Book: Всего лишь миг



Всего лишь миг

Карла Кэссиди

Всего лишь миг

Глава первая

– У меня есть для тебя работа, – сказал Уолтер Каммингз, откидываясь в кресле позади рабочего стола.

Клиф Марчелли подался вперед, вглядываясь в шефа полицейского управления Канзас-Сити.

– Какая?

– Наблюдение. – Уолт поморщился, предвкушая взрыв.

Клиф не обманул его ожиданий. Раздраженно взъерошив темные непослушные волосы, он вскочил с кресла и принялся мерить шагами тесный офис.

– Будь оно все проклято, Уолт, ты же знаешь, как я ненавижу заниматься наблюдением. Почему бы не назначить Чарли или кого-то еще? А мне дай что-нибудь такое, где нужно шевелиться.

– Сядь, Клиф. Пожалуйста, – терпеливо проговорил Уолт. – И успокойся, не то у тебя снова разыграется язва.

– Вот от этих-то проклятых наблюдений она и разыгрывается, – угрюмо сказал Клиф, высокий, сухощавый мужчина, садясь в кресло.

– Клиф, эти два года ты не успевал кончить одно расследование, как начиналось другое. Не припомню, когда ты последний раз толком отдыхал.

– Не нужен мне отдых, – отрезал Клиф. Но, увидев по лицу Уолта, что тот не уступит, смирившись, вздохнул: – Ладно, о чем речь?

– Ходят слухи, что в ближайшие две недели будет привезена на продажу большая партия наркотиков.

– Куда? – спросил Клиф.

– На склад в северной части города. Все это время мы искали, где бы устроить наблюдательный пункт, и вчера нашли идеальное место – жилой дом на противоположной стороне улицы. Из окна второго этажа склад виден как на ладони. Там только один минус… – Уолт приостановился с огорченным видом. – Квартира жилая.

– Шеф, во что ты меня втравливаешь? – Клиф почувствовал, как в его желудке заурчало.

Уолт негромко засмеялся.

– Клиф, ты управлялся с одуревшими от героина наркоманами, ты раскрыл и уничтожил банду гангстеров. Неужели ты не сможешь поладить с безобидной старушкой и ее внучкой?

– С безобидной старушкой… – Клиф в ужасе уставился на шефа. – Уолт…

Уолт протестующе поднял руку:

– Не спорю, это не лучшее, что может быть, но ничего другого у нас нет. Квартира расположена идеально. – Уолт перегнулся через стол. – Послушай, Клиф. Я знаю, что это не по правилам, но я в безвыходном положении. Мэр стоит у меня над душой – нам, хоть лопни, надо захватить этих типов. К тому же речь идет всего о двух неделях, и ты можешь заверить обеих женщин, что лично им опасность не грозит.

– Когда начинать?

– Сегодня вечером, если ты успеешь до тех пор с ними договориться. У нас есть о них основные сведения. – Уолт порылся в бумагах на столе; взяв одну из них, он продолжал: – Внучку зовут Эдит Тернер. Она переселилась сюда, чтобы ухаживать за бабушкой. Судя по всему, обе они коренные жительницы города и будут только рады нам помочь. Наблюдение за складом должно вестись с шести часов вечера до семи утра. Согласно нашим внутренним источникам, сделка будет совершена именно в это время. – И Уолт принялся вводить Клифа во все подробности дела. – Есть вопросы? – спросил он под конец.

Клиф отрицательно покачал головой и поднялся.

– Да, Клиф, – сказал Уолт и тоже встал. Само собой, мы будем поддерживать связь. И еще одно: постарайся быть полюбезнее. Это всегда оправдывает себя, когда имеешь дело с гражданскими лицами. А прежде чем идти туда, зайди постригись, – крикнул он вдогонку, когда Клиф уже выходил из офиса.

– Как же, как же, – буркнул Клиф; само собой, он и не подумает делать это. Стричься, чтобы понравиться больной старухе и ее внучке-сиделке! Еще чего! Эдит Тернер. Нетрудно представить, что это за красотка. Добродетельная особа, посвятившая жизнь уходу за больной бабкой и никому не дающая спуску. В его воображении тут же возникла высокая жилистая особа с короткой мужской стрижкой. Возможно, она носит чулки в резинку и вообще очерствела душой, пробормотал Клиф, выходя из здания полиции и окунаясь в тепло и свет ранней осени. Впрочем, его мало трогало, на кого была похожа эта Эдит Тернер. От нее ему нужно было одно – разрешение воспользоваться выходящим на склад окном в ее квартире.

Клиф сел в машину, хлопнув дверцей сильней, чем обычно. Будь оно все проклято, он терпеть не мог вести наблюдение, в особенности если следить надо было не за человеком, а за зданием. Здание не может внезапно уйти, не может нарушить монотонного ожидания. Для Клифа не было ничего хуже, чем сидеть одному долгие ночные часы в компании с собственными сокровенными мыслями. Сокровенные мысли, остывший кофе, черствые пирожки из автомата, мрачно добавил он про себя. Нахмурившись, Клиф тронул машину с места. Впрочем, неизвестно, что хуже: остаться наедине со своими мыслями или обхаживать старую деву по имени Эдит. Если повезет, Эдит Тернер будет ложиться спать с петухами, часов в семь-восемь, и предоставит ему спокойно заниматься своим делом всю долгую тоскливую ночь.

Эди Тернер быстро прикрыла дверь спальни и устало прислонилась к ней спиной. Наконец-то бабушку сморил сон. Она почти не спала всю ночь, тревожилась из-за чего-то, и утро было не лучше. Только после ланча бабушка наконец задремала.

Эди с вожделеньем взглянула на кровать. Ах, если бы хоть полчасика соснуть, но с кухонного стола на нее с молчаливым укором смотрел диктофон и груда магнитофонных кассет, напоминая о том, что она и так забросила работу. Эди поглядела на часы – самое начало третьего. Можно поработать часика два, прежде чем будет пора браться за обед.

Не успела она сесть за стол перед компьютером и надеть наушники диктофона, как раздался громкий звонок в дверь. Эди тревожно подняла глаза, надеясь, что звонок не разбудит бабушку. Сдернув наушники, она поспешила к дверям. Убедившись, что цепочка надета, Эди приоткрыла двери и выглянула наружу.

В первый момент она подумала, что один из бродяг, облюбовавших в последнее время их район, ошибся квартирой. Человек, стоящий на лестничной площадке, по виду никем другим быть не мог. Копна черных кудрявых волос падала на глаза, прикрывая такие же густые черные брови. Нос – чуть кривой, словно был когда-то сломан. Тонкие, крепко сжатые губы говорили о суровом и непреклонном характере. На нем был бумажный спортивный свитер, подчеркивающий ширину его плеч, поношенные джинсы льнули к длинным ногам. Внешне привлекателен, но опасен, пронеслось у Эди в мозгу. Малосимпатичный субъект, тут не может быть двух мнений.

– Да? – холодно произнесла она.

– Эдит Тернер? – спросил он.

Эди удивленно взглянула на незнакомца.

– Да, я Эдит Тернер. – Она только сейчас разглядела его глаза – темные, непроницаемые, не допускающие в душу.

– Я – Клиф Марчелли из полицейского управления Канзас-Сити, – начал он.

– Угу, а я – царица Савская. – Эди захлопнула дверь перед его носом. Если этот парень из полиции, то она – с луны. Скорее всего, он один из «гостей», которых за последнее время так много развелось в их районе, прослышавший, что у Эдит Тернер мягкое сердце и она никому не откажет в куске хлеба. Ей не впервой выслушивать небылицы от попрошаек.

В прошлом месяце на городском рынке к ней обратился такой вот бродяга и объяснил, что он посланец доброй воли с планеты Зорон и, чтобы обосноваться здесь, на Земле, ему всего-то и надо что немного денег на еду. Эди улыбнулась, затем подумала о стоявшем за дверью. Вдруг он и правда полицейский. Она снова приоткрыла дверь, в щель тут же проскользнула рука. Эди вскрикнула от удивления.

– Нате, царица Савская, читайте, – раздался низкий голос. В руке был открытый бумажник с полицейским значком и удостоверением личности.

Эди взяла бумажник и принялась изучать значок. Он выглядел настоящим, но кто мог за это поручиться? На удостоверении личности была фотография, имя и номер полицейского участка. И все же лишняя осторожность не помешает, она не даст одурачить себя. Достать подложное удостоверение проще простого.

– Послушайте, позвоните в участок, позовите Уолта Каммингза. Это мой шеф. – Незнакомец нетерпеливо вздохнул.

– Так я и сделаю. – Эди взяла телефонную книгу и потянулась к аппарату.

Клиф прислонился к дверям, слушая, как она набирает номер. Эдит Тернер оказалась совсем не такой, как он ожидал. Для начала, она вовсе не была высокой и тощей. Вряд ли она доходит ему до плеча – правда, видел он ее всего мгновение. И стрижка никак не напоминает мужскую – перед ним мелькнула небрежно заплетенная каштановая коса. Клиф теснее прижался к двери, стараясь расслышать, что она говорит.

– У меня на лестничной площадке стоит какой-то субъект, который утверждает, что он полицейский с вашего участка; я решила, что не помешает проверить его слова. Да, на вид он… э… похож на бродягу.

Клиф вскипел, услышав, как она его характеризует. Вовсе он не похож на бродягу… ну, разве что чуть-чуть… Может, стоило все же постричься, как советовал Уолт, да и побриться утром не мешало. Он теснее прижался к двери – разговор все еще продолжался.

– Да, верно. Понимаю. Спасибо. Будем держать связь.

Дверь распахнулась, и Клиф влетел в комнату, чуть не опрокинув дубовый столик, но сумел удержаться на ногах. Щеки Клифа залил темный румянец.

– Заходите, мистер Марчелли, – сказала Эди, возвращая ему бумажник.

Клиф взял его, сунул в задний карман.

– Может, присядем? – сказал он, оглядывая типично женскую изысканную обстановку. И тут же пожалел о своих словах. Деревянные ножки дивана с высокой спинкой казались слишком ненадежными – сядь, и они тут же подломятся под тобой. Такое же впечатление производили кресла.

– Разумеется, – Эди жестом указала ему на диван, потом, заметив его замешательство, улыбнулась. – Эти ножки куда прочнее, чем кажется, поверьте мне.

Клиф кивнул и осторожно опустился на сиденье – слава Богу, ножки не закачались и он не очутился на полу. Клиф с облегченьем вздохнул.

Несколько секунд он сидел молча, осматривая комнату, в которой, если все пойдет как надо, ему предстояло провести две недели. Большая, просторная, она служила и гостиной, и столовой, и кухней. Кухонные приспособления стояли у дальней стены, в стене напротив было окно, из которого просматривался склад.

Комната излучала жизнь – вот что больше всего поразило Клифа. На окне-фонаре висели горшки с вьющимися растениями, их зеленые плети спускались до широкой скамьи в нише окна, на которой в беспорядке лежали яркие диванные подушки. Дно медных кастрюль, висевших над плитой, покрывал темный налет, говоривший о том, что они все время в употреблении. Антикварная мебель была отполирована до блеска заботливыми руками. Стены украшало множество фотографий, видимо родных и друзей, – свидетельство того, что хозяйка комнаты никогда не была одинока. Здесь все напоминало о ее личной жизни. Клиф был смущен. Как это не похоже на его безликую квартиру!

– Вы явились любоваться моей комнатой или у вашего визита есть и другая цель? – сухо спросила Эди, от которой не укрылось, как его черные глаза перебегают с предмета на предмет. Трудно сказать, почему его холодный, оценивающий взгляд оскорбил ее, словно он заглянул в ящик с ее нижним бельем и знает теперь, какого цвета у нее трусики.

Клиф услышал плохо скрытое раздражение в голосе и взглянул на нее, с удивлением отметив, что это привело его в еще большее смущение. Она так отличалась от того, что он ожидал увидеть… На редкость привлекательная девица. Блестящие каштановые волосы гладко зачесаны назад, открывая тонкие черты овального лица с заостренным подбородком. Невысокая, но пропорционально сложенная. Тугие джинсы не скрывали крутого изгиба бедер, грудь дерзко приподнимала светло-голубую материю облегающей блузки. Девушка была так хороша, что пробудила в нем воспоминание о чувствах, которым он давно уже запретил себе предаваться. Клиф выпрямился, раздраженный, вопреки здравому смыслу, тем, что она опрокинула его ожидания и оказалась совсем не похожей на строгую сиделку, какой он раньше ее представлял.

– Полицейское управление нуждается в вашей помощи, – начал Клиф, впервые увидев цвет ее глаз – кофе и чуть-чуть сливок.

– В моей помощи? – она с любопытством посмотрела на него.

Клиф кивнул, отведя от нее взгляд – так ему было легче говорить с ней, – и быстро обрисовал положение:

– Я буду находиться здесь только ночью, в вашей жизни все останется по-прежнему, – закончил он.

Эди улыбнулась про себя. Последний год сильно отличался от ее прежней жизни, во всяком случае с того времени, как заболела бабушка.

– Что именно входит в ваши обязанности? Сколько времени вы будете находиться здесь?

– Я стану приходить около шести вечера и сидеть с видеоаппаратурой у окна до семи утра. В это время вы, скорее всего, будете спать. Мы просим лишь две вещи: никому не говорить, кто я и вообще о том, что я здесь нахожусь, и не зажигать света в часы наблюдения. – Клиф непроизвольно стиснул зубы – в уме его внезапно мелькнула нескромная мысль: интересно, она надевает ночные рубашки? Мягкие, прозрачные одеяния, нежно обволакивающие все изгибы женского тела. Клиф почувствовал, что лицо его снова горит.

Черт ее побери с ее красотой! Клиф откашлялся, заставил себя вернуться к тому, зачем он сюда пришел.

– Я ручаюсь, что вам ничего не грозит и что я никак не нарушу привычного течения вашей жизни. Можно рассчитывать, что вы пойдете нам навстречу?

После мгновенного колебания Эди кивнула.

– Когда начнете?

– Сегодня в шесть.

– Решено. Увидимся в шесть.

Клиф кивнул, встал, направился к двери.

– Если нам обоим повезет, все будет покончено в ближайшие две недели, и вы никогда больше меня не увидите. – С этими словами он вышел из квартиры.

Ну и страшилище, пробормотала Эди, запирая за Клифом дверь. Рядом с ним сам нечистый покажется симпатичным. Мало того, что ему надо постричь волосы и побриться, ему не мешало бы научиться себя вести.

Ладно, какие-то две недели, к тому же приятно знать, что и ты внесла свою лепту, помогая очистить город от всяких подонков. Если Клиф будет делать только то, что ему положено, она сможет смотреть на него как на мебель. Эди снова села за стол, надела наушники и погрузилась в работу.


Подъезжая в половине шестого к дому Тернеров, Клиф молча проклинал Уолта за это задание.

Покинув утром их квартиру, он направился домой, чтобы немного поспать перед ночной вахтой. Разделся, лег в постель, но сна не было ни в одном глазу. Его начали терзать мысли о прошлом. Глаза Эдит, эти глаза цвета кофе, вызвали в его памяти другие карие глаза – глаза Кэтрин.

Клиф соскочил с кровати и направился прямиком в гимнастический зал, где два часа физических упражнений напрочь изгнали дурные мысли. Увы, ничто не могло исправить его дурное настроение. Напротив, враждебные чувства становились все сильней, и направлены они были в основном на Эдит Тернер. Она, и никто другой, виновата в том, что он стал думать о Кэтрин. Мало того, пока он сидел у нее в квартире, она зажгла в нем, пусть на миг, вожделение – непрошеного гостя из прошлого.

Клиф тряхнул головой и сосредоточил внимание на том, что его окружало. Путь его лежал в северо-восточную часть города. Проезжая по узким улочкам, он подумал о том, какой позор – довести величественные старые постройки до такого состояния. По большей части они были заколочены или пущены под склады.

Какого черта эта Эдит Тернер с ее бабкой живут в таком районе, пробормотал он себе под нос, ставя машину на соседней с их домом улице. Клиф сердито нахмурился и вышел из машины. Да пусть эта Эдит Тернер хоть на луне живет! Он хочет одного – поскорее сбыть с рук эту работу и получить другое задание. Клиф снял две брезентовые сумки с заднего сиденья машины, запер дверцы и направился к дому. Дом был довольно приличный.

Трехэтажный, из красного кирпича, на каждом этаже по две квартиры. В холле – новые деревянные панели, стены, судя по всему, только недавно покрашены. Когда Клиф поднимался по лестнице, до него донесся аромат итальянского томатного соуса. В животе у него забурчало. Он вздохнул, подумав о двух бутербродах с кетчупом, лежащих в одной из сумок. Из-за раздражения, которое вызывала в нем эта неприятная ему работа, и его пристрастия к полуфабрикатам придется горстями глотать содовые таблетки. Снова вздохнув, Клиф постучался. Дверь распахнулась. На пороге стояла Эдит Тернер.

– Входите, мистер Марчелли. Раздражение Клифа тут же усилилось. Подхватив сумки, он вошел в квартиру.

– Можете с таким же успехом звать меня Клиф, – буркнул он, поставив сумки у окна.

– А вы меня – Эди, – отозвалась она. Эди… да, это имя подходит ей куда больше, чем Эдит, подумал Клиф, наклонившись к сумкам и принимаясь опустошать одну из них. Собрал треножник и видеоаппаратуру, стараясь сосредоточиться на своем деле и не замечать, что девушка рядом. Хорошо хоть, она переоделась, сняла тугие джинсы и блузку, в которых встретила его утром. Сейчас на ней был свободный, до полу пестрый халат, укрывавший ее с головы до ног. Клиф старательно готовился к предстоящей ему долгой ночи, и постепенно напряжение ослабло. Если не смотреть на Эди, можно убедить самого себя – почти убедить, – что ее тут нет. Если бы только она отошла подальше и до него не доносился пряный аромат ее духов.



Покончив с видеоаппаратурой, Клиф раскрыл вторую сумку и вынул оттуда портативный радиоприемник, бутерброды, бинокль и термос с кофе.

– Для чего вам камера? – с любопытством спросила Эди.

Клиф поморщился. Вряд ли ему удастся убедить себя, что ее здесь нет, если она будет к нему обращаться.

– Чтобы снимать склад, если мне придется на какое-то время отойти от окна. Тогда, вернувшись, я смогу проверить по пленке, не происходило ли что-нибудь в мое отсутствие. – Он не глядел на Эди, в голосе звучали нетерпеливые нотки.

– О, значит, камера вам вроде партнера, – воскликнула Эди. Она сдержанно улыбнулась. – Только, спорю на что угодно, она не жалуется на усталость и может обходиться без кофе.

– Да, и не любит попусту болтать, – оборвал ее Клиф.

– Ах, простите, – сказала Эди ледяным тоном. Она гордо прошествовала в другой конец комнаты, наполнила водой чайник и поставила его на плиту.

Клиф с облегчением вздохнул. Прекрасно. Теперь она, возможно, поймет, что он пришел сюда делать дело. Никаких личных отношений, никаких дружеских шуток – дело, и только дело. Клиф взгромоздил камеру на треножник, затем навел на фокус и с неудовольствием увидел, что одно из вьющихся растений загораживает часть окна.

– Могу я убрать один цветок? – нахмурившись, спросил он.

– Я сама, – сказала Эди, боясь, как бы он со зла не погубил ее бегонию.

Она встала на подоконник и протянула руку, чтобы снять горшок с крюка, на котором он висел. Но тут же чуть не согнулась под тяжестью огромного горшка. Клиф, увидев, что она попала в беду, и сообразив, что горшок слишком тяжелый и одной ей не справиться, тоже ухватился за него с другой стороны. Неожиданно его руки оказались зажаты между керамической поверхностью яркого горшка и горячей нежной грудью Эди. А Эди обнаружила, что ее руки стиснуты между горшком и мускулистой грудью Клифа. Ни тот, ни другой не могли двинуться с места – упал бы и разбился горшок.

– Ой… давайте отнесем его на стол, – дрожащим голосом сказала Эди. Клиф кивнул в знак согласия, густо покраснев. Они пошли в другой конец комнаты, и при каждом шаге костяшки его пальцев скользили по остриям ее грудей. Эди с ужасом чувствовала, что тело ее отзывается на это прикосновение, что в ответ на него в ней зажигается огонь.

Горшок с громким стуком грохнулся на стол – они опустили его в одно и то же мгновение.

– Благодарю, – чуть слышно сказала Эди, поворачиваясь к плите, где уже стал закипать чайник. Она чувствовала себя униженной: так реагировать на случайное прикосновение!

– Не стоит благодарности, – отозвался Клиф, вновь подходя к окну и стараясь поставить камеру на фокус через стекло. Руки его слегка дрожали. Его тело автоматически и молниеносно откликнулось на ее близость, внезапно напомнив ему, что он нормальный мужчина со здоровыми инстинктами, которые он подавлял в течение очень долгого времени.

– Привет! Кто там?

При звуке неожиданно раздавшегося незнакомого голоса Клиф подпрыгнул на месте.

– Кто это?

Эди чуть покраснела.

– Моя бабушка.

Клиф нахмурился. Он совершенно забыл о ее существовании.

– Извините, – сказала Эди и скрылась в спальне.

Клиф слышал ее успокаивающий голос, ворчанье старушки в ответ, звучащее все громче. Эди вновь вошла в комнату.

– Не хотелось бы вас затруднять, но не могли бы вы пойти познакомиться с бабушкой? – нерешительно сказала она. – Бабушка слышала ваш голос и теперь не успокоится, пока не посмотрит на вас.

Клиф со вздохом поднялся и последовал за Эди в спальню. Первое, что он там увидел, была огромная дубовая кровать и на ней – крошечная седоволосая старушка. Она сидела с величественным видом, и ее маленькие голубые глазки на сморщенном личике пронизывали его насквозь. Взмахом руки она велела Эди, взбивавшей подушки у нее за спиной, отойти в сторону.

– Вы кто? – строго спросила она, недовольно теребя кружевной воротник голубой ночной рубашки.

– Клиф Марчелли, – ответил Клиф.

– Клиф – мой друг, бабушка. Он пришел повидать меня, – добавила Эди, кинув Клифу предостерегающий взгляд. Видимо, она не хотела, чтобы старушка знала, что он из полиции.

– Подойдите поближе, чтобы я могла получше вас разглядеть, – приказала та.

Клиф сделал два шага к кровати.

– Стоп! – раздался приказ, и Клиф от неожиданности замер на месте. Старушка настороженно рассматривала его, блестящие глазки светились подозреньем. Внезапно она обернулась к Эди. – Он мне не нравится, – заявила она. – По глазам видно, что он нечестный человек. Не глаза, а бусинки.

Она снова повернулась к Клифу и свирепо уставилась на него. Затем показала ему язык.

Клиф вздохнул. Из глубины желудка поднялась изжога. Похоже, что его ждут самые длинные две недели в жизни.

Глава вторая

– Включить телевизор? – заботливо спросила Эди.

– Нет, не хочу я ничего смотреть, – ответила старушка и надула сморщенные губы. – Я хочу гулять.

– Хорошо, пойдем погуляем немного, – согласилась Эди. – Но сперва вам надо одеться, да и мне не мешает сменить халат на что-нибудь другое.

Старушка приподнялась было на кровати, затем снова негодующе уставилась на Клифа.

– Убирайтесь-ка отсюда, да побыстрей. Я знаю, почему вы здесь околачиваетесь – хотите посмотреть, как я выгляжу в натуральном виде.

Клиф выскочил из комнаты, покраснев до корней волос. Схватил один из стульев, стоявших у обеденного стола, и поставил его перед окном. Сел и, вытащив пузырек с содовыми таблетками, сунул в рот сразу две. Я готов тебя убить, Уолт, прошептал он чуть слышно. Красотка внучка, которая считает, что я похож на бродягу, и бабка, полагающая, будто меня привлекают ее перезрелые прелести. Вряд ли могло быть хуже. Клиф принялся грызть таблетки, надеясь, что сода облегчит изжогу.

Клиф не обернулся, когда дверь открылась и обе женщины вошли в комнату, он уставился в окно, не обращая на них внимания.

– Вы кто такой? Любитель заглядывать в чужие окна? – услышал он старческий голос за спиной. Клиф не ответил – он не знал, в каком свете Эди представила его самого и видеоаппаратуру. – Так я и знала, что вы извращенец, сразу вас раскусила! – И неожиданно стукнула его по голове.

– Эй! – протестующе вскричал Клиф, потирая затылок.

– Фу, бабушка, как не стыдно, – строго сказала Эди и с виноватой улыбкой взглянула на Клифа; на ее щеках выступил легкий румянец. Старушка тоже улыбнулась довольной улыбкой ребенка, которого застигли за какой-то шалостью и не наказали. – Пошли, пошли, мы же идем гулять. – Эди вывела бабушку из квартиры.

Клиф ждал, пока они выйдут, опасаясь поворачиваться к ним спиной – вдруг старушка опять неожиданно нападет на него, – и был настороже, пока за ними не захлопнулась входная дверь. Только тогда он облегченно вздохнул и откинулся на стуле. Как описал ее Уолт – престарелая больная женщина? Он забыл добавить, что она задириста, как петух. Клиф снова потер затылок. Боли она ему не причинила, но врасплох застигла, спору нет.

Он наклонился вперед и выглянул из окна, под которым был тротуар. И сразу же увидел Эди и старую даму, которые удалялись от дома. Молодая женщина шла мелкими шагами, приноравливаясь к темпу своей спутницы, которая ползла как улитка. Клиф заметил, как Эди попыталась взять бабушку под руку, но та предвосхитила ее намерение, оттолкнув ее. На губах Клифа мелькнула улыбка. Трудно сказать, кто упрямей – бабушка или внучка, которая навязывает ей свою опеку. Взгляд его вновь задержался на Эди.

Спускались сумерки, расцвечивая золотом все вокруг. Луч заходящего солнца плясал на блестящих волосах девушки, словно наслаждаясь последним мгновением свободы, прежде чем его поглотит ночная мгла. Взгляд Клифа спустился ниже, к ее стройной спине, длинной косе, подпрыгивающей в такт шагам. Клиф не мог не заметить, что ее старенькие джинсы сидят как влитые на округлых бедрах. Смущенный направлением, которое приняли его мысли, Клиф оторвал глаза от удаляющихся фигур.

Он вновь принялся осматривать комнату: опыт полицейского подсказывал ему, что, пока не стемнеет, на складе ничего не произойдет.

Встав со стула, Клиф подошел к стене, привлеченный множеством фотографий. В центре висел черно-белый снимок молодоженов. Бабушка в молодости? Наверно, связала беднягу по рукам и ногам, чтобы притащить к алтарю, скривившись, подумал Клиф.

Вокруг свадебных фотографий висели другие, в том числе запечатлевшие Эдит Тернер на разных этапах ее жизни. Можно было отметить, как идут года, по длине ее косы. Вот школьный снимок – веселая беззубая улыбка, кудрявая косичка еще не доходит до плеча. Вот выпускная фотография, лицо светится ожиданием, неизменная коса короной закручена вокруг головы.

Глаза Клифа задержались на фотографии, где Эди была снята в широкой футболке – форма университета Канзас-Сити. Футболка не могла скрыть ее ладную фигурку, каштановая коса, перекинутая через плечо, легко обвивала высокую грудь. Клиф припомнил, как коснулся ее теплой, нежной груди, и у него помимо воли задрожали пальцы.

Что он тут делает, рассматривая снимки чужих ему людей, вспоминая случайное прикосновение женщины, которая ему безразлична? Клиф бросился на стул перед окном и потянулся к сумке, где лежали сэндвичи с острым томатным соусом. У него так болела язва, что одно уж к одному – хуже быть не может.


Внизу, на улице, Эди терпеливо шагала рядом с бабушкой. Старушка шла медленно, спотыкаясь, ей было трудно ходить из-за плохой циркуляции крови.

Однако каждый вечер, если она полагала, что это ей по силам, они ходили сначала в одну сторону от дома, затем в другую. Бабушка любила гулять, и Эди чувствовала, что прогулки ей на пользу. В хорошие дни бабушка показывала ей особо памятные для нее дома: небольшое строение на углу, где когда-то была итальянская пекарня, пустырь, где некогда стоял популярный ресторан. Но в этот вечер ничто не пробуждало воспоминаний в уме старушки. Она смотрела вокруг с таким выражением лица, будто видела все это впервые, будто не она прожила в этом доме пятьдесят восемь лет. Эди знала, что потеря памяти и здравого рассудка объясняется болезнью, лишившей бабушку ее души и заменившей их растерянностью, путаницей в мыслях и агрессией. По мере того как болезнь забирала над ней все большую власть, реже и реже давала себя знать истинная сущность доброй, любящей женщины, воспитавшей Эди с младенческих лет.

На губах Эди мелькнула улыбка – она вспомнила, как удивлен был Клиф, получив удар по голове. В его черных глазах вспыхнула жизнь – впервые за все время, – и в этот миг, когда он потерял над собой контроль и позволил вырваться чувству, он показался Эди куда привлекательней.

– Зачем ты меня сюда привела? – нарушил ее воспоминания голос бабушки.

– Мы просто гуляем, бабушка, – сказала Эди, радуясь, что может отвлечься от мыслей о черноволосом мрачном полисмене, сидевшем в ее квартире.

– Почему мы гуляем по этим улицам? Мне здесь не нравится.

Эди взяла старушку за руку и ласково ей улыбнулась.

– Бабушка, вы же знаете все эти улицы. Посмотрите, вон там ваш дом.

Старушка взглянула на другую сторону улицы с растерянным видом.

– Нет, это не мой дом. Этот дом похож на притон.

Эди улыбнулась, но не стала спорить. Она знала по опыту, что доказывать бабушке ее неправоту бесполезно. Это только еще больше собьет ее с толку.

– Ладно, ладно. Пойдем домой, нам пора есть.

На лестнице они встретили Розу Тоннилеско с сыном. Эди чуть слышно вздохнула. Она очень любила толстуху итальянку, но не сомневалась, что в прошлой жизни та была профессиональной свахой и теперь решила во что бы то ни стало поженить Эди и своего сына Энтони.

– А, Эди и бабушка! – широкое лицо Розы сияло. – Как погуляли сегодня, бабушка, милочка? – Роза громко и отчетливо произносила каждое слово, точно бабушка была глухая.

– Вы кто такая? – спросила старушка, подозрительно глядя на нее.

– Я – Роза, вы же помните меня? Роза, ваш друг.

Старушка придвинулась поближе, испытующе вглядываясь в широкое смуглое лицо.

– Нет, вы не Роза. Роза молодая, а вы – нет.

Роза закатилась смехом.

– Вы совершенно правы. Стоит зазеваться, и ты становишься старше на несколько лет. – Она ласково улыбнулась старушке, затем переключила свое внимание на Эди. – Эди, вы помните Энтони? Я говорила вам, что он приезжает в гости на пару дней.

Эди улыбнулась худощавому черноволосому юноше, стоявшему рядом с Розой.

– Конечно, помню. Привет, Энтони, рада снова вас видеть.

Два месяца назад, поддавшись настояниям Розы, они назначили друг другу свиданье и провели вместе тоскливый вечер. Не прошло и пятнадцати минут, как обоим стало ясно, что они совершили ошибку. Между ними не было ничего общего, ни вкусов, ни интересов. Слава Богу, они смогли признаться в этом друг другу и оставшееся время до того часа, когда, по мнению Розы, должно кончаться свиданье, скоротали, разъезжая по городу и болтая о пустяках. В результате между ними возникла дружба, доставляющая удовольствие им обоим.

– Привет, Эди, – губы Энтони тронула застенчивая улыбка.

– Энтони обручился, – сказала Роза, с сожалением глядя на Эди. – Ах… я так надеялась… – из ее груди вырвался тяжелый вздох.

– Поздравляю, Энтони, – воскликнула Эди, радуясь, что спокойный, стеснительный юноша нашел девушку, с которой хочет связать свою жизнь.

– Надеюсь, эта молодая особа готова дать начало новой семье. Я хочу дожить до внуков.

Энтони крепко взял мать под руку.

– Пойдем, мама. Обсудим наши планы насчет детей попозже. Нехорошо, если Шерри будет нас ждать.

Роза подняла к небу карие глаза.

– Раньше он волновался, как бы не заставить ждать меня, а теперь его волнует, как бы не заставить ждать эту Шерри. – Она вздохнула – глубокий кроткий вздох.

Они попрощались и разошлись. Эди улыбнулась. С такой свекровью, как Роза, бедняжке Шерри трудно будет жить своим умом.

Когда они вошли в квартиру, Клиф обернулся.

– Кто это? – тут же спросила старушка.

– Бабушка, это Клиф. Один из моих друзей, – сказала Эди с таким видом, словно и не знакомила их друг с другом всего полчаса назад.

Клиф был настороже. Он не знал, чего ему ждать от старухи, и был готов ко всему.

– Ты – сын Бесси? – спросила старушка.

– Нет, – ответил Клиф.

– Бабушка, Бесси с сыном больше здесь не живут, – вмешалась Эди.

– Как звали ее сына?

– Джонни, – ответила Эди, подводя ее к столу. – Садитесь, садитесь. Я сейчас принесу ужин.

– Я хочу отбивную, – заявила старая дама.

– Бабушка, милая, вы же знаете, что мы не едим мяса. – Эди открыла дверцу холодильника, словно подчеркивая этим движеньем свои слова. – Я приготовила очень вкусную запеканку из картофеля с баклажанами.

– Запеканка – гадость! – горячо отозвалась бабушка. – Я хочу отбивную.

Клиф посочувствовал ей. «Гадость» – то самое слово. Если выбирать между картофельной запеканкой с баклажанами и сочной, приправленной специями отбивной, он, конечно, выбрал бы второе, и черт с ней, с изжогой.

– Запеканка тебе куда полезней, – сказала Эди, и Клиф услышал жужжание микроволновой печи.

Видимо, ответ удовлетворил старушку – больше разговора об отбивных не было. По правде сказать, до конца трапезы она вообще не проронила ни слова. Голос Эди лился нескончаемым умиротворяющим потоком: она то отпускала добродушные шутки по адресу знакомых и друзей, то напоминала бабушке, что надо пользоваться вилкой, а не пальцами. Клиф поймал себя на том, что ему нравится ее слушать. Низкий мелодичный голос вызывал в памяти гуденье церковных колоколов.

Пока они ели, Клиф молчал. Снаружи уже было совсем темно, лишь уличные фонари рассеивали окутавший все мрак. Что со старушкой? Она психически ненормальна, это очевидно. Но что с ней – просто старческое слабоумие или что-нибудь еще?

Может ли Эди хоть когда-нибудь уйти из дома, может ли общаться со своими ровесниками? Есть ли мужчина в ее жизни?

Клиф выпрямился на стуле, удивленный несвойственным ему чувством. Любопытство?.. Господи, сколько времени прошло с тех пор, как его по-настоящему занимало что-то, помимо работы? Не говоря уж о ком-то.

Клиф переменил позу, ругая себя за то, что позволил себе проявить хоть к чему-то мимолетный интерес. Не хочет он ничего знать про эту Эди и ее бабку. Если знакомишься с человеком поближе, рискуешь привязаться к нему, а это, он поклялся себе, никогда в его жизни не повторится.

Сразу после ужина Эди отвела бабушку в спальню. Примерно через полчаса она вернулась.

– Уснула, – сказала Эди, останавливаясь за спиной у Клифа. Он почувствовал это по аромату ее духов – их тонкий пряный запах казался удивительно приятным. Подумать только, чьи-то духи нравятся ему! Возмутительно! – Клиф… – Эди слегка коснулась его плеча и тут же отдернула руку, почувствовав, как напряглись мышцы, увидев его черные бездонные глаза.

– Что? – резко спросил он.

– Я… я просто хотела извиниться перед вами за бабушку, – запинаясь, проговорила Эди и сделала шаг назад, удивленная его враждебностью.



На губах Клифа появилась принужденная улыбка. Она казалась неуместной, словно он насильственно растянул губы, давно отвыкшие от этого движенья.

– Должен признаться, двинула она меня здорово, – сказал он.

Эди улыбнулась.

– Она еще ни разу никого не ударила. – Улыбка угасла. – Она раздражительна и очень упряма, но драться… Это новый симптом ее болезни.

– Что с ней такое? – вопрос вылетел у него изо рта непроизвольно.

– Болезнь Альцгеймера. Клиф нахмурился.

– Я мало с этим знаком, но разве ей не следует быть в больнице или частной лечебнице?

Эди медленно кивнула, на лбу показались морщинки.

– Да, рано или поздно мне придется поместить ее в частную лечебницу или санаторий: там за ней будет необходимый уход. Если станет слишком трудно держать ее здесь. Но пока все еще бывают моменты, когда она меня узнает и понимает, где находится, и это служит ей утешением. Когда эти светлые полосы кончатся, мне придется устроить ее иначе.

Горькая улыбка омрачила ее лицо. Эди вдруг показалось важным, чтобы Клиф узнал женщину, которая вырастила ее, понял, почему ей, Эди, так нужно заботиться о бабушке как можно дольше.

– Бабушка и дед вынянчили меня, и у меня теперь такое чувство, будто, заботясь о ней сейчас, я хотя бы частично плачу ей за все те жертвы, которые они многие годы приносили ради меня.

– А родители ваши где?

– Погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было четыре года. Бабушка и дед – мои единственные родители, других я не знала. Дед умер пять лет назад.

Внезапно Клиф ощутил, что между ними есть родство: ему тоже была знакома боль, причиненная потерей любимого человека. Но Эди ждет еще большая боль, если она будет и дальше цепляться за бабушку, которую ей неизбежно предстоит потерять. Он оборвал себя – чего это он вздумал ей сочувствовать? Холодная, безличная отчужденность – и ничего больше. Лишь так он избежит опасности.

– Послушайте, это краткое знакомство с вашей семьей было весьма любопытным, но я нахожусь здесь не для того, чтобы изучать фамильное древо Тернеров. Я пришел сюда работать.

Клиф тут же пожалел о своих циничных словах, увидев по лицу Эди, как сильно он ее оскорбил, но сознательно отогнал угрызения совести. Эта женщина представляла собой опасность – в чем она крылась, Клиф и сам не знал – для той брони, в которую он заковал себя за последние два года. Пусть лучше она ненавидит его, пусть лучше он вызовет ее гнев, чем рисковать душевным покоем, которого он наконец достиг.

Да уж, вызвать ее гнев ему удалось, и еще как! Стоило посмотреть на ее поднятые плечи, когда она гордо направилась в другой конец комнаты. Эди и не старалась скрыть своего возмущения. Громко топала ногами, с грохотом бросала посуду со стола в мойку, изо всех сил захлопнула дверцы шкафчика, сопровождая все это приглушенным бурчаньем.

– Я знаю, мне не положено включать электрический свет, но хоть свечи я могу зажечь? – Не голос, а порыв холодного арктического ветра.

Клиф кивнул, глядя, как Эди зажигает свечи, украшавшие комнату. У него мелькнула туманная мысль, уж не является ли это каким-то ритуалом и не хочет ли Эди напустить на него порчу. Ну, видимо, волноваться пока не стоит. Разве что она вырвет у него волосок или попросит постричь ногти и дать ей обрезки.

Спору нет, Эди была в бешенстве – она и припомнить не могла, когда она так злилась, злилась куда сильнее, чем это оправдывалось обстоятельствами. Верно, он не очень-то вежлив, но ей приходилось общаться с грубиянами и раньше. Она удивлялась сама себе. Почему этот Клиф так действует ей на нервы? Эди бросила взгляд туда, где он сидел, устремив все внимание на склад напротив. Больше всего ее возмутило то, что он сам спросил про бабушку, проявил к ней интерес, а когда она стала ему отвечать, грубо ее оборвал. Эди заметила любопытство, мелькнувшее у него в глазах. А затем, словно выключили телевизор, глаза его снова стали похожи на пустой экран.

Эди кончила зажигать ароматические свечи, налила в хрустальный бокал белого вина и, взяв его с собой, села на диван. Скинув туфли, положила ноги на кофейный столик и приказала себе расслабиться. В это время каждый вечер она могла наконец перевести дух, потягивая вино, вдыхая букет запахов, испускаемых мерцающими свечами, а главное, наслаждаясь бездельем. Сбрасывала с себя все дневные заботы и неприятности, как змея, высвобождающаяся из старой кожи. Снимала стресс – так сама она называла этот процесс. Но сегодня обычное спокойствие духа не приходило к ней. Во всем виноват он, этот Клиф. Эди метнула на Клифа неприязненный взгляд. Он сидел, как хмурый страж, вторгшийся в ее жизненное пространство. Даже спиной она ощущала его присутствие. Как один грустный ребенок может омрачить для всех остальных детей день рожденья, так и Клиф своей угрюмостью набрасывал на нее, Эди, темный покров.

Эди подвинулась – теперь, сидя боком, она снова видела его спину. Плечи его были напряжены, ей нетрудно было представить под свитером бугры вздувшихся мышц. У нее вдруг возникло дикое желание подойти к нему сзади и погладить их, снять напряжение. Эта мысль поразила ее, даже слегка испугала.

– Вы женаты? – вопрос слетел с губ Эди прежде, чем возник в уме.

Клиф обернулся, взглянул на нее, в темных глазах – печаль.

– Нет.

Эди кивнула, чуть заметно улыбнувшись. Ответ ее не удивил.

Клиф отвернулся от нее, отвинтил пробку бутылочки с содовыми таблетками и проглотил еще две. Он не знал, что было причиной – бутерброды с кетчупом или Эди, но желудок горел огнем. Он вынул из сумки вахтенный журнал, раскрыл, посмотрел на ручные часы, отметил время, затем написал: «Никаких происшествий». Уолт был очень педантичен и желал получать в письменном виде ежечасный отчет обо всем, что произошло, даже если не произошло ровным счетом ничего.

Зачем ей понадобилось зажигать все свечи? – внезапно возник у Клифа в мозгу непрошеный вопрос. Они наполнили комнату сладким ароматом и расплескали уютные лужицы света, танцующего на волосах Эди, смягчающего контуры ее лица и заливающего щеки теплым румянцем. Почему она не легла спать? Нарочно она, что ли, тут сидит, чтобы действовать ему на нервы?

В оконном стекле перед Клифом было ясно видно ее отражение. Эди сидела боком, задумчиво глядя в пространство. Изгиб скулы, прямая линия носа, вызывающе вздернутый подбородок. Взгляд Клифа задержался на длинной стройной шее, грациозность которой еще подчеркивалась косой, спадающей на спину. Интересно, как она выглядит с распущенными волосами? Карандаш, который он держал в руке, неожиданно чиркнул по бумаге.

– Черт! – восклицание взорвалось, как фейерверк, нарушив тишину и покой, царившие в комнате.

– Что случилось? – Эди, напуганная, вскочила с места.

– Сломал грифель, – ответил Клиф, поворачиваясь и глядя на нее с таким видом, будто в ответе за это – она.

Эди удивленно смотрела на него.

– Вы всегда так расстраиваетесь из-за пустяков?

– А как, черт подери, мне писать отчет без карандаша?

Он знал, что переигрывает. Знал, что его реакция вызвана вовсе не сломанным карандашом.

Эди встала, подошла к кухонному столику и, достав из ящика карандаш, протянула его Клифу.

– Спасибо, – сказал он, кинув на нее взгляд, где стыд боролся с замешательством.

Взгляд этот оказался губительным для Эди, словно Клиф ласково коснулся ее рукой. Она не ждала от него ничего, кроме раздражения и грубости, но его мгновенный взгляд показал Клифа в новом свете. Она увидела, насколько он уязвим, и это сделало его куда симпатичней.

Несколько долгих секунд они смотрели друг другу в глаза. Эди стояла так близко от Клифа, что чувствовала жар его тела, видела жесткую черную щетину на небритых щеках. Она смутно ощущала свой участившийся пульс и, вспыхнув, отвела глаза от его глаз, державших ее словно бабочку, приколотую булавкой к листу картона.

– Я… я думаю, мне пора ложиться. Вы погасите свет, ладно?

Она не стала ждать ответа и чуть не бегом покинула комнату. Последний звук, который она слышала, было тарахтенье в бутылочке содовых таблеток.


Эди нажала первую кнопку будильника и продолжала лежать в полудремоте. После сна Эди всегда бывала в дурном настроении. Бабушка, бывало, поддразнивала ее, говоря, что с ней опасно заговаривать, пока она не выпьет стакан апельсинового сока и не просидит часок, уставившись в пространство. Глядя на эту девочку, понимаешь, что значит человек с причудами, говаривала она со смехом. Эди сама знала, что утреннее состояние – ее слабое место, поэтому вставала всегда рано, чтобы успеть справиться со своими «причудами» до того, как проснется бабушка.

Когда будильник зазвонил снова, она оттолкнула его от себя, заставив замолчать резким ударом по второй кнопке. Встала с кровати. Тело по привычке подчинилось приказу, но голова работала с трудом.

Почти не видя ничего со сна, Эди побрела из спальни в кухню за апельсиновым соком, который помогал ей очнуться.

Она открыла дверцу холодильника, вынула кувшин с соком, налила стакан и поднесла его к губам, поворачиваясь одновременно к окну. Удивленно вскрикнув, она выпустила стакан, и он разлетелся у ее ног на мелкие осколки.

Глава третья

– Почему вы не окликнули меня? – она возмущенно смотрела на Клифа. – Почему не кашлянули или еще что-нибудь, чтобы напомнить о себе?

Клиф молчал, но глаза его были красноречивее слов. Темные, жаркие, они обнимали ее всю целиком, и там, куда попадал его взгляд, в ней тоже вспыхивал огонь. Эди вдруг почувствовала, как коротка ее ночная рубашка. Персикового цвета, с полупрозрачным кружевным верхом, не скрывающим упругую округлость ее груди. Розовые соски напряглись и, словно в ответ на жар, пылавший в его глазах, дерзко приподняли тонкую материю, державшую их взаперти. Эди никогда еще не чувствовала себя до такой степени женщиной, не ощущала, насколько она желанна, пока не увидела этого в его темных глазах. Его взгляд и испугал, и взволновал ее. Она даже не заметила, что сделала шаг вперед. Но тут ногу ее пронзила острая боль. Эди удивленно вдохнула воздух, и ей чуть не стало дурно при виде осколка стекла в пятке и густой алой крови, сочащейся из раны.

– Ой… я наступила на стекло, – растерянно сказала она, ковыляя к кушетке. Она села и положила раненую ногу на журнал, лежащий на кофейном столике.

Клиф мгновенно соскочил со стула.

– У вас есть аптечка? – спросил он озабоченно.

Эди кивнула.

– На второй полке в бельевом шкафу. В ванной.

На нее нашло какое-то оцепенение, она не могла понять, чем вызвана ее растерянность – испугом и болью из-за пореза ноги или смутившими, даже испугавшими ее чувствами, испытанными за миг до того.

Клиф вернулся почти сразу с аптечкой в руках. Он сел лицом к ней на кофейный столик и положил пораненную ногу себе на колени.

– Больно?

– Довольно больно, – призналась Эди. Ей было трудно думать о ноге. Она чувствовала осторожное прикосновение его пальцев к ступне… ее обволакивало его горячее участие, и она забывала про боль.

– Боюсь, мне придется сделать вам еще больней.

Клиф взглянул на нее непроницаемыми глазами, и Эди вдруг показалось, что он говорит о куда более серьезных вещах, чем ее нога.

– Ничего, перетерплю. – Голос ее звучал чуть слышно, и Эди спросила себя, не говорит ли и она о том, что куда серьезней, чем осколок стакана в ноге. Несколько долгих минут она неотрывно смотрела на Клифа, зачарованная силой, которая ощущалась в его чертах.

– Мне надо вытащить осколок, – Клиф вновь опустил глаза на кровоточащую ногу, разорвав их слившийся воедино взгляд.

Эди зажмурилась, напряглась в предвкушении боли и была поражена тем, как легко он касался ее ноги, как умело извлек сверкающий осколок.

– Готово, – сказал Клиф, доставая из аптечки вату и бутылочку с йодом.

– Вам вовсе не обязательно заниматься этим, – шепнула Эди, когда он начал промывать ранку.

– Мне это легче, чем вам. К тому же я чувствую себя в ответе. Я вас испугал, и вы уронили стакан. – Все его внимание было устремлено на ее ногу.

Пока Клиф промывал порез, Эди рассматривала его, спрашивая себя, какой он, когда побрит. Скрытые черной щетиной черты были четко вылеплены – высокие скулы, намек на ямочку у левого уголка рта, решительный подбородок. Взгляд Эди задержался на губах. Красивый рот, когда губы не стиснуты так мрачно. Сейчас, когда его внимание было обращено на ногу, рот расслабился, стала заметна чувственная припухлость нижней губы. Сильный, умелый рот, интересно, что бы она почувствовала, если бы он прижался к ее губам.

Внезапно Эди вздрогнула – Клиф был слишком близко. Она ощущала это всем телом. Размах его плеч, упругие мышцы ноги под ее ступней. Мягкое, ласкающее прикосновение его пальцев, промывающих и бинтующих рану, заставило ее затрепетать. Наложив повязку, Клиф не убрал рук с ее ноги. Пальцы его легко, как взмах крыльев бабочки, сидящей на цветке, двинулись вверх, слегка коснулись лодыжки, продолжили ласкающее движение еще выше, задержались на изгибе икры.

Ею овладела глубокая истома, казалось, кровь ее сгустилась и каждый удар сердца раскатом грома звучит в груди. Клиф поглаживал выгиб ноги, словно наслаждаясь ощущением ее кожи, и при каждом его прикосновении Эди пронизывала острая боль желания.

– Эй, есть там кто-нибудь? Выньте меня из этой проклятой кровати, – раздался из спальни скрипучий голос бабушки, вдребезги разбив тишину; он вернул Клифа и Эди обратно к реальности из опасной неизведанной страны, где они вдруг оказались.

Клиф отдернул руку, и Эди увидела в его глазах изумление – так глядел бы лунатик, проснувшись ночью посреди своего двора.

– На сегодня все, пора кончать, – резко произнес он, вскакивая с места, и, отвернувшись от Эди, принялся судорожными движениями укладывать вещи в сумки.

С минуту Эди сидела неподвижно, все еще пораженная тем, что его прикосновение так сильно подействовало на нее. Когда Клиф гладил ее ногу, ей хотелось, чтобы это длилось без конца, чтобы его губы последовали за рукой по начертанным ею невидимым путям.

Внезапно Эди нахмурилась, захлестнутая смущением. Как ее может так влечь к нему, когда она почти его не знает, не уверена даже, нравится ли он ей? Смех, да и только! К ней так давно не прикасался мужчина. Возможно, коснись ее ноги любой другой, реакция была бы такой же.

– Помогите! Выньте меня из кровати! Жалобный вопль бабушки подстегнул Эди, вырвал ее из задумчивости. Она встала с дивана, чуть поморщившись, когда наступила на больную ногу, и увидела, что Клиф сложил сумки и готов уйти. Он уже подошел к двери, затем остановился, взявшись за ручку, и повернулся к ней.

– Вы вчера спросили, женат ли я, и я ответил: «Нет». – Эди кивнула, и он продолжал. Глаза его – темные, мрачные, как зимняя ночь, – были устремлены на нее. – Я был женат. Три года.

– Что случилось?

Эди знала, что не имеет права спрашивать, что у него нет никаких оснований ей отвечать. Но вдруг ей показалось жизненно важным узнать ответ. Этот человек с неулыбчивыми глазами, ни с того ни с сего впадающий в беспричинный гнев, был для нее неразрешимой загадкой. Возможно, его ответ окажется ключом, который поможет ей решить ее.

– Жена бросила меня, – голос был тусклый, бесстрастный. Прежде чем Эди успела задать еще какой-нибудь вопрос, Клиф исчез.

– Ты должен освободить меня от этого задания. – Клиф сидел в кабинете Уолта, у его стола. Было два часа дня, а он еще не спал после своей ночной вахты. О, он пробовал уснуть, но что толку – он беспокойно метался в постели, проклиная судьбу за полученное задание и Эди Тернер.

– Невозможно, – сказал Уолт, затем нахмурился. – Ты похож черт знает на что. Кажется, я велел тебе постричься.

– Я похож черт знает на что, потому что не спал целые сутки и не имел времени постричься. – Клиф сердито посмотрел на Уолта. – Ты собираешься освободить меня от этого задания или нет?

– Нет, – отрезал Уолт и вздохнул. – Клиф, ты и сам знаешь, как нам не хватает людей, когда мы ловим торговцев наркотиками. Последние два года я из кожи вон лез, чтобы дать тебе живую работу, но пора и тебе время от времени заниматься тем, что не очень интересно. Это будет только справедливо. – Уолт пригладил густые седые волосы. – Что, возникла какая-нибудь проблема?

– Как сказать. Бабушка думает, что я половой извращенец и стремлюсь созерцать ее перезрелые прелести, а внучка, Эдит… – Клиф внезапно замолчал и тяжело вздохнул. Что он мог сказать? Что Эдит Тернер удивительно хороша собой? Что она вышла утром из спальни в короткой ночной сорочке персикового цвета и у него закружилась голова? Раздался стук в дверь, и Клиф облегченно вздохнул.

– Войдите! – крикнул Уолт.

В комнату вошел Джон Гибсон, один из агентов по борьбе с наркотиками.

– Как дела, Марчелли? – приветствовал он Клифа, затем обратился к Уолту: – Вы хотели видеть меня, шеф?

– Садитесь, подождите минуту. – Уолт указал молодому офицеру на стул у стены и вновь обратился к Клифу: – Так в чем проблема с Эдит Тернер? Она что, доставляет тебе неприятности?

Клиф подумал о ее ноге у себя на коленях, о коже, гладкой, как шелк.

– С ней трудно иметь дело, – выдавил он, корчась от боли в животе.

Рука Уолта взъерошила волосы, они встали дыбом, как по стойке «смирно».

– Послушай, дружище, я прошу у тебя всего две недели. Я знаю, наблюдение куда легче вести из нежилого дома, но в данном конкретном случае это невозможно. Квартира Эдит Тернер – самая выгодная позиция.

– А нельзя их временно выселить? Пока мы не кончим? – горестно спросил Клиф.

Уолт пожал плечами.

– Пожалуй, можно. Но это густонаселенный район. Начнутся разговоры. Все может пойти насмарку. И не забывай, что у нас ограниченный бюджет. Чтобы заплатить людям за переселение, нужны большие деньги. – Уолт вздохнул. – Клиф, постарайся выполнить эту работу, – он взглянул на Клифа в упор. – Склад – самое средоточие их активности. Я хочу, чтобы это дело лопнуло. Через полгода я ухожу в отставку, и, если мне удастся провести все как надо, я уйду со службы в сиянии славы.

Клифу хотелось протестовать. Хотелось бежать на край света от этого задания. Но, глядя в глаза человека, который тринадцать лет был ему не только шефом, но и другом, он знал, что выполнит свой долг до конца. Это самое меньшее, что он мог сделать для того, кто последние два года помогал ему не сойти с ума.

– Хорошо, – сказал Клиф, и рука автоматически потянулась к животу, где его давнишняя подруга-язва громко заявляла о своем неудовольствии. Клиф встал. – Я закончу наблюдение, но ты мой должник.

Уолт расслабился. Было видно, что капитуляция Клифа сняла камень с его души.

– Верно, и я расплачусь с тобой, как только ты сходишь к врачу показать свою язву.

– Угу, – Клиф улыбнулся кривой улыбкой, зная, что и не подумает это делать. Он кивнул Уолту и Джону и вышел из участка.

Ему следовало пойти домой и поспать хотя бы часа два, прежде чем возвращаться в квартиру Эди, но сейчас он меньше всего думал о сне.

Он вел машину без всякой цели, и перед его мысленным взором вставали мучительные картины. Эдит Тернер. Когда она вошла в комнату сегодня утром, он знал – она еще не проснулась и не помнит о нем. Он знал, что должен кашлянуть, подать сигнал, напомнить о себе, но в тот миг он потерял способность говорить, не мог двинуться с места. Его охватили забытые чувства, чувства, которые он давно уже себе запретил.

Немало времени прошло с тех пор, как женщина вызывала в нем страсть и он испытывал жгучее наслажденье, держа ее в своих объятьях. Клиф и не вспоминал об этом. Он похоронил все это, когда от него ушла жена. Он не хотел испытывать желанья. Он не хотел испытывать никаких чувств. И вот впервые за два года в нем вновь проснулся живой человек. Это смертельно его испугало.


Несколько минут после того, как Клиф ушел, Эди стояла, уставившись на дверь, и раздумывала над его последней фразой.

«Жена бросила меня». Никогда еще Эди не слышала, чтобы слова звучали так холодно, так мертво. Все время, что она собирала осколки стакана, ее преследовала эта фраза. Что случилось с их браком? Почему он пошел вкривь и вкось? Запрятав эти мысли поглубже, Эди принялась поднимать с постели бабушку и кормить ее завтраком.

После завтрака Эди усадила старушку на диван, включила телевизор и положила ей на колени коробочку с бижутерией. Бабушка радостно улыбнулась, получив свои сокровища, руки ее осторожно перебирали разноцветные стекляшки.

Оставив бабушку за этим мирным занятием, Эди взялась за посуду. Интересно, какая она была, его жена, подумала Эди, счищая с тарелок остатки пищи, прежде чем положить их в посудомоечную машину. Возможно, святая, если столько времени смогла его терпеть. А сам он, какой он был муж, спросила себя Эди, протирая плиту. Откуда ей знать, она даже догадок строить не может. Ей ничего о нем не известно. Ну, почти ничего, поправила себя Эди, вспомнив жгучий накал его темных глаз, пожирающих ее. Пожирающих… сильное слово, оно вызывает в воображении образы храбрых рыцарей и невинных дев. Она не была невинной девой, а он далеко не рыцарь. И все же, когда его непроницаемые, затененные густыми ресницами глаза скользили по ее едва прикрытому телу, она ощутила трепет предвкушения, словно молодая жена, идущая на брачное ложе.

– Эди, душечка, вы не спите? – голос Розы и громкий стук в дверь вывели Эди из забытья; она увидела, что стоит с губкой в руке, глядя – и не видя ее – на сверкающую крышку плиты. Кинув губку в раковину, Эди пошла, чтобы впустить в дом Розу.

– Доброе утро, Роза, – Эди улыбнулась соседке.

– Вовсе не доброе, – сказала Роза, подходя к столу и опуская свой увесистый зад на стул. – Не угостите ли меня чашкой чая? Я так несчастна. Я так страдаю. – Она скорбно взглянула на Эди.

Эди кивнула и поставила чайник на плиту, спрашивая себя, что толкнуло Розу на эту мелодраматическую сцену.

– Видно, вас действительно что-то сильно расстроило, раз понадобился мой травяной чай, – сказала Эди, тоже садясь за стол. – Что именно?

– Энтони и его будущая жена.

– Но я думала, вы рады, что Энтони женится, – возразила Эди.

– Была рада… Да и сейчас рада. Но эта Шерри, которую Энтони выбрал себе в жены, она не хочет иметь детей. – Широкое лицо Розы жалко искривилось. – Имя Тоннилеско умрет, и у меня не будет внуков. – Крупные слезы градом полились по ее щекам.

Пар, вырывающийся из чайника, помешал Эди ответить сразу. Она налила две чашки некрепкого травяного чая, убедилась, что бабушка по-прежнему с удовольствием перебирает свои «драгоценности», и снова села за стол.

– Шерри – учительница и говорит, что по уши сыта детьми, возится с ними с утра до вечера. – Слезы на щеках Розы высохли быстро, как капли воды на горячей сковороде, и теперь в ее черных глазах сверкало справедливое негодование. – Виданное ли дело, чтобы женщина не хотела иметь детей?

Эди улыбнулась, понимая, что для человека того поколения, к которому принадлежала Роза, мысль, что женщина может не хотеть детей, абсолютно чужда.

– Роза, сейчас многие люди решают не иметь детей.

– Хорошенькое решение! – Лицо Розы досадливо сморщилось. – Вы же хотели бы завести ребенка, верно?

Эди ответила не сразу. Да, было время, когда она мечтала о ребенке. К сожалению, тогда не оказалось рядом мужчины, с которым ей хотелось бы разделить свою жизнь. Пришлось решить эту проблему по-иному. Она выкинула мечту о материнстве из головы. К тому же уход за бабушкой утолил ее потребность о ком-нибудь заботиться.

– Право, не знаю, – ответила Эди наконец, затем улыбнулась. – Если я решу завести ребенка, мне, вероятно, придется отказаться от многого, что занимает важное место в моей жизни.

– А кто в этом виноват? – спросила Роза. – Я тысячу раз говорила вам, что присмотрю за бабушкой в любой вечер, когда вам захочется пообщаться с друзьями. А в те немногие вечера, когда вы выходите из дому, вы встречаетесь лишь с этим ломакой доктором Пауэрсом. – На лице Розы было ясно написано ее отвращение к Маркусу Пауэрсу. – Да разве он может кого-то любить? Он слишком влюблен в самого себя.

Эди рассмеялась. Ломака… да, нельзя не признать, что Маркус был несколько самовлюбленным.

– С Маркусом все в порядке, – сказала она с улыбкой. – Не надо только принимать его всерьез.

– Но об этом-то я и толкую, Эди, милочка. – Роза замолчала, отхлебнула чай, затем продолжала: – Вам пора найти мужчину себе по вкусу, кого-нибудь, кого вы станете принимать всерьез. Вы заботитесь о бабушке, это прекрасно, но здоровой молодой женщине нужно кое-что еще.

Эди открыла было рот, желая возразить, но ее попытка не увенчалась успехом.

– Знаете, Эди, вы ведь не молодеете. Ваши биологические часы повернули назад.

– Мне только тридцать, – со смехом сказала Эди.

Роза пожала плечами.

– Сегодня нам тридцать… затем тридцать пять… затем сорок… и оглянуться не успеешь, как мы уже слишком стары, чтобы завести семью.

– У меня есть семья, – Эди нежно поглядела на бабушку.

Роза протянула через стол руку и потрепала Эди по плечу.

– И то, что вы делаете, то, что вы заботитесь о бабушке, – это очень хорошо. Слишком многие люди торопятся отправить нас, стариков, в богадельню. Но, милая девочка, не надо ради бабушки жертвовать своей жизнью. Жизнь так коротка, а настоящую любовь так трудно найти.

– Не волнуйтесь, Роза, – Эди нежно сжала ее руку. – Придет день – я найду своего Принца, мы поженимся, нарожаем кучу детей и будем счастливо жить до конца наших дней. И мало того: вы будете крестной всех моих малышей.

Роза допила чай и встала.

– Одно я могу сказать: ваш Прекрасный Принц не появится внезапно у вас на пороге.

Эди сразу вспомнила о Клифе Марчелли. Он как раз появился внезапно у нее на пороге, но Прекрасным Принцем назвать его было трудно. А все же интересно, может ли осуществиться в жизни то, что случается в сказках. Может ли поцелуй обратить жабу в принца?


Клиф смотрел, как большой фургон для доставки продуктов медленно едет по улице по направлению к складу и подъезжает к воротам. Сердце его учащенно забилось. Вдруг сегодня тот самый день – день большой сделки, и он сможет наконец покинуть эту квартиру, уйти от Эди Тернер, от напряженной атмосферы, возникавшей, когда они с Эди оставались вдвоем. Машина развернулась и двинулась в обратную сторону. Клиф разочарованно вздохнул.

С той минуты, как Клиф вошел в квартиру полчаса назад, они с Эди старательно избегали смотреть друг на друга. Но то, что он на нее не смотрел, вовсе не значило, что он не ощущал ее присутствия. Как бы это ему удалось, когда комнату, кружа ему голову, наполнял аромат ее духов? Как мог он ее не замечать, когда она хлопотала у плиты, торопясь подать ужин до того, как мрак – это чудовище, для которого лучи солнца – единственная пища, – поглотит солнечный свет? Звон тарелок, звуки песенки, которую Эди напевала вполголоса, напомнили ему о тех далеких вечерах, когда он сидел на кухне своего дома, глядя, как Кэтрин готовит ужин.

Странно, мысли о Кэтрин всегда вызывали в нем безумный гнев, такую жгучую ярость, что его буквально выворачивало наизнанку. А теперь ярость почти угасла, к ней примешалась печаль. Это было что-то новое.

– Клиф, вы не откажетесь поужинать с нами? У нас сегодня лапшевник.

Клиф отвернулся от окна и взглянул на Эди, удивленный ее предложением. Выбор был предрешен: сочная, ароматная лапша с поджаристой корочкой или две булочки с котлетой и сыром, лежавшие в сумке, возможно покрытые застывшим жиром и потерявшие всякую форму.

– Спасибо, – откликнулся он, – если это не причинит беспокойства.

– Ни малейшего. Просто поставлю на стол еще одну тарелку.

– Не надо, – чуть не крикнул Клиф. Он был в панике. – Я… я… мне нельзя отходить от окна. Если вы не против, я возьму тарелку сюда.

Клиф снова повернулся к окну, слегка покраснев, – он знал, что взгляд Эди задержался на нем с любопытством.

Он перегнул палку, но он не мог сесть вместе с ними за стол. Это было бы слишком по-домашнему, слишком похоже на настоящую семью. А семья, счастье, райское будущее были понятия, о которых Клиф не позволял себе даже мечтать. Больше не позволял.

– Конечно, почему нет, – согласилась Эди, испытующе уставившись на его спину, словно желая прочитать его сокровенные мысли.

С той минуты, как Клиф вошел в комнату, ее охватила несвойственная ей робость и вместе с тем желание получше его узнать. Она пригласила Клифа разделить ужин, надеясь, что, сидя с ними за одним столом, он станет хоть немного общительней. Эди была не настолько глупа, чтобы ожидать, что он сразу оттает, но рассчитывала, что он по крайней мере перестанет давать лишь односложные ответы и глядеть на нее с такой яростью, точно он медведь, потревоженный во время зимней спячки.

– Все готово. Пойду разбужу бабушку, и будем ужинать. Это всего несколько минут. – Эди подождала, пока Клиф едва заметно кивнул, и зашла в спальню. – Бабушка, просыпайтесь. Пора ужинать, – Эди нежно тронула старушку за плечо. Глаза открылись, и, глядя в их теплую голубизну, Эди увидела, что перед ней та, кто вырастил ее, та, кого она так любит. Как она дорожила такими мгновениями, ведь они случались все реже и реже.

– А, Эди, – старушка протянула руку и ласково коснулась ее лица. – Я видела замечательный сон. Мы все были в гостях, и моя мама была там, и твоя, все пили чай из таких красивых чашек и ели такие вкусные пирожки.

– Какая прелесть! – сказала Эди, помогая ей сесть на постели. – А теперь пора вставать и ужинать.

Бабушка любовно погладила Эди по щеке.

– Ты такая хорошая девочка, Эди. Я всегда надышаться на тебя не могла.

Но не успела Эди ответить, как глаза старой дамы погасли.

– А я на тебя, – прошептала Эди, безмолвно прощаясь с той, кого она любила всю жизнь. К тому времени, когда она подняла бабушку с постели, старушка снова превратилась в раздражительную незнакомку, пресекавшую все попытки Эди вывести ее из спальни.

– Что он тут делает? – спросила старушка, садясь за стол и указывая пальцем на Клифа. – Что у него, своего дома нет?

– Клиф пришел повидаться со мной, – сказала Эди, вынимая из духовки противень с лапшевником.

– Грубиян какой-то, – продолжала старушка. – Приходит в гости, а сам сидит, уставившись в окно. Совершенно не умеет себя вести. Я думала, у Бесси хватит ума воспитать сына как надо.

Эди открыла было рот, чтобы защитить Клифа от ее нападок, и сразу снова закрыла. С чего бы ей за него заступаться?

– Прошу прощенья, я не хотел быть грубым, – с удивлением услышала Эди голос Клифа, вставшего на собственную защиту. Ее удивление еще возросло, когда, повернувшись боком на стуле, Клиф попытался улыбнуться бабушке.

При виде этой улыбки, такой неожиданной, так ясно говорившей о его уязвимости, у Эди перехватило дыхание. Старушка кивнула, смягченная его словами.

– Если вы еще соскребете волосы с лица, у вас будет почти цивилизованный вид.

Губы Клифа дрогнули в усмешке.

Эди отвернулась, стала нарезать хлеб. Его мимолетная улыбка осветила все лицо, вдохнула в него жизнь, изгиб губ намекнул на то, как он будет выглядеть, улыбаясь не только ртом, но и сердцем. В глубине души она знала, что не успокоится, пока он не улыбнется ей открытой сердечной улыбкой.

Снова обернувшись к ним, Эди увидела, что бабушка по-прежнему изучает Клифа.

– Странно, он совсем не похож на Бесси, – задумчиво сказала она. – Верно, в отца пошел. Тот был настоящий красавчик. Глаза и волосы черные, на Кларка Гейбла смахивал. Но какой же он был негодяй!

Клиф беспомощно посмотрел на Эди, по-видимому не зная, как ему быть.

– Да, Клиф пошел в отца, – сказала Эди, ставя на стол хлебницу и миску с приготовленным на скорую руку салатом. Добавила к этому лапшевник и принялась наполнять тарелку Клифу.

– Я думала, у нас сегодня отбивные, – воскликнула старая дама. – Вам бы тоже хотелось отбивную вместо этой гадости, да? – обратилась она к Клифу.

– Лапшевник выглядит очень аппетитно, – заметил он. По правде сказать, у него потекли слюнки при мысли о сочной, прослоенной сыром лапше с густым, острым мясным соусом. Он уже давным-давно не ел ничего, кроме полуфабрикатов с высоким процентом холестерина и низким процентом питательности, которые продавались в целлофановой обертке или в коробочках из пенопласта.

– Хм, лапшевник недурен, но отбивные лучше, – заявила старушка.

– Спасибо, – пробормотал Клиф, когда Эди протянула ему наполненную до краев тарелку и присоединилась к бабушке. Клиф взглянул на тарелку и нахмурился. Спору нет, он давно не пробовал итальянских блюд, но то, что лежало на тарелке, никак не напоминало кушанье, которое он знал с детства. Где соус? Где мясо? Взяв вилку, он вонзил ее в лапшевник и еще больше нахмурился, увидев зеленые ломтики каких-то неизвестных овощей.

– Что-нибудь не так? – спросила Эди.

– Да нет… только… где тут мясо? – пробормотал наконец Клиф в смущении.

– О, тут нет мяса. Мы с бабушкой вегетарианцы.

– Это она вегетарианка. Я – узница в ее власти, – колко заметила старушка.

– Я делаю только овощные блюда. Это куда полезней, чем мясо и острые приправы.

– Ну, лично я предпочитаю мясо и острые приправы, – пробурчал Клиф, сообразив, что зеленые ломтики – это спаржа, капуста и шпинат.

– Да, но, судя по вашему виду, ваш желудок не разделяет эту любовь к мясу и приправам. У вас давно уже язва?

– Нет у меня никакой язвы, – буркнул Клиф, возмущенный ее вмешательством в его личные дела.

– Полагаю, вы грызете содовые таблетки просто потому, что вам нравится их вкус, – слегка улыбнувшись, сказала Эди. – В школе вы, верно, грызли мел, стоя у доски.

Нарисованная Эди картина вызвала у Клифа внезапный взрыв смеха. Он был удивлен. Он и забыл, как приятно смеяться. И Клиф рассмеялся опять.

Этот глубокий грудной смех насквозь пронзил Эди, взял ее за сердце, и оно отозвалось на него, гулко забившись в груди.

Смех Клифа медленно угас, но их глаза еще долго не могли оторваться друг от друга.

– Вы что, весь вечер собираетесь играть в гляделки или мы будем ужинать? – негодующе произнесла бабушка.

И на глазах у Эди Клиф преобразился, снова ушел в себя, стал мрачным и хмурым, как зимняя ночь.

– Мы будем ужинать, – сказал он, поворачиваясь к ним спиной.

Эди не могла снести разочарования, и, когда накладывала бабушке и себе еду, руки ее слегка дрожали. Черт, ведь на какой-то миг Клиф стал похож на человека. Он все время настороже, боится разделить хоть частицу себя с другими. Смех вырвался у него ненароком лишь потому, что его внутренний страж на секунду ослабил внимание.

Сидя за ужином, Эди спрашивала себя, какие еще качества Клиф так тщательно скрывает за своей броней. Удастся ли ей как-нибудь пробить эту непроницаемую броню, сделать в ней достаточно большую брешь, чтобы можно было проникать внутрь?

Но после ужина перед Эди снова чуть-чуть приоткрылась внутренняя жизнь Клифа. Бабушка опять легла в постель, и Эди с Клифом остались одни, если не считать ползущих в комнату вечерних теней.

– Я чувствую себя Авраамом Линкольном, – сказала Эди, зажигая свечу и ставя на стол рядом с компьютером.

– Ну, вряд ли он мог позволить себе такую роскошь, как компьютер и диктофон, – отозвался Клиф. – Но я согласен, не очень удобно работать в темноте. Что это вы печатаете?

– Медицинские материалы. Я служила в частной клинике, в офисе, но два месяца назад ушла, чтобы присматривать за бабушкой. Врачи были настолько добры, что разрешили мне работать дома. Обычно я кончаю раньше, но сейчас у меня осталось два доклада, которые нужно отдать до завтра, а днем у меня не было возможности ими заняться. – И так как Клиф держался достаточно вежливо, Эди, осмелев, добавила: – А вы уже давно в полиции?

– В июне будет четырнадцать лет. Мне был двадцать один год, когда я туда поступил.

– Вам нравится ваша работа?

Клиф так долго не отвечал, что Эди подумала было, уж не прослушал ли он ее вопрос. Но только она открыла рот, чтобы его повторить, как Клиф заговорил:

– Да, мне нравится моя работа. – Он обернулся и посмотрел на Эди. – За последние два года работа была самым главным в моей жизни. А вы? Вам нравится то, что вы делаете?

Эди кивнула.

– Очень. Это интересно и очень удобно при моих теперешних обстоятельствах. Такая работа позволяет быть дома, с бабушкой, и дает достаточно денег, чтобы оплачивать счета. А бабушка нуждается во мне.

– Вы так хорошо за ней ухаживаете. Вы, видимо, очень терпеливы.

– Легко быть терпеливым с тем, кого любишь, – мягко сказала Эди. Их глаза встретились, и ни один из них не смог отвести взгляд. Воздух был заряжен электричеством. Эди уже доводилось видеть, как глаза Клифа темнеют от подавляемого гнева. Видела она их холодными, нарочито равнодушными. Но на этот раз они горели страстным, исступленным огнем, приковавшим ее к месту. Опаленная этим пламенем, Эди остолбенела.

Раздался стук в дверь, оба подскочили на месте.

– Никого не впускайте, – предупредил Клиф. Взгляд, державший ее в плену, исчез, словно его и не бывало. Эди даже подумала, уж не привиделась ли ей страсть в его глазах.

Она кивнула и, подойдя к входной двери, лишь слегка приоткрыла ее.

– Доставка пиццы. Вы делали заказ? – По другую сторону двери стоял темноволосый парень в полосатой красно-белой форме.

– Вы, должно быть, ошиблись. Мы не заказывали пиццу. – Эди хотела закрыть дверь, но юноша сунул ногу в щель между дверью и косяком.

– У нас заказ от Клифа Марчелли, – сказал он, сделав ударение на имени, и показал ей полицейский значок.

– Клиф, это к вам, – Эди распахнула входную дверь.

– Эй, Марчелли, – парень улыбнулся Клифу.

– Гибсон, что ты тут делаешь? – Клиф встал, чтобы поздороваться с ним, затем повернулся к Эди. – Это Джон Гибсон с нашего участка. Мы вместе работаем.

Эди кивнула, села за стол и надела наушники, не желая им мешать. Ее пальцы запорхали по клавишам. Однако кое-что из их разговора все же доходило до ее ушей.

– Как тебе нравится мой наряд? – Джон, усмехаясь, взглянул на Клифа и разгладил свою полосатую рубаху.

– Потрясающе! Но все же что тебе здесь надо?

– Шеф послал меня вот с этим. – Джон открыл сумку и вынул, как показалось Эди, несколько фотографий. – Говорят, что один из них и будет наш покупатель.

– Спасибо, – Клиф внимательно изучал фотографии.

– Ей нас слышно? – спросил Джон. Его голос звучал громче, чем стук клавиш.

Клиф с отсутствующим видом покачал головой.

– Значит, это и есть пресловутая Эдит Тернер? – посмеиваясь, спросил Джон.

Эди оцепенела, хотя пальцы ее продолжали печатать.

– Не могу поверить, что ты ходил сегодня к шефу жаловаться на то, как трудно иметь с ней дело. На мой взгляд, она совсем не дурна.

По правде сказать, она очень даже хороша на вид.

– Да, да. – Клиф подтолкнул его к двери. – Спасибо за фотографии, и скажи шефу, что я свяжусь с ним утром.

С этими словами Клиф выставил Джона за дверь и сконфуженно улыбнулся Эди.

Эди рывком поднялась со стула и, срывая с ушей наушники, стала перед ним, гневно сверкая глазами.

– Я вас презираю. Не могу поверить, что вы отправились к мистеру Каммингзу и заявили, что со мной трудно иметь дело. Я предоставила свою квартиру, надеясь помочь полиции, насколько это в моих силах, но вы с самого начала вели себя вызывающе, а потом еще имели наглость жаловаться на меня. – Задрав голову, Эди подошла к Клифу и остановилась прямо перед ним. – И разрешите мне кое-что вам сказать, мистер Марчелли. Вы – жаба, и у меня такое чувство, что, даже поцелуй я вас, вы не превратитесь в Прекрасного Принца. – С этими словами Эди стремительно вылетела из комнаты. Хлопнула дверь в спальню, подчеркнув грохотом ее последние слова.

Глава четвертая

Клиф смотрел на захлопнувшуюся дверь; в душе раскаяние и стыд. Он сожалел, что Эди услышала слова Джона, досадовал, что, поддавшись порыву, прибежал к Уолту. Но что, черт подери, она имела в виду, говоря о какой-то жабе?

Клиф сел у окна и достал пузырек с содовыми таблетками. Начал было вытряхивать две штуки на ладонь, но передумал и снова завинтил крышку. Он потянулся за ними по привычке, из-за ссоры с Эди, но желудку они не были нужны. Сказать по правде, он чувствовал себя гораздо лучше, чем все последние месяцы, и не мог не признать, что причиной тому, скорее всего, был питательный, хоть и пресный лапшевник с овощами, который он съел на ужин вместо привычных ему пряных и жирных блюд.

Клиф встал и подошел к столу, где работала Эди: он заметил мигающий огонек. Эди была в такой ярости, что даже не подумала выключить прибор. Клиф нашел нужную кнопку и нажал ее, затем погасил свечи и вернулся на свой сторожевой пост.

При мысли о женщине, скрывшейся в спальне, улыбка приподняла уголки его губ. Вот уж кто не будет делать секрета из своих чувств. Вот уж кто не будет глотать обиду, чтобы та разъедала ей нутро. Нет, она выставит свой гнев на всеобщее обозрение. У нее никогда не будет язвы. Улыбка Клифа стала шире. Она из тех, кто доводит до язвы других.

И все же он должен признать, что, когда Эди стояла так близко, чуть не касаясь его вздымавшейся от ярости грудью и испепеляя Клифа глазами, это вызвало в нем… Что? Вожделение? Желание прижать ее к своей груди, почувствовать, как их тела сливаются в тесном объятии? Желание прильнуть губами к губам Эди и не отпускать ее до тех пор, пока жгучую ярость в ее глазах не сменит жгучая страсть?

Клиф даже фыркнул от презрения к самому себе и провел рукой по щетинистому подбородку. Он не сомневался, что и Эди умирает от желания поцеловать его. Всякой женщине, хоть раз в жизни, до смерти хочется поцеловать негодяя.

Да, побриться не помешает, подумал Клиф, глядя на луну. Рука передвинулась с подбородка на затылок, пальцы сами собой подергали волосы, падающие на воротник рубашки. И постричься тоже. Клиф отдернул руку. И так хорошо. Не станет он ни для кого менять свою внешность.

Клиф снова взглянул на луну и подумал о женщине по другую сторону двери. После того как он увидел ее в персиковой ночной рубашке, он легко мог представить ее в постели. Распущенные темно-каштановые волосы растеклись по подушке, как пролитый на белую скатерть кофе. Вряд ли она спит, свернувшись калачиком. О нет, только не Эди. Такой мягкий и открытый человек, как она, должен спать, вольготно раскинувшись на спине, всем существом отдаваясь исполненным истомой ночным ласкам. Картины, возникавшие у Клифа в уме, сменяли друг друга, и он почувствовал, что его все сильней обдает жаром. Перед ним, словно во сне, мелькали заманчивые видения, поражавшие его самого… Вот Эди простирает к нему с постели руки, манит его к себе. Вот Эди, облитая лунным светом, сбрасывает с себя ночную рубашку и стоит, подставив обнаженное тело поцелуям луны, в обращенных к нему глазах откровенный призыв.

На лбу Клифа выступил пот. Клокочущие в нем чувства таят опасность. Так или иначе он должен их победить.

Да, его влечет к Эди, он хочет ее. Признание облегчило внутреннюю борьбу. А почему бы и не хотеть ее? Она красивая, соблазнительная женщина, а он здоровый мужчина с нормальными желаниями, которые он слишком долго подавлял. Его вожделение вполне естественно. В нем нет ничего дурного, только надо не уступать ему. Вот если бы он завлек Эди, вскружил ей голову, заставил ее поверить, будто может дать ей нечто большее, чем физическое удовлетворение, это было бы дурно. Клиф знал, что большего дать не мог. Там, где некогда у него было сердце, теперь зияла бездна… черная… мертвая… пустая.

– Клиф?

Он вздрогнул, выругался про себя. В дверях стояла Эди.

– Простите, я не хотела вас пугать.

Она подошла поближе, затягивая пояс махрового халата на гибкой талии.

– Я хочу вас кое о чем спросить.

– О чем? – проговорил он, не глядя на Эди. Клифу было неловко. Слишком свежи в его памяти были эротические картины, мелькавшие перед ним всего мгновение назад.

– Почему вы считаете, что со мной трудно иметь дело?

Клиф тяжело вздохнул, в смятении взъерошил волосы.

– Забудьте об этом. Это неважно.

– Для меня важно, – настаивала Эди, делая еще один шаг к нему.

– Право, мне не хочется продолжать этот разговор. – Хотелось ему одного: убежать куда-нибудь подальше, оставить позади и эту женщину, и эту квартиру.

– А мне хочется. – Эди нахмурилась, увидев, что он протягивает руку к бутылочке с пилюлями. – Опять живот тревожит? – Не подождав ответа, она подошла к холодильнику и налила ему большой стакан молока. – Нате, выпейте. Это лучше всяких пилюль. Вы, верно, потратили на них целое состояние.

Клиф взял стакан, осушил его, протянул обратно; Эди поставила его на стол и вернулась на прежнее место.

– А теперь скажите, почему вы считаете, что со мной трудно иметь дело?

Клиф сморщился и потер живот.

– Чего вы хотите? Чтобы ваше молоко скисло у меня в желудке? – проворчал он. – Оставим этот разговор. Раз и навсегда. – Он повернулся к ней спиной.

– Знаете, у вас не было бы никаких проблем с животом, если бы вы не так крепко держали себя в руках, давали бы себе волю. – Эди долго смотрела на его мощную спину. – Из слов вашего приятеля ясно, что вы ходили в участок жаловаться на меня. По-моему, будет только справедливо, если вы скажете, почему вы это сделали.

Клиф резко повернулся на стуле, вскочил и, схватив Эди за запястья, притянул к себе. Эди судорожно глотнула воздух. В лунном свете, льющемся в окно, она видела его темные глаза, горящие от затаенного чувства, его лицо, искаженное гневом и чем-то еще… чем-то, что Эди было трудно определить.

– Вы считаете, что не надо держать себя в руках, что следует давать себе волю? Прекрасно. Так я скажу, почему с вами трудно иметь дело. – Голос Клифа звучал хрипло, горячее дыханье опаляло лицо Эди; независимо от ее воли ее стала бить дрожь. – С вами трудно иметь дело, потому что у вас такая нежная кожа… а ваши волосы… я мог бы спрятаться в них. – Рука Клифа опустилась на затылок и зарылась в ее волосах. – А ваши губы… они просят, чтобы их поцеловали.

Эди с шумом перевела дыхание. Она чувствовала, что Клиф больше не держит ее, что она может отстраниться от него, может ускользнуть. Но у нее и в мыслях этого не было. Слова Клифа соткали вокруг нее паутину, опутали ее, пригвоздили к месту. Она знала, что ей следует бежать, и не могла. Знала, что сейчас он поцелует ее, и хотела этого.

Прикосновение ищущих губ Клифа было подобно взрыву. Эди окончательно потеряла разум. Губы ее приоткрылись, тело изогнулось в инстинктивном стремлении как можно теснее прильнуть к нему.

Клиф застонал и крепче припал к губам Эди; его язык коснулся края ее зубов, затем забрался глубже, исследуя все уголки ее рта.

Руки его запутались в волосах Эди, она откинулась назад, красиво изогнув шею.

У Эди голова пошла кругом, она была пьяна от Клифа, от его губ, его рук, сбита с толку своим мгновенным, неприкрытым откликом на них.

– Я хотел этого с той минуты, как вошел в вашу квартиру, – пробормотал, отрываясь наконец от ее губ, Клиф.

Эди не слышала его, она не могла прийти в себя от неистового поцелуя. Кровь гулко пульсировала в жилах, неровное дыхание с трудом вырывалось из груди.

Клиф отпрянул на миг и взглянул на нее – в темных глазах огонь.

– Значит, мне не следует держать себя в руках, надо давать себе волю? Что ж, послушаюсь вас. Знаете, почему мне трудно иметь с вами дело, Эди? Я вас хочу.

От жесткой откровенности его слов у Эди перехватило дыханье. Клиф теснее прижался к ней, чтобы у нее не оставалось сомнений в том, насколько он ее хочет, как он возбужден.

– Я хочу отнести вас в спальню и положить на кровать. И сорвать с вас одежду, и покрыть поцелуями ваше тело. – Глаза Клифа потемнели, он был похож на затравленного зверя. – Но не обманывайтесь. То, чего я хочу, не любовь. В лучшем случае это было бы всего лишь приятным эпизодом в моей жизни, кратковременным, недолговечным, несмотря на пылкость моих чувств. – Его глаза чуть потеплели. – А что-то мне говорит, что вы не из тех женщин, которые довольствуются этим. – Клиф глубоко вздохнул и продолжал: – Теперь вы знаете, что мне от вас надо и почему я считаю, что с вами трудно иметь дело. – Внезапно он выпустил ее из своих объятий, уронив руки вдоль тела, и устало перевел дыханье. – Ложитесь в постель, Эди. Если нам повезет, через неделю я покину этот дом, уйду из вашей жизни. – Он отвернулся от нее и снова сел у окна… такой ранимый, такой одинокий.

Клиф хочет ее. Мысль об этом опьяняла и страшила Эди. Укрывшись в спальне, она села на кровать и коснулась пальцем губ, которые какие-то секунды назад он так жадно целовал. Клиф заставил ее чувствовать то, что она чувствовать не хотела. Он заставил ее вспомнить, что ради бабушки она давно уже забывает о себе. Он – Казанова, испытанными приемами сбивающий ее с истинного пути, дьявол, соблазняющий ее. И соблазн этот был так сладостен, так желанен.

Эди сняла халат, легла под одеяло и погасила на тумбочке лампу. Клиф пытался ее предостеречь, отпугнуть от себя, но ее тянуло к нему, как ребенка неодолимо тянет к огню, хотя результат обычно один – ожог.

Да, крепкий орешек, но у нее было чувство, что женщина, которая сумеет расколоть его скорлупу, будет счастливейшей женщиной в мире. Потребуется много терпения, но, как она сказала Клифу, у нее хватает терпения на тех, кого она любит.

Эди внезапно села на постели: мелькнувшая в глубине сознания мысль поразила ее. Неужели она влюблена в Клифа? Нет, это невозможно. Но если так, она надеется, что в результате у нее не образуется язва.


Солнце только-только показалось над горизонтом. Клиф устало потянулся, одернул рубаху, задравшуюся на плоском, твердом животе.

Он был рад солнцу, изгнавшему мрак, который окутывал все кругом. Клиф надеялся, что оно изгонит мрак из его души, поможет побороть чувства, с которыми он боролся вот уже две ночи подряд.

Эди… ее имя вызывало в нем жажду. Поцелуй, который он похитил у нее две ночи назад, был острой закуской перед пиршеством и лишь разжег в нем аппетит.

А она оба эти дня избегала его, уходила к себе почти сразу, как он приходил вечером, и не появлялась, пока он не уходил утром. Это облегчало положение. Но ничто не могло облегчить угрызения совести, когда он вспоминал про поцелуй.

Он был с ней груб и резок, куда грубее, чем ему хотелось бы. Но надо было напугать ее, отвратить ее от себя. С первой минуты их знакомства между ними проскочила искра. Клиф все время чувствовал возникшее напряжение и знал: Эди чувствует то же самое. За прошедшие два года его уже настигало желание. Это был старый враг, и он научился бороться с ним при помощи физических упражнений и постоянного жесткого контроля над собой. Но в то мгновенье, две ночи назад, когда он держал теплое, обольстительное тело Эди в объятиях, Клиф понял, что еще немного – и потеряет самоконтроль. Потребовалось огромное усилие воли, чтобы оттолкнуть ее от себя.

Последние две ночи тянулись бесконечно. Клиф спрашивал себя, что было бы, если бы он тогда не отстранился. Сама Эди не сопротивлялась, это точно. Напротив, с готовностью ответила на поцелуй, вызвав в его уме мучительные картины того, что могло быть, если бы… Клиф не удивился бы, если бы утро застало его мертвым от отравления содовыми таблетками, а в вахтенном журнале вместо записей оказались бы эротические картинки, созданные его воображением.

– Доброе утро.

Клиф подскочил при звуке ее хриплого со сна голоса, удивляясь, как это Эди отважилась выйти из спальни до его ухода. Он глядел, как она пересекает комнату – сомнамбула, готовая совершить ежедневный набег на холодильник. Она не повторила ошибки – ни намека на персиковую ночную рубашку, каждый дюйм ее тела был скрыт пышными складками пестрого восточного халата.

– Доброе… – пробормотал Клиф, не в силах оторвать от нее глаз, в то время как Эди, схватив с полки кувшин с апельсиновым соком, поднесла его к губам. На его лице промелькнула улыбка.

– Что тут смешного? – заметив это, спросила Эди, измученная двумя ночами, когда она ворочалась до утра с боку на бок, не в силах сомкнуть глаз. Ей казалось, что она не спит уже много недель, а виноват в этом он.

– Мама всегда шлепала меня, когда я пил прямо из кувшина. – Улыбка Клифа дрогнула. В ней была и радость, и печаль – он вспомнил бои с матерью из-за его привычки пить молоко прямо из кувшина. Клиф подумал о том, как давно не был у матери, не говорил с ней, и его охватил жгучий стыд.

Эди заметила, как смягчились его черты, и обычная ее утренняя раздражительность несколько ослабла.

– Вы близки с матерью? – Она поставила кувшин обратно.

– Раньше были, – взгляд его устремился куда-то вдаль. – Несколько лет назад она второй раз вышла замуж и переехала в Сент-Луис, и после этого мы как-то отдалились друг от друга. – Клиф старался припомнить, как это вышло, что они с матерью потеряли связь. Когда он перестал ей звонить и когда она наконец смирилась с этим и перестала звонить сама?

– Это очень печально. Жизнь слишком коротка, чтобы позволить себе разлучаться с теми, кого мы любим. Неважно, чем вызвана разлука, нашими чувствами или расстоянием.

– Жизнь слишком коротка, чтобы стоило отдавать кому-нибудь свои чувства.

Эди взглянула на Клифа, удивленная горечью, звучащей в его голосе.

– Клиф, вы не правы. По-моему, миг любви дороже целой жизни без нее.

Клиф долго глядел на нее, затем невесело усмехнулся.

– Значит, вы, Эдит Тернер, – глупая женщина.

Зазвонил телефон, помешав Эди ответить.

– Кто бы это мог быть в такую рань? – проворчала она, спеша взять трубку. – Слушаю. Привет… А что случилось? Сегодня вечером? О, я не могу… Боюсь, это невозможно. Не думаю, что мне удастся найти кого-нибудь посидеть с бабушкой. – Она молчала с минуту, затем добавила: – Попробую спросить Розу. Я перезвоню вам и все сообщу.

– Какое-нибудь затруднение? – спросил Клиф, когда она повесила трубку.

– Мои друзья идут сегодня на балет и хотят, чтобы я к ним присоединилась.

– Вы любите балет? – спросил Клиф, начиная нагружать сумки.

– Обожаю! – воскликнула Эди. – Думаю, что в прошлой жизни я была знаменитой балериной. К сожалению, в этой жизни я наделена плохой координацией движений и отсутствием чувства ритма. – Она неожиданно рассмеялась таким юным безудержным смехом, что Клифу захотелось каждый вечер водить ее на балет, на любой спектакль, лишь бы она почаще так смеялась. Однако при мысли о балете Клиф поежился. Он не отличит одного па от другого и, уж конечно, не будет знать, как они называются. – Я так давно не ходила на балет, а сегодня один из моих любимых спектаклей, «Жизель». – Слова обгоняли друг друга. Вскипятив чай, Эдит одну чашку налила себе, другую протянула Клифу. Но он покачал головой. Она не ест мяса, надо думать, и чай она заваривает из травы.

– Вы, верно, брали уроки танцев в детстве? – Клиф уже все уложил и был готов попрощаться, но ему не хотелось уходить. Беседуя с Эди в час, когда только занималась заря, заливая комнату бледным светом, и большинство людей в городе мирно спали в своих постелях, Клиф чувствовал себя очень близким к ней.

– Разумеется, покажите мне девочку, которая не брала бы в детстве уроки танцев. – Эди улыбалась, сидя за столом с чашкой чая в руке. – В течение двух лет я раз в неделю ходила в балетную школу мадам Луксинской и мечтала стать прима-балериной.

Клиф попытался представить ее девочкой в пышной пачке, но единственное, что возникало перед его мысленным взором, были ее длинные, стройные, отнюдь не детские ноги. – Почему вы бросили?

– Однажды в школе я на минуту забыла свои фантазии и понаблюдала за собой в зеркале. «Что тут делает эта бедная бездарная девочка?» – спросила я себя. И вдруг поняла, что эта бедная бездарная девочка – я сама. И я ушла из школы. Я перестала танцевать, но моя любовь к балету осталась прежней. – Эди с любопытством поглядела на него. – А как насчет вас? Кем вы мечтали стать в детстве?

– Астрономом. – Признанье удивило Клифа. Он не вспоминал об этом мальчишеском увлечении уже много лет. Клиф улыбнулся про себя и покачал головой. – Когда мне было лет восемь, мне подарили телескоп, и он открыл передо мной совершенно новый мир. Я часами наблюдал за звездами, воображая себя известным астрономом, открывающим новые галактики.

– Чем кончились эти мечты? – мягко спросила Эди, догадываясь по его лицу, что на мгновение он затерялся в невинном детстве.

Циничная усмешка искривила губы Клифа.

– Последнее, в чем нуждался мир, – это еще один романтик, созерцающий звезды.

– Ну, в этом вас никто не обвинит, – сказала Эди с улыбкой.

– В чем? В том, что я созерцатель звезд?

– Нет, в том, что вы романтик. – Он нахмурился, она засмеялась.

– Пора двигаться, – холодно сказал Клиф, направляясь к входной двери. – До вечера.

Он распахнул дверь и вышел в коридор. Клиф не верил сам себе. Надо же – рассказал Эди о своей детской мечте стать астрономом. С Кэтрин он никогда этим не делился. Он чувствовал, что уронил себя в ее глазах, выставил напоказ частичку самого себя, которую всегда ревностно охранял. Что в ней есть, в этой Эди Тернер, что его так тянет на откровенность?

Клиф вздрогнул, услышав стук распахнувшейся двери по другую сторону лестничной площадки и увидев два черных глаза, которые подозрительно уставились на него.

– Не слишком ли ранний час для визита? Перед Клифом стояла полная пожилая итальянка в купальном халате, волосы закручены на бигуди.

– Я… я ухожу, – пробормотал он, запинаясь, и крепче сжал ручки сумок.

– Вот как… – ее глаза снова ощупали его со всех сторон, затем перешли на запертую дверь квартиры, откуда он вышел. – Вот как! – повторила она, и в глазах ее зажегся огонек, сразу вызвавший у Клифа желание возразить. – Значит, вы дружок Эди?

Ее улыбка напомнила Клифу о его родной тетке, которая в детстве от любви к нему так щипала его за щеки, что на них появлялись синяки. Он отступил на шаг, подавив побуждение прикрыть щеки руками.

– Да, один из ее друзей, – неопределенно проговорил Клиф. Черт, вот уж чего ему совсем не нужно, так это соседки, которой показалось подозрительным, что он выходит из квартиры Эди ранним утром. Интуиция подсказывала ему, что эта соседка вряд ли станет держать язык за зубами.

– Меня зовут Роза Тоннилеско, – сказала она, подойдя к нему, и приветственно протянула руку. – А вас?.. – черные брови взлетели словно вопросительный знак.

– Я… я. – Клиф Марчелли. – Он пожал ей руку, ломая голову, как ему ускользнуть от нее, не выдав истинной цели своего визита. Не мог же он сказать, зачем на самом деле очутился в квартире Эди.

– А, славный итальянский парень! – сияющая улыбка Розы без слов говорила о ее одобрении. – Надеюсь, мы будем чаще видеть вас в наших краях, – она лукаво улыбнулась. – Эди не девушка, а чудо.

– О да, – подтвердил Клиф, внезапно догадавшись, как можно истолковать его присутствие в квартире Эди. Роза, видимо, решила, что он приходил на любовное свидание, зачем разочаровывать ее? – Да, вы будете достаточно часто видеть меня в ваших краях. – Клиф подмигнул, весело махнул рукой и, повернувшись, пошел к лестнице.


Только Эди закончила вторую чашку чая, как раздался стук в дверь и вошла Роза.

– Ну и хитрюга! – Роза погрозила Эди пальцем, широкое лицо расплылось в улыбке.

– О чем вы говорите? – с любопытством спросила Эди.

– Я тут тревожусь за вашу личную жизнь, а сегодня утром открываю дверь, чтобы достать газету, и что я вижу? Какого-то парня, который выскальзывает украдкой из вашей квартиры. Мало того, он итальянец и очень симпатичный.

Поняв, о ком идет речь, Эди рассмеялась.

– Это вовсе не какой-то парень, это Клиф. Я хочу сказать, он, конечно, парень, но… – Голос ее умолк, она поняла, какая стоит перед ней проблема. Было ясно, что Роза думает, будто они провели вместе ночь. Как же объяснить Розе ее ошибку, не ставя под угрозу задание Клифа? Уж кому, как не ей, знать, какая Роза болтушка. Среди жильцов дома это было постоянным объектом для шуток. Если надо сообщить что-нибудь всем соседям, говорили они, достаточно сказать одной Розе. – Роза, вы все перепутали, Клиф… э… просто мой друг.

– Я бы не отказалась иметь такого дружка, – сказала Роза, и в ее черных глазах зажегся задорный огонек. – У него все на месте. – Роза рассмеялась, увидев, с каким ужасом на нее глядит Эди. – В чем дело, я удивляю вас? Вы думаете, раз я старая и к тому же вдова, я не замечаю таких вещей? Стоящий парень, на мой взгляд.

– Возможно, но я пока не могу понять, чего он стоит, – сухо сказала Эди.

– Расскажите мне о нем, – потребовала Роза, – я хочу знать все.

– Право же, мне не о чем рассказывать, – беспомощно произнесла Эди, зная, что, независимо от ее слов, Роза поверит тому, чему сама захочет. – Право же, мы просто друзья. Да, кстати, я собиралась зайти к вам спросить, не выручите ли вы меня. Вы не смогли бы приглядеть за бабушкой сегодня вечером?

– Ну, конечно, она может провести вечер у меня, – Роза многозначительно подмигнула. – Может быть, у вас есть особые планы… с этим Клифом?

Эди покачала головой.

– Друзья предложили мне билет в театр.

– Я буду рада побыть с бабушкой. Приведите ее ко мне, когда пойдете. – Улыбка Розы стала еще шире. – А теперь я уберусь отсюда, чтобы вы могли отдохнуть. После такой ночи отдых вам не повредит. – Она погрозила Эди пальцем. – И рано или поздно вам придется рассказать мне про этого Клифа. – Засмеявшись с не подходящей ее возрасту игривостью и еще раз выразительно подмигнув, она вышла из комнаты.

Ужас! – сердито подумала Эди. Теперь Роза не даст мне спокойно жить. Каждый день станет вытягивать из меня пикантные подробности моего романа со «стоящим парнем». Сама мысль о романе с Клифом была смехотворна. Он столь же привлекателен, как дикобраз, и если он в ближайшие дни не побреется, он еще и станет в точности на него похож.

Однако она не могла отрицать, что он вызывает в ней любопытство. Он говорит о себе так скупо, так редко открывает, что у него в душе. На каждый шаг вперед, который она делает, желая узнать его поближе, он отвечает шагом назад, чтобы крепче замкнуться в себе. Танец смерти, вперед – назад, ни кавалера, ни дамы, никто никого не ведет, никто никого не слушается, пустое топтанье на месте.

Мысль о танце заставила Эди соскочить со стула. Ей надо было перепечатать отчеты, и она хотела вымыть голову – еще столько надо сделать до вечера.

Глава пятая

– Прошу, – Эди открыла перед Клифом дверь. – Потерпите несколько минут, я сейчас избавлю вас от моего присутствия.

– О чем речь, – сказал он, входя в комнату и окидывая Эди взглядом с головы до ног: темноволосая головка, скромное черное платье, облегающее ее изящную фигуру, серебристые туфельки на стройных ногах.

– Ну что вы меня так рассматриваете? – Эди смущенно засмеялась и принялась крутить тонкую серебряную цепочку, украшавшую шею.

– Простите. – Покраснев, Клиф направился к окну.

– Бабушка у Розы. Я вернусь в половине одиннадцатого, самое позднее – в одиннадцать. – Эди взглянула на часики, охватившие тонкое запястье. – Маркус может появиться в любую минуту, – добавила она скорее про себя, чем обращаясь к Клифу.

– Маркус?

– Да. Доктор Маркус Пауэрс. Это он пригласил меня на балет. – Эди с любопытством посмотрела на Клифа, на глубокие морщины, перерезавшие вдруг его лоб. – Что-нибудь не так?

– Все так, – резко отозвался он, принимаясь устанавливать камеру.

Но, конечно же, все было не так. Не так представлял себе Клиф ее выход в свет. Он думал, Эди идет в театр с приятельницами, со школьными подругами или бывшими сослуживицами, но уж никак не с мужчиной.

– Вот и он, – сказала Эди, глядя в окно из-за спины Клифа. – Как я выгляжу, нормально?

– Сойдет, – даже не потрудившись взглянуть на нее, отрывисто сказал Клиф. Нормально? Нет, слишком хорошо, чтобы идти на люди. Лучше бы ей укоротить волосы и сделать подлинней платье. Вот какая мысль пронеслась у него в голове, когда, взяв со стола блестящую серебряную сумочку, Эди направилась к дверям.

– Увидимся позднее, – сказала она. Клиф улыбнулся вымученной улыбкой.

– Поторопитесь. Не заставляйте его ждать. Эди посмотрела на него долгим взглядом.

Затем, обдав ароматом духов, исчезла за дверью.

Клиф тут же обшарил глазами тротуар под окном. Он смотрел, как Эди и доктор быстро перебежали улицу, направляясь к припаркованному на другой стороне спортивному автомобилю последней модели. Конечно, у него должна быть спортивная машина под стать его ультрамодному итальянскому костюму. Может, у него и нижнее белье – бикини в цветочек, хмуро подумал Клиф. Ничего невероятного для человека по имени Маркус. Доктор Маркус Пауэрс. Клиф уже ненавидел его.

Спортивная машина с треском сорвалась с места, унося Эди и хваленого доктора в театр. Кто знает, может, он и по-французски говорит, и носит на мизинце кольцо. Эти мысли почему-то привели Клифа в подавленное настроение, уныние окутало его, как привычный домашний свитер.

Клиф глубоко вздохнул, почувствовав вдруг, как тихо стало в квартире, словно, покинув ее, Эди забрала с собой жизнь. Клиф взглянул на часы. Она сказала, что вернется в половине одиннадцатого, самое позднее – в одиннадцать. Четыре часа. Он сидел, глядя, как секундная стрелка его ручных часов медленно обходит круг за кругом. Четыре часа. Он вздохнул, подозревая, что это будут самые долгие четыре часа в его жизни.

Но вот Клиф встал, потянулся. Зашел в ванную комнату. Поплескал холодной водой в лицо, стараясь не думать о том, как соблазнительно выглядела Эди, идя на свидание с этим ее врачом. Вышел из ванной, остановился в дверях спальни Эди. Будь она закрыта, он ни за что не вошел бы туда. Но полуприкрытая дверь манила его, словно печатное приглашение на званый ужин.

Клиф осматривал комнату опытным глазом полицейского, но расшифровывать то, что он видел, ему помогало сердце мужчины.

Комната Эди сразу открыла ему несколько вещей. Обои в цветочек, покрывало с воланом говорили, что ее хозяйка – женщина. Односпальная кровать свидетельствовала о том, что обычно эта женщина спит одна. Кипа книг на полу показывала, что она ведет спокойную, уединенную жизнь. Эти первые впечатления были сразу же зарегистрированы в его сознании – результат многолетнего служебного опыта.

Комната Эди. Ее присутствие чувствовалось во всем. Яркие, сочные краски, оживлявшие все вокруг, неуловимый аромат, державшийся в воздухе. Это увидел, почувствовал не полицейский, а мужчина.

Клиф подошел к туалетному столику и не удивился, что там очень мало косметики.

Вполне естественно, Эди почти ею не пользуется, ей это ни к чему. Рука Клифа задержалась на флаконе духов, он поборолся с желанием открыть пробку и посмотреть, не оттуда ли струится тот нежный аромат, который казался ему присущим самой Эди. Но он предпочитал думать, что запах этот не имеет искусственного источника и просто исходит от ее кожи, поэтому поставил духи на место. Клиф ощутил, как напряглись его мышцы, когда глаза остановились на персиковом шелковом лоскутке, лежащем в ногах кровати и вызвавшем в его памяти полуобнаженное тело Эди.

Кровь гулко забилась в жилах, когда он вспомнил, как глаза ее из светло-карих, цвета дуба, потемнели, приобрели цвет ореха в то время, как он ее целовал. Блестящие каштановые волосы потоком лились с плеч. С приглушенным проклятьем Клиф схватил ночную рубашку и бросил в другой конец комнаты, чувствуя отвращение к самому себе и своим жалким фантазиям.

Клиф вышел из спальни, вернулся в общую комнату и снова сел у окна. Пальцы, которыми он провел по волосам, дрожали. Я ее не стою, прошептал он и тут же упрямо добавил: но и этот хлыщ доктор с его спортивным автомобилем – тоже. Клиф посмотрел на часы, затем с каменным выражением лица уставился в окно.


Балет был дивный, декорации потрясающие, костюмы великолепные. Лучшая постановка «Жизели» из всех виденных Эди. Маркус, как всегда, был само обаяние, и все же к тому времени, как наступил антракт, Эди чувствовала себя несчастной. Несколько раз она ловила себя на том, что мысли ее сами собой оставляют «Жизель» и устремляются к Клифу.

Самый трудный человек из всех, кого ей довелось знать в жизни. Она не понимала его, он делал тщетными все ее попытки узнать его поближе. И обладал поразительной способностью задевать ее за живое, раздражать, как впившийся в кожу клещ.

Спору нет, Клиф напугал ее своим поцелуем. Вернее, тем, что поцелуй этот так взволновал и смутил ее. Последние два дня она решила его избегать, но ей это не удалось.

Эди смотрела, как Маркус прокладывает себе путь через огромное фойе. Вот кого понять совсем не трудно. Почему же ее мысли вновь и вновь возвращаются к этому чужому человеку в ее квартире, который ставит ее в тупик?

– Пожалуйста, – произнес Маркус, улыбаясь и протягивая ей бокал вина.

– Спасибо, – негромко сказала Эди и украдкой взглянула на часы. Начало десятого. Клиф сидит в темноте перед окном… Она отогнала вставшую перед ней картину и принялась потягивать вино.

– Дорогая, у вас все в порядке? Вы немного рассеянны сегодня, – сказал Маркус, и в его темных глазах мелькнуло чувство, которое можно было принять за участие.

– Простите. Я слегка устала.

– Что, бабушка не дает вам спать по ночам? Ей стало хуже?

Эди покачала головой.

– Не знаю. Бывают дни, когда я думаю, что она держится молодцом, а потом все вдруг меняется, и я спрашиваю себя, сколько я еще смогу ухаживать за ней дома. Я знаю, что рано или поздно мне придется положить ее в частную лечебницу, и мысль об этом разрывает мне сердце. – Эди не сказала Маркусу, что у нее есть и другая причина не спать ночами.

Маркус наклонился к ней, обдав запахом дорогого одеколона.

– Выкиньте все это из головы до конца балета. Вы слишком прекрасны, чтобы о чем-то беспокоиться. – Он бросил на нее проникновенный взгляд.

Того, кто плохо знал Маркуса, чарующее журчание его голоса и задушевный взгляд могли бы обворожить. Но Эди-то знала, как легко слетают с его губ красивые слова, и имела тайное подозрение, что, когда Маркус проникновенно глядит ей в глаза, он любуется собственным отражением в ее зрачках.

– Маркус, вы хороший друг, – она нежно дотронулась до его руки.

– Выходите за меня, и я избавлю вас от всех ваших забот, – беспечно воскликнул он.

Эди рассмеялась.

– Да вы бы тут же сбежали, если бы я согласилась.

– Ах, Эди, вы слишком хорошо меня знаете, – Маркус печально улыбнулся. – О, смотрите, вот Вивьен и Билл. – Он помахал рукой подходящим к ним друзьям. Эди снова взглянула украдкой на часы – перед ее мысленным взором стоял Клиф.


– Спасибо, Маркус, – сказала Эди, когда спустя два часа они стояли у подъезда ее дома. – Я замечательно провела вечер, спектакль был на редкость хорош.

– Да, не правда ли? Мне особенно понравился танцовщик, исполнявший партию Герцога.

Эди кивнула.

– Он был изумителен, – согласилась она. Маркус нежно взглянул на нее.

– Знаете, Эди, вы – одна из моих любимых приятельниц.

Эди рассмеялась.

– Ничего удивительного. Вам известно, что наша дружба вам ничем не грозит. Я не предъявляю к вам никаких требований.

– Боже избави! – у него был напуганный вид. – Огради меня Господь от требовательных женщин.

Эди снова засмеялась и поцеловала его в щеку.

– Спокойной ночи, Маркус.

– Спокойной ночи, дорогая. Позвоню через несколько дней.

Она кивнула и вошла в дом. Силуэт Клифа едва выделялся на фоне темного окна.

– Привет, – тихонько сказала Эди и зажгла свечу, стоявшую посередине стола. Комнату залил мягкий желтый свет.

Клиф кивнул.

– Хорошо провели время?

Эди пожала плечами.

– Да, неплохо.

– Долгонько же вы прощались там, внизу.

– Не дольше, чем обычно.

– А мне показалось, долго.

Эди повернулась к нему – лицом к лицу, руки в боки.

– Вы слишком молоды, чтобы быть мне отцом, и слишком не похожи на меня, чтобы быть моим старшим братом и так рьяно следить за моей нравственностью. В чем дело?

Клиф процедил сквозь зубы:

– Ни в чем. Я просто хотел удостовериться, что все в порядке.

– Все в полном порядке, – заверила его Эди и, скинув туфли на высоких каблуках, хлопнулась на диван. – Балет был изумительный, я еще не видела столько талантов на одной сцене. – Она задрала ноги на кофейный столик и принялась шевелить большими пальцами, радуясь, что освободилась от каблуков.

– Он, верно, блестящий нейрохирург или психиатр или еще что-нибудь в таком роде?

– Кто? – Эди спросила себя, уж не прослушала ли она часть его слов.

– Доктор Пауэрс. – Клиф по-прежнему смотрел в окно, прямая спина выражала непреклонность. – Я случайно увидел эту его спортивную машину. Классная штучка. Он, верно, один из самых модных врачей?

– Угу, он очень модный, – не без иронии подтвердила Эди. – Он – ортопед.

– Кто? – Клиф обернулся, посмотрел на Эди.

– Ну, знаете… ортопед. Лечит ступни. Несколько минут Клиф недоумевающе смотрел на нее, затем откинул голову и расхохотался.

– Лечит ступни? – Улыбка медленно угасла. – У вас серьезные отношения с этим типом? Я хочу сказать, вас что-нибудь связывает с ним?

– Допрашивать меня тоже входит в ваши обязанности? Вы думаете, раз вы находитесь в моей квартире, это дает вам право вмешиваться в мои личные дела?

– Забудьте про это. Минутное любопытство. – Клиф снова уставился в окно, злясь на себя за то, что завел этот разговор. Но он не мог удержаться. Он ведь видел, как маленькая спортивная машина остановилась напротив дома, как Эди и доктор перебежали мостовую и вошли в подъезд. Слышал сквозь двери их негромкие голоса, негромкий смех Эди. Интересно, подумал он тогда, она поцелует своего доктора на прощанье? Клиф нахмурился. Не все ли ему равно, как Эди относится к этому мозольному оператору?

– Чтобы удовлетворить ваше минутное любопытство, отвечу: нет. Меня ничто не связывает с Маркусом. Мы друзья, хорошие друзья, и время от времени проводим вместе вечер.

Клиф облегченно вздохнул. Сам не зная почему, он не мог спокойно вынести мысль о том, что Эди как-то связана с этим лощеным доктором.

– Кстати, как ваша нога? – обернулся он к ней.

– В порядке. Почти не болит. Вы, верно, вынули все до последнего осколочка.

– Вот и хорошо, – сказал Клиф, стараясь не думать о том, какая нежная у нее кожа, как приятно ему было касаться ее. – Между прочим, я столкнулся сегодня утром с вашей соседкой. Боюсь, я произвел на нее ложное впечатление.

– Да, Роза думает, что у нас с вами роман, – сказала Эди и бесцеремонно фыркнула. – Как будто мне может понравиться человек, который закупоривает в себе все свои чувства и тратит все деньги на полуфабрикаты и содовые таблетки.

– А мне вовсе не по вкусу женщины, у которых хоть раз в месяц не выпросишь кусок жареного мяса или бутерброд с котлетой.

– И не дай мне Бог связать свою судьбу с человеком, у которого нет бритвы, да и пользоваться ею он не умеет.

– Черт меня подери, если я когда-нибудь вздумаю подцепить женщину, которая от злости взрывается, как динамит.

– Ничего подобного, – возмутилась Эди.

– Ничего подобного? – Клиф снова отвернулся к окну, по лицу расползлась широкая улыбка. – Вы мечете громы и молнии, кричите истошным голосом, хлопаете дверьми и сообщаете всем соседям в пределах десяти миль, что Эдит Тернер вышла из себя.

– Чистые выдумки! – негодующе воскликнула Эди.

– Эй! – вскричал Клиф: брошенная через комнату диванная подушка ударила его по затылку. Он обернулся, потирая голову и с улыбкой глядя на Эди. – У вас, Тернеров, мерзкая привычка нападать на человека сзади.

Эди встала с дивана и подошла к нему.

– И если вы не поостережетесь, вы заставите меня забыть, почему я так стремилась поскорее вернуться домой из театра.

С этими словами она гордо прошествовала через комнату к себе в спальню и с грохотом захлопнула за собой дверь.

Клиф медленно покачал головой: снова он довел ее до белого каления. Но, хоть убей, не мог стереть с лица глупую улыбку – в его ушах вновь и вновь звучали ее последние слова.


Несколько часов спустя, когда утреннее солнце уже прочертило лучами небо, Клиф встал со стула и с наслаждением потянулся. Всю ночь его преследовала мучительная картина: Эди на постели в соседней комнате. Ее тоже что-то тревожило, он слышал, как она вставала несколько минут назад.

Клиф уложил аппаратуру, помедлил, надеясь до ухода увидеть Эди. Но она не вышла, и он решил постучать в спальню и сказать, что уходит.

– Войдите, – крикнула Эди, словно ждала его.

Клиф распахнул дверь и замер, у него перехватило дыхание. Эди стояла у окна в персиковой ночной рубашке, которая терзала его с того утра, когда он впервые увидел ее.

Ранние солнечные лучи заглядывали в окно, льнули к коже, окрашивая ее в сочный золотой цвет, играли на каштановых волосах, высекая бронзовые искры.

– Я… я… – Клиф забыл все, что хотел сказать, жар охватившего его желания был так силен, что у него подогнулись колени.

Стук в дверь не удивил Эди. Она восприняла его как продолжение собственных мыслей, как исполнение своей мечты. Она двинулась к нему навстречу, не думая о последствиях, не размышляя о том, к чему это может привести, зная одно – он тут, с ней, так и должно быть.

Эди видела муку на лице Клифа, видела, что он борется с собой. Она положила ладони ему на плечи и притянула его к себе.

– Да, – выдохнула она, и это единственное слово решило исход его борьбы. Со стоном Клиф схватил ее, прижал к себе, и губы его приникли к ее губам с такой силой, что ей было трудно вздохнуть.

Эди прильнула к нему всем телом и почувствовала его вожделение. Это еще больше ее разожгло. Его руки гладили ее волосы, плечи, спину, спустившись, стали ласкать ягодицы.

Губы Клифа оторвались от ее губ, и она закинула голову, подставляя ему шею. Пальцы ее проворно расстегивали его рубаху, ей так не терпелось дотронуться до его горячей голой груди. Почувствовав на своей коже ее руки, Клиф застонал и стал целовать ее лицо, шею, губы, еще больше распаляя ее щекочущим прикосновением небритой щетины.

Клиф сдернул с плеч Эди узкие бретельки воздушной ночной рубашки, и она лужицей легла у их ног. Одним быстрым движением Клиф подхватил Эди на руки и отнес на кровать. Осторожно положил, затем отступил на шаг; глаза его горели, точно его сжигала лихорадка.

– Эди… если мы будем продолжать в том же духе, я за себя не ручаюсь, я не смогу остановиться. – Дыхание его было жестким, прерывистым. – Ты должна понять. Никаких условий, никаких обещаний. Этот миг – и все.

Эди приподнялась и, взяв руку Клифа, положила себе на грудь.

– Ты слишком много разговариваешь, – шепнула она, дотрагиваясь до жесткой ткани его джинсов.

Ее прикосновение лишило Клифа последней крупицы самообладания. Одним движением он стянул джинсы, отшвырнул в сторону трусы – и вот он уже на кровати вместе с Эди, обуреваемый одним желанием – обладать ею, сделать ее до конца своей.

Кожа Эди пылала, и чем ниже опускалась рука Клифа – гладила грудь, плоский живот, все ближе подбираясь к лону, – тем жарче становилось пламя; оно пронизывало Клифа, сжигало его. Рот его нашел грудь Эди, губы льнули к соскам, захватывали их и вновь отпускали. Она была мила ему и на вкус, и на ощупь. Клифом владело одно всепоглощающее чувство, время исчезло, осталось лишь это мгновение. Когда наконец он погрузился в ее шелковистое лоно, он понял, что мгновение это было неизбежно, что они шли к нему с того самого дня, когда он впервые увидел Эди.

Эди тесней прижала Клифа к себе, все ее существо нуждалось в нем, она упивалась силой его объятий, пульсирующим пламенем у себя внутри. Они двигались в одном ритме, словно им было не впервой заниматься любовью и их тела научились одновременно давать то, к чему оба стремились.

Эди вновь и вновь шептала его имя, чувствуя, как она приближается… вот-вот достигнет… жгучей вспышки наслаждения, ждавшего ее. Когда наконец Эди поднялась на пик блаженства, затопившего ее потоками огня, Клиф выкрикнул ее имя и расслабился, окутывая ее своим теплом.

Они лежали молча, тела их были по-прежнему вместе, но Эди чувствовала, что Клиф отдаляется, ускользает от нее.

– Клиф, – позвала она еле слышно. Клиф скатился с кровати, протянул руку за трусами, надел их и, не глядя на Эди, быстро натянул джинсы. Только надев рубашку, он наконец посмотрел на нее своими черными бездонными глазами.

– Это была ошибка, Эди. – Поднял руку, чтобы пресечь ее возражения. – Это была серьезная ошибка, и больше она не повторится. Лучшее, что мы можем сделать, – считать, будто ничего не произошло. – Он не стал дожидаться ее ответа, повернулся и вышел из комнаты. Прежде чем Эди успела встать с постели, она услышала стук захлопнувшейся входной двери и поняла, что Клиф ушел.

Глава шестая

– Вы не хотите остаться к завтраку?

Клиф удивленно взглянул на Эди. Она удивила его еще несколькими минутами раньше, когда вышла из спальни одетая, сна ни в одном глазу. Прошло два дня после ее свидания с Маркусом… две ночи после… после… Клиф почти не видел ее с тех пор, ни разу не заговорил. Эди ускользала к себе в спальню, когда он заступал на свою вахту, а по утрам он убегал до того, как она успевала встать.

Клиф колебался, раздираемый желанием остаться и подспудным страхом, что его связь с семейством Тернер становится чересчур тесной.

– Оладьи на пахте и настоящий кленовый сироп, – соблазняла его Эди с улыбкой.

Клиф и сам не знал, что подействовало: оладьи или ее улыбка, но его страхи вдруг показались ему пустыми. Судя по всему, Эди сумела выкинуть из головы то, что между ними произошло. Что ж, он тоже сумеет.

– Спасибо. Звучит заманчиво. – Клиф взял свой стул от окна и, поставив его у стола, стал смотреть, как она готовит. Эди двигалась с такой грацией, так проворно выставляла на кухонный стол все нужные продукты, что напоминала молодую ведьму, готовящую чудотворное зелье. Клиф улыбнулся, глядя, как, смешав составные части, она принялась взбивать веничком тесто. В такт движению руки на спине заплясала коса и соблазнительно запрыгали туда-сюда ягодицы. Внезапно Клиф почувствовал, что оладьями его аппетит не утолить.

Он вскочил со стула.

– Я не могу чем-нибудь помочь?

– Можете накрыть на стол, – Эди указала на шкафчик, где стояла посуда. Наливая тесто на сковороду, она украдкой наблюдала за Клифом.

Он двигался с неустанной энергией зверя в клетке, полностью уйдя в свою задачу – как положено накрыть на стол. Эди улыбнулась, увидев, как, закусив нижнюю губу, он тщательно складывает бумажные салфетки и кладет их под вилки. Он казался трогательным, как маленький мальчик, устремивший все внимание на то, чтобы правильно собрать модель самолета.

Внезапно Эди переполнила радость: Клиф с ней. С ней, но не маленький мальчик, а желанный мужчина. Фланелевая рубашка туго обтягивает его, подчеркивая широкие плечи и тонкую талию, узкие джинсы облегают длинные ноги. Когда он повернулся к ней спиной, Эди вспомнила прикосновение его кожи, вспомнила, как идеально сочетались их тела. Эди перевернула оладьи и дала волю воображению. Зажмурилась, наслаждаясь картинами, которые мысленно рисовала себе. Вот Клиф подходит к ней сзади, покрывает поцелуями шею, и она тщетно пытается закончить завтрак. Вот просит забыть про оладьи и, подхватив на руки, несет в спальню, и она тонет в темном пламени его глаз. Эди кинуло в жар от воспоминаний и предвкушения того, что ее ждет.

– Вы всегда доводите оладьи до такого оригинального цвета?

– Ой! – Голос Клифа вернул Эди к действительности. Когда его слова дошли до ее сознания, она взглянула на сковородку и увидела, что от оладий идет дым, а края их почернели. – Черт! – пробурчала Эди и быстро выкинула оладьи в помойное ведро. Ее фантазии чуть не оставили их без завтрака. – Я… я, видимо, отключилась на минуту, – сказала Эди, вспыхнув, и быстро налила новое тесто на раскаленную сковороду.

– Сказать по правде, я удивился, увидев вас в такую рань одетой и бодрой, – сказал Клиф, располагаясь на стуле перед идеально сервированным столом. – Обычно вы выходите из спальни, как робот, у которого разомкнулась цепь.

Эди решила не обращать внимания на последние слова и просто объяснила:

– По субботам я всегда встаю рано. Роза заходит посидеть с бабушкой, а я иду на городской рынок за покупками. Пойдете со мной? – предложила Эди, поддавшись внезапному порыву. – Впрочем, наверно, это глупости, ведь вы устали. – Она виновато улыбнулась. – Я забыла, что, пока я сплю, вы сидите здесь, не смыкая глаз. – Эди хотелось захватить его врасплох, вынудить говорить о той ночи, которую они провели вместе, но она знала: ничто не заставит Клифа продвигаться вперед быстрей, поэтому решила принять его правила игры и делать вид, будто между ними ничего не было.

– Я бы не прочь с вами пойти, если вы не раздумали. – Ответ Клифа был такой же непроизвольный, как предложение Эди. – Я ни разу не был на городском рынке, – добавил он, словно его желание пойти туда объяснялось лишь этой причиной и дело было вовсе не в том, что ему хочется побыть с ней вдвоем, провести в ее обществе еще несколько часов.

– О, это замечательное место. Нигде не достанешь таких свежих овощей и фруктов. Но там продают не только это. Одежда, животные, домашние растения… настоящий супермаркет на открытом воздухе.

– Звучит соблазнительно.

Но думал Клиф совсем о другом, о том, как соблазнительно выглядит сама Эди: глаза сверкают, как топазы, а на щеке – родинка из теста. Поношенные и вылинявшие джинсы сидят как влитые. Можно завидовать джинсам? – спросил себя Клиф. Красновато-коричневый свитер оттеняет бронзовый отлив волос. Клиф оторвал от нее глаза и стал методично складывать заново одну из салфеток, лежащих на столе. Он не хотел думать о том, как привлекательна Эди. Он не хотел задерживаться на мысли о ее разгоряченном теле, о нежной женской плоти, поглотившей его.

– Ну ладно, сейчас я приведу бабушку и мы поедим, – сказала Эди, скидывая со сковороды на большое деревянное блюдо последние оладьи.

Через несколько минут все трое уже сидели за столом, залитым яркими лучами раннего осеннего солнца. Эди не умолкала ни на минуту, хотя болтовня ее была ни о чем. Ела она, как делала все в жизни, со смаком. Бабушка отказалась от еды, утверждая, будто уже завтракала рано утром, однако милостиво им улыбалась и время от времени похлопывала то Эди, то Клифа по руке.

Чарующая сценка, прямо с картины Нормана Рокуэлла, подумал Клиф. Муж, жена, бабушка… не хватает только пухлого малыша в высоком креслице, который размазывал бы сироп по лицу. Да, сцена эта всколыхнула то, что было погребено в самой глубине его души, – тоску по близким, горячее желание делить с кем-нибудь жизнь. Она говорила о любви, о заботах, обещала постоянство. Но его не обманешь. Он знает, что постоянства нет, что это мираж, как привидевшийся в пустыне колодец, и, если он попробует напиться оттуда, колодец тут же исчезнет.

Только они кончили завтракать, как раздался стук в дверь. Эди вскочила с места.

– Это Роза. Пойду открою.

– Доброе утро, детка. – Глаза Розы весело сверкнули при виде Клифа. – А… мистер Марчелли. Еще один ранний визит.

– Клиф идет со мной на городской рынок, – объяснила Эди, не обращая внимания на восторженную улыбку Розы. – Мы уходим через две минуты. – Она принялась убирать со стола.

– Оставьте все как есть, – приказала Роза, забирая тарелки из рук Эди. – Мы с бабушкой помоем посуду, а вы отправляйтесь. Желаю хорошо провести время. – Она посмотрела на них выжидательно. – Ну, выметайтесь. Чтобы я больше вас здесь не видела.

Эди и Клиф тут же направились к дверям.

– Вам что-нибудь нужно на рынке? – спросила Эди, выходя.

– Купите мне парочку хороших кабачков. Эди кивнула и закрыла за собой дверь.

– С ней не соскучишься, – сказал со смехом Клиф, спускаясь по лестнице.

Когда они вышли на бодрящий утренний воздух, Клиф потянулся и глубоко вдохнул целительную прохладу.

– Вы уверены, что не слишком устали? – Эди с беспокойством взглянула на него.

– Да. – Клиф снова потянулся, подняв руки над головой, рубашка на груди задралась, обнажив гладкую загорелую кожу, покрытую крутыми черными завитками. Эди отвела глаза и пошла быстрей. – Обычно мне надо часа два, чтобы расслабиться, – добавил он.

Эди кивнула, все еще возбужденная видом его тела.

– Хотите, поедем на моей машине? – предложил Клиф. – Она припаркована на той стороне улицы. Я поведу. – Он ускорил шаг, чтобы догнать Эди, которая чуть не бежала.

– Ой, нет. Когда живешь так близко к городскому рынку, половина удовольствия в том, что идешь туда пешком, а на обратном пути ломаешь голову над тем, как донести до дома все сокровища, которые там купил.

– Понятно. И вы пригласили меня составить вам компанию, чтобы использовать в качестве вьючного мула, – поддразнил ее Клиф.

Эди кивнула.

– Именно. Вы вывели меня на чистую воду. Я потому так и обрадовалась, когда в полиции решили прислать ко мне в дом полицейского для наблюдения, что знала: придет день, мне понадобится пойти на рынок, и этот полицейский будет очень кстати, чтобы донести мои покупки. Должна признаться, мне до вас далеко, вы сразу догадались о моих намерениях.

Клиф откинул голову и рассмеялся, радуясь, что согласился с ней пойти. Он решил, что постарается насладиться этой прогулкой. Не будет думать ни о прошлом, ни о будущем. Будет смаковать настоящее в компании с этой милой ему женщиной.

Эди не могла бы сказать, что заставило его измениться, но внезапно Клиф стал выглядеть моложе, держаться свободней, чем раньше. Из его глаз исчезла уже привычная ей печаль. Они искрились предвкушением радости, и она была готова на все, лишь бы они оставались такими подольше.

– Скорей. – Эди схватила Клифа за руку и потащила его вперед, туда, где уже показались прилавки рынка.

И тут же их окутал пряный аромат спелых овощей и фруктов, смешанный с запахом пиццы, соленых крендельков и жареных сосисок. Вокруг толпилось множество людей, их голоса громко раздавались в утреннем воздухе.

– Здравствуй, Винни, как Мария? – приветствовала Эди продавца, стоявшего за первым прилавком, к которому они подошли.

Молодой итальянец наградил ее ослепительной улыбкой.

– Толстая, как корова. Доктор говорить, можно ждать любой день.

– Не забудь мне сообщить. – Эди обернулась к Клифу. – Мария на сносях, и вся округа не может дождаться, когда произойдет великое событие. У Винни с Марией четыре девочки, и они надеются, что на этот раз будет мальчик.

– Разве врачи не делают анализов, чтобы сказать родителям, что их ждет?

– Фу! Зачем же лишать себя удовольствия? – возразила Эди и потащила Клифа к следующему прилавку.

Они переходили от прилавка к прилавку, и Клиф обнаружил, что Эди здоровается почти со всеми по имени и почти все знают ее в лицо. Многие спрашивали, как себя чувствует бабушка, просили передать от них привет.

Его забавляло, как Эди выбирает овощи, точно золотоискатель, ищущий самородок.

– Вы всерьез увлекаетесь вегетарианством? – спросил Клиф, в то время как Эди платила за четыре больших зеленых перца.

– Ну, я не отношусь к этому фанатично, но решение приняла вполне сознательно, – объясняла Эди в то время, как они проталкивались сквозь толпу. – Я никогда не любила мясо, так что особой жертвы я не принесла. К тому же с бабушкой все труднее иметь дело, когда речь идет о еде. Она говорит, что уже поела или что вообще не хочет есть. И уж если мне удается ее уговорить, я хочу быть уверена, что даю ей самую здоровую, самую питательную пищу. Потому-то я и перешла на вегетарианский стол.

– Но если она съест кусочек мяса, это ей не повредит, вы согласны? – спросил Клиф. – Право, можно давать ей время от времени отбивную.

– Не спорю.

Эди было приятно, что Клиф принял так близко к сердцу просьбы бабушки насчет отбивной. Странно. Казалось, он твердо решил отталкивать всех от себя, делать вид, что от него никто ничего хорошего не дождется. А вот запомнил же он желанье бабушки насчет отбивной. Интересно, кого он пытается одурачить, изображая из себя этакого «крутого» мужчину? Во всяком случае, ее ему одурачить не удалось.

– Ой, Клиф, посмотрите на эту клубнику. – Внимание Эди привлекли плоские корзины, где горой лежали тугие красные ягоды. – Даже трудно поверить: такая изумительная клубника в это время года.

Эди взяла огромную ягоду, оторвала хвостик и сунула в рот, рассмеявшись совсем по-детски, когда брызнувший сок потек у нее по подбородку.

У Клифа захватило дух. Он не мог отвести глаз от Эди. Она была так чертовски хороша. Прядки волос, выбившихся из косы, завивались кольцами вокруг лица, льнули к шее. Свежий осенний воздух разрумянил щеки, клубничный сок выкрасил в алый цвет губы.

– Клиф, ну попробуйте хоть одну. Они такие сладкие.

Он и сам хотел попробовать, еще как хотел. Он хотел слизнуть алые капли у нее на подбородке, а затем подобраться к пунцовым губам и выпить сладкий клубничный сок, оставшийся во рту. Он хотел повторить их совместный опыт. При этой мысли у Клифа ослабли колени, грозили подломиться ноги. Как в полусне, он видел толпившихся вокруг людей, удивленный взгляд продавца. Он знал, что не может, поддавшись порыву, осуществить это свое желание, поэтому сделал хотя бы то, что было возможно. Поднял руку, коснулся пальцем ее подбородка, провел по губам, стирая сладкий ягодный сок, затем сунул палец себе в рот.

– Мм… действительно сладко. – Его рокочущий бас звучал хрипло.

Для Эди время остановилось. Рынок, прилавки, окружавшие ее люди, казалось, постепенно исчезали, а сама она все глубже опускалась в пучину желания. Примитивный эротический символ… его палец медленно обводит контуры ее губ, затем прячется у него во рту. Это всколыхнуло в Эди такие чувства, что на миг она потеряла способность ясно соображать.

– Вам нравится клубника? Вам я уступлю, скощу доллар за корзинку.

Эди тупо смотрела на продавца, точно он обращался к ней на иностранном языке.

– Что?

– Мы берем корзинку, – спокойно сказал Клиф, вытаскивая бумажник из заднего кармана брюк.

К тому времени, как Клиф расплатился за покупку, Эди успела взять себя в руки. Следующие два часа они нюхали дыни, щупали апельсины и осматривали все остальные фрукты и овощи в поисках каких-нибудь изъянов. Выбрали для Розы кабачки. Эди купила большую тыкву, зеленый горошек и пакет молодой картошки. Они со смехом так и сяк перекладывали свои покупки, мечтая о лишних руках или по крайней мере еще об одной, а то и двух продуктовых корзинках.

Клиф с улыбкой умиления смотрел, как Эди охала от восторга над живыми кроликами, остановившись перед клетками с утками, подражала их кряканью и взвизгнула от ужаса, когда продавец рыбы предложил ей попробовать кусочек кальмара. Он был огорчен, когда Эди сказала, что им пора идти домой.

– Я говорил вам, что надо было ехать на машине, – ворчал он, стараясь удержать корзинку с клубникой в одной руке и полдюжины пакетов в другой. – И прежде чем мы двинемся в обратный путь, мне надо подкрепиться. – Клиф указал на ресторанчик на углу площади за рынком.

– Но вы не так уж давно проглотили целую тарелку оладий, – со смехом возразила Эди.

– Да, но даже вьючным мулам дают кусочек сахара или морковку перед долгой дорогой с тяжелым грузом, – вкрадчиво уговаривал ее Клиф, улыбаясь мальчишеской улыбкой.

Эди смягчилась.

– Ладно, ладно.

Ей и самой не хотелось заканчивать их прогулку. Она знала, что, когда они вернутся домой, Клиф уйдет, а ей было слишком хорошо с ним, чтобы стремиться к разлуке. Клиф был сегодня совсем другим, он сражался с тенями, а не укрывался в них. Эди видела, каким бы он стал, если бы сумел изгнать эти тени навсегда. Многообещающая картина.

– Что бы вы хотели? – спросил Клиф, когда они сели за столик в отдельной кабинке ресторанчика.

– Только чашку чая. Я не голодна.

– Вы уверены? А я, пожалуй, попрошу омлет по-мексикански.

Эди нахмурилась, глядя на него, глаза ее потемнели.

– Вам что – жизнь надоела?

– Почему?

Эди, стиснув зубы, посмотрела на него.

– Слепому видно, что у вас язва и вас мучают боли. Недаром вы все время глотаете содовые таблетки. И несмотря на это, вы продолжаете есть всякую дрянь, от которой вам делается только хуже.

– Но мне нравится острая пища.

– А мне нравится гулять по ночам, но у меня хватает благоразумия понять, что ночные прогулки в наших краях опасны. Когда вы наконец поймете, что острая пища пагубна для вас?

– Кстати, насчет опасности ночных прогулок. Почему вы с бабушкой живете в этом районе?

Эди поняла, что Клиф намеренно переводит разговор на другую тему, и одарила его улыбкой сообщника.

– Я думала было забрать бабушку к себе, в квартиру, где я жила в то время, как она заболела, но затем решила сама переехать сюда и взять на себя все обязанности домовладелицы.

– Но почему было не продать дом? Возможно, вы выручили бы приличные деньги. – Клиф испытующе смотрел на нее.

– О, я не могла, – сказала Эди в ужасе от самой этой мысли. – Все наши жильцы немолоды, доход их ограничен. Большинство живет здесь не меньше двадцати лет за ту арендную плату, которую с них спросили в первый год. Вот, к примеру, миссис Кэтрел с третьего этажа. Ей девяносто, и у нее совсем никого нет. А мистер Уильямс с первого – он инвалид, прикован к инвалидному креслу. Куда им деваться? У них просто нет средств куда-нибудь переехать.

К столику подошла официантка, и Эди замолчала.

– Даме чашку чая, а мне два яйца всмятку, тост и стакан молока, – сказал Клиф. Он улыбнулся Эди. – Это вас устраивает?

Она кивнула и, протянув руку через стол, коснулась его руки.

– Несомненно. Я не хочу все время за вас волноваться.

Его глаза потемнели, и он выдернул свою руку.

– Нечего за меня волноваться. То, что случилось в позапрошлую ночь… это вовсе не дает вам права… я не нуждаюсь в вашем участии.

– Мое участие – это мое участие, и я могу проявлять его к кому хочу, – беспечно отозвалась Эди.

Она чувствовала, что теряет его. Видела, как сгущаются вокруг него темные тени, как напрягаются плечи, застывает суровой маской лицо. Ей хотелось – одной ее половине – прижать Клифа к груди, погладить по голове и сказать, что все будет хорошо. Но другая, упрямая, половина хотела глубже проникнуть в его душу, найти источник мрачных теней, которые гнездятся там, и вырвать его с корнем. Эди решила послушаться своего инстинкта.

– Расскажите мне о вашей жене.

Глаза Клифа расширились, тьма поглотила горевший там свет. Он стиснул зубы, уголки рта дрогнули.

– Нечего рассказывать. Она ушла от меня два года назад.

– А сколько лет вы были женаты?

Клиф больше не видел Эди, темные глаза обратились вдаль… в них были ярость… боль… горечь, мириады чувств, сменяющих друг друга.

– Три года. Мы встречались всего три месяца, когда она заговорила о том, что нам надо пожениться. Сперва я не хотел. Я не верил в постоянство. «Счастливое будущее до конца дней» для моих родителей закончилось, когда мне было десять лет: отец ушел от нас. Я не верил, что люди всегда держат слово, не верил в счастливые концы. – Клиф горько рассмеялся и впервые посмотрел на Эди. Глаза его были полны такой муки, что Эди охватила неудержимая дрожь. – Но Кэтрин настаивала, любовь ее не знала преград, и в конце концов она заставила меня поверить, что мы будем счастливы. – Клиф снова рассмеялся – жесткий, резкий смех. – О да, нас ждало счастливое будущее – счастья хватило на целых три года. А затем она бросила меня. И забрала с собой мою жизнь.

Клиф был разъярен, но не мог сказать определенно, кто вызвал его ярость. Самой легкой мишенью была сидевшая напротив него Эди. Глаза ее были расширены от боли – его боли. Но нет, он злился не на нее. Конечно, его взбесило, что Эди сунула нос в его жизнь, разбередила старую рану, но главное – он негодовал на судьбу. Как скупец, позволяющий кинуть лишь беглый взгляд на свое золото, а затем захлопывающий дверцу сейфа, судьба дала ему лишь мимоходом взглянуть на счастье и тут же вырвала его из рук. Кэтрин показала ему, что такое любить и быть любимым, а затем навсегда оставила его одного.

– О Клиф, – трепетно прошептала Эди.

Она знала: что бы она ни сказала, это не облегчит сердечную боль, омрачающую его жизнь. Однако при всём сочувствии к страданиям Клифа у Эди все внутри ликовало. Эта боль, эта утрата веры в несокрушимость любви были последним белым пятном в загадке, которую представлял для нее Клиф. Это очень многое объясняло.

– Клиф, простите меня. Я не хотела… – Эди осеклась на полуслове, опустила глаза. – Я собиралась сказать, что не хотела лезть к вам в душу, но это неправда. Я хотела узнать о вашем прошлом, о людях, которые сыграли в нем самую важную роль. – Эди снова подняла на него глаза, всматриваясь в его сердитое лицо, ища в нем прощенья. – Мы так хорошо провели утро, вы стали так близки мне, и я захотела узнать… мне надо было понять вас… – Эди беспомощно глядела на него.

Клиф пытался удержать свой гнев. Гнев был таким чистым, таким понятным чувством, он так к нему привык, в гневе было своего рода утешение. Но когда он взглянул на Эди, гнев предал его, бежал, как трус с поля боя. А место гнева заступило новое, совсем иное чувство – облегчение. Клиф стал анализировать его.

– Эди, до позапрошлой ночи я ни разу не был с женщиной с тех пор, как мы расстались с Кэтрин. Я воспользовался случаем. – Клиф долго глядел на Эди. – Это была вспышка физического влечения, не принимайте ее за что-нибудь иное.

Хотя слова Клифа заставили больно сжаться сердце Эди, она медленно кивнула. Ему было больно, и у нее возникло ощущение, что его слова порождены этой болью. Но когда он держал ее в своих объятьях, в чьи глаза он глядел? Чье имя он называл? Ее, Эди. Губы его говорили одно, а тело совсем другое. Языку тела и верила Эди.

– Ладно, – сказал Клиф. – Пожалуйста, давайте прекратим этот разговор.

Они попытались возродить дружескую атмосферу утра, снова посмеяться вместе, как на городском рынке, но тепло исчезло, как ускользает бабочка из наших рук. Вторжение его прошлого, память о миге взаимной страсти разрушили прежнюю близость.

Пока Клиф ел поданные ему яйца, а Эди пила чай, они говорили на нейтральные темы. О том, как изменился этот район, как разросся Канзас-Сити.

– Еще день-два, и вы станете гордым владельцем настоящей бороды, – сказала Эди улыбаясь.

– Как вы можете определить разницу между настоящей бородой и щетиной? – спросил Клиф, отодвигая пустую тарелку.

Эди непроизвольно протянула руку и нежно погладила его щеку, скользнув пальцем от виска к подбородку.

– Щетина жесткая и колючая, а борода мягкая. – Ее палец задержался на подбородке, почти у самой нижней губы.

Клифа передернуло, в глазах зажегся голодный огонь. Внезапно он отпрянул от Эди, рука взлетела вверх, схватила ее за запястье. Ведь он же говорил ей, что их совместная ночь была ошибкой и не должна повториться.

– Ну, пошли? – спросил Клиф. Он выпустил ее руку. Глаза снова стали непроницаемы.

Эди кивнула и вместе с ним встала из-за стола. Он может не смотреть на нее, может прятаться за ресницами, как трус за закрытыми ставнями, но она видела жадный пламень, вспыхнувший в его глазах при ее прикосновении, и знала, что, как он ни упирается, как ни отталкивает ее от себя, она ему не безразлична.

Домой они шли медленно, но не потому, что решили еще погулять, а потому, что с трудом тащили покупки.

– Я хочу совершить с вами сделку, – сказал Клиф, ставя корзинку с клубникой на плечо, как помощник официанта – поднос с грязной посудой.

– Какую?

– Я занесу к вам с бабушкой эту корзинку с клубникой, а вы поставите миску с ягодами на стол, чтобы мне было что пожевать ночью.

Эди улыбнулась ему.

– Значит ли это, что вы решили отказаться от картофельных чипсов и «Твинки» – любимой вашей закуски по ночам?

Клиф удивленно взглянул на нее.

– Откуда вы знаете, что я ем ночью?

– Я хороший детектив, – гордо ответила Эди, затем рассмеялась. – К тому же ваши пакеты лежат утром в мусорном ведре на самом верху.

Она не переставала смеяться, пока они поднимались по лестнице. Но, прежде чем они вошли в квартиру, Роза распахнула дверь и приложила палец к губам.

– Бабушка спит, – прошептала она. – Почему бы вам не погулять еще часок? Пойдите, пока я здесь, подышите свежим воздухом. – Она принялась выхватывать у них пакеты и ставить их на пол за дверью.

– Роза, ни к чему вам еще здесь оставаться, – запротестовала Эди, не желая злоупотреблять ее добротой. – У вас и дома дел хватает.

– Единственное, что мне надо делать дома, – это наводить чистоту. Этим я буду заниматься каждый день всю оставшуюся жизнь. – Роза взяла у Клифа корзинку с клубникой. – А теперь марш обратно на улицу, насладитесь последним теплым деньком. Не успеете оглянуться, как пойдет снег, и вы будете мечтать о таком дне, как сегодня. – И она закрыла дверь у них перед носом.

– У меня такое чувство, будто меня выставили из собственного дома, – сказала Эди.

– По-моему, так и есть, – усмехнулся Клиф, затем добавил: – Но она права. Вы на самом деле должны воспользоваться свободным временем.

Они вышли на улицу, залитую полуденным солнцем.

– Что вы собираетесь делать? Мы уже скупили весь городской рынок.

– Наверно, просто погуляю. Таких чудесных дней, как сегодня, действительно вряд ли будет много. Но вы-то, вероятно, хотите пойти домой и поспать, – добавила она. – Обо мне не беспокойтесь. Я привыкла быть одна.

– У меня прорезалось второе дыхание. Я совсем не чувствую себя усталым. – Клиф улыбнулся ей. – Хотите иметь компанию для прогулки?

– Вашей компании я всегда рада, – просто сказала Эди и загадочно улыбнулась. – Пошли, есть одно местечко, которое я хочу вам показать. – Она схватила Клифа за руку и повела за собой.

Они миновали городской рынок и склады, которые стоят вдоль берега Миссури.

– Эди, куда вы меня ведете? – недовольно спросил Клиф, видя, что они подходят все ближе и ближе к быстро несущейся реке.

– Идите за мной и не бойтесь, – смеясь, сказала Эди, в то время как они шли друг за другом по самой кромке берега.

– Я знаю, вы завлекаете меня сюда, чтобы утопить! – воскликнул Клиф.

– Не искушайте меня, – бросила Эди через плечо с широкой улыбкой.

Еще несколько минут – и они подошли к месту, где берег был вровень с рекой. А в реке на расстоянии одного прыжка из воды выступал большой плоский камень. Эди прыгнула на него, помахала Клифу, приглашая последовать ее примеру. Прыжок – и Клиф был рядом с ней. Эди села, подняла колени к подбородку и, охватив их руками, улыбнулась ему.

– Это мой персональный камень. С него и удить можно, и желания на нем загадывать. – Эди подождала, пока Клиф сядет, затем продолжала: – Я провела тут чуть не все мое детство.

– Вы приходили сюда, когда были девочкой? Разве это не опасно? – Он вглядывался в быстрое течение, в круговорот воды вокруг камня.

– Когда я была маленькая, я не понимала, что это опасно. И лишь когда повзрослела, догадалась, как легко я могла упасть в реку.

– Неужели бабушка позволяла вам сюда ходить? Не представляю.

Эди засмеялась.

– Бабушка бы выдрала меня, если бы узнала, что я сюда хожу. Ее первое правило было – не подходить к воде.

– Значит, вы были непослушным ребенком и не подчинялись правилам, – поддразнил ее Клиф.

– Да нет, – возразила Эди, – только тем правилам, которые я считала глупыми. – Она подняла лицо, наслаждаясь солнечным теплом. – Этот камень казался мне волшебным, он так и притягивал меня к себе. – Она задумчиво улыбнулась, не раскрывая глаз. – Здесь я разговаривала с родителями. Я почему-то думала, что, если я сижу на волшебном камне, они меня услышат, где бы они ни были. – Эди чуть приоткрыла глаза и грустно посмотрела на Клифа. – Что только нам не приходит в голову в детстве.

– Вам, должно быть, было очень тяжело так рано потерять родителей. – Устремленный на Эди взгляд был серьезен.

Эди пожала плечами.

– Я думаю, потерять близких тяжело в любом возрасте. Но вы и сами это знаете. Сколько вам было лет, когда развелись ваши родители?

Эди смотрела на него, любуясь тем, как играет солнце на его темных волосах, как оттеняет энергичные черты его волевого лица.

– Десять.

Тусклый голос Клифа сказал ей куда больше, чем могла бы сказать целая диссертация на эту тему.

Эди сидела молча, не желая выпытывать, как позволила себе в ресторане; пусть сам скажет ей то, что сочтет возможным и нужным.

С минуту Клиф тоже молчал. Слышался лишь шум воды, с плеском набегавшей на камень, да время от времени плюхалась в реку играющая рыба.

– Я даже не знал, что у них с мамой разлад. – Он говорил так тихо, что Эди пришлось к нему наклониться. – И вот однажды отец ушел на работу и больше не вернулся. Я очень ясно помню этот день, потому что отец обещал взять меня поиграть в бейсбол. После школы я надел бейсбольную рукавицу и шапочку и сел на крыльцо ждать его. Мама сказала, что он не придет, но я ей не поверил. Ведь он же обещал. Я ждал его, пока не стемнело, и только тогда понял, что больше ждать нечего – отец действительно не придет.

Клиф говорил, глядя в пространство. У Эди сжалось сердце, когда она представила себе мальчика с бейсбольной рукавицей, ждущего того, кто никогда не придет.

– Вам было, наверно, очень горько, – тихо сказала она.

Клиф расправил плечи, словно хотел в прямом смысле скинуть с них груз давних воспоминаний.

– Вы лучше скажите мне, вы хоть раз поймали здесь рыбу?

– Ни разу, – призналась Эди. – Я сидела здесь часами с удочкой в руке, но у меня никогда не клевало.

– Почему же вы возвращались сюда? – с любопытством спросил Клиф.

– Не знаю. Скорее всего, из упрямства. – Эди теснее прижала колени к груди и снова подняла лицо навстречу солнцу. – Вы должны согласиться, что это очень мирное местечко, оно как раз подходит, чтобы размышлять о сложных вопросах.

Клиф рассмеялся.

– Значит, вот чем вы занимались в детстве? Приходили сюда и размышляли о разных сложных вопросах?

– Ну да.

– А какие именно сложные вопросы могут возникнуть у девочки, чтобы о них стоило размышлять?

– Ну, самые обычные. – Эди улыбнулась ему. – Как далека бесконечность, есть ли на самом деле рай, ну и прочее в этом роде.

– А, вы имеете в виду всю эту чепуху, которая уже много веков ставит в тупик философов и ученых?

– Вот-вот. Я также спрашивала себя, почему Джимми Мейфилд целуется с открытым ртом.

– А кто, с вашего разрешения, был этот наглый Джимми Мейфилд? – поддразнил ее Клиф.

– Джимми Мейфилд был мой дружок во втором классе. Я привела его сюда, на свой заветный камень, ради торжественного события – первого поцелуя. И этот поцелуй совершенно меня разочаровал.

– Вы всегда приводите своих мужчин на ваш заветный камень?

Эди серьезно посмотрела на него.

– Вы первый, кого я привела сюда после Джимми.

Клиф удивленно взглянул на нее, почему-то тронутый ее словами.

– Спасибо за то, что вы меня сюда допустили.

– Добро пожаловать, – просто сказала Эди.

Несколько минут они сидели рядом, наслаждаясь уединением и чувством душевной близости. В который раз Клиф поражался прелести Эди. И дело было не в красоте ее черт, хотя любой мужчина назвал бы Эди привлекательной. Ее красота проистекала из внутренней безмятежности. Казалось, она в мире сама с собой и обладает даром передавать этот душевный покой всем окружающим. С ней было легко. Она действовала умиротворяюще, как текущая мимо река. Плыла по течению, следуя изгибам берегов. Спору нет, порой поднималась буря, вздымались яростные волны, но так же, как в реке, буря утихала, и вновь перед вами тек мирный поток.

– Эди… – Клиф не знал, что он хочет сказать. Ему было нужно одно – посмотреть в ее карие глаза – глаза лани.

Эди обернулась и выжидательно взглянула на него, и Клиф понял, что сейчас поцелует ее, он знал, что не следует этого делать, но удержать себя не мог, как не мог остановить вековечное течение реки. Не думая больше ни о чем, Клиф наклонился и прильнул к ее губам.

В этом поцелуе не было ни яростного накала, как в самый первый раз, ни жгучей страсти, как в первую ночь. Губы Клифа легко касались ее губ, ищущий язык был желанным пришельцем. Они не дотрагивались друг до друга, лишь губы слились с губами.

Наконец Клиф оторвался от нее, встал и отряхнул брюки.

– Пожалуй, пора возвращаться, – сказал он, протягивая руку, чтобы помочь Эди.

Она кивнула, понимая, что он прав. Но до чего ей не хотелось уходить! Уцепившись за него, Эди поднялась на ноги. Она была рада, что Клиф не выпустил ее руки в то время, как они медленно удалялись от ее волшебного камня.

Глава седьмая

– Я люблю осень, а вы? – сказала Эди, когда они не спеша шли мимо рынка. – Разноцветные листья, горячий сидр, тыква в винном соусе.

Клиф не мог удержаться от смеха.

– Вы напоминаете мне сезонную поздравительную открытку. – Он вопросительно взглянул на нее. – Кстати, что вы готовите на День благодарения? Кабачки в виде индейки?

– Нет, – улыбаясь, сказала Эди. – Должна признаться, это единственный день, когда я изменяю своим вегетарианским принципам. Я делаю фаршированную индейку с гарниром. Это сумасшедший день. Я готовлю для всех жильцов нашего дома, и они все собираются у нас. Все наедаются до отвала, пьют больше, чем им можно, но зато все чувствуют себя единой семьей, и это замечательно.

– Да, очень мило. – Еще бы! Последние два года Клиф в праздники работал. Он и забыл, когда проводил их с людьми, которые ему по душе.

Они уже шли по своей улице, и глаза Эди были устремлены на ее дом в самом конце.

Постепенно улыбка сошла с ее лица, сменившись удивленным выражением.

– Там что-то случилось, – сказала она и ускорила шаг. От тревожного предчувствия застучало в висках, подпрыгнуло к горлу сердце – Эди увидела, как от края тротуара отъехала карета «скорой помощи»; сирена пронзительно выла, раздирая воздух, как жалобный крик больного ребенка.

Ее охватило мрачное предчувствие. Выдернув пальцы из руки Клифа, Эди бросилась бежать к дому.

– Эди!

До нее едва дошло, что Клиф ее зовет. Ее переполнял ужас, во рту стало горько, когда она увидела, что Роза стоит на тротуаре и ломает руки, а слезы градом катятся по ее лицу.

– Роза! – еле слышно позвала Эди и тронула Розу за плечо. – Что случилось? – Эди совсем забыла о Клифе.

– Ах, Эди! Я одна во всем виновата. Мне бы глаз с нее не спускать… Но я думала, она спит… – Роза опять зарыдала, понять ее было нельзя.

– Роза, успокойтесь. Сделайте глубокий вдох и медленно расскажите, что случилось.

Властный голос Клифа заставил Розу послушаться.

– Я была в спальне, перестилала бабушке постель. Я выходила посмотреть на нее раза два, она крепко спала на диване. – Роза закусила нижнюю губу и умоляюще посмотрела на Эди. – Я не слышала, что она проснулась… она, должно быть, вышла на лестничную площадку и… и… скатилась по ступеням.

– О Боже! – У Эди подогнулись колени, она покачнулась и упала бы, если бы Клиф ее не подхватил и не притянул к себе. Эди прижалась к его широкой груди – единственный якорь спасения в окружающем ее море страха.

– Куда ее повезли? – спросил Клиф, крепче обхватывая Эди.

– В Северную городскую больницу. – Роза снова разрыдалась.

Эди подняла к Клифу белое, искаженное ужасом лицо.

– Прошу вас, поедемте со мной! – Она еще крепче прижалась к нему.

Клиф нежно коснулся ее щеки.

– Ну конечно, а как же иначе. – Обняв Эди одной рукой, он довел ее до своей машины.


По пути в больницу оба молчали. Эди сидела, оцепенев от тревоги, боясь даже гадать о том, в каком состоянии бабушка. Клиф не заговаривал с ней. По лицу Эди он видел, как натянуты у нее нервы, знал, какие она испытывает муки, но какой смысл произносить банальные утешения или давать ей ложные надежды? Бабушка была слабого здоровья, а Клиф знал, что грозит человеку с хрупкими костями. Падение с лестницы могло привести к трагическим последствиям.

Клиф молчал, но его рука без слов говорила о его поддержке. Он сжимал руку Эди, чувствовал, что она вся дрожит, как пойманная напуганная птичка, и сердце его раскрывалось ей навстречу. Если бы он мог сделать что-нибудь еще, чтобы ее утешить, если бы мог сказать, что все будет в порядке, что бабушка крепче, чем кажется на вид! Что говорят другие люди в подобных случаях? Сейчас был один из тех моментов, когда неспособность выразить вслух свои чувства особенно сильно мучила Клифа.

Они напрасно так спешили в больницу. После того как Эди заполнила все необходимые бумаги, им предложили посидеть и подождать в приемной. Когда врач кончит осматривать их больную, он выйдет к ним.

– Хотите кофе или чего-нибудь еще? Возможно, нам придется долго ждать. – Клиф без устали ходил взад-вперед, а Эди сидела в пластиковом креслице. – Я думаю сходить в кафетерий выпить чашку кофе. А вам принести?

– Нет, спасибо, мне ничего не надо. – Рот Эди изобразил слабое подобие улыбки, но лицо оставалось неестественно бледным. – Но вы-то поешьте чего-нибудь, если проголодались.

Клиф разрывался между стремлением избавиться от мрачной атмосферы приемной и желанием успокоить Эди.

– Я сразу вернусь, – пообещал он и поспешил к лифту, чтобы попасть на первый этаж, в кафетерий. Он только возьмет стакан кофе и вернется обратно к Эди. Пока что она держится молодцом, но самообладание может изменить ей, и тогда лучше ему быть рядом. Ей нужна поддержка.

Когда Клиф ушел, Эди прерывисто вздохнула, стараясь удержать горячие слезы, рвавшиеся наружу. Ах, бабушка, думала она, мне не следовало вас оставлять. Я должна была предвидеть, что это может случиться. Закрыв лицо руками, Эди наклонилась вперед и стала читать все молитвы, какие могла припомнить. Она сама не знала, сколько просидела в такой позе, любой ценой вымаливая у Бога благополучия для бабушки.

– Эди, вы в порядке?

Услышав голос Клифа, Эди подняла глаза. Видя его сочувствие, его заботу о ней, она на короткий миг успокоилась. Глядя в его участливые, встревоженные глаза, она поняла: что бы ни случилось, у нее все будет хорошо.

– Вы пролили кофе. – Эди указала на темное пятно на его джинсах повыше колена.

– Я торопился. – Клиф сел рядом, отхлебнул кофе. – Хотите глоточек?

Эди покачала головой, она не сводила глаз с двери, откуда должен был появиться врач.

Несколько долгих минут они сидели молча. Эди смотрела на дверь. Клиф, все больше волнуясь, – на Эди.

Внезапно он резко поставил картонный стаканчик на стол, так что кофе выплеснулся наружу.

– Чего они там копаются? – Он вскочил со стула, точно его ударило током. – Почему никто не выйдет и не скажет нам что-нибудь?

– Скажут, когда сами будут знать, что сказать, – откликнулась Эди, хотя задавала себе тот же вопрос. – Что вам не сидится?

– Не могу я сидеть. – Взъерошив волосы, Клиф принялся шагать перед ней взад-вперед. Он был сбит с толку, не мог понять, что вызывает его волнение: то ли страх услышать от врача слова, сказанные особым профессиональным тоном: мол, бабушка скончалась, надо примириться с судьбой; то ли тот факт, который он вдруг осознал, – что привязался к Эди и бабушке. А он смертельно боялся привязаться к кому бы то ни было.

Оба вскочили, когда на пороге возник врач.

– Доктор Стаффорд! – обратилась Эди к человеку в белом халате и поспешила ему навстречу.

Клиф тут же последовал за ней и обнял рукой ее узкие плечи. Если новости будут плохие, он хотел быть для нее опорой, источником силы.

– Как она? – горестным шепотом спросила Эди, и Клиф сжал ее крепче.

– Все будет хорошо.

Эди прислонилась к Клифу, облегчение лишило ее сил.

– Слава Богу, – проговорила она тихо.

– Она очень взбудоражена, у нее много ушибов и сломана ключица, – сказал доктор.

– Где она? Можно нам ее повидать? Доктор Стаффорд кивнул.

– Ее поместят в двести вторую палату. Я хочу подержать ее здесь денек-другой. Понаблюдать за ней. Падение было серьезным. – Он дружески взглянул на Эди. – Пожалуй, пришло время подумать о некоторых вариантах, которые мы с вами уже обсуждали.

Эди медленно склонила голову.

– Да, вероятно, вы правы, – в голосе ее слышалась боль. – Нам можно сейчас к ней?

– Двести вторая палата. И не задерживайтесь надолго. Я сообщу вам, если в ее состоянии наступит какая-нибудь перемена.

Через несколько минут они нашли нужную палату. У Эди сжалось сердце, когда она увидела бабушку, такую маленькую и тихую на широкой больничной кровати.

– Ей дали снотворное, так что она сейчас не в себе, – предупредила сиделка, прежде чем выйти.

– О Клиф, – в ужасе прошептала Эди, подходя к кровати. На щеке у бабушки темнел большой синяк, на лбу – другой. Ее шея и лопатка были перетянуты широким бинтом, чтобы сохранять их в неподвижности.

– Бабушка. – Эди взяла ее руки в свои. Глаза старушки с трудом приоткрылись, и она уставилась на Эди.

– Где я? Что я тут делаю? – ее голос дрожал от страха.

– Вы в больнице. Вы упали, но сейчас у вас все хорошо. – Эди погладила ее по руке, чтобы успокоить. – Они подержат вас здесь всего несколько дней.

– Я не хочу здесь оставаться. Мне здесь не нравится, – нижняя губа старушки затрепетала. – Окажите мне, пожалуйста, услугу.

– С удовольствием, – не колеблясь ответила Эди.

– Позвоните моей внучке. Ее зовут Эдит. Она обо мне позаботится. Она меня заберет.

Первым побуждением Эди было выполнить желание бабушки и увезти ее из больницы, но она подавила его – она знала, что бабушка находится именно там, где ей положено быть.

– Эди захочет, чтобы вы остались здесь, чтобы о вас позаботились доктора.

Старушка закрыла глаза, точно желала спрятаться от того, что ее окружало.

Клиф тронул Эди за плечо. Она обернулась.

– Ей сейчас нужно поспать. – В его глазах светилось сострадание, и снова Эди поразило, как много в ее жизни стал значить этот человек.

– Почему бы вам не пойти со мной, не съесть чего-нибудь, – предложил Клиф, когда они выходили из палаты. – Время как раз обеденное.

– Время обеда? – Эди удивленно смотрела на Клифа. Неужели еще так рано? Ей казалось, что с того часа, как они все трое сидели за кухонным столом и ели оладьи, прошла целая жизнь. Эди нахмурилась, взглянула на дверь в палату. – Не знаю. Может, мне лучше остаться здесь… вдруг я ей понадоблюсь.

Клиф положил руки ей на плечи.

– Эди, нет никакого смысла оставаться здесь. Сейчас вы ничем не можете помочь бабушке. К тому же вы слышали, что сказала сиделка: ей дали снотворное, возможно, она будет спать до вечера. – Пальцы Клифа нежно массировали напряженные мышцы ее плеч. – Пойдем поедим, а затем вы поедете домой и вздремнете часика два. А вечером вернетесь сюда. К тому времени вы, возможно, и понадобитесь бабушке.

– Хорошо, – согласилась Эди, видя, что это разумней всего. Теперь, когда самая сильная тревога прошла, она почувствовала, что очень устала и немного голодна. Клиф прав. Самое лучшее – это пойти поесть и отдохнуть, пока бабушка спит под действием лекарства.

– Первое, что мы сделаем, – это заедем ко мне, чтобы я мог принять душ и переодеться, – сказал Клиф, когда они сели в машину. – Это не займет много времени.

Эди кивнула с отсутствующим видом: все ее мысли были заняты бабушкой и неопределенностью будущего. Может быть, и правда пришло время подумать о частной лечебнице или санатории? При этой мысли у Эди разрывалось сердце, но она хотела сделать так, как будет лучше для бабушки. Возможно, стоит поместить ее в Центр по уходу за престарелыми, где у нее будет своя комната, привычная обстановка и все любимые безделушки. Эди находилась в полной растерянности, принять решение было так трудно. А она-то надеялась, что ей еще очень не скоро придется об этом думать.

– Как вы себя чувствуете?

Слова Клифа проникли в ее сознание сквозь царивший там сумбур.

– Прекрасно, – заверила она его. – Просто… просто я жалею, что ушла сегодня на городской рынок. Не следовало мне оставлять бабушку.

– Неужели вы вините себя за то, что произошло? – Клиф ловко припарковал машину перед комплексом многоквартирных домов. Выключил зажигание и повернулся к Эди. – Несчастные случаи происходят не так уж редко. Мы не можем винить себя за то, что нам посылает судьба. – И только он произнес эти слова, с ним случилась занятная вещь. Он вдруг увидел, какое непомерное эмоциональное бремя он нес на себе, считая, будто каким-то образом в ответе за желание Кэтрин оставить его, и в тот же миг это бремя исчезло, растаяло, как хлопья снега на теплом оконном стекле. Интересно, он даже не знал, что испытывает эти чувства, пока не избавился от них.

– О, умом я понимаю, что меня не в чем винить. Вероятно, я просто в ужасе от тех решений, которые мне придется принять.

Клиф нежно улыбнулся ей и пригладил прядку волос, выбившихся из косы.

– Но сегодня от вас не требуется никаких решений. Ближайшие день или два бабушка проведет в больнице, так что пока вам не нужно строить никаких планов.

– Вы совершенно правы, – сказала Эди с облегчением, чувствуя, что ей дана передышка и можно на какое-то время забыть терзающие ее мысли.

– Пошли, мне нужно всего несколько минут, чтобы принять душ и переодеться, а потом вы получите большую тарелку горячих овощей, которые вы так любите. – Клиф улыбнулся, поддразнивая ее, и они вышли из машины.

– Хорошие дома, – заметила Эди, когда они шли через площадку, где стояли припаркованные машины.

– Нормальные, – сказал Клиф. – Здесь я вешаю шляпу, иногда ем и почти всегда сплю.

– Послушать вас, так ваше жилье – номер гостиницы, а не домашний очаг, – заметила Эди.

И когда Клиф ввел ее в квартиру, Эди увидела, что не ошиблась: так именно она и выглядела – как безликий гостиничный номер. Мебель казалась новой: покрытая ярким шотландским пледом тахта, кресло с откидной спинкой, два журнальных столика со стеклянными столешницами… но все имело такой вид, будто мебелью никогда не пользовались: ни кружков от кофейных чашек, ни журналов и газет. Комната не излучала тепла, в ней не было индивидуальности.

– Будьте как дома, я вернусь через несколько минут, – сказал Клиф, исчезая, как полагала Эди, в ванной комнате.

– Могу я воспользоваться вашим телефоном? Я хочу позвонить Розе, сказать, что с бабушкой все в порядке.

– Конечно. Телефон на кухне. – И через минуту послышался шум льющейся воды.

Эди зашла на кухню, такую же безликую, как комната. Ничего удивительного. Ее затопила волна жалости к Клифу. Сердечные страдания погасили в нем жажду жизни. Он просто влачил день за днем, боясь выйти из своей скорлупы, боясь протянуть руку за счастьем и любовью, боясь, что ему снова причинят боль.

Эди знала его совсем недолго, а ей казалось, что они знакомы целую вечность. И она знала также с уверенностью любящей женщины, что какая-то часть его существа бунтует против принятого им решения замкнуться в себе, отгородиться от всех. Эту его часть тянуло к людям. Язык его говорил о том, что ему никто не нужен, отталкивал Эди насмешками и жестокими словами, а глаза говорили о жажде любить и быть любимым. Эди понимала, что в душе Клифа идет борьба. Понимала, что страх отчаянно сопротивляется растущей потребности в любви. Ах, если бы она знала, как помочь любви, склонить чашу весов в ее пользу…

Вздохнув, Эди подняла телефонную трубку. Первое, что следовало сделать, – сообщить Розе, что с бабушкой все в порядке. К тому же она действительно ничем не могла помочь Клифу. Ей остается одно – ждать, пока он сам осознает, что готов снова попытать счастья.

Повесив трубку после разговора с Розой, Эди услышала, что шум воды в ванной прекратился. Обнаружив на полке кофеварку, она решила сварить кофе. Конечно же, после бессонной ночи Клиф не откажется выпить чашечку, да и она сама почувствовала вдруг сильное желание взбодриться. Но ни банки с кофе, ни фильтров она не нашла. Ничего не поделаешь, Эди прекратила поиски.

– Эй, Клиф, где вы прячете кофе? – Она подождала с минуту, но ответа так и не последовало. – Эй, Клиф? – Эди вышла из кухни и, пройдя комнату, задержалась у двери в ванную. Только она хотела постучать, как дверь распахнулась, и, чуть не сбив ее с ног, оттуда выскочил Клиф.

– Ой, простите, я не знал, что вы тут, – он неловко переступал с ноги на ногу.

При виде Клифа все мысли о кофе вылетели у Эди из головы. Его черные мокрые волосы были взлохмачены, придавая ему юный, застенчивый, очень привлекательный вид. Но то, на чем остановился ее взор, когда спустился ниже, говорило не о застенчивом юноше, а 6 настоящем мужчине.

Клиф был голый, если не считать полотенца, опоясывающего его стройные бедра. Широкую грудь покрывали завитки черных волос, образующие нечто вроде римской цифры V, острие которой, маня за собой взгляд Эди, скрывалось под махровым полотенцем, откуда выступали сильные, мускулистые ноги. Да, мужчина в расцвете сил. Однако, как ни потряс Эди его вид, больше всего поразили ее гладкие, без единого волоска щеки и подбородок Клифа.

– Вы побрились, – изумленно сказала она и, протянув руку, коснулась ладонью его лица.

– Ага. – Клиф смущенно улыбнулся. – Я подумал, лучше уж принять цивилизованный вид, если я пригласил вас в кафе.

Внезапно Эди охватило всепоглощающее желание снова слиться с ним воедино, очутиться в его объятиях, ее неудержимо тянуло к Клифу, и она поняла, что хочет лишь одного – прильнуть к нему всем своим существом и отдаться ему, чтобы утолить свое вожделение.

– Я не хочу никуда идти. Я не голодна, – тихо проговорила Эди, отлично зная, чего именно она хочет. Ее рука, касавшаяся щеки Клифа, спустилась по подбородку к шее, перешла на грудь, стала играть завитками волос. – Я хочу остаться здесь, с тобой. Я хочу быть с тобой снова.

– Эди, вы не понимаете, что говорите, – перебил ее Клиф, прерывисто дыша, и снял ее руку с груди. – У вас был эмоциональный шок, вы расстроены, вы в тревоге.

– Я прекрасно понимаю, что говорю, – прошептала она и протянула руку, чтобы распустить косу. Тряхнула головой, и темная масса волос обрушилась ей на плечи. Она услышала, как Клиф шумно втянул в себя воздух, и взялась руками за низ свитера.

– Эди, остановитесь. Это неправильно.

– Почему? – Она с вызовом смотрела на него. – Я хочу тебя, Клиф. И я знаю, что ты тоже хочешь меня. Почему нам не повторить того, что было позавчерашней ночью? Нам было так хорошо. И казалось правильным. – Одним быстрым движением она стянула через голову свитер, уронила его на пол и гордо стала перед ним в одном шелковом бежевом лифчике.

– Эди, послушай. – Клиф схватил ее за плечи, но тут же отпустил, точно прикосновение к ее теплой шелковистой коже обожгло его. – Я предупреждал тебя и раньше. Этого и тогда не надо было делать. Мне нечего тебе дать. Всего лишь этот миг. Я не стану… я ничего не могу обещать навеки… даже на завтрашний день. – Глаза Клифа сузились, потемнели от напряжения, он говорил напористо.

– Мне не нужно обещаний. Мне нужен ты. Здесь и сейчас.

С подавленным криком Клиф притянул ее к себе, губы его приникли к ее губам с такой пламенной страстью, что у нее перехватило дыхание. И в то время, как рот его погружался в пучину ее рта, его руки погружались в волны ее волос.

Эли прижалась к нему всем телом, издав невольный стон, когда ее грудь коснулась его голой груди, – тончайший ажурный лифчик вряд ли мог умалить наслаждение, которое она испытала. Обвив его руками, она изучала его спину, как слепой, читающий шрифт Брайля, – каждый мускул, сухожилие, каждую впадину и выпуклость.

Клиф оторвался от ее губ, с трудом перевел дыхание.

– Эди… ты должна мне сказать… Ты совершенно уверена? Ты поняла: никаких условий, никаких обещаний, только этот миг, единственный миг. – Глаза его угрожающе блестели.

Эди улыбнулась, подняв на него глаза, полные любовной истомы.

– За всю свою жизнь я ни в чем еще не была так уверена, как сейчас.

Она взяла его за руку и повела в спальню. Грациозным движением скинула джинсы и легла на кровать в легком, как дымка, лифчике и кружевных трусиках. Ее глаза призывали его.

И лежа там, глядя на Клифа, видя, как пламя страсти поглощает мрак его глаз, видя, несмотря на полотенце на бедрах, что он готов ей уступить, Эди преисполнилась чувства, что они поступают правильно, что они просто пешки в руках судьбы, исполняющие ее предназначение.

Клиф остановился в изножье кровати, жадно пожирая ее глазами. Его взор разгорячил Эди, кожа ее порозовела, она пылала с головы до ног, но ей было этого мало. Она жаждала не только взгляда, она жаждала пыла его ласк, пламени последнего испепеляющего мгновения.

– Клиф… – Еле слышный шепот слетел с ее губ, но этого было достаточно, чтобы нарушить оцепенение, которое охватило Клифа, когда он стоял, упиваясь прелестью Эди. Три стремительных шага, и он присоединился к ней, обрушившись на нее всем телом.

– О Эди. – Его губы вновь овладели ее губами, язык ласкал ее рот. Клиф сместил свой вес на один бок, рука нежно коснулась ключиц, спустилась к лифчику, стала играть окаймлявшим его кружевом. Тело Эди изогнулось под ним, нетерпеливо стремясь избавиться от последних преград. Его рука продолжала теребить кружево лифчика, и, застонав от нетерпения, Эди потянулась рукой за спину, чтобы его расстегнуть, но Клиф ее остановил. – Не торопись… Я хочу, чтобы все было медленно, хочу смаковать каждый миг, – горячо выдохнул он ей в лицо. Его слова вызвали в ней радостный трепет, но его и сравнить нельзя было с тем, как содрогнулась она от желания, когда Клиф стал сквозь ажурную материю лифчика целовать ее соски. Его жаркое дыхание и влажные губы заставляли Эди судорожно глотать воздух.

Рука Клифа оставила лифчик, медленно скользнула по ее плоскому животу, пальцы проникли под резинку трусов. Они ласкали ее – вверх-вниз, вверх-вниз, – ни разу не спустившись туда, где она их ожидала. Он продолжал нежно гладить ее, руки его, дразня, подступали к заветной черте, затем опять ускользали, переполняя ее сладкой мукой неутоленного желания и всепоглощающим наслаждением. Губы Клифа следовали за руками тем же томящим ее путем, и, позабыв обо всем, Эди упивалась блаженством. Она не знала, что на ее теле так много эрогенных мест – ямка под коленом, внутренняя часть бедер, – где одно прикосновение руки или языка Клифа заставляет ее терять рассудок.

Эди понимала, зачем Клиф дразнит и томит ее, – он хочет довести ее до предела, когда завершение будет иметь силу взрыва. Ей хотелось ответить ему тем же. Ей хотелось, чтобы их слияние было таким же чудом для него, как для нее. Она перекатилась наверх, села, охватив ногами его бедра.

– Что… что ты делаешь? – простонал Клиф, в глазах – голая страсть.

– Изменение позы – правило игры. – Эди наклонилась и поцеловала его, одновременно приподнявшись, чтобы убрать эту досадную помеху – полотенце.

Медленно оторвав от него губы, Эди провела ими по подбородку Клифа, по шее и остановилась на его плоском соске. Вкус его кожи был для нее эликсиром, распаляющим костер ее страсти. Она опьянела от прикосновения к его обнаженному телу, от запаха его кожи.

Клиф закрыл глаза, стараясь унять дрожь, сотрясавшую его с ног до головы, в то время как язык Эди томил и жег его. Она подняла голову, и Клиф вздохнул со смешанным чувством облегчения и утраты. Но на смену тут же пришло новое ощущение. Кончики ее шелковистых волос, свисавших с плеч, щекотали ему кожу, заставляя стонать от почти болезненного наслаждения. Волосы Эди плясали на нем, лаская плоский твердый живот.

Мучительно вскрикнув, Клиф перекатился на нее, принялся неловко расстегивать лифчик.

Руки Клифа ласкали ее пышную грудь, исторгая у Эди невнятные звуки. Эди знала, чего он хочет, ведь она хотела того же. Хватит томить, хватит мучить. Она хочет чувствовать его плоть в своей, хочет… нет, она больше не может ждать, она должна отдаться ему немедленно.

Эди помогла ему, сбросив трусы, и исступленно вскрикнула, когда Клиф опять опустился на нее. На какой-то миг глаза их встретились, задержались друг на друге, говоря на языке любовников, посылая в подсознание сигналы, слышные им одним, а затем, вознесшись над Эди всем телом, он проник в нее.

Мгновение он лежал неподвижно; Эди посмотрела на него. Лицо его было напряжено, жилы на шее натянулись, как струны.

Она поняла, что Клиф пытается сдержать себя, предупреждает ее, что он над собой не властен. Он не осознает, что он – в ней, что, даже если все завершится в эту минуту, она будет полностью удовлетворена.

Медленно проведя ногтями по его спине, Эди шевельнула бедрами.

– Все в порядке, – тихо проговорила она, подталкивая его движением бедер.

Если раньше Клиф хоть как-то владел собой, теперь самообладание полностью оставило его. Тело его импульсивно дернулось вперед, и Эди, уткнувшаяся лицом ему в грудь, невнятно вскрикнула. Словно старинные любовники, привыкшие друг к другу, знающие, что нужно партнеру, они двигались в едином безумном ритме. Никаких проб, никаких колебаний. Они подходили друг другу, словно занимались вместе любовью много лет.

Эди ощущала, как сокращаются ее мышцы в то время, как она поднимается все выше к пику наслажденья. Она прижимала Клифа к себе все тесней, желая полностью его поглотить и не выпускать целую вечность. Достигнув апогея, Эди судорожно глотнула воздух, почувствовав, как в тот же миг тело Клифа окаменело – он тоже достиг зенита. Они спустились с вершины вместе, тяжело дыша, сжимая друг друга в объятиях, молча поражаясь чуду, которое с ними произошло.

С минуту Клиф тяжело лежал на ней, затем чуть сдвинулся вбок и лег с ней рядом. Эди глядела на него, не отрывая влюбленных глаз, обуреваемая такой радостью, таким безграничным счастьем, что на глаза навернулись слезы.

А глаза Клифа были закрыты, густые ресницы бросали тень на щеки. Эди поражалась его красоте, открывшейся теперь, когда он побрился. Она жадно всматривалась в него. Заметила небольшую родинку у края рта – сокровище, раньше прятавшееся под щетиной.

Каждую отдельную черточку она откладывала в памяти, чтобы с наслаждением вспоминать ее поздней. Эди заметила, какой у него усталый вид, какие глубокие морщины перерезают лоб, подумала, как долго он не спал.

Эди покраснела, припомнив, как беззастенчиво она держалась с ним, взяла на себя инициативу, сказала ему, что именно от него хочет. Никогда раньше она так себя не вела, и внезапно ей показалось очень важным, чтобы Клиф об этом узнал.

– Клиф, я надеюсь, ты не думаешь, что я всегда… так… так поступаю?

Он приоткрыл глаза и посмотрел на нее.

– Я просто хотела, чтобы ты знал, что я не затаскиваю в постель каждого полицейского, который приходит ко мне в дом.

– Я знаю это, Эди, – сказал он мягко и снова опустил веки.

Эди успокоилась, увидев, что губы Клифа тронула чуть заметная улыбка. Она осторожно высвободилась из его рук и слезла с кровати, чтобы дать ему поспать.

– Куда ты?

Она улыбнулась, понимая, что он уже наполовину спит.

– Пойду приму душ, потом вызову такси и поеду домой.

– Не говори глупостей, я тебя отвезу. – Глаза Клифа по-прежнему были закрыты.

Эди наклонилась и поцеловала его в веки.

– Сам не говори глупостей. Оставайся здесь и спи. Увидимся вечером.

Как только Эди скрылась за дверью в ванную и Клиф услышал шум льющейся воды, он перекатился на спину и прикрыл глаза рукой. Он и не думал спать. Напротив, мысли его снова и снова возвращались к тому, что только что между ними произошло. Бог свидетель, он вовсе не хотел, чтобы они снова занялись любовью. Плохо, что это было даже и один раз. Клиф сопротивлялся с первой минуты, как оказался в квартире Эди. Он не хотел слышать ее пылких вздохов и страстных стонов. Он не хотел знать потаенные уголки ее тела, все его изгибы, нежность кожи, пылающий в ней огонь. Близость не дает держаться на расстоянии, а это то, к чему он стремился.

Он не хотел вступать с Эди в любовную связь. Любовь влечет за собой надежду, связывает обязательствами. Любовь чахнет без мыслей о будущем. Клиф понимал, что Эди его любит. Он видел это в ее глазах, в каждом ее прикосновении. И она была так обольстительна. Но она не осознавала главного: что любит она всего лишь пустую оболочку, а не человека. Нет, пусть лучше чувства его будут мертвы, чем снова подвергаться душевным мукам.

О, как соблазнительно было бы принять то, что она предлагает, – заботу, смех, любовь. Но он боялся. Терять надежду так мучительно, он не сможет снова пройти через это: любовь, затем утрата.

Шум воды смолк, послышался голос радостно напевающей Эди. Клиф замер. С той минуты, как она вышла из ванной, он не шевелился. Слышал, как она одевалась, и оставался недвижным. Эди, наклонившись, поцеловала его в щеку, а он по-прежнему делал вид, что спит. И только услышав, что дверь в квартиру захлопнулась, он испустил прерывистый вздох.

Нужно прекратить это сейчас, немедленно, не то будет поздно. Разрыв ранит Эди, но, если он допустит, чтобы их связь продолжалась, будет еще хуже. Один раз он уже устремился в погоню за любовью – и сильно обжегся. Надо быть глупцом, чтобы вторично искушать судьбу. Конечно, он прав, отказываясь от Эди, но как смириться с мрачной черной пустотой, возникавшей в душе при мысли, что ему придется жить без нее? И тут впервые за много лет Клиф зарыдал.

Глава восьмая

– Эди попросила меня впустить вас, – объяснила Роза, перебирая связку ключей в поисках нужного. – Милая девочка. Она чуть-чуть вздремнула и снова побежала в больницу. – Роза безуспешно пыталась всунуть в замочную скважину очередной ключ. – Бедная бабушка. Стоит мне вспомнить, как она лежала там, внизу, у подножия лестницы… не шевелясь… – Роза замолчала, смахнув со щеки слезу. – Слава Богу, что у Эди есть вы, мистер Марчелли. Ей без вас просто не обойтись, из-за бабушки, да и вообще…

Клиф крепче вцепился в сумки с аппаратурой. Он вовсе не хотел слышать о том, что Эди без него не обойтись. Но Роза наконец нашла ключ, и дверь со щелчком отворилась. Клиф облегченно вздохнул.

– Добро пожаловать. Эди просила передать, что придет поздней. Она хочет побыть в больнице, пока бабушка не уснет крепким сном.

Клиф попрощался с Розой и с благодарностью погрузился в тишину, царившую в квартире. Первое, что он увидел, была миска с клубникой, стоявшая посередине стола: вычищенная и вымытая, она так и просилась в рот. При всей своей тревоге за бабушку Эди не забыла оставить ему ягоды. Мысль об этом почему-то привела Клифа в уныние.

Странный он провел день, изведал все: и головокружительные высоты радости, и пучины отчаяния.

Сперва собственные слезы напугали Клифа. Он не мог с уверенностью сказать, что именно их вызвало, каков их источник. Но внезапно он осознал, что это – результат долгих лет, когда его чувства были наглухо закупорены в недрах его души, и, дав волю слезам, он так же не мог их остановить, как не сдержать пенный поток, льющийся из открытой бутылки шампанского.

Вначале Клиф плакал о Кэтрин. Горе, в котором он не признавался даже себе, извергалось из него волна за волной, изнурив его и обессилив. Затем глотал слезы, жалея самого себя, оплакивая свои несбывшиеся мечты, а теперь он боится мечтать… Затем он уснул.

Проснувшись, Клиф сразу почувствовал: что-то изменилось. Он пролил очистительные слезы, они унесли горькие семена отчаяния, которые дремали в его душе оба прошедших года, готовые в любой миг взойти. Ему стало легко, точно с плеч спал огромный груз. Он даже не представлял, как тяжко было его горе, как оно пригибало его к земле, и понял это только тогда, когда оно исчезло.

Однако решение порвать с Эди было по-прежнему твердо. Его слезы не могли перечеркнуть тот факт, что он никогда больше не рискнет полюбить и подвергнуть себя страданиям. Глядя на миску с ягодами, чувствуя, что уныние охватывает его все сильнее, Клиф понимал, что с ним происходит. Он вновь сокрушается, но на этот раз он оплакивает утрату Эди, пустоту и одиночество своей будущей жизни.

Клиф сел на стул у окна, спрашивая себя, почему, если ты поступаешь правильно, поступаешь так, как надо, это всегда причиняет боль.


Ну и долгая была ночь, подумала Эди, выходя из машины на предрассветную улицу. Все убыстряя шаги, она взлетела по лестнице к своей квартире. Там Клиф, она отчаянно в нем нуждалась.

Эди отперла дверь и вошла в комнату.

Клиф стоял у окна.

Не задумываясь, она подошла к нему и, обвив руками шею, спрятала лицо у него на груди.

– Клиф, обними меня. Она почувствовала, что на какой-то миг он заколебался, но тут же его руки крепко обхватили ее, и она закрыла глаза. Несколько блаженных минут она стояла в его объятьях и вдыхала его запах, прижимаясь всем телом к такому знакомому ей теперь телу Клифа.

– Что-нибудь… что-нибудь случилось? Бабушке стало хуже? – Низкий голос Клифа гулко отдавался у нее в голове, лежавшей на его широкой груди.

Эди вздохнула и неохотно чуть отодвинулась от него.

– Нет, физически она в порядке. – Эди высвободилась из объятий Клифа и села на диван. Клиф отошел от окна и сел рядом. – Клиф, она меня не узнает. – Из глаз Эди бесшумно закапали слезы, она нетерпеливым движением смахнула их. – Я знаю, что веду себя неразумно. Раньше тоже она порой не знала, кто я такая, но сейчас это иначе. – Эди прерывисто вздохнула, а Клиф взял ее руки в свои, молча побуждая продолжать. – Раньше, даже если она не узнавала меня, не признавала во мне свою внучку Эди, она не сомневалась, что я – человек, который ее любит, заботится о ней, которому она может доверять. Но этой ночью она совсем не узнала меня и так испугалась… – Внезапно все чувства, которые Эди сдерживала с того мгновения, как увидела отъезжавшую от дома санитарную машину, разом вырвались наружу. Слезы градом покатились по лицу, обгоняя друг друга, и, захлебнувшись, она снова потянулась к Клифу.

– Поплачь, дай себе волю, – тихо сказал он, чувствуя, как содрогается она от рыданий, и, прижав ее к груди, стал гладить по голове. Он знал, что слезы очистят ее, облегчат ее горе, как это было сегодня с ним самим.

И Эди дала себе волю. Она выплакала все до последней слезинки, под конец лишь конвульсивные сухие всхлипы сотрясали ее тело, отдавались болью в голове и першило в горле.

Наконец Эди отодвинулась от Клифа с коротким смущенным смешком.

– Мне так стыдно. Я чувствую себя смешной. И насквозь промочила тебе рубашку.

– Ты вовсе не смешная, а рубашка высохнет.

Эди благодарно посмотрела на Клифа, затем потерла лоб, где пульсировала боль.

– Голова болит?

Она кивнула.

Клиф встал, принес стакан воды.

– Выпей. Но главным лекарством тебе будет сон. – Эди безропотно выпила воду, как послушный ребенок. Клиф протянул ей руку. – Пошли. Я уложу тебя и уйду, чтобы не мешать.

Она позволила Клифу поднять ее с дивана и отвести в спальню. Да, ей действительно был нужен отдых. Мало того, что у нее болела голова, к тому же от слез и усталости жгло глаза, казалось, в них был песок. Пока Клиф расстилал постель, Эди зашла в ванную комнату и переоделась в халат.

– Молодец, а теперь быстро в постель, – сказал Клиф, и она забралась под тонкое шерстяное одеяло. Он подоткнул простыню и сел на край кровати. – Знаешь, возможно, бабушка вела себя так потому, что ей дали снотворное и вокруг были одни чужие. Я уверен, в следующий раз, когда ты к ней пойдешь, все будет иначе.

Эди улыбнулась, глаза у нее закрывались, она хотела спать.

– Наверно, ты прав. – Клиф хотел было забрать руку, но тут она проговорила: – Побудь со мной еще несколько минут, пока я не усну.

Клиф заколебался. В глазах Эди не было страстного зова. Вряд ли она хотела его соблазнить, ее взгляд говорил лишь о том, как она нуждается в его участии.

И все же Клиф боялся. Он не решался еще крепче связать себя с Эди.

– Пожалуйста. – Ее глаза молча молили его.

Клиф уступил.

– Хорошо.

Эди стремительно повернулась на бок, освобождая ему место на узкой кровати рядом с собой.

– Просто обними меня и полежи со мной немножко, – прошептала Эди.

Почему бы не выполнить эту просьбу? Что в ней дурного? – спросил себя Клиф, ложась рядом с Эди. Она нервничает из-за бабушки и нуждается в утешении. Неужели он ей в нем откажет? Клиф сжал Эди в объятиях. Что еще он мог ей дать, прежде чем навсегда уйти из ее жизни? Он покинет ее, как только она уснет.

Клиф закрыл глаза. Как сладостно было чувствовать на шее ее легкое теплое дыхание. Как может то, что ты ощущаешь как благо, быть злом? Это была последняя мысль, мелькнувшая у него в голове перед тем, как он погрузился в глубокий сон без сновидений.

Эди медленно открыла глаза и увидела, что лежит на боку, тесно прижавшись к Клифу. Ее голова покоилась у него на плече, бедро было зажато между его ногами.

Она чуть подвинулась, чтобы видеть его лицо: Клиф спал, его глубокое, ровное дыхание приподнимало грудь и отдавалось в ее груди. Как она его любит! В это трудно поверить, она узнала его так недавно, но у нее не было сомнений в том, какое чувство трепещет в ее сердце. Она сама удивилась силе своей любви.

Эди думала, что, посвятив себя уходу за бабушкой, наполнила свою жизнь, но внезапно увидела, до чего пуста она была до того, как в ней появился Клиф.

И она ему не безразлична. Эди знала это так же твердо, как то, что утром встает солнце, а за летом следует осень. Она видела это по его взгляду, чувствовала по прикосновению его руки, по тому, как ласково он ее обнимал, когда ей так нужно было выплакаться.

Эди нежно гладила лицо Клифа, обводя пальцем контур лба, щек, губ. Сильное лицо. Прорезавшие его кое-где морщины свидетельствовали о нелегкой жизни. Клиф пошевелился, крепче сжал ее, но не проснулся.

Эди приникла губами к его шее, руки засновали по груди, спустились на мускулистый живот, нерешительно задержались у пряжки пояса. Стоит ли его будить? Он так мирно спит. Она улыбнулась в предвкушении, руки, словно сами собой, принялись расстегивать джинсы. А почему бы и нет? Спит! Можно заняться куда более интересными вещами.

Клиф вынырнул из глубокого сна, чтобы ощутить, что он не только бодрствует, но исполнен жгучего желания, и переход этот совершился в считанные секунды, не дав ему времени его осознать. И в тот же миг он с изумлением почувствовал, что руки Эди, забравшись ему под пояс джинсов, обследуют единственную часть его организма, которая, судя по всему, полностью проснулась.

Благоразумное решение никогда больше не заниматься с Эди любовью спряталось куда-то в глубину его существа, когда он увидел, что она обнажена и руки его касаются ее теплого тела. Эди склонилась над ним, стаскивая с его ног джинсы. Лучи послеполуденного солнца струились в окно спальни, танцевали на ее коже, придавая ей блестящий золотистый оттенок.

А когда за ласкающими его руками последовали губы, улетучились последние крупицы благоразумия. Эта медового цвета колдунья завладела им целиком: его телом, душой и рассудком. Рубашка последовала за джинсами и халатом Эди, образуя беспорядочную кучу на полу. Узкая кровать стонала и скрипела под ними, заглушая нетерпеливые вздохи, доносящиеся со сбившихся простынь.

Их взаимные ласки доставляли обоим острое наслаждение. Они вновь открывали для себя то блаженство, которое нашли в прошлый раз. Оба молчали. Слова были излишни, их тела говорили за них все, что надо было сказать. А затем он проник в нее, слив их воедино, и пустился вместе с ней в путь на небеса. Достигнув их, Эди прильнула к Клифу, вновь и вновь повторяя его имя благоговейно, как молитву.

– Придется, верно, потратиться на двуспальную кровать, – сказала с улыбкой Эди, гладя волосы Клифа.

Клиф сжался: реальность вступила в свои права и заставила его понять всю чудовищность того, что он сделал. Этого не должно было быть. Это только все осложнит. Надо собраться с силами. Он должен вырвать себя из ее жизни немедленно, прежде чем он причинит ей непоправимое зло.

– Эди! – Клиф скатился с нее и, не удержавшись, с глухим стуком упал на пол.

Эди звонко рассмеялась и перегнулась через край кровати, больше похожая на озорного мальчишку, чем на женщину, которая только что доводила его до умопомрачения. Клиф понял, что не сможет ничего ей сказать – во всяком случае, сейчас. Не то у них сейчас настроение. Не может он говорить о разлуке, когда кожа его все еще пахнет ею, когда губы его еще не забыли вкус ее губ. Не может он говорить, что для них нет надежды, когда их тела еще не просохли от любовного пота, когда ее глаза все еще сияют любовью.

– Который час? – спросил Клиф, подхватывая с пола джинсы.

– Около пяти. Мы долго спали. – Она томно потянулась. Было удивительно приятно лежать и смотреть, как Клиф одевается, как натягивает джинсы на стройные ноги, поправляет рубашку на широких плечах. Эди и не подозревала, что это зрелище так возбуждает.

– Мне надо спешить. Я должен зайти в полицейский участок. – Клиф кончил застегивать рубашку.

– Сперва поцелуй меня, – сказала Эди с обольстительной улыбкой.

– Эди, я и так опаздываю, – возразил Клиф.

Он был в отчаянии, и язва желудка вдруг дала о себе знать острой болью. Ему было необходимо уйти, между ним и Эди должно было быть расстояние. Она, ее взгляд, ее атласная кожа были сильнее его.

– Клиф Марчелли, неужели вы не можете потратить минуту и поцеловать меня? – воскликнула Эди, уязвленная его резким ответом.

Видя по ее лицу, что он ее обидел, Клиф наклонился, чтобы поцеловать в щеку, но Эди повернула голову и перехватила его губы своими. Клиф не сопротивлялся, напротив, он смаковал поцелуй. Он старался запомнить ее душистое дыхание, опьяняющее прикосновение языка, аромат волос. Он хотел запомнить все, что мог, потому что знал: этот поцелуй – прощальный.

После его ухода Эди долго стояла под горячим душем. Под струями воды она вновь и вновь перебирала в памяти все, что было у них с Клифом за последние два дня. Странно: никогда раньше она не ощущала своей незавершенности, никогда до того самого часа, как почувствовала, что они с Клифом дополняют друг друга, создают единое целое. Эди знала, что ей следует быть осторожной, что Клиф ничего ей не обещал, но, когда любишь, действовать с оглядкой так трудно…

Помывшись, Эди надела светло-коричневое вязаное платье, которое, как она знала, выгодно подчеркивало ее фигуру и оттеняло золотистые блики в каштановых волосах. Она тщательно наложила косметику и до тех пор расчесывала волосы щеткой, пока они не заблестели. Эди шла всего лишь в больницу, но чувствовала себя такой счастливой, такой красивой внутренне, что ей хотелось соответствовать этому внешне.

Выйдя из квартиры, Эди постучала к Розе, хотя за секунду до того и не думала о ней.

– А, Эди, милая, входите. – Роза впустила ее в квартиру. – Чашечку кофе? – спросила она, жестом пригласив гостью сесть.

– О'кей, – согласилась Эди, садясь. – А где Тони? – спросила она, заметив, что в комнате исчезли всякие следы присутствия Розиного сына.

– Уехал сегодня утром. Вернулся домой. Эди кивнула.

– Я шла в больницу и вдруг вспомнила: я ведь не поблагодарила вас за то, что вы убрали на место овощи, которые я позавчера купила на городском рынке.

– Ах, только эту малость я и могла сделать. – Роза разлила по чашкам кофе и тоже села за стол. Она долго смотрела на Эди, размышляя о чем-то. – Вы такая нарядная сегодня, даже слишком для больницы. Откровенно говоря, вы просто светитесь от счастья.

– Мне вдруг захотелось покрасоваться.

– А это случайно не связано с неким итальянцем в обтягивающих джинсах?

– Возможно. – Эди таинственно улыбнулась, но где ей было ограничиться уклончивым ответом! Она была счастлива, и ей хотелось разделить это счастье со всеми, кто ее окружал. Сказать по правде, ей хотелось забраться на крышу самого высокого здания в городе и кричать во все горло, что она любит Клифа Марчелли. – Ах, Роза, он такой замечательный, и мне с ним тоже замечательно.

В черных глазах Розы вспыхнули огоньки.

– Похоже, что это любовь.

– Ну да, любовь, и, я думаю, Клиф чувствует то же самое. – Эди замолчала, отхлебнула кофе, затем сказала задумчиво: – Хотя трудно сказать, что он чувствует. Он держит свои чувства при себе. Он не говорил мне о любви, во всяком случае – словами, но я знаю, что он меня любит.

Роза кивнула.

– Понимаете, у Клифа была трагедия в личной жизни, и теперь он боится снова кого-нибудь полюбить.

– Чепуха! Любой мужчина боится связать себя обязательствами. Мы с Джонни встречались целый год, и он ни разу не признался, что любит меня, и ничего мне не обещал. Кончилось тем, что я заявила ему, соберись с духом и решай, либо да, либо нет. – По лицу Розы скользнула ностальгическая улыбка. – Я сказала: если он не готов связать себя, так тут неподалеку есть один симпатичный мясник, который пялит на меня глаза. На следующий же день Джонни купил мне кольцо, и мы обручились.

– А этот симпатичный мясник, что пялил на вас глаза, он существовал на самом деле? – с любопытством спросила Эди.

– Конечно, – улыбка Розы стала еще шире. – Правда, я не потрудилась сообщить Джонни, что ему шестьдесят лет, он женат и у него внуки.

Эди засмеялась, по достоинству оценив хитрость Розы. Она допила кофе и поднялась.

– Я, пожалуй, пойду. Мне не терпится узнать, как там бабушка.

Роза проводила ее до дверей.

– Передайте ей от меня привет. Скажите, что я все время о ней думаю.

– Скажу.

– И, Эди, насчет Клифа. Если вы его любите, любите по-настоящему, и думаете, что он отвечает вам тем же, не позволяйте, чтобы между вами что-нибудь встало. Настоящую любовь не так легко встретить, а по вашему лицу я вижу, что вам это удалось. Если вы любите этого парня, не давайте ему ускользнуть. Преследуйте его, пока он вас не поймает.

Эди засмеялась и нежно стиснула маленькую толстушку.

– Спасибо за совет.

– О, советы я давать умею. – Роза улыбнулась. – Спросите невесту Тони. Она вам расскажет про мои бесплатные советы.

– Кстати, как идет подготовка к свадьбе?

Роза пожала плечами.

– Откуда мне знать? Я всего лишь мать жениха.

– Я уверена, все будет прекрасно. – Эди еще раз обняла ее, попрощалась, вышла из квартиры и направилась к своей машине.

По пути в больницу она вспоминала разговор с Розой. Кто мог подумать, что, впустив в квартиру одного из лучших полицейских Канзас-Сити, она впустила также в свой дом и в свое сердце любовь? Кто мог поверить, что крутой, циничный полицейский с язвой желудка сумеет завоевать ее сердце? Она, Клиф и бабушка… Трое – это семья.

– Сбавь скорость, девушка, – сказала себе Эди, въезжая на стоянку машин при больнице. Кому, как не ей, знать, насколько сдержан Клиф, насколько трудно вовлечь его в длительную связь.

Шаг за шагом – вот как надо вести Клифа вперед. День за днем. Золотые деньки любовных игр и дружеского смеха, которые укрепляют отношения между ними, заставят его поверить в будущее. Клиф – точь-в-точь мальчишка, впервые ныряющий с вышки. Каждый день тот поднимается на ступеньку выше, все меньше боясь высоты, и вот однажды оказывается на самой верхней площадке и прыгает вниз, даже не вспомнив о былом страхе. Каждый день Клиф делает к ней еще один шаг, становится все ближе, и недалеко то время, когда его страхи тоже исчезнут навсегда.

Под действием этих утешительных мыслей Эди энергично вошла в больницу и направилась в бабушкину палату.

– Я с вас шкуру спущу, если вы не перестанете колоть меня иголками и будете мешать мне спать. Где это слыхано: будить человека ночью, чтобы дать ему снотворное?!

Узнав скрипучий голос бабушки, Эди поспешила в палату, где сразу увидела доктора Стаффорда, пытающегося успокоить раздраженную старушку.

– Эди! – Доктор взглянул на нее с таким видом, словно уже не надеялся, что она придет к нему на помощь.

– Доктор Стаффорд. – Эди улыбнулась врачу. – Бабушка, вы зачем мучаете доктора?

– Что-о?! Они заставляют меня глотать всякую гадость, тычут мне в руку иголки и не дают мне вставать с кровати, а ты говоришь, что это я его мучаю. А не наоборот. – Старушка с гневом воззрилась на доктора Стаффорда.

– Выйдемте в холл на минутку. Мне надо с вами поговорить, – обратился врач к Эди. Она кивнула и вышла с ним за дверь. – Уфф! Упрямства ей не занимать.

Эди засмеялась.

– Можете не церемониться, доктор Стаффорд. Я и сама знаю, что, когда бабушка не в духе, с ней не оберешься хлопот.

– Сегодня утром она вывалила весь завтрак с подноса и потребовала, чтобы сын Бесси принес ей отбивную.

Эди улыбнулась и взяла его слова на заметку, чтобы позднее поделиться с Клифом.

– Я прошу прощения за то, что бабушка доставляет вам и сестрам столько неприятностей.

– Дело не во мне и не в сестрах, а в ней самой. – Доктор Стаффорд серьезно посмотрел на Эди.

– Надеюсь, вы не нашли у нее больше никаких травм? Вы говорили, что она отделалась переломом ключицы.

– Речь идет не об этом, – поспешил успокоить ее врач. – Меня волнует, что, судя по всему, ее очень возбуждает пребывание в больнице. Как вы знаете, она почти не спала всю эту ночь и сегодня днем тоже ни разу не вздремнула. Если она не станет отдыхать, выздоровление пойдет медленнее. Этим я и занимался несколько минут назад – пытался уговорить ее принять снотворное. Оно заглушило бы ее возбуждение и помогло бы уснуть. Ей просто необходим отдых.

– Таблетка у вас?

Доктор Стаффорд кивнул и опустил лекарство на ладонь Эди.

– Я позабочусь, чтобы она ее приняла.

– Эди, вы уже думали о том, куда вам устроить бабушку после выписки?

Эди вздохнула, лоб перерезала морщина.

– Да, я второй день ломаю себе голову над этим и все еще не пришла к решению. Я понимаю, что не могу больше взять уход за ней на себя. Одному человеку здесь не управиться. Но у меня сердце не лежит к частной лечебнице. Это тоже не выход.

– По правде сказать, я с вами согласен, частная лечебница – не решение проблемы. У вашей бабушки крепкое здоровье, она не страдает ничем, кроме болезни Альцгеймера. Конечно, ее долгосрочный прогноз оставляет желать лучшего. В дальнейшем ее придется кормить с ложки и помогать при отправлении физических потребностей. Вот тогда-то и возникнет нужда в частной лечебнице. Вам не приходило в голову пригласить платную сестру, чтобы она присматривала за бабушкой несколько часов в день?

– Действительно, как это я не подумала? Вполне разумное решение. Это обязательно должна быть квалифицированная медсестра?

Доктор Стаффорд покачал головой.

– По сути дела, Эди, вам нужна нянька. Кто-нибудь, кто станет следить в ваше отсутствие, чтобы бабушка не попала в беду.

– Я сразу же постараюсь кого-нибудь найти, – откликнулась Эди. У нее стало легко на душе – хотя бы этот вопрос был близок к разрешению. – Как вы полагаете, когда она сможет вернуться домой?

– Я бы хотел подержать ее здесь хоть недельку, чтобы проследить, как срастается ключица и нет ли каких-нибудь осложнений.

Эди кивнула.

– Спасибо, доктор Стаффорд. Я знаю, как дорого ваше время. И я обязательно заставлю бабушку принять таблетку. – Она пожала врачу руку и вошла в палату.

– Ну, верно, он сумел забить тебе голову всякими враками, – сказала старушка, когда Эди появилась на пороге.

– Вовсе нет. Просто он сказал, что очень за вас волнуется: оказывается, вы совсем не спите. – Эди подвинула стул к кровати.

– Я не хочу спать. Если я усну, кто знает, где я проснусь. Когда я уснула в прошлый раз, то очутилась здесь. Мне здесь не нравится. Я хочу домой.

– Бабушка, вам обязательно надо поспать. Я прошу вас проглотить эту таблетку. Вы почувствуете себя лучше.

– Не буду. – Старушка сжала губы, как ребенок, которому собираются влить в рот ложку касторки.

Эди ласково погладила ее по руке.

– Помните, когда я была маленькой и болела, я обычно не хотела принимать лекарство? Вы тогда садились возле моей постели, как я сейчас сижу у вашей, протягивали мне пилюлю и говорили: «Эди, я знаю, ты думаешь, это просто глупая пилюлька, но это не так. В этой пилюльке сидят пятьдесят гномиков, особенных гномиков, вооруженных против болезни, которая спряталась у тебя в теле». Помните?

Бабушка покачала головой – слова Эди ничего не вызвали у нее в памяти.

– Нет. А там правда сидят гномики?

– Так вы мне всегда говорили. И добавляли, что, если я проглочу пилюлю, вы расскажете мне удивительную сказку, и я буду улыбаться от счастья, а пилюля в это время станет творить чудеса у меня в животе.

После долгого молчания старушка заговорила:

– Если я проглочу пилюлю, ты расскажешь мне удивительную сказку?

Эди кивнула, облегченно вздохнув, а бабушка взяла у нее таблетку, сунула ее в рот, и слышно было, что она ее проглотила.

– А теперь рассказывай сказку, – потребовала старушка.


Клиф медленно шел по больничному коридору, сам не понимая, что его туда привело. Может быть, он хотел еще раз увидеть бабушку, попрощаться с ней? С Эди он уже мысленно распрощался.

Клиф принес бабушкины любимые отбивные. Право, смешно. Старушка не имеет понятия, кто он такой. Сперва считала, что он сексуальный маньяк и пришел подсматривать за ней, затем решила, что он сын какой-то Бесси, но, несмотря на все это, она оставила неизгладимый след в его душе. Клиф восхищался ее чувством собственного достоинства и пылким темпераментом, догадывался о ее любящем сердце – все эти черты она передала своей внучке. И благодаря им Клиф сумел в конце концов посмотреть в лицо горю, причиненному уходом Кэтрин, и превозмочь его. Видимо, подумал Клиф, я решил сделать бабушке своего рода благодарственный визит за ту лепту, которую она внесла в мое исцеление.

Клиф задержался перед дверью – из палаты доносился знакомый голос. Эди! Черт подери, он вовсе не хотел с ней встречаться. Он не был к этому готов. Он надеялся, что она еще дома.

Клиф переминался с ноги на ногу, не зная, что ему предпринять. И пока он стоял в нерешимости, до него долетели слова Эди:

– Мы будем жить втроем в большом-пребольшом доме, и у вас будет своя собственная комната.

– И на обоях фиалки, – сонно проговорила бабушка. – Я люблю фиалки, а ты?

– Да, своя комната с фиалками на обоях, – согласилась Эди. – И каждое воскресенье я буду готовить отбивные. И мы будем сидеть с вами на задней веранде, а Клиф будет косить лужайку.

– А я что буду делать? – спросила бабушка.

– Вы будете играть с правнуками.

– Ах, как хорошо! Ты рассказываешь такие чудесные сказки, – с нежностью сказала бабушка.

У Клифа сжалось сердце. Да уж, сказка что надо! Дом, лужайка, дети… Нужно остановить Эди. Нужно, чтобы она поняла: он ничего не обещал. Эди сказала, будто понимает, что он не может дать ей ничего, кроме одного-единственного мига страсти.

Клиф повернул обратно и выбежал из больницы. Сегодня… сегодня вечером он должен сказать Эди, что для них нет будущего, что это была ошибка. Ему тяжело причинять ей боль, но это целительная боль, так бывает, когда вскрывают нарыв. Как он мучился, что потерял Кэтрин, а и эта рана зажила. Но потеря доверия, потеря веры в то, что любовь побеждает все, – эта рана не заживет никогда. Он лишился душевной простоты. И, что самое ужасное, у него было чувство, что с Эди произойдет то же самое по его вине.


Не успела Эди свернуть на улицу, ведущую к дому, как поняла: что-то случилось. Повсюду стояли полицейские машины, а перед подъездами, закутанные в шали и халаты, толпились соседи, которых она не видела месяцами.

Эди припарковала машину и поспешила к собственному дому, где, оживленно переговариваясь, стояли Роза и еще несколько жильцов.

– Эди, лапонька, вы пропустили самое интересное, – приветствовала Роза. Ее лицо от возбуждения стало одного цвета с ее алым капотом.

– А что случилось? – спросила Эди, но она и сама догадалась: наблюдение, которое вел Клиф, увенчалось успехом.

– Было самое начало одиннадцатого, когда вдруг к складу с треском подкатил целый миллион полицейских машин. – Роза указала на строение, из которого в это время выходили несколько полисменов.

– Никакого миллиона машин там не было, – прервал ее Берти Уэстфал, семидесятилетний старик, живущий на третьем этаже. Эди постаралась скрыть улыбку. На Берти поверх пижамы был накинут пиджак, на ногах – кожаные туфли. Сверкающая лысина то и дело загоралась красным светом от полицейской мигалки. – Было всего шесть. Я их сосчитал. Ровно шесть.

– Ну а казалось, что миллион, – продолжала Роза, бросив на Берти сердитый взгляд. – Сирены выли, мигалки вертелись. Машины остановились с жутким скрежетом, и все полицейские выскочили оттуда с пистолетами в руках.

– Не было у них пистолетов в руках. Я сам видел. Я смотрел с самого начала, и не было у них в руках пистолетов, – протестовал Берти.

Роза фыркнула от возмущения.

– Они взяли рупор и велели тем людям, что были в доме, поднять руки и выходить. Уж с этим вы спорить не станете?

– Эта штука называется ревун, а не рупор, – поправил ее Берти.

– Вы хотите сами все рассказать? – спросила Роза, упираясь руками в массивные бедра и испепеляя его взглядом.

Берти пожал плечами.

– Вовсе нет. У вас хорошо получается. Валяйте дальше.

Эди подавила смешок, а Роза продолжала:

– В общем, полицейские арестовали целую кучу людей и. увезли полный фургон наркотиков. – Роза с довольным видом посмотрела на Берти: ей все же удалось по-своему довести историю до конца.

– Да, действительно, страшно интересно, – сказала Эди, стремясь поскорей подняться наверх, к Клифу. Он, конечно, рад, что все прошло так хорошо. Они отпразднуют это… У нее есть где-то бутылка шампанского. Шампанское, свечи, любовь… Это будет памятная ночь.

Попрощавшись с соседями. Эди чуть не бегом взлетела к своей квартире. Клифа не было. Видеокамера, снаряжение, бинокль – все исчезло, точно было плодом ее воображения.

Ясно, что он ушел, сказала себе Эди. Он же полицейский. Он играл главную роль в этой акции с наркотиками. Эди села на диван, расстроенная, хоть разум и нашел объяснение отсутствия Клифа. Конечно же, ему надо было сразу отправиться в полицейский участок, мало ли что там потребуется. Клиф не может сейчас болтаться здесь и участвовать в празднестве. У него еще куча работы. Мы устроим праздник завтра, подумала Эди, поднимаясь, и пошла искать вино в кухонных шкафчиках. Ей понадобилось немало времени, чтобы обнаружить пыльную бутылку шампанского. Она даже не помнила, когда купила ее. Эди сдула пыль и сунула бутылку в холодильник.

Если честно, Эди была огорчена тем, что акция закончилась. У Клифа нет больше причин бывать в ее доме. Он не будет сидеть у окна, когда она ляжет спать. Но это неважно, все в порядке, утешала себя Эди. Теперь, когда я буду ложиться спать, он станет дожидаться меня в постели. Мы будем рядом. Конец его работы в моей квартире вовсе не означает конца наших отношений. То, что мы успели построить вместе за эту неделю, не должно быть перечеркнуто из-за того, что Клиф перестанет приходить сюда по делам службы.

Он придет завтра, убеждала себя Эди. Он придет, и мы отпразднуем вдвоем его успех. О да, это еще только начало. Эди обняла себя руками. Она была счастлива.

Глава девятая

– Я не верю своим глазам. – Уолт с любопытством глядел на Клифа. – Ты почти похож на человека.

Клиф покраснел, провел рукой по только что постриженным волосам.

– А, это? Я решил, что уже пора. Уолт одобрительно кивнул.

– Между прочим, комиссар шлет тебе поздравления по поводу удачно проведенной акции. Наш успех избавил город от двух главных торговцев наркотиками. Пусть теперь руководят своим бизнесом из тюремной камеры в Ливенуорте. – Уолт довольно улыбнулся. – Должен сказать, что благодаря этим двум арестам наши достижения за последний год моей работы будут выглядеть весьма внушительно.

– Прекрасно. Я воспользуюсь твоим хорошим настроением и обращусь к тебе с просьбой.

– С какой?

– Я хотел бы получить отпуск. Уолт удивленно посмотрел на него.

– Нет проблем. Ты же знаешь, у тебя накопилось масса отгулов. И ты не брал отпуск с тех пор, как твоя жена… э… ты не отдыхал последние два года.

Клиф улыбнулся, чтобы Уолт не чувствовал себя неловко.

– Не волнуйся. Все в порядке. Я не отдыхал с тех пор, как меня бросила Кэтрин. – Клиф знал, что его сотрудники боялись говорить о его разводе, потому что он сам был не в состоянии принять удар, нанесенный ему судьбой. – Я бы хотел взять две недели, начиная с сегодняшнего дня, – объявил Клиф.

– Считай, что ты их получил, – согласился Уолт, задумчиво глядя на Клифа. – У тебя все в порядке?

– Все прекрасно. Я собираюсь поехать на машине в Сент-Луис и пожить несколько дней у матери и ее мужа.

– Чудесно, чудесно. Всегда приятно повидать родных, – кивнул Уолт. Судя по всему, он был доволен решением Клифа.

Клиф поднялся.

– Значит, вернусь через две недели. – Он вытащил из заднего кармана брюк сложенный листок бумаги и протянул его через стол Уолту. – Это адрес моей матери и номер телефона. На всякий случай. Вдруг здесь что-нибудь возникнет, и я понадоблюсь.

Уолт встал и протянул Клифу руку. Тот горячо ее пожал.

– Желаю хорошо отдохнуть, Клиф. Ты это заслужил.

– Спасибо, Уолт. Я сообщу, как только вернусь.

Клиф вышел из полицейского участка, сел в машину и направился домой. По дороге его мысли снова обратились к Эди. Последние три дня, с того вечера, как завершили акцию, он почти все время думал о ней. Клиф знал, что поступил как трус, бежав из ее дома в ее отсутствие. Но в тот вечер ситуация вышла из-под контроля. Сама операция по задержанию торговцев наркотиками прошла очень быстро, а затем ему надо было поспешить в участок, чтобы помочь зарегистрировать подозреваемых. К тому времени, как он покончил со всеми необходимыми бумагами, настало утро.

И теперь каждый день он просыпался с мучительными мыслями об Эди. Он знал, что должен расстаться с ней. Он обязан так поступить. Он прав, что хочет уйти от Эди. Он прав, что хочет уйти от любви.


Три дня – и ни единого слова. Ну, в тот вечер, когда закончили акцию, Эди и не ожидала увидеть его. Однако, когда от Клифа не было вестей и на следующий день, она удивилась.

Впервые в жизни она стала раздумывать о достоинствах автоответчика. Давным-давно она поклялась, что никогда его не купит, страшась того часа, когда механизмы навсегда изгонят тепло человеческого голоса. Но за последние три дня, которые Эди делила между домом и больницей, она не раз спрашивала себя, не звонил ли ей Клиф, пока ее не было дома.

На третий день ей пришлось посмотреть в глаза жестокой правде. Клиф не звонил и, вполне возможно, не собирался звонить и впредь.

Эди сидела за кухонным столом с чашкой чая в руке и глядела в окно. Перед ним всю неделю сидел Клиф, незваный гость, который стал таким желанным. Когда он ушел в последний вечер, он перевесил горшок с цветком на старое место, но без него самого там, возле окна, все равно было пусто. Странно, раньше комната никогда не казалась пустой. Эди так и подскочила, услышав стук в дверь. Дверь распахнулась, вошла Роза.

– Не вставайте, – скомандовала Роза и, подойдя к плите, где стоял все еще горячий чайник, налила себе чаю. – Зашла посмотреть, как вы поживаете, – сказала она, усаживаясь за стол напротив Эди.

– Лучше всех.

Роза нахмурилась.

– Вы кажетесь бледной.

– Я провожу много времени в больнице. Не спорю, я немного устала, – призналась Эди, но не добавила, что, когда у нее наконец появляется возможность поспать, она ворочается с боку на бок из-за мыслей о Клифе.

– Я думала, они подержат бабушку в больнице денька два, не больше. Почему она не, возвращается домой? – озабоченно спросила Роза, щедрой рукой насыпая сахар в травяной чай.

– Врачи решили, что, пока у нее заживает ключица, они займутся ее ногами, посмотрят, не удастся ли улучшить кровообращение. Ей трудно ходить.

Роза кивнула и задумчиво отхлебнула чай.

– Вы уже решили, что будете делать, когда ее выпишут?

Эди отрицательно качнула головой.

– Нет еще. Я начинаю склоняться к мысли, что лучшим вариантом, пожалуй, будет частный санаторий, но окончательно еще не решила. – Сейчас, когда ее так угнетали мысли о Клифе, принять решение насчет бабушки казалось ей непосильной задачей.

– Эди, вас тревожит что-то еще. Это написано на вашем лице. – Роза протянула к ней руку и прикрыла ею сложенные пальцы Эди. – Я не могла не заметить, что ваш дружок не появлялся у нас последние дни.

Эди улыбнулась. Следовало ожидать, что Роза обязательно заметит отсутствие Клифа.

– Роза, Клиф – полицейский. Сюда он приходил вести наблюдение. Вся эта суматоха позавчера была результатом его работы.

– Так. Но это не объясняет, почему он не показывается здесь с тех пор.

Эди пожала плечами.

– Его работа закончена, вот он и ушел. – Она старалась, чтобы Роза не услышала боли у нее в голосе, но, увидев ее участливое лицо, поняла, что ей это не удалось.

– Когда вы сказали мне, что любите его, это была неправда? Вы придумали это, чтобы мы не догадались, что он из полиции?

Если бы это было так! Если бы она только притворилась, будто любит Клифа, ради успеха его работы! Это все упростило бы, сделало куда менее мучительным.

– Нет, я это не выдумала, это правда, – помолчав немного, тихо ответила она.

– Что же вы намерены теперь делать? Эди беспомощно посмотрела на Розу.

– А что я могу?

– Боритесь за него, – не колеблясь ответила Роза. – Вы сказали ему, что вы его любите?

Эди медленно покачала головой.

– Нет, я не произносила этих слов, но он, конечно, знает, как я к нему отношусь. – В ее уме, сменяя друг друга, проносились мгновения страсти, которые она делила с Клифом. Конечно же, знает. Как он мог не знать, какие она питает к нему чувства?

– О, право же, Эди, мужчины бывают порой такими бестолковыми. Если вы его любите и хотите, чтобы он не ушел из вашей жизни, скажите ему об этом. Если он вам нужен, сражайтесь за него. – Роза вдруг поднялась с места, допила чай и положила чашку в раковину. – Я ухожу. Думаю, вам стоит последовать моему совету. – Она улыбнулась. – Впрочем, я считаю, что всем и всегда стоит следовать моим советам.

С этими словами она оставила Эди одну.

Эди глядела в свою пустую чашку, жалея, что не умеет гадать по чайным листьям, – интересно, о чем сказали бы ей чаинки на дне.

Сражайтесь за него! Слова Розы звучали у нее в голове, как слова старой песни, которую никак не можешь забыть. А как же моя гордость? – спросила она себя. Но ведь гордость не согреет в постели, и пожертвовать любовью на всю жизнь ради минутной победы гордости на редкость глупо.

Придя к решению, Эди встала из-за стола и взяла ключи от машины. Она встретится с Клифом лицом к лицу. Она будет смотреть на него, глаза в глаза, и скажет, что любит его. Не могла же она так ошибиться, не могла вообразить, будто видит, как ее любовь отражается в его глазах, когда он держит ее в своих объятьях. А если она ошибается, если она ему безразлична, ей нужно услышать об этом от него самого. Ей нужно, чтобы в их отношениях все стало ясно, и лучше уж конец, чем это неопределенное молчание.

Эди поспешила выйти из дома, пока не успела передумать. Раз решение принято, ей хотелось поскорей выполнить его.

Она сосредоточенно вела машину, не желая репетировать в уме, что скажет Клифу. Пусть ее слова изливаются из сердца, а не будут повторением заранее заготовленной речи.

Добравшись до его дома, Эди, не колеблясь, вышла из машины и решительно направилась к дверям. Громко постучала, точно раскатистый звук мог поддержать в ней смелость. Но пока она дожидалась ответа, все в ней трепетало, как лист в ветреный осенний день.

Внезапно дверь распахнулась, перед ней стоял Клиф. На нем были синие вельветовые брюки и светло-голубая рубашка, не заправленная в брюки. Манжеты тоже были не застегнуты – казалось, он только что надел эту рубашку. Эди никогда еще не видела Клифа таким нарядным, и сердце ее переполнилось любовью. Она не могла наглядеться на него.

– Эди! – воскликнул он удивленно, глаза ускользали от ее глаз.

– Я случайно была в вашем районе и решила заглянуть, сказать «привет!», – проговорила небрежно Эди, стараясь подавить раздражение, вдруг вспыхнувшее в ней, когда Клиф отвел от нее глаза. Он вел себя как человек, который развлекался целую ночь со случайной подружкой, а увидев ее наутро у себя на парадном крыльце, пришел в замешательство и ужас.

– А… Ну входи, – Клиф шире распахнул дверь, чтобы Эди могла пройти. – Может быть, хочешь чего-нибудь выпить? Чашечку кофе или стакан сока?

– Спасибо, нет. Полагаю, поздравления подразумеваются сами собой. Я читала в газете, что акция прошла вполне успешно.

Клиф кивнул.

– Тебе будет направлено письмо из полицейского управления с благодарностью за содействие.

– Жду не дождусь, – сухо сказала Эди. Ее взгляд упал на чемодан и сумку, стоявшие у входной двери. – Собираешься за границу или получил новое назначение? – спросила Эди, радуясь, что ее обида не отразилась в голосе. Клиф разговаривал с ней так отчужденно, так холодно, словно с простой знакомой, которая вряд ли была ему по душе.

– Нет, всего лишь уезжаю на день-другой.

Эди глубоко втянула воздух: возмущение и боль попеременно сменяли друг друга. Он покидал город и не подумал зайти к ней. Ни «до свидания», ни «прощай», ни… «пока, мы неплохо провели время»… ничего. Несколько секунд чувства бушевали в Эди с такой силой, что она не могла говорить. Она отвернулась от Клифа, как деревянная зашагала в другой конец комнаты. Она не могла посмотреть ему в лицо, пока ей не удастся стереть из глаз страдание и обиду.

– Клиф…

– Эди…

Они заговорили одновременно. Оба покраснели.

– Продолжай, – сказала она, садясь на край тахты и подняв на него глаза.

Но Клиф молчал. Несколько раз прошелся взад-вперед по комнате, взъерошил волосы и наконец сказал:

– Эди, я знаю, что должен был зайти к тебе перед отъездом, но я не буду лгать и говорить, будто собирался это сделать. – Клиф говорил медленно, размеренно, видно было, что он обдумывает каждое слово. – На следующий день после акции я хотел было зайти, но потом решил оставить все как есть, пусть то, что возникло между нами, умрет само собой. Мне казалось, это самый безболезненный способ со всем покончить.

– Ты хочешь сказать, самый трусливый, – возразила Эди с болью в голосе, затем прикусила нижнюю губу.

Впервые с тех пор, как она появилась, Клиф посмотрел ей прямо в лицо.

– Ты права, я поступил как трус. Но, Эди, из нашего… знакомства не будет толку. Мы не подходим друг другу.

– Как ты можешь так говорить? – прошептала Эди в ужасе от его слов. – Как ты можешь даже думать, что из этого не будет толку, когда нам так хорошо вместе? Мы оба чувствуем, что подходим друг другу.

– Да, мы чувствуем, что подходим друг другу и что нам хорошо вместе, и именно поэтому все это надо как можно скорей прекратить. – Глаза Клифа потемнели, в уголке рта, выдавая его волнение, задрожал мускул. – Я не могу дать тебе то, что тебе нужно, то, чего ты заслуживаешь.

– Почему бы не предоставить мне самой решать, что мне нужно и чего я заслуживаю? – спросила Эди ровным голосом.

Клиф покачал головой.

– Потому что ты молода и смотришь на все через розовые очки. Ты думаешь, что любовь может решить все, но я знаю, что это не так. Я не могу полагаться на судьбу – она слишком непостоянна, и на будущее – оно слишком неопределенно.

– И вместо этого ты поворачиваешься спиной к жизни, к любви? – тихо сказала Эди.

– Это называется инстинкт самосохранения. – В голосе Клифа звучало раздражение, лицо застыло. – Один раз я уже поставил все на карту – и проиграл. Я не желаю снова рисковать.

– Клиф, я тебя люблю. – Эди говорила смиренно, словно сами эти слова должны были развеять его страхи, разгладить шрамы от старых ран.

– Неужели ты не видишь? Это ничего не меняет. – Голос Клифа звучал жестко. – Только заставляет меня сожалеть, что я допустил, чтобы наши отношения зашли так далеко.

– Клиф… – Эди встала с тахты и подошла к тому месту, где он стоял, напрягшись, с лицом, точно вытесанным из гранита. – Неужели ты так сильно, так отчаянно ее любил, что дашь ей разрушить твою жизнь? – Эди ласково положила ладонь ему на руку. – Множество людей испытывают сердечные муки, теряют близких, но это не значит, что надо поднять кверху лапки и умереть.

Клиф отдернул руку.

– Много ты знаешь о том, что такое потерять того, кого любишь, – с горечью сказал он.

Эди посмотрела на него. Возмущение, которое и раньше поднимало голову, теперь встало во весь рост.

– Как ты смеешь? – вскричала она гневно. – Ты понимаешь сам, что говоришь?! Никто, видите ли, кроме него, не терял любимого человека, никто так не страдал! Ты развелся с женой, Клиф; я потеряла обоих родителей, когда была ребенком; затем я потеряла деда, а теперь каждый день мало-помалу теряю бабушку. Не говори мне о потерях. – Ее голос дрожал от негодования.

Прошла не одна минута, прежде чем Клиф нарушил молчание.

– Эди, я не хотел тебя обидеть, – проговорил он еле слышно. Губы его горестно скривились.

– Сделай для меня только одно. Посмотри мне в глаза и скажи, что я тебе безразлична. Посмотри мне в глаза и скажи, что ты меня не любишь.

Клиф вперил в нее взгляд, глаза его сузились и потемнели. Губы что-то беззвучно шептали, рука взъерошила волосы.

– Не могу. – Клиф с усилием оторвал свой взор от ее глаз, в голосе звучали отчаяние, безысходность.

Сердце Эди ликовало. Значит, она не ошиблась. Она ему на самом деле не безразлична. Лицо Клифа все состояло из резких углов, черты исказились, застыли, но для Эди это было самое красивое, самое любимое лицо на свете.

– Эди. – Клиф глубоко вздохнул и положил ладони ей на плечи, удерживая ее на расстоянии руки. – Будь оно все проклято. Я предупреждал тебя. Я говорил, чего ты можешь от меня ожидать. Короткий эпизод, всего лишь миг. Я никогда не обещал тебе ничего другого.

– Неужели ты не понимаешь? Вся наша жизнь состоит из мгновений. Один миг, затем другой и третий – так вот и строится наша жизнь. – Эди глядела на Клифа, не отводя глаз, полных безысходной тоски. Она дернула плечами, стряхивая с себя его руки, и сжала ладонями его лицо. – Клиф… рискни. Не убегай от того, что я могу тебе дать. Не наказывай меня за то зло, которое тебе причинила Кэтрин.

Клиф схватил ее за запястья и оторвал ладони от лица. Он тяжело дышал. Эди казалось, будто между ними проходит электрический ток.

– Ты даешь слишком много, – хрипло сказал Клиф, все еще сжимая ее запястья. – Ты предлагаешь то, за что мне никогда не отплатить. Я тебе не пара. Мне нечего тебе дать. – Он отпустил ее руки. Из его темных глаз струилась жгучая боль. – Я уже играл с огнем – и обжегся. С меня хватит. Больше не хочу.

Эди стояла неподвижно, всматриваясь в его лицо в поисках хоть какого-то признака слабости, нерешительности, колебания, и ничего не находила.

– Значит, конец? – Голос ее звучал безнадежно. – Только потому, что Кэтрин тебя бросила, ты хочешь отвернуться от меня, от всего, что у меня есть, что я готова тебе дать? Хочешь тоже меня бросить?

– Да, конец. – Лицо Клифа исказилось от муки. – Неужели ты не понимаешь, Эди? Я боюсь. – Он отвел от нее глаза, точно стыдясь этого признания.

– Значит, ты хочешь допустить, чтобы страх искалечил твою душу? – Эди старалась говорить спокойно. – Ты хочешь прожить остаток своих дней в одиночестве, страшась того, что уготовила тебе судьба, страшась протянуть руку к тому, что само идет тебе навстречу? О Клиф! Неужели, по-твоему, счастье, даже если оно длится всего лишь миг, не стоит того, чтобы из-за него рискнуть?

– Нет, не стоит. Иначе я не прощался бы сейчас с тобой. – Лицо Клифа снова застыло, он говорил холодно.

– Ах, вот оно что! Оказывается, ты прощаешься со мной?

Вместо ответа Клиф кивнул, и Эди отвернулась, боясь, что расплачется, не успев уйти. Она дошла до входной двери, затем остановилась, взявшись за ручку двери и не поворачиваясь к Клифу лицом. – Я хочу, чтобы ты знал, Клиф. Если когда-нибудь ты решишь снова рискнуть… если ты решишь побороть страх, который снедает тебя, ты знаешь, где меня найти. Я люблю тебя, Клиф. – С этими словами Эди открыла дверь и выбежала из дома.

Где-то далеко в глубине души она надеялась, что он ее остановит. Надеялась, что он выбежит следом за ней, заключит в объятья и скажет, что все это глупости и он вовсе не думает того, что наговорил.

Эди села в машину, посидела с минуту, ожидая, что дверь распахнется и из дома с безумным видом выбежит Клиф. Потом горько рассмеялась над собственными романтическими фантазиями. Она вела себя как дурочка. Ей некого винить, кроме самой себя. Клиф ничего ей не обещал. Будь это все описано в любовном романе, он и в самом деле выбежал бы следом за ней и заключил бы ее в объятия – непременный счастливый конец. Но это реальность. Клиф действительно имел в виду то, что сказал. Это прощание.

Стоя у окна, Клиф смотрел, как Эди садится в машину. Он сознательно причинил ей боль, выбирал слова, которые могли ее ранить, слова, которые должны были заставить ее уйти. Вот она выехала со стоянки и исчезла в конце улицы. Клиф прерывисто вздохнул.

Какая же безрассудная, рискованная игра эта любовь, думал Клиф, направляясь к своей машине с чемоданом и сумкой в руках. Да, сердце его из-за Кэтрин ожесточилось, и пусть лучше таким оно и будет. Он не хочет подвергать себя риску и вновь испытывать душевную боль.

Глава десятая

От Канзас-Сити до Сент-Луиса было пять часов езды, но для Клифа путь тянулся мучительно долго. Казалось, все в природе сговорилось не дать ему позабыть ту женщину, с которой он распрощался навсегда.

Золотые и красные листья на деревьях напоминали ему о бликах в волосах Эди. Побуревшая с приходом холодов земля была цвета ее глаз, и они стояли перед ним милю за милей.

Наступили сумерки, заставив Клифа вспомнить все те вечера, что он проводил у окна в квартире Эди, глядя, как последние лучи солнца озаряют нежным предзакатным светом ее лицо.

Ах, как бы он хотел, чтобы все было иначе! Как жалел, что не встретил Эди много лет назад, когда его сердце отваживалось питать надежды и он не боялся предаваться мечтам.

Наконец Клиф подъехал к одноэтажному дому в пригороде, где последние пять лет жила со своим вторым мужем его мать. У Клифа сразу стало легче на сердце. Что-то промелькнуло в окне, и не успел он заглушить мотор и выйти из машины, как на крыльце показалась мать и бросилась ему навстречу. Она налетела на него на всем ходу и чуть не задушила в объятиях.

Клиф стоял как вкопанный и тоже обнимал мать, наслаждаясь исходившим от нее запахом корицы, который вызывал в нем воспоминания детства.

– О мой мальчик, – проговорила она и отпрянула от него, чтобы взглянуть ему в лицо. – Я знала, что наступит время и ты к нам вернешься. – Ее темные глаза с любовью вглядывались в его лицо. Но вот она улыбнулась, как будто довольная тем, что увидела. – У тебя ясный взор. Ты научился жить со своим горем. – Клиф кивнул, широко улыбаясь матери, а она, встав на цыпочки, погладила его по щеке. – У тебя стало хорошее лицо, Клиф, после того как ты избавился от горечи и гнева.

– Пошли в дом, надеюсь, у тебя найдется для меня чашечка кофе, раз уж ты так мною довольна, – сказал Клиф, когда мать наконец отпустила его.

– Думаю, что найдется. – Мать улыбнулась ему, и рука об руку они вошли в дом.

Там все выглядело почти так же, как три года назад, когда они с Кэтрин приезжали сюда на выходные. Клиф подошел к окну, где на деревянной подставке стоял горшок с густой зеленью, протянул руку и притронулся к темно-пурпурному цветку африканской фиалки. Кэтрин привезла ее в подарок матери, когда они были тут в последний раз.

– Никогда не видела растения, которое бы так щедро цвело, – сказала мать. – Удивительно, что Кэтрин, сама такая нетерпеливая и эгоистичная, выбрала этот цветок.

Клиф кивнул. Да, Кэтрин была эгоистична и нетерпелива… у нее не хватало терпения дожидаться его в те долгие часы, что он был на работе, она требовала, чтобы он больше времени проводил с ней. Мать предупреждала его, что Кэтрин неподходящая жена для полицейского, но Клиф и слушать ничего не хотел. Он был ослеплен красотой Кэтрин, был вне себя от радости, что она его любит.

– Знаешь, ты с самого начала была права, – заметил Клиф. – Ты предупреждала меня, а я не желал ничего слушать. – Клиф повернулся к матери и улыбнулся.

Мать пожала плечами.

– При разводе нет правых и неправых. Есть только боль. – Глаза матери потемнели от сострадания.

Клиф обнял ее за плечи.

– Моя боль прошла. А недавно я заметил, что жизнь продолжается.

– Да, жизнь продолжается. – Мать ласково улыбнулась и повела его в кухню. – И кофе готов.

– А где Джо? Обычно он дома по вечерам.

– Но не в это время года. Скоро зима, и он по уши занят подготовкой к отопительному сезону. Осенью я его почти не вижу. – Она протянула через стол руку и дотронулась до руки сына. – Джо будет очень рад тебе, Клиф. Он так по тебе скучал. Ему очень хотелось тебя видеть.

– А мне не меньше хотелось видеть его. – И это было истинной правдой. С тех пор как пять лет назад его мать вышла замуж за Джо Форрестера, между ним и Клифом установилось понимание, какое редко бывает между мужчинами. Джо был спокойный, методичный, он ценил свою жену, свою работу и – изредка – кружку пива во время футбола в воскресный поддень. Но больше всего, пожалуй, Клифу нравилось в нем то, что он не скрывал любви к его «ма».

Клиф посмотрел на мать беспристрастным взором. За те пять лет, что прожила с Джо, она, казалось, помолодела. Конечно, в ее темных волосах стало больше седины, лоб незаметно прорезали морщинки – однако же все в ней дышало молодостью и счастьем. Может быть, это результат любви? Может быть, именно любовь придает блеск глазам и сияние лицу? Не читал ли он где-то, что супружеские пары живут дольше, чем одинокие люди?

Почему же тогда, думая об Эди и своей любви к ней, он чувствовал себя стариком?

– Ты счастлива, верно? – внезапно спросил Клиф.

– Было бы грешно с этим спорить, чувствуя себя такой счастливой, как сейчас, – ответила мать и отхлебнула кофе. – Вот если бы ты задал мне этот вопрос вчера, ответ был бы немного иной.

– Почему?

– Вчера в моей жизни кого-то недоставало, и этот кто-то – мой сын.

На этот раз Клиф потянулся через стол к матери и дотронулся до ее руки.

– Почему мы разошлись, ма? Почему допустили, чтобы расстояние между нами стало таким длинным? Что с нами случилось?

Анна Форрестер вздохнула.

– Ах, голубчик, ты не представляешь, сколько раз за два года я задавала себе этот вопрос. – Она задумчиво посмотрела на сына. – Когда Кэтрин ушла, ты был в таком отчаянии, в таком беспросветном мраке – ты не желал расстаться со своим горем, не желал обратиться за помощью к тем, кто тебя любит. Мы отступились, решили, что самое лучшее – дать тебе время побыть наедине с собой. Но оказалось, что время только усилило твое горе и ожесточило тебя. Когда я тебе звонила, я слышала это в твоем голосе, и мне было очень тяжело. Легче было совсем не звонить. – Она похлопала его по руке. – Я надеялась, что наступит время и ты вернешься к нам. Я не знаю, что помогло тебе наконец найти душевный покой, но я благодарна за то, что ты к нам вернулся.

Эди… Эди помогла мне найти душевный покой, хотел он сказать и… не сказал. Что толку говорить матери про Эди? Он ведь отвернулся от нее, не впустил ее в свою жизнь, так о чем же говорить? К чему говорить о женщине, чьи глаза – зеркало ее души, а в зеркале отражается любовь к нему, любовь, приводящая его в смятение, мало того – вызывающая страх.

– Анна, я пришел. – Слова сопровождались стуком двери. Со вздохом облегчения Клиф отвлекся от мыслей об Эди и встал из-за стола, чтобы поздороваться с отчимом.


Клиф сидел на качелях на заднем дворе. Он пробыл в Сент-Луисе уже три дня, и Эди по-прежнему заполняла его мысли, как и в первый день, когда он ехал сюда из Канзас-Сити.

Когда он глядел на мать и Джо, видел, как они любят друг друга, как им хорошо вдвоем, какие между ними мир и согласие, он думал о том, что точно так могло бы быть у них с Эди, если бы он не оказался трусом. Сегодня, когда над головой ярко светило солнце и всюду были видны признаки наступающей зимы, его страх представлялся ему неоправданным. Неужели этот страх перед будущим настолько велик, чтобы пожертвовать из-за него любовью, которая ждала их с Эди? Клиф больше не был в этом уверен.

Мало того, он постепенно осознал, что, когда Кэтрин бросила его, его придавила не столько потеря жены, сколько потеря мечты о счастливой жизни вдвоем до конца своих дней. Клиф всегда считал, что будет женат один раз. Раз и навсегда. Кэтрин разбила эту мечту.

– Что ты тут делаешь один-одинешенек? – спросила, выходя из дверей, мать и подсела к нему на качели.

– О, просто размышляю о разных сложных вопросах. – Он улыбнулся собственным словам, припомнив, как у них с Эди был почти такой же разговор в тот день, когда она привела его к своему заветному камню. Тот самый день, когда бабушка упала с лестницы. Интересно, как она себя чувствует?.. И еще в этот день они с Эди были близки во второй раз…

– В чем дело, сын? Опять Кэтрин? – спросила мать, и он понял, что поморщился от боли при мысли об Эди.

– Нет, Кэтрин здесь ни при чем, – поспешно заверил Клиф. – Я наконец-то примирился с Кэтрин и разводом. Я встретил другую женщину. – Он обернулся и умоляюще взглянул на мать. – И я не знаю, что делать.

– Расскажи мне, – попросила мать.

Они сидели, тихонько покачиваясь, под теплыми лучами солнца, и Клиф рассказывал матери про Эди и бабушку. Начиная с того, как получил приказ вести наблюдение из их квартиры, и до того, как в день отъезда в Сент-Луис выпроводил Эди из дома. Он ничего не утаил, сказал о враждебности, которую вначале чувствовал к Эди, о неприязни, которая каким-то таинственным образом переросла в любовь.

Клиф закончил рассказ, но мать еще долго молчала. Наконец она заговорила, тихо и с грустью, вызванной воспоминаниями о прошлом.

– Много лет назад, когда твой отец бросил нас, меня очень волновало, сможешь ли ты с этим смириться. Я так боялась, что от раны, которую нанес его уход, у тебя навсегда останется шрам. Я и о себе тревожилась. Смогу ли я после этого верить мужчинам? Я отдала твоему отцу все, что могла дать, но этого оказалось недостаточно, чтобы его удержать.

– Ма… – Клиф слышал страдание в голосе матери и не хотел, чтобы она продолжала вспоминать печальное прошлое. Печальное и для него самого, ведь его терзали такие же чувства.

– Ничего, все в порядке. – Мать ободрила его улыбкой и продолжала: – Клиф, я так радовалась, когда ты женился на Кэтрин, хотя и сомневалась в ней. Я была довольна, что ты преодолел травму своего детства. Ты говоришь, в твоей жизни появилась другая женщина, женщина, которая предлагает тебе любовь, и мне больно думать, что ты бежишь от нее.

– Когда же мы перестанем рисковать? – горестно спросил Клиф.

– Когда умрем.

– А что, если бы вдруг Джо решил оставить тебя? Ты бы не пожалела, что отдала ему сердце только для того, чтобы какая-нибудь жестокая причуда судьбы вдребезги его разбила?

– Сейчас я скажу тебе, о чем я пожалею.

Через два месяца после того, как мы с Джо стали встречаться, он попросил меня выйти за него замуж, и я сказала: «Нет». Больше года я отказывала ему, боясь снова связать себя обязательствами. Если Джо решит оставить меня, единственное, о чем я пожалею – что не вышла за него сразу, когда он меня попросил, что зря потратила целый год, который мы могли быть вместе. Клиф… – ее темные мудрые глаза нашли более светлые глаза сына, – любовь никогда ни о чем не сожалеет – только те, кто бежит от любви, испытывают сожаление. – Мать похлопала его по руке и загадочно улыбнулась. – Подумай об этом, сын. – Она поднялась с качелей и направилась в дом, оставив Клифа наедине с его мыслями.


– Благодарю за потраченное на меня время, миссис Стивенсон. Я свяжусь с вами, когда прочту оставленную вами литературу, – сказала Эди, провожая к дверям тощую женщину с хмурым лицом.

– Дисциплина – вот что должно стоять на первом месте, когда имеешь дело со стариками. Жесткая дисциплина. – Милдред Стивенсон кивнула головой, уверенная в своей житейской мудрости и правоте. – Мы в «Счастливом поместье» в этом убеждены.

– Спасибо. Я это запомню. – Эди любезно улыбнулась. Проводив женщину до выхода, она закрыла за ней и устало прислонилась к дверям. Вот уж действительно «счастливое» поместье! Если миссис Стивенсон служит образцом для остального персонала, этим санаторием заправляет банда кровопийц.

Эди вздохнула, бросилась на диван, схватила сделанный ею список частных санаториев и вычеркнула «Счастливое поместье» жирной чертой.

За последние два дня она побывала в трех таких заведениях, а миссис Стивенсон вызвалась заехать к ней сама, чтобы рассказать о достоинствах своего, но пока что ни одно из них не произвело на Эди благоприятного впечатления. Она заставила себя подняться с дивана, пересекла комнату, села за стол и уставилась на окно. Сидеть и думать – вот что было ее основным занятием за те четыре дня, которые прошли с ее последнего разговора с Клифом. Снова и снова она перебирала каждое слово в уме, гадая, что бы еще могла ему сказать, что бы могла сделать, желая заставить его изменить решение. Однако она знала: ни слова ее, ни поступки не изменили бы ровным счетом ничего.

Тяжелее всего для Эди было переносить одиночество. Она привыкла к тому, что в квартире кипит жизнь, но последние четыре дня ее заполоняли лишь призраки. То, что бабушка в больнице, было достаточно грустно, но самую глубокую грусть в ее жизни оставила разлука с Клифом.

– Хватит, – сказала Эди громко. Она провела слишком много времени, размышляя о том, чего нельзя изменить. Через несколько часов ей предстоит встреча в очередном санатории. До тех пор надо поесть. Эди поставила на огонь чайник и стала делать бутерброды с сыром и авокадо.

Только она успела закончить, как раздался стук в дверь. Наверно, Роза. Хочет узнать, не нашла ли я для бабушки подходящее место, подумала Эди, торопливо идя к дверям.

Она распахнула дверь и тут же захлопнула ее, не поверив своим глазам.

– Эди… – раздался из-за двери голос Клифа.

Эди молчала. У нее упало сердце, перехватило дыхание, она не могла выговорить ни слова.

– Мэм, меня зовут Клиф Марчелли. Я из полицейского управления Канзас-Сити.

Его слова, напомнившие ей их первую встречу, вызвали у Эди горькую улыбку.

– Верно, а я царица Савская, – отозвалась она еле слышно.

– Эди, можно мне войти? Мне надо с тобой поговорить.

Что он тут делает? Что ему от нее нужно? Опять всего лишь миг без всяких обязательств? С нее довольно. Она не может держать его в объятиях, чувствовать прикосновение его горячего тела, не желая большего, чем всего лишь миг.

– Несколько дней назад ты сообщил мне все, что мне требовалось знать, – сказала она твердо, стараясь не поддаваться чувствам, которые ему так легко было вызвать в ней.

– Эди, пожалуйста, впусти меня.

Она медленно открыла дверь, впустила его в комнату, затем заперла дверь за его спиной.

– Мой дом больше не предоставляется полиции для наблюдений, и если ты пришел с такой целью, я выкину тебя за порог. – Эди с вызовом посмотрела на него.

Клиф улыбнулся ей широкой, открытой улыбкой, от которой у Эди опять перехватило дыхание.

– По правде сказать, это не деловой визит. Я здесь по личным, чисто личным мотивам. – Клиф протянул к ней руку и взял ее пальцы в свои.

Эди выдернула руку и села на диван.

– Что тебе нужно, Клиф? – спросила она резче, чем хотела, из-за того смятения, которое вызвало в ней его прикосновение. О, зачем он здесь? Зачем терзает ее своим присутствием?

– Что мне нужно? – Клиф подошел к кухонному столу, с гримасой посмотрел на сэндвичи. – Я хочу выяснить, намерена ли ты кормить меня чем-нибудь получше, чем эта гадость, после того как мы поженимся?

Эди недоуменно смотрела на Клифа. Ну вот, она так и знала: от стресса последних дней у нее что-то произошло со слухом.

– Эди… я только что предложил тебе выйти за меня замуж. Смею ли я поинтересоваться ответом?

Она продолжала тупо смотреть ему в глаза.

– Замуж? – Внезапно она вскипела. Кто, он думает, он такой, чтобы являться сюда после того, как разбил ей сердце, и спокойно заявлять, что хочет жениться на ней?! – С какой стати я пойду за тебя замуж? – Эди вскочила с дивана и принялась взволнованно ходить по комнате. – Воображаешь, что получить тебя в мужья такая уж радость? Ты типичный эгоист, думаешь только о себе. У тебя язва желудка, и тебе никогда ничего не снится. Ты ешь полуфабрикаты и, возможно, храпишь. – Эди яростно смотрела на него, но ее гнев прикрывал более глубокое и серьезное чувство – страх. Может она надеяться? Четыре дня назад его намерение никак себя не связывать, не брать на себя никаких обязательств казалось крепким, как гранит.

– Эди. – Клиф снова взял ее руки в свои, и на этот раз, когда он подвел ее к дивану, усадил и сел рядом с ней, она не противилась. – Язва может зажить, мои гастрономические привычки ничего не стоит изменить. Я не храплю, а чтобы видеть сны, мне нужно одно – ты.

Гнев Эди исчез так же внезапно, как появился, а на его месте возник слабый, трепетный огонек надежды.

– Клиф, я не понимаю… Несколько дней назад ты говорил совсем другое.

Он выпустил одну ее руку и погладил Эди по лицу.

– Слова глупца и труса.

– Но что заставило тебя передумать? – Эди было необходимо знать, что вызвало в нем перемену. Ей было необходимо знать, может ли она верить тому, что читает в его глазах. Она должна была быть уверена.

– Ах, Эди. – Клиф робко улыбнулся. – Теперь я понимаю, что погиб в первую минуту, когда увидел тебя. – Клиф медленно покачал головой. – Бог свидетель, я старался это преодолеть. Я не хотел в тебя влюбляться. Последние два года жизни я уверял себя, что мне не нужна любовь. У меня одна из самых опасных профессий на свете, а я четыре дня назад разглагольствовал о том, как боюсь рисковать, как страшусь судьбы. И только сегодня утром, когда, проснувшись, почувствовал, как тяжело у меня на сердце, словно судьба уже нанесла мне смертельный удар, я понял, что мне поздно бояться. Худшее уже случилось. Я люблю тебя, и, как бы далеко ни убегал, как бы ни отрицал этот факт, он остается фактом.

– Клиф… – Эди не колеблясь скользнула в его объятия. Его руки крепко обхватили ее, так крепко, что Эди стало трудно дышать. Но ей и не нужно было дышать. Нужно ей было одно – чтобы Клиф держал ее так всю жизнь. Внезапно она почувствовала, что хочет быть еще ближе к нему, близко-близко. Она стала целовать его глаза, лоб, подбородок, то прижимаясь к нему всем телом, то делая – в шутку – вид, будто сейчас высвободится из его объятий.

– Эди, я люблю тебя, – шептал Клиф, уткнувшись лицом ей в волосы. – Я хочу пережить с тобой столько счастливых мгновений, чтобы их хватило на всю жизнь.

– И я люблю тебя, – трепетно выдохнула Эди. – И я буду счастлива разделить с тобой каждый миг нашей жизни. – Она радостно засмеялась, когда Клиф встал и подхватил ее с дивана.

– По-моему, сейчас самое подходящее время начать нашу совместную жизнь, – сказал Клиф хрипло, глядя на нее голодными глазами. Кровь начала гулко стучать в висках Эди, а сердце запело от радости.

– По-моему, ты совершенно прав, – Эди обняла его за шею, и он отнес ее в спальню.

Потом, лежа бок о бок, они обсуждали свое будущее.

– Мы будем готовить большой сочный бифштекс по крайней мере раз в месяц, – сказал Клиф, обдавая тело Эди теплым ласковым дыханием (они лежали, уютно прижавшись друг к другу, на узкой кровати Эди). – И отбивные… не реже чем раз в неделю, отбивные для бабушки.

Эди кивнула. Сердце ее было так переполнено, что она не могла говорить. Теперь, когда Клиф с ней рядом, ей удастся принять насчет бабушки правильное решение, она в этом не сомневалась, и они все трое превратят мгновения в золотые дни счастья и любви.

Эпилог

– Скорей, Клиф. Не то мы опоздаем, – позвала Эди.

– Иду, иду. – Клиф вышел из спальни, на ходу заправляя белую рубашку в темно-серые брюки. Он улыбнулся Эди, и сердце ее сжалось в груди. Когда же наконец она перестанет хотеть его?

– Как я выгляжу? – спросила она, подняв руки, чтобы убрать за ухо выбившуюся прядку волос.

Клиф подошел к ней и нежно погладил торчащий живот.

– Вы на пару выглядите превосходно.

Эди покраснела. Она была на седьмом месяце беременности и сегодня в первый раз надела широкое в сборках платье.

– Я выгляжу толстухой, – возразила она. Клиф обнял ее, поцеловал долгим поцелуем.

– Ты выглядишь моей любимой – и так оно и есть. Ну, пошли, не то опоздаем, ведь не каждый день бабушку выбирают Майской королевой.

Через несколько минут они уже сидели в машине, направлявшейся в санаторий, где бабушка провела последние семь месяцев. Эди удобно устроилась на сиденье и стала раздумывать об этих семи месяцах.

В конце концов она остановилась на «Радушном приюте», после того как побывала там. На нее произвела хорошее впечатление домашняя обстановка и то, что живущих там пожилых людей поощряли заниматься их прежними хобби и не бросать своих увлечений. С того времени, как ее туда поместили, бабушка расцвела. И хотя ее приходилось каждый день заново знакомить с новыми друзьями, и два раза она пыталась оттуда уйти, и ей это почти удавалось, судя по всему, она чувствовала себя там превосходно.

Жизнь была пронизана счастьем. Эди и не подозревала, что можно быть такой счастливой. Она посмотрела на Клифа, благодаря которому ей было так радостно жить. Бедняга Кэтрин, она никогда не узнает, от чего она отказалась, – Клиф был любящим, заботливым и страстным мужем. Эди положила руку на живот – она знала, что он будет также замечательным отцом.

– Ты лучше перестань так на меня смотреть, не то мы никогда не доберемся до «Радушного приюта», – предупредил ее Клиф. – Придется найти мотель и воспользоваться твоим настроением.

Эди рассмеялась и снова похлопала себя по животу.

– Боюсь, для этого слишком поздно.

Клиф завел машину на стоянку возле одноэтажного кирпичного строения. Стоянка была забита, а лужайку возле дома, уставленную садовыми стульями, украшали весенние цветы, воздушные шарики и ленты из гофрированной бумаги. Эди и Клиф вышли из машины и присоединились к празднеству, здороваясь с людьми, которых они успели за эти месяцы узнать.

– О Клиф, посмотри. – Эди указала на шезлонг, в котором дремала бабушка: на ее голове сидела набекрень бумажная корона.

– Похоже, что Майская королева почивает королевским сном, – сказал Клиф, когда они приблизились к старушке.

Эди наклонилась и отвела прядь седых волос, упавших бабушке на глаза, затем нежно поцеловала ее в щеку. Глаза старушки открылись, и она весело улыбнулась.

– Рада, что вы приехали. Собрались все мои друзья, и у нас сегодня званый чай.

– Мы не пропустили бы его ни за что на свете! – воскликнула Эди.

Глаза старушки потемнели, когда она увидела Клифа.

– Ты снова привела его с собой? Что, у него нет своего дома?

– Разве ты забыла, бабушка? Это мой муж, Клиф. Помнишь, ты приезжала к нам на свадьбу? – терпеливо объяснила ей Эди.

Старушка наморщила лоб.

– Нет, нет… не помню я никакой свадьбы. Глаза ее расширились – она увидела торчащий живот Эди. – Это его работа? – Она протянула руку и стукнула Клифа по голове. – Вы лучше как следует заботьтесь о моей Эди. Она у меня единственная.

Клиф улыбнулся.

– Я намерен заботиться о ней до конца своих дней. – Он наклонился и поцеловал старушку в щеку. – Вы тоже единственная в своем роде, бабушка.

Старушка долго не сводила с него глаз.

– Что ж, может быть, в конце концов вы и окажетесь подходящим, – сказала она, затем решительно закрыла глаза.


home | my bookshelf | | Всего лишь миг |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу