Book: Ева. Минус на минус



Инна Георгиева

Купить книгу "Ева. Минус на минус" Георгиева Инна

Ева. Минус на минус

Название: Ева. Минус на минус

Автор: Инна Георгиева

Издательство: Самиздат

Страниц: 440

Год издания: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Когда тебе шестнадцать, а твоя мама вдруг решает круто изменить свою жизнь и выйти замуж — это стресс. Если к тому же у новоявленного отчима обнаруживается трое взрослых сыновей от первого брака — это уже шок. А если вы с мамой ко всему прочему потомственные ведьмы, о чем новая семья никогда не должна узнать,— идея приобретает оттенок катастрофы. Впрочем, и ее можно пережить! Особенно если вспомнить, что общая беда сближает, и привлечь на помощь тех, на кого в ином случае ни за что не решилась бы положиться. А уж с выбором подходящей «беды для сближения» трудностей не будет. Главное — с приоритетами не ошибиться!

Слезай с метлы, ведьма!..

   Пролог

   Мама залетела в окно, пьяная в дупель, спрыгнула с помела на полном ходу, отчего оно буквально протаранило дверь моей комнаты и, ни слова не сказав, завалилась спать на мою кровать. Потрясающе! И так после каждого шабаша. Хорошо хоть на этот раз она с первой попытки отыскала "вход" - надоело чинить метлу и объяснять соседям, что моя мать делает в кустах сирени в пятом часу утра. С учетом ее феерического наряда и пьяного лепета можно сказать, я - гений, раз умудрялась все это время скрывать от них правду.

   С трудом вырвавшись из крепких маминых объятий, я зевнула и отправилась готовить завтрак. Скоро рассвет, а мне сегодня в школу. Обернувшись в проходе, я щелкнула пальцами и одеяло, взмыв под потолок, аккуратно опустилась на плененное алкоголем тело.

   Нет, вообще-то мама у меня хорошая. Так считаю почти все, кто хотя бы раз бывал у нас дома. Мои друзья ее вообще боготворят: она ведь такая моложавая, красивая и всегда готовая уступить квартиру для вечеринок. Иногда мне кажется, что со мной общаются исключительно, чтобы быть поближе к маме. Каждый хотя бы раз, но упомянул, как мне с ней повезло. Правильно: они-то ее только добродушной, все позволяющей домохозяйкой и видели! Хоть кто-то подумал, каково жить мне под одной крышей с совершенно безответственной ведьмой?

   Знаете, на самом деле, это совсем не смешно. У нас, чародеек, и так жизнь не сладкая: то с метлы свалишься, то на шабаше старшее поколение засмеет, то парня попытаешься зачаровать, а в итоге превратишь в какого-то озабоченного зомби. Нет, он, конечно, будет заинтересован в твоей любвеобильной персоне и даже, скорее всего, проявит себя исключительно верным поклонником, только вряд ли ты останешься довольна его ухаживаниями. Зомби - он ведь зомби и есть, а здесь как-то не особо важно: питается он твоими мозгом, или эмоциями. Радости все равно мало.

   Но такое случается с обычными ведьмами. Мои же страхи были связаны только с одним объектом - моей матерью.

   Именно она могла сварить зелье, способное просимулировать миниатюрный ядерный взрыв, и испытать его в собственном подвале. Представьте мои ощущения: ты просыпаешься среди ночи и видишь над головой чистое небо. Стены-то мама от разрушения зачаровать сподобилась, а вот крыша улетела в неведомые дали и, на мой сугубо личный взгляд, возвращаться не собиралась.

   Или вот, например: какой еще родительнице придет в голову тащить в дом толпу гопников? Зачем они нам вообще сдались?! Я, конечно, понимаю, что в хозяйстве все сгодится, но это уже чересчур. Мне ведь их потом полночи пришлось сначала расколдовывать, потом успокаивать, а под конец - еще и по домам развозить. На своем собственном стареньком мотороллере!

   А что она в последний раз учудила?! Ну, какой идиот ей сказал, что у ведьмы обязательно должен быть ручной домовой? Может, в обычных чародейских семьях оно так и есть, но мы-то живем не в домике на окраине забытой Богом деревни, а на тринадцатом этаже панельного дома в центре самого настоящего мегаполиса! На что рассчитывала мама, когда притащила непонятно откуда целый выводок домашней нечисти?! Честное слово: там даже банник был! У нас ванны отродясь не было - одна только душевая кабинка рядом с унитазом и раковиной. Зато появился банник, который едва в обморок не хлопнулся при виде своего нового жилища. Бедняга еще долго протянул: почти три месяца, и удрал одним из последних. После багана, вазила и кота-баюна. Первых двух, кстати, мать разыскивала по самым дальним селам и очень печалилась, когда они раздраженно послали ее лесом и покинули наш дом.

   - Мама! - пыталась образумить я свою старшую ведьму, - ну, зачем нам баган?! У нас же нет коровы! А вазил? Они ведь только лошадям покровительствуют! Ты решила завести коня?

   Мама тяжко вздыхала и сетовала на дочь, которая не поддерживала ее стремлений во всем быть лучшей ведьмой, и нечисть, несогласную страдать во имя чужой идеи. На одного только кота не злилась, ведь он действительно сбежал от нас битым. Увы, мой Диплодок - совершенно стандартный доберман, и ему было очень сложно объяснить, что кот, гуляющий по нашей кухне - почитаемый и редкий вид нечисти. В результате эти двое перебили половину посуды, свалили буфет и выбили чайником окно, в которое кот и выскользнул, во всю глотку осыпая проклятиями нашу чокнутую семейку и зарекаясь еще хотя бы раз переступать границу города. Где-то на третьей фразе мама обиделась и швырнула в след болтливой нечисти молнией, отчего кот прибыл на землю гораздо быстрее, чем планировал, преодолев тринадцать этажей со скоростью свободного падения.

   Единственный, кто не испугался трудностей и не хотел покидать новый дом, был домовой. Очень суровый дядька ростом мне по колено, с раскидистой бородой, плетеными лаптями и взглядом прожженного уголовника. Он говорил низким каркающим голосом и так четко отдавал приказы, что даже мой пес выполнял их беспрекословно. С его тяжелой руки на кухне появились сковородки, в кладовой - утюг и пылесос, а мамин любимый кашемировый свитер пошел на тряпки. Этого она, конечно, стерпеть не могла, и домовой был выдворен вон, так и не успев толком откормить нас своими фирменными блинчиками.

   Больше нечисти в дом мама не приводила: к счастью она умела учиться на собственных ошибках. Потому заводить стала только мужчин. Которых неизменно на первом же свидании хотела познакомить со мной. Это, блин, уже был какой-то прямо ритуал: маменька встречала очередного хахаля, приводила его домой и ожидала мой вердикт. Я, конечно, его не одобряла, и мама начинала поиски с нуля. В чем был смысл этих действий - я до их пор понять не могу. Неужели она действительно верила, что за один вечер я разгляжу в ее кавалере кого-то стоящего? Или у меня должны были вот-вот проснуться экстрасенсорные способности, чтобы я по дыркам в чакрам сообразила, подойдет ей мужчина, или нет?

   А самое смешное было в том, что маме не нравились колдуны. То есть, вообще не нравились. Кроме моего канувшего в бездну папаши-мага, больше ни одного чародея мама к себе и на пушечный выстрел не подпускала. Зато простые смертные оказались ее слабостью. А что оставалось делать мне? На дворе двадцать первый век, по законам магического сообщества обычные люди не должны знать о существовании чародеев, а мне раз за разом представляют нового смертного поклонника. Как нужно было реагировать в такой ситуации?! И ведь мама потом плакалась, что я - тиран и деспот, не желающий ей личного счастья, и грозилась пойти на очередное родительское собрание в школу, дабы все-все обо мне узнать, и достойно наказать. Пугала, то есть... Наивная! Да я бы прыгала от радости, если бы она туда пошла! Честно говоря, уже устала объяснять учителям, что я не то что безразлична своей маме-домохозяйке, а просто она уж слишком занятая личность...

   Кстати, на счет "домохозяйки" - это было не совсем правдой. Мама занималась коммерцией через интернет. У нее был свой, довольно прибыльный, магазинчик трав, амулетов и другой шарлатанской мелочи (продавать смертным настоящие артефакты строго запрещалось). Деревенские знахарки, резбяры и кукольники сбывали ей товар партиями и вскоре он оказывался на страничках ее интернет-каталога, откуда его буквально сметали доморощенные колдуны со всего света. Платили, разумеется, втридорога. Я так понимаю - исключительно за экстерьер, эдакую таинственную атмосферу, еще более подчеркнутую анонимностью продавщицы. "Темным магам" - готам, "эльфам" - толкиенистам, светлым "чародейкам" с безумно красивыми аватарками и непроизносимыми никами нравилась возможность купить пучок укропа у настоящей ведьмы. Даже если для этого нужно было заплатить как за связку сушеной мандрагоры. Спросите, откуда они знали, что мама -ведьма? Да оттуда же, откуда я знала, что покупающая таинственный посох Пустоты (чего это вообще за дрянь такая?!) "эльфийка" на самом деле необъятных размеров бабенция под тридцатник, сотворившая себе супер-костюм из пяти латексных нарядов "женщины-кошки", и прикрепившая для полноты эффекта накладки на кончики ушей. Это было как аксиома, нечто само собой разумеющееся: если брошь стоила больше фарфорового сервиза на пятнадцать человек, она становилась амулетом. Если палка приобретала резьбу и странное название - это был уже посох. А если владелицу всего этого барахла звали Ядвигой - значит, она была сто процентной ведьмой. Маша там или Катя - никогда, но Ядвига - точно ведьма.

   Впрочем, я никогда особо не пыталась понять маминых покупателей. Мне так редко удавалось понять ее саму, что на них просто не оставалось времени. Я даже иногда сомневалась, что мы с ней - одна семья. Ну, как у такой взбалмошной, сумасбродной ведьмы могла появиться такая дочь? Ответственная до отвращения, пунктуальная, дотошная и очень осторожная. Я помнила, что случается с теми, кто раскрывает людям свою сущность, потому научилась заметать следы маминых преступлений раньше, чем колдовать самостоятельно. Я заучила на память все виды обитающих в наших краях ядовитых растений и насекомых, а еще - составы зелий-противоядий. Я умела заговаривать раны и с каменной рожей убеждать соседей во всех возможных небылицах. Да, землетрясение было! Ну, и что, что о нем не говорили в новостях? Гадкое правительство опять все скрывает от своего народа! Ах, соседние дома не пострадали? Ну, извините, это уже смотря кому как повезет. Кстати, здесь я даже не врала: то, что мама выбрала именно эту многоэтажку ничем иным как "роком судьбы" назвать было нельзя. Я даже привыкла со временем, смирилась. Не до конца, конечно, потому что мамочкина фантазия умела удивлять, и кое к чему подготовиться было просто нельзя! Но с большинством ее закидонов я справлялась довольно сносно.

   Кроме самого последнего - он как раз-таки, сразил меня наповал.

   Я знала, что уже какое-то время мама встречается с Георгием Соколовым. Очередной смертный был состоятельным вдовцом и жил за городом, в большом трехэтажном поместье. Я даже адрес его хорошо запомнила, потому что однажды пришлось забирать маму из гостеприимного дома едва ли не силой. Сам по себе Георгий был мужчиной видным: немного с сединой, статный, высокий. То есть, вопроса, что именно мама в нем нашла - у меня не возникало. Но вот когда количество их свиданий перевалило за второй десяток, я начала волноваться. И, как оказалось, не напрасно.

   В один далеко не прекрасный день мама явилась домой сравнительно рано. На часах не было и полуночи, когда дверь моей комнаты распахнулась и в нее не вошла - вплыла родительница с таким восторгом на холеном личике, что я сразу поняла - дело дрянь.

   - Евочка, - радостно и от того немного жутко сказала она. - У меня для тебя чудесная новость! Я нашла тебе нового папу!

   Эти слова стали для меня фатальными. Ведь с ними заканчивалась моя счастливая жизнь юного опекуна безрассудной мамаши. Зато начиналась новая, где Ева Моргалис в свои шестнадцать лет становится обычной школьницей, с обычными подростковыми проблемами и без права пользоваться магией на глазах у смертных. То есть, теперь - почти всегда. Потому что на сей раз мама в своих матримониальных планах решила идти до конца, и согласилась стать женой Георгия Соколова.

   Собственно, с этого события и начинается моя история.



   Глава 1

Я хочу замуж. Ведь так здорово иметь рядом человека,

которого можно мучить до конца жизни No

   Я сидела на лавке в первом ряду, кусала от волнения губы и внимательно рассматривала подтянутого мужчину, не так давно разменявшего четвертый десяток. Ну, здравствуй, новый папа! Он стоял у алтаря в шикарном костюме, лакированных туфлях и запонках, ценою в нашу квартиру, и с улыбкой вглядывался в дверной проем церкви. Там, в лучах заходящего солнца, ореолом обрамлявших ее фигуру, остановилась моя мамочка. Я мысленно закатила глаза: вот же ж человек! Она бы еще себе нимб над головой прилепила, да крылья ангельские. Правду говорят: каждая женщина мечтает, чтобы день ее свадьбы был похож на сказку. Когда невеста - ведьма, это не так сложно устроить.

   Заиграла торжественная музыка и меня осторожно подтолкнули под локоть. Я встала.

   - Она не должна выходить за смертного! - прошипела одна из маминых ближайших подружек и многозначительно покосилась на меня. Надо бы сказать ей, чтобы рот широко не открывала, а то капнет ядом - до самого подвала дырку прожжет. Жалко! Церковь, все-таки, святое место...

   - А почему вы мне это говорите? Вы скажите это ей! - прошептала я в ответ.

   - Уже говорила!

   - И что? Она послала вас на берег безмолвия ракушки собирать? Ну, так я уже почти абориген этого места. Добро пожаловать! Чувствуйте себя как дома!

   И отвернулась, не желая любоваться перекошенным лицом ведьмы. Как они все меня достали уже за сегодня! Да если бы я могла что-то сделать - давно бы сделала! Как будто мне нравится наблюдать, как мама отдает себя в руки обычного человека.

   Сначала я вообще не верила, что эта свадьба состоится. Мама у меня была влюбчивой женщиной и за семь дней могла раз десять поменять мнение, и раза четыре - мужчин. Только за последние три года она была невестой пять раз, а два раза - даже гуляла на собственном девичнике (страшно вспомнить этот черный для истории города день!), покупала платье, заказывала оркестр и... бросала женихов практически у алтаря. Неудивительно, что на очередное сообщение о свадьбе я просто махнула рукой. До некоторых пор.

   Пока не поняла - мама не сомневается. Вот что точно было ей несвойственно - так это быть уверенной в собственном решении. Ей всегда не хватало веры, она постоянно боялась ошибиться, даже когда дело касалось таких банальных вопросов как "что одеть вечером?" или "какой фильм взять в прокате". А здесь - ну прямо скала: она не только собственную паранойю не слушала, но и разумные доводы моего рассудка! Тогда я и решила брать дело в свои руки. Раньше меня не особо интересовала фигура Георгия Соколова как такового, но теперь я была готова объявить на него охоту.

   Правда, мамочка тоже не дремала, и принялась отчаянно его от меня защищать. Нет, я не говорю, что бросилась бы на нового папу с кухонным тесаком. Но ведь у ведьмы есть и другие способы избавиться от нежелательно смертного? Отворотные зелья еще никто не отменял. Я сварила пару бутылочек и всегда носила их при себе. На всякий случай.

   Ходить за ними пришлось долго. Еще немного - и по части маскировки я смогла бы соперничать с Рембо или каким-нибудь прокаченным ниндзя. Но чем больше времени я проводила, наблюдая за этой парочкой, тем меньше мне хотелось вмешаться. Быть может, мама выглядела слишком довольной. Или Георгий - чересчур влюбленным, но... когда шанс, наконец, выпал, а мама, наконец, отвлеклась, зелье так и осталось в моей руке. Почему? Не знаю и никогда, наверное, не смогу ответить на этот вопрос. Ни им, этим старым гусыням с шабаша, ни себе самой. Георгий принес в нашу семью кавардак, но разве прежде у нас царил такой уж порядок? Он стал причиной раздоров, но ведь мы и так постоянно ругались? Зато как подобрела мама, когда я махнула на них рукой! И кто знает, быть может однажды я пойму, что сделала правильный выбор и перестану плеваться, глядя на этого симпатичного мужчину в самом расцвете сил?

   Только день этот наступит явно не сегодня.

   - Согласна ли ты, Ядвига Моргалис, взять в законные мужья... - монотонно бубнил священник. Мама лучезарно улыбалась, превентивно кивая головой. Тетки за моей спиной злобно шипели, кажется, призывали на головы молодым гром и молнии. Я мысленно фыркала: мама сама зачаровывала церковь, две ночи здесь просидела, столько силы вбухала, что теперь крыша даже прямое торпедное попадание выдержит. Да что там! Если мне придется выбирать бункер для спасения при атомном взрыве, я первым делом прибегу сюда. Эта церковь, как легендарная неубиваемая арка в Японии простоит десять тысяч лет, будет смыта океаном, падая, разрушит подводную "Джомолунгму" и займет ее место на следующие века. Да, мама постаралась на славу! Пускай эти старые кочерыжки еще попробуют с ней потягаться! Какой бы вреднючей и безалаберной не была Ядвига Моргалис в обычной жизни, ведьмовских умений ей было не занимать. Да и опыта тоже. Она здесь всех гостей, при желании, могла в бетонный пол укатать одним махом, и сейчас отлично знала, кто посылал в ее стороны лучи "поноса". Знала, и запоминала.

   Георгий, наконец, одел на палец любимой кольцо со здоровенным булыжником-бриллиантом. Я поморщилась: совершенно бесполезная штука. Изумруд бы подарил - он хоть память улучшает, или сапфир, способный защитить от сглаза. Сегодня бы он точно пригодился. Но нет, Георгий был мужчиной богатым, потому раскошелился не только на шикарную свадьбу, но и на обручальное кольцо, стоимостью в скромный такой, загородный особнячок.

   А еще - оплатил по желанию своей распрекрасной невесты трехнедельное путешествие по Средиземного морю на шикарной яхте. Мама показывала мне фотки этого плавучего бунгало - действительно, роскошное судно. На таком и год в море провести не страшно, лишь бы в шторм не попасть. Единственной незначительной деталью, которую я так и не смогла постигнуть, было - почему именно море? Мама его терпеть не могла. Ей скучно находиться на одном месте более двух дней подряд. А здесь - целых три недели на яхте только она, Георгий да штат прислуги... Может, мама действительно его любит, раз решилась на такой поразительный для нее выбор?

   В путешествие родители собирались отправиться сегодня же, как только завершится церемония. Но предварительно они должны были заехать домой и оставить любимым детям жизненно-необходимые ЦУ. От банкета, которым по традиции завершается венчание, мама отказалась чисто из вредности: она не хотела кормить тех, кто был против ее брака. То есть, никого из гостей со стороны невесты, включая меня. Потому что, хотя я и признавала самой себе, что Георгий Соколов - не худший вариант на роль отца, вслух только качала головой и действовала маме на нервы своим недовольным лицом.

   Впрочем, не только свадьба нагоняла на меня тоску. Сегодня я впервые должна была познакомиться с семьей жениха и переехать в новый дом. Вернее, вещи мои перевезли еще вчера, но без моего участия и, вообще, против моей воли. Я не понимала, почему должна вдруг так резко поменять свою жизнь. Хочется маме замуж - флаг ей в руки и священника на шею. Пришла идея переехать к мужу - я что, против? Только меня не заставляй перебираться следом! Что это за глупость такая, что семья должна жить под одной крышей? Почему я не могу остаться в старой квартире, находящейся в пяти минутах ходьбы от моей школы? Но - нет. Мы собираем вещи и перебираемся к черту на кулички: в особняк за городом. А чтобы я не ездила на мотороллере через весь город - меня еще и из школы забрали.

   - Мой младший сын, - вещал Георгий, - учится в прекрасной гимназии. Я буду счастлив, если Ева поступит туда же.

   Мама тут же решила, что это - знак свыше. Конечно, новая школа в середине учебного года - кто же об этом не мечтает? Сама гимназия, кстати, оказалась ужасно дорогой и я сразу, как только увидела счет, щедро оплаченный новым папой, поняла, что мне там не понравится. Заведение для богатых разбалованных мажоров, с покорными учителями и собственными критериями оценки окружающих. Чувствую, придется неслабо так попотеть, чтобы отстоять собственное место под солнцем...

   Церемония окончилось полетом букета. Я только присвистнула: с такой броском маме нужно было в регби играть. Двадцать одна белая роза на коротком стебле прицельно понеслась мне в руки. Подленько хмыкнув, я присела, букет со свистом пролетел над головой и впечатался в рожу сидевшей рядом почтенной ведьмы. Мамочка обернулась, послала два взгляда: мне - осуждающий, моей соседке - с ноткой извинения (настолько фальшивого, что она даже скривилась) и мы, наконец, покинули церковь.

   Разместились в двух машинах. В одной мама с новым мужем, в другой я и три каких-то парня в строгих костюмах. Собственно, так я впервые и увидела свою новую семью.

   У Георгия Соколова от первого брака осталось три сына. Прямо как в сказке: два - ничего так, а один - придурок. Но об этом дальше.

   - Егор, Богдан и Александр, - по очереди представил их отец. Мы как раз сидели в большой гостиной, пока мама проверяла, все ли документы положила в сумочку. - Мальчики, не обижайте свою новую сестру.

   Мальчики переглянулись и синхронно кивнули. Я поежилась. Георгий это заметил и ободряюще улыбнулся:

   - Не переживай, Евочка. Мои ребята - хорошие парни. Вот Егор, например, всегда мечтал о сестренке.

   Я перевела взгляд на самого старшего. М-да, что-то эдакое в его глазах было. Я сразу почувствовала себя зефирным человечком. Очень вкусным и от того, увы, недолговечным.

   - Поехали, родной, - подхватив Георгия под руку, мама легонько подтолкнула его к двери.

   - А может... - попытался было возразить супруг, но жена мягко ему улыбнулась и решительно помотала головой:

   - Сами справятся. Не маленькие.

   Я поежилась еще раз. Мама придерживалась мысли о том, что ведьмы взрослеют рано. Где-то она была права: побываешь пару раз на шабаше - такого насмотришься, что детство как рукой снимет. Но я, вообще-то, была очень целомудренной ведьмой для своего возраста. Да и на ежемесячных гуляниях пока не отметилась. Зачем? Моя маменька прекрасно отжигала за нас двоих. Так что остаться наедине с тремя незнакомыми парнями для меня было некоторой экзотикой, если не сказать шоком. Черт, ну почему все родители - как родители, одна моя - с прибабахом?!

   - Итак, Ева, - улыбнулся Егор, когда машина родителей выехала со двора, и шум двигателя растворился в звуках растущего вокруг особняка леса. Я натянуто улыбнулась в ответ:

   - Егор?

   - Давай что ли, знакомиться. Сколько тебе лет?

   - Шестнадцать.

   - Выпускница?

   - Нет. Мне еще год учиться.

   - Угу, - отчего-то радостно кивнул старший "брат". - А вот наш Алекс - выпускник.

   Я посмотрела на обозначенный объект и содрогнулась - эти темные глаза под насупленными бровями мне теперь до погребального костра будут в кошмарах сниться. Чтобы не заработать себе икоту на почве порушенных нервов, я отвернулась от Алекса и стала рассматривать его братьев.

   Егор был очень симпатичным молодым человеком, но лично мне больше всего напоминал образец послушного коммуниста из прошлой эпохи одной великой державы. Или капитана Америку - такая же русая, уложенная в аккуратный беспорядок шевелюра, классная фигура с накаченным торсом и добрая всепонимающая улыбка психиатра. Я знала, что Егор Соколов учится на третьем курсе авиационного университета. В будущем братец должен был стать пилотом. Специальность, конечно, интересная и популярная, но обычному смертному на ней ловить нечего. Так просто гражданским летчиком не становятся - далеко не каждому студенту доверяют целый самолет. Егор же в этом плане оказался везунчиком. К своим двадцати годам у него было более двух тысяч часов полетов за спиной и частный маленький Боинг. То есть, везение его заключалось исключительно в папиных капиталах и крепком здоровье. Неплохое такое сочетание, разве нет?

   Средний сын Георгия Соколова - Богдан, оказался фигурой куда более колоритной.

   - Ты - брюнетка, - сообщил он после минутного созерцания моей скромной персоны.

   - Спасибо, кэп, - буркнула в ответ я.

   - Но должна быть блондинкой, чтобы носить это платье. Оно тебе совсем не идет. И этот ужасный морковный цвет помады тоже!

   Я задумчиво покосилась на братца, прикидывая, что лучше: рявкнуть на него, чтоб фонтан прикрыл и не нарывался, или помолчать пока, прикидываясь белой и пушистой. На всякий случай выбрала второй вариант и опустила глазки, продолжая разглядывать парня из-под полуопущенных ресниц.

   Богдану было восемнадцать лет, и он обучался на первом курсе университета Современных технологий. Мальчик хотел стать дизайнером интерьеров, искренне считал себя безумно одаренным в этом области, но так как папа не решался отдать ему на растерзание особняк, пока применял свои навыки на движимых объектах. То есть, на любом движимом объекте, попавшемся в его руки. В первую очередь, конечно, - на самом себе. Такого откровенного метросексуала я прежде никогда не встречала: аккуратные брови, прическа, удерживаемая таким количеством лака, что осталась бы целой и после встречи с ураганом Катрин, крепкие плечи, тонкие пальцы с маникюром, которому я могла только позавидовать. Очень симпатичный молодой человек, разве что губы несколько его портили - на мой взгляд, они были уж слишком полными. Не два пельмешка, слава Богу, но покрупнее, чем у остальных братьев.

   Налюбовавшись Богданом, я осторожно перевела взгляд на последнего, самого младшего сына Георгия Соколова - Александра. Он был на год старше меня и обладал характерными для этой семьи чертами внешности: брови вразлет, высокие скулы, развитая фигура. Уж не знаю, каким спортом он занимался, но такие мускулы способны были вскружить голову любой девушке. Даже я, предпочитающая парней более интеллигентного вида, залюбовалась. Темно-русые волосы стояли бодрым ежиком, светлые глаза прекрасно оттенялись длинными черными ресницами и сейчас активно пытались сделать дырку в моей переносице.

   - Э... здравствуй, Александр, - кашлянув, поздоровалась я. Вместо ответа этот паразит встал и быстрым шагом покинул комнату. Я перевела офигевший взгляд на Егора.

   - Не обращай внимания, - посоветовал братец.

   - Ему не понравилось, что отец отдал его угловую комнату тебе, - поддакнул Богдан. - Кстати, туфли тоже надо было бы сменить. Кто тебе сказал, что оранжевое с зеленым будет хорошо смотреться?

   - На этого тоже не обращай внимания, - отмахнулся старший. - Евочка, ты прекрасно выглядишь. Но, быть может, тебе действительно стоило бы переодеться? Сложно, наверное, так долго ходить на шпильках?

   - Спасибо за совет, но пока все мои вещи в коробках мне надеть просто нечего, - пожаловалась я. Глаза Егора заблестели:

   - Так это же ничего! К твоим услугам самый модный гардеробный шкаф в мире. Уверен: Катенька, Светочка, Оленька или Анечка с радостью поделятся с тобой вещами.

   Я нахмурилась:

   - Кто эти люди?

   - Мои девушки.

   - Как? Все?!

   - Конечно, - без тени смущения пожал плечами Егор. - И я их всех очень люблю.

   - Ага, - поддакнул брат. - По очереди любит.

   Я поскребла в затылке. Странные они: эти люди. Надо бы с ними взаимодействовать поаккуратнее, что бы не заразиться случайно. Один сексуально озабоченный, другой - Нарцисс, замирающий в восхищении возле каждого зеркала. Третий вообще псих... Интересно, это вообще лечится?!

   В комнату я поднялась вместе с Егором. Он по джентельменски распахнул передо мной дверь и придержал ее, пока я скользну внутрь.

   - Ваши хоромы, юная леди, - подмигнул братец. Я скосила на него глаза: было понятно, за что Егора Соколова так любили женщины. Вдобавок к внешней привлекательности он был обходительным, заботливым и услужливым. То есть, несколько раздражал меня, привыкшую, что обычно люди не делают добро без тайного умысла. Но так как ссориться с Егором было бы как минимум глупо (учитывая, что среднем братцу я не понравилась чисто внешне, а младшего вообще бесил сам факт моего существования, Егор мог оказаться единственным моим союзником в этом доме), я мило улыбнулась и с восторгом оглядела комнату:

   - Они прекрасны!

   Кстати, на самом деле "хоромы" были просто отвратительными. Стены окрашены в фиолетово-розовые тона, белоснежная мебель с резными ножками стояла как попало, зеркало в форме сердца над комодом и пушистый мишка на белом пуфике у кровати довершали интерьер. Мне что - пять лет?!

   - Богдан ремонт делал, - не без гордости за брата признался Егор.

   - Кто бы сомневался...

   - Что, прости?

   - Говорю: спасибо Богдану. Хорошо постарался.

   В то, что когда-то эту комнату занимал парень - верилось с трудом. И, честно говоря, теперь я понимала, за что меня так невзлюбил Алекс. Если бы из моей спальни сотворили такое ради какой-то девчонки: я бы тоже ее возненавидела.

   Единственным плюсом комнаты был потолок. Спальня располагалась на третьем этаже особняка, сразу под покатой крышей, потому с одной стороны потолок опускался на уровень человеческого роста, а с другой поднимался почти на пять метров вверх. Там какой-то добрый человек (по ходу, Александр, Богдан бы до такого не додумался) сделал пристройку с бортиком. Сейчас ее занимал большой дубовый стол и рабочее кресло. Учитывая, что все розетки располагались внизу, тот, кто затаскивал мебель на "второй этаж" надрывался напрасно: скоро ее придется спускать обратно. А вот диванчик там бы смотрелся неплохо...



   - У Алекса наверху стоял телескоп, - заметив, как я рассматриваю пристройку, сказал Егор. - Он любил наблюдать за звездами, даже проделал для этого небольшой окно под потолком, видишь?

   Я увидела. И поняла, что если Алекс бросится на меня с монтировкой - я его пойму. Идея с телескопом была отличной! Тем более здесь, за городом, смога было куда меньше и звезды должны были просматриваться очень хорошо.

   - Помочь тебе разложить вещи?

   - Э... нет, спасибо.

   Мои коробки возвышались крепостной стеной у двери. Гардероб, запчасти к мотороллеру и защита, книги с тетрадями и главная ценность - ноутбук терпеливо дожидались, пока руки хозяйки до них дойдут. Коробок было много, желания с ними возиться - мало, но предложение о помощи я бы все равно отмела: с помощью магии я в одиночку справлюсь куда быстрее, чем если бы мне сейчас все семейство руку помощи протянуло. При смертных колдовать было нельзя. Сейчас вообще все нужно было делать куда осторожнее - не дай Бог засекут: проблем не оберешься. Именно по этой причине я противилась маминому браку: новая семья не должна была узнать, что мы - ведьмы, а сохранять конспирацию довольно сложно, учитывая наш образ жизни.

   Тяжко вздохнув, я выпроводила братца и полезла обшаривать комнату на предмет скрытых видеокамер. Да, у меня паранойя, я знаю. Но в современно мире это очень популярное заболевание и если Георгий Соколов в свое время захотел пошпионить за сыночком, а потом "забыл" убрать отсюда оборудование, пусть лучше я назову его старым извращенцем, чем он меня - проклятой ведьмой.

   Однако Георгий оказался мужчиной законопослушный и сплошь положительным: во-первых, такой качественной проводки я раньше не встречала, а во-вторых, ничего лишнего в комнате не наблюдалось. Хищно ухмыльнувшись, я выглянула в окно, потом в коридор и щелкнула пальцами. Коробки распахнулись, и вещи испуганными воробьями разлетелись по комнате. Пять минут спустя я закрыла трельяж, в который последней запрыгнула щетка для волос и потерла ладошки: удобная, однако, штука, эта магия. Теперь можно было и переодеться: джинсовые шорты с рубашкой лежали на кровати и словно сами просились в руки. Так же как и тапки с помпонами - маленькие заячьи ушки которых топорщились к потолку.

   Я расстегнула молнию на боку и, извиваясь гусеницей, выбралась из узкого платья. Повертела его в руках: симпатичный оранжевый цвет, и чего Егор прицепился? Нет, сама бы я такой наряд в жизни не выбрала, но мама настояла именно на нем: ей не хотелось, чтобы кто-то, даже родная дочь, затмил ее на собственной свадьбе. Аккуратно повесив платье в шкаф, я только-только потянулась к шортам, когда с жутким грохотом распахнулась входная дверь.

   И вот ситуация. Я в черном кружевном белье с чулками и туфлях на шпильке - юная актриса порнофильмов, ни больше ни меньше, а в дверях Алекс со злющей физиономией удерживает за ошейник моего добермана. От шока я даже не попыталась прикрыться, только медленно приблизилась к двери и спокойно поинтересовалась:

   - У тебя есть лишняя рука? - хотя правильнее было бы уточнить, есть ли у Алекса лишний мозг, потому как этот, очевидно, давно прогнил: тащить за ошейник чужую собаку! Тем более, добермана!

   Кажется, братец зарычал:

   - Что твой пес делает в доме?!

   - Он переехал сюда вместе со мной!

   Помните, я говорила, что не хочу ссориться с новыми братьями? Так вот - фиг ему, а не мир! Я могу стерпеть пренебрежение к собственной персоне, но грубость по отношению к Диплодоку - никогда!

   - Отпусти собаку! - прошептала, едва не срываясь на змеиное шипение.

   - Эта блохастая тварь лежала на белом диване в гостиной!

   Я перевела глаза на добермана: да такую чистую и аккуратную собаку еще попробуй найти! И до чего же воспитанный: другой пес с его челюстью уже давно бы Алексу в пальцы вцепился (или в шею - так как я Диплодока обучала именно таким броскам), а этот терпит. Косится только жалостливо, но даже не скулит. Бедная моя собачка!

   - Слышишь, Шурик! - я шагнула к братцу почти вплотную. Он скользнул глазами вниз и вверх по моей худощавой фигуре, видимо, не особо впечатлился и гаркнул:

   - Меня зовут Александр!

   - Отпусти пса!

   - Во дворе для него построен вольер!

   - Вот сам там и спи!

   Кажется, братец не был готов к такому резкому отпору, потому что аж отшатнулась от негодования и протянул, злобно сощурив глаза:

   - Не нарывайся, деточка.

   Вот здесь мне бы стоило прикрыть варежку, но... признаю: не сдержалась. Выдрала-таки пса из железных пальцев, нагло усмехнулась парню прямо в лицо и резко захлопнула дверь. Из коридора послышались приглушенные ругательства. Неужели по носу попала? Да нет, тогда бы, наверное, драться полез...

   Приласкав малость потрепанную собаку и послав на голову братцу несколько проклятий позаковыристее (не настоящих, а так - чтобы душу отвести), я без сил опустилась в кресло.

   Вот и познакомились...

   Глава 2

Прежде чем затеять ссору с женщиной, подумайте дважды:

вам ведь минут через 10-15 надоест ругаться, а ей НЕТ.

NNN

   Я проснулась, когда только начало светать. Долго смотрела на незнакомый потолок и вспоминала события вчерашнего дня. Я ведь после ссоры с Алексом так и не вышла из комнаты: перетрусила. Уж больно грозным выглядел братец, когда я оставила его в коридоре. Да и у меня нервы расшатались, боялась, что не выдержу и колдану чего-нибудь эдакого в отместку. Рога, например. Или кроличий хвостик на задницу.

   При мысли о белом помпончике поверх брюк "любимого братишки" рот сам собой расплылся в улыбке. А ведь неплохо бы смотрелось! Такая круглая упругая попка, озверевшее лицо и хвостик мохнатого ушастика. Прелесть!

   Пальцы сами собой сложились сложной фигуркой, и на раскрытой секундой позже ладони появился пушистый атрибут размером с мячик для гольфа. На булавке. Такие носят девушки из Playboy, а в перспективе - и наш Алекс. Будет знать, как обижать мою собаку!

   С этой доброй мыслью я вскочила на ноги и бодро потопала в ванную. Она располагалась на каждом этаже в западном крыле. Длинный, облицованный мрамором коридор упирался прямо в хозяйскую спальню. Там же были комнаты братьев: Алекса и Богдана. Покои Егора располагались в восточном крыле дома, как раз напротив моих. И кто бы мог подумать, что именно оттуда сейчас выскочит растрепанная девица в длинной мужской сорочке и на полном ходу столкнется со мной у лестницы.

   Удар у девчонки был что надо, да и веса хватало: я по инерции даже на пол села.

   - Привет! - радостно защебетала она, протягивая мне одну руку, а второй запахивая ворот рубашки. Я как раз успела заметить, что под ней ничего не было. - Ты, наверное, новая сестренка Егора? Он мне столько всего о тебе рассказал! Да и ты, наверное, меня знаешь по разговорам?

   Я мысленно застонала: конечно, знаю! Ты можешь быть Катенькой, Светочкой, Оленькой или Анечкой! Ну, почему брат не сказал, кто именно с ним сегодня ночует?

   Можно было, конечно, отмолчаться или даже удивиться. В конце концов, с чего она взяла, что Егор что-то мне о ней рассказал? Но вдруг это у него привычка такая: каждому встречному повествовать о своих подружках? И ведь именно этого братца я успела причислиться к своим союзникам, а уж после вчерашнего обмена любезностями с Алексом очень не хотелось портить отношения...

   Я окинула взглядом девушку: симпатичная, невысокая. Светлые волосы нечёсаными прядями легли по плечам, накрывая грудь. Между прочим, очень классную грудь, никак не меньше третьего размера. Вот кем может быть такая барышня? Впервые приходилось угадывать имя по внешнему виду... И ведь попробуй еще не угадать! Ладно, была-ни-была:

   - Света... - протянула неуверенно.

   - А я - Оля. Приятно познакомиться.

   Черт! Не угадала...

   - Ты в душ?

   - Ага, - кивнула, судорожно соображая, как теперь буду выкручиваться. А девчонка улыбнулась еще солнечнее и даже приобняла меня за плечи:

   - Тогда увидимся на кухне. Я пойду мальчикам завтрак приготовлю.

   И побежала по ступеням вниз. Прямо в рубашке. Без белья. Я смотрела ей во след и скребла в затылке: забавная семейка... А барышня вообще знает, что состоит в гареме и даже не на каком-то особом счету?

   Хлопок по заднице, обтянутой короткими "спальными" шортами вывел меня из задумчивости и заставил подпрыгнуть на месте.

   - Что, детка, ждешь на попку приключений?

   Алекс вынырнул из ниоткуда, как черт из табакерки, и успел шепнуть мне это, даже не останавливаясь. От негодования я распахнула рот, вытаращила на него глаза и вообще - очень искусно притворилась задыхающимся на берегу карасем.

   Когда голос, наконец, вернулся, обидчика и след простыл. Вот теперь я уже не сомневалась. Быстро юркнув в ванную, я за пятнадцать минут привела себя в порядок, наспех настянула джинсы и легкую футболку, схватила с подушки кроличий хвост и метнулась на кухню.

   А там как раз все семейство было в сборе: три брата и девушка Оля в своем "домашнем" наряде. Она стояла у плиты, подбрасывала блины на сковородке и мурлыкала какую-то песенку под нос. Самое забавное: никто на нее особого внимания не обращал! Братья сидели за столом, каждый занимался любимым делом и как будто не видел полуголую девицу прямо под носом. Егор в строгом костюме да при галстуке (это у них в универе дресскод такой) с видом английского джентльмена пил чай из изящной чашечки. Богдан ковырял вилкой в тарелке, размазывая сметану по блину. Алекс, разглядывающий что-то у себя на планшете, на одно мгновение поднял на меня глаза, подмигнул с такой рожей, что захотелось его немедленно кастрировать, и снова уткнулся в экран гаджета.

   Поборов желание врезать младшенькому с разворота, я уселась на соседнем с ним стуле. Как бы ни хотелось держаться от него подальше, воплощения моего плана требовало максимальной близости к объекту.

   Однако приноровиться к заднице "братишки" мне не дали. Занятая готовкой, Оля вдруг подняла глаза, словила в "прицел" меня и сообщила:

   - Вот, что я хотела и забыла тебе сказать, Егор! Я же Светой познакомилась!

   Чай выплеснулся на скатерть, дизайнерские штаны Богдана и экран планшета.

   - С какой Светой?! - охрипшим голосом переспросил Егор, пока его братья с помощью чьей-то там матери пытались очистить пострадавшие вещи.

   - Да вот с этой же! - весело ткнула в меня деревянной лопаткой Оля. В тот миг мне показалось, что моя жизнь вот-вот оборвется. Причем, не от руки Егора - тот, казалось, только что испытал самый сильный в жизни оргазм и едва не стек под стол от счастья. А вот Александр такого измывательства над своим планшетом стерпеть не мог и, конечно, сразу определил виноватую:

   - Эту мелкую заразу Евой зовут!

   - Правда? - удивилась Оля. Я мрачно кивнула:

   - Наверное, ты меня плохо расслышала.

   Хороший прием: главное - сделать морду кирпичиком, и собеседник сам почувствует себя виноватым. Вот и девушка взмахнула лопаткой и бодро повинилась:

   - Прости, Евочка. Я такая невежливая! Будешь блин?

   Я с готовностью кивнула, наливая себе топленого молока в стакан из стоявшего на столе кувшина. Здорово придумали, кстати! Сразу еда начинает выглядеть так... по-домашнему, что ли, даже хочется посидеть за столом подольше.

   - Смотри не подавись! - прошипел на ухо Алекс. Я, конечно, тут же подавилась и злобно стрельнула в него глазами. Достойный ответ уже вертелся на языке, но тут Егор, наконец, справился с нахлынувшим на него чувством блаженства, обычно посещавшем того, кто сумел чудом избежать долгой и мучительной смерти, и поинтересовался:

   - А ведь у тебя, Ева, сегодня первый день в новой школе. Волнуешься, сестренка?

   Я пожала плечами: как-то не очень. Неприятно, конечно, но терпимо. А вот ласкательное "сестренка" резануло слух. Ну, не привыкла я к таким нежностям! Тем более, от взрослого, почти незнакомого мужика...

   - Кстати, а как ты туда доберешься? - безэмоционально спросил Богдан, продолжая растирать пятно на брюках.

   - Я думаю, сегодня тебя отвезет Алекс, - тут же ответил за меня Егор.

   Кто там спрашивал: боюсь ли я? Да! Очень боюсь! Не отдавайте меня этому изуверу, пожалуйста!

   - Ну да щас! - окрысился Шурик. В кои-то веки мы с ним поняли друг друга! - Никуда я ее не повезу!

   - Алекс, - нахмурился Егор. - Школа далеко. Вокруг - лес. Ева не сможет добраться туда самостоятельно.

   - У меня мотороллер есть! - пискнула я.

   - У нее мотороллер есть! - отозвался со своего места Алекс.

   - Так, не заставляйте меня ругаться! - строго отрезал старшенький. - Первый день в школе. Ева, ты не поедешь туда на своем старом агрегате. Тем более, твоя мама говорила, что у него с тормозами непорядок. Пока мы не свозим его в мастерскую, пускай постоит в гараже.

   - Но мама понятия не имеет, где у мотороллера тормоза! - воскликнула я. - Как она может говорить, что они не в порядке?!

   - Сестренка, успокойся. Пока нет родителей, я отвечаю за вас всех. Сделай милость, позволь Алексу тебя подбросить. К тому же, ну что вы грызетесь? Вы же теперь одна семья!

   - Правильно, - вмешалась Оля. - А для Егора семья - это святое! Правда, Егорушка?

   Теперь настал мой черед плеваться молоком...

   Всю дорогу до школы мы ехали молча. Была бы возможность - вообще сели бы спиной друг к другу. К сожалению, возможности не было, потому Алекс вцепился в руль своей темно-синей Mazda и смотрел на дорогу так, словно задался целью передавить как можно больше пешеходов. Только где же их в лесу возьмешь? Вот и злился, бедняжечка, что ему не дают реализовать скрытый потенциал. Я, в свою очередь, сидела рядом и, стиснув зубы, рассматривала проплывающие за окном пейзажи. Старалась придать лицу невозмутимости, что было не так-то просто сделать, когда под боком пыхтел эдакий маньяк.

   Наконец, мы въехали в город, свернули по какому-то проспекту и еще минут десять на хорошей скорости неслись вглубь района. Затем машина резко остановилась. То есть, настолько резко, что меня по инерции едва не вынесло на обочину, вместе с дверцей. Хорошо хоть пристегнуться додумалась - "братец", видимо, насмотревшись, американских боевиков, совершил какой-то сложный полу-разворот, дико скрипнув колесами и четко уместив машину на выделенной под стоянку площади. Только после этого он заглушил мотор и повернулся ко мне:

   - Жду тебя здесь ровно в три, - рыкнул, глядя, я как судорожно цепляюсь в ручку над дверью. - Опоздаешь - пешком домой пойдешь. Усекла?

   Я окинула Алекса хмурым взглядом, всерьез задумываясь над тем, чтобы действительно прогуляться до особняка на своих двоих. По ходу, братец оказался любителем экстрима. Или это он специально для меня старался?

   - Ты что, приросла к сидению? - ехидно вскинул бровь Шурик. - Вылезать не собираешься?

   Очень захотелось ответить, но тут... О, такой шанс нельзя было упускать! Шурик повернулся ко мне своей безупречной попкой! Я приоткрыла сумку, щелкнула пальцами, и белый комочек шустро юркнул на свое законное место - на темные джинсы Алекса, умостившись точно между задними карманами. Я аж умилилась: какая "няшечка"! Только ушек и не хватает для полного комплекта. Но потом пришлось быстро изничтожать собственные сентиментальные порывы и делать ноги. Пока разукрашенный красавчик по моей растроганной физиономии не сообразил, что что-то не так.

   Выбравшись из машины, я забросила на плечо сумку с конспектами и огляделась. Гимназия номер один - это звучало гордо. А выглядело так, словно раньше здесь была зимняя резиденция австрийских Габсбургов: огромное белое двухэтажное здание пугало своей монолитностью и неким готическим великолепием. Колонны, мрамор, скульптуры, окна в человеческий рост - да сюда можно было экскурсии водить! Моя бывшая школа по сравнению с этим комплексом казалась просто крошечной, а ведь там училось почти две тысячи человек!

   Стоянка была оборудована по всему периметру здания, но на некотором расстоянии от него. Я покрутила головой и присвистнула: Бэхи, Мерсы и Хонды терялись на фоне Майбахов, Феррари и других, схожих по формам, автомобилей, значки на капотах которых я видела впервые. М-да, кажется, мой мотороллер здесь, и правда, смотрелся бы странно...

   Алекс не стал дожидаться, пока я налюбуюсь территорией и, свистнув кому-то, прямо по тщательно ухоженному газону попер к школе. Я бросила вдогонку быстрый взгляд: длинная рубашка почти прикрыла хвост. Значит, его обнаружат не сразу. Вот и славненько!

   Уже у входа братца догнала и обступила целая толпа: три парня и одна худощавая блондинка, которую он тут же, по-свойски, прижал к широкой груди.

   - Что за выдра с тобой приехала? - капризно надула губки она.

   Вот честно, не хотела прислушиваться! Знала ведь, что ничего хорошего для себя не услышу. Но любопытство взяло верх, и я осторожно потопала ближе. Практически, след в след за Алексом, чтобы травку лишний раз не травмировать. Зря, кстати, старалась.

   - По газонам не ходить!

   Вопль вышел такой мощный, что я даже подпрыгнула от неожиданности. Потом резко обернулась и круглыми глазами уставилась на грозного дядьку-вахтера. Он стоял на том самом "почитаемом" газоне, упирал руки в бока и смотрел на меня грозным взглядом потомственного каннибала.

   - Э... - задумалась на мгновение я. - Ладно. Больше не буду.

   - А больше и не надо! - заорал вахтер. - Ты посмотри, что с травой сделала, вандалка!

   - Во-первых, нет такого слова, - сквозь зубы процедила я. Краем глаза заметила, как лыбится наблюдающий за разборкой Алекс. - Во-вторых, вот этот конкретный куст - ваших ног дело!

   - Дерзишь?! - как-то подозрительно ласково уточнил дядька. У меня появилось стойкое ощущение, что он уже давно решил уйти на пенсию довольно своеобразным образом - забив до смерти лопатой хотя бы одного ненавистного студента. И сейчас у него на лице было написано, что он отыскал-таки свою жертву.

   Но тут, видимо, мне решила улыбнуться удача. На этот раз она приняла облик долговязого блондина с веснушчатым носом и веселыми светло-серыми глазами. На нем были широкие спортивные штаны, майка с изображением какой-то стремной музыкальной группы, тяжелые кроссовки и бандана. В общем, очень колоритный товарищ.

   - Дядь Сережа, - улыбнулся парень, положив ладонь сторожу на плечо, - отстань от новенькой. У нее сегодня и так стресс, а ты еще со своей травой прицепился.

   - Новенькая?! - прищурился сторож. - То-то я смотрю, раньше твоей наглой морды здесь не видел!

   Мой рот сам собой округлился бубликом. "Морды?!" Ну, все, смертный, ты попал!..

   - Не бубни, старче, - прежде, чем я успела закончить заклинание, вставил парень. - Идем, красавица. Не будем доводить нашего вахтера до нервного срыва. Ему и так недолго осталось. Лет пять, максимум.

   - Пять? - ахнул впечатлительный сторож. - В прошлый раз ты сказал - десять!

   - Прекращай хамить незнакомцам, - назидательно ответил школьник, почти силой утаскивая меня к школе. Я косилась на него малость обалдевшим взглядом и не возмущалась. Уже в большой и светлой "прихожей", там, где стоял сейчас пустовавший стол дяди Сережи и висело расписание, не удержалась и спросила:

   - Кукушка-кукушка, а сколько мне жить осталось?

   - Не надо ржать, - ухмыльнулся парень. - Дядя Сережа верит в мистику. Грех этим не воспользоваться. А тебя как зовут-то?

   - Ева Моргалис.

   - Ни фига себе имечко! Ты что, неместная?

   - Да нет, - я равнодушно пожала плечами. - У меня просто мама со странностями.

   - А... - протянул парень с таким понимающим видом, словно лично был знаком с Ядвигой и осознавал размер катастрофы. - Моя тоже слегка того. Вот знаешь, как меня зовут?

   Почему они все спрашивали у меня такое? Как я могла догадаться? Особенно в свете предыдущего разговора. Ясно же, что мама назвала сыночка так, что я могла использовать тысячу попыток и ни разу не угадать. Наверно, это как-то отразилось у меня в глазах, потому что парень хмыкнул и продолжил:

   - Ладно, не напрягайся. Я - Ждан. Ждан Вербицкий. Учусь в десятом "В".

   - Так это ж мой!

   - Что "твой"? - не понял парень.

   Я рывком открыла сумку, зашуршала бумагами и извлекла оттуда ведомость о поступлении:

   - С сегодняшнего дня я - твоя одноклассница.

   - Ой, Ева... - задумчиво протянул Ждан, скользнув по мне оценивающим взглядом. - Сочувствую я тебе... ну, да ладно. Ты, главное, меня держись. А то сожрут.

   Я подмигнула и бодро ответила:

   - Подавятся! - хотя зернышки сомнения в моей душе Ждан успел обронить. Чего это он так странно отреагировал? Может, в его классе новеньких не любят? Судя по взгляду парня - не просто не любят, а люто ненавидят.

   К сожалению, мне сразу стало понятно, почему.

   Я тут недавно поняла, что мотороллер будет выбиваться "из строя"? Да чтобы я сама сюда вписалась, меня надо... даже не знаю... родить заново!

   В классе было двадцать человек, из них - девятнадцать девушек. Единственный парень стоял за моим плечом и хмуро смотрел на это бабское царство. А то, что все здесь - королевны, сомневаться не приходилось. Это я могла позволить себе стрижку - "каре", старые джинсы, майку и отсутствие макияжа. Здесь же царил шик! Богдан бы слюной изошелся от восторга: Prada, Manolo, Gucci, Louboutin... Я как будто попала на выставку высокой моды, только модели не шагали по подиуму, а демонстрировали наряды прямо из-за школьных парт.

   - Ужас! - это было первое, что пришло в голову. К сожалению, оно же и было озвучено.

   На мой охрипший голос обернулась сногсшибательной красоты рыжуха. Ее почти красная прическа представляла собой два аккуратных пучка на макушке, а количества наложенного макияжа хватило бы для гримирования двух гейш.

   - Ты кто такая? - спросила она.

   - Ева Моргалис, - представилась я. Остальная часть класса переключила свое внимание на нас и сейчас буравила меня взглядами, но вмешиваться пока не спешила.

   - И что ты здесь делаешь?

   - Учиться я здесь буду, - не слишком учтиво ответила я. - Еще вопросы?

   - Но ты нам не подходишь, - брезгливо скривилась красотка. На мгновение я ощутила себя дворняжкой на выставке породистых су... собак, то есть. И мне это чувство не понравилось. А когда мне что-то не нравится, я делаю милые моему сердцу глупости, которые редко нравятся кому-то еще. Например, отвечаю, ласково и даже чуточку сочувствующе глядя на школьную королеву бурлеска:

   - И что тебя не устраивает, о новое воплощение Хеллбоя?

   Наверное, столь бурной реакции не последовало бы, если бы именно в этот момент к нам в класс не заглянула толпа Ждановых друзей. Ну, как "толпа"... Человек пять всего, но ржали они так, что слышно было, наверное, в другом крыле необъятной школы. Сам Ждан всхлипывал, уткнувшись лбом мне в плечо, и сквозь гогот пытался пролепетать что-то о жестокой расправе. Я не особо вдохновилась, но на всякий случай навесила на себя защиту третьей степени. А то всякое в жизни бывает. От предательского удара в спину еще никто не застрахован...

   Кто бы мог подумать, что ситуацию исправит Алекс?! Уверена, если бы он знал, что окажет мне услугу, в жизни бы не сделал того, что сделал. То есть, не ворвался бы ко мне на третьей перемене с багровым от гнева лицом и пушистым комком в руке.

   - Что это?! - честное слово, иногда мой братец напоминал бешеного быка с саблей тореадора меж рогов.

   - Это - заячий хвост, - честно ответила я. Девятнадцать девчонок и Ждан с любопытством навострили уши.

   - Не притворяйся дурой! - рявкнул Алекс. - Я знаю, что это ты!

   - Нет, - на полном серьезе помотала я головой. - Это - заячий хвост.

   Несколько мгновений Шурик злобно пожирал меня глазами, потом прошипел:

   - Я не знаю, как ты это сделала, но ты за это поплатишься!

   - Прости, конечно, не хочу разрушать твои мечты о том, как ты меня четвертуешь, но что именно я сделала?

   Парень запнулся, поджал губы и пулей вылетел из кабинета. Наверное, признаваться в том, что полдня ходил с хвостом, ему не хотелось. Я проводила братца насмешливым взглядом, отчетливо понимая, что он будет мстить. Ну и ничего! Переживем. Алекс, конечно, тот еще изобретатель, но ведь и я - ведьма с фантазией.

   - Ей, новенькая, - вдруг послышалось из-за спины. - А ты что, Соколова знаешь?

   - Шурика, что ли? Да, пожалуй, знаю.

   - Откуда?

   Я обернулась и замерла: на меня смотрело девятнадцать пар глаз. Причем так, что я почувствовала себя вкусной пироженкой перед заморенными голодом пленниками Бухенвальда.

   - Моя мама вышла замуж за его отца.

   - Так вы теперь, типа, брат и сестра?

   - Ну, типа, да...

   - Повезло же тебе...

   Да уж - да уж! Прямо сама не верю своему счастью.

   - Как сказать, - исключительно из вредности я решила подпортить слишком уж "сладкий" портрет братца. - Стремный он какой-то. Бесится все время, орет, животных не любит, да и людей, по-моему, не особо... То ли у него нервы пошаливают, то ли с головой не все в порядке. В общем, я вам скажу, жизнь с ним под одной крышей - это тот еще дурдом.

   На мгновение в классе повисла тишина. Потом одна особо впечатлительная дамочка сделала бровки домиком и протянула:

   - Как я тебе завидую!

   - Ты, блин, вообще слышала, что я сказала?! Чему тут завидовать?

   - Но он же такой клевый!

   Я молча покрутила пальцем у виска, но ни одна из этих влюбленных дурех мнение по поводу Алекса все равно не поменяла. Уж не знаю, что в нем было такого "клевого", но башню оно девчонкам сносило напрочь. Нет, если рассматривать чисто внешность - братец действительно был выше всех похвал. Высокий, широкоплечий, длинноногий, на морду лица, конечно, не Ален Делон, но кожа чистая, глаза выразительные, еще и нос особо не торчит. Да, довольно привлекательный субъект. Пока спит зубами к стене. Потому что как только он открывает рот - все! Вместо красавца из девичьих грез появляется упырь, мозгоед и, вообще, - очень неадекватная личность. Только как объяснить это толпе наивных школьниц? Да и надо ли? Они на меня сейчас как на дона Корлеоне смотрели - как же, вхожу в такую замечательную семейку...

   Эх, с кем бы местами поменяться?

   Ровно в три я, как последняя дура, топталась на стоянке. Синей Mazda там уже и не пахло.

   - Ур-род... - процедила сквозь зубы, представляя, как душу Алекса его же рубашкой, а потом закапываю хладный труб у него же под окном. Вот как прикажете добираться домой, если автобусы туда не ходят (фешенебельный район, блин, о каком общественном транспорте может идти речь?!), а на такси денег нет? Разве что и правда - пешком...

   Прошипев в адрес "братишки" еще пару ласковых, я забросила сумку на плечо и бодрым шагом вышла за ворота школы. Ничего, к вечеру дойду! А потом... И я так самозабвенно оскалился при мысли, как именно буду мстить Алексу, что не заметила шум подъезжающей машины.

   Mazda чуть обогнала меня, затем резко остановилась (кажется, "братишка" не умел водить иначе - только рывками), распахнула переднюю дверь и любезно пригласила:

   - Внутрь! Живо!

   Я скосила глазами: Алекс за рулем сидел злой как демон. Долго же он, наверное, сам с собой боролся! Сделать, что ли, назло и послать к лешему его благородство? Состроила задумчивую мину и бросила на братишку еще один, очень выразительный взгляд. Увы, вопреки моим ожиданиям его губы растянулись в прямо-таки до неприличия широкую ухмылку:

   - Ну, давай, скажи что-нибудь! - попросил он. - Дай мне повод уехать одному!

   В ответ я молча забралась в Mazda и ткнула под нос Алексу фигурку из трех пальцев. До сих пор удивляюсь, как он мне тогда руку не откусил: глаза пылали так, что я реально испугалась. Еще бы чуть-чуть и самопроизвольного возгорания было бы не избежать. Как бы я потом этот шашлык братьям показала?

   Домой добрались так быстро, что даже Бэтмен на своем "мобиле" вряд ли бы догнал. Алексу не терпелось избавиться от моего присутствия, да и я, откровенно говоря, с каждой минутой мечтала об этом все больше. Потому выскочила из машины, как только она въехала в ворота - даже не стала дожидаться, пока Mazda полностью остановится. Вдогонку проорали что-то про сломанную дверь и конченную идиотку, но уже я не слушала. Злая как тысяча чертей я ворвалась в дом и остановилась, услышав совершенно незнакомые и немного пугающие звуки. Как будто кто-то ритмично двигал мебель. При этом активно хрипя и постанывая, видимо от напряжения.

   На цыпочках пробравшись к кухне (именно оттуда раздавался шум), я одной рукой нащупала длинный зонт в специальной подставке, пальцы второй сложила в фигурки для вызова молнии и эдаким борцом спецназа ворвалась в комнату. А там...

   - О Боже! - я заорала, прикрываясь ладошкой, отворачиваясь и одновременно думая, чем бы заткнуть уши. Егорушка, что б тебя! В этом доме шагу нельзя ступить, чтобы на какую-то из твоих "дам сердца" не наткнуться!

   - Ой, сестренка, как неловко-то получилось... - протянул "братец". - Я думал, вы только к вечеру из школы вернетесь... Ну, раз ты все равно здесь, знакомься: это Катенька!

   - Очень приятно, Катя, - пунцовая от смущения, я попыталась протянуть девушке руку для пожатия, сообразила, что в ее положении это будет сделать нереально, если она только не продвинутый йог, и снова отвернулась. Одной рукой было довольно сложно закрывать глаза, так что по части знания анатомии я и так только что на год вперед ушла. Спасибо, братишка!

   - Ева, мне тоже о-очень приятно! - воскликнула в ответ Катя.

   Честное слово, с такой страстью воскликнула, чуть на ультразвук не перешла. Словно... и тут в моем девственном мозгу сложилась элементарная мозаика.

   - О Боже! - просипела, удирая к себе в комнату. Чуть не угробилась на лестнице, два раза ударилась о стены, один раз - об Алекса. Поскольку глаза раскрыть я так и не решилась, он обозвал меня психованной, но мне уже было все равно.

   Забежав в комнату, я захлопнула дверь, прижалась к ней спиной и шумно выдохнула.

   - Мама, увезите меня отсюда!

   Глава 3

Они жили недолго и несчастливо и умерли в один день в жутких конвульсиях.

О. Громыко

   Знаете это дурацкое чувство, когда что-то мешает, но что именно - понять не можешь? И мешает-то, казалось бы, не очень сильно, но так монотонно и долго, что со временем уже на стенку лезть хочется. Например, зудящий над ухом комар. Уже бы сел где-нибудь, падла, да напился от души. Так ведь нет: будет жужжать, пока ты вконец не озвереешь.

   Точно таким же надоедливым был и этот монотонный шум на границе слышимости. Он разбудил меня в половине восьмого утра, и еще где-то с час я пыталась заставить себя не обращать на него внимание. Потом, все же, не выдержала.

   Набросив на плечи халат, я улыбнулась Диплодоку и выскочила в коридор. Вернее, попыталась выскочить, потому что на первом же шагу сверху обрушился целый водопад. Странно, что ведром не долбануло - для Алекса это была бы вполне закономерная кульминация.

   - Нет, это уже прямо детство какое-то... - сквозь зубы процедила я, когда, наконец, отплевалась. - С другой стороны... сам напросился!

   Щелчком пальцев высушив волосы, отчего они встали дыбом как будто меня коротнуло током, я запахнула халат, бегом спустилась по лестнице, и уже хотела ворваться в кухню, когда вспомнила картину Егора с голой задницей на обеденном столе...

   - Может, туда гранату кинуть для верности? - пришла в голову забавная мысль. Ну, допустим, лишней гранаты у меня под рукой не завалялось, но ведь заклинанием-то можно пульнуть? Здравый рассудок тут же напомнил, что магия в доме смертных - штука вредная и запрещенная, а потому - хватит выпендриваться! Я чертыхнулась и аккуратно постучала по деревянному косяку. Двери на кухню, к сожалению, никогда не закрывались.

   - Да, Евочка, проходи, пожалуйста.

   - Доброе утро, Егор, Богдан.

   Братья подняли на меня глаза, переглянулись, Богдан кашлянул в кулак, а вот Егор ласково улыбнулся и спросил:

   - Евочка, ты же знаешь, что нельзя совать пальцы в розетку?

   - Туда пальцы не влезают, - буркнула я.

   - А ты шпилькой попробуй, - посоветовал Богдан, за что тут же схлопотал уничтожающий взгляд брата. - Что?! Я просто так сказал! Ева, ну почему ты опять без косметики? - "ловко" сменил тему наш доморощенный эстет. - Однажды я плюну на все, и накрашу тебя сам.

   - Жду-не дождусь, - скривилась в ответ я, но тут же состроила веселую мордашку и приступила к допросу. - А скажите, пожалуйста, братцы, что это так шумит подозрительно на заднем фоне?

   - А? - сощурился, прислушиваясь, Егор. - Я ничего не слышу.

   - Ну, как же... - отсчитала я ритм. - Бух, там-там-там, бух-бух, там-там, бух!

   Мгновение парни задумчиво смотрели друг на друга, потом Богдан неуверенно сказал:

   - Осмелюсь предположить, что ты слышишь репетицию Алекса.

   - Какую репетицию?

   - У брата своя группа. Они выступают по клубам, довольно популярны среди молодежи, но пусть он лучше сам тебе об этом расскажет.

   - И что, - стараясь не сорваться на мат, уточнила я, - часто ли они... тренируются по субботам в семь утра?

   - Вообще-то, да, - пожал плечами Егор. - Они же это в подвале делают, а там звукоизоляция. Странно, что тебе музыка мешает.

   Я скрипнула зубами: тебе бы она тоже мешала, если бы магом был! У нас же слух раза в три острее человеческого. Конечно, мне барабаны по ушам бьют, и никакая звукоизоляция не спасает.

   - Ну, ты можешь сходить к ним и попросить... - тут Богдан что-то прикинул в уме и закончил мысль, - сделать потише.

   Второй раз за утро Егор поднял на брата удивленный взгляд, но лично мне план понравился. Кровожадно ухмыльнувшись, я рванула к лестнице.

   Найти нужную дверь оказалось совсем несложно: из-за нее грохотало сильнее всего. Я прислушалась: хм, а ведь неплохо играют. Но, блин, не с утра же пораньше в выходной день наслаждаться "хардкором"! Потому, напыжившись для весомости, я рывком распахнула массивную железную дверь.

   Звук сбил с ног. Я аж задохнулась на мгновение и, кажется, оглохла. Пока приходила в себя, смогла рассмотреть "группу" вблизи. Вокалистом у них был Алекс. Конкретно в данный момент он вцепился в микрофон и явно замахивался на несуществующие ноты. Басист, высокий черноволосый парень с напряженным лицом, кажется, пытался, разодрать на волокна струны своей гитары. Его коллега стоял ко мне спиной и был обладателем поистине шикарного конского хвоста удивительного рыжего оттенка. А вот у барабанщика волосы были короткие, мелированные и стояли торчком, щедро сдобренные гелем. Именно он увидел меня первым и, в очередной раз взмахнув своими палочками, так и не опустил их на тарелки. Надеюсь, его сразила "красота моя неземная", а не перекошенная мрачная рожа.

   - Жека, у тебя проблемы? - прервав песню, обернулся к нему Алекс.

   - Да нет, - хмыкнул блондин. - Кажись, проблемы как раз у тебя. Та самая новая сестра?

   Очень медленно Алекс обернулся ко мне:

   - Чего тебе надо?!

   - Поешь хреново. Надоело слушать концерт мартовского кота. Вот, пришла узнать, может, ты уже устал, наконец?

   - Что?! - тихо и от того очень грозно переспросил Алекс. Я покосилась на остальных напрягшихся парней, прикинула что-то в уме, и поняла, что со всеми не справлюсь:

   - Нет, ну вы, ребята, в целом играете неплохо, - добавила с толикой великодушия. - Но он же фальшивит безбожно!

   - Я не... - полурыком попытался отстоять свое умение Алекс, но тут где-то наверху тоскливо затянул свою песню Диплодок. Секунды три мы все наслаждались басом моего добермана, потом я с ласковой улыбкой промурлыкала, бросая полные нежности взгляды на дверь за спиной:

   - Конечно, милый, я обязательно ему скажу, - и обернулась к Шурику. - Диплодок просил передать, что ему очень понравилось. В следующий раз он с удовольствием повоет вместе с тобой.

   Эвакуироваться из подвала пришлось быстро, пока в меня не полетело копье, раньше бывшее стойкой для микрофона. Но далеко убегать я не стала, а примостилась под лестницей и навострила ушки.

   - Не, дружбан, она тебя сделала! - ржал один из музыкантов.

   - Захлопнись! - рявкнул в ответ Алекс.

   - А этот прикол с собачим воем! - поддакнул второй.

   - Это не прикол, - буркнул братишка. - У нее действительно добер в доме живет. Никак избавиться не могу.

   - Так может вам того, - крякнул от смеха третий парень, - и правда вместе попеть?

   - Я тебе сейчас барабан в ... запихаю! - совсем взбеленился Алекс.

   У меня прямо перед глазами встало его белое от гнева лицо. Можно ли было считать, что за ведро с водой месть свершилась? Я подумала и решила, что да - можно.

   Итак, в понедельник в школу. Алекс меня туда не повезет - это и ежу понятно. Метлой пользоваться нельзя, а пешком идти далеко. Оставалась последняя надежда - мой старенький мотороллер. То, что у него проблемы с тормозами, я поняла давно - недели две назад, когда в первый раз улетела в кусты. Самым разумным было отвезти машинку в автосервис, но с этим была одна маленькая проблема - у меня не было денег на ремонт.

   Мотороллер я купила полгода назад. Мама была категорически против и наотрез отказалась делать любимой дочери такой "опасный для здоровья" подарок. Будучи уверенной, что в свои четырнадцать я уж никак не смогу насобирать достаточно средств, мама согласилась, что не выбросит меня из дому вместе с покупкой, если я каким-то чудом смогу ее себе позволить. Плохо мама меня знала! Копить пришлось почти два года. Я экономила на всем: начиная от одежды и заканчивая вкусняшками, на которые, кстати, давались считанные копейки. Также подрабатывала написанием контрольных и курсовых. Студенты первого курса экономических факультетов были бы в шоке, узнай, кто именно делает для них работы!

   Но в результате мне, все-таки, удалось скопить достаточную сумму. Не на новый японский "Suzuki", но на подержанный итальянский "Piaggio" хватило. Мама честно попыталась удержаться от истерик, хотя за сердце хваталась так, что я даже пару раз испугалась. Думаю, если бы она могла - взяла бы кувалду и разнесла несчастную машинку на составляющие. Однако гордость не позволила нарушить данное слово. Единственное, что мама все-таки сделала: это заявила, что раз я такая состоятельная, тратиться на мои хобби она больше не будет. Кормить, одевать - да, но все запчасти, бензин, масло и другую дребедень я должна покупать за свой счет. В тот момент слишком расстроена этим обстоятельством я не было. Другое дело - сейчас.

   Пока Алекс надрывался в подвале, а братья за чашкой кофе думали, чем бы заняться на выходные, я спустилась в гараж. Поставила ноутбук, чтобы экран было лучше видно, разложила рядом инструменты и воодушевленно потерла ладони:

   - Ну, что? Смогу я самостоятельно починить тормоза?

   Внутренний голос даже отвечать не стал: только заржал как ненормальный и ушел в подполье. Я решительно пнула его на прощанье и приступила.

   Когда мне продавали эту "чудо-машинку", инструкции к ней не прилагалось. Дяденька-торговец в ответ на резонный вопрос поднял на меня малость ошалевший взгляд, долго смеялся и икал. Вчера вечером я поняла, почему. Мотороллеры моей модели, кажется, перестали выпускать еще в прошлом веке. Потому руководство к ним найти было невероятно сложно, даже на безграничных просторах Интернета. Собственно, я и не нашла. Раскопала где-то мануал к более новой модели той же марки, сверилась по рисунку - вроде, похож. Блин, ну все же мотороллеры работают по одному принципу, разве нет?

   "Поставьте мотороллер на основную подножку", - писалось в первом пункте.

   - Ура! - тут же обрадовалась я. - Я знаю, что такое основная подножка!

   "Проверьте уровень тормозной жидкости".

   Да, и это мы когда-то делали. Надо только вспомнить - как именно...

   "Открутите два винта и снимите крышку бака..."

   - Круто! - закусила я губу, с трудом, но все же отыскав нужные винты. - Как же их снять?

   В моем наборе инструментов было штук пять гаечных ключей и три отвертки. Ничего не подошло. Я промучилась минут пятнадцать, чертыхнулась и поняла, что либо я эти чертовы винты зубами выгрызаю, либо надо идти на промысел. В конце концов, в этом доме толпа мужиков. Уж у кого-то из них должен быть гаечный ключ.

   Как же я ошибалась!

   - Ты у меня еще циркулярную пилу попроси! Я что, на сантехника похож? - скривился Богдан. Он сидел за ноутбуком и в фотошопе пытался создать дизайн идеальной кухни. Я попыталась представить починку унитаза циркулярной пилой, решила, что это слишком серьезное испытание для моей неокрепшей психики и заглянула братцу через плечо:

   - Довольно... живенько.

   - Скажи, хороший ход с этой птичьей клеткой. Между прочим, раритет. Придает комнате некую пикантность.

   - С этим спорить не буду, но почему она у тебя над плитой висит? Из твоих птичек при первой же готовке барбекю получится.

   - Ничего ты не понимаешь, - обиженно надулся брат. - И вообще: топай отсюда, девочка-механик!

   - Ладно, но позволь еще один совет. У тебя микроволновка под потолком...

   - Это для экономии места!

   - Да, но придется становиться на раковину, чтобы достать оттуда тарелку с супом...

   В общем, меня выгнали из комнаты. Сказали, что я - варвар, и ничего не понимаю в современном искусстве. Что можно было на такое ответить? Особенно если ум за разум от его дизайнерских ухищрений уже начал заходить, а помощи ждать смысла не было.

   Впрочем, у меня еще оставалась надежда - Егор! Перебежав в другое крыло здания, я постучала к старшему брату.

   - Войдите, - любезно разрешил он. Видимо, Егор собирался на свидание, потому что тщательно побрился, уложил волосы, разбросал по кровати штук пятнадцать разноцветных галстуков и сейчас с умным видом пытался выбрать подходящий.

   - О, Евочка, рад тебя видеть! Тебе какой больше нравится?

   - Белый верх, черный низ, - я окинула братца взглядом и пожала плечами. - Любой галстук подойдет.

   На меня посмотрели самые несчастные глаза на планете.

   - Черт, ну хорошо! - сдалась я. - Кто девушка?

   - О... - маслянисто улыбнулся брат. - Ксюша.

   - Новенькая, что ли?

   - Уже нет.

   - Ладно, проехали, - отмахнулась я от подробностей. - Брюнетка или блондинка?

   - Черненькая, - мечтательно протянул Егор. - С кудряшками.

   - Эффектная?

   - Еще какая...

   - Красный цвет любит?

   - О, да!

   - И что? Ты до сих пор не понял, куда я клоню?

   Брат радостно усмехнулся и схватил красный галстук. Даже не так: красное, режущее глаз убожище с жуткими желтыми ромбиками.

   - Ой, нет, - я быстро отобрала у него девайс. - Возьми лучше вот этот, бордовый. Отлично будет смотреться с черным пиджаком.

   - Дык, - поскреб в затылке брат, - у меня пиджак розовый.

   Я молча отобрала выбранный галстук:

   - Знаешь, думаю, Богдан из тебя сделает отличного стилягу.

   - Полагаешь? - с сомнением нахмурился Егор.

   - Да, - решительно кивнула я. - Богдан сделает из тебя стилягу, даже если ты этого не хочешь, но в данном конкретном случае ты ведь хочешь именно этого? Только я, пожалуй, не буду на это смотреть. Боюсь, нервы могут не выдержать. Скажи только: у тебя набор инструментов есть?

   - Я же пилот! - обиженно фыркнул Егор.

   - То есть, нет? - мрачно подытожила я.

   - То есть, да! - отрезал брат, по пояс ныряя в шкаф. От туда полетели женские трусики, две пары лифчиков (разного размера) и одни колготки. Только потом Егор вытащил большой пластмассовый ящик килограмм пять весом на вид. Любовно хлопнув по крышке, он поставил его у моих ног. Я молча подняла с пола капроновое изделие и протянула брату:

   - Катенька, Светочка или Оленька?

   - Шкаф закрывается на ключ, - без тени смущения подмигнул этот ловелас. - Все секреты надежно скрыты.

   Я покачала головой, понимая, что этого озабоченного исправит либо могила, либо кастрация, забрала инструменты и бодрым шагом вернулась в подвал.

   Где меня поджидал очередной сюрприз.

   Мотороллера на месте не было.

   - Где? Где? Где он?!

   Я даже под капот соседних машин заглянула - машинка исчезла. Как сквозь землю провалилась.

   - Бли-ин! - я схватилась за голову, едва не треснув себя по лбу зажатой в кулаке массивной отверткой. Да, инструменты у Егора были что надо - такой при желании и крыло у самолета можно было отковырять. - Нет, ну это же смешно! Мотороллер - не ключи, в конце концов, чтобы вот так теряться! Как можно было упустить такую громадину?!

   Ответом была тишина. Я чертыхнулась, бросила инструменты и оббежала гараж - пусто. Выскочила во двор - нигде ни намека на моего блестящего двухколесного друга. В углу стояла беседка с фонтаном - так я ее вдоль и поперек излазила. Домик полностью зарос плющем напополам с виноградом и сейчас напоминал нору хоббита: такой же зеленый, живой и с маленькой овальной дверцей. Пусто!

   - Прямо магия какая-то... - прошептала, потом вспомнила, что в этом доме я - единственная ведьма, и совсем расстроилась. Где теперь искать транспорт? Неужели сюда залетал волшебный смерч, но, не обнаружив добрую девочку, унес в страну Оз мой скутер? - Бред какой-то...

   Плюнув, я решила действовать логически. Кроме нас четверых мою машинку никто больше тронуть бы не посмел, значит, вора следует искать в семье. А кто у нас больше всего подходит на эту роль?

   - Шурик, зар-раза!

   Я галопом промчалась к дому и на лестнице буквально столкнулась с Егором:

   - Евочка, ты куда спешишь?

   - Ам... эм... - вот как бы помягче сказать, что бегу истреблять его брата? - А ты случайно мой мотороллер не встречал?

   - Мотороллер? - протянул Егор, демонстративно оглядываясь. - Нет, он здесь не пробегал. Но, если увижу, обязательно передам, что ты его искала.

   Я только фыркнула в ответ, заново набирая ход. Как там говорится: "сердце подскажет, где искать"? Моим советчиком был мозг, а именно его лобная доля - та самая, которая отвечает за эмоции. Именно сейчас она пребывала в блаженном состоянии ярости, скандируя единственный приказ: "Убей"!

   Дверь в подвал я открыла ногой и аккуратно созданным вихрем.

   - Ой-ой! - первым, благодаря своему стратегически верному месту расположения, опять разглядел надвигающуюся катастрофу Жека-барабанщик. - Кажись, грядет возмездие.

   - Где мой скутер?! - таким голосом архангел Гавриил должен призывать на священный суд грешников - гитаристы даже попятились. А вот Алекса особо не проняло. Гаденыш ступил ближе и насмешливо скривился:

   - На помойке искала?

   - Если ты, животное, выбросил мой транспорт, я тебе...

   - Ничего не сделаешь, деточка, - оскаблился "брат". - Это - мой дом и здесь действуют только мои правила.

   - Уверен? - почти нежно улыбнулась я. Алекс демонстративно скривился. - Ну, как знаешь.

   И выскочила на лестницу. План созрел мгновенно, как только взгляд наткнулся на электрический щиток. С улыбкой маньяка я распахнула дверцу, пригляделась и одним движением обесточила подвал. А затем аккуратно (но быстро!) вытащила предохранитель.

   - Удачи вам, ребята, - бегом подымаясь к себе в комнату, мурлыкнула я. - С вашим творчеством и электрогитарами!

   Да, Шурик, конечно, тот еще паразит, но не дурак. Не прошло и двух минут, как ко мне ворвался взбешенный братец. Я заглянула в его потемневшие от ярости глаза и не стала дожидаться, пока он приступит к допросу. С воплем:

   - Помогите! Убивают! - рванула к окну.

   - Третий этаж, идиотка! - рявкнули следом. - Назад!

   Ну, если он таким тоном хотел меня остановить, то здорово просчитался - я только прибавила ходу. И если сначала высота действительно пугала, то сейчас страх перед Шуриком едва ли не подарил крылья. Да если бы мне в тот момент предложили на выбор оказаться в его руках, или сигануть с Джомолунгмы, я бы определилась не задумываясь. В конце концов, что такое восемь тысяч метров, когда за спиной маячит эдакий прообраз доктора Менгеле?!

   Вцепившись в карниз, я нащупала ногами парапет балкона и шустро переползла на этаж ниже. Оттуда по водосточной трубе, которая жалобно попискивала в такт моим телодвижениям, но стоически держалась, спустилась на землю. Подняла голову: Шурик, сверкая напряженным взглядом, не стал догонять меня по лестнице. Он тоже полез в окно! Изображая паркуриста-орангутанга, этот гад ловко соскочил на землю следом за мной и припустился с такой скоростью, словно для него законы гравитации делали маленькие, но очень весомые поблажки. Так мы и мчались по пересеченной местности, перепрыгивая клумбы, обегая беседки и фонтанчики. Я визжала как недорезанный поросенок, Алекс молча и неумолимо приближался, когда впереди вырос двухметровый бетонный забор.

   - Капец мне! - успела подумать я, но тело действовало уже по инерции. У самого забора стояла большая кадка с розой. Одним прыжком, не останавливаясь, я взлетела на нее, оттолкнулась и ласточкой ухнула через забор.

   По другую сторону рос большой куст дикой ежевики. Бедное растение только листьями протестующе зашуршало, когда я свалилась прямо ему на макушку. И это я еще хорошо приземлилась - по-лягушачьи, пластом, сделав в ежевике дыру в форме раскоряченного человечка, но хоть не на асфальт. Я попыталась посчитать переломы: кажется, не одного. Действительно, подфартило. Выдохнув сквозь зубы, я напряглась и уже хотела отползти, когда кто-то, как котенка, подхватил меня за шкирки и выдернул из куста.

   - А-а-а-а!!!! - завизжала так, что Алекс отпрянул.

   - Закрыла рот! - рявкнул он, перебрасывая меня себе на плечо.

   - Эй, друг, - из ворот к нам бежала остальная группа. - Ты чё с ней делать собрался?

   - Посмотрим... - прорычал Алекс, пытаясь заставить меня смириться с ролью жертвы. Пока у него это плохо получалось: я извивалась, хватала его за лицо, дергала за волосы и мотала ногами так, что умудрилась заехать по физиономии одному из гитаристов. Ничего! С их сценическими образами фингал только кстати!

   - Ты, главное, осторожней, - Жека понизил голос. - Сам знаешь, отец по головке не погладит, если...

   - Жек, отвали, лады? - огрызнулся брат. - С отцом я как-нибудь разберусь.

   - А вот с ним?

   Я от любопытства даже брыкаться перестала: в дверях особняка стоял не успевший уехать на свидание Егор. Злой как тысяча черепашек-ниндзя, у которых сперли пиццу и обозвали "крысой" любимого наставника.

   - Вы, двое, мигом в дом! - рявкнул он. Я и не думала, что у Егорушки может быть такой властный и грозный голос. Алекс быстро поставил меня на ноги, и мы вместе, злобно переглядываясь, ступили в гостиную.

   - А теперь расскажите, что произошло! - с умным видом приступил Егор к обязанностям миротворца.

   - Он спер мой мотороллер! - рявкнула я.

   - Она обесточила подвал! - гневно парировал Шурик.

   - Верни транспорт, гад!

   - Где ты переходник дела, дура?!

   - Утырок!

   - Гадюка!

   - Удод!

   - Овца!

   - Овец! Овцов! Ов... Баран, вот!

   - Так, все! - вмешался, наконец, Егор. - Хорошо поговорили! Правильно: зачем держать в себе и копить гнев? Мы же семья. Лучше сказать в лицо и помириться.

   - Правильно! - прорычала я. - Только я ему еще не все сказала. Можно продолжить?

   - Нет, нельзя! - братишка даже встал между нами, легонько отодвинув в сторону стеклянный столик.

   Мы разместились в гостиной: я в одном кресле, Шурик - напротив, в другом, его бравая команда, потеснившись, заняла диван. Егор, скрестив руки на груди, нависал над нами. Его черные брюки, белая рубашка, розовый пиджак и подобранный Богданом галстук расцветки "вырви-глаз" заставляла меня ежиться всякий раз, когда братец попадал в поле зрения.

   - Итак, - застыв между нами великой Берлинской стеной, продолжил он. - Сначала ты, Алекс. Признавайся: брал Евин мотороллер?

   Увы, мы так и не увидели искреннего раскаяния этого паразита. Потому что Шурик еще рот открыть не успел, а мелированный Жека уже всех выдал:

   - Да ладно, друг, мы же просто пошутить хотели!

   - Вы... - прошипела я, стискивая кулаки. - Нужно быть клиническими мудаками, чтобы отправить на помойку чужой скутер и назвать это "шуткой"!!

   - Да успокойся ты, выдра! - рявкнул Алекс, мимоходом демонстрируя Жеке увесистый кулак. - Твой драндулет в вольере для собак. Хотя справедливости ради, нужно было и правда его выбросить: кусок мусора, а не мотороллер. На нем же ездить опасно!

   - Вот и замечательно! - отчего-то обрадовался Егор. Я изогнула бровь, не поспевая за ходом его мыслей. - Раз ты так хорошо разбираешься в мотороллерах - ты его и починишь. В виде извинения за свою шутку.

   - Да ты издеваешься?! - в один голос взвыли мы. Я кашлянула и объяснила:

   - Егорушка, там с тормозами проблема. Я не хочу, чтобы он их чинил. Мне моя жизнь пока дорога.

   - Братец мой Егорушка, - в тон мне поддакнул Шурик. - Ты не видел этот хлам. Там нет ни одной "живой" детали. Я вообще в шоке от того, что ОНО ездит. Как я его чинить буду?

   - Слушайте вы, оба, - мрачно притопнул Егор. - Мне все равно - как, но ты, Алекс, починишь этот долбанный скутер (ой, прости, Евочка!), а если нет - купишь новый! Понял?

   - Меня посадят, - мрачно ответил брат.

   - С чего бы? - не сообразили мы.

   - Потому что такой же мотороллер я смогу найти только в музее. А там его нельзя купить, только украсть. Вот я и говорю - меня посадят!

   - Довольно! - схватился за голову Егор. - Я сейчас ухожу, а потом вернусь и сам проверю. Алекс, на тебе транспорт. Не справишься - будешь до конца обучения Еву в школе на своей машине возить! А ты, Евочка, пожалуйста, почини проводку. Мы ведь оглохнем все, если эти четыре долбня будут музицировать не в подвале! А как вас помирить - я еще придумаю!

   И на этой угрожающей ноте Егор вышел из дома. Мы проводили его малость офигевшими взглядами. Какой у нас, оказывается, деспотичный старший брат! И что именно он имел в виду, когда сказал, что придумает, как нас помирить?

   Богдан, все это время стоявший в дверях и равнодушно подпиливающий себе ноготки, вытянул к свету руку, посмотрел на результат своих стараний и флегматично заявил:

   - Да... ребята. Мне вас даже немного жаль. Боюсь представить, что придет в голову нашему любвеобильному брату, чтобы помирить Ромео с Джульеттой.

   Жека заржал. А мы с Алексом глянули друг на друга, одновременно сглотнули и тут же, напыжившись, отвернулись в разные стороны.

   По-моему, это был первый случай, когда мы поняли друг друга без слов.

   Глава 4

- Беру свои слова обратно!

- Ты решил извиниться?

- Нет, я новые придумал!

BASH

   Георгий Соколов, несмотря на состояние, искреннюю любовь к детям и наличие нехилого автопарка, не покупал сыновьям машины наивысшего класса. Егор мог похвастаться черным внедорожником Toyota RAV4. У Богдана была серебристая Honda Accord, Алекс разъезжал на синей Mazda. Сам Георгий придерживался старых традиций и путешествовал на Lexus. Я могла поспорить, что самая дорогая машинка в результате окажется у моей мамы. И я очень надеялась, что Георгий догадается не пускать Ядвигу за руль. Иначе это дорогущее авто вскоре пойдет на запчасти к гораздо более дешевым моделям...

   - В следующий раз попроси Егора подвезти тебя сюда, - подпрыгнув на очередной кочке, проворчал Богдан. Я через силу улыбнулась, боясь открыть рот и случайно откусить себе язык: Honda и правда слишком бурно реагировала на неровности дороги. - Далеко твой спорткомплекс? Потому что еще немного - и мне придется бежать за трактором.

   Я и сама уже тысячу раз пожалела, что обратилась с просьбой подвезти не к Егору, а к Богдану. Старший братец вчера пришел поздно - видимо, Ксюша оказалась девушкой страстной и отпустила изможденного поклонника только под утро. У меня просто рука не поднялась разбудить этого утомленного любовью странника, заснувшего вповалку на диване в гостиной. Да и какой от него был бы прок? Честно говоря, я вообще была в шоке, что он в такой состоянии самостоятельно домой добрался.

   Но теперь приходилось пилить по бездорожью в машине, которая для этого была совершенно не приспособлена.

   - Почему бы тебе не заниматься где-нибудь в городе? - пробормотал братец.

   - Это конноспортивный клуб, Богдан. В городе лошадям бегать негде.

   - Но как ты сюда добиралась, пока меня не было? Не верю, что твой скутер способен выдержать такой путь.

   "А он и не мог, - со вздохом подумала я. - Зато метла для этого походила идеально. Только как ею воспользуешься, когда вокруг столько любознательных смертных?"

   Наконец, мы приехали. Комплекс "Иноходец" располагался в тридцати километрах от города. Ему принадлежало три конюшни на сорок голов лошадей каждая, большой крытый манеж, несколько "бочек" - огороженных вольеров для выгула молодняка, две огромные левады и гостиница. Вокруг был лес, поля, а чуть дальше в сторону соседней деревни "Верховушек" - начинались огороды. Запах здесь всегда был очень чистым, свежим, с ноткой конского навоза и сена. Богдан тут же скривился, а я наоборот - улыбнулась. Наверное, вот так ты и понимаешь, нравится ли тебе на самом деле этот спорт: когда впервые приезжаешь на конюшню, чувствуешь запах и не начинаешь возмущаться.

   - Когда у тебя заканчивается занятие?

   - В четыре, - ответила я, не ожидая, что брат проявит инициативу и решит забрать меня домой. Однако же Богдан сумел меня удивить.

   - Я возьму машину Егора и приеду, - буркнул он.

   - Спасибо! - радостно поблагодарила я. От "Иноходца" в город шли маршрутки, но особняк располагался по другую его сторону и тоже на выезде. Я пока не смогла придумать маршрут, соединивший бы эти две точки на карте. Хотя бы Алекс поскорее починил мой скутер! Братец, кстати, по этому поводу заморачиваться не стал: с самого утра затолкал машинку в багажник своей Mazda и укатил в автосервис. Сказал, что там работают его друзья и если кто и может реанимировать труп, то только они. Правда, я тоже не верила, что даже оживленный мотороллер сможет доставить меня сюда. Дорога была просто ужасная!

   - Чего загрустила, подруга?

   О, этот голос я узнаю из тысячи! Так воркуют большие кошки перед тем, как вонзить клыки в горло жертвы, так поет лавина, прежде чем накрыть тебя с головой. И так же мурлыкает моя лучшая подруга - невысокая, стройная, до неприличия красивая брюнетка Полина. Я обернулась к ней, чмокнула в щеку и уже приготовилась ответить, как услышала на ухо:

   - Представь меня!

   Ей Богу, я так высоко не подпрыгивала даже на школьном зачете по прыжкам вверх. Как Богдан умудрился выскочить из машины, обежать ее и пристроится за плечом совершенно беззвучно для моего ведьмовского слуха, да еще и так быстро?!

   - Полинка, - я с удивлением покосилась на парня: какой-то он чересчур воодушевленный. Или мне только кажется? - Это - Богдан. Мой старший брат.

   - Нормальный брат или мне ему сразу шины проколоть?

   Вот за что люблю свою подругу - так это за умение поддержать разговор!

   - Ну, что вы, девушка! - попытался возмутиться Богдан. - Я - самый нормальный из братьев Евы.

   - Это правда? - строго спросила у меня подруга. Я покосилась на нашего метросексуала и беспомощно глянула на подругу:

   - Даже не знаю, что ответить...

   Зато Богдан, кажется, сомнениями не страдал:

   - Девушка, а вы любите кино?

   Брюнетка окинула братца выразительным взглядом и грозно буркнула:

   - Не настолько! Идем, Евочка!

   Полина Казакова была моей подругой еще со времен сопливого детства. Я уже и не помню, как мы познакомились, просто в один прекрасный момент в моей жизни стало на одного человека больше. Поскольку из близких у меня всегда была только мама - не заметить пополнение оказалось сложно. Общаться с Полиной было весело и немного опасно. Она любила мотоциклы, тонкие сигареты с двойным фильтром, татуировки и кровавые триллеры. В ее друзьях числились гопники (те самые, которых однажды повязала Ядвига), рокеры и другие любители экстрима. Нас же глобально связывало только три вещи: конный спорт, альпинизм и ведьмовство.

   Полина была потомственной знахаркой. Она отлично разбиралась в травах, припарках и даже учиться пошла в мединститут. На фармацевта, то есть, "провизора". Года через три, после окончания девушка мечтала работать либо в аптеке, либо в скорой - она пока не выбрала, что ей ближе: риск или химия. Пока же подруга развлекалась походами в горы и подрабатывала тренером по верховой езде. Конкретно в моем случае - по конкуру.

   - Ну, как тебе живется в новом доме? - спросила она, пока мы в четыре руки седлали Нимфу - молодую своевольную кобылку, которую Полина великодушно выбрала для моих тренировок. Я говорила, что она любит риск? Только усевшись впервые на Нимфу, я поняла, насколько сильна эта любовь. За полгода тренировок на этой гнедой пятилетке я побывала на земле большее количество раз, чем за предыдущие шесть лет. Зато теперь, казалось, ни одна сила на свете не сможет выбросить меня из седла.

   - Ева! - Полина помахала у меня рукой перед глазами. - Ты где сейчас?

   - Вспоминаю последнее занятие, - честно призналась я. - Копчик болел еще два дня.

   - Не стоит тратить время на воспоминание о былых травмах, - отмахнулась подруга. - Сегодня заработаешь новые, и сразу забудешь про копчик.

   - Гений утешения, - проворчала я.

   - Эй, подруга, - нахмурилась Полинка, - пока мы на конюшне, я тебе тренер, а не жилетка. Но если ты прямо сейчас расскажешь о том, как живется рядом с тем симпатичным юношей, который тебя привез, я, так и быть, выслушаю.

   - Ты действительно считаешь Богдана симпатичным? - изогнула я бровь. Подруга решительно кивнула:

   - Только машина у него... ну, какая-то женская.

   - Ничего, - мрачно улыбнулась я. - В следующий раз он приедет на Toyota.

   - Хм... - кровожадно ухмыльнулась моя подруга, - так может, в следующий раз я и соглашусь пойти с ним в кино?

   Я скептически улыбнулась и решила, что это, в конце концов, не мое дело. Но кое-что разъяснить все же было нужно:

   - Поля, я не против, чтобы вы встречались и все такое, но никаких зелий. Ты меня поняла?

   - Даже самых безобидных? - скривилась подруга. - Ну, почему?

   - Потому что волей жестокой судьбы, Богдан теперь - моя семья. А на семью чары накладывать нельзя.

   Полина скривилась: она любила легкие пути, даже если ради этого нужно было немножко схитрить. К сожалению, не только она одна. Я еще не успела забраться на Нимфу, когда зазвонил телефон.

   - Ало, - ответила я. - Богдан?

   Полина встрепенулась, прильнула ко мне и вся обратилась в слух.

   - Да, могу говорить. Нет, я не одна. Когда я на конюшне нас как минимум трое. В смысле? Нет, "нас" - это: я, тренер и лошадь, а ты что подумал? Фу, Богдан, как можно?!

   Подруга покатилась от хохота, и мне пришлось зажать трубку ладонью и демонстративно сделать шаг в сторону:

   - Ладно, всё, я отошла. Что ты хотел? О какой подруге? О Полине? Ну, ладно, спрашивай. Что она любит? Цветы?

   Я подняла на Полину вопросительный взгляд. Она скривилась, пожала плечами и неуверенно кивнула.

   - Ну, вроде, любит, - передала я Богдану. - Да, можешь принести букет. Алые розы на высоком стебле - беспроигрышный вариант. Три штуки... ай! То есть, пять. Да, ей понравится. Уверена! Шоколад? О, да, она любит шоколад. Это отличный подарок, но учти: она прямо при тебе его съест. То есть, возьмет и съест, Богдан. Да, всю коробку. Нет, ты, конечно, можешь ей сказать, что в таких количествах шоколад вреден для здоровья, только не вздумай его отнимать. Богдан, два здоровых мужика не могли оттащить ее от шоколада без риска для здоровья, ты не выживешь. Что-нибудь еще? В смысле, какие парни ей нравятся? Ну, симпатичны, наверное. Эльфы или орки?

   Я покосилась на подругу.

   - Скорее, орки, но во Властелине Колец любимый персонаж - Леголас. Кстати, если поведешь ее на этот фильм, сможешь даже поцеловать. Да-да, ты главное экран не загораживай и тогда есть вероятность, что она вообще не заметит. Ай! Ладно, Богданчик, я побежала, а то тренер волнуется. Да, приезжай, конечно, она еще будет. Нет, Toyota - обязательный реквизит. Ну, мотоцикл - это конечно, вообще прекрасно, но как в таком случае ты меня домой отвезешь? Ах, меня Алекс заберет?! А, может, лучше Егор? Не проспится? Блин, Богдан, я не хочу мешать твоему личному счастью, но Алекс... Сам договоришься? Ладно, буду его ждать. Да, давай... удачи.

   И отключилась. Потом посмотрела на подругу долгим тоскливым взглядом, вздохнула и сказала:

   - Помнишь, ты спрашивала, как мне живется в новом доме? Так вот - как будто меня кто-то проклял.

   Богдан приехал раньше, чем мы договаривались. Я как раз успела "отпрыгать" и сейчас выслушивала нотации от Полины. По ее словам выходило, что я деревянная, испуганная, закомплексованная инвалидка с провалами в памяти, слабоумием и серьезными проблемами в управлении собственным телом.

   - И еще у тебя глаз дергается! - подытожила тренер. - Странно, раньше я у тебя этого не замечала.

   - А раньше у меня этого и не было, - мрачно ответила я. Нет, кого другого - уже давно послала бы по матушке, но Полинка была не просто тренером или подругой - она была мастером своего дела. Ее методы обучения могли показаться грубыми и даже болезненными, но они давали результат. А мне очень хотелось постигнуть премудрости конкура!

   Богдан подъехал к нашей леваде, когда обвинительная речь в мою честь достигла своего апогея. Мотоцикл остановился, брат откинулся на сидении, расправил плечи, послушал немножко и залихватски свистнул, видимо, пытаясь привлечь к себе внимание прекрасных дам. Что ж, ему это удалось!

   - Ой, дура-ак... - прошипела Поля.

   Мне шипеть было некогда, хотя с подругой я была полностью согласна: Нимфа испуганно заржала и встала на дыбы. Я перехватила повод - кобыла попятилась; я закусила губу и прижала пятки к бокам - только бы она на спину не завалилась! Нимфа это делать умела и любила: малейшее одергивание, и она уже шла задом. Не приведешь в чувство, не вытолкнешь вперед - сядет на круп, а потом упадет навзничь. И лучше всаднику на ней к тому моменту уже не находиться - кобыла хоть и не самая крупная, но пятьсот кило веса имеется. Блин, прямо не лошадь, а обморочная коза какая-то. Только у рогатых бедняг паралич - вроде как болезнь, а у моей - фича.

   - Держи коня! - заорала Полина, ловко уворачиваясь от бьющих в воздухе передних копыт.

   И тут Богдан решил проявить себя. Вы когда-нибудь видели полностью экипированного мотоциклиста? В шлеме, комбинезоне, "черепахе", перчатках, тяжелых ботинках на высокой шнуровке и других, не менее надежных, но жутко неудобных девайсах? Как брат решил отсидеть в такой одежде сеанс в кинотеатре - я до сих пор теряюсь в догадках. Видимо, целостность холеного личика казалась важнее имиджа рискового парня.

   - Отойдите, женщины, я иду! - выкрикнул этот "Черный плащ" и попер в атаку. Мы с Нимфой вытаращили на него одинаково-круглые глаза. Если я еще понимала, что где-то внутри этого бронежилета скрывается обычный человек, то кобыла явно видела такое чудовище впервые. Прижав к голове точеные ушки, она издала жалобное "И-го-го!", попятилась и с такой скоростью рванула на противоположную сторону левады, что едва подпруги не полопались.

   Вот тут бы Богданчику и смириться с невозможностью побыть спасателем, но герой в нем, к сожалению, уже проснулся.

   - А гори оно все огнем! - послышалась из-под шлема, и этот упакованный Терминатор бросился следом за нами. Полина, вопя что-то воодушевленное, матерное, с закосом на импрессионизм, помчалась следом. Нимфа, понимая, что деваться ей некуда, а враги обступили со всех сторон, уже не слышала мои команды, только грозно пыхтела, как перегревшийся самовар, и металась из стороны в сторону. А потом, окончательно закусив удила, вдруг сорвалась в галоп, на полном ходу перелетела бортик, ограждающий леваду, и вылетела на дорогу.

   Куда как раз въезжала синяя Mazda.

   "Тыдыщь!" - и на гладком крыле иномарки появилось две вмятины. В виде лошадиных подков.

   Замерли все. Даже Алекс в машине. Он так сжал руль, что пальцы побелели, и круглыми обалдевшими глазами смотрел на меня.

   - Есть и плюс, - подоспевшая Полина схватилась за повод. - Она, наконец, остановилась.

   - Ага... - прошептала я, тихонько сползая по крупу на землю. - Только, я боюсь, это будет стоить мне жизни.

   Дверь машины распахнулась.

   - А-а! - завизжала я, бросаясь по дороге к гостинице. - Богданчик, не дай этому зверю меня убить!!

   - А это кто? - тихо спросила Поля у нашего мотоциклиста, когда он все-таки сподобился снять шлем. Парень проследил глазами, как по дороге друг за другом мчатся две фигуры, одна из которых кричит и доказывает, что она "вообще здесь ни при чем", а вторая - тихо рычит сквозь зубы, и вздохнул:

   - Это - мой младший брат.

   - Нехилое такое воссоединение семейства...

   - Да уж. В прошлый раз пострадал скутер, теперь машина. Ребята идут по нарастающей. Главное - не дать им спалить дом...

   Я, кстати, и сама понимала, что с Mazda - нехорошо получилось. Да если бы кто-то покоцал мой скутер, я бы тоже мечтала ему уши оторвать по самые гланды! Но чистосердечное раскаяние облегчило бы участь обидчика. И сейчас я очень надеялась, что Алекс отличается таким же дурацким благородством. Ведь по всему выходило, что убежать от него я смогла бы только верхом на Нимфе. И то не факт: братец находился в таком состоянии окрыляющей ярости, что его спокойно можно было выпускать на Олимпийский стадион - бег с препятствиями навеки стал бы его дисциплиной!

   Вздохнув поглубже и морально подготовившись (хотя как можно подготовиться к тому, чтобы засунуть голову в пасть крокодилу?!), я резко вильнула в сторону и остановилась. Алекс по инерции пролетел вперед, затормозил, выбив с корнем несколько крупных пучков травы, и стал надвигаться на меня. Скрюченные пальцы, оскал на лице, в глазах - смерть! Впервые меня начало подташнивать от мысли оказаться в "объятиях" симпатичного парня...

   - Так! - завопила, выставляя перед собой руки. - Стоп!

   По-моему, на него подействовали не столько слова, сколько тон: уж больно обреченно я кричала.

   - Предлагаю договориться!

   - Я не разговариваю с едой! - рявкнул этот умалишенный.

   - А я не Красная Шапочка, чтобы меня есть! - сама смутно представляя, что несу, гаркнула в ответ. Мы посмотрели друг на друга. Внимательно так посмотрели, словно по чужим глазам пытаясь определить степень собственной деградации. Потом я вздохнула и уже куда спокойнее продолжила:

   - Я не хотела мять твою машину, но я готова извиниться!

   - Нихрена себе, как мне повезло! - с явным сарказмом вскинул брови Алекс.

   - Я даже готова помочь тебе с ремонтом!

   - Ну, это уже чересчур!

   - Ой, да ладно тебе! - воскликнула я. - Там же делать нечего! Подрихтовать немного и покрасить - будет как новенькая!

   Интересно, с чего бы это у него лицо так перекосилось?

   - Знаешь, я бы с тебя денег взял, но ты бедная, как церковная мышь!

   - Эй! - напыжилась я. - Откуда знаешь о моих финансах?

   - Стала бы ты чинить свой скутер самостоятельно, будь у тебя деньги! Ты же в механике нихрена не соображаешь! Умудрилась раздолбать даже то, что не было сломано!

   - Да я там и сделать-то ничего не успела! Даже шурупы снять не смогла для проверки уровня тормозной жидкости.

   - Да, не смогла! - округлив глаза, выразительно покачал головой брат. - Но после твоих попыток панель выглядит так, будто о нее ножи точили! На меня в автосервисе смотрели как на вандала! Так что не смей даже приближаться к моей машине, поняла?!

   Я, насупившись, кивнула.

   - Но про услугу - это ты хорошо придумала, - злопакостливо улыбнулся Алекс. - Кое-что ты сделаешь. Собака твоя, Птеродактиль...

   - Диплодок, - на автомате поправила я.

   - Без разницы. Сегодня же переселишь ее в вольер.

   - Даже не мечтай!

   - Деточка, это не просьба!

   - Шурик, золотце мое ненаглядное, - я аж на цыпочки поднялась, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. - Диплодок всю сознательную жизнь ночует вместе со мной. Выселишь его на улицу - и получишь воющего добермана под свое окно.

   - Меня зовут Александр, - сквозь зубы процедил братец.

   - Да без разницы, - криво ухмыльнулась я. Мы помолчали еще немного, буравя друг друга напряженными взглядами. Потом парень сдался:

   - Так, значит? Ну, ладно, пускай живет. Пока.

   - Ты - сама доброта.

   - Не надейся! - фыркнул братец. - Наказание никто не отменял. Но, так и быть, поступим проще: ты признаешь, что я хорошо пою.

   - Легко! - с победной улыбкой я скрестила руки на груди. - Ты хорошо поешь!

   - Да... тебе соврать, что нефиг делать...

   - Вот видишь, даже ты понимаешь, что это - ложь! - и тут же съежилась под пристальным и очень ехидным взглядом парня:

   - Советую поменять свое мнение, потому что на ближайшем концерте ты будешь изображать мою самую преданную поклонницу. Придешь с цветами, плакатами, помпонами, будешь прыгать у сцены и вопить, что я пою как долбанный соловей! Уяснила?

   - Ну, это я могу... - протянула, уже представляя плакат с птичкой на развороте. А уж я-то смогу сделать так, чтобы никому и в голову не пришло сомневаться в ее полной невменяемости. - Когда концерт?

   - В среду, - буркнул Алекс.

   - Где?

   - В клубе "Домино".

   О, любимый клуб Полины! Так вот, значит, какая у тебя публика!.. Ну, что ж. Хочешь фанатку - будет тебе фанатка.

   - Лады, братец, - стараясь, чтобы улыбка не выглядела слишком уж зловеще, ответила я. - Договорились.

   - И смотри, чтобы я оценил в твою игру!

   Я только кивнула, опустив глазки к полу. Ты оценишь! Ты, блин, так оценишь, что сам мне свою Mazda подаришь, в виде сдачи! Только чтобы я больше никогда не приходила на твои концерты!

   Как назло, по дороге домой мы застряли в пробке. Конечно, Алекс использовал это время с пользой: попытался доказать мне, что я - разновидность катаклизма, посетившая его бедное семейство. Я особо не возмущалась: он с такой уморительной серьезностью надрывался - даже спорить не хотелось. Видно же было, что беднягу проняло. Потом, братишка, очевидно, понял, что молчу я не просто так, повернулся, словил на себе мой умиленный, но малость заскучавший взгляд, скрипнул зубами и обиженно насупился.

   - Да ладно, продолжай! - попыталась я исправить положение. - Мне очень интересно!

   - Я, вообще-то, правду говорю!

   - Да-да, - отвернулась я. - Устами зануды гундосит истина...

   - Чего сказала?!

   - Чего слышал! Думаешь, меня осчастливил мамин брак?

   - Вот только не называйся пострадавшей стороной! Кто-кто, а вы с мамашей переехали на все готовое: особняк, гимназия, наследство...

   - Три старших брата, - закончила я. - И не нужно обвинять меня в покушении на ваше богатство. Если ты не заметил, особого пополнения в моем кошельке не наблюдается.

   Алекс нахмурился и замолчал. Потом резким движением включил музыку, завопившую на весь салон какой-то "шансон-хоррор". Я прямо чувствовала, как братцу хочется добавить что-то еще, но по непонятной причине он сдерживался. То ли не знал, как бы выразиться потактичнее, то ли (что, конечно, больше походило на правду): сам пока не был уверен, что опасения оправданы.

   - Может, со временем, нам удастся притереться друг к другу, - примирительно буркнула я.

   - Деточка, я не кошка, чтобы к кому-то притираться.

   - Нет, Шурик, ты не кошка, ты - кобелина! Но я, так и быть, потерплю.

   Это я такая смелая стала, потому что машина как раз въехала во двор, а выпрыгивать из Mazda на бегу мне было не впервой.

   - "Кобелина"?! - прошипели с соседнего сидения. - Ты, деточка, еще не знаешь, какой я могу быть "кобелиной"!

   - Чего ты лыбишься? - аж поежилась я. - Ты вообще знаешь значения этого слова?

   В ответ братец оскаблился так, что мне захотелось из машины не выскочить, а катапультироваться. Даже если для этого пришлось бы пробить головой крышу. Кажется, от немедленной расправы меня спасло чудо и Егор, непонятно каким образом материализовавшийся перед нашим капотом.

   - Едрить твою..! - рыкнул Алекс, выворачивая руль и ударяя по тормозам. Меня впечатало в окно и отбросило обратно на сидение.

   - Господи, - прохрипела, ощупывая шишку на лбу. - Какой идиот продал тебе права?!

   - Вылезай! - прохрипел Алекс. Потом подумал и добавил. - И беги!

   Что ж, искушать судьбу я никогда не любила, потому вылетал из салона пробкой, и ахнуть не успела, как очутилась в объятиях старшего братца:

   - Евочка, - ахнул он, удерживая меня на весу за руки повыше локтя - кстати, очень неудобная поза, - откуда у тебя на лбу такая огромная шишка?

   - Шурик постарался, - вякнула я.

   - Ща у тебя еще и пендаль на заднице образуется! - рявкнул вылезающий из машины брат.

   - А ну ша! - Егор поставил меня на землю и даже чуть заслонил плечом. - Как тебе не стыдно, Алекс! Прости его, Евочка, он...

   - Дурак? - подсказала я. Алекс зарычал.

   - М... - задумался Егор. - Дурачок!

   Алекс зарычал еще сильнее.

   - Но я придумал, как сделать нас одной большой дружной семьей!

   И вот тут мы с младшим братцем разом притихли, потому что следующая фраза звучала приблизительно так:

   - В эти выходные мы пойдем в поход. Все вместе. С ночевкой.

   - Ура... - невесело протянула я. - Егорушка, посмотри вокруг: мы и так живем в лесу. Зачем куда-то ходить? Вытяни кровать во двор, и будет ночевка под открытым небом.

   - Ева, ты не поняла. Это - приключения. Экстрим! Опасности, которые сближают! Пойдете ты, Алекс...

   - Ну, если пойдет Алекс, то опасности, конечно, будут... - хмуро вставила я, но меня проигнорировали:

   - ... Богдан, я, моя девушка...

   - Которая? - подал голос Алекс.

   - Катя, наверное.

   - Только не Катя! Она ноет.

   - Тогда Света.

   - Света бесполезна.

   - Сразу бы сказал, что хочешь взять Олю... - проворчал Егор. - Хотя, ты прав: ее блины поутру - это сказка....

   Я хлопала глазами, слушая этот диалог. Вот паразиты! Значит, так в нашей семье набирается команда?!

   - А у вас, мужики, хари не треснут тащить с собой кухарку?!

   - Олю не надо тащить! - аж обиделся за подругу Егор. - Она сама куда хочешь дойдет.

   - Но если ты такая правильная, можешь сама вместо нее готовить! - тут же поддакнул Шурик. - Хоть какой-то прок будет от бабы в походе.

   Я скрипнула зубами:

   - Ладно, ребята. Если мы все берем с собой нужных людей, я тоже прихвачу одного, - мило улыбнувшись, я представила, как троица гнусных шовинистов уговаривает Полину заняться "сугубо женским делом", и мысленно потерла ладошки в предвкушении ответной бойни. - Есть у меня подруга-альпинистка, уверена: она с радостью составит мне компанию!

   - Полина? Отлично! Только хотел предложить! - мы обернулись: Богдан, злой, грязный, весь ободранный ввел в ворота мотоцикл: зеркало разбито, поперек рамы трещина, седло набекрень...

   - Да будь я проклят! - взвыл Алекс. - Что ты на нем делал?!

   - Один раз упал, - отмахнулся брат. - Не волнуйтесь: никаких серьезных травм.

   Шурик уже подбежал к своему транспорту и сейчас наматывал по его орбите второй круг. Причем вид у него был такой, что я сразу поняла: с выводом о наличие травм Богданчик поторопился. Алексу только нужно время, чтобы прийти в себя от свалившихся на него потрясений, и он быстро восполнит этот пробел.

   - Кстати, а где Полина? - подозрительно нахмурилась я. Богдан смерил меня грозным взглядом и отчеканил:

   - Она меня продинамила!

   - И чем же ты это заслужил? - как бы "между прочим" поинтересовался Егор. Брат покосился на него с гневным негодованием, и выдал на одном дыхании:

   - Твоя кобыла, Ева, сожрала мои розы! Шоколад не понравился: Полина, видите ли, любит черный, а я, дурак, принес белый и пористый! И - вот еще!

   С этими словами он резко дернул молнию, распахивая комбинезон на груди. "Черепаху" брат снял раньше - она в несколько потрепанном виде лежала на сидении. Я присмотрелась к тому, что "обнажилось" под черной кожей экипировки и фыркнула:

   - Богданчик, ты одел на свидание с Полиной рубашку и галстук?

   - Я - джентльмен! - гордо задрал нос братишка. Я с задумчивым видом кивнула и пояснила в ответ на изогнутую бровь старшего брата:

   - А Полина - гот.

   Егор зашелся громким хохотом. Даже Алекс, до этого скорбно осматривающий пострадавший мотоцикл, не удержался от сдержанной ухмылки. Но тут же взял себя в руки, в момент сделавшись просто феерически брутальным, и хмуро уточнил:

   - Так это она тебя сбросила, чтобы свидание по-быстрому закончить?!

   - Конечно, нет, - мрачно отмахнулся Богдан. - Это я сам свалился, когда домой ехал. Уж-жасная дорога! А Полина вообще отказалась со мной куда-то идти, пока я, цитирую: "В таком дурацком виде"! Вы можете в это поверить?!

   - Блин, ну хоть кто-то сказал ему правду! - тихо, подвывая от смеха, шепнул мне на ухо Егор. А Богдан, ничего не замечая, продолжал:

   - Но я так просто не отступлюсь! Она еще не знает Богдана Соколова! Но она его узнает! И полюбит! Соколовы не сдаются! Я ее измором возьму!

   - Бедная девочка... - продолжал комментировать Егор. Я задумчиво кивнула: в словах Богдана было столько патетики, столько праведного гнева и веры в собственные силы, что мне, честно говоря, стало даже немного страшно за Полину. Хотя...

   Было у моей подруги одно гениальное правило - она никогда не доставляла неудобств себе, если можно было переложить их на плечи кому-нибудь еще. Если Богданчик так уж жаждет экстрима - кто я такая, чтобы ему мешать? Предоставить Полину на выходные? Нефиг делать! Подруга обрадуется возможности отдохнуть в лесу, да и мне не так скучно будет. Надо только не забыть заставить братца подписать пользовательское соглашение. Чтобы потом, после получения моральной травмы, он не предъявил никаких претензий конкретно мне.

   Глава 5

1. Связать Змею Горынычу лапы и крылья.....

2. Набить Змею Горынычу морду.....

3. Добить Змея Горыныча до конца.

Это схема вязания игрушки, если что.

NNN

   Группа Алекса называлась лаконично и грозно: "Shadows". Я, конечно, по этому поводу могла язвить сколько угодно, но народу нравилось. В том числе, и Полине, потому сначала она совсем не хотела мне помогать.

   - Ева, ты просишь переступить через все мои идеалы!

   - Неправда! - скорчила я свою самую умильную рожицу. - Я прошу тебя вспомнить о главном: помочь другу в час нужды!

   - Да! - решительно закивала Поля. - И когда тебя похитят инопланетяне, я обязательно приду на выручку! Но почему ты просишь меня о ТАКОМ?!

   - Потому что я не смогу сделать это одна. Я боюсь!

   - Правильно делаешь! - ткнула в меня пальцем подруга. - За то, что ты тут придумала, по головке нас точно не погладят.

   - Полиночка, - заканючила я. - Ты же не хочешь, чтобы на моем надгробии написали: "Ее бросила лучшая подруга"?

   - Нет, - вздохнула брюнетка. Подумала, и добавила. - На нем напишут: "Ее лучшая подруга лежит чуть левее". Ладно уж, помогу, так и быть. Но учти: если после среды мне оформят инвалидность - это будет целиком и полностью твоя вина! Черт, и где то счастливое время, когда втравливать нас в неприятности было моей почетной обязанностью?..

   Я криво ухмыльнулась: Поля была права. До знакомства с Алексом мне бы и в голову не пришло сотворить нечто подобное. Но чем дольше я прокручивала в голове свой план, тем сильнее хотела его воплотить. Да, было немного страшно. Хотя, чего уж там: я боялась до икоты, до трясучих коленок, до ледяного комка в желудке! И в то же время, я чувствовала себя героем. Рыцарем, шедшим в одиночку на злобного дракона. Пусть у меня были дряхлые латы и кривое копье, но моя гордость... то есть, доблесть вела меня к победе!

   Именно с такими мыслями мы и подъехали к клубу "Домино" вечером дня "ИКС".

   - Ты не передумала? - покосилась на меня подруга. Таксист бросил на нее возмущенный взгляд, мол: "Поздняк метаться! Думать надо было до того, как залезли в машину!"

   - Нет, - я решительно тряхнула головой, подхватила свернутый трубочкой ватман, и первая выбралась на улицу. Огляделась. Клуб находился на окраине города. Убогое двухэтажное здание, чем-то похожее на трактир для дальнобойщиков: стойка с бородатым пузатым барменом, несколько бильярдных столов, много пива и контингент... ну, как бы так помягче выразиться... не всегда адекватный.

   - Нас вынесут отсюда вперед ногами... - прошептала бледная Полина. Нет, она всегда была бледной - эта такой обязательный атрибут гота. Но сегодня ее мраморная кожа превзошла саму себя и стала отдавать легкой нездоровой синевой.

   - Если что, сразу беги ко мне. Отобьемся.

   - Ты что? - ахнула подруга. - Никакой магии, забыла?!

   - Поля, глянь на меня! Ну, какая, к черту, магия? - Я подняла кулак и задорно (насколько могло получиться в такой ситуации, улыбнулась). - Так отобьемся.

   - Сильно в этом сомневаюсь, - проблеяла Поля и кивнула на импровизированную стоянку возле клуба. То есть, на место, где по идее не должны, но стояли транспортные средства. Так вот - ни одной машины там не было. Зато было много-много-много мотоциклов.

   - Идем внутрь! - я кашлянула и дернула подругу за рукав черного плаща с капюшоном, качественно скрывавшего ее целиком. Блин, еще немного, и паника грозила накрыть с головой. Как тогда делать то, зачем мы сюда явились?

   Перебежками, словно страшась, что с неба вот-вот сорвется молния и обрушится на наши дурные головы, мы подбежали к дверям. Я быстро сунула охраннику деньги, поймала на себе его заинтересованный взгляд, натянула капюшон посильнее, и первая ступила в сильно прокуренное темное помещение. Там, на сцене уже бушевал мой младший братец со своей компанией.

   "Готова?" - одними глазами спросила я подругу. Та неуверенно кивнула, и мы отправились на штурм сцены.

   У самого возвышения толпа была особенно плотной. В основном - парни от семнадцати до двадцати шести лет, в коже, шипастых ошейниках, с экзотическими прическами и выпивкой в руках. Были и девушки, все сплошь брюнетки с щедро подведенными глазами и ярко-алой помадой. Полина многих знала, кое-кого - знала хорошо, и сейчас активно проклинала себя за податливость, а меня - за буйную фантазию. Ничего! Если все получится - нас почтут как героев. Главное, чтоб почитали не посмертно...

   Наверное, хорошо, что мне не удалось рассмотреть "Shadows" до того, как мы подобрались к ним почти вплотную. Потому что выглядели они не просто устрашающе - на сцене отрывались демоны. Я подняла голову и едва не перекрестилась: Шурик в боевой раскраске выглядел, мягко говоря, эффектно. Кожаные брюки сидели как влитые, черная футболка подчеркивала развитую не по годам мускулатуру. Я аж присвистнула: фигасе, школьник! Сейчас, с подведенными глазами, браслетами, цепями и тяжелыми ботами на шнуровке ему можно было дать все двадцать пять.

   И тут брат опустил глаза в толпу. Наши взгляды встретились. Я поняла, что мое время пришло.

   - Хана тебе, Соколов! Я пришла по твою душу.

   И резким движением сняла плащ.

   Вы когда-нибудь видели, как шарахаются металлисты? Я раньше тоже - нет. Но вокруг нас моментально образовалась свободная площадка метра в полтора диаметром. Полина, тоже оставшаяся без плаща, замерла испуганным кроликом, но под моим осуждающим взглядом быстро вспомнила, что она, дескать, бесстрашный гот, прижала ладони к груди, зажмурилась и завизжала во всю глотку:

   - Ня-я-я!!!

   Жека крякнул и промахнулся мимо тарелок. У рыжеволосого гитариста инструмент вырвался из рук, и он не сразу смог его подхватить - так таращился на новых персонажей танцпола. Ну, я его понимала. Если бы в толпе металлистов вдруг образовались две разноцветные анимешницы - моя челюсть тоже оказалась бы на земле.

   - Вау... - послышалось откуда-то сбоку. - А таких глюков у меня еще не было...

   И только братец не сбился с ритма. Он все так же горланил песню, но при этом настолько выразительно сжимал стойку микрофона, что я помимо воли представила на ее месте собственную шею.

   Ну, раз меня все равно ждала долгая и мучительная смерть, нужно было продать ее подороже. Грозно оскалившись в ответ, я, в синем парике, блестящем платьице с воланами, огромным бантом, разноцветных чулках и туфельках с шелковыми лентами, раскрыла над головой здоровенный плакат. Глаза у Алекса, кажется, почувствовали за собой необыкновенный потенциал к самостоятельной жизни и попытались выбраться за границы лица.

   На ватмане, изукрашенном розовыми бабочками, большими сверкающими буквами было написано: "КАВАЙНЫЕ НЯШКИ". А в самом центре - аккуратно вырезанный групповой портрет "Shadows".

   Я нахально улыбнулась, демонстрируя плакат всем желающим и чувствуя себя при этом полной идиоткой. Причем, идиоткой весьма недолговечной...

   Песня закончилась. Мы с Полей дружно попятились, не забывая при этом радостным писком восхвалять музыкантов. Ну, Алекс же хотел оду в свою честь? Я старалась, как могла. Народ вокруг аж проникся: на нас реально смотрели как на раскаявшихся грешников. Немного страшненьких, чуток полоумных, но потенциально "своих".

   Жаль, что братец концерт не оценил. Он мягко улыбнулся толпе, а потом, глядя мне в глаза, проурчал в микрофон:

   - Объявляю пятиминутный перерыв.

   И спрыгнул вниз.

   Мгновение я чувствовала себя кроликом перед голодным удавом, потом Полина зверски цапнула меня когтями за руку и прошипела:

   - Делаем ноги! Быстро!

   Кивнула я уже на бегу. К центральному выходу было не пробиться, потому Полина, грозно зыркая по сторонам, и взглядом пресекая любую попытку нас остановить, понеслась к запасному. Алекс, улыбаясь и махая поклонникам, грозным олицетворением возмездия, потопал следом. Он, подлец, наслаждался охотой.

   - Сюда! - шепнула подруга, выбегая на улицу и бросаясь в какой-то стремный переулок. Там горой возвышался здоровенный мусорный контейнер. Поля рванула к нему, как к родному, и меня утащила следом. Я и опомниться не успела, как оказалась прижата к грязному, плохо окрашенному железу.

   - Найдет! - шепотом провыла, делая робкую попытку вырваться из рук подруги. От мусорки тянуло таким амбре, что глаза слезились.

   - Не найдет! - отрезала Полина. - Сиди и молчи! - потом посмотрела на меня и добавила. - Хотя нет: молись! У тебя такое отчаяние в глазах: Боженька должен услышать!

   А Шурик меж тем бродил совсем рядом. Для парня, с ног до головы обвешанного металлом, ходил он на удивление тихо. Не знаю, почему, но мне от этого становилось еще страшнее. Особенно, когда он где-то внезапно замирал и начинал шептать:

   - Выходите, девочки. Я вам ничего не сделаю...

   - Веришь ему?

   - Ага, щас! У него же на роже написано: "МАНЬЯК"!

   - Вот и я не верю... - Полина осторожно выглянула из-за бака. - Настырный, гад...

   - Ал! - в дверях клуба показалась морда Жеки. - Ты куда урвал?

   - На охоту за куклами...

   - И чё, поймал кого-нибудь?

   - Жека, ты дурак? - Шурик демонстративно поднял вверх пустые ладони. От двери послышался второй голос, несколько более флегматичный:

   - А хорошие куколки. Та, которая синяя, - Мальвина. Я в детстве себе такую хотел.

   - В детстве? - со смешком уточнил Жека.

   - В том замечательном возрасте, мой пошлый друг, - ответил "философ", - когда начинаешь понимать истинную ценность красивой куклы.

   Мы с Полиной переглянулись и одновременно хрюкнули.

   - А вторую ты себе не хотел? Ту, у которой парик зеленый?

   - Нет, - парень подумал и добавил. - Она утопленницу напоминает.

   - Чего?! - обиделась Поля. Я буквально повисла у нее на шее, не позволяя подорваться на ноги.

   - Нет, ты вообще слышала?! Эти гады не оценили наш косплей!

   - Да ну что ты! - прорычала я в ответ. - Оценили так, что теперь главное под раздачу благодарностей не попасть!

   - Эй, вы слышали?! - Алекс навострил уши и обернулся в нашу сторону. Мы с Полиной так и застыли, как в игрушке "Море волнуется раз...". Я даже моргать перестала - только по спине вдоль позвоночника медленно сползла капелька пота.

   - Да, Ал, слышал! - Жека покосился на сцену и махнул рукой. - Возвращаемся! Там нас зовут!

   - Я сейчас...

   - Ал, пять минут прошло. Эти две дурынды давно слиняли, а в клубе нас ждет толпа нормальных фанов. Ты ведь знаешь, где свою Мальвину искать? Чё сейчас-то паришься?

   Шурик посмотрел на друга, потом на мусорный контейнер (я прямо физически почувствовала его взгляд, прямо сквозь железный каркас и груду мусора внутри), кивнул и быстрым шагом скрылся за дверью.

   Мы с Полиной дружно выдохнули.

   - А теперь - бегом, пока у них выступление не закончилось! - приказала подруга, срываясь в резвый галоп. Я трясущейся рукой стянула с головы парик и бросилась следом. В собственное везение верилось с трудом.

   Как оказалось - не зря. Уже на выходе со стоянки что-то словно коснулась плеча. Я замерла и резко обернулась. В дверях клуба стоял и приторно улыбался Алекс. Дождался-таки, зар-раза...

   "Ты ведь знаешь, где свою Мальвину искать?" - вихрем пронеслось в голове.

   - Поля... - осевшим голосом позвала я подругу. - Поля, можно я сегодня у тебя переночую?

   Она проследила за моим взглядом, поежилась и кивнула:

   - Можно. Но если он разнесет дом, виновата будешь ты.

   Полина жила в спальном районе города, в подаренной родителями двухкомнатной квартире стандартной многоэтажки. Для одинокой девушки - вполне достаточная жилплощадь, хотя в ней и было всего пятьдесят метров. Располагалась квартира на первом этаже, потому там всегда было немного шумно и темно: от решеток на окна подруга отказалась категорически, но дикий виноград намертво облепил два первых этажа дома. А обереги по ее комнатам я в свое сама развешивала: от воров, от дурных соседей, от атаки стихиями (на случай, если дурные соседи все-таки попытаются затопить)...

   Мы вошли в квартиру, когда на часах не было и половины одиннадцатого. Добирались по старинке - на такси, хотя Поля никогда не гнушалась прокатиться на зачарованной метле. Обычно я с удовольствием ее возила, но только не сегодня. Во-первых, бегать ночью по городу в поисках метлы совсем не улыбалось, тем более что рынки уже не работали, а хозяйственные магазины никогда не могли предложить качественный продукт. На полках лежала сплошная синтетика: долговечная, дешевая, симпатичная, но для полетов - совершенно непригодная. А во-вторых, летать хорошо, когда на тебе - черный комбинезон, а не платье Алисы из Зазеркалья. Поля, конечно, поворчала, но с доводами моего рассудка смирилась. Правда, не до конца:

   - Слишком рано вечер закончился, - пробурчала она, не глядя бросая парик куда-то на шкаф. - Может, пойдем в бар, здесь за углом? Посидим, выпьем?

   - Нет, подруга, - я хотела было снять туфли, но посмотрела на пол, содрогнулась и передумала. - Ты как хочешь, а я сегодня перенервничала. Мне бы в душ и баиньки.

   - Вот трусиха!

   - А сама-то?! Кто мне три дня спать спокойно не давал, в подробностях рассказывая, что со мной сделают твои друзья-готы за сегодняшний вечер? Я и правда едва от плана не отказалась, но... как же все хорошо закончилось... ай! Подруга, ты уборку сделать не хочешь?

   Вместо ответа Полина сунула мне в руку сложенный вчетверо потертый лист бумаги:

   - Пункт номер восемь в списке срочных дел.

   Я осторожно, двумя пальцами, раскрыла листочек. Декларация независимости Штатов выглядела не такой старой.

   - Сколько лет этому списку?

   Поля ногой задвинула наши сумки в угол, под ящик с инструментами, чтобы они проход не загораживали, и отмахнулась:

   - Не цепляйся к мелочам и не стой в дверях. Идем. В комнате не так грязно. Еще недельку с уборкой потянуть можно.

   Я только головой покачала. Полина была личностью увлекающейся и многогранной. К сожалению, ни одна грань ее таланта не распространялась на ведение домашнего хозяйства. Как ни странно, сама хозяйка от этого не страдала, а вот ее многочисленные гости - еще как. В то время когда Поля гордо именовала квартиру "чертогами", гости обзывали ее "берлогой" и ходили сюда как на квест. Усесться на кактус, непонятно каким образом оказавшийся в кровати, сломать пальчик в мышеловке, попытавшись неосторожно схватить кусок заплесневелого сыра, ушибить ногу о гантели, аккуратно припрятанные в ворохе старой одежды - в этом доме такое было в порядке вещей. Я пока ни разу серьезно не пострадала, но в некоторые особенно захламленные углы даже мне, ведьме, заглядывать было страшно.

   - Кушать хочется... У тебя в холодильнике что-то есть?

   - Ева, ты не в тот дом постучала, - хмыкнула Поля. - Это у тебя запас продуктов на среднюю атомную войну, а у меня девиз: "Хочешь есть - попей водички". После того как Иван ушел, я перестала готовить. Кстати, в холодильнике есть морковка. Можешь погрызть.

   - Милая, - улыбнулась я, вытаскивая оранжевый овощ. Хм, а ведь вкусно: сочный, сладкий... не котлета, конечно, но с голодухи - пойдет. - Иван не ушел. Он сбежал. И твое чудесное умение готовить - не следствие, а причина.

   - Я сделала своего парня вегетарианцем. Он стал здоровее и должен был быть благодарным.

   - Голодный тигр, потерявший за полгода тридцать кило живого веса, - это еще не кролик, - "блеснула" я остроумием, прожевала и, как бы, между прочим, поинтересовалась.- Кстати, что у тебя с Богданом?

   - Братом твоим, да? - Полина упала на диван и вытянула над головой руки. - Думаешь, из нас получится хорошая пара?

   Я задумчиво покосилась по сторонам:

   - На счет пары не знаю, но если бы вас можно было соединить в один организм...

   - Отойди от меня, доктор Франкенштейн! - в притворном ужасе отпрянула подруга. - Я всегда знала, что у тебя внутри живет сумасшедший ученый, и однажды он выберется на свободу!

   - Да нет, ну ты представь! - я спустила на пол старый спальник с торчащей из ткани иголкой (кажется, его штопали) и присела на уголок дивана. - У него в избытке того, чего тебе так не хватает.

   - Деньги?

   - Женственность! А ему, кстати, очень не помешало бы то, что есть у тебя...

   - Красота моя неземная? - с блаженной улыбкой "догадалась" подруга. Я хихикнула: в Полине действительно было что-то от милого гуманоида. В том числе - бессмертная вера в собственную идеальность.

   Вот где-то так мы и проболтали до поздней ночи. В школу я на следующий день решила не ходить. Ну, зачем, в конце концов, мне биология с физикой? А так поброжу с Полиной по магазинам, накуплю всякой мелочевки для восстановления душевного равновесия, расслаблюсь...

   Мы даже спать улеглись на одном диване, радостно предвкушая завтрашнюю прогулку. Правда, Поля тут же стянула с меня одеяло и пришлось устроить маленькую потасовку для возмещения "убытков", так что угомонились мы ближе к двум ночи.

   Собственно, тогда и услышали этот странный звук.

   - Что это такое? - испуганно протянула подруга, натягивая одеяло до подбородка.

   - Понятия не имею! Это же твой дом!

   На границе слышимости что-то натужно и безостановочно жужжало.

   - У тебя скарабеи не живут?

   - Ева, у меня квартира, а не слеп! - рыкнула Поля.

   - Но это похоже на насекомое! Здоровенное, кусачее насекомое...

   - Ладно, жди здесь, - сдалась хозяйка, понимая, что от меня в поисках жука толку не будет. Я их с детства просто до жути боялась. - Пойду, проверю...

   Очень осторожно Полина выползла из-под одеяла, на цыпочках, замирая с каждым шагом, вышла в коридор и прислушалась.

   - Ева... кажется, оно в твоей сумке...

   И прежде чем я поняла, что же там может так активно жужжать, запустила по сумке утюгом. Хорошим таким утюгом, качественным. Не современным задохликом Tefal, а доставшимся еще от бабушки, по наследству. Тем самым, которым, даже не нагревая, можно хорошенько разгладить вещь, просто положив сверху.

   Послышался слабый хруст и шум прекратился.

   - Кажется, ты убила мой мобильный, - пробормотала я.

   - Серьезно? - подруга зашуршала в сумке и вытянула пострадавшего. - М-да, действительно. Слушай, а тебе, и правда, названивали.

   - Кто? - почти равнодушно уточнила я. Прикольно в последнее время с техникой получается: сначала скутер, теперь телефон...

   Полина меж тем с интересом вглядывалась в побитый экран:

   - Ну, держись, подруга, иду снизу вверх. Александр Соколов - два звонка.

   - Фух, Слава Богу, что не взяла...

   - Богдан Соколов - шесть звонков.

   - А этому чего не спится? Может, у них действительно что-то случилось?

   - Погоди паниковать, у нас есть победить. Егор Соколов - сорок семь звонков. Подруга, ты что, никому не сказала, что у меня ночуешь?

   Я открыла рот, потом закрыла, моргнула пару раз и очень медленно покачала головой. Полина посмотрела на меня с явным осуждением:

   - Ева, тебе всего шестнадцать, матери в городе нет. Твои братья, наверное, с ума от беспокойства сходят, - она снова опустила глаза на телефон. - Сорок семь звонков - один уж точно сошел.

   - Но я никогда ни перед кем не отчитывалась. Маме было наплевать, где я ночую: у нас с нею другая связь.

   - Вот только братьям этого не говори. И давай, звони домой поскорее, пока они, всей толпой, сюда не явились.

   - Поздно... - прошептала я, четко слыша приближение тяжелых и до ужаса знакомых сапог.

   - Елки зеленые... - тихо провыла в ответ подруга. У нее тоже был идеальный ведьминский слух.

   В дверь заколотили с такой силой, словно пытались ее вышибить.

   - Там звонок есть! - рявкнула Полина.

   - Алло, Егор? - послышалось снаружи. - Да, я ее нашел. Скоро будем дома.

   - Блин, ну почему именно он?! - в ужасе схватилась за голову я. - На свете двадцать миллионов террористов, а за мной явился именно этот! Подруга, что делать?

   - Одеваться быстрее, - грозно ответила она. - Меня сейчас без двери оставят.

   Я чертыхнулась, шустрой гусеницей втиснулась в узкое "анимешное" платье, гольфы и парик запихнула в сумку, ленты туфлей завязала вокруг щиколоток узлами. Уложилась в рекордные полминуты. Даже пожарные одеваются не так быстро.

   - Слушай, совсем забыла. Последнее желание умирающего. Пойдешь со мной в поход на этих выходных?

   - Если прямо сейчас уберешь от моего дома своего буйного брата - пойду!

   Улыбнувшись, я чмокнула подругу в щеку, вздохнула как перед прыжком в ледяную воду, и распахнула дверь. Алекс медленно опустил руку, которой только что пытался пробить Полине непредусмотренное архитектурным планом окно. Второй рукой парень держал мотоциклетный шлем.

   - Ну, здравствуй, блудная сестра, - мрачно усмехнулся он, глядя, как я прижимаю к груди сумку и в нерешительности топчусь на пороге. - Добро пожаловать в ад.

   Вообще-то было страшно. Кто-то может подумать, что это смешно - когда на тебя с такой откровенной "страстью" смотрит и ухмыляется злобная харя и ты понимаешь, что не трогает она тебя только потому, что не хочет лишать себя удовольствия насладиться твоей медленной агонией где-то в другом месте. Алекс сейчас был так похож на демона, которым пытался выглядеть на сцене, что я невольно присмотрелась: а не проклюнулись ли у него рожки? Потому и пропустила момент, когда он ступил ближе и с размаху одел мне на голову шлем.

   - Пошла!

   - Сама любезность, - чуть слышно пробурчала я. Вместо ответа парень размахнулся и от всей широты своей гадкой душонки влепил мне по заднице.

   - Ты! - подпрыгнула я на добрые полметра вверх. - Паразит...!

   - На правах старшего брата, - оскаблился Алекс. - За испорченный вечер. А теперь - домой.

   Мы вышли на улицу - я чуть впереди, постоянно оглядываясь и прикрывая сумкой пятую точку, Алекс следом, выразительно скалясь. Но к мотоциклу, припаркованному у подъезда, он подошел первым.

   - Это не твой, - покосилась я на черного монстра. По характерной длинной передней вилке, узнала "чоппер". Никогда не любила такие мотоциклы - они напоминали больших страшных пауков.

   - Мой в ремонте, - помрачнел Алекс. - Это отцовский. Садись.

   Я осторожно умостилась сзади и крепко обняла парня за талию. Может, он, конечно, и мой враг номер один, но конкретно в этой ситуации - лучшая опора.

   Уже набирая скорость, я крикнула, пытаясь переорать шум двигателя:

   - А где твой шлем?

   Алекс молчал, наверное, с минуту. Потом, не оборачиваясь, ответил:

   - На тебе.

   Не будь у меня слуха ведьмы - ни за что бы не расслышала.

   А дома меня уже ждали. Егор стоял в дверях, серьезный и мрачный, до ужаса напоминающий Шварценеггера в "Терминаторе". Честное слово, у него даже челюсть так же выпирала!

   - Ева, - строго сказала он. - Нам нужно серьезно поговорить.

   Я с тоской посмотрела на закрывшиеся ворота. Да уж, серьезного разговора, кажется, можно было избежать, только если бы я прямо сейчас, прямо здесь взяла и умерла. Никакая другая отмазка не потянет...

   Меня отвели на кухню, причем под конвоем. Видимо, боялись, что в последний момент я каким-то чудом умудрюсь сбежать. Не скажу, что я об этом не думала. Тем более что сотворить подходящее "чудо" было вполне мне по силам. Но уж больно напряженным выглядел братец. Не хотелось доводить его до белого каления, а то ведь вернуться-то все равно придется. Как бы потом еще и за побег не огрести.

   - Садись! - велел Егор, указывая на поставленный в центр комнаты стул. Я сглотнула: Богдан сидел за столом, бросая на меня гневные взгляды и отстукивая пальцами гимн почившего с миром Советского Союза. Интересно, он на что-то намекал? Алекс поставил мотоцикл в гараж и вошел на кухню через боковую дверь. Уселся напротив, так, чтобы Егор, застывший надо мной карающей Немезидой, оказался к нему спиной, улыбнулся и явно приготовился внемлять. Я вздохнула, втянула голову в плечи и робко спросила:

   - А если я попрошу прощения и пообещаю больше никогда так не делать, это поможет?

   - Нет! - непреклонно скрестил руки на груди Егор. - Мы искали тебя два с половиной часа. Столько же ты будешь меня слушать!

   - Кошмар...

   - Ну, как ты могла, Ева?! Никому ничего не сказала! Ушла к подруге! О чем ты вообще думала?!

   Ух, какой у него был выразительный взгляд! А лицо?! Это же маска невыносимой муки! С таким лицом можно собирать пожертвования у церкви: даже Скрудж МакДак не прошел бы мимо. Может, ему костюм жал в неприличных местах, но я от этих нервных восклицаний уже начинала беспокойно ерзать на стуле. Особенно глядя как Алекс ржет на галерке. И тут меня осенило! Можно ведь мучиться не в одиночку?

   - Ну, почему ты не пришла домой?! - в очередной раз патетично взвыл Егор.

   - Я от него пряталась, - тихо сдала я Шурика, и для пущего эффекта ткнула в него пальцем.

   На кухне повисла нездоровая тишина. Даже Богдан перестал колотить по столу. А Егор так вообще повернул к брату пылающий взор и прошипел:

   - Ты чего ее пугаешь?!

   У Шурика брови поползли вверх, но ответить он не успел. Егор снова сконцентрировался на моей скромной персоне и заявил:

   - Алекса бояться не надо! Он никогда тебя не обидит! Правда?!

   - О, да-а... - выразительно протянул наш самый безобидный.

   - Наоборот! Он всегда будет тебе помогать! Он же твой брат!

   - Еще-е бы...

   - Он же любит тебя!

   Вот на этой фразе Алекса, кажется, слегка контузило. Я даже из-под руки Егора выглянула, чтобы полюбоваться картинкой: брат очень хотел что-то сказать, но только открывал и закрывал рот. А старшенький все голосил:

   - Мы все тебя любим! Ты же наша единственная сестра. Мы так переживали! Мы все морги обзвонили, все больницы!..

   И вот тут не выдержал Богдан:

   - Ну, допустим, не "мы", а "я".

   - Но зачем? - искренне удивилась я. - Меня меньше трех часов не было. Даже если бы что-то случилось, меня бы не успели доставить...

   И осеклась под хмурым взглядом метросексуала:

   - Вот и я задавал ему те же вопросы. Но Егор оказался настойчив, и вечер благодаря тебе, Ева, прошел очень интересно. Я обзвонил пол телефонного справочника, Алекс через десятые руки нашел твою подругу, а Егор нервничал за нас троих и спать никому не давал. Потому завтра мы с Алексом идем на третью пару, Егор на первую - у него там какой-то зачет, а ты, Евочка, в школу на семь. Потому что Егору в универ на девять, и только так он успеет тебя завести. Все понятно?

   - Вот же... блин... - я бросила на Богдана возмущенный взгляд: он в ответ посмотрел строго и мрачно, эдакий судья, полностью уверенный в правильности вынесенного приговора. Хм... - А я, между прочим, еще хотела о тебе с Полиной поговорить!

   Богдан нахмурился сильнее, подумал и сдал позиции:

   - Ладно, забудь. Я сам тебя завтра отвезу, на девять.

   - Эй! - воскликнул Егор. - А как же методы воспитания?

   - Уверен: она все поняла. Ты ведь больше так не поступишь?

   - Нет! Конечно, нет! - подпрыгнула я. - Можно идти?

   Егор скорбно опустил голову. Кажется, в его подготовленной речи было еще минут сорок пламенного монолога, но я уже послала всем воздушный поцелуй, схватила сумку и ускакала к себе. Далеко, правда, убежать не получилось.

   - Э й! - Алекс догнал меня у самого порога. Я насупилась:

   - Мы ведь уже закончили.

   - Нет, милая, - проурчал он. - Мы закончим, когда я скажу.

   Очень захотелось ему врезать, но вместо этого я улыбнулась и проворковала:

   - Я сейчас заору, и следующие полночи Егор будет вычитывать уже тебя.

   - Не заорешь, - шагнул вперед Алекс. У меня в голове пронеслось паническое: "Слишком близко!" и ладони сами собой прижались к груди. - Боишься? - чуть хрипловатым тоном прошептал "братец".

   - Шурик, не доводи до греха, - прошептала, внезапно соображая, что и мой голос как-то подозрительно сел. - Чего тебе надо?

   - Я еще не поблагодарил тебя за выступление.

   - Ой, ну что! - язвительно изогнула я бровь. - Это совсем необязательно!

   - Нет, деточка, - продолжал урчать парень уже практически мне на ухо. - Ты ведь так старалась. Я просто не могу не ответить тем же. Мальвины, правда, из меня не получился, но я придумаю что-то другое. Не сомневайся: этот сюрприз ты запомнишь надолго.

   - Ага, - вжимаясь в стену, буркнула я. - Прямо вся в нетерпении. Попутного ветра в твою горбатую спину...

   - Рад, что заинтересовал. Да и... вот, держи, - он бросил мне в руки старый угловатый телефон. - Nokia. Неубиваемая вещь.

   - Откуда он в этом доме? - ошарашено спросила я. Черно-белый крошечный дисплей, отсутствие полифонии, кнопки почти все стерты, царапин на корпусе столько, словно им в свое время бетонный столб полировали.

   - Это запасной, - улыбнулся Шурик.

   - Ему уже лет триста, наверное.

   - Где-то так и есть. Он пережил три Motorola, два Samsung, немеряное количество Sony Ericsson - их, почему-то очень любит Богдан, и даже один Iphone. Уникальная вещь. Я бы сказал: "береги его", но он в этом не нуждается.

   Я взвесила телефон в руке - действительно, классная штука. Положишь в сумку, и не один вызов не пропустишь: вибрирует так, что комната ходуном ходит. А еще - если хорошенько прицелиться и размахнуться, им запросто можно отбиться от врага.

   - Егор сказал, чтобы ты его из рук не выпускала. Он хочет всегда знать, где ты находишься.

   - Его бы энергию, да в мирное русло, - пробурчала я. Алекс криво улыбнулся, засунул руки в карманы и, как ни в чем не бывало, отправился к себе, шепнув на прощание:

   - Спокойной ночи, с-сестренка.

   Я проводила его хмурым взглядом, вошла в комнату, прикрыла за собой дверь и тут же набрала Полину.

   - Алло? - сонно ответила она. - Ты как, Ева? Жива?

   - Да. Но завтрашний поход по магазинам придется отменить. Я, типа, под домашним арестом.

   - Сбеги, - я прямо увидела, как Поля равнодушно пожимает плечами. - Ты - подросток, тебе можно.

   - Да ты знаешь, - задумчиво поскребла я в затылке. - Как-то не хочется.

   - То есть?

   - Ну, рисковать не хочется. Они тут просто в бешенстве были, вся троица. Не хочу, чтобы меня под замок посадили аж до маминого возвращения.

   - Ты же ведьма, Ева. Чего ты выдумываешь? Какой замок? Вроде он смог бы тебя удержать...

   - Да ладно, Поля. Новая семья - не хочу сразу воевать. Пускай перебесятся. Пойдем на следующей неделе, ок?

   - Ну, как скажешь, - зевнула подруга.

   - Про пикник только не забудь.

   - Обычный пикник? Или с выживанием?

   - Хм... - задумалась я. - Три старших брата и Оля... Боюсь, обычный.

   - Скукотища... Ладно, пока.

   И Поля отключилась. А я села на кровать, погладила Диплодока, опустившего голову мне на колено, и задумалась.

   То, что я сказала подруге, было не совсем правдой. Удержать ведьму домашним арестом? Не смешите мои тапочки! Я бы даже ругаться не стала - просто ушла и вернулась бы так, что никто и не заметил. Обвести вокруг пальца тройку смертных? Легко! Было бы желание. Только его-то как раз и не было.

   Я никогда прежде не жила в такой семье. Обо мне никто никогда вот так не беспокоился. Мать знала, когда я в порядке, а когда - нет. У нас кровная связь, и если кому-то действительно нужна помощь, нам об этом становится известно сразу. Но шестнадцатилетней школьнице не так часто угрожает смертельная опасность. А раз так - зачем маме лишний раз переживать?

   У Соколовых семья была другая. Сумасшедшая, конечно, и, наверное, годам к пятидесяти я тоже стану чокнутой на всю голову, но это приятно, когда о тебе волнуются, когда ищут и когда ругают за то, что ты не позвонил домой. Я бы не сказала этого Полине, да и себе самой признаваться не хотелось, но, кажется, я попала. Егор, подлец, своим нытьем пробудил совесть. И пока с ней не договоришься, придется побыть послушной сестрой.

   Ну, почти для всех братьев. Потому что когда речь заходила об Алексе даже моя совесть предпочитала заткнуться и притвориться беззубой.

   Глава 6

Из обсуждения новости на Рамблере о запуске американцами нового оружия:

- Зато у нас есть Булава и Тополь, которых они очень боятся,

потому что даже мы не знаем, куда они полетят после запуска.

BASH

   Сидеть на биологии было скучно. Учитель самозабвенно рассказывал о строении клеток и не обращал внимания на скучающих учеников. Те даже не пытались сделать вид, что слушают. Каждый занимался своим делом: кто болтал по телефону, кто играл на ноутбуке, кто устроил сеанс маникюра в середине пары и завонял полкласса ацетоном. Я морщилась, терпела и вспомнила, как замечательно было в моей старой школе, где преподавательский состав еще не успел продать гордость за деньги богатеньких студентов, а твой сосед по парте, напевая в голос какую-то дурацкую мелодию, не рассматривал в микроскоп свои...

   Блин, уж лучше бы я не присматривалась к тому, чем он там занимался!

   - Ждан, ты издеваешься?!

   - А? - обернулся парень. - Ты что-то сказала?

   И вытер нос рукавом. Я выдохнула. Медленно так выдохнула, чувствуя, что если не возьму в руки себя, схвачу микроскоп. И лучше бы Ждану в этот момент быть от меня подальше!

   Шум за окном отвлек от гневных мыслей, заставил вытянуть шею и приглядеться. Ух ты, да это же братец мой приехал! Прямо "лягушонка в коробчонке", и грохот такой же. Мотоцикл Георгия глушителем похвастаться не мог. Да и зачем? Кому он здесь помешал своим появлением?

   Подперев голову ладонью, я смотрела, как Алекс припарковался, стянул шлем и поймал в объятия хрупкую блондинку, с разбегу запрыгнувшую на него верхом. Знакомая картина: она каждое утро ждала его под школой и уже дня три проделывала этот же трюк. Сегодня, кстати, лучше получилось: в первый раз он ее вообще уронил. Девчонка, в целом, была нормальная, но меня почему-то дико раздражала. То ли своей покорностью, то ли взглядами, которые бросала в мою сторону. Я с ней ни разу даже не поговорила, а она на меня так смотрела, будто я в ее кофе антифриза подмешала. В глазах - прямо эмоциональная буря глобальных масштабов. Да на Гитлера смотрели с меньшей страстью!

   - Это - Виктория Плагунова, - шепнул Ждан. Я обернулась: парень как-то загадочно улыбался, кивая на блондинку, и быстро двигал бровями. Настолько быстро - я даже залюбовалась, правда, так и не поняла, зачем он это делал. - Они с Соколовым типа как вместе.

   - А... - протянула я. - Любовь?

   - Ну, не знаю, - философски пожал плечами парень. - Только она за ним года два охотилась. Видишь, как теперь оберегает? Кстати, она тебя не любит.

   - С чего бы?

   - А ты-то сама как думаешь?

   Я фыркнула и снова обернулась к окну. Алекса с подружкой уже не было. Но по газону бегал дядя Сережа, в голос причитая над помятой травой. Сейчас я уже знала, что это - его любимое занятие, после запугивания новичков, конечно.

   - Ждан, - пришла в голову интересная мысль, - если ты все обо всех знаешь... что можешь рассказать о моем брате?

   - Ха! По логике вещей это я должен был у тебя спросить. Ты ведь с ним под одной крышей живешь, а в моем распоряжение только слухи, да еще вот это...

   Он развернулся на стуле и щелкнул пальцами перед носом у сидящей за ним девчонки.

   - Смирнова, что можешь сказать о Соколове?

   - Соколов? - переспросила она. - Он... душка!

   - Вот! - демонстративно пожал плечами Ждан. - Это - мои источники.

   - Ну, а все же? - не отставала я. - Вы проучились вместе много лет. Должно же быть что-то интересное.

   - Ты хочешь, чтобы я тебя удивил?

   - Расскажи, что знаешь, - улыбнулась я. - Я сама найду, в каком месте удивиться.

   Ждан прикинул что-то в голове, улыбнулся и поведал очень любопытную историю. Многое я, конечно, и так знала, но раскрылись и новые детали.

   То, что Шурик был парнем популярным, секретом не было, но славу свою, как оказалось, он получил по наследству. Самым знаменитым Соколовым в школе был Егор. За ним толпами ходили как студентки, так и молодые учителя. Да что там! Если верить Ждану у него даже тройка парней-поклонников была. После выпуска титул "первого красавца" достался Богдану. Причем, как я поняла, не за какие-то особые заслуги, а просто потому, что Егорушку еще забыть не успели. Сам Богдан такой участью был не слишком доволен. Он, конечно, любил внимание, но когда тебя постоянно сравнивают с недостижимым идеалом - со временем начинаешь напрягаться. Особенно смешно получилось с теми самыми поклонниками из "меньшинств". Они очень воодушевились, узнав, что на смену категоричному в своих убеждениях Егору пришел метросексуал-Богдан. Бедные ребята! Они-то думали, что второй братец окажется не менее тактичным, чем первый. Но Богдан и так был малость раздражен, а уж когда ему начали активно делать недвусмысленные предложения, причем с такими рожами, как будто он должен быть вне себя от счастья... В общем, братец оторвался по полной и как-то незаметно для самого себя поднял рейтинг Соколовых еще на пару пунктов.

   Александр пришел уже на все готовое. Слава летела впереди него и лавры поджидали. Он не пытался выглядеть лучше, чем был - у него и так было все, что нужно: папины деньги, прикольная внешность и фамильярность сутенера. В том смысле, что Ждан считал Шурика эгоистичным мажором, но девчонки от него с ума сходили.

   - Так вот ты какой, северный олень, - промурлыкала я под конец.

   Нет, то что Алекс - редкостный упырь, я знала и без Ждана. Но то, что в школе никто не подозревал о его маленькой страсти к пению - было уже интересно. Да и вообще, после рассказа у меня появилось стойкое ощущение, что этот парень - аналог какого-то Железного Человека. Днем - одного лицо, а ночью надевает костюм и втайне от всех суперменит по городу. Иначе почему Ждан мог рассказать об Алексе только то, что происходило с ним в стенах этой гимназии? Очень любопытно, учитывая, что мой одноклассник на поверку оказался той еще Mata Hari. Ему было известно, что Егор занимался плаванием, и даже сколько кубков он в свое время выиграл. А ведь на чемпионатах брат никогда не представлял школу, только свой клуб. И то, что Богдан увлекался стрельбой и гольфом. Ждан даже об отце семейства мне чуть-чуть рассказал и о том, что их мать умерла более десяти лет назад, от болезни. Но когда я спросила о досуге Александра - ответом была тишина.

   - То есть, ты вообще не знаешь, чем он занимается после школы?

   Ждан напрягся, запыхтел, у него даже брови на переносице сошлись. Я смотрела на него и видела, как он пытается вспомнить, думает вот прямо всей своей головой, но ничего не получается:

   - Извини, Ева. Сам в шоке, но про Алекса мне больше ничего не известно.

   - Да уж... - протянула я. Кажется, по части маскировки Шурик меня переплюнул. Я - ведьма, но про меня в бывшей школе и то больше знали. Интересно, что он так старательно пытается спрятать?

   И как только в мою светлую голову пришел этот вопрос, биология перестала быть томной. Я уже знала, что буду делать, придя домой: я буду шпионить за своим братом. Во-первых: интересно, во-вторых: сам напросился, и в-третьих - что-то мне подсказывало, что эта информация лишней не будет.

   К делу я решила подойти со всей серьезностью. Оделась в черное, завязала волосы в низкий хвост, даже перчатки натянула. Ну, так, на всякий случай - мало ли какие сюрпризы ждут меня в комнате местного Чикатилы. Осторожно выбралась из комнаты, остановилась у лестницы и прислушалась.

   Егор с очередной красоткой смотрел телевизор в гостиной. Ага, такая себе маленькая семейная сценка. Брат иногда любил подыграть барышням и изобразить примерного семьянина. Он выбирал самую слезливую мелодраму, желательно ту, где героиня умирает в расцвете сил, а герой бережно таит воспоминания о недолгой семейной жизни и до конца дней своих носит цветы на ее могилу, ставил в комнате штук пять свечей, готовил большую миску фруктов и приглашал девушку. Дальше все шло по известному сценарию. Где-то до середины фильма он по одной скармливал "жертве" виноградинки или вишни, так сказать, "приучал к рукам", а концовку они уже не смотрели. Но телевизор делали погромче, за что я Егору была безмерно благодарна.

   Сейчас в гостиной воплощалась в жизнь первая фаза его плана, значит, у меня был минимум час в запасе. Егор еще ни разу не сорвал операцию раньше срока - в этом вопросе он был точен как швейцарские часы.

   Богдана дома вообще не было. К нему приехали друзья из Парижа - парочка французских модников, или "двое из ларца", как тут же окрестила их я. Причем ларец был явно от Loui Vuitton. По несчастливой случайности нелегкая понесла меня на кухню именно в тот момент, когда они обсуждали дизайнерское решение комнат особняка (судя по скуксившемуся лицу Богдана, они его не одобряли). Ну, и тут появилась я - шанс, который нельзя было упускать. Обступив с двух сторон, эта парочка напыщенных идиотов принялась тыкать в меня пальцами и снобистски фыркать на родном наречии. К чести Богдана следует отметить, что он попытался встать на мою сторону, но то ли изъясняться "по-ихнему" у него особо не получалось, то ли слишком уважал мнение своих заграничных друзей, только получалось у него это как-то невнятно. Потому, недолго думая, свою честь решила защитить я:

   - Брат, что от меня хотят эти детища алхимического брака хорька и дикобраза?

   "Великие дизайнеры" маленько прибалдели, поскольку сказала я это на чистейшем французском, потом гордо задрали носы и решили валить из негостеприимного дома. Богдан любезно предложил им свой транспорт и компанию.

   - А тебе, Ева, я все же помогу определиться со стилем, - строго добавил братишка на прощание и... одобрительно подмигнул. По ходу, парочка щеголей достала не только меня. Но именно благодаря им сегодня Богдана не стоило ожидать слишком рано.

   Как и Александра - у него по четвергам были тренировки. Минимум до девяти младший братец таскал железо, потом шел в бассейн. Домой являлся ближе к одиннадцати. Эту информацию мне благородно слил Егор за то, что помогла вымыть черешню. Вряд ли бы он это сделал, знай, зачем я задавала вопросы...

   Итак, ровно в восемь я была полностью готова и стояла у двери в Аlma Mater своего "любимого" братца. Было ли мне страшно? Нисколько! Я просчитала все и была готова ко всему. Время у меня было, ведьминское мастерство - тоже. Что могло пойти не так? Не раздумывая дольше, я аккуратно приоткрыла дверь и скользнула внутрь.

   - Твою ма-ать!

   Увы, Джеймса Бонда из меня не получилось. В комнате было темно, хоть глаз выколи: кажется, Алекс считал себя вампиром, потому что окна намертво занавешивал плотными жалюзи. На полном ходу ворвавшись в спальню, я тут же впечаталась в стол и разлеглась на нем попой кверху. Пошатнувшись, на пол свалилась подставка для ручек, а затем - настольная лампа.

   - Шикарно... - я щелкнула пальцами, зажигая над головой маленький зеленый огонек. В мои планы, конечно, входило залезть на чужую территорию, но почему-то казалось, что это не потребует стольких жертв. Быстро собрав вещи, я постаралась поставить их на прежние места и только потом огляделась вокруг.

   Комната у Алекса была большой, просторной, но какой-то... нежилой. У дальней стены возвышалась гора неразобранных коробок, одежда вываливалась из приоткрытого шкафа, над письменным столом висела черная пушистая тряпка. Вернее, коврик. На редкость уродливое украшение. Я долго на него смотрела, но так и не смогла придумать, какое животное могло пожертвовать эдакую шкурку. По-моему, природа просто не была способна так сильно поиздеваться над несчастным зверьком. А вот какой именно дизайнер повесил эту гадость на стену я, к сожалению, догадалась сразу.

   - Ни за что не подпущу его к своему гардеробу... - задумчиво покачала головой. - Брр... но пора бы уже приступить к обыску.

   Начать я решила со стола - после нашего более чем тесного знакомства обойти его стороной было бы преступлением. Сверху ничего интересно не было, пришлось забираться внутрь. Алекс, паразит сообразительный, тумбочку закрыл на ключ, но, как говорила Полина, разве какой-то замок способен остановить ведьму? Я взяла скрепку, поковырялась немного, щелкнула пальцами, и ящик тумбы попросту вывалился на пол. Не совсем то, что я ожидала, но тоже неплохо.

   - Ручки, бумажки, скотч, ого... а это что?

   В столе мой дорогой брат держал целый пакет длинных белых мелков. Самых обыкновенных - я даже один погрызла.

   - Зачем они тебе?..

   Увы, ответить на вопрос я не успела, потому что на лестнице послышалась шаги. И это был не Егор или Богдан. На мгновение я застыла, в красках представляя, что со мной сделают, если застанут на месте преступления. Это взбодрило. Судорожно затолкав мелки на законное место, я впихнула ящик в стол и заметалась по комнате. Балкон, кровать, шкаф - мозг лихорадочно искал пути к отступлению и, как это часто бывает в критических ситуациях, выбрал худший. Бросившись к шкафу, я ногой затолкала ворох футболок внутрь, прыгнула следом и застыла между висящими на тремпелях строгими деловыми костюмами - единственной одеждой, которая в этой комнате была на своем месте. Успела как раз вовремя: только-только закрыла дверцу, как в спальне зажегся свет.

   На пороге стоял Алекс.

   Что в таких случаях обычно происходит в кино? Кажется, играет драматическая музыка и перед глазами главного героя проносятся сценки его длинной бурной жизни. У меня такого не было. Может, потому что воспоминаний классных не нашлось, а может - потому что чертов коврик на стене отвлек всё внимание. Он пошевелился! Я чуть прямо там, в шкафу, не сползла на пол: мохнатая тряпка двигалась!

   Впору было завопить благим матом и начать бросаться молниями. В моем доме завелся незнакомый элемент явно магического происхождения!

   "Ну, хорошо! - быстро рождался в голове план действий. - Сейчас усыпляю Шурика и рву коврик на составляющие. А там посмотрим, какая ушла ведьма пристроила сюда своего... свою... своё... ну, и заодно узнаю, что же это такое на самом деле".

   Отличный план. Я бы даже сказала - гениальный, причем настолько гениальный, что рухнул на самом начальном этапе - несовершенно мира его сразило. Обернувшись к Шурику, я увидела, как он смотрит в ту же сторону - на стену с тряпкой, и с задумчивым видом качает головой.

   "Нет?! - ахнула про себя. - Кому ты "нет" говоришь, лживая твоя морда?!"

   В мозгу тут же пронеслось штук сорок возможных вариантов. Все они, правда, сводились к тому, что именно Алекс переместил коврик силой мысли. А это было нехорошо! Даже очень-очень плохо, потому что мама не оставляла мне инструкций на случай, если один из братцев окажется колдуном!

   Я напряглась, готовая в любой момент выскочить из шкафа и... ну, была бы у меня сковородка в руках, или там, скалка, я бы дала бой. А так - постараюсь ошарашить противника, ослепить, быть может, и то, если на нем защиты нет, и выскочить в окно. А потом на перекладных - и до китайской границы. Как же я раньше-то не сообразила, что он - гаденыш, магией увлекается?!

   Алекс сделал шаг.

   "Допрыгалась, ведьмочка!" - пронеслось у меня в голове. Я даже не сразу сообразила, что двигается он в противоположную от меня сторону. Собственно, к тому моменту я испугалась достаточно сильно, чтобы участок мозга, отвечающий за логику, благополучно отключился, потому мне оставалось только кусать кубы от напряжения и наблюдать, как братишка своим поведением доводит меня до нервного срыва. А он дотопал к столу и потянулся... нет, не к ковру. К лампе. Бедной, ущербной настольной лампе, черт бы ее подрал! В момент падения от торшера отвалился кусочек пластика. Маленький совсем, я и не заметила. А вот Алекс углядел сразу. Он подтянул лампу к себе, включил, выключил снова, бегло оглядел комнату и расплылся в таинственной, но очень довольной улыбке. Как будто долго мечтал избавить от этого светильника, а тут вдруг появилась чудесная возможность. Осталось только найти таинственного благодетеля и пожать ему руку.

   Я выдохнула. Нет, он меня не увидел. И колдуном не был: потому что, если бы был - уже бы давно полез в шкаф. Я сквозь тонкую деревянную дверь видела отлично. Правда, тут же об этом пожалела, поскольку Шурик принялся творить совершенно непотребные вещи.

   Он начал раздеваться! С подлой ухмылкой, не сходящей с довольного лица, и так медленно, будто пытался растянуть удовольствие. Вот полетела на землю куртка. За ней - черная футболка с белым черепом на спине. Я сглотнула, не в силах отвести взгляд: широкие плечи, рельефные мускулы, тонкая полоска волос, уходящая от пупка вниз...

   "Никаких пупков, Ева! Держи глаза выше!" - рявкнула на себя, но отвернуться не успела: он снял штаны. Кажется, я приросла к полу: длинные ноги, круглый зад и...

   На пол полетели трусы.

   Все, это был удар ниже пояса! Я почувствовала, что краснею. Или бледнею. Или сначала краснею, а потом бледнею. Очень захотелось сделать что-то... экстравагантное. Выпить, например, или закурить. Или выбросится из окна - я пока не могла определиться. А этот чертов эксгибиционист потянулся до хруста в конечностях, и принялся расхаживать по комнате. Абсолютно бесцельно! Я стояла в шкафу с таким видом, как будто проглотила шпагу и только глазами за ним следила: вправо-влево, вправо-влево... На поворотах Алекс замирал, о чем-то думал несколько мгновений, улыбался и шел в обратную сторону.

   Мне показалось, прошла вечность. Хотя, на самом деле, всего минуты полторы. А потом, как в сказке Корнея Чуковского, зазвонил телефон. У меня.

   Если бы Егор мог сейчас слышать мои мысли, он бы сейчас и оглох. Потому что когда кирпич-Nokia вдруг выдал свой фирменный "Др-р-рынь!", я думала, шкаф развалится. Нет, умный шпион, конечно, оставил бы телефон дома. Но я-то не ожидала, что Алекс явится на два часа раньше! Кто же знал, что мой вечер окончится в его мебели?! А Егор за сегодня мне позвонил раз шесть, и я знала - стоит один раз не ответить, и он пойдет меня искать. Вот и положила мобильный в карман.

   - Бли-ин... - прошипела, судорожно прижимая Nokia к груди и сбрасывая вызов в третий раз. Но Егор не унимался, и чувство было такое, будто мне пытаются запустить остановившееся сердце перфоратором. Не услышать такой звук мог только глухой. Хотя нет - даже он бы увидел, как меня колбасит в шкафу: я тряслась вместе с ним.

   На чудо я уже не рассчитывала. Появилась даже идея выйти и честно во всем признаться. А потом долго пытаться раздолбать телефон, в отместку. Последняя мысль так понравилась, что я даже немного расстроилась от того что произошло следом. Сначала, конечно, глазам своим не поверила, а потом - расстроилась.

   Алекс ушел на балкон. Правильно: самый логичный поступок. Ты голый, на улице - плюс восемь, мебель в комнате проявляет удивительные признаки жизненной активности. Почему бы не прогуляться на лоджии?

   И ведь пошел! Еще и спиной к спальне повернулся. Минут пять любовался красотами осеннего пейзажа, пока я решала: выскочить из укрытия, или подлый Алекс только этого и дожидается? Шанс-то как раз был идеальный, просто он немного смущал своей нереальностью. Вопрос "Какого черта?" появился, да так и завис в воздухе. Я потратила несколько драгоценных минут, чтобы отыскать на него ответ. Увы, ничего толкового не придумала и просто выбежала из спальни. Вернее, вывалилась, потому что ноги отказывались повиноваться приказам малость одеревеневшего мозга.

   Я как раз успела доковылять до своей комнаты, когда Егор позвонил в шестой раз.

   - Ева! - рявкнул он. - Ты где? Почему не отвечаешь?!

   - В-в-в... - дрожащими губами прошепелявила я. - В туалете была.

   - А... - сразу успокоился братец. - Ну, тогда ладно. Все нормально?

   Даже сквозь шок я немного удивилось вопросу:

   - Ну, да. В унитаз не засосало...

   - Отлично, - на полном серьезе обрадовался Егор. - Тогда не отвлекай меня, я занят.

   И отключился. Несколько мгновений я буравила телефон взглядом. Очень хотелось пойти и отвлечь любимого братца в самый неподходящий момент. Остановило то, что сегодня мне и так показали больше, чем было положено. И, кстати, я отлично знала, с кем можно поговорить на эту тему.

   - Алло, Полина? Привет, это я.

   - Узнала, богатой не будешь. Хотя, для тебя это уже не актуально, - подруга как всегда была в своем репертуаре. - Ладно. Что стряслось? Почему голос такой странный?

   - Поля, я сегодня залезла в комнату к Алексу.

   - И?

   - Ты не удивлена?

   - Чем ты пытаешься меня удивить, Евочка? - фыркнула подруга. - Первое, что я сделала бы в новом доме - облазила бы комнаты. Все до одной. Ну, ладно. Ты - не я, и слава Богу. Что интересного нашла?

   - Пакет с мелками.

   - Чего? - не поняла Поля.

   - Целлофановый пакет с тридцатью белыми мелками, - повторила я. - Как ты думаешь, зачем они ему?

   - Откуда мне знать? Может, он на асфальте рисует?

   - Тогда были бы цветные.

   - Не обязательно, - хмыкнула подруга. - У него может быть стиль такой.

   - Поля, ты моего брата помнишь? Я его даже с краской для граффити представить не могу, а ты про асфальт говоришь!

   - Ну, знаешь ли, - равнодушно пробубнила девушка. - Гитлер тоже картинки рисовал и, кстати, у него неплохо получалось. Не цепляйся к хобби. Вот если бы ты пистолет нашла... или, скажем, труп...

   - Полина, что ты выдумываешь? - рыкнула я в трубку. - Не было трупа. Но... - я закашлялась и перешла на заговорщицкий шепот, - я его голым видела!

   - Кого?

   - Алекса.

   - И как?!

   Вот! Наконец-то подругу проняло. Голый мужик интересовал ее куда больше каких-то мелков. Кажется, даже больше трупа.

   - Честно говоря - супер...

   - О, Евочка, да я смотрю, он сумел тебя впечатлить!

   - Ну, да, у него красивое тело, - буркнула я, не желая признавать свою маленькую слабость, но Полина только захохотала:

   - Забудь про тело, дурочка! Что у него там?

   - Где? - не поняла я.

   - В трусах, Ева!

   - Там... - я сглотнула, вновь чувствуя, как начинают пылать щеки. - Там у него... ку... ку...

   - Ку-ку? - задумчиво повторила Поля. Судя по голосу, она сейчас судорожно пыталась сообразить, что же это за "ку-ку" такое загадочное может быть у парня в стратегически важном месте. И, наконец, выдала. - Кузнечный молот?

   - Кудряшки! - рявкнула я, зажмуриваясь и отчаянно пытаясь выбросить из головы ненужные воспоминания. Полина захохотала:

   - Кудряшки?! И это все, что ты смогла рассмотреть?

   - Полина! - строго позвала я в трубку. - Хватит ржать. Это не смешно!

   - Да-да, прости, пожалуйста, - пробулькала подруга. - Это совсем не смешно, даже грустно, я бы сказала. Бедный парень! Одни кудряшки...

   Мне почему-то стало немного обидно за Алекса, и я рявкнула, перекрикивая хохот брюнетки:

   - Что ты понимаешь! Он довольно... бо... кру... дли... природа постаралась, короче!

   - Ладно, Ева, успокойся. А то у тебя сейчас пар из ушей пойдет. Ну, увидела парня голым, с кем не бывает. Тебе шестнадцать, ты - ведьма и я скорее в шоке от того, что он у тебя - первый. Надеюсь, ты понимаешь, что именно ты видела? Или тебе подарить книжку по анатомии?

   - Не надо! - отрезала я. - И вообще: ты не представляешь, как я сегодня перетрусила.

   - Ну, да, с непривычки он может пугать...

   - Да нет. Я думала, Алекс - колдун.

   - Он настолько хорош?! - ахнула Поля. Я скрипнула зубами: озабоченная дуреха!

   - Мне показалось, что он использовал телекинез.

   - А это было не так?

   - Было бы это так, первое, что я бы сделала - это попросила у тебя политического убежища.

   - Логично...

   - Мне просто показалось, но... нет, знаешь, забудь. Соколовы точно не маги. Мама сама проверяла. Это я просто с перепугу понавыдумывала.

   - Ну, как скажешь, Ева. Только я бы на твоем месте с Шурика глаз не спускала.

   - Вот и отлично! - обрадовалась я. - Мы завтра в поход уходим - у тебя будет замечательная возможность помочь мне в этом благородном деле.

   - Пошпионить за парнем с классной фигурой и кудряшками? - хихикнула Поля. - Да с удовольствием!

   На том и порешили. Полина была права: предосторожность лишней никогда не будет, но и переживать попусту смысла не было. Вот пойдем в поход и все выясним. А сегодня стоило расслабиться, порадоваться своей невероятной удаче и забыть обо всем, что мешает спать. Потому я переоделась, сбегала в душ и улеглась в постель. Но сон не шел. Перед глазами все время проносилась то голая спина, то волосатые ноги, то ехидная улыбка, делавшая Алекса похожим на Чеширского Кота из Алисы в Стране Чудес. Часа три я пыталась сражаться с собственным воображением, потом сдалась, и вместо стайки овечек через забор начали прыгать мохнатые черные бараны с витым рогами и наглым "шуриковскими" мордами. Под их саркастичное блеяние я и уснула.

   Глава 7

К: Кстати! Я сегодня в 14 нуль-нуль выезжаю на встречку, и на работу уже не вернусь.

М: Катя! Мне как автомобилисту эта фраза вообще не нравится.

BASH

   Обычно при подготовке к походу процесс упаковки рюкзака делится на две стадии: в первой ты уже почти все упаковал, а места еще полно. А во второй думаешь, куда впихнуть то, что внезапно оказалось очень нужным и необычайно громоздким. Обычно к этому моменту рюкзак уже забит вещами из первой фазы, и ты приходишь к выводу, что, пожалуй, пора искать вторую сумку. Именно в такие минуты очень важна помощь друга. Особенно, если он - альпинист со стажем.

   - Нафиг... нафиг... нафиг... - с невозмутимым лицом Полина доставала вещи из моего рюкзака и выбрасывала вон. Я подхватывала их в полете, делала скорбную мину и засовывала обратно в шкаф. Спорить с подругой толку не было - в части подготовки к походам она была неумолима.

   - Берем только самое необходимое, Ева, - заглянул в комнату Егор, увидел Полю и расплылся в улыбке. - О, девушка...

   - Моя подруга - Полина, - мрачно представила я. - Поля, это Егор. Тот самый любвеобильный брат.

   - А, так это с тобой в поход идет некая Ольга? - сладко улыбнулась готесса. Я правда думала, что Егор смутится. Любой бы смутился! Но мой брат оказался непрошибаем:

   - Не расстраивайтесь, милые леди. У семейного котелка всем место найдется.

   И слинял, подмигнув мне на прощание.

   - Что это он сейчас имел в виду? - подозрительно изогнула бровь Полина. Я пожала плечами. Догадка, конечно, была, но очень не хотелось еще до похода настраивать подругу против Егора. Правда, он тоже молодец. Зачем же так прозрачно намекать на готовку?

   - Кстати, а где твой второй братец? - Полина достала из рюкзака очень удобные белые брючки, бросила на меня снисходительный взгляд и метко зашвырнула их в комод. Там уже лежали забракованные шорты и джинсовый комбинезон из тонкой ткани. Подруга искренне считала, что на эти выходные мне хватит одних спортивок.

   - Ты про Богдана? Еще из универа не вернулся...

   - Не придуривайся, Ева. Ты прекрасно знаешь, о каком брате я говорю.

   - Если ты об Алексе, то я понятия не имею, где его черти носят. Мы с ним сегодня не разговаривали.

   - Ха-ха! Называй вещи своими именами: ты прячешься от него как последняя трусиха, в тайне вожделея и мечтая прикоснуться к его круглой попке... это что такое?

   - Заварочный чайник, и откуда у тебя такие странные мысли?

   Поля ступила ближе, сунула мне в руки чайничек от Berghoff и ответила:

   - Я - реалист. А это отнеси туда, где взяла.

   - Но я пью чай по утрам!

   - В котелке заваривать будешь. Тоже мне, придумала! Ты бы еще фарфоровый сервиз с собой упаковала.

   - Но мы же не собираемся выживать в лесу!

   - Да, и потому я позволила оставить термос. Кстати, где аптечка?

   - Э... - протянула я.

   - Нет, ты издеваешься? Взяла чайник, но забыла аптечку?!

   - Погоди-ка секунду, - я пригляделась к Полиному рюкзаку. - А почему ты берешь турку для кофе? Мой заварничек, значит, выложила, а свою турку взяла?

   - Да, и на это есть две причины, - улыбнулась подруга. - Во-первых, я - твой тренер и мне по субординации положено себя баловать. А во-вторых, твой долбаный чайник - стеклянный, а моя турка сделана из нержавейки. Улавливаешь разницу?

   - Угу, - со вздохом опустила я голову.

   - Ну, так чего встала? Вперед на кухню, отпускать чайник на свободу. Да, и поищи там кастрюлю покомпактнее, ок?

   Я кивнула, бегом бросаясь по коридору и вниз. Не хотелось оставлять Полю наедине со своими вещами надолго. Она не слишком почтительно относилась к чужой (да и своей тоже) собственности.

   На кухне никого не было. Поставив заварник в шкаф, я в последний раз пожалела о том, что мой тренер - тиранша, и полезла на второй ярус - там стояли кастрюли. Надо признать, у Георгия Соколова был отличный набор кухонной утвари. Я просто не могла не оценить изящные сервизы из японского костяного фарфора, начищенные до блеска серебренные столовые приборы и, конечно, посуду из лучшего металла. Мне особенно приглянулась одна кастрюлька: не крупная, но высокая, с зеркальной полировкой и стеклянной крышкой с отверстием для выхода пара.

   - Просто класс... - пробормотала, заглядывая внутрь и любуясь толстым капсульным дном, когда на ухо шепнули:

   - Привет, сестренка. Скучала по мне?

   Я даже ответить не успела - руки действовали автоматически, не запрашивая у мозга подтверждения команды. Миг - и кастрюлька оказалась у Алекса на голове. Отлично так вошла - до самого подбородка. Села как влитая.

   - Убью... - пробулькал новоявленный рыцарь и дернул за металлические ручки. Фигушки! Этот шлем надевается раз и на всю жизнь. - Убью, дай только выбраться!

   - Догони сначала! - вякнула, понимая, что вот за эту кастрюлю мне точно несдобровать.

   - Ничего, я до вечера подожду...

   И пошел по кухне, сшибая все на своем пути. Я уже не знала: плакать или смеяться. Получилось как в анекдоте, только я же этого совсем не хотела! И сейчас бы с радостью помогла Алексу вытянуть дурную голову из ловушки, так ведь попробуй к нему еще подобраться!

   В общем, я решила не рисковать: в конце концов, он сам виноват, что подошел так внезапно. Пятясь и поминутно оглядываясь, я выскочила из кухни и практически взлетела по лестнице к себе в комнату.

   - А где кастрюля? - тут же спросила Поля, когда я хлопнула, закрывая, дверь и привалилась к ней спиной.

   - Ты не поверишь. На голове у Алекса.

   Поля на секунду задумалась:

   - У твоего брата странные хобби...

   - Да нет, это я его облагородила. Случайно!

   - Как можно случайно надеть кому-то кастрюлю на голову?

   - Он меня напугал. Я защищалась!

   - А... ну, тогда ладно. Кстати, а когда у нас поезд? В шесть? Не понимаю я этого прикола с семейным пикником в горах. Если Егор так сильно хотел экстрима, ему следовала просто посмотреть в окно: в вашем лесу можно соревнования по спортивному ориентированию проводить. Эй, Ева, ты чего?

   - Поезд... - прошептала я, хватаясь за голову. - Вот, что он имел в виду! Поезд!

   Егор Соколов, когда ему пришла в голову идея отправиться с семьей в поход на выходные, не мог отказать себе в легком садистском развлечении. У него была цель: увезти брата и новую сестру куда-то пусть ненадолго, но далеко. Чтобы ни один из нас не смог удрать до того, как пробудятся эти загадочные родственные чувства. Поэтому он решил ехать в горы, найти там тропинку поспокойнее и совершить эдакий короткий марш-бросок. Не сложный, конечно, но так, чтобы прочувствовался. Была только одна маленькая проблема: под нашими окнами расстилался лес. Он мог похвастаться буераками, одним небольшим болотом, парой квадратных километров непроходимых дебрей, но ни одной, даже самой захудалой горой. А вот на юге нашей прекрасной родины такой рельеф присутствовал. Правда, добираться к нему нужно было всю ночь. Вот Егорушка и решил купить билеты на скорый поезд.

   И теперь я стояла у двери, круглыми глазами смотрела в никуда и думала, что лучше: удавиться сейчас, или подождать, пока Алекс сделает это вечером? Потому что Егор выкупил шесть посадочных мест: одно СВ для себя и Оли, и одно купе для нас четверых. Когда злополучная кастрюля оказалась у Шурика на голове, я сразу поняла, что в горах меня ждет неприятный сюрприз. Быть может, полет строго вниз с какого-нибудь особо зубастого пика, или волчьи ягоды в каше. Но только сейчас я сообразила, что именно имел в виду брат, когда говорил, что дождется вечера, и насколько мои прежние страхи были беспочвенны. Ничего со мной в горах не случится. Я до них просто не доживу.

   - Богдан! - орал Егор, стоя у второго такси. Первое, где сидели я, Поля и Алекс, было полностью заполнено и ждало команду старшего брата, чтобы отправляться на вокзал. Шурик освободился от кастрюли и сейчас о его бесславном пленении напоминали только чуть покрасневшие уши. Вел он себя, кстати, безупречно: со мной не разговаривал и даже близко старался не подходить. Только косился как-то подозрительно, от чего я нервничала и еще сильнее сжимала в руках маленький топор в зеленой оплётке. Полина сперва пыталась убедить меня спрятать его в рюкзак, но потом увидела реакцию Алекса, поржала и отцепилась. Похоже, на этих выходных она собиралась неплохо повеселиться за наш с Шуриком счет.

   Кстати, о тех, кто сел на хвост Соколовым и тоже не собирался тратиться на собственный отдых. Ольга прибыла вовремя - с полчаса назад. К ее багажу у Егора претензий не было. Он с нежностью поцеловал девушку за ушком, шепнув при этом что-то такое, от чего она тут же покраснела и хихикнула, и представил ее Полине. Девушки бросили друг на друга один единственный взгляд, и всё - я поняла, что подругами они не станут.

   Полина смотрела на Олю как на диковинного зверька: вроде бы и симпатичный, и безвредный, но какой-то странный. Возможно, даже заразный.

   - Женщина не должна быть такой! - с жаром прошептала она мне на ухо.

   - Какой? - не поняла я. Поля пожала плечами и брезгливо скривилось:

   - Податливой, уступчивой, кроткой. Такая женщина развращает своего мужчину! Со временем он к ней привыкает, и перестает ценить. Вот я, например, никогда не старалась баловать Ивана. И что в итоге? Он был благодарен даже за обычную вермишель, а уж когда я делала уборку в квартире - это вообще приравнивалось к празднику!

   - Поля, в итоге он ушел, - напомнила я. - И о каком привыкании может идти речь, если Ольга у Егора одна из... блин, я даже не знаю, сколько их у него.

   - Так, может, спасем бедняжку? Расскажем ей все?

   - Не вздумай, поняла? - бросила я на подругу хмурый предупреждающий взгляд. - Это не наше с тобой дело!

   - А как же женская солидарность?

   - Ты в нее не веришь!

   Ну, с этим Полина спорить не стала. Она вообще многие вещи считала глупостью, и женская дружба была в их числе. Когда же я намекала на то, что мы с ней дружим уже много лет, она фыркала, говорила, что "это другое дело!" и упрямо продолжала гнуть свою линию. Просто образец того, что называется женской логикой!

   Надо признать, что Оля в восторг от нового знакомства тоже не пришла. Она смотрела на Полину как на явившегося в мир Антихриста, что в принципе было не так и странно: подруга с ее длинными черными волосами, ярким макияжем и страстью к темной одежде вполне могла вызвать подобные ассоциации. Хрупкая блондинка жалась к Егору, что-то бормотала себе под нос, когда думала, что ее никто не слышит, и была безмерно благодарна за то, что на вокзал мы поедем в разных машинах.

   - Если она брызнет на меня святой водой, я в ней же ее и утоплю, - хмуро процедила Поля, даже сквозь стекло машины чувствуя напряженный взгляд Ольги между лопатками.

   - Честное слово, когда я встретила ее в первый раз, она была куда спокойнее! И вела себя так, что даже я краснела!

   - Богдан, черт подери, ты там скоро?! - в очередной раз рявкнул Егор, прерывая нашу беседу. Полина, уже готовая бросить скептическую реплику на моё "даже я", подняла глаза. Дверь особняка медленно, я бы даже сказала - "торжественно" отворилась.

   - Не надо так вопить, - меланхолично заявил опоздавший. Поля ткнула меня под руку и покатилась от смеха: Богдан тащил рюкзак, чемодан на колесиках, в котором при желании мог уместиться сам хозяин, и ноутбук в сумке через плечо. Егор остолбенел. Потом медленно подошел к брату и охрипшим голосом поинтересовался:

   - Это что?

   - Мой багаж, - без тени смущения ответил Богдан.

   - А куда, позволь спросить, ты собрался с таким багажом?

   - На семейный уикэнд.

   - В поход! - заорал Егор. - Мы идем в поход, дубина! В горы! Там не будет носильщиков, машины или бесплатного Wi-Fi! Там даже туалета не будет!

   На мгновение в глазах Богдана отразилась легкая паника, потом - недоумение и, наконец, он выдал:

   - А зачем мы тогда туда идем?

   Егор зарычал, выдрал у брата из рук чемодан и сумку для ноутбука и передал охраннику:

   - Это занесите в дом. А ты, - обернулся он к брату, - живо в машину!

   Видимо, было что-то такое в глазах Егора, что Богдан не решился спорить и шустро запрыгнул в такси. Старшенький выдохнул, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы, покачал головой и полез следом. Мы, наконец, тронулись. И очень вовремя, потому что до отправления поезда оставалось совсем мало времени.

   Помните сценку из фильма "Один дома", где семья опаздывает на самолет и во весь опор мчится по терминалу? Так вот: по сравнению с тем, как летела наша толпа, Маккалистеры вообще никуда не спешили. На поверку Егор оказался пунктуальным невротиком. Из такси он выскочил пробкой, под обалдевшим взглядом своего, да и нашего тоже, водителя. Я прямо видела, как они, эти два уже немолодых, но крепких таксиста, готовятся выйти и на пару ушатать самого хитрого Соколова. Даже приготовилась вмешаться для защиты, ну не чести - какая уж тут честь, но здоровья семьи. И тут Егорушка сделал финт ушами. Отбежав на пару шагов от машины, он вдруг вспомнил, что забыл какую-то мелочь, развернулся и понесся уже в обратную сторону. Морды у таксистов вытянулись совсем уж по лошадиному, особенно, когда братец выхватил из кармана две крупные купюры и швырнул в окошко сначала одному, а потом второму. Еще и поблагодарить успел, чем вверг почтенных дядей в полнейший ступор.

   Мы, кстати, этот квест тоже оценили и за это время как раз успели выбраться из машин.

   - Быстрее, быстрее! - на бегу гаркнул Егор, хватая за руку безропотную Ольгу и уже с нею на пару скрываясь в хитросплетении комнат вокзала. Вся наша дружная компания синхронно покосилась на два оставленных рюкзака.

   - А как же...?

   - Сейчас вернется, - отмахнулся Богдан. И точно - спустя буквально десять секунд тяжелая деревянная дверь распахнулась вновь, и Егор выскочил обратно:

   - Чего застыли? Там уже поезд ждет!

   Оля только пискнула что-то протестующе, когда ее нагрузили тяжелым рюкзаком и на прежней скорости поволокли к платформе.

   - Он всегда такой? - задумчиво спросила Полина.

   - Да, - просто ответил Алекс. - А вам рекомендую прибавить шагу, пока Егор не прибегнул к стимулу.

   - К стимулу? - мурлыкнула готесса. - В смысле, как в лучших аристократических семьях? К шоколадке или новой игрушке? Чур, я хочу Iphone!

   - Боюсь, как у древних римлян, - мрачно пояснил Алекс. - К металлическому наконечнику на палке, которым раньше подгоняли буйволов.

   И как после такого не вдохновиться? Вот и мы рванули к вагону, словно за нами гналась вся древнеримская конница. Разместились едва ли не раньше нашего самого пунктуального. Он, кстати, заглянул к нам в купе перед отправлением, грозно посмотрел в глаза Алексу и с ноткой непередаваемого умиления - на меня:

   - Ведите себя хорошо!

   - Да, папа, - сладко улыбнулся брату Богдан. В его честные глаза Егор смотреть не захотел, просто показал увесистый кулак, бросил на столик наши билеты и удрал к себе в СВ. Его вечер обещал пройти интересно.

   А вот мне, когда мы остались вчетвером, стало как-то не по себе.

   Расселись парами: я с Полиной, напротив - Алекс и Богдан. Соколов-младший смотрел в окно и как будто вообще не интересовался тем, что происходит в купе. Я же буравила его напряженным взглядом - казалось, он только и ждет, чтобы учинить какую-то феерическую гадость. А то, что признаков не было - так это еще хуже. Готовится, гад, выжидает момент...

   Но первая напряжения, царившего за столиком, не выдержала Полина:

   - Ева, если тебе так сильно хочется, стукни его и расслабься уже, наконец.

   - В смысле "стукни"? - обернулась я. Даже Алекс любознательно скосил на нас глаза.

   - Ну, у тебя же где-то здесь топорик валялся. Возьми и врежь ему хорошенько в лобешник. Прими, так сказать, превентивные меры - обезвредь противника.

   Мы с Шуриком переглянулись.

   - Но я не хочу!

   - Тогда расслабься и забей. Сидишь и дрожишь вся, подо мной аж сидение трясется.

   - Это не я дрожу! - обиженно нахмурилась я. - Это поезд тронулся!

   - Тогда, - как ни в чем не бывало, Полина обняла меня за плечи и мечтательно улыбнулась, - предлагаю заняться чем-то интересным. У кого есть карты?

   - У меня были, - вздохнул Богдан. - В сумке для ноутбука. А в чемодане - шахматы.

   - Нет, шахматы - это по части Евы: скучно, драйва нет. Давайте лучше в "Правду или желание" играть.

   Не скажу, что мы сильно воодушевились, но Полина была очень красноречива, и сначала на ее сторону встал Богдан, а затем и я. Сложно было отказать человеку, который при желании мог пересадить меня с Нимфы на Горбунка - двухметрового тяжеловоза с пудовыми копытами и дьявольским характером.

   - Итак, для начала... - Поля вытянула из сумки крошечный блокнот и махом выдрала оттуда добрую половину страниц. - Пишем вопросы. С каждого по десять.

   Мы затрещали ручками, пытаясь добиться хоть какой-то каллиграфии в движущемся поезде. Я искоса поглядывала по сторонам, чувствуя, что братья и Поля делают то же самое. Каждый хотел узнать об интересующем его человеке что-то личное, важное для себя. Но при этом помнил, что вопросы перемешаются и, быть может, тебе выпадет твой же. Потому мне, например, было страшно спрашивать о чем-то совсем уж пикантном. Поля такими комплексами не страдала. Она дописала первая и, предвкушающе скалясь, принялась притоптывать ножкой:

   - Быстрее, ребята, быстрее! Это не та игра, где нужно долго думать.

   - Да я смотрю, тебе мыслительный процесс вообще не свойственен, - буркнул Алекс. Я подняла на него удивленный взгляд: с чего вдруг такие нападки? Но Поля только беззлобно отмахнулась:

   - Тебя не спросила. Давайте-давайте, ребята, в темпе. Сдаем листочки и начинаем. Ева, у тебя готово? Учти: ты должна ответить хотя бы на один вопрос. А не как в прошлый раз.

   - А ты не задавай вопросы, от которых любой нормальный человек пойдет кукарекать!

   - Кукарекать? - наконец, закончил писать Богдан и, услышав только последнее слово, удивленно захлопал ресницами. - Зачем кукарекать? Я не хочу!

   - Отлично, - обрадовалась Поля, забирая у него листочки. - Тогда сбегай за чаем, и приступим к игре.

   - А с чего это я должен за ним идти?

   Подруга криво усмехнулась, засунула руку в непрозрачный пакет, куда только что сбросила все вопросы, и вытащила один наугад:

   - Богданчик, что тебе сказал отец, когда увидел над обеденным столом то забавное украшение из бисера и древесины?

   - Э... пойду-ка я за напитками, - тут же сориентировался брат. - Четыре кружки? Всем чай?

   - Чай, чай, - смеясь, кивнула Поля. Богдан подорвался и выскочил из купе.

   - Слушай, - тронула я ее за рукав. - Там же не было такого вопроса.

   - Хочешь пойти ему помочь? - строго нахмурилась готесса, удерживая руку над раскрытым пакетом. Я вздохнула и покачала головой. У Поли было много хороших качеств: она была верной, внимательной и преданной подругой, интересной личностью, веселой собеседницей. Но в глубине души, несмотря на отсутствие активных сил, она всегда оставалась ведьмой: свободной, дикой, не признающей правил. Кошкой, гуляющей сама по себе. Богдан крепко вляпался, когда выбрал ее объектом своей страсти. Но с другой стороны, с кем - с кем, а Полиной скучно не бывало никогда. И сегодня у меня появился еще один шанс в этом убедиться.

   - Давай сюда кружки! - подруга почти силой выдрала у Богдана чай, принюхалась к нему, одобрительно кивнула и рассовала стаканы нам в руки. Довольно бессмысленное занятие, но Полина любила руководить процессом даже в мелочах. - А теперь садись.

   - Я иногда ее побаиваюсь, - шепнул Богдан, умащиваясь рядом со мной.

   - Правильно делаешь, - обернулась я. - При случае она и стукнуть может...

   - Умр, - похабно оскалился братец. - Ну, пусть стукнет. Я, так и быть, потерплю ради такой красотки.

   - Не потерпишь, - мрачно буркнула я. - У нее восьмой дан в тхэквондо. Она тебя раз ударит и тебе хватит.

   - Черт, женщины, когда вы научились драться лучше мужиков?!

   - Что, Поля уже не кажется такой привлекательной?

   - Причем здесь это? - аж обиделся Богдан. - Я понял, что не те вопросы написал!

   - Все, вы наговорились? - вмешалась подруга. И хотя по ее голосу этого понять было невозможно, я заметила, что на Богдана она посмотрела с куда большим интересом. Похоже, братец сумел-таки ее удивить. - Ева, ты ходишь первая. Вытаскивай вопрос. Задавать его будешь... Александру!

   - Какая неожиданность! - ехидно буркнула я. - Хэх, ну ладно...

   Порылась в пакете, вытянула сложенный листочек и зачитала вслух:

   - Шурик... что тебе больше всего нравится в парнях?

   Мы дружно покосились на Богдана. Он сидел с непроницаемым лицом, заинтересованно разглядывая потолок. Нет, ну, просто гений разведки!

   - Та-ак... - протянул Алекс. - В парнях, значит? Наверное, то, что они мне не нравятся.

   - Хороший ответ! - подпрыгнула Поля. - Теперь, Александр, задавай вопрос Еве!

   - Ладно, - братец зашуршал в пакете. - Эм... кто изобрел велосипед?

   - Блин, Ева, это же не викторина! - рявкнула Поля. Я съежилась под ее взглядом и развела руками:

   - Просто в голову ничего другого не пришло.

   - У тебя был такой шанс узнать что-то действительно важное!

   - Во-первых, на этот вопрос должна ответить я сама. Во-вторых, братья Оливье - довольно значимые люди в истории!

   - Да Винчи, - коротко бросил Алекс, комкая листочек и бросая его на стол.

   - Что? - дружно переспросили мы с Полиной.

   - Первый рисунок двухколёсного велосипеда с рулём и цепной передачей принадлежит да Винчи, - с приторной улыбкой объяснил Шурик. - Стыдно этого не знать.

   Кажется, то, как скрипнули мои зубы, было слышно даже сквозь стук колес.

   - Ладно, - подпрыгнул Богдан. - У нас тут не военные баталии и не встреча клуба "Самый умный". Давай сюда пакет. Ева, отвечаешь снова ты. Надеюсь, на этот раз нам достанется не твой вопрос, и новую истину из Википедии вы не откроете. Итак... Ева, сколько на самом деле тебе лет?

   И очень выразительно, с какой-то скрытой тоской, покосился на Полину. Я хихикнула:

   - На самом деле? Богдан, честное слово: мне шестнадцать.

   - Да знаю, блин, - парень в расстроенных чувствах отшвырнул пакет. Бедняга, второй вопрос "ушел в молоко".

   - Моя очередь! - оживилась готесса. - Богдан, не грусти, однажды и тебе повезет. А пока ответь-ка лучше... веришь ли ты в сверхъестественное?

   Я вздрогнула и уставилась на Алекса. У того на роже не дрогнул ни один мускул, но я могла поклясться, что это - его вопрос. Прежние подозрения вспыхнули с новой силой.

   - Конечно, верю! - категорично кивнул Богдан. - В полтергейста!

   - Полтергейстов не существует, - брякнула, все еще поглощенная своими размышлениями, и осеклась под напряженным взглядом Полины и подозрительно изогнутой бровью Алекса. Нет, ну, ладно подруга пыталась таким образом напомнить о предосторожности, а этот-то козел чего вылупился?!

   Я уже хотела рявкнуть об этом вслух, но Богдан меня опередил. Он потянулся к готессе и, с подвыванием, изображая типичного (в его понимании) полтергейста, прошипел:

   - Это ты и-им скажи-и, что они не существу-уют!

   - Клешни убрал! - пресекла его поползновения Полина. И быстро вернулась к игре, пока я не бросилась на Алекса с кулаками. - Вопрос к Еве. Кхм... зачитываю как есть. Хочешь сыграть со мной в особенную игру?

   - Э... - пожала плечами я, чуть расслабляясь и в упор не замечая выразительных взглядов парней. - Да я и в эту-то особо играть не хотела...

   - Спроси меня! - подпрыгнул на месте Богдан. - Меня спроси!

   - Сиди ровно! - рявкнула Поля. - На вот лучше, задай вопрос Александру.

   И протянула пакет. Богдан пошарил рукой в бумажках и вытащил одну:

   - Итак, Алекс. Что ты подумал, когда впервые познакомился с Евой?

   Я напряглась: вопрос был моим! Нет, ну, правда: интересно же, с чего он тогда такой мрачный сидел. Парень посмотрел мне в глаза, мрачно так посмотрел и заявил:

   - Я подумал, что ты - мое наказание. Что, наверное, я убил кого-то в прошлой жизни и сейчас расплачиваюсь.

   - Ну, с твоим-то характером это не удивительно, - буркнула я. Шурик только оскалился и таинственно хмыкнул.

   - Ладно, вопрос к Еве, может Александру удастся отыграться.... - Поля предвкушающе улыбнулась и полезла в пакет. - Как звали того, кто последним заставил твое сердце биться чаще?

   Твою ж маму! Да мне даже отвечать не нужно было: так побагровели щеки. Еще и у Шурика губы растянулись в прямо-таки до ужаса похабную ухмылку. Напыжившись, я скрестила руки на груди:

   - Богдан, блин, это опять твои дурацкие вопросы?!

   - Нет, - честно ответила Поля. - Этот - мой. Отвечай скорее.

   - Не хочу! Говори свое желание.

   - Ладно, - почти ласково мурлыкнула подруга. - Тогда вот его поцелуй.

   Угадайте, на кого указала коварная готесса? У меня глаза стали как у персонажа японского аниме:

   - Ты издеваешься?! Он же ядовитый! Давай я лучше покукарекаю!

   - Сама гадюка, - равнодушно парировал Алекс.

   - Тарантул!

   - Скорпионша!

   - Назгул!

   - Вот и поговорили! - встрял Богдан. - Хорошая поездочка получается. Примирительная. Жаль Егор не видит: ух, он бы впечатлился!

   - Ладно, - Поля, видно, тоже поняла, что заставлять меня целовать врага - не самая удачная затея. - Невинная ты моя. Меняю желание. Встань на руки вот на этом железном столике. Проверим твое чувство равновесия.

   - Ты с ума сошла?! - рявкнул Богдан. - Пускай она лучше его целует!

   - Ну, ты же видишь: она не хочет.

   - А хребет сломать, значит, хочет?!

   - Успокойся, Богдан, - шикнула я на брата, снимая флиску и оставаясь в черной майке Adidas. - Я уже делала такое раньше. Главное: не мешай.

   И встала перед столом. Нужно было сосредоточиться, потому что только что я нагло соврала. Мне прежде никогда не доводилось становиться на руки в движущемся поезде. Да еще на таком хлипком железном столике. Зачем бы мне это понадобилось? Впрочем, особо больших трудностей я не видела. Ведьмы, конечно, не йоги, но магия здорово облегчает нам жизнь. Это - отличная замена ловкости, силе, выносливости. То, что обычный человек приобретает годами упорнейших тренировок, ведьма получает, просто умело направляя силу. Ну, справедливости ради надо сказать, что не каждый чародей способен вот так просто управлять дарованными ему способностями. Можно ведь перестараться и вместо того, чтобы застыть "струной" - вылететь из вагона ногами вперед. Так сказать, "к звездам сквозь потолок". И это еще не самый плохой результат случайной ошибки!

   Потому я отошла от стола ровно на шаг, закусила губу, приготовилась и...

   Вообще-то я хотела схватиться руками за бортик и сделать аккуратную стойку. Простую и красивую. Все испортил Алекс! Я как раз делала тот самый "последний" шаг, когда он внезапно материализовался перед столом, схватил меня в охапку и поцеловал. То есть, как, "поцеловал"? На мгновение прижался к губам и тут же отпустил.

   Наверное, со стороны выглядело смешно: я в раскорячку с поднятыми вверх руками и Алекс с такой рожей, будто собрался облобызать пиранью. Только за спиной почему-то никто не хихикал. Наоборот! И Богдан и Полина смотрели такими глазами, что я тут же покраснела и испуганно прижалась к дверце купе:

   - Ты что творишь, извращенец?!

   - Развратник, - тихо подсказала Полина.

   Я перевела на нее сверкающий взор:

   - Это ты во всем виновата!

   - Неправда! Я тебя не целовала. Это он!

   - Кстати, братан? - расплылся в улыбке Богдан. - А чего это ты вдруг? Она ж, вроде, скорпионша и все такое...?

   - Я под подозрением, - равнодушно ответил Алекс. - Не хочу потом Егору доказывать, что не имею отношения к ее сломанному позвоночнику.

   У меня руки сами собой сжались в кулаки: ах, он паразит! Так вот, значит, откуда порыв - собственную шкуру спасает?!

   - Где тут у меня топор лежал?!

   - Пора, пожалуй, заканчивать игру, - подпрыгнула Полина. - Ребята, идите погуляйте. Мы переоденемся, и приготовимся ко сну! Уже поздно!

   - Но... - попытался возмутиться Богдан.

   - Идите! - подтолкнула его в спину Поля. - Так надо!

   И только когда за парнями закрылась дверь, она обернулась ко мне и шепотом спросила. - Ты как?

   - А как я могу быть?! Я злая! Я такая злая, что, кажется, могу убить его взглядом!

   - Ой ли? - хмыкнула подруга. Я гневно ткнула в нее пальцем:

   - Ты на что сейчас намекаешь?!

   - Я не намекаю. Я спрашиваю открыто: это был твой первый поцелуй. Как ощущения?

   - Я не знаю! Я не помню! Все произошло так быстро...

   - Можем попросить его повторить, - улыбнувшись, кивнула на дверь Поля. - Думаю, он не откажет, и в следующий раз...

   - В следующий раз я откушу ему голову!

   - Вот всегда ты так! А парень, между прочим, симпатичный. Это я тебе, как ценитель, говорю.

   - Вот и забирай его себе!

   - И не жалко будет? - подмигнула Поля. - Нет, я для него старовата. А вот ты бы к Александру присмотрелась. Есть в нем что-то такое...

   - Святой ежик, Полина! - схватилась я за голову. - Я тебя сейчас ударю!

   - Ладно! - подняла подруга руки вверх. - Не надо так нервничать, хотя... хочешь отомстить?

   - Еще бы!

   - Тогда подожди немного и не рычи пока. Есть у меня одна идейка...

   Когда парни вернулись в купе, мы уже лежали по койкам. Я заняла нижнюю, Поля верхнюю, по диагонали. Почему именно так - я не знала, а спросить не успела:

   - Идут, - шикнула подруга. - Притворись спящей!

   Ага, вот так запросто они мне взяли и поверили! Но спорить не хотелось. Быстро откинувшись на подушку, я засопела с видом невинного агнца.

   Алекс с Богданом посмотрели на эту умиротворенную картинку, переглянулись и пожали плечами. Богдан улегся на нижней полке, Алекс полез наверх. Видимо, он решил, что безопаснее, когда нас разделяет не маленький хрупкий стол, а целая полка. Я мстительно улыбнулась, дождалась, пока он уляжется, подняла ногу и с силой подбросила полку вверх. Оттуда послышались ругательства: тряхнуло Алекса хорошенько. Но когда он, полный праведного гнева, зыркнул вниз, я снова была просто олицетворением покоя.

   В поездах я всегда спала хорошо. Это была моя характерная особенность - я слушала, как отстукивают ритм большие колеса, и проваливалась в сладкую дрему быстрее, чем успевала сообразить, что происходит. Мама давно заприметила это мое "умение", и с тех пор больше никогда не пела колыбельные: просто ставила запись шума железной дороги, и я отключалась. Собственно, так же случилось и на этот раз. Я, конечно, сильно переживала, что Алекс решит отыграться за кастрюлю и сделает мне, спящей, какой-то неприятный сюрприз, но с родным организмом справиться не смогла. Минут пятнадцать честно прислушивалась к дыханию парня с верхней полки, потом не выдержала и засопела с ним в унисон.

   - Пс! Пс! Да "пс!" же, Ева!

   - А? Где? - подпрыгнула я и осоловело закрутила головой. - Что?

   - Это я, успокойся, - Полина зажала мне рот ладонью. - Всё, проснулась?

   - Что ты здесь делаешь?

   - В глобальном смысле? Еду с вами на природу.

   - Давай конкретнее, - нахмурилась я. Спать хотелось так, что впору было спички в глаза вставлять.

   - Помнишь, я говорила о мести? - я медленно кивнула: да, что-то такое было. Поля ткнула пальчиком наверх и торжественным шепотом закончила мысль. - Час настал!

   Я нахмурилась:

   - Что ты придумала?

   - Ну, ты хотела узнать: колдун Алекс или нет?

   - И?

   - Забирайся наверх и ищи знак.

   - Очень смешно! - буркнула я. Видимо, получилось громче, чем нужно, потому что Богдан на соседней полке всхлипнул что-то протестующее и перевернулся. - Как я отвираться буду, когда он проснется?

   - Он не проснется.

   - Та-ак... - протянула, чувствуя, что сейчас буду кого-то убивать. Возможно, свою единственную подругу. - С этого момента, пожалуйста, поподробнее.

   - Не нервничай! Я ему травки подсыпала. Совсем чуть-чуть!

   - Какой травки, Полина?!

   - А ты как думаешь? Раз он наверху спит, а не мультики смотрит - значит, усыпляющей. Не волнуйся: она совершенно безвредна.

   - Как ты могла?! Я же предупреждала: никакой магии против моей семьи не применять!

   - Это не магия! К тому же, трава хорошая. Испытанная. На тебе, между прочим.

   - Да я никогда в жизни не принимала снотворное!

   - Это ты так думаешь, - вякнула Поля. Я посмотрела на нее долгим, проникновенным взглядом. - Ева, она, правда, безвредная. Ну, что я, знахарка со стажем, в траве не разберусь?!

   - Обещай, что без моей просьбы больше никогда не будешь кормить меня своей зеленью! И мою семью тоже.

   - Крест на пузе! А теперь тихо, пока Богдан не проснулся. Ему я ничего не подсыпала, так что ты давай Алекса изучай, а я за старшеньким пригляжу.

   Мы встали ногами на мою полку и нависли над Шуриком. Тот спал, аки младенец: трава, по ходу, была отличной.

   - А что искать-то? - подняла я глаза на подругу.

   - Если он колдун, на нем метка должна стоять.

   - На мне не стоит...

   - Осечки случаются, - не стала спорить Поля. - Но редко. Так что давай, смотри внимательно.

   И ткнула меня носом куда-то Алексу в поясницу. Я взвыла:

   - Что смотреть?! Нихрена ж не видно!

   - А ты на ощупь попробуй! - нашлась Полина. - И пошустрее, а то мы так до рассвета жаться будем. Срывай с него простыню!

   Я послушно потянула за ткань. Алекс лежал на животе, спрятав руки под подушкой. Почти голый лежал - в одних семейках. Я невольно залюбовалась: спина, попа, ноги... была бы я людоедом - не знала бы, во что первое вцепиться. Всё было таким аппетитным!

   - Посмотри на него, подруга, - шепнул демон-искуситель в обличие Полины. - Такой доверчивый, ранимый. Он же как Кай из Снежной Королевы - колючий, потому что ему тепла не хватает.

   - Каю из Снежной Королевы не хватало лобзика, чтобы слово "счастье" выпилить! - бросила я на Полю хмурый взгляд. - А этот гаденыш не такой святой, каким ты только что его описала. Он меня поцеловал!

   - О, да, - закатила глаза готесса. - Паразит, каких мало...

   - И вообще - взъелся за что-то, хотя совсем меня не знает! Жить спокойно не дает!

   - Мг, сволочь...

   - Ладно бы догадывался, что я ведьма, а так психует на пустом месте!

   - Надо же, какая интуиция у мерзавца...

   - Слушай, ты вообще на моей стороне?! - рявкнула я и тут же прикусила губу: мою гениальную голову вдруг посетила не менее гениальная идея. - А помнишь то растение, от которого кожа начинает чесаться?

   - В смысле: то ядовитое растение, от которого кожу жжет целые сутки так, словно на ней целину вспахивают? - ехидно переспросила Полина. - Это семена южного колчагара.

   - У тебя есть? Давай сюда!

   - Ты уверена?

   - Он меня поцеловал!

   - Ну, если бы он этого не сделал, мы бы никогда не увидели такой нежно-фиолетовый румянец на твоих щеках.

   - Семена! - прошипела я. Полина спрыгнула на пол и зашуршала в рюкзаке. Она всегда носила с собой особо полезные ингредиенты. Конкретно этот можно было сыпануть в глаза обидчику - больно так, что перцовый баллончик нервно курит в сторонке.

   - Что-то от змеи в тебе все же есть, - покачала головой подруга, протягивая мне мешочек. Я его развязала и... задумалась. Вообще-то, это было довольно жестоко. Конечно, он сам напросился, но наказание должно быть соизмеримо с преступление, разве нет? А поцелуй был... не настолько неприятным.

   Сомнения разрушила подруга:

   - Сыпь!

   - Поля, у меня совесть проснулась, - пожаловалась я. - Может, не надо?

   - Сыпь-сыпь, - решительно кивнула готесса. - Во-первых, у меня есть антидот. Так что если он будет совсем на стены лезть - ты ему поможешь. А благодарный парень - это что? Это - полезный парень.

   - А во-вторых? - тихонько поинтересовалась я, не веря в такую уж полезность Шурика. Скорее он меня просто не прикончит на месте, а дождется, пока я передам ему лекарство, и объявит полноценную охоту. И вовсе не для того, чтобы дать мне шанс спастись! Полина вздохнула:

   - Во-вторых, эти семена полезны. Чем-то напоминают крапиву или пчелиный яд: так же больно, но в малых дозах... повышают иммунитет, чистят кровь, омолаживают кожу. Так что, когда твой Алекс избавиться от покраснения, спина у него будет как попка младенца - гладкая, ровная и очень приятная на ощупь.

   - Что значит "твой Алекс"? - не поняла я. - Он не мой!

   - А целовал так, как будто твой, - невинно протянула Поля. Я скрипнула зубами и больше не сомневалась. Аккуратно посыпала семенами Шурику плечи, поясницу, потом подумала, оттянула резинку трусов и добавила на попу. Самую малость, чисто для моего морального удовлетворения. Подруга хмыкнула:

   - Вот и умничка. Смело, решительно... а теперь прячься.

   - Почему?

   - Потому что когда семена начнут действовать, никакое снотворное не удержит его в горизонтальном положении.

   - Поля? - я подняла на подругу испуганный взгляд. - Полечка, а он меня не убьет?

   - Конечно, нет, - с нежностью и очень убежденно ответила подруга. - Я сама тебя тренировала. Знаешь, как ты быстро бегаешь?

   Утешила, однако. Я улеглась обратно на полку, укуталась простыней до подбородка и долго прислушивалась к тому, как ворочается и постанывает во сне Алекс. Семена действовали не сразу, постепенно проникая все глубже в кожу. Совесть больше не кидала робкие реплики, она вопила в голос, обзывая меня всякими нехорошими словами и, в конце концов, я сдалась, обещая ей и себе в придачу, что вылечу Алекса сразу, как только он попросит! На резонный вопрос:

   - А какого черта я тогда это вообще сделала?! - вынырнувшая непонятно откуда гордость тихонько заявила:

   - Пусть теперь знает, что нас можно бояться!

   Она считала это хорошим аргументом, но мне почему-то легче не стало. Завтрашний день пугал своей неизбежно грядущей расплатой. А значит, нужно было выспаться и набраться сил. Кто знает, быть может, Полина окажется права, и моим единственным шансом на спасение будет умение долго и быстро бежать?

   Глава 8

Их целью должна быть война и военные победы,

и таким образом они предотвратят войну.

Буш младший

   Наверное, это была худшая ночь в моей жизни. Я никогда не жаловалась на плохое воображение и сейчас явно представляла себя в образе доктора Лектера. Полина давно дрыхла сном праведника - ее не беспокоили возможные последствия нашего хулиганства, Богдан ворочался на полке и недовольно похрапывал - видимо, он привык к более роскошным кроватям, Алекс наверху мужественно сражался с семенами южного колчагара, а я почти до рассвета активно придумывала собственную эпитафию. Получалось плохо. Что-то вроде:

   "Погибла от руки монстра. Виновата сама".

   Нет, я не Лектер - я Франкенштейн. Правильно Полина тогда говорила...

   Только под утро мне удалось забыться беспокойным тягостным сном. И то - ненадолго.

   Знаете, как забавно пробуждаться, когда над тобой нависает гневная всклокоченная рожа, которая, того и гляди, начнет плеваться огнем? Я тихонько застонала и подтянула простыню до самого носа, оставив неприкрытыми только глаза. Чтобы, так сказать, не выпускать врага из поля зрения. Хотя этого конкретного врага еще попробуй оттуда куда-то деть!

   Алекс не просто стоял рядом - он сидел на краю полки, держась одной рукой за стол, а другую опустив на край моей подушки, и нависал злобной карающей десницей. В первое мгновение я решила, что с травой Поля все же, напутала: такими большими были его зрачки и тяжелым дыхание. Очень хотелось спрятаться куда-то подальше. Например, нырнуть под полку, в багажный отсек. Или вообще - под вагон. Ну, и пусть там холодные шпалы с камнями? Зато смерть будет быстрой и куда менее болезненной, чем та, обещание которой я прочитала у Шурика в глазах.

   - Что с тобой случилось? - мяукнула из-под простыни.

   - Ты случилась!! - рявкнул Алекс. Я поежилась: ну, надо же! И ответ, и вопль души прямо. Два в одном: очень зловеще и до боли проникновенно. На всякий случай решилась уточнить:

   - А почему именно я?

   Он посмотрел на меня как на будущего покойника, хрипло выдохнул и обернулся:

   - Прошу всех покинуть купе.

   Почему мне показалось, что меня это тоже касается? С облегчением улыбнувшись, я попыталась утащить свои косточки прочь, но - увы, была грубо остановлена еще на взлете:

   - Не ты! - рыкнул Алекс. Я опять вжалась в подушку.

   - О великий и злобный человек! - бесстрашно выступила вперед Полина. Алекс перевел на нее метающий молнии взгляд, и она поспешно вернулась на прежнее безопасное расстояние. Относительно безопасное, потому что будь у Шурика желание ее сцапать, и даже прыжок в окно не подарил бы спасения. - Могу я выразить подруге мои сожаления и попрощаться?

   - Что значит - "попрощаться"?! - сипло уточнила я. Поля скорбно вздохнула и второй раз за утро я почувствовала себя потенциальным умертвием.

   Кажется, Алекс заметил блеск отчаяния в моих глазах, потому что скрежетнул зубами и нехотя кивнул. Полина подошла ближе, бедром сдвинула братца с насиженного места и шепнула, опускаясь рядом.

   - Это лекарство, - маленький тюбик незаметно перекочевал из ее кулака мне под простыню.

   - А чего с ним делать?

   - Ну, если твой демон сильно разорется, можешь скормить, - хмыкнула подруга. - А вообще - втирать. Да не бойся ты так! Ничего он тебе не сделает.

   И добавила, уже поднимаясь с полки:

   - В крайнем случае, я за тебя отомщу.

   Я даже ответ придумать не успела. А Полина подмигнула, схватила за руку Богдана, который спросонья, кажется, вообще не понимал, что происходит, и вышла с ним из купе. Шурик плавно потянулся и закрыл за ними дверь. Щелкнул замок. Мое сердце свалилось в пятки. Судя по звону в ушах - частями.

   Братец сощурился, обернулся ко мне... и тут меня прорвало:

   - Не подходи! Я буду кричать!

   - Не поможет, - хрипло выдохнул Алекс.

   - Я буду драться!

   - Уже интереснее, - и бросился в атаку первым.

   Фигушки ему! Да я, когда напуганная, такие чудеса эквилибристики способна изобразить - сама потом три дня в шоке хожу! А Шурику удалось напугать меня конкретно. Завизжав, я буквально взлетела на второй этаж, уселась там, поджав под себя ноги, и выжидающе уставилась на врага.

   - Слезай! - рыкнул он.

   - Не дождешься!

   - Слезай, иначе я сам тебя сниму!

   - Полка двоих не выдержит!

   - Я готов рискнуть! - и в глазах при этом промелькнула такая жесть, что я поняла - да, рискнет.

   - Не надо! - решила пойти на попятную. - Я спущусь. Только ты пообещай, что драться не будешь.

   - Да что ты! - язвительно скривился братец. - Как можно?!

   - Отойди к столу!

   Шурик скрестил руки на груди и демонстративно сделал шаг назад. Я хмуро кивнула и поставила ногу на подставку.

   А потом... как меня скрутили - я даже не поняла. Только в какой-то момент пол и потолок поменялись местами, и я всем весом рухнула на нижнюю полку. Алекс с безумным взглядом навалился сверху. Кошмар! Худшее, что можно было увидеть перед смертью - его бешеное лицо. Стало не страшно - жутко! Я дернула ногой, рукой и совершила непростительное. Случайно! Мазнула его ногтями по спине.

   Бедняга-тиран на мгновение замер и стиснул зубы так, что я послышала хруст эмали.

   - Прости, пожалуйста! - выкрикнула прежде, чем мозг подсказал: все! Если раньше у него и были сомнения, кто приложил руку к его "травме", то теперь я самолично развеяла их подчистую.

   - Ты!!! - второй раз за утро прошипел братец, я вздрогнула и жалобно пропищала:

   - Могу все исправить!

   - Только это тебя и спасет!

   Казалось, он ждал этих слов: тут же сдернул меня с полки и улегся на нее сам. Задрал футболку:

   - Приступай!

   М-да... хероватенько мы вчера пошутили. Несчастная спина выглядела так, что мне ее чисто по-человечески стало жалко.

   - Лежи смирно. Будет немного жечь.

   - То есть, сейчас ты считаешь нужным меня предупредить? - с сарказмом переспросил Алекс, уткнувшись лицом в мою подушку.

   - Я постараюсь быть очень аккуратной.

   - Это в твоих же интересах!

   - Будь благодарнее!

   Ну, с последним я перестаралась - признаю. Особенно когда легонько хлопнула его по спине. А не надо было пытаться встать! У меня нервы слабые, я действую рефлекторно! Больной прошипел что-то угрожающее, вгрызаясь в подушку зубами, и выдал:

   - Инквизиция по тебе плачет!

   Я философски вздохнула: угадал. Семья Моргалис в свое время здорово попортила нервы этим поклонникам костров и ряс. Впрочем, сейчас нужно было думать не о былых подвигах, а о насущных проблемах.

   Очень аккуратно я подтянула края футболки, чтобы открылись плечи, и нанесла первую порцию крема. Надо сказать, Поля не солгала. Кожа, до этого красная и как будто жженая, выпрямлялась и светлела буквально на глазах. И на ощупь, кстати, действительно становилась нежной и гладкой.

   Осторожно втерев мазь в плечи, я спустилась к пояснице. Алекс к тому моменту уже едва не мурлыкал от удовольствия. Надо признать, я тоже вошла во вкус и не халтурила, качественно обрабатывая каждый сантиметр пострадавшего тела.

   - Ну, все, - улыбнулась, когда спина Шурика приобрела свой "первозданный" вид. Закрыла тюбик и уже намеревалась встать, когда он приподнял голову:

   - Куда собралась? - и резким движением спустил трусы.

   У меня дернулся глаз. Нет, попа у Алекса была "что надо", но одно дело сыпануть на нее семена не глядя, а другое - при свете дня втирать лекарство. Голыми руками!

   - Э... - попятилась я. - Нет уж, дальше ты как-нибудь сам.

   - Сидеть! - рявкнул Шурик. - Считай это наказанием. Мажь!

   Ну ебже твою в душу мать! Сцепив зубы, я коснулась "того самого". Одним пальчиком. Вид у меня при этом был такой, словно мне поручили эту попу как минимум ампутировать. Шурик опустил голову обратно на подушку и расслабился. Подлец! Он наслаждался процессом! Хотя где-то это было даже хорошо: чем дольше он вот так лежал, тем меньше от него было проблем. И только я успела хоть немного расслабиться, как этот гад взял и застонал. Да так, что у меня внутри все перевернулось!

   - Ты там чего?

   - О, да, Ева! - с хрипотцой провыл "братец". - Да! Еще! Еще!

   - Ты что творишь?!

   - Да! - все громче повторял Алекс. - О, да, Ева! Да!!

   Я представила, с какими лицами сейчас замерли в коридоре Полина с Богданом... Да что эти двое?! Такие вопли даже Егор в своем СВ должен был услышать! И с Оли свалиться...

   - Убью мерзавца! - завопила я и бросилась на Шурика с намерением затолкать подушку ему в горло. Но гаденыш тоже оказался не лыком шит. Каким-то чудом сумев перевернуться, он схватил меня за запястья и резко поднял вверх. Я и опомниться не успела, как оказалась сидящей у него на хм... животе в весьма красноречивой позе.

   - Ты все поняла? - спросил Алекс после секундного молчания, в процессе которого внимательно изучал мое бледнее лицо и пылающие бардовые уши. Я кивнула. - Повторять не придется? - помотала головой. - Тогда последний вопрос. Откуда семена?

   - Полина учится на фармацевта.

   - Ах, Полина, - недобро сощурился Алекс. - Ну, ладно...

   - Эй, - испугалась я. - Не тронь ее! Это была моя идея!

   - Какая преданность, - похабно улыбнулся парень. - Или это ты так ревнуешь?

   - Сейчас я все-таки тебе врежу!

   - Ладно-ладно, как знаешь, - Алекс, наконец, отпустил мои руки, поднялся и без предупреждения стянул с себя пропитанную семенами футболку. Я что-то протестующее крякнула и отвернулась к окну. Нет, ну не подлец, а?! Он как будто специально меня смущал! И, черт подери, ему это отлично удавалось!..

   А, между тем, пейзаж за окном успел поменяться. Там, вдалеке, за горизонтом, уже виднелись горы. Сейчас они казались невысокими и пологими, но я-то знала правду. Эти вершины были величественны и коварны, они хранили много секретов, таили опасности, о которых и не подозревали наивные, посягнувшие на них туристы. А еще - именно там проходили ведьмовские шабаши, которые так любила посещать моя мама. Потому что были в этих горах места, куда добраться могли только чародеи.

   - Четверть часа, - послышалось из-за спины. Я обернулась: Алекс переоделся и сел рядом, глядя в окно через мое плечо. - Прибудем на место через пятнадцать минут.

   - Так, может, уже впустишь остальных?

   И вот этот простой вопрос ввел Шурика в состояние полнейшего ступора. У него даже глаза увеличились в размере.

   - Черт! - ругнулся он, бросаясь к двери. - Остальные!

   А я просто покатилась от смеха: он про них забыл! Невероятно, но факт: пока охотился за мной, даже родной брат вылетел у него из головы! Ха-ха! Интересно, Алекс сам догадается сделать меня виноватой, или ему кто-то подскажет?

   Первым из поезда выпрыгнул Алекс, затем Богдан, тащивший два рюкзака. Я смотрела на него и качала головой: некоторые никогда не учатся. Зачем пытаться быть джентльменом с той, которая этого не оценит? Хорошо хоть рюкзаки были небольшие, иначе Поля послала бы ухажера лесом и, возможно, в довольно грубой форме. Подруга любила скорость и драйв, когда мышцы ноют после напряженного дня, а голова гудит от впечатлений, любила быть независимой и сильной, сама выбирать дорогу и вести за собой. Да, в Полине умер великий полководец... хотя, скорее завоеватель, потому что Кутузовым я ее представляла довольно смутно, а вот маленьким и прытким Наполеоном - еще как! Ей бы в "блицкриг" играть, а тут Богдан со своим:

   - Давай помогу!

   - Ну, на! - хмыкнула Поля. И взвалила ему на плечо второй рюкзак. А потом пристроилась рядом со мной и приступила к допросу:

   - Чего у вас тут было с Алексом?!

   Я шагнула на платформу, отбросила челку со лба и мрачно ответила:

   - Меня пытали.

   Кажется, подруга не прониклась:

   - И как? Тебе понравилось?!

   Мой тяжелый взгляд должен был стать лучшим ответом, но, видимо, не успел:

   - Привет, девочки. О чем задумались? - Егор просто светился от предвкушения веселых выходных. Я скосила на него глаза: надо же, какой радостный. По ходу, выспался... А вот Оля выглядела уставшей: зевала каждые пять минут, морщилась, когда солнечный луч пробирался под ресницы. Еще и синяки под глазами появились... выглядела хуже меня, честное слово.

   - Доброе утро, - вяло поздоровалась блондинка. Участливая я сделала бровки домиком:

   - Тоже тяжелая ночь выдалась?

   - Что значит "тоже"?! - встрепенулся Богдан и почему-то уставился на Алекса очень гневным взглядом. - Мне стоит что-то знать?!

   Шурик фыркнул и отвернулся, а я в полном недоумении уставилась на Полину.

   - А-ха-ха! - бодро "рассмеялась" моя загадочная подруга. - Александр, конечно, тот еще негодник, но на такое пока не отважился.

   - Что значит "пока"?! - вытаращился теперь уже на Полю Егор, но она уже схватила меня под руку и буквально потащила по перрону в сторону выхода.

   - Поль, а о чем вы вообще говорили?

   Она посмотрела на меня долгим проникновенным взглядом и улыбнулась:

   - Не поняла и ладно: крепче спать будешь. Егор, куда дальше?

   - У здания вокзала ждет автобус. Едем до деревни "Бжежичевка". Оттуда пешком, - пояснил брат. Девушка кивнула, и первая выскочила на улицу. Потянулась, подставляя лицо солнышку, и довольно заурчала.

   - А разве ты не гот? - подозрительно нахмурилась Ольга, замерев на ступеньках.

   - Еще какой, - мурлыкнула в ответ Поля.

   - Тогда почему ты не хочешь умереть? - и сказано это было таким тоном, что последнее слово можно было заменить на "сдохнуть", и никто бы не заметил. Подруга плавно перевела взгляд на отважную блондинку:

   - Милочка, я не эмо. Это они мечтают торжественно отойти в мир иной.

   - А о чем мечтаешь ты? - не отставала Оля. Поля кровожадно и как-то предвкушающе ухмыльнулась:

   - Отправить туда кого-нибудь особо кусачего. Хочешь, запишу в кандидаты?

   - Дамы, брейк! - я вскинула руки и замерла между девчонками. Поля была, как всегда, уверена в себе и готова к любым неожиданностям. Нет, ну при ее физ.подготовке это было неудивительно. А вот, то, с каким упорством нарывалась на скандал Оля, смахивало на откровенный мазохизм. Куда делась вчерашняя девочка-цветочек? Что за бешеная фурия покусала нашу штатную кухарку? - Оля, где ребята?

   - Покупают билеты. Сказали подождать возле автобуса.

   - Тогда идем, - я демонстративно улыбнулась и первая, хорошим маршем, скрылась за углом вокзала.

   - Ева! - крикнула вдогонку Полина. - Налево! Автобусная остановка там.

   Круто развернувшись, я потопала в другую сторону. Оля, гордо вскинув нос, вырвалась вперед и вскоре скрылась из виду в толпе других приезжих.

   - Слушай, я вообще не понимаю, что с ней, - шепнула я подруге. - То ласковая, то злобная, то всего на свете боится, то едва в драку не лезет. Странная девочка.

   - Не-а, - отмахнулась готесса. - Это не она странная. Это ваш Егор - удод. Он ей мозги пудрит, а она на окружающих срывается.

   - Но почему? Это же нелогично! - я посмотрела на изогнутую бровь Поли и вздохнула. - Согласна, аргумент не самый удачный, но...

   - Забей, - отмахнулась подруга. - У нас поход, разве нет? Прогуляется в лесу, подышит воздухом - и ее попустит. А нет - так на меня нарвется.

   - И..? - протянула я, не особо веря в эдакий альтруизм Полины.

   - Что "и"? Поступлю по старинке: напала на медведицу - получи по харе лапой. Глядишь и успокоится.

   Пока мы болтали, периодически бросая задумчивые взгляды на хмурую Ольгу, подошли ребята. Они сложили рюкзаки в багажное отделение автобуса, мы забрались внутрь, расположившись на задних местах, и водитель стартонул.

   Здравствуйте, горы! Мы почти добрались...

   - Ненавижу Ikarus, - прошипел Богдан, случайно ударяясь головой о поручень.

   - Ты в них ездишь раз в пятилетку, - усмехнулся Егор, но за сидение (ручка в автобусе была одна, сломанная, да и та - четко над головой у Богдана) при этом ухватившись так, что оно трещало.

   - Потому что я их ненавижу!

   Ну, где-то я брата понимала: Ikarus с такой скоростью мчался по бездорожью, словно надеялся взлететь, оттолкнувшись от особо крупной кочки. Увы, птица, конечно, могла поймать верную траекторию, но ласточку из пингвина не сделает даже трамплин. Жаль, что водитель думал иначе. Тихонько напевая "Пусть всегда будет небо!" этот камикадзе несся вперед, выжимая из бедной тарантайки все до последнего вздоха.

   - У тебя случайно родственники в этих краях не терялись? - воскликнула, косясь на невозмутимого Алекса. С такой же прытью он на своем мотоцикле носился по городу. Меня в ответ окатили волной презрения, в которой при желании можно было утопиться. Я совсем по-детски показала язык.

   - Не советую рисковать, - мрачно буркнул братец. - Прикусишь.

   - Мой язык! - буркнула в ответ я. - Захочу, вообще откушу.

   - Вот бы дождаться!

   К счастью, долго мучиться нам не пришлось: ехали всего с полчаса. Этого оказалось достаточно, чтобы перекрасить попы в ровный синюшный цвет, но слишком мало, чтобы травмировать их окончательно. "Икарус" кашлянул в последний раз и остановился в центре небольшой деревеньки: штук на сорок аккуратных домиков, с двухэтажным магазином и полуразвалившимся клубом на "главной" площади. Как ни странно, клуб до сих пор функционировал. Уж не знаю, какие экстремалы отваживались плясать на гнилых досках - может, они так к соревнованиям по паркуру готовились, но на двери висело совсем новенькое расписание: в семь - кино, затем танцы. Поля вытащила ручку, воровато оглянулась и дописала:

   "В десять - экскурсия в травмпункт".

   Сейчас, рано утром, здание клуба было закрыто: большой висячий замок на двери не позволял в этом усомниться, и мы пристроились под навесом у входа, чтобы сменить обувь, спрятать в рюкзаки воду и милый моему сердцу топор. Минут на десять все оказались заняты своими делами, сосредоточенно готовясь к долгому переходу. Ну, или почти все.

   Богдан смотрел на нас с легким недоумением и нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Первым на него обратил внимание Егор:

   - Тебе что, в кусты припекло?

   - Нет, - обиженно нахмурился наш домашний эстет. - Просто я не понимаю, что мы здесь делаем.

   - Ладно, - выпрямился старший брат. Мы любознательно подняли головы. - Тогда позволь встречный вопрос: на тебе сейчас туфли от Gucci?

   - Prada, а что?

   - А, - саркастично протянул старший брат. - Ну, раз Prada то, наверное, ничего. А то я вдруг испугался, что тебе туфли жалко будет. Но это же не Gucci!

   - Да что ты понимаешь! - огрызнулся Богдан, которого слова Егора ни на какую полезную мысль не навели. - Prada лучше Gucci!

   - Тогда, может, ты не будешь их сейчас гробить? Надел бы кроссовки.

   - Ну, вот в коттедж придем, и сразу надену.

   Егор кашлянул, усилием воли согнал с лица улыбку и переспросил:

   - В какой коттедж?

   - То есть? Там, где есть душ, еда и нормальная кровать.

   Мгновение мы все молча, с неким даже благоговением смотрели на Богдана. Как на редкую китайскую вазу рукой вандала отправленную на свалку. Потом Егор открыл рюкзак, поковырялся там и выудил пачку влажных салфеток:

   - Душ!

   Следующей в руки Богдана упала большая шоколадка.

   - И еда! А кровать ты несешь за спиной.

   Такого офигевшего взгляда я не видела уже давно! Братец смотрел на подношения так, словно был высокородной мадам, случайно схватившей за хвост двух крыс. Казалось, он сейчас швырнет пачки на землю и завизжит. Или разрыдается. К чести брата, ни того, ни другого не произошло. Он молча сел на землю (в дизайнерских джинсах!) и принялся снимать туфли. Что на него подействовало: присутствие Полины или смешинки в глазах Егора, так и осталось загадкой.

   Переход к горам занял почти два часа, но идти было легко. Я вдыхала свежий запах трав, прислушивалась к стрекотанию кузнечиков под ногами и пению птиц, и постепенно начинала понимать, отчего ведьмы так редко живут в мегаполисах. Это мы с мамой были продуктами урбанизации и технического прогресса, а ведь большинство чародеев старались держаться от городов подальше. Цивилизация - это, конечно, хорошо, но в таких вот местах не только дышится, колдуется легче - здесь связь с природой ощущаешь буквально каждой клеточкой. Многим она нужнее комфорта.

   Первым в нашей веренице юных бойскаутов топал Егор. На правах старшего он отобрал у Алекса компас, и сейчас целенаправленно вел нас к "приключениям". Следом, недовольно оглядываясь, пристроилась Полина. Она не узнавала местность, и это ее нервировало. Богдан все еще тащил два рюкзака и даже не морщился. Вернее, старался делать это так, чтобы Поля не заметила. Для этого он бежал сразу за ней, буквально по пятам. Рядом с Олей, которая была весьма недовольна, что готесса заняла ее "законное" место рядом с Егором.

   А вот Алекс шел последним и вовсе не для того, чтобы лишний раз не попадаться мне на глаза. Наоборот, этот гаденыш только и делал, что подгонял, хотя я и так неслась вперед как перепуганная лань, периодически обгоняя даже Егора. За что, кстати, мне влетало от обоих братцев.

   - Не балуйся, Ева! - орал старший. - Здесь легко заблудиться или пораниться!

   - Да что станется с этой оторвой?! - на пол леса отвечал Алекс. И бросался вдогонку. С крапивой, между прочим! Достал где-то длинную веточку и пытался стегануть меня по заднице. Я визжала и носилась кругами, убирая с линии удара стратегически важную точку. Нет, было не больно, но чертовски обидно, особенно когда он так радовался "попаданию"! Вот и скажите: кто из нас после этого "оторва"?! Егор сперва хмурился, глядя, как мы бегаем вокруг, потом махнул рукой, и решил, что "дети сами разберутся". Предатель!

   Занятая своим персональным маньяком, я даже не сразу сообразила, почему мы вдруг остановились. Только в третий раз обежав роскошный куст бузины с характерными белыми гроздьями, заподозрила неладное. Ну, и тормознула. Кто же знал, что это бегемотище не успеет сбросить обороты и на полном ходу впечается мне в спину?! Мы так и покатились с пригорка, в обнимку.

   - Ева! - строго окликнула меня Полина. - Хватит валяться на земле! Все равно не загоришь. Подойди сюда. У нас тут дилемма.

   Я честно брыкалась несколько мгновений, потом напряглась изо всех сил, подняла голову у Алекса над плечом и завопила:

   - Снимите с меня этого полудурка!

   - Уберите подальше эту психичку! - прошипел Алекс, которому я в порыве гнева зарядила лобешником в челюсть.

   - Я тебе сейчас ударю в нехорошее место!

   - Лежи смирно и я смогу встать!

   - А зачем ты меня обнял?!

   - Я не обнимал! Я руки вперед выставил, когда падал!!

   - Ева, - не выдержал Егор. - Делай с ним, что хочешь, только побыстрее!

   - Но оставь хоть что-нибудь, чтобы его потом смогли опознать, - хихикнув, добавила Полина.

   Не знаю, как Алекс, а я покраснела. И тут же вскочила на ноги. Надо же, а это, оказывается, не так сложно, когда тебя никто не держит...

   - Что тут у вас? - подозрительно косясь на идущего следом братца (умел же этот гад делать Poker face, сам Джош Хейл обзавидовался бы), я подбежала к Егору.

   - Дорога, - коротко ответил парень.

   - Разветвляется, - добавила Полина.

   - На две! - ревниво закончила Оля.

   Я нахмурилась, посмотрела сначала на троицу первопроходцев, потом на ту самую дорогу, которая действительно представляла собой плохо утоптанную вилку, и покачала головой:

   - Три капитана Очевидность в одном походе. Не многовато ли? Ребята, вам что, делать больше нечего?

   - Ну, извини, что отвлекли, - хмыкнула Поля. Я тут же помотала головой:

   - Да я не о том! У вас же компас. Чего вы у меня-то узнать хотите?

   - Компас у него, - кивнула Поля на Егора. - А карты, которые нам здесь очень бы пригодились, забыл дома твой второй брат.

   - Я не забывал, - буркнул Богдан. - Карты были в сумке для ноутбука. И потом, Егор, ты ведь бывал в этих местах раньше? Неужели не помнишь, куда идти?

   - Почему же? - фыркнул старший. - Помню отлично. Налево - подъемник. Направо - тропинка. Я голосую за то, чтобы не мучиться и подняться без лишних хлопот на подъемнике. А вот готесса твоя уперлась.

   - Потому что мы в походе! - воскликнула Поля. - Здесь не нужно думать о комфорте. Здесь нужно топать ногами!

   - Вот! - подрезюмировал Егор. - Об этом я и говорю. Невменяемая готесса. В общем, Ева, мы проголосовали, но Оля встала на мою сторону, а Богдан - на сторону твоей подруги. Теперь хотим узнать твое мнение.

   - А моё - нет? - изогнул бровь Алекс.

   - Удиви меня, и скажи, что ты с ней согласишься, - отмахнулся Егор. - Вы же как лебедь и щука тянете упряжку в разные стороны. Так что, узнав мнение Евы, мы автоматически узнаем и твое тоже.

   Алекс посмотрел на меня долгим мрачным взглядом, а я нахально ему улыбнулась и выдала:

   - Понял? Я - лебедь!

   Егор стукнул себя ладонью по лбу и даже отвернулся для пущего эффекта. Он хотел нас подружить? Пока это удавалось из рук вон плохо. Если поход продолжится в том же темпе, не пройдет и суток, как один из нас падет жертвой второго. Я ставлю на Шурика. Он, конечно, сильнее и живучее, но моя фантазия - это как стихийное бедствие: не убежишь, не спрячешься и не забудешь...

   Короче, пошли мы пешком. Егор сказал, что подъем - всего три километра. Ну, разве интересно ехать в железном вагончике, когда можно насладиться красотами природы, неспешно топая по лесу? К тому же, гора казалась совсем пологой, так что проблем возникнуть не должно было...

   На сей раз я шагала рядом с Полей. Вернее, это она села мне на хвост и в своей излюбленной манере принялась задавать компрометирующие вопросы. В основном ее, конечно, интересовал Шурик. Я честно старалась рассказать все, что знала, но не понимала, почему, по ее мнению, мне должно было быть известно больше, чем ей. Между прочим, я с этой странной семейкой только полторы недели знакома!

   - Знаешь, что меня удивляет, - протянула Поля. - Как он узнал про семена? Ну, которые ты ему на спину высыпала.

   - Да там вся постель в них была, - пожала плечами я. - Даже слепой бы разглядел.

   - Это - да, не спорю. Но много ли ты знаешь людей, которые вот так сразу в черных зернышках распознают ядовитое растение? Что-то с твоим братцем не так...

   - С головой у него траблы - это правда, - не стала спорить я. - Но в остальном... не преувеличивай, Полина. Он не знал, как называется растение, да и не мог знать. Южный колчагар не встречается в наших краях. Его даже не в каждом бот.саду найдешь.

   - Но он сразу догадался, что аллергия у него именно на семена!

   - Блин, а ты бы не догадалась?! - всплеснула я руками. Идущий впереди Алекс обернулся и смерил меня задумчивым взглядом. Я фыркнула и скорчила ему рожу. Надеялась, что обидную, но этот терпеливый мститель только улыбнулся. А когда я руками оттопырила уши и свела глаза на переносице, чтобы, так сказать, добить врага психической атакой, послал мне воздушный поцелуй. Находчивый гад - я тут же зарычала и отвернулась, чувствуя как начинают пылать щеки.

   - Чёй-то ты его защищаешь слишком активно, - буркнула подруга, наблюдая за нашим мимическим сражением. - Не влюбилась часом?

   Ой, лучше бы она молчала! Я не только подавилась вздохом, я случайно споткнулась о кочку и плашмя рухнула на узкой тропинке. Народ обернулся и уставился на мрачную морскую звезду, роль которой я так искусно исполняла. Пришлось быстро подниматься и убеждать, что, всё, во-первых, хорошо, а во-вторых:

   - Нет, лодыжку не подвернула (для Егора).

   - Тропинки в этом лесу совершенно безопасны (для Богдана)

   - Ноги у меня растут откуда положено! (для Алекса).

   Только после этого от меня отстали. А я набросилась на подругу:

   - Чего ты несешь такое? В кого я влюбилась? В этого чокнутого извращенца?! Мне что, проблем в жизни мало?!

   - Ой, я тебя не понимаю. Справиться с парнем - вообще нефиг делать. Уложи его на кровать, привяжи покрепче и...

   - Не продолжай, - нахмурилась я. - Мне не подходит.

   - Ладно, - пожала плечами "изобретательная" Полина. - Тогда усади его за стол и...

   - Тьфу на тебя! - всплеснула я руками. - "Усади", "уложи"... он что, резиновый?!

   - А ты бы этого хотела? Ну, такую симпатичную резиновую куклу?

   - Фу-фу-фу! - покраснела я и убежала вперед. Было еще страстное желание перекрестить Полину на прощание, но тогда расспросов со стороны остальной компании было не избежать. И что бы я ответила? Что моя лучшая и единственная подруга со всей своей врожденной прямотой пытается добиться моей преждевременной седины?!

   То, что наше путешествие продвигается как-то странно, я начала понимать только ближе к вечеру. Дорога все еще петляла впереди, а мы так и не вышли к заветной цели - на вершину пологой горы, где Егор собирался сделать первый привал. Идти становилось все сложнее, рюкзаки давили на плечи, ноги скользили по заросшей тропе. Никто уже не бегал по кругу, никто не шутил. Полина даже ношу свою у Богдана отобрала - иначе мы бы продвигались еще медленнее. Но ведь по всем подсчетам стоянка должна была показаться еще часа четыре назад! Три километра, пусть даже вверх - это не такой и длинный путь. А мы топали вот уже день.

   - Егор! - не вытерпев, я подбежала к брату. Он шел впереди, мрачный и очень серьезный. - Егор, а далеко до вершины?

   - Не знаю, - буркнул парень. - Я предупреждал, что никогда не ходил этой тропой.

   - Но ведь у тебя на руке шагомер! Посмотри, мы уже прошли три километра?

   Меня буквально пригвоздили к земле внимательным и немного раздраженным взглядом: казалось, брат решал, а не послать ли любимую сестренку в далекое пешее путешествие с сексуальным уклоном. Потом все же протянул кисть к моим глазам, чтобы я увидела экран наручного шагомера и ровным голосом ответил:

   - Евочка, да будет тебе известно: мы идем уже двенадцатый километр.

   И пошел дальше, оставив меня в состоянии полнейшего недоумения. Двенадцать километров?! А почему же на подъемнике до вершины только три?!

   - Потому что подъемник идет прямо, а тропинка - серпантином, - тихонько ответил голос разума. Он всегда просыпался не вовремя, и запоздало давал умные советы. Например, сейчас занудно шептал:

   - Не надо было слушать Полину...

   - И долго нам еще пилять по этому бездорожью?! - взвыли ноги. Подходящего ответа организм не нашел. Правда, попа попыталась что-то вякнуть, но ее быстро заткнули. Она и так болела после автобуса. Зачем лишний раз о себе напоминать?

   А к стоянке мы вышли (читай: "выползли"), когда на небе зажглись звезды, за первый день отмахав без малого двадцать один километр. Если верить Егорушкиному шагомеру, конечно. Наверное, это была единственная причина, почему нас с Полей не растерзали на месте, когда мы все же добрались к вершине. Все слишком устали, чтобы вспоминать, кому именно пришла в голову "чудесная" идея - свернуть направо.

   Глава 9

Женский словарь:

Настойчивость - когда тебя домогается привлекательный парень.

Наглость - когда тебя домогается непривлекательный парень.

NNN

   Что такое настоящий "кайф"? Это когда забираешься в спальник после целого дня в дороге, потягиваешься от души и проваливаешься в сон. Честное слово, больше для счастья ничего не надо! Кажется, той ночью это понял даже Егор - потому что из их с Олей палатки не раздавалось знакомых ритмичных звуков. Может, братец и был бы не прочь пошалить под покровом ночи, но Оля в этом смысле представляла собой самое настоящее бревно. Последние километры дороги она уже едва волочила ноги. Егор отыскал для девушки две палки, и она топала, опираясь на них как лыжница. Так было хоть немного проще. Жаль, мне Поля не позволила взять такие же. Она, как тренер, считала, что я вполне могу добраться до вершины на своих двоих.

   Ну, я добралась. И рухнула на траву. Пошевелить ногой или рукой казалось преступлением против себя любимой. Рядом так же пластом лежала Оля, бросая на меня полные понимания взгляды. Полина что-то ворчала себе под нос, кажется, обещала добавить в тренировки драматизма и превратить меня в Рембо. Интересно, что именно она имела в виду? Потому что мне иногда и правда хотелось надеть бандану, испачкать щеки грязью и удрать от этой тиранши подальше в лес.

   Когда меня, наконец, снова поставили в вертикальное положение, я увидела, что поляна в лесу, куда мы выбрались для ночевки, приобрела вид маленького палаточного лагеря. Костер не разжигали - все равно, еду готовить было некому, но котелок с водой кто-то принес. О, какая это была вкусная вода! Я выдула литра два, не меньше. Потом забралась в нашу с Полиной двухместную палатку, юркнула в спальник и отключилась. Снов не было - усталый организм не хотел двигаться даже в своем воображении. И, казалось, никакая сила на свете не могла вырвать меня из объятий дядюшки Морфея.

   Как же я ошибалась!

   Дикий женский вопль заставил подпрыгнуть ошалевшей гусеницей.

   - Кто кричал? - послышался снаружи хриплый спросонья бас Егора. - Ева?!

   - Я здесь, - прохрипела, выбираясь из палатки и на ходу натягивая кроссовки. Луч фонаря больно ударил по глазам, заставляя скривиться и отвернуться, прикрывая лицо руками.

   - Цела, - крикнул кому-то Алекс, отводя свет в сторонку.

   - Уверен? - уточнил Егор.

   - Полностью, - ответил братец и швырнул мне в руки какой-то балахон, впоследствии оказавшийся мужской рубашкой. - В таком наряде сложно скрыть повреждения.

   Последняя фраза звучало тихо, только для меня, и я тут же покраснела. Ну, да, ночь была теплой, а спальник жарким. С чего бы мне спать в джинсах и футболке? Хорошо хоть белье не сняла - Поля вообще в одних трусах обычно ложилась.

   - Черт, Полина!

   Только сейчас до меня дошло, что из палатки больше никто не выбегал. А ведь готесса на вопль среагировала бы первой.

   - Подруга, ты где?!

   - Здесь! - рявкнули из кустов. Три луча тут же перекрестились в зеленых ветвях. Сейчас они ходили ходуном - это готесса, чертыхаясь и путаясь в листве, пыталась выбраться наружу.

   - Полина, - первым подбежал к девушке Богдан. - Ты в порядке?

   - Это ты кричала? - догнал брата Егор.

   - Угу, - мрачно ответила Поля. - Чего-то я перетрусила...

   - Что случилось?! - я покосилась на увесистую палку в руках подруги. - Поля, что здесь было?

   - Да приходили какие-то мужики с дубинками, но я быстро объяснила, что здесь им ловить нечего. Больше не придут.

   - Какие мужики?! - прохрипел Богдан.

   - Они здесь коров неподалеку пасут. Нас заметили и решили... кхм... познакомиться.

   - Это они тебя так напугали? - "догадался" Егор.

   - Нет, конечно, - отмахнулась дубинкой Поля. - Я думала, здесь полтергейст.

   Народ как-то сразу заулыбался и успокоился. Вообще, очень сложно долго волноваться, когда организм буквально отключается на ходу. Первым вернулся в палатку Егор, пожелав всем спокойной ночи. Потом - Алекс, напоследок обойдя лагерь, и позаглядывав в особо плотные хитросплетения кустов. Последним, еще раз уточнив, как себя чувствует боевая готесса, отчалил Богдан, и я только хотела последовать его примеру, как...

   - Стоять, мартышка, - бодро растоптала мои надежды Полина. - Я не просто так вопила.

   - Ну, да, - зевнула я. - Тебя полтергейст напугал.

   - Какой, нахрен, полтергейст, Ева?! - рыкнула подруга. - Я чужого учуяла.

   - Чужого? - переспросила я. Сонный мозг тут же нарисовал двухметровое чудовище с кислотой вместо крови. Полина тяжко вздохнула:

   - Не настолько чужого. Просыпайся, Ева. Нужно обойти лагерь.

   - А может, тебе только показалось? - с надеждой спросила я.

   - Нет, не показалось, - мрачно отчеканила Полина. - Ты - налево, я - направо. Если что - кричи.

   Как же не хотелось изображать патруль! Ноги после вчерашнего болели так, словно на них чихнул дикобраз и оставил половину иголок в мышцах. Где-то на горизонте уже светлело небо. Если бы не деревья, можно было бы полюбоваться рассветом. Звезды над головой притихли в своем сиянии и стали какими-то серыми, невзрачными. Судя по тому, как гудела голова, было около пяти утра. Для сна оставалось все меньше и меньше времени.

   "Какого лешего я тут ищу?! - подумала с раздражением. - Нет же никого!"

   Вовремя так подумала: прямо перед тем, как завернуть за очередную елку. А в лесу этом, надо сказать, елки были прямо-таки монументальными. Их оказалось не так много, и росли они не кучей, как по ГОСТу, а от случая к случаю, хорошенько затерявшись среди дубов, кленов, рябин и других лиственных деревьям. Но при этом уж если попадались, то такие красавицы, что за ними пол армии Чингисхана могло бы без труда схорониться.

   Ну, с армией я, может и погорячилась, но один человек так точно спрятался. Вернее, один маг.

   - Здравствуй, Ева, - поздоровался парень. Я пожевала губами и ответила:

   - И тебе привет, Гаспар.

   Пришлец улыбнулся, обнажив такие белые клыки, что они аж блеснули в тусклом свете убывающей луны.

   - Ого, - шепнула Полина, бесшумной тенью выныривая у меня за спиной. - Какая встреча. Целый Гаспар. Твой жених номер шесть?

   - Номер пять, после того как Джо-Джо отправился покорять Новую Землю, - тихо поправила я подругу.

   - И чего с ним делать будем?

   Я усмехнулась, с удовольствием наблюдая, с каким любопытством прислушивается Гаспар к нашему тихому диалогу:

   - А помнишь, ты предлагала посадить, привязать...?

   Уголки губ у парня стремительно поползли вниз:

   - Милые леди, а может, вы просто накормите бедного заблудившегося путника? Обещаю вести себя прилично.

   - Ты ему веришь? - шепнула Поля.

   - Ни на грамм, - так же тихо, почти не разжимая губ, ответила я. - Но что ты предлагаешь? Устроить здесь потасовку? Мои братья оценят его бросок молнией...

   - Тогда приглашай его в лагерь, а там посмотрим по обстоятельствам. Накормим, напоим... может, он и сам уйдет.

   Я чуть не расхохоталась: сказано это было таким тоном, что Гаспару можно было уже начинать сочувствовать. Потому что в походной сумке Полины были вещи куда забавнее семян южного колчагара. И, зная этого парня, я была почти уверена, что знахарка ими воспользуется.

   Гаспар, или Гастон, как его называла лично я за удивительное сходство с персонажем диснеевского мультика, был французом. Причем, в худшем смысле этого слова: эдаким придурошным французским отродьем. Под два метра ростом, с косой саженью в плечах, он был просто образцом альфа-самца. В племени неандертальцев все самочки были бы его: длинная косматая шевелюра, квадратный подбородок и злобные глаза сделали бы его неотразимым. Дядюшка Дарвин, кстати, тоже был бы от него в восторге. Одного взгляда на "Гастона" хватало, чтобы поверить в теорию эволюции: вот же оно, потерянное звено между обезьяной и человеком!

   Как мама могла всерьез считать его претендентом на мою руку?!

   Дело в том, что у нас, у ведьм, сила передается по материнской линии. Если отец - обычный человек, а мать - чародейка, дети почти наверняка будут обладать ее даром. Но вот если наоборот - все куда печальнее. Мужчина-колдун не может позволить себе брак с обычной женщиной - его магия не достанется детям. Зато от слияния двух чародеев всегда получаются очень сильные волшебники. Не удивительно, что такие как моя мама считают вопрос брака очень серьезным. Хотя, быть может, им просто нравится составлять списки кандидатов в супруги для своих недовольных дочерей. Меня вот целым десятком наградили. А как же! Такая почтенная древняя семья! Не то, чтобы я действительно должна была сделать выбор из этой братии, или в какой-то момент выйти замуж именно за "того самого". Просто это были кандидаты, которых матушка заранее одобряла. Человек пять из списка я и видела-то всего пару раз в жизни, и, честно говоря, очень надеялась больше никогда не увидеть. Да и где нам пересекаться? На шабаши я не летаю, в групповых церемониях не участвую. Разве что вот так, в лесу случайно встретиться?

   Надо будет, кстати, маме по возвращению сказать большое человеческое "спасибо!". От души поблагодарить. Если бы не ее дурацкое желание следовать традициям, может, Гаспар бы и обошел стороной нашу стоянку. К сожалению, сейчас об этом можно было только мечтать.

   - Ладно, путник, - вежливо, стараясь не слишком откровенно хмуриться, кивнула я. - Идем с нами, гостем будешь. А утром я представлю тебя своей новой семье.

   И очень надеюсь, что эта любезность не вылезет мне боком...

   Разумеется, тем утром мы уже не ложились. Полина разожгла костер, я отправила Гаспара за водой и приготовила некое подобие овощного супа из полуфабрикатов, захваченных Егором из дома. Потом мы втроем уселись вокруг огня, разобрали тарелки с едой и надолго замолчали. Есть не хотелось, но чем еще заниматься в такой "дружеской" обстановке - придумать не смогли.

   - Я слышал, Ева, - наконец, налив себе третью тарелку супа, нарушил тишину Гаспар, - твоя мама снова вышла замуж?

   Я аж вздрогнула: задумалась о своем и почти забыла, что рядом - живые люди. А Полина ревностно покосилась на полупустую кастрюльку и пододвинула ее ближе к себе. Прожорливость гостя ее напрягала, да и меня тоже. Нам, между прочим, еще трех братьев чем-то кормить, и Олю, хотя, по мнению готессы, она этого и не заслужила.

   - Да, так и есть, - ответила я без особого энтузиазма.

   - И давно?

   - Полторы недели назад.

   - Где же Ядвига сейчас? Не похоже, что в поход вы отправились всем семейством...

   - А ты как думаешь: где может быть невеста через десять дней после свадьбы?! - выпалила Поля и добавила мне на ухо. - Тупой дегенерат...

   Кто знает, быть может, это ее вопли разбудили братьев, или солнце, которое уже взошло довольно высоко, но ближайшая к Гаспару палатка зашевелилась, распахнулась, и оттуда выкарабкался сонный Богдан. Он зевнул, чинно прикрываясь ладошкой, взлохматил всегда тщательно уложенную прическу (брови Полины сами собой поползли вверх), шагнул к костру и только тогда увидел квадратную спину моего потенциального жениха.

   Ух ты! А я и не подозревала, что метросексуалы умеют так прыгать!

   - Ты кто?! - рявкнул Богдан, уже не особо заботясь о манерах.

   - Гаспар, - представился пришлец.

   - Что здесь делаешь?!

   - В гости пришел. Меня девушки пригласили.

   - Это правда?! - и брат бросил такой выразительный взгляд на Полину, что даже она впечатлилась.

   - Правда, Богдан, - поспешила вмешаться я. - Это была моя идея.

   - Вы знакомы?

   А вот этот вопрос принадлежал уже Шурику. Как он ухитрился выбраться из палатки совершенно бесшумно - я не поняла, однако же вот он - стоит и напряженно буравит нас глазами. Еще и интересуется самым наболевшим, как всегда, гениальный в своей сообразительности.

   - Еще как, - загадочно усмехнулся Гаспар. Кажется, он не считал необходимым скрывать наши странные отношения. - Я - жених Евы.

   - Номер пять, - тихонько добавила я. Отчего-то мне показалось, что эту важную информацию следовало озвучить. Алекс мрачно нахмурился:

   - То есть, номер один тоже где-то бродит?!

   - Я тебе больше скажу! - фыркнула Полина. - У нее их десять штук в запасе. Целый гарем!

   Я скрипнула зубами и уставилась на подругу как на врага народа. И откуда же в моей и без того нелегко й жизни появился этот подстрекатель?!

   А Шурик меж тем сдвинул брови и, ступив к костру, уселся как раз напротив Гаспара. Ну, прямо два волка, встретившиеся на водопое: с одной стороны, вроде, и не враги, а с другой - в глотку сопернику вцепиться ну очень хочется.

   Вот на этой-то красивой ноте и показался из палатки Егор. А за ним - растрепанная, прихрамывающая Оля. Я ее понимала: сама еле-еле передвигалась. Старший братец малость осоловевшим взглядом пробежался по нашей рассевшейся у костра компашке и проурчал:

   - Ух ты, братцы-кролики. Да я смотрю, у вас пополнение.

   То самое "пополнение" отставило тарелку и поднялось на ноги:

   - Гаспар! - протянул парень лапищу. Брат вежливо улыбнулся и ответил крепким рукопожатием:

   - Егор. Милости прошу к нашему столу. Ты - друг Евы?

   - Не совсем, - склонил голову Гаспар. - Я ее будущий муж.

   Я поспешно вскочила:

   - Ну, да размечтался! Егорушка, - подбежала к брату и почти потащила его к костру за руку. - Давай ты не будешь слушать этого шутника, а позавтракаешь супчиком. Сама готовила.

   Алекс, только что с удовольствием поглощавший ценный продукт, поперхнулся и уставился в тарелку с таким видом, словно там вот-вот должен был всплыть таракан.

   - Спасибо, Евочка. Оля, ковыляй сюда. Здесь еду раздают.

   Девушка промычала что-то не слишком лицеприятное о моем супе, но послушно уселась рядом. И даже наполненную тарелку взяла, так старательно принюхиваясь к содержимому, что у меня появилось почти непреодолимое желание вылить его ей на голову.

   - Итак, Гаспар, - сделал доброе лицо мой старший брат, - как же ты нашел Еву в этом большом лесу?

   - Разве это сложно, если прислушиваться к зову своего сердца?

   Поля прикрылась тарелкой и сделала вид, что ее стошнило. Ну, да: не самый красивый жест, зато четко отобразил нашу общую реакцию на откровенно наигранные ухаживания этого орангутанга. Даже Егор не смог скрыть малость снисходительную улыбку: мол, вот дилетант! Правда, Гаспар ничего не заметил. Он заглотнул последнюю порцию супа и спросил:

   - А вы куда дальше собираетесь?

   - Я за ночь пораскинул мозгами, - хмыкнул старшенький, - и решил, что, наверное, мы здесь останемся. Тут озеро совсем рядом - девушки позагорать смогут, мы - порыбачить. А потом, ближе к вечеру, пойдем к подъемнику.

   - Это к тому, который южнее? - с видом знатока кивнул Гаспар. - Учтите, он работает до пяти.

   - Спасибо за подсказку, - улыбнулся Егор. - Но у нас автобус в шесть, так что мы все равно должны будем спуститься раньше. А у тебя какие планы на сегодня?

   - Да вот думаю: не составить ли вам компанию? Уверен, Ева будет рада меня видеть. И, быть может, не только Ева...

   Ой, зря он это сказал! А уж то, что сделал потом - вообще иначе как "чозахерью" назвать было нельзя.

   Он улыбнулся Оле. И не просто улыбнулся, а оскалился, как умел делать только Гаспар: с вызовом, с неприкрытой похотью. "Женишок", блин, считал эту улыбку неотразимой.

   Парни встали как по команде. Мягко задвинули нас, трех девчонок, себе за спину, и я как-то сразу сообразила, что сейчас кому-то настучат в бубен. Егор остановился передо мной и поднял на "жениха" мягкий, почти нежный взгляд:

   - Послушай, Гаспар, или как тебя там. Я был рад с тобой познакомиться, но, полагаю, тебе пора покинуть нашу компанию.

   - С чего бы? - тоже поднимаясь, вскинул брови Гаспар. - Здесь так интересно...

   - Товарищ, ты не понял, - мрачно перебила Полина. - Тебе не предлагают. У тебя вежливо интересуются, не желаешь ли ты остаться при своих зубах.

   И, словно в подтверждение этих слов, подруга приняла одну из своих любимых "боевых" стоек: то ли "змеи", то ли "тигра", я в них особо не разбиралась. Но вот посмотришь на такую, и желание драться сразу куда-то улетучивается. Уж больно страшно выглядит человек, тело которого изогнулось под немыслимым углом, а на роже отражается спокойствие Дзен.

   Да и вообще, все складывалось так, что если у Гаспара не пробудится мозг, и он не свалит по-хорошему, его ждут серьезные неприятности. Потому что на этой поляне его конкретно укатают. Я смотрела на Богдана с Егором, в выжидательных позах застывших перед нами, и понимала, что братья за "своё" будут сражаться до последнего. Да, они не были чародеями - здесь у Гаспара было явное преимущество. Но ведь за спинами у ребят стояли мы с Полей!

   Я драться не любила и не умела, зато магией могла долбануть так, что мало не покажется! И сейчас демонстративно шевелила пальцами, пропуская между ними маленькие заряды электричества. Гаспар задержал взгляд на моих ладонях и чуть заметно нахмурился. Ага, не понравилось. Ну, давай, кобель, попробуй сцепиться с ведьмой!

   А рядом еще и Полина застыла с ее тэкхвандо. Девочка, которая с легкость могла завалить буйвола при желании, да еще и получить при этом кучу положительных эмоций. Вот уж кто действительно любил махалово!

   Жаль, что в тот момент я не озаботилась главным: не посмотрела, где находился Александр. Потому что он стоял чуть в стороне и смотрел вовсе не на Гаспара. Он буравил взглядом мои напряженные сверкающие ладони! Да если бы я тогда додумалась обернуться - меня бы на месте контузило! Таким взглядом можно врагов испепелять.

   Увы, мое внимание всецело сконцентрировалось на крупногабаритном "женишке". И когда он, улыбаясь, по-кошачьи тихо все же покинул стоянку, я даже не подумала, что кто-то мог заметить мою маленькую, так и не примененную волшбу. Только стряхнула руками, осыпая молнии в землю и буркнула, косясь на Полину:

   - Мама будет недовольна.

   - Минус один? - участливо спросила подруга.

   - Я выбрала сторону смертных и едва не напала на чародея в попытке их защитить, - скривилась я. - Если Гаспар проболтается: минус десять.

   - Думаешь, он когда-нибудь расскажет об этом? - покосилась Поля вослед отчалившему бывшему потенциальному мужу. Я подумала и хихикнула:

   - Нет, сомневаюсь. Ведь как же имидж?

   - Хм... а, может, и правда: выйдешь за него? - хитро сощурилась подруга. - И все будут довольны.

   - Но он же чудовище!

   - А ты ведьма! Будете как в сказке: красавица и монстр.

   - Но он же реально чудовище!

   Поля расхохоталась и ушла куда-то в сторону озера. Я хмыкнула, покачала головой и нырнула в палатку. Где-то здесь валялся мой купальник. Что там Егор о загаре говорил? Пожалуй, и правда, стоило полежать на солнышке и успокоить расшалившиеся нервы.

   Эх, если бы я тогда знала, что на этом мои тревоги только начинаются - сразу бы в том же озере и утопилась...

   Я очень любила свою подругу. В ином случае давно бы уже убила ее к чертовой бабушке. Она была как зайчик-энерджайзер на батарейках Duracell - такая же бодрая в любое время суток, и такая же неудержимая на пути к приключениям. Полина сама иногда шутила, что если ей отрезать голову, она, как таракан, проживет еще девять дней на голом энтузиазме. Готесса обожала драйв, обожала перемены и всем сердцем ненавидела рутину. Если она шла в клуб - то гуляла до последнего пенни, если танцевала - то пока музыка не стихнет даже в собственном воображении. Если она пила - то так, что матерые дальнобойщики косились с опаской и восхищением. Она не сожалела о содеянном, а о том, что упустила шанс - сожалеть просто не могла, потому как шансы она не упускала. Даже самые идиотские.

   Неудивительно, что когда мы притопали на озеро, идея просто "полежать и расслабиться" вызвала у нее легкое недоумение.

   - Ева, ты чего? Мы на природе! В горах! Какой загар? Собирай свои белесые мощи и вперед плавать!

   - Полин, ты издеваешься? - расстилая полотенце на траве, буркнула я. - Там вода градусов тринадцать. Я в сосульку обращусь еще на подлете-е... У-у-е!!!

   Вот каким хорошим словом можно назвать человека, выплескивающего на плечи лучшему другу полкастрюли ледяной воды?!

   - Ну, держись, паразитка! - рявкнула я, припускаясь за подругой по берегу. Богдана мы перелетели махом, почти не заметив. С Егором было посложнее - он лежал с Олей на одном полотенце. И, недогадливый такой, поднял голову в самый неподходящий момент. Пришлось в прыжке поджимать ноги почти до груди, а то остался бы братец без холеной тыковки. Последним на пути препятствий был Алекс. Он как раз очень удачно сел, пригнулся, раскладывая удочки, и мирненько напевал что-то себе под нос. Какого черта ему вдруг понадобилось так резко выпрямляться?!

   Я влетела ему четко в бок. Была бы покрупнее - отбила бы почки нафиг. А так только о ребра ударилась и сшибла парня с облюбованного места.

   - Твою ж мать...! - завопил Алекс, взмахнул руками и со мной в обнимку бултыхнулся в озеро.

   - А говорила, не хочешь купаться! - заржала с берега Поля. Жалко, мне было не до смеха, потому что, то ли братец плавать не умел, то ли специально придуривался, но притопил он меня от всей широты своей мелкой душонки.

   - Ах, тьфу, слезь, тьфу, с меня! - барахтаясь, провопила в небо.

   Ага, прямо вот так сразу он взял и послушался! Наоборот! Сильные ладони обхватили меня за талию, скользнули по бокам выше, и я почувствовала, как он всем весом тянет меня на дно! А самое страшное - Алекс не паниковал, не стремился найти единственную точку опоры. Нет! В трезвом уме и здравой памяти братец пытался меня утопить!

   Сказать, что я струсила - это ничего не сказать. Воздуха почти не оставалось, я барахталась в воде так, что брызги стояли стеной, где-то слева ржали братья и подруга... а этот гад, который Шурик, с невинной мордой избавлялся от ненавистной родственницы!

   - Помо... помогите! - взвыла, отчаянным усилием вырываясь к поверхности.

   - Уже помогаю! - злобно прошипел на ухо Алекс.

   - Да не ты! Ой! Помо... тьфу!.. гаешь?!

   То есть, это он меня так спасти пытался?! До чего же оригинальный метод! Я решила, что меня убивают, а оказывается - совсем наоборот!

   И, действительно, как-то изловчившись, Алекс перехватил меня поудобнее, подтянул ближе и буквально вышвырнул из воды. Вот только...

   В лифчик-то ручонки загребущие зачем совать?!

   - Хам! - рявкнула, делая воистину олимпийский рывок и случайно попадая пяткой Шурику под глаз.

   - Идиотка!! - хватаясь за лицо, взвыл пострадавший.

   - Сволочь!

   - Ведьма!

   И грянул гром! А по ощущениям - еще и молнией шваркнуло. Я замерла, позабыв о том, что нужно грести, двигаться или даже дышать. Наверное, так бы меня и выловили спасатели - утопленницу с огромными, широко раскрытыми глазами и ртом-бубликом, если бы Шурик не схватил за волосы и резко не выдернул на поверхность. Ну, и в сознание заодно привел - больно, знаете ли, когда за косы тягают.

   - Чего онемела, сестренка? - хищно улыбнулся "спасатель". - Удивлена, или боишься ляпнуть лишнее?

   - Я н-не б-боюсь... - пролепетала, буквально остолбенев под его взглядом. В висках стучало, в горле застыл комок, уши почти не слышали от волнения и попавшей в них воды. Он назвал меня ведьмой! Он знает?!

   - Тогда скрываешь что-то? - продолжал допытываться Шурик.

   - Не-не-нечего мне скрывать...

   Мгновение Алекс сурово рассматривал мое бледное лицо и прижатые к груди руки. Кажется, в такой позе провинившийся котенок пытается защититься от покусанного папы-льва. А мой "лев", между прочим, был очень зол. Видимо, мое прогрессирующее заикание наводило братца на любопытные и не самые приятные мысли. Потому что его брови все сильнее сходились на переносице, а губы сжимались в тонкую светлую линию. Но затем, словно он принял какое-то решение, например, отложить казнь и сделать все красиво, без свидетелей, глаза перестали излучать ярость, челюсть расслабилась и даже черные брови вернулись на законное место. Шурик фыркнул, закатил глаза и внезапно спросил:

   - Тогда, может, встанешь уже на ноги? - я ошалело хлопнула ресничками: чего?! - Поезд дальше не идет. Слезай, говорю!

   И только сейчас до меня дошло, что Алекс стоял на берегу, где воды было буквально по пояс, и на вытянутых руках держал скрюченную меня. И ведь не отпускал же... Вел себя исключительно по-джентльменски. Может, от того, что семья с любопытством поглядывала на нас с берега, а может - потому что и правда, пытался помочь.

   Вот здесь бы мне мяукнуть что-то повежливее и удрать на сушу, под крылышко Егора с Полиной. Разве не это должен был посоветовать любой здравый рассудок? Зачем, ну зачем я протянула руку и ткнула пальцем в его покрасневшую скулу?!

   - Кажется, у тебя синяк будет, - отметила философски. Братец скрипнул зубами:

   - Да, это кто-то выразил мне признательность за спасение. На каком-то непонятном языке.

   - Но ты же пытался меня утопить!

   Вместо ответа, Алекс закатил глаза и резко развел руки в сторону. Я сложилась пополам и бухнула в воду попой вниз. А неудавшийся и, очевидно, обидчивый киллер аккуратно переступил мою барахтающуюся тушку и со скучающей рожей выбрался на берег.

   Мне стало очень-очень стыдно. Настолько, что когда Полина все же вытащила меня на траву, я даже не смогла внятно объяснить причину своего странного поведения. Только буркнула, пытаясь оправдаться:

   - Он назвал меня ведьмой!

   - И что?! - изогнула бровь готесса. - Меня так каждый второй называет, особенно, когда я при параде.

   - Не равняй, Полина! У тебя на роже написано, что ты - реально ведьма. Даже я долго не могла поверить, что у тебя нет активных сил. Тебя обозвать - считай, что факт констатировать. А здесь - на пустом месте...

   - Это я-то реальная ведьма?! - как-то чересчур угрожающе повторила подруга. Я отмахнулась и подпрыгнула на ноги, начиная нервно вышагивать по примятой траве.

   - А вдруг он догадался?! Вдруг он что-то заметил?

   - Что, например, Ева? - Поля сидела рядом, провожая меня раздраженным взглядом. - Ты ведь не пользовалась при нем магией.

   - Ну...

   - Ты пользовалась при нем магией?!

   - Не при нем! При Гаспаре!

   - Че-ерт... Ева, ты чем думала?!

   - Я была уверена, что никто не увидит!

   - А он увидел?

   - Не знаю! Но он меня ведьмой обозвал!

   - Так, стоять, коняшка, - теперь уже Поля пошла по облюбованному мною маршруту. - Я тебе еще вчера говорила, что Алекс как-то странно себя ведет. Говорила? Ты мне что ответила? Он - не маг. А если предположить, что это - так, что должен был сделать обычный человек, разглядев твои молнии?

   - С воплями броситься за линию горизонта? - с сомнением прошептала я.

   - Именно! А что сделал он?

   - Что?

   - Придумал тебе новое ругательство! Это о чем говорит?

   - О чем?

   - Блин, Ева! - не выдержала подруга. - Ты когда пугаешься, тупишь - просто ужас! Это говорит, что он нифига не видел! И тебе стоит взять себя в руки, а не шарахаться от каждой фразы. Пока ты ему сама все случайно не разболтала...

   Я слушала, склонив голову на бок, и полностью признавала правоту подруги, потом обернулась и посмотрела на самого вредного из Соколовых. Он сидел на бревне, в одних плавках, с мокрой лохматой шевелюрой и тонкой палочкой в руках. Отогревался после купания, и вяло чертил что-то на песке. Солнце играло бликами на широких рельефных плечах, от длинных ресниц на лицо ложилась тень... Эдакая пасторальная картинка отдыхающего Аполлона. Хотя, какой он, нафиг, Аполлон?! Марс, Арес, Нергал! Бог войны в своем худшем воплощении!

   Но до чего же хорош, мерзавец!...

   И в какой-то момент, совершенно неожиданно для себя самой, я поняла, что откровенно им любуюсь. А потом вспомнила ладонь на груди и то, что довелось увидеть через тонкую дверь платьевого шкафа...

   - Ого, подруга, да ты, кажись, обгорела, - присвистнула, глядя на меня, Полина. - Такой ровный бордовый цвет лица...

   - Полечка, - всхлипнула я. - Забери меня отсюда! У меня от солнца галлюцинации начинаются!

   - Серьезно?

   - Да! Мне кажется, мне Алекс нравится...

   - Ого, дорогая, - хмыкнула подруга. - Тебе и, правда, пора в тенечек. Такие жести на ум приходят...

   Она с кряхтением (каким-то уж слишком громким, как будто пыталась скрыть смех) поднялась на ноги и, поддерживая меня за плечи, повела ближе к лесу. И мы уже не видели, как губы Алекса растягиваются в широкой, я бы даже сказала - победоносной ухмылке. Как из-под густых ресниц поблескивают в предвкушении темные глаза. Вопреки нашим ожиданиям, этот упырь все слышал. И сделал выводы.

   Можно было бы надеяться, что на этом наши приключения в походе благополучно завершаться, но нет! Как бы ни так! Это были очень насыщенные два дня. Особенно второй, когда в голову Полины вдруг пришла практически судьбоносная идея: собрать гербарий. Именно так она объяснила ребятам свое намерение отправиться в лес:

   - Я учусь на провизора. Мне нужны травяные наборы для опытов.

   - Для опытов тебе нужны живые человечки, - буркнула я, понимая, что от участи сенокоса откреститься не получится. - Ну, Полина, что ты собираешься найти в этих дебрях?

   - Вообще-то, папоротник, - невинно ответила подруга.

   - А-ха-ха! - звонко рассмеялась я, потом сообразила, что Поля не шутит и нахмурилась. - Я, конечно, не знахарка, но разве это растение не предпочитает северные широты? Да и с праздником Купалы ты чуток припозднилась.

   - Мне не огненный цветок нужен, а корневище, - ответила подруга и обернулась к Богдану, по стойке "смирно" замершему перед требовательной готессой. Он единственный из братьев, кто выразил желание помочь нам в поисках и я, кстати говоря, была этому очень рада. - Итак, нам нужен Кочедыжник женский. Обычно он растет ближе к воде, особенно под ивами. А еще в березовых рощах и именно их мы собираемся обследовать вместе с Богданом.

   - То есть, мне ты предлагаешь облазить озеро? - мрачно подытожила я.

   - Именно! - оскалилась подруга. - Только обойди его с другой стороны, здесь уже все вытоптано.

   Я скрипнула зубами:

   - В одиночку?

   - Угу.

   - То есть, дай-ка я повторю, может, чего-то не так поняла: вы с Богданом погуляете среди березок пока я, в компании комаров и пиявок, буду шастать по болотам?

   - Ну, вот, а ты боялась, что придется развлекаться в одиночестве! - непонятно чему обрадовалась подруга, кивнула моему драгоценному второму брату и отчалила. Какое-то время я молча смотрела ей в след и думала, а не вернуться ли обратно в горизонтальное положение для получения еще более красивого и ровного загара? Нет, ну правда: существуют ведь интересные способы провести два часа в выходной, и в их число не входит ползание по буеракам. Да и корневище этого долбанного папоротника можно было купить в любой аптеке. Хорошо, не в любой - не так много фармацевтов знает, как правильно готовить лекарственные растения, но у моей мамы в магазине точно отыщется несколько мешочков!

   В общем, минут пять я себя уговаривала никуда не ходить, прекрасно понимая, что все равно пойду. Это же Полина, лучший друг, как-никак. Тот самый, который выест содержимое твоего холодильника прежде, чем ты успеешь снять пальто; закажет пиццу, наизусть продиктовав номер твоей кредитной карты; или натаскает тебе в палату цветочков с апельсинами, пока ты будешь лежать со сломанной ногой после того, как последовал его же совету и навернулся с крыши. А самое главное: ты его за это даже не попытаешься удушить, потому что в результате окажется, что лучше сидеть с ним в обезьяннике, чем в одиночку на премьере голливудского блокбастера.

   В общем, прикрикнув на лень и подбодрив себя душевным пинком, я нацепила брюки, кроссовки, бандану, прошептала "отгонялку" для насекомых и потопала на промысел. Отошла подальше от лагеря, остановилась, уперев руки в бока, и мрачно огляделась, решая, в какую сторону идти: справа было поменьше деревьев, зато травы - по пояс. Слева - сплошной ивняк, но почва как-то подозрительно блестела на солнце. Очень не хотелось угодить в топь...

   - Ты собралась завоевывать это болото? - проурчали в самое ухо. Честное слово: я почувствовала его губы на моей мочке!

   - Ты! - взвыла, отпрыгивая.

   - Ну, что? - хмыкнул Шурик.

   - Нарушаешь мое тонкое душевное равновесие! Исчезни!

   - Как всегда, сама учтивость, - буркнул братец. - Можешь не напрягаться: я все равно никуда не уйду.

   - Почему?

   - Потому что я - любитель извращенных удовольствий, - язвительно ответил он. - А еще Егор боится, что ты куда-то вляпаешься, и просит за тобой присмотреть.

   - Так вы обо мне волновались? - с наигранным умилением пропела я.

   - Брат - да, - не стал отпираться Алекс. - А я волновался за лес, оставленный наедине с тобой, человек-деструкция. Сколько милых зверушек потеряют родной дом, если ты вдруг поведешь себя... ну, как обычно. Ладно, хватит на меня таращиться. Идем, куда ты там хотела...

   - За папоротником.

   - За папоротником?! Какой идиот собирает папоротник в это время года?!

   Я мысленно хмыкнула: ну, хоть не мне одной пришла в голову эта мысль, и бодро потопала в сторону "поля". Алекс закатил глаза, обхватил меня за плечи и развернул на сто восемьдесят градусов:

   - Ивняк, Ева! Нам нужен ивняк. Даже я знаю, где растет нужная тебе флора.

   Почему-то это небрежное прикосновение всколыхнуло целую бурю эмоций. Я вспыхнула, поспешно отступила на шаг и с такой скоростью рванула вперед, словно у меня прорезались крылья. Алекс, усмехнувшись, пошел следом.

   Знаете, что было моей ошибкой? Ну, кроме того, что я вообще поперлась за Кочедыжником? Мне слишком сильно хотелось сбежать от Шурика, который буквально дышал в затылок, и для этого я готова была воспользоваться любым поводом. Потому когда из глубины рощи послышалось любознательное "хро-хро", это показалось знаком свыше.

   - Ты куда? - удивился Алекс, когда я бросила куст папоротника (мы его все-таки нашли!) и, крадучись, пошла на звук.

   - Сейчас вернусь.

   Шурик подумал-подумал и пристроился за плечом. Я вздрогнула, но решила его не отгонять: все равно не послушается. А вот таинственного гостя мы своими баталиями могли спугнуть. На цыпочках приблизившись к кусту, я осторожно раздвинула ветви и увидела маленькую полосатую хрюшку. Она копалась носом в земле, что-то с аппетитом чавкала и приговаривала свое "хро-хро" утробным довольным голосом.

   - Какая хорошенькая, - растроганно прошептала я. И это, кстати, было довольно странно: обычно хряки не вызывали во мне положительных эмоций. А здесь - ну, прямо лапочка. Пятачок крошечный, копытца словно игрушечные, спинка пушистая и такая притягательная, будто просит, чтоб ее погладили.

   Алекс схватил меня за кисть, когда я уже почти коснулась шерстки:

   - Медленно отходи мне за спину.

   Я подняла глаза на братца: с чего это у него такое напряженное лицо и хриплый голос?

   - Шурик, это просто поросенок. Он не нападет на тебя, вы с ним в разных весовых категориях.

   - Молча, Ева! - блеснул глазами братец. - Отходи молча!

   - Ты параноик! Ой! - я навострила уши и улыбнулась. - Кажется, к нам бегут его родственники.

   - Твою мать! - взревел Алекс, хватая меня за руку. - Беги, дура!

   И сорвался с места. Я отскочила от куста как раз вовремя, чтобы заметить, как, ломая ветви и угрожающе пыхтя, на нас несется нехилая такая свинью со здоровенными клыками и огнем в глазах.

   - Ви! - обрадовался маме поросенок.

   - Хрю! - злобно ответила мамаша и припустилась за "врагами". Почему-то таковыми она посчитала нас с Алексом, во всю прыть удирающих по бездорожью. Кстати, мчались мы знатно - трейсеры бы обзавидовались! Кочки, пни, поваленные деревья - все преодолевалось махом. От страха мне казалось, что если под ногами вдруг разольется море - я и по воде побегу, хотя это не входило в перечень моих ведьмовских умений.

   К сожалению, кабанчик позади тоже оказался матерым "паркуристом". Потому что как бы мы не старались, а расстояние между нами сокращаться не хотело. Похоже, свиноматка действительно решила сегодня побаловать себя человечиной, или у них тоже случается ПМС, но она хрипела, визжала и неслась, как будто от этого зависела ее честь и жизнь.

   - Видишь дерево?! - ловко проскакивая между двух елок, вдруг проорал Алекс. Я просто не смогла удержаться:

   - Мы, блин, в лесу! Тут повсюду деревья.

   - Слишком умная, еще и не к месту! - рявкнул брат, рывком меняя направление и за руку утягивая меня за собой. Я только всхлипнуть успела, когда земля вдруг ушла из-под ног. Если бы он не придержал за талию - точно бы пропахала носом целину.

   - Следи за руками! - рыкнул Шурик и ткнул пальцем в большое, раскидистое дерево прямо по курсу. Я посмотрела, и сразу все поняла.

   Ну, не то, чтобы расположение его веток было идеальным для лазания, но все же, это была не сосна. При должном ускорении, а оно у нас было, - забраться на него было парой пустяков.

   - Вперед, - легко подтолкнул меня брат в спину и я, на полном ходу, не особо раздумывая, как лучше это сделать, или как буду выглядеть со стороны, вспорхнула на самый верх. Следом, с не меньшей скоростью, взобрался братец. "Свинопотамус" опоздала буквально на несколько секунд. Тяжело дыша, она обошла дерево по кругу, чуток порыла землю у его корней, словно пытаясь сделать подкоп, подняла мохнатое рыло, внимательно посмотрела на нас, изучающих ее сверху, и улеглась на пожухлой траве. Отлично! Нас решили взять измором. Какая умная свинья, однако... честное слово, в какой-то момент я почувствовала себя Измаильской крепостью, осажденной войсками Суворова. Неприятное чувство: особенно, если вспомнить, чем там дело закончилось...

   Покосилась на Алекса:

   - И что дальше делать будем?

   - Ждать, - коротко ответил брат.

   - Чего?

   - Пока ей не надоест, и она не уйдет.

   Я покосилась на свинью: было не похоже, что ей скоро надоест.

   - А у нас поезд сегодня..., - протянула себе под нос, но Алекс услышал:

   - Хорошо, - как-то чересчур весело ухмыльнулся он. - Я понял твой намек: прыгай.

   - Куда? - не поняла я.

   - Вниз! - решительно кивнул парень. - А пока она будет рвать тебя на части, я убегу к лагерю. Мы быстро соберемся и как раз успеем на поезд.

   - Очень смешно, - буркнула, поглядывая на кабанчика. Вот уж точно - злобная зараза...

   Эх, не было бы здесь Шурика, я бы ее в два счета манерам научила, а так... Кому скажи - засмеют: ведьма на дереве! От свиньи спряталась...

   В общем, сидели мы молча минут пятнадцать, и это, кстати, довольно долго. Нет, наедине с собой можно молчать и сутками, такое поведение будет выглядеть абсолютно нормальным. По крайней мере, гораздо нормальнее, чем если ты вдруг начнешь вести задушевные беседы сам с собой. Но в компании четверть часа тишины уже напрягает. Особенно, если потенциальный собеседник сидит на соседней ветке и не отрывает от тебя взгляд. Сначала я делала вид, что не замечаю, потом начала ерзать и старательно прятаться за стволом. Получалось плохо: и маскировка подводила, и Алекс отворачиваться не собирался. Ему, похоже, было плевать на неловкость ситуации, и когда я, извернувшись в очередной раз, чуть не свалилась с дерева, то просто не выдержала:

   - Как ты догадался, что за поросенка выскочит свинья?

   - А ты часто видела в лесу бесхозных поросят? - хмыкнул парень.

   - Нет... - протянула, соображая, что в чем-то он прав. - Но я почему-то больше боялась лесника с ружьем.

   - Логично, - фыркнул Алекс. - От него было бы сложнее убежать.

   Я натянуто улыбнулась:

   - Прямо не вериться, что крошечный симпатичный свинтус однажды превратиться в эдакого злобного монстра.

   - М-да... поросеночек рос-рос, и вырос, - философски кивнул парень. Мы помолчали еще немного. Потом Алекс вдруг заметил:

   - У тебя интересное хобби. Долго занимаешься?

   - Ты про верховую езду? - догадалась я. - Шестой год.

   - И как успехи?

   - Ну, ты же видел!

   - Нет, я видел, как твоя кобыла изуродовала мне машину, - беззлобно парировал брат.

   - Ну... - я прикинула, как бы попонятнее изъясниться и поскорее увести разговор от опасной темы. - Успехи нормальные. Галопом езжу.

   - Что, часто спрашивают? - засмеялся Алекс. Осознал, видимо, нелепость ответа. Я невнятно пожала плечами:

   - Бывает. А у тебя какие хобби?

   - Разные, - неопределенно помотал головой парень.

   Ну, разве бы я так просто отказалась выяснить о нем что-нибудь новенькое? Да и Алексу было любопытно, а я согласилась отвечать на его вопросы только после того, как он ответит на мои. Так мы и проболтали следующие несколько часов. Оказалось, братец неплохо лазает по горам, фанатеет от сноуборда и серфинга, последний мотоцикл собрал своими руками, чаю предпочитает крепкий кофе без сахара и дальше собирается учиться на юриста. Группу Shadows они с ребятами организовали полтора года назад, и сначала Алекс исполнял в ней роль гитаристом. Потом было неудачное падение с мотоцикла, сломанная рука и серьезная ссора с вокалистом. Настолько серьезная, что после нее только что снятый с ладони гипс вынуждены были накладывать заново. К сожалению, с гитарой пришлось завязать и Шурик, у которого, как выяснилось, был неплохой голос, занял место отчалившего "товарища"...

   Я слушала и, если честно, начинала активно завидовать. До чего интересная жизнь была у этого семнадцатилетнего Соколова! Уж точно поинтереснее моей, что странно, учитывая, что я - ведьма, а он - обычный смертный.

   Солнце стало клониться к закату, а мы все болтали. О семье, о планах на будущее, об интересах, о забавных глупостях и даже о политике, в которой Алекс, как оказалось, разбирался куда лучше меня. Не то, чтобы мы успели подружиться за это время: я все так же косилась на братца с подозрением и на некоторые особо пикантные вопросы, заданные вкрадчивым голосом, отвечать отказывалась. Но, как ни странно, свинье удалось добиться того, с чем не справился Егор: мы поговорили, не принимая при этом попыток вцепиться друг другу в горло. Крошечный шаг для человечества, но большущий для моей новой семьи. Поход состоялся не зря: Ромео с Джульеттой нашли общий язык.

   А свинью, кстати, отогнал Егор. Вернее, сначала Поля нас нашла (когда мы только начали заниматься альпинизмом, она настояла, чтобы я создала между нами "связь", и теперь подруга была способна выследить меня даже в джунглях Амазонии кромешной ночью, топая задом наперед), а уж потом Егор отогнал кабанчика выстрелом в небо из травматического пистолета. Не знаю, что там были за патроны, но стреляла "игрушка" с таким звуком, что "Царь-пушка" нервно курила в сторонке. Хрюша подпрыгнула на ножки, зыркнула разъяренным взглядом на нас, потом - в сторону надвигающейся группы новых врагов, прикинула перспективу победы, видимо не особо удовлетворилась результатом и, угрожающе хрюкнув на прощание, сдала позиции.

   - Эй, Маугли, - крикнул брат, выбираясь из кустов. - Спускайся на землю! И Джейн свою тоже забирай.

   - Она не Джейн, - беззлобно отозвался Алекс. - Она бандерлог. Ты бы видел, с какой скоростью она сюда забралась - как будто хвостом себе помогала.

   - Слышь ты, взращенный лесом, - буркнула я, не понимая: то ли обижаться, то ли, наоборот, считать это извращенным комплиментом. - Я сейчас одним пинком сделаю из тебя Зоркого Глаза, того самого, который орел.

   - И далеко я твоими стараниями улечу? - любознательно поглядел на меня Алекс снизу вверх. Я прикинула расстояние:

   - Метра три будет.

   - Хм... - замер на ветке Шурик. - Короткий полет и эффектное приземление. Как же я могу не поделиться впечатлениями с любимой сестренкой? Пожалуй, буду падать - схвачу тебя за ногу. Полетаем тандемом, ага?

   - Вот, теперь я узнаю эту парочку! - заржала Полина. Пока мы переругивались, к дереву успели подойти мрачный Богдан и отчего-то донельзя довольная готесса. - А то сидите там тихонечко, воркуете. Непорядок!

   В лагерь мы добрались очень вовремя: оставленная "на хозяйстве" Оля как раз пребывала в том упоительном состоянии всепоглощающего страха, когда за каждым кустом уже видишь врага, но пока не бросаешься от него со всех ног. Она круглыми глазами смотрела по сторонам, дергалась от любого шороха, но старательно несла караул. Даже, можно сказать, чересчур старательно. Потому что когда Егор вдруг вынырнул из-за дерева, ему в голову полетел тот самый, прихваченный мною из дома топор.

   - О, майн Гот! - возопил брат, навзничь падая на землю. Мы, кстати, тоже легли, на всякий случай. Оля прислушалась, сообразила, с кого только что едва не сняла скальп, и с криком:

   - Егорушка! - бросилась поднимать возлюбленного. Я выдохнула сквозь зубы: ничего себе, девочка-цветочек! "Томагавк" метнула так, что Чингачгук бы прослезился. Ну, Егор так точно должен быть оценить. Бедняга, чуть не погиб от руки своей излишне впечатлительной подружки: тут не прослезиться, тут возрыдать можно...

   Пока отпаивали несчастного чаем, пока собирали лагерь - поняли, что серьезно опаздываем. Пришлось к подъемнику нестись чуть ли не бегом. А там, в будке администратора, нас ждало еще одно препятствие. В лице необъятной тетки-контролера:

   - Я не могу продать вам билеты, - уверенным голосом заявила она.

   - Почему? - обалдел Егор.

   - Потому что билеты продаются только внизу. На "туда-обратно". Где вы свои дели?

   - Но мы не покупали, - попытался брат достучаться до пожеванного бюрократизмом женского сознания. - Мы пешком поднимались.

   - Вот и спускайтесь так же, - невозмутимо ответила тетка.

   - Тогда мы не успеем на поезд!

   - А это уже не мои проблемы.

   И вот тут не выдержал Богдан. Он и так был слегка на взводе, но когда какая-то злобная морда создает ему проблемы на пустом месте...

   - Женщина, - плечом оттеснив брата, прорычал метросексуал. Вернее - то, что от него осталось, потому что поход явно не пошел на пользу ни модельной стрижке, ни всегда тщательно выбритому личику. Сейчас Богдан напоминал сильно обветшавшего аристократа: вроде, и стиль есть, и шмотки дорогие, а только место им все равно на помойке. - Нам необходимы эти билеты. Что вам мешает их продать?

   - Это не предусмотрено правилами.

   - Хорошо, - процедил Богдан. - А если бы мы их потеряли?

   - Что? - насторожилась тетка. Такой поворот событий не был прописан в ее отточенном за годы службы сценарии.

   - Мы потеряли билеты! - решительно повторил брат. - Хочу купить другие.

   - Но я не имею право права продать вам билеты только на обратную дорогу за полцены... - растеряно буркнула женщина.

   - Да кто говорит о половине?! Плачу полную стоимость за все! Только снимите меня отсюда!!

   Какая это была экспрессия! Тетка аж от окошка отпрянула. Да что тетка - Полина задумчиво поскребла в затылке:

   - Эк, его проняло, беднягу.

   - Кстати, об этом, - я обернулась к подруге. - Ты что с моим братом сделала? До того, как пойти с тобой за папоротником, он не был таким нервным.

   - Мы с ним... - готесса загадочно хлопнула ресничками, - немножко поиграли...

   - Во что? - подозрительно сощурилась я.

   - В дракона и принцессу.

   - И..? - подтолкнула я.

   - И она была драконом, - вмешался брат. - Ну, или чем-то таким же большим и злобным. А я, типа, пришел забрать принцессу. Последнее, что помню: на меня несется твоя подруга с бревном в руках и воплем: "Халк крушить!". А дальше - пустота.

   - Он головой о ветку стукнулся, - засмеялась готесса, - когда пытался от меня удрать. Кстати, моя самая легкая победа. Жаль только, что мы так и не собрали папоротник: я этого впечатлительного в сознание почти час приводила.

   - Ну, с папоротником мы тебе поможем, - улыбнулся Алекс, протягивая Полине наполненный травой пакет. Я прямо умилилась: до чего же ответственный человек! Подруга тоже малость обалдела, но пакет приняла и быстро спрятала в рюкзак. Дареному коню в зубы ведь не смотрят? И, кстати, очень зря.

   Потому что рано утром следующего дня, когда мы уже приехали домой и сейчас активно готовились к началу новой трудовой недели, у меня зазвонил телефон.

   - Алло! - рявкнула в трубку Полина. - Ева? Ты там чем занята?

   - В душ собираюсь, - честно призналась я.

   - Братца твоего поблизости нет? Очень жаль! В общем, встретишь его: передай, что он дебил!

   - Какому именно брату передать? - хмыкнула я, пока вообще не понимая, о чем идет речь.

   - Шурику своему, чтобы его подбросило и сплющило! Знаешь, что он мне в пакете с папоротником передал?! Цветок аморфофаллуса!! У меня все вещи провоняли тухлым мясом, как будто в рюкзак тираннозавра стошнило!

   - Полечка, - изо всех сил стараясь сдержать смех, проворковала я, - у нас же это растение, вроде бы, не водится? Откуда Алекс мог его достать?

   - Ты сейчас предполагаешь, что аморфофаллус у меня в рюкзаке сам вылупился?! - взорвалась готесса. Я не удержалась, прикрыла трубку рукой и шепотом повторила название вонючего цветка. Блин, даже если очень постараться - все равно не получалось. Тут же годы тренировок нужны, иначе язык бантиком завязывается!

   - Ну, мало ли... - пожала плечами. - Может, он случайно туда попал, когда ты в ботсад в последний раз ходила. Ты же оттуда вечно всякую дрянь приволакиваешь...

   - Ева, - окрикнула подруга, - ты вот сейчас какой-то бред несешь.

   - Просто пытаюсь найти самое логичное объяснение.

   - Так я тебе его подскажу! Оно такое: твой Шурик где-то в лесу нашел цветок. Странно? Еще бы! Но ведь нашел, гаденыш такой! И подложил в пакет. Знаешь, зачем? Чтобы отомстить за семена южного колчагара! И не надо мне рассказывать, что он "пгостить и отпустить". Сама знаешь, сердобольностью твой Алекс не отличается!

   - Почему ты все время говоришь "твой" Алекс?! - не выдержала я. - Он совсем не мой!

   - Пока живешь с ним под одной крышей - еще какой твой! - отрезала Полина. - И на твоем месте, я бы не к словам цеплялась, а подумала, как он тебе мстить будет!

   - А ты думаешь, он будет? - осторожно спросила я.

   - Ну, не знаю! - язвительно протянула Полина. - Я вот вывесила вещи на балкон сушиться, так ко мне уже соседи приходи. Решили, что я их перетравить пытаюсь. Запах такой, что никакой насморк не спасает, а про стеклопакеты я вообще молчу. Кажется, от меня даже тараканы поудирали! И ты серьезно полагаешь, что вот на этом он возьмет и остановится?

   Нет, я так не думала. На самом деле, мне казалось, что уж для горячо любимой сестренки Алекс изобретет что-то особенное, экзотичное, чтобы я прониклась и запомнила. Особенно сильным становилось это предположение, когда на заднем плане вопила разъяренная готесса. А то, что мы с ним вчера так миленько поболтали... он ведь и Полине улыбался, протягивая пакет с аморфофаллусом (нет, и правда, где же умудрился его достать?!). Может, Алекс это специально - чтобы бдительность мою притупить? Чтобы подпустила поближе? Ну, так зря старался! Потому что мою паранойю одним диалогом не излечишь!

   Я отбросила телефон и с воодушевлением (и легкой паникой) потерла ладошки. Кажется, неделя грозила начаться очень интересно.

   Глава 10

- Можно Вас на пару слов?

- Да, конечно!

- Авада кедавра!

Старый-старый анекдот

   Александр Соколов

   Пойми, на что обиделась девушка и все исправь. Попыток нет. Жизнь одна. Никогда не думал, что придется участвовать в этой игре самому. И главное - ничто ведь не предвещало беды!

   Вернулись из похода вполне дружной компанией. Затащили шмотки в дом, разбрелись по комнатам, сходили в душ. Когда я добрался на кухню, там уже никого не было. Егор с Богданом укатили на пары - после выходных на въезде в город обычно огромные пробки. Ева еще не спускалась. По пути заглянул в гараж - ее мотороллер обещали доставить вчера. Не обманули. Завел двигатель "на холодную" - ничё так, плавно отозвался. Колымага, конечно, но работает. Еще и внешне подрихтовали - хоть на скутер стала похожа.

   Мимоходом взглянул на выставленный счет...

   - Мля... - лучше бы я его все-таки из музея спер. Взяли как за реставрацию картины Микеланджело. Трындец просто. Ну и цены...

   Полегчало, только когда представил, как обрадуется девчонка, когда покажу ей эту отремонтированную реликвию. Была же какая-то причина, почему она до сих пор на ней ездила? Хотя это однозначно лучше, чем если бы летала на метле.

   Черт, все время забываю, что Ева - ведьма! Вот до последнего верить не хотел. Даже сейчас иногда ловлю себя на мысли, что ошибся, хотя точно знаю - таких глюков быть не может. Я ведь с самого начала подозревал что-то подобное. Полторы недели наблюдал, следил, контролировал, и она ничем себя не выдала. Мамаша оказалась худшим конспиратором, чем дочь! Даже в гневе Ева бросалась на меня с кулаками, а не молниями, пыталась удрать, а не зачаровать! Поразительная выдержка...

   Я поверить не мог, когда она сама себя подставила. И каким же образом? Защищая смертных от мага! Охренеть ситуация. Декаду назад я хотел эту ведьму живьем съесть и не мог найти повод. А теперь повод есть, а вот с остальным - проблемы. Не хочу с ней драться, не заслужила... не могу. Не могу, и все - рука не поднимается. А что делать дальше - не знаю. Потому что когда она поймет, кто я такой (а она поймет!) - войны не избежать. Но нападать первому... Блин, да мне от одной мысли становится не по себе! Хоть из родного дома беги. Эта новая "сестра" мне не просто жизнь усложнила! Она устроила дичайший разрыв шаблона - и кто бы подсказал, как теперь чинить мозг ...

   Вернулся на кухню не то чтобы злой, а так - задумчивый. И очень вовремя! Объект тревог как раз усаживалась за стол.

   - Доброе утро, сестренка.

   Мля, скоро совсем как Егор заговорю!

   - Уже здоровались, - буркнула девчонка и покосилась на меня как на врага народа. Настроение стремительно поползло вниз, хотя я не подозревал, что ниже еще есть место: ну, сейчас-то я в чем виноват?!

   - Хотел порадовать тебя с утра, - постарался исправить ситуацию. Даже улыбнулся! Через силу, но так старательно, что чуть челюсть не вывихнул. Да если бы я так Вике оскалился, она бы уже на задних лапках канкан танцевала! А эта только зыркнула настороженно и выдала:

   - Просто ликую от восторга!

   - Ты уже знаешь?

   - Представь себе!

   Я честно задумался: мы сейчас точно об одном и том же говорим?!

   - Я не понял. Тебе что, не понравилось?!

   - Шурик, ты - дебил!

   Пилять! Это что, шутка такая?! Она пошутила - я посмеялся? Ей скутер починил, а она еще чем-то недовольна?!

   - Что ты сказала?!

   Девчонка уставилась на меня потемневшими зелеными глазами и поднялась из-за стола:

   - И не надейся, понял? Держись от меня подальше!

   Кажись, я слегка окосел. Особенно когда она ткнула в меня пальцем и завершила свою обвинительную речь словами:

   - Я слежу за тобой, маньяк!

   После чего походкой королевы вышла из кухни.

   Фига себе! Это что такое только что было?! В голову пришло единственное логичное объяснение: она реально все знает! Скажу честно: ожидал я другую реакцию (похуже), но быть может, это у нее от стресса? Или тоже пока не разобралась, как поступать...

   - Ладно, крошка! - рыкнул, уже не в силах сдерживаться. - Узнаем, что тебе известно!

   И рванул в ее комнату. По дороге заметил, как девчонка выходит на крыльцо: отлично! Мешать не будет. А мне много времени не нужно: я по одним защитным чарам догадаюсь - узнала она мой секрет, или от нефиг делать психует.

   Короче, ворвался. Захватил, так сказать, "святая-святых" врага. Одного не учел. Псину.

   Вообще-то я животных не обижаю. Это не в моих правилах, да и повода раньше не было: большинство зверей меня десятой дорогой обходит. Но только не этот шизанутый доберман! Весь в хозяйку: без вопросов с места - и в горло. Ну, я тоже особо задумываться не стал. Дождался, пока собака приблизиться на расстояние удара, размахнулся и резко опустил руку ей на загривок. Слабо пискнув, она припала на передние лапы, прижавшись мордой к паркету. Спустя миг опустились и задние - пес, скуля, распластался по земле. Чистая победа!

   И тут... угадайте, в какой момент в комнату вернулась хозяйка?

   Ева Моргалис

   Магия обладает одним уникальным свойством: она способна одновременно как успокоить, так и сильно напрячь хозяина. С одной стороны: ты же ведьма - что может случиться? С другой: ты ведьма, а потому знаешь, что случиться может все, что угодно. Моя мама жила по первому принципу и ничего не боялась. Ну, за редким исключением: от извергающихся вулканов она все же старалась держаться подальше. Но такой выбор доступен только опытным колдуньям с запасом сил, позволяющим в одиночку завоевать средних размеров королевство. Когда же тебе всего шестнадцать и твой потенциал гораздо выше нынешних возможностей, ты просто вынужден поступать иначе. Присматриваться к мелочам, тревожиться по любому поводу и пытаться контролировать буквально все, что попадается на твоем пути. Конечно, удается это далеко не всегда, и от этого ты беспокоишься еще сильнее. Паранойя прогрессирует. Со временем начинает казаться, что даже чайник с утюгом шепчутся за твоей спиной. Что уж говорить о том, когда любимая подруга очень логично доказывает, что причины понервничать действительно есть.

   Не удивительно, что на кухню я спустилась в препоганом настроении. Насыпала мюсли в тарелку, залила молоком, села, приготовилась расслабиться и пожевать...

   Не дали.

   - Доброе утро, сестренка.

   "Сестренка"?! Я скосила глаза на вошедшего Алекса. Это что - убогая имитация Егора? Неужели он думает, что своей наигранной телячьей нежностью успокоит мои подозрения?! Ага, сейчас! Если раньше я еще сомневалась, что он что-то замышляет, то теперь знала это наверняка.

   - Уже здоровались, - буркнула, с опаской заглядывая в собственную тарелку. Может, он в мюсли какой-то гадости добавил? Знает ведь, что я их каждое утро ем...

   - Хотел порадовать тебя с утра, - не отступал Шурик. Я обернулась и чуть со стула не рухнула: о, всевидящие Боги! Что у него с лицом?! Наверное, он хотел, чтобы я подавилась хлопьями и умерла от удушья: выражение было такое, словно у него из груди сейчас вылезет детеныш Чужого.

   "Нет, Шурик, фиговый из тебя актер!"

   - Просто ликую от восторга! - процедила сквозь зубы.

   - Ты уже знаешь? - не унимался этот изобретательный паразит. Я злобно сощурилась и решила, что не стоит давать ему лишний повод для радости:

   - Представь себе!

   - Я не понял. Тебе что, не понравилось?!

   Нет, он, блин, издевается?!

   - Шурик, ты - дебил!

   Поля просила, я передала. И самой-то как полегчало...

   А вот братец, кажется, впал в легкую прострацию. Ну, я бы тоже удивилась, если бы кто-то разгадал мой тщательно продуманный план мести.

   - Что ты сказала?!

   Вот только не надо на меня рычать!

   - И не надейся, понял? Держись от меня подальше! - и добавила, на всякий случай. - Я слежу за тобой, маньяк!

   Есть уже не хотелось. Хотелось побыстрее покинуть негостеприимный, полный опасностей дом. Я выбежала на улицу, окинула взглядом двор и поняла, что понятия не имею, куда идти дальше. А если ехать - то на чем. Скутер был в ремонте, метла в комнате... и тоже не вариант. Еще и мобильный в кармане флиски забыла. Хотя бы такси вызвала. Денег, правда, тоже не было, но в тот момент это казалось такой мелочью!

   Короче, я развернулась и козочкой поскакала обратно на третий этаж. Пробежала коридор, распахнула дверь спальни, а там... Я даже сперва не поверила собственным глазам: Алекс душил моего Диплодока!

   Нет, морально я, конечно, было готова ко многому, но это... Это даже для Шурика было как-то чересчур.

   - Ева, это не то, что ты думаешь! - отпуская пса, выдал парень.

   Я скрипнула зубами и шагнула вперед. Диплодок потряс мордой и резко подпрыгнул на ноги. Посмотрел на меня, потом на Соколова и грозно зарычал.

   В каком-то смысле, это привело меня в чувство, потому что насылать на братца заклинание Сибирской язвы уже не казалось хорошей идеей. Зато мысль о том, чтобы настучать ему в бубен - вдохновляла все больше и больше.

   - Всё, Шурик, ты попал! - выдавила по слогам.

   - Меня зовут "Александр"! - вякнул этот камикадзе, и сорвался с места.

   Я прыгнула следом, промахнулась и только слегка зацепила ногтями по рубашке.

   - Стоять, паскуда! - заорала, поскальзываясь на скользком паркете. - Сволочь! Мерзавец! Живодер!

   - Я ему ничего не сделал!

   - Паразит! Имбицил! Говнюк! Да я, знаешь, что сейчас хочу?!

   - Упаковку галоперидола? - любезно предположил он.

   - Рррр... Скотина!

   О, это было эпохально! То, как мы бегали по комнате! Он так даже от дикой свиньи не удирал, как от меня! Я его отлично понимала: бешенная ведьма со скрюченными пальцами и сиянием чистой ярости в глазах выглядела пострашнее разъяренной хрюши. В какой-то момент, сильно оттолкнувшись, он одним прыжком взлетел под потолок, и уселся на приступке, рядом с письменным столом.

   - Слезай, упырь! - почему-то мысль подняться по лестнице в голову не пришла. Потому я рычала и прыгала на месте, пытаясь повторить трюк Алекса и горланила так, что стекла дребезжали. Бедный Диплодок уже сообразил, что в битве Титанов выигрывают те, кто не попадаются под ноги, и шустро забрался под кровать.

   - Психопатка! - рявкнул сверху братец.

   - Гад!

   - Ведьма!

   Я ахнула и сжала кулаки. Быстро огляделась, нашла розовый пуфик на резных ножках и, натужно кряхтя, подтащила ближе:

   - Я тебе сейчас покажу ведьму!..

   - Это вряд ли! - с усмешкой, от которой у меня дернулось веко, заявил Алекс и ловко спрыгнул на пол. Я к тому моменту уже почти забралась наверх. Блин! Еще бы чуть-чуть, и он оказался в моих руках!

   Мягко приземлившись, братец обернулся, отдал мне честь рукой (веко дернулось еще раз) и бросился прочь из комнаты.

   Ха-ха! Вернее, попытался броситься! Потому что в дверях моя легкая, но меткая тушка его все же настигла.

   - А-а-а! - подбодрила себя воинственным кличем, и повисла у Шурика на плечах. По чистой случайности вопль пришелся прямо в ухо.

   - Бля-я! - провыл оглушенный противник и выскочил в коридор. Лошадка, кстати, из братца получилась не самая удобная, только я, после Нимфы, могла и падающую звезду оседлать. Карабкаясь и порыкивая, я подтянулась выше, и обняла его изо всех сил: ногами - за талию, а руками за шею. Алекс захрипел.

   - Что, не нравится? - сладко прошептала и удвоила нажим. Он забулькал как чайник, и попытался скозлить. Нет, ну реально жеребец! Хватанул меня за ногу, потянул - дудки! Я сидела как влитая. Попытался разжать захват на шее. Три "Ха-ха"! Да пиявки могли учиться у меня впиваться в жертв!

   - Я тебя научу обижать моих животных!

   - Я его не обижал! - прохрипел Шурик и ногой распахнул дверь в свою комнату. Видимо, надеялся, что я испугаюсь чужого полигона и пойду на попятный. Как бы ни так! Да у меня наоборот столько идей вдруг появилось, Фредди Крюгер удавился бы от зависти! И первую же я претворила в жизнь, изловчившись и сурово грызанув Алекса за мочку.

   - А-р-р! - раненым лосем взревел он. Меня аж подбросила на его спине. Кровожадно хмыкнув, я уже приготовилась атаковать дальше, как вдруг...

   Ну, я же не знала, что в этой комнате у Шурика действительно был защитник!

   Платьевой шкаф зашатался с такой силой, будто готовился обернуться десиптиконом. А потом прямо мне в лицо полетел черный ворсистый ковер. То самое гадкое "стенное" украшение!

   К такому повороту событий моя психика была не готова. Кротко пискнув, я свалилась на землю и с отчаянным усилием принялась отдирать от лица шерстяной объект. Получалось фигово: коврик, по ходу, решил задушить меня даже ценою своей жизни. Но к тому моменту я уже сообразила, что именно припечаталось к лицу и, как ни странно, это прибавило мне сил.

   - Демон! - полузадушено провопила, отбрасывая-таки "исчадие ада" к породившему его шкафу. В голове тут же взорвался миллиард мыслей, начиная от "Какого черта здесь происходит?!" и заканчивая "Мама, что же теперь делать?!"

   Решение пришло как-то само собой. Коврик приподнялся, изображая мохнатую кобру, приготовился к броску и даже, кажется, зашипел. Я уставилась на него из позиции "лежа", перевела взгляд на Алекса и сделала последнее, что должна была сделать в такой ситуации: я встала между братцем и демоном. То есть, как "встала"? Скорее бросилась в пространство, одновременно выставляя все известные мне защиты. Прекрасно понимая, что вот сейчас здесь произойдет грандиозное махалово. Чудесно! Ведьма против ковра... обхохочешься, блин!

   Вот только героиню из себя поизображать мне не дали. Демон угрожающе зарычал и взвился в воздух. Я приготовилась к атаке. А Шурик за спиной набрал воздуха побольше, и вдруг рявкнул во всю глотку:

   - Назад!!!

   Отпрянули мы тандемом: я и ковер. Потом последний что-то пропищал, и быстро забрался обратно в шкаф. Я же проводила его глазами, перевела на Алекса совершенно офигевший взгляд, сложила в уме два и два...

   - Твою ж мать... - уже даже не орала. Так, констатировала факт.

   И выпрыгнула в окно.

   Честное слово, я бы убежала. Да у меня в тот момент был такой запас адреналина - я бы до Канадской границы домчалось на одном дыхании! Особенно, когда Алекс метнулся следом:

   - Стой, Ева! Стой, кому говорю!

   Ой, не надо было оглядываться! Что за идиотизм смотреть назад, когда за тобой мчится маньяк? Что там нового-то можно увидеть?!

   И почему эта мудрая мысль приходит в голову только после того, как все безнадежно испорчено собственным любопытством?!

   Непонятно откуда под ногами образовалась одна из больших цветочных клумб, а прямо за ней - красивая фигурка китайского дракона, плюющая водой в небольшой искусственный водоем. Подпрыгнув в последний момент, я пингвином пролетела над цветами, зацепилась ногой за деревянный бортик и рухнула прямо в фонтан. Последнее, что помню: застывшая морда сказочного чудовища перед глазами и тихий глубокий звук, который бывает, если стукнуться лбом о каменную статуэтку.

   Заклинатели - это маги из той же серии, что некроманты, аниморфы и оборотни. То есть, очень нехорошие личности. Любимое занятие маленького Заклинателя - мечтать, как он вырастет и станет Темным Властелином. Поработит землю, истребит непокорных, выстроит себе башню до небес, где будет могуче колдовать и насмехаться над остальным человечеством. Короче, очень милые мечты очень юного Саурона.

   И сейчас один из таких "Владык" сидел передо мной на корточках и, матерясь сквозь зубы, мазал зеленкой мое колено. Я морщилась, бросала на него убийственные взгляды, но мужественно терпела. Иногда он прекращал бормотать, дул на ранку, потом смотрел на мое скуксившееся лицо, и принимался ругаться еще более грозно. Наконец, я не выдержала:

   - Может, хватит уже?

   Он поднял на меня гневный взгляд и выдал:

   - Ты - дура!

   - Сам придурок! - я попыталась убрать ногу, но меня схватили за лодыжку и дернули с такой силой, что я чуть на пол не сверзилась. - Что, решил ко всему прочему еще и ногу вывихнуть?!

   - "Ко всему прочему"?! - рявкнул Алекс. - Кто тебя просил убегать, идиотка?!

   - Ты! Когда внезапно стал Заклинателем!

   - Кто бы говорил, ведьма!

   Он сжал щиколотку и резким движением вылил полбанки зеленки на счесанную ступню. Я выдохнула сквозь зубы и отвернулась. Да, неудачно я "полетала": нога, которой зацепилась за клумбу, была вся в ссадинах, обе ладони содраны, на лбу - здоровенная шишка. Китайский дракон - вдребезги.

   - У тебя бронебойная голова, - заявил Алекс, осматривая мои ладони. - Только это тебя, психопатку, и спасло...

   Потом подумал, пожевал губами и добавил:

   - Я... это... "спасибо" хотел сказать...

   - Что не убила на месте? - съязвила я. - Не бери на свой счет, просто я не сразу сориентировалась.

   - Во-первых, ты бы не смогла меня убить, - Алекс подул на зеленый палец. - Во-вторых, не старайся казаться хуже, чем есть. Все равно такую язву, как ты, больше нигде не отыскать.

   - Что ты хочешь этим сказать? - надулась я.

   - Про язву? Или про то, как необученная ведьма пыталась заслонить сводного брата своей тощей спиной?

   - Иди ты, Шурик! Я тогда еще не знала, что ты - Заклинатель.

   - Сейчас знаешь, - спокойно ответил он. - И что дальше?

   - Черт, - я опять отвернулась, больше не делая попыток отобрать у него собственную руку. Уже поняла, что пока этот докторишка не проведет над ней все необходимые (по его мнению) манипуляции, меня в покое не оставит. - Ты с демонами якшаешься!

   - Какое странное слово... я их подчиняю. А ты подчиняешь людей, что, по моему мнению, гораздо хуже.

   - Я никогда в жизни этого не делала!

   - Но твои коллеги делают это постоянно! Разве нет?

   Я опять отвела взгляд. Ну, да, колдуны часто добиваются своего с помощью волшебства, в этом мы с Заклинателями, может, чем-то и похожи. Но демоны?! Это же совсем темная магия!

   - Если мама узнает, кто ты - тебе точно несдобровать!

   - Она знает, - Алекс перешел ко второй ладони и промокнул ранку ватой, смоченной в перекиси. - Ну, или догадывается. Судя по тем чарам, которые тебя защищают.

   - Что?! - ахнула я. - Она знала, и не предупредила меня?!

   - А ты бы тогда позволила ей выйти замуж за отца? - фыркнул братец. - К тому же, наверняка твоя мама боялась, что ты применишь против меня силу.

   - Конечно, применила бы! - рявкнула я. - И не думай, что не сделаю этого! Дай только... подлечиться.

   - Да-да, Акелла, - равнодушно кивнул Шурик. - Зализывай раны, только, потом смотри, не промахнись.

   - Знаешь, что?! - рыкнула сквозь зубы. - Меня даже совесть не замучает. Ты - Заклинатель!

   - Угу.

   - Темный чародей!

   - Мг.

   - Хуже некроманта!

   - Да уймись уже, - поднял глаза Алекс. Ага, проняло! - Единственная причина, по которой вы, ведьмы, не любите нас, та, что мы обитаем на одной территории. Мы - ваши, типа как конкуренты.

   - Чего сказал?!

   - А ты думала, чародеи - белые и пушистые? Олицетворяют добро и справедливость, сражаются во имя света? Очнись, крошка! Это жестокий мир и магия здесь применяется для получения выгоды. Я призываю демонов и управляю ими, но я никогда не убивал людей и не подчинял их своей воле. Ты можешь сказать, что твоя мать не делала того же?

   Я запнулась, подавившись вздохом. Черт, и опять он был где-то прав. Маме ведь не двадцать лет, и не сорок, и даже не сто сорок. Я знала лишь то, что с ней происходило в последние годы, но что она делала до этого... а ведь святой она не была - мне это было известно наверняка.

   - Ну, конечно, у меня мать - ведьма! Сожжем ее на костре, - ехидно процедила я. - Думаешь, твой отец не делал того же, что она?

   - Отец - не Заклинатель, - ответил Алекс. - И не маг. Мне сила передалась от прадеда. И семья об этом не знает.

   - За столько лет ты ни разу себя не выдал?! - ахнула я. Нет, серьезно: такое вызывало искреннее восхищение.

   - В отличие от вас, ведьмы, я не стараюсь наполнить свою жизнь магией! Демоны не облегчают путь и не приносят прибыль. Я никогда не использовал их для этого!

   - Сказал наследник одной из самых богатых семей в стране, - буркнула я.

   - Ты в нее тоже, кстати, входишь! - поднял голову братец.

   Я вздохнула и ответила, глядя ему прямо в глаза:

   - Мама вышла за твоего отца не ради денег. Мы не бедствовали.

   - Да, это очень хорошо видно по твоему мотороллеру!

   - Да что ты вообще знаешь о нашей жизни?! - рявкнула в сердцах. Но он только сильнее сжал мою ладонь и коротко ответил:

   - Ничего. Но будь уверена - скоро все выясню. А теперь успокойся и дай мне закончить.

   Я и правда ненадолго замолчала. Просто нужно было собрать мозги в кучу и поразмыслить над тем, что делать дальше. А пока думала, в памяти вдруг вспыли неожиданные детали прошлых событий.

   - Погоди минуточку... - уставилась на Алекса подозрительно сощуренными глазами. - Так ты что же, видел, как я пряталась в том шкафу?!

   - В котором? - покосился на меня братец. - Куда ты так шустро смылась, когда я застукал тебя лазающей по моей спальне?

   - Ну?!

   - И где у тебя еще телефон зазвонил?

   Я мотнула головой.

   - И откуда ты смотрела, как я переодеваюсь?

   Я мучительно покраснела, но кивнула еще раз, в надежде, что это будет выглядеть хоть сколько-нибудь угрожающе. Алекс внимательно посмотрел на мои потуги и пожал плечами:

   - Нет, не видел.

   - Но ты же врешь! - обличающе гаркнула я.

   - Да ну что ты! - в тон мне ответил Алекс. Я напыжилась и опять отвернулась. Потом вздохнула, признавая, что ситуация действительно дурацкая и покачала головой:

   - Мы так никогда не договоримся.

   - То есть, ты уже готова идти на компромисс?

   - Компромисс с Заклинателем?! - в ужасе округлила глаза. - За кого ты меня принимаешь?! - затем подумала, тягостно выдохнула сквозь зубы, и опустила голову:

   - Ладно, предлагай.

   - У меня всего три требования, - поднялся с колена Алекс. - Во-первых, ты никому не скажешь, что я Заклинатель.

   - Даже Полине? - ахнула я.

   - Даже ей.

   - Но у меня никогда не было секретов от нее!

   - Теперь будут, - безапелляционно заявил братец. - Во-вторых, ты не станешь применять магию против моей семьи.

   - Я этого и раньше не делала!

   - Вот теперь ты будешь знать, почему именно ты этого не делала! И, в третьих, - тут он подошел ко мне вплотную, наклонился и опустил руки на быльца моего кресла. Наши глаза оказались на одном уровне, и я увидела, как в его светло-серых ударяются друг о друга крошечные льдинки. - Ты стала частью моей семьи, ведьма, и ты больше не Ева Моргалис. Ты - Ева Соколова. Никаких шабашей, никаких зелий, никаких женихов из списка...

   - Э... - попыталась было возразить я, но меня грубо перебили:

   - Я еще не закончил! Котлы, волшебные палочки и метлы - только не Хеллоуин. Ясно?

   - Я, по-твоему, что: на Гарри Поттера похожа?!

   - Ева, только на таких условиях я соглашусь на мир.

   - Серьезно? - вдруг улыбнулась я. Сузила глаза, оттолкнулась от кресла и резко встала. - Тогда вот тебе мои требования. Есть моя жизнь и твоя жизнь, Соколов. Я не лезу на твою территорию, а ты и твои демоны обходят стороной мою! Никакой слежки, никаких подозрительных объектов! И мою собаку трогать не смей. Понял?

   - Договорились! - выпрямился Шурик. Я мрачно усмехнулась и протянула ему перемотанную ладонь. Он растянул губы в ответной язвительной ухмылке и вдруг коснулся пальцев губами. - Ведьма!

   Я вспыхнула мгновенно, вырвала руку и спрятала ее за спину:

   - Гад!

   Отлично поговорили!

   Уже на выходе из комнаты он снова меня позвал:

   - Твой скутер в гараже. Его починили. Но сегодня я сам отвезу тебя в школу.

   - Почему?! - воскликнула, одновременно чувствуя радость и тревогу. Первое от того, что мотороллер он все же отремонтировал. Ура-ура! Я больше не была ограничена транспортом. А второе - потому что понимала: теперь он будет контролировать каждый мой шаг. И мне придется стать долбанным ниндзя, чтобы скрыться из этого дома без его согласия.

   - Потому что ты выглядишь как мумия! - рявкнул братец. - Вся в бинтах, в зеленке! Как ты собираешься в таком виде ехать по трассе?

   - Черт, - пробормотала, понимая, что доля истины в его словах есть. Опять!

   - Собирайся. Через пять минут жду тебя у главных ворот. И, Ева, - посмотрел пристально, словно догадывался о будущих проблемах, - я надеюсь, мы друг друга поняли.

   Я натянуто улыбнулась и чуть заметно склонила голову. Теперь сомнений уже не было: он меня убьет. И очень скоро, потому что на ближайший шабаш мне все же придется слетать. Мама дала строгие указания: пока ее не будет, семью Моргалис представляю я. Ее отчего-то совсем не тревожило, что это будет мой первый шабаш, и я вообще не знаю, что и как там нужно делать. Хорошо хоть Поля согласилась меня сопровождать, а то я бы совсем паникой захлебнулась. Прилетела бы на сборище седой. Ну, теперь-то, конечно, эти страхи казались смешными и необоснованными. Потому что у меня, как в песне, "появился замечательный сосед", и есть большая вероятность, что до шабаша я просто не долечу...

   Глава 11

"Мы серьезная компания и нам можно верить на слово.

Нет, никаких договоров мы не подписываем!"

KFH

   - Короче слушай меня очень внимательно! - я понизила голос и придвинулась к Поле почти вплотную. - Алекс - Заклинатель!

   - Тьфу-тьфу-тьфу! - отпрянула подруга. - Такие плохие слова и в моем присутствии!

   - Тш-ш! - я зашипела змеей и прижала палец к ее губам. - Удивляйся шепотом! А то как бы в твоем присутствии не образовались плохие личности!

   - Он что - следит за тобой?! - глаза у Полины стали такими круглыми, словно я только что при ней решила какую-нибудь "величайшую загадку человечества". У меня брови сами собой сошлись на переносице:

   - А ты бы на его месте не следила?

   - Ну-у, - протянула подруга, - учитывая, где ты сейчас и что делаешь, это бы имело свой резон. Но ты точно знаешь, что Александр - Заклинатель? Это серьезное обвинение.

   - Во-первых, он сам признался. Во-вторых, я видела демона. А в-третьих, мы не будем в чем-то его обвинять. Никто не должен знать, кто на самом деле мой сводный брат.

   - Но если ты хотела сохранить это в тайне, зачем рассказала мне?!

   - Потому что секрет таких масштабов легче хранить группой! - покраснела я. Полина стиснула зубы:

   - Ева, однажды я тебя убью! Если сперва меня не убьет твой брат. Ты сделала меня невольным свидетелем, а знаешь, что с ними обычно делают?!

   - Поля, Полечка, прости меня, - загалдела я. - Но мне очень нужна помощь, а я не знаю, к кому еще обратиться!

   Готесса вздохнула, села поудобнее и посмотрела на меня с видом опытного заговорщика:

   - Тут ты права. Помощь пригодиться. В конце концов, не каждая опытная ведьма способна убить Заклинателя...

   - Блин, Полина! - рыкнула я. - Кто говорит о том, что его нужно убивать?!

   - Э... - задумалась подруга. - Ева, а ты точно знаешь, кто такие Заклинатели?

   Я демонстративно скривилась и отодвинула суши. В некотором смысле реакция подруги была понятна, но мне бы и в голову не пришло убить брата. Пусть даже не родного, и идущего в довесок к кучке демонов.

   - Ладно, - скрипнула зубами Полина. - Я поняла твой настрой. Хочешь узнать, как жить в мире с тем, с кем в мире жить нельзя? Пусть так, что-нибудь придумаем. Только мне сперва нужно выпить. Официант!

   Девушка в кимоно отреагировала незамедлительно, за что я очень уважала этот ресторанчик: расторопность его персонала и маленькие деревянные кабинки со столиками на двоих были выше всяких похвал. Здесь всегда можно было посекретничать без свидетелей и насладиться отличной японской кухней.

   Правда, кое-кто, вроде моей Полины, даже в таком заведении заказывал пельмени в сметане, маринованные огурчики и водку. Сакэ подруга недолюбливала, называя его "теплым пойлом, неспособным вштырить", зато русскую водку глушила литрами. Такое дикое количество алкоголя грозило интоксикацией, реанимацией и мраморным надгробием на ближайшем кладбище кому угодно, но только не моей готессе. Ее даже белочка ни разу не посещала. Один раз, правда, был розовый слоник, но Поля сказала, что он не считается, так как эту иллюзию она создала сама. После чего я еще два месяца ржала и называла ее "царицей фантомов".

   Но сегодня, видимо, организм готессы был так истощен переживаниями, что уже после третей стопки она принялась нести всякую чепуху:

   - Я поняла, - глубокомысленно заявила она. - Твоя самая большая проблема: шабаш.

   - Ну, я бы назвала это ближайшей проблемой...

   - Отлично! Значит, вариант первый. Ты все рассказываешь Алексу, он входит в твое положение и сам отправляет на встречу, предварительно снабдив сотней важных советов. То есть, так, как и положено любому любящему брату. Кстати, у меня есть отличная идея, как реализовать этот план. Ты только не волнуйся: мы посадим тебя в комнату, запустим туда Алекса, закроем на всю ночь и посмотрим, что будет.

   - Нет, я не согласна! У меня мать, семья... Я не могу сейчас умирать!

   - Э-э... вообще-то в моем представлении, ты бы не умерла даже при худшем стечении обстоятельств... ладно-ладно, не красней! План номер два. Мы ничего не рассказываем Алексу, улетаем на шабаш...

   - А если узнает? - подозрительно спросила я. Поля тяпнула еще стопочку, крякнула, занюхала моим роллом и ответила:

   - Что значит, "если узнает"? Он - Заклинатель, шанса спрятаться от него у тебя нет! Но в этом плане есть и свои плюсы! Когда он обо всем узнает, мы будем уже далеко! Знаешь, как сейчас хорошо на Фиджи?

   - Блин, Полина, - я со вздохом подперла кулаком щеку. - У тебя странные варианты, и оба заканчиваются печально. А давай мы просто не полетим на шабаш? Тогда ведь все будет хорошо?

   - Нет, не будет! Ты просто умрешь от руки матери, а не сводного брата, - фыркнула готесса. - Ладно... шабаш когда? В субботу? А сегодня среда. У нас в запасе еще куча времени, чтобы что-то придумать. А пока веди-ка ты себя аккуратно и послушно, не привлекай внимания. Усыпляй бдительность врага, так сказать. Скоро это может пригодиться...

   Эх, хорошо бы она еще сказала, как именно это следует делать, а то у меня иногда появлялось чувство, что Алекс нарочно испытывал мое терпение. Тем вечером я вернулась домой, когда не было еще и десяти. Даже Егор не успел разволноваться! Аккуратно провернула ключ в замке, вошла на цыпочках в прихожую, свет на всякий случай не включала. И тут в темноте, откуда-то с лестницы раздалось мрачное:

   - Ты где была?!

   Честное слово, я едва не поседела!

   - С Полиной встречалась, - пролепетала, не задумываясь, и только потом рявкнула. - А с чего это ты меня допрашиваешь?!

   - Это я еще даже не начинал, - грозно усмехнулся братец. - Скажи, что она до сих пор ничего не знает!

   - Твои несправедливые подозрения оскорбляют меня до глубины души! - я задрала нос повыше, перехватила сумочку и попыталась проскользнуть мимо него по лестнице. Хорошо, что в коридоре все еще было темно, и Шурик не видел, как пылают мои щеки. Я никогда не умела правдоподобно лгать.

   - Стоять, сестренка! - словно почувствовав неладное, он выставил руку и преградил мне путь. - Никаких неожиданностей не будет?

   - Конечно, нет! - рыкнула я. - О какой неожиданности может идти речь, когда ты, кажется, готов ожидать от меня даже вызова четырех Всадников Апокалипсиса?! Как я в таком случае смогу тебя удивить?

   И ушла к себе, чеканя шаг, словно бравый солдат на полигоне. Алекс остался на лестнице, сверля мне спину напряженным взглядом. Вздохнуть посвободнее удалось только в комнате. Я рухнула на кровать и попыталась успокоиться. Ну, если особо не дергаться, все и правда может получиться. По крайней мере, в тот момент мне действительно так казалось. Я же тогда еще не знала, что удивить брата окажется совсем не сложно!

   Далеко за полночь, когда вся семья, включая меня, уже дрыхла сном праведников, снаружи раздалось тихое ржание. Я так и подпрыгнула в кровати. Чувствуя себя Вием, кое-как разлепила веки, села, отбросила одеяло и прислушалась. Ржание повторилось.

   Черт! Эта жизнь ужасно несправедлива ко мне! Мы с мамой, конечно, ждали гостей: Вася с табуном как раз в этот период возвращался с гор, но что ему стоило явиться на полторы недели позже?!

   Впрочем, дареному коню в зубы не смотрят, а уж если он - единорог, то и подавно. Потому я выскользнула из кровати, набросила на плечи халат, подхватила аптечку и бегом спустилась вниз. Где, разумеется, тут же столкнулась с младшим из Соколовых.

   - Что это за табун у нас на лужайке перед домом?! - прорычал он, невежливо прижимая меня к стене. Я бросила на него злобный взгляд и ловко вывернулась:

   - Отстань! Сейчас некогда! Я тебе потом все объясню...

   - Если братья увидят...

   - Ни один смертный не может увидеть единорога. Твоих братьев сейчас из пушки не добудишься. Было бы неплохо, если бы ты последовал их примеру!

   Ответом меня не удостоили. Только осмотрели презрительно и с издевательским поклоном пропустили к двери.

   Я выскочила на улицу и замерла на пороге, не в силах справиться с восхищением. Девять белоснежных единорогов с длинными витыми рогами и сверкающей в свете луны шерсткой вяло огладывали клумбы. Садовника поутру ждет неприятный сюрприз, а зная, как сильно он привязан к своим растениям - еще и легкий приступ...

   Троица жеребят подняли на меня умильные точеные мордочки с раскосыми ярко-фиолетовыми глазами. Какая прелесть! Миниатюрные копии папы: такие же сказочно-прекрасные внешне и вредно-подпорченные изнутри. Буквально пару секунд они постояли, замерев, а потом тот, который левее, словно бы невзначай пнул соседа. Жеребчик взвизгнул и, в свою очередь, хватанул за гриву стоящую рядом сестренку: удивительно-хорошенькую кобылку с аккуратными золотыми копытцами. Она тонко заржала, поднялась на дыбы и одним могучим ударом лишила нас очередного фонтана.

   - Вася! - позвала я. - Угомони детей, пока они мне дом не разворотили!

   - Фррр! - выступил вперед хозяин стада. Под два метра в холке, с длиннющими бабками, покрывающими пудовые копыта, витым рогом и гривой до земли. Я улыбнулась и бросилась к нему на шею:

   - Вася! Я скучала!

   Жеребец опустил голову мне на плечо, потом шутливо цапнул за растрепавшуюся косу и заявил:

   - В былые времена, помниться, девы ожидали нас в своем лучшем одеянии. А ты с каждым годом выглядишь все более...

   - Ну-ну? - сузила я глаза. - Скажи это! Рискни здоровьем!

   - По-ведьмовски, - выкрутился единорог. - Хотя как еще ты можешь выглядеть? Кстати, а что это за новое создание мужского пола и брутальной внешности сидит у тебя на крыльце?

   - А, не обращай внимания! - отмахнулась я, пропуская между пальцами Васину гриву. Потрясающее ощущение: словно тончайший шелк струиться по ладони.

   - А ничего, что он с ружьем сидит? - задумчиво скосил глаза единорог. - Он серьезно не понимает, что я его одним ударом навек контузить могу?

   - С ружьем?! - ахнула я и резко обернулась. - Да твою же мать, Шурик! Васенька, постой здесь. Я сейчас все исправлю!

   И бросилась к братцу:

   - Алекс, дурак, ты чего с оружием приперся?! Вася ведь может обидеться и больше не прийти!

   - Ну, так его здесь особо никто и не ждал!

   - Я ждала! - всплеснула я руками. - Вася каждую весну уходит в горы Нараян, а осенью возвращается обратно. Он приходит к нам за... медицинской помощью. Я, короче, подлечиваю его табун.

   - Единороги неуязвимы, - блеснул познаниями Шурик.

   - Тогда за каким надом тебе ружье?

   - Здесь особые пули.

   - Вот потому я Васе и нужна. Слишком многие желают получить их шерстку и золотую пыль с рогов. Ты ведь прекрасно знаешь, как ценятся эти ингредиенты. К тому же маленькие единороги запросто могут поранить друг друга. А за то, что я их лечу, мне дарят молочные рожки и линялый пух.

   Шурик внимательно меня выслушал, даже кивая периодически, словно выражая свое согласие, а потом невинно поинтересовался:

   - А чего это они тебя к себе подпускают? Разве единороги показываются не только чистым помыслами девственницам?

   - Очевидно, я подхожу под описание, - буркнула я, складывая руки на груди.

   - Или это какие-то неправильные единороги...

   - Вася, ударь его!

   - Легко, сестренка! - каретной рысью подскочил к нам жеребец.

   - Фигасе! - вытаращился на него Алекс. - Говорящая лошадь!

   - Вот теперь я его точно ударю! - и Вася, угрожающе скалясь, попер в атаку. Я прикинула соотношение сил и поняла, что надо срочно что-то предпринять. Пока у меня не стало на одного брата меньше... или пока табун единорогов не лишился своего вожака. Расставив в стороны руки, я бросилась между жеребцом и Алексом. Последний, кстати говоря, сидел на крыльце с таким видом, словно все происходящее не имело к нему ровно никакого отношения.

   - Васенька! Не слушай этого упыря! У него крышу снесло еще в яслях - наверное, часто из колыбели роняли. Прости убогого!

   - Ева, нафига тебе такие родственники? - ощерился единорог. Вот честное слово, не лошадь, а медведь какой-то: и морда длинная, и шерсти много, еще и характер один к одному. - Давай я тебе генофонд подчищу!

   И топнул копытом по самой нижней ступени. Отлично! Говорят, лошадиная подкова приносит удачу - так она у нас теперь будет навеки впечатана при входе в дом. Я закатила глаза и хлопнула себя ладонью по лбу. Ну, вот как теперь объяснить это украшение родным?!

   - Вася, ты же знаешь, что страховые не покрывают ущерб, нанесенный злобными единорогами!

   - Я не злобный, - пропыхтел конь, пытаясь обойти юркую меня. - Я сердитый!

   И все же боднул мордой, махом убрав меня со своего пути.

   "Блин, - подумала я, отчаянно пытаясь сохранить равновесие и не нырнуть в кусты. - Сейчас что-то будет!"

   Не ошиблась. Правда, с тем, что именно произойдет дальше, слегка не угадала, потому что из окна на первом этаже вдруг вылетел небольшой шерстяной ковер - но кто бы в целом мире мог предугадать такое развитие сюжета?!

   - И-го-го! - совсем по лошадиному заржал Вася и юркнул мне за спину. - Ева, там демон!!

   Я скосила глаза: ничего себе, какой талантливый конь! Ни за что бы не поверила, что такая громадина может настолько компактно уместиться за моей спиной.

   - Да, Васенька, демон! Ты только не нервничай! Шурик, паразит, живо убери своего питомца!

   - Азриэль не нападет без приказа, - зевнул братец. - Если твоя коняшка будет хорошо себя вести, я...

   - "Коняшка"?! - прохрипел единорог, высовывая морду из-под моей руки. - "Хорошо себя вести"?!

   - Вася, ша! - теперь уже и я злобно сощурилась. - Алекс, можно тебя на два слова? В дом?

   Конь вежливо кивнул и повернулся к нам крупом. Шурик покосился сначала на него, потом на меня, напряженно буравившую его взглядом, и со вздохом поднялся на ноги:

   - Только после вас.

   Мы прошли в гостиную. Открыв холодильник, я достала кувшин с апельсиновым соком, налила в стакан и залпом выпила. Выдохнула, отставив посудину, оперлась руками о стол и несколько секунд молчала, собираясь с мыслями. Алекс стоял в дверях, оперевшись плечом о косяк.

   - Послушай, - заговорила, наконец. - Это - единороги, создания чистого света. Испокон веков люди славили их в песнях и легендах. Они приносят удачу и радость дому, в который постучат...

   - Нашему они принесли только разрушения, - вставил Шурик. Я скрипнула зубами, но быстро взяла себя в руки:

   - ...их рог несет силу, способную осветить самый темный уголок земли, изгнать любую нечисть...

   - То-то твой Вася воодушевился, увидев моего демона...

   - ...пробудить доброту в самой злобной душе... - продолжила сквозь зубы. - Они летают быстрее ветра, сияют ярче солнца...

   - Да, я знаю стандартные характеристики единорогов, - в очередной раз перебил Алекс. Я звонко сомкнула челюсти и демонстративно стукнулась лбом о кухонный шкафчик. - Ну, ладно, ладно! - ухмыльнулся парень. - Рассказывай дальше. Если для тебя это важно, в конце монолога я сделаю удивленное лицо.

   - Шурик, Вася - мой друг, - я резко подняла голову и вперилась в брата грозным взглядом. - Он приходил к нам, когда я была еще совсем маленькой. Первым дарил мне букет весенний цветов и венки из одуванчиков, первым показал озеро Викитари в горах Наяран, а потом выловил оттуда, когда я опрометчиво решила искупаться в ледяной воде. Когда мне было пять, я впервые заплела его гриву в косу, а он за это отдал молочный рог своего жеребенка. Знаешь, какое это было счастье? Я чувствовала себя...

   - Зубной феей? - подсказал Алекс.

   - Идиот! - я скрестила руки на груди и обреченно покачала головой. - Перед кем я здесь распаляюсь?..

   - Вообще-то, перед одним из хозяев этого дома и, по совместительству, твоим старшим братом. Перед тем, кто способен здорово усложнить тебе жизнь, и кому ты должна была рассказать все с самого начала. Выделить время и рассказать вот так, как сейчас.

   - Но я понятия не имела, что Вася придет именно сегодня!

   - Хорошо, - не стал спорить Шурик. - Но на будущее, я надеюсь, мы поняли друг друга. Ты уведомляешь меня заранее обо всех своих визитерах, особенно, если они - из мира магии. А я за это стараюсь взглянуть на них твоими глазами и не пытаться изгнать со своей территории доступными мне средствами.

   - Э... - промычала я. Так это что сейчас было? Демонстрация возможностей?! Показательное выступление барина перед крепостными?! Ах, он поганый мерзкий властолюбец! Корона у него, видите ли, пошатнулась, о гостях не предупредили. Так я ж без предрассудков: попросил - поправлю! Вот сейчас только до лопаты дотянусь и та-ак поправлю...

   - Хватит испепелять меня взглядом, - усмехнулся братец. - Я защищаю свой дом и свою семью. Будь ты на моем месте - разве поступила бы иначе? А, впрочем, можешь не отвечать: все равно талантливо соврать не сумеешь.

   И он, развернувшись, потопал обратно в прихожую.

   - Ты куда? - не сразу сообразила я.

   - Мириться иду, - кинул через плечо Алекс. - С твоим чудо-единорогом. Пока он со своим стадом не выжрал нам сад подчистую.

   Потом задумался о чем-то, улыбнулся и добавил:

   - Вася... какой же гений обозвал так создание чистого света?

   Я запнулась и в очередной раз покраснела. Единороги общались между собой на собственном наречии, которое не подразумевает наличие имен. Но я, маленькая, не могла этого понять. Так в табуне появились Зоряна, Любава, Горбунок... а самого красивого коня, способного ответить на моем языке, я назвала Васей. Потому что это было именем человека, а Вася для меня всегда был больше человек, чем лошадь, или даже сказочный удивительный единорог.

   Знаете, как помирились эти двое? У нас за домом росла парочка старых яблонь. Никто ими особо не интересовался: урожай они давали обильный, но есть его можно было только с сильной голодухи. Говорят, когда-то кто-то пытался эти "дички" облагородить, привить им голубой крови, но, видимо, не срослось. Сами деревья были большими и красивыми, особенно в период цветения. Да и яблоки внешне радовали: круглые, наливные, размером с кулак. Вот только на вкус - гадость редкостная. Словно природа собрала худшее от хурмы, сливы и фейхоа и сотворила эти странные плоды. Они получились твердыми, кислыми аж с горчинкой и с удивительным привкусом, от чего хотелось выплюнуть только что откушенный кусочек и посмотреть, что же там такое экзотическое сдохло. Иногда садовник обрезал порченые листья, подпиливал ветки, но к продуктам жизнедеятельности деревьев не прикасался в надежде то ли на птиц, то ли на зиму...

   Ну, что тут сказать? Он надеялся на помощь - он ее получил. Мой братец с единорогом в два "лица" умяли половину урожая. Весь низ ободрали, как будто пылесосом прошлись. И все бы ничего, если бы яблоки эти они ели в июле-августе, а не сейчас, когда перебродивший сок добавил им несколько крепких градусов.

   Я как раз заканчивалась осматривать Юрашика - годовалого нескладного жеребенка с золотистой звездочкой на крупе, когда из-за дома вышла охмелевшая парочка. Хотя нет, не так: выплыла, обходя уложенную плиткой тропинку по красивой синусоиде. У меня даже аптечка из рук вывалилась:

   - Вася, ты чего?..

   Жеребец повернул голову на звук, окинул меня осоловевшим взглядом, икнул и обернулся к Алексу:

   - Отпусти ее, друг, - попросил очень проникновенно.

   Братец нахмурился и покосился на меня так, что я засомневалась, помнит ли он меня вообще.

   - Нет, - выдал, наконец. - Не могу.

   - Почему? - удивился Вася. - Все равно ведь улетит!

   - На метле? - деловито уточнил брат.

   - Может, и на метле. Она же ведьма, что ей стоит? Отпусти лучше сам!

   Я нахмурилась: это они сейчас о чем беседуют? Куда кого думают отпускать? Какая ведьма улетать собралась?!

   Хлопнув по плечу жеребчика, я отпустила его догрызать ветку голубой ели (какую только гадость не жрут единороги...) и, подозрительно щурясь, приблизилась к Василию. Тот несколько долгих секунд смотрел на меня чуточку печальным взглядом, а потом выдал:

   - Прости, сестренка, сделал все, что мог.

   - Ты о чем? - уточнила я, хотя догадка уже вертелась где-то поблизости.

   - О шабаше, конечно!

   Великолепно! Вот и решение всех моих проблем! А мы с Полиной еще гадали, что бы такого придумать с этим полетом на сборище. Оказалось: всего-то и нужно пригласить единорога и угостить его яблочком. Спасибо, друг! Ты здорово облегчил мне жизнь, прямо-таки "определил участь"! Но теперь уж, не обессудь: с тебя надгробие. Похороны, так и быть, Алекс организует сам.

   - Ой, Вася! - протянула, схватившись за голову. - Ты иногда такой вася...

   Правда, то ли по причине своей природной наивности, то ли от количества алкоголя, затуманившего разум, единорог не понял, что я осталась недовольна его "подвигом". Наоборот: выпятив грудь, он еще раз икнул и с гордым видом удалился к своему табуну. Ну, да, старался Вася как мог. Теперь настало время ему немного отдохнуть.

   Я осторожно скосила глаза на Шурика. Только показалось, или он действительно смотрел на меня совершенно трезвым взглядом? Правда, ровно до того мгновение, когда понял, что я тоже за ним наблюдаю.

   - Э... Алекс, - ступила вперед, пока не зная, что лучше: покаяться или попытаться выкрутиться.

   По лицу братца растеклась довольная нетрезвая ухмылка:

   - Завтра, Ева, - отмахнулся он и нетвердой походкой направился в дом. - Всё завтра.

   Я поежилась, мысленно "благодаря" своего непарнокопытного друга с такой беспощадной откровенностью, на которую только была способна этим ранний утром. Оставалась последняя надежда на то, что Алекс, проснувшись после попойки, вообще не вспомнит о ночном происшествии. Правда, даже в моем воображении она выглядела не слишком правдоподобно, но я решила верить в нее до конца. Потому что иначе моих нервов хватит лишь на то, чтобы оседлать метлу и попытаться сбежать. А это не самое удачное решение. Во-первых, Поля права: от Заклинателя фиг удерешь, а во-вторых, мы же теперь, вроде как, одна семья. А значит, нужно учиться находить общий язык даже по тем вопросам, которые одному из нас совершенно не хочется поднимать.

   Потому я взяла себя в руки, заставила выбросить из головы все беспокойные мысли и закончить с осмотром табуна. Затем тщательно заплела Васе гриву и хвост, попрощалась, чмокнув его в лоб и пожелав хорошего пути, получила свою заслуженную "плату" в виде одного рога и маленького мешочка с пухом, и вернулась в комнату досматривать последний на сегодня сон. Честно говоря, к тому моменту уже просто валилась с ног.

   А утром меня ждал сюрприз.

   - Ева, сестренка! Пора вставать!! - громогласный вопль Егора буквально подбросил на кровати. - Время на завтрак и в школу!

   Ох, кто-то должен был отобрать у него рупор... и с каких это пор мой старший брат исполняет роль будильника?

   Я выбралась из постели и только с третьей попытки попала ногами в тапочки. Голова прямо-таки раскалывалась, как грецкий орех, по которому шандарахнули колотушкой. Потопала в ванную, сфокусировала зрение на зеркале... фу, блин! Лучше бы я ослепла! Колтун на голове, синяки под глазами, бледные губы - такое сочетание не красит ни одну девушку. И как Спящей Красавице после ста лет сна удалось привлечь принца? Была бы я на ее месте, бедняге пришлось бы здорово поднапрячься, чтобы заставить себя меня поцеловать.

   - Евочка, ты встала?! - ласково рявкнул снизу Егор.

   - Да! - ответила хриплым басом. Откашлялась и повторила уже более звонко. - Встала, Егор!

   - Тогда беги быстрее на кухню, пока завтрак не остыл!

   Я вздохнула и поняла, что обычными способами сегодня проснуться не удастся. Залезла в ванную и резким движением включила холодный душ. Стало чуточку получше. Ровно настолько, чтобы я смогла в полной мере оценить картину, явившуюся моему взору на кухне.

   Егор в красном переднике и с малость озверевшим лицом склонился над плитой. Рядом на столе лежала здоровенная поваренная книга, открытая где-то посередине. А на огне, в огромной сковородке жарилось штук пятьдесят яиц. По крайней мере, количество "скорлупок", валявшихся в и около мусорного ведра, было просто огромным. Братец закусывал губу, подозрительно присматривался к своему творению и периодически тыкал в него лопаткой. Сковорода была высокой, яиц много, потому деревянный инвентарь погружался в варево почти до самой ручки.

   - Доброе утро, - вежливо поздоровалась я, с опаской поглядывая на Алекса. Он с Богданом сидел за столом, перед пустыми тарелками и, в свою очередь, напряженным взглядом буравил плиту.

   - Омлет будешь? - на мгновение обернулся ко мне Егор. Вообще-то, блюдо больше походило на торт из яиц, но я решила не злить кашевара. Потому просто кивнула и даже улыбнулась, когда мне в тарелку вывалили густую оранжево-желтую кашицу. А вот Богдан оказался посмелее:

   - Я не стану это есть.

   - Почему?! - скрипнул зубами Егор.

   - Эта еда не соответствует моему уровню гламура!

   Кажется, у Егора дернулся глаз:

   - Ну-ка, повтори!

   Я молча схватила тарелку и пересела на другой конец стола. Потому что у Богдана, как выяснилось, чувство самосохранения было атрофировано полностью.

   Он повторил! Егор мягко улыбнулся, почти сочувственно посмотрел на брата и, не меняя выражения лица, аккуратно надел омлет ему на голову. Еще и лопаточкой размазал, чтобы слой ровно покрыл продуманную до последнего волоска прическу.

   Алекс хмыкнул в кулак, я испуганно вжала голову в плечи. А Богдан слизнул с губы кусочек желтой "вкусняшки" и пожал плечами:

   - Яичная маска... весьма полезна для волос.

   И, улыбнувшись, встал из-за стола. Я хмыкнула: а ведь молодец! Вылей Егор свое творение мне на голову, и я бы швырнула в него вилкой. Да и Алекс вряд ли бы смолчал.

   - Богдан, - все же крикнула, когда братец уже почти вышел из комнаты. - Если тебя это утешит, теперь я думаю, что ты можешь встречаться с Полиной.

   - А раньше не мог? - хмыкнул метросексуал.

   - Раньше я боялась, что ты не выживешь... - тихо ответила я. - Но если у кого и есть шанс, то у тебя.

   - Ага, - довольно протянул Богдан. - Я сильный! Ловкий! И еще - умный...

   - Да-да, умный, - поддакнул Егор, рассматривая сковороду и пытаясь сообразить, куда же подевалось тефлоновое покрытие с ее дна. - А еще скромный. И шлем у тебя хороший. Дай только ему затвердеть и будет "броня плюс три".

   Алекс все-таки заржал. Да и Богдан улыбнулся, то ли действительно нисколько не разозлившись, то ли искусно скрывая свой гнев. В таком случае, Егору следовало быть осторожнее, а то мало... дизайнер улыбнется, покивает, но выводы сделает. И примется точить топор за закрытой дверью. И все же, я сказала ему правду: сейчас, когда мы узнали друг друга получше, я поняла, что он может составить Поле отличную пару. Нет, сильной, умной и ловкой будет она. Но чувство юмора поможет ему с этим смириться.

   Бывают в жизни такие ситуации, когда единственно верной стратегией избежать неприятностей становится "делать ноги". Например, когда на тебя несется разъяренный носорог. Или подступает раскаленная лава извергающегося вулкана. Ну, или как в моем случае: злобный Заклинатель готовится наложить "вето" на почетную (хотя и не слишком желанную) обязанность сводной сестры. В то, что он согласится отпустить меня на шабаш, я не верила ни секунды. А вот что он таки придумает способ удержать меня дома - еще как. Причем, методы, которые он для этого использует, мне могут и не понравиться. Так зачем же ждать, пока он скажет свое "нет", если можно просто удрать от беседы? А потом сделать невинное личико. Вряд ли, конечно, поможет, но все равно лучше, чем нарушать прямой приказ этого тирана.

   Потому сразу после завтрака, не отвлекаясь на всякие мелочи (действительно, зачем мне зонтик, когда к мотороллеру прилагается такой замечательный шлем?), я запрыгнула на скутер и умчалась в школу. Алекс проводил меня задумчивым взглядом, но догонять не стал. Слабак! Испугался какого-то осеннего дождя! Я же лихо ударила по газам и буквально вылетела за ворота на всех шестидесяти предельных скоростях своего старенького двухколесного друга. И пусть где-то на пятом километре трассы меня все же обогнала синяя Mazda, в школу я прибыла раньше нее. Два раза проскочила на светофоре (бедняга гаишник, кажется, офигел от такой наглости и даже забыл махнуть мне жезлом), срезала по клумбе и едва не застряла между мусорными контейнерами в каком-то дворе, но все же успела первой!

   Увы, у школы меня уже ждали:

   - Ева Моргалис! - заорал вахтер, когда я, мокрая как утопленница, проваливаясь в жижу, в которую превратился любимый сторожем газон и рискуя потерять в ней обувь, ломанулась в здание. - Стоять!

   - Дядя Сережа! - воскликнула обреченно и краем глаза увидела, как Mazda въезжает на стоянку. - Дядя Сережа... спасайте!

   - Чего?! - опешил вахтер. Ну, да: у него, у местного диктатора, прежде ни одна жертва убежища не просила.

   - Я... это... того... там! - замахала руками и, не представляя, что еще сказать, сделала очень несчастное лицо. Даже слезу выдавила для полноты эффекта, потому что объяснить словами, какого черта я сорвалась с места и гнала по трассе на пределе возможностей дряхлого скутера под холоднющим ливнем, просто не смогла. Не признаваться же, что от брата убегала?!

   Хорошо, дядя Сережа оказался человеком мягкосердечным. Хотя и несколько грубоватым:

   - Ой, дура-а, - протянул он ласковым тоном. У меня брови, кажется, за пределы лица выпорхнули. - Ну, ладно. Что с тебя возьмешь, убогая... Иди уже, грейся...

   И добавил, глядя на меня ну совсем умиленным взглядом:

   - А то совсем на чучело похожа...

   Я скрипнула зубами, и кое-как сдержав поток рвущихся "благодарностей", забежала, наконец, под навес. Сняла шлем, отряхнулась... и тут же едва снова не выпрыгнула под дождь.

   - Гав! - подкрался со спины Шурик.

   - Идиот!! - рявкнула испуганно.

   В ответ мне достался воздушный поцелуй, собственно, от идиота, и злобный, мерзкий взгляд от Вики Плагуновой. Утешить, что ли, стерву? Сказать, что мне ее озабоченный парень нужен как третья нога? Хотя, нет. Зачем портить себе удовольствие? Во-первых, блондинка мне никогда особо не нравилась, так что пускай помучается. А во-вторых, так забавно наблюдать, как она "пасет" добычу. При должном воображении (а я на него никогда не жаловалась) можно было представить Алекса козлом на веревочке: куча удовольствия, за которое, к тому же, не придется расплачиваться.

   Потому я только бросила злобный взгляд в спину уходящей парочки, и принялась подводить итоги утра. Пусть сбежать от Алекса не удалось, но сама идея побега кое-что да стоила. Заскочив в класс, я бросила сумку на стол и тут же набрала Полину:

   - Я знаю, как мне попасть на шабаш!

   - Да ну? - недоверчиво переспросила готесса. Она тоже была на парах, потому говорила шепотом, но ей все равно отлично удалось двумя словами передать высшую степень сарказма.

   - Ага! - радостно ответила я. - Из дома я от него точно не убегу, но если ты пустишь меня к себе на пару дней...

   - Ты считаешь своего брата идиотом? - мрачно уточнила подруга.

   - Вообще-то, есть в нем что-то такое... - буркнула я. - Но ты серьезно думаешь, что он будет двое суток караулить под твоим окном?

   - А если будет?

   - Тогда я недооценила человеческую лень! И у меня появиться отличный повод вообще никуда не лететь. А ты подтвердишь маме, что мы сделали все, что могли. Но, к сожалению, ничего не получилось. Тебе она поверит. Идет?

   - Ева, я даже не знаю...

   - Ну, что тебе стоит поделиться крышей на два дня?!

   - Да не в крыше дело! - шепотом обиделась Поля. - Живи сколько хочешь, чувствуй себя как дома! Можешь даже пожрать приготовить, это у тебя хорошо получается... Но ты, кажется, говорила, что твой брат - Заклинатель? А я не кошка, у меня только одна жизнь.

   - Не боись! - бодро перебила я. - Сражаться с Алексом мы не будем. Попробуем бежать. Не получится - и слава Богу. Согласна?!

   - А Егор согласится?

   - Почему нет? Я же послушная сестра - позвоню и отпрошусь. Пока он еще ни разу вежливой просьбе не отказал...

   И здесь я не ошиблась. Егорушка был так рад, что его недавняя "трепка" пошла мне на пользу, и что я больше никуда не пропадала на ночь глядя, что тут же отпустил меня к Полине до самого воскресенья. Мне даже не пришлось ничего объяснять. Оставалось только заскочить домой и забрать необходимые вещи. Что я и планировала сделать сразу после уроков. Главное было - добраться домой раньше Алекса. Не удивительно, что я едва дождалась звонка с последней пары.

   И все равно не успела...

   Шурик стоял у ворот. В первый момент я отчего-то решила, что он ждет именно меня. В голове тут же пронеслась тысяча и одна идея: "сбежать!", "соврать!", "забыть о зубной щетке и рвануть к Поле налегке!". Где-то на тысяче второй я, наконец, сообразила, что братец смотрит вовсе не на дорогу.

   Он напряженным взглядом буравил дом.

   - Что там? - тихо спросила я. Нет, ну правда, интересно! Стоит весь из себя такой загадочный: брови на переносице сошлись, губы поджаты... как будто привидение из семейного склепа убежало.

   - У нас были гости, - ответил ровным, почти безразличным тоном.

   - И ты их выпроводил? - уточнила я. - А в дверях стоишь, потому что боишься, что вернуться?

   Алекс фыркнул и, наконец, обернулся:

   - Сами ушли. Не дождались хозяев.

   - Кто-то знакомый?

   - Да нет. Чужой. Скажи-ка, Ева, а сколько там у тебя еще женихов по списку?

   - Это не они, - помотала головой я.

   - Уверена?

   - Прийти к смертным, рискуя своим разоблачением и гневом Ядвиги и уйти, не дождавшись предмета своего интереса? - я подняла глаза к небу, демонстрируя глубокое раздумье. - Да, уверена. Может, это твои поклонники?

   - Ловушек в доме нет, - покачала головой братец. - Я проверил.

   - А почему ты тогда здесь стоишь?

   - Да так, тебя ждал. Плюс пытался хоть какой-то след отыскать.

   - Не удалось?

   - Ключевое слово "пытался", - мрачно ответил Алекс.

   Я прикусила губу. Однако, ситуация складывалась не из приятных. Если кто-то влез к нам в дом... в дом, охраняемый демонами и чарами, у него на это были серьезные причины. А то, что он ушел отсюда не только целым, но и не оставив практически никаких следов, говорило, что возможности у этого "гостя" не слабые, и к его следующему визиту стоило хорошенько подготовиться.

   - Есть способ узнать, к кому из нас он приходил, - надевая шлем, решилась я. - Подожди меня здесь, я скоро вернусь....

   - Нет уж, - Алекс резким движением схватил меня за руку. - Я пойду с тобой.

   - Но...

   А потом я посмотрела на его ладонь, сжимающую мое запястье, подумала, и медленно кивнула. Будь сейчас здесь мама, она бы мне, наверное, голову оторвала. Я и сама чувствовала себя полной дурой. И жуткой трусихой в придачу. Я согласилась отвести Заклинателя в нашу Альма-Матер. В место, где еще не ступала нога "чужого" мага. И где хранилось наше самое ценное сокровище. То единственное, за чем кто-то мог явиться к нам вот так, без приглашения. Привести туда Алекс было далеко не самым умным поступком. Но отправиться туда в одиночку казалось еще худшим.

   - А куда мы, собственно, собираемся? - отпуская мою руку, спросил любознательно братец.

   - В нашу с мамой старую квартиру.

   - Понял, - задумчиво кивнул он. - Покажешь дорогу. Но только поедем на моем мотоцикле.

   - Почему? - возмутилась я, искренне не понимая, чем плох мой старый скутер.

   - Боливар двоих не потянет, - мрачно усмехнулся Алекс и потащил меня в гараж.

   Наша старая многоэтажка была самой аккуратной в районе и, как это часто бывает, именно благодаря своему "почтенному" населению. Бабули, которых здесь жило немало, пристально следили за чистотой родного дома и сурово наказывали провинившихся. Фантазия у пенсионерок была отменная и методами они не брезговали. Могли словами мозг выесть, а могли и машину, как бы случайно, поцарапать. Ну, к последнему все же прибегали редко, разве что за самое страшное преступление - вандализм. Чаще всего он выражался в том, что какая-то бедная душа случайно потопталась в "саду". Этого бабули не прощали. Под окнами многоэтажки они высадили целый лес сирени. Но это было еще не самое главное! Землю под кустами покрывал ковер шикарнейших лопухов. Я таких не встречала даже в лесах под Чернобылем: огромные, темно зеленые зонтики, очень приятные на ощупь. На их фоне даже сирень как-то терялась: она ведь цвела только весной, да и то - недолго, а эта гордость садовода радовала глаз и воображение почти круглый год. Вот бабули ее и стерегли.

   Сегодня была очередь Лидии Васильевны: бабки с вредным, но, надо признать, справедливым характером.

   - А чё это она делает? - озадаченно спросил Алекс, поглядывая на притаившуюся в кустах пенсионерку. Ей бы повязку на голову и топор вместе клюки - от Рэмбо бы не отличили...

   - Хм, - усмехнулась я. - Да так... партизанит старушка.

   - А... - с видом знатока протянул братец и вежливо поздоровался. - Guten Tag!

   Бабка так и бухнулась в камыши. Я заглянула в ее круглые обалдевшие глаза, зажала рот ладонью и бросилась в подъезд. А там просто сползла по стеночке от смеха.

   - Изыди, Антихрист!! - заорала пришедшая в себя Лидия Васильевна и, судя по звуку, швырнула в железную дверь подъезда клюкой.

   - Антихрист? - в шутку обиделся Алекс. - Князь Тьмы заглянул к ней во двор? Она что, совсем бесноватая?

   - Бес... бес... бесноватая?! - задыхаясь от хохота, переспросила я. - Не знаю, Ваше Величество! Вам виднее!!

   Братец хмыкнул, но, видимо, я смеялась так заразительно, что он просто не смог удержаться. Потому в лифт мы не вошли, а ввалились, слегка шуганув бессменных (и, кажется, бессмертных) подружек Лидии Васильевны.

   - А не ты ли Ева Моргалис, дочь Ядвиги? - подслеповато сощурилась Татьяна Федоровна, необъятных размеров пенсионерка со спицами в руках.

   - Она самая, - скромно представилась я, на всякий случай отступая с линии удара: бабка в порыве эмоций любила махать руками, нисколько не беспокоясь, куда попадут при этом две длинные острые палки, которые она почти всегда сжимала в кулаке.

   - А чегой явилась? Вы ж, вроде, перебрались давно?

   - Всего две недели назад, - улыбнулась я. - Соскучилась по родному дому. Вот, пришла проведать.

   - Ага... - протянула Елена Сергеевна: полная противоположность своей соседке по лестничной клетке Татьяне. Пушистое облако седых волос на ее голове, маленькое личико, тоненькие ручки и ступни тридцатого размера делали Елену Сергеевну похожей на состарившуюся Золушку. Эдакий хрупкий Божий одуванчик. Порой казалось, что ее вот-вот подхватит и унесет куда-то ветер. Очень обманчивое впечатление, между прочим. Потому что энергии в старушке было столько, что хватило бы на двух молодых. Она ни секунды не могла посидеть спокойно, всегда куда-то бежала, что-то выдумывала... может, потому наши пенсионерки и выглядели такими бодрячками в своем весьма почтенном возрасте. Этот маленький седовласый энерджайзер не давал им заскучать и расслабиться.

   Двери лифта уже начали закрываться, когда Елена Сергеевна вдруг обернулась к подруге и задумчиво спросила:

   - Татьяна, а не к Ядвиге ли недавно приходил тот загадочный мужчинка?

   Алекс мгновенно выставил ногу из лифта. Дверцы натолкнулись на препятствие и послушно разъехались в стороны.

   - Когда именно приходил?

   - Да на днях... - пожамкала губами Татьяна Федоровна и с заговорщицким видом уставилась на меня. - Симпатичный такой, высокий... даже повыше энтого.

   Я смерила Шурика пораженным взглядом: ничего себе "гостюшка" вымахал! Баскетболист, что ли, какой-то заезжий мамочку пытался навестить?

   - И все о Ядвиге расспрашивал: где она, куда уехала, когда вернется, - продолжала говорить Татьяна. - Только мы ему ничего не сказали!

   - Почему? - удивилась я.

   - А чегой это к замужней бабе будут подозрительно вида молодчики бегать?! - сузила глаза Елена Сергеевна.

   И правда: нафига они нам сдались? Особенно сейчас, когда мама плавает где-то в океане...

   Не дождавшись моей реакции (наверное, в таких ситуациях полагалось краснеть и оправдываться) бабки еще что-то поворчали себе под нос, а потом дружно развернулись и потопали к выходу. Алекс смерил меня выразительным взглядом и позволил, наконец, дверям лифта закрыться:

   - Интересные вещи говорят твои соседи...

   - Вякнешь сейчас про дым без огня, и я тебе врежу, - мрачно предупредила я. Братец скрестил руки на груди и отвернулся. Я тоже смотрела в другую сторону. Так мы и добрались до нужного этажа. Я вышла из кабины первой, повернула налево, вставила ключ в такой старый замок, что, казалось, его ударь - и он выпадет, провернула пару раз и спрятала обратно в карман сумки. Алекс уже было протянул руку, чтобы открыть дверь, но получил шлепок по пальцам и быстренько спрятал их за спину:

   - Зачем же сразу бить? - зашипел он. - Словами предупредить могла!

   - Могла и словами, - пакостливо ухмыльнулась я. - Но это было бы не так приятно.

   А потом осторожно пробежала пальчиками по хитросплетениям маминой ловчей сети. Вот она - магия высшего порядка! Понятно, почему гость покрутился во дворе, справки навел и удрал восвояси. Попытался бы он проникнуть внутрь - и остался бы лежать у этой двери, прожаренный до хрустящей корочки. Причем смертного сеть бы не тронула, просто внутрь не пустила, а вот на мага обрушилась бы со всей своей убийственной "страстью".

   Меня мамина магия "узнавала", потому мгновение спустя паутинка пошла рябью и растворилась, чтобы возникнуть на том же месте, когда дверь закроется вновь.

   - Вот теперь проходи, - кивнула брату и пропустила его вперед. - Будь как дома... но не забывай, что ты в гостях!

   - А что мы, все-таки, здесь ищем? - любознательно оглядываясь, спросил Алекс.

   Я вздохнула, закусила губу и поняла, что рассказывать придется. Потому что раз уж притащила его сюда - глупо скрывать правду.

   - Иди за мной, - бросила через плечо и толкнула дверь в мамину комнату.

   - Ого... - протянул Шурик. - Кое-кто, кажется, верит в конец света по календарю Майя и надеется пересидеть его здесь...

   - Не говори глупостей, - буркнула я. - И идти осторожнее. Здесь везде ловушки.

   - Да я прямо чувствую себя Индианой Джонсом в охоте за хрустальным черепом.

   - Хрустальный череп - унылая фигня по сравнению с тем, что прячет моя мама, - мрачно ухмыльнулась я и трижды постучала костяшками пальцев по стене. Она слегка завибрировала, с потолка посыпалась бетонная крошка, и прямоугольная плита размером со средний гроб (эдакий символизм в стиле Ядвиги Моргалис) вместе с обоями и натужным скрипом отъехала в сторону. За ней показалась глубокая ниша квадратной формы. Там покоились пачки денег, какие-то документы, даже украшения. А на самом дне, занимая почти всю площадь, лежала огромная толстая книга в черном кожаном переплете.

   - Это то, что я думаю? - нахмурился Шурик, протягивая руку. Честное слова, как ребенок. Я едва успела ее перехватить:

   - Кажется, у тебя нет лишних пальцев! - и подула на, вроде бы, отсутствующую преграду, заменяющую дверцу ниши. На мгновение, нагревшись от дыхания, она вспыхнула красными крошечными огоньками и снова пропала из виду. - У мамы легкая форма паранойи...

   - Если она - хранительница Книги Знаний, то это оправданные меры! - прошептал Алекс. Я покосилась через плечо: было прямо видно, как у него чешутся руки дотянуться до нашей семейной реликвии. Что ж, если братцу так сильно хочется в нее заглянуть, почему бы не пойти на встречу? Тем более, он все равно останется разочарован.

   Надо же, угадала!

   - Э... - протянул Алекс, непонимающе глядя сначала на пустые страницы, а потом на меня. - Так и должно быть?

   - Ты, похоже, про Книгу Знаний, кроме названия, больше ничего не слышал, - хмыкнула я. Мы сели рядышком на кровати, я раскрыла талмуд у себя на коленях и провела рукой по старым шершавым и даже чуточку пожелтевшим, но девственно чистым страницам. Шурик внимательно наблюдал, как будто ждал, что буквы вот-вот начнут проявляться от моего прикосновения.

   - Здесь хранятся знания всех людей, - сказала я тихонько. - Тех, кто живет сейчас, и тех, кто жил ранее. К сожалению, только смертных или магов, которые добровольно согласились запечатлеть здесь свои знания. Книга не покажет будущего, а прошлое выдаст в том виде, в котором эта информация хранилась в голове у ее обладателя. Например, это может быть запись в рунах на старинном, даже мертвом языке, и ты никогда не поймешь, что же она означает на самом деле. Если по заданному вопросу что-то знает более одного человека, книга покажет ответ построчно. Это плюс. А минус в том, что такие знания не объективны. Каждый из нас может иметь собственное мнение и верить в него. Именно оно отразиться на страницах, а тебе придется выбирать самому: что из этого - правда, а что - заблуждение. Эта Книга как большая энциклопедия, как поисковик в Интернете. Зернышки истины в куче яркой мишуры. Те, кто никогда не пользовался, считают Книгу Знаний одним из величайших артефактов. А на самом деле она почти бесполезна.

   - Как же твоя мать получила этот талмуд?

   - От своей матери. А та - от своей. На книгу не действует магия и, как видишь, в ней нет статичных записей. Она дает ответ в зависимости от вопроса: всегда только один за раз. Ее нельзя украсть или забрать силой. В таком случае она никогда не станет отвечать. Но, переданная добровольно, Книга будет служить хозяину и его семье. Ты ведь не знаешь, но род Моргалис происходит от Морганы Пендрагон - одной из могущественнейших колдуний всех времен и народов, супруги Мерлина. Именно она создала Книгу, вложив в нее не только магию, но и частичку своего характера. Так что порой ты как будто играешь в "Что? Где? Когда?" с очень вредной и язвительной ведьмой. Бывает сложно выпытать нужную информацию. Впрочем, за всю историю своего существования, Книга ни разу не попадала в чужие руки, так что я не знаю: быть может, к кому-то другому она была бы более благосклонна.

   - Ладно, - не выдержал Алекс, перетягивая фолиант к себе на колени. - Хватит слезливых историй, перейдем к практике. Спроси у нее что-нибудь.

   - Хорошо, - улыбнулась я. - Когда родился Александр Соколов?

   "Двадцать шестого октября тысяча девятьсот..." - пробежала глазами по тексту:

   - Да ты скорпион, оказывается, - покосилась на Шурика, и просто не смогла сдержаться. - Теперь ясно, почему такой засранец!

   - Не понял?!

   - Упрямый, циничный и агрессивный человек! Заклинатель! Да ты же как Гитлер, только еще хуже! По взрывоопасности можешь соперничать разве что с Везувием! С тобой невозможно договориться, а твои приступы ревности - это же вообще ужас!

   - Какие приступы?! - праведно возмутился Алекс.

   - Ревности, - повторила я, отчаянно пытаясь спрятать улыбку. - Ну, по крайне мере, так утверждает гороскоп. Хорошо, что я не верю в эту чушь, правда?

   И посмотрела на братца совершенно невинным взглядом. Его проняло: такого вытянутого лица и отвисшей челюсти я прежде у него не встречала. В первую минуту бедняга даже не мог сообразить с ответом. А когда все же что-то придумал, я молча указала пальчиком в текст книги. Там как раз отобразился ответ на мой второй вопрос:

   "Тот, кто искал маму и побывал в особняке Соколовых - один человек или два разных?"

   "Один", - ответила книга.

   - Назови его имя! - тут же потребовал Алекс.

   "У него много имен", - загадочно проявилось на странице. Братец зыркнул так, словно это я подговорила фолиант юлить с ответом.

   - Тебя же предупреждали: это как общение со скучающей ведьмой!

   - А если страничку выдрать? Ну, для профилактики? - задумчиво предложил деспот. Книга замерцала и нахально "ответила":

   "Гороскопы не врут!"

   - Да твою ж мать! - выругался Алекс. - Ты, Книга! Назови все имена вора!

   Талмуд задумался, выдал световой залп и отобразил результат. Мы дружно склонились над разворотом. Потом я перевернула страницу. И еще раз. И еще.

   - Ну, и как понять: какое из этих имен - настоящее?

   - А ты у нее спроси, - язвительно кивнул Алекс на непокорную "хранительницу печатного слова". Я покачала головой:

   - Если имя используется, или использовалось хотя бы один раз - оно считается настоящим.

   - Хорошо, - закусил губу Шурик. - Тогда пускай покажет его самое первое имя.

   Страница засветилась.

   - Джон Смит, - прочитала я вслух.

   - Она еще и врать умеет?! - не поверил братец.

   - Конечно, нет. Может не показать какую-то информация, или выдать ее в неудобоваримом виде, но соврать - никогда.

   - Но это же как надо ненавидеть собственного ребенка, чтобы назвать его Джоном Смитом!

   - Ну, может, его родители тоже страдали паранойей ...

   Хотя лично я в этом имени не видела ничего странного. Вот если бы его звали каким-нибудь "Хантентай" можно было бы удивиться. А так... Джон Смит ничем не хуже Александра Соколова: так же банально и так же просто.

   - Ну, ладно... - протянул Алекс, резко подымаясь на ноги. - Большей помощи от твоего талмуда мы не дождемся, но кое-что все же прояснилось.

   - Например?

   - Наш гость, - братец усмехнулся и посмотрел на меня с видом победителя, - оказался твоим. И не женихом, а вором. Пришел за этой книгой и обязательно вернется снова.

   - Но как он собирается... - попыталась было вклиниться в монолог я, но меня тут же перебили на редкость самовлюбленным тоном:

   - Да, непонятно, на что он рассчитывает, если книгу нельзя забрать силой. Видимо, нашелся-таки способ обойти древнюю магию...

   - Это невозможно...

   - Ясное дело, что это расходится с твоим представлением о могуществе Морганы Пендрагон. Но пока мы не узнаем больше, предположим, что это так.

   - Мы?! Мне совсем не нужно, чтобы твоя семья...

   - Да, я абсолютно уверен, что поскольку ты являешься частью нашей семьи, и твой вор уже однажды побывал в нашем особняке, мне следует оказать тебе всецелую помощь и поддержку в его поимке.

   - Но ты даже не знаешь, как...

   - И - да! У меня есть идея, как собрать о нем побольше информация, - улыбнулся братец. Я скрежетнула зубами и демонстративно сжала кулаки, представляя, как было бы здорово вцепиться ими в его болтливое, самовлюбленное, эгоцентричное горло. - Ты ведь хотела полететь на шабаш? Отлично, милая, считай, что я уступил. Мы отправимся туда вместе.

   Вот это сказанул! У меня аж в сердце кольнуло. Полететь на шабаш с Заклинателем! Если маги прознают о его истинной сущности, они растерзают нас на месте! А если не узнают, то решат, что я притащила на собрание смертного. И тоже растерзают, быть может, с еще большей яростью.

   - Алекс, - нервно хихикнула, закрывая книгу и прижимая ее к груди, - ты не должен так шутить, а то я поседею раньше времени.

   - А я не шучу, - совершенно спокойно ответил брат. - Либо я лечу на шабаш один, либо с тобой. Выбирай, но учти: в первом случае ты остаешься дома.

   - Шурик, да ты - идиот! Ты хоть представляешь, что с тобой там сделают?! Есть ведь гораздо более гуманные способы самоубийства!

   - По этому поводу можешь не беспокоиться, - весело подмигнул братец. - Умирать я не собираюсь. А набросок плана уже есть. Я почти уверен, что он сработает!

   - За-ши-бись, как успокоил... - мрачно подытожила я и вернула Книгу на ее законное место, в нишу. Забирать ее в особняк я не планировала с самого начала. Из нашей старой квартиры мама делала бункер почти год. Куда больше вероятности было потерять Книгу в особняке, чем из этого сейфа. Алекс, похоже, тоже это понимал, потому не спорил и терпеливо дожидался, пока я верну на место мамины замки. Он ведь не знал, что в это же время я старательно пыталась придумать способ не дать ему попасть на шабаш. Если честно, я тоже думала, что смогу найти там какую-то информацию. Но не такой же ценой! Неужели он действительно надеется обхитрить полсотни магов?! Да еще таких опытных: там же самый младший раза в три старше меня! Нет, я была просто обязана его остановить! Оставалось только придумать такой гениальный план, чтобы меня потом за него сам Алекс не прикончил... потому что пока на ум приходил только один из чудодейственных отваров Полины. Интересно, как долго братец будет злиться, если я его усыплю эдак на недельку? Ну, пока мама не вернется...

   Впрочем, о границах ярости Шурика я смогла узнать куда быстрее, чем планировала. Стоило только выйти из подъезда.

   - Что... да как...?!

   - А вот не будешь в следующий раз бабушек обижать... - пробормотала под нос, глядя как совершенно озверевший Шурик носится вокруг мотоцикла.

   Нет, ну, правда: какой-то неудачливый у него транспорт. Месяца не прошло, а бедный мотоцикл опять нужно ремонтировать. Причем так, что цена реставрации моего скутера покажется Алексу фигней, недостойной внимания. Бабки в своей мести постарались от души... Конечно, никого из вредителей поблизости уже не было, но спицы, торчащие из лобового стекла, были весьма красноречивой уликой. Кстати, пряжу Татьяна Федоровна тоже не пожалела, от души натолкав ее между спицами переднего колеса. Словно кто-то посадил на диск котенка и предложил ему "игрушку": колесо легче было поменять, чем выпутать.

   Но самый веселый штрих ждал нас на сидении. Ярко красным лаком там была нарисована эмблема серпа и молота, а рядом - большая правдоподобная фига. Лидия Васильевна четко дала понять, где она видела нашего полиглота-"антихриста".

   Спросить "что делать?" или "как дорого обойдется ремонт?" я не решилась. Да и поиздеваться тоже, хотя очень хотелось. Честного говоря, страшно было даже улыбнуться лишний раз, потому что тогда был реальный шанс словить на себе гнев этого матерящегося "громовержца". Стоя в сторонке, я молча дожидалась, пока он вызовет эвакуатор, а потом - послушно отправилась за ним в метро. Ну, мне-то что? Это богатенький Соколов в последний раз под землю спускался, когда в Италию поехал и ему в аренде машины отказали. А я пятнадцать лет в общественном транспорте каталась - и ничего. К тому же, был в этом всем и один несомненный плюс (кроме моего замечательного настроения). Если на шабаше я припомню ему пострадавший мотоцикл, есть вероятность, что в состоянии аффекта, Алекс махом укатает в скалы всех именитых колдунов. И тогда у нас появиться шанс выбраться оттуда живыми! Ура! Ну, это при условии, что "укатывать", он начнет не с меня...

   Глава 12

Многие спрашивают, почему девушки ходят в туалет большими группами.

Вот Гермиона Грейнджер пошла в туалет одна и на нее напал тролль.

BASH

   Пятница началось с того, что по дороге в ванную комнату меня перехватил взбудораженный Егор. Прежде я его таким не видела: со всклокоченными волосами, криво застегнутой рубашкой и странным огоньком в глазах он был похож на чокнутого профессора.

   - Сестренка, ты не могла бы сделать мне одолжение? - спросил он, нервно подергивая веком.

   Я смерила его хмурым взглядом. На ум в это "чудесное" утро приходил только один ответ:

   "Хорошими делами прославиться нельзя", - но проговорить его вслух я не успела.

   - Там в моей комнате спит девчонка, - громким шепотом продолжил брат. - Ты ее разбуди в восемь, накорми чем-нибудь и сделай так, чтобы она больше не приходила, ок?

   - Накормить, чтобы больше не приходила? - мрачно повторила я. - Чем, например? Цианидом?

   Егор как-то криво улыбнулся и с опаской покосился на дверь спальни:

   - С чувством юмора у тебя порядок, ага. Ну, так что, сделаешь?

   Черт, ну вот только этого мне для полного счастья не хватало! Мало того, что вчера полночи пришлось уговаривать младшего Соколова не совершать, возможно, крупнейшую ошибку в его жизни (что, конечно, не удалось сделать, так как к мозгу проще достучаться, когда он есть, а у Алекса, кажется, эта важная часть организма давно сдохла под натиском непоколебимого упрямства), так теперь придется исправлять ошибки его старшего брата!

   - А зачем? По-моему, она как раз в твоем вкусе, - буркнула, складывая руки на груди.

   - Но ты же не знаешь, какие девушки в моем вкусе?

   - Отчего же?! - язвительно сощурилась. - Симпатичные и достаточно глупые, чтобы повестись на такого как ты!

   - Э... - кажется, братец не ожидал отпора. Я уж было грешным делом подумала, что он сейчас сдастся. Но нет, куда там! Это ведь будет так не по "Соколовски": избавить от неприятностей чужую голову! Егорушка скривился, закусил губу и выдал мне пантомиму: "глаза побитого мопса". Щенка. О трех ногах. Голодного и попавшего под ливень. То есть, эдакий собирательный образ измученного жизнью несчастного субъекта, глядя на который просто невозможно не пожалеть и не помочь. И, знаете, что забавно: ежу ведь понятно, что он притворяется! Но сострадательная совесть при этом громко хохочет и не просто жует душу, а буквально обгладывает ее как голодный каннибал безропотную жертву!

   Вот только сегодня Егору не повезло. В другое время, наверное, уже бы плюнула и побежала готовить завтрак на двоих. Но этим утром настроение у меня было препоганое, а потому - боевое. Я скрипнула зубами, усилием воли заставила совесть заткнуться и спросила:

   - Егорушка, у тебя что, сестра появилась, чтобы лишних баб отгонять?

   - Да ты просто не знаешь, какая она!! - горячо возразить Соколов. Образ щенка рассыпался в пыль. Ну, вот! Теперь передо мной снова стоял он: мажор, плейбой и паразит, разбивший немало женских сердец. Правда, напуганный какой-то, и это просто не могло меня не заинтересовать:

   - Она что, настолько страшная?

   Ну, мало ли... бывают же женщины, просыпаясь рядом с которыми хочется руку себе отгрызть, только чтобы удрать по-тихому. На себе, к счастью, проверить не довелось, но анекдотов на эту тему встречала немало!

   - Нет, - помотал головой Егор. - Она не страшная.

   - Тогда что, надоедливая?

   - Да не сказал бы...

   - Скучная?

   - О, нет! - как-то совершенно по-особенному улыбнулся братец. - С ней не соскучишься!

   "Тогда что тебя не устраивает?!" - уже почти возопила я, но в этот момент дверь комнаты Егора отворилась, и слова застряли у меня в горле.

   Оттуда вышла нимфа. Ну, не настоящая, конечно, но очень похожая! Настолько, что мне захотелось сесть и расплакаться от собственной ущербности. Я такой безупречной красоты в жизни не встречала: белокурые чуть вьющиеся локоны, бархатная кожа, огромные бирюзовые глаза в обрамлении длиннющих ресниц. Эдакое воздушное, бесподобное, совершенное чудо! Фея! И от такой женщины Егор пытался убежать? Я подняла на брата вопросительный взгляд. В нем читалось буквально:

   "Ты что, дебил?"

   Правда, он этого не заметил, потому что тоже во все глаза таращился на плывущую к нам красотку. Я непонимающе изогнула бровь: странная реакция от того, кто только что просил выпроводить ее из дома. Братец краснел как школьник, нервно бегал глазами, и было совершенно не похоже, что он действительно хотел от нее избавиться.

   А нимфа, меж тем, подошла совсем близко, протянула мне руку с аккуратными ноготками и улыбнулась:

   - Ева Моргалис? Меня зовут Наташа Игнатова. Приятно познакомиться.

   Аллилуйя! Первая женщина Егора, которая додумалась представиться! Братец, женись на ней!

   - Взаимно, - ответила я, мимоходом отмечая, что маникюр, пожалуй, следовало бы обновить. За спиной скрипнула половица, из комнаты выбрался сонный Алекс. Посмотрел на сконфуженного Егора, на меня, еще не сообразившую, как следует относиться к новой знакомой, затем, собственно, на саму знакомую и улыбнулся:

   - Наташка, привет! Давно не виделись!

   Девушка звонко рассмеялась и повисла у него на шее:

   - Сашка! Ты совсем не изменился!

   - Он набрал пятнадцать кило с вашей прошлой встречи, - показался из спальни Богдан. Наташа оторвалась от Заклинателя и обняла второго брата. Метросексуал аккуратно похлопал ее по спине и деловито уточнил:

   - Ты надолго?

   - Самолет через три часа, - улыбнулась девушка.

   - Тогда нам стоит поторопиться, - и парень кивнул вниз, явно намекая на необходимость завтрака. Первым, почти бегом в указанном направлении, припустился Егор. За ним, весело болтая, Алекс с Наташей. Я раздраженно посмотрела в спину младшему братцу: вдруг очень захотелось ткнуть в нее шваброй. Да посильнее, чтобы полет этого дятла был максимально эффектным. Воображение тут же нарисовало перебинтованную мумию, извергающую проклятья, я кровожадно улыбнулась и услышала приглушенный смех. Богдан стоял рядом и хихикал в кулак, поглядывая на меня из-под полуопущенных ресниц.

   - Знаешь, - сказал он в ответ на мой вопросительный взгляд, - я, пожалуй, сразу расскажу тебе о том, кто такая Наташа Игнатова.

   - Зачем?

   - Ну... - задумался будущий дизайнер. - Скажем так: чтобы ни один член моей семьи случайно не пострадал.

   - Это ты сейчас о чем? - подозрительно нахмурилась я.

   - Ни о чем, - улыбнулся братец. - В голову пришло. Так вот. Наташа - дочь старого приятеля нашего отца. У них раньше был совместный бизнес. После школы приятель отправил дочь учиться в штаты, на маркетолога... кажется...

   - Угу, - я послушно кивнула, не совсем понимая, зачем мне сдалась эта "бесценная" информация.

   - А теперь о главном: Егор с Наташей - погодки. Они учились в одном классе и, сколько я себя помню, во всем соперничали. Доходило до драк, ну, пока младше были, конечно. А потом как-то... я думаю, они сами не поняли, как... - тут Богдан загадочно улыбнулся и философски выдал. - Знаешь, Ева, ведь тот, кто тебе действительно нужен, не должен соответствовать твоим понятиям. Он появится и разрушит всё, и будет самим собой, таким, как есть. А ты будешь любить его таким. Вот и Егор любит, только признаться боится.

   - А она?

   - Да кто ж вас, женщин, разберет? - ухмыльнулся этот доморощенный Аристотель. - Но мне кажется, если бы не любила - не оказывалась бы здесь всякий раз, когда приезжает в город. А он может сколько угодно клясться потом, что это был - последний раз, но я знаю: он всегда будет ее ждать. Вот завтра, например, "заведет" себе очередную Катеньку, Оленьку или Светочку. А ждать все равно будет только Наташку.

   Я вздохнула, и какое-то время мы с Богданом молча стояли на верхней ступени, думая каждый о своем. Было немного странно увидеть братьев с такой неожиданной стороны. Кто бы ожидал, что Егор окажется эдаким стыдливым влюбленным, не смеющим признаться в собственных чувствах даже самому себе? Или Богдан, этот "денди свежего посола", способный достать и мертвого придирками к гардеробу, выдаст вдруг философскую речь на тему истинной любви? Верно говорят: иногда люди способны удивить в самый неожиданный момент...

   А Наташа, кстати, оказалась прикольной девчонкой. Мы позавтракали очередным "шедевром" Егора - я почти уверена, что туда входили мюсли, помидоры и сыр, но уточнить не решилась. Все это время она с удовольствием делилась последними новостями с Богданом и Алексом. И если первый реагировал довольно сдержанно, то второй демонстрировал все возможности "широкой русской души". Меня это откровенно бесило, но злиться на Наташу не получалось чисто физически - уж больно она была симпатичной. А вот коварный план мести Алексу (не спрашивайте "за что?" - причину я сформировать не могла, но то, что этот гад был виновен - знала наверняка) к концу завтрака почти созрел. И я не сомневалась, что Егор, буравивший брата напряженным взглядом и недовольно сопевший с противоположного конца стола, окажет мне в этом деле максимум содействия.

   - Что ж, - фея отложила ложку и отодвинула стул. - Спасибо вашему домой, пойду, как говориться к другому. Мне через полчаса нужно быть в аэропорту, так что...

   - Могу тебя подбросить! - щедро предложил Шурик.

   "Ему трындец!" - скрипнула зубами я, и Егор подтвердил выразительным:

   - Кха-кха!

   - Хотя... - Алекс бросил задумчивый взгляд на потемневшее лицо брата и чуть заметно поежился. - Я тут вспомнил, что мне еще Еву нужно в школу завести. Извини, Наташ... новые обязанности брата отнимают кучу времени.

   - Чего?! - опешила я, но Богдан мягко положил ладонь мне на плечо и довольным голосом сообщил:

   - К сожалению, у меня тоже дела. Но, быть может, Егор...

   Кажется, старший Соколов только этого и дожидался:

   - Так и быть, я отвезу тебя в аэропорт. Собирайся. Жду в машине через десять минут!

   И, круто развернувшись, вылетел из кухни. Невероятно! Да он прямо оборотень какой-то! Даже не верилось, что всегда такой учтивый и вежливый Егор, в присутствии Наташки превращается в Шурика... Интересно, это у них семейная черта, или младший в детстве грызанул старшего за ляжку?

   Впрочем, Наташа на метаморфозы отреагировала спокойно. Наверное, привыкла за столько-то лет общения! Она проводила Егора смеющимся взглядом, кивнула нам и отправилась наверх. Забрать сумочку и набросить на плечи плащ. А багаж в три чемодана (и в этом, почему-то, никто из нас не сомневался) Егор дотащит до машины сам.

   - Кстати, я не пошутил, - наклонился ко мне Алекс через стол. - Поедешь в школу со мной. И обратно я тоже тебя заберу, так что к трем ты должна быть на стоянке.

   - Господи, двое из ларца! - в притворном ужасе воскликнула я. - Шурик, не надо красивых жестов, я поеду на мотороллере. И у меня сегодня уроки заканчиваются в половине пятого...

   - Прогуляешь последний, - безапелляционно перебил братец. - Нам надо подготовиться, сама знаешь, к чему. И, пожалуйста, давай не будем ссориться хотя бы сейчас. Я прав - и мы оба это знаем.

   Вот на этой замечательной ноте я и отправилась в школу. Разумеется, в синей Mazda. Почему? А вы когда-нибудь пробовали спорить с Заклинателем?

   - Полинка, прости, я знаю, как сильно ты хотела побывать на шабаше, - молитвенно сложила я руки на груди. Алекс закатил глаза, готесса тяжко вздохнула:

   - Ладно уж, я все понимаю... - и столько скрытой боли вперемешку с затаенной обидой было в этих словах, словно она только что любимого попугайчика приговорила к смертной казни через суп.

   - Ну, хочешь, я с тобой в следующем квартале полечу? - в отчаянии предложила я.

   - Да-да, - мрачно поддакнул Алекс. - И полетишь, и побежишь... а если намека не поймешь - можешь и похромать.

   - Слышь ты, монстр! - резко обернулась я. - Это, между прочим, моя комната и я тебя сюда не приглашала!

   Заклинатель злобно блеснул глазами и отвернулся, еще комфортнее развалившись в моем розовом кресле. Я опять сконцентрировалась на Полине:

   - А хочешь, в эту субботу полетим все вместе?

   - То есть, с ним? - недоверчиво глянула готесса на моего брата. Тот ответил очень выразительной улыбкой. -Нет уж, спасибо.

   - Будет весело!

   - Не сомневаюсь. Кстати, ты уже придумала, в качественно кого проведешь на шабаш этого Зак...

   Я прыгнула вперед, ловко сунула ей конфету в рот и сделала круглые глаза. Поля закашлялась и через силу продолжила:

   - ...замечательного своего смертного братца?!

   За спиной послышался тяжкий вздох. Я раздраженно нахмурилась: не понимаю, почему Алекс захотел встретиться втроем. Теперь приходилось балансировать на грани, чтобы он не догадался о Полинкиной чрезмерной осведомленности. А это было очень сложно делать, когда готесса постоянно норовила чем-то себя выдать. Я уже полкоробки шоколадных конфет ей скормила, вовремя закрывая рот. Хотя...

   И тут у меня в голове словно выключатель щелкнул! Ну, надо же было так попасться...

   Я перевела на Полю вопросительный взгляд, она забавно потупилась. Вот же ж, чертовка! Никогда не упустит возможности полакомиться за чужой счет. Ну, ладно...

   И я с веселой улыбкой подбросила на ладони крупное зеленое яблоко. Поля сникла: хотя она и была рьяной вегетарианкой, яблоки почему-то наводили на нее тоску.

   - Так зачем же, все-таки, ты хотел меня видеть? - перевела она взгляд на Алекса. Тот как-то гаденько улыбнулся и ответил:

   - Да вот познакомиться решил, милая моя родственница.

   - Это я, что ли?! - выпучила на него глаза готесса. Алекс радостно кивнул, и я сразу все поняла:

   - Вот, значит, что ты придумал!

   Ну, конечно! Почему мне самой это в голову не пришло?! Полина ведь тоже человек! Ну, то есть, как "тоже"... ровно настолько, чтобы Алекса могли принять за знахаря! Ведьма не могла притащить на шабаш обычного смертного - это было сродни раскрытия чужой тайны. Маги такого хамства не прощают. Но знахари...Поколениями они изучали магию целительства. Да, это не активная сила, но даже самый могущественный колдун не отказал бы лекарю в принадлежности к нашему "семейству".

   - Вряд ли кто-то из присутствующих на шабаше интересовался твоими родственниками, - обернулся к Полине Алекс. - На время я стану твоим далеким троюродным братом. Знахарем, как и ты.

   - А ты хоть что-нибудь в этом деле понимаешь? - изогнула бровь готесса.

   - Что-нибудь понимаю, - кивнул Шурик. - Хотя не думаю, что нам устроят экзамен по медицине. А вот о твоей семье могут и пораспрашивать. Для этого ты мне и нужна.

   - Я не собираюсь раскрывать для тебя подноготную своего рода!

   - Полечка! - взмолилась я. - Как ни горько это признавать, но он прав. Быть может, это наш единственный шанс! Кроме знахарей, только пифии не имеют активных сил.

   - Вот и пускай предсказывает будущее! Что он, соврать правдоподобно не сумеет?

   - Да ты посмотри на него! - я ткнула пальцем за спину. - Какая из него пифия? Они же полубезумные!

   - Идеальный кандидат!

   - Они все время сонные!

   - Шабаш в полночь! Там даже ты за прорицательницу сойдешь!

   - Но пифии - женщины!

   - Так, дык... - Полина посмотрела поверх моей головы на внимательно слушавшего, но пока не вмешивавшегося Алекс, и бесстрашно закончила. - Парик, платье, эпиляция...

   - Значит так, - мрачно ответил братец. - Я тут думаю над причиной, по которой вместо тебя, готесса, на шабаш к ведьмам прилечу я. Тебя какая больше устраивает: занятость любимой родственницы или ее внезапная болезнь, связанная с легкой контузией?

   Полина сглотнула и куда вежливее поинтересовалась:

   - Что бы ты хотел узнать о своей новой семье, братишка?

   Я закатила глаза и решила им не мешать. Тем более что у меня тоже было свое задание. В гардеробном шкафу, в уголочке, скромно стояла гордость любой стандартной ведьмы - метла. Не "Нимбус-2000", конечно, но тоже ничего. Маневренности достаточно, и скорость неплохая, а про грузоподъемность я вообще молчу. Чтобы не сглазить. Завтра нам предстоял долгий перелет и, если честно, одна мысль о том, что бедная метелка не выдержит двоих, вгоняла в уныние. Очень не хотелось шандарахнуться об землю на скорости двести километров в час. Я вздохнула и протерла тряпочкой древко. В инструкции говорилось, что метла потянет два центнера. Интересно, это до или после того, как ею пару раз основательно приложиться о стену? Со дня покупки инвентарь испытал много нехороших моментов, а я прежде ни разу не тестировала его на выносливость...

   Что ж, пожалуй, пришло время восполнить этот пробел.

   - Нет, - рыкнул Алекс. - Я на этом не полечу.

   - Почему? - удивилась я.

   - Будут мозоли, - мрачно ответил братец.

   - Ну, ты, блин, ипохондрик! Не волнуйся. Если боишься, можешь держаться не за древко, а за меня.

   - Не на руках мозоли, Ева!

   Рядом заржала наблюдающая за нашим сражением Полина, а я, как всегда в таких ситуациях, покраснела. Хорошо хоть на улице было уже темно - тестировать метлу мы выбрались поздно ночью, когда братья уже крепко спали. Кое-как справившись со смущением, я подбоченилась и спросила:

   - Шабаш за восемьсот километров от города. Как ты собираешься туда попасть?

   - На машине!

   - Но это пять часов по прямой трассе! И неужели ты думаешь, что маги собираются в придорожной гостинице? Туда же, кроме как на метле, вообще невозможно добраться!

   - Я отлично знаю, насколько это далеко, Ева! - зарычал Алекс, нависая надо мной как Пизанская башня. - Но ты предлагаешь мне преодолеть восемьсот километров верхом не деревяшке!

   - Та-ак, - уперлась я ладошками ему в грудь, поскольку "башню" стало уж слишком сильно кренить. - Остынь и скажи: что ты знаешь об искривлении пространства?

   - Ну, есть такое понятие в физике...

   Я зажмурилась в притворном ужасе:

   - Великий Эйнштейн тебя бы не простил!

   - Великий Эйнштейн, - перекривил Алекс, - находится в таком месте, где может не прощать меня, сколько его душе будет угодно. А ты не отвлекайся от темы. Что с искривлением?

   - Знаешь, почему ведьмы предпочитают именно метлы?

   - У них обтекаемость хорошая? - предположил братец. Я хмыкнула: а ведь не дурак, когда захочет.

   - Метлы - как иглы, пронизывают пространство. Это похоже на телепортацию, но ты перемещаешься скачками. Не делаешь один длинный перелет, способный обессилить на неделю, а проскальзываешь небольшие участки. Метлы зачарованы таким образом, чтобы их внутреннего резерва как раз хватало на короткие прыжки. Потому расстояние в тысячу километров мы преодолеем за полчаса.

   - Она говорит правду, - вмешалась Полина. - На коротких дистанциях метла используется как обычный транспорт. Впрочем, для такого полета зачаровать можно что угодно: ковер, бутафорские крылья как у пегаса, да хоть табуретку. Но для прыжков сквозь пространство лучше всего подходят именно метлы. Требуется не так много усилий, чтобы предмет такой формы развил достаточную скорость и сделал прыжок.

   - Представь, что пространство вокруг нас, - вновь перехватила инициативу я, - это большой кусок ткани. Тогда метла - иголка, делающая крупные стежки. Она как бы собирает ткань, превращает ее в подобие гармошки. Расстояние от одного края к другому сокращается во множество раз. Поверь, это - самый удобный и быстрый способ попасть на шабаш. Я бы не настаивала на нем, если бы могла предложить альтернативу.

   Алекс скривился, подумал и кивнул:

   - Ладно, а можно ее как-нибудь... модифицировать?

   Мы с Полиной переглянулись:

   - Например?

   - Ну, не знаю... - братец взял метлу, скептически оглядел ее снизу доверху и взмахнул на манер джедайского меча. - Руль там приделать... сидение.

   - Ты предлагаешь сделать из нее велосипед? - изогнула бровь я и отобрала любимый девайс. - Не обольщайся, Алекс. Тряпочку я тебе, конечно, подстелю, раз ты так настаиваешь, но большего не проси. Я и так не уверена, что она потянет нас двоих. Кстати, об этом. Мы сюда не просто так сейчас пришли. Я хочу поэкспериментировать с грузоподъёмностью. И... - я чуть смутилась и продолжила тише, - поездить в паре. Прежде я летала только с Полиной, и нам пришлось довольно долго приноравливаться друг к другу.

   - Это точно, - хмыкнув, подтвердила подруга. - В первое время будете постоянно падать. Но я поняла, в чем была наша ошибка. Ты, Алекс, когда сзади сядешь, обними Еву покрепче, прижмись к ней и повторяй каждое ее движение. Вы должны действовать как единое целое.

   - Ладно, - как-то чересчур задорно улыбнулся Алекс. - Попробуем. Ева, залезай!

   Я сцепила зубы: с такими темпами он скоро будет орать "Ева, место!" и удивляться, почему я не прыгаю с тумбы на тумбу. Тем не менее, сегодня я изо всех сил старалась не показывать раздражения, пропуская мимо ушей особо обидные фразы и обещая себе отомстить позже. Мы должны были работать сообща, если хотели не только выбраться с шабаша живыми, но и достать нужную информацию. Потому я молча поставила метлу параллельно земле, перебросила через нее ногу и кивнула братцу:

   - Садись!

   Напевая под нос какую-то веселую мелодию, он пристроился сзади и обхватил меня за талию. Да так крепко, что я почувствовала его дыхание на щеке. Внутри что-то вспыхнуло, задрожало и отдалось жаром в ушах. Будь на улице чуть прохладнее - от них бы пошел пар.

   - Готов? - спросила шепотом, боясь повернуть голову.

   - Как пионер, - на выдохе ответил Шурик. Я кивнула и оторвалась от земли. Вернее, попыталась оторваться. Потому что я-то подпрыгнула, а вот Алекса, кажется, к траве приклеили. Его часть метлы так и осталась в метре над землей, а моя сначала резко ушла вверх, а потом - так же резко под углом вниз. Следом за ней по инерции головой вперед унесло и меня.

   - Ты куда?! - вполне резонно возмутился Алекс, за талию возвращая меня обратно в вертикальное положение. Я скрипнула зубами и все же обернулась:

   - Дорогой Шурик, ты решил походить с метлой между ногами?!

   - А что я сделал не так?

   - Почему, когда я подпрыгнула, ты остался на земле?

   - Ну, ты же не предупредила.

   - Ладно! На счет три прыгаем вместе. Раз! - покосилась насторожено. Ага, на роже сосредоточенность, можно считать дальше. - Два! Три!

   И он прыгнул! Нормально так сиганул: не каждый паркурист справится. Правда, без метлы.

   А, нужно отметить, что метла - очень чувствительная вещь. Если в какой-то момент у нее вдруг "отваливается" часть, дальше лететь она не будет. Угадайте, где оказалась я после богатырского прыжка Заклинателя? Верно - на земле.

   - Алекс, ты издеваешься?! - зашипела, потирая ушибленную коленку.

   - Нет, - состроил он невинные глазки. - А почему ты спрашиваешь?

   - Р-р-р!!! Ладно, - усилием воли взяла себя в руки и вернула метлу на прежнее место. - Давай попробуем с разгону. Может, так получится.

   - Как скажешь, - безразлично пожал плечами братец, обхватил меня за талию и заявил. - Командуй!

   - На старт...

   Сначала Поля даже не смеялась. Она просто молча смотрела, как мы с Алексом, зажав метлу между ногами, бегаем по газону. Это потом ей стало плохо и она, повизгивая, сползла на землю. Я сообразила, что что-то идет не так где-то на третьем кругу, когда сил уже почти не осталось (темп задавал несущийся позади Алекс, а бегал он быстро), а мы так и не оторвались от земли.

   - Стоп! - рявкнула, задыхаясь. - Алекс, ты хоть немного понимаешь, что мы пытаемся сделать?

   - Раньше думал, что да, - честно ответил он. - Последние минут пять стал сомневаться.

   - А, черт! - схватилась за голову. - Что же мы тогда бегаем, как два идиота?!

   - Не хочу напоминать, но это была твоя идея.

   - Ладно, Шурик. Слушай и запоминай...

   - Меня Александром зовут, - вставил он ну совсем в тему. Я злобно зыркнула через плечо и продолжила:

   - Метла полетит, только если мы оба одновременно окажемся над землей. Это понятно?

   - Это понятно, - равнодушно кивнул братец, внезапно подхватывая меня за талию и сильно прижимая к себе. Я даже сперва не сообразила, что происходит. А потом просто подпрыгнула вместе с ним. Вернее - он утащил меня за собой наверх. Равно как и метлу, вцепившись в древко между нами.

   - Ну, я думаю, вы справитесь, - какое-то время спустя, посмеиваясь, заявила Полина. Мы плавно спикировали на траву, повалились на нее рядышком и чуть полежали, восстанавливая дыхание и пересчитывая будущие синяки.

   - Что ж, - глубоко вздохнула я. - Последнее приземление было ничего так.

   - Да... - протянул Алекс. Кажется, он до сих пор не верил, что мне удалось затащить его на метлу. - По крайней мере, спустились мы вместе.

   - Ага... - в тон братцу поддакнула я, вспоминая, сколько раз роняла его на поворотах. - Странно, что ты так долго учился. Ведь при полете действуют те же правила, что и при езде на мотоцикле...

   Алекс перевернулся на живот, приподнялся на локтях и мрачно заглянул мне в лицо:

   - Никогда не сравнивай мотоцикл и метлу!

   - Действительно, Ева, - подошла готесса. - Принцип, может, и тот же, но под ногами-то пусто. А, все-таки, хорошо у вас последний раз получился.

   - Не спорю, - я беззлобно оттолкнула Алекса и села. Посмотрела на свои поцарапанные ладони, ободранные коленки, грязную флиску и улыбнулась. - Думаю, мы готовы. Может, это, конечно, и будет полет в один конец, но мы его одолеем.

   - Ура-а... - мрачно подтвердил Алекс, поднимаясь на ноги. - Долетим... Какое счастье!

   И первым похромал к дому.

   Шабаш... сколько в этом слове игры и крови. Говорят, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Нигде в целом мире это правило не подтверждается более наглядно, чем на сборищах ведьм и колдунов. В былые времена маги встречались в лесах под покровом ночи и развлекались, демонстрируя умения и упиваясь властью. Прошли годы, и лес обратился замком, а больше ничего не изменилось. Здесь у каждого была своя роль и свое место. Здесь не существовало ограничений, кроме тех, которые чародеи сами устанавливали для себя. Здесь позволялось делать все, лишь бы только хватило на это сил. Правила смертных, законы природы, даже логика здравого смысла - все исчезало и терялось за ненадобностью. Но не дай тебе Бог коснуться интересов того, кто окажется сильнее тебя! Потому что его свобода на шабаше тоже не знала границ.

   Мы прилетели к замку за час до полуночи. Словно попали в сказку про людоеда: самая высокая гора, самая длинная башня... Дракона только для полноты эффекта не хватало. Впрочем, его вполне могли заменить фигурные скульптуры на высоких резных воротах. От них к замку шла широкая, устеленная золотистым ковром из палой листвы, аллея. К сожалению, не освещенная ни единым фонарем. Зато сам замок на фоне этого кромешного мрака выглядел просто волшебно: музыка, свет, шпили до самых облаков... людоеду бы понравилось.

   На землю спустились сразу за воротами. Забавно, но магии в них не было совсем. Какой-то непонятный девайс, быть может, идущий с замком в комплекте: красивый, но совершенно бесполезный. Любой смертный, которому хватит сил добраться на эту вершину, перелезет их за нефиг делать. Кстати, долетели мы неплохо, да и приземлились удачно: не зря потратили столько сил на тренировку. Алекс с метлы спрыгнул, я тоже кое-как сползла. Учитывая, что на мне было платье в пол и сидеть на древке пришлось боком - все могло кончиться куда печальнее.

   - Ты на этих каблуках выглядишь как парализованный кузнечик, - сделал "изящный" комплимент Алекс. Я одернула платье, улыбнулась и вежливо ответила фигурой из трех пальцев. Вот и поговорили... Ну, да, не каждый день мне приходилось прыгать на каблуках в пятнадцать сантиметров. Но ведь и платье в пол в готическом стиле я не каждый день носила! Честно говоря, дай мне волю, я бы на шабаш полетела в джинсах. Вот Шурик, например, так и сделал: строгие джинсы и пиджак. Великолепное сочетание! Моим же нарядом (сюрприз-сюрприз!) занималась Полина.

   - Давай, Бемби! - подбадривала она, глядя, как я пытаюсь шагать в подобранной ею обуви. - Вода твердая!

   Очень хотелось ответить что-то вдохновляющее, например, послать лесом. Но, то ли методы Полины, все же принесли плоды, то ли я оказалась удивительно талантливой личностью, но каблуки мне, все же, покорились! Не до конца, правда, но стоять на них красиво я уже умела. В результате братец вздохнул, полюбовался эффектными телодвижениями, в которые моими стараниями превратилась ходьба, и молча положил мою руку себе на сгиб локтя.

   Собственно, так мы и вошли в замок. А там нас уже ждали.

   - Ева Моргалис? - высокий человек в черном смокинге и с разрезом глаз как у корейца, перехватил нас буквально у входа. Я растерянно кивнула и покосилась на Алекса, который чуть сильнее сжал мою руку. Здесь, в парадном зале сейчас никого не было. Я надеялась, что нам с Шуриком удастся немного осмотреться, затерявшись среди других гостей прежде, чем с нами захотят познакомиться. Не дали. - Прошу за мной!

   Боже, какой официоз! И как маме удавалось прилетать сюда едва ли не в халате, а улетать такой пьяной, что трудности возникали даже с тем, чтобы попасть в окно?! Или это специально для меня, новенькой, устроили театр?

   "Кореец" провел нас какими-то темными, заполненными паутиной, коридорами. Если честно, я уже начинала нервничать: разве порядочные хозяева не должны были сперва накормить гостей, а уж потом демонстрировать заброшенные помещения родного дома? Куда нас тащат?! В представлении сразу появилась какая-то средневековая пыточная и теперь уже я вцепились в Алекса. Он тоже нервничал, хотя и старалась не подавать виду. Надо признать, у него это получалось лучше, чем у меня. Не знала бы я братца, и не заметила бы этих чуть сильнее сжатых губ и застывшего "умиротворенного" взгляда. Казалось, ничто в целом мире не сможет вытащить его из состояния абсолютного покоя. Но пальцами я чувствовала, как была напряжена его рука и не удержалась, чтобы немножко ее сжать. Алекс перевел на меня вопросительный взгляд, я ободряюще улыбнулась, и перед нами распахнули дверь.

   - Проходите, - велел провожатый.

   Мы сделали последний шаг.

   "А кто ел из моей миски?!" - пронеслось в голове. За большим дубовым столом у дальней стены комнаты сидели трое: крупногабаритный маг с таким лицом, словно пытался взглядом убить таракана на противоположной стене, колдунья лет сорока с прической, своим цветом способной повергнуть в ужас даже панка, и очень худой невнятный паренек с длинной козлиной бородкой. Папа-медведь, мама-медведь и сынок - позор семейства, как их сразу окрестила я.

   Дверь захлопнулась. Как по команде три взгляда сошлись на нас с Алексом.

   - Ева Моргалис? - ласково воскликнула колдунья, подпрыгивая со своего места.

   Знаете, это был тот самый тип женщины, одного взгляда на которую было достаточно, чтобы понять, за что Шурик ненавидит весь ведьмовской род. Лживая до мозга костей, она будет улыбаться тебе до последнего момента, даже когда всадит нож в спину, а потом с удовольствием и нежностью на лице понаблюдает за твоими конвульсиями. Ее хотелось придушить буквально с первой секунды знакомства. Во избежание. Потому что именно у таких паскуд обычно бывают припрятаны в рукавах нехорошие сюрпризы. Яды, например, кинжалы, ракетные установки...

   - Как я рада тебя видеть! - продолжала соловьем заливаться мадам. - Мы с твоей мамой старые подруги. Тебе не известно о наших с Ядвигой приключениях?

   - Не имела чести, - мрачно ответила я.

   - Что ж, - улыбнулась ведьма. - Тогда позволь представиться. Я - Мелисса Овада. Можешь называть меня просто Мелиссой. Это, - женщина указала на "папу-медведя", - Элимас из рода Торшер. И, - настал черед бородатого, - Мориган.

   - Но я думала, Мориган - женское имя, - ляпнула, не подумав. Алекс хмуро скосил на меня глаза. В них явно читалось: "идиотка!", но Мелисса только растянула губы в еще более широкой ухмылке:

   - Верно. Женское.

   Та-ак... я перевела взгляд на самого мелкого мага и с ужасом обнаружила, что передо мной действительно не хилый мужичок, а бородатая тетка. Причем, тетка весьма недовольная.

   "Ну, все! Нам писец!" - весело констатировал мозг и Мориган, видимо, решила нас не разочаровывать. Она поднялась с места, подплыла ближе, покачивая бедрами так, словно один каблук у нее был в два раза короче второго, и остановилась точно напротив Алекса.

   - Представь нам своего компаньона, Ева Моргалис, - глядя ему в глаза, потребовала она.

   - Это - Александр Казаков, - чуть дрогнувшим голосом соврала я.

   - Потомственный знахарь? - уточнила Мелисса.

   - Верно.

   И вот тут папа-медведь решил вмешаться:

   - А так ли он хорош, чтобы присутствовать здесь? - задумчиво спросил он низким шершавым голом.

   Я сглотнула. Что там говорил Алекс об экзамене по медицине?! Только сейчас мое внимание привлек небольшой аптекарский столик в углу комнаты, и тренога с котелком там же. Бугага! Вот, значит, почему нас привели сюда тайком - чтобы избавиться без лишнего шума, если окажемся "недостойными".

   К сожалению, мои худшие предположения тут же себя и оправдали.

   - Вот на этом столе, - широким жестом указала Мелисса, - вы найдете все необходимое, чтобы приготовить Зелье Трех Слез. Мы уверены, что знахарю из семьи Казаковых, это не составит труда.

   Мы с Алексом переглянулись и синхронно поджали губы.

   - Приступайте, - мрачно велела Мориган, и нам ничего не оставалось, как занять рабочее место.

   - Помнишь, ты сказал Полине, что разбираешься в снадобьях? - до последнего стараясь не терять надежды, тихо спросила я.

   - В медицине, Ева! - прошипел братец. - Я немного разбираюсь в медицине.

   Надежда сдохла в муках.

   - Ахаха! - "веселым" полу истеричным смехом ответила я.

   - Чего ты ржешь? - не понял Алекс.

   - Ну... говорят же, что смех продлевает жизнь. Так вот, кажется, это - наш последний шанс.

   - Тогда улыбнись шире, крошка, потому что я намерен приготовить эту гадость и выжить! - оскалился братец и, обхватив меня за плечи, буквально силой усадил на стул у аптекарского стола. Так, чтобы хозяева замка не могли видеть мои ноги. И это было очень кстати, потому что в сложенные на коленях ладони Алекс аккуратно сунул телефон типа BlackBerry. Я напряженно покосилась на Мелиссу, о чем-то вяло болтающую с Мориган, затем на Элимаса - тот вообще, кажется, впал в прострацию на ближайшие пару часов, и только потом опустила глаза вниз.

   Вообще-то, в этих местах сети нет. Потому мне даже в голову не пришло тащить с собой телефон. Но BlackBerry Алекса, похоже, имел прямую связь со спутником, и она давала ему две полноценные полоски. Стараясь не особо всматриваться в текст, я быстро набрала смс:

   "Это Ева. Зелье Трех Слез. Быстро".

   Хорошо, что номер Полины помнила наизусть. Отправила и тут же полезла проверять настройки - телефон находился в "беззвуковом" режиме. Отлично. В нашем деле главное: ничем себя не выдать.

   Подруга отреагировала буквально через минуту:

   "Экзамен по медицине?! Оборжаться! ЗТС - зелье, три глотка которого добавляют год жизни. Пить не чаще раза в год".

   Я прочитала, вздохнула и перебросила "мячик" обратно:

   "Рукалицо! А на практике?"

   "Бандероль отправить?" - удивилась Полина.

   "Инструкцию по приготовлению!"

   На сей раз готесса писала ответ подольше. Наконец, мобильный вспыхнул, сообщая о пришедшем смс, я скользнула по нему взглядом и приуныла:

   "Жесть, - писала Поля. - Ладно, запоминай:..."

   И выдала целый перечень ингредиентов. Всего восемнадцать штук. Я пролистала страничку... ну, первые десять, допустим, я припомнить могла, об остальных подумать просто не успела: к нам неспешной походкой направлялась Мелисса. Отвернувшись на мгновение, словно пытаясь рассмотреть что-то на стене за спиной, я быстрым движением сунула телефон себе в декольте. Пожалуй, учитывая ситуацию, это был единственный плюс платья: лента под грудью позволяла засунуть в широкий лиф при желании хоть целый ноутбук. Если, конечно, не бояться смутить кого-то "достоинством" с очевидными углами...

   - Ну, что, ребята? - мягко улыбнулась незваная визитерша. - Как у вас дела? Помощь требуется?

   И вот тут началась игра. Почти что квест, учитывая, что нам нужно было сделать:

   - Я! Я! Можно я помогу Алексу? Пожалуйста, Алекс, можно?!

   Ух, сама не ожидала от себя подобной прыти. Судя по вытянувшемуся лицу брата - он тоже к такому выплеску адреналина был не готов. А вот на Мелиссу подействовало. Она звонко рассмеялась, посмотрела на меня как на дитя неразумное и отчалила. Впрочем, не слишком далеко, чтобы иметь возможность слушать наш с Алексом диалог. Я скрипнула зубами: вот же приставучая ведьма! И подозрительная какая, словно догадывается о моей маленькой коварной лжи. Ну, ничего, я ее все равно обыграю. Лишь бы только Шурик случайно не подгадил.

   - Алекс, вода уже закипела, да? - мысленно взывая к его догадливости, я подпрыгнула с места и, обходя братца по дуге, как бы случайно коснулась своего лица. Он непонимающе нахмурился, я улыбнулась и стрельнула глазками, подхватывая первый элемент из списка Полины:

   - Корень мандрагоры! Его же первым нужно сварить, верно? - и моргнула, словно выражая согласие. Алекс задумался, потом ухмыльнулся и включился в игру:

   - Да, молодец, Ева. Я думал, ведьмы не разбираются в зельеварении.

   - Меня мама немного обучала, - почти не соврала я. Мама действительно была моим стимулом: не экспериментируй она с настойками, я бы в жизни не стала изучать противоядия. - А вот, смотри! Листья полыни. Ее бросать?

   И откинула волосы со лба, сильно мотнув при этом головой. Алекс закусил губу, выдержал паузу, и ответил:

   - Нет, Ева. Пускай сначала сварится мандрагора.

   Мелисса чуть улыбнулась одними уголками рта и вернулась к разговору с Мориган. Я выдохнула: если ничего мешать не будет, зелье мы приготовим. И мне даже не придется выуживать телефон из декольте: на фотографическую память я никогда не жаловалась, и список ингредиентов запомнила отлично. По крайней мере, их названия. Решила надеяться, что Алекс сумеет разобраться, какой из трех порошковых холмиков, почти одинаковых по цвету и запаху, - сухой тангутский Ревень, а какой - толченый золототысячник. Потому что нам нужны оба, но строго в определенной последовательности.

   Минут через сорок у меня в голове остался только один вопрос: как Полина по доброй воле могла пойти учиться на провизора?! Это же просто пытка какая-то, прости Господи! Мы и половину нужной дряни в зелье не бросили, а у меня уже рябило в глазах от разноцветных трав, которые, к тому же, воняли каждая на свой лад. Эти гады, которые хозяева бала, выстроили магическую стеночку между нашим "рабочим кабинетом" и своим столом. А про вытяжку, ясное дело, никто не подумал. Я с тоской поглядывала на их спокойные рожи и старалась не морщится слишком явно. Можно было, конечно, сбежать из этого вонючего царства, но мне совесть почему-то не позволяла. Все же Алекс был вынужден стоять над котелком с ложкой в руках: по нашей легенде готовил он, а я с радостно-дебильным выражением лица ему активно "помогала". Не хотелось оставлять его мучиться в одиночестве.

   И вот именно тогда, когда жизнь стала уже совсем не мила, в комнате появился шестой участник. Зелье как раз дошло до той упоительной стадии готовности, когда его нужно было держать на медленном огне и мешать: пятнадцать раз по часовой стрелке медной ложкой, двадцать - против часовой, деревянной. И так по двенадцать заходов. Честное слово - тот, кто придумал это варево, был либо гениальным упрямцем, либо редкостным занудой. Я положила локти на стол, опустила на них голову и безразличным взглядом смотрела на котелок:

   - Одиннадцать, двенадцать, тринадцать... - считала вслух, когда вдруг мне на плечи легли чьи-то руки.

   Первым, как ни странно, отреагировал Алекс. А уж после, заметив некоторую степень озверения в его взгляде, обернулась и я.

   Надо мной стоял незнакомый парень. Я изогнула бровь, как бы намекая, что мои плечи обнажены не для того, чтобы их лапали всякие охамевшие личности, и мимоходом отметила про себя, что личность эта была весьма хороша собой. Высокий, широкоплечий, черноволосый товарищ с выразительными глазами цвета спелой вишни и легкой небритостью мог считаться красавчиком, если бы не эта идиотская самовлюбленная улыбался: "Вы ждали чуда? Вот и я!".

   - Ах, Евочка, - мурлыкнула Мелисса, снова подплывая к нашему столу. Ну да, давненько что-то ее не было слышно. - Позволь представить тебе моего сына, Владимира.

   Я нахмурилась: что, прямо вот так - с ударением на вторую "и"? А можно я его просто "Вовочкой" буду называть?

   - Я так рада, что вам, наконец, удалось познакомиться! - продолжила Мелисса. Алекс вытянул ложку из густого зелья и звонко стукнул ею по чугунному боку котелка. Звук поше-ел... Ведьма вздрогнула и с возмущением покосилась на "знахаря". Тот ответил вежливой улыбкой и поменял ложку на деревянную. А я только сейчас сообразила, к чему клонит мамина "подружка". Блин, вот только этих проблем мне еще не хватало!

   - Вы с Владимиром будете такой замечательной парой!

   Твою ж дивизию! Она все-таки это сказала...

   И кто бы подумал, что деревянной ложкой можно врезать по котелку с таким мощным звуковым сопровождением! Я покосилась на Алекса и плавно поднялась на ноги:

   - Я, конечно, дико извиняюсь, но мы тут готовить пытаемся!

   - Ах, да, конечно, - проворковала ведьма. - Владимирчик, не мешай пробуждению таинства целебной магии!

   - Да, мама, - скромно кивнул парень и вдруг обхватил меня руками за талию. Алекс зарычал, я, честно говоря, тоже пожалела, что оставила нож на его половине стола.

   - Что вы делаете?! - спросила строгим шепотом. Если вдруг кто-то засомневался: потому что горло перехватило, как всегда при сильном волнении, а не чтобы мамочку своего нового хахаля не обидеть. Правда, он этот хриплый возглас понял как-то превратно: скользнул ладонями вдоль моих бедер и проурчал на ухо:

   - Не позволю вам испортить такое шикарное платье!

   Я опустила глаза: этот паразит наколдовал мне передник! С завязочками на шее. Я и опомниться не успела, как он поднял мои тщательно уложенные локоны и завязал ленты бантиком. Длинные пальцы скользнули по горлу, опустились к груди и аккуратно расправили верхнюю часть передника. У меня глаза стали как две плошки. А он осторожно убрал завиток и прошептал на ухо:

   - Жду вас в танцевальном зале, Ева из рода Моргалис.

   Премного благодарна! Теперь я точно знала, куда очень не хочу попасть. В танцевальный зал этого долбанного замка с его кончеными "владыками" и их самовлюбленными детками! Видимо, эта мысль так четко проступила у меня на лице, что Мелисса тут же подхватила сыночка под руку и потащила к выходу:

   - Идем, Владимирчик. Не будем отвлекать знахаря и его помощницу!

   Вот спасибо, тетенька, увели свое сокровище! А то я уж было подумала, что ему сейчас котелок с зельем на голову наденут. Алекс стоял на своем посту с таким видом, словно готовился к нападению. Нет, ухажера, конечно, было не жалко, а вот час готовки - еще как!

   - Расслабься, - ступила я к братцу. - Если со счета собьешься, придется начинать сначала. Я этого не переживу.

   - Это кто был?! - шепотом ревнивого мужа, заставшего в шкафу родной спальни голого мужика, спросил он. - Очередной жених? Под каким номером? Десять, девять?!

   - Да, по ходу, одиннадцать, - не замечая бешеного взгляда, задумчиво ответила я. - Черт! Как же он не вовремя-то появился!

   - Ну почему же, - почти прорычал братец сквозь стиснутые зубы. - По-моему, ты была совсем не против его общества!

   - Алекс, ты идиот? - мрачно подняла я глаза. - Хотя, почему я спрашиваю...

   В ответ опять что-то прорычали. Я вздохнула и с хмурым лицом сунула ему под нос длинный изогнутый корень светло-бежевого цвета.

   - Это - намек?! - шепотом гаркнул подозрительный братец.

   - Это - следующий ингредиент! - мрачно ответила я. И вот как прикажете нормально общаться с таким человеком? Мало того, что разозлился по совершенно непонятным причинам, так еще и обиделся, кажется. Потому что следующие пять составляющих своего зелья отбирал у меня без слов.

   А вот на самом последнем мы все-таки застопорились.

   - Сушеная мыльнянка, - прошептала я.

   - Чего?! - изумился братец. Я честно повторила. - А есть такое растение?

   Моя память выдернула из закромов смс, пробежала по тексту и ответила, что - да. Есть. Может, конечно, Полина и ошиблась при набирании слова, но прислала она мне точно "мыльнянку". И, между прочим, была у этого ингредиента своя особенность...

   Я схватила братца за руку, потянула к себе, чтобы лучше видеть часы с секундомером на его запястье:

   - Через тридцать секунд надо снимать котелок с огня. А мыльнянку бросать не позднее, чем за десять до этого. Так что, давай, применять воображение, оно у тебя хорошо развито! Что больше всего похоже на эту траву?!

   - Из неиспользованного остались только вот эти синие листья, и этот красный сбор! - схватил Шурик по пучку. - Что выбираем?

   - Листья! - воскликнула я. - Нет, сбор! Черт... Не знаю!

   - Время, Ева! - прикрикнул "знахарь" и сунул ингредиенты мне под нос. Я честно понюхала: ничего! То ли мое обоняние отказывалось работать в таких условиях, то ли оба компонента оказались совершенно без запаха. Хотя, кто бы еще сказал, как эта чертова мыльнянка должна пахнуть!

   Это же просто смешно - засыпаться на последнем шаге! А гады-экзаменаторы как будто знали, с чем именно будут трудности. На столе оказалось ровно на один ингредиент больше, чем нужно. И еще время тикало:

   "Шестнадцать, пятнадцать..."

   На что же может быть похожа мыльнянка? Нечто светлое, как мыло? Темно синее с узкими листочками? Или наоборот: тертая древесина красновато-насыщенного цвета?!

   "Двенадцать, одиннадцать..."

   Понимая, что дальше размышлять просто некогда, я наугад схватила пучок ближайшей травы и своей рукой бросила в котелок. Зелье взбурлило, протестующее забулькало и выдало целую тучу густого темного пара.

   - Снимай, - севшим голосом приказала я. Алекс молча повиновался.

   Ну, вот. Кажется, испортила час работы... Одна надежды: быть может, удастся отовраться, сказав, что это я помешала знахарю? Что он не виноват? Мы ведь семнадцать пунктов выполнили верно. Должно же это хоть что-то значить!

   - Я вижу, вы закончили, - раздалось из-за спины.

   Ой, кажется, у меня поседело несколько прядей. Я перевела глаза на братца, тот чуть заметно кивнул, и мы медленно обернулись.

   - Молодцы, - улыбнулась Мелисса. - Как раз вовремя. Но теперь, пожалуй, пора попробовать результат ваших стараний. Александр, не был бы ты так любезен...?

   Заклинатель кивнул и деревянной глубокой ложкой достал из котелка немного жидкости. Забавно, но она больше не давало пара, словно за один миг остыла до комнатной температуры. К тому же, стала совершенно прозрачной, действительно чем-то напоминая слезу.

   Братец взял со стола маленькую кофейную чашечку и вылил содержимое в нее. Протянул Мелиссе. Не тут-то было! Ведьма оказалась хитрой и жизнелюбивой. Она посмотрела на нас как на приблудившихся щенят и ласково заявила:

   - Не мне. Евочке.

   Алекс замер с чашкой в руке. Медленно перевел взгляд на меня.

   - Хочу кое-что добавить, - выступила вперед Мориган. Сейчас она была очень сосредоточена, напряжена, от чего ее лицо приобретало ну совсем брутальный вид. - Если неправильно выбрать последний ингредиент Зелье Трех Слез превращается в смертельный яд. Спасти жертву не представляется возможным. Но я уверена, что вы верно определили мыльнянку лекарственную и с тобой, Ева, ничего не случится.

   Я выдохнула и подняла на Алекса круглые испуганные глаза. В голове шумело. Было такое чувство, что я вот-вот грохнусь в обморок. Или меня стошнит. Хорошо бы на какую-нибудь ведьму. Я вообще не понимала, что в тот момент происходило в зале. И от этого было еще страшнее! До такой степени, что в горле застыл комок, а руки, которыми я потянулась к чашке, дрожали как у алкоголика со стажем. А еще в голове почему-то засела одна-единственная мысль: что я никогда не была особо удачливой на экзаменах.

   А потом случилось непредвиденное. Алекс улыбнулся, отсалютовал нам чашечкой и залпом выпил ее содержимое.

   По-моему, я все-таки, отключилась.

   Александр Соколов

   Иногда сделаешь безумный поступок, посмотришь на реакцию того, ради кого старался, и понимаешь, что ты не герой. Ты просто идиот.

   Зелье я выпил, не задумываясь о последствиях. Просто влил в себя, даже вкуса не почувствовал. Честно говоря, приготовился отбрасывать коньки. Потому что яды на Заклинателей действуют, а единственная, кто мог хотя бы попытаться меня спасти, свалилась без чувств. Твою ж мать, какие мы нежные! Не могла сначала убедиться в моей кончине? Может, мне помощь нужна? Слово там ласковое или поцелуй на прощание - я был бы совсем не против его получить! Но нет! Зачем?! Легче ведь полежать тихонько в сторонке, дождаться, пока напарник окочуриться, а уж затем горько всплакнуть на его могилке. Слышал, женщины это любят...

   Короче, я был, мягко говоря, не готов к такому проявлению бабской логики. Обычно Ева смотрела на вещи более здраво. Я ждал от нее чего угодно: одухотворенного мата, скромного предложения "А давай это кодло по-быстрому раскурочим?!", но обморок?! Веселенький нежданчик... Обхохочешься, блин! Да я замер в таком ступоре, что даже не сразу сообразил, что остался в живых!

   И что зрители на галерке как-то уж слишком весело гогочут.

   - Поверил! - тыча в меня пальцем, сквозь смех провыла Мориган. - Поверил, знахарь! Вот дурак!

   Не понял?! Это что, тест такой был? На сообразительность?! Я скользнул глазами по чародеям. Мориган схватилась за живот и уже даже не смеялась, а так - периодически повизгивала. Элимас не отставал: его хрюкающий хохот был слышен, наверное, даже в том самом танцевальном зале. А вот Мелисса как-то приуныла. Тоже улыбалась, конечно, но без особого вдохновения. Похоже, она оказалась единственной, кто был бы не прочь попинать ногами мое бездыханное тело.

   С пола послышался тихий стон, и я вернулся к своей впечатлительной ведьме. Аккуратно приподнял ее с пола, пересадил к себе на колени. Убрал волосы с лица. Медленно, как новорожденный котенок, она раскрыла глаза, словила в "объектив" мое лицо и подалась вперед:

   - Ты живой!

   - Да-да, живой, - млея в душе, буркнул я. Тоже мне, гений конспирации! Уж кто-кто, а помощница-ведьма должна была верить в знахаря Александра Казакова до конца! Но как можно было злиться на того, кто смотрел на тебя такими глазами? Я просто потерялся в этих зеленых омутах, полных нежности и тревоги. Буквально утонул в них...

   И не сразу заметил, что взгляд изменился.

   - Недоумок! - рявкнула Ева, подпрыгивая на ноги.

   - Э..? - не успел вникнуть я. А где уважение к выжившему герою? Где подтверждение того, что победителей не судят?

   - Кретин! Дурак! Псих ненормальный! - шипела ведьма, нисколько не смущаясь улыбчивой троицы магов, с любопытством прислушивающихся к ее тираде. - Сволочь!

   И со всего размаху саданула туфлей по моей берцовой кости. Больно, черт подери! Обувка на вид легкая, а удар как у кувалды!

   - Паразит! Гад! Мерзавец!

   Вот теперь уже я не выдержал:

   - Ты-ы!!! Неблагодарная!..

   - Мерзавец! Хам! - уже вовсю визжала ведьма, пытаясь посильнее врезать кулачком куда-то в область... хотя, куда она там собралась попадать с ее-то метром шестьдесят?!

   Упс! Не надо было расслабляться! Удар у девчонки был поставлен на "отлично"! Как ухандохала в солнечное сплетение - чуть глаза не повыпрыгивали.

   - Испорченный! Эгоистичный! Самовлюбленный!..

   - Это я-то самовлюбленный?!

   Вот на этом моменте нас все-таки растащили.

   - Спасибо, молодежь! - подхихикивая, заявил Элимас. - Вы нас не разочаровали. Ни в чем. Но теперь попрошу покинуть кабинет, пока неосторожным движением вы не устроили здесь пожар. Танцевальный зал по коридору налево и вверх. Хорошей ночи!

   Мориган слегка подтолкнула в спину Еву и девушка, буравя меня злобным взглядом и напряженно кусая губы, первой вышла из комнаты. Дверь за нашими спинами плавно закрылась. Мы оказались в том же коридоре, по которому нас сюда привели. Только тогда мы вышли из его правого крыла, а сейчас следовало повернуть налево.

   - Ева! - позвал я, понимая, что погрызлись мы совсем не к месту. В конце концов, ночь еще не закончилась и у нас была работа.

   Упрямая девчонка! Надулась еще сильнее и ускорила шаг. Неужели, она думала, что я буду за ней гоняться?! Хотя...

   Сделав прыжок, я положил ладонь ей на плечо:

   - Ева!

   - Не тронь меня! - прошипела ведьма, дикой кошкой уворачиваясь из-под пальцев.

   - Да что с тобой?! - не выдержал я.

   - Что со мной?! - она так резко обернулась, что платье стало куполом. - Ты хоть понимаешь, что чуть не натворил?!

   - Я спас тебе жизнь!!

   - Ты думаешь, они бы дали мне умереть?! - на весь коридор завизжала она. - Я - Ева Моргалис! У меня одиннадцать женихов из самых почитаемых чародейских семейств этой части мира! Думаешь, они рискнули бы моей жизнью, чтобы испытать тебя?!

   - Но... - попытался было вмешаться я, хотя больше всего сейчас хотелось схватить ее в охапку и закрыть рот. Упоминание о женихах было явно лишним.

   - И ты думаешь, мне бы позволили спасти тебя?

   Черт! А куда подевалась экспрессия в голосе? Последнее слово она почти прошептала, сведя брови на переносице и глядя куда-то в пол. Руки безвольно опущены, на лице - вселенская тоска...

   Ага, вот и первая слеза одиноко скатилась по щеке, от чего я тут же почувствовал себя распоследней мразью. Сил сдерживаться просто не осталось. Я выругался сквозь зубы, схватил ее за плечи и резким движением притянул к себе. Обнял, зарывшись пальцами в мягкие волосы. Смешно, но они действительно пахли орхидеями...

   - Зелье не было ядом, - прошептал ей на ухо. - Дурочка...

   Она замерла на мгновение и выдохнула в ответ:

   - Гад, - обнимая меня за талию.

   Так уж и быть, это последнее слово я благородно решил ей простить...

   Ева Моргалис

   Зал для танцев представлял собой огромное помещение с высоким потолком и панорамными окнами в два человеческих роста. Стены были декорированы деревом и выполнены в темно-бордовых и золотистых тонах. Три здоровенные люстры выглядели настоящим произведением искусства из хрусталя и камней Swarovski. В их ярком свете все вокруг сияло роскошью, богатством и шиком. Но особенно отличился пол! О, что это был за пол из отполированного мрамора, причем отполированного до такой степени, что вполне мог сойти за каток! По нему, стараясь не слишком высоко поднимать ноги, скользили привыкшие ведьмы и колдуны. Я мимоходом отметила, что выбранное Полиной платье отлично вписалось в местный интерьер, и сделала шаг.

   Короче, вода была твердая, но Бемби это не спасло. Каблук на мгновение соприкоснулся с мрамором, жалобно чиркнул по нему и скользнул вверх. Я, соответственно, полетела в обратном направлении и быть мне красиво "разложенной" на полу, если бы в самый последний момент меня не подхватили:

   - Ну, вот мы и встретились снова, Ева Моргалис, - сообщили на ухо. Боже, да таким голосом надо серийных убийц в фильмах озвучивать! На всякий случай решила взять паузу и с любопытством покосилась на нежданного помощника. Ого! Да это же Вовочка! Герой моего личного анекдота и очередной претендент на руку. А еще - кровный враг Александра, судя по взгляду, которым "обласкал" Вовочку мой доброжелательный брат.

   - Я так понимаю, маман уже выпустила вас из своего персонального склепа? - продолжил допрос "спаситель". Я натянуто улыбнулась и аккуратно выбралась из слишком крепких объятий. Шурик стрельнул глазами (отличная, кстати, получилась бы молния, будь он магом) и подступил ближе. Вовочка вгляделся в наши напряженные лица и, видимо, понял, что пауза затянулась неспроста:

   - Ну, я могу... чем-то... помочь? - попытался выкрутиться чародей. Мы с Алексом дружно свели брови на переносице. Пауза стала почти что мхатовской, и я не выдержала:

   - Спасибо, Владимир! Я хотела кое-что узнать... ай!

   У, этот подлый человечишка! Это же надо своей клешней так больно за задницу ущипнуть!

   - Спасибо, Владимир! - мрачно ухмыльнулся Алекс, не обращая внимания на мое перекошенное лицо. - Но мы не нуждаемся в помощи, так что давай до свиданья!

   С этими словами он подхватил меня под руку и буквально потащил вглубь зала. Я обернулась, и попытались как-то смягчить ситуацию, изобразив на лице искреннее сожаление. Видимо, не получилось, потому что из просто удивленного взгляд чародея стал немного офигевшим.

   - Шурик, ты что творишь?! - выдирая руку, прошипела я.

   - Повторяю в последний раз, - рыкнул братец. - Меня зовут Александром!

   - Это не меняет сути вопроса!

   Он закатил глаза и язвительно уточнил:

   - А что тебя не устраивает? С очередным женихом не дали пообщаться?

   Я скрипнула зубами и подняла на братца убийственный взгляд:

   - Шурик, ты - идиот, как тебя не назови!

   И пока он соображал с ответом, выдрала из его руки локоть и ушла знакомиться с другими гостями.

   Знаете, все-таки, ведьмы - очень специфический народ. Половина из них считает себя богами, эдакими высшими существами, спустившимися с небес на грешную землю. Вопрос "нафига они здесь сдались?!" повергает их в ступор и ведет к дичайшему разрыву шаблона. Потому что как на него ответить, они и сами не знают, но то, что мир их буквально заждался - неоспоримый факт, который они готовы доказывать с огнем в глазах и вилами наизготовку.

   Второй подвид называется "ведьмы мнительные" и, откровенно говоря, если такая обитает на территории в одиночестве, то это еще куда ни шло. Но совсем абзац, если их хотя бы две. Поддакивая друг другу, они тут же формируют некое сообщество с лозунгом "Поноем вместе". Верят в закупоренные чакры, святость собственного, побитого плесенью, образа и грядущий апокалипсис. Любят смертных, но как-то очень теоретически. Стараются держаться от них подальше, то ли боясь чем-то заразиться, то ли покалечиться и это очень правильно, потому что покалечить такое ущербное создание хочется на третьей минуте знакомства.

   Правда, все же порой попадаются исключения, так называемые, "ведьмы нормальные". Их мало как пингвинов в Малайзии и своим появлением они производят такой же эффект. При этом нельзя сказать, что "ведьма нормальная" сильно выделяются своей добротой, щедростью или другими положительными качествами. Скорее по каким-то причинам ее психоз выражен не так ярко, и это дает возможность пусть не всегда, но хоть изредка называть ее поступки "логично обоснованными".

   Тем вечером мне "повезло". На шабаше собрались представители всех типов ведьмовского семейства, оприходовали полтонны шампанского, и теперь демонстрировали себя во всей красе. Зануды о чем-то грустили и на отвлеченные темы говорить отказывали наотрез. Многие пили, причем уже давно, с ними тоже поболтать не удалось. "Боги" танцевали. Не факт, что если бы по полу пустили ток и их коротнуло, движения стали бы другими. Когда я попыталась с кем-то поговорить, на меня перевели полный пренебрежения взгляд и честно посоветовали не отвлекать Великих от привнесения прекрасного в этот мир. Зато когда к ним подошел Алекс!..

   - Вот ушлепки... - прошипел я, и резво потопала портить братцу кайф. Нет, ну серьезно! Почему он так довольно лыбится в окружение этих дамочек?! Он же ведьм терпеть не может, гадкий лицемер!

   Не дошла. Где-то в центре танцпола меня перехватил... угадайте кто? Верно! Владимир!

   - Позвольте пригласить вас на танец, - заявил этот неугомонный товарищ и тут же закружил меня в пируэте.

   - Вы всегда спрашиваете разрешение после того, как что-то уже сделали? - проворчала я. Но решила особо не вырываться, потому что Алекс, атакованный своими внезапно появившимися поклонницами, теперь смотрел только на меня. Вот и отлично! Пускай понервничает...

   - А что вы там так жадно высматриваете? - не выдержал оставленный без внимания кавалер. Я ответила довольной ухмылкой, и этого Владимиру оказалось достаточно.

   - Раз нам удалось, наконец, поговорить один на один, - промурлыкал он, - предлагаю обсудить два момента. Во-первых, давайте, наконец, перейдем на "ты". А во-вторых, - тут он понизил голос и прошептал почти в самое ухо. - Я приглашаю тебя на частную вечеринку. Сегодня, после шабаша.

   И, прежде чем я успела опомниться, двумя пальцами засунул прямоугольник визитки мне в декольте.

   - Послушай, - подняла я на парня мрачный взгляд. - Спасибо, конечно, но я не заинтересована.

   - Почему? - искренне удивился он. - Будет весело! Отличная выпивка, музыка, танцы...

   Я опять покосилась на Алекса, содрогнулась и чуть не ответила:

   "Ну, какой же из тебя будет танцор, с поломанными-то ногами?"

   Вовремя опомнилась:

   - Прости, Владимир. Это очень лестное предложение, но у меня другие планы на вечер.

   - Это как-то связано с тем знахарем, который сейчас пытается просверлить взглядом дыру в моей спине?

   - Да-да, - с улыбкой кивнула я. - Тем самым, который использует взгляд только первые две минуты. А потом бежит за дрелью.

   - Аха-ха! - засмеялся недоверчивый маг и вдруг спросил. - Ты его любишь?

   - Кого?! - ахнула я, второй раз за вечер поскальзываясь на гладком полу. Блин, ну нельзя же вот так, в лоб, задавать такие вопросы!

   - Александра, - без тени смущения пояснил чародей.

   - Ну... э... - замялась я. - А можно заменить слово "Любишь" на какое-нибудь менее эмоциональное?

   - Например? - изогнул бровь Владимир.

   - Например "терпишь", - тихо ответила я.

   - Ну, тогда я все же попытаюсь тебя уговорить, - тут же сделал вывод коварный чародей, а от того, что прозвучало следом, мне захотелось провалиться под землю.

   - Не получится! - мрачно вставил Алекс в наш диалог. И когда только успел подобраться?!

   Владимир медленно обернулся. Я осторожно выглянула у него из-за спины. На нас исподлобья смотрело самое страшное существо в мире: взбешенный Заклинатель. Неужели он слышал мой последний ответ?!

   К сожалению, маг не понимал, что находится в шаге от гибели. Ну, он-то думал, что Алекс - обычный знахарь, потому и не нервничал. А вот я отлично знала, чем может закончиться эта чудная ночь. Учитывая темперамент Александра - закапыванием трупа некоего Владимира где-нибудь в глухом лесу. Что, конечно же, не входило в наши планы. Потому я ловко вклинилась между парнями и ласково проворковала:

   - Александр, полагаю, нам уже пора идти...

   - Да, - прорычал Шурик, хватая меня за руку. Я скрипнула зубами: вот что за идиотская привычка таскать меня за собой, как на веревочке?! Прямо чувствую табличку на шее: "Моё!". И перечень медалей "за экстерьер" чуть пониже.

   Но сегодня, как оказалось, я встретила второго любителя тактильных ощущений:

   - Ева! - внезапно позвал Владимир, хватая меня за вторую руку и утягивая обратно. - Ты сегодня пыталась выяснить, кто в последнее время интересовался твоей матерью, верно? - прошептал он на грани слышимости. - Я кое-что знаю. Приходи на вечеринку и получишь свои ответы.

   - Но... - попыталась было возразить я, но на меня посмотрели очень серьезным взглядом:

   - Я не принимаю отказа, Ева.

   Однако! Вот мы, кажется, и нашли главного павлина в этом курятнике. Какая непоколебимая вера в собственную "замечательность". Сказал, как отрезал и ушел с видом: "вам дико повезло, что я вообще обратил на вас свое внимание". Барин, тоже мне...

   - Что это было? - тут же прицепился Шурик.

   Я вздрогнула, посмотрела в его потемневшие глаза и поняла, что если сейчас скажу правду: ни на какую вечеринку не попаду, ответов не получу и вообще - вечер пройдет зря. Но, блин, мы сегодня на этот шабаш прилетели не для того, чтобы впечатлить троицу местных завсегдатаев! Мне нужно было узнать хоть что-нибудь! Потому я отвела глаза в сторону и сделала неправильную и очень некрасивую вещь. Я солгала:

   - Сказал, что я отлично выгляжу в этом платье.

   - И все?

   - И все! - с вызовом посмотрела братцу в лицо.

   - Ты уверена? - с нажимом уточнил он. Я скрестила руки на груди:

   - Абсолютно!

   - Ну, хорошо, - сдался мой гэстаповец. Я тихонько выдохнула. Никогда не любила лгать, но в последнее время почему-то делаю это постоянно. С такими темпами я скоро вырасту из мантии падавана и, быть может, даже научусь договариваться с совестью. Перестану краснеть после каждого лживого слова. Хм... а ничего так перспективка... Главное, чтобы Алекс, на котором, собственно, я и собираюсь тренироваться, не особо зверел. А то ведь есть вероятность попросту не дожить до "выпускного"...

   Домой мы летели молча. Алекс крепко обнимал меня за талию и сопел над ухом. Угрожающе так сопел, сильно действуя на нервы. Иногда даже начинал скрежетать зубами. Я ежилась, метлу вело в сторону и на некоторое время за спиной умолкали. Потом начинали заново. В общем, я искренне обрадовалась, когда на горизонте, наконец, нарисовался особняк.

   Чтобы не снимать дом с сигнализации, я плавно подвела транспортное средство к окну, прицелилась, и только тогда сообразила, что какой-то мудак его закрыл. Хорошо, что я хотя бы не попыталась ворваться в комнату с разгона, как это любила делать мама.

   - Эй! - шепнула за спину, призывая братца абстрагироваться от мыслей о своем, о грозном, и переключиться на мелкие проблемы обычных ведьм. - Окно закрыто. Попытайся дотянуться и повернуть ручку.

   - Зачем ты хочешь взломать собственный дом? Да еще таким оригинальным способом?

   Я мрачно зыркнула на удивленного Шурика. Дала ему минуты полторы на раздумье и составление логической цепочки, и снова покосилась на окно. На сей раз братец спорить не стал, а просто потянулся и повернул ручку, распахивая во всю ширь мой новомодный стеклопакет. Да, именно так. Когда я только въехала в комнату, мне тоже было любопытно, почему ручка в моем окне - сквозная. На резонный вопрос Егор пожал плечами и ответил:

   - Ну, чтобы его можно было открыть...

   Не знаю, как кому, а мне бы не хотелось, чтобы кто-то открывал мое окно "с той стороны". Учитывая, что комната у меня находилась на третьем этаже, а в Супермена, равно как и в Человека-паука я не верила, вряд ли это был бы кто-то долгожданный. Однако же зря я тогда грешила на больную фантазию дизайнера - пригодилась-таки экзотическая фича!

   Диплодок поднял голову и внимательно (а главное молча - хороший песик!) наблюдал за нашей посадкой. Только после ее завершения встал, потянулся и ткнул головой в мое бедро, ожидая ласки и внимания. Алекса он проигнорировал, наивно полагая, что этот представитель двуногих уберется из комнаты без напоминаний. Не тут-то было...

   - Ева, - кашлянул братец, делая шаг в моем направлении. Поскольку мы и так стояли близко, а за моей спиной была кровать, его действия смело можно было назвать "оккупацией". - Отдай мне метлу, пожалуйста.

   - Зачем? - хлопнула ресничками я, отставляя подальше руку с транспортом.

   - Ну, просто так, - улыбнулся братец, перехватывая древко. - Отдай, а?

   - Алекс, ну ты чего? - мягко пожурила я, перетягивая метлу на свою сторону. - Это же моя вещь. Зачем она тебе понадобилась?

   - Ну, отдай, Евочка, - сквозь зубы (но с улыбкой) продолжал цедить парень. - Я завтра верну.

   - Нет, ты ее сломаешь...

   - Я буду очень аккуратен...

   - Ты все равно не умеешь ею пользоваться!

   - Метелкой? - скривился братец, хватая меня за ладонь и теперь активно пытаясь разъединить ее и дерево. - Ты меня совсем темным считаешь, да?

   - Но ею нельзя подметать, - пропыхтела я, с трудом сопротивляясь напору Заклинателя. - Это - ведьмовский инвентарь! Дорогой и ценный!

   - Тогда я ею просто полюбуюсь... - уже почти рыча, выдохнул Алекс и все же победил. - Спасибо, крошка!

   - Отдай обратно! - надулась я, и тут же получила легкий щелчок по носу:

   - Завтра, милая! Все - завтра, - и добавил, улыбнувшись. - Сладких снов, ведьмочка!

   Я нахмурилась, скрестила руки на груди и замерла в позе: "Ты еще пожалеешь об этом, мерзавец, но будет поздно!". Алекс немного понаблюдал, потом закатил глаза и вышел из спальни. Я криво ухмыльнулась и быстро выбралась из платья. Натянула джинсы, джемпер и кроссовки, распахнула шкаф и вытащила на свет вторую метелку. Мой старый, побитый жизнью тренировочный вариант.

   - Алекс действительно считает себя самым умным, да? - криво ухмыльнувшись, покосилась на Диплодока. Тот запрыгнул на кровать, положил морду на передние лапы и тяжко вздохнул. - Только не говори, что ты на его стороне!

   Собака приоткрыла один глаз, я присела перед ней на корточки и прошептала:

   - У меня нет выбора, понимаешь?

   Конечно, он не понимал. Мой доберман не обладал даже толикой магической силы. Самый обыкновенный пес, но более преданного друга у меня никогда не было. Именно поэтому мне было так неприятно обманывать в его присутствии. Вдруг по моему виноватому лицу Диплодок поймет, какая нехорошая у него хозяйка, расстроится и перестанет меня любить?

   К счастью, собаки были не такими сумасшедшими как люди. Доберман потянулся, лизнул меня в щеку и тем самым, по моему глубокому убеждению, благословил на "подвиг". Что по этому поводу думал сам Диплодок, к счастью, узнать не довелось.

   Аккуратно взобравшись на подоконник, я оседлала метлу, сверилась с координатами, указанными на визитке, и сделала шаг в пропасть. Инвентарь нырнул к земле, вильнул пару раз, выпрямился, едва не скользнув по траве (давненько я не летала на этой облезлой метелке), наконец, взял нужный курс и набрал скорость. Спустя миг меня во дворе уже не было.

   Место, которое Владимир выбрал для своей частной вечеринки, находилось в одном из самых модных клубов города. И я отлично понимала, чем именно он его привлек. Небольшой, рассчитанный всего на триста человек, клуб располагался в самом центре города. "Центрее" была только статуя ангела, считавшегося нашим "национальным" защитником, но она как раз стояла ровно в двадцати шагах от двери Global. Самой, кстати, обыкновенной двери, без вывесок, рекламы или чего-то в этом роде. А за дверью была темнота, разбавленная только редкими вспышками над танцполом. Это было одной из характерных изюминок клуба: темнота, как в огромном черном коконе, и шик. Здесь всегда были лучшие диджеи, безукоризненное обслуживание, самые высокие цены и самый жесткий дресс-код. То есть, меня в старых джинсах и свитере сюда бы ни за что не пустили, если бы, конечно, не приглашение "самого Владимира".

   - Ева?! - перехватил он меня уже у входа. - Рад, что ты все же пришла. Идем!

   Ответить я не успела, да это и не требовалось. Вовочке было достаточно уже того, что я его выслушала. Он обнял меня за плечи и, радостно улыбаясь, повел куда-то вглубь помещения. Вообще-то сюда приходили именно потанцевать, но и маленькие секции с диванчиками вдоль стен тоже имелись. В одну из них меня и втолкнул этот самовлюбленный маг. Там, за столиком, уже сидели штук пять ведьм и колдунов. Я почти не видела их лиц и почти не слышала имен: музыка грохотала так, что Владимир казался персонажем немого кино. Рот он точно открывал (я ухом чувствовала, как шевелятся его губы), но что пытались выдать голосовые связки - там и осталось загадкой.

   Легче стало, когда мы скользнули вглубь секции, и за нашей спиной опустилась плотная ткань "двери". Меня усадили между Владимиром и какой-то худосочной ведьмой, окинувшей меня строгим взглядом поверх затемненных очков.

   - Что будешь пить?! - проорал маг на ухо. Я поморщилась:

   - Сок!

   - Ева! - сделал Владимир строгое лицо. - Ты же не в школе.

   - Ладно, мохито, - не стала спорить я, и добавила. - Безалкогольный!

   - Принеси одно мартини с водкой и один алкогольный мохито! - приказал Вовочка сидевшему у "двери" товарищу. Тот кивнул и выскочил из секции. Вернулся очень быстро и, разумеется, сунул мне в руки напиток с ромом. Я принюхалась и подняла на чародея вопросительный взгляд.

   - Я не принимаю отказа, - блеснув глазами, ответил Вова. Где-то я уже слышала сегодня эту фразу...

   Какое-то время мы сидели все вместе, обсуждая все и ничего конкретно. Как сегодня прошел шабаш, например. Или почему в последнее время туда допускают всякий ширпотреб. При этом моя соседка с каким-то странным выражением покосилась в мою сторону. Тут же захотелось врезать ей от души, чтобы, во-первых, оправдать достойное звание "ширпотреба", а во-вторых, чтобы знала, что бывает за хамство по отношению к семье Моргалис. Да, я носила не самые дорогие вещи и летала не на самой дорогой метле, но неужто эти ошметки общества думают, что вправе меня судить?! Впрочем, ругаться было бы глупо: все равно никто бы не услышал большей части моих аргументов. Потому я просто сидела, тихонько потягивая мохито, и ждала, когда же появиться шанс прижать Владимира к стенке.

   К сожалению, это оказалось легче представить, чем реализовать. Шанс-то мне дали очень скоро: народ по одному выбегал на танцпол и больше не возвращался. Спустя четверть часа и две порции мартини мы с Владимиром остались наедине. Но он почему-то оказался этому рад даже больше чем я.

   - Вот мы и вдвоем, Ева, - проурчал маг, наваливаясь на меня грудью. - Наконец-то!

   Я отшатнулась, подхватила со стола ледяной бокал и на автомате выставила между нами. Подавшись вперед, Владимир наткнулся губами на стекло и смешно изогнул брови, не понимая, как ему удалось промахнуться.

   - Да ты шалунья, - ухмыльнулся чародей.

   - Да ты козлина! - в тон ему ответила я.

   - Чего?! - не понял маг.

   - Рада, говорю, что нам удастся поговорить! Ты обещал кое-что мне рассказать. Помнишь?!

   - Да, - ощерился маг и попытался положить руку на мою коленку. Я ловко отодвинула ноги. Владимир нахмурился и... скользнул пальцами по внутренней стороне бедра. Ну, вообще хам!!

   Сцепив зубы, я размахнулась и со всей силы приложилась тяжелым бокалом по шальной ладони.

   - Ай! - возопил пострадавший дон Жуан.

   - Прости! - сделал я бровки домиком. - Тебе больно?!

   Еще бы это не было больно! Я так ухандокала по костяшкам, что, кажется, даже услышала хруст. Но парень решил держаться до конца:

   - Н-нет, что ты! - выдавил сквозь стиснутые зубы.

   "Черт! - выругалась моя кровожадная гордость. - Ну, ничего. Сейчас он попробует повторить маневр, и я врежу ему стаканом по морде!"

   Владимир как-то подозрительно нахмурился и даже чуточку отполз. Я вскинул брови, и вдруг осознала, что сижу с перекошенным лицом и держу мохито наподобие ручной гранаты. Нет, ну теперь ясно, почему он испугался! Я бы тоже несколько поднапряглась, если бы на меня вот так смотрела ведьма. Надо мной же буквально люминесцировала вывеска: "Ну, давай, сцуко, подойди ближе!"

   - Ева, тебе не холодно в пальчики? - осторожно поинтересовался герой-любовник. Я криво улыбнулась:

   - Нет, Владимир, что ты!

   - Ты сегодня какая-то нервная, - мрачно отметил чародей.

   - Ничего! - радостно оскаблилась я в ответ. - Это скоро пройдет!

   - Ты отходчивая? - "догадался" парень.

   - Да-да! - кивнула я. - Вид чужой крови меня быстро успокаивает.

   Ха! Вот это уже был удар ниже пояса! Владимир сглотнул и от греха подальше убрал шаловливые ручонки себе за спину.

   - Так кто там интересовался моей мамой? - мягко напомнила я.

   - Один тип спрашивал о Ядвиге, - больше не пытаясь увильнуть, признался Владимир.

   - Дай угадаю: высокий, худощавый?

   - Э... - нахмурился чародей. - Нет, я бы не сказал. Ниже меня, среднего телосложения. Возрастом чуть постарше моей матери.

   - Действительно? - прикусила я губу. Блин, не хорошо-то как получается. Бабульки мне совсем другого парня описали. Либо эти двое работают сообща, либо чародей умеет менять облик. А эта магия - высшего порядка. Особенно, если результат способен обмануть колдуна. - Что конкретно он пытался выяснить?

   - Правда ли, что Ядвига вышла замуж за смертного, - пожал плечами Владимир. - Что теперь изменится в вашей жизни. Как это отразилось на тебе. Сейчас все задают те же вопросы. Ну, может, у него были более конкретные... - парень задумался на мгновения. - А, вот! Он спросил, куда твоя мать уехала отдыхать. Я почему запомнил: это был первый мужик, который этим поинтересовался.

   - Больше ничего не приходит в голову? - продолжала допытываться я.

   - Ну, еще он спросил, когда она вернется. А почему ты вообще интересуешься?

   Я пожевала губами:

   - Не люблю, когда кто-то проявляет чрезмерное любопытство по отношению к моей семье, - ответила погодя. И добавила про себя: особенно, когда толпа родственников вдруг стала смертной.

   - Ладно, - чуть нахмурился чародей. - Я все понял.

   - Это хорошо, - улыбнулась, поднимаясь из-за стола. - Спасибо, что пригласил и... поделился информацией.

   - А ты уже уходишь?

   - Да, - ответила с неким даже удивлением. Он действительно надеялся, что я пробуду здесь дольше необходимого минимума?

   - Тогда я отвезу тебя домой.

   - Да нет, спасибо, - мотнула головой. - У меня свой транспорт.

   - Ева, я не принимаю...

   - Извини, - заявила безапелляционным тоном, - но твой лимит желаний на сегодня исчерпан!

   И вышла из секции. Владимир проводил меня задумчивым взглядом, но останавливать не решился. Откинувшись на диванчике, он одним махом допил свое мартини и улыбнулся уголками рта. Кажется, кого-то я оставила очень неудовлетворенным, и что-то мне подсказывало, что он этого так просто не забудет.

   Впрочем, сегодня об этом думать не хотелось. Отчаянно зевая, я протолкалась сквозь толпу и распахнула дверь черного входа. Охранник дрожащими руками протянул метлу. Ой, да ладно, какие мы испуганные! Будто я у них первая ведьма, улетающая через черный ход. С чего же тогда каморка с метлами именно здесь образовалась? И камер слежения во всем переулке нет...

   Выбравшись на улицу, я прислонилась спиной к холодной стене, вдохнула осенний прохладный воздух, закрыла глаза. Расслабилась. Ох, это была слишком долгая ночь, а ведь еще домой лететь...

   Кое-как взяла себя в руки, и уже хотела было оседлать транспорт, когда рядом прозвучало:

   - Девушка, вас подвезти?

   Не-ет! Ну, я же все правильно сделала! Как ему удалось меня выследить?!

   Я так и замерла с поднятой ногой, судорожно размышляя на тему "что делать дальше". Идея пришла сама собой. Я округлила глаза и посмотрела на Алекса очень веселым и чуточку дебильным взглядом:

   - Ой, а ты как здесь оказался?

   - Как я здесь оказался?! - праведно возмутился Заклинатель. - Ну, блин! В пять утра в библиотеку решил съездить. Вот, завернул не туда!

   - А чего ты орешь?! - нахмурилась я, теряя остатки страха и, кажется, здравого смысла.

   - А чего ты тупишь?! - в тон мне ответил братец. Потом выдохнул, взлохматил свою и без того растрепанную шевелюру и мотнул головой, призывая сесть позади него. - Ладно. Поехали домой.

   - Но я на метле...

   - Азриэль! - рявкнул Заклинатель раненым лосем. В воздухе что-то блеснуло, и на асфальт свалился пушистый черный коврик. Меня слегка передернуло. - Отдай ему метлу. Он отнесет ее в особняк.

   Я нахмурилась, уже готовая сражаться за свой способ передвижение, но подумала и решила для разнообразия подчиниться. Все равно ведь Алекс не отцепится. Нет, новенькую метлу в жизни бы не отдала, но этот "антиквариат" даже демон не сумеет испортить.

   - Слушай, не призывай при мне своих подчиненных! - попросила вполголоса. - И вообще: не нужно делать это в людных местах.

   - Ева, расслабься, - отмахнулся братец. - Нас никто не видел. И потом, это не тот демон, которого следует бояться. На вот, надень.

   И протянул мне шлем. Я ответила недоумевающим взглядом:

   - Ты что, издеваешься?

   - Не смотри на него как монашка на грешника. Он не испортит тебе прическу. Там уже портить нечего.

   - Но, Шурик, я летаю на высоте двадцатиэтажного дома в вечернем платье. Зачем мне защита на земле?!

   - Так надо, - просто ответил он. Я нахмурилась еще сильнее:

   - Ты понимаешь, что я - ведьма?!

   - Да надень же ты этот долбанный шлем!! - рявкнул Заклинатель, выходя из себя. Я скрежетнула зубами, вырвала у него из рук пластмассовый "орех" и натянула себе на голову. Так же молча уселась позади братца, обхватила его за талию и мы, наконец, тронулись...

   Трасса была почти пустой. Фонари светили тусклым уходящим светом. Где-то вдалеке, за домами небо уже стало сереть в ожидании первых лучей восходящего солнца. Алекс ехал медленно, словно наслаждаясь путешествием. А я прижималась к нему, вдыхала запах кожи и чего-то еще, непонятного, но очень знакомого и чувствовала, как глаза закрываются сами собой.

   "Все же хорошо, что он за мной приехал..." - пронеслось в голове.

   И на сегодня это была моя последняя мысль.

   Глава 13

Самая большая мужская ошибка - думать,

что в отношениях с женщиной возможно состояние "всё устаканилось"

NNN

   Утром я открыла глаза в том "замечательном" состоянии, когда хочется не проснуться, а воскреснуть. Голова гудела, словно ее засунули в Большой Успенский колокол и хорошенько по нему треснули. В глазах не просто мелькали, а феерически зажигали какие-то блики-звездочки, в ушах до сих пор стоял звон. Собственно, я и проснулась только потому, что где-то что-то упало. Вернее, обрушилось с таким грохотом, словно со стены сорвался кухонный шкаф, доверху набитый посудой. Сердце до сих пор колотилось как сумасшедшее. С трудом подняла руку, ощупала колтун на голове, потерла глаза. О! Здравствуй чудесный мир! И родной потолок...

   Пригляделась внимательнее: точно, родной. Розовый, будь проклят этот яркий цвет в такое мерзкое утро. Кстати, а как я здесь очутилась? Засыпала, вроде, на мотоцикле, за спиной у Алекса. Неужели перетащил?

   Глаза опустились чуть ниже. Ага, перетащил.

   И переодел!

   Я резко села, отбросила одеяло и уставилась на собственные ноги. Да, пижама была явно не моей, потому что если меня клонировать три раза и запихнуть в эту одежку формата "танковый чехол", мы, все втроем, здесь отлично поместимся. Кстати, несмотря на несуразный размер, пижама была удобной: рубашка на пуговичках из мягкой ткани и широкие брюки с резинкой на поясе движения не стесняли. Правда, так и норовили поддаться гравитации и уползти вниз. Особенно рубашка. Я подтянула ее повыше, прикрывая обнаженное плечо, и мимоходом отметила, что белье осталось на месте. Уже неплохо. Зевнула, прикрывшись ладошкой, раздвинула "занавески" перед глазами, щедро организованные вчерашней прической, полюбовалась на открывшуюся картинку и упала обратно на подушки.

   - Че-ерт... - прошептала, закрывая лицо руками.

   В кресле, прямо напротив кровати, сидел, развалившись, Александр. Сидел и буравил меня обманчиво-безразличным взглядом.

   - Проснулась? - ласково протянул он.

   "Блин, не исчезает, - констатировал уставший мозг. - А какой был бы замечательный глюк..."

   - Доброе утро, - ответила хриплым голосом.

   - Действительно "доброе"? - насмешливо уточнил братец. Я снова села и подняла на него мрачный взгляд:

   - Звуковые эффекты ты устроил? Что, делать больше нечего было?

   - Надоело ждать...

   - Ну, дождался, - скрипнула зубами. - Дальше что?

   - Поговорить хочу, - и мурлыкнул это таким тоном, что мне сразу стало не по себе. Не сказать, что до этого наслаждалась ситуацией, но сейчас... было в его голосе что-то издевательское, глумливое, но при этом обволакивающее и заставляющее мурашки бежать по спине. Раньше он такими интонациями не баловался.

   - А, может, не надо? - попросила без особой надежды. Шурик улыбнулся и поднялся на ноги. Шагнул ближе. Ну, прямо кошак на охоте: крадется беззвучно, на чуть пружинящих ногах. Я сглотнула и выбралась из-под одеяла. Путаясь в "ночнушке", попятилась к окну. Так, чисто на всякий случай. Не то, чтобы готовилась к низкому старту, но оставаться на месте, когда к тебе подступает эдаких хищник, было выше моих сил.

   "Эх, жалко, он дверь перекрыл, можно было бы в ванной отсидеться..." - пронеслось в голове.

   - Ты куда? - проурчал Шурик, плавно меняя траекторию движения.

   - Ну... э... отсюда лучше слышно!

   - А почему глаза такие большие? - с улыбкой продолжал допытываться братец.

   - Чтобы лучше тебя видеть... - ляпнула, не задумываясь.

   - А где пирожки? - уже почти смеясь в голос, закончил Алекс. Я непонимающе нахмурилась:

   - Какие пирожки?.. - и тут мозаика сложилась. Ах, пирожки?! - Говорить хотел? Ну, давай! Я жду!

   - Ты где вчера была?

   Я нахмурилась:

   - Шурик, у тебя склероз? Ты, кажется, везде со мной побывал.

   Парень скрипнул зубами, но мужественно проглотил ненавистное прозвище. Вместо этого сделал рожу еще более коварной и уточнил:

   - Не везде. Ты зачем в Global летала?

   - Меня пригласили.

   - Почему мне не сказала?

   - Потому что не пустил бы, - ответила честно, понимая, что скрывать здесь нечего.

   - Не догадываешься, почему?

   Я подняла мрачный взгляд и язвительно перекривила:

   - Не догадываюсь!

   - Ты, Ева, кажется, забыла, в какой семье живешь! - не повышая голоса, грозно заявил Александр.

   - Да как же тут забудешь, когда тебе через час напоминают?!

   - Ты пошла на встречу с колдуном! Одна! Зная, что я буду категорически против!

   - Да, пошла! И кое-что узнала, между прочим! - парировала, гордо задирая подбородок. - Не интересно, что именно?

   - Да какая, к черту, разница?! - взъярился братец. - Если для этого пришлось...

   - Мы просто поговорили! - перебила клокочущим рыком. Он что, действительно думает, что на вечеринках колдуны приносят в жертву смертных и поклоняются Сатане?! - Перестань говорить о магии так, словно это не дар, а проклятье какое-то!

   - Для тебя, может, и дар! - скрестил руки на груди Шурик. - Но ты подставляешь людей, которым не повезло находиться рядом с тобой. Ведешь себя как эгоистичный глупый ребенок!

   Ой, зря он решил поругаться с женщиной, которая мало того, что не выспалась, так еще и выпила накануне! В таком состоянии жертва вполоборота обращается охотником, и успокоить ее становится сложнее, чем увидеть морщерогого кизляка. Мой трещавший по швам мозг, еще минуту назад с трудом подбиравший слова, мигом определил виновника всех своих вероятных бед и скомандовал "Фас!". Я сжала кулаки, напыжилась и решительно ступила на тропу войны:

   - Сам дурак!

   Такого ответа братец, конечно, не ожидал. Он нахмурился и, смерив меня подозрительным взглядом, поинтересовался:

   - Ты себя нормально чувствуешь?

   - Да, блин! - рявкнула, натягивая на плечо постоянно сползающую рубашку. - Конечно, нормально! Как я еще могу себя чувствовать?!

   - А тебе не кажется, что ты сейчас зря орешь? - сквозь зубы процедил братец. Да, сегодня он явно держал себя в руках дольше своего обыкновенного минимума. Вот только я уже не хотела так просто отступать:

   - Зря?! - переспросила тихим страшным голосом.

   - Между прочим, это ты от меня сбежала к своему Владимиру!

   - "Своему Владимиру"?! - зашипела, ступая вперед, и "по дороге" случайно заглядывая в зеркало.

   Мама дорогая! Так же можно моральную травму на всю оставшуюся жизнь заработать! Я и не подозревала, что вчера была настолько ужасная ночь, пока не разглядела в отражении это всклокоченное не выспавшееся страшилище! И после всего того, что мне пришлось пережить (особенно страшными эти события казались на фоне общей несправедливости его обвинений) братец еще смеет в чем-то меня упрекать?!

   - Послушай, - примирительно вздохнул Шурик. - Я не хочу ругаться, но...

   - Поздно! - рявкнула я.

   - Да твою ж мать! Если бы я знал, что ты утром такой монстр...!

   - Я - монстр?! - ахнула, одновременно пытаясь пригладить торчавшие дыбом волосы. - Да что ты знаешь о монстрах, Заклинатель?! Ты явился в мою жизнь как захватчик! Перевернул все с ног на голову, изничтожил давно настроенный уклад! Ты принес свои правила и сделал меня...

   Договорить я не успела. Потому что Алекс шагнул вперед, сгреб меня в охапку и буквально закрыл рот поцелуем. Я замерла в нелепой позе с поднятыми руками и даже не сразу сообразила, что происходит. Одна ладонь Алекса поднялась выше и скользнула по шее. Пальцы зарылись в волосах, не позволяя мне отвернуть лицо. Вторая крепко удерживала за талию. Губы настойчиво, грубо впивались в мои, заставляя их раскрыться и поддаться натиску...

   Если честно, я могла выбраться. Ну, в конце концов, не парализовал же он меня своим поцелуем?! Я даже промычала что-то протестующее... сначала. Даже хлопнула пару раз его ладонями по плечам, по голове, но потом... Алекс ослабил хватку, нажим уступил место легким порхающим движениям. Он целовал, покусывал, едва ощутимо касался языком губ, и я сама не заметила, как начала отвечать. Как закрыла глаза, обняла его за шею и прижалась всем телом.

   - Невероятно... - выдохнул он спустя некоторое время. Я улыбнулась, блаженно зажмурившись: вот как ему, оказывается, понравилось!

   И тут этот паразит закончил:

   - Я все-таки отыскал твою кнопку "Выкл"...

   О, этот коварный тип! Еще мгновение назад я чувствовала себя на девятом небе! Даже голова перестала болеть! А он...

   Ну, все! Такое простить невозможно!

   Я опустила голову, чтобы он не видел пылающий огонь Преисподней в моих глазах, протянула руку и схватила ближайшую, готовую к метанию вещь. Жребий пал на подушку. Небольшую такую, компактную, ортопедическую, наполненную гречневой шелухой. Японцы считают, что такая подушка избавляет от проблем с головной болью и храпом. В моем случае, да при хорошем замахе, она реально могла избавить от брата. Потому что более твердый наполнитель для постельной принадлежности придумать было сложно.

   - Ах, кнопочку отыскал, - проурчала, размахнулась и как врезала Алекса по нахальной ухмыляющейся роже! Ну, почти врезала. К сожалению, братец знал, чем может закончиться встреча с дизайнерским ухищрением японцев, и ловко перехватил его на подлете. Вырвал из рук и отбросил в сторону:

   - Ева!

   - Я тебе покажу Еву! - рыкнула, хватая вторую подушку, к сожалению, уже из пуха. Ударила раз, второй... Черт! Фиговый снаряд! Им только пробор менять: "хоп!" подушкой с одной стороны - и ты Гитлер, "бац!" с другой - и уже Линкольн. А мне бы такую вещь, чтобы от одного удара голова отвалилась! И, может быть, кое-что еще, пониже!

   Кровожадным взглядом огляделась по сторонам. Ага! У кровати лежала книга "100 великих изобретателей". Вот уже третью неделю пыталась дочитать ее до конца - невероятно занудный талмуд. Зато в вопросе избиения извращенцев - у него же цены не было!

   Книга полетела первой. Алекс увернулся. За ней третья подушка и плюшевый медведь - "привет" от Богдана. Пригнулся, отбил. Потом два тапка, последовательно - один в голову, второй... в то место, которое успели прикрыть. И только когда я схватилась за канделябр, братец все же решил вмешаться:

   - Ева! Проставь на место! Поставь! Им же убить можно!

   Я посмотрела на Шурика, потом на здоровенный позолоченный девайс в своих руках и ответила грозной предвкушающей ухмылкой.

   - Твою мать! - выругался братец и бросился вперед. Светильник, выбитый из рук, взметнулся к потолку, перевернулся и со свистом обрушился на кровать. Золотистыми рожками вниз. Матрас жалобно крякнул и выплюнул в воздух пару клочков пуха. Насколько смертельной была его рана, я понять не успела: меня повалили на пол, зажали руки над головой, еще и уселись сверху.

   - Уйди! - завопила. - Уйди, гаденыш! Уйди, а то я за себя не ручаюсь!!

   - Ого, - ухмыльнулся этот тиран, умащиваясь поудобнее на моем животе. - То есть, раньше ты отлично сознавала, что творишь?

   - Я убью тебя!

   - Тогда тем более не слезу, - пожал плечами Шурик.

   - Я с тебя скальп сниму! Прикую к батарее, и не буду кормить! Принесу в жертву богу Тщеславия, которого ты так любишь...!

   - Продолжай, ведьмочка, - мурлыкнул он, перехватывая мои запястья одной рукой и проводя пальцем второй по губам. - У тебя хорошо получается.

   - Кастрирую... - мрачно закончила мысль. Алекс улыбнулся, наклонился... и тут в дверях раздалось:

   - Кхе-кхе! Простите, что прерываю, но скоро вернется Егор, и вряд ли ему понравится то, что вы тут устроили.

   Я подняла голову, посмотрела на Богдана, тактично косившего в сторону, и застонала.

   Боже, как было стыдно! Особенно потому, что в тот момент я не знала, о чем сожалела больше: что Богдан пришел так вовремя и не дал младшенькому закончить "экзекуцию", или что он не явился на три минуты раньше и вообще не застал нас в "интересной" позе.

   - Ты уже вернулся? - плавно соскользнул с меня братец. Я подпрыгнула следом.

   - Знакомая пижама, - улыбнулся Богдан. - Вынужден признать, на тебе, Ева, она смотрится лучше, чем на Алексе. Брату совершенно не идет голубой цвет. О чем только Вика думала...

   Я перевела на Шурика уничижительный взгляд: так этот мерзавец натянул на меня пижаму, подаренную своей девушкой?!

   - Вот спасибо, бро! - прошипел Алекс, на всякий случай делая шаг в сторону.

   - Да на здоровье! - хмыкнул Богдан. - Ты мне еще должен будешь, если не хочешь, чтобы я рассказал Егору о вашем междусобойчике.

   - Какого ... ты так рано приперся?! - рыкнул Шурик. Богдан закатил глаза:

   - Ты на часы смотрел? Уже полдень! Нормальные люди давно повылезали из постели.

   - Полдень? - прошептала, хватаясь за голову, я. - Ой, Бли-ин! Моя тренировка! Меня же Полина убьет!

   Как я могла забыть, что сегодня воскресенье и у меня урок с Полиной и Нимфой! Опоздаю - и все то, что я пообещала Алексу, подруга сделает со мной. Ну, разве что кроме последнего пункта...

   - Тогда спускайся на кухню, - улыбнулся Богдан. - Без завтрака Егор велел мне тебя никуда не отпускать. Так что в твоих интересах двигаться как можно быстрее.

   Он махнул рукой Алексу, и они бодрой парочкой покинули мою комнату. Уже в дверях Шурик на мгновение обернулся и многообещающе мне подмигнул. Я тут же вспыхнула до корней волос и ничего лучшего не придумала, как показать ему язык. Очень по-взрослому!

   К сожалению, я не успела успокоиться, пока принимала душ и одевалась. Потому не было ничего удивительного в картинке, которая предстала Егору получасом спустя. Он, радостно посвистывая, вошел на кухню, обвел нас троих удивленным взглядом и спросил:

   - А что с ними?

   Мы с Алексом сидели за столом друг против друга и играли в игру: "пересмотри идиота". Причем так увлеклись, что не сразу заметили появление нового персонажа.

   - Это еще ничего, - хихикнул Богдан. - Пришел бы ты немного раньше! Они разве что молниями не швырялись. Вон, кстати, видишь блин на стене? Это Ева промахнулась.

   - Ага... - задумчиво покосился Егор на приклеенный к стене оладушек. - Но теперь-то они - как? Помирились?

   - Ну, типа того... как Ржевский и Ростова.

   - Друзья-гусары?

   - Ага! - радостно кивнул Богдан. - Дуэль назначена на полночь.

   - Не, так не пойдет! - тут же сориентировался наш миротворец. Я перевела на него мрачный взгляд. Если он опять решит потащить нас в какой-нибудь "увлекательный" поход, я стану первым революционером в этой семье. И либо уйду декабристом в сибирские леса, пока мама не вернется из своего круиза, либо свергну Соколовых с их облюбованного пьедестала. - У меня есть идея! Знаете, где я сегодня был?

   Вот! Теперь уже и Алекс с раздражением покосился на братца.

   - Я покупал фотоаппарат. Хочу сделать общий семейный портрет! - и Егор положил на стол большой чемодан. Распахнул...

   - Странно, что ты не купил ателье... - задумчиво протянул Алекс, разглядывая целую кучу модных и жутко дорогих даже на первый взгляд аксессуаров. Сразу было видно, что Егор подошел к делу капитально.

   - А я считаю это отличной идеей! - вмешался Богдан, явно лоббируя собственные интересы. - Ева, ты ведь сейчас на занятие едешь? Вы там с Полиной обучаетесь?

   - Она мой тренер, - ответила, тыкая пальчиком в здоровенный съемный объектив. Егор приторно улыбнулся и отодвинул чемодан на другой край стола. Видимо, цена этого монстра впечатляла даже его, раз он настолько не хотел им рисковать.

   - Тогда бери ее с собой. Будем вечером устраивать фотосессию. Я думаю, все будут только "за", если твоя подруга к нам присоединится.

   Я вздохнула и покачала головой. Ну, да, Поля будет в восторге! Конечно! Чем еще заняться вечером в воскресенье юной симпатичной готессе?

   Только отказать Богдану после того, как он застукал нас с Алексом (сволочь Алекс - так меня подставить!) казалось чрезмерной роскошью. Ну, и ладно! В конце концов, учитывая фантазию старшего брата, все могло закончиться куда хуже. А так: что такое одна несчастная фотосессия? Переживем. И даже повеселимся, быть может. В любом случае, это - лучше, чем провести вечер, отвечая на вопросы чокнутого развратника Заклинателя.

   Или нет?..

   Одного взгляда на Полину было достаточно, чтобы понять: тренировка сегодня пройдет весело. Девушка, сгорбившись, сидела в деннике у Нимфы, держалась за голову, раскачивалась вперед-назад и гундосила что-то себе под нос хриплым несчастным голосом. К тому моменту, когда на конюшню вошла я, запах перегара распространился за пределы стойла, а у нашей юной лошадки, пока не успевшей узнать все нехорошие стороны местных работников, застыло такое выражение в глазах, словно она готова была продать душу, лишь бы вырваться из этого зловонного царства.

   - Полечка, - тихо позвала я. - Что с тобой?

   На меня подняли печальный и немного отрешенный взгляд:

   - Ева? Ты пришла...

   - Ну, да, - нахмурилась я. - И даже не опоздала.

   - Какое счастье, - вымученно улыбнулась подруга. - А ведь могла и не прийти... дать мне поспать...

   Я окинула готессу задумчивым взглядом: ситуация была подозрительно знакомой...

   - Голова болит? - спросила с сочувствием. - У меня где-то таблетки были, хочешь?

   - Ева, я - знахарка, - вздохнула готесса. - Что ты можешь мне предложить? Я перепробовала все.

   - Действительно? - иронично подняла бровь и положила на спину Нимфе тяжелое конкурное седло. - Где ты была вчера?

   - Ходила в бар, - тоскливо ответила подруга. Ну, в принципе, не сложно было догадаться. Я тяжко вздохнула. - А что?! - тут же возмутилась Поля. - Вам гулять можно, а мне нет?! Ой, моя голова...

   - И что ты вчера пила?

   Поля подняла глаза к потолку, что-то посчитала в уме и честно ответила:

   - Все.

   - Все, что наливали? - уточнила я.

   - Все, что было, - хмуро ответила готесса.

   И почему я не удивлялась? Каждый раз после "вечеринки" Полина мучилась жутким похмельем. И это еще хорошо, если только им. Потому что частенько утром она просыпалась в обезьяннике или еще хуже - в совершенно незнакомых местах, откуда забирать ее приходилось мне. Обычно - ни свет, ни заря. Самое смешное, что алкоголь на готессу влиял очень слабо. Ей стоило выпить на одну стопку меньше - и всех последующих неприятностей можно было избежать. Но она искренне верила, что если в старости тебе не будет чуточку стыдно за свои проделки - юность прошла зря. Лично я считала, что с ее "подкормленной" совестью Поле не будет стыдно, даже если в юности она случайно уничтожит нацию, но как-то изменить подругу не могла. Оставалось смириться и либо не мешать, либо "соучаствовать". В последнем случае у нас хотя бы появлялся шанс выбраться из "воды" сухими.

   - А как вы на шабаш слетали? - мужественно подавив рвотный позыв, полюбопытствовала зеленая готесса.

   - Да тоже весело, - подтягивая подпругу, ответила я и вкратце пересказала Полине события вчерашней ночи: начиная от испытания по зельеварению и заканчивая сегодняшним пробуждением. Готесса честно выслушала, в нужным местах качая головой и издавая свое характерное: "м-да...". Затем глубокомысленно вздохнула и изрекла:

   - Дура ты, Ева.

   - Опа! - насупилась я. - А это еще за что?

   - Ты что, забыла, кто мой папик? - покачала головой Полина. - Забыла, кого он лечит? Я, конечно, не знаю, что там в свое время сделали Моргалис, но нашу семейку обидеть еще сложнее, чем твою, ок, да?

   - Слушай, прости... - замялась я. - Правда, как-то из головы вылетело.

   - Ну, потому и дура. Помнишь всякую чушь, а то, что реально важно тупо проходит мимо мозга. Да над вами просто поржали и, между прочим, вполне оправдано. Вот только я теперь даже представить боюсь, что папаня сделает мне за пятно на репутации. Да чтобы Казаков не отличил яд от лекарства - это же вообще немыслимо!

   - Слушай, ну, если тебя это утешит, Алекс все правильно сделал. Он выпил то, что приготовил, и таким образом дал понять, что верит в результат наших совместных трудов.

   - Ну, дайте Боги, чтобы и другие в это поверили, - пробурчала Полина. - Может, и правда, пронесет... Тогда на такой вопрос ответь: какого дьявола ты поперлась на встречу с Владимиром в одиночку? Не ты ли мне говорила, что колдуны на редкость обидчивые и злопамятные существа? Тебе что, проблем в жизни мало, что ты решила играть с этим наследником одного из самых могущественных кланов?

   Я вытаращилась на подругу:

   - Но я же получила ценную информацию!

   - Кто ее считает ценной, Ева? - не повышая голоса и кривясь через слово от головной боли, уточнила Полина. - Что конкретно ты выяснила? Да ничего! Какой-то мужик интересуется твоей матерью! Да ты на Ядвигу когда в последний раз смотрела? Ею же только палка не заинтересуется, да и то не факт.

   - А если это тот же тип, который залез к нам в дом?

   - Отлично! - язвительно процедила готесса. - Давай пойдем, у него спросим. Как там: среднего возраста, среднего телосложения? О, да нефиг делать! Таких же всего пару миллионов, в этой части мира.

   - Блин, - обиженно скрестив руки на груди, прошипела я. - Иногда мне кажется, что ты - это просто клон Алекса.

   - Кстати, о нем, - мрачно вздохнула Поля. - Ева, хватит парить себе мозг. Влюби в себя парня, и живите спокойно.

   - Чего?! - покраснела я. - Ты в своем уме? Или за тебя уже алкоголь говорит?

   - А что такого? - невинно пожала плечами готесса. - Это же стандарт! Так девушки во все времена поступали. Вот чем он плох? Симпатичный, сообразительный, преданный семье. Будете вместе, пока смерть не разлучит вас.

   - Если мы будем вместе, смерть разлучит нас очень скоро, - процедила я. - И вообще, считаю это ужасной идеей!

   - Да-да, - буркнула Поля. - И я, когда смотрю на темно-бордовый цвет твоих щек, тебе совсем-совсем верю. Признайся, Ева: он тебе нравится!

   - Чисто физиологически?

   - Физио... физигно... физ... - попыталась выговорить готесса. - Да по-всякому!

   Я честно задумалась. Перебрала в голове события последних трех недель. Посовещалась с мозгом, сердцем и задницей (по любому ей доставалось больше всех), и тяжко вздохнула:

   - Понятия не имею, как его в себя влюбить.

   - Ну, блин, - фыркнула готесса. - Не знаю... вспомни этого... хотя, нет, этого ты не знаешь... а вот... нет, не подходит... ладно, с поправкой на возраст, вспомни Русалочку! Как там... "сделай губки вот так, хлопни глазками вот так..."

   - Но он Заклинатель, а не сказочный принц!

   - Отлично! Значит, у него еще не было девушки, которая знает его секрет. Ты первая, у тебя преимущество!

   - Да, но просто девушка у него как раз есть! И, кстати о верности... я вовсе не хочу начинать список тех, кто знает о его секрете!

   - А кто говорит про список?

   - Здравый смысл... - буркнула недовольно. - И еще! Вот если ты такая умная, почему у тебя у самой парня нет?

   - Ну, - хихикнула Полина, - понимаешь... парни, они ведь не статуэтки в магазине. Нельзя прийти и сказать: мне, пожалуйста, вот того блондина, этого кудрявого рыжего, того в бандане и весь левый ряд. Они, знаешь ли, быстро бегают, гады. И хорошо прячутся...

   - Не поняла?! - переспросила, запрыгивая на Нимфу.

   - Шучу, конечно, - отмахнулась подруга, ласково хлопая кобылу по шее. - Просто своё искать надо. Оно так просто в руки не дается. То есть, не всем дается. Вот тебе повезло, а ты - дура. Бегаешь, отбиваешься. В следующий раз может и не повезти. Будь я на твоем месте...

   - Слушай, - обернулась я, - Полечка! А ведь у тебя есть отличная возможность скоординировать меня на практике...

   - Ева, если ты будешь продолжать сегодня говорить такие длинные слова, у меня мозг взорвется, - устало промычала готесса.

   - Короче, Егор вечером устраивает фотосессию в особняке. Ты приглашена.

   - А это твоя инициатива или один из братцев постарался?

   - Да, по ходу, Богдан тоже считает, что "своё" нужно ловить. Так что, придешь?

   Поля загадочно улыбнулась и распахнула двери конюшни. Мы с Нимфой аккуратно выехали во двор.

   - Почему нет? - наконец, ответила готесса. - Я пока Соколова в резерв не списала. Посмотрим, на что он согласен ради "истинной любви".

   Я хмыкнула, в глубине души немножко жалея Богдана. Он, конечно, сам виноват, что запал именно на эту девушку, но и Поля могла быть поаккуратнее. У нашего мажора психика нежная, один раз хорошенько треснуть - и на всю жизнь калека. А может, наоборот, - трудности закаляют? Не зря же он так в нее вцепился? Да и мое личное отношение к братцу за последние пару дней сильно поменялось. Не так он был и прост, как могло показаться в начале...

   К сожалению, долго поразмышлять мне не дали. Стоило выехать на луг, как кобыла, почувствовав свежий воздух и простор, почему-то решила, что обрела долгожданную свободу. Я на ее спине, видимо, была недостаточно убедительным аргументом в пользу послушания. А Полина, которую вредная лошадь уважала куда сильнее меня, оказалась не в том состоянии, чтобы давить авторитетом. Небрежно, почти играючись, Нимфа сбросила меня на землю, скозлила, высоко подбросив задние копыта, и умчалась в прекрасное далеко.

   - Стой, паразитка! - хрипло выдохнула готесса, видимо, боясь собственным криком расколоть себе мозг. - Стой или... или я на тебя дыхну...

   Я не смогла не улыбнуться, даже лежа лицом в траве. Тренировка началась...

А в это же время...

   Александр Соколов

   Толян, он же Хаск, потер пальцами лоб, отложил гитару и мрачно заявил:

   - Херовастенько что-то у нас сегодня получается...

   - Правда, Ал, - поддакнул Андрюха. - Играешь без вдохновения.

   - И поешь так же, - вставил пять копеек барабанщик, между прочим, самый частый виновник наших "косяков". - Совсем в ноты не попадаешь.

   - Ты главное по тарелкам своим попадай! - рыкнул я. - Слишком умный нашелся...

   - Нет, Ал, правда, - рыжий вздохнул и, привалившись плечом к стене, уставился на меня взглядом практикующего психолога. - Чего злой такой?

   - А я знаю! - опять вмешался блондин. Я хрипло выдохнул и демонстративно поднял кулак.

   - Жека! - старательно пряча улыбку, спросил Андрюха, - у тебя зуб еще болит?

   - Ну, - кивнул барабанщик. - А че?

   - Кажись, появился реальный шанс сэкономить на дантисте.

   - Серьезно? - подался вперед блондин.

   - Да сто пудов.

   - И как?

   - А ты скажи еще что-нибудь Алу, и не будет у тебя больного зуба.

   - А также, возможно, парочки здоровых, - хмуро поддакнул Толян. - Но сейчас я готов прикрыть твою челюсть, если расскажешь, что не так с Демоном.

   - Все со мной так! - рявкнул я. Прямо в микрофон. Парни дружно поморщились и, переглянувшись, видимо, решили, что я вру.

   - Дай-ка угадаю, - в своей излюбленной манере продолжил допрос Лектор. Когда к Андрюхе прицепилось прозвище, я уже не помнил, но вот сейчас, слушая этот вкрадчивый мягкий голос, отлично понимал, за что именно его так назвали. - Это касается той мелкой паразитки в голубом парике, которая нам в прошлый раз концерт испортила?

   - За словами следи! - буркнул, не подумав. Парни переглянулись:

   - О, друг, да ты попал... - сочувственно протянул Хаск. Я скрипнул зубами:

   - Нихрена я не попал! Причем здесь Ева вообще?!

   - Уже Ева! - подмигнул Жека. Появилось стойкое желание подойти и разбить о его голову гитару. Остановило то, что я вряд ли смогу заменить в группе еще и барабанщика. - В прошлый раз, помнится, ты называл ее "гадиной".

   - Слушай, ты, Гугля...! - сделал шаг в сторону заржавшего друга, подумал и махнул рукой. - Эта девчонка... она как ненужная покупка. Вроде и девать некуда, и выкинуть жалко...

   - И на душе так тепло, от того, что она появилась? - добавил Лектор. Я перевел на него мрачный взгляд:

   - Ну и?

   - Чувак, ты меня извини, - хмыкнул тот, - но я так женился...

   - Да идите вы все, мудозвоны! - отмахнулся как от чумных. Только в голове мысли какие-то нехорошие промелькнули.

   Вспомнилось вдруг, как ехал с ней домой вчера, и как она заснула у меня на плече. Такая доверчивая, такая ранимая... и еще, кажется, бессмертная, раз позволила себе вырубиться на мотоцикле. Даже не держалась, еле подхватить успел. Думал, поседею вообще... Надо было, конечно, остановиться, разбудить, наорать... ну, чтобы мозг на место встал и думала в следующий раз, что делает. А ведь рука не поднялась. Наоборот! Пересадил вперед, как принцессу, блин. Довез кое-как, еще и в дом на руках втащил. И сразу рванул к себе. С какого перепугу?! Дальше вообще бред: положил, раздевать зачем-то начал. Сам был уверен, что действую из чистого сострадания! Опомнился, только когда лифчик расстегнул. Жалостливый, мля! Помочь захотел... Мысленно надавал себе по морде, обматерил, привел, так сказать, в чувство. Посмотрел на девчонку, понял, что нифига не помогло, сорвусь. Натянул на нее пижаму.

   Хм... А ведь правильно говорят, что мужская рубашка на женщине - как флаг на завоеванной крепости. Раньше в это не верил - наоборот, дико бесило, когда кто-то из них мои вещи трогал. А ведьму вот сам одел. Ну, не идиот?!

   Хорошо хоть догадался отнести ее в "родную" спальню. Представляю, что бы устроила девчонка, проснись она в моей кровати. Впрочем, у нас и без этого утро не заладилось. Черт подери, я же только поговорить хотел! Держался изо всех сил, честно сказал, что ругаться не буду! А что в результате?..

   - Эй, чувак!

   Вздрогнул, прервав самое приятное из вчерашних воспоминаний, посмотрел на друзей.

   - Ожил, - хмыкнул Хаск. - Я уж было испугался, что ты в летаргию впал. Слушай, ну чего ты с ней мучаешься? Разве не знаешь, как с бабами себя вести?

   - Нет, ну почему же - не знаю? - хмыкнул я. - Вчера как раз сделал все по инструкции.

   - И что?

   - Обещала кастрировать.

   Блин, вот это поддержка! Вот это мужская дружба и солидарность! Хорошо, хотя бы подвал звукоизолирован, а то такой дикий гогот даже Ева, наверное, в своих "Верховушках" услышала бы.

   - Слушай, друг, - утирая счастливые слезы, заявил Жека. - А ты не пробовал по старинке?

   - То есть?

   - Ну, если гора не идет к Магомеду, не будь гордым: пойди навстречу!

   - Жека, - процедил я сквозь зубы, - либо ты сейчас по существу говоришь, либо я тебя на эту гору посылаю простым и понятным текстом.

   - Чувак, она - женщина, - покачал головой Андрюха. - Влюби ее в себя!

   - Ты реально считаешь, что группа сможет обойтись без вокалиста? - мрачно уточнил я. - Она же мне после первой попытки горло перегрызет.

   - Расслабься, друг! - заржал Лектор. - Все не так стремно! Купи ей цветы, в подарок безделушку какую-нибудь, выдай пару комплиментов - и все! Она твоя. Я точно знаю, я специалист.

   - Да, ты так женился, я помню, - все еще не особо веря в успех миссии, покачал головой я.

   Впрочем, не только мне план казался не самым удачным:

   - А ты не думаешь, что это - плохая идея? - поскреб в затылке Хаск. - Жить под одной крышей с той, кто мечтает зацеловать тебя до смерти?

   - По-моему, это лучше, чем та, которая грозится оторвать тебе мячики! - парировал Лектор, и здесь я был вынужден с ним согласиться. Сама идея, конечно, пахла большой задницей в случае провала, но если подойти к делу творчески, может, меня и не придется хоронить раньше положенного срока. Девчонка не дура, но и мне это болото не в первый раз переходить. А перспективка, если подумать, вырисовывалась неплохая. С влюбленной ведьмой договориться ведь попроще будет, чем с той злобной мегерой, которая в меня сегодня завтраком швырялась? К тому же, были у этого проекта и свои бонусы...

   Тут я улыбнулся, да так, что Жека опасливо поежился, а Хаск даже обернулся посмотреть, не стоит ли за его плечом кто-то голый с буферами, и подхватил гитару. Главное только, чтобы Ева про план не узнала, иначе придется бежать на Кубу, а это далеко, дорого и надолго. С остальным, уверен, я справлюсь. Уж как-нибудь сумею охмурить эту ведьмочку, никуда она от меня не денется. Только бы самому глупостей не наделать и палку не перегнуть. Но рискнуть стоило. В конце концов, игра есть игра, и эта стоила тех свеч, которые я должен был за нее заплатить. По крайней мере, в тот момент я действительно в это верил...

   Ева Моргалис

   К тому времени, когда мы с Полиной вернулись с тренировки, Егор почти закончил обустраивать свой одомашненный вариант студии. Для этого пришлось немного изуродовать винный погреб, что, кстати, привело в состояние "печальки" Богдана, и "радостной надежды" всех остальных. Потому как белые полотна ткани на стенах хоть немного прикрывали тот странный желто-зеленый оттенок энотеки, который в свое время выбрал главный дизайнер Соколовых. Именно после этого эксперимента Георгий без сожалений оплатил сыну соответствующее образование, в надежде, что однажды тот поймет свои ошибки и вернет погребу его изначальный вид. Пока чуда не произошло, папа продолжал верить, периодически тоскуя о замечательных днях, когда Богдан еще не считал себя великим знатоком художественного стиля и не обижал дом.

   Впрочем, кто знает, быть может, глава семейства и не заметил бы творческих порывов сына, если бы не одна деталь. Обычно в таких особняках винные погреба строили небольшими, исключительно, чтобы заставить полками со спиртным. Но Георгий, большой ценитель хороших напитков, совместил в подвале не только, собственно, хранилище, но и так называемый, дегустационный зал, или, попросту говоря, маленькую гостиную. До того как Богдан сделал там ремонт и столик из дорогих пород дерева превратился в некое современное произведение искусства экзотической формы и не менее экзотического цвета, Георгий любил спускаться в погреб с друзьями и, попивая вино, играть в покер. После ремонта эту практику пришлось прекратить: коллеги по игре жаловались, что от цветовой гаммы у них болит голова. Георгий сперва шутил, что, ослабляя противников, сынишка пытается обеспечить папу победой, но потом оказалось, что у родителя тоже нет врожденного иммунитета к "магии" Богдана и покер были вынуждены перенести на кухню.

   Сейчас гостиная в подвале чаще всего пустовала. Неудивительно, что именно ее выбрал своим "полигоном" старший из братьев Соколовых. Он завесил белой тканью стены (чтобы не отвлекаться на вина), подвесил к потолку огромный лист черной бумаги, так, чтобы один его край почти полностью покрывал пол, убрал за перегородку стол со стульями, а на их место взгромоздил целое семейство разнообразных светильников.

   - Только не говори, что ты это все купил, - мрачно попросил Алекс. Егорушка загадочно улыбнулся со стремянки и ловко подвесил к потолку какой-то зонт на фигурной ручке. - Бли-ин! - хлопнул себя по лбу Шурик. - И это ради какой-то дурацкой семейно фотографии!

   - Не будь жмотом, братишка, - отмахнулся Егор. - Считай, что это - мое новое хобби.

   - Отец будет в восторге, - мрачно фыркнул Алекс и посторонился, давай Полине возможность пройти в комнату.

   - Нифига себе! Вот это подготовка, я понимаю! - выдохнула она. - Нет, обычный семейный портрет в такой обстановке делать просто грешно! Нужно подобрать образы...

   - Чего? - нахмурился Егор.

   - Вот я, например, из своего никогда не выхожу. Я - готесса! И буду слишком ярко смотреться на вашем фоне. Да вас просто видно не будет!

   - Ванная недалеко, - буркнул Егор. - Ты всегда можешь смыть косметику.

   Я кашлянула в кулак, чтобы скрыть смешок, Полина нахмурилась и демонстративно сложила руки на груди:

   - Фраза "никогда не выхожу из образа" тебе ничего не сказала, да? - насмешливо уточнила она.

   Братец скользнул по тонкой фигурке равнодушным взглядом, покосился на Богдана, пожиравшего девушку глазами, и тяжко вздохнул:

   - Ну, и что ты предлагаешь?

   - Мы сделаем образы всем! - кровожадно улыбнулась Поля. - Ева, например, будет ведьмой.

   - А почему так?! - искренне возмутилась единственная реальная ведьма в подвале.

   - Тебе очень идет всякое тряпье, - просто ответила готесса. Алекс глянул на мое изумленное и вместе с тем немножко расстроенное лицо, и пакостливо улыбнулся. Поля перевела взгляд на него. - А ты будешь демоном! Сделаем тебе макияж, укладку, оденем в кожу...

   - Я что, кукла?

   - Сегодня - да! - радостно оскаблилась Полина. Алекс нахмурился и теперь уже настал мой черед хихикать в сторонку. Готесса нам подмигнула и обернулась к Богдану:

   - А тобой я займусь сама...

   - Ммм... - с похабной ухмылкой протянул братец. - И кого же ты из меня сделаешь? Вампира? Ловеласа? Денди?

   - Не скажу, - обольстительно мурлыкнула готесса. - Доверься мне! Ты будешь неподражаем.

   - Я весь в твоих руках, - в тон ей ответил Богдан. Я хмыкнула и подхватила Полю под руку:

   - Идем, идейная вдохновительница. Нам нужно собрать косметику и чего-нибудь из одежды.

   - Ах, да, кстати! - спохватилась она. - Алекс, тебе нужна шелковая сорочка, светлая и однотонная. А тебе, Богдан, пиджак и белая рубашка. Встречаемся здесь же через полчаса. Будем делать вам макияж.

   И, весело улыбаясь, ускакала наверх. Я мимоходом взглянула на Шурика (интересно же было понаблюдать за его реакцией), обнаружила, что он с таким же любопытством смотрит на меня, вздрогнула и припустилась следом за подругой. Догнать ее удалось только в спальне.

   - Где у тебя тени? - деловито уточнила Поля, по пояс забравшись в мой розовый комод. Странно, но ее почему-то нисколько не смущало наличие в нем белья. Наверное, готесса считала вполне нормальным хранить косметику в трусах.

   - Признайся, кого хочешь сделать из Богдана, - распахивая дверцы трельяжа, спросила я.

   - Потом увидишь, - отмахнулась девушка, переключаясь на новый шкаф. - Ты, главное, когда Алекса красить будешь, не тупи.

   - Это ты сейчас о чем?

   - Ну, блин, - подруга поднесла к свету два почти одинаковых коричневых карандаша, сравнила их, подумала и забрала оба. - Представь: он сидит, ты склонилась над ним. Лицо близко-близко. Смотришь в глаза, наносишь, допустим, тени. Заодно возьми и оближи губы.

   - Кому?!

   - Себе, разумеется! - аж обернулась готесса. - Можно, конечно, и ему, но тогда все остальное уже будет явно лишним. Так что, рискнешь, или давать советы дальше?

   - Давай дальше! - покраснела я. С одной стороны: мы же решили влюблять в себя Алекса, почему бы не воспользоваться такой удачной ситуацией? С другой - я не слишком хороша в любовных "блицкригах". Мне бы годик на раскачку, а лучше - два. Ну, чтобы с силами собраться, отрепетировать все хорошенько...

   - Идеальный способ привлечь мужчину - коснуться его бедром, - продолжала Полина. - У тебя будет отличное месторасположение: как раз между его ногами.

   - Почему?! - испугалась я. Как-то уж слишком интимно прозвучала поза.

   - А как ты еще собираешься дотянуться до его лица? Из-за спины? В общем, наклоняешься чуть-чуть вперед, прогибаешься и, как бы случайно, задеваешь его попой. Поняла?

   - Как бы случайно задеть... - повторила я. - Ага... хорошо...

   - Ну, и последнее, - вытягивая на свет четыре штуки разнокалиберных щеток для волос, ухмыльнулась подруга. - Звуковое сопровождение. Пристально посмотри на партнера, томно вздохни и выдохни вот так: А-а-ах!

   Я сглотнула:

   - У меня не получится!

   - Нет, ну вы посмотрите на нее! - силой усаживая меня на кровать, закатила глаза подруга. - У всех получается, а у нее нет. Ты главное - расслабься, и помни, что я рядом. А еще - его братья, так что ничего плохого он тебе сделать не сможет. Сообразила?

   - Типа того... - протянула я, слабо веря в успех миссии. Нет, в устах Полины все звучало очень просто и красиво, но как оно получится на практике... Блин, из меня соблазнитель как из макаки кавалерист! Правда, с другой стороны, подруга права: сегодня, по крайней мере, у меня будет группа поддержки...

   Ровно полчаса спустя в подвал спустилась очень цивилизованная готесса и весьма страшненькая ведьма. Поля сделала мне макияж, сильно подведя глаза, поставила волосы дыбом и зафиксировала лаком так, что, неудачно развернувшись, ими можно было поцарапать мебель. Из одежды выбрала корсет и черные кожаные брюки, ею же подаренные на прошлый Новый Год. Плюс, естественно, туфли на шпильках - куда ж без них? Себе при этом Поля не изменила - прическа и макияж остались теми же. А вот платье она подобрала как у Мортиши Аддамс, я даже не подозревала, что оно имеется в моем гардеробе. Наряд так эффектно подчеркнул грудь, талию и аппетитную попку готессы, что Богдану хватило взгляда, чтобы вылететь из реальности на ближайшие полчаса.

   А вот Алекс покосился на меня с явным недоумением:

   - Ты только не чихни, - попросил мрачным тоном и сухо добавил. - Дикобраз...

   Я подняла на Полину возмущенный взгляд: и как после такого прикажешь его соблазнять?! Та криво улыбнулась, давая понять, что - нифига, отмазаться не получится, и отдала последние распоряжения:

   - Сделай ему бледную кожу, подведи глаза, только растушуй, чтобы стрелок видно не было, и накрась губы темной помадой. Из него должен получиться отличный демон!

   - Ладно, - тяжко вздохнула я. - Приступим.

   Алекс уселся на стул и принялся с подозрением следить, как я выкладываю на столик необходимые инструменты. Бесило страшно. А еще - нервировало: у меня даже руки стали подрагивать. Когда очередь дошла до щипцов для завивки ресниц, он не выдержал:

   - Ева, а у тебя есть хоть какой-то опыт в покраске?

   - В нанесении макияжа? - поправила я. - Ну, типа, да. Есть.

   - Это, что ли, те случаи, после которых тебя обычно жестоко троллит Богдан? - насмешливо уточнил братец. Я нахмурилась, взяла тоналку и выдавила немного крема на ватный тампон:

   - Именно это дает мне право утверждать, что я все делаю правильно, - пробурчала и попыталась коснуться "спонжиком" щеки парня. Тот ловко увернулся:

   - Что это?! - спросил с подозрением.

   - Белизна, - ответила с нажимом.

   - Это безопасно?

   - Если не будешь дергаться - да, - ответила, все же мазонув Алекса по щеке. - Сиди смирно!

   Он, наконец, подчинился. Может, и правда, испугался моей страшной мести за непослушание, а может, просто решил посмотреть, что будет дальше. Кстати, Поля не ошиблась: мне действительно пришлось наклониться вперед, потому что только в таком положении удавалось дотянуться до лица "клиента". Надо признать, Алексу очень шел его бронзовый загар, да и кожа оказалась гладкая, ровная - мне даже жалко было покрывать ее слоем тонального крема. Но чувство юмора, как обычно, пересилило чувства жалости, потому сверху я ее еще и пудрой обсыпала, от чего братец стал отдаленно напоминать злобную японскую гейшу.

   - Отлично, - похвалила сама себя, отступая на шаг и любуясь результатом. Алекс подозрительно проводил меня взглядом, который стал еще настороженнее, когда я достала тени.

   - И на кого я буду похож в результате?

   Боже, сколько яда в голосе! Его же, такого талантливого, можно было в огороде использовать, на картошке: задаст десять вопросов подряд - и не останется колорадских жуков в радиусе двух километров. Я наклонилась, потянулась кисточкой к глазам и пробурчала:

   - По задумке, на демона. Но если будешь мешать визажисту - сделаю из тебя престарелого трансвестита. Так что - выбирай сам...

   Вообще-то хотелось сказать что-то еще, но именно в этот момент план Полины начал претворяться в жизнь: я коснулась Алекса бедром. Кстати, отлично получилось: и поза красивая, и элемент неожиданности присутствовал. Одного готесса не учла - что я окажусь той, кто удивиться больше всех. Дальнейшее происходило по известному сценарию: недоумение - изумление - осознание - шок. И появление панической мысли о том, что сейчас, кажется, нужно сделать что-то еще.

   Я покосилась на подругу. В глазах промелькнуло немое отчаяние. Полина почувствовала взгляд, подняла голову, нашла мое лицо и решительно кивнула, мол: "действуй, девочка! Я с тобой!". "Девочка" сглотнула и робко покосилась на братца. Тот сидел с чуть прикрытыми глазами и из-под полуопущенных век наблюдал за моим мимическим спектаклем.

   "Что там дальше? - пронеслось в голове. - Ага! Зрительный контакт! И губы..."

   Наклонилась еще ниже, приблизила лицо, вздохнула и сухим языком облизала пересохшую нижнюю губу. Кажется, даже услышала скрип. Лицо Алекса из показательно-безразличного стало задумчивым. Я бы даже сказала: удивленно-офигевшим. Почему-то в тот миг мне это показалось хорошим знаком, и я решила, так сказать, "добить" жертву.

   - А-а-а-а!!! - выдала во все горло.

   Ну, что сказать: я хотела произвести эффект, я его произвела. Алекс завалился назад и едва не рухнул на пол вместе со стулом. У Полины дрогнула рука, и Богдан жалобно мяукнул что-то про когти. Егор "сошел" со стремянки тремя ступенями раньше...

   - Евочка?! - ахнул он. - Что с тобой? Ты ударилась?!

   - У тебя что-то болит?! - не смея пошевелиться и навлечь на себя гнев готессы, уточнил Богдан.

   Надо признать, Шурик тоже смотрел так, словно я сейчас скину кожу и убегу прочь волосатым оборотнем. Нет, ну я и сама понимала, что как-то неправильно реализовала Полинкин совет, но не могло же все выглядеть настолько ужасно! Обернулась к ребятам, растянула губы в улыбке:

   - Все нормально...

   Хорошо, что хотя бы подруга быстро соображала в экстренных ситуациях:

   - Евочка, ты вживаешься в образ, да?

   Отложив пудру, она подпрыгнула ко мне, схватила за шкирки и буквально оттащила в угол, щебеча:

   - Отличное представление! - и добавила, уже совсем тихо, для меня. - Ты что творишь, ведьма?!

   - То, чему ты меня учила, - чуть не плача, протянула я. - Предупреждала ведь, что не смогу!

   - Погоди-погоди! - нахмурилась готесса. - То есть, это ты так его соблазнить пыталась?! Ой, подруга, забудь все, что я тебе говорила. Не поможет. Тут нужна более жесткая тактика.

   - Но я же все правильно сделала: коснулась, облизалась, провыла...

   - Именно что провыла! - рыкнула Поля. - А надо было эротично простонать.

   - Эротично? - нахмурившись, переспросила я. Покосилась на Алекса, с любознательностью поглядывающего на нашу парочку, и покачала головой. - Нет, это не для меня.

   - Да я уже поняла. С твоим подходом - только медведей в лесу пугать. Значит так, - тут Полина сделала серьезное лицо и выдала новый план. - Сейчас иди - и гладь его по лицу! Вроде, когда ты его бедром касалась - он не орал. Будем считать, что у тебя с прикосновениями проблем нет. Теперь слушай внимательно. Дойдет очередь до помады - нанеси ее пальцами. Только нежно! Поняла? Чтобы у него аж мурашки по спине побежали.

   - А ты уверена, что сработает? - слабо воспротивилась я. Готесса покачала головой:

   - После твоего отчаянного вопля - я уже ни в чем не уверена... Но попробовать стоит. Так что - вперед!

   Я опасливо поежилась и, поминутно оглядываясь, вернулась к "предмету своей страсти". Тот покосился на меня подозрительным взглядом, как бы намекая, что готов к любым неожиданностям. Я мрачно скривилась: ага, "готов"! Да я сама не знаю, чего от себя ждать, не то, что эта одноглазая панда. Кстати, надо бы Алексу второй глаз подправить, а то выглядит как фингал, а не атрибут демонического камуфляжа.

   Решительно настроившись, я взяла тени и заняла "любимую" позу. Выбрала самую маленькую кисточку, приноровилась, стараясь смотреть исключительно на веко...

   - А ты не могла бы стать чуть левее? - вдруг вежливо попросил Алекс.

   "Наверное, загораживаю обзор, - решила я и скользнула в сторону. - Хотя, на что тут смотреть?"

   Оказалось, кое-что интересное этот ушлепок все же обнаружил!

   - А теперь еще немного нагнись, - шепнул он. Я вздохнула, но подчинилась, хотя стоять стало ну совсем неудобно. Особенно, когда Алекс подался вперед и выдохнул:

   - Кла-асс...

   - Что? - вздрогнула я и все же решила полюбопытствовать, чем же он там таким интересным любуется. Опустила глаза, проследила за взглядом и... уткнулась в собственное декольте.

   "Ах ты паразит!" - возопило сознание. Рука дернулась в такт, и комнату огласил второй вопль за последние пять минут. Только теперь уже кричал Алекс:

   - Бля-я!!!

   Три головы синхронно вздрогнули и опять повернулись к нам:

   - Ал, с тобой все нормально? - деловито поинтересовался Егор, что-то подкручивая в фотоаппарате и зачем-то периодически снимая пустой фон. Инструкцию к машинке наш мачо выбросил еще утром, и теперь пытался добиться терпимого результата знаменитым методом "научного тыка". По лицу было видно, что, не будь в комнате нас, Егорка давно бы поматерился, плюнул на гордость и вытащил из мусорного ведра столь необходимый ему "мануал". Увы, признаться кому-то в собственной маленькой слабости оказалось для него непосильной задачей, потому нам оставалось уповать на удачу и на неубиваемость японской техники.

   - Она мне чуть глаз не выбила! - пожаловался младший из Соколовых.

   - Я нечаянно! - буркнула я, жалобно поглядывая на Полину. Та покачала головой и поспешила на помощь:

   - Эм... Алекс, у тебя сейчас появился такой эффектный красный глаз. Очень по-демонически смотрится. Не хочешь пожертвовать вторым? Тогда образ будет более цельным...

   В ответ на нее посмотрели так выразительно, что Полина решила не испытывать судьбу и быстренько сконцентрировалась на собственной "жертве". Богдан с опаской покосился на пинцет для выщипывания бровей в ее руках и тяжко вздохнул.

   - Не шевелись! - тут же прикрикнул на него авторитарный визажист. - Не то случайно изуродую твое красивое лицо.

   - Ты считаешь мое лицо красивым? - мурлыкнул польщенный Богдан.

   - Ну, вот я с ним закончу - и оно таким будет! - оскалилась Поля. Я с трудом сдержала улыбку и обернулась к Алексу. Пригляделась: вроде, глаза накрашены ровно. Один, правда, чуть слезится, но здесь, как уже сказала готесса, есть только один выход: сделать так, чтобы слезился и второй тоже.

   - Скоро мы уже закончим? - раздраженно поинтересовался Заклинатель.

   - Очень скоро, - честно ответила я. - Остался последний штрих...

   И взяла помаду. Как там Полина меня учила? Нанести руками? Я сняла колпачок, задумалась, посмотрела на свои ладони, на губы "жертвы" и толстым слоем намазала помадой подушечку указательного пальца. Шурик мрачно проследил за моими манипуляциями, потом задумчиво уточнил:

   - А ты уверена, что все делаешь правильно?

   - Конечно! - бодро ответила я, хотя сомнения, если честно, были. Я поднесла палец к свету, серьезно на него посмотрела, словно всегда красила губы именно таким образом (то есть, взгляд получился точно такой, каким сейчас смотрел на фотоаппарат Егор) и с видом матерого маляра потянулась к губам Алекса. "Демон" смешно свел глаза на переносице, распахнул рот, но отодвинуться не успел. Я мазанула раз, второй... А вот - дудки! Не получалось! Губы должны были стать черными (для Алекса мы выбрали Полинкину помаду), а красились так плохо, что выглядели просто грязными. Цвет был блеклый и неровный, словно братишка бухнулся лицом в грязь и, как бы, поцеловал землю.

   Я нахмурилась, сильнее потерла палец о помаду и еще раз, уже с нажимом, провела по губам. Нифига! Они были мягкими, податливыми и совершенно не хотели оставаться на одном месте. А когда я пыталась нажать сильнее - они просто "съезжали" в сторону. Или уходили куда-то вниз, и тогда черные отметины оставались на зубах. Спустя две минуты эдакой неравной борьбы, я уже не замечала ни круглых глаза Алекса, ни его рук, судорожно вцепившихся в стол за моей спиной, ни того, что мое колено как-то внезапно оказалось на стуле между его ног. Одной рукой я держала парня за подбородок, а второй буквально втирала помаду ему в губы. Кажется, даже порыкивала в процессе, что добавляло ситуации особой пикантности.

   Заклинатель не выдержал, когда я забралась двумя пальцами ему в рот и попыталась удержать губы, так сказать, с двух сторон. Одной рукой он обхватил меня талию, второй освободил свой несчастный рот и с мрачным выражением на лице принялся его ощупывать. Поводил языком, проверяя целостность зубов, поиграл скулами... Я попыталась было вернуться к покраске, но он просто перехватил руку и только потом поднял на меня глаза. Я хлопнула ресничками, улыбнулась, и как-то совершенно внезапно сообразила, что нахожусь буквально в его объятиях - так тесно он прижимал меня к себе. Нервно хихикнула и уперлась свободной ладонью ему в плечо:

   - Ты как? Нормально? - сказала, только чтобы прервать тягостное молчание.

   Он вытянул губы трубочкой, потом широко улыбнулся, словно проверяя степень послушания мышц, и хмуро ответил:

   - Не уверен.

   - Почему? - наивно уточнила я.

   - Да так... - мрачно буркнул он. - Чувствую себя немейским львом, пережившим встречу с Гераклом. Только вот пока не понятно, чего мне это стоило.

   - А... - протянула я. - Ну, пока ты будешь подсчитывать количество боевых ран, может отпустить меня? Нам тут кое-что доделать надо...

   - Мы закончили! - отрезал парень, продолжая удерживать меня в руках.

   "Экий подозрительный молодой человек..." - подумала с раздражением, и попыталась вывернуться. Ага, сейчас! Этот гад посмотрел на меня совершенно серьезным взглядом, покачал головой и прижал еще сильнее. У меня брови взметнулись к прическе:

   - Э... а что происходит?

   - Ничего, - серьезно ответил он.

   - Тогда почему ты меня не пускаешь?

   Алекс подумал секунду:

   - Так безопаснее, - и обнял меня второй рукой.

   Офигеть, блин! Дособлазнялась! Раньше он меня просто не любил, а сейчас, кажется, еще и побаиваться начал ... Что же теперь делать-то?

   Извернувшись, положила помаду на столик, вытерла салфеткой ладони и в демонстративном, но бессильном гневе сложила руки на груди. Даже лицо отвернула для полноты эффекта. В ответ Алекс небрежно фыркнул и шлепнул меня по заднице. Нет, ну как кобылу, честное слово! Я аж подпрыгнула от неожиданности:

   - Ах ты...!

   - Ну, что? - подался вперед, почти касаясь губами моей шеи. - Кто я на этот раз? Гад? - мурлыкнул в ложбинку между ключицами. - Сволочь? Мерзавец?

   - Что ты делаешь? - слабым дрожащим голосом прошептала я. Он пробежал пальцами по моей обтянутой в кожу попе и вдруг скользнул языком по шее и вверх - к уху.

   Ой, вот это было уже зря. Моя девичья стеснительность да помноженная на луженую глотку тут же выдала вполне прогнозируемую реакцию:

   - Ви-и-и!!!

   - Твою ж мать! - рявкнул Егор, роняя камеру и в последний момент лишь чудом успевая подхватить ее у самой земли. - Что у вас снова произошло? Ал? Чем ты там занимаешься?!!

   - Вхожу в образ, - хмыкнул парень, наконец, отпуская меня на свободу.

   - А почему Ева опять кричит?

   - Что значит "опять"? - удивился Заклинатель. - В прошлый раз кричал я.

   - Угу, - мрачно поддакнула Полина. - Они прям идеальная пара. Вопят строго по очереди... Но, к счастью, уже можно расслабиться и приступить к съемкам. Я закончила с Богданом. Ну-ка, полюбуйтесь!

   И она резким движением повернула парня к нам. Прямо со стулом, который, между прочим, был вовсе не на колесиках. Егор посмотрел на рваные светлые полосы, оставленные на паркете тонкими железными ножками, скривился, но что-то сказать просто не успел. Его взгляд упал на младшего брата.

   В подвале повисла напряженная тишина. Знаете, из той серии, когда очень хочется засмеяться, но ты знаешь, что за это можно провести оставшиеся часы своего мучительного существования в реанимации с колом в голове. Потому держишься до последнего, призвав на помощь всю силу воли и маску Pokerface. Правда, недолго, потому что Богдан, сволочь недогадливая, не отворачивался, а смотреть на него и не ржать было почти невозможно.

   Первой не выдержала я:

   - Мне... на секунду... надо... - и пулей выскочила из подвала. Там просто закрыла лицо руками и ударилась в истерику. Десять секунд спустя ко мне присоединился Алекс, а потом и Егор. Молодец, старшенький, терпел дольше всех! А ведь когда из твоего братца-метросексуала делают бомжа: это не каждая психика выдержит!

   Ну, что тут можно сказать? Полина оказалась гениальным визажистом. Из тех, которые способны сделать мисс Вселенную из чупакабры или крокодила из красотки. На сей раз она превратила метросексуала, ценителя изящного стиля и модных брендов в обкуренного бомжа средних лет. С синяками под глазами, растрепанными, давно не мытыми волосами, щетиной и пересохшими губами. Да такой грим был достоин Оскара! К сожалению, сам "носитель" так не считал:

   - А-а-а!! - послышалось из погреба. Мы переглянулись и захохотали с удвоенной силой. - Почему?! За что?! Как ты могла такое со мной сотворить?!

   - Ну, допустим, это было не просто, - спокойно ответила Поля. - Так что мог бы быть и благодарнее!

   - Но я выгляжу как идиот!!!

   - Хэх... - я прямо увидела в своем воображении, как готесса подходит к Богдану, хлопает его ладошкой по плечу и так доброжелательно, с ноткой превосходства, говорит. - Настал момент тебе, мой друг, узнать простую истину. Мудаком и идиотом человека делает не одежда.

   В подвале стало тихо-тихо. Алекс с Егором переглянулись.

   - А она молодец, - отметил старший.

   - Но, кажется, он ее все равно убил, - добавил Шурик. Я сжала кулак и несильно стукнула его по плечу. В Полинкину бесславную кончину я не верила, но чего это он на подругу наговаривает?! На меня покосились как на надоедливого таракана. Я закатила глаза и одновременно заценила дело своих рук. А ведь отличный образ у Шурика получился! Правда, помада немного потекла... Протянув руку, я осторожно стерла лишнее с верхней губы и улыбнулась. Вот, так гораздо лучше.

   - Нифига себе... - прошептал Егор, глядя на меня как на саблезубого тигра, притащившего тапочки аппетитному кролику. Потом хмыкнул и резко встал:

   - Идем фоткаться, ведьма и демон. Пока вы окончательно не вошли в образы... и мне не пришлось вас разнимать ...

   Я покраснела и подпрыгнула следом за ним. Сердце внутри колотилось с такой силой, словно пыталось пробить себе путь на свободу сквозь грудную клетку. И не от того, что в какой-то момент я потеряла контроль над ситуацией и поняла, что соблазнение Шурика идет по непредвиденному сценарию, где пострадавшим элементом выступаю я сама. А потому что я заметила, каким взглядом он на меня смотрел, когда я касалась его губы. И я не знаю, как у него от моих прикосновений, но у меня мурашки по спине побежали. Хотя на этот раз Заклинатель меня и пальцем не тронул.

   Александр Соколов

   Очаровать ведьму - какая, блин "замечательная" идея! Казалось бы, ну, что здесь может быть сложного, и, уж тем более, - опасного? Наивный! Ева Моргалис оказалась способна превратить элементарное задание в увлекательный квест, из которого не каждому герою суждено вернуться живым. И началось все именно с фотосессии. Вернее, из того, во что эти две увлекающиеся гарпии ее превратили.

   Прежде всего они отчалили на полчаса, а когда вернулись, у меня появилось стойкое ощущение, что старалась Ева лично для меня. Знает ведь, как я не люблю ведьм! Нафига сделала такие космы?! Зато костюмчик сидел как влитой, да... в какой-то момент я даже словил себя на мысли, что озабоченным идиотом таращусь на обтянутую кожей попку. Блин, надо держать себя в руках, уже не маленький, в конце концов! Пока представлял безмятежное море для успокоения нервов, девчонки пошептались и утвердились в мысли, что нас, зачем-то, нужно тоже накрасить. И непременно их собственной рукой.

   Интересно, почему им не пришла в голову мысль, что на концертах я выступаю в гриме? Моих умений хватило бы на то, чтобы подрисовать глаза. По крайней мере, я бы точно не сделал из себя енота. Но Ева так активно взялась за дело, что я решил пойти ей на встречу. Тем более, было что-то интимное, даже эротичное в том, как над твоим образом трудится девушка в корсете. Такие виды открываются. Главное, чтобы своими патлами в глаз не ткнула, а то насадит, как на спицу...

   В общем, сел я на стул, приготовился наслаждаться.

   Господи! Да уже через десять минут я проклинал свое поспешное решение отдаться в ее ручки!

   Сначала, пока она мне лицо штукатурила, было даже приятно. Но потом ситуация явно вышла за пределы моего понимания. Ева взяла кисточку, разрисовала мне тенями один глаз и случайно пнула задницей. Во-первых, именно что пнула, то есть, ни о какой сексуальной составляющей речи вообще не шло, а во-вторых, вид у нее при этом был такой, словно она меня как минимум жестоко домогалась. Не могу сказать, что был бы против, но когда о тебя трутся с таким выражением лица, мысли в голове появляются ну совсем не "того" настроя. Я же не маньяк, в конце концов, и не каннибал, чтобы у девчонки в глазах такая паника сверкала!

   Впрочем, уже через минуту я решил, что в нашем тандеме маньяком выступает как раз она. Ведьма нахохлилась, наклонилась, вперилась в меня убийственным взглядом и плотоядно облизнулась. Очень загадочный поступок. Я нахмурился, подумал и решил, что женская логика мне не подвластна. Особенно легко было укрепиться в этой мысли, когда девчонка вдруг набрала воздуха побольше и заорала белугой мне в лицо. Да меня чуть ударной волной на пол не снесло! Ведьма, блин... Баньши!

   И кто бы, вы думали, окажется виноватым в этой ситуации? Ну, конечно, я. Нормальная ведь девушка не станет просто так вопить? Правильно! Нормальная - не станет! А эта конкретная особа способна не только разораться на пустом месте, но и объяснить это тем, что она, видите ли, меня так "соблазняла". Мля-я! Да я в страшном сне представить не мог, что кто-то будет так меня соблазнять!

   И это еще слава Богу, что я хотя бы узнал, какую именно диверсию готовят эти две дурынды! Почему-то Ева никак не сообразит, что Заклинатели способны слышать ничуть не хуже ведьм. Ну, ладно: они поболтали, я просветился. Перекрестился на всякий случай и решил не срывать девчонке игру. В конце концов, мне так даже проще: по ходу, одну цель преследуем.

   Ага, щас! Сразу, что ли, догадаться не мог, чем дело закончится?! Только после встречи с этой ведьмой я понял истинное значение фразы: "пасть порву, моргалы выколю!" Она как будто действительно поставила себе задачу сделать из меня инвалида!

   Тыкнула палкой в глаз! За что?! Я же просто помочь хотел в этом долбанном деле соблазнении меня, родимого! Зачем бы иначе она надевала такой корсет, если бы не хотела показать во всей красе свое декольте?! Чтобы я любовался ее глубоким внутренним миром?! Видимо, да. Или ей комплимент не понравился? Хрен разберешь эту загадочную женскую душу...

   Ладно, глаз я ей простил. Допустим, сам виноват: слишком похабно прозвучало восхищение. Но за что она измывалась над помадой - я так и не понял. Терпел, наблюдая, с минуту, честно старался не выказывать страха. Чувствовал себя как перед стаей лютых бездомных собак: испугаешься - бросятся. Даже решил вытерпеть пытки под название "покраска губ". Не сдержался, только когда почувствовал во рту ее пальцы. Девочка моя, я согласен подержать во рту каждый сантиметр твоего тела, но зачем же хватать меня за челюсть с такой силой, будто пытаешься выдрать ее с корнем?! Блин, да если она так меня соблазняет, то какового будет, когда попытается за что-то наказать?!

   Кстати, вовремя я решил брать дело в свои руки: челюсть уже болела, но зубы еще не шатались. Обращаю внимание, что я ее не отталкивал, не обзывал и даже старался не злить. Наоборот: обнял и прижал к себе. С нежностью и лаской! Надеялся, что поймет, проникнется, так сказать, воспользуется ситуацией! Куда там! Получилось как в анекдоте: "я за ней - она от меня, я от нее - она за мной!". Укрощение строптивой превратилось в какие-то долбанные салочки. Каюсь, не удержался и шлепнул ее по заднице - за недогадливость. Ей не понравилось. Опять крики, опять втык от Егора... чувствовал себя мазохистом в психушке...

   Вплоть до того момента, когда она убрала лишнюю помаду с моих губ. Аккуратно, с трогательным выражением на лице, - и куда только подевалась мегера, красившая меня еще десять минут назад? Я просто обалдел и, одновременно, честно говоря, чуть не расхохотался в голос. Боже, да когда эта девчонка не старается сделать "все, как надо", она же просто чудо! Причем, такое соблазнительное, что я не сразу смог вернуться в подвал. Даже "море" не помогло, пришлось отжиматься ... Черт, детский сад какой-то! Надо на нее халат одеть, что ли, пока не пришлось удирать от Егора с двустволкой. Он всю сознательную жизнь мечтал о "сестренке" и ради ее благополучия, кажется, готов пожертвовать одним из братьев.

   Когда я, наконец, вошел в "студию", оказалось, меня уже заждались. Ева, переминаясь с ноги на ногу, стояла на бумажном полотне, а Егор с упоением делал ее снимки. "Отличные", блин, воспоминания получались: испуганная модель, застывшая в нелепых позах, конечно же, захочет сохранить их на всю жизнь.

   - А вот и Алекс! - бодро сообщила Полина. - Теперь мы можем сделать парную фотографию.

   Егор оторвался от объектива, окинул задумчивым взглядом Богдана и готессу, потом меня и Еву:

   - Что за "парная фотография"? - спросил удивленно.

   - Ну, это когда фотографируются две пары!

   - И какая пара вторая?

   Вот зря братишка, кстати, так пошутил. Со словами: "нет у тебя воображения, скучный человечишка!" готесса отобрала у него камеру и, с предвкушением ухмыльнувшись, велела Еве оставаться на месте. А потом к ней, на полотно, загнала Егора, и началось:

   - Обними сестру! Подними сестру! Не роняй сестру! - мне даже стало немного завидно. Тем более что Еве этот процесс явно нравился: она весело смеялась и позировала так, словно делала далеко не первый раз в жизни. Егор тоже улыбался и поглядывал на сестру с видом папы, любующегося баловством родного киндера. Он держал дерчонку на руках, на плечах, на спине, становился на четвереньки, изображая лося, ну, то есть, лошадку...

   - Замечательно! Умницы! - хвалила Полина, бегая перед ними с камерой и щелкая выгодные, с ее точки зрения, кадры. Надо признать, делала она это довольно профессионально, по крайней мере, куда лучше Егора. Четверти часа не прошло, а у нее уже был довольно внушительный перечень интересных совместных поз этой веселой парочки.

   Только тогда очередь дошла ко мне:

   - Иди к ним, - подтолкнула меня в спину готесса. Я закатил глаза (хотя возможность хотя бы по-братски чмокнуть Еву в щеку казалась заманчивой) и ступил на "ковер". Все! Девчонка, бывшая только что самим олицетворением радости и счастья, сжалась, напряглась и уставилась на меня так, что я на полном серьезе почувствовал себя Дартом Вейдером.

   - Ну-ка, семья, встаньте рядом! - скомандовала Полина. - Ева, посередине. Посередине, Ева! Ева, ты меня вообще слышишь?!

   Ведьмочка жалобно пискнула и перестала прятаться от меня за спиной Егора. Я покачал головой и остановился слева от нее. Брат с радостной ухмылкой принял позу справа. Полина перевернула фотоаппарат горизонтально, подумала, вернула его обратно в вертикальное положение и вынырнула над объективом:

   - Ребята, у вас что, кто-то умер? - мы с Евой переглянулись и синхронно покачали головами. - Тогда почему такие рожи? Давайте, товарищи, не куксимся, работаем! Братья целуют сестренку с двух сторон... а сестренка делает лицо попроще!

   Последняя фраза была произнесена с таким нажимом, что Ева опасливо обернулась, посмотрела на меня и вымученно растянула губы в улыбке. Блин, ну неужели я так страшно выгляжу?! У нее же улыбка Джокера из Бетмена, и такая же тоска в глазах!

   Исключительно чтобы поднять ей настроение, обнял за плечи. В ответ она вцепились мне в руку. Да с такой силищей! Нет, это не Джокер, это Халк, мать его! Хорошо замаскированная машина для убийства.

   Видимо, Полине не очень понравилось выражение моего лица, потому что она отложила фотоаппарат и махнула Еве, призывая ее подойти:

   - Komm zu mir, подруга. Побазарить надо.

   Они отошли в дальний угол, покосились на меня (шпионки, прастигоспади) и принялись шептаться.

   - Ева, тебе не кажется, что ты как-то неправильно его соблазняешь? - спросила готесса. Бугага, какая гениальная мысль!

   Ведьма вздохнула, потерла лоб, и вдруг ответила чуть не плача:

   - Да я вообще не представляю, что дальше делать! Все как-то по-дурацкому получается. Я испортила даже то, что раньше еще хоть как-то работало...

   - То есть, тебе все же было, что портить? - с мрачным сарказмом уточнила Полина. - Ладно, не хнычь. Все еще можно исправить. Считай, что человек рад твоему обществу, если при выборе между тобой и подвалом с голодными зомби он выбирает не подвал. Вот и пользуйся этой установкой.

   - Какая-то она странная...

   - Возможно, - не стала спорить Полина. - Но ведь тебе стало легче? Ну? Теперь собери волю в кулак и топай обратно на ринг... ну, то есть, на полотно! Видишь, он пока от тебя не убегает? Значит, шанс есть. Только, подруга, ради Бога, попытайся расслабиться! А то ты на прошлом фото ему так в руку вцепилась, словно пыталась ее сломать!

   - Да я аккуратно! - покраснела Ева.

   - Действительно?! - изогнула бровь готесса. - А чего ж он ее до сих пор потирает?

   Тут я не выдержал и демонстративно коснулся пострадавшей конечности. Ева покраснела еще сильнее:

   - Боже, какая неженка!

   Я чуть на ровном месте не споткнулся: "неженка"?! Хорошо, что в этот момент смотрел в другую сторону. А то по моему офигевшему лицу Ева точно бы поняла, что я ее слышал.

   - Не-а, девочка моя, - хмыкнула Полина. - Тут дело не в нем. Ты думаешь, я тебе почему Нимфу подсунула?

   - Потому что любишь издеваться над слабыми друзьями? - задумчиво предположила Ева.

   - Кто тут слабый?! - округлила глаза готесса. - У тебя, Ева, в экстренных ситуациях прорезается просто нечеловеческая сила! А еще ловкость, скорость, зрение и соображаловка, между прочим. Только ты всем этим пользуется редко. Чаще всего, просто тупой силой. Прямо не ведьма, а русский богатырь какой-то.

   - Слушай, - пошла на попятный Ева. - А может, ну его? Ну, не получается - и ладно. Зачем мучиться, соблазнять...? Покалечу еще...

   - Ну, уж нет! - решительно топнула ногой Полина. - У нас есть еще неделя, пока твоя мать не вернется, чтобы добиться результата! И мы, черт подери, его добьемся!

   Я аж обернулся - таким тоном это было сказано. Неделя?! Неделя попыток Евы?! Блин, мне нужна броня!

   С другой стороны, это был знак. Сообщение свыше, что пора все брать в свои руки. Ведь то, что она делает - это не соблазнение. Если бы я своими ушами не слышал их с готессой разговор, я бы решил, что она мне за что-то мстит. Если так пойдет и дальше: меня отсюда увезут с мигалками, и хорошо, если всю оставшуюся жизнь не придется справлять нужду через трубочку. Нет уж, девчушка моя, хватит твоих экспериментов. Пришла моя очередь. Вот теперь ты держись!

   Ева Моргалис

   Часа через два после старта фотосессии модели начали уставать. Не знаю, каким был бы Егор (его Полина к аппарату так и не подпустила), но моя подруга оказалась очень требовательным художником. Если она говорила прогнуться, нужно было забыть о позвоночнике и замереть в позе английской буквы "s". Если сесть кому-то на шею - то сидеть до тех пор, пока фотограф не отыщет хороший ракурс. Ну, и что, если плечи болят?! Нужно уметь достойно встречать жизненные трудности!

   - Ладно, - наконец, сжалилась готесса, когда улыбка на моем лице стало напоминать предсмертный оскал с картины Пикассо. - Объявляю получасовый перерыв. Никому не разбегаться, скоро продолжим.

   - А можно пока чай приготовить? - осторожно попросила я. Девушка подумала и милостиво кивнула:

   - Только пей немного! - предупредила строгим голосом. - В туалет, как в школе, отпроситься не получится!

   - Эй, сестренка! - небрежно отмахнулся от готессы Егор. Он почему-то решил, что она шутит. - Будешь готовить себе чай, мне кофейку плесни!

   - А мне латте сделать сможешь? - тут же поддакнул Богдан.

   - Но я не умею делать латте... - растерянно протянула я.

   - Да просто в кофе молока добавь, - тоном наставника-джедая пояснил братец.

   Я вздохнула: интересно, с какого это перепуга Соколовы вдруг "задетектили" во мне Золушку? Мужики, блин. "Место женщины на кухне, ага?!"

   С другой стороны, раз и правда собралась туда - почему бы не приготовить на всех?

   - Ладно, - протянула, напрягая память. - Поля, тебе чай? Зеленый, с лимоном?

   - Угу, - ответила подруга, перебрасывая сделанные сегодня снимки с фотоаппарата на ноутбук. Я перевела взгляд на Шурика:

   - А у тебя заказы будут?

   Алекс улыбнулся так, словно я спросила что-то очень пошлое, и кивнул в сторону лестницы:

   - Пожалуй, составлю тебе компанию.

   - Ой, а, может, не надо? - осторожно спросила я. В голове тут же появилась картинка: кухня, полумрак, мы вдвоем. Я - с подносом и Алекс с тремя ножами в сердце на полу в кипятке. Брр... Как мне потом братьям доказать, что это, во-первых, чистая случайность, а во-вторых, он сам на ножи упал? Одновременно на весь комплект...

   Но братец, видимо, еще не успел осознать масштабы исходящей от меня опасности, потому насмешливо фыркнул и первым вышел из погреба. Поля покосилась ему в след и как-то неуверенно показала мне большой палец. Так сказать, пожелала удачи. Я опять тяжко вздохнула и поплелась следом.

   На кухне мы с Алексом почти не разговаривали. Он поставил чайник, я достала чашки, расставила их на подносе. Заклинатель включил огромную кофе-машину, занимавшую треть рабочей поверхности, и приготовил три порции ароматного итальянского Musetti Evoluzione. Я взбила молоко для Богдана...

   Забавно было вот так молча вертеться у плиты, выполняя каждый свою работу. Прежде я никогда не делила с кем-то кухню. Мама, если ей вдруг хотелось поесть дома, либо колдовала, либо давала "парт.задание" мне. Полина готовить не любила и не умела. К счастью, она отлично это понимала, потому редко портила продукты. А я не умела готовить так, как показывают в кулинарных программах: медленно и поступательно. На моей плите всегда работали все конфорки разом, и я металась по кухне сумасшедшим зайчиком, одновременно нарезая салат, заправляя суп и обжаривая котлеты. Даже сейчас я бросалась из стороны в сторону, выискивая и укладывая на блюдце лимон, наливая в пиалку мед и укладывая пирожные на блюдо. Все это время Алекс ошивался рядом, почти касался меня рукавом, но ни разу не помешал и даже не заставил его обходить! Он ухитрялся убрать ладонь со стола за миг до того, как на ее место упадет разделочная доска, уворачивался от брызг из раковины, еще и чайник с плиты успел снять быстрее меня.

   - Давай сюда, - протянула я руку. - Разолью по чашкам.

   Он с сомнением покосился на мою выжидательную позу и покачал головой. Склонился над сервизом, аккуратно наполнил кипятком заварочный чайничек. Я замерла рядом, горя необъяснимым желанием понаблюдать за сим "увлекательным" процессом...

   И в этот момент в кладовой в другом крыле дома негромко хлопнуло окно.

   Я дернулась. Чайник в руках у Алекса повело, и горячая струя ударила в пол. Ловкий Заклинатель успел отпрыгнуть и не пострадать, но на меня посмотрел как на чуму, моровое поветрие и все семь казней египетских в одном лице.

   - Прости, - молитвенно сложила я руки на груди и прислушалась. Шурик напрягся и отставил кухонную утварь:

   - Что там?

   - Как можно попасть в кладовую?

   - Ту, которая в подвале?

   - Угу, - кивнула я. Блин, не дом, а лабиринт Минотавра какой-то... Стопятьсот комнат, в некоторых я до сих пор ни разу не была. Потому что нужен долбанный навигатор, чтобы просто туда дойти! И Алекс тут же это подтвердил:

   - Только через гараж.

   Я хмыкнула, и решительным шагом направилась из кухни. Братец догнал меня в дверях:

   - Я с тобой.

   - Э... - замялась я. - Лучше не надо.

   - Почему это?

   - Ну... - вот как сказать Заклинателю, что у него в доме на мгновение изменился магический фон? Он ведь тут же поднимет панику, начнет орать, меня виноватой сделает. И я, если честно, его пойму! За неполные три недели колдуны уже второй раз навещали его особняк - как тут не раздражаться?

   В общем, я представила реакцию Алекса и решила, что для моих нервов будет безопаснее соврать:

   - Там смотреть нечего. Ты лучше чай ребятам отнеси, пока не остыл, а я мигом вернусь.

   - Ева, - нахмурился Шурик. - Что происходит?

   - Э... - закусила губу я. - Мне из кладовой нужно взять средство для ухода за метлами. Тряпочку и... э... воск! Вот... Только что вспомнила. Короче, я сейчас вернусь!

   - Стоять!

   Алекс подошел почти вплотную, поднял за подбородок мое лицо и сказал, усмехнувшись:

   - В кладовой темно и страшно. Я не могу пустить тебя одну. Вдруг испугаешься?

   - Шурик, ты чего? - покраснела и немножко опешила я. - Мне уже шестнадцать. Я не ребенок.

   Братец уставился насмешливым взглядом и протянул, мастерски копирую тон Егора:

   - Вот именно, Евочка! Тебе всего шестнадцать.

   - Да что ты понимаешь, - отпрянула я и ляпнула первое, что пришло в голову. - Русалочка в этом возрасте уже за принца вышла!

   - Отличный, кстати, аргумент в пользу того, что ты уже выросла, - заржал Алекс.

   Я покраснела еще сильнее. Блин, ну почему в экстренных ситуациях на ум приходит такой бред?! По словам Поли у меня наоборот: должна просыпается сообразительность! Ну, и где она сейчас?!

   В общем, пока я честно старалась придумать, как исправить свой предыдущий фолл, Алекс обнял меня за плечи и повел в гараж. И уже оттуда, через маленький "предбанник", где у Соколовых хранились часто используемые инструменты (уверена: если бы не уборщица, здесь хранились бы все инструменты), мы вошли в кладовую.

   Это было довольно большое полуподвальное помещение с низким потолком, заваленное всяким хламом. По углам висела паутина, кое-где на полу проступали пятна плесени. Сырой воздух пах тиной и чем-то химическим. Я поежилась и нашла глазами окно. Очень узкое и длинное, оно было вырезано в дальней стене. Недолго думая, я попыталась к нему подойти, но Алекс почему-то решил, что это - плохая идея. Он не позволил мне включить свет, видимо, чтобы не спугнуть незваного гостя, и потопал первым, грозно забросив на плечо какую-то железку из местного инвентаря. И на роже застыло прямо такое мрачное выражение - ну чисто Александр Невский перед битвой со шведами. Я топала следом, поминутно вздыхая и ловя на себе мрачные взгляды "пионера". Мои робкие попытки намекнуть на то, что в каморке никого нет, отметались на половине первого слова. Видимо, Шурику очень хотелось поиграть в спецназ.

   Ну, и кто из нас после этого не вырос?!

   - Стой, Алекс, - наконец, мы подобрались к окошку. Нет, вопреки моим ожиданиям, оно не было открыто, да и замочек работал как надо, но я точно знала, что сегодня кто-то здесь побывал. Легонько коснувшись рамы, я покачала головой: а ведь точно из "наших". Смертные оставляют другой след.

   - Кто-то был здесь? - напряженным тоном уточнил братец. Я нахмурилась:

   - Не уверена...

   И добавила про себя:

   "Но ночью сюда стоит заглянуть..."

   Нет, конечно, я не ожидала, что таинственный визитер вернется после заката, но если мама и смогла чему-то меня научить, так это тому, что никто не проделывает долгий путь лишь за тем, чтобы полюбоваться на предмет своего желания. Маги слишком ленивы и жадны, чтобы уйти ни с чем. Просто иногда следует чуточку подождать, и тогда следы их тщательно замаскированной диверсии можно будет обнаружить без особых трудов.

   - Идем обратно, - предложила я. - Здесь больше не на что смотреть.

   - Ты уверена? - нахмурился Шурик.

   - Абсолютно, - и на сей раз я даже не солгала. Есть чары, которые нельзя разглядеть до того момента, пока они не будут активированы. Сейчас нам в подвале было ловить нечего.

   Видимо, теперь в моих глазах отражалась железная уверенность, потому что Алекс покачал головой, но послушно отложил "оружие". Мы тихонько, чтобы не привлечь внимание семьи, вернулись на кухню, забрали уже порядком остывшие напитки и через другой выход опять спустились на минус первый этаж.

   - Где вы были? - раздраженно спросила Полина, буквально выдергивая из подноса свой чай. - Мы уже заждались.

   - Да так... - пожала плечами я, с выражением косясь на подругу. Она хмыкнула и вернулась к Егоркиному фотоаппарату, сообразив, что сейчас не время и не место задавать вопросы. Но я точно знала, что она добьется своего позже. Впрочем, даже если и не захочет - я все равно ей расскажу о своих подозрениях. Потому что мне был очень нужен ее совет.

   - Кстати, ребята, - отхлебывая кофе, привлек наше внимание старший брат. - Мне тут позвонили. Вызывают на практику. Перелет в Лос-Анджелес и обратно.

   - На практику?! - восхитилась Полина. - А на кого ты учишься?! Я тоже так хочу... Лос-Анджелес, фигасе...

   - Я - пилот, - ухмыльнулся Егор. - И поверь, Полина, тебе бы не хотелось сажать вертолет в Ливийской пустыне или доставлять продукты полярникам на Северный полюс. Лос-Анджелес - это редкая возможность, скорее даже приятное исключение.

   - Блин, до чего интересная у тебя жизнь! - протянула ничуть не смущенная готесса. Я только улыбнулась: если Егорка хотел напугать подругу, ему следовало вспомнить акул, а не Ливийскую пустыню с ее враждебно настроенными племенами. Последних она воспринимала исключительно как персонажей Counter-Strike: чуток опасные, конечно, но такие заба-авные!

   - Угу, - фыркнул братец. - Интересная, не спорю. Вот следующие три дня тоже будут очень веселыми. Короче, я завтра уезжаю, ребята. Вы уж тут поживите втроем, ок? Не ругайтесь, ешьте вовремя, спать ложитесь не позже двенадцати. Ева, ты поняла?

   - Да что ж такое?! - я всплеснула руками. - Мне уже шестнадцать!

   - Да-да, - отмахнулся Алекс. - Мы помним: принц, Русалочка... Не волнуйся, брат. Я позабочусь о сестре.

   - Э... - с кривой улыбкой поскреб в затылке Егор. - Я, вообще-то, хотел попросить Богдана, но если ты так настаиваешь... Ладно. Согласен. Только глупостей не делай.

   - Какие глупости? - наигранно воскликнул Шурик. А я посмотрела в его глаза и поняла, что за эти несколько дней стараниями братца на мою голову свалятся несколько ярких, к сожалению не забываемых "хэппенингов". Но потом взгляд упал на воодушевленно ковыряющуюся в фотоаппарате Полину, и я успокоилась. Потому что если готесса не умерит свой пыл, Алекс может делать все, что пожелает: следующие три дня я пролежу в постели, страдая жесточайшей крепатурой.

   "Темная ночь,

   Только не спит барсук,

   Этот барсук..." - тут я подула на ладошки, обняла себя покрепче и продолжила переминаться с ноги на ногу:

   "...Ждет, когда враг выберется из укрытия,

   Быстренько с ним разберется,

   И отправиться спать в теплую постельку!"

   При мысли об одеяле губы сами собой растянулись в широкой улыбке, а глаза мечтательно прикрылись.

   О, нет, эти коварные веки! Нельзя же так плотно смыкаться, когда впереди еще туева куча работы!

   - Не спать, Ева! Не спать! - пробурчала под нос, и едва не прикусила язык. Черт, ну почему не догадалась захватить с собой теплую одежду?! Эту промозглую кладовую можно было использовать как холодильник, а я сюда в ночнушке, халате и тапочках приперлась. У... дура! И главное: отлучиться теперь ну совсем-совсем нельзя. Иначе будет как по закону подлости: стоит партизану отвернуться, а фашистский шпион уже тут как тут.

   А ведь я, между прочим, уже полтора часа вот так дрожала. Почти научилась танцевать степ, вспомнила все известные песенки...

   Хотя нет, не все:

   - Десять негритят, - дрожащим голосом пробормотала в такт притопыванию, - собрались пообедать,

   Один вдруг поперхнулся - и их осталось девять...

   Ну, да, идеальная считалочка, чтобы тихонько провыть ее в темной кладовой, своей паутиной и плесенью до жути напоминающей склеп. Я ведь даже лампочку включить не могла: боялась случайно выдать себя братьям.

   - Девять негритят уселись под откосом,

   Один из них заснул - и их осталось восемь.

   Какому садисту вообще пришла в голову такая песня?.. Еще и дождь за окном начался... Блин, ну вовремя осень решила проявить характер. Хотя бы грозы не было! Не то, чтобы я так уж сильно боялась громовых раскатов или ударов молний - я же не пещерный человек, в конце концов! Мне доподлинно известно, что "небесный огонь" - это не проявление Божьего гнева, а обычное природное явление. Только все равно как-то стремно, особенно когда знаешь, на что способна молния, даже куда меньшего заряда...

   Опасливо поежившись, я отвернулась от окна и продолжила, уже погромче:

   - Восемь негритят поплыли в Ноттингем,

   Один из них пропал - и их осталось семь...

   Гром все-таки грянул. Я застыла на полусогнутых, зажмурилась и закрыла ладонями уши:

   - Семь глупых негритят на дуб решили влезть,

   Один из них упал - и их осталось шесть! - протараторила на одном дыхании.

   - Шесть негритят пошли на пасеку гулять,

   Одного ужалил шмель, их осталось...

   "Бабах!" - раздалось как будто в метре над головой. Я взвизгнула сквозь зубы и упала колени.

   - Негритята! - прохрипела, круглыми глазами глядя в пол. - Негритята... сколько вас там осталось?!

   - Пять, - шепнули на ухо, накрывая плечи одеялом. И добавили с легким смешком. - Поднимайся, охотница...

   - Алекс?! - ахнула в изумлении. Он обнял меня за талию и помог встать на ноги. Затем подумал, и подхватил на руки:

   - Ожидала увидеть кого-то другого?

   - Нет, но... как ты здесь оказался?!

   Парень фыркнул и усадил меня на старый комод у стены. Подпрыгнул сам, умостился рядом, согнув ногу в колене, уложил на нее локоть, и с толикой сожаления уставился на меня:

   - Все-таки, тебе стоит придумать альтернативу этому вопросу.

   - Чего?!

   - Хех, - вздохнул Заклинатель. - Забудь. Расскажи лучше, что ты здесь делаешь?

   - Ну, это... - насупилась я. - Мне так понравилась ваша кладовая, что я решила провести здесь еще немного времени.

   - Мг, - хмыкнул Алекс. Сел поудобнее, отклонился на стену и с улыбкой поднял лицо к потолку. - А теперь, пожалуйста, то же самое, но правду. Беря во внимание, что я все равно никуда не уйду.

   - Никуда-никуда? - прошептала с тревогой. Алекс кивнул. Я чуть не выдохнула:

   "Слава Богу!". С ним даже эта освещенная молниями "усыпальница" казалась не такой страшной. Никогда бы не подумала, что это однажды случится, но прямо сейчас я была безумно рада его видеть. Только он об этом, конечно, никогда не узнает.

   - Я думаю, нам подбросили ищейку, - кутаясь в одеяло, ответила шепотом.

   - Что-то магическое?

   - Ну, да.

   - Как его найти?

   - Пока само себя не выдаст - никак. Но ищейки не могут долго находиться в спящем состоянии: не больше двенадцати часов. После этого они должны активироваться и выполнить свою функцию.

   - И ты ждешь, когда это произойдет?

   Я покосилась на братца:

   - Это совершенно безопасно! Ищейки просто собирают информацию. Они не могут причинить вреда. Так что: спасибо за одеяло, но можешь спокойно отправляться спать.

   - А если это не ищейки?

   Я запнулась. Признаю, такая мысль не посещала мою голову. Но что, по мнению Алекса, могли подбросить нам визитеры? Дымовую гранату?!

   Парень полюбовался моим вытянутым лицом, обнял за плечи, от чего деформация постигла так же и глаза - они приобрели абсолютно круглую форму, и прижал к себе:

   - Ты никогда не научишься думать о последствиях, - и добавил строгим голосом. - Спи. Я подежурю.

   Мне, конечно, хотелось сказать что-то в свое оправдание, но желание забыться в объятиях Морфея после долгого дня казалось почти непреодолимым. Да и на груди у этого самовлюбленного Заклинателя было так тепло и уютно. Под ухом мерно стучало сердце, спокойное дыхание убаюкивало. Я нахально уложила коленки ему на ногу, прижалась покрепче и почти мгновенно провалилась в сон.

   Растолкал меня Алекс перед самым рассветом. Причем, именно растолкал - я отказывалась просыпаться, даже когда он начал щипать меня за щеки. Зато стоило один раз поцеловать и глаза распахнулись буквально сами собой:

   - Ты!!!

   - Тш-ш, фурия! - Шурик зажал мне ладонью рот и указал на три полупрозрачные сферы, застывшие в метре над землей. Они излучались едва заметное сияние и слегка подрагивали.

   "Ищейки!" - тут же сообразила я, с видом победительницы поглядывая на Алекса. Он убрал руку.

   - Это то, что ты искала?

   - Угу, - закивала лохматой головой. - Ну-ка, пусти...

   Я осторожно сползла на пол и обошла "мячики" по кругу. Протянула руку и взяла один в ладонь:

   - Мама называет их "Капитошками", - улыбнулась, глядя на сверкающий и почти невесомый колобок. - Правда, похожи?

   - У Капитошки, между прочим, были зубы, - приблизился парень.

   - Откуда? Это же капелька воды.

   - И это - тоже? - подозрительно воззрился Алекс на "мяч".

   - Ну, не совсем, - замялась я, накрывая шарик второй ладонью. Закрыла глаза, побормотала, нащупывая сети, и одним резким движением разорвала связь между создателем и ищейкой. Подняла с пола старое блюдо, поставила его на комод и аккуратно проложила в него "мячик". Чтобы и не потерялся, и не улетел никуда. Потянулась за следующими...

   Спустя пять минут на шкафу образовался целый натюрморт.

   - И что ты сделала? - поднимая блюдо, пригляделся к "мячикам" Алекс. - Вроде, ничего не изменилось.

   - Кроме того, что информацию они больше не передают. Ищейки работают по принципу радио-няни. А могут, кстати, и видео посылать, но такие зачаровать сложнее.

   - Ладно, - улыбнулся братец. - Ты - молодец, хорошо поработала. Иди, отдыхай. А я заберу "Капитошки" к себе. Надо с ними поближе познакомиться...

   - Но я тоже хотела еще немного за ними понаблюдать! К тому же, в моей коллекции таких штучек еще нет.

   - И не будет, - Алекс ехидно улыбнулся и поднял блюдо над головой. - Собираешь только всякую дрянь...

   - Да это же отличные светильники! - не сдавалась я, смешно подпрыгивая и пытаясь дотянуться до плененных "Капитошек". Даже попыталась забраться по Шурику как по дереву, вцепившись руками ему в плечо (всегда подозревала, что в нем есть что-то от дубины стоеросовой). Еще и бормотала при этом:

   - Отдай! Ну, это же мои ищейки! Я их первая обнаружила...

   Алекс уворачивался, изгибался и просто ржал: все громче и громче, пока я, наконец, не сообразила, от чего его так колбасит.

   - Ты издеваешься?! - буркнула, складывая руки на груди.

   - Немного, - честно признался Алекс, но с такой открытой улыбкой, что я просто не смогла не улыбнуться в ответ.

   - Так ты вернешь мне "мячики"?

   - Верну. Только прежде хочу попробовать выяснить, кто их послал. Идеи есть?

   - Хм... - задумчиво поскребла я в затылке. - Мама говорила, что, в принципе, узнать это возможно. По почерку хозяина, который их зачаровывал. Только я понятия не имею, как именно следует считывать такую информацию. Впрочем, у меня есть идея о том, кто мог бы это знать. Но тебе она не понравится.

   - Действительно? - нахмурился Алекс. Я пожала плечами. Можно было, конечно, солгать. Или вообще не говорить о том, с кем хотела посоветоваться. Вдруг бы Шурик поверил и... Хотя кого я пыталась обмануть? Баран - он баран и есть! А Заклинатель по части был упрямства способен переплюнуть даже Памирского архара. Конечно, он узнает все! Не от меня, так от своих демонов. И, разумеется, ему это не понравится.

   - А другие способы получить... эм... инструкцию к ищейкам есть? - задумчиво спросил он. - Твоя книга, например?

   - Ты разве не помнишь, чем закончилась наша последняя беседа? Нет, если я захочу склепать атомную бомбу на коленке, уверена, книга даст четкие и правильные советы. И то лишь потому, что ей самой будет интересно: получится, или нет? В ином случае - пошлет меня лесом в своей излюбленной манере.

   - Понятно, - скривился братец. - И у кого же тогда ты хочешь попросить помощи?

   - Ну... - замялась я, на всякий случай делая шаг в сторону, приготовившись тут же, в случае необходимости, нырнуть за баррикаду из старых табуреток. - У одного знакомого.

   - Мага?

   - Нет, блин, - буркнула раздраженно. - К смертному приду! Как ты себе это представляешь?

   - Надеюсь, маг - Полина? - с подозрением сощурился Заклинатель.

   - Почти, - поковыряла я пол носком. Меня смерили сомневающимся взглядом. Потом все же вернули блюдо на комод, прислонились к нему спиной, сложили руки на груди и мрачно спросили:

   - Ты ведь все равно сделаешь по своему, даже если я буду против?

   - Ну, Алекс, - замялась я. - Ты же сам знаешь, как это важно...

   - Знаю, - хмуро ответил Заклинатель. Вздохнул, побуравил немного стену за моей спиной, и кивнул. - Ладно, я согласен. Давай это сделаем. По крайней мере, я смогу проследить, чтобы ты никуда не вляпалась.

   Я скрипнула зубами: что значит "вляпалась"?! Да я, можно сказать, до встречи с Соколовыми даже значения этого слова не знала! У меня же основные "ляпы" как раз таки по вине Алекса и случались. Но сейчас ругаться на эту тему времени не было, потому я кротко вздохнула и попросила:

   - Обещай, что не будешь орать.

   - Обещаю... что постараюсь.

   Вы думаете, он сдержал данное слово?! Как бы ни так! И ведь я даже не успела сделать чего-то действительно страшного! Только вернулась в спальню, достала мобильный телефон - эту старую неубиваемую Nokia, набрала номер и сказала:

   - Алло, Гаспар? Говорить можешь?..

   Всё! Диалог с "женихом номер пять" пришлось заканчивать уже под аккомпанемент грязных ругательств младшего Соколова.

   Гаспар прилетел четвертью часа спустя. Будто только и ждал возможности навестить "блудную невесту". Мы с Алексом встретили его во дворе. Причем если я - вполне дружелюбно (ну, насколько это вообще было возможно в этой непростой ситуации), то братец с таким мрачным лицом, словно в собственном воображении уже давно освежевал гостя, и, возможно, даже съел. Тот, кстати, тоже не был в восторге от присутствия Соколова. Правда, как и маги с шабаша, он понятия не имел, что разговаривает с Заклинателем, иначе точно не спросил бы, прыгая с метлы на землю:

   - А этот ничтожный смертный что здесь забыл?!

   Алекс ощерился и сделал шаг вперед. Блин, ну нет, чтобы просто ответить! Пускай даже матом. Зачем же сразу лезть в драку... по крайней мере, до того, как получишь помощь от вызванного тобою же мага!

   - Он здесь живет, - заявила с приторной улыбкой, бросаясь Шурику наперерез. И добавила, с предостережением косясь на братца. - Мы должны научиться делиться песочницей, если хотим получить новые игрушки.

   Алекс раздраженно повел глазами, а вот Гаспар заинтересовался:

   - Новые игрушки? - повторил он. - Внимательно слушаю!

   - Знаешь, что это такое? - протянула ему один из мячиков-"Капитошек".

   - Ищейка, - присмотрелся парень. - Деактивированная.

   - Верно. А можешь сказать, кто ее прислал?

   Гаспар принял на ладонь шарик, поднес к глазам, присмотрелся и поднял на меня хитрый взгляд:

   - В принципе, проследить путь, по которому сигнал передавал информацию хозяину, можно. Но что я буду с этого иметь?

   - М-да... - протянула я. - Альтруизм у тебя явно не в почете.

   - Я - маг, Евочка. Я не знаю значения этого слова. Зато могу предложить способ оплаты моих услуг. Пойди со мной на свидание - и будем квиты, - тут же предложил коварный чародей. Шурик скрестил руки на груди и мрачно (а еще - очень серьезно!) предупредил:

   - Убью обоих.

   Я сглотнула.

   - Нет, Гаспар, на свидание не пойду, - твердо ответила, косясь на злобного братца. Блин, этот точно убьет. Вот бы еще понять, с чего такая странная реакция?! - Но давай ты сначала мне поможешь, а потом мы сторгуемся, а?

   - Ева-Ева-Ева, - с улыбкой покачал головой чародей. - Разве ты не знаешь: вечером деньги, утром стулья, а не наоборот.

   - Как тебе такой вариант, - выступил вперед Шурик, демонстративно закатывая рукава. - Вечером Александр Соколов, а утром реанимация или морг?

   - Ладно, договоримся после, - легко согласился Гаспар. Я уронила челюсть: почему это он так просто сдался? А где возмущения, где угрозы, где попытки нарочито обидеться и улететь? У этого чародея была не только магия в запасе, но и обычная физическая сила! Он был старше Алекса, крупнее, да и вообще выглядел куда более опасным противником. Если, конечно, не присматриваться к глазам, потому что у братца на лице было написано, что он будет драться до конца. Ну, и я, конечно, в стороне не останусь, но даже при таком раскладе Гаспар был в выигрышном положении. Так что же заставило его отступить?!

   Я нахмурилась и на всякий случай поставила на себя и Шурика дополнительную линию защиты. Соколов, конечно, был бы против, но кто его вообще спрашивал? Черт, я даже представить боялась, что он скажет, когда узнает, что я уже недели две как оплела магической сетью его братьев. Но мне же надо было как-то защитить семью! И я не виновата, что единственные, доступны мне "конштюки" основаны как раз на чародействе!

   - Ты тоже удивлена, что он так быстро согласился? - тихо спросил Алекс, с подозрением следя за действиями Гаспара. А тот положил "Капитошку" на траву, опустился перед ней на колени, поднял руки к небу и, закрыв глаза, принялся бубнить какую-то мантру.

   - Не то слово, - хмуро ответила я.

   - Думаешь, гадость какую-то придумал?

   В ответ только пожала плечами: кто его разберет, этого почти незнакомого мне парня. Видимо, и Шурику пришла в голову такая же мысль. Он покусал губы, посомневался немного, и все же спросил:

   - Почему именно он? У тебя что, других знакомых магов нет?

   - Есть, - кивнула я. - Но они все возраста моей матери и, уж поверь, с ними было бы куда больше проблем. Начиная с того, что я точно не расплатилась бы свиданием. Эти гадюки торгуются так, что душу можно заложить и не заметить. А Гаспар... он просто вовремя подвернулся. Я с ним в горах телефонами обменялась, думала, никогда не пригодится. Но, как видишь, ошиблась...

   - Ты обменялась с ним телефонами?! - сквозь зубы переспросил Алекс. Я втянула голову в плечи. - Нафига?!

   - Эй, други! - перебил его обвинительную речь приглашенный специалист. Братец бросил на меня убийственный взгляд, обещающий вернуться к страшной расправе позже, и переключился на чародея. - Разобрался я с вашей ищейкой, только тут все плохо. Сигнал уходит за пределы нашего мира, в так называемый "буфер", а затем рассеивается.

   - Я по поводу мира не совсем поняла, - обошла по дуге Шурика и несколько нервозным жестом поскребла в затылке. - Куда-куда сигнал уходит?!

   - Ева, ну ты меня удивляешь, - вздохнул Гаспар. - Разве тебе мать не рассказывала, что демоны, духи и призраки существуют в других мирах. А уж оттуда их призывают в наш.

   - Но полтергейстов не существует!

   - Ну, в нашем мире, очевидно, - нет, - язвительно ответил маг. - Только я здесь не для того, чтобы тебе лекцию читать. Хочешь узнать подробности - поговори с более опытным магом. Например, с тем, кто зачаровывал эти ищейки. Выбросить сигнал за пределы мира - не так просто. Для этого нужно иметь особые навыки. Тот, кто за тобой наблюдает - либо Заклинатель, либо Некромант, либо темный алхимик.

   - А п-почему именно темный? - дрожащим голосом уточнила я.

   - Ну, вряд ли светлый стал бы таким заниматься, - пожал плечами Гаспар. - Тебе нужен тот, кто способен пересекать черту, призывать силу из других миров, работать, так сказать, "за гранью". Кстати, магом он может быть вполне заурядным. Чтобы вызвать демона большого ума не надо, да и вселить душу в мертвое тело - тоже не очень сложно...

   Эх, хорошо, что он в этот момент отвернулся и не увидел выражение лица моего братца! Мне пришлось буквально клещом вцепиться Алексу в руку, чтобы заставить остаться его на месте. Вот уж точно: мужики... Обязательно нужно выяснить, кто круче и получить сатисфакцию.

   - И я хотел бы сказать кое-что еще, - с таинственной улыбкой посмотрел на меня Гаспар. - Только тебе одной, Ева. Наедине.

   - Почему именно так? - удивилась я.

   - Считай это моим маленьким капризом, - протянул руку маг. - Алекс, ты позволишь? Я не уведу ее далеко.

   Я кивнула и, не глядя на мрачного Шурика, отошла с Гаспаром за угол дома. Там он оперся плечом о стену и прошептал, наклонившись почти к самому моему уху:

   - Хочу обсудить вопрос оплаты.

   - Блин, а я-то думала, что-то интересное скажешь! - уперла я руки в бока, и с обидой покосилась на жениха. - Ладно. Говори свою цену.

   - То, что на свидание со мной ты не пойдешь, я уже понял.

   - Ну, да, не пойду.

   - Ок. А этот твой Алекс?

   - Что "этот мой Алекс"? - не поняла я.

   - Ну... - забавно хлопнул ресничками Гаспар. - Он на свидание пойдет?

   - С кем?

   - Со мной.

   Признаюсь: в первый миг я даже не сообразила, о чем он говорит. А потом вытаращила на мага круглые глаза и ахнула:

   - Чего?!!

   Гаспар улыбнулся, сложил губы бантиком, но ответить (к счастью для моей психики!) не успел. С неба спикировало нечто большое и белое. Бедняга-чародей сподобился только протестующе захрипеть, когда ему на спину приземлились четыре копыта юнкерса "Единорог", и основательно по ней попрыгали.

   - Вася... - прошептала я, глядя на распростертую тушку Гаспара. - Коняка ты бешеная, а не волшебное создание. Ты зачем его потоптал?!

   - Прости, сестренка, - деловито мотнул головой крылатый конь. - У меня цейтнот, а он явно мешался. Могу, кстати, и от второго избавиться.

   - Вот от второго - точно не надо!

   - Почему? - удивился конь.

   - Потому что с недавнего времени этот второй, как бы, мой брат! - развела руками я. Вася задумался, а потом посмотрел на меня эдаким добродушным и малость снисходительным взглядом:

   - И что? Не ты ли давеча сравнивала его с огнедышащим ящером? Э... сейчас процитирую: "Представь, дорогой Вася, что твоя луноликая родительница привела в дом дракона, у которого от первого брака осталась троица пернатых деток". Кажется, так. Ну, я тогда тебе не особо поверил, пока не узнал, что Алекс на самом деле...

   В этот момент Гаспар как-то не вовремя решил прийти в чувство, и со стоном поднял голову. Жеребец мрачно покосился на неугомонного и неубиваемого чародея, вскинул копыто и резким ударом в лоб отправил его досыпать.

   - ...Заклинатель, - как ни в чем не бывало, продолжил конь. Я сглотнула и слегка поежилась. - Но теперь-то мне ясно, что ты была права! Причем, в твоем случае сошлось все: и баблища дофигища, и сюрприз в виде "одаренного" братца. Настоящие драконы! Хорошо хоть напалмом не балуются. Так что же поменялось с нашей последней встречи, если тогда ты готова была бросить его мне на рог, а сегодня уже защищаешь?

   - Да, кстати, - вынырнул из-за угла Шурик. Я закрыла глаза и мысленно стукнулась лбом о кирпичную стену: он все слышал! - Мне тоже интересно, почему это я перестал быть драконом?

   - Вот! - оскалился конь. - Вот сейчас самое время стукнуть его, чтобы больше не задавал глупых вопросов!

   - Нет, Вася! Не нужно никого бить! - не выдержала я. - Ты мне лучше подскажи, что теперь с Гаспаром делать?!

   - Да пускай полежит, проспится... глядишь, дури в голове поубавиться.

   - Нет, так не пойдет, - покачал головой Шурик. - Пойми меня правильно: против того, чтобы врезать этому дегенерату я ничего не имею. Наоборот, сам бы поучаствовал. Но скоро рассвет, охрана будет обходить территорию, братья попросыпаются... Наличие тела на лужайке может быть неверно истолковано.

   - Тогда посади его на метлу, и пускай везет хозяина домой, - в нетерпении топнул копытом конь. - По ходу, не в первый раз он будет невменяем. Деревяшка должна бы уже привыкнуть. А я, Ева, за тобой прилетел, а не решать судьбу твоего озабоченного жениха. Мне помощь нужна.

   - Конечно! - подорвалась я. - Чем смогу, помогу. Сейчас только за аптечкой сбегаю...

   - Э, нет! - опять вмешался Алекс, хватая меня за руку. - Ева одна никуда не полетит. Только со мной.

   - Я тебе кто, по-твоему?! - надулся конь. - Ковер-самолет?! У меня места на спине только на одного.

   - Не волнуйся, - приторно ухмыльнулся братец. - У меня свой транспорт. Демоница Тамар - знаешь такую?

   - Хо-хо! - прижал уши единорог. - Да ты, я смотрю, не абы какой Заклинатель. О порабощении мира, надеюсь, еще не размышляешь?

   - О чем вы вообще говорите?! - не выдержала я и вырвала запястье из Алексовой "клешни". - Какая-такая Тамар?

   - Это демоница полета, - пояснил Вася. - Превращается в два больших крыла, и дает возможность хозяину летать. Но ты, Заклинатель, должно быть, совсем спятил, если думаешь, что я тебя в таком виде подпущу к табуну. У меня же все кобылицы одномоментно разродятся. Причем, одна - по сроку, а остальные преждевременно.

   - Вась, - протянула я. - У тебя сложные роды, да?

   - У меня, слава Богу, нет! - серьезно ответил конь. - Но, в целом, проблема именно в этом. Поможешь?

   - Да, разумеется, - закивала я и обернулась к Алексу. - Я постараюсь справиться поскорее.

   - И это все, что можешь сказать? - скептически изогнул бровь парень. Я задумалась:

   - Ах, да! Прикрой меня, пожалуйста, перед братьями, если к рассвету не вернусь. И отправь Гаспара домой. Действительно, чего это он здесь валяться будет...

   - И как, по-твоему, я это сделаю?

   - Положи его на метлу и скомандую: "домой!". Она послушается, - и добавила задумчиво. - Только, может, его перед этим связать, чтобы не свалился...

   - Не наглей, Ева! - сузил глаза братец. - Я терпеливый, но не настолько.

   - Ах, и еще нюанс... - опустила глаза в пол и, переступив с ноги на ногу, все же решилась. - Я пообещала спросить... как ты смотришь на то, чтобы пойти на свидание?

   Губы Алекса растянулись в прямо-таки дьявольски довольную ухмылку:

   - Неожиданно, конечно, но я согласен...

   Я зажмурилась и добавила:

   - С ним, - и указала на Гаспара.

   На террасе повисла тишина, которая спустя мгновение взорвалась одновременно с двух сторон: Вася заржал, высоко забросив голову и аж подергивая от удовольствия копытом, а Шурик заматерился. Да так проникновенно, с таким воодушевлением, что я даже заслушалась. С минуту не могла вставить слово. Но потом все-таки умудрилась вклиниться:

   - Ты, главное, не нервничай! Ну, не хочешь - не надо! Никто ведь не заставляет. Я так просто спросила, на всякий случай... А вообще Гаспар совершенно безвреден, так что ты его не обижай!

   - Ах, безвреден?! - взвился братец. - Да я сейчас его полезным сделаю! Знаешь, как хорошо трупы улучшают антропогенные свойства почвы?!

   - О, Господи, Алекс! - взмахнула руками я. - Вася, ну, хоть ты ему скажи!

   - Что сказать? - хлопнул ресничками конь. - Действительно, улучшают.

   Я скривилась, махнула рукой на эту парочку и убежала в дом за аптечкой. О судьбе Гаспара как-то не особо беспокоилась. Потому что знала наверняка: Алекс мог орать благим матом, скалить зубы и топать ножкой, но ничего действительно страшного "жениху номер пять" не грозило. Нет, будь тот здоров, весел и нахален - они бы точно подрались, но пинать ногами бесчувственное тело Алекс не станет. Несмотря на всю свою нелюбовь к магии и этому конкретному чародею в частности. Нет, он привяжет его к метле, да так прочно, чтобы тот не только не свалился, но еще и фиг развязался по прилету, и отправит восвояси. А потом будет долго рычать в мою сторону, свирепея от воспоминаний о моем "любезном предложении". Только что-то мне подсказывало, что на этот раз я сумею справиться с его гневом.

   И, вообще-то, мне действительно это удалось. Правда, не совсем тем способом, на который я рассчитывала...

   Потому что, вернувшись от единорогов, я упала в постель и проспала мертвым сном до самого вечера. И только потом поняла, что заболела.

   Глава 14

Вот как знакомый врач учил меня делать уколы:

"Основной принцип - задница не твоя"

BASH

   Я чихнула и открыла глаза. Осоловевшим взглядом огляделась вокруг. Боже, как было плохо! В горле першило, нос как будто зажало тисками, да так, что вдохнуть еще кое-как было можно, а выдыхать уже и не хотелось. Картинку "прекрасного" мира застилали "горчичные" слезы: эдакая испарина на глазах, от которой не избавишься, сколько не пытайся. В голове словно поселился прообраз Винни Пуха, и не только засорил всё опилками, но и настырно так, с воодушевлением об этом скандировал. Подлючий медведь... Тут и так удавиться хочется, а он воет в ушах на одной ноте:

   "Если я чешу в затылке -

   Не бе-да!

   В голове твоей опилки,

   Да-да-да..."

   - Сгинь, гундосое чудовище... - протянула хриплым голосом, прижимая руку ко лбу.

   - Надеюсь, ты сейчас не ко мне обращалась, - послышалось совсем рядом. Я напрягла извилины: нет, Диплодок так бы не изъяснялся. Скосила глаза: ну, точно, человек! То есть, Заклинатель...

   - Привет, - приподнялась на локтях. - А ты что делаешь?

   - Жду, когда проснешься, - просто ответил Алекс. Он сидел в моих ногах, держал на коленях большую аптечку, с которой я обычно бегала по своим "пациентам", и с интересом в ней ковырялся.

   - Который час? - опять подала голос я.

   - Восемь, - не глядя на часы, ответил братец.

   - То есть, пора подниматься в школу, - со вздохом резюмировала ответственная ведьма, и попыталась соскользнуть с постели. Ну, как соскользнуть? Учитывая мое состояние: скорее, вывалиться.

   Вот теперь Алекс уставился на меня вполне закономерным офигевшим взглядом:

   - Вообще-то, пора скорее ужинать, но... ты серьезно пошла бы в школу в таком состоянии?

   - А что? - вяло пожала плечами я. - Есть куча замечательных таблеток. Выпьешь одну такую...

   - И превратишься в зомби, - закончил предложение Шурик. Я откинулась на подушки, в тайне радуясь тому, что пытка под названием "жизнь вне кровати" переносится на завтра:

   - Посмотри на меня. В моем случае состояние Зомби было бы реальным апгрейдом.

   - Да уж, я вижу, - хмыкнул братец. - На вот, засунь в рот.

   И протянул мне градусник. Я изучила его почти равнодушным взглядом и помотала головой:

   - Дай, пожалуйста, тот, который в зеленой упаковке.

   - А этот чем плох?

   - Ничем, кроме того, что он - ректальный, и я им измеряю температуру у животных.

   - Фу!! - возопил Алекс, тут же отодвигая градусник на "безопасное" от себя расстояние, удерживая его при этом двумя пальцами, как большого таракана. Ну, хорошо хоть на пол не швырнул, "мистер брезгливость". С другой стороны, мог бы не волноваться: градусник был абсолютно чист. Во-первых, я ревностно слежу за состоянием своих инструментов. А во-вторых, то, что побывало в заднице единорога, уже априори отлично продезинфицировано. По крайней мере, в это свято верят изобретатели мифов, вопящие о том, что рогатые лошади питаются цветами и бабочками, а какают, пардон, радугой. М-да... человеческая фантазия не знает границ. Зато Вася долго ржал, когда я рассказала ему сей забавный "факт".

   - Надеюсь, этот градусник ни в каких экзотических местах не побывал? - опасливо уточнил Алекс, протягивая мне второй термометр. Я улыбнулась и демонстративно засунула его в рот. Взгляд братца не изменился.

   - Тшы серьежно? - спросила, закатив глаза. Парень пожал плечами: мол, кто вас, ведьм, разберет. Я только вздохнула: вот уж точно, "человек, подверженный предрассудкам". Как бы ему доказать, что мы, маги, не варим зелья из лягушачьих лапок и кроличьих черепов. Супы - да (кстати, очень вкусно получается), но не зелья.

   Градусник пикнул, предлагая проверять результат, и Алекс буквально вырвал его у меня изо рта. Я изогнула бровь, спрятала под одеяло руку, которой просто не успела взять инструмент, и хрипло полюбопытствовала:

   - Сколько?

   - Тридцать девять и шесть, - задумчиво озвучил братец и поднял на меня такой взгляд, что я почувствовала себя трупом на столе у любознательного патологоанатома. - Еще не поздно, а ты уже горишь. Надо выпить чаю.

   - Спасибо хоть кровопускание не предлагаешь, - мрачно усмехнулась я. - Дай мне телефон, я Полине позвоню.

   - Зачем? - не понял Шурик. Я нахмурилась: он действительно решил вылечить меня кипятком с вареньем?

   - Она - знахарка.

   - Ну, с некоторых пор, я тоже, - заржал парень. Я скрипнула зубами: очень весело, блин! Мне уже сдохнуть хочется, а он хихикает. Чихнуть на него, что ли? Пускай бы тоже помучался...

   - Она - реальная знахарка!

   - И она нам здесь совершенно не нужна, - категорично заявил Шурик. - Я сам тебя вылечу. Лимон, чеснок и обтирания - вот, что спасет от любого недуга!

   - Слушай ты, Спартак..! - попыталась принять вертикальное положение разозленная я, но меня схватили за плечи и решительно уложили обратно:

   - Ева, - склонился парень так, что почти коснулся лицом кончика моего носа, - ответь, кто лучше: я или Полина?

   - Полина, конечно! - гаркнула в полную силу своего больного горла. Алекс внимательно посмотрел в мои категоричные глаза, подождал на случай, если я все-таки передумаю (кажется, он действительно считал меня мазохисткой), потом мрачно ухмыльнулся и выпрямился. Подошел к столу, взял мой телефон... - я аж в постели села от нетерпения, - посмотрел на него, словно видел впервые, и плавным жестом опустил себе в карман. Моя челюсть с глухим стуком рухнула на одеяло. А братец подмигнул на прощание и вышел из комнаты. Довольный донельзя.

   - Гад! - хрипло выдохнула я и без сил упала на подушку. Правда, тут же подорвалась снова. Переползла на другую сторону кровати, села на коленках, вытянулась и заглянула в зеркало над комодом - в таком положении оно как раз было на уровне глаз.

   - Госспади, - просипела, хватаясь за голову. Нет, в таком виде болеть нельзя, можно только умирать. Потому что о покойниках многого не скажешь: тут либо хорошо, либо ничего. А значит, никто не станет возмущаться и обзывать "страхолюдиной". Увы, рассчитывать на благородство братца, которое не позволит ему издеваться над больным человеком, не приходилось, потому, собрав волю в кулак, я выбралась из-под одеяла. Снарядилась расческой, свежей пижамой, теплыми носочками и "погнала" в ванную со скоростью напуганной дальневосточной черепахи. Ну, то есть, не слишком быстро, зато злобно озираясь по сторонам и готовясь цапнуть любого, кто осмелиться встать на пути.

   К счастью, Шурик все еще готовил свой чай, то есть, пребывал тремя этажами ниже, на кухне. А потому в ванную я добралась без проблем. Быстренько умылась, почистила зубы, привела в порядок колтун на голове. Короче, сделал из ведьмы нормального человека. Бледнолицого, трясущегося, но уже относительно симпатичного. Таким и в постель возвращаться было не стыдно.

   Вяло улыбнувшись своему отражению, я на цыпочках пробралась к двери, повернула защелку и вышла в коридор.

   Собственно, там меня и "запалили".

   - А я приготовил лекарство, - опираясь плечом о косяк, и с любопытством изучая свои ногти, мурлыкнул Алекс. Так показательно-спокойно, что мне стало не по себе. - Смотрю: нет моей пациентки. Странно, однако! Она и ходить-то почти не может, а умудрилась сбежать. Вот ответь, каким образом?!

   - По стеночке, - после секундного размышления честно призналась я.

   - А возвращаться теперь как думаешь?

   - Если ты мне ногу не сломаешь, так же, - буркнула мрачно. На меня бросили такой выразительный взгляд, словно перспектива обездвижить пациента посредством нанесения ему тяжелых увечий казалась доктору вполне возможной. И, пожалуй, даже привлекательной.

   Я нахмурилась и на всякий случай отступила обратно на порожек ванной.

   Не помогло. Алекс закатил глаза, шагнул ближе и... я выставила перед собой руку:

   - Забросишь на плечо, меня вырвет тебе на спину! Обещаю!

   - Да, крошка, - заржал братец, - умеешь ты уничтожить весь романтический настрой.

   "Какой-какой настрой?!" - пронеслось в голове, но озвучить вопрос я не успела: меня все-таки подхватили на руки. По нормальному. Злобно блеснув глазками, я, как кролик, сложила ладони на груди. Зря. Рановато расслабилась. Этот садист хмыкнул, и резко опустил руку, которой поддерживал меня под спину.

   - Ви-и! - взвыла я, двумя руками обхватывая парня за шею. - Придушу, поганец!

   - Нет, не так, - покачал головой Алекс и заголосил мне в унисон. - Мозги! Я сожру твои мозги!

   - А чего там жрать-то?! - обиженно рявкнула я. - Твоя черепушка не обезображена серым веществом! Девственно чиста, я бы сказала!

   - Ну что ты, - ласково улыбнулся Заклинатель. - Еще месяц назад у меня с мозгами все было ок. Хотя, погоди! - он сделал вид, что задумался. - Что у нас случилось месяц назад? Ах, да... ты появилась!

   - Я б тебе врезала, но маникюр жалко, - скривилась я. Он наклонился совсем близко к моему лицу и мурлыкнул:

   - А ты меня лучше поцелуй.

   - Вообще-то я бацильная, - заявила безапелляционно и, наверное, покраснела бы, если бы щеки уже не пытали от температуры. Парень демонстративно закатил глаза:

   - Да уж. До сих пор поверить не могу. Обычно зараза к заразе не липнет...

   На этой веселенькой фразе мы вошли в комнату и меня аккуратно сгрузили на кровать. Сверху накрыли одеялом, еще и подтолкнули его хорошенько. Видимо, чтобы на сей раз мне не удалось так просто удрать. Наивный! Да у меня сейчас только одна мечта и осталась: лечь и заснуть.

   Увы, этим планами не суждено было сбыться:

   - А теперь - самое интересное, - с предвкушением заявил братец, и протянул стакан, до краев наполненный какой-то сильно пахнущей алкоголем жижей. - Пей!

   - Не хочу! - отвернулась я.

   - Ева, это лекарство, - с мягким нажимом пояснил Алекс.

   - На спирту? - подозрительно нахмурилась я.

   - Угу! Пей, тебе понравится.

   Честно говоря, очень хотелось задать еще один вопрос. Например: "а я точно не помру от твоих экспериментов?!" Совесть не позволила. Ну, парень ведь старался, готовил, а я, неблагодарная, нос ворочу. Короче, хлебнула.

   Да лучше бы я ему это "лекарство" на голову вылила! Уж не знаю, что там было еще, но где-то половину в составе жижи составлял нормальный такой, девяносто шести процентный медицинский спирт. Мне оказалось достаточно одного глотка, чтобы ощутить себя китайским огнедышащим драконом в разгар новогоднего праздника. Потому что перед глазами вдруг запрыгали разноцветные конфетти, а в ушах словно по петарде взорвалось. Я выгнулась на кровати и захрипела в судорожных попытках вздохнуть.

   И хоть бы кто пожалел! Нет, Алекс быстренько убрал стакан подальше, чтобы я нечаянно не расплескала результат его кулинарных ухищрений, и посмотрел на меня строгим, немного обиженным взглядом:

   - Ева, не веди себя как ребенок. Это нужно выпить!

   - Иди.... - прохрипела я, уткнувшись носом в подушку.

   - Что? - переспросил недогадливый парень.

   - Иди...!

   - Ева, сядь и повтори так, чтобы я понял!

   - Нафиг иди, живодер!! - рявкнула, наконец, я. - Ты и твое лекарство! Отравитель чертов!

   - Почему это вдруг?

   Я поднялась над подушкой и стрельнула в Алекса злобным взглядом:

   - Ты сам-то пробовал, что приготовил?!

   - Зачем? - удивился братец. - Это же лекарство! Его только больные пьют.

   - Да его же в рот взять невозможно!

   - Серьезно? - протянул Шурик, с любопытством разглядывая стакан. Понюхал содержимое, слегка пожал плечами, словно не понимая, что может не нравится его требовательной пациентке, и отпил глоток. Посмаковал его во рту как дорогой коньяк, проглотил, ухмыльнулся (такой порядок действий по моему скромному мнению был почти невозможен), и заявил поучительным тоном:

   - А, ну понятно. Это урина демонов такой эффект дает. Она очень крепленая, зато полезная... Эй, ты чего?! Я же пошутил!

   Поздно! Я услышала. И поверила. Потому что это - апофеоз идиотизма: говорить человеку, которого и так тошнит от любого движения, такие гадости. Разве я могла подумать, что Алекс на такое сподобится?!

   В общем, до ванной я добежала. Зажав рот ладонью, выпучив глаза и мысленно костеря братца всеми известными мне ругательствами. Он, кстати, не отставал: мчался в кильватере с "прошу-прощения-рожей", но останавливать меня не пытался, видимо, понимая, что тогда ему же придется драить коридор. Блин, и на том спасибо.

   Разумеется, к процессу избавления от вчерашнего ужина я его не подпустила, захлопнув дверь ванной буквально перед самым носом. Но, как ни странно, стоило братцу пропасть из виду, как тошноту словно рукой сняло. Я нахмурилась, прислушалась к себе, даже шагнула в сторону унитаза - нет. Все отлично, желудок успокоился! Да что желудок - даже температура перестала так сильно ощущаться. Чудеса, да и только...

   С глухим стоном я опустилась на ступени джакузи, засунула руки в волосы и, наконец, сделала то, что стоило сделать давным-давно:

   - Полина!!!

   Услышать подруга меня, конечно, не могла, но то, что ощутила - это факт. Канал связи у нас работал по принципу реки, соединяющей два города, с дамбой-заслонкой посередине. Именно через нее можно было ощутить соседа на другом конце, на миг уловив отражения его чувств. Такой же принцип работал, например, у эмпатов, только в случае с этими несчастными рек была целая куча, и все они переносили эмоции только в одном направлении - к ним. Между мной и Полиной связь была двусторонней, но в обычное время "заслонка" опускалась, и никто не напрягал другого своими ощущениями. А вот когда ее поднимали, поток эмоций и чувств вырывался на свободу от "отдающего" к "принимающему".

   Впервые такую связь настроила еще моя мама, для того, чтобы постоянно знать, что со мной происходит. Это было очень удобно, поскольку, с одной стороны, никто друг другу лишний раз не мешал, а с другой: в случае нужды можно было быстро и не особо напрягаясь убрать "преграду" и уведомить принимающую сторону о своем самочувствии. Если же человек оказывается в бессознательном состоянии, "заслонка" слетала автоматически и "слушающий" получала сигнал о том, что дело пахнет керосином, а значит, пора спешить на выручку.

   Правда, был у этой "заслонки" и свой минус: надолго ее снять не получалось. Только это и не требовалось, поскольку передавались по "реке" только ощущения, не мысли. А на то, чтобы услышать страх или боль требуется какая-то доля секунды. Хороший канал, одним словом. Не телефон, конечно, но порой просто необходимо докричаться до кого-то способом, который "смертная" цивилизация еще не успела постичь.

   Например, как сейчас.

   Я покосилась в зеркало на свое отражение. Хм... а ведь еще десять минут назад цвет кожи был бледно-голубым с ярко-красными пятнами на щеках. А сейчас уже зеленым отливает... Интересно, какими оттенками радуги заиграет мое лицо еще через полчаса Алексовых стараний?

   С тяжким вздохом потерла виски: голова гудела как дупло с ульем. Казалось, вот-вот рядом проплывет "тучка-тучка-тучка, которая больше не медведь". Очень хотелось снова принять горизонтальное положение и отключиться. Собравшись с духом, поднялась на ноги и открыла дверь ванной.

   - Все нормально? - тут же отреагировал Алекс. Я мрачно покосилась на большую темно-зеленую бутыль в его руках:

   - Это что?

   - Микстура, - оскаблился парень. - Идем. Будем заниматься обтираниями.

   Я замерла, пытаясь осознать и, главное, представить сие "заманчивое" действо, потом нахмурилась и уточнила:

   - Обтираниями чего?!

   Нет, ну пяточки там протереть я бы еще согласилась... так ведь Алексу если уж мед, так сразу и ложкой:

   - Тела, Евочка!

   - Полностью? - изогнула я бровь, все еще не веря в такую степень его наглости.

   - Конечно!

   - Ага... - протянула с выражением, сделала шаг обратно и снова захлопнула дверь. Переживать или злиться сил уже просто не было. Я закуталась в большое банное полотенце, уселась на ступенях и стала смиренно ждать.

   Странно, но это заняло куда больше времени, чем я рассчитывала. Меня казалось, что Полина явится ну максимум минут через пятнадцать, а ее не было все сорок! Я уже засыпать начала, когда снаружи раздалось деловитое:

   - Где больная?

   - Здесь, - кряхтя и постанывая, доползла до двери я.

   - Что ты там делаешь? - нахмурилась готесса. Надо признать, приготовилась к нашей встрече она основательно: аптечке на плече была едва ли меньше той, с которой я бегала по единорогам. Наверное, здорово ее приложило по внутренней связи.

   - Прячусь, - честно ответила я. - А ты почему так долго не отвечаешь?

   - Сама себе удивляюсь! - фыркнула подруга, поглядывая в сторону Алекса, который с видимым безразличием разглядывал что-то на дальней стене коридора. - Я уже полчаса тусуюсь у вашего порога. Не знаешь, почему меня охрана в дом не пускала? Думала, закоченею! Хорошо, что Богдан как раз домой возвращался...

   Я повела глазами: ага, вот и средний братец стоит, эдакий образец стиля и лоска. Замер на ступенях и переводит малость очумевший взгляд с меня на Алекса, а потом - уже куда более умилительный, на Полину. Пытается осмыслить ситуацию.

   - Кстати, - продолжила подруга. - Не скажешь, почему Шурик проявил вдруг такие "чудеса гостеприимства"?

   Я вздохнула и подняла на готессу печальный, все объясняющий взгляд.

   - А!.. - догадалась она. - Сам захотел в доктора поиграть?

   - Угу, - кивнула обреченно я. - Мы же теперь, вроде как, знахари... Только он, кажется, перепутала значения слов "доктор" и "мясник".

   Алекс покосился на меня с явным возмущением, но спорить не стал. Видимо, его смущало присутствие Богдана, в глазах у которого буквально горела надпись:

   "Позвонит Егор - я ему все расскажу! И капец тебе, тиран-самоучка!"

   Ну, может, надпись была и не такой (хотя мне очень хотелось в это поверить), но что-то проникновенное и предупреждающее в глазах брата Шурик все же прочитал. Потому что обреченно вздохнул, как молодой Пикассо, гений которого не только не оценили, но еще и обсмеяли недальновидные владельцы галереи, и отправился к себе в комнату. Я же, наконец, смогла выдохнуть спокойно и отдаться в руки человеку, действительно разбирающемуся в медицине. Кажется, с приходом Полины у меня появился шанс выжить.

   Нет, все-таки, моя подруга - классный доктор. Напоила меня какой-то дрянью, укутала по самый нос, на ноги заставила натянуть шерстяные носки, еще и высыпала туда по полкило горчицы. Ходить в них было совершенно невозможно, зато оказалось очень тепло спать. Точно не берусь утверждать но, то ли ее таланты возымели эффект, то ли мой организм согласился поднатужиться и больше не болеть, лишь бы только не попасться в руку врачу-Соколову, но уже утром я чувствовала себя вполне сносно.

   Я потянулась, высвободила руки из одеяла-кокона, зевнула и села в постели.

   - Привет пострадавшим, - весело поздоровалась из кресла Полина. - Чё как?

   - И тебе доброе утро, - улыбнулась в ответ. Прислушалась к себе:

   - Кажется, здорова...

   - Э, нет! - замахала подруга руками с такой прытью, словно я прямо сейчас собиралась отправляться на покорение Олимпийского марафона. - Не так быстро. До вечера, как минимум, нужно поваляться в кровати. Прописываю тебе витаминный коктейль из шоколада, карамели и бисквитных печенек, а также легкую физическую нагрузку в виде переключения каналов на пульте от телевизора. Кстати, досадное недоразумение, по которому у тебя в комнате не было этого важного, почти жизненно необходимого тренажера, мы уже исправили.

   Я мрачно окинула спальню взглядом. Ага, вон и телевизор скромно стоит у стеночки и закрывает ее ровно до половины. Из гостиной, видать, притащили. Надо будет потом попросить братьев вернуть его обратно: нафиг она мне здесь сдалась, такая громадина?

   - Подруга, а ты почему не на парах? - уточнила с легкой усмешкой. Ну, чисто подпортить настроение чересчур веселому доктору. И готесса повелась! Она наиграно ахнула и заломила руки:

   - Да как же я уйду, когда здесь лежит и почти умирает моя лучшая подруга?!

   - То есть, повод отыскался, как бы, сам собой?

   Впрочем, чему я удивлялась? Полина никогда не выделялась ответственностью и любовью к знаниям. Пары она пропускала стабильно, причем для этого ей вовсе не требовались какие-то оправдания. Странно, что при таком раскладе она довольно неплохо училась.

   - Ева, а ты есть хочешь? - готесса присела на край постели и "ловко" перевела тему разговора, помогая мне подложить подушки под спину.

   - Голодная как волкодлак! - честно ответила я.

   - Отлично! - хихикнула девушка и громко хлопнула в ладоши. - Сейчас мы это исправим... Богдан!!

   Я только и успела подтянуть одеяло к подбородку, когда в комнату ввалился средний братец. Растрепанный, в полосатой рубашке с закатанными рукавами, голубом передничке и с большим груженым подносом в руках.

   - Проснулась, Евочка? - улыбнулся он и взгромоздил свою ношу на тумбочку. - А я омлетик сделал со свежевыжатым морковным соком. Будешь?

   - Э... - опешила я. - Ты умеешь готовить?!

   - Конечно! - аж оскорбился братец. - Тем более, пока Егора нет, я в доме за старшего!

   - А я не стала его переубеждать, - шепнула Полина мне на ухо, - что он сейчас не за старшего, а за Золушку. Богдан с таким рвением занялся домашними работами, прямо любовалась бы и любовалась! Посуду убрал, на кухне пропылесосил, мои травки рассортировал, мензурки перемыл...

   - Короче, ты его припахала? - догадливо фыркнула я.

   - Грех было не воспользоваться шансом! - тихонько объяснилась готесса. Я вздохнула и снова переключила внимание на Богдана, расставляющего приборы на маленьком переносном столике.

   - А ты почему не в университете? - спросила, наконец.

   - Да ты что, Ева?! - возмутился Богдан. Причем, настолько похоже на то, как это делала Полина еще минуту назад, что я просто не удержалась от улыбки. - У меня сестра дома больная лежит! Как я ее одну оставлю?!

   И переставил столик на кровать, бросив при этом такой выразительный взгляд на готессу, что я сразу "поверила": да, он остался в особняке исключительно из-за моей скромной персоны.

   - А хоть кто-то в этом доме сегодня ушел по делам?

   - Да, разумеется! - кивнул Богдан. - Алекс в школе.

   И злобно оскалился, словно вспоминая, каких усилий ему стоило отправить на занятия младшего брата.

   - Угу, - догадливо кивнула я, с удивлением ловя себя на мысли, что настроение заметно ухудшилось. Почему?! В кои-то веки моего мучителя нет рядом, а мне грустно?!

   Я мотнула головой и отправила в рот большой кусок ветчины. Наверное, это из-за болезни организм решил потосковать. Вот выздоровею окончательно - и все уныние как рукой снимет. А пока...

   Кажется, я уже достаточно хорошо себя чувствовала, чтобы придумать братцу достойную месть. О, я просто мечтала об этом вчера! Этот безнравственный и беспринципный парамедик еще сто раз пожалеет, что издевался над бедной, больной Евой Моргалис!

   - Полинка, можно с тобой посоветоваться? - спросила, по оленьи хлопая глазами, чтобы братец случайно не увидел в них хищного блеска и не решил уточнить причину его появления. - О нашем, о женском.

   - Все-все-все! - поднял руки Богдан. - Намек понял, ухожу.

   - Вот умничка! - похвалила готесса. Парень весело улыбнулся, подмигнул и быстренько покинул нашу дружную компанию.

   - Интересно, как скоро ты начнешь давать ему шоколадки за выполнение приказа? - задумчиво полюбопытствовала я. Готесса самодовольно оскалилась, а я с некоторым даже удовольствием подумала, что однажды Богдан преподнесет ей большой сюрприз. Уж не знаю, какую там игру он вел, но за время своего пребывания в этом доме, я успела понять простую истину: все не так, как кажется. Особенно, когда дело касается нашего загадочного дизайнера-метросексуала.

   - Ладно, Полинка. Я с тобой не о Богдане поговорить хотела. Подскажи, как отомстить хищнику из соседней комнаты!

   - У тебя в соседней комнате живет Егор, - хмыкнула подруга. - Хочешь ему отомстить - перестань с ним разговаривать. Этот проникнется.

   - Да нет же! Я вообще-то про Шурика говорю!

   - Тогда изъясняйся точнее, - хмыкнула подруга и, вольготно развалившись в кресле, принялась соображать. - Ну, почему именно ты хочешь ему напакостить - я понимаю отлично. Сама бы не простила такого лечения. А уж то, что он твою любимую подругу в холодную осеннюю ночь под дверью оставил - так это вообще отдельная статья, за которую полагается казнь через четвертование. Одного только понять не могу. Ты же ведьма, Ева! Ну, шваркни по нему молнией разок и будет вам счастье.

   - Поля, ты соображаешь, что говоришь? - вздохнула я. - Он - Заклинатель и по вполне понятным причинам не любит магов. Да если я по нему молнией попаду... даже случайно... Хочешь, чтобы у нас здесь полномасштабные военные действия начались?

   - А ты так бей, чтобы воевать уже не с кем было! - подсказал кровожадная готесса.

   Я фыркнула и прожевала последний кусок омлета. Хм, а ведь хорошо братец готовит! Уж точно получше Егора...

   - Ладно, шутки в сторону, - Полина решительно поднялась на ноги и подошла к шкафу:

   - Могу доказать, что Алекс никогда не спустит на тебя демонов. Что он будет терпеть любые твои выкидоны. Возможно, материться в процессе, но драться точно не станет.

   - И как же ты намерена это сделать? - изогнула бровь я. Вообще-то сама идея оценить степень терпимости Шурика была прикольной. Только что-то мне не верилось, что Алекс так просто позволит готессе ставить на нем опыты...

   - Не я, милочка, - улыбнулась в ответ подруга. - Ты сама это сделаешь. Сегодня вечером.

   - Та-ак, - протянула я. - Что-то мне уже не нравится твой план!

   Подруга отмахнулась и залезла в шкаф. Поковырялась там хорошенько, несколько раз чихнула и вытащила на свет ею же в прошлом году подаренный спальный костюм: очень красивый и почти прозрачный топик с такими же шортиками. Прекрасная вещь для того, чтобы раз в год достават