Book: Берегись принцессы



Олеся Сергеевна Шалюкова

Берегись принцессы

Пролог

Ночь душным покрывалом укрывала империю людей. С ее приходом, жители баррикадировались в домах, спешно закрывали окна глухими тяжелыми ставнями, а двери укрепляли брусьями. Прекрасный мир днем, ночью оборачивался чудовищем.

Здесь по улице, наряду с редкими стражниками, бродили монстры: нечисть и нежить всех сортов и мастей. И они любили прохожих, которые были настолько глупы, что после наступления темноты, выходили на улицу. Ведь кто не любит пищу, которая сама идет в «лапы»? Впрочем, все смертны, и иногда пища оборачивалась охотником за редкими ингредиентами или просто Чистильщиком. Последние были весьма уважаемыми в городах и столицах. Маги-воины, которых призывали когда обстановка в городе становилась совсем невыносимой, и монстры начинали ломиться в дома. Получали чистильщики немало, но денег, на них потраченных, никто не жалел. После одного захода — можно было даже успеть добежать от одного дома к другому. А после трех заходов, которые обычно чистильщики делали, можно было без опаски пройтись по улице с наступлением сумерек.

Мир магии и мечей, мир в котором всегда надо было сражаться — за свою жизнь, за свой разум или свою душу, мир прекрасный, но жестокий — Авалон.

Авалон населяли всего две разумные расы — люди и драконы. Представители последних всегда состояли при правительстве людей, но были скорее надзирателями, чем советчиками. Слишком кровавые и затяжные войны — недопустимы. Технические разработки — недопустимы. Люди не должны сильно вмешиваться в экологию планеты — это может привести к катастрофе. Кому как не драконам, было это знать? Ведь самые сильные из них вполне могли постоянно перемещаться между мирами. Рядом с Авалоном был еще один мир. Мир страшный, негостеприимный и загрязненный, где магия — считалась шарлатанством, а во главе всего стояла техника. Ей молились, ей подчинялись, ею пользовались. Техногенный мир — Терра 2.

Маги, которые уставали от постоянного напряжения в Авалоне, могли уйти на Терру 2. Но не в отпуск. Навсегда. Оттуда уже не возвращались. Ведь там был настоящий рай для мага. Не надо сражаться, куда-то постоянно мчаться, можно заниматься своими опытами и не пойти за это на костер, нечаянно попав в деревушку отсталых варваров.

Впрочем, маги на Терре 2 состояли в Гильдии магов. И если кто-то из них начинал совершать преступления — его возвращали обратно. На Авалон. С клеймом преступника, свести которое было никому не под силу.

А еще на Терре 2 мало кто знал о существовании Авалона. Они находились рядом, но на разных пластах материи. Там, где была планета Авалона, на Терре 2 видели яркое скопление звезд.

Для Авалона же ночное небо украшалось еще одним — странным, но прекрасным спутником, Террой 2.

Политическое устройство Авалона было весьма интересно. Единая Империя людей постоянно подгребала под себя более мелкие королевства, желая стать большой. Очень большой. Надо заметить, дела в Империи шли просто замечательно. Большая территория была поделена на провинции, которыми управляли ставленники и регенты. Если семья Императора была большая, то его родственники становились управляющими.

Если королевство добровольно входило в состав какой-либо провинции Империи, то к нему не применяли никаких репрессий, помогали на первых порах, пока королевство не становилось частью Империи и навсегда не забывало о том, что было когда-то гордым и обособленным.

Впрочем, были и те, кто не желал входить в Империю. Такие королевства становились частью провинции путем меча и магии.

С такого маленького королевства, Кастелагро, и началась новая страница истории в Империи. Просто однажды на столицу опустилась душная ночь.


Королева сидела в своей спальне, задумчиво глядя на придворного мага.

— Ты уверен?

— Да, моя госпожа. Грядет какая-то великая беда. Вас обязательно надо спрятать.

— Не пойдет, Ирм, — вздохнула королева, опустив руки на большой живот. — Куда я могу отправиться, беременная? Без денег? Без поддержки короля?

— Я думаю, король поймет, что вам нельзя здесь оставаться.

— Нет, Ирм. Я должна быть рядом с моей семьей. Тем более, сегодня они впервые за почти десять лет все собрались в замке. Кстати, ты не знаешь почему?

— Нет. И меня это тревожит.

Придворный маг не успел договорить. В огромное окно, около которого они сидели, ясно было видно, как после страшного грохота, спящее небо раскололи несколько молний и обрушились на соседнее крыло, мгновенно заполыхавшее.

— Там же, — королева побелела как смерть. — Там же вся наша семья!

— Империя, — тихо сказал Ирм, разглядев штандарты на выходящем из телепортов войске. — Вам надо бежать.

— Нет, нет!

Королева не смогла договорить, дикий крик расколол пространство полутемной спальни. Начались родовые схватки. За дверью, далеко по коридору, послышался топот людей, спешащих добить последнего члена семьи.

И придворный маг сделал единственное, что мог — перекинул свою любимую подальше. В мир Терру 2.

Полностью обессиленный, он лежал и смотрел на возникшего в дверях дракона.

— Слишком поздно, — простонал Ирм. — Слишком поздно.


В родильном доме все врачи метались около красивой беременной женщины, невесть как попавшей в приемный покой. Роды были тяжелыми, с осложнениями. И одновременно с первым криком малыша, королева-мать скончалась…

Глава 1. Анжелика

Ненавижу! Ненавижу этот мир, эту жизнь! Но больше всего ненавижу себя. Ненавижу за то, что погрязла в этой обыденности и ничего не изменила. Ведь это вполне возможно — сменить место жительство, работу, профессию, круг друзей, имидж, наконец. Впрочем, это вполне реально для других. Но не для меня.

В этом мире, в этой жизни — я ничего не стою. Я избалованная изнеженная принцесса, которой все запрещают. Руководствуясь при этом моими же интересами. Знаете, как это звучит?

Какие игры? Что вы, мон ами, это же так опасно! Можете вышивать или играть на фортепьяно. Какие современные танцы? Что вы, шерри, нет-нет! Никаких танцев, если только чуть-чуть бальных. И обязательно иностранные языки. У вас ведь так много свободного времени.

Какие детки? Которых вы в окно видели? Мон шер, никаких чужих оборванцев. Завтра приедут ваши друзья.

А что делать, если я этих друзей ненавижу? Меня просто коробит при первой мысли о том, что придется сидеть и послушно участвовать в разговоре о моде, машинах и косметике? Тема мальчиков — под запретом! Что вы, послушные воспитанные леди о таком никогда не говорят.

А если я хочу курсы вождения машин? Маман падает в обморок… очнувшись, хмурит прекрасный лобик и выдает: «Никаких машин. Только готовка».

Угу. Принцесса на кухне в фартучке, ха-ха. Хорошо хоть, что похуже не придумала. Думаете, я сопротивлялась? О, да… когда-то. Еще когда мне было лет семнадцать, и каждый день был вызовом судьбе.

Сейчас мне двадцать. Я ненавижу свою жизнь, но не могу ничего изменить.

Ведь «слабенькой» девочке нужны уколы…

А завтра все закончится и начнется по новой, только уже немного по-другому. Завтра моя свадьба. Своего жениха я никогда не видела. Даже не знаю его имени, надеюсь, это мне сообщат. Хотя с родителей станется забыть об этом. В любом случае, узнаю, как его зовут на свадьбе. При регистрации. Подача заявлений? Да что вы! Что за наивность? В нашем мире все решают деньги. А они у моей семьи и моего жениха есть. Вот о его деньгах мне все уши прожужжали. А мне приходится поддакивать. Да, как хорошо, что у него есть деньги. Да, я стану ему прекрасной женой. Мои слова думаете? Отнюдь.

Я никак не могу понять, за что меня так не любят мои же родители… Впрочем, это все лирика. В соседнем зеркале отразилось бледное привидение. Люди с непривычки всегда пугаются. А это не привидение, это всего лишь я.

Бледная кожа, загар нынче не в моде, огромные фиалковые глаза, длинная коса золотистых волос до пояса. Ухоженный облик, тонкий силуэт с пышными формами. Знаете, сколько операций потребовалось для этого совершенства? Сосчитать сложно. Вначале родителей не устроила моя грудь — сделали больше. Потом нижние девяносто. Аналогично. Потом были еще и еще переделки.

Теперь в зеркале от меня почти ничего не осталось. Только волосы и глаза. Мне даже разрез глаз изменили. Были обычными, стали миндалевидными. Знакомые, начитавшиеся фэнтези, вечно хохочут и сообщают — мне бы ушки чуть поострее. И буду эльфийкой. Что я могу сказать по этому поводу? Друзей у меня нет. Настоящих. А важных знакомых — слишком много. Ой, опять голова кружится. Надо лечь. Завтра, все будет завтра. Новый укол, без которого моя жизнь уже не имеет смысла. И свадьба.


Впрочем, до утра я не долежала. Особо сильный приступ боли заставил меня встать и двинуться вниз, к врачу. Да есть и такой в нашем особняке. По привычке я обходила по дороге посты охраны. Поэтому дошла до его кабинета незамеченной. А уловив свое имя, замерла.

— Анжелика завтра выходит замуж, — голос отца.

— Да. Укол придется делать усиленный, — голос врача.

— Действительно. Чтобы она не сбежала. Надо же упертая девчонка. Другая давно бы смирилась, а эту укротить можно только используя уколы.

— Интересно, кто был у нее в роду?

— На что намекаешь?

— Ну, она явно с Авалона.

— Ты знаешь об Авалоне? — в голосе отца звучит веселое изумление.

— Знаю, шеф, — врач смеется. — Мои родители с него пришли.

— И мои, — кивает отец. — Думаешь, она оттуда?

«Интересно, о чем они говорят?»

— Ага. Только непонятно у кого могли быть фиолетовые глаза. Все-таки она слишком необычна. Хрупкая кость. Да и слишком высокая сопротивляемость к зелью. Выгодным кстати оказался товар?

— Ты даже не представляешь насколько. Купили мы ее в роддоме за копейки. А продадим завтра за такую сумму. Страшно сказать!

— Еще бы. Кому не нужна воспитанная жена, которая слово мужу поперек не скажет.

— Ага. А Марк у нас еще и боевой. Думаю, первое время он девочку поукрощает без лекарств.

Мужчины захохотали. Я стояла, прижавшись к стене и меня колотила дрожь. Они говорили все это время про меня. Я не родная. Я товар! Который завтра продадут.

В прострации, забыв о том, что привело меня к кабинету врача, я двинулась обратно. В свою комнату. Постель приняла меня радостно, укрыла пуховым одеялом, и я провалилась в сон. Без сновидений.

И это было к счастью. Каждое такое сновидение словно выпивало из меня жизнь. Ведь я всегда видело одно и тоже. Два крыла незнакомого дворца, одно крыло горит. Во втором крыле чуть теплится свеча. И над всем дворцом несется тягучий безудержный крик «Слишком поздно».


Утро началось с головной боли. Все верно. Она моя верная спутница. Сейчас принесут легкий завтрак. Потом сделают укол. Раз сегодня он усиленный, значит, и думать я буду через силу, мысли будут вялыми. А выполнять я буду только приказы.

Дом, который я раньше считала своим, оказался не более чем клеткой. А я товар на продажу. После этих лекарств — шикарная дорогая тряпка. И не больше.

Первой в комнату зашла моя старая няня с завтраком. Сегодня она будет мне помогать. Единственная уступка, которую я выбила с родителей. Хотя, какие они мне родители? Не более чем продавцы.

Голова болела все сильнее. Я заставила себя поесть через силу. Вскоре в предплечье воткнулась игла. Взгляд мутился, и я с трудом разглядела слезы в глазах няни. Оказывается, она была единственной, кто меня здесь по настоящему любил.

— Что наделали с девчонкой, ироды, — тихо шептала она, помогая опуститься в ванну и начиная промывать волосы. Сама я никогда не могла с ними справиться. Надеюсь, муж прикажет их отрезать. А то уже надоели они мне, хуже горькой редьки. Зато теперь понятно, почему мое мнение никого здесь не интересовало.

Няня помогла мне выбраться из ванны, растерла полотенцем, усадила перед зеркалом и передала в руки другим мастерам. Почувствовав чужие касания к лицу, волосам, я привычно ушла из реальности. Все что мне оставалось, за всю мою жизнь, это мечтать. О да, мечтательницей я была еще той. А вообще боевой меня тоже не назовешь. Оказывается, незаметно для меня, лекарства меня все-таки сломали.

Головная боль потихоньку начала отступать. Когда мастера закончили, посмотреться в зеркало мне даже не дали. Начали одевать. Я не спорила, мысли текли вяло, словно нехотя. Словно делая мне одолжение. Правильно, а чего меня жалеть. Я же товар…

Голова склонилась к груди и ее бережно придержала одна из мастеров.

— Не спи, — приказал резкий голос позади меня. О, маман… Ее голос неожиданно для меня помягчел. — Ма шери, не спи. Ты не должна спать, слышишь?

— Почему? — спросила я из последних сил.

— Иначе ты не сможешь выдержать этот день. Сегодня же твоя свадьба!

— Свадьба, — послушно кивнула я.

— Вот-вот, — улыбнулась маман. Красивая женщина надо сказать. Я думала, что всегда на нее похожа. А оказывается это просто случайность и последовательность операций. — Ты помнишь, что надо отвечать?

— Да. Я помню.

— Вот и умница.

Маман удалилась только после того, как меня одели. И я, наконец, увидела себя в зеркале. Яркая вспышка солнца, отразившегося в зеркале, была такой болезненной, что в первый момент я никак не сопоставила девушку в зеркале и себя. Она была прекрасной, воздушной. Белое пышное платье струилось вдоль ее ног, корсет подчеркивал пышные формы. Золотые как солнце волосы были уложены в прическу, пара локонов выбилась вдоль лица и вдоль шеи. Все это было так прекрасно. И только потом я поняла, что в зеркале именно я. Невеста. И что через пару часов буду женой абсолютно неизвестного мне человека. В сердце родилась тупая боль. Недоброе предчувствие.

Дверь хлопнула, вошел тот, кого я считала отцом. В его руках был бархатный футляр. Поставив его на столик, мужчина окинул меня заинтересованным взглядом. «Товар оценивает», — мелькнула истерическая мысль.

— Как ты прекрасна, — улыбнулся он. — Одеть на нее вот это, — резко кивнув мастерам на футляр, он вышел.

Там оказался гарнитур. Из фиолетовых камней. А я даже не знаю, как они называются. Длинные тяжелые сережки, ожерелье, которое только подчеркнуло вырез и еще больше привлекло внимания к пышной груди.

Да, товар в лучшем свете. Мастера вышли. Я осталась наедине со старой няней.

— Не повезло тебя, девочка, — тихо вздохнула старушка. — И почему тебе все это выпало на долю?

— Не знаю. Может потому что судьба? — горько улыбнулась я.

Действие первого укола подходило к концу. Сейчас у меня есть пару минут на то, чтобы побыть собой. Но не бежать. Куда я могу сбежать от влиятельных людей, которые меня найдут даже на том свете? Ведь у них есть деньги.

Бежать некуда. Делать нечего. Остается только вскинуть голову и с честью принять все то, что мне уготовлено.

Няня, словно услышав мои мысли, покачала головой.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — тихо спросила она. — Может быть, кому-то что-то передать?

— Нет, — я покачала головой. — Ничего.

Старушка вздохнула. Подошла ко мне, и новый укол обжег предплечье. Газовые рукава до локтя прикрыли места уколов. Атласные перчатки закрыли ладони с длинным, изящным маникюром. Опять таки не природного характера, а наращенные, укрепленные в спец центре. Теперь можно смело этими ногтями резать что угодно. Не сломаются. Проверяла. Стекло выдержало. А вот ткань распоролась как миленькая.

Тихонько хихикнув, я почувствовала, как вновь накатывает апатия и безволие. Сопротивляться бесполезно. Если попробовать мешать действию лекарства, то потом становиться очень-очень больно. Приступ настолько сильный, что может разорваться сердце, не выдержав. А с увеличением числа уколов, приступ будет еще сильнее.

Интересно, как собирается муж снимать меня с этого поводка?


Свадьба была пышной и прошла для меня как в тумане. Чьи-то лица, подарки, поздравления. Что отвечала, кому, ничего не помню. На месте моих воспоминаний только странное желе.

Очнулась я только тогда, когда все сели за стол и подняли бокалы. Взгляд зацепился за напиток, который стоял перед новобрачными. Сок. Даже не шампанское и не легкое вино.

Я услышала, как рядом говорили две женщины.

— А что это у молодых сок?

— Говорят, Марк хочет сына. Так что приступит к попыткам максимально быстро.

Вяло передернувшись я смогла, наконец, поднять взгляд на жениха. Господи, лучше бы я этого не делала! От омерзения меня передернуло и привело в себя почище любого лекарства. Низкий, плюгавенький мужичок. И это в наш век пластических операций? Перекошенное лицо, узкий и длинный рот, глаза-щелки. За что мне такое, Господи?

К концу первого же «горько» я пожалела о том, что вышла из апатии. К моему огромному счастью, конкурсной программы не было.

Ближе к вечеру, когда на город уже опускались сумерки, муж, теперь уже муж, подхватил меня за руку и повел к частному самолету, стоявшему на крыше здания.



«Вести будет муж?» — мелькнула у меня паническая мысль и пропала. Новый укол, который мне сделали перед отлетом, туманил голову, заставляя чувствовать себя странно. Кажется, врач перестарался, и у меня передозировка.

Самолет взлетел и полетел на запад. В сторону садящегося солнца. В салоне никого не было, моя голова кружилась все сильнее, и я свалилась в обморок.

Когда я открыла глаза, мы летели над безбрежным океаном. Его синяя гладь мерцала и успокаивала меня. Я даже немного забыла о своей боязни летать. Единственного, чего я боялась неимоверно — это самолетов. Если уж большие разбиваются, то маленькие и подавно.

Додумать эту сумасшедшую мысль мне не удалось. Самолет затрясся как припадочный, пару раз его сильно тряхнуло, и мы полетели вниз. Расширенными глазами глядя на приближающуюся воду, я пожелала быть где угодно, только подальше отсюда.

Удара о воду я уже не почувствовала. Забвение с удовольствием приняло меня в свои теплые и такие родные объятия.


Проснулась я от холода. И оттого, что мне очень-очень неудобно. Там, где я лежала, было узко. Сыро. Попробовав повернуться, я ощутила, что лежу в гробу. В таком невысоком, с закрытой, плотно подогнанной крышкой.

Накатила сумасшедшая паника, но дернуться я не успела. Послышался странный звук, словно рядом сняли еще одну такую же крышку, и я с ужасом замерла. Легкие шаркающие шаги напомнили мне фильм ужаса, который я посмотрела по недосмотру родителей. Так шагали зомби или вампиры. Страх тугими кольцами свился где-то в груди. Шаги стихли. Кто-то принюхивался к воздуху. Слишком громко.

Дыхание в груди замерло. По щекам сами собой потекли слезы. Мне было страшно. Страх раздирал меня на части. А еще близился приступ боли. Действие укола заканчивалось.

Судя по звуку, в сторону отъехала еще одна крышка гроба. Господи, да куда я попала? Что за странное место? Или это тот свет такой?

Шаркающие шаги двинулись вперед и остановились уже у моего гроба. Крышку даже потянули в сторону, открыв надо мной потолок странного помещения. Повсюду висела паутина, а в высоком окне, которое я видела краем зрения, уже светлел край неба.

По склепу бродили странные создания, горбатые, невысокие, с длинными клыками, с которых на пол капала зеленая пена. Все они спешили к дверям и пытались их выбить. Стучали, колотили и визжали. Дверь поддалась им неожиданно, и твари бросились на выход.

Я попыталась подняться, но не смогла. Все, что мне удалось, это приподнять голову, полу присесть. А потом начался приступ. Боль раздирала мое тело на части, сводила с ума, не давая ни на чем сосредоточиться. Это было страшно. Но еще страшнее было то, что мои крики привлекли внимание постоянных обитателей склепа. Что было дальше, я не помню.

Обжигающая боль терзала меня со всех сторон, изнутри — от укола, снаружи от когтей этих тварей, а они пытались прорвать ткань платья, добраться до меня, упакованную словно куклу.

Когда сознание прояснилось, мне было уже все равно. Я сидела посреди склепа, с ног до головы усыпанная пеплом. Чужое солнце, более крупное и другого оттенка, светило прямо в окно. Те, кто хотел мною позавтракать, даже не заметили его. И осыпались пеплом.

По щекам катились слезы. Я попробовала что-то сказать, позвать на помощь. Но мое тело меня не слушалось, мой язык словно онемел. По телу бежали теплые струйки. Подняв руки к шее, я обнаружила длинные царапины.

Кажется, я больше никогда не смогу говорить… Другой мир, в который я попала неизвестным образом, встретил меня неласково.

Сознание затуманивалось, когда вдалеке послышался шум шагов. Дверь в склеп распахнулась, ударившись об стену. Вошли трое. Заметив меня, они захохотали. Помню жадные руки, потянувшиеся ко мне, голодные взгляды обычных людей. И повелительный окрик.

— Не трогать. За нее можно выручить большие средства на рынке. Мы ее продадим.

Когда я в себя пришла, то поняла, что лежу на кровати, не особо мягкой, но и не жесткой. На теле не было и следа ран. Но стоило мне пошевелиться, как боль внутри, только утихшая, снова на меня набросилась.

А еще я почувствовала посторонний предмет на правой руке. Пересилив себя, я приподняла голову, откинула левой рукой одеяло и замерла. Замечательно. Меня приковали к стене. Чтобы не сбежала?

Боль накатила с новой силой, и я рухнула на кровать. На соседней приподнялась встревоженная рыженькая девушка.

— Эй, подруга. Что с тобой?

Ответить ей я не могла. Мне действительно отказал голос. Я попробовала объясниться жестами. Показала на горло, потом помотала головой. Та в ответ на это взорвалась такой болью, что несколько минут я лежала, тупо глядя в потолок и пытаясь понять, почему он кружится.

— Не можешь говорить? — рыженькая тяжело вздохнув, посмотрела на меня. — И как же ты здесь оказалась? Да еще и в таком состоянии? Если я правильно поняла тех, кто привел тебя сюда, то ты попала на корм вампирам. Как ты вообще выжила?

Я пожала плечами. Девушка поморщилась, потрогала ошейник у себя на шее, посмотрела оценивающе на меня. Потом на дверь. Вытащила из волос шпильку, легкий щелчок и ошейник спал.

А в моей голове неожиданно зазвучал чужой голос.

— Не кричи только, ладно?

— Как ты так сделала?

— Я маг разума. Попалась по-глупому. А теперь бежать не получится, мне клеймо поставили.

— А где мы? И кто ты? И вообще, где я нахожусь?

— Ох, какие ты интересные вопросы задаешь! — Засмеялась рыженькая. — Итак. Меня зовут Кайли. Мы с тобой сейчас находимся в лечебнице, на невольничьем рынке. Завтра утром или уже сегодня вечером нас с тобой продадут. Меня как мага. А тебя вначале проверят, к чему ты способна.

— Что это за мир?

— Мир? — Кайли нахмурилась. — О чем это ты?

— Я точно знаю, что погибла, — пояснила я, прикусив губу. — Помню взрыв. Открыла глаза я уже в гробу. В склепе. Там на меня напали вампиры.

— Ты с другого мира? — девушка распахнула глаза. — Не может быть!

— Почему?

— В тебе нет магического дара. Я бы почувствовала!

— Но я что-то делаю здесь.

— Этот мир — Авалон. Мир меча и магии.

— Красота, — простонала я, без сил падая обратно на кровать. — Сбылась мечта идиотки.

Рыженькая промолчала, нахмурилась, потом торопливо нацепила ошейник и сделала вид, что спит. Я молча изучала потолок. Влипла я, конечно, конкретно. И главное, что со всем этим делать — я не имела ни малейшего представления.


Дверь открылась и вошли трое мужчин. Один из них подошел к рыженькой, разомкнул на ней браслет и ошейник и повел за собой. Двое остались.

Судя по всему, один врач, он кинул на меня встревоженный взгляд, заметив кровь на губе и на подбородке. Второй — продавец. Он смотрел на меня оценивающе.

Говорили они на другом языке, не на том, что рыженькая. Но я все равно их понимала.

— Как ты думаешь, может ее продать прям так? Для утех? Без проверки?

— Ага, а потом узнать, что пропустили девчонку с каким либо талантом? — огрызнулся врач, подходя ко мне. Осторожные пальцы коснулись губы. Мимолетное тепло коснулось лица и пропало. Пропала и боль.

«Еще и маг», — мрачно подумала я. — «Вот занесло то».

— Проверяй быстрее, — посоветовал врач, видя, что его напарник не торопится. — Мне не нравится ее внешний вид. Такое ощущение, что при лечении твои коновалы что-то упустили. И не вылечили.

— Да ладно тебе! — отмахнулся продавец и перешел на уже знакомый мне язык. — Как тебя зовут?

Я криво усмехнулась и отрицательно покачала головой. Продавец взглянул на врача.

— Языка не понимает?

— Попробуй не на имперском, а на всеобщем.

Продавец кивнул. И вновь повторил вопрос. Я опять покачала головой. Потом вздохнув, жестом показала на горло и отрицательно помотала головой.

— На горле были порезы? — насторожился врач.

Продавец кивнул.

— И твои коновалы естественно просто залечили их, даже не обратив внимания, не затронуты ли связки?

Мужчина смутился, но кивнул.

— Придурки, — поставил диагноз врач. — Девчонка говорить не может. Так, проверяй ее на своей книге. Посмотрим, что она покажет. По ходу товар из нее бракованный. И продать ее не получится.

Продавец вздохнул, протянул мне книгу. Жестом показав, что на нее надо положить руку. Пожав плечами, я так и сделала. Книга мягко засветилась, потом открылась на странице.

— Повар? — изумились мужчины на два голоса. Потом врач засмеялся.

— Не продашь ты ее. Не получится.

Продавец вздохнул.

— Ну не выкидывать же.

— А отдай мне? За десять золотых, — предложил врач. — Мне как раз нужен кто-то, кто будет готовить.

— Зачем тебе?

— Надо ехать. По делам. А останавливаться каждый раз в таверне и думать, не отравят ли меня тем, что там готовят — не хочется. А так, проверю ее способности, если книга не соврала, то мне не придется об этом заботиться.

Я съежилась под одеялом. Если продавец сейчас откажет, то меня попробуют выставить на торгах или выкинут на улицу.

— Да ладно тебе, — ухмыльнулся продавец. — Бери ее так. Мы на рыженькой выручили больше, чем планировалось. Так что считай ее подарком за то, что ты никогда не отказываешь нам в помощи.

Прямо на месте эти двое заключили какую-то сделку. Потом врач повернулся ко мне, перстень на его правой руке раскалился и опустился мне на предплечье. Метка обожгла мне все нервы, и я потеряла сознание.

— Временная? — удивился продавец, наклонившись над девушкой.

— Да, — кивнул врач. — Есть у меня на ее счет одна мыслишка…

— Смотри сам, она теперь твоя.

Продавец махнул рукой и исчез. Стянув с плеч плащ, врач укутал в него девушку, поднял ее на руки и телепортировался.

Комната лечебницы опустела.

Глава 2. Ангелина

— Ну, Гелька, зараза!

Крутанувшись на невысоких каблуках, я обезоруживающе улыбнулась противнице. Та, недовольно отвернулась. Ну что поделать. Я такая.

— Ангелина?

Так, к нам спешит первый мастер, надо срочно что-то делать с лицом. Успокаиваемся и убираем с него шальную радость.

— Света? — мастер посмотрела на мою поверженную соперницу. — Как же так?

— А вот так, — буркнула девушка. — С ней сражаться — невозможно. Она каждый раз меняет свою тактику.

Не выдержав, я засмеялась и посмотрела на свое отражение в зеркале. Невысокая, худая фигурка в обтягивающем серебристом костюме отсалютовала учебной шпагой. Короткие темно-фиолетовые пряди, перехваченные черной широкой лентой, чтобы не лезли в лицо. Насыщенно фиолетовые глаза, опущенные длинными черными ресницами, курносый нос, пухлые губки. Лицо, которое вполне могло бы быть красивым, если бы не шрам на правой щеке.

Это я. Ангелина. Мне двадцать. И только что я сдала экзамен и могу по праву считаться мастером фехтования. Светлана — второй мастер учебного центра, где я занимаюсь уже несколько лет. До меня никто не мог ее обезоружить так быстро и эффективно, как это сделала я. Не подумайте, что хвастаюсь. Я скромная. Наверное.

Впрочем, о себе я могу рассказать чуть позже, пора обратить внимание на мастеров.

— Ангелина, — старший мастер глубоко вздохнула, но внезапно перешла с торжественного тона, на свой обычный. — Вот объясни ты мне, зачем тебе столько увлечений? Спортивное фехтование, верховая езда, гимнастика, легкая атлетика, танцы. Я не говорю уже о боевых искусствах, которые ты изучала в своей семье.

Я пожала плечами.

— В жизни все пригодится.

— Но зачем тебе столько всего?

— Не знаю, мастер.

— Нет. Уже не мастер. Теперь мы с тобой коллеги, — Анна Викторовна вздохнула. — Ладно, Геля. Как вижу, тебе не терпится поделиться новостями со своей семьей?

Я быстро закивала.

— Иди уж. Церемония официального награждения завтра, в полдень. Не забудь, что тебе надо приготовить номер. И почему ты решила опять в одиночестве его ставить?

— Хоть раз мои номера кому-то не понравились? — состроила я обиженную мордочку.

Анна Викторовна вздохнула.

— Понравились, этого у тебя не отнять. Иди уж, стрекоза.

Весело засмеявшись, я бросилась в раздевалку, потом домой. Радовать семью известями.

Впрочем, пока иду по городу, могу немного рассказать о себе. Итак. Я веселая, шебутная, с чувством юмора. Иногда черным. Скромная. Чаще всего. Но сегодня мне можно все!

Вся моя семья будет сегодня ждать меня дома, чтобы поздравить с получением очередного свидетельства. Впрочем, вот тут надо немного уточнить. Я в семье не родная. Нет, не подумайте, никаких мыльных сериалов. Просто так получилось. У моей мамы четверо сыновей. После рождения четвертого, врачи ей категорически запретили рожать. А мама очень хотела дочку. Заявила об этом папе! А дальше получилось все как в книжке. Когда мама еще лежала в роддоме, привезли туда же женщину, без документов. После бесплодных поисков родных этой несчастной, девочку — меня, отправить в дом малютки не могли и меня отдали моей нынешней семье.

Обо всем этом я узнала лет в восемнадцать, наверное, а может чуть раньше. Когда я могла сама оценивать свою жизнь и могла решить, что мне делать дальше. А разве у меня был выбор? У меня самая замечательная семья на свете! А главное, четыре брата, которые никогда не дают меня в обиду. Правда, надо признаться в семье самый шебутной чертенок — я. Именно я подбиваю братьев на проказы, различные шуточки. Достается им, а я как всегда остаюсь в сторонке. Что мы только не творили. Пробирались ночью на военный космодром, охраняемый так, что туда мышка не проскочит. Мы проскочили. Бедные военные, какой нагоняй они получили, увидев на следующее утро ракету, расписанную граффити. Главной надписью было гордое «Тут была я».

К счастью, об этой нашей проделке знали немногие… А то влетело бы нам по первое число.

Еще мы угоняли из дома гравикары. А у нас их три. И устраивали на них гонки на скоростной трассе.

Помогали стражам порядка в отлове особо ярых хулиганов, подставляя тем меня в качестве наживки. В первый раз не знаю, кто больше испугался, когда на трассе появилась я, во всем черном и мини-мини, на мотоцикле. Мои братья — за целостность моей шкуры, стражи порядка — за мое психическое здоровье, ну или хулиганы. Они за что? За свои челюсти, которые благополучно подметали трассу.

В общем, весело. А ведь я еще даже не студентка. Почему? Сложно объяснить. Дело в том, что я не могу найти себе дело по вкусу. Ну, скажите, кому нужна работница, которая утренние подъемы ненавидит? Чтобы поднять меня утром — нужен либо скандал, либо ведро холодной воды. Последнее помогает не всегда… При всем при этом — подчиняться чьим-либо приказам я ненавижу! Не потому, что считаю себя лучше всех, нет, мании величия среди моих диагнозов не наблюдается. Просто меня безумно раздражают советчики, упорно считающие меня ненормальной или знающие, что для меня лучше. Вот выводят такие люди меня из себя.

Поэтому и мотаюсь я по спортивным секциям, танцевальным кружкам. Пару раз участвовала в ролевках. Не понравилось. Снималась в кино — в роли второго плана. Не понравилось. Правда, получила массу хвалебных отзывов. Работала в магазине. В школе. Была мастером-учителем. Ни-че-го. Ни одно дело не хочет принимать меня к себе. Иногда, когда на ночь перечитаю фэнтези, я представляю, как было бы хорошо, если бы я попала в другой мир. Желательно, правда, без магии, но с мечами. Ух, я бы… Я бы… Ну вот. Опять меня понесло. Что поделать. У каждого есть тараканы. Я вот, например, на этом фэнтези повернута. Еще на магии, мистике и так далее. Все знакомые подружки бегут ко мне гадать. Правильно, я всегда правду говорю. А они после этого обзываются. Правда, потом опять бегут ко мне… с конфетами и извинениями.

О! Кстати, раз я вспомнила. Недалеко от моего клуба находится кондитерская, надо заскочить туда, купить тортик. Я их очень люблю, но все равно остаюсь худенькой. Ведь двигаюсь я очень много. Калории сжигаются, не успев толком где-нибудь отложиться. Надо заметить, порой меня это очень злит. Ну, все девушки, как девушки, а у меня даже подержаться не за что! Но пессимистический настрой для меня — это редкий гость. Поэтому мысли уходят, не успев надолго задержаться, и я мчусь дальше.


Дома меня уже ждали. Моя семья. После торжественного плотного ужина я сбежала наверх, в свою комнату. Сегодня мне девчонки сказали, что вышла у моего любимого автора новая книжка. И я безумно хочу ее почитать.

Время за книжкой прошло незаметно. Тихо листались страницы. Обычно я предпочитаю имитацию книг. Какие были раньше на первой Терре, с которой люди и начали расселение по всей Галактике. Терра 2 очень похожа на колыбель человечества. Поэтому и названа в ее честь.

А вообще, я люблю свою планету, свой мир. Несмотря на то, что он меня похоже не очень. Выглянув за окно, я убедилась, что там уже очень темно. Пора спать. Завтра надо встать пораньше. Простая мысль о раннем подъеме вызвала у меня мучительный стон. Но что поделать. Сертификат я получу только завтра. И завтра же хочу показать все, чему я научилась. Я буду танцевать с двумя парными клинками. Мне их специально сделали ролевики. По старинным рукописям. Относительно небольшие клинки. Легкие, специально для женской руки.



Еще успела я подумать о том, прежде чем заснула, что хорошо бы хоть раз побывать в настоящей оружейной. Где много холодного, режущего металла. Это так увлекательно! Больше подумать я ни о чем не успела. Потому что сладко спала.


На следующее утро поднималась я со скрипом. Все тело ломило так, словно я выспалась в гробу. Да… в последнее время, что-то странное творится с моей головой. То говорю не то, что думаю. То мысли не мои какие-то. Зевнув во весь рот, я потопала в душ. Рядом, по коридору, прошлепали босые ноги. Так, встала мама. Она знает о том, что мне предстоит трудный день. Значит, сейчас встала пораньше, чтобы побаловать меня фирменным творожным кремом. Такая вкуснятина!

Впрочем, чтобы дойти до кухни, надо привести себя в порядок. А заодно приготовить концертный костюм. Кто у нас из девушек в книгах всегда с мечами? Правильно, воительницы всех мастей. У меня костюм пиратки. Брюки, высокие сапоги, перевязь с кинжалами на поясе, белая рубашка и корсет. На голове бандана. Кстати, мои волосы это же вообще отдельная история! Когда-то очень давно, они у меня были вполне обычного русого цвета. Пока меня, наивную душонку, не потянуло на эксперименты. После первого перекрашивания я была рыжей. Не устроило. После второго — с зелеными волосами. Испугало меня это помню до безумия. И я спешно перекрасилась, получив фиолетовый цвет, который остался. Нет, не потому что меня он устроил. Что вы! Потому что волосы после такого перекрашивания, сами такими и остались. Ни краски, ни шампуни, ни новомодные технологии — ничего не помогло. Даже однажды я согласилась на то, чтобы побрить голову наголо. О, это были страшные дни! Меня упорно принимали за мальчика. Бр-р… сколько я тогда дралась. Страшно рассказать! Это сейчас я уже вполне смирилась со своим обликом и не дергаюсь. А тогда и злилась, и ревела. Правда, можно было бы, конечно, пройти курс пластической хирургии, как мне предлагали родители, но я отказалась. И попросила мотоцикл. В подарок. За хорошее поведение.

Посмеялись. Но купили. Так что теперь я с ним неразлучна. Кстати говоря, транспортная техника — единственная, которая меня не просто терпит, а любит. Все остальное в моих руках — бомба. И не всегда замедленного действия. Ездить в лифте — мне нельзя. Сломается! Иногда приходится подниматься этаж на семидесятый, восьмидесятый. Представляете себе развлечение?

Ездить на общественном транспорте? Ой, да ни за что! Ломается в самых неподходящих местах, устраивая аварии и заторы. Опаздывает часа на два, на три. Думаете, шучу? Ага. Как же. Это не все! Панели вещания, видеофоны и сетевые компьютеры меня ненавидят. Да. Именно, ненавидят. Они взрываются, как только я выкажу свое намерение подойти к ним, чтобы посмотреть что-либо. Разговаривать приходится по старинке — по старым-старым телефонам, которые, во-первых, выглядят как кирпичи, во-вторых, почти ничего не умеют. Потому что не поддерживают микро схемы нового поколения.

Единственный, кто меня не предал — это наладонник. Чтобы читать книги. Закачивает их на него мне брат. Его техника обожает и чуть ли не стелется у его ног, чтобы он только обратил на нее внимание.

Но и это еще не самое интересное. Компас в моих руках сходит с ума и показывает что угодно, но только не направление. Часы в моих руках — могут быть паиньками, дня два. А потом они либо отстают, либо спешат вперед, либо вообще показывают что-то несусветное. Короче, весело.

Пользоваться приходится уличными, не подходя к ним ближе, чем на несколько метров. Встретив очередные настенные часы, я обнаружила, что уже опаздываю и надо бы поторопиться.

К счастью, я успела вовремя. Проскочила за пару минут до появления мастеров. А одеваться, как по тревоге меня научили братья. Спасибо им за эту науку!

— Гелька, — шепнула мне Лизка. Моя подружка по секции. — Ты последние новости знаешь?

— Нет.

— Да ты что? — девушка, надо заметить хорошенькая на вид, изумленно округлила глаза. — Об этом трубят все утро не только ТВ, но и радио — каналы.

— И что случилось? — зевнула я.

— Помнишь, мы девчонку видели? Такую, ангелочка. Ты еще сказала, что ей как раз надо сниматься в фильме.

— Угу, — кивнула я.

— Вчера была ее свадьба.

— Да ты что? — новость меня заинтересовала. Моя семья в круг «высших» города входила, но именно эту семью — не любили все. А девчонку эту, даже не знаю, как ее зовут, мне было ужасно жаль. Миленькая такая, а ничего себе позволить не может. — И за кого ее?

— За Марка.

— Колесникова что ли? — обомлела я, вспомнив богатейшего человека не только нашего города, но и вообще входящего в десятку богатейших всей Терры 2. Богатый то он, безусловно, но на рожу же противный.

— Ага, — кивнула Лиза. — Да ты слушай дальше. В медовый месяц они полетели на его частном самолетике. Попали в зону турбулентности. Не помогли ни навороченные системы безопасности, ни двойные страховочные подушки. Все оказалось бесполезно. Самолет взорвался! Идет расследование, считается, что это было убийство.

— Девчонку жалко, — тихо сказала я. — Надо же погибнуть было такой молодой.

— Жалко, — согласилась Лизка. Потом взглянула на часы. — Ну, все. Мне пора идти на сцену.

— Ты с кем? — успела я ей крикнуть вслед.

— Со Светкой, — вздохнула подруга.

— Ну, ни пуха!

— К чертенку! — хихикнула Лизка.

— Зараза, — буркнула я ей вслед. Потом покосилась на нервничающих коллег по занятиям. Вчера кто-то сдал, кто-то нет. Не сдавшим предстоит проходить повторно еще один курс. Потом экзамен заново. Третей попытки уже не будет.

В зал вошла Света, осмотрелась, заметила меня.

— Геля.

— Да?

— Ты выступаешь в конце.

— Но ведь я же должна была выступать в середине! — возмутилась я.

— В конце, — твердо сказала мастер.

Вздохнув, я кивнула. Надо же, как получилось неудачно. Я собиралась успеть после выступления и торжественной части, до ресторана, где мы будем всей толпой отмечать выпуск, заскочить к себе домой, переодеться. А теперь придется быть так, запасной костюм то я не захватила.

Время текло, словно издеваясь надо мной, медленно. Я успела прогуляться по фойе, рассмотреть фотографии лучших выпускниц клуба спортивного фехтования, полюбоваться на свою фотографию среди них — и когда только успели повесить? Поболтать по телефону с братом. Перечитать запомнившийся кусочек книги, когда подошло мое время.

Повинуясь жесту Светы, я двинулась к кулисам. И еще успела услышать, как меня представляла Анна Викторовна.

— А сейчас со специальным номером лучшая выпускница нашего потока — Ангелина!

В зале захлопали, засвистели. Вежливо поклонившись мастерам, я приготовилась к выходу.

Зазвучали первые ноты моей музыки. Зрители недоуменно переглядывались, ведь на сцене никого одновременно с ней не появилось. Я ждала, ведя внутренний отсчет. На цифре девять, буквально выплыла на сцену, двигаясь в мягком ритме, почти стелясь по полу.

Мечи, мой заказ, уже готовый к этому моменту, были на перевязи за спиной и не мешали движениям. Танец был нарочито медленный, идеально подходящий для того, чтобы показать все движения фехтования. Без мечей.

Это была пантомима. О том, как нам давалось все это. Ведь мы действительно, первое время тренировались без оружия. И я на сцене и падала, и нарочито не выполняла простейшие связки, и плакала от боли, и радовалась, выполнив первый технически верный удар. Потом музыка чуть убыстрилась, движения стали уверенней, четче. Ножны покинул первый клинок. Танец стал чувственнее, откровеннее и опаснее.

Потом музыка стала еще быстрее, страстной и динамичной. Вытащив из ножен второй клинок, я превратилась в вихрь. Я танцевала сложнейший танец — танец с тенью. Я нападала и исчезала, умирала и воскресала. Взлетала почти под потолок, в неимоверном прыжке и балансировала на кончиках пальцев, почти ложась на пол.

Когда танец закончился, оборвавшись неожиданно на высокой ноте, я стояла на коленях посреди сцены. В полном молчании зрителей. Мое дыхание даже не сбилось, на лице и теле не выступило ни капли пота. Я тренировала этот танец с того самого момента, как поступила в фехтовальный секцию. Поднималась я гордо вскинув голову и улыбаясь. Только после того, как я встала и поклонилась, зал взорвался аплодисментами, скинув с себя опасное очарование и восхищение моим танцем.

— Гелька, ну ты даешь!

Слышалось со всех сторон даже в ресторане. Мой костюм, словно в насмешку, над бальными платьями моих «коллег», был единственным черно-белым, посреди вороха пастельных тонов.

Лиза подошла ко мне почти сразу же, как мы перешли в зал.

— Чертенок, — тихо озвучила она. — Это было изумительно. Волшебно!

— Спасибо, — ответила я. — Ты знаешь, как много для меня значит твоя поддержка.

Лизка склонила голову.

— И, между прочим, знаешь, тебе твой костюм идет просто необычайно. У тебя в нем какой-то шарм. Ксенька в костюме воительницы выглядела неестественно. А на тебе он сидит так, словно это — твоя привычная одежда.

Я усмехнулась, потянулась.

— Ладно тебе. Время сколько, Лиз?

— Скоро полночь.

— Ладно, я устала. Сегодня был слишком насыщенный день. Так что, пойду я домой.

— Тебя встретят? — нахмурилась девушка. — Ведь твои ушли сразу же после торжественной части, как только тебе вручили свидетельство.

— Нет, — я улыбнулась, поправила выбившуюся из прически подруги прядь. — Я просила, чтобы меня не встречали. Ну, подумай сама, что может грозить мне, МНЕ, на улицах нашего города.

— Да, действительно, — согласилась Лиза. — Но все же, будь осторожна.

— Буду, — ответила я.

Оглядев зал, глубоко вздохнула, потом поклонилась на выходе мастерам и пошла домой. По ночным улицам города, на которых не спали. Люди гуляли, встречались, расставались. По шоссе и скоростным трассам пролетали гравилеты. Фонари мягко сияли, словно подталкивая меня в спину, словно торопя.

Когда главные часы пробили двенадцать, впереди уже показалась кованая ограда моего дома. Коснувшись калитки, я распахнула ее и шагнула. Нога рухнула куда-то вниз. «Что за шутки», — успела подумать я, когда меня накрыла темнота.


— Ай, — мой негодующий крик отразился от узких стен и вернулся ко мне эхом.

Зрение потихоньку начало возвращаться. Вначале в ночи появились широкие силуэты надежных домов, с наглухо закрытыми ставнями. Потом каменная мостовая под ногами. Надо заметить очень чистая.

А следом я услышала шум драки.

«Драка и без меня?», — мрачно подумала я. — «Э нет. Так не пойдет».

Свернув в проулок, я увидела странную картину, которая мне намекнула на то, что все-таки пора лечиться. И советы братьев, после особо удачной вылазки, провериться в желтом домике, сделаны не для проформы. И вообще им надо последовать.

К стене дома прижимался мужчина. В темноте сложно было его разглядеть. Но зато я отчетливо поняла то, что он ранен. Причем в живот. Это было видно, по его рваным движениям. А еще он одной рукой оборонялся от каких-то тварей, явно не человеческого происхождения. Более того, я могла бы поклясться, что уже встречала описание таких тварюшек. Вот только где именно, точнее, в какой книге, сейчас не скажу. Мужчине была нужна моя помощь. Это стало ясно еще тогда, как только я его увидела. А уж когда меч в его руке жалобно тренькнул, осыпаясь вниз металлической трухой, это стало вообще очевидным.

— Держись! — крикнула я мужчине, легко перепрыгивая через заборчик, между домами, перегородивший две разные улицы.

— Беги, дура! — хрипло буркнул пострадавший.

Я хихикнула. Но не ответила. Зачем что-то говорить, тут надо действовать. Мимолетно пожалев о том, что кинжалы у меня на поясе бутафорские, я выхватила два своих клинка. Местное ночное светило коснулось их лезвий насыщенно алым светом. Лезвия мечей басовито загудели, отзываясь на зов света, но мне было уже все равно, и странности этой начинающейся ночи уже не вызывали у меня отторжения. Более того, мне это нравится. Мне это, безусловно, нравится!


Раненый мужчина у стены наблюдал самую сумасшедшую схватку, за свою длинную и насыщенную событиями жизнь. Появившаяся буквально из ниоткуда девчонка, просто шинковала гулей в мелкий фарш, причем что-то при этом напевая. А ведь от нее не пахло магией, совсем! Более того, мужчина мог поклясться, что даже если проверить девчонку на магические силы на шаре, шар даже не отзовется. Нет в крови так удачно подоспевшей незнакомки ни капли магии.


Лезвия пели, каждый раз как только дотягивались до противника, уловив эту мелодию, я начала подпевать. Вначале тихо, неуверенно, а потом все громче. Песнь стремилась вперед, обтекая раненого мужчину, врезаясь в тела моих противников, заставляя тех терять свою скорость, маневренность, а то и нанося им раны.

Когда противников не осталось, я резко встряхнула лезвия. Прозвучала последняя басовитая нота, мечи сами очистились от налипшей на них грязи и крови, засверкали в алом свете.

Прикусив губу, я подняла голову к небу. Надо же, какие крупные здесь звезды. И мне почему-то знакомые. Странно как-то. Я ведь точно в другом мире. Нечаянно я перевела взгляд вбок и замерла, наблюдая за тем, как моя планета — Терра 2, проплывает в ночном небе, неторопливо и величественно двигаясь в сторону восхода местного солнца.

— Очуметь! — озвучила я вслух то, что тревожило мое сердце и душу. — А мне здесь нравится!

Глава 3. Авалон

Парой дней раньше.

Во дворце Империи было прохладно. Все врачи и целители собрались у постели больного Императора. На коленях перед его кроватью стоял молодой высокий человек. Его черные волосы отливали синеватым оттенком, злые синие глаза смиренно смотрели в пол. Чувственные губы были сжаты в злую полоску. Линии правильного лица были искажены гримасой презрения и брезгливости. От его широкой надежной фигуры несло опасностью и смертью.

Старший сын Императора. Правда, не от законной жены, а бастард. Но кого в Империи людей это смущало?

— Ты, — Император говорил тихо. — Пока я не поправлюсь, именно ты будешь Регентом всей Империи. Я на тебя оставляю людей.

— Мой Император.

— Не слушай бредни врачей, — отмахнулся старик. — Я еще и тебя переживу.

— Хорошо.

— Тебе надо найти наследника.

— Вы уже решили, кому оставите трон?

— Да, это… — Император закашлялся и бессильно обмяк на подушке. Глаза закатились, и он потерял сознание.

Молодой человек поднялся на ноги, посмотрел на врачей.

— Сколько времени ему понадобится на то, чтобы окончательно встать на ноги?

— Немного, — главный целитель тихонько вздохнул, глядя на Императора.

— Можете мне обеспечить неделю?

— Неделю? — придворный медик покачал головой. — Господин регент, я понимаю ваше желание, но обеспечить такой срок, я боюсь вам не смогу.

— Хотя бы пять дней.

— Будет, — твердо ответил врач.

Вежливо поклонившись, Черный регент вышел в коридор, где его уже ждали.

— Ну? — нетерпеливо спросила хорошенькая девчушка, чьи рыжие волосы блестели в пламени витражей, а зеленые глаза полыхали нездешним пламенем. — Не молчи!

— Пять дней.

— Как мало! — вздохнула рыженькая. — Можем и не успеть.

— Нам придется, но разговаривать об этом здесь не будем. Идем.

Пара скрылась за поворотами коридора. Все придворные, которым не повезло встретить на своем пути Черного регента и Рыжую бестию торопливо кланялись и жались по углам.

А вслед паре летели шепотки.

— Надо же детки-бастарды у Императора. Один другой краше. Но все злобные какие, раздражительные.

— Ой, а вы знаете, что правит Регент железной рукой? И говорят, отца свергнуть желает.

— Чушь, Рыжая может и желает. Ей власти мало. Несмотря на то, что в ее подчинении целая провинция, причем одна из центральных.

— А в провинции Черного регента — все разбойники вывелись. Даже нечисть по ночам так не озорует. Вы можете себе представить, с наступлением сумерек можно до магазина дойти!

— Да вы что! А про Рыжую последние новости слышали?

— Ну?

Дальше пара свернула, оставив придворных с их сплетнями за спиной.

— Терпеть их не могу, — вздохнула Рыжая. — Вот скажи, братик. Неужели мы при дворе самые интересные фигуры для обсуждения?

— Самые неоднозначные это точно.

— Слушай, может, вначале к Оракулу заглянем?

Черный регент вздохнул.

— Ну, пойдем.

В комнате Оракула было тихо и темно. Свет нескольких магических огоньков не справлялся с освещением, и фигура Оракула выделялась мрачной монолитной горой.

— Регент? — прошелестел голос. — Ты пришел?

— Мы пришли спросить совета, — торопливо заговорила Рыжая. — Получится ли у нас задуманное?

— У вас все могло получиться, — после заминки выдал Оракул. — Но в этом деле замешаны те, кого вы в расчет не приняли.

— Драконы? — ахнула Рыжая Бестия.

— Драконы, — согласился пророк. — У них свое мнение о том, кто должен стать следующим Императором. И нынешнему пришлось с ними согласиться.

Брат с сестрой переглянулись.

— Что нам делать?

— Тебе, Рыжая, даже не думать вмешиваться в интриги, погоришь. А тебе Регент скажу следующее — берегись принцессы.

— Какой принцессы! — взвыл мужчина. — Их уже давно не осталось.

— Нет. Одна есть. И ты, если хочешь стать Императором, должен ее найти и уничтожить до того, как ее найдут или заговорщики, или драконы.

— Замечательно… — ругнулся сдавленно Регент. — За пять дней я ее, безусловно, не найду!

— Ищи, — не согласился Оракул. — Смотри внимательно по сторонам. Но не сейчас. А после того, как истечет срок. Она будет рядом с тобой. Само проведение приведет ее к тебе в руки.

— Для чего?

— У него свое мнение на тот счет, что и кто должен делать. А теперь идите. Я устал.

Поклонившись, брат с сестрой вышли в коридор. И только вернувшись в покои Регента, они смогли обсудить все то, что услышали.

— Что будем делать? — тихо спросила рыженькая. — Мне не нравится то, что сказал Оракул. Если в деле замешаны драконы, то ни к чему хорошему наше вмешательство не приведет.

— Кто знает, — не согласился Регент. — В любом случае, за пять дней, нам с тобой надо привлечь как можно больше правителей провинций на свою сторону. А когда Император придет в себя, я начну искать принцессу. Знать бы еще о ком речь и почему в дело вмешались драконы?

— Помнишь скандал? — Бестия прикусила губу. — Лет двадцать назад.

— Когда имперские войска вторглись в КастельАгро? — изумился Регент.

— Да. Тогда наши войска были вышвырнуты обратно. Причем их вышвырнули драконы. Я помню ту ночь, хотя и была совсем маленькая. Помню как дракон орал на отца, что тот натворил что-то страшное. И теперь непонятно, как выправить ситуацию. Не говоря уже о том, чтобы обернуть все себе на пользу. А то королевство так и не вошло в состав ни одной провинции.

— Да? — Черный регент задумчиво почесал бровь. — Значит, что-то случилось в КастельАгро. Кто сейчас там правителем?

— Бывший придворный маг. В ту ночь погибла вся семья. И бесследно пропала мать-королева.

— Подожди. А она случайно не была ли беременна?

— Была, — согласилась рыженькая.

— Значит вполне можно сделать допущение, что искомая принцесса — дочь королевы-матери.

— Хорошо, — кивнула Бестия. — Но что можно сделать в таком случае? Королева то исчезла в неизвестном направлении.

— Рано или поздно, принцесса должна вернуться домой.

— Почему?

— Вспомни слова Оракула. Помимо нас есть еще какие-то заговорщики. Логично предположить, что они хотят возвести на трон — принцессу. Хотя бы в самом КастельАгро.

— Предлагаешь найти заговорщиков и присмотреть за ними?

— Да. Сестренка, этим придется заняться тебе. А я займусь налаживанием дипломатических связей. Лишним это не будет.

— А все-таки что делать с драконами?

— Пока ничего. А потом я найду то, что можно будет им предложить, чтобы они оставили Империю в покое.

— Ты думаешь, у тебя это получится? — нахмурилась Рыжая.

— Не знаю, но попробовать стоит.

Регент вздохнул, опустился в кресло. Бестия растрепала ему волосы и быстрым шагом вышла в коридор. Пять дней до того момента, как Император вернется к исполнению своих обязанностей.

Пять дней без присмотра. Это так много. И так мало…


В старой башне горел свет. В комнате сидел и работал мужчина. Абсолютно седые волосы падали на лицо, иссеченное морщинами. Правда, глаза, ясные фиолетовые, смотрели на мир мудро, но устало. Когда-то мужчина был красив. Он производил обманчивое впечатление хрупкости и воздушности, но странная, пугающая сила таилась в нем. Он был высок и черноволос. Когда-то он был придворным магом. А теперь Правитель. Той страны, в которой жила его любимая.

Когда в комнате появился чужак, Правитель КастельАгро не стал сразу подскакивать. Он ждал. Ждал посетителя, но не знал, что это, во-первых, произойдет так скоро. А во-вторых, это будет знакомый ему человек. Высокий блондин, с зелеными глазами, одетый в белоснежную одежду, явно аристократического происхождения. Вот только впечатление было обманчиво. И посетитель был опасен. Ведь это был не человек.

Ирм потянулся, отложил в сторону тяжеленную бухгалтерскую книгу. Поднял голову, посмотрел на дракона, сидящего перед ним.

— Добрый вечер, Лайм. Рад видеть тебя.

— И я рад тебя видеть Ирм. Я пришел с просьбой.

— Действительно?

— Да, дело довольно щекотливое, и я даже не знаю, как начать, — дракон побарабанил пальцами по колену.

— Говори, пожалуйста, прямо, — попросил маг. — Я не горю желанием разбираться в хитросплетениях сплетен и дипломатических уловок. Их мне хватает в обычной жизни.

— У Императора — смертельная болезнь, — дракон потянулся, потом снова сел прямо. — Сейчас у него кризис. За пару дней его поставят на ноги. Один самодовольный мальчишка попросил пять дней бездействия правителя у лекарей. Пять дней они ему обеспечат, но Император узнает о том, что он смертельно болен. И о том, что ему надо поторопиться с окончанием своих дел.

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Очень просто. Империя виновата перед твоим королевством. Более того, Император до сих пор не знает, насколько он виноват.

— И? Я тебя не понимаю.

— Старые хроники в библиотеке драконов, — Лайм вздохнул. — Не говори, что ты не знаешь, чья в тебе течет кровь.

— Знаю, — согласился Ирм, насторожившись. Этот секрет мало кому был известен. А то, что о его семейной тайне узнали драконы, ничего хорошего означать не могло.

— И эта кровь теперь течет в жилах ребенка королевы-матери.

Вот теперь правитель КастельАгро побелел, как полотно.

— Откуда ты знаешь?

— Придворный лекарь, который наблюдал течение беременности, отлично знал, что отец ребенка — не король, а ты. Врач был драконом.

— И вашим наблюдателем, — кивнул Ирм.

— А теперь послушай, — вздохнул Лайм. — Все это дело прошлых лет. Некого наказывать за то, что произошло тогда. Но сейчас того, кто родился, необходимо срочно вернуть обратно на Авалон.

— Зачем?

— Планете грозят темные времена. Слои материи снова пришли в движение. Это не может хорошо закончиться. Ты слишком стар, а ребенок — достаточно молод, чтобы стать надежной опорой для Авалона.

— Лайм, — устало начал говорить правитель. Потом махнул рукой. — Что, по-твоему, я должен сделать?

— Проведи обряд призыва родственной крови. Ты единственный знаешь, куда закинул королеву-мать.

— Хорошо, — кивнул маг. — Но объясни мне бога ради, как ты потом собираешься искать ребенка?

— Я? — дракон вскинул бровь. — Я никого не буду искать. За меня это будут делать другие. Отдел надзирателей, из-за которых погибла вся королевская семья, и которые, чувствуя свою вину — будут чуть ли не землю рыть носом, чтобы найти ребенка. Черный регент, который очень хочет власти. Его сестра, у которой свои планы, отличные от плана брата.

— Тоже власть?

— Нет. Бестии власть не нужна. Ей нужно кое-что другое. А еще есть заговорщики, которым нужен твой ребенок, чтобы свергнуть Императора и развалить Империю на кусочки. Ведь она такая большая, такая надежная. В ней неудобно воровать, грабить. Сплошные запреты. А, развалив ее на мелкие части, можно делать что угодно.

— А теперь объясни мне вот что, — Ирм наклонился к Лайму. — Допустим, ребенка найдут, что будет дальше?

— Дальше? — дракон улыбнулся. — Если это он — то его просто возведем на трон Империи, присоединим КастельАгро к провинции. Все довольны и благодарны. Рыжая Бестия получит власть и то, что ищет. А Черного регента мы заберем к себе. Такие упорные молодые люди, к тому же склонные к интригам — не помешают в нашей обители.

— Хорошо. Лайм, а если ребенок — девочка?

— Если она достаточно красива и наивна, то мы ее просто отдадим замуж за Черного Регента. Он получит Империю и жену в довесок. Вряд ли он будет особо сопротивляться. В таком случае мы поможем Рыжей выполнить свое желание и перекинем ее в другой мир. Совсем просто, правда? А если твой ребенок отлично знает, что хочет, то мы предложим ей власть. Просто на блюдечке.

Ирм покачал головой.

— Мне не нравится твоя идея, — честно сказал он. — Я не понимаю, зачем тебе нужен этот ребенок.

— И не понимай, — согласился дракон. — Тебе не надо. Главное, чтобы ребенок был на Авалоне. Тогда можно будет начать Игру.

— Игру! — маг вздрогнул. — Вот зачем тебе мой ребенок. Драконам опять скучно! В прошлый раз, вы, бессмертные создания, затеяли Империю. А в этот раз решили ее развалить?

— Нет, — Лайм покачал головой. — Империя была и останется. Но ты прав. Нам действительно скучно.

Правитель КастельАгро беззвучно ругнулся, не желая вслух озвучивать то, что думает о мерзких ящерицах, зарвавшихся в поисках развлечений.

— Иди. Я проведу обряд.

— Я рад, что ты ведешь себя благоразумно.

Дракон вышел. Ирм проводил его тоскливым взглядом. Он не хотел проводить обряд и возвращать своего ребенка на Авалон. Где его ждала только борьба за существование. Мир Терры 2 — мир благодатный, добрый к своим детям. Зачем мешать своему ребенку наслаждаться жизнью?

«Но провести обряд все-таки придется», — подумал мужчина. — «С Лайма станется и проверить все ли было выполнено правильно. Тогда подождем ночи».


Лайм вошел в свой дом, бросил на кровать плащ, посмотрел на часы. Скоро должен будет подойти еще один дракон.

Мало кто знал о том, что на Авалоне не все так просто, как кажется. И драконы, которые не вмешиваются в человеческую политику, устали от такого положения дел и решили немного изменить ситуацию.

Дверь открылась, и вошла фигура в белоснежном плаще. Плащ полетел в одну сторону, а девушка, скрывающая под плащом, гибко опустилась на пол.

— Только у тебя есть такая шкура, — вздохнула она, щекой прижимаясь к белоснежному меху незнакомого зверя, даже не поприветствовав хозяина. — Поэтому я так люблю к тебе приходить.

— Я очень рад видеть тебя Инесса. Но вообще-то я ждал Хима.

— Да я курсе, — драконица засмеялась, посмотрев на встревоженное лицо Лайма. — Не злись. Он ничего мне не рассказывал. Но все-таки пророчица я или нет? Мне так нравится наблюдать за тем, что вы делаете.

— Что мы делаем?

— Ты даже не представляешь, как вы все запутали со своим вмешательством. Это будет замечательная игра. Принцесса…

— Она?

— Да. — Инесса приподняла бровь. — Лайм, ты не знал? У королевы матери родилась очаровательная девушка. Единственное, я не могу ее увидеть. Ее образ все время дрожит, дробится и меняется. Оракул человеческий уже сообщил Регенту, что это она.

— Вот значит как.

— А еще мне не нравятся ваши планы. Ведь вы с Химом хотели именно тебя женить на девушке. Не получится, Лайм. Совсем.

— Почему?

— Ты еще не знаешь, — драконица засмеялась. Белоснежные волосы растрепались, сливаясь по цвету со шкурой. — Завтра тебя призовет наш Правитель. И отправит на землю.

— Зачем?

— Лично проконтролировать ситуацию. Ты должен будешь сделать все, чтобы Регент и заговорщики не нашли девушку.

— То есть надо, чтобы ее нашли драконы?

Инесса засмеялась.

— Нет, мой дорогой. Открою тебе страшную тайну. Ее никто не должен найти. В том числе и драконы.

— Но почему?

— Потому что все тогда пойдет неправильно, — драконица задумчиво прикусила губу. — Видишь, какая интересная вещь получается. Если найдет девушку первым Черный регент, то Империя пойдет по одному пути развитию. Если Рыжая Бестия — по другому. Заговорщики если ее найдут, то ничем хорошим это не закончится. Девушку убьют. Если ее найдешь ты или Хим, то в Империи появятся правители-драконы. Ну а если отряд надзирателей, то девушка будет заточена в темницу под присмотр. Чтобы ничего не натворила. Но в любом исходе, если ее найдут, независимо от того, кто — Авалон погибнет.

— Что? Инесса о чем ты говоришь!

— О том, что если кто-то найдет принцессу, то Авалон погибнет, — терпеливо повторила драконица. — Поэтому, Лайм. Я тебя заклинаю сущностью призрачного дракона — ты должен найти ее первым. И убить.

— И Авалон останется невредим?

— Нет, — драконица мягко засмеялась. — Авалон уже обречен на погибель. Это видно, планета подает знаки, умоляя о помощи. Вот только их никто не видит. И не увидит.

— Почему?

— Потому что никто не догадывается о такой возможности… А ведь это так интересно. Наблюдать за гибелью целой планеты.

— Инесса.

— Это тоже игра, — драконица потянулась. — Не хуже, чем начали вы с братом. А скорее даже лучше нее. Вначале драконы посмотрят, как интересно ловить обычную девчонку, которая будет, скорее всего, даже без магического дара. В семье королей КастельАгро никогда не было магов. Как интересно загонять принцессочку, а потом наблюдать за ее смертью. Ну, или за тем, как она будет править. Тоже будет интересное развлечение… А потом наблюдать за тем, как вспыхнет Авалон. В один миг подожженный. О, это будет потрясающая картина.

— Ты думаешь, что сможешь избежать смерти?

Инесса задумалась.

— Хм. Интересный вопрос, Лайм. Но тут видишь, какая загвоздка, я знаю, что умру. Знаю от чьей руки. Но вот до гибели Авалона или после — не знаю. В любом случае, судьба дрожит на перепутье и Игра в этот раз получится просто захватывающей.

Дракон встал, подошел к окну, посмотрел вниз. Под летающей цитаделью проносились темные облака.

— Зачем?

— Зачем я говорю это именно тебе? — драконица засмеялась. — Это же так просто, Лайм. Хочешь ты того или нет — но ты уже в центре событий. Будет интересно посмотреть, как… Впрочем, это уже не важно. Удачи, Лайм.

Инесса послала на прощание воздушный поцелуй и исчезла, рассыпавшись мириадами искр. Вошедший в комнату Хим увидел, как его друг со злостью ударил в стену.

— Что? — насторожился дракон.

— Дело плохо, — Лайм посмотрел на друга. — Слишком плохо.

— Почему?

— Я теперь понял, почему Ирм в ту ночь сказал тебе «слишком поздно».

— Из-за того, что отдел надзирателей опоздал, — кивнул Хим.

— Нет, — Лайм покачал головой. — Нет. Хим. Все гораздо хуже. События сорвались с цепи и понеслись к концу. И теперь никто не сможет сказать, что и чем закончится.

— Ты какой-то странный.

— Здесь была Инесса.

— Вот как? И что она наговорила?

На пересказ всего, что сказала драконица, у Лайма ушло несколько минут. Потом драконы помолчали, каждый обдумывая ситуацию.

— В том, что тебя отправят вниз — я не сомневаюсь. Ситуация действительно выходит из-под контроля. Линии судьбы двоятся, пересекаются, сливаются, снова расходятся. С ними происходит что-то странное. И правитель знает о нашем плане.

— Откуда? — насторожился Лайм.

— Потому что это я, — Хим смущенно улыбнулся.

— Что?

— Так получилось. Вначале мы с тобой подружились, а потом старый дракон правитель ушел, оставив мне свою память. Я стал Правителем. А ты сам знаешь, что Правителя никто и никогда не видит. И его мысли и желания доносятся путем старого пергамента.

— Зачем ты мне все это рассказываешь? — справившись с первым удивлением, поинтересовался Лайм.

— Потому что Инесса сказала тебе не всю правду. Авалон действительно почти во всех случаях обречен на гибель. Но есть один шанс, совсем-совсем маленький, что планета останется в целости и сохранности.

— Что за шанс?

— В этом то весь вопрос. Ни один Оракул не смог увидеть, что должно случиться. Зато каждый сказал, что это будет просто цепь случайностей. Самых идиотских и непредсказуемых.

— Да… — задумчиво протянул Лайм. — И что делать?

— Тебе завтра отправляться вниз. Специально ничего не делай. Просто живи там как человек. Посети невольничий рынок, ведь там ты хороший врач? Потом покатайся по деревням, собери те знаки, о которых упомянула Инесса. Кому как не планете знать, кто может помочь ей спастись. Будут предлагать заказы — не отказывайся. В общем, отправляешься вниз с тем, чтобы просто там жить.

— Странное задание, — вздохнул дракон.

Хим усмехнулся.

— Ты даже не представляешь пока насколько странное.

— А где я найду кулинара? Ты же знаешь, что есть то, что готовят люди — в большей части невозможно.

— Лайм! — Правитель закатил глаза. — Ну, хоть ты не тормози, а? Ты будешь на невольничьем рынке. Купи себе там рабыню.

— Хорошая идея, — кивнул Лайм. — Я так и сделаю. Но раз отправляться завтра утром, то мне надо начать собираться сейчас.

— Да, — кивнул Хим. — Я уже ухожу. И Лайм, удачи.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Инесса была права. Ты один из тех, кто будет в центре этой истории.

Дракон склонил голову. Хим исчез. А Лайм буквально без сил упал на шкуру белого медведя, добытого во время одной из экспедиций на Терру 2, еще когда люди не начали ее заселять и по лесам, полям бродили обычные животные.

Слишком много информации — это тоже вредно. Дракон свернулся калачиком на шкуре и уснул.

За всем происходящем на Авалоне заинтригованно следили обычно бесстрастные глаза.


Ирм отошел в сторону, проверил линии звезды. Десять лучей для зова крови. Силы уйдет очень много. На следующее утро бедным слугам придется несладко, пока приведут Повелителя в порядок. И ведь сложно же сказать когда именно перенесется на планету тот или та, в чьих жилах течет родственная кровь. Звезда будет гореть десять дней. Десять дней она будет звать родственника. Десять дней. Но даже когда кровник попадет на Авалон, звезда не погаснет. Поэтому и нельзя будет сказать, когда именно ребенок будет на Авалоне. Когда именно на него начнется охота.

Маг вздохнул. Сосредоточился и запел. Высокие и басовитые ноты сменяли друг друга, зажигая руны по внешнему кругу звезды. Странная мелодия то шла плавно, то резко обрывалась, чтобы потом начался новый припев.

Двадцать минут из комнаты доносилось пение, заслышав которое слуги спешили подальше от башни мага. Песенная магия считалось самой сложной и мало контролируемой. Зато и эффективной.

Пение оборвалось неожиданно. Ирм стоял на коленях перед горящей звездой. Теперь ему осталась самая малость.

Вытянув руку над центром нарисованного знака, маг порезал ладонь. Кровь, странного оттенка, не красная, а какая-то льдисто-голубая потекла на звезду. Семейной тайной мага было то, что он не человек. Но и не дракон тоже.


На следующее утро, бесстрастное солнце осветило старый храм, затерянный в самом сердце непроходимых джунглей. На полу, поверх линий пентаграммы, наспех проведенной ножом, лежало мертвое тело. Багровая кровь растекалась в разные стороны, активируя звезду.

ОН не хотел смотреть на происходящее со стороны. ОН горел желанием принять участие в игре. А значит, надо просто кого-то заменить…

Глава 4. Ангелина

Меня разбудило солнце. Его лучик подло пробрался через неплотно задернутые шторы и нахально касался моего лица.

У! Как же я не люблю такой способ пробуждения. Он на меня плохо действует. Я становлюсь хмурой бякой, которая придирается ко всему и вся, а на мир смотрит через призму настороженности. Повалявшись в кровати пару минут, я все же взглянула на часы, висящие на стене. Время было около полудня. Помаявшись, я поняла, что мне уже пора вставать. Рядом с кроватью, на высоком стуле, лежала моя одежда, выстиранная и выглаженная. Рядом в ножнах лежали клинки. Кажется, их ничья рука не касалась.

Пока я умывалась и приводила себя в порядок, то раздумывала о моем вчерашнем знакомом. Как оказалось, его зовут Ивен. И он директор местной Академии магов-воинов, которых здесь называют почему-то чистильщики. Почему именно так они называются, Ивен пообещал объяснить чуть позже. А еще заодно ему придется объяснить мне все странности, которые я здесь уже успела насчитать. Впрочем, я думаю, что и он непременно задаст мне парочку вопросов.

Вчера единственное, что мы успели, так это познакомиться. Я представилась ему. Он мне. Потом, заметив, что его «спасительница» еле стоит на ногах, все-таки день у меня действительно выдался неимоверно тяжелый, Ивен телепортировал нас к себе домой. К моему громадному удивлению, к концу ночного боя, рана на животе мужчины уже не мешала ему двигаться. Правда, я сделала ночью вид, что не обратила на это внимание. Но сегодня обязательно спрошу, что это означает. Если не забуду.

Оказалось, что Ивен живет богато. После перемещения мы оказались на дорожке, и я смогла краем глаза увидеть красивый особняк, кстати, двухэтажный, стоящий в тени просто огромных дубов.

Показав мне комнату и ванную, мужчина оставил меня в покое и даже не стал задавать вопросы. А ведь я вела себя очень глупо и не расчетливо. Но разве в своих мечтах я могла предположить, что однажды это все будет по-настоящему? Здесь все не так, как то, к чему я привыкла.

Здесь нет техники, зато есть магия. Здесь нет оружия огнестрельного, но есть холодное, колюще-режущее. Здесь дневное светило такое же, как у нас, но ночью луна, я буду ее называть так, светит не золотым светом как у меня дома, на Терре-2, а багровым. Вдобавок, сама Терра проплывает спутником мимо Авалона.

В общем, вопросов у меня накопилось к гостеприимному хозяину множество. Подозреваю, что у него накопилось не меньше вопросов ко мне. Так что сейчас, после того, как я найду Ивена, я надеюсь, мы сможем обменяться информацией, к удовольствию каждого из нас.

Спустившись по лестнице в просторную гостиную, я наконец смогла рассмотреть своего «спасенного». «Мамочки!» — мелькнула у меня паническая мысль. — «Хорошенький то какой!»

О да, там было на что посмотреть. Высокий, широкоплечий, явно с хорошо развитой мускулатурой и гибкостью прирожденного бойца. Длинные черные волосы были заплетены в косу и перекинуты за спину. В голове промелькнуло, что я слышала о том, что в косе некоторые воины прятали оружие, и мне безумно захотелось узнать, а не следует ли их примеру Ивен. Одет он был в черные обтягивающие брюки, белую рубашку, расстегнутую на несколько пуговиц. Парочку из них следовало бы застегнуть. Чтобы не смущать несчастных девушек, которым не повезло увидеть мужчину в таком виде.

Поймав мой растерянный взгляд, Ивен улыбнулся. А я поняла что пропала, когда увидела его глаза. Никогда не видела такого странного и чарующего оттенка. Как хорошее темно-янтарное виски. Красота!

— Доброе утро, Геля, — улыбнулся мужчина. — Я рад вас видеть.

— Я тоже, — кивнула я.

— Что вначале предпочтете? Легкий завтрак или разговор?

— Хм. С одной стороны я могу умереть от любопытства, но нарушать свой график не хочется. Поэтому лучше завтрак.

— Замечательный выбор, — Ивен тихо усмехнулся. — Тогда прошу в столовую.

Столовая оказалась соседней комнатой, богато обставленной. На стене висели гобелены, а над камином висели два меча, чем-то напоминающие те, которые были сейчас у меня на перевязи.

— Что это? — спросила я, показывая на мечи.

— Ритуальные клинки созданные кузнецом, которым был любимчиком нашей богини, — ответил Ивен. — Я расскажу вам обо всем чуть позже, Геля. Давайте мы с вами вначале позавтракаем.

Я послушно кивнула, сама себе удивляясь. Когда это было, чтобы я так послушно вела себя в обществе мужчины, который к тому же мне нравится? Непорядок. Пока я завтракала, то пыталась привести в порядок свои нервы, а заодно и мысли. К концу легкого завтрака я смогла посмотреть на Ивена уже трезво. То есть сравнить его, себя, найти себя для него неподходящей, заранее пострадать, смириться со своим выводом и поставить его на ступень деловых партнеров. Из моих глаз ушла влюбленность. И это не могло меня не радовать. Зато, как мне показалось, это насторожило хозяина дома.

Завтрак к этому моменту был закончен и мы вновь вернулись в гостиную.

— Итак, Геля. Начнем, пожалуй, с одного очень важного момента. Откуда вы? Ведь вы не принадлежите миру Авалона.

— Не принадлежу, — согласилась я. — Я родилась в обычной семье на Терре 2. Та самая планета, которая ночью проплывает в небе.

— Техногенный мир, — кивнул мужчина.

Я пожала плечами.

— Наверное, да. С такой точки зрения я никогда его не рассматривала.

— Хорошо, Геля. Видите ли, у нас в мире сейчас очень странная ситуация. Поэтому я вынужден задать вам еще один вопрос. Очень деликатный. Вы позволите?

Я кивнула, но насторожилась.

— Вы родной ребенок в своей семье?

Оскорбилась я немерено.

— Естественно, — буркнула я, заливаясь краской злости.

— Простите, Геля.

— Подождите, Ивен. А мы можем перейти с вами на «ты»? — попросила я, помолчав немного и придя в себя. — Меня ваше обращение во множественном числе, откровенно говоря, угнетает.

— Ну, хорошо, — мужчина очаровательно улыбнулся. Но на меня его улыбка уже не подействовала. Скорее насторожила. Что-то происходило, что-то не очень хорошее для меня. И это почему-то связано с магией. — Перейдем на ты. Итак, Геля. Как ты попала на Авалон?

— Просто. Я возвращалась с занятий. Когда пробила полночь, я открыла калитку в дом. Нога провалилась куда-то, а потом на меня накатила темнота.

— Вот значит, как, — Ивен расслабился. — Больше всего напоминает двигающуюся магическую аномалию. Никаких неприятных ощущений во время переноса? Или наоборот странных искорок? Необычных последствий после переноса?

— Нет, — я пожала плечами. — Ничего не было. А почему вы спрашиваете?

— Да так, — мужчина смущенно улыбнулся.

— Не хотите отвечать, не надо. Но тогда моя очередь задавать вопросы, — нагло пошла я в наступление. — А то создается такое ощущение, что я на допросе.

— Хорошо. Я тебя слушаю.

— Первый вопрос, — я улыбнулась. — Кто ты такой?

— Директор академии магов-воинов, в просторечии именуемых чистильщиками.

— Нет, Ивен. Ты не правильно ответил. Ты не человек. Однозначно. Тогда кто ты такой?

— С чего ты взяла, что я не человек?

— Ивен!

— Хорошо, — он послушно наклонил голову. — Я дракон.

— Кто? — я почувствовала, как моя челюсть уезжает вниз. — Что значит «дракон»?

— Означает расу. Я по расе дракон.

— Ты не можешь быть драконом.

— Почему?

— Потому что ты на него не похож.

— Почему не похож? — изумился Ивен, вид у него был смешнее, чем у меня пару минут назад.

— Где твоя чешуя? Где твои рога? Почему ты такой мелкий и жутко-жутко напоминаешь человека?

— Тьфу ты, — дракон откинулся на спинку стула, посмотрел на меня с усмешкой. Как только я узнала, кто он такой, маска внешне цивилизованного человека сползла с него, как старая чешуя со змеи. Обнажая настоящего Ивена — наглого, самоуверенного и циничного. Откуда пришло такое странное знание, я не смогла бы даже ответить самой себе. Но в том, что это знание — подлинно, я даже не сомневалась.

— Так как! — поторопила я Ивена.

— Я дракон, — терпеливо повторил мужчина. — Подожди. Дослушай. Я дракон — оборотень. У любого представителя нашего народа есть две ипостаси — большой крылатой ящерицы, как выражаются люди, и обычного человека. Мало кто может догадаться, что под маской знакомого или даже родственника скрывается дракон.

Я кивнула.

— А как ты догадалась? — тут же поинтересовался Ивен.

— Твоя грация. И твоя настойчивость. Слишком быстро пропавшая рана. Я дважды не хотела отвечать на болезненные для меня вопросы. Но что-то меня вынудило. Я не увидела в воздухе посторонних примесей, значит — это сделал ты. Твоя грация, твоя пластика и странности в твоем поведении натолкнули меня на мысль, что ты не человек. Дальше объяснять не надо?

Дракон покачал головой.

— Сразу видно, когда кто-то пришел из другого мира. У него не замутнено сознание, то, что нам кажется обыденностью и незаметностью, ему сразу же бросается в глаза.

Я пожала плечами. Потом с чисто детским любопытством поинтересовалась:

— Почему маги-воины называются чистильщиками?

— Потому что мы выезжаем в города, когда там слишком разрастается поголовье монстров. В последнее время их стало слишком много и чистильщикам приходится передвигаться не просто по одному, как раньше, а группами по три или пять человек.

Я кивнула, задумавшись над тем, какие вопросы из оставшихся задать, а на какие вопросы поискать ответы в книгах, которые как я думаю, мне чуть позже даст Ивен. Когда ему надоест отвечать на мои постоянные «почему».

— Скажи, Геля, — после некоторой заминки спросил дракон. — Что ты собираешься делать дальше? У тебя нет ни денег, ни документов, ни репутации. Только оружие и твоя светлая голова.

Я пожала плечами.

— Меня любит удача, подобные вещи решаются, как правило, без моего участия.

— Я видел вчера, как ты дралась. В последнее время Императору пришло в голову доукомплектовывать отряды ночной стражи Чистильщиками, и выпуска Академии на всех не хватает. Я хочу тебе предложить сделку. Я помогу тебе с документами. Деньгами на первое время. А если ты пройдешь экзамены, то станешь чистильщиком.

— А взамен?

— Взамен, — Ивен вздохнул. — Тебе надо будет помочь мне. В довольно щекотливом деле.

— Каком?

— Поклянись вначале, что ты никому и ничего не скажешь из того, что сейчас услышишь.

— Клянусь, — я даже зевнула в конце фразы, настолько напыщенная торжественность слов дракона сбила меня с толку.

В воздухе завис слабо-мерцающий фиолетовый знак.

— Вот даже как, — буркнул дракон себе что-то под нос. Потом посмотрел на меня с новым интересом, то ли вспомнив что-то, то ли наоборот, решив в чем-то удостовериться. — Видишь ли в чем дело, в нашей Империи не все ладно. Старый Император умирает. Он решил назначить наследника, по приказу отдела надзирателей, во искупление своей ошибки, совершенной около двадцати лет назад. Но это многих не устраивает. Меня в том числе. Я не хочу, чтобы была большая Империя. Моей Академии это не выгодно.

— То есть ты хочешь ее развала? — догадалась я.

По лицу Ивена прокатились желваки, но он все же кивнул.

— Да. Геля. Ты права, я хочу развала Империи. И я не один. Нас много. Чтобы не вызывать особых подозрений у Правительства, но при этом держать постоянную связь со своими друзьями, мне необходим человек, который сможет выполнять щекотливые поручения и который не испугается ночных переделок. Точнее ночных тварей.

— То есть я.

— Да. Ты идеальный вариант, — кивнул Ивен. — Насколько идеальный, я не мог даже себе представить, хотя должен был догадаться еще ночью. Но об этом я тебе расскажу чуть позже.

— То есть тебе нужен эмиссар по щекотливым поручениям, — решив не заострять внимание на интересном моменте, поинтересовалась я.

— Верно! — обрадовано вздохнул дракон.

— Вот только видишь в чем дело. Убийства — не для меня, — посчитала я нужным предупредить Ивена.

Тот вздохнул, помолчал, подумал. Потом неожиданно кивнул.

— Хорошо. Никаких убийств. Никакого воровства. Слежка, связь. Устроит?

— Вполне, — кивнула я.

— Параллельно, если тебе будет не хватать средств, можешь брать заказы как чистильщик. Правда, только в том случае, если сможешь пройти экзамен.

Я кивнула.

— Когда?

— Для начала я тебе подберу литературу. Ты должна узнать все о том, какая у нас здесь религия, политическая система, денежная система, языки, расы, особенности обращения и так далее.

— Надо так надо.

— Хорошо. Теперь последнее, что ты должна знать о себе. У тебя очень странный дар. Ты прирожденный воин. Ты помнишь песню, которую напевала при битве с гулями?

— Да, — согласилась я, не понимая, к чему клонит Ивен.

— А откуда ты ее знаешь?

— Ее пели лезвия, — недоуменно ответила я чистую правду.

— Это называется песней боя, — тихо вздохнул дракон. — И это уже забытое искусство. Тебе придется учиться всему самой. Всего песен то ли семь, то ли девять. Я точно не знаю. Могу сказать только то, что это одно из самых страшных оружий, когда либо существовавших и использовавшихся в нашем мире.

— Страшнее магии? — изумилась я.

— Песня боя вчера задевала гулей… а ведь ты совсем неопытна в этом виде боя.

— И? — поторопила я Ивена.

— Гули — тот вид нечисти, который магии просто не подвластен. Песни — это не магия. Поэтому являются абсолютным оружием.

Я поежилась. Вот так номер. Как-то становиться супер героем мне не хотелось даже в самых сумасшедших мечтах.

— Не волнуйся, — мою гримасу Ивен расшифровал неверно. — Управлять песнями сложно. Но возможно. Тем более, на то, чтобы овладеть в полной мере одной песней, уходит от трех до пяти лет.

— Вся жизнь на весь спектр?

— Да.

Ивен встал, потянулся, подошел к камину и деловито снял со стены странную маску. Я не успела поинтересоваться, зачем он это сделал, как в стене, как раз рядом с драконом, появился проход.

— Жди здесь, — подумав, решил Ивен. — Сейчас я тебе вынесу книги.

Я кивнула, решив не спорить. Зачем? Это я всегда успею. А пока мне надо побыть мягкой, белой и пушистой. А заодно попытаться понять, зачем я обманула хозяина дома?


Через пару часов я валялась на кровати в выделенной мне комнате и искала ответы на те вопросы, которые не успела задать Ивену. Дракона зачем-то срочно вызвали в Академию, и задерживать его я не стала, совершенно логично предположив, что все, что мне надо, я найду в книгах.

Первый вопрос, который меня интересовал, был связан с чистильщиками. Каким образом, я, как человек, не владеющий магией — могу стать магом-воином. Выяснилась весьма интересная вещь: действительно были в истории Академии случаи, что чистильщиком становились те, у кого не было магического дара.

Это были либо берсерки, воины, владеющие песенной магией, либо те, кто имел сильные артефакты, либо же те, кого отметила богиня.

Возник следующий вопрос — что за богиня. И я стала искать ответ в книге по религии. Оказалось, что изначально на планете были только Бог и Богиня. Она — Добро. Он Зло. Соответственно, между ними постоянно были какие-то войны, в которые они с легкостью втравливали людей и драконов, при этом не интересуясь их мнением и не считаясь с количеством жертв. Дальше было интереснее. Оказывается, планета — полуразумная. И когда ей надоели дрязги этих созданий, планета породила женщину. Хранительницу равновесия.

Вот тут читать я дальше не смогла. У меня началась истерика от смеха, как только я представила себе картинку, как планета рожает ребенка. Ну да, знаю, нормальные люди о таком не думают. Но мое воображение всегда отличалось излишней живостью.

Успокоившись, я вновь потянулась к книжке. Как оказалась, Хранительница равновесия не стала убивать обоих богов, а заточила их в физические оболочки, тем самым сильно ограничив их возможности и ущемив права. Но это помогло только на первый взгляд, а на самом деле привело к трагедии. Пласты материи сдвинулись с места, и Авалон перешел на другой пласт, при этом мгновенно перейдя в другой ареал. Что означает последнее выражение, я так и не поняла.

Зато нашла, что означает благословление богов. Это были те люди, ну или драконы, которым боги даровали свою защиту. И на них переставала действовать магия. Совсем. Скажем так, образовывался своеобразный щит.

Иногда боги давали свое благословение весьма странным образом, наложив его на оружие или на украшение. Ночью, когда мои клинки отозвались на свет местной луны, загоревшись багровым пламенем. Это означала как раз то, что неизвестно из-за чего я получила благословение. Чье-то. А вот чье именно — непонятно. Это с равным успехом мог быть кто-то из двух богов, хранитель равновесия или же сама планета.

Повалявшись на кровати и задумчиво изучив потолок, я вернулась обратно к книгам. Теперь предстояло рассмотреть политическую и денежную системы. Ни одна из них затруднений не вызвала.

Зато вызвало интерес королевство КастельАгро. Единственное, которое не присоединилось к Империи людей. Интересно, почему? И почему в справочнике написано, что королевский род был оборван?

Ладно, это все неважно. Пора идти в столовую. Слуги должны меня покормить, потом надо будет дочитать книжки по географии и подождать Ивена. Он обещал, что придет сразу же, как только сможет. А причин не верить ему — я не видела. Тем более, он должен был принести мне документы, которые здесь были представлены медальоном со слепком ауры и подорожными свитками, которые были необходимы, чтобы пересекать границы провинций.

А еще Ивен должен был сказать, когда именно я буду сдавать экзамены, чтобы получить гордое звание мага-воина.

Решив посмотреть, а что, собственно говоря, мне придется делать, я вновь взялась за книги. Первое испытание меня удивило. На картинке была изображена странная полоса препятствий, веревки, перекладины, брусья. Короче, все смешано воедино.

Второе испытание — бой на мечах с мастером Академии. Надо продержаться определенное количество минут, чтобы сдать второй экзамен.

Третий экзамен — всегда считался самым сложным, практикантов в одиночке или по паре запускали в кварталы ночных городов, на охоту на нечисть и нежить. Кстати, после прочтения о том, что такое Авалон, меня очень заинтересовал вопрос. А когда ночь стала царством чужих? И после чего.

Моя самая первая интуитивная догадка оказалась верной. Как только пласты материи пришли в движение, а Авалон сдвинулся со своего привычного места, появились нежить. Автором книги, в которой я это вычитала, делалось предположение, что Авалон при перемещении, попал на другую планету, которая самому миру магии не видна, так как они находятся на разных пластах, но при этом две планеты совмещены. Как только пересекается определенный порог времени — то есть наступление сумерек, то граница между мирами истончается, и на улицы городов выходят нежить и нечисть. В той же книге было написано, что при таком эффекте, слои будут неизменно становиться все тоньше и тоньше. И однажды это приведет к тому, что две планеты совместятся окончательно.

И наступит эра новой войны. Войны людей и драконов за свой мир.

К вечеру книжки закончились, я прочитала географические записки неизвестного путешественника, выучила, как обращаться к представителям какой расы и какого сословия. Успела даже заскучать, когда на город опустилась ночь.

Дракон так и не пришел. И не дождавшись его, я легла спать. Решив отложить выяснение последних вопросов на утро.


ОНА проснулась сразу же, как только почувствовала своего давнего врага. Как только поняла, что ОН начал действовать. ОНА села на своем холодном ложе, изучая отблески голубых свечей на стенах старого заброшенного храма.

Потом задумалась. С одной стороны, вполне можно вмешаться в действия врага, с другой стороны, это уже так надоело. Все эти дрязги, войны. Когда-то же надо отдыхать? Подумаешь, что отдых длится уже несколько сотен лет. Но что такое сотни лет для бессмертного создания, которое устало и которому скучно?

ОНА поднялась, подошла к окну, выглянула наружу. Под высоким каменным утесом бесновалось серое море. Солнце клонилось к закату, окрашивая песок у воды в кровавый оттенок. Как когда-то песок окрасила кровь. Здесь давно была битва. Люди и драконы до последнего сражались за свою Покровительницу, не желая допустить врага до ее тайного пристанища. Но все было напрасно. В ту ночь песок был залит кровью, и вода окрасилась багровым. А ночи теперь наполнены стонами неупокоенных.

ЕЕ взгляд, затуманившийся от воспоминаний, коснулся водной глади и скользнул в глубину, но перед внутренним взором проплывало будущее. ОНА искала, но раз за разом видела только гибель своего дома. А значит и свою гибель. Ведь ИМ не жить на другой планете, значит надо спасать Авалон.

А для этого надо что-то делать. Внезапно ОНА поняла, что именно и тихо рассмеялась.

Особо сильный удар ветра налетел на храм, окна застонали, боясь разбиться вдребезги. ОНА не обратила на это внимание, смеясь от осознания того, что надо сделать для того, чтобы вмешаться в большую Игру и запутать ее еще больше.

Всего-навсего надо…

Глава 5. Анжелика

Когда я открыла глаза, то в первый момент не могла понять, где я нахожусь. Я лежала на чем-то мягком, очень удобном, укрытая почти невесомой, но такой теплой тканью… но надо мной было ночное небо. Со знакомыми созвездиями, хотя и расположенными немного под другим углом. Но это точно были они! Вот мой любимый камышовый кот, пригнулся, готовый нападать на неосторожно подплывших ближе рыбок. Вот созвездие кентавра. А недалеко от него дремлет дева.

Мне все это приснилось! Ничего не было. Прилив счастья накатил на меня, заставляя улыбнуться, а в следующий миг, словно в сердце со всего размаха воткнули раскаленный добела нож. Кричать я не могла, могла просто смотреть на то, как в небе проплывает планета, на которой я все это время жила. Моя Терра 2. Планета, которую я не раз видела сквозь иллюминаторы космических кораблей, когда с моей «семьей» мы летали на курорты. Ведь отдыхать на Терре 2, при наличии средств — было дурным тоном. Часто планету показывали по телевидению. Да и в качестве заставки на моей панели вещания была именно Терра. И не узнать ее я не могла.

Слезы безмолвно катились по щекам… Я неизвестно где, непонятно чья рабыня, а в ночном небе, словно в насмешку надо мной, проплывает моя планета. Вот только, счастлива то я там никогда не была. Последняя мысль меня немного отрезвила, заставила попробовать трезво взглянуть на вещи. Что я, оказывается, почти разучилась делать. Там меня тоже продали в рабство. Пусть называлось это по-другому. По-крайней мере, испугав себя саму своей циничность, я подумала о том, что здесь у меня хозяин, кажется, симпатичный. А если поднимет руку, уж не знаю, бьют ли рабов за провинность здесь, сам же и вылечит. Врач, как никак.

Успокоенная последней мыслью, хотя ничего хорошего в ней, если разобраться и не было, я уснула.

А утром я открыла глаза с первыми лучами солнца. Они осторожно забрались в комнату, где я лежала, через высокий стеклянный потолок и ласково скользили по моему лицу. Мне никогда не доводилось просыпаться одновременно с солнцем, поэтому сейчас я лежала, смотрела на него, завороженная маленьким чудом, которое ежедневно рождалось на глазах жителей этого мира.

Серое предрассветное небо вначале окрасилось в жемчужно-розовый, потом его рассекли мазки коричневого цвета, которые насыщались светом солнца, пока не стали теплыми оранжевыми и красными. Надо же! Поняла я с изумлением, здесь в этом мире — солнце двуцветное! Ближе к центру — красное, а по краям — оранжевое. Падая вниз на землю, лучи сплетались, создавая странный цвет, непередаваемый словами, но безусловно красивый.

Весело улыбнувшись, я поднялась на ноги. И замерла, на этот раз потрясенная той комнатой, где я находилась. Мои ноги утопали в мягком зеленом ковре, который до боли напоминал бархатную траву. Не выдержав, я присела на корточки и коснулась ее. Не пол, а мягкая, шелковистая трава! Стены были оплетены живыми зелеными лианами, кое-где на них уже распускались цветы. Оглянувшись, я посмотрела на то место, что стало моей кроватью. Странное большое ложе, больше всего напоминающее большущий матрас, который положили на траву, потом сверху еще один. Тонкая простынь, белая-белая, подушки, привычной мне формы, тоже белые. А спала я все это время под шкурой. Неизвестного мне зверя. В живом виде он был коричневым, с мелкими белыми полосками и явно очень большой.

Оглядевшись по сторонам, я увидела дверь, хорошо замаскированную, которую с первого взгляда то и не заметишь. Движимая любопытством я отправилась туда, чтобы найти большую ванную комнату, совмещенную с туалетом. Тут был даже душ, хотя и немного непривычной мне формы, но однозначно такого же принципа действия, как и у меня дома. На крючке у дверей висели три полотенца. Одно кажется для лица, а два больших банных.

Огромное зеркало на стене отобразило растерянную, но такую прекрасную девушку, что я замерла. Неужели я могу так выглядеть? Светлые пряди спутанным покрывалом рассыпались по плечам, тонкая белая сорочка до колен, подчеркивала мою воздушность, а из глаз ушло затравленное выражение. Я была в неизвестном мире, непонятно чьей рабыней, я даже не знала, как зовут моего хозяина. И при всем при этом я не чувствовала себя на краю гибели. Более того, моя интуиция, все активнее и активнее подающая в последнее время сигналы, шепнула, что все будет хорошо. К чему бы это?


Когда я вышла из ванной комнаты, на кровати в спальне лежало платье. Одев его, я повертелась перед зеркалом. Надо же, как сидит. Приталенное, падающее до пола легкой волной, не широкое, но и не узкое, вверху декольте, но умеренное, просто подчеркивающее плавность линий тела. Золотистая, опять таки незнакомая ткань, украшенная легкой вышивкой. В общем, я сама себе нравилась. Расчесанные волосы я стянула в косу и перекинула ее на плечо. Полюбовалась на себя и словно любопытная кошка двинулась к дверям, которые выводили в коридор.

Открыв дверь, я остановилась. Он стоял в коридоре, напротив двери. Напоминающий ангелов с гравюр моего мира. Блондин, не сводящий с меня смеющихся зеленых глаз. Белоснежный костюм сидел на нем так, что за мужчину удавились бы все модельные агентства Терры 2. Но в чувство меня привело даже не это, а то, что висело у него в ножнах на поясе. Меч.

— Доброе утро, — улыбнулся мужчина.

Я тоскливо улыбнулась в ответ, хотя могла бы возразить, что утро добрым не бывает. Впрочем, сегодняшнее явно доброе.

— Так, — мой хозяин нахмурился. — Говорить по-прежнему не можешь или меня не понимаешь?

Я показала на горло.

— Так-так, а ведь мазь должна была подействовать. Значит, все не так хорошо, как показалось. Или может быть, мне просто не все рассказали. Пойдем.

Мужчина оторвался от стенки и пошел вперед, мне не осталось ничего другого, как пойти за ним.

Он привел меня в большую комнату, с высокими потолками и без окон. Кажется, она размещалась в самом центре здания. Свет включился, неяркое светло-зеленое сияние залило комнату, но его источника я так и не увидела.

Зато увидела кое-что другое. К стенам пугливо жались шкафы, забитые всякой всячиной, а в центре были начерчены круги.

— Иди в середину круга и садись.

«Прямо на пол?» — мрачно подумала я. — «А платье?»

— Иди, — засмеялся мужчина, словно угадав мои мысли.

Пожав плечами, хозяин барин, я двинулась в круг и села на пол, прижав колени к груди. Хозяин замер, глядя на меня потрясенными глазами. И что я такого сделала?

— Расслабься, — тихо попросил он. — Ты сейчас напоминаешь ежика, который выпустил все свои иголки. Ничего с тобой не случиться. Я просто хочу посмотреть, что произошло, отчего ты потеряла свой голос!

Я кивнула, вытянула ноги, оперлась на руки. Мужчина улыбнулся. Из-под полу прикрытых ресниц я наблюдала за тем, что он делал.

Он постоял, с интересом глядя на меня, а потом засветился. Я распахнула глаза, с изумлением наблюдая за ним. От светящейся фигуры отделялись тонкие узкие полоски света, того же, светло-зеленого, и тянулись ко мне, но не прикасались, оставались за пределами маленького круга, оплетая его почти полностью. А в воздухе внезапно начала ткаться картинка. Того, как я сидела на полу, осыпанная пеплом.

По телу текла кровь. Мои глаза распахнулись, неужели я выглядела так жалко?

— Не то, — буркнул мужчина. И повинуясь его желаниям, картинка начала проматываться, к тому моменту, как мне поранили горло. Не в силах смотреть, я закрыла глаза. Хорошо хоть картинка была без звука… Иначе мои воспоминания затопили бы меня.

— Все, можешь открывать глаза.

Я открыла, посмотрела на него.

— Не знаю, как ты попала в склеп. Надеюсь, позже ты расскажешь мне сама. Но один из мертвецов, когда ударил тебя по шее, занес тебе под кожу яд. Он дополз до ближайшего места и опалил его. Твои связки сейчас находятся в странном состоянии. Я могу их вылечить, но на это потребуется время.

Я кивнула, терзаемая сомнениями. Этот мужчина, я восхищалась им, и одновременно боялась его. Ни на секунду я не забывала, что я его рабыня. И что он может делать со мной, что угодно.

— Ты действительно умеешь готовить? — внезапно буднично спросил хозяин.

Я кивнула.

— Дело в том, что я очень голоден, — он обезоруживающе улыбнулся. — А моя старая кухарка готовила так, что есть это было невозможно. Давай, я тебе покажу кухню, а ты что-нибудь приготовишь. На скорую руку.

Улыбнувшись, я поднялась на ноги. Убедившись, что я твердо стою на ногах, и падать не собираюсь, несмотря на то, что мне пришлось вспомнить пережитое, мужчина пошел вперед. Вначале мы спустились на первый этаж, а, немного пройдя по коридору, вышли на кухню.

Она оказалась потрясающей. Большой, светлой, просторной. И в ней было все, что требовалось настоящей хозяйке. Только плита и холодильник были странной формы, но и это можно пережить, оптимистично подумала я.

Хозяин опустился на стул, за столом и задумался, с интересом наблюдая за тем, как я передвигаюсь по кухне. Мисочки, баночки, тарелочки. Скоро он закрыл глаза и даже, кажется, задремал, вызвав у меня на лице улыбку.

Когда все было почти готово, а я задумала творожную запеканку, омлет и домашние булочки, то у меня возникла первая проблема. А как зажечь плиту? Я обошла вокруг нее пару раз, с одной стороны с другой, но так и не поняла, как ее включать.

— Помощь нужна? — ехидно донесло от хозяина.

Повернувшись к нему лицом, я быстро закивала. Вздохнув, он поднялся на ноги, подошел к плите и поднес палец к первой конфорке. Из ногтя вырвался огонек, а первая конфорка зажглась. Ту же самую операцию он проделал с духовкой. Потом вернулся на стул, на меня он больше не смотрел, полностью поглощенной книгой, непонятно как возникшей у него в руках. Мне пришлось сделать вывод, что и это тоже магия.

Отвлекся он от книги только тогда, когда я поставила перед ним тарелку с омлетом, а потом и с запеканкой.

Булочки остывали в корзинке на подоконнике. Отключить магически наведенное пламя я сумела, но теперь думала о том, как я буду снова его включать? Осторожно отрезав кусочек омлета, хозяин кинул его в рот. Я следила с интересом за сменой выражений на его лице. Вначале было настороженное, потом восторженное. Но есть он сразу не стал, посмотрел на меня.

— А ты чего ждешь?

Я изобразила немое удивление.

— Так, — мужчина внезапно смутился. — Меня зовут Лайм. Никаких хозяев, даже в мыслях. Считай, что я тебя купил, потому что не было другого выбора. Да и метка у тебя на шее временная стоит. Отработаешь год, я тебя отпущу. А пока буду тебе даже зарплату платить.

Я удивилась. Значит, я не рабыня, получается так?

— Садись. А то ты такая тоненькая, на тебя смотреть страшно, боюсь, переломишься.

Кивнув, я села за стол, положив себе немного омлета.

После завтрака, Лайм, блаженно щурясь, словно большой кот, с интересом смотрел на то, как я мою посуду.

— Так, красавица, а до меня ведь только сейчас дошло, что я понятия не имею, как тебя зовут.

Усмехнувшись, я склонила голову, словно спрашивая, а «как я тебе скажу?».

— Действительно, — мужчина задумался уже не на шутку. — Да и с плитой что-то делать надо, она работает только от магического розжига, а у тебя магии совсем нет. Так, — вот теперь я поежилась от его взгляда, холодного изучающего. — Есть один вариант. Как мне кажется, хороший. По-крайней мере…

Он не закончил. Встал и подошел ко мне, я съежилась от прикосновения его пальцев, оказавшись слишком горячими. Теперь он меня пугал. Я не знала, что он задумал, и мне было, откровенно говоря, страшно.

Лайм внезапно вздохнул.

— Ребенок, — от его тихого шепота по моей спине побежали мурашки. — Как бы не была ты прекрасна, я тебя без уважительной причины и пальцем не трону. Видишь ли, любить людей для драконов это извращение!

Я отскочила подальше, даже не подумав о том, как это будет расценено. Он дракон? Вот этот красавчик — мерзкая большущая ящерица?

Пользуясь моим замешательством, пока я пыталась соотнести свои представления о драконах, почерпнутые в книгах и фильмах с реальностью, этот гад подошел ко мне и поцеловал! Его горячие губы коснулись моих ледяных в легком, почти незаметном прикосновении.

— Вот и все! — ухмыльнулся он.

«Гад», — мрачно подумала я.

Он засмеялся.

— Я не гад. Но теперь могу услышать твои мысли. Не пугайся ты так! Не все, только те, которые обращены лично ко мне и только тогда, когда ты на волне злости или ярости. Поэтому держи себя в руках.

Я кивнула.

— Как тебя зовут, красавица?

«Лика», — ответила я.

Дракон склонил голову.

— Лика, — повторил он — Красивое имя. Для красивой девушки. Теперь иди к плите, подносишь к ней палец и представляешь, как на ногте загорается огонь.

Подойдя к плите, я вздохнула и попробовала. Раз, второй, третий. Бесполезно.

— Не так, — горячий шепот обжег мне ухо.

Да когда он умудрился подойти ко мне!

— С самого начала стоял рядом, — пояснил Лайм.

Потом взял мою ладонь и поднес к конфорке так, что ноготь касался ее.

— А теперь просто представь, что на кончике твоего ногтя пляшет маленький огонек.

Желая побыстрее избавиться от такого странного и пугающего соседства, как мой хозяин, я представила огонек. Он вспыхнул, и конфорка включилась на самой маленькой мощности.

— Вот и все. Совсем нетрудно.

«Кому как», — мрачно подумала я.

— Неужели в твоем мире нет магии?

«А с чего ты взял, что я с другого мира?» — теперь вместо раздражения пришел испуг.

— Не знаю, — Лайм подумал. — Но ты явно не с Авалона.

«Может я просто была в какой захудалой деревушке?»

— Не смеши. Ты иномирянка.

«Пусть так», — согласилась я. — «Теперь может, ты меня отпустишь?»

— Да, прости.

Мужчина отстранился от меня и отошел, давая мне возможность спокойной вздохнуть.

— Итак, — он взглянул на часы. — Мне пора по делам. Я буду около шести часов. К этому моменту приготовь обед.

Я кивнула.

— Из дома не выходить. Это ради твоей же безопасности. Библиотека на первом этаже. Почитай, что найдешь.

«Хорошо. Удачи!»

— Спасибо.

Лайм исчез. А я без сил опустилась на стул. Интересно, куда я попала? И почему у меня такое ощущение, что никто и ни за что не должен узнать, что я именно с Терры 2. Что в этом случае мне грозит не просто смертельная опасность, а такая участь, от которой я взвою?

Решив не задумываться об этих вопросах, я двинулась в библиотеку. Узнавать больше о том мире, куда я попала.


Вечером, после сытного обеда, Лайм закрылся в кабинете, а я, прихватив парочку исторических книг, отправилась в свою комнату. О том, что она именно моя, меня просветил дракон. Он же сказал, что заказал для меня гардероб и его скоро доставят.

Упав в своей комнате на кровать, я задумчиво стала изучать голубое небо, по которому плыли облака. Белые и подсвеченные красным, оранжевым. Засмотревшись на облака, я не заметила, как уснула.

Мне снилось, что вокруг меня сплетаются черные ленточки, они тянутся ко мне, зовут что-то, что спит внутри меня. И это что-то отзывается на их зов, сплетаясь и расплетаясь в моем теле. Боль поселилась в теле незаметно, усыпила мою бдительность ритмичными, успокаивающими покачиваниями, а потом вгрызлась в тело, заставив кричать от нестерпимых судорог.


Лайм сидел в кабинете, задумчиво глядя на письмо, полученное парой часов назад с магическим вестником. Письмо было от Ирма.

«У меня дочь. Зовут Анхель. В том мире это имя переводится, как ангел. Но она больна, странные боли скручивают ее тело, после которых она лежит несколько часов пластом и не может пошевелиться.

Она дома уже два дня. Вывалилась в лесу, недалеко от замка. Приступов таких было уже несколько.

Лайм. Насколько я знаю, ты хороший врач. Может быть, ты сможешь приехать и посмотреть, что с ней такое странное?

Ирм.

Р.S. Не знаю, что случилось, но прознав о том, что в королевство вернулась принцесса, ее уже пытались несколько раз отравить, один раз убить на охоте. И даже украсть. Меня это тревожит, поэтому приезжай быстрее».

Дракон вздохнул. Он в отличие от мага отлично знал, что это означает. Вряд ли только драконица пророчица знала, что Авалон на краю гибели, наверняка, уже и человеческий пророк в курсе событий. И в том, что каким-то образом к гибели Авалона будет причастна и принцесса.

Ангел, ангел. Что-то в памяти мужчины поскреблось при этом слове, но мысль ушла, не успев толком оформиться. Но дракон точно знал, что где-то в каком-то пророчестве, он читал о том, что появится ангел, который потребует чего-то. Но чего именно — Лайм вспомнить не смог.

После нескольких минут мучительных раздумий, дракон решил связаться с Химом. Несколько раз мысленно позвав его, но, так и не услышав отклика, Лайм подошел к зеркалу, висевшему на стене. И начал методично связываться со всеми домами, где мог быть в данный момент друг.

Нашел он его, к своему изумлению, в родовом поместье ветви Кирн, к которой и принадлежал нынешний правитель драконов.

— Лайм, — Хим устало поднял голову. — У тебя есть новости?

— Да.

— Я тебя слушаю.

— Ты уже знаешь, что Ирм нашел свою дочь.

— Да.

— А знаешь, что ее имя означало в Терре 2?

— Нет, — правитель чуть заинтересовался.

— Ангел.

— Ангел? — Хим побледнел как полотно. — Как плохо!

— Почему?

— Ты не помнишь? Пророчество первой правительницы драконов?

— Нет. В голове что-то вертится, но вспомнить не могу.

Правитель вздохнул, с укором посмотрел на друга, потом возвел глаза к потолку, но прочитал по памяти.

— И грядет время тяжелое, и сольются воедино пространство, и грядет ночь без дня. Кровь будет литься рекой, и реки окрасятся кровью. Солнце сядет, чтобы больше никогда не встать. И пойдет брат на брата, мать на дочь, отец на сына. В ночи вспыхнут огни костров, на которых будут кричать невинные. И тьма закроет все и вся. И вспыхнут в ночи белые цветы смерти. И погибнет мир, боги его и жители.

— А причем здесь ангел? — не понял Лайм.

— Потому что у этого пророчество есть и вторая часть, которую озвучила сама богиня. Перед своим заточением.

— И грядет на Авалон кровавый ангел, который возьмет свою дань, и Авалон устоит, расцветившись огнями памяти, — вспомнил, наконец, дракон. — Подожди, ты хочешь сказать, что эта самая принцесса и есть ангел? И она неприкосновенна, если мы хотим, чтобы наш мир остался цел и невредим?

— Так и есть, — кивнул Хим. Потом прислушался к чему-то, скривился. — Инесса идет. Попробуй найти предлог, чтобы навестить Ирма и посмотреть на этого кровавого ангела.

Лайм кивнул. Связь прекратилась. Зеркало погасло. Посидев пару минут на стуле, задумчиво глядя на картину, где были нарисованы два брата-дракона и красивая драконесса, мужчина вздохнул и пошел наверх. К своей новой подопечной. Пришло время для приема лекарств.

Но до комнаты он спокойно не дошел, по коридору пронесся дикий крик боли… Доносился он из комнаты Лики.

Вот только когда Лайм добежал до комнаты, девушка уже сидела на своей кровати, безумными глазами глядя на вошедшего дракона. Приступ отпустил ее до того, как Лайм успел добежать…


Господи, этот сон. Эта боль! Я смотрела на вошедшего Лайма, и на мое лицо набежала краска смущения, неужели я так кричала? Но боль действительно была неимоверной. Теперь я понимаю, почему уколы так опасны. Человек сходит с ума от разрушительной боли.

— Что это было? — спросил Лайм.

«Боль», — честно ответила я.

— Почему ты испытывала боль? Ведь вампиры тебя настолько сильно не задели. И единственное, что они тебе серьезно повредили, связки.

«Мой мир сделал меня калекой».

— А поточнее? — насторожился дракон.

«Сядь», — попросила я. — «Мне больно смотреть на тебя снизу вверх, а подняться я сейчас не смогу».

— Не вежлива ты с хозяином, — улыбаясь, заметил Лайм.

Я кисло улыбнулась.

— Итак. О чем ты говоришь?

«В моем мире мне делали уколы».

— Зачем?

«Чтобы не сбежала», — тихо засмеялась я. Вот только сложно сказать, чего в смехе было больше — боли или истерического веселья.

— Ты выросла в мире, где царит рабство?

«Можно сказать и так. Я была товаром на продажу. Но оказалась слишком строптивой. И мне начали делать уколы. Побочное действие от них, после прекращения приема, это то, что человек сходит с ума от боли».

— Странно, — Лайм покачал головой. — Я же тебя обследовал. Полностью просканировал. И в твоем теле нездоровый орган — только связки.

Я горько улыбнулась.

«Понятия не имею, что это означает. Но боль вполне реальна».

— С этим спорить не буду. Пойдем.

«Куда?»

— Вниз. Тебе надо принять лекарство, чтобы сожженные ткани быстрее восстановились. Да и успокоительное тебе не помешает.

«Только не смейся», — жалобно попросила я. — «Но я не могу встать».

Лайм покачал головой. И не успела я глазом моргнуть, как дракон легко подхватил меня на руки. Второй раз за этот сумасшедший вечер я залилась краской смущения. Так на руках он отнес меня в кухню. Поставил передо мной кружку с дымящимся отваром, и когда только он успел его приготовить? И пару белых таблеток.

— Отвар залпом. Таблетки раскусить.

Я кивнула и выполнила. Дрожь начала потихоньку отступать.

«Ты чем-то взволнован», — заметила я.

— Это потому, что мне надо съездить в одно место. Оставлять тебя здесь одну я не хочу. Неизвестно что за приступы тебя терзают.

«Так возьми меня с собой. Я и в дороге тебе буду готовить».

— А ты переход выдержишь?

«А на чем мы поедем?»

— На лошадях.

«В моем мире были лошади», — я облегченно вздохнула. — «И это было модно. Так что на лошадях я езжу очень уверенно».

— Вот и ладно.

«А куда мы поедем?» — спросила я.

— В КастельАгро, — улыбнулся Лайм.


ОН насторожился, прислушался к тому, что происходит в светлой кухне. Полюбовался на усталое лицо прекрасной девушки. Затем даже посмотрел на первого подходящего ему кандидата. Светлый. Не пойдет. ОН сморщился и полетел дальше. В конце концов, у него выбор аж из пяти кандидатур. Подумаешь, не все они драконы…

Глава 6. Ангелина

Сон. Мне снился странный сон. Я сидела на берегу моего любимого озера, на которое мы часто выезжали с семьей на пикники. Моя любимая ива казалась больной. По чистой ранее воде плыла тина, и само озеро выглядело странно. Пожухлая трава не радовала глаз. А серое насупившееся небо вызывало опасение.

Пока я сидела, вокруг меня сгустился странный, тяжелый туман. И из него ко мне тянули щупальца странные создания. Правда, до меня они не дотягивались, отлетали в сторону, словно натыкаясь на какой-то барьер.

— Ау! — раздалось где-то далеко и очень тихо. — Ау! Геля!

— Геля! — присоединился еще один голос. — Геля, где ты?

— Гелька, отзовись! — вот этот голос прозвучал совсем рядом, вызвав у меня нервную усмешку. Мой самый любимый старший брат. Костик.

— Костя, я здесь! — я говорила очень тихо, потому что знала. Костик меня услышит.

Он вынырнул из тумана неожиданно, и с его появлением в странном мире что-то дрогнуло, изменилось. Ушел туман. И небо из насупленного стало просто предрассветным. Ушло тягостное ощущение и исчезли щупальца, так меня тревожащие.

— Костик, — улыбнулась я. — А как ты меня нашел?

— Как ты нас перепугала, Геля, — улыбнулся в ответ он. — А нашел? Я же тебе говорил, я найду тебя всегда и везде.

— Да, я помню.

Мой братик. Он такой красивый! Высокий, но худой. Гибкий и грациозный. Он не производит впечатления хищника, когда смотрит на очередную пассию своими наивными серо-зелеными глазами. Или когда на корте ветер треплет его короткие каштановые волосы. Он не производит впечатления воина, когда двигается, постоянно что-то роняя на себя или спотыкаясь. Или наступая девушкам на ноги на танцполе.

Все его пассии всегда завидовали мне. По одной единственной причине. Такой маленькой и можно сказать обычной. Мне — Костик никогда не наступал на ноги. Да и называл он меня чаще всего ангелочек. Я была его личным ангелочком.

— Что ты здесь делаешь, малыш? — поинтересовался братец.

— Я не знаю, — честно сказала я. — Попала я сюда нечаянно.

— А поточнее, где ты сейчас?

— На Авалоне.

— Вот значит, как, — Костя нахмурился. — Теперь признавайся, ты уже успела влипнуть в очередную историю?

— Все то ты знаешь! Да. Уже успела. Буду личным курьером заговорщиков.

— Каких?

— Не могу сказать, — хохотнула я. — Клятва!

— Клятва?

— Да. Поклялась, что никому не скажу, что услышала.

— Так, — братец подумал, затем смерил меня взглядом. — Ты можешь вернуться домой?

— Нет, — я ответила это, не задумываясь. Потом посмотрела на Костю. — Не знаю почему, но я не могу вернуться на Терру 2.

— Вот как, — Костя поморщился, потер плечо.

Я смущенно опустила голову. Он всегда так делает, когда волнуется или злится. Потирает татуировку, которую сделал в подпитии. Напоила его тогда я, с подружками. У нас был девичник, а Костика занесло к нам. Непонятно каким ветром… Мы решили отметить это дело, уломали и его. Что было потом, помню плохо. Знаю только, что в салон татуировок мы завалились вместе. У него на правом плече крыло ангела, а парное крыло ангела — на моем левом плече. Когда мы идем рядом, бок о бок, особенно летом, то создается ощущение, что два крыла соединяются вместе. Родители ругались тогда страшно. Но так и не объяснили почему.

После этого Костя не разговаривал со мной почти месяц. На исходе того времени я и узнала, что являюсь в своей семье не родной. Биологически.

В это время братец все-таки что-то надумал. Смерил меня пронзительным взглядом.

— Так, ангелок. Ты сейчас спишь?

— Да, — кивнула я со смешком.

— Ладно. Что на тебе одето?

— Ночнушка, — я хлопнула глазами, не понимая к чему такой вопрос. — И в волосах лента.

— Это хорошо. Вставай, иди ко мне и завязывай мне ленту. На предплечье, чуть пониже крыла.

— Зачем?

— Так надо, — улыбнулся Костя.

Я пожала плечами, как я поднималась с земли, надо было видеть! У меня создалось ощущение, что у меня к ногам привязаны стопудовые гири, как будто без них я могу взлететь. Первый шаг мне дался с невообразимым трудом. Второй я сразу не смогла сделать.

Костик смотрел за мной хмуро. Кажется, он тоже что-то знал, что-то очень важное и мне не доступное. Любопытство побудило меня сделать еще пару шагов. Но после пятого, я остановилась, на этот раз окончательно. Дыхание тяжелыми всхлипами вырывалось из груди. Гири теперь весили пудов по пятьсот. И сдвинуться с места я не могла при всем желании. Знание того, что сон вообще-то мой, мне не помогало. Я не могла удалить эти гири. И приделать себе крылья. Или передвинуть себя вперед — к Косте. Все было бесполезно.

Костя молчал.

— Может быть, ты ко мне подойдешь? — спросила я.

— Я не могу, — отрицательно покачал головой братец. — Прости, но либо ты до меня дойдешь, либо нет.

— А если нет, что будет?

— Ничего не будет, — улыбнулся Костя.

— А если я дойду? — упорно поинтересовалась я.

Брат ответить не успел. Небеса над нами дрогнули и на моего братца уставились заинтересованные глаза, непередаваемого черного оттенка. В этих странных глазах не было белка. И однозначно они принадлежали самой Тьме, Злу, которое только можно найти в этом мире.

— Затруднение? — ехидно поинтересовался голос.

— Есть немного, — кивнул Костя.

— И тебе помочь?

— А ты можешь? — усмехнулся братец.

— Могу, — согласился странный наблюдатель.

— А взамен?

— Ну… я могу много чего попросить. Например, твою душу.

— Нет.

— Твое тело?

— Нет.

— Твою любовь?

— Тоже не пойдет, — тяжело вздохнул Костя.

— Вот значит, как, — глаза мигнули и посмотрели на меня. В бархатной тьме странного голоса внезапно появилось узнавание и насмешка. — А это ты, маленький берсерк.

— Берсерк? — тревожно нахмурился братец.

Я взглянула на него.

— Я тебе потом объясню.

— Ты хочешь дойти до него? — поинтересовался голос.

— Хочу, — согласилась я.

— А ты заплатить за это готова?

— Смотря что.

— Например, ты не покинешь Авалона и освободишь меня.

— А ты кто?

— Я бог Зла.

— Я похожа на идиотку?

— Нет. Поэтому я и говорю это именно тебе.

— Тебя заточили.

— И к чему это привело? — иронически поинтересовался бог. — Наш Авалон переместился непонятно куда. Непонятно зачем. По ночам на улицах городов появляются различные твари. Вскоре планете грозит… впрочем, вот это тебе знать не обязательно. Так поможешь?

— Не могу, — с сожалением отказалась я.

— Жаль, а может быть, — глаза полыхнули жаждой. — ТЫ отдашь мне то, о чем сама не знаешь?

— Э, нет, — усмехнулась я. — Сказки читали, знаем. Потом выяснится, что у меня где-то есть кто-то родной? Нет, спасибо.

— Какая умная, — оскорбился бог. — Ну ладно. Давай так. Я тебе помогу сейчас, а ты поможешь мне потом. За тобой будет должок.

— Не связанный с убийством, воровством, предательством, не нарушающий моих принципов, а также это будет не твое вызволение из заточения.

— Ну вот, — еще сильнее обиделся бог. — Но не могу же я вам помочь просто так? Я должен получить что-то от этого. Какую-то выгоду!

— Выгоду? — протянул задумчиво Костик. — Тебе скучно?

— Да.

— Ты участвовать в игре будешь?

— Буду.

— Ну, тогда в чем вопрос? Если ты поможешь, то игра станет еще интереснее. И кто знает, как все обернется. Может быть, и тебя освободят.

— Ты прав.

Глаза мигнули и пропали. А я поняла, что стою рядом с Костиком.

— Быстрее, — попросил внезапно братец. — Меня начинают будить.

На то, чтобы закрепить ленту из волос у него на предплечье ушло буквально пару секунд. А потом Костя просто растаял в воздухе. Одновременно с ним растаял и этот мир, а я открыла глаза, потому что кто-то меня тряс за плечо.

— Ну же, спящая красавица, подъем.

— Ивен, отвали, — мрачно буркнула я.

— Вставай. Живо.

Я подняла голову, посмотрела на дракона.

— Зачем?

— Что зачем?

— Вставать зачем? На часах, — я перевела взгляд на противоположную стену и застонала. — Ивен, на часах три ночи, ты с ума сошел?

— Нет. Вставай. Это срочно.

Тяжело вздохнув, я поднялась на ноги. Мой наниматель внезапно вспыхнул и отвел взгляд в сторону.

— Одевайся. Я подожду тебя внизу. Мы не договорили.

— Да? — я зевнула. — Ну, сейчас приду.

Вниз я спустилась пусть не сразу, но через пятнадцать минут я была там, спокойная и более менее проснувшаяся.

— Итак. Через полчаса начнется самое опасное время в городе. Ночь фиолетовых ножей. Надо уйти в специальное укрытие.

— Зачем?

— Потому что эта ночь, а она один раз в году, выпускает на улицы города тварей, редкостной опасности. Они проходят сквозь стены домов, стекла, их не останавливают щиты и руны. Нужен специальный обережный круг. Местные жители знают, и заранее, еще днем, собираются в специальных убежищах. А вот тебя я забыл предупредить. Так что пошли. Возьми с собой, бутерброды и кувшин с соком.

— Сколько они пробудут здесь? — поинтересовалась я, прихватив помимо перечисленного еще и вазу с фруктами.

— До рассвета.

— Всего пару часов?

— Поверь. Это будут самые страшные часы в твоей жизни.

— А ночь одновременно на всей планете? — спросила я, когда тяжелая железная дверь подвала закрылась за нами, отрезая от всего мира.

— Да, — сухо ответил дракон, затеплив на стене магические светлячки. Комната была пуста, довольно большая, но неуютная. В ее центре были нарисованы несколько кругов, расчерченные рунами. — Идем. В центр. Осторожно. Не повреди линии.

Я пожала плечами, но шагала предельно осторожно. И была уверена, что ничего и нигде не повредила. В центре я была первой. Повинуясь жесту дракона, осталась стоять, тот обошел меня по кругу, потом второй раз и третий. А потом аккуратно шагнул ко мне, ненавязчиво приобняв за талию. Круг вспыхнул. Первый. Второй. Третий. А потом все круги разом погасли.

— Вот и все, — вздохнул Ивен. — Садись.

— А можно перед тем, как ты скажешь все то, что собирался, я задам главный вопрос меня, честно говоря, настораживающий.

— Ну?

— Драконы, согласно всем прочитанным мною книгам, никогда не вмешивались в дела людей. И единственно были наблюдателями — рядом с правительством людей. Что-то изменилось?

— У драконов — не знаю.

— Но ты же дракон!

— Я неправильный дракон, — мрачно сказал Ивен. — Я родился здесь. Внизу. Познал здесь радость, счастье, горечи. И не захотел уходить наверх, когда пришло время.

— Вот значит, как, — я вздохнула. — А я уж, напридумывала непонятно чего. И романтическую историю, и побочную ветвь наследия… и побеги. Целый приключенческий роман.

— Ладно тебе, — дракон покачал головой. — Все буднично и просто. По-другому не бывает.

Я кивнула. То, что не бывает — я знала точно.

Время, когда началась ночь этих самых, фиолетовых, я почувствовала сразу. Только что отовсюду доносились звуки. Чуть потрескивали светлячки на стенах, шуршал бумагой Ивен, вытаскивая что-то из корзины, слабый шорох доносился от стен, легкое гудение — от активированных кругов защиты. А потом они внезапно оборвались. Повисла гнетущая тишина. Мне захотелось услышать свой голос, и я повернулась к Ивену, тот улыбнулся и показал мне жестом на еду.

Кувшин должен был стукнуть об пол, но он стал на каменные плиты беззвучно.

А потом пришел запоздалый страх. Прокатился острыми иголочками по спине, укусил за затылок, рассылая онемение. Краем глаза я заметила движение на стенах. А потом и увидела, от магических светлячков по стенам в разные стороны двигались страшные изломанные тени. Узкие и широкие, вывернутые наизнанку и нарочито правильные. Они сливались воедино, чтобы тут же порваться на кусочки и атаковать нас. Но круг был надежен и никого пропускать с той стороны не собирался.

Когда на стене соткалось еще одно изображение, я просто не успела отметить. Только что стена была пуста. А тут внезапно появилась она. Красивая девушка, хотя скорее драконица. Рыжие волосы, струящиеся по телу незнакомки, переливались в пламени свечей, хотя самих свечей, собственно говоря, и не было видно. Зеленые глаза полыхнули заманчивым светом, девушка на стене, глядя прямо в глаза Ивену, томным движением облизнула нижнюю губу, улыбнулась и вдруг позвала.

Это было страшно. Ни звука не донеслось до меня, но я была уверена, что дракон все слышал. Он встал, шатаясь. Его губы шевельнулись, обозначая имя.

— Кайли.

И прежде чем я успела сообразить, что сейчас произойдет, этот гад рванулся вперед. Круги жалобно застонали и обрушились. Погасли магические светлячки. Помещение затопила тьма. Мои мечи остались наверху, в спальне, а ведь сейчас они пригодились бы мне как никогда.

Я успела только подумать об этом, как они оказались в моих ладонях, сияющие тем же самым багровым светом, поющие. Тоже странную мелодию, но не ту, что пели раньше.

«Слишком темно», — подумала я.

И свет, багровый свет, непонятно откуда, затопил комнату. Ивен лежал в углу, скорчившись, словно котенок, в калачик, а над ним полыхала сфера, слабо-зеленого света. Она угасала с каждым мигом.

— Второй раз, — мрачно произнесла я, делая шаг вперед. Мои мечи отозвались согласно раздраженным басом, и щупальца дернулись, потревоженные.

В этот раз подхватить песню мечей оказалось легче, и я рванулась в бой, не задумываясь почти ни на секунду о том, что решила сделать. И что если я решила умереть, то можно было это сделать гораздо проще и не геройствовать.

Все закончилось. Я стояла посреди пустой комнаты, на стенах ровно полыхали светлячки. Дракон смотрел на меня глазами человека, который внезапно увидел настоящего деда мороза и не мог сказать ни слова.

Странное чувство охватило меня. И не говоря ни слова — на это просто не осталось сил, я сползла на пол. То ли сон, то ли бред, принял меня в свои объятия.

Еще что-то понимая, я догадалась, что Ивен поднял меня на руки, и куда-то понес. А потом я окончательно отключилась.


Базарный день. Я в незнакомом мне городе, сижу на облаке, болтаю босыми ногами. И мне при этом совсем не смешно. Более того, я уверена, что все так и надо. Кому надо, зачем надо? Чудно…

По узким улочкам, внизу, шли двое. Он и она. Он потрясающе красивый блондин. А она — завораживающе прекрасная девушка. Сверху мне был виден каскад золотых волос, ее прекрасное лицо и то, какие взгляды она кидала на своего спутника.

— Да, — хихикнула я. — Кажется, она его очень хочет прибить.

Девушка внизу не выдержала. Остановилась. И гневно замахнулась на него рукой. Заинтересовавшись ситуацией, я плавно спланировала вниз.

— Лика, — мягко, чуть укоряюще заговорил блондин. — Да успокойся ты!

Пресловутая Лика злобно прищурила глаза. Но ни звука от нее не донеслось, зато мужчина внезапно нахмурился.

— Ты уверена?

Вновь молчание. Но теперь я была более чем уверена, что эти двое общаются. На уровне, который я не могу услышать.

— Так. Я даже знаю, что могло их заинтересовать.

Я так сильно хотела узнать, о чем они говорят, что вначале даже не поняла, что у меня это получилось.

— И? — произнес мягкий журчащий голос.

— Ты.

— Я?

— Ты. Дорогой штучный товар. Ты слишком красивый цветок. Подобные тебе редко появляются на улицах нашего города.

— Я же твоя рабыня. Разве могут меня украсть, чтобы потом перепродать?

— Вполне.

— Но как?

— Я же смертен, — мужчина напоролся на полный недоверчивости взгляд девушки и поправился. — То есть меня можно убить.

— Ты хочешь сказать, Лайм, что какие-то оборванцы тебя могут убить?

— Если ты будешь вести себя тихо и вообще будешь паинькой, то нет.

— Ты гад, — обреченно констатировала девушка и двинулась дальше.

Мужчина засмеялся, но пошел ее догонять.

— Лика! — позвал он, — да стой же ты!

Непреодолимая сила закрутила меня и куда-то потащила, попробовав сначала сопротивляться ей, я обнаружила, что это невозможно. Осталось расслабиться и получать удовольствие.

Странный поток закинул меня в узкий проулок. На стенах домов, которые окружали его, странные типы расклеивали устройства, больше всего похожие на самопальные арбалеты, да только к концам их были привязаны сети.

Оглядевшись, я поняла, что в мою сторону идет уже знакомая мне парочка. А я совсем ничего не могу сделать. А мне было так жалко эту хорошенькую куколку, более того, у меня почему-то возникла мысль, что я ее знаю. Должна знать.

Мелодия пришла неожиданно. Она играла тихонько для меня, слов пока не было, но я начала тихонько подпевать, слова приходили сами.

Сильный ветер закрутил горсть пыли и сыпанул ее в лицо одному человеку, прячущемуся за углом. Горшок, стоящий на широких перилах балкона, рухнул вниз — на голову еще одному любителю легкой наживы. Третий бросился бежать, уловив в происходящем таинственный смысл, мне не доступный. А я забеспокоилась, почему это парочки не видно. Обернувшись, я увидела, что там кипит драка.

Девушку мужчина задвинул себе за спину, в его руках появилось странное оружие, но рассмотреть его мне не удалось. Лика стояла спиной прижавшись к спине Лайма. А я откуда-то знала, что сейчас с балкона полетит ее смерть — узкий нож, на кончике которого смертельный яд, не имеющий противоядия. Я не знала, откуда пришло знание, но оно было бесспорно важным и правдивым. Я рванулась вперед в последний момент, напевая ту же песню, что и в подворотне.

Нож закрутило в воздухе, и он упал к ногам Лики. Последнее, что я запомнила, уже улетая в неизвестность, это фиолетовые глаза — отражение моих глаз на чужом испуганном лице.

Полет оборвался резким падением. Подо мной скрипнули пружины. Что-то горькое и противное коснулось губ, резкий запах ударил в нос, и я распахнула глаза.

Надо мной склонилось встревоженное лицо Ивена.

— Как ты? — спросил он.

— Нормально, — кивнув, ответила я.

Больше на такой подвиг я была не способна, и сон принял меня в свои объятия. Теплые и такие уютные. Больше мне ничего не снилось.

* * *

Черный регент устало потер виски. Из отпущенных ему пяти дней прошло уже целых три дня. Еще два дня и ему предстоит заняться поисками принцессы. Которая к тому моменту должна появиться на Авалоне. Об этом ему сообщил Оракул, которого пришлось регенту навестить еще раз.

Дверь открылась тихо. В кабинет к брату вошла сестра. Кайли, Рыжая Бестия.

— Привет, — тихо сказала она, склонив голову на бок. — Все работаешь?

— Да.

— Ты знаешь, а я нашла заговорщиков.

— И?

— Не поверишь, кто во главе заговора.

— На что хоть направлен?

— Выкинуть драконов с планеты. Сделать так, чтобы духу их здесь не было, — пояснила рыженькая, без сил падая на стул.

— С чего это вдруг такая странная цель?

— Нашел, кого спрашивать, — гневно фыркнула девчонка. — Я нашла, как подобраться к главе этого заговора, но насколько попытка будет успешной, не могу себе даже представить. Потому что это…

— Не тяни, Кайли.

— Это Ивен!

— Да ты что! — регент откинулся на стул. — Дракон отшельник? Решил выступить на стороне людей и при этом выкинуть драконов с Авалона? Он же должен понимать, что это невозможно.

— Ты еще не все выслушал! — прервала брата Рыжая бестия.

— Не все?

— Нет! Во-первых, первоначальная цель заговорщиков — развалить Империю!

— Нашу империю, — прищурился злобно регент.

— Да! — кивнула рыженькая. — А о цели выкинуть драконов — знают немногие. Очень немногие.

— Откуда знаешь ты?

Рыжая бестия хихикнула и продемонстрировала кусочек кожи.

— Временное рабство у хозяина, который заведомо слабее?

— Да. Это было просто. Попасть к нему. Еще проще найти в его голове то, что надо было.

— Что же. Это не может не настораживать. Как насчет принцессы? Что заговорщики Ивена знают о ней?

— Ничего, — усмехнулась Кайли.

— Оракул сказал, что есть заговорщики, которым она нужна.

— Да. Королевство КастельАгро стало вторым центром заговора.

— Их цель?

— Возвести на трон Империи свою принцессу. Так сказать, чтобы восстановить историческую справедливость.

— Справедливость?

— Совершенно верно! — кивнула Кайли. — Ведь именно в ту ночь погибла мать-королева и вся семья принцессы.

— И почему у меня такое ощущение, что ты припасла какую-то феерическую гадость напоследок?

— О, да, — Рыжая Бестия злобно усмехнулась. — Видишь ли, братик, дело в том, что принцесса уже дома. Ее привел на Авалон зов крови. И на ее жизнь уже покушались несколько раз! Безуспешно!

Регент вздохнул, вытащил лист из стопки белоснежной бумаги, взял перо.

— Попробуем систематизировать полученные знания. Одни заговорщики, под предводительством Ивена, желают разбить Империю, выкинуть драконов и о принцессе они ничего не знают. Другие заговорщики — желают Империю оставить в целости, скорее даже присоединить к ней КастельАгро, но им надо при этом возвести на трон принцессу. Для этого девушка должна остаться в живых. Кто зачинщик здесь?

— Неизвестно.

— Плохо. Узнай.

Бестия кивнула.

— Мне нужна власть, мне нужна Империя. Тебе нужен доступ в артефакторную, с целью получить то, что ты в качестве правителя провинции получить не можешь. Если я правильно понял. — Регент взглянул на сестру. — Ты хочешь уйти на Терру 2. Мы должны уничтожить принцессу, чтобы она не погубила нас.

Кайли с неохотой склонила голову, соглашаясь с обеими частями высказывания брата.

— О принцессе я узнал только что. Поэтому отдать приказ об убийстве девушки, пока не мог. Драконы по идее должны сохранить жизнь девушки. Либо мы что-то не знаем о драконах. Либо у них самих не все ладно. И правая рука не знает, что делает левая.


Бог в виде незримой тени завис на стене кабинета черного регента, смерил того недовольным взглядом и чуть не расплакался от обиды. Черный, идеально подходящий вариант, но умный же, зараза и слишком сильный. Такой не преклонится ни перед кем. И вообще, вглядевшись в будущее регента, бог Зла нахмурился и поспешил исчезнуть.

Слишком сильная воля могла бы привязать бога к телу. А тому предстояло скоро погибнуть. Если конечно регент не сумеет…

Глава 7. Анхель

Рассветное небо над башней окрасилось насыщенными розовыми и алыми тонами. Солнце неторопливо взбиралось на свое место. Сильный порыв ветра растрепал мои короткие темные волосы, проскочив по балкону, где я стояла. Как же я устала… Как же все это мне надоело.

— Ваше высочество, — раздался позади вежливый и дрожащий голосок. — Ваш отец просил вас спуститься вниз.

Принцесса Анхель, недавно вернувшаяся на Авалон с мира Терры 2, повернулась и посмотрела на молоденького лакея.

— Хорошо, Тим. Передай, я скоро буду.

— Как скажете, ваше высочество.

Я вновь повернулась, посмотрела в ту сторону, где была Империя людей. Я не могла сказать, откуда я это знаю, точнее почему я это вижу. Но для меня от Империи в эту сторону двигалась угроза. Угроза, которую я видела в виде черных клубов дыма. Дыма, который никто кроме меня не видел.

Не дождавшись моего появления, правитель КастельАгро сам переместился на балкон.

— Анхель.

— Да, отец? — я поворачивалась к нему с неохотой. — Что-то случилось?

— Дорогая, нам надо серьезно поговорить.

— О чем?

— Дело вот в чем, — тихо заговорил Ирм, став рядом со мной. — Как ты знаешь, ты перенеслась на Авалон не случайно.

Я кивнула, об этом я уже давно догадалась. Хотя и в первый момент не смогла понять, где я нахожусь. Правда, багровый свет луны, быстро подсказал мне, что нахожусь я где угодно, только не дома.

— Дело в том, моя дорогая, что на Авалоне скоро наступят темные времена. Темные и опасные. Не только для нас, но и для всех.

— А при чем здесь я?

— Я к этому и веду. Много лет назад, очень много, хранительница заточила двух наших богов в физические тела. Что привело к тому, что Авалон сдвинулся на другой слой материи и вообще в другую вселенную.

— Разве это возможно? — изумилась я.

— Вполне. Хранительница хотела как лучше. А вот что получилось…

— Ничего хорошего? — догадалась я…

— Верно, — Ирм замолчал.

— Хорошо, — кивнула я, потеребив кончик платья, в которое было одета. Причем, что примечательно, моего мнения, по поводу того, нравится оно мне или нет, никто спрашивать не стал. Принцесса должна и точка. — Но я опять таки повторюсь, при чем здесь я?

— У твоего появления здесь — есть целых две причины. Первая, Империя людей трещит по швам. Там нужен новый правитель. Очень сильный, который сможет остановить распад, взять все в свои руки, — мужчина тяжело сцепил пальцы на резных перилах балкона. — Понимаешь, Анхель. Все дело в том, что мало быть сильным правителем, нужна рядом другая кровь. Особая. Кровь хранителей.

Я поморщилась, но по-прежнему осталась хладнокровной.

— Ты хочешь сказать, что все, что от меня потребуется, точнее все, ради чего я здесь — это выйти замуж?

— Нет, — Ирм покачал головой, встревожено глядя на меня. — Если бы ты только согласилась… то это было бы очень хорошо. Если нет — то правительницей станешь ты сама. И будешь выбирать принца — консорта, тоже сама.

— Мне это не нравится, — я зябко поежилась, мимолетно подумав о том, что на балконе все же холодно. — Ты сказал две причины?

— На Авалоне должен быть тот, в ком течет кровь хранителя. И этот человек должен быть достаточно сильным для того, чтобы в нужное время выполнить свое предначертание.

— А оно какое?

— После заточения богов — нарушились слои равновесия. Перейдя на другой слой, Авалон его еще и истончает. Рано или поздно, он перейдет на другой слой. В пределы видимости Терры 2. А как они отреагируют на планету, появившуюся неизвестно откуда?

— Залпами ракет, — выдохнула с ужасом я, понимая, какая участь уготована этому миру-сказке. — Недавняя разработка космических ракет разнесет эту планету в мелкую пыль.

— Да. Поэтому Хранители должны продвинуть Авалон на другие слои, убрав из зоны видимости Терры 2.

— И как это сделать? Пожертвовать собой?

— Нет. Мы не демоны, чтобы так делать, — Ирм поежился. — Но в какой-то мере пожертвовать собой надо — отдать всю магическую силу, всю до капли. Стать обычным человеком.

— Обычным человеком? — я изумилась. — Я не чувствую в себе никакой особой силы. Разве я могу стать той самой, хранительницей, о которой ты говоришь?

— Можешь, — твердо кивнул мой отец. Как же странно называть отцом незнакомого мужчину. Нет. Я не могу его так называть. Не могу и не буду. Даже в мыслях. — Потому что ранее этим хранителем был я. Но я слишком стар. И слишком много сил потратил, чтобы переместить твою маму на Терру 2.

— Зря, — равнодушно заметила я, вновь отворачиваясь.

— Почему? — голос Ирма дрогнул.

— Не знаю, почему вы все так уверены, что тот мир это сказка… Тот мир жесток. В нем люди — прах под ногами таких же людей, отличающихся только толщиной кошелька.

— О чем ты говоришь?

— Мама попала на Терру 2 без документов. Без! Понимаешь ты это? А ведь документы — там это все. Она умерла. Я осталась одна. Все, что врачи смогли для меня сделать, это сдать меня в дом малютки. Потом был детдом. Никто не хотел удочерить девочку с такими странными глазами и такой субтильной внешностью, — я вздохнула, сама, испугавшись своей вспышки.

— Вот значит как…

— Я была в детдоме, а там несладко. Дети всегда травят тех, кто на них не похож. Лучше было бы погибнуть здесь, чем жить там, понимая, что в будущем — тебя ничего хорошего не ждет.

— Но ведь, — Ирм не находил слов. — Считается, что Терра 2 настоящий рай.

— Да кто вам сказал такую чушь! — до глубины души возмутилась я. — Настоящий рай? Там только для тех, у кого есть деньги! Желательно даже неограниченный запас. Ваши маги могут их наколдовать?

— Да, — кивнул правитель КастельАгро.

— А, — я смущенно отвернулась. — Поэтому вам там настоящий рай. Нет конкуренции. Нет запретов. Все вместо тебя делают машины.

— Именно, — кивнул Ирм.

— Там нет ничего хорошего для обычных людей, — устало повторила я. — Там воздух чист только относительно. Если бы не мощнейшие очистительные установки и вмешательство в кругооборот воды и кислорода, то все бы это плохо закончилось.

Правитель вздохнул.

— Прости меня, Анхель. Я не думал, что все будет так плохо.

Я пожала плечами.

— Можно, я побуду одна?

— Да. Конечно. Я собственно говоря, хотел сказать тебе и другую вещь. У нас вечером будет бал, на который приедет наш сосед. Правитель соседней провинции. Черный регент.

Я кивнула, показывая, что все услышала. И только когда дверь закрылась, на этот раз Ирм решил уйти, как положено, позволила себе немного расслабиться. Никогда не мечтала попасть в другой мир. Считала, что раз нет ничего хорошего в моем родном мире, то уж тем более в другом ничего хорошего меня не ждет. А здесь оказывается я принцесса, которая может выбирать, что ей делать и никто не может ей помешать.

Здесь у меня появилась странная сила — видеть будущее и влиять на него. Так я видела, что когда первый раз сяду на лошадь, то она понесет, испугавшись змеи на дороге. Я упаду и сломаю шею. Я смогла чуть-чуть подправить ситуацию. И передо мной ехали двое егерей, лошади которых даже испугавшись, не понесли. После этого у меня был странный приступ, судороги выворачивали мое тело буквально наизнанку. Несколько часов я пролежала в странном забытьи. Чтобы потом, как только очнуться, увидеть картину следующего покушения. Отравленное вино, разбитый бокал и снова смерть… И снова я смогла изменить ситуацию. Бутылку разбил официант. Правда, я не поняла, что это может плохо закончиться для него. Он упал, коленом на осколок. Яд проник в кожу и его еле успели спасти. Вновь приступ. Только немного отсроченный.

Всего было уже четыре покушения. Если первое могло быть случайностью, второе тоже. Ведь яд был в бутылке. То третье покушение — когда в меня летел нож, случайностью быть не могло. Я поняла, что кто-то открыл на меня сезон охоты. Но кто и как? Сложно сказать. С одной стороны в этом мире, кажется, у меня есть деньги и положение в обществе, но к этому прилагается море проблем. Которые к тому же могут вполне привести к смертельному исходу. И меня это нервирует.

Внезапно на меня вновь накатило. Серый туман окружил меня со всех сторон, показав картинку. По лестнице я спускаюсь, в шикарном платье, красивая, словно картинка. Внизу стоит мужчина. Такой потрясающий, что я нервно застываю на месте. А потом внезапно что-то толкает меня в спину. Точнее кто-то. У подножия лестницы падает уже труп.

Туман развеялся, я вцепилась побелевшими пальцами в перила балкона. Что за сумасшедший мир? Как мне теперь выжить? Надеть платье и попробовать спуститься тогда, когда не будет этого мужчины? Заметив его, отойти к стене? Или, я внезапно ухмыльнулась. Я иномирянка. В конце концов, кто запрещает мне надеть ту одежду, что я привыкла? Переместилась то я сюда с пакетом. Там было первое платье и босоножки, купленные на первую в моей жизни зарплату. Так что я знаю, что я одену. Они хотели посмотреть на иномиркую принцессу? Они посмотрят. И пусть потом не просят пощады!

До комнаты я дойти успела, почувствовав приближение приступа. И даже успела лечь на кровать, когда первая судорога выгнула тело. За ней последовала вторая и спасительное беспамятство.

В себя я пришла от стука в дверь.

— Принцесса Анхель, принцесса Анхель, — тревожно повторяла молоденькая горничная.

Подняться с кровати для меня стало настоящим подвигом, а уж дойти до двери, чтобы открыть ее — вообще чудом.

— Принцесса, — горничная вошла в комнату, плотно прикрыв за собой дверь. — У вас опять был приступ?

— Да, — кивнула я.

— Пойдемте, вам надо принять ванную. Потом принесут платье.

— Нет, — отрицательно покачала я головой. — Я одену свое платье.

— Но, — попыталась было воззвать к моей совести молоденькая девушка.

Абсолютно хладнокровно я повторила.

— Нет. Я одену свое платье.

— Как скажете, — послушно кивнула девушка.

После ванны и травяного чая я более или менее пришла в себя, отослав из комнаты горничную, вытащила из пакета платье. Оно даже не помялось.

Через пятнадцать минут я изучала свое отражение в зеркале. Высокая, худая девушка, с короткими растрепанными волосами. Одетая в короткое черное платье, приподнимающаяся над полом благодаря восьмисантиметровым шпилькам. С усталыми фиолетовыми глазами. Внешне даже симпатичная, но не особо красивая.

— Хранительница, — буркнула я устало отражению. — Дура ты. И этим все сказано.

Дверь открылась, выпуская меня в коридор. Стражники, стоящие у дверей, вначале вытянулись в струнку, а потом… я впервые видела, как мужчинам отказывает самообладание. Глаза верных «рыцарей» округлились до размера серебряной монеты, которая ходила в этом мире.

Фыркнув, я прошла мимо них, вспомнив самоучитель для девушки. Походка от бедра, взгляд самоуверенный. Сегодня я королева, а что будет завтра — уже меня не волнует.

По лестнице я спускаться не стала. Сделала то, что давно хотела и съехала по широким перилам, нимало не смущаясь того, каким взглядом меня наградил стоящий внизу мужчина. Впрочем он же меня и поймал, не дав свалиться. Улыбнулся, необычайно быстро придя в себя от моего, без сомнения, возмутительного поступка…

— Добрый вечер, Миледи, — улыбнулся он.

Я улыбнулась в ответ, стараясь отодвинуться от него подальше. Черноволосый красавчик с синими глазами внимательно посмотрел на меня.

— Принцесса Анхель, я представлял вас немного по-другому.

Я нервно улыбнулась. Кажется, я поняла, с кем сейчас разговариваю. Но не спрашивать же напрямую, вы господин часом не Черным регентом будете?

— Ах да, простите мне мое невежество. Я не представился. Оруэлл Авалонский. Известный как Черный регент.

Я изобразила что-то среднее между реверансом и танцевальным па. Он мне не нравился. Категорически — не нравился. А в синих глазах читалась насмешка и презрение. Кажется, мои чувства к мужчине были в кои-то веки взаимными!


После бала, я вышла в парк. Это было единственным, что мне нравилось безоговорочно во дворце в КастельАгро. Скоро опустятся сумерки, и придется вернуться в комнату.

Идя по дорожке, вдоль распахнутых окон первого этажа, я услышала свое имя и замерла соляным столбиком на дорожке.

— О чем вы говорите, магистр Ирм?

— О том, Оруэлл, что моя дочь в последнее время страдает странными судорогами и я боюсь, за ее здоровье.

— Вы кого-нибудь вызвали? — поинтересовался Черный Регент.

— Да. Скоро должен прибыть Лайм. К счастью, он сейчас находится внизу. А не в своей Цитадели.

— Вот значит как. Это очень хорошо. Я давно хотел поговорить с этим драконом. Вы позволите дождаться его прибытия у вас?

— Да, конечно.

— Спасибо, это будет очень удачно для меня.

— Спокойной ночи, Оруэлл. Пойду я к себе, в башню.

— Спокойной ночи, магистр Ирм.

Я услышала, как хлопнула дверь. Значит, отец вышел. Я хотела двинуться дальше, но вновь раздавшийся голос Черного регента заставил меня остановиться как вкопанную.

— Кайли.

— Добрый вечер, брат. Что-то случилось?

— Я видел сегодня эту принцессу.

— И что?

— Страшна. Ей далеко не только до дракониц, но даже до среднестатистических девушек нашего мира.

— Вот как. Может быть, у нее есть магические способности?

— Есть что-то одно. Очень маленькое. Судя по тому, что ее терзают судороги — она может видеть будущее.

— Я бы не сказала, что это особо безопасный дар для нас.

— Она не так опасна, как сказал Оракул.

— Может быть, она не та принцесса?

— Нет. Принцесса в королевстве только одна. Я даже проверил Ирма и ее на родственную связь. Они действительно родственники. Но я не чувствую опасности от нее. Вообще. Как будто мои сигнальники выбивает, как только она оказывается рядом.

— Это странно.

— Очень, — согласился Оруэлл. — Кайли. Отдай приказ моей гвардии. Пусть пришлют сюда четверку летучих.

— Четверку?

— Да. На нее действительно уже были покушения. И она действительно их благополучно избежала.

— Ты хочешь?

— Да. Я не хочу оглядываться постоянно по сторонам, чтобы понять, чего и когда я должен опасаться. Нет ее — нет проблемы с ней связанной.

— Может быть, ее надо просто нейтрализовать?

— Нет, — в голосе Черного регента я услышала сталь. — Ее должны убить.

Я отпрянула от окон, прижимая руки к губам. В голове билась одна-единственная мысль, я должна бежать. Как можно быстрее.

На то, чтобы подняться в комнату и собрать свои вещи мне потребовалось не более пяти минут. Еще столько же, чтобы переодеться в джинсы, свитер и кроссовки.

Через пять минут, когда уже начали сгущаться сумерки, я мчалась верхом в сторону ближайшего города. В рюкзаке за спиной лежала пара запасной одежды, припасы и золотые монеты, Ирм озаботился в первый же день снабжением меня ими.

О том, что сумерки смертельно опасны, я знала. Но у меня не было другого выбора. Я должна была умчаться как можно дальше и как можно быстрее. Сумерки были гарантией того, что за мной не отправят погоню. Тем более ближайший ко дворцу город был в получасе езды.

Я успела еле-еле, буквально в последний миг перед закрытием ворот, проскочить в город и помчаться в сторону таверны, которую я запомнила еще тогда, когда меня Ирм привозил сюда, чтобы заказать мне гардероб.

Коня приняли без разговоров, мне так же без вопросов дали ключи от комнаты. Единственное, что попросили, это на ужин спуститься вниз. Завтра в городе должна была начаться ярмарка, очень много посетителей и разносчицы просто не успевают обслужить всех желающих. Я кивнула. В том, чтобы спуститься вниз — я не видела ничего для себя опасного или тревожного.


Ирм посмотрел на два письма, лежащих перед ним на столе. Одно от Лайма. Второе от Ивена. Какое вскрывать первым, Правитель КастельАгро не знал…

Первым все же, Ирм вскрыл письмо от Лайма. Оказалось, что это даже не письмо, а скорее записка.

«Буду завтра. Обзавелся рабыней. Для нее нужна отдельная комната. Лайм»

— Вот значит, как, — задумчиво заметил Ирм. — Рабыня? Странно. Первая рабыня, о которой я слышу. Я бы еще поверил, что рабыню завел Ивен. Но не Лайм! Ладно, вот дракон приедет, и будем разбираться.

Чтобы вскрыть второе письмо потребовалось приложить личное кольцо мага. И только тогда, на белоснежном листе начали появляться небрежно выписанные буквы.

«Ирм.

Пару дней назад встретил девушку, уникальную по своему таланту. Она берсерк. А как ты помнишь, они уже давно не встречаются Девчонка с Терры 2. В своей семье была родной. Проверил лично. Ни с кем на нашей планете в кровном родстве не состоит. И в ней течет кровь кого-то из другой расы. Какой именно я не смог определить. На ней стоит такая защита, что все мои попытки понять, разбиваются. А ты знаешь, что я как дракон, маг разума очень сильный. Бесполезно.

Более того, вчера ночью, как ты знаешь была ночь фиолетовых… Мы сидели внизу. В моем личном круге. И пришли призраки. Мой личный призрак, из-за которого я вышел из круга, моя рыжая Кайли.

Я уже успел решить, что все — мне конец, как эта девушка просто разнесла всех в пух и прах. И все это в полной темноте. Ни единого светильника не горело. Что-то потрясающее!

Сегодня ночью — я собираюсь ее отправить на прохождение экзамена чистильщика — конкретно, на третий. Первые два я ей засчитаю лично, за спасение моей шкуры. А вот третий ей придется проходить под присмотром комиссии.

Как только она получит знак мага-воина, а она его получит, я уверен, я отправлю с ней тебе пакет документов. Что в них будет — ты знаешь.

Ладно. Надеюсь, у тебя там все в порядке.

Ивен.

P.S. Говорят, мой братец тоже где-то внизу ошивается. Не хотелось бы мне с ним встретиться. Он в последнее время стал еще опаснее, если можешь себе это представить! Так что держись от него подальше и дочь свою спрячь.»

Ирм вздохнул, посмотрел на часы. Скормил оба письма огню и задумался. Значит, два брата до сих пор не помирились. Они, правда, сводные. По отцу — дракону, который решил променять власть в летающей цитадели на простые радости человеческой жизни. Лайм — чистокровный дракон, а Ивен — дракон полукровка.


Главный зал таверны встретил меня оглушающим шумом. Люди переговаривались, спорили. При этом ели, пили, играли в карты.

Светильники на стенах разгоняли темноту. На окнах были решетки и тяжелые ставни. Я поморщилась. Неужели все так страшно? На часах было почти полдесятого. Оглядевшись по сторонам, в поисках свободных мест, я заметила столик почти у самого окна, к которому никто не подходил близко.

Пожав плечами, я двинулась туда. Мне то все равно где сидеть. Буквально через пять минут подскочила молоденькая разносчица, взяла заказ и убежала. Я поморщилась, глядя ей вслед. И повернулась к окну. Интересно, что там такое творится?

Вокруг меня начал сгущаться серый туман, но его разогнал мужской голос.

— Вы позволите?

Я подняла взгляд. Он стоял рядом. Белые волосы, скрученные в жгут, и перекинутые на плечо. Усталый взгляд серебряных глаз. Высокий, широкоплечий. Одетый во все черное. Только на плаще, у самого горла странная вышивка.

— Так позволите? Везде занято, только у вас свободно.

— Да, конечно, — кивнула я.

Он опустился на стул. Буквально через пару минут напротив нас та же разносчица опустила заказ. Мужчина заказал то же, что и я. Более того, к плотному ужину прилагался у него чай. А не вино, как например за соседним столиком.

— Меня зовут Хим, — внезапно представился он.

— А я Анхель, — улыбнулась я.

— Очень приятно, — мужчина вздохнул.

Следующие минут двадцать прошли в полном молчании. Когда девушка забрала тарелки и оставила нас одних с чаем и пирогом, Хим внезапно посмотрел на меня очень внимательно.

— Что такая красивая и хрупкая девушка делает одна здесь?

Я пожала плечами.

— Спасаюсь от неприятностей.

— А у вас их много?

— Больше чем достаточно, — вздохнула я.

— Скажите, тогда, — спросил мужчина. — Как так получилось, что вы путешествуете одна?

Я улыбнулась.

— Хим, вы подали мне замечательную идею. Может быть, вы можете подсказать, где в городе можно найти наемника?

— Наемника? А куда желает леди отправиться?

— Мне надо, — я задумалась, а собственно говоря куда мне надо? — Где можно найти мага? Желательно, очень сильного?

— Ближайший маг, очень сильный — Ирм, правитель КастельАгро?

— Нет, — я отрицательно покачала головой. — То, что мне надо, этот маг не сделает.

Хим задумался.

— У вас два варианта — Центральная Академия магов-воинов Империи людей. Или же Академия драконов.

— А куда проще добраться?

— Вход для людей в цитадель драконов — из столицы Империи. Там же расположена Центральная Академия. Так что вам в любом случае, дорога одна.

Я кивнула.

— Что же, это хорошо. Так вы не ответили, где найти наемников?

— Вам не нужен наемник, Леди. Я пойду с вами.

Бог заглянул в таверну, проследил, как почуяв его присутствие, с той стороны в окно ломанулись монстры. Поморщился и посмотрел на парочку сидящую за столом. Девушка побледнела как полотно, а мужчина отреагировал спокойнее. Положив руку на ее тонкую ладонь, что-то тихо объяснял.

«Какой идеальный вариант», — улыбнулся бог.

И занял свое новое тело.

Глава 8. Анжелика

Я сидела в комнате, задумчиво глядя на Лайма. Тот собирал вещи, укладывая их в сумку, на вид такую небольшую, а на деле туда уже столько всего поместилось.

— Лика, прекрати меня сверлить взглядом.

«Не могу. Если я сейчас не буду что-то делать, то впаду в истерику».

— Подумаешь.

«Ничего себе, подумаешь», — до глубины души возмутилась я. — «Лайм, я была на краю гибели! Этот нож летел именно в меня! И я до сих пор не могу понять, что за странный вихрь закрутил его и уронил к ногам».

— Обычный нож. Скорее всего, тебя просто бы ранило.

Я мрачно посмотрела на дракона, потом вздохнула и цапнув нож со стола, пошла в сторону кухни. Если бы я обернулась, то увидела бы, каким тревожным взглядом проводил меня дракон. Но я не поворачивалась. И пышущая злобой вышла из комнаты. Впрочем, до кухни я не дошла. Мне пришла в голову идея, что не мешало бы сначала переодеться, а потом уже проверить готовность еды.

После того, как на нас напали, и только чудо спасло меня от рабства или от смерти, я решила, что мне нужна одежда, которая максимально скроет мою красоту и желательно еще необычный цвет глаз.

Насчет одежды, дракон быстро нашел решение. А вот по поводу глаз — отказал мне категорически. Пока не заживут связки, и я вновь не смогу говорить, никакой дополнительной магии. А на Авалоне только так можно изменить цвет глаз, волос и так далее.

Через пятнадцать минут я рассматривала свое отражение в зеркале. Там стояла статуэтка, укатанная в шелка. Широкие и очень удобные шаровары. Сверху вначале узкий корсет, затем сверху второй слой — полупрозрачная и легкая рубашка, с широкими рукавами. Но словно мало этого — сверху еще один слой ткани. Неширокая туника, длиной чуть ниже бедер. Поверх этого на голову накидывался плащ с капюшоном, а на лицо крепилась специальная вуаль, прикалываясь к обручу на волосах. В общем, как только я накинула на себя плащ, то в зеркале отражение стало на меня непохожим. Да, возможно под всеми слоями шелка и скрывалась красавица, но теперь никто этого не скажет.

Весело усмехнувшись, я двинулась вниз.

Лайм уже был внизу, в коридоре. Договаривался с женщиной, которая обычно убиралась у него в доме, когда он был у себя наверху, в летающей цитадели. Заметив меня, дракон подавился словом и посмотрел так, словно увидел впервые.

— Хорошо, — задумчиво кивнул он. — Очень хорошо. Тебе ехать как будет, удобно?

Я кивнула.

«Да, это просто потрясающий наряд».

— Я рад, что тебе нравится. Как насчет провианта в дорогу?

«Осталось только вытащить из духовки. Я пошла. И хватит пугать женщину», — порекомендовала я, плавно двигаясь в сторону кухни.

Вернулась я обратно всего через пару минут, с двумя корзинами. Их тоже Лайм умудрился уложить в сумку.

— Идем, красавица.

Я послушно кивнула.

Во дворе нас ждали два коня. Черный большой жеребец и изящная кобылка странного кремового оттенка. Я двинулась к ней, как завороженная. Лайм хотел было что-то сказать, но не успел. Я коснулась морды прекрасной кобылки.

«Какая красавица», — мысленно восхищалась я, поглаживая прекрасное создание. — «Лайм, как ее зовут?»

— Искра.

«Странно, но ей подходит», — сделала я вывод. И не дожидаясь, пока мне скажет Лайм, вскочила в седло.

Дракон посмотрел на меня весьма ошарашено, но промолчал.

Через полчаса мы покинули территорию города — и двинулись в сторону от него. Телепорт, который вел непосредственно туда, куда нам надо, находился в небольшой деревеньке. На довольно приличном расстоянии от города. Нам предстояло успеть туда до темноты, с тем учетом, что привал можно было сделать только один раз и не более, чем на полчаса.

В деревеньке мы собирались переночевать. И только на следующее утро — будем во дворце КастельАгро. Как сказал мне Лайм, туда его вызвал старый друг.

Я кивнула.

«Мне то какая разница?» — поинтересовалась я. — «Все равно, здесь я ничего и никого не знаю. Я буду с тобой рядом».

— Ну-ну, — кивнул со смешком дракон, пришпорив своего коня — Черныша. Тот перешел в галоп, моя Искра отставать не пожелала и фыркнув, ускорила бег.


Около двух часов дня, после почти пяти часов непрерывной скачки, дракон сжалился надо мной и объявил привал. С коня он снимал меня сам. У меня на это просто не хватило бы сил. Мне пришлось прогуляться по поляне, где мы остановились на привал, раза три по кругу, прежде чем я вновь начала ощущать свои ноги.

— Как ты? — спросил Лайм осторожно.

Я возмущенно фыркнула.

«Гад ты!»

— Знаю, — согласился дракон. А потом внезапно насторожился. — Лика, ко мне иди, быстрее!

Я даже не задумываясь перешла к нему, потому что услышала в его голосе тревогу. Кусты затрещали так, что я вздрогнула.

«Там что медведь?»

— Хуже. Люди.

На поляну высыпал десяток типов, откровенно разбойничьей наружности.

— Вы посмотрите! — захохотал явно их главарь, судя по количеству золота и прочего металла на его одежде. — Каких интересных личностей занесло на нашу полянку. Мужик-аристократ и явно рабыня. А такие как он, явно предпочитают хорошеньких.

Я попятилась.

«Лайм?»

— Не переживай, малышка, — тихо ответил дракон. — Это не страшно.

«Ты сможешь справиться со всеми?»

— Если только все будет хорошо, — как то совсем невесело вздохнул мужчина.

«Не пугай меня».

— Не трусь.

— Вы смотрите, — заржали уже все бандиты. — Да мужик часом не блаженный ли? Сам с собой разговаривает.

— А ну молчать, — рявкнул дракон.

Поежилась даже я.

— Давайте так, — уже спокойной предложил Лайм. — Вы уходите отсюда на своих ногах. Я вас не трогаю. И даже забуду о том, что вы посмели напасть на меня.

Разбойники переглянулись и зашлись в новом приступе хохота.

— Будь осторожна, и доверься мне, — тихо попросил меня мужчина и просто растворился в воздухе. Я даже не уловила движения, только легкий порыв ветра подсказал, что здесь только что был он.

Мои глаза возмущенно распахнулись.

«Ты что меня бросил?»

«Доверься мне, малышка», — услышала я его мысль. И внезапно решилась.

Покаянно опустила голову и опустилась на колени, словно ноги меня не держали. Разбойники не спешили двигаться ко мне. Они нервно оглядывались по сторонам, словно пытаясь найти, куда делся мой хозяин.

— Сизый, Щербатый — займитесь девчонкой. А мы поищем ее хозяина.

Двое двинулись ко мне.

«Беги», — посоветовал мне Лайм. — «Пока я не смогу тебе помочь».

Я кивнула. Ему осталось восемь человек. В конце концов, хотя бы бегать в своем мире я научилась.

И вскочив на ноги, я бросилась наутек. Разбойники с диким улюлюканьем помчались за мной. Зная о том, что я могу заблудиться, я старалась не терять из виду эту треклятую полянку, на которой мы так не вовремя остановились на привал. При этом я сама удивлялась себе. Еще пару дней назад я бы просто свалилась в обморок, а тут наматываю круги от разбойников и при этом умудряюсь еще что-то думать. Подменил меня, что ли кто-то где?

На поляне в это время число разбойников, пытающихся найти Лайма, уменьшалось. Дракон убивал аккуратно, не показываясь на глаза.

Я не увидела, как разбойники разделились. Просто сильный толчок неожиданно сбил меня с ног. И надо мной появилась противная чужая рожа.

— Вот и все, цыпочка, — захохотал разбойник. В числе его зубов не хватало многих, поэтому я и поняла, что это Щербатый.

«Мне от этого легче?» — поинтересовалась я сама себя. И сама же ответила. — «Не особо».

— Сизый, — рявкнул мужик. — Я ее нашел. Иди сюда!

Сейчас или никогда, поняла я. У меня был один шанс. Оружие, кинжал которым хотели меня убить, был у меня в рукаве. К костюму, в котором я ехала, прилагались маленькие ножны, на руке.

Выхватив кинжал, я, даже не прицеливаясь, швырнула его в разбойника. Попала. В плечо. Сложно сказать, кто был удивлен сильнее.

Но Щербатый, открыв рот, чтобы позвать друга, не смог даже сказать и слова. Страшно захрипев, он рухнул на землю.

Вскочив на ноги, я бросилась бежать, чтобы попасть в руки второго. Сизого. Тот, крепко сжимая меня в руках, смотрел на труп подельника.

Я увидела на поляне Лайма, против троих разбойников. Причем дракон не видел, как с земли поднимается еще один. И из последних сил тянет кинжал.

«Лайм, сзади!» — закричала я.

Дракон услышал. Пригнулся, только заслышав свист оружия. Тот пролетел мимо, лишив одного из разбойников преимущества.

Но я отвлеклась на проблемы дракона зря. Чужая грязная лапа, дотронулась до моей шеи, скидывая капюшон, обнажив косу. Присвистнув, Сизый начал меня раздевать. Я отбивалась, из последних сил, но у мужика их было намного больше, чем у меня. И вскоре «счет» был предельно интересным. Вся моя одежда была на траве, за исключением короткой туники. Рожа Сизого была исцарапана в кровь, я вся была в синяках.

Когда эта тварь начала расстегивать штаны, я не выдержала, в груди родился отчаянный крик, но ни звука так и не раздалось. Я уже не видела, как дернулся в мою сторону Лайм, чуть не пропустив удара последнего разбойника — именно, главаря.

Я только почувствовала, как по моей коже проскользнули странные искорки, и тут же услышала дикий крик того, что меня держал, и поползла дальше от него, как можно дальше. Что-то ударило меня по голове, и я погрузилась в забытье.


Лайм рассчитался с последним разбойником, тем самым, что покусился на Лику. Девушка лежала у костра. На ее затылке была шишка. К счастью, сотрясения не было. И подлечив голову девушки, дракон попробовал ее привести в себя. Ему это не удалось.

Взглянув на часы, мужчина понял, что на поляне они задержались намного больше, чем это было позволено. И теперь, если он будет ждать, пока очнется Лика, они могут не успеть в деревню. А это однозначно — смертный приговор для этой девочки.

Дракон вздохнул. Вновь посмотрел на часы. Потом на девушку. Даже мысли о том, чтобы оставить ее здесь, мужчина не допускал.

Поэтому Лайм резко повернулся к лошадям. Подвел их вплотную друг к другу, связал поводья, и ноги, поставив коней вплотную друг к другу. Потом вздохнул, закрыл глаза и расслабился, выкинув из головы посторонние мысли. И тихо зашептал заклинание.

В центре поляне заклубился светло-зеленый туман, скрыв лошадей. Оттуда пару раз донесло негодующее ржание, но мужчина не останавливался, раз за разом читая заклинание. А потом внезапно оборвал его на середине и резко выставил вперед ладонь. Подул, и туман слетел в сторону, обнажив стоящего на поляне коня. Одного. Со странным окрасом — черно-кремовым. Удивительными светло-зелеными глазами.

Лайм обрадовано кивнул. Получилось. Одно из самых сложных заклинаний магии жизни. Один конь скачки с двойным весом бы не выдержал. А сейчас два коня слиты воедино. Так что можно успеть в деревню!

Подхватив бережено девушку на руки и закутав ее в свой плащ, ее одежда осталась порезанная на лоскуточки под деревом, дракон взлетел в седло.

Конь сорвался с места стрелой.


Мне снился странный сон. Я стою в городе. Посреди дороги. Сквозь меня проезжают всадники, проходят люди. Но никто меня не видит. Более того, я не вижу сама себя, хотя и стою напротив витрины ювелирного магазина.

Интересно, что я здесь делаю? Оглядевшись по сторонам, я поняла, что я нахожусь по-прежнему на Авалоне. Но место, где я, мне неизвестно. Судя по всему, это не тот город, где мы были с Лаймом.

Позади меня послышались шаги. И я повернулась. Сердце упало вниз. Я смотрела на девушку, из моей прошлой жизни. Которую видела от силы два раза, но запомнила, кажется, навсегда Ее семья, хоть и входила в высший круг нашего общества, мою семью не жаловала. А у Гели всегда было занятие поинтереснее, чем принимать участие в наших «девичьих» вечерах. Единственная девушка, которая могла бы стать моей подругой, ею так и не стала. И вот я вижу ее здесь.

Сверкнули короткие фиолетовые волосы. Геля, смеясь, подняла голову, и у меня перехватило дыхание. У нее тоже фиолетовые глаза, поняла я. Такие же как и у меня. Значит, мы здесь обе не спроста. Значит, что-то кому-то от нас надо.

«Может быть, мы даже состоим в каком-нибудь далеком родстве», — мечтательно подумала я.

А потом Геля со спутником, симпатичным, кстати, мужчиной, зашли в ювелирный магазин, рядом с которым я была.

Меня затащило следом за ними.

— Выбирай.

— Правда-правда?

— Конечно, — вздохнул мужчина. — Тебе надо выбрать украшение, на которое потом будет ставиться знак мага-воина.

— Ты настолько уверен, что я сдам экзамен?

— Геля. Не смеши. Ты сдашь.

— Спасибо!

Девушка весело усмехнулась. Посмотрела по сторонам. Потом пошла вдоль витрин. И внезапно резко остановилась. Я подошла ближе, движимая любопытством, что могло заинтересовать Гелю.

В витрине среди всего прочего лежал кулон. Простенькая золотистая пластинка, на тоненькой цепочке. Элегантная, простенькая. И идеально подходящая для того, чтобы поставить клеймо.

Геля вытащила кулон из витрины, повертела в руках, а потом решила приложить к шее.

Я вздрогнула, вдруг поняв, что этого ни в коем случае нельзя допустить. Нельзя, иначе случиться беда. Страшная и непоправимая. Резко рванувшись вперед, я выбила кулон из рук девушки, всего на миг, став материальной.

Украшение жалобно звякнуло, упав на пол.

— Геля? — спутник девушки вынырнул откуда-то сбоку. — Что случилось?

— У меня кулон упал, — пожаловалась девушка. — Сам собой из рук вылетел. Ивен? Ивен, что с тобой?

Я посмотрела на мужчину. По его лицу разливалась мертвенная бледность. Чем дело закончилось, я так и не узнала. Неумолимая сила подхватила меня и повлекла куда-то. В обратную сторону.


Когда я открыла глаза, то в первый момент никак не могла понять, где я нахожусь. Мне было тепло, уютно и надежно, как никогда.

— Как ты себя чувствуешь? — раздался тихий голос у меня над ухом.

И я залилась краской, все вспомнив и поняв, что нахожусь сейчас на руках Лайма.

«Спасибо. Ничего».

— Не смущайся, — так же тихо усмехнулся дракон. — И помни, что тебе от меня ничего не грозит.

Я кивнула.

«Мы успеваем?»

— Вполне. У нас даже будет около получаса, чтобы сходить в баню.

«Баня?»

— Да. Большой бассейн. Парилка. Так что не волнуйся.

«А как же лошади».

— Я тебе потом расскажу.

«Хорошо», — послушно кивнула я.

— А теперь тебе надо еще поспать, — посоветовал мне Лайм.

Я кивнула и, отчаянно зевнув, вновь положила голову ему на плечо. Сильные, надежные руки прижали меня к себе, и всего на миг у меня мелькнула отчаянная мысль:

«Почему я не драконица?»


После бани, я надела вновь похожий костюм, только на этот раз черный. И вышла к Лайму. Мы успели в таверну в тот момент, когда слуги уже опускали щиты на окна и закрывали ставни.

— Что сначала? — поинтересовался Лайм.

«Я хочу есть».

— Не ты одна.

«У нас в корзине много чего вкусненького. Так что бери нам комнаты и пошли».

— Как скажешь, — усмехнулся дракон и замолчал.

Вдвоем мы подошли к стойке хозяина заведения.

— Доброго вечера вам путники, — заметил мужчина, поднимая на нас усталый взгляд. — Вы в последний момент успели. В последнее время эти твари что-то совсем с ума посходили. Даже в дома ломятся.

— Отправьте заявку на чистильщика, — посоветовал Лайм.

— Отправили, — кивнул тавернщик. — Ждем вот. Вам господин комнату? Вы уж простите, осталась только одна. На втором этаже. Большая. Устроит?

— Да, конечно.

— Держите, — мужчина положил на стойку ключ с бирочкой.

Лайм положил на прилавок несколько серебряных монет, я даже не успела посчитать, сколько их там было. Потом вежливо поклонился и повел меня за собой.

— Все нормально? — тихо спросил он меня, когда дверь за нами закрылась.

Я подумала. Потом вздохнула.

«Да нормально все, не переживай».

— Уверена?

Я с неохотой кивнула.

— Тогда нам надо поесть. А потом спуститься вниз.

«Зачем?»

— Я обратил внимание, когда мы поднимались, там, в зале сидел менестрель. Ты же никогда не слышала выступление менестрелей нашего мира?

«Нет. А, правда, можно?»

— Конечно.

На ужин мы потратили около получаса, а потом спустились вниз, устроившись за столом. Мне Лайм заказал мороженое, уловив мой тоскливый взгляд, когда я увидела такое лакомство на соседнем столике.

Менестрель сидел в центре зала, за столиком. Интересный мужчина. Невысокий, я бы даже сказала, что он был ниже меня. Широкоплечий, с сильными руками. И очень необычный. У мужчины оказались бездонные желтые глаза и насыщенно-зеленые волосы. А еще, у него в руках было что-то вроде нашей гитары. На миг меня кольнула зависть. Я бы тоже хотела сейчас сыграть и спеть. Маман считала, что воспитанная девушка должна уметь петь и играть на музыкальных инструментах. Петь меня научили, а так же играть на флейте, фортепьяно. И по моей просьбе — тайно, научили играть на гитаре. Она и стала моим любимым инструментом.

Менестрель запел. И все лишние мысли из моей головы вылетели одним махом. Я слушала, забыв про мороженое, забыв про то, что я в другом мире и меня ждут впереди одни сплошные неприятности.

Спев песен пять, менестрель прервался. Я повернулась к Лайму.

«У тебя есть бумага и то, чем писать?»

— Конечно.

Дракон сосредоточился, задумчиво в воздухе повел пальцами и передо мной появился белоснежный лист.

На него я быстро начала записывать песню. Старую, которую написала когда-то сама, но так и не успела спеть. Музыку к песне я тоже уже успела сочинить и сейчас делала пометки.

Дописав и свернув бумажку, я посмотрела на Лайма, не сводящего с меня изумленного взгляда.

«Можно это передать менестрелю? Чтобы он спел?»

— Это песня твоего мира?

«Да».

— Хорошо, — Лайм подозвал девушку разносчицу, и та отнесла записку менестрелю. Я видела, с какой неохотой он открывал записку, а еще каким воодушевлением вспыхнули его глаза, когда он прочитал, то, что там было написано.

Гитара тихо заиграла, перебор струн до боли напомнил мне золотой парк моего мира и мой первый и последний побег.

Песня была написана именно тогда. Менестрель чуть прикрыл глаза и запел.

То ли ночь, то ли день,

Звенит в душе червонным звоном.

То ли свет, то ли тень,

Стал для меня теперь законом.

То ли жизнь, то ли смерть,

Не найти нигде спасенья,

Ты скажи, ты ответь,

Где найти теперь забвенье?

Не молчи, уходи

Или ты со мной останься.

Но построены на лжи

Отношения и страданья.

Уходи. Нет уж сил.

Болью все в душе покрыто.

Почему не простил?

Все что было — позабыто.

Лайм молчал, а когда песня была допета, дотронулся до моей щеки, стирая слезы.

«Идем. Не хочу больше слушать».

— Как скажешь.

Мы встали из-за стола. Уже поднимаясь по лестнице, я обернулась, встретилась глазами с бездонными глазами менестреля.

«Мы еще встретимся», — прочитала я в них и склонила голову.


В комнате была только одна кровать, но очень широкая.

— Так, я лягу на пол, — Лайм шагнул в сторону сумки, но я схватила его за руку.

«Зачем?»

— Чтобы тебя не смущать.

«Ты сам сказал, что мне рядом с тобой ничего не грозит. Почему я не должна верить твоим словам?»

— Потому что, — дракон вздохнул, потом усмехнулся. — Действительно, Лика. Тогда спать?

«Не хочется».

— Тогда зачем ты ушла?

«Больно слышать. Навевает совсем ненужные воспоминания».

— Это была твоя песня?

Я смущенно кивнула. Лайм покачал головой.

— В последнее время ты удивляешь меня все больше и больше.

Он устроился на кровати, я, сама себе удивляясь, подкатилась к нему под бок и положила голову на плечо.

— А это зачем?

«С тобой тепло. Надежно. Ты большой. Сильный», — туманно ответила я. — «Не знаю, почему, но с тобой не страшно и не опасно».

— Уверена?

«Да», — кивнула я. А потом вопреки моим же словам, сон затянул меня в свои объятия.

Мне вновь снился туман, из которого в мою сторону тянулись черные щупальца. Вокруг меня были начерчены три круга. Внешний, самый большой круг уже дрожал и дымился под натиском этих щупалец. А потом они внезапно остановились и закружились по кругу. И что-то внутри меня отозвалось на их зов.


Лайм почти уснул, когда девушка на его плече, тихо вздрогнула, словно ее что-то беспокоит.

Дракон внимательно вгляделся в ее лицо и замер. Испарина на лбу, бледность на лице — показывали, что девушке плохо.

«Но ведь болезненных органов не должно быть!» — подумал с удивлением дракон. — «Я же проверял ее несколько раз».

Лика снова застонала, выгибаясь. Первая судорога захватила ее тело. Лайм нахмурился и запустил проверку. И тут же нашел.

В теле девушки, в районе предплечья, разматывала свои кольца огромная красная змея. Каждый виток приносил в тело Лики боль. И каждая последующая судорога была сильнее предыдущей.

Дракон перенес на кровать сумку, вытащил оттуда фляжку. Посмотрел на девушку. Встал вопрос — как заставить ее сейчас выпить? Сложная задача.

Девушка внезапно распахнула глаза, Лайм тут же поднес к ее губам фляжку.


Горьковатый отвар обжег губы, заставив закашляться. Сильные руки держали меня, не давая двинуться с места. Боль быстро начала сматываться, уходя из моего тела. Лайм молчал, пока боль не утихла совсем.

— Как ты? — тихо спросил он у меня.

«Больно», — честно ответила я.

— Немудрено.

«Ты знаешь, что со мной?»

— Да, — кивнул Лайм.

«И?»

— В твоем теле живет проклятье, принявшее вид змеи, — дракон внимательно посмотрел на меня. В зеленых глазах была тревога и сочувствие. — Не знаю, сколько времени тебе осталось, но если не понять, что это за проклятье и как его снимать — то, Лика, ты умрешь.

Глава 9. Ангелина

Я лежала на кровати, задумчиво прокручивая в ладонях тоненькую цепочку с кулоном-пластинкой. И думала о том, что случилось всего несколько часов назад. С утра Ивен рассказал о небольшой традиции магов-воинов. Точнее — о том, что фирменный знак их ставится на любое украшение, какое именно, выбирает будущий чистильщик. И мы, сразу после завтрака, отправились в ювелирные лавки. Первую, вторую — мы прошли, так ничего и не найдя. Я хотела обычное украшение, желательно не вычурное. Но вот найти такое было маловероятно. Я так считала, пока мы не попали в третью лавку.

В витрине я вдруг увидела это украшение. Кулон на цепочке. И поняла, что оно мне нравится.

Вытащила и решила приложить к себе, посмотреть — насколько оно мне подходит. Я не поняла, откуда взялся порыв ветра. Да и в том, что это был сквозняк, у меня тоже есть сомнения. Но украшение из моих рук выбило с недюжинной силой.

На шум пришли Ивен и торговец. Первый побелел как полотно, второй грохнулся в обморок. На украшении было проклятье. Ни много, ни мало. После того, как дракон его снял, кулон мы все же купили, только цепочку выбрали более толстую и зачаровали украшение у мага. Теперь после того, как мне его застегнут на шее со знаком мага-воина, а Ивен был уверен, что я его получу, снять цепочку или порвать будет невозможно.

Вообще-то, то, как украшение вылетело у меня из рук, кое-что напомнило мне. Но вот что именно, я никак не могла понять.

Снизу донесся зов. Ивен. Интересно, зачем я ему потребовалась на этот раз? Я спустилась по лестнице и остановилась внизу, когда дверь неожиданно открылась. Причем, открыли ее родным ключом.

Дракон повернулся к дверям. Я не могла видеть выражение его лица, но что-то мне подсказывало, что оно явно невменяемое. Потому что в дверях стояла она. Та самая Кайли, изображение которой было на стене. Та самая из-за которой дракон вышел из круга.

Девушка улыбнулась дракону.

— Ну, привет, милый.

— Кайли, — тихо выдохнул он.

У меня был выбор, я могла сейчас тихонько подняться наверх и сделать вид, что меня тут никогда и не было. А могла шагнуть вперед. Не знаю почему, но эта рыженькая мне категорически не понравилась.

— Добрый день, — мягко пропела я. — А я Геля.

Выражение лица рыжей даже не дрогнуло. Только на миг сощурились зеленые глаза, словно у кошки, заметившей мышку, сидящую так далеко от спасительной норки.

— Геля? Очень приятно.

— Я бы сказала обратное, — ухмыльнулась я.

— Что поделать, не всегда мы делаем то, что нам приятно, — заметила рыжая. Потом повернулась к Ивену. — Ты так и будешь стоять?

— Он должен пасть к твоим ногам? — обрадовалась я. — Всегда хотела посмотреть на домашнее выступление клоунов.

— Геля! — рявкнул дракон, наконец, пришедший в себя.

— Оклемался, — хором выдали мы с Кайли. Переглянулись и улыбнулись. Решив, что повраждовать мы успеем после. А для начала нам не помешает нейтралитет. А в том, что мы еще встретимся, я не сомневалась.

— Так, — Ивен смерил нас обеих злобным взглядом. — Ты, — посмотрел он на Рыжую. — Иди в мою комнату. Я сейчас подойду и мы поговорим.

Кайли послушно склонила голову и двинулась туда, куда ее отправили. Ивен же повернулся ко мне.

— Теперь ты. Вот, держи документы.

Я поймала кинутый мне пакет.

— Внутри лежит направление. Через полчаса тебе надо быть у северных ворот. У дома уже должна стоять наемная карета. От города, как раз от ворот, отправляется караван. Он двигается в сторону деревни порталов. Это твое выпускное задание.

— А как же первые два экзамена?

— Я тебе их засчитал. Засчитал бы и третье, но его тебе придется проходить под присмотром Наблюдателей.

Я поморщилась.

— Я что буду клоуном?

— Нет. Просто стандартный экзамен. Наблюдатели будут страховать тебя и еще пару девочек.

— Я буду не одна?

— Нет. В последнее время нечисти почему-то становится больше. Чистильщиков отправляют на задания группой по три-четыре человека. Я тебе уже, кажется, говорил об этом.

— Может быть, — я посмотрела на пакет в моих руках. — Что тут еще?

— Деньги. Подорожные свитки. Медальон — удостоверяющий твою личность. Его цепочка тоже зачарована.

— Где я встречусь со своими товарищами?

— У ворот. Они будут там.

Я кивнула, подхватив рюкзак, собранный пару часов назад, и вышла на улицу. Карета действительно меня ждала.

А у северных ворот я встретилась с караваном. В первый момент, увидев такое море людей, причем, каждый куда-то спешил, я пожалела о том, что не спросила у Ивена, а как собственно говоря, я узнаю тех, с кем буду работать в связке? Спрашивать не потребовалось, как только я прошла чуть дальше, сразу же увидела группу людей у повозки, в длинных плащах с капюшонами, на которых смотрели с уважением, но, тем не менее, старались держаться подальше.

Весело хмыкнув, я двинулась к ним.

— Добрый день, — поприветствовала я их.

В мою сторону повернулась высокая фигура. После того, как он откинул капюшон в сторону и обнажил свое лицо, я увидела, что это мужчина. Седовласый и с тускло-голубыми глазами.

— Геля? — спросил он.

Я кивнула.

— Меня зовут мастер Тимьян. Прошу присаживайтесь, караван отправится с минуты на минуту.

— А проверять наличие сопроводительных будут? — поинтересовалась я, с удобством устраиваясь в повозке. С невысокими бортами, но при этом крытой.

— Нет, — улыбнулся мастер, вновь накидывая на себя плащ. — Мы сообщили начальнику каравана, что с нами будет еще одна девушка.

— А как он поймет, что это я?

— Ты единственная с такими странными волосами, — пояснил мастер.

Я улыбнулась. Через пять минут, караван двинулся с места. Ехать и читать было неудобно, вертеть по сторонам головой мне быстро надоело, и я решила кое-что спросить у своих спутников.

— Мастер, мастер!

— Что тебе?

— Скучно.

— Чему тебя учили? — усмехнулся мастер Тимьян, скидывая капюшон и поворачиваясь ко мне.

Я задумалась.

— Много чему, — честно ответила я. — И все, чему меня учили, нормальным девушкам как-то не полагается.

— А ты хотела быть нормальной?

— Нет, — фыркнула я. — Это так скучно.

— Почему же?

— Потому что нормальные девушки никогда не находят приключений на мягкое место. А жить без них очень скучно.

Мастер рассмеялся.

— Теперь я понимаю, почему Ивен очень просил чем-нибудь тебя занять. Во избежание проблем.

Я нахмурилась.

— Он так сказал?

— Но согласись, он был прав.

— Неправда! — буркнула я. — Я никогда не нахожу приключения самостоятельно. Они сами находят меня. Моего желания на то не спрашивая.

Мастер усмехнулся.

— Ладно. Что ты хотела спросить?

— У меня много вопросов, — честно ответила я. — Главный, например, такой. Есть большая Империя. Есть маленькое королевство. КастельАгро. Почему его до сих пор не присоединили?

— Ты не знаешь? — мастер изумленно приподнял бровь.

Я покачала головой.

— Двадцать лет назад имперские войска вторглись в королевство. Убили всю королевскую семью. Но королевство не получили — появились драконы. Тогда разразился страшный скандал. А из-за того, что Академия все время была под эгидой Империи, нам тоже досталось.

— И чем закончилось дело?

— Академия стала самостоятельной. Теперь мы не зависим ни от чьих прихотей. Наемники, которые выполняют задания.

— Ладно. А если сложится ситуация, что одного мага-воина наймет одна сторона, а второго другая сторона? Как тогда?

Мастер Тимьян насторожился.

— Вот такие вопросы мало кто задает. Но я отвечу. Мы не имеем права принимать участие в делах политических. Мы чистильщики против нечисти — тех, кто уже не жив, нежити — тех, кто никогда не жил.

Я поморщилась.

— А все-таки?

— Те, кто примут такой заказ, будут уничтожены.

— О, — я задумалась.

Оказывается, не все так благополучно в Империи, как кажется. Раз появился такой запрет, значит, уже были прецеденты. Последний вопрос я задала мастеру. На этот раз тот молчал дольше, более того, даже те, кто ехал с нами в повозке, заинтересовались данным вопросом.

— Так, Геля. Раз ты спросила, ответить я должен. Но рассказывать я тебе не буду. Да, были такие случаи, после которых появились запреты. Какие именно я тебе не скажу.

Я усмехнулась. Либо со вторым наставником у мастера Тимьяна не особо хорошие отношения, либо кто-то из девушек не благонадежен.

До деревушки мы доехали ближе к сумеркам и без приключений.

— Итак, — мастер спрыгнул с повозок и внимательно посмотрел на нас. — У вас всех около часа. Как вы его потратите — не имеет никакого значения. Ровно через час, как раз когда начнут закрывать окна — вы должны придти сюда. На центр. Тут мы с вами встречаемся, и отсюда вы начнете зачистку периметра, как только появятся первые твари.

Я вздохнула и кивнула. Мой взгляд упал на таверну, и я направила свои стопы в ее сторону. Меня проводили изумленными взглядами.

Зайдя в таверну, я устроилась за столиком около окна, зевнула. Прежде чем до меня дошла разносчица, рядом со мной опустился мастер Тимьян.

— Ты решила поесть?

— Да, — кивнула я. — Надо же время как-то занять?

— А как насчет того, чтобы сходить в баню?

— Смысл? — поинтересовалась я. — Пыли в повозке не было. А после ночной драки, по любому придется отмываться. Так я лучше поем.

— И тебе после этого плохо не будет?

— Намекаете, что ужин потом попросится назад? — хихикнула я. — Не переживайте. Не страдаю излишней впечатлительностью.

— Ну, смотри.

К нам подошла разносчица. Заказав ей легкий ужин, причем мастер тоже решил присоединиться к трапезе, мы вернулись к прерванному разговору.

— Мастер, так вы не дорассказали.

— Да. Раньше маги-воины часто принимали участие в политических столкновениях. Но всегда на стороне Империи. Ведь именно под ее эгидой мы всегда были.

— Что случилось?

— Случилось королевство КастельАгро. Перед нападением на него, в Академии начались волнения. Чистильщики категорически отказались в этот раз наступать на королевство. Мы попали в опалу. А потом, когда вмешались драконы, мы под это дело подвели возможность стать самостоятельными. Вот с тех пор и пошел запрет.

— Вы что-то недоговариваете.

— Да. На стороне КастельАгро были три чистильщика. Двое мужчин и женщина. Они закрыли дорогу нападающим войскам Империи, благодаря чему придворный маг успел переправить мать-королеву на Терру 2.

Я кивнула.

— Вот значит как. А чистильщики?

— Мы остались живы. Но попали в опалу, — ответил мастер.

— Вы были одним из тех?

— Да, — просто ответил мастер.

— Кстати, почему меня не представили тем, с кем мне работать сегодня ночью?

— Они горды. Это девушки аристократки, причем одни из сильнейших в нашем выпуске. И представь их возмущение, в последний момент, к ним пристегивают еще одну выскочку. Появившуюся непонятно откуда.

Я задумалась.

— Да, кажется, я понимаю.

За соседним столиком внезапно заплакала гитара. Мы повернулись туда. За столиком сидел менестрель и тихонько наигрывал мелодию, чем-то мне знакомую. Отзвучала песня, но я так и не смогла понять, откуда то, что пел менестрель мне было знакомо.

Включился верхний свет, и я замерла, потрясенная. У бродячего певца были бездонные желтые глаза и насыщенно-зеленые волосы.

— Что это означает? — спросила я у мастера. — Он же человек?

— Человек, — кивнул мужчина. — Такое очень редко, но бывает. Обычно это последствия снятых проклятий. Возможно, это было смертельное проклятье. Оно снято — но менестрель получил такие волосы и глаза.

— Чудно, — заметила я, бесцеремонно разглядывая певца.

Но мне пришлось прерваться. Разносчица принесла нам еду. А после того, как мы закончили ужинать и допили чай, начали закрывать ставни. Не прекращая разговора, мы поднялись и вышли на улицу.


Ивен вошел в комнату. Кайли стояла у окна, вцепившись в подоконник побелевшими пальцами.

— Что случилось, рыженькая? — поинтересовался дракон, опускаясь в кресло. — Что ты, после всех своих заверений о том, что мы больше никогда, никогда не встретимся, все-таки появилась на пороге моего дома?

— Ты меня звал, — напомнила неожиданно Рыжая Бестия.

— Звал, — согласился Ивен. — Но ты помнится предпочла мне моего брата, а потом бросила и его. До свадьбы ведь у вас так и не дошло.

— Не дошло, — кивнула Кайли. — Я поняла, что он не тот, кто мне нужен.

— И кто же тебе нужен?

— Не знаю. Может ты?

— И ты пришла только для того, чтобы мне это сказать? — дракон усмехнулся. — Рыженькая, не считай меня за дурака. Ты здесь совсем по другой причине.

— По другой? — мастерски изобразила удивление Кайли.

— И я даже, кажется, догадываюсь, что именно привело тебя ко мне.

— Правда? — рыжая потянулась и одним единым, плавным движением оказалась рядом с Ивеном, облизнула губу. — И ты будешь сопротивляться?

— А у меня есть шанс?

— Нет, — Кайли обворожительно улыбнулась. — У тебя его никогда не было.

Теплые женские губы коснулись губ Ивена, и тот забыл обо всем на свете. Пара целовалась. Пока неожиданно дракон не сполз вниз.

Рыжая гибко опустилась на пол рядом с ним.

— Прости меня, — тихо прошептала она, аккуратно положив пальцы на виски лежащего дракона.

Поток чужих воспоминаний хлынул в нее. Все было закончено через полчаса. Кайли поднялась на ноги шатаясь, глаза были полны слез. Узнать о том, что дракон до сих пор ее не разлюбил, для Рыжей бестии оказалось ударом. Она привыкла к мысли, что Ивен просто был влюблен, не то, что его брат — Лайм. Но то, что Ивен ее любил и любит до сих пор, причинило Кайли почти физическую боль.

Оглядевшись по сторонам, девушка нашла взглядом большое зеркало и, пошатываясь, двинулась к нему.

Связь заработала после первого же заклинания. Но кто на том конце — видно не было. Личная гвардия Черного регента, летучие, никогда не афишировала своих лиц.

— Миледи? — в спокойном голосе прозвучало удивление. — Что-то еще случилось?

— Да. Летучий плюс отряд обычных наемников. Из столицы скоро от дома директора Академии, Ивена ар Зейн, уедет молоденькая девушка, с фиолетовыми волосами. Ее надо поймать и доставить мне. Девушку не калечить. Пакет с документами, который она будет везти, доставить Регенту.

— Если девушка будет не одна?

— Это маловероятно, но все же в таком случае — ее спутников убить.

— Как скажете, Миледи. Что-то еще?

— Нет. На сегодня все.

Связь погасла. Кайли повернулась к дракону, посмотрела на часы.

«Он придет в себя через пару часов», — подумала девушка. — «Я могу уйти. Внушить ему, что все, что было — не более чем сон. Но… сном будет совсем другое».

Когда начали сгущаться сумерки, Кайли сама привела в действие защитные механизмы, тем более, что она знала, где пульт управления. На окна опустились щиты и ставни.

Потом девушка повернулась к дракону, подошла к нему и села рядом с ним на колени.

— Зачем? — спросил Ивен.

Кайли поморщилась. Она поняла, что за то время, что они не виделись, дракон все-таки стал сильнее, и ложная память не подействовала.

— Приказ, — тихо ответила рыженькая.

— И что ты здесь делаешь?

— Жду, когда ты придешь в себя.

— Зачем?

— Вот за этим…

Светильники на стенах погасли. Влюбленным свет не нужен, чтобы видеть друг друга, чтобы чувствовать и понимать. Украденное счастье, всего на одну ночь.


Выйдя на улицу, на площадь, мы с мастером ждали остальных. Они подошли минут через пять. Стоя у небольшой статуи, изображающей что-то уж очень непонятное, они наконец-то избавились от плащей. Второй мастер оказался женщиной. Высокой, достаточно симпатичной. Огненный каскад рыжих волос, насмешливые серые глаза. Одна из девушек оказалась ее копией, только молодой. Еще две девушки — одна брюнетка, вторая блондинка, тоже были очень симпатичными.

— Итак, — заговорил мастер Тимьян. — До начала сумерек осталось пять минут. Этого времени вам хватит на то, чтобы приготовится. Действуйте, как хотите. Есть желание — двигайтесь по улицам. Нет желания — оставайтесь здесь. На площади.

— Лучше на площади, — посоветовала рыжая мастер. Вас здесь четверо. Дорог, выводящих на площадь, тоже четыре. Вам будет удобнее драться.

— Доверить свою спину какой-то выскочке? — фыркнула блондинка. — Я на это не согласна.

— Как хочешь, — зевнула брюнетка. — Но мне она тоже не нравится. Тем более, мастер Валейн, мы привыкли работать тройкой. И сегодня будем так работать.

— Смотрите сами, — усмехнулся мастер Тимьян. — Удачи, девушки. И тебе удачи, Геля, — повернулся он ко мне.

Я кивнула, девушки, нарочито рисуясь, мечи доставать из ножен не спешили. А я свои приготовила заранее.

Мастер Валейн внимательно посмотрела на меня, потом на мои клинки. В ее серых глазах внезапно скользнуло уважение.

— Итак. Повторяю для тебя, Геля. Задание стандартное для мага-воина, зачистка периметра территории.

Я кивнула. Одним легким прыжком, женщина оказалась на крыше. На соседней крыше стал мастер Тимьян.

Сложно сказать, откуда они появились. Низкие, прижимающиеся к земле, черные твари, со злобно горящими, голодными алыми глазами. Они мчались к нам стрелой. Девушки даже не успели вытащить мечи, как твари снесли их вместе с их магией.

— Тимьян! — услышала я испуганный крик мастера Валейн. — Волкодлаки!

— Вот значит, как вас зовут, — буркнула я, пятясь поближе к лежащим девушкам. От которых откинули волкодлаков простейшей силовой волной. Мастера торопливо спустились вниз, обнажив мечи. — Они что так опасны? — поинтересовалась я, раскидав первую тройку напавших.

Огромные твари прижались к земле, не сводя с меня голодных злых глаз.

— Ты даже не выучила, кто у нас есть? — весело спросил мастер Тимьян, я услышала звонкий щелчок кнута, повернулась, любопытствуя. Мужчина отгонял волкодлаков от девушек, рядом с которыми на коленях стояла мастер Валейн.

— Нет, — ответила я. — Не стала.

— Почему?

— Потому что все, что после сумерек — враги!

— Нелогично.

Волкодлаки нападать не спешили и прибив по дороге парочку штук, я перешла к основной группе.

— Они всегда так вялы?

— Нет. Волкодлаки — одни из опаснейших тварей.

— Почему?

— Почувствовав запах крови, они уже не остановятся.

— Вот как, — я посмотрела на девушек. — А с ними что?

Мастер Валейн подняла голову.

— Сильные ранения. Кровь я заговорила. До утра они доживут, но если кто-то из тварей доберется сюда, то им не выжить.

— И это одни из сильнейших? — возмутилась я. — Ладно, раз так получилось. Найдите место, где вы сможете их охранять.

— А ты? — поинтересовался мастер Тимьян.

— А я зачищать периметр!

Сумерки сгустились еще сильнее, и я поняла, чего волкодлаки ждали. Сливаясь с темнотой, они могли атаковать, подбираясь к жертве незамеченной. Мои клинки, не дожидаясь команды с моей стороны, загорелись багровым сиянием и запели. Усмехнувшись, я раскрутила их и бросилась в атаку, напевая то, что мне подсказывали лезвия.

Когда на главной башне пробила полночь, площадь была уже зачищена. Мне выдался короткий отдых, и я остановилась, переводя дыхание.

«Как бы мне сейчас нужен был напарник», — мрачно подумала я. — «По крайней мере, не надо было бы опасаться за спину».

— А я все думал, когда ты, наконец, признаешь это, — раздался сзади голос.

Я повернулась.

— Костя?

— А ты кого ждала? — усмехнулся братец.

— Ты пришел!

— Я же взял у тебя ленту, она привела меня к тебе.

— Вот это да! — засмеялась я, касаясь его плеча. — Ты настоящий!

Костя не выдержал и рассмеялся.

— Ну так нужна помощь, малыш?

— А то!

Часы замолчали, пробив положенное время. В темноте узких подворотен зажглись опять голодные глаза. Костя вытащил из ножен тоже парные клинки. И точно так же их лезвия зажглись багровым светом, приветствуя местную луну, показавшуюся на миг из-за тучи. Мы стали спиной к спине. И танец начался.

Я знала каждое его движение. Он знал каждое мое. Если я оставляла неприкрытым бок, то того, кто желал за него цапнуть, встречали клинки Костика. На какой-то миг мне показалось, что мы стали единым целым. Но посторонние мысли я выкинула из головы сразу же. Из подворотни, недалеко от нас, также доносились звуки поющих лезвий и вспышки магии. Мастера не отдыхали, оберегая раненых девчонок.

Под утро все закончилось. Улицы, подворотни, все было усыпано трупами. Кого тут только не было.

— А очищать как? — поинтересовался Костя.

— Как-как, — усмехнулась я, встряхивая лезвия. — Сейчас солнышко выглянет и все очистится самостоятельно.

— Даже так?

— Ага, — кивнула я, прислонившись плечом, к его плечу.

В нашу сторону, одновременно с первыми лучами солнца, поспешил мастер Тимьян. Посмотрел на меня, покачал головой и перевел взгляд на Костика.

— Ар Архайн? — изумился он, вглядевшись в черты лица моего братца.

Костя величественно склонил голову.

— Вы не ошиблись. Константин Ар Архайн.

Вспомнив прочитанную книгу, я вдруг поняла, почему мне зацепило это имя слух. Ар — приставка для драконов.

— Костя, — я резко повернулась к нему. — Что это значит?

— Я все объясню, — кивнул брат, пятясь от меня подальше.

— И немедленно, — прорычала я, гневно прищурив глаза.

Глава 10. Анжелика

В КастельАгро мы прибыли утром. Как только в таверне открыли окна и двери и заработали порталы. Вообще оказалось, что это очень интересное устройство. Мы вошли в небольшое с виду здание. А потом начали спускаться куда-то вниз. Широкая большая дорога, наша лошадь (ее дракон не успел расколдовать), чувствовала себя здесь очень уверенно. Ей даже не пришлось пригибаться.

Широкий вход вывел нас в огромный круглый зал, с множеством дверей. В центре стояла круглая конторка, за которой сидела молоденькая симпатичная девушка.

— Вам куда? — поинтересовалась она, косясь в восхищении на Лайма.

— КастельАгро, — усмехнулся дракон.

— Лошадь, человек, дракон, — мило прощебетала девушка. — С вас один золотой.

Лайм кивнул, положил требуемое на стол. Работница порталов быстро что-то начала вычерчивать в воздухе, какие-то руны, потом улыбнулась.

— Вам в третью комнату.

— Спасибо, — кивнул дракон.

Третья комната оказалась небольшой. С конем мы там уместились еле-еле. А как только Лайм закрыл дверь за нами, она совсем пропала.

«Что это?» — панически спросила я.

— Не волнуйся, — улыбнулся дракон. — Все в порядке.

«Точно?»

— Конечно.

Нас охватило нежное, светло-серебряное сияние, а когда рассеялось, мы стояли в лесу, на тропинке. До дворца оставалось еще около десяти минут езды, а там нас должны были встретить.

На мой изумленный вопрос «Зачем?», Лайм сообщил:

— Чтобы мы не заблудились.

«Там что такой страшный лес?» — поинтересовалась я.

— Нет, — усмехнулся дракон, покосившись на меня.

Первым делом, убедившись, что я в порядке, и телепортация на меня никак не повлияла, Лайм снял заклинание с лошадей, и теперь мы вновь ехали каждый на своей лошади.

«Не тяни, а в чем причина то?»

— Все дело в том, что один из королей был параноиком. И решил, что можно отгородить себя от покушений весьма нехитрым способом. Он приказал построить лабиринт из высокой живой изгороди.

«И что?»

— Лабиринт построили. Потом утеряли карту. Тот, кто мог ее восстановить, к этому моменту — умер. В результате, в лабиринте начали путаться маги, гости и даже сами домочадцы.

«Помог королю такой способ сохранения жизни?»

— Нет, — засмеялся Лайм. — Его в этом же лабиринте и убили, не забыв перед смертью поблагодарить за такой изумительный подарок для всех наемных убийц.

«Почему же не уничтожили лабиринт?»

— Не смогли.

«Как это. А маги на что?»

— Нужен маг с королевской кровью. А она в семье королей была только один раз — у второй жены короля, которая детей не оставила.

«Бр-р», — поморщилась я. — «Чудно как-то. Заклинания, лабиринты. Жуть!»

— Почему жуть? — поинтересовался Лайм. — У вас не так?

«Не то, чтобы не так. Хотя. Убивают везде, были бы заказчики и средства на оплату», — философски заметила я.

Дракон покосился на меня и пришпорил коня. Впереди показалась высокая башня. Сам дворец еще пока не был виден.

У входа в зеленый лабиринт нас встречали. Лайм помог мне спуститься. Лошадей повели в одну сторону, а нас в другую. Лабиринт был интересным. Не знаю, почему меня им стращал дракон, но мне он понравился. Здесь было тихо, не дул пронизывающий ветер, зеленая изгородь по сторонам была ровно подстрижена и приятно пахла свежестью. И вообще я поймала себя на мысли, что с удовольствием побродила бы здесь. Одна.

Лайм покосился на меня, но я была уверена, что последнюю мою мысль он не слышал.

Мы вышли из лабиринта неожиданно. Я шла позади Лайма, отставая от него на шаг, как и полагалось по местному церемониалу. Когда я сделала шаг в сторону, повинуясь жесту «хозяина», чтобы увидеть Правителя КастельАгро и его гостя — Правителя одной из провинций Империи. Оруэлла Миланского, мой взгляд вначале упал на замок, и я застыла. Под вуалью этого не было видно… и создавалось полное впечатление, что я потрясенно смотрю на одного из встречающих.

Я никак не могла понять, что мне кажется таким знакомым, но в этот момент Лайм чуть-чуть отступил в сторону, открыв мне полностью левое крыло дворца. Ноги подогнулись, и я рухнула на колени.

Я уже не видела, как презрительно исказилось лицо Оруэлла Миланского, как встревожено в мою сторону повернулся правитель КастельАгро, Ирм Олан.

Я не почувствовала рук Лайма. Потрясенная, застывшая, я смотрела на дворец, который снился мне несколько лет. Несколько лет, я проживала раз за разом гибель этого дворца и семьи, которая тут жила.

Дракон легко поставил меня на ноги. Его резкий голос раздался в моей голове.

«Лика, очнись!»

Я тряхнула головой. Слезы, безмолвные слезы, катились по щекам. Что-то мне подсказывало, что ничего хорошего теперь меня не ждет. Что только что случилось что-то страшное. Что-то, что не должно было произойти. По крайней мере, так скоро.

На этот раз я нашла в себе силы, как положено, поклониться хозяину дворца. И двинуться вслед за Лаймом, раздумывая о том, что у правителя странные глаза. Такие темно-фиолетовые. Как, например, у меня в минуты гнева.

В большом зале, с лестницей, ведущей наверх, меня оставили на милость слуг, и Лайм с Ирмом двинулись куда-то наверх. Оруэлл же двинулся по лестнице на второй этаж.

— Пойдемте, — раздался рядом со мной тоненький голосочек. Переведя взгляд вниз, я увидела мальчишку лакея. — Я покажу вам комнаты.

Я отрицательно покачала головой. Огляделась и подошла к большому зеркалу. Рядом с ним, на низком столике, лежала стопка бумаг и перо.

К счастью, эффект понимания языков, распространялся не только на понимание и произношение, но и на письмо. И на листе появились буквы.

«Могу я осмотреть замок?»

Лакей отнес мое письмо дворецкому, стоявшему неподалеку. Тот внимательно посмотрел на меня, хотя, что он мог увидеть, под слоями шелка, но кивнул.

— Конечно. Единственное, ради вашей же безопасности, не поднимайтесь по винтовой лестнице. Она ведет в башню мага. А там постоянно что-то взрывается и превращается. Может, особо не пострадаете, но нервы потратите.

Я поклонилась, показывая свою признательность и начала подниматься по лестнице. Осторожно касаясь рукой деревянных резных перил.

— Она что, немая? — поинтересовался тихонечко мальчишка лакей.

— Может быть, — задумчиво ответил ему дворецкий. — А может.

Что может, я уже не услышала. Первый поворот скрыл меня от их глаз. А я задумалась. Вот я стою здесь. Куда дальше то? Интуиция внезапно потянула меня вбок. По коридору. Повороты, пролеты сменялись один за другим, я двигалась, судя по всему, в центр правого крыла. Сама удивляясь себе, я лавировала по коридорам так, словно всегда жила здесь. Ну, или, по крайней мере, заранее выучила план дома.

Перед дверями, ведущими в какие-то комнаты, я остановилась. То чувство, что вело меня все это время, пропало. Я огляделась. Никого не было рядом, никого не было, чтобы спросить — жилые это комнаты или нет.

Тяжело вздохнув, я толкнула дверь, решив, что с проблемами, если они последуют, я буду разбираться после.

Дверь не открылась. Но чувство, вновь поселившееся внутри меня — терзало меня все сильнее. Требуя, угрожая. Я должна была попасть в эту комнату. Обязана!

Изумляясь странному зову, я постучала костяшками в дверь. Та спустя минуту открылась. На пороге стоял Оруэлл Миланский. За его спиной была красивая комната, с явно недавно сделанным ремонтом. За спиной мужчины было огромное окно, выводящее на левое крыло. Мой взгляд остановился на этом окне.

Оруэлл вздохнул, в его синих глазах были холод и презрение. Меня это не волновало. Больше всего мне надо было, чтобы он отошел в сторону, чтобы понять то, что я вижу, это то самое окно или нет?

Мужчина равнодушно окинул меня взглядом.

— Ты зачем пришла. Ко мне?

Я отрицательно покачала головой и показала жестом.

«Дай пройти».

Взгляд синих глаз заморозился еще больше, хотя казалось бы, куда уж. Но в сторону он неизвестно почему, сдвинулся. Сквозь открытое окно я вновь увидела черное небо, расколотое молнией и горящее левое крыло. Вновь, словно во сне услышала крик «Уже поздно».

И спасительное забытье, наконец, накрыло меня с головой. Я рухнула вниз, прямо под ноги Оруэллу.


Черный регент тяжело вздохнул. Девушки по-разному привлекали его внимание, но падать к его ногам дважды за один день, это уже ни в какие ворота не лезет! Оруэлл посмотрел по сторонам, посмотрел на фигуру, закутанную в шелка у своих ног.

Из-за поворота неожиданно показались Лайм и Ирм, и Регент облегченно улыбнулся.

— Дракон, забери свое имущество.

— Опять! — обеспокоено сказал Лайм, подходя ближе и поднимая девушку на руки. — Второй раз за один день!

— Слушай, вот скажи ты мне, она у тебя настолько страшная, что закутана в столько шелков?

— Может быть, — уклончиво ответил дракон. — Ладно, Элл, поговорим с тобой позже. Сейчас я займусь ею. И Ирм, пусть пришлют твою дочь в мои комнаты.

— Конечно.

Придворный маг проследил за тем, как дракон, с девушкой на руках, скрылись за поворотом. Потом повернулся к Регенту.

— Извини, Оруэлл. Сейчас я найду Анхель. Поговорю с ней. И можно будет заключать брачный договор.

Черный регент кивнул и скрылся в своей комнате.

Придворный маг двинулся к комнате принцессы. Всего через полчаса весь дворец был поставлен на уши. Обыскивали каждую комнату, все потайные углы парка и лабиринта. Девушка как сквозь землю провалилась.

После того, как не сработали телепорты, Ирм обратился за помощью к Лайму и Оруэллу. Мужчины обошли дом, потом, не сговариваясь, двинулись к конюшне.

Правитель КастельАгро ждал их в своем кабинете.

— Нашли? — поднялся он на ноги при их появлении.

Лайм отрицательно покачал головой.

— Она сбежала.

— Более того, — заметил Регент, — она ускакала еще вчера вечером. Где-то за полчаса до сумерек.

— Вот как, — маг устало съежился на стуле. — Этого стоило ожидать.

— Почему?

— Строптивая девчонка, — пояснил Оруэлл для дракона. — А они, судя по всему, решили надеть на нее хомут, не спросив ее мнения.

— Так и есть, — кивнул Ирм. — Ей не нравилось то, что она должна себя вести определенным этикетом образом. Ее раздражали длинные платья. Она короткое надела как вызов нашему обществу. Да и то, что она должна выйти замуж за человека, которого и не видела то толком, ей тоже не добавило радости.

— Куда она могла поехать? — спросил Черный регент.

— В столицу. Она взяла то золото, что я ей давал. Думаю, она хочет вернуться на Терру 2.

— Вот как, — Оруэлл поднялся на ноги. — Тогда я ее догоню. Она нужна здесь, если мы хотим выжить.

— Я буду очень признателен, — устало кивнул Ирм. — Сумасшедшая девчонка, — тихо шепнул маг.

Мужчины вышли в коридор.

— Ты уверен, что тебе нужна какая-то строптивая кошка? — поинтересовался Лайм.

— Молчи уж, — посоветовал Оруэлл. — Со мной можешь поехать? Ждать свою гвардию я не хочу. А догнать девчонку надо, как можно быстрее. Ради ее же безопасности, да и мне она нужна.

— Зачем?

— Расскажу на привале.

— Ладно, Элл. Пойду я к своей рабыне. Посмотрю как там она.

— Ты так о ней заботишься.

— Мое, — усмехнулся дракон.

— Ну да, — кивнул Оруэлл. — Так я пойду собираться. Ты ее возьмешь с собой?

— В зависимости от ее состояния, — ответил задумчиво Лайм. — Готовит она, пальчики оближешь. Да и как врач, я не могу оставить ее без присмотра.


Я открыла глаза, как только за Лаймом закрылась в дверь. В себя я пришла еще тогда, когда он нес меня по коридору.

Попробовав привести меня в чувство, дракон потерпел сокрушительное поражение. И ушел, оставив на столе уже знакомую мне фляжку с отваром.

Я села на кровати, закутавшись в плед. Перевела взгляд за окно. К счастью, окна той комнаты, где я пришла в себя, выходили на краешек лабиринта и на озеро с беседкой. Двигаться не хотелось. Думать о том, что только что случилось, тоже. И я решила осмотреться по сторонам. Лучше бы я это не делала!

Над большим камином, в котором зимой зажигают огонь, висела большая картина. Королевская семья, судя по коронам на головах тех, кто стоял в центре. У других, более младших, на голове были обручи. На краю картины стоял и тот, что встретил нас. Нынешний правитель КастельАгро. И если я правильно поняла объяснения Лайма, бывший придворный маг, который в самый последний момент успел спасти королеву-мать. Заинтригованная тем, как она выглядела, я подошла ближе. И замерла.

Так могла бы выглядеть я. До всех этих операций на Терре 2. Фигура королевы не отличалась особой пышностью, но вместе с тем, у нее были потрясающе плавные черты лица. Длинная шея. Золотые локоны, падающие на плечи и спускающиеся вниз. Усталый и вместе с тем стальной взгляд, синих как небо, глаз. Золотистая кожа.

Она была прекрасна, эта королева. И она была беременна. В моей голове пронеслось все, что я успела увидеть и понять. Пронеслись мои сумасшедшие сны. То, что я словно знаю, что где лежало. Та ночь, когда погибла королевская семья. Дворец, который снился мне пять лет. Ощущение того, что я дома. И того, что мне теперь грозит опасность.

Я посмотрела на короля, потом на придворного мага.

«Вот оно что», — мрачно подумала я. — «Здравствуй, мама…»

Я провела кончиками пальцев по портрету. Потом повернулась к зеркалу.

«Вот ты и вернулась домой, принцесса КастельАгро. Дочь королевы-матери и ее придворного мага, нынешнего Правителя».

По щекам потекли слезы. От осознания несправедливости этого сумасшедшего мира. От понимания того, что все это должно было быть не так. Должно было быть по-другому. Нервы не выдержали, а уж когда в предплечье вновь заворочалась боль, я свалилась без сил на пол, позволяя судорогам выворачивать мое тело так, как им хочется.


Когда Лайм вошел в комнату, то почти у самого камина, лежала тоненькая фигурка его рабыни, изломанной куклой, не подающей признаков жизни.

Дракон смазанной тенью рванулся к ней, наклонился. Приложил пальцы к пульсу. Тот был. Слабый, но был.

«Судя по испарине на лбу, это был еще один приступ», — мрачно подумал Лайм. Потом провел рукой по нежной щеке. — «Кто же тебя проклял то, малышка?»


Я пришла в себя от прикосновения сильных и ласковых пальцев.

«Лайм».

— Это я. Как себя чувствуешь?

«Плохо».

— Тогда, может быть, тебе лучше остаться здесь? — осторожно поинтересовался дракон. — Та, из-за которой мы сюда ехали, сбежала. И теперь придется ехать за ней.

«Та?»

— Принцесса КастельАгро. Недавно она переместилась с Терры 2.

«Как это?»

— Ирм начертил пентаграмму призыва родственной крови. Достаточно сложное заклинание.

«Зачем?»

— Чтобы вернуть принцессу или принца с Терры 2.

«А почему она сбежала?»

— Не пожелала выходить замуж.

«За кого?»

— За Оруэлла.

«Тот красавчик на ступеньках дворца?»

— Он тебе настолько понравился?

«Может быть», — туманно ответила я. — «Мне уже лучше. Наверное, будет правильнее, если я поеду с тобой».

— Смотри сама, — Лайм вздохнул и помог мне подняться. Потом принес отвар. — Пей.

Я кивнула, делая один глоток. Потом второй. Противная слабость отступила.

— Ты не подумала, кто мог тебя проклясть?

Отрицательно покачав головой, я показала на кровать, где лежала верхний слой шелка. Делая еще пару глотков из фляжки.

«Подай, пожалуйста».

— Ты можешь ехать в нормальной одежде.

«Нет. Подай плащ и вуаль».

— Как скажешь, — вздохнул дракон.

Руки еще тряслись, но, по крайней мере, меня не шатало. Лайм поддерживал меня, когда мы спускались вниз.

Оруэлл Миланский уже стоял у лестницы, ожидая нас.

— Ты все-таки решил взять ее с собой, — заметил он Лайму.

— Не желаю питаться тем, что подают в таверне. Если мы выедем сегодня, успеем до портала на столицу?

— Я думаю, она не дура, — отрицательно покачал головой Оруэлл. — Поэтому вначале мы поедем в Хеджтон. Он как раз рядом с КастельАгро. И если Анхель поехала туда, то она должна была остановиться в таверне Окриса. У него и узнаем, была ли она там. И если да, то куда поехала.

— Хороший план, Элл, — кивнул дракон.

Буквально через пару минут, дворец покинули трое всадников.

До города быстрым галопом было буквально полчаса. Но принцесса, даже если покинула город телепортом, уже была далеко. А если, как предполагали Оруэлл и Лайм, она поехала верхом, избегая телепортов, то сейчас двигаться за ней было безумием. Вначале надо было все разузнать.

По дороге между Оруэллом и драконом завязался разговор, к которому я прислушивалась с неослабевающим вниманием.

— Так зачем тебе девчонка? — поинтересовался Лайм. — Ты же вроде бы собирался жениться на драконице.

— Мало ли, что я собирался, — вздохнул мужчина. — Я был у Оракула. Он предсказал, что моим планам грозит опасность из-за какой-то принцессы. И я решил устранить угрозу.

— Почему не смертью?

— Потому что она как заколдованная, — злобно ругнулся Оруэлл. — На нее уже было пять или шесть покушений. Но благодаря какой-то мелочи каждый раз она оставалась в живых.

— У тебя что, Летучие сноровку потеряли? — изумился Лайм.

— Нет. Я недавно связывался с ними, отдал приказ на ее ликвидацию. А сейчас, перед отъездом, пришлось давать им другой приказ, чтобы они нашли ее и невредимой привезли ко мне. Буду обольщать.

— А потом что?

— Женюсь, — тяжело вздохнув, ответил мужчина.

— В провинции?

— Нет. Император оставит трон мне.

— Ты так в этом уверен?

— Да, — кивнул Оруэлл.

— Смотри, — усмехнулся Лайм. — Черный регент в погоне за невестой! Сказка, а не заголовок для газеты.

— Не смешно, — устало огрызнулся мужчина. — Причем, девчонка, откровенно говоря, страшненькая. Только глаза, фиолетовые, насыщенные, горят злобой.

— Неужели, с первой попытки ты не смог ее очаровать?

— Не смог, — покаянно признался Оруэлл. — И честно говоря, тогда я думал, что лучше решить дело малой кровью…

Дальше слушать разговор я не стала, погрузившись в свои мысли. Что получается, что уже есть одна принцесса? Я тогда не принцесса. Глаза — совпадение. Мои сны… Хм. Не получается. Сны совпадениями быть не могут. Слишком много тут неясностей.

Остается тогда такой вариант. Кто-то занял мое место, зная о том, что настоящей принцессе грозит опасность. Но кто и зачем? Как много вопросов и как мало ответов.

Подняв голову, я посмотрела вперед. За размышлениями время пролетело незаметно и впереди уже показались ворота города.

В таверне мужчины первым делом заказали две комнаты и отправили меня наверх. Извлекать из корзины все то, что мы не смогли съесть на привале. На мое изумление, мол, это же все будет несвежим, дракон нетерпеливо усмехнулся и посоветовал проверить.

К моему бескрайнему удивлению, все, что я вытащила из сумки и корзины, было свежим, как будто я только пару минут назад все уложила.

Мужчины вошли в комнату, когда стол был уже накрыт. Есть я не хотела, но под взглядом Лайма, мне пришлось снимать вначале плащ, а потом и вуаль. В деревушке, прошлым утром, я переоделась, и под плотным черным слоем был легкий кремовый костюм. Потрясенный взгляд Черного регента я пропустила. Зато успела заметить, повернувшись к зеркалу, поправляя костюм, каким вожделением и усмешкой зажглись его синие глаза.

После ужина, когда я сложила вымытую посуду обратно в корзины, Оруэлл вышел из комнаты. Узнавать, была ли здесь принцесса Анхель.

— Итак, — Лайм потянулся. — Сегодня ты спишь одна. Во второй комнате, которую мы сняли.

«Нет», — твердо ответила я.

— Что нет, — дернулся он, изумленно поворачиваясь ко мне.

«Мы спим в одной комнате».

— Почему?

«Я твоя рабыня. Я не хочу, чтобы у твоего друга появились ненужные подозрения и опасные мысли».

— Лика, — тихо сказал дракон. — Тебе ничего не грозит.

«Нет», — я опустила глаза, скрывая слезы в них. — «Я боюсь. Ты сам говорил, что мне от тебя ничего не грозит. А он такого не говорил. Я боюсь».

Лайм тяжело вздохнул.

«Пожалуйста», — взмолилась я.

— Хорошо, — дракон покачал головой. Потом посмотрел на меня.

Но ничего сказать не успел, дверь открылась, и в комнату вошел чем-то встревоженный Черный Регент.

— Она была здесь. Как мы и предполагали, двинулась в сторону столицы. И не порталами, а по заброшенному тракту.

— Заброшенному? — Лайм нахмурился, отворачиваясь от меня. — Элл. Для того чтобы ехать по старому тракту, нужен проводник.

— Она его нашла. Наняла вчера вечером. В таверне. А сегодня утром они вдвоем выехали через западные ворота.

— Вот значит, как, — дракон поморщился. — Что за проводник?

— Неизвестно, — Оруэлл тревожно посмотрел на друга. — В этом то и вся проблема. Он появился неизвестно откуда. Как зовут — никто не знает.

— Документы?

— Предъявил стражникам. Те побледнели как полотно и поспешили исчезнуть.

— Вот как, — Лайм вздохнул. — Чем дальше в эту историю, я влезаю, тем запутаннее она становится. И конца не найти и начала.

Черный регент кивнул.

— Завтра рано вставать. Так что пойду я.

Дракон кивнул. Оруэлл вышел.

— И чего ты так его испугалась?

«Не знаю. Но он опасен».

— Для кого?

«Для нас обоих», — твердо ответила я.

Глава 11. Анхель

Раннее утро неторопливо уступало свои права яркому солнышку. Завели свою распевку в густых кронах придорожных деревьев птицы. Старый тракт ложился под ноги отдохнувших лошадей.

Старый заброшенный тракт давно уже не пользовался популярностью, и дорога успела ухудшиться. Попадались камни, как мелкие, так и не очень. Пыль — поднималась столбом за нашими лошадьми.

Здесь пошаливали разбойники и среди бела дня, в Туманной лощине — появлялась нечисть. Туманная лощина стала причиной, по которой тракт забросили. А окружающие его деревни вымерли.

Маленькая рощица, с плодовыми деревьями, пользовалась популярностью детей и молодежи. Туда бегали на свидания, там расставались. Там бегали дети, объедая плоды с деревьев. Взрослые не протестовали. Рощица специально была сделана для малышей. Чтобы те не мешались старшим.

Когда туман первый раз упал на рощицу, там был девичник. Из пятнадцати девушек, в живых осталась одна — невеста. Она успела убежать, принеся в деревню тревожную новость. Посреди бела дня сгустился туман, и оттуда полезли твари. Передав весть, девушка рухнула мертвой посреди деревни. На ее спине были следы когтей призрачных тварей.

Из деревни в деревню полетела весть, но жители не спешили собираться, пока однажды, в пасмурный день, клоки тумана не прилетели в первую деревню. Тогда немногие, оставшиеся в живых, поспешили убраться из этих территорий.

Тракт опустел.

Я покосилась в сторону Хима, тот ехал, оглядываясь по сторонам, не желая даже пропустить намека на опасность. Не знаю, что за боги послали мне этого наемника. Но он стал для меня самым настоящим спасением.

И, кстати говоря, спасаясь от погони, а я была уверена, что она поедет за мной, нам предстоял очень опасный перегон. Расстояние между двумя пунктами ровно такое, чтобы успеть из заброшенной деревни А добрать до деревни Б — если скакать весь день, не делая привалов и не жалея коней.

Но первый же день показал мне, что я жестоко переоценила свои возможности. Перегон сегодня был легче, чем остальные. Но мне хватило и его. На привале с лошади меня снимал Хим. Сделав первые два шага, я безвольно опустилась на землю и отключилась.

Проснулась я от боли и от прикосновения чужих рук. Попробовала вырваться, но мне не дали.

— Не дергайся, — равнодушно сказал мужчина.

— Что ты делаешь?

— Мышцы, глупая, разминаю, — пояснил со смешком наемник.

— Спасибо, — кивнула я.

Через несколько минут, после обжигающей боли, мне действительно стало легче. И поддерживаемая сильной рукой Хима, я даже смогла подняться.

— Ну, не все так плохо, как мне показалось с первого раза.

В серебряных глазах была добродушная усмешка и ничего лишнего. Я облегченно улыбнулась. Мне показалось. Не было там странной тени, словно зло проглянуло наружу. Показалось.

— Что впереди? — поинтересовалась я.

— Деревня, Ролим, — зевнул Хим, вытаскивая из рюкзака припасы. — Единственно жилая на этом проклятом тракте. Она соединяется с другими провинциями. Такой маленький центр.

— Нас могут там обогнать?

— Нет, — отрицательно покачал головой наемник. — Из Хеджтона — в Ролим нет прямого пути. Телепорта туда тоже нет. Так что твоей погоне придется либо ехать за нами по тракту от Хеджтона, либо от Ролима. В любом случае, фора у нас — почти десять часов.

Я кивнула, принимая объяснения.

В деревне мы были еще до сумерек. Таверны здесь не было, и наемник ушел договариваться с кем-то на постой, я осталась в центре деревни. У колодца, на скамейке, под тенью больших деревьев. Закрыв глаза и блаженно вытянув ноги, я почти задремала. А когда рядом раздался сочувствующий чужой голос, я не поверила своим ушам.

— Принцесса Анхель, одна и в таком месте. Может быть, вам чем-то помочь, миледи?

Я посмотрела на говорящую. Молодая девушка, красивая. Даже очень. Вот только в ее глазах, под замаскированной слащавостью, на меня смотрела смерть.

— А чем вы мне можете помочь? — тихо спросила я, опуская голову.

Без единого шороха, она опустилась на корточки, чтобы наши глаза снова встретились.

— Я много чего могу, принцесса Анхель. Могу сейчас вас убить. Вот прямо сейчас. Тем более, такой приказ отдан. А могу и не убивать. Забрать вас себе.

Кинжал в ее руках блеснул серебряной рыбкой, коснулся моей щеки и двинулся вниз. Она не нажимала на него, но я откуда-то знала, что если сейчас шевельнусь, то хорошо, если отделаюсь простой царапиной.

— Как вы умны, принцесса, — засмеялась моя убийца. А потом внезапно она воткнула нож рядом со мной, в дерево, под которым я сидела. Я даже не вздрогнула, с самого начала ожидая чего-то подобного. — Умна. Красива. Хладнокровна. Дурак, регент, — вздохнула девушка, внезапно скидывая с себя маску, которую она натянула с самого начала и становясь чуточку человечнее что ли? — Чего ты ему не понравилась? — поинтересовалась она, не спеша нападать.

— Я вела себя слишком строптиво и вызывающе, — честно ответила я.

— Как это? — убийца даже посмотрела на меня, хотя последние несколько секунд она смотрела в проулок, откуда должен был выйти мой наемник. Мой? Хм. Действительно, мой. Надо будет как-то между нами дистанцию проложить, сближение с ним мне ничего хорошего не принесет.

Я настолько задумалась, что посмотрела на девушку, только когда она ощутимо тряхнула меня за плечо.

— О, ты мечтательница, — заметила она. — Зову, зову. Молчишь. Я уж подумала, тебя успел кроме меня убить кто-то.

— А что, в деревне есть еще кто-то?

— Нет, вроде. Только мои статисты и ученик. Они должны были разобраться с твоим охранником.

— Со мной? — насмешливый голос Хима раздался сверху. И он спрыгнул вниз, с толстой ветки дерева.

«Как он там оказался?» — задалась я вопросом.

Девушка же за это время, одним движением успела сделать многое — сдвинуться от меня подальше, вытащить меч и кинжал и принять боевую стойку.

— Ты ее охранник? А где мои люди?

— Их было слишком мало, чтобы справиться со мной. Как я понимаю, я имею сомнительную честь видеть перед собой одну из Летучих.

Убийца фыркнула, сощурив глазищи.

— Можешь так думать.

И она атаковала. Мой взгляд успел увидеть ту размытую полосу, когда она рванулась в атаку. Но движения Хима я не заметила. Его скорость была еще выше.

В центре, около колодца завязался скоротечный бой. Все, что я видела — это смазанные полосы и вспышки лезвий оружия. Все.

Через две минуты, мой наемник с сожалением отступил в сторону. В пыли, на дороге, остался труп девушки. Кинув на него что-то, Хим повернулся ко мне.

— Пойдем. Надо бы поторопиться. Семья, у которой мы будем ночевать, рано закрывает ставни…

Поужинав, мы легли спать. О том, что недавно случилось, мы не разговаривали. Следующее утро мы провели в седле. А в обед, когда остановились на десять минут, на меня накатило.

Серый туман сгустился вокруг меня. И я увидела.

По дороге ехали два всадника: мужчина и девушка. Впереди была небольшая деревушка. По дороге мужчина то и дело тревожно смотрел на небо, уже темнеющее. На сумерки, которые выползали из теней деревьев. И на девушку, которая беспокойно ежилась и постоянно оглядывалась по сторонам.

Деревня впереди встретила их распахнутыми воротами, как и ожидалось, полным отсутствием людей и жизней. А еще ставкой разбойничьего люда. Которые заметив двух чужаков, не долго думая выпустили стрелы. Две стрелы сразу попали в тело девушки. И та свалилась с лошади.

Я знала, что девушка уже мертва.

Контуры мужчины размылись. Он спрыгнул с лошади. Но не успел сделать и шага, как от костра поднялся старик. Выкинул руку в сторону моего наемника и что-то прокричал. Хим рухнул рядом. Тоже мертвый.

Туман рассеялся. Я обнаружила, что лежу на земле, моя голова на коленях Хима.

— Что это было? — тихо спросил мужчина, протирая мое лицо влажной тряпочкой.

— Будущее, — горько ответила я.

Первая судорога, неимоверно сильная, скрутила мое тело. А потом меня отпустило.

— Анхель?

— Все нормально. — Я села, используя Хима как опору. Меня трясло.

— Так что это было? — повторил свой вопрос наемник.

— Иногда я вижу будущее. Всегда оно заканчивается тем, что я вижу смерть. Таким образом, я видела свою смерть шесть или семь раз. Я уже бросила считать, иначе боюсь я не смогу спастись. Не смогу вернуться домой. Сдамся, решив, что мне не выжить.

— Ты видишь смерть?

— Да. Свою смерть. И я всегда могу что-то сделать, чтобы изменить ситуацию.

— Вот как, — наемник задумался. — И что ты видела сейчас?

— Деревня впереди. Мы ведь должны были туда приехать в сумерках. Рядом с ней, у ворот растет узловатая корявая ива и старый пруд, довольно таки неприглядной формы.

— Кажется, да, — кивнул Хим.

— Там действительно нет живых людей. Там разбойники. И как только мы туда приедем, меня убьют стрелами.

— А я?

— Ты стрел избежишь. Странный старик крикнул всего одно слово, и ты рухнул рядом со мной. Не менее мертвый, чем я.

— Точно мертвый?

— Не дышал. Сердце не билось. И температура тела стремительно падала.

— Ага, — кивнул Хим, о чем-то задумавшись. — Значит, в деревню нам нельзя.

— И что делать?

— Здесь неподалеку есть охотничья избушка. Попробуем добраться туда.

Лошади неслись вскачь, думать о чем-либо не хотелось. Когда впереди все-таки показалась избушка, за нами по пятам уже мчались сумерки, нагоняя с каждой отвоеванной нами минутой.

Избушка, конечно, была. Но вот для того, чтобы спастись — она не подходила. Окна были выбиты, ставни сняты. Дверь висела на одном крючке.

— Что теперь? — поинтересовалась я.

— Там должен быть подпол.

— А лошади?

— В деревнях делают очень глубокие подполья.

— Мы там замерзнем.

— Разведем костер, — отмахнулся Хим. — Главное, чтобы подпол был.

Он там был. И действительно очень глубокий. Но словно мало было нам того, что выпало сегодня нам на долю, вниз не было лестницы. Покосившись на меня, мужчина наших лошадей отправил в подпол, с помощью магии. Потом меня. И спрыгнул сам. Хлопнула крышка, что-то несколько раз сверкнуло наверху.

Темнота затопила все вокруг. Потом вспыхнул неяркий серебристый огонек.

Лошади стояли в углу и жевали сено. Подпол оказался не совсем подполом. Скорее это было чье-то жилище. Дверь на противоположной стене от нас, судя по всему, выводила в тайный подземный ход. Свежее сено в углу и вода для лошадей. В другом углу, у небольшого очага, лежали матрасы и одеяла.

В еще одном углу шкафы. Четвертый угол был пуст.

— Что это? — выдохнула я.

— Не важно, — отмахнулся Хим. — Главное, что мы можем здесь переждать опасность.

— Но может вернуться хозяин! — заспорила я.

Наемник посмотрел на меня. Его голос стал ласковее, чем обычно.

— Анхель. Хозяин сюда не вернется.

— Но здесь так чисто! Свежее сено, вода, чистое белье.

— Это бытовая магия, завязанная на какой-то артефакт. Здесь никого не было уже лет двадцать. Не меньше.

Я кивнула. Силы стремительно меня покидали. Я заставила себя поесть через силу, потом одела рубашку, которую из шкафа вытащил мне Хим.

Наемник задумчиво посмотрел на меня. На матрасы. И шагнул ко мне.

— Подвинься.

Я вздрогнула, но послушно отодвинулась в сторону. Переодевшись в рубашку и брюки, мужчина потерял весь воинственный вид и был такой спокойный. Больше всего мне хотелось, чтобы он стал моим! Поймав себя на коварной мысли, я резко отвернулась к стенке, сдавленно пожелав спокойной ночи, и притворилась, что уснула. Когда я уснула, на самом деле, я так и не успела понять.


Над телом спящей девушки, внезапно сгустилось белоснежное облако. Оно становилось все больше и плотнее, пока в воздухе не завис призрак былой красоты. Женщина была когда-то прекрасна, но сейчас с выцветшими красками, вызывала жалость. Длинные волосы спускались ниже талии крупными кольцами, усталые глаза, опушенные снежно-белыми ресницами, прямой нос, губы сложенные в нежную улыбку. Пышное платье было скорее лохмотьями, чем действительно элегантным нарядом. Но ее это не смущало, расчесывая волосы, она тихо напевала колыбельную.

Хим, не желающий засыпать, закрыл глаза. Вскоре крепкий сон сморил и его. И над телом дракона появился еще один призрак. На этот раз мужчины. Два высших смотрели друг другу в глаза. Потом улыбнулись.

— Здравствуй, — тихо шепнула богиня.

— Здравствуй, — ответил бог.

— Я надеялась, что мы еще увидимся, — сказала она.

— Я ждал, — кивнул он.

Они помолчали, посмотрели друг на друга. Но не сделали ни шага, не коснулись даже руки…

— Почему именно он? — поинтересовалась богиня, чтобы развеять давящее молчание.

— Он идеальный вариант для того, чтобы защитить ее.

— Зачем правитель драконов спустился вниз?

— Сбежал, — засмеялся тихо бог. — Его сестра достала до печенок своими мрачными предсказаниями, и Хим не выдержал. Решил, раз Авалон скоро погибнет, так он хотя бы сделает что-то полезное. Отследил, что принцесса КастельАгро сбежала и решил помочь ей вернуться на Терру 2, раз она так туда стремится.

Богиня кивнула.

— Вот значит как. Повезло нашим девочкам, правда?

— Действительно, — согласился с усмешкой бог. — Кто бы мог подумать, что наше дитя, рожденное нашей любовью, пойдет против нас — и заточит нас в физические оболочки.

— Это стоило того, чтобы увидеть их, — нежно улыбнулась богиня. — Ты приветствовал Гелю?

— Да. Она больше похожа на меня. А Лика — на тебя.

— Да, — женщина вздохнула. — Сложно было встретить их до того, как кто-либо почувствует их появление и пробудить силу крови.

— На что ты будила?

— Для обеих — на языки Авалона. Говорить, понимать, писать, читать. Для Гели — на песни. Она же все-таки берсерк.

— А для Лики?

— Ей ничего особого я не будила. В зависимости от того, согласится ли она принять свою судьбу. Если да — то ей я пробужу в крови знания королей.

— Королей?

— Ну, конечно. Хранители же всегда были рядом с троном. Советниками, женами, мужьями. Сами становились королями. Не знаю, когда все успело измениться. Кстати, что за странные приступы терзают Лику?

— Пробуждение крови привело к тому, что родовое проклятье, которое было на ее матери, перешло на нее.

— Проклятью надо за что-то зацепиться.

— Надо. Но ей делали на Терре 2 странные уколы, и проклятье зацепилось за это. Мы теперь помочь ей не можем.

— Как много времени мы потеряли, — усмехнулся бог.

— Да, — богиня тяжело вздохнула, потом посмотрела на собеседника. — Как ты думаешь, может быть, стоило им помочь с друзьями? Драконов постарше? А не малолеток, как эти трое?

— Нет. Геля очень хотела познакомиться со старым, мудрым созданием. Она с ним познакомиться. А для Лики — и Лайм уже недосягаемая величина.

— Ему еще сотни не исполнилось! — возмутилась богиня. — Он еще ребенок по меркам драконов, у которых совершеннолетие в тысячу лет!

— Ну что поделать, — улыбнулся мужчина. — У нее такой путь.

— Ты хоть знаешь, что твоя любимица, скорее всего, не захочет принимать тот путь, что ей уготован? — язвительно поинтересовалась женщина.

— Знаю, — согласился бог. — И я даже приготовил кое-что, что поможет ей принять и осознать свою участь.

Они помолчали, посмотрели друг на друга. Потом посмотрели на Правителя драконов и «принцессу».

— Может, не стоило так сводить вероятности? — после минутного молчания спросила богиня. — Можно было бы явиться к ним…

— Молчи уж, — вздохнул бог. — Ты себе это представляешь? Нет. Пусть все идет так, как идет. Достаточно того, что Авалон ближе к гибели, чем мы с тобой рассчитывали.

— Ближе? Как это?

— В последнее время число нечисти и нежити растет. Чистильщики не справляются со своей задачей. Им приходится передвигаться группами по 3–4 человека. Я заинтересовался этим вопросом и спустился на пару слоев вниз. Планета, с которой совместился Авалон, была изначально населена всеми этими тварями. Там нет живых людей. Вообще. С Терры 2, время от времени, в эту сторону посылают зонд. Но он возвращается ни с чем. Ученые, астрономы — до сих пор ломают себе голову. Как это, согласно данным — планета есть. Смотришь — планеты нет. Теория — есть. Практика — нет.

— Ты начал про нечисть.

— Да. Дело, собственно говоря, в чем — как только планеты совместились, нечисть по ночам стала появляться у нас. Она находит добычу. И размножается на своей планете активнее.

— Вот как. Растет количество их там. Сюда выплескивается еще больше. Они естественно находят добычу, и все повторяется. Замкнутый круг.

— Не совсем, — бог поежился. — Дело в том, что на той планете, в самом ее центре есть еще пара личинок. Таких тварей, которые мы с тобой никогда не видели. И если я правильно все рассчитал, то именно то, что оттуда вылупится — приведет к рекам крови на Авалоне.

— Но ведь с любой тварью можно справиться!

— С любой, — согласился мужчина, — да не каждый человек пойдет на такое самоубийство.

— У нас есть кровавый ангел.

— Не смеши меня, — усмехнулся бог. — Сама сказала, Геля не сразу осознает свой путь, свой долг.

— Мы поможем, — богиня вздохнула. — Но есть еще что-то, да?

— Есть. Одновременно с тем, как вылупившиеся «бабочки» появятся у нас на Авалоне, та планета, с нежитью, окажется в зоне видимости Терры 2.

— Вряд ли они дадут сразу залпы.

— Не дадут, — согласился бог. — Но нам от этого не легче. Вначале ученые увидят, ЧТО там живет. Нечисть, нежить высшего порядка, попробует прыгать сквозь космическое пространство. У кого-то может и получиться. Объявят карантин. Потом военную агрессию. Ракеты полетят на Авалон. И все сложится таким образом, что именно в этот момент наша планета, прорвет слои материи и сольется с той планетой окончательно.

Богиня поежилась.

— Вот значит как. Мы здесь не в своем мире. Не на своем месте. Поэтому чужая вселенная пытается от нас избавиться. Хотя бы таким образом.

— Да, — кивнул бог. — Все именно так.

— Нерадостная перспектива, — тихонько вздохнула женщина. — А спешить нам нельзя. Что же, будем надеяться, что наш ангел и принцесса в последний момент не подведут и смогут выполнить то, ради чего мы сводили вероятности…

— Слушай, — поинтересовался мужчина уже когда пара зависла над телами своих временных носителей. — А Анхель ты где взяла?

— Создала, — отмахнулась богиня. — У меня накопилось немного сил. Идеальной девушки для плана не было, пришлось тратить почти все, что у меня было — на нее.

— Понятно, — кивнул бог.

Дракон поднял голову, почувствовав что-то странное, но никого в подземном убежище не увидел. Маленькая принцесса спала, скрутившись в комочек. Ей явно было холодно. Подкинув дрова в очаг, Хим подтянул девушку к себе, расправил шкуры. И вскоре Анхель нагрелась и расслабилась.


В комнате было душно. Царил тяжелый мрак. Единственным источником света был хрустальный шар, стоящий на низком столике, около него, стоя на коленях, горько плакала хорошенькая драконица. Ее длинные белые волосы спускались по обе стороны от почти обнаженного тела. Две полоски ткани одеждой назвать сложно.

Хрустальный шар вспыхивал нестерпимым сиянием, освещая комнату сумасшедшего алхимика, и снова становился тусклым. Раз за разом, плачущая Инесса пыталась увидеть то, что ей надо. И раз за разом терпела поражение.

Темнота в углу внезапно стала плотной, обрела очертания. В ней зажглись алые глаза. Странное порождение шагнуло вперед, нагнулось над распластавшейся на полу драконице.

— Ну, Инесс-с-са, как твои дела?

— Повелитель, прошу вас, — взмолилась драконица. — Мне надо время! Еще немного времени!

— Значит, плохо. А с-с-скажи, разве я не приказал тебе проверять вероятности?

— Повелитель, там все смешалось так страшно! Таким непредсказуемым образом! Вероятности уже запутались. Нет единого будущего, оно дрожит, дробится и меняется у меня на глазах. Самая устойчивая вероятность, только что обрушилась! На моих глазах приведя к тому, что Авалон провалившись вниз, слился с другой планетой, взорвался ракетами с Терры 2! А потом все изменилось. Пласты материи дрогнули, но не порвались. И ракеты разнесли только ту, безымянную планету.

— Вот значит, как, — порождение выпрямилось, задумалось. — Где твой брат, Инесс-са?

— Внизу, — всхлипнула драконица. — Он не стал сидеть дома. Он решил, что раз Авалон погибнет, то он может хотя бы пару недель пожить в свое удовольствие.

— И где он с-с-сейчас-с-с?

— Я не знаю, — Инесса не поднимала голову. — Шар его не видит.

— Кто еще пропал из видимости твоего шара?

— Черный регент. Лайм — лучший друг моего брата. Ивен — брат Лайма, дракон отшельник. Рыжая бестия. И Ирм.

— Вот значит как. Этот высс-с-скочка придворный маг до с-с-сих пор жив?

— Да. Он Хранитель. Он сводит вероятности, если видит смерть в своем будущем. И благополучно избегает покушений.

— Это плохо, Инес-с-са.

— Мой господин!

— Это очень плохо, — порождение задумалось, потом наклонилось, подцепив девушку за плечо длинными когтями. — С-с-скажи, дитя мое, ты ведь виновата. Ты очень виновата. Из-за тебя мой план может рухнуть. Чем ты можешь ис-с-скупть свою вину?

— Все, что прикажет господин!

— Это плохо. Это неинтерес-с-сно.

Тьма рассеялась. Девушка сидя на шкуре белого тигра, дрожала как от озноба. В ее голове билась одна единственная мысль.

«Он ушел, ушел, меня не тронул!»

Глава 12. Ангелина

Я, злобно сощурив глаза, надвигалась на братца. Тот пятился от меня подальше.

— Значит, Константин ар Архайн? — прошипела я. — Значит, дракон.

— Геля, Геля! Успокойся!

— Ах, успокойся, — рыкнула я, готовая броситься на брата с кулаками.

Костик, уловив мое состояние, резко шагнул вперед, поймал, прижал к себе.

— Мой маленький ангелочек, успокойся.

Я вцепилась в его рубашку, спрятав голову у него на груди.

— Я все тебе расскажу, слышишь?

Я кивнула, боясь поднять глаза. Весь ужас пережитой ночи обрушился на меня внезапно, выплескиваясь в слезах. Костя, по-прежнему обнимая меня, как маленького ребенка, при этом одной рукой гладил меня по голове.

Когда я немного успокоилась и нашла в себе силы отстраниться, он внимательно посмотрел на меня.

— Тебе лучше?

Я кивнула.

— Спасибо. Но ты мне все расскажешь? — голос прозвучал по-детски жалобно, вызвав на лице Костика улыбку.

— Конечно, малыш. Как только будет более удобное время.

— А это когда?

— Как только мы с тобой вымоемся, приведем себя в порядок, поедим и выспимся.

Мастер Тимьян вздохнул, с неохотой вновь подходя к нам.

— С первыми тремя пунктами проблем не будет. А вот поспать получится у вас только тогда, когда мы вернемся в столицу.

— Конечно, — послушно кивнула я. — Как девушки?

— Странный вопрос для той, кого они десяток часов назад облили презрением, посчитав недостойной для своей компании.

— Гордыня человека не красит, — пожала плечами я. — Так как?

— Их жизни вне опасности, — мастер Тимьян вздохнул.

Через полтора часа, уже с другим караваном, мы ехали обратно в столицу. У западных ворот мы расстались. На прощание мастер Тимьян сообщил, что вручение знаков состоится на следующий день, в полдень.

Кивнув, мы двинулись в дом к Ивену. Тот встретил нас неласково. Взглянул косо на Костика, потом на меня.

— Ивен, — изумилась я. — Что это с тобой?

— На меня всегда так плохо действуют встречи с прошлым, — с неохотой, но все же пояснил он.

— А, — протянула я. — Итак, Костик…

— Мы знакомы, Геля, — мягко прервал меня братец.

Я смерила взглядом его, потом Ивена, махнула рукой и пошла наверх, в комнату, предоставленную в мое распоряжение. Отсыпаться.


Проснулась я, когда на часах было около одиннадцати часов ночи. Снизу не доносилось ни звука. Встревоженная, я подхватила халат, лежащий на стуле, надела его и пошла вниз.

Они сидели за столом. Судя по количеству выпитого, они должны лежать трупами. Я подсела рядом с Костиком, потом резко тряхнула его за плечо. Он поднял на меня абсолютно мутный взгляд.

— О! — пьяно удивился он. — Геля!

— Костик, — изумилась я, ни разу не видевшая брата пьяным. — Что это с тобой?

— А мы немного выпили, — хихикнул пьяненько Костик.

— Повод какой был?

— Почему все бабы такие стервы?

— Достойный повод, — согласилась я. — Ладно, причину Ивена я уже видела. С утверждением касательно нее — не спорю. А ты то почему?

— Потому что моя любимая — редкостная… — Костик задумался. — Я даже не могу подобрать слов, — пожаловался он.

— Правда? — изумилась я. — Да ты никогда за словом в карман не лез!

— Открою тебе страшную тайну, только тс-с-с, это большой, очень большой секрет. Пьяный я страшный, неаде, неадеква… ну как же это?

— Неадекватный? — подсказала я, стараясь не рассмеяться во весь голос.

— Ага, — согласился Костя.

— Ты на вопросы то хоть отвечать в состоянии? — поинтересовалась я.

— А то! — кивнул братец.

Я усмехнулась. Ну что же, раз так получилось, почему бы и не воспользоваться его состоянием? Правда, на утро он мне этого не простит… Впрочем, это будет утром.

— Ты меня пугаешь! — выдал Костя.

— Правда? — я опустила глаза в пол, быстро захлопала ресничками. — А так?

— Еще больше.

Я улыбнулась, наклонилась к Костику.

— Вот, скажи мне. Ты дракон?

— Дракон.

— А как получилось так, что ты родился на Терре 2?

— Это долгая история, — попробовал избежать участи рассказчика братец.

— Костя, — прошипела я.

Тот вздохнул и начал рассказывать. Из его рассказа я поняла следующее. В цитадели драконов борьба за власть — редкое явление. Но как говорится «редко, но метко». Приближенный к Правителю драконов род ар Архайн попал в опалу, после череды удачно подстроенных покушений, заговоров, интриг.

Спасая свою жизнь, паре драконов рода ар Архайн удалось бежать. Это были мои будущие приемные родители.

— Как так получилось, что Правитель поверил наветам?

— Никто точно не знает, почему так сложилось, что мама с папой переместились на Терру 2, - Костя посмотрел на меня мутным взглядом. — Но там появился вначале я, потом Димка. Потом Антон и Серый. Одновременно с Антоном — у нас появилась ты.

— И?

— Мы сразу поняли, что ты не с Терры 2.

— Что?

— Ты еще не поняла? — Костик вздохнул, посмотрел на сигареты, лежащие на столе, вытащил одну, закурил, вызвав огонь на кончике пальца. — Ты — принадлежишь Авалону Геля. Сложно сказать, по какой причине ты родилась на Терре 2. Но ты — дочь этого мира.

— То есть я просто напросто переместилась не в чужой мир, а вернулась туда, где мои корни?

— Да.

— Если я отсюда, то почему второй родитель меня не искал?

— Мы тоже задавались этим вопросом, и два раза в год, группами по три дракона перемещались сюда, в поисках ответа.

— Вы его нашли?

— Да. Ты принцесса королевства КастельАгро.

— ЧТО?

Костик усмехнулся, выпустил дым колечками изо рта.

— Видишь ли, Геля. Мы узнали это сразу же.

— Королевский род погиб!

— Но придворный маг смог перекинуть королеву-мать на Терру 2.

— Когда вы узнали это?

— Тебе было то ли пять, то ли шесть.

— Значит, мои биологические родители — мертвы?

— Нет, — братец отвечал с неохотой.

— То есть? — насторожилась я.

— Твой отец жив до сих пор.

— Тогда почему он меня не забрал? — поинтересовалась я.

— Потому что — на Авалоне тебе грозит смертельная опасность. И грозит она тебе до сих пор. Если кто-то узнает, что ты та самая принцесса, то на тебя откроется сезон охоты.

— Но почему?

— Ивен рассказал, что Ирм, а уже все знают, что ребенок королевы-матери был от придворного мага, не человек.

— Не человек? То есть я не человек?

— Нет, — подтвердил Костик, потом отчаянно зевнул, но все же продолжил рассказ. — Видишь ли, он дитя Хранителей. Что это такое, из объяснения Ивена я так и не понял.

— Откуда ты знаешь Ивена?

— Встретились в наш прошлый приезд на Авалон.

— Вот как, — я задумалась — Так. Теперь осталось выяснить парочку других вопросов, не менее интересных. Что здесь сейчас делаешь ты?

— Охраняю тебя.

— Зачем?

— Ну, раз ты вернулась на Авалон, значит должна что-то выполнить. Какую-то жутко важную миссию, — Костик пьяно хихикнул, потом посмотрел на меня и затушил сигарету. — Видишь ли, — голос дракона понизился, вызвав толпу мурашек на моей спине. — У тебя большое будущее. А я, если хочу остаться на Авалоне, должен тоже войти в легенду. Так почему бы мне не охранять любимую сестренку, если с любимой девушкой не сложилось.

— Не сложилось? — повторила я, наблюдая за тем, как алкоголь все сильнее действует на брата.

— Не сложилось, — эхом повторил он. — Она красивая, самостоятельная, никогда не просит помощи. Она умна, редко позволяет себе быть слабой.

— Имя то у нее есть?

— Не-е-ет, — протянул неожиданно Костик. — Я не настолько пьян, чтобы открыть тебе тайну всей моей жизни.

Я хихикнула.

— Ладно уж, чадушко, пошли, я уложу тебя в кровать.

— И колыбельную споешь?

— А она тебе нужна?

— Конечно, — кивнул братец.

Махнув рукой, я помогла ему подняться и двинулась по коридору налево. Где, как я слышала, ему Ивен предоставил комнату.

Заведя его в комнату, я помогла братцу скинуть рубашку и туфли, оставив его в брюках. Уложила на кровать, он к этому моменту уже наполовину спал и я, накрывая его пледом, не удержалась и наклонилась, поцеловав в щеку.

— Спокойной ночи, — прошептала я.

На лице Кости появилась легкая, безмятежная улыбка и не успела я задаться вопросом, что ему снится, как он ответил.

— Спокойной ночи, любимая, — произнес он сквозь сон.

Покачав головой, я вышла в коридор. Прислонилась к стене, задумавшись о том, что узнала. Сейчас, больше всего мне хотелось выйти на улицу, полюбоваться на прекрасные звезды. Но это мне недоступно. Хорошо еще оба дракона, перед тем, как пить, догадались заблокировать окна и двери.

Тяжело вздохнув, я двинулась наверх, досыпать. По пути я думала не о том, как буду получать знак мага-воина, не о том, что мне предстоит скоро посетить тот дом, откуда я родом. Думала я о Костике. И о его таинственной любимой. При этом, чувство, которое клокотало у меня в груди, не иначе как ревностью, назвать было нельзя.


На следующее утро в кухню я спускалась с улыбкой до ушей. Мне было очень интересно посмотреть, что будет с драконами, после такого неумеренного возлияния. К моей досаде — с ними все было нормально. Оба сидели в кухне и пили чай с булочками.

— А меня разбудить слабо было? — поинтересовалась я, падая на стул и уводя из рук Костика кружку с чаем, а из рук Ивена последнюю булочку. Возмущенные взгляды обоих драконов были мне наградой. — Гады вы, — буркнула я, потом посмотрела на Ивена. — Пришло?

— Да, — дракон положил передо мной конверт.

Не заглядывая в него, я могла твердо сказать, что там такое — пригласительный билет на церемонию награждения магов-воинов. Подумав, я повернулась к Костику.

— Слушай, братец. А у тебя есть местные удостоверения личности?

— Спрашиваешь? — усмехнулся он, отогнув ворот рубашки и продемонстрировав мне два медальона. Один — удостоверяющий личность, а второй точная копия купленного мной кулона. Вот только на украшении Кости уже стояло клеймо.

— Костя?

— Да, милая, — кивнул дракон, задумчиво глядя на меня. — Я тоже маг-воин.

— И когда ты успел? — поинтересовалась я, не собираясь в него ничем бросаться, чего он, кажется, ожидал.

— Пару лет назад, — покаялся брат. — Мы здесь с Димкой застряли надолго, приняли участие в небольшой заварушке. По исходу которой получили эти медальончики.

Я кивнула, опустила голову вниз, сделала глоток чая, потом вновь посмотрела на братца.

— А скажи-ка ты мне, — попросила я, — как зовут твою любимую?

— Что? — дракон в предынфарктном состоянии повернулся ко мне. — Геля, о чем ты?

— О твоих словах, — философски пожала я плечами. — Что ты вчера мне сказал.

— Вчера. Я. Тебе? — Костик схватился за голову. — Нельзя больше пить, нельзя!

— Да ты что, — я тронула его за плечо. — Подумаешь, сказал?

Дракон поднял на меня взгляд и усмехнулся. От взгляда, которым он меня одарил, мне больше всего захотелось смыться от братца, желательно подальше. Таким опасным, агрессивным и взъерошенным я его еще не видела.

— Геля, — разрушил напряжение в воздухе Ивен. — Когда ты поедешь?

— Она поедет не одна, — тут же вступил Костик. — Я еду с ней.

— Да? — дракон изумленно распахнул глаза, потом пожал плечами. — Нет, смотри, конечно, сам. Просто я хотел предупредить, что мои враги уже знают о Геле, и скорее всего, попробуют перехватить ее в дороге.

Я кивнула.

— Тогда нам не надо терять время. Сразу же после церемонии награждения — мы едем в ту деревушку, где проходило мое выпускное задание. И оттуда телепортом до КастельАгро. Все верно?

— Да. И, Геля. У Ирма пропала дочь. Если он попросит тебя принять участие в ее поисках, не отказывай ему, ладно?

— Дочь? — повторила я, севшим голосом.

— Да, — кивнул Ивен. — Вернулась недавно с Терры 2, перенесенная заклинанием кровного зова.

— А что это? — поинтересовалась я, до боли сжав кулаки.

— Маг чертит пентаграмму, капает на него свою кровь, чтобы перенести ту или того, кто есть на другой планете с этой кровью — обратно домой.

— А если таких будет два или три человека? — поинтересовался Костик. Я кинула ему благодарный взгляд.

— Пентаграмма горит десять дней, кажется. Так что хоть десяток человек.

— Неужели, нельзя это как-то отследить?

— Нет, — Ивен пожал плечами. — Заклинание надежное, эффективность 100 % — с заранее неизвестным результатом.

Я кивнула, потом посмотрела на Костю.

— Раз мы сразу же после церемонии награждения поедем, то я пойду, соберу вещи.

Дракон кивнул, глядя на меня с тревогой. Его глаза внезапно полыхнули, и я услышала у себя в голове сильный уверенный голос брата.

— Все в порядке, малыш?

Я склонила голову и вышла из кухни.


У входа в Академию нас встречал мастер Тимьян. Перед выходом я долго думала, над тем, что надеть. Рюкзак с вещами я собрала быстро, но вот вопрос костюма — стал для меня достаточно критичным. С одной стороны, сразу же после церемонии нам предстояло выехать в дорогу. А с другой стороны — мне так хотелось побыть красивой. После долгих споров с собой, выбор был сделан в пользу дорожного костюма. Высокие легкие сапоги, обтягивающие черные брюки, белая рубашка, черный корсет. Плащ я перекинула через лямки рюкзака, а на рубашке расстегнула пара пуговичек. Теперь кулончик с меткой мага-воина будет хорошо заметен.

За спиной поблескивали рукояти парных клинков.

По дороге встречные взгляды мужчин меня не радовали. Костя ехал рядом и молчал. С конюшен Ивена, под ворчание последнего, он забрал лучшего коня. Я же выбрала игреневую кобылку, на которой уже несколько раз ездила, вспоминая навыки верховой езды.

Академия магов-воинов была, к моему изумлению, не особо впечатляющей. Длинное вытянутое здание, в шесть этажей.

— И все? — поинтересовалась я кисло, когда Костя снял меня с седла.

Брат щелкнул меня по носу.

— Не злись, малыш. Здесь основная масса здания — под землей.

— Зачем?

— Потому что занятия проводятся не только днем, но и ночью, — ответил за Костика, подошедший к нам мастер Тимьян. — Рад снова видеть вас, Геля. И вас, молодой господин.

Константин склонил голову, я изобразила что-то похожее на реверанс.

— Геля. Я хотел бы дать вам один совет.

— Да?

— Те девушки, что были вместе с вами. Только благодаря вам и молодому ар Архайну, они остались в живых. Думаю, их родители захотят вас отблагодарить. Я советую вам не отказываться от денег, которые они предложат.

Костик нахмурился.

— Зачем мне деньги? — непонятливо переспросила я.

— Действительно, — спросил Костя, скрестив руки на груди.

— Ну, как же, — мастер Тимьян приподнял бровь. — А если замуж соберетесь, будет у вас приданое.

Глаза Кости потемнели, в воздухе запахло грозой. Я смутилась, понимая, что брата задело упоминание о деньгах.

— Мастер Тимьян, — голос Костика был спокойный и холодным. — Неужели вы считаете, что семья Архайн не сможет обеспечить свою дочь золотом?

— Так Геля действительно ваша сестра? — изумился мастер. — Она арэ?

— Нет, — Костя усмехнулся, выражение его лица смягчилось. — К сожалению, она не арэ. Но она принадлежит семье Архайн.

— Как вас объявить? — спросил после неловкого молчания мастер Тимьян.

Я подняла взгляд на Костика.

— Получается, я Ангелина Архайн?

— Да, — кивнул Костя.

— Хорошо, — мастер смерил нас задумчивым взглядом и ушел.

Костя повел меня в сторону неприметной дверцы.

— Не хочется идти к парадному, — пояснил он свой выбор. — Здесь мы пройдем тихо и довольно незаметно.

Я кивнула, принимая такое объяснение. В зале мы были через пару минут.

Сама церемония вручения знаков меня разочаровала. Объявлялся студент или соискатель. Он выходил на сцену, предъявлял украшение, на которое ставилось клеймо и все.

Через пару часов после начала мероприятия, мы покидали столицу через западные ворота.

— Итак, — поинтересовался Костя, задумчиво щурясь на солнце. — Какие у нас планы?

— Доехать до деревушки телепортов, — пояснила я. — Там можно будет перекусить в таверне и перемещаемся в Хеджтон.

— Мы успеем до сумерек?

— Конечно, — кивнула я. — Времени у нас будет много. И даже еще в запасе останется.

К деревне с порталами мы подъехали около четырех часов. Первым делом зашли в таверну. Что Костя, что я — сильно проголодались.

Уже когда обед подходил к концу, Костя нахмурился.

— Геля, — спокойно поинтересовался он. — Тебе вон тот тип часом не знаком?

Полуобернувшись я увидела уже знакомого менестреля, с очень запоминающей внешностью. Мужчина вежливо наклонил голову, я ответила тем же и вновь повернулась к брату.

— Мы уже виделись с ним. В прошлый раз, когда мы были здесь на задании.

— И на меня произвело потрясающее впечатление то, что такая хрупкая и прекрасная девушка решила… — мужчина не договорил, его взгляд скользнул к вырезу моей рубашке и буквально остекленел. — Леди — маг-воин?

— Да, — улыбнулась я.

— Потрясающе! Ваш подвиг должен быть воспет в легендах!

Не спрашивая нашего разрешения, менестрель сел за стол. Посмотрел вначале на меня, потом на Костика.

— Я Змей, бродячий певец.

— Константин ар Архайн, — спокойно представился Костя. Руку, протянутую менестрелем, он неизвестно почему проигнорировал.

Змей хмыкнул и повернулся ко мне. Его бархатный голос обволакивал так, что мне стало страшно, за целостность моих же нервов.

— А вы, прекрасная?

— Геля, — улыбнулась я, протягивая руку Змею.

Тот хмыкнул, но не пожал, а прикоснулся губами к тыльной стороне ладони.

— Леди, вы изумительны!

Потом менестрель бросил взгляд на часы.

— Вы куда-то спешите?

— Да, — кивнул Костя. — Геля, ты готова?

— Сейчас, — я посмотрела на Змея, одним глотком допила оставшийся чай. — Мы действительно торопимся. Извините нас, — улыбнулась я и вышла на улицу вслед за братом.


До здания с порталами, мы ехали не торопясь.

— Что на тебя нашло? — поинтересовалась озадаченно я. — Ты никогда себя так не вел.

— Считай, что он мне не понравился!

— Чем? — не поняла я.

Костик промолчал, бросив в мою сторону гневный взгляд. Я замолчала, не желая вызывать на себя раздражение брата, и задумалась. Над личностью этого странного менестреля. Почему его желтые глаза таили угрозу? В тот самый момент, когда взгляды брата и Змея скрестились? И почему так сладко замерло в груди, когда этот менестрель сел рядом?

В зале нас остановила молоденькая прехорошенькая девушка. Выслушав наше желание, она отправила нас в комнату N5, попросив немного подождать.

— Почему? — поинтересовался Костя.

— Дело в том, что, — девушка мило улыбнулась. — Сейчас в Хэджтон — это недалеко от КастельАгро отправляется большая группа. Как только я отправлю их, то сразу же перекину вас.

— Там будет далеко от того места, где мы выйдем из телепорта, до замка?

Девушка улыбнулась.

— Нет. Что вы! Там совсем близко.

Костя кивнул, спешился, помог спешиться мне. Ведя коней в поводу, мы вошли в комнату N5.


Перед круглой конторкой, перед девушкой остановился высокий мужчина.

— Девушка, — взмолился он. — Помогите мне, заклинаю вас!

— Прошу прощения? — недоуменно прощебетала девушка. — Чем я могу вам помочь? Я скромная работница отдела телепортов.

— Милая, прекрасная! Только вы сейчас можете мне помочь. Никто другой не в силах с этим справиться! Понимаете, у меня беда. Моя беда такова, что только вы сможете мне помочь, только вы, и никто другой.

— Переходите к делу, — попросила девушка.

— Понимаете, у меня есть возлюбленная. Моя прекрасная невеста. Но дело в том, что ее брат против нашей любви.

— Против?

— Да. Он делает все, чтобы разлучить нас. И так сложилось, что вчера у нас было свидание. И моя любимая забыла у меня свой браслет. И я не знаю, что делать. Браслет этот подарил ей брат. Подумайте, что будет, когда он приедет, а на руке девушки браслета нет?

— Свадьба? — наивно предположила девушка.

— Нет, — мужчина горестно опустил голову. — Мою любимую спрячут в монастырь. И я больше никогда-никогда ее не увижу. Поэтому заклинаю Вас, помогите мне!

— Но как? — недоуменно хлопая глазами, спросила работница порталов.

— Моя любимая живет в КастельАгро.

— Подождите. Сейчас в комнате N5 — двое отправляются туда.

— Да, это и есть брат. Со своей женой.

— Вот значит, как, — девушка прикусила губку. — А чем я могу вам помочь?

— Отправьте меня вместе с основной группой в Хеджтон. Туда сейчас как раз отправляются наемники. Большой группой.

— И чем вам это поможет?

— Это не все, я вас молю о помощи… Брата, коварного брата моей возлюбленной, при телепорте отправьте чуть в сторону от основной трассы. Всего на пять минут. Этого мне будет достаточно, чтобы успеть вернуть браслет любимой.

— Но я не могу, — тихо сказала девушка. — Это преступление!

— Только вы можете помочь несчастным влюбленным!

Мужчина опустил голову и замер. Работница порталов постукивала аккуратно подпиленными ноготками по поверхности стола. Внезапно она решилась.

— Хорошо. Я помогу вам!

— Благодарю, прекрасная.

— Не стоит благодарности, — девушка грустно кивнула. — Может быть, если бы в свое время кто-то помог моему возлюбленному, мы бы были с ним вместе. Идите. В третью комнату. Я отправлю вас прямиком в КастельАгро.

— Прекрасная, не знаю, как вас благодарить, — мужчина задумался, а потом просиял. — Пожалуйста, примите вот это в дар. Это от чистого сердца, не отказывайтесь.

На конторке блеснул ярким светом синий камень-кулон.

— Ах! — воскликнула девушка.

— Скорее! — взмолился мужчина, не давая ей передумать. — Прошу вас!

Работница порталов весело кивнула, поглаживая кулон.

Через пару минут в третьей комнате загудел телепорт. А еще через десять в пятой. Только при рисовании рун девушка чуть-чуть ошиблась и загнула хвостик руны не в ту сторону.


Из телепорта мы вышли посреди живописной широкой полянки. Неподалеку журчал ручей. Но не было ни следа тропинки.

— И где мы? — озадаченно поинтересовалась я, посмотрев на настороженного Костика.

— Не знаю, — отрицательно качнул головой тот. — Но где-то неподалеку от тропинки. Максимум в получасе езды от нее.

— Да? — изумилась я. А потом внезапно почувствовала что-то странное. Давящая тишина упала на уши. В виски постучалась боль, а на глаза словно одели повязку.

Глаза закатились, и я, падая с лошади, еще успела понять, что меня подхватили. А потом искусственный сон сморил меня окончательно.


Молодой дракон тревожно посмотрел на девушку в своих руках. А потом почувствовал и сам неладное. Голова у него закружилась, и Костя, так и не выпустив Гелю из рук, опустился на зеленую траву. Сон сморил и его.

Глава 13. Анжелика

Рано утром, как только рассветные лучи разогнали тварей, мы покинули город через западные ворота.

Старый тракт встретил нас неласково — пронизывающим ветром и дождем. Хорошо еще пока не очень сильным.

— Впереди деревушка, — зевнул Оруэлл. — Там мы остановимся на ночь. А на следующее утро двинемся дальше.

— Дальше? — поинтересовался дракон.

— Конечно, — кивнул Черный регент. — Причем, чем раньше утром, тем лучше.

«Лайм», — поинтересовалась я. — «Ведь принцесса со своим охранником нас опережает уже на сутки».

«Сутки пути это не так уж и много», — пояснил мысленно Лайм. — «Тем более, что старый тракт — это прибежище не только туманной нечисти, которая появляется именно днем, но еще к тому же и разбойников. До небольшой деревушки впереди, мы дойдем явно без приключений. А во что будет дальше — сложно сказать».

— Дракон, — внезапно поинтересовался Черный регент. — Почему твоя рабыня вечно молчит? Она немая или просто тебя не понимает?

— Немая, — ответил Лайм, кинув в мою сторону извиняющийся взгляд.

Я ответила понимающей улыбкой.

— Жаль, — вздохнул Оруэлл, посмотрев на меня очень оценивающе. Взгляд его сменился вновь на раздраженный. — Вот скажи, Лайм, чего ты ее вечно в шелка закутываешь?

— Чтобы не украли, — пожал плечами дракон. — Вот в таком виде точно не скажешь — рабыня изумительно красива или просто симпатична.

— А уже были попытки?

— Конечно, — кивнул Лайм.

Я мысленно хихикнула.

«Угу… спасибо за эту попытку. Точнее за нож. Хороший ножик был. Отравленный, главное».

Дракон посмотрел на меня и покачал головой.

До вечера мы ехали, не останавливаясь на привал, и только изредка перебрасывались словами. А на следующее утро, после того, как переночевали в деревне и убедились, что интересующая нас пара здесь была, двинулись дальше.

Пыльный тракт ложился под ноги лошадей. Я ехала в брюках и свитере. Лайм с неохотой пояснил, что если мы на тракте теперь встретим людей, то им все равно — насколько я красива. Тоже самое касается и нечисти. Поэтому я могу ехать в том, в чем мне удобнее.

И как только мы выехали из деревни и отъехали от нее на достаточное расстояние, я скинула плащ на луку седла. Регент с интересом покосился в мою сторону, я заметила этот взгляд, поежилась и подъехала чуть ближе к Лайму.

«Что случилось?» — поинтересовался он.

«Я его боюсь», — пожаловалась я. — «Его взгляды заставляют меня вздрагивать каждый раз, когда он соизволит обратить на меня внимание».

«Не буду говорить, что я в нем уверен», — сказал дракон. — «Но пока я с тобой, тебе ничего не грозит».

Я поежилась, но свои мысли в этот раз оставила при себе.

К деревне, которая должна была стать нашим пристанищем на этот вечер, мы подъехали незаметно. Сильный проливный дождь и густой туман этому замечательно способствовали.

Деревня была пуста. Лайм и Оруэлл, оглядевшись по сторонам, облегченно перевели дух.

«Лайм?»

«В таких местах любят селиться разбойники», — пояснил дракон.

«И мы могли бы к ним попасть на десерт?»

«Не в таких выражениях, но все же — да. Могли».

Я поежилась.

«Мы будем ночевать в одном из этих старых домов?»

«Нет. Внизу. В подполе».

— Эй, дракон! — крикнул Оруэлл, выглянув из проема одного дома. — Тут в подполе даже лежка устроена. Иди сюда.

Лайм улыбнулся, помог мне спуститься с лошади. Взяв лошадей под уздцы, мы вошли в дом. Вниз, в подпол, вела широкая наклонная доска, по которой с неохотой, но лошади спустились. Потом спрыгнул Лайм. Не давая прикоснуться к себе Черному регенту, я спрыгнула вниз.

Дракон легко подхватил меня, аккуратно поставил на ноги рядом с собой.

«Ты в порядке?»

«Да. Я нормально».

Сверху спрыгнул Регент. Крышка люка закрылась, отрезав нас от мира. Что-то полыхнуло.

На стенах зажглись магические светлячки. Куча тряпья в углу зашевелилась, оттуда поднялся старик. В его глазах зажглась ненависть. Мы все трое застыли, как громом пораженные. Одной единственной секунды неизвестному противнику хватило на то, чтобы выкинуть руку в нашу сторону и выкрикнуть три странных слова.

Все остальное для меня происходило как в замедленной съемке. Лайм с широко раскрытыми глазами медленно-медленно опускался на пол. С другой стороны подстреленной птицей рухнул Оруэлл. Я осталась на ногах.

— Вот значит, как, — хрипло захохотал старик. — Дитя, отмеченное знаком богини. Что привело тебя со спутниками сюда?

Я отрицательно покачала головой, показала на горло.

— Ты нема?

Я опять помотала головой.

— Ты меня не понимаешь.

Опять помотав головой, я посмотрела на Лайма и начала опускаться перед ним на колени.

— Стоять! — рявкнул старик.

Я замерла, повернулась к нему.

Он подошел ко мне, ногой отпихнув лежащего регента в сторону. Узловатые худые пальцы коснулись моего подбородка, потом старик деловито разрезал верх свитера, мелькнувшим у него в руках кинжалом, и прощупал шею.

— Попала на корм вампирам?

Я кивнула.

— Связки?

Я быстро-быстро закивала головой.

— И дракон не смог вылечить?

«Он лечил!» — изо всех сил крикнула мысленно я.

Старик нагнул голову, изучая меня уже с интересом.

— Не кричи так сильно. Я тебя слышу. Он тебя целовал?

«Да».

— То есть поделился с тобой частичкой своей магии, которая разрослась настолько, что вы теперь друг друга можете слышать, не напрягаясь, достаточно просто желания?

«Он мертв?»

— Нет, конечно, — оскорбился старик. — Зачем мне мертвый в моем логове? Там, наверху, странные твари. Как только они чувствуют дракона, начинают ломиться вниз со страшной силой. В прошлый раз чуть не сорвали потолок лежбища.

«А что с Лаймом сейчас?»

— Он просто спит.

«А с регентом?»

— Тоже спит. Он же не совсем человек. У него есть часть драконьей крови.

«Как это?»

— Авалон странный мир. Пойдем, дорогая, я угощу тебя чаем.

«Спасибо».

Вскоре чашка согрела мои озябшие пальцы, и странный старик, который так и не представился, начал рассказывать.

— Авалон добр к своим детям, но при этом совершает странные поступки. Если в семье между драконом и человеком, дракон — отец, то родившийся ребенок тоже будет драконом. Единственное, что достанется ему в наследство от человеческой природы матери — это приставка «полукровка», которое детям ребенка уже не переходит. А если отец — человек, а мать драконица, то ребенок получается человеком, но с примесью драконьей крови.

«То есть у регента мать была драконицей?»

— Да, — просто ответил старик.

«Странно», — покачала я головой. — «А вы что, здесь один живете?»

— Я старый отшельник. Раньше я жил в деревне, недалеко от Туманной лощины. Твари, которые вылезли оттуда, меня ранили, но не убили. Не знаю уж почему. Тогда у меня появился дар. Усыплять, лечить, отгонять, защищать. Раньше здесь были разбойники, которые угрожали мне жизнью маленькой девочки, недавно пришедшей сюда.

«А где девочка?»

— Вчера ночью на деревню напали туманные призраки. Девочка и я — остались целы. Разбойники погибли. А утром здесь проехали два всадника, с ними я и отправил девочку в город. Там ее пристроят. Надеюсь, к хорошим людям.

«Почему вы не оставили ее с собой?»

— Это нехорошее место для ребенка, — тихо ответил старик. — Так дитя, давай-ка, я полечу твое горлышко. Ложись, на шкуры. И ничего не бойся. А еще лучше засыпай.

Я кивнула. А, слушая неторопливый речитатив заклинаний, сама не поняла, как уснула.


Старик задумчиво посмотрел на девушку, лежащую на груде шкур и сладко спящую. Вздохнул и ласково провел туманной ладонью с длинными когтями вдоль ее лица.

«Глупая девочка», — мимолетно подумал он. — «Потому и отправил я малышку, что со мной рядом становится опасно».

Заклинания плавно сменяли одно другое, шея спящей девушки светилась, наливалась красным, и вновь гасла. Связки восстанавливались, возвращая маленькой принцессе дар речи.

Когда сзади раздалось странное потрескивание, старик уже закончил и повернулся. Оруэлл поднимался с пола, глядя на отшельника налитыми яростью глазами.

— Ты. Тварь.

Черный регент ничего не слушал и не слышал, он стремительно атаковал. Старик пытался уклоняться, добраться до лежащего на столе ножа, но молодой мужчина был сильнее. Особо удачный удар привел к тому, что старик свалился на пол, уже безнадежно мертвый.

С Лайма со смертью старика начало падать заклинание сна, он открыл глаза. Черный регент осмотрелся и заметил спящую на груде шкур девушку. Радостно взревев, он бросился туда.

«Лика!» — мысленно закричал дракон, пытаясь разбудить девушку.


Я открыла глаза, как только услышала крик Лайма, дернулась, скатилась с груды шкур. Туда, где я только что лежала, вонзился меч Регента.

— Куда! — зашипел он, перепрыгивая кучу шкур. — Убью!

Я поднялась на ноги и шарахнулась к противоположной стене. Расширенными глазами, глядя на взбесившегося Черного регента.

«Лайм!» — крикнула я. — «Что с ним такое?»

«Заклинание сна действует на него нестандартно, приводя к тому, что Оруэлл впадает в бешенство и магия на него перестает действовать. Продержись пару минут, с меня заклинание падает. Я помогу!»

Я кивнула, и вновь увернулась от просвистевшего меча. Прядь волос, выбившаяся из косы, упала на пол. От виска по щеке зазмеилась царапина.

Черный регент взревел раненым медведем, отбросил меч и рванулся ко мне с голыми руками. Я даже не успела шевельнуться, когда на моем горле скрестились чужие руки.

«Нет, Лика!» — крик Лайма привел меня немного в чувство.

Вспомнив о своем маникюре, я выставила руки вперед и полоснула держащего меня регента по лицу. Тот отлетел в сторону, поднялся, злобно сверкая глазами, огляделся. На столе лежал нож, схватив его, он рванулся вперед. Но не ко мне, а мимо меня, на поднимающегося с пола дракона.

— Не-е-е-т! — вырвался у меня пронзительный вопль.

Черный регент остановился как вкопанный, зашатался и шагнул ко мне.

— Убью! — прошипел он, а потом начал рассыпаться пеплом. До меня он так и не дошел.

Расширенными глазами глядя на то, что осталось от красивого мужчины, я медленно опустилась на пол.

Сзади раздался легкий шорох, меня подняли. Развернувшись, я вцепилась в рубашку Лайма и горько разрыдалась.

— Тихо, тихо, все будет хорошо. Теперь все будет хорошо! — начал он убеждать меня.

Слезы катились по лицу, не желая останавливаться. Я отчаянно прижималась к дракону, словно боясь, что он сейчас исчезнет.

Покачав головой, Лайм подхватил меня на руки и вынес на улицу. За ночным боем я не поняла, что наступил рассвет. Лошади вышли из подпола как на веревочке.

Солнышко ярко светило, пели птицы. Ничего не напоминало о том, что всего пару минут назад произошла трагедия.

— Не уходи! — взмолилась я, когда дракон попробовал разжать мои пальцы.

— Лика, — он улыбнулся, приподняв мое лицо и стирая большим пальцем слезы. — Ну что ты как маленькая. Все будет хорошо. Тебя вылечил старик?

Я кивнула и вновь зашлась в горьком плаче.

— Тихо, успокойся. Иди в тенечек, там видишь ручеек? Умойся, приведи себя в порядок.

— А ты?

— Я пойду за телом старика. Его надо по нашим обычаям — сжечь.

Заставив себя расцепить пальцы, я закусила губу до крови, уговаривая себя успокоиться. Дракон подтолкнул меня к ручейку.

— Ну же, иди.

Сделав первый нерешительный шаг, дальше я пошла увереннее.


Дракон вышел из подпола через пятнадцать минут, я сидела на зеленой траве и нервно вздрагивала от каждого шороха.

— Так не пойдет, — тихо сказал Лайм. — В таком состоянии ты не сможешь продолжать путь. Придется, — дракон вздохнул. — Лика, посмотри на меня!

Подняв глаза, я посмотрела на Лайма.

— Что?

— Ты слишком перенервничала. А нам надо ехать дальше.

— Ты можешь мне помочь?

— Могу, — кивнул дракон. — Это не сложно. Но…

— Что но?

— Может вызывать некоторые затруднения. Я не удалю твои воспоминания, а просто немного притуплю их. Как сделали маги на невольничьих рядах, после того, как тебя принесли от вампиров.

Я кивнула.

— Что угодно, я не хочу… — я резко замолчала. Как можно объяснить, что нечисть и нежить не так страшна, как страшен человек, сошедший с ума. Если перед этим, ты еще ехал с ним в одной команде.

Лайм подошел ко мне ближе, положил пальцы на виски и что-то прошептал. Голову пронзила боль. И я потеряла сознание.

В себя я пришла буквально через пару минут. Дракон седлал лошадей.

— Как ты? — спокойно спросил он.

— Нормально, — ответила я.

— Как себя чувствуешь?

— Странно, — честно призналась я. — Как будто на мне возили или дрова или воду.

Мы сели на лошадей и поехали дальше. По дороге завязался разговор.

— Я единственно не понимаю, — тихо сказал Лайм. — Как так получилось? Оракул никогда не ошибается, а тут такая ошибка.

— Ошибка?

— Регент должен был опасаться принцессы.

— А он погиб от руки принцессы, — устало сказала я.

— Что? О чем ты, Лика?

— Мое полное имя Анжелика, — я опустила голову. — Я жила на Терре 2. Я не знала, что я не родная до той ночи… накануне моей свадьбы.

И я рассказала Лайму все.

Почти полчаса мы ехали в молчании. Я боялась того, что может мне сказать дракон. Боялась этого и ждала.

— Вот как, — Лайм усмехнулся. — А ведь меня предупреждали.

— О чем?

— Что я буду одним из тех, кто примет во всей этой истории деятельное участие. Кто бы мог подумать, драконы ищут принцессу. А в это время советник Правителя, разгуливая по Авалону, покупает себе рабыню. Которая оказывается искомой принцессой! Как хорошо, что раньше я этого не знал…

— Почему?

— Мне было приказано с самого начала убить девушку, — спокойной признался дракон.

— А сейчас? Ты… убьешь меня?

Лайм метнул в мою сторону взбешенный взгляд.

— Думай, что говоришь, — спокойно сказал он.

Я вжала голову в плечи.

Дракон резко остановил коня, моя лошадь тоже остановилась, давно уже признав за конем дракона право быть вожаком.

Сильные пальцы осторожно коснулись моего лица, приподнимая его.

— Лика, — тихо сказал Лайм. — Даже если бы такой приказ последовал сейчас, я бы никому тебя не отдал.

— Почему?

— Потому что ты — моя. Находишься, под моей охранной. И никто не смеет тянуть в твоем направлении свои загребущие руки.

— Но ведь это только на год, — напомнила я.

— Кто сказал, что через год я тебя отпущу? — поинтересовался дракон.

— Ты же говорил…

— Мало ли что я говорил? — честно сказал Лайм. — Я тебя отпущу в одном единственном случае, если ты сама захочешь от меня уйти.

Я опустила голову, спасаясь от его взгляда. Не могу же я сказать ему, что я такое сама не захочу никогда? Потому что я… Когда я осознала свою последнюю мысль, то чуть не свалилась с лошади. Боже мой, когда я успела влюбиться в этого нахального, но такого заботливого типа?

— Лика? — он коснулся моего плеча. — Нам пора ехать. Давай отложим все спорные вопросы на потом. Нам надо успеть доехать до следующей деревни, где мы можем переночевать. Тем более что она недалеко от Туманной лощины. И там опасно даже днем.

Я кивнула, и мы, пришпорив коней, помчались вперед по дороге.

Я не знаю, о чем думал дракон, но я думала о нем. И о том, как странно повернулась моя жизнь, здесь. На Авалоне. И как хорошо, что я встретила Лайма.


Маленькая деревушка показалась вдали уже, когда сумерки начинали сгущаться. Тварей еще не было видно, зато было хорошо слышен их вой и злобной повизгивание, когда они не могли поделить добычу. Судя по всему, делили нас.

У меня вырвался истерический смешок, когда я поняла это. Лайм взглянул в мою сторону и еще сильнее пришпорил коня. Ветер, бьющий в лицо, мешал разговаривать и вызывал слезы на глазах.

Деревня, в которую мы влетели на полном скаку, оказалась сохранившейся почти полностью. На одном доме была сделана большая магическая надпись.

«Путники с лошадьми — сюда».

Заскочив туда, мы спешились, я бросилась опускать и закреплять решетки на окнах, а Лайм занялся ставнями и дверями.

Только полностью закрыв все, мы позволили себе передохнуть.

— Сумасшедший мир, — честно заметила я, под свет магического светильника опускаясь на скамью у стола.

— Почему? — усмехнулся Лайм, садясь рядом. — Нормальный мир. Ну, относительно.

— Вот именно, что относительно, — огрызнулась я. А потом замерла, когда дракон меня обнял и прижал к себе. Из головы вылетели все мысли, и больше всего хотелось замурлыкать, как домашней кошке, которую неожиданно хозяин взял на руки.

В углу хрустели овсом кони, шумно дыша после скачки. За окном завывали туманные создания, а я сидела на скамье, прижавшись к своему любимому человеку. Пардон, человеком назвать его сложно… И чувствовала себя впервые по-настоящему счастливой.

— Куда нам теперь? — спросила я осторожно.

— Завтра мы догоним принцессу Анхель.

— С чего ты взял?

— Они тоже ночевали здесь, — заметил Лайм. — Но выехали из дома почему-то около двух часов. Этого хватит, чтобы добрать до соседней деревушки до ночи, но свое преимущество они потеряли.

— С чего ты взял, что они выехали около двух?

— Я же все-таки дракон, — оскорбился мужчина. Потом заметив мой взгляд, пояснил. — Я вижу как бы недалекое прошлое. Когда они уходили, ярко светило солнце. На руке спутника Анхель были часы. На циферблате было два.

Лайм умолчал о том, что этот мужчина ему отлично известен.

— Хорошо. Мы их догоним, что дальше?

— Поговорим, — честно сказал дракон. — А там видно будет. Дальше то мы, скорее всего, поедем вместе. А в столице разъедемся в разные стороны.

— В разные стороны?

— Да, — кивнул Лайм. — Нам с тобой надо будет попасть к Императору. А принцессе, или кто она на самом деле, надо вернуться домой.

— Думаешь?

— Да. А пока давай перекусим, а потом ляжем спать.

— Хорошая идея, — я зевнула, прикрыв рот ладошкой. — А на следующее утро продолжим путь?

— Конечно, — согласился дракон.

Через полчаса магические светильники погасли. Прижавшись к дракону, я безмятежно уснула.


В закрытом для посетителей крыле Императорского дворца, в большом зале были установлены высокие статуи из светлого хрусталя. Разработка драконов алхимиков. Сложно сказать, как они смогли это сделать, но факт остается фактом — статуя точно отражала состояние того, с кого делалась. В холле стояли все правители провинций, сам Император.

Рыжая Бестия стояла на коленях перед статуей брата. Некогда белый хрусталь потемнел, стал черным, с мутными рыжими потоками. Это могло означать только одно, брат снова впал в драконье бешенство. И рядом с ним вряд ли есть кто-то, кто сможет без жертв вывести его из этого состояния. А с тем учетом, что в последний раз лекари сказали, что такой приступ для Черного регента будет последним… Сердце мужчины не выдержит и откажет. И сейчас Кайли молилась Богу тьмы не о том, чтобы тот спас брата, нет, девушка отлично знала, что это уже невозможно. Рыженькая просила о том, чтобы брат погиб быстро и без мучений.

Послышался скрежет. Девушка вскинула голову. Статуя на ее глазах хрустнула, а потом начала рассыпаться в мелкий черных прах. Кайли расплакалась, не замечая, что на ее белоснежное платье падают жирные хлопья.

— Не стоит так убиваться, — раздался сзади голос.

Рыжая Бестия поднялась на ноги и повернулась.

Хрупкий мальчишка в черных струящихся одеяниях. Из-под капюшона, чуть накинутого на голову, выбивались седые, почти белые пряди. Усталые глаза, странного фиолетового оттенка, спокойно смотрели на дрожащую девушку, бархатный сильный голос завораживал.

— Почему? — спросила Кайли.

— Потому что твой брат мертв. И слезы его не вернут.

— Разве я не могу оплакать свое горе? Разве я не могу переживать о том, что мой брат погиб, не сумев обмануть смерть!

— Я его предупреждал, — передернул плечами мальчишка.

— Оракул? — зеленые глаза распахнулись, показывая удивление хозяйки.

Мальчик вздохнул.

— Оракул, — согласился он устало. — Это что-то меняет?

— Ты сказал неправду, Оракул, — произнесла Кайли, опустив глаза. — Брат не успел догнать принцессу.

— Твой брат дурак, — тем же спокойным тоном поправил девушку Оракул.

— Почему? — вскинулась та, — он был умным! Сильным! Отважным!

— Дураком, — повторил еще раз мальчишка. — Он не понял, что ему подставили обманку. Все это время настоящая принцесса, которой ему надо было опасаться, была рядом с ним. И он ни разу не понял этого!

— Рядом с ним был только дракон с рабыней.

— Девушка не была рабыней, — заметил Оракул. — Дракон Лайм ар Зейн просто взял ее под свою защиту.

— Но как… Как такое могло получиться? Все были уверены, что Анхель — та самая принцесса.

— Нет, — мальчишка вздохнул. — Тебе лучше подготовиться, Кайли, к приезду настоящей принцессы.

— Зачем?

— Она станет Императрицей, — как будто это было очевидно, сказал мальчишка.

— Это невозможно! — Рыжая бестия схватилась за голову. — Нет. Нет. Этого никогда не будет. Я ее убью!

— Лучше стань ей подругой, — посоветовал устало Оракул. — Только в этом случае ты не только останешься жива, но и сможешь быть рядом со своим возлюбленным. Пойми, Кайли. Сейчас ты свободна от свого брата. От его приказов. Ты завидная невеста. Правительница большой провинции. Да и власть тебя никогда не прельщала. А Терра 2… Если все получится, как надо, то у тебя будут совсем другие приоритеты.

— Уходи, — глухо сказала девушка.

— Я сказал. Ты услышала. Мой тебе совет — приглядись к этой девочке повнимательнее. Она многому тебя может научить.

Рыжая бестия гордо фыркнула и отвернулась. А когда повернулась, желая что-то добавить — то поняла, что зал уже пуст.

Глава 14. Ангелина

У… Как же болит голова. Неужели мы с девчонками так много выпили, отмечая сдачу на разряд по фехтованию? Стоп. Какое фехтование? Я же на Авалоне!

Распахнув глаза, при этом голова отозвалась протестующим воплем, я увидела над собой стремительно темнеющее небо. К горлу подкатил комок. Сумерки застали меня на улице. Почему, что случилось?

Привстав и оглядевшись, я заметила наших лошадей, пасущихся недалеко от лежащего Костика. Приглядевшись, я поняла, что он не дышит. Куда пропали боль и слабость? Рядом с ним я была в течение пары минут.

Этот паршивец смотрел на небо, потом молча перевел взгляд на меня.

— Костя?

— С добрым утром, — ехидно улыбнулся братец.

— Ты что? — обалдела я. — Какое утро?

— Ну, ты только что проснулась. Значит для тебя утро!

— Костя, не пугай меня.

— Я не пугаю. — Он зевнул. — Меня просто очень интересует, кто умудрился нам подсыпать снотворное в таверне и договориться, чтобы нас выкинуло в сторону от дороги на КастельАгро, ближе к Хеджтону.

— Ты знаешь, где мы?

— Да, — кивнул братец. — Мы на территории КастельАгро. Если залезть на дерево, можно даже увидеть башню мага.

— А что мы делаем здесь тогда? Надо вставать! Может быть, мы успеем!

— Нет, — Костя ухмыльнулся и поднял руку, коснувшись моей щеки. — Мы не успеем, Геля. Даже в Хеджтон, который отсюда буквально в пятнадцати минут пути. Кто-то очень хотел, чтобы мы здесь погибли.

— Они не учли, что мы маги-воины! — возмутилась я.

Дракон покачал головой и опустил руку, по-прежнему глядя в небо.

— Учли, — спокойно сказал он.

— Как учли? — не поняла я.

— Здесь, недалеко от КастельАгро, устроили себе лежбище странные тварюшки. Появляются они, как и все — в сумерках. Их инстинкты — это просто шедевр. По внешнему виду — они ожившие кошмары сценариста низкобюджетных фильмов ужаса.

— Не пугай меня, — попросила я. — Они что громадные, с крыльями, когтями, клыками, рогами? Все мохнатые, при этом в броне и с двумя парами глаз?

— Как точно ты их описала! — восхитился Костик.

— И нас кто-то выкинул именно сюда? — еще сильнее испугалась я.

— Именно.

— Красота, — я легла обратно на поляну. — И что делать будем?

— А есть варианты?

— Вариантов может быть три. Вариант первый — спокойно лежим и ждем, когда нас будут есть, — я поморщилась от живости картины, нарисованной воображением. — Вариант второй, прыгаем на лошадок и мчимся как можно дальше. По-крайней мере, мы будем знать, когда нас будут есть, что мы пытались убежать.

Костя подавился смешком.

— А третий вариант?

— Самый глупый. Попробуем кому-то обломать рога, — озвучила я.

Братец засмеялся, перекатился по траве, навис надо мной, внимательно разглядывая.

— Что? — смутилась я.

— Да вот, пытаюсь понять, за то время, что мы не виделись, как ты умудрилась завести хотя бы немного здравого смысла?

— И где в названном он промелькнул?

— И в первом варианте, и во втором, — пояснил со смешком Костя.

— Ладно, а тебе какой вариант больше нравится?

— Как какой? Конечно, третий.

Он легко поднялся на ноги, я протянула ему ладонь, и Костя сразу же поднял и меня.

— И кто после этого авантюрист без ума и здравого смысла? — поинтересовалась я ехидно.

— Ты.

— Почему я?

— Потому что ты предложила этот вариант! А я как настоящий джентльмен, с тобой согласился.

Я замахнулась на Костика, тот от меня отскочил. Я собралась прыгнуть на него, но в этот момент рукояти клинков предостерегающе засветились.

— Они здесь, — спокойно сказал Костя, поправляя перевязь с клинками. Я последовала его примеру.

— Кстати, а они действительно высокие? — поинтересовалась я, сама не зная у кого.

— Сейчас посмотрим, — дракон резко подпрыгнул, отрастив длинные кожистые крылья. Пролетев над поляной и схватив меня в охапку, он резко взлетел вверх и рванулся в сторону.

— Куда? — изумилась я.

— Дальше.

— А кони?

— Закрыл кругом, — ответил Костя, через пять минут опускаясь вниз, на широкую утоптанную площадку, на возвышении рядом с рекой.

— Ух, ты! А здесь для чего такое место?

— Насколько я помню, здесь стражники КастельАгро проводят свои турниры.

— Хм.

В небе показались четыре огромных фигуры. В темноте светились восемь пар голодных глаз. Четыре красных, четыре синих.

— Фу, — протянула я, сморщившись. — У них действительно по паре разноцветных глаз.

— А ты думала, что тебя обманули и хирзы не более чем шутка?

— Я знала, что такие твари реально могут существовать, — обиделась я. — Но знать и видеть, согласись, разные понятия.

А в следующий миг твари опустились вниз и застыли напротив нас.

— У… — обиженно пожаловалась я Костику, рассмотрев их. — Тут два наших клинка им что соломинки.

— Смотри! — подмигнул мне братец. Резко сложил два клинка вместе и ударил по рукояти, по лезвиям прошла волна обжигающего багрового света, одна, вторая, третья. А потом я увидела, что в руках у Костика — двуручный меч.

— Вау! — ухмыльнулась я, повторяя действия Костика.

И в этот момент первый хирз прыгнул, на меня. Но его встретил в полете Костя, давая мне время, чтобы преобразовать клинки. В следующий момент, я вступила в драку.

Багровые вспышки отражались в темном небе, темной прибрежной волне. Багровая луна, пряталась за облаками и не видела поистине впечатляющего боя. От хрупкой девушки, танцующей на поляне, взлетевших противников отгоняла крылатая фигура.

Вначале упал первый хирз, заливая зеленую траву едкой синей кровью. Следом упал второй, уже красная кровь полилась во все стороны.

— Геля! — крикнул сверху Костик, отражая удары когтей еще двух тварей. — Добей того, с красной кровью! Чтобы он не ожил!

Я кивнула, бросилась вперед, уворачиваясь от ударов огромного хвоста, добила хирза и еле успела отпрыгнуть в сторону, когда хлынула синяя кровь, заливая все вокруг моих ног.

Поняв, что я в ловушке, Костик слетел вниз, перенес меня в безопасное место и резко взлетев, подрезал крыло предпоследнего хирза. Тот камнем упал вниз, и им занялась я. Упал мертвым третий хирз, а сверху на него четвертый.

Костик спикировал сверху, подхватил меня на руки и понес обратно, на полянку, где были наши лошади.

— А вымыться! — возмутилась я до глубины души, косясь через его плечо на речку.

— В речке тоже водятся, — ответил Костя. — Только озера с пресной водой — для них не подходящая обстановка. А недалеко от поляны, где мы проснулись, как раз есть пресное озеро. Там и вымоемся.

Я кивнула.

— Кстати, если я правильно помню, то там где поселяются хирзы — другие твари долго не живут.

— Верно, хирзы не терпят конкуренции. Так что после того как вымоемся, вполне сможем поспать.

Я засмеялась.

— Ты еще не выспался?

— Хм. Ты права, — Костя мечтательно улыбнулся. — Ну, тогда, поймаем рыбки и пожарим.

— Ты помнишь, что готовка и я понятия малость не совместимые?

— Я помню, как умопомрачительно ты готовишь рыбу. Так что не отвертишься.

— А ты ее поймаешь?

— Безусловно. Я тебе даже костер разожгу.

Я прикусила губу, но все равно по лицу расползлась улыбка.

— Ты помнишь.

— А ты думала, я забыл ту сумасшедшую рыбалку? — засмеялся братец.

Я покачала головой, но промолчала.

Озеро было большим, так что с двух разных берегов мы в него заходили одновременно.

Когда чистая, посвежевшая, я вернулась на поляну, там уже весело горел костер, в котелке над ним кипела вода.

— Твоя очередь, — Костик отошел, развешивая на ветвях свою постиранную одежду. Я покосилась в его сторону, улыбнулась, но послушалась.

Через полчаса мы ужинали аппетитно дымящейся рыбкой. Брат косился в мою сторону с восторгом. А еще через полчаса рыба закончилась, и довольный дракошка разлегся на плаще, глядя на меня сквозь пламя огня.

— Сейчас бы еще ту девчонку, помнишь, в парке играла на гитаре?

Я подняла на него глаза.

— Лика! Ну конечно!

— Что конечно? — не понял Костя.

— В таверне, менестрель пел песню, чем-то показавшуюся мне знакомой. Тогда, в парке ее пела Лика!

— Ты ее знала?

— Нет. Мы виделись пару раз, потом встретились в парке. До парка мы с тобой дошли вместе, потом ты ушел на свидание, а я осталась с ней. Мы просидели минут пять, затем она поднялась на ноги, посмотрела на секьюрити, появившихся в конце аллеи. Сказала, что не хочет, чтобы я пострадала из-за нее и двинулась к ним. Оставив гитару на скамейке. Я еще видела, как ее ударили… — Я схватилась за голову. — Как же я могла забыть?

— С ее семьей то мы не общаемся, — напомнил мне Костя.

— Все равно, надо было навестить девчонку. Ей одной, наверное, вообще плохо было на Терре 2.

— На Терре 2?

— Да. Она сейчас здесь.

— С чего ты взяла?

— Во-первых, я ее видела. Мельком. Недавно. А, во-вторых, менестрель играл ту самую песню, к которой она подбирала музыку, тогда в парке!

— Ты уверена?

— Да, — я быстро закивала головой. — Когда все закончится, надо будет ее найти!

— Зачем?

— Чтобы подружиться, — честно ответила я, потом улыбнулась. — Только не смейся, но я уверена, что мы с ней станем лучшими подружками!

Костя как-то странно посмотрел на меня, но промолчал. Подбросив веток в костер, братец вновь посмотрел на меня.

— Геля.

— Да? — я улыбнулась, подняв на него взгляд.

— Когда все закончится… ты вернешься на Терру 2?

— Нет, — я покачала головой, глядя на темное небо. — Я здесь на своем месте. Здесь есть работа, к которой я могу приложить свои силы. Здесь я ощущаю себя дома. Тем более, вы же будете ко мне приезжать в гости?

— Вы? — Костя усмехнулся. — Ты думаешь, я уйду с Авалона?

— А что нет? — я засмеялась, посмотрела на него. А потом улыбка у меня увяла. — А как же твоя любимая?

Братец поперхнулся глотком чая. Потом внимательно посмотрел на меня.

— Она на меня не обращает внимания. Так что, — он хмыкнул. — Я попробую ее забыть.

Я кивнула, принимая объяснения. Потом вновь посмотрела на брата.

— Куда мы утром? Сразу во дворец или заглянем в Хеджтон, если мы к нему ближе?

— Нет. Поедем сразу во дворец.

— Да? — я улыбнулась. Потом подошла к брату, со своим плащом. — Двигайся!

Он усмехнулся, но привычно сдвинулся вбок. Я улеглась рядом с ним, на его нагревшийся плащ, накрыв нас обоих моим плащом.

— Я посплю, ладно? — спросила я, отчаянно зевнув.

— Конечно, — кивнул Костя.

Я уснула мгновенно.

А на следующее утро, как только я проснулась, мы вскочили в седла и двинулись в сторону дворца. На тропинке нам встретился всадник. Порыв ветра сорвал с него шляпу, и мы увидели менестреля. Тот посмотрел на меня, на Костю. Вежливо наклонил голову. Я улыбнулась ему, краем глаза заметив, как напрягся Костик.

— Доброе утро! — улыбнулся Змей. — Вы уже воспользовались телепортом?

— Да, — кивнул братец, зевнув. — Решили вчера не уезжать.

— Вы же вчера не возвращались в таверну, — удивился менестрель.

— Мы ночевали в одном из домов, — пояснила я, с полуслова подхватив игру брата.

— Понятно. Ну, удачи в вашем путешествии, — улыбнулся Змей и двинулся по тропинке дальше.

Костя раздраженно посмотрел ему вслед, потом поторопил меня.

— Геля. Едем.

Я кивнула. И лошади галопом сорвались с места.


Рыжая бестия сидела в своей комнате, когда перед ней засветился кристалл связи.

— Миледи.

— Да?

— Ваш заказ был не один. После ночевки недалеко от лежбища хирзов оба остались живы и двигаются в сторону дворца. Что прикажете делать?

— Продолжите наблюдение. Девушку по возможности — пленить.

— А напарника девушки?

— Аналогично, — приказала равнодушно Кайли и погасила кристалл связи, даже не поинтересовавшись личностью спутника заказа.


Во дворце КастельАгро нас встретили новости не очень хорошего характера. Правитель пропал этой ночью. Бесследно. В его комнате разгром. Дракон — наблюдатель, присутствующий при дворе Ирма ничего не смог увидеть. Прошлое как будто было затерто.

— И что нам делать? — поинтересовалась я у Ивена, связавшись с ним по кристаллу связи.

— Возвращайтесь в столицу. Желательно побыстрее.

— Случилось что-то еще? — поинтересовался Костя.

— Судя по тому, что Ирм — пропал, происходит что-то непонятное и тревожное. Возвращайтесь.

— Как насчет пакета?

— Везите обратно.

Мы с Костиком переглянулись.

— Где ближайший телепорт в столицу? — поинтересовался он у Ивена. Тот задумался.

— В Хеджтоне.

Связь прервалась. Не задерживаясь во дворце, мы двинулись в обратную сторону. Дорога ровным полотном стелилась под ноги лошадей. Казалось бы, до Хеджтона около часа неторопливой езды. Но даже их мы не проехали без приключений.

Мы должны проехать небольшой лесок. Весьма опасное место. Того, кто ехал — не было видно ни со стороны дворца, ни со стороны Хеджтона.

И там нас ждали. Около десятка всадников, столько же пеших. И парень, сидящий на ветке, низко нависшей над дорогой. Больше всего меня удивило то, что сидя на весьма неудобной ветке, тот умудрялся точить ногти пилочкой.

— Добрый день, — подал голос парень. — Летучий. Барс имеет честь приветствовать Вас.

Он легко спрыгнул вниз, улыбнулся. Смерил взглядом меня, Костика. Остановился взглядом на наших одинаковых кулонах. Потом с его лица ушла улыбка.

— Я приношу свои извинения вам, за то, что приходится вас задерживать, — честно сказал парень. — Но так сложились обстоятельства.

— Что вам от нас надо? — поинтересовался Костя.

— Вы, — просто ответил Летучий. — Я бы с удовольствием забрал пакет с документами и вас отпустил бы. Но, увы, заказчика на пакет уже нет. А вы здесь, и вас приказано доставить моей хозяйке.

Мы с Костиком переглянулись и расплылись в одинаковых предвкушающих улыбках.

— А если мы с вами не пойдем? — поинтересовался я.

— Тогда вас разрешено убить.

— Попробуйте, — честно предложил Костик. — Но имейте в виду, что мы будет сопротивляться.

Противники расхохотались. Барс в отличие от них насторожился, смерил нас взглядом.

— Что вы можете вдвоем против двадцати?

— Много, — кивнула я, с пакостной улыбочкой.

— Хорошо, — Летучий пожал плечами и равнодушно приказал. — Взять их.

Пешие двинулись в нашу сторону. Костя легко вспрыгнул вверх и затерялся в сплетении ветвей. Барс подскочил, сдавленно ругнулся и скрылся в ветвях вслед за ним.

Я улыбнулась, нарочито медленно спрыгнула с лошади. Ударив ее по крупу, отправила вслед за конем Костика — на виднеющуюся рядом полянку с зеленой травкой. Потом повернулась к людям.

— Вот честное слово, — сказала я. — Убивать вас мне не хочется. Может, разойдемся? По-хорошему? — предложила я, не надеясь на положительный ответ. Он не последовал. Пешие бросились на меня.

Лезвия предупредительно вспыхнули, запев что-то тревожное, басовитое. Подхватив песенку, я врезалась в ряды противника. Я честно старалась никого не убивать, а оглушать, но когда со стороны всадников раздались легкие щелчки и в меня полетели стрелы, я перестала жалеть противника. О том, что убиваю я людей, я все-таки старалась не думать. Если задумаюсь, потеряю ритм — и трупом стану я. А меня это никак не устраивало.

Буквально через полчаса, на траве остались двадцать трупов, а с ветки вниз спрыгнул Костик, зажимая ладонью распоротое предплечье.

— Что? — охнула я.

— Силен гад, — заметил Костя. — Слишком я расслабился…

— Иди сюда, — подхватив братца за рукав, я потащила его подальше от трупов, к лошадям. Сняв сумку, вытащила оттуда фляжку с водой, промыв рану, наложила на нее мазь, от которой Костя взвыл. А потом сверху забинтовала предплечье.

— Нас ждали, — тихо сказал дракон.

— Нас?

— Да.

— Зачем?

— Пакет документов и ты. Меня должны были взять в качестве довеска.

Я кивнула.

— Ты ехать сможешь?

— Безусловно, — оскорбился Костя.

— Тогда в седло и поехали отсюда.

Костик кивнул. А всего через час мы уже были в доме Ивена. Забрав пакет, тот куда-то ушел, сказав, что вернется через пару минут.

Дракон не обманул. Вернувшись, он рассказал нам последние новости.

— Ирм — пропал. Императору людей стало хуже. Черный регент — мертв. Кто его убил и где — неизвестно. Прах даже не смогли найти. Правитель драконов срочно вызывает меня и моего брата наверх. Поэтому я отправляюсь туда уже сегодня. А где носит нелегкая Лайма — сложно сказать.

Костик кивнул.

— Вы так и не помирились?

Ивен отрицательно покачал головой.

— Ну и зря, — заметил братец.

Дракон усмехнулся, пожал плечами, потом все же продолжил.

— Итак, вы остаетесь здесь одни. Дом в вашем полном распоряжении. Будьте осторожны и не шатайтесь в одиночестве по городу. Вместе у вас больше шансов, если нападет целая толпа. Библиотеку как открывать — Костя знает. Так что скучать надеюсь, не будете.

Он ушел телепортом из кабинета через полчаса. А еще через полчаса ко мне зашел Костик.

— Ангелок?

Я подняла на него взгляд.

— Да?

— У меня в столице много друзей. Сегодня наша годовщина.

— Годовщина?

— Да. Каждый год, в этот день мы встречаемся. Поэтому я сейчас пойду. Надеюсь, ты найдешь, чем себя занять и скучать не будешь.

Я покачала головой, потом зевнула.

— Ты ночевать придешь?

Он отрицательно мотнул головой.

— Нет.

— Ладно, — я пожала плечами. — Это все?

— Да. Спокойной ночи, малыш.

— А тебе веселой ночи! — пожелала я, падая на кровать.

За Костиком закрылась дверь, а я задумалась над тем, какие странные у нас с ним отношения. С одной стороны, мы воспитывались вместе. С другой стороны, я хвостиком за ним ходила лет с семи до четырнадцати. Он меня баловал, помогал с домашкой. И исчезал. Я знала по именам всех его девушек. И к каждой ревновала. Потом, лет с четырнадцати, я умудрилась влюбиться в соседского парнишку. И начала сторониться Костика. Почему уже не помню. Так было лет до семнадцати. В семнадцать наши отношения с ним начали налаживаться. А потом его отправили учиться заграницу. Почти на три года, и мы виделись очень редко.

Перевернувшись на спину и глядя в потолок, я задалась вопросом — как такого замечательного и классного мужчину, как Костик, можно не любить?

Неожиданно в дверь позвонили.


Рыжая Бестия стояла на балконе, задумчиво глядя на небо. С минуты на минуту она ждала сообщения о том, что операция прошла успешно и пакет документов, и девушка с напарником, скоро будут у нее.

Кристалл связи пиликнул.

— Миледи.

— Да?

— Они провалили задание.

— Вот как, — Кайли прикусила губу, думая о том, что не пора ли ей отказаться от этого задания. — У вас последняя попытка. Кого вы отправите?

— Я сам займусь этой парой. Мужчину я вам не гарантирую — а девушку вы получите. Такой вариант вас утроит?

— Вполне! — Рыжая бестия тяжело вздохнула. — И имейте в виду, командир. Это последняя попытка. Если у вас ничего не получится — то эту пару отставляем в покое.

— Я понял, миледи.

Кристалл связи погас. Кайли посмотрела вниз, на парк и тяжело вздохнула. Ей самой было сложно сказать, чего ей сейчас больше хотелось. То ли того, чтобы у командира летучих все получилось, то ли лучше — чтобы ничего не получилось вообще.


Поднявшись с кровати, я сбежала вниз. Открыла дверь и замерла. Прислонившись к перилам крыльца, стоял Змей.

— Добрый день, Геля, — улыбнулся он, жестом фокусника из-за спины вытаскивая белоснежную розу. — Это Вам.

— Спасибо, — изумленно сказала я, принимая цветок. — Вы ко мне?

— Конечно.

— Тогда проходите, — я отступила в сторону, пропуская гостя в дом.

Дверь мягко закрылась за нами, мы прошли в гостиную. Я поставила цветок в вазу на туалетном столике, сама села на подоконник. Змей сел в кресло.

— Вы знаете, Геля.

— Давайте на «ты», — перебила я менестреля.

— Для меня это честь, — улыбнулся гость. — Так вот, Геля… с самого утра я ходил как неприкаянный. В портальном зале мы с вами были вместе. Я зашел чуть позже вас, но слышал, как вы заказали телепорт в столицу.

— И ты последовал за мной? — улыбнулась я.

— Конечно, — кивнул Змей. — Я понимаю, как глупо это выглядит. Но я понял, что не могу без тебя. Нет, нет! — тут же вскинулся он. — Я не буду ничего просить или обещать, я просто попробую быть рядом с тобой. Угождать твоим желаниям, быть твоим верным рыцарем и бардом.

Я не выдержала и засмеялась.

— Но ведь это глупо!

— Ты одна, Геля. Тебя некому защищать!

— Во-первых, я не так уж и безобидна, как кажусь. А во-вторых, у меня есть Костя.

— Он всего лишь твой брат!

— Не совсем, — честно ответила я. — Но в любом случае, я не завидую моему обидчику.

— Почему?

— Потому что Костя от него не оставит даже пепла.

— Ты так уверена в нем?

— Конечно! — воскликнула я.

— А может быть, — Змей даже нагнулся ко мне. — Ты его любишь?

— Нет! — открестилась я поспешно, потом задумалась. — И да. Это сложно объяснить.

— У меня много времени.

— Нет. Это слишком личное, — спокойно ответила я. — Ты пришел только для того, чтобы сообщить мне, что я тебе не безразлична?

— Нет. Не совсем. Ты в столице недавно…

— Подожди, — наконец, поняла я, что меня беспокоит. — А как ты меня нашел?

— Знак мага-воина и единственная девушка с фиолетовыми волосами, — пояснил Змей. — У меня очень много знакомых среди высшего света. Так что я нашел тебя за пару часов.

Я кивнула.

— И что с того, что я в столице недавно?

— Я хотел пригласить тебя в одно место.

— Свидание? — изумилась я.

— Да, — подтвердил менестрель.

Я задумалась. С одной стороны, Костя не придет и будет развлекаться, так чем я его хуже? С другой стороны, уходить из дома…

— Мы успеем до сумерек? — поинтересовалась я.

— Безусловно, — кивнул Змей.

— Тогда я согласна, — улыбнулась я.

Менестрель расплылся в ответной улыбке.

— Тогда прошу! Карета ждет прекрасную леди.

Глава 15. Анхель

На следующее утро я проснулась сама. Мне было тепло и уютно. Рядом потрескивал костер. Приподнявшись, я посмотрела на наемника, с утра пораньше суетящегося у костра.

— Хим?

— Доброе утро, Анхель, — улыбнулся мужчина. — Я рад, что ты проснулась сама.

— Почему? — поинтересовалась я, двигаясь к большой бочке — умываться.

— По одной маленькой причине. Привычка.

— Как это?

— Моя младшая сестренка жутко не любила ранние подъемы. Но поскольку учились мы в Академии почти одновременно, сомнительная честь поднимать ее с утра пораньше выпадала обычно мне.

Я усмехнулась.

— Она что настолько не любила просыпаться по утрам?

— О! — Хим улыбнулся. — Ты даже не можешь себе представить, насколько!

— И как ты ее будил? — поинтересовалась я, вытираясь.

— Когда как. Когда криками, шумами, когда было достаточно просто тряхнуть ее за плечо. Ну а иногда — требовался стакан с ледяной водой.

— Бр-р, — поморщилась я. — Ну ты и изверг!

— Почему? — изумился наемник. — Я не изверг. Я дракон.

— Да? — я повернулась к Химу, смерила его взглядом, пожала плечами. — Дракон, так дракон.

— И все? — еще больше удивился дракон. — Ни криков, ни шума. Просто констатация факта?

— Я должна упасть в обморок?

Хим отрицательно покачал головой, кажется, перед этим проследив траекторию моего падения.

— Завизжать?

Дракон еще активнее помотал головой.

— Устроить скандал? — обрадовано предложила я.

Наемник вздохнул и покаянно поднял руки вверх, демонстрируя свое поражение.

После легкого завтрака мы двинулись на выход. Толкнув люк, дракон обнаружил, что он не открывается.

— Что случилось? — поинтересовалась я.

Хим пожал плечами, в его ладонях засветилась серебристая звездочка и ударила в люк. Раздался глухой грохот и все стихло. Но люк так и не открылся.

— Дойди до той двери, — попросил Хим.

Открыв ее, я увидела, что ход, ведущий наружу, завален. Мы оказались в ловушке.

— Ай, ай, ай, как нехорошо получилось, — раздался ироничный голос.

Мы резко повернулись. В свете магических ламп стояли двое. Он и Она.

— Никак не открывается? — мужчина тяжело вздохнул и посмотрел на дракона. — Вот всему современную молодежь учить приходится. А ты с разгонами и головой.

— Головой то зачем? — спросил изумленно Хим.

— Как зачем? — оскорбился мужчина. — Чтобы открыть. Она у тебя явно самая крепкая часть тела, если по прямому назначению — не применяется и думать у тебя не получается.

— Думать?

— Конечно.

— А вы кто? — спросила я тихонько.

Он и Она переглянулись.

— Бог Тьмы к вашим услугам, миледи, — раскланялся Бог, сняв несуществующую шляпу и изобразив поклон.

— Богиня Света, — тихо представилась Она.

За моей спиной раздался грохот. Хим на ногах не устоял.

— Вы же, вы же…

— Заточены в физические оболочки? — подсказал Бог. — Ну так сколько лет прошло. А тела нам предоставили людей, а не драконов. Вот и приходится, бедным несчастным высшим мотаться как неприкаянным призракам. А давайте, я вам помогу! — предложил Он внезапно.

— А взамен? — осторожно спросил дракон.

— Тьфу ты, — оскорбился бог. — Ты тоже умный. Ты часом не знаком ли с неким Костей ар Архайном?

— Знаком. — подтвердил Хим.

— А, — Бог Тьмы обиженно вздохнул и отвернулся.

— А помочь?

— Торговаться с вами? Не буду. Увольте.

Богиня усмехнулась, внезапно, совсем по человечески, отвесила Богу легкий подзатыльник. Мои глаза и глаза Хима приняли очертание идеальных овалов. А Она с легкой усмешкой посмотрела на дракона.

— Не удивляйся. Ему скучно, вот он так и шутит.

— Что там наверху?

— Завал. Ночью избушка не выдержала натиска туманных тварей и обвалилась.

— А чего они так сюда рвались?

— Здесь были мы.

— Вы? — вступила я в разговор.

— Да, — Богиня ласково улыбнулась.

— Ой, — тихо сказал Хим.

— Так, — Бог подлетел к дракону, взял того под руку и повел в сторону заваленного хода. — Девочкам надо поговорить, а мы с тобой сейчас ход разгребать будем.

— Магией?

— Что ты, какой магией! — возмутился Бог. — Ручками, милый, ручками!

Я потрясла головой, пытаясь понять, что происходит. Богиня подлетела ко мне ближе и положила руку на плечо. От ее ладони по телу распространялось такое приятное, слегка щекочущее тепло.

— Вообще-то, мне надо поговорить с тобой.

— Со мной?

— Да, дитя мое.

Мы устроились в том углу, где недавно я проснулась. Богиня села, сложив руки на коленях, посмотрела задумчиво на меня, потом начала свой рассказ.

— У любой истории есть свое начало. Есть такое начало и у нашей истории. Была маленькая планета, с поэтическим названием Авалон. И пришла однажды на планету Демиург вселенной. И появились тогда два высших: Бог Тьмы и Богиня Света. Тьма и Свет воевали многие века, не переходя демиургом отведенных границ. И все было бы хорошо, если бы однажды…

На базаре в тот день было жарко. Под легким шелковым одеянием тело было мокрое от пота и больше всего хотелось вернуться домой, чтобы забрать в бассейн. Но вначале надо было найти то, из-за чего я пришла на этот рынок, — Богиня горько улыбнулась. — Не изумляйся, Анхель. Боги могли принимать физическое обличье и спускаться вниз — ненадолго. Тогда мне нужен был герой. Для очередного приключения. Но нашла я не его. Я нашла свою судьбу. Красивый мужчина. Контрастный мне. Я говорила «холодно», он говорил «горячо». Я говорила «да», он «нет». Говорят, противоположности притягиваются. Иначе сложно объяснить то, что между нами вспыхнула любовь, сводящая с ума. Я стала чаще превращаться в человека и бегать к нему на свидания. И делала все, чтобы он ни в коем случае не заподозрил, что его возлюбленная богиня.

Герой, найденный мною чуть позже, задание выполнил и пришел в храм богини за наградой. Его молитва, обращенная ко мне, была столь — жаркой, что я не смогла остаться в облике человека и перенеслась в храм. Мой возлюбленный последовал за мной.

Когда я вышла из храма, мы поссорились.

Потом, встретились через пару лет, случайно, уже в другом месте. Помирились. Опять любовь, опять роман. И на этот раз — я узнала, что он — бог Тьмы. О, это был смертельный удар, для меня. Но я поняла, очень быстро, что моя любовь — это что-то, что заставляет меня плевать на условности. Он ждал, что я откажусь от него. Но я этого не сделала.

На полях продолжались сражения между Тьмой и Светом. Сражения были и в душах людей и драконов. Но как только выпадала свободная минутка, мы принимали физические обличья и бежали в объятия друг друга. Мы не меняли друг друга, не подстраивались. Мы оставались теми, кем мы были, но принимали другого — полностью. Со всеми достоинствами и недостатками.

Богиня замолчала, глядя куда-то сквозь меня.

— Потом… Наша любовь была столь сильна, что у нас родился ребенок. Девочка. И мы совершили страшную ошибку, отдали ее на воспитание в другую семью. Семью религиозных фанатиков. Наша дочь, воспитанная там, с кровью приемной матери впитала знания о том, что мы боги — нарушаем равновесие. И она нашла нас и заточила в физические оболочки.

Авалон сдвинулся с места, перешел в другую вселенную.

Заточенные, мы с Богом Тьмы могли только наблюдать за тем, как развиваются события и немного корректировать вероятности.

Кровь наших детей — Хранителей была странным амортизатором, которая не давала совсем уж начаться сумасшествию на Авалоне. Да и то, что ночь — это время чужих, принесло нам определенную пользу.

— Что было дальше? — спросила я, когда молчание затянулось.

Богиня грустно улыбнулась.

— Мы увидели ближайшее будущее. Гибель нашего дома. Гибель — от которой нет спасения, кроме одного, маленького шанса. И мы начали сводить вероятности. В конце концов, когда все было готово, стало понятно, что одна из тех, которая должна была принять активное участие в разворачивающихся событиях, не справится со своей ношей. Что она очень быстро погибнет.

— Принцесса КастельАгро? — догадалась я, чувствуя, как в сердце растет тупая боль.

— Да, — богиня покаянно склонила голову. — Настоящая принцесса КастельАгро, которая не владела бы даром видеть будущее, как ты, и погибла бы. А вместе с ней пропал бы шанс у Авалона.

— И тогда появилась я. Ее замена.

— Да, — кивнула Она. — Появилась ты. Я тебя создала, вложила тебе знания о чужом мире, где ты никогда не была. Дала тебе свою кровь, взяв плоть у Ирма.

— То есть я всех обманула? — тихо спросила я.

— Ты никого не обманывала, — богиня ласково коснулась моей макушки. — Ты сделала великое дело, ты заложила фундамент для того, чтобы спасти Авалон.

— А сейчас? Зачем появились вы?

— Потому что принцесса теперь в безопасности, рядом с ней есть тот, кто не даст ее в обиду, да и она сама поняла, что может выпустить коготки. Что она — не так беззащитна, как всегда о себе думала.

— То есть нужда во мне отпала.

— Нет. Просто теперь ты — перестаешь нести бремя пророчества. Ты свободна. И можешь строить свою жизнь так, как ты захочешь. Ты по-прежнему, принцесса Анхель. Просто больше на тебя не будут охотиться.

— А как же Черный регент?

— Завтра его не станет. И охота на тебя — прекратится.

Я опустила голову.

— То есть теперь я свободна в своих поступках?

— Конечно, — богиня кивнула.

— А где ты заточена? — внезапно решилась я.

— Что?

Я впервые видела изумление на лице высшего. И я поняла в тот самый момент, что больше никогда не увижу ничего подобного. В измученных усталых глазах внезапно вспыхнула надежда и жажда жизни такой силы, что я поклялась, что сделаю все, чтобы вызволить богиню из ее заточения.

— Ты хочешь мне помочь, — тихо протянула богиня. — Действительно хочешь! Это чудо!

— Разве не вы вложили мне эту мысль?

— Нет, — Она тихо засмеялась. — Нет, моя милая. Ты свободна в своих поступках и желаниях. И есть, и была.

— Вот как, — я наклонила голову. — Так где тебя искать?

— Северный материк. Его южный мыс. Там есть небольшая скала, нависающая над океаном. В ней выдолблены ступеньки. На закате эти ступени окрашиваются кровью. И стонут там души неупокоенных. Тех, кто защищал меня до последнего вздоха, до последней капли крови. А я даже не могу им помочь…

— Что будет в храме?

— Гроб, — Богиня поежилась. — В гробу будет статуэтка из белого хрусталя. Ее надо разбить.

— И все?

— Да.

— Но почему тебя до сих пор никто не освободил?

— Никто не смог подняться даже до середины лестницы, — тихо ответила Богиня.

— Вот как, — я опустила голову, потом вновь подняла взгляд. — Теперь мы должны ехать в столицу?

— Да. Та деревня, куда вы не заехали. Сегодня ночью ее вырезали туманные твари. Спаслись двое — старик и девочка. Заберите оттуда с Химом девочку и двигайтесь дальше.

— На этом наше участие в этой странице истории закончено?

— Нет, — Богиня начала таять. — Еще нет.

Рядом со мной остановился Хим, положил руку на плечо.

— Анхель.

Я посмотрела на него.

— Я освободил проход. Идем, нам надо ехать.

— Мы должны заехать в ту деревушку.

— Я знаю. Идем.

Кивнув, я поспешила за драконом на улицу.


Деревня, в которую мы не заехали вчера, сегодня была пуста. Вокруг пахло дымом. Дома стояли покосившиеся, обгоревшие. Но трупов нигде не было.

Мы шли по дороге, ведя коней под уздцы. Хим оглядывался по сторонам и я видела тревогу в его серебряных глазах. Наконец, я не выдержала.

— Что случилось?

— Я уверен, что те твари, которые напали на деревню, не ушли с рассветом. И они здесь. Но я не могу понять, почему они до сих пор не напали.

Откуда-то сбоку, из покосившегося домишка донеся старческий кашель. А потом на порожек вышел старик.

— Потому что, молодой человек, вы очень близко к моей воспитаннице.

Хим вгляделся в черты лица старика, а потом низко поклонился.

— Учитель.

— Здравствуй, Хим, — кивнул старик. — Зачем ты пришел?

— Нас прислали сюда Боги, — тихо сказал дракон. — Но зачем, мы не знаем.

— За девочкой.

Таинственный учитель глубоко вздохнул, потом посмотрел на меня.

— Принцесса, — задумчиво произнес он. — Вам не место на старом заброшенном тракте. Погоня от вас очень близко. И вы не должны были заходить сюда.

— Мы должны были, — упрямо возразила я.

— Кому?

— Тому, кто дал мне жизнь, — честно сказала я. — Она просила придти сюда. И забрать ребенка. Но как я вижу, здесь есть вы. Зачем же тогда забирать?

— Здесь становится опасно, — старик посмотрел на меня, потом на Хима. — Очень опасно. Силы девочки тают с каждым днем. Защищая меня своим хрупким тельцем, она убивает себя. Ей нужна семья, кров над головой, пища каждый день. И еще обучение.

Дракон вскинул головой.

— Кто она тебе?

— Никто, — старик вздохнул. — Здесь раньше жили разбойники. Они приволокли ее непонятно откуда, забитую, запуганную. Но нетронутую. Она не говорит, но все понимает.

— Почему не говорит? — не поняла я. — Не может?

— Может. Ей нужна любовь, ласка, внимание. И она заговорит. Да еще как!

Я кивнула.

— А почему она не вышла с вами?

— Ее силы тают, сейчас она болеет. Поэтому ее и надо как можно быстрее увозить из деревни. Во избежание смерти этой малышки.

Мы с Химом переглянулись.

— Учитель. Вы поедете с нами?

— Нет, — старик вновь закашлялся. — Нет, мой непокорный ученик. Дни мои сочтены и я знаю это. Мне надо дождаться еще одних посетителей. А вам надо увезти с собой девочку.

Хим кивнул. И вошел в дом, вслед за поднявшимся стариком, тревожно посмотрев на хмурое небо, я поспешила за ними.

Девочка лежала в углу, на груде тряпок. Ее худенькое тельце дрожало, грудь тяжело поднималась и опускалась.

— У нее жар, — старик сел рядом с малышкой. — Я пытаюсь лечить ее, но все бесполезно. Близость Туманной рощи — приводит к тому, что ей становится только хуже.

Подойдя ближе, я опустилась на колени рядом с малышкой, отвела в сторону с ее лица прядь волос, непонятного серо-мышиного оттенка.

Девочка внезапно распахнула глаза. Синие-синие, как бездонное небо и безнадежно слепые.

— Учитель? — тихо спросил Хим. — Она что…

— Молчи, — резко сказал старик. — Нет. Но к этому может все придти, если девочку не увезти отсюда.

— Анхель, — дракон повернулся ко мне. — Девочку я возьму на своего коня, ты заберешь сумки.

Я кивнула.

— Учитель, — Хим повернулся к старику. — Что вы нам посоветуете?

— Сегодня вы должны остаться здесь. Скоро пойдет дождь, и туманные твари снова начнут охоту. Завтра вы уедете — до небольшой деревушки, в полудне отсюда. Там подождете тех, кто будет идти по вашим следам. И вместе — двинетесь в сторону от тракта — к столице.

— Но ведь… — тихо сказала я. — Там идет наша смерть?

— Нет, — старик покачал головой. — Нет, дитя. Там идут ваши друзья.


Дождь действительно пошел, но к этому моменту мы уже спустились вниз, в глубокое подполье. Мало было того, что там были обустроены настоящие комнаты, так еще и что-то вроде душа. Мы смогли вымыться, переодеться в чистую одежду и наконец-то сытно поесть.

Ближе к вечеру состояние малышки ухудшилось. Старик, заварил какие-то травки, и сидя рядом с девочкой, я отпаивала ее этим отваром. Глубокой ночью потолок над нами затрещал так сильно, что я перепугалась, что сейчас его снесут.

Узкие худые пальцы вцепились в мое запястье. Опустив голову вниз, я встретилась взглядом с девочкой. На лице малышки внезапно вспыхнула радость и она тихо, одними губами прошептала.

— Мама.

Прижав к себе ее худенькое тельце, я поняла, что больше никому и никогда ее не отдам. Только когда малышка уснула, уже нормальным сном, без жара, я подошла к Химу. Старик тоже спал.

— Учитель впервые сможет выспаться за последнее время, — тихо сказал дракон, подвинувшись в сторону, освобождая края нагретых шкур. Своим же одеялом он укутал меня, прижав к себе, согревая.

— А что было раньше?

— Тут были разбойники. А спать рядом с ними — всегда опасно.

Я кивнула, потом отчаянно зевнула.

— Может быть, тебе лучше лечь спать?

— Спать? — не поняла я.

— Конечно, — ответил Хим. — Завтра утром мы поедем дальше.

— Завтра, — я поежилась. — Это так странно звучит, что у меня есть завтра.

Дракон улыбнулся, легко поцеловал меня в висок. И удобнее устроившись в его руках, я действительно уснула.


Пламя в очаге затрещало, выбросив вверх сноп искр. Тень на стене обрела объем, и напротив правителя драконов опустился Бог Тьмы. Задумчиво посмотрел на дракона, на девушку в его руках.

— Доброй ночи, — вежливо сказал Хим.

— Доброй, — кивнул Бог.

— Зачем ты пришел?

— Скучно мне. Пока все застыло, не буду же я торопить события. Вот и решил прогуляться до тебя.

— До меня?

— Конечно. Я могу тебе помочь.

— Согласно легендам, ты всегда просишь то, что нельзя отдавать. Тело, душу, родных. Так что смысл мне пользоваться твоей помощью, если потом за нее ты очень дорого запросишь?

Бог усмехнулся.

— Умный ты слишком, Хим. Но подумай сам. Зачем мне все это надо, если при желании я могу получить все это и так? Я пришел, действительно, помочь. Но за плату.

— Плату?

— Да.

— Какая же плата у твоей помощи?

— Ты должен собрать у себя наверху двух драконов — Лайма и Ивена. И помирить их.

Хим изумленно распахнул глаза.

— Ты что? Это невозможно!

— Взамен я тебе дам артефакт, который даст вам возможность завтра уйти отсюда. Не с утра, конечно. Но все же — вы успеете уйти до того, как сюда прибудет Черный регент — горящий желанием прикончить Анхель.

— Он же вроде бы собрался ее не убивать?

— Мало ли, что он собрался, — хихикнул Бог, теряя серьезный настрой. — Он не собирается следовать своим же правилам. Ему нужен труп твоей девушки.

— Я не могу этого допустить.

— Ну что, заключаем сделку?

Хим тяжело вздохнул, потом протянул руку над пламенем очага. В неярком свете сверкнули длинные белые зубы, и бог, наклонившись над протянутым запястьем, проколол его зубами. На месте укуса выступили несколько капель крови, слабо замерцав, они образовали странный символ.

— Руна крови, — пояснил Бог Тьмы, вновь садясь на свое место и потягиваясь. — Утром будет туман стелиться по деревне. И выйти сразу вы не сможете. Только после того, как девочке станет немного лучше.

— У нее, что утром опять начнется лихорадка?

— Да. Не перебивай. Так вот, как только девочке станет немного лучше, берете ее, садитесь на лошадей и мчитесь по дороге. Назад не оглядываться. Кого бы не увидели — не стрелять.

Хим кивнул.

— Сделаю.

— Тогда ложись спать, — посоветовал Бог. — Завтра вам всем предстоит очень трудный день.


На следующее утро, у малышки вновь начался жар. Я сбилась с ног, пытаясь напоить ее отваром. Учитель спал, закутавшись в шкуры и на все попытки разбудить его, реагировал такими фразами, что даже дракон попеременно то бледнел, то краснел.

Только около двух часов девочке стало лучше, а старик соизволил проснуться.

— Нам пора, — тихо сказал Хим, запрыгивая в седло и принимая с моих рук спящую малышку.

— Я знаю, — необычайно серьезно кивнул старик. — Я открою вам люк. Скачите. И помните, оглядываться нельзя. Анхель, — повернулся он ко мне. — Тебя это тоже касается, оглядываться нельзя, вообще никак нельзя реагировать, чтобы вокруг вас не происходило. Туманная роща потеряет свою власть в той деревушке, где вы будете. По крайней мере, у малышки будет шанс немного придти в себя, до того, как вам надо будет двигаться дальше.

Я кивнула, закинув сумки на седло своего коня.

— Подожди! — учитель заковылял куда-то в угол и вернулся с медальоном на цепочке. Одел мне его на шею. — Владей, — тихо сказал он. — Ну… с Богами ребятки.

Лошади вынеслись на полном скаку из люка, закусив удила, они мчались вперед, по дороге с такой скоростью, что не то что назад, по сторонам смотреть было невозможно.

Диким галопом, по другому не скажешь, мы ехали, наверное, еще пару часов. А потом впереди показалась деревушка, туман отступил, прячась за невидимую очерченную границу, а нас поприветствовало солнце.

Вот только малышке лучше не стало.

Дракон осмотрел дома, выбрал маленький, но крепкий домик, почти в центре деревни. Отправил меня с малышкой туда, затопил очаг. А сам ушел — сказав, что вернется очень скоро. Только для начала найдет что-то нам на обед и на ужин.

На огне я нагрела воды, вымыла малышку. Ее волосы оказались мягкие-мягкие и темно-медового оттенка.

Все время мы с Химом в дороге питались бутербродами, но для больного ребенка надо было приготовить что-то существеннее.

После того, как я напоила ее свежезаваренным отваром и накормила кашей с кусочками фруктов, благо в рюкзаке было немного сухофруктов, девочке стало получше и опираясь на стенку спинкой, она смотрела за моими перемещениями по дому.

Сходив на колодец, я вымыла везде полы, протерла пыль. Потом смазала петли на ставнях, найдя в шкафчике масло, опустила заранее решетки.

Когда пришел с озера Хим с рыбой, ему осталось только закрыть ставни и дверь. Из рыбы я приготовила уху и немного пожарила. Девочка выпила отвар и вновь уснула. Я села напротив Хима, внимательно на него посмотрела.

Усталый дракон даже не сразу отреагировал на мой взгляд.

— Что? — поинтересовался он, наконец, поняв, что я на него смотрю.

— Ты устал, — тихо сказала я, касаясь его лица. — Тебе лучше лечь спать. В дом никто не сможет пробраться.

— Да, — кивнул Хим. — Я помню. Но вначале я нарисую везде обережные руны. Лишними они не будут.

Я пожала плечами. Вскоре дракон уснул, а я сидела за столом и думала о том, что моя жизнь складывается очень странно, но мне она начинает нравиться. Подцепив медальон за крышку, я открыла ее. С одной стороны была миниатюра двух девушек. Они стояли рядом, крепко держась за руки, словно боясь потеряться. А на другой стороне была еще одна миниатюра, на которой была я, Хим и маленькая малышка.

Задумавшись о том, что хотел показать медальон, я не заметила, как уснула.


На следующее утро малышке было полегче. А днем я сидела на пороге дома и смотрела вдаль. Когда на дороге показались всадники, я поняла, что наше ожидание закончено. Хим вышел на улицу, посмотрел в сторону дороги и внезапно улыбнулся.

Посмотрел на меня.

— Все в порядке, принцесса, — тихо сказал дракон. — Это действительно друзья.

Глава 16. Анжелика

На следующее утро, только проснувшись, мы не стали задерживаться в деревне. Предпочли двинуться дальше, тем более было непонятно, где мы догоним принцессу, ее охранника и ребенка, которого они забрали из деревни.

Когда впереди показалась заброшенная деревня, Лайм внезапно улыбнулся.

— Что? — поинтересовалась я у него.

— Нас ждут.

— Ждут?

— Да. Видимо, они уже предупреждены о том, что мы их догоняем.

— А о том, что мы друзья? — не поняла я.

— Тот, кто нас там ждет, в таком представлении не нуждается.

— Почему?

— Потому что отлично знает это сам, — усмехнулся дракон.

— Кто там?

— Мой друг, — просто ответил Лайм, пришпоривая коня.

Они ждали нас на улице. Девушку я разглядывала с каким-то жадным любопытством, боясь увидеть в ней себя. Но она была скорее моей полной противоположностью. Невысокая, худая, субтильная, короткие черные волосы. Но в ней чувствовалась какая-то сила, какое-то знание, недоступное простым смертным.

Лайм улыбнулся, приветствуя охранника Анхель. Потом спешился, снял меня с седла.

— Добрый день, — мягко произнесла я. — Рада вас видеть.

— Мы тоже, ваше высочество, — улыбнулась принцесса Анхель.

— Прошу прощения?

— Нас просветили насчет того, кто является истинной принцессой КастельАгро, — усмехнулся второй мужчина. — Для вас, леди, я представлюсь. Меня зовут Хим.

— Очень приятно, а я Лика.

— Это не совсем верно, — Анхель улыбнулась. — Как будет полное имя?

Я вздохнула, посмотрела на нее с неудовольствием, но склонив голову, все же ответила.

— Анжелика.

— Поскольку ты находишься под покровительством моего рода, — Лайм усмехнулся, глядя на изумленного донельзя друга. — То вместо своей фамилии на Терре 2, можешь добавлять Зейн.

— Анжелика Зейн? — я посмотрела на Лайма, потом опустила взгляд вниз. — Хорошо. Пусть будет так.

Хим покачал головой.

— Эта девушка странно на тебя влияет, друг мой, — заметил он. — Итак. Думаю, раз мы встретились все вместе — это означает, что главного врага уже нет.

— Да, — кивнул Лайм. — Черного регента уже больше нет.

— Это хорошо, — Анхель улыбнулась. — Теперь мы можем двигаться в столицу?

Хим задумался, потом посмотрел на моего дракона.

— Отойдем, — кивнул он.

Мужчины отошли за угол дома, и мы с Анхель остались наедине.

— Я хотела с тобой встретиться, — внезапно произнесла девушка.

— И я, — кивнула я, задумчиво глядя на нее. — Только я представляла нашу встречу немного не так…

Девушка весело засмеялась.

— Действительность почему-то редко оправдывает наши ожидания. Пойдем в дом. Я хочу посмотреть как там Шерри.

— Шерри?

— Да. Так мы назвали девочку, которую забрали из деревни, где были разбойники.

Мы вошли в дом, ребенок спал в углу, укутанный в шкуры. Я присела рядом с ней.

— Вы, наверное, голодны? — поинтересовалась Анхель.

— Да нет, в принципе. А что?

— Я не умею толком готовить, хотя у нас есть продукты…

Я тихо засмеялась, погладила спящую девочку по голове и поднялась на ноги.

— Давай, продукты. Я приготовлю.

— Ты умеешь готовить?

— Единственное, что мне было разрешено в моей приемной семье.

— Ты действительно с Терры 2? — осторожно спросила девушка.

— Да. А ты разве нет?

— Нет.

Я повернулась к Анхель, смерила ее недоуменным взглядом.

— Как же так?

— Так получилось, — честно ответила та. — Я в каком-то смысле твоя сестра. Но мне всего пару дней.

— Это невозможно!

— Возможно, когда в дело вмешиваются Боги.

— А они здесь есть?

— Конечно.

— Нет, я читала о них в книгах, но все же не могла поверить, — вздохнув, я начала резать овощи, которые мы закупили в последней деревне перед трактом. В котелке закипала вода на кашу, сушеное мясо, уже порезанное на кусочки, ждало своей очереди.

— Я их видела. Они такие странные…

— Почему?

— Потому что не похожи на богов. По крайней мере, богов я представляла совсем не так.

— Не так?

— Ну… давай так, вначале ты увидишься с ними сама, а потом мы сравним впечатления.

Я кивнула.

— Хорошая идея.

— Лика, — осторожно позвала меня Анхель.

— Да?

— Теперь, когда ты знаешь, что ты принцесса и охоты на тебя не будет, что ты сделаешь в первую очередь.

Я задумалась.

— Не знаю. Наверное…

Ответить я не успела. Дверь открылась, и вошли пропавшие мужчины.

— Итак, на совете старейшин, — начал торжественно Хим и замолчал. — А чем это так пахнет?

— Обедом, — хихикнула я. — Или вы решили объявить голодовку?

— Нет, конечно, — Лайм опустился за стол и продолжил высказывание друга. — Мы едем в столицу вместе. Причем не по тракту, а срежем путь. Сейчас от деревни уйдем вбок. Если мы правильно рассчитали время, то к вечеру мы уже будем в столице.

— А что там?

— Переночуем у меня в доме, — дракон улыбнулся, глядя, как я быстро расставляю приборы на столе. — Потом, Лика, я займусь твоими делами.

Я кивнула.

Через полчаса, после сытного обеда, мы выдвинулись в сторону столицы. Шерри, немного пришедшая в себя, ехала в седле рядом с Анхель, не желая отходить от той ни на минуту. Девушка не протестовала.

Наши мужчины не ошиблись. К вечеру, до сумерек — мы вернулись в столицу. В отделении телепортов я узнала, что Хим — дракон. Но удивления эта новость у меня не вызвала. Единственное затруднение, которое появилось при перемещении, это Шерри. Девушка, обслуживающая телепорты, никак не могла понять кто она — то ли человек, то ли нет. В конец концов, драконы не выдержали и посоветовали писать ребенка, как не человека.

И после этих сумасшедших дней, мы наконец-то вернулись домой.

В ванне я отмокала часа полтора, не меньше. И когда вошла в свою комнату, была даже не удивлена тем, что на моей кровати спал Лайм.

Подойдя к нему, я легко тронула его за плечо.

— Лайм.

— Да? — он открыл глаза. — Я, кажется, уснул.

— Уснул, — согласилась я. — Чего тебе нормально не спится?

— Я ждал тебя.

— Что-то случилось?

— И да, и нет.

— Как это? — я опустилась на кровать, внимательно глядя на него.

Дракон заворожено коснулся моего лица, отводя прядь волос в сторону. Потом спохватился и опустил руку.

— Итак, Лика. Хим — мой начальник. Его приказ — я должен выполнить. Когда мы уходили, он сообщил, что я должен вернуться обратно — в Цитадель. Ненадолго. Всего на пару дней.

— А я?

— Тебя я не могу взять с собой. В этом то вся проблема. Ты должна будешь остаться здесь и ждать моего возвращения.

Я пожала плечами.

— Но ведь ты вернешься.

— Конечно! — возмутился Лайм.

— Тогда я не вижу никакой проблемы.

Дракон улыбнулся.

— Ты знаешь, что ты самое настоящее чудо!

— Знаю, — кивнула я, опустив глаза. Потом посмотрела на дракона. — Что-то еще?

— После твоего рассказа, мне пришла в голову мысль о том, что за проклятье на тебе.

— И?

— Это может быть проклятье твоей матери.

— Она на меня его наложила?

— Нет. Его наложили на нее, — Лайм потянулся.

— А можно это как-нибудь узнать точнее?

— Безусловно. Для этого надо связаться с Ирмом. Связывать сейчас — не стоит. Обычно по ночам он сидит в своей башне, далеко от зеркал. А завтра, когда я буду в своей цитадели, свяжусь с ним и с отделом надзирателей. Они должны знать было ли проклятье на королеве-матери. Если да, то какое.

Я кивнула.

— Это хорошо, что неопределенность, которая меня так раздражает, скоро закончится.

— Ладно, принцесса. Теперь мне пора идти спать, завтра рано вставать.

— Рано это во сколько?

— Часов в шесть. Около семи переместимся наверх.

— Но как?

— Личный телепорт, связывающий наземные резиденции с летающими цитаделями, — пояснил Лайм, поднимаясь.

— Я встану завтра утром.

— Зачем?

— Во-первых, накормить вас. Во-вторых, договориться с Анхель о повторной встрече. И, наконец, просто пожелать вам удачного пути.

Лайм кивнул.

— Спокойной ночи.

Он уже хотел выйти, когда я неожиданно остановила его.

— Лайм, стой!

— Что случилось?

— Скажи, а можно будет как-нибудь связаться с тобой?

Дракон привалился спиной к стене, задумчиво глядя на меня.

— Кристалл связи — работать в твоих руках не будет. Ты не маг. Кулон вызова тоже. Аналогично зеркала.

— А как мы с тобой общались?

— Мысленно? — Лайм покачал головой. — Тут вот какая ситуация. На дальние расстояния чтобы связаться, необходим покой. Состояние полнейшей расслабленности. К тому же зачем тебе это? Здесь тебе ничего не угрожает.

— Не знаю почему, — я пожала плечами, сидя на кровати. — Но мне просто спокойнее от мысли, что я смогу с тобой связаться.

— Чисто теоретически, — напомнил дракон.

— Я понимаю, — согласно кивнула я.

— Но это означает, что с тобой я должен буду поделиться своей магией.

— Разве это составляет проблему?

Лайм весело хмыкнул, подошел ко мне, наклонился, внимательно глядя в глаза.

— Скажи, только честно, что тебе больше надо. Возможность связаться со мной или…

Я почувствовала, как мои щеки затопляет румянец смущения, но нашла в себе силы честно ответить.

— Или.

Дракон дотронулся до моего лица. Я потерлась щекой о его обветренную тяжелую ладонь.

— Ты же знаешь, что у нас вряд ли есть будущее.

— Будущего нет у всей твоей планеты, — отмахнулась я от разумных мыслей.

Лайм весело хмыкнул и наклонился к моим губам нарочито медленно, неторопливо. Поцелуй длился всего пару мгновений, а потом дракон отстранился.

— Спи, — посоветовал он, смазанной тенью перемещаясь к выходу.

Дверь мягко закрылась за ним. Перевернувшись на спину, я посмотрела наверх. Сегодня была ясная ночь. И крупные звезды висели так низко, что казалось, до них можно дотянуться рукой. Все посторонние мысли, хоть и были связаны они с одним очень красивым драконом, из моей головы вылетели. Я не заметила, как уснула.

Весь следующий день я провела в доме, кое-где прибралась, приготовила пару пицц для себя, решив не заморачиваться с приготовлением еды.

Решив лечь пораньше, я привела в действие защитные механизмы, устроилась в кровати и провалилась в сон. Снился мне кошмар, в котором я видела вновь своих приемных родителей. Они хлопотали вокруг меня, радостно потирая руки. Мол, раз я жива, то теперь они меня могут продать еще раз. Я пыталась проснуться, вырваться из-под власти тяжелого, гнетущего сна. Но мне это не удавалось.


Когда утром я открыла глаза, то увидела над собой — грязный потолок, с которого в углу капала вода. Голова не болела, мыслила я достаточно ясно. На руке ощущался странный дискомфорт, мне уже знакомый. Приподняв голову, я убедилась, что не ошиблась в своих подозрениях — у меня на руке был застегнут браслет.

Дверь хлопнула, и в комнату вошли два амбала. Я поспешно закрыла глаза, притворяясь, что я сплю.

— Долго она еще будет без сознания? — поинтересовался один из вошедших у другого.

— Еще часа четыре.

— А это точно она?

— Точно, точно. Нам во-первых, ее описали. А во-вторых, сегодня картинку с Терры кинули со знакомым драконом. Он же приволок ее родоков.

— Слушай, а может, с дозой мы перестарались?

— Нет, они счас по городу шатаются, наслаждаются прелестями нашего мира.

— А… А чего мы приперлись?

— Девчонке велели вколоть вот это.

«Ой, ой».

Я резко распахнула глаза. Амбал крутил в руках универсальный шприц. Последняя разработка врачей. Приставляется такая маленькая колбочка, к коже. Иголка вытягивается, делается укол, и иголка втягивается обратно.

«Что, что же мне делать?» — билась в голове мысль.

«Расслабься», — раздался неожиданно чужой, мужской голос. — «Успокойся».

Я сделала глубокий вдох. Амбалы на мое пробуждение еще не обратили внимания.

«Вот так, умница. А теперь вспомни детскую считалочку нот. Как у вас там было, до, ре и так далее. Ноты четыре хватит. Пропой их. Только не волнуйся».

Я кивнула. Расслабилась. И внезапно почувствовала, как по телу пробежали иголочки магии.

— До, — пропела я.

К моему бескрайнему удивлению оковы на моих руках треснули.

«Нота, открывающие замки», — пояснил мне нежданный советчик.

— Ре!

Амбалов отшвырнуло в сторону.

«Генерация силовой волны».

— Ми!

Амбалы внезапно свернулись в комочек и оглушительно захрапели.

«Сонная нота».

— Фа, — пропела я.

Двери и окна разлетелись в мелкие щепки.

«Перестрались», — огорченно констатировал голос.

— Ты кто?

«Я?»

— Ты, ты.

«Ты уверена, что хочешь это знать?»

— Уверена.

«Я бог Тьмы», — кокетливо ответил голос.

Я подумала, потом покачала головой.

— Я должна пасть ниц?

«Нет. Ты моя пра-пра-правнучка. Не хватало еще, чтобы ты передо мной падала на колени».

— Как мне отсюда выйти?

«По коридору налево и до упора. Будет дверь. Заходи. Там тот, кто организовал твое пленение».

— Спасибо.

«Спасибо в карман не положишь».

— Тогда за мной долг.

«Вот как? И что ты можешь?»

— Я много чего могу, — хихикнула я. В крови бродил странный кураж. Вместо того чтобы звать на помощь или бежать со всех ног домой, я поняла, что больше всего хочу набить рожу тому придурку, который меня заказал.

«Прям всесильные!»

— Не всесильная, — огрызнулась я, выглядывая в коридор и замечая там двоих охранников.

Тихая нота «ми» полетела по коридору, вслед за ней полетела еще одна. Охранники, свернувшись в клубочек, последовали примеру своих незадачливых коллег.

«Так чем ты можешь мне помочь, внученька?»

— Не называй меня так, дедушка! — ответила я. — А чем могу помочь? Хм, например, вызволить тебя из заточения. Хранительница — тебя заточила. Если я правильно поняла Анхель, а она мне многое рассказала, пока мы ехали по дороге, то вас заточил ваш же ребенок. Плоть и кровь от вас. У меня может и меньше сил, да и сама я не первое поколение, но снять печати — я думаю смогу.

«Ты даже не представляешь, что тебе придется сделать для этого!»

Я зевнула.

— Надеюсь, не умереть.

«Нет», — в голосе Бога неожиданно прозвучала надежда. — «Ты странная, Лика».

— Я в курсе, — весело ответила я. — Мой кураж твоих рук дело?

«Нет. Ты просто меняешься. Под влиянием этого мира сбрасываешь чуждые привычки, привитые тебе приемной семьей. Кстати, ты в курсе, что у тебя есть возможность сейчас с ними поквитаться?»

— Поквитаться? Фи. Как грубо. Но рассчитаться с ними, решить эту ситуацию раз и навсегда — мне нравится эта идея!

Бог Тьмы тихо рассмеялся.

«Лика. Лика. Как же вы с сестрой похожи!»

— Сестрой? — мой голос дрогнул. И я в коридоре остановилась, как вкопанная.

«Да, Лика. У тебя есть сестра. И вы очень скоро с ней познакомитесь».

— Родная?

«Да. Просто вас разделили после рождения. И ей повезло больше с приемной семьей».

— Вот это да! — на моем лице возникла сумасшедшая улыбка. — Ты правду говоришь?

«Безусловно», — оскорбился Бог.

— Не злись, дедушка, — я закружилась на месте, не в силах вынести распирающего меня напора чувств. — Это же самая лучшая новость за последнее время!

«Я рад».

— Так, давай я сейчас разберусь со своими проблемами. А потом, когда я вернусь домой, если у тебя будет свободное время, то ты меня навестишь и мы с тобой немного поболтаем.

«Хорошо. И да, Лика. Нота соль — связывающая нота. Си — нота причиняющая боль. Три ноты До Си Ре — ноты щита защиты. Удачи».

— Спасибо. Она лишней не будет.

Склонив голову, я поняла, что Бог ушел. Из мыслей пропал некий элемент чужеродности. Весело тряхнув головой, отчего золотые косы змеями метнулись по плечам, я двинулась по коридору, к заветной двери с заказчиком.

Еще дважды в дороге я пользовалась нотой ми. А перед дверью, не отказала себе в удовольствие эффектного входа. От пропетого «фа», дверь разлетелась в щепки. Я эффектно возникла на пороге, мимолетно пожалев об отсутствии приемлемой одежды. Как принесли меня сюда в легкой сорочке, так в ней я и разгуливала по коридорам.

За столом сидел мужчина. Толстый, неповоротливый. Три жирных подбородка тряслись от страха. В маленьких заплывших глазках плескался самый настоящий ужас.

— Привет, — промурлыкала я, садясь на стол рядом с ним, небрежно подцепив со стены кинжал. Он серебристой рыбкой блеснул у меня в руке.

— Ты кто? — выдавил он.

— Ой, ценю вашу жажду знаний! — восхищенно сказала я, потом наклонилась ближе. — Как бы вам так сказать. О! Знаю. Я ваш заказ!

— Заказ? — толстяк отъехал со стулом от меня подальше. Я перевернулась и села на край стола уже с его стороны.

— Ну, как по-другому можно сказать? Вы должны вернуть меня моей семьей.

— Вы Анжелика? — тихо всхлипнул толстяк. — Анжелика фон Линдер.

— Нет, — я усмехнулась. — Вы ошиблись, совсем чуть-чуть. Я действительно Анжелика. Анжелика Зейн.

Толстяк рухнул на пол со стула, мучительно дергая за галстук. Серебристой полоской мелькнул нож, я ему решила немного помочь. Галстук перерезанный пополам свалился на пол. Толстяк пополз от меня к стене.

— Куда же вы? — удивилась я. — Мы еще не закончили.

— Чего тебе от меня надо, нечисть? — взвизгнул толстяк.

— О! — я сложила губу трубочкой. — Для начала, — мои глаза злобно полыхнули. — Компенсация за то, что мне пришлось пережить сегодня.

— Какая компенсация?

— Думаю, три мешочка золотых будет достаточно.

Толстяк замер, а потом пополз в обратную сторону, ко мне — целовать ноги. Хорошо еще, я успела убрать ступни на стол и с интересом следила за моим несостоявшимся работорговцем.

Он мямлил что-то совсем непонятное. Зевнув, я слушала перечисление его трат, жалобы на то, насколько этот год неудачный для клана толстяка. Наконец, мне это надоело.

Пропев ноту «фа», я проследила за тем, как все стекло в комнате разлетелось на кусочки. А его здесь было предостаточно.

— Представь, — я улыбнулась, нежно поглаживая кинжал. — Что будет если я сделаю тоже самое с тобой. Неужели жалкие три мешочка дороже твоей шкуры?

Толстяк закивал головой, потом спохватился и замотал еще активнее, только уже слева направо, а не сверху вниз.

— Я отдам, сейчас, сейчас.

Он скрылся в коридоре. Я зевнула. Интересно, задалась я вопросом. Скольких он притащит с собой?

— До Си Ре — пропела я. Вокруг меня слабо замерцала тонкая пленка, а потом неожиданно пропала. Но я точно знала, что она никуда не делась.

— Вот она! — донесся до меня визгливый голос толстяка. Я усмехнулась и подняла взгляд.

На пороге стояли мои приемные родители. Представив, какую картину они сейчас наблюдают, я не выдержала и рассмеялась. Их каменные лица дрогнули, глаза забегали.

— Да она никак с ума сошла, — тихо прошептала маман.

Я улыбнулась.

— Вы правы, маман. Я сошла с ума! Настолько, что вы не можете себе этого представить!

Спрыгнув со стола, я двинулась в их сторону.

— И в последнее время меня терзает всего одна единственная мысль. Как было бы хорошо снова вас увидеть, чтобы убить!

Мои глаза полыхнули. Я видела свое отражение в чудом уцелевшем зеркале в углу и еле сдерживала желание расхохотаться. Я играла. Играла виртуозно! И наслаждалась каждым моментом этой игры.

Приемные родители попятились.

— Убить, — пропела я, — это так интересно, так хорошо!

У кого-то из арбалетчиков, сопровождающих толстяка, не выдержали нервы. Стрела полетела в мою сторону, я даже не сдвинулась с места. Щит дрогнул. Стрела вспыхнула и пеплом опала на пол.

Я хищно улыбнулась и быстро пропела ноту соль. Все, кто был в коридоре, попадали на пол связанными.

Я присела на корточки рядом с маман.

— Я могу вас отпустить, — спокойно сказала я, скидывая с себя маску рехнувшейся убийцы. Но превращение сумасшедшей в обычную девушку, напугало женщину еще больше.

— Что надо сделать? — прошептала она.

Я покачала головой.

— Отказаться от всех прав на меня. Прямо сейчас и здесь. Формулу я подскажу.

Маман кивнула.

— Я согласна.

— Тогда следующее. Я Миранда фон Линдер, отказываюсь от своей дочери, Анжелики, и подтверждаю, что не имею к ней никаких претензий и не имею на нее никаких прав.

Маман дрогнула, но послушно повторила. Через пару минут я добилась такой же фразы от приемного отца.

Потом осмотрев карманы толстяка, он с ужасом вращал глазами, я вытащила у него из карманов два мешочка с золотом.

Один мешочек кинула на стол, с мыслью потом забрать их, второй положила в карман бывшего отца.

— Удачи вам, — тихо пожелала я. — Считайте, что ваша дочь, Анжелика фон Линдер — погибла в авиакатастрофе. Моей вины перед вами нет. Я, Анжелика фон Линдер, отказываюсь от своих приемных родителей и подтверждаю, что не имею к ним никаких претензий.

В воздухе слабо полыхнул фиолетовый знак, запахло сиренью. Дотянувшись до амулетов на груди лежащих на полу людей, я сорвала их. Слабое мерцание. И они исчезли, чтобы через пару минут открыть глаза уже у себя дома.

Подхватив мешочек со стола, я осмотрелась. Мне надо было что-то, во что можно укутаться, чтобы дойти до лавки портного. Шторы на окнах привлекли мое внимание своим цветом, тканью и что самое главное, чистотой. Содрав их, я замотала ткань вокруг себя. Присела около толстяка.

— Ты обманул меня, — укоряюще заметила я ему.

Он что-то замычал, уже не в силах говорить от страха.

— Но я тебя не виню. Ми! — пропела я.

Уходя из дома, в котором поставила окончательный разрыв с Террой 2, я улыбалась. Потому что знала, что у меня впереди теперь все будет хорошо. Обязательно! Ведь по-другому просто не может быть.

Глава 17. Ангелина

Перед выходом, я решила переодеться. И попросив Змея подождать, буквально стрелой взлетела наверх. Не то, чтобы у меня было много одежды, но пару платьев я все же недавно купила. Теперь из них надо было выбрать какое-то одно.

Быстро переодевшись, перед выходом я бросила взгляд в зеркало. Там отражалась невысокая статуэтка. Длинное платье с приталенным силуэтом. Два высоких разреза по бокам. Неглубокое декольте. По обнаженным плечам струились мои немного отросшие волосы. Фиолетовые глаза в отражении заманчиво мерцали.

Улыбнувшись, я подхватила шелковый непрозрачный платок и накинула его на плечи, закрыв знак мага-воина.

Обулась в туфли на высокой шпильке. И спустилась вниз. Потрясенный взгляд Змея стал мне достойной наградой.

— Миледи, — тихо сказал он, протягивая мне руку. — Я потрясен вашей красотой.

Улыбнувшись ему, руку его я приняла и спустилась с последней ступеньки. Теперь мы были одного роста с мужчиной. Тот посмотрел на меня, покачал головой и мы вышли из дома.

— Я хотел показать Вам одно место, — начал Змей говорить. И напоролся на мой возмущенный взгляд.

— Мы, кажется, договорились на ты, — напомнила я.

— Но твоя красота! — возразил мужчина, потом склонил голову. — Как скажешь. Так вот, в нашей столице есть одно место. Потрясающей красоты. К его созданию приложили руки маги не только нашего Авалона, но и соседней с нами планеты — еще когда мы не поменяли вселенную. Какие-то урсаилы. Маги воды.

— Воды? — я прикусила губу.

— Что-то не так?

— Нет. Все в порядке.

— Так вот. Место это переходило из рук в руки, а потом официальной властью было забыто. И перешло в руки нижних кварталов. Мы сейчас едем туда.

— В нижние кварталы? — не поняла я.

— Там живут воры, убийцы.

Я усмехнулась, но промолчала, с легкой насмешкой глядя на менестреля.

— Странные у тебя знакомые.

— Не странные, — возразил он, чем-то недовольный. — Я бродячий певец. И часто встречаюсь с работниками и жителями ночных кварталов. И потом я узнал об этом месте.

— И часто ты его показываешь?

— Нет, — Змей нахмурился.

— Ты чем-то недоволен? — поинтересовалась я.

Мужчина встряхнулся, улыбнулся и начал петь дифирамбы моей красоте. Меня потянуло в сон. Я никак не могла понять, что заставило меня пойти с ним на свидание?

— Геля, — внезапно окликнул он меня.

— Да? — внимательнее посмотрела я на него.

— Можно преподнести тебе маленький подарок?

— Подарок?

— Вот это. — Менестрель раскрыл ладони, и я увидела браслет-цепочку, точно такого же плетения и толщины, как цепочка у меня на шее.

— Но зачем?

Змей перевернул браслет другой стороной, рядом с замочком блестел маленький камушек.

— Это камень — пропуск. Чтобы в случае чего ты могла обратиться к нашему кварталу.

— Нашему?

Менестрель поморщился. Я поняла, что только что услышала то, что слышать не должна была.

— Нашему, — повторил Змей все же.

— Так ты не только менестрель, — я усмехнулась. — Этого стоило ожидать. На вора ты не тянешь. На простого убийцу тоже, — прикусив губу, я смерила спутника задумчивым взглядом. — Скорее всего ты начальник. Очень большой. И под твоим началом — как раз таки убийцы.

Мужчина остался невозмутим, только в его желтых глазах мелькнуло что-то страшное.

— Если я скажу, что ты не ошиблась, с визгом выпрыгнешь из кареты?

— Зачем? — удивилась я, протягивая руку. — Застегивай браслет.

Змей удивился еще больше. Браслет застегнулся с тихим щелчком. Синий камешек сверкал и переливался.

— Что за камень? — спросила я, поднимая взгляд.

— Слеза моря, — менестрель улыбнулся. — Редкий камень. Магический.

— А какие у него свойства?

— Это камень моего рода. Увидев его, тебя никто не посмеет обидеть.

Я кивнула, вновь перевела взгляд на камень. Его мерцание завораживало настолько, что спорить не хотелось.

Карета остановилась, я поняла, что сижу уже на другом сидении, меня ласково обнимает Змей.

— Что? Ой! — я схватилась за голову. — Что случилось?

— Ты уснула, — бархатный голос менестреля отдался звоном в моих нервах.

— Да? Мы уже приехали?

— Конечно.

Он встал, помог мне спуститься вниз. Оказавшись, на свежем воздухе, я облегченно вздохнула. Головокружение немного отступило.

— Как ты? — спросил Змей.

Подняв на него взгляд, я внезапно утонула в его глазах. Мне внезапно захотелось запустить руки в его шевелюру, прижаться к нему и попросить… Я залилась румянцем, силой воли опуская глаза на дорогу.

Менестрель тихо усмехнулся.

— Пойдем?

Я кивнула, потом подняла взгляд, чтобы посмотреть, где мы находимся. Снаружи здание выглядело непрезентабельно. Низкая каменная коробка, покрытая жалким ковром из лиан. Никакой вывески, ничего. Заведение только для своих.

Двери перед нами распахнулись тихо и мгновенно, напомнив этим мне двери на Терре 2, с фотоэлементами. Змей скосил на меня глаза, убедился в отсутствии реакции и двинулся вперед. Я пошла за ним, пытаясь понять, то ли мне это кажется, то ли меня пытаются покорить — используя довольно древние штучки.

А еще меня нервировала реакция моего тела и моих мыслей на этого менестреля. Увидев, что я отстала, он остановился около арки. За ней простиралась темнота.

В руках Змей держал две металлических пластинки.

— Готова?

— К чему?

— К самому красивому зрелищу в своей жизни.

— Не уверена насчет самого красивого. Но в принципе, готова.

Змей приложил пластинку к моей шее, и она впиталась в кожу. Вторую он приложил к своей шее. Взяв меня за руку, он подвел меня к арке.

— После того, как перейдем, будь осторожна, — внезапно сказал он. — Иногда портал раскидывает в разные стороны.

Я кивнула и пересекла черту входа. Меня захватило странное ощущение — дикого полета вниз, неконтролируемого с поворотами и встрясками. Прямо, русские горки! Развлечение-аттракцион, которые первые колонизаторы привезли с колыбели человечества.

Открыв глаза, я обнаружила, что стою одна в переполненном зале. Зал был красив. Стены выложенные из камней, которые почему-то создавали мокрый эффект. На стенах светились маленькие светлячки. Эффект создавался потрясающий, сойдя с места, я огляделась.

— Краля, — раздалось справа от меня.

Я перевела взгляд вбок, меня с вожделением разглядывал низкий плюгавенький мужичок.

— Потерялась?

Я кивнула.

— С кем ты? — спросил спутник плюгавенького, на диво хорошенький мужчина. Блондин, с зелеными глазами.

— Змей, — ответила я.

— Со Змеем? — протянул плюгавенький. — Девочка, а ты хоть знаешь, с кем связалась.

Я вновь кивнула.

— Будь осторожна, — посоветовал зеленоглазый. — Он опасен.

Я усмехнулась.

— Я тоже не беззащитна.

— Правда? — усмехнулся плюгавенький.

В следующий момент на мою голову попробовал опуститься стул. Резко пригнувшись, я ушла от удара, и не глядя ударила шпилькой нападающего. Короткий вой подсказал мне, что дело сделано.

Улыбнувшись, я приподняла бровь на одинаковое изумление на лицах сидящих за столом.

— Что-то не так?

— Геля, — раздалось за моей спиной, и показался Змей.

Менестрель смерил злым взглядом сидящих, потом остановился на зеленоглазом.

— Кого я вижу, Лайм! Что это ты тут забыл?

— Да вот, — усмехнулся тут, — решили встретиться. Отметить свой выпуск.

— Неужели даже Ивен будет?

— Конечно, — кивнул красавчик. — А что-то не так?

Я насторожилась. Змей повернулся ко мне.

— Идем, солнышко. Нас уже ждет комната.

Уходя, я услышала шепот плюгавенького.

— Если в комнате будет аквариум — не подходи к нему близко. Чтобы быстро уйти, средний канделябр — опусти вниз.

Поведя плечом, отчего газовый платок соскользнул с плеч, я полуобернулась, поднимая его. Встретилась взглядом с настороженными зелеными глазами.

— Спасибо, — шепнула я одними губами.

Змей привел меня в небольшую комнату. Одну сторону которой занимал большой аквариум. Я остановилась как вкопанная.

— Что-то не так? — горячий шепот коснулся моего уха.

Я вздрогнула.

— Нет, — я порадовалась тому, как спокойно прозвучал мой голос. — Все нормально.

— Тогда садись за стол!

Опустившись на стул, я огляделась.

Маленькая уютненькая комнатка, на стене, в плафонах свечи. Стол. На столе стоит бутылка с вином, ваза с фруктами, сладости.

— Что здесь особого? — поинтересовалась я настороженно глядя за Змеем. Интуиция шептала мне, что я попала в ситуацию весьма нехорошую.

Менестрель оказался рядом со мной за секунду, наклонился, коснулся губ поцелуем. Мое тело откликнулось, прижавшись к нему. Змей поднялся, поднимая и меня.

Рука мужчины скользнула по моей спине и двинулась вниз. Шею внезапно ожег кулон мага-воина и я вырвалась из объятий.

— Что-то не так? — спросил менестрель.

Я кивнула.

— Зачем? Зачем ты пытаешься меня соблазнить?

Змей хмыкнул.

— Ты слишком умная, Геля. У меня приказ, доставить тебя любой ценой моей хозяйке. Я хотел, конечно, по хорошему. Но на тебя не подействовал камень. Приворот. На тебя не подействовал поцелуй. Осталось последнее средство. Прости.

Он шагнул назад, к аквариуму. С ужасом в глазах я увидела, как стеклянная стена того рухнула и вся вода шарахнула в комнату. Отчаянно завизжав, я бросила к средней стене, к канделябру. Когда я была у него, вода уже полностью затопила комнату, накрыв нас с головой. Благодаря пластинке, я могла дышать под водой. Что она там мне нашептывала, я не слышала. Мой дикий детский страх — утонуть, вновь вернулся ко мне. Я резко повернула канделябр. Те же ощущения, и я понимаю, что, во-первых, выгляжу как мокрая драная кошка. Во-вторых, стою на сцене, в центре зала, где очутилась в первый раз. И, наконец, Змей, выглядевший сильно обескураженным, стоит напротив меня.

— Значит, доставить. Любой ценой, — я злобно прищурилась. — Я тебе сейчас покажу, как соблазнять нечестным способом.

Клинки засветились в руках буквально через секунду. Мысленно поблагодарив судьбу за то, что я надела именно это платье, я с нехорошой улыбочкой посмотрела на Змея.

— Ни шагу, — неожиданно спокойно сказал он. — Иначе твой брат умрет.

— Что? — от изумления я действительно остановилась как вкопанная.

На боку менестреля появились ножны, а в руке — кинжал.

— Он сидит сзади тебя. Не думаю, что ты будешь рада купить себе свободу такой ценой. Так что давай руку и пойдем. Зато твой брат останется жив.

Я прищурилась. Неужели Костя здесь?

— Геля, — раздалось сзади. — Я действительно здесь.

— Вот как, — тихо сказала я. И посмотрела на Змея. — Пойти с тобой, значит?

Тот кивнул.

— Не смей, — произнес Костя.

— Пошел ты, — рыкнула я и шагнула к менестрелю. В следующий момент, кинжал в руке того превратился в россыпь тонких метательных лезвий. Я не успела их подсчитать, когда Змей кинул их. В Костю. Чье присутствие я почувствовала спиной.

Лезвия я успела отбить. А вот меч, тянувшийся к моей груди, отбил Костя, появившийся передо мной.

Змей прищурился.

— Вот как, — Змей усмехнулся.

И метнулся вперед, в центре завязалась драка. А я, резко повернувшись, еле успела избежать клинка в руке смазливой девчонки. Зеленые длинные волосы полоскались невидимым ветром. Желтые глаза с невиданной злостью сверлили меня.

— Сестра Змея? — поинтересовалась я.

— Сес-с-стра, — прошипела девчонка, прыгая на меня с клинком.

— Упс, — констатировала я, своим лезвием перерубая ее меч.

Девка вспыхнула. Внезапно, ее глаза дрогнули, принимая вертикальный зрачок, тело замерцало. Все замерли, потрясенные. Всего за одну секунду, она перекинулась. Четыре руки, ниже пояса толстый змеиный хвост. Девка злобно шипела, а потом вновь кинулась на меня. Четыре меча в ее руках мелькали сплошным серебристым потоком.

Злобно ругнувшись, я резко подпрыгнула, заметив перед этом на потолке удобные широкие балки.

Нагайна подняла взгляд, нашла меня и улыбнулась, обнажив в улыбке длинные острые клыки.

— Ты с-с-с-мертница, — прошипела она. — Я убью тебя и выпью твою кровь!

— Отравишься! — хихикнула я. Потом задумчиво посмотрела на свое платье и резко чиркнула по подолу, укорачивая его.

Потом прыгнула вниз, оказавшись за спиной нагайны, та повернулась мгновенно и вновь атаковала. Только теперь я напевала то, что подсказывали мне лезвия. Стало понятно, что эти звуки причиняют боль. Не только моей противнице, но еще и Змею. Движения нагайны замедлились еще больше, и в обманном движении рванувшись вперед, я снесла ей голову. И остановилась, заводя мечи за спину.

Костя повернулся ко мне, закончив со своим противником.

Наши взгляды встретились. Его взгляд обещал разборки. Мои — мучительную смерть. К братцу тут же бросились работники того места, где мы находились. Извиняться, буркнув что-то, он подошел ко мне и подвел к столу, где только что сидел.

Краем глаза я увидела, что трупы быстро начали убирать.

Теперь компания двоих мужчин, так вовремя подсказавших мне, что делать, разделяли еще двое мужчин и женщина, смотревшая на меня и Костика со странным выражением в глазах. Причем двое из этих подошедших, были мне хорошо знакомы.

— Народ, — буркнул Костя, опускаясь на стул и притягивая стул мне от соседнего столика. — Вот она и есть Геля.

— Очень приятно, — улыбнулась я, бросив в его сторону бешеный взгляд.

— Лайм ар Зейн, — представился зеленоглазый блондин, протягивая мне ладонь. Я с удовольствием ее пожала. — Я дракон. Врач.

— Хивен, — представился мужичок, расправляя плечи и убирая дурашливое выражение с лица. Я с удивлением наблюдала за тем, как он превращается из плюгавенького и затюканного мужичка, в настоящего хозяина жизни. — Хозяин этих кварталов.

Мои глаза плавно приобрели очертания круга.

Целуя мою ладонь, Хивен добавил.

— Внешний вид — маскировка. Чтобы не дергали по пустякам.

Я кивнула.

— Кажется, понимаю.

— Ивен ар Зейн, — последовал примеру Лайма мой работодатель. Я взглядом пообещала смерть и ему. Ивен сделал вид, что смутился. Я сделала вид, что поверила.

— Кайли. Рыжая Бестия. Правитель одной из провинций Империи, — представилась единственная женщина в компании. Ее я тоже уже видела.

Мы обменялись легкими улыбками. Оставался последний, действительно мне незнакомый мужчина, с белоснежными волосами и удивительными серебряными глазами.

— Хим ар Кирн, — представился он, целуя мою ладонь. — Правитель драконов.

— В какую титулованную компанию меня занесло! — ехидно сказала я, плавно положив ногу на ногу. — Я на вашем фоне прям такая серая мышка.

Вся компания от хохота чуть не свалилась под стол.

— Не считая того, что ты, — Костя почесал бровь, — Ангелина Архайн, принцесса КастельАгро?

— Ну, — я пожала плечами, потихоньку успокаиваясь. — О моем существовании, по ходу сам Правитель КастельАгро до сих пор не знает.

— Он вообще ничего не знает, — ответил Лайм и на мой недоуменный взгляд пояснил. — Ирм пропал пару дней назад. Бесследно. Сейчас его пытаются отыскать все, кому не лень. Но это плохо получается.

— Объясните мне глупой, — попросила я. — Что вот эти двое, с которыми мы так славно размялись, делали на Авалоне? Ведь считается, что кроме людей и драконов — здесь только нежить и нечисть.

— А они нечисть, — пояснил Ивен. — Были когда-то людьми, скорее всего. И были укушены нагайнами. Превратились в них сами. Внешний вид — объявили действием проклятия. Никому и в голову не пришло усомниться.

Я кивнула, потом посмотрела на часы.

— Извините, что я так нагло вмешалась в вашу компанию. Но если я хочу вернуться до того, как начнутся сумерки, мне лучше поспешить.

Костик закатил глаза.

— Геля, — спокойно начал он.

Я повернулась к нему нарочито медленно.

— Ты что-то хотел мне сказать? — в моем голосе прозвучало шипение.

— Ничего, — усмехнулся Костик, опираясь обратно на спинку.

— Я провожу, — кивнула Рыжая бестия, неожиданно поднимаясь с места. И вернусь. — А вы пока обсудите свои сугубо мужские дела.

Вдвоем мы поднялись наверх. Стоя у арки, я посмотрела на Кайли.

— Спасибо.

— Не за что, — усмехнулась она. — Спрашивать дойдешь ли ты — не буду. Бой произвел на меня неизгладимое впечатление.

Я поморщилась. Потерла плечо. На руке блеснул браслет. Рыжая нахмурилась.

— Браслет одел Змей?

Я кивнула.

— Ну-ка, дай его сюда.

Попробовав снять браслет, я внезапно поняла, что не вижу застежки.

— Какой умный, — злобно зашипела Кайли. — Значит, он решил уволочь тебя с собой в могилу. Ты как — очень труслива?

— Я? — я смутилась до глубины души. — Я безумно боюсь воды. Но не боли.

Рыжая кивнула. В следующий момент руку потянуло такой болью, что я порадовалась, что за мной стена. Иначе, я бы упала, а так сильнее прижалась к ней.

— Вот и все, — Кайли протянула мне браслет. — Держи. По дороге выкини. Или оставь себе на память.

— На память?

— Ну, да. Я сняла с него проклятье.

— Спасибо, — я кивнула и пошла к выходу. А потом на пороге остановилась. — Кстати, вы что одного выпуска?

— Нет, — Рыжая тихо засмеялась. — Просто некоторое время назад, мы все вместе участвовали в одной заварушке. После которой, Костик с братом получили знак мага-воина. Хивен стал хозяином нижних кварталов. Ну а я чуть не вышла замуж.

Я наклонила голову, потом повернулась к Кайли.

— Если ты не против, нам надо будет как-нибудь встретиться вместе. Еще раз.

Рыженькая кивнула.

— Буду рада.

И я наконец-то вышла на улицу. Бешенство кипело в моей крови, не отпуская меня. Я прошла нижние кварталы насквозь, но ни одна сволочь на моем пути так и не появилась. Жутко злая, я вернулась в дом Ивена до сумерек, привела в действия защитные щиты и легла спать. Надеясь, что сон приведет мои мысли в порядок.


Когда я проснулась, то почувствовала, что мое вчерашнее бешенство исчезло. Голова была ясной. Поняв, что вчера могло произойти, я мучительно застонала. Решив не задумываться, все равно, еще Костя придет, воспитывать будет, я переоделась, привела себя в порядок и только потом отключила защиту.

На улице к этому моменту уже рассвело, но жители города еще спали. Задумавшись над тем, что мне делать, я совершенно пропустила появление на краю улицы Костика.

Он зашел в дом, отодвинув меня и не сказав ни слова.

— А где Ивен? — поинтересовалась я, закрывая за ним дверь.

— Вернулся с Химом и Лаймом наверх. У них там свои дела, — пояснил братец.

Я кивнула. Потом двинулась на кухню. Легкие, почти неслышные шаги, подсказали мне, что Костик двигается следом.

— Кофе будешь? — спросила я.

— Нет. Нам надо поговорить.

— Правда? — я повернулась, внимательно посмотрела на Костю. — О чем нам надо поговорить?

— О том, что произошло в таверне. Мне не стоило тебя оставлять одну. Прости.

Я пожала плечами.

— Мне тоже не стоило выходить на улицу со Змеем.

— Я надеюсь, больше ты не будешь так рисковать, — по-прежнему спокойно сказал Костик. — Не хочу тебя терять.

Я кивнула.

— Хорошо, я буду осторожнее, — в крови вновь поднялась волна бешенства. Поставив перед Костиком на стол чашку с кофе, я подхватила перевязь с мечами и двинулась к двери.

— Геля?

— Я пройдусь. Немного.

Брат кивнул и не двинулся с места.

Бешенство в крови достигло своего апогея. Я двинулась в нижние кварталы. Сейчас больше всего мне нужна была драка. Желательно с числом противников побольше. Пройдя мимо рынка, я свернула вбок, потом еще раз вбок. А потом просто заблудилась в узких и грязных улочках. Таверну «Русалка» я встретила с воодушевлением. Вошла, открыв ее ногой. Опустилась за единственно свободный столик и стала ждать разносчицу. Дородная женщина подошла почти сразу же.

— Миледи, — тихо сказала она. — Я очень извиняюсь, но это место занято.

— На нем не было написано.

— Миледи, — еще тише прошептала женщина. — Я желаю вам добра. Сейчас опять заявится этот пьяный амбал со своими дружками. Вам же будет хуже!

— Мне? — я закатила глаза, потом аккуратно отодвинула край рубашки в сторону, обнажив кулон с клеймом.

На губах разносчицы промелькнула усмешка, но так быстро, что ее никто кроме меня не заметил.

— Его давно пора проучить, — заметила женщина. — Еда здесь отвратная, — честно сказала она. — Но пирожки готовила я лично. И сбитень. Будете?

Я кивнула.

Через пару минут передо мной стояла дымящаяся кружка и тарелка с тремя пирогами. М-м, какая вкуснятина! Мама так готовила. Я задумалась, интересно, как она там.

Момент, когда перед моим столиком выросли три амбала, я пропустила, замечтавшись. Кулак, грохнувший на деревянный столик, заставил меня прийти в себя. Я лениво подняла взгляд наверх, смерила амбала грустным и чуточку усталым взглядом и вновь уткнулась в кружку.

— Ты, шалава, — тихо сказал амбал. — Поднялась и марш отсюда. Тогда может и отделаешься легким испугом.

— А не пошел бы ты? — поинтересовалась я, с усмешкой отодвигая в сторону мечи. — Может, наоборот. Ты пойдешь подобру-поздорову? И я не буду тебя обижать. А то такие маленькие… везде в дефиците!

Амбал взревел. Его кулак пошел вниз, на сближение с моей многострадальной головушкой. Обрадовавшись, наконец-то, можно хотя бы скинуть с себя это странное состояние бешенства, я прогнулась, пропуская кулак над собой. А потом вскочила на стол. Три удара, амбалы лежат на полу.

— У, — обиженно протянула. — И все?

— Поймать шалаву. Переломать ей ноги! — прошипел амбал, приподнимаясь и прижимая какую-то тряпку к разодранной щеке.

Усмехнувшись, я пронаблюдала за тем, как поднимается вся таверна, в едином порыве, проучить наглую чужачку.

— Потеха! — пропела весело я.

И началось, к концу драки дрались все, со всеми. Избавившись от зуда, терзавшего меня, я сидела на барной стойке и щедро раздавала тумаки во все стороны, внося еще большую сумятицу.

Разносчица поддавала жару, используя небольшую аккуратную скалку. Встретившись с ней взглядом, я ей подмигнула, заслужив внезапно улыбку.

Двери и окна внезапно разлетелись в мелкие щепки. В таверне воцарилось полное молчание, все участники драки — замерли соляными столбиками. А на пороге появилась потрясающе красивая девушка, с обиженно поджатыми губками.

Оглядев зал, она поморщилась и обиженно заметила.

— Перестаралась.

Я пыталась понять, почему мне она знакома. А девушка, внезапно встретилась со мной глазами. И я узнала. Она улыбнулась.

— Ми! — пропела девушка.

Присутствующие в таверне, свалились на пол, оглушительно выводя рулады храпа. Разносчица, показавшаяся из кухни, хмыкнула, показала вошедшей большой палец и двинулась в обратную сторону.

А так вовремя подоспевшая принцесса подошла ко мне.

— Привет, Геля.

— Привет, Лика, — улыбнулась я в ответ.

Глава 18. Авалон — Терра 2

Лика оглядела зал, в котором относительно целым остались только пол и потолок. На стенах были вмятины, часть столиков лишилась ног, еще часть оказалась порубленной в мелкую щепу. Стекла были выбиты. Бутылки, стоявшие на стойке, разбитые лежали на полу.

— Мне здесь не нравится, — усмехнулся Лика. — Может быть, посидим где-нибудь в другом месте?

— Жаль здесь нет кафешек, как у нас, — сказала Геля, двигаясь между тел, к стене, куда воткнулась пара ее метательных ножей.

— За чем дело стало? Давай, купим таверну и сделаем из нее кафе.

— Как назовем?

— «У сестер»!

— Хорошая идея, — Геля вытащила ножи, убрала их на пояс. — А готовить, кто будет?

— Вам повар нужен? — женщина, которая пыталась отговорить Ангелину от посещения ресторана, выглянула из подсобки, в руках у нее был увязанный тюк. Увидев недоуменные взгляды девушек, она пояснила. — Ухожу вот отсюда. Мне все равно теперь здесь не работать.

— А вы готовить умеете? — осторожно поинтересовалась Лика. Геля облизнулась.

— Не знаю, как насчет готовки, но пирожки были ням-ням!

Женщина улыбнулась.

— Так. Тогда нам надо, — Лика задумалась. — Здание.

— Как насчет денег? — поинтересовалась Геля.

Анжелика зарделась.

— Деньги есть.

— Откуда?

— Меня сегодня продать попытались.

— И ты ограбила своих продавцов? — со смешком спросила Ангелина.

Лика кивнула. Геля, пытаясь скрыть улыбку, отвернулась.

— Вам, молодые леди, здание где нужно? — спросила женщина.

— Во-первых, как вас зовут?

— Милиаль. Можете Алей.

— Очень хорошо, Аля, — Лика потерла в предвкушении ладони. — Нам нужно здание — небольшое. Где-то недалеко от центра. В престижном месте.

— Пару месяцев назад умер старый часовщик. У него было очень красивое двухэтажное здание. Сейчас наследники это здание продают.

— Его переделывать долго?

— Нет.

— Тогда идем!

Троица покинула разоренную таверну. А всего через час состоялась сделка. И очень уютное двухэтажное здание отошло в собственность двух девушек.

Как только за бывшими владельцами здания закрылась входная дверь, Лика двинулась на кухню, проверять ее состояние, а Ангелина посмотрели на Алю.

— Так. Вначале с тобой, — задумчиво сказала Геля. — Никаких старых разношенных платьев, грязных передников и кошмарных причесок. Значит, тебе нужно купить гардероб и посетить толкового парикмахера.

— Тут и кухню менять надо, — из кухни выглянула Лика. — Здесь ничего толкового не приготовишь. Значит так, Аля. На вас ложится сейчас три дела — первое найдите нам художника, который сможет нарисовать вывеску для нашего кафе. Второе, купите себе новую одежду. И закупите мебель, все что надо для кухни и продукты. Вот деньги.

Вытащив из большого объемного мешочка, не сильно похудевшего после покупки здания, золотые монеты, девушка высыпала их в ладони Али. Та похлопала глазами.

— Иди, — зевнула Геля. — А мы пока тут приберемся, пожалуй.

Милиаль, будущая управляющая кафе, вышла из дома. Девушки повернулись друг к другу.

— Пока у нас есть немного времени, — Лика откинула прядь волос со лба. — Я там на кухне видела ингредиенты нужные. Как насчет кофе с булочками?

— Я за!

Через полчаса девушки сидели на кухне и наслаждались общением и вкусным полдником.

— Итак, — Лика задумчиво улыбнулась. — Я родом с Авалона. Но родилась на Терре 2.

— Я тоже. Причем, — Геля не договорила, прищурила фиолетовые глаза. — Не хочешь ли ты сказать, что ты…

— Принцесса КастельАгро. Как и ты.

— Откуда знаешь?

— Добрый дядя подсказал.

— Ты уже с Богом Тьмы познакомилась? — Геля улыбнулась, спокойно встретив известие о том, что у нее только что появилась сестра.

— Угу, — Лика хихикнула. — Прикольный такой.

— Он тебе помогал?

— Да.

— И что стребовал за помощь?

— Он? — Анжелика улыбнулась. — Ничего он у меня не просил и не требовал. Я сама пообещала.

— Что же? — нахмурилась Геля.

— Освобождение его из плена. Анхель — освободит Богиню.

Ангелина покачала головой.

— Но зачем?

— Не смейся только, ладно? Так надо. Кому надо, зачем надо — я сама понятия не имею. Но знаю точно — так будет правильно.

Геля только махнула рукой.

— Значит, сестричка, мы с тобой появились на Авалоне не случайно.

— Да, — кивнула Лика и пересказала все, что узнала от Анхель.

Потом, пока девушки убирались в большом зале, где решено было устроить основной зал, они обменялись своими историями. Геля была в ужасе от того, как неласково встретил Лику — Авалон. А Анжелика была в восторге от того, как ее сестра обращается с оружием.

— Кстати говоря, — Геля вернулась из подвала, куда оттащила последние часы. — А кто из нас старше?

— Я, — Лика хихикнула.

Ангелина задумалась, потом улыбнулась.

— А ведь вполне возможно. Кстати, я знаешь, что хотела спросить. Не видела ли ты странного сна…

— С твоим участием? — подхватила Лика. — Видела. Медальон у тебя из рук выбивала.

— А я от тебя нож разворачивала, — засмеялась Геля. — Значит, с самого начала — не зная еще толком, что мы связаны, мы видели друг друга в полусне, полу реальности?

Двери открылись, в зал таверны вошла высокая красивая женина, в которой с трудом девушки узнали Алю. Серые мышиные волосы оказались светло-русыми, толстая коса была уложена короной на голове. Сменив старое поношенное платье и замызганный передник на элегантное платье, она стала настоящей красавицей. Серые глаза заманчиво блестели.

— Вот это да! — улыбнулась Лика. — Аля, ты просто красавица!

— Скажешь тоже, — улыбнулась Милиаль, ставя пакеты со своими покупками на лестницу. — Итак, девушки. Все для кухни и для зала я заказала. Художник скоро подойдет. Мебель принесут сегодня. Теперь объясните, что вы хотите сделать.

— Нам надо кафе, ну или таверна, — пояснила Геля. — Куда можно придти выпить чай, кофе, лимонад. Съесть пирожное или пирожки. Заказать мороженое или легкий салатик. Но не должно быть никакого спиртного, сигарет и прочего. Таверна будет для мам с детьми и девушек.

Лика улыбнулась удивлению на лице Али.

— Но ведь таверна не будет приносить дохода! — осторожно заметила Милиаль.

— Будет, — усмехнулась Геля. — Поверь нам, будет.

— А почему название «У сестер»? — поинтересовалась женщина, оглядывая зал, который предстояло сделать уютным и удобным для посетителей.

— Потому что мы сестры, — хором ответили Геля и Лика.

— Так вы же непохожи!

— А это ничего не меняет, — подмигнула Лика. Потом посмотрела на часы на стене. Единственные, которые они оставили в большом зале. Две девушки сидели на облаке и держали луну. Луна и была циферблатом часов. — Так. Время. У нас еще пару часов, потом надо будет возвращаться по домам. Иначе мы попадем в сумерки.

— Что делать со вторым этажом? — напомнила Аля.

Девушки переглянулись.

— Там четыре комнаты, две ванные. Значит, две комнаты и ванную — занимаешь ты, живешь там, смотришь за кафе, — Лика пожала точеными плечиками. — А еще две комнаты и ванная остается для гостей. Мало ли, что случится. У нас должно быть место, куда мы можем придти.

— Подождите! — Аля схватилась за голову. — То есть таверна — только для еды?

— Ну да! — хором ответили девушки.

— Так. А меню?

— Сейчас напишем!

На разработку меню ушло почти полчаса. Еще столько же, чтобы написать новые рецепты для Милиаль, потом она, покачивая головой, ушла встречать мебельщиков, подъехавших к дому на телеге.

Лика и Геля остались в пустой комнате, наконец, освобожденной от мебели.

— Здесь недавно сделали ремонт, значит, пока зал оставляем таким. Единственное, надо будет купить занавески на окна, — Лика подумала. — Гель, что-нибудь светлое да?

— Кремовое, может быть?

— Ага. И скатерти на оттенок светлее.

— Вы хозяйки? — раздался сзади мальчишеский голос.

Девушки синхронно повернулись.

— Вы? — вырвалось у седовласого мальчишки, с фиолетовыми глазами.

— А ты нас знаешь? — ненавязчиво поинтересовалась Лика.

Мальчишка кивнул.

— По долгу службы.

— Ты у нас кто? — спросила Геля.

— Оракул Императорского дворца.

Девушки переглянулись.

— А как так получилось, что ты еще и художник? — поинтересовалась Лика.

— Я очень хорошо рисую, — Оракул улыбнулся, немного придя в себя. — Я вижу будущее. Тот результат, который понравится заказчику сразу. И рисую его.

Геля улыбнулась.

— Ну, так, приступай!

Оракул поклонился и ушел, правда, пару раз оглянувшись на сестер. Лика взглянула на часы, потом вздохнула.

— Гель. Мне пора.

— Угу, — кивнула та. — Я здесь останусь ночевать сегодня.

— Держи деньги. Рассчитаешься со всеми.

— Лика. Когда увидимся в следующий раз?

— У меня такое ощущение, что судьба готовит нам крупную подлянку. Но я думаю, что все равно мы скоро увидимся. Давай так. Если у нас есть свободное время, и число дня делится на 3, ровно в 14 часов — мы ждем друг друга здесь.

— Хорошая идея, — Геля улыбнулась.

Анжелика помахав рукой, побежала к дверям. Потом остановилась, повернулась. Нашла взглядом сестру.

— Как хорошо, что ты у меня теперь есть! — весело крикнула Лика, и не дожидаясь ответа, убежала.


Во дворце Правителя драконов было очень холодно. Стены покрыла изморозь, на полу был налет льда. Изо рта троих идущих вырывался пар.

— Сумасшедший дом, — заметил Хим, глядя по сторонам — Куда подевалась вся прислуга? Почему тут так холодно?

Лайм усмехнулся.

— А ты подумай, кто остался в Цитадели, пока тебя не было?

— Инесса, — ответил Хим.

Ивен вздохнул, плотнее укутываясь в плащ.

— А ты вспомни, для начала, как часто твоя сестренка задумывала и проворачивала очередные эксперименты.

— Да. Действительно, — правитель драконов поежился. — Пойдемте, что ли тогда навестим ее.

— Хорошая идея, — Лайм покачал головой.

Три дракона неторопливо двинулись в сторону покоев пророчицы.


Инесса сидела около своего столика. На этот раз в комнате было светло. Большие окна были нараспашку. Поток холодного воздуха врывался в комнату. Драконица опять была почти обнажена. Только волосы были заплетены в сложные косы.

Осколки хрустального шара лежали у ее ног. Демон метался по комнате, бросая в ее сторону гневные взгляды, внезапно он остановился.

— С-с-скажи, Инес-с-са. Почему я должен ос-с-ставить тебе жизнь, если ты нарушила мои планы трижды?

Драконица промолчала, не желая отвечать.

— Молчишь, — демон недовольно скривился.

По сравнению с прошлым разом, он выглядел не так уж и внушительно, да и поблек как-то. Не было той бархатной тьмы — так, не более чем черная выцветшая краска. Алые глаза не горели голодом, лишь иногда сверкая тусклыми искорками.

— У меня вс-с-се меньше с-с-сил, Инес-с-са. Поэтому приведи мне хоть одну причину, по которой я должен ос-с-ставить тебя в живых. Единс-с-ственную причину.

Драконица продолжила молчать.

— Ну что же, — демон рванулся вперед, смазанное пятно промелькнуло так быстро, что Инесса даже не успела отреагировать.

Схватив когтистой рукой девушку за горло, демон поднял ее в воздух. Та цеплялась за жизнь, вцепившись в его руку, пытаясь ее разжать. Но силы были неравны. Глаза девушки закатились, а в следующий миг — двери ее покоев распахнулись. На пороге появились трое. Светло-зеленые лучи соединились с серебристыми и попали в демона. Жалобно взвыв, тот рассыпался.

— Ини, как ты? — Хим подошел к сестре, помог той подняться. — Кто это был?

— Моя вина, — драконица рухнула на пол, от пережитого шока ноги ее не держали, и горько зарыдала. — Это моя вина!

Только через полчаса девушка смогла немного успокоиться и начать рассказывать.

— Это был демон сумерек, — тихо говорила она, сжавшись в комочек на кресле. — Мы ошибались, считая, что дети другого мира — не могут жить в нашем. Могут. Еще как могут. Изящно при этом притворяясь людьми и драконами. Они могут оправдывать свой цвет волос — действием проклятья. Они могут быть тихими и незаметными. А могут быть известными по всей стране. Это не меняет того, что они дети другого мира. В нашем они живут в комфорте и в достатке. Им не нужны деньги, им нужна пища. Они ее получают. Сложно сказать, сколько уже погибли из-за нашего незнания…

Инесса замолчала. Потом все же продолжила говорить.

— У них есть своя иерархия. Некоторые виды разумны. Но у них есть только одно желание — есть! Кроме еды им ничего не нужно. В поисках еды, в ее выслеживании и добывании — им никто не помеха. Они обходят сложнейшие ловушки, ведут себя изумительно точно — и в итоге входят в наш мир. И остаются здесь. Самые опасные порождения ночного мира, это демоны сумерек. Это их самоназвание. Чтобы закрепиться здесь, на Авалоне — им нужна кровь Хранителей. Я пошла против демона, предупредив Ирма. Тот успел исчезнуть, хотя и пережил перед этим парочку нападений. К моему счастью, маг оказался не так слаб и стар, как казался.

Драконица опустила голову.

— Почему демон сумерек пришел именно к тебе? — спросил Лайм.

— Из-за того, что я пророчица. Он подкинул мне шар, в котором я видела будущее. Но строго определенное. Я должна была увидеть конец мира. Убедиться, что этого никак не избежать, кроме как пойти на сделку с демоном. И я пошла. А потом случайно заглянула в другой шар — свой старый. И увидела, что вероятности стабилизируются. Что случились события, благодаря которым — Авалон, скорее всего, даже не особо пострадает. Но демон — теперь стал тем фактором, который приводит наш мир к гибели.

— Мы его разве не уничтожили? — удивился Хим.

— Нет, — Инесса покачала головой. — Вы его не более чем изгнали.

— Изгнали? — не понял Ивен.

— Да, — драконица вздохнула. — Как только вернутся сумерки, он вновь появится.

— Значит, мы защитим твои комнаты от его проникновения.

— Да, — девушка кивнула. — Я буду очень благодарна.

— Ини, ты можешь предположить, что теперь будет делать демон? — спросил Лайм.

— Да. Могу. Теперь под угрозой три сестры. Две родные и одна с ними по крови, — Инесса сжалась в комочек. — Теперь им угрожает опасность.

— Тогда надо срочно возвращаться, — Ивен посмотрел на Лайма. — Особенно тебе. Лика самая беззащитная из трех сестер.

— Нет, — оборвала дракона Инесса. — Самая беззащитная — это Анхель.

— Но почему? — не понял Лайм.

— Твоя девушка получила доступ к своей силе. И ей это понравилось. Впрочем, она тебе расскажет все сама.

— Почему самая беззащитная Анхель? — повторил вопрос Хим.

— Потому что ближайшее будущее, с нападением демона — увидеть нельзя. И неразвитый дар твоей девушки, — Инесса посмотрела на брата. — Ей не поможет. Так что поспеши.

Хим кивнул.

— Я могу вас попросить защитить комнату Ини? — спросил правитель драконов.

Ивен и Лайм переглянулись и кивнули.

— Конечно.

Хим вышел в коридор, Инесса забилась в угол дивана, укрывшись пледом и наблюдая за тем, как два брата разрисовывают стены, пол и потолок — рунами защиты, превращая светлые покои в действительно неприступную крепость.


Кэролайн арэ Архайн сидела в своем кабинете и сортировала корреспонденцию, присланную на ее имя. Внезапно, ее внимание привлек тонкий конверт, на котором было написано ее имя. Без обратного адреса и имени отправителя.

— Кэро! — на стол Кэролайн присела ее молоденькая соседка, Хелена, второй секретарь начальника государственной безопасности правительства Терры 2.

— Да?

— Тебе тоже пришло письмо без обратного адреса? — Хелена засмеялась. — Там такое написано. Почитай!

— Кому еще пришли письма?

— Всем! — девушка потянулась. — Каждому работнику нашего аппарата. Даже каким-то образом письмо дошло до нашего начальника.

— Вот как, — Кэролайн опустила письмо в карман сумочки. — Я прочитаю дома, Хелена. Сейчас у меня много дел. Впрочем, как и у тебя.

Девушка пожала плечами и вернулась на свое рабочее место.

— Кэро, — пропела она, — ты зануда.

— Я знаю, — кивнула Кэролайн.

Только поздним вечером, вернувшись домой, она открыла письмо.

«Уважаемая Кэролайн.

Я надеюсь, что вы все-таки прочитаете это письмо, прежде чем решите его выкинуть. Нашему миру угрожает смертельная опасность. Угроза — от наших соседей. Как вы знаете, ведь это тоже тревожный знак, на месте скопления звезд — ученые, согласно теоретическим выкладкам, обнаружили планету. Но никакое оборудование визуально — выявить его не может. Даже зонды, отправленные в ту сторону, ничего не обнаружили.

Так вот. Там действительно находится планета. Населенная агрессивными соседями. Я прошу вас срочно принять меры. Мне точно известно, что планета скоро перейдет в видимый сектор диапазона. Я прошу вас, даже не думать о том, чтобы исследовать эту планету. Ее немедленно надо будет уничтожить!

Ваш доброжелатель».

Двери хлопнули. Подняв голову, Кэролайн увидела мужа и двух сыновей.

— Кэро?

— Привет, дорогие. Скажите-ка, мне, нас здесь что-нибудь держит?

— Нет, — Саринэс ар Архайн улыбнулся жене. — Что-то случилось, дорогая?

— Да, — драконица ухмыльнулась, обнажив в оскале белоснежные длинные клыки. — Мы возвращаемся домой. Так что собирайте вещи, дорогие. Нам пора покинуть гостеприимную Терру 2 и вернуться на Авалон.

— Но зачем, мама? — недоуменно поинтересовался Антон.

— Затем, — Кэро улыбнулась. — Что пришло время.

Антон и Сергей переглянулись и покинули комнату. Саринэс подошел ближе, взял из рук жены протянутое письмо. Прочитал его.

— Это то о чем я думаю?

— Да, это знак.

— Разве все собрались на Авалоне? — изумился Саринэс.

— Согласно предсказанию пророчицы нашего рода — там не так уж и много должно быть их, чтобы Авалон не только выжил, но и смог вернуться домой. Обратно. Нужны три сестры. Два брата. Правитель. Бестия. Оракул. Ящер. Он. Она. Все. Больше никто там и не нужен.

— Все равно, — дракон поморщился. — Ты думаешь, что все собрались?

— Может быть, они пока еще не собрались все вместе в такой компании. Но это поправимо. Главное, чтобы они были на Авалоне. А это выяснить мы можем только вернувшись домой. Что сделаем вначале? — спросила Кэро.

— Вещи собирать в принципе не имеет смысла. Мода на Авалоне и Терре 2 принципиально разная. Только вещи для души. Книги, диски, сувениры на память. И все. Завтра с утра — увольняемся.

— Я сегодня свяжусь с Костей, — заметила Кэролайн, поднимаясь на ноги.

— Зачем?

— Деньги у нас есть. А у него, после прошлых «каникул» есть там связи. Так что пускай выкупает обратно наш особняк.

— Ты что! — удивился Саринэс. — Хочешь объявить на весь Авалон?

— Почему нет? Семья ар Архайн вернулась домой. Пускай боятся!

Старший дракон ар Архайн усмехнулся, поцеловал жену в висок и пошел в комнату, собирать свои вещи.

Драконья структура неоднородна. И различные кланы выделяются не так, как у людей — по положению, деньгам и власти. У каждого рода есть свои особенности, не повторяющиеся в других кланах.

Изначально, на Авалоне было семь сильнейших кланов. Больше всех — боялись клана ар Архайн. Который воспитывал сильнейших воинов и самых опасных пророчиц, которые увидев будущее, могли сразу же в своем видении менять его. И играть такими вероятностями до бесконечности.

Именно драконы рода ар Архайн «помогли» Хранительнице равновесия. Дракон, который был рядом с ней, не дал девушке убить богов, а подсказал — просто заточить их. Это создало вероятность того, что боги могут быть освобождены.

Это было все, что смогли сделать сильнейшие пророчицы с закручивающейся трагедией.

Вырванная страница на полу библиотеки, в Цитадели правителя драконов.

Два дракона сидели в комнате. Хим задумчиво смотрел на лежащую на его столе стопку бумаг.

— Запустил я дела. Придется наверстывать.

— Хим, — Лайм потянулся. — Объясни мне, пожалуйста. Зачем потребовалось так срочно мирить нас с братом?

— Не знаю.

— Как? — зеленоглазый дракон изумленно посмотрел на друга. — Это же была твоя инициатива!

— Моя. Но это был приказ.

— Чей?

— Богов. Они сказали, что вас срочно надо помирить.

— Но зачем?

— Не знаю.

— А спросить не судьба было?

Хим усмехнулся.

— Лайм. Вернись с небес на грешную землю! Пойми ты, они хоть и заточенные, но все же Боги! Кто знает, как они потом отомстят за пренебрежительное отношение к своей персоне?

Зеленоглазый дракон пожал плечами.

— Может и так. Ты меня звал только поэтому?

— Нет. Я решил донести до тебя следующую новость… Как ты знаешь, Император согласился искупить свою вину, которая чуть не привела Авалон к гибели.

— И?

— Не знаю, насколько ты разбираешься в традициях, но раньше бывало такое. На трон одновременно короновали двоих. Мужчину и женщину. Они могли потом связать свои судьбы, а могли и не связывать.

— К чему ты ведешь? — нахмурился Лайм.

Хим усмехнулся.

— Ты еще не понял, мой друг? Тебе предстоит взойти на трон Империи людей.

— Вот, как получилось, — зеленоглазый дракон устало откинулся на спинку стула. — А кто вторая?

— Лика. Она старшая принцесса королевства КастельАгро.

Лайм тяжело вздохнул и схватился за голову.

— Я все понимаю, — тихо сказал он. — Но КАК я буду объяснять это Лике?

Хим покачал головой.

— Не знаю. Тут я тебе не советчик и не помощник. И да, Лайм. Загляните к Императору до того, как он умрет.

Зеленоглазый дракон кивнул и поднялся на ноги.

— Тогда я пошел. Ивена отправишь?

— Он так и не научился пользоваться телепортами?

— А ты сам вспомни, сколько мы мучались до того, как научились! — возмутился Лайм. — С тем учетом, что мы в Цитадели жили, а он только наведывался время от времени.

— Да. Действительно. Ладно, не волнуйся. Отправлю. — Хим проследил, как Лайм дошел до телепорта, махнул рукой и исчез.

Правитель драконов тяжело вздохнул и углубился в документы. Спасать мир, конечно, надо. Но документами кроме него заняться некому. И вообще, кажется, пришла пора искать нового Советника.

Глава 19. Анжелика

Сумерки опустились на город. Я сидела в кабинете Лайма, забравшись с ногами в его кресло. И пыталась понять, когда ждать возвращения этого дракона. Прошло не так уж много времени, но я умудрилась по нему соскучиться…

Когда в углу засветился телепорт, я не поверила своим глазам. Но это действительно вернулся хозяин дома.

— Лайм! — я буквально подскочила с места и пошла к нему на встречу.

Дракон осторожно обнял меня, приподнял лицо, вглядываясь в мои глаза.

— Как прошли выходные без меня?

— Плохо, — улыбнулась я.

— Почему? — не понял дракон.

— Давай, я тебе расскажу чуть позже? — предложила я.

— А сейчас что?

— Сейчас мы пойдем на кухню. Я сделала блинчики-конвертики, с разной начинкой и лимонад. Плотно наедаться нельзя, но перекусить вполне можно!

Зеленоглазый дракон усмехнулся.

— Ладно, Лика, убедила.

Только после того, как я убедилась, что дракон подобрел, и мы вернулись в гостиную, я соизволила ответить на вопрос.

— Так почему плохо-то?

— Ну, — я смущенно опустила глаза в пол. — Видишь ли, тут как получилось. Меня увидели, приметили и донесли моим приемным родителям на Терре 2 — что я до сих пор жива. И меня украли…

Лайм побледнел. Судя по всему, он сильно проникся моим рассказом, о моей жизни на Терре 2.

— И что? — тихо спросил дракон. — Судя по тому, что ты здесь, тебе кто-то пришел на помощь?

— Можно сказать и так, — кивнула я. — Мне помог Бог Тьмы.

— Что? — Лайм схватился за голову. — Вот и оставляй тебя после этого.

— Но все ведь закончилось хорошо.

— Как он тебе помог?

— Подсказал. Смотри, — я с пакостной улыбочкой пропела ноту соль. Дракон свалился на пол, оплетенный веревками. Экспериментальным методом я определила, что нота «ля», отменяет действия заклинание веревок и сна. Пропев ноту, я посмотрела на Лайма. — Бог подсказал, какая нота для чего нужна. Точнее, какая нота действует… Ну в общем, ты понял?

— Да. Вполне, — дракон нахмурившись, посмотрел на меня. — Итак. Ты получила доступ к силе. Что ты сделала первым делом?

— Ограбила тех, кто решил наживаться на моем горе!

Лайм поднялся с пола, сел на диван ко мне.

— Дальше?

— Появились мои бывшие приемные родители. Малек перепугав их, я вынудила их произнести от меня отречение. Теперь по законам Авалона — они не имеют на меня никаких прав.

— Это ты откуда узнала?

— Книжка интересная в руки попала, — хихикнула я.

— Все?

— Нет, я пополнила гардероб. Встретилась, наконец, со своей второй сестрой. И на двоих мы купили себе таверну!

Дракон тяжело вздохнул.

— Судя по тому, как это радует тебя, мне лучше держать свое мнение при себе.

— Мы должны туда сходить! — весело улыбнулась я. — Тебе там обязательно понравится!

— Думаешь?

— Да, — я наклонила голову. — А как прошла твоя поездка? Удачно?

— Не совсем.

— Что случилось? — испугалась я.

— Много чего. Для начала, давай с самым неотложным. На твоей маме действительно лежало проклятье. Проклятье отсроченной смерти.

— Что это такое и с чем его едят?

— Весьма неприятное проклятье. Тот, на ком оно лежит — стареет намного быстрее, чем положено. То есть в тридцать она уже выглядела на пятьдесят. А в те же пятьдесят, ей было бы уже семьдесят.

— Почти в два раза быстрее?

— Да.

— И что теперь?

— Твоя мама не была магом, — Лайм вздохнул. — Да это проклятье вообще на магов ни разу не липло.

— Но?

— Оно не снимается, — дракон опустил голову. — Это проклятье снять невозможно.

— Вот как. И что?

— Ты знаешь, для чего нужны Хранители?

Я кивнула.

— К сожалению, ты появилась здесь именно в тот момент, когда Авалону нужна сила хранителя.

— Значит, после того, как я выполню свой долг и потеряю всю магию, которая у меня была, то я… умру?

— Нет. Я не позволю! — Лайм схватился за голову. — Это сложно объяснить. Но для начала, мне придется тебе рассказать кое-что другое.

— Что?

— Итак, — дракон встал и начал ходить по комнате. — Некоторое время назад мы с моим другом решили немного изменить систему управления у людей. Точнее, вернуть ее к истокам. Когда один правитель был драконом, а второй правитель — был человеком.

— Но…

— Дослушай, — попросил тихо Лайм. — Только недавно я узнал, что эти двое хоть и восходили на трон одновременно, не всегда решали соединить свои жизни и души — в обряде соединения. И иногда дракон или драконесса меняли соправителя пять-шесть раз. Пока не встречали половинку. В таком случае, дракон делил свое бессмертие пополам.

— И? — еще пока не понимала я.

— Наш план увенчался успехом. Во искупление своей вины старый Император согласился на наш план. От драконов — короновать будут меня. А от людей нужна принцесса. Но единственное место, где еще остались принцессы, это королевство КастельАгро.

— В котором три принцессы, — я склонила голову, чтобы спрятать загнанное выражение в них.

— Старшая в них только одна. Ей и предстоит взойти на трон со стороны людей. Это ты, Лика.

Я подняла взгляд на Лайма.

— Но как?

— Если ты согласишься, то мы сможем провести обряд. Тебе перестанет угрожать смерть, но…

— Но?

— Мы не будем бессмертны, как остальные драконы. Мы с тобой будем смертными из-за этого проклятья.

Я вздохнула.

— Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня…

Лайм покачал головой, подошел ко мне.

— А тебе не кажется, что это и мое мнение тоже?

— Но все же…

— Без все же, — дракон сел рядом со мной, взяв мои ледяные руки в свои, горячие. — Впрочем, об этом мы сможем поговорить позже. Если ты согласна с такими обстоятельствами, то нам надо посетить Императора. До того, как он умрет.

— Умрет? — нахмурилась я.

— Да. Смертельная болезнь. Ее нашли у него совсем недавно. А она с каждым днем прогрессирует. Императору становится хуже.

Я задумалась. Мысли стремительными птицами метались в моей голове. С одной стороны, если я буду соправительницей дракона, то у меня будет шанс на то, что он меня полюбит. С другой стороны… Так. Стоп.

— Лайм, — я посмотрела на зеленоглазого дракона. — А что надо для проведения обряда?

— Немного.

— А поточнее?

— Поточнее, я тебе расскажу потом.

Я вздохнула.

— Потом, так потом, — но любопытство терзало меня все сильнее. — Тогда, мне лучше пойти спать.

— И мне, — Лайм зевнул. — Я так устал… У меня это время было очень насыщенно событиями.

У дверей в мою комнату, дракон неожиданно остановился и посмотрел на меня.

— Что-то еще? — спросила я тихо.

— Видишь ли. У драконов обряд соединения не так прост, как кажется на первый взгляд.

— Что?

— Обряд соединения действительно сплетает души воедино. Но для этого надо чтобы магия. Магические составляющие души не отвергли друг друга.

— И как это проверить? — недоуменно спросила я.

— Вот так.

Твердые немного обветренные губы коснулись моих. Вначале легко, потом увереннее. Сильные руки обняли меня, прижимая к себе. И я не выдержала, обняла своего дракона за шею, прижалась к нему всем телом.

Когда он меня опустил, у меня создалось ощущение, словно я только что летала среди звезд. Такое состояние полной невесомости…

— Спокойной ночи, антэне, — тихо шепнул Лайм.

Я вошла в свою комнату и буквально рухнула на кровать. Я еще не успела сказать, что язык драконов я тоже понимаю. «Любимая», — сказал мне этот нахальный дракон. — «Любимая…»

Улыбнувшись своим мыслям, я не заметила, как уснула. И в моем сне царил зеленоглазый огромный дракон, по чьей золотой шкуре змеились светло-зеленые полосы. Огромный дракон, свернувшись клубочком у подножия озера, рядом с которым я сидела, сторожил мой сон.

— Люблю тебя, — улыбнулась я, в конце концов, слезая к нему вниз и обнимая за шею. Ведь это мой сон! И я имею право делать все, что захочу. Пусть хотя бы во сне, я скажу ему, что люблю. В реальности я на это осмелюсь нескоро…

На следующее утро, когда я вышла из ванной, то увидела, что в моей комнате, меня уже ждет платье. Длинное, пышное, из темно-зеленого плотного материала, оказавшегося, тем не менее, на удивление легким. Рукава были короткие. По краю рукава, очень скоромного декольте и подола платья шла вышивка из толстой золотой нитки. Узор складывался в руны, которые я так и не смогла понять.

«Интересно, почему платье такое темное?» — задалась я вопросом, примеряя наряд. Он мне очень подошел. Каскад волос я убрала наверх в косы и закрепила шпильками. Сверху, на прическу набросила тонкую вуаль. На руки пришлось надеть длинные перчатки.

Спустившись вниз, я увидела дракона. Он стоял, задумчиво разглядывая содержимое нескольких коробочек у себя в руках.

— Ты уже готова? — улыбнулся Лайм.

— Да, — кивнула я.

— Это хорошо. Идем. Карета нас ждет.

— Карета?

— Конечно, телепортироваться в замок можно, но это придется проходить долгую процедуру. В общем, быстрее выйдет просто в карете.

— Как скажешь, — послушно склонила я голову.

Дракон, наконец, определился и оставил у себя в руках только одну коробочку.

— Итак, — Лайм улыбнулся. — Иди сюда.

Я подошла. На шею опустилось легкое витое украшение. Кулон изображал парящего дракона, окутанного фиолетовыми молниями. Фигурка была сделана из золота, а молнии усыпаны маленькими фиолетовыми камешками.

— Как твои глаза, — тихо шепнул дракон, мимолетно погладив меня по щеке. Потом положил на ладонь витые сережки-сосульки. — Надень сама.

Я кивнула и подошла к зеркалу. Полюбовалась на украшение, надела сережки и повернулась к Лайму.

— Мы идем?

— Безусловно, моя леди.


Во дворец нас пропустили без разговоров. Завидев моего спутника, за которым я шла легкой тенью, придворные кланялись. Шепотки тут же замолкали. И вообще нас сопровождала оглушительная тишина.

— Почему? — наконец, не выдержала я.

— Ко мне такое отношение? — догадался дракон. — Во-первых, некоторое время я был наблюдателем при дворе Императора. Навел тут шороху. Во-вторых, я дракон клана Зейн. А мы — маги разума.

— И что?

— Наша способность внушать то, чего нет, — дракон пожал плечами. — Влиять на разум — дело сложное, но для нас не составляет особого труда.

— То есть ты опасен?

— Не для тебя.

Я усмехнулась.

— Еще бы ты был для меня опасен, — мягко заметила я.

Лайм покосился в мою сторону, но ничего не добавил.


Императорские покои были сильно затемнены. Окна были закрыты тяжелыми плотными шторами, и их положение скорее угадывалось, чем действительно можно было увидеть.

На кровати лежала мумия. В моих глазах прочно поселился ужас. Старик хрипло закашлялся.

— Что, красавица, страшный я. Правда?

Я покачала головой, подошла к кровати и села на пол рядом с ним.

— Ты совсем не похожа на свою мать.

— Вы ее знали?

— Да. Она была единственно достойной из семьи королей КастельАгро. Но теперь я вижу, что я сделал ошибку, — старик опустил глаза. — Которая вполне возможно, дорого стоила тебе, твоим близким, да и мне. Но она того стоила.

— Почему?

— Только в трудностях и горестях закаляется характер. Тебе нужна была определенная стартовая площадка. И я ею для тебя стал.

Я пожала плечами.

— Кто знает. Может быть, действительно так стало лучше.

— Прости меня, деточка, — Император вновь закашлялся. — Я понимаю, что это звучит глупо и, наверное, пафосно. Но только ты до сих пор держишь меня в этом мире.

Я поежилась.

— Не мне судить. Но я прощаю.

— Вот и хорошо. А теперь я устал. Оставьте меня.

Лайм кивнул и поднял меня на ноги. Уже у дверей слабый голос старика остановил нас.

— Вы ведь будете вместе, дракон?

— Да.

— Тогда позаботься о девочке, — прошептал Император и затих.

— Идем, — тихо сказал Лайм. — Он просто уснул.

Я кивнула.

Недалеко от выхода моего дракона перехватили придворные. Я осталась одна. Оглядевшись по сторонам, я заметила вход в странный зал. И вошла туда.

Там, на постаментах, стояли статуи. А на дальней стене висели картины людей, в полный рост. Около одной такой картины, изображающей Черного регента стояла рыженькая девушка. Я вспомнила, что Лайм рассказывал, что у Оруэлла есть сестра — Рыжая Бестия. Наверное, это она, решила я, подходя ближе.

Рыженькая повернулась на легкий шум моих шагов. Мы обе замерли как вкопанные.

— Кайли? — охнула я.

Рыжая пригляделась ко мне и покачала головой.

— Я ведь тогда даже не спросила твоего имени.

— Анжелика, — я присела в реверансе. — Принцесса КастельАгро.

— И наследница императорского трона.

— Уступила бы его кому угодно! — сверкнула я глазами.

Бестия изумленно посмотрела на меня.

— Как это?

— Вот так, — грустно улыбнулась я. — Уступила бы со всеми правами, а особенно обязанностями.

Кайли кивнула.

— Кажется, я начинаю понимать, — тихо заметила она. — Мы можем с тобой поговорить?

— Конечно, — я потеребила вуаль на лице. — Только я не знаю когда. Как насчет через четыре дня?

— Через четыре дня? — эхом повторила Бестия. — Слушай, я не уверена. Дело в том, что в этот день я уже приглашена на открытие небольшой таверны.

— Которая называется «У сестер», — продолжила я за Рыженькую.

— Откуда ты знаешь?

— Ее открыли мы с сестрой, — улыбнулась я.

— Геля твоя сестра?

— Да.

— Вы же не похожи! Абсолютно!

— Не похожи, — согласилась я. — Но у меня есть на это причина. Раз тебе пригласили обе сестры, значит, ты обязательно будешь! Там и поговорим, хорошо?

— Ты торопишься?

— Я боюсь, что Лайм сейчас вернется. Не найдет меня и забеспокоится.

— Лайм? Ар Зейн?

— Да. Ты его знаешь?

Кайли медленно кивнула.

— Знаю. Хорошо…

— Так ты придешь?

— Конечно. Ни за что не пропущу такое сборище!

Улыбнувшись, Рыжей Бестии я двинулась на выход из зала, бросив последний взгляд на картину Оруэлла. И решила окончательно, что нарисованный он значительно симпатичнее.


Оракул вышел вновь из-за спины Кайли.

— Это ты, — Рыжая бестия даже не дернулась. — Что-то случилось?

— Да.

— И?

— Ты только что вручила свою судьбу в хрупкие ручки этой девушки.

— Неужели у нее получится сделать что-то?

— Конечно, — кивнул мальчишка. — У нее получится даже больше, чем ты можешь себе представить.

— Почему?

— Потому что она несет в себе столько нерастраченной любви и нежности, все что она скопила за двадцать лет каторжной жизни.

— На Терре 2? — изумленно распахнула глаза Кайли.

— Да. И это тоже причина, по которой тебе обязательно надо с ней поговорить.

Рыженькая пожала плечами.

— Как все странно повернулось, — тихо заметила она. Но Оракула уже не было рядом.


Он и Она сидели на крыше высокой башни, в самом центре столицы Империи.

— Все происходит слишком быстро! — Богиня схватилась за голову. — Наш же план сорвался с цепи и теперь события идут непредсказуемо.

— Но в ту сторону, куда нам надо, — возразил Бог. — Чем тебе не понравилось то, что Геля и Лика встретились? Это добавит им сил перед решительным, последним боем.

— Желание Анжелики освободить тебя. Желание Анхель освободить меня. Это неправильно. Нелогично. И тревожит меня.

— Нам только лучше, дорогая. Это даст Авалону еще один шанс — не только выжить, но и выжить с минимальными потерями.

Богиня покачала головой.

— Умом понимаю. Но на сердце тяжело. Словно мы кого-то выпустили из виду. Словно что-то пропустили. Очень важное.

— Может быть, если мы что-то упустили, об этом позаботятся другие?

— Хотелось бы надеяться, — тихо шепнула Она. — Очень хотелось бы.


Прошло два дня. Два дня, которые были заполнены чем угодно, но только не отдыхом. Учителя, присылаемые из дворца, раз за разом гоняли меня по основам этикета, дипломатического языка, правил обращения к различным гостям. В общем, меня готовили к жизни Императрицы. Неизменно учителей удивляло то, что я все это знаю. Каждый раз как только они приносили что-то новое, я их огорошивала своим знанием.

Правильно, меня готовили в идеальные жены, а поскольку у высшего света свои законы и правила…

Единственное, чего я не знала и меня не учили этому — это танцы Авалона. Только к началу третьего дня я подслушала нечаянно разговор двух девушек. Они говорили о том, что мой дракон запретил кому-либо учить меня танцам.

При этом сам Лайм пропал. Я о нем ничего не знала, с того момента, как только мы вернулись из дворца. Сказав, что у него важное, смертельно важное дело, мой дракон исчез. Я подозревала, что он отправился на поиски Ирма, но как узнать это точно — не имела ни малейшего понятия.

Вечером третьего дня, телепорт в углу полыхнул дважды. И в комнате появились Геля, Анхель и Шерри.

— Привет, девчонки! — я поднялась на ноги.

Прибывшие сестренки переглянулись, улыбнулись, оценив друг друга.

— А ты чего, тоже одна? — поинтересовалась Анхель, обнимая прижавшуюся к ней Шерри.

— Тоже?

— Костя куда-то исчез. Сказав, что ему нужно встретиться со старыми друзьями, у которых какие-то грандиозные планы, — Геля досадливо махнула рукой. — Темнят они что-то.

— Может, нас от чего-то оберегают? — осторожно спросила Анхель.

Мы с Гелькой переглянулись и засмеялись.

— Не сердись. Просто нас попробуй, убереги, — заметила я. — Если мы приключения находим даже в закрытом доме…

— Ага, — подхватила Геля. — Мало того, мы даже умудряемся при этом в любой неприятности находить себе выгоду.

— Ну, вас! — отмахнулась со смешком от нас Анхель. — Странные вы.

— Мы? Неправда! — заявила Геля.

— Не! Правда! — повторила я, лукаво щурясь.

Мы засмеялись и перешли в кухню.

— И чего вы не предупредили, что прибудете? — тихо вздохнув, спросила я. — В таком случае, я бы чего-нибудь вкусненького приготовила.

— Да ладно тебе! — отмахнулась от меня Ангелина.

Я лукаво посмотрела на нее.

— Ну раз ты так думаешь, то ладно. Обойдетесь пиццей и пирожными.

— А нам? — раздался возмущенный голос.

И на стене сгустились плотные тени, которые приняли зримое очертание. И я, наконец, увидела богов Авалона.

— А вы будете? — недоверчиво переспросила я.

— Будем! — кивнула Богиня, усаживаясь за стол. — Я то в отличие от остальных, здесь присутствующих, пару раз присутствовала при твоей готовке, теперь очень хочется попробовать.

Мы переглянулись и рассмеялись.

— Вот скажи, — поинтересовалась я у Бога, который сидел на подоконнике, обнимая словно стан любимой девушки, гитару. — Когда вас лучше освободить?

— Давай так, — мурлыкнул он, кидая гитару мне. Я поймала. — У тебя впереди коронация. Потом главный традиционный бал. После этого бала, вечером.

— Вечером? — с ужасом распахнула Геля глаза.

— Ну, в сумерках, какая разница? — огрызнулся Бог. — Так вот, в сумерках, на следующий день после бала, ты меня освободишь.

— А ранним утром, еще даже немного до восхода солнца, — заговорила Богиня, посмотрев на Анхель. — Ты освободишь меня.

— Что даст ваше освобождение Авалону? — поинтересовалась Геля, задумчиво полируя ногти.

— Перекос материй выпрямится. И то, что должно произойти может немного смягчиться. Не привести к таким жутким обстоятельствам! — мягко сказала Богиня.

— Будет к кому обращаться с просьбами и куда посылать, — добавил Бог.

— Вот как… — Ангелина внимательно посмотрела на нас обеих. — Хорошо, что в сумерках идти только одной…

— Геля, — Богиня улыбнулась, — они обе будут одни. Никого рядом с ними не может быть.

— Но тогда это невозможно! Порождения сумерек…

— И близко не подходят к местам наших заточений, — ответил Бог.

— Но почему? — спросила Анхель.

— Им там слишком страшно, — просто ответила Богиня.

Геля схватилась за голову.

— И вы хотите, чтобы я своих сестер туда отпустила в одиночестве?

— Да. Это их битва, — мурлыкнул Бог. — А тебе скоро предстоит своя. Со своими же страхами и сомнениями.

— Что-то мне не нравится, как это прозвучало. С каким предвкушением, — заметила Ангелина.

— От вас троих зависит многое, — тихо сказала Богиня. — Слишком многое, чтобы мы могли помочь. Вам самим придется пройти битву со своими страхами.

Мы втроем переглянулись.

— Главное, что после этого — мы будем вместе!

— Да. Наверное, — кивнула я.

В ночи, над городом внезапно пронесся протяжный гул большого колокола.

— Что это? — тихо спросила Анхель.

— Траурный колокол, — Бог поднялся и посмотрел на меня с каким-то сожалением. — Император умер.

Богиня поднялась на ноги.

— Пойдем? — посмотрела она на Бога.

— Да, — кивнул он.

Одновременно они рассыпались. Белоснежное облако снежинок слилось с черным. И все пропало.

— Красота, — заметила я, без сил падая на диван, по-прежнему прижимая гитару к себе. — Это значит завтра…

— Уже будет коронация, — послышался голос.

Телепорт в углу полыхнул очень сильно, и появились наши драконы. Костик дошел до Гели и без сил опустился у ее ног. Сестра, даже кажется не задумываясь, опустила руку вниз, на его плечо, делясь с ним своей силой и своим теплом.

Лайм устроился на кресле, я пересела к нему, на подлокотник. Хим сел рядом с Анхель. Девочка забралась к нему на колени и затихла, кажется, даже уснув.

— Может, теперь скажете, где вы были? — поинтересовалась Геля.

— Род драконов ар Архайн возвращается на Авалон, — ответил Костя. — Мы мотались по всей планете в поисках нового хозяина нашего старого фамильного особняка. Цитадель была заброшена, мы умаялись так, пока восстанавливали все контуры, сказать страшно.

— Ты забыл добавить, — ехидно сказал Лайм, — что потом найдя твой фамильный особняк, мы приводили в порядок и его, используя при этом всю доступную нам бытовую магию.

— Да ладно, главное, что к возвращению моих все готово!

Геля побледнела, наконец, поняв, о чем говорит брат.

— Они возвращаются на Авалон?

— Да, — кивнул Костя. — Правда, точно не знаю в какой день.

— Не может быть! — прошептала Геля.

— Может, может, — кивнул Костик, потом повернулся к нам. — Лайм, приютишь на сегодня? Идти куда-либо жутко не хочется.

— А мы домой, — вздохнул Хим, поднимаясь. — Завтра утром придворные опять поднимутся на дыбы. Завтра же будет объявлена последняя воля Императора.

Телепорт в углу снова полыхнул, на этот раз унося троих.

Мы остались вчетвером.

— Пойдемте спать и мы, — сказал Лайм, вставая с кресла и ставя на ноги меня. — Мы с Костиком устали, а завтра утром нам с тобой, — дракон коснулся моей щеки, — идти во дворец. Выслушивать последнюю волю Императора.

— А потом? — поинтересовалась я.

— Потом будет следующее. Первый день — день последней воли. Потом положенный день траура, когда с телом Императора будут его родственники. Утром третьего дня будет коронация. И на трое суток, день четвертый, пятый, шестой, замок замрет. В нем никого не останется. Уйдет прислуга, воины, придворные. Заберут домашних животных. Замок останется во власти призраков. На седьмой день, с утра — мы вернемся уже во дворец, как Император и Императрица. В этот же вечер будет традиционный бал маскарад, на котором будут все. Люди, драконы, любого рода и сословия.

Мы с сестрой переглянулись.

— Тогда по-прежнему в силе открытие таверны, — сказала Геля. — Там и встретимся.

А я задумалась. Если после бала. Значит, это только через неделю мы с Анхель будем освобождать богов. Раз они согласились подождать, значит, дни будут тихие и спокойные. Я на это очень надеюсь.

Глава 20. Столица

Парой дней раньше.

Узкие улочки стали хорошим пристанищем для беглеца. Прижавшись к стене дома, мужчина тяжело дышал, оглядываясь назад. Те, кто его преследовал, должен был вот-вот появиться. Но пока у него есть целых две минуты… Этого хватит, хотя бы чтобы перевести дух.

Послушался приближающийся топот. Прислушавшись, мужчина побледнел как полотно. Число преследователей увеличилось. Теперь их около десятка. А он даже с пятерыми справиться не мог, чтобы не выдать своего местонахождения.

На крыше дома, к которому прижался беглец, послышался шорох. Перед замершей фигурой мужчины спикировала сверху девушка. Поправила капюшон, спрятав под него рыжие волосы. Оглянулась на него.

— Быстро, в проулок! — приказала она.

— Но зачем?

— Некогда объяснять. Там карета. Быстро!

— А ты?

— Да что мне могут сделать обычные наемники? — буркнула Рыжая бестия, приготовив меч и надвинув на лицо маску. Никто не должен знать, кто помог беглецу.

Мужчина кивнул и бросился в проулок. Там действительно стояла карета. Запрыгнув в нее, он внезапно обнаружил, что сидит в ней не один.

— Не дергайся, — посоветовал голос, показавшийся смутно знакомым. В темноте вспыхнул светлячок, осветив на соседнем сидении Лайма. — Ты мог сначала к нам придти, Ирм? — поинтересовался дракон недовольно. — Мы из-за тебя пол столицы на уши поставили! Хорошо еще Кайли догадалась, что ты можешь прятаться именно здесь.

— Вы что здесь все вместе?

— Да. Собираем старую компанию. Только вначале тебя спрячем.

— Зачем?

— Долго объяснять, — Лайм потянулся. — И кстати, ты в курсе, что у тебя не одна дочь… а как бы это сказать, три?

— Три? — маг изумленно распахнул глаза.

— Да. Двух родила мать-королева, третью из твоей плоти и своей крови создала Богиня.

— Ей то это зачем понадобилось?

— Скоро наступит конец света, а Боги этому сопротивляются изо всех сил, параллельно сводя воедино всех тех, кто может в этом помочь.

— И где сейчас мои дочери? — на последнем слове голос мага все же дрогнул.

Зеленоглазый дракон улыбнулся.

— Одна в моем доме. Лика. Старшая. Вторая — младшая, Геля, сейчас рядом с драконом рода ар Архайн. Третью, Анхель, охраняет как самую большую драгоценность сам правитель драконов.

— Все три с драконами?

— Да. Кстати, почему по сравнению с прошлым разом, когда мы с тобой виделись, ты сильно помолодел?

— Заклинание маскировки. Мне было выгодно, чтобы мои противники меня недооценивали. Но кто же знал, что те, кто решат меня убрать с дороги будут настолько сильны? Пришлось маскировку снимать и бежать.

— Сейчас тебя отвезут в Цитадель.

— Чью?

— Рода ар Архайн. Заодно присмотришь за замыканием охранного контура.

— Они что возвращаются?

— Да.

— Значит, пришло время, — Ирм вздохнул, вспомнив девушку из рода драконов, которую полюбил и не смог удержать. А потом только он встретил королеву КастельАгро. Когда бежал от своей любви…

— Для чего?

— Я не могу тебе сказать этого, Лайм. Просто знай, если вы соберетесь очень большой компанией, в которой будут участвовать не только люди и драконы, то впереди очень большие потрясения для Авалона, — маг помолчал. — Сколько мне придется прятаться?

— Пока мы не выловим демона сумерек.

— Это тот, кто меня «заказал»?

— Нет. Помимо всего прочего, он один из загонщиков.

— Зачем ему я?

— Ему нужна твоя кровь, чтобы остаться на Авалоне, — дракон вздохнул. — А по ряду причин допустить этого совсем нельзя.

— По ряду?

— Об этом тоже поговорим позже, когда будем в безопасности. Наверху.

— Кто прикрывал отход?

— Кайли. Ивен.

— Ты помирился с братом?

— Да.

Маг покачал головой, буркнул себе что-то под нос. Потом извиняющееся посмотрел на дракона.

— Ты позволишь, если я лягу, посплю?

— Конечно, — кивнул Лайм.

Ирм уснул, дракон вздохнул и посмотрел в окно, на мелькающие городские пейзажи.

«Интересно», — мелькнула у него мысль. — «Как там моя принцесса?»

В это время Лика пугала проснувшимся даром своих несостоявшихся торговцев.


Императорский дворец был увешан черными флагами. У подъездных дорожек стояли кареты, обитые черным крепом. Империя людей погружалась в траур.

Сегодня во дворце должно была состояться объявление последней воли Императора. Собравшиеся придворные с затаенной тревогой смотрели на присутствующих в зале драконов. В воздухе витало предчувствие чего-то тревожного. Чего-то, что напоследок сделал Император своим подданным.

Но чаще взгляды останавливались на Рыжей Бестии, стоявшей недалеко от хрупкой девушки, в черном простом платье. На длинные золотые волосы той была наброшена вуаль, скрывающая и лицо. Придворным оставалось только обсуждать фигурку незнакомки и то, с какой грацией и уверенностью она двигается.

Шепотки по залу ходили уже полчаса. Приказчики Императора не спешили появляться перед придворными.

— Как ты? — тихо спросила Бестия, ненавязчиво поддерживая подругу.

— Нормально, — вздохнув, ответила Лика. — Если бы еще Лайм не задерживался.

— Он был одним из Наблюдателей от драконов. Так что он, скорее всего, сейчас со своими.

Анжелика вздохнув, опустила голову.

— Умом понимаю. Но на сердце тревожно как-то.

— Не печалься, — Кайли осторожно коснулась плеча своей новой подруги. — Все будет хорошо!

— Надеюсь.

Рыжая Бестия отвернулась к подошедшему придворному. А Лика задумчиво посмотрела на собрание галдящих людей. На сердце было слишком нехорошо, и девушка сосредоточилась. Мысленно потянулась к Лайму.

— Лайм.

— Что случилось?

— Не знаю. Мне тревожно…

— Я сейчас приду.

Дракон не обманул. Рядом со своей антэне он появился буквально через пару минут. Стал рядом. Лика качнулась вперед, прижимаясь к нему. Дракон осторожно покачал головой и полуобернулся, загораживая девушку от жадных взглядов придворных.

Лайм, осторожно приподняв девушку, вгляделся в расширенные зрачки Лики.

— Кто-то колдует. Кайли.

— Да?

— На Лику кто-то наводит проклятье. Очень сильное. Я ее прикрою, а ты попробуй отследить, кто где кастует.

— Не надо, — раздался рядом тихий голос. Появился мальчишка в темных струящихся одеждах, и Анжелика сразу почувствовала, как давящее ощущение опасности — ушло.

— Ты знаешь кто? — спросила девушка.

— Знаю, — кивнул Оракул. — Но она больше не будет.

— Почему? — спросила Лика.

— Потому что желая убить Лику, она послала слишком сильную волну проклятья. Не справилась с ней сама — и оно вернулось к ней.

— Но зачем? — на глазах наследницы КастельАгро показались слезы. — Что такого я ей сделала?

— Уже весь двор знает, что принцесса КастельАгро прибыла ко двору не случайно. А проклятье насылала влиятельная особа при дворе, вошедшая в брачный возраст. Вполне могла стать если и не женой нового Императора, то его фавориткой.

— А если бы новой стала Императрица? — язвительно отозвалась Лика. — Например, Кайли?

— Император не стал бы так нарушать заветы предков. Женщина на троне, да еще и одна? Никогда, — ответил Оракул.

Лика смущенно опустила голову.

— Да… наверное. Кстати, ты занят сегодня?

— Нет. А что?

— Тогда мы ждем тебя на открытии таверны. И не на пять минут, как ты говорил — а до конца.

— Но…

— Без но, — усмехнулась Кайли, наклонившись к уху мальчишки. — Если я буду там, то ты тоже должен быть.

— Упрямая какая, — буркнул Оракул.

— Ну ты будешь, да?

На лице Лики вспыхнула такая улыбка, что мальчишка только рукой махнул. Ну, как можно разрушать надежду в таких прекрасных глазах?

— Буду, — вздохнув, ответил он.

Девушка величественно наклонила голову, но в фиолетовых глазах прыгали бесенята. Оракул кивнул ей и внезапно, словно что-то услышав, удалился.

А минут через пять огромные двери тихо распахнулись. В комнату вошла процессия. Три высоких фигуры, в белоснежных одеждах, сопровождали хрупкую фигуру в струящихся черных одеяниях.

По залу пошли шепотки.

— Сам Оракул читать будет!

Оракул прошел в центр небольшого возвышения. Раскрыл длинный свиток, звонкий мальчишеский голос разнесся по залу.

— Последняя воля Императора, Велеса II, Мудрого!

Я Велес II, в народе прозванный Мудрым, выражаю свою волю. Наша Империя став большой, должна вернуться к истокам своей истории, чтобы была у нее возможность идти и развиваться дальше!

С каждым годом мы отдаляемся от тех, с кем делим нашу планету — от драконов. Но ведь они многому могли бы научить нас, а мы могли бы научить их. Что и когда случилось, что ранее не просто соседи — добрые друзья, мы превратились во врагов, тщательно прикрывающихся нейтралитетом? Сложно сказать…

Я обращаюсь ко всем своим придворным. Простите меня за то, что вы не знали этого раньше. Но наша Империя возвращается к истокам своего прошлого. С этого года. После моего правления, возвращается двоецарствие. Дракон — Император и Императрица — человеческая девушка. Старшее дитя этого союза, сменит отца на троне — когда придет время. Я прошу всех моих подданных понять причины этого поступка и не забывать, что мы сильны только тогда, когда мы вместе.

Завещаю своим подданным — новый девиз Императорского дома — «Едины мы — мы сила!»

Теперь о последней воле. Новым императором станет дракон Лайм ар Зейн, старший дракон рода магов! Императрицей подле него станет Анжелика, принцесса КастельАгро, принятая в род драконов-магов, обладающая кровью Хранителей нашего мира.

Такова моя последняя воля. Таково ваше обязательство к исполнению.

Мира вам, дети мои, мира и процветания!

Оракул замолчал, переводя дыхание. Придворные замерли, словно их по головам ударили пыльным мешком. Кайли, гордо вскинув голову, поднялась на небольшое возвышение, став рядом к Оракулу. Ее голос разнесся по залу.

— Сегодня с моим отцом, Императором — могут попрощаться все желающие. Завтра будет день для родных. А послезавтра — день коронации. Не забудьте. Если вы пропустите этот день, то вы объявляетесь изгнанниками Империи, — Рыжая бестия перевела взгляд на фигурку в черном, стоящую у гроба с телом Императора. Голос Кайли смягчился. — Я надеюсь, что вы полюбите новую Императрицу. Ибо она настоящий светлый ангел и достойна этого. На этом церемонию прощания объявляю открытой.

Первыми из зала, не дожидаясь остальных, ушли Лика, Лайм и Кайли. Оракул ушел сразу же, даже не оставшись на церемонию прощания.

— Мы попрощаемся с отцом завтра, — тихо сказала Рыжая Бестия, когда все трое вышли на улицу. — Сегодня день памяти. Когда во дворец будут идти не только придворные, но и обычные люди. Отец не чурался пройти по улице и помочь тем, кому считал нужным. Откуда он знал, кто действительно нуждается в помощи, я не знаю. Но он действительно был мудрым Императором. Я не всегда его понимала. Не особо любила, считая, что он предал мою мать. Но… — Кайли вздохнула. — Он все же был моим отцом.

— Ты придешь? — тихо спросила Лика, напоминая про таверну.

— Да, — кивнула рыженькая.

— Тогда до встречи.

— До встречи.

Дворцовый парк опустел. Но ненадолго. Всего через полчаса, после второго удара траурного колокола — во дворец потянулись люди.


Ангелина вздохнув, вышла на улицу и села на крыльцо. Сегодня утром Костик привез ее сюда. Сказал, что это родовой замок ар Архайн. И теперь они будут жить здесь, а не у Ивена. В виду того, что ситуация повернулась вообще странным образом для заговорщиков Ивен отпустил Гелю, разорвав магический договор.

«Костик вообще какой-то странный в последнее время», — мрачно подумала девушка, вытаскивая из ножен на поясе метательные звездочки и подкидывая их на руке. — «И не спросишь же, что с ним. Он на меня то ли злится за что-то, то ли обижен. Быстрее бы мама приехала что ли…»

Когда краем глаза девушка уловила черную тень, она не думала ни мгновения. Серебристые звездочки на миг налились тревожно багровым сиянием, когда Геля пропела песенку, и врезались в пятно.

Оттуда послышался странный вскрик, и все исчезло.

— И что это было? — поинтересовалась сама у себя Геля и сама же ответила. — Не знаю. И знать не хочу.

Поднявшись, девушка отправилась наверх. Переодеваться. Скоро надо будет идти в таверну «У сестер», сегодня открытие, и Лика просила, чтобы Геля пришла пораньше. А что не сделаешь для сестренки?


Холод. Подземелье идеально подходило для того, чтобы отсидеться. Темный комочек в углу огорченно шипел. Первая попытка провалилась. Средняя сестра — оказалась очень боевой и опасной. И теперь демона терзали сомнения. Стоит ли лезть к старшей? Или может сначала попробовать счастья с младшей?


На часах было четыре часа, когда зал был полностью готов. Геля огляделась по сторонам и посмотрела с улыбкой на сестру, сейчас сидящую на широком, но невысоком бортике, ограждающем сцену.

Быстро стащив с тарелки бутербродик, Ангелина двинулась к Лике.

— Ну что? — поинтересовалась та, потом заметила в руке у сестры еду. Но не начала ругаться, как Геля уже подумала, а только улыбнулась. — Ты голодная, да? Сейчас наши придут и начнем.

— Когда Оракул принесет вывеску?

— Сегодня принесет. И все вместе повесим, — Лика склонила голову. — Кто придет первым, как ты думаешь?

— Хим с Анхель, — Геля хихикнула. — Правитель драконов не может долго терпеть своих подданных, особенно сестру, ставшую невыносимой, поэтому он с удовольствием ухватится за то, чтобы смыться из дворца. Твоя очередь. Кто прибудет вторым?

— Хм, — Лика задумалась. — Лайм, по дороге зайдет к Костику. И они прибудут вторыми.

Девушки не ошиблись. И первые гости действительно прибыли по составленному ими распорядку. У каждого был небольшой подарок — для девушек или для кафе. Костик принес подборку музыкальных кристаллов. В таверне решено было живую музыку постоянной не делать. Лайм принес небольшую шкатулку, в которой лежало четыре кристалла.

— Что это? — полюбопытствовала Геля.

— Кристаллы защиты. По одному прикрепить к углам дома. Защита — от внешних угроз и угроз внутренних, — ответил дракон.

Девушки переглянулись и улыбнулись.

Правитель драконов принес три одинаковых браслета, на что сестры, тихо перешептываясь, быстро нацепили их на запястья. И только Лика успела увидеть, какими облегченными взглядами обменялись драконы.

Анхель принесла в подарок фонтан, девушка оказалась талантливым скульптором и пару дней до открытия таверны, осваивала это искусство. Фонтанчик занял место на возвышении в центре. Переглянувшись, Лайм и Хим добавили туда магии, и вода падая о бортики фонтана, иногда переливалась через край, при этом становясь либо снежинками, либо мыльными пузырями.

Следующими прибыли Кайли и Оракул. Мальчишка выглядел усталым, но довольным. Подмигнув девушкам, он сообщил, что покажет вывеску, но только тогда, когда все соберутся. Рыжая бестия презентовала бумагу от Советника Императора — кафе освобождается от налогов на три года.

Потом телепортировался Ивен, но дракон был не один. Рядом с ним был беглый Правитель КастельАгро и Хивен, знакомый всем, кроме Лики. Шерри уже успела отойти от Хима и Анхель и прицепится к Лайму. Зеленоглазый дракон развлекал девочку, выпуская из рук бабочек.

— Все собрались? — Геля, сверкая улыбкой, подмигнула выглянувшей из кухни Але. — Начинаем?

На стенах опустились решетки, заблокировались ставни и двери. Темнота воцарилась в таверне.

Потом мрак рассеялся. Девушки не собирались мелочиться, и зал освещала огромная люстра, висящая под потолком, что для таких заведений было нехарактерно.

Три сестры стояли у сцены.

— Добро пожаловать в нашу маленькую таверну «У сестер», — пропела Лика. — Надеюсь, вам у нас понравится!

— Добро пожаловать! — хором повторили Геля и Анхель.

— А нас пустите? — из тени вновь сгустились Боги.

— Конечно, рады Вас видеть! — засияли улыбками девушки. — А если приглядитесь, то заметите, что местечко для вас приготовлено.

Боги посмеялись. Потом Оракул, наконец, открыл вывеску, магией перенеся ее из своей мастерской.

Большое полотно, сделанное на неизвестном, но очень прочном материале. На полотне большая надпись, которую держали с одной стороны три дракона — золотой с зеленым, бело-серебристый и ало-черный. С другой стороны надпись держали три девушки. Златовласая, черноволосая и с фиолетовыми волосами, которых объединяли фиолетовые глаза.

Творение встретили аплодисментами.

Один день украденного счастья, до того момента, как на Авалоне начнется обратный отсчет, начался.


Утром третьего дня во дворце было тихо. Слуги бледными тенями носились по коридорам. В комнате, которую всегда занимала Императрица, было прохладно и немного мрачно.

У большого зеркала стояли четыре девушки.

— Ну, зачем, мы должны быть здесь? — наконец, прорвалось возмущение Гели в словесной форме. — Зачем?

— Ты и Анхель — вы тоже принцессы КастельАгро. Другое дело, что вы не наследницы. Но вы все равно, согласно этикету, должны присутствовать на коронации вашей старшей сестры.

— У! — возмутилась Анхель, глядя на себя в зеркало. — Чтобы я еще раз согласилась добровольно на такую жесткую пытку! Коронация хоть красивое зрелище?

— Очень, — на губах Кайли появилась улыбка. — Это зрелище насквозь магическое.

— Расскажи хоть, — попросила тихо Лика, нервно оглядывая себя в зеркале.

Перед тем, как выбрать наряды, девушки долго совещались. Самым сложным вопросом, стал цвет наряда для Лики. С одной стороны, зеленый и белый — фамильные цвета королевства КастельАгро, с другой стороны зеленый и золотой — фамильные цвета рода Зейн, куда приняли Лику. Но для девушки, зеленый цвет не очень-то и подходил. Белоснежный цвет пришлось сразу же отвергнуть. Золотой цвет — не подчеркивал красоту девушки. Темные цвета, которые резко констатировали с красотой Лики, были траурными. И девушки надолго были поставлены в тупик. Выход из него подсказала богиня.

Лика была одета в светло-голубой наряд. Простое приталенное платье, внизу расходящееся, с неглубоким вырезом. Фиолетовые глаза тревожно смотрели на мир. На кровати лежало традиционное покрывало, тоном темнее, чем платье. Легкое, газовое, которое скроет волосы и лицо девушки. Наряд был расшит мелкими камушками, создающими общий ореол сияния. Сегодня Анжелика олицетворяла небо, воздух.

Ее спутницы соответственно другие стихии. Геля была огнем. На ней было алое платье с багровой накидкой. Вроде бы и простого покроя, но стоило девушке сделать шаг, как становилось понятно, что простота — не всегда показатель. Платье было расшито языками огня.

Злилась девушка — из-за босоножек, на высокой платформе.

Анхель олицетворяла воду. Темно-голубое платье балансировало на грани приличного. Тоном темнее — и оно было бы уже траурным. Разбавляло это ощущение вышивка серебряными нитями.

Кайли была землей. Зеленое платье выгодно подчеркивало формы девушки и каскад ее рыжих волос. Лицо ее пряталось под коричневой накидкой.

Драконы были поставлены в известность того, какие цвета у их избранниц. На них должны были быть черные костюмы, белые рубашки и плащи, того же цвета, что и накидки девушек.

— Так… коронация, — Кайли присела на кресло. — Зрелище странное. Мало кто помнит, что именно говорят Император и Императрица на коронации. Только драконы, да пожалуй, хранители знаний, помнят, что они говорят.

— Ты помнишь точно? — спросила Лика, подняв голову.

Кайли задумалась.

— Нет. Только начало в общих чертах. Они клянутся защищать свою землю, своих людей — до последней капли своей крови или магии. Что враг не пройдет, если жив или жива тот, кто клянется. Кажется, так.

— До последней капли, — эхом повторила Анжелика.

— Перед коронацией звучит второй колокол на башне звона.

— А их сколько? — спросила Анхель, поворачиваясь от окна.

— Восемь. Колокол Света. Колокол Тьмы. Траурный, свадебный, рождения, церемониальный. Колокол помилования и приговора, — Кайли улыбнулась недоумению на лице подруг.

— Звучать будет церемониальный.

— Да.

— Ладно, — Лика поднялась на ноги. — Вы готовы?

— Вполне! — хором пропели девушки.

Через пару минут, на башне Звона раздался торжественный удар церемониального колокола. Один. Второй. Третий.

— Пора!

Девушки взялись за руки. У своих ног рыженькая разбила шар с телепортом, все четверо перенеслись вниз. В церемониальный зал главного храма столицы.

Лика заняла свое место рядом с Лаймом, в который раз восхитившись своим прекрасным драконом. Остальные девушки тоже стали к своей паре. Церемония началась.

Стоящий за алтарем Оракул откинул в сторону черный капюшон. Посмотрел на стоящую перед ним пару.

Сильный голос зазвучал под сводами храма.

— В нелегкие время вам двоим вручается бремя власти. Ни один из ваших предшественников не вынес бы того, что выпадет на долю вам. Ни один из тех, кто был до вас в Империи людей, не мог бы и помыслить о том, что когда-то снова возродятся традиции и на трон взойдут человек и дракон.

Мало кто из стоящих здесь людей понимает, что сейчас происходит. Но я проясню. Сегодня мы вручаем нашу Империю в руки тех, кто будет защищать ее. Ценой собственной жизни.

Оракул опустил голову, перевел дыхание.

— Пусть вас не смущает показная молодость этих двоих, — его голос стал немного тише, но все присутствующие по-прежнему его слышали. — Не каждому выпадает такая боль, какая выпала на долю Императрицы. И она не сломалась. Сияние ее глаз по-прежнему освещает дорогу тем, кто приходит погреться в ее сиянии. Теперь ее судьба вручена тому, кто сможет о ней позаботиться. А вместе они сила — и позаботятся о том, чтобы Империя процветала…

А теперь время клятвы.

Оракул замолчал. Лика и Лайм молчали. В тишине, повисшей в храме, зазвучал голос Бога Тьмы, он произносил клятву хранить и оберегать Авалон. Следом за ним клятву произносила Богиня Света.

Следующим клятву начал произносить Лайм. Лика автоматически начала ее переводить.

— Я, Лайм ар Зейн, старший рода драконов — магов, клянусь защищать свою Империю до последней капли своей крови и магии. Ни один враг не пересечет пределов страны моей, пока я царствую. Клянусь защищать тех, кто вручит мне свои жизни и свою честь. Клянусь не подводить их и быть достойным Императором.

— Я, Лика Зейн, наследная принцесса КастельАгро, Хранительница Авалона, клянусь защищать свою Империю до последней капли своей крови и магии. Ни один враг не появится внутри моей страны. Ни одно сердце не зажжется пламенем злости и ненависти. Клянусь защищать тех, кто вручит мне свои жизни и свою честь. Клянусь не подводить их и быть достойной Императрицей.

Оракул поднял голову вверх.

— Боги Авалона принимаете ли вы клятву этих двоих?

В храме вполне ощутимо сгустилась тишина. Создавалось ощущение, что ее можно потрогать рукой. Температура стремительно падала. И уже те, кто был в легких нарядах, зябко поеживались. А потом тишину расколол грохот. Рядом с Лаймом сгустились черные бархатные тени. Всего на миг проявился мужчина, чье черное сияние охватило весь зал, заставило всех зажмуриться, чтобы не видеть. Но все равно все видели…

Сгустились светлые тени, и рядом с Ликой появилась Богиня, следующей волной затопившая зал сиянием света.

Но впервые не стали сражаться сияния, тесно сплелись, составив гармоничную структуру.

— Принимаю, — кивнула богиня, исчезая.

— Принимаю, — кивнул бог, исчезая.

А под сводами Храма звучало:

— Мира вам. Мира и благополучия!

Глава 21. Авалон

В доме было тихо. За стенами царили сумерки. Защитное заграждение на домах было приведено в действие уже давно. Город спал.

Костик сидел в кабинете, рассматривая бумаги, недавно переданные правителем драконов. Если он правильно понял родителей, то они собираются вернуть обратно все поместья рода ар Архайн. А это значит, помимо особняка в столице и главной летающей цитадели, еще одна цитадель — пророчиц, в которой имели право быть только пророчицы рода ар Архайн, два особняка, находящиеся на территории людских земель. И даже было одно загородное поместье, в котором драконы собирались на большие праздники. Судя по документам, цитадель пророчиц пропала в неизвестном направлении. Так и не перейдя к новым владельцам. Сейчас документы на нее лежали на столе у дракона.

Два замка, внизу, перешли в руки новым хозяевам. Один замок, в конце концов, сгорел. А вот второй — наследники продавали.

Еще проще дело обстояло с загородным поместьем, его Костя уже успел выкупить. Теперь надо было наведаться туда, чтобы посмотреть в каком состоянии дом и окружающая территория.

— Все сидишь? — на пороге комнаты возникла Геля.

— Да вот, пытаюсь сообразить, как одновременно оказаться в двух местах.

— Зачем?

— Ну, как зачем? — Костя с улыбкой посмотрел на девушку. — Хочу к возвращению родителей выкупить наши замки.

— Не успеешь.

— Почему?

Ответ Костик услышал, но не от Гели. В кабинете ярко заполыхали вспышки. В центре комнаты, где было довольно много свободного места, начали появляться вещи. Чемоданы, коробки, сумки мгновенно выросли до размеров небольшой горки.

Следом появились драконы. Вначале взрослые подстраховали сыновей, а потом появились и сами. Кэролайн появилась сразу рядом с Гелей, та повернулась к ней. Дрожащими губами прошептала «мама».

Драконица подхватила приемную дочь, щелкнула пальчиками, и обе исчезли.

— Ну-с, — Саринэс согнал сына со стула и устроился за столом. — Посмотрим, посмотрим. Костя. Ты молодец! Все подготовил! Теперь осталось только поехать и купить.

Костик пожал плечами, он не видел ничего особенного в том, что сделал.

— Зачем мама утащила Гелю? — поинтересовался он. Отец пожал плечами, но ничего не ответил.

В комнате у Гели слабо замерцало сияние телепорта. Драконица отпустила дочь и отступила в сторону, глядя на нее.

— Загорелая какая! — улыбнулась Кэро. — Но вот похудела то ты зачем?

— Я? — девушка недоуменно хлопнула глазами. — Похудела?

— Да ты посмотри на себя! Если сейчас оденешь свои любимые джинсы — они с тебя благополучно свалятся.

— Да. Наверное, — Геля опустила голову вниз.

Кэролайн села на кровать, поманила дочь к себе. Та опустилась у ее ног, положив голову на колени. Драконица аккуратно погладила девушку по волосам.

— Мамочка, я так соскучилась по тебе!

— Не ты одна, малышка. Мы тоже очень скучали…

— Правда?

— Правда-правда! Рассказывай, как ты тут была?

— Ну, — Геля улыбнулась. — Для начала, я получила знак мага-воина.

— И ты туда же, — хмыкнула Кэро. — Еще что?

— Потом пришел Костя. Вдвоем с ним мы поучаствовали в заговоре против Императора, который провалился, приведя, тем не менее, к результату устроивших одну партию заговорщиков.

— Все чуднее и чуднее.

— Еще познакомилась с не очень хорошим человеком. Точнее не совсем человеком. Он пригласил меня на свидание, попытался соблазнить меня.

— Чем закончилось дело?

— Он привел меня в ресторан, — Геля смущенно улыбнулась. — Где было полно воды. А ты знаешь, что я ее боюсь. И в решительный момент… в общем, я его ударила, мы переместились в центр зала… В этот момент в ресторане был Костик.

— Короче, дело закончилось дракой? — засмеялась Кэро.

— Угу. Причем Костя дрался с тем Змеем. А я с его сестрицей. Потом он познакомил меня со своими друзьями. А еще позже я познакомилась со своими сестрами.

— Уже? — драконица улыбнулась. — Какие они у тебя?

— Разные! Лика такая светлая-светлая. Ее жизнь била и на Терре 2, и Авалон встретил ее неласково, а она словно солнышко — такая же ясная и сверкающая.

— Это будущая Императрица?

— Ты и это знаешь?

— Знаю, — кивнула Кэро. — Третья сестра — создана Богиней.

— Да. Анхель мятежная, притворяется спокойной, но все что-то ищет. Свое место в жизни, наверное.

— Точно подмечено.

Кэролайн подняла голову вверх, словно вглядываясь во что-то, не видимое обычным людям.

— Сегодня замечательная ночь. И она уже вступает в свои права. У тебя вопросы есть, малышка?

— Только один, — Геля открыла глаза и серьезно посмотрела на Кэро. — Ты знаешь, как зовут любимую Костика?

— Знаю. Но тебе не скажу.

Девушка обиженно нахмурилась. Кэро легко щелкнула ее по носу и, поднимаясь, потянула Гелю за собой.

— Просто потому, что это его тайна. Если он посчитает нужным, то расскажет тебе.

— Я просто хотела знать, кто смог отказать Косте, — тихо сказала девушка.

— Понимаю, — кивнула Кэро. — Но время уходит. Нам пора.

— Пора?

— Ты никогда не задумывалась, почему на Авалоне — три сестры? Не две, а именно три?

— Это кому-то было нужно!

— Да. Две сестры освободят богов. Но третья не останется в стороне. Тебе предстоит тоже снять печати. С одного магического артефакта. Который не менее важен, чем Боги.

Геля задумчиво посмотрела на драконицу.

— Я немного не понимаю.

— Я покажу.

Когда через пару минут, в комнате появились драконы, встревоженные сильным всплеском обращения и перемещения, драконицы и девушки уже не было.

— Началось, — выдохнул Саринэс, прислоняясь к стене.

— Что именно? — поинтересовался Костя.

— Обратный отсчет, — старший дракон посмотрел на сына. — Не задумывайся. Пока не поймешь.

— Пока?

— Потом все объяснят. Если успеют, — хмыкнул дракон.


Лика поднялся с кровати, сама не понимая почему. На окнах уже были опущены щиты. В доме было тихо. Девушка прислушалась. Тишина была какой-то уж очень навязчивой. И настораживающей.

Зажечь огоньки на кончиках пальцев получилось почти сразу. Следующим шагом стало создание щита вокруг себя. Девушка огляделась по сторонам.

— Свет, — равнодушно приказала она.

На стенах, под лианами прятались маленькие светлячки-звездочки. Они вспыхнули, но темноту не развеяли. Более того, их было видно, как через марево.

— Фа! — пропела девушка.

И чернота исчезла. А в следующий миг сама девушка почувствовала сильный рывок.

Когда Лика открыла глаза, то поняла, что находится весьма в неуютном месте. На краю жерла огромного вулкана. Сидя на лестнице, чьи ступеньки убегали вниз — в душную тьму, то и дело озаряемую вспышками алого света.

— Ух ты! — заметила девушка. — А что это я здесь делаю?

— Ты же говорила, что освободишь меня, — Бог Тьмы появился из этой черноты, всплыл вверх, задумчиво лежа на чем-то, напоминающем облако.

— Говорила, — кивнула девушка. — Так вроде бы время называлось другое!

— Надо спешить, — так же задумчиво сказал Бог.

— Очень надо?

— Очень.

Лика пожала плечами и встала. Посмотрела на свои босые ноги и поморщилась.

— Что-нибудь сделать надо?

— Да. Сними все украшения.

— Ленту с волос тоже?

— Да.

Пожав плечами, девушка выполнила сказанное. У верха лестницы осталась сиротливая кучка украшений. За пару минут до этого, встревоженный Лайм активировал сигнал маячка, вмонтированный в браслеты всех девушек. Сигнала не было.

Лестница уводила вниз. Было страшно, но только поначалу. Когда надо было сделать самый первый шаг. Спуститься на ступеньку вниз. Потом девушка пошла увереннее.

— А здесь разговаривать можно? — поинтересовалась она у Бога, все это время парящего рядом с ней.

— Можно. Только мало кто пользуется этой возможностью.

— Почему?

— Здесь страшно, плохо. Тяжело дышать.

— Да? — искренне изумилась Лика. — А почему?

— Здесь был последний бой. Когда те, кто знал о моем существовании и о развернувшейся войне, пришли защищать мою последнюю обитель.

— Вот как. — Девушка задумалась, но продолжала спускаться вниз. — Как могло вообще все так глупо получиться?

— Глупо?

— Конечно. Любовь не должна становиться причиной разрушения.

— Почему нет?

— Настоящая любовь — слишком редко появляется в мире…

— И что?

Лика пожала плечами.

— Наверное, каждый должен это осознать самостоятельно.

Ступеньки лестницы не кончались, уходя своею длиной в бесконечность. Вначале они были относительно чистыми, если не считать копоти на них, а потом начали появляться камни. Лика даже не обратила внимания, но на ступеньках вначале появились почти незаметные оттиски, а потом и кровавые отпечатки босых ног.

Бог тревожно смотрел на девушку, но отвлекать ее не смел. Впереди начиналось самое сложное. Когда души, все это время стремящиеся во Тьму, не находили ее и жили здесь, не желая тревожить покой живых…Но живых, которые тревожили их и без того неполный покой, они ненавидели.

Девушка сделала шаг вниз и с интересом посмотрела на сидящего ступенькой ниже мужчину.

— Доброй ночи вам сударь, — осторожно заметила Лика. — Я прошу прощения за то, что отвлекаю вас. Подскажите, пожалуйста, до конца лестницы еще много?

— Столько же, сколько ты уже прошла, — зевнув, ответил призрак. — Только не ходила бы ты туда. Там чем ниже — тем агрессивнее жители.

— Да? — девушка улыбнулась. — Я должна, — просто сказала она.

С каждой пройденной ступенькой, Лика замерзала все больше. Призраки пролетали мимо, ее не трогая, но холод от них причинял девушке вполне ощутимый вред.

— Почему вы ее не трогаете? — наконец, не выдержал Бог, поймав одного из призрака.

— Кого?

— Девушку на лестнице!

— Лестница пуста, — задумчиво ответил призрак, продолжая подниматься наверх.

Бог Тьмы перевел взгляд вниз. Кожа уже покрылась тонким ледяным покровом. Лика явно сильно замерзла. Но она упорно двигалась вперед.

Лестница оборвалась неожиданно. Вот она была — и вот ее нет. Впереди расстилалось лавовое озеро.

— И? — поинтересовалась девушка у подлетевшего Бога Тьмы.

Тот показал на озеро.

— Туда? — охнула Лика.

Бог кивнул.

— Очуметь, — озвучила сбитая с толку девушка. Потом улыбнулась. — По крайней мере, согреюсь.

Бог Тьмы проводил девушку тревожным взглядом. Лика шагнула в лаву уверенно, даже не задумавшись ни на миг.


Геля тихо стояла в незнакомом месте. Темнота была такая, что девушка боялась даже сдвинуться с места. Только по шагам, она поняла, что Кэро обходит комнату, где они находились, читая у каждой стены какое-то короткое заклинание.

А через пару минут комната осветилась светом, и девушка смогла оглядеться. Комната была странной. Круглой. Высокий потолок заканчивался толстым стеклом, через которое было видно темную безлунную ночь. Комната башни без окон. Только люк в полу, в углу комнаты. В центре был алтарь, окруженный с трех сторон странными артефактами.

Слева и справа были большие фонтаны. Сейчас пересохшие и покрытые ржавыми и багровыми разводами.

У изголовья алтаря стояла каменная плита, на которой лежали сломанные весы. Чашечки крепились к плечам весов с одной стороны черной цепочкой, с другой стороны белой. Сами весы были серыми. Но сейчас цепочки были сломаны, и чашечки лежали далеко от порванных цепочек.

Напротив весов, на полу, у стены был начерчен странный круг. Сейчас он был пуст. Именно в ту сторону Кэро кидала тревожные взгляды.

— Мама?

— Тихо. Жди.

Сумерки становились все гуще. А потом Геля не поверила своим глазам, один из фонтанов засветился, черная багровая тьма раскололась светлой молнией, и фонтан заработал. Только текла в нем не вода, а тьма.

— Что это? — со страхом спросила Геля.

— Руки туда только не опускай, — со смешком посоветовала Кэро. — Это фонтан Бога Тьмы. Оставленный у пророчиц ар Архайн. Тьма — это души тех людей, которые принадлежали Тьме и сейчас пошли на перерождение. Все это время, из-за поступка Хранительницы, души не могли уйти на перерождение — оставались на Авалоне. Они были рядом со своим Богом, который не давал им уйти в никуда.

Девушка поежилась, наблюдая за фонтаном. Тьма стремительно неслась вниз.

— Потом поток ослабнет. Станет спокойным и тихим.

— А Лика? — Геля резко повернулась к Кэролайн. — Где она сейчас?

— Скорее всего, уже дома, — драконица погладила дочь по щеке. — Все будет хорошо, малыш. Она уже дома, около нее явно суетится ее дракон. Он поставит ее за пару дней на ноги. Так что к моменту восхождения на престол — она уже придет в себя.

— Точно?

— Точно-точно! Не переживай.

— А теперь что?

— Ждем, — ответила Кэро.


Анхель сидела в своей комнате и расчесывала волосы Шерри. Девочка старалась постоянно быть с кем-то из взрослых, но по-прежнему не говорила.

— Странно, — заметила девушка. — Твои волосы постоянно меняют цвет… Отчего это интересно зависит? Сейчас они у тебя красные.

Шерри вскинула голову, глядя на себя в зеркале. Глаза девочки расширились и она начала оглядываться по сторонам.

— Шерри?

Девочка повернулась к Анхель. Посмотрела на нее. А потом резко оттолкнула девушку в сторону. Откуда в тощем тельце внезапно взялись такие силы. Всего один миг, и там где только что стояла Анхель, появился огромный черный сгусток.

Девушка распахнула глаза. Она поняла, что именно, точнее, кто — навестил ее. Шерри замерла, глядя на Анхель. Та оглядывалась по сторонам, в поисках того, чем можно отогнать демона сумерек. Но в комнате не было ничего подходящего. А демон неожиданно принял осязаемую форму.

— Ты с-с-самая с-с-слабая из с-с-сестер. К тебе надо было идти с-с-сначала, до того как меня ос-с-слабят. Мне теперь долго набирать с-с-силу.

Анхель метнулась в сторону, уходя от удара чудовищных черных когтей. Демон обиженно поцокал языком. А в следующий момент, съежившуюся девушку закрыла невысокая фигурка еще одного монстра. Туманный клубок, ощетинившийся когтями, метнулся к демону.

Завязалась драка. Девушка оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, куда пропала Шерри. А когда поняла, то ей стало плохо. И все мгновенно стало на свои места.

Клубок распался. Распахнулись двери, в комнату буквально влетел Хим и остановился. Демон на полу медленно таял. Мертвый.

— Это конец? — спросила Анхель. Девушку трясло.

— Нет, — раздался тихий шелестящий голос. — Демон сумерек окончательно не погиб. Часть его души будет искать себе новое пристанище. Но не здесь…

— Шерри! — Анхель поднялась на ноги и двинулась к девочке. — Ты цела?

— Что мне сделается? — горько усмехнулась Шерри. — Если я такая же нечисть как он?

— Почему ты жила со стариком?

— Некоторое время назад, когда роща впервые пробудилась, — девочка сидела на полу, обхватив себя руками. По телу змеились длинные царапины, на глазах Хима и Анхель затягивающиеся. — Туманники, так называется наш род, напали на деревню. Выжил один мужчина. Его укусили, но он не умер — стал другим. Меня, как самого бесполезного члена стаи, приставили к нему. В его организме началось превращение. Он сам становился туманником. С каждым днем изменения становились очевиднее. Для старика. Но не для окружающих. Время для него остановило свой бег. Он хотел умереть, но не мог. Туманника можно убить. Но сам он себя лишить жизни не может.

— Почему ты самая бесполезная? — поинтересовался Хим.

— Моя стая питается кровью. А я теряю сознание при ее виде. Они не могут есть пищу людей — я могу. Как я поняла, это из-за того, что мои родители — были людьми. Выжившими после укуса туманника. Теперь я нечто среднее. Вроде и человеком не стала. Но и туманником меня назвать нельзя.

Анхель и Хим переглянулись.

— И что теперь будете со мной делать? — спросила Шерри. — Убьете?

— Теперь? — дракон хитро усмехнулся. — Пошли спать, чадушко!

— Спать? — Шерри недоуменно хлопнула глазами.

— Спать, — повторила Анхель. — Завтра утром пойдем, как и собирались, обновлять тебе гардероб. И оформлять документы.

— Документы?

— Ну да. Ты же должна теперь официально войти в наш род! — Хим улыбнулся ребенку. — Ты только не молчи больше.

Шерри расцвела улыбкой и кивнула.

Анхель проснулась перед рассветом — от холода. Ветер трепал ее короткие волосы и край ночнушки. Спине было холодно.

Поднявшись, девушка осмотрелась. Она лежала на песке, вверх, по утесу уходила лестница. Ступени были выдолблены прямо в камне. У подножия лестницы сидела Богиня. Край серого неба высветило солнце.

— Скоро рассвет, — тихо сказала Богиня. — Ты не передумала?

— Нет, — Анхель зевнула. — Можно идти?

— Иди.

Лестница закончилась возмутительно быстро. Никто и ничто не потревожил покой идущей по ступеням девушки.

Ветер трепал ее волосы, но не пытался скинуть со ступенек, а наоборот поддерживал. Идти было легко. Камень приятно холодил босые ноги.

Храм был пуст. Крышка гроба была сдвинута в сторону. На белом шелку лежала статуэтка. Взяв ее, Анхель огляделась в поисках того, чем ее можно разбить.

— Не ищи, — посоветовал призрак девочки, появившейся неожиданно на гробу. — Ее нельзя разбить об пол или об стены. Нельзя разбить камнем, найденным на улице. Только руками — ломать.

— Ломать? — девушка изумленно распахнула глаза, глядя на неожиданную советчицу.

— Да. Были те, кто смог подняться наверх, в Храм. Но никто не смог разбить статуэтку.

Анхель пожала плечами. И попробовала статуэтку сломать. Потом еще раз и еще. Из глубины души начала подниматься злость. Она затопила все вокруг тьмой и статуэтка в ладонях девушки треснула. Злость ушла, теперь девушка сияла любовью, вспомнив Хима и Шерри. Статуэтка начала крошиться.

Богиня появилась неожиданно. Посмотрела на мелкую хрустальную пыль на полу, на руки Анхель — обагренные кровью.

Подошла ближе. Молочно-белое сияние затопило храм.


Геля подняла голову, заслышав свистящий звук. Второй фонтан, сначала неохотно, а потом все увереннее и увереннее, окутывался светлым сиянием. Пока неожиданно свет не начал струиться по бортикам фонтана.

— Вот, — Кэро поднялась с пола и помогла подняться Геле. — С Богини Света тоже сняты печати. Теперь твоя очередь.

— Моя?

— Да. Идем.

Вдвоем они дошли до каменной плиты, а которой лежали весы. Чашечки вновь висели на цепочках, но весы по-прежнему производили впечатление сломанных.

— Почему? — недоуменно спросила Геля.

— Это весы равновесия, — пояснила Кэролайн. — И они не работают. На них тоже стоит печать.

— И я должна ее снять?

— Да.

— Но как?

— Очень просто. Кровь. Коснись весов.

Геля пожала плечами и дотронулась одновременно до обеих чашек. Ее окутала буря чужих воспоминаний. Девушка видела сразу смерть и рождение, боль потери и радость встречи. Радость и ужас. Чужие чувства смешались в ее голове.

Из глаз покатились кровавые слезинки. Каждая капля падала вниз, на весы. А потом все закончилось. Ангелина рухнула на пол, изумленно глядя на то, как весы выпрямляются, как чашечки чуть покачиваясь, приняли положение равновесия.

— Вот так. Почти все.

— Почти?

— Осталось последнее. Уже не вы.

Светло-синее сияние затопило Гелю, и та почувствовала, как отступает боль, терзавшая голову.

В круге, напротив весов, появилось светло-серебристое сияние. Поток воздуха застыл, затвердел и принял странную форму. Форму больших песочных часов, зависших в воздухе.

Золотой песок, пересыпающийся сверху вниз — вверху почти закончился. И вверху остались буквально несколько песчинок.

Кэро шагнула к часам и буднично перевернула их в тот момент, когда последняя песчинка была в месте перехода.

Золотой песок вновь стремительно начал утекать. Но поверх него начал появляться песок совсем других цветов. Вначале узкая прослойка фиолетового цвета. Потом такие же по ширине прослойки черного и белого. Сверху зеленого и светло-синего.

— Что это? — выдохнула Геля.

Золотой песок закончился, и пришло время для фиолетового. Девушка не поверила своим глазам, стремительный бег стих. И песчинки медленно-медленно стекали вниз.

— Часы обратного отсчета. Сколько времени осталось до гибели Авалона. Золотой песок почти закончился. И если бы мы не успели, то сегодня буквально через пару часов, солнце закатилось бы, и наступила ночь без дня. Планеты слились бы окончательно. И Авалон был бы уничтожен ракетами с Терры 2.

— А сейчас? Что означает цветной песок?

— Фиолетовые прослойки это те, в ком течет кровь Хранителей. Это вы — три сестры, мальчишка Оракул и Ирм. Пятеро, кто дает своей силой — время для Авалона.

— Тогда черный и белый — освобожденные Боги?

— Да, — Кэро кивнула. — Это тоже дало время. Зеленый — это драконы. Все драконы планеты. Светло-синий это люди. Основная масса песка будет утекать. Но отдельные песчинки смогут дать до двух, трех часов времени.

Геля наклонила голову.

— Значит, надо спешить?

— Нет. Все идет так, как должно. Теперь мы можем только ждать. А сейчас, нам лучше вернуться домой.

— Домой?

— Конечно. Цитадель пока побудет без нас. Когда придет время, я вернусь сюда одна.

— Хорошо, — Геля кивнула.

И легкая вспышка телепорта унесла драконицу и девушку. В часах медленно пересыпался фиолетовый песок.

Глава 22. Принцессы КастельАгро

Анжелика.

Я сидела на балконе, задумчиво глядя вниз. Дни траура окончились. И сегодня утром мы вернулись во дворец, уже его полновластными хозяевами. Все эти три дня Лайма я даже не видела. Нет, дракон от меня не прятался — он сидел с советниками и обсуждал стратегию дальнейшей жизни Империи. Я в эти дела не вмешивалась. В мои задачи входило разработать этот бал-маскарад.

В комнате запахло озоном и за моей спиной появились двое. Богиня. И незнакомая мне драконица. Я поднялась на ноги, разглядывая ее.

Черноволосая, с черными глазами. По белой коже шел странный черный узор. Я наклонила голову, понимая, что черты ее лица мне чем-то знакомы.

— Кэро, — улыбнулась Богиня. — Познакомься, это и есть старшая сестра твоей дочери.

— Очень приятно, — улыбнулась драконица. — Меня зовут Кэролайн ар Архайн или Кэро. А ты, Лика?

— Да, — озадаченно кивнула я.

— Не буду мешать! — засмеялась Богиня, исчезая.

Я посмотрела на Кэро, та смотрела на меня как-то странно. Впрочем, я быстро взяла себя в руки и посмотрела на нее.

— Чем могу вам помочь, Кэро?

— Если ты не против, то мы перейдем на ты? — попросила драконица, опускаясь прямо на ковер в моей комнате. Мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать ее примеру.

— Так что привело тебя ко мне, Кэро? — вновь повторила я свой вопрос.

— Сложно ответить, — кивнула задумчиво Кэролайн. — Но я попробую. Как ты знаешь, очень скоро Авалону грозит гибель. Чтобы этого избежать нужен кровавый ангел — боец, который сможет ликвидировать грандиозную угрозу, в то время как остальные будут разбираться с угрозами поменьше.

— И? — не поняла я. — Вы не можете найти ангела?

— Мы его нашли, — Кэро поежилась, потом внимательно посмотрела на меня. — Но видишь в чем дело. Ангел — это соединение двух душ.

— Двух? — изумилась я. А потом в голову закралась странная догадка. — Не может быть!

— Может. В этом и состоит сложность. И мне нужна твоя помощь.

— Чем я могу помочь?

— Ты должна увидеть их обоих. И дать им отравленное вино.

— Отравленное? — мои глаза распахнулись еще шире. Я с недоумением смотрела на Кэро. — Но как?

— Не яд, — Кэролайн смущенно улыбнулась. — Я просто неправильно выразилась. Это вещество немного притупит их разум. Совсем чуть-чуть! Но этого хватит, чтобы не дать им сбежать, как только они увидят друг друга.

— Хорошо, — по моим губам скользнула предвкушающая улыбка. — Но я надеюсь увидеть хотя бы начало спектакля!

Кэро кивнула, поднялась на ноги. Драконица смотрела на меня сверху вниз, и в ее глазах была тревога.

— И да. Лика, я должна тебя предупредить сразу. Ты не из тех, кто будет прятаться. Более того, в этой трагедии тебе отведена центральная роль.

— Трагедии? — недоуменно поежилась я.

— Да, — Кэро кивнула. — Тут сложно объяснить, но я попробую.

— Хранительница перенесла Авалон в эту вселенную. Хранительница же и должна вернуть его обратно.

— Но когда?

— Когда все начнется, ты поймешь сразу. Это поймут все. И у тебя не будет другого выбора. Просто запомни. Когда придет время, ты должна быть на самой высокой площадке колокольной башни.

— Почему именно на башне?

— Сила течет везде. Она пронзает все и вся. Но там — на башне, тебе будет легче управлять ею, пропускать ее через себя. Более того, ты при этом не потратишь своей силы ни капли. И после всего — будешь по-прежнему магом песни.

Я кивнула. Кажется, я начала понимать.

— Уже скоро?

— Да. И еще. Будь осторожнее. У меня такое ощущение, что мы что-то упустили и есть враг, затаившийся, все это время выжидающий удобного момента. Если это так, то он очень скоро появится.

Мы помолчали. Драконица повернулась ко мне, стоя уже у дверей.

— И да, Лика. Вино тебе передадут чуть позже, ни на кого, кроме тех, кому адресовано, вино не подействует.

Я наклонила голову.

— Понятно.

— Очень хорошо. Береги себя.

— Постараюсь.

Кэролайн исчезла. А я задумалась. С одной стороны, то что я должна буду сделать — это предательство. А с другой стороны, взгляды которые иногда эти двое кидают друг на друга, какие угодно, но только не те, за которых они их выдают. Мои же мысли запутали и меня.

И решительно поднявшись на ноги — я двинулась вниз. Проследить за украшением зала к маскараду.


Ангелина.

Первое, что я подумала, увидев себя в зеркале — это не я. Вторая, что я просто не могу быть такой красавицей. Третью мысль додумать я не успела. Вошедшая Кэро надвинула мне на лицо маску, завершив образ принцессы ночи.

Фиолетовые волосы были скрыты под черной вуалью. Черная маска приковывала внимание к губам, подбородку, но скрывала шрам. Мама решительно избавляла меня от особых примет. Уж не знаю зачем.

Глаза дрогнули и поменяли свой цвет, став светло-синими.

— Вот так-то лучше, — решительно сказала мама, накидывая на меня сверху алый плащ. Приталенное черное платье, с двумя разрезами по бокам, глубоким декольте, обнаженные плечи и спина. Я была скорее раздета. Но не возражала. Не знаю почему — но мне это нравилось, Ощущение, что сегодня меня никто не узнает. И я смогу быть той, кем мне очень хочется быть.

Во дворец мы прибыли немного раньше основных гостей. Наши наряды прятались под сильными мороками — нашего повседневного вида. Костя выглядел скучающим. Нас ждала Лика. В отличие от гостей, Императорская чета была единственной, кто не должен был надевать маски. Они должны быть узнаваемыми.

Прибыли к этому моменту и Анхель со своим драконом. Хим тут же увел в сторону Императора и Костика, а я подошла к сестрам.

— Геля, — Лика улыбнулась, протягивая мне бока с вином. Такой же бокал был у нее и у Анхель.

— Бокал вина? — недоуменно нахмурилась я.

— А он кому-то помешает? — удивилась Анхель, делая глоток из своего бокала.

— Нет, — ответила я, поднимая бокал повыше. Я никак не могла понять, почему чувство моей интуиции тихо стонет, словно пытаясь меня о чем-то предупредить. Я даже запустила проверку на яд, хотя чувствовала себя при этом очень глупо. Яда не было. Посторонних примесей в вине — тоже. Что же так интуиция вопит? Пожав плечами, я сделала глоток.

Лика улыбнулась. По традиции — на ней пока тоже был морок.

— Геля, — тихо поинтересовалась сестренка. — Ты не жалеешь о том, что мы сейчас здесь?

— Нет. Ничуть!

— А у тебя там не было парня? — спросила Анхель.

Я задумалась.

— Друзья были. Даже те, о расставании с которыми я сожалею. Но моя семья здесь. А это самое главное.

— Главное? — Лика нахмурилась. — Слушай, а кто из семьи для тебя самый-самый?

— Костя, — сказала я, не подумав и тут же смутилась. — Не поймите превратно!

Сестренки переглянулись, одинаково усмехнулись и ушли, оставив меня наедине с подошедшим Костиком.

— Что-то случилось? — поинтересовался дракон.

Я отрицательно покачала головой.

— О! А мне не дали! — Костя забрал у меня из рук бокал и допил остававшееся там вино.

— Эй! — возмутилась я. — Это было мое вино!

— Ты не хотела его пить, — усмехнулся дракон. — Пойдем?

— Куда?

— Уже пора. Собираются гости.

Гости действительно собрались. Большой зал, многократно отражался в зеркальных стенах. Все приглашенные двигались в медленном вальсе. Группки то собирались, то распадались.

Костик вошел первым, а меня задержала вынырнувшая непонятно откуда Лика. Ее золотистое платье мерцало в свете множества магических светлячков.

— Лика? — изумилась я, глядя на ее лицо полное тревоги. — Что-то случилось?

Императрица глубоко вздохнула.

— Еле успела! К твоему платью не хватает украшения.

Сложно сказать, где именно все это время она прятала это колье. Светлые сапфиры загадочно мерцали, оттеняя мою кожу.

— Да, — кивнула Лика, так будет лучше. И ушла!

А я поняла, что не знаю, как выглядит маскарадный костюм Костика. Я тут же разозлилась на себя, почему я думаю именно о нем? И вошла в зал.

Морок тут же исчез, а я окунулась в людское море.

Я столкнула с пиратом нечаянно. Нога подвернулась и я упала бы, если бы не сильные руки, подхватившие меня.

Подняв взгляд, я утонула в таких красивых шоколадных глазах, в которых стояло чем-то знакомое мне выражение. Решительный подбородок, высокий лоб, скулы… Ярко-красная бандана, сдерживала копну черных волос. Интересно, задалась я вопросом, как этот человек выглядит обычно?

— Прошу прощения, — я шевельнулась, желая покинуть ненавязчивые объятия пирата, но он дал мне этого сделать.

— Могу я пригласить леди на танец?

— Конечно, — сама, удивляясь себе, я послушно двинулась за ним в центр зала, где выстраивались фигуры для очень сложного танца. В центре стояла императорская чета. Мы стали слева от них.

Легкий поклон, и в зале зазвучала музыки. Мой партнер изумительно танцевал. Я не спутала ни одного движения, хотя это и казалось нереальным, ведь я никогда не знала этого танца.

Лика взглянула в мою сторону. В ее глазах было, наверное, любопытство? Я не сразу вспомнила, что сейчас не похожа сама не себя. И будь рядом со мной Костя — даже он не узнал бы меня. Во-первых, я действительно сильно не похожа сама на себя. А во-вторых, даже не знаю, как это сделала мама, но я ощущалась драконицей.

— Почему такая прекрасная леди, как вы — одна на этом балу?

— С чего вы взяли что я одна? — поинтересовалась я, позволяя себя увлечь на еще один танец.

— Если бы вы были с мужем или женихом, я думаю, он бы просто не отпустил бы вас от себя.

— А может быть, я просто потерялась?

— Нет.

— Почему вы так уверенны?

— Не знаю, — пират улыбнулся. — Может быть потому, что я тоже один.

— Не может такого быть! — улыбнулась я, положив внезапно голову на грудь партнеру по танцу. Рука того скользнула по моей щеке, таким привычным жестом, что я забеспокоилась. — Может быть, познакомимся?

— Не стоит, — внезапно сказал пират.

— Почему?

— Не знаю, — мужчина пожал плечами.

Я усмехнулась. Но настаивать не стала. Ощущение того, что человек рядом со мной — мне знаком, быстро исчезло. Особенно с тем учетом, что Костя — все-таки дракон.

Мы протанцевали пару часов, а когда я выдохлась окончательно, вышли на балкон. В руках пирата было два бокала с вином. Я даже не успела заметить, когда он их перехватил с подноса официантов.

— О чем вы думаете, леди? — спросил мужчина.

— О том, что все могло бы случиться по-другому, если бы не случайное опоздание буквально на пару минут.

— И что могло бы быть? — поинтересовался пират.

Я посмотрела на него и виновато улыбнулась.

— Все могло сложиться не так.

— Вас что-то тяготит?

— Можно сказать и так, — я отвернулась, глядя в парк.

Императорский дворец был сам по себе интересен. Единственное место, где можно было вечером и ночью выйти на улицу. Оставаясь в пределах заградительного щита. На его создание уходили силы всех магов, но это было вынужденной мерой. Работа во дворце не останавливалась ни на минуту.

— Скажите, почему принцесса ночи? — внезапно спросил пират.

— Потому что это мое любимое время, — просто ответила я.

— Любимое? — пират недоуменно хлопнул шоколадными глазами. — Ночи на Авалоне?

— Э, — я смутилась, прикусив губу. А потом поймала взгляд мужчины.

Кровь прилила к щекам. Я отступила к перилам, словно спасаясь от ищущего жадного взгляда. Но пират двинулся следом за мной. Он стал передо мной, задумчиво вглядываясь в глаза.

— Это ваш родной цвет глаз?

— Нет. Наверное, как и ваш… Или правильнее будет сказать, твой, Костя? — я сама не могла понять, что именно подсказало мне о личности моего спутника.

Пират усмехнулся. А потом, сложно сказать, кто первым забылся — он или я. Но Костик прижал меня к себе и поцеловал. Так, как никто и никогда меня не целовал.

— Не надо! — я вырвалась из его рук.

Костя кивнул.

— Прости. Я забылся.

Я отвернулась от него, пряча слезы.

— Ангелок?

Дракон резко повернул меня к себе и замер, увидев слезы на моих глазах.

— Малыш? — в его голосе прозвучало раскаяние и растерянность. — Что случилось!

— Все неправильно! — я прижалась к нему, словно пытаясь спрятаться в его руках от всего мира. — Мы должны были встретиться на Авалоне! Потом, после всего! Но не на Терре 2. И не при таких условиях.

Костя вздрогнул. Я поняла, что невольно причинила ему боль.

— Может, лучше вернемся домой? — спросил он устало.

— Да, — кивнула я.

Вспышка телепорта унесла нас.


Анжелика.

Я вышла на балкон сразу же, как почувствовала колебание магического мира. Балкон, куда только что удалились Костя и Геля, был пуст. Мы с Императором не видели сквозь маски, но точно знали, кто именно скрывается под ними. Это была часть нашего «бонуса» к власти — точное знание, которое нельзя запутать ни магией, ни вещами.

Я задумчиво покрутила бокал с вином в руке. И буквально через пару минут следом за мной вышла Кэро.

— Ничего не получилось? — спросила я ее.

— Нет, — она улыбнулась. — Все получилось. Сейчас, надеюсь, мой сын найдет в себе силы признаться Геле, что в его сердце.

— Для чего нужно было вино?

— О, — Кэролайн совсем как девчонка хихикнула. — Оно совсем немного притупит их разум. Совсем чуть-чуть снимет напряжение. То есть то, на что раньше не отважился бы сказать Костик — он скажет. То, что никогда не сделала бы Геля, она сделает.

— Геле повезло.

— Да, — драконица склонила голову. — Нам тоже. Прости, — внезапно сказала она.

— За что? — изумилась я.

— Драконы рода ар Архайн — сильнейшие провидицы. Мы знали, что однажды нашему роду придется придти на Терру 2. И что в нашей семье появится ребенок с Авалона. Но никто не мог подумать, что родятся девочки-близнецы. И что второй — придется пройти через такие испытания. Если бы была возможность, если бы мы предвидели! — Кэро отвернулась, коснулась перил. — Мы бы с мужем удочерили не одну девочку, а две.

Я покачала головой и коснулась ее плеча.

— Кэро, — тихо сказала я. — Подумай, что могло бы получиться все совсем не так. Что могло бы произойти, если бы я стала бы твоей дочерью? Меня воспитывали так, что я стала достойной Императрицей. Я не так уж и слаба. У меня теперь не одна сестра, а две. У меня есть мой дракон. Друзья.

— Запомни! — Кэролайн повернулась и взяла мои ладони в свои руки. — Только то, что я буду рада, если ты посчитаешь и нас своей семьей.

Я кивнула.

— Спасибо. Я буду очень-очень рада.

Драконица вздохнула и вышла. А ко мне зашел мой Император.

— О чем задумалась?

— О том, что я нашла намного больше, чем искала, — я подошла к нему.

Дракон прижал меня к себе. Сразу же стало тепло и уютно, словно вокруг меня сдвинулась каменная стена, отрезая от всего мира.

— Как хорошо, — тихо шепнула я, прижавшись к нему спиной.

— Что именно?

— Что у меня есть ты. И Геля.

— А где она, кстати?

— Ушла, — я улыбнулась, глядя в небо, откуда мне подмигивали звезды. — Может быть, она тоже найдет свою половинку? Точнее решится ее принять??

— Разве она еще ее не нашла? — изумился Лайм.

— Ну, — я хихикнула. — Она не может это признать.

— Почему?

— Может быть, потому — что она боится этого? — тихо спросила я.


Ангелина.

Я открыла глаза. Комната, куда мы переместились, однозначно была в нашем доме. Это была гостиная — на втором этаже, между нашими комнатами с Костиком. Помню, это еще вызвало у нас усмешки.

Мы уходили, это была обычная, немного захламленная комната. А сейчас был накрыт столик. Бутылка шампанского в ведерке со льдом. Высокие витые свечи немного разгоняли полумрак. Пара тарелок с закусками. И тишина в доме.

Костик опустился в кресло и рассмеялся. Я потрясенно оглядывалась, чувствуя, как у меня из-под ног уходит земля. Все было так привычно, так правильно. Но глядя на обстановку в комнате, я начала считать, что чего-то не поняла. Что-то упустила! И меня это нервировало.

— Зачем? — только и спросила я, когда Костя успокоился.

— Зачем мама так сделала? Наверное, чтобы легче было все объяснить. Сядь.

Я кивнула, сняв маску. Костик разлил напиток по бокалом. Протянул его мне, постаравшись не коснуться моих пальцев. Я вздрогнула и смущенно опустила голову. Странное чувство поднялось откуда-то из груди и затопило меня. Я искренне понадеялась, что Костя не заметит. Но он заметил. И коснулся моей щеки, провел пальцем по шраму.

— Извини, что тогда не успел вовремя.

Я покачала головой и перехватила его руку, не давая убрать ее. Прохлада его пальцев приносила странное успокоение.

— Ты мог вообще не придти.

— Если бы я был дома!

Я опустила голову, выпустив его ладонь.

Это было давно. Еще на Терре 2. Мне было всего шестнадцать. Высший круг не допускал в свои ряды тех, кто ошибался. Тем, кто входил в высший круг, но не любил его — многое не прощалось. Таким делали подлости. Старались вывести из игры.

Я возвращалась с тренировки по верховой езде. Конюшни находились за городом, и обычно меня забирал кто-то из братьев, а тут так получилось, что возвращаться мне пришлось одной. Мои друзья — уехали раньше, а я задержалась. Моя любимая кобылка на прогулке растянула ногу и я оставалась с ней, пока не приехал ветеринар.

О том, что случилось в ту ночь, я старалась не вспоминать. Но сейчас… волна воспоминаний затопила меня с головой.

Ночь была темной, слишком темной. Луна пряталась за облаками. Дул пронизывающий ветер. Тени скрывали мою фигуру, но они же скрыли тех, кто шел за мной по пятам.

Я не слышала, слишком была занята своими мыслями. Они окружили меня, когда до дома оставалось всего ничего. Наш особняк стоял на отшибе. Окна не светились. Никого не было дома. А их было семеро. Все высокие и накаченные. И они ждали именно меня. Что могла сделать я тогда против них? Троих я отправила в нокаут. Но этого оказалось слишком мало.

Четверо завалили меня на асфальт. Я точно помню его сырость и шероховатость. Боль в скрученных ногах и руках. Запах цветов. От меня напавшим ничего особого не надо было. Все что они хотели — поиздеваться. Момент был выбран идеально. В свете выглянувшего рожка луны сверкнуло лезвие ножа. Потом я почувствовала обжигающую боль и что-то мокрое на щеке.

Кричать к этому моменту я уже не могла. Рот был заклеен. Я не знаю, откуда появился Костя. Но если бы не он…

Шрам у меня на щеке остался. Свести его не смогла ни операция, ни магия.

— Малыш? — Костя осторожно опустился у моих ног. — Я давно хотел тебе это сказать. Но все время что-то меня останавливало. Может быть, страх, что я тебя потеряю. Может быть, что-то еще.

— Что? — интуиция тихо и тревожно пискнула. В груди поселился тугой комок. Неужели, я потеряю сейчас Костю?

— Довольно давно я понял, что моя любимая — никогда не обратит на меня внимания. Я смог смириться с тем, что нам не быть вместе. Она меня боялась или просто избегала. Я не знаю.

Я съежилась в кресле. Костик продолжил, не обращая на это внимания.

— Потом, однажды я чуть ее не потерял. Это было страшно, и я поклялся, что буду теперь рядом с ней — любой ценой. Но случайная ошибка разрушила все то, что было между нами. Я уехал и расстался с ней на долгих три года. Вернувшись, я понял, что время, в течение которого я не видел ее, сделало из тонкой и хрупкой девушки — закаленную красавицу, уверенную в себе. Опасную… Причем, она сама не знала, насколько опасна. И я потерял ее второй раз, когда она исчезла. Ей грозила опасность. А я бесился дома, понимая, что не могу сейчас отправиться к ней. Пока она сама меня не позовет.

Понимание посетило меня не сразу. Когда я поняла, мне показалось, что у меня из легких пропал весь воздух.

— Костя, — плавно выдохнула я. — Ты же не хочешь сказать…

— А потом ты все же позвала меня, — ответил он, поднимаясь на ноги. В серо-зеленых глазах мелькнула боль. — Я пришел, чтобы понять, что ты отдаляешься от меня все больше.

— Не-ет! — я покачала головой. — Не может быть!

— Я люблю тебя, малыш, — просто сказал Костя. — Слишком давно, чтобы этого не заметили мама или папа. Даже братья знали об этом. Только ты одна — не понимала.

Я сжалась в кресле. Но он даже не коснулся меня. Просто устало посмотрел и сел обратно в кресло. Я запустила пальцы в свои волосы, пытаясь понять, какая мысль больше всего меня зацепила.

— Мама и папа знали? — наконец, выдохнула я.

— Да.

— И что они сказали?

— Что я должен сам разбираться со своими чувствами и с тем, как убедить тебя… — он не договорил.

— Убедить в чем?

Костя поднял глаза и усмехнулся.

— Например, в том, что твои чувства ко мне — не совсем родственные, — пожал плечами Костик.

Я замерла.

— Нет, ты же не можешь так говорить на полном серьезе! — сказала я, поднимаясь.

Его движения я не заметила. Даже смазанной полосы. Просто он стоял у двери, не давая мне выйти.

— Уверена в этом?

— Вполне, — я поежилась и положила руку ему на плечо, чтобы отодвинуть. И поняла, что не могу сдвинуться с места. Застонав, я поняла, что сдаюсь. Что чувства, которые так долго меня терзали, и с которыми я пыталась справиться, вырываются на свободу.

Всего пару мгновений я смотрела в глаза Костика, а потом прижалась к нему. Дыхание сбилось, когда наши губы соприкоснулись. А потом кожа вся вспыхнула, загорелась. Мне стало все равно… все проблемы, дела — отступили на второй план. Я просто плавилась в руках своего дракона.


Пласты материи дрогнули, приходя в движение. Каждая ниточка магии задрожала, сплетаясь с соседями и неожиданно резко обрываясь.

Над спящей парой вспыхнули кроваво алые крылья. Девушка что-то буркнула и спрятала свое лицо на груди лежащего мужчины. Его сильная рука пробежала по ее волосам.

— Любимая, — тихо шепнул он.

Но она уже спала и ничего не слышала.

Глава 23. Ангел крови. Ангел света

Холодный ветер трепал длинное платье стоящей в саду Императрицы. Золотые волосы были убраны наверх, в корону. Лицо было скрыто в тени капюшона. Тяжелый бархатный плащ, подбитый белым мехом, совсем не грел. Может потому, что Лику трясло не от ветра, а от страха, который поднимался из души, от недоброго предчувствия черной патокой разливающейся в воздухе.

— О чем вы задумались, Миледи? — раздался сзади тихий голос. Лика обернулась.

— Доброе утро, Оракул.

— Доброе? — мальчишка чуть смущенно улыбнулся. — Я бы не сказал так.

— Отчего?

— Не спал всю ночь, — вздохнул Оракул. — Вначале не давал бал. А потом пришли странные сны, в которых дул черный ветер.

— И шел кровавый дождь, — тихо добавила Императрица, усаживаясь на бортик фонтана. Опустив руку в теплую воду, она подманила золотых рыбок, погладила их по спинке. Потом подняла взгляд на мальчишку. — Все, кто обладает хоть каплей магической силы, видели сегодня один и тот же сон. Пророки и провидицы в провинциях Империи бьют тревогу. Даже пророчица драконов — в панике. А ты видишь будущее?

— Да, — кивнул Оракул.

Из-под черного плаща выбилась седая прядь. Лика вгляделась в мальчишку, пытаясь понять провалилась в воспоминания. Одна ее часть кормила рыбок, поглядывая на смущенного мальчишку, а вторая часть — смотрела чужую память. Прерогатива истинной Императрицы.


На стенах полыхали черным огнем факела. В воздухе повис сладковатый привкус. От безнадежности, витающей в воздухе, хотелось выть.

В темном углу, на куче грязной соломы, съежился мальчишка. Спутанные черные волосы уже не держала лента. На плече была порвана рубашка, обнажая почти черную ссадину и полосу запекшейся крови. Глаз был подбит, губа распухла.

За дверью раздались нарочито громкие шаги, и мальчишка сделал попытку буквально зарыться в солому. Ему это не удалось. Пронзительный скрип расколол давящую тишину. Оракул тихо всхлипнул и поднял голову.

В дверях стоял черный регент. Молодой и прекрасный. Но даже Лика поежилась, увидев бешенство в холодных синих глазах. Бешенство и голод.

— Ну что, — усмехнулся Регент. — Ты готов?

— К чему? — тихо спросил мальчишка.

— К смерти, — пожал плечами мужчина.

— Почему именно я?

— Ты сирота. Твоих родителей никто никогда не видел. Но твои глаза — выдают одну нехитрую истину. Ты не отродье бедняков. В твоих жилах течет кровь хранителей. А они всегда были аристократами.

— Неправда! — Оракул дернулся, пытаясь ослабить путы, стягивающие руки.

— Не старайся, — усмехнулся Регент, присаживаясь на корточки, рядом с мальчишкой. — Веревки я заговаривал лично. Так что тебе не развязать их и не ослабить.

Оракул съежился, не желая ничего больше говорить. Он читал свой приговор в холодном взгляде. Регент усмехнулся и поднял мальчишку на руки. Укутал его в свой теплый плащ. Подросток поднял на него изумленные фиолетовые глаза.

— Не хочу, чтобы ты замерз, — пояснил мужчина, с ленивым зевком. — Чем больше у тебя будет сил, перед ритуалом, тем лучше.

Телепортационные искры заставили Оракула прикрыть глаза. А когда открыл, то понял, что они находятся в незнакомом месте. Спину холодил камень алтаря. Плащ регент даже не сдернул, но мертвенный холод проникал сквозь теплую ткань. Снег мягко сиял в багровом свете луны.

Лика огляделась. Ей это место было отлично знакомо. Да и вулкан, сейчас полыхающий жаром, не давал перепутать место.

Алтарь по кругу был очерчен небрежной линией. За ней на снегу валялись низкие приземистые твари. То одна, то другая начинала возмущенно скулить, и тогда голодный вой поднимался над поляной.

Воздух над алтарем сгустился неожиданно. Плотное облако не пропускало, а скорее даже поглощало свет луны. В середине зажглись багровым светом глаза.

Регент торжествующе расхохотался, глядя на плоды своих усилий.

— Твоя пища! — показал он на мальчишку.

— Твой договор. Свисток для призыва.

В руках мужчины появился узкий пергамент и цепочка со свистком. Регент мечтательно улыбнулся.

— Завтра я тебя призову.

Багровые глаза мигнули и погасли.

— Иди, — приказ демон.

Мужчина даже не обиделся. Полыхнула телепортационная вспышка, и он исчез.

Страх мальчишки, ничем не сдерживаемый, затопил поляну, заставив порождения сумерек торжествующе повизгивать, предвкушая добычу.

В свете луны отчетливо была видна сила, окутывающая Оракула. А потом ее стремительный бег. Оболочка истончалась, сила уходила по нити, связывающей демона и Оракула. А вместе с ней уходила и жизнь. От былого могущества мага стихийника не осталось ни следа.

Когда силы у Оракула почти не осталось, полыхнуло светло-зеленое сияние, и появились Лайм и Ивен.

Лика прервала воспоминание, задумчиво глядя на Оракула. Теперь она понимала. Он вел себя как мальчишка, выглядел как мальчишка — думал и ощущал. Застряв в том возрасте, в котором был, когда попал на алтарь демона.

— Сколько тебе осталось? — тихо спросила Императрица.

Оракул поморщился, мгновенно догадавшись, с чего возник такой странный вопрос.

— Лет десять, — тихо ответил он, не глядя на свою повелительницу. — Не больше… Да еще и близость сумеречной планеты постоянно вытягивает из меня силы. Миледи, — внезапно поинтересовался Оракул, глядя сквозь Лику. — А где закончился Ваш сон?

— На колокольне, — пожала плечами Лика.

Мальчишка вздрогнул, черные шелка растрепал ветер. Потемневшие фиолетовые глаза смотрели на Императрицу не просто с легким страхом. Оракул был смертельно напуган. Губы с трудом произнесли слова.

— Точно?

— Да, — Лика даже не понимала, что такого могло случиться, из-за чего возник такой страх.

— И какой именно колокол тревожно бил?

Императрица серьезно задумалась. В ее сне… Там было темно, не было ни луны, ни солнца. Всепоглощающая темнота, которую не могли разогнать магические светлячки. Только живые костры, вспыхивающие везде, разгоняли ее.

Давящая тишина окутала город. Ни звука не раздавалось над улицей. Дома были брошены. Явно в спешке. В императорском дворце, хорошо видимом с колокольни, были распахнуты окна и двери. Только флигель буквально искрился от мощи наложенных на него щитов.

Колокола молчали.

Лика подумала и поделилась воспоминанием о своем сне с мальчишкой. Тот вздрогнул и исчез. На траву упала погнутая цепочка от амулета экстренной телепортации. Девушка проводила Оракула изумленным взглядом, не понимая, что случилось.

А потом, через пару минут, над столицей раздался тревожный набат самого маленького колокола — с самым громким звуком, который слышали везде — не только в столице, но даже в самых маленьких деревеньках, заброшенных на краю торговых трактов.

Колокол Смерти не стихал ни на минуты, стремясь донести страшную вещь. И все завертелось, закружилось.

Мирное население в спешке эвакуировалось в глубокие бункеры. Чистильщики и драконы работали вместе, закрывая потом бункеры сильнейшей магией. Отряды сформированные буквально на месте, вооружали всех, кто мог держать оружие.

Императрицу, на которую возлагали определенные надежды, не смогли найти. В саду остался валяться сломанный браслет с маячком.


Геля переодевалась у зеркала. Боевой костюм драконов на ней сидел как влитой. Высокие сапожки, обтягивающие брюки, водолазка. Сверху куртка со множеством карманов. Ножны на поясе. Черная плотная ткань с серебром делала девушку похожей на воительницу из старых легенд драконов.

Костя стоял за ее спиной, прислонившись к стене.

— О чем думаешь? — тихо спросил дракон, когда его подруга внезапно замерла.

— О тебе, — ответила девушка, машинально потерев татуировку. Ночью она раскалилась, обжигая странной болью. — О нас.

— А есть «мы»?

— Ты в этом сомневаешься? — усмехнулась Геля, полуобернувшись.

— Я не могу понять, почему ты меня не оттолкнула, — признался Костик шагнув, к девушке.

— Не смогла.

— Но почему?

Анжелика повернулась к нему лицом, вытащила кулон мага-воина из-под водолазки. Потом посмотрела на своего дракона.

— Может быть потому, что я тебя люблю?


Кэролайн ар Архайн — провидица рода драконов, стояла в летающей цитадели и смотрела на песочные часы. Песок в них утекал слишком стремительно и уже заканчивался.

— Все, готово! — выдохнул сквозь зубы Саринэс, появляясь за спиной жены.

Та повернулась к нему.

— Мирное население?

— В бункерах. Драконы и чистильщики над ними. Щиты поставлены. Те, кто может и хотел сражаться, вместе с защитниками у бункеров.

— Ангелы?

— Крови — дома. До полного слияния еще шесть минут.

Кэро взглянула на песочные часы и поморщилась.

— Это слишком много. У нас максимум три минуты.

— Все равно, здесь мы уже ничего не можем изменить.

— А где Лика?

— Ее нигде нет, — тихо вздохнул дракон.

Драконица замерла. Потом в ужасе посмотрела на часы. Вверху осталось буквально несколько песчинок.

— Значит, мы что-то не учила. Да? И Авалон стремительно движется к гибели, которую уже не отвратить…

— Да, — ответил Саринэс.

На глазах драконов грязно-желтая песчинка неожиданно застряла в горле часов.

— Еще три минуты, — тихо сказала Кэро, опускаясь на пол. Потом подняла взгляд на весы. Над чашечками сгущались облака, из которых буквально через пару мгновений вниз шагнули боги.

— Кэро, — выдохнула Богиня. — У нас больше нет ангела света.

Драконица в буквальном смысле позеленела. Одно дело, если не могут найти, есть шанс — успеть, а совсем другое дело — если ее больше нет. Если нет ангела света, то конец света уже неотвратим.


В имперском саду на широком бортике старого фонтана лежала девушка. Распущенные золотые волосы тугими кольцами спускались по ее плечам и падали на землю. Пустые фиолетовые глаза смотрели в небо и в них отражались бескрайние облака.

По белым запястьям, не скрытым газовыми рукавами — текла кровь, хотя нигде не было видно повреждений.

Лайм стоял на коленях перед своей Императрицей, мертвой уже несколько минут.

Ивен прижимал к себе Кайли. Именно Рыжая бестия была тем человеком, которому «посчастливилось» найти мертвую Императрицу, лежащую на верхней площадке колокольни. Все колокола были разбиты, словно они тревожно били сами по себе, но никто их не услышал.

— Как же так, — всхлипнула Кайли, вцепившись в дракона, как утопающий в спасательный круг. — Так не должно быть! Это неправильно!

Крик девушки внезапно начал затухать. Тяжелая давящая тишина начала опускаться на город. Солнце не садилось, а как бы проваливалось сквозь небо. Свет начал стремительно тускнеть.

Темнота тяжелым покрывалом начала опускаться на город. Землю охватила дрожь.

Лайм поднял голову, невидящие глаза смотрели в небо, потом Император поднял на руки свою Императрицу и пошел в сторону дворца. Немногие маги-воины, встречающиеся у него на пути, старались не поднимать взгляда на тело на руках Императора.

Ивен прижал Кайли еще крепче к себе, провожая брата тревожным взглядом. Рыженькая тихо и безнадежно плакала.

— Смерть. Мы не сберегли своего ангела, и нам достался смертный приговор. Но как? Скажи мне, как все это сказать Геле и Анхель?


Холод. Сильный холод завораживающе медленно опускался на планету. Темнота наползала с неба и из подворотен, из-за углов. Деревья прижимались к земле, словно пытались спрятаться.

Ветер доносил вой сумеречных тварей, не оставляя возможности сбежать. Или сдаться. Ни у кого не было выбора — либо смерть всем. Либо несколько часов жизни для некоторых.

Давящая тишина, захватившая Авалон, начала уже сводить с ума.

В часах осталось всего несколько песчинок. Последняя бесшумно упала вниз. И часы с похоронным звоном — раскололись. Конец света начался.


Ангелина.

Это было больно. Стоять, наблюдать за вспыхивающими кострами и знать, что нельзя тронуться с места. Папа объяснил нам с Костей, что у нас двоих будет свой противник. Такой, с которым не справится никто — только мы. И этого противника увидят все. Никто не сможет пропустить его. Никто не сможет не заметить. Верилось в это с трудом. Даже хирзы были не настолько опасны, как выставлялось странное чудище, о котором говорили нам.

Было холодно. Мы стояли на улице, около замка ар Архайн. И я, не выдержав пронизывающего ветра, прижалась спиной к Кости. Его теплые сильные руки тут же обняли меня за талию.

— Что случилось, малыш?

— Холодно, — выдохнула я. — Холод сводит меня с ума. Он везде. Вокруг и в моей душе. Словно нить, которая связывала меня с Авалоном прочнее всего, неожиданно порвалась…

Дракон вздохнул. Частичная трансформация прошла для меня незаметно. Костик стал чуть больше и теплее. Незримые крылья обняли меня, закрывая ото всего мира, от всех его тревог и волнений. Захотелось повернуться, но я упорно смотрела вперед, где росла точка, увеличивающаяся на глазах. К нам кто-то бежал.

— Костя?

— Что, малыш?

— У нас с тобой одна татуировка на двоих, — я задумалась, подбирая слова. — Почему ты так испугался, когда понял, что мы натворили? И почему так ругались родители?

— У драконов есть один обряд. Разделение вечности. Дракон или драконица могут поделиться своей жизнью с тем, кого любят.

— В смысле? — немного не поняла я.

— Вот дано мне прожить сорок тысяч лет. Почти вечность… Я могу поделиться ей с тобой. Ты проживаешь столько же, сколько и я. Дано мне прожить всего двадцать лет — а тебе допустим триста. И твои года станут и моими.

Я улыбнулась, прижавшись теснее.

— И причем здесь татуировки?

— Обряд разделения начинается с того, что делается одна татуировка на двоих. Она связывает дракона и избранника.

— А что это дает?

— Верность, — дракон усмехнулся. — Исчезает право выбора.

— Право выбора?

— Да. Дракон, поставивший одну татуировку на двоих, подтверждает свою любовь, свой выбор. Других для него больше существовать не будет.

Я съежилась, в одно мгновение поняв, что натворила.

— То есть, — тихо спросила я. — Я лишила тебя выбора?

— Нет, малыш, — шепнул Костя. — Я тебя уже тогда любил. И ты просто подтвердила свое право на меня.

— Право на тебя? — эхом повторила я.

Бегущий человек подошел ближе уже спокойнее. И мы смогли разглядеть гонца. Во-первых, это оказался дракон. Во-вторых, очень некрасивый дракон, что меня очень удивило. Желтые тусклые волосы, выцветшие желтые глаза, тонкая прозрачная кожа. Дракон остановился, посмотрел на нас.

— Что? — тихо спросила я, терзаемая недобрым предчувствием. — Что случилось?

— Для спасения Авалона надо два ангела. Ангел крови и ангел света. Чтобы окончательно разрушить Авалон — надо убить обоих ангелов.

Тусклый бесцветный голос вызывал дикое желание заткнуть уши. Костик нахмурился, еще сильнее закрыв меня крыльями. Пространство вокруг нас скрутилось в тугой узел. Щиты с легким щелчком выстроились вокруг нас.

— О чем вы говорите? — тем не менее, спокойно спросил мой дракон.

— Ангел света — это Императрица, — продолжил бормотать дракон. — Ангел, не имеющий особой силы, чтобы воевать, оказался смертельно опасен. Пришлось бежать, чтобы не лишиться последнего шанса на месть.

— О чем вы? — я почти кричала, чувствуя, что сердце замирает. Эхо смертельной беды повисло в воздухе.

— Он убил мою жену. Она убила ее сына и лишила ее дочь права на месть, своим светом смыв с ее души пятна крови, — дракон посмотрел в мои глаза. Его голос возвысился, стал торжественным. — Я убил ангела света. Убью и ангела крови.

Дальнейшее слилось воедино… с рук сумасшедшего дракона сорвался черный шар и полетел в нас.

Земля под ногами задрожала, там где только что стоял дракон, в небо выбирался огромный червь. На его белой склизкой шкуре копошились серые мелкие отростки. Чувство омерзения затопило меня с головой. А эта тварь повернулась и плюнула в дом, возвышающийся впереди. Дом оплавился, словно сверху на него вылилась кислота.

Костик упал вниз, утягивая меня за собой. Шар пролетел над нами. Я повернулась и взглянула в глаза своего дракона.

— Это и есть наш?

— Да.

— Я люблю тебя.

— Я тебя люблю.

Теплые губы согрели мои ледяные. И мир дрогнул, в очередной раз меняясь.


Кэролайн ар Архайн.

Драконица лежала на алтаре. Казалось, она просто спит. Но сейчас ее мозг обрабатывал тонны противоречивой информации.

Кэро видела весь Авалон. Каждый бункер и каждый бой. Начиная с маленькой стычки между порождениями сумрака и заканчивая отчаянным боем у дворца Императора. Причем, последний выплескивал свою боль, уничтожая сумеречных тварей с такой скоростью и ненавистью, что от него старались держаться подальше. Не только драконы и чистильщики, но и сами твари.

Драконица почувствовала колебания материи первой и перевела взгляд к замку рода ар Архайн. Она видела, как землю пробил огромный червь. И видела пару, лежащую на земле. Пласты материи еще раз дрогнули. Над Гелей и Костей полыхнуло страшное, багровое зарево, сводящее с ума всех зрителей.

Тело двоих лежащих на земле слилось воедино, а поднялась с земли уже обнаженная совершенная фигура, без намека на пол. Кровь стала новой кожей, и кровь капала с прекрасных алых крыльев. Сумеречная мгла, попавшая под капли крови, стремилась поджать свои щупальца и убраться, как можно дальше.

Ангел смерил взглядом своего противника, а потом его фигура дрогнула, покрылась еще одним маревом. Когда же оно рассеялось, стало видно, что кровавый ангел озаботился двумя дополнительными руками.

Полыхнули тяжелые крылья, и ангел стремительно рванулся вверх — к морде червя, где было единственное уязвимое место.

Кэро слепо открыла глаза.

— Пора! — шепнула драконица богам, вновь проваливаясь в трнас.

Бог и Богиня переглянулись и исчезли. Пришел их черед. Они должны были удержать пласты материи — не дать Авалону окончательно слиться с мертвой планетой.


Терра 2. Центр КомоАр.

В центре наблюдения за звездами царило смятение, ученые словно с цепи сорвались. Бегали по коридору, сталкивались, что-то возмущенно кричали, что-то требовали. Все взгляды были прикованы к черной выжженной планете, несколько минут назад появившейся во всех телескопах и на экранах военных.

Всего 3 минуты назад пришло сообщение от военных — в сторону планеты выпущены вакуумные ракеты. Достигнут они пределов карантинной планеты всего через десять минут.

И ученые делали замеры, фотографии, записи. Все, что позволило бы исследовать интереснейший феномен мерцающей планеты — которая была и одновременно ее не было.

Ракеты разнесли планету не просто на куски — в мелкую труху, которая под действием недавно открытых античастиц, начала схлопываться, образуя локальную черную дыру. Для удаления ее — уже были приготовлены еще одни ракеты. До запуска их оставалось около 10 минут.


Анжелика.

Холодно. Это чувство сводило с ума, и я открыла глаза. Странно. Темно. Ветер. Где я? Под спиной больно кольнули мелкие осколки. Приподнявшись на руках я посмотрела на покрывало. Зеркало? Стекло?

Странно. Почему мои руки светятся? И почему я не отражаюсь в зеркале на стене? Холодно…

Крылья свернулись с легким шелестом, укутывая меня. Выронив зеркало, я погладила их и хихикнула. Щекотно. Настроение вновь упало. Я вдруг все вспомнила — свою боль, свой страх и смерть. Я умерла. Интересно, где сейчас мое тело? Я хочу посмотреть… впрочем, нет. Не время. Да и нет смысла.

Крылья развернулись во всю свою ширь, я рванулась вверх — к плотной пелене плотных туч надо мной. Поднявшись к небу, я поняла, где была — моя спальная в замке дракона.

Холод стал пронизывающим. Меня окутала темнота. Закрыв глаза, я пожелала очутиться где-нибудь потеплее. Странный рывок, и вот мои ноги стоят на гладкой ровной поверхности. Здесь нет ветра, и даже тепло.

Открыв глаза, я задумчиво огляделась. Где я? Я на башне! Там, где погибла. Взглянув вниз, я увидела, как под Авалоном дрожит черное марево. Откуда-то я знала, что если планета туда провалится, то никому не выжить. Я должна не допустить гибели Авалона! Да… Должна. Но почему? Потому что есть Лайм, Геля, Анхель, Костя, Шерри и мои новые друзья. И мои подданные. Я обещала! Кому? Себе… Защищать Авалон до последней капли крови и магии.

Перед моим внутренним взором всплыло мое же тело. Из разорванных запястий текла кровь. Под ладонями уже скопилась приличная лужа. Я лежала на диване, во флигеле Императорского дворца. У дворца сражались драконы и чистильщики. Мой любимый сражался среди них. Я улыбнулась. Я поняла!

Вернувшись на башню, я посмотрела вбок. Тело огромного червя уже было покрошено на кусочки. Прекрасный кровавый ангел взлетел в небо и добил тварь. Огненный вихрь пронесся по земле, и тело червя загорелось. Авалон дрогнул.

Я вновь посмотрела вниз. Боги долго не продержатся. У них еще слишком мало сил. Значит, пора?


Авалон.

Линии магического мира в очередной раз за эту ночь пришли в движение, зазвенели и окутались странным фиолетовым сиянием.

Кровавый ангел приземлился в центре одного из сражений, распался. И дуэт Гели и Кости ввязался в битву, начиная прорываться к Императору, на которого уже точили зуб демоны сумерек.

Первая неуверенная нота, пронесшаяся над столицей, заставила остановиться всех. На верхней площадке колокольни стоял сверкающий ангел. Снежно-белые волосы спускались вниз, укутывая фигуру покрывалом. Белоснежные легкие крылья были раскинуты. Вторая нота прозвучала уже увереннее, а потом ангел запел.

Песня вначале опустилась вниз, потом поднялась вверх, связывая все нити Авалона воедино, а потом планета дрогнула и…

Исчезла.

Эпилог

Кафе «У сестер».

Мерно тикали часы. В фонтане вода стекала через край, обращаясь то снежинками, то мыльными пузырями. Через распахнутые настежь окна кокетливо заглядывало одно из двух солнц Авалона — Ассори. Второе солнце, Комитичи, выглянет ближе к полудню.

Аля спустилась вниз, взглянула на часы. До прихода гостей у нее еще было целых два часа. Тесто уже было готово и подходило. Печь пирожки надо было начинать через час.

Вздохнув, женщина села за маленький столик и взяла в руки тяжелую тетрадь в черной обложке. Почти заполненную. Только несколько страниц в конце оставались пустыми. Аля тихо усмехнулась, ну что же пришла ее пора заполнять эту книгу памяти.

Открыв чистую страницу, женщина взяла тонкую ручку и начала писать.

«Полгода назад страшная трагедия обрушилась на Авалон. Среди белого дня зазвонил колокол Смерти, чей голос жители не слышали почти полторы тысячи лет. И солнце скрылось в небе. И наступила ночь без дня. Страшные твари вышли на улицы городов. Началась битва, и потекли реки крови.

Маги-воины и драконы защищали бункеры, в которых пряталось мирное население. Сумеречные твари раз за разом атаковали защитников, пытаясь добраться до так заманчиво пахнущей еды.

В небе и на земле развернулся ад. Еще страшнее стало, когда землю прорвала тварь уродливая. Но ее уничтожил ангел кровавый. Ангелом были Костя и Геля.

Когда битва достигла своего апогея, на колокольне запел ангел Света. И Авалон вернулся домой»

Аля вздохнула. Вновь посмотрела на часы. Время еще было, но писать уже было нечего. Все остальные страницы будут заполнять другие, те, кто скоро придет. А значит пора готовить.


Ровно в 10 часов дверь открылась и ввалилась шумная толпа, переговаривающаяся на ходу.

Аля выглянула из кухни и тут же скрылась, чтобы вернуться в зал с подносом, заставленным всякой снедью. Пришедшие девушки тут же подхватили подносы и начали накрывать на стол.

Мужчины настраивали музыку.

После того, как стол был накрыт, все перешли к тетради памяти.

— «Костры памяти», — Геля подняла взгляд на Алю. — Все, осталось только пару страниц, да?

Женщина кивнула.

— Ну что же, Император. С вас все началось, вам и заполнять последние страницы.

Лайм взял протянутую ручку и начал писать.

«Ночь окончилась. Авалон затопил свет двух солнц. И многих не досчитались мы после этой ночи. Инесса и Ирм. Род ар Ликойн. Почти половина членов всех родов драконов. Численность людей сократилась на треть.

В ту ночь я почти потерял свою жену. Только чудо вернуло ее нам. Только чудо».

Лайм посмотрел на жену, Лика скромно улыбнулась ему, принимая ручку из его ослабших пальцев. В который раз зеленоглазый дракон болезненно заледенел, посмотрев на волосы жены. Длинные, до пола, и снежно-белые. Небольшая цена, за возвращение из мертвых.

«Из-за перехода многие погибли. Сошли с ума. Некоторые сумеречные твари остались в живых, спаслись от солнца и теперь размножаются. Эту заразу до сих пор вычищают маги-воины и драконы.

Но мы живы. Мы дома. А значит, все будет хорошо!»

Ручка треснула пополам, а потом и вообще рассыпалась в мелкую стеклянную пыль, засыпав написанное Ликой.

— Это намек? — засмеялась Анхель. — А вообще, давайте есть! Тем более, что завтра трудный день!

Геля и Лика одновременно скривились, словно откусили от лимона. Драконы засмеялись. Именно они настояли на тройной свадьбе.

Кайли вздохнула, глядя на смеющихся друзей и опустила глаза.

— Ты не передумала? — тихо спросил ее Ивен.

— Нет.

— Народ! — у нас маленькое объявление!

Все повернулись.

— Итак, — дракон поцеловал руку своей рыженькой жены. — Мы решили временно уехать! На соседние планеты, так сказать, попутешествовать!

— А Академия, Ивен? — изумилась Геля.

Дракон усмехнулся.

— А вы с Костиком на что? После свадьбы у вас две недели на медовый месяц, а потом принимаете Академию.

Костя засмеялся, посмотрел на свою девушку.

— А ты не верила!

Геля покачала головой.

— Мне это не нравится! Мне это однозначно не нравится!

Дверь хлопнула, прерывая ее на полуслове. Пришли опоздавшие. Шерри висла на Оракуле. Хим тихо переговаривался с Хивеном. Из сгустившихся облаков шагнули боги. Кэро и Саринэс переместились телепортом.

Вечер памяти начался.


На следующее утро над городом плыл перезвон свадебных колоколов. Гулял весь Авалон, отмечая сразу тройную свадьбу. Свадьбу Императорской четы, Правителя драконов и принцессы КастельАгро, королевы КастельАгро и наследника рода ар Архайн.

В воздухе пахло медом. Цвели цветы и кустарники.

На последней странице тетради «Костры памяти» была записана песня. Ее пела Лика перед тем, как компания разошлась.

Ты сказку поклялся сделать былью,

И солнце показать, что не видела я.

В жарком воздухе пахнет полынью.

Черный дым в небеса от костра.

Ты поклялся мне жить, уходя,

Капли слез с глаз моих не стирая.

Но знал ты, знал наверняка.

Что ты умрешь, а я буду живая.

Черный памяти дым в небе вьется,

Солнца свет на уставшем лице,

Только сердце твое ведь не бьется,

Только бьется крик боли во мне.

Костер памяти еле теплится,

Слезы темной дорожкой из глаз.

Ну скажи мне, ну как тут не злится,

Если я одна здесь сейчас?

Лучше сказка осталось бы сказкой,

Лучше б солнца не видела я.

А тянулась к тебе бы за лаской…

Черный дым от костра в небеса.

Буквы таинственно мерцали, словно обещая что-то недостижимое — кому-то далекому и близкому.


home | my bookshelf | | Берегись принцессы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 54
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу