, что у меня осталось в жизни.

– Неправда, у тебя есть Адам. – Алекс обнял сестру. – Ты ведь его любишь, правда?

– Конечно, люблю, иначе зачем бы мне выходить за него замуж?

Алекс нахмурился:

– И все равно я кое-чего не понимаю.

– Чего ты не понимаешь, милый? – Лианна нежно обняла брата за худенькие плечи.

– Почему Адам по-прежнему ездит к Сюзанне? Он говорит, что она его подруга, но мне это не нравится.

– Мне она тоже не по душе, Алекс, но Адам – взрослый мужчина и вправе поступать, как считает нужным, – не очень убедительно объяснила Лианна.

– А ты можешь ему запретить?

– Боюсь, что нет.

– Но тогда, Лианна… Как бы с Адамом не случилось то же, что случилось с Марком…

– Ничего с ним не случится.

– Почему ты так уверена? Пожалуйста, Лианна, запрети ему ездить к Сюзанне! Ты его любишь, а он любит тебя и непременно послушается.

– Хорошо, Алекс, я попробую и, глядишь, мы все уладим. А ты впредь помни: тебе следует всегда говорить мне, куда уходишь. Согласен?

– Согласен. – Мальчик повернулся и стремглав выбежал из комнаты.

Лианна с умилением посмотрела вслед брату. Как же он еще юн и наивен! Несомненно, Алекс очень привязался к Адаму, и когда им придется расстаться, для мальчика это станет трагедией.

Если разрыв неизбежен, то лучше расстаться сейчас – это подсказывала Лианне гордость. Нужно как можно скорее поговорить с Адамом и заставить его сделать выбор.

Если уж Алекс знает о его визитах к Сюзанне, то все остальные и подавно. Пусть их брак фиктивный, но другим не обязательно об этом догадываться.

Лианна гордо вскинула голову: сегодня она заставит Адама принять решение.

* * *

Вернувшись с прогулки, Адам с головой погрузился в дела и даже к ужину не вышел из кабинета, а сидел за бухгалтерскими книгами до тех пор, пока у него не заболели глаза. Затем он глянул на часы и обрадовался: уже около полуночи!

Только теперь он рискнул подумать о той, из-за кого так долго торчал в кабинете.

Лианна…

Взгляд Адама переместился к дивану, на котором они лежали вчера, сплетясь в страстных объятиях. Нет, Лианна ему никогда не наскучит. Даже сейчас, когда он, усталый и измотанный, сидит в кабинете, при одной мысли о ней его переполняет желание.

Адам озадаченно покачал головой. Самое разумное – избегать Лианну.

Но почему же он так сильно жаждет ее?

Собрав остатки воли в кулак, Адам поборол желание вылететь вихрем из кабинета, примчаться к брачному ложу и потребовать того, что ему положено по праву; вместо этого он, ворча, улегся в кабинете. Диванчик был жестковат и коротковат, спать на нем было неудобно, однако Адам твердо решил не подниматься к Лианне.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем небо на востоке стало светлеть, и Адам стряхнул остатки сна. Он хотел улизнуть из дома, пока Лианна не проснулась.

Бесшумно ступая, Адам прокрался наверх: ему очень не хотелось заходить в спальню, но он должен был забрать свою одежду. На цыпочках войдя в комнату, Адам с облегчением увидел, что Лианна еще спит, и стал разыскивать брюки и рубашку.

Только когда он двинулся к двери, его взгляд упал на Лианну, и он застыл, не в силах отвести от нее глаз.

Лианна лежала на боку: одеяло сползло с ее плеча, обнажив руку. При виде толстого обручального кольца, украшавшего ее палец, Адам снова подумал о том, что отныне Лианна всецело принадлежит ему.

Прерывисто дыша, Адам разглядывал прекрасное тело Лианны, полную грудь под нежной тканью ночной рубашки и округлые бедра. Скоро живот ее округлится – ведь она носит его ребенка…

Адам протянул руку, чтобы погладить жену по щеке и убрать за ухо выбившийся локон, но тут же отдернул руку и бесшумно вышел из комнаты.

Вскоре он покинул дом, думая об одном: поскорее бы пришла записка от Бо! Какая же это мука – быть рядом с Лианной и не сметь прикоснуться к ней!

Решив, что тяжелый физический труд ему сейчас будет только на пользу, Адам выехал в поля в расчете провести там весь день.

* * *

На следующее утро Лианна проснулась и с грустью заметила, что муж даже не приходил в спальню.

Она поспешно оделась и спустилась вниз, рассчитывая немедленно разыскать Адама и поговорить с ним, но оказалось, что он уже куда-то уехал и вернется только к вечеру.

За ужином Лианне пришлось отвечать на вопросы Алекса, чем занят Адам, который, вернувшись, тут же заперся в кабинете.

Потом Лианна снова сидела в спальне, борясь со сном, и после полуночи у нее начали слипаться глаза.

Бекки, разумеется, замечала, что у Адама с Лианной какой-то разлад, но решила не вмешиваться: она полагала, что угрюмость брата связана с неожиданным выздоровлением Элизы, и не хотела беспокоить его, но Лианну ей было искренне жаль. Бедняжка не знала, как расценить такое поведение Адама, а Бекки не смела ей сказать. Она старалась как можно меньше говорить с Лианной и делала вид, будто ей ничего не известно о резкой перемене в настроении брата.

Два дня спустя в дом вбежал слуга и сообщил, что к ним едет какая-то карета. Бекки отдыхала у себя в комнате, а Алекс убежал играть, поэтому Лианне пришлось самой встречать незваного гостя.

Выйдя навстречу подъехавшему экипажу, Лианна рассвирепела. Какая же эта Сюзанна нахалка, что посмела явиться сюда!

Стараясь держаться как можно спокойнее, Лианна спустилась с крыльца, собираясь оказать незваной гостье прием, достойный жены Адама.

– Сюзанна? Вот уж не ждали! – Лианна с улыбкой смотрела, как ее коварная соперница выходит из кареты.

– Неужели, милочка? – В голубых глазах Сюзанны светилось плохо скрываемое презрение. – Адам дома?

– Нет, сегодня мой муж осматривает поля вместе с управляющим, – холодно ответила Лианна. – Он обещал вернуться не раньше вечера.

– Жаль! Я так хотела увидеть Адама. Что ж, придется подождать, когда он сам ко мне приедет.

– Если это все, что ты хотела, думаю, тебе нет смысла задерживаться. – Лианну больше всего возмутило то, что Сюзанна в открытую намекает на свои отношения с Адамом.

Круто повернувшись, она направилась в дом.

Сюзанне определенно не понравилось, как уверенно держится ее пышущая здоровьем соперница. Она-то надеялась, что у Лианны уже вырос живот, и она подурнела, но она лучилась счастьем, как и положено новобрачной.

В душе Сюзанны снова зашевелились сомнения, зароненные Сайрусом, и ей захотелось как можно больнее ужалить Лианну.

– Адам мой любовник, надеюсь, ты знаешь об этом, Лианна? – Сюзанна, затаив дыхание, ждала ответа.

Лианна обернулась:

– Не знаю и знать не хочу. Адам женился на мне, а не на тебе, и этим все сказано.

Сюзанна ухмыльнулась:

– Лианна, детка, ничего этого не случилось бы, если бы ты так кстати не забеременела. Адам тобой просто попользовался, но он не питает к тебе никаких чувств.

Лианна высокомерно улыбнулась:

– Думай что хочешь, но лично я придерживаюсь иного мнения.

– Если бы он тебя любил, Лианна, то не приезжал бы ко мне и не клялся в любви.

Лианна передернула плечами. Она не даст этой мстительной ведьме смутить себя.

– Жена Адама – я. Если он так тебя любит, то почему же тогда не женился на тебе, пока у него была такая возможность?

– В интересах поддержания фамильной чести, полагаю. Ты носишь его дитя… – Сюзанна сделала выразительную паузу. – По крайней мере, Адам уверен, что это его ребенок. Скажи, Лианна, это действительно так или ты понесла от какого-нибудь ублюдка и нарочно солгала Адаму, чтобы вернуть себе поместье?

Стиснув кулаки, Лианна спрятала их в складках юбки, чтобы Сюзанна не догадалась, как расстроило ее это несправедливое обвинение.

– Конечно, тебе это неизвестно, но не все ложатся в постель с первым встречным.

После такого оскорбления Сюзанна поняла, что пришло время нанести решающий удар.

– Ошибаешься, милочка! Я никогда не ложусь в постель с первым встречным, и если бы твой брат был жив, он бы это подтвердил. Видишь ли, Марк никогда мне особенно не нравился. Другое дело Адам… Он нечета твоему братцу, ты не находишь? – При виде того, как побледнела Лианна, Сюзанна торжествующе улыбнулась.

– Марк был достаточно щепетилен и поэтому не захотел лечь с тобой в постель! – бросила Лианна вслед Сюзанне, когда ее соперница садилась в карету.

– Непременно передай Адаму, что я приезжала! – крикнула Сюзанна, не обращая внимания на последнее замечание хозяйки дома, после чего велела кучеру трогаться.

Лианна невидящим взором смотрела вслед отъехавшему экипажу. То, что Адам постоянно уезжает к Сюзанне, ужасно, но еще кошмарнее, что эта наглая женщина заявляется сюда и открыто потешается над ней. Нужно положить этому конец, пока Алекс не узнал всей правды! Когда Адам вернется домой, она непременно выскажет ему все, что накипело у нее на душе.

* * *

– Мистер Адам!

Адам, обсуждавший урожай с управляющим Рэем Миддлтоном, подняв глаза, увидел, что к нему галопом скачет Фред – слуга, работавший на конюшне. Оставив Рэя, он направился к всаднику.

– В чем дело, Фред? Что-то случилось?

– Вам письмо. – Фред протянул запечатанный конверт. – Мисс Бекки велела немедленно доставить его.

– Хорошо, передай сестре, что я его получил.

– Да, сэр!

Когда Фред отъехал, Адам глянул на послание и сразу узнал почерк Бо. Ну, наконец-то! Он уже устал от длинных бессонных ночей, во время которых ему не давали покоя мысли о Лианне, и теперь, уехав из поместья, он наконец-то отдохнет душой.

Вскрыв конверт, Адам прочитал:

«Как мы и договаривались, в Пойнт-Байю в полночь. Тебя встретят мои люди и проведут на корабль.

Бо».

* * *

Лианна в возбуждении расхаживала по дому. Она видела, как прибыл гонец с письмом и передал его Бекки. Хотя Лианна и не признала в посланнике слугу Сюзанны, она не сомневалась – это записка от соперницы.

При мысли о том, что, получив послание, Адам помчится к Сюзанне, она испытала смесь гнева и отчаяния. Только бы он сперва приехал домой: тогда уж она непременно расставит все точки над i.

К отчаянию Лианны, Адам вернулся только когда сгустились сумерки. Когда он приехал, они с Бекки уже отужинали и сидели в гостиной.

Алекс встретил старшего друга прямо в дверях.

– Адам! Я так рад, что ты приехал!

– Прости, что поздно, но мы с Рэем решали важные вопросы, – устало ответил Адам.

– Значит, завтра у тебя уже не будет столько работы и мы пойдем купаться. – Мальчику очень хотелось провести побольше времени с Адамом.

– Боюсь, что завтра не получится. – Адам поднял глаза и увидел, что Лианна и Бекки смотрят на него из гостиной. – Мне придется отлучиться на несколько дней.

Алекс был разочарован, а Лианна тут же напряглась. У нее больше не было сил терпеть такое унижение!

– Зачем тебе уезжать? Может, останешься? – упрашивал Алекс.

– Нет, дело очень важное. – Адам по глазам видел, что мальчик расстроен, но ничем не мог ему помочь. Когда он поймает Шарка, то, разумеется, откроет Алексу и остальным всю правду.

Слова Адама пронзили сердце Лианны, словно острый нож. «Дело очень важное»… Она едва удержалась от того, чтобы не фыркнуть. Когда они окажутся с ним один на один, она выскажет все, что думает о Сюзанне.

Видя, что Алексу трудно смириться с отъездом Адама, Лианна поднялась и подошла вместе с Бекки к дверям.

– Может, я уложу Алекса спать, а вы пока поговорите здесь? – предложила она.

Встретив ее презрительный взгляд, Адам внутренне съежился. Как бы он хотел, чтобы ее изумрудные глаза светились любовью, а не горели ненавистью! Ему отчаянно захотелось рассказать ей все, но он сдержался и, отведя глаза, произнес:

– Доброй ночи, Алекс.

– Доброй ночи, Адам, – серьезно ответил Алекс и в сопровождении Лианны направился к себе в комнату.

Адам пригласил Бекки в кабинет и велел ей плотно закрыть дверь.

– Куда это ты собрался? – спросила она, не дожидаясь, когда он сам все объяснит.

– На «Морскую тень», к Бо. – Брови Адама сошлись на переносице. – Шарк может объявиться в любое время, так что нужно не спускать с реки глаз.

– А как же Лианна? – Бекки явно не устроил этот ответ.

– А что Лианна? – Адам сделал вид, будто не понимает, о чем речь. – С ней останешься ты.

– Почему бы тебе не открыть ей правду: она все-таки твоя жена?

– Поверь, сестренка, я ни на минуту не забываю, что она моя жена, – серьезно ответил Адам. – Но я не намерен посвящать ее в свои дела, и ты, пожалуйста, тоже держи язык за зубами. Лианна узнает правду, только когда я доведу дело до конца.

– Так и быть, – неохотно согласилась Бекки, – я не скажу ни слова. Если кто спросит – ты уехал по делам. Кстати, когда ты уезжаешь?

– Мы договорились, что встретимся в полночь. – Адам покосился на часы, стоявшие на каминной полке. – Так что уже скоро.

– Даже не попрощаешься с Лианной? – удивилась Бекки. Она не понимала, почему брат так холоден к жене. Даже если он любит Элизу и вынужден крутить любовь с Сюзанной, то все равно мог бы обращаться с Лианной понежнее.

– Нет, – отрезал Адам и, выходя из комнаты, бросил через плечо: – Боюсь, ей это безразлично.

Глава 29

– Адам не поедет больше к Сюзанне, правда, Лианна? – спросил Алекс, улегшись в постель.

– Конечно, нет, золотко, – успокоила его Лианна и подоткнула одеяло. – Он же сказал, у него важное дело. Деловая встреча, и ничего больше. – Укрыв Алекса, она присела рядом, понимая, что брату хочется поговорить с ней.

Алекс внимательно посмотрел на сестру.

– Я так рад, что ты вышла замуж за Адама: мне он очень нравится.

При этих словах у Лианны сжалось сердце.

– Знаю, Алекс. Адам тоже к тебе сильно привязался.

– Правда? – обрадовался мальчик.

– Ну конечно! Иначе разве стал бы он купаться с тобой?

– Точно. Нам было так весело, Лианна! – искренне заявил Алекс, вспомнив, как славно они провели день.

– Вы еще повеселитесь вместе, Алекс, как только Адам уладит свои дела.

Мальчик повернулся на бок и глубоко вздохнул.

– Скорее бы!

Лианна убрала с его лба волосы и поцеловала его, а потом долго сидела неподвижно, держа брата за руку. Ее переполняли любовь и нежность. Ожидая, когда Алекс уснет, она представляла объяснение с Адамом. Интересно, что он скажет, когда она потребует, чтобы он выбирал: либо она, либо Сюзанна? Хотя Лианна догадывалась, что ответит муж, она все равно решила попытаться.

Когда Алекс, наконец, заснул, Лианна поднялась и принялась расхаживать по комнате, набираясь смелости перед разговором с Адамом. Случайно подойдя к окну, она услышала голос Адама: слов она не разобрала, но видела, как муж в одиночку вышел из дома и направился в сторону пристани.

Лианна похолодела. Адам собирается провести несколько дней у Сюзанны… Значит, ей пора действовать!

Она выбежала из комнаты Алекса и быстро спустилась по лестнице – сейчас она не желала встречаться с Бекки.

Ей удалось выбраться из дома никем не замеченной, она во всю прыть помчалась по тропинке, ведущей к пристани, но, добежав до места, обнаружила, что Адам уже отчалил.

Некоторое время Лианна тоскливо созерцала темную реку. Сначала она оробела, но затем преисполнилась решимости. Нужно во что бы то ни стало догнать Адама! Она с детства плавала по этим извилистым речкам и знала их, как свои пять пальцев, поэтому не сомневалась, что нагонит Адама прежде, чем он доберется до Сюзанны.

Отвязав ялик, Лианна взялась за весла и направилась вслед за мужем, радуясь тому, что свет бледной луны помогает ей найти дорогу.

* * *

Броди и Майк, опытные матросы с «Морской тени», ждали прибытия Адама в Пойнт-Байю.

– Капитан Трент! – негромко окликнул один из них, и Адам, заметив их, помахал рукой, затем подгреб ближе, выбрался на берег, и матросы помогли ему вытащить ялик из воды и спрятать его за кустами.

– Капитан Гамильтон ждет вас, сэр. Нам лучше отправиться немедленно, – сказал высокий, тощий Броди.

– Вы видели Шарка?

– Пока нет.

Это сообщение слегка разочаровало Адама.

– Ничего, скоро мы его поймаем, парни, – уверенно заявил Адам, когда все уселись в шлюпку, присланную с «Морской тени».

Они уже собирались отчалить, как вдруг один из матросов встревоженно прошептал:

– Капитан Трент! За вами следят!

Адам поднял глаза и невольно выругался, узнав Лианну.

– Черт, этого только не хватало! – На этот раз он рассердился не на шутку. Какого дьявола она здесь делает?

– Кто это, сэр?

– Моя жена. – Адам огляделся, надеясь избежать встречи, затем прошептал: – Она не знает, что я и Призрак – одно и то же лицо, и я не собираюсь ей ничего объяснять. Скрыться от нее мы не сумеем, так что делайте, что я вам прикажу. – Он выбрался из шлюпки. – Захватите ее в плен.

Матросы изумленно переглянулись:

– В плен, сэр?

– А ну действуйте поживее, иначе Лианна поймет, что происходит. Свяжите ее, завяжите ей глаза и не называйте меня по имени. С этого момента я – капитан Призрак. Мистера Гамильтона тоже не следует называть по имени. Ступайте, а я подожду вас здесь.

Поняв, что их капитан не шутит, матросы тут же бросились выполнять его приказание.

* * *

Лианна не боялась плавать по реке даже ночью. Она находила, что здесь очень спокойно, но на этот раз ее вдруг охватило дурное предчувствие.

Впрочем, за все годы она ни разу не попала здесь в беду и не слишком-то верила всяким пугающим слухам. Все это чушь – она нервничает из-за предстоящего разговора с Адамом.

И все же холодок страха не исчезал, поэтому Лианна старалась грести быстрее, чтобы поскорее нагнать Адама.

Нападающие набросились на нее неожиданно, возникнув словно ниоткуда. Сначала Лианна увидела, что прямо на нее несется незнакомая лодка, и лишь когда лодка подплыла ближе, разглядела суровые лица гребцов.

Лианну охватил ужас. Кто они? Что им нужно? Разум подсказывал, что ей надо поскорее спасаться, и Лианна поспешно развернула ялик, кляня себя за то, что не доверяла своим предчувствиям. Нужно было действовать осторожнее, а сейчас слишком поздно!

Она отчаянно гребла, взяв курс на заросший берег, где ребенком частенько играла в прятки с Марком. Может, она сумеет затаиться в кустах и сбить преследователей со следа?

Но ее надеждам не суждено было осуществиться: матросы с «Морской тени» на воде чувствовали себя куда лучше, чем на суше, и, поняв, что затеяла Лианна, тут же отрезали ей путь к бегству.

Лианна почувствовала, как в борт лодки вцепилась чья-то сильная рука, и, обернувшись, попыталась ударить одного из преследователей веслом, но тот с легкостью выхватил весло у нее из рук, лишив последней надежды на спасение.

И тогда Лианна, неожиданно для нападавших, нырнула в воду прямо с ялика.

– Черт возьми, Майк, раньше нужно было ее хватать! – посетовал Броди.

– Пожалуй. – Майк не сводил глаз с воды, готовясь плыть за Лианной, как только та вынырнет.

– На ней было платье, – заметил Броди. – Что, если…

Поняв, что дело серьезное, Майк, долго не раздумывая, нырнул вслед за беглянкой.

Лианна хотела добраться до берега вплавь под водой, но переволновалась и совсем забыла, что на ней длинное платье. Юбки, намокнув и потяжелев, липли к ногам, и Лианна попыталась грести руками, но одежда стала до того тяжелой, что тянула ее вниз, как якорь.

Почувствовав, что в легкие попала вода, Лианна поняла, что тонет. Ее охватила паника, и она из последних сил заработала руками и ногами. Неимоверными усилиями ей удалось всплыть на поверхность, и она, собравшись с силами, громко закричала:

– Адам! На помощь!

Намокшая одежда снова потянула ее вниз, и когда темная вода сомкнулась над ее головой, Лианна решила, что это конец.

Но в самый последний момент чьи-то сильные руки схватили ее и вытащили из воды.

– Броди, помоги! – крикнул Майк, подплывая к шлюпке.

– Что, мертва? – обеспокоенно спросил Броди, помогая вытащить Лианну и уложить ее в шлюпку.

– Надеюсь, что нет.

Тут Лианна судорожно закашлялась, и матросы с облегчением переглянулись.

– Ладно, доставай веревки, – приказал Майк. Броди взял веревку, опустился на колени и хотел связать Лианну, но тут она пошевелилась…

– Что вам нужно? Что вы хотите со мной сделать?

У Лианны болела грудь, в горле першило. Она ждала, что предпримут дальше два ее похитителя, однако оба как воды в рот набрали.

– Пожалуйста… – прошептала Лианна заплетавшимся от страха языком. – Пожалуйста, отпустите меня!

Когда один из разбойников приблизился к ней с веревкой, Лианну охватил ужас. Со свирепым выражением лица Броди завел ей руки за спину и обмотал их веревкой.

– Не надо меня связывать! Я не убегу, честное слово, – умоляла Лианна.

– Заткнись, – отрезал Броди, стараясь не смотреть на пленницу: он знал, что жестоко поплатится, если ослушается приказа капитана. Когда он связывал ей ноги, Лианна попыталась пнуть его, но она была очень слаба, и Броди легко ее одолел.

Лианна в ужасе уставилась на огромного детину, склонившегося над ней: она решила, что пробил ее последний час. У нее сжалось сердце: теперь Алекс останется совсем один на белом свете, и она никогда не возьмет на руки свое дитя.

Из глаз Лианны потекли слезы. Если бы здесь был Адам, он непременно спас бы ее от этих разбойников! Особо ее угнетало, что ей завязали глаза: она была уверена, что скоро погибнет, но не хотела умирать в темноте.

Броди вопросительно взглянул на Майка и неохотно засунул в рот Лианны кляп. Не годится, если она своими воплями выдаст их местоположение.

Связанная по рукам и ногам, с завязанными глазами и кляпом во рту, Лианна неподвижно лежала в шлюпке и слушала плеск весел. Интересно, куда везут ее похитители? Она решила не шевелиться и ловить каждое их слово: как знать, вдруг ей все же удастся бежать?

Броди и Майк подгребли к берегу, на котором их ожидал Адам; в темноте нельзя было различить выражение его лица, но, судя по напряженной позе, он слышал крики Лианны и понял: что-то пошло не так.

Увидев матросов, Адам не сразу разглядел в шлюпке Лианну, и его охватил ужас: что, если она пыталась оказать сопротивление и погибла? При этой мысли он побледнел.

С бешено стучащим сердцем Адам наблюдал, как приближаются Броди и Майк. А где же Лианна? В лодке ее не было видно.

– Мы ее схватили, как вы и приказывали, – наконец подал голос Броди, причаливая к берегу.

– Ну, слава Богу!

Адам старался говорить как можно тише, и все равно при звуке этого хриплого голоса Лианна затрепетала от страха. Кто тот человек, с которым разговаривают ее похитители, и зачем она ему понадобилась? Ее охватила дрожь.

Незнакомец сел в шлюпку, и она накренилась. Потом разбойники снова направили шлюпку куда-то в темную ночь, и Лианна смертельно боялась, что там похититель расправится с ней без помех.

Бо с нетерпением ждал, когда матросы вернутся с Адамом, и, заметив шлюпку, вышел им навстречу.

– Мистер Гамильтон, капитан велел с ним не разговаривать, – сообщил Броди, поднявшись на борт.

Бо с любопытством взглянул на матроса:

– Это еще почему?

– Капитан привез с собой жену, сэр, но…

– Так Лианна здесь? – Бо не понимал, что это вдруг нашло на Адама: в записке тот ни словом не обмолвился о том, что возьмет с собой Лианну.

Когда Адам поднялся на борт, неся Лианну на плече, Бо был еще больше озадачен.

– Какого черта? – пробормотал он, направляясь к прибывшим.

Жестом велев Бо молчать, Адам стал осторожно спускаться к себе в каюту; Бо следовал за ним, гадая, почему Лианна связана и где она так намочила платье. Уложив жену на койку, Адам обернулся и жестом приказал Бо выйти.

– Что все это значит? – удивленно спросил Бо, когда Адам закрыл дверь каюты, чтобы Лианна не могла их подслушать.

– Она следила за мной, вот что. Не хватает еще, чтобы она узнала о Призраке!

– Она следила за тобой, и поэтому ты связал ее и приволок на корабль? – Недоумению Бо не было предела. – Но почему ты не спрятался и не выждал?

Адам бросил на него суровый взгляд:

– Ты плохо знаешь Лианну: она искала бы меня до тех пор, пока бы не нашла.

– Ну и что теперь ты будешь с ней делать? Не можем же мы взять ее с собой на охоту за пиратами!

– Да, я знаю! – Адам и сам понимал, что оказался в дурацком положении. Когда в Бель-Арбор обнаружат ее исчезновение, сразу возникнут ненужные вопросы…

– Ну и что теперь?

– Пока не знаю. Когда мы отплываем?

– Часа через два, а может, и через три. Придется подождать прилива… – неохотно ответил Бо.

Адам кивнул.

– Перед отплытием я велю матросам отвезти Лианну туда, где ее нашли, и отпустить, а пока посижу с ней в каюте.

– Хорошо, я дам тебе знать, когда мы будем готовы. – Бо отправился на капитанский мостик, а Адам вернулся в каюту. Случившееся сильно разозлило его. Он-то надеялся, что на «Морской тени» избавится от Лианны, а теперь ему приходится нянчиться с ней!

Стоя в дверях, Адам посмотрел на жену, и в его душе шевельнулось чувство сострадания. Он видел, как она дрожит: бедняжка промокла до нитки. В поместье она вернется только через несколько часов, а пока нужно бы ее обогреть.

Адам бесшумно подошел к кровати. Мокрая одежда Лианны липла к телу, открывая разгоряченному взгляду Адама ее соблазнительные изгибы. Оттого, что руки ее были связаны за спиной, грудь выдавалась вперед, под мокрой тканью отчетливо выделялись соски.

Адам осторожно начал расстегивать пуговицы лифа, а Лианна, тихо лежа на кровати, пыталась понять, что происходит. Она слышала, как те двое ушли, но чувствовала, что в комнате кто-то есть. Ощутив на лифе тяжелую руку, она пришла в ужас.

– Спокойно, красавица, – прохрипел Адам, изменив голос, и крепче прижал ее к кровати. – Не бойся, я не причиню тебе вреда.

Когда он развязал ей руки, Лианна поверить не могла своему счастью. Однако незнакомец тут же крепко сжал ее запястья.

– Если попробуешь снять с глаз повязку, тебя ждет страшная кара, – предупредил он.

Его угроза вселила в нее страх, а когда он стянул с нее платье и сорочку, Лианну начала бить крупная дрожь. Она хотела вырваться, но он держал ее очень крепко.

Адам поднял руки Лианны и привязал их к изголовью кровати, потом стянул с нее остатки одежды.

Теперь она лежала неподвижно, приготовившись к самому худшему. Она так надеялась, что Адам спасет ее, но сейчас он, скорее всего, предается любовным утехам с Сюзанной и даже не догадывается, какая беда постигла его жену.

Стараясь не смотреть на Лианну, Адам взял в охапку мокрую одежду и отправился на палубу. Найдя юнгу, он отдал ему одежду и велел хорошенько просушить, а затем поспешно вернулся в каюту. Он хотел как можно скорее одеть Лианну и отправить ее с корабля, ибо искушение было выше его сил.

Никогда еще Лианна не чувствовала себя такой беззащитной. Она мечтала избавиться от кляпа, но понимала, что насильник не отпустит ее, несмотря ни на какие мольбы, и испуганно ждала, что будет с ней дальше.

Войдя в каюту, Адам остановился в нерешительности. Желание его все не утихало и даже, напротив, стало еще сильнее, поэтому самым правильным было бы одеть Лианну в первое, что попадется под руку, и приказать увезти подальше от корабля. Если сейчас он овладеет ею вопреки ее желанию, она уже никогда его не полюбит.

И все же он не мог думать ни о чем другом.

«Да и что здесь такого особенного?» – промелькнуло у него в голове. Лианна все равно не узнает, что он и Призрак – одно и то же лицо.

Словно одержимый, он приблизился к кровати и окинул жену горящим взглядом. Как она восхитительна! Адам понял, что будет самым последним дураком, если не овладеет ею, пока у него есть такая возможность.

Глава 30

Лианна почувствовала, как прогнулся матрас, – ее невидимый похититель присел рядом. Она ужасно испугалась, когда его рука коснулась ее щеки, и дернулась, спасаясь от его ласки, но он только презрительно рассмеялся.

– Сопротивление бессмысленно, – сурово заявил незнакомец. – Отныне ты всецело принадлежишь мне. – Чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений, Адам погладил ее, начиная от груди и кончая бедрами.

Лианна плотно сжала ноги и попыталась уползти от него, однако Адам не собирался ее отпускать. Он слишком долго ждал этой возможности и намеревался ею воспользоваться, во что бы то ни стало. Нежно погладив шею Лианны, он опустил руку к груди и принялся дразнить чувствительный сосок. Он услышал, как Лианна охнула, – как видно, ей было приятно, – и снова повторил ласку, на сей раз внимательно наблюдая за ее реакцией.

– Тебе нравится?

Лианна отрицательно помотала головой, но в ответ ее похититель лишь негромко рассмеялся.

– Не бойся, я не сделаю тебе больно, – пообещал он и продолжил ласкать ее.

Лианна была возмущена до глубины души. Как это «не бойся», когда ее связали по рукам и ногам и она совершенно беспомощна? Если бояться нечего, и он не причинит ей боли, почему тогда не отпустит ее? И почему вообще ее взяли в плен?

Когда Адам склонился к ней и покрыл поцелуями те же места, что до этого гладил, Лианна негромко застонала. Она старалась не думать о руках и губах, которые прикасались к ней, однако Адам был настойчив: он помнил, что сильнее всего возбуждало ее, и пользовался этим в своих интересах.

Лианна неподвижно лежала в его объятиях, в то время как он покрывал жаркими поцелуями ее грудь; она надеялась, что ей станет противно, и вдруг, к своему ужасу, поняла, что ее тело откликается на его прикосновения.

Но разве такое возможно? Как этому таинственному незнакомцу удалось вызвать у нее столь бурную реакцию? Она любит Адама, и только он может пробудить в ней подобную страсть…

Отчаяние Лианны все возрастало: она не ожидала от своего тела такого предательства. Она извивалась, пытаясь спастись от похитителя, но тот не отставал: положив руку ей на талию, он продолжил свою игру и сжал губами набухший сосок.

Лианна напряглась, а он продолжал ласкать языком ее грудь. Его руки, казалось, были повсюду, тискали, мяли, ласкали и гладили. В груди Лианны разгорелось желание, и одновременно она похолодела от страха. Она не понимала, почему его прикосновения находят в ней такой отклик.

Лаская языком ее груди, незнакомец просунул руку между ее бедрами. Лианна вздрогнула, когда с ужасом почувствовала, как ее захлестывают волны восторга.

Ощутив столь явный отклик, Адам пожалел, что не может развязать Лианну. Он так хотел, чтобы она обнимала его, трогала… Но единственное, от чего он мог ее избавить, был кляп.

Долго не раздумывая, Адам прервал ласки, вынул изо рта Лианны кляп и отбросил его в сторону.

На мгновение у Лианны появилась надежда, но она не успела вымолвить ни слова: незнакомец тут же жадно прильнул к ее губам. Она знала, что ей нужно сопротивляться, но тело ее откликалось на его ласки так же, как когда-то на ласки Адама. Лианна не понимала, почему так происходит, и это пугало ее: она не хотела испытывать ничего подобного, не хотела желать этого невидимого мужчину! Ей был нужен Адам и только Адам!

Вдруг невидимый похититель прервал поцелуй и отошел прочь, оставив Лианну. Ее похититель то возбуждал ее, осыпая ласками и поцелуями, то исчезал, оставляя дрожать от неуверенности. Теперь ей хотелось только одного – поскорее избавиться от этого кошмара.

Задыхаясь от страха, она прошептала:

– Кто вы и что вам от меня нужно?

– Меня зовут Призрак, – ответил ей хриплый голос, – а что мне нужно, ты прекрасно знаешь.

– Умоляю вас, пощадите меня! Я – Лианна Трент, мой муж вам заплатит, сколько вы захотите… Только отпустите меня!

Адам отошел в сторону, чтобы раздеться, но, услышав мольбу жены, обернулся к ней, и его желание еще более усилилось. «Боже, какая же она красавица!» – подумал он, лаская Лианну взглядом. Настоящая женщина, от роскошных огненно-золотистых волос до длинных ног. Он никогда еще не желал ее с такой страстью.

– Я хочу только тебя, Лианна, – заявил Адам, и это была сущая правда. – Теперь ты станешь моей.

– Нет, прошу вас! – Лианна вновь почувствовала испуг.

Адам нагнулся и, поглаживая ее стройные ноги, развязал ей лодыжки. Лианна тут же попыталась спастись: она перевернулась на бок и поджала колени к груди, однако все усилия были напрасны: похититель лег на постель, обнял ее и прижал к себе.

Соприкоснувшись с твердым мужским телом, Лианна затрепетала. При этом она не знала, от чего больше дрожит – от страха или от желания.

– Ты ведь тоже хочешь меня. – Адам крепче прижал жену к себе.

– Нет! – яростно выкрикнула она.

– А если да? – Тут он снова начал ее ласкать. Лианна до последнего сжимала ноги, отказывая ему в доступе к своему сокровищу, но долго так продолжаться не могло. Адам решительно перевернул ее на спину и лег сверху.

– Не-ет… – простонала Лианна, извиваясь под ним, пытаясь изгнать его из своего тела.

– Да, да! – Адам сначала наслаждался жаром ее тела, потом снова начал ласкать ее грудь.

Лианна не собиралась отвечать на его поцелуй, но когда его рот страстно приник к ее губам, а рука принялась поглаживать чувствительные соски, разум изменил ей, и она, погрузившись в море бесконечного удовольствия, обвила его ногами; лихорадочные метания сменились соблазнительными телодвижениями. Его твердое копье распалило желание, и Лианна начала ритмично двигаться под ним, стремясь к надвигавшемуся экстазу.

Чувствуя ее отклик, Адам ускорил ритм, все глубже проникая в ее нежные, шелковистые глубины. Лианна ни о чем не думала – она просто блаженствовала, всецело отдавшись чувствам. Они двигались в унисон, соединившись телами, все более приближаясь к наивысшему пику радости, а достигнув его, объединились в чувственном восторге.

Адам лежал сверху, прерывисто дыша и радуясь, что Лианна лежит, обнаженная, в его объятиях. Обладать ею – все равно, что познать рай на земле, а то, что вскоре придется отпустить ее, – сущий ад.

Он приподнялся на локтях и залюбовался женой, а Лианна, почувствовав, что он шевельнулся, крепко зажмурилась.

Пока Адам лежал на ней, Лианна пребывала в тумане чувственного блаженства, однако, как только он слез с нее, сразу опомнилась и в отчаянии отвернулась от него – она и не предполагала, что обладает столь страстной натурой.

Адам поднял руку и нежно отвел волосы с ее лица.

– Не нужно слез, – хрипло произнес Адам. – Надеюсь, тебе понравилось, как мы занимались любовью?

– Это не любовь!

– А что же?

– Пытка!

– В таком случае, может, мы продолжим. – Адама разозлило, что Лианна старается обмануть его, и он поцеловал ее с такой дикой страстью, что сначала она тихонько захныкала, но вскоре жар поцелуя растопил ее холодность. Лианна начала отвечать на его поцелуй и с изумлением поняла, что если бы у нее были развязаны руки, она с радостью обняла бы незнакомца.

– Почему вы меня здесь держите? Почему не отпустите? – вздохнув, спросила она.

– Всему свое время. – Адам заворожено смотрел на ее влажные приоткрытые губы и удивлялся тому, что его страсть вновь зажглась так скоро.

– Если вам нужны деньги…

– Нет. Мне нужна одна лишь ты. – Адам придвинулся к ней и потерся о ее бедра, отчего Лианну охватил неземной восторг. Когда он склонился и поцеловал ее грудь, она испустила томный вздох: теперь ей важно было одно – жар желания, который незнакомец пробуждал в ней ласками и поцелуями.

– Умоляю…

– О чем? – Адам снова поцеловал ее.

Лианна молчала: она больше не возражала и всецело отдалась страсти. Через некоторое время Адам заботливо укрыл Лианну одеялом и начал одеваться.

Едва он застегнул рубашку, как в дверь постучали.

– Капитан, я принес одежду… – сообщил из-за двери юнга.

– Оставь ее здесь, – велел Адам.

– И еще, сэр: первый помощник говорит, что пора готовиться к отплытию.

– Хорошо, я понял.

Когда юнга ушел, Адам приоткрыл дверь и забрал одежду Лианны.

– Вы куда-то отплываете? – осторожно спросила Лианна.

– Да, вместе с приливом.

– И меня тоже возьмете с собой? – Страх Лианны все возрастал.

– Я бы очень этого хотел, но из этого ничего не выйдет, извини.

Лианна вздрогнула. Вот и настал ее конец! Она с ужасом слушала, как похититель подходит к кровати, а когда он сорвал с нее покрывало, вскрикнула от испуга.

Адам был озадачен: совсем недавно Лианна страстно отзывалась на его ласки, а теперь боится, что он ее обидит. Он отвязал ее руки и помог ей сесть.

Лианна не сомневалась, что теперь, получив все, что хотел, он расправится с ней; тем не менее она попыталась взять себя в руки.

– Что вы теперь собираетесь делать? – осторожно спросила она.

– Одеть тебя, разумеется. – Адам натянул на жену сорочку и платье, после чего снова связал ей руки, чтобы она не сорвала с глаз повязку.

Пока Адам одевал ее, Лианна неподвижно сидела на краю кровати, после чего легла, повинуясь его приказу, и он снова связал ей ноги.

– Лежи смирно, я скоро вернусь. – С этими словами Адам вышел из каюты и, поднявшись на палубу, разыскал Бо. – Мне опять нужны Броди и Майк.

– Хорошо.

– Пусть они отвезут Лианну туда, откуда взяли, найдут ялик и доплывут с ней до Бель-Арбор. Потом пусть оставят ее в лодке, но ослабят веревки, чтобы она смогла освободиться.

– Ладно, я им так и скажу.

– А я сейчас доставлю ее сюда.

Лианна покорно лежала на койке до тех пор, пока не уверилась, что Адам ушел, а затем приступила к решительным действиям. Она была очень напугана, так как считала, что жизнь ее вот-вот оборвется, и задумала бежать, пока есть время.

Ей с трудом удалось сползти с койки и встать на ноги. Перво-наперво ей нужно было освободить руки, и она неуклюже запрыгала по каюте в надежде наткнуться на столик, где может лежать какой-нибудь острый предмет, однако наткнулась на стоявший посреди каюты стул и упала на пол.

Вернувшись в каюту, Адам рассчитывал найти Лианну там, где он ее оставил, и, открыв дверь, обмер, уставившись на пустую койку. Неужели Лианна освободилась, сняла с глаз повязку и сейчас его обман раскроется?

Наконец, заметив жену, распростертую на полу, Адам направился к ней и поднял ее на руки.

– Мне очень жаль, – тихо произнес он, готовясь снова вставить ей в рот кляп, – но…

– Нет, не надо! – в ужасе прошептала Лианна: она решила, что незнакомец собирается ее убить.

– Ничего не могу поделать. – Адам заткнул ей рот кляпом, и у Лианны бешено забилось сердце. Она гадала, что ожидает ее дальше, но тут он взял ее на руки и осторожно вынес из каюты, а потом поднялся на палубу, не обращая внимания на любопытные взгляды матросов.

В маленькой шлюпке Лианну уже дожидались Броди и Майк. Адам положил ее на дно и строго взглянул на матросов:

– Вы получили приказ?

– Да, капитан Призрак, мы знаем, что надо делать.

– Поспешите. Нельзя терять ни минуты, мы скоро отплываем. Постарайтесь, чтобы вас не заметили.

Вернувшись на борт «Морской тени», Адам молча смотрел, как шлюпка удаляется в направлении Бель-Арбор.

– Как думаешь, она тебя узнала? – спросил подошедший Бо.

– Нет.

Впрочем, сейчас это уже не имело значения, но Адам чувствовал свою вину. И все же интересно, почему Лианна следила за ним.

Броди и Майку не терпелось поскорее вернуться на корабль, поэтому они, не щадя сил, гребли к нужному месту. Обнаружив ялик Лианны, они захватили его с собой и направились к пристани Бель-Арбор. Там Броди осторожно поднял Лианну и перенес ее в ялик, а затем, уложив на дно, ослабил путы на ее руках и ногах. После этого шлюпка бесшумно скрылась в ночи.

Лианна некоторое время лежала неподвижно: она не понимала, зачем ее похитители ослабили веревки. Она ждала, что разбойники вернутся и прикончат ее, однако время шло, а поблизости так никто и не появился. Выходит, они вовсе не собирались ее убивать – Призрак отдал им совсем другой приказ!

Плача от радости, Лианна принялась лихорадочно развязывать руки, а когда ей это удалось, она сорвала с глаз повязку и изумленно огляделась. Да это же Бель-Арбор! Она дома!

Лианна вынула изо рта кляп и стала поспешно развязывать ноги, а затем схватила весла и направила ялик к пристани. С трудом выбравшись на берег, она долго стояла, обескураженная этим загадочным происшествием, на темной пристани и рассеянно смотрела вдаль, как вдруг ее захлестнул водоворот эмоций. Призрак… Капитан Призрак… Лианне никогда не забыть это имя. Но как же такое случилось? Почему она добровольно отдалась ему? Она страстно хотела его, в этом нет никакого сомнения.

Лианна была потрясена, когда ее тело, не внемля голосу рассудка, страстно откликнулось на ласки Призрака. И как два таких разных мужчины сумели доставить ей одинаковый чувственный восторг? Это была загадка, которую ей еще предстояло разрешить.

Смущенная столь странным развитием событий, Лианна побрела по тропинке к дому. Только бы удалось добраться до комнаты никем не замеченной!

Закрыв за собой дверь спальни, она облегченно вздохнула, быстро разделась, затем легла в постель и укрылась одеялом.

Но даже когда "Лианна закрыла глаза, в ее голове не переставали прокручиваться события этой ночи, начиная от подлой измены Адама, который отправился гостить к Сюзанне, и кончая собственной изменой с таинственным капитаном Призраком. Хотя Лианне хотелось поскорее обо всем забыть, это ей никак не удавалось.

Ворочаясь на постели, она решила, что лучше никому не рассказывать о встрече с Призраком, раз она любит Адама.

Ночь подошла к концу, и восточный край неба стал светлеть, а Лианна все гадала, изгладится ли когда-нибудь из ее памяти восторг, испытанный ею в объятиях неведомого похитителя…

Глава 31

Доктор Уильямс, поддерживая Элизу за талию, подвел ее к чугунной скамейке в центре сада, перед которой душистый цветочный аромат был особенно густым и приятным.

– Думаю, вы не против побыть этим утром в саду, – сказал он, когда они присели на маленькую скамеечку.

– Да, Дэвид, погода просто чудесная, – отозвалась Элиза. – Я рада, что мы вышли погулять.

Дэвид был очень доволен улучшением здоровья своей пациентки. С тех пор как Элиза впервые заговорила, она постепенно возвращалась к нормальной жизни. Правда, говорила она пока мало, однако на вопросы отвечала охотно. Постепенно Элиза привыкла к незнакомой обстановке и стала свободно перемещаться по дому, однако Дэвида по-прежнему беспокоила ее реакция на прошлое. Он еще не касался пережитой ею травмы, но знал, что скоро придется это сделать. Элиза не поправится до конца, если не разберется со своими страхами.

– Как вы сегодня себя чувствуете?

– Не знаю. – Ответ Элизы удивил Дэвида.

– Но почему?

– Прошлой ночью… – Элиза запнулась, не зная, как рассказать о своих тревогах.

– Да? Вас что-то побеспокоило?

– Снова эти сны… – пожаловалась Элиза. – Я видела нечто ужасное, и от этого проснулась.

– Что же именно вам снилось?

– Не помню. – Элиза озадаченно пожала плечами.

– Может, расскажете то, что все же помните? Потом мы сложим обрывки вместе и растолкуем ваш сон.

– Хорошо бы… – Элизе всегда становилось легче после разговора с Дэвидом, потому что он умел разъяснить все непонятное. – Сперва я как будто в какой-то очень маленькой комнатке без окон. Света очень мало, но сначала все вроде бы идет хорошо…

– Эта комната не показалась вам знакомой? – Дэвид внимательно наблюдал за выражением ее лица.

– Нет, – твердо ответила Элиза.

Дэвид кивнул, приглашая ее продолжать.

– Потом я услышала громкий шум: нечто вроде грома, только гораздо страшнее. – Лицо Элизы побледнело, руки дрожали.

Дэвид погладил ее по плечу, чтобы успокоить.

– Не волнуйтесь, это просто сон. Вас никто не обидит, и я здесь, с вами.

– Знаю. – Элиза слабо улыбнулась.

– Скажите, вы были одна в комнате или с кем-то?

– Не знаю… – Она крепко сжала руку Дэвида, словно в ее кошмаре было нечто, о чем она пока не готова говорить.

Осторожно обняв Элизу, Дэвид заставил ее положить голову себе на плечо.

– Мне очень хочется вспомнить, но я не могу…

– Знаю. Когда-нибудь вы обязательно вспомните, и когда это произойдет, я буду рядом, чтобы помочь вам.

– Спасибо, – прошептала Элиза и тихонько вздохнула.

Дэвид с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее. Ему очень хотелось это сделать, но Элиза была до того ранима и беззащитна, что он не смел воспользоваться ее доверием. Он слишком сильно любил ее и не хотел погубить их только зарождавшиеся чувства.

– Может, нам лучше вернуться домой?

– Нет, я хочу побыть на свежем воздухе.

– Тогда мы посидим здесь, пока вам не захочется домой. – Дэвид улыбнулся, и Элиза улыбнулась ему в ответ.

* * *

Следующие три дня Лианна постоянно думала об Адаме, мечтала, чтобы он поскорее приехал, и вместе с тем страшилась его возвращения. Ее терзало чувство вины за то, что она с такой легкостью отдалась Призраку. Вдруг Адам узнает об измене и прогонит ее, а может, даже отнимет у нее ребенка, чтобы отомстить.

Лианна благоговейно притронулась к пока еще совсем небольшому животику и поклялась, что никогда не расскажет Адаму о Призраке.

Устав от переживаний, она прилегла на постель. Несколько предыдущих ночей Лианна почти не смыкала глаз, но теперь ее глаза закрывались сами собой. Лианна даже обрадовалась – может, хоть во сне она позабудет о своих страхах. Охваченная истомой, она вытянулась на мягкой широкой постели и вскоре крепко уснула.

Однако сон не принес Лианне покоя: ее подсознание продолжало работать, вдруг перед ней возник Призрак – отталкивающий и притягательный одновременно, он посеял в ее душе хаос.

Лианна заметалась, пытаясь уйти от таинственного похитителя, но спасения не было. Он крепко обнял ее и вдруг изменился, став Адамом.

Затем видение растаяло, и Лианна продолжила спать уже без всяких снов.

* * *

Адам полагал, что, вернувшись в поместье после трехдневного плавания, почувствует себя лучше; он надеялся, что сумеет обуздать свои порывы и сможет жить с Лианной под одной крышей, не сгорая все время от желания.

Однако все вышло иначе.

После того как он занялся с Лианной любовью в каюте «Морской тени», Адам вспоминал о ней всякий раз, когда заходил к себе. Он не мог уснуть на постели, где они предавались страсти. Каждый раз, когда он смыкал глаза, воспоминание о ее чувственности разжигало в нем страсть, и ему приходилось уходить из каюты, чтобы немного успокоиться.

Подплывая по реке к поместью, Адам в ужасе ожидал встречи с Лианной. Если ему и раньше было трудно жить с ней бок о бок, то теперь, снова вкусив ее любви, он не знал, как удержаться от того, чтобы не овладеть ею.

И еще Адам чувствовал себя виноватым: он обманул Лианну, но старался не думать об этом. Она его жена, она нужна ему, а он не сделал ничего особенного…

По крайней мере, так ему казалось.

* * *

Бекки беспокоилась за Адама все время, пока он отсутствовал. Она то представляла, что Адам и Бо отыщут Шарка и пострадают при нападении на него, то тревожилась, что они его не отыщут и этому аду никогда не будет конца. Она устала от тайн и недомолвок и боялась, что Адам и Лианна никогда не заживут счастливо.

Бекки не раз замечала, как поведение Адама сказывается на Лианне. Хотя подруга ничего не говорила насчет длительного отсутствия мужа и почти все время молчала, Бекки чувствовала, что она беспокоится за него. Лианна быстро уставала, у нее пропал аппетит, и это могло отразиться на малыше.

Неожиданно внимание Бекки привлек какой-то шум в передней. Поскольку Лианна и Алекс уже отправились спать, она вышла посмотреть, кто бы это мог быть.

– Адам! – Радостно вскрикнув, Бекки бросилась брату в объятия, но Адам все время оглядывался, видимо, ища глазами Лианну. Не увидев ее, он заметно расстроился. – Я так рада, что ты вернулся! – щебетала Бекки. – Ну что, вы нашли его?

– Нет, пока нет.

– Мне очень жаль. – Бекки вздохнула.

– А где все? – спросил Адам, не желая обсуждать бесплодно потраченные дни.

– Лианна и Алекс уже спят, но…

– Ничего страшного. – Адам быстро прошел к себе в кабинет.

– Как поживает Бо? – как бы между прочим спросила Бекки и умолкла, с нетерпением ожидая ответа. А вдруг Бо послал ей с Адамом записку?

– У него все хорошо, – коротко ответил Адам и, налив, пригубил ликер.

Бекки нахмурилась: Бо, похоже, даже не вспомнил о ней, тогда как она ужасно по нему соскучилась и надеялась получить весточку.

Разочарованный отсутствием Лианны, Адам не заметил, как резко испортилось настроение сестры. Всю дорогу он готовился к встрече с женой, и когда она не явилась, почувствовал себя так, будто его предали.

Адаму вдруг захотелось увидеть ее независимо от того, спит она или нет.

– Пойду загляну к Лианне.

Бекки обрадовалась: наконец-то брат понял, какая Лианна прелесть! Наверное, за время плавания он успел соскучиться по жене.

– Доброй ночи, Бекки.

– Доброй ночи. Увидимся утром.

Поднявшись на второй этаж, Адам заметил, что нервничает. С минуту постояв перед закрытой дверью спальни, он толкнул ее и вошел внутрь.

В комнате было темно, если не считать тонкого лучика лунного света, пробивавшегося через окно.

Адам подошел к кровати и долго смотрел на жену, жалея о том, что у них такие скверные отношения.

Неожиданно пробудившись от крепкого сна, Лианна лежала неподвижно и гадала, что могло ее потревожить.

Вдруг, с ужасом поняв, что она не одна в комнате, Лианна стремительно присела на постель, укрывшись до подбородка одеялом, и уставилась на мужчину, неподвижно стоявшего в тени. Она еще не совсем отошла после сна и решила, что к ней в спальню вторгся Призрак.

– Ты! – сдавленно прошептала она и затрепетала. Он вернулся за ней!

Адам ответил не сразу: он продолжил любоваться своей восхитительной женой.

– Что ты здесь делаешь? Зачем вернулся? – еле слышно прошептала она, все еще полагая, что это Призрак.

Адама ранили ее слова – стало быть, она по-прежнему его ненавидит! Шагнув в круг лунного света, он холодно произнес:

– Я вернулся, потому что теперь это мой дом.

Лианна не верила своим глазам. Она думала, это Призрак, а тут Адам собственной персоной! Слава Богу, в страхе она не выкрикнула имени разбойника.

Впрочем, появление Адама расстроило ее не меньше.

– Что тебе здесь нужно? – Крепче вцепившись в одеяло и прижав его к груди, Лианна не сводила с мужа настороженного взгляда.

Адам прекрасно знал, что ему нужно: ее любовь. Он хотел обнимать Лианну, делить с ней постель, идти с ней рядом по жизни. Все прочее больше не имело для него значения.

Не говоря ни слова, он опустился на край постели.

– Лианна… – Адам ласково притронулся к щеке жены. Ее кожа была подобна бархату, и ему хотелось ласкать каждый дюйм ее шелковистой плоти.

Однако Лианна по-прежнему не доверяла ему. Это было похоже на продолжение сна, она хотела, чтобы Адам любил ее, мечтала жить с ним в мире и согласии, но у него и в мыслях нет ничего подобного. Разве он не провел три дня и три ночи у Сюзанны?

Адам внимательно смотрел ей в глаза, словно выжидая. Потом его рука скользнула ниже и прикоснулась к полной груди…

Лианна не шевелилась, лишь задержала дыхание, когда его палец погладил сосок. От этого прикосновения ее охватило радостное волнение. Ей хотелось снова познать его чудесные ласки, но она тут же вспомнила о его связи с Сюзанной.

Адам заглянул жене в глаза, словно пытаясь прочесть ее мысли. Как бы ему хотелось рассказать все, чтобы между ними не осталось никаких недомолвок! Как знать, может, после этого их отношения наладятся? В любом случае стоит попытаться. Он уже открыл рот, собираясь исполнить свое намерение, но тут Лианна шлепнула его по руке.

– Убери от меня свои грязные лапы, Адам Трент! – Дрожа от ярости, она отшатнулась от него. – Ненавижу тебя! Терпеть не могу, когда ты ко мне прикасаешься!

Адам нахмурился; он с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Ну почему она постоянно твердит, что ненавидит его? Медленно поднявшись, Адам, не говоря ни слова, вышел из комнаты.

Позже, сидя в кабинете и потягивая бурбон, он вспомнил, что, будучи пленницей Призрака, Лианна ни разу не сказала, что ненавидит своего похитителя. Как странно: она страстно отвечала на его объятия, когда он был в образе пирата, но как мужа своего категорически не приемлет! Интересно, почему Призрак пробудил в ней такую страсть?

Решив немного подышать свежим воздухом, Адам вышел из дома, дошел до конюшни и оседлал коня. Вскочив в седло, он поскакал вперед, надеясь, что ночная прогулка поможет ему успокоиться. Направляясь в сторону Уиллоу-Бенд, Адам даже не догадывался, что Лианна смотрит ему вслед из окна.

Пришпорив коня, Адам мчался галопом по тропинке, залитой лунным светом. Когда конь устал, он отпустил поводья и поехал шагом, надеясь, что со временем гнев ослабнет. Однако не тут-то было – он по-прежнему злился на Лианну и еще на то, что желал ее так же сильно, как тогда, когда сидел рядом с ней на постели. Как бы ему хотелось вновь сжать ее грудь в ладонях! Адам поспешно повернул коня к дому. Пусть он ей не нужен, зато она страстно желает ласк Призрака. Что ж, она их получит!

Пока Адам подъезжал к дому, нужный план окончательно сложился у него в голове.

* * *

После того как Адам ушел, Лианна несколько часов проворочалась в постели. Она расстроилась, сама не зная почему, сердясь то ли на себя – за то, что отринула поползновения Адама, то ли на него – за то, что он три ночи провел у Сюзанны.

И все же Лианна понимала, что поступила глупо, отказав ему. Теперь он снова любит Сюзанну! Проснувшаяся гордость шептала ей, что счастье нужно заслужить: если она и вправду любит Адама, нужно добиться его любви.

При этой мысли Лианна немного успокоилась: теперь она знала, в чем заключается ее цель.

Лежа в темноте, Лианна прокручивала в голове случившееся, пока веки не сомкнулись от усталости. Она так расстроилась, что даже не заметила, как заснула.

– Лианна… – нежно прошептал рядом страшно знакомый голос.

Лианна зашевелилась и приоткрыла глаза. Луна уже зашла, и в комнате было совсем темно. Вот странно – она уснула, а проснувшись, не испытывала страха. Ей казалось, что она проспала всего несколько минут, а не несколько часов, как это было в действительности. Может, Адам вернулся?

Она снова услышала тот же самый голос:

– Лианна…

Раньше она ошибочно приняла Адама за Призрака, но теперь сомнений не было: это он! Глубокий, хриплый голос мог принадлежать только ее невидимому похитителю. Призрак проник к ней в спальню! Но как он сюда пробрался? И что ему нужно?

– Ну вот я и пришел к тебе.

– Нет! Уходи! – Сердце Лианны бешено забилось. Перед ней стоял Призрак, она не могла толком разглядеть его в темноте.

– Не могу. Ты для меня все, – услышала она. – Я хочу тебя, Лианна. Будь моей…

– Это невозможно! Мой муж…

– Твой муж сейчас далеко, – ухмыльнулся Призрак; как видно, ему все было известно.

– А вот и нет! – Лианна слегка удивилась тому, с какой смелостью Призрак вторгся в ее спальню. Она думала, что больше никогда с ним не встретится, и теперь не знала, что ей делать.

– Я долго наблюдал за домом и видел, как твой муж уехал. Он не вернется до рассвета, и это значит, что у нас впереди вся ночь.

– Нет, Призрак, – твердо заявила Лианна. – Я замужняя женщина.

– Прежде ты так не сопротивлялась… – насмешливо заметил он.

– Я была связана…

В мгновение ока Призрак очутился рядом с ней.

– Я докажу, что ты и сейчас хочешь меня.

Лианна протянула руку к маске, скрывавшей его лицо.

– Скажи, кто ты? – Она хотела снять маску, но Призрак поспешно схватил ее за запястья.

– Нет, любимая. Многие готовы на все, лишь бы узнать это, но пока не время.

– И все же я хочу тебя увидеть.

– Какая разница, как я выгляжу? Главное – что у меня в сердце. – Призрак обнял ее и страстно поцеловал.

Его поцелуй совсем вскружил Лианне голову и вновь распалил в ней желание. Она отчаянно хотела его, хотя по-прежнему любила Адама…

– Призрак, пожалуйста, остановись. Это безумие… – Лианна охнула, когда он припал губами к ее чувствительной шее.

– Ты разжигаешь во мне пламя страсти. Я не могу тобой насытиться, и поэтому вернулся. Ты мне нужна, Лианна. Я никогда еще не желал другую женщину так сильно.

– Но я не могу… Не должна… – возразила Лианна, не замечая, что он отпустил ее руки. Она склонила голову на его широкие плечи, позабыв о маске, и закинула голову назад, в то время как он жадно осыпал жаркими поцелуями ее шею.

– Можешь, – прохрипел он и, спустив с плеч ее сорочку, оголил груди. – Еще как можешь…

Больше они не разговаривали, всецело отдавшись охватившей их страсти. Адам подарил Лианне всю накопившуюся в нем любовь, за которую она воздала сторицей. Слившись воедино, они стали единым телом и поднялись на вершину блаженства, позабыв обо всем.

Очнувшись первым, Адам стал обеспокоенно обдумывать случившееся. Не зная, что он и есть Призрак, Лианна отдалась ему свободно, по доброй воле. Немного упорства, и дело в шляпе!

Адам чувствовал себя так, словно в него вонзили обоюдоострый меч. Значит, его жена готова любить распутного ловеласа, но только не мужа!

Теперь он окончательно запутался в паутине обмана и испытывал неизбывное чувство вины.

Больше всего Адаму хотелось заснуть в объятиях Лианны, но он знал, что риск слишком велик, поэтому, поднявшись, начал одеваться.

– Ты уходишь?

– А ты хочешь, чтобы твой муж застал нас в одной постели?

Лианна с шумом вздохнула – очевидно, ее ранили эти слова. Адаму очень хотелось утешить ее, но он не смел. Уже светало, и если он хоть раз коснется ее, то не удержится и снова займется с ней любовью.

– Ты вернешься? – спросила Лианна с надеждой и страхом. Она не знала, зачем спрашивает, но почему-то это было важно.

– Вернусь, – уверенно ответил он и быстро вылез из комнаты через окно.

Лианна бросилась к окну, чтобы посмотреть ему вслед, но Призрак словно в воздухе растворился. Уж не приснилось ли ей все это?

Когда взошло солнце, озарив комнату ярким, золотистым светом, Лианна вернулась к своей одинокой постели. Интересно, как провел эту ночь Адам? На глаза ей навернулись слезы, и она, рухнув на постель, зарылась лицом в подушку, чтобы заглушить рыдания.

Глава 32

С тех пор как Адам вернулся в поместье, прошло несколько дней. Какие бы занятия он себе ни находил, Лианна не шла из его мыслей. Всякий раз, когда он ее видел, ему хотелось обнять и расцеловать ее, убедить жену, что он ни в чем не виноват, заставить ее глаза светиться любовью. Однако Адам понимал, что ему придется подождать.

С той самой ночи, когда он, переодевшись Призраком, овладел Лианной, Адам решил попытаться заслужить ее любовь. Он знал: потребуется время, чтобы сгладить возникшее непонимание и недоверие, но дело того стоит. Пока же все его попытки сближения Лианна встречала в штыки, и это доводило Адама до отчаяния.

Лианна обратила на него внимание всего один раз – когда они с Бекки обсуждали, как обустроить детскую. Адам настоял на том, чтобы комнату выкрасили в голубой цвет, который больше понравится малышу, и на секунду холодные зеленые глаза Лианны словно оттаяли; но это быстро прошло, и впоследствии она старалась держаться от него подальше.

Адама ранил отпор, который оказывала Лианна, но он не сдавался.

Однако его якобы «роман» с Сюзанной сильно мешал делу. Адам понимал, что надо навещать ее время от времени, но не мог себя заставить сделать это. Ему была нужна одна лишь Лианна, и он полагал, что все равно сыграет роль пылкого воздыхателя Сюзанны очень неубедительно.

Тем не менее он знал, что теперь Шарк может вернуться со дня на день, и не хотел подвергать опасности свой замысел, поэтому написал Сюзанне, что уезжает по делу и навестит ее, как только вернется. Он надеялся, что эта ложь на время успокоит Сюзанну.

Адам сидел за письменным столом и занимался счетами, когда в дверь кабинета постучали.

– Это я, Бекки.

– Входи! – Он отодвинул тетради.

Войдя, Бекки закрыла за собой дверь. Адам заметил, что сестра чем-то встревожена – ее обычно безмятежное лицо выглядело на удивление серьезным.

– Нам нужно поговорить, – заявила она, подойдя к столу.

– Нужно так нужно, – осторожно ответил Адам, гадая, что так взволновало его сестру. – А в чем дело?

– Я беспокоюсь за Лианну… и за тебя тоже, – призналась Бекки. – Я обычно в твои дела не вмешиваюсь, но на этот раз… Между вами что-то неладно, а я вас обоих люблю и хочу помочь.

Бекки умолкла, ожидая, что Адам рассердится, и очень удивилась, что брат не отвечает и лишь молча смотрит на нее.

– Не знаю, чем ты можешь помочь, Бекки, – наконец медленно произнес Адам, затем встал из-за стола и отошел к окну.

– Это все из-за Элизы, правда, Адам? Это из-за нее ты отстранился от Лианны? – Бекки считала, что в этом кроется вся суть разлада.

– Нет, Бекки, Элиза тут ни при чем.

– Ни при чем? – удивилась она. – Значит, ты ее больше не любишь?

– Я питаю к Элизе самые нежные чувства, но люблю не ее. Иногда я даже сомневаюсь, любил ли я когда-нибудь Элизу по-настоящему…

– Тогда в чем же дело?

– Я влюблен в Лианну, – коротко пояснил Адам.

Бекки обожгла его недоверчивым взглядом.

– Нет, ты не поняла…

– Где уж мне! Если бы я кого-то любила, то мечтала бы выйти за него замуж.

– Согласен. Но дело в том, что Лианна не любит меня.

– Так влюби ее в себя! Было время, когда любая незамужняя девушка в Чарлстоне с радостью отдала бы тебе руку и сердце.

– Все не так-то просто.

– Почему?

Адам с трудом сдержал стон, запутавшись в паутине интриг и обмана.

– Потому что я не могу сейчас бросить Сюзанну и, кроме того…

– Но твоя жена – Лианна! – нетерпеливо воскликнула Бекки. – Она ждет от тебя ребенка! Ты сам признался, что любишь ее. Не понимаю, зачем тебе Сюзанна. Теперь главные люди в твоей жизни – Лианна и будущий малыш…

– Но, Бекки, ты многого не знаешь, а я не могу тебе рассказать.

– Нечего тут рассказывать. Ты любишь Лианну, и это главное. Расскажи ей о своей любви, и все наладится!

– Очень уж просто у тебя все получается. – Адам задумчиво потер переносицу.

– А у тебя? Ты ведь знаешь, долго так продолжаться не может…

– Надо немного подождать, и когда Шарк…

– Может, хватит? – рассердилась Бекки. – Эта твоя неуемная жажда мести погубит всю твою жизнь!

Адам бросил на сестру напряженный взгляд:

– Теперь слишком поздно отступать. Скоро все закончится, поверь.

– Уж поскорее бы… – Бекки вздохнула, очевидно, так и не убежденная словами брата.

* * *

Сюзанна злобно металась по гостиной.

– Почему он не пишет? – громко сетовала она. – Прошло уже несколько дней, а Адам прислал какую-то жалкую писульку! – Она встряхнула письмо Адама, в котором он на одной странице сообщал, что навестит ее, как только сможет. И ни слова о любви!

Получив это прохладное послание, Сюзанна вновь вспомнила о предостережении Сайруса. Слова банкира не шли у нее из головы. Быть может, Адам и впрямь влюбился в Лианну? Он был так холоден, когда заехал к ней в последний раз! Тогда Сюзанна решила, что его желание обладать ею слишком сильно, но теперь она видела дело в ином свете. Возможно, он действительно хочет порвать с ней…

Сюзанну охватило отчаяние. Выйдя в коридор, она громко позвала служанку:

– Мэри, оседлай-ка для меня лошадь.

– Но, мисс Сюзанна… – Служанка удивилась такой просьбе, поскольку знала: госпожа всегда ездит в карете. – Неужели вы хотите скакать верхом, словно мужчина?

Сюзанна смерила служанку холодным взглядом и поднялась наверх, чтобы переодеться в костюм для верховой езды. Ей не терпелось снова увидеть Адама, а верхом она быстрее доберется до Бель-Арбор. Сюзанне надоело ждать, когда он нанесет ей визит, и она решила разыскать его и спросить, почему он забыл ее.

Подъехав к дому Адама, Сюзанна удивилась: какой-то он заброшенный… Она спрыгнула с лошади и привязала ее к столбику, а потом смело поднялась по лестнице. Дверь была открыта, и Сюзанна, воспользовавшись этим, проникла в дом.

Из-за закрытой двери кабинета доносился голос Адама. Сюзанне стало интересно, о чем он говорит; она подошла ближе и вдруг, услышав его слова, смертельно побледнела.

– Все не так-то просто, – сказал Адам.

– Почему? – Сюзанна поняла, что Адам разговаривает с сестрой.

– Потому что я не могу сейчас бросить Сюзанну и, кроме того…

– Но твоя жена – Лианна! Она ждет от тебя ребенка! Ты сам признался, что любишь ее. Не понимаю, зачем тебе Сюзанна. Теперь главные люди в твоей жизни – Лианна и будущий малыш…

На некоторое время Сюзанна словно оглохла, а когда слух вернулся к ней, напрягла его до предела.

– Надо немного подождать, и когда Шарк…

«Шарк? Значит, Адам охотится за Шарком? Но зачем?»

Сюзанна попятилась. Слова Бекки ранили ее до глубины души: «Ты сам признался, что любишь ее…» Черт бы побрал эту Лианну Дюшарм! Все случилось так, как предрекал Сайрус!

Сюзанну захлестнула жажда мести. Ну, теперь она покажет этой мерзавке Лианне! Когда она уничтожит его женушку, Адам снова будет принадлежать ей!

С трудом сдерживая ярость, Сюзанна выбежала из дома. Увидев, что Лианна работает в саду, она не удержалась и, остановившись, презрительно бросила:

– Что, Лианна, по-прежнему батрачишь?

– Понимаешь, Сюзанна, мне нравится работать в саду. Меня это успокаивает, – услышала она в ответ.

– Ах вот оно как…

– Да, так. Собственно, что тебе здесь нужно? – нетерпеливо спросила Лианна: она понимала, что Сюзанна приехала к ним не без причины, и хотела поскорее от нее избавиться.

Сюзанна усмехнулась:

– Разве я не могу заехать в Бель-Арбор просто так?

Лианна пожала плечами.

– Если тебе нужен Адам, то он в доме, – презрительно бросила она, надеясь, что Сюзанна наконец уйдет.

– С Адамом я уже виделась… – Сюзанна нарочно оставила предложение недосказанным, чтобы Лианне было над чем поразмышлять на досуге. – Можно тебя спросить кое о чем? – неожиданно прибавила она.

– О чем именно?

– Интересно, как это – быть замужем за человеком, который тебя не любит? – Сюзанна с радостью отметила, как побледнела Лианна.

– Не понимаю, о чем ты.

– Я хочу знать, как ты терпишь этот брак без любви. Все знают, что ты обманом женила на себе Адама, а он всегда любил меня и теперь любит, – самодовольно заявила Сюзанна.

Каждое ее слово воспринималось Лианной как пощечина. Ей очень хотелось ответить ударом по ухмыляющейся физиономии Сюзанны, но она понимала, что толку от этого не будет. Сюзанна права: Адам действительно ее любит. Если она влепит сопернице пощечину, то лишь выставит себя дурой. Пусть лучше соперница думает, что ей все равно.

– Отправлялась бы ты лучше домой, Сюзанна.

– Что ж, мне и, правда, пора. – Снисходительно улыбнувшись, Сюзанна вскочила в седло. – До скорой встречи.

Когда Сюзанна покинула усадьбу, Лианна присела на маленькую садовую скамеечку и попыталась понять, почему у нее так тревожно на душе. Во время разговора с Сюзанной ее охватила неистовая ярость, что только доказывало: она любит Адама.

В последнее время в Адаме как будто произошла перемена, он стал нежнее, и у Лианны появилась надежда, однако теперь визит Сюзанны разрушил ее иллюзии. Лианна поняла, что питает к мужу безответную любовь.

На нее вдруг нахлынули воспоминания о Призраке. Как она смеет обвинять Адама, когда сама изменила ему с другим?! Она не понимала, какие чувства питает к Призраку, он был для нее загадкой. В нем было что-то такое, против чего невозможно устоять. Она желала его.

При этой мысли щеки Лианны зарделись румянцем. Вспомнив о своей измене с Призраком, Лианна поклялась, что больше никогда ему не отдастся. Она всеми силами будет сдерживать свою похоть, потому что любит Адама и хочет прожить с ним всю жизнь. Если Призрак вернется, она ответит ему отказом и прогонит прочь, а потом придумает, как покорить Адама.

Приняв это решение, Лианна немного успокоилась, но с приближением вечера она снова начала волноваться. Интересно, явится ли сегодня Призрак?

* * *

Усевшись в карету, Сюзанна уже вскоре добралась до Нового Орлеана и уверенно вошла в банк, где работал Сайрус.

– Я хочу поговорить с мистером Шаклфордом, – заявила она секретарю.

– Мистер Шаклфорд сейчас занят, мэм, но вы можете подождать… – Секретарь указал ей на стул.

– Я Сюзанна Лабади, и мистер Шаклфорд примет меня немедленно!

– Но, мэм…

– Никаких «но»! – Сюзанна с удовольствием смотрела, как клерк бросился исполнять ее приказание.

Вскоре служащий вернулся.

– Мистер Шаклфорд ждет вас…

– Благодарю. – Сюзанна гордо прошествовала в кабинет и плотно затворила за собой дверь.

– А, Сюзанна, рад тебя видеть! – Сайрус встал из-за стола и пошел ей навстречу.

– Я хочу, чтобы Лианна навеки исчезла из жизни Адама, – начала Сюзанна без всяких предисловий. – Ты можешь это устроить?

Банкир хитро улыбнулся:

– Ну, теперь ты поняла, что я был прав?

– Да, да! Говори, что нужно делать! – В голосе Сюзанны звенела ненависть.

– Практически ничего. – Сайрус снова вернулся за стол. – Присаживайся, и мы обсудим подробности.

Сюзанна внимательно выслушала коварный план, в который входили похищение Лианны и продажа ее в рабство.

– Разумеется, для этого понадобится помощь твоего партнера, – закончил Сайрус.

– Естественно, – согласилась Сюзанна, которой очень понравился план Сайруса.

– Как скоро ты сможешь с ним связаться?

Насколько было известно Сюзанне, Шарк должен был появиться дней через десять, о чем она тут же сообщила банкиру.

– Прекрасно. Полагаю, ты сумеешь устроить мне встречу с ним?

– Я свяжусь с тобой, как только получу от него весточку.

– Ну, вот и ладно.

– Сайрус. – Сюзанне вдруг стало любопытно, какие побуждения движут банкиром. – Если все пройдет, как задумано и я заполучу Адама, то… тебе какая от этого выгода?

– Одна ночь, душа моя, одна-единственная ночь.

– Не понимаю.

– Мне нужна всего лишь одна ночь с Лианной в каком-нибудь уединенном месте. Думаю, твой партнер не станет возражать. Обещаю не повредить «товар».

При мысли о том, что Лианна окажется в объятиях банкира, Сюзанна чуть не подскочила; ее лицо расплылось в довольной улыбке, и она энергично закивала:

– Думаю, у нас все получится. Жди моих сообщений.

Когда Сюзанна ушла, Сайрус откинулся на спинку стула. Он не сомневался, что все пройдет как надо. Остается лишь договориться с Шарком, и тогда он убьет Адама, а значит, отомстит обоим.

Глава 33

– Вы не получали весточки от Дэвида?

Взволнованный вопрос Элизы застал сестру Халлидей врасплох: обычно ее подопечная не вставала в столь ранний час, а спала допоздна.

– Думаю, мистер Уильямс явится не раньше одиннадцати, – мягко произнесла она.

Элиза опечалилась.

– Понятно… А можно с ним как-нибудь связаться: мне нужно срочно его увидеть?

– Хорошо, я пошлю ему записку, – пообещала сестра Халлидей. – А пока не хотите ли позавтракать?

– Боюсь, мне кусок не пойдет в горло, – опечаленно ответила Элиза. – Лучше я подожду его в саду.

Тут уж сестра Халлидей удивилась еще больше: никогда Элиза не перемещалась по дому так свободно и решительно, прежде в ней всегда сквозили робость и неуверенность, а тут…

Сиделка немедленно принялась писать доктору Уильямсу, не сомневаясь, что тот примчится немедленно, как только получит послание.

Записка, доставленная от сестры Халлидей, застала Дэвида дома, и он сразу же помчался к своей пациентке.

Дэвид одновременно испугался и обрадовался: он боялся, что Элиза вспомнила о своей любви к Тренту, и это усилило ее душевную рану, но, с другой стороны, это был шанс признаться ей в своих чувствах.

Дэвид любил Элизу всем сердцем, но старался до поры до времени не выказывать этого. Он знал, что сначала больная должна полностью восстановить здоровье, и только потом он сможет завоевать ее любовь.

С трудом удерживаясь от того, чтобы не пуститься бегом по улицам Нового Орлеана, Дэвид поспешил к Элизе, где его уже поджидала сестра Халлидей.

– Ну? – нетерпеливо спросил он. – Как она?

– Даже не знаю…

– Надеюсь, ей не стало хуже?

– Нет, конечно, нет! Элиза сама оделась и спустилась вниз, но потом сказала, что хочет с вами увидеться, и когда я ответила, что вы придете позже, она расстроилась. Поэтому я и написала вам записку.

Дэвид знал, что до сего дня сиделка всегда помогала пациентке совершать утренний туалет. То, что Элиза сегодня сама умылась и оделась, следовало расценивать как явную перемену к лучшему.

– И где она сейчас?

– Полагаю, Элиза ждет вас в саду.

Дэвид кивнул.

– Пожалуйста, не тревожьте нас, – попросил он и отправился искать Элизу.

* * *

Элиза стояла рядом с цветущим кустом и рассеянно теребила ароматные, хрупкие ветви. Теперь она знала правду и страшилась встречи с Дэвидом.

При мысли о Дэвиде нежные черты ее лица озарились улыбкой. Какой он добрый! Это он помог ей выздороветь, и все это время поддерживал ее. Элиза успела полюбить его, по предыдущему опыту она уже знала, что жизнь – сложная штука.

Адам… Элизе взгрустнулось. Этой ночью она вспомнила все. После полуночи ей опять снились кошмары, но на сей раз она все вспомнила: Адам, их головокружительный роман и путешествие в Чарлстон, закончившееся катастрофой…

Элиза проснулась в холодном поту и полночи проплакала оттого, что погибла ее тетушка, а ее насильно лишили невинности. Она пришла в себя только перед рассветом.

Теперь ей предстояло преодолеть массу трудностей. Она влюбилась в Дэвида и понимала, что он именно тот мужчина, который ей нужен. Адам остался в прошлом, к которому она не желала возвращаться, решив начать жизнь заново.

И все же временами ее охватывал страх. А вдруг Дэвид не любит ее? Да, он был добр к ней, но что, если он относится к ней так же, как ко всем остальным пациентам? Что, если он ее отвергнет?

Элиза сорвала цветок и, зажмурившись, вдохнула сладкий аромат. Потом она помолилась, чтобы все закончилось хорошо.

* * *

Тем временем Дэвид петлял по извилистым тропинкам, разыскивая Элизу, а когда увидел ее, она стояла к нему спиной. Тем не менее, он сразу заметил, что в ней произошла перемена, и это заставило его испытать несвойственную ему неуверенность. Прежде чем заговорить, он несколько раз нервно сглотнул.

– Элиза?

Элиза обернулась. Какой он родной, какой замечательный! Она с трудом удержалась от того, чтобы не броситься в его объятия.

– Здравствуйте, Дэвид.

При звуке ее голоса у него дрогнуло сердце. Она все вспомнила.

– Мисс Халлидей сказала, что вы хотите меня видеть. – Дэвид пытался разговаривать с ней как врач, а не как друг.

– Да… я… – Элиза с трудом подыскивала нужные слова. – Тот сон… Кажется, я все поняла. Пожалуйста, скажите, что известно вам…

– Только то, что рассказал Адам Трент.

– Адам…

– Вы хотите его увидеть? Я могу послать за ним…

– Нет, ни в коем случае!

– Но почему?

– Я еще не готова встретиться с Адамом. Сначала мне нужно поговорить с вами.

Дэвид кивнул: очевидно, Элиза хочет посоветоваться с ним, как справиться со страхом перед предстоящей встречей с Адамом. Ничего удивительного, ведь он врач, а она пациентка.

– Может, присядем на скамейку? – Дэвиду захотелось взять Элизу за руку, но он сдержался.

Элиза сразу сникла: обычно Дэвид всегда предлагал ей руку. Тем не менее, она прошла к уединенной скамейке, где они так часто сидели вместе.

Присев, Элиза отвернулась, боясь, что взгляд выдаст ее.

Дэвид чувствовал, что напряжение нарастает, но он не понимал, почему Элиза не хочет увидеть Трента.

– Вы действительно не хотите увидеться с Адамом? Он о вас так тревожится…

– Правда?

– Да, ведь это он привез вас в Новый Орлеан и поручил мне. – Дэвид не стал сообщать, что Адам женился на другой, он хотел, чтобы Элиза знала, как печется о ней ее бывший жених.

– Да, – печально согласилась Элиза. – Просто…

– Вы боитесь, что, если увидите его, вас снова одолеют воспоминания? – Дэвид пытался понять причину тревожного настроения своей пациентки.

– Нет, я уже и так все вспомнила.

Хотя Дэвид заметил, что Элиза побледнела, он все же продолжил расспросы:

– Тогда чего же вы боитесь? Почему не желаете встретиться с ним?

– Не хочу снова причинить ему боль.

– Ничего не понимаю. – Дэвид был откровенно озадачен. – Если вы боитесь, что Адам расстроится из-за случившегося, то очень ошибаетесь. По сути, вы так же невинны, как и прежде.

При этих словах Элиза подняла на него глаза.

– Дэвид, я боюсь встречи с Адамом потому, что больше не люблю его, – решительно ответила она. – Конечно, этот поистине чудесный человек мне по-своему дорог, но…

– Но что?

– Я люблю не Адама, а вас.

Ну вот, наконец-то все разъяснилось, и Элиза с облегчением перевела дыхание.

Дэвид был потрясен. Он не подозревал, что Элиза испытывает к нему чувства, весьма далекие от простой привязанности пациентки к своему врачу.

– Вы уверены? – Это было все, что он сумел сказать.

Не отводя взгляда, Элиза кивнула:

– Да. Уверена.

Сдерживаться долее не имело смысла, и Дэвид порывисто обнял ее.

– Я тоже люблю вас, Элиза, – откровенно признался он. – Просто я боялся…

– Боялись? Вы?

– Еще как! – Набравшись храбрости, Дэвид нежно поцеловал свою очаровательную пациентку. – Я полюбил тебя с первого взгляда, – продолжил он свое признание. – Но сомневался, что ты когда-нибудь ответишь мне взаимностью.

– Если дело только в этом, то знай: я люблю тебя, Дэвид. Поначалу, когда я только-только начинала вспоминать, я просыпалась посреди ночи и думала о тебе. Мне нужен только ты и никто другой.

Произнеся эти слова, Элиза вдруг задумалась – она вспомнила об Адаме.

Заметив это, Дэвид осторожно спросил:

– Ты беспокоишься о Тренте?

Элиза кивнула.

– Недавно я беседовал с ним…

– И что же?

– Его жизнь сильно изменилась. – Дэвид немного помолчал. – Теперь он женат и, кажется, счастлив.

Элиза неуверенно улыбнулась; она не только ничуть не обиделась, но, напротив, порадовалась своей свободе. Дэвид обнял ее и прижал к сердцу.

– Ты выйдешь за меня замуж, любимая?

– Да… Конечно, да!..

Дэвид не скоро разомкнул объятия.

– Боюсь, нам все равно придется с ним встретиться…

– Знаю. – Элиза кивнула, и из ее глаз покатились слезы.

– Ты плачешь? – Дэвид благоговейно прикоснулся к ее щеке.

– Это от счастья. Пока ты рядом со мной, мне ничего не страшно!

– Я никогда не оставлю тебя, дорогая, – искренне пообещал Дэвид, – и всегда буду рядом с тобой.

Наградой ему за это признание стал любящий взгляд его бывшей пациентки.

* * *

Получив письмо от Дэвида, Адам решил, что поедет в город вечером.

Предупредив Бекки, он отправился в Новый Орлеан, радуясь тому, что хоть на время избавится от мучений, которые доставляла ему близость Лианны.

В коротком письме доктор Уильямс сообщал, что Элиза почти совсем поправилась и хочет как можно скорее встретиться с ним, но не упомянул, в каком она состоянии, поэтому Адам опасался, что встреча будет не из приятных. Он не хотел снова ранить Элизу, но знал: ему все равно придется расставить все на свои места.

Дверь ему открыла сестра Халлидей, и Адам вежливо поклонился ей.

– Доктор Уильямс сказал, что Элиза желает меня видеть, – произнес он вместо приветствия.

– Да, сэр, пожалуйста, подождите в гостиной…

Сестра Халлидей отправилась за Элизой, а Адам, от волнения не находивший себе места, подошел к окну и стал смотреть на цветущий сад.

Увидев в саду Элизу, он сразу понял, что она окончательно выздоровела. Элиза вновь стала прежней: она просто лучилась счастьем…

* * *

Когда сестра Халлидей подошла к Элизе и сообщила ей о приходе Адама, выражение ее лица сразу изменилось.

– Я поговорю с мистером Трентом в гостиной, сестра Халлидей, – спокойно произнесла Элиза и не спеша направилась к дому.

Войдя в гостиную, Элиза решительно подошла к Адаму: она узнала его впервые после памятной беседы на корабле.

– Адам… – Она порывисто обняла бывшего жениха. – Дэвид мне все объяснил…

Адам нежно ответил на ее объятия.

– Я очень рад видеть тебя, Элиза, и еще больше рад тому, что ты так чудесно выглядишь.

– Спасибо, Адам. Я тоже рада тебя видеть. Давай присядем. – Элиза указала рукой на диван. – Надеюсь, у тебя все хорошо. Поначалу я многого не помнила, но Дэвид мне помог: он рассказал мне, что случилось. Мне так жаль, Адам!

– Мне тоже, но ты ни в чем не виновата…

Адаму вдруг стало неловко. Он не желал обсуждать ужасное прошлое и не знал, что сказать о будущем.

Элиза тоже не знала, как продолжить разговор. Она хотела сказать Адаму, что знает о его браке и что она тоже полюбила другого. Теперь им обоим предстояло начать жизнь с чистого листа.

– Адам…

– Элиза…

Они умолкли, их взгляды встретились и тут же разошлись.

– Я хочу поблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня. Понимаю, тебе пришлось нелегко, и все же…

– И все же ты мне очень дорога, Элиза, – серьезно сказал Адам. – Поначалу, когда доктора говорили, что ты никогда не поправишься, я чуть с ума не сошел. Мне очень повезло, что я нашел доктора Уильямса…

– Нам обоим очень повезло! – Элиза произнесла это с таким чувством, что у Адама отлегло от сердца. – Дэвид рассказал мне, что ты женат, – сказала она.

– Правда?

Элиза кивнула и с улыбкой погладила его по руке.

– Я так рада за тебя! Надеюсь, ты тоже рад за меня.

– Ты полюбила доктора Уильямса, верно?

– Да. Я очень люблю Дэвида и уже согласилась стать его женой. – Глаза Элизы светились от счастья.

– Но это же чудесно! – Впервые за долгое время у Адама появился повод порадоваться происходящим вокруг него событиям. – От души желаю тебе всего наилучшего.

– Спасибо, Адам, я желаю тебе того же.

Когда Адам простился с Элизой, на сердце у него было на удивление легко, ведь он до последнего момента не верил, что все так хорошо закончится!

Потом мысли его снова вернулись к Лианне, и Адам помрачнел. Он овладел ею, переодевшись Призраком, и этим только окончательно все запутал. А тут еще Сюзанна. Поскорее бы изловить Шарка и распрощаться с ней! Притворяться влюбленным ему становилось все труднее, но все же он решил заехать к ней, чтобы она не заподозрила неладное…

Глава 34

– Мисс Сюзанна еще вчера уехала в Новый Орлеан, мистер Адам, и когда вернется, не знаю, – сообщила служанка.

Адам с облегчением вздохнул, но тут же вернул на лицо озабоченное выражение.

– Передайте ей, что я очень хотел ее видеть.

– Да, сэр, обязательно передам!

Отъехав от Уиллоу-Бенд, Адам неожиданно задумался. Интересно, что потянуло Сюзанну в город? Может, пират сменил привычки и умудрился ускользнуть от бдительного ока Бо? Придется написать Бо и сделать это сразу по возвращении в Бель-Арбор, решил Адам.

Теперь его радовало лишь одно: то, что его больше не терзало чувство вины, – ведь Элиза нашла свое счастье. Продвигаясь вперед в темноте, он думал о Лианне и о том, с какой страстью она встречала Призрака. При мысли, что он снова встретится с женой, в нем вспыхнуло желание. Его всегда удивляло, что Лианна будит в нем столь сильные чувства, но на сей раз он понял: это настоящая любовь – всепожирающая, непреодолимая жажда обладания, и он никогда не испытает ничего подобного к другой женщине.

Но как узнать, что же на самом деле чувствует к нему Лианна? Есть ли у него надежда, что их брак станет счастливым? И почему Лианна в ту судьбоносную ночь поплыла за ним? Очевидно, она хотела серьезно поговорить с ним, но о чем? Теперь поместье снова принадлежит ей, к тому же она заполучила богатого мужа. Неужели ей всего этого мало?!

В итоге Адам решил в последний раз использовать личину Призрака. Он знал, что рискует, однако зов сердца оказался сильнее голоса рассудка.

Лианна весь день прождала Адама. Его неожиданный отъезд Бекки объяснила делами в городе, и это слегка успокоило ее, но, вспомнив о визите Сюзанны, она снова пришла в отчаяние.

Решив лечь пораньше, она медленно поднялась к себе, разочарованная тем, что Адам не вернулся. Ей казалось, что долго не сомкнет глаз, однако заснуть ей удалось на удивление быстро. Ей приснился Адам и та страстная ночь, которую они провели у пруда с подсветкой.

Кто-то ласково и нежно коснулся ее груди, и Лианна улыбнулась во сне.

– Адам… – пробормотала она: ей все еще снилось, как они занимаются любовью, и ее захлестнул сладкий жар желания. – Адам…

Рука исчезла, и Лианна, проснувшись, сонно потянулась, прощаясь с чувственным видением. Поняв, что все это ей просто пригрезилось, она испытала жгучее разочарование: даже во сне тело предает ее!

Лианна открыла глаза в надежде, что сжигавшее ее желание развеется, и, увидев склоненного над ней Призрака, удивленно вскрикнула.

– Тихо, – велел он грубым, хриплым голосом и быстро зажал ей рот.

Лианна кивнула, и Призрак тотчас отвел руку.

– Почему ты вернулся? – шепотом спросила Лианна.

Прежде чем ответить, Призрак долго разглядывал ее.

– Я не смог удержаться, – честно признался он и коснулся ее груди. Адама потрясло, что, когда он ее ласкал, Лианна нежно шептала его имя. – Я хочу тебя, Лианна, – прохрипел он. – Я не желал так сильно ни одну женщину. Ты для меня – все…

Он уже собрался поцеловать ее, но Лианна отшатнулась.

– Нет, Призрак, больше я тебе этого не позволю! – решительно выпалила она.

– Не позволишь любить себя? – Призрак явно был озадачен. В чем дело? Она же хочет его!

– Да. Я не желаю, чтобы ты ко мне прикасался. Уходи!

– Но ведь ты так одинока и хочешь меня. Или мне опять придется доказывать тебе это, Лианна?

– Что ж, ты прав, мое тело хочет тебя. – Лианна старалась не выказывать своего страха. – Но это еще ничего не значит!

– Неужели?

– Нет. – Лианна решительно помотала головой.

– Да что это с тобой сегодня? Ты ведь знаешь, какую радость я могу тебе доставить. Нам было так хорошо вдвоем…

– Я больше не хочу тебя.

Призрак негромко рассмеялся.

– Почему-то я не верю твоим словам.

– Это потому, что ты плохо меня знаешь, да и я тебя тоже. Я еще ни разу тебя не видела…

– Раньше это было тебе безразлично. Ты любишь меня, Лианна, твое тело выдает тебя.

– Нет, не люблю!

– Тогда кого же ты любишь? Уж не своего ли блудливого мужа?

– Я хочу тебя, Призрак, но ты никогда не будешь жить в моем сердце. В нем есть место только для Адама. Я люблю мужа и никого другого видеть в своей постели не желаю!

Это неожиданное признание обрадовало Адама. Он страстно поцеловал жену, но, почувствовав сопротивление Лианны, понял, что допустил ошибку.

– Прочь, Призрак! – Лианна, как могла, боролась со страстью, охватившей ее: прижатая к его твердой груди, она чувствовала, как в лоне у нее пульсирует желание. На глаза ей навернулись слезы, и она попыталась вырваться. – Отпусти меня! Я больше никогда не изменю мужу, потому что слишком люблю его. Прошу тебя, Призрак, если ты питаешь ко мне хоть какие-то чувства…

Адам так мечтал заняться с Лианной любовью, но после признания он уже не мог настаивать на этом.

Как все запуталось! Пожалуй, узнав об обмане, Лианна опять возненавидит его, и будет иметь на то полное право – ведь он совершил бесчестный поступок.

Увидев, что в ее глазах блестят слезы, он тяжело вздохнул:

– Что ж, если ты так хочешь, Лианна… – Ему очень не хотелось разжимать объятия.

– Да, я хочу!

Когда он отпустил ее и отошел на шаг, Лианна очень удивилась. Она молча смотрела, как Призрак повернулся и скрылся через балконную дверь.

С минуту Лианна неподвижно сидела на кровати, затем подбежала к окну и выглянула наружу. Призрака нигде не было видно: он словно испарился.

Лианна снова улеглась в постель. Прогнать Призрака было очень трудно, но необходимо. Она любит Адама и будет ему верной женой независимо от того, любит он ее или нет. Завтра он вернется домой, она признается ему в любви, а потом скажет, что мечтает дожить с ним до старости. Может быть, он ее отвергнет, но попытаться все равно стоит – ведь от этого зависит ее будущее…

* * *

Сюзанна вернулась в гостиничный номер поздно и, подойдя к столику, зажгла лампу, которая почему-то погасла за время ее отсутствия. После этого она заперла дверь.

Не успела Сюзанна обернуться, как ее обняли крепкие мужские руки, и она оказалась прижатой к твердой, как камень, груди. Затем эти крепкие руки принялись поглаживать ее роскошное тело.

– Шарк! – удивленно охнула Сюзанна.

– Наконец-то ты вернулась. – Шарк осыпал ее жаркими поцелуями.

– Что ты делаешь в Новом Орлеане? – удивилась она, зная, что обыкновенно Шарк не показывается в городе.

– Недавно нас чуть не сцапали, – сообщил он.

– Как это? Кто?

Шарк не собирался объяснять, как его пугает неутомимый «капитан Призрак».

– Не знаю. Наверное, власти. Но все равно мы ушли и вернулись другим путем.

– А груз?

– Можешь не беспокоиться о своих доходах, Сюзанна: груз не пострадал.

– Не сомневалась в твоей ловкости.

– Я известен не только ловкостью, – ухмыльнулся Шарк, бросив на нее похотливый взгляд.

Сюзанна начала не торопясь расстегивать лиф.

– А чем же еще? – Поцелуи Шарка уже разожгли в ней желание, и ей не терпелось снова насладиться его ласками.

Шарк отвел ее руки и закончил начатое дело, потом подхватил ее, обнаженную, на руки и упал с ней на постель. Сюзанна страстно отвечала на его дерзкие ласки: она так по ним соскучилась!

Сбросив одежду, Шарк поспешно овладел Сюзанной.

Когда они, удовлетворенные, лежали рядом, Сюзанна улыбнулась. Кто-кто, а Шарк всегда умел удовлетворить ее.

– Я рада, что ты вернулся. Я так по тебе соскучилась! Но теперь мне нужна твоя помощь…

– Да? – Шарк приподнялся на локтях и пристально посмотрел на нее.

– Ты тоже не останешься внакладе. Шарк заинтересованно кивнул:

– Выкладывай, в чем дело.

– У меня есть один приятель, Сайрус Шаклфорд, и мы с ним очень хотим устранить некую женщину.

Интерес Шарка все возрастал.

– Чем она тебе насолила, дорогуша? Неужели отбила у тебя жениха?

Сюзанна поморщилась:

– Так ты все знаешь?

– Еще бы! Меня очень удивила весть о твоей недолгой «помолвке». Итак, я угадал?

– Да. Она редкостная стерва, и мы с Сайрусом…

– А ему-то она чем не угодила?

– Она его отвергла.

– И что я с этого буду иметь?

– Деньги. – Сюзанна хитровато улыбнулась, зная, что жадность – его слабость. – Сайрус заплатит тебе сполна.

Шарк с минуту обдумывал предложение, затем кивнул: он был не прочь подзаработать.

– Устрой нам встречу.

– Хорошо, я пошлю Сайрусу записку. – Сюзанна уже хотела подняться с постели, но любовник удержал ее.

– Погоди, сперва нужно отметить нашу встречу… – Он приник к ее губам и снова лег на нее.

На другой день Сайрус и Шарк встретились за уединенным столиком в прибрежном ресторане.

– И еще одно дельце… – продолжил Сайрус, глядя пирату в глаза: его глубокий взгляд не отражал никаких чувств, но, вместо того чтобы испугаться, Сайрус порадовался. Шарк – хищник по природе, такой пойдет на все, лишь бы добиться цели. С таким человеком приятно иметь дело.

– Какое именно? – Шарк прищурился: он чувствовал, что Сайрус так же беспринципен, как и он, но скрывает это под личиной утонченности.

– Нужно взять в оборот еще кое-кого, и я хочу поручить это дело вам. – Сайрус уже обсудил в подробностях похищение Лианны и теперь хотел договориться об убийстве Адама.

Шарк молча ждал.

– Я хочу, чтобы муж этой девчонки умер.

– Трент?

Сайрус кивнул.

– Мне все равно, как это произойдет, главное, чтобы его не стало.

Шарк сразу понял, что Сюзанна мечтает прибрать Адама к рукам, когда Лианна не будет ей мешать. Неудивительно, что Сайрус захотел встретиться с ним наедине.

– И сколько ты заплатишь? – поинтересовался Шарк. На чувства Сюзанны ему было наплевать: эта женщина хороша в постели, и только, а самый верный друг – это деньги.

– Назовите свою цену.

Шарк назвал головокружительную сумму, но банкир согласился не торгуясь.

– Видно, этот Трент крепко тебе насолил, Шаклфорд, – заметил пират, предвкушая, как он получит деньги за убийство Трента.

На секунду на лице Сайруса отразились ненависть и презрение.

– Не то слово! Я жестоко расправляюсь с теми, кто обидел меня. Не забудьте сказать это Тренту, прежде чем он умрет.

Когда Шарк вернулся в номер к Сюзанне, та уже поджидала его.

– Ну, как прошла встреча? – первым делом спросила она.

– Все улажено.

– Ты согласился?

– Шаклфорд платит не торгуясь.

– И когда?

– Сперва нужно подготовиться. На все дело понадобится пара дней.

Глаза Сюзанны блеснули: наконец-то Лианна получит по заслугам! Когда ее не станет, заарканить Адама будет проще простого, тем более теперь она знает: он охотится за Шарком. Правда, непонятно, зачем ему понадобился пират, ну да какая ей разница! Сюзанна твердо верила, что, выдав Адаму Шарка, она заслужит его любовь и благосклонность; только бы поскорее отделаться от Лианны! Когда-то Адам ее любил, значит, лишившись жены, полюбит снова.

– Когда ты уплываешь? – Ей хотелось, чтобы это произошло побыстрее, и она смогла бы вволю помечтать о жизни с Адамом.

– Еще не скоро. – Шарк ухмыльнулся. Интересно, как бы она запела, зная, что он собирается прикончить ее любовника? Эта мысль его позабавила, и он стиснул Сюзанну в объятиях, а она радостно отдалась ему, на время забыв об Адаме.

Глава 35

Адам не показывался в Бель-Арбор до следующего утра, но когда он вернулся, Бекки уже проснулась.

– Адам! – Она радостно бросилась ему навстречу. – Ну, как все прошло? И что сказал врач?

– Я с ним не разговаривал.

– То есть как? – Бекки была озадачена. – Но тогда…

– Я побеседовал с Элизой.

– Правда? Ну и?..

– Элиза полностью выздоровела. – Адам, не выдержав, улыбнулся.

– О, это так чудесно… – робко заметила Бекки. Интересно, что теперь чувствует Адам? Любит ли он Элизу по-прежнему?

– Да, это и впрямь чудесно, но кое-что другое еще чудеснее. Элиза влюбилась в доктора Уильямса и согласилась выйти за него замуж.

– Неужели? – Лицо Бекки просияло. – Но это же великолепно! Теперь…

– Теперь мне осталось доделать всего одно дело, и этот кошмар закончится.

Вспомнив о Сюзанне и Шарке, Адам помрачнел. Нужно непременно написать Бо, что Сюзанна зачем-то ездила в Новый Орлеан.

– Может, пора забыть об этом, а?

– Нет, Бекки: Шарк должен поплатиться за содеянное.

Зная, что разубеждать брата бесполезно, Бекки вздохнула.

– Кстати, Лианна очень по тебе скучала, – сообщила она.

– Откуда тебе это известно?

– Я вижу по ее глазам, Адам… Если ты ее любишь, скажи ей об этом сейчас, пока еще не поздно. – Не дожидаясь ответа, Бекки вышла, оставив брата наедине с его мыслями.

Адам, нахмурившись, смотрел, как за сестрой закрылась дверь; ему было ясно, что она права, и он должен сказать Лианне о своей любви. Но поверит ли она ему? Адам вздохнул: он так жестоко обошелся с Лианной. Сколько унижений пришлось ей из-за него пережить! Удивительно, что она все еще сохранила к нему нежные чувства.

Адаму вдруг захотелось взбежать наверх, обнять жену, признаться ей в своих чувствах и страстно любить ее весь день, но он не двинулся с места, пытаясь придумать выход из положения.

В конце концов, он решил, что, раз они любят друг друга, больше не имеет смысла утаивать от Лианны правду. Она тоже ненавидит Сюзанну, и когда он раскроет все карты, непременно поможет ему.

Только как рассказать ей о Призраке? Вот где кроется опасность!

Адам бросил жадный взгляд на бутылку с бурбоном, стоявшую в баре, но тут же отвернулся. Вино ему сейчас не поможет. Лучший помощник – честность.

Наконец Адам решил, что признается Лианне в любви, расскажет про Элизу, про нападение, про «любовную связь» с Сюзанной. Пусть между ними не останется лжи. Он откроет ей, кто такой Призрак, а их любовь поможет ему оправдаться перед ней. По крайней мере, Адам на это надеялся…

Больше не раздумывая, Адам поднялся наверх, чтобы поговорить с женой.

После визита Призрака Лианна долго не могла уснуть. Остаток ночи она думала только об Адаме и наутро, сидя за туалетным столиком, рассеянно водила щеткой по густым, шелковистым локонам, не слыша, как отворилась дверь, и в спальню бесшумно проник Адам.

Увидев Лианну, сидевшую в одной ночной сорочке перед туалетным столиком, Адам замер. Как она восхитительна! На него нахлынули тут же воспоминания о прошлой ночи, когда он страстно ласкал ее.

Видя, что Лианна не замечает его присутствия, Адам остался стоять у порога, пожирая ее глазами: он знал, какой соблазн скрывает мягкая ткань ее одежды, и это распаляло его еще больше.

При виде отражения Адама в зеркале Лианна замерла'.

– Здравствуй, жена. – Адам закрыл дверь и подошел к ней. Он отчаянно желал Лианну и не знал, как себя вести дальше.

– Адам, ты вернулся! – Лианна не ожидала, что муж зайдет к ней, и не знала, радоваться ей или отнестись к этому с осторожностью. Немного подумав, она выбрала последнее.

Адам подошел к ней сзади, взял у нее щетку и положил на стол. Лианна молчала. Тогда он осмелел и положил руки на ее тонкие плечи. Лианна была до того хрупка, до того женственна, что ему захотелось защитить ее ото всех бед и невзгод. Больше он никогда не причинит ей боли и всю жизнь посвятит тому, чтобы сделать ее счастливой.

Лианну загипнотизировала нежность его прикосновения – она так долго ждала этого!

Но тут она вспомнила, что по-настоящему Адам любит Сюзанну, и ее сердце сжалось от боли. Она изо всех сил боролась с охватившим ее желанием. Как соблазнительно на несколько минут поверить ему, упасть в его объятия и заняться с ним любовью, но… Разве это не причинит ей новую боль? Не стоит позволять Адаму лишнее, ведь ей от него нужен не только секс, но и любовь. Лианна хотела, чтобы Адам всецело принадлежал ей.

– Нам нужно поговорить! – Лианна не знала, с чего ей лучше начать.

– Верно. – Адам с неохотой оторвал взгляд от отражения Лианны в зеркале.

– Пойми, я больше не хочу играть в этот фальшивый брак, – заявила Лианна и, сбросив его руки со своих плеч, решительно поднялась. Почему-то она чувствовала себя в большей безопасности, когда он не прикасался к ней.

Адам нахмурился: такого он уж точно не ожидал. Только вчера Лианна призналась ему в любви, а теперь, судя по всему, хочет расторгнуть их брак! Его глаза метали молнии.

Увидев, как рассвирепел Адам, Лианна инстинктивно обхватила себя руками. Она не понимала, почему он так сердится. Она-то думала, он жаждет получить свободу. Зачем ему этот брак, ведь не она, а Сюзанна – женщина его мечты?

– Адам, я знаю, что ты влюблен в Сюзанну. Ты с самого начала дал понять, что я тебе безразлична и наш брак – всего лишь фикция.

– Лианна…

– Позволь мне договорить! Прежде я надеялась, что, в конце концов, ты полюбишь меня, но ошиблась и теперь вижу – ты всегда будешь любить одну лишь Сюзанну. – Лианна умолкла, чтобы перевести дыхание и Адам тут же воспользовался этим:

– Ты сильно заблуждаешься, Лианна: Сюзанна не имеет к нам никакого отношения.

Он хотел ей все объяснить, но Лианна перебила его:

– Это ты заблуждаешься, Адам. Сюзанна имеет к нам отношение, и еще какое! Видишь ли, Адам Трент, я очень сильно люблю тебя и сейчас легко могла бы затащить тебя в постель, но не сделаю этого, поскольку ты любишь другую. Мне нужно все или ничего, и на меньшее я не согласна.

– Лианна, – нежно прошептал Адам, встретившись с ней взглядом.

В ее изумрудных глазах он прочитал все сомнения и страхи, которые Лианна так долго скрывала, и понял, что пришла пора их развеять. Когда он решительно направился к ней, Лианна испуганно распахнула глаза, но тут случилось неожиданное: поцелуй Адама, поначалу сильный и решительный, постепенно стал соблазнительным и нежным.

Лианна заколебалась. Когда Адам прервал поцелуй, она изумленно взглянула на него:

– Адам, я…

– Лианна… – Он и не думал отступать. – Я люблю тебя.

Это откровение поразило Лианну. Неужели Адам ее любит? Как он смеет признаваться ей в любви, ведь совсем недавно он твердил, что любит только Сюзанну?!

Лианна заглянула в темные, бездонные глаза мужа, пытаясь разгадать, что за тайны они скрывают.

От Адама не укрылась ее внезапная настороженность. Он знал, что Лианна вправе его подозревать, и ему еще больше захотелось убедить ее в своей любви. На сей раз Сюзанна их не разлучит. Прямо сейчас Лианна узнает всю глубину его чувств.

– Я должен многое тебе рассказать… – начал Адам, поглаживая Лианну по щеке: он боялся, что она оттолкнет его, но все же решился на признание. – Ты должна все знать. – Он склонился к самым ее губам. – Когда мы займемся любовью, в постели не будет места для третьего лишнего.

Его слова тут же напомнили Лианне о Призраке. Ее пронзило чувство вины. Она хотела отвести взгляд, но Адам взял лицо жены в ладони и поцеловал ее.

Умом Лианна понимала, что это может быть очередная ловушка, но сердце ее радостно билось и требовало, чтобы она отдалась Адаму. Неужели Адам не лжет? Неужели он и впрямь любит ее?

Его губы коснулись ее губ, и Лианну охватил жар желания. Она инстинктивно выгнулась и прижалась к нему, ее мягкое женское лоно терлось о его твердые чресла.

Адам вновь и вновь целовал ее сладкие, медовые губы. Его руки ласкали ее тело сквозь мягкую ткань рубашки. Не в силах долее терпеть, Адам схватил Лианну на руки и понес к кровати.

Когда он лег рядом, Лианна встретила мужа распростертыми объятиями и жарким, страстным поцелуем. Их тела напряглись от любовного голода. Адам стянул ночную рубашку с плеч Лианны и усеял ее нежную кожу поцелуями.

Когда его губы коснулись ее груди, Лианна блаженно застонала.

Руки Адама спустились ниже, и Лианна начала быстрее двигаться, ей не терпелось слиться с ним.

Адам больше не мог терпеть. Он разомкнул объятия, стянул с себя одежду и снова вернулся к жене. Склонившись, над Лианной, он глубоко вошел в нее.

Они соединились не только телесно, но и духовно, впервые занимаясь любовью как муж и жена. Адаму очень хотелось побыстрее достичь зенита страсти, но он сдерживался и терпеливо ласкал Лианну, желая лучше возбудить ее.

Когда Адам пришел в движение, Лианна была уже готова. Она двигалась с ним в такт, изгибаясь в страстном танце любви и ни на миг, не забывая о его признании. «Он любит меня, – твердила себе Лианна, – он хочет только меня, мы будем счастливы вместе!»

Желание Адама стало еще сильнее, когда он вспомнил, как прошлой ночью Лианна отвергла Призрака, заявив, что любит своего мужа. И все же он немного волновался: а вдруг она так и не поверила до конца в его искренность?

Сомнения Адама рассеял пылкий поцелуй, которым одарила его Лианна. После этого искреннего жеста Адам жадно проник в нее, и вскоре, миновав пик наслаждения, они уже лежали неподвижно, едва дыша и наслаждаясь чудесным соитием.

Немного успокоившись, Лианна и Адам крепко обнялись и долго молчали, боясь спугнуть долгожданную близость.

Приподнявшись на локте, Адам посмотрел на жену.

– Я люблю тебя, Лианна, – признался он и убрал с ее щеки выбившийся локон.

– Ах, Адам! – удовлетворенно выдохнула Лианна и с любовью посмотрела на него, но тут к ней вновь вернулись сомнения. Быть может, он нарочно солгал, что любит, лишь бы затащить ее в постель?

Адам видел, что Лианну по-прежнему что-то тревожит. Он хотел рассказать ей всю правду, но в самый последний момент отчего-то струсил. А вдруг она возненавидит его за то, что он прикинулся Призраком?

Теперь такое признание представлялось ему чистой воды самоубийством. Им было так хорошо вдвоем, и Адам боялся все испортить. Нервно сглотнув, он принялся успокаивать себя: «Чего Лианна не знает, о том у нее сердце не болит».

– Я действительно тебя люблю, – искренне проговорил он. – Прости, что мучил тебя, заигрывая с Сюзанной. Я…

Но Лианна не желала выслушивать объяснения: с нее было вполне достаточно его честного взгляда. Самое главное – он ее любит, а остальное…

– Пожалуйста, не оправдывайся: я не желаю больше слышать ее имени.

Адам смутился.

– Но…

Лианна прижала палец к его губам.

– Довольно о прошлом, давай лучше поговорим о будущем. Я люблю тебя уже давно, но никак не могла решиться произнести это вслух…

Адам облегченно вздохнул, затем склонился над женой и страстно ее поцеловал.

– Я тоже люблю тебя, Лианна, люблю всем сердцем!

Лианна снова очутилась в его крепких объятиях, и от его поцелуя у нее захватило дух. Охваченная чувственным восторгом, она крепко вцепилась в его плечи: Адам любит ее, он ее хочет… Они с ним всегда будут вместе!

Глава 36

Сайрус был вне себя от радости: ждать оставалось совсем недолго! Со дня встречи с Шарком прошло три дня, и он знал, что для контрабандиста так же важно получить деньги, как для него овладеть Лианной. Они обо всем договорились: Шарк известит его, когда все будет готово. Тогда они встретятся в условленном месте, он отдаст Шарку деньги и получит Лианну.

Сайрус расхаживал по кабинету, радостно потирая руки в ожидании ночи. Он представил, как Лианна умоляет его о пощаде, и его губы изогнулись в жестокой улыбке. Он над ней не сжалится. Когда Шарк вернется за ней поутру, она будет знать, что такое настоящее унижение. Сайрус об этом позаботится.

Сайрус взволнованно покосился на часы. От пирата по-прежнему не было вестей, и это его слегка настораживало.

Он снова уселся за стол и представил Лианну – обнаженную и униженную. Какие приятные грезы!

* * *

Шарк взглянул на троих мужчин, сидевших с ним за барной стойкой. Он оставил Уилла сторожить лодку и отобрал трех самых надежных людей, чтобы они помогли ему с убийством и похищением. Когда он предложил матросам деньги, те с радостью согласились: все члены команды капитана Шарка были жадны до наживы.

– Уяснили, что от вас требуется? – Шарк пристально взглянул каждому в лицо, желая увериться, что завтра утром они ничего не напортачат. – Морли? О'Малли?

– Мы с О'Малли займемся Трентом и, прежде чем его убить, скажем, что нас послал Сайрус Шаклфорд, – ответил здоровенный детина за себя и за своего длинного, тщедушного приятеля.

– Ну а ты, Драго?

– Я иду с тобой. Хватаем бабу, связываем, затыкаем ей рот и везем на корабль.

– Ну, смотрите у меня! – Шарк грозно сверкнул глазами. – Если все пройдет гладко, завтра мы станем богаче.

Пираты переглянулись.

– Тот, кто что-нибудь перепутает, может считать себя покойником. Уяснили? – Шарк знал, что излишним доверием можно все испортить.

– Да, капитан! Мы готовы и ждем приказа.

– Выплываем отсюда до полуночи, переждем в Уиллоу-Бенд до рассвета и двинемся дальше. – Шарк снова окинул пиратов взглядом и решил, что на этот раз все пройдет успешно.

* * *

С тех пор как они с Адамом помирились, для Лианны наступила счастливая пора. Объяснившись в любви и услышав ответное признание, Адам стал на удивление заботливым мужем. Прежде Лианна не знала, что он может быть так нежен, и теперь влюблялась в него с каждым днем все больше.

Все сомнения и подозрения, мучившие ее б первые дни супружеской жизни, начинали медленно таять. Она не задумывалась, чем заслужила любовь Адама, и просто наслаждалась ею. Хотя Лианна по-прежнему многого о нем не знала, она старалась об этом не думать: что было, то было.

Адам был к ней внимателен и добр, он словно ухаживал за ней. Лианна была в восторге. Она всегда мечтала, чтобы за ней ухаживали, но никогда не имела настоящего поклонника.

Как-то Адам разыскал ее в доме и уговорил покататься на лошадях. Алекс тоже хотел поехать с ними, но Адам не взял его, пообещав покататься с ним завтра.

– Куда мы едем? – Лианна замерла в ожидании.

– Сюрприз, – добродушно сообщил Адам. От его чувственной, лукавой улыбки у Лианны сильнее забилось сердце. – В одно местечко, которое мне показал Алекс: думаю, тебе там понравится…

Лианна поняла, куда они направляются, и у нее захватило дух: как здорово будет искупаться вдвоем с Адамом! Она промолчала, однако радостное волнение не давало ей покоя.

Как только они добрались до цели путешествия, Лианна первой спрыгнула с лошади и побежала к воде.

– Лианна! – крикнул Адам ей вслед.

– Да? – Она обернулась, сияя от счастья.

– Не хочу, чтобы ты начала без меня, – сказал он и тоже спустился к берегу.

– Что начала без тебя? – лукаво спросила Лианна и прижалась к нему.

– Плавать и все прочее. – Адам крепко поцеловал ее. Лианна почувствовала, как в ней разгорается желание, но пока она не хотела сдаваться.

– Ну, нет, Адам Трент! – рассмеялась она и высвободилась из его объятий. – Раз уж мы здесь, пошли купаться!

Лианна начала раздеваться и, оставшись в одной сорочке, заметила, что муж смотрит на нее как завороженный. Его темные глаза горели пламенем, и Лианна обрадовалась, что сумела его так возбудить. Немного покрасовавшись перед ним, она нырнула в прохладную воду.

– Если хочешь меня, то сначала догони! – со смехом крикнула она и поплыла от него.

Адам принял вызов и через минуту уже был в воде. Нагнав жену, он нырнул, схватил ее за лодыжки и потащил к себе.

Лианна не сопротивлялась. Когда они вынырнули, она обняла его за шею, в то время как он поддерживал их обоих на воде.

– Думаю, мне понравится, – промурлыкала она, целуя его в шею.

Адам обнял Лианну за талию и поплыл к берегу. Шелковистая вода чувственно ласкала их тела.

Когда они добрались до мелководья, где Адам мог стоять, Лианна почувствовала, как его горячий, твердый орган прижимается к ней. Она негромко рассмеялась и начала смело ласкать его.

Адам застонал, ошеломленный такой дерзостью. Потом он развернул Лианну и поставил прямо перед собой, затем закинул ее ноги себе на пояс и вошел в ее сладкие глубины. Жар ее тела контрастировал с прохладой воды, что еще больше распаляло Адама.

Лианну заинтриговала эта новая поза, и она начала возбужденно двигаться, пользуясь тем, что ее держит вода. Адам нащупал ее грудь, вздымавшуюся вместе с волной и желанием. Лианна изогнулась дугой и продолжила двигаться в древнем, примитивном ритме, чувствуя, как ее охватывает экстаз.

Они достигли пика вместе. Удовольствие разошлось волнами, в то время как они стояли в воде, соединившись телами.

Когда страсть немного утихла, Адам обнял Лианну и отнес на поросший мхом берег, где они тихо лежали рядом, наслаждаясь новизной ощущении.

– Я люблю тебя, Лианна, – прошептал Адам.

– Знаю. – Лианна вздохнула, прижалась к нему и положила голову к нему на грудь. – Иногда кажется, что последние несколько дней мне приснились…

– Что ты хочешь этим сказать?

Она с любовью посмотрела на него:

– Раньше между нами все было непросто: ты постоянно где-то пропадал, а когда был дома, избегал меня…

– И не без причины. – Адам приподнялся на локте и чмокнул жену в щеку.

– Что еще за причина? – спросила Лианна, желая понять, почему он был к ней так жесток.

– Если бы я не держался от тебя подальше, мы бы все дни проводили так, как сейчас. – Он усмехнулся. – Да, милая женушка, находясь рядом с тобой, я каждый раз с трудом сдерживался, чтобы не схватить тебя в объятия. Я отчаянно хотел тебя, но после того, как ты обманом женила меня на себе…

– Знаешь, Адам… – перебила она, но Адам заставил ее умолкнуть поцелуем.

– Конечно, теперь я знаю, как все было на самом деле, любимая, но тогда я был слеп, и всему виной гордость. Ты тоже при каждом удобном случае говорила, что ненавидишь меня.

Лианна нежно улыбнулась и поцеловала его в щеку.

– Я тебя и правда ненавидела, – негромко сказала она в ответ на его удивленный взгляд. – Хотела, чтобы ты влюбился в меня, но уже не надеялась на это. К тому же к тебе постоянно наведывалась Сюзанна.

– Сюзанна? – Адам и не подозревал о ее визитах в Бель-Арбор.

– А кто же? В последний раз она была здесь на прошлой неделе.

– На прошлой неделе? Жаль, что я не знал!

Лианна озадаченно посмотрела на мужа. Интересно, зачем он пытается скрыть от нее правду?

– Зато я ее отлично видела. Это было днем, когда ты работал в кабинете. После встречи с тобой она вышла в сад и сказала…

– Но я не встречался с ней, клянусь! – Взгляд Адама неожиданно стал серьезным: его встревожило это известие. Зачем Сюзанна приехала в такую даль и даже не поздоровалась с ним? – А что именно она говорила?

– Ну… – Лианна потупилась.

– Так что? – Адам взял ее за подбородок и заставил взглянуть себе в глаза.

Лианна тяжело вздохнула, потом повторила слова Сюзанны.

Выслушав ее, Адам обнял и нежно поцеловал жену.

– На прошлой неделе я с ней не общался, она даже не заходила в кабинет. Впрочем, возможно, эта нахалка подслушала нашу беседу с Бекки.

– Какую еще беседу? – спросила Лианна, гадая, что так разозлило соперницу.

– Я признался Бекки, что люблю тебя, а вовсе не Сюзанну.

– Ты признался Бекки, а мне об этом сказал только сейчас? Но чего ты ждал? Я бы отдала все на свете за такое признание!

– Во-первых, я сомневался, что ты мне поверишь: я ведь тогда думал, что ты меня ненавидишь…

– А я думала, это ты меня ненавидишь… – Лианна засмеялась. – Боже, сколько времени мы потратили впустую!

– Согласен, любимая, – кивнул Адам и тут же поспешил возместить зря потраченное время.

* * *

Когда в комнату ворвался Шарк, Сюзанна проснулась.

– Шарк! Что ты здесь делаешь? Что-то не так?

– Нет, все прекрасно. Решил нанести тебе визит, пока мы дожидаемся восхода солнца. – Шарк соблазнительно усмехнулся и начал раздеваться. Своим спутникам он велел ждать его в конюшне, боясь, как бы кто-нибудь из них не сболтнул лишнего и Сюзанна не узнала, что они собираются прикончить Трента. Ее это не касается, ей следует знать только о похищении девчонки.

– Ты все сделаешь, как мы договорились?

– Да, разумеется.

– И как ты думаешь это устроить?

– Со мной еще несколько человек. Мы будем наблюдать за домом и в подходящий момент сцапаем ее, не поднимая лишнего шума.

– А потом? – Сюзанна жадно слушала.

Шарк передернул плечами и лег рядом с ней.

– Корабль будет ждать в условном месте. Я сообщу Шаклфорду, что все прошло гладко, и он проведет с ней ночь на «Банши», а я получу бабки.

– А потом что ты с ней сделаешь?

– Несколько моих клиентов не прочь приобрести белую рабыню: если она хорошенькая, за нее неплохо заплатят, а если уродина, все равно заплатят, но меньше. – Устав разговаривать, Шарк притянул любовницу ближе к себе.

Сюзанну обрадовало услышанное, и ей не терпелось его отблагодарить. Она не стала сопротивляться и покрепче прижалась к нему.

Зная, что они делят постель, возможно, в последний раз, Шарк не преминул воспользоваться ее расположением. Оставшиеся перед рассветом часы они провели в жарком, животном совокуплении, сильно измотавшем, но и удовлетворившем обоих.

Когда небо начало светлеть, Шарк встал с постели и оделся.

– Ты скоро вернешься? – спросила Сюзанна, не сводя с него глаз.

– Не знаю, – ответил Шарк, понимая, что Сюзанна сама порвет с ним, узнав, что он подстроил убийство Трента.

– Ты снова куда-то уплываешь?

– Да, и как можно скорее. Для всех будет лучше, если я ненадолго исчезну.

– Скажи, куда ты поплывешь, на случай, если мне понадобится тебя найти. – Сюзанна намеревалась выдать Шарка Адаму, когда подоспеет время.

– Непременно скажу, но потом, – солгал он и, поцеловав Сюзанну в последний раз, быстро вышел.

Разыскав юного конюха Сюзанны, Шарк протянул ему запечатанный конверт:

– Хозяйка хочет, чтобы ты немедленно отвез это Адаму Тренту, но так, чтобы никто не видел, понял?

– Да, сэр. – Мальчик поспешно взял письмо.

– А это тебе. – Шарк протянул ему монетку.

– Спасибо, сэр.

– Только не забудь: отдай Тренту прямо в руки.

– Хорошо, сэр, все будет сделано как надо!

* * *

Адам проснулся, когда первые лучи солнца проникли сквозь окно спальни. Как чудесно было пробудиться, обнимая Лианну! Он хотел подольше понежиться с ней в постели, наслаждаясь минутами близости, однако в это утро не мог такого себе позволить: до встречи с управляющим на конюшне оставалось меньше часа.

Адам с сожалением поднялся, стараясь не потревожить мирный сон Лианны, но она все равно проснулась.

– Адам, куда ты? – спросила Лианна сонно и потянулась к нему.

– Мне нужно осмотреть поля, но к обеду я вернусь.

– Поля… Понимаю. – Лианна кивнула, полуприкрыла глаза и притворилась, что спит.

Адам не спеша подошел к ней, и тут Лианна обхватила его руками за шею, притянула к себе и крепко поцеловала. Адам рассмеялся и тоже обнял ее.

– Мне очень жаль…

– Мне тоже. – Лианна снова поцеловала его. – Ладно, уж. Иди…

– Я договорился встретиться с ним… – Голос Адама прозвучал как-то неубедительно, и тут же Лианна снова крепко прижалась к нему.

– Тебе нужно идти. – Она одарила Адама обворожительной улыбкой и отодвинулась от него. С тех пор как они помирились, она стала спать голой, и теперь нарочно скинула одеяло, открывая его глазам соблазнительное тело.

Адам изо всех сил боролся с желанием, но, в конце концов, желание оказалось сильнее…

– Черт с ним, подождет! – Адам опустился на кровать и схватил Лианну в объятия, а она гортанно рассмеялась, празднуя победу, и потянулась к его губам.

Адам ушел от нее только через час: он потратил уйму времени, так что о завтраке не могло быть и речи и ему пришлось сразу отправиться на конюшню.

Глава 37

Майкл поскакал в Бель-Арбор, но Адам уже уехал в поля с управляющим: мальчик потратил половину утра на поиски, пока не обнаружил его на плантации.

Когда посланник ускакал, Адам посмотрел ему вслед, а потом покосился на записку, которую сжимал в руке. Подчерк был слегка странный, но в том, что письмо от Сюзанны, Адам не сомневался. Наверное, она опять умоляет приехать к ней, а это значит, что ему придется ее навестить.

Отойдя в сторону, он вскрыл письмо.

«Дорогой Адам!

Нам нужно немедленно встретиться: дело очень важное. Жди меня в ивовой роще около границы наших владений.

Сюзанна».

Странно, что она не зовет его к себе домой, хотя, с другой стороны, роща ближе…

Долго не раздумывая, Адам вскочил на коня и поскакал к условленному месту.

– И где его черти носят? – посетовал О'Малли, дожидаясь вместе с Морли у ивовой рощи.

– Почем мне знать? – огрызнулся его сообщник.

Они с самого утра сидели в засаде, ожидая появления жертвы, которая почему-то не спешила показываться.

– Как думаешь, он скоро появится?

– Надеюсь. Поскорей бы покончить с этим делом и вернуться на корабль, – проворчал Морли.

Время медленно ползло. Пиратов удерживало в засаде только вознаграждение, обещанное Шарком.

* * *

После ухода Адама Лианна хотела еще немного поваляться в постели, но обнаружила, что не может заснуть. Устав бороться с бессонницей, она оделась и спустилась вниз, чтобы позавтракать с Бекки и Алексом. Утро выдалось тихое, и после завтрака Алекс убежал играть, а Бекки решила помочь Лианне в саду. Они с удовольствием поливали и подрезали растения, пока их не утомила жара.

Наконец Лианна засунула свой маленький ножик в карман, и они с Бекки отправились посидеть на прохладный, тенистый берег пруда.

– Я рада, что вы с Адамом помирились, – призналась Бекки, сидя в тени деревьев.

– А я-то как рада! – Лианна довольно улыбнулась.

– Я всегда считала вас отличной парой.

– Неужели?

Бекки кивнула:

– Адам влюбился в тебя с первого взгляда, но до поры до времени никому не говорил.

– С первого взгляда? – ошеломленно переспросила Лианна: она хорошо помнила их первую встречу и то, что в тот день она выглядела почти как батрачка. – Ты, должно быть, смеешься надо мной!

– Нет, я вполне серьезно. Кроме тебя, ни одна женщина не грозила Адаму ружьем! – Бекки восторженно расхохоталась, вспомнив, как обозлился тогда брат.

– Но Адам держался со мной так холодно, так надменно…

– Значит, у него были на то веские основания. Его не всегда можно понять, но ты должна доверять ему: я знаю, что он тебя очень любит, да ты и сама это знаешь.

Лианна чувствовала, что золовка что-то недоговаривает.

– Думаю, Адам действительно любит меня, Бекки, но…

Внезапно перед ними возник здоровенный детина, держа ружье наперевес.

– Всем не двигаться! – приказал он и взял их на прицел.

Бекки и Лианна замерли, со страхом глядя на грозного незнакомца, желая поскорее узнать, что ему здесь нужно. И тут с другой стороны раздался еще один голос:

– Не двигаться, или вы покойники!

На этот раз Лианна испытала настоящий ужас и с трепетом ждала, что же будет дальше.

Шарк наблюдал за двумя женщинами издали, и гадал, которая из них Лианна Дюшарм. В конце концов, он решил схватить сразу обеих: на рынке рабов за них хорошо заплатят.

Желая закончить дело побыстрее, Шарк схватил Бекки, связал ее и заткнул ей рот, после чего пришел черед дрожащей от страха Лианны.

– Если вас послал Призрак, то скажите ему: не надо нас связывать! – залепетала она.

Услышав эти слова, Шарк грубо отпихнул Бекки и грозно уставился на Лианну.

– Откуда ты знаешь Призрака? – спросил он, грубо схватив ее за плечи.

– Но… разве… не Призрак послал сюда вас? – Лианна побледнела, поняв, что допустила ошибку.

Бекки лежала на земле и внимательно слушала этот разговор. Откуда Лианне известно о Призраке, ведь Адам ничего ей не рассказывал? И почему этот головорез вдруг так заинтересовался Призраком?

Однако уже скоро ей все стало понятно.

– Тащи вон ту, Драго, а я займусь этой…

– Есть, капитан Шарк!

Бекки вздрогнула: она знала, что Шарк – безжалостный убийца, от которого им вряд ли удастся убежать.

Когда Шарк стал заламывать Лианне руки, она не выдержала и рванулась прочь от него в надежде, что сумеет достать из кармана ножик, но от Шарка было не так-то просто уйти. Не успела Лианна крикнуть «На помощь!», как он навалился на нее и зажал ей рот жирной рукой. Через считанные секунды ее связали и заткнули рот кляпом.

– Пригнись, чтобы нас не заметили, – приказал Шарк своему спутнику. – Этих двух еще несколько часов никто не хватится, а у нас есть еще дела.

А ведь он прав, подумала Лианна, и от страха у нее засосало под ложечкой: вряд ли их станут искать раньше обеда. Она жалобно застонала, но Шарк перекинул ее через плечо и скрылся в кустах. За ним шел Драго, неся Бекки.

* * *

– Морли, смотри-ка! – О'Малли толкнул приятеля локтем, указывая на одинокого всадника.

– Думаешь, наш?

– А кто же еще? Ну как, готов? – спросил он, подняв ружье и прицелившись.

– Да, готов. Пора с ним кончать, – проворчал Морли и тоже вскинул ружье.

О'Малли выстрелил первым, и всадник кулем свалился с лошади.

– Пошли, – заторопился Морли: он боялся, что выстрелы могут услышать. – Уходим!

– Сперва нужно убедиться, что он мертв, – возразил его напарник. – Если этот тип выживет, нам ни гроша не заплатят.

Морли, раздраженно ворча, направился вслед за О'Малли к неподвижно распростертому на земле всаднику: его рубашка была залита кровью, но пираты сразу поняли, что пуля просто задела кожу.

– Он не сдох, – с отвращением проронил О'Малли. – Ну как, ты его прикончишь или я?

– Я. – Морли прицелился Адаму в голову. – Это тебе от Сайруса Шаклфорда, – повторил он слова Шарка и нащупал курок; однако то, что случилось дальше, застало его врасплох.

Схватив Морли за ногу, Адам потянул его к себе, отчего ружье выпало у бандита из рук, а сам он рухнул навзничь.

О'Малли не сразу пришел в себя. Воспользовавшись его замешательством, Адам набросился на него и выбил оружие у него из рук.

Ловко перехватив ружье на лету, Адам повалил разбойника на землю и не раздумывая выстрелил в упор сперва в одного нападающего, потом в другого, прикончив разом обоих негодяев.

С трудом придя в себя, Адам огляделся. В его ушах все еще звенели слова головореза: «Это тебе от Сайруса Шаклфорда».

При мысли о Сайрусе его охватил гнев. Он всегда знал, что банкир его недолюбливает, но даже помыслить не мог, что ненависть этого мерзавца дошла до такой степени.

Схватив ружье, Адам вскочил на коня и поскакал прямиком в Новый Орлеан: уж теперь-то Сайрус от него не уйдет!

Наступил полдень, и в банке никого не было, если не считать служащего Эбнера и самого Сайруса. Сайрус пытался работать, но ожидание мешало ему сосредоточиться. Он думал только о Лианне и о предстоящей ночи, когда она окажется всецело в его власти.

Поднявшись из-за стола, банкир подошел к окну, надеясь избавиться от манящих образов, которые рисовало ему воображение. Скоро мечты станут реальностью, и Лианна будет всецело принадлежать ему!

Если ночь пройдет на славу, подумал Сайрус, пожалуй, он сам выкупит ее у Шарка. Превратившись в его собственность, Лианна будет постоянно и непрерывно доставлять ему удовольствие.

Сайрус представил комнатушку без окон в своем чулане: там он будет держать ее, пока она ему не наскучит… Его мечты прервало весьма неожиданное обстоятельство: дверь его кабинета распахнулась, и Сайрус увидел перед своим носом дуло ружья.

– Ну что, поменяемся ролями, Шаклфорд? – грозно спросил Адам.

При виде его окровавленной рубахи Сайрус побледнел как полотно. Шарк промахнулся!

– Что тебе нужно и что ты здесь делаешь? – завопил он, все еще пытаясь сохранять достоинство. – Эбнер, зови полицию немедленно!

– Я уже послал его за полицией, Сайрус. – Адам холодно усмехнулся. – Но сперва мне хочется услышать твое признание.

– Признание? – Банкир покосился на стол: не удастся ли как-нибудь достать спрятанный в ящике пистолет и пристрелить Трента до прихода полиции? А на суде он скажет, что Трент ворвался к нему с огнестрельным оружием и вынудил его обороняться. – Не понимаю, о чем ты. – Сайрус медленно двинулся к столу.

– Сейчас объясню. – Адам кипел от злости. – «Это тебе от Сайруса Шаклфорда»! Узнаешь? К счастью, твои наемники оказались никудышными стрелками.

Сайрус поморщился. Зря он велел Шарку передать Адаму это устное послание!

Проклиная себя за глупость, Сайрус подошел еще ближе к ящику, в котором хранился пистолет.

– Какие наемники, Трент? О чем ты? Чего ради мне тебя убивать? – пренебрежительно заметил он.

Адама ни на миг не обмануло его спокойствие: когда он ворвался в кабинет, выражение лица выдало банкира с головой.

– Лучше ты сам, Шаклфорд, расскажи, почему желал моей гибели. Неужели так хотел обладать Лианной? Но она отказала бы тебе, даже если бы ты был последним мужчиной на свете. Ты уже пытался за ней ухаживать, но она дала тебе от ворот поворот, ты что, забыл?

Внезапно Сайрус пришел в бешенство. Теперь Трент точно покойник!

Пригнувшись, Сайрус выхватил пистолет из ящика стола…

Выстрел Адама раздался сразу вслед за выстрелом Сайруса. Выстрел Сайруса едва задел Адама, тогда, как его пуля попала банкиру в грудь и Сайрус упал.

Заслышав приближающиеся крики Эбнера и полицейского, Адам отшвырнул ружье и подбежал к Сайрусу: изо рта банкира сочилась кровь.

– Думаешь, ты вышел победителем, Трент? – с трудом прохрипел Сайрус и закашлялся, борясь с надвигающейся смертью.

– Победителем? – Адам замер. О какой игре ведет речь этот негодяй? – О чем ты?

– Лианна… – простонал Сайрус.

Заслышав имя жены, Адам схватил банкира за окровавленную рубашку и притянул к себе.

– Лианна? – взволнованно переспросил он, чувствуя, что с каждым мигом враг слабеет все больше.

– Ты потерял ее… – На мгновение глаза Сайруса сверкнули злобой, потом в них снова отразилась боль. – Это подстроила Сюзанна…

– Сюзанна? – Адам тут же вспомнил про письмо. Так, значит, они работали вместе!

– Сюзанна ненавидит Лианну не меньше, чем я тебя. – Сайрус закашлялся, и кровь, смешанная со слюной, разлетелась во все стороны. – Тебе стоит поспешить, но все равно ты опоздал, Трент! Она уже не будет моей, но и ты ее больше не увидишь… Она поплатится за то, что отвергла меня… душой и телом!

Адам вздрогнул. Сюзанна с Сайрусом чуть не убили его, и одному Богу известно, как они решат поступить с Лианной!

– Что ты с ней сделал? – грозно спросил он, не зная, что лучше – немедленно скакать в Бель-Арбор или выпытать у Сайруса правду.

Но судьба решила все за него: прошептав в последний раз имя Лианны, Сайрус обмяк, и душа покинула его тело.

Адам вскочил, намереваясь немедленно скакать домой.

– Мы все видели и все слышали, мистер Трент. Дело против вас заводиться не будет, – сказал, подходя, полицейский Хорас Уоткинс.

– Да, конечно, – рассеянно ответил Адам.

– А эта Лианна, о которой он говорил…

– Лианна – моя жена, и над ней нависла страшная опасность. Мне нужно возвращаться…

– Тогда я пришлю вам подмогу…

– Поторопитесь, а то может быть поздно. Отправьте людей в поместье Уиллоу-Бенд – там вы найдете Сюзанну Лабади. – Не имея возможности объяснить что-либо подробнее, Адам стремглав выбежал из банка.

Никогда еще дорога в поместье не казалась Адаму такой долгой, хотя он срезал путь, где только мог.

Наконец, проскакав несколько миль, усталый всадник добрался до плантации и, спешившись, громко позвал Лианну; однако вместо жены к нему вышла Сара.

При виде его залитой кровью рубашки служанка побледнела.

– Мистер Адам, что с вами?

– Потом, Сара. Где Лианна и Бекки? – нетерпеливо спросил Адам.

– Они работали в саду, а потом куда-то ушли…

Адам бросился в сад, но, найдя там только брошенные инструменты, снова вернулся к Саре.

– Где они могут быть? Постарайся хоть что-нибудь вспомнить!

– Не знаю, мистер Адам. Вы так и не ответили: что случилось?

– Этим утром Сайрус Шаклфорд хотел убить меня и угрожал Лианне…

– О Господи!

В это время в саду появился Алекс. Когда мальчик увидел рану Адама, он вспомнил о Марке и в его глазах показались слезы.

Стремительно бросившись к Алексу, Адам крепко обнял его.

– Адам, ты не умрешь, как Марк? Пожалуйста, не надо, я тебе не позволю!

– Я и не собираюсь умирать, Алекс. – Адам погладил мальчика по голове.

– Но в тебя стреляли!

– Да, злые люди, но больше они никого не тронут.

– Правда? Адам кивнул.

– Ты не видел Лианну и Бекки? – спросил он как можно спокойнее.

– Нет, но она все равно будет за тебя беспокоиться!

– Верно, Алекс. Скажи, а в конюшню они с Бекки не заходили?

– Нет.

– Сара, постарайтесь разыскать Лианну! – решительно велел Адам, и Сара тут же побежала выполнять его распоряжение, но поиски, как он и боялся, ничего не дали.

Позволив Саре перевязать ему плечо, Адам переоделся в чистую рубашку и, оставив перепуганного Алекса на попечение служанки, вскочил на свежего коня и направился в Уиллоу-Бенд. Сюзанна… Уж она-то точно знает, куда подевались Лианна и Бекки!

Плечо сильно ныло, но Адам не обращал внимания на боль. Самое главное – спасти Лианну и сестру от той ужасной участи, которую уготовила им Сюзанна.

Глава 38

С тех пор как Шарк покинул Уиллоу-Бенд, Сюзанна была вне себя от волнения, но вскоре она поняла, что все прошло именно так, как замышлял Шарк.

Сюзанна радовалась, полагая, что Лианна бесследно исчезла из Бель-Арбор, и не могла дождаться, когда Адам снова вернется к ней. Судя по тому, что удалось выпытать у Шарка, пират появится не раньше чем через шесть недель, а к этому времени она намеревалась полностью прибрать Адама к рукам. Потом она выдаст ему Шарка, он начнет ей доверять и, возможно, даже полюбит…

Сюзанна театрально вздохнула, представив, как Адам сжимает ее в объятиях. Правда, ее счастье несколько омрачала его любовь к Лианне, но Сюзанна решительно отмела эту мысль. Все это лишь его воображение, а на самом деле Лианна ничего для него не значит. Эта глупая потаскушка забрюхатела и обманом женила его на себе, так что когда ее не станет, Сюзанна легко завоюет его любовь.

Заслышав бешеный конский топот, Сюзанна вскочила с постели и подбежала к окну. Увидев Адама, она пришла в восторг. Как быстро он приехал! Бросившись к туалетному столику, Сюзанна стала разглядывать себя в зеркало, желая убедиться, что выглядит наилучшим образом.

– Где она?! – Оттолкнув служанку, Адам вихрем ворвался в дом.

Служанка удивленно посмотрела на него:

– Мисс Сюзанна у себя в комнате, сэр. Позвать ее?

– Не нужно, я сам к ней поднимусь. – Адам стремительно направился вверх по лестнице.

– Но, сэр. – Служанка едва поспевала за ним. – Так не положено…

И тут дверь комнаты Сюзанны распахнулась.

– Адам! – Лицо Сюзанны залил румянец. Раз он так спешит к ней, значит, и вправду ее любит.

Глаза Сюзанны загорелись страстью.

– Все в порядке, – сказала она служанке. – Оставь нас.

– Слушаюсь, мэм.

– Адам, как я рада тебя видеть! – Сюзанна шагнула навстречу гостю, надеясь, что он немедленно обнимет и поцелует ее – ведь они так давно не были вместе!

– Я тоже очень рад тебя видеть. – Адам с трудом сдерживал ярость, он очень боялся, что Сюзанна могла улизнуть, но, к счастью, ему удалось застать ее дома.

– Я ужасно по тебе скучала! – Сюзанна погладила его по плечу, потом дотронулась до раненой руки, и Адам поморщился от боли.

Когда служанка вышла, он тут же перестал притворяться почтительным ухажером и сжал запястья Сюзанны так, что она вскрикнула.

– Я хочу знать правду, и сейчас ты мне все расскажешь! – прорычал он и прижал ее к стене.

– Пусти, мне же больно! – Сюзанна съежилась, поняв, что Адам сердит не на шутку. Она привыкла к грубому обращению Шарка, но не ожидала такого от Адама.

Внезапно у нее защемило под ложечкой: неужели что-то не заладилось?

– Скоро тебе станет еще больнее, Сюзанна, но, прежде чем прибудет полиция, я хочу узнать, где сейчас Лианна. – Адам еще крепче стиснул ее запястья.

– Лианна? А мне почем знать? Может, она, наконец, подняла, что мы по-настоящему любим друг друга, и…

Адам резко встряхнул ее.

– Я знаю, что в этом замешана ты и твой дружок Сайрус: он мне только что все рассказал!

– Сайрус? – Сюзанна побледнела.

– Да, именно Сайрус. Он хотел меня убить, но у него ничего не вышло.

– Что? Сайрус? Убить? – В глазах Сюзанны отразился ужас. – Неправда! Ему была нужна только Лианна: он сам так сказал. Мы обо всем договорились…

– Значит, договорились?

– Нет-нет! Я не хотела тебя убивать! Я люблю тебя, Адам! – Неожиданно Сюзанна расплакалась. Она хотела обнять Адама, расцеловать и повторять, что любит его до сих пор, пока он ей не поверит.

И вдруг при мысли о том, что Шарк и Сайрус провели ее, Сюзанна рассвирепела.

– Стой, Адам, сейчас я расскажу, и ты все поймешь! – Сюзанна принялась сбивчиво рассказывать о Шарке и его происках.

Адам насторожился.

– При чем здесь Шарк?

– Притом. Я знаю, что ты его ищешь, и помогу тебе. Я хотела рассказать позже, но скажу теперь, – поспешно продолжила Сюзанна, молясь, чтобы, когда Адам схватится с контрабандистом, успех был на его стороне.

К изумлению Сюзанны, выслушав ее, Адам не выказал никакой радости.

– Сюзанна, сейчас для меня главное – найти Лианну и Бекки, а не этого пирата. Что с ними? Где они? Что задумали вы с Шаклфордом?

– Лианна у Шарка, и Бекки, наверное, тоже. – Сюзанна вздохнула: – Ну как ты не понимаешь? Я все очень хорошо продумала! Ты отделаешься от нелюбимой жены, и мы снова будем вместе, как раньше…

По щекам Сюзанны покатились слезы, но Адам не замечал их. Лианна и Бекки в лапах Шарка!

Он мгновенно выпустил запястья Сюзанны и сомкнул пальцы у нее на шее.

– И ты позволила Шарку схватить их? Отдала двух беззащитных женщин этому чудовищу? – Адам угрожающе сжал ее горло. Он знал, как Шарк поступает с женщинами: однажды ему уже довелось это видеть… – Где они, Сюзанна? Где он их спрятал? Говори, или я задушу тебя!

– Сайрус должен встретить их вечером в проливе Пеликанов, – прохрипела Сюзанна, хватая Адама за руки и пытаясь ослабить его хватку, чтобы не задохнуться.

– Сайрус никого уже не встретит, – холодно сообщил Адам. – Он мертв.

– Неужели ты убил его? – Сюзанна покачнулась. Цепочка, коснувшаяся ладоней, вернула Адама к действительности, и он резко отпустил шею Сюзанну.

Сюзанна с трудом перевела дух.

– Что такое? – в страхе прошептала она.

Адам решительно схватил цепочку и, дернув, сорвал ее с шеи Сюзанны.

– Эту безделушку подарил тебе Шарк?

– Да…

– И он сказал тебе, где ее взял?

– Нет…

– Шарк снял этот кулон с шеи очень дорогой мне женщины, после того как напал на мой корабль и надругался над ней. – Адам достал из-под рубашки свой медальон и показал Сюзанне: – Видишь сходство?

Сюзанна охнула. Только теперь она все поняла: Адам никогда ее не любил, он лишь хотел с ее помощью изловить Шарка, и теперь она сама помогла ему!

– Негодяй, все это время ты меня использовал! – гневно выкрикнула она. – Надеюсь, Шарк успеет уплыть прежде, чем ты до него доберешься, и ты уже никогда не увидишь в живых жену и сестру! Они заслужили такую участь!

Адам схватил Сюзанну и хорошенько встряхнул.

– Какую еще участь?

– Шарк продаст их в рабство! – выпалила она и порадовалась, что именно ей суждено сообщить ему эту новость. – Но прежде сам ее опробует! Как знать, может, твой внебрачный ублюдок не доживет даже до рождения! – Еще никогда Сюзанна не испытывала такой ненависти к кому-либо.

Поняв, что больше ничего от нее не добьется, Адам со злостью отшвырнул Сюзанну прочь: он боялся, что не совладает с собой и убьет ее. Лучше ему поспешить в пролив Пеликанов.

Круто повернувшись, Адам направился к двери.

– Дурень ты дурень! Все равно ты ее не спасешь! Да и зачем она тебе сейчас: ею уже попользовались Шарк и все его матросы! – крикнула Сюзанна ему вслед, но Адам ее уже не слышал: он думал только о Лианне и Бекки.

Когда он спускался с лестницы, служанка уже открыла дверь полицейским.

Уоткинс, увидев Адама, воскликнул:

– Трент, вы уже здесь!

– Сюзанна Лабади наверху, Уоткинс, она ваша. Она причастна к незаконной работорговле, ее партнер известен под кличкой Шарк.

– А как же ваша жена, Трент?

– Не волнуйтесь, о ней я сам позабочусь. – Адам сухо кивнул полицейскому и поспешно вышел из дома.

По дороге в Бель-Арбор Адам больше всего желал, чтобы поскорее пришла весточка от Бо: он знал, что поймать Шарка можно только с помощью «Морской тени».

* * *

Бо внимательно слушал, что ему говорит Сара, и с каждой минутой выражение его лица становилось все свирепее.

– Значит, пропали и Лианна, и Бекки? – хмуро переспросил он.

– Да, сэр.

– А Адам отправился к Сюзанне искать их?

– Именно так, мистер Бо. Он уехал уже давно, и с тех пор о нем ни слуху, ни духу…

– Я еду туда. Возможно, он попал в серьезную переделку…

– В какую переделку? – спросил Алекс, случайно подслушавший разговор взрослых.

Бо повернулся к мальчику: он не знал, что тот его слышит.

– Не важно. Адам сам разберется, но я на всякий случай отправлюсь ему на помощь.

Однако далеко ехать Бо не пришлось: выйдя из дома, он заметил несущегося галопом Адама.

– Это он! – Бо стремительно сбежал по ступеням навстречу другу.

– Слава Богу! – Сара поспешила вслед за Бо.

Никогда еще Адам так не радовался встрече с другом; он спешился и сердечно обнял Бо.

– Где корабль? – спросил Адам, как только они разомкнули объятия.

– Ожидает в назначенном месте. Скажи, что здесь случилось? – Бо был заметно встревожен.

– Потом, сейчас нужно действовать без промедления. – Адам торопливо направился к пристани.

– Погоди! Скажи хотя бы, куда мы плывем.

– За Шарком.

– За Шарком? А он-то здесь причем?

– С ним Лианна и Бекки. Поспешим, я все объясню по дороге.

Сара внезапно схватила Адама за руку:

– Куда это вы собрались, мистер Адам? Где мисс Лианна и мисс Бекки?

– Их похитили дружки Сюзанны и Шаклфорда, – объяснил Адам. – Теперь мы плывем за ними.

– Но что я скажу Алексу?

– Скажите, чтобы не волновался: мы вернемся, как только сможем, все вместе, – пообещал Адам.

Сара кивнула и в напряженном молчании наблюдала, как мужчины удаляются в сторону пристани.

* * *

Бекки успела о многом поразмыслить, пока сидела одна, связанная, в маленькой темной каюте на борту корабля Шарка. Когда их принесли на борт, ее разлучили с Лианной, и она слышала, как Шарк велел матросу отвести Лианну к себе в каюту. Она очень переживала за подругу, представив, что пират может сделать с Лианной.

Бекки молила о спасении, хотя понимала, что их хватятся только через несколько часов. Да и как Адам узнает, где их искать? И все равно единственная их надежда на спасение – Адам, Бо и «Морская тень». Поскорее бы они за ними приплыли!

Лианне откуда-то известно про Призрака… Странно: Бекки точно знала, что брат ее ни во что не посвящал. Как она узнала? И все равно судя по всему, Лианна до сих пор не догадывается, что Призрак – ее муж.

Интересно, как отреагирует Лианна, когда это узнает? Бекки представила, как она рассердится, но тут вспомнила, что их жизнь висит на волоске, и из ее глаз потекли слезы. Возможно, Лианне так и не придется узнать про Призрака.

* * *

Лианну привязали к стулу в каюте Шарка и вынули кляп, но ее это не слишком обрадовало: все равно никто не услышит ее крики. Единственное ее утешение – нож в кармане: не бог весть какая защита, но все же лучше, чем ничего. Она воспользуется им, как только появится возможность сбежать.

Шарк, сидя за столом, смотрел на пленницу немигающим взглядом. Его лицо не выражало никаких чувств, черные глаза были холодны. Лианна невольно подумала, что ему дали очень точное прозвище. Беспринципный морской убийца – вот кто он такой.

– Откуда ты знаешь моего старого врага Призрака? – холодно спросил Шарк.

Лианна смело взглянула на него:

– Не очень-то я его и знаю…

– Если не знаешь, то почему так рвалась к нему? – Шарк прищурился.

Лианна ничего не ответила, и взгляд пирата стал еще более жестким. Она, похоже, играет с ним!

– Отвечай немедленно! – грозно потребовал он.

– Никуда я не рвалась, просто испугалась, что нам сделают больно.

– Когда ты видела его в последний раз?

– Неделю назад… Он поймал меня, когда я плыла по реке, и заставил подняться к себе на корабль. Я сопротивлялась, но…

– Значит, ты была с Призраком? – Шарк усмехнулся. – Ты думала, что он снова хочет тебя? Возможно, Призраку будет интересно узнать, что теперь ты находишься у меня. – Шарк наконец придумал, как заманить врага в ловушку. Сперва ею насладится Призрак, а потом она полностью перейдет в его владение. – С твоей помощью я поймаю его очень быстро!

– Но он уплыл, я прогнала его…

– Ну и что? Шаклфорд все равно заплатит за тебя неплохие деньги.

– Шаклфорд? Но причем здесь Сайрус?

Шарк ухмыльнулся:

– Притом, что это была его задумка, и, надо сказать, довольно неплохая. Подожди немного, и он сам обо всем расскажет тебе этим вечером.

– Сайрус придет сюда?

– Разумеется. Я обещал ему одну ночь с тобой и уже послал передать, что ты с нетерпением ждешь его визита. – При виде ужаса, промелькнувшего на лице Лианны, пират рассмеялся. – Шаклфорд щедр, но мне интересно, стоишь ли ты таких денег… – Шарк поднялся из-за стола и не спеша подошел к пленнице.

Когда он коснулся ее щеки, Лианна затрепетала.

– Завтра утром он скажет, какова твоя цена. Если окажется, что ты недурна в постели, то проведешь несколько ночей со мной, прежде чем я продам тебя и твою подружку в рабство. – В черных глазах Шарка мелькнуло презрение.

– В рабство? – еле слышно прошептала Лианна.

– Да, дорогуша, за вас обеих мне щедро заплатят: белые женщины – весьма редкий товар. – Шарк повернулся и, выйдя из каюты, запер за собой дверь.

Лианна побледнела. Какое страшное их ждет испытание. Возможно, дома их уже хватились, но что толку? Надежды на спасение нет.

При мысли о Сайрусе и его жестокой затее Лианна совсем пала духом. Она знала, что банкир сердит на нее, но не подозревала, что он способен на такую страшную месть. Если Сайрус так ее хочет, то, возможно, удастся убедить его спасти их с Бекки от рабства…

Подумав об этом, Лианна слегка приободрилась и стала готовиться к предстоящей встрече.

Глава 39

Поднявшись на борт «Морской тени», Бо с недоверием выслушал рассказ Адама о том, как пропали Лианна и Бекки.

– Как-то даже не верится… – озадаченно пробормотал он.

– Придется поверить.

– Сюзанна сговорилась с Шаклфордом, и они заплатили Шарку, чтобы он похитил женщин… Но какая ей от этого выгода?

– Она хотела заполучить меня. – Адам поморщился и потер все еще болевшее плечо. – Но у Сайруса были на мой счет другие планы.

– Сайрус мечтал отомстить и, убив тебя, заполучил бы Лианну… Но зачем им понадобилась Бекки?

– Это еще не все. Они хотели, чтобы Шарк продал Лианну в рабство, после того как ею насладится Сайрус. Когда Шарк отправился за Лианной, Бекки была с ней, вот он и прихватил ее за компанию. Думаю, он решил, что за нее тоже неплохо заплатят.

При мысли, что его любимую продадут в рабство, Бо пришел в ужас.

Адам с любопытством взглянул на Бо:

– Выходит, ты влюблен в нее?

– Да, и собираюсь на ней жениться, как только мы покончим с Шарком, – решительно заявил Бо, ожидая, что друг будет возражать, но реакция Адама оказалась совершенно противоположной.

– Вот и хорошо! Бекки уже давно любит тебя, да и тебе пора остепениться. – Заметив удивление Бо, он улыбнулся.

– Но сначала нужно их найти! – встревожено воскликнул Бо.

– Знаю. Шарк будет ждать в проливе Пеликанов, но скоро он поймет, что Сайрус – покойник, так что нам следует поторопиться. Если мы снова упустим его, придется прочесывать весь залив…

* * *

Шарк нетерпеливо расхаживал по палубе «Банши». Шаклфорд должен был встретить их еще до заката, забрать пленницу и расплатиться. Как было условлено, Шарк послал навстречу банкиру двух матросов, которые доставят его на корабль; однако уже стемнело, а они все не возвращались.

О'Малли и Морли тоже куда-то запропастились, и это также тревожило Шарка: они должны были появиться на корабле уже в полдень, но от них не было ни слуху ни духу.

– Смотри в оба, Уилл, – велел Шарк; с каждым часом он беспокоился все сильнее. Что-то здесь неладно, вот только что?

Ялик заметили только через два часа. Шарк подошел к борту, чтобы встретить Сайруса и забрать деньги за Лианну, но, к его удивлению, матросы ступили на борт без банкира.

– Какого черта? Где Шаклфорд? – свирепо спросил Шарк: его крайне беспокоило, что банкир не явился.

Матросы смущенно переглянулись, затем самый храбрый ответил:

– Этот тип мертв, капитан.

– Мертв? – Шарк взглянул на них с подозрением.

– Да, сэр. Его очень долго не было, а когда мы отправились в город на поиски, то там узнали…

– Как это случилось? – перебил Шарк.

– Говорят, что его убил какой-то Адам Трент.

Шарк был вне себя, кляня О'Малли и Морли на чем свет стоит.

– Черт бы их побрал! Почему они не убили этого ублюдка?

– Кто, сэр?

– Теперь уже все равно кто. Если Трент узнал, что в этом деле замешан Шаклфорд, значит, и о нас с Сюзанной ему тоже известно. Нам пора отчаливать: скажите Уиллу, чтобы держал курс на залив.

Шарк поспешно начал отдавать приказы, и, когда паруса надул ночной ветер, клипер быстро поплыл в сторону залива.

Лишь после отплытия Шарк слегка успокоился. До этого он был в ярости: безвременная кончина Шаклфорда обошлась ему в копеечку; теперь же он утешал себя хотя бы тем, что у него две женщины вместо одной. На рынке за них дорого заплатят, а лучшим клиентам он даже даст оценить товар на борту корабля.

Наведя порядок на палубе, Шарк спустился к себе в каюту, чтобы отдохнуть и продумать новый план действий, приманить Призрака с помощью Лианны и одержать над врагом окончательную победу.

* * *

– Нельзя ли плыть побыстрее? – Адам не мог сдержать нетерпения.

– Простите, сэр, но этот пролив очень коварен, а ночью особенно опасен. – Рулевой выразительно посмотрел на него.

На этот раз Адам не стал спорить: он подошел к Бо, который, вглядываясь в темный горизонт, высматривал пиратский корабль.

– Ничего?

– Пока ничего.

– Черт! Он точно где-то совсем близко! – Адам ударил кулаком по перекладине.

– Скоро взойдет луна, и тогда мы его наверняка заметим. Если Шарк условился встретиться здесь с Шаклфордом, без него он не уплывет, пока не узнает, что с ним.

Адам что-то промычал в знак согласия, выжидая, не покажутся ли на фоне неба белые паруса.

– Вижу! – вдруг взволнованно воскликнул он, разглядев вдали смутные очертания «Банши», которая стремительно направлялась к заливу. Образ этого корабля давно хранился в его памяти, и он был уверен, что не ошибся. Шарк, в этом нет сомнения!

– Это он! Черт бы его побрал, он правит в открытые воды! – Бо выругался.

– Поднять паруса! – скомандовал Адам. – Бо, расставь людей у пушек и вели им приготовиться! На этот раз мерзавец от нас не уйдет! – Адам поспешно спустился вниз, чтобы перевоплотиться в Призрака.

* * *

Шарк задумчиво смотрел на привязанную к стулу Лианну. Смазливая бабенка, такую непременно нужно опробовать. Когда они доплывут до залива, он, наконец, узнает, чего лишился Шаклфорд.

– Эй, Шарк! – раздался с палубы тревожный крик Уилла.

Шарк вскочил.

– В чем дело? – громко спросил он.

– Нас нагоняет другой клипер.

– Вы что, только сейчас его разглядели?

– Он появился словно ниоткуда! – объяснил Уилл. – Не плывет, а летит… – прибавил он с благоговейным ужасом.

– Приказываю команде готовиться к сражению! – Шарк оглянулся на Лианну, не сводившую с него глаз, и хищно улыбнулся: – По-моему, я знаю, кто это, и нам не придется действовать хитростью: Призрак сам нас нашел! – С этими словами пират вышел из каюты.

Лианна смертельно побледнела. Неужели это и впрямь Призрак? Но как он узнал, что она попала в беду, и откуда ему известно, где ее искать?

При мысли о том, что ее спасут, сердце Лианны забилось быстрее. И тут же она заметила, что Шарк забыл запереть за собой дверь каюты. Теперь ей нужно было действовать как можно быстрее!

* * *

Адам стоял у штурвала «Морской тени» и четко отдавал команды. Он знал парусник как свои пять пальцев и собирался выжать из него все, на что корабль был способен. Как долго он ждал этой минуты! Ну ничего, на этот раз Шарку не ускользнуть.

Адам не спускал глаз с судна впереди и копировал каждый его маневр. Он изловит пирата, и заставит поплатиться за все его злодеяния.

Видя, как быстро сокращается между ними расстояние, Адам, не выдержав, воскликнул:

– Мы почти у цели, Бо! Осталось совсем чуть-чуть…

* * *

Шарк со все возрастающей тревогой смотрел на приближавшийся клипер. Он всегда считал, что нет корабля быстрее «Банши», однако корабль Призрака мог с ней потягаться.

Тут Шарк вспомнил, как матрос в баре расписывал стремительность судна Призрака. Тогда он ему не поверил, но теперь видел, что недооценил врага.

Бледный свет взошедшей луны осветил массивные пушки, угрожающе торчащие по бокам «Морской тени»; при виде их у Шарка душа ушла в пятки. Прежде он никогда не встречал достойного соперника, обыкновенно совершая налеты на медлительные торговые судна, и ему ни разу не доводилось сталкиваться с вооруженными клиперами.

Он приказал Уиллу развить максимально возможную скорость, однако преследовавший корабль упорно нагонял их.

* * *

– На абордаж! – крикнул Адам, готовясь к битве. Кровь стучала у него в висках. – Захватите корабль, но не топите его! – Даже в азарте погони Адам не забывал, что на борту пиратского судна находятся Лианна и Бекки.

Матросы поспешно бросились исполнять приказ: они тоже много месяцев ждали, когда им представится возможность отомстить. Большая часть команды «Морской тени» плавала в свое время на «Ветерке», и они помнили, как безжалостно обошелся с ними Шарк.

Тем временем Шарк тоже готовился к сражению: он решил совершить хитрый маневр и открыть огонь первым, тем более что пушки у него были не хуже, чем у соперника.

Однако Шарк опоздал – его уже взяли на прицел. Правда, первый залп не достиг цели, но скорость, с которой приближался корабль Призрака, напугала матросов Шарка, прежде не ведавших страха.

– Займите боевые позиции и приготовьтесь стрелять! – скомандовал Шарк, прикидывая, на каком расстоянии от них «Морская тень». – Пли!

«Банши» и «Морская тень» дали залпы одновременно. «Банши» понесла больший урон. Адам и его матросы радостно заулюлюкали, когда второй залп снес несколько мачт и вывел из строя большую часть пушек Шарка. «Морская тень» тоже лишилась одной мачты, но это никак не сказалось на ее маневренности.

– Еще один залп, и на абордаж! – Адам желал увериться, что пиратский корабль теперь не уплывет от них: стоя на палубе, он сжимал в одной руке шпагу, в другой пистолет, готовясь сражаться до последнего.

Команда «Морской тени» замерла в напряженном ожидании. На пиратском судне царил хаос, но торжествовать победу было рано: все знали, что матросы Шарка – прирожденные убийцы.

– Приготовиться к атаке! – приказал Адам и обернулся к Бо: – А ты оставайся здесь, чтобы в случае чего прийти на помощь.

– Нет, я должен найти Бекки. Если ее обидели, я убью тех, кто это сделал!

Адам кивнул:

– Хорошо, но будь осторожен.

– А ты позаботься о себе и о Лианне.

Шарк был в ярости: прежде его никто так не обставлял. Впредь подобное не повторится: он будет сражаться до смерти – до смерти Призрака, разумеется.

Велев команде перейти к обороне, Шарк приготовился достойно встретить противника и, когда вражеский корабль приблизился, окинул взглядом его палубу, высматривая своего заклятого врага. Он столько слышал о злополучном Призраке, и теперь наконец они встретятся лицом к лицу!

Когда вооруженные матросы с «Морской тени» перебрались на борт пиратского судна, Адам и Бо были в первых рядах: теперь они сражались с теми, кто когда-то запер их в трюме «Ветерка» и обрек на верную смерть.

Маска и черное одеяние Адама вселяли в сердца пиратов мистический ужас – немногие решались бросить ему вызов. Вот почему Адам постоянно оглядывался: ему был нужен Шарк, и только Шарк.

На палубе раздались крики умирающих и раненых, но борьба продолжалась, так как команда Шарка не привыкла сдаваться: страшась гнева своего капитана, матросы готовы были биться до последнего человека.

Сам Шарк в неистовом порыве зарубил нескольких матросов Адама, но проклятый Призрак все больше теснил его головорезов.

При виде врага, который сражался на палубе «Банши», Шарк затрепетал: до того яростно и самозабвенно бился Призрак.

Внезапно Шарк понял, что спасти корабль можно только одним способом: пригнувшись, чтобы не удариться о сломанную мачту, он бросился к трапу, чтобы привести Лианну.

Прикончив очередного пирата, Адам осмотрелся: он отчаянно хотел сразиться с Шарком один на один.

И тут он заметил, что Шарк спускается в каюту.

– Бо, этот негодяй решил спрятаться внизу! Сейчас я его поймаю! – крикнул Адам и бросился вслед за врагом.

* * *

После долгих и упорных усилий Лианне удалось-таки достать из кармана юбки садовый нож. На то, чтобы разрезать путы, ушла целая вечность, однако когда крепкая веревка начала поддаваться, она испытала настоящий триумф.

В этот момент «Банши» и «Морская тень» обменялись залпами, и корабль тряхнуло так, что Лианна вместе со стулом повалилась на пол.

С огромным усилием она вновь принялась пилить веревки и наконец освободила руки. Дальше дело пошло гораздо быстрее. Ее пугали звуки битвы, но Лианна твердо решила выбраться и найти Бекки. На всякий случай она захватила с собой нож, хоть и понимала, что это не бог весть какая защита.

Но едва Лианна приоткрыла дверь, как в ее руку вцепился Шарк. Заломив ей руку за спину, он направил на нее пистолет.

– Думала, от меня так просто сбежать, а? – прошептал он ей на ухо и, не ослабляя хватки, направился к трапу, таща ее за собой. – Посмотрим, что скажет Призрак, когда увидит, что ты у меня на прицеле…

– Сейчас узнаешь, Шарк. – Звучный голос Призрака заполнил собой узкий проход.

У Лианны подогнулись колени. Какое счастье! Он здесь! Он пришел!

Подняв глаза, Шарк увидел, что враг стоит на лестнице, направив на него пистолет.

– А ну отпусти ее! Выясним отношения, как подобает мужчинам, а она здесь ни при чем.

Вместо ответа Шарк злобно расхохотался:

– Скажи своим людям, чтобы убирались с моего корабля, иначе ей не жить!

Глаза пирата сверкали безумием, и Адам понял, что теперь Шарк способен на все. Но не может же он оставить жену в руках пирата! Положение было критическим.

Однако Лианна вовсе не собиралась дожидаться, когда кто-то решит ее судьбу: извернувшись, она вонзила нож Шарку в бедро, и тот от неожиданности ослабил хватку.

Воспользовавшись этим, Лианна собрала последние силы, вырвалась и бросилась наутек.

Поняв, что преимущество потеряно, Шарк, преодолевая боль, поднял пистолет и выстрелил вслед Лианне.

Одновременно прозвучал второй выстрел, и пуля Адама угодила Шарку прямо в грудь.

Когда пират рухнул на палубу, Адам быстро сбежал по трапу и поспешил к поверженному противнику.

– Кто ты такой? – прохрипел Шарк, пытаясь приподняться; однако ему так и не суждено было этого узнать – дернувшись, он вытянулся на палубе и испустил дух.

Поняв, что пират мертв, Адам вздохнул с облегчением. Он тут же бросился к Лианне, которая, сжавшись в комочек, сидела на корточках у стены, обнял ее и прижал к груди.

– Слава Богу, ты невредима! – Он приподнял ее голову, чтобы взглянуть ей в лицо, и еще раз убедиться, что с Лианной все в порядке. Их взгляды встретились, и они долго молча смотрели друг на друга; потом его губы приникли к ее губам в глубоком, чувственном поцелуе.

Лианну била дрожь. Она сама не знала, виноват ли в этом пережитый ужас или чувства, захватившие ее, когда она очутилась в объятиях Призрака. Она была на седьмом небе от счастья, но потом вспомнила об Адаме и отстранилась.

– Скажи, ты нашел Бекки? – спросила Лианна, только сейчас вспомнив о подруге. – Шарк ее взял в плен.

– Знаю, но где он ее держит? – Адам очень беспокоился за сестру.

– Я не знаю…

– Эй, Роббинс! Отведи эту даму ко мне в каюту, а я тем временем обыщу корабль, – приказал он матросу.

– Слушаюсь, сэр.

– Быстрее, Роббинс! – Адам опасался, что, если не поторопится, Бекки может постигнуть та же участь, что когда-то постигла Элизу.

Он очень хотел поговорить с Лианной, рассказать ей обо всем, но сначала должен был увериться, что сестра в безопасности.

Глава 40

Когда Бо убедился, что выжившие пираты надежно закованы в кандалы, он спустился к Адаму.

– Что происходит? Ты их нашел? – спросил Бо, застав Адама за обыском кают.

– Я только что отправил Лианну на «Морскую тень» вместе с Роббинсом. Ты ее не видел?

– Нет.

– Слава Богу! – Адам с облегчением вздохнул и снял маску. – Я боялся, что она, увидев тебя, все поймет прежде, чем я открою ей правду.

– С Лианной все в порядке, но где же Бекки? – нетерпеливо спросил Бо.

– Ее я пока не обнаружил. – Адам вздохнул и открыл дверь следующей каюты.

Бо замер: вдруг Шарк ее уже убил?

– Думаешь, Бекки точно на корабле?

– Да, она где-то здесь. Лианна говорит, их вместе доставили на корабль.

Бо тут же присоединился к поискам. В отчаянии он громко выкрикивал имя любимой, но ответа не было, и страх Бо все усиливался.

Услышав звуки битвы, Бекки решила, что Бо и Адам пришли их спасать, однако ее радость сменилась ужасом, когда она поняла, что корабль могут потопить, а спастись она не сумеет.

Когда канонада смолкла, Бекки не знала, радоваться ей или страшиться за свою жизнь. Затаив дыхание, она молилась о спасении и ждала, когда подоспеет подмога, но время шло, а ее так никто и не спешил освобождать.

Наконец за дверью каюты Бекки услышала приглушенные мужские голоса. Потом ручка медленно повернулась: видимо, кто-то пытался открыть дверь.

Вдруг в дверь с силой ударили ногой, и, не будь у нее во рту кляпа, Бекки непременно завопила бы от ужаса. Кровь застыла у нее в жилах, и она приготовилась к худшему…

Зато когда в каюту ворвался Адам, Бекки испытала настоящий восторг. Она спасена!

– Бо, Бекки здесь! – Адам подбежал к сестре и вынул у нее изо рта кляп.

Бо боялся, что Бекки постигла та же участь, которой не миновала Элиза, он поэтому и испытал огромное облегчение, застав ее живой и невредимой.

– Потерпи еще немного… – приговаривал Бо, разрывая путы на руках Бекки и освобождая ее.

– Да… О, да! – Бекки рыдала от радости; освободившись, она бросилась к Бо и осыпала его лицо поцелуями. – Слава Богу, ты пришел вовремя!

Бо прижал ее к груди и жарко поцеловал.

– Я люблю тебя, Бекки!

– Я тебя тоже, Бо! – Тут Бекки отстранилась и бросилась к брату.

Крепко обняв Адама, она обеспокоенно заглянула в его глаза:

– Лианна… Вы нашли ее? На корабле нас с ней разделили…

– Да, Лианна жива и здорова. Сейчас она уже на «Морской тени».

С облегчением вздохнув, Бекки снова кинулась к Бо и страстно его поцеловала.

– Больше никогда меня не покидай! – потребовала она.

– Не волнуйся, любимая, не покину. Как только мы вернемся в Новый Орлеан, то сразу поженимся и больше я не спущу с тебя глаз!

Бекки снова обернулась к брату:

– Адам, откуда Лианне известно про Призрака?

– Что ты имеешь в виду?

– Когда Шарк схватил нас, Лианна предположила, что его послал Призрак. Я думала, ей ничего не известно.

– Так оно и есть.

– Но… откуда в таком случае она знает о Призраке?

Заметив, как покраснел брат, Бекки смутилась: кажется, она наткнулась на еще одну тайну…

– Когда-нибудь я все тебе непременно расскажу, а теперь мне пора возвращаться на «Морскую тень»…

– Но Лианна знает правду?

– Пока нет.

Бекки не сомневалась, что Адам очень волнуется перед разговором с Лианной.

– Иди к ней и расскажи ей правду. Лианна непременно все поймет: ведь она любит тебя!

– Боюсь, когда она узнает обо всем, что я натворил…

– Иди к ней, Адам. Может, она и рассердится, но потом обязательно простит, поверь.

Адам кивнул. И все же разговор с Лианной пугал его куда больше, чем схватка с Шарком.

– Бо, позаботься, чтобы здесь был наведен порядок, – распорядился он.

– Будет исполнено, капитан! – Бо вместе с Бекки вышел из каюты вслед за Адамом. – Первым делом мы займемся починкой мачты, чтобы корабль можно было доставить в порт.

Бекки с улыбкой смотрела вслед брату.

– Чему ты улыбаешься? – с любопытством спросил Бо.

– Интересно, как именно Лианна узнала о Призраке и как она отреагирует, когда Адам откроет ей всю правду…

* * *

Лианна в нетерпении расхаживала по каюте Призрака. Где теперь Адам и где Бекки? Вдруг с ней что-нибудь случилось?

Проклиная собственную беспомощность, Лианна ждала, когда вернется Призрак. Жаль, что он не позволил ей остаться, – вместе они бы скорее нашли подругу. Может. Призрак сделал это нарочно, и с Бекки случилось что-то страшное?

Разволновавшись еще сильнее, Лианна подошла к окну каюты и стала тревожно всматриваться в темноту.

* * *

Адам очень хотел увидеться с Лианной, но, вернувшись на «Морскую тень», пребывал в нерешительности Он вспомнил о том, как они были счастливы в Бель-Ар-бор…

Неужели сейчас он потеряет ее?

Наконец, преисполнившись решимости, Адам спустился вниз, но перед дверью каюты вдруг остановился. Вначале он хотел просто войти и рассказать все как есть, но потом засомневался. Что, если Лианна не пожелает слушать его объяснения?

С неохотой нацепив маску, Адам повернул ручку…

* * *

Услышав, как открывается дверь, Лианна стремительно обернулась – ей не терпелось узнать о судьбе подруги.

– Лианна…

Лианна постаралась не замечать трепет, охвативший ее при звуках этого бархатистого голоса.

– Ты нашел Бекки? – Она тревожно взглянула на Призрака, пытаясь угадать ответ.

– Да, мы нашли ее: она жива и здорова. – Адам шагнул в каюту.

У Лианны отлегло от сердца. Слава Богу, Бекки жива, и теперь она снова может заняться своей судьбой…

– Призрак, нам нужно поговорить.

– Да, знаю, но мне надо было все уладить, чтобы нам не помешали. – Адам отчетливо понимал: это совсем не то, что он хотел сказать ей. – Понимаешь, я… – Он хотел обнять жену, поцеловать, рассказать ей всю правду без утайки, но, заметив вспыхнувший в зеленых глазах страх, остановился.

– Призрак, я очень благодарна тебе за помощь. Одному Богу известно, что бы случилось со мной и с Бекки, если бы ты не подоспел вовремя. – Лианна спешила: она должна была высказать ему все до того, как потеряет власть над собой.

– Но мне не нужна твоя благодарность…

Его слова напугали Лианну. Что же в таком случае ему нужно? Она старалась не вспоминать о его поцелуях, объятиях, о том, что когда-то случилось в этой каюте.

– Боюсь, кроме этого, мне нечего предложить тебе. – Лианна подняла на него взгляд: она не хотела, чтобы Призрак сомневался в ее искренности. – Я люблю мужа, и мне нужен только он.

Стоя перед женой и слушая, как она признается ему в любви, Адам окончательно почувствовал себя дураком. Теперь он, наконец, понял: его маскараду пора положить конец.

– Помнишь, Лианна, когда мы в последний раз были вместе, я сказал: многие готовы на все, лишь бы узнать, кто я?

– Да, помню.

– Так вот: это уже в прошлом.

– Да?

– Больше никаких масок. Теперь я свободен… Напряжение все возрастало. Затаив дыхание, Лианна смотрела, как Призрак развязывает тесемки маски.

– Адам!

Некоторое время она с недоумением смотрела на мужа, и вдруг ее словно прорвало.

– Так, значит, все это время ты просто морочил мне голову! – Лианна перевела взгляд на сброшенную маску, и ее охватил гнев. Это Адам, а не Призрак взял ее в плен! Это он занимался с ней любовью на корабле, зная, что она напугана, что она боится быть убитой! И тогда, в спальне… Разумеется, он знал, что ее муж уехал!

Лианна истерически рассмеялась.

– Позволь, я тебе все объясню… – неуверенно начал Адам.

– Что ж, попробуй, вот только неизвестно, захочу ли я тебя слушать! Надо же – это все ты! Ты меня похитил, ты привязал к кровати и…

– И снова привяжу, если ты немедленно не замолчишь и не выслушаешь меня, – пригрозил Адам.

Лианна, охнув, бросилась вон из комнаты, но Адам оказался проворнее: он схватил ее и сжал в объятиях.

– Адам Трент, ты подлая свинья! Отпусти меня немедленно.

– Сперва успокойся, сядь и выслушай меня, а когда я закончу, можешь идти куда хочешь.

Лианна присела на стул, продолжая весьма холодно смотреть на мужа.

Поначалу Адам нервничал, но потом ему самому стало интересно то, о чем он рассказывал.

– Ты знаешь, что у нас с Бекки в Чарлстоне есть плантация. – Заметив, что Лианна кивнула, он продолжил: – Еще мы с Бо владеем успешной корабельной компанией под названием «Полумесяц». – В глазах Лианны промелькнуло удивление. – Год назад я приезжал по делам в Хьюстон и там познакомился с девушкой, которую зовут Элиза Клейтон.

Лианна испытала укол ревности, но ничем не выдала своих чувств. Она все еще злилась на Адама.

– Мы возвращались в Чарлстон с ее тетей, чтобы познакомить их с Бекки, но тут на наш корабль напал Шарк. Торговое судно «Ветерок» оказалось для него легкой добычей: нам просто нечем было защищаться.

Адам нахмурился, вспомнив о пиратском налете, зато Лианна теперь слушала затаив дыхание.

– Многие мои матросы погибли, Бо тяжело ранили, тетю Элизы убили, а саму Элизу… – Адам умолк, подбирая слова. – Над Элизой надругались, но убивать не стали, видимо, полагая, что она все равно умрет… Тогда я поклялся, что, если мы выживем, я поквитаюсь с Шарком.

Лианна недоверчиво взглянула на мужа:

– А что стало с Элизой дальше?

– Когда нас спасли, в Чарлстоне мы с Бекки обращались ко многим врачам и все в один голос твердили: Элиза не выздоровеет. После случившегося она полностью замкнулась в себе и утратила связь с внешним миром…

Представив, какие мучения испытывал Адам, видя любимую женщину в таком состоянии, Лианна невольно вздохнула.

– После этого я поставил пушки на свой самый быстрый корабль – «Морскую тень» и стал Призраком. Когда Бо поправился, мы вместе стали прочесывать залив в поисках Шарка. Нам было известно, что Шарк – работорговец и сотрудничает с некой женщиной из Нового Орлеана. Когда наши поиски не увенчались успехом, я решил вернуться в Новый Орлеан и разыскать партнершу Шарка: так я вышел на Сюзанну.

– Так, значит, Сюзанна и Шарк… – Лианна была поражена.

Адам кивнул.

– Потом я начал ухаживать за Сюзанной, чтобы она всегда была на виду. Я знал, что Шарк рано или поздно свяжется с ней и это поможет мне изловить его… А вскоре в моей жизни появилась ты. – Адам бросил на жену пристальный взгляд.

– Я? Но ты же меня ненавидел! – Лианна была крайне удивлена.

– Никогда! Просто я не хотел влюбляться в тебя и боролся со своими чувствами как мог. Главное для меня было – поймать Шарка. Элиза…

– Да, Элиза… Где она теперь?

К удивлению Лианны, Адам улыбнулся:

– Я привез Элизу в Новый Орлеан, снял для нее дом в городе и приставил к ней сиделку. А еще я нанял самого лучшего врача, которого только смог найти. Вскоре после того, как мы с тобой поженились, я получил письмо от доктора Уильямса, в котором он сообщал, что Элиза пошла на поправку.

– О, Адам… Мне так жаль! Но что же Элиза? Она поправилась?

– Да, и при этом доктор Уильямс влюбился в свою пациентку, а она – в него. Теперь Элиза здорова и счастлива, ее жизнь начинается с чистого листа.

– Я так рада за нее!

– Ты еще недослушала. Элиза выздоровела, а я все равно не мог порвать с Сюзанной, потому что мне нужно было выследить Шарка.

– А-то я думала, ты и вправду любишь ее! – Лианна чуть не плакала: уж очень досадное вышло недоразумение!

– Наоборот, я старался держаться от нее подальше. Сюзанна мне вовсе не нравилась, но ради дела мне приходилось играть роль страстного поклонника, хотя я желал лишь единственную женщину – тебя.

Неожиданно вскочив, Лианна чуть не бросилась к мужу в объятия, но, вспомнив о Призраке, остановилась.

– А теперь скажи: зачем тебе понадобилось переодеваться Призраком и похищать меня той ночью, на реке?

– Хорошо, но сперва тебе придется объяснить, что ты там делала.

– Хотела догнать тебя и сказать: «Выбирай либо я, либо…» Пойми, я была не в силах дольше терпеть это унижение и боялась, что после рождения ребенка ты уйдешь от меня к Сюзанне. А ты меня похитил, связал и потом…

– Но я даже не догадывался, зачем ты следишь за мной. А вдруг ты меня узнала? Что касается остального… – Адам покаянно склонил голову. – Я так и не научился сдерживать свою страсть. Мне отчаянно хотелось заняться с тобой любовью, но я думал, что ты меня ненавидишь, и решил овладеть тобой, надев маску Призрака. – Не дав ей вставить слово, Адам продолжил: – Понимаю, я был не прав и воспользовался твоим беспомощным положением, но я безумно любил тебя, а ты всякий раз меня отвергала…

Лианна печально покачала головой:

– Я отталкивала тебя, так как думала, что ты влюблен в Сюзанну…

– Знаю. Поначалу это меня вполне устраивало, но потом я понял, что совершил огромную глупость. Надеюсь, ты простишь меня: ведь я люблю тебя и как Адам, и как Призрак. Ты вечно живешь в моем сердце, любимая, ты мой мир, мое будущее – ты и наше дитя.

Адам умолк, терпеливо ожидая приговора Лианны.

Глава 41

Лианна медленно поднялась: ее глаза потемнели от нахлынувших чувств. До этого момента она не представляла, через какие мучения довелось пройти Адаму, и только теперь ей стало ясно, что пыталась сказать ей Бекки тогда, в саду.

Сердце Лианны наполняла любовь. Вот он, ее мир, ее будущее!

Адам с волнением смотрел на жену. Вдруг она сейчас повернется и уйдет? Приготовившись к самому худшему, он молча ждал. Прочитав в его глазах сомнение, Лианна не колеблясь бросилась к нему в объятия.

– Я люблю тебя, Адам, и всегда любила… Адам жадно приник к ее губам, и некоторое время они стояли, прижавшись друг к другу, наслаждаясь примирением.

Не прерывая поцелуя, Адам поднял жену на руки и двинулся к постели. Он нежно уложил ее на мягкий матрас и помог снять одежду, затем разделся сам и лег рядом.

– На этот раз обойдемся без веревок? – лукаво спросила Лианна и потянулась к нему.

– Без веревок и без обмана. – Адам, приподнявшись, склонился над ней: его взгляд был полон любви. – Обещаю: впредь между нами не будет никаких тайн.

Лианна радостно закивала.

– Что было, то было. Забудем о прошлом и будем думать только о будущем, – прошептала она и, пригнув голову мужа ближе к себе, страстно его поцеловала.

Потом они слились в неистовой страсти и вознеслись к высотам блаженства. Достигнув экстаза, они больше не сомневались: дальнейшая жизнь будет столь же прекрасна.

Примечания

1

Акула, хищник (англ.).


home | my bookshelf | | Обещание пирата |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу